Book: Дивный сад любви



Дивный сад любви

Дэй Леклер

Дивный сад любви

ПРОЛОГ

Таусон, штат Мэриленд

Уинн Соммерс сидела на полу, подперев подбородок руками и задумчиво сдвинув брови.

– Знаешь, что мне действительно нужно, Лаура?

– Провериться у психиатра, – фыркнула подруга. Она складывала одежду в большой чемодан. – Если ты до сих пор не выкинула из головы свою дурацкую идею.

– Нет, не угадала. Мне нужен Рыцарь на белом коне. Защитник.

Лаура закрыла чемодан и поставила его на пол.

– Или Прекрасный Принц с волшебным замком и миллионом долларов в придачу, да? – Она театрально всплеснула руками. – Послушай меня, Уинн, дорогая. Женщина, которая собирается выйти замуж за незнакомого мужчину… Да что толку разговаривать с тобой!

Уинн улыбнулась. Она не обижалась на резкий тон своей подруги.

– Я тоже немного знаю жизнь, потому-то и хочу попробовать этот вариант. Почему бы не попытаться?

– Можно, конечно, и попытаться, – примирительным тоном сказала Лаура. – Но выходить замуж за совершенно незнакомого человека…

– Как раз то, что нужно. Будет возможность выбрать. Подобрать такого, который полностью подойдет.

– Глупость какая-то! Только на неприятности нарвешься! – Взгляд Лауры становился все более озабоченным. – Прошу тебя, не делай этого! Можно найти какой-нибудь другой выход.

– Другого выхода нет, ты это прекрасно знаешь. – Уинн произнесла это тоном, не оставляющим никакого сомнения. – Я потеряла работу, квартиру, деньги. То, что я задумала, – это единственный шанс спасти положение. Все будет хорошо, вот увидишь.

Лаура нахмурилась.

– А твои сбережения?

– Я все потратила на билет на этот бал, поскольку он остается единственной возможностью найти мужа до конца месяца.

Воцарилось молчание.

С того момента как Уинн узнала о Бале Золушки, она воспряла духом – ведь молитвы ее были услышаны. Все произошло случайно: в ресторане, где она работала, посетитель оставил газету. Ветерком из окна газету сдуло на пол, внутренние страницы вывалились. Уинн принялась собирать разрозненные листы и увидела объявление:

«Бал Золушки. Найдите свою любовь!

Встретьтесь с Прекрасным Принцем. Найдите Женщину Своей Мечты. Бал Золушки предоставляет вам возможность вступить в брак немедленно. Станьте счастливыми, обретя свою вторую половину!»

Она позвонила в тот же вечер по указанному номеру телефона. Билет стоил безумно дорого, а бланк, который нужно было заполнить, включал в себя все, вплоть до мельчайших подробностей.

Уинн подошла к обеденному столу, где на фарфоровой тарелке лежал толстый конверт с золотым тиснением. Его принесли сегодня утром – курьер в настоящей ливрее вручил ей лично в руки конверт и карточку с надписью: «Чета Монтегю желает Вам счастья и удачи в поисках своей второй половины».

Уинн глубоко вздохнула, открыла конверт и достала из него билет. Золотое тиснение заиграло под лампой, наполняя убогую комнату светом надежды. Что ни говори, она поступила правильно. Один только вид этого роскошного приглашения вселял в нее уверенность.

Подошла Лаура и тоже стала разглядывать приглашение.

– Извини, Уинн, я не хочу критиковать. Просто… беспокоюсь о тебе. На самом деле люди совсем не такие, какими кажутся, и я опасаюсь, как бы тебя не обманули.

– Это еще один довод в пользу того, что мне нужно выйти замуж. Мой муж не даст меня обмануть.

– А что, если он сам тебя обманет?

Уинн рассмеялась.

– Я не выйду за такого. Именно поэтому и собираюсь на бал. Мужчина, которого я выберу, будет особенный, – она мечтательно улыбнулась. – Он будет хороший… Добрый, терпеливый… любящий. Сильный. Прекрасный.

– Да, конечно! Рыцарь на белом коне. Защитник.

Уинн чуть заметно нахмурила брови.

– Я не считаю, что современной женщине нужен защитник, – гнула свое Лаура. – Разве что во время тяжбы с миссис Мэрш. Послушай, я, может быть, и соглашусь с твоей сумасбродной идеей, но только при одном условии.

– Всего при одном?

– Да. Не говори ему правды, пока вы не поженитесь.

– Но…

– Вспомни, что случилось, когда Брэтт узнал правду. Он моментально расторг помолвку.

Уинн скорчила гримасу.

– Ну… он оказался не таким, каким я его себе представляла.

– А Джерри? А Кевин? Только они узнали, в чем дело, – их и след простыл.

– Это говорит лишь о том, что рыцари в наши дни попадаются не часто, – настаивала на своем Уинн.

– Да. Мой опыт тому подтверждение. Так что последуй моему совету: оформи брак, а уж потом валяй рассказывай. Тогда ему останется только одно: помогать тебе.

Уинн задумчиво покачала головой.

– Я не умею врать, Лаура. Ты знаешь. Не умею.

– Ну хорошо, в таком случае не вдавайся в подробности. Ходи вокруг да около. Напусти туману. Это-то ты умеешь, я знаю.

– Чудная идея! – улыбнулась Уинн. – Но все равно я врать не буду.

– Никто тебя и не заставляет. Просто выбирай слова, думай, что говоришь. Чтобы была… правда, но не вся. Чтоб он ни о чем не догадался. Я не шучу, Уинн. Пообещай мне. Я знаю, что ты серьезно относишься к обещаниям. Поклянись, что не скажешь лишнего, пока на твоей руке не будет кольца.

Уинн недовольно нахмурилась.

– Я обещаю, что не расскажу ему всего до тех пор, пока мы не поженимся… если только он сам меня не попросит, – выговорила она наконец и, приподняв бровь, посмотрела на Лауру. – Так пойдет?

– Я думаю, пойдет, – вздохнула подруга. – Будем надеяться, что твои большие зеленые глаза и роскошные русые волосы увлекут его, и он не будет задавать слишком много вопросов.

– Все будет хорошо, вот увидишь, – утешила ее Уинн. – Может быть, и он будет говорить «вокруг да около».


Честерфилд, штат Техас

Джейк Хондо в упор смотрел на своего адвоката, который к тому же был ему лучшим другом, единственным другом.

– Ты же говорил мне, что сможешь обойти это условие в завещании, – сказал он со скрытым раздражением в голосе, распахивая массивную дубовую дверь с выгравированными на ней словами «Адвокаты Додсон, Додсон и Брайан».

Питер Брайан успел только пожать плечами: он вынужден был почти бежать, едва поспевая за своим клиентом.

– Я не ожидал, что твой кузен опротестует завещание, – еле переводя дыхание, сказал он. – Если б не Рэндолф, судья, вероятно, проигнорировал бы это условие. Но теперь изменить что-то уже невозможно. Мне очень жаль, Джейк. Я сделал все, что мог.

– А-а-а, ты сделал все, что мог? Это твое «все, что мог» означает, что в моем распоряжении всего семь дней, чтобы найти жену, в противном случае я теряю наследство. – Джейк со злостью запустил пятерню в волосы и скрипнул зубами. – Женитьба! Только этого мне не хватало!

– Ты произносишь слово «женитьба» как ругательство. Но это может быть очень приятным занятием.

– Мне удалось избегать этого «удовольствия» до тридцати пяти лет. Стоит ли теперь губить такой рекорд?

– Давай пройдем в кабинет, там можно спокойно поговорить, – предложил Питер, открывая дверь. – Пить будешь что-нибудь? – спросил он, бросая портфель на стол.

– Налей, только без тоника, – ответил Джейк, задумчиво раскачиваясь на каблуках. – Черт побери, Питер! Что же мне теперь делать? Может быть, попробовать заключить временный брак?

Питер налил в рюмку коньяк и подал ее Джейку.

– Предположим, тебе удастся подыскать что-нибудь подходящее… Даже если так, есть еще одно обстоятельство.

Джейк залпом выпил и, вопросительно подняв бровь, спросил:

– Какое еще обстоятельство?

– Насколько я помню, текст завещания твоего дедушки гласит: «… после регистрации супружества и первой брачной ночи», – пояснил Питер, усаживаясь в кресло у стола.

– Да-а, помню я это место… Ты что, серьезно? – Джейк со стуком поставил рюмку на дубовый стол.

– Совершенно серьезно. Боюсь, твой дед не имел в виду фиктивный или временный брак. Он рассчитывал на постоянный.

– Плевать! – досадливо махнул рукой Джейк. – Объясни мне: как судьи собираются доказать, что брак состоялся? И не пытайся меня убедить, что они приведут доктора.

– Ну, до этого не дойдет, – поспешил заверить Питер. – Хотя, конечно, если твой кузен будет настаивать – что ж, тогда вполне возможно… Нет. Достаточно будет слова твоей избранницы.

Джейк от ярости сжал кулаки.

– Еще есть какие-нибудь тонкости, о которых мне нужно знать?

– Что касается завещания – больше ничего. Но дело в том, что Рэндолф может пойти окольным путем. Поэтому я заранее предпринял контрмеры, – сообщил Питер и, широко улыбаясь, достал из ящика стола толстый конверт с золотым тиснением. – Надеюсь, вот это поможет найти тебе временную жену.

Джейк поднял бровь.

– Что это, список кандидаток?

– Наподобие того. – Питер похлопал конвертом о ладонь другой руки. – Я взял на себя смелость предпринять такой шаг сразу же после того, как Рэндолф нацелился на это скользкое условие в завещании.

– Ближе к делу, Брайан.

– Садись. Сейчас все объясню. – Питер сделал паузу, выжидая, пока Джейк соберется с мыслями. – Ты слышал о так называемом «Бале Золушки»?

– Нет. Меня вообще-то сказки не интересуют, я из детского возраста давно вышел.

– Это не сказки. Вернее, не совсем сказки, – ухмыльнулся Питер.

– Не тяни, выкладывай.

– Ты такой циник, Джейк… Ладно, раз тебе хочется короче, объясню без лишних слов.

– Весьма разумно.

– Я узнал об этом бале, еще когда учился в университете. Одна семейная пара, Монтегю, проводит его каждые пять лет. Они сами познакомились подобным образом – на балу. Понимаешь ли, любовь с первого взгляда. Сумасшедшая любовь с первого взгляда. Они поженились, не дожидаясь утра следующего дня, и живут счастливо до сих пор. Этим балом они как бы хотят и другим предоставить такую же возможность.

– Чепуха какая-то, – недовольно заметил Джейк. – Неужели находятся глупцы, которые участвуют в этой идиотской затее?

– Ты не поверишь, в мире огромное количество одиноких людей. Они хотят создать семью и ищут таких же одиноких, которые хотят того же. Все гости, получившие пригласительный билет на этот бал, проходят тщательную проверку на предмет отсутствия всяких психических и других отклонений. Прошедшие платят огромный взнос за право участия – и это еще одно серьезное испытание.

– Я так понимаю, ты включил меня в список?

Питер утвердительно кивнул.

– Если возникнут трения с завещанием, это будет хорошим выходом.

– Ты не прав, – сказал Джейк и встал. Он подошел к бару, налил себе еще коньяку. – Должен быть другой выход. Ты должен его найти.

– Как адвокат говорю тебе: это единственный выход. А как твой друг хочу посоветовать: брось все и забудь про наследство, пусть его получит Рэндолф.

Джейк помрачнел.

– Нет, так не пойдет.

– Тогда женись.

Воцарилось молчание. Наконец Джейк кивнул головой:

– Обрисуй подробности.

– Приняв участие в этом бале, ты имеешь возможность, минуя длиннющую и идиотскую стадию знакомства и ухаживания, сразу же сделать предложение. Все участники этого бала хотят вступить в брак, так что дело только за тем, чтобы подыскать себе подходящую пару. Буквально за несколько минут вы можете обсудить и решить всякие сопутствующие вопросы – от финансов до детей. И никто не будет в обиде от такой искренности.

– Просто времени не останется, – вставил Джейк.

– Совершенно верно, – кивнул Питер.

– Таким образом, мне надо найти на этом балу женщину, которая согласилась бы выйти за меня замуж, переспать со мной, а затем развестись. Так?

– Именно, хотя я должен тебя предупредить – шансы найти такую глупышку близки к нулю.

Джейк мысленно согласился с ним.

– А если я так и не найду себе ничего подходящего?

Питер пожал плечами.

– Тогда плакали мои денежки, истраченные на этот билет.

– Справедливо, – улыбнулся Джейк. – А как насчет брачного контракта? Много ли проку от того, что я получу наследство, которое потом умыкнет молодая хищница?

– Я могу подготовить документ. Заставить ее подписаться под ним – твоя проблема.

В глазах Джейка появился холодный блеск.


– Подпишет, – жестким тоном сказал он. – Или пусть ищет себе другого мужа.

– Позволь мне предупредить тебя, что, если с ее стороны не будет адвоката при заключении соглашения, документ может стать предметом спора. Она сумеет его оспорить.

– Не будет никто ничего оспаривать, – с уверенностью заявил Джейк. – А если будет, заработает кучу неприятностей. Особа, на которой я женюсь, не будет мечтать о Прекрасном Принце и волшебном замке. Это будет простая, практичная, уравновешенная женщина. А как только цель соглашения будет достигнута, она уйдет не оглядываясь. Я это гарантирую.



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Как только Уинн увидела его, она поняла, что нашла того, кого искала. Даже если не верить в любовь с первого взгляда, пришлось бы поверить сейчас. Он стоял, высокий, широкоплечий, сильный, и все в нем говорило, что он – Прекрасный Принц.

Она обратила на него внимание еще на подходе к дворцу – огромному дому в старинном стиле, возвышавшемуся, подобно маяку надежды, посреди пустыни штата Невада. Принц стоял на тротуаре и с циничной надменностью разглядывал огромное здание дворца. По всему было видно, что он считает это здание чересчур претенциозным.

Для нее же это был сон наяву.

Ее не смущало, что он несколько высокомерен. Мужчина, за которого она собиралась выйти, должен быть тверд: ему придется противостоять миссис Мэрш.

Уинн подошла поближе, чтобы разглядеть его. Словно для того, чтобы ей лучше было видно, он чуть повернул голову, и фонари, расположенные вдоль всей аллеи сада, отчетливо высветили его, вплоть до мельчайших подробностей. Она остановилась как вкопанная. Это был уже не Прекрасный Принц, а скорее Принц Тьмы. Казалось, его изваяли из черного гранита. Он был и прекрасен, и страшен, как раскинувшаяся до горизонта пустыня. Черные как уголь, откинутые назад волосы. Густые, широкие брови, почти соединяющиеся на переносице. Выдающиеся скулы. Твердый, волевой подбородок. Его не назовешь симпатичным или красивым – слишком он мужественный и сильный. Впрочем, такой ей и нужен. Она тронула его за локоть. Он удивленно посмотрел вниз и поднял черную бровь. Уинн, затаив дыхание, вся сжалась под этим суровым взглядом.

– Тоже участвуете в соревновании? – спросил он. Голос его был похож на глухой раскат грома.

Она наклонила голову набок.

– Извините?

– Мужа ищете?

– Да.

– Тогда проходите внутрь, фея. Я для вас не подойду.

Видно было, что он привык к немедленному и беспрекословному подчинению. Но по его глазам она поняла также и то, что он не из тех, кто прячется при первых признаках бури.

– Мне нужен сильный мужчина. Вы производите впечатление сильного человека, – сказала она.

– Хммм… А мне нужна жена, которая разделит со мной постель. А затем, после непродолжительного супружества, мы пойдем каждый своим путем. – Он скрестил руки на груди и поднял бровь. – Это вас устраивает?

– Мне нужен мужчина, который любит побеждать, – сказала она, игнорируя его вопрос. – Борец. Воин.

– Вы ведете войну?

Она задумалась на секунду, нахмурила брови.

– Да. Я думаю, можно назвать это так. Да, так оно и есть. Я веду войну. Мне нужен человек справедливый, рассудительный, терпеливый. Воин-джентльмен.

Он рассмеялся над этим определением, глаза его загорелись веселыми искорками.

– Я вам не подойду, – сказал он и направился ко входу во дворец.

Уинн молча посмотрела ему вслед. Он удалялся, делая широкие шаги. В своем воображении она уже представляла, как легко он расправится с миссис Мэрш. Это не вызывало никаких сомнений. Он просто не видит своих достоинств. А она видит.

– Он мне подойдет, – прошептала Уинн, широко и радостно улыбаясь. – Очень даже подойдет.


Джейк прокладывал себе путь сквозь поток людей, направляющихся во дворец.

С одной все ясно, мрачно подумал он. Осталось еще несколько сотен.

В его распоряжении девять-десять часов. Нужно будет поговорить с пятнадцатью-двадца-тью женщинами в час. Три минуты на каждую! Он затряс головой. Какое-то безумие! Три минуты, чтобы выбрать жену. Ну и дела… О чем только этот Питер думал? Да и сам он о чем думал, когда согласился участвовать в этой идиотской затее?

Поднимаясь вверх по широкой лестнице, ведущей к главному входу, Джейк оглянулся. Фея стояла все там же, зеленым пятном выделяясь на фоне опускающихся сумерек. Жалко, что сорвалось. Аппетитная девушка. Хоть и маленькая.

К сожалению, в тот момент, когда малышка взяла его за локоть, и он смог вблизи рассмотреть ее, Джейк понял, что она – не то, что ему нужно. Во-первых, она из тех, кто мечтает о Прекрасном Принце, волшебном замке и обо всякой прочей чуши. Во-вторых, она слишком привлекательная. Достаточно одного взгляда на русые волосы, падающие на глаза (цвета майской травы!), чтобы понять: потребуются немалые усилия воли, чтобы не поддаться этому колдовскому очарованию, этому жгучему желанию перекинуть ее через плечо и утащить в какое-нибудь уединенное место.

Он нахмурился, стараясь отогнать заманчивое видение, забыть обворожительную, как у феи, улыбку, открытое лицо – озорное, проказливое, умное… Беззащитное. Такое лицо способно отравить сердце мужчины невозможными фантазиями. Фантазиями, с которыми он распрощался многие годы назад и которые – он точно это знал – не сбудутся никогда.

Не отвлекайся, Джейк. Сейчас цель – наследство. Любое осложнение не ко времени, нельзя этого себе позволить.

Легкий толчок сзади вывел Уинн из глубокой задумчивости. Она поняла, что стоит в середине людского потока. Так размечталась! В своих грезах она унеслась далеко, представляя себя и своего Принца в красивом домике на лесной поляне, вокруг них резвятся детишки…

Уинн отыскала глазами широкую спину удаляющегося Принца и радостно вспыхнула, когда он, будто почувствовав ее взгляд, обернулся и посмотрел в ее сторону. Она нужна ему! Это убеждение крепло в ней с каждой секундой. Да. Ему нужна женщина, способная под жесткой, колючей манерой поведения угадать его природную доброту. Он одержим демонами. Она чувствовала в себе силы, чтобы изгнать этих демонов.

Грациозно подобрав красивыми пальчиками длинную юбку, Уинн тоже направилась к дворцу. Не хотелось терять из виду своего будущего мужа. Что же это получается: он ведь может выбрать другую женщину!

Войдя через большие, распахивающиеся в разные стороны двери в вестибюль, она ахнула: отделанный мрамором, сверкающий роскошью зал казался безгранично просторным. По случаю бала огромные колонны были увиты елочными гирляндами, украшенными атласными белыми бантами и разноцветными фонариками. Гигантская люстра тысячами маленьких кристаллов отражала заходящие солнечные лучи, расщепляя их на мириады искр и оттенков. Две лестницы с ажурными перилами ручной ковки изгибом поднимались на второй этаж, соединяясь на верхней площадке у входа в бальный зал в форме сердца. Уинн стала подниматься вверх по этой сказочной лестнице. Она представляла себя Золушкой. У входа в зал образовалась очередь: все держали в руках пригласительные билеты. Она тоже достала свой. Все надежды, все мечты ее были заключены сейчас в этой красочной, с золотым тиснением, полоске бумаги. Уинн закрыла глаза, чтобы загадать желание.

– Добро пожаловать на Бал Золушки! Она открыла глаза – перед ней стояла красавица. Ей показалось, что это самая прекрасная женщина на свете. Никогда еще Уинн не видела такой яркой, волнующей красоты! Густые темные волосы забраны в затейливый узел на затылке. Густые ресницы оттеняли большие задумчивые глаза цвета янтаря.

– Я Элла Монтегю, – женщина протянула руку.

– Уинн Соммерс. Очень приятно познакомиться с вами.

– Надеюсь, вам понравится здесь, – негромко сказала Элла, принимая из рук Уинн билет и опуская его в отороченную бархатом корзинку. – Пожалуйста, не стесняйтесь. Все комнаты на двух этажах в вашем распоряжении. На первом этаже вас ждет шведский стол. Познакомьтесь с зимним садом – он тоже на первом этаже. Мы его называем Дивным садом любви. Я думаю, вам у нас будет интересно. Как только найдете своего избранника, можете сразу провести церемонию бракосочетания – салоны расположены за бальным залом. Если возникнут какие-то проблемы, обращайтесь к служителям – они вам во всем помогут. Вы их легко отличите по белым, с золотистой отделкой униформам.

– Спасибо, – смущенно пробормотала Уинн и двинулась дальше. Через несколько шагов она увидела пожилую пару. Выражение их в чем-то схожих лиц было простодушно, как у детей.

– Добро пожаловать, дорогая, – сказала дама, беря ее за руку. – Я Генриетта Монтегю. Это мой муж, Дональд.

Уинн, непроизвольно обернувшись, посмотрела на Эллу, облаченную в изумительное, шитое золотом платье в греческом стиле, затем опять на Генриетту и Дональда.

– Элла – ваша дочь?

– Да. Наша единственная, – со счастливой улыбкой подтвердила Генриетта. – Райская птица, выращенная в гнезде крапивника.

– Крапивника? А-а. Мне нравятся крапивники – это такие быстрые птицы, веселые и… всегда готовые постоять за себя.

Генриетта засияла.

– Какое точное описание! Ты слышал, Дональд?

– Да, дорогая. – Дональд Монтегю взял руку Уинн и пожал ее. – Будьте внимательны, – сказал он, обращаясь уже к Уинн, – выбирайте только среди самых лучших.

– Я уже выбрала, – само собой вырвалось у Уинн. – Он лучший. Самый лучший.

Слезы навернулись на глаза Генриетты.

– Я так рада! Счастья вам. И будьте нашими гостями на будущий год – и вы, и он, вместе.

– На будущий год? – удивленно переспросила Уинн.

– Да, на будущий год состоится Юбилейный Бал. Всех, кто познакомились и поженились на Бале Золушки, мы приглашаем на этот бал.

Уинн уверенно кивнула.

– Тогда до встречи в следующем году. – И она пошла в зал, где, не теряя времени, принялась искать высокого широкоплечего мужчину с черными как смоль волосами.


Джейк, прислонившись к стене, с усталой и нетерпеливой миной смотрел на толпу. Черт бы побрал! Уже четыре часа прошло с той минуты, как он прибыл сюда! Битых четыре часа он топчется, перебирая одну женщину за другой, как бык во время весеннего буйства. И никакого просвета! Женщин много, и очень разных, но все выкладывают такой список требований, который почти невозможно выполнить, да ему и дела нет до их проблем! И, конечно, ни одну из них не устраивают временные отношения.

Недавно подошла брюнетка с карими глазами и с очень колючим взглядом. Уже через полминуты стало ясно, что ее интересует размер его банковского счета, а не семейное счастье. Еще через минуту стало очевидным, что она не подпишет брачный контракт. А еще через минуту он сообщил ей, что не собирается покупать вещи, выставленные ею на продажу.

Только отошла брюнетка, ее место заняла рыжая барышня. Она нервно подпрыгивала на своих каблучках из слоновой кости. Было видно: девица собрала всю свою смелость, чтобы подойти к нему.

– Ники Эштон, – протянула она руку.

– Джейк Хондо.

Тягостное молчание. Рыженькая явно не могла придумать, как начать разговор.

– Я… Я… Я ищу мужа, – наконец объявила она.

– Что вы говорите! – язвительно протянул Джейк. – Какое совпадение. А я, знаете ли, ищу жену.

Девушка пришла в замешательство. Яркий румянец залил ее щеки.

– О-у! – раздосадованным топом протянула она. – Я так и знала, что из этого ничего не получится… Извините, что отняла ваше время. Я здесь в первый раз. И подумала… Я надеюсь…

Джейк вздохнул. Если не сказать сейчас чего-нибудь ободряющего, она расплачется.

– Я думаю, рано отчаиваться.

– Вы думаете, есть надежда? – еле слышно прошептала она, пожав плечами. – Что-нибудь может получиться?

– Конечно. Я, например, ищу временную жену. Вас это интересует?

Она задумалась.

– Да. Вообще-то, да. – Улыбка пробежала по ее пухлым губкам, она моментально успокоилась. – Я не против временного брачного соглашения, раз уж так.

Джейк заинтересованно поднял бровь.

– Вы это серьезно?

– Да. Муж мне нужен ровно настолько, чтобы успеть убедить мою сестру, что у меня счастливый брак.

– Счастливый?

– Очень счастливый, безумно счастливый. – Чуть нахмурив брови и подавшись вперед, она спросила: – Вы можете изобразить бурное счастье?

– Полагаю, да, – сказал он и, немного подумав, добавил: – Если вы не против лечь со мной в постель.

Она открыла рот.

– Извините?

– Мне нужно не только заключить законный брак, но и переспать со своей женой, чтобы унаследовать собственность дедушки. Моя жена должна будет подтвердить перед судом, что она переспала со мной. – Джейк качнулся на каблуках. – На это вы способны?

Он с озорным любопытством наблюдал, как Ники Эштон обдумывает предложение. Если б она не сказала, что ее интересует временный брак, он не стал бы с ней разговаривать. Невооруженным взглядом было видно, что она не годится в жены. Во-первых, чересчур красива. Если он и сделал какие-то выводы за свои тридцать пять лет, то самый первый из них заключался в том, что нужно за версту обходить красивых женщин. Во-вторых, ясно было, что белые ручки Ники давно не видели работы, точнее – с момента появления на свет. На ранчо она будет так же бесполезна, как седло, обтянутое белым шелком.

С другой стороны, иных вариантов пока не предвиделось. Если уж выходит такая незадача, можно и потерпеть. Пусть она сидит, разряженная, в гостиной и ничего не делает, лишь бы постель была теплой. А потом подтвердит все, что нужно, перед судьей и свидетелями, и – прощайте, мэм.

– Ну что?

– А другого варианта нет? – голосом, в котором было заметно сожаление, спросила она.

– Ни другого варианта, ни других условий. А у вас?

– У меня еще одно: кроме сестры, мне также нужно будет убедить и босса, что у меня полноценное семейное счастье. Боюсь, что вам какое-то время придется разыгрывать роль счастливого мужа перед моими родственниками и сослуживцами.

Он посмотрел на часы. У-ух! Время-то идет.

– И где, по вашему плану, мы будем разыгрывать семейное счастье?

– В Нью-Йорке. А что?

– А то, что мне надо заниматься своими делами на ранчо. Мне надо, чтобы жена жила со мной в Техасе.

Она озабоченно покачала головой.

– А мне надо, чтобы мой муж жил со мной в Нью-Йорке… – Она грустно улыбнулась. – По-моему, у нас с вами не получится…

– Похоже, что нет.

– Все равно, спасибо. – Она еще раз протянула руку. – Спасибо за помощь. Дальше будет легче.

И Ники Эштон исчезла в толпе.

– Ну что, не подошла? – донесся сзади знакомый голос.

Джейк повернулся, обрадованный и одновременно несколько раздраженный повторным появлением своей старой знакомой.

– А я подумал, что мы с вами распрощались, – произнес он.

Она пожала плечами, и он обратил внимание на красивые, точеные линии ее шеи и плеч, короткую прическу, стройную фигуру. Женщина что надо, похожа на чистокровное, породистое животное – грациозное, подвижное, оценил Джейк.

– Со мной не так просто распрощаться, – парировала Уинн без тени обиды. – Я настойчивая.

Легкая улыбка пробежала по его губам.

– Надоедливая.

– Скорее, упорная.

– Докучливая.

– Я бы сказала, решительная.

– Прилипчивая.

Она засмеялась.

– Уверена, я вам понравлюсь.

– Вот этого я и опасаюсь, – пробормотал он.

Склонив голову набок, она спросила, участливо глядя на него:

– Не везет?

– Да, не очень. А вам?

– Я не отчаиваюсь. Такие дела требуют времени.

Он состроил гримасу.

– А времени у вас осталось совсем немного.

– Да, к сожалению.

Она отбросила со лба прядь волос и прямо посмотрела ему в глаза. Взгляд этот был одновременно и застенчивым, и дерзким. Джейк сложил руки на груди.

– Выкладывайте. Что вы хотите?

Она вздохнула и радостно, ярко улыбнулась, так что слезинки выступили на глазах.

– Насколько я помню, мы еще не знакомы. Меня зовут Уинн Соммерс.

– Джейк Хондо, – представился он.

– Вы есть хотите? – спросила она. – Я так просто умираю с голоду. Может быть, пойдем вниз, к шведскому столу? Вы там расскажете мне о своих пожеланиях.

– Это мы уже обсудили, – проговорил он довольно холодно. – Меня интересуют временные отношения. Вам нужны постоянные.

– Я предпочитаю постоянные отношения, – поправила она его. – Но согласна на компромисс.

Он сузил глаза.

– Мне нужна женщина, которая не боится тяжелой работы. А вас унесет первым же порывом ветра.

– Меня не так легко сдвинуть с места. А что касается работы… – она показала ему свои ладони, красные, потрескавшиеся, на которых невооруженным глазом можно было рассмотреть мозоли. – Что касается работы, то я знаю, с какой стороны подойти к ведру с мыльной водой.

Он скрипнул зубами. Не дело, что у нее такие руки. Женские ручки должны быть как у той рыженькой – беленькие, пухленькие, с подушечками. Он посмотрел на нее задумчивым взглядом. Чтобы прокормиться, фея, похоже, вкалывает как лошадь. Может быть, именно поэтому она и пришла сюда? Надоела тяжелая, изнурительная работа?

– Вам нужен добрый воин, воин-джентльмен, вы говорите? Так вот: я совсем не добрый.

Она озорно улыбнулась (он подумал, что так лукаво улыбаются уличные мальчишки-беспризорники).

– Совсем нет?

– Нет, – твердо сказал он и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Но она не ушла. Просто стояла рядом с ним и ждала. Джейк, неохотно обернувшись, посмотрел на нее сверху вниз. Ее платье было из какой-то переливающейся ткани светло-зеленого цвета и очень шло к глазам. Треугольной формы вырез демонстрировал соблазнительную грудь. У Джейка возникло сильное желание утащить ее куда-нибудь в уединенное место, сейчас же, и познакомиться поближе.

– Я вам не подойду, – резким тоном произнес он. – Из меня не получится такой муж, который вам нужен.



– Ну хорошо, если вы не хотите перекусить со мной, может быть, потанцуете? – спросила она.

Подержать ее в объятиях? Коснуться этой бледной, бархатистой кожи, вдохнуть ее запах, прижать к себе? Джейк скрипнул зубами. Она что – думает, что он каменный?

– Никаких танцев, – отчеканил он. – Лучше уж буфет.

Джейк взял девушку за руку и потащил сквозь толпу на первый этаж, мысленно обзывая себя идиотом, дебилом и олухом. Угодил-таки в капкан! Но, если быть честным, он не мог ей отказать. В ее глазах таилось что-то необыкновенное, а взгляд был такой подкупающий. В общем, все это пробуждало в нем желание взять Уинн Соммерс под свое крыло, защитить. Последние несколько минут он только и делал, что перехватывал жадные, страстные взгляды мужчин, готовых приволокнуться за ней. И каждый раз, когда ему казалось, что она смотрит на кого-то из этих алчущих любви и брака поклонников, мысленно ставит его на место своего мужа, он ощущал почти физическую боль внутри.

Сделаю ей одолжение, решил Джейк. Он не знал, что заставляет ее идти на эту крайность и почему брак для нее должен стать спасением. Все казалось нереальным, как сон. Если даже он на ней женится, то ведь это ненадолго. Вскоре она поймет, что брак этот – не решение проблемы, а, наоборот, еще одна проблема. И будет только рада любой возможности сбежать от него.

Ему нужно от нее две вещи: получить с ее помощью наследство и затащить в постель. Видит Бог, он хотел Уинн. Хотел, чтобы ее стройные, с шелковистой кожей ноги обхватили его. Хотел увидеть ее лицо в самый разгар страсти. Хотел, чтобы она смотрела на него с обожанием и любовью… Но глупо с ее стороны рассчитывать, что он в чем-то способен ей помочь. И еще более глупо с его стороны, что он дал ей повод так думать.

Уинн задержалась в дверях, оробев перед великолепием столов.

– Я никогда не видела такого изобилия, – шепнула она ему на ухо.

Джейк окинул взором накрытые камчатными скатертями столы, ломившиеся от всевозможных деликатесов. Видно было, что чета Монтегю денег не пожалела. Вспомнив, однако, во что ему, да и всем здесь, обошелся билетик, он решил не церемониться.

– Что вам здесь больше всего нравится? – спросил он Уинн.

– Хочу попробовать всего понемногу, – ответила она. – Давайте начнем с десерта.

– А лишние калории?

– А-а-а, ерунда. Существует сто способов сжечь все до одной.

Он удивленно поднял бровь, заподозрив в этих словах чересчур смелый, даже неприличный намек.

– Как это – сжечь? – спросил он, подавая ей фарфоровую тарелку. – Ночью, что ли?

Она положила себе огромный кусок торта с кремом.

– Да, ночью. Я очень напряженно работаю по ночам. Очень, – она вздохнула и задержала на нем совершенно искренний и серьезный взгляд. Потом, выдержав паузу, пояснила: – Я работаю официанткой и посудомойкой в ресторане. Поправочка: работала. С завтрашнего дня уже нет.

Вот откуда такие натруженные руки, подумал Джейк. А что касается скрытых целей, так их вообще нет. Но не может же она быть такой наивной. Или может? А вдруг она… девственница? Нет, черт побери, он этого не перенесет. Девственницы требуют постоянства. Верности. Любви. Девственница – это значит навсегда. А ему нужна с опытом. Такая, которая знает, на что идет, и не будет артачиться, когда настанет время выполнять супружеский долг. И не будет возражать, когда надо будет подтвердить это перед судьей Грейдоном.

Такая, которая уйдет, не оглянувшись.

– Сколько вам лет? – нахмурясь, спросил Джейк.

– Двадцать шесть.

Он вздохнул с облегчением, даже не стараясь это скрыть. Двадцать шесть – это серьезно. Это обнадеживает. В мире не так уж много двадцатишестилетних девственниц. Хотя… в ней есть что-то такое чистое, целомудренное, свежее…

– Вы… с мужчиной спали когда-нибудь? – спросил он прямо, без обиняков, и довольно громко.

Все вокруг перестали жевать и застыли, как в стоп-кадре. Все, кроме Уинн. Склонив голову набок, она спросила просто:

– А что, это обязательное условие?

– Несомненно.

– Ну, если это имеет такое уж принципиальное значение, – от расстроенных чувств она положила кусок торта на тарелку, – могу сообщить вам, что я была трижды помолвлена.

– Три раза?! – удивился Джейк.

– Да.

Он посмотрел ей в глаза и понял, что она говорит правду.

Как? Трое мужиков держали ее в своих объятиях и ушли от нее?! Они что, сумасшедшие или слепые?

Он взял тарелку у нее из рук и кивнул головой на открытую дверь в зимний сад.

– Пойдемте. Надо найти укромное местечко, поговорить.

Она с сожалением посмотрела на уплывающий от нее кусок торта и покорно последовала за Джейком.

В саду, на диковинных, нездешних деревьях и кустарниках, росших вдоль аллеи, разноцветными огнями переливались гирлянды электрических огней. На небе светила полная луна. Сочетание лунного света и разноцветных огоньков создавало неповторимый, сказочный эффект. Тут и там в укромных уголках сада были расставлены столы и скамейки. Джейк, ведя Уинн за собой, выбрал наконец уютное местечко.

– Садитесь, – предложил он и самым безапелляционным тоном задал Уинн вопрос: – Скажите честно, зачем вам нужно замуж?

Она села, и ее платье, переливающееся множеством оттенков, снова привлекло его внимание.

– Может быть, сначала вы о себе расскажете?

– О'кей, – снизошел Джейк. – Все очень просто. У меня наследство на подходе. Или я женюсь и получаю его, или не женюсь и не получаю. – Голос его звучал сухо, резко. – Как вы, наверное, понимаете, наследство терять я не собираюсь.

Уинн с интересом посмотрела на него.

– Это прекрасно!

– Я вот-вот потеряю добро, а вы говорите «прекрасно»? – произнес он и, опершись о стол руками, посмотрел на нее недовольным взглядом.

– Да нет, вы не поняли.

– Тогда объясните так, чтоб я понял.

– Дело в том, что… у меня тоже наследство. И единственный способ его получить – это выйти замуж. – В ее зеленых глазах мелькнули искорки смеха. – Это просто счастливое совпадение, что мы встретились с вами, как вы считаете?

Он поднял бровь. Действительно, какое совпадение!

– Тогда зачем вам постоянный брак? – скептическим тоном спросил он.

– Я же вам сказала. Это не обязательно должен быть постоянный брак. Просто… – Она замолчала на секунду, подыскивая правильные слова. – Ну, видите ли, есть такая женщина, миссис Мэрш. Она хочет отобрать у меня наследство и… не остановится ни перед чем. – Уинн нахмурилась, выражение ее лица стало почти злобным. – Она уже отговорила трех моих кандидатов в мужья. Вот почему мне нужен сильный мужчина, который поможет мне победить ее, ничего не испугается.

Это кое-что прояснило. Ее прежние кандидаты в мужья были, вероятно, люди просто непорядочные, раз не держали своего слова. Все, что им нужно было, это побыстрее затащить ее в постель.

– Меня не так просто испугать, – заметил Джейк. – И до сих пор я всегда держал слово.

Уинн улыбнулась.

– Я ждала, что вы так скажете. Остается только одна проблема.

– Что же это за проблема? – мрачно спросил он.

– Вам нужен краткосрочный брак. Но я не знаю, сколько времени уйдет на тяжбу с миссис Мэрш, чтобы отвоевать у нее наследство.

– Я не понимаю. Коль вы выйдете замуж…

– Наследство мое. Юридически. Но если она узнает, что мой брак лишь временный, она мне его не отдаст. Сделает все возможное, чтобы наложить на него руки после того, как мы разведемся. Заявит, что этот брак всего лишь фикция.

– Тогда мы сделаем все, чтобы она не узнала о разводе.

Уинн в задумчивости прикусила губу.

– Если узнает, то, надеюсь, я смогу найти другого мужа.

Джейка передернуло от этих слов. Ему пришлось сделать волевое усилие, чтобы не подать виду, как сильно они задели его. Но имеет ли он право ревновать? После того как Уинн исполнит свои обязанности по договору, она вправе жить как ей заблагорассудится. Пока же надо помочь ей избавиться от этой Мэрш.

– Я не совсем вам подхожу, – сказал он не громко, подавая ей руку. – Пойдемте в зал. У вас еще есть возможность найти более подходящего кандидата, к тому же постоянного.

Она несогласно покачала головой.

– Я уже нашла подходящего мужчину. Безупречного мужа.

Помолчав, он решил дать ей последний шанс. Если она останется, подумал он, возьму ее.

– Улетай, фея, – сказал он вслух, всем видом демонстрируя равнодушие. – Беги, пока есть возможность. Ты же не хочешь, чтобы я был твоим мужем. Боюсь, я могу тебя обидеть.

– Вы не можете меня обидеть. – Она доверительно посмотрела ему в глаза.

– Вы так думаете? – Джейк взял ее за плечи и притянул к себе. – Надо попробовать.

И, уже не в силах сдерживаться, жадно прильнул к ее губам в пьянящем поцелуе.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Никто еще не целовал ее так! И какое наслаждение – находиться в его объятиях!

Джейк тем временем привлек Уинн к себе, нежно обхватив ее талию. Он приглушенно постанывал от страсти, губы его скользили по ее губам. Он исследовал новую, манящую территорию любви. Все мысли исчезли, пульсировало только одно желание: еще, еще, еще…

Уинн была потрясена его поцелуем. Какое небывалое ощущение! Почва буквально уходила у нее из-под ног. Ее состояние было сразу же замечено Джейком, он подумал: да есть ли у нее сексуальный опыт? Может, она на самом деле девственница?..

Уинн стояла, приподнявшись на цыпочках, прильнув к нему и стараясь ничего не пропустить из этих новых ощущений. Он в ответ прижимал все крепче ее к себе, к груди, к животу, ко всему распаленному телу. Его руки нежно скользили по ней, как будто стараясь запомнить каждый миллиметр ее тела. Его прикосновения обжигали, воспламеняли в девушке бурную ответную реакцию.

– Джейк, пожалуйста! – вскрикнула она. Ей показалось, что он увлечет ее в кусты, овладеет ею здесь же, немедленно.

Однако он, видимо взяв себя в руки, осторожно отстранил ее от себя и произнес:

– Нет-нет, Уинн, не волнуйся. Соблазнить тебя не входит в мои планы.

Она прижалась к нему. Ее била нервная дрожь.

– А что входит в твои планы?

– Увезти тебя.

По крайней мере честно, подумала она.

– А-а-а. – Она опустила голову ему на плечо. Это место было так удобно, как будто создано специально для нее. – Ну и что же ты не увезешь меня?

– Я и сам не знаю. Значит, мы связаны обязательством?

Она заставила себя отвлечься от пронизывающего ее желания и хорошенько все обдумать. Хотя как тут можно думать, когда все существо ее тянется к нему? Она еще ни разу не влюблялась. Как отделить разум от чувства?

– Уинн? – Джейк все крепче прижимал ее к себе. – Ты передумала?

Она помотала головой.

– Нет. Я не передумала. – Отстранившись от него, она посмотрела ему в глаза. – Ты сказал «связаны обязательством»? Это что, предложение?

Он замешкался с ответом.

– Это предложение временного супружества.

Все ясно. Вообще-то у нее достаточно времени, чтобы убедить его в том, что она нужна ему постоянно. В конце концов, кто знает, сколько времени отнимет борьба с миссис Мэрш… Неделю? Месяц? Шесть месяцев? Эти шесть месяцев легко могут превратиться в шесть лет. А шесть лет – в шестьдесят.

– В таком случае я принимаю предложение, – сказала она. – И буду рада продлению нашего союза. Чем дольше, тем лучше.

– Насчет продления ничего не выйдет. Выброси это из головы, Уинн! Ты не сможешь изменить моего решения. Наш брак – это временное соглашение.

– Как скажете, сэр, – вздохнула она, запустив руки в его густую шевелюру. – Не могли бы вы поцеловать меня еще раз? Мне очень хочется. Это было бы так хорошо! Я согласна… чтобы это продолжалось… всю ночь.

– Всю ночь? – приподняв бровь в знак легкого удивления, переспросил он. – Все, что нам сейчас нужно сделать, – это оформить брак. У меня номер в Гранд-отеле. Мы поедем туда сразу же, как только покончим с формальностями, и будем заниматься этим всю ночь, до утра.

Радостная улыбка на ее лице стала еще шире.

– Это просто замечательно. Я тоже остановилась в Гранд-отеле.

– Послушай, Уинн, сначала надо обсудить еще несколько деталей.

– Еще несколько деталей? – дразнящим тоном переспросила она, чтобы скрыть волнение. – Сколько их, этих деталей, – две, три, четыре, десять?

– Когда мы приедем в Гранд-отель… – Джейк замялся на секунду, подбирая слова. – Когда мы приедем в Гранд-отель, мне бы хотелось осуществить этот брак. Чтобы он стал… реальным. Если ты в себе не уверена, то сейчас еще есть время изменить решение.

– Я не буду менять решение, – резко ответила она.

Зачем? Прекрасный мужчина. В нем есть все, что нужно. Ей давно хотелось такого. Она нашла наконец своего Рыцаря в сверкающих доспехах. И будет счастлива с ним – независимо от того, сколько времени они пробудут вместе. Хотя, правда, она рассчитывает на более длительный срок…

– Тогда я хочу, чтобы ты подписала брачный контракт.

Уинн пожала плечами.

– Нет проблем. Дай мне ручку, и я подпишу.

– Даже не прочтешь, что там написано?

– Ну хорошо, хорошо, прочту, если это так важно. О чем там?

– Там говорится о том, что, когда мы разведемся, мое наследство останется со мной. – Его непреклонный взгляд встретился с ее равнодушным взглядом. – Все наследство, полностью.

– Конечно, кто ж спорит? Из-за этого весь сыр-бор, не так ли?

– Что касается тебя, то я думаю, здесь не только наследство, – сказал он, беря ее ладони в свои.

Уиин нахмурилась: ладони ее были красные, как гусиные лапы, и испещрены царапинами и трещинами. Он, наверное, презирает ее за эти грубые руки. Опять ей пришла в голову мысль, что она ему не пара.

– Я уже говорила, зачем мне нужен муж.

– А может, тебе просто надоела тяжелая работа, при которой ты еле-еле сводишь концы с концами, и ты ищешь мужа, чтоб он мог облегчить твою участь?

Его слова больно ударили Уинн, но она, сохраняя самообладание, спросила:

– Ты считаешь, что я несчастлива, потому что много работаю?

Он отрицательно покачал головой.

– Просто хочешь начать новую жизнь. Замужество кажется тебе очень привлекательным – ведь оно освободит тебя от тяжелой работы.

Она грустно улыбнулась.

– Я могу понять, почему ты так думаешь. И ты прав. Мне действительно приходится много работать, чтобы свести концы с концами.

Конечно, если б он знал все, то понял бы, что ситуация, в которую она попала, ужасна. Денег нет. Работы нет. Жить негде. Хотя это и временное состояние.

– Значит, я прав? Ты выходишь замуж, чтобы распрощаться с твоей сегодняшней жизнью?

– Нет, – ответила она без тени сомнения. – Некоторые действительно рассматривают замужество как спасение от трудностей, но я не принадлежу к их числу. У меня есть здоровье. Я не боюсь тяжелой работы. А когда жизнь не ладится, предпринимаю все возможное, чтобы поправить ситуацию. В данном случае замужество лишь гарантирует мне наследство.

– И все? Ты выходишь замуж только из-за того, чтобы удержать наследство? Других причин нет?

– Твои деньги мне не нужны, – заверила его она. – И имущество тоже. Мне нужен только ты. Если дашь мне ручку и бумагу, я буду рада подписать контракт.

Он внимательно посмотрел на нее, затем кивнул.

– Это было мое последнее условие. Если у тебя есть еще какие-то обстоятельства, то сейчас самое время их высказать.

– Все, что я от тебя хочу, – это чтобы ты помог мне справиться с миссис Мэрш. Если уж мы намереваемся стать мужем и женой, я полагаю, ты будешь выступать на моей стороне.

Покровительственная улыбка коснулась его губ.

– Можешь рассчитывать на мою безусловную поддержку. На весь срок действия контракта. Я гарантирую.

Она посмотрела на него хитрым взглядом.

– Даже если этот срок окажется не таким коротким, как ты предполагаешь?

Ему не понравились эти слова, но он не подал виду.

– Да, – сказал он.

– Будем надеяться.

– Ты не веришь моему слову? – спросил он с оттенком угрозы в голосе.

Уинн пожала плечами.

– Дело не в этом. Я говорю так потому, что ни один из моих прежних кандидатов не сдержал обещания. Миссис Мэрш их всех отпугнула.

– Я не принадлежу к числу твоих «прежних кандидатов», – отрезал Джейк. – Я всегда держу слово.

Ей оставалось только молиться, что это действительно будет так, когда он узнает всю правду.

– Будем считать, что договорились? – спросила она.

– Будем считать, что договорились.

Уинн улыбнулась дразнящей улыбкой, глядя на него снизу вверх.

– Тогда нужно скрепить наш договор поцелуем.

Джейк сверкнул глазами:

– Неразумно, фея.

– Может быть. Зато захватывающе.

– Я считаю, лучше оставить это на потом. Сначала надо закончить с контрактом. Затем – оформить брак.

– А поцелуй?

На этот раз в его золотистых глазах появилось раздражение.

– Как только переступим порог номера в отеле – сколько хочешь.

Слова эти воспламенили ее воображение. Скоро она станет женой Джейка, и тогда – все можно! Возбуждение росло. Наконец-то можно будет заполнить в себе ту тяжелую пустоту, которая давно мучила, изводила ее.

Я нужна ему, мысленно повторяла Уинн, и он мне нужен.

– Просмотри вот это, – сказал Джейк, раскладывая на столе бумаги.

Она села и принялась читать. Документы были составлены просто и ясно, без затей. Джейк стоял рядом, следя за тем, чтобы Уинн прочла все, каждое слово. Закончив, она облегченно вздохнула и посмотрела на него.

– Что дальше?

– Для того чтобы заключить брак, надо заполнить два бланка-заявления. Наверху, в библиотеке, есть специальный служащий, у него все эти бланки, при нем и заполнять надо.

Уинн улыбнулась.

– Значит, нам осталось найти библиотеку…

Служащие быстро объяснили им, куда идти, и вскоре они нашли государственного чиновника. Это была женщина, она сидела за массивным дубовым столом, регистрируя заявления о вступлении в брак. На табличке, висевшей у нее на груди, Джейк и Уинн прочли: «Дора Скотт». Увидев их, женщина пододвинула им записку: «Если хотите, чтобы я обслужила вас быстрее, принесите что-нибудь перекусить».

– Сообразительная, – шепнул Джейк. Он жестом подозвал одного из служащих, кивком головы указал на табличку и прибавил от себя: – Все самое вкусное!

Дора Скотт услышала его слова и улыбнулась.

– Спасибо. Вы спешите или вы такой добрый?

– Никто еще не обвинял меня в том, что я добрый.

– Значит – спешите… Вы попали в перерыв, так уж случилось. Но ничего, сейчас что-нибудь придумаем.

И Дора быстро расправилась со всеми формальностями. Вручив Джейку и Уинн по бело-голубому конверту, она сказала:

– Теперь отдайте эти бумаги тому, кто будет регистрировать ваш брак. Стиль регистрации выберете сами. Я имею в виду – гражданская церемония, католическая, протестантская и т. д. А этот сертификат с золотой печатью – просто сувенир, на память. Можете поместить его в рамочку, повесить на стенку. Можете использовать как мишень для дротиков.

– Понятно, – сказал Джейк. – Спасибо за помощь.

– Рада помочь. Вы позволите попросить у вас кое-что?

– Конечно.

Женщина пристально посмотрела на него.

– Будьте счастливы. Это моя единственная просьба. До свидания. Меня ждет следующая пара.

С документами в руках Джейк и Уинн направились в сторону салонов бракосочетания.

– Похоже, у нас действительно есть выбор, – пробормотала Уинн. – Религиозная церемония, гражданская…

– Или что-то среднее, – добавил Джейк. – Где тебе больше нравится?

Она взглянула на него, готовая ответить, и… застыла. Джейк стоял неподвижно, сжав губы. Мышцы напряжены, будто в ожидании удара. Видно было – он страшился этой процедуры. Лихорадочный блеск глаз, напряженное выражение лица. Он боится церемонии бракосочетания. Почему? Уинн терялась в догадках.

А у нее была другая реакция. Слезы подступили к глазам, она моргнула несколько раз, чтобы Джейк не заметил, что она вот-вот расплачется. Он бы не одобрил такой сентиментальности. Чего доброго, еще уйдет. Если она хочет помочь ему, надо сделать так, чтобы церемония прошла как можно быстрее. Уинн вздохнула. Всю жизнь она мечтала пройти вот так, с женихом под руку, к алтарю своей церкви. Не надо никакой пышности, пусть будет простой церковный обряд. Теперь она понимала, что этого обряда может не быть вообще.

– Почему бы нам не выбрать гражданскую церемонию? – тихим голосом предложила она.

Джейк согласно кивнул и двинулся вперед, ведя ее за руку. Что-то не нравилось ему в комнате, куда они вошли. Он осмотрелся, видимо желая понять, что именно. Комната была обставлена в официальном стиле: высокий старинный диван на кривых ножках и несколько стульев в тон ему. Стол орехового дерева, на нем – ваза с засушенными цветами.

– Что-нибудь не нравится? – шепотом спросила она.

Он нахмурился еще больше.

– Давай-ка посмотрим другие комнаты. – И, не дожидаясь ответа, повел ее за собой.

Переступив порог следующего помещения, Уинн ахнула от восторга. Как будто из серого зимнего дня попала в ласковый летний вечер. Отблески неяркого света мерцали на сводчатом потолке, отделанном кипарисом; по одной из стен шел ряд окон. На подоконниках – пышные букеты цветов в бронзовых вазах. Алтарь посреди комнаты. Звучит Вивальди.

Уинн поняла, что хочет оформить брак здесь, именно здесь. Все. Она сделала свой выбор.

Джейк осмотрел комнату, и Уинн почувствовала, что ему это место тоже понравилось.

– Будем регистрироваться тут, – буркнул он.

Посетителей не было, пожилой священник жестом пригласил их подойти к алтарю. Уинн видела в окнах свое отражение и отражение Джейка, когда они шли к середине зала. За окном, в темном небе, усыпанном звездами, светила полная луна. Внизу, на деревьях и кустарниках сада, разноцветными огнями переливались электрические гирлянды.

– Как будто между небом и землей, – шепнула она Джейку, указывая на окна и беря его под руку.

Священнослужитель, услышав ее, улыбнулся.

– Вы правы, – отозвался он. – Это моя любимая комната для бракосочетаний. Вы ведь хотите заключить брак?

– Да, – произнесла Уинн.

Джейк молча протянул пастору документы.

– Перед началом я попрошу вас еще раз хорошенько обдумать ваше решение. Cупружество – серьезное обязательство. Встаньте лицом к лицу и внимательно посмотрите друг другу в глаза. Удостоверьтесь, что вы сделали правильный выбор.

Уинн и Джейк посмотрели друг другу в глаза. Зрачки Джейка потемнели и напоминали сейчас цвет густого меда.

Уинн улыбнулась ему. Она знала: с Джейком у нее не будет забот. Она даст ему его наследство. А еще… она может дать ему самое дорогое на свете, чего ему так не хватает, – любовь.

Уинн перевела взор на пастора. Была ли она уверена в своем выборе? Без сомнения, да.

Был ли Джейк уверен в своем выборе?

Уинн… Когда она улыбалась, он забывал обо всем на свете. Она представляла собой какую-то чудесную смесь огня и невинности. Он нахмурился: с самой юности он не встречал такой удивительной женщины. Глаза ее сводили его с ума. Живые, зеленые, открытые и наивные, как у ребенка, они светились внутренней чистотой. И, что всего удивительнее, эти детские наивные глаза обладали необыкновенной проницательностью, сметали все барьеры, видели его насквозь, его темную душу, его мысли. Странно, если она видит его насквозь, почему не уходит? Он еще раз взглянул на нее – и окунулся в эти огромные, бездонные, прекрасные глаза, и от того, что он увидел, комок подступил к его горлу.

Она согласилась на временное, а глаза ее говорили о вечном.

– Вы приняли решение? – спросил пастор.

Джейк хотел было ответить, чтобы поскорее прекратить этот фарс, но сообразил, что вопрос адресован им обоим.

– Пожалуйста, начинайте церемонию, – спокойно произнесла Уинн.

Джейк же, напротив, какое-то время колебался: то ли поступить честно и пойти на попятную, то ли промолчать, и пусть эта красотка заплатит за свою глупость, что согласилась выйти за него. Он скрипнул зубами. Нет сил смотреть, как она совершает эту глупость. Что она получит от этого союза? Ничего – только головную и сердечную боль.

А как же наследство? – спросил его внутренний голос. Если он не женится на Уинн, его шансы найти другую невесту практически равны нулю. И, кроме того, его влекло к ней. Ему хотелось, чтобы Уинн была в его постели и в его доме. Сейчас он хотел этого почти так же сильно, как и наследства.

– Да, я приняла решение, – услышал он голос Уинн.

Она посмотрела на него радостными, сверкающими от счастья глазами, и ему показалось, что он утонет сейчас в этом омуте зеленого света.

– Да, я принял решение, – сказал Джейк.

– Прежде чем я объявлю вас мужем и женой, обменяйтесь кольцами. У нас есть здесь кольца, и вы можете их выбрать, – сказал пастор, глядя из-под очков то на него, то на нее. – Эти кольца, правда, не настоящие, они предназначены лишь для церемонии, но потом вы замените их на золотые.

– В этом нет необходимости, – сказал Джейк, извлекая из кармана золотое кольцо и надевая его на палец Уинн. Оно оказалось велико, и ей пришлось сжать руку в кулак, чтобы кольцо не слетело.

– Какое красивое! – прошептала она. – Я буду беречь его до конца моих дней.

– Ты будешь дорожить им в течение короткого периода нашего супружества, – шепотом парировал Джейк, но она упрямо мотнула головой и опять улыбнулась счастливой улыбкой.

– Нет. Я буду дорожить этим кольцом до конца моих дней, потому что оно дало мне все, о чем я так долго мечтала, – сказала она и вдруг озабоченно нахмурилась. – А где же твое кольцо?

– Мне не нужно.

Поскольку его брак замышлялся как временный, ему не было нужды скреплять это событие кольцом.

Уинн вспомнила условие договора; печаль затуманила ее взор. И когда священнослужитель объявил их мужем и женой, Джейк вдруг понял, что спокойная жизнь для него кончилась и началась полоса тревог.

Уинн стояла на коленях на коврике перед дверью гостиничного номера, в десятый раз вставляя карточку в электронный замок. И в десятый раз загоралась красная лампочка и замок не срабатывал.

– Зачем только придумали эти чертовы карточки! – проворчала она. – Дали бы обыкновенные ключи.

Уже не надеясь на успех, она снова вставила карточку в щель. Дверь неожиданно открылась – и Уинн ввалилась в номер.

Перед ней стояла Лаура, в ночной рубашке и халате.

– Боже мой! А я думаю: что это за шорохи за дверью? Как ты поздно! Я уж беспокоиться начала, – сонно проговорила она. – А почему ты на полу?

– Да вот, пыталась дверь открыть этой чертовой картонкой!

Лаура, бросив взгляд на карточку, заметила кольцо на ее руке.

– У тебя кольцо! Так ты вышла замуж!

– Да, я замужем, – произнесла Уинн, широко улыбаясь. – Я так рада, что ты здесь! Сейчас я тебе все расскажу. Мой избранник просто чудо! И точно такой, о каком я мечтала…

Лаура заулыбалась, слезы навернулись ей на глаза.

– Я так рада! Я всю ночь не спала, все беспокоилась, как бы какой-нибудь ловелас не обвел тебя вокруг пальца. Ну, рассказывай. Кто он, чем занимается? Сколько ему лет?

Уинн смотрела на подругу невидящим взглядом.

– Он… Я вообще-то не знаю. Его зовут Джейк. А как же его фамилия? Мы ведь женаты, я должна знать… Хотя это не так уж важно. В общем, Джейк «такой-то».

– Джейк «такой-то»? Ты не можешь вспомнить фамилию своего мужа и говоришь, что это неважно? – удивилась Лаура.

– Конечно, неважно. Важно то, что он хороший. Самый лучший на свете. Сильный, надежный. – Уинн радостно улыбнулась. – Крепкий, как железо. Миссис Мэрш не устоять против него!

– Крепкий, как железо? Это замечательно! Откуда он?

Уинн пожала плечами.

– Я и не догадалась спросить. Джейк живет где-то на юге, по-моему. У него есть слабый акцент.

– Невероятно! Ты не помнишь его фамилии, не удосужилась спросить, откуда он и чем занимается. Не знаешь даже, сколько ему лет! – Лаура резко затянула поясок халата, строго глядя на Уинн. – Что еще ты знаешь об этом человеке? Зачем он женился?

Уинн облегченно вздохнула.

– На этот вопрос я могу ответить. Ему нужна жена, чтобы удержать наследство.

– Большое наследство? Имущество или деньги? Какова сумма?

– Я… я не знаю. А что, это важно?

– Конечно, важно! – Лаура сделала паузу, потом спросила: – Может, ты что-нибудь скрываешь от меня?

Уинн посмотрела на подругу из-под опущенных ресниц.

– Я… действительно… пожалуй, не буду говорить.

– А я, пожалуй, хочу, чтобы ты сказала. – Лаура сложила руки на груди. – Уинн, ты должна мне сказать. Что ты от меня скрываешь?

– Подожди немного – скоро его увидишь. Он хороший человек, хотя сам, возможно, так не думает.

– Уинн! За кого ты вышла замуж? «Крепкий, сильный». Какой-то громила. И ты не ответила на мой вопрос: что еще ты опустила?

Уинн осторожно прокашлялась.

– Не так уж много. Никакой он не громила. Джейк такой, что может поспорить с миссис Мэрш. Он ее за пояс заткнет, несмотря на то, что у нас с ним временный брак. – Произнеся эти слова, она увидела, что Лауру просто охватил ужас.

– Временный брак?! Ты потратила все деньги на временный брак? Не может быть! А что будет, когда срок закончится? Ты окажешься у разбитого корыта. Ни работы, ни денег, ни квартиры. И поможет ли эта затея в тяжбе с миссис Мэрш? Она пока одерживает верх. Может случиться, вся твоя затея пойдет коту под хвост!

– Джейк не допустит этого, – упрямо настаивала Уинн. – Он говорит, что не заинтересован в постоянных отношениях, но я надеюсь, он передумает.

– Ты ставишь все, что у тебя есть, на дюжину «может быть»? Ты рискуешь потерять…

– Я ничего не потеряю, – оборвала ее Уинн. – Лаура, прошу тебя. Давай не будем спорить. Сегодня первая брачная ночь, и я так счастлива. Подожди, ты его еще увидишь. И поймешь, почему я так уверена, что он хороший человек.

– Ты проведешь с ним ночь? – испуганным голосом спросила Лаура.

Уинн кивнула.

– Он попросил меня, и я согласилась. Я зашла, чтобы взять белье и увидеться с тобой. У тебя все в порядке?

– Да, – заверила ее Лаура. – Но как же ты? Может быть, тебе нужно…

– Может быть, мне нужно собрать, наконец, сумку и пойти к своему мужу, – опередила ее Уинн.

Лаура подняла руки вверх в знак того, что она уступает.

– О'кей. Я сдаюсь. Это твоя жизнь, и живи, как знаешь.

– Не сердись, – умоляющим тоном произнесла Уинн. – Ты моя самая близкая подруга. Ты бы должна радоваться за меня. Я всю жизнь мечтала об этом. У меня замечательный муж, а впереди – прекрасная, новая жизнь.

– Хорошо. Будем надеяться на лучшее, – сухо проговорила Лаура. – Если дело не пойдет, не поздно еще все переиграть.

– Этого не потребуется, – заверила Уинн, радостно улыбаясь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джейк стоял у окна своего роскошного номера и смотрел на ночное небо. Мрачные мысли одолевали его. Придет ли Уинн? Может, передумала? Черт возьми, ведь все его будущее зависит от нее. Никогда еще он не чувствовал себя таким беспомощным.

Раздался стук в дверь. Джейк с улыбкой подошел к двери, распахнул ее.

На пороге стояла Уинн. Она тоже улыбнулась ему и сказала:

– Привет.

– Привет, фея, – весело ответил он, чувствуя, что все внутри у него теплеет от ее улыбки.

– Наверное, боялся, что я не приду?

Она что – читает его мысли? Он отступил назад, пропуская ее.

– Со временем ты поймешь, что мне можно доверять, – сказала Уинн. – Но пока ты плохо меня знаешь, и неудивительно, что у тебя такой обеспокоенный вид.

– Спасибо за урок, – сухо парировал он, беря у нее из рук сумку.

– О, сэр, вы уже приняли душ, – произнесла она, видя его влажные волосы. – Вы не против, если я тоже?

– Конечно. Там в ванной висит еще один гостиничный халат – он твой.

– Спасибо, но у меня есть ночная рубашка, – Уинн махнула рукой на небольшую спортивную сумку, которую он держал в руках. – Ты не против, если я ее надену?

– Не против, – он протянул ей сумку. – Но вряд ли она тебе понадобится. Во всяком – случае, надолго.

Щеки Уинн запылали огнем, и Джейк пожалел, что сказал эту пошлость. Иногда он вел себя как слон в посудной лавке! Уинн только пожала плечами, что говорило о ее удивительном самообладании, и прошла в ванную.

Он не удержался и посмотрел ей вслед – чудная фигурка! Красивые плечи, изящный изгиб шеи подчеркнут короткой мальчишеской стрижкой. Он никогда еще не видел, чтобы женская шея была такой по-детски беззащитной. Его охватило желание защитить ее.

Уинн открыла дверь в ванную, задержалась на секунду на пороге, бросив на него взгляд через плечо.

– Я хотела спросить… Когда мы встретились в первый раз, – вдруг сказала она, – ты назвал свою… нашу фамилию… Я забыла…

– Хондо, – произнес он сухо. – Это фамилия моей матери.

– Уинн Хондо, – задумчиво проговорила она, пробуя свое новое имя на звучание. И вдруг рассмеялась. – Мне не идет. А вот тебе – очень идет. Со временем я, может быть, и привыкну.

С этими словами Уинн скрылась в ванной. Когда она появилась через некоторое время на пороге, Джейк замер. Она восхитительна! Страсть обуяла его. Он готов был наброситься на нее, как дикий зверь; одно только удерживало – ночная рубашка. Ее цвет особенно поразил его. Белый. Непорочно-белый. Девственно-белый. Трое мужчин, сказала она. Трое мужчин. Он затряс головой – не мог поверить. Невероятно. Не может быть! Если они тронули ее, как же могли от нее уйти?

Постояв немного в нерешительности, Уинн прошла в комнату. В свете настольной лампы сквозь прозрачную рубашку обрисовался ее силуэт, и Джейку чуть ли не стало плохо – он едва не упал на колени от слабости. Это было самое эротичное шоу, которое ему только приходилось видеть. Несмотря на миниатюрные размеры и хрупкость, фигурка ее была чрезвычайно женственна. Тонкая талия, плавно переходящая в изумительно красивую линию бедер. Все было совершенно, гармонично. Округлости грудей приподнимали легкую ткань ночной рубашки; соски еле заметно обозначены. Джейк, с трудом сдерживая страстный стон, отвел взгляд.

Она стояла безмолвно, глядя на него своими широко раскрытыми наивными глазами. Джейк молча протянул ей руку. После секундного замешательства она подала свою, и их пальцы сплелись.

– Я понял, почему ты надела ночную рубашку, а не халат, – сказал он. – Эта одежда провоцирует.

Джейк придвинулся к ней и медленно провел указательным пальцем по груди, задержался у самой вершины, медленно обводя отвердевший сосок.

Она не издала ни звука, только запрокинула голову и облизнула пересохшие губы.

– Не мог бы ты выключить свет?

– Свет останется включенным. Я хочу смотреть на тебя.

Уинн не стала спорить.

– Я и не предполагала, что так разнервничаюсь, – призналась она. Дрожь никак не проходила. – Может быть, мы все-таки выключим свет?

Хотя бы на первый раз?

Поджав губы, Джейк выключил настольную лампу. Стало темно, только луна слабо освещала комнату.

– Так лучше? – спросил он.

– Да, спасибо. Мне нужно лечь?

Он хотел сказать что-нибудь едкое, но сдержался.

– Да. Если тебе так удобнее.

– У меня вообще-то во рту все пересохло. Пить хочется, – сказала она, кивая на ванную комнату. – Я пойду, пожалуй…

Но Джейк преградил ей дорогу. Она испуганно посмотрела на него; дыхание ее стало неровным, учащенным. Он прильнул к ее губам. Поцелуй был страстным, настойчивым, требовательным. Джейк крепче прижал Уинн к себе, провел ладонями по ее телу. Страстное желание владеть этой женщиной, войти внутрь ее тела охватило его, все другие мысли и желания ушли, исчезли, пропали. Она уже была его, осталось только взять ее, взять то, что по праву принадлежало ему.

Он вдруг стал целовать ее колени, поднимаясь все выше – чтобы щекой, носом, губами прикоснуться к ее обворожительному лону.

Уинн вздрогнула от этого прикосновения, но не издала ни звука.

– Ложись в постель, – прошептал он.

Она подошла к кровати и забралась под одеяло, по-детски свернувшись калачиком.

Джейк медлил – ему стало жаль Уинн. Он боялся причинить ей боль. Нет, он не притронется к ней, даже если это будет означать потерю наследства, за которое он так боролся.

– Джейк? – тихо позвала она.

– Спи, фея. Утром поговорим, – пробормотал он, отвернувшись.

Шорох отбрасываемой простыни. Она встала и приблизилась к нему сзади. Джейк чувствовал ее спиной.

– Я что-нибудь неправильно сделала?

Он холодно рассмеялся.

– Да. Неправильно поступила: вышла за меня замуж.

– Не-е-ет, – упрямо запротестовала она, мотая головой. – Это был самый умный шаг в моей жизни.

Он резко повернулся и крепко взял ее за плечи.

– Ты что, не понимаешь?! Не понимаешь, что произошло? Я чуть… Я чуть… – У него перехватило дыхание.

– Не говори так, ты не сделал мне ничего плохого. Я твоя жена. Ты не забыл еще? Ты не можешь меня обидеть.

Он опять попробовал отстраниться от неё.

– Так близко стоять опасно. Жена, не жена – сейчас ко мне приближаться опасно.

– Не глупи. Я тебе доверяю. Пойдем в постель, Джейк. Я не хочу спать одна в брачную ночь.

– Ты не понимаешь, что говоришь.

– Понимаю и отдаю себе полный отчет. Пойдем. – Ласковым, родным взглядом она смотрела на него, склонив голову набок.

Это было невыносимо! Джейк медленно, очень медленно поднял ее на руки и понес к кровати. Бережно уложил ее и, быстро сбросив халат, забрался к ней под одеяло.

– Вот я и здесь, – прошептал он. – Постарайся заснуть.

– А как же твое намерение подтвердить наш брак сегодня ночью?

– Забудь.

– Как знаешь. Но… если ты все-таки передумаешь…

– Не передумаю.

Молчание.

– Джейк…

– Что еще?

– Я действительно очень рада, что вышла за тебя замуж.

От волнения во рту у него пересохло.

– Я тоже, фея. Я тоже очень рад.

Джейк проснулся, когда темнота ночи только-только начала уступать место рассвету. Уинн спала рядом, бормоча что-то во сне. Она лежала, повернувшись к нему лицом. Только сейчас он осознал, что женат.

Опершись на локоть, Джейк залюбовался ее лицом. Вдруг она резким движением отбросила одеяло – ночная рубашка приподнялась, обнажив красивые ноги, от которых нельзя было оторвать взгляд. Они так и просили, чтобы до них дотронулись. Дрожащей от волнения рукой Джейк медленно провел вверх от колена к мягкой округлости бедра.

В полусне ей чудилось, что она в раю.

Джейк закрыл глаза, не в силах больше противиться желанию. Он хотел ее – страстно и неумолимо, как и вчера вечером. Она его жена, в конце концов. Он имеет право – и никто не возразит, не смеет возразить. Но овладеть ею во сне, когда она беспомощна?.. Что он, последний подлец? Усилием воли Джейк отстранился от Уинн и тут увидел, что она смотрит на него. Лицо ее выражало откровенное любопытство. Джейк замер.

– Доброе утро, мистер Хондо, – улыбнулась она.

– Доброе утро, миссис Хондо, – ответил он слегка хриплым голосом. – Как спалось?

– Неплохо. Спасибо, что скрасили мое одиночество. Я боялась, что придется спать одной.

– Почти так и получилось.

– Отчего же вы изменили свои намерения?

Он улыбнулся, откинул с ее лба прядь волос.

Ненароком задел лиф ее ночной рубашки, и грудь Уинн обнажилась. Обворожительная, умопомрачительная, колдовская грудь! Не в силах больше сопротивляться, Джейк прикоснулся ладонью к нежной коже. В ответ Уинн томно вздохнула и произнесла:

– Нет.

– Что – «нет»?

– Не останавливайся. Мне уже не страшно.

Джейк резко, как пружина, встал на колени и медленно проговорил с угрозой в голосе:

– Если не остановлюсь, не испугаешься?

Она положила ладонь на его мускулистое плечо и, не дождавшись никакого ответного движения, сама приподнялась к нему и стала целовать его шею и подбородок.

– Не надо, Уинн.

– Я просто хочу показать, что не боюсь.

– Не боишься?

Резким движением Джейк бросил Уинн на подушки и навис над нею.

– А теперь? Не боишься? – распаляясь, спросил он.

Уинн отрицательно замотала головой, но по ее глазам Джейк заметил, что храбрости у нее поубавилось.

– Ты мне очень нужен, Джейк, – она провела ладонью по его щеке. – А я нужна тебе.

– Зачем? – со стоном вырвалось у него. – Этот брак не состоится. Со мной небезопасно играть в такие игры.

– Ты хочешь меня обидеть? – спросила она.

– Нет. – На его щеках напряглись желваки.

– Тогда не обижай меня.

– Все не так просто.

Другая ее рука, лежащая на его бедре, стала медленно продвигаться вверх, к животу, потом к груди. Дыхание его замедлилось, он остановил ее руку.

– Я не могу… Я не… Черт побери, ты же сама осложняешь себе жизнь.

– Может быть. Только ответь мне… Если я скажу, что мне больно, ты остановишься?

После долгой паузы он кивнул:

– Да, я смогу.

Она улыбнулась радостной улыбкой.

– Тогда давай договоримся: как только мне станет больно, я попрошу тебя остановиться, и ты остановишься. А если я сделаю тебе больно, ты тоже скажи.

Джейк рассмеялся.

Так просто… Так доверчиво, наивно, целомудренно. И так прицельно. Эти слова одним махом разрушили каменную оболочку, которой он был защищен.

С той самой минуты, как он ее увидел, он возжелал ее. И не хотел маскировать похоть под благопристойной ложью. Он всегда был честен с женщинами. Брал то, что ему было нужно, избегая осложнений. Это было его кредо. Всегда. Но с Уинн…

С Уинн он так не мог. Он не мог использовать ее вот так же, с беспечной беззаботностью. Она другая. Не как остальные его женщины. Те все просчитывали.

– Джейк?

– Я здесь. Если захочешь, чтоб я остановился, скажи мне – и я остановлюсь. У меня к тебе просьба.

– Хорошо.

– Не жди меня слишком долго. У меня выключатель иногда не работает.

Она тихонько засмеялась. Смех этот возбуждал его лучше всяких прикосновений.

– Тебе не потребуется выключать. Я обещаю.

Голова Уинн кружилась от его поцелуев. Ей казалось, что она теряет сознание, уплывает куда-то. Она растворилась в его ласках, поцелуях, прикосновениях губ, языка, в касаниях его тела.

– На тебе слишком много одежды, – пробормотал Джейк, и горячий воздух его дыхания защекотал ей плечо.

Через секунду от одежды не было и следа.

– Джейк, – Уинн схватила его за плечи и рывком притянула к себе, – не останавливайся. – Она вся дрожала. Ей хотелось поскорее насытить голод. – Джейк, – шепотом повторила она его имя, и он понял, что она молит об удовлетворении.

– Сейчас, дорогая, сейчас.

Руки его легко скользили по ней, едва сдерживая сильнейшее возбуждение. Она лежала под ним распростертая, чувствуя всем своим существом приближающуюся волну, которая захлестнет их, сольет воедино. Огненная волна накатывалась все быстрее, разливая жар по всему телу. И вдруг он в ужасе замер, почувствовав преграду. Она девственница. Не может быть!

– Что это? – хриплым, чужим голосом выдавил он.

– Все нормально, – подбодрила она его. – Ну же, Джейк!

Уинн почти не чувствовала боли. Это происходило как будто с каким-то чужим телом, не с ее. Боль была ничто по сравнению с буйным огнем желания, который он разжег в ней. Не зная, как сказать, не смея выговорить эти слова, она стала нетерпеливо и настойчиво двигать телом, заставляя его продолжать. Почувствовав внутреннюю борьбу, происходившую в нем, Уинн умоляющим взглядом просила не останавливаться.

– Я не могу, – невнятно пробормотал он. – Не могу. Господи, Уинн, я не могу, помоги мне.

Джейк закрыл глаза, стараясь двигаться как можно осторожнее и как можно медленнее, что-бы не причинить ей боль. Но страсть и желание брали свое. Глубоко вздохнув, он неистово рванулся в ее тепло.

– Прости меня, фея, – выдохнул он. – Я не думал, что… что такое может быть.

Освежающая волна окатила их. Это было волшебное чувство, растворяющее сердце, и тело, и душу. Потом они, затихшие, лежали в объятиях друг друга, и солнце освещало их своими первыми теплыми лучами.

Уинн потеряла счет времени. Она не знала, сколько они пролежали в объятиях друг друга. Джейк очнулся первым.

– Ты была девушкой, – осторожно произнес он, отодвигаясь от нее и бережно накрывая ее одеялом.

– Я и не думала, что ты заметишь.

– Но я заметил.

– А что, это так важно?

Он резко сел, потом поднял с пола халат и надел его.

– Этот вопрос мы обсуждали вчера вечером у Монтегю. Я сказал ясно, открытым текстом, что не желаю быть женатым на девственнице.

– Ну… я и не девственница… Уже. – Щеки ее пылали огнем.

– Не будем спорить о мелочах, леди. Черт побери, я даже не знаю, что мне делать с девственницей!

Она улыбнулась плутовской улыбкой.

– То, что ты сделал со мной только что, меня вполне устраивает. И… еще раз повторяю: этот вопрос уже снят с повестки дня.

– Да я не это имел в виду! – Злость его была видна невооруженным взглядом, как дрожащий горячий воздух пустыни. – Ты обманула меня. Ты говорила, что была трижды помолвлена.

– Это правда. Я действительно была помолвлена три раза.

– И… ни один из них… Никогда?

– Ни один, – подтвердила она. – Ни разу.

– В это невозможно поверить! – пробормотал он. – Тем не менее это не меняет того факта, что мне нужна опытная женщина – такая, которая подтвердит на открытом судебном заседании, что я… что мы…

– Что мы что?..

– Что мы…

В этот момент раздался громкий стук в дверь и послышались детские возгласы:

– Тетя Уинн! Тетя Уинн! Вставайте!

Джейк оцепенел.

– Кто это там, черт побери? – прорычал он, уставившись на нее колючим взглядом. – Об этом мне тоже еще предстоит узнать?

У Уинн комок встал в горле. Она пожалела, что не подготовила его заранее. Собрав все свое мужество, она изобразила милую улыбку.

– Это, – ответила она, – вообще-то и есть мое наследство.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Уинн вскочила с постели и, обернувшись простынею, чуть-чуть приоткрыла дверь.

– Эй, малыш! – игривым и приветливым голосом окликнула она мальчика, прильнувшего к щели. – Что-то ты рано поднялся.

– Это все он, Чик, – Бастер указывал на мальчика помладше. – Он испугался, что тебя нет рядом, когда проснулся.

– А Лаура? – озабоченным голосом спросила Уинн. – Она ведь там, с вами?

– Зачем ему Лаура? – пожал плечами Бастер.

Уинн улыбнулась младшему мальчику.

– Ну, я же здесь, Чик. Я здесь, никуда не ушла. Дай мне минутку, я только оденусь и приду к вам. Вы познакомитесь с вашим новым дядей.

Это сообщение вызвало у братьев интерес.

– Дядя? – неуверенно переспросил Бастер, переглянувшись с Чиком. – Откуда он взялся?

– Я вышла за него замуж. Вчера. Помните? Я же говорила вам. Подождите, сейчас я выйду.

Уинн решила сначала переодеться во что-нибудь более подходящее, чем простыня, а потом уж познакомить детей с Джейком. Оставив дверь приоткрытой, она рывком расстегнула молнию спортивной сумки. Достав из нее что нужно, прошмыгнула в ванную и захлопнула за собой дверь. Жаль, все пошло не так, как она планировала… Что скажет Джейк? Слышал ли он разговор с детьми, и если слышал, то что понял? Уинн вздохнула.

Вчера вечером и ночью все шло по плану, а сейчас – нет. Ночью было в сто раз лучше, чем она думала. Уинн поправила кольцо на пальце, и это движение отразилось в зеркале над раковиной. Она всмотрелась в свое отражение. Волосы всклокочены, будто она гоняла на спортивном автомобиле с открытым верхом. Глаза выражают беспредельное счастье вперемешку с беспокойством.

Трое мужчин, три кандидата в ее мужья изощренно пытались затащить ее в постель, и она не поддалась. Но Джейк… Страстный, неотразимый мужчина с золотистыми глазами. Когда он касался ее, все мысли улетали у нее из головы. И как быстро все у них произошло! Буквально в течение нескольких часов они стали мужем и женой.

А может быть, это ошибка? Она помотала головой. Нет. Она выбрала того, кто сможет противостоять миссис Мэрш. Выбрала мужа, который сделал ее замужней женщиной так сладостно, что она не забудет этого никогда.

Джейк постучал в дверь.

– Поторапливайся, фея. Ты что, насовсем туда ушла? Выходи. Надо разобраться, в конце концов.

Уинн вздохнула. Все. Приятные воспоминания кончились.

– Сейчас.

Она в рекордно короткое время приняла душ, оделась и вышла.

– Кто такой этот мальчишка за дверью? – требовательным тоном спросил Джейк.

Уинн замешкалась с ответом, искоса наблюдая за Джейком. Он тоже уже оделся. Заметно поношенные джинсы сидели в обтяжку на сильных, мускулистых ногах. Белая футболка с широким воротом открывала волосатую грудь.

– Это мой племянник.

Джейк зло сузил глаза, всовывая ноги в ботинки.

– Он имеет отношение к твоему наследству?

Уинн бросила мимолетный взгляд на дверь, уверенная, что мальчики не пропускают ни одного слова из их разговора.

– Это они – мое наследство, но… – Она не знала, отвечать ли Джейку или идти к племянникам, которые с нетерпением ждали ее. Удивительно, как это они еще до сих пор не ворвались в комнату. – Может быть, обсудим это позднее?

– Нет. Обсудим это сейчас.

– Тогда нельзя ли побыстрее? Мальчики ждут.

– Ты сказала – мальчики. Во множественном числе? Значит, там не один, их больше?

– Двое. Бастер и Чик. – Уинн направилась было к двери, но остановилась. – Видишь ли… Это дети моей сестры. Она погибла год назад, вместе с мужем, и я присматриваю за ними. По крайней мере они перешли жить ко мне согласно последней воле Трейси. К сожалению, миссис Мэрш – это их другая тетя – делает все возможное, чтобы стать их единственным опекуном. Ну и я вышла за тебя замуж специально для того, чтобы дети остались со мной. Понятно?

Джейк не успел ответить, понятно ему или нет, как в дверь опять постучали, и Уинн торопливо распахнула ее, чтобы опередить Джейка. Вместе с мальчиками вошла Лаура.

– Наконец-то, – проворчала она, с сердитым выражением лица входя в комнату. – Стоило мне отвернуться, как они исчезли. Как они нашли твою комнату – ума не приложу.

– Мы спросили у дежурной, – объяснил Бастер. – Она не хотела нам говорить, но я ущипнул Чика, и он заплакал, тогда она сказала.

Чик, как будто в подтверждение этих слов, шмыгнул носом и почесал пострадавшую руку. Джейк сделал шаг в их направлении.

– Может мне кто-нибудь объяснить, какого черта… – Четыре пары настороженных глаз уставились на него, заставив немедленно сменить тон. – Что здесь за пожар такой? – уже более мягким томом спросил он.

Лаура посмотрела на Джейка долгим строгим взглядом, затем повернулась к Уинн.

– Надеюсь, ты не будешь утверждать, что это и есть твой муж.

– Это и есть мой муж, – нахмурилась Уинн. – А что тебе не нравится?

– Не может быть!

– Наконец-то, – с удовлетворением заметил Джейк. – Наконец-то хоть одна душа со мной согласилась.

– А почему, собственно, «не может быть»? Что тебе не нравится? – спросила Уинн и окинула взглядом Джейка, чтобы отыскать в нем хоть единый изъян. Таковых не было. Мужчина – само совершенство.

– Он техасец! – заявила Лаура, как будто это слово объясняло все. – У него же типичный акцент!

– Подождите минуту! – рыкнул Джейк, явно задетый этим замечанием. – Чем вам не нравятся техасцы?

– Хороший вопрос, – поддержала его Уинн. – Чем тебе не нравятся техасцы?

– Чем мне не нравятся техасцы? – Лаура взяла подругу за руку и привлекла к себе. – У тебя что, крыша поехала? Забыла поговорку: «Брось на техасца лассо – и поймаешь одни неприятности»?

– Не болтай ерунду, – засмеялась Уинн. – Джейк не доставит мне неприятностей. Наоборот – он здесь специально для того, чтобы помочь мне.

Джейк молча посмотрел на Уинн, затем холодно проговорил:

– Будь уверена, жена, как только мы останемся одни, у тебя обязательно начнутся неприятности. Ты обманула меня. Я не люблю, когда меня обманывают.

– Я не обманывала, – запротестовала Уинн.

– Тогда ты манипулировала фактами. Это то же самое.

– Я просто упустила из виду одну маленькую деталь, – вздохнула она.

– Эта маленькая деталь заключается в том, что твое наследство имеет руки, ноги и оно просит есть. Почему ты не сказала мне об этом вчера? – Он пронзил ее острым взглядом. – Я скажу, почему. Потому что, если бы ты рассказала об этой маленькой детали, я бы от тебя ушел немедленно. Ты это прекрасно понимала. Черт побери! Я бы убежал!

– Ну и вляпалась ты, подруга! – едко заметила Лаура.

– Ничего, все образуется, – спокойно отреагировала Уинн. – Мы с Джейком обсудим все наедине.

Лаура фыркнула.

– Надейся! С техасцами не очень-то обсудишь. У меня был техасец. Печальная история.

При этих словах она уставилась на Джейка недобрым взглядом. – Хорошо еще, что все это длилось недолго.

– О господи, – пробормотал Джейк.

– Ты только посмотри на него, – продолжала Лаура. – Если ты не заметила раньше, то обрати внимание сейчас – этот точно такой же. Скорее разбойник, чем спаситель. Настоящий разбойник: ест гвозди на завтрак, подковы на обед, а пули жует вместо конфет.

– При мне он не съел ни одной пули, я не видела, – спокойно заметила Уинн. – Разве только они были спрятаны в торте…

– Там пуль не было, – с серьезным видом, подыгрывая Уинн, сказал Джейк.

– Вы знаете, что я имею в виду! – отрезала Лаура, стрельнув в него злыми глазами. Затем снова повернулась к Уинн: – Он из тебя котлету сделает, не успеешь и глазом моргнуть. Что тогда с мальчиками будет?

Уинн обняла обоих ребятишек.

– Что будет с мальчиками? – автоматически повторила она.

– Да. Какое влияние он будет оказывать на Чика и Бастера?

– Плохое, – согласился Джейк.

– Ужасное! – констатировала Лаура. – Я предлагаю немедленно аннулировать ваше соглашение. Мы найдем другой способ отделаться от миссис Мэрш.

– Не берите на себя слишком много, – строго вставил Джейк.

– Да, Лаура, это не твое дело, – твердо сказала Уинн и улыбнулась мужу, довольная, что он выступает на ее стороне. – Вот видишь, он обещал помочь мне сохранить мое наследство – и он держит слово. Джейк просто немного удивлен, что наследство необычное.

– А откуда тебе знать – может, при появлении миссис Мэрш он так же даст деру, как и три его предшественника? – произнесла Лаура тоном, полным сарказма.

– Этого не будет, потому что у нас уговор. – Голос Уинн не оставлял сомнений в ее убежденности. – Его честь и достоинство не позволят ему бросить меня и мальчиков. Правильно, Джейк?

Он вместо ответа закрыл глаза и потер переносицу.

Лаура, театрально вскинув руки, завопила:

– О, несчастная! Открой глаза! Неужели не видишь, как ты рискуешь! Останешься с ним – потеряешь все! Если тебе не жалко себя, подумай о ребятах.

Уинн искоса посмотрела на подругу.

– Я и думаю прежде всего о них, – спокойно произнесла она. – Им нужен мужчина, образец для подражания, мужчина, с которого они могли бы брать пример, который мог бы их научить хорошему, который может защитить их. – Она перевела взгляд на Джейка. – И такой мужчина – вот он. Мой муж.

– Ты не понимаешь, что говоришь!

– Я не понимаю? Лаура, уведи, пожалуйста, детей в нашу комнату. Я присоединюсь к вам чуть позже. Нам с Джейком надо поговорить наедине.

– Ты хочешь остаться наедине с этим техасцам? – спросила та, уперев руки в бока.

– Лаура… Если ты опасаешься, что между нами может… То это уже произошло, – прошептала Уинн.

– А как же мы? – тревожным голосом спросил Бастер. – Он будет нашим дядей или кем? Чик хочет знать.

– Я Чику потом все объясню, – ответила Уинн. – Сначала мне нужно поговорить с Джейком.

Лаура глубоко вздохнула.

– Хорошо, Уинн. Пусть будет по-твоему. Мы с мальчиками уйдем в нашу комнату… при одном условии.

– При каком?

– Я хочу, чтобы ты внимательно посмотрела на мистера техасца, который стоит вон там. Ты говорила мне, что собираешься выйти за Прекрасного Принца, – она ткнула пальцем в том направлении, где стоял Джейк. – Так вот. Это не он. Он еще докажет это тебе при случае.

С этими словами она взяла ребят за руки и повела в коридор, хлопнув дверью.

Наступило тягостное молчание. Сейчас Уинн имела возможность выполнить просьбу Лауры: внимательно разглядеть Джейка. И она принялась разглядывать его, выискивая, что же такое особенное могла рассмотреть в нем Лаура, чего она сама не видела.

Да, действительно, на первый взгляд он производил ошибочное впечатление. Высокий рост, широкие плечи… Это не очень сочеталось с золотистыми глазами, выражение которых менялось в мгновение ока от арктического холода до жаркой бразильской ночи. Но там, где Лаура видела жестокого, безжалостного техасца, Уинн видела сильного человека, защитника.

Правда, сейчас на лице у него читалось разочарование. Это связано с ней? Уинн не могла в это поверить. Джейк стоял чуть поодаль от нее, тело напряжено, будто в ожидании удара. Ей стало вдруг жаль его. Неужели он действительно одинок? Не в ладах со всем миром… Вынужден сам пробивать себе дорогу. Да, наверное, так.

– А почему ты обязательно будешь оказывать плохое влияние на мальчиков? – спросила она.

– Что-о?

Уинн забралась на кровать, поджав ноги под себя.

– Лаура сказала, что ты будешь оказывать плохое влияние на Бастера и Чика, и ты согласился с этим. Почему?

– Потому что я ничего не знаю о детях, как их воспитывать.

– Но ты же сам был ребенком когда-то, – напомнила она. – Почему же ты…

– … не могу воскресить страницы из детства? – подсказал он. – Ты сама не захочешь этого. Не захочешь, чтобы я воспитывал по этому образцу кого-нибудь из тех, кого ты любишь.

– Ты что же, можешь обидеть ребенка?

– Ну… если только непреднамеренно. Давай не будем об этом. – Он нетерпеливо запустил пятерню в свои густые волосы. – Я пришел на этот идиотский бал, потому что мне нужна была временная жена – для того, чтобы заполучить наследство. Если уж совсем откровенно – мне было наплевать, на ком я женюсь, лишь бы эта женщина была со мной все то время, пока не закончится юридическая тяжба в мою пользу. То есть до тех пор, пока наследство не окажется в моих руках.

– Нет проблем.

– Есть, и большая, – поправил он. – Тебе нужен настоящий муж, чтобы дать этим детям крышу над головой, уютный дом. Я не такой.

– Но ты можешь быть таким.

Он с кислой миной затряс головой.

– Ты выбрала не того. Это не сказочная свадьба. За следующим поворотом дороги нас не ждут волшебные сюрпризы. Если б ты не скрывала ничего с самого начала, сказала бы, что собой представляет твое наследство, ты бы уберегла и себя, и меня от чертовской головной боли.

– Ну, я понимаю, это не то, что ты предполагал, но…

– Это совсем не то, что я предполагал, – отрезал он. – Мне нужна жена в моем доме и в моей постели, но – на короткий период. И все. Конец отношениям.

– Но я же согласилась! – упрямо настаивала она.

– Да что ты говоришь! – Джейк в два шага покрыл расстояние, разделявшее их, схватил ее за плечи и поднял на ноги. Сейчас Уинн действительно видела того ужасного техасца, которого обрисовала Лаура. – Мне нужна женщина лишь на время. Потом мы расстанемся. Никаких осложнений. Никакого будущего. Когда придет срок, я уйду и не обернусь назад.

Она слушала и согласно кивала головой, не сводя с него глаз.

– Ты мне это уже говорил.

– Но ты не слушала. У тебя в голове какой-то туман, облака. Спустись на землю. Что я имею? У меня на шее жена, которая верит в сказки, а с ней в придачу – парочка детей, которым нужен отец.

– Это то, что я бы предпочла, – поправила она. – А я хочу…

– Что? Играть в свои хитрые игры, после того как я возьму тебя к себе в дом? Таков твой план. Склонить меня к постоянному браку?

В душе Уинн не могла не признать, что это правда. Но вслух она ничего не сказала, лишь пожала плечами.

– Сейчас не имеет значения, на что я рассчитывала. Я и сама уже понимаю, что все это были глупые мечты. Давай жить так, как ты скажешь.

– Вот это правильно. И можешь не сомневаться: мы будем жить по-моему. Но я хочу все-таки поставить точки над «i». – Он взял ее за подбородок и заставил смотреть себе в глаза. – Ты намеренно молчала об этих мальчишках. И молчала потому, что знала: говорить правду до регистрации брака слишком рискованно. Я пропустил что-нибудь?

Чувство вины захлестнуло ее. Должно быть, это отразилось на ее лице, потому что по выражению глаз Джейка видно было, что он смягчился. Зачем только она послушала Лауру? Если судить по тому, как Джейк расстроился, эта ложь дорого ему обойдется. Она глубоко вздохнула.

– Да. Я намеренно не сказала тебе ничего о Бастере и Чике. Но у меня была серьезная причина: до тебя я потеряла трех кандидатов. Из-за чрезмерной честности.

Он задумался, отпустив ее подбородок.

– Ты не сказала мне о детях, потому что точно знала, что я бы не согласился. Потом надела эту свою прозрачную ночную рубашку, чтобы соблазнить меня, зная наверняка, что я не остановлюсь ни перед чем, лишь бы овладеть тобой. А как только мы переспали, эта ноша тотчас перешла на мои плечи. Не так ли? Она упрямо покачала головой.

– Нет. Не так. Ты сказал, что тебе необходимо осуществить супружество, и я оказалась просто…

– Просто жертвой. Во благо мальчиков, – скривив рот, проговорил Джейк. – Как благородно!

От обиды слезы задрожали у нее на глазах, она из последних сил держалась, чтобы не расплакаться.

– Я сделала все, о чем ты просил. Ты предупредил меня, что наш брак будет временным, и я согласилась. Ты попросил меня… подтвердить этот брак на деле – я пошла и на это. Чего еще ты от меня хочешь?

Злость так и кипела в нем.

– Не трудно догадаться. Подумай, – отрезал он.

– Я имею в виду… Наш брак в силе или нет? – спросила Уинн напрямую.

– У меня нет выбора. Если я отпущу тебя, то потеряю все. А я слишком близок к цели, чтобы позволить себе это.

Он отвернулся и стал смотреть в окно. Несколько минут прошло в молчании. Наконец он опять повернулся к ней лицом.

– Хорошо. Наш брак остается в силе. Но я должен предупредить. Один раз ты меня обманула. Чтобы больше этого не было! Последствия будут для тебя очень неприятными.

Уинн не могла скрыть ликования.

– Хорошо, – выдохнула она. – И… мне действительно нужно было во всем честно признаться.

– Ну хорошо, жена, что же теперь? – спросил он после некоторой паузы. – Нельзя сказать, что это блестящее начало нашей семейной жизни, но… Все-таки начало.

– Да. И… Я уже просила и еще прошу, чтобы ты защитил нас от миссис Мэрш.

– Расскажи, кто она такая.

– Она приходится мальчикам теткой. Сестра их отца.

– И ты зовешь ее миссис Мэрш?

– Она не любит фамильярности, – объяснила Уинн. – К тому же у нее есть и деньги, и власть, чтобы потакать своим слабостям. В настоящее время ее слабость – это чувство материнства, пробудившееся в ней, и ей не дает покоя то обстоятельство, что Трейси и Роб распорядились перед смертью, чтобы мальчики были под моим попечительством.

– Как они погибли?

– В автомобильной катастрофе. – Лицо Уинн помрачнело при этих словах. – Чик был с ними, когда это случилось. С тех пор он, кроме Бастера, ни с кем не разговаривает.

– Бедняга. – Джейк тоже заметно помрачнел. – А что у них за имена такие?


– Сокращенные от Бенджамин и Чарлз: Бастер и Чик. Бастеру восемь лет, а Чику только что исполнилось пять. Они очень дружны. Всегда вместе.

– Я заметил. А ты врачам их показывала?

Уинн кивнула.

– У Бастера развитие нормальное, а вот Чик… Кроме психической травмы, полученной в катастрофе, он, по-моему, боится опять оказаться у миссис Мэрш.

– Опять?

– Она присматривала за ними несколько недель – сразу после этой ужасной катастрофы.

– Она что, действительно такая… невыносимая?

Уинн пожала плечами.

– Цели-то у нее, наверное, хорошие… Но у нас с ней разногласия. Я, например, занималась с ними дома – они не ходили в школу, потому что не могут друг без друга. Миссис Мэрш была против. Она считает, что мальчики должны учиться в частной школе. В той самой, в которой учился ее брат. Но мальчики не хотят – ни тот, ни другой. Я тоже думаю, что сейчас им еще рано. Ну и… очень уж она строгая.

– Строгая – еще не значит, что плохая.

Уинн вздохнула.

– Когда увидишь ее, сам все поймешь.

– Я понял так, что она хочет получить опекунство?

– Да. После того как погиб ее брат, она грозилась, что отнимет у меня детей через суд. Весь прошлый год я только тем и занималась, что отбивалась от нее.

– Не очень приятное занятие.

– Да, – вздохнула Уинн. По ее интонации можно было судить, как ей пришлось тяжело. – Здесь еще не только со школой проблема, но и с финансами. Роб и Трейси оставили кое-какие деньги по страхованию – на трастовом счете. – Уинн скорчила гримасу. – Миссис Мэрш сумела заморозить этот счет. Но даже если бы не так, я бы не притронулась к этим деньгам. Не смогла бы. Пусть бы они остались на обучение ребятам.

– Но без этих денег их, наверное, трудно содержать, – предположил он.

– Я сводила концы с концами.

– Ты работаешь не покладая рук и сидишь на мели. Все деньги уходят, да?

Насквозь все видит, подумала Уинн.

– К сожалению, это так, – сказала она вслух.

– И ты решила выйти замуж?

Она посмотрела ему в глаза.

– Мне твои деньги не нужны, если ты это имеешь в виду. Я вышла замуж из-за миссис Мэрш. Теперь у меня есть муж, и у нее нет основания претендовать на ребят.

– А без мужа?

– Она подаст иск, – нехотя сказала Уинн.

Джейк с минуту молчал, потом кивнул:

– Хорошо, если наш брак поможет – даже временно… Короче, нам обоим придется сыграть каждому свою роль. Так что… На время нашего соглашения я сделаю все возможное, чтобы защитить тебя и мальчиков от миссис Мэрш.

– А я выполню то, что требуется от меня.

Джейк осторожно погладил ей шею. В ответ Уинн положила руки ему на грудь и стала нежно перебирать пальцами колечки волос. Он такой чудесный, сильный… Такой мужественный.

– Ты меня с ума сведешь, – еле слышно шепнул он, опуская свои ладони вниз, до уровня ее талии. Вот нижний край блузки. Ладони его скользнули внутрь, под блузку, легли на гладкую теплую кожу и задвигались по спине вверх. Вот застежка бюстгальтера. Он знал, как она расстегивается. Хоп! Набухшие, упругие груди высвободились и приняли свое естественное положение.

– Тебе бюстгальтер не нужен, так лучше.

– Я знаю.

Одним быстрым движением Джей к стащил с Уинн блузку, снял бюстгальтер.

– Джейк…

– Не останавливай меня.

– Джейк, сейчас нельзя. Там Лаура ждет с ребятами.

– Подождут.

– Они могут вернуться.

– Я запру дверь. – Он взял обе груди в ладони. – Они увидят, что дверь закрыта, и все поймут.

– Ты не знаешь Лауру.

– Мы вывесим табличку «Не беспокоить». Да при чем здесь Лаура, в конце концов? Тут дела поважнее…

Его губы нашли ее губы, и все мысли исчезли, уплыли куда-то. Огонь желания разгорался, захватывая их полностью, без остатка. Невероятное, новое для Уинн чувство: она сливается с ним в одно целое, с этим чудесным мужчиной, которого знает всего несколько часов…

– Ты самая красивая женщина из всех, кого я видел. – (Уини скорее не услышала, а почувствовала его горячее дыхание.) – Если бы не твои ребята, это время было бы настоящим наслаждением.

Напрасно сказал он эти слова – туман желания тотчас рассеялся. Да. Значит, она в нем ошиблась. Если б на нее вылили ведро ледяной воды, это не произвело бы более шокирующего эффекта.

– Скажи, что ты так не думаешь, что эти слова случайно вырвались у тебя, – прошептала Уинн, потрясенная до глубины души. По ее тону Джейк почувствовал, как она уязвлена. Все. Никакой любви сейчас не получится. Мышцы его напряглись, он замер на секунду. Взял себя в руки, отстранился от Уинн.

– Что?

– Что ты сказал о детях… Ты действительно так считаешь?

– Ты хочешь, чтоб я солгал? – холодным тоном спросил Джейк. – Чтоб сказал, что просто в восторге от того, что на меня свалились заботы о двух мальчишках? Прошу прощения. Я не привык прятать правду, пусть и горькую. Я хочу тебя. Если б ты была одна, было бы намного лучше…

Она вырвалась из его объятий и натянула блузку.

– За все надо платить, – отрезала она.

– Я это хорошо знаю. И ты мне сказала о цене, – продолжал он. – Правда, после того, как мосты были сожжены.

– В противном случае ты бы не совершил эту покупку вообще.

Джейк не ответил. Взял дорожную сумку и широкополую фетровую шляпу.

– Ты готова ехать? Похоже, что здесь все дела закончены.

Она, помедлив секунду, молча взяла сумку и кивнула.

– Я готова, хотя ты и не сказал, куда мы направляемся.

Он помолчал.

– В Техас, как проницательно подметила твоя подруга. В город Честерфилд, штат Техас, если точнее. У меня там ранчо.

Она удивленно подняла брови.

– Ранчо? Так здорово, просто не верится! Прекрасное место для воспитания детей.

– Может быть, – холодно заметил Джейк. Лицо его заметно помрачнело. – Лично я вырос в городе. – Он толчком распахнул дверь. – Еще одно предупреждение, жена. Я постараюсь сделать твою жизнь удобной. Но не смогу тебе дать того, чего у меня нет.

– Ты имеешь в виду любовь? – отважилась она спросить.

– Любовь – иллюзия, – холодно парировал Джейк. Потом после длинной паузы произнес: – Забавная вещь эти иллюзии. Что с ними ни делай, в действительность их превратить нельзя. А если будешь упорствовать, заработаешь много шишек.

И они вышли из комнаты.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Они летели в Техас на огромном лайнере, потом пересели на маленький самолетик местной компании. Когда приземлились, прямо у посадочной полосы Джейка ждал пикап.

– Садитесь все в машину, вперед, вперед! – скомандовал он. – Тесновато, конечно, но все равно лучше, чем трястись сзади, вместе с багажом. Давайте, ребята, шевелите ногами.

Уинн, затаив дыхание, ждала, как отреагирует Чик. Она облегченно вздохнула: мальчик без колебания забрался на сиденье.

Джейк, заметив беспокойство на ее лице, поднял бровь:

– В чем дело?

– Все-то ты замечаешь.

– А что, с Чиком какие-нибудь проблемы? – спросил он.

– У него проблемы с легковыми автомобилями.

Джейк и бровью не повел.

– Пусть не беспокоится: легкового автомобиля у меня нет. – Он подал ей руку и помог подняться в кабину. – А так как пикап не вызывает у него отрицательных эмоций, можешь ездить на этой машине, пока мы здесь.

– А как же ты?

– У меня тут есть еще одна старая керосинка, я пока на ней поезжу. К тому же и конь есть. – Он обошел машину сзади, проверил, все ли закрыто, и забрался на водительское сиденье. – Ну, все нормально? Ремни пристегнули?

– Все в порядке, дядя Джейк, – отозвался Бастер. – А далеко ваше ранчо? Чик хочет знать.

– Через полчаса будем там.

Время в пути пролетело быстро. Ребята с интересом смотрели в окно, задавали Джейку вопросы, и он весьма доброжелательно отвечал на них. За короткое время он так сумел расположить к себе мальчиков, что они относились к нему как к божеству. Уинн несколько беспокоило это обстоятельство, ведь через какое-то время их отношения могут прерваться. Превозмогая душевную боль, Уинн не откладывая, прямо в машине объяснила ребятам, что дядя Джейк будет в их семье лишь временно. Убедила ли она ребят? Вряд ли. Она и сама в это не верила.

Через двадцать минут они въехали на центральную улицу какого-то городка.

– Это Честерфилд, – сообщил Джейк.

Уинн с интересом разглядывала дома и магазинчики. Город был своеобразным. Маленьким, но очень привлекательным. Чисто вымытые витрины магазинов с аккуратными навесами, много цветов.

В двухэтажном доме со старинным фасадом располагался универмаг, а рядом с ним – новый, современного вида банк. Удивительнее же всего было соседство суперсовременного здания из стекла и бетона, в котором размещалась какая-то юридическая фирма, и открытого рынка, на котором, казалось, продавалось все – от цветов до продуктов питания и одежды.

Никогда еще она не видела такого необычного места! На автомобильных стоянках между машинами стояли привязанные лошади. У входа в салун на коне гарцевал настоящий ковбой. Над зданием суда развевался флаг штата Техас.

– Это Честерфилд? – удивленно спросила Уинн. – Как тут интересно!

– Ничего интересного, – буркнул Джейк. – В сорока минутах к югу от ранчо есть более подходящий город, с красивыми аллеями для прогулок, кинотеатрами и всем таким прочим. Можете прокатиться туда, когда захотите.


– Это и есть то место, куда мы едем? – спросил Бастер, когда впереди замелькали постройки. – Это ваше ранчо?

– Да. Добро пожаловать на ранчо «Проселочная дорога»! – Джейк, улыбнувшись со значением, искоса посмотрел на Уинн. – Здесь, конечно, надо кое-что подремонтировать.

– А мне нравится! – воскликнула она.

– Чик, смотри-ка! Вон там конюшня, какие-то еще постройки! – воскликнул Бастер, дергая брата за рукав. – А у вас лошади есть, дядя Джейк? А коровы, свиньи?

– Никаких свиней. Это ранчо, а не ферма. А лошадей и коров – много.

Он свернул на длинную проселочную дорогу и вскоре затормозил перед домом. Мальчики выпрыгнули из машины и тотчас стали взбираться на крыльцо, а Джейк, один за другим вытащив чемоданы, принялся перетаскивать их в дом. Уинн, задрав голову, с интересом осматривала здание.

Они будут жить в настоящем двухэтажном доме с множеством комнат, а не в тесной квартире! От радости слезы выступили у нее на глазах.

– Тут даже второй этаж есть! – сообщил Бастер Чику. – Пойдем! – Он схватил брата за руку, и они исчезли в лабиринтах дома.

Уинн тоже вошла внутрь и осмотрелась. Лучи заходящего солнца освещали выщербленный дощатый пол и местами ободранные обои. В углах под потолком – паутина; на всем лежал толстый слой пыли. Старая, обшарпанная, старомодная мебель с выцветшей обивкой.

– Послушай, – сказал Джейк приглушенным голосом, – я понимаю, что здесь запустение…

– Тут очень красиво, – прошептала она, уже строя в голове планы по благоустройству. – Этому дому не хватает просто… любви и заботы. Надо вдохнуть в него новую жизнь.

– Да нет, это просто куча хлама. Дело в том, что я совсем недавно вернулся и не успел еще…

– Посмотри, какие просторные комнаты, – восторгалась она. – По сравнению с тем местом, где мы жили, это просто дворец! – Уинн наклонила голову набок, любуясь помещением. – А потолки! Такие высокие!

– Я понимаю, что ты расстроена… – опять завел свое Джейк, но она его не слушала.

– А где кухня?

Он, повел ее туда.

– Сколько здесь продуктов! – воскликнула она, поочередно открывая дверцы многочисленных шкафчиков на кухне. – А половички есть?

– Вон та дальняя дверь. Там все лежит. – Джейк стоял посреди кухни, смущенно озираясь вокруг. – Я могу нанять людей, чтобы они навели тут порядок.

– У тебя даже моечная машина есть! Не могу поверить! – Уинн была готова танцевать от радости. – А это что? Настоящая старинная печь, которую топят дровами? Вот это здорово! Я никогда такой не видела. А как она работает?

– Вот сюда кладут дрова и поджигают. Только осторожно с ней – пожар можно учинить. Я лучше привезу микроволновку – на ней и будешь готовить.

– О-о-о, Джейк, это так здорово! Я тут приведу все в порядок – ты не узнаешь.

– Я женился на тебе не для того, чтобы завести себе горничную, – произнес он тоном более резким, чем хотел.

Но Уинн не обиделась, и улыбка не сошла с ее лица.

– Я знаю, зачем ты на мне женился. – Она обняла его за шею обеими руками. – А чистый и уютный дом – это будет выражение моей благодарности. О таком доме я и мечтать не могла!

Джейк пробормотал что-то невнятное и осторожно высвободился из ее объятий.

– Не морочь мне голову, Уинн. Я знаю, как выглядит это жилище. Удивительно еще, как ты не убежала отсюда. Хотя… Куда тебе бежать?

Она пожала плечами.

– Даже не знаю. Но и незачем: лучшего подарка, чем этот чудесный дом, и придумать нельзя.

– Мне пора ехать, – сообщил Джейк хмурым голосом.

– О'кей. Когда вернешься?

– Не знаю.

– Ну что ж… В твое отсутствие я найду чем заняться.

– Тебе не нужно будет ни о чем беспокоиться, – заверил ее Джейк. – Я найму несколько человек, чтобы они убрались в доме.

Что-то сжалось у него внутри. Зачем все это? Зачем оставлять ее в доме, который давным-давно пора снести? Он мог бы перевезти Уинн в новый дом… Она жила бы как королева. Но он знал себя, знал, что он не из тех, кто становится хорошим мужем. В конце концов он подведет ее. Разрушит все ее мечты и надежды. Как смотреть ей тогда в глаза? Нет уж. Раз она забралась в эту дыру, пусть уезжает разочарованной. Возможно, тогда ее мечты останутся с ней.

– Я думаю, тебе надо осмотреться здесь и составить список необходимого. Если будут вопросы, Дасти тебе поможет. Он должен быть где-то здесь.

– Дасти?

– Мой помощник. Такой маленький парень в высокой шляпе. Постоянно плюется – его невозможно ни с кем спутать.

Она улыбнулась.

– Похоже, мужчина с характером.

– Да. С характером – это точно. – Не в силах больше сдерживать себя, Джейк вдруг сгреб Уинн в объятия и, приподняв, жадно поцеловал. – Не надо было тебе выходить за меня, – пробормотал он, когда поставил наконец ее на землю. – Пожалеешь.

– Пожалею, если только придется уезжать.

Он закрыл глаза.

– Когда наступит время, уедешь, – сказал он жестким голосом.

– И никакого выбора нет?

– Нет, – твердо сказал он и вышел.


– Это не пройдет, Питер. Такой брак – одно наказание, – сказал Джейк своему адвокату.

– А в чем дело? Она что, не подпишет брачный контракт?

– Уже подписала.

– Но твоя избранница знает, что брак временный? Она не устроит сцену, когда придет время расставаться?

– Она обо всем осведомлена.

– А как обстоят дела с выполнением условий контракта? Вы ведь оформили брак и… переспали?

Джейк недовольно скрипнул зубами.

– Об этом… я позаботился, – выдавил он.

– И она подтвердит это? На открытом заседании суда?

– Это мы еще не обсуждали. Но, зная Уинн, можно сказать, что да, подтвердит.

– Вот видишь! – воскликнул Питер. – Даже настоящая жена не пойдет на это! В чем же тогда проблема? Твоя жена – просто идеальная женщина.

– Она… да, хорошая.

– А-а-а! Вот в чем проблема!

– Я не нуждаюсь в твоем сарказме, Брайан, – рыкнул Джейк. – Я говорю серьезно. Я действительно… как бы это сказать… попал в неприятную ситуацию.

– Подожди. Ты хотел простую, практичную, уравновешенную женщину, которая бы согласилась на временный брак. Ты это получил?

Джейк нахмурился.

– Не очень-то она простая, – сказал он.

– Нет? Да ладно тебе! Заарканил хорошенькую женщину… Как, ты говоришь, ее зовут? Уинн?

– Уинн Соммерс. И она… э-э-э… красивая. Обалденно красивая. К тому же девушка.

– Девушка? Молодая?

– Я не это хотел сказать, – Джейк смущенно улыбнулся. – В общем, ее трудно описать словами. Она не такая, как все, – закончил Джейк.

– И эта… «не такая, как все» еще задаст тебе жару? – предположил Питер. – Ей что – не понравилось твое ранчо?

– Я не знаю. Мы сейчас живем в моем старом доме.

Питер даже рот открыл от изумления.

– Ты… ты повез ее в эти трущобы? Ты что, с ума сошел? Не удивительно, что она так расстроена. Отвези ее на ранчо Честерфилдов, у нее настроение сразу поднимется.

Если взять Уинн на ранчо деда, она оттуда никогда не уедет, подумал Джейк.

– Она вовсе не расстроена, – сказал он вслух. – Ей даже нравится мой старый дом. У нее полно планов по наведению там порядка.

– Что-о-о?!

– Ну… я, конечно, их отверг, не разрешил ей браться за что-либо, – добавил он, оправдываясь. – Кстати, надо нанять кого-то, чтобы прибрались там. У тебя никого нет на примете?

Питер в задумчивости наморщил лоб.

– Так… Тебе что – эта женщина совсем не нравится, так, что ли?

– Я этого не говорил.

– Но ты явно не влюблен.

Джейк, повернувшись спиной к Питеру, налил себе коньяку. Выпил. Замер на несколько секунд, держа стакан в руке.

– Ты прав, не влюблен.

– Она симпатичная?

– Ну… Волосы как лунный свет, кожа чистая, нежная. Глаза такие… ясные, как лесная полянка. В общем, красивая, – сказал Джейк.

– Я хочу ее.

– Что-о-о?!

– После того как ты с ней разведешься, я женюсь на ней! По твоему описанию, она сказочно красива.

– Иди ты к черту, Брайан! – огрызнулся Джейк, отворачиваясь к окну.

Какое-то время он пропускал мимо ушей сыпавшиеся один за другим вопросы Питера, угрюмо глядя в окно. Он уже несколько раз натыкался глазами на что-то знакомое. Старый черный пикап, забрызганный грязью… Джейк нахмурился. Черт побери! Это же его пикап!

– Черт побери! – выругался он вслух. – Кажется, моя жена здесь, в городе.

– Слушай, мне не терпится посмотреть на нее. Она мне начинает нравиться.

– Иди ты к черту, Брайан! – Джейк, нахлобучив шляпу, направился к двери. – Закончим наш разговор в другой раз.

– Подожди, Джейк! А как же завещание твоего деда? Надо решить, на какую дату назначить слушание в суде. Уинн должна…

Джейк остановился как вкопанный и, постояв секунду, повернулся и подошел к Питеру.

– Я передумал. Моя жена не будет рассказывать на открытом судебном заседании всему Честерфилду о том, как она проводила со мной первую ночь. Тебе придется убедить судей, чтобы они пошли на более конфиденциальную форму признания. Что-нибудь наподобие обеда, где мы все могли бы обсудить в неформальной обстановке.

– Обед? – недоверчивым тоном повторил адвокат. – Например, она подает первое блюдо и говорит: «Между прочим, Джейк и я провели первую брачную ночь вместе, в одной постели, и делали то же, что делают все молодожены… Соль, перец и горчица на столе, джентльмены. Приятного аппетита».

Джейк нахмурился.

– Я не позволю, чтобы Уинн была унижена. Понятно? Судья может просто спросить, как прошла наша брачная ночь. Уинн ответит, что прекрасно, – и делу конец.

– И действительно так было? Я имею в виду – прекрасно?

У Джейка от ярости перекосило лицо.

– Если б ты не был моим адвокатом, я бы дал тебе в морду.

Питер криво усмехнулся.

– В таком случае мне повезло, что я твой адвокат. Можно еще один вопрос напоследок?

– Какой?

– Это ведь твоя временная жена, правильно? И она уйдет от тебя, как только условия контракта будут выполнены? Ты, надеюсь, в нее не влюблен?

Джейк опять нахмурил брови и, чтобы скрыть недовольство, надвинул шляпу на глаза.

– Три вопроса, Брайан, если уж быть точным. А ответ на все твои три вопроса один: не твое дело. Позаботься об обеде, понятно?

– Хорошо, но тебе придется поговорить с Уинн, объяснить, что от нее требуется.

– Я с ней поговорю.

Джейк быстро миновал длинный коридор и вышел на улицу. Где Уинн и что она делает в Честерфилде?

Расписавшись в получении отобранных товаров, Уинн тепло улыбнулась кассирше и покатила тележку к выходу. Бастер и Чик следовали за ней. Они втроем приехали в город за покупками. У самых дверей дорогу им загородил мужчина.

– Говорят, вы за Джейка замуж вышли? – спросил он, обращаясь к Уинн. – Это правда?

В магазине наступила полная тишина. Уинн подняла взор на этого человека. Гнев искажал, должно быть, привлекательные черты его лица. Она мысленно удивилась, чем она могла ему так досадить.

– Если вы имеете в виду Джейка Хондо, я действительно его жена, – сказала она, протягивая руку. – Меня зовут Уинн.

Мужчина демонстративно проигнорировал ее жест. Она медленно опустила руку.

– Джейк женился на вас, чтобы наложить лапу на мое наследство, – злобно процедил он сквозь зубы.

– Ваше наследство? – удивленно подняла она брови.

– Рэндолф, пожалуйста… – пробормотала стоявшая сзади женщина с печальными глазами, пытаясь оттащить его за рукав. – Не надо устраивать сцену.

Он с силой отбросил ее руку.

– Я Рэндолф Честерфилд, – и земля, которую норовит получить Джейк Хондо, по праву принадлежит мне.

– Эта земля – его наследство!

– Только в том случае, если он, как и полагается, «женится и переспит».

Уинн рассмеялась.

– Тогда нет проблем.

Напрасно она это сказала! Мужчина, сжав кулаки, подступил к ней вплотную, отодвинув тележку в сторону.

– Если б вы знали этого человека лучше, вы бы так не говорили!

Уинн гордо подняла подбородок, всем видом показывая, что ее не запугать.

– Я хорошо знаю Джейка и…

– Тогда вы знаете и об условии завещания его деда, – отрезал он. – Вы знаете, что он женился на вас только из-за того, чтобы отнять у меня мою землю.

– Свою землю, – поправила она его с лучезарной улыбкой. – И, конечно же, я знаю, почему он на мне женился. Он не только честный человек, но и самый лучший, самый милый, щедрый и благородный из всех мужчин на свете. Если бы не он, я не смогла бы содержать моих племянников, – она обняла Бастера и Чика и привлекла их к себе. – Я считаю, что он просто ангел, а не мужчина!

Рэндолф то открывал, то закрывал рот, пытаясь переварить эту, видимо, совершенно шокирующую его информацию. Он явно не знал, что сказать.

– Я вижу, Джейк здорово вам закрутил мозги, – выдавил он наконец. – Я даже не знаю, жалеть вас или поздравлять его. Хочу только предупредить: он и гроша ломаного не даст за вас и ваших мальчишек. Вы для него лишь средство в достижении цели. Как только он добьется своего, он и вас, и ваших ребят выбросит, как мусор.

– Рэндолф, прошу тебя… – взмолилась женщина позади него. – Оставь ее.

– Замолчи, Эви! Я говорю правду. Кто-то должен рассказать ей о Джейке – какой он низкий, подлый человек. Как змея! До того, как он укусит ее или кого-нибудь из ее ребятишек.

– Дядя Джейк – не змея. И он не будет нас кусать. Он любит нас! – крикнул Бастер с красным от негодования лицом. – Не говорите о нем больше ничего плохого, иначе я вас стукну!

Уинн крепче прижала к себе племянника.

– Успокойся, Бастер. Мистер Честерфилд плохо знает дядю Джейка, – она бросила укоризненный взгляд на Рэндолфа. – Вы не правы, мистер. Мой муж – порядочный человек, и в недалеком будущем он вам это докажет. Больше таких гнусных слов о нем не говорите – ни мне, ни моим мальчикам, иначе пожалеете. А теперь отойдите в сторону. Нам нужно идти.

Крепко взявшись за тележку, она решительно покатила ее прямо на Рэндолфа, и тот поспешно отступил в сторону.

– Извините, что задерживаю вас, – крикнул он ей вслед, – но ради любопытства: сколько он вам платит, чтоб вы с ним спали? Это, должно быть, тяжкое испытание для вас.

В зале все так и ахнули. Гнев на этого мерзкого человека охватил Уинн. Но гнев этот был ничто по сравнению с гневом, в каком пребывал мужчина у выхода, слышавший всю эту сцену.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Глаза у Джейка пылали адским огнем.

– Я вижу, ты уже познакомился с моей женой, Честерфилд, – сказал Джейк полным ледяного спокойствия голосом.

Рэндолф, опешив от неожиданности, съежился и побледнел.

– Хондо, я…

Джейк подступил ближе, припирая противника к стене.

– Если ты заговоришь с ней еще раз без моего разрешения, я сделаю с твоим красивым лицом такую пластическую операцию, что ты потеряешь свою привлекательность навсегда. Ты понял?

– Послушай, Джейк… Я просто…

– Я не слышу ответа, – он схватил его за рубашку. – Никогда с ней не разговаривай! Не смей даже смотреть на нее! Ты понял?

Пот капал со лба Рэндолфа. Сжав губы, он кивнул.

Джейк отпустил его.

– Хороший ответ. Потому что, если ты еще хоть раз посмеешь сунуться в мои дела, я сверну тебе башку! – Его взгляд переместился на Уинн, он кивнул ей головой на выход: – Иди, подождешь' меня там.

Она вышла из магазина, не говоря ни слова. Бастер последовал за ней, на ходу показав язык Рэндолфу. А Чик, чтобы не отстать от брата, быстро подошел к Рэндолфу и, зло пнув его в голень, пустился вдогонку за Бастером.

Джейк окинул взглядом толпу собравшихся – большинство из них стояли потупив взор, не смея посмотреть ему в глаза.

– Я защищаю свое, – сказал он, обращаясь ко всем и ни к кому в отдельности.

– Никто в этом и не сомневается, – донесся до него голос Белл, кассирши. – И не беспокойся об Уинн. Она с первого раза сумела показать себя с лучшей стороны. Мы ее уважаем.

– Рад это слышать, – сказал Джейк и, только сейчас заметив жену Рэндолфа, приподнял шляпу: – Мое почтение, Эви.

– Черт бы тебя побрал, Хондо! – вдруг вспылил Рэндолф. – Оставь в покое мою жену, у тебя есть своя!

Джейк галантно склонил голову:

– В первый раз за свою жизнь ты прав, Рэндолф: у меня действительно есть жена. – Он повернулся и посмотрел вслед удаляющейся по тротуару Уинн. – Отложим наш разговор. Мне надо идти.

С этими словами он зашагал к выходу.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он Уинн, догнав ее у пикапа.

– Нам было скучно, и мы приехали за покупками, а заодно посмотреть город.

– Прыгайте все в машину, – приказал Джейк, – поедем домой.

Только когда они добрались до проселочной, дороги, ведущей к ранчо, он смог облегченно вздохнуть. У него было жуткое предчувствие, что это только начало его мытарств. Встретить их вышел Дасти.

– Это она? – он кивнул в сторону Уинн, которая радостно улыбалась в кабине пикапа. – А пацаны-то откуда взялись? По-моему, о детях ты ничего не говорил.

– Я тебе говорил, что моя жена привезет с собой несколько сюрпризов. Дети – это один из них. Пойдем, я тебя познакомлю.

– Может быть, в другой раз? – застеснялся Дасти.

– Нет, – безоговорочным тоном произнес Джейк, – познакомишься с ними сейчас.

Как-то раз Джейк и Уинн поехали в пикапе посмотреть владения Джейка.

– А почему у вас такие сложные отношения с этим Рэндолфом? – осторожно спросила Уинн, когда они возвращались.

– Потому что мой отец, Уэстон Честерфилд-третий, не был женат на моей матери. Родство наше – неофициальное, и Рэндолф это родство не признает. Оно приводит его в бешенство. Во мне течет кровь одного из Честерфилдов, но по закону я не Честерфилд.

– И это единственная причина?

– Нет, есть еще. Мой дедушка записал на меня свое ранчо – с одним, правда, условием.

– Чтобы ты женился?

– Точно.

– А если бы ты не женился?

– Ранчо отошло бы к Рэндолфу.

– Но почему твой дедушка выдвинул такое странное условие? – спросила она. – Почему заставил тебя жениться?

– Потому что привык совать нос в чужие дела. Ему взбрело в голову, что он хочет правнуков. Все, разговор окончен. Мы уже дома.

Джейк остановил машину в тени под тополем и выключил зажигание.

– Что здесь, черт побери, происходит? – недоуменным тоном спросил он и выскочил из машины. Дасти, Бастер и Чик молча стояли во дворе, потупив взоры. – Я только что видел, как Бешеный Пес, мой лучший конь, чешет по открытому полю в миле к северу отсюда. Как он смог удрать?

Ни слова в ответ.

– Мой породистый жеребец находится на том же пастбище, что и мой породистый бык, и никто из вас троих не может ничего толком объяснить. Вы хотите, чтобы оба эти животные закончили свой век в виде гамбургеров на нашем столе? А-а-а? Кто-нибудь скажет хоть слово?

Дасти прокашлялся.

– Я, наверное, скажу. Это как бы… так получилось…

– Мой Пес ускакал из закрытой конюшни! Это что – так получилось? У него что – крылья выросли?

Уинн вылезла из кабины и встала рядом с Джейком.

– Бастер, что случилось?

Бастер поднял глаза, в которых дрожали слезы.

– Извините, дядя Джейк. Я просто хотел показать Чику, как ездить на лошади.

От негодования Джейк стал белым как полотно.

– Так это ты вывел коня? Ты?

Бастер с несчастным видом кивнул.

– Я увидел ключи, они висели у входа, и мне стало интересно, позволит ли мне ваш конь прокатиться на нем или нет. Он был такой смирный. Он спокойно пошел со мной из конюшни, прямо как послушный щенок…

– Это моя вина, босс, – пробормотал Дасти. – Когда я увидел мальчишку рядом с Бешеным Псом, я чуть не рехнулся. Я стал кричать, и конь закатил глаза и принялся лягаться. Но у парнишки быстрая реакция. Он моментально сграбастал своего братишку и утащил его на крыльцо.

Джейк сжал кулаки.

– Я, по-моему, просил тебя присматривать за ребятами, Дасти. Значит, так ты за ними присматриваешь?

– Я только на минуту отвернулся, босс, клянусь. Я им показывал, что тут где расположено, объяснял, как тут все работает, и вдруг вижу – конь…

– О-о, Бастер, – со вздохом произнесла Уинн, – неужели ты не знаешь, что нельзя ничего брать без разрешения?

– Если раньше не знал, то теперь будет знать! – вмешался Джейк. – И ты, и ты, оба, – он показал пальцем сначала на Бастера, потом на Чика, – идите в конюшню и ждите меня там.

– Что ты собираешься с ними делать? – с опаской спросила Уинн.

– Нам надо поговорить… по-мужски. Я думаю, на следующей неделе их можно будет оставить одних. – И, не дожидаясь ответа, Джейк повернулся к Дасти. – Что касается тебя… Если хочешь остаться на этой работе, то прежде всего загони жеребца в конюшню, и как можно быстрее.

– Слушаюсь, босс, – выпалил тот и пустился к джипу.

– Джейк! – Уинн взяла его за руку, но он намеренно отводил глаза: если бы посмотрел на нее, то не смог бы оставаться строгим с мальчиками в предстоящем разговоре.

– Что?

– Мальчики должны понять, что поступили неправильно. Иначе они не усвоят урок.

Ему понадобилась почти минута, чтобы переварить эти слова.

– Что ты хочешь этим сказать? – шепотом спросил он.

– Ранчо в Техасе очень отличается от квартиры в Мэриленде. Мне кажется, они этого еще не понимают.

Он повернулся и посмотрел ей в глаза.

– Ты боишься, что я буду их бить?

Она рассмеялась в ответ:

– Я знаю, что ты никогда этого не сделаешь, что бы там Рэндолф ни говорил.

Он прокашлялся.

– Я скоро вернусь.

– Можешь не спешить. Я буду готовить обед, пока ты разговариваешь с ребятами.

Он кивнул и направился к конюшне. Братья ждали его внутри. Бастер, со стоическим выражением лица, стоял впереди, за его спиной спрятался Чик.

Джейк молча смотрел на них, переводя взгляд с одного на другого. Бастер первым нарушил молчание:

– Извините нас, дядя Джейк, что мы так поступили. Мы больше не будем, обещаем.

Чик кивал с испуганным видом, выглядывая из-за спины брата.

– Ну, хорошо. А то я уж подумал, не ограничить ли тут ваше передвижение, то есть не запретить ли заходить в некоторые места. Раз вы все понимаете, теперь в этом нет необходимости. Можно разрешить вам помогать по хозяйству.

Глаза мальчиков загорелись.

– Правда? Мы можем вам помогать?

– Если я сказал – значит, можно.

– Мы обещаем! – твердо сказал Бастер. – Мы будем делать все, что вы скажете.

Чик дернул брата за рукав и что-то шепнул ему на ухо.

– Чик спрашивает, вы обоим нам разрешите работать на ранчо?

– Да. На таком большом ранчо дорога каждая пара рук. Но, – он строго посмотрел на Бастера, – здесь много опасных животных и механизмов.

Одно необдуманное действие может дорого обойтись. Как, например, с Бешеным Псом. Я уверен, что ты не хочешь, чтобы Чик пострадал из-за твоей небрежности.

– Да, сэр, – подтвердил Бастер.

– Это значит, что вы ничего не должны делать без разрешения. Понятно?

– Да, сэр, – опять подтвердил Бастер, а Чик с серьезным видом кивнул.

– Хорошо. Единственная проблема… Ваша оплошность сегодня доставила много лишней работы Дасти, и я думаю…

Бастер не колебался ни секунды.

– Может, ему помочь?

Джейк сделал вид, что размышляет.

– Это хорошая идея. Вон там в углу стоят вилы, попробуйте ими принести сено.

В глазах ребятишек засветился радостный огонек.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джейк сидел за письменным столом деда, в задумчивости уставившись на счета и письма, разбросанные на широкой дубовой столешнице. Всего неделя прошла, как он вернулся домой, а работы опять невпроворот.

Зазвонил телефон, он взял трубку.

– Хондо.

– Я так и подумал, что найду тебя по этому номеру, – прозвучал довольный голос Питера. – Я только что говорил с судьей Грейдоном. Он согласился на разговор за обедом.

– Рад это слышать.

– Я думаю, ему тоже не по душе эта идея публичного свидетельства. Что касается даты… то Грейдон свободен в субботу вечером. И он высказался насчет того, что постарается, чтобы все прошло как можно мягче и естественнее.

– Я так думаю, что и Рэндолф тоже должен быть там, – добавил Джейк без энтузиазма.

– Боюсь, что да. Я уже предложил, чтобы он пришел вместе с Эви. Думаю, она будет играть роль сдерживающего фактора.

– Не очень-то надейся. Но полагаю, ты дашь ему понять, что при моей жене надо вести себя прилично.

– Я уже говорил с ним об этом и думаю, он все понял.

– Будем надеяться.

– Так что остается одна Уинн. Ты ее предупредил, что от нее требуется?

– Это не твоя забота, ты следи за законностью.

Питер помолчал.

– Мне любопытно познакомиться с ней, – сказал он после паузы. – Люди в городе хорошо отзываются о ней.

– Да-а? – протянул Джейк, счастливо улыбаясь.

– Ага, скоро ты будешь палкой разгонять ее поклонников!

– Когда это – скоро? Каких еще поклонников? О чем ты, черт побери, говоришь?

Наступило тягостное молчание. Затем Питер нарушил его:

– Рэндолф распускает слухи по городу, что этот брак не настоящий. Что, как только судья даст «добро» на получение наследства, ты немедленно разведешься с ней. Хотя, если быть откровенным, не такие уж это и сплетни…

– До продолжительности моего брака никому, кроме меня, нет дела.

– Уинн есть дело, – холодно парировал Питер. – Как бы там ни было… Каждый холостяк в радиусе шестидесяти миль, кто перекинулся с ней хотя бы одним словом, ждет не дождется, когда она станет экс-миссис Джейк Хондо. Все считают, что из нее получится превосходная жена. Подозреваю, и я бы придерживался такого же мнения, если б мне довелось встретиться с ней.

Джейк так сжал кулаки, что пальцы побелели. Они ждут, что она станет бывшей миссис Хондо? Экс-миссис Хондо?

– Говори, да не заговаривайся, Питер! Как бы тебе не стать экс-моим адвокатом. И экс-моим другом. А может быть, понесешь в руках пригоршню экс-своих зубов.

Джейк так бросил трубку, что едва не разбил аппарат. Что этот человек несет! А впрочем… он прав. Большинство мужчин, наверное, рассматривают Уинн как воплощение своей мечты о прекрасной жене, счастливой семье, любимых детях. Если бы она приехала в поисках мужа не на Бал Золушки, а в Честерфилд, то здесь наверняка образовалась бы очередь из претендентов на ее руку и сердце. И конечно, все желали бы постоянного, а не временного брака.

От нервного возбуждения Джейк принялся расхаживать по дому своего деда, на ходу подбирая всякие безделушки и ставя их на место. Он любил этот дом, любил так же сильно, как деда. Хотя и сердился на него за привычку бесцеремонно вмешиваться в чужие дела. Дом Честерфилдов давал все, в чем ему было отказано в детстве. Когда он был ребенком, ему не разрешалось даже приближаться к этому дому. А теперь – когда слишком поздно – он весь его.

Прекрасный дом, подумал Джейк, и как будто специально построен для того, чтобы здесь жила большая семья. Дед часто говорил, что настоящим домом он станет, лишь когда огласится детскими голосами. Только сейчас Джейк понял, что тот имел в виду.

Дом как будто сдерживал свое дыхание. Его стены ждали детских рисунков и поделок. Воздух жаждал наполниться ароматом сдобных пирогов и… женских духов. В комнатах было слишком прибрано и чисто – ни разбросанных на ковре игрушек, ни женских штучек в ванной, ни открытой кулинарной книги на кухне…

Он потряс головой, чтобы избавиться от этой заманчивой картины, и снял шляпу с вешалки.

– Уинн, ты где? Собирайтесь в дорогу, мы переезжаем! – ворвался на кухню Джейк дня через два.

– Зачем? Нам хорошо и здесь. Тихо, не кричи, а то спугнешь тесто…

– Мы едем, и точка.

Уинн боязливо хмыкнула.

– А как же наша выпечка?

– Ну что, опять все сначала?

– Мы хотели испечь кексы для миссис Маккрэкен. – Она махнула рукой в сторону большой керамической миски.

Джейк нахмурил брови.

– Кто такая миссис Маккрэкен?

– А-а-а! Я знаю, – опередил ее Дасти, который находился тут же. – Это та придурковатая старуха, что живет рядом со школой. Обожает болеть. Вечно стонет и жалуется на здоровье.

– У нее ишемическая болезнь, – вступила в разговор Уинн. – Ну, я и подумала: почему бы нам с ребятами не сделать для нее что-то приятное. Она такая одинокая…

– Ну хорошо, – прервал их диалог Джейк. – Грузи свое тесто в пикап, Уинн. Печь будешь в доме деда. Пусть там будет аромат жилья, дед об этом мечтал. Давайте, ребята, – обратился он к остальным, – у нас еще много дел.

Дасти недовольно крутил головой, тихо бормоча:

– Сначала мы останавливаемся здесь на несколько дней. Затем снимаемся и едем в честерфилдский дом, потому что он, видите ли, не в духе. Потом мы все перебираемся в «Проселочную дорогу», потому что он женится. И всего через десять несчастных дней опять едем на ранчо Честерфилдов! – Он повернулся и пошел к двери. – Пора бы, в конце концов, определиться. У меня башка кругом идет от этих переездов!

Сборы в дорогу заняли больше времени, чем предполагалось, и в путь они двинулись лишь в день запланированного званого обеда, поэтому по приезде в дом Честерфилдов Уинн не стала распаковывать свои личные вещи, а сразу же начала готовиться к приходу гостей. Осторожно поставив огромную стопку тарелок на сервант в гостиной, она с довольным видом стала ее осматривать. За стол, стоящий посреди гостиной, можно свободно усадить человек двенадцать, а этого более чем достаточно.

– Хэлло! Есть здесь кто-нибудь? – В дверях появился мужчина с огромным букетом цветов и замер, увидев ее. – Это вы – Уинн? Жена Джейка?

– Совершенно верно, – подтвердила она. – А вы?..

– О, извините, – проговорил гость и изобразил на лице приятную улыбку. – Питер Брайан, адвокат Джейка – и временами друг. Простите мое замешательство, но я несколько растерялся, увидев вас. У Джейка такой отменный вкус!

– Рада с вами познакомиться, – тепло проговорила Уинн. – А почему «временами»?

– Дело в том, что я имею привычку давать ему иногда нагоняй. Так что друзья мы не всегда.

– Эти цветы – для меня?

– О да! – Питер протянул букет. – В честь нашего знакомства. Поздновато, правда. Но хороший предлог, чтобы повстречаться с вами перед обедом.

Уинн весело рассмеялась.

– Не надо было придумывать никаких предлогов. И можно было обойтись без цветов. Я вам рада в любое время.

– Если уж быть совсем откровенным, я принес эти цветы от чистого сердца, для вас. Хотя правда и то, что я хотел удостовериться, готовы ли вы к сегодняшнему разговору.

Она бросила на него испуганный взгляд. Неужели сегодняшний вечер[1] еще серьезнее, чем она думала?

– Все вообще-то произошло так быстро – этот переезд, обед… Вы знаете, что мы только сегодня приехали?

– Да, Джейк сообщил мне. Честно говоря, я не мог поверить, что он на это решится. – И прежде, чем она успела что-либо сказать, Питер продолжил: – Но вы не ответили на мой вопрос.

– О том, готова ли я к сегодняшнему разговору? – Уинн жестом указала на стол. – Вы же видите, я накрываю на стол. Сейчас все будет готово.

– Дом выглядит прекрасно. Не сомневаюсь, что и обед будет превосходным, – перебил ее Питер, – но я имею в виду не это. Я имею в виду причину, по которой мы собираемся сегодня.

– Причину… – Уинн замерла, почувствовав по его тону, что нужно быть осторожной. – Не хотите чашечку кофе? – предложила она.

– Если можно, вон с той выпечкой, о которой я так наслышан.

Она сделала усилие, чтобы улыбнуться.

– Это печенье укрепило нашу дружбу с Дасти. Удивительно, на что способно обыкновенное домашнее печенье.

– Должно быть, это не простое печенье. – Питер последовал за ней на кухню. Уверенно, как свой человек в доме, открыл буфет и достал две кружки, наполнив их приготовленным Уинн кофе. – Вам с чем?

– С молоком и сахаром.

Питер достал из холодильника молоко.

– Я полагаю, Джейк говорил с вами о сегодняшнем вечере?

– Конечно. – Она наложила в тарелку внушительную горку домашней выпечки и села за стол. – Мне, правда, было немного удивительно, что Рэндолф тоже приезжает.

Питер достал из серединки овсяное печенье с изюмом.

– Ну что вы, разве он может пропустить! Он до сих пор не теряет надежды оттягать у Джейка наследство деда. Э-э-э, да это просто замечательное печенье! Неудивительно, что Дасти прикипел к вам.

– Спасибо. Действительно, пока поднос наполнен печеньем, мы с Дасти просто «неразлей-вода», – с улыбкой сказала Уинн и, помедлив немного, спросила: – Я чего-то не понимаю, наверное. Джейк и я женаты, правильно? Почему же тогда Рэндолф надеется получить это наследство, когда все уже свершилось?

– Потому что судья Грейдон еще не признал этот брак. Он признает его только после предстоящего разговора с вами, когда убедится, что вы и Джейк… ну, вы знаете. – Питер взял еще одно печенье. – Я полагаю, Джейк вам все объяснил.

Уинн пробормотала, потупившись:

– Я, должно быть, упустила что-то из виду…

– Все было бы забавно, если б не было так серьезно. До того, как Джейк женился на вас, действия его были разыграны как по нотам. Он берет простую, практичную, уравновешенную женщину, женится на ней и ведет ее в суд.

– Практичную? А я на нее не похожа?

– К сожалению, вы не совсем отвечаете запланированным критериям. – Поколебавшись, Питер добавил: – Но дело не в этом. Единственным существенным требованием было, чтобы жена добровольно, без принуждения встала перед судьей, а если потребуется, и перед всеми собравшимися в зале суда, и сказала бы то, что необходимо. Но после того, как Джейк привел вас в свой дом, он только и думает что о практическом выполнении условия.

Какого условия? – хотелось спросить Уинн, но она постеснялась. Было очевидно: Питер считал, что Джейк посвятил ее во все подробности.

– Вы говорите, Джейк особенно беспокоится об этой части завещания. Почему?

– Он не хочет ставить вас в… щекотливое положение. Джейк попросил меня устроить встречу с судьей более… частного характера, так сказать. – Питер как-то странно передернул плечами. – Ну… в конце концов, вам не придется стоять перед судом и рассказывать всем жителям Честерфилда, что вы практически осуществили брак. Хотя, я согласен, и во время обеда говорить об этом не очень приятно.

Уинн побледнела, кружка ее застучала о стол.

– Так я должна…

– Невероятно, да? – кивнул Питер. – Мистер Честерфилд был такой чудак. Он очень хотел, чтобы Джейк по-настоящему женился.

– Почему? – снова спросила она.

Питер уселся поудобнее.

– Вы лучше задайте этот вопрос Джейку. – Он допил кофе и встал, прихватив с собой два печенья. – Извините, что я, как Винни-Пух, поел и сразу ухожу. Мне нужно было только удостовериться, что все готово.

– Спасибо, что зашли.

– А я благодарю за гостеприимство. Увидимся вечером.

Еще целый час после его ухода Уинн, накрывая на стол и готовясь к вечеру, мысленно прокручивала разговор с Питером. Но почему Джейк не предупредил ее? Может быть, намеревался сделать это прямо перед обедом, накануне прихода гостей? Непонятно.

К ужину все было готово. Мягким, матовым блеском сияло столовое серебро. Прекрасный стол вишневого дерева она отполировала так, что тот сиял, как люстра; в самом центре стола, в красивой серебряной вазе красовался букет, принесенный Питером. Оставалось только принять душ и переодеться.

Джейк вошел в спальню, когда она выходила из ванной комнаты.

– Я видел стол, – сказал он. – Ты здорово поработала. Спасибо.

– Мне бы не хотелось, чтоб у Рэндолфа был повод для замечаний.

Он усмехнулся.

– Это его не остановит. Но все равно – спасибо.

– Дасти с мальчиками уехал?

– Только что. Они в восторге от одной мысли о том, что поедут в ночное с настоящими ковбоями. Чик так обрадовался, что связно сказал несколько слов. Он скоро начнет говорить, вот увидишь. Все ковбои доброжелательно относятся к нему.

– Я рада.

– Он хороший паренек, только вот не повезло ему… – Джейк вздохнул, как бы собираясь с силами. – Послушай, мне надо поговорить с тобой, – произнес он, подходя к ней сзади и снимая с ее головы полотенце.

Ну вот, подумала она. Сейчас скажет правду об этом званом обеде.

– Какие-нибудь проблемы?

– Никаких проблем. Я просто думаю, ты должна знать… что судья Грейдон может задать тебе кое-какие вопросы.

– О чем?

– О нашем браке. – Он запустил пальцы в ее влажные волосы, погладил по затылку. – Этот Грейдон – занудливый старикан, так что отнесись к нему с юмором, ладно?

– Но ты хочешь, чтоб я ответила на его вопросы?

– Да. Если он зайдет слишком далеко, я его остановлю.

– О, Джейк, – прошептала она, – я так рада, что ты вошел в мою жизнь.

Он закрыл глаза. Уинн обхватила его руками за шею. Больше всего на свете ей хотелось сейчас сказать ему только три слова: я люблю тебя. Для нее было бы большим наслаждением произнести их, но она знала, что у Джейка эти слова вызовут боль и тревогу. Не стоит усложнять ему жизнь, подумала она. Однако, не в силах удержаться от прилива нежности, она поцеловала его долгим страстным поцелуем.

Он крепче прижал ее к себе.

– У нас ведь уже нет на это времени, так ведь?

– Наверное, нет. Если мы хотим встретить гостей.

– Вообще-то можно повесить табличку «Чувствуйте себя как дома» и оставить дверь открытой. Если мы задержимся, судье и вопросов никаких не придется задавать.

– Что и требовалось доказать?

– Что и требовалось доказать.

– Я не знаю, как они вообще могут сомневаться. Ни одна женщина не устоит против такого мужчины.

Он тихо засмеялся, прижавшись губами к ее уху.

– Ты сама такая красивая, что я уже не могу терпеть. Но… Оденься, пока я приму душ. А то еще мгновение – и я утащу тебя в постель на целые сутки.

– Заманчиво звучит, мистер Хондо, очень заманчиво.

Он поцеловал ее страстно, ненасытно, и поцелуй этот говорил яснее всяких слов. Надежда окрылила Уинн.

Или… может, это ложная надежда?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Вы, должно быть, здорово перепугались, когда узнали, что Бастер пытался оседлать Бешеного Пса? – спросил судья Грейдон, покачивая головой.

– Не то слово, – сухо парировал Джейк. – Я испытал настоящий ужас.

Судья помешивал кофе, скрывая выражение глаз под густыми бровями.

– Семья, знаете ли, большая ответственность.

– Я это уже понял.

– И все-таки игра стоит свеч?

Джейк посмотрел на Уинн.

– Да. Стоит.

– Э-э-э, да хватит вам, о чем вы говорите?! – взвизгнул Рэндолф. – Думаете, он скажет что-нибудь другое? Он сделает все, лишь бы унаследовать это место. И на ложь пойдет, я уверен.

Чашка Уини застучала о блюдце.

– Он не лжет! – отрезала она. – И я тоже. И, чтоб вы знали, Джейк и я в брачную ночь спали вместе! – Она помедлила, затем неохотно добавила: – Точнее, это произошло утром следующего дня. Так что мы настоящая, полноценная, состоявшаяся семья. Вот так. И, поскольку с этим покончено, не угодно ли приступить к торту?

– Кто сказал ей? – Джейк вскочил на ноги и, гневным взглядом обведя по очереди всех сидящих за столом, остановился на Питере. – Ты. Это твоих рук дело, ведь так?

– Я… я действительно пришел раньше других сегодня, – признался адвокат, – чтобы удостовериться, все ли готово к разговору.

– Ах ты сукин сын!

– Подожди минуту, не кипятись, – запротестовал Питер. – А что ты, собственно, так расстроился? Неужели не сказал ей, о чем сегодня пойдет речь?

– Нет, не сказал, – отрезал Джейк.

– Но ты же говорил, что скажешь.

– Говорил, но… не сказал.

– Видите, он все-таки лжет! – с радостью в голосе вставил Рэндолф.

– Какого же черта ты не объяснил ей? – в запальчивости спросил Питер. – Чего тогда ждал от этой встречи?

Джейк сложил руки на груди.

– Я ожидал, что судья задаст несколько тонких вопросов. Настолько тонких, что она не поймет, для чего это нужно.

Судья Грейдон нахмурился.

– Почему вы хотели скрыть от Уинн такое важное обстоятельство, Джейк?

– Я хотел пощадить ее чувства, – ответил тот после длинной паузы.

– Он хотел защитить меня, – объяснила Уинн, ослепительно улыбаясь своему мужу. – Он благородный человек.

Услышав эти слова, Рэндолф, как ужаленный, вскочил с места и, судорожно тыча пальцем в Джейка, закричал:

– В нем нет ни на йоту честности! Ему плевать на чьи бы то ни было нежные чувства. Я вам скажу, почему он так поступил. Он знал, что она уйдет от него! Любая нормальная женщина предпочтет уйти от мужчины, а не обсуждать прилюдно интимные подробности.

– Уйти от него? – Уинн тоже вскочила, отодвинув в сторону стул. Глаза ее пылали негодованием. – Вы считаете, я смущена или унижена тем фактом, что я законная, настоящая жена Джейка Хондо? Я горжусь этим. И готова заявить это всему миру, если меня попросят.

– Да он вас просто использует! – гневно бросил Рэндолф. – Вы что, слепая? Не видите этого?

– Вы плохо знаете Джейка! – с убеждением сказала она.

– Я знаю его давно, в течение многих лет. К сожалению. – Он посмотрел на нее с подчеркнутым сочувствием. – Похоже, у вас сложилось впечатление, что он мягкий и пушистый… ручной зверек, одним словом. Вы очень заблуждаетесь, мэм. Этот человек – свирепый хищник, он подкрадется сзади, а как только вы обернетесь, тут же растерзает вас.

Джейк, с улыбкой глядя на Рэндолфа, подзадоривал его:

– Ну, давай, давай, Честерфилд! Ты так ждал этого момента. Сегодня твой день. Валяй, говори, я послушаю.

– Ты прав. Я давно хотел тебе это сказать. – Рэндолф сжал челюсти и напрягся, как в ожидании удара. – Здесь судья, и ты не сможешь помешать мне сказать правду.

– Твою версию правды, – мягко поправил его Джейк.

– Не только мою, но и всех, кто живет в этом городе. – Рэндолф положил ладони на стол. – Ты – ничтожная личность, Хондо, ты всегда смотришь, как бы урвать кусок побольше! Так же, как твоя мать. Единственная разница между вами в том, что ей повезло меньше, чем тебе. Если бы старик не был так к тебе привязан, он бы никогда не включил тебя в завещание.

Джейк пожал плечами.

– Это давно всем известно, Честерфилд. Дед и не скрывал этого. Если бы у него были законные наследники, я бы так и остался в канаве, где он меня нашел. Ну и что? Что? Я никогда не горел желанием поехать с ним.

– Но поехал! Вернулся вместе с ним. С намерением расквитаться с теми, кто знал твою мать.

Ножки стула, на котором сидел Джейк, угрожающе скрипнули.

– Я не приехал, меня привезли! Я бы даже сказал, привезли связанным, как кабана.

– Ты хотел расквитаться, потому что мы все были безучастными свидетелями, когда Честерфилд прогнал твою мать.

Джейк рассмеялся холодным смехом.

– Никто не выгонял ее. Черт побери, ему и не нужно было ее выгонять. Бросил бы ей несколько монет – она бы и сама ушла, еще была бы благодарна ему за эти гроши.

– И тем не менее ты вернулся, чтобы расквитаться, потому что никто и пальцем не пошевелил, чтобы помочь ей. Ты замечал каждый косой взгляд в свою сторону и набрасывался на каждую женщину, до которой можно было дотянуться.

Эви встала и подошла к мужу.

– Рэндолф, прекрати! Что ты говоришь, разве так можно!

– Я знаю, что говорю! И хочу, чтобы эта милая и благородная миссис Хондо тоже знала. – Он посмотрел на Уинн. – Ну как? По вкусу вам эта горькая правда?

– Какая правда? Что Джейк – незаконнорожденный? – Она пожала плечами. – Он говорил мне. Но это не его вина, и я не понимаю, почему он должен отвечать за… свою незаконнорожденность. И не понимаю также, в чем вы его обвиняете.

– Я сказал, что он несет ответственность за свои поступки с того момента, как приехал в этот город. Не настораживает ли вас, что он всегда отстаивает свою правоту кулаками и что ни одна порядочная женщина не хочет с ним знаться?

– Если вы думаете, что я в шоке оттого, что Джейк попал в несколько переделок, то ошибаетесь. Да, он не стоит в стороне. Но вы же его сами спровоцировали. – Уинн гордо улыбнулась. – Он прирожденный боец. Это одна из причин, почему я вышла за него замуж.

– Вы это серьезно?

– Совершенно серьезно. И раз уж речь зашла о женщинах, то он ни на кого не набрасывается. В этом нет необходимости.

– А-а, – холодно засмеялся Рэндолф. – Ну да, сейчас – нет.

– Не надо больше ничего говорить, Рэндолф, – потянула его за рукав Эви. – Все равно ничего не изменишь.

Уинн не собиралась отступать. Рэндолф оскорблял ее мужа, а это уже вызов, и она его примет. Она резким движением бросила полотняную салфетку на стол.

– Может быть, женщины говорили, что он на них набрасывался или принуждал их, – сказала она, отчетливо выговаривая каждое слово, – но это только потому, что у них не хватает смелости сказать правду.

– А в чем же заключается эта правда?

– Что они сами были бы не прочь, чтоб их соблазнили или чтобы на них набросились.

Рэндолф стал красный как рак.

– Это ложь!

Джейк не сказал ни слова, только глядел на Уинн таким нежным и добрым взглядом, что сердце ее готово было растаять.

– Это не ложь, а чистая правда, – сказала она. – Я уверена, найдется много женщин, которые днем не удостоят моего мужа взглядом, а ночью готовы нырнуть к нему в постель.

– Это все было до того, как я встретил тебя, фея, – отозвался Джейк без тени извинения в голосе. – Надеюсь, ты не в обиде.

– Я совершенно не в обиде. Это они много потеряли, а не я. Они знали только одну твою половину. Я намереваюсь узнать тебя всего.

– Как звали твою сестру, Трейси?

– Да. Мальчики напоминают мне о Трейси и Робе. Я… я даже чувствую иногда, что они где-то рядом.

– Не зря, видно, они решили отдать детей тебе.

– Они знали, что я люблю и Бастера, и Чика, – просто ответила она. – И знали также, что я все для них сделаю.

– Даже замуж за меня выйдешь.

– Это было самое легкое решение из всех, которые я принимала в своей жизни. В первую же секунду я поняла, что ты – настоящий мужчина.

– Потому что могу сразиться с драконом?

Глаза его оставались в тени, но в тоне чувствовалась колкость.

– Не только это. Ты показался мне настоящим мужчиной, потому что я… – Потому что с первого же взгляда я увидела тебя лучше, чем ты сам видишь себя. Потому что в тот момент, когда я посмотрела в твои золотистые глаза, я поняла, что полностью, безвозвратно влюблена. Но она не сказала ему этих слов: он еще не был готов их выслушать. – Я вышла за тебя замуж, потому что мы были нужны друг другу. И сейчас тоже.

Он хмыкнул.

– Спасибо за моральную поддержку.

– Я тебя достаточно хорошо знаю – лучше, чем Рэндолф. Знаю, например, что тебе довольно одного взгляда, чтобы соблазнить женщину. – Я думаю, несколько больше, чем одного взгляда, – добродушно рассмеялся Джейк.

– Возможно. – Уинн подошла к нему ближе. – Говори все, Джейк, – попросила она. – Расскажи мне, что тебя мучает, сними камень со своей души, раз и навсегда, и чтобы мы больше не возвращались к этому.

– Ты хочешь, чтобы я рассказал о себе? Подробно, со всеми деталями?

– Не совсем. Но мне кажется, тебе необходимо выговориться.

Он отодвинулся, будто желая восстановить дистанцию.

– Ты так считаешь? – холодно спросил он.

– Знаешь что, Джейк… Я не собираюсь биться в истерике, если ты скажешь мне что-нибудь шокирующее. И не отвернусь от тебя. – Она сделала паузу. – Почему ты не хочешь рассказать о себе? Потому что не уверен, как я буду реагировать?

Она села рядом с ним.

– Черт побери! – еле слышно пробормотал он.

– Я, кажется, понимаю. Ты так долго строил оборону, возводил каменные стены, так старался, чтобы твоя крепость была неприступной… Понятно, что ты не хочешь открывать дверь и впускать кого-то.

– А что, это необходимо?

– На этот раз – да.

– Да, от тебя не так просто отмахнуться.

– Верно. Я назойливая, докучливая, прилипчивая.

– Но также чертовски верная, надежная… Ну, хорошо, жена. Ты и так уже достаточно обо мне наслушалась всякой грязи. Осталось еще немного. Мои родители с первого взгляда страстно полюбили друг друга. Они провели счастливое лето, полное наслаждений. И по неосторожности зачали ребенка – как ты, наверное, догадываешься, это был я. Когда беременность стала очевидной, мать пришла к отцу, чтобы спросить его, как ей быть дальше. «Извини, дорогая, – сказал отец, – но я уже помолвлен с другой». Естественно, эта другая больше подходила ему по социальному положению. Он намекнул моей огорченной матери, что будет очень признателен, если она исчезнет с его горизонта. И заплатил ей.

– О-о, Джейк, – пробормотала Уинн.

– Когда мне исполнилось шестнадцать, мать умерла, и я оказался на улице. К тому времени и отец скончался. Его жена так и не смогла родить ему ребенка. Старший Честерфилд, мой дед, очень сокрушался по этому поводу. Вспомнив про несчастную беременную девушку, он отыскал меня.

– И вернулся в Честерфилд с бесшабашным, хулиганистым мальчишкой? Нетрудно догадаться.

– Да, не о таком внуке он мечтал. Я его ненавидел за лицемерие и не испытывал угрызений совести. В обмен на мою ненависть дедушка отдал мне все, что имел: еду, одежду, крышу над головой… Все, что можно купить за деньги, он отдал мне без колебаний. Только одного я не взял.

Уинн достаточно было одного мгновения, чтобы догадаться.

– Имя?

Он кивнул.

– Не один год дед просил, чтобы я взял фамилию Честерфилд. Я не согласился.

Она посмотрела на него долгим, понимающим взглядом.

– Это был единственный способ сохранить не зависимость… Сохранить нетронутой частичку самого себя.

Он пожал плечами.

– Я был Джейк Хондо, и, если б меня звали Честерфилд, ничего бы вокруг не изменилось.

– Но ведь ты привязался к нему, несмотря на то, как Честерфилд поступил с твоей матерью?

Джейк задумчиво почесал затылок.

– Пожалуй… – согласился он. – Да. Дед был гордый, одинокий человек, совершивший множество ошибок в своей жизни. Ни разу за всю жизнь он не попытался обвинить в своих ошибках кого-то другого или оправдаться. Он часто говорил: «Я такой». И я уважал его за это.

– Но ты ведь не жил с ним, верно?

Он вздохнул.

– Я полагаю, ты имеешь в виду «Проселоч ную дорогу»?

– Да.

– Как только я приехал в Честерфилд, я начал работать и откладывать деньги, чтобы купить себе дом.

– Этого у тебя не отнять, – понимающе кивнула Уинн. – Не зависеть ни от кого и ни от чего.

– Да, что-то в этом роде, – согласился он. – Мне повезло. Когда мне было лет двадцать пять, я купил соседнее ранчо. Оно было до смешного мало по сравнению с владениями деда, по понемногу я прикупил соседние земли, так что теперь у меня солидное имение.

– Но Дасти говорит, что ты практически не жил там, а сразу же переехал в поместье деда.

– Почти сразу же после того, как я купил соседнее поместье, у деда обнаружили рак, – сказал Джейк. – Мне ничего другого не оставалось… Однако, пожалуй, хватит об этом.

– Подожди. Еще несколько вопросов. Расскажи мне побольше о Рэндолфе.

Джейк состроил недовольную гримасу.

– Рэндолф старше меня на несколько лет. До того как я появился в поле зрения, он считал себя безусловным наследником, несмотря на свое довольно дальнее родство с дедом. Когда он понял, что это не совсем так, то впал в шок. Для него стало целью испортить мне жизнь.

– А Эви?

Он покачал головой.

– Извини, фея, это личное.

– Понятно. Я примерно представляю.

Джейк молча отпил глоток бренди.

– Я хочу поблагодарить тебя, – сказал он после долгой паузы.

– За что это? – удивленно подняла она брови.

– За сегодня. – Он приблизился к ней, взял ее подбородок, большим пальцем провел по губам. – И… хочу извиниться. Я должен был сказать тебе об истинной цели сегодняшнего собрания. Но не сказал, потому что… потому что…

Она прильнула к нему, положив голову на плечо.

– Потому что хотел защитить меня.

Он закрыл глаза и сжал челюсти так, что на щеках вздулись желваки.

– Нет, черт побери. Не в этом дело. Это просто отговорка, а причина в другом. Я боялся, что, когда речь зайдет о том условии в завещании деда, ты можешь натворить что-нибудь… непоправимое.

Она смотрела на него в замешательстве.

– Не понимаю. Ты же ничего не боишься.

– Я так не считаю. – Он смотрел ей прямо в глаза своими золотистыми, с дичинкой, глазами. – По крайней мере с тех пор, как встретил тебя. Я тебя боюсь как ада, дорогая.

– Ты боишься меня? – прошептала она. – Почему?

Он не хотел отвечать. Но она заслуживала его откровенности, если не большего.

– Дело в том, что ты – первая, кто поверил в меня. Ты доверилась мне полностью. Ты так разбираешься в людях… Как будто видишь всех насквозь. Хотя когда ты смотришь на меня, то, похоже, видишь какого-то другого, незнакомого мне человека. – Он скептически улыбнулся. – Тебе понятно, о чем я говорю? Тот образ, который ты соорудила в своем сердце, – он не настоящий, это не я. Когда ты узнаешь, каков я на самом деле, то поймешь, что, кроме огорчения, от меня ждать нечего.

– Один из нас не прав. И если уж хочешь знать, – глаза ее блеснули, – то это не я.

Казалось, прошла вечность, прежде чем он заговорил:

– Что же мне с тобой делать?

– Может быть… займешься любовью?

Джейк громко, облегченно рассмеялся.

– Ну, это не так уж трудно. Этим я готов заниматься с тобой все время. Но я не помню, чтоб ты просила меня об этом. – Он стал поглаживать ее шею, подбородок. – Иди ко мне.

Бережно, как драгоценное сокровище, Джейк заключил ее в свои объятия. Губы их соприкоснулись, и они слились в одно целое. Все прочее исчезло.

Он увлек ее на пол и целовал до тех пор, пока не почувствовал, как прилив желания окатил ее мощной волной. Резкими, торопливыми движениями она сбросила с себя одежду и, скользнув под него, стала двигаться в такт ему, мягко и бесшумно.

И он погрузился в эту мягкость, не в силах больше противиться влечению. Она жалобно всхлипывала и молила его о чем-то, а Джейк, не понимая слов, но чувствуя ее желание, отвечал на него. Он приподнял ее бедра и, крепко прижав к себе, нашел губами ее губы. Вот она напряглась и растаяла, растворилась в его руках. Больше ему ничего не надо было. В этот момент глаза их встретились.

В зеленых глубинах ее глаз он увидел любовь. Настоящую, на всю жизнь – чистую, верную. Она отдала свою вечную любовь временному мужу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Прошло несколько часов, прежде чем Джейк проснулся. Уинн лежала рядом, на полу, свернувшись калачиком и прижавшись к нему как к надежной защите. Огонь в камине давно погас. Светила луна.

Глубоко вздохнув, Уинн повернулась к нему лицом.

– Сколько сейчас времени? – спросила она, позевывая.

– Пора ложиться спать, милая. Ты пойдешь в свою комнату или останешься со мной?

– Останусь ес тобой. По-моему, можно было не спрашивать.

– Я спрашиваю потому, что мы находимся в новом месте. Кроме того, после этого обеда…

– В новом или не в новом, мое место всегда рядом с тобой, – твердо сказала она и придвинулась к нему еще теснее.

– Ты, конечно, можешь спать вместе со мной, однако не надейся, что это изменит временный характер наших отношений. Сколько дней нам осталось по договору – несколько дней, неделя, месяц?

Его слова вовсе не задели Уинн.

– Не имеет значения, сколько осталось дней, – сказала она. – Главное – сколько осталось ночей. Это количество одинаково и для меня, и для тебя. И я хочу, чтобы каждая ночь была удивительной, неповторимой, чтобы ты вспоминал меня, когда я буду далеко отсюда.

Ее безграничная щедрость ранила еше больше, чем слезы или упреки. Джейк встал, поднял ее за руку, и они вместе, обнявшись, вышли из комнаты.

– Давай найдем кровать, – задумчиво проговорил Джейк. – Пусть останется что вспомнить.

– А когда придет время воспоминаний? – поддразнивающим тоном спросила она.

Джейк не ответил, поскольку не знал, что сказать.

Мальчики вернулись только на следующий день к вечеру, уставшие и счастливые, и тут же принялись рассказывать о своих приключениях.

– А потом этот огромный бык понесся прямо на Дасти! – захлебывался Бастер. – Ну, я уж подумал, что он пропал.

Чик, толкнув брата локтем, что-то быстро зашептал ему на ухо, но Бастер, увлеченный рассказом, отмахнулся от него.

– Дасти даже глазом не моргнул, – продолжал он. – Только плюнул, вот и все. Так здорово!

– Но ведь опасность угрожала и вам, да? – с тревогой в голосе спросила Уинн.

– Нет, нас поставили в стороне.

Чик, еще горячее, чем прежде, зашептал что-то на ухо Бастеру.

– Не сейчас, – отмахнулся брат. – Дай доскажу. И тогда Дасти выхватил лассо, – продолжал он, – и быстренько его заарканил. Один конец веревки на быке, второй примотан к такой вот штуке у седла. Получается, что всю работу делает лошадь, а не ковбой. Но надо так привязать веревку, чтобы не оторвало пальцы… Дядя Джейк, ты научишь меня, как это делать? А, пап? Научишь?

Мальчик вдруг замер, осознав, какое слово сорвалось с его губ, и побелел как полотно. Бросив испуганный взгляд на Уинн, он стремглав выбежал из комнаты.

– Пойду поговорю с ним, – бросил Джейк. Уинн схватила его за локоть:

– Нет, лучше я. Джейк кивнул.

Взяв за руку Чика, она пошла догонять мальчика.

Бастер плакал, лежа на кровати в своей комнате. Уинн присела на краешек.

– Я не хотел его так называть, – произнес он сквозь слезы. – Я знаю, он не мой папа. Ты говорила, что мы с ним ненадолго. Он вре… вре…

– Временный, – неохотно подсказала Уинн.

– Да, временный муж. Я помню, ты нам все это говорила. О том, что это как летняя подработка. Только… – Опять по его щекам полились слезы. – Я хочу, чтобы Джейк не уходил от нас.

– Я знаю, – просто сказала Уинн, но эти два слова могли вместить в себя целые тома.

– А почему мы не можем остаться? Мне здесь очень нравится. И Чику тоже здесь нравится.

Чик кивнул и так же, как Бастер, умоляющими глазами посмотрел на Уини.

– К сожалению, это решает Джейк. Видите ли, мы договорились, что я пробуду здесь недолго. Я дала слово.

– Может, он еще передумает? – сказал Бастер. – А что, если попросить его? – Он обнял Уинн и прижался к ней. – Давай останемся здесь! Мы будем хорошо себя вести.

Уинн закрыла глаза. Сколько боли в голосе Бастера! Ее так и подмывало уступить детям и попросить Джейка.

– Мне очень жаль, ребята. Постарайтесь понять меня. Я не могу. Когда придет время, нам придется уехать.

Застонав, Джейк прислонился к стене. Кулаки его были так сильно сжаты, что пальцы побелели.

Этого он не планировал. И не хотел. И почему, черт возьми, он причиняет боль всем, с кем соприкасается? Нет, семья не для таких, как он.

Джейк просматривал квитанции, подводя баланс, когда какой-то необычный звук отвлек его внимание. Он быстро выглянул в окно: ничего особенного – и вернулся к своему занятию. Прошло уже несколько часов после инцидента в холле. Он закрылся в библиотеке и занялся разборкой бумаг, чтобы ничего не слышать и не видеть и даже ни о чем не думать. Просто, как робот, проверять бухгалтерские книги.

Звук повторился. Джейк нахмурился, бросил ручку на стол. Что это? Он подошел к двери и открыл ее, и звук этот ворвался в комнату, как весеннее наводнение. Джейк замер. Кто-то плакал. Он медленно пошел вдоль по коридору, дальше, дальше… Вот дверь кухни. Он открыл ее. На полу, посреди кухни, закрыв лицо ладонями, сидела Уинн и всхлипывала. Никогда еще Джейк не видел ее такой несчастной. Она поплакала немного в их брачную ночь, но это было совсем другое. Сердце его разрывалось. Он медленно опустился на колени рядом с ней.

– Что случилось? – спросил он, боясь дотронуться до нее.

Уинн протянула ему руку, и он опасливо взял ее. Что ж, ран, ушибов, припухлостей, вывихов вроде бы не наблюдается. Джейк нахмурил брови.

– Ну-ка, рассказывай. Ты ударилась обо что-нибудь?

– Ни обо что я не ударилась! – по-детски всхлипывая, сказала она.

– Тогда… какого черта! Зачем же ты тогда плачешь? – потребовал он ответа жестким тоном, в котором, однако, уже слышались нотки облегчения.

Она подняла свои большие, зеленые, залитые слезами глаза.

– Я… я потеряла его. Его смыло в раковину! Я мыла раковину, и оно упало.

Он посмотрел на ее левую руку и наконец понял.

– Кольцо?

Вместо ответа слезы опять ручьем потекли по ее щекам. Он поднял ее, прижал к себе.

– Не расстраивайся. Мы тебе другое купим.

Напрасно он произнес эти слова: Уинн разрыдалась с новой силой.

– Я не хочу другое! Я хочу наше кольцо! То самое, которое ты подарил мне, когда мы поженились.

В это время в дверном проеме показались Бастер и Чик, а за ними – Дасти.

– Говорил тебе, она плачет, – сказал Бастер.

– Что с ней? – спросил работник. – Что с ней случилось?

– Кольцо унесло с водой, в раковину. Принеси-ка разводной ключ.

– Похоже, здесь все трубы придется разворотить, – присвистнул Дасти.

Уинн дрожала в объятиях Джейка.

– Если бы мне было нужно узнать твое мнение по этому поводу, я бы у тебя спросил.

– Иду, иду, – проворчал Дасти и бросил па мальчишек многозначительный взгляд. – А вы поосторожнее, пацаны, потому что беда всегда приходит три раза подряд. – И вышел.

Он как в воду глядел. Не прошло и часа, как Джейк сильно поранил руку, разбирая сточные трубы. А на следующий день приехала миссис Мэрш.

– Сходите-ка на конюшню и скажите Джейку, чтобы пришел сюда, – велела Уинн ребятам, завидев, как их тетка выходит из взятого напрокат автомобиля. – А потом поиграйте наверху, пока я вас не позову. Нам с Джейком нужно поговорить с гостьей.

– А зачем она сюда приехала? Чего ей здесь нужно? – с тревогой в голосе спросил Бастер.

– Я думаю, она приехала, чтобы посмотреть на Джейка и заодно узнать, как вы тут живете.

– Она что – хочет забрать нас отсюда?

Уиин обняла ребят.

– Конечно, нет. Все будет хорошо. Это просто… маленький визит вежливости.

Чик шепнул что-то на ухо Бастеру, и Бастер спросил:

– Нам что – нужно будет ходить в эту ее школу, в которой мы будем порознь?

– Ни в коем случае. А теперь позовите-ка быстренько дядю Джейка.

Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем Джейк появился в дверях.

– Это и есть та самая женщина, про которую ты говорила, что она дракон? – со смешком спросил он. – Ты уверена, что это именно она?

– Да ты сейчас сам с ней познакомишься. Только не поддавайся на ее улыбочки и ужимки – это все паучьи сети.

– Почему ты называешь ее миссис Мэрш? Разве у нее нет имени?

– Есть. Кити. Но даже мальчикам не разрешается звать ее по имени. Мне разрешено называть ее миссис Мэрш или мэм.

– Да, похоже, непростая дамочка, крепкий орешек. Ну, веди меня к ней.

– Не давай ей зайти сзади, – предупредила Уини. – Глазом не успеешь моргнуть…

Только через тридцать секунд Джейк понял, что означали эти слова.

Миссис Мэрш, женщина лет за сорок, на первый взгляд хрупкая и слабая, изящно отпила глоток чая и пристально посмотрела своими серо-голубыми глазами на Джейка.

– Я терпеть не могу предисловия. Может быть, приступим прямо к делу?

Джейк поднял бровь.

– Я и не знал, что у нас с вами есть дело.

– Действительно, до недавних пор не было. – Она твердо посмотрела в лицо Уинн.

Джейк пожал плечами.

– Ну так говорите. Я слушаю.

– У вас здесь очень хорошее ранчо. – Гостья повела своим маленьким носиком, как будто учуяв неприятный запах. – Если, конечно, вам нравится деревенская жизнь.

– Вам-то деревня точно не по душе.

– Вы правы. Не люблю, – подтвердила она. – Хотя в глубине души чувствую, что это мне должно быть близко. Как и вам. Недаром вы увезли жену в такую глушь. Кстати, это ведь было написано в завещании у вашего деда?

Да, драконша уже успела кое-кого расспросить. С кем она говорила? Или, скорее, с кем не говорила?

– Это было условием его завещания. Что дальше?

– А вот что: наследство вы теперь получили, следовательно, жена вам не нужна.

– Это вы так считаете.

– Так считают все в этом городе. Уинн и мальчики для вас – просто лишний багаж, и рано или поздно вы их вышвырнете отсюда – это только вопрос времени.

– Ты слышишь, Уинн? – Игнорируя правила приличия, Джейк положил ногу на кофейный столик. – Люди вокруг считают, что я собираюсь выбросить тебя, как мусор.

Уинн что-то недовольно пробормотала себе под нос.

– Давайте говорить откровенно, мистер Хондо. – Кити Мэрш откинулась на своем стуле и положила ногу на ногу. – Теперь, когда ваше наследство в безопасности, вам нет нужды играть в семейного человека. Все равно рано или поздно вы спровадите их. Я бы многое дала, чтобы это произошло быстрее.

– Сколько? – спросил Джейк из любопытства. Уинн, не, веря своим ушам, ахнула, но Джейк не обратил на нее внимания. Он не сводил глаз с незваной гостьи.

Миссис Мэрш победно улыбнулась.

– Сколько бы вы хотели?

– Я не знаю… – Джейк почесал подбородок. – Честно говоря, у меня сейчас столько денег, что ума не приложу, куда их девать.

– Тогда, может быть, кое-что… другое, – кокетливо улыбнулась она, исподлобья глядя на него томными глазами. – Я без предрассудков.

– Не пытайся соблазнить его, – отрезала Уипн. – Он не интересуется замужними женщинами.

– За исключением одной, – сказал Джейк, переглянувшись с Уинн.

– В таком случае вернемся к материальным проблемам. Что вы возьмете в обмен на детей?

– А зачем они вам? – простодушно поинтересовался Джейк.

Миссис Мэрш пожала плечами.

– А зачем женщине бриллианты, или меха, или красивый автомобиль? Это стремление неудержимо. Может быть, материнский инстинкт…

Материнский инстинкт?.. Никогда еще он не встречал женщины, столь неподходящей на роль матери.

– Выбросьте это из головы, – грубоватым тоном сказал Джейк. Игра начинала ему надоедать.

Слезы ручьем потекли из глаз миссис Мэрш. Крокодиловы слезы, подумал он.

– Эти мальчики – все, что осталось от моего бедного, моего любимого брата. Я так много хочу им дать… У меня не было своих детей.

– О, ради бога! – не выдержала Уинн. – Ты никогда не хотела детей. Ты же все время говорила, что они только испортят тебе фигуру, что от них столько беспорядка…

Кити – перестала плакать так же внезапно, как и начала.

– Неужели ты не понимаешь? Это же так удобно! Нет необходимости в этой ужасной беременности, не надо нянчить вечно сопливых, крикливых младенцев… И самое главное – они уже умеют ходить в туалет. – Она повернулась к Джейку. – Ну, сколько же?

– Я не продаюсь. И они тоже.

– Боюсь, вы меня не поняли. – Голос ее стал жестче. – У меня нет другого выхода. Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы заполучить этих ребят.

– Брэд настаивает? – высказала догадку Уинн.

Бешеная злоба вмиг стерла всю красоту с лица Кити.

– Да. Мой муж твердо решил завести детей и, подозреваю, уже приглядывает на стороне молодую, здоровую кобылку, которая сможет ему родить ребенка. Так что Бастер и Чик – последняя моя надежда.

Джейк рассмеялся.

– Сочувствую вам, мэм. У вас действительно серьезные проблемы в семье. Однако это не меняет моего решения. Мальчики останутся здесь.

Глаза миссис Мэрш потемнели от ярости.

– Если это последнее ваше слово… – с угрозой прошипела она.

– Последнее. Что дальше? – сказал он без тени тревоги.

– Если вы не вернете мне детей, я отдам Уинн под суд.

– Интересно, на каком основании?

– Я полагаю, основанием будет забота о здоровье и безопасности детей. По приезде в Техас их принуждали жить в полуразвалившейся лачуге, а не в благоустроенном доме. Из-за недосмотра они пытались прокатиться на дикой, необъезженной лошади, что было связано с риском для жизни… Кажется, я ничего не упустила. В глазах Уинн появился страх.

– Как ты смогла все это узнать?

Джейку не было нужды задавать такой вопрос.

– Рэндолф! Ах он с…

– Да, мистер Хондо. Что вы хотели сказать?

– Ничего, – скрипнул он зубами.

– Я обязательно добавлю к этому списку и вашу склонность к грубым, а иногда и просто неприличным словам, мистер Хондо. Если, конечно, места хватит на листке бумаги. Этот список ведь можно и продолжить. – Она переключила внимание на Уинн. – Я пришла сюда, чтобы предложить вам выбор. Вариант номер один: вы передаете детей мне, и в этом случае я разрешу вам видеться с ними. Вариант номер два: вы вынуждаете меня обратиться в суд со всеми вытекающими моральными и материальными издержками. В этом случае вы уже никогда не увидите мальчиков.

– Это не выбор, – отрезал Джейк. – Это угроза.

– Если еще точнее, мистер Хондо, это обещание. Которое я намерена сдержать. – Она поднялась. – Полагаю, мы все выяснили. Я дам вам некоторое время, чтобы обсудить мое предложение. Когда примете решение, позвоните мне. Я буду некоторое время в городе, в гостинице, вот телефон.

– Вы не хотите попрощаться со своими племянниками перед отъездом? – спросил Джейк с иронией в голосе.

– В этом нет необходимости. Мы с ними скоро увидимся. Я намерена вернуться домой только с ними. – Она встала. – Пожалуйста, не провожайте меня. Я сама найду дорогу.

– Лишаете меня удовольствия выпроводить вас? Нет уж. – Джейк встал тоже. – И слышать не хочу.

Миссис Мэрш в страхе отпрянула.

– Вы хотите сказать, что примените силу?

– Я никогда не угрожаю, миссис Мэрш. Как и вы, я даю обещания.

Она с опаской попятилась к двери.

– Я догадываюсь, где вы поранили руку. В уличной драке? Я добавлю в свой список еще и это. Мои опасения о судьбе мальчиков будут убедительней.

Почувствовав неладное, Уинн бросилась на выручку мужу:

– Если ты думаешь, что он обижает ребят, то ошибаешься. Он самый хороший, самый добрый, самый благородный человек на свете.

Джейк иронически улыбнулся.

– Не надо, фея. Даже я не могу проглотить эти слова.

– Как, впрочем, и любой, кто хоть сколько-нибудь знает вас, – добавила Кити Мэрш, обращаясь к Джейку. – Жду вашего звонка.

Через секунду парадная дверь хлопнула, известив их об окончании этого неприятного визита.


Мальчики молча поднялись по лестнице в свою комнату.

– Заходи, Чик, – сказал Бастер с мрачной решимостью. – У меня есть план. Тетя Мэрш не сможет увезти нас с собой, если не сможет найти. Так что нам надо спрятаться до тех пор, пока она не уедет или пока не найдет других ребят на наше место.

– Они будут беспокоиться, – сказал шепотом Чик. – Надо оставить им записку. Но мы не скажем, где находимся. Тогда никто не сможет заставить нас ехать с тетей Мэрш, даже если суд присудит.


– Что же нам делать? – спросила Уинн, стараясь скрыть тревогу.

– Подождем пока.

– А как же все эти ее угрозы?

Джейк пожал плечами.

– Даже если миссис Мэрш потащит нас в суд, сомневаюсь, что она выиграет дело. Во-первых, мы все еще вместе, несмотря на сплетни.

Уинн нахмурилась. Надолго ли? У нее не хватило духу спросить.

– А как же другие ее доводы?

Вместо ответа он состроил досадливую гримасу.

– Я не отрицаю, что ребята побывали в одной-двух переделках, но ведь они целы и невредимы. Как справедливо заметила миссис Мэрш, это Техас. Ты не найдешь здесь ни одного мальчишки, которого не лягнула бы лошадь. Я все-таки надеюсь, что судья поймет, что имеет дело с обаятельной дамой, но в то же время ревнивой родственницей. – Он помолчал немного и заметно погрустнел. – Вообще-то допускаю, что миссис Мэрш сможет сыграть роль милой и заботливой тети.

– В этом она мастерица, – мрачно заметила Уинн. – Одни ямочки на щеках любого убедят в ее добродетельности. А если нет – пустит в ход слезы.

– Я это уже видел. – Его передернуло. – Как говорится, упаси меня господь от слезливых женщин.

Уинн посмотрела на свой палец без кольца и прикусила губу.

Джейк перехватил ее взгляд.

– Извини, дорогая, – сказал он со вздохом. – Я не тебя имел в виду. У тебя была причина поплакать. Я все-таки надеюсь найти это кольцо.

– Ты не виноват, – прошептала она. – Надо было отдать мастеру, чтобы он подогнал под мой размер.

Джейк притянул ее к себе.

– Давай я тебе другое куплю. Поедем в город и купим, какое тебе понравится. Это даже поможет убедить миссис Мэрш… – Он осекся, увидев ее реакцию. – Я что-нибудь не то говорю?

На глаза Уинн навернулись слезы, но она из последних сил держалась, чтобы не расплакаться.

– Это будет уже другое, не то кольцо… То колечко было частью Бала Золушки, частью нашей встречи. – Она пожала плечами. – Я даже не могу объяснить…

Джейк закрыл глаза. Не надо ничего объяснять. И так все понятно. Ей плохо, а он ничего не может сделать. На замену она никогда не согласится, а найти то кольцо нет никакой надежды.

Эти мысли не покидали его всю вторую половину дня, хотя он не покладая рук трудился на ранчо, стараясь тяжелым трудом отогнать мысли о своей вине.

– Ну что, наработался? – весело спросил его Дасти. И, не дожидаясь ответа, добавил, тыча пальцем на север: – Посмотри-ка туда.

Джейк бросил взгляд в том направлении, куда показывал Дасти, затем, ни слова не говоря, отложил инструменты и пошел искать Уинн. Он нашел ее в библиотеке.

– Пойдем со мной, я тебе что-то покажу. Она оторвалась от книги.

– А что?

– Ты северяк видела когда-нибудь? – спросил он, беря ее за руку и увлекая за собой.

– Я даже не знаю, что это такое, – засмеялась она.

– Штормовой фронт. Довольно впечатляющее зрелище.

Джейк вывел ее на крыльцо и ткнул пальцем:

– Вот он.

Гигантский вал серо-голубых туч медленно и мощно надвигался с северной стороны. Ее передернуло.

– Это, что, серьезно?

– Могло бы быть серьезно, если б мы не обратили внимание. Северяк быстро налетает и больно бьет. Только что было тепло, и вдруг – на точке замерзания. Прибавь сюда ужасный ветер, ледяной дождь и…

– Я пойду одену ребятишек потеплее.

– Это правильно. – Джейк поднял воротничок ее блузки и притянул ее к себе. – Хотя, с другой стороны, внутри меня как будто огонь горит. А зачем тебе одежда? Та, что есть, и то мешает…

Она посмотрела на него притворно-непонимающим взглядом.

– Как же согреться без теплой одежды?

– Надо подумать. Может быть, вот что: после ужина давай-ка уложим ребят спать, откроем бутылочку вина и отпразднуем приход зимы. Как ты на это смотришь?

Уинн обняла его за талию.

– Иди зови ребят, будем ужинать. Я накрою на стол.

Он обнажил ее загорелое плечо.

– Я думал, они с тобой, в доме.

Она застыла от ужаса. Чувство это передалось Джейку.

– Разве они не с тобой?! – с тревогой в голосе спросил он.

Уинн отрицательно помотала головой.

– Они сказали… сказали, что пойдут помогать тебе.

– Когда это было?

– Часа два назад, – со страхом прошептала она. – Сразу же после того, как миссис Мэрш…

Джейк негромко выругался. Отстранив ее от себя, бросился в дом и, перескакивая через три ступеньки, влетел в комнату ребят. И еще до того, как обнаружил записку, понял, что они сбежали. Шкафы распахнуты настежь, вещи разбросаны. Фотография родителей, стоявшая в рамке на столе, исчезла.

Уинн вбежала в комнату следом, не раздумывая направилась к подушке Бастера и нашла там то, что искала, – записку. Молча прочитала, закрыв рот дрожащей рукой.

– Мы найдем их, – пытался успокоить ее Джейк. – Я соберу людей. Они не могли уйти далеко.

– Ты говорил, что этот штормовой фронт движется очень быстро. Сколько времени у нас в запасе?

– Часа два, – не раздумывая соврал он.

Тридцать минут ушло на то, чтобы обшарить дом и ближние постройки. Ребят не было.

Джейк отвел Дасти в сторону и с перекошенным от волнения лицом приказал:

– Собери людей и прочешите прилегающую территорию. – Он тревожно посмотрел на небо. – Северяк движется быстрее, чем я предполагал. Времени почти не остается.

– А не съездить ли мне в «Проселочную дорогу» – может, они там затаились?

– Хорошая идея.

– Джейк…

– Я знаю. Я позабочусь об этом.

И, не говоря больше ни слова, он повернулся и пошел к дому. И так уж слишком много времени прошло. В первый раз в жизни он будет просить помощи. Он молился, чтобы люди Честерфилда не отказали ему. Рывком сняв трубку, он набрал номер.

– С вами говорит Белл Блу. Чем могу быть полезна?

– Это Джейк Хондо. – Он сделал глубокий вдох. – Белл, мне нужна помощь.

Последовала мертвая тишина.

– Тебе нужна помощь? – повторила Белл. – Тебе, Джейк?

Он скрипнул зубами.

– Да, мне.

– Ну, хорошо. В чем проблема?

– Ребята. Они сбежали.

– О господи… – ахнула она. – Джейк, ведь северный ветер надвигается…

– В том-то и дело! – Он закрыл глаза, изо всех сил стараясь держать себя в руках. – Ты не могла бы организовать для меня поисковую партию? Надо найти ребятишек. Как можно скорее.

– Считай, что уже сделано. Джейк, ты меня слышишь? Не беспокойся, и пусть твоя жена не беспокоится. Мы их найдем.

– Спасибо, – прошептал он и медленно опустил трубку. Сейчас он не сомневался, что ребята будут найдены. Вопрос только в том, чтобы… вовремя.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Стало уже темнеть, когда дверь в кухню отворилась. Уинн с нетерпением смотрела, как Джейк медленно переступил порог и бросил на стол промокшую насквозь широкополую шляпу. На ее немой вопрос он только отрицательно помотал головой. Она отвернулась.

– Что же мы будем делать, Джейк?

– А что еще мы можем? – Голос его выдавал крайнюю степень утомления. – Ищем.

– Они где-то затаились. Ребята они рисковые, но не глупые. Не останутся же под открытым небом в такую погоду! А что, если они пошли в «Проселочную дорогу»?

– Дасти уже был там.

– Туда не так-то просто добраться пешком. – В голосе ее сквозило отчаяние. – Может быть, они еще не дошли туда. А может быть, спрятались от Дасти.

– Хорошо, – ровным голосом сказал он. – Я посмотрю там еще раз.

Она повернулась к нему лицом, подперев подбородок ладонью.

– Я с тобой.

К ее удивлению, он не стал спорить. Наверное, понимал, что ей нужно действовать, а не ждать.

– Возьми плащи, – сказал он. – И несколько одеял. Они там продрогли, наверное.

С поврежденной рукой Джейк не мог управлять машиной, поэтому за руль пикапа села Уинн. Не теряя времени, она завела мотор, включила передачу и вырулила на шоссе. Через пятнадцать минут они свернули на раскисшую проселочную дорогу, ведущую к дому покинутого ранчо. Вдруг Джейк подался вперед, вглядываясь в темноту.

– О господи! Дави на газ, Уинн. Там в окне свет горит.

Уинн послушно нажала на газ, и машина, подпрыгивая на кочках, в несколько секунд покрыла остаток дороги. Лихо развернув пикап на лужайке у заднего входа, Уинн выпрыгнула из машины и бросилась в дом.

На кухне, на полу перед печкой, в которой еле теплился огонек, прижавшись друг к другу, сидели ее племянники.

– Бастер, Чик! – позвала она, медленно, будто на ватных ногах, подходя к ним. Они обернулись на голос, и она облегченно вздохнула: целы! Лица бледные, осунувшиеся.

– Привет, тетя Уинн, – еле слышным голосом пробормотал Бастер.

Она сгребла их в охапку. Они были холодные как лед.

– Мы пробовали позвонить, но телефон не работает.

Вошел Джейк, бросил плащи и одеяла на пол. Чик протянул к нему руки.

– Дядя папа, – прошептал он тонким, неслушающимся голосом. Это были первые его слова за долгое-долгое время. – Я знал, что ты меня найдешь.

Уиин не могла больше сдерживаться и разрыдалась.

Джейк подхватил Чика на руки. Комок подступил к горлу, и ему пришлось прокашляться, прежде чем он смог говорить.

– Иди в машину, Уинн, и включи на полную мощность печку, прогрей хорошенько кабину, – приказал он. – Ребят я пока заверну в одеяла. Их надо в больницу доставить как можно скорее.

– С ними все будет в порядке, как ты думаешь? – с тревогой спросила она.

– Надеюсь, что да.

Уинн побежала к машине, а через некоторое время Джейк перенес в теплую кабину ребятишек.

– Поехали.

Уинн, торопясь, резко включила мотор, и он заглох. В первый раз Джейк услышал, как она выругалась. Он поймал ее руку, когда она судорожно потянулась к замку зажигания, чтобы снова запустить двигатель.

– Успокойся, дорогая. Я знаю, ты нервничаешь. Все будет хорошо.

– Я не могу, не могу! – в истерике разрыдалась Уинн. – Он наконец-то заговорил! Они перемерзли, продрогли, а я не могу тронуться с места…

– Сейчас ребята практически в безопасности. Надо просто доставить их к врачу, чтобы убедиться, что от переохлаждения не будет последствий.

– С нами все в порядке, тетя Уинн, – сонно повторил Бастер. – Сейчас уже нечего бояться.

– Нечего сейчас бояться, – поддакнул Чик.

Глубоко вздохнув, Уинн повернула ключ зажигания и запустила мотор. Они тронулись в путь, и Джейк подсказывал ей, как вести машину. Его голос был для нее как спасительная опора. Когда подъехали к приемному отделению больницы, Уинн не могла разжать пальцы. Только когда санитары унесли ребятишек внутрь, Джейк с трудом отделил ее судорожно сцепившиеся пальцы от руля.

– Доктор уже занимается вашими сыновьями, миссис Хондо, – сообщила медсестра, когда они вошли в помещение больницы. – А вы пока заполните, пожалуйста, эти бланки.

Уинн, то и дело потирая занемевшие руки, принялась заполнять листки, а Джейк пошел позвонить по телефону-автомату, чтобы сделать отбой поисковой партии.

– Все мужчины принимали участие в поисках, – сказал он, когда вернулся. – Даже Рэндолф.

Минут через тридцать появился доктор.

– С вашими детьми все в порядке. Хотя… все могло бы быть по-другому, если бы старший не догадался развести огонь. Им вообще-то повезло.

– Можно их увидеть? – спросила Уинн.

– Конечно. Мы их здесь оставим только на ночь – чтобы понаблюдать немного. А сейчас можете пройти к ним, если хотите.

В палате кровати Бастера и Чика располагались рядом. Уинн подсела на кровать к Чику и так сильно обняла его, что тот даже пискнул. Джейк сел к Бастеру.

– Объясни-ка мне, почему это вы слиняли? – спросил он.

– Мы же слышали, что тетя Мэрш собиралась увезти нас. Так вот я и подумал, что надо спрятаться, пока она не уедет отсюда.

– Похоже, ты совсем не доверяешь дяде Джейку, – вклинилась в их разговор Уинн.

– Что-о-о?! – возмущенно отозвался Бастер.

– А то! – сердито отчеканила Уинн. – Надо было довериться слову дяди Джейка: ведь он сказал, что защитит нас от тети Мэрш, – так оно и будет.

– Уинн, – прервал ее Джейк, – я не думаю, что…

– Пусть они знают, – не дала она ему договорить. – Когда ты говоришь, что сделаешь так или так, они должны верить тебе. – Она посмотрела в глаза сначала одному мальчику, потом другому. – Понятно?!

Чик обнял ее еще крепче и произнес:

– О'кей.

– Извините, что я не поверил вам, дядя Джейк, – сокрушенно покаялся Бастер. – Больше этого не повторится.

Джейк, сцепив руки, оперся лбом о спинку кровати. Что же теперь дальше делать? – думал он.

На следующий день, рано утром, на пороге появилась миссис Мэрш.

– Я знаю, что произошло с моими племянниками, – начала она, как всегда, без предисловий.

– И, не теряя времени, решили посмотреть, как они себя чувствуют, – закончил за нее Джейк.

– Нет, – возразила она, поджав губы. – Я здесь для того, чтобы объявить вам ультиматум.

– Еще один?

– Последний. Видите ли, благодаря этому недавнему эпизоду уже не остается сомнений, что я выиграю дело. Вы слишком часто подвергаете мальчиков риску. Поэтому я объявляю вам…

– Ближе к делу, – оборвал ее Джейк.

Взгляд миссис Мэрш от ненависти стал каменным.

– Хорошо. Вы заключили спешный брак в Неваде. Теперь я хочу, чтобы вы совершили быстрый техасский развод. Вы делаете это, и я не только разрешаю вам навещать мальчиков, но и выдаю письменный документ, подтверждающий эту льготу. Если же будете тянуть с согласием, то не увидите их никогда. – Она сделала паузу, демонстрируя ослепительно белые зубы. – Учтите, я требую немедленного ответа.

Джейк, конечно, знал, что хочет ей сказать. Но, взглянув на Уинн и поняв, что та изо всех сил старается скрыть страх, отложил свое намерение. Кроме того, он не хотел открытой вражды с миссис Мэрш. Не сейчас, во всяком случае. Был еще один вариант – самый трудный.

– Ну что? – нетерпеливо спросила гостья. Он стоял, сцепив руки.

– Вы говорите, развод в обмен на детей?

– Совершенно верно.

– Я готов согласиться, но при одном условии.

– Джейк, нет! – Слезы брызнули из глаз Уинн; она тут же вытерла их ладонью. – Джейк, не делай этого!

– Назовите ваше условие, – быстро проговорила миссис Мэрш. Видно было, что она уже празднует легкую победу.

– Мне нужно время.

– Хорошо. Я даю вам три дня.

– Этого может не хватить.

– Хватит: у вас есть деньги. За определенную сумму все можно сделать быстро.

– Я вижу, вы человек опытный, – пробормотал он. – Прошу вас соблюсти еще одно условие: я вылетаю сегодня, но вы должны обещать мне, что не будете предпринимать никаких действий до моего возвращения.

– Я жду вас три дня, ни секундой больше. Договорились?

– Полагаю, да.

Миссис Мэрш издала театральный вздох облегчения.

– Ну, вот видите. Не так уж все это трудно. С вами приятно иметь дело, мистер Хондо.

– Со своей стороны не могу вам этого сказать.

Миссис Мэрш продемонстрировала ямочки на щеках.

– Надеюсь, когда мы встретимся с вами в следующий раз, у вас на руках будут все документы, касающиеся развода, мистер Хондо. Не надо меня расстраивать. Вы же не хотите, чтобы я рассердилась? – И, бросив на Уинн победный взгляд, она вышла, высокомерно задрав нос.

С минуту ни Уинн, ни Джейк не проронили ни слова.

– Джейк… – нарушила тишину Уинн.

Он поднял на нее глаза, и она осеклась.

– У нас нет выбора, ты должна это понимать. На нашем браке надо поставить точку. Раз и навсегда.

– Но…

Он затряс головой.

– И слышать ничего не хочу. Ребята – вот о чем мы должны подумать прежде всего. Ты что же, хочешь навсегда потерять их? Эта твоя драконша не шутит. Это ужасная женщина, и она не с пустыми руками придет в суд.

– Но ты же обещал… Мы же договорились.

– Мы договорились, что я возьму на себя драконшу, что я и делаю, между прочим. На свой лад, конечно.

– Ладно, договорились, – кивнула Уинн.

– Надеюсь, других претензий нет?

Она улыбнулась дрожащими губами.

– А что, это имеет значение? – Она сцепила руки, машинально ощупывая след от потерянного обручального колечка. – Если ты уезжаешь на три дня, тебе понадобится кое-какая одежда. Я помогу тебе собраться.

– Спасибо, – буркнул он. – Это было бы неплохо. Да, вот еще что. Мне сейчас надо поговорить с ребятами.

Он поднялся к мальчикам в комнату и коротко объяснил им, что ему необходимо уехать на несколько дней по делам. Затем прошел в спальню, которую делил с женой, и вытащил из встроенного в стену шкафчика дорожную сумку. Покопавшись в шкафу, бросил на кровать самое необходимое. Уинн, бережно разглаживая каждую вещь руками, уложила их в сумку.

– Ну что ж… Надо ехать.

У нее задрожал подбородок.

– Счастливой дороги. Увидимся через несколько дней. – Она с вызовом посмотрела ему в глаза. – Как ты считаешь?

– Да, увидимся, – спокойным голосом ответил он, будто не замечая ее тона. Он сделал неуверенный шаг по направлению к двери, но вдруг понял, что не может покинуть ее просто так. Он поставил сумку на пол. – Иди сюда.

Уинн бросилась в его объятия, едва не сбив его с ног. Дыхание ее было прерывистым. Джейк поцеловал ее, вложив в свой поцелуй и страсть, и тепло, и отчаяние, и отстранил от себя.

– Надо ехать.

Она не ответила, только еле заметно кивнула. Он поднял сумку и решительным шагом направился к двери. На пороге задержался, не оборачиваясь.

– Ты мне веришь, фея?

– Я всегда тебе верила, – ответила она приглушенным голосом. – И всегда буду верить.

– До тебя мне никто не верил, – тихо, дрожащим голосом сказал он.

– Это потому, что ты не был на мне женат.

* * *

Судья Грейдон ударил молотком, призывая собравшихся к порядку. В переполненном зале воцарилась тишина.

– Я полагаю, отсрочка затянулась, – проговорил судья, глядя на Уинн. – Вы слышали что-нибудь о Джейке?

Она нехотя покачала головой.

– Боюсь, что нет, сэр.

Вот уже пять дней – с тех пор, как он уехал, – от него не было никаких известий. Все это время она общалась только со своими племянниками. И жила надеждой на возвращение Джейка.

Судья тяжело вздохнул.

– Тогда нам придется начать без него. Однако я хочу, чтобы все поняли, что это противоречит порядку. – Он посмотрел сначала на Питера, сидящего рядом с Уинн, затем на энергичного, нетерпеливого адвоката, с которым пришла миссис Мэрш. – Это, в сущности, не будет судебное заседание. У нас состоится просто приятная, дружеская беседа. Мы постараемся выяснить, нет ли возможности найти какой-либо компромисс.

Энергичный адвокат вскочил на ноги.

– Ларри Ливингстон, адвокат, ваша честь. Смею возразить. Такой возможности не предвидится вообще.

Грейдон нетерпеливо прервал его:

– Сядьте и молчите! Если меня заинтересует ваше мнение, я дам вам знать. Понятно?

– Понятно, ваша честь.

– Хорошо. Я только что просмотрел претензии миссис Мэрш, – брови судьи сошлись на переносице, – и полагаю, что никто не сможет отрицать написанное здесь. Джейк сам рассказывал мне о случае с необъезженным жеребцом…

Ливингстон опять, как пружина, вскочил на ноги.

– Ваша честь, я возражаю. Ваши отношения с подзащитным идут вразрез с интересами миссис Мэрш. Я бы попросил…

– Сядьте! – рявкнул судья Грейдон. – Я уже объяснил вам, что это всего-навсего неформальная, дружеская беседа, а не официальный судебный процесс.

– Но, ваша честь…

Грейдон всем туловищем подался вперед:

– Позвольте дать вам один совет, мистер Ливингстон. Так как я единственный судья в городе, лучше меня не сердить. Это не пойдет на пользу вашему клиенту. Уяснили?

Ливингстон торопливо подтвердил:

– Я понял, сэр.

Питер кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание:

– Можно мне сказать, сэр?

– Не только можно, но и должно. Будьте, пожалуйста, кратким.

– Да, ваша честь. Я только хочу заметить: дети есть дети. И особенно мальчишки.

Грейдон фыркнул.

– Очень проницательно, Питер. Только эти инциденты несколько серьезнее, чем обыкновенная мальчишеская шалость.

– Не так уж это опасно, – заметила миссис Мэрш, изображая на лице озабоченность. – Однако в сочетании с некоторыми обстоятельствами замужества Уинн я не представляю себе, как ребята смогут получить соответствующее воспитание и образование.

Судья поднял бровь.

– О каких обстоятельствах вы говорите?

Кити в крайнем смущении опустила свои не вероятно длинные ресницы.

– Все знают об их отношениях: это ведь спектакль. Джейк Хондо женился на Уинн Соммерс с единственной целью – прибрать к рукам ранчо. – Она оглянулась, ища поддержки. – Это ни для кого не секрет. Как и то, что он собирается развестись с ней. А как только разведется с ней, у нее не будет ни мужа, ни дома, ни средств к существованию.

Грейдон нахмурился.

– Я никогда не относился к сплетням серьезно, миссис Мэрш. И вам не советую. Насколько я знаю, о разводе не было разговора.

Она самодовольно улыбнулась.

– Нет, был. Отчасти именно поэтому Джейк Хондо отсутствует. Именно сейчас, в момент нашего разговора, он и оформляет развод.

По залу прошла волна ропота.

– Подождите! – воскликнул судья. – Я требую тишины! – И он принялся стучать молотком до тех пор, пока зал не успокоился. Затем немигающим взглядом уставился на миссис Мэрш. – Вы хотите сообщить суду, где сейчас находится Джейк?

– Я полагаю, в Мехико-Сити, – негромко сказала она, изучая свои наманикюренные ногти. – Или на Гаити. В каком-нибудь месте, где можно быстро оформить развод. Хотя, с другой стороны… принимая во внимание, как долго он отсутствует… вряд ли можно назвать это «быстро».

Судья Грейдон переключил свое внимание на Уинн.

– Вы знали, что Джейк уехал, чтобы оформить развод?

– Нет, – спокойно ответила она. – Он уехал не для этого.

– Я, откровенно говоря, в растерянности. Одна говорит одно, другая – другое. – Грейдон тяжело вздохнул. – С этим надо разобраться.

В задних рядах зала кто-то встал. Это был Рэндолф.

– Прошу прощения, ваша честь. Можно мне сказать?

– Я не думаю, что нам нужна ваша помощь, Честерфилд, – ответил судья.

– Я вообще-то намеревался сказать кое-что в интересах Джейка. Я знаю, знаю. Недавно я обнаружил, что обвинял Джейка в том, в чем он не повинен. – Он глубоко вздохнул. – Мой… мой кузен никогда и пальцем не тронул Эви. Это просто досадное недоразумение. Я как-то видел, как Джейк уходил, а она плакала. В общем… я был не прав. Эви пыталась объяснить мне, но я не поверил ей. Боюсь, мне самому хотелось думать о Джейке как о недостойном человеке. Вы, наверное, догадываетесь, почему.

– А что изменило ваше отношение к нему? – спросила Уинн.

– Вы, – признался он. – И Эви. То, как вы обе заступались за него. На прошлой неделе, это было после обеда, моя жена так раскричалась, что… Ну, я и призадумался. В общем, я хочу сказать, что повременю делать поспешные выводы об этом человеке. Если Уинн говорит, что он не разводится с ней, значит… значит, это так. Разве что сам Джейк скажет противоположное.

Он сел.

– Хорошая речь, – одобрительно заметил судья Грейдон. – Однако эти слова не меняют того факта, что Джейка как не было, так и нет, и единственное, что мы имеем, – это противоречивые мнения о том, что он собирается делать. Уинн, скажите… У меня, откровенно говоря, не поворачивается язык задавать вам этот вопрос, однако: что именно сказал он вам перед уходом?

– Отвечать обязательно? – спросила она почти шепотом.

– Боюсь, что да.

– Он сказал… – она страдальчески сложила ладони, – он сказал, что у него нет выбора. Он собирался уладить вопрос с нашим супружеством раз и навсегда.

Волна ропота опять прокатилась по залу.

– Эти слова… Не означают ли они для вас, что Джейк задумал развод? – осторожно задал вопрос судья.

Уинн решительно замотала головой.

– Я верю Джейку. Он не стал бы так поступать со мной. Он знает, что для того, чтобы растить мальчиков, мне необходим муж.

В задних рядах встал мужчина, смущенно перебирая пальцами широкополую техасскую шляпу.

– Прошу прощения, господин судья. Если дело встало только из-за мужа, то я предлагаю ей свою руку. И никогда не отступлюсь от своего решения – ни до, ни после свадьбы.

– Это благородно, Вэнделл, – после некоторого раздумья сказал судья, – но…

В эту секунду поднялся еще один мужчина.

– Я тоже не против взять в жены такую женщину, как миссис Хондо. Если Джейк не объявится, я буду просить ее руки.

Еще трое мужчин молча поднялись. Судья потер ладонями лицо.

– Та-а-ак. И вы тоже?

Все трое молча кивнули.

– Похоже, с женихами у вас проблем не будет, миссис Хондо.

– Мне никого не нужно, кроме моего мужа, Джейка Хондо, – сказала Уинн дрожащим от волнения голосом.

– Ну чтож… – задумчиво произнес Грейдои. – Уинн утверждает, что дети были оставлены ей на попечение согласно завещанию сестры. Миссис Мэрш же заявляет, что поскольку Уинн одна, без мужа, дома и работы, то дети должны быть переданы на попечение ей. Мне представляется разумным, что, если мы предоставим Уинн то, чего ей не хватает, проблема исчезнет сама собой.

Зал одобрительно зашумел.

Эйс Блу встал и поднял руку.

– Вот что я предлагаю. Мы с Белл обеспечим ее работой. Что касается дома… Она может жить со своим новым мужем, или же мы снимем ей домик в городе. Остается только подобрать ей подходящего мужчину. – Уперев руки в бока, Эйс окинул взором собравшихся. – Предлагаю всем, кто претендует стать мужем этой женщины, подняться, чтобы она могла выбрать того, кто ей больше по сердцу…

– Минуточку, минуточку! Черт побери! – вклинилась Кити Мэрш, вскакивая на ноги. – Что здесь происходит?!

Судья Грейдон поднял бровь.

– А что вам, собственно, не нравится? Вы перечислили свои претензии, и мы тут все думаем, как уладить дело. Ради вас, между прочим.

– Есть одна маленькая проблема, – прервала их Уинн. – Я еще не дала своего согласия.

– Ну так не тяни! – воскликнула Белл. – То, что предлагает Эйс, – прекрасный выход из положения.

Уинн резко повернулась к ней лицом.

– Если не учитывать того факта, что мы с Джейком все еще женаты.

– Хотелось бы верить, что это так, – с оттенком соболезнования возразила Белл. – Но давайте будем реалистами. Ты же знаешь, Уинн, что за человек этот Джейк. Знаешь, что ему нужен был лишь временный брак. Его же слова и выдают его! Рано или поздно придется посмотреть правде в глаза.

Уинн огляделась по сторонам. Во всех устремленных на нее глазах можно было прочесть одно: «Грустно признаться, но это так». Она опустила голову.

– Возможно, вы правы, – еле слышно сказала Уинн. – Если все взвесить, то напрашивается вывод… Вполне вероятно, что… Джейк, возможно, собирается развестись со мной.

В самом дальнем углу зала, в полумраке, стоял Джейк. Женщина, стоявшая рядом с ним, хотела было что-то крикнуть всему залу, но Джейк схватил ее за руку.

– Тихо. Пусть договорит.

– Но…

Его глаза предупреждающе сверкнули.

– Помолчи хоть раз в жизни!

Жена Джейка стояла перед всем залом, стыдливо опустив голову. Свободно ниспадающие пряди светло-русых волос закрывали ей лицо. Ему хотелось подойти к ней, прижать ее к себе. Но он не сдвинулся с места.

Прошла долгая минута, прежде чем Уинн подняла наконец голову.

– Всем, собравшимся здесь, совершенно ясно, что он собирается развестись со мной, – проговорила она бесцветным голосом. – Но дело в том, что я в это до сих пор не верю. Я думаю, вы все заблуждаетесь. По-моему, он меня любит. А я уж точно люблю его. Так что, пока он сам не появится и не покажет документы о разводе, мне придется отклонить все ваши великодушные предложения. Хотя я и очень ценю вашу поддержку.

Это было то, что Джейк хотел услышать от Уинн. Держа под руку свою спутницу, Джейк, не глядя по сторонам, через весь зал прошел к судейскому столу. Он смотрел на нее – на единственную в этом мире, кто был дорог ему. Остановившись перед ней и не говоря ни слова, он обнял ее и прижал к себе – как самую родную, самую близкую душу. Все исчезло вокруг них. Не было ни судьи, ни людей в зале, ни вчерашнего дня, ни завтрашнего – ничего, только они вдвоем. Он чувствовал горячие слезы на щеках Уинн, слышал свое имя, которое она произносила беззвучно, одним дыханием.

– Я тебя люблю, – прошептал он ей на ухо. – И не дам больше повода сомневаться во мне.

– Изви-ни-тте! – Голос миссис Мэрш полоснул тишину как ножом. – Может быть, мы все-таки вернемся к делу?

Джейк посмотрел в ее сторону.

– Конечно, вернемся. Только объясните мне, что здесь, черт побери, происходит?!

– Мы выбираем мужа для твоей жены, – выкрикнул кто-то из зала, и все засмеялись.

Глаза Джейка угрожающе сверкнули.

– У моей жены уже есть муж, другого ей не надо.

– Что-о-о-о? – Лицо Кити Мэрш покрылось красными пятнами. – Вы же сами сказали, что собираетесь разводиться! У нас же был уговор!

– Стоп! – немедленно вскинулся судья Грейдон. – Что за уговор?

Миссис Мэрш вспыхнула. Она поняла, что сболтнула лишнее.

– Я не думаю… что это имеет какое-нибудь значение.

Глаза судьи угрожающе сузились.

– Я полагаю, это имеет весьма существенное значение. Мы еще к этому вернемся, миссис Мэрш. – Он переключил внимание на Джейка. – Вы согласны ответить на несколько вопросов, Хондо?

Джейк подошел к судейскому столу, сложил руки на груди.

– Спрашивайте.

– Здесь в городе ходят слухи, что вы якобы собираетесь развестись с женой… Что вы можете сказать по этому поводу?

– Я развожусь? – Джейк метнул в сторону миссис Мэрш уничтожающий взгляд. – Кто сказал, что я собираюсь разводиться?

Судья тоже посмотрел в ее сторону.

– Ходят слухи, – сказал он, все еще глядя на миссис Мэрш, но обращаясь к Хондо, – что вы ездили в Мексику.

– Вообще-то в Неваду.

– Что касается Невады, то я знаю наверняка: в Неваде вы не сможете развестись и за пять дней. Чем вы там занимались, если не секрет?

– Не секрет. – Он достал из кармана два крохотных бумажных свертка. – Я туда ездил, чтобы купить жене пару подарков.

Судья Грейдон всем корпусом подался вперед.

– Вы утверждаете, что провели пять дней в Неваде для того, чтобы купить жене подарки?

– Я не мог их нигде найти, кроме Невады. И потом, это не простые подарки. Это очень важные подарки.

Уинн с нескрываемым любопытством заглянула ему через плечо.

– Можно я разверну? Прямо сейчас?

– Можно, фея. Давай. – Джейк протянул ей первый сверток.

Уинн развязала ленту, развернула обертку. Маленькая коробочка. Внутри сверкали два обручальных кольца. Необычные, как-то по-особенному сделанные, с тонкой гравировкой.

– О-о, Джейк, – прошептала она.

– Ты знаешь, из чего они сделаны?

Она кивнула. Слезы навернулись ей на глаза.

– Из билетов на Бал Золушки.

Он взял ее за подбородок – так, чтобы видеть выражение ее глаз.

– Ты говорила, что потерянное кольцо не заменить, потому что оно – часть Бала. Мы там встретились с тобой.

– Да… – Она дотронулась до кольца, облизнула пересохшие от волнения губы. – Здесь два кольца…

– Самое время надеть, как ты думаешь? – Джейк взял кольцо поменьше и надел его на безымянный палец Уинн. – Не теряй. Я потратил уйму времени, чтобы убедить чету Монтегю расстаться с одним-единственным драгоценным билетом.

Уинн взяла руку Джейка и тоже надела ему кольцо.

– Ну вот. Теперь ты уже не временный муж, ведь, так?

– Я и не был никогда временным мужем.

Он протянул ей второй подарок – маленький плоский пакетик. Уинн открыла конверт и ахнула, увидев знакомую бархатистую обертку. Внутри были два билета на Юбилейный Бал Золушки и приглашение вновь посетить Дивный сад любви. Не в силах сдержать нахлынувшие чувства, она разрыдалась.

Джейк окинул собравшихся суровым взглядом.

– Есть у кого-нибудь еще вопросы о законности нашего брака? Если есть, я прошу подойти ко мне – мы обсудим это наедине.

– Разыгранная вами сцена ничего не изменит, – зло заявила миссис Мэрш. – Вопрос о безопасности моих племянников не снят. Джейк Хондо – опасный человек. Вы посмотрите на его руку. Как случилось, что он сломал ее? Не иначе как в уличной драке.

Судья ухмыльнулся.

– Как вы сломали руку, Джейк?

– Искал кольцо Уинн. Она потеряла его, – сказал он неохотно. – Оно упало в раковину. Ну, я стал разворачивать канализационные трубы и… – Он пожал плечами. – Она плакала. Не мог же я просто стоять, сложа руки.

– Ну что ж. В свете открывшихся обстоятельств ваш поступок выглядит естественным.

Как, впрочем, и поездка в Неваду. – Грейдон помолчал. – Мы, мужчины, совершаем иногда необычные поступки, чтобы доставить радость жене…

В зале раздались одобрительные смешки.

– Таким образом, нам остается выяснить только одно обстоятельство. – Судья Грейдон повернулся к миссис Мэрш.

– Ваша честь… – начала она.

– Подождите, я еще не закончил, – резко оборвал он ее. – И вообще, мне хотелось бы дать вам один совет. Конечно, вы имеете формальное право возбудить иск по отношению к этим людям. Но я бы настоятельно рекомендовал вам хорошенько все обдумать. И обещаю вам: в случае, если вы все-таки пойдете на этот шаг, я лично займусь этим вашим таинственным «уговором», который вы заключили с Джейком, и поставлю в известность соответствующие инстанции. – Он сделал паузу, чтобы его слова улеглись в головах тех, кому они были предназначены. – Желаю вам хорошо провести остаток вашего отпуска в Техасе, миссис Мэрш. Надеюсь, он не затянется.

Зал взорвался аплодисментами. Уинн любящими глазами смотрела на своего мужа.

– Я так тебя люблю… Спасибо тебе.

– А я так просто от тебя без ума, – сказал Джейк, глядя на нее лукавыми глазами. – Иначе я не привез бы ее с собой. – И он кивнул на женщину, стоящую в стороне.

– Лаура! – воскликнула Уинн, бросаясь к своей подруге. – Как ты здесь оказалась?

– Твой муж когда что-то надумает, то бывает таким настойчивым… Он уговорил меня приехать в Техас снова.

Вокруг них образовалась толпа: все поздравляли Джейка и Уинн, говорили теплые слова. Но только одному человеку Джейк пожал руку.

– Спасибо, дорогой кузен.

Рэндолф смущенно хмыкнул.

– Родственники должны держаться вместе. Джейк, счастливо улыбаясь, обнял жену.

– А как насчет того, чтобы вы с Эви пришли к нам в гости? Нам, признаться, есть что отметить.

ЭПИЛОГ

Уинн смотрела на гостей и блаженно улыбалась. Она никогда не думала, что будет такой счастливой. Джейк поймал ее взгляд и подмигнул. Оторвавшись от разговора с Рэндолфом, он поднял бокал.

– Я хочу предложить тост, – сказал он, глядя на Уинн. Глаза его блестели и искрились от счастья. – За тебя, фея. Никому еще я не был так благодарен…

Наступила секундная пауза, затем свой бокал поднял Рэндолф.

– И за Джейка. Я рад, что у меня есть наконец возможность устранить разногласия между нами. И особенно рад тому, что он продал мне часть земли.

Затем подняла бокал Лаура, бросив на Питера многозначительно-кокетливый взгляд.

– А я рада, что поняла одну вещь: техасские мужчины не все такие плохие, как я думала раньше.

– Правильно, – отозвался Питер, посылая ей ответный, не менее многозначительный взгляд. – Я рад слышать эти слова.

Бастер взял обеими руками высокий стакан с молоком и поднял его:

– Я рад, что дядя Джейк разделался с тетей Мэрш!

Взгляды всех обратились к Чику, и Уинн молча помолилась. Чик не спеша вытащил палец изо рта.

– Я рад, что дядя Джейк заставил меня говорить отчетливо, – чисто произнес он.

Все засмеялись.

– Ну, а ты? – спросил Джейк жену, когда смех затих.

Широкая, счастливая улыбка расплылась на ее лице.

– Я рада, что в этом доме есть комната и для младенцев.

Все изумленно посмотрели на нее.

– Ты хочешь сказать… – запинаясь, произнес Джейк, – что… – И он заулыбался от счастья.

Примечания

1

У американцев принято обедать в пять часов, иногда позднее. – Прим. переводчика.


home | my bookshelf | | Дивный сад любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу