Книга: Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.



Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

И.М. Попов

Армии Древнего Китая III в. до н. э. — III в. н. э

ВВЕДЕНИЕ

Китай — историческая родина одной из древнейших мировых цивилизаций, возникших за несколько тысячелетий до нашей эры. Удаленность Китая от других очагов культуры Древнего мира обусловила особый характер его развития. Такая самобытность сохранялась на протяжении длительного времени, в результате чего развитие Китая шло изолированно от мирового прогресса, под которым у нас традиционно понимается европейская цивилизация. Поэтому эта великая страна с уникальной историей и культурой до сих пор во многом остается загадочной для европейцев.

Древний Китай — могучая «Срединная империя», распространившая свою власть над бескрайними просторами Азии; колыбель конфуцианства; страна, давшая миру порох, компас и бумагу. Это держава, где жестокость и пренебрежение жизнями подданных считались нормой; где стихийные бедствия, набеги кочевников и внутренние смуты приводили к невиданным человеческим жертвам.

Особый этап в истории Древнего Китая представляет эпоха первых централизованных империй, связанных с правлением династий Цинь и Хань, которая охватывает период примерно с III в. до н. э. по III в. н. э.

В 221 г. до н. э. Китай был объединен под властью жестокого правителя Цинь Шихуана, основателя империи Цинь, которая просуществовала всего около 15 лет. Пришедшая ей на смену деспотическая династия Хань правила Китаем свыше четырех веков. В это время велись многочисленные войны как внутри страны, так и за ее пределами.

Военное дело Китая в этот период достигло своего расцвета. С одной стороны этому способствовал многовековый опыт прошлого, отраженный в древних трактатах по военному искусству. С другой стороны, реформы первого императора династии Цинь позволили использовать все преимущества объединения разнородных, многочисленных отрядов и частей в единое китайское войско.

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПОХИ

Военная политика и армия Циньской империи

К концу III в. до н. э. на просторах Великой Китайской равнины в бассейнах рек Янцзы и Хуанхэ сформировалось семь самостоятельных царств: Цинь, Чу, Ци, Хань, Чжао, Вэй и Янь. Общая численность населения этих государств составляла приблизительно 20 миллионов человек. Между ними шли непрерывные войны, поэтому этот период получил название Чжаньго — Борющиеся царства. Воевать древним китайским государствам приходилось также и с соседями-кочевниками, совершавшими постоянные набеги на их богатые земли с севера, запада и юга. Стремясь выжить в условиях междоусобиц и внешней агрессии, древние китайские государства вступали в союзы друг с другом, но войны продолжали бушевать.

Одним из самых кровопролитных сражений эпохи Борющихся царств стала битва между войсками Цинь и Чжао под Чанпином (нынешняя провинция Шаньси) в 260 г. до н. э. Циньский ван (правитель) хитростью добился смещения Лянь По, талантливого полководца царства Чжао, и назначения на должность военачальника Чжао Ко.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Император Цинь Шихуан

Интриги при чжаоском дворе обеспечили циньской армии успех в действиях против армии Чжао. Войско Чжао было в конце концов окружено и после длительной 46-дневной осады под угрозой голода было вынуждено сдаться. Циньский полководец Бай Ци обещал сохранить жизнь всем сдавшимся воинам Чжао, однако он коварно нарушил свое слово, приказав истребить всю обезоруженную армию противника. Более 400 тысяч солдат Чжао были уничтожены. Долина, где произошло это побоище, впоследствии в народе получила название Шагу — Долина убийств.

В 257 г. до н. э. вероломный Бай Ци за отказ продолжать без соответствующей подготовки военные действия против Чжао и желание уйти в отставку был обвинен в преступлениях и разжалован в солдаты. Циньский ван послал Бай Ци меч, что в Древнем Китае имело символическое значение — полководец покончил жизнь самоубийством. Перед смертью Бай Ци признал за собой только одну вину — убийство сдавшихся на его милость воинов чжаоской армии.

Длительные войны между государствами закончились окончательной победой Цинь (ныне — территория современных провинций Шэньси и Ганьсу) над всеми царствами. Постепенно это царство достигло вершины своего могущества и стало гегемоном. Великий китайский историограф древности Сыма Цянь в своем труде «Ши Цзин» («Исторические записки») писал: «Цинь, обладая большим запасом сил, использовало слабости армий княжеств, преследовало бегущих, гнало разбитых, трупы убитых лежали сотнями десятков тысяч, кровь лилась потоками, в которых плавали боевые щиты. Цинь следовало своей выгоде, использовало свои преимущества и перекраивало Поднебесную, делило земли и отделяло себе реки и горы, и тогда сильные княжества стали изъявлять покорность, а слабые княжества являться на поклон к циньскому двору».

Покоренные Цинь соседние царства вошли в состав первой централизованной деспотии — империи Цинь. Император (ван) Ин Чжэн был провозглашен в 221 г. до н. э. первым императором новой династии и получил имя Цинь Шихуан (Цинь Шихуанди).

Одной из первых и главных задач Цинь Шихуана было установление своей абсолютной власти. На достижение этой цели был направлен указ о конфискации оружия у всего населения новой империи, что предполагало, прежде всего, полное разоружение разбитых армий шести царств.

Все конфискованное оружие, в основном бронзовое, было переплавлено. Из него изготовили колокола и 12 гигантских статуй весом по 30 т каждая, которые были поставлены в императорских дворцах в столице государства — городе Сяньян. Статуи простояли всю эпоху Хань и впоследствии, через несколько столетий, были переплавлены на монеты правителем царства Вэй.

Следующим шагом по укреплению власти в новой огромной империи стало решение Цинь Шихуана упразднить границы бывших самостоятельных царств и разделить империю на 36 административных областей (уездов). Во главе каждой из них он поставил чиновника — шоу, военачальника — вэя и инспектора — цзяня. Той же цели служило и переселение в Сяньян 120 тысяч семей наследственной аристократии, чиновников и купцов из шести покоренных царств. Места чиновников в отдаленных уездах занимали верноподданные выходцы из царства Цинь.

В результате всех этих мер было создано мощное централизованное государство с едиными вооруженными силами и административно-чиновничьим аппаратом.

Недолгий период правления Цинь Шихуана вошел в историю Китая как эпоха великих свершений и жесточайшей тирании. Ничто в империи не могло решаться без ведома императора. Вокруг столицы было построено несколько сотен императорских дворцов, которые были соединены друг с другом специальными дорогами, скрытыми от глаз посторонних высокими валами. По этим дорогам в сопровождении боевых колесниц и крупных отрядов всадников император тайно перемещался от одной резиденции к другой. Каждый, кто становился вольным или невольным свидетелем императорского переезда, немедленно умерщвлялся на месте. В империи процветали тайные службы, поощрялись доносы и соглядатайство. Шпионаж против всех бывших и новых врагов Цинь был возведен в ранг государственной политики.

Период становления династии Цинь был провозглашен эпохой господства стихии воды, которой соответствовали черный цвет и цифра 6. Эти понятия были положены в основу «миросозерцания» империи. В одежде, бунчуках и знаменах стал преобладать черный цвет. При Цинь Шихуане стали употреблять термин «черноголовые» для обозначения простого народа. Простолюдины должны были покрывать голову черными повязками в отличие от рабов и слуг, которые были обязаны носить синие повязки. В политике стали преобладать «твердость, решительность и крайняя суровость, все дела решались на основании законов». Как писал Сыма Цянь, «считалось, что только жестокость и угнетение без проявления человеколюбия, милосердия, доброты и справедливости могут соответствовать порядку пяти добродетельных сил (стихий). До крайности усердствовали в применении законов и долго никого не миловали».

Создание централизованной империи положило конец междоусобным войнам, дало толчок развитию сельского хозяйства, ремесел и инфраструктуры (дорог и речных путей сообщения). Были введены единая денежная система, единая система мер и весов, единое летосчисление.

Цинь Шихуан организовал и провел целый ряд мероприятий по стабилизации внутриполитического положения в стране: «на первое место поставил хлебопашество»; «исправил и устроил разные обычаи, отрегулировал реки и разграничил земли»; «казнил бунтовщиков»; «истребил и уничтожил сильных и мятежных, спас черноголовых от гибели»; «повсюду ввел ясные законы».

В масштабе государства организовывалась система обороны от внешних врагов. Сыма Цянь писал о военных мероприятиях Цинь Шихуана: «Опираясь на Хуанхэ как на защитный ров с водой, на крепостные стены длиною в сотни тысяч чжан и ущелья, которые не измеришь, он рассматривал их как нечто прочное. Хорошие военачальники и искусные лучники охраняли все важные и опасные места, преданные чиновники служили ему, отборные солдаты были вооружены отличным оружием, кто же мог что-либо сделать? Когда Поднебесная была таким путем утверждена, циньский ван считал, что земли внутри застав прочно прикрыты, а неприступные стены на тысячи ли будут служить его потомкам в течение десятков тысяч поколений их царствований».

В связи с постоянной угрозой со стороны кочевых племен сюнну в 215 г. до н. э. на север было отправлено огромное 300-тысячное войско под командованием Мэн Тяня. Китайская армия должна была нанести поражение кочевникам, «наказать» их и обеспечить безопасность северных границ империи. Одновременно перед китайскими войсками стояла задача соорудить защитную стену по всей границе Циньской империи. С этой целью вместе с войсками на север страны были отправлены десятки тысяч государственных рабов, осужденных преступников и мобилизованных общинников.

Частично используя старые валы царств Цинь, Чжао и Янь, циньцы создали единую крепостную стену, беспрецедентную по своей протяженности. Работы длились более столетия, на протяжении жизни нескольких поколений. Стена получила название «Ваньли чанчэн» — «Стена длиной 10 тысяч ли»[1]. Однако, несмотря на всю грандиозность стратегического замысла, это инженерное сооружение, естественно, не могло обеспечить безопасность империи от кочевников.

Для закрепления за собой и освоения отвоеванных у кочевников территорий Цинь Шихуан предпринял акции по массовому переселению жителей внутренних районов в новые северные районы. В 212 г. до н. э. 50 тысяч семей были переселены на целинные и пастбищные земли в Юньян к западным границам империи. Вслед за этим было предпринято еще несколько массовых кампаний по перемещению населения. Все переселенцы освобождались от налогов и повинностей.

Таким образом, шел процесс создания первых в истории Китая военных поселений, которые в последующие столетия стали типичной чертой социальной структуры китайского общества. Военные поселения являлись плацдармами для будущих походов, призванных расширить владения императора, — основы политики «цань ши» («постепенно поедать чужую территорию, как шелковичный червь листья»). Заселение пограничных территорий создавало также надежную продовольственную базу для войск, расквартированных на севере. Государству не нужно было больше отправлять огромные караваны с продовольствием к далеким северным границам.

Кроме того, именно в дальних пограничных военных поселениях рождались и воспитывались самые лучшие воины для китайской армии. С детства они привыкали к военной жизни, постоянно участвуя в отражении набегов кочевников. Военные поселения, по сути, представляли собой первый рубеж обороны государства от внешних врагов-кочевников.

Население империи Цинь подвергалось жесточайшему гнету и эксплуатации. Самыми обременительными формами такой эксплуатации были воинская и трудовая повинности, охватывавшие все взрослое мужское население страны. От этих повинностей освобождались только чиновничество и знать.

Тяжелое положение населения, подвергавшегося непомерному гнету и грабежу со стороны властей, вызывало постоянные народные восстания и бунты, сотрясавшие империю Цинь.

Смута в Поднебесной империи

В 209 г. до н. э. Цинь Шихуан умер. Для его погребения 700 тысяч рабов и преступников были согнаны на строительство подземного склепа покойного императора. В нем было погребено огромное количество ценностей. Вместе с Цинь Шихуаном были захоронены все его бездетные жены и наложницы, любимые евнухи, а также все рабочие и мастеровые, кто делал внутренние «покои» склепа. Все они были замурованы живьем в подземелье.

Новым императором империи Цинь был объявлен младший сын покойного — 21-летний Эршихуан. Он продолжил политику своего жестокого отца внутри страны и за ее пределами. Однако ему пришлось столкнуться с поднимающейся волной неповиновения народа и недовольства чиновников на местах. Эршихуан прибег к суровым репрессиям и казням. В своей внутренней политике он сделал ставку на военную силу, прежде всего на увеличение и укрепление военного гарнизона в столице, для чего изо всех уголков империи туда прибыло 50 тысяч лучших воинов. Подобные меры не могли предотвратить неизбежные восстания доведенного до отчаянья народа.

Первым мощнейшим толчком, потрясшим Циньскую империю, стало восстание бедноты под руководством Чэнь Шэна, которое началось под лозунгом борьбы за восстановление независимости царства Чу. Чэнь Шэн был выходцем из простой бедной семьи, однако за годы службы в армии он смог подняться до звания десятского, а затем — сотского начальника. Восстание началось в 209 г. до н. э. с бунта в отряде, насчитывавшем около 900 человек, которых гнали на работы к северным границам империи. Этот бунт послужил толчком к мощному восстанию, в котором приняли участие многие простолюдины.

На первом этапе восставшие не имели никакого оружия и были вооружены кто чем мог — мотыгами, колами, дубинами. Как пишет Сыма Цянь, «из срубленных деревьев повстанцы делали себе оружие, из бамбуковых шестов — древки знамен. Поднебесная собиралась вокруг него (Чэнь Шэна), как кучатся облака, откликаясь на его призывы». С самого начала повстанцы нашли полную поддержку у населения и местных правителей, недовольных жесткими порядками, царившими в империи Цинь. Уже через месяц войско Чэнь Шэна насчитывало свыше тысячи всадников, несколько десятков тысяч пеших воинов и 600–700 боевых колесниц. К восставшим присоединились даже выходцы из аристократических кругов.

Циньский император послал в поход на восток против повстанцев войско во главе с военачальником Чжан Ханем.

Борьбу против циньских войск возглавил полководец из Чу по имени Сян Юй, ставший главным военачальником над объединенными войсками нескольких княжеств.

Сян Юй собрал все чуское войско и, переправившись через Хуанхэ, решительно ударил по циньским войскам. Решившись на этот шаг, Сян Юй сразу после переправы приказал потопить все лодки и суда, настроив тем самым всех своих воинов на борьбу до победного конца: они должны были или победить, или умереть.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Панорама «войска Цинь Шихуана» — глиняных статуй воинов из гробницы китайского императора

Талантливый полководец, Сян Юй перерезал пути снабжения циньских войск, разрезал их надвое, после чего разбил врага по частям. Когда остатки циньских войск под командованием Чжан Ханя оказались в полном окружении и потеряли надежду на успех, Сян Юй склонил циньского полководца к переходу на сторону восставших. Чжан Хань и его приближенные военачальники получили высокие титулы и звания за измену императору.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Офицер. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Трагически сложилась судьба циньского войска. После капитуляции циньские солдаты и офицеры были обращены в рабов, победители начали глумиться и издеваться над ними. Это, естественно, вызвало недовольство обманутых воинов, которым была обещана свобода в случае сдачи. Они поняли, что им уготована позорная судьба рабов, а их семьям — мщение за предательство, которое последует, когда император узнает о капитуляции. Информированный о такого рода настроениях среди пленников, Сян Юй приказал умертвить их, пока войска восставших не вступили в пределы Цинь. Более 200 тысяч циньских солдат были ночью перебиты чускими войсками.

По мере того как циньские войска терпели одно поражение за другим, разногласия и борьба за власть в стане восставших, уверенных в близкой победе, усиливались. В это время войско Сян Юя, насчитывавшее 400 тысяч человек, было самым сильным и многочисленным. Войска других правителей бывших древнекитайских царств были значительно слабее, однако все они претендовали на власть в Поднебесной.



В 206 г. до н. э. смута в китайской империи формально закончилась: каждый из военачальников получил в свое владение какую-либо часть бывшей империи. Однако далеко не все новые правители были полностью удовлетворены результатами дележа рухнувшей империи и затаили обиду на своих более удачливых коллег по восстанию. Главным противником Сян Юя был правитель княжества Хань — Лю Бан. Все это объективно создавало среду для политических интриг и военных столкновений. Поднебесная империя была ввергнута в состояние хаоса.

Зимой 205 г. до н. э. Сян Юй выступил на север против княжества Ци, правитель которого вознамерился расправиться с его родным княжеством Чу. В ходе сражения войска Ци были полностью разгромлены.

В это время ханьские войска и их союзники, численность которых составила, по древнекитайским источникам, 560 тысяч человек, воспользовавшись столкновением между Чу и Ци, сами вторглись в пределы чуского княжества, подвергнув его разграблению и сожжению.

Решающее противостояние двух наиболее могущественных князей — Сян Юя и Лю Бана — состоялось в 203 г. до н. э. у горы Гу-ану и длилось несколько месяцев. Ни та, ни другая сторона не решались начать битву. Сян Юй пытался вызвать Лю Бана на поединок и в нем «выявить победителя и побежденного, чтобы не причинять больше напрасных страданий народу, нашим отцам и сыновьям в Поднебесной». Лю Бан «со смехом» отклонял все предложения Сян Юя.


Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

«Гвардеец» Цинь Шихуана. Фрагмент статуи из гробницы китайского императора

Тогда Сян Юй приказал силачам выйти вперед и вызвать на бой противника. Однако эти акции были немедленно нейтрализованы ханьским правителем. Трижды чуские богатыри выезжали вперед на поединок, и три раза их поражали меткие стрелы ханьских лучников.

Сян Юй рассвирепел, сам надел латы, взял секиру и выехал вперед, вызывая Лю Бана на решающий поединок. Вражеские лучники не осмелились пустить стрелы в грозного военачальника и отступили.

И вот тогда на берегу горного ручья состоялась решающая встреча двух правителей, двух непримиримых врагов в борьбе за власть в Поднебесной. Вновь Лю Бан отказался от поединка, и тогда Сян Юй «коварно» выстрелил в него из «припрятанного для этой цели арбалета». Ханьский правитель был ранен и бежал с поля боя, укрывшись в городе Чэнгао за рекой Сышуй.

В это время Сян Юй узнал об еще одной опасности — другие правители замыслили выступить против него. Он вынужден был временно отложить штурм Чэнгао и с главными силами выйти в поход против новых врагов, надеясь быстро их разгромить и вернуться назад.

Пока Сян Юй отсутствовал, обстановка возле Чэнгао резко изменилась. Ханьский гарнизон во главе с самим Лю Баном провел эффектную операцию психологического характера против осаждавших их чуских войск. Ханьцы неоднократно вызывали чуские войска на бой, но последние, следуя инструкциям Сян Юя, не выходили из укрытий. Тогда ханьцы в течение 5–6 дней стали высылать воинов, во всеуслышание позоривших чусцев за трусость. В результате старший чуский военачальник не выдержал и приказал начать переправу, чтобы «наказать наглых» ханьцев.

Когда через реку Сышуй переправилась только половина солдат чуской армии, ханьцы напали на них и нанесли им серьезное поражение. Чуские военачальники, ослушавшиеся приказа Сян Юя, покончили жизнь самоубийством, перерезав себе горло на берегу реки.

В условиях, когда силы Чу и Хань были примерно равны, правители этих двух княжеств все же решили договориться и поделить владения полюбовно. Однако эта договоренность с самого начала были обречена на провал, вражда и ненависть сохранялись, стремление к абсолютной власти не позволяло правителям найти общий язык.

В конце концов в неудачной битве Сян Юй попал в окружение. Ему удалось бежать с небольшим отрядом всадников. Однако его судьба была уже решена: преследователи неотступно шли за ним по пятам. В решающем бою с превосходящими силами противника Сян Юй оказался в безвыходной ситуации и перерезал себе горло. Тело чуского правителя было расчленено на пять частей. Это произошло в 202 г. до н. э., когда Сян Юю был всего 31 год от роду.

Военная политика и армия Ханьской империи

Ожесточенная борьба за власть в Китае закончилась в 202 г. до н. э. полной победой Лю Бана и основанием новой централизованной династии Хань. В историю этот период вошел под названием Западная Хань, а Лю Бан, первый ханьский император, принял титул Гао Цзу. По существовавшим нормам, истинное имя императора было священным, и произносить его было запрещено под страхом смертной казни.

Китай в этот период был ослаблен в результате продолжавшегося экономического и политического кризиса, приведшего в свое время к падению династии Цинь.

Стремясь утвердиться в качестве главы единой империи, Гао Цзу, тем не менее, вынужден был идти на уступки местным вождям. Семь наиболее крупных военачальников, обосновавшихся на территории бывших царств, были пожалованы титулами вана, а вслед за этим более 130 соратников Гао Цзу получили в наследственное владение отдельные области и стали именоваться хоу. Ваны имели право назначать и смещать чиновников, собирать налоги с населения и устанавливать любую систему повинностей на своей территории. Они также имели право содержать свои собственные войска.

Такое сосуществование центральной власти, унаследовавшей внешние формы циньской эпохи, и полунезависимых наследственных владений было временной мерой. Через несколько лет Гао Цзу стал заменять всех ванов своими родственниками, видя в этом единственный способ укрепления своей единоличной власти.

В то время, как Ханьская империя мучительно боролась за свое существование, к северу от Китая возникло и начало укрепляться государство сюнну[2]. Его правитель Маодунь смог сплотить местных вождей и сосредоточить всю полноту власти в своих руках. Хотя общая численность населения в государстве сюнну достигала лишь 1,5 миллиона человек, в их войске числилось до 300 тысяч лучников. Сюнну имели отлично подготовленную и обученную армию и были в этом отношении значительно сильнее китайцев, ослабленных длительными междоусобицами.

Гао Цзу долго колебался, какую стратегию выбрать в отношении сюнну. Один из советников предупреждал его: «Сюнну по своей природе скапливаются в стаи как звери и рассеиваются как птицы, гоняться за ними все равно, что ловить свою тень». Ханьский император не внял совету своего сановника, что привело к трагедии. Преследуя умышленно отступавших сюнну, отряд Гао Цзу оторвался от основных сил и попал в засаду. Семь дней император находился в окружении войск Маодуня на горе Байдэн и с большим трудом выбрался оттуда.

После смерти Гао Цзу внутриполитическая ситуация в стране вновь резко осложнилась. Сепаратистские тенденции в Ханьской империи становились все более опасными. Некоторые ваны начали поднимать открытые мятежи против центральной власти, которые жестко подавлялись.

Одним из наиболее авторитетных и непримиримых врагов центральной власти был правитель царства У по имени Лю Би. В 154 г. до н. э. он объединился с шестью другими наследственными ванами и, собрав под свои знамена 200-тысячное войско, двинулся на столицу империи.

«Мятеж семи ванов», однако, окончился их полным военным поражением. В результате все наследственные правители лишились многих льгот и полномочий. Главное — их лишили права назначать и снимать чиновников и иметь свои собственные войска.

Новый ханьский император У Ди, пришедший к власти в 140 г. до н. э., добился стабилизации внутриполитического положения в империи. Решив эту главную проблему, он, по примеру своего великого предшественника Цинь Шихуана, начал длительные войны со своими соседями по всему периметру границ империи.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Боевой конь и воин. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Одним из важнейших направлений китайской экспансии был Западный край. Этот регион, известный ныне как Синьцзян, представлял собой богатейшие земледельческие земли. Ценность этого региона обусловливалась еще и тем, что через оазисы Западного края пролегал Великий шелковый путь — в Европу и на Ближний Восток.

Через Западный край шли дороги к богатым арабским странам, славившимся своими лошадьми как говорили, «потеющими кровью» арабскими скакунами. Лошадей этой породы разводили в Фергане. Они были очень дорогими и высоко ценились среди ханьской знати и чиновников.

В 110 г. до н. э. 60-тысячная китайская армия выступила в поход на запад. Ее сопровождали носильщики, слуги, огромный обоз, насчитывавший 100 тысяч волов, 30 тысяч лошадей, десятки тысяч ослов, мулов и верблюдов. По мере продвижения по территории Западного края китайские войска подвергались непрерывным атакам и набегам со стороны местных народов и племен. До Ферганы добралось лишь 30 тысяч воинов. Сорок дней длилась осада города. Наконец ферганцы убили своего правителя и согласились отдать китайским завоевателям часть своих породистых коней.

Китайцы забрали несколько десятков лучших коней и более 3 тысяч менее породистых жеребцов и кобыл. На ферганский престол был возведен новый, преданный китайцам хан.

Обратная дорога в Китай стоила захватчикам новых огромных жертв. Домой вернулись лишь 10 тысяч воинов, удалось пригнать всего 1 тысячу породистых лошадей.

Другим, причем самым важным объектом внешнеполитической завоевательной активности империи Хань было государство сюнну, северный сосед китайской империи. В 129 г. до н. э. четыре отряда конницы по 10 тысяч всадников в каждом вышли в поход на сюнну. Эта акция закончилась для китайцев неудачей: два отряда конницы были разгромлены. Вдохновленные победой, сюнну начали в свою очередь более активные захватнические действия против китайцев.

В 127 г. до н. э. китайское войско вновь выступило в поход на север. Китайцы овладели Ордосом и тем самым ликвидировали опасность постоянных набегов кочевников на свою столицу в Чанъани. Па территорию Ордоса было переселено 100 тысяч земледельцев, создавших там военные поселения.

Войны с сюнну продолжались долго, почти до конца правления императора У Ди в 86 г. до н. э. С китайской стороны в этих войнах и походах участвовали сотни тысяч человек. Обе стороны несли огромные потери: десятки тысяч воинов погибли или были взяты в плен и обращены в рабов.

Несмотря на ряд крупных побед, сюнну в конце концов вынуждены были отступить далее на север, в пустыню Гоби. В результате войн с китайцами сюнну понесли не только огромные жертвы, но и большой материальный ущерб. Погибло или было уведено в Китай большое количество скота, прежде всего лошадей. Суровые климатические условия, холодные зимы, эпидемии чумы окончательно обескровили государство сюнну. Внутренние распри вождей довершили разделение племен сюнну на южных и северных.

Это был выгодный для Ханьской империи итог длительной и кровопролитной борьбы китайцев с кочевниками. Теперь Ханьская империя могла проводить в отношении своих неспокойных соседей политику «с помощью варваров уничтожать варваров», которая впоследствии стала традиционной.

В 89 г. до н. э. китайское войско вместе с конницей южных сюнну выступило против северных сюнну. Трехлетняя кровопролитная война закончилась полным поражением северных сюнну. Было убито и взято в плен свыше 200 тысяч человек. Государство северных сюнну, а вместе с ним и угроза Китаю с севера, перестали существовать.

Ханьская империя постепенно расширялась, однако военные походы требовали огромных расходов людских и материальных ресурсов. Это неизбежно вело к усилению гнета и эксплуатации населения империи, что, в свою очередь, вызывало рост недовольства среди народа, поднимавшегося на борьбу против централизованной деспотической власти.

В 9 г. н. э. власть в империи узурпировал родственник императора по женской линии Ван Ман. Страшный голод поразил Китай. Крестьянские восстания вспыхивали то здесь, то там. Крупные чиновники и местные военачальники, недовольные центральными властями, беззастенчиво пытались выкроить для себя собственные владения из земель императора.

С 25 г. н. э., когда к власти пришел Лю Сю, и вплоть до 220 г. продолжалась эпоха Восточной Хань. Однако новому ханьскому императору потребовалось еще более десятка лет для того, чтобы окончательно преодолеть сопротивление своих соперников.

С утверждением власти Восточной Хань политическая стабильность в Китае не была достигнута. Объективно существовавшие центробежные и центростремительные тенденции в китайском обществе сохранялись на протяжении всего периода становления ханьской империи. Страну постоянно сотрясали массовые народные восстания (они известны по названиям повстанческих армий: «Краснобровые», «Бронзовые Кони», «Зеленый Лес» и т. д.). Крупнейшим из них было восстание «Желтых повязок», приведшее империю в конце II в. к окончательному упадку.

Вслед за падением Ханьской империи началась ожесточенная междоусобная борьба, закончившаяся развалом единого государства. На обломках империи в первой четверти III в. возникли три самостоятельных царства: Вэй, У, Шу, а сама эпоха получила название «Троецарствие». Начавшийся в Китае период раздробленности продолжался с кратковременными перерывами вплоть до VI в.

Крушение Ханьской империи нанесло решительный удар устоям рабовладельческого общества в Китае. На смену жесткой централизованной власти пришла более гибкая система с элементами новых, феодальных отношений. Длительный кризис рабовладельческого древнекитайского общества, объективно завершившийся народными восстаниями и свержением деспотической династии Хань, естественно, не решил всех проблем. Единая империя распалась, система угнетения осталась, рабство сохранилось, жизнь народных масс не стала лучше.

Китай вступал в новую эпоху, эпоху бесчисленных войн и восстаний, в ходе которых продолжилось дальнейшее развитие военного дела и военного искусства китайской цивилизации.

ОСОБЕННОСТИ ВОЕННОГО ИСКУССТВА

Военно-теоретическая мысль Древнего Китая

Военное искусство Древнего Китая, развивавшееся в условиях изоляции от остального мира, достигло своего расцвета в циньском и ханьском Китае. В VI–IV вв. до н. э. выдающиеся полководцы и мыслители Сунь Цзы, У Цзы и другие изложили основные положения и принципы военного искусства в военно-теоретических трактатах. Такие трактаты стали настольными книгами правителей и военачальников. Талантливые полководцы ценились превыше всего.

Главным и самым сложным вопросом, который издавна стоял в центре внимания древнекитайских военных теоретиков, являлось определение понятия войны. Сама война в древних трактатах по военному искусству традиционно рассматривалась не только и не столько как вооруженное столкновение. Война, в соответствии с древнекитайской военной теорией, — это политическая, дипломатическая, психологическая схватка противоборствующих сторон.

«Война — это путь обмана, — учил Сунь Цзы. — Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов, выступай, когда он не ожидает».

Война в соответствии с «китайской спецификой» — это прежде всего психологический поединок двух полководцев, мерящихся друг с другом силами. Именно поэтому во главу угла понятия «война» древние китайцы традиционно ставили не столько вооруженную борьбу, сколько другие формы и виды подчинения противника своей воле.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Генерал. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Сунь Цзы отмечал: «По правилам ведения войны наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте — сокрушить это государства… Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь. Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте (по важности) — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска; самое худшее — осаждать крепости».

Китайские стратеги разработали и обосновали основные принципы тактики ведения боя: «Правило ведения войны гласит: если у тебя сил в десять раз больше, чем у противника, окружи его со всех сторон; если у тебя сил в пять раз больше, нападай на него; если у тебя сил вдвое больше, раздели его на части; если же силы равны, сумей с ним сразиться; если сил меньше, сумей оборониться от него; если у тебя вообще что-либо хуже, сумей уклониться от него».



Особое внимание все древнекитайские военные авторы уделяли вопросам изучения противника, анализу его намерений, сил и средств, военных возможностей. Сунь Цзы по этому поводу учил: «Поэтому и говорится: если знаешь его (противника) и знаешь себя, сражайся хоть сто раз, опасности не будет; если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение; если не знаешь ни себя, ни его, каждый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение».

Особое место в военном искусстве Древнего Китая занимает стратагема. Это, в представлении китайских военных теоретиков, заранее составленный стратегический план, в котором противнику приготовлена какая-либо ловушка или военная хитрость.

Умение составлять стратагемы свидетельствовало о способностях и таланте правителя или военачальника. Выдающийся отечественный специалист по изучению истории и культуры Китая В.Н. Мясников отмечает: «Стратагемность стала чертой национального характера, особенностью китайской национальной психологии. Но это не означает, что китайцы — это нация ловких интриганов, хитрецов и обманщиков. Нет. Это народ, в первую очередь умеющий стратегически мыслить, составлять долгосрочные планы как на государственном, так и на личностном уровне, умеющий просчитывать ситуацию на достаточное количество ходов вперед и употребляющий стратагем-ные ловушки для достижения успеха».

Общее количество стратагем (рекомендаций, изложенных в иносказательном стиле) не поддается счету, однако наиболее распространенными из них можно считать следующие.

1. Убить чужим ножом.

2. В покое ожидать утомленного врага.

3. Грабить во время пожара.

4. На востоке поднимать шум, на западе нападать.

5. Для вида чинить деревянные мостки, втайне выступить в Чэньцан.

6. Скрывать за улыбкой кинжал.

7. Бить по траве, чтобы вспугнуть змею.

8. Сманить тигра с горы на равнину.

9. Если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти.

10. Чтобы обезвредить разбойничью шайку, сначала надо поймать главаря.

11. Ловить рыбу в мутной воде.

12. Объединиться с дальним врагом, чтобы побить ближнего.

13. Объявить, что только собираешься пройти сквозь государство Го, и захватить его.

14. Делать безумные жесты, не теряя равновесия.

15. Заманить на крышу и убрать лестницу.

16. Бегство (при полной безнадежности) — лучшая стратагема.

Идея стратагемности имеет принципиально важное значение для понимания сущности и специфики китайского национального способа ведения войн. С древних времен в Китае высоко ценился ум и умение строить стратегические планы. Сила и мощь, по китайским понятиям, безусловно, важны, особенно в военной сфере, однако они вторичны. Военное искусство Древнего Китая, так же как политика и дипломатия, основывалось на стратагемности. Именно поэтому древние китайские трактаты сохранили описания сотен битв, боев и сражений, успех в которых был достигнут в основном благодаря таланту полководца, применившего ту или иную стратагему. В связи с этим можно говорить даже о своеобразном культе стратагемности в Древнем Китае в отличие от сложившегося за многие века на Западе и Востоке культа военной силы.

Военная теория и практика древнекитайских империй

Военная теория и искусство развивались в эпохи Цинь и Хань, следуя изменениям военно-политической обстановки в Китае и развитию средств и способов поражения противника на поле боя. В основу военной политики единой китайской империи Цинь и Хань по-прежнему были положены классические принципы Сунь Цзы. Однако некоторая специфика, безусловно, появилась.

Развитие военного искусства в Древнем Китае происходило в соответствии с интересами империи. Как и любая империя былых времен, для обеспечения своих интересов государства Цинь, а затем — Хань должны были решать две задачи: обеспечивать расширение границ империи и гарантировать ее защиту.

Для расширения пределов империи Циньская и Ханьская династии вели агрессивные захватнические войны против своих соседей по всему периметру границ. В эпоху политической раздробленности китайские правители неустанно воевали друг с другом.

После соответствующей подготовки войско направлялось в поход, имея целью вступить в сражение с противником и разгромить его. Военное поражение противника было первым шагом к овладению его территорией, богатствами и ресурсами.

Как в стратегии, так и в тактике основное внимание уделялось обманным, отвлекающим, дезинформирующим действиям и акциям.

Циньская и Ханьская империи должны были противостоять как внешним, так и внутренним врагам.

Войны между царствами велись «правильно» — организованными формированиями регулярных армий в соответствии с тактикой и стратегией, выработанными в Китае за предыдущие столетия, и с использованием всех наличных сил и средств вооруженной борьбы. По принятым в Древнем Китае представлениям, победа в бою или сражении достигалась сочетанием «правильного боя и маневра»: «В бою схватываются с противником правильным боем, побеждают же маневром».

Суть «правильного» боя заключалась в том, что главные силы выдвигались навстречу противнику в «правильном» боевом порядке и вступали в сражение с его главными силами. Маневр в этом смысле представлял собой действие «специальных» маневренных частей (конница или боевые колесницы), которые наносили удар во фланг или тыл, неожиданно для противника. Итак, части «правильного боя» принимали на себя основную тяжесть боя, а задачей маневренных частей было решить исход боя, обеспечить победу.

Каждое государство имело свою армию, которая строилась на единых организационных принципах и включала разные рода войск: пехоту, кавалерию и боевые колесницы. Для защиты своей территории от соседей каждое царство использовало всю свою военную мощь и часто прибегало к поиску временных военно-политических союзников. Успех такого рода войн определялся в основном талантом стратегов-полководцев и численностью войска. Поэтому и то, и другое были предметами особой заботы любого правителя. Междоусобицами китайских правителей пользовались внешние враги (в основном кочевые племена), которые совершали опустошительные набеги на территорию Китая.

С объединением Китая и образованием империи Цинь внешняя угроза сохранилась, однако теперь она стала исходить почти исключительно от соседних кочевых народов (сюнну). Кочевники-«варвары» не были обучены «правильному» ведению боевых действий. У них была массовая высокоподвижная конница, которая позволяла им наносить глубокие рейдовые удары вглубь циньской территории и, захватив добычу, быстро отступать в случае отпора.

Китайцам было крайне трудно воевать с сюнну. Во-первых, в китайском войске конница была немногочисленной и поэтому возможность преследования отступающего с добычей врага была ограниченной. Во-вторых, сюнну действовали «не по правилам» традиционного военного искусства, их действия больше напоминали тактику современной партизанской войны, поэтому регулярные китайские войска были не способны справиться с ними. Самое главное — китайская армия не могла раз и навсегда покончить со своими неспокойными северными соседями, для этого в ту эпоху не было ни достаточных сил, ни эффективных средств, ни объективных возможностей.

Наиболее мудрые деятели при Циньском и Ханьском дворах понимали невозможность ведения войны с кочевниками. Они провидчески считали, что уничтожить всех кочевников просто невозможно, а война с ними лишь обескровит империю. Об этом императору Цинь Шихуану говорил его первый советник Ли Сы: «Нельзя этого делать. Сюнну не имеют для жительства городов, обнесенных внешними и внутренними стенами, у них нет запасов, чтобы защищать их; они кочуют с места на место, поднимаясь (легко), словно птицы, а поэтому их трудно прибрать к рукам и управлять ими. Если в их земли глубоко вторгнутся легковооруженные войска, им неизбежно будет не хватать продовольствия, а если войска прихватят с собой зерно, то, обремененные грузом, будут (везде) опаздывать. Приобретение принадлежащих им земель не принесет нам пользы, а присоединение народа не создаст возможности подчинить его и удержать под контролем. Если же, одержав победу, истребить их, то вы не будете отцом и матерью для народа. (Война) утомит лишь Срединное государство и принесет радость сюнну, а это недальновидный план».

В эпоху Хань в китайской военной теории появились основы теории и практики военных действий с сюнну — этим «нетрадиционным» врагом. Глубокий и всесторонний анализ сильных и слабых сторон как своих войск, так и сюнну, позволил выделить «три преимущества» сюнну и «пять преимуществ» китайцев.

Сильными сторонами сюнну были: высочайшая подвижность и мобильность; высокое мастерство в стрельбе из лука на полном скаку; неприхотливость и способность переносить голод, жажду и усталость. Сильными сторонами китайской армии являлись: наличие боевых колесниц, способных вести бой на ровной местности; наличие на вооружении арбалетов, которые по дальности поражения превосходили луки кочевников. Если боевые порядки сюнну смешивались, они теряли способность противостоять китайцам; кожаные доспехи и деревянные щиты сюнну не могли их защитить от китайского оружия; сошедшие с коней сюнну не представляли собой серьезного противника.

Исходя из этих военно-стратегических соображений ханьские полководцы строили планы войн и операций против северных противников.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Колесница царства Цинь

1. Возница, управляющий лошадьми. Грудь прикрыта латами.

2. Член экипажа, вооруженный, клевцом «цзи», применяемым в ближнем бою колесницы с конницей или боевыми колесницами противника. Грудь и плечи воина прикрыты железным пластинчатым панцирем. На голове — редко использовавшийся в Циньском Китае металлический шлем.

3. Член экипажа (командир), вооруженный луком для дистанционного поражения противника.

Внутри колесницы имелось другое вооружение и щиты, что позволяло экипажу, в зависимости от решаемых задач, применять тот или иной вид оружия.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Столкнувшись с необходимостью ведения борьбы с сюнну, вооруженные силы Циньской империи подверглись структурным изменениям. Это выразилось, прежде всего, в снижении роли отрядов колесниц — главной ударной силы войска на поле боя. В борьбе с неорганизованными ордами кочевников колесничные формирования не обладали должной эффективностью. В то же время резко возросли роль и значение кавалерии. Пехота была способна действовать против кочевников только в обороне или в качестве гарнизонов на Великой Китайской стене. Встретив сопротивление, сюнну отступали и наносили удар в новом месте. Только кавалерия была способна не просто противостоять кочевникам, но и нанести им решительное поражение в бою и упорно преследовать их во время отступления.

Внутренняя угроза Циньской и пришедшей ей на смену Ханьской династий ассоциировалась, прежде всего, с бурным ростом стихийных и организованных народных выступлений и восстаний. На сторону восставших нередко переходили целые армейские части, испытывавшие не меньший гнет со стороны властей, чем простые крестьяне-общинники. Этот «внутренний враг» отвлекал на борьбу с собой огромное количество регулярных войск империи. Борьба с ним была сложной, так как повстанцы укрывались в горах или лесах и выступали в военный поход только тогда, когда были готовы к битве.

Тактика действий повстанческих формирований была больше похожа на партизанскую. Их главной целью было уничтожение живой силы войск империи, а не удержание какого-либо населенного пункта. Они были мобильны и непредсказуемы в своих действиях.

Борьба с внутренним врагом — повстанцами, стихийными и организованными народными вооруженными выступлениями — была сложной задачей для циньских, а затем и ханьских войск. Основная роль в борьбе с повстанцами в циньской и ханьской армиях отводилась пехоте.

Управление войсками

Управление войсками на тактическом уровне в древнекитайском войске основывалось на голосовых командах и на зрительных и звуковых сигналах.

Для подачи звуковых сигналов использовались барабаны, гонги, свирели и флейты. Наиболее простыми звуковыми сигналами были: одна серия барабанного боя — команда на выдвижение; вторичная серия барабанного боя — атака; удар в гонги — остановка; вторичный удар в гонги — отступление. Однако в разных войсках у разных военачальников смысл барабанной дроби был различен. Так, в трактате «У Цзы», например, приводятся следующие правила: один удар в барабан — подготовить оружие; два удара — произвести перестроение; три удара — раздача провианта; четыре удара — вооружиться для боя; пять ударов — строиться в ряды.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Император Цинь Шихуан в военном походе

1. Император в парадном одеянии верхом на коне из породы «потеющих кровью» арабских скакунов. Император облачен в длинный богатый халат. Тело защищено дорогим инкрустированным бронзовым панцирем. Волосы императора уложены в сложную прическу высшего чиновника империи.

2. Офицер в черных чешуйчатых доспехах в отличительном головном уборе.

3. Конный воин из личной охраны императора в железном панцире, вооруженный длинным копьем.

4. Конные воины царства Цинь с черно-белыми знаменами.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Зрительные сигналы подавались знаменами, знаками, штандартами, бунчуками. Каждый элемент боевого порядка китайского войска имел свою цветовую символику и обозначение. Авангард, арьергард, оба фланга обозначались знаменами с изображением различных астрологических фигур, большей частью в виде животных и птиц. В трактате «У Цзы» говорится: «Надлежит Синего Дракона всегда иметь слева, Белого Тигра всегда иметь справа, Красного Коршуна — впереди, Черную Черепаху — позади, Центральный Дворец — над собой, самому же быть под ним». Соответственно, цвет знамен каждого боевого элемента был различен: центр — желтое знамя, правый фланг — белое, левый фланг — синее. Полководец, находящийся в центре под желтым знаменем с Центральным Дворцом, по перемещениям знамен имел возможность контролировать ход боя и перестроений в ходе сражения. Соответственно цвету знамени все солдаты имели на головных уборах или шлемах желтые, синие или белые перья.

Небольшие знамена, штандарты и знаки имели все командиры, участвовавшие со своими подразделениями в бою. Они предназначались для указания места нахождения командира и для передачи команд на перестроение в ходе боя. Знаменами, знаками и бунчуками указывалось направление движения или атаки, передавались команды на остановку или, наоборот, переход в наступление.

Как правило, днем сигналы знаменами и знаками дублировались или дополнялись звуковыми сигналами, ночью — сигнальными огнями (факелами).

Сигналы управления войсками носили и еще одно предназначение: они оказывали сильное психологическое воздействие как на своих солдат, так и на солдат противника. Эти сигналы могли еще до начала столкновения деморализовать войско противника, испугать его и обеспечить победу. С другой стороны, «гонги, барабаны, знамена и знаки соединяют воедино глаза и уши своих солдат. Если же все сосредоточены на одном, храбрый не может один выступить вперед, трусливый не может один отойти назад».

Звуковые и зрительные сигналы широко использовались китайцами и для введения противника в заблуждение относительно своих истинных намерений. Подавая сигнал своим войскам перейти в атаку, хитрый военачальник провоцировал противника на нанесение преждевременного, упреждающего удара, хотя сам враг и не намеревался переходить в атаку.

Абсолютное подчинение и безусловное следование командам и приказам считалось в древнем китайском войске аксиомой. За элементарное непослушание полагалась смертная казнь. Так, накануне одного из решающих сражений между царствами Вэй и Цинь великий китайский полководец У Цзы казнил отважного воина, который еще до битвы храбро ринулся вперед и вернулся обратно с двумя отрезанными головами врагов. Комментируя свой поступок, У Цзы заявил: «Да, он способный воин. Но раз он действовал не по моему приказу, я его казнил». В развитие этих мыслей в одном из китайских военных трактатов написано: «Лучше десять тысяч сражающихся, чем миллион не исполняющих приказы; лучше сотня энергично борющихся, чем десять тысяч просто сражающихся».

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Гвардия Цинь Шихуана

1. Пеший гвардеец, облаченный в пластинчатые железные доспехи, окрашенные в традиционный черный цвет. Вооружен клевцом «цзи» с тремя крюками-лезвиями.

2. Кавалерист в облегченных защитных доспехах.

3. Воин с черным знаменем империи Цинь в легких железных доспехах.

4. Офицер среднего ранга в боевых доспехах, вооруженный мечом для ближнего боя (самозащиты).

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

СИСТЕМА КОМПЛЕКТОВАНИЯ И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ВОЙСК

Комплектование войск

Вооруженные силы всегда являлись важнейшим инструментом политики в Древнем Китае. Каждый правитель имел собственные постоянные войска, численность, состав и вооружение которых были различны и зависели прежде всего от объективных демографических, экономических и иных факторов.

С созданием Циньской империи постоянная армия стала опорой императорской власти внутри страны и на внешней арене.

Комплектование вооруженных сил Циньской империи осуществлялось на основе воинской повинности, которая имела для простого населения всеобщий характер: каждый мужчина, годный к военной службе по состоянию здоровья, должен был отслужить в армии.

Воинская повинность по установленным со времен Циньской династии правилам подразделялась на три этапа:

1) месячная начальная военная подготовка (служба) в уезде или округе;

2) годичная военная служба в регулярных войсках;

3) годичная военная служба по охране границ империи.

Однако реальные сроки службы в армии для населения были значительно длиннее. Даже по окончании отбывания воинской повинности солдаты могли быть задержаны в армии и привлечены к участию в войнах и военных походах, бывших столь частыми в эпохи Цинь и Хань.

Во время больших войн постоянная армия пополнялась ополчением из крестьян. В среднем до 10 % населения страны находились на военной службе или привлекались к проведению разного рода работ по обеспечению войск.

В 25 г. н. э. в Ханьском Китае были проведены коренные реформы системы комплектования армии. Одним из первых шагов в этом направлении стала отмена всеобщей воинской повинности. В армии остались две категории войск: постоянные (профессиональные) и местные, набиравшиеся из крестьян в случае необходимости.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Бой китайской кавалерии с сюнну

1. Китайский кавалерист в коротком пластинчатом железном панцире и черной шапочке. Вооружен длинным копьем «гэ» с крюком.

2. Всадник сюнну в традиционном меховом головном уборе кочевников. Вооружен главным оружием сюнну — луком со стрелами. В ближнем бою конница сюнну была малоэффективна.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Постоянные войска представляли собой воинские гарнизоны, расквартированные в военных лагерях и поселениях. В основном это были части столичного гарнизона. На особом положении находились два отряда дворцовой гвардии — «Храбрые как тигры» и «Лес перьев». По своему составу и уровню боевой подготовки эти отряды и другие столичные войска были наименее боеспособными в ханьской армии. В них зачислялись выходцы из имущих классов и люди, имевшие протекцию при дворе. Многие попадали в число этих привилегированных воинов не за заслуги, а попросту за взятки. Специальной военной подготовки для поступления в отряды дворцовой гвардии фактически не требовалось. Естественно, что боевой дух этих войск был крайне низок, тем более что военному делу служивших в этих подразделениях не обучали. Эти части обычно не принимали участия в боевых действиях.

Местные войска набирались только при необходимости. Как правило, в их состав включались набранные по найму бывшие солдаты, «убийцы и грабители», обездоленные и неимущие крестьяне и различного рода деклассированные элементы. Такие войска привлекались в основном для подавления восстаний, хотя солдаты нередко сами переходили на сторону бунтовщиков.

Организационная структура войск

Уже с VI–V вв. до н. э. войско в Древнем Китае приобретает четкую организационную структуру. Эта структура совершенствовалась и несколько видоизменялась в последующие эпохи Цинь и Хань, однако основы ее сохранялись неизменными. Основными родами войск в древнекитайской армии считались пехота, конница и боевые колесницы. Во времена первых централизованных империй Цинь и Хань в качестве вида (рода) вооруженных сил уже выделяется военный флот.

В древнекитайских трактатах по военному искусству даются характеристики родов войск и их предназначение: «Колесницы и конница — это воинская мощь армии. Десять колесниц разбивают тысячу человек, сто колесниц разбивают десять тысяч человек; десять всадников обращают в бегство сто человек, сто всадников обращают в бегство тысячу человек (на равнинной местности)… Колесницы — это крылья армии; они ниспровергают крепкие позиции, поражают сильного противника, преграждают путь бегущим. Конница — это разведка армии; она преследует разбитого противника, отрезает ему подвоз провианта, рассеивает его летучие отряды… Колесница и пехота обучаются правильному бою, конницу же обучают маневренным операциям».

Пехота традиционно была главным и самым многочисленным родом войск, хотя служить в ее рядах считалось «непрестижным» делом. Пехота делилась на тяжелую и легкую.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Гарнизон сторожевой башни Великой Китайской стены

1. Конный посыльный, обеспечивавший доставку сообщений о нападении противника по этапу в тыл.

2. Пехотинец из пограничных военных поселений в традиционном китайском халате на запах. Вооружен клевцом «цзи», применяемым в ближнем бою против конницы противника.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Лучник. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Воины легкой пехоты сражались без лат. Легкая пехота была наиболее маневренной, в бою она находилась впереди и поражала противника на дальней дистанции из луков и арбалетов.

Воины тяжелой пехоты облачались в защитные латы. В бою тяжелая пехота действовала позади рядов легкой пехоты. По мере сближения с противником тяжелая пехота вступала в ближний бой с ним, используя различное режущее и колющее оружие — копья, пики, алебарды и даже кинжалы. Мечами вооружались в основном командиры пехотных подразделений, которые или непосредственно участвовали в бою, или руководили боем со стороны.

Однако, несмотря на такое деление пехоты, основную массу пехоты как самого многочисленного рода войск составляли менее сильные, низкорослые солдаты, вооруженные самым простым оружием — копьями, пиками, рогатинами.

Пограничные гарнизоны, несшие охрану Великой Китайской стены, были вооружены в основном луками и арбалетами.

В боевых порядках пехоты часто действовали специальные подразделения, вооруженные камнеметными и стрелометными устройствами различного типа, которые применялись в наступлении, обороне, при осаде и штурме крепостей.

Помимо этого существовали также элитные пехотные части — императорская охрана и телохранители («гвардейцы»), охрана военачальников и т. д. В трактате «У Цзы» по этому поводу говорится: «В армии всегда найдутся воины, храбрые как тигры; найдутся сильные, легко поднимающие тяжелый треножник; найдутся ходоки, идущие быстрее боевых коней; всегда найдутся люди, которые смогут отнять знамя, заколоть полководца. Таких нужно отобрать, отделить их от прочих, любить и ценить их. В них — судьба армии».

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Китайская пехота в бою

1. Воин тяжелой пехоты в кожаном защитном панцире, надетом поверх халата, и в защитном головном уборе. Вооружен длинным колюще-режущим клевцом «цзи», эффективным прежде всего для борьбы со всадниками.

2. Воин тяжелой пехоты с вооружением для ближнего (рукопашного) боя — длинным прямым мечом и железным щитом.

Воин легкой пехоты из состава вспомогательных частей, формировавшихся из числа некитайских народов, которые находились в вассальной зависимости от китайской империи. Защитное снаряжение отсутствует. Вооружение — лук со стрелами. Легковооруженные пехотинцы-лучники, как правило, завязывали бой, выступая впереди тяжелой пехоты.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Воин, стреляющий с колена. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

В основу организационного построения китайского войска традиционно был положен пентомический (пятеричный) принцип. Самым мелким, базовым подразделением являлась «у» — «пятерка».

Китайские военачальники стремились, чтобы в составе мелких подразделений служили выходцы из одной деревни или даже родственники. Этим достигались взаимодействие и взаимопомощь в бою: «Солдаты из одних и тех же уездов и деревень дружны друг с другом, солдаты каждого пятка и десятка защищают друг друга». В подразделениях устанавливалась система доносительства. Если кто-либо из солдат совершал проступок и не доносил о нем, то вся «пятерка» подлежала смертной казни. И только если кто-либо из оставшихся четырех солдат «пятерки» принесет голову убитого врага, тогда вся пятерка избавлялась от наказания. Аналогичные по строгости порядки устанавливались в «десятке» и более крупных подразделениях.

Самые мелкие древнекитайские пехотные подразделения «у» сводились в более крупные. Еще задолго до Циньской эпохи в армиях китайских царств пять «у» составляли «лян», в котором насчитывалось 25 воинов. Соответственно, четыре «ляна» образовывали «цзу», включавший 100 воинов. Пять «цзу» составляли «люй» (500 воинов); пять «люй» — «ши» (2500 воинов); пять «ши» — «цзюнь» (12 500 воинов).

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Китайские арбалетчики в бою

1. Арбалетчик, изготавливающийся к стрельбе по всаднику противника. Защитный панцирь отсутствует, так как арбалетчик ведет только дистанционный бой.

2. Арбалетчик, заряжающий боевой арбалет. Натягивать тетиву приходилось двумя руками, лежа на спине и упираясь ногами в луковище.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

В эпоху Борющихся царств организационная структура пехотных подразделений и частей несколько видоизменилась. Десять «у» объединялись в «сяожун» (50 солдат); двадцать «у» образовывали «цзу» (100 человек пехоты). Двадцать «цзу» составляли «люй», насчитывавший 2000 человек. Пять «люй» образовывали «цзюнь», в который входило 10 000 воинов.

Таким образом, в Древнем Китае существовали достаточно жесткие принципы организационного формирования войск. В разные исторические периоды, в разных царствах, а с образованием империи Цинь — в разных ее регионах действовали различные организационно-штатные принципы формирования подразделений и частей. Однако всегда в них в качестве первоначального, «базового» подразделения пехоты присутствовала «у» («пятерка»).

«Цзюнь» считался основным соединением, способным выполнять самостоятельные задачи на поле боя. Три «цзюня» представляли собой высшее оперативно-стратегическое объединение — войско. Каждый из «цзюней» имел определенное боевое предназначение и действовал в качестве авангарда, центра, левого или правого фланга и арьергарда.

Военная мощь каждого китайского царства определялась количеством «цзюней», которые это царство могло выставить в случае необходимости. Считалось, что правитель любого древнекитайского царства, претендующего на звание «гегемона», должен был иметь войско силой не менее чем в четыре «цзюня». Накануне образования единой централизованной империи Цинь наиболее мощным и влиятельным царством было Чжоу-ское государство, ван (правитель) которого имел в своем распоряжении шесть «цзюней».

Кавалерия в Древнем Китае не считалась главным родом войск: первые кавалерийские части появились лишь в эпоху Борющихся царств. Фактически появление и развитие кавалерии связывается с периодами Циньской и особенно Ханьской династий. Только в Ханьскую эпоху кавалерия стала главным и решающим родом войск, сменив в этой роли боевые колесницы. Именно при Ханьской династии китайская армия вынуждена была вести долгие и упорные войны с сюнну, что было невозможно без наличия сильной и хорошо подготовленной кавалерии. В эту эпоху даже пехота по отношению к кавалерии стала выполнять вспомогательную роль, охраняя и обеспечивая тылы и пути коммуникаций для кавалерии.

Необходимость развития кавалерии как решающего наступательного рода войск поставила перед военным руководством Китая важную проблему: где взять достаточное количество боевых коней. Кочевники обладали самым ценным богатством, которое было даже важнее земель, — конями. Древние китайцы не умели выращивать хороших коней, а строевые кони были очень нужны для армии. Лошади сюнну были более крепкими и привычными к действиям в горах, когда требовалось преодолевать горные ущелья, проезжать по узким горным тропам. Завладение табунами строевых коней сюнну стало одним из главных мотивов захватнических усилий империй Цинь и Хань против соседних кочевых племен.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Китайская кавалерия эпохи Хань

1. Легковооруженный всадник в традиционном халате, в кожаных доспехах поверх него, на голове — кожаная шапочка кавалериста. Вооружение — длинный клевец «цзи» и меч в ножнах. Такое вооружение позволяло вести ближний бой как с пехотой, так и с конницей противника.

2. Конный лучник. Большинство всадников легкой кавалерии империи Хань по примеру кочевых народов были вооружены луками со стрелами. Конные лучники действовали многочисленными группами, издалека поражая противника стрелами. Они использовались также для разведки, преследования отступающего противника и охраны.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Кавалерист. Бронзовая статуэтка эпохи Хань

Кавалерия в Ханьское время делилась на две категории: центрального подчинения (столичную) и местную. Столичная кавалерия в отличие от местной была немногочисленна, имела значительно более высокую выучку и подготовку.

По вооружению и выполняемым задачам кавалерия в Ханьскую эпоху делилась на тяжелую и легкую. Воины легкой кавалерии сражались без металлических доспехов, были вооружены луками и арбалетами, за спиной носили колчаны. Их лошади были низкорослыми. Легкая кавалерия была очень подвижна, высокоманевренна и использовалась при преследовании противника.

Тяжелые кавалеристы носили защитные латы, были вооружены длинными копьями и пиками. Лошадей для тяжелой кавалерии подбирали крупных, сильных и высоких. Тяжелая кавалерия обладала большой ударной мощью и использовалась, как правило, для прорыва боевых порядков противника.

В организационном отношении в кавалерии основным низшим подразделением считалась «пятерка» всадников. Далее шли две «пятерки» — «десятка», затем десять «десяток» — «сотня». Две «сотни» сводились в единый отряд. Высшим самостоятельным тактическим соединением конницы считалась «тысяча».

Боевые колесницы представляли собой основную ударную силу древнекитайского войска. И хотя их роль и значение в эпоху Борющихся царств постепенно начали уменьшаться, при Цинь Шихуане они по-прежнему выполняли на поле боя главную задачу.

В наступлении боевые колесницы прорывали позиции противника, ломали его боевой порядок. При обороне боевые колесницы составлялись вместе в форме крепости для отражения атаки противника.

В организационном отношении низшим подразделением боевых колесниц была «пятерка». Следующее — две «пятерки» — «десятка» колесниц. Пять «десяток» составляли «полсотни», а две «полсотни» — «сотню» боевых колесниц.

Традиционно боевые колесницы и их количество в войске являлись показателем силы и могущества войска и, соответственно, государства. Каждый из древнекитайских ванов, как считалось, имел в своем войске 1 тысячу боевых колесниц. Цинь Шихуан, объединивший под своей властью все царства и принявший ранг императора Поднебесной, располагал 10 тысячами боевых колесниц.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Легкая колесница. Бронзовая статуэтка эпохи Хань

Помимо боевых колесниц в составе китайского войска действовали особые, тяжелые, так называемые оборонительные колесницы, запряженные 12 волами. Эти колесницы предназначались для перевозки имущества в походе и для создания полевых инженерных укрытий при обороне или на привалах во время походов. В этом случае из тяжелых колесниц составлялась укрепленная оборонительная линия, за которой размещались пехотинцы-лучники.

Построение боевых порядков

Боевой порядок древнекитайского войска, так же как и его организационная структура, строился по своеобразному пятеричному «крестообразному» принципу как на тактическом, так и на оперативном уровне.

Спецификой боевого построения древнекитайского войска был его «общевойсковой» характер, под которым подразумевалось объединение под началом одного командира различных родов войск: боевых колесниц, конницы и пехоты. Взаимодействие на поле боя различных родов войск позволяло китайским военачальникам максимально использовать преимущества и достоинства каждого рода войск и компенсировать их недостатки.

Основой построения боевого порядка подразделения была боевая колесница. Ей придавалось три «ляна» пехоты — 75 вооруженных пехотинцев. Они выстраивались впереди и на флангах от боевой колесницы. Сзади располагалась тяжелая оборонительная колесница. За ней выстраивался еще один «лян» пехотинцев, которые играли роль тылового обеспечения (кашевары, конюхи, подносчики стрел и дротиков). При необходимости они также могли вступить в бой. В результате первичный элемент боевого порядка китайской армии включал в себя одну легкую боевую колесницу, одну тяжелую оборонительную колесницу, 100 человек пехоты.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Организация «цзу» — низшей тактической единицы древнекитайского войска: а — командир;

б — наступательная колесница;

в — боевые отряды;

г — тыловой отряд;

д — оборонительная колесница

Такое формирование, именуемое «цзу», после необходимой перегруппировки, было способно вести любые боевые действия: наступление, отражение контратак противника, оборону, отступление. Однако такое подразделение было способно вести боевые действия только против «правильного» противника, войско которого имело те же организационные принципы построения и действовало на ровной открытой местности.

Пять «цзу» образовывали «люй», в который входили пять боевых колесниц и, соответственно, 500 человек пехоты и пять тяжелых колесниц. На поле боя «люй» выстраивался крестообразно (в форме китайского иероглифа «колодец»): один «цзу» в центре и по одному «цзу» с каждой стороны от него — спереди, по флангам и сзади.

По аналогичному принципу строился боевой порядок китайского войска в целом: в центре располагались главные силы — один «цзюнь» во главе с самим командующим. На флангах выстраивались по одному «цзюню». Перед главными силами выставлялся авангард, а сзади — арьергард, также по одному «цзюню» каждый.

Такой шашечный боевой порядок в корне отличался от линейного принципа, превалировавшего в Европе. Сами боевые действия в результате применения таких боевых порядков приобретали характер «смешанного» боя, в котором одновременно участвовали все рода войск.

В зависимости от наличия сил и средств, в состав боевого порядка могли включаться в качестве самостоятельных элементов еще до нескольких «цзюней», которые размещались по «углам» центрального элемента боевого построения.

Некоторой модификацией построения боевого порядка китайского войска стало устранение центрального элемента боевого порядка. В результате в центре размещался только главнокомандующий и его штаб, а вокруг него — восемь элементов боевого порядка, сгруппированного по принципу квадрата. Это считалось претворением в жизнь постулата «полноты и пустоты» при построении войска на поле боя.

В связи с тем, что война китайскими военными теоретиками рассматривалась как «тысяча изменений и десять тысяч превращений», то и требования к форме боевого порядка не были очень строгими. Выбор того или иного боевого порядка зависел от местности, наличных сил и средств, возможностей противника и многих других факторов.

По мере усиления вооруженных сил Ханьской империи, насыщения их большим количеством «стрелометных» устройств различного типа менялся, очевидно, и «классический» боевой порядок. Отдельным элементом стали тяжелые станковые арбалеты, располагавшиеся сзади пехоты и предназначавшиеся для нанесения поражения противнику еще на дальней дистанции. Затем, по мере приближения противника, в бой вступали лучники и арбалетчики. Финальная стадия боя или сражения — рукопашная схватка, судя по всему, не всегда имела место. Успех боя или сражения во многом решался именно стрельбой с дальней дистанции.

В войнах с кочевниками, в том числе и в крупных сражениях с ними, боевой порядок китайского войска, естественно, был другим, отличным от «классического». Сюнну налетали неорганизованной массой со всех сторон, уничтожали разрозненные отряды китайцев и продвигались вглубь страны до тех пор, пока их не останавливали и обращали в бегство. Вынужденная «подстраиваться» под тактику кочевников, китайская армия силами пехоты, используя выгоды местности и инженерные сооружения, останавливала сюнну, а затем конница переходила к преследованию противника. Исходя из этого, китайское войско имело два основных элемента боевого порядка: позиционный, или оборонительный (в основном пехотные подразделения), и маневренный, или наступательный (отряды конницы).

ВООРУЖЕНИЕ И ОДЕЖДА

Вооружение китайской армии

Вооружение китайской армии эпохи Цинь и Хань делилось условно на оружие ближнего боя — основное вооружение пехоты и кавалерии и оружие дистанционного поражения. Кроме того, оружие древнекитайского войска можно подразделить на легкое и тяжелое. К тяжелому вооружению относились стационарные и подвижные метательные системы, которые обслуживались не одним воином, а группой (расчетом).

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Лезвие и тупой обух клевца «цзи»

Оружие ближнего боя

Ближний бой китайский воин вел колющим и режущим оружием. Самым распространенным оружием ближнего боя эпохи Цинь и Хань были копья и пики. В связи с широким распространением луков и арбалетов в Древнем Китае копья и пики редко применялись для метания. Они использовались почти исключительно как оружие ближнего боя.

Копье с крючкообразным наконечником «гэ» имело древко стандартной длины, не превышающей высоты человеческого роста более чем в 3 раза. Обычно «гэ» были длиной 303–314 см. Встречались копья «гэ» и меньшей длины — всего 91-140 см.

Копье или пика «мао» было стандартным вооружением пехоты и кавалерии. Копье имело обычно бронзовый, а в последующем железный наконечник, длина деревянного или бамбукового древка составляла 270–280 см. Длинное копье китайского всадника в эпоху Хань по сравнению с предыдущей эпохой стало более тяжелым. В длину древко достигало 3–4 м, крупнее и тяжелее был его железный наконечник.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Бронзовый наконечник копья «мао». Эпоха Цинь

Главным и самым распространенным древнекитайским оружием ближнего боя являлся клевец (алебарда) «цзи». Он представлял собой длинное копье, на которое помимо острого наконечника насаживались один-три комплекта узких крючкообразных лезвий, похожих на кинжалы. Лезвие имело проходящее по его середине продольное утолщение, придававшее ему необходимую прочность. «Цзи» нередко имел вытянутый, чаще всего прямоугольный, тупой обух, предназначавшийся для нанесения ударов в тех случаях, когда лезвие не могло произвести должного действия. Так, сильный удар острым лезвием по металлическому шлему мог лишь сломать лезвие, а такой же удар тупым тяжелым обухом мог прогнуть или даже проломить шлем. Длина древка «цзи» достигала иногда 3 м и более.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Наконечники клевцов «цзи»

Лезвия располагались под разными углами к древку, что делало «цзи» многофункциональным оружием. Лезвие, направленное под острым или прямым углом к древку, было характерно для «цзи», используемого для непосредственного поражения противника — пешего или конного. Лезвие, направленное под тупым углом к древку, превращало «цзи» в удобное оружие (своеобразный крюк) пешего воина против конного противника.

Первоначально «цзи» изготавливались из бронзы и применялись экипажами колесниц. По мере развития этого типа оружия, широкого использования железа для изготовления лезвий и наконечников «цзи» стали поступать на вооружение пехоты и кавалерии.

В ханьскую эпоху существовали клевцы «цзи» двух основных типов: один представлял собой копье-трезубец, другой — подобие алебарды. Последний тип представлял собой длинное деревянное или бамбуковое древко с топоровидным лезвием в форме полумесяца, заканчивавшееся острым наконечником. В результате этим оружием можно было колоть, как копьем, и рубить, как топором. В ханьскую эпоху «цзи» все чаще делали не из бронзы, а из более прочного железа.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Разновидности клевцов «цзи», сочетающих в себе обычное копье «мао» и лезвия-крюки «гэ»

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Древнекитайские мечи различных типов. Эпоха Цинь

Меч не входил в состав типового вооружения пехоты. Как правило, мечами были вооружены командиры в пехоте и всадники. Традиционный в Древнем Китае короткий бронзовый меч видоизменился. В Циньскую эпоху мечи делали длиной 80-100 см и более. В качестве материала для его изготовления все чаще использовалось железо. Обоюдоострое лезвие меча было прямым и, как правило, достаточно узким. Длинный меч был удобен в бою, особенно для кавалерии, позволяя всаднику наносить сильные удары по пешему противнику сверху.

Пики «шу» представляли собой наиболее примитивное оружие пехоты и делились на остроконечные и тупоконечные. Пики изготавливались из бамбука или дерева и могли иметь металлические наконечники. Длина их достигала 3,29-3,40 м.

Пешие воины имели на вооружении также своеобразное оружие ближнего боя — «го-усян», представлявшее собой небольшой округлый щит с недлинным мечом или кинжалом в центре. Крюк, также расположенный в центре щита, позволял воину в ближнем бою захватывать оружие противника.

Основным оборонительным вооружением китайских конных и пеших воинов был щит. Традиционные китайские щиты имели несколько вытянутую прямоугольную форму, сферический изгиб в центральной части и фигурные вырезы на верхней и нижней кромках. В Ханьскую эпоху довольно широкое распространение получили заимствованные у кочевников небольшие круглые щиты. Они были легче и удобнее как для пеших, так и для конных воинов и применялись главным образом в борьбе с легковооруженными кочевниками-сюнну.

Оружие дистанционного поражения

В Циньскую и затем Ханьскую эпоху широчайшее распространение в древнекитайской армии в качестве оружия дистанционного поражения получили луки со стрелами и арбалеты.

Луки в Древнем Китае делали из бамбука, идеально подходившего для изготовления метательных устройств. По своей конструкции они делились на два основных типа: изготовленные из одного бамбукового ствола и изготовленные комбинированным способом из нескольких слоев (пластинок) бамбука, склеенных вместе. Длина лука достигала 140 см, толщина — 5 см. Луки различались по степени усилия, необходимого для того, чтобы натянуть тетиву. Каждый лучник имел до 150 стрел длиной по 17–20 см с бронзовыми, а впоследствии с железными наконечниками, которые всадник носил в повешенном за спину колчане.

Для обучения всадников стрельбе из лука специально вырывали неглубокие канавки, по которым пускали лошадь. Благодаря этому руки лучника не были заняты управлением лошадью, и он имел возможность тренироваться. За 30–40 м до цели всадник выпускал стрелу. Несмотря на такие тренировки, китайские лучники не могли сравниться в искусстве владения луком с кочевниками, овладевавшими необходимыми навыками с детских лет.

Арбалеты «ну» появились в Древнем Китае за несколько столетий до нашей эры и, как считается, были изобретены в царстве Чу. Основная часть арбалета — спусковое устройство, которое представляло собой систему нескольких рычагов (зацепные зубья, спусковой крючок, эксцентриковая планка), насаженных на две оси, благодаря чему достигалось взаимодействие всех элементов устройства. В Ханьскую эпоху стали применяться спусковые механизмы, которые делались из бронзы, а не из дерева. Это увеличило дальность полета стрелы до 600 шагов.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Бронзовые наконечники стрел для арбалета эпохи Цинь

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Спусковой механизм древнекитайского арбалета:

а — колодка; б — прицельный выступ и зацепные зубья; в — спусковой крючок; г — эксцентриковая планка; д — оси

Китайские мастера в Ханьскую эпоху изготавливали не только тяжелые арбалеты, но и маленькие, с небольшой рукояткой — так называемые пистолеты-арбалеты. Именно таким оружием в 203 г. до н. э. чуский полководец Сян Юй ранил Лю Бана.

Мастерство изготовления арбалетов достигло в Китае такого уровня совершенства, что спусковой механизм, созданный китайцами еще в III в. до н. э., не изменялся несколько столетий.

К тяжелому оружию дистанционного действия относились стационарные (крепостные) и подвижные (станковые) камнеметные и стрелометные машины.

Наиболее древними метательными машинами были камнеметные, внешне сходные с колодезными журавлями. Такие приспособления широко использовались в эпохи Цинь и Хань и даже позднее. Простейшее камнеметное устройство представляло собой упругий деревянный шест, с помощью которого камни весом около 3 кг можно было метать на расстояние до 240 м.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Станковый арбалет «лянь ну чэ». По реконструкции С.А.Школяра

В эпоху Борющихся царств уже широко применялись многозарядные арбалеты, которые за один выстрел выпускали сразу несколько стрел. «Залповая» стрельба из одного арбалета достигалась путем вырезки на одном ложе нескольких стреловодов (желобов). Воины, вооруженные такими арбалетами, располагались на поле боя за пехотой.

Многозарядные арбалеты были удобны для поражения малоподвижных групп вражеских воинов, особенно на крепостных стенах, а также и при обороне от осадивших крепость врагов, идущих на штурм плотными массами.

Станковый арбалет «лянь ну чэ» представлял собой арбалет, установленный на подвижном деревянном лафете. Он был оборудован спусковым механизмом с прицельным выступом, воротом для натяжения тетивы и шарнирным приспособлением для подъема и опускания ложа. Высота устройства достигала 2,2 м. Эта установка выпускала стрелу длиной 2,8 м с привязанным к ней тонким и прочным тросом. После выстрела и поражения цели стрелу вытягивали за трос назад и использовали вновь. Станковый арбалет мог одновременно выпускать и несколько более мелких стрел. «Расчет» установки составлял 10 человек. Дальность стрельбы достигала, по преданию, до 1000–1500 м.

Лук в станковом арбалете изготовлялся из специальных пород дерева и имел длину 3,73 м. Его диаметр в средней части достигал 22 см, а по концам — 9 см.

Учитывая массовое применение на поле боя камнеметных и стрелометных устройств, в китайских войсках широко применялись специальные переносные защитные средства: заслоны и пологи. Той же цели служили и полевые оборонительные сооружения.

К тяжелому вооружению китайского войска можно отнести также и боевые колесницы. В боевую колесницу обычно впрягали четырех боевых коней, однако их могло быть и два, и три. Экипаж боевой колесницы состоял из трех воинов, один из которых управлял лошадьми, а два других вели бой. Если на колеснице находился полководец, то он сидел справа, возница — в центре, а телохранитель — слева.

Возница играл чрезвычайно важную роль в бою. Несмотря на то что он непосредственно в нем не участвовал, именно от него, от его навыков и умения зависел успех действий каждой конкретной боевой колесницы. Латы прикрывали руки, шею и грудь сидящего в колеснице возницы, защищая его от дождя стрел противника. Гибель возницы означала потерю боевой колесницы.

Сидящие в колеснице воины имели на вооружении, как правило, длинные копья, алебарды и луки со стрелами. Помимо этого в колеснице были щиты и арбалеты. Сблизившись с противником, воины вели бой копьями и алебардами, а на большом удалении от противника стреляли из арбалетов.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Боевая колесница. Рисунок с изображения эпохи Хань

Диаметр колес боевой колесницы, как было установлено указами императора Цинь Шихуана, равнялся 6 чи (1,8 м), а общее количество спиц в колесе составляло обычно 12.

Первые централизованные китайские империи еще не имели пороховой артиллерии, однако широко применялось так называемое «нападение огнем». В древнекитайском трактате «О военном искусстве» Сунь Цзы говорится о пяти видах нападения огнем: «Первое, когда сжигают людей; второе, когда сжигают запасы; третье, когда сжигают обозы; четвертое, когда сжигают склады; пятое, когда сжигают отряды».

Для организации поджогов в стане противника использовались специально обученные и экипированные «диверсионные» группы, отряды или одиночные воины, которые проникали в тыл противника и устраивали там пожары. Кроме того, в китайской армии широко использовались «огневые животные» и «огневые птицы», к которым привязывали специальные емкости с зажигательной смесью. В пехотных частях были специально обученные группы стрелков из «огневых арбалетов», выпускавших горящие стрелы.

Организация «нападения огнем» требовала особых знаний и навыков от полководца. Он должен был учитывать климатические и погодные факторы, условия местности, направление и силу ветра.

Одновременно опасность «нападения огнем» заставляла военачальников предусмотреть меры борьбы с огнем — очистку своего расположения от сухой травы, подготовку возможных участков вблизи своего расположения для устройства встречного огня.

Наряду с разного рода вооружением для ведения боевых действий на суше в эпохи Цинь и Хань получило развитие строительство военных судов (в основном для действия на реках) с всевозможными постройками на палубе — так называемых судов «башенного типа». На них устанавливались неподвижные устройства двух типов: камнеметные или стрелометные машины и специальные орудия ударного действия ближнего (абордажного) боя. Устройства второго типа представляли собой длинные шесты с прикрепленными к ним тяжелыми камнями, железными «ежами» или крюками, которые устанавливались на шарнирах и при приближении к судну противника с силой обрушивались на него, ломая корпус и постройки. Таким образом, речные суда не только использовались для поддержки операций наземных войск, но и вели самостоятельные бои против судов противника.

Одежда китайского воина

Главным элементом одежды древних китайцев, равно как и китайских воинов, был традиционный халат. Длина халата и рукавов, расцветка, а также качество материала и работы определяли социальный статус и богатство воина. Чем длиннее халат, тем выше должность его хозяина. В армии расцветка и качество ткани халата отличали военачальника от рядового воина. Солдаты носили однотонные серо-белые халаты, для одежды командного состава и некоторых элитных частей китайской империи, особенно в эпоху Хань, было характерно большое разнообразие расцветок. Преобладающими цветами в их одежде были зеленый, коричневый, розовый, голубой, красный, пурпурный, оранжевый, серый, желтый, белый и черный. Как уже упоминалось, черный цвет был объявлен священным в Циньской империи, что отражалось и в расцветке одежды той эпохи.

Солдаты регулярной китайской армии находились на казенном обеспечении и снабжались одеждой централизованно. Типичной одеждой воина были полотняные штаны и халат обычно бело-серого цвета, светлые кожаные туфли. На изготовление стандартного солдатского халата шло примерно 9,2 м полотна.

У солдат в эпоху Хань халат доходил обычно лишь до колена, так как в бою длинная одежда была неудобна. Халат, как и рубахи древних китайских воинов, имели обязательный правый запах, что по традиции считалось одним из важных признаков, отличающих китайца от «варвара». Халат китайцы подпоясывали поясом, обычно изготовленным из ткани или кожи.

Штаны китайского воина представляли собой «ноговицы», состоявшие из двух отдельных штанин, закреплявшихся на поясе.

Обувь древнекитайского воина изготавливалась из светлой кожи или плелась из пеньковых веревок. Это были тапочки с квадратными или округлыми мысками, надеваемые на босу ногу. Другой разновидностью обуви воинов были используемые вместо туфель грубые полотняные чулки. Кроме того, в китайской армии, особенно в кавалерии, весьма распространенными в Ханьскую эпоху стали сапоги, перенятые у кочевых народов.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.
Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Прически воинов древнекитайского войска. Эпоха Цинь

Головные уборы древние китайские воины носили достаточно редко. В Ханьскую эпоху волосы не стригли, а укладывали их в прическу, скрепляя шпилькой. Среди воинов первого Циньского императора преобладали два типа причесок. В первом случае пучок волос на макушке делился на две части, которые вместе с прядями у висков заплетали в две косы. В третью косу заплетали разделенные на три части волосы на затылке. После этого все три косы соединяли на затылке, а затем вместе с основной массой волос их закручивали узлом в верхней части головы правее макушки.

Во втором случае волосы спереди и с боков зачесывали назад, делили на шесть прядей, которые заплетали в плоскую косу. Косу закручивали на затылке. Поверх узла волос надевали головной убор в виде согнутого под острым углом прямоугольного куска кожи. Его закрепляли с помощью ленты, завязываемой под подбородком.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Головные уборы китайцев. Эпоха Цинь

В качестве головных уборов в ханьское время использовали также своеобразные прямоугольные мешочки из легкой и прозрачной шелковой материи, надевавшиеся сверху на узел волос.

Защитное снаряжение китайских воинов

Во время боя китайские солдаты поверх обычной одежды надевали защитные панцири («защитную одежду»). Железные панцири были достаточно дорогими, и обеспечить ими все войско было невозможно. Кроме того, «защитная одежда» была тяжелой, сковывала движения воина в рукопашном бою, делая его менее подвижным. Ношение тяжелых железных панцирей требовало от солдата быть в хорошей физической форме, что тоже ограничивало их распространение, потому что древние китайцы в своей массе не были физически сильными людьми.

Боевой «защитной одеждой» были обеспечены в основном отборные подразделения пехоты, «гвардейцы» из охраны военачальника и императора, воины на колесницах и кавалерия. Пехота вела бой чаще всего в обычной одежде, имея лишь фрагменты защитных панцирей из кожи, бронзы или железа. Считалось, что пехотинцу достаточно, чтобы только его грудь и спина были прикрыты панцирем, в то время как его руки и ноги должны сохранять свободу движений.

Защитное вооружение китайского воина в эпохи Цинь и Хань стало более прочным и удобным. На смену доспехам из кожи и бронзы пришли железные панцири, которые по своей конструкции делились на пластинчатые и чешуйчатые.

Пластинчатые панцири имели вид «безрукавки» длиной до бедер, разделенной по высоте обычно на 4–5 рядов пластин прямоугольной или квадратной формы, скрепленных между собой при помощи кожаных ремней. Пластины, защищавшие бедра, были несколько крупнее. Плечи закрывали 3–4 ряда пластин наподобие двух раздельных накидок, крепившихся к основному панцирю. Позже появились панцири с пластинками на воротнике, защищавшими шею. У некоторых воинов вместо оплечий появились трубчатые рукава длиной примерно в одну четверть. Бедра воина защищались «полами» доспехов, изготовленными из небольших пластин, по форме напоминавшими лепестки.

Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э.

Воин в защитном снаряжении. Статуя из гробницы императора Цинь Шихуана

Чешуйчатые панцири представляли собой «кофту» с трубчатыми рукавами в две четверти, которая застегивалась на груди с помощью двух застежек. Пластины, образующие полы и рукава, соединялись подвижно. Чешуйчатые панцири отличались по конструкции от предыдущего типа тем, что пластины-«чешуйки» перекрывали друг друга по горизонтали, а верхний ярус пластин накладывался на нижний. Вся конструкция была достаточно подвижной, меньше сковывала движения воина в рукопашном бою.

В практике изготовления защитных панцирей не существовало жестких норм и правил. Панцири имели одновременно элементы и пластинчатых, и чешуйчатых доспехов, то есть были комбинированного типа.

Размеры прямоугольных, округлых и вытянутых защитных пластин древнекитайских панцирей были различны — от 2–3 до 25–30 см. Как правило, пластины имели несколько выпуклую форму, чтобы лучше отражать удары мечом. Панцири и отдельные пластины окрашивались в различные цвета. Поверхность доспехов окрашивалась обычно в черный цвет, а отдельные пластины были выделены белой и красной красками.

Защитные шлемы не были широко распространены в Китае Циньской и Ханьской эпох. Циньские воины, в том числе и офицеры, шли в бой обычно без шлемов, подчеркивая этим свою храбростью. Однако у военачальников, отборных «гвардейских» частей пехоты и конницы имелись островерхие шлемы, изготовленные обычно из отдельных пластинок-«чешуек».

Одежда и снаряжение конного воина Циньской и Ханьской эпох отличались в лучшую сторону от одежды и снаряжения пехотинцев. Кавалерия считалась привилегированным родом войск, поэтому ее снабжение и обеспечение всеми видами довольствия было поставлено под жесткий контроль. Всадники имели, как правило, латы, защищавшие их от стрел противника и ударов меча. Управление конем осуществлялось с помощью плети, которую всадник держал в левой руке. Левой же рукой он удерживал уздечку. В правой руке всадник держал копье или клевец. Вплоть до конца Ханьской династии в китайской кавалерии еще не использовались попоны или одеяла под седла (вальтрапы).

Кони, дорого ценившиеся в Китае, были предметом особой заботы. В трактате «У Цзы» по этому поводу говорится: «Коня нужно помещать в спокойное место, нужно давать своевременно корм и воду, умеренно кормить, зимою надлежит утеплять конюшню, летом устраивать прохладные навесы; надо подстригать хвост и гриву, тщательно обрезывать копыта, прикрывать глаза и уши, чтобы конь не пугался; нужно учить управлять конем и обучать обращению с ним. Когда человек и конь станут дружны, после этого можно конем пользоваться… Если солнце уже заходит, а дорога еще далека, нужно не раз сойти с коня. Лучше пусть утомится человек, но остерегайтесь утомлять коня. Делайте так, чтобы у него всегда был избыток сил, чтобы он был всегда готов на случай нападения противника. Кто сумеет это хорошо понять, тот будет свободно действовать в Поднебесной».

ВОЕННО-ИНЖЕНЕРНОЕ ДЕЛО

Великая Китайская стена

Первая централизованная китайская империя Цинь с самого своего основания в 221 г. до н. э. была вынуждена защищать свою огромную территорию от внешних врагов с севера, прежде всего от внезапных нападений стремительной конницы сюнну. Цинь Шихуан решил приступить к строительству грандиозного сооружения Древнего мира — мощной оборонительной стены вдоль всей северной границы империи, которая, по его замыслу, могла бы «отгородить» и защитить Китай от опасностей внешнего мира.

Строительство этого сооружения облегчалось тем, что к этому времени каждое из трех северных царств Китая (Цинь, Чжао, Янь) уже имело свои стены, ограждавшие их от нападения кочевников. При Цинь Шихуане все эти стены были отремонтированы, расширены и соединены в стройное единое оборонительное сооружение протяженностью свыше 4 тысяч км. Отсюда и возникло название «Ваньли чанчэн» — «Стена длиной в 10 тысяч ли»[3], т. е. чрезвычайно длинная. В Европе она известна как Великая Китайская стена.

Работы по сооружению оборонительной стены начались в 215 г. до н. э., когда на север империи прибыла 300-тысячная армия полководца Мэн Тяня. Помимо воинов основная тяжесть строительных работ выпала на долю осужденных, государственных рабов и общинников, мобилизованных на государственные трудовые повинности со всей страны. Труд рабочих был крайне тяжелым и изнурительным. Стена должна была проходить по труднодоступным районам: по вершинам холмов и гор, вдоль горных ущелий, по крутым берегам горных рек, что вызывало сложности при проведении строительных работ. С помощью нехитрых механических устройств, изнемогая от непосильного труда, китайские строители затаскивали на горные вершины обработанные блоки для строящейся стены. Согнанные со всего Китая строители терпели непривычные для них условия холодного северного климата. Среди рабочих царили голод и болезни. Все это приводило к массовым жертвам, что, однако, не служило поводом к замедлению темпов работ. На смену умершим сгонялись тысячи и тысячи других людей.

К концу 213 г. до н. э., через два года с начала строительных работ, сооружение Великой Китайской стены было в основном закончено.

Стена была выложена из больших плит, пересыпанных утрамбованным лёссом[3], наружная часть облицована крупными прямоугольными плитами. Высота стены в среднем составляла 7,5 м, ширина по верху — 5,4 м. Расчет делался на то, чтобы по верху стены могли свободно разъехаться две повозки. Для несения караульной службы и наблюдения за противником в стене были сделаны смотровые щели и бойницы. В стене были сделаны многочисленные ворота, которые служили, с одной стороны, пограничными и таможенными пунктами, а с другой стороны, предназначались для прохода китайских войск во время походов в земли кочевников.

На расстоянии примерно 2,5–3 км друг от друга находились сторожевые башни, достигавшие в высоту 15 м. Как правило, они размещались на господствующих высотах и позволяли контролировать огромные пространства. Башни имели обычно два этажа: верхний этаж — закрытая с четырех сторон площадка с амбразурами, нижний этаж — жилое помещение для охранного гарнизона. В башнях складировалось необходимое количество сухого хвороста, который предназначался для подачи дымового сигнала в случае появления в пределах видимости противника. Сменяемые караулы китайских воинов несли постоянную круглосуточную службу на верхних этажах башен. Дымовой сигнал на одной башне дублировался на соседней башне, повторялся на следующей и таким образом достигал крупного гарнизона военного поселения. Поднятый по тревоге гарнизон быстро собирался и выступал навстречу противнику.

Войска, охранявшие стену, состояли из гарнизонов по 145 человек во главе с командиром. Каждый отряд имел несколько конных посыльных. Солдаты пограничных гарнизонов наделялись земельными участками, обзаводились семьей и хозяйством, основывали военные поселения.

Развитие дорожной сети для нужд войск

Создание Великой Китайской стены могло в какой-то степени гарантировать защиту северных границ Циньской империи. Однако само по себе это инженерное сооружение не обеспечивало полной безопасности китайского государства. Необходимо было иметь хорошие дороги для быстрой переброски войск из внутренних районов империи к северной границе. Также были нужны удобные рокадные дороги вдоль стены для перемещения караульных гарнизонов.

В 212 г. до н. э. император Цинь Шихуан приказал своему военачальнику Мэн Тяню, фактически построившему Великую стену, приступить к строительству магистральной дороги для передвижения войск. В том же году китайская армия вместе с рабами, осужденными преступниками и мобилизованными общинниками построила дорогу от Цзююаня до самой столицы — города Сяньяна. Строителям был дан строжайший приказ: ради сокращения пути вести дорогу строго с севера на юг, невзирая ни на какие препятствия.

Помимо центральной дороги, к северным рубежам империи уже в Циньскую эпоху развернулось широкомасштабное сооружение военных дорог для быстрой переброски войск в различные районы империи и к ее границам.

Государственные и военные дороги соединяли со столицей все областные (уездные) центры. По обеим сторонам дорог возводились высокие насыпи, которые скрывали передвижение войск, препятствуя наблюдению за перемещением армии. Однако дороги в Китае не мостились камнем и поэтому быстро разрушались. Огромное количество рабочих было задействовано на поддержании дорог в хорошем состоянии, однако в распутицу такая задача была невыполнима. Это затрудняло передвижение крупных войсковых масс.

Искусство возведения инженерных оборонительных сооружений для организации эффективной обороны достигло в империи Цинь совершенства. Китайские военные инженеры максимально учитывали при этом сложный горный рельеф местности, прежде всего на западе страны. В древних китайских источниках так рассказывается об этом: «Цинь соединило малые поселения в большие укрепленные города, поставило войска для защиты ущелий и естественных преград, насыпало высокие укрепления, чтобы воины укрывались за ними, не вступая в сражение, закрыло горные проходы и укрепило важные пункты, и воины с алебардами защищали все это».

Умело используя преимущества, предоставляемые сложным рельефом местности, циньские войска вели успешные оборонительные действия против внешних врагов. В зависимости от сил и средств агрессора они перекрывали все проходы в горах, вынуждая войска противника идти только по одному маршруту в заранее подготовленный «мешок». Это позволяло даже небольшому отряду циньских войск противостоять большим силам противника и обращать в бегство «сотни десятков тысяч солдат».

Эффективная система оборонительных сооружений возводилась циньскими войсками не только в горах, но и по берегам рек и каналов. Широкие водные преграды надежно защищали от вторжения, а небольшие реки и протоки дополнялись оборонительными сооружениями: крепостями, фортами и насыпями. Размещенные в них небольшие гарнизоны могли успешно сдерживать наступление превосходящих сил противника.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Развитие военного дела и вооруженных сил в Древнем Китае в период существования первых централизованных государств — империй Цинь и Хань (III в. до н. э. — III в. н. э.) — свидетельствует о богатстве и уникальности китайского опыта в этой сфере. Китайский опыт был воспринят в других странах, исторически оказавшихся в орбите культурного влияния китайской цивилизации, — в Корее, Японии, в странах Юго-Восточной Азии.

Китай фактически стал родиной теории военного искусства в этом регионе благодаря знаменитому трактату «О военном искусстве» Сунь Цзы. Уже более двух тысячелетий назад в Китае было создано целостное и систематизированное учение о войне и армии, о формах и способах ведения войны и путях достижения победы в ней, о военном искусстве в нашем сегодняшнем понимании этого термина.

Китай показал миру свой особый способ ведения войн, основанный на стратагемности — умении строить стратегические планы по уничтожению противника не силой и мощью, а умом и хитростью и доводить их до победного завершения.

Китайцам принадлежит пальма первенства в некоторых военно-технических отраслях: строительстве гигантских оборонительных инженерных сооружений, создании арбалета, изобретении пороха и способов его применения.

Исторический опыт Древнего Китая часто недооценивается, а иногда и попросту игнорируется в рамках изучения всемирной истории. Историческая наука всегда страдала и страдает от того, что внимание ученых обращено в основном на развитие европейской цивилизации, а китайский опыт и специфика по-прежнему остаются малоизученными и малоисследованными.

Примечания

1

Ли равен 0,5 км. В Китае понятие «10 тысяч ли» имеет символическое значение «чрезвычайно длинный». На самом деле протяженность Великой Китайской стены несколько меньше.

2

В отечественной литературе термин «сюнну» нередко употребляется в другом написании — «хунну».

3

Лёсс — однородная, тонкозернистая, известковая осадочная горная порода, способная сохранять вертикальные откосы.


на главную | моя полка | | Армии Древнего Китая III в. до н.э. — III в. н.э. |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу