Book: Дороги Судий: Чужой Путь



Мария Николаева


Дороги Судий: Чужой Путь


Мы странники чужих дорог,

Идущие за страхом в ночь.

И даже в самый сильный дождь

Нас не пускают на порог.


Мы избраны своим путем,

Но жизни мы живем чужие,

Ведь мы всегда - всегда! - служили

И никогда мы не найдем


Свою тропу во мраке судеб.

Но вот развилка - что избрать?

И я шагаю наугад - опять -

Я не желаю знать, что будет.


Тропою скорби, чужой боли

Невольно я скольжу во тьму,

Но раз уж суждено - не обмануть

Того, кто расписал все роли.


Пусть этот путь ведет к Порогу,

Пусть я уйду за мраком вслед,

Но все же я найду ответ -

Куда ведет МОЯ дорога!…


"В начале были Свет и Тьма. Они родились в Пустоте. И не было тогда ни времени, ни жизни, пока не пожелали первые воплощения принять материальный облик.

И обернулся Свет драконом и засиял в Пустоте.

И стала Тьма паучихой и принесла с собой мрак.

Так началась Игра, которую позднее назвали Жизнью.

(…)

Спасаясь от скуки, создали Воплощения себе детей - по восемь каждая.

И назвалась Дракон Нимезией и стала она справедливостью. И потомкам своим она завещала хранить Свет в душе своей. Паучиха же оказалась хитрее - скрыла она ото всех имя свое и только любимой дочери, Судьбе, сообщила, как призвать ее.

Это и стало первым шагом к войне.

Но она случилась позже, а в то время населили Младшие боги Пустоту и упорядочили ее, создав в ней миры, каждый какой хотел.

(…)

Но Пустота не исчезла вовсе, как решили создания ее. Затаилась она, не желая вмешиваться в дела творений своих, но интереса не потеряла. Отделила тогда она от себя несколько осколков, наделила их разумом, но не дала чувств. Так пришли в Мир те, кого позднее назвали Судиями. Были они глазами и ушами матери своей, и это было их единственной ролью.

(…)

Шло время. И чем больше дней складывалось в копилку вечности, тем сложнее становилось сосуществовать Тьме со Светом. Дракон ошиблась, сообщив имя детям своим, ибо силу оно имело немереную; исказило оно их души, вывернуло сущности их наизнанку. И пошли светлые боги войной на Тьму.

Так закончилась эпоха процветания и начались битвы Сфер.

(…)

Надоело Пустоте чувствовать, как война рвет ее плоть, вышла она из тени тогда и наделила "глаза и уши" свои правом карать. Поставила она их у истоков Мира, чтобы хранили они равновесие даже от вмешательства богов.

Так Судии стали на место свое. И вынесли они свой первый приговор.

Восемь богов, служащих Нимезии, были прокляты и отныне обречены вечно проходить один и тот же круг жизни в смертных телах.

Дракон же, растратив всю силу, заснула и стало тело ее первой планетой, созданной не из Пустоты, а из крови и плоти божьей.

Так пал мир во Тьму.

(…)

Долго боги играли в жизнь. Но наскучила им Игра эта и возжелали они вернуться к истокам, к тому, что когда-то дало им жизнь - в Пустоту. Но перед тем как уйти, решили они позаботиться о созданиях своих, тогда и вспомнили о Судиях…

(…)

…и было решено: искупившие вину свою в награду получат покой и процветание, а усугубившие ее погрязнут в проблемах.

И, чтоб отделить зерна от плевел, поделили миры боги на две ветви: на Внешнюю и Внутреннюю. И воздвигли они барьер нерушимый, чтобы никто кроме Судий не мог беспрепятственно переходить из одной вселенной в другую.

(…)

И как только Врата закрылись за спинами Ушедших, настала эпоха Судий, которая длится и по сей день".


выдержки из Книги Знаний


Путь 1: зов крови


" Многие люди почитают Судьбу, не редко молятся ей, служат своим представлениям о ней, но мало кто понимает, что Судьбой они называют всего лишь голос крови, ведущий их по прежнему кругу жизни. Мы знаем - и в этом мы выше смертных".

Из наставлений исы Илорнии.


Шаг 1


Она умирала у меня на руках. Милое нежное личико исказила мука, боль прогнала из лучистых синих глаз робкую улыбку, согревавшую даже в самый сильный мороз…

Она умирала…

А я просто стояла и смотрела, как тает отмеренное ей время. Я знала ее уже полгода, незримо же сопровождала гораздо дольше - последние пару лет. За это время даже животное привязывается к человеку, но…

Я ничего не чувствовала. Глядя на нее, истощенную долгой болезнью и голодом, я не видела за собой особой вины, хотя понимала, что именно мое вмешательство и привело молоденькую - только шестнадцать осенью исполнилось - девушку в этот покосившийся от времени амбар.

Да, я ничего не чувствовала…

Вернее - чувствовала, но не то, что присуще людям в подобной ситуации. В тот момент, когда я поняла, что сегодняшний день ей не пережить - я испытала что-то очень близкое к облегчению: не придется самой опускаться до убийства.

Я не люблю убивать. И не любила. Никогда. Но мне часто приходилось это делать по долгу службы. И я смирилась. Еще одна сломанная жизнь ничто по сравнению с благополучием целой планеты.

Ламира была слаба. Я знала об этом, но мне и не нужна была сильная женщина - выносить ребенка любая сможет - меня интересовало ее наследие, ее кровь. Впрочем, не все так просто: сама по себе Ламира и ее потомки меня бы никогда не заинтересовали, если бы не возник на горизонте человек, подходящий на роль отца. И вот одна из тысяч девчонок измененной крови стала для меня важнее остальных. Я выделила ее из прочих, дала ей шанс прожить в довольстве и счастье год, не трогая нить ее судьбы, не вмешиваясь в размеренное течение ее будней, но потом…

Ну, сколько можно было ждать ее взросления?! В былые времена и в тринадцать рожали!

Все, что было дальше можно описать одной фразой: я мастер приворотов, но, увы, односторонних… Рассудив, что важнее привлечь мужчину, я повесила на его ауру самый мощный приворот из известных мне… И, наверное, все-таки переборщила - у мага-князя Элесана тормоза снесло сразу…

Нет, не стоит сбрасывать со счетов и вину самой Ламиры. Что ей стоило уступить напористому аристократу? Подумаешь, Светлый Лорд обратил на нее свой взор! Провели бы пару ночей вместе и разбежались! Нет же, надо было оказаться такой упертой! Вбила себе в голову всякую чушь - вот и обломал ее князь по-особенному. Изощренно. Жестоко, я бы сказала, если бы была человеком. Впрочем, какая разница добровольно или нет был зачат ребенок? Для меня - никакой.

Для мира, впрочем, тоже. Как бы он не дорожил теми, в ком поет измененная кровь, меня он не осудит - потому что знает: только ребенок особой судьбы сможет спасти его в момент Суда…

Или погубить, но это случается так редко, что никто давно уже и не принимает во внимание такую возможность.

Ладно, пора заняться делом. Бросив последний взгляд на умирающую роженицу, я сконцентрировала все свое внимание на ребенке. Мальчик. Не повезло мне в этот раз: с девочками гораздо легче, они сочувствуют рабыне, поэтому зачастую позволяют собой управлять. Что ж, не мне менять волю мира.

Я склонилась над ребенком, провела ладонью над ним, позволяя голодным язычкам Пустоты коснуться нежной кожи. Они ласково пробежали по телу младенца, слизав с него уже успевшую подсохнуть бурую корку. Критически осмотрев ребенка и убедившись, что теперь мне никакая грязь не угрожает, я осторожно взяла его на руки. Младенец почти мгновенно приоткрыл подслеповатые глазки и требовательно захныкал. Красив, паршивец. Даже сейчас. Что же станет лет через двадцать? Впрочем, чего еще ждать от сына князя перворожденных? Глаза синие-синие, но к зрачку стремительно темнеют, словно затягивают в Бездну. Кто же ты, родной? С кем из павших мне предстоит столкнуться в этот раз? И кем меня видишь ты? Ведь видишь же! Вот даже плакать перестал, забыв о голоде, холоде и близкой смерти.

- Здравствуй, господин. Вот мы и встретились, - тихо сказала я, настороженно наблюдая за реакцией младенца. Но ребенок ничем не выказал своей силы, не назвал моего имени и не указал на мое место.

Спокойно, милая, пока это всего лишь мальчик. И он еще не знает, кем станет и кем сделает тебя. Тебе еще предстоит воспитать из него себе хозяина.

Бездна! Какая нелепая шутка: раба сама вручает себя хозяину! И это притом, что от одной мысли о служении меня всегда передергивает! Не порядок. Давно следовало пройти перековку. Но кто откажется от свободы, осознав ее? Вот и я, прекрасно зная, что ставлю все под угрозу, никак не могу заставить себя сделать шаг в Пустоту и измениться. Не время.

Ладно, хватит хандрить, пора покинуть этот барак и найти более подходящее место для мальчика. Какую бы семью ему создать? В какой среде поселить?

Я медленно шла по главной улице приграничного городка, не замечая метели. Снег словно расступался передо мной. А может, это просто мир приветствовал своего нового спасителя…

Ветер выл где-то рядом, но меня окружала стена покоя и тепла. Я думала, и ничто не посмело бы потревожить меня в этот момент. Не каждый же день я пишу судьбу своего хозяина!

Итак, что я хочу получить? Человека, прежде всего. И желательно покорного моей воли, но не мягкого, а сильного - иначе слишком много народу будет на него влиять. Не жестокого - моей жестокости хватит на двоих, - но жесткого, при необходимости способного убить не задумываясь. Не слишком наивного, но этого придется добиваться самой - измененные всегда слишком доверчивы. Что еще? Мне нужен лорд, способный повести за собой людей и умереть с ними, если понадобиться.

Да, такому хозяину я бы не отказалась послужить.

Вывод? Во-первых, семья у него должна быть человеческая. Скажем, женщина лет сорока, вдова, родившая уже после смерти мужа. Она станет воспитывать сына на рассказах о славных подвигах отца-офицера. Умммм… Неплохо. Мне уже начинает нравиться. Поздний ребенок, долгожданный, но в то же время он пришел в мир, когда семья в трауре. Теперь выберем место жизни. Столица? Э-э… Нет, это слишком. Пусть лучше будет небольшой городок, куда после смерти мужа пришлось переехать вдове - ведь средств на жизнь осталось не много, а причитающаяся пенсия во все времена была не велика. Отлично. Вот уже и получается что-то. Жаль, что сегодня - единственный день, когда я всемогуща. Так хочется хоть на мгновение стать собой, засиять на всех Пластах Мироздания, заставить реальность вздрогнуть от ужаса…

Я посмотрела на заснувшего ребенка. Он не позволит. Он - цепи, которые я выковала сама. И это самое верное решение из всех, потому что такие как я не должны рождаться…

Ну вот я снова отвлеклась. Пора заканчивать писать жизнь мальчика. Сколько можно находиться рядом? Еще рано нам быть вместе. Вот лет через двадцать, если он узнает меня при встрече…

Может быть, это все-таки не мой хозяин? Ведь сколько измененных живут в этом мире? Тысячи! Но я сразу выделила из прочих именно Ламиру, а крайне я редко ошибаюсь в выборе. Если честно, такого еще не было ни разу. Это люди могут ошибаться, а я - нет. У меня нет эмоций, а значит, нет и причин видеть ситуацию предвзято.

Хм, и опять я отвлеклась! А ведь давно уже пора заканчивать!

Я мысленно представила то место, где собираюсь создать новую станицу памяти, и сделала еще один шаг вперед. Мир вздрогнул от такого насилия над историей, но противиться не стал - сегодня я в своем праве.

Я оказалась в каком-то помещении. Обстановка была бедной, но жилище выглядело уютным и чистым. Стол, стулья, печь, сложенная из камней разного размера, простая детская кроватка, пока еще пустая, и широкая лавка, служащая хозяйке постелью. Неплохо. Делаю успехи в создании легенд. Остался последний штрих, и можно будет уходить.

Она появилась у колыбели. Мягкая нежная улыбка, усталые выцветшие глаза, от которых к вискам разбегались сеточки морщинок, горькая складка на лбу - лицо человека, привыкшего бороться изо дня в день, чтобы выжить. Из одежды на ней было старое, выцветшее от многочисленных стирок, платье и чистый, но посеревший от времени, передник. Темные с проседью волосы спрятаны под чепцом, и только пара прядей выбилась из-под него. Хорошая у меня фантазия. Она его уже любит, а значит осталось только вложить воспоминания соседям, внести соответствующие записи в городские книги - и все.

Я осторожно положила спящего малыша в кроватку и в последний раз посмотрела на красивое почти кукольное личико, мысленно прощаясь на неопределенный срок.

- Я буду рядом, господин, всегда за вашей спиной, готовая прийти на помощь в любой момент, - тихо шепнула я в застывшую тишину…

И ушла. А время дернулось и пошло вновь, вот только теперь никто - даже сам мир - не знал, где находится тот, кто не должен был появляться на свет.


***


Дубравки были небольшим поселением, где все друг друга знали, да и зачастую приходились дальними родственниками. Поэтому появление в городке нового человека не могло остаться незамеченным.

Старый Игнат, человек одинокий, а потому любопытный, первым разузнал все о переселенце. Им оказалась немолодая вдова с младенчиком. Леона-солдата Игнат помнил еще мальчонкой и слышал, что тот вроде женился в столице, а вот теперь представилась возможность и на женку его посмотреть. Жаль только, что при таких обстоятельствах.

Осторожно расспросив вдову, он узнал, что Леон погиб во время очередного набега кочевников на северо-западе. Любопытным оказался тот факт, что Леон там был проездом, но как говориться, сколько не прячься от судьбы, но она тебя везде достанет. Видимо на роду его было написано, что помрет он не в своей постели и не в честном бою, а от случайно прилетевшей стрелы.

Посмотрел Игнат и на Леонова сына, симпатичного мальчишку, новорожденного. Эх, так и не увидел отец долгожданного дитятю. Не дал своего благословения, не сказал слов напутствия - не порядок, не видать мальцу жизни спокойной. Но видно и вправду был проклят этот род - все служивыми были и все насильственно помирали.

К вечеру уже все окрестные кумушки знали историю солдатской вдовы. Повздыхали немного, поохали, да забыли через недельку - завернул к ним проезжий менестрель, да так и остался до весны. А он - всяко интересней будет.




Шаг 2


Он рос у меня на глазах. Я была рядом с ним так долго, что уже начала воспринимать его чувства как свои. Я слышала его боль, когда он смотрел на стареющую, сгорающую на работе мать. Я смеялась с ним, когда он носился по городу вместе с соседскими ребятами. Я делила с ним детские радости и обиды. Наверно, можно сказать, что я знала его гораздо лучше женщины, считающей себя его матерью. И в отличие от нее я точно знала, каково это быть другим, не таким как остальные. "Красавчиком". Так его с подачи соседского паренька стали звать все в округе. Не обидно? Напротив. Начинаешь чувствовать себя одиноким. Но особенно больно, если в этом нет ни капли твоей вины.

Да, ничто не проходило мимо моих глаз. Я незримо была с ним каждое мгновение его жизни, наблюдая, изучая, пытаясь понять… Вот только я так и не смогла разгадать, кто именно в этот раз стал моим хозяином.

А мальчик взрослел. И с каждым днем все больше походил на своего отца - это было сложно не заметить. Огромные по меркам людей глаза, опушенные густыми длинными ресницами. Короткие волосы цвета белого золота. Тонкое тело, создающее обманчивое впечатление слабости и беззащитности. Даже я восхищалась своим хозяином, что же говорить о смертных!

Но, как это обычно бывает у людей, восхищение соседствует с завистью и желанием обладать. Наверно поэтому, чем взрослее он становился, тем больше ополчались на него окружающие. И, конечно, настал момент, когда они перестали молчать и в лицо ему высказали сомнения по поводу законности его происхождения. Он действительно мало походил на людей - будь этот город на границе с владениями перворожденных, все бы давно поняли, что имеют дело с полукровкой, но здесь в самом сердце людских земель, соседи просто решили, что мать нагуляла ребенка в столице с кем-то из аристократов.

Мальчик на подобные выпады никогда не отвечал, делая вид, что это не имеет для него значения, но я-то чувствовала, как тяжело ему приходится. И чем дальше шло, тем хуже становилось. В итоге мой хозяин замкнулся в себе, отгородился от всего мира. Я видела это, но ничего кроме улыбки у меня его поведение не вызывало. Глупый мальчик. Разве можно затаивать обиду? Больно - кричи, а если хочешь ударить - бей, пока не ударили тебя. Он этого не понимал. Впрочем, его отверженность полностью соответствовала моему плану, поэтому я не спешила вмешиваться.

Как же, оказывается, легко управлять павшим! Главное - только создать нужную атмосферу. Эх, хороший у меня хозяин - далеко пойдет, если, конечно, позволит себя вести.

Однако не все было столь просто и понятно - кое-что меня настораживало в мальчике. Он слишком близко к сердцу принимал все происходящее. Нет, я понимаю, что измененные несколько не от мира сего, но не настолько же!

К пятнадцати годам мой хозяин полностью ушел в свой внутренний мир. Он перестал общаться со сверстниками, да и других людей старался избегать. Только с матерью он оставался прежним общительным и немного наивным мальчиком, а от всего остального мира он словно отгородился. Он стал выбирать самые безлюдные дороги и места, где никогда не собиралось больше двух-трех человек одновременно. Собственно, так он и попал в библиотеку. Мальчик мог часами сидеть за книгами, то переписывая старые угрожающие в любую секунду рассыпаться в пыль фолиант, то переводя на всеобщий очередной том какой-нибудь забытой летописи - его способности к языкам удивляли даже меня. Он зарабатывал гроши, но упорно продолжал трудиться, желая хоть немного помочь матери.

Вот это-то меня и удивляло. Хороший мальчик. Слишком хороший. Что его заставляло вести себя так? Любой другой на его месте первым же делом разыскал сослуживцев отца и попросил бы помочь устроиться в стражу, но только не он. Почему? Где я ошиблась? Ведь мать всегда с любовью и трепетом рассказывала о своем муже, и мой хозяин замирал и жадно ловил каждое слово! Но не пошел тем же путем! Восхищался и все. Странно это.

И еще кое-что действовало мне на нервы: он всегда оглядывался, когда я подходила слишком близко, словно чувствовал. Но это же невозможно! Не может павший засечь меня так рано! Хорошо еще, что пока мне удавалось ускользать от его взгляда. Но надолго ли меня хватит? Мальчик явно готов к инициации, но так не может быть! Я же помню самый ранний случай - двадцать два года. И это была девушка, получившая второй раз в подряд того же раба, что и был!

Не может же малыш искать меня - не должен! Я бы знала, если бы мы встречались раньше, но за всю мою жизнь у меня никогда не было хозяев-мужчин. А значит, и чувствовать он меня не может!

Но чувствует…

И ладно бы на этом мои трудности заканчивались - спрятаться от мальчишки я всегда смогу, но я ведь так и не смогла вычислить, с кем меня свела судьба! И ведь за все годы не было ни одного сколько-нибудь странного случая. Ну не может быть так, чтобы павший не обладал Силой! Они все были магами, а тут еще и кровь отца-перворожденного должна была проявиться!

Но мальчику было плевать на все вселенские законы. Он был абсолютно, пугающе пуст. Мои прежние хозяйки уже лет в десять, испугавшись мыши или паука, переносились на сотни километров, иногда даже мир покидали со страха! А этот… ничего! Его задевали. Над ним в открытую издевались, но он все игнорировал. А если вдруг его обидчику было плохо - первым же приходил на помощь, а потом спокойно выслушивал и грубость и насмешки.

Ну, разве может павший быть таким?! Это противоестественно! Их же изгнали именно за жестокость и кровожадность!

Но малышу было совершенно не интересно мое мнение по этому поводу. Кажется, я радоваться должна, заполучив такого хозяина, но неприятное предчувствие не покидало меня ни на мгновение. Могла ли я ошибиться? Неужели этот мальчик все-таки не тот, кто мне нужен? Еще немного и я точно начну сомневаться во всем…

Спокойно. Он точно павший, но какой-то неправильный. Хотя…

Если вспомнить, то первый Суд был очень поспешным, почти не было времени на раздумья - Вселенная требовала приговора и мы его вынесли… Могли ли мы ошибиться тогда? Да нет, не могли! Ведь мы всего лишь выполняли волю Вселенной, а она ведь гораздо лучше нас знает, что правильно! Или нет?…

Все. Приехали. Мне определенно пора развеяться. Хватит сидеть радом с хозяином - ничего с ним не случится, если я ненадолго смотаюсь в Пустоту и наведу кое-какие справки о павших. Уж из восьми личных дел я как-нибудь выберу верное. Заодно и с хозяином познакомлюсь - заочно, так сказать.

Приняв решение, я в последний раз бросила взгляд на идущего по пустынной улице парня лет шестнадцати-семнадцати и сделала шаг в Пустоту за мгновение до того, как он обернулся…


***


Сколько себя помнил маг-князь Элесан, его народ все время жил обособленно, стараясь свести все контакты с людьми к минимуму. Вот только получалось далеко не всегда. Бывали случаи, когда без вмешательства обойтись было нельзя, вот тогда-то ему и приходилось седлать коня и ехать в город Рон, столицу государства Неш, более известного как Нижняя Империя. Не раз проделал этот путь маг-князь, но запомнился ему один пренеприятный эпизод. Было это лет семнадцать назад. Проезжая мимо приграничного поселка, названного по-простому Последний Форт, попалась ему на глаза какая-то смертная девчонка. И чем-то она его зацепила. Привиделось ему, что есть в ней что-то совершенно чудное, особенное, да вот оказалась она на редкость правильной…

А что было дальше Элесан помнил плохо, словно управлял им кто-то другой, жестокий, живущий только ради удовлетворения своих желаний… Плохо он тогда с девочкой обошелся, но понимание этого пришло позднее, когда спала с сознания пелена безумия. Искал он потом ту девочку, да только и сумел узнать, что ушла она из деревни, а дальше мнения расходились: кто-то видел, как она к реке топиться шла, кто-то говорил, что в соседнем поселении ее видел, а кто-то и вовсе говорил, что замуж вышла.

В итоге нашел ее маг-князь, да только поздно. Умерла она к тому времени, а соседи доложили, что с животом ходила. А вот, что с ребенком стало - не знали, вроде была у Ламирки - так они ее называли - подружка, да где ж ее теперь искать?

Так и вышло, что почти ничего и не узнал он в тот год, да и в следующий тоже. И только теперь, случайно, удалось нащупать нить, возможно ведущую к его ребенку.

Отдав приказ воинам, Элесан приготовился ждать результата. Не исключено, что этот мальчик - не тот, кого он ищет, но проверить надо. А в том, что лесные стражи справятся с этим простым заданием, маг-князь не сомневался - сам их готовил.


Шаг 3


Я сидела на летней траве, все еще не до конца веря в произошедшее. Стоило всего на пару дней покинуть этот мир, как все пошло кувырком. Вначале, скоропостижно скончалась мать мальчика. Не приятно, конечно, но кто же мог предположить, что это подстегнет его пробуждение? Вот и я не думала, что такое возможно. Но как всегда незнание не освобождает от ответственности.

Павший проявил себя. Каким образом? Ничего смертельного - честное слово! - просто малыш остановил время и скрылся в неизвестном направлении. А в остальном - все нормально…

Угу. Именно так. Ну, кто знал, что в нем пробудится такой дар? Никто. Но виноват всегда ближний, то есть я - не уследила, не подумала, не проконтролировала…

Я зябко поежилась, вспоминая безумные скачки по оси время-пространство. Бездна, надо же было так попасть! Ну почему из всех возможных вариантов мне достался именно Безумный Кукловод?! Нет, справиться я, конечно, справилась, но до сих пор тело сотрясает мелкая дрожь страха. Мальчик - гений, но его сила пугает даже меня, бездушную, привыкшую ко всему! А что станет, если он вспомнит свою первую жизнь…

Я в отчаянии саданула кулаком по земле. Кожа сразу же натянулась, и по ней пошла рябь, как по поверхности реки, в которую кто-то бросил камень. Неприятное зрелище. Даже для меня. Надо вернуть себе человеческую форму, пока никто не заметил, но сил уже не осталось - ни душевных, ни физических. Да и зачем что-либо делать? Я и так уже обречена. Впрочем, не я одна. Этот павший уже не один мир разрушил, для него еще одна планета ничего не значит. Свет! За что?! Почему из восьми вариантов мне достался этот?! Он же не рождался бездна знает сколько времени!

Я устало прикрыла глаза, вот только в сознании помимо моей воли продолжали мелькать кадры архивных хроник. Как можно казнить невиновных? Зачем? И почему ему подчинялись? Ведь все наши, которым не посчастливилось оказаться в услужении у Кукловода, со стыдом смотрят в прошлое, но не признают ошибок. Умом-то они понимают, что их как-то обманули, но в душе чувствуют - те миры действительно заслуживали кары.

Свет! Неужели, и я тоже стану одной из них? Не хочу. Но кто меня спросит? Я даже не могу его убить - он уже сейчас сильнее многих инициированных павших. Остается только смириться и принять свою судьбу. Ну почему я?

Держись, милая, тебе еще предстоит встретиться с хозяином и обуздать его силу. Брр-рр… Измененный, способный играть временем и пространством, как ему вздумается, - это страшно. Очень страшно…

Стоп. Я уже думаю о нем, как о Безумном Кукловоде, но мальчик же им не стал пока. Конечно, тут ключевое слово: "пока", но если отвлечь его, дать цель, то он, может быть, уйдет с пути саморазрушения, а мир хоть и пострадает, но останется стоять.

Значит, пора малышу узнать правду. Не всю, конечно, и немного отредактированную версию, но, думаю, этого хватит, чтобы завалить его проблемами лет на пять. А там быть может еще что-нибудь в голову придет.

Я моментально успокоилась, словно во мне что-то переключили. Решение принято. И думать дальше - только тратить лишнее время и нервы.

Теперь можно и отдохнуть немного. А так же подготовится к разговору с хозяином - морально.


Он стоял у могилы родителей и тупо смотрел поверх надгробий, все еще не до конца осознавая, что теперь остался один. Будь я человеком, мне наверно стало бы его жаль…

Но человеком я не была. Старое оправдание пришлось как нельзя кстати, потому что при виде этого мальчика что-то болезнено шевельнулось в груди. Но я решительно подавила в себе искры несвойственного мне сочувствуия и сделала шаг вперед.

- Мой принц! - я радостно окликнула его, приняв вид симпатичной, но недалекой эльфийки. Мальчик подскочил от резкого окрика и обернулся. Красив все-таки, паршивец. Но это к делу не относится.

- Ой, простите, - я мгновенно сделала смущенное лицо, - просто вы напомнили мне одного знакомого… Вы действительно очень похожи, даже аура почти идентична… - я продолжала быстро говорить, надеясь, что горе и удивление не дадут ему возможности меня узнать.

- Идентична, говоришь? - он нахмурился, решая что-то про себя, но потом все же спросил: - А на кого я похож, по-твоему?

Он выбрал верный тон подсознательно, словно знал, что ни один эльф не является ему ровней.

- На мага-князя Элесана, брата Пресветлого Владыки, - ответила я, изображая донельзя смущенную дурочку.

Он поверил. Сразу. Слишком много времени он провел в библиотеке, чтобы не понять, почему у него проявился столь необычный дар. Да и внешность у него, мягко говоря, не слишком человеческая.

Юноша задумался, сразу забыв обо всем, кроме гложущей его проблемы.

Отлично. Теперь по-тихому уходим…

- Меч, - едва слышно пробормотал он, но я услышала - и его спокойный приятный голос заставил меня в ужасе подскочить и обернуться. Павший внимательно, чуть задумчиво смотрел на меня.

- Что вы сказали? - осторожно спросила я, надеясь, что он просто решает, как убить неожиданно объявившегося родителя-эльфа.

- Рядом с тобой веет болью, давней, даже древней. Ты рождена с ней - она же дала тебе имя. Но у тебя есть и второе, я прав? Имя, которое несет смерть и кару. Прежде всего, для тебя самой.

Я внутренне похолодела. Он не мог этого знать! Не должен был! Ему только семнадцать - до инициации еще уйма времени! Раньше двадцати двух никто и никогда не признавал слугу! Я же проверяла!

- Верни, пожалуйста, свой облик, - спокойно попросил он, видимо, для себя уже все решив. Но нас же не просят - приказывают!

Впрочем, я в любом случае обязана подчиниться. На мгновение все мои молекулы рассыпались, чтоб вновь сложиться, но уже иначе. Белая коса привычно легла на плечо, в серых глазах вспыхнули серебристые искры Пустоты. Гибкое стройное тело оказалось заковано в черную кожаную броню. У бедра висят пустые потертые ножны. Вся я какая есть. От кончиков волос до мысков пыльных ботинок. Но хозяина метаморфоза не удивила.

- Здравствуй, Эми. Вот мы и встретились.

Он в точности повторил слова, произнесенные мною семнадцать лет назад в ночь его рождения… Свет, он действительно понял, как меня нарекла Пустота! Но тогда почему не завершил обряд подчинением? Ему же известно мое Истинное имя! Впрочем, кто знает, какие мысли живут в голове Безумного Кукловода?…

- Хозяин, я… - я замялась, не зная, что сказать этому существу. Он раскусил меня сразу же, в то время как мне понадобилось семнадцать лет, чтобы понять одну простую вещь: я не знаю, с кем меня свела судьба.

- У меня есть имя, меч, - жестко расставил он все по местам. Да я всего лишь оружие, но зачем это подчеркивать? Впрочем, какое ему дело до чувств меча, преданно замершего в его ладони?

- Мне не известно имя господина, - спокойно сообщила я. Самое забавное, что это действительно было правдой - за семнадцать лет я так и не поинтересовалась, как нарекли моего хозяина. Павший тоже оценил шутку судьбы, едва слышно хмыкнув.

Меня не покидало чувство иррациональности всего происходящего. Разве так себя ведут мальчишки, впервые увидевшие живой меч? Очень сомневаюсь, но этот павший смотрел на меня именно так, как смотрит хозяин на свою вещь, нисколько не сомневаясь в том, что она принадлежит ему.

- Хэл, - мрачно улыбнувшись, представился он.

- Как? - я с трудом выдавила из себя этот вопрос.

- Хэл. Или теперь даже Судии меня называют лишь Безумным Кукловодом? Плохая же у вас память, оказывается.

С каждым его словом я умирала. Передо мной стоял не мальчик, а павший, точно знающий кто он и - кто я. Он просто решил поиграть со мной в кошки-мышки, прекрасно понимая, что пока он не завершит обряд подчинения, я обязана вечно находиться рядом и ждать, ждать, ждать…

- Как я уяснил, сейчас ты мягко намекала, что мне необходимо удавить одного эльфа? Я не против, - слова павшего заставили меня растеряться. Как-то мало они вязались с его образом Проблемы Номер Один. Но словно желая меня запутать еще сильнее, он жестко улыбнулся:- Мне даже начинает нравиться эта игра.

Он действительно безумен. Свет! И этому я должна служить?

- Только не обижай малыша - он еще слишком наивен. А до полного слияния сознаний еще уйма времени, но мы же не будем плакать от этого, верно? Лучше развлечемся на досуге.

У меня сразу отлегло от сердца. Одно дело быть привязанной к павшему, точно знающему кто ты и за что тебя ненавидеть, и совсем другое стихийно пробуждающаяся память. Кажется, все не так плохо как было пять секунд назад.



- Кстати, малыша действительно зовут Хэлом, - как-то отстраненно отметил он и растворился в темной глубине синих глаз.

Я все еще стояла, глядя перед собой, когда мальчик подошел ближе и смущенно коснулся моего плеча.

- Эми…

Я наконец обратила на него внимание. Вот зараза! Этот гад вложил какие-то воспоминания в сознание мальчишки! Жаль, что не могу дотянуться до его горла, но всему свое время. А пока, я так и быть, сыграю по его правилам.

- Да? - откликнулась я, надеясь, что Хэл сам скажет, о чем мы уже "договорились".

- Ты же пойдешь со мной? И расскажешь о том, что случилось? И о родителях? Настоящих, я имею в виду, - мальчик доверчиво смотрел на меня, словно знал меня всю жизнь и я была последним родным человеком, оставшимся в этом мире.

Эх, малыш, неужели он мог быть когда-то таким? Не вериться. Но именно к этому мы их и приговорили: они обречены вечно проходить один и тот же круг жизни. И ты - его прошлое, так же как и Кукловод - твое будущее. Как это могло произойти? Могли ли мы ошибиться в главном?…

- Я пойду, - тяжело вздохнула я, - И я расскажу все, что знаю.

Свет! Чувствую это служение будет еще интереснее предыдущих! Вот уж повезло - так повезло…


***


Старый Игнат один из немногих знал, что в действительности произошло в доме вдовы Леона. Он видел, как ранним утром, почти сразу после ухода Хэла, три размытые тени пересекли улицу и скрылись в заросшем саду. Когда-то давно, еще в юности, Игнат служил на границе, у самых эльфийских лесов. И видел он такие тени, а потому и узнал их сразу: стражи леса, элитные воины, разведчики.

И как он раньше не догадался?! Ведь не раз видел остроухую нелюдь, но не признал в мальчонке полукровку. А вон оно как все обернулось. Видимо, решили вернуть то, что посчитали своим, а мать заупрямилась, не подумала, что эльфам неведома жалость, а когда поняла - с сердцем стало плохо, все же не молода была, да и работала много, усердно, не щадя себя… Эх, жаль ее. Не за что умерла, оставила сына совсем одного на свете. Впрочем, если нелюдь пришла один раз - заявится и второй. Странно, что сразу не забрала, впрочем, там что-то странное творилось, и Игнат, хоть и видел все, но ничего толком не понял.

А после похорон мальчонка исчез. И даже старый Игнат не мог сказать сам он ушел или остроухие увели.


Они явились на седьмую ночь. Уставшие, едва стоящие на ногах, но решившие, что передать информацию необходимо прежде всего.

Элесан сразу еще по их виноватым взглядам понял, что что-то пошло не так. Тяжело вздохнув, маг-князь предложил воинам присесть и приготовился слушать. Кажется, этот разговор будет не из легких.


Шаг 4


Мы тряслись в седлах уже четвертый день. Пыль въелась в кожу, тонкой коркой покрыла все тело, но я делала вид, что мне это безразлично. Хэл ехал рядом, мрачный и замкнутый - такой, каким и был всю дорогу. Лишь изредка он возвращался в этот мир и задавал мне один и тот же вопрос, а я отвечала…

- Эми, как все произошло?

Вот опять! И чего он хочет? Я уже раз десять рассказала все, что могла! Ладно, так и быть, повторю, но это в последний раз.

- Твоя мать жила в небольшой приграничной деревушке недалеко от Марид-о-эл, эльфийского леса. Она была третьей дочерью небогатого торговца, который большую часть времени проводил в разъездах. Ей было всего пятнадцать, когда это случилось, - я тяжело вздохнула. И почему мне так сложно рассказывать эту историю? С каждым разом все меньше хочется вспоминать о своем участии во всем этом. - Ее отец в очередной раз уехал по делам, старшие сестры давно уже вышли замуж, и девушка много времени проводила одна. Впрочем, это было далеко не в первый раз, поэтому особых волнений по этому поводу ни у кого не возникало. К несчастью, случилось так, что из столицы как раз в это время возвращался маг-князь и, конечно, его путь пролегал через эту деревеньку. Он случайно заметил симпатичную девушку и, если не вдаваться в подробности, решил во что бы то ни стало заполучить ее. Но она на все его предложения отвечала отказом, не желая опускаться до уровня уличной девки. Знаешь, в деревнях с этим очень строго. Это в столице девушки могут себе позволить погулять и поразвлечься, а на окраине все у всех на виду.

Неприятно все это вспоминать. Странно раньше у меня моя работа не вызывала такого отвращения. Подумаешь, сработала не так чисто как обычно! Разве стоит это моего внимания? Нет и еще раз нет. Так почему мне так тошно, когда я вспоминаю о девочке, которую обрекла на смерть?…

- В общем, князь просто использовал свою силу, - коротко сказала я, не желая вдаваться в подробности, - Он жестоко отплатил ей за отказ и все-таки получил желаемое. Твоя мать не в силах вынести позора ушла из дома, она собиралась покончить с собой, но узнала, что ждет тебя. Одно дело убить себя и совсем другое - невинного младенца. Так она и попала ко мне. Я помогала ей пережить трагедию, успокаивала, убеждала, что все будет хорошо…

Врала я ей, - это мне следует признать. И именно доверие в кристально-чистых синих глазах и заставляет меня с отвращением смотреть в прошлое. Она меня считала другом, а я всего лишь использовала ее. Но это только моя ноша, и мальчику я этого не скажу. Никогда. Вместо этого я использую и его. Жестоко? Не стану спорить, но в этом вся я.

- Она мне верила, - тихо продолжила я, - или делала вид - не знаю. Мы жили вместе, делили все на двоих - и радость и боль. А потом… Однажды она просто ушла. Оставила записку, что благодарна мне за все, но дальше обременять меня не хочет. Я искала ее, но, когда нашла, было уже поздно. Люди слабее, Хэл. Это эльфийка при желании может родить от человека здорового ребенка, но не наоборот. По крайней мере, в этом мире все так, - невольно поправилась я, он все равно не поймет, а мне не хочется врать лишний раз, - Твоя мать умерла. Тогда я и решила, что ребенку, похожему на эльфа нечего делать у перворожденных под боком, и увезла тебя. Вот и все. Так ты и попал к приемной матери.

- Но соседи… - рассеянно возразил мой спутник. Он отчаянно цеплялся за свой мир, хотя и понимал, что его собственно никогда и не было.

- Она приехала из столицы уже с ребенком. Муж погиб пару месяцев назад во время стычки с кочевниками, а своих детей у нее не было. Наверно поэтому она и ухватилась за эту возможность. Остальное тебе известно.

- Не все. Я так и не понял, что произошло в тот день… - Хэл не уточнил в какой именно день, но я поняла. Кажется, мальчик до сих пор не осознал, как сильно он отличается от остальных. И еще вопрос нужно ли ему это знать?

- Насколько я поняла, твоей приемной матери нанесли визит эльфийские стражи. А методы работы у них… несколько специфические - такое не каждый здоровый человек вынесет.

- Но что они там делали?

- А как ты думаешь? Тебя искали, по-видимому. Возможно, в маге-князе Элесане все-таки проснулись отцовские чувства, - вполне разумно предположила я вслух, а мысленно продолжила: "Или решил наконец избавиться от последствий прежних грехов". Но говорить этого вслух не стану - не настолько уверена в мальчике, может, у него психика слабая и нервная - ведь не зря Хэлос был так скор на расправу. Риск, конечно, дело благородное, но сейчас он неуместен.

- Ясно. Кажется, этот тип второй раз лишил меня матери, - сквозь зубы процедил мой юный спутник.

Хм, а я, кажется, довела мальчика до нужного состояния. Он теперь ни о чем, кроме мести думать не сможет. Вот только все ли я обдумала, когда решила натравить павшего на мага-князя правящей ветви?! Сейчас мне эта идея уже не кажется такой уж хорошей, но отступать некуда. Надеюсь, мальчишка догадается не лезть к эльфу, пока не обучится контролировать свои способности! Впрочем, я же буду рядом, а значит все пройдет как надо.

- Хэл, не принимай все так близко к сердцу. Возможно, я что-то не так истолковала…

- Давай серьезно, Эми, и много за тобой числится ошибок? Сколько их скопилось за твою жизнь. Кстати, а сколько тебе лет? - он словно сейчас понял, что мой рассказ несколько идет вразрез с действительностью. Синие глаза малыша, так похожие на глаза его матери, смотрели на меня с таким удивлением, что это против воли вызывало улыбку.

- Ошибок? Не помню таких. А что касается моего возраста - не мало, но и не так много, как могло бы быть. И кстати, юноша, женщину не принято спрашивать о такой мелочи. Мне всегда столько, насколько я выгляжу. Колдовство - вещь приятная и в некоторых случаях незаменимая.

Наивный и абсолютно доверчивый мальчик. Он поверил. Впрочем, я даже почти не соврала. Подумаешь, умолчала о причине страсти, обуявшей его отца-эльфа! Вот и сейчас то же самое - мой возраст определить достоверно не смогу даже я, что же говорить о других.

- Эми, ты поможешь мне встретиться с этим существом? - голос Хэла чуть дрогнул, но это не ускользнуло от моего внимания. Он уже ненавидит отца. Странно, я же этого собственно и добивалась, но тогда почему мне так мерзко?

- Помогу. Раз уж взялась за дело, то доведу его до конца. Не волнуйся, этот эльф получит по заслугам.

Вот только, если быть абсолютно точной во всем, то виноват не он, а я. Но это же мелочи, не достойные внимания Судии, верно? Главное накинуть поводок на павшего и удержать его в руках. Сейчас это не трудно. И почему Кукловод нисколько не похож на этого мальчика? Ведь теперь я знаю, что делает малыша таким уязвимым: как и большинство остроухих, он ловит чужие чувства, пропускает через себя… Не удивительно, что он предпочитает общество книг. Так и с ума сойти можно, если вечно знать, что происходит с окружающими, проживать их жизни, сопереживать им… Не представляю, как можно это терпеть. Хорошо хоть, что рядом со мной мальчик может расслабиться. У меня-то чувств нет. Оружие бездушно по определению, ему не знакомы сомнения или сожаления. Оно действует, ведомое рукой хозяина. Да, я всего лишь Судия. Таких как я немного, но мы нужны Вселенной - мы спасаем и губим. Впрочем, без хозяина - мы ничто. А кроме павших никто больше не сможет направить нашу силу - не хватит опыта и знаний.

Да, у нас нет и не может быть чувств. Мы бездушны и совершенно беспристрастны. Нас такими создали. И я, кажется, впервые благодарна судьбе за это - не хочу, чтобы малыш сходил с ума. Почему?

Просто потому, что знаю, кем он станет…


***


Рассказ лесных стражей заставил мага-князя задуматься. На его совести уже висела одна загубленная жизнь. И вот теперь, кажется, прибавилась еще одна.

Нелегко это было признать, но он признал, потому что бежать от неприятностей было бы трусостью, а трусом Элесан никогда не был. И, конечно же, он знал, что придет время и ему придется ответить за все, что он совершил - и не имеет значения, что зла он никому не желал. У высших сил своя справедливость и она мало похожа на ту, что рисуют в своих балладах менестрели.

Жаль только, что он так и не набрался смелости сообщить обо всем произошедшим брату, но Владыке и без его мелких трудностей проблем хватает - последние лет десять-двадцать люди как-то подозрительно оживились, а это никогда не предвещало ничего хорошего.


Шаг 5


Обойти стражу оказалось просто до безобразия. Мне даже не пришлось прибегать к силе - Лес сам пропустил нас, почувствовав в Хэле кровь князей! Вот так и погибают вселенные! Сколько ни говори, что полагаться на одну только магию глупо - тебя никто не станет слушать. В лучшем случае мягко попросят не лезть не в свое дело.

Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что миры и расы медленно деградируют, скатываются вниз, словно ни одно знание не может надолго задержаться в них. Раньше, помню, меня не пропускали ни в одну страну - чувствовали на мне клеймо Суда и пытались уничтожить, пока я не поступила с ними так же. Пару раз им это даже удавалось, но я рождалась вновь, взрослела и находила себя хозяина. Всегда. Таков уж Путь, предписанный мне свыше. И сколько не пытайся с него сойти - иной дороги для меня просто нет.

Хорошо еще, что теперь никто и не помнит о существовании тех, кто приходит карать миры. Впрочем, это полезно для дела, а не для нас - мне уже порядком осточертела скука. Сколько можно проходить один и тот же круг жизни? Раньше хоть были достойные противники, а сейчас мир измельчал настолько, что мне не хочется ничего делать для его спасения. Наверно, скоро мы вновь соберемся все вместе, чтобы стереть с полотна Времени эту вселенную и начнем все с начала. Так уже было однажды. Давно, правда, - в прошлое рождение Безумного Кукловода…

Я украдкой посмотрела на Хэла. Мог ли мир призвать его именно для Последнего Суда? Насколько помню, все его пришествия кончались полной стерилизацией планеты, а бывало и всей системы. Интересно, почему именно он? Среди павших есть гораздо более подходящие люди на роль палача, но требуют всегда его. Почему? Не знаю. И вряд ли когда-нибудь пойму это. Но я-то меньше всего подхожу на роль спутницы Кукловода! Моей силы просто не хватит на уничтожение вселенной - я же самая слабая из Судий!

А кто в прошлый раз служил этому павшему? Не помню. Вернее в базе данных кроме самого факта перерождения Паутины и имени павшего, начавшего Суд, ничего нет. А из наших так никто и не признался, что виновен в гибели целой системы миров. Ладно, кто виноват - тот знает, и это только его груз. Мне, слава Проведению, это пока не светит. Я, конечно достаточно сильна, чтобы уничтожить пару миров, но на большее меня не хватит - мой дар слишком специфичен, чтобы стирать с Полотна целые вселенные.

Вот и ладненько! Значит, Последний Суд откладывается до лучших времен. Может, я еще и смогу удержать павшего от опрометчивых шагов? Кстати о шагах и об ошибках…

- Хэл, что ты задумал? - я так привыкла к тишине, что сама невольно вздрогнула от звука собственного голоса.

- Ничего. Сперва хочу поговорить с этим существом. Дальше - посмотрим.

Ни тени эмоции. Такое бывает, но только когда решение уже принято и тратить силы на пустые чувства нет ни времени, ни желания. И что он пытается от меня скрыть? Полное отсутствие плана? Ладно, пусть делает, что хочет - эльфам все равно этот павший не по зубам.

- Кстати, Эми, прими более подходящий случаю облик. Здесь еще помнят о Суде, - ехидно напомнил о себе Кукловод, на мгновение вынырнув из Тьмы синих глаз.

Тело подчинилось прежде, чем я нашла, что ответить. Проклятье, он же играет со мной! Он в любой момент может вышвырнуть мальчишку из тела и занять его место! Но не делает этого. Почему? Я не знаю. Все-таки странный он - безумный.

- Симпатично. Мне нравится, - довольно кивнул павший, оглядев меня с ног до головы. Я механически укуталась в плащ - от его взгляда мороз пошел по коже. - И не надо на меня так смотреть. Твоя ненависть мне не помеха, - ухмыльнулся он - и от этого мне стало почти страшно. - И вот еще что - не вмешивайся. Пусть мальчик сам разберется с эльфами.

- И не собиралась, - оскорблено фыркнула я. За кого он меня принимает? За благотворительное общество "Поможем Идиотам"?

- Правильно, - похвалил меня павший, - ему давно пора перебороть страх чужой боли, - после секундной паузы добавил павший, а потом снова исчез в сгустившейся Тьме.

Мне кажется, или это существо делает все, чтобы подвести меня к каким-то выводам? Он строго дозирует информацию, заставляя меня думать, думать, думать…

Я краем глаза продолжала следить за Хэлом. Он вновь мрачно смотрел перед собой, словно и не было этого разговора. Впрочем, для него-то как раз этой беседы и не было…

Неужели, все так просто? И первым шагом к слиянию станет убийство? Все может быть…

Были у меня хозяева, которых пробуждало предательство, смерть близких или ненависть, словно для того чтобы стать тем, кем они являются, им необходимо было переступить через что-то болезненное. Так что получается? Мы сами их создали?! Быть этого не может. К моменту Суда Вселенная уже требовала их казни.

И все-таки…

Я закрыла глаза, пытаясь вспомнить лица тех, кого однажды мы приговорили к вечному служению.

Виша. Непоследовательная, резкая, порой жестокая девочка с глазами, всегда полными горького удивления. Она словно спрашивает мир: "За что?…". Чаще всего я сталкивалась именно с ней.

Ерик. С ним я не встречалась с самого Суда. Но говорят, что более справедливого и верного павшего нет. И он никогда не видел в нас бездушных монстров, способных только карать, для него мы, прежде всего, напарники, предать которых все равно, что предать себя. Жаль, что не он оказался моим хозяином…

Неура. Наверно, самая странная из всех, если, конечно, исключить из списка Хэла. Она единственная приняла свою судьбу как должное, не проклиная и не обвиняя нас ни в чем. Кому-то со стороны она может показаться несколько заторможенной и апатичной, но это впечатление обманчиво - уж в этом я убедилась на собственном опыте.

Арвин. Жестокий, бессердечный, бессовестный, но воин - а за это простить можно многое. Или понять. Я понимаю, потому что сама такая же.

Ринсэл. Необычный молодой человек, если не сказать большего. Он проклинает свою судьбу и свое Оружие раз за разом, приводя в истерику большинство наших. Не хотелось бы с ним сталкиваться - нервов на него потратишь даже больше чем на Безумного Кукловода. Я не проверяла, но так говорят.

Ралес. Милая девочка со странными желаниями и еще более странным даром. Загадка, которую еще никому не удалось разгадать. И мне в том числе.

Элния. Единственная из всех павших добровольно подчиняется своему Оружию, но при этом умудряется контролировать ситуацию. От ее интриг до сих пор бросает в дрожь, стоит только вспомнить.

И, наконец, Хэлос - Безумный кукловод. Понять его невозможно по определению. Но есть в нем, как и в остальных, какая-то деталь, не соответствующая мнению, составленному о них нами.

Бездна! Почему мне кажется, что мы поторопились с их Судом? Этого требовали боги, этого требовал мир, но… что-то мы упустили.

- Хэл, скажи, ты бы смог убить? - тихо спросила я, впервые жалея, что не обладаю аналитическим складом ума.

- Не знаю, - мальчик пожал плечами, продолжая смотреть перед собой, - все зависит от обстоятельств: ради себя - вряд ли, но чтобы спасти кого-нибудь - наверное, смог. Здесь вопрос в том, чьи бы чувства принесли бы мне больший вред. Иногда чужие переживания становятся мне ближе собственных, - Хэл снова дернул плечом, не зная, как объяснить мне то, что ему понятно едва ли не с рождения.

Я задумчиво перебирала в руках поводья, не в силах понять, где же мы просчитались. "Ради себя - вряд ли…" - не подходит это под схему поведения, которую ему приписывают наши аналитики! А если мы ошиблись в малом, то и Суд может оказаться ошибкой…

- А ради меня? - этот вопрос слетел с губ раньше, чем я поняла, о чем собираюсь спросить. Словно и не я его задала, а кто-то другой.

- Нет, - отрезал юноша, - прости, но боль твоего врага убьет меня прежде, чем я лишу его жизни. Будь у тебя хоть капля эмоций - я бы рискнул, но так… Нет, - уже мягче повторил он, - не имеет смысла терпеть одновременно боль и свою и чужую, если спасаешь… - он замолчал на секунду, словно пытаясь подобрать верное слово, а потом как-то смущенно закончил, - пустоту.

Пустоту… Очень точное слово. Впрочем, не так - единственно верное. И ведь не могу осудить мальчика - он прав во всем. Определенно тут есть над чем подумать на досуге.

- Эми…

- Да? - я вновь посмотрела на хозяина.

- Не обижайся на меня. Я просто физически не смогу вмешаться, даже если захочу.

Я неопределенно хмыкнула. Обиды мне незнакомы точно так же как и остальные человеческие чувства. Нас создали рационалистами, вложив в тело вместо души сущность оружия. И меня вполне устраивает моя жизнь.

- Я и не думала. Мне просто стало любопытно. Ты меня интригуешь: иногда ты похож на ребенка, еще не видевшего несправедливость, наивного и доброго, но бывают моменты, когда даже я уступаю тебе в цинизме. Не представляю, как такое возможно.

- Не ты одна, - нервно улыбнулся Хэл, явно подумав о чем-то своем, глубоко личном и тайном.

Разговор заглох. Нам просто не чего было обсуждать. Все в той же тишине мы въехали в город эльфов, если так конечно можно сказать о поселении, сплошь состоящем из ажурных деревянных беседок. И как так можно жить?! Кстати, а я говорила, что не терплю эльфов?…


***


Марид-о-эл почувствовал их появление заранее, наверно даже на горизонте еще не маячило их силуэтов, а он уже замер в предвкушении. Когда-то давно первый Владыка, создавая это королевство, напоил землю своей кровью, чтобы привязать ее к себе и своим потомкам. И вот теперь все замерло в ожидании. Новый наследник явился в Лес, другой, более сильный, а значит и более подходящий на роль правителя. Веками власть передавалась самому талантливому магу поколения, и вот пришел новый Владыка. А это значит, что Марид-о-эл отринет прежнего, даст ему понять, что тот неуместен на троне, и ласково обнимет другого…

А пока он будет хранить и оберегать этого юного мальчика, уже сейчас превосходящего остальных. И не имеет значения, что его сопровождает существо, въезд которого запрещен еще первым Владыкой. Лес пропустит обоих, он снимет эти устаревшие защиты, потому что новый правитель доверяет своему спутнику, а значит и сама земля довериться…

Проходите-проходите, теперь это и ваш дом.


Шаг 6


Утро для меня началось рано. Впрочем, хоть мое тело и было в некотором роде человеческим, отдых в таких количествах как людям мне не требовался. Хэлу, собственно, то же, но я не спешила сообщать ему об этом. Есть одна старая поговорка, и она как раз о павших: "Меньше знаешь - крепче спишь". Однозначно, тот случай.

Убедившись, что мальчик раньше чем через пару часов в реальный мир возвращаться, не намерен, я тихо выскользнула из комнаты. Честно, уже не помню, что вчера плела, чтобы заполучить это милое помещение во временное пользование. Да и не думаю, что мне поверили, ведь у каждого эльфа есть свой дом, который сажают в момент рождения и к совершеннолетию он обычно достигает приемлемых размеров. Впрочем, если хозяйка решила сделать вид, что все соответствует истине, - это ее дело. Действительно, зачем мешать детям, раз они решили поразвлечься подальше от родительских глаз? Это же не преступление. Переубеждать эльфу я не стала, Хэл вспыхнул, поймав направление ее мыслей, но тоже ничего опровергать не стал. Хороший все же мальчик - жаль, что павший.

Я выскользнула из дома в тот момент, когда рассветные тени из лиловых стали блекло-серыми. А здесь все сильно изменилось с моего прошлого визита. Многое ушло, даже защита, раньше сотнями ниток разрывавшая пространство, как-то оскудела. Определенно, скоро все придется начать с начала: если даже перворожденные стали утрачивать силу и знания, то это уже говорит о многом. Печально видеть, как угасает то, что ты помнишь еще в момент рождения.

Как-то обреченно обведя взглядом окрестности, я наконец заметила нужную тропу - раз есть время, не мешало бы навестить одно местечко. Конечно, путь не близкий, но почему бы и не пройтись - погода ожидается ясная, а другой возможности может и не представиться.

Окраины города, а вернее не густонаселенного леса, совсем не походили на трущобы людских поселений. Напротив, это место было свободным от застроек, здесь располагались заповедные зоны - по крайней мере, так могли бы подумать те, кто не знаком с культурой перворожденных. Вдоль дороги тянулись низенькие ажурные заборчики, они рассекали пространство вокруг на сектора, но никаких опознавательных знаков не было. Впрочем, сюда вряд ли можно забрести по ошибке - ни одного строения нет в радиусе пары километров. Вокруг только дикие леса и поляны, никем не заселенные - на первый взгляд.

Я легко перепрыгнула через чисто-символическое заграждение, напряженно высматривая среди раскидистых деревьев знакомый силуэт. Не мог же он не прийти!

- Леди, вернитесь обратно! Это опасно! На этом участке живут только те, кто потерял своего спутника. Они же и загрызть могут!

Я машинально нашла глазами того, кто так некстати оказался рядом. Смотритель! Вот же принесла нелегкая! Я присмотрелась получше и удивленно ахнула. Та-ак. Со стороны дороги на меня смотрел молодой эльф рыжей масти. Более того он был настолько непохож на типичных представителей своей расы, что в первое мгновение я заподозрила в нем полукровку. Но ошиблась. Это невысокое хрупкое до неприличия существо с большими испуганными глазами непонятного оттенка оказалось настоящим эльфом, просто немного измененным. Если, конечно, можно быть измененным - немного?!

Я замерла, забыв, что же меня привело сюда, потому что увиденное меня заинтересовало гораздо больше, чем все чудеса мира. Легко скользнув на второй уровень восприятия, я взглянула на мальчишку по-новому. И даже перестала дышать от волнения. Бездна! Как такое возможно?! Белый ареол, абсолютно лишенный каких бы то ни было оттенков, ласково обнимал тело эльфа. Не верю. Мир бы никогда не создал такого!

Я, наверное, слишком увлеклась - в противном случае я никогда не пропустила бы их появления. Но меня так поразило увиденное, что я совершенно забыла о возможной опасности, и только когда глаза эльфа наполнились первозданным ужасом, я заставила себя обернуться.

Их было двое. Два раздраженных, обозленных и очень голодных рейпта. Высокие, в холке на ладонь выше боевых коней, мускулистые, с широкими спинами и с оскаленными зубами на вытянутых ящероподобных мордах. Сложенные на боках кожистые крылья возбужденно подрагивали. Огромные когтистые лапы били землю в нетерпении, но рейпты не нападали. Пока. Они ждали. Чего? Не знаю, но в желтых глазах с вертикальными зрачками поселилось хищное любопытство.

Мальчик-эльф всхлипывал от страха где-то за моей спиной. Не могу его осуждать - рейпты, не сумевшие защитить своих спутников, становились очень агрессивными и нападали, обычно, без предупреждения.

Вот только этого золотистого я знаю, даже рыжие полосы на крыльях и хвосте мне отлично знакомы. И пугаться его глупо, потому что более ласкового зверя в жизни не видела.

Милый мой, родной, что с тобой? - я осторожно коснулась его сознания своим, вкладывая в этот мысленный зов радость и надежду, немного омраченные чувством вины, - Ну, не права была… виновата, что не пришла сразу, но смотреть на меня так не надо. Я же знаю, что меня ты не съешь!

Золотой рейпт осторожно сделал шаг вперед, заставив эльфа на заднем плане взвизгнуть, а потом ткнулся мордой мне в плечо, едва не опрокинув на землю. Больно же! Но в следующее мгновение, заметив совершенно невинные глаза зверя, я не выдержала и улыбнулась.

- Солнечный мой, - прошептала я, обхватив его руками и уткнувшись носом в его шею, - я скучала. А кто это с тобой? - запоздало вспомнив о втором рейпте, я подняла глаза.

Угольно-черный, с блестящей на солнце чешуей, без единого светлого пятнышка, зверь зло оскалил зубы. И в отличие от Солнечного этот мне не был знаком. И рейпт тоже понял, что я - чужая. Он выразительно зарычал, выставив напоказ набор острых клыков, черные когти вынырнули из подушечек лап и рассекли землю. Вот теперь я испугалась. Одно дело успокаивать знакомого - своего! - рейпта и совсем другое столкнуться с чужим.

Черный присел на задние лапы, готовый в прыжке разорвать последние метры, разделяющие нас…

- Полночь! Не тронь леди.

Рейпт в одно мгновение из агрессивного хищника, настроившегося на убийство, превратился в радостно мотающего хвостом пса. Он моментально оказался у ограждения и, вытянув длинный змеиный язык, принялся вылизывать лицо Хэла. Павший отбивался, но как-то слабо, словно это было давней и привычной игрой.

- Тебя ни на секунду нельзя оставить одну - вечно во что-нибудь влезешь, - поглаживая рейпта за гребнем, сообщил он, явно нарываясь на очередную ссору.

Я неопределенно дернула плечом, выражая свое отношение ко всему происходящему, и тоже занялась Солнечным. Мой рейпт повизгивал от счастья. Честное слово, нет более преданных и ласковых зверей!

- Э-э… - рыжий эльф решил напомнить о себе, но так как от страха и удивления у него из головы выбило все слова, ничего большего он сказать, видимо, не мог. - Но они же уже выбирали! - наконец, выдавил из себя смотритель, все еще недоверчиво поглядывая на рейптов.

- Выбирали, - покровительственно улыбнулся Хэл, вернее тот, кто сейчас отражался в густой тьме его глаз, - И мы пришли за своими друзьями. Или ты имеешь что-то против?

Предчувствие опасности неприятно кольнуло в груди. Этот тон не вяжется с его образом, а значит, мне совсем не понравится то, что он задумал.

- Нет, что вы! Рейпты могут уйти в любое время - они свободные существа, - рыжий эльф побледнел, тоже почувствовав исходящую от моего хозяина опасность.

Не знаю, что задумал павший, но я не могу ему позволить влезть в жизнь мальчика - у меня на него свои планы. Я словно случайно сделала шаг в сторону, становясь между Хэлом и смотрителем. Мой хозяин не дурак - поймет, что сегодня я не на его стороне.

- Эми? - тон павшего стал изумленно-насмешливым. Он явно не ожидал, что я пойду против него.

Я дернула плечом, мысленно стряхивая с себя его внимание, и, отвернувшись, пошла к рыжему эльфенку. Мне есть о чем с ним поговорить, а Хэл…

Хэл может делать все, что хочет, - у меня временно другие интересы.


***


Ярость душила. Она буквально рвала его тело на части. Эта девчонка предпочла ему - своему хозяину! - какого-то нелепого мальчишку! И после этого Судии смеют говорить, что существуют только для выполнения воли господина, что они лишь меч в деснице бога?! Ложь! Все от первого до последнего слова!

Хэлос понимал, что ему следует успокоиться, понимал, что своим поведением угрожает сохранности тела, но ничего не мог поделать: стоило вспомнить упрямую решимость Судии, и его накрывала очередная волна бешенства. Как она посмела?! Это же не просто оскорбление - это плевок в лицо его гордости! Но ничего, она еще пожалеет! Тьма в свидетели - он отплатит ей той же монетой.


Шаг 7


- Как вам это удалось?

Мы шли вдоль ограды уже пару минут, но эльф нарушил молчание только сейчас. До этого момента казалось, что он вообще не замечает моего присутствия.

- Очень просто. Я действительно знакома с Солнечным. Очень давно. Когда он только учился летать, мы стали друзьями, а потом и напарниками.

- Но это было… - смотритель растеряно посмотрел на меня, затрудняясь назвать даже примерную дату, - Солнечный один из старейших рейптов.

- Я знаю. Но я прохожу уже не первый круг в этом мире, и в отличие от остальных прекрасно помню все свои жизни, - почему-то мне хотелось быть откровенной с ним.

- Но даже маги-князья говорят, что множественность жизней - ересь, - убежденно ответил эльф, но смотрел при этом не на меня, а себе под ноги. Странный он какой-то, слишком уж забитый.

Я внимательно наблюдала за ним, пытаясь понять, что же из сказанного действительно было его словами, а что - навязано сверху. Не может же он верить в этот бред! Его понимание мироздания не уступает моему, а это уже говорит о многом. Впрочем, сейчас это не главное - меня больше интересует, почему такой талантливый мальчик смотрит за пастбищами. Не могут же эльфы не видеть его силы! Нет, своего перворожденные не упустят, а значит, у них есть веские причины делать вид, что моего знакомца просто нет на свете. Впрочем, с каких это пор я стала оглядываться на других, когда дело касается интересующих меня вещей?! А этот мальчик мне интересен. Даже очень. Это что же должно случится, что мир без нашего ведома призвал мага Пустоты?!

- Скажи, а во что ты веришь? - я задала этот вопрос наугад, не особо полагаясь на правдивый ответ. Мне были важны не сами слова, а его реакция. Эльф удивленно посмотрел на меня. Интересно, что ему показалось странным в моем вопросе?

- Я верю в невозможное, - сдавленно ответил он, пытаясь спрятать от меня взгляд. Зря, все, что было нужно, я уже разглядела: пусть на мгновение, но его глаза затопила серебристо-белая пелена. Не просто маг Пустоты, а будущий координатор этой планеты. Бездна! Что же происходит в этом мире?! Почему ему понадобился человек со стороны? Не знаю, но оставлять все как есть я не стану.

- Скажи, а ты бы пошел ко мне в ученики?

А почему я должна упускать такую возможность, если эльфы ее благополучно прохлопали? Причин против нет, и их возникновение не предвидится, а то, что сами перворожденные давно нарываются на Последний Суд и так понятно.

Мой спутник все еще молчал, поэтому я продолжила:

- У тебя есть определенные способности, и если их правильно развить… - я не закончила фразу, просто потому, что плохо себе представляла, к чему могут привести мои действия. Маги Пустоты - это создания мира, и только он может влиять на них, обучать, направлять. Мы в этот процесс никогда не вмешивались, но все когда-нибудь происходит в первый раз, верно? Тем более я, в отличие от мира, точно знаю, что и как ему преподать, чтобы развить его таланты полностью. Из него выйдет прекрасный заместитель для меня. Конечно, не такой опытный, но Хэла удержать в определенных рамках сможет - если меня не окажется рядом.

Нет, эльфенок определенно стоит моего внимания. Возражений не приемлю. Ни от кого. Имею же я право сама решить: каким именно способом спасать мир от павшего?!

- Вы серьезно?! - рыжий эльф даже сбился с шага от удивления, - но я же…

Я резким жестом прервала его, прекрасно зная, что может сказать измененный, загнанный собственным миром в слишком узкие для него рамки.

- Просто соглашайся. Но предупреждаю сразу: работать тебе придется много и часто самостоятельно, но если ты справишься - никто не сможет сравниться с тобой.

- Я согласен, леди. Такого шанса я не упущу! - глаза эльфа восторженно вспыхнули, и он смотрел на меня с такой щенячьей преданностью, что я невольно улыбнулась.

- Можешь называть меня Эми, - представилась я и вопросительно посмотрела на спутника.

- Нарин, - мгновенно смутившись, ответил он.

Да, с ним еще работать и работать. Абсолютно неприспособленный к жизни в реальных условиях ребенок. Причем дело не только в характере, но и в его физической форме. И как только перворожденный мог довести свое тело до этого?! Так запустить себя не каждый человек сможет! У него же нет ни одной мышцы - только скелет, обтянутый кожей. И как из этого прикажете сделать нечто стоящее? А ведь Пустота не терпит слабость - ни духовную, ни физическую. Я обреченно вздохнула, еще раз посмотрев на то, с чем предстоит работать. Придется наверстывать. В усиленном режиме. Как хорошо, что мне не свойственна жалость, иначе просто не смогла бы выбрать нужную интенсивность занятий.

Мальчик, мальчик, ты еще проклянешь этот день и меня. Но я тебя уже не отпущу.

Глупо было бы упустить такой шанс! Не каждому Судие счастливится встретить того, на кого можно спихнуть часть ответственности и своих обязанностей. Да и Хэл не тот человек, к кому стоит поворачиваться спиной. Кто знает, как быстро мой хозяин выйдет из-под контроля? Вот тогда-то мне и пригодится сила этого эльфенка. А знания? Знания я в него вобью так, как умеем только мы - безжалостно и не считаясь с мнением ученика.

- Хорошо, Нарин, - чужое имя непривычно коснулось языка, - я научу тебя всему, но и ты должен понимать, что с этого момента ты выполняешь все мои приказы. Какими бы они не были.

- Я на все готов, чтобы стать кем-то, а не просто смотрителем-полукровкой. Здесь только настоящие эльфы могут жить так, как желают, - Нарин тяжело вздохнул. Он не жаловался на свою судьбу открыто, но я и так знаю, что бывает с теми, кто непохож на других. Вот только в одном малыш определенно ошибался - он не полукровка. Но зачем создавать себе и ему лишние проблемы, открывая чужие тайны? Тем более правитель из него все равно не выйдет, а маг, может, еще и получится. По крайней мере, я приложу к этому все свои силы.

- Что ж, раз ты готов ко всему, то чего тянуть? - я сладко улыбнулась, предчувствуя скорое веселье. Нет ничего занимательнее, чем смотреть, как другие работают. - Вдоль ограды - бегом! Быстрее! Быстрее! Дыши ровнее!

Я легко бежала рядом, мышцы знакомо наполнялись силой. Когда-нибудь и этот мальчик сможет так же мчаться вперед, не испытывая при этом ничего кроме бодрящей радости, но пока…

Эх, работать, определенно, придется много. О-очень много. Такие запущенные случаи мне еще не встречались. Но все бывает впервые. К несчастью.


***


Элесан не зря считался одним из лучших магов современности, поэтому изменения в Лесу почувствовал сразу и, конечно же, соотнес это со странным резонирующим импульсом, который пришел вчера с границы - обычно так предупреждают о возвращении родственников. Вот только его брат безвылазно сидел в Марид-о-эл едва ли не с рождения, а племянница и вовсе неразумный ребенок, так что со стороны людских земель могло прийти только одно существо его крови…

Быстро. Даже слишком быстро, Элесан тешил себя надеждой, что уж пара-тройка десятилетий у него есть в запасе. Ошибся. Обидно, раньше он не допускал настолько серьезных промахов. Что ж, возможно, и вправду пришло его время. Жаль только, что он так и не набрался смелости и не поговорил с братом, впрочем, не стоит вмешивать Владыку в собственные проблемы. Не достойно это.


Шаг 8


Тренировка меня вымотала едва ли не сильнее, чем Нарина - не физически, а морально. Смотреть, как он через силу бежит, стараясь дышать как можно глубже, захлебывается воздухом, но упрямо не сбавляет шага, а потом падает на землю и практически теряет сознание от перегрузок… Это выше моих сил. И дело не в жалости, а в простом беспокойстве о сохранности хорошего материала.

Это надо было так себя запустить! Не так уж я его и мучила - такие нагрузки для эльфов считаются пустяковыми, даже многие люди способны держать такой темп достаточно долго! Определенно, с магами-князьями следует побеседовать о воспитании молодого поколения. Они же сами обрекают свой народ на вымирание. Рано или поздно, но все люди начинают посматривать в сторону земель перворожденных - некоторые с завистью, другие - с жадностью, третьи - с надеждой отыскать древние артефакты или восстановить крупицы потерянных знаний. Впрочем, как только это произойдет, появимся мы и просто сотрем мир из реальности. А потом в Пустоте вспыхнет искорка Света, и где-то родится существо, способное своей смертью сотворить новую планету. Таких мы убиваем сразу - чтобы не оттягивать время рождения мира. А дальше? Все сначала: наблюдение, редкие рождения среди людей, едва уловимые вмешательства в историю и Суд, как конец всего сущего в рамках отдельно взятой планеты. Вечный круг. Наверное, мы бы давно устали, если бы ведали, что это такое…

Когда я вернулась в гостевой дом, уже близился обед. И, конечно, в общем зале меня встретил мрачный павший. Бледное лицо и темные тени, пролегшие под глазами, недвусмысленно говорили, чего ему стоило оставаться в теле мальчика такой срок. И настроения эта слабость ему явно не подняла.

Я покорно подошла к занятому им столику, зная, что упреков мне не избежать в любом случае.

- Меч, ты слишком многое себе позволяешь! - яростно прошипел он, буравя меня почти черными глазами. Бездна! Еще немного и он убьет мальчика. Безумец! Кто же так обращается с собственным телом?!

- Простите, хозяин, - спокойно произнесла я положенную фразу, а потом уже тверже продолжила, - но этот эльф мой, и я никому не позволю его тронуть.

- Не позволишь? - ехидно улыбнулся павший, при этом светлая бровь чуть иронично дрогнула, подчеркивая его отношение к моим словам.

Вот зараза! Знает же, что я исполню любой его приказ. Абсолютно любой.

Но только после того, как он назовет мое Истинное имя, тем самым подчинив мою душу, а до этого момента я могу кое-что решать сама - не все, конечно, но все-таки…

- Не позволю, - повторила я и со странной убежденностью в своей правоте посмотрела павшему в глаза.

Видит Свет, мне пора на перековку! Ну, кто из Судий в здравом уме возразит своему хозяину?! Никто. Таких безумцев до сих пор замечено не было.

Хэл рассмеялся, но даже от его смеха у меня мурашки побежали по спине… Нам не ведам страх, но вот опасность мы чувствуем всем телом. И это был как раз один из таких моментов.

- Хорошо, можешь делать, что хочешь со своей игрушкой, но помни, что я за вами присматриваю. Один неверный шаг, Эми, и можешь проститься с этим рыжим недоразумением.

Павший ушел. Хэл покачнулся, у него сбилось дыхание, но когда он открыл глаза - в них уже не было прежней тьмы. Безумный Кукловод вновь удалился в закрома памяти, но когда-нибудь он вернется и больше не уйдет. Что я тогда буду делать?

Служить. Ничего иного я не умею. И если он прикажет - я умру…

Но Нарину он приказать не сможет. Главное, правильно воспитать мага Пустоты, и когда-нибудь именно он встанет между миром и Безумным Кукловодом. Если мне удастся сохранить ему жизнь. Значит, надо как-то отвлечь павшего от моего эльфа. Но как?

Не люблю принимать решения в спешке - обязательно что-нибудь, да упустишь, но бывают моменты, когда промедление лишь усугубит ситуацию. Осталось только понять, какой вариант верен сейчас.

- Эми? - Хэл вопросительно посмотрел на меня, словно собираясь что-то спросить, но не решаясь. Я взглядом дала ему понять, что сейчас не время поднимать некоторые темы. Он сник, но промолчал, и я наконец-то смогла сделать заказ. Есть не хотелось вовсе, но я свое тело знаю достаточно хорошо, чтобы понять: еще немого и оно свалится от истощения. Слишком много сил я потратила на Нарина, да и с Солнечным щедро поделилась…

Обед прошел в мрачном молчании. Мальчик продолжал бросать на меня странные задумчивые взгляды, словно решал сложную задачку. И к каким-то выводам он, определенно, пришел, но решил их оставить при себе. А меня не слишком волновали его детские мысли, так что интересоваться я не стала - да и вряд ли бы он ответил.

Уничтожив все съестное в зоне видимости, я довольно откинулась на спинку стула. Тело наполнила приятная сила - сейчас я была способна на многое, но делать ничего не хотелось. Но надо. В конце концов, если я не научу этих остроухих жить, то это сделают люди, но гораздо более жестоким образом.

В моей голове уже стал выстраиваться план действий, причем он настолько превосходил первоначальный замысел, что от волнения даже дыхание перехватило. Я создам такие рамки для Безумного Кукловода, что он еще лет десять будет пытаться вырваться из плена обстоятельств. Конечно, обычно такие решения тщательно взвешиваются и выверяются, но на это нет времени. Да и что может произойти? Этот мир на редкость стабилен.

- Пойдем, - я резко встала и взглядом приказала Хэлу следовать за мной.

- Куда? - удивился он.

Да-амс. До слияния с павшим ему еще очень далеко. И откуда только берутся такие беспомощные создания?!

- Само собой на аудиенцию к правителю. Думаю, он должен выслушать жалобу и принять решение. Говорят, эльфийский суд - самый справедливый суд в мире. Вот и проверим.

- Но…

- Без разговоров! - через плечо бросила я и быстрым шагом направилась к двери. Мальчик, конечно же, засеменил следом. А как же иначе?


***


Растерянность. Впервые Лес понял, что означает это слово. Молодой Владыка совершенно не осознавал своей силы, да и фонило от него чем-то темным, а ко всему прочему еще и этот запрещенный объект рядом. Если бы не желание его нового хозяина, Марид-о-эл выкинул бы эту мерзость за границы сразу, но мальчик был искренне привязан к своей вещи. Более того воспринимал это в качестве наставника! Как Владыка мог настолько ошибиться? Ведь этот объект нельзя принять ни за что живое! Но чувства хозяина нельзя было истолковать как-то иначе.

И Лес смирился. Если новому Владыке требуется эта вещь - пусть будет так. Эта странность была ничем не лучше и не хуже тех, что были у предыдущих его хозяев. Да и что можно взять с них - с этих нелогичных двуногих созданий, когда-то подаривших ему радость самосознания?

Но несмотря ни на что Марид-о-эл будет защищать их до своего последнего дня. Он тоже умеет быть благодарным. И совсем не важно, что его алтари-хранилища давно забыты, а о духе Леса уже несколько веков никто и не вспоминал. Энергии на все защитные контуры, конечно, не хватает, но кое-какими "охранками" можно и пренебречь.

Ведь если этот Владыка оправдает надежды - все трудности останутся в прошлом. Возможно, именно его Марид-о-эл и ждал все это время. Ну, а если нет… не так это и важно: ведь пока есть хозяин, ему есть о ком заботиться и кого оберегать…


Шаг 9


Что может быть проще, чем войти в резиденцию правителя эльфов, по совместительству являющегося еще и главой ордена остроухих магов? Ни-че-го! Просто берешь и входишь. И ни стража, ни слуги даже не взглянут в вашу сторону. Раз попали в Марид-о-эл - значит свои, а своим путь везде открыт. Совсем перворожденные разум потеряли! Разве можно строить защиту так? Определенно, мне придется вмешаться и научить их жизни, иначе они сами себя уничтожат и не в таком далеком будущем, как думают.

Самоуверенные старые маразматики! Они же даже оповещающую сеть, настроенную на Судий сняли! Приходи когда хочешь - суди кого хочешь… Скука! Вот раньше стоило только приблизиться к границе ближе чем на пятьсот метров, как весь лес превращается в разворошенный муравейник. Магов высыпало столько, что все пылало от их разноцветных аур, и атаковали они только смертоносными заклинаниями такой силы, что мой щит шипел под их давлением. А теперь?… Дай бог, хоть сотню наберут. И то это будут старые, полубезумные крохоборы, не знающие больше пары десятков стандартных заклинаний. Вот и оставляй после этого миры без присмотра! Стоит нам на время самоустраниться, позволив планете идти своим путем, как все катится в бездну. А кто после все восстанавливает? Снова мы. Приходи, работай, терпи их ненависть, а они потом при первой же возможности все испортят. А уж мирить перворожденных со смертными расами вообще занятие самое неблагодарное из всех, потому что обе стороны уверенны только в собственной правоте и не желают задумываться о Суде. О нем почему-то всегда должны думать мы. Больше просто не кому.

Эх, придется мне серьезно потолковать с нынешним правителем. Ладно, когда будет время обязательно займусь эльфийскими проблемами, но пока мне не мешало бы решить свои.

Пресветлый Владыка - эльфы именовали своего правителя только так и никак иначе! - мирно спал на троне, являя собой живой символ эльфийской безалаберности. У меня просто нет слов, чтобы описать все то, что я подумала, когда увидела его. Видит Свет, цензурными в моих мыслях были только предлоги и то далеко не все.

Это кто же придумал такую систему безопасности?! Хотела бы я потолковать с этим гением обороны с глазу на глаз…

- Eldan, - я всегда называла эльфов только так, жестоко напоминая им об изгнании из Внешней Паутины миров.

Эльф вздрогнул и сразу же открыл глаза. Не прошло и мгновения, как он меня узнал, вернее понял, кто же его почтил визитом.

Я насмешливо поклонилась, демонстрируя знание дворцового этикета, а потом улыбнулась столь многообещающе, что Пресветлый Владыка резко сменил цвет лица на пепельно-серый. Люблю встречаться со знающими людьми - они меня понимают с полуслова. Или не понимают, но все рано все выполняют в точности, как говорю я.

- Леди, что вы здесь делаете? - следует признать, что он быстро взял себя в руки, но все-таки кое-какая нервозность заметна в рваных, словно не завешенных до конца жестах.

- Всего лишь требую правосудия, - улыбнулась я, понимая, как глупо это звучит в устах той, что призвана карать.

- Правосудия? Для себя? - спокойно уточнил правитель. А он мне начинает нравиться! Не каждый решиться вести себя так с Судией, но все-таки…

- Нет, не для себя. Для него, - я кивнула в сторону мнущегося в дверях Хэла. Пресветлый Владыка даже не взглянул на него, продолжая выжидающе смотреть на меня.

…или он слишком глуп, или излишне самоуверен, но это мелочи - за свою долгую жизнь я научилась лечить эти болезни.

Я взглядом приказала Хэлу подойти и, склонив голову к плечу, внимательно следила, как меняется выражение лица у правителя остроухого племени, почувствовавшего родную кровь. Любопытное зрелище. Никогда не думала, что можно столь много всего сказать, просто используя мимику. Растерянность. Недоверие. Неприязнь. Слишком много эмоций отразилось на его лице, чтобы понять все, но главное я уловила - его совсем не радовало появление нового родственника. Хэла, впрочем, тоже. Он внезапно побледнел и пошатнулся - мой хозяин слишком неожиданно для себя поймал эмоции правителя.

Я мгновенно оказалась рядом и положила руки на его плечи, делясь энергией. Хэл расслабился, стоило мне только приблизиться. Он мне настолько доверяет? Странно мне казалось, что хоть это он понимать должен - нельзя доверять тому, чего не знаешь. Ведь придет время и он поймет, что страшнее меня у него врага нет и уже вряд ли будет. Наше сотрудничество вынужденное, и если у меня появится шанс вернуть Кукловода в Пустоту и не уничтожить при этом мир - я так и сделаю.

- Кто это? - правитель эльфов первым обрел дар речи и, не сводя взгляда с доверчиво прижавшегося ко мне мальчика, задал вполне естественный вопрос.

- Искатель справедливости, - сообщила я то единственное, что сомнению не подлежало. - Видите ли, его мать изнасиловал один из магов-князей. Впоследствии она умерла в родах. Так что вы сами понимаете суда не избежать. Надеюсь, вы не станете возражать против этого, тем более несколько дней назад отряд стражей заявился к нему в дом и стал причиной смерти еще одной женщины, на этот раз его воспитавшей.

Я с легкой улыбкой посмотрела в глаза Пресветлому Владыке. Мы оба знали, кто виноват, но ни эльф, ни я не спешили называть имя. Это была игра, уже знакомая мне и понятная. Интересно, что возьмет в нем верх? Долг правителя? Или голос крови?

Он недолго думал, а может, просто понял, что от своего я не отступлюсь, поэтому и сдался без борьбы. Правитель обреченно опустил голову, не стесняясь показывать свое отчаяние. Да, нелегко ему, наверное, подписывать смертный приговор родному брату - у эльфов очень крепки родственные узы. Но он прекрасно понимает, что я от своего уже не отступлюсь, а оспаривать мои решения… на это не каждый безумец решится.

- Будь по-твоему, - болезненно тихо произнес правитель остроухих, - Какой суд ты выбираешь?

- Суд крови, конечно. Что еще могу выбрать я? Неправый останется лежать в кругу. - Люблю законы остроухих! Все до нелепого просто.

- Против него выступишь ты? - в голосе эльфа уже не осталось чувств - все выпило черное отчаяние.

- Да.

- Нет.

Это мы с хозяином произнесли одновременно.

- Хэл, ты не готов выступить против мага-князя, - я честно попыталась образумить хозяина.

- Это мое дело, Эми. Не твое, - твердо ответил он, отстраняясь от меня. Я прекрасно знала, что его сейчас рвут на части эмоции Пресветлого Владыки, но стоял он уверенно, не показывая свою слабость.

- Как скажешь, - покорилась я. А что еще оставалось делать, когда он отдал приказ? Может, он и сам пока не понял этого, но не подчиниться я не могу.

- Так кто из вас войдет в круг? - чуть оживившись, уточнил правитель.

- Я, - спокойно сообщил о своем решении мой хозяин. Очень надеюсь, что он знает, на что идет. Не хотелось бы вытаскивать его из магического круга - проблем с остроухими потом не оберешься.

- Хорошо, - лицо Пресветлого Владыки посветлело, в его глазах появилась робкая тень надежды. Одно дело, когда твой брат будет сражаться с Судией, и совсем другое, если с мальчишкой-полукровкой. Зря он надеется на милосердие Безумного Кукловода. Не стоит так обманываться на счет моего хозяина - свои решения он всегда приводит в исполнение. Как приговор.

- В таком случае завтра утром в зале суда, когда солнце коснется янтарного кристалла. Надеюсь, ты еще помнишь, где это? - последний вопрос был задан мне. Я широко улыбнулась и ответила, нисколько не скрывая своего отношения ко всему их церемониалу:

- Конечно, Eldan. Такое не забывается.

Я снова насмешливо поклонилась и, взяв малыша под руку, вывела его из зала. До завтра еще уйма времени, можно успеть научить мальчика кое-чему интересному. Свет, надеюсь, Хэл знает, что делает. А если нет…

Может, хоть павший не даст ему так бесславно погибнуть в самом начале пути? Более глупой смерти для Безумного Кукловода не придумать даже мне.


***


- Почему ты мне не сказал? - голос Владыки звучал сухо. Элесан старался не смотреть на брата, опасаясь заметить разочарование в его всегда спокойных синих глазах.

- Это было мое дело, - тихо, признавая вину, ответил маг-князь, но все-таки былое упрямство все еще звучало в интонациях.

- Но теперь это мое дело! Ты хоть понимаешь, как сильно подставляешь меня! Даже если ты выйдешь живым из круга, на меня набросятся стервятники из Совета с требованием лишить тебя силы и титула!

- Не думаю, что я выйду из круга. Тот, кто смог поднять Оружие Судьбы, и со мной расправиться сумеет, или ты думаешь иначе? - Элесан все-таки решился взглянуть на брата. Владыка был взволнован и не скрывал этого, впрочем, братья были достаточно близки, чтобы плевать на этикет.

- Я думаю, что он всего лишь необученный мальчишка!

- И твой племянник, - спокойно улыбнувшись, добавил Элесан. Больше вопросов у Владыки не возникло - он и так все понял. Но этого права отнять у брата не мог. Любой эльф когда-нибудь подходит к черте - рано или поздно, - но самостоятельно выбрать свой конец способен не каждый.


Шаг 10


Рассвет я встретила на крыше дома, искренне надеясь хоть здесь отдохнуть. Не могу сказать, что Хэл оказался ужасно неподготовленным - после Нарина даже новобранец покажется талантливым бойцом! - но все-таки выпускать его против мага-князя я бы не стала. Опасно это. Для мира - опасно. Кто знает, на что способен мой хозяин, не помнящий пределов своих сил? Ведь он и город случайно снести может. Ладно, избытки силы всегда могу впитать я, но, по-моему, это слишком рискованно. Хотя кто станет слушать Судию? Хэл не из тех, кто прислушивается к чужим советам. К несчастью.

Я подняла глаза на солнце - пора спускаться. Минут через сорок солнечный луч коснется янтарного кристалла, а мне еще нужно за Нарином зайти, Хэл же еще до рассвета убежал в сторону зала суда и наверняка все успел осмотреть. Впрочем, было бы что осматривать! Залом суда называют каменное кольцо из П-образных арок, в центре которого расположены часы с двадцатью разноцветными кристаллами. И время в лесу отмеряется строго по ним. Например, полдень выпадает на "час лазурного кристалла", то есть на час когда солнечный луч касается ранее упомянутого кристалла.

Растолкать Нарина было сложно, но за пять минут мне это удалось, правда ценой вазы с цветами, которую я опрокинула на спящего эльфа. Надо отметить, что вскочил он так быстро, что я сразу занесла этот способ побудки в список наиболее действенных.

Зло прошипев что-то о жестоких наставниках, Нарин быстро переоделся и выразил согласие следовать за мной в любое место.

Всю дорогу до зала суда мой спутник охал и морщился от нудящей боли в перетружденных мышцах, видимо, стараясь вызвать во мне жалость. Я на это лишь тихо фыркала, невольно изгибая губы в улыбке. Этот эльфенок у меня почему-то вызывал смех. Никогда не встречала никого столь же забавного. Рядом с ним хотелось беспричинно смеяться. Ну не может человек быть настолько светлым и хорошим! Но Нарин приятное исключение, лишь подтверждающее правило.

Вот в такие моменты особенно тяжело думать о своих обязанностях. Хочется, хоть как-то изменить свою жизнь, понять, наконец, что есть в ней такого особенного, что существа подобные Нарину, так за нее держатся.

Но сомневаюсь, что Судие дано это понять. Все-таки мы сильно отличаемся от остальных, разве что павшие смогут понять нас, да и то вряд ли - не захотят…

Свет, как же надоело вечно оглядываться назад, на свои истоки, на свои законы, только для того, чтобы лишний напомнить себе о том, что на самом деле мы не существуем - служим. Всегда. Всем. И иной жизни у нас никогда не было и не будет. Правильно, и мне не следует об этом забывать.

Когда мы пришли, у зала суда уже столпились эльфы, жаждущие увидеть своими глазами, как вершится правосудие. Никогда не понимала стремления всех смертных рас посмотреть на казни или дуэли. Что может быть интересным в убийстве? Но их захватывает. Всех - и людей, и эльфов, да и другие расы не сильно отстают от них. Словно чужая смерть может спугнуть их собственную.

Пробравшись сквозь толпу и протащив следом Нарина, я, наконец, увидела тех, кого искала. Главные действующие лица этого спектакля. Их было четверо: Пресветлый Владыка, мой хозяин, его отец и милая остроухая девочка лет семнадцати по человеческим меркам. Так, если посчитать еще и моего спутника, то, кажется, вся правящая династия в сборе.

Я приветливо улыбнулась всем, про себя отмечая, как скривились лица обоих магов-князей. Хэл сдержанно кивнул, одарив моего спутника пренебрежительным взглядом. А девочка мне понравилась сразу же, как только любопытно склонила голову к плечу, всем видом демонстрируя живой интерес.

Та-ак. Это, кажется, дочь Пресветлого Владыки. Точно. И тоже измененная, как и ее брат, но не настолько, как Нарин - она просто хранительница крови, тогда как мой эльф является ее носителем. Милая девочка. Нежная, наивная, доверчивая и чистая. Но главное ей найдется место в моем плане. Наверно, я отношусь к окружающим несколько несправедливо, видя в них только способ достижения цели. Может быть. Я не стану отрицать очевидного. Но эта светлая девочка, смотрящая на меня любопытными синими глазами, подходит как нельзя лучше. А что значит еще одна сломанная жизнь по сравнению с жизнью мира?

Я никогда не говорила, что мне нравится моя работа, но если ее не сделаю я, то это не сделает никто. Таков мой путь. И меня он устраивает.

- Eldan, все готово к началу? - я прямо обратилась к правителю эльфов, не желая общаться с его братом - ведь в некотором роде в его смерти буду виновна и я. Жалею ли я? Вряд ли. Поступи я тогда иначе и у меня не появился бы хозяин, а без поручительства павшего мир никогда не подпустит Судию к своим делам.

- Все готово, - коротко кивнул Владыка.

Я с тенью вопроса посмотрела на Хэла. Мой хозяин понимающе улыбнулся, но упрямо качнул головой:

- Я сам справлюсь. Не волнуйся.

Я недовольно фыркнула. Это кто волнуется?! Я не умею волноваться! И ему это прекрасно известно. Я думаю только о том, что в результате его смерти мне придется заново растить себе хозяина, что автоматически приведет к потере лишних двадцати-тридцати лет… Оно мне надо?

- Всем выйти из круга! - внезапно громким голосом приказал Пресветлый Владыка. Эльфы послушно отшатнулись от каменных границ зала. Я вышла вместе со всеми. Внутри остались только Элесан и Хэл. Силовой барьер возник прямо за нашими спинами, ограждая территорию поединка от остальных земель. Теперь никто не сможет попасть в круг, пока поединок не кончится, а значит никто и не сможет вмешаться в схватку. Все решит Судьба.

По крайней мере, так думают перворожденные. Но я-то знаю, что все решает кровь. Не раз наставница повторяла мне, что зов этой красной жидкости создает путь и возможность, а все сотворенные просто следуют по дороге, которую видят перед собой, называя свое блуждание по кругу - жизнью и Судьбой.

- Внимание! Пусть суд свершится! - голос правителя вновь прогремел рядом со мной. Бой начался.

Дуэль двух магов неинтересна в принципе. Особенно если они достаточно опытны, чтобы не красоваться эффектными взрывами и огненными шарами перед противником. Но что меня удивило, так это поведение мага-князя Элесана. Вместо того, чтобы сражаться в полную силу, он устроил представление: эльф картинно создавал стены огня, смерчи, водовороты, словно не замечая того, что Хэл лишь презрительно усмехается и ничего не предпринимает против него. На первый взгляд. Но я увидела, так же как и Нарин, судя по его сдавленному крику. Не зря в свое время моего хозяина называли гениальным магом. Он играючи свернул пространство так, что его грань отсекла голову Элесану. Быстро и почти безболезненно, но я заметила, как на Хэла накатила бледность.

Мне понадобилось всего мгновение, чтобы обойти защиту зала суда, а потом я оказалась рядом с хозяином, осторожно поддерживая его. В синих глазах плескалась Тьма - она то накатывала, то уходила прочь. Я видела это, чувствовала, как боль рвет тело мальчика, но ничем помочь не могла. Он сам решил убить Элесана и теперь расплачивался за это.

- Все нормально, - тихо уверил меня Хэл, ненадолго закрыв глаза. Он медленно выпрямился, уже почти не опираясь на мою руку, а потом, как-то печально растянув губы в подобие улыбки, сказал: - Вот и все.

Я внимательно посмотрела на него, отмечая почти неуловимые изменения в ауре и во взгляде. Он прав - это действительно все. Передо мной стоял не мальчик, боявшийся чужой боли больше чем собственной, а тот самый павший, что когда-то играючи уничтожал миры. Нет, это еще не Безумный Кукловод, но первый шаг по этому пути уже сделан. Назад поворачивать поздно.

Малыш, что же ты наделал? Ты хоть представляешь во что, в конце концов, превратишься?

Очень сомневаюсь, иначе бы не смотрел на меня так спокойно. Я тяжело вздохнула, но не отошла от него. Отныне моя жизнь принадлежит ему. Пусть еще не отзвучали клятвы и первые приказы, но я уже чувствую необратимость этого. А я - никогда не ошибаюсь. Не могут ошибаться те, кому не ведомы чувства. Так было и так будет.


***


Извечная Тьма, ставшая мне верной союзницей еще в момент зарождения, радостно колыхнулась и разошлась, словно занавес в театре. Я… свободен? Меня отпускают? Даже если это всего лишь первый шаг к обретению былого могущества - пусть, главное - он сделан!

А, видит Провидение, я терпелив… потому что точно знаю, что рано или поздно я вырвусь из западни! И не только вырвусь, но и получу свой приз. В конце концов, не зря же я затеял ту глупую войну?…


Путь 2: тропы ошибок


" Только тот говорит, что не ошибается, кто не замечает собственных ошибок. Собственно, лишь такой человек сможет пройти путем ошибок, не сломавшись под их грузом".

Из заметок исы Милейн.


Шаг 1


Дни после дуэли Хэла потекли плавно и почти без происшествий. Пару раз меня к себе вызывал правитель, но я просто игнорировала его приглашения, полностью уйдя в работу. У меня абсолютно не было времени. Я по пятнадцать часов в сутки занималась с Нарином, почти не вспоминая о хозяине. Впрочем, Хэл и сам не горел желанием общаться с кем бы то ни было. Не знаю, что у него происходило на душе, но после дуэли он замкнулся в себе, полностью отгородившись от внешнего мира. Наверно, это должно было меня волновать, но мне было не до Хэла - все мои силы уходили на Нарина. Рыжий эльф уже умирал от избытка моего внимания - по крайней мере, мне он говорил именно так, но я-то видела, что его тело радо заняться делом. Просто Нар вбил себе в голову, что любая нагрузка должна сопровождаться усталостью и болью - вот и страдал. Ладно, рано или поздно, но он поймет, что способен на большее, а пока… Пусть мучается, раз ему это в радость! Мне его самочувствие безразлично.

И все-таки следует признать, что мальчик талантлив. Настолько, что я иногда начинаю жалеть, что взялась за его обучение. Высшая магия ему дается легко, как дыхание, правда с основами у него проблемы, но, собственно, для этого и существую я.

- Эми, - Нарин счастливо улыбнулся и замахал руками, привлекая мое внимание к своему творению.

Сфера Пустоты. Одно из мощнейших заклинаний из нашего арсенала, но мальчик его уже держит достаточно уверенно. Впрочем, может быть, это оттого, что он не знает, к чему приведет случайная активация этого милого серебристого шарика.

Я привычно втянула в себя Сферу, отмечая все неточности в плетении. Так… Центральный узел был смещен влево, что сделало заклинание несколько нестабильным, да и внешний был ослаблен - странно, что оно вообще не "вытекло". Хотя если быть откровенной, то это все мелочи и придирки - даже у меня с первого раза не все получилось так хорошо.

- Неплохо, но здесь и здесь ты сделал ошибки, - я уже привычно развернула перед ним трехмерную схему. А потом добавила еще пару измерений, чтобы объяснить, где именно он допустил недочеты. - Ты слишком стянул потоки слева, поэтому центр и сместился. А узел наверху распустился из-за неверного обрыва связи. Нельзя заклинание обрубать после создания, необходимо медленно отстранять его от себя, пока "пуповина" не порвется сама. Те лишние две секунды, что ты сэкономил, привели бы к уничтожению половины планеты в реальных условиях.

- Но время важно! За эти мгновения меня вполне могут убить.

- Могут, - согласилась я, - но именно поэтому я и учу тебя быть не только магом, но и воином. Пустота - это не те игрушки, к которым привыкли здешние маги. Она не терпит спешки! И принципы построения классической магии абсолютно не применимы к этим заклинаниям.

- Я все понял, Эми, - устало вздохнул Нарин, - но тогда зачем ты меня обучаешь и классической стороне силы? Магии Пустоты вполне хватило бы…

- Нет, ты меня не понимаешь. Пустота не является универсальным оружием. Бывают такие моменты, когда приходится прибегать к менее эффективным способам. Ты должен быть готов ко всему. И не смей путать принципы построения заклинаний разных школ! Скажи спасибо, что у меня появилось время. Иначе бы ты давно уже снес этот лес в бездну!

Нарин с каждым моим словом становился мрачнее. Я выбивала почву у него из-под ног. Ведь он-то считал свои результаты неплохими! Я, если честно, - тоже, но у меня не было необходимых на его обучение десяти лет, вот и приходилось повышать интенсивность подачи знаний. Думаю, он справится. Если захочет выжить, конечно.

Я уже собиралась дать своему ученику очередное задание, когда в зоне видимости появилась помеха. Хэл спокойно скользил над землей, не замечая, что уже давно оторвался от тверди и парит в полуметре над ней.

Кажется, пришла пора мне вмешаться. Иначе так я легко могу потерять своего хозяина, а тратить силы и время на создание нового совсем не хочется.

- Крылатый мой, может, вернешься с небес на землю? - ласково обратилась я к Хэлу, приблизившись почти вплотную.

Мой хозяин открыл глаза и, заметив, что поднялся в воздух, немного смущенно улыбнулся. Интересно, о чем можно задуматься, чтобы пропустить момент активации одного из сложнейших заклинаний школы воздуха? Я, конечно, слышала, что Безумный Кукловод был необычайно талантливым магом, но чтобы настолько…

Наверно, мне пора уже начинать боятся своего хозяина.

- Прости, Эми, я немного задумался, - улыбка Хэла стала еще более неуверенной, к смущению прибавились какие-то виноватые нотки. Обычно так смотрят ученики на преподавателя, сообщая, что домашнее задание сгрызла соседская собака.

- О чем? - спросила я, прежде, чем он снова скрылся в своей раковине. За последние пять минут он сказал больше, чем за весь прошедший месяц.

- Так, - он хотел отмахнуться от моего вопроса, но, поймав мой требовательный взгляд, нехотя продолжил, - о своих снах. В последнее время мне снится что-то странное.

Я сразу же насторожилась. Души павших очень чувствительны, и они всегда видят то, что сокрыто от посторонних глаз.

- Что именно?

- Врата.

Я вздохнула с тайным облегчением. Одним словом он ответил на все мои вопросы. На мгновение мне даже стало его жаль. Не должны павшие чувствовать зов прошлого, но мы оставили им тоску по небу в наказание… и, может быть, еще из зависти…

Нам никогда не удастся взлететь, мы созданы без крыльев и без чувств. Мы просто Судии, призванные решить исход давно отгремевшей войны, оружие, которому пришлось остаться в Пустоте, чтобы в любой момент прийти на помощь мирам. Ну и надзиратели, конечно, - должен же кто-то следить за душами павших.

- И ты, - после секундной паузы добавил Хэл, подозрительно странно посмотрев на меня.

- Кто?! - удивленно уточнила я, подозрительно глядя на своего хозяина. Я, конечно, многое могу понять, но есть вещи, которые в один ряд ставить нельзя. Я и Врата - одна из них. Мне не дано слышать их зов - а значит, я никогда не приду к ним…

Наверное, если бы я умела сожалеть, то сожалела, но сейчас мне это как-то безразлично. Ну не слышу я их - и ладно, не всем же это дано.

- Ты, - кивнул он и, сделав шаг ко мне, едва уловимо коснулся ладонью моего лица. Я продолжала непонимающе хлопать глазами, а его пальцы скользнули по моей щеке, по шее, замерли в паре миллиметров от белой косы, привычно лежащей на плече. И прежде, чем я поняла, что он собирается делать, мой хозяин просто сорвал ремешок…

Светлые пряди волос свободным потоком обрушиваются на спину…

…тонкие нити заклинания, утратившего основные узлы крепления, распадаются с тихим, едва уловимым, шелестом… сила рвет человеческое тело, неспособное сдержать всю магию Суда… меня затягивает в водоворот из мыслей и обрывков чужих эмоций…

Чувства… безжалостно сминают сознание ледяными пальцами. Боль… вспыхивает внутри и сжимает когтистой лапой душу… Тоска… серой тенью замирает у меня за спиной, чужими крыльями застывает позади… глаза горят от непролитых слез, но сил плакать уже не осталось, да и нельзя - ведь он не поймет…

А в следующее мгновение я резко схватила свои волосы и, стараясь не замечать чужих эмоций, закруживших в водовороте мой разум, быстро заплела косу, привычно связав заодно и свою сущность.

- Зачем? - непонимающе спросила я у своего хозяина. Сердце билось загнанным зверем. До сих пор я не могла отдышаться. Зачем было выпускать сущность Суда? Мы все ненавидим ту половину своей души, поэтому и отсекли ее от собственного я.

- Просто хотел убедиться, что в моем сне действительно была ты, - это прозвучало почти обвиняющее.

Так вот, что снится моему хозяину! Он вспомнил Суд. Тот, что приговорил его к вечному блужданию по кругу. И в тот раз приговор выносила я. Я помню это, но очень смутно. Когда в мир приходит вторая половина нашей сущности, мы теряемся в эмоциях и часто просто выпадаем из реальности.

Павших судила я. Больше просто было некому. Вернее никто кроме меня на это не решился. И это именно я предложила вырвать их души из Паутины и проклясть вечным служением, а инициатива, как известно, наказуема.

Собственно тогда я единственный раз подошла к Вратам, чтобы закрыть их для восьми душ. Зов остался, но павшие уже никогда не покинут эту Грань Вселенной. Странно, почему Хэл вспомнил именно это? Раньше никто из моих хозяев не приходил к этому сам - они обвиняли всех Судий, а Кукловод - только меня.

- Все верно, - спокойно призналась я.

Хэл чуть грустно улыбнулся и, заставив взглянуть ему в глаза, выдал:

- Я тебя прощаю. Но постарайся больше не подставлять меня так.

Этого я не ожидала. Не от Безумного Кукловода, которого боялись даже свои.

- Почему? - ничего более умного в голову не пришло, а этот вопрос так и вертелся на языке.

- Потому что я бы на твоем месте поступил жестче. Нам нет места в мирах Паутины - ни во Внутреннем Круге, ни во Внешнем. - И он пошел дальше, просто проигнорировав мой опешивший вид и тупое моргание.

Интересно, кто это только что сказал? Кукловод или мой воспитанник? И почему для меня это имеет такое значение?


***


Марид-о-эл волновался. Молодой Владыка слишком отдалился от мира, а "мерзость" стала распространять заразу. Она уже привлекла на свою сторону того, кого сам Лес считал своим лучшим творением. Многие годы он приглядывал за мальчишкой, не позволяя ничему постороннему коснуться бесцветного полотна его ауры, но все изменилось, когда появилось это! И Владыка совсем не против! Новый хозяин слишком многое позволял своей вещи, и это начинало беспокоить. Но разве может пойти Лес против своего Владыки? Вот и приходилось внимательнее присматривать за зараженными объектами и надеяться, что хозяин примет во внимание мнение своей земли.


Шаг 2


Не то чтобы я избегала Хэла, но не спешила с ним встречаться. Мне необходимо было подумать. И не столько о хозяине, сколько о себе. Что-то было не так. Во мне.

Я слишком быстро подчинила себе сущность Суда, слишком легко она смирилась с уходом. Все было не так. Обычно, чтобы укротить вторую половину души, нам приходилось прикладывать уйму усилий и то не факт, что она покорится - легче всего ее подчинить уже после исполнения приговора, собственно, только так мы и справлялись. Всегда. Но не в этот раз. Я даже не думала об использовании магии Суда, а она подчинилась. Как это возможно? И почему Хэл был уверен, что все именно так и будет? Ведь не мог же павший не понимать, что окажется первой жертвой пробудившейся от долгого сна сущности! Свет, как он мог знать о том, о чем сама я даже не подозревала?!

И почему?…

…тонкие нити заклинания, утратившего основные узлы крепления, распадаются с тихим, едва уловимым, шелестом… сила рвет человеческое тело, неспособное сдержать всю магию Суда… меня затягивает в водоворот из мыслей и обрывков чужих эмоций…

Чувства… безжалостно сминают сознание ледяными пальцами. Боль… вспыхивает внутри и сжимает когтистой лапой душу… Тоска… серой тенью замирает у меня за спиной, чужими крыльями застывает позади… глаза горят от непролитых слез, но сил плакать уже не осталось, да и нельзя - ведь он не поймет…

Я ведь чувствовала, что должна улыбаться - несмотря на боль, рвущую хрупкое человеческое тело. В тот момент я была уверена, что моих слез не поймут. Кто? Не знаю, но понимание этого въелось в душу так сильно, что я подсознательно следовала по этой тропке, боясь оступиться или упасть. Почему мне это было так важно? Какая разница плачет ли Судия, когда чувствует, как умирает мир под грузом собственных ошибок? Слишком много вопросов. Мы никогда не понимали свою вторую ипостась. Сущности Суда жили эмоциями, они воспринимали мир только в цвете чувств, но для нас это настолько дико, что даже не укладывается в голове. Нельзя подчинить то, что не понимаешь. Мне это почему-то удалось. Вернее мне позволили. Именно так, это сложно объяснить, сложно даже просто думать о себе как о двух личностях, но почему-то она мне позволила связать ее силу.

Все, можно считать, что я окончательно сошла с ума. Я уже даже в мыслях отделяю себя от сущности Суда. Это уже диагноз, но что поделать, если я не могу представить, о чем думает и что движет той, что видит мир в ярких мазках чувств. Да, разделение происходит прежде всего у нас в сознаниях, но слишком велика разница восприятий до и во время Суда. Сомневаюсь, что кто-либо из нас сумеет понять и принять свою вторую половину. Это слишком дико. Даже для меня. А это уже показатель.

Жаль, что я не могу бросить сейчас Хэла. Если бы у меня была возможность наведаться в наш архив, провести пару дней в запыленных залах библиотеки, листая старые отчеты, то наверно мне удалось бы смириться со всеми странностями. Но связь с хозяином уже сформировалась и ее мне не преодолеть. Он знает мое имя, и теперь я обязана ждать, когда он произнесет его и отдаст первый приказ.

Я поежилась от неприятного холодка, пробежавшего по позвоночнику. Хуже первого приказа нет ничего - он выполняется всегда и абсолютно дословно. И если после имени прозвучит ледяное "умри", мое сердце остановится прежде, чем я сумею это осознать.

Хорошо еще, что павшие об этом не знают, иначе наше служение начиналось бы очень… любопытно. Ведь даже самый невозможный приказ, прозвучи он первым, мы воплотим в жизнь. Пойдем против мира, против Вселенной, против самих себя - но исполним.

Это страшно. Но мы всего лишь рабы. Кого интересуют наши чувства? Тем более если все свято верят, что их и нет? Да, мы всего лишь рабы, находящиеся в услужении Судьбы и проклятых нами же существ…

Кстати о павших. Не мешало бы и мне вспомнить о своем хозяине. Надо как-то выстроить его жизнь, чтоб и миру не мешал и у меня под ногами не путался. Значит, опять придется влезать в его проблемы по самые уши. Не люблю я этого. Не благодарное это дело писать судьбу павшего на полотне мира. Обязательно потом все предъявляют претензии - вот здесь сделала не так, тут следовало поступить эдак.

Ладно, в общих чертах я уже все продумала, но есть несколько нюансов, требующих особого участия с моей стороны. Да и просчитать пару десятков вероятностей будущего не помешало бы, но некогда - придется рисковать. Надеюсь, Хэл не очень злопамятен…

Впрочем, какая разница как павший относится ко мне? Я ему не невеста и не жена, слава Проведению! Сейчас главное - уберечь мир от его разрушительного влияния. А это можно сделать только одним способом - сковав цепи связи между моим хозяином и планетой.

Вот и все. Мысли построены, как солдаты на плацу, и столь же послушны. Кажется, я созрела для разговора с Пресветлым Владыкой. И думаю, он примет мою точку зрения. Вот только как быстро он согласится? Вряд ли сразу. Все правители обычно ломаются, когда мы предлагаем вполне приемлемый выход, хотя сами часто думают о том же.

Но прежде всего мне надо встретиться с принцессой. И это откладывать дальше просто не имеет смысла, тем более после выходки Хэла сила Суда все еще бьется в крови, а значит, есть шанс сыграть с миром на равных. Интересно, получится ли?…


Принцессу я нашла на удивление быстро. Она сидела у небольшого фонтанчика в тени огромного дуба недалеко от отцовского дома. Синие глаза девочки были мечтательно устремлены куда-то вдаль, хотя смотрела она всего лишь на игру света в журчащих струях воды. Я проследила за ее взглядом и сама на мгновение выпала из реальности. Красиво. Это сложно объяснить, но, живя среди эльфов, даже мы становимся созерцателями. Невольно, но становимся.

- Danny, - женский эквивалент обращения незнакомо коснулся губ. Не люблю лезть в жизни женщин - их боль особенно сильно бьет по миру, но иногда это необходимо. Например, сейчас.

Надеюсь, что это так. Потому что есть вещи от которых не отмыться, сколько не старайся, а мне хватит уже грехов - и так до конца времен искупать все, что натворила по неопытности.

- О леди, извините, я вас не заметила, - девочка приветливо улыбнулась мне и на мгновение я сама показалась себе чудовищем. Играть так жизнью ребенка, по меньшей мере, подло! Но когда и где такое абстрактное понятие как подлость останавливало Судию?

- Ничего страшного. Я только подошла. И, danny, вы можете называть меня Эми.

- Хорошо, Эми. А меня все зовут Ласточкой, хотя на самом деле я Раниэль, но я привыкла к прозвищу. Да и не со зла они, - принцесса снова улыбнулась, и я поняла насколько ей не подходит эльфийское имя. Раниэль. Рани… Повелительница. Не для нее это. Она слишком светла для того, чтобы вынести бремя власти. Такие просто не смогут жить по закону меньшего зла. Прозвище ей подходит гораздо больше. Ласточка. Она действительно птичка, маленькая и хрупкая, и ей так легко навредить, так легко обрезать крылья и лишить неба…

- Сколько тебе лет? - невольно поинтересовалась я, когда молчание излишне затянулось. Ласточка уже давно смущенно отвела взгляд, не в силах долго выдерживать столь пристальное внимание к своей персоне.

- Уже двадцать. Можно сказать, я почти взрослая. - Улыбка Ласточки стала еще ярче. И как можно так сиять? Не представляю. Разве можно дарить свет и тепло всем, не делая различий?

- Действительно. Еще год-другой и ты сможешь сама писать свою судьбу, - я говорила совершенно серьезно, зная, что для эльфов значит первая веха в жизни. В двадцать один год они получают право голоса, право самим решать, что делать и какой путь избрать. Это еще не полная самостоятельность, конечно, но первый шаг к ней - определенно.

- Да, - Ласточка мечтательно улыбнулась, - и тогда я смогу Петь! Отец запрещает, говорит, что этот дар слишком опасен, что он сжигает души. Но я не смогу жить по-другому - музыка звучит во мне.

Я до боли закусила губу, пытаясь подавить в себе вспыхнувшую с новой силой сомнения. Так вот почему она так сияет! Первый Дом Искусства избрал себе новую жрицу. Сколько же лет прошло с тех пор, как я в последний раз видела носителя истинного таланта? Много, слишком много, мне даже стало казаться, что эта сила навеки покинула миры, разочаровавшись в своих неверных детях. И вот теперь, когда все Судии давно исключили из своих расчетов влияние Пяти Домов, они заявили о себе вновь, причем не где-то там, а во Внутренней Паутине.

Но меняет ли это знание что-либо? Определенно, нет, у меня нет времени и желания цацкаться с избранниками давно уснувших сил.

- Ласточка, - я едва уловимо коснулась ее плеча. Моя улыбка не сияла, от нее не веяло теплом, но я постаралась вложить в нее всю свою веру, - У тебя все получится.

- Спасибо, - девочка смущенно отвела взгляд. Она мне поверила, просто взяла и поверила, не требуя ни объяснений, ни доказательств.

Ребенок. Милый, нежный и очень ранимый. Но я никогда не меняю своих решений. К сожалению. А решение уже принято.

Я на прощание махнула рукой и пошла в сторону дома, мысленно перебирая в памяти этот разговор. А ведь принцесса еще не понимает, что ее жизнь отныне принадлежит мне - для Судии достаточно и одного прикосновения, чтобы подчинить себе смертного. Ладно, уж я-то сумею распорядиться этой ценностью во благо мира. Я не ошибаюсь. Мы никогда не ошибаемся.


***


Марид-о-эл бесновался. Это покусилось на святое! Какая-то пришлая мерзость посмела коснуться его любимого дитя! И если бы не странное шевеление на границе, он бы выкинул этот объект за пределы своих владений. Но энергии хватало только на поддержание защиты внешнего периметра, а рисковать вверенными ему жизнями и снимать охранный контур только ради выдворения какой-то вещи, было глупо. Тем более с людской территории ощутимо пахло магией. Надо получше присмотреться к этим забавным безволосым обезьянкам, возможно, раньше они и не представляли для него угрозы, но сейчас он слишком уязвим…

Уж лучше мерзость под боком, чем орды людей. Тем более это - проблема Владыки, и Лес искренне верил, что хозяин и сам избавиться от своей вещи, как только разберется со всем.


Шаг 3


Ничего не изменилось. Сколько прошло времени со смерти Элесана? Больше месяца точно, а Пресветлый Владыка по-прежнему спит на троне, словно так и надо, и только темные тени под глазами говорят о том, как нелегко ему сейчас. Да не просто быть правителем, когда вполне благополучная страна в одно мгновение превращается в ад. Брат был обвинен и осужден небесами (пусть и думает так дальше - чужие заблуждения меня не волнуют), палачом ему стал мальчик-полукровка со странным даром и еще более странным происхождением (ну кому-то оно может и не понятно, но точно не мне). А тут еще и кто-то из Старших заявил, что боги отвернулись от династии, и мягко намекнул, что пора упразднять монархию, как пережитки прошлого. Кстати, будь я на их месте, уже давно бы придушила Владыку - зачем он им только? Людей веселить, наверно.

Впрочем, сейчас меня меньше всего волнует, кто стоит у власти в Марид-о-эл. Неприятно, конечно, нарваться на революцию, но вряд ли кто-либо из остроухих решится на открытое выступление против своего правителя - не их уровень, вот жизнь усложнить они могут, но не больше.

- Eldan, - я мягко сообщила о своем появлении.

Пресветлый Владыка устало посмотрел на меня. В его взгляде больше не было ни страха, ни ненависти, только бесконечная серая мгла. Все верно. Иначе и быть не могло. Появление Судии всегда приводит к пробуждению Пустоты в душах, а этот эльф достаточно стар, чтобы принять ее последнюю ласку.

- Что тебя связывает с Хэлом? Вы любовники? - он в лоб задал вопрос, не дававший ему покоя. Неужели это имеет для него такое значение? Вероятно. Но надо же было придумать такой глупый вопрос! Разве мое отношение к мальчику хоть чем-то напомнило об интимности? Бред. Представить такое мог только эльф - ни у кого больше бы воображения не хватило б.

- Вы ошибаетесь, Eldan. В этом качестве меня мужчины не интересуют. Я же оружие. Как вы себе можете представить это, скажем, с мечом? - я улыбнулась насмешливо, с вызовом. Владыка недоверчиво нахмурился, но потом задумался над моими словами.

Я не врала, просто не все сказала. Для меня это действительно дико, но кто может сказать, на что пойдет Судия ради дела, а на что нет? Я бы не стала утверждать, что когда-нибудь не пересмотрю свои принципы. Но причина для этого должна быть достаточно веской. Приказ, например.

- Но тогда, что тебя связывает с Хэлом? Я же помню, как ты бросилась к нему, даже не заметив границ заклинания.

Как объяснить смертному, на что нас обрекли боги? Вряд ли он сможет понять, почему Судии всегда так опекают своих хозяев, ненавидя их в глубине души. Мы просто не можем иначе. Это почти зависимость - эмоциональная, физическая, духовная… Я уже не представляю своей жизни без Хэла, все мое существование сейчас подчинено одной цели - служить. Разве смогут люди понять, что это такое жить и ненавидеть то, чем живешь?

- Ничего - и одновременно все. Я же говорила, что являюсь оружием, а любому мечу нужен хозяин. Чем я хуже? - почти правда, но мои слова так же далеки от истины, как и ложь.

- Значит он?…

- Он - мой хозяин. И именно о нем я пришла поговорить, Eldan.

- Я внимательно слушаю, - взгляд эльфа сразу же стал тверже, из него исчезла усталость и леность. В одно мгновение Пресветлый Владыка из сонного голубя превратился в ястреба, узревшего добычу. Наверно, я все-таки зря считала его непригодным для власти. Он еще многих поставит на места. Да и мне поможет обезопасить мир от павшего, хотя бы на время.

- Хэл еще слишком молод, но он уже знает все грани могущества. И я опасаюсь, что мальчик просто не понимает, какая ответственность лежит на его плечах.

И вновь я не врала, я просто не говорила всего - как всегда. Я боялась не неопытности Хэла, а безумия павшего. И если с первым еще можно хоть как-то справится, то со вторым… Не знаю, существует ли во Вселенной сила способная удержать Кукловода, но у меня ее точно нет.

- Я вижу только один способ отвлечь его от экспериментов - его нужно чем-то занять, - я хитро посмотрела на эльфа. Интересно, он понимает, куда я клоню? Вряд ли. Люблю удивлять. - Я хочу, чтобы вы назвали его своим наследником, Eldan.

- Что?! - правитель едва не упал с трона. Он недоверчиво смотрел на меня. Явно ожидая, когда же я объявлю свои слова неудачной шуткой. Зря. Я так легко не отступаю. - Это не возможно, - уже спокойнее закончил он.

- Официально у вас нет сыновей, а Ласточка править не сможет. Она не создана для этого.

Умею же я наступать на больные мозоли. Вот и сейчас одно упоминание о сыне заставило его побледнеть. Мы оба уже поняли, что он сдастся, что побоится мне перечить, особенно, когда у меня на руках такие козыри, но почему бы не поиграть, если есть такая возможность.

- Я знаю, но Хэл…

- …маг-князь вашей крови. И так как в политике он не смыслит ничего, то на пару лет это его займет, - я строго дозировала информацию, не спеша посвящать его во все мои планы. Рано или поздно, но этот остроухий поймет насколько ему выгодно мое предложение. Впрочем, у всего и всегда есть свои отрицательные стороны, но не время сообщать о них Владыке, когда-нибудь он и сам их увидит. Но не сейчас. И это радует.

Мой собеседник тяжело вздохнул, но возражать не стал. Он не хуже меня понимал, что если немедленно не подготовить пути к отступлению, потом все продумать так же тщательно не получится.

- А, став вашим наследником, Хэл мгновенно станет и вашей защитой от нападок Старших - ведь с вами будет тот, чьими руками свершился суд небес, - я нанесла последний удар. Это был самый простой способ повернуть дуэль в свою пользу, и Пресветлый Владыка не мог не задумываться об этом.

- Ты говоришь убедительно, но у меня есть дети, и я не хочу обрекать их на жизнь подле чудовища.

- У вас только дочь, Eldan, - сухо напомнила я, - О своем ученике я буду думать сама. А Ласточка со временем может стать королевой. Она очень красива, да и Хэл не лишен привлекательности. Из них бы получилась гармоничная пара, - я не хотела говорить об этом раньше времени, но иначе этого старого эльфа не убедить. А спорить с ним целый день я не намерена.

- Но они родственники, - растеряно привел он единственный довод в свою пользу.

Неужели он думает, что я могу упустить эту мелочь из виду? И где только таких наивных правителей делают?

- Не очень близкие. А Хэл еще и сильный маг, что снижает вероятность генетических отклонений в последующих поколениях.

Надеюсь, он не заставит меня объяснять, как связаны магия и генетика, иначе я его точно удавлю. Связаны. В некоторых древних людских родах, хранящих в своей крови крупицы силы, часто практикуют близкородственные браки. И чем старше династия, тем это вероятнее. Жаль только, что иногда они забывают, что это правило распространяется только на магов. Но это уже их личные проблемы.

- Думаете, это вероятно? - он заинтересовался. Может быть, он еще сам не отдавал себе в этом отчета, но решение уже было принято - я видела это по его глазам.

- Более чем, - подтвердила я, - Нам просто нужно сблизить их, подружить - все остальное сделают молодость и одиночество.

- Ты уверена?

- Абсолютно, - еще одна ложь. Ни в чем я не уверена, просто не вижу иного выхода. Но на то я и Судия, чтобы все решать самостоятельно.

- Что тебе нужно для того, чтобы все получилось? - а остроухий-то вцепился в эту идею. Неплохо. Теперь главное, чтобы он не изменил своего решения.

- Ничего. Я уже самоустранилась из жизни Хэла, а близко он здесь ни с кем не сошелся, так что, думаю, он легко подружится с Ласточкой - более светлой и чистой девочки я еще не встречала.

- Я так и не понял, зачем это нужно тебе?

Интересный вопрос. В последнее время я все чаще задаю его себе, но Владыка не примет это за объяснение. Я бесконечно устало посмотрела в синие эльфийские глаза, позволив на мгновение в них отразиться Пустоте. Или поймет или нет, но вопросов больше задавать не будет. Он понял и как-то смущенно отвел глаза. Меня нельзя судить по человеческим меркам, ибо человеком я являюсь в наименьшей степени. Смешное оправдание, привычное. Но как еще можно объяснить все сразу?

- Мне необходимо отвлечь Хэла, а лучше женщины и власти это не сумеет сделать никто.

Я все-таки решила ответить. И эльфу явно не понравилась моя откровенность. Жестоко? Расчетливо? Гадко? Может быть, Eldan, но Безумного Кукловода иначе не удержать. Ради этого я пойду на все. И мне абсолютно безразлично будет ли любовь Хэла к девчонке настоящей или вызванной по моему желанию. Главное, что на годы мой хозяин выйдет из игры, а я…

Мне нужно время на обучение Нарина. И тогда - может быть - этот мир не станет очередной жертвой Кукловода.


***


Марид-о-эл был в замешательстве. Странно. Мерзость подтолкнула старого Владыку к верному решению! Но благодарить какую-то вещь?! Нет, Лес не станет поступать так опрометчиво. Он просто даст ей шанс остаться здесь, а если она им не воспользуется, вынудит покинуть его территорию.

Впрочем, возможно он слишком спешит в суждениях. Ведь при желании и некотором умении можно вынудить ее поработать на всеобщее благо. Вот только как одновременно и удалить ее из Леса и оставить связанной с подчиненными ему землями? Можно ли вынудить ее уйти, но сохранить верность?

Решение пришло сразу. Не одно столетие Лес изменял своих создателей, подстраивал их под себя - да, кое-что оказалось утраченным, особенно во время его первых попыток, но теперь-то он научился. Интересно, получится ли изменить мировоззрение вещи? Новая задача понравилась Лесу, захватила его своей неповторимостью.

А люди?… Ну что случится, если он ненадолго снимет наблюдение?…


Шаг 4


Это оказалось так легко, что мне стало почти обидно. За себя. Мир словно с самого начала приговорил их друг к другу. Я тайком наблюдала за ними и все больше убеждалась в этом. Такой нежной заботы я не видела уже давно. Хэл относился к Ласточке как к сокровищу, к хрупкому произведению искусства.

Они часто бродили по лесу, делясь друг с другом своими надеждами и мечтаниями. Они могли часами говорить ни о чем или просто молчать, тихо любуясь окружающим пейзажем. Хэл даже уговорил своего рейпта прокатить принцессу, хотя обычно эти существа бросаются на всех людей, кроме хозяина.

И все-таки, не смотря на всю свою близость, любовниками они не были. Впрочем, это дело времени - как их, так и моего. Если будет у меня лишний день, то обязательно его потрачу в этом направлении, но пока Нарин занимал каждую минуту моей жизни. Да и не хотелось мне вмешиваться - мир сам знает, когда лучше заняться этой парой всерьез.

А у меня сейчас есть куда более важные дела. Например, Нарин абсолютно не восприимчив к воздуху. Не видит, не чувствует, не управляет - для него словно и не существует этой стихии.

Да и люди как-то подозрительно оживились у границы. Не забыть бы слетать и на месте во всем разобраться, но на это опять же требуется время, которого у меня и так явно недостаточно.

И почему Судий никогда не посылают в спокойные миры? От чего проблемы начинают сыпаться на наши головы, стоит только родиться? Не любят нас миры. Мы их пугаем. И нам всячески об этом напоминают.

Я на секунду прикрыла глаза, пытаясь определить, чем занимается в данный момент мой хозяин. Как всегда в обществе Ласточки бродит по окрестностям. Ну, Хэлу-то я определенно больше не нужна и приглядываю я за ним скорее по привычке и из любопытства, а не по необходимости. Так, а Нарина пока занимает парочка воинов. Неплохо он держится. Не могу сказать, что он выигрывает, но продержаться еще минут сорок в том же темпе сможет. Значит, у меня есть где-то полчаса свободного времени.

Раз Хэл, по моим ощущениям, снова гуляет с принцессой, правитель в очередной раз соревнуется в красноречии с толпой спятивших магов, а Нар временно отвлечен тренировкой, то я вполне могу прокатиться на Солнечном до ближайшей деревни. Заодно и слухи последние соберу.

Рейпт появился рядом в то самое мгновение, когда его имя скользнуло в моих мыслях. Я приветливо улыбнулась ему и погладила янтарную чешую на морде. Солнечный блаженно зажмурил глаза и подставил под мою руку горло. Почти как кот! Только не мурлычет. Он всегда любил, когда я так делала.

Милый мой, дорогой, совсем я о тебе забыла. Хорошо, что ты у меня такой понимающий, другой бы давно уже обиделся, - направленным импульсом я коснулась сознания зверя.

Рейпт согласно дернул головой, укоризненно скосив на меня глаз. За что люблю этих существ так это за постоянную мысленную связь с хозяином. С другой стороны именно это и влияет на их поведение после смерти напарника. А кому может понравиться один раз уже умереть? Многие из них даже не признают вернувшихся из-за Грани хозяев - Солнечный в этом плане вернее большинства. Иногда мне даже кажется, что он считает себя моим защитником или опекуном. К своему рейпту я даже чувствовала что-то отдаленно напоминающее нежность - что для Судий равноценно пылкой любви.

Солнечный действительно был моим другом и напарником, на которого можно положиться в любой ситуации. Я помню его еще бескрылым ящером, только что покинувшим материнские пещеры. Никогда не забуду, как это золотистое чудо ткнулось носом мне в колено, чтобы я его заметила и приласкала. Наверно, в тот момент, едва взглянув в его глаза, я и поняла, что никакой другой рейпт мне больше не нужен - ни сейчас, ни в будущем.

И все же кто кого выбрал?…

Солнечный насмешливо фыркнул, поймав последнюю мысль, и посмотрел на меня одним глазом: "А ты как думаешь?" и, не дожидаясь ответа, повернулся ко мне боком, всем своим видом показывая, что задерживаю нас именно я, а он уже давно готов к небольшой прогулке. Да, тянуть дальше не имеет смысла. Я устроилась на широкой спине рейпта и, убедившись, что штаны не сильно скользят по чешуе, разрешила взлет. Солнечный развернул рыже-золотые кожистые крылья, несколько раз рассек ими воздух, демонстрируя мне, как играет его чешуя в лучах света, и только после этого поднялся в небо. Любит же покрасоваться, паршивец!


Когда на горизонте показалось человеческое поселение, я мысленно приказала рейпту снижаться. Оказавшись на земле, я первым делом сменила внешность на нечто более соответствующее людским меркам. Так, вот теперь можно и в город наведаться. Я мысленно дернула Паутину Вселенной, перемещаясь по тонкой серебряной ниточке прямо в городок. И почти сразу же пожалела об этом. Все гудело, дрожало от едва сдерживаемых эмоций. Ярость. Злость. Ненависть. Совсем как в разворошенном муравейнике. Люди сновали туда-сюда, не видя ничего, кроме собственной цели, претворяясь, что в мире совсем ничего не происходит.

Но это было не так. Солдат пока не видно, но магов я заметила. Пара замкнутых мужчин с пронзительными глазами свысока наблюдали за происходящим. Они-то явно знали, что происходит, и их пока все устраивало. Ну что на этот раз учудили в людской Ложе Магистров?! Нельзя было подождать несколько лет, что ли?! Вечно у них все наперекор всем!

Война неизбежна. Но это я понимала и раньше, но я не думала, что она начнется так скоро. Я внимательнее присмотрелась к магам. Явно боевой специализации с разведуклоном. Должно быть переведены сюда, чтобы прощупать защиту границ эльфийских владений. Интересно, как скоро они смогут подобрать ключи к этим дверям? Ну, несколько месяцев у меня есть точно, может быть год, в лучшем случае - два. Плохо. Людям этого времени как раз хватит, чтобы подготовить армию к будущему выступлению, а по другую сторону границы все благополучно передерутся…

Не будь это все так ужасно и не грози Судом, я бы давно послала всех не в меру прытких и глупых смертных в Бездну, но выбора нам не дают. К сожалению. С другой стороны, нечего нам по мирам без дела шляться - кто знает, к чему подобное может привести.

Интересно, а что будет, если я сейчас просто уберу магов? Ничего хорошего - точно. Только людей разозлю и спровоцирую их на открытое выступление. Нет, здесь нужно действовать незаметно. Ладно, пусть живут.

Я бросила последний взгляд на две фигуры в серых балахонах и, отвернувшись, прогулочным шагом направилась вниз по улице, к высокому деревянному забору, который здесь почему-то гордо именовали "городской стеной".

- Девонька, давай погадаю? - она выскочила из-за угла, ослепив меня многоцветьем платья и блеском массивных дешевых украшений.

Я не успела возразить, как эта женщина схватила мою руку и стала пристально вглядываться в белесые линии рисунка. Ей понадобилась ровно секунда, чтобы понять с кем ее столкнула Судьба. Она мертвенно побледнела, испуганно вытаращила на меня большие карие глаза. Готова поклясться, что в этот момент у нее прибавилось седых волос, но я этого, к сожалению, не увидела, потому что у нее на голове был повязан яркий цветастый платок, совершенно не подходящий к платью.

Колоритная особа. Наверняка известна в определенных кругах.

- Ровного тебе пути, странница, - мои губы против воли сложились в нехорошую усмешку. Надо же даже сюда проползли. А я, наивная, считала их бедствием только Внешней Паутины миров. Видать один из кланов попался кому-то из нас под горячую руку - вот и сослали сюда, а плодятся они…

- И вам того же, - с трудом выдавила из себя несколько слов женщина, продолжая испуганно смотреть на меня. Она явно уже забыла, зачем вообще бросилась ко мне, но я-то еще помнила об ее опрометчивом предложении, а от такого не отказываются.

- Так что же ты увидела, странница?

- Я… - она замялась, не зная как ответить на мой вопрос и не пострадать при этом.

- Говори! - мои глаза на мгновение затопило серебро Пустоты. Не люблю, когда со мной играют.

- Одиночество и боль, - поспешно ответила женщина, опасливо косясь на меня. Она нервно вытирала вспотевшие ладони об цветастую юбку, но не убегала - знала, что если уж предложила, то теперь должна рассказать все, что увидела. - Они ваши вечные спутники. От начала времен и до самой смерти. Но вы упрямо пытаетесь создать себе иной путь. У вас ничего не выйдет. Вы погибнете, доверившись тому, кто этого не достоин.

- Когда? - я устало прикрыла глаза, стараясь впитать не только слова провидицы, но и ее эмоции - не редко это оказывается важнее самого предсказания.

- Я плохо вижу. Вас окружает чужое сияние и… любовь? Не понимаю. Впрочем, внутри этого кокона все равно живет одиночество. Тоска будет грызть вашу душу, и вы сдадитесь ей тогда, когда надо будет бороться, - Гадалка подняла на меня глаза, на мгновение из ее взгляда исчезло все, кроме сияющего в их глубине знания, - Не идите на поводу чужих чувств, если не можете их разделить. И будьте осторожны с тем, кто ведет вас в этой жизни. Он уверенно идет к своей цели и уже ни перед чем не остановится. А вы стоите на его пути…

Я взяла холодную ладонь провидицы и вложила в нее золотую монету. Знаю, что это большие деньги, но за некоторые вещи мы благодарим не глядя. Странники редко ошибаются настолько, что предлагают нам свои услуги.

Гадалка бросила на меня еще один, последний, испуганный, взгляд, сжала в кулаке монету и скрылась где-то во дворах, явно жалея, что вообще сегодня вышла на улицу. Я молча смотрела ей вслед. Что ж, хоть какая-то польза от поездки в город. Я невольно провела пальцем по ломаным линиям на своей ладони.

Одиночество. Тоска. Смерть.

Этот круг мне знаком давно. Да и не это меня заинтересовало в словах странницы.

… он уверенно идет к своей цели и уже ни перед чем не остановится. А вы стоите на его пути…

К чему же ты рвешься, Хэл, чего ждешь от мира? И что же я упустила из виду?…


***


Старая цыганка бросилась прочь. Она старалась как можно дальше убраться с улицы, где столкнулась с Судией. А еще лучше и из города. Хорошая идея - верная, если в мире появляются посланники Пустоты, то лучше держаться подальше от этого мира.

Но прежде надо кое-кого предупредить. Уж Плетущие ее хорошо отблагодарят за эту информацию, а их благодарность во все времена стоила много.


Шаг 5


Время шло. Неумолимо приближался тот миг, когда я больше не смогу сдерживать цепь событий и тщательно выстроенный план превратится в пылающие руины.

На первый взгляд все идет как надо, но в мелочах жизнь расходится с моими предположениями и расчетами. Хэл по-прежнему встречается с Ласточкой, но что-то у них не клеится. Они стали хорошими друзьями с намеком на романтические чувства, но сами они осознают это не раньше чем через несколько лет. А меня это, мягко говоря, не устраивает. Но как можно заставить павшего жениться на принцессе? Только обманом, но для этого нужно иметь время и пространство для необходимых маневров. Ни того, ни другого у меня сейчас нет и в ближайшее время явно не предвидится.

Эльфы совсем из-под контроля вышли. У них на носу война, а они все никак поделить посох Пресветлого Владыки не могут! Знают же, что я не позволю им поменять династию, но все равно косятся на меня и ждут, когда же я умру от их проклятий. Глупо. С их опытом и знаниями так разменивать себя по мелочам - преступление. О чем я сразу и сообщила Старшим при первой же встрече. Конечно, лучше после этого ко мне относиться не стали. Видит Свет, надо было отправить их в Бездну! Но я вовремя вспомнила о скорой войне и вполне разумно решила сберечь их. До более подходящего случая.

Отдельно в моем списке проблем стоит маг Пустоты. Нарин…

Я посмотрела на своего ученика. Теперь он без труда справляется с тремя эльфийскими воинами класса "экстра". И смотрится это соответствующе. Размытые тени носятся по полю, время от времени сталкиваясь, раздается звон металла и снова тишина до следующего удара. Завораживает. И Нарин совсем неплохо держится, особенно если учесть его физическую форму до начала обучения. Хорошие все-таки есть среди остроухих наставники, жаль только, что растрачивают они свои таланты по пустякам.

- Любуешься? - ехидно поинтересовался Хэл, падая на траву рядом со мной.

- Думаю, - прохладно поправила я своего хозяина, вспомнив, отчего собственно занесла рыжего эльфенка в список своих проблем. Пару дней назад Нарин признался, что я дорога ему, при этом он сказал это таким тоном, что я сразу поняла - мой ученик влюбился. В меня. Смешно? Мне как-то не очень. Но это полбеды - вот, когда об этом узнал Хэл, моя жизнь стала совсем… интересной.

- Да, здесь есть о чем подумать, - усмехнулся мой хозяин, не сводя взгляда с Нарина.

- Хэл, может, хватит? - не слишком надеясь на положительный ответ, попросила я.

- Что? - павший мило улыбнулся мне, сделав вид, что абсолютно не понимает, о чем я говорю.

- Не дразни мальчика. Он еще плохо понимает, в кого влюбился.

Мне уже надоели его вечные придирки к Нарину. Как можно так унижать того, кто не в силах ответить? А Хэл, как только узнал о признании рыжего эльфа, сразу же стал насмехаться. И это он раньше боялся чужой боли сильнее собственной?! Неужели смерть Элесана так сильно изменила его? Все может быть, особенно когда дело касается павших.

Нарин, конечно же, старается не обращать внимания на насмешки, но даже я вижу, как тяжело ему приходится. Может, сейчас он и кажется сильнее, увереннее в себе, но в нем еще очень много осталось от смотрителя пастбищ, перед которым закрылись все двери.

- Думаешь? Он-то как раз понимает - этого не понимаешь ты. Он влюбился в мою вещь, - в голосе Хэла прорезались собственнические нотки, а со дна синих глаз на меня привычно глянула Тьма.

Вот и все объяснение. Он никогда не позволит кому-либо приблизиться ко мне, потому что сейчас я принадлежу ему. Всего лишь меч… Даже меньше чем раб.

- Я не хочу быть вещью, - я не возражала, не повышала голоса, хотя очень хотелось послать всех в Бездну - но вместо этого я тихо озвучила свои мысли.

- Эми, для меня ты не вещь, - Хэл лег на спину и, положив руки под голову, посмотрел в небо, - Но тебя я не отпущу. Ни к этому рыжему недомерку, ни к кому другому.

Я невольно улыбнулась. Почему-то хозяева всегда привязываются к нам сильнее, чем мы - к ним. Так было всегда, сколько я себя помню.

- А я и не собираюсь уходить. Что мне может дать этот мальчик? Ровным счетом ничего. Он мне интересен, как бывает интересна ученому забавная зверушка, но любовь?… Нет, это не для меня.

Я не хотела этого говорить, но он достоин услышать ответ. Впрочем, Хэлу это и так известно. В отличие от Нарина, мой хозяин точно знал, что вызвать во мне какой-либо эмоциональный отклик не возможно.

- А к чему ты стремишься, Эми? Для себя лично, а не для мира?

Я удивленно посмотрела на безмятежно-спокойное лицо хозяина. Чего я хочу? Меня никто никогда об этом не спрашивал, но я отвечу.

- Покоя. Я устала от вечного круга жизни.

- Эми?… - Хэл приподнялся на локте и посмотрел на меня, еще сомневаясь, стоит ли верить оружию, - Ты действительно желаешь умереть?

- Не умереть - забыть, - жестко поправила я, пока этот мальчик не зашел слишком далеко в своих предположениях, - Я устала помнить все и всегда, устала служить миру, не чувствуя его благодарности. И я искренне завидую вам - хоть несколько лет, но вы живете как все, не опасаясь навредить одним своим существованием.

Хэл ничего не ответил. Да и что может сказать павший? Ничего. Я обречена вечно служить тому, во что уже давно устала верить. Я даже начинаю сомневаться в верности Суда! И чем больше общаюсь со своим хозяином, тем быстрее крепнет чувство ошибочности прежних приговоров.

- Эми, я ничего не могу обещать, но я постараюсь это сделать. Для тебя.

Вот это меня действительно удивило. И спокойствие хозяина не введет меня в заблуждение - Хэл что-то задумал. И я каким-то образом оказалась вовлечена в его план.

Но с другой стороны говорил он искренне - и если найдет способ, то поможет. Наверное. Если это не будет идти вразрез с его планами.

Мой взгляд скользнул по расслабленному лицу хозяина, по светлым прядям волос, рассыпавшимся по траве, по легким совершенным чертам и аристократично изломанным линиям. Красиво. Жаль, что я так и не научилась чувствовать это всем телом. Он восхищает, но… картины в галереях восхищают точно так же. На него приятно смотреть - и все. Никаких чувств он у меня не вызывает, точно так же как и Нарин.

И от этого почти больно… как бы хотелось хоть на миг забыть и забыться…

Нет, мне определенно необходимо пройти перековку - не должны такие мысли бродить в голове Судии.


***


Она менялась! Марид-о-эл был в восторге. Медленно, бесконечно-медленно, но ему удалось немного подправить восприятие мира у "вещи". Более того он случайно наткнулся в ее сознании на то, что было спрятано даже от нее самой. И это внушало надежду. Если до этого Лес допускал возможность, что не успеет изменить оружие, то теперь точно знал, что сумеет! Впрочем, в этом не было его заслуги - просто кто-то когда-то уже качественно поработал с ее разумом. И теперь осталось только снять прежние блоки…

Странное оружие ему досталось, необычное. Но тем лучше. Все-таки не зря он принял нового Владыку - он оказался именно тем, что Лесу необходимо. И его вещь тоже послужит.

Наверное, если бы мог, Марид-о-эл довольно улыбнулся бы.


Шаг 6


Полгода среди эльфов - и ничего не сделано. Не очень приятная мысль, но и она необходима, если конечно не хочешь однажды утром проснуться с перерезанным горлом.

Все валится из рук. У меня абсолютно ничего не выходит, словно всё против меня.

Вначале Нарин, а теперь еще и Хэл. Нет, павший не признавался мне в любви, не дарил цветов, не пел серенады под окном, но этого и не надо - достаточно было только взглянуть на него. Свет! Я, конечно, знала, что ученики часто влюбляются в наставников, но чтобы так глупо…

У Нарина хоть оправдание есть - он не знает, что я за существо, но Хэл-то уже давно убедился, что я - Судия. И не имеет значения, сколько в нем сейчас от Безумного Кукловода.

Самое забавное, что и о Ласточке он не забывал, просто стал относиться к ней с еще большой нежностью, как к младшей сестре, нуждающейся в опеке и защите. Видимо, мне все-таки придется вмешаться, иначе через пару недель все мои усилия сойдут на нет - в принцессе он будет видеть только ребенка. Милого, доброго, чистого, но ребенка, а это сразу перечеркнет все мои планы.

О Нарине я старалась не думать. Что делать с рыжим эльфом - я не представляла даже примерно, а значит нужно полностью сконцентрировать внимание на понятном и необходимом - на Ласточке.

Принцессу я нашла в ее комнате. Девочка прятала заплаканное лицо в ворохе цветных подушек, ее тело сотрясали рыдания - ей было так плохо, что она не сразу заметила мое появление. Но стоило мне коснуться ее плеча, как Ласточка сразу же подняла покрасневшие глаза и обвинительно бросила:

- Он любит тебя. Тебя, а не… - она снова зарыдала, но теперь уже уткнувшись носом в мое плечо.

- С чего ты решила? - спросила я, ласково гладя ее по волосам.

- Он сам мне сказал! Я для него всего лишь милый ребенок!

Моя рука на мгновение замерла и я, чуть отстранившись, посмотрела на принцессу. Мог ли Хэл сказать такую глупость? Вполне, это в его духе.

Я тяжело вздохнула и ободряюще улыбнулась.

- Точно так же, как для меня ребенок - он сам.

- Правда? Он тебя не интересует? - слезы мгновенно высохли, и Ласточка заинтересованно подалась вперед.

- Абсолютно, - заверила я ее, - Более того я хочу помочь тебе.

- Правда? - она преданно посмотрела на меня. Разве можно обмануть такое доверие? Если придется, то - да.

Эх, Ласточка, Ласточка, знала бы ты, о чем просишь…

- Да. Лучше тебя жены Хэлу не найти. И я, и твой отец уже давно так решили.

- Но он любит тебя, - напомнила девочка. Как будто об этом можно забыть!

Я, грустно улыбнувшись, отрицательно качнула головой - не любит. Просто, как и все павшие, Хэл вцепился в меня, потому что кроме меня его ничто не связывает с прошлым. Они страдают, мучаются, ненавидят нас больше всего на свете, но не отпускают. Ведь только рядом с нами они помнят.

Да и в способности любить именно этого конкретного павшего я сильно сомневаюсь, хотя бы потому что те, кто живут чужими чувствами, редко видят собственные. И это меня успокаивает. Любовь Нарина я еще могу пережить, но Хэлос… Лучше сразу его вручить Ласточке, пока он не перешел рамки дозволенного.

Так, надо ее успокоить, пока она не придумала новых препятствий на пути к своему счастью.

- Это не любовь, а упрямство. Он ревнует свое имущество к Нарину, вот и придумал эту отговорку.

- Ты не имущество! - с пылом возразила Ласточка. Если бы еще и Хэл так считал, то жизнь бы у меня вообще была бы замечательной. Может быть, ей удастся изменить моего хозяина, я мало в это верю, но… хотя бы на время.

Неловко улыбнувшись, я отвела взгляд.

- Ты еще много не знаешь, Ласточка. Я просто вещь, рабыня, принадлежащая своему хозяину всей душой. Я просто физически не смогу ослушаться его приказа.

- Хэл не такой. Он никогда не прикажет!

Мне бы твою уверенность, девочка. С каждым днем он все больше похож на Кукловода, и я все чаще ловлю себя на мысли, что одно его присутствие вселяет страх в каждую клеточку моего тела.

Но это мой Хэл, а не ее. Ласточка никогда не увидит в нем того, что вижу я. Так же как и я никогда не смогу понять, за что она его полюбила. Мы просто смотрим на него с разных позиций. И я уже не знаю, кто из нас ошибается больше.

- Забудь, - успокаивающе улыбнулась я, - мы же собрались не обсуждать мои проблемы, а решать твои.

- Я не думаю, что это возможно, - синие глаза как-то сразу потухли. Безнадежность убивает эльфов быстрее и чаще, чем вражеский меч. Неужели девочка не знает об этом? Интересно, что же и в каких выражениях ей сказал Хэл? Не важно, главное результат передо мною.

- Глупости! Еще не родился тот мужчина, что сможет устоять перед красивой женщиной. А ты, дорогая моя, очень красива, - убежденно сказала я, умолчав о небольшом заклинании, вплетенном мною в сияние ее ауры.

Вот и все. Теперь даже мой хозяин не устоит. Давно надо было вправить ему мозги, а то нашел, кем увлечься - оружием! Хорошо еще, что мне раньше только женщины-павшие попадались, не представляю, как бы я выкручивалась - прямой-то приказ не проигнорируешь. Впрочем, если достаточно быстро пристроить хозяина, то можно еще и выгоду из этого извлечь. Примерно, как я сейчас.

Внушив Ласточке все необходимое и даже чуть сверх нормы, я с чувством выполненного долга ее покинула - пусть переварит информацию в одиночестве. Не сегодня-завтра она решится кое-что опробовать и тогда…

Приворотная магия не самая любимая мною, но без нее ни у одного Судии не было бы хозяина. А я в этом вопросе одна из самых опытных и сильных ведьм, так что сомневаться в результате не приходится.

Конечно, когда-нибудь Хэл сумеет перебороть наведенную страсть и разберется, чьих рук дело, но будет уже поздно - я достаточно хорошо изучила хозяина, чтобы понять, - Ласточку он не бросит.

Легкое сожаление кольнуло сердце. С чего бы это? Мне же не ведома зависть. Но отчего-то вспомнились слова гадалки из народа странников. Одиночество. Меня ничего не ждет, кроме одиночества и смерти.

Свет, неужели я умею завидовать?! Кажется, умею. А как еще объяснить это легкое сожаление…


***


Лес наблюдал. Зря он недооценил роль оружия. Оказывается при должном умении все можно провернуть куда быстрее и бескровнее.

А главное у "вещи" обнаружились чувства! Тем лучше. Конечно, это вносит фактор неопределенности в развитие ситуации, но ведь так гораздо интереснее!

И с чего это прежние Владыки запретили Лесу впускать Судий? Глупо с их стороны было терять такую возможность.


Шаг 7


Я была невольным свидетелем их счастья. Вернее сначала я почувствовала, как сработало заклинание, а потом уже все остальное подсказала природная связь с хозяином.

И мне отнюдь не было хорошо от осознания успеха, напротив что-то давило на грудь все увереннее и властнее. Я уже привыкла фальшиво улыбаться при встрече с счастливыми, довольными жизнью влюбленными. Хэл, кажется, даже забыл о моем существовании. Он ни на мгновение не отходил от Ласточки, проводя с нею не только дни, но и ночи. Все, чего я желала, исполнилось, но мне это не принесло удовлетворения, скорее, напротив, вызывало жгучую неприязнь.

А потом…

Это произошло сразу после праздника Середины Зимы. Деревья в лесу покрылись алмазной коркой инея, поляны занесло снегом, и эльфы по традиции собрались под сенью Первого Древа. Песни и пляски сменялись веселым гомоном и пьяными речами глав Домов. Предчувствуя неизбежность войны, перворожденные вцепились в этот праздник, как утопающий в соломинку. Они не хуже меня чувствовали изменения, происходящие в мире, но пока еще не понимали, когда все определится до конца. Я не вмешивалась, просто наблюдая. Давно мне не было так спокойно. Чистые голоса эльфов, сплетаясь с музыкой в единый узор, омывали душу, стирали с нее печаль и боль.

А потом на небольшом возвышении, служившем сценой, появилась Ласточка. В ослепительно-белом платье, сияющем льдисто-голубыми стразами, она казалась духом зимы, принесенным на поляну северным ветром. А когда она запела…

Я невольно замерла, чувствуя, как песня просачивается в душу потоком света. Я, едва не плача от отчаяния, закусила губу. Бездна, что же я наделала?! На что я обрекла ее? Я же убиваю не просто талант в девочке, я убиваю Певицу Дома! Ту, что в будущем могла бы стать хранителем не только этого леса, но и всей планеты! Мир не простит мне этого. Ее же ждала совсем иная судьба. Она бы могла остановить эту глупую войну между людьми и перворожденными! Но я использовала алмаз для того, чтобы заткнуть дырку в старой бочке. И самое ужасное - уже ничего не исправить. Она принадлежит Хэлу и душой и телом, без него Ласточка уже не сможет петь, а с ним… Кукловод потушит в ее душе этот огонь, как только переборет мое заклинание. Невольно, но потушит. Но не он будет виноват в этом, а я, потому что вместо того, чтобы проверить девчонку и ее путь, я влезла в него.

Наконец, песня смолкла, и Ласточка, смущенно улыбнувшись зрителям, вытащила на сцену Хэла.

- Я хочу поделиться с вами своим счастьем. Мы решили пожениться.

Со всех сторон посыпались пожелания счастья и удачи. Пресветлый Владыка украдкой благодарно сжал мою руку, но мне было не до веселья. Я внезапно осознала, что именно совершила.

История, старательно вшитая миром в полотно Времени, изменилась. Лопнули нити не оправдавшихся надежд, но перед этим меня укоризненно ткнули носом в собственную ошибку.

Я увидела все со стороны и едва не расплакалась от бессильной злости. Не вмешайся я, Ласточка бы уже следующим летом вышла замуж за правителя Нижней Империи и стала бы залогом мира еще на долгие годы. И ее волшебный голос бы звал смертных к небу, заставлял бы их смотреть на все иначе, учил бы их жить в мире с другими расами…

И когда-нибудь принцесса стала бы хранителем этого мира, его Стражем. Возможно, ей даже удалось бы вывести эту планету из Внутренней Паутины во Внешнюю.

Я убила шанс этого мира на прощение. Пусть невольно, но я стала причиной, подтолкнувший события к развязке.

А Ласточка все продолжала счастливо щебетать:

- Мы решили пожениться в следующем месяце, как только луна из снежно-голубой станет жемчужной.

Как и часы, эльфы воспринимали смену месяцев по цветам. В доме Пресветлого Владыки есть небольшая обсерватория с расположенными по кругу окнами из стекла различных оттенков. И месяцем перворожденные называют период времени, когда луна находится в одном определенном проеме. Собственно, цвет окна и влиял на название.

День, избранный Ласточкой и Хэлом, должен наступить всего через три недели - слишком поспешно по меркам старшего поколения, но не среди молодежи - те вечно куда-то бегут.

- Эми, что с тобой? - Нарин незамеченным подкрался ко мне со спины. И когда только успел?!

- Ничего, - я уже привыкла врать, поэтому еще одна ложь слетела с губ привычно и без сожалений. Но Нарин не был бы магом Пустоты, если бы не умел отделять истинное от напускного. Впрочем, и я не так проста, как кажусь.

- Не ври мне. Я же вижу, что ты сама не своя. Даже Хэл на мгновение посмотрел сюда, а это значит, твои эмоции перекрыли все остальные.

И когда он стал настолько догадливым? Как он умудрился разгадать меня так скоро?

- Неужели он тебе так дорог? - Нарин не назвал имени, но я по тону поняла, кого он имеет в виду. Почему-то он не терпел Хэла, точно так же как мой хозяин на дух не переносил его. Самое забавное, что не поделили они именно меня.

Но это в прошлом. Кукловод еще не меньше года будет под действием заклинания, а я… Я просто завидую их счастью, пусть фальшивому и недолговечному, но счастью - уж мне-то не светит даже такое.

- Мне безразличен Хэл. Я просто поняла, что совершила ошибку, которую мне не исправить при всех усилиях.

- Не отчаивайся. Не исправимых ошибок не существует, есть просто осложняющие ситуацию, - тепло улыбнулся рыжий эльф. Я с благодарностью посмотрела на него. Может, он этого и не понимает, но он помогает мне. Рядом с Нарином я себя чувствую увереннее, как будто мне все по плечу, тогда как Хэл всегда вселял в меня страх.

- Спасибо за поддержку.

- Всегда рад услужить вашему магичеству, - шутливо поклонился он и исчез в толпе, словно почувствовав, как мне хочется сейчас побыть одной.

Жаль, что я не могу ответить на его чувства. Очень-очень жаль.

Рядом с Наром мне всегда настолько спокойно и хорошо, что иногда хочется довериться ему и стать просто слабой женщиной, а не Судией миров.

И почему это невозможно? К несчастью, я знаю ответ на этот вопрос.

Потому что я обыкновенный бездушный меч, нуждающийся в перековке сущности - только и всего. Не стоит портить жизнь еще и Нарину. Он чудесный мальчик и когда-нибудь встретит женщину, достойную его любви.

Но это буду не я.


***


В эльфийском лесу наконец наступил мир. Где-то там, за тремя контурами границы, люди продолжали готовиться к началу боевых действий, привлекая все новые и новые силы, но это было слишком далеко, чтобы как-то влиять на устоявшийся быт перворожденных. Да и разве могло быть иначе?! Их веселая птичка, их Ласточка, выбрала себе мужа, да какого!

Эльфы, позабыв обо всем остальном, принялись готовиться к предстоящей церемонии. Да и не воспринимали они всерьез угрозу - Лес не раз защищал их, они научились во всем полагаться на него. Да и что могут эти смертные? Они же всего лишь младшая раса, они и живут-то до смешного мало - где им мериться силами с самими перворожденными?!


Шаг 8


Свадьба была пышной. Да и могла она быть другой, если единственная дочь Пресветлого Владыки выходила замуж за его наследника?!

Улицы, еще занесенные снегом, украсили живые цветы, распустившиеся прямо посреди зимы - это постарались маги природы. Небо, в последнее время постоянно затянутое плотными облаками, посветлело, и золотые лучи солнца заставили инистые деревья вспыхнуть драгоценными каменьями.

И все же ничто не могло превзойти Ласточку. Воздушная, легкая, она казалась сильфом, случайно оказавшимся на грешной земле. Жемчужно-белое платье мягкими волнами сбегало вниз, золотые волосы, украшенные алмазными нитями, свободно струились по обнаженным плечам и падали на спину. На светлых ресницах дрожали льдинки и снежинки - каждая произведение искусства. На лбу принцессы стразами был выполнен традиционный узор. Но внешность не главное - она сияла так ярко, что у тех, кто способен был видеть, слезы наворачивались на глаза от слепящего света.

Хэл не сильно уступал своей невесте. Он и раньше был красив, но увлечение Ласточкой, подчеркнуло это, полностью раскрыв его миру.

Гармоничная пара. Вот только у алтаря стоят не два обычных эльфа, а Певица, которая должна была стать хранителем этого мира, и Безумный Кукловод, павший, проклятый Вселенной.

И почему стоит кому-то из нас вмешаться, как все в одно мгновение становится еще хуже?

- Эми, - ладонь Нарина ободряюще легла на мое плечо. Все мои сомнения сразу же ушли, поблекли, так же как и сожаление об ошибках. Но его присутствие не изменило ничего, кроме моего отношения к проблемам.

- Я в порядке, - привычно солгала я. Если честно, забота этого эльфа меня уже душит.

- Ты говорила с ним?

Я отрицательно качнула головой. С тех пор как Хэл сблизился с Ласточкой, мы не разговаривали, и я внезапно поняла, как же мне не хватало его присутствия в моей жизни все это время. Я привыкла быть для хозяина чем-то вроде советника и исповедника в одном лице, но сейчас всем этим для него была принцесса.

- Эми, я же вижу, что ты против этого брака. Так почему ничего не делаешь?

- Это бессмысленно. Он просто меня возненавидит. Или прикажет не вмешиваться. Все должно идти своим чередом. Теперь уже ничего не исправить.

- Ты хоть понимаешь, что эльфийские браки - не человеческие? Разводов мы не практикуем.

Чего он от меня добивается? Уж я-то получше него знаю об этом, поэтому и запланировала эту свадьбу с самого начала.

- Эми, - Нарин с силой сжал мое плечо, словно надеясь болью напомнить мне о себе, - Ты потеряешь его, ели позволишь ему сейчас жениться на принцессе.

Минутку. Что он обо мне думает? А о Хэле? Неужели мое отношение к павшему хоть немного напоминает романтическое? Или у кого-то слишком разыгралось воображение?

- Я не потеряю его, Нар. Чтобы не случилось, у меня всегда будет больше на него прав, чем у Ласточки.

- Но…

- Нарин, мне не нужен Хэл, чтобы жить. Я не могу любить его или тебя. Я вообще не умею любить. Не путай, прошу.

- Но если это так, почему ты с такой тоской смотришь на них?

А мальчик оказывается способен мне не доверять. Полезное свойство, помогает меньше ошибаться на мой счет.

- Я завидую, Нар. Ты вряд ли поймешь, каково вечно быть рядом и наблюдать, не имея возможности, что-либо поменять. Они счастливы, влюблены. Им не нужно ничего кроме друг друга, а значит, они никогда не будут одиноки. Я не знаю, что это такое, милый. Я прихожу и ухожу, не оставляя следов после себя. Никто не сожалеет о моей смерти, никто не ждет моего возвращения. Ты не сможешь этого понять. Никто не сможет, кроме Хэла, может быть.

Нарин молчал и только шелест его дыхания тревожил мой слух. Может он и не был способен принять меня такую, какая я есть, но он пытался.

- Можно я задам тебе вопрос? Личный, - наконец спросил рыжий эльф. Так же как и я, он смотрел на замершую у алтаря пару, но это не мешало ему подмечать все вокруг.

- Задавай, - разрешила я. Вряд ли он сможет найти нужный вопрос, чтобы понять, а остальные для меня не опасны.

- Тебе больно? Сейчас. В эту самую секунду.

- Мне… - я хотела соврать, но Пустота, служившая мне вечным щитом от мира, вдруг колыхнулась, и я ощутила то, что уже давно привыкла считать другой половиной своей души - тоску. Мне не просто больно - мне плохо. И если бы я могла, то наверно заплакала от этого тупого чувства, выпустившего в сердце холодные когти.

Разве может отчаяние быть настолько полным и темным? И почему я чувствую такую боль?

Мой взгляд заметался по храму, не в силах зацепится ни за что определенное. Я никогда в жизни не была так растеряна как сейчас. Я испуганно посмотрела на Нарина, пытаясь найти поддержку у единственного друга. Странно, но он совсем не был удивлен. Вместо этого рыжий эльф чуть грустно улыбнулся.

- Уже слишком поздно. Мне жаль.

Я не сразу поняла, что Нарин имел в виду, и только услышав приветственные крики и пожелания счастья и долгих лет жизни, опустила глаза.

Как такое возможно? Как я могла увлечься Кукловодом? Я же никогда не замечала за собой такого! Не могла же я ни с того ни с сего взять и влюбиться! И в кого?! В Хэлоса!

Почему-то вспомнились синие глаза Хэла, темнеющие к зрачку, мягкая улыбка в их глубине - нежная и печальная одновременно. И странная поспешность обретения, не возможная в ином случае…

Не может быть! У меня никогда не было хозяев-мужчин! Я бы запомнила! Я же помню лица всех хозяек, помню тот день, когда приговорила павших к вечному служению, помню безумие войны и жгучее желание Вселенной освободиться от этой боли!…

Я взглядом проводила Ласточку и Хэла, все еще не в силах разобраться в мешанине чувств и мыслей, пока еще не веря…

"К чему ты стремишься, Эми?…"

И глупое пожелание в ответ - забыть. Я так хотела все забыть…

"Я постараюсь это сделать. Для тебя".

Проклятье, Хэл, почему ты не сказал мне, что я уже не в первый раз желаю это?! Как ты мог так жестоко поступить со мной?

- Эми, ты в порядке? - голос Нарина прозвучал так взволновано, он так внимательно вглядывался в мое лицо, что я невольно улыбнулась. Пока рядом со мной этот рыжий эльф, я могу не бояться одиночества.

- Да. Я в норме. Пойдем, а то праздник начнется без нас.

- Эми, - не слишком уверенно начал он, я взглядом разрешила задать вопрос, даже если мне он покажется бестактным. - Ты понимаешь, что потеряла его?

Я тяжело вздохнула. Все-таки он не понял главного: невозможно потерять то, что никогда твоим и не было.

- Я знаю, Нар. И мне не впервой. Я привыкну. Я вечно совершаю одну и ту же ошибку, - я успокаивающе улыбнулась. Странно, вроде все должно быть наоборот, не я должна успокаивать его, а он меня, - Пойдем, Нар, нас действительно не будут ждать, - я дернула друга за рукав и направилась к выходу.

Да, Эми, пора вернуться в реальный мир. В этой Вселенной Судия и павший быть вместе не смогут. Ты уже убедилась в этом однажды, а ты не любишь повторять старые ошибки дважды.

Интересно, смогу ли я вспомнить? Наверное, смогу. Теперь, когда я знаю, что именно мне нужно вспомнить - это будет не сложно. Может быть. Когда-нибудь.

Я на мгновение обернулась назад. Нарин все еще стоял на месте и как-то странно смотрел на меня. Эх, рыжик, рыжик, зачем все принимать так близко к сердцу?

Я весело улыбнулась ему и через зал прокричала:

- Ну? Ты идешь?

Нарин, словно очнувшись от сна, быстро кивнул и поспешил ко мне. На его губах появилась пока несмелая улыбка. Мне кажется или он переживает даже больше меня? Глупо. Как только он поравнялся со мной, я взяла его под руку, и мы вместе отправились на банкет.

Надеюсь, моя улыбка действительно выглядит натуральной…


***


Лес был доволен. Он даже и предположить не мог, что все обернется так замечательно. Теперь, когда молодой Владыка пристроен, осталось всего лишь немного подтолкнуть Судию - и войну, может быть, удастся предотвратить. А если даже и нет - теперь-то у него точно гораздо больше шансов выжить, чем прежде. Если оружие признает какое-то место домом, то защищать оно его будет до последнего. Даже от себя.


Шаг 9


Я украдкой наблюдала за молодоженами. Боли уже не было, она сменилась тупой усталостью и осознанием собственных ошибок. Винить кроме себя, в общем-то, некого, а это у меня во все времена получалось лучше всего.

Но, если честно, меня волновали не какие-то ошибки, пусть и довольно болезненные, а неизбежность разговора с Хэлом, когда он поймет, в какой капкан угодил по моей вине. Я уже говорила, что приворотная магия дается мне легче всего? Да? Так вот, поэтому и способ сдерживания хозяев за века у меня отработан один - брак. Павший, привязанный к смертному, уже не так опасен, у него есть то, что нужно защитить, что сдержит его ярость и гнев. Не знаю, как другие Судии контролируют своих хозяев, но я всегда действую по этой схеме. И что-то мне подсказывает: в прошлый раз я так же бесчестно загнала Хэла в ловушку.

Он не простит меня. Не в этот раз. А я не хочу, чтобы он меня ненавидел. Наши отношения и так далеки от идеальных, а если к ним прибавится еще и вечная злость… Уж лучше сразу утопиться. Плюс к этому стоит добавить мои чувства, которые я честно контролирую через раз… Мы не сможем работать вместе, нам легче отравлять жизнь друг другу, чем смириться с неизбежным. Ну и чего спрашивается можно ждать от такой пары? Ничего хорошего точно.

Свет, как вообще меня угораздило влюбиться в павшего?! Да еще именно в этого?!

Безумный Кукловод. Единственный темный, восставший против своей сути. Единственный из предателей, ненавидящий убивать, но заставляющий себя отнимать чужие жизни. Единственный кто знал всё и всегда, потому что он сам был знанием. Среди павших он и в лучшие времена выделялся своей непредсказуемостью и поспешностью суждений, а в случае опасности превращался в неконтролируемый ураган, не делающих различий между своими и чужими.

Определенно, я всегда умела наживать врагов. А Хэл, как только переборет мое заклинание, сразу же перейдет в эту немалочисленную группу. И почему мне так не везет? Впрочем, не только мне - всем Судиям.

И ведь никого кроме меня мой хозяин винить не станет! Он ни за что не вспомнит, что по большому счету причиной данной ошибки является он сам! Не надо было играть со мной! А действовать на нервы Судиям вообще вредно - они тогда имеют обыкновение действовать поспешно и бездумно.

Праздновать мне совершенно не хотелось, но я заставляла себя смеяться вместе со всеми - это было не так сложно, как казалось вначале, даже Нарин к концу вечера мне поверил. Но, несмотря на всю правдоподобность, это было ложью, ложью, давившей на грудь и мешавшей вздохнуть спокойно.

Я незаметно выскользнула в сад, как только молодожены удалились к себе. Мне хотелось побыть одной и, наконец, разобраться в том, что происходит с моей душой.

Почему она столь внезапно решила напомнить о себе? Ведь я даже не подозревала о том, что у Судий есть чувства. Мы настолько привыкли быть вместилищем Пустоты, что перестали замечать самих себя.

Оказывается, у нас есть души. Но тогда почему?…

Я нервно теребила кончик косы, пытаясь угнаться за мыслями. Они роились, хаотично метались в голове, время от времени сталкиваясь и разлетаясь в разные стороны. Случайно дернув волосы слишком сильно, я с удивлением посмотрела на свои руки.

Не может быть. Но ничего другого в голову не приходит. Мы сами разделили себя на две половины: на разум и душу. Причем тело полностью контролируется сознанием, а ко второй половине мы прибегаем так редко, что совсем забыли о ее изначальном значении.

Так вот зачем Хэл сдернул шнурок! Он подтолкнул меня к осознанию, а я, дура, вместо того, чтобы прислушаться к себе, свела его с Ласточкой.

Свет! Как можно быть такой идиоткой?!

Я на ощупь тщательно проверила свою прическу. Так и есть - несколько непослушных локонов выбились из косы. Вот и ответ на мой первый вопрос. Как же все оказывается просто, если знать, что искать.

Я неуверенно стянула шнурок с волос, позволив им свободно упасть на спину. В первое мгновение боль оглушила, выбила почву из-под ног. Отчаяние серым морем плескалось в душе, но это было привычно и знакомо - не зря же меня называют Мечом Скорби. А вот эта тоненькая ниточка грусти, почти потерявшаяся в потоке эмоций, ничего общего с моей природой не имеет, точно так же как и легкое сожаление по поводу упущенной возможности. Кто знает, сведет ли нас Время снова? Может, это был последний шанс для меня, а я его упустила? С другой стороны, следует мыслить разумно: я и павший - это бред сумасшедшего. Просто я никогда раньше не влюблялась вот и развела здесь сопли. Это пройдет. Судии вообще быстро ко всему приспосабливаются.

Да и не нужны эмоции никому из нас. Собственно, поэтому мы и отказались от них. По возвращении в Пустоту надо будет пройти полную перековку - и тогда все будет как раньше. Я даже не вспомню о существовании Безумного Кукловода. Хорошая идея.

А может быть и не очень.

Что-то меня вечно останавливает в шаге от принятия окончательного решения. Полная перековка - это повторное разделение разума и чувств. Она уничтожит все сомнения, сотрет из памяти все, связанное с прошлой личностью и создаст новую. Для нас это равноценно смерти, потому что кроме тела не останется ничего прежнего. Заманчиво? Как-то не очень. Мы же абсолютные рационалисты, а самоубийство - это не выход. Собственно, поэтому за все время существования Судий, перековка использовалась лишь однажды - по приказу исы Илорнии, самой старшей из нас.

Не думаю, что смогу заставить себя пройти через это. Даже боль предпочтительнее вечной Пустоты внутри. Да, когда-то мы вышли из ее чрева, но это было очень давно, и сейчас мы бы предпочли избежать встречи со своей создательницей. Пустота пластична, ее можно менять по своему желанию, она дала нам дом и жизнь, но стоит впустить ее в душу, и она начинает медленно сводить с ума, постепенно замещая собой все вокруг. Когда-нибудь я в ней утону, но я приложу все усилия, чтобы оттянуть этот миг как можно дальше.

Первые лучи солнца позолотили мои волосы, приветливо скользнули по лицу, возвращая заблудившееся в мире сомнений сознание в реальный мир. Сколько же я просидела, просто глядя в одну точку и размышляя? Давно я уже не терялась во Времени. С другой стороны, раньше мне и думать было не о чем.

Я чуть печально улыбнулась, приветствуя новый день, и, перехватив волосы шнурком на затылке, пошла в сторону дома, который занимала - теперь уже одна…

Мир яркими красками играл вокруг, дарил обманчивую иллюзию тишины и покоя. Никогда не видела его таким. А может, раньше я просто не умела смотреть. Как же странно воспринимать все не разумом, а душой - странно и немного больно, но уж лучше так, чем наблюдать за всем сквозь призму Пустоты. Можете мне поверить.


***


Для Марид-о-эл наступили светлые времена. Пресветлый Владыка был доволен текущим положением дел. Совет магов присмирел, убедившись, что у правителя появился, наконец, достойный наследник. Ласточка буквально сияла от счастья - никогда прежде отец не видел ее такой жизнерадостной. Нарин… ну, Нарин - дело особое, он целиком и полностью верен своей наставнице и не обращает внимания на остальных. А ведь убедившись в талантах бывшего смотрителя, маги из Совета пытались его перетащить на свою сторону, но мальчишка остался непреклонен. Что ж, он нашел свое место - чем не повод порадоваться за него. Но вот что делать с Судией? Позволить ей и дальше жить среди народа? А не станет ли это ошибкой? Да, пока она делала все во благо эльфов, но не стоит обманываться на этот счет: просто вышло так, что ее цели совпали с их - не более. Но и выгнать Эми из Марид-о-эл Владыка не мог - вряд ли Хэл позволит. Как бы не были сильны его чувства к Ласточке, но и от единственного существа, связывающего его с прошлым он не откажется. Что ж, поживем - увидим.


Шаг 10


Привыкнуть можно ко всему, даже к постоянной боли. И если в первое время меня все пугались, то потом смирились с моим внешним видом и не шарахались, стоило только взглянуть в их сторону. Что поделать, если глаза Судий выдают их сущность? И не надо нервничать, если на вас уставилось существо несколько отличающееся от вас. Даже если оно смотрит серебряными бельмами, лишенными радужки и зрачков. С чего такие изменения? - спросите вы. Дело в том, что, выпуская на волю свои чувства, мы возвращаемся в естественную для нас форму. А держать иллюзию постоянно слишком энергоемко. Хорошо еще, что колебания кожного покрова можно контролировать…

В общем, вид у меня, конечно, экзотичный, но на костер пока не тянут. Не люди же.

Собственно, все мы к чему-то привыкаем. Я, например, даже на счастливые лица Ласточки и Хэла научилась смотреть равнодушно. Это было нелегко, но Нарин находился рядом, и одно его присутствие успокаивало меня. Я старалась не удивляться, но чем больше я общалась с рыжим эльфом, тем сильнее меня грызли сомнения. Что-то было в нем не так. Не может так умиротворяюще влиять на Судию маг Пустоты - напротив, они всегда вызывали в нас ничем не обоснованную ненависть. Да и как можно не ненавидеть тех, кто занимает наше место в сердце мира? Это была давняя зависть, за века уже въевшаяся в кровь. Но тогда почему Нарин не нес в себе этого? Ведь непереносимость магов Пустоты нечто свойственное всей расе в целом, это заложено в нашу суть.

Да, наконец, у меня появилась возможность остановиться и подумать. Со свадьбой Хэла все изменилось, и следует отметить, что в лучшую сторону. Старшие затихли и как бы даже смирились с существованием правящей династии, люди копошились у границы, почти не привлекая к себе внимания, Нарин перешел на самостоятельные занятия и теперь беспокоил меня от случая к случаю. Два месяца покоя для меня прошли как один день.

А потом все вновь закрутилось с новой силой.

Это случилось весной, когда снег только стал сходить, а деревья еще не думали просыпаться. Я сидела в своей комнате и, разложив на столе листы с расчетами, пыталась найти закравшуюся в них ошибку, но, сколько не билась, заклинание не желало рождаться. А ведь оно бы так пригодилось на границе! Может, даже отсрочило войну еще на пару лет.

Нарин ворвался в дом так, словно за ним гнались все демоны Хаоса, да еще и во главе со своей Королевой. Бледный, растрепанный, с горящими глазами, он производил неизгладимое впечатление. Ну что на это раз?!

- Что случилось? - я всегда старалась задавать вопросы спокойно, так в себя приходили даже безнадежно потерявшиеся в эмоциях люди.

- Пять минут назад я встретил Хэла, мрачного, как сонм демонов. И, кажется, он искал тебя.

Я отложила исписанные мелким почерком листы и потерла пальцами ноющие от усталости виски. Это должно было произойти. Не так скоро, конечно, но должно.

- Нарин, у меня к тебе есть одна просьба, - решение было принято уже давно, так что я не стала тратить время на размышления.

- Слушаю, - рыжий эльф сразу насторожился. Он меня знал уже достаточно хорошо, чтобы понять - дело серьезное.

- Я хочу, чтобы ты присмотрел за Хэлом. Боюсь, мне придется покинуть это место, а оставить его без контроля мне не позволит мой долг.

- Но, Эми…

- Не возражай. Если ты не справишься - погибнет весь этот мир, а мне бы хотелось избежать подобного поворота. Пойми, Нар, кроме тебя никто не справится с павшим.

- С павшим? - он непонимающе посмотрел на меня, ожидая объяснений. Если бы у меня было чуть больше времени…

- Потом, - пообещала я, хотя покидать его сейчас, ничего конкретного не сообщив о возможной угрозе, было жестоко. - Не оставляй Хэла одного надолго. Следи за ним. И если почувствуешь, как вокруг него начнет собираться магия, просто ставь полный щит Пустоты и отсекай его от планеты, - не прекращая давать рекомендации и советы, я быстро собирала вещи, полезные в дороге и способные мне помочь покомфортнее устроиться на новом месте. - Не позволяй ему колдовать, и ничего непоправимого не произойдет - с эмоциями Хэл справляется получше меня, если хочет.

- А ты?

Я подняла на него глаза. Не нравится мне его тон - такое чувство, словно навсегда прощаемся, а не на несколько месяцев. Проклятье, мне некогда его успокаивать.

- Я наведаюсь к людям. Давно уже следовало это сделать, но как-то повода не появлялось, - я не врала, и Нарин это должен был почувствовать. Тем более он не хуже меня понимает, что иного выхода нет, вернее выбор у меня есть, но я как-то не горю желанием пасть жертвой гнева Безумного Кукловода. - Заодно и разберусь с причинами агрессии со стороны Империи, может, даже получится уладить все миром.

- И куда ты сейчас?

- Слетаю в столицу Нижней Империи. Рон, верно?

- Да. И когда ты вернешься?

- Нар, я не знаю. Честно. Это зависит от слишком многих переменных. Но я буду связываться с тобой время от времени, чтобы узнать новости. И вот еще, - я взвалила походную сумку на плечо и посмотрела на своего ученика, - при Хэле обо мне лучше не вспоминать.

- Понял, - Нарин быстро кивнул, и я нисколько не сомневалась, что все мои инструкции будут выполнены полностью. Странно, с каких пор я вообще доверяю этому мальчику? Раньше со мной такого не случалось - я ведь знаю его всего ничего.

- Счастливо, - я постаралась улыбнуться как можно беззаботнее и, только получив в ответ смущенную улыбку, махнула на прощание рукой и мысленно позвала Солнечного. Отклик пришел незамедлительно - мой рейпт был рядом и с нетерпением ждал очередную прогулку.

Когда я спустилась, он уже стоял во дворе, купаясь в пока еще редких лучах солнца. Свет отражался от его золотой чешуи и желтыми полосами ложился на снег.

Ты, как всегда, великолепен, милый.

Мой рейпт зажмурился от удовольствия, когда я привычно почесала его за гребнем.

Ну, что? Прокатимся?

Солнечный с готовностью повернулся ко мне боком и согнул передние ноги, чтобы мне легче было забраться ему на спину.

- Не так быстро, дорогая.

Когда надо, мой хозяин умел хорошо управлять голосом. И сейчас от него прямо веяло льдистой стужей. Зябко поежившись, я послушно обернулась.

- Уже лучше. Ты умеешь быть послушной, но не тогда, когда надо, верно? - улыбка Хэла не предвещала мне ничего хорошего, скорее наоборот - целый букет неприятных ощущений. Я замерла, не в силах пошевелиться - во взгляде моего хозяина не было и тени прежней синевы - только безжалостная тьма.

- Я знал, что ты постараешься улизнуть, но мне вдруг захотелось напоследок посмотреть на тебя.

Павший подошел ближе, не сводя с меня пугающе-безразличного взгляда. Я чувствовала себя кроликом, угодившим в ловушку удава - по крайней мере, больше всего он сейчас напоминал именно змею. Хэл едва уловимо коснулся моего подбородка, вынуждая смотреть ему в глаза. Тьма манила, звала, лишала воли, ей не хотелось противиться - только довериться и плыть по течению…

- Ни тени сожаления. Точно так же, как и раньше. Абсолютная пустота, - после секундной паузы констатировал мой хозяин. Интересно, что он там искал? Совесть? Видимо, он плохо меня знает - эта дама меня не беспокоит.

- Убирайся. Не желаю тебя больше видеть, Эми, - с меня довольно твоих игр, - и он, отвернувшись, зашагал обратно в сторону центра поселения.

В первую секунду, я еще не все понимала, а поняв, едва не бросилась следом. Последняя фраза была приказом - приказом убраться из его жизни. Навсегда.

Я невольно смотрела ему вслед, чувствуя, как мою душу рвут на части демоны боли. Кажется, я плакала, не скажу точно, но было похоже. Не знаю, поймете ли вы, но это было похоже на смерть - маленькую, незначительную, но неизбежную. Мне впервые было так плохо. Оказывается, чужие чувства, как бы сильны они не были, не способны сравниться с собственными. Я в этом убедилась. К несчастью.

- Как пожелает мой господин, - бесцветно прошептала я, прекрасно зная, что мой ответ хозяин услышит в любом случае. Он даже не остановился, лишь раздраженно дернул головой, словно отгоняя что-то неприятное и надоедливое.

Я не смогу преодолеть этот приказ. И не захочу, если честно - он прав, нам не зачем встречаться - намного удобнее каждому заниматься своим делом и не лезть в жизнь другого, но…

Свет, как же это больно. Мучительно. Страшно. И ужасающе верно.

Я повернулась к Солнечному, стараясь выкинуть из головы все посторонние мысли. Рейпт сочувственно глядел на меня, я кожей ощущала его волнение - ему действительно была не безразлична моя жизнь, а это радовало. Хоть кто-то в этом мире принимает меня такой, какая я есть.

Я через силу улыбнулась и погладила старого друга.

Вот мы и снова одни, милый. Совсем как раньше. Прокатимся?…


***


Я был в ярости. Эмоции рвали в клочья душу, но я старался выглядеть как можно спокойнее - не дело какому-то мечу знать, в какую бездну меня ввергло ее безразличие. Я столько времени потратил на то, чтобы приручить ее, а она опять!…

Не в силах больше сдерживаться, я отвернулся, тем самым ставя точку в наших отношениях. Проклятье! Если хочет сбежать - пожалуйста! Я больше ее останавливать не стану. В конце концов, она сама виновата!… Я за нее больше ничего решать не намерен! Пора бы уже и самой повзрослеть!


Путь 3: наедине с одиночеством


" Всем Судиям знаком и привычен путь одиночества. Но почему-то чем дальше мы по нему идем, тем сильнее желаем вырваться"

Ис Свейн. Личный файл.


Шаг 1


Мне снова снился Хэл. Как и все эти месяцы. Я уже привыкла так жить: днем я гоню воспоминания прочь, зато ночью они берут реванш. Вначале я просыпалась в слезах и долго не могла уснуть, но со временем привыкла. Люди вообще ко многому могут приспособиться. Я убедилась.

Я уже привыкла убивать за деньги, привыкла видеть смерть и нищету вокруг. Людские города в этом смысле сильно уступают остальным. А может, я просто сужу предвзято - никогда не любила тесные, пыльные поселения. Нет, я не говорю, что все отвратительно - есть и здесь красивые места, но они лишь подчеркивают запустение и бедность окраин.

Поселившись в Роне, я многому перестала удивляться. Такая жизнь как у меня очень быстро разбивает мечты, оставляя лишь цинизм и безразличие. Хорошо еще, что не пришлось торговать своим телом, а то был бы полный комплект ощущений человека, попавшего на дно общества. Впрочем, я немного преувеличиваю: мое ремесло неплохо оплачивают, тем более за эти полгода я стала известна в определенных кругах. Пару раз даже выполняла государственные заказы - мне не сложно, а деньги платят не плохие. На жизнь вполне хватает.

А когда надоедает видеть вокруг только смерть и опустившихся на дно общества людей, я сажусь на Солнечного и неделями шляюсь по окрестностям. Но сбережения имеют обыкновение заканчиваться и - рано или поздно, но я возвращаюсь в ненавистный город к людям и работе.

Не знаю, что бы стало со мной без моего рейпта. Иногда мне кажется, что не окажись его рядом, я бы просто потерялась в своих чувствах, опустившись ниже некуда. Солнечный мне помог пережить разрыв с хозяином, он же спасал меня и сейчас - помогая пусть на время, но сбежать из пыльного человеческого городка, давящего на меня каменными стенами. Избаловали меня все-таки эльфы. Раньше мне было абсолютно все равно где и в каких условиях жить, а сейчас раздражение вызывают все строения из "мертвых" материалов.

Наверное, мне все же следовало бы связать свою душу и забыть о чувствах раз и навсегда - не зря же мы от них отказались! - но мне совершенно не хотелось снова становиться вместилищем Пустоты. И забывать - я не желала. Возможно, я ошибаюсь, но это ничего не сможет изменить. Нельзя спрятаться от проблем под одеялом. А вечно бегать от собственного же призрака попросту глупо. У смертных хотя бы есть возможность умереть, они когда-нибудь освободятся от старых проблем и от груза собственных ошибок. А что есть у меня? Невнятный долг, завещанный ушедшими богами? Зачем мы вообще нужны? Есть ли смысл в нашем существовании? Или мы просто намертво вцепились в иллюзию жизни, которую кроме нас самих никто и не видит? Я уже не знаю.

- Лейн, - стукнув в дверь для приличия, ко мне в комнату ввалился мой напарник, по совместительству бывший еще и моим пропуском в гильдию наемных убийц. Мне повезло с ним познакомиться в день прибытия в Рон. Вам интересно, каким образом? По чистой случайности (надеюсь, вы в них еще верите) я стала свидетелем убийства, но так как с ведьмами связываться опасаются поголовно все люди, то кое-как мы договорились.

Я недовольно посмотрела на двухметрового детину шкафообразной наружности с простодушным выражением лица и кулаками размером со среднюю дыню. Многим он казался недалеким деревенским дурачком, но я-то знала, что более цепкого и пытливого ума в этом городе не найти. Не зря же его считали одним из лучших.

- Лейн, нам дали новый заказ. Не догадаешься, кто!

- Догадаюсь, - я соскользнула с кровати и с наслаждением потянулась, почти ощущая на своем теле взгляд напарника. И что он ко мне прицепился? Мне казалось, что он еще в первый раз понял, что спать я с ним не собираюсь. Хватает и того, что все самое сложное я беру на себя.

Впрочем, не окажись тогда мои глаза серебристыми, он бы вряд ли прислушался к моим словам. А так мы друг друга поняли верно. С ведьмами вообще связываться вредно, а с такими как я - опасно для жизни.

- Капитану снова понадобилась помощь Седой Лейн, - я не спрашивала, а просто напоминала напарнику, кто я и почему за меня так держится человек из тайной стражи короля.

- Да. Как ты узнала? - удивился мой напарник, настороженно наблюдая за мной.

- Ну, я же все-таки ведьма, - я отмахнулась от глупого вопроса, как от надоедливой мухи, и принялась рассовывать по многочисленным карманам разные колюще-режущие предметы, призванные сократить срок чужой жизни до минимума.

- Когда Капитан нас ждет в гости? - закончив собираться, поинтересовалась я у напарника, все это время следившего за моими действиями.

- Экипаж уже подан, леди, - сообщил он, великосветски поклонившись. Идеальное исполнение. Этот человек не перестает меня удивлять.

- В таком случае не стоит заставлять слишком долго ждать посланника короля, - и я, извернувшись и чудом избежав медвежьих объятий сообщника, выскочила из комнаты.

Кажется, он от меня не отстанет, пока не добьется своего или пока не погибнет. Видимо, придется еще разок объяснить ему, что я такое. Может, со второго раза будет доходчивее.

Капитан, вернее немолодой жилистый мужчина, носивший при посещении этого квартала форму капитана гвардии, ожидал меня в недрах крытого экипажа. Он как всегда выглядел безукоризненно. Не знаю почему, но этот человек вызывал у меня симпатию. Да порой он бывал резковат, но это нисколько не портило общего впечатления. Тем более со мной он всегда был подчеркнуто вежлив.

- Миледи, - мой наниматель почтительно склонил седую голову, приветствуя меня.

Я привычно кивнула в ответ, занимая место на скамейке напротив него. Мой напарник как всегда подсел к кучеру, не вмешиваясь в переговоры. Все-таки жаль будет избавляться от такого понятливого сообщника, но он уже свою роль выполнил: в гильдии меня уже приняли за свою. Я не хотела его смерти, но если он не оставит попыток затащить меня в постель, я избавлюсь от него - быстро и без сожаления. Ведь отработанный материал принято выбрасывать, особенно если он вечно путается под ногами.

- Что вас привело в нашу местность, Капитан? Уж точно не мои красивые глаза, - спросила я, выдержав подобающую случаю паузу.

- Вы правы, не это, - вежливо улыбнулся мой наниматель, - хотя вы бы могли украсить собой любой прием.

- Вряд ли Его Величество был бы счастлив видеть меня среди своих гостей.

- Напротив, леди, вы приглашены. Инкогнито, конечно, - пояснил он, заметив мой недоверчивый взгляд, - Через три дня будет дан бал в честь свадьбы императора, и там понадобятся ваши услуги.

- Я счастлива помочь короне. Ведь она неплохо вознаграждает своих слуг, - расчетливо улыбнулась я. С Капитаном я встречалась уже в третий раз и знала, что он поймет меня верно. Из его рук в мои перекочевал бархатный мешочек, весьма тяжелый, что сразу приподняло мое настроение на пару баллов.

- Это задаток. А это на расходы: платье, прическа, макияж. Не знаю, какие еще ухищрения придумывают придворные дамы, чтобы обратить на себя внимание, - еще один кошелек перешел в мои руки. И что не могло не обрадовать, он был тяжелее предыдущего, - По завершению дела, получите еще столько же.

- Хорошо. Инструкции?

- Получите при въезде во дворец в письменном виде. Что записку нужно будет уничтожить, надеюсь, объяснять не надо.

- Не надо, Капитан. Я свое дело знаю.

- Отлично, значит, через три дня в летней резиденции. Вот приглашение. А это ваша легенда.

Капитан передал еще два конверта - один изукрашенный, с королевским гербом, второй выглядел гораздо скромнее. Да, перепутать их будет сложно. Люблю дотошных людей, обращающих внимания на мелочи, - они очень редко совершают ошибки. Правда, и враги из них получаются серьезные.

- Я обязательно приеду, - я улыбнулась на прощание и, дождавшись, когда экипаж чуть замедлит движение на повороте, скользнула во тьму улиц.

Мой напарник задержался еще на пару минут, чтобы сбить со следа возможную слежку - терять бдительность в этом районе равноценно самоубийству. Хорошо все-таки иметь напарника - многое можно переложить на его плечи. Может, он еще одумается и прекратит ко мне лезть? Вряд ли. Жаль, у меня нет никакого желания искать себе кого-то другого. Да и кто знает, повезет ли мне так же в следующий раз?

Ладно, с этим разберусь позже, сейчас главное определиться с новым заказом. Итак, что мне может понадобиться на балу? А список-то получается не маленький! И как объяснить мужчинам, что о таком событии нужно сообщать заблаговременно?! За оставшиеся три дня даже платье приличное не подберешь, что уж говорить об остальном!

Впрочем, мне не привыкать справляться с проблемами по ходу дела.

Что там у нас стоит первым пунктом в списке? Платье? Видела я где-то поблизости неплохой магазинчик…


***


- Мой повелитель, я сделал все, как вы и просили.

Молодой монарх посмотрел на своего наставника с легкой иронией.

- Ты прекрасно знаешь, чья именно это была просьба.

- Знаю, - тяжело вздохнул Капитан, - но мы все равно ничего не сможем сделать.

- Значит?…

- Война неизбежна, сир. И эта девчонка ее приблизит.

- Ты так уверен в ней?

- Более чем. На нее указали Плетущие…


Шаг 2


В назначенный день я несколько часов провела перед зеркалом, пытаясь придать себе более или менее приличный вид. Что я получила в результате? Думаю, даже самый привередливый мужчина не нашел бы к чему придраться. Серебристая ткань струилась, ласкала, обнимала тело, подчеркивая и без того совершенные линии. Платье было простым до безобразия, без вышивки или кружев, но смотрелось так богато, что даже я невольно залюбовалась собой - а это мне совершенно не свойственно. Волосы пришлось уложить в высокую прическу, согласно человеческой моде, хорошо еще что пудру тратить не пришлось - белее чем есть уже все равно не сделать. Губы чуть тронула помадой - еще одна уступка, по своей воле я бы никогда не стала краситься: я оружие, а не кукла. В общем, так из мелочей сложился образ какой-то другой женщины, мало похожей на меня, но в тоже время являющийся частью моего "я". Кстати, следует отметить, что это мое отражение оказалось редкой красоткой. Никогда бы не подумала, что стоит немного приодеть Судию и из нее получится Мисс Совершенство, но на моем примере это доказано.

Даже мой напарник, по своему обыкновению влетев в комнату сразу после стука, остолбенел. Кажется, я удивила его своим преображением. Эх, знал бы он, сколько женщине надо потратить времени, чтобы предстать в таком виде…

- Ни хрена себе, - присвистнул он, окинув меня восхищенным взглядом. Странно, но в этот раз в его глазах не было и тени похоти. Так могут смотреть на картину или статую - глупо желать произведение искусства.

- Все готово? - спросила я, опуская ступни в белые туфельки из мягкой кожи на невысоком каблучке.

- Да, Лейн. Экипаж уже ждет у дверей. Герба на двери, конечно, нет, но сразу видно, что вещь дорогая и добротная. Для твоей легенды вполне подходит.

И откуда он только столько знает? Ведь я не показывала ему записку - кстати, довольно нудное чтиво, почти полностью состоящее из фраз: "такой-то родил того-то и он приходится тебе тем-то", "жила ты там-то в такой-то период", "следи за речью и не забывай о легком акценте". Да, осведомленность моего напарника обо всем происходящем в городе поражает. Интересно, где он всего этого набрался? Ведь в школах бродяг этому не учат. Любопытный же мне сообщник подвернулся, жаль не было времени его изучить получше… Бездна, с каких это пор меня стали интересовать люди?! Старею я, что ли?

- А кем будешь ты? - чтобы отвлечься от бесполезных мыслей, лезущих в голову, когда их не просят, спросила я.

- Как видишь, - напарник ударил себя в грудь, обращая мое внимание на серую ливрею, под которой глухо звякнула кольчуга. - Ну, похож я на слугу леди?

- Скорее уж на головореза, - откровенно ответила я. Сомневаюсь, что даже слепой примет моего сообщника за кого-то другого. Самое забавное, что производил он такое впечатление только в свободное от работы время, стоило заказу войти в силу, как этот гигант становился незаметным. Да, у него очень много талантов, но есть один недостаток, который их перевешивает: ему направятся женщины. Вернее ему нравятся независимые женщины, которых мало привлекает он сам.

Мой напарник довольно улыбнулся, считая мои слова если не комплиментом, то чем-то очень близким к нему. Кстати, это мне тоже в нем не нравится: как можно так извратить вполне безопасную фразу?

- Ладно, пойдем, "слуга леди". Не могу же я опоздать - я не настолько знатна, чтобы заставлять ждать самого короля.

Мы не опоздали, хоть и удалось это с трудом. У дворца скопилось столько экипажей, что подъехать к воротам как положено практически не представлялось возможным. Нам это удалось, вернее моему напарнику, так как сегодня он был и за кучера и за "слугу леди".

Подскочивший к экипажу лакей, помогая мне выбраться наружу, незаметно сунул в мою ладонь клочок бумаги. Я сделала вид, что ничего не произошло - я еще не настолько поглупела, чтобы прямо здесь на глазах у всех читать записку. Взглядом приказав напарнику осмотреться и быть готовым к поспешному отходу, я вошла в летнюю резиденцию правителя Нижней Империи. Описывать интерьер не стану - человеческие дворцы все похожи один на другой. Или мне это после эльфов все кажется примитивным? Никогда не любила перворожденных, впрочем, и остальные расы не сильно меня привлекали, но чем дальше я иду по этому пути, тем крепче нити, привязавшие меня к остроухим. Интересно, а какую роль в смене приоритетов сыграл мой хозяин?…

Очутившись в приемной зале среди присыпанных драгоценными камнями дам и запудренных до бледности лордов, я скользнула взглядом по одной единственной строчке, аккуратно выведенной в записке: "По правую руку от императора".

Лаконично. Впрочем, ничего больше мне знать и не надо. Ладно, пока высочайшие особы не появились, не мешало бы осмотреть место будущего преступления.

В этом зале возвышения под трон не было - просто у дальней стены, напротив дверей, стоял огромный позолоченный и обшитый пурпурным бархатом стул. Рядом с этим созданием чудовищной фантазии мастера стояли два поменьше и поскромнее - по левую руку место королевы, можно сказать, виновницы торжества, а по правую…

В общем, там окажется моя жертва, когда явятся монаршие особы. Интересно, кого это Его Величество посчитал равным себе? Что ж, в скором времени ответ на этот вопрос найдется сам собой. Да, не посчастливилось кому-то удостоиться внимания коронованной особы - вот и пытайся после этого занять место поближе к солнцу. Кстати, самое безопасное место всегда - в тени, примите это в качестве бесплатного совета.

Грянули фанфары. Придворные брызнули в разные стороны, освобождая проход Их Величествам, немногочисленной свите и…

Свет, за что мне это?! Чем тебя прогневала твоя дочь?!

Следом за королевской четой шел эльф. Простой, самый обыкновенный, если вы, конечно, привыкли лицезреть эти острые ушки, выглядывающие из-под шапки золотых волос, и большие синие глаза.

Проклятье! Мне как всегда везет! Это не просто эльфик, он еще и посол, если я верно определила ритуальный узор на лице. Нет, точно посол. И, думаю, я не сильно ошибусь в предположении - это и есть моя жертва.

И за что мне все это? Я столько сил прикладывала, чтобы оттянуть начало войны, а теперь сама же и должна ее начать. Любит же меня моя удача…

И самое неприятное от заказа отказаться уже нельзя: я его приняла по всем правилам и теперь, пока этот остроухий идиот жив, между мной и Капитаном заключен договор, нарушить который не смогли бы и Старшие боги.

Да катись оно все в Бездну! Я не обязана больше думать об эльфах! Они - проблема Хэла, пусть он сам и разбирается с ними. Я ему не нянька чтобы вечно быть рядом и все решать за него. В конце концов, сколько можно ходить чужими путями?! Пора бы уже и свой найти. Даже путь убийцы лучше, чем то, как я жила раньше. Мне надоело быть только тенью своего хозяина. Я устала быть вещью, мечом, послушным чужой воле. И сейчас я должна сделать выбор, верный только для меня.

Я обвела взглядом зал, пытаясь найти идеальное для своей миссии место. А вон тот внутренний балкончик ничего, открывает вид почти на весь зал. Как бы туда попасть незаметно, да еще и охранника снять? Ведь те доспехи, кажется, только что шевельнулись… Да, верно, наблюдатель. Значит, будет на кого повесить убийство - ксенофобов везде хватает и в тайной страже в том числе, а если он еще и сознается вдобавок…

Магия разума не сильно отличается от приворотной, так что для меня подчинить одно сознание и немного изменить его память и линию поведения - детские игрушки. Жестоко? К кому? К человеку?! Не смешите меня. На этом господине жизней весит столько, что еще одна картины не испортит. Тем более с чего это я должна думать о людях?

Решение принято. Вот только покончу с официальной частью этого вечера и сразу за дело, но прежде… Раз уж явилась на государственное мероприятия то будь добра действуй в соответствии с протоколом, а первым пунктом в этом отнюдь не маленьком томике следует представление гостей королевской семье.

Как я и предполагала, посол пока еще дружественного эльфийского государства был усажен по правую руку от короля - знак наивысшего уважения. А может, просто не было другой возможности представить мне жертву - ведь разыскать в толпе кого-то гораздо сложнее, да и вероятность промахнуться возрастает, а так стреляй - не хочу.

Поприветствовав короля и его супругу от имени какого-то барона, которому я приходилась то ли сестрой, то ли теткой - не вникала, - я отошла в сторону. И только удивленный взгляд эльфа напомнил мне, что в Марид-о-эл я была личностью довольно известной. Проклятье! Ладно, недолго ему осталось удивляться моему присутствию и поделиться своим открытием он ни с кем не успеет. Ну, нету у остроухих свиты, даже у послов. Индивидуалисты, что б их! Впрочем, сегодня именно эта особенность сыграет мне на руку.

Отведя глаза эльфу с помощью не сложного морока, я незаметно выскользнула из зала. Миниатюрный однозарядный арбалет успокаивающе бил по бедру, напоминая о своем существовании. Определенно, женщина под юбкой может протащить на королевский прием небольшой арсенал, если захочет. И почему никто из гильдии не использовал столь простой способ влияния? Впрочем, между короной и убийцами с давних пор существует договор: мы не влезаем в политику без высочайшего приказа, а в ответ власти не трогают нас. Удобно. Очень. И Его Величеству, и нам, простым служителям плаща и кинжала.

Нужная лестница нашлась на удивление быстро. Неужели у моей удачи, наконец, проснулась совесть? С другой стороны должно же мне везти хоть в чем-то! Я осторожно поднялась на пролет вверх, вжавшись в угол, быстро сплела заклинание подчинения и, убедившись, что оно серебристой змейкой оплело разум человека, пробралась на балкончик. За что люблю магию Пустоты, так за ее отличия от классической - в зале не меньше сотни магов, но ведь ни один даже не обернулся! Ладно, пора заканчивать это дело. Я заняла удобную позицию, то есть почти растянулась на полу, просунув арбалет между столбиками ограждения.

Церемония шла прежним ходом. Вереницы гостей подходили к монаршим особам, говорили почти стандартную фразу и передавали лакеям стоявшим рядом богатые подарки. Король с важным видом кивал, его жена натянуто улыбалась. Эльф же вообще делал вид, что его здесь нет. Он хоть понимает, что представляет собой идеальную мишень? Вряд ли, иначе бы не сидел с таким видом, что в этом зале, кроме него самого, никто не достоин высочайшего внимания. Вот видишь такое выражение лица и сразу пристрелить хочется! Но спешить нельзя, пока посол не преподнесет дар лишать его жизни не стоит - в этих местах верят, что смерть дарящего может принести несчастье молодой семье.

Наконец, настал черед эльфа поздравлять новобрачных. Он встал на ноги, красивым отработанным за века жестом отбросил на спину золотые пряди волос и начал свою речь. Так убедительно врать не смогу даже я, а в том, что его уважение ко всем собравшимся и радость встречи фальшивы, я не сомневалась ни мгновения. Пару минут я, как и все присутствующие, восхищенно слушала посла. Да, чтобы так говорить нужен особый талант. Вот в такие моменты собственно и жалеешь, что родилась Судией - Пустота не дает ни одному Искусству войти в плоть своих детей. А в том, что этот эльф родился с талантом, я была абсолютно уверена. Закончив речь, он поклонился, не людям и не королю, а своему дару. Если честно, я бы на его месте тоже считала всех окружающих грязью, не заслуживающей внимания, - даже среди перворожденных отмеченных Искусством очень мало.

Так, Эми, убери восхищение из мыслей, тебе этого эльфа не к алтарю вести, а убить нужно. Видит Свет, чувства для палачей действительно излишни.

Посол тем временем осторожно, как величайшую драгоценность извлек из внутреннего кармана куртки, небольшой предмет, завернутый в пурпурный бархат, и преподнес ее королю, вернее едва ли не сунул лично в руки, проигнорировав появившегося рядом слугу. И в тот самый момент, когда пальцы монарха коснулись подарка, я дернула спусковой крючок.

Болт с глухим "чавк" вошел в плоть эльфа. Прямо в сердце. Я же никогда не ошибаюсь.

Крики ужаса. Беготня, хаос. Дамы падают в обморок. Стража, сбежавшаяся чуть ли не со всего дворца. Пора сматываться, установить точку, с которой стреляли совсем не сложно. Я вложила в руку наблюдателя свой арбалет, оправила платье и поспешила спуститься в зал, мгновенно превращаясь в еще одну паникующую и визжащую женщину.

Через пару минут объявят, что убийца схвачен и все спокойно разойдутся по домам. Все-таки свою работу я знаю.

Следует отметить, что я оказалась права. Всего через минуту, Капитан призвал всех к порядку и, объявив, что подозреваемый схвачен, попросил всех расходиться. Как и когда исчезла королевская семья, я не заметила, но вот лежащий на полу в ареоле красного бархата предмет рассмотрела хорошо…

Свет, ну почему всегда я?!


***


- Ты оказался прав: на редкость хороший исполнитель. Если бы ты мне заранее не указал на нее, я бы ее даже не заподозрил. Держалась она уверенно, протокол знала, этикет не нарушила… Кем она была раньше? Наверняка дочка какого-нибудь обедневшего аристократа.

- Кем она была, сир, я не знаю - это выяснить так и не удалось. Но вот ее напарника вы знаете хорошо - это второй сын князя Шена.

- Этого предателя? А разве его семью не казнили?

- Ваш отец в свое время решил придержать этого молодого человека и, как видите, он оказался прав.

- Но почему ты мне не сообщил об этом.

- Не посчитал нужным. Официально в живых не осталось никого из этого рода, земли отошли короне, так зачем ворошить прошлое? Это никому не нужно.

- Даже этому убийце?

- Ему тем более - гильдия для него дом родной, он не пойдет против нее, - Капитан довольно улыбнулся. Все-таки ему нравилось играть чужими жизнями - это было почти как в шахматах, только за каждой фигуркой стоял вполне конкретный человек, а это вносило некоторую неопределенность в партию…

- Неплохо, особенно если учесть, что эта гильдия твое детище. Кстати, что ты там решил насчет того гвардейца, что попался на месте преступления?

Капитан недовольно поморщился, но ответить монарху что-то надо было, поэтому собравшись с мыслями, он решительно произнес:

- Сам виноват. Мне не нужны неосторожные идиоты в страже. Если его сумела обдурить какая-то девчонка с улицы, то смерть - достаточная цена искупления.

- Жестоко.

- Это правильно, сир, - отрезал Капитан, и король не стал с ним спорить. Все-таки именно этот старый, скорый на расправу, человек был его учителем, а это искупает многие недостатки.


Шаг 3


Я в ярости ударила мыском туфли по ножке кровати.

Ну почему снова? За что мне это? Нежели так сложно объяснить, почему мое вмешательство приближает эту проклятую войну?! Я же знаю, что ты меня слышишь! Но Судии ведь не достойны вашего внимания, Леди!

Она молчала, безучастно, как всегда. Я бы конечно могла ее и на разговор вызвать, навязать ей свою волю, но… не хотелось мне еще больше ухудшать и без того бедственное положение.

…багровый, почти черный от впитавшийся в материю крови, бархат странно смотрится рядом с простым деревянным сундучком, сохранившим на своей поверхности природный узор. Вот только те, кто знают, что это такое невольно замерли, затаив дыхание. Алые капли яркими бусинами застыли на сероватой поверхности. Кровь эльфа-посланника уже впиталась в древесину и теперь ее никакими средствами не вытравить, а ведь этот ларчик совсем не так прост, как кажется…

Есть один древний ритуал, призванный сохранить мир, к нему почти не прибегают из-за высокой цены: Первое Древо очень редко дает побеги и использовать один из них для создания шкатулки - преступление. Но если перворожденные все-таки решаются на это, война исчезает со страниц Летописи Времен, до тех пор пока кровь эльфа не коснется священной древесины.

Я обреченно уронила голову на грудь, спрятала лицо в ладонях и разрыдалась. Свет! Ну почему снова я? Неужели этому миру доставляет удовольствие меня мучить?!

Что же я натворила-то? Что теперь станет с этим проклятым всеми богами миром? В том, что война неизбежна, я уже не сомневалась. Кровь эльфа уже начертила линии будущего поверх колец многовекового дерева.

Так, спокойно, пора взять себя в руки. И не только себя, но и свою судьбу. Хватит метаться из стороны в сторону, как щепка в бурной реке. В конце концов, у меня есть определенный круг обязанностей, а свои желания мой павший может засунуть… далеко, в общем. Тем более во Внешней Паутине миров обходимся же мы без хозяев! Неужели я не справлюсь одна? Справлюсь! Так же как и раньше!

А распоясавшиеся чувства… Свет, это такая мелочь по сравнению с тем, что случится с этим миром, если я не вернусь на свою тропинку.

Да, Эми, пора кончать эти игры и браться за дело. Хватит - развлеклась уже. Да так, что этот мир долго будет вспоминать о тебе и не в самых лестных выражениях. Но ты еще можешь исправить совершенные ошибки, может, не все, но хотя бы попытаешься. Сколько еще ты будешь сидеть в человеческом городишке и заниматься самобичеванием?! Пользы так точно не принесешь. А вреда? Вот вред будет точно - в этом мы уже успели убедиться. Так что ноги в руки и вперед! Но не к эльфам, а к тем, кто может ответить на пару вопросов. К Капитану, например.

Я решительно вытерла слезы и, быстро переодевшись, решила потревожить сон не самого последнего в Империи человека. Так или иначе, но ответы я получу. И - видит Свет! - Капитану лучше ответить на мои вопросы сразу, я не в том настроение, чтобы прощать ошибки. Особенно людям.


Как проникнуть в одно из самых охраняемых помещений этого мира? Не сложно, если вы в состоянии отвести глаза десятку гвардейцев и не потревожить при этом магов, дежуривших в соседней комнате. Я могу!

Я тенью скользнула в комнату за лакеем, принесшим графин с чем-то явно алкогольным. Пить в такое время?! Когда на носу война?! Этот человек все больше меня разочаровывает. Я думала он умнее.

Как только слуга покинул помещение, я позволила Капитану обнаружить мое присутствие. Он не дернулся, не потянулся за шнурком, чтобы позвать охрану, мне даже показалось, что он ждал меня. Что ж готова признать, что как политик и стратег он кое-чего стоит. Но раньше он нравился мне больше.

- Может вина? - гостеприимно улыбнулся мне мужчина, махнув рукой в сторону графина.

- Нет, спасибо. Я на работе не пью.

Седая бровь чуть нервно дернулась, когда я сообщила причину отказа, но больше он ничем не выказал страха. Я почти жалею, что в этой войне он оказался на другой стороне.

- Так что вас привело, миледи? За окном давно не день, - мягко напомнил мне собеседник. Я безразлично дернула плечом, обозначая свое отношение к человеческому этикету.

- У меня появились вопросы. И они не могут подождать до утра, Капитан. Надеюсь, вы поможете найти на них ответы, - я без приглашения устроилась в кресле напротив мужчины - разговор обещал быть долгим.

- Я вас слушаю, миледи, - едва заметно улыбнулся мой собеседник, наливая себе вина. По комнате волной прокатился чуть терпкий запах с легкой кислинкой. А у него неплохой вкус, тем более этот напиток проясняет сознание. Беру все свои слова обратно, этот человек действительно достоин уважения.

- Зачем вам понадобилась смерть посла? Он же пришел с символом мира, - я сразу выкладываю все карты на стол: во-первых, в последнее время мне надоели игры, а во-вторых… Капитан достоин моей откровенности.

- Вы заметили? Значит, мне не показалось, что остроухий вас узнал, - улыбнулся он, явно довольный своей наблюдательностью.

- Я не была знакома с ним, но он вполне мог видеть меня в Марид-о-эл.

- Вы жили среди эльфов? - удивился Капитан, чуть сощурив серые глаза. Его взгляд нервировал, казалось, что он способен разгадать меня.

- Да. До изгнания.

- Вас изгнали? - на этот раз удивление показалось мне более искренним.

- Да, - лаконично ответила я. Меня действительно изгнали, и пока Хэл находится в Марид-о-эл, дороги туда для меня нет.

- И за какой грех, позвольте узнать? - раздувая ноздри, как хищник, почувствовавший дичь, поинтересовался мой наниматель.

- Это только мое дело, Капитан.

- Да-да конечно, - несколько разочарованно заверил меня мужчина, но потом, вспомнив, зачем я собственно явилась, продолжил в своей обычной манере, - Значит, вам интересны причины заказа?

Я нетерпеливо кивнула. Не сидеть же мне до рассвета здесь!

- Нам нужна эта война. Зачем? Все очень просто народ должен где-то выплеснуть, накопившуюся за годы мира агрессию. Набеги кочевников не в счет - они редко заканчиваются смертоубийством, чаще всего просто угоняют пару коров. Понимаете, уже сейчас внутри страны очень не спокойно, и если не направить людскую злобу в нужном направлении, лет через пять вспыхнет столько восстаний, что Империя захлебнется собственной кровью.

Глупая причина. Впрочем, когда это у убийства были хоть какие-то разумные причины?

- Другого способа нет? - все же уточнила я, чтобы хоть как-то поддержать разговор.

- Нет, - Капитан резко дернул головой, - Да и магам давно хотелось дотянуться до тайн перворожденных.

Неужели все так просто? Я могла бы прямо сейчас назвать тысячу и один способ, как избежать кровопролития. Вот только станут ли меня слушать? Сомневаюсь. Люди уже морально подготовились к войне и такую возможность не упустят.

Свет! Почему меня не покидает чувство, что кто-то очень могущественный тасует события так, что они складываются не в мою пользу? Кто? Не знаю. Всего моего воображения не хватит, чтобы представить силу этого существа.

Нет, что-то здесь определенно не так.

- А вы понимаете, что ваши действия могут приблизить час Суда? - тихо спросила я, опустив взгляд на подлокотники кресла. Может, еще не поздно? Вдруг осознают ошибочность своих планов?

- Суда? - Капитан явно не понимал, о чем я говорю. И это было настолько странно, что…

- Минутку! - я подалась вперед, не в силах поверить в правильность сделанного вывода, - вы хотите сказать, что в вашей религии нет строки о том дне, когда на землю спустится божий посланник и воздаст всем по заслугам?

- Нет.

Это нужно обдумать. Как такое возможно? Ведь эльфы не только помнят о Суде, но и признали во мне его посланца! Что-то здесь не чисто. Но кто мог убрать все упоминания о нас из священных книг? Ведь явно работал профессионал, иначе среди людей хотя бы сказка осталась о нас!

- А в чем заключаются ваши верования? Когда наступит конец времен? - осторожно поинтересовалась я, пытаясь найти хоть какой-то смысл в происходящем.

- Он не наступит, - Капитан посмотрел на меня как на душевнобольную, - если мы подберем нужный ключ к двери, то просто уйдем в другие миры. И смерть нас не догонит.

- Ключ? - переспросила я, все больше убеждаясь в странности конкретно этого мира Внутренней Паутины.

- Да. По преданию его хранят остроухие, собственно, поэтому и живут они так долго.

Бред. Эльфы, как и другие сотворенные Первыми расы, условно бессмертны с момента создания. Другое дело, что люди тоже вроде как вышли из лабораторий, но тут есть одно существенное "но": их тела изначально не могут накапливать энергию Источников, а значит и бессмертия им не видать, ну, может, за исключением некоторых магов. Так что артефакты тут абсолютно не причем, но кое-что меня смущает. Кто-то явно сильно постарался, извратив наши учения так, что даже мы теперь не найдем прежнего каркаса.

- Как описывают ваши легенды этот Ключ?

- Никак, - растерялся мой собеседник. Кажется, он никогда не интересовался религией, а тут еще и я со своими дурацкими вопросами. Нет, здесь нужен именно теолог, а не политик. - Ключ как ключ. Там просто сказано, что им можно открыть врата.

Сердце трепыхнулось в последний раз и упало куда-то в область левой пятки. А в груди поселилось вязкое неприятное чувство. Я еще не верила, но мир сегодня слишком расщедрился на доказательства моей дурости.

- Врата? Какие именно не сказано? - бесцветно уточнила я, уже предчувствуя неизбежный ответ.

- Небесные, конечно. И тот, кто воспользуется ключом, обретет истинное бессмертие и уйдет в иные миры.

Вот так и погибают Судии. Глупо, оступившись на пороге собственных владений, а потом долго доказывают Пустоте, что все вышло совершенно случайно, а Она, ехидно кривя губы, кивает в такт словам.

Какой же дурой надо быть, чтобы поверить павшему?! Но как же он все верно рассчитал! Одно это заслуживает восхищения. И когда только успел?! Но ведь как талантливо сработано!…

Свет, мне необходимо все вспомнить. Чувствую, именно в прошлую нашу встречу Хэл и заложил фундамент этого грандиозного плана. Проклятье, как он вообще умудрился создать Ключ?! Ведь обойти приговор нельзя!

Если вам, конечно, не поможет Судия, его вынесший…

Бездна, что же я сделала в прошлый раз? Что он заставил меня сделать?

И заставлял ли?…


***


Капитан взглядом проводил ночную гостью. Она все больше и больше интересовала старого интригана. Он привык всегда знать все обо всех, кто окружал его или к кому он обращался. Но Седая Лейн так и осталась загадкой, и это притом, что она особо ничего не скрывала. Вот и сегодня, она сообщила, что жила у эльфов, так естественно, что даже желания обвинить ее в предательстве не возникло. Странная женщина. Загадочная.

И все-таки гораздо больше тайн этой убийцы его интересовали причины, побудившие жриц Двух Начал указать именно на эту девчонку. Как она может быть связана с Плетущими, если даже не знает основ веры?…

Впрочем, это не его дело. Капитан был достаточно умным человеком, чтобы не вмешиваться в дела церкви. И если Лейн привлекла к себе внимание жриц, ей можно только посочувствовать. Потому что Паучихи своего не упустят.


Шаг 4


Капитана я покинула еще более растерянная, чем пришла. Этот мир все больше и больше пугал меня своими тайнами и загадками.

Что за Ключ? Врата не имеют материального воплощения во Вселенной, они представляют собой точку слияния всех Пластов реальности, собственно только поэтому Грань там и можно… нет, не порвать, скорее чуть раздвинуть. А значит и ключ к ним должен быть несколько специфичен.

И почему у Хэла всегда было столь богатое воображение? Я не могу даже приблизительно представить, в какой артефакт мой хозяин вложил сущность, отпирающую Врата. Если честно, я не понимаю, как такое вообще возможно.

Интересно, а сами эльфы хоть в курсе, что за сокровище хранят? Очень сомневаюсь, иначе бы давно вернулись в свой мир, выкинув из головы все связанное с тысячелетним наказанием. Кстати, а за что их так? Во Внутреннюю Паутину ссылают только в крайнем случае. Вернее стараются так делать, но не всегда получается. Попались, наверное, кому-то под горячую руку, вот и расплачиваются - Судии очень злопамятны.

Ладно, пусть остроухими занимается тот, кто их осудил, - меня сейчас больше волнует этот странный Ключ, о котором все слышали, но никто не видел. Если бы я только могла вспомнить… Но приказ павшего блокировал тот кусочек памяти. Что ж будем исходить из того, что имеем.

Я не могу позволить освобождение Хэла, Вселенная просто не переживет еще одного пришествия Безумного Кукловода. Безопаснее сразу его устранить, я даже знаю способ, но… со смертью моего хозяина из мира уйдет все знание, а это точно не выход.

Я решительно шла по городу, почти не различая дороги. Мысли неприятно стучали в голове, словно отсчитывая упущенное мною время. А ведь мне явно кто-то мешает. Не могут действия Судии вредить благополучию мира, а мои уже дважды выбивали почву из-под ног эльфов. Да мне одной удалось то, что не получалось у людей - сделать войну неизбежной.

Так волей-неволей начнешь сомневаться если не в себе, то в мире - точно. Бред, конечно, но кто еще может так путать планы Судии? Вот-вот, и если бы я не знала, что души планет не способны на суицид, то подумала, что эта планетка горит желанием приблизить Суд.

Ладно, оставим мысли о причинах и следствиях на потом, а еще лучше - для отчета. Сейчас важнее свести к минимуму мое влияние - вольное или не совсем - на события и посмотреть на все со стороны.

Итак, что мы имеем? Много и всего, но лучше по порядку.

Список возглавляет главное действующее лицо - Безумный Кукловод, павший, разрушающий миры и вселенные одним своим присутствием. О нем я могу сказать много чего интересного, но большую часть выражений не пропустит цензура, поэтому сведу все к двум словам: он опасен. Далее следует нечто под кодовым названием "Ключ". По слухам, он служит для открытия Врат, что в один момент делает этот предмет едва ли не опаснее моего хозяина. Ну и, наконец, следует упомянуть о самом мире, стоящем на пороге Суда и делающем все возможное, чтобы его приблизить. Последнее, правда, только предположение, но слишком уж оно похоже на правду, если конечно не завелся кто-то еще горящий желанием устранить эту планетку из Паутины. Лично я в злодеев такого масштаба не верю, это только в легендах появляются Темные Властелины и строят планы по умерщвлению всего живого из праздного любопытства. А значит, все гораздо проще и прозаичнее…

Нет, такими темпами я скоро совсем с ума сойду. Если еще есть с чего сходить…

Свет, неужели во всем происходящем только моя вина? Могла ли я пойти на поводу у чувств в прошлый раз? Стала бы я помогать Хэлу в создании ключа?

Не знаю. Уже, не знаю. Я на многое способна, а уж под влиянием эмоций - почти на все. Что ж, значит, мне во всем придется разобраться самой, не привлекая к этой проблеме никого со стороны.

Но прежде стоит наконец вспомнить о своих обязанностях и связаться с Нарином. Надеюсь, он хоть кое-что сумеет мне объяснить.

Зайдя в свою комнату, я первым делом подошла к зеркалу и несколько нервным жестом активировала заклинание связи.

- Нарин! - я позвала своего ученика сквозь мутную пелену.

Растерянная физиономия рыжего эльфа мгновенно появилась в моем зеркале, словно он только и делал, что сидел и ждал, когда же о нем вспомнят.

- Эми?

Нет, судя по удивлению, не ждал, скорее уже похоронил с десяток раз.

- Да, это я. Ты сейчас можешь говорить?

Нарин быстро осмотрелся и кивнул, при этом на его лице вырисовалось такое радостное выражение, что я невольно улыбнулась в ответ.

- Я уже и не думал, что ты выйдешь на связь. Столько времени прошло - а от тебя ни весточки!

- Жива, как видишь. И здравствую. У меня возник ряд вопросов, поможешь найти ответы?

- Попробую, но ничего обещать не могу, - честно ответил мой ученик. Впрочем, другого я от него и не ждала - на Нара можно было положиться всегда и во всем.

- Ты слышал что-нибудь о Ключе?

- О ключе? Каком ключе?

- Ясно, - и почему я не удивлена? - Значит, в Марид-о-эл нет ни одного артефакта с таким названием?

- Нет. Мне, по крайней мере, такие не известны. Может, где-нибудь в хранилище и завалялось что-то похожее…

Я резко дернула головой, прерывая его: не то. У нужного мне предмета аура должна быть такая, что неподготовленного мага и оглушить может. Значит, Хэл его действительно хорошо спрятал. Впрочем, если честно, я и не рассчитывала получить ответ на вопрос о местонахождении Ключа так сразу, но попытаться все же стоило.

- Ладно, - вздохнула я, - тогда задам следующий вопрос: вы готовы к войне?

Нарин растерялся от столь стремительной смены темы.

- Нет. Но мы послали одного из сыновей Дома Осины с даром мира, поэтому…

Эх, не хотелось мне сообщать это, но рано или поздно они все рано узнают. Пусть лучше сейчас - хоть времени на подготовку будет больше.

- Посол убит, Нар. А артефакт осквернен его кровью.

- Уверена? - сухо уточнил он, в одно мгновение приобретя оттенок свежевыпавшего снега.

- Сама видела, - не вдаваясь в подробности, ответила я.

Нарин скупо кивнул, принимая информацию к сведению. Хорошо, что я могу на него положиться. Интересно, что бы я без него стала делать?

- К войне мы не готовы, но некоторое время продержимся. А если вмешается Хэл, то, может, даже сумеем отбросить людей назад.

Как-то неуверенно мой рыжий собеседник говорил о павшем. Почему "если"? Хэл должен - нет, обязан! - вмешаться.

- Что у вас там происходит?

Не хотела я задавать этот вопрос, но раз уж другого выхода нет, то придется выслушать все до конца.

- Ничего особенного. После твоего ухода, Старшие как-то сразу притихли, словно это ты их провоцировала на открытое выступление. Хэл замкнулся в себе, почти ни с кем не общается, только бросается на окружающих, если кто-то по неосторожности влезет в его внутренний мирок. Наверное, не будь меня рядом, он бы уже убил кого-нибудь. Но пока я держу его под контролем…

Последняя фраза прозвучала как-то неуверенно, словно он планировал добавить "надеюсь" в конце. Впрочем, даже я не всегда справлялась с павшим - что уж говорить о маге Пустоты, хоть и талантливом.

- Что-нибудь еще? - не стоило мне, конечно, спрашивать, но если уж начала, то отступать будет глупостью.

- Да, - Нар уже не смотрел мне в глаза, - Ласточка совсем зачахла. Хэл утратил к ней всякий интерес и даже при встрече не здоровается, демонстративно проходя мимо.

Как это на него похоже! Делать больно другим, когда плохо самому. Детская тактика, но кто сказал, что павшие взрослеют?…

- А Пресветлый Владыка? - вот кому я сильно задолжала, и самое ужасное - я знаю, что никогда не заплачу по счетам.

- Он ничего не может сделать. Да и устал он от всего этого. Недолго ему осталось - когда мы устаем, то быстро сгораем.

Я понимающе склонила голову. Жаль, что у нас не так. Впрочем, у нас же нет детей, и через пару столетий при таком раскладе не осталось бы ни одного Судии.

- А у тебя как дела? - спросила я, чтобы отогнать от себя грустные мысли.

- Все хорошо, Эми. Вот только мы скучаем. Возвращайся.

Последнее слово болью вошло в грудь. Ну, зачем так жестоко, эльфенок? Знал бы ты, как я сама этого желаю! Но это не возможно. Ну не смогу я преодолеть магию приказа, даже сейчас, хотя мы еще не связаны клятвами.

- Прости, но это выше моих сил, - бросила я и, не прощаясь, обрубила нить связи. Ну, вот снова в слезы. За последние полгода это уже стало привычкой. Но раз никто не видит, то можно немного ослабить контроль…

Свет, как же мы оказывается уязвимы! Мы умеем быть сильными, но только Проведение знает, чего нам это стоит.

Но я справлюсь. Должна справиться…

Обязана.


***


- Итак, что удалось узнать? - старая женщина, подслеповато щурясь, посмотрела на свою ученицу.

- В мир действительно пришел Судия.

- Откуда такие сведения?

- Одна из странниц мне кое-что задолжала. Она и сообщила, что случайно столкнулась с Судией на улицах одного из приграничных поселений, Последнего Поста.

- Значит, личность палача мира вы установили.

Ученица важно кивнула, вызвав улыбку наставницы.

- Хорошо, а что насчет того, кто властвует над ее сутью?

- Ничего. За все время, что она находилась в городе, она ни разу не встречалась с кем-то по описанию хоть отдаленно напоминавшего кого-нибудь из Младших.

- Значит, плохо смотрели, - резко сказала старая жрица, смерив недовольным взглядом девочку, что когда-нибудь унаследует ее путь и ее дар.

- Но, Плетущая…

- Придешь, когда выяснишь все до конца, - отрезала она, отвернувшись от ученицы. И той ничего не оставалось кроме как покинуть келью старейшей жрицы.


Шаг 5


Это был странный сон. Да и не сон вовсе, а так - бледная тень памяти, случайно отразившаяся в кристалле моего сознания. Почему так произошло? Это сложно объяснить, если честно я и сама не до конца понимаю механику процесса, но считаю, что дело в дожде. Вернее в страшной по силе грозе, разразившейся в начале осени.

Совсем, как тогда…

Мир словно знал, что должно было произойти, и оплакивал глупых мечтателей, решивших поспорить с Судьбой на равных. Но в тот миг мне было плевать и на мнение мира и на всех остальных - я просто жила, впервые жила, не оглядываясь ни на кого. И я была счастлива как никогда прежде.

Я помню, как холодные струи хлестали по лицу, текли за шиворот, помню, как вдали раздавались раскаты грома, гулким эхом прокатывающиеся по земле, яркие вспышки мертвенно-синих молний… но я не спешила в укрытие, я стояла, запрокинув голову и смотрела в темное осеннее небо. Никогда прежде я не была так близка миру, я почти слышала его шепот в крови.

- Простудишься же, - с мягкой улыбкой в голосе сказал кто-то и, накинув мне на плечи плащ, как-то неуверенно обнял со спины.

- Ты же знаешь, что это невозможно, - невольно улыбнулась я. Все же странно чувствовать такую заботу, особенно с его стороны.

- В этом мире возможно все, Эми. Даже любовь павшего к Судие, приговорившей его к вечным страданиям.

Он не обвинял, но мне все равно стало не по себе.

- Прости, я не могла поступить иначе, - я хотела обернуться, чтобы посмотреть ему в глаза, но Хэл удержал меня.

- Я бы на твоем месте поступил так же. Мы не достойны того шанса, что вы нам предоставили. Рано или поздно, но кто-нибудь найдет способ сбежать.

- Это не возможно.

В чем я не сомневалась абсолютно так это в неизбежности наказания. Мы очень качественно переписываем судьбы, и исправить их после этого невозможно. Даже мы не сможем отменить приговор, который однажды вынесли. Зато можем наложить второй…

- Это невозможно, - тихо повторила я.

- Лури, я бы мог с тобой поспорить, более того доказать свою точку зрения, но… не сейчас, ладно? Нам и так скоро придется расстаться.

Ненавижу этот тон. Как можно так покорно и безропотно принимать смерть? Даже если все повторяется раз за разом не обязательно смотреть на мир так!

- Позволь мне войти в круг, Хэл. Я справлюсь.

Сколько раз за последний месяц я поднимала эту тему? Сотни! Но этот упрямый эльф ни в какую не соглашается, повторяя одно и тоже:

- Тебе не хватит сил, да и контроля тоже. Ты сожжешь и мир и себя, поверь, я справлюсь лучше.

- Но…

- Мы же еще встретимся, Эми. Этого у нас отнять не смогут даже все боги Изначалья.

Я почувствовала его улыбку всем телом. Это сложно объяснить, но, даже не видя его лица, я поняла, что он улыбается, печально, болезненно, но улыбается. Отчего-то мне стало трудно дышать, в горле появился неприятный комок. Наверно, так не должно быть, но я совершенно не представляла своей жизни без этого павшего. Я привыкла к вечной тьме в его глазах, к грустной улыбке, увязшей в льдистой синеве подобно мухе в янтаре, к резкой смене настроений, к вспышкам ярости, агрессии… Меньше всего Хэл напоминает мужчину, с которым легко ужиться, но я люблю его именно таким. Меня больше не пугает его непоследовательность и жестокость, я даже научилась понимать его, хотя раньше считала это совершенно невозможным.

Свет, что же я буду делать, когда потеряю его? Вечно ждать и помнить? Я не смогу так.

- Хэл, пожалуйста, позволь мне забыть.

- Думаешь, тебе будет легче? Сомнения и боль никуда не исчезнут, ты просто забудешь об их причине. Это не выход, лури.

Он не поймет. Для него чувства часть его сути, он свыкся с ними и сможет жить даже с внутренней болью, но мы потому и спрятались от всех эмоций, что воспринимаем их острее - всем своим существом.

- Я же Судия. Мне не ведома боль, пока я не захочу обратного.

- Хорошо, Эми. Пусть это будет моим последним приказом тебе. В следующий раз все будет по-другому - обещаю.

И отчего ему так важно это? Я же знаю, что дорога ему, но… он никогда не приблизиться ко мне, пока я не получу права отказать. Глупый, глупый мальчик, этот приказ я выполнила бы с радостью, но пусть все будет так, как он хочет. Что значит время для тех, кто обречен вечно рождаться, умирать и помнить?…

Последнее сложнее всего.

Я вывернулась из объятий и, оглянувшись, посмотрела ему прямо в глаза. Как всегда идеален. Как можно так выглядеть, находясь в грозу в лесу?! Не знаю, впрочем, все они совершенны, просто отчего-то красота Хэла не кажется столь безликой и пустой, как у остальных. Хотя, может быть, все дело в его сходстве с эльфами, этот павший почему-то всегда был связан с перворожденными если не узами крови, то внешним видом точно.

Разве можно его не любить?

- Пойдем в дом. Скоро ливень превратиться в настоящий ураган.

- Я знаю, - спокойно улыбнулся павший, и в это было вложено гораздо больше насмешки, чем обычно.

С ним сложно спорить - нет, не так - с ним невозможно спорить! Это попросту глупо. Не зря его прозвали Кукловодом. Я даже представить не могу, каково это знать все и всегда, уметь менять время и реальность по своему желанию, но почти всегда бездействовать. Я бы сошла с ума. А он просто срывается изредка, когда мир наносит ему особенно болезненный удар.

- Хэл… как можно так жить? - я все-таки спросила. Не следовало, конечно, но мне хотелось понять, что им движет, ведь даже раньше он не был свободен. Каково это всю жизнь прожить в клетке? Разве может птица добровольно отказаться от полетов?…

- Я не знаю другой жизни, - странно, но мой вопрос не вывел его из себя, а заставил улыбнуться, - я помню только ее, Эми, а разве можно тосковать о том, что неизвестно. Время, реальность, знание - это всего лишь часть моей сущности, точно так же как для тебя - Суд. Я не воин, но и магом никогда не стану. Я всего лишь старый уставший мудрец, принявший не ту сторону в войне.

- Жалеешь?

- Нисколько. Я знал, на что шел, - улыбка стала чуть хитрее, а тьма змеей свернувшаяся на дне его глаз насмешливо вскинула голову, - Я шел к тебе, а другого пути на тот момент не было.

Я так и не поняла, шутил он или говорил всерьез. С ним иногда бывало сложно, особенно, когда он сам не желал быть понятым.

- И я не жалею, - тихо сказала я, чтобы не молчать, а потом, поняв, как безнадежно это прозвучало, улыбнулась и пояснила, - я устала быть все время одна. Это тяжело. Я никому не пожелаю такой участи.

Ну вот я снова все испортила. Настроение себе и Хэлу - точно. Он же не хуже меня знает, что это такое, когда ты никого не интересуешь, и на все твои поступки смотрят с точки зрения рациональности, нисколько не заботясь ни о твоей позиции, ни о твоем отношении ко всему происходящему.

Хэл приблизился ко мне, улыбнулся со спокойной уверенностью, совсем несвойственной ему, и, сжав мою ладонь в своей, сказал:

- Больше ты никогда не будешь одна. Я всегда буду рядом, если ты мне позволишь, Эми. У меня к тебе только одна просьба: не предавай меня. Я не выдержу этого вновь, - нежность сменилась яростью мгновенно, он сжал мою ладонь и, если бы не природная живучесть Судий, наверняка бы сломал тонкие кости, но… он такой, какой есть. И я его люблю. Именно таким.

В синих глазах вновь плескалась тьма, холодная и беспощадная, но я-то знала, что это лишь призраки давней боли. Как же они все-таки уязвимы. Разве можно было судить детей за то, что они оказались не согласны с решением взрослых? А я осудила. Наверно, мне следует быть откровенной хотя бы с собой - я жалею, что так поспешила с Судом, но сейчас порвать круг перерождений невозможно. С этим нужно смириться. Или хотя бы попытаться это сделать…

- Пойдем, Хэл. Нам пора начинать, - нехотя напомнила я, взглядом указав на черное небо, испещренное голубоватыми прожилками молний. Павший, проследив за моим взглядом, скупо кивнул - наше время действительно подходило к концу. О Суде мир всегда предупреждает заранее, но мне впервые кажется он такой неожиданностью. Может быть потому, что только сейчас я научилась ценить то, что имела всегда - жизнь?…

Вот и все… Эта мысль заставила меня сбиться с шага и снизить скорость. Почему именно сейчас, когда у нас только стало все налаживаться? Почему так?

Хэл остановился на крыльце и, обернувшись, вопросительно приподнял бровь. Мокрые светлые пряди прилипли к его лицу, мгновенно превратив опасного павшего в беспомощно-уязвимого мальчишку. Если бы не его взгляд, тяжелый, темный, не позволяющий свободно дышать, было бы легко обмануться.

- Что случилось? - его голос прозвучал отстраненно и безразлично. Хэл уже был далеко отсюда и его мало волновали сомнения Судии.

- Ничего, - попыталась отмахнуться я, но павший посмотрел на меня так выразительно, что я предпочла обойтись малой кровью: - Просто на мгновение мне показалось, что все закончилось…

Это прозвучало так глупо, что я невольно смутилась. Оказывается и меч способен откровенно навязываться своему хозяину, выкинув из головы такие понятия как "гордость" и "приличия".

- Эми, - Хэл терпеливо вздохнул и посмотрел на меня с мягкой улыбкой во взгляде, - пока мы существуем, ничего кончиться не может. И мы в отличие от смертных никогда не сможем разорвать круг перерождений. Сколько бы веков не прошло, мы все равно встретимся. Обещаю. Ну что? Поверишь тому, кто знает абсолютно все?

- Абсолютно?

- Конечно, - шкодливо улыбнулся он, - я вижу с сотню путей, но все они сходятся в одной точке. Мы встретимся.

- А дальше?

Я не люблю предсказания: во-первых, мой путь всегда связан с чужими и провидец легко может ошибиться, а во-вторых… мне никогда не предсказывают что-то хорошее. Впрочем, я никогда не упускала возможности испортить себе настроение очередным туманным пророчеством.

- А вот что будет дальше, - с павшего мгновенно слетела напускная дурашливость - зависит только от тебя, лури. Здесь предсказывать не решусь даже я. Постарайся относиться ко мне посерьезнее и видеть не столько малолетнего эльфа, сколько павшего. И не пытайся мною играть - второй раз я такого не прощу даже тебе, - и словно пытаясь свести на нет мрачность слов, он нежно улыбнулся и протянул мне руку, - Пора начинать, Эми. Мир требует нашего решения.

И в этот миг, словно специально выбрав самый неподходящий момент, в мое сознание ворвалась вся боль планеты. Я чуть покачнулась, но схватившись за руку Хэла, устояла. Внезапно налетевший ветер швырнул в нас охапку сырых желтых листьев. Синяя молния разорвала тьму неба над нашими головами и ударила в шпиль здания, выбивая искры.

Начинался Суд…


***


Младшая жрица стояла под проливным дождем, надеясь, что хоть прохладные струи смоют ее раздражение. Плетущая снова отчитала ее как девчонку! Обидно до слез! Разве она виновата в том, что так и не удалось установить хозяина Судии?! Где здесь ее вина?

- Госпожа, войдите в Храм - простудитесь, - голос жреца Света прозвучал совсем рядом.

- Все нормально, - возразила она.

- После встречи со Старшей, вы всегда сами не свои.

- Все нормально, - повторила жрица чуть жестче.

- Я верю вам, верю. Кстати, я увидел кое-что любопытное в будущем.

- Правда?

- Да, скоро к нам придет человек, с печатью Света на теле.

- Уверен?

- Абсолютно, госпожа.

Младшая жрица с благодарностью посмотрела на жреца. Возможно, не так все и плохо.


Шаг 6


Я открыла глаза и уставилась на мутные разводы на побелке потолка. Дождь все еще шумел за окном, создавая тоскливое настроение. В такие моменты даже самым закоренелым оптимистам хочется выть волком на луну.

Значит, все было так… Свет, умею же я портить себе жизнь! По большому счету, Хэла я даже ни в чем обвинять не могу - он всего лишь выполнял мое желание.

И почему мы боимся чувствовать? Отчего мы панически боимся даже думать об этом? Что такого могло произойти, что понадобилось разделение сущности на разум и эмоции? И почему я не помню этого? Ведь сейчас думая об этом, я понимаю, что созданы мы были по образу и подобию Младших с небольшим дополнением. Нас наделили правом карать. Именно так. На заре своего существования мы всего лишь исполняли приговоры, а выносили их другие. Зачем чувства оружию? И почему судят те половины, что способны видеть и - главное! - чувствовать мир? Не знаю. Этого никто не знает из ныне живущих. А те, кто знал, уже давно находятся по ту сторону Врат.

Боги ушли - и Младшие, и Старшие уже покинули эту Грань бытия, оставив лишь нас, да корректоров. Они возложили на нас ответственность, забыв объяснить, что и почему. А мы вместо того, чтобы выполнять новую роль, забились в эту щель. Когда в последний раз кто-либо из нас выбирался во Внешнюю Паутину? Очень давно. О нас уже там и забыли наверно. А корректоры? Что корректоры? Они следят только за теми цивилизациями, что имеют ключевое значение для Времени, - умирающие полудикие планетки их не волнуют. Сколько же миров захлебнулись собственной болью, так и не дождавшись нашего прихода? Бесчисленное множество. Но мы упрямо продолжаем существовать только во Внутреннем Круге, изредка посылая какого-нибудь проштрафившегося неудачника за Грань. Смешно сказать, но мы, которые должны были стать наместниками богов, превратились в тюремных надзирателей, следящих за изгнанными из Внешней Паутины народами.

Отчего мне все сложнее верить в наши законы и традиции? Ведь если исходить из логики, они абсолютно верны, но реальность их не принимает. Кем мы стали для Вселенной? Уж точно не новыми богами, скорее уж бездушными палачами. Мы не заслужили оказанного нам доверия, не оправдали его. И о чем только думали боги, когда уходили? На кого бы спихнуть всю ответственность? Очень похоже. Им не следовало оставлять нам власть над мирами. Ведь, как оказалось, даже мы, свято верящие в свою непогрешимость, способны ошибаться.

Ладно, надо заканчивать с этими настроениями, пока окончательно не уверилась в неправильности пути, избравшего меня своей подружкой. Пора и за дело браться. Кажется, я планировала пообщаться со здешними теологами? Вот этим и займемся.

Мне конечно давно уже следовало вернуться в Пустоту и сообщить Совету о возможном побеге, но мне не хочется так поступать. Я и сама справлюсь. Хэл - это только моя проблема и перекладывать ее на чужие плечи я не имею права. Уж как-нибудь свои ошибки, я исправлю сама.

Но прежде необходимо кое-что выяснить. И в это "кое-что" входит много всего непонятного, если не сказать необъяснимого. Да, определенно, не помешает навестить местных священников - может, хоть им что-то известно о Ключе. Не могу же я искать не пойми что!

- Лейн, куда бежишь? - напарник поймал меня на лестнице. Он уже давно не пытался меня коснуться, но приставать не переставал, надеясь, что я передумаю. Не на ту напал! Я хмуро посмотрела на перегородившую мне дорогу тушу. Так просто его не сдвинешь. Ненавижу, когда мне мешают. Видит Небо, давно надо было от него избавиться. Неужели бы я сама не удержалась в гильдии? Удержалась бы! Но мне отчего-то совсем не хотелось прибегать к крайним мерам. Вот только сейчас я была не в том настроении, чтобы помнить о милосердии.

- С дороги! - прошипела я, в раздражении сузив серебристые глаза. Но мой напарник, уже привыкший к подобной демонстрации силы, не воспринял угрозу в моем голосе всерьез. И зря. Моя рука устремилась вперед, и я нанесла ребром ладони удар в шею, прямо под кадык. Мой сообщник захрипел, непонимающе вытаращив на меня глаза…

Дурак, нашел с кем спорить! Я же Оружие! И убить могу всегда и везде. Даже голыми руками. Не стоило так обманываться на мой счет.

Я безразлично перешагнула через пока живого, но умирающего человека и вышла из дома, уже зная, что обратно не вернусь. И я ни капли не жалела. Это место для меня было всего лишь перевалочным пунктом. И вспоминать о жизни в этом городе я не планирую. Нет, я нисколько не стыжусь своего прошлого, меня не терзает совесть, просто я знаю, что снова убивать за деньги не буду. Отныне только для дела. Ну и для защиты собственной жизни, разумеется.


Собор. Только этим словом можно охарактеризовать то, что я увидела на главной площади города. Небесно-синие купола венчали белоснежные стены, покрытые ажурным орнаментом резьбы. Многоцветные витражи отражались на мраморный пол яркими мазками красок. Причудливые знаки, изображения каких-то незнакомых мне святых и событий, богатый церковный инвентарь. Красиво.

Я нерешительно замерла перед распахнутыми настежь воротами. Несмотря на спокойную обстановку, что-то меня нервировало и не давало сделать шаг внутрь. Но сколько я не пыталась разобраться в себе, никак не удавалось поймать за хвост ускользающую мысль.

- Дитя мое, тебя гложут сомнения. Может, я смогу чем-то помочь тебе?

Я повернулась на голос. Рядом со мной стоял священник, самый обычный, каких много в мирах обоих Паутин, если бы не одно маленькое "но", я бы и не обратила на него внимания: он был слеп. Но меня он видел.

- Да хранит тебя Звезда, дитя, - почувствовав на себе мой взгляд, улыбнулся священник.

Звезда?! Сердце неприятно бухнуло в желудок, а взгляд заметался по площади, время от времени наталкиваясь на изображения, не замеченные мною ранее. Не может быть! Но, видимо, этот мир решил-таки меня доконать. Вон и на священнике поверх серой рясы висит пятиконечная звезда. Свет! Что же происходит в этом безумном мире?

Я закрыла глаза, пытаясь справиться с волнением. Вот так и сходят с ума. Если я не ошибаюсь - а в таких вещах я ошибаться не могу! - то именно такая звезда была символом Паучихи. Слияние пяти стихий, единство начал… Бездна! Откуда в этом мире религия, позабытая тысячи лет назад?!

- Брат мой, ты ошибся - это дитя пришло ко мне.

Я открыла глаза и посмотрела на второго священника, похожего на первого как брат-близнец, единственное различие было в символе, висевшем на тонкой серебряной цепочке.

Свет! Что происходит? Мой взгляд зацепился за символ веры и словно приклеился к небольшому, округлому, похожему на черное яйцо знаку. Мне хорошо знакомо это изображение. Даже слишком хорошо - на моем теле есть его точная копия. Черное яйцо, в которое заключен круглый змеиный глаз, оплетенный линиями древнего языка. Печать Светового Дракона.

А священники все продолжали спорить.

- Но ее душа так темна, что ей прямая дорога в мою паству.

- На ней наша метка. Ведь верно, дитя? Ты носишь на теле клеймо Света?

Оба сразу же повернулись ко мне, ожидая ответа.

Я с ужасом смотрела на эту пару слепых людей, которые сумели заметить то, что я скрывала ото всех. Сердце гулко билось в груди. Позвоночник змеей обвил страх. Я зябко передернула плечами.

Так не должно быть… они не могут знать… это просто люди, человечки, не помнящие историю Мироздания. Они же не могут служить тем, кто ушел задолго до их сотворения!

- Какая разница, чье клеймо у нее на теле? Она служит тому, кто относиться к Тьме! А значит, принадлежит моей пастве, - не дождавшись моего ответа, священники решили продолжить спор, все больше нервируя меня.

Они стояли рядом со мной и спорили, словно пришел день Страшного Суда и только они могут решить, куда отправить мою бедную душу - в забвение или в райский сад. Это было настолько нелепо, что я едва не рассмеялась, но вместо смеха из моей груди почему-то вырвался хрип.

Что было дальше, не помню - я потеряла сознание. Впервые с момента создания.


***


Как и было приказано, при первой же возможности жрец Света оставил девчонку, отмеченную Воплощениями, на коллегу, а сам отправился к младшей Плетущей.

- Ну? - юная Паучиха требовательно посмотрела на слепого служителя.

- Как я и предвидел, сегодня на пороге Храма я встретил девушку, на теле которой стоит клеймо Света.

- И что ты можешь сказать о ней?

- Темный утверждает, что видит в ней след служения его госпоже. Но он словно наследованный.

- То есть эта девушка довольно длительный период находилась рядом с носителем Тьмы?

- Именно. Более того как-то с ним связана, иначе след не был настолько отчетливым.

- Это именно то, что я хотела узнать, - Плетущая поблагодарила жреца, - можешь быть свободен. Впрочем, у меня есть еще одна просьба…

- Да? Я вас внимательно слушаю, - служитель почтительно склонился.

- Присмотри за этой девушкой. И если вам покажется, что она угрожает существованию нашего культа - устраните ее.


Шаг 7


Мне давно не было так хорошо. Пространство словно излучало покой. Я парила в Пустоте, вернее та часть, что была моей душой, отделилась от жалкого человеческого тела и пусть ненадолго, но вернулась к истокам.

Я никогда не видела ту, чье клеймо носила на своем теле. Я никогда не желала вспоминать, что создана для Света. Я никогда не жалела, что в войне заняла другую сторону, тем самым предав свою суть. Только глупое восклицание-призыв осталось с тех времен, когда я была единственным оружием, созданным для Дракона.

И мне никто ни разу не напомнил об этом. Все вокруг носили на своем теле Звезду Паутины, но они не выказали мне своей неприязни или недоверия. Я не знаю, почему из всех Судий только меня отнесли к Свету, да и не задумывалась особо. Я привыкла быть белой вороной в семье и уже давно не обращаю внимания на чужие взгляды. Ну, подумаешь единственная блондинка! Не так уж и важна раскраска.

Но было время, когда меня нервировали темные. И я, стараясь спрятаться от лишних глаз, искала уединенные места. Вот в одном из таких мест меня и поймал последний светлый…

Он сам подошел ко мне. Его улыбку я запомнила надолго. Мне никогда никто не улыбался так открыто… и я никогда не встречала кого-то прекраснее… Он сиял так, что даже у меня слезы выступили на глаза.

- Ты та девочка, что судила потерянных детей? - в его тоне не было и тени ненависти или обиды, он не обвинял меня - ему действительно было интересно. Только поэтому я и ответила, украдкой разглядывая это странное существо.

- Да, а вы?

Я уже поняла, кто стоял передо мной, но из вежливости решила уточнить.

- Я тот, кто первым предал свою мать, - на этот раз улыбка получилась виноватой, но в темно-зеленых глазах не было и тени раскаяния.

Я посмотрела на него, уже не скрывая интереса. Я слышала о нем. Да и кто не знал эту историю?! Он, светлый до кончиков волос, отказался от своего дара, отрекся от своей создательницы и ушел во Тьму. За женщиной. За той, что посмела его отвергнуть.

Светлые боги над ним смеялись, темные - презирали, но он пошел вопреки всему, чтобы быть ближе к своей избраннице.

- А если по существу, то когда-то я был Судией, вернее Палачом, но с этого пути уже сошел. Теперь я просто бессмертный, посмевший мечтать, - он весело улыбнулся и дернул плечом, словно ему были безразличны все жертвы, на которые пришлось пойти в попытке угнаться за иллюзией счастья.

Наверно, в тот момент я впервые поняла, что служение - это не вся жизнь, что если поискать, можно найти, за что зацепиться в этом мире. Ну не может тот, кто не доволен своей жизнью, улыбаться так спокойно и уверенно.

- Вот ты где! - недовольно притопнула ножкой леди, появляясь из водопада огненных искр, - Мне казалось, светлый, что ты помнишь о своем обещании!

Бездна, как же она красива! Стоило мне увидеть пришелицу, как я сразу поняла, почему он отказался от всего ради нее. Пламя волос струилось по спине и сбегало до самого пола, не сдерживаемое ничем. Гибкое тело профессиональной танцовщицы ласкала тончайшая материя, белая, почти сияющая. Красные крылья трепетали за ее спиной в нетерпении, почти в раздражении. Золотые глаза гневно сощурены, и смотрит она, не отрываясь, на светлого бога. Я бы на его месте уже упала бы на колени и слезно молила о прощении. Так вот она какая любимая дочь Паучихи. Да, в такую можно влюбиться. Судьба… Рыжая девчонка, привыкшая к поклонению и почитанию…

- Секундочку, лури. Позволь хоть попрощаться! - светлый несколько виновато улыбнулся мне, взглядом извиняясь за поведение избранницы.

Самый сильный светлый бог оказался в услужении у темной богини. Смешно? Нисколько. Но и сочувствовать ему не стоит - он сам сделал этот выбор и нисколько не раскаивался. Я это видела и, если быть откровенной до конца, немного завидовала. Не смотря на неопределенность во взаимоотношениях, они держались друг друга. Не друзья, не любовники - враги. Но я же не ошиблась: когда он вскользь коснулся моей щеки, извиняясь и прощаясь одновременно, в прекрасных глазах богини вспыхнули искры зависти.

- Не бойся любить. Даже боль приносит наслаждение, если ее есть с кем разделить, - шепнул он, отстраняясь, а потом пошел к своей избраннице.

Они странно смотрелись вместе, но почему-то мне и в голову не приходило представить их по отдельности. Тогда я поняла, насколько они подходят друг другу. Может быть, сами они и не замечают этого, но это действительно так.

После того случая я их больше не видела - почти сразу вслед за этой встречей они пожертвовали жизнями, чтобы создать новый мир на руинах старого.

…даже боль приносит наслаждение…

Он разделил смерть со своей повелительницей. Надеюсь, хоть это объединило их, раз в нашем мире они не смогли быть вместе…

Странно вспоминать что-то, оставшееся так далеко в прошлом. Я же и думать забыла о том светлом боге и его избраннице, и вот сейчас это вынырнуло из недр сознания так легко и естественно, словно только и ждало удобного момента.

А ведь раньше слова светлого меня не волновали, я воспринимала их как глупую шутку. Возможно, я просто не умела любить вот и смотрела на все так легко, зато теперь я поняла, что он имел в виду. Свет слишком холоден, слишком идеален, чтобы в нем могло зародиться такое чувство, и только не побоявшийся вступить во Тьму, поставивший на одну карту все и даже больше, достоин любви.

Он не побоялся. Всем казалось, что это только игра, игра светлого, которому надоела его святость. Даже его избранница не верила ему, поэтому и держала дистанцию.

Но истина оказалась так проста, что ее никто и не заметил. Впрочем, обычно так и бывает. Он рискнул сделать шаг во тьму, зная, что его никогда не поймут, но все равно избрал этот путь. Интересно, смогла бы я поступить так же на его месте? Ведь по сути своей он был Судией, таким же как я. Не знаю, сомневаюсь, что мне хватило бы смелости и силы воли, хотя…

Нет, не стану гадать - время покажет.

Но таких людей больше нет. Кто сможет отказаться от бессмертия, от силы, от себя только для того, чтобы быть рядом с любимой? Вряд ли таких много, скорее наоборот непростительно мало. И еще меньше тех, кто пойдет на смерть с улыбкой. Я никогда не смогу забыть его лицо, чуть ироничный изгиб губ и уверенность в собственной правоте, затаившуюся на дне темно-зеленых глаз. Он не жалел - ни мгновения, ни секунды он не сомневался в верности своего выбора. Я бы так не смогла.

Но в чем-то он был прав. Я устала быть одна. Мне же ничего особенного от этого мира и не надо - я просто хочу быть рядом со своим хозяином. Я не претендую на особое место в его жизни - мне достаточно и того, что я занимаю. И может быть, когда-нибудь я смогу разделить с ним смерть…

А правила? Они ничего не значат. Я не могу изменить свою природу и не смогу, но я могу закрыть глаза на мелкие нарушения. И, если когда-нибудь Хэл сумеет найти способ разорвать круг перерождений, я позволю ему уйти. Возможно, это и покажется многим неправильным, но…

Один светлый бог когда-то очень давно открыл мне глаза на мир, и что-то мне подсказывает, что теперь я смотрю на все верно.


***


Младшая жрица снова стояла у дверей дальней комнаты. Старейшая из Плетущих не любила шума, поэтому ее апартаменты находились в самом укромном уголке Храма.

- Можно? - постучав в дверь, поинтересовалась девушка.

- Входи, коли пришла, - как всегда невежливо откликнулась Старшая жрица.

Юрко скользнув в комнату, юная Плетущая замерла у самой двери. Наставница пронизывающе смотрела на нее, и от этого взгляда девушке становилось немного не по себе.

- Мне удалось кое-что выяснить. Кажется, я знаю, кто является хозяином нашей Судии.

- Да? И кто же?

- Жрецы сообщили, что от нее пахнет Тьмой.

- Что ж, нечто в этом роде я и предполагала, - удовлетворенно кивнула старая Паучиха, - Я довольна твоей работой, Катин.


Шаг 8


Сознание все еще расплывалось, но я вполне могла мыслить связно. Очнулась я в кресле и, судя по запаху ладана и свечей, въевшемуся в мебель, уже внутри собора. Напротив меня у книжного стеллажа стояла уже знакомая мне пара священников. Они все еще переругивались, но скорее по привычке, чем всерьез.

- Как вы? - тот, который носил поверх балахона Звезду, первым почувствовал, что я пришла в себя.

- Уже лучше, спасибо.

- Скажите, а вы здоровы? Как часто вы теряете сознание? - это уже подол голос второй. Впрочем, судя по всему, их интересовал один и тот же вопрос, потому что смотрели они на меня одинаково требовательно.

- Я здорова. И такого раньше не случалось, - смущенно улыбнувшись, ответила я, чувствуя себе неуютно под их слепыми взглядами. - Перенервничала, наверно, - предложила я самый приемлемый вариант.

Или дает о себе знать разрыв с хозяином - ни один Судия не проживет долго без павшего, с которым связан. Так всегда было. И Хэл когда-нибудь, выполнив свой долг, погибнет во время Суда, а я просто растворюсь в воздухе, словно и не рождалась никогда.

Наверно, мне следует вернуться. Забыть обо всем, переступить через себя, через его приказ - и извиниться. Он слишком много для меня значит, чтобы потерять его так глупо…

- Можно задать вам несколько вопросов? - наконец собравшись с мыслями, я решила вспомнить о цели своего визита в сие святое место.

- Конечно, для этого мы все и находимся здесь.

- Истоки вашей веры. Каковы они? - я решила начать с самого начала. Конечно, намного безопаснее и вернее было самой заняться на досуге изучением Святого Писания, но… вы видели толщину этой книжечки? Там не меньше десяти тысяч страниц! На такой подвиг я не готова.

- "… и пришел мессия, Тьмой Ведомый, и дал он людям надежду. И открыл он все тайны мироздания, ибо не было у него секретов от чад своих. Но убил его лживый свет, и только заповеди остались в памяти людской…" - процитировал тот священник, что носил на груди Звезду Паутины.

- "… и была с мессией его супруга, Свет Дарящая. И несла она с собой покой и спасение, ибо указывала верный путь. Но тьма не дремала и разлучила она влюбленных, явившись в образе ангела Суда. И только заповеди остались в памяти людской…" - второй голос, похожий на первый, да и отрывок несильно отличался, - Ничего точнее мы не скажем - давно это было. Столько веков уже прошло, что и Свет не упомнит.

- Значит, их было двое? Мужчина, носящий Звезду Паутины, и женщина с клеймом Светового Дракона? - я нахмурилась: мне все больше и больше не нравилась эта история.

- Да. По крайней мере, так сказано в Книге Книг. И пока не будет найден Ключ, они не встретятся.

Вот - снова. Может хоть кто-нибудь внятно объяснить, что за ключ и с чем его едят?! Ну, если этого не знают жрецы этого культа, то дело плохо…

- Все мне говорят о каком-то ключе, но никто не говорит, что это такое.

- Это очень сложный вопрос. Наши философы не один год бьются над ним, но ответа так и не нашли.

То есть это мягкая форма "мы не знаем"? Великолепно! А кто знать будет?!

- Единственное, что нам известно, - он создан совместными усилиями миссии и его супруги.

Не густо, но это уже хоть что-то.

- Ясненько, - я задумчиво смотрела на потолок, пытаясь взглядом проследить за причудливыми переплетениями цветных линий. Мыслей в голове было слишком много и это мешало сконцентрироваться на чем-то одном, - Кому именно вы поклоняетесь? Во что верите?

Наверно, это прозвучало глупо, но мне необходимо было получить подтверждение своих подозрений.

- Дитя, как можно не знать прописных истин?!

Я неопределенно пожала плечами и, только вспомнив о слепоте своих собеседников, ответила вслух:

- Меня никогда не интересовали человеческие религии. До этого момента.

- Ну что ж… мы верим в Свет и Тьму и в их Воплощения - Паучиху и Дракона. Мы верим в их детей…

Дальше я уже не слушала - и так все ясно. Вот только даже влюбленный Судия никогда не влезет в такую авантюру. А вот Хэл явно приложил к этому руку - других павших с печатью Тьмы на душе нет. Бездна! Сейчас этот мир воспринимает его, как свое любимое дитя - вот что делает вера людская. Неудивительно, что мне так не везет! Я теперь, по мнению планеты, враг ее созданий! Сумасшествие. Как можно было пропустить создание Узла реальности во Внутренней Паутине? Это чем же все Судии заняты, что не заметили перехода этого мира совсем на другой уровень?!

Вопросы с каждым днем все множатся, а ответы не желают находиться. Видимо, мне действительно пора возвращаться, пока Хэл не натворил глупостей. Если его будут судить повторно - так легко как в прошлый раз он не отделается.

- Последний вопрос, - я посмотрела на священников прямо, словно они могли встретить мой взгляд. - Есть ли в храме Плетущие Путь?

В одно мгновение все поменялось. Исчезла легкая непринужденная атмосфера, она сменилась напряженной тишиной.

Вообще-то о тех, кто способен менять Судьбу говорят редко и обычно шепотом, но я-то не забыла случайную встречу с одной из Плетущих. Это случилось еще до Войны Сфер, но я помню ее слова, словно это было вчера: "Ты сама обречешь себя на смерть". Возможно, она просто хотела отомстить мне за смерть подруги, а может, и правда увидела мою жизнь на тысячелетия вперед. Мне сложно судить, но с того момента я привыкла верить словам провидцев, отмеченных печатью Пустоты. Таких - слава Свету! - немного, но в храмах Двух Начал есть всегда. Служительницы Тьмы, хранящие целомудрие тела, но способные уничтожать сердца и души других - Паучихи. Точнее верные дочери той, что носит это имя. Носила…

- Откуда вы знаете об их существовании? - настороженно спросил служащий Свету.

- Встречалась раньше, - уклончиво ответила я. Что-то мне подсказывает, что я зря упомянула о Плетущих - жрецы всех культов без различия одинаково ревностно оберегают свои тайны. Впрочем, я уже давно разучилась бояться: смерть этого тела мне безразлична, а сущность оружия уничтожить не так-то просто. Только другой Судия имеет на это право. Или Старшие боги, но их появление маловероятно.

- И? - нетерпеливо потребовал разъяснений темный.

Я безразлично пожала плечами:

- Получила предсказание и пошла своей дорогой. Пути Судий - это только их дело. Мы сами решаем, как соединить нити в Полотне.

- Судий?

Одинаково растерянные выражения лиц. Мгновение. Другое. Жду неизбежного понимания. Я уже знала, что меня не выпустят из храма, знала, что не могу оставить за спиной тех, кто почувствовал печать на моей душе. Но я хотела напоследок насладиться их реакцией.

Все-таки я слишком долго была бесчувственной стервой - вот и привыкла быть жестокой. И не оставлять врагов - пусть только возможных, но врагов - у себя за спиной.

- Так значит ты - Последний Ангел?

Давно меня так не называли. У нас много имен, некоторые даже рискуют называть нас палачами, но почему-то среди людей мы всегда ассоциировались с ангелами Суда. Бескрылые, лишенные самой надежды на Небо, мы больше всего ненавидим именно это обозначение. Уж слишком оно болезненно - напоминает о нашей ущербности.

- Иногда нас называют и так, - бесцветно улыбнулась я, - но лично я предпочитаю слово "Судия". В крайнем случае - "Оружие Судьбы".

- Это ты убила мессию!

- Не уверена, - я невольно дернула плечом, словно пытаясь стряхнуть это обвинение. А ведь они мне почти понравились. Все-таки мне не хватало атмосферы храмов Двух Начал. Они вместе с населенными мирами были уничтожены в самом начале Войны Сфер. Жаль, но скорее всего этот мир подлежит чистке - мы не можем позволить вернуться религии, уже однажды послужившей толчком для начала войны.

- Дрянь!

- Попрошу не выражаться. Ладно, от вас мне уже ждать нечего. В таком случае мне пора домой, - я медленно выбралась из кресла, потянулась, разминая затекшие от долгого сидения мышцы, и неспешно направилась к выходу.

- Стой! - два голоса сплелись воедино, идеально дополняя друг друга по тембру и интонациям. Искры Пустоты вспыхнули в слепых бельмах глаз и…

В следующее мгновение они упали на пол, как подкошенные, стремительно усыхая. Неприятное зрелище. Пустота не умеет щадить. И сейчас она медленно выпивала жизнь из тех, кто посмел поднять руку на ее дитя. Они уже не жильцы. Даже убивать не пришлось - они все сделали сами. Да, не стоило забывать, что несмотря на их принадлежность к храму Двух Начал, они всего лишь люди. Раньше такой ошибки бы не совершили - для устранения таких неприятностей как я всегда существовали хорошо обученные послушники, ведь против стрелы в глаз не застрахованы даже Судии…

Я отвернулась от высохших, напоминающих древние мумии трупов и вышла из комнаты. Уверенно находя среди запутанных коридоров путь наружу, я обдумывала свои дальнейшие планы. Мне предстоял путь домой.

Странное слово "дом" такое непривычное, но удивительно верное. И почему я раньше не заметила, как сильно мне не хватало той атмосферы?

Я определенно задержалась в этом городе. Мне следовало его покинуть раньше. В конце концов, кто такой Хэл, чтобы что-то запрещать мне?! То, что он когда-нибудь станет моим хозяином, не дает ему права решать за меня! А я хочу вернуться. И вернусь.

Солнечный, должно быть, уже истосковался по дороге. Я почти сразу же ощутила согласие моего рейпта - ему этот городок нравился еще меньше, чем мне.

В таком случае, милый, может обратно?…


***


Катин уже собиралась уходить, когда Старшая жрица внезапно захрипела и, схватившись за сердце, откинулась на спинку кресла.

Девушка бросилась к ней, надеясь хоть чем-то помочь, но стоило ей подойти, как Плетущая намертво вцепилась в блузку своей ученицы и негромко прохрипела:

- Она уничтожила жрецов. Теперь она знает о нас.

- Не волнуйтесь, все будет хорошо - я позову на помощь, - пытаясь разжать пальцы наставницы, произнесла Катин.

- Нет, не надо. Для меня уже все кончено, откат был слишком силен. Дай мне руку, я должна передать тебе свою силу.

Не в силах ослабить хватку Паучихи, Катин была вынуждена повиноваться. Не думала она, что все произойдет так быстро…


Шаг 9


Странно возвращаться туда, где тебя ждут. И немножечко страшно. А вдруг я им больше не нужна? Что если за эти месяцы наши пути разошлись, и сейчас мы стали чужими друг другу?

У меня никогда не было семьи, да и друзей тоже - я плохо схожусь с людьми, не люблю шумные сборища и большие компании. Я ни с кем не сближалась ни в одном мире. Нет, знала я, конечно, многих, но близко к себе не подпустила даже наставницу. Возможно, не погибни тот светлый, мы смогли бы сдружиться, но прошлого не изменить. А ведь я даже не знаю, как его звали родные… Странно, у меня никогда не было никого ближе него, но я о нем ничего не знаю. Но я помню, а для меня это важнее. Иногда, закрывая глаза, я вижу его улыбку, светлую, нежную, дарящую покой и тепло.

Он абсолютно не похож на Хэла. Павший слишком несерьезен и импульсивен - не могу представить ситуацию, когда Кукловод покорно последует за возлюбленной. В то же время я не видела никого ответственнее Судии Света, а мой хозяин, напротив, привык все спихивать на других. Но если мне гораздо больше нравится светлый, то какого демона я влюбилась в его полную противоположность?! Вывод? Я закоренелый мазохист, собирающий все возможные неприятности на свою пятую точку и радующийся этому.

По крайней мере, понятно, что меня побудило вернуться: сомневаюсь, что Хэл сильно обрадуется, увидев меня снова. Впрочем, сразу я ему о своем возвращении сообщать не стану - прежде всего, нужно осмотреться и убедиться, что мой хозяин ничего запретного не затеял. И Нарин мне в этом поможет. Уж кому я доверяю полностью так это рыжему эльфу - он просто не способен на предательство. Надо его как-нибудь вытащить из города и обсудить с ним свои планы: может, он сумеет подсказать что-то путное, а то мои мысли вечно начинают разбегаться, стоит только подумать о павшем.

"Нарин" - я мысленно позвала своего ученика, надеясь, что он не слишком растеряется, поймав обнаружив в своем сознании непрошеного гостя.

"Эми?!" - мои мысли чуть не снес поток чистого удивления. Вот зараза, мало того, что оглушил, так еще и чувства умудрился передать!

"Да это я. Ты сейчас свободен?"

"Не совсем. Но могу освободиться".

"Тогда освобождайся от дел и попытайся незаметно выбраться из города. Знаешь, где находится первая встречающая поляна?"

"Та, на которой мы торгуем с людьми?"

"Она самая".

"Знаю".

"В таком случае я буду ждать тебя там".

"Эми?…"

"До встречи" - резко оборвала я поток бессмысленных вопросов. Гораздо легче их задать при встрече - и сил потратится намного меньше. И почему все молодые маги пытаются прихлопнуть муху наковальней?!

Солнечный, нагло подслушавший мой разговор с Нарином, сам нашел кротчайший безопасный путь к нужному месту. Умная коняшка, но лезть ко мне в голову без разрешения не смей! Мой рейпт рассерженно фыркнул, обидевшись на "коняшку". Но до места мы добрались без происшествий.

Торговый сезон уже окончился, поэтому на поляне не было ни души, даже гостевой дом, выглядел как-то потеряно и покинуто. Все верно - эльфы не живут здесь, а только переселяются на время торга, чтобы не тратить полдня на дорогу. Что ж меня вполне устроит и покинутый дом - благо любую магическую защиту я обхожу на автомате.

Нарин пришел где-то через полчаса. О его появлении мне сообщил легкий всплеск силы, качнувший нити пространства: перенесся, зараза, будто я его не учила избегать этого! Но паутинки связей не порвались, как бывает обычно, а, дрогнув, вернулись в исходное положение. А он быстро учится - вон уже и с миром договорился. Интересно, он хоть сам понимает, насколько его сила превышает все возможное? Вряд ли, иначе вел себя совсем не так.

Солнечный тем временем повернулся к моему ученику и приветливо фыркнул, выпуская из ноздрей узкие язычки пламени - красуется, паршивец.

- Эми! Ты, правда, здесь?! - налетел на меня этот рыжий ураган.

- Как видишь, - улыбнулась я, не зная как бы снизить интенсивность этой атаки.

- Вернулась?! А Хэл знает? Вот он обрадуется!…

- Стоп, - я холодно посмотрела на своего ученика, зная, что этот мой взгляд сразу снимет излишки радости и возбуждения, - я не собираюсь сообщать павшему о своем возвращении. Пока, - уточнила я, встретив его обиженно-непонимающий взгляд.

- Но… - растеряно начал он, но я его перебила:

- Не возражай. Мне необходимо кое-что проверить, и пока я не буду уверена, что Хэл ничего не натворил за время моего отсутствия, ему не стоит знать о моем возвращении.

- Почему, Эми? Ему же плохо без тебя.

Охотно верю. Связь хозяина с оружием обоюдная и легко не рвется, зато разлука приносит целый букет "приятных" ощущений. Самой иногда волком выть хочется. Но еще несколько дней как-нибудь переживу.

- Справится, - отмахнулась я от упреков Нарина, - это его решение, а значит, и расплачиваться он должен сам. Лучше скажи, ничего странного не происходило в последнее время?

- Ничего, - обижено ответил рыжий эльф, смешно надув губы. Ребенок. Как можно оставаться таким наивным, столкнувшись с магией Пустоты? Мне казалось, что хоть это откроет ему глаза на мир. Видимо, придется самой заняться этим вопросом.

- Нар, - тяжело вздохнув, я посмотрела ему прямо в глаза, - кто я, по-твоему?

- Маг Пустоты.

Бровь невольно изогнулась в немом изумлении - правда?

- А Хэл?

- То же, хотя его магия больше похожа на классическую.

- Три ошибки в двух фразах. Начнем с конца. Во-первых, магия Хэла не имеет ничего общего с классической людской - его сила иного характера, даже не такая как у тебя или меня. Он павший, когда-то бывший Знанием. Ему подвластны реальность и время, что, собственно, он и продемонстрировал на дуэли.

- Павший? Ты уже в третий раз называешь его так при мне, но так и не объяснила толком, кто это.

Ладно, рано или поздно, но он узнал бы об этом.

- В двух словах не объяснишь, но я постараюсь. На заре Времен, когда Свет и Тьма еще жили в мире, они создали по восемь существ, чтобы те оберегали их покой. Так появились Младшие боги. Тысячелетиями они жили в мире, но потом пришел конец терпению светлых богов и они пошли войной на темных. Война Сфер была кровавой, все миры, созданные до нее, были уничтожены в битвах. Не думаю, что кто-нибудь способен представить количество жертв. Это было кошмаром, Нар, можешь мне поверить. Те, кто был призван беречь и защищать, превратились в кровожадных монстров, и, когда мы поняли, что ничего уже не изменить - вмешались. Зачинщиков судили и приговорили к вечному возрождению в смертных телах, пока они не искупят свою вину перед Вселенной. Их и называют павшими. Как ты понимаешь, Хэл - один из них.

- Он бог?!

- Когда-то очень давно он им был. Безумный Кукловод, хранящий знания всего и вся. Ему открыто будущее, он знает прошлое и видит настоящие. Он - один из сильнейших Младших богов - и мой хозяин.

- Хозяин?

Я кивнула. Теперь пора объяснить, кем являюсь я сама.

- Я всего лишь оружие в его руке. Судия. Когда-то давно именно я вынесла этот приговор, а вот теперь присматриваю за его исполнением.

- Оружие?

- Меч Скорби, - я привычно похлопала по пустым ножнам, висящим у бедра. До тех пор пока Хэл не назовет мое Истинное Имя, они останутся у меня.

- Но я не вижу этого. Я чувствую магию Пустоты, клубящеюся вокруг тебя. И все.

Я раздраженно ударила кулаком по бедру. Какой же непонятливый ученик мне попался.

- Закрой глаза! - приказала я, отошла от Нарина подальше, а потом медленно направилась к нему, - Что ты чувствуешь?

- Легкое колебание Пластов. Пустота перетекает с одного места на другое.

- Хорошо, - удовлетворенно ответила я, - Какого цвета Пустота?

Не подумайте, этот вопрос совсем не глуп: первородная Пустота многоцветна, ведь именно из нее и произошло все сущее. Правда, не каждому дано это увидеть, но Нару это, к счастью, по плечу.

- Странно, но я вижу только оттенки серого и черного, - растерянно пробормотал Нарин.

- Отлично. Так и должно быть. А теперь мысленно отступи от нее и скажи, какую форму принимает Пустота.

Не прошло и мгновения, как рыжий эльф удивленно распахнул глаза и недоверчиво уставился на меня.

- Клинок в черных ножнах. Элегантный и простой. Крестовина сплетена из нескольких металлических прутков, а вместо навершия большой мутно-белый камень. Это твоя истинная форма?

Я насмешливо фыркнула.

- Моя истинная форма перед тобой, а то - мой рабочий облик. Оружием я становлюсь в момент Суда, когда объединяю силы с павшим.

- А?…

- Хватит. На сегодня лекция окончена - у меня еще масса дел. У тебя, думаю, не меньше, - прохладно сообщила я своему ученику, откровенно выпроваживая его, - если понадоблюсь - ты знаешь, где меня искать. До встречи.


***


Лес был счастлив. Его эксперимент закончился полным успехом. Судия вернулась. По собственной воле, без принуждения со стороны хозяина. Это было пусть маленькой, но победой. Теперь ей можно доверять. Теперь она не бросит. Даже если ей придется пойти против воли Владыки.


Шаг 10


Неделю я потратила на наблюдение за Марид-о-эл и окрестностями, но ничего противоестественного так и не обнаружила. Не могу сказать, что это меня сразу же успокоило, но дышать стало легче.

И все-таки что-то не давало мне покоя, какая-то странная мысль, вернее предчувствие, словно я упорно отказывалась замечать что-то важное.

Но когда видишь страдания любимого человека, как-то сложно думать о таких абстрактных вещах как спасение мира. Я даже стала ловить себя на мысли, что мне абсолютно безразлично, что станет с этим уголком Вселенной. И какой из меня после этого Судия? Мягко говоря, никакой. Неужели так просто перечеркнуть все, что было раньше? Оказывается легче легкого. Разрушать у нас всегда получалось лучше, чем создавать. И кто после этого опасен? Не павшие - это точно.

Понятно, почему мы отказались от чувств - оружие, умеющее любить, живущее своей страстью, не просто опасно - оно способно ввергнуть Вселенную в Хаос. Или еще хуже - вернуть ее в Пустоту.

Да, здесь определенно есть о чем подумать.

Но вначале лучше вернуться - не могу больше видеть своего хозяина в таком подавленном состоянии. Ничего нового я в любом случае не узнаю. И того, что узнала более чем достаточно…

Пресветлому Владыке осталось жить не так много - прав оказался Нарин, правитель стремительно угасает. Ласточка превратилась в тень самой себя. На Марид-о-эл медленно надвигается война. Но мне не хочется ни во что вмешиваться. Да, возможно, у меня есть шанс все изменить, а вот желания - никакого. Не мое это дело вытаскивать эльфов за уши из бед. Это приблизит момент Суда? Я знаю. Но зачем оттягивать неизбежное? Надо просто прожить последние спокойные дни так, словно после не будет ничего.

Наверно, это обыкновенная трусость. А может, я просто желаю хоть на время стать обычным человеком. Уж как-нибудь и без моего участия этот мир решит свои проблемы. Тем более мое вмешательство ему противно!

Ладно, в таком случае хватит оттягивать неизбежное, пора найти Хэла и извиниться за свое поведение. Если повезет, меня, может быть, даже простят. Но в последнее верится с трудом. Безумный Кукловод не тот человек, чтобы по доброте душевной принять раскаивающееся оружие обратно, особенно если оно уже не в первый раз исхитрилось цапнуть хозяйскую руку.

Хэла я нашла без особого труда. Он ласкался со своим рейптом. Черный зверь собачонкой вился вокруг него, то и дело норовя дотянуться до лица длинным змеиным языком. Павший, смеясь, отбивался, но скорее по привычке, чем всерьез. Моего появления ни рейпт, ни его хозяин не заметили просто потому, что сейчас для них не существовало остального мира. Я уже завидую этому черному зверю: рядом со мной Хэл никогда не был таким искренним и беззаботным. На мгновение мне даже показалось, что лучше уйти по-тихому и не беспокоить его - у него не так много счастливых минут, чтобы отнимать последние.

Но я же бездушная эгоистка! О чем и напомнила себе. Поэтому без сожаленья сделав шаг из укрытия, я неуверенно сообщила о своем появлении:

- Хозяин, уделите ли немного времени своей покорной рабе?

В один момент атмосфера изменилась. Исчезла вся легкость, сменившись мрачным молчанием. Хэл обернулся и насмешливо-высокомерно посмотрел на меня. Этот взгляд был мне отлично знаком. Он обжигал холодом и не давал возможности выдавить из себя хоть слово - тело словно сковывало оцепенение.

Мастер управления людьми. Кукловод. И как меня угораздило влюбиться в это существо?!

- Ну и сколько будешь молчать? Я, конечно, понимаю, что моя красота ослепляет и все такое, но ведь ты собиралась что-то сказать, не так ли?

Краска прилила к щекам. Вот демон! И ведь не пойму чего больше во мне смущения или гнева! Я же действительно едва не залюбовалась им!

- Ну? Долго мне еще ждать? - невесело усмехнувшись, мой хозяин пристально посмотрел на меня. В синих глазах уже беспрепятственно клубилась тьма, но это меня больше не пугало - скорее наоборот. Мне захотелось подойти ближе, ведь так легко потеряться в мрачной глубине…

Бездна! Что он делает? Зачем пытается подчинить меня?

Я с трудом смогла отвести взгляд, вызвав очередную усмешку, но мои мысли более или менее пришли в норму.

- Хозяин, я хотела извиниться за свое поведение и…

- Стоп, - прервал меня Хэл и коротко приказал. - Подойди.

Я послушно приблизилась к павшему. Рейпт недовольно дернул головой и многообещающе оскалился, продемонстрировав мне свои зубки. Но нападать не спешил, а значит, в планах павшего моей смерти пока нет.

- Знаешь, куда можешь засунуть свои извинения? - не слишком вежливо осведомился Хэл, когда я оказалась рядом, - Мне не нужны твои раскаяния, какими бы искренними они не были! - прошипел он, пальцами впившись в мой подбородок и заставляя меня смотреть ему в глаза. Он пугал, его близость вызывала безотчетный страх, дикий, почти первобытный. Холодок прошел по спине, заставив зябко дернуть плечом. Никто и никогда не действовал на меня так. Не зря все-таки его опасались все, даже боги.

- Но вот, если ты сейчас скажешь, что влюблена в меня, я сделаю вид, что поверил, - неожиданно закончил он.

Я невольно улыбнулась. С его способностями и говорить о простой вере? Уж он-то должен знать, что я испытываю! Или?… Не может быть! Он не способен прочитать Судию! Мы для него недоступны, ведь сутью нашей является изначальная Пустота!

Я хитро улыбнулась. Страх исчез, стоило мне только обнаружить слабое место павшего. Я сцепила руки у него за спиной, приобнимая, прижалась всем телом к нему и тихо мурлыкнула у его уха:

- Правда, поверишь?

Он опешил. А как бы вы повели себя на его месте, когда холодное беспристрастное оружие в одно мгновение превратилось в ласковую кошку? Сомневаюсь, что иначе.

- Эми? - судя по тону, Хэл явно сомневается в моем рассудке. Бывает. Но мне давно не было так хорошо. Мне так спокойно и легко, что, кажется, вот-вот и я смогу взлететь. Возможно, это глупо, бессмысленно, неосмотрительно, но…

- Я люблю тебя, павший. Хочешь ты этого или нет. И мне абсолютно безразлично поверишь ты в мои слова - просто позволь мне быть рядом. Большего я не прошу, - я отстранилась и серьезно посмотрела на него. Мне было очень важно, чтобы он понял. Неуверенно заглянув в его глаза, я едва не утонула в сияющей счастьем тьме.

Не знаю почему, но он мне поверил…


***


Она изменилась. Это было заметно сразу. Что-то за время ее отсутствия вынудило ее взглянуть на мир с другой стороны. И подчиниться. Не мне, и даже не этому миру - самой себе, своим желаниям и своим целям. Кажется, малышка, сумела повзрослеть, а значит, совсем скоро сумеет понять главное…

Пусть это только первый шаг, но совсем скоро Эми сама придет ко мне. И по собственной воле, без принуждения, выберет меня. Уже скоро…


Путь 4: дорога чувств


"Лишь глупые люди считают путь любви счастливым. Только тот, кто откажется от всего во имя Ее, сможет встать на Ее дорогу. И пройдя этой тропой до конца, он обретет не счастье, а боль. Но только тот, кто прошел по этому пути, может сказать, что жил".

Из дневника Судии Света, закрытый архив.


Шаг 1


Если вы считаете, что стоит произнести заветные "я люблю тебя" - и жизнь сразу же налаживается, то вы сильно ошибаетесь. Даже если ваше чувство взаимно - это еще не значит, что окружающих оно устроит. Что я собственно и сказала Хэлу. Само собой он со мной не согласился, завязался спор… В результате мы в очередной раз поссорились. Интересно это нормально? Или только мне повезло влюбиться в полубезумное непоследовательное существо, уверенное только в собственной правоте?

Кстати, это я тоже ему сказала… Ну, то есть вместо того, чтобы помириться с ним окончательно, я разругалась, судя по всему, тоже - окончательно. И извиняться я не стану! В этот раз не прав именно он!

- Эми, тебе сколько лет? Десять? - Нарин сидел напротив меня и неспешно помешивал чай. От кружки поднимался ароматный дымок. Люблю осенью посидеть вот так на кухне, особенно если за окном идет дождь, и улицы превратились в хлюпающую под ногами жижу. Хорошо. Спокойно. Если, конечно, рыжие эльфы не лезут в личную жизнь.

- Много. И такие вопросы женщинам задавать не принято! - напомнила я, поднося к губам горячую кружку.

- А ты не женщина, а меч, - спокойно сообщил мне этот предатель. И его я пою чаем с пирогами?! Неблагодарный! - И не надо сверкать так глазами, Эми. Мне отлично все известно. Я только одного не могу понять, почему здравомыслящие взрослые люди ведут себя, как дети?

Вместо ответа я, вдохнув неповторимый аромат эльфийского чая, отхлебнула. Глаза блаженно закрылись, в моем мире остались только ощущения - ласковое тепло глиняной чашки в руках и приятная терпкость на языке. Я всем видом демонстрировала нежелание продолжать этот разговор. И вообще, если некоторые эльфы не прекратят приставать, то я быстро выставлю их на улицу - под дождь. И совесть меня не загрызет, ввиду ее полного отсутствия.

Но тишина долго не продлилась. Минуты две спустя, Нарин продолжил начатый разговор.

- Ты действительно не понимаешь, что упускаешь свой шанс на счастье?

Все, моему терпению пришел конец. Я с силой поставила чашку на стол, расплескав янтарную жидкость, пара горячих капель попала на кожу, но боли я не почувствовала, полностью сконцентрировав внимание на эльфе.

- Я все прекрасно понимаю, Нарин, в отличие от тебя. Как ты себе это представляешь? Здесь мы никогда не сможем быть вместе, по крайней мере, официально - у него есть жена и она королевской крови. Сбежать? Я не спорю, такой выход есть, но я такого позволить не могу: Хэл - наследник Пресветлого Владыки. И в скором времени ему придется принять эту ношу. Это не игры, Нар, но вы оба почему-то этого не замечаете. Я так не могу.

- Но должен же быть выход…

Как же он еще наивен. Конечно, выход есть, вот только он не совсем такой, какой хотелось бы.

- Нужно принять все, как есть. Разве это не выход? Мне надоели эти размышления на темы "что было бы, если…". Мы живем в реальном мире, и здесь такие шутки не проходят.

- Ты совсем не похожа на влюбленную женщину.

Невольно хмыкнув, я насмешливо посмотрела на своего ученика:

- Ты сам сказал, что я - меч, Нарин. Я оружие, бездушное, не способное чувствовать или страдать.

Врать я умею. Этому искусству я научилась уже так давно, что и не вспомню, кем был мой первый учитель. И безучастной ко всему я оставаться умела в любой ситуации. Но и Нарин не был бы магом Пустоты, если бы не умел читать в душах.

- Для бездушной железяки ты слишком часто думаешь о других.

Я неопределенно дернула плечом. Пусть верит во все, что пожелает. Я такая, какая есть, и если один из павших не может этого принять, то нам не по пути. Я не стану меняться, чтобы подстроиться под него и его желания. Я все-таки не обычная крестьянка, а Оружие Судьбы!

- Эми, может, все-таки поговоришь об этом не со мной, а с Хэлом? Уверен, он поймет.

Еще немного и я зарычу! Ну, сколько можно давить на больное место и интересоваться "а так лучше?". Терпение у меня отнюдь не безгранично. Правы люди: иногда имея друга, не нужно заводить врагов. И это один из таких случаев.

- Мы говорим о павшем, а не о соседском мальчишке! Хэл никогда не смириться с моей правотой. Точка. И тебе не стоит в это вмешиваться. Уж как-нибудь со своими проблемами я справлюсь сама без посторонней помощи.

- Эми, - как-то обреченно вздохнув, рыжий эльф отодвинул от себя кружку и посмотрел на меня, - я не могу видеть, как ты мечешься между миром и Хэлом. Давно пора бы сделать этот выбор.

И что на это ответить? Он настолько хороший и добрый, что самой не верится. Даже аура до сих пор снежно-белая - ни одно цветное пятно не пристало, хотя он постоянно имеет дело с Пустотой. И почему я не влюбилась в него? Я не заслуживаю того обожания, с которым Нарин смотрит на меня!

Выдавив из себя смущенно-виноватую улыбку, я спрятала глаза под кружевом ресниц. Не по себе мне было от его взгляда. Кто я такая, чтобы вызывать восхищение этого милого неповторимого в своей наивности существа? Я и Хэл - одного поля ягоды, мы жестокие, циничные, самолюбивые эгоисты. Но Нарин совершенно другой. Он искренне хочет мне помочь обрести счастье, даже не с ним. Я бы так не смогла, хотя раньше, очень-очень давно, поступала так же. Когда же это было? И почему я так изменилась? Постепенно, шаг за шагом, я сошла с того пути. А ведь когда-то меня не за другую расцветку, а именно за другое мировоззрение называли светлой. Оступилась, не там свернула, а в итоге оказалась непонятно где, да и как поступать уже не знаю.

- И откуда ты такой идеальный взялся? - натянуто улыбнулась я. Этот мальчик напомнил мне о том, о чем я сама предпочла забыть. Боги, как же я ошибалась. Я ведь всего лишь не хотела быть чужой им, а в итоге окончательно запуталась в чужих тропах. И вот теперь, кажется, пришла пора все осознать - и заплатить.

- От мамы с папой, - едва уловимо улыбнувшись, ответил рыжий эльф. От его улыбки сразу стало светлее и легче на душе. Мир явно боготворит это странное дитя. Как вообще такое существо могло появиться на свет во Внутреннем Круге?

- Знаешь, Нарин, никогда не думала, что буду завидовать чужой судьбе, но - видит Свет! - твоей избраннице я искренне завидую, - не подумав, сказала я и почти сразу пожалела.

- Эми…

- Но это не я, милый. Не принимай желаемое за действительное. Ты мне дорог, но я не вижу в тебе… - я замолчала, не зная, как описать свои чувства и не оскорбить его. Мне не хотелось причинять ему лишней боли - из-за меня он и так уже через многое прошел.

- Я знаю, кого ты во мне видишь, Эми. Но я уже давно не ребенок, - светлая улыбка вновь разорвала полумрак кухни, но на этот раз в ней было что-то болезненное.

И почему я не могу подарить счастья тем, кого люблю? Неужели все дело в моей природе? Не может же быть все обусловлено сутью оружия, заключенной во мне?! Нет, все хуже, много хуже - я сама не готова менять свою жизнь.

На этом разговор как-то незаметно угас. Мы по-прежнему пили чай, но уже каждый был погружен в свои мысли и переживания. Что-то недосказанное осталось висеть в воздухе, но Нарин эту тему больше не поднимал. За окном шел дождь, он гулко барабанил по крыши и этот тоскливый звук как нельзя лучше подходил моему настроению. Мне было тоскливо, почти больно. Я не хотела терять Нарина, его дружбу, доверие, но между нами уже пробежала первая трещинка, угрожающая в скором времени превратиться в пропасть. Жаль, но менять что-либо было уже поздно. Да и что менять, если мы по-разному смотрим на одни и те же вещи? Я бы могла притвориться кем-то близким к его идеалу, но обманывать его и себя не хочу. Мне важно его доверие, а, пойдя таким путем, я потеряю уважение в его глазах. Пусть все остается, как есть. Возможно, это и трусливо с моей стороны, но я надеюсь, что все обойдется…


Шаг 2


- Зачем ты вернулась? Позлорадствовать? - Ласточка действительно сильно изменилась за то время, что я провела в Роне. Из сияющей жизнью и талантом девочки она превратилась в бледную тень. Ни интереса, ни жажды жизни в ее глазах уже не было, только какое-то горькое удивление застыло на дне синих озер: "ну почему я?…".

Ну и каково это, Эми? Каково видеть, что твои действия привели к совершенно иному, неожидаемому результату? И где сейчас твоя уверенность, что во благо Паутины можно пожертвовать несколькими жизнями? Сколько таких уже накопилось? Даже если не брать другие миры и других павших, то только здесь я уже сломала десятка полтора жизней. И ведь каждый из них мог стать для мира если не опорой, то помощником точно. А что если мы не отдаляем, а напротив одним своим присутствием приближаем неизбежный конец? Может ли такое быть? Не знаю. Еще год назад я бы, не задумываясь, назвала безумцем того, кто выдал бы такую мысль. Теперь уже сомневаюсь во всем, даже в целесообразности собственной жизни.

- Ласточка, ты можешь мне не верить, но мне действительно больно видеть тебя такой. И если ты помнишь, я тебе ничего не обещала. Ты сама не смогла его удержать. И сейчас вместо того, чтобы бороться за свою любовь ты сидишь здесь и строишь из себя самое несчастное существо на свете! Ты вызываешь жалость, а не желание! Нужно уметь сиять вопреки всему, дорогая, особенно, если в жилах течет королевская кровь. Я уже говорила, что ты очень красива - так научись этим пользоваться! И не вали всю вину на окружающих, если у самой не хватает сил удержать мужа!

И чего это я так разошлась? Только из-за ее жалкого вида? Или мне не дает покоя то, что она может обладать тем, что не достижимо для меня? Но она же ровным счетом ничего не делает!

И это меня раздражает, ведь если быть до конца откровенной, то с ней Хэл мог бы обрести свое счастье. Возможно именно эта девочка сумела бы изменить Кукловода и дать ему иную цель в жизни.

И где я только набралась этих благотворительских мыслей? Определенно, Нарин на меня плохо влияет. Нужно ограничить время общения с этим рыжим недоразумением, пока во мне не проснулась совесть. Видят Старшие, нет ничего страшнее Судии, обремененным этим недугом.

- Эми, ты действительно считаешь, что у меня есть шанс? - когда она доверчиво посмотрела на меня большими сияющими надеждой глазами, я поняла, что ничего делать с Хэлом не буду. Нам лучше по-прежнему соблюдать дистанцию, для меня он только потенциальный хозяин и только. А для любви у каждого из нас есть сотни жизней впереди. Может, это и опрометчиво - кто знает. Но мне это решение кажется единственно верным. Пусть каждый из нас пройдет уготованный ему путь в одиночку, а дальше…

Нет, я не хочу гадать, потому что все будет именно так, как должно.

- У тебя их больше, чем у кого бы то ни было, Ласточка, - честно ответила я, мысленно вычеркнув себя из списка.

- Ты мне поможешь? - наверно так смотрят щенки на первого приласкавшего их человека - доверчиво-доверчиво. И этот взгляд имеет особую силу - он не позволяет обманывать его обладателя.

- Чем смогу, - кивнула я, но про себя сделала маленькое уточнение: "но не применяя привороты". Я стараюсь никогда не повторять собственных ошибок дважды.

- Спасибо, - почти счастливо улыбнулась принцесса. И только теперь я поняла, как мне не хватало этой ее улыбки. Я действительно не смогу обмануть ее доверие. Что бы ни случилось, как бы ни сложились мои взаимоотношения с Хэлом, я ее не предам.

Жаль только, что она влюбилась именно в этого павшего - Кукловод еще никому счастья не приносил.

- Я всегда буду рада помочь тебе, принцесса, - улыбнулась я в ответ на ее сияющий счастьем взгляд, а потом вскользь, словно приободряя, коснулась ее щеки, активируя самое простое заклинания из школы управления - оно прибавляло уверенности в себе. Все остальное теперь зависит только от нее. Видит Свет, она заслужила второй шанс.

Странно, но мне совсем не было больно в тот момент, наоборот, стало так легко, словно из сотен неверный вариантов я выбрала всего один правильный. Так вот, что ведет тебя, Нар. Кажется, теперь я понимаю, почему ты улыбаешься, когда говоришь со мною о Хэле - ты просто не можешь вести себя иначе.

Неужели можно заразиться совестью? Оказывается, можно. И мне уже не кажется это таким уж плохим событием: счастья я, может, и не дождусь, но зато верну покой своей смятенной душе. А это уже не мало.

С Ласточкой я попрощалась удивительно тепло. У меня никогда не было подруги и в тот момент я, кажется, поняла, что значит это слово. Я пообещала ей, что как-нибудь загляну на днях, а потом со спокойной душой направилась во внутренние покои дома.

Интересно, Пресветлый Владыка примет меня как раньше настороженно, но гостеприимно, или в свете последних событий пошлет по всем известному адресу?

- А я все гадал, когда же ты заглянешь посмотреть на умирающего старика, - он сидел на троне, как и при предыдущих встречах, но теперь он казался не задремавшим, а смертельно усталым и истощенным.

- Ну, умирать вам рано, Eldan. Вы должны своими глазами увидеть, что все наладиться.

- А ты уверена, что что-то еще может наладиться? С тех пор как ты появилась в моем городе от тебя одни неприятности, - он не повышал тона, не пытался убеждать меня в своей правоте, и от этого мне было тяжелее - его слова эхом повторяли мои мысли.

- Уверена. Иначе и быть не может. Да не волнуйтесь вы так. Как только мир возвестит о Суде, я исчезну, и все вновь встанет на свои места.

- А Хэл? Он тоже уйдет? - странно, но его действительно интересовал этот вопрос. Казалось бы, с чего это он так беспокоиться о судьбе мальчишки-полукровки, о котором и думать не думал год назад. Впрочем, многое меняется в мире, даже Судии со временем на многое начинают смотреть иначе.

- Я сделаю все от меня зависящее, чтобы эту жизнь он прожил до конца.

- Это возможно? - впервые в его голосе скользнуло что-то живое.

- Есть такая вероятность, - я с трудом выдавила из себя улыбку, но это того стоило - Пресветлый Владыка оживал на глазах. Теперь главное не дать погаснуть этому огоньку, и со временем не исключено, что он превратиться в пожар.

Свет, лишь бы мне хватило времени на исправление старых ошибок!

- Эми…

Я подняла глаза на правителя эльфов, почувствовав, что он собирается сказать нечто важное.

- Никогда не думал, что произнесу это, - он немного смущенно улыбнулся, и в этот момент он как никогда походил на Нарина, - Я восхищаюсь твоей силой. Не каждый бы на твоем месте поступил так же. Я знаю, как много для тебя значит Хэл…

- Не будем об этом, Eldan, - резко оборвала я речь эльфа, не желая принимать чужую жалость - она мне не нужна, ибо на все я иду по своей воле. И когда наступит пора, я умру точно так же - во имя надежды для этого мира, вернее ради жизни тех, кто стал для меня смыслом существования. Умирать совсем не страшно, когда знаешь, что поступаешь верно.

Но со смертью мне лучше повременить. Я никогда не сбегаю и не отступаю, а значит, прежде всего, необходимо уладить старые дела.

- Эми, я понимаю, за что Нарин любит тебя. Я даже немного завидую его чувствам. Но все-таки попрошу тебя быть с ним мягче. Постарайся не ранить его душу. Он так сияет, что даже я не совсем понимаю, откуда он взял этот свет.

А Владыка-то, оказывается, любит сына, хоть и не признал его. Впрочем, он в момент рождения Нара был женат и его супруга вряд ли бы одобрила связь мужа с… А собственно с кем? Почему-то раньше меня не интересовал этот вопрос, а зря.

- А кем была его мать? Ее же нет здесь - я уверена, - а потом, вспомнив о приличиях, невольно добавила, - ой, это наверно бестактно…

- Ничего страшного. Это было давно. Мать Ласточки тогда еще была жива. Но даже мы не застрахованы от несчастных случаев, к сожалению. Но не будем о грустном. Матерью Нарина была дочь одного из древних родов, даже более древнего чем мой, что, конечно же, сказалось и на традициях этого Дома. И она ушла почти сразу же после рождения сына - глава Дома обвинил ее в связи с человеком, а за это либо смерть, либо изгнание. Она не побоялась уйти.

- Но это же глупо. Нарин - чистокровный эльф. А его внешность… просто так сошлись гены.

- Мне это известно, Эми. Но законы ее рода очень жесткие, даже если бы я вмешался, это ничего бы не изменило. Я надеюсь, что у нее все сложилось в жизни за пределами Марид-о-эл. Думаю, она поселилась в каком-нибудь человеческом городе, вышла замуж и сделала вид, что ничего до того момента и не было.

Мне это представлялось трудно выполнимым, но я промолчала - каждый имеет право на самообман. И я в том числе.


Шаг 3


Из дома Владыки я смогла вырваться только к ночи, и то, чтобы отпустили меня, мне пришлось нафантазировать уйму дел, требующих моего немедленного внимания. Не думала, что у меня накопилось столько знакомых. И ведь они действительно были рады меня видеть! Странное ощущение. На душе так тепло и спокойно, что хочется забыть обо всех проблемах и просто жить.

Я невольно хмыкнула. Оказывается, Судии тоже существа социальные, просто им об этом забыли сообщить.

А ведь раньше я за собой ничего подобного не замечала. Меня интересовали люди, но скорее как ученого интересует малоизученный вид. Я не видела смысла в их существовании. Если честно, и теперь не вижу, но считаю, что они имеют право на свою судьбу и дорогу. Можете поверить, и это уже не мало.

Обычно Судии в лучшем случае смотрят на смертных, как на скот, за которым их приставили следить, изредка выделяя из стада кого-то полезного для себя. Как я Нарина. Раньше я воспринимала его только в качестве материала или заготовки. Интересно, когда же я изменила свое мнение? В день свадьбы Хэла? Раньше? Да, определенно раньше, наверное, в тот миг, когда убедилась, что чувствовать мы умеем. Как бы ни хотели об этом забыть…

Сколько я не задаюсь этим вопросом, но все равно никак не могу понять: зачем мы отказались от чувств? Почему мы захотели (а без нашего желания никто и не рискнул бы на это пойти - побоялись бы) разделить свою жизнь пополам? Но в то же время, чем дальше я иду по избранному пути, тем сильнее убеждаюсь в верности того решения…

И эта двойственность убивает. Я сама не понимаю к чему иду и иду ли вообще. Топтание на месте это ведь тоже вид ходьбы, просто он меньше распространен…

Устало сев на бортик фонтана, я опустила руку в вечно прохладную воду.

Зябко. И как-то пусто внутри. Но это не та изначальная Пустота, что стала нашей сущностью, а что-то земное и понятное - неопределенность. Мне не по себе от избранного пути. Я не могу понять, что именно чувствую - не такой уж у меня и большой опыт в этом! - но это что-то настораживающее… не плохое, а именно настораживающее. Не знаю, можно ли передать словами весь спектр эмоций… Но это действует угнетающе. Хочется опустить руки и сдаться. Невольно в сознание закрадывается мысль: а ради чего все это? Есть ли смысл в моем - нашем! - существовании? Ведь я бы на месте Старших поступила иначе, не так опрометчиво…

Правильно говорят, оружие не должно думать. Оно не имеет права решать и должно лишь подчиняться. Я запуталась во всем происходящем. Я уже не знаю, где верх, а где низ. Так ли были неправы павшие? Почему теперь я чувствую вину, когда раньше все во мне кипело от праведной ярости? Что такое могло измениться во Вселенной, что так поменялось восприятие? Где-то мы напутали…

Да еще и этот разговор с Владыкой…

Зря я вообще подняла тему Суда. Не стоило. Это напомнило мне о неизбежности решения. Заведомо неверного. Что бы я ни сделала, как бы ни повернула ситуацию - кто-то все равно проиграет. Вопрос лишь в том, кого мне выбрать… и какую цену придется заплатить за этот выбор…

Нет, в последнее время я слишком много задумываюсь о смерти - мне надо отвлечься. А то все эти предсказания, да еще и вкупе с сомнениями сведут меня в могилу раньше времени. И почему все пророки предсказывали мне только смерть? Ведь сколько себя помню, говорили они одно и то же только разными словами. Самое забавное в этом, что Судию нельзя убить! Можно лишить на время физической оболочки, вернуть обратно в Пустоту, но мы все равно вернемся - пока нужны миру. Впрочем, даже наше бессмертие не абсолютно…

Нет, бред. Такого никогда не случиться. Ни один Судия никогда не поднимет руку на другого - нас слишком мало. Суицид? Не смешите меня! Оружие на это не способно! Как бы его не гнули, оно не сломается! А Старшие навсегда покинули эту Грань, вернувшись туда, откуда пришли.

Ничто другое нас не убьет. Хозяин, конечно, может приказать - первый приказ мы выполняем всегда и дословно, но сформулировать его нужно верно, а это практически невозможно. Тем более это не единственное условие смерти Судии.

Так что в теории и от нас можно избавить Паутину, но на практике - вряд ли. Да и не позволит Пустота уничтожить кого-то из нас - уж слишком мало у этой Леди слуг, чтобы ими разбрасываться.

Мы бессмертны. Точка. И хватит думать об этом!

Но если павшие все-таки додумаются… Достаточно всего одного случая…

Вот тогда нам придет конец. То, что знает один из них - известно всем.

Я понимаю, что Хэл никогда не поступит так, но отчего-то в голове вертятся все глупые пророчества, что я слышала. А слова Плетущей Путь до сих пор эхом отдаются в сознании: "Ты сама обречешь себя на смерть"… И против воли вспоминается предсказание представительницы странствующего народа: "Одиночество и боль. От начала времен и до самой смерти". И та и другая видели конец моего пути. И обе обвинили в этом меня…

Нет, только не Хэл. Он никогда не сделает того, что не сможет обыграть в дальнейшем, а моя окончательная смерть не в его интересах. Просто я заработалась, вот в голову и стали лезть всякие глупости. Никогда не поверю, что Хэл сможет меня убить. Наверно это глупо так доверять существу, которое когда-то давно на Суде поклялось тебе отомстить, во что бы то ни стало отомстить и вырваться…

Я невольно дернула плечом, пытаясь отогнать непрошенные воспоминания. В тот момент он действительно был безумен. Тьма так ярко горела в его взгляде, что даже могла ослепить. Впрочем, таким он был не долго. Словно вспомнив о чем-то важном, он мгновенно успокоился и, глядя мне прямо в глаза, тихо попросил меня о последней услуге…

Я ведь так никому и не сказала об этом. Почему? Не знаю, но что-то меня остановило тогда. И я пообещала, что выполню его просьбу…

Интересно, он сам хоть помнит, о чем меня попросил тогда? Вряд ли, павшие обретают память полностью за миг до начала Суда. И Хэл многого не помнит, хотя это все тот же Кукловод, которого я знаю и люблю.

- Вытащи руку из воды - простудишься.

Я не вздрогнула от удивления и не обернулась, хотя именно на это он и рассчитывал. Я уже давно заметила его тень, а подыгрывать ему не хотелось. И подчиняться тоже я не обязана.

Я зачерпнула темной воды, наблюдая, как она просачивается сквозь пальцы и возвращается в фонтан, почти обжигая холодом.

- Тебе прекрасно известно, что я не могу заболеть.

- Ты просто еще не понимаешь, что человеческое тело предать может в любой момент, - Хэл, убедившись, что подчиняться на этот раз я не собираюсь, подошел и самостоятельно вытащил мою руку из воды. При этом выражение у него было самое досадное из знакомых мне. Наверно, так смотрят на упрямых в своей неправоте детей - раздражают жутко, но силу применять нельзя.

Зря он так. Нам было лучше избегать не нужных прикосновений - наша связь слишком сильно искажает восприятие. Не могут же люди так остро чувствовать близость другого существа! Это наверняка все из-за моего служения…

Я поспешно вырвала ладонь из теплых пальцев. Со стороны это могло показаться глупой ссорой из ничего, но меня это мало интересовало в тот момент - мне хотелось поскорее сбежать от него и чем дальше тем лучше. Я обещала Ласточке помочь и менять свое решение не собираюсь!

- Эми, - спокойно произнес Хэл, отступая на шаг, - нам нужно поговорить. И не думаю, что здесь на глазах у всего двора это будет уместно.

Я проследила за его взглядом и заметила, как смущенно вспыхнули, выглядывающие из-под волос ушки одного из помощников Владыки. Кажется, я только что дала тему для сплетен на ближайший месяц - мне-то не жалко, но не хотелось бы навредить Ласточке.

- Хорошо. Нам действительно стоит все обсудить, - покорно кивнула я.


Шаг 4


Я молча шла впереди Хэла не совсем понимая, куда иду. Мысли все еще путались, но тепло и странное, иррациональное чувство родства уже исчезло. Короткое, почти случайное прикосновение, но оно вызвало такую бурю чувств, что я до сих пор в растерянности. Я не привыкла к такому. Все-таки зря я связалась с Хэлосом, он сумеет внести хаос даже в душу Судии. С другой стороны…

Не будь это так больно, мои ощущения можно было бы назвать приятными…

Кажется, я наконец начинаю понимать, о чем говорил тот светлый. Любовь похожа на поводок, держащий на строго определенном расстоянии - ближе нельзя, а дальше отойти не возможно. Сладкая боль. Неизбежная, непонятная, чуждая, но приемлемая. Уж лучше она, чем пустота одиночества.

Я резко остановилась, запоздало поняв, куда собственно иду. Что поделать - привычка. Любой Судия, стоит его чуть вывести из равновесия, всегда инстинктивно стремиться к тому месту, где ему суждено погибнуть.

Темные стены за века прошедшие с последнего Суда покрылись паутинками трещин. Черные проемы окон стали еще мрачнее, хотя мне казалось, что дальше уже некуда. Островерхая крыша вспарывала сизое брюхо неба. Этот дом и раньше казался прибежищем Тьмы и рассадником Зла, но теперь это ощущение усилилось. Не смотря на то, что я точно знала всю историю этого сооружения, неприятный холодок скользнул вдоль спины. Да, к такому домику не каждый рискнет подойти, правда, прежде на него еще надо выйти…

И все же почти ничего не изменилось. Все так же как и в тот осенний день…

А в следующее мгновение все смешалось окончательно. Мужские руки как-то неуверенно легли на мои плечи, словно спрашивая разрешения. Такое чувство, словно и не было этих бесконечно-долгих лет…

Я невольно прижалась спиной к Хэлу, вспоминая и впитывая уже ставшее родным тепло. Так легко раствориться в этом мягком, уютном чувстве… можно даже представить, что ничего и не случилось…

Хэл что-то шептал, но я не вслушивалась в слова, впитывая его голос всем телом, боясь пошевелиться и упустить хоть тень его эмоций. Они яркими мазками разорвали безликую пустоту моего мирка.

Но так было ровно до того момента, пока я не вспомнила о принятом решении. Что бы ни случилось, я никогда не смогу забыть о долге. Даже сейчас вместо того, чтобы просто на мгновение выкинуть из головы этот проклятый мир и его обитателей, я думаю о своем обещании Ласточке.

- Отпусти, - приказала я, мысленно восстанавливая почти рухнувшую стену самоконтроля.

- Эми? - болезненно-удивленно.

- Отпусти меня, Хэл. Пожалуйста.

Он послушно убрал руки и отступил на шаг.

- Что-то не так? - он тоже, словно откинув ненужную маску, стал прежним - рассудительным и холодным.

Я, не оборачиваясь, мотнула головой, не доверяя своему голосу, да и за взгляд поручиться не могла. Все же отказываться от того, чего не знаешь всегда намного легче.

И я действительно приняла верное решение, и ни один павший, как бы красив он ни был, не заставит меня изменить собственным принципам.

- Ты хотел о чем-то поговорить? - сухо напомнила я, пытаясь увести его от темы о прошлом.

- Да, - снова вернулась неуверенность. Он замолчал, словно пытаясь в кучу собрать разбредающиеся мысли, а потом раздраженно бросил: - Может, повернешься ко мне лицом, лури? Я не с твоим затылком разговариваю!

- Как пожелает мой повелитель, - устало ответила я, оборачиваясь.

- Зачем ты так со мной? Я же всего лишь хотел извиниться, Эми, - Хэл сейчас действительно выглядел растерянным, почти обиженным. Ребенок. Сколько бы лет не прошло, он не изменится.

- Не стоило так утруждать себя. Я всего лишь меч, послушный воле хозяина.

- Эми, - устало, почти обреченно, - чего ты от меня хочешь? Тебе так нравиться мучить меня?

- Как я могу? Для меня любое желание господина - закон, - я говорила совершенно серьезно, но он отчего-то считал, что я стремлюсь его задеть.

- Любое? - смена настроений как всегда произошла мгновенно: секунду назад передо мной стоял растерянный ребенок, а теперь - обозленный на весь мир мужчина.

- Господин и сам знает ответ на этот вопрос. Моя жизнь - служение.

Я совсем не стремилась вывести его из себя, просто желала, чтобы он скорее отвязался, - но у меня получилось. Хэл уже излучал агрессию в видимом диапазоне. С каких пор его начала раздражать моя покорность? Мне казалось, именно этого добиваются все павшие от своих своевольных Судий.

Хел сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, прикрыл глаза и со свистом втянул в себя воздух. Мгновение. Другое. Напряженное, готовое к атаке тело постепенно расслабляется, но это могло обмануть кого угодно кроме меня. Нет ничего опаснее павшего взявшего под контроль и сумевшего направить свою ярость.

- В таком случае, дорогая, я хочу тебя.

В первое мгновение я еще не совсем понимала к чему он ведет, но как только поняла… Видит небо, я не хотела его бить, но какая женщина удержится?

- Если так зудит в одном месте - вспомни о жене, а меня, будь добр, оставь в покое! - разъяренно прошипела я.

Хел удивленно поднес руку к щеке, недоверчиво коснулся отпечатка моей ладони и усмехнулся:

- Так уже лучше. Ненавижу покорных женщин - с ними не интересно. Ты совсем другое дело, Эми, и я тебя заполучу. Так или иначе.

Вот теперь мне уже страшно. Хэл не тот человек, чтобы бросать слова на ветер. Он, как ребенок, тянет руки к недоступной и поэтому более привлекательной игрушке. И чтобы завладеть ею пойдет на все.

- Если тебе это так нужно, я уступлю, но после не желаю ничего слышать о твоих чувствах. Я не обязана терпеть привязанность эгоистичного мальчишки!

Расчет - основа жизни. И это правило не раз меня выручало. Ребенку лучше сразу дать игрушку - надоест быстрее именно в силу своей доступности.

- Эми, если бы я хотел просто обладать твоим телом, то уже давно оно было бы моим, - он самоуверенно улыбнулся. В такие моменты я ненавижу всех темных - он слишком много на себя берет. - Но меня интересуешь ты. Я хочу стать настоящим повелителем Судии, а не еще одним рабовладельцем.

Жутко. Но именно этого я и хотела раньше. Не люблю играть жизнями павших, но и не терплю, когда мне навязывают свою точку зрения. Если бы можно было нащупать тонкую грань между ними… Но тогда придется вручить себя полностью одному человеку… Ради Хэла я бы пошла на многое, но всему есть предел. Тем более свой выбор я уже сделала.

- Этого не будет, хозяин. Я не могу доверять существу, которое меня воспринимает только в качестве игрушки. Ты путаешь желание заполучить с любовью.

- Эми, - спокойно начал он, явно уже не надеясь на мое благоразумие. Я посмотрела на него, пытаясь понять, что он задумал на этот раз - от смен его настроений уже кружилась голова. Вот и теперь я невольно вздрогнула, заметив ласковую тьму в его глазах - такой нежности и заботы я от него не ожидала. - Я действительно люблю тебя. Но я не человек и не жди от меня логичного поведения. Я не верю в счастье любимой без меня. Я не способен жертвовать собой. И для меня не имеет значения как ты будешь объяснять себе мою привязанность. Мне безразличен и этот мир и твои сомнения. Ты - моя. Точка. Запомни это и смирись.

Рационально. И совсем не по-детски. Но в этом весь он. Я не знаю, почему, но он многогранен, и как только думаешь, что удалось его понять, он поворачивается другой стороной, совершенно непонятной. Но чего еще можно ждать от темного бога? И почему я не влюбилась в Нарина? С ним бы все было бы гораздо проще.

- Я не сдамся, Хэл. Я могу уступить, но я никогда не сдаюсь. Нам лучше оставить все как есть.

- Позволь мне самому решать за себя. Ты мне нужна, Эми, и отказываться от тебя я не собираюсь. И еще, лури, - он улыбнулся и едва уловимо коснулся моих губ своими, - не думай, что я шучу. Чувства юмора у меня нет как такового.

Резкий. Жестокий. Эгоистичный. Самовлюбленный. Но я не могу представить его другим. Хэлоса не переделать. Впрочем, я и не хочу.

Он ушел молча, оставив за собой последнее слово. Как всегда. Я взглядом проводила его, и только, когда его силуэт растаял в ночных тенях, поняла, что все это время не дышала.

Он нисколько не изменился. Это должно меня пугать, но тогда почему мне так хорошо?


Шаг 5


Я медленно шла по мертвому дому, ведя рукой по стене. Что-то знакомое витало в воздухе, но почему-то не вызывало никаких ассоциаций, только легкое дежавю. Так уже было когда-то.

Но, несмотря на все усилия, я никак не могу вспомнить, что произошло тогда. Почему-то мне кажется это очень важным. Важным именно для меня, словно те несколько минут Суда могли что-то изменить в моей жизни.

А ведь до определенного момента я помню все так отчетливо, словно это было вчера. Но все, что происходило в этом доме, для меня - тайна, как будто в тот раз я осталась за пределами этих древних стен.

Впрочем, все не совсем так. Кое-что я все-таки помню, но это какое-то мельтешение звуков и красок, не желающих выстраиваться в единую картину. А еще я помню нежные объятья Тьмы, ласково нашептывающей мне что-то на ухо. Что именно? Не знаю, но этот полушорох-полушепот до сих пор тревожит сознание ложной надеждой.

Странно. Я, светлая, никогда не чувствовала прикосновения своего Воплощения, но голос его Леди помню. Но если он так связан с Паучихой, то какого дьявола до сих пор здесь?! Никогда не поверю, что Она отказалась бы ему помочь. Да и без Нее у него были бы не плохие шансы - когда ты способен вывернуть мироздание наизнанку, вряд ли нужны еще какие-либо помощники.

Стоп. А вот с этой мысли поподробнее.

Хэл. Способен. Изменять. Реальность.

Не то, чтобы это для меня такая уж новость, но я как-то не задавалась этим вопросом. Почему? Мы привыкли считать, что Безумный Кукловод не вмешивается в плетение судеб. Но это ведь не значит, что он этого не делает. Не в явную, конечно, но и бездельем он не страдает.

Ладно, это обдумаю позже, на досуге, сейчас меня больше волнует другой вопрос: как вышло, что сильнейший из павших не смог выдержать обычный Суд? Я не стану спорить, обычно тот, кто выносит решение, платит за это жизнью, НО Хэл бы при желании смог вывернуться. Почему он этого не сделал? Вот это и волнует меня сильнее всего.

Если бы я только могла вспомнить…

Не могу. И дело даже не столько в приказе забыть, сколько в моем нежелании вспоминать. Вернее в страхе. Я чувствую, что если найду ответы на все вопросы, то потеряю себя окончательно.

Что-то важное произошло тогда, настолько важное, что мое подсознание не желает пробуждать это к жизни. Почему? Это еще один вопрос, на который мне бы очень хотелось найти внятный ответ.

Итак, что мы имеем?

Предыдущий суд, о котором я знаю только, что он был.

Павшего, избегающего этой темы. Думаете, он просто не помнит? Нет, иначе не смотрел бы на меня глазами уверенного в своей правоте мужчины! Все он прекрасно помнит - просто не горит желанием посвящать меня в свои воспоминания!

Так. Что еще?

Ключ к Вратам. Среди людей о нем знает каждый второй, а каждый первый - слышал о его существовании. При этом эльфы, хранящие его у себя, задумчиво шевелят губами, пытаясь хоть что-то вспомнить, а потом безразлично разводят руками - мелочь, небось.

Ладно, раз уж речь зашла о Ключе, то стоит вспомнить и обо всем остальном. Какого дьявола в человеческой Книге Книг написано о супруге моего хозяина?! Насколько я помню, ни один из Младших не зашел так далеко. Да и сомневаюсь, что Хэл…

Бред. Хэл не женат - это точно. Уж эти узы я бы почувствовала.

Я задумчиво выстукивала пальцами на каменной стене какой-то прилипчивый мотивчик. Звук эхом гулял по мрачному длинному коридору, помогая сосредоточиться на мыслях. Страха совсем не было, хотя совсем недавно этот домик и напоминал мне склеп, из которого сбежали даже приведения. Впрочем, кого еще кроме меня потянет ночью в лес?!

Любопытно, а что в людской религии соответствует реальным событиям? Ну, о Хэле там сказано довольно убедительно (укажите мне еще хоть одного темного бога среди павших!), дальше идет какая-то абракадабра о супруге или избраннице, связанной со Светом. Будь я помоложе и повпечатлительней, подумала, что речь идет обо мне, но я точно знаю, что между мной и моим хозяином ничего не было. Тем более, ближе к концу, как чертик из табакерки, выпрыгивает Ангел Суда. Кого еще кроме меня можно так обозвать?

Да, выглядит все правдоподобно. По отдельности. Но вместе как-то не вяжется.

Что б я еще хоть раз пожелала что-то забыть!…

Бездна! Ну почему я связалась именно с этим павшим?!

Мои пальцы обессилено скользнули по шершавому темному камню.

"Это Судьба. Но не твоя", - тихий шепот, чем-то похожий на голос Тьмы, но немного другой.

Мгновение, и из цветных осколков моего прошлого складывается причудливый узор…


…я сидела на еще теплых плитах пола в зале суда, подобрав под себя ноги, и любовалась игрой лунного света в гранях кристаллов времени. Мне нравилось это место. Здесь редко появляются остроухие, а значит можно отдохнуть и просто подумать.

Или поговорить с тем, кого не должно было быть в этом мире…

- А чья же тогда? - тихо спросила я у своего собеседника, не отрывая глаз от серебристого кристалла. В его сердцевине причудливо отражался мальчик, еще совсем ребенок, но его взгляд заставлял к нему прислушаться.

- Ты не веришь в Судьбу. Я вижу это. Но почему? - он приблизился ко мне и, дернув меня за рукав, заставил взглянуть прямо на него. Большие черные глаза смотрели на меня безжизненно и слепо. Пророк. Таких детей против воли начинаешь уважать. И прислушиваться.

Как бы я хотела быть его матерью…

И я знаю, что и он бы предпочел это, но кое в чем - мне следует это признать - этот малыш прав: я действительно унаследовала чужую судьбу.

- Хочешь знать, почему я не верю в предопределение? - я не удержалась и ласково провела по спутанным черным волосам эльфенка, - Я видела ту, что когда-то носила это имя. Она умерла, отказалась от бессмертия, от силы - и ушла. Вы называете Судьбой всего лишь зов крови, который ведет вас по предыдущему кругу жизни.

- Я знаю, - улыбнулся ребенок, прикрыв глаза, - именно поэтому и говорю, что все это не твоя судьба. Твой путь лежит в другой стороне. Он не должен был пересечься с нашим.

- Но если не моя - тогда чья? Почему я влюбилась в павшего?

- Разве это не ясно? Потому что он захотел, чтобы так было. Хэл управляет реальностью. Не обольщайся на его счет, - сурово произнес он. Я не ожидала от него такой жесткости суждения, тем более по отношению к Хэлу. - Если бы я был старше, то… Эми, я…

- Не говори того, в чем не можешь быть уверен, малыш. Я люблю тебя, но… - я замолчала, не зная, как объяснить ему то, что я поняла уже давно.

- Его ты любишь сильнее. Я знаю. Все-таки я - маг Пустоты, пусть еще слишком юн, но многое мне доступно и сейчас.

Я посмотрела на него. Иногда этот эльфенок поражал меня своим спокойствием и рассудительностью. Не будь он тем, кто есть, я бы подумала, что Пустота решила создать еще одного Судию. Слишком многое в этом пятилетнем мальчике было от нас. Иногда это пугало, иногда вводило в замешательство. И все-таки это не меняло главного - родился он со способностью заглянуть далеко вперед.

- Скажи, что меня ждет? Я же вижу, что тебя мучает знание будущего, но ты молчишь. Почему?

Мальчик смотрел на меня пустыми, ничего не выражающими глазами и улыбался, грустно, болезненно. Не должны дети видеть судьбы миров - для них это слишком тяжелая ноша.

- Я не могу, - он резко дернул головой, а потом, словно передумав, быстро зашептал: - Он использует твою уникальность. Он растопчет твою любовь. Он испачкает твою душу. Он лишит тебя будущего. Но ты все равно будешь всегда любить его, а не меня. Убив мою мать, ты унаследовала ее путь. И тебе придется пройти его до конца, Эми. Иначе ты никогда не вырвешься из этого круга. Мне жаль, но будущее уже вписано в твой путь крови, - улыбка стала еще болезненнее, хотя мне казалось это невозможным, - Ты проклята, но я разделю это проклятие с тобой. Завтра наступит время Суда. Завтра ты подчинишься Хэлу и станешь орудием его мести. Завтра ты вернешься к прежней жизни и забудешь обо мне и о том, кем не должна была становиться. Мы все умрем завтра, Эми. Я вижу это так отчетливо, что предпочел бы умереть сейчас. Но в этом не будет твоей вины. Не кори себя. Наш мир не должен был появляться в Паутине - мы всего лишь ошибка Вселенной.

- Не говори так, - я обняла его и прижала к себе дрожащее тельце эльфенка - провидение никому еще не давалось легко.

- Ты добрая, - едва слышный шепот - листья и то шелестят громче, - Ты не заслуживаешь уготованной тебе судьбы. Я никогда не прощу Хэлу того, что он с тобой сделает.

- Это мой выбор, малыш, - я не хотела быть резкой, но в каждое оружие заложен инстинкт: оно должно защищать своего хозяина, - Не обвиняй в этом его.

Мальчик чуть отстранился и посмотрел мне прямо в глаза. Не знаю, как ему это удается, но я почувствовала себя беззащитной, он словно прочитал меня, заглянул в душу - ничто не утаилось от его слепого взора.

- Пусть так, если ты в это веришь. Главное, чтобы ты не раскаялась в однажды сделанном выборе. Но когда-нибудь ты поймешь, как сильно ошибалась в Хэле. У него очень много масок, Эми, и даже я не знаю, какая из них - его истинное лицо.

- Я не пожалею, - упрямо. Как всегда. Я не привыкла идти на поводу у других, поэтому опрометчиво говорю так, чтобы ранить его: - Ты просто ревнуешь к нему. Он не так ужасен, как о нем думают.

Эльфенок едва не плакал от обиды, но не уходил. Он заранее знал, куда заведет этот разговор, поэтому старался держать эмоции в узде. Вот только меня не зря называют Мечом Скорби - боль я чувствую всем телом, особенно чужую.

- Я знаю его лучше, чем кто бы то ни был, - уже не надеясь, что его услышат, тихо произнес он, - все-таки я - его творение. Когда-нибудь ты поймешь, что этот путь ведет в никуда. Нельзя чужими тропами прийти к своему счастью, Эми. И когда ты это поймешь, я буду рядом.

Я прижала к себе детское тельце, на этот раз уже не думая о Хэле. Я любила этого малыша, ведь ради него я сделала невозможное - утаила от своего хозяина сам факт его рождения. Этот эльфенок стал единственной моей тайной.

И почему не я была его матерью? Только из-за того, что мое тело не подходит для создания Ключа? Наверное, это глупо любить того, кого следовало уничтожить, но я не могу представить своей жизни без этого ребенка.

- Прощай, милый, - шепнув это, я отстранилась. Я не стала уверять его, что мы еще встретимся, или что я буду помнить его - это было невозможно, но я надеялась на это, где-то там - глубоко-глубоко в душе…


Видение растаяло, но я все еще хватала ртом воздух, подобно выброшенной на берег рыбе.

Кажется, я, наконец, поняла, где спрятан этот проклятый всеми богами Ключ. Более того - я сама же и подготовила его к выполнению основной миссии. Нарин. Ну, хотя бы я не ошиблась - такое существо действительно не могло появиться на свет по воле мира, но зато павшие боги вполне способны оказались его создать.

Бездна! И что мне теперь делать с этим знанием? Я не смогу его убить, да и бесполезно это - он все равно родится вновь! Свет, ну почему все так сложно? Что я такое сотворила в прошлой жизни, что расплачиваюсь в этой?!

Слишком много вопросов. Я устало прислонилась к стене, не горя желанием идти дальше - мне хватит и уже полученной информации.

Отчего-то чем ближе я подхожу к пониманию, тем сложнее становится идти. Почему?…

"Это Судьба. Но не твоя…"



Отступление Шаг в сторону


Осень имеет обыкновение заканчиваться. Это не такое уж и откровение, но обычно мы подмечаем подобные вещи только в том случае, когда случилось нечто, разделившее жизнь на "до" и "после".

Лично мне эта осень принесла только неприятности. Так я думала до тех пор, пока она не изволила кончиться…

Да, сложно жить, когда не знаешь, что делать, вернее, когда не знаешь, что ты можешь сделать, не навредив. И последние недели прошли мимо меня, выпали из общего хоровода событий. Или это я выпала из жизни?…

Сложно ежедневно бороться с собой, когда одна половина - рациональная - готова сдать всех Совету, а мир очистить огнем и мечом от скверны, а другая - та, что обычно судит, - считает, что все происходящее верно.

Видит Свет, мне было не до эльфов. В себе бы разобраться…

Именно так я и думала, пока не кончилась осень. Что могло измениться? В нормальном мире ничего - зима странное время года: не только земля умирает, но и сама жизнь как-то стопориться. Обычно. Но не в этот раз.

Ударило же императору в голову начать военный поход зимой! Ну, кто же так делает?! Никто, но мое мнение в этом вопросе не учитывалось, поэтому пришлось выбираться из теплой норки и отправляться в людские земли. Зачем? Должна же я была в последний раз попытаться остановить это безумие? Да и развеяться мне не мешало - в Марид-о-эл я только об эльфах и думала. Вернее об отдельных представителях этой ушастой расы.

Солнечный воспринял незапланированное путешествие с энтузиазмом закоренелого бродяги, которому давно осточертел дом. Он был готов лететь хоть на край света, лишь бы вырваться, наконец, из эльфийского загона.

Уезжала я как обычно по-тихому, не желая привлекать к себе излишнего внимания со стороны Хэла, да и Нарина я волновать не хотела - рыжику и без меня в скором времени будет хватать проблем. Невежливо? Может быть, но я не привыкла отчитываться в своих действиях и учиться этому не собираюсь.


Первые признаки надвигающейся беды я увидела, как только покинула пределы Марид-о-эл. Люди уходили. Предчувствуя скорую войну, из приграничных деревень уходили все, кто имел такую возможность - никому не хотелось оказаться заложником в чужой войне. По промерзшим трактам к центру Нижней Империи потянулись ручейки невзрачных повозок - крестьяне пытались увезти с собой все ценное, понимая, что все потери спишут на войну, не разбираясь, кто там мародерствовал свои или чужие. Впрочем, для тех, чьи предки издревле жили у самых границ, таких понятий и не существовало - они поколениями общались с перворожденными, у многих в Лесу были друзья, а не редко и дальние родственники. Это была не их война, но она вынудила их покинуть привычные места и идти на юг, в надежде найти приют и спасение в сердце людских территорий. Вот только бежали они не от набегов перворожденных, а от жестокости своих же солдат.

Целые деревеньки вымирали, в них прекращалась всякая жизнь, - и дело было не в наступившей зиме. Как я это обнаружила, не спускаясь на землю? Очень просто. Сомневаюсь, что в приграничье внезапно закончились все дрова (как-никак лес вокруг на десятки километров!), поэтому почти полное отсутствие дымовых столбов над печными трубами говорило о многом. Да и не хотелось мне спускаться вниз к поселениям. Зачем? Чтобы увидеть старательно заколоченные окна и двери покинутых домов? Я не раз видела подобное и вполне могу себе это представить.

Конечно, не все были готовы сорваться с насиженных мест, но те, кто был поумнее и имел возможность наведаться к друзьям или родственникам в окрестностях столицы, быстро паковали вещи и отправлялись в путь по заснеженным дорогам. Стихия может и обойдет стороной, а вот войско Его Величества вряд ли.

Печальное зрелище. Им - этим бедным людям, сорванным с их земли, - не была нужна эта война. А кому нужна? Так ли откровенен со мной был Капитан, когда говорил о скопившейся за годы мира агрессии? Или это была байка, придуманная специально для навязчивой девчонки? Видя нескончаемые цепочки беженцев с высоты птичьего полета, я все больше склонялась ко второй версии. Никому бы не принесла пользы эта война, кроме горстки священников. И я, кажется, знаю, почему они выбрали именно этот момент для наступления. Не зря войну решили начать сейчас, а не столетием ранее.

Все очень просто. Настолько просто, что не сразу обращаешь на это внимание.

Плетущие Путь. Ведьмы, способные не только создавать новые тропы жизни, но и видеть уже начертанные. Они знают о Наре, и я не сильно ошибусь в предположении, что все это безумие вызвано желанием заполучить Ключ. Император может верить в любые сказки, но я-то знаю, во что превращаются дочери Паучихи, дай им волю. И им явно тесно на этой планете. Что такое один мирок из Внутренней Паутины, если они могут заполучить все?!

Не зря мы в свое время отказались от религии Двух Начал - видит Свет, мы знали, что делали. Проклятье, как эта зараза могла просочиться в этот мир?! До сих пор это считалось невозможным. Но, видимо, моя жизнь создана для того, чтобы ломать все стереотипы. И только боги знают, как меня все это успело достать!


Рон встретил меня мрачными стенами и еще более мрачными лицами стражи у ворот. Как и большинство беженцев, я пришла пешком, а значит, по их мнению, вряд ли была способна заплатить за вход положенные полсеребрянника - столица город дорогой и его содержание тоже не дешево, что и сказывалась на въездных пошлинах.

Я не стала опровергать сомнения стражи по поводу своей платежеспособности и как большинство начала в красках описывать все трудности нелегкого пути, смотря глазами побитой собаки. Не могу сказать, что это оказывало какое-то воздействие, но женщин, если они не были полными уродинами, обычно после такого впускали. Почему? Так у таких одна дорога - в какой-нибудь кабак или бордель. Зимой-то не сильно хочется остаться на улице, вот и шли они туда, где их принимали. А стража не только получала за наводку на предполагаемую сотрудницу несколько медяков, но и могла рассчитывать на благодарность самой девушки в будущем.

Вот только я не собиралась идти по стопам этих дурочек, но дородный мужик, стоящий в воротах об этом не знал, поэтому, ощупав меня масленым взглядом, все же впустил, порекомендовав обратиться в городе к его "другу" по поводу работы. Угу, уже бегу.

Настроение упало за отметку "очень паршивое - порву любого, кто полезет". Что хотите со мной делайте, но я не люблю человеческие поселения! Больше них я не люблю только столицу, потому что та грязь, что только присутствует в мелких городках, здесь расцветает буйным цветом. Но делать нечего. Раз ввязалась в эту историю, то нужно довести все до конца. Но прежде горячая ванна и теплая постель! Я отморозила себе все, что можно, пока летела на Солнечном!

Но моим мечтам не суждено было сбыться - гостиницу я проискала до вечера (проклятые беженцы заполонили весь город! к несчастью, среди них было достаточно и зажиточных), поэтому, получив сносный номер в двадцатой из них, я, не раздеваясь, рухнула на постель и уснула. Все дела я благоразумно отложила на утро.


***


Утро началось для меня рано. Какой-то идиот голосил на все округу, что его обокрали, и он будет жаловаться градоначальнику на зверское обращение с уважаемым человеком. Мне сразу же захотелось заткнуть этого "уважаемого человека" навеки - просто из милосердия ко всему остальному человечеству.

В итоге, день у меня не задался с самого начала. По мере его протекания мое настроение все увереннее опускалось за грань "еще немного - и будут жертвы".

Ненавижу человеческие города! И больше всего ненавижу это конкретное место - чтоб его поглотила Бездна! За те несколько недель, что я провела у эльфов, Рон, казалось, пал еще ниже, хотя и раньше не блистал. Улицы наводнили толпы попрошаек и теперь от них было не скрыться даже в районах знати. Воровство, грабежи и убийства на окраине стали нормой. Власти на многое закрывали глаза.

Я без дела слонялась по улицам Рона, уже не совсем понимая, какого демона я взвалила на себя еще и чужие проблемы. Хотела на время сбежать из Марид-о-эл от навязчивых представителей остроухого племени? Сбежала. А дальше что? Кто меня пустит в резиденцию императора? Или хотя бы к его верному псу - Капитану?

Вот-вот, об этом я как всегда не подумала, вцепившись в идею слинять из Леса, пока есть повод. Седой Лейн больше нет, да и не пройдет эта легенда во второй раз. Просто взять и пробраться внутрь? Это, конечно, возможно, но зачем прикладывать столько сил, если результат и так очевиден. Даже если поймаешь ураган за хвост, рано или поздно его все равно придется отпустить, и уж тогда-то он отомстит.

В прошлом у меня были шансы не допустить начала войны, но я их не использовала, теперь же дело только во времени. Сейчас эльфы не готовы. Я знаю это, но так же я знаю и другое - они никогда не будут готовы, потому что каждый из них думает только о себе. Я не осуждаю их. Сложно прожив несколько столетий, думать о чем-то другом. В этом мире даже дети их не так сильно интересуют, как в их родном. С позиции этой планеты - все верно. Зачем цепляться за то, что не является больше величайшей редкостью? Впрочем, и погибают они здесь чаще.

Странный мир. Я никак не перестану ему удивляться. Уж слишком много народов оказалось здесь, слишком много вырванных нитей переплелось. Обычно в мирах Внутренней Паутины редко когда соседствуют более двух-трех рас, но только не здесь. Странный мир. Иногда он кажется настолько стабильным, что заставляет усомниться в его реальности.

Бред. Раз я здесь, то эта планетка так же реальна, как и все остальное - миры-призраки не могут призвать Судий. Просто я переутомилась, вот и лезет в голову всякая ерунда.

Незаметно для себя я забрела в самое кошмарное место в человеческой столице - рынок. Кто не бывал там, вряд ли меня поймет. Я совсем не против шумных балаганов, хотя и не слишком люблю их, просто меня раздражает навязчивость некоторых отдельных представителей людского племени. Видит Свет, даже орк не подойдет к девушке, когда видит, что ей, мягко говоря, не до него. Но эти "продавцы" всовывают товар в руки и едва ли не насильно заставляют его примерить, при этом высыпая на голову столько комплементов о "прекрасном вкусе госпожи", что соглашаешься на все, лишь бы отстал.

Но у меня сегодня было не то настроение, чтобы подыгрывать им. И этому южанину просто не посчастливилось нарваться на меня. Не знаю, почему из всей толпы он выхватил именно меня, но пожалел он об этом почти сразу. Я посмотрела на него фирменным взглядом Судии в ярости - сквозь его загар мгновенно проступила бледность. Кажется, в этот момент он был готов мне доплатить сам - лишь бы ушла побыстрее. Не на ту напал! Я весь день искала козла отпущения и теперь его, наконец, нашла.

Не подумайте, я не жестока. Я его и пальцем не тронула. Да и не поклонница я уличных драк. Я просто позволила знающему человеку, увидеть к кому он полез.

Судий очень не любят. Не так - их ненавидят. А еще их боятся, дико, до дрожи в коленях. Предков этого человека во Внутреннюю Паутину миров сослала я, а память в их семье всегда была слишком хорошей.

- Госпожа? - недоверчиво, с тайной надеждой, что он все-таки обознался.

Нет, неужели в этом мире так часто встречаются люди с серебристыми бельмами вместо глаз?! Что-то мне такие не попадались, хотя я много троп прошла и много дорог изведала.

- Есть еще глупые вопросы? - вместо ответа уточнила я, взглядом испепеляя незадачливого торговца.

- Нет, иса, ни в коем случае! - низко кланяясь, твердил южанин, - Как можно.

Страх. Не люблю я чувствовать чужой страх так остро. Он нервирует, сводит с ума, заставляет совершать глупости. Я уже почти жалела, что не сдержалась. Зачем я это сделала? Захотелось показать свою силу? Что за ребячество!

Но и просто повернуться и уйти я уже не могу. Я выдала себя, более того показала свой гнев, теперь этот человек не избавится от страха - уж слишком хорошо его род помнит Седую Лейн. Да-да, именно под этим именем я вошла в их историю. Я редко меняю прозвища - это удобнее чем запоминать сотни имен.

- Ты живешь где-то рядом?

- Да, иса, - торговец закивал в два раза усерднее, пытаясь скрыть свой страх за подобострастием, - через три дома. У меня небольшой домик.

- Человек на десять? - зная стремление этой семьи к продолжению рода, против воли уточнила я.

- Именно. Поэтому для пятнадцати детей, двух теть, престарелого дедушки и моей супруги он кажется очень небольшим. Маленьким можно сказать!

Программа страха отключилась, включилась другая: "мы бе-едные люди, подайте, кто сколько может".

- Иса желает познакомиться с семьей скромного торговца из рода Таир?

Иса уже ничего не желала и по большому счету жалела, что вообще покинула гостеприимный эльфийский лес, но делать было нечего - не обижать же "доброго бедного человека".

- Желаю, - обреченно ответила я.

Торговец просиял. Страх исчез из его души, сменившись чувством скорой наживы.

Вот ведь гад! Не зря я их отправила сюда в одном нательном белье - будут знать, как пытаться управлять Судией. Но одного урока им, кажется, оказалось мало. Придется повторить для особо непонятливых.

Домик семьи Таир поражал размерами. Неплохо, видимо, устроились они в этом мире, ведь из Внешней Паутины ушли без ничего. Впрочем, такие люди везде пролезут. Это особая каста - прирожденные торговцы.

Семья моего случайного знакомого оказалась действительно большой. Они появились все по первому зову главы семьи и тихо заполнили собой зал, до этого момента казавшийся мне просторным. Детей по моим прикидкам (поголовно не считала - не до того было) действительно оказалось около пятнадцати, причем самому младшему не исполнилось и года. Он сидел на руках расплывшийся от многочисленных родов женщины, судя по всему являвшейся женой торговца. Все двадцать человек смотрели на меня немого удивленно, но без страха.

Так. Неужели и здесь сумели вывернуть память рода наизнанку? Я уже ничему не удивлюсь.

- Это вся твоя семья? - на всякий случай уточнила я, не желая потом терпеть процедуру знакомства с остальными дальними кузинами и троюродными бабушками.

- Не совсем. Должна еще Катин - дочка старшенькая - подойти. Она моя гордость.

По лицу торговца я поняла, что говорил он правду. Дочь для него действительно значила очень много. Я уже собиралась спросить, что в ней такого особенного, когда у меня за спиной раздался тихий бесстрастный голос.

- Какие твари в нашем доме!

Мне действительно следовало остаться в эльфийском лесу, но все мы сильны задним умом…


***


Я медленно обернулась, надеясь, что она не посчитает мои действия поводом для нападения. Меньше всего мне бы сейчас хотелось связываться с хозяйкой этой девчонки. Даже если та уже эпохи четыре, как покинула эту Грань бытия.

Я напряженно смотрела на наглую малявку. Лет ей было немного, но уже проскальзывало в ней что-то властное, приобретенное у других таких же. Миниатюрная, молоденькая, она совсем не походила на одно из опаснейших существ в Паутине. Впрочем, и я мало похожа на палача.

Пуачиха. Плетущая Путь. Пусть она еще очень молода, но времени у нее в запасе достаточно, чтобы привыкнуть рвать уже протянувшиеся нити и прясть новые. Не люблю я их. Они - одна из немногих вещей, которые действительно могут нанести вред Судие.

- Ты внезапно онемела, иса?

В ее устах древний титул звучал оскорбительно. Она меня не боялась совершенно, знала, что без приказа Старших я не имею права рвать нить ее жизни. Бездна, куда же я влезла?! Мне совсем не улыбается стать жертвой ослепленной властью малявки. Видит Свет, меньше всего мне хотелось сталкиваться с кем-то из них. Переболела я уже детским стремлением знать все и всегда.

- Нет, Плетущая, просто немного удивилась. Не ожидала встретить одну из вас здесь, - подчеркнуто-вежливо. Не хочу я сейчас вешать на себя еще и эту проблему.

- А я уж решила, что тебя привела сюда именно я. Ты же, кажется, хотела встретиться с кем-то из нас, - произнося это, она смотрела прямо на меня, едва уловимо улыбаясь. Она знала. Все они знали, что произошло в тот день, когда погибли сразу два священника. Это меня не радовало.

- Да не расстраивайся ты так. Они все равно уже ни на что не годились, мы воспитаем новых, более осторожных, - хищно улыбнулась девочка. На ее юном лице этот угрожающий оскал смотрелся… неестественно.

Более послушных, - она хотела сказать. Но я не стала делиться своим мнением по этому поводу - мне пока дорога собственная шкурка.

- Я даже могу исполнить твое желание. Ты же хотела получить ответы на вопросы, верно?

Я молча смотрела на нее, ожидая продолжения. Мое мнение все равно не сыграет какой-либо роли.

- Ну, ты идешь?

Мне оставалось только кивнуть, потому что на мои слова она не отреагирует. Есть такие люди, которым лучше уступить сразу - меньше будешь мучаться.

Я послушно проследовала за Плетущей в самую дальнюю комнату. Остановившись перед дверью она пропустила меня вперед. Я невольно поежилась, лукавая тьма в ее взгляде настораживала. Она явно что-то видела в моем будущем - и ее это… радовало?

Я вошла в комнату, стараясь не оборачиваться на девчонку, - не думаю, что ей стоит знать, насколько она меня действительно напугала.

- Садись, - приказала она, взглядом указывая на довольно неудобный стул. Сама же она расположилась в мягком кресле и взяла в руки пяльцы со странного вида вышивкой. Рваные нитки образовывали какой-то хаотический узор, цвета мельтешили, причудливо смешивались. Свет, как же давно я уже не видела подобного! Никто кроме Паучих не может переносить в реальность кружево будущего, никто кроме них не может простым вмешательством в рукоделие изменить уже предначертанное. Наверно поэтому даже Судии остерегаются связываться с ними. Мне не повезло: эта встреча с Плетущими была уже третий. Причем первую я убила, вторая предрекла смерть мне, а что ждать от третьей я пока не представляла.

- Так что ты хотела узнать у моих сестер? - девчонка пытливо посмотрела на меня, впервые показывая человеческие чувства - любопытство.

- Я никогда не интересуюсь минимумом, стараясь везде брать по максимуму. Мне интересно все, - наглеть так наглеть, тем более она сама предложила!

- Все? - она действительно удивилась, видимо, до сих пор мало, кто решался заглянуть за грань времен, даже если им это навязывали с такой силой.

- Да, но прежде расскажи мне о том, что видишь. Ведь это Путь этого мира.

Она кивнула, хотя мои слова не были вопросом, и задумчиво посмотрела на ткань, спрятавшуюся под слоем цветных ниточек. Что она видела в этом хаосе, не знаю, но разглядывала она узор внимательно, до крови закусив губу.

- Если ты все еще хочешь спасти этот мир, то мой ответ тебе не понравится. Ты не справишься одна.

- Почему?

- Одной жизни не хватит, чтобы удержать стационар. Но выход есть. И тебе он прекрасно известен.

Известен, но я не зайду так далеко. Не смогу.

- Этого не будет.

- Тогда я могу сразу обрезать неверную нить? - усмехнувшись, подняла на меня глаза Плетущая.

- Нет, - ответила я прежде, чем она успела, что-либо изменить в кружеве Судьбы.

Девчонка скривила губы в понимающей улыбке.

- Почему нет? Ведь ты сама сказала, что этот путь ошибочен.

- Пусть останется в полотне, - твердо сказала я, - если это единственный способ…

- Единственный. Наверно, ты не до конца понимаешь, где оказалась. Этот мир - центр Узора. Он стабилен настолько, насколько это возможно. Это стационар, иса.

Наконец я поняла ее и мне не понравились мои мысли. Такое возможно только в одном случае, если всю Внутреннюю Паутину миров ткали именно с этой точки. Вот и приехали. Ну теперь я хотя бы знаю чем закончился предыдущий Суд, осталось только понять как.

- А если я пойду другим путем?

- Каким? Из всего многообразия ведущих нитей, твоей здесь нет. Ты можешь выбрать любой путь из уже существующих, но все равно он не станет твоим до конца. Уж ты-то должна понимать, что оружие не имеет своей жизни - оно делит ее со своим хозяином.

- Но ты можешь создать такую, - нервно проведя по губам языком, я посмотрела на Плетущую.

- Могу, но не вижу смысла. Прежде чем ступить на новую тропу ты должна пройти до конца предыдущую, чужую. Ты знаешь чью.

- Ее?

- Да. Ты слишком многое переняла у нее в момент ее смерти. Часть долгов ты уже отплатила, но не все.

- Что осталось?

- Тебе лучше знать, но пока ты не покончишь с прошлым, и речи не может быть о будущем.

- Я покончу. Вплети еще одну нить в полотно.

- Ты уверена, что только одну? - лукаво посмотрела на меня эта девочка. Сколько ей лет? Пятнадцать? Что она может знать о жизни? Но ведь смотрит так, словно сама не раз прошла по всем существующим в Паутине тропам.

Я задумчиво смотрела на нее, пытаясь понять, что стоит за ее словами. Если речь идет все о том же, то - нет, не зачем вмешивать кого-то еще, но… Легче выбрать из уже существующих путей, чем проложить новый.

- Пусть будет две. Этого будет более чем достаточно.

Плетущая лишь кивнула, доставая прямо из воздуха две сияющих светом ниточки. Серебристыми змейками они ввинтились в общий узор и замерли в полотне, заняв свое место. Рисунок будущего изменился. Не сильно, но заметно.

- Вот и все. Если сумеешь пройти чужой путь до конца, то вступишь на свой. Но он не так хорош, как тебе кажется, иса. Слишком часто проклинали твое имя, чтобы это не сказалось на твоей судьбе.

Ну, это я как раз понимаю, так же как и то, что эта Плетущая сейчас сама написала в летописи Времен мое имя. И ждать от нее доброты и милосердия глупо, но она имела право на месть.

- Это еще не все, - возразила я, - я должна узнать, можно ли остановить войну.

- О нет, - девочка вновь улыбнулась, но уже жестче, - на этот вопрос я отвечать не стану. Но если желаешь, я могу провести тебя во дворец, и ты задашь этот вопрос тому, кому посчитаешь нужным. Возможно, тебе даже ответят - но так ли верен будет ответ?

Темно-карие глаза лукаво блеснули под темным кружевом ресниц. Ей нравилась эта игра, ведь не так много Паучих могло похвастаться столь близким знакомством с Судией, а ей ведь еще удалось безнаказанно вкрасться в мою судьбу.

- Можно еще один вопрос?

- Ты спрашиваешь разрешения, иса?! - насмешливо-удивленно вскинулась Плетущая, отбрасывая ставшие ненужными пяльцы с вышивкой.

- Да, - я признала очевидное, чуть склонив голову. Мне было сложно выносить ее взгляд, одновременно проказливо-детский и убийственно-властный.

- Задавай, - разрешила Плетущая, положив руки на колени. Было в этом жесте что-то неуверенное, словно она не знала, куда их деть.

- Что станет с эльфами в случае победы людей?

Она тяжело вздохнула и посмотрела на меня уже без тени детской дурашливости. Ее глаза в этот момент показались мне медово-теплыми, мягкими, сочувствующими и понимающими. Подобный взгляд совсем не подходил девчонке, пусть и ступившей на путь власти.

- Ты знаешь.

И в этих простых словах заключалось столько несказанного, что мне невольно стало не по себе. Что ж, зато теперь я точно знаю, что использую любую возможность, чтобы этого не допустить.

- Суд неизбежен, - мягко напомнила мне она.

- Я знаю.

- Что ж, тогда я дам тебе совет. Всего один и только тебе решать воспользуешься ли ты им или нет, - Плетущая Путь неловко улыбнулась, мысленно блуждая где-то далеко отсюда. Ее взгляд остекленел и еще меньше стал похож на детский. - Никогда не верь в то, что кажется любовью, ибо это не всегда так. А теперь, - она встала, расправила складки на темно-серой юбке, - если ты все еще хочешь с кем-то обсудить войну, то следуй за мной.

Мне ничего не оставалось, кроме как выполнить ее приказ. Ну, хотя бы никто не посмеет сказать, что я не пыталась.


***


Я молча следовала за хрупкой на вид девочкой, играючи находящей дорогу в лабиринте узеньких улочек. Не знаю, кем была моя знакомая в иерархии Плетущих, но точно она не была последней. С кем же меня свела Судьба? Я украдкой наблюдала за своей провожатой, пытаясь понять, насколько реальна маска юной девочки. Иногда в ее жестах, в наклоне головы, в чуть ироничном изгибе губ проскальзывало что-то… иное.

Существует теория, что все живущие, обладающие душой, проходят раз за разом один путь, встречая на перекрестках одних и тех же людей… но вот хотят ли они узнать или быть узнанными?…

В этой девочке мне чудилось что-то знакомое. Встречались ли мы раньше? Не уверена. Слишком давно это все это было, еще до Войны Сфер, а тот период плохо помним даже мы, Судии. И все-таки этот властный взгляд, чуть тронутый тьмой Воплощения, язвительно-насмешливый изгиб губ, которых никто и никогда не касался в поцелуе, непослушные черные вихры волос, покрытые сеточкой мощнейших заклинаний… Чуждая, нереальная красота, вызывающая жгучее желание склониться, и лукавая улыбка в ответ на столь странное поведение, замершая в янтаре медово-теплых глаз…

Я тряхнула головой, отгоняя непрошенное видение. С этой девочкой у него не было ничего общего. Просто я забыла, каково это подчиняться, а не приказывать. Наверно это странно звучит в устах оружия, но я никогда не подчинялась, если считала приказ в корне неверным. И я не редко управляла жизнью хозяев из-за их спины. Но с этим человеческим ребенком подобный фокус не пройдет - почему-то я знала это так, словно когда-то уже сделала глупость и проверила на собственной шкуре.

Странная девочка, знающая очень многое, оберегающая свои знания, но не боящаяся ими делиться. Не многие из Паучих поступали… поступают так. Хотя в этом мире все вывернуто наизнанку.

- Мы пришли, - внезапно остановившись, сообщила Плетущая.

Я осмотрелась, пытаясь понять, куда именно мы пришли. Больше всего это место напоминало парк. Огромные деревья, привыкшие к руке садовника и уже не способные жить иначе, капризные декоративные цветы, требующие внимания не меньше, чем человеческие дети, обступили нас со всех сторон. Интересно, как мы сюда попали? Мы же просто шли по городу, не самыми людными улочками, кстати сказать.

Да, Эми, теряешь ты сноровку. Надо же было так задуматься, чтобы пропустить изменение рисунка в паутине мира. Готова поставить на кон свое бессмертие, она провела меня по одной из нитей жизни этой планеты.

- Ты не проводишь меня до двери?

- Зачем? Боишься заблудиться в трех деревьях, иса?

Я обреченно вздохнула. Как же тяжело иметь дело с этим ребенком! Никогда не знаешь чего от нее ожидать: то она сочувствует, то издевается.

- Не хочу объяснять дворцовой страже, как и с кем попала на охраняемую ими территорию, - спокойно пояснила я.

- С каких пор тебя стали останавливать такие трудности?

Вот и попробуй угадать, издевается она сейчас или действительно знакома с некоторыми моими подвигами. Видит Свет, я сейчас уже ничему не удивлюсь.

- Можешь считать, что с сегодняшнего утра. Так что? Проводишь?

- А что еще с тобой делать? Потеряешься же. Мне потом за тебя еще и голову оторвут. Я лучше сейчас тебя доведу до самых дверей, чем потом буду скрываться от своих, - улыбнулась она, запутав меня еще сильнее.

Ладно, потом разберусь с этой малявкой, вначале решу эльфийские проблемы, а потом уже и к своим перейду. Может быть. Если время останется.

Как и обещала, Плетущая проводила меня до самых дверей знакомого мне по прошлым посещениям кабинета. Что я еще могу сказать? Мою спутницу здесь точно неплохо знают, потому что кланялись ей в след не только мелкие служки, но и вполне почтенные люди, приближенные к императору и его семье. Заставляет задуматься, не так ли? С кем же на этот раз меня свела эта рыжая бестия, именуемая в простонародье Судьбой?! Нарочно не придумаешь, зато этой мертвой богине многое сходит с рук - мстить-то уже собственно и не кому.

К капитану меня пропустили без вопросов - стоило только страже увидеть хрупкую фигурку моей спутницы, как передо мной распахивались все двери. Неплохо, оказывается, быть Плетущей Путь - все тебя знают, все уважают, а кто не уважает - тот боится.

- Милорд, - я чуть склонила голову в приветствии, как только за моей спиной закрылась дверь. Паучиха конечно же осталась по другую ее сторону, но иного я и не ждала - она и так сделала для меня слишком много, на большее рассчитывать было бы глупо.

- Я не ждал тебя, - откровенно сказал Капитан, отрываясь от работы. Я, неловко улыбнувшись, неопределенно дернула плечом. Я и сама не ждала, что вернусь сюда.

- Ты знаешь, что гильдия объявила награду за твою голову.

- Это их право, - я нисколько не удивилась подобному повороту: из гильдии так просто не выходят, тем более те, кто посмел убить кого-то из "своих".

- Не боишься? Значит, уверена, что тебя не достанут, - кивая каким-то своим мыслям, продолжил Капитан, - Ты же вернулась к эльфам, я прав?

- Вернулась? Я от них и не уходила, милорд. Невозможно уйти от себя, а этот клан стал моей жизнью.

- Это всего лишь остроухая нелюдь. И что вы бабы так за них держитесь, словно нормальных мужчин вокруг нет!

Это меня только что оскорбили или как?

- Ну, некоторые люди ведьм тоже за людей не держат, - безразлично пожала плечами я. Да и если быть уж совсем честной, где он видел во мне хоть что-то человеческое?! Забыли смертные о Судиях, вот и мерят всех по себе.

- И только из-за этого лезть под эльфа?! Глупость!

Вот теперь меня оскорбили совершенно определенно. Жаль только, что обидеться не могу - смешно мне смотреть на его праведную ярость. Даже не присматриваясь, можно заметить на нем "уздечку" - его сознанием кто-то управляет, причем очень профессионально. Права была Плетущая, нечего здесь обсуждать. Он за чужими мыслями не увидит собственных. Жаль, видит Свет, мне нравился этот человек. Не многие люди могут похвастаться тем, что созданы для политики - он мог.

- Но стоит ли из-за этого начинать войну? Не является ли большей глупостью посылать на смерть своих сограждан? - на что я надеялась? Не знаю, может, просто привыкла спорить с этим человеком за те несколько наших встреч.

- Я уже говорил тебе и готов повторить не раз - мы не обязаны делить свой мир со всякими ушастыми тварями, считающими себя венцом творения только по причине перворожденности!

Нет, я определенно зря сюда пришла. Тот человек, которого я знала, уже мертв, а то, что осталось - всего лишь марионетка, повторяющая чужие слова.

- Всего один вопрос, милорд. Вы в праве не отвечать, но нас кое-что связывало в прошлом, и я надеюсь на вашу честность.

- Спрашивай, - устало склонив голову, произнес Капитан.

- Когда вы планируете выступить. Не думаю, что ваш император будет так добр, чтобы прислать официальное уведомление о начале боевых действий, - я внимательно смотрела на сгорбившегося в кресле мужчину. Не думаю, что он ответит, но я должна была спросить, иначе все это путешествие не имело бы смысла.

- Уже, - прошелестело рядом со мной. Меньше всего этот звук напоминал человеческий голос, так безжизненно он звучал.

- Что?

- Они уже выступили, Лейн. Уже неделю как. Я думал, ты с ними встретилась по дороге. А маги на границе с лета, так что захват Марид-о-эл, дело нескольких месяцев.

Я поражено уставилась на него, подмечая про себя все то, что раньше казалось не существенным - Капитан уже стар, очень стар и уже не может сдерживать события, но он пытался.

Значит, поздно что-либо менять? Хорошо, я подчинюсь судьбе. В последний раз. Вы говорите, они уже выступили, милорд? Быть потому. Несколько дней у меня в запасе еще есть, при удачном стечении обстоятельств - недели полторы. Я успею.

Я, низко поклонившись, вышла из комнаты. Видит Свет, этот человек был того достоин. Но он остался в прошлом. Жаль, что я не могу забрать его душу - он бы неплохо смотрелся в спокойной обстановке нашего Города. Судии всегда умели ценить умных и преданных людей, а Капитан был одним из немногих, кого бы приняли у нас с радостью. Но у него уже есть хозяин…

Что ж, пора домой. Но прежде кое-что проверю - я не могу себе позволить оставить за спиной неизвестного врага. Или известного только наполовину…


***


Я ни мгновения не сомневалась в личности кукловода. Паучихи и раньше делали все возможное, чтобы подмять под себя миры. Но следует признать, что они имели на это право.

Жизнь до Войны Сфер была строго регламентирована. У каждого живого существа была своя ниша, с которой он не мог сдвинуться ни на шаг. Старшие боги, Младшие, сотворенные ими расы, и, наконец, мы. В этой иерархии Плетущие Путь стояли по правую руку своей Леди. Они единственные были вне границ и условностей. Любая из них имела право вмешаться в жизненный путь - и неважно кто был ее жертвой бог, человек или целый мир.

На моей памяти лишь однажды был отдан приказ об устранении Плетущей и достался он именно мне. Не повезло, но и такое бывает. Та Паучиха посмела пойти против воли Судьбы, любимой дочери Темной Леди, за что и поплатилась. Подробностей мне не сообщали, но я поняла, что дело серьезное, в противном случае не стали бы привлекать Судий.

И вот теперь спустя столько времени они снова пришли в мир. Вот только теперь их некому сдерживать. Старшим богам давно уже не до сотворенной ими Вселенной, а из Младших в Паутине остались только павшие. Да и что могут противопоставить Плетущим Путь эти светлые боги, проклятые своими же собратьями? Хэл? Он бы мог, но он не станет вмешиваться в чужие дела.

Нет, со всем этим я должна разобраться сама, своими силами. В конце концов, не зря же нас всегда боялись! Что-нибудь я смогу придумать.

Но перед тем как начать действовать мне надо кое-что узнать, и сделать это нужно сейчас, пока я не покинула Рон.

Соборная площадь встретила меня противным мелко моросящим дождем со снегом. Зябко закутавшись в теплый плащ, я посмотрела на собор, мысленно прикидывая, куда бы я на месте Плетущих засунула Полотно. Уж точно бы не стала выставлять на всеобщее обозрение: мало ли какой безумец попадется - обольет чем или подожжет, - и можно будет смело прощаться с этим миром.

Библиотека тоже отпадает - туда пусть и неохотно, но пускают посторонних. В сокровищницу, если такая есть, тоже запирать бы не стали - с Полотном постоянно нужно работать и следить за мельчайшими изменениями, даже чуть распустившаяся нить может дорого обойтись.

Итак, что мы имеем?

Во-первых, в этом месте постоянно должна находиться как минимум одна Плетущая, разменявшая не первую сотню лет. Неприятно, но решению поддается. Моей нити в Полотне нет и быть не может, а значит, и подготовиться к моему приходу они не смогут. И за это надо поблагодарить одну светлую богиню, путь которой я унаследовала.

Дальше. Хранить Судьбу этого мира абы где не станут. В случае необходимости по зову сестры почти мгновенно должны появиться еще с десяток Паучих. А значит, это где-то здесь, не далеко от центрального собора.

Так. А где раньше Плетущие хранили подобные вещи?

Правильно, в женском крыле, в комнате рукоделий - среди сотен вышивок, как декоративных, так и истинных, сложно найти ту единственную, что была первой.

Осталось только решить последний вопрос: а как я, собственно, собираюсь туда проникнуть? Это вам не королевскую стражу на уши ставить - здесь противники посолиднее будут. И одним выговором не ограничатся, если поймают.

Задумчиво закусив губу, я смотрела на здание, в которое спокойно входили люди и в которое надо было незаметно проникнуть мне. И почему мы не умеем летать?! Вот бы где крылья пригодились. Окна второго уровня словно были созданы для воров. Но для этого вору понадобилась бы парочка крепких крыльев, потому что ни одного дома рядом не было, и перебраться по крышам не получилось бы.

Свет, куда зашли мои мысли?! Мало того, что убийца, так уже начинаю думать как домушник.

Нет, ну почему я такая упрямая?! Ведь теперь не уйду, пока все не узнаю. И не имеет значение, сколько мне придется заплатить за это знание.

Ладно, как говорят умные люди, самый простой путь - идти за кем-то вслед. Тем более здесь пока не должно быть жрецов, а значит и мое появление некому почувствовать. Метка под лопаткой неприятно заныла, напоминая мне, что я принадлежу Дракону, а большинство здешних служек явно молятся Тьме.

Мне было неуютно в зале церемоний, меня нервировали образа Старших богов, словно они и вправду могли видеть что-то через свои изображения в храмах.

- А с чего ты решила, что не можем? - мягкий смех-шепот, бархатный, приятный, в него так и хочется завернуться, как в меховое манто.

- Кто здесь?

Зал был абсолютно пуст, даже служки заходили сюда только по праздникам, а люди вообще словно не замечали парадных дверей, уводящих прочь от молелен.

- Никого. Только ты и стены. Но разве они не прекрасны?…

Я невольно обвела зал взглядом второй раз, с удивлением замечая мелочи, на которые не обратила внимания раньше. Изображения богов жили своей жизнью, неясной, неподвластной разумению смертных, незримой. Вернее изображение было всего одно, но оно объединяло собой все четыре стены. Белоснежный дракон и темные очертания чего-то странного, очень примерно напоминающего большого паука, над алтарем сплетались воедино…

Красиво, но Пустоты здесь нет. Не любят изображать ту, что была вначале. Боятся ее, обзывая Безликой, Мрачной, Бездушной. Но она совсем не такая. Она имела право на власть, она дала им жизнь, дала силу, позволила им изменять себя. А они от нее отказались, упорядочив свой мир.

- Это не так. Разве можно бояться себя? Свою суть, свое будущее, настоящие и прошлое? Не мели чепухи, не уподобляйся этим, - я почти увидела, как незнакомка пренебрежительно дернула плечом, подчеркивая свои слова.

- А что тогда было? Чему мне верить?

- Верь во что хочешь. Это твое дело. Но ты же пришла не для того чтобы говорить со мной. Ты хотела увидеть Путь мира? Так смотри - он перед тобой.

И снова ее смех вызвал странное чувство родства и теплоты, словно в холодный день меня обнял кто-то особенный, любимый.

Только спустя несколько секунд, полных тишины, я поняла, что именно мне сказали. Полотно лежало на алтаре, но закрывало его едва ли на четверть. Хаотичный рисунок нитей, яркие мазки красок на сурово-серой грубой ткани. Я никогда не умела читать чужие судьбы и впервые жалела об этом. Весь этот мир лежал передо мной - его прошлое, настоящее, возможное будущее…

Но мне оно казалось обычной тряпкой, такой же безмолвной, как и другие такие же.

Я неуверенно коснулась спутанных нитей, провела по неровной кайме. Если бы я только могла узнать, с чего все началось… кто виновен в таком странном рисунке судеб? почему именно здесь вновь появились Плетущие? как это могло остаться незамеченным Судиями?

У меня слишком много вопросов, чтобы сейчас просто взять и уйти.

- Ты, правда, хочешь этого? - в голосе появились задумчивые нотки, словно сейчас на меня смотрели прицениваясь.

Хочу. Но мои желания или нежелания никого не интересовали - ни сейчас, ни раньше.

- Не знаешь ты, о чем просишь, но раз такова твоя воля… подчиняюсь…

Полотно Судьбы мгновенно почернело, словно из него ушли все краски, а потом я почувствовала, как меня затягивает внутрь, в полную диких теней Тьму…


***


Тьма окружила меня со всех сторон. Она давила на нервы, против воли заставляла вспоминать, что создана я с клеймом другого Воплощения. Метку неприятно дергало почти в такт с мягким покачиванием теней.

"Это было твое желание - не мое" - насмешливое равнодушие в ответ.

Если бы я знала, куда меня заведет любопытство, осталась бы в Марид-о-эл с вредным богом и требующим любви ребенком.

"Нисколько не сомневаюсь!"

Но я здесь, и жду ответов.

Тьма лукаво скользнула одним из своих языков по моей коже, заставляя метку налиться жаром. Я не светлая, я никогда не причисляла себя к семье Дракона даже мысленно, я ничем не отличаюсь от своих братьев и сестер, но сейчас мне не по себе. Слишком близко ко мне подобрался Мрак.

"Видимо не достаточно, раз ты еще сопротивляешься" - жесткая улыбка и удивленный прищур медово-карих глаз. Я почти вижу это, несмотря на тьму вокруг.

Свет, с кем я связалась?!

"Не призывай Ее здесь! Она все равно не в силах тебе помочь. Я - могу"

Как? Я уже не чувствую плечо - еще немного и метка прожжет меня насквозь.

"Не успеет" - отмахнулась от моих обвинений незнакомка, - "Слушай внимательно. Ты сейчас на Седьмом уровне".

Не возможно.

"Не перебивай! То, что ты видишь перед собой это будущее мира, который тебе предстоит судить".

Я ничего не вижу.

"Да помолчи ты! Не видишь потому что не хочешь! Перед тобой сотня троп, но ты стоишь в начале, в месте, где все они встречаются. Даже самый маленький шаг приведет тебя в будущее. Троп много, но ты можешь изведать только… пусть будет пять. Иди и помни - выбор за тобой".

Тьма в последний раз скользнула по моей коже и отступила…


Шаг в сторону. Всего один, но и этого было достаточно…

…- Мама, меня обижает Кая! Говорит, что я старая, потому что седая-а-а, - окончание фразы тонет в рыданиях, я неуверенно обнимаю девочку, не совсем понимая, что происходит.

- Ты не седая, а светлая. А Кая просто завидует, у нее же нет таких замечательных серебристых волосиков.

- Правда? - голубые глаза, всего мгновение назад полные слез, смотрят на меня с обожанием. Странный оттенок для Судии…

- Конечно, родная, - я пытаюсь выдавить из себя улыбку и с удивлением замечаю, что это не стоит мне никаких усилий.

- Кая - черная ворона! Кая - черная ворона! - весело смеясь, девочка побежала к подруге.

- Могла бы и остановить ее. Если Кая ворона, тогда кто же я в ее представлении, - этот голос всегда вызывал у меня на лице глупую улыбку, и мне лучше ее спрятать, пока он не понял, какую власть имеет надо мной…


Отступаю назад. Я ничего не хочу знать об этом пути. Он не для меня. До боли сжав руки в кулаки, я попыталась выкинуть из головы этот нелепый в своей идеальности образ.

Шаг вперед, даже не полноценный шаг, а намек на него…

…Сердце уже не бьется. Мне приходится прилагать колоссальные усилия, чтобы хоть как-то держать жизнь в своем теле.

Нет, не в своем - чужом, неведомом, непонятном.

Золотые лучи света по рукам сбегают вниз. Я смотрю на них, чтобы хоть немного отвлечься, чтобы перестать чувствовать его взгляд. Надо встать. Надо собрать волю в кулак и встать с колен. Я - свободна, я не обязана склоняться перед ними!… Но сил уже нет, ведь это не свет сбегает по моим рукам и собирается в золотые лужицы на полу, а кровь - моя кровь.

Бездна, дай мне встретить смерть лицом к лицу, не как рабе - как госпоже своей судьбы!

"Как пожелаешь…" - едва слышный шелест в ответ…


Задумчиво отступаю назад. Это во что же меня превратили?! Любопытный способ свести счеты с жизнью, но меня не очень прельщает этот вариант. Не горю желанием умереть в образе не пойми кого.

Полшага назад - ведь и там есть свои тропы…

…- Ты же знаешь, я люблю тебя, но это не повод так подставлять меня, - Нарин сидел на стуле, балансируя на двух задних ножках - эльф, что с него взять.

- Ты сам сделал мне предложение. Я, конечно, немного запоздала с положительным ответом, но что такое три десятилетия для нас? - я была очень зла, поэтому и рвалась поскорее разобраться с этим вопросом, пока меня не заставили передумать.

- Эми, отвечать перед ними придется мне. Ты хоть пожалей бедного седого эльфа, - стоило ему это сказать, как обычно ярко-рыжие пряди выцвели и приобрели тот же оттенок, что и у меня.

- И ты Брут! Вот от тебя я этого не ожидала, - я резко встала и, хлопнув на прощанье дверью, направилась искать себе другую жертву. Я твердо решила домой не возвращаться…


Забавный эпизодик. Но он ничего не разъясняет. Осталось всего две попытки. Если они будут столь же бессмысленны как три предыдущие - я зря вообще сюда пришла.

Уже не выбирая направления, я шагнула наугад…

…Снег. Я не люблю зиму, еще больше ненавижу, когда Суд выпадает именно на это время. Но этот Суд особенный. Не так часто собирается полный Совет, да и повторно судят очень редко. Это первый случай, если честно.

Круглое сооружение, отдаленно напоминающее эльфийский зал суда, было занесено снегом, но холод никого не смущал, даже обвиняемого, стоящего в льняной рубашке и летних брюках. Да, Хэл всегда умел себя правильно подать, даже сломленный павший не позволит никому увидеть своей слабости. Наверно, только я из них могла представить, что же сейчас испытывает мой бывший хозяин. Не зря же он старается не смотреть в мою сторону.

И все-таки…

Я невольно затаила дыхание, засмотревшись на него. Мало, что осталось от сиятельного Владыки эльфов, но даже в таком виде Хэлос производил впечатление. Сломленный, сдавшийся, принявший свою судьбу, но так и оставшийся для меня загадкой. Как же красиво блестят искры снега в его волосах, легкими блестками дрожат на ресницах…

Или это слезы? Вряд ли, но хотелось бы верить, что он помнит, что сделал со мной, на что заставил пойти ради него…

Месть? Да, я мщу. Но вот ему или себе - вот в чем вопрос.

- Иса Милейн, какое наказание вы требуете для этого павшего? - голос наставницы звучит глухо, словно доносится из плотного тумана.

Я удивленно посмотрела на нее. Она же знает. Мы все уже сотню раз обсудили, так почему она именно сейчас заставляет меня произнести это. Словно она понимает… словно знает, что я не смогу…

Ошибаетесь! Смогу! И сейчас я докажу вам всем, что эти годы ничего для меня не значили!

Я перевела взгляд на Хэла, и слова застряли в горле. Впервые за вечер, он посмотрел на меня, не прячась больше за стеной безразличия. Тьма глядела на меня его глазами и грустно улыбалась, принимая свою судьбу. А ведь Хэлос был единственным Светорожденным. Можно ли так любить не своего ребенка, а чужого? Не знаю, я теперь вообще никогда не узнаю, что такое материнская любовь.

"Смелее. Ты в своем праве", - знакомый голос, уже не насмешливый и не язвительный - усталый.

Я закрыла глаза, пытаясь скрыться от его взгляда, и тихо объявила свое решение…


Больно. Внутри все сдавило невидимыми клещами. Никогда! Не позволю. Лучше я погибну сама, но Знание не покинет этот мир. Он будет жить, и это не мое решение - такова воля Паутины. Кто я такая, чтобы идти против Нее?

Остался последний шанс, один шаг и я увижу что-то еще, но вряд ли то, что мне нужно. Я хочу знать, что спасет этот мир от полной стерилизации. Если люди истребят эльфов - а они всего в шаге от этого - то это станет неизбежностью.

С этой мыслью я и сделала последний шаг…

…Пустота. Она везде. И во мне тоже. Она пронзает все живое, она проходит через все. Только нити ей не доступны. Но ведь между ними она может существовать. И при желании изменять, немного, неловко, угрожая порвать хрупкую ткань, но…

Нити качнулись, почувствовав ее дыхание.

"Чем скорее Суд - тем больше у тебя шансов. Я приближу его. Смотри. Слушай. Не пропусти".


Я удивленно отступила назад. Последнее видение не было будущим. Каким-то образом я оказалась в настоящем, в другом настоящем.

Рассеянно сделав еще один шаг назад, я с удивлением поняла, что снова стою в храме Двух Начал. Ну и что со мной было? Легкое помутнение рассудка на фоне душевного расстройства?

Вот только полотно, небрежно покрывающее алтарный камень, напоминало мне, что это не бред. Все гораздо хуже - я с головой влезла в дела богов, причем Ушедших.


***


Вот и прогулялись… Вот и развеялись…

Солнечный нервно косился на меня, но в течение моих мыслей пока не вмешивался, позволяя мне самой отчитывать себя.

Безопаснее всего, да и правильнее, если честно, было просто забыть эту бредовую поездку и не вспоминать о ней ни при каких обстоятельствах.

Но! Кое-что мне все-таки удалось узнать, не совсем то, что хотелось бы… Ладно, те, кто страдают амнезией, обычно долго не живут, а мне хотелось хотя бы до Суда дотянуть. Тем более мне его обещали в скором времени.

Тяжело вздохнув, я поплотнее завернулась в теплый плащ и мысленно попросила своего рейпта лететь ровно над дорогой - не хочу второй раз прошляпить армию в десять тысяч рыл. И как только я умудрилась ее не заметить в прошлый раз? Правда летели мы в основном над лесом, не желая привлекать к себе внимания… Вот и не привлекли. Свое внимание к целой армии!

Да, настроение у меня, конечно, многообещающее. Только в таком состоянии и стоит возвращаться туда, где тебя ждет парочка наглых существ, считающих тебя личной собственностью. И если Хэла еще можно хоть как-то проигнорировать - все равно отношения у нас сейчас ни к черту! - то с Нарином этот трюк не пройдет. Рыжик будет ныть до тех пор, пока я не покаюсь прилюдно и не расскажу ему обо всем произошедшем.

Впрочем, если мне повезет, то ему будет не до этого. Война вообще обычно отнимает много времени, а уж такая к которой не готов абсолютно…

Стоп, Эми, еще немного и ты начнешь радоваться такому стечению обстоятельств. Доработалась. Видишь, Солнечный, что могут сделать с Судией два эльфа? Еще немного и я с ними сойду с ума. Если есть еще с чего сходить…

Мой рейпт согласно дернул головой: "Сходить тебе, подруга, уже не с чего…"

Ну, если я начала разговаривать с животными (Прости, милый, но от правды не уйдешь), то все что могло произойти - уже произошло.

От этих не очень оптимистичных мыслей меня отвлек Солнечный, громко фыркнув, он указал носом в сторону земли. Я, чуть свесившись, стала внимательно наблюдать за людьми. Их оказалось действительно много. До самого горизонта тянулась лента пеших воинов, конников, телег с припасами и снаряжением. Я почти слышала противный скрип колес по подмерзшей земле, шум тысяч ног, окрики командиров и ворчание простых солдат, вынужденных в непогоду сорваться с мест и идти "к черту на рога".

Да, нелегко придется остроухим. Хорошо еще, что Марид-о-эл только с юга граничит с людскими землями, иначе бы взяли бы в кольцо. Впрочем, Окружной Хребет, опоясывающий эльфийский лес с остальных сторон, не столько поможет нам, сколько помешает им. Но и это уже неплохо.

Если восстановить заклинания внешнего круга защиты, поставить парочку дополнительных "охранок", то мы сможем оттянуть реальное столкновение на пару недель. Вот только работать опять придется мне. У остроухих и хороших магов-то не осталось…

Ладно, проблемы деградации эльфийского общества будем решать позже - сейчас есть и поважнее.

Прижавшись к шее своего рейпта, я мысленно приказала ему поторопиться. Теперь, когда я убедилась в правдивости слов Капитана, мне дорого каждое мгновение. Кто знает, в каком состоянии находятся старые "охранки"? Может, там уже и восстанавливать нечего, а создавать новые намного сложнее - это требует колоссальных вложений времени и сил.


Холод незаметно прокрался по плащ. Ветер ледяными пальцами скользил по коже, изучая мое бедное промерзшее насквозь тельце. Не надо было все-таки засыпать на спине Солнечного. Если бы не врожденное стремление защищать партнера, свойственное всем рейптам, то я уже раз десять умудрилась бы сверзиться с небес на землю.

И все же летать в зимнее время больше не стоит - температура за бортом приближается к абсолютному нулю, а я хоть и имею крепкое здоровье, но и оно не вечно.

Ну, долго еще? - я направила эту мысль Солнечному, умудрившись свернуться на его спине в уютный клубочек. Наверно, в моем роду были кошки, только они могут спать в таком положении в абсолютно любом месте. Даже на летящем рейпте.

Солнечный молча мотнул головой, указывая на что-то находящееся внизу. Пришлось высовывать нос из-под плаща и обратить свой взор в указанном направлении.

А вот и Марид-о-эл. Отлично, скоро, наконец, согреюсь. Честное слово, я не выберусь из горячей воды, пока чувствительность не вернется ко всем отмороженным пальцам, даже если ждать придется неделю. Уж как-нибудь эльфы продержатся это время и без меня.

Но моим мечтам не суждено было сбыться, стоило Солнечному коснуться ногами земли, как рядом появился Нарин, словно он ожидал меня здесь со дня моего отбытия. Впрочем, этот рыжик болен на всю голову, поэтому я бы не удивилась.

- Ты где шлялась?! Ты хоть понимаешь, что Хэл тут чуть не переубивал всех к демонам?! Уж меня-то ты могла бы предупредить!

Я, зябко кутаясь в плащ, беспомощно смотрела на Нарина. Чего он от меня ждет? Оправданий? Да, я сейчас даже ответить ничего не смогу - вся дрожу от холода, зубы так и клацают. Неужели он не слышит? Мне казалось, этот звук уже всех зайцев в округе перепугал.

Наконец, поняв, что вразумительного ответа он от меня сейчас не дождется, Нар обреченно вздохнул, подошел ко мне и, обняв меня за плечи, потащил в направлении дома. Я, обессилено привалившись к нему, мысленно отпустила рейпта к своим и почти сразу забыла о нем - единственной мыслью в голове была чашка крепкого горячего чая. А остальное пусть катится в Бездну.

Надо будет, потом спущусь и все достану…

До чая я в тот день, кстати, так и не добралась, заснув где-то по дороге. Как эльфеныш доволок мою бесчувственную тушку до кровати, для меня осталось тайной за семью печатями.


***


Следующие пять дней для меня слились в один бесконечный кошмар. Мне приходилось мотаться из одного конца Марид-о-эл в другой, проверять опорные точки заклинаний, поправлять вектора силы, устранять разрывы в нитях плетений, то есть делать все то, на что способны даже подмастерья человеческих магов, но не остроухие князи-маги. Единственным помогающим, а не путающимся под ногами эльфом был Нарин. Но что могут сделать два пусть даже очень сильных существа против десяти тысяч людей? Ничего.

Вот и приходилось по десять раз оббегать по периметру границы эльфийских территорий, в поисках разрывов в старых "охранках", а потом и штопать их - больше все равно некому.

Единственное, что держало меня на плаву, не давало послать всех остроухих в бездну и насладиться их падением, было чувство долга, клещами вцепившееся в душу и не дававшее ни мгновения покоя. Времени было мало, но успеть было можно.

Главное восстановить защиту периметра в полном объеме. Это поможет выиграть хоть немного лишнего времени. Для чего? Я сама плохо понимала, за что борюсь. Ни одна магия не может быть вечной, только заклинания Пустоты могут считаться условно вечными, но ими здесь не воспользуешься - больше вреда принесешь, чем пользы. Но мне обещали помощь. Пусть это будет Суд, но если он даст шанс предотвратить полное истребление эльфов…

Я согласна и на него. Теперь бы дотянуть до этого момента.

Я в сотый раз за последние дни прислушалась к себе. Внутренний таймер, отмеряющий мою жизнь, как и раньше, сообщил, что до Суда у меня еще год. Плохо. Столько эта латанная-перелатанная сеточка заклинаний не выдержит. Я бы рада была, если бы она хотя бы месяц продержалась…

Проклятые остроухие гады ни на что неспособны! Не будь я Судией, просто отошла в сторону и посмотрела бы, как они справились бы с набегом людей, превосходящих по численности все население Марид-о-эл в два с половиной раза.

Ладно, магов здесь, конечно, раз, два и кончились, но зато воинов пока хватает. Надеюсь хоть лучники у них более высокого качества, чем чароплеты, иначе в пору вешаться.

Я как раз проверяла внутреннее кольцо "охранки", когда из портала вынырнул Нарин, бледно-зеленый, по цвету напоминающий несвежий труп.

- Эми, они вошли в Последний Пост! Не сегодня-завтра они решатся пойти в наступление!

Вот и все. Время кончилось.


Шаг 6


- Эми, ты обновляла "охранку" на юго-западе? - Нарин ввалился в мою гостиную, бледный и уставший.

- Да, вчера, - механически откликнулась я, перепроверяя старые расчеты. Если удастся найти ошибку в выкладках, то можно будет усилить защиту внешнего уровня в десятки раз. - А ты с границы?

- Угу. Кошмар, что там творится. У людей напрочь отсутствует чувство самосохранения, - лезут прямо на заклинания.

- Смертники, - безразлично дернула плечом я, - таких всегда гонят впереди остальных.

- Маги земли даже не успевают убирать останки, а они все лезут вперед. На редкость глупые создания. Кошмарное зрелище.

- Я знаю - видела, - брезгливо сморщив нос, ответила я и на мгновение оторвала от глаза от бумаг. Выглядел мой ученик, мягко говоря, неважно: рыжие волосы, когда-то собранные в аккуратный узел на затылке, растрепались, на лице появилась кровоточащая царапина и явно она была не единственной. Бледность, которую я вначале списала на усталость, при ближайшем рассмотрении оказалась вызвана ранением. От кого он пытается это скрыть? Мальчишка! Я же чувствую запах крови. - А сам-то как? Ты неважно выглядишь.

- Спасибо, Эми, ты как всегда добра, - механически огрызнулся рыжик, осторожно опускаясь в кресло напротив. - Я, между прочим, едва не погиб. Если бы не твой хозяин, то меня бы уже не было в живых, - недовольно произнес Нарин. Его явно не радовала эта новость.

И меня, если честно, тоже.

- С каких пор вы стали так дружны с Хэлом, что он рискует жизнью ради тебя?

- Меня самого это интересует. А ты случайно не просила его присмотреть за "малышом"?

- Я почти не общаюсь с ним, Нарин. И мне бы в голову не пришло такое - я никогда не доверила бы твою жизнь Хэлосу. Он слишком импульсивен, чтобы поступать так, как нужно.

- Ну, значит, жди, что он попытается использовать этот случай и повернуть все в свою пользу.

Именно этого я и боялась. Не хочу быть должна Хэлу, особенно жизнь Нара. Но намного хуже, если он помог рыжику только потому, что понял, кем является мой ученик. Я не могу позволить Хэлу заполучить Ключ… Не имею права…

Все снова упирается во время: чем быстрее будет Суд, тем больше шансов спрятать Нарина от павших.

Зря я все-таки удалилась от двора. Теперь приходится узнавать о действиях хозяина через третьи руки, но и терпеть приставания Кукловода не хочу. Пока мы не встречаемся, все более или менее мирно, но стоит нам пересечься… Сомневаюсь, что даже Паучиха рискнет предположить, чем все закончится.

- Нар, а ты не замечал за павшим каких-нибудь странностей в последнее время? Он не пытался с тобой сблизиться?

- Эй! Эми, я не девушка! И сближаться со мной ему не зачем!

Я невольно улыбнулась, заметив выражение лица эльфенка. Не часто увидишь такой набор эмоций, особенно в исполнении мага Пустоты. Странный он все-таки: большинству эльфов безразлично с кем спать - с мужчиной или с женщиной, но Нарин явно не относится к их числу. Да, вот и еще одна шутка природы в мою коллекцию.

- Успокойся, Хэла ты вряд ли заинтересуешь в этом плане, - я с трудом сдерживала улыбку - уж слишком забавно смотрелся сейчас мой ученик, поэтому я не удержалась и подколола его: - А если вдруг заинтересуешь, то твоего сопротивления он даже не заметит. Кукловод всегда добивается желаемого.

- А ты? - Нар перевел разговор на другую тему, на этот раз неприятную мне самой.

- Я? Причем здесь я? Меня Хэл не посмеет тронуть, просто потому, что я покорно соглашусь на все, но при этом словно отойду в сторону. Его не устроит такая победа. Я ему интересна только, пока сопротивляюсь.

- Как ты можешь так спокойно говорить об этом? Удивляюсь тебе. Ты меньше всего похожа на влюбленную женщину.

Я натянуто улыбнулась. Неприятная тема, болезненная. Что бы я сейчас не сказала, с большой степенью вероятности это окажется ложью. Я еще сама не поняла, чего именно хочу.

- Нар, ты забываешь, что разговариваешь с Судией. Мы способны отделять чувства от разума. Я рационалистка. И с этим нужно смириться всем вам. Тем более меня сейчас меньше всего волнует тема моих взаимоотношений с Хэлом. Лучше скажи, что ты видишь, когда смотришь на него. Я имею в виду второй уровень восприятия. Ты же любопытствовал - я уверена!

Прямо на моих глазах бледность сменилась смущенным румянцем. С чего бы это? Нет, я понимаю, что мой вопрос несколько бестактен - среди магов не вежливо лезть в душу к посторонним, но если ты был настолько неосторожен, что открылся… в таком случае все надо принять как данность.

- А сама ты не смотрела?… - Нарин посмотрел куда-то поверх меня, словно опасаясь встретиться со мной взглядом.

Я устало вздохнула. Учу его, учу, а толку - ноль. Мне казалось, что уж основные положения, вбила в его голову в полном объеме…

- Нар, я нахожусь у него в подчинении. Мне недоступно зрение этого уровня по отношению к хозяину, - последнее слово я выделила голосом. - Так что ты видел?

- Это сложно описать, Эми. Даже ты по сравнению с ним нормальна.

Последняя фраза заставила меня скептически фыркнуть, но я не рискнула влезать со своими комментариями - что-то мне подсказывало, что у меня только один шанс узнать истину.

- Эми, ты видела когда-нибудь символ клана желтых воинов? - вместо ответа поинтересовался Нарин, пальцем рисуя на поверхности стола окружность, разделенную волнистой линией на две половины.

Инь и Ян. Единство и противостояние Света и Тьмы.

Не знала, что кто-то из этого народа попал во Внутреннюю Паутину.

- Видела.

- Так вот… Хэл - это темная половина символа. Да, где-то в его душе есть светлое пятнышко, но его явно недостаточно, чтобы уравновесить Мрак.

- Ты уверен, что видел именно половину? - я задумчиво посмотрела на листы бумаги, невольно сжатые в руке.

- Да, Эми. Где-то во Вселенной есть кто-то равный по силе твоему хозяину и способный сдерживать его при необходимости.

- Это невозможно, - упрямо возразила я, - у него не может быть половина души, Нар. Все боги создавались по отдельности, они никак не связаны между собой!

- Я не мог ошибиться. Я видел то, что видел, - Нарин все-таки соизволил посмотреть мне в глаза. - И еще, Эми, его окружает какое-то свечение, не яркое, но… Я не знаю, как это объяснить… словно мелкая алмазная пыль увязла в невидимой паутине, и, когда ее касается свет, все вспыхивает радужным блеском.

А ведь он действительно верит в то, что говорит. Ладно, не так это и важно, гораздо важнее задать нужный вопрос, как бы он не был воспринят моим учеником.

- Нар, не пойми меня неправильно, но, скажи: тебя тянет к Хэлу? - я украдкой посмотрела на него, предчувствуя бурную реакцию.

- Что?! - он вскочил, моментально забыв о ранах, и чуть подался вперед, - Ты издеваешься? Что ты обо мне думаешь? Я самый…

- Стоп, - тихо приказала я, не желая выслушивать его мнение по этому поводу. Я задала вполне обычный вопрос и всего лишь надеялась получить на него внятный ответ, а не монолог на полчаса "и нисколько я не такой!…" - Сядь.

Нарин упал в кресло как подкошенный, но его глаза продолжали яростно сверкать на бледном до зелени лице. Я не ошиблась. Свет, как же я жалею, что не ошиблась…

- Тебя привлекает Хэл, - я больше не спрашивала, а утверждала, и он, заметив это, уже открыл рот, чтобы возразить, - Дай мне высказаться, а потом так уж и быть я выслушаю твое мнение. - Дождавшись кивка, я продолжила: - Тебя тянет к Хэлосу, и ты никак не можешь понять причину. Я ведь не ошибусь в предположении, что именно поэтому ты так остро реагируешь на намеки о нетрадиционных вкусах некоторых созданий. Можешь успокоиться, тебя привлекает не столько тело Хэла, сколько его кровь. Вы родственники, Нар, очень близкие, а если учесть, что он и душу твою под себя создавал… Ты привязан к Хэлу едва ли не сильнее меня.

Из всей моей речи Нарин вынес только одно. Прискорбно, но это так.

- Эми, тебе что-то известно о моей семье?

В одно мгновение спокойный, уравновешенный маг Пустоты превратился в брошенного ребенка. Даже взгляд у него стал потерянно-жалостливым.

И что я должна сказать? Что прекрасно знаю его семью и не только нынешнюю, но и прошлую? Бред, ему совершенно незачем знать это. У магов Пустоты вообще не бывает родных и близких. Так же как и у Судий…

- Я многое знаю, Нар, но это не то знание, за которое стоит бороться. Да и неважно кем были твои родители в этой жизни. Но если ты вспомнишь свое предыдущее рождение - это будет нам на руку.

Нарин растерянно посмотрел на меня, словно надеясь получить объяснения. Извини, малыш, но я не Дева Милосердия и не имею права вмешиваться в ход событий.

- Я не совсем тебя понимаю…

- Это и не нужно, Нар. Забудь, - я нежно улыбнулась ему, надеясь хоть так усмирить бурю в его душе, которую сама же и пробудила. - Главное помни, что я всегда с тобой и никогда не покину, а вместе мы способны на многое.

Мне самой не понравилась тема, в которую я скатилась, поэтому, снова изобразив на лице улыбку, я приказала ему:

- Быстро в постель - не хватало еще и воспаление получить!

Кем бы этот мальчик меня не считал, но наставником я останусь для него до конца жизни. Нарин послушно направился к выходу, почти засыпая на ходу. Да, сильно ему досталось… Надеюсь, Пустота сумеет позаботиться о своем приобретении - не хотелось бы его потерять, особенно сейчас.

Как только рыжик скрылся за дверью, я скинула маску и задумчиво посмотрела перед собой. Пора заканчивать эту игру. То, что я оттягиваю неизбежный разговор, совсем не влияет на количество оставшегося времени, а вот чего у меня почти нет так это лишних дней в запасе. Что ж, значит, мне стоит наведаться на границу. И желательно прямо сейчас.

Солнечный, вычленив из хаоса моих мыслей намек на прогулку, сразу же ответил радостным эмоциональным импульсом. Ну, хоть кому-то это понравится…


Шаг 7


Внешний круг защиты давно уже превратился в кладбище, но люди продолжали ежедневно атаковать, ведомые верой и приказами командиров. И, следует признать, что когда-нибудь это у них получится. Но победа им дастся высокой ценой: потери с их стороны уже ужасают, в то время как среди эльфов никто серьезно не пострадал.

В вечерних сумерках было плохо видно, но мне это и не было нужно: поле, изрытое сотнями ног, обагренное человеческой кровью, кричало о загубленных жизнях. Я не хотела слушать его крик, но изгнать из сознания уже не могла - мир винил меня в гибели своих созданий, и, если честно я была с ним согласна.

- Скажи, ты тоже чувствуешь эту неизбежность?

Я через плечо посмотрела на Хэла. Он задумчиво смотрел на место гибели людей, так же как и я, чувствуя гнев оскверненной земли.

- О чем ты?

- О том, что время Суда сдвинулось. Если раньше у нас был год, то теперь… уже не знаю. Каждая атака приближает этот момент. Неужели ты не чувствуешь?

Я неопределенно пожала плечами. Что-то подобное я ждала, но мне некогда было прислушиваться к миру - времени едва хватило, чтобы подлатать защиту эльфийского леса.

- Когда? - тихо спросила я, мой взгляд снова вернулся к темному полю, по которому проходила линия "охранки". Одна его половина - по ту сторону границы - представляла собой вспаханную целину, вторая же - там, где стояли мы с Хэлом - была чуть припорошена первым снегом. Странное зрелище, неправильное.

- Где-то через пару месяцев. Но как я уже говорил: каждая атака почему-то приближает время Суда.

- Ясно, - сейчас мне было все едино: и день и год я приняла бы с одинаковым равнодушием. Слыша обвиняющий гневный голос мира где-то глубоко в себе, я не чувствовала ничего, кроме глубокой апатии. Я была выжата досуха. Свет, как же мне надоела эта нескончаемая борьба против всех. Я просто хочу покончить со всем побыстрее и исчезнуть. Я устала. Никогда за всю свою жизнь я не чувствовала себя так… опустошенно.

- Эми? - голос Хэла привычно вторгся в мой мир, внося в него еще больше сумятицы. Он явно не ждал такой реакции.

- Чего ты от меня хочешь? Слезных истерик? Это не по адресу. Я не боюсь смерти.

- Ну, можно было вложить в ответ хоть немного чувства.

Проклятый эмпат! Раньше его это не волновало - что же теперь изменилось?!

- Зачем, Хэл? Я не хочу притворяться, а любая моя реакция будет ложью. Я слишком устала, чтобы бороться вместо других. В последнее время я даже наше создание считаю ошибкой. Зачем Паутине Судии, не желающие жить и не ценящие чужую жизнь? Глупо ставить на защиту интересов Вселенной бездушных смертников. И еще глупее привязывать к ним павших богов.

- Эми, - Хэл осторожно коснулся моего плеча, - что с тобой? Это совсем на тебя не похоже.

- А что похоже? Вечное служение другим? Я ненавижу рабство.

- А меня тоже ненавидишь?

Не ждала я этого вопроса, но ответить могу, если он так хочет это услышать.

- Тебя? Нет. За что? Ты такая же жертва обстоятельств, как и я. Мне тебя не за что ненавидеть, Хэл, но и любить я тебя не могу.

- А перестать любить можешь?

- Это не сложно, Хэл. Достаточно принять решение и не отступать. В моей жизни нет места для тебя.

- Может быть, лури. Вот только я никуда не собираюсь из нее уходить.

Упрям. Впрочем, так было всегда. И, если честно, мне нравится его настойчивость…

Но не в этот раз.

- Хэл, ты сам сказал, что до Суда осталось несколько недель - не думаю, что наши пути пересекутся когда-нибудь еще.

- Пересекутся. Это судьба, - уверенно сказал павший. Я через плечо посмотрела на него. Может, сейчас он и стоял рядом со мной, но взгляд его был устремлен во тьму веков. Как же сложно все-таки общаться с существом, которому ведомо все.

Впрочем, мне есть, что добавить от себя.

- Это не моя Судьба, Хэл. А я не хочу идти чужим путем. Я теперь даже не уверена, что мои чувства не унаследованы…

Он насторожился. Я почувствовала его недовольство всем телом, словно я узнала что-то лишнее, то, что он пытался скрыть, а еще лучше вычеркнуть из Паутины за ненадобностью. И я невольно вспомнила, с кем имею дело. Почему-то чем дольше я с ним общаюсь, тем сложнее мне удержать в памяти все его прошлые грехи.

- Что именно ты помнишь, лури? - даже в полумраке я заметила, как хищно подобралась тьма в его глазах, - Впрочем, можешь не отвечать - мне это не интересно. Ты можешь верить, во что хочешь - я тебя переубеждать не стану, но не смей отказываться от чувств только потому, что так удобнее!

- А что ты мне прикажешь делать? - обманчиво-спокойно поинтересовалась я.

- Верить. Каким бы не был этот путь - нужно верить, что и он может принести пользу. С тобой очень сложно, Эми. Ты никогда не поступаешь так, как этого ждут. И мне это не нравится.

- Твои проблемы. Мои действия всегда рациональны и взвешены. Но ты постоянно забываешь, что мы смотрим на жизнь с разных сторон.

- Вот это меня и пугает, Эми, - он внезапно успокоился и, скривив губы в грустной улыбке, закончил свою мысль: - Возможно, что когда-нибудь мы не сможем понять действия друг друга. А мне бы очень не хотелось видеть ненависть в этих симпатичных глазках.

Он снова свел все в шутку. Надеюсь. Я никогда не понимала, когда и что он говорит всерьез.

- Тебе придется сильно постараться, чтобы заслужить мою ненависть, Хэл.

- Уверена? Я уже сейчас знаю с сотню способов, и чем дальше мы удаляемся друг от друга тем больше их становится, - взгляд павшего настораживал, заставлял задуматься…

Но мне так не хотелось сейчас вспоминать обо всем постороннем, что я решила выкинуть из головы и его слова и его поведение.

- Эми, давай пошлем все в бездну и просто уйдем отсюда? Не обязательно искать пути во Внешнюю Паутину, мне хватит и тех миров, что существуют в этом Кругу…

Он замолчал, наткнувшись на мой насмешливо-злой взгляд.

- Ты забыл одну истину, известную всем с детства - появление в мире Судии приближает время Суда. Вечность скакать с планеты на планету, пытаясь убежать от себя? Я так не смогу, Хэл.

- Я знал, что ты это скажешь, но не мог не предложить, - мой хозяин неуверенно улыбнулся, на мгновение вновь превратившись в того мальчика, что боялся чужой смерти больше собственной, - Я не хочу тебя терять.

- Но придется, - жестко оборвала я. Меньше всего на свете мне хотелось сейчас обсуждать эту тему. Да и место, мягко говоря, не подходящее - на поле боя не думают о чувствах и о потерянных возможностях.

- Да, придется, - почти неслышно повторил павший, отводя взгляд.

Хэлос всегда знал больше, чем хотел показать…


Шаг 8


Даже магия Судий не вечна, а уж наскоро поставленные заплатки долго продержаться и не могли. Я знала это, но все равно была не готова к прорыву…

Жертв оказалось немного, но люди все равно отыгрались, напоминая, что своей жестокостью они не сильно отличаются от демонов. Все, кто находился в точке прорыва, были зверски убиты. Даже мне было тяжело смотреть на тела, когда общими усилиями удалось кое-как залатать дыру в "охранке". Мы потеряли десять воинов, но такой смерти не пожелаешь и врагу…

Суд неизбежен. Я поняла это именно в тот момент, глядя в застывшие синие глаза, полные горького удивления. И впервые я осознала, что совсем не хочу умирать. Странно, но у меня вдруг появился смысл в жизни, мне было для кого жить. Как Судия мог привязаться к смертным? Я не знаю, но так получилось, и мне остается только принять все, как есть. Тем более что решение давно принято и даже согласовано с совестью.

Интересно, каково это жить обычной жизнью? Любить, не опасаясь выйти за рамки своего "я"? Уметь во всем видеть светлую сторону? Совершать ошибки и отвечать за них только перед собой? Смеяться со всеми, когда на душе радостно, и рыдать, уткнувшись носом в родное плечо?

Жаль, что мне не суждено этого испытать. Но благодаря мне, это испытают другие. Разве этого не достаточно?

Я невольно улыбнулась своим мыслям. Куда только не заведут Судию мысли, а уж если к ним прилагается и проснувшаяся душа… Любопытный же путь меня ждет, главное на него выбраться. Как там сказала та Плетущая? Пока я не пройду чужой путь до конца, о своем мне можно и не думать. Вот только, как мне это сделать? Да и при каких обстоятельствах это могло произойти? Моя память похожа на изорванное лоскутное одеяло - ворох цветных тряпочек, а вот как их расставить и все ли на месте…

Такими темпами я до Суда не разберусь с этим, а мне настоятельно рекомендовали самой выбирать путь.

- Эми, можно?

Как это похоже на Нарина - вначале вломился в женскую спальню и только после попросил разрешение.

- Ты уже здесь, - улыбнулась я, почувствовав тепло и спокойствие, которые этот эльф всегда приносил с собой.

- Выходи за меня замуж? - внезапно выдал он, причем с такой серьезной миной, что я подумала: вот сейчас он упадет на колени, вытащит из-за спины букет цветов, и…

Бред.

- Ты шутишь? - уточнила я, не совсем еще осмыслив происходящее.

- Даже и не думал, Эми. Я же вижу, как тебя мучают постоянные приставания Хэла.

Я устало вздохнула и прямо посмотрела на это рыжее чудо. Он что действительно верит, что все так просто решить? Не стоит исключать из игры самого Хэла.

- Он - мой хозяин. И если прикажет, я совершу невозможное.

- Эми, ты не хуже моего знаешь, что он не станет вмешиваться в твою жизнь так. Да и не тронет меня Хэл - я ведь нужен ему живым, верно? Это вполне разумное решение.

Разумное? Может быть, но кто бы только знал, как меня достала эта рациональность во всем!

Но Нарин все-таки кое в чем прав, вот только…

Я посмотрела на своего ученика. Он был уверен в своих словах и не собирался отступать. Кажется, мне все-таки удалось сделать из него замечательного мага Пустоты. Он сильно изменился и почти уже ничем не напоминает мальчишку-смотрителя - повзрослел, нашел себя, свой путь…

И как я раньше не заметила этого? Ему больше не нужен наставник. И это успокаивает.

- Нар, я…

- Эми, не спеши отказываться. Взвесь все "за" и "против". Не иди на поводу у чувств - ничего хорошего это еще не приносило. Я знаю, что ты меня не любишь так, как его, но - поверь - со мной тебе будет лучше.

Его пламенная вера заставила меня улыбнуться. Зря он считает, что я не люблю его, просто с Хэлом мне легче, не надо скрывать свое истинное "я". Нар до сих пор не понимает, что я - оружие, и как любое оружие бываю жестока и беспощадна. Он видит во мне лишь свет Воплощения, но я-то давно уже предала себя. И я боюсь, что когда-нибудь он сумеет это разглядеть за множеством моих масок.

Но сейчас вопрос стоял не в том, кто я и как себя веду. Он ждет ответа, вернее положительного ответа, дать который я не могу. Впрочем, и отказать не в силах - я не хочу причинять ему боль. Что же мне делать, Свет? Любого другого я бы уже послала в бездну, но только не Нара… Этот эльфенок - часть моей души.

Ладно, будь, что будет…

- Я согласна, - сердце неприятно похолодело, словно я только, что вынесла себе приговор - сама.

В первое мгновение Нарин удивленно уставился на меня, не веря моим словам, но постепенно на его лице расцвела робкая радость, неуверенная, но чистая и светлая.

Моя совесть недовольно заворочалась внутри, но я подавила ее голос и спокойно улыбнулась в ответ.

- Только давай не будем спешить с этим, - невольно вырвалось у меня, но Нарин лишь согласно закивал:

- Конечно-конечно. Нам некуда спешить.

Нар был так счастлив, что мне стала отвратительной эта уловка. Зачем я так поступаю? Мало мне приключений - решила влезть в новое?!

Не желая дальше продолжать юлить и изворачиваться, я быстро перевела разговор на другую тему:

- Кстати, ты проверил все выкладки, которые я тебе давала? Заклинание достаточно устойчивое?

- Оно идеально, Эми! И классической магией на него воздействовать нельзя! Думаю, через пару дней, когда мы его окончательно проверим, его можно будет применить.

Новая "охранка" была практически полностью придумана моим учеником, но за основу он взял мои расчеты. Впрочем, если учесть, что у меня так ничего и не вышло, а вот у Нара - напротив… Его это детище, вот он и гордится - и не зря, потому что как только этот щит займет свое место, против воли эльфов на эти земли никто больше не попадет. А это равнозначно окончанию войны.

- Скоро этот кошмар закончится, Эми, но его последствия будут заметны еще не одно столетие. Мы не сможем доверять людям, как раньше.

Он снова удивил меня. В который раз за сегодня? Откуда в измененном такая рассудительность? Не знаю, но магу Пустоты это подходит гораздо больше наивности и святой веры в окружающих.

Странно, но теперь мне мысль о возможном замужестве не казалась такой уж бредовой.

- Знаешь, ты сильно изменился. Стал взрослее, увереннее в себе, - задумчиво сообщила я, продолжая пристально рассматривать его. Под моим взглядом он смущенно вспыхнул, - Это тебе идет.

Он неловко улыбнулся, не зная, как воспринимать мои слова - не так часто его хвалили в жизни, чтобы к этому он мог привыкнуть. Все же, что-то от ребенка в нем осталось, но это лишь придает ему еще больше очарования.

Я уже завидую женщине, что сумеет завоевать его сердце.

- Я люблю тебя. Эми. И надеюсь, что когда-нибудь ты сумеешь ответить на мои чувства.

Это он к чему? Я же не произнесла последнюю мысль вслух? Или произнесла?…

- Нарин…

- Но пока мне достаточно твоего согласия. Я не хочу на тебя давить, но хотя бы не забывай обо мне.

Эх, эльфенок, ты безнадежен. Разве можно дарить свое сердце, если не уверен, что этот дар нужен? Все-таки ты еще совсем ребенок, просто обстоятельства тебя вынудили повзрослеть раньше времени. Но иногда твоя пламенная детская непосредственность вырывается наружу, озаряя лица окружающих неуверенной, но теплой улыбкой. Тебя невозможно не любить, но ты этого не понимаешь.

И мне действительно жаль, что все так вышло…

- Я не забуду, Нар. Разве можно забыть твои серьезные глаза и упрямо сжатые губы в тот момент, когда ты делал мне предложение? - тепло улыбнулась я, желая хоть на мгновение стать той, кого он во мне видел.

- Ладно, поздно уже - я пойду, - Нарин окончательно смутился и, быстро раскланявшись, покинул мою комнату.

Я грустно смотрела ему вслед. Ну, почему мне кажется, что я его предаю?!

- Бедный мальчик, - новый голос заставил меня подскочить на месте и резко обернуться, - Хэл вошел в мою комнату с балкона. Как и когда он там оказался, я спрашивать не стала - что-то мне подсказывало, что отвечать на мой вопрос он не станет. - Почему ты не сказала ему, что завтра тебя уже не станет? - словно зная, что именно этот вопрос меня мучает, он задал его вслух.

- Пусть хоть немного поживет спокойно, - тихо ответила я, а потом прямо посмотрела на своего хозяина, - Что же привело тебя сегодня ко мне?

- Просто захотелось убедиться самому, что ты согласишься стать женой этого мальчишки!

Я невольно поежилась, заметив в его взгляде напряженно затаившуюся Тьму. Кажется, этот вечер решил меня доконать.

Тяжело вздохнув, я мысленно подготовила себя к длинному и неприятному разговору. Рано или поздно, но это должно было произойти…


Шаг 9


Хэл может злиться. Хэл может быть в ярости. Хэл может казаться спокойным, когда его душу рвут демоны боли…

Но он никогда не был таким.

Он сходил с ума от ревности, но одновременно в его взгляде появилась какая-то спокойная обреченность, словно боролся он уже по привычке, не особо веря в победу.

Это было так непохоже на его обычное поведение, что я невольно насторожилась.

- Как ты можешь так поступать, Эми? Почему ты спокойно перешагиваешь через чужие чувства? Ведь больно ты делаешь не только мне, но и своему любимчику.

- Это только мое дело, Хэл. И я поступила верно. Я не хочу, чтобы он рвал душу на части мыслями о моей скорой смерти. Он не заслужил этого. Раз ему было легче забыть о моей природе, то пусть будет так - я не хочу менять свой образ в его глазах. Да, это несправедливо, расчетливо, жестоко, но сейчас это - верно.

- Почему ты думаешь обо всех вокруг, но только не обо мне? Ты хоть изредка вспоминай о моих чувствах, лури.

Следует признать, что в чем-то он прав. Я в последнее время думала обо всех, но только не о своем хозяине - я намеренно гнала прочь мысли о нем, не желая вспоминать о своих чувствах. Наверное, это было слишком жестоко с моей стороны - хотя бы все объяснить ему я могла… Но я делала все, чтобы оттянуть неизбежный разговор, а теперь уже поздно, хотя попробовать можно.

- Хэл, я не хотела причинять тебе боль…

- Но причинила. Сколько раз мы с тобой просто говорили? Не вспоминая о политике, эльфах, людях и их грызне? Ни разу! У тебя на уме только этот проклятый мир и долг, исполнить который ты обязана любой ценой! Скажи, ты хоть немного думаешь, как на твои действия реагируют окружающие? Я устал быть вечно на вторых ролях. Даже зная, что скоро мы вновь расстанемся, ты охотнее думаешь об эльфах, чем обо мне! Я не способен этого понять. Если я тебе безразличен, то так и следовало сказать в самом начале - я не люблю, когда со мной играют, Эми. Ты хоть способна понять, что это больно?

Он не кричал и не возмущался - все это он говорил спокойным будничным тоном, словно сил на выражение эмоций больше не осталось. Сильно же я его достала, если он говорит такое.

Впрочем, не смотря на эту небольшую истерику (а для Хэла все вышесказанное было равноценно именно истерике, причем не такой уж и "небольшой"), мне не было его жаль. Вернее, мне хотелось подойти, утешить, убедить, что это всего лишь ошибка эгоистичной Судии… Но это не было жалостью. Все было во много раз проще и сложнее.

- Хэл… - я все-таки не удержалась и приблизилась к своему хозяину, а вот руки на всякий случай сцепила в замок за спиной. Правда, он, кажется, даже и не заметил ничего, продолжая смотреть куда-то сквозь меня. - Хэл, - я позвала громче, надеясь привлечь к себе его внимание - не хотелось бы, чтобы он потерялся в чувствах - это слишком опасно, да и пользы совершенно не приносит, - Извини, я, кажется, излишне увлеклась исправлением ошибок. Просто в отличие от вас, мы всего лишь слуги и для нас превыше всего исполнение долга. Я не могу оставить мир, когда ему нужна помощь. Но это же не значит, что я не люблю тебя.

- Не похоже, что тебе вообще свойственны чувства, лури. Ты всегда поступаешь рационально, не принимая во внимание такой фактор как "эмоции" - не важно свои или чужие. Поначалу это забавляло, но вечно терпеть такое я не могу.

Да, таким я его еще определенно не видела. Даже взгляд у него какой-то болезненный, обреченный. Сейчас он как никогда напоминал потерянного обделенного счастьем ребенка. Давно усыпленная за ненадобностью совесть, почувствовав мою растерянность, радостно потерла руки и принялась будить чувство вины. И почему все так запутано? Я же не хотела его мучить, если честно, я его чувства даже не воспринимала всерьез, считая очередной шуткой Безумного Кукловода…

Вот и доигралась…

В отчаянии закусив губу, я виновато посмотрела на своего хозяина. Как передать словами то, что я сейчас чувствую? Я же всего лишь меч, мне самой сложно разобраться в себе, а уж впустить кого-то в душу…

- Хэл, - я все-таки коснулась его щеки, нежно-нежно, вкладывая все, что чувствую, все, что не могу сказать, в эту мимолетную ласку, - прости меня. Я, правда, не думала, что тебе может быть больно. Ты казался таким спокойным, уверенным… мне и в голову не приходило, что я могу чем-то ранить тебя…

Тепло, зародившееся в кончиках пальцев, робкой волной прокатилось по венам и сладко затаилось в груди. Всего одно прикосновение, но оно подняло такую бурю чувств, что я застыла, боясь спугнуть это ощущение. На мгновение мне даже показалось, что мы с Хэлом одно существо, случайно или по чьей-то злой воле разделенное на два тела…

Странное ощущение, ни на что не похожее…

Но объяснимое. Оружие Судьбы и его павший действительно едины. И чем ближе время Суда, тем острее становится связь между ними.

- С тобой совершенно невозможно общаться. Ты упрямая, наглая, непокорная… - Хэл внезапно улыбнулся, и эту его улыбку, теплую, лучистую, я почувствовала всем телом, словно она принадлежала только мне. - В общем, идеальная женщина, - а потом, не дожидаясь моего ответа (а сказать я, видит Свет, могла многое), он притянул меня к себе и, в корне подавив возможное сопротивление (а кто тут собирался сопротивляться?!), коснулся моих губ дразнящим поцелуем.

Не знаю, чего он хотел этим добиться, наверное, действительно просто поставить точку в этом разговоре, но затянуло нас обоих…

Кровь быстрее побежала по жилам. Нити связи, на мгновение опасно натянувшись, стали еще крепче. Восприятие - острее. И какая-то неудовлетворенность запульсировала в груди…

Это было почти больно. Хотелось вырваться из его объятий, сбежать и, забравшись в самый дальний угол, разреветься, но в то же время мне хотелось прижаться к нему плотнее, потеряться в нем, выкинуть из головы все прочее…

Хэл, напоследок чуть прикусив мою нижнюю губу, отстранился, но почти сразу же крепче прижал меня к себе, спрятав свое лицо в моих волосах.

- Я едва не утонул в тебе, - я почувствовала его довольную улыбку, словно его радовало это… безумие! - Твои эмоции так остры и болезненны, что затягивают…

Я не видела его лица, но была готова поклясться, что сейчас в его глазах лукаво поблескивает Тьма, довольная, словно сытая кошка.

Хэл тяжело вздохнул, справившись наконец со своими чувствами, и легонько коснувшись губами моего виска, оттолкнул меня, нежно, но все равно обидно.

- Знаешь, лури, твое предложение соблюдать дистанцию уже не кажется мне таким уж бессмысленным. Я ведь действительно мог утонуть в тебе… Более того, я хотел этого…

Значит, безумие все-таки было коллективным. Не радует.

Но если соблюдать определенную дистанцию…

Мысли против воли вернулись к небольшой вольности, которую позволил себе этот павший. Как же это несправедливо: только чуть ослабли границы, как он снова возводит новую стену между нами, словно ничего и не случилось. Хотя для него наверно этот поцелуй и не значит ничего…

Проклятье, мои мысли снова скатились не туда!

Спокойно, Эми. Ничего существенного, собственно, и не произошло. Не забывай, что до Суда осталось всего несколько часов, вот ваши тела и стали готовиться к нему. А хозяин всегда чувствует свое оружие, как и оружие - его.

- Извини, - по привычке бросаю я, стараясь хоть чем-то заполнить неловкую тишину. Так. Прежде всего, мне не мешало бы взять себя в руки, а потом можно будет завершить этот разговор.

- Не стоит вечно извиняться, лури. После третьего раза в подряд - это начинает жутко раздражать, а я существо вспыльчивое, можно сказать импульсивное, - ехидно поблескивая глазами, ответил Хэл. Его настроение явно поднялось и от былой подавленности не осталось и следа.

И почему я не могу так?

- Ладно, вижу, что ты уже не способна воспринимать меня всерьез, а значит, мне пора откланяться. Сладких снов, лури, - и, отвесив церемонный поклон, мой хозяин уверенно направился к двери.

Что-то глубоко внутри запротестовало против столь раннего окончания разговора, и я не нашла ничего лучше, чем…

- Пожалуйста, не уходи…


Шаг 10


Хэл удивленно застыл у порога, не зная, как расценивать мою последнюю фразу. Я, если честно, и сама не совсем понимала, к чему оттягивать неизбежное расставание, но мне было так тоскливо, так не хотелось оставаться наедине с этим щемящим чувством…

- Не уходи, - тихо повторила я, не зная, куда деться от стыда. Взгляд Хэла холодными копьями пригвоздил меня к месту. Из него исчезла вся мягкость и нежность, что искрились в его глазах всего мгновением ранее.

Кажется, я опять сделала что-то не то.

Впрочем, я всегда делаю все не так. Я обреченно закрыла глаза, едва сдерживая рвущиеся наружу слезы. Почему? Мне ведь только стало казаться, что все наладилось?…

- Эми?… - его голос мягко скользнул по коже. Мне показалось, или он звучал ближе?…

Я открыла глаза и неуверенно посмотрела на своего павшего. Он действительно отошел от дверей, но всего на полшага, словно сам еще не до конца определился. Я не знала, что сказать или сделать, чтобы оттянуть хотя бы на пару минут его уход. Мне так хотелось пусть чуть-чуть, но изменить своей судьбе, стать на мгновение кем-то…

…другим!

Я, наконец, поняла, что имела в виду та Плетущая. Всего шаг отделяет меня от моего пути, и делать его или нет, могу решить только я.

Впрочем, особого выбора у меня никогда и не было.

Я, отбросив волосы на спину, прямо посмотрела на Хэла. Смущение и тоска не исчезли, но они затаились, спрятались за чужой маской. Мне не посчастливилось унаследовать путь самой беспутной богини из всех…

- Эми?… - сомнение в голосе павшего окрепло. Вот только в чем он сомневается? В том, что я - все еще я? Или в том: сошла я с ума или нет?

- В чем дело, Хэл? Или оружие недостойно внимания бога? - не мои интонации, не мои слова - чужие, едкие, болезненно-удовлетворенные. Я никогда не видела Вишу такой, но кто сказал, что она не носила и эту маску?

- О чем ты? Что на тебя нашло? - Хэл насторожился, более того я почувствовала, как пространство колыхнулось, создавая вокруг павшего дополнительные щиты. Еще немного и я проиграю, даже не начав игры. Что я делаю не так? Я же всего лишь…

…иду на поводу чужой маски! Не стоит забывать, что Хэлос умеет слышать эмоции, а мои сейчас сильно противоречат внешнему проявлению.

Не стоит прятаться за чужой спиной, Эми. Может, хватит бегать от собственных страхов?…

Судии прекрасно научились подавлять свои эмоции, но тем самым мы подавляли в себе часть своего "я". И чем больше я чувствовала, тем неохотнее делилась этими чувствами с миром. Я никого не подпускала близко, никому не позволяла увидеть себя настоящую, но…

Хэлу я могу доверить и большее. Надо просто один раз переступить через свой страх. Сложно? Не просто сложно - не реально, но если на это решился один рыжий эльф, заранее зная, что его дар не нужен…

Чем я хуже?…

- Извини, - я невольно улыбнулась. В который раз за вечер, я прошу у него прощения? Не знаю, но когда-нибудь я его точно этим достану. Но не сейчас.

Ответная улыбка вышла несколько натянутой, но щиты он убрал.

- В чем дело, Эми? - он повторил свой вопрос. Что ж, значит, придется отвечать, хотя ответа у меня и нет.

- Я не знаю. Мне… плохо… тоскливо… Мне уже давно не было так грустно, Хэл.

Сможет ли он понять, если я сама себя не понимаю? Я до боли закусила губу, не зная, куда спрятаться от его взгляда, тяжелого, изучающего.

Все-таки он подошел ко мне, но как-то медленно, словно давая шанс передумать…

Да пошел он в Бездну со своей непоследовательностью!

Я, проигнорировав чужое удивление, всем телом прижалась к нему, чувствуя, как меня начинает мелко трясти - сказывалось напряжение последних дней. Мне было уютно в его объятиях, но хотелось большего…

- Хэл, поцелуй меня, - тихо попросила я, боясь передумать.

И в тот момент, когда его губы нашли мои, я убрала все заслоны в сознании, выпустив на волю то, что всегда являлось частью меня…


Это было безумием. Что общего может быть у Судии и павшего? Любовь? Глупо. Но что делать, если уже не в состоянии бороться с собственными чувствами? Да и желания такого не возникает? Лгать дальше? И до каких пор?

Тратить последнюю ночь на пустые разговоры бессмысленно, тем более все уже давно было сказано и не раз. И бессмысленно говорить, как сильно мне он нужен - я этого больше не скрываю. Сегодня - для него - я стану открытой книгой, пусть только и на одну ночь…

Это было безумием. Я никогда не смогу назвать все произошедшее ошибкой, потому что никогда не раскаюсь по-настоящему, но это было безумием. Предчувствие скорого Суда, неизбежность разлуки, обостренное связью восприятие… Все смешалось в какой-то странный чуть горчащий на губах коктейль… Мы пили друг друга… Наслаждались каждой каплей отмеренного нам времени… Умирали и вновь возвращались к жизни… вдвоем…

Я потерялась в его душе, растворилась в ней, но страха уже не было, потому что только в этот момент я поняла по-настоящему, что значит чувствовать любовь бога…

Если честно, я плохо помню тот вечер, большую часть воспоминаний составляют какие-то чувственные моменты. Почему? Не уверена, но рискну предположить, дело в том, что я полностью отдалась в его руки, доверив не только свое тело, но и душу. На какое-то время я просто исчезла, став чем-то неизмеримо большим…

Тепло чужой души, ласковое мерцание Тьмы совсем рядом, нежность, тоска, сожаление о невозможности быть рядом, боль… Это не было любовью, скорее мы пытались забыться и убедить друг друга, что еще не все кончилось…

Безумие… болезненное и сладкое одновременно…

Да, я помню… все еще…

Чтобы не произошло, как бы ни сошлись нити судеб в полотне, эту ночь мы забыть не сможем, потому что никогда и ни с кем такое уже не повторится…


Солнце встало уже довольно высоко, когда я вынырнула из сна. Тело все еще хранило на себе тепло его прикосновений и жар безумных ласк. В такие моменты совершенно не хочется думать о чем-то важном, а просто - отдаться сонной неге…

Вот только мир - существо очень эгоистичное, поэтому никогда не спрашивает позволения, чтобы влезть в вашу жизнь. Легкий диссонанс в звучании Музыки Сфер, едва уловимое натяжение нитей - и вот вам обеспечен букет "наиприятнейших" ощущений. Я поморщилась и снизила чувствительность восприятия.

Сразу стало… тоскливее… Странно, раньше я не зависела от него так. Сейчас даже малейший блок вызывает отторжение…

Ну, почему я не сдалась раньше? Что мне стоило провести эти месяцы рядом с Хэлом? Свет, ну, почему мы обречены страдать, спасая чуждые нам миры? Я не хочу. Я же чувствую, что это все - конец. Я прошла чужим путем до самого конца, и теперь у моих ног вновь замерла та дорожка, что уведет меня прочь от Хэла и от его проблем…

Не хочу. Я не смогу без него. Просто физически не смогу… Это все равно, что вырвать из груди сердце и оставить его здесь.

Не хочу! Я так устала быть одна…

- Не мучай себя. Пусть все идет так, как должно, - голос павшего мягко вторгся в мои мысли, заставив неловко улыбнуться и сильнее прижаться к нему. Он нежно провел ладонью по моим волосам, одновременно даря покой и ласку.

- Мне совсем не хочется тебя покидать…

- Поверь, лури, мне этого хочется еще меньше. Но даже вдвоем мы не справимся с системой.

- Ты говоришь так, словно наперед все знаешь.

- Не все. И то, что я вижу меня не сильно обнадеживает, но знаешь я верю… Да, просто верю, что все не может кончится так глупо.

- Я бы тоже хотела в это верить, Хэл, но…

- Никаких "но", - павший предупреждающе коснулся пальцем моих губ, - Если ты не можешь верить Старшим, то поверь хотя бы мне - еще не все кончено.

- Тебе я верю. Потому что знаю: ты слишком упрям, чтобы упустить то, что хочешь, Хэл, - счастливо засмеявшись, я уткнулась носом в его плечо. Никогда прежде мне не было так хорошо, даже боль мира спряталась на грани восприятия, словно боясь потревожить.

Будь, что будет! Даже если я никогда больше его не увижу, это не значит, что я перестану его любить - уж этого у меня никто не отнимет. А все остальное действительно не имеет значения.

- Я люблю тебя, павший. Надеюсь, хотя бы теперь ты мне веришь.

- Теперь - верю, - загадочно улыбнувшись, ответит он. - Но и ты не забывай, что в тебе вся моя жизнь. Я даже в мыслях никогда не смогу тебя придать, Эми. Никогда.

Ну, вот снова! Это было шуткой или нет?

Ладно, его все равно уже не исправить.

- Хэл, я открыла перед тобой свою душу, неужели ты думаешь, что это ничего не значит? Я действительно доверяю тебе, даже если это опрометчиво, - я приподнялась на локте и прямо встретила его взгляд. Мне действительно нечего скрывать от него. Да и, если честно, не могла я представить ситуацию, в которой он мог меня предать.

- Ладно, лури, с тобой хорошо, но времени почти не осталось, - тяжело вздохнул Хэл и, быстро поцеловав меня, выбрался из-под одеяла. Я невольно залюбовалась плавной грацией движений - все-таки мой хозяин действительно очень красив. Даже странно, что такое существо могло полюбить кого-то похожего на меня. Мне несказанно повезло, что Хэл обратил на меня внимание. И не имеет значения, что станет с нами дальше, главное сохранить в памяти и в сердце его образ и свою любовь.

И тогда, возможно, уже мой собственный путь приведет меня к нему. Когда-нибудь. Я надеюсь…

Нет, верю!


***


Мысли странно путались. Как-то не этого я ожидал от Судии Света. Да и показалось на мгновение, словно стоит кто-то у нее за спиной. Управляли? Эми? Не смешите меня - ею невозможно управлять, пока она сама того не позволит! Но тогда что?… Или в данном случае - кто? На память приходила только одна Леди, обладающая нужными талантами.

И почему-то это знание совсем не обнадеживало…


Путь 5: предавшие и преданные


"Люди почему-то считают предательство злом. Почему? На это не смогу ответить даже я. Лично мне кажется, что этот путь, если он является кратчайшим к цели, приемлем".

Хэлос Лайте


Шаг 1


День для меня начался поздно. Наверно, поэтому меня и не покидало ощущение, что я продолжаю упорно упускать что-то важное. Впрочем, меня не сильно волновали незамеченные мелочи - мысленно я была уже на Суде.

Сегодня. Наконец, я поставлю точку в этой затянувшейся игре, имя которой Жизнь. Возможно, я приняла ошибочное решение - с этим я спорить не стану, - но отступать уже поздно. В конце концов, я имею право сама выбрать, как закончить свой путь! И Хэлу придется с этим смириться.

Перебирая в памяти события, произошедшие за последние месяцы, я шла к дому Владыки. Почему именно в этом направлении? Не знаю, все вопросы, касающиеся правителя эльфов, я уже решила - вернее сделала все, что было в моих силах. Наверно просто хотела попрощаться…

Но моим планам не суждено было сбыться.

Нарин перехватил меня всего в паре метров от резиденции здешнего правителя. Выглядел он странно… излишне возбужденно, что ли? Глаза горели, волосы растрепались, выражение лица такое, что можно не удивляться, почему посланников Пустоты не любят… Живописный видок, в общем…

Свет, что еще могло произойти?!

- Эми, там на границе!… - он замолчал, пытаясь подобрать нужные слова, при этом казалось, что он с трудом сдерживает поток междометий.

- Так что случилось?

- Там женщина! - веско сказал он таким тоном, будто это все объясняло.

Я невольно приподняла бровь, подчеркивая свое отношение к неполным предложениям.

- Она пришла от людей!… Но в ней явно течет наша кровь!… И она желает увидеть тебя!…

- Меня? - вот теперь я удивилась. Это еще зачем? Если она эльфа, мое дозволение на проход ей не нужно - лес пропустит.

- Да. Она говорит, что вы знакомы.

Я напрягла память, пытаясь вспомнить всех эльфиек, с которыми имела более или менее дружеские отношения. На ум приходила только Ласточка, но она никогда не покидала пределов Марид-о-эл.

- Не думаю, что это так. Или я чего-то недопонимаю?

- Она - маг Пустоты!

Приехали.

Сердце неприятно кольнуло. Предчувствие, не покидающее меня все утро, окрепло. Ну и как, спрашивается, связана эта эльфа с моими проблемами? Но связана же, если я так реагирую на появление очередной сиятельной леди.

- Нар, ты уверен в своих словах? Этот мир не мог призвать еще одного мага.

Если он только не совсем безумен, - но это я добавила мысленно, не желая втягивать ученика во все это. У самой голова шла кругом.

- Да, я проверил.

Меня резко бросило в жар, но кончики пальцев неприятно похолодели… Что-то было во всем этом… И я была всего в шаге от отгадки: надо лишь верно сформулировать вопрос.

- Насколько она сильна? - не тот вопрос, но тоже неплохой.

- Мне сложно сравнивать, Эми. Но я бы не рискнул с ней связываться. В ней есть что-то странное, настораживающее, но притягательное…

- Она пришла одна? - опять не то, но уже ближе…

Почему я никак не могу собрать разбегающиеся мысли в кучу и задать единственно-верный вопрос?

- Одна, но… понимаешь, за ней словно тянется шлейф, и он ведет в людские земли…

- Связь? - мигом насторожилась я. Мне только предателя среди эльфов и не хватало для полного "счастья"!

- Похоже на то. Но если это так, то она какая-то неправильная, деформированная… Эми, я не настолько знаком с теорией, чтобы описать, что именно я увидел, но ощущение было жуткое.

Мне все больше и больше не нравится эта неопределенность. Что-то неуловимо знакомое было во всей этой истории, но сознание никак не могло зацепиться. Я, едва не плача от обиды, нахмурила лоб. Что же так давит на грудь? Какое-то воспоминание? Ассоциация? Проклятье! Ненавижу упускать из виду что-то серьезное!

- Ладно, пойдем - взглянем на твою эльфийку, пока она не прибавила нам проблем.

Если бы я знала, во что это все выльется - честное слово, предпочла бы умереть на месте. Но в тот момент я была готова идти куда угодно, лишь бы отвлечься от Суда и разобраться в мешанине собственных чувств.


До границы мы добрались почти мгновенно - уже пару недель, как маги установили сеть порталов, чтобы хоть как-то централизировать управление войсками. Мысль неплохая, вот только на деле помогло это мало - эльфы слишком самостоятельны. Они ни за что не будут прыгать по порталам, если есть возможность принять решение самому и на месте. Никакой дисциплины. Впрочем, остроухим даже само это слово не знакомо. И как с таким менталитетом им удалось дожить до моего пришествия?! Хотя это скоро станет не моими заботами.

Эльфийку, вызвавшую такой ураган чувств со стороны моего ученика, мы нашли именно там, где ее и засекли, то есть она стояла на границе между заселенными центральными землями и так называемым "внешним кольцом". Здесь как раз проходила вторая линия защиты, поставленная и настроенная лично мной.

Я внимательно присмотрелась к незваной гостье. Высокая, стройная - но так можно охарактеризовать любого эльфа. Но все-таки было в ней и то, что отличало ее от остальных - густые иссиня-черные волосы, свободными волнами спадающие на спину и грудь. Измененная? Может быть, но не только - она полукровка. И я, кажется, знаю, кем была ее мать…

Впрочем, это не все - я знаю и конкретно эту леди, причем довольно-таки давно. К несчастью…

- Виша? Что ты здесь делаешь?

Девушка презрительно посмотрела на меня, чуть обозначив на плотно сжатых губах довольную улыбку. Впервые я видела ее такой, мне она всегда казалась такой спокойной, светлой, хотя и недостатки у нее были, но не существенные… Теперь же передо мной стоял совсем другой человек, жесткий, уверенный в себе и в своей правоте.

- Я просто пришла вернуть себе свою судьбу, Эмили. Или ты уже забыла, как всадила нож в сердце девочки, которая доверяла тебе больше всех? И как забрала ее ребенка, едва тот появился на свет? А ведь я считала тебя подругой, - голос павшей звенел в зимней тишине леса - каждое ее слово болезненно входило в мое сознание и ледяным холодком оседало в душе.

Она имеет право говорить, но…

- Виша, я не понимаю… - проклятая память! Она никак не желает стать единым целым, по-прежнему продолжая напоминать лоскутки из разорванного одеяла.

- Это и не нужно, Эми. Главное, что понимаю я. И я верну себе все, что ты у меня отняла, - это не было угрозой или обещанием, она просто говорила то, что чувствовала.

Плевать на ее чувства! Сейчас важно другое…

- Где твой Судия? - этот вопрос должен был быть первым, все остальное не имеет значения.

Виша, прекрасно видя мой страх, победно улыбнулась и ответила, не сводя с меня пугающе-пустых темных глаз:

- Я приказала ему исчезнуть из моей жизни. Вы, оказывается, очень уязвимы, а вся ваша бравада - лишь пустой звук.

Дальше уже можно не слушать. Это все. Мы проиграли. И, следует признать, что в этом есть и моя вина - мне не следовало выносить такой мягкий приговор. Но тогда я была слишком неопытна, чтобы верно оценить ситуацию…

Вот и все, Эми. Теперь поздно сожалеть. Нас уже ничего не спасет от гнева павших богов. Они не простят нам сотни веков служения.

Свет! Что же мне делать? Я не могу погубить этот мир ради сохранения внутренней тайны Судий, но и спасать его права не имею…

Как же все сложно…

Или, напротив, слишком легко, чтобы принять такое решение…

Стоп. Надо всего на мгновение остановиться, оглянуться назад и подумать. Решение мной уже было принято? Было. Что меняет пришествие Виши? Ничего. Но в то же время все. Вот только не для меня. Я никогда не входила в Старший Круг Судий, я не давала их клятв - и я свободна от их обязательств.

Ошибочных обязательств, кстати сказать.

Тяжело вздохнув, я приняла окончательное решение. Не оглядываясь ни на кого. Это мой путь и только я могу решить какую тропу избрать из множества. Я выбрала.

И дело не в моей привязанности к этому миру, а в чувстве вины, которое, зародившись во мне почти двадцать лет назад, наконец, выросло и окрепло…

Я украдкой посмотрела на Вишу. А так ли она не права?…

С каждым прожитым здесь мгновением, я все больше убеждаюсь, что мы поспешили с Судом богов - они имели право на жизнь.

Уйти должны были мы!…


***


Виша. Давно ее уже никто не называл так. В этом мире ей дали другое имя, а вот память словно в насмешку оставили прежнюю. Наверно, поэтому она и ушла из дома, оставив мать и младшую сестренку в кипящем ненавистью к эльфам Роне. Жаль их, конечно, но даст Свет - выберутся, а у нее есть еще старые долги, которые не мешало бы отдать.

Да и зов мира, возвещающий о скором Суде, упрямо тянул ее в эльфийский лес, а Више даже в голову не пришло воспротивиться ему. Должно быть, еще в тот момент, когда она приказала Кейрису исчезнуть из ее жизни, она поняла, чье присутствие в мире не дает ей покоя. Эми. Они были знакомы еще до вынесения первого приговора. Беспутная богиня Хаоса частенько беседовала с единственной Судией, которую оберегали остальные. Собственно так, Виша и встретилась с Хэлосом - в то время их внимание было направлено на один объект. На Эми.

И вот теперь, кажется, их многошаговая игра подходит к концу. Наконец-то.


Шаг 2


Я посмотрела на павшую спокойно, вернее уже покорно. Чего она пыталась добиться таким поведением - я не знаю, но ее слова меня задели. Весь мой мир основывался на незыблемости законов Судий. Вот только в этот раз меня заставили на многое взглянуть с другой стороны.

- Хорошо, Виша, я приму все как есть.

Я столько лет считала себя непогрешимой, что сейчас, когда весь мой тщательно выстроенный мир рухнул, погребя меня под своими обломками, оказалась побеждена. Я признаю, что ошибалась. И я не меньше Виши понимаю, что не имела на это право, но теперь поздно сожалеть - нужно хотя бы попытаться все исправить.

И еще - чтобы не случилось, при любых обстоятельствах я остаюсь Судией!

Даже если осудить должна себя…

- С каких это пор ты стала такой покорной? Сколько себя помню, ты всегда поступала вопреки всему, руководствуясь только одной тебе известными принципами!

На что она меня пытается спровоцировать? На дуэль? Но я оружие, а не человек - для меня вызов так и останется пустым звуком. И она должна это понимать не хуже меня. Кажется, Виша вновь слишком увлеклась и пошла на поводу чувств. Не зря ее все же считали воплощенным Хаосом.

Нет, не желаю я сегодня разбираться с воскресшими призраками из прошлого. Видит Свет, эта проблема и сама уладится, если немного выждать.

- Проходи, павшая, не стой у порога. Я не стану препятствовать твоему проходу в эльфийские земли. Ты в своем праве, - произнесла я древнюю фразу, отворяющую недавно обновленное мною заклинание.

Виша опешила. Она явно ожидала длительной и кровопролитной борьбы за право вернуть себе свою жизнь. Неужели она не понимает, что ее путь мне больше не нужен? Что пришла она сегодня только потому, что я уже прошла ее тропой до конца и поворачивать назад не собираюсь? Я думала, она лучше меня знает. Даже обидно как-то: мы столько жизней прошли бок о бок, а она так и не научилась меня понимать. Я взглянула на свою бывшую хозяйку с невольной жалостью, что конечно не ускользнуло от ее внимания. Она сурово сжала губы, приготовившись сказать что-то еще, но у меня желания продолжать этот разговор не было, поэтому я отвернулась и направилась к порталу, спиной чувствуя враждебный взгляд пришелицы. Если желает злиться - пусть злится, мне от ее ненависти ни тепло, ни холодно. Тем более на сегодня у меня запланирован ряд дел, которые вряд ли получится отменить или перенести.

Нарин молчаливой тенью последовал за мной. Впрочем, долго он не продержался и уже у портала задал мне первый вопрос из бесчисленного множества:

- Кто это был?

Я мельком посмотрела на него и мысленно застонала. С таким выражением лица этот эльф способен довести собеседника своими вопросами до полусмерти - легче сразу все рассказать.

- Старая знакомая, - попыталась увильнуть я от ответа, но взгляд Нара лишь стал еще требовательнее, - жизнь которой я однажды присвоила себе, - неохотно добавила я, прекрасно понимая, что это вызовет лишь дополнительный интерес с его стороны.

- Присвоила?

Вот именно это я и имела в виду. Попробуй, объясни теперь, как можно забрать чужую жизнь и чужую судьбу.

- Именно. Нар, у Судий нет своего пути. В Паутине нет и не может быть нити, несущей мое имя на себе. Я - оружие, а оружие должно делить с хозяином его путь, жить его жизнью. Но так получилось, что я всегда была "вещью в себе". Никто и никогда не знает, когда мне взбредет в голову исполнить приказ, а когда я упрусь и выскажу все, что думаю об умственных способностях своего повелителя. Так не должно быть, но так есть. Почему? Это вопрос не ко мне, а к тем, кто нас создал. Собственно, поэтому я и не сближаюсь с хозяевами так, как остальные. Вот и получается, что я как бы должна идти по одной тропе жизни со своим господином, но при этом далеко не всегда это получается. В тот раз примерно так и вышло. Я не помню всего, поэтому вряд ли назову причины, но вот следствия - на лицо, - мне неприятно было вспоминать, потому что в словах Виши было слишком много правды, горькой, болезненной правды, защищать которую меня когда-то поставили. - Нар, я убила ее. Убила в тот момент, когда ее судьба становилась центром реальности. И мир, почувствовав пустоту вместо основной линии развития, просто сдублировал ее путь на мой, потому что у меня в тот момент не было своей судьбы. Но это в прошлом. Сегодня я, наконец, завершила скитание по чужим дорогам и вышла к своей.

- Но ты же сама только что сказало, что у Судий нет собственных путей.

Иногда я жалею, что он так внимательно меня слушает.

- Мне помогли, Нар. Одна знакомая Паучиха сплела нить для меня.

Мне не хотелось продолжать эту тему, уж слишком близко она подходила к тому, о чем знать некоторым рыжим эльфам совсем не стоит. Нарин меня понял. Он вообще редко лез, если ему давали четко понять, что здесь его нос - лишний.

Распрощавшись с ним, я поймала себя на мысли, что продолжаю перебирать в памяти наш разговор. А ведь кое-что мне он помог понять. Все верно. Все мои выходки были обусловлены чужим путем. Все - от начала и до конца! - было записано, но не в мою жизнь. Странно это все-таки осознавать, но если на мгновение отстраниться и посмотреть на все произошедшее…

Не просто так Нарин стал моим учеником. В нормальном состоянии я даже мысли бы не допустила об обучении мага Пустоты - мы просто на дух их не переносим, ведь им уделяет внимание наша Леди. Но я почти мгновенно привязалась к нему, да и видела исключительно ребенка…

Но тогда и мои взаимоотношения с Хелом - всего лишь часть чужого пути…

Может, ли эта странная иррациональна привязанность быть вызвана вмешательством в мою судьбу?

Может. Но тогда было ли у меня хоть что-то свое? Или все это время я искупала несуществующие грехи перед Вселенной? Кто мне ответит на этот вопрос? Никто. Я уже сама не уверена, что испытываю к Хэлу что-то сверх нормы. Не буду, спорить он мне нравится, но покажите мне женщину способную отказаться от привлекательного эльфа? Тем более чем ближе Суд, тем сильнее связаны мысли и чувства оружия и его хозяина - а ведь так легко потеряться в себе, а уж в своем отражении - еще легче.

Интересно, а меня ли они любили? Или Нарин с Хэлом видели во мне всего лишь тень другой, давно потерянной женщины?

Нет, я никогда не задам этого вопроса, потому что ответ на него может оказаться очень болезненным - лучше и дальше оставаться в неведении, и так все уже слишком запуталось, чтобы можно было разобраться без вмешательства Высших Сфер.

Впрочем, с кое-чем все произошедшее мне помогло разобраться. Например, теперь понятны истоки людской религии. Хотя понятны они только тому, кто знает всю историю до конца - я на это и не претендую, но известно мне побольше многих.

Вот только любопытно какой безумец окрестил Хэлоса Миссией? Хотелось бы встретить этого милого человека, поболтать о том, о сем - уж я бы ему сумела объяснить, что такое Безумный Кукловод и почему он меньше остальных подходит на эту роль. Впрочем, Виша в образе благодетельной супруги выглядит еще смешнее - с ее несдержанностью во вкусах и частой их смене… Но она - светлая, хоть в чем-то этот писатель не промахнулся. Что там дальше по тексту? Они вместе создали Ключ? Ну, знаем мы как они его создавали… Прям себя не берегли - все людям… А потом пришел бука Судия и все испортил!

Тьфу! Самой противно. Как можно было так извратить вполне обычную историю Суда? Легко! И доказательства этому налицо.

Ладно, Эми, кажется, ты со всем разобралась. И даже бредовое решение, которое ты приняла, не подумавши, теперь выглядит ужасающе верным. Свою роль в этом спектакле ты уже сыграла. Даже сверх того!

И все-таки…

Признай, тебе будет не хватать теплых объятий Хэла и нежной привязанности Нарина. Ты действительно привыкла к ним, но для них же самих будет лучше, если все вновь вернется на свои места.

И тогда, может быть, моя жертва не окажется напрасной. Все-таки я благодарна судьбе за эти несколько мгновений чужой жизни - никогда не думала, что просто любить - такое счастье…

Видит Свет, этот мир достоин того пути, что я ему проложу. Все-таки даже Судии кое на что способны…


***


Виша медленно шла по эльфийскому городу, не обращая внимания на прохожих, с интересом глядящих вслед темноволосой полукровке. Она уже не в первый раз была здесь, да и безразлично ей было их праздное любопытство. Она искала. Где-то рядом находился Хэлос, а ей срочно надо было кое-что обсудить с павшим богом. Может, хотя бы он знает, что твориться с этим миром! Потому что происходящие процессы, вроде бы вполне естественного характера, влекли за собой нечто… пугающее.


Шаг 3


От Хела невозможно что-либо скрыть. По определению. Но мне это почему-то удалось, словно само Время желало вернуть этого павшего и то, что ценой его жизни станет уничтожение какого-то оружия, его мало интересовало. Наверно поэтому моя уверенность в справедливости принятого решения и крепла с каждой секундой.

Смерти я не боялась. За столько тысячелетий рабства я уже привыкла заглядывать ей в глаза. Да, она всегда отступала в последний момент, но это не помешало мне узнать ее лучше. И все-таки какой-то нудный внутренний голосок никак не желал умолкнуть, то и дело напоминая мне, как несправедлив этот мир, если уходить приходится именно сейчас.

Вот только станет ли лучше, если я решу отступить? Не разочаруюсь ли я в мире, если останусь и продолжу идти чужими тропами? Не знаю. Но я очень не хочу терять то, что приобрела, даже если это всего лишь иллюзии.

Уйти сейчас - это трусость? Или принятие своего пути? Да и есть ли пути у Судий? У меня теперь есть, но я всего лишь исключение. Вымоленная у Паучихи судьба не может быть длинной и счастливой по определению. Ждать милосердия от мстительной темной служки - величайшая в мире глупость, а я, смею надеяться, чуть умнее большинства.

Что ж, вот и ответ на все вопросы. Кривой? Неверный? Может быть, но какой есть. Судиям нет места в Паутине миров. Не зря же мы только наследуем пути, а не идем своими. Даже само наше существование можно поставить под вопрос. И что мы тогда? Ошибка. Глупая ошибка богов, решивших хоть на кого-то скинуть ответственность. Впрочем, могу их понять. Когда зов сводит с ума, как-то не хочется терять время и думать, кого поставить во главе осточертевших миров - кто угодно сгодится, а уж если эти "кто угодно" еще и так исполнительны, то на небольшие недостатки глаза можно и закрыть.

Мы - ошибка. Это тяжело признавать, но от истины вечно прятаться не получится. Ни одному из нас нет места в Паутине миров. Одно наше существование приводит миры к Суду - в этом я уже убедилась на собственной шкуре. Что бы я ни делала, как бы ни старалась выиграть время, мои поступки приводили к противоположному результату.

Я ненавижу свою жизнь, но - видят боги - я знаю, как ее завершить с максимальной выгодой для всех. И мне не нужна ничья благодарность, мне хватит и того, что меня запомнят. Пусть в их памяти я останусь убийцей и злом, нарушившим равновесие, сломавшим грани бытия и перестроившим их по новой. Мне без разницы кем меня будут считать они, для меня гораздо важнее то, что я поступаю правильно. И плевать на чужие мнения.

Интересно, поймет ли меня Нар? Сумеет ли выделить главное? Или как и прочие будет видеть только то, что лежит на поверхности? Не знаю. Но надеюсь, что поймет. Должна же хоть в чьем-то сердце жить настоящая я! Хэл не простит. Остальные просто не примут во внимание то, что другого выхода не было. Судии…

Это отдельный разговор. Вероятнее всего они проклянут мое имя и вычеркнут его из списков. Для них я перестану существовать, вернее они сделают вид, что меня и не было никогда.

Да, у меня только одна надежда на понимание и она связана именно с рыжим эльфенком. Вот только даже он вряд ли одобрит мои действия. Не важно. На это и не претендую. Верные решения очень редко устраивают всех.

Ладно, пора заканчивать. До Суда осталось чуть больше пяти часов, и это время надо использовать с умом.

Хэл нашелся удивительно быстро. И стоило мне увидеть его невинно-смущенную улыбку, как все прочие мысли вылетели из головы. Им невозможно не восхищаться. Не представляю, как в одном существе так могли переплестись совершенно разные черты: ярость в нем соседствует с нежностью, а страстность - с невинностью. Говорят, что боги не умеют взрослеть, что они только играют в жизнь, подражая своим созданиям. И я уже почти верю в это. Их нетерпение, порывистость, скорость на расправу, жестокость - все это можно списать на гибкость мышления, свойственную детям. Им все интересно, они изучают мир, зачастую просто не думая, что у объекта их изучения есть чувства.

Свет, за что же мы их осудили? Только за то, что посчитали их безумными? Но если ты не понимаешь чью-то логику - это еще не значит, что ее нет.

- Привет. А я искал тебя.

Я невольно улыбнулась, почувствовав в его тоне что-то похожее на неуверенный вопрос. Вот-вот я сама не совсем понимаю, что ударило мне в голову вчера, но жалеть о чем бы то ни было я не собираюсь. Я достаточно взрослая девочка, что бы принимать решения самостоятельно и не раскаиваться в их поспешности.

Тем более когда они были верны.

- Извини, но мне было не до тебя, - чуть виновато, давая понять, что не он был причиной моего внезапного исчезновения.

- Правда? - легкое удивление, чуть приправленное насмешкой. Из Хэла ушла вся неуверенность, на смену ей пришло что-то более… зрелое, - И чем занималась моя леди?

Когда надо Хэл умеет управлять своим голосом на уровне мастера Песни. И сейчас был один из таких случаев.

- Думала. И поняла, что мне совсем не нравится все происходящее. Такое чувство будто все давно решено и мы только без толку трепещемся, как бабочки посаженные на уголку.

Я не сказала правды, но и ложью мои слова не были. Мне действительно так казалось, причем очень давно. Этот мир был неправильным изначально. Западня? Очень может быть, но я и приблизительно не могу представить силу существа, способного просчитать действия Судии с такой точностью.

- Мне это все тоже не нравится, - улыбка Хэла побледнела. Неужели он что-то знает? Нет, вряд ли. Просто не любит, когда его жизнью пытаются управлять. В этом Кукловод всегда отличался от прочих - он мог спокойно выдерживать и равнодушие и ненависть, но стоило кому-то посягнуть на его свободу, как уравновешенный бог превращался в беспощадное чудовище. Мне еще повезло, что после выветривания приворота, меня просто прогнали - для Хэла это было верхом доброты. - Но нет ничего, с чем бы мы не справились, - это было не обещанием - клятвой. Такое даже богу не сойдет с рук, а Хэлос уже давно перестал им быть. Зачем так разбрасываться словами? Мне же это не нужно, но тьма в его взгляде казалась мне такой преданной, такой бесконечно мягкой, любящей…

Сердце болезненно сжалось. Такой нежности я от него не ждала. Ну не ассоциировался он у меня с этим. Да и не воспринимала я его признания никогда всерьез. Я привыкла считать, что Хэлу просто интересна Судия - все же он очень долгое время был Знанием, а это так просто не проходит. Ошиблась? Неужели он действительно привязался ко мне? Но мне же никогда не сравниться с Вишей - она равна ему по силе и происхождению, а всего лишь слуга.

- Хэл, обними меня, пожалуйста, - тихо попросила я.

Он притянул меня к себе в ту же секунду. Я прижалась к нему, чувствуя, как земля уходит из-под ног, и спрятала лицо в мягкой ткани рубашки. Внутри словно все сдавило раскаленными клещами, хотелось расплакаться, все рассказать ему, объяснить…

Но я сильнее, чем кажусь. Стоило мне оказаться в кольце его рук, услышать его голос, мягкий, успокаивающий, полный сопереживания и любви, как страх и тревога отступили в самый дальний уголок моего сознания.

Зато проснулась рассудительность. Стоять посреди улицы, почти в центре города, и обниматься с наследником Пресветлого Владыки, да еще и женатым, - явно перебор. Даже если я и считаюсь его наставницей. Тем более если считаюсь его наставницей.

Но мне так не хотелось терять это ощущение покоя и близости…

Пусть думают, что хотят! Мне нужен этот павший и мне безразлично, кому мое поведение может причинить боль. Видят боги, мне сейчас тоже больно!

- Пойдем ко мне, - тихо попросила я, и столько истинной мольбы прозвучало в моем голосе, что я сама удивилась.

Хэл растеряно посмотрел на меня, но потом, словно что-то прочтя в моем взгляде, нежно скользнул по моим губам своими, скорее только обозначая поцелуй, чем целуя всерьез. Но я ответила. И пусть это глупо, пусть опрометчиво - в бездну разум и тактичность! Мне безразлично мнение этих остроухих господ и на их этикет мне плевать. Я просто хочу быть рядом с этим невыносимым богом, который однажды зачем-то позволил себя осудить.

Позволил?…

Ведь действительно позволил. Если бы он этого не хотел, то нашел способ избежать наказания. Но тогда - зачем?…

Голова кружилась от избытка мыслей и чувств. И все же я достаточно долго пробыла Судией, чтобы выделить главное.

- Хэл, можно я задам вопрос? - я серьезно посмотрела на своего хозяина.

- С каких это пор тебе нужно мое разрешение?

Я пропустила мимо ушей насмешку, мне сейчас было не до игр.

- Зачем?

- Что "зачем"? - не понял павший.

- Почему ты позволил себя осудить?

Хэл странно посмотрел на меня, и было в его взгляде что-то такое, что я сразу же пожалела, что задала этот вопрос.

- Я не помню, - соврал он, и это поняли мы оба.

Я отстранилась, не сводя с него взгляда. Что сейчас отражалось в серебре моих глаз? Обида? Сожаление? Не знаю, но мне было больно. Зачем он соврал? Достаточно было сказать, что он не желает отвечать - приставать я бы не стала.

Вспышка.

Словно в сознании пала еще одна преграда памяти…

И я провалилась в колодец времени.


***


Она нашла его, вот только сейчас Хэлос был немного занят. Виша недовольно сжала губы. Нашел с кем обниматься! С оружием! Да еще и у всех на виду. Впрочем, Хэл всегда отличался некоторой долей сумасбродства, иногда доходящего до истинного безумия.

Что ж, она подождет. Ей не впервой. Но, Небо, что же творит этот павший?! Зачем ему понадобилось так привязывать к себе оружие? Ведь в итоге сам же и попадется в расставленные сети.

Ладно, не ее это проблемы. Не ее.


Шаг 4


…В этот раз все было странно. Мало того, что хозяин оказался мужчиной, так еще и Виша прибилась. Ее Судию убили - и теперь она оказалась без присмотра до тех пор, пока он не вернется. Плохо дело, потому что как минимум два года ей придется провести одной. Но разве мы не подруги? И я решила взять ее третьей в нашу компанию. Хэл не возражал. Да и о каких возражениях может идти речь, когда его с первого взгляда расположила к себе богиня Хаоса. Я это видела, их роман возник и протекал на моих глазах, но я не спешила вмешиваться. А почему, собственно, нет? Они достаточно взрослые люди, и способны сами решать за себя, тем более до Суда еще бездна времени…

Где-то с год мы втроем слонялись по дорогам, переезжая из города в город и нигде особо не задерживаясь. Я уже привыкла видеть их вдвоем и как-то плохо представляла, что может быть иначе. А еще постепенно их счастье захватило и меня. И я поняла, что способна смеяться, что это совсем не сложно, когда рядом с тобой находятся такие наивные и во многом очень ранимые дети. И это павшие?! Те, кого мы прокляли? Они же еще просто дети!

Я менялась. Незаметно даже для себя я начала меняться, пересматривать все, что было в моей жизни до того момента, и надо сказать, что выводы меня не радовали. И в какой-то момент осознала, что где-то в наши расчеты закралась ошибка, причем существенная. Я замкнулась в себе, стала все меньше времени проводить с павшими, предпочитая раз за разом решать одно и тоже уравнение, изредка меня переменные, но снова и снова получала этот результат: мы ошиблись. Где? Я еще не знала, но сам факт обнаружения ошибки в изначально принятом за аксиому положении пугал. Ведь если мы ошиблись однажды, то что нам мешало ошибиться еще раз?…

Тот вечер ничем не отличался от остальных. Покинув очередной город, мы встретили ночь в дороге, у небольшого костерка. Я вновь и вновь перебирала в памяти все известные мне по павшим факты, как в калейдоскопе складывая их каждый раз в новую картинку и отчаянно пытаясь понять, что же из всего этого мы не учли в первый раз - и почему.

Виша подошла как всегда неслышно и молча опустилась на одеяло рядом со мной. Несколько минут мы сидели в тишине, нарушаемой лишь треском костра, и думали каждая о своем, а потом она негромко произнесла:

- Знаешь, а ведь ты уже сияешь. Еще немного и этот мир просто не выдержит твоей силы.

Я растерялась. Как меня только в свое время не называли, в чем только не обвиняли, но никто и никогда не говорил большей глупости. Я и сила идем разными тропами, среди Судий я всегда была самой слабой, так что при всем желании поверить в высказывание павшей богини не могла.

- Бред, - одним словом я сказала все, что думаю. Но Виша и не думала обижаться, напротив, она, как-то болезненно улыбнувшись, возразила:

- Не бред. Я открою тебя одну маленькую тайну, о которой знали только светлые боги. Ну и Хэл, конечно, но он и был источником информации. Ваша сила прямо пропорциональна силе ваших эмоций. Именно поэтому вы запретили себе чувствовать, но сколько не укрепляй плотину, когда-нибудь она прорвется. И для тебя это мгновение уже близко.

Почему-то я сразу поверила в ее слова, может, потому что они очень многое объясняли, а может, мне просто нужно было хоть за что-то зацепиться, хоть как-то объяснить себе все происходящее…

И все-таки, кое-что нуждалось в уточнении.

- Но я же почти не испытываю ничего сверх нормы.

- Именно поэтому мы и были против, когда вы закрылись. Дело в том, что ты столько тысячелетий не знала эмоций, что сейчас даже крупица, вырвавшаяся из-за заслона, наполняет тебя силой. А теперь представь, что станет, если увеличить дозу. В теории одна ты можешь превзойти и Свет и Тьму вместе взятых.

Вот теперь все действительно выглядело устрашающе. И если раньше я считала, что опасны павшие, то теперь кардинально поменяла точку зрения: опасны именно мы!

- И что мне делать?

- Научиться подчинять эту силу. Я помогу. Ведь во многом ваша магия - это хаос, а значит, мне и разбираться, - Виша улыбнулась и, словно пытаясь успокоить, чуть сжала мою ладонь.

В тот момент, наверно, я окончательно поняла, что с Судиями мне не по пути. Вот только прошлое редко отпускает, особенно тех, кто принадлежит ему…


Мы провели вместе три года. Три светлых года, наполненных искренней радостью и заботой, потому что мы были одной семьей. А потом, когда уже стало казаться, что ничто не посмеет помешать нашему счастью, как призрак прошлого вернулся Судия Виши. Кейрис. И в одно мгновение наша жизнь обернулась кошмаром.

Ну почему из всех возможных вариантов ей выпал именно этот? Судий-мужчин всего двое и надо сказать, что они оба не отличаются добрым нравом, но этот выделялся на фоне собрата еще и чрезмерной жестокостью. Конфликт был неизбежен. Вот только насколько я была слаба, настолько же Кейрис был силен. Лучший из нас.

Виша не стала ждать столкновения. Она умела быть рассудительной, когда это было необходимо, а потому приняла единственное верное решение из всех возможных - она решила уйти со своим Судией.

Я прекрасно помню наш последний вечер. Она неслышно подошла ко мне и, опустившись рядом со мной на землю, решительно встретилась со мной взглядом.

- Я решила уйти с ним. Не хочу быть виноватой в гибели этого мира, он прекрасен и достоин жизни.

- Хэл знает? - спросила я, уже догадываясь, что услышу в ответ.

- Нет, впрочем, не уверена. Я не говорила, но кто знает, что известно Кукловоду, а что нет? - она перевела взгляд на пламя, и на какой-то миг мне показалось, что ее глаза как-то подозрительно блестят в отсветах костра. Несколько секунд мы просидели молча. Я не знала, что мне сказать, чтобы утешить ее, а она никак не могла собраться с силами, чтобы сказать что-то еще, что-то важное, терзающее ее, не дающее покоя.

- Эми… - едва слышно, почти вздох. Я посмотрела на павшую, она тоже не отрывала взгляда от моего лица, - Я жду ребенка, - обреченно, почти испуганно.

И я поняла даже больше, чем она хотела сказать. Сама по себе связь двух павших нарушает все известные мне правила, а если прибавить ко всему этому еще и последствия… Дело в том, что решение Суда не распространяется на возможное потомство бывших богов. Это упущение было обнаружено гораздо позже, когда переписать приговор уже было невозможно, а потому мы просто усилили контроль за павшими - во избежание. И вот теперь не без моей помощи в мир могло прийти существо, связанное узами крови с проклятыми богами, но свободное от их оков.

- Виш, я…

- Не жалей меня. Я уже все решила. Если Кей будет думать, что этот ребенок не имеет никакого отношения к Хэлу, он позволит ему родиться. Для меня в данной ситуации нет ничего важнее этого.

- Виша…

Я не ожидала от этой девочки такой силы воли и решимости. И если честно, даже не знала, что сказать, чтобы хоть немного поддержать ее.

- Это мой выбор, Эми. Все-таки я не в первый раз расстаюсь с Хэлом, так что я переживу это, - она попыталась улыбнуться, но у нее вышло лишь бледное подобие прежней жизнерадостной улыбки, - Знаешь, ведь однажды он даже бросил Тьму ради меня. Наверное, если бы не я, он бы ушел за Грань вместе с другими богами, но он предпочел платить по моему долгу… Позаботься о нем. Я не хочу, чтобы он страдал, Эми, но еще больше я боюсь его гнева. Хэлос не умеет прощать, поэтому я прошу тебя, заставь его увлечься кем-нибудь. Пусть он выкинет из головы все, связанное со мной. Я знаю, у тебя это получится лучше чем у кого бы то ни было.

- Я попробую, - пообещала я, а потом притянула к себе плачущую девочку. Так мы и просидели до рассвета, уткнувшись друг в дружку.

А утром она ушла.

Но было еще, что, следует признать, меня задело в тот день: Хэл лишь равнодушно пожал плечами, когда я сообщила ему об уходе Виши. Мне было больно и обидно за подругу - в конце концов, на все это она пошла ради него!


А дальше все как-то само завертелось. Марид-о-эл. Эльфы. Синеокая принцесса, на мгновение привлекшая внимания моего хозяина. Поспешная свадьба…

Я сдержала свое слово. На время Хэл был пристроен, да и привыкла я уже, что он никогда особо не требует моего внимания, вот и решила навестить Вишу. Тем более знала, что ребенок должен был родиться в скором времени…

Я нашла их без особых проблем: Судии всегда чувствуют друг друга и расстояние этой связи не помеха. Они осели в небольшом людском поселении и все считали их семейной парой… Но даже слепому дураку не показалось бы, что Виша счастлива, напротив создавалось обратное впечатление. Но людей это не интересовало: мало ли какая блажь девке в голову ударила?

А меня это вывело из себя. Увидев бледную, несчастную Вишу, я потеряла контроль над силой. Одно мгновение ярости - и вот в мир пришел Судия, готовый карать. Магия бурлила в жилах, требуя выхода, и я не удержала ее…

Никогда прежде я не судила невиновных, вернее они все были виноваты, но не перед миром, а передо мной. Деревня была стерта с лица земли. Кей погиб один из первых, даже не успев понять с какой стороны пришла его смерть, остальные жители последовали за ним всего парой мгновений спустя. Вот только в тот момент я не контролировала свою силу, а потому пусть случайно, пусть всего лишь одним лепестком Пустоты, но я задела Вишу. Изменения были не обратимы…

Я была с ней до последнего. Я пыталась хоть как-то помочь ей, но она так и не пришла в сознание, убедившись в том, что я лишь зря трачу на нее силы, я решила попытаться спасти хотя бы ее ребенка.

А потом, когда казалось, что все осталось позади, я с удивлением поняла, что Више становится лучше. Вот только восстанавливалась она за счет младенца. И каждый новый вздох матери, отнимал силы у ее сына. Когда я это заметила, малыш уже едва дышал, поэтому времени на размышления у меня не было, надо было действовать. Для Виши эта смерть одна из многих, а вот у ее ребенка другой возможности может и не быть…

И я, не задумываясь, вонзила кинжал в грудь подруги. Вот только за мгновение до этого она открыла глаза…

Ребенок выжил, но потерял зрения. А я лишилась единственной подруги.

Так я унаследовала ее путь. И все же я бы поступила так же, даже повторись все вновь. Я сохранила жизнь ребенка, отняв ее у матери - это правда, но думаю, Виша и сама решила бы так же, просто не было времени объяснять.

Я никому не рассказывала о том случае, более того я предпочла сама о нем забыть. Но я не жалею. Ни о чем.

А дальше все пошло своим чередом. Я вернулась к эльфам, повторила подвиг создания легенды, но уже для сына своего хозяина. Магия Суда теперь охотно подчинялась мне, я сроднилась с ней. Никто так и не вспомнил, что у смотрителя пастбищ никогда не было детей, и уж конечно никто не смог бы предположить, что худенький слепой мальчик-пророк - Ключ, которым можно открыть Врата Грани.

Я сделала даже больше, чем обещала. Но благодарности не заслужила.

А со временем, как-то незаметно для себя я привязалась и к Хэлу и к его сыну. Ничего странного я в этом не углядела, ведь чувствовать я научилась давно, но кое-какая мысль не желала покидать меня: ведь как ни оправдывай себя, но место-то чужое…


***


Лес замер, затаился, не в силах смотреть на происходящее. Что-то менялось, менялось в главном - в его планах. Он не ждал никого со стороны, но пришла Госпожа. И Судьба играючи смешала все в узоре и обидно щелкнула по носу, напоминая, что кроме нее самой никто и ничто не смеет вмешиваться в рисунок будущего.

Лес вздохнул, недовольно погрозил рыжей пакостнице ветвями, и повнимательнее присмотрелся к событиям. Ведь интересно же!…


Шаг 5


- Эми? - Хэл осторожно тронул мое плечо. Я невольно моргнула, разрывая незапланированный сеанс общения с памятью. Так вот оказывается, что тогда произошло… Ну, по крайней мере я себя больше не чувствую последней дрянью.

Да и с Хэла все обвинения можно снять, ибо во всем как всегда виновата я.

- Эми? Ты в порядке? - голос павшего прозвучал так взволнованно, что я поняла, как сильно ошиблась в главном - моя судьба его все-таки волнует.

Что ж, тем хуже для него.

- Да. Просто голова внезапно закружилась, - я даже не соврала.

Хэл понимающе кивнул - до Суда оставались считанные часы, а предупреждал нас об этом мир целым букетом "приятных" ощущений. Как всегда в таких случаях простое объяснение оказалось самым лучшим. И даже почти правдой.

- Ладно, пойдем, - Хэл обнял меня за плечи и решительно куда-то меня потянул.

- Куда? - только и смогла удивиться я.

- К тебе. Кажется, всего минуту назад, ты приглашала меня на чай, - он нагло напросился в гости.

Впрочем, никакие видения и воспоминания не отменяют мой план, а значит, и воплощать его следует со всей тщательностью. Пришла пора первого этапа.

Одним чаем дело конечно не ограничилось. Я всегда была мастером в приворотной магии, но и в подчинении сознаний кое-что смыслила, а Хэл слишком открылся… Наверно, это было жестоко так использовать чувства хозяина, но иначе я бы его от Суда не удержала, а так он спокойно проспит до следующего утра.

Я осторожно провела пальцем по щеке павшего.

Спи, любимый, а я выкуплю твою свободу. Как умею. Я знаю, что завтра ты меня возненавидишь, но так будет лучше для всех. Не место Судиям в Паутине миров, думаю, где-то в глубине души ты это понимаешь, но только из-за упрямства отказываешься принять это и смириться. Я помогу. Я сделаю этот выбор за тебя. Надеюсь, ты это поймешь. Заметь, я не претендую на твое прощение - я знаю, что предательства ты не прощаешь… ни при каких обстоятельствах. Даже моя любовь в твоих глазах не будет оправданием… и все-таки постарайся понять меня, прошу…

Я склонилась над спящим и на прощание коснулась легким поцелуем его щеки. Я была до слез благодарна им - ему и Више - за то, что они открыли мне глаза на мир и научили жить. Все, что у меня было ценного, я получила от них. Теперь пришла пора платить по старым счетам.


Найти старый дом в чаще леса для меня не составило труда. До Суда еще было время, но что-то меня подталкивало сюда. Странно, до этого момента мою душу рвали сомнения и страхи, но стоило увидеть эти ко всему безразличные темные стены, и я сразу же успокоилась, словно сам мир, нежно коснувшись моего плеча, подтвердил: ты все делаешь верно.

Давно у меня не возникало подобного чувства. Наверно с самого создания. Зато теперь я снова поняла, что знак у меня под лопаткой имеет смысл. Я - Судия Света. И решения выношу не из их рациональности, а из внутреннего ощущения правильности. Такой уж у меня дар - просто я на время о нем забыла, но тем приятнее было о нем вспомнить.

Ладно, пока есть время можно еще разок повторить план действий. Итак, судить буду одна. Справлюсь? Должна. Обходятся же миры из Внешний Паутины как-то без павших! Но энергии мне понадобится много… очень много, но не зря же в свое время одна из Плетущих добавила лишнюю нить в полотно… Так, не тени сомнения! Отставить мысли на опасную тему! И без них все выглядит как-то безрадостно. Следует помнить, что и без этого сегодня погибнут очень многие - и моя жертва затеряется в потоке других…

Но ведь на то я и Судия, чтобы безжалостно выкорчевывать сорняки с лица мира. А здесь, к несчастью, уже не обойтись без самых жестких мер. Я буду насильно изменять реальность вокруг себя, но ведь не все готово принять изменение… Да, многие сегодня погибнут, но для оставшихся эльфы перестанут быть добычей. Кстати, надо будет во время Суда вплести в узор нового мира и нить знания: длинноухие что-то слишком быстро теряют силу.

Впрочем, все это лишь наметки, главное начнется уже после того, как я разберусь с этой нелепой войной. Этот мир - особенный. Не знаю, почему он так сильно отличается от остальных, но теоретически он способен перейти во Внешнюю паутину - это лишь вопрос времени. Любой Суд может приблизить или отдалить этот момент, поэтому мне ничего не мешает чуть подтолкнуть эту планетку к нужному решению. А все остальное уже сделает Нар - не зря же я столько времени потратила, чтобы сделать из него путного координатора. Да и Ласточка скоро оправится и забудет о непутевом муже, а Певица Дома это сила если не абсолютная, то очень близкая к этому. Правда, как раньше петь она не сможет, но уверена, все произошедшее закалит ее и сделает сильнее… А вот предположить, что станут делать павшие, я не рискну. Хэл сам выберет себе путь, но я приму любое его решение. Если он того захочет, все миры Паутины будут ему доступны, а когда-нибудь, может быть, и Врата Грани распахнутся перед ним, позволив наконец пройти по следам ушедших богов… Впрочем, даже если он изберет путь мести, я пойму его. Судиям нет места в мире живых, просто они этого еще не поняли. Виша. Еще один неизвестный фактор. Хватит ли ей сил преодолеть свою ненависть ко мне? Ведь это чувство отравляет ее, не дает вернуться к тем, кого она должна считать частью свой семьи. Надеюсь, она научится со всем этим жить - мне бы этого хотелось. Виша совсем не плохая, просто импульсивна и скора на расправу, но ведь она - Хаос, и ожидать чего-то другого от нее глупо.

Да… тяжело, оказывается, прощаться. Даже Судии мне по-своему дороги. Интересно, что с ними станет? Поймут ли они то, что поняла я? Или решат, что я сошла с ума под влиянием Кукловода? Не знаю. Но хотелось бы верить, что моя смерть хоть немного опечалит наставницу. Нам необходимо чувствовать, пусть изредка, но необходимо, иначе душа оружия теряет остроту и уже не может воспринимать мир правильно, а о каком Суде в таком случае может идти речь?!

Думаю, когда-нибудь они это поймут. Не могут не понять. Сколько бы времени не прошло, но они придут к тому же выводу, что и я. Факты, они, знаете ли, вещь упрямая. Даже самые упертые рано или поздно осознают, что чем больше мы пытаемся сопротивляться, тем раньше начинается Суд, словно мы сами подталкиваем Вселенную к этому решению…

Жаль, что мы не способны уйти вслед за своими создателями. Мне бы хотелось еще разок встретить их. Интересно, куда попадают Судии после смерти? Самое забавное, об этом никто из нас как-то не задумывался - повода не было. Смешно. Меня ждет неизвестность, но страха я не чувствую. Почему? Потому что снова стала светлой и чужие судьбы меня волнуют гораздо больше собственной? Или оттого, что все во мне кричит: "ты поступаешь верно"?

Интересно, ты чувствовал то же самое, светлый? Наверно. Кажется, я тебя понимаю. Ведь и у тебя не было особого выбора: с одной стороны можно сохранить видимость жизни, но потерять что-то бесценно-дорогое, а с другой умереть, но не в одиночестве, а с тем ради кого жил…

…ведь даже боль приносит наслаждение, если ее есть с кем разделить…

Знаешь, а я последовала твоему совету. И ты оказался прав - это того стоило. Я даже не уверена, что действительно любила, но это того стоило…

Я невольно улыбнулась бесплотному призраку из воспоминаний. Его лицо привычно возникло перед глазами. Тонкие аристократические линии, мягкая улыбка, затаившаяся в уголках губ и глаза цвета темной хвои, полные счастья и боли, сплавленных воедино… Он был идеален. Но мне и в голову не пришло взглянуть на все иначе: для меня он навсегда останется первым существом, протянувшим мне руку, наставником, возможно, другом, но в него невозможно влюбиться - для этого он слишком идеален.

Да, светлый, тебе я благодарна не меньше, чем Хэлу и Више. Именно ты помог найти мне собственный путь, подтолкнул к его поиску…

И, знаешь, я счастлива, что прошла его.

Спасибо тебе. Этого я не забуду. Никогда.


***


Ждать пришлось долго. Потому что одними объятьями на глазах у общества дело не кончилось. Виша даже удивилась немного: сколько она знала Эми, та ни разу не подпускала никого настолько близко. Она даже прямые приказы умудрялась игнорировать, если что-то шло вразрез с ее моральными принципами! И тут вдруг такое. Удивил ее Хэл, ничего не скажешь. Даже боязно как-то сейчас к нему лезть - вот только необходимо. Если она правильно поняла замысел Эми, то нужно что-то решать и как можно быстрее.

Предчувствие скорого Суда неизбежной болью разлилось в груди. Необходимо спешить.

Приняв решение, Виша взглядом проводила Эми и проскользнула в дом, из которого только что вышла Судия.


Шаг 6


Боль предупреждающе дернула мое тело, сообщая, что пошел последний час. Пора заняться делом. Приготовления к Суду то же его часть, а мне еще нужно попасть в зал сосредоточия нитей реальности. В прошлый раз я так и не набралась смелости войти в него, но сегодня все иначе. Я медленно подошла к входной двери, кожей впитывая последние крупицы силы. Как-то незаметно я перешла в другую форму. Болезненно запульсировал знак света под лопаткой…

Забавно, а ведь в этот раз я умру свободной. Хэл так и не осмелился протянуть нити подчинения. А я даже не придала этому значения. Я же служила ему не потому что была должна, а потому что сама этого хотела… но все равно раз за разом напоминала ему, что всего лишь являюсь слугой, готовым на все ради своего хозяина… Некрасиво вышло.

Но кто ж знал, что все закончится так?… Уж точно не я, я и представить не могла, что когда-нибудь решусь на подобную глупость… но ведь оно того стоит, верно?…

Стоп, дорогая, твои мысли снова ушли куда-то не туда. Сделай медленный вдох и пошли их куда подальше - нам работать надо. Вот так уже лучше. Теперь можно идти, ты готова к Суду - главное, чтобы и он был готов к тебе!…

Как и в прошлый раз, дом встретил меня настороженной тишиной. Но на этот раз я не стала блуждать в темноте, надеясь, что куда-нибудь, да выйду, а первым делом зажгла магический огонек у себя над головой. Тени кинулись врассыпную, несколько мгновений они жили своей жизнью, а потом вновь затаились в углах - до следующего случая.

Сегодня лабиринт комнат совсем не казался мне непроходимым, возможно, потому что теперь я знала, куда мне надо идти, а может, и свет сыграл свою роль, разогнав сомнения и страхи. Вот и она. Темная дверь с чуть светящимися в полумраке иероглифами, призывающими силу. Интересно, а защита меня пропустит? Или она рассчитана только павших богов? Не попробуешь - не узнаешь.

Я нерешительно коснулась шершавого дерева, пальцем провела по выточенным линиям древних символов. Некоторые из них даже мне казались тарабарщиной, потому что вышли из употребления еще до прихода Судий, но ведь Хэл на то и является Знанием, чтобы не только помнить их значение, но и порядок начертания…

Хорошую он защиту поставил в прошлый раз, даже слишком хорошую. Зачем вкладывать столько энергии в "охранку", если само это место никого не подпустит к себе, кроме очень узкого круга лиц? Или он специально закрыл зал, чтобы никто кроме него не смог в него проникнуть? Не знаю, да и не узнаю уже, так что нечего забивать свою голову всякой чепухой. А снять защиту я могу, даже такую навороченную - у меня есть свой собственный универсальный способ. И он довольно прост: если магическая составляющая заключена в материальный объект, как сейчас, то достаточно пропустить язычки магии Пустоты между основными иероглифами… и заклинание схлопывается, уничтожая само себя!

Вот и сейчас сработало идеально. Впрочем, я и не сомневалась в успехе - уж с моим-то опытом по уничтожению чужой магии грех не сломать печать отчуждения, даже если ее накладывал сам Хэлос.

Мысленно поздравив себя с очередной победой, я решительно вошла в залу, через которую проходила Ось мира, выполняющая роль своеобразной пуповины, соединяющей эту планету с остальной Вселенной, вот только эта "пуповина" была не единой, а состояла из тысяч ниточек, сплетенных воедино. По крайней мере, если смотреть на нее магическим зрением, то выглядит она именно так. Ни окон, ни других привычных источников света в зале не обнаружилось, зато от центра помещения, там где сходились вместе, потоки реальности, исходило слабое туманное сияние. Оно пульсировало. Собственно, поэтому многие маги называют места, подобные этому, - сердцем мира. Примитивно, конечно, но в общих чертах верно - не зря же именно здесь проводится Суд.

Я медленно обошла комнату по кругу, пытаясь настроить разум и душу под ритм биения планеты. Не получилось. Еще один круг, но уже в другую сторону. Мучительно медленно, но сознание чуть устранилось, утонуло в сияющей дымке, ритм сердца замедлился, упал до частоты биения света в комнате. И все-таки мне что-то мешало. Я остановилась, но восстанавливать ритмы организма не стала, напротив, прислушалась к тишине, пытаясь выделить из нее голос мира.

Тот, кто считает, что у планеты нет души - дурак и клинический идиот. Если уметь слушать, то можно многое узнать - мир никогда не скрывает свои тайны от детей, просто не все умеют слушать. Я два раза за рождение это умею: первый раз, когда создаю легенду для хозяина, второй - непосредственно перед Судом.

И сейчас мое сознание, умиротворенное, растворенное в туманной дымке сердца планеты, было открыто.

- Здравствуй. Как тебя зовут? Инари? Рада познакомиться. Так что ты мне желаешь показать?…

Мысли разбредались, голова кружилась, наверно поэтому, я не сразу заметила, как все вокруг меня затянуло белесой пеленой…


***


- Ну же! Просыпайся ты, в конце концов! Время уже на исходе! - Виша яростно тормошила Хэла, но тот даже не думал отвечать. Крепко его приложила Эми. Но ничего еще не нашлась сила способная противостоять ожившему Хаосу. Убедившись, что нормальным способом разбудить Хэлоса не получится, Виша поудобнее устроилась в кресле и потянулась к спящим внутри нее искрам силы - сейчас, когда до Суда оставались считанные минуты, это было почти легко.


Шаг 7


На что похож Суд? Никогда не видела этого со стороны. До этого момента. Оказывается, все выглядит до безобразия просто: имеющий право входит в сердце и на мгновение сливается с миром воедино. Вот только на эти несколько секунд павший или Судия становится богом и Творцом в одном лице. Он способен изменить историю, переписать ее по своему желанию или просто послать все в Бездну. Никаких внешних эффектов, но ведь если ты чего-то не видишь, это не значит, что этого нет вовсе.

Сейчас я смотрела на все словно со стороны. Вот Хэлос решительно пересек зал, направляясь точно в его центр. На вытянутых руках он несет чуть изогнутый меч в потертых черных ножнах - именно так я выгляжу в момент Суда, когда отдаю всю себя - энергию, жизнь, силу - хозяину. Странно видеть себя в этом облике. Дико это. Ведь в действительности мы не оружие - это отговорка, придуманная во избежание лишних вопросов. Дело в том, что в тот момент, когда мы появились в мире, Судии ему были не нужны, зато были необходимы исполнители - палачи. Вот так в нить нашей души оказалась вплетена сущность идеального оружия… У других есть крылья, а нам достался второй облик… Замена явно не равноценная, но жалеть глупо - правом карать наделены только мы. Это достоинство спорно? Может быть. Мы сами ненавидим это, но мы осознаем, что без нас станет хуже. Наверное… Возможно… Я уже во всем сомневаюсь, даже в нашем праве на существование…

Не дойдя до цели, Хэл остановился, всмотрелся в мутную пульсирующую сердцевину, словно не решаясь сделать последний шаг. Из-за мерцания света мне было сложно рассмотреть выражение его лица, но мне почему-то показалось, что он сомневается в правильности своего решения. Секунды ожидания тянулись мучительно долго, но вот наконец, прижав к груди меч, павший шагнул в туманную дымку…

Суд начался. И на этот раз роль палача играл Хэлос. Он стоял в центре мутно-белого кокона, сцепив пальцы на рукояти меча. Золотые волосы струились по спине, смешиваясь с алмазным туманом крыльев. Темно-синие глаза слепо смотрели в пространство. Весь его облик выражал сосредоточенность и готовность. Не знаю, как выглядят другие в этот момент, но Хэл, казалось, занял отведенное ему судьбою место.

Ладно, полюбовались - и хватит, пора чуть-чуть поиграть с восприятием мира. Нужную волну видения я поймала только с третьего раза - две первых попытки вызвали лишь стойкую головную боль.

Так, и где это мы оказались? Шестой - нет, седьмой - пласт. Насколько мне известно дальше ничего нет. Даже этот субмир существует только в момент соединения планета-павший.

Сейчас все вокруг выглядело как поляна посреди осиновой рощи. Впрочем, чего еще ожидать от эльфа? Этого уже не переделать.

Сам Хэл опустился прямо на землю, положил меч на колени и замер, напряженно вслушиваясь в шепот мира. Хм… Неужели, Судии выглядят настолько… бесчувственными? Понятно тогда почему нас так не любят - зрелище действительно не из приятных. Павший вытянул из оружия всю Пустоту, на время вверив ему все свои эмоции… Минута. Две. Три. Время непривычно растягивается, но это только иллюзия - в реальном мире не прошло и секунды.

Наконец, Хэлос устало откидывается назад, переместив вес тела на руки.

Что чувствует человек перед Судом? Знающий, что вынести приговор может только тот, кто уже мертв? Забавно, но мне это неведомо - до сих пор я была всего лишь оружием в чужих руках. Но прежде чем прочувствовать все на собственной шкурке, не мешало бы пройти до конца путем памяти, пусть не моей, но это и не важно - главное, что я наконец узнаю, что произошло в прошлый раз.

- Что думаешь, Эми? Сможем мы исправить их ошибки? - Хэл нежно скользнул пальцами по рукояти оружия, - Или лучше оставить все как есть?

Странно, но в этот момент я отчетливо поняла, что он меня любит - меня, а не тень другой женщины, путь которой я имела несчастье украсть. И как его угораздило увлечься Оружием? Он же не воин и стать им никогда не сможет, но я для него действительно центр мира и не имеет значения, в какую форму меня загнала Судьба. Удивительно. Непонятно. Что общего может быть у меча и знания? Ни одной точки соприкосновения, но нас влечет друг к другу.

Что за этим стоит? Не представляю, но вот ты, любимый, точно знаешь, почему мы сошлись. Судьба? Я не верю в мертвых богов! Но вот в игры пока еще существующих - вполне. У меня только один вопрос: к какой группе отнести тебя самого? И сколько во всем этом сделано твоими руками? Не рискну предположить, но что-то мне подсказывает - достаточно, ты никому не позволил бы вмешаться в свою жизнь, пока сам не убедился бы в выгоде лично для себя. Вот только что тебе могли дать наши отношения?

Ничего. Близость между павшим и его рабом - не редкость, по разным причинам - из мести, для контроля, от одиночества, наконец, просто из любопытства. Ни Судие, ни его хозяину подобные взаимоотношения ничего особого не приносят. Но поверить, что Хэл заинтересовался мной только из-за симпатичной мордашки и ладной фигурки, я не могу. Да и кто в это поверит, зная моего хозяина?! Не зря же его прозвали Кукловодом! Уж управлять людьми он умеет едва ли не на уровне самой Паучихи.

От этих размышлений меня отвлек павший. Он плавно перетек в вертикальное положение, забросил меч в ножны и уже двумя руками стал производить какие-то пасы. А-а… вот оно в чем дело! Он решил действовать по-старинке, самостоятельно, а не через связь с миром. Реальность пошла рябью, теряя устойчивость и стабильность. Время скакало как безумный кролик, выделывая такие кульбиты, что я застыла, не веря собственным глазам, - никогда не думала, что данная стихия столь пластична.

И что этот павший с такой силой делает во Внутренней Паутине миров?! Ему же прорвать Грань ничего не стоит! Но он не уходит. Почему? Что его здесь держит? Уж точно не я.

Бездна, чем больше я узнаю о Хэлосе, тем больше вопросов у меня возникает!

- Ну что, Эми, пора заканчивать этот спектакль, пока он не затянул в себя и зрителей. Интересно, чтобы ты выбрала: перековку одного мира или полную стерилизацию всего Круга? Первое легче, зато второе - качественнее, - Хэл задумчиво смотрел перед собой, одновременно внося изменения и отслеживая их влияние. - Все же второй вариант надежнее. По крайней мере, мы точно будем знать, что зараза не просочилась в соседние миры. Согласна? Вряд ли, но сегодня решение принимаю я, а значит… - он не договорил до конца, вместо этого он резко выхватил из ножен меч и почти по рукоять вонзил себе в грудь.

Приговор вынесен. И Вселенной он известен, а то, что судья истекает кровью… А что вы хотели? За такую власть надо платить жизнью. Своей, а не близких. Впрочем, торговаться вам никто не запрещает - вопрос в другом: а можно ли обставить само Провидение? Я бы не рискнула. Смерть сущая мелочь по сравнению с местью Паучихи. Можете мне поверить на слово. Ну, а если не поверите?… Пусть будет милосердна Пустота к вашим душам, сомневаюсь, что от них много останется…


***


- Да отстань ты от меня, - сонно пробормотал Хэлос, пытаясь отмахнуться от назойливой личности, без спросу пробравшейся в его сознание.

- Я бы с радостью, родной, но у нас там сейчас Суд идет. А мы еще почему-то здесь, - чуть насмешливо напомнила Виша, с легкой улыбкой наблюдая за мужчиной.

- Что ты сказала?! - Хэл мгновенно вскочил, словно и не было никогда связывающего его волю заклятия. Все-таки свое дело Виша знала.

- А то ты не чувствуешь! Лучше скажи мне, зачем так открылся. Не мог же ты действительно думать, что она увлеклась тобой.

- Не напоминай даже. У этого меча характер не сахар, но мне показалось, что она сдалась.

- Вот именно, Хэл, "показалось"! И сейчас она уже начинает Суд в то время как мы все еще здесь! - поспешила напомнить бывшая богиня Хаоса, пока этот разговор не зашел слишком далеко.

- Я убью ее, - спокойно сообщил мужчина. И почему-то у Виши даже сомнений не осталось в том, что Хэл это сделает.


Шаг 8


Лес исчез. Он медленно растаял, как и связь между Хэлом и миром. Мы снова вернулись в круглую темную комнату, в центре которой мерно билось сердце мира. Вот только реальность за пределами этих стен уже исчезла, стертая с полотна Времени по воле павшего бога.

Сам Хэлос лежал чуть в стороне от пульсирующего тумана. Кровь склеила золотые волосы, но его лицо оставалось по-прежнему невозмутимым - ни боли, ни сомнений. Любой другой бы уже был мертв, а этот еще цепляется за жизнь! Силен. Или глуп. Если удалось выбраться из субреальности - не имеет значения в каком состоянии - значит, можно обыграть Смерть. Но Хэл не спешил затягивать рану, зато меч он вытащил стразу, аккуратненько так разворотив себе грудную клетку. Странный человек. Явно немного ненормальный, но разве мне не это в нем нравилось?

Клинок почти мгновенно поменял облик - и вот я уже смотрю на себя. Вернее на ту себя, что жила несколько тысячелетий назад.

- Хэл, кончай спектакль и затяни раны, - приказала она, но павший лишь невесело усмехнулся:

- Для тебя что важнее жизнь одного старого бога или возможность системы переродиться? Все мои силы сейчас уходят на контроль за процессом.

И их мы осудили? Да этот мальчик гораздо больше сделал для Вселенной, чем мы за всю историю своего существования!

- Ну знаешь ли, я не обязана смотреть как ты здесь подыхаешь, - мое прошлое я резко встало и демонстративно направилось к дверям.

- Эми, ты же не бросишь умирающего?…

Я бы бросила. Ну не похож он на умирающего! Я знаю, что многие маги умеют отстраняться от боли, но чтобы не терять контроль над силой им приходится искать объект, на который можно отвлечься.

- Брошу, - спокойно ответила она, без тени жалости посмотрев на умирающего.

- Эми, пожалуйста… мне нужно за что-нибудь зацепиться… я не удержу так… - Хэл устало прикрыл глаза. Никогда не видела его настолько обессиленным.

Видимо мое прошлое воплощение подумало так же, потому что вернулось к павшему, более того осторожно устроила его голову у себя на коленях. Она нежно перебирала золотистые пряди, безуспешно пытаясь скрыть растерянность и волнение. Интересно, как можно одновременно сопереживать и дико ревновать - к себе?! Должно быть дело в том, что я этого не помню, вот и кажется будто я подсматриваю за кем-то другим.

Что я чувствовала, когда на моих руках умирал любимый человек? О чем думала? Почему у меня такой взгляд, словно мне уже все безразлично?

Самое забавное, что у меня нет никаких ассоциаций. Абсолютно. Словно и не было никогда ничего подобного. Странно, раньше стоило лишь немного подтолкнуть память, как картина сразу выстраивалась в голове. Но сейчас я будто смотрела на кого-то чужого, совершенно незнакомого мне…

И от этого становится не по себе. Я же знаю, что эта девушка с то ли седыми, то ли белыми волосами в некотором роде я и есть, а рядом с ней находится Хэлос, но в то же время… ну не верю я! Но какой смысл этой планете мне лгать?! Никакого. Впрочем, я теперь ни в чем не уверена. Мой мир рухнул, и под руинами осталось все, что было мне известно и важно. Или не все?… Что для меня действительно имеет значение? Сейчас. Здесь.

Я на секунду отстранилась от сознания планеты, пытаясь нащупать в себе тонкую ниточку собственного я. Итак? Забавно. Никаких желаний нет, словно я и не жила вовсе…

Впрочем, огрызки чувств уверяют в обратном. Я люблю Хэла. Этого у меня не отнять. Но меня мало интересует его жизнь после моего ухода - у меня нет сил даже пожелать ему счастья. И мне совершенно безразлично встретимся ли мы вновь или нет, более того я не хотела бы продолжать этот глупый роман. Собственно, только поэтому я и хочу уйти прежде, чем простая любовь перерастет в зависимость.

Не честно? Может быть, но я же Судия, я должна быть расчетливой и бездушной. Это верно. И словно подчиняясь внутреннему приказу, все чувства схлынули, оставив лишь отточенный до остроты клинка разум. Уже не Судия более - Палач. И в одной руке у меня меч, прерывающий ненужные связи, в другой молитвенник, позволяющий искупить грехи, а за спиной…

- Эми, пожалуйста… не забывай… я люблю тебя… - хриплый голос умирающего вторгся в мои сумбурные мысли, еще больше их перемешивая.

- Но я хочу забыть, - мягко напоминает мое прошлое воплощение, спрятав безразличную ко всему пустоту под кружевом ресниц.

- И я отдам этот приказ… но прежде… - Хэл закашлялся, кровь толчками покидала его тело - любой другой на его месте был бы уже мертв, но Кукловод вцепился в ускользающую жизнь, а даже Смерть не рискнет к нему подойти со спины. Впрочем, долго он не продержится. А как только из мира уйдет павший, его раб вернется в Пустоту. Все верно - зачем миру оружие без руки, его держащей?…

- Эми… поцелуй меня… пожалуйста… не хочу уходить… так и не узнав вкус… твоих губ…

Это не было приказом. Но и просьбой - не являлось. Я бы растерялась. Но моя тень покорно склонилась над павшим, словно для нее не было никакой разницы чему подчиняться: просьбе или приказу…

Это не я! - запоздало вспыхнула мысль у меня в голове, - Я не могла поступать так! Я - другая!

А какая тогда? Что во мне осталось от Судии?…

На этот вопрос у меня ответа не было, но девушка, послушно целовавшая своего хозяина, мной просто не могла быть. И не являлась!

На мгновение она отстранилась, чтобы отбросить мешавшие белые пряди волос и в этот момент Хэлос что-то прошептал. Я не слушала, но судя по спокойной уверенности в расплавленном серебре глаз - это был приказ все забыть.

Удар сердца. Последний. Судорожный. Обреченный. И павший умер. Я это поняла раньше той другой, но и она недолго оставалась в неведении, вот только вместо того, чтобы оплакивать возлюбленного она жестко улыбнулась и подняла глаза на меня…

Всего на один миг наши взгляды встретились… а в следующую секунду ее тело рассыпалось серебристыми искрами - Пустота призвала к себе свою дочь…

Свет! Что же это было?!


***


- Ты так и не сказал, что мы собираемся делать? - хмуро напомнила Виша, с некоторой степенью настороженности поглядывая на угольно-черные стены здания. Они пришли, вот только заранее согласовать свои действия как-то не удосужились.

- Остановить ее. Любой ценой. Иначе все кончится… и кончится очень плохо, - негромко ответил Хэлос.

- Но Суд уже начался - мы не вправе вмешиваться…

- Придется. Да и у меня в запасе есть еще козырь. Только… Виш, не дай ей зайти слишком далеко. Я буду немного не в себе, поэтому на меня в этом деле не сильно рассчитывай.

- Эй, Хэл! Что ты задумал? - Виша взволновано вцепилась в старого друга. Если он говорит нечто подобное, то лучше его остановить сразу, пока не стало слишком поздно.

- Ничего хорошего. Но другой возможности прервать Суд просто не будет.

- Хэл, я серьезно: что ты задумал?!

- Я остановлю Время…


Шаг 9


Несколько секунд я простояла, тупо глядя перед собой. Во что верить, если верить уже не во что? В Воплощения, бросивших свои создания? В богов, сбежавших от ответственности тысячи лет назад? В мир, предавший самое себя? Или в Судий, чье существование подрывает сами основы Вселенной? Не знаю. Но я хочу верить, что той бездушной куклой была не я. Ей же было все абсолютно безразлично! Все эмоции она лишь демонстрировала, а не проживала их! Я же не такая, правда?… Я не говорю, что я лучше, но я другая…

Впрочем, имеет ли смысл сейчас ворошить прошлое? Не думаю. Да и неуместно это - мир не будет ждать меня вечно! Так что пора собраться с мыслями и войти в круг.

Я умру? Конечно, как и все когда-нибудь. Но я буду выше Смерти, потому что это решение приняла сама, не идя на поводу ни у Судьбы ни у Времени. А это ли не высшее счастье?…

Что ж, хватит оттягивать неизбежное. Я резко выдохнула, потом медленно наполнила легкие воздухом. Почти пьянит. Сердце гулко бьется о ребра. Адреналин гуляет в крови, будоража нервы… Но в то же время холодная решимость наполняет душу, совсем как перед прыжком с крыши: один шаг, а дальше будь, что будет! - от меня-то точно ничего больше зависеть не будет. Главное набраться сил именно на этот ужасающе-легкий, но такой невозможный шаг - в бездну.

Я еще раз вздохнула, окончательно подстраивая ритмы организма под пульсацию сердца планеты. Ну что?… С Богом?…

И я сделала этот шаг, но не в бездну, а всего лишь в мерно сокращающийся сияющий туман. Но это ли не подвиг?…

Руки сразу же потяжелели. Вернее в них словно из неоткуда появились предметы, не настолько легкие, чтобы их можно было не заметить - меч и молитвенник. Я с удивлением посмотрела на изящные завершенные линии оружия, в навершии которого мутным глазом застыл молочно-белый камень. Минутку, но разве этот клинок не часть меня?…

Впрочем, второй предмет был не лучше. Небольшая книжица "карманного" формата, но толщиной в добрые две тысячи страниц. Переплет же самый обыкновенный, суконный, в поверхность которого втравлен символ света. А под ним едва уловимая вязь иероглифов: "Тот, кто рожден карать, не имеет права судить".

Все верно. Но в порядке исключения позволим себе маленькую вольность. Последнюю, так сказать. Имею же я право на последнюю просьбу.

"Как будет угодно", - тихо шепнула Пустота, снимая с моей души последнее ограничение…

Мир изменился? Нет. Просто другой стала я. Не думала, что все так сильно зависит от точки зрения… но одно дело смотреть на все глазами глупой человеческой девочки, слепо любящей своего хозяина, и совсем другое - впустить в себя саму суть Суда - ту самую, от которой мы так старательно бегали…

Свыкнувшись с новым взглядом на мир, я закинула меч в ножны и спрятала в карман молитвенник… ну что ж, работаем?…

… людские маги в одно мгновение утратили всю свою хваленую силу. Нет, они не перестали быть, но мир отгородил всех, кто был не достоин, от Источников.

Оказалось, что это очень просто, когда на твоей стороне стоит сама планета.

А дальше? Лавина сдвинулась. Потеряв основную атакующую силу, люди очень быстро воспылают любовью к эльфам. И не так важно - искреннее ли это чувство, или за ним неумело маскируют собственный страх, главное - это результат, верно?…

… посольство сформируют незамедлительно. Как-то в одно мгновение появятся желающие оказать короне помощь в вопросе восстановления дружеских отношений с остроухими - ведь как-никак Старшая раса, почти братья…

От вынужденного притворства выворачивает наизнанку, но искреннюю любовь вложить в их души не смогу даже я - поздно, ненависть уже изъела их сердца и стала неотъемлемой частью их существования… Я просто не рискну вмешиваться в столь глубинные процессы. Наверно, поэтому с эльфами и возникли проблемы…

… остроухие очень насторожено воспримут стремление людей к миру, особенно после того, как кровь сородича осквернила их реликвию. Но настойчивость людей принесет свои результаты - какое-то подобие мирного соглашения подписано все-таки будет, вот только своего эльфы не упустят и выторгуют себе ни много ни мало полную свободу действий…

Хм. А не перегнули ли мы здесь палку? Ведь в своем желании самоутвердится это племя вновь перейдет все рамки дозволенного - люди не скот! Впрочем, не всех же они загонят в рабские бараки, а только тех, кого сами "человечки" контролировать не в состоянии - колдунов и магов. Ладно, пусть их - чем бы ни тешились, лишь бы разумную грань не переходили…

Кстати, кое-кто ее уже перешел, но на то я и Судия, чтобы избавиться от всего лишнего…

… старая вера забудется всего за пару поколений. Один удар сердца мира - одна лопнувшая ниточка связи… это ведь ничтожно мало, но все, кто запятнал себя магией Старших богов, в одно мгновение проснулись мертвыми. Я не стала рвать узор Времени и вычеркивать их с полотна совсем, но то, что осталось в этой реальности, было всего лишь бездушными куклами, которые сломаются сами, когда кончится завод…

Но это ведь еще не все, не только люди сеют эту заразу.

… книги, истории, воспоминания… само мировоззрение - все изменялось прямо на моих глазах.

И это казалось удивительно правильным, потому что один раз эта религия уже опалила мир Войной Сфер - еще одной Вселенная может и не пережить…

Я стала планетой. Я жила ее жизнью. Сколько? Мне казалось века. Я осторожно выстраивала цепочку событий ее истории, одновременно исправляя прошлое и укладывая первые камни по пути в будущее. Это еще не было Судом, скорее исправлением прежних ошибок, но это был первый шаг к нему.

Странная планета. Необычная. Только ее прошлое вызывает массу вопросов. Почему столько разных нитей сошлось здесь? Почему Хэл именно с нее начал чистку Внутренней Паутины? Для чего здесь одновременно родились Певица Первого Дома и маг Пустоты? И почему здесь так легко прижилась религия, которую все остальные не воспринимают вовсе? Если честно, то мы уже и сами не верим в собственных богов…

Впрочем, я уже не искала ответов, они мне были не нужны, зато я увидела кое-что необычное и удивительное, как бабочка в зимний день… Эта планета самоисцелялась! Она стремилась вырваться из Внутреннего круга и вернуться назад, в основную ветвь Паутины! Более того она утягивала за собой остальные миры…

Возможно, проклятые народы вновь вернутся домой - если последуют за этим огоньком, если поверят в невозможное, если вновь расправят позабытые за ненадобностью крылья…

Когда-нибудь. Разве может быть иначе?…


***


Тьма. Ласковая, нежная, верная. Она всегда была со мной, сколько я себя помнил. Она не раз выручала меня, не раз успокаивала, когда мысли и чувства смешивались в странный взрывоопасный коктейль…

Но настал момент, когда я отринул ее и шагнул в обманчивую светлую дымку.

И тогда преданная мною Леди предсказала мне смерть…

Маленькую, незначительную гибель, которую я так или иначе изберу сам.

Но так ли это важно? Особенно, если к тому моменту наполовину я уже буду мертв? Вряд ли.

Нас было двое. С рождения. Два огонька, две половины. Знание и Искупление. Истина и Прощение. И мы были едины, едины в главном - в мыслях и чувствах. Да, жизнь раскидала нас, она заставила нас изменить собственным правилам, но она же и даровала надежду.

И если для него возможностью победить стала смерть, то для меня ею оказалась война. Долгая, кровопролитная война, приведшая тех, кто пошел за мной к вечному блужданию по кругу…

Впрочем, не одна клетка не может быть вечной. И светлые боги знали, на что шли, когда соглашались с моими доводами. Видел ли я тогда этот миг? Понимал ли, что однажды мне придется переступить через все, что я считал истинным? Не помню. Но зато в голове до сих пор призрачным эхом звучат слова, произнесенные во время последнего разговора с моей Леди…

- Ты, правда, хочешь уйти? - печаль темными искрами замирает в медово-карих глазах. Она и без меня знает, что мне нет больше места в кругу ее детей. Я слишком много знаю, я слишком много видел… я просто не смогу разделить их путь.

- Простите, Леди, но вы и сами прекрасно понимаете, что мне не дано остаться с вами.

- Ты видел его смерть, да? - грусть горькими складками замирает в уголках ее губ, но в глазах, теперь матово-черных, не видно чувств. Она прячет их, словно боится показать, насколько похожа на смертных.

- Я - лишь часть целого, Леди. И если хочу выжить, мне придется уйти.

- Ты ненавидишь меня за это? За то, что я прикажу им отдать свои жизни? - горькие слова срываются с губ богини, болезненным эхом отдаваясь в моей душе.

И что я могу сказать? Что не виню ее? Что понимаю: у моего брата - у части моей души! - есть свой собственный путь? Но это будет ложью. Я действительно виню ее. Каждую секунду, каждое мгновение…

- Ненавидишь, - она сама ответила на свой вопрос, по-птичьи склонив голову к плечу. - И презираешь себя за эту ненависть. Мое бедное дитя… тебя ждет страшная судьба, но ты сам ее выбираешь.

- Я знаю, на что иду, в этом вы не ошиблись.

Всегда сложно расставаться, но обычно где-то глубоко внутри живет странная иррациональная вера, что еще не все кончено, что еще будет шанс все переиграть, изменить…

Ложь. Если я сейчас выйду из этой залы, я уже больше не вернусь. И никогда более не увижу этих теплых ореховых глаз и мягкой, нежной, но такой неуверенной улыбки, не коснусь губами смуглой тонкой руки, протянутой в немом приветствии…

- Знаешь, - она едва слышно соглашается со мной. - Ведь это единственное, что ты можешь делать - знать. Всегда и все. Страшная судьба.

- Но мне неведома никакая другая.

- А если я предложу тебе Время? В обмен на твой страшный дар? Представь, ты сможешь встать над остальными. Реальность и бытие подчиняться тебе.

- Торгуетесь? Леди, это нелепо. Я лишь половина целого. И мне не выжить, если погибнет другая часть меня. А он свой выбор уже сделал.

- Сделал, - она согласно склоняет голову, - но ведь и ты имеешь такое же право. Одно твое слово, одна твоя просьба - и я доверю тебе все самое ценное, что у нас есть.

- Время? Вы все об этом?

- Да, Время. Оно властно над всем и вся. Даже Судьба подчиняется ему. Оно меняет нас, оно стачивает камни нашей решимости, оно возвращает нас к жизни…

- Заманчивое предложение, вот только ради чего мне еще один груз? Думаете, мне недостаточно того бремени, что я несу сейчас?

Темные глаза смотрят на меня так, словно видят насквозь. И ее слова, размеренно-спокойные, падают в благодатную почву моей памяти:

- Тебе еще понадобится этот мой дар. Однажды, за миг до твоего конца, тебе понадобиться вся твоя сила. Но ты проиграешь. Точно так же, как и он.

- Значит, я повторю его путь. Путь, о котором сейчас могу только мечтать. Леди, я не боюсь смерти, меня не пугает Пустота. Когда-нибудь она примет меня, и это будет для меня величайшим счастьем. Но до тех пор я хочу остаться собой. И именно поэтому сегодня я пришел проститься с вами. Вы же все понимаете, не заставляйте меня терять время и объяснять вам то, что и без меня уже давно известно.

- И я не держу тебя. Вы все свободны в своих желаниях. Хочешь уйти - уходи, но я вижу, что наступит мгновение, и ты вернешься ко мне. Вернешься и попросишь об услуге. И она будет стоить тебе жизни. Оно тебе надо? - темные искры в глазах становятся ярче, они разгораются подобно костру в летнюю ночь, и уже нет сил отвести взгляд от их магического танца.

- Как знать, Леди? Возможно, в тот момент для меня все утратит свою цену? Или, напротив, снова обретет ее? - отшутился я, чувствуя странное напряжение внутри. Что она видела? Что такого оказалось доступно моей госпоже, что упрятано от моего взора? Не знаю, и вряд ли узнаю пока не дойду то этой, самой последней точки…

Да, много веков минуло с того разговора, но он не забылся. Наверно, потому что в тот раз моя Леди впервые показала свое истинное лицо. А может, и потому, что я впервые не увидел чего-то важного, в отличие от нее…

Забавно, но почему-то я поверил ей сразу, хотя до того момента доверял лишь своим знаниям и своей силе… А ведь сколько себя помню, мне всегда приписывали власть над Временем, хотя в реальности я никогда не мог приказывать ему - только просить.

Что ж, кажется, настала пора проверить предсказание моей повелительницы…

"Леди? Что вы там говорили о силе?"

"Пришел-таки" - наигранно ворчливый тон, и теплые искорки смеха, звучащие в переливах уже позабытого, но такого родного голоса. - "Вернулся? А ведь я предупреждала…"

И чуждая сила холодным потоком затопила сознание, вытеснив из головы все мысли и сомнения. Я стал Временем. Или это Время на какой-то миг стало мной?…


Шаг 10, незавершенный


Рука сама потянулась к мечу. Формулировка приговора уже вертелась в голове, осталось только озвучить его собственной смертью. Всего несколько мгновений и все, наконец, кончится. И этот мир забудет обо мне, как я забуду о нем. Пусть он идет своим путем. Я спрячу его от взора Судий, и никто больше не потревожит покой этой яркой кристально-чистой звездочки…

Пальцы нерешительно скользнули по обмотанной кожаными полосками рукояти. Пора. Меч уверенно лег в руку, привычно, будто был ее продолжением. В голове на одной ноте звенела пустота - ни мыслей, ни сомнений уже не осталось. Сейчас…

Время дернулось… остановилось… увязло мухой в темном янтаре чужой воли…

Что происходит?!…

Я в рассеянности схватила меч двумя руками, причем второй ладонью сжала лезвие. Боли не было, впрочем, мертвые же не чувствуют боли, зато кровь мгновенно окрасила клинок… Вот только мир никак не откликнулся на это! Он словно умер. Или замер такой же мухой в янтаре, что и Время…

- Выйди из круга! - звенящий приказ отразился от стен, многократно усилившись, - Я не стану повторять дважды.

Голос я узнала. Еще не верила, но уже поняла, кому хватило глупости вмешаться в уже начавшийся Суд. Виша. И если я правильно поняла, она пришла не одна.

Я послушно вышла из замершего сердца мира и посмотрела на своих палачей:

- Зачем?… - едва слышно спросила я, сил уже просто не хватало, вся энергия уходила на поддержание жизни в мертвом теле. Я тяжело оперлась на меч, почти не замечая бегущей по лезвию крови - Суд выпил меня до дна.

А разговор предстоял долгий…


Эпилог. Собственный путь


Тяжело разочаровываться в людях. Даже если тебе сотню раз говорили: этот предаст, даже если ты сама глубоко внутри знала об этом - это все равно окажется много больнее, чем ты ожидала.

Я никогда не верила в любовь до гроба, более того презирала тех, кто считал иначе. Но однажды, уже после Войны Сфер, мой путь пересекся с путем светлого бога, и я поняла, как ошибалась…

И вот сегодня меня снова заставили усомниться в верности собственных выводов. Почему я сразу не заметила, как гармонично они смотрятся вместе? Хаос и Знание. Виша и Хэлос. Они стояли рядом, плечом к плечу, и, казалось, в мире нет ничего более естественного.

Оказывается, все это время я пыталась обмануть себя, пыталась оправдаться в собственных глазах, потому что рвать такие связи - величайший грех.

Свет, как я могла поверить, что мой хозяин имеет душу и совесть? Я же знала, что это невозможно, но все равно предпочла видеть в нем только доброго умеющего сострадать мальчика. Как можно обмануть Судию, созданного чтобы отличать правду от лжи? Легко, если он сам желает обмануться…

- Зачем? - я повторила свой вопрос уже гораздо спокойнее. Боль и разочарование белыми хлопьями пепла исчезли где-то в глубине сущности Суда, став всего лишь еще одной ниточкой чувств и затерявшись среди прочих, не моих, чужих.

- Вам нет места в Паутине. Я тебе уже говорила, что ваша сила безгранична. Вы опасны, - уверенно произнесла Виша, твердо глядя мне в глаза. Она не врала. Это я почувствовала всем телом, и понимание ее правоты холодком замерло в груди.

Вот только одного они не учли…

- Тогда зачем вы вмешались? Я бы уже ушла.

Не могли же они этого не понимать! Да, для завершения Суда не обязательна смерть души, но это возможно. А мне действительно хотелось уйти. Уйти и забыть. Боги, как же я хочу просто забыть все это! Ну, почему принимать решения всегда так больно?! Я просто не могу так! Я же слабая… Я всегда была слабее остальных Судий…

- Я не могла позволить тебе уйти вслед за Провидением. Там нет места таким как ты. Вас вообще не должно было быть! Ваше существование - просчет Вселенной!

Я горько улыбнулась. Они не поняли. Свет, как могут так ошибаться боги?! Мне не даны крылья, чтобы взлететь. У меня нет свободы, чтобы выбирать. Моя душа - всего лишь обретшая совесть сущность оружия. Даже если бы я захотела, я не смогла бы войти во Врата. Бедные завистливые дети… маленькие светлые, но запутавшиеся души… разве можно мстить так?…

Грустная улыбка скривила непослушные губы. Свет истины наполнил душу легкой печалью, не темной, а кристально-чистой, как детская слезинка. Грудь сдавило, но это не было рыданиями или болью, просто я еще никогда не вбирала в себя столько Света сразу. Серебро в моих глазах сменилось сиянием. Белоснежные волосы солнечными лучами скользнули на плечи, и где-то под левой лопаткой все сильнее разгорался древний давно забытый символ принадлежности.

Только на телах Судий стоит клеймо, у богов оно выжжено на душе, скрытое от взглядов, но от этого не менее властное. Мы служим, уже не замечая этого. Свет, Тьма - это все условности, это просто имена уже ушедших сущностей, но мы интуитивно стремимся поставить себя на какую-то клетку в шахматной партии - я привыкла так думать. И, кажется, снова ошиблась. Что-то в последнее время я слишком часто совершаю опрометчивые поступки и принимаю неверные решения - это уже стало дурной привычкой. Впрочем, скоро все изменится. Так или иначе.

Не в силах больше смотреть в глаза тем, кто пришел судить меня, я опустила взгляд на собственные руки. Красиво. По сияющему серебром лезвию меча струей сбегал золотой свет. А под моей ладонью в молочно-белом камне навершия темной полоской замер змеиный зрачок…

Она пришла. Она все-таки откликнулась на зов дочери, никогда в нее даже не верившей… Странно. Но я ей благодарна. Теперь мне должно хватить сил, чтобы поставить наконец точку в излишне затянувшемся противостоянии. Надеюсь, они поймут. Они должны понять!

- Бедные дети… потерянные дети… Что с вами сделала зависть? Как вы могли поступить так глупо? Мы не были вашими врагами. Мы же даже не существовали - вы нас создали своей верой и ненавистью. Пустота не имеет формы, пока не найдется разум, способный придать ей материальность, - мой голос странно звенел в пространстве, но мне едва хватало сил, чтобы говорить. Если честно, я сомневалась, что они ко мне прислушаются, но даже если они ничего не вынесут из нашей беседы, я должна попытаться все объяснить. Сейчас. Пока у них еще есть шанс вернуться на прежний путь. - Мы были искрами Пустоты, ее слугами, ее глазами в вашем мире, в мире ее детей. Бездушные, лишенные личности и собственного я, мы были всего лишь отражением ее воли. Но вы позавидовали нашей силе. Глупые дети, разве можно завидовать Смерти только потому, что она сама не может умереть? Так почему вы так остро восприняли нашу связь с Пустотой? Из-за нашей власти? Или из-за силы? Да, все это было у нас. Но хотя бы раз мы использовали их по своему желанию? Нет. Мне жаль, что все вышло именно так. Вы дали нам души, вы придумали наш путь, даже нас заставив поверить в реальность собственных жизней. Но вы забыли, что рожденный карать - судить не может. Мы все совершили ошибку: вы - воплотив свои страхи в нас, и мы - поверив в придуманную вами ложь.

Теперь для меня все встало на свои места. Никогда прежде моя память не была столь ясна, а прошедшие события столь отчетливы. Что ж, зато теперь я знаю, что я такое. И кем я никогда не являлась. Горько? Ну, может быть чуть-чуть. Но даже эта горечь уже стала чем-то незначительным и пустым…

Я сжала рукоять меча, мысленно отдавая приказ. Клинок запылал, вспыхнул золотыми искрами и втянулся в раскрытую ладонь. Он всего лишь часть меня, точно так же как и молитвенник. Как все оказывается просто…

И тут боль в спине стала невыносимой - метка яростно жгла кожу, словно пытаясь прожечь меня насквозь. Лишившись последней опоры в виде меча, я обессилено опустилась на колени. Клеймо Света пылало все яростнее, теперь оно пульсировало в такт с сердцем. Слишком много силы. Человеческое тело не сможет долго продержаться, оно не создано быть сосудом для Пустоты.

Мысли текли вяло, все вокруг меня словно заполнил слепящий свет. Глаза болезненно слезились, но в тоже время какая-то часть моего сознания продолжала понимать, что я нахожусь в полутемном помещении. Что это было - предсмертной агонией или излишне живым воспоминанием - я так и не смогла разобраться. Да и сложно было выкроить кусочек "здесь и сейчас" из многоцветного вихря прежних событий.

…в одной руке молитвенник, в другой - меч. Я не хочу карать. Я рождена Светом. Но рождена в одиночестве. Восемь темных безразличных ко всему теней стоят напротив. Они выполнят любой приказ. В их душах нет места милосердию или боли. Но зачем тогда нужна я? Что я такое? Для чего я здесь? Ответа нет. И не будет. Пустота не любит отчитываться в своих действиях. Впрочем, однажды она меня удостоила беседы.

"Не плачь о чужих судьбах - плачь о своей. Ты одна стоишь восьмерых, но никогда не превзойдешь ни одного из них, пока не захочешь всей душой исчезнуть. Они - мечи у горла Вселенной, ты - другое. Ты - Истина".

Да, все верно: меч в одной руке - это всего лишь иллюзия, обманка, призванная защитить от врагов. Впрочем, и истина может убивать, если готова потерять свои невидемые крылья…

Крылья…

Шесть лепестков Пустоты разорвали хрупкую человеческую плоть. Моя кровь окрасила их в золотой цвет.

Крылья. Единственная из Судий, умещая летать, так и не набралась смелости взлететь. Как глупо все это. И как страшно. Меня не стоило создавать - это было настоящей ошибкой.

- Не плачьте о нашей судьбе. Как и мы не плакали о вашей, - я медленно сжала руки в кулаки. Золотая кровь уже въелась в темный пол, застыла неровным орнаментом между камнями. Хотелось разрыдаться, но сил уже не было. Они все равно не поймут. А мне так хочется последовать совету нашей создательницы: "… не плачь о чужих судьбах - плачь о своей…".

Но даже сейчас я не могу позволить им - ему! - увидеть своих слез. Это будет недостойно. А мне так хочется хотя бы в его памяти остаться прежней.

Не в силах больше говорить в пустоту, я подняла глаза и посмотрела на замерших у дверей павших. Они безразлично взирали на меня, впрочем, какое им дело до страданий души, которой никогда не было. Бездна, как же это больно! Ведь я действительно его любила. Больше истины. Больше этого забытого всеми богами мирка. Больше Света…

И сейчас я должна завершить начатое - ради него.

Собрав всю волю в кулак, я заставила себя подняться. Перед глазами все плыло, но на ногах я все-таки устояла. Тело чувствовалось чужым. Оно совершенно не хотело подчиняться, и каждое мельчайшее движение приходилось делать через силу. На мгновение даже показалось, что я всего лишь управляю вялой тряпичной куклой, лишенной какой бы то ни было жизни.

Ладно, пора заканчивать это представление. Они и так увидели больше, чем им следовало. Закрыв глаза, я прижала руки к груди в извечном жесте мольбы и смирения. Сила тусклым огоньком зародилась между моих ладоней, медленно, преодолевая сопротивление воздуха, я развела их в стороны… И только почувствовав постороннюю тяжесть в руке, я открыла глаза. Кинжал. Изогнутое волной сизое лезвие и мутно-серая рукоять, отполированная сотнями прикосновений. И только небольшой молочно-белый камень, впаянный в крестовину, напоминает, что это оружие часть меня.

Я неуверенно сделала шаг по направлению к павшим. Они не испугались. Впрочем, сомневаюсь, что я сейчас представляла для кого бы то ни было угрозу.

Тишина давила на уши. Казалось, что меня уже нет в мире живых, и все, что происходит сейчас, всего лишь еще одна иллюзия мира, ждущего меня по ту сторону Порога.

- Скажи, Хэл, ты помнишь, как проклял меня на первом Суде? И о чем попросил почти сразу же после него? - слова падали в мир, не оставляя никакого отклика ни во мне, ни в душах моих палачей. Я не ждала ответа, он мне и не был нужен, я просто стремилась хоть чем-то заполнить образовавшуюся пустоту. Мысли, чувства, звуки - все это уже настолько стало привычным, что, оказавшись вне их, теряешь себя. И это страшно.

Интересно, доволен ли Хэл своей местью? Ведь он все-таки добился своего и палач, когда-то уничтоживший его, теперь покорно ждет своей участи. Израненная, сломленная, утратившая веру самой себе, я все еще дышу во имя его. Все-таки Кукловод всегда был на редкость остроумен… Придумать такой план!… Я в восхищении.

- А я помню, - по-прежнему тихо продолжила я, - ты попросил меня исполнить любое твое желание, если ты еще хоть раз окажешься на месте подсудимого. Я тогда еще удивилась: просьба мне показалась на редкость глупой, но я пообещала сделать все от меня зависящее…

Почему-то это старое воспоминание вызвало улыбку. Я тогда только начинала путь Судии и еще на многое смотрела с позиции Света. Уже много позднее я научилась видеть миры в темных красках, я запретила себе принимать чужую боль близко к сердцу и незаметно сбилась со своей пусть незначительной, но единственно-верной тропки. И вот теперь я здесь. Вполне ожидаемый конец для Судии, предавшей сами истоки собственного существования. Когда-нибудь это должно было случиться.

- Хэл, теперь я вынуждена просить тебя об услуге. Пожалуйста, исполни мое последнее желание, - последняя фраза прозвучала уверенно, почти властно. В таком тоне не просят, но думаю, я достаточно испортила ему жизнь, чтобы он выполнил все в точности. - Вы хотите меня уничтожить. Я желаю того же. Но Пустоту невозможно убить. Впрочем, способ есть всегда, главное знать, как им воспользоваться. И для меня это ты, Хэл. Кинжал - часть моей сущности, им можно нанести достаточно серьезную рану, чтобы ослабить меня. А потом будет достаточно вплести магию первого приказа, чтобы завершить эту глупую игру…

Они по-прежнему молчали, но мне и не нужно было их одобрение, я просто знала, что Хэлос все сделает так, как нужно. Хотя бы ради собственного спокойствия.

Я нежно коснулась руки своего хозяина, вынуждая разжать пальцы, а затем вложила кинжал. Никто из Судий не может нанести себе существенный вред - наша создательница, словно предвидя возможные проблемы, закрыла от нас этот путь к бегству. Но мне же помогут, правда? В поисках ответа я заглянула в безразличную тьму синих глаз. Интересно, он хоть представляет, как сильно помогает мне сейчас? Или видит только возможность отомстить? Не хочу знать, пусть у меня останутся мои маленькие иллюзии. Мне просто хочется во что-то верить, даже если это всего лишь сиюминутная фантазия. Пусть… она… останется… со мной.

Я обхватила рукоять кинжала поверх рук Хэла и, больше ни о чем не сожалея, рванулась к сияющей в Пустоте свободе. Лишь бы только он не подвел… лишь бы он понял, о чем я просила…

Боль пронзила грудь, но она была родной и привычной. Золотая кровь хлынула на наши сплетенные руки, стремительно темнея. Силы покидали меня, как и жизнь. Я умоляюще посмотрела на Хэла, чувствуя, как сознание тает в водоворотах скорой смерти. Пожалуйста, быстрее! Я не хочу больше возвращаться…

- Эмилис Милейн…

Тонкая ниточка связи окрепла, натянулась, ощутив неизбежность первого приказа.

Он замолчал, словно подбирая верные слова. Ну же! Быстрее! У меня не так много времени! Я неотрывно смотрела ему в глаза, ожидая конца и совершенно не боясь его. Все-таки тот светлый был прав, за возможность просто умереть рядом с любимым есть смысл бороться.

Заставив непослушные губы изобразить улыбку, я чуть слышно произнесла:

- Я люблю тебя.

Я должна была это сказать, просто чтобы быть честной до конца. Не перед ним - перед собой. Он понял. А в следующее мгновение я увидела, как хищно ухмыльнулась Тьма на дне безмятежно-синих глаз - приказ был отдан…


***


"Ты соврала", - обвинительно падают в тишину слова. Чувств нет, только странная опустошенность внутри.

"Нисколько", - оскорблено вскидывается Тьма. - "Миг - понятие растяжимое. Живи, коли живется. Посмотрим, кто из нас был прав".

И она исчезает. Поставив точку в старом-престаром споре.

А я остаюсь жить.

Кажется, я все-таки переиграл себя. Забавно…


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

9/9/2011


home | my bookshelf | | Дороги Судий: Чужой Путь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 31
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу