Book: Про любовь, секс и 'страшных' питбультереьров или какие люди держат их дома?



Ю.ВАГИН

ПРО ЛЮБОВЬ, СЕКС И "СТРАШНЫХ" ПИТБУЛЬТЕРЕЬРОВ ИЛИ КАКИЕ ЛЮДИ ДЕРЖАТ ИХ ДОМА?

То, что психология владельца собаки и порода собаки как-то связаны между собой - достаточно очевидно. Но каким образом?

Я имел возможности исследовать психологические особенности владельцев питбулей - представителей боевой, борцовой породы собак. Они называют себя Питменами. Воспитание и подготовка питбулей требует от них много времени и сил. Мне было интересно, кто эти люди, готовые пойти на такие жертвы, и что они получают взамен? Ведь в большинстве случаев речь не идет о людях, занимающихся собаками в утилитарных целях, например, для получения материальной выгоды.

Для исследования я использовал две лучшие психологические методики: многопрофильный личностный опросник (556 вопросов) и знаменитый проективный тест Сонди.

Первый компонент личности - сексуальное влечение. Как некоторым известно, секс притягивает друг к другу все живое и удерживает вместе, порождая нежность, любовь и порнографию. Как и любое влечение, сексуальное имеет два полюса и плавно колеблется от любви к человеку до любви к человечеству. Пусть не покажется странным, но чем больше мы любим реального живого человека, тем меньше нам дела до человечества в целом. И, наоборот, пекущийся о благе всей цивилизации часто не замечает проблем и страданий людей, живущих рядом с ним.

У большинства питменов выявляется больший интерес к первому полюсу сексуального влечения - потребность и готовность к живому человеческому контакту, своеобразная жажда персональной любви. Второй полюс - любовь к человечеству в целом в качестве суррогата их не устраивает. Они хотят любить реального живого человека из плоти и крови. А когда это невозможно по тем или иным причинам, они сублимируют (этим термином обозначается хитрая способность человека направлять свою сексуальную энергию на несексуальные цели) свою потребность в профессиональной и духовной жизни.

Близко к сексуальности примыкает компонент активности-пассивности, садизма-мазохизма, агрессивности-покорности. Вспомним примеры многих живых существ, сексуальная жизнь которых тесно связана с агрессией, разрушением и саморазрушением. Самка одного из видов пауков после оплодотворения метко плюет вслед стремительно убегающему "мужу" и при попадании без всяких сантиментов съедает его на благо будущим деткам. Многие виды рыб предпринимают длительные путешествия только для того, чтобы отметать икру и погибнуть. Агрессия и сексуальность тесно переплетены и у людей. Интересно, как же обстоят дела с агрессивностью у питменов?

Для большинства обследованных владельцев питбулей характерно отсутствие агрессивных и деструктивных тенденций, а в некоторых случаях выявляется даже реакция самопожертвования, близкая по типу к женской самоотверженности, пассивности и покорности, что не очень часто можно встретить среди злобных, угрюмых и волосатых мужчин. Народный миф о кровожадности и свирепости питменов не подтверждается точно так же, как и миф о кровожадности и свирепости самих питбулей. Некоторые специалисты-кинологи считают, что эти собаки обладают редким качеством очень долго оставаться детьми. Они в буквальном смысле слова инфантильны. Если они и кровожадны, свирепы, то как дети, которые могут в игровом порыве пустить папе острую стрелу в мягкое место. Борцовые качества питбулей даже обозначаются специальным термином "геймность", что переводится буквально как "игривость".

Второй компонент личности - эмоциональность и потребность проявить, показать себя. Корни этого влечения сокрыты в древних, частично отживших атавистических защитных механизмах, помогавших нашим предкам когда-то выживать в сложных и опасных условиях. Оно проявлялось, с одной стороны, в способности погасить эмоции, притвориться (когда нужно!) мертвым, замереть и ждать, а с другой стороны, в "двигательной буре" со стремлением максимально проявить себя, увеличить свои силу, значимость и опасность в глазах окружающих. Но эмоциональность - это не только способность копить и разряжать грубые эмоции, это и более тонкие, "воспитанные" эмоции, ориентирующие поведение в соответствии с требованиями социальной среды.

У большинства обследованных владельцев питбулей выявлены полная эмоциональная разряженность, затишье бурных эмоциональных переживаний (нужно учитывать, что исследование проводилось непосредственно после боев) и общая направленность на справедливость, терпимость, добро и совестливость в отношениях с окружающими. Интересные результаты получены при исследовании стремления проявить себя. У одних и тех же обследованных питменов выявлены такие противоположные черты, как застенчивость и тщеславие, потребность в стыдливой и нежной любви и, одновременно, стремление разрушать все преграды, поставленные моралью общества, проявиться в полной и беззастенчивой распущенности. В большинстве случаев обычный человек имеет тенденцию находиться или двигаться в сторону одного из этих полюсов. То есть, он либо определенно нежный и стыдливый, либо определенно аморальный и распущенный. Или, как в случае с сексуальностью, плавно перетекает из одного состояния в другое. Типичный пример, когда выпивший мужчина ведет себя вечером как тигр в клетке, а утром - нежной и застенчивой ланью робко выглядывает из-под одеяла. Очень редко встречается тот тип людей, который умудряется сочетать в себе оба качества: быть одновременно нежными, тонкими, ранимыми, грубыми, аморальными и распущенными.

Такая амбивалентность (двойственность) в чистом виде считается характерной в норме только для детей. Зрелый человек редко когда может удержать в своей груди такую гремучую смесь. Она всегда грозит ему взрывом и расщеплением сознания. А у обследованных такой тип личности выявлен в половине случаев. Они переживают внутри себя тяжелейшую моральную дилемму: проявиться во всем своем естестве или прятать свои демонстративные тщеславные тенденции от окружающих. Подобное состояние, когда два разнонаправленных влечения разрывают личность изнутри - одно из самых тяжелых и опасных для психического и физического здоровья.

И вот здесь-то очевидно и выходит на сцену питбуль. Породистая собака, особенно боевой породы, представляет для подобного амбивапентного типа личности великолепный выход из противоречия. Человек как бы прикрывает собакой свои честолюбивые, тщеславные, демонстративные тенденции. Ведь демонстрируют не его, выступает на ринге не он, получает награду не он! Хозяин скромно находится в стороне, но ведь на самом деле - это его собака, это он ее воспитал, это и eгo победа, его звездный час! Разве это не так? И разве это плохо?

Многие родители используют для тех же целей своих детей. Согласимся, что собака - это как-то лучше. Плохо, когда родители оценивают детей как породистых щенят - по школе, в которой они учатся, по количеству языков, которые они знают, по престижности профессии. Ребенок нужен им, по большому счету, только для того, чтобы повысить собственное представление о себе. Если дети не удовлетворяют амбициозных фантазий своих родителей, их выбраковывают как щенят и выбрасывают из сферы своих интересов. Я таким людям не советую заводить детей. Лучше - породистого питбуля. Я могу предположить, что питбуль для своего владельца является уникальным средством эмоционального равновесия. Он разряжает грубую эмоциональность, демонстративность и тщеславие хозяина, освобождая и очищая его. Он позволяет хозяину проявить в отношениях с окружающими такие качества, как мягкость, скромность, терпимость и добросовестность, а противоположные берет на себя. Он - наш детский, игривый, непослушный, непричесанный и неприлизанный компонент личности. Питбуль - трикстер, шут, сопровождающий короля. Не удивительно, что ему достается столько палок и колотушек в "пожилом", вышколенном, выдрессированном и отполированном общественном мнении. Зато как уважаем хозяин!

Третий важный компонент личности - отношение к миру, потребность занять определенную позицию в мире. Это влечение имеет два полюса, напоминающих принцип "все или ничего": все съесть, что не съел - то покусать), либо, наоборот, отказаться от мира, аскетически пренебречь им.

Все обследованные владельцы питбулей явно устремляются во вторую крайность. Все они - "отказники". Четко видно бессознательное стремление к самоограничению и вытеснению своих желаний, особенно если окружающими они воспринимаются как несоответствующие морали и идеалам общества. Постараемся понять: почему?

Скорее всего, со своим психологическим тестированием мы попадаем на финальную сцену жизненного спектакля, многие акты которого мы уже пропустили. Такой "отказ от мира" почти всегда означает первичную переоценку значимости окружающего мира, нереальное притязание в прошлом на абсолютную любовь и принятие со стороны мира. Последний, разумеется, никогда на подобное самоотречение не способен. У обследованных скрытое желание полностью присвоить себе мир настолько велико, что оно никогда неосуществимо на практике. Обследованные напоминают тех детей, которые впитывая материнское молоко, потихоньку примериваются скушать и всю маму, начиная слегка покусывать ее. Мама возражает. Этот "первичный отказ" неизбежно приводит к страшному разочарованию и ошибочному восприятию мира как чрезмерно жестокого и неблагодарного. Испытав горечь разочарования, такие люди в дальнейшем предпочитают отказываться от каких-либо притязаний на мир, который оказался настолько коварен, что не желает принадлежать им полностью. Они как бы говорят миру: это не ты не хочешь принадлежать мне! Это я не хочу тебя! Они - герои известной басни про лису и виноград.

Четвертый компонент - отношение к людям. Он включает в себя несексуальное влечение к людям, привязанность, потребность в другом живом существе, начинающуюся с самого момента рождения. Сонди считает, что этот компонент отражает биологическую потребность "прилипать" к материнской груди. Он описывает ее как "побуждение уцепиться ртом и руками за грудь и тело матери и висеть там прочно и почти неотрывно - как на древе жизни, навечно удерживая мать и все другие замещающие ее позднее объекты только для одного себя, побуждение прятаться на коленях у матери и увековечить эту защищенность, побуждение быть принимаемым таким, каков ты есть, с безусловностью перводоверия, получать полное одобрение всем своим качествам без остатка, хорошим или дурным, побуждение, пребывая в любовной ласке, прорастать друг в друга".

Известно, как цепко держатся детеныши обезьян за материнскую шерсть. И почти так же новорожденный ребенок может долго висеть, ухватившись ручками за палец взрослого человека. В процессе развития у нас формируется и обратная полюсная тенденция - способность "отлипать", способность вести все более и более длительное автономное существование в мире. Однако это настолько сложно, что большинство людей могут вести независимую от родителей жизнь, лишь символически поместив их на небо и надеясь всю за мать, очень сильная. Но даже самая лучшая мать не может долго обеспечить ребенку абсолютное принятие. Рай первого года жизни ребенка быстро кончается и начинается трудный процесс встраивания в систему социальных отношений. Ребенок начинает понимать, что его ценность определяется уже не только самим фактом его бытия, но еще и его опрятностью, умелостью и послушностью. Он начинает понимать, что любовь матери зависит от того, когда и куда он сходил в туалет: если в горшок, то его любят больше, если в пеленку - то меньше. Большинство детей более или менее удачно встраивается в эту жесткую, но разумную систему отношений, систему, в которой нужно уметь делиться и уметь делить, нужно уметь довольствоваться малым и быть несовершенным, нужно уметь ждать, уметь не только брать, но и отдавать.

У обследованных владельцев питбулей выявлены явные проблемы в формировании этих способностей. Вместо того, чтобы взрослеть вместе со всеми, они остались в том мире детства, в том мире иллюзий и фантазий, из которого произрастает вся наша мифология. Он мечтает, что однажды произойдет чудо и появится человек, который поймет и примет нас такими, какие мы есть.

Может ли хоть один живой человек на Земле дать нам то чувство абсолютной любви, заботы и привязанности, которое дает нам мать в первые месяцы нашей жизни? Скорее всего - нет. По крайней мере - на протяжении достаточно длительного времени. Как же быть? Кто может дать нам все это? Про кого говорят "собачья верность" и "предан, как собака"?

Вот нам и стало многое понятно. При нарушении системы формирования межперсональных отношений или попросту говоря: когда человеку трудно преодолеть свою детскую потребность в зависимости от матери и семьи и он не удовлетворяется теми отношениями, которые предоставляет ему взрослая жизнь, собака может явиться тем абсолютно преданным и верным живым существом, которое в какой-то степени может компенсировать боль одиночества. Даже Господь заповедями обуславливает свою любовь. У собаки только рефлексы условные. Любовь у собаки безусловная.

Исходя из данных исследования, я могу сделать вывод, что собака обладает уникальной способностью удовлетворять человеческий голод по абсолютной верности и абсолютному принятию. Собаки вообще и питбуль, в частности, служат для многих людей великолепным решением тех личностных проблем, которые в других условиях и в другой ситуации могли бы очень болезненно отразиться на них. Собака - не только друг человека, но и помощник психотерапевта. А может быть - тот единственный психотерапевт, который никогда не смотрит на часы.

ПЕРМСКИЙ ЗВЕРЬ, январь, 2001






home | my bookshelf | | Про любовь, секс и "страшных" питбультереьров или какие люди держат их дома? |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу