Book: Право сильнейшего. Книга вторая



7.2. Право сильнейшего. Книга 2.

   Автор: Александра Лисина

   Название книги: Право сильнейшего. Книга вторая.

   Серия: Без права на выбор

   Номер в серии: 10

   Жанр: Фэнтези.

  

  

   Аннотация:

   Вернувшись на Равнину, Фантомы начинают готовиться к войне с Невироном. А вместе с ними готовятся еще два крупных государства, каждое из которых по-своему заинтересовано в Иште. Гайдэ предстоит сделать очередной ход, снова придется выбирать между важным и нужным. Вот только цена за этот выбор оказывается гораздо выше, чем ей казалось сначала.

  

  

  

Без права на выбор.

Часть 7. Право сильнейшего.

Книга вторая

Пролог

  

   "Порой, чтобы узреть истину, не нужно быть гением или провидцем. Достаточно просто подойти к зеркалу и снять с себя карнавальную маску".

Совет пилигрима.

  

   Эта ночь, словно по заказу, была тихой и ясной, щедро усыпанное звездами небо - на редкость спокойным, а плоская крыша спешно восстанавливаемого Дворца - пустой и тщательно вычищенной, как будто скароны точно знали, что именно сегодня я решу ее посетить.

   Правда, догадаться об этом несложно: я и так каждый вечер на пару часов выбиралась на свежий воздух, чтобы полюбоваться на дворцовый сад и хотя бы ненадолго остаться одной. Вернее, не совсем одной, но Лин не в счет - в последнее время он, как и обещал, не отходил от меня ни на шаг. Не спускал глаз ни днем, ни ночью, не доверяя даже бдительной дворцовой охране. Однако я не сердилась на подобную настойчивость. Вернее, я почти разучилась сердиться. Как почти разучилась чувствовать вообще, о чем нисколько не жалела.

   Наше триумфальное возвращение не прошло для Скарон-Ола даром - примерно треть левого крыла Дворца оказалась серьезно повреждена; во многих помещениях полностью или частично развалились стены; где-то пострадала лишь штукатурка, где-то покрылся глубокими трещинами пол, а Тронный зал стал абсолютно непригоден для проведения совещаний. Потому что своим появлением мы разломали его так капитально... особенно крышу... что и спустя трое суток туда было страшно зайти.

   Впрочем, мне грех жаловаться. Со мной как раз ничего страшного не случилось. По крайней мере, во время падения. Хотя, когда первый шок прошел и братики поняли, что это (несмотря на некоторую неадекватность поведения) действительно я, у нас с ними состоялся долгий, трудный и довольно напряженный разговор. Который, разумеется, не мог не состояться после всего того, что я натворила, но который, тем не менее, прошел гораздо менее бурно, нежели я опасалась. Иными словами, меня при первой же возможности выследили, выловили, угрожающе обступили со всех сторон и сурово потребовали ответов.

   Но что я могла им сказать? И как могла объяснить случившееся, если сама не ничего не понимала? Особенно в том, что касалось моего странного поведения на Совете (а оно действительно не вписывалось ни в какие рамки) и последующих событий, после которых мое мироощущение кардинально изменилось?

   Вот именно.

   Правда, когда эмоции схлынули (вернее, когда Тварям удалось их убить), я привычно проанализировала случившееся и в итоге признала, что, по большому счету, сама во все всем виновата. Ведь это именно я, при всех своих талантах и умениях, всего за один день совершила столько грубейших ошибок, что это не поддается никакому логическому объяснению. И именно у меня по какой-то причине вдруг появились серьезные проблемы с оценкой ситуации.

   Нет, обычно я - существо разумное, последовательное, расчетливое и в каких-то вещах даже циничное. Не идеальное, конечно, и совсем не бесчувственное, но чтобы вдруг ТАК лопухнуться на Большом Совете... а это был грандиозный провал... не знаю. Как будто подменили меня. Или сглазили. А может, прокляли? Чем Айд не шутит? Насколько помню, шла ведь туда с серьезным настроем, все досконально продумала, заранее выбрала линию поведения, старательно загнав едва зародившуюся неуверенность поглубже, но едва переступила порог и увидела Эннара Второго...

   Черт.

   Неужели чувства сделали меня НАСТОЛЬКО уязвимой, нерешительной и податливой? Неужто я потеряла контроль лишь из-за одного единственного взгляда? Или правду говорят, что любовь оглупляет? Все эти препирания с Фантомами... выяснение отношений с Мейром... ну скажите: что за блажь вдруг пришла мне в голову? Более важных тем для разговора не нашлось? Или, может, у нас не Совет был, а собрание комплексующих подростков?

   А потом что творила? Чего неловко мялась и глаза отводила? Чего не решалась сказать, пока не прижало? Я что, невинная школьница, чтобы пунцоветь от каждого случайно обороненного слова или сникать квелым одуванчиком из-за недостаточно ласкового тона?

   Признаться, теперь, по прошествии пары дней, я сама себя не понимаю. Что тогда делала? Зачем? И почему так легко потеряла хватку? Да еще на Лина взъелась из-за какого-то, в сущности, пустяка? У нас война на носу, рядом серьезные люди сидят, чуть не подпрыгивая от нетерпения, а я с какого-то перепугу вдруг фигней начала страдать. Сопли чуть не распустила. И пальцы, заодно... веером... прям все у меня по струнке ходят, скароны навытяжку стоят, а я сижу небрежно на кресле и лениво смахиваю пыль с подлокотников, как будто делать больше нечего...

   Что это? Откуда взялось? Неужели после Невирона я настолько изменилась? Или воспоминания об Эйирэ пагубным образом повлияли на рассудок?

   Причем, в какой именно момент у меня слетели тормоза - абсолютно непонятно. Но сам факт, что это произошло, свидетельствует о том, что я о чем-то не подумала. Переоценила себя. Или же чего-то не учла. Например, влияния своих чувств к человеку, который ими совершенно не дорожил, или предшествующих стрессов, банального волнения, страха неудачи, воздействия каких-то других неизвестных факторов...

   Впрочем, какие тут факторы? И какие страхи? Все это - пустые слова и ненужные оправдания. На самом деле важно лишь то, что я чуть было все не испортила. И едва не стала причиной гибели тех, кому пообещала не только жизнь, но и свободу. Тех, кто был связан со мной гораздо теснее, чем просто кровными узами. Кто полностью мне доверился и о ком я, увлекшись своими переживаниями, непростительно забыла. Ведь если бы в Степи со мной что-то случилось... если бы Твари смогли до меня добраться, то Лин и Тени... а также мои Хранители, Равнина, Долина, Горы... в одночасье лишились бы защиты. Все оказались под угрозой уничтожения. Тени - потому что были привязаны к моей дейри. Лин - потому что дал серьезную клятву. А Хранители и земля - всего лишь по причине того, что их неуравновешенной Хозяйке в самый неподходящий момент изменила выдержка.

   Меня не извиняет даже то, что подобное состояние случилось со мной впервые. Не оправдывает едва проснувшаяся эмпатия, из-за которой я несколько месяцев ходила сама не своя. Или долгая разлука. Несбывшиеся надежды. Желание простого человеческого счастья, в которое я едва не поверила... как бы там ни было, будучи Иштой, я не имела права убегать от ответственности. Не должна была отсиживаться в стороне, пока обсуждались вещи, которые касались меня напрямую. Первая роль на том Совете ДОЛЖНА была стать моей. Именно мне следовало стоять у карты вместо Мейра или Дэя и отвечать на вопросы та Лейро, не прячась трусливо за спины своих братьев. Тогда как я... увы... кажется, еще слишком слаба для такой серьезной роли. И слишком человечна, наверное, раз позволила чувствам взять верх.

   К несчастью, только сейчас я осознала, чем именно рисковала. И, наверное, съела бы себя за это поедом, если бы, конечно, вовремя не убила способность чувствовать или сожалеть.

   Зато теперь, кажется, я начинаю понимать, почему хорошие правители всегда одиноки. И почему любые свои поступки они рассматривают, прежде всего, с позиции высших интересов и безусловной выгоды для того дела, которому они поклялись служить. Боюсь, у них просто нет другого выбора. Нет права поддаваться эмоциям, иначе это значило бы, что они находятся не на своем месте.

   Незнание этой простой истины - вот моя главная ошибка. Та самая слабость, на которую Его Величество совершенно правильно мне указал. И тот самый урок, который я больше никогда не забуду.

   Что же касается братиков и их вопросов, то нетрудно догадаться, что, услышав громкий вопль Лина и увидев мою кровь в королевских покоях, им стало ОЧЕНЬ интересно, зачем я поперлась туда посреди ночи, о чем мы с Эннаром Вторым так долго беседовали и почему после этой встречи я внезапно исчезла из Дворца, никого не поставив в известность. Причем, думаю, примчались они туда все вместе, в изрядно встревоженном состоянии и были настроены весьма решительно. Правда, судя по тому, что международного скандала все-таки не случилось, они оказались гораздо более разумными, чем ваша покорная слуга, и не рубанули с плеча, как я двумя сутками раньше. Иными словами, сдержали рвущиеся наружу нехорошие слова и, пригасив стремительно разгорающуюся ярость, задали свои вопросы относительно вежливо.

   Как это происходило и что именно им ответил король, я точно не знаю - Ас не захотел распространяться на эту тему. Однако кое-что мне все-таки удалось выяснить. В частности, то, что Его Величество действительно готовился к моему приходу заранее. И то, что он оказался гораздо лучшим политиком, чем я себе представляла. Благодаря чему особых претензий у Фантомов к нему, как ни странно, не возникло. Более того, на него не злились, морду набить не порывались и даже не собирались объявлять вендетту, как можно было бы предположить.

   Вы спросите: почему?

   А поставьте себя на место Эннара Второго и подумайте сами: глухая ночь... чужой город... надежно защищенный Дворец, в котором вдруг появляются неучтенные, не испросившие аудиенции, насквозь подозрительные личности; в кромешной тьме я крадусь к его окну, как воровка, нацелившаяся на королевскую сокровищницу; на груди - невесть откуда взявшийся амулет некромантов, вокруг меня - очень странная дейри, ставшая после посещения Невирона почти такой же, как у мертвеца. В темноте ведь лица не видно... а за маской его не видно тем более...

   Скажите: о чем мог подумать король, когда в его окно без предупреждения влез какой-то непонятный тип? Видя перед собой крайне подозрительную дейри, чувствуя, наверное, амулет Айда, что он мог предположить? И как должен был отреагировать на вторжение? А убедившись в том, что это всего лишь я, как ему следовало понимать мое внезапное появление? Да еще в таком странном виде? Что, кинуться навстречу с распростертыми объятиями? Разом подобреть, разулыбаться или расцвести, как белый гладиолус? При том, что совсем недавно он ощущал мою ауру совершенно иной, точно знал про то, что я - Ишта, и искренне верил, что в наши ранние встречи я лгала ему ВО ВСЕМ?

   В подобной ситуации, полагаю, у него был повод для недоверия. И были все основания обращаться со мной, как с врагом.

   Но думал ли он в ту ночь, что его ждет очередное предательство? Предполагал ли, что я внезапно переметнулась (или была насильно перетянута?) на другую сторону? Возникла ли у него мысль о моей причастности к Темному Жрецу? Особенно после того, как я столь неадекватно повела себя на Совете? Наконец, был ли он настолько зол, что буквально горел желанием отомстить? И не посчитал ли, что в нашу первую встречу я приложила все усилия, чтобы сбить его с толку, и только в Скарон-Оле показала свое истинное лицо?

   Вспомните: ведь в Рейдане я действительно водила его за нос. Обманула, провела, исхитрилась до последнего уворачиваться от его колких выпадов. А затем стремительно сбежала, прихватив с собой амулет, которым Его Величество очень дорожил, но абсолютно не представлял в тот момент, кому именно отдает. Плюс к этому, я бесследно пропала на целых три с половиной месяца. Ни слова в свое оправдание не сказала, ни намека не оставила - просто исчезла. И где? В Невироне, где со мной могло случиться что угодно и кто угодно мог на меня повлиять. Магия смерти... она ведь такая странная... кому, как не королю, об этом не знать?

   А теперь вспомните наше неожиданное появление в Скарон-Оле, о котором да Миро наверняка узнал одним из первых; подозрительно вовремя объявившихся Владык; их непонятное отношение к Фантомам; слухи о Невироне и нашем там пребывании; затем - внезапное предложение военного союза... вероятно, Его Величеству было ОЧЕНЬ нелегко во всем этом разобраться. И, думаю, у него имелись веские основания подозревать Гая-Гайдэ в изощренном коварстве. Так что направленный в ту ночь на меня меч был вполне объясним, а проявленная агрессия вполне могла стать печальным итогом тех размышлений, которые я только что озвучила.

   Правда, магия смерти оказалась для меня полной неожиданностью, но это уже - сугубо мои проблемы. Мой просчет и моя же ошибка. Несмотря на то, что Эннар Второй, несмотря ни на что, все-таки меня не прибил. Более того, соизволил терпеливо выслушать (да, теперь это так называется) и даже пальцем ни разу не тронул.

   Собственно, он так Асу и сказал, когда об этом зашел разговор.

   Что самое интересное, это была чистая правда - в ту ночь "пальцем" меня действительно никто не тронул. Магия ведь - штука особая, а магия Разума вообще - трудно поддающаяся описанию вещь. Она настолько своеобразная, что у Его Величества как-то получилось использовать ее в пределах Дворца незаметно для всех. Да так ловко, что и по сей день никто из братиков не догадался, что она вообще была.

   Впрочем, для них оказалось гораздо важнее то, что, увидев на полу АЛУЮ кровь, а не "синьку" (не спрашивайте о причинах - я о них просто не знаю), Фантомы, прекрасно осведомленные о некоторых особенностях моего организма, собственными глазами убедились в том, что при смерти я не нахожусь. Потом выслушали версию Его Величества касательно того, что между нами произошло (по типу: встретились - поговорили - не сошлись во мнениях - разбежались), и слегка успокоились. Не сумев уличить его во лжи (да и как тут уличишь, когда в действительности примерно так все и было, а о деталях Эннар Второй искусно умолчал?), они успокоились еще больше. А обнаружив, что я действительно покинула его кабинет на своих ногах, почти угомонились. Мол, если жива - значит, когда-нибудь вернусь. А если вернусь, то скоро сама пролью свет на эту непонятную историю.

   Правда, обилие моей крови в саду их здорово смущало, поэтому кое-какие сомнения все же оставались. Особенно, в отношении дальнейших событий, у которых уже не было свидетелей. В частности то, что Лин, пройдя по моему следу через весь Скарон-Ол, у Главных ворот вдруг его потерял. Причем, так резко и бесповоротно, как если бы я телепортировалась из Скарон-Ола в неизвестном направлении или же растворилась в Пустоте, опрометчиво шагнув за ту грань, переступать которую не следует даже Иште. Более того, он не смог даже указать направление, в котором я исчезла, и хотя бы приблизительно определить расстояние. Он просто меня не видел, несмотря на все свои способности. А это было неправильно. Это не укладывалось ни в какие рамки, потому что он всегда меня чувствовал. Был способен отыскать живую или мертвую где угодно. И никак не мог потерять в каких-то нескольких десятках (сотнях?) километров от Дворца. К тому же, магией я не владела, моя лошадь - тем более, следовательно, уйти телепортом мы никак не могли; следов от Воронки (чем черт не шутит? вдруг нас все-таки похитили?) ребята тоже не обнаружили. Король после моего ухода своих покоев не покидал - проверили. Других магов в его свите не было. Подозрительные чужаки на территории Дворца тоже не появлялись - охрана проверила дважды. А караульные на Главных воротах ничего подозрительного не видели и не слышали. В том числе, и бешено мчащейся лошади с полумертвым седоком на спине.

   Спрашивается: что же тогда случилось, если через ворота я город не покидала, но все-таки оказалась за его пределами? Точнее, исчезла оттуда, не доехав до выхода (если верить Лину) каких-то пару сотен метров? Но, главное, КАК это могло случиться, если после обнаружения всех фактов в голову упорно закрадывалась мысль о вмешательстве кого-то третьего? Скажем, настоящего Темного мага или еще кого-то, кто пока скрывается в тени?

   Сами подумайте: кто бы мог заставить намертво привязанного ко мне шейри внезапно потерять всякий след? Кто мог бы умыкнуть меня из тщательно охраняемого города, а потом с легкостью забросить в кишащую нежитью Степь? Кто (если дело было все-таки в телепорте) смог построить его так, чтобы никто не заметил? И зачем он вообще это сделал, если меня было проще пристукнуть на месте, чем тратить силы на переброску?

   Если это был доброжелатель, решивший вдруг помочь мне с побегом, то почему не помог и дальше, с ранами? Не вернул, наконец, обратно к братьям, а закинул прямиком в гости к Тварям? Если же, наоборот, это был НЕдоброжелатель, то какого Айда не удавил ослабевшую Ишту прямо там, где нашел? Неужели не рискнул? Опасался возмездия? Или решил расправиться с помощью нежити (да, такой вот боящийся замарать ручки Темный маг)? Но даже если так, то что ж не довел дело до конца, бросил его на полпути и не проконтролировал результат?



   Согласитесь, это как-то нелогично?

   Самое печальное, что я действительно не помню, как уезжала из Скарон-Ола, и не видела, был ли рядом кто-то посторонний. Тем более, не помню никаких телепортов, Воронок и тому подобного. Все мои воспоминания - лишь жалкие обрывки, собранные из неровного грохота копыт, испуганного ржания, мелькания земли под ногами и боли от ушибленной при падении спины. А где я упала... сколько времени пролежала без сознания... как покинула город и когда именно свалилась на ту памятную скалу - один Айд, наверное, ведает. Тогда как для меня эта часть событий так и осталась тайной за семью печатями.

   Конечно, вы скажете: можно было бы продолжать настаивать на подробностях и тщательно допросить Его Великолепное Величество, ставшее единственным свидетелем моего поспешного бегства. Но, во-первых, тут вмешалась гребаная (а для меня - благословенная) дипломатия... во-вторых, король сразу сообщил (и, к сожалению, опять не соврал), что понятия не имеет, куда меня потом понесло... в-третьих, все его объяснения выглядели логичными и последовательными, а следов магии в кабинете ВООБЩЕ не имелось. Наконец, он ничего не отрицал, не замыл мою кровь и без промедления ответил на все вопросы, которые к нему возникли. Ответил честно, быстро и четко, спокойно признав, что явилась я к нему в гости исключительно по собственному желанию; встретил он меня неласково по причинам, о которых я уже сказала выше; но, хоть неприятная ссора между нами действительно состоялась, никаких опасений за мою жизнь или рассудок на тот момент у него не возникло. Более того, он без обиняков высказал свои подозрения в отношении моего амулета. Абсолютно бесстрастно выслушал заявление братиков о том, что они оказались ошибочны. Уяснив для себя этот трудный момент, без промедления пообещал им помощь в моей поимке... в смысле, в напряженных поисках, для чего и дал соответствующие указания Фаэсу. А в довершении всего, предоставил неопровержимое доказательство своей непричастности к моим проблемам - подробную "видеозапись" с событиями той ночи. Один из тех самых кристаллов, с которыми я уже успела познакомиться в Рейдане и который, как выяснилось, в ту ночь незаметной букашкой висел в одном из углов, добросовестно записывая каждый жест, каждый взгляд и даже каждое шевеление губ.

   Правда, звук эта магическая "камера" не передавала, так что содержание беседы (какое счастье!) осталось для братиков тайной. А сам кристалл располагался где-то под потолком и так, что лицо короля в кадр практически не попадало. Зато меня там засняли во всей красе. Особенно то, как я незваной гостьей вламываюсь в королевские покои; как их хозяин сперва неласково пытается меня прирезать, но потом неожиданно меняет решение, и мы довольно долго (более или менее мирно) разговариваем, не пытаясь заняться членовредительством. После этого я без всяких видимых причин вдруг падаю на колени, захлебываясь кровью. Сдавленно хриплю, выкашливая из себя темные сгустки. Но при этом король действительно НИ РАЗУ ко мне не притрагивается. Более того, на протяжении всей съемки не делает никаких подозрительных движений вообще. Ладони у него не засветились, как когда-то возле Айдовой Расщелины, цвет дейри совершенно не изменился (да, "камера" передавала и такие подробности), и вообще, он, как выясняется, даже не смотрел в тот момент в мою сторону! В результате, все выглядело так, как будто мне вдруг стало нехорошо, а он просто наклонился, что-то говоря (а то еще интересуясь, что случилось) и милосердно протягивая руку. Которую я, между прочим, не заметила, а потом самостоятельно встала (оказывается, со стороны это выглядело весьма уверенно) и ушла, очень удачно отвернувшись от "камеры". Причем, ушла ЖИВАЯ, на своих ногах, напоследок как-то двусмысленно отмахнувшись: то ли проклиная его, то ли отказываясь от помощи...

   Узнав о кристалле, я, честно говоря, даже растерялась и на какое-то время почувствовала себя главной героиней шоу: "Улыбнитесь - вас снимает скрытая камера!" Но затем вдруг поняла, почему мое двухдневное отсутствие прошло для братиков относительно безболезненно и почему они не убили короля сразу, как только увидели. Оказывается, просто поводов для паники не было. А Эннар Второй, имея на руках такой роскошный козырь, мог уже не беспокоиться насчет доказательств.

   Правда, всех вопросов запись тоже не снимала. И никак не объясняла мое внезапное исчезновение из города. Ведь если это сделал Эннар Второй, то почему не добил, когда подвернулась такая возможность? Неужто передумал? Или в самый последний миг решил провернуть это по-другому, чтобы уж точно не попасть под подозрение?

   Да нет. Он же все продумал заранее. Вон, даже "следилкой" озаботился. Значит, убивать действительно не собирался: на фига ему такая подстава? Но тогда что ж он все-таки сглупил во Дворце? Или просто решил выяснить, поддаюсь ли я, как Ишта, его магии? Зная о том, что никто ее не почувствует, решил провести интересный эксперимент, а потом быстренько избавиться от самых опасных улик, пока никто не просек, что со мной что-то не так?

   Хм. Пожалуй, этот вариант тоже не катит: все же король не мог быть на сто процентов уверенным в том, что во Дворце его магия останется незамеченной. В таком деле рисковать опасно, а Эннар Второй уже не раз доказывал, что умеет разделять личную неприязнь и государственные интересы. И не раз демонстрировал расчетливый, холодный ум, неспособный допустить такую грубую ошибку. Да и кровь он мою не замыл, а если бы собирался прятать следы, то уж такой-то оплошности точно бы не совершил. Не такой он дурак, чтобы под носом у Четырех Владык убивать важного для них человека и не позаботиться о железном алиби: Союз необходим Валлиону, как воздух. Невирон слишком долго отравлял ему жизнь, чтобы из-за банальной неприязни Эннар Второй отказался от возможности с ним расправиться. Скорее, он бы воспользовался услугами наемного убийцы чуть позже, когда поутихнут страсти. А тогда, даже будучи вне себя от бешенства, просто велел бы мне проваливать и не мозолить глаза, от греха подальше...

   Ах да. Кажется, именно это он и сделал, да только я не вняла и с упрямством, достойным барана, бездумно сунулась куда не следует... сама полезла на рожон, решив, что мне ничего не грозит. Недооценила чужую уязвленную гордость. Не подумала, что мой обман оскорбит его ТАК сильно. Вот и получила по полной программе. И это снова возвращает нас к грустной мысли о том, что вина за случившееся лежит именно на мне.

   Но тогда получается, что Его Величество не нападал на меня намеренно. Он был очень зол - это верно, но он не планировал меня убивать, иначе не повесил бы в комнате "следилку". Он не старался ударить побольнее, потому что в противном случае я не ушла бы оттуда на своих ногах. Правда, и разбираться в причинах тоже не стал. Будучи обманутым в одном, просто не поверил больше. Кажется, он выбрал в той ситуации самую выигрышную позицию: отстранился от происходящего и не мешал мне совершать самую большую глупость в моей жизни. Ну, и магию свою не придержал, конечно, раз уж я так удачно подставилась.

   Но если он просто удовлетворял свое чувство мести, тогда что за странная сцена случилась в доме Фаэса? Ну, узнал он, что я жива и здорова, и дело к стороне. Передал бы братикам, что все в порядке, отряхнул ладони и забыл, как нечто несущественное. Или у Его Оскорбленного Величества все-таки совесть проснулась? А может, зад свой решил прикрыть, заподозрив, что Фантомы ему не поверили? Но если это была простая показуха, то на кой ляд он так стремился поговорить в Фарлионе со мной ЛИЧНО? Чего именно так настойчиво добивался, желая увидеть мое лицо? Не думал, что так получится? Не верю. Проверить хотел? Разобраться со своими сомнениями и, заморочившись на дейри и амулете некромантов, вывести меня на чистую воду? Ведь если бы я была Темным магом, то фиг бы мне что сделалось от его магии. Но поскольку меня скрутило...

   Блин. Слишком сложно. И все равно многое остается неясным. Не стыкуется тут что-то. К тому же, мысль телепорте никак не идет у меня из головы. И если мотивы Эннара Второго более или менее прояснились, а моя ошибка неумолимо выплыла наружу, то ворота (хоть убей!) все равно никуда не укладываются.

   Эх, если бы знать о кристалле раньше... интересно, Его Величество всегда так предусмотрителен? Или у него тоже случаются дурацкие осечки?

   В общем, после беседы с королем братики, хоть и успокоились, накопили немало справедливых вопросов. Причем, уже не к нему, а ко мне, из-за чего мне пришлось здорово напрячься, чтобы не испортить в сложившейся ситуации хотя бы то, что не было испорчено раньше.

   Правда, я уже усвоила этот урок и больше не поставлю на первый план личные интересы. Конечно, это не значит, что мне следует ВСЕ забыть, пустив дело на самотек и загнав собственные подозрения поглубже. Просто, держа в памяти несколько скользких моментов и постоянно оставаясь настороже, пришлось исходить из того, что является наиболее важным. А поскольку самым важным в данной ситуации было только одно - Невирон, с которым нам не справиться в одиночку, то решать следовало не только быстро, но и мудро.

   И я решила.

   Но ох, сколько подозрения появилось в глазах братиков, когда я... охотно согласилась со всем, что они мне только что поведали! Какое море сомнений появилось даже на лице безгранично доверявшего своей Иште Лока, когда я без колебаний подтвердила версию короля и деликатно уклонилась от вопросов о магии, про которую ни Его Величество, ни, разумеется, я не сказали ни единого слова. Как долго буравили меня напряженными взглядами Эррей и Родан, когда им бестрепетно сообщили, что у меня просто "кровь пошла носом после недавних нагрузок". И как чутко прислушивался к чему-то умница Дей, пристально изучающий мой потрепанный вид и особенно внимательно рассматривающий мою тщательно скрытую дейри. Вот уж когда я искренне порадовалась, что ее надежно защищает амулет некромантов, и со всей ясностью поняла, как же мне с ним повезло. А потом мысленно похвалила себя за то, что успела вымыться и отстирать изгвазданную одежду, потому что если бы они только узнали... если бы только заподозрили, ЧТО ИМЕННО со мной произошло... о-о-о, боюсь, союзу Скарон-Ола и Валлиона немедленно пришел бы конец. Причем, такой полный и так сильно смахивающий на одну юркую белую лисичку, обожающую подкрадываться незаметно, что это вылилось бы в настоящий взрыв.

   Думаете, преувеличиваю?

   Увы. Я бы и сама хотела преувеличить. Но представьте, что было бы, если я бы вдруг ляпнула языком не по делу и рассказала о реальных последствиях так называемой "ссоры". Посчитайте, сколько времени понадобилось бы Владыкам, чтобы, упустив краешек своей сумасшедшей силы, брякнуть по мыслеречи о моих проблемах всему Скарон-Олу. И через сколько мгновений этот город неуправляемых маньяков сообразил бы, что человека, которому они всего трое суток назад поклялись в верности... только что пытались убить. Ну, или же не пытались, а просто так получилось, что все-таки едва не убили.

   Что, как вы думаете, в их понимании это означало? Какое по их законам положено наказание гнусным предателям? Что бы стало с нашими планами на Невирон и с еще не зародившимся Союзом? Наконец, сколько после этого Дворец Четырех Владык простоял бы нетронутым?

   Я, к примеру, считаю, что минуты две. Как раз столько, чтобы вся внутренняя стража, получив от своих Владык или Глав Кланов нужные сведения, дружно выхватила клинки и, пылая справедливой (ну, это они так думают) жаждой мести, ринулась в гостевое крыло. А что такое три с половиной тысячи неудержимых в своей ярости и горящих жаждой отмщения скаронов, девять десятых которых владеют исключительно БОЕВОЙ магией, против полутора сотен валлионцев? Из которых толковый маг только один, а остальные больше приданы для антуража?

   Правильно. Нуль.

   Поэтому я предпочла воспользоваться подаренной королем отмазкой и промолчала. В конце концов, прошлое прошлым. На мой удар он просто ответил своим. Правда, вместо ожидаемой пощечины прозвучал выстрел из пистолета, но раз уж я умудрилась вляпаться в это дерьмо по собственной дурости, то мне его и расхлебывать. А поскольку теперь уже все равно, чем это закончится лично для меня, но, в то же время, совсем НЕ все равно, чем обернется для будущего Союза... короче, вы понимаете, какой выбор я сделала. И понимаете, почему я не могла поступить иначе.

   После озвученной мной версии произошедшего Фантомы странно переглянулись и, справедливо усомнившись в моей искренности, принялись искать несостыковки. Причем, очень скоро вопросы от них пошли совсем уж откровенные, а кидаемые на меня взгляды стали жесткими, цепкими и весьма подозрительными.

   Внутренне подобравшись, кровь в саду я кратко объяснила теми же словами, что и Лину при первой встрече. Свой внезапный побег - необходимостью проверить некоторые важные догадки, о которых я сообщу им немного позже. Долгое отсутствие - стремлением докопаться до истины, правдоподобность которому придала информация о моем пребывании в Фарлионе. А чтобы закончить этот утомительный разговор и избежать открытого вранья, пришлось резко посуроветь и напомнить братикам о том, что тревожиться из-за моего неожиданного "отъезда" не было никакого повода. Потому что в случае катастрофы мою смерть они бы почувствовали сразу, без всяких Знаков. И всего лишь по причине того, что четверо из них мгновенно вернулись бы в Тень, а от Лина осталась бы горстка черного пепла. И вообще...

   Внимательно оглядев внезапно растерявшихся Фантомов, я тихо, но очень твердо сказала, что в нынешнем положении просто не могу быть привязанной к одному месту. Мне в любой миг может потребоваться куда-то умчаться. На Равнину ли, в Долину ли, в Серые ли горы... и если, перестав мне доверять, они каждый раз начнут устраивать допросы с пристрастием, однажды это плохо кончится.

   Конечно, свинство с моей стороны - ставить им в вину оправданное беспокойство. Еще большее свинство - обвинять в том, в чем они, по большому счету, не виноваты. Но как иначе мне уберечь их от последствий собственных ошибок? Как прекратить становящийся все более жестким и опасным допрос? Как, наконец, рискнуть важным для всех нас Союзом, когда на кон поставлено так много? И как оправдать то, что я больше не рискну активировать свои Знаки, до смерти страшась, что мои старательно подавляемые эмоции вдруг ударят по ним с незаслуженной остротой?

   Другого пути отделить их от себя я не знала. Но больших жертв, к счастью, не понадобилось: братья, услышав мою отповедь, быстро все поняли, послушно отступили, после чего молча развернулись и без единого слова вышли. А я не стала бежать следом, лепеча какие-то глупости и попутно обещая, что когда-нибудь все им расскажу. Зачем лгать, если не знаешь, сумеешь ли выполнить свое обещание? И зачем давать ложные надежды, когда у меня самой их ни одной не осталось?

   После этого меня уже никто не трогал, не терзал и не преследовал в попытках выяснить правду. После этого за мной никто не следил, если нам с Лином вдруг требовалось куда-то уйти. И никто не окружал стальными щитами, оберегая от неведомой опасности. Никто, кроме восьми растерянных девушек, которые вдруг впервые увидели, что бывает, когда необратимо рушится некогда крепкая семья.

   Но, надо сказать, за эти три дня я, благодаря собственной жестокости, многое успела. Я вытащила на свет божий и привела в порядок свой адароновый доспех. Озаботилась приобретением запасных масок, хорошо помня о том, что в ближайшем будущем они могут понадобиться. Я усиленно ела, стараясь добрать то, что потеряла за двое суток вынужденной голодовки. Еще больше обрезала волосы, чтобы не мешали. Я со следующего же утра после возвращения в Скарон-Ол возобновила занятия у мастера Лаора и теперь все свободное время проводила в усиленных тренировках, смутно подозревая, что очень скоро возможности восстановить форму у меня уже не будет. Конечно, пришлось нелегко, потому что теперь хороших спарринг-партнеров под боком не было, но мне терпеливо помогали резко притихшие девочки из охраны, которые, к счастью, ни разу не спросили о причинах и уже не удивлялись тому, что я прошу их натаскивать меня всем вместе.

   За эти несколько дней я почти не показывалась никому на глаза. С военным союзом скароны прекрасно могли разобраться без моего участия. Мое присутствие на ежедневных Советах Кланов совершенно не требовалось. И вообще, как оказалось, во мне никто не нуждался. Обсуждать, сколько подвод, продовольствия, запасного оружия, стрел, броней и тому подобного понадобится на месте будущего военного лагеря, они отлично могли сами. Предполагать количество вероятных солдат, которые там появятся в скором времени, тем более. Где их разместить, чем кормить, откуда брать воду, где копать выгребные ямы... нет. Не понимаю я в этом ничего - не снабженец по образованию и не генерал. Моя сила не в этом. Так что этими вопросами пусть занимается тот, кто умеет. В конце концов, если понадоблюсь, братики знают, где меня найти.



   А еще я почти каждую ночь возвращалась в Степь. Одна. Никого не ставя в известность. Вместе с одним только преданным Лином, которого просила оставаться снаружи, пока сама призрачной тенью лазала по подземельям. Он грустил, но послушно сторожил логова Тварей, в которые я упорно лезла, невзирая на возможные последствия. И каждый вечер набрасывал на себя новое, придуманное и созданное по моей просьбе заклятие невидимости, с помощью которого мы незаметно исчезали из Дворца. Так, что нас не видели, не слышали и не чувствовали даже бдительные караульные на стенах. И так, что мои обожаемые, горячо любимые, но излишне впечатлительные братики не имели ни единого шанса отыскать наши слабые следы.

   Зачем я это делала - нетрудно понять: я упорно добивала свои непокорные эмоции, раз за разом загоняя их все глубже в Тень. Желая избавиться от них до конца, надежно похоронить, забыть и больше никогда не возвращаться. В грядущей войне с Невироном слабости мне были не нужны. А неуместные чувства не нужны тем более. Поэтому я с такой настойчивостью лезла под землю, бесстрашно бродила по многоуровнему лабиринту, вырытому Тварями за годы господства на этих мертвых территориях. А потом часами сидела среди жутковатых, по большей части - довольно посапывающих соседей, позволяя им забирать все, что мне мешало, и постепенно наполняясь несвойственным себе, холодным, спасительным равнодушием, от которого не нужно было ждать никакого предательства.

   Недавний казус в Фарлионе наглядно показал, что пары кахгаров для меня, оказывается, слишком мало. Всего одна встряска, и надежный с виду бункер, где я спрятала свое прошлое, дал длинную трещину. Из-за одного-единственного разговора я снова потеряла над собой контроль. Причем, это случилось так быстро и неожиданно, что я не успела даже отреагировать. Только поэтому Фаэсу повезло узнать мою тайну. Только поэтому он выяснил то, о чем я даже Фантомам не рассказывала. И поэтому же по возвращении я решила, что это была если не ошибка, то еще один серьезный просчет. Который, к тому же, мог повториться в самый неподходящий момент.

   Поэтому я уходила к Тварям. Поэтому настойчиво отыскивала их в темноте подземелий, подзывая к себе, как послушных собак. Поэтому же оставалась там до рассвета, с каждым разом чувствуя, как каменею изнутри все больше и больше. Но испытывая от этого лишь слабый намек на удовлетворение, лишенный какого бы то ни было беспокойства.

   Мне было все равно, с кем рядом проводить ночи. Все равно, какая зубастая или когтистая Тварь высасывает из меня ядовитую занозу. Кахгар, хартар или взрослая рирза... какая разница, чья голова покоится у меня коленях и чьи клыки незаметно выгрызают затаившуюся внутри боль? Главное, что они хорошо делали свое дело. Безжалостно добивали то, что еще оставалось живым, и уничтожали мое прошлое так качественно, что всего за три ночи я почти сумела о нем забыть. И я практически избавилась от той части своей души, которая могла помешать нам в ближайшем будущем.

  

   Эта ночь тоже не должна была стать исключением - на крышу я забралась не ради романтического настроя, не для того, чтобы потешить свою издыхающую тоску, а сугубо по практическим соображениям: отсюда было легче взлетать. Крыша, будучи совершенно плоской, располагалась между башнями Дворца таким образом, что представляла собой почти идеальную взлетную площадку. Так что я всего лишь выжидала время до полуночи. И Лин, неотлучно следующий за мной повсюду, терпеливо выжидал тоже.

   - Ну что, пора? - вопросительно посмотрела я, когда местные луны почти добрались друг до друга.

   Шейри задумчиво огляделся и встрепенулся.

   "Да, наверное. Уже достаточно стемнело".

   Я тут же поднялась, рассеяно оглядывая раскинувшийся далеко внизу сад. Неторопливо потянулась, пока демон, наскоро проверив окрестности на предмет чужих глаз, менял облик и отращивал крылья. Потом привычно забралась на его спину, слегка ежась от щекочущего кожу заклятия невидимости, и так же привычно пригнулась, когда он мощно оттолкнулся и уверенно взлетел.

   "Там что-то горит", - почти сразу сообщил шейри, как только мы взмыли над сонным Дворцом.

   "Где именно?"

   "Далеко, почти на самом горизонте, - беспокойно ответил Лин, а потом всмотрелся куда-то юг и странно вздрогнул. - Ох, Гайдэ... кажется, это горит Невирон!"

   "Что?" - сперва не поверила я.

   "Да, Невирон... это горят его горы!"

   На мгновение замерев от неожиданно промелькнувшей догадки, я прислушалась к себе и медленно покачала головой.

   "Нет, Лин. Это не горы".

   "Ты думаешь?"

   "Это горят верхушки Пирамид. Потому что, кажется, жрецы объявили о Важном Дне. И потому, что именно с этой ночи там началось грандиозное жертвоприношение".

   Лин тихо охнул.

   "Гайдэ! Но это же значит...!"

   Я грустно улыбнулась.

   "Ты прав, друг мой. Это значит, что Невирон уже откуда-то знает о новом Союзе. Призывает из Тени новых Тварей. С помощью чужих жизней оплачивает их второе рождение. Собирает силы. Это значит, что Верховный Жрец готовит своего демона. И не просто готовит, а делает первый ход и именно сегодня начинает эту войну".

  

- Глава 1 -

   В Малом Гостевом зале было тесно. Правда, не столько из-за его скромных размеров, сколько из-за большого количества народа, вынужденного использовать данное помещение для проведения важной встречи.

   Кто уж и как сумел втащить туда тяжелые адароновые Троны Четырех Владык, сложно сказать. Кто вообще додумался их туда втиснуть - просто загадка века. Но факт в том, что кому-то в голову все-таки пришла эта необычная мысль, и теперь четыре монументальных сооружения красовались у одной из стен, занимая чуть ли не треть комнаты. Остальное пространство было заполнено диванами, кушетками и узкими, неудобными креслами, на которых в тесноте разместились все заинтересованные лица. Большей частью - вдоль оставшихся свободными четырех стен (комната была пятиугольной) и, конечно же, возле единственного высокого окна, задернутого тяжелой шторой. Причем, гости ютились там отнюдь не по собственной прихоти - весь центр зала занимала, расположившись на единственном столе воистину по-королевски, огромная, подробная и очень хорошо прорисованная карта. На которой, как на ладони, можно было рассмотреть все близлежащие земли, начиная от края Пустыни и Дальних гор, включая огромную Степь, продолжающуюся от истока Кайры вплоть до лесов Эйирэ и заканчивающуюся двумя горными массивами, разделившими, как гигантской дланью, две немаленькие Долины - Фарлион и Невирон.

   Если хорошо присмотреться, можно сразу понять, что та часть карты, где находился Невирон, была доработана относительно недавно - краски выглядели совсем свежими, неистертыми и невыцветшими от времени. Да и точность обозначений оставляла желать лучшего: по сравнению с Валлионом, раскинувшимся чуть ли не на треть обозначенных территорий, земли некромантов были обрисованы крайне скудно и невнятно.

   Однако сидящие в зале люди не роптали - для них и такая информация оказалась настоящим сокровищем. После того, как две сотни лет о Невироне не было вообще никаких сведений, даже имеющиеся в наличии детали выглядели подарком небес.

   На этот раз, в отличие от недавнего Совета, состав присутствующих слегка изменился. Помимо Владык скаронов, Глав Кланов и Его Величества Эннара Второго, рядом с которым неясной тенью маячили тарр-кан та Лейро на пару с лен-лордом та Ларо, в комнате находилось еще двое незнакомцев. Из которых один представлял небольшое королевство Хеор, расположенное на самом юго-востоке Свободных земель, а второй прибыл из далекого Беона, которые также не рискнул остаться в стороне от происходящего. Причем, если первый выглядел очень молодо, тщательно скрывая свой возраст за внешне суровым взглядом и воинственно выдвинутой вперед нижней челюстью, то второй, напротив, был седым, как лунь, худым и высоким, словно постаревший ворон на отдыхе. Однако при этом оба следили за соседями с крайним вниманием и с изрядным недоумением косились на совсем уж неуместных гостей, которым тоже каким-то чудом нашлось место среди сильнейших правителей этого мира.

   Непонятных чужаков было пятеро - закованных в глухие черные доспехи с тонкой серебристой окантовкой, в глухих же шлемах с необычным клеймом на левом наушнике, с баснословно дорогими адароновыми клинками, которые, конечно же, сразу бросались глаза и невольно заставляли задуматься. Особенно после того, как стало ясно, что Фантомы практически не участвовали в обсуждении, не вмешивались в споры, а лишь тихонько стояли в стороне и молчаливо слушали остальных, незримыми тенями впитывая новую для себя информацию.

   - ...граница Степи слишком велика, - закончил длинный монолог а-сат Чеоро, хмуро посмотрев на карту. - Даже если считать, что северную ее часть закрывает Кайра, остается южная и самая проблемная - восточная, перекрыть которую целиком мы при всем желании не сможем.

   - Основной лагерь все равно придется размещать на востоке, - прикусив пышный ус, отозвался господин та Лейро. - Другого варианта нет: если насчет Важного Дня все обстоит так, как вы говорите, то, вероятнее всего, нежить двинется именно сюда.

   - Вы правы. Но это не значит, что мы сможем их легко сдержать. И не значит, что никто не попытается пройти через Пустыню или Серые горы.

   - Позвольте мне продолжить, господин? - неторопливо поднялся с кресла Глава Алого Клана, кинув быстрый взгляд на своего Владыку. Тот незаметно кивнул. - Кайру, как вы правильно говорите, мы не оставим без прикрытия. Рядом с ней шахты. Источники пресной воды. Старые Кузни. Лишить их защиты совершенно невозможно. Но я думаю, вектор атаки не сместится в ту сторону, поэтому там будет вполне достаточно присутствия Младших Кланов.

   - Твари имеют свойство расползаться во все стороны равномерно, - негромко отозвался Владыка Адамант. - Если Главные Ворота Невирона откроются, оттуда хлынет целая лавина. И людей в ней не будет.

   У Владыки Изумруда вырвался невеселый смешок.

   - Нет, конечно. Рисковать "кормовой базой" некроманты не станут. Для боя им вполне хватит нежити.

   - Я согласен с вами, господин, - коротко наклонил голову а-сат Аро. - Однако на данный момент Пустыня представляет для Невирона гораздо меньший интерес, чем Равнина, поэтому я считаю, что восточное направление окажется под большим ударом, нежели два других.

   - Это не значит, что мы должны их открывать.

   - Конечно, нет. Но Младших будет вполне достаточно.

   - Мы усилим их Старшими, - мгновение подумав, оборонил Владыка Сапфир и выразительно переглянулся с тремя братьями. - Так, чтобы север не остался совсем без магов.

   Господин да Лейро поджал губы.

   - При всем уважении, Ваше Величество, но я бы не советовал вам разделять силы.

   - Не волнуйтесь, тарр-кан. Это не ослабит основное звено.

   - И все же я бы предложил иной вариант.

   - Прошу вас, господин та Лейро, - немедленно кивнул Владыка Алых. - Мы внимательно вас слушаем.

   Правая рука повелителя Валлиона - главнокомандующий огромной армии и один из советников короля - усмехнулся в густые усы, после чего, одобрительно хмыкнув на какие-то свои мысли, быстро поднялся и твердо сказав:

   - Насчет северной границы я с вами соглашусь - оставлять ее без присмотра нельзя. Как нельзя бросать южную сторону и Серые горы. Не так давно Айдова Расщелина доставляла нам много хлопот, но у меня даже сейчас нет уверенности, что она не откроется снова. Или что нежить не сумеет перебраться через хребет и ударить нам в тыл.

   - По поводу Расщелины не тревожьтесь, - негромко отозвался Владыка Сапфир. - Эта проблема Валлиона больше не коснется: проход закрыт надежно. А вот насчет самих гор, пожалуй, отрицать не стану - там еще слишком мало Серых котов, чтобы остановить хотя бы десятую часть обитающих в Невироне Тварей. Да и Фарлион не успел оправиться от Печатей до конца.

   - Оставить его без защиты неразумно, - кивнул господин та Лейро. - Вопрос в другом: кем его закрыть? Большую часть рейзеров и Хасов мы стянем сюда. Карающие тоже будут там, где станет совсем жарко. Ваши силы удалять от города неправильно... по-моему, у нас образуется слишком много дыр, которые просто некем прикрыть.

   Неожиданно посол Беона со вздохом поднялся.

   - Господин та Лейро, видимо, непрозрачно намекает на мое присутствие. Но я, пожалуй, соглашусь, что это - единственный приемлемый вариант. Беон - не самое большое королевство Во-Аллара. И у нас не самая большая армия. К тому же, мы прекрасно понимаем, что таким опытом борьбы с Тварями, как у вас, совсем не обладаем. Но четыре с половиной тарра воинов мой король готов перебросить к основанию Серых гор немедленно. При условии, что Магистерия Валлиона поможет нам с порталами.

   Эннар Второй чуть шевельнул бровью.

   - Это будет нетрудно, дэр Норо. Сколько вам нужно магов?

   - Я так полагаю, что сроки у нас небольшие? Тогда, вероятно, не меньше четырех. Если, конечно, это будут люди, владеющие искусством построения пространственных коридоров.

   - Они прибудут в Беон сегодня же, - сухо кивнул король, ничуть не удивившись. - Передайте Его Величеству Ионису мою благодарность.

   Пожилой посол коротко поклонился.

   - Проблема Невирона касается всех, Ваше Величество. Беон не может оставаться в стороне в такой ситуации.

   - Хеор тоже не отказывается от своих обязательств, - прикусив губу, сказал молодой человек в углу, поднявшись с кресла следом за незаметно усмехнувшимся стариком. - Мой отец собрал почти шесть тарров войск для нового Союза. И он готов предоставить еще три полных тарра воинов через четверть дюжины дней.

   Эннар Второй поощрительно улыбнулся.

   - Благодарю, Ваше Высочество. Это было бы очень кстати, - после чего разом посуровел, сдвинул светлые брови и, подойдя к карте, негромко сообщил: - Валлион полностью принимает на себя обязательства союзника. Не позднее, чем через сутки, мы готовы предоставить в наше общее распоряжение десять тарров воинов.

   На лицах собравшихся впервые промелькнули довольные улыбки.

   - Еще через сутки подойдут вторые десять тарров, - невозмутимо продолжил король, и облегченные улыбки стали заметнее. - А через три дня прибудут еще столько же воинов, плюс почти два тарра рейзеров, Королевские Хасы и воины Ордена Карающей Длани. Ал-тар Георс поддерживает идею Союза целиком и полностью, поэтому Карающие прибудут сюда в полном составе и не позднее третьего дня, начиная с сегодняшнего.

   Владыки скаронов странно хмыкнули.

   - Ваше Величество предполагает, что Орден Карающей Длани появится здесь ВЕСЬ?

   - Да.

   - Насколько нам известно, он состоит примерно из семи тарров опытных воинов...

   - Из двенадцати, - не моргнув глазом, отозвался Его Величество, и вот тогда в комнате воцарилась изумленная тишина. - Но, помимо них, сюда прибудет почти вся Вольница. Господин та Лейро, сколько их примерно?

   Главный военачальник Валлиона снова усмехнулся.

   - Восемь тарров, сир. Ну, может быть, чуть больше, если соберутся совсем уж все. Вы ведь знаете: приказ прошел всего несколько дней тому. А отдаленные эрхи не всегда успевают сориентироваться. Но думаю, что больше, чем на пару дней, они не задержатся.

   - Итого будет пять десятков, - совершенно невозмутимо кивнул Его Величество и так же спокойно сел, не испытывая никакого дискомфорта от многочисленных ошарашенных взглядов.

   Но тут было, чему изумляться, и было, отчего впасть в непродолжительный ступор. Валлион обещал предоставить в распоряжение Союза около полумиллиона отменных воинов. Не наемников, не подобранных на Морских Островах рубак, не невесть откуда нанятых головорезов... а своих... только своих. Полностью преданных короне. Включая истовых фанатиков от Церкви и Свободную Вольницу, которая была свободной только на бумаге, а на самом деле представляла собой дополнительную опору трона и, как никто, свято блюла верность своему королю.

   Более того. Тот факт, что король УЖЕ готов перебросить к Скарон-Олу такое огромное количество людей, говорил лишь об одном: к визиту сюда он готовился заранее и очень тщательно. Своих советников напряг сразу, как только получил известие о появлении Четырех Владык. Более того, сумел предугадать дальнейшее развитие событий и сразу объявил тотальную мобилизацию. Потому что ТАКУЮ армию в три дня не соберешь. ТАКОЕ количество людей за раз оружием и припасами не обеспечишь. Даже если у каждого это самое оружие хранилось в погребах, а обожающие ржаветь доспехи регулярно чистились и смазывались в ожидании своего звездного часа. Не говоря уж о том, что постоянно действующей частью этой армии являлись лишь рейзеры и Хасы (Орденцы не в счет), а все остальные были срочно подняты по тревоге две... или, например, две с половиной недели назад. Не позже. И все это время в дикой спешке собирались в какой-нибудь неприметной долине, из которой очень удобно построить прямой пространственный коридор до Степи. Ведь Магистерия тоже торопливо шуршала по сусекам, получив недвусмысленный приказ сверху. А это значило...

   Наконец, Владыка Алых улыбнулся под маской и странно хмыкнул.

   - Что ж, это - очень хорошие новости, Ваше Величество. Несколько неожиданные, но весьма своевременные. Со своей стороны могу добавить, что Скарон-Ол уже сегодня способен вывести из города два с половиной десятка тарров. Полностью оснащенных и готовых к долгой дороге.

   То есть, вооруженных до зубов, закованных, по обычаю, в безумно дорогой и почти непогрешимый адарон, при конях, при обозе... действительно, полностью готовая армия - и к бою, и к длительному маршу.

   Эннар Второй, словно не сомневался, удовлетворенно кивнул.

   - Это - только Старшие Кланы? - только и спросил он, заставив молодого принца и старого посла замереть на своих местах.

   - Совершенно верно. Младшие еще вчера сдвинулись на север.

   - Их, я полагаю, не меньше?

   - Чуть больше, - подчеркнуто спокойно сообщил Алый, и Малый Зал (за исключением самих скаронов) словно бы вымер, лихорадочно подсчитывая про себя размеры указанной армии и с холодком понимая, что если Владыки не преувеличивают, то против Невирона выступало ВСЕ население легендарного Города Воинов. И мужчины, и женщины, и даже подростки, умеющие владеть оружием едва ли не лучше, чем иные ветераны. В итоге, получалось почти столько же, сколько давал Валлион. Лишь немного не хватало до полумиллиона. Вместе с силами Хеора и Беона как раз получался миллион. А это значило только одно...

   - Хана Невирону, - вполголоса заметил кто-то из стоящих у окна Фантомов, заставив нервно дернуться устроившегося поблизости лен-лорда та Ларо. - Особенно после того, как к Союзу присоединятся хварды и миррэ.

   Норрэй та Ларо ошарашено повернулся, став первым из тех, кто услышал эту невероятную новость, но Фантомы снова умолкли, явно не собираясь ничего пояснять.

   - Миррэ?! - наконец, растеряно спросил молодой принц Хеора, тоже услышавший лишнее.

   - Да, они изъявили желание войти в Союз, - спокойно кивнул Владыка Адамант. - Мы отправили зов в Северные Леса, и Лесные Народы откликнулись. Оба. Поэтому в течение нескольких дней мы ждем и от них положительные ответы.

   - А сколько они... готовы...?

   Адамант вопросительно глянул в сторону одного из Фантомов, и тот, ненадолго задумавшись, приглушенно рыкнул:

   - Если Главный Вождь скажет, то явятся все. Около четырех тарров, думаю, наберется.

   Юноша тихо охнул, не сумев сдержать эмоций, а остальные многозначительно переглянулись.

   - Четыре? Так много?!

   - И хвардов не меньше, - буркнул стоящий рядом с миррэ второй Фантом, и господин та Лейро, обернувшись, бросил на него внезапно потяжелевший, какой-то напряженный взгляд. - Тоже - если Вождь... гм... скажет.

   - А Вождь скажет? - зачем-то уточнил Владыка Изумруд, насмешливо сверкнув из-под маски зелеными глазами.

   Фантомы, разом помрачнев, дружно вздохнули.

   - Уже сказал. Теперь они ждут только порталов.

   - Порталы будут, - безо всякого удивления кивнул Эннар Второй, едва взглянув на хмурых нелюдей. - Но магам понадобятся точные координаты.

   - Не вопрос. В любое время дня и ночи. Скажите только - кому.

   - Господин та Ларо, займитесь.

   - Да, сир, - коротко поклонился лен-лорд, искусно скрыв за этим движением собственное удивление. - Но нам надо знать, где их размещать. И где планировать место для такого количества людей.

   - Думаю, лучше всего подойдет Тихое Плато, - вмешался в разговор Глава Оранжевых. - Оно ровное и тянется почти вдоль всей Степи вплоть до Серых гор.

   - Там мало колодцев, - скупо заметил а-сар Сарго. - Я смотрел карты: воду из Кайры до другого конца не протянуть. Копать там бессмысленно - слишком твердая порода. А магией мы сможем подвести подземное русло только на третью часть Плато. Тогда как люди займут его почти целиком. Следовательно, в остальные участки лагеря воду придется возить вручную.

   - Почему вы считаете, что не удастся все сделать магией? - неуловимо нахмурился господин та Лейро, отвернувшись от Фантомов.

   - Рядом со Степью магия работает плохо. Затраты сил впятеро больше, чем в любом другом месте. В самой Степи она не работает вообще. Даже в Пустыне проще найти воду, чем там. Видимо, сказывается близость гор и Невирона. К тому же, земля под Степью изрыта Тварями очень сильно, все подземные реки ушли далеко вглубь. Кайра не сможет заполнить эти пустоты, даже если мы развернем русло и направим ее под землю. Поэтому нам потребуются еще подводы. И немало.

   Лен-лорд Норрэй кинул быстрый взгляд на карту, где место будущего лагеря было обведено карандашом, и задумчиво кивнул.

   - Хорошо, я решу этот вопрос. Где и кто разместится?

   - В Серых горах потребуются опытные стрелки, - сухо сообщил ему господин Аро. - Подступы к скалам прекрасно просматриваются, а наверху можно организовать хорошее убежище для людей. Конница там не нужна. Тяжелые орудия тоже разместить негде. Поэтому считаю, что предложение дэра Норо - лучшее из возможного. Полагаю, лучники Беона по-прежнему не потеряли славы отменных стрелков?

   - Мы постараемся оправдать доверие Союза, - учтиво наклонил голову старый посол, явно довольный похвалой. - Но нам потребуются карты местности и условия расположения наших войск.

   - Вы получите эти сведения сегодня же. Как только наши люди вернутся с гор.

   Посол дэр Норо снова кивнул и успокоено откинулся в кресле.

   - Север предлагаю закрыть нашими Младшими совместно с хвардами, -продолжил Глава Алого Клана. - Поскольку хварды проворны и легки на подъем, удобнее будет, если они разместятся на левом берегу Кайры. Младшие прикроют их со стороны Пустыни, а маги Магистерии обеспечат порталами, если потребуется быстрая переброска войск. Большого наплыва Тварей с той стороны не ожидается, поэтому считаю, что такого заслона будет вполне достаточно.

   - В таком случае, - привстал молодой принц, - Хеору, вероятно, придется усилить левый фланг, вблизи от Серых гор. У нас небольшая конница. И почти нет боевых магов. Зато лучников не меньше, чем под рукой короля Иониса.

   Господин Аро кивнул.

   - Я только что хотел это предложить, Ваше Высочество. Но вы меня слегка опередили и мудро рассудили, что присутствие ваших войск будет гораздо уместнее на юге. Однако при всем том мы планируем оставить там часть Младших Кланов. Примерно четверть, то есть, около пяти тарров. Думаю, этого будет достаточно, чтобы усилить весь фланг и удержать его до прихода основных сил в случае прорыва.

   Молодой принц поблагодарил сдержанным кивком, по достоинству оценив предложение. Находясь за надежной спиной Валлиона и практически не сталкиваясь с Тварями, Хеор действительно не мог рассчитывать на то, что его малочисленное войско удостоится чести стоять в центре союзных сил. Отрицать это было бессмысленно. Как бессмысленно пытаться сравнивать себя со скаронами или элитой Валлиона. И нелепо рассчитывать, что в таких условия пятьдесят тысяч человек устоят на пути у вырвавшейся из Степи нежити. Такую лавину не сдержать столь малыми силами. От когтей Тварей не убережет простая броня. Поэтому не на что обижаться и сетовать на то, что некоторых из присутствующих деликатно отодвинули в сторону. Так сказать, про запас. Ведь помощь скаронов, даже такая малая, многого стоила. И щедрое предложение а-сата четко говорило о том, что хеорцам и беонцам отнюдь не отводилась роль смертников.

   - Главную ставку предлагаю разместить здесь, - все так же уверенно указал господин Аро на северо-восточную часть Плато.

   - Не возражаю, - тут же откликнулся господин та Лейро, всего на мгновение опередив своего короля. Главы Кланов, Эннар Второй и Владыки Скарон-Ола дружно кивнули. А потом и господин та Ларо, мысленно что-то прикинув и взглянув на русло Кайры, одобрительно усмехнулся. Потому что Алый предлагал отличное местечко, закрытое с одной стороны могучей Кайрой, а с другой - отлогами Дальних гор и краем виднеющегося на карте Эйирэ, со стороны которого внезапного появления нежити и коварного удара в тыл ждать не приходилось.

   - Неплохая позиция. Но не думаете ли вы, что она находится слишком близко к Степи и слишком далеко от Скарон-Ола?

   - Сдвигать ее на север не имеет смысла. Приближать к лесам эаров - тем более. К тому же, слева ее закроет река, а справа - союзные войска. Это будет безопасно.

   - А граница со Степью вас не смущает?

   - Нет, - хмыкнул Алый. - Мы и без того каждый день на ней проходим дозором. Пока Тварям не удавалось перейти на нашу сторону.

   Господин та Лейро вдруг тонко улыбнулся.

   - Не обусловлено ли ваше решение, сударь, иными причинами? Ходят слухи, что маги вашего народа крайне неохотно покидают пределы Скарон-Ола.

   - Это ложные слухи, господин тарр-кан, - спокойно отозвался Владыка Алых, машинально коснувшись груди, где под рубахой прятался весьма приметный амулет. - Мы способны находиться в любом месте Во-Аллара и так долго, как это потребуется. Упоминаемые вами трудности легко решаемы.

   - Прошу прощения, Ваше Величество, - тут же поклонился седоусый воин, вовремя подметив, как выразительно сверкнули из-под маски покрасневшие зрачки Владыки. И как три другие маски с обманчивой неторопливостью тоже повернулись в его сторону. - Мой вопрос был задан исключительно из соображений безопасности.

   - Ваш вопрос понятен, тарр-кан, - подал голос Владыка Адамант. - Как вполне понятно и ваше беспокойство. Но наша философия не запрещает покидать пределы Города. И наша сила от этого не уменьшится, как могло бы кому-то показаться. Религия скаронов, хоть и связана с войной, не приветствует больших перемен. Однако когда они наступают, жертвы неизбежны. Даже для нас. Поэтому высказанные вами сомнения, хоть и ясны, по сути не имеют под собой реальных оснований.

   Господин та Лейро чуть дернул щекой и поспешил снова поклониться, пряча опасно блеснувшие глаза.

   - Еще раз прошу прощения, Ваше Величество. Я не хотел никого задеть.

   - Ни к чему, тарр-кан, - с легкой насмешкой донеслось из-под маски Изумруда. - Ваша ошибка простительна, хотя и широко распространена за пределами Скарон-Ола. Думаю, у вас будет возможность убедиться в обратном.

   - И даже не один раз, - задумчиво согласился Сапфир, перехватив пристальный взгляд короля, брошенный в сторону Черного Трона. - Ваше Величество? Кажется, у вас тоже появился какой-то вопрос?

   Эннар Второй, странно поджав губы, медленно покачал головой.

   - Вопросы есть. Но, пожалуй, не для сегодняшнего дня.

   - Почему же? - с едва уловимой насмешкой поинтересовался Изумруд. - Они настолько далеки от обсуждаемой темы?

   У короля чуть сузились глаза.

   - Нет. Я не имею привычки витать в облаках. Просто для ЭТИХ вопросов пока не настало время.

   - Как вам будет угодно, - равнодушно отвернулась маска. - Но иногда вопросы лучше задавать сразу, дабы не оказаться во власти опасных заблуждений. И лучше задать их напрямую, если, конечно, желаешь получить такой же прямой ответ.

   - Я запомню ваш совет, - по губам короля скользнула хищная усмешка. Но Изумруд только пожал плечами и плавно обратил горящий чуть ярче, чем обычно, взгляд на Главу своего Клана.

   - Ино, ты узнал, что я просил?

   - Да, господин, - тут же поднялся со своего кресла сравнительно молодой скарон.

   - Твои выводы?

   - Хорошая блокада, господин. Мне через нее не пробиться.

   - У обоих? - заметно нахмурился Изумруд.

   - Да, господин. Настолько полная, что нет даже оттенков.

   - То есть, повлиять на них ты не смог?

   - Увы, - отвел глаза Глава Клана. - Я не сумел их даже засечь.

   Владыка Изумруд поджал губы и, перехватив вопросительные взгляды братьев, сокрушенно вздохнул.

   - Облом. "Красный", ты был прав, а я их недооценил. Ино, у тебя есть возможность продолжить?

   - Нет, господин, - отрицательно покачал головой Глава Клана. - Простите, но УЖЕ нет. Об этом узнали.

   - Плохо. Последствия были?

   Господин Ино неожиданно замялся, а потом опустил взгляд и смущенно кивнул.

   - Да. К сожалению.

   - Какие? - дружно встрепенулись Владыки, не замечая озадаченных взглядов гостей и крайне любопытных - от Фантомов. - Что-то серьезное? Кого-то зацепило?

   - Нет, - вздохнул скарон. - Но нагрудник мне придется перековывать.

   Кто-то из Фантомов не выдержал и неприлично присвистнул.

   - Не повезло мужику... - с сочувствием шепнул один, опрометчиво сделав это слишком громко. Отчего Глава Изумруда мгновенно напрягся и метнул в ту сторону резко похолодевший, откровенно предупреждающий взгляд. Не возымевший, впрочем, никакого действия.

   - Как раз очень даже повезло. Доспех хоть перековать можно, - почти беззвучно шепнул второй Фантом. - А отрезанные части тела, к сожалению, обратно не прирастают.

   - А я говорил, что это была плохая идея, - мрачно сверкнули из-под третьего из шлемов желтые нечеловеческие глаза. - И говорил, что надо было прийти самим. Хватит уже комедию ломать и делать вид, что ничего не происходит. Как теперь изворачиваться станете, умники?

   У господина та Ларо, сидящего ближе всех, ошарашено округлились глаза, а кто-то у него за спиной притворно вздохнул.

   - Мер, придется нам, наверное, пожертвовать тобой.

   - Почему это мной?!

   - Потому что у тебя красивые ушки.

   - А у тебя хвост длинный! Эр, пни его, пока я не дотянулся!

   - И не подумаю. Он кусается.

   - Ха-ха...

   - Эр, я тебя убью! - злобно, хотя и очень тихо, прорычало сзади, заставив лен-лорда застыть на месте и судорожно стиснуть руками подлокотники. - Еще одно слово...!

   - И я сдаю тебя с потрохами. Идет?

   За спиной господина та Ларо кто-то тихо подавился заготовленной фразой, пару мгновений глухо урчал, как взбешенный пес, но потом все угомонилось, затихло, а после только сердито сопело, заставляя уважаемого советника короля тревожно раздувать ноздри и украдкой коситься за спину.

   - Жаль, - не услышав недолгой перебранки под стеной, вздохнул Владыка Изумруд. - Спасибо за помощь, Ино. Доспех за мной. Прежний приказ отменяю. Но подумай вот еще над каким вопросом: можно ли подойти к Невирону поближе и глянуть, что там на самом деле творится? Хотя бы на Степь посмотреть, чтобы нам определиться со сроками?

   - Дозоры ходят каждый день, господин, - кротко отозвался Глава Клана. - Пока там тихо.

   - Крупных Тварей не замечали?

   - Нет, только мелочь. Но и та больше по логовам прячется.

   - Пройти по Степи хоть сколько-нибудь можно? - спросил господин та Лейро, задумчиво крутя длинный ус.

   - Вдоль русла Кайры - да. Но недалеко. Вглубь соваться я вам не советую.

   - Как же тогда до него добраться?

   - А вот это и есть наша главная проблема, - спокойно сообщил а-сат Аро и выжидательно посмотрел на главнокомандующего Валлиона. - Или вы думаете, что если бы у нас была такая возможность, Скарон-Ол ею бы не воспользовался?

   Господин та Лейро тихо вздохнул и умолк, но вместо него подал голос лен-лорд та Ларо:

   - Но как вы можете быть уверены, что Невирон действительно готовится? Возможно, огни - это регулярное явление?

   А-сат Аро странно усмехнулся.

   - Для Важного Дня слишком рано, господин эр-тар. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Я двадцать лет за этим слежу и могу отличить, когда Пирамиды светятся неправильно. И еще способен распознать появление над Невироном нового заклятие. Для мага моего уровня это не составляет труда.

   - Что за заклятие? - вдруг вынырнул из глубокой задумчивости Эннар Второй.

   - Я не знаю. Могу только предположить, что ничего хорошего нам это не принесет.

   - Я полагаю, имеет смысл взглянуть на него поближе...

   - Ни один маг по Степи не пройдет, Ваше Величество: большинство заклятий там не работают. Под землей тоже не пролезешь - под ней все изрыто Тварями. А по воздуху... боюсь, ни у кого из нас нет крыльев. Тогда как портал вы туда не протянете: сгорите еще на подходе - это особенность Степи, которую за двести лет даже мы не смогли преодолеть. Поэтому - нет. Посмотреть на него вы не сможете.

   - Я смогу, - вдруг донеслось от дверей тихое, и Фантомы, дружно вздрогнув, резко обернулись. - Я смогу туда добраться и выяснить все, что нужно.

  

- Глава 2 -

   Когда я вошла, они все были там. Все, кого я хотела видеть; все, кого только надеялась увидеть; и даже те, на кого смотреть мне не хотелось вовсе. Но я не зря три последние ночи безвылазно провела в Степи - на этот раз я была готова к встрече, и в моей душе ничего не шелохнулось при виде массивной фигуры в дальнем кресле, чье лицо было искусно скрыто падающей от окна тенью.

   Да. Я сделала это. Я смогла. Теперь для меня не составило труда спокойно закрыть дверь и, не обращая на немедленно поднявшихся со своих мест скаронов, пройти вперед. Вместе с бесшумно стелющимся возле правого бедра Лином и полной уверенностью в том, что он грамотно установил в этом зале свои "прослушки".

   - Я сделаю это, - повторила я в оглушительной тишине, остановившись напротив четырех Тронов. - Я доберусь до Невирона и проверю, что это за заклятие.

   На меня из-под масок уставилось четыре пары испуганных глаз. А вместе с ним еще пять пар - диких, неверящих, каких-то обреченно-понимающих. Но возражать не имело смысла: на Невирон все равно следовало посмотреть вблизи - король подал очень правильную идею. Надо было взглянуть и на саму Благословенную, и на Пирамиды (чем черт не шутит? вдруг восстановили?) и на новое заклятие, которое уловил Аро. Главе Алого Клана в таких вопросах можно полностью доверять. И если он говорит, что это какая-то гадость, значит, так оно и есть. Проблема в том, что кроме шейри преодолеть Степь не сможет никто из живущих. А без меня и моей силы ему этот перелет без потерь не одолеть. Поэтому решение, на мой взгляд, очевидно.

   Другой вопрос, что до моего прихода братики не хотели об этом думать. А если и подумали, то так, чтобы тут же загнать нехорошую мысль подальше, как будто я могла ее случайно уловить или принять за руководство к действию.

   - Гай... - наконец, хрипло сказал Ас, поднимаясь с Трона и делая неуверенный шаг навстречу.

   - Я пойду, - повторила я в третий раз, спокойно взглянув ему прямо в лицо. - Ты знаешь, почему. И знаешь, что так надо.

   - Нет.

   - Да. И тут не о чем спорить.

   Ас сжал кулаки.

   Я понимаю, ему очень нелегко принимать какое бы то ни было решение. Как раз тот случай, когда и хочется, и колется, и мама не велит. С одной стороны, слетать действительно надо - это важно для Союза, для армий, для прогнозов и будущих планов, но с другой... отпускать меня туда он не хочет аж до зубовного скрежета. Однако другого варианта просто нет - только я могу подойти к Невирону достаточно близко. И только я на пару с Лином могу вернуться после этого обратно. Поэтому отговорить нас у него бы не вышло.

   Правда, он все равно попытался.

   - Ну-ка, пойдем, - сухо велел брат, кивнув в сторону двери. - Выйдем на пару минок, поговорим.

   Я пожала плечами.

   - Зачем? Что от этого изменится? Все равно придется открывать карты. В прошлый раз я совершил ошибку - не следовало раньше времени лезть на рожон. Но теперь глупость делаешь ты: сидящие здесь люди имеют право знать некоторые нюансы наших отношений. И лучше это случится здесь и сейчас, чем потом и в самый неподходящий момент.

   Конечно. Однажды я уже нарвалась и больше не хочу повторений. Так что пусть они узнают хотя бы часть необходимой правды сегодня, чтобы потом не было ни разочарований, ни претензий, ни лишних проблем. Разумеется, вываливать на их головы все сразу было бы опрометчивым решением - все-таки информация не самая невинная - однако потихоньку выдавать необходимые сведения уже пора. Все-таки нам предстоит работать вместе. Еще день-два, и скрывать мои способности станет невозможно. И вот чтобы момент истины прошел как можно безболезненнее, имеет смысл постепенно раскрывать инкогнито.

   Однако брат, видимо, так не считал.

   - Все равно пойдем, - непреклонно велел Ас и, обернувшись к присутствующим, коротко извинился. - Прошу прощения, господа. Наш брат внезапно сошел с ума и почему-то решил, что он бессмертен. А пока мы его будем в этом переубеждать, предлагаю всем немного отдохнуть и подумать над вопросом господина та Лейро. Это не займет много времени.

   Главы Кланов только вежливо наклонили головы, а валлионцы, выразительно переглянувшись, просто кивнули.

   Я снова пожала плечами и быстро вышла. Ну и ладно. Как хотят. Мне же проще: не надо напрягаться или стараться дозировать опасную правду.

   Следом за мной, разумеется, комнату покинули Владыки, а потом потянулись и остальные Фантомы, без которых, разумеется, братики ничего не стали бы решать. Последним вышел Мейр, от волнения снова сверкая желтыми звериными глазами, бесшумно прикрыл за собой дверь и уставился на меня с нескрываемым возмущением.

   - Гай!..

   - Тебе нельзя туда идти, - внезапно охрипшим голосом сказал Ас, беспокойно обшаривая глазами мое лицо. - Ты сейчас не в том состоянии...

   - Вот именно сейчас я как раз в том состоянии, что нужно, - внезапно усмехнулась я, оказавшись в кругу побратимов. - И можете не стараться придумывать аргументы - они не подействуют, так что не тратьте время. Идти надо - и точка. Вы это знаете, я это знаю, так что к чему препираться? Разговор ваш мы весь слышали, решение у проблемы есть, дополнительные неприятности нам не нужны, так что я отправляюсь немедленно.

   Мы скрестили с "красным" взгляды, как острые клинки. Я - холодный и бесстрастный, как отточенная сталь, он - горящий и злой, едва сдерживающий закипающее раздражение.

   - Ты без доспеха, - сухо сказал Ас, оценив мое снаряжение.

   - Я не собираюсь ни с кем сражаться.

   - Это опасно, - возразил Бер, недовольно нахмурившись. - Вам нельзя приближаться к жрецам.

   - Кто это сказал? В прошлый раз летали и - ничего. В Степи нас тоже не сожрали. К тому же, у Лина сильные крылья, и догнать его по воздуху практически невозможно. Мы всего лишь посмотрим на Невирон и тут же вернемся.

   Ас прикусил губу.

   - Жрец - не дурак, и он далеко не беспечен. Теперь там наверняка стоят мощные заслоны.

   - Лин их увидит, - спокойно ответила я. - Ты же не сомневаешься в его способностях? К тому же, идти все равно надо, а подходящих кандидатов в путешественники у нас, прямо скажем, немного. Собственно, это только я и Лин. Разве не так?

   Братики непримиримо насупились, а Ас начал потихоньку закипать. Но его можно понять: мы целых три дня не виделись и не разговаривали о том, что случилось. Он три долгих дня был вынужден мучиться догадками. И я предполагаю, что большая часть этих догадок была весьма недалека от истины, потому что он знал, что я приходила к королю. Знал, что поговорили мы плохо. Знал, что со мной после это случилось что-то нехорошее, и справедливо подозревал, что причина - именно в этом.

   Он был прав. Я знаю. Тени - все четверо - очень хорошо меня чувствовали. Раньше. А вот теперь не чувствовали ничего.

   Вывод, как говорится, очевиден.

   - Ты же понимаешь, что это нужно, - тихо повторила я, опуская глаза. - И как можно скорее. Что, если заклятие снова изменит Тварей? Что, если оно стало еще опаснее? Зачем нам так рисковать, брат? Для чего мучиться в неизвестности, когда есть реальная возможность это выяснить? Мы уже были там. Одни. Мы хорошо знаем дорогу. Или ты перестал мне доверять?

   - Ты не пойдешь туда в одиночку, - наконец, оборонил "красный", и на его челюстях заиграли стальные желваки.

   - Пойду, - спокойно возразила я. - Вам нельзя надолго покидать Скарон-Ол. Мер и Лок нужны здесь - им скоро своих принимать в гости. Дей - маг, он слишком заметен, а прикрывать его ауру - очень трудоемкий процесс. В прошлый раз два дня мучились, пока получилось что-то путное, но теперь у нас нет этого времени. Эр занят в другом месте. Род еще не готов...

   - Я готов, - мрачно возразил Хас откуда-то из-за моей спины. Рослый, широкоплечий, закованный в адарон с головы до пят и абсолютно неотличимый в своем новом доспехе от остальных.

   Я, даже не обернувшись, покачала головой.

   - Нет, брат. Прости, но не сегодня.

   - Ты во мне сомневаешься?

   - Если бы в тебе кто-то сомневался, ты бы здесь не стоял. Но ТАМ вы будете лишними и можете помешать Лину. А только от него зависит, насколько удачно я обернусь. Сами понимаете: после взрыва Пирамиды нас могут ждать. А если это так, то важнее всего для меня станет скрытность и скорость передвижения. Поэтому мы идем с Лином вдвоем. И это не обсуждается.

   Фантомы дружно помрачнели, молча соглашаясь, но никак не желая принимать мои аргументы. А я рассеяно погладила напряженного шейри и молча попросила его не таращиться на плохо закрытую дверь (ох, Мейр, какой же ты неаккуратный!) с такой агрессией. После чего снова подняла взгляд на Аса и ровно сказала:

   - У меня есть три дня, чтобы все успеть. День туда, день оттуда... и еще сколько-то - на всякие неожиданные случайности. Так что раньше не ждите. Если что-то случится, я дам знак. Найдете меня по следу. Но раньше не суйтесь. Хорошо?

   Они угрюмо промолчали.

   - Раньше трех дней и вам не управиться с лагерем. Насчет воды не беспокойтесь - по дороге гляну и, если получится, сделаю вам колодцы. По всему периметру.

   Молчание стало еще тяжелее, а взгляды из-под глухих шлемов - совсем мрачными.

   Блин. Ну что такое? Неужели до сих пор не могут смириться?

   Я тяжко вздохнула и развернулась к выходу.

   - Ты все еще на нас злишься? - неожиданно спросил Мейр, инстинктивно качнувшись следом.

   Я грустно улыбнулась и покачала головой.

   - Нет, брат. Не злюсь.

   - Нет?! - ошарашено переспросил Лок, и я снова улыбнулась. На этот раз - гораздо теплее и ласковее. А потом ненадолго обернулась и, встретив его взволнованный взгляд, кивнула.

   - Конечно, нет. Если ты не знал, я не могу на вас злиться дольше пяти минут.

   Они растеряно отступили.

   - Но тогда как же...? Почему ты... столько времени... ГАЙ! Почему тогда ты нас избегаешь?!!

   - Я не избегаю. Просто даю время ВАМ перестать злиться на меня.

   - ЧТО?!!

   Я усмехнулась.

   - С такой сволочью, как я, действительно нелегко. Я знаю это и не отрицаю, что веду себя иногда по-свински. Даже каюсь, если вам от этого станет легче. А еще я хочу передать вам привет от девушки, черти. Небольшой, однако очень горячий. Всем вам. Особенно тебе, Мер.

   - Почему это мне? - неприлично ступил ло-хвард.

   - Потому что ушки действительно красивые, - совершенно серьезно ответила я, незаметно погладив Лина. - И потому, что они всегда ей очень нравились.

   Мейр изумленно замер, неприлично разинув рот и вытаращив круглые желтые глаза, в которых растерянность плавно сменялась облегчением. Рядом с ним застыл и Лок, ревниво косясь таким же желтым глазом. А чуть дальше неверяще выдохнули остальные, настороженно обшаривая взглядами мою непроницаемую маску и силясь понять, где была правда, а где - лишь невеселая шутка.

   - Гайдэ... - наконец, неслышно прошептал Ас, подходя ближе и с надеждой всматриваясь в мои глаза.

   Я опустила взгляд и, снова покачав головой, так же тихо ответила:

   - Нет, брат. Прости, ее все еще нет. Хотя, если она когда-нибудь и вернется, то только ради вас. Прости еще раз. Мне пора.

   - Неужели ничего нельзя исправить? - шепнул брат, придержав меня за плечи. - Неужели все настолько плохо?

   - Сейчас уже ничего. Терпимо.

   - Но ведь ты...

   - Мне пора, - повторила я заметно окрепшим голосом и отстранилась. - Все. Хватит тянуть. Если мы задержимся, не паникуйте. Сами знаете - пока вы живы, со мной все в порядке. Так что до встречи.

   - Удачи, Гай, - неохотно отступил Ас, опуская руки и больше не пытаясь меня задержать. - Будь осторожнее.

   - Пока, брат.

   Я быстро шагнула прочь, проигнорировав крохотную щелочку в двери, где мелькнула чья-то массивная тень. Но мне уже нечего было терять. И нечего скрывать. Все равно моя тайна известна, как минимум, одному постороннему человеку в этом Дворце. И пусть по каким-то причинам он еще не соизволил рассказать о ней остальным, то рано или поздно это все равно случится. Так что какой смысл скрывать, что Фантомы - мои братья?

   Верно: никакого. Поэтому я не беспокоилась. А еще - смутно радовалась от мысли, что довольно сносно чувствовала себя в присутствии Эннара Второго. Сегодня он, правда, был поразительно молчалив, но это, видимо, Лин на него так благотворно повлиял: пожалуй, когда на тебя скалит острые зубы Старший демон, нелегко сидеть спокойно. Даже не зная всей правды, люди все равно подспудно ощущают, что с моим "фэйром" что-то не так. Вот и сторонятся его инстинктивно. Вот и отступают в сторону, откуда-то чувствуя, что он гораздо опаснее, чем кажется. И что его красивая белая шерстка на самом деле - такая же маска, как у меня.

   Видимо, поэтому король все то недолгое время, что мы виделись, благоразумно молчал. Хотя в последний миг в его глазах мне почудилось неподдельное удивление, но это, наверное, мираж. Чего ему удивляться, если у Гайдэ было только четыре брата-скарона? И чего гадать, когда, по-моему, и так ясно, по какой причине Скарон-Ол так тепло меня принял?

   Впрочем, Айд с ним. Сейчас у меня появились дела поважнее.

   - Стой! - внезапно у меня на пути выросла массивная черная Тень. - Стой, Гай! Один ты никуда не пойдешь!

   - Я не один, - нахмурилась я.

   - Даже не думай! Никаких больше прогулок по Степи и без охраны!

   - Так. Опять начинается? - я мрачно уставилась на стремительно материализующегося призрака, от которого во все стороны побежали серебристые дорожки инея. - Мы, кажется, договорились, что обойдемся без нянек?

   - Один ты не пойдешь, - упрямо повторила Тень, загородив мне дорогу.

   - Уйди, брат. Добром прошу - уйди.

   - Нет. Я иду с тобой!

   Вот уж когда я неприлично удивилась. А потом повернулась к Гору и суховато осведомилась:

   - Это еще что за хрень? Скажи, брат, кто из вас сейчас сошел с ума?

   - Ты, - недовольно буркнула Тень. - Имей в виду: или я иду с тобой, или никто никуда не идет в принципе! Учти: у меня хватит сил, чтобы остановить даже тебя! Поэтому сиди и не дергайся.

   - Ты мне что, угрожаешь? - неподдельно озадачилась я. - Брат, да ты, никак, забылся, если решил, что я не найду на тебя управы. И совсем упустил из виду, кто из нас и кого признал Хозяином.

   - Не надо, Гай, - опасно прищурилась Тень, осторожно подступая ближе. - Не надо меня вынуждать. Не забывай: я тебе в деды гожусь.

   Я нехорошо усмехнулась.

   - В деды ты годишься не только мне. Хочешь, чтобы я нашел тебе других подходящих кандидатов?

   И вот тогда он дрогнул. Вот тогда метнул тревожный взгляд на Гора и вынужденно отступил, с бессильной яростью глядя на мое спокойное лицо.

   - Это... удар ниже пояса, Гай.

   - Знаю. Но ты не оставляешь мне выбора. Когда-то я обещал тебе не приказывать. Когда-то мы достигли взаимовыгодного соглашения. И ты сказал, что встанешь рядом, когда это потребуется...

   - Я стою рядом, - невесело прошептал призрак. - Давно уже стою. И жду. Но ты же не любишь просить о помощи? Ты все хочешь сделать в одиночку!

   Я всплеснула руками.

   - О боже... брат, да как ты со мной пойдешь? Как собрался мотануться на другой край Степи, оставив Гора одного? Каким местом ты ко мне прилепишься? Кто тебя кормить будет? Что с ним, наконец, станет, если тебя невесть сколько времени не будет на рабочем месте?!

   - Ничего со мной не станет, - внезапно буркнул Гор, нахохливаясь, как воробей на жердочке. - Он по полдня теперь где-то шляется, не удосуживаясь меня даже предупредить. Так что не думаю, что что-то изменится, если он пропадет надолго.

   Я изумленно обернулась.

   - Что-о?! Да вы оба в своем уме?! Куда я его возьму?! К себе на шею, что ли?!

   - Впусти меня, - жарко прошептала Тень, глядя в упор ярко горящими глазами. - Впусти внутрь. Я смогу один. Мы уже это делали!

   Я чуть не шарахнулась прочь.

   - Как?! ОПЯТЬ?!

   - Это ненадолго, - умоляюще прошептала Тень. - Всего на несколько дней, пока ты не вернешься. Я не помешаю. Я просто буду рядом. Помогу. Поделюсь силой. Подскажу... я многое умею, Гай. Впусти. Ты не пожалеешь!

   Меня самым натуральным образом передернуло.

   - Елы-палы... как ты только додумался... кто только надоумил... Лин, чего дергаешься? - внезапно нахмурилась я, когда шейри под моей рукой заметно присел и испуганно прижал уши к голове. Причем, недвусмысленно так присел. Очень и очень подозрительно. - Надо же, как интересно... Гор, ты об этом знал?

   - Нет, - поспешил откреститься от подставы брат. - Первый раз слышу!

   - А ты? - повернулась я к Тени. - Чья первоначально была идея?

   - Моя, - неохотно признался он, и шейри незаметно перевел дух. - Но это возможно. Ты брал на себя и больше. Ты брал нас всех. А один я много места не займу.

   Я ненадолго задумалась.

   - А питаться чем будешь?

   Тень виновато потупилась.

   - Еще интереснее, - правильно поняла я крайне прозрачный намек. - А если тебе не хватит? У меня временно дефицит подобных ресурсов.

   - Я могу какое-то время и так.

   - Как "так"? На голодном пайке?

   - Три дня для меня не предел. Я же терпел больше месяца... я же справился?

   Я с сомнением покачала головой.

   - Ну, не знаю...

   - Я могу помочь, - настойчиво повторил призрак, подлетая ближе и неощутимо касаясь полупрозрачной рукой моей груди. - Клянусь. А еще я могу... помочь тебе вот с ЭТИМ. Так, чтобы больше не пришлось... по-живому... чтобы стало легче... помнишь?

   Я на мгновение замерла, почувствовав, как из-под его пальцев в мою грудь просачивается легкий холодок, умеющий замораживать чувства, забирать на себя боль, успокаивать, дарить забвение... как те кахгары, которых я искала специально. Только здесь была не Тварь, а мой брат. Здесь была не непонятная Тень, а Тень, которая принесла мне клятву верности. Родная для меня душа. Пусть и темная, пусть и призрачная, давно умершая, но своя. И она предлагала реальную помощь, откуда-то точно зная, что же именно со мной не так.

   Перехватив встревоженные взгляды от братьев, я заколебалась. А потом прикусила губу и, буквально ощущая, как вползающий в тело холодок заботливо покрывает мое сердце коркой толстого льда, обреченно махнула рукой.

   - Айд с тобой. Залезай. Но чтоб рот не открывал где не надо и под руку не гавкал, как некоторые. Чтобы без моего разрешения даже носа оттуда не высовывал! Понял?!

   - Да! Спасибо! - торжествующе сверкнула жутковатыми глазами Тень и как была, так и врезалась в меня с размаху, мгновенно проморозив чуть ли не насквозь и превратив всю мою фасадную часть в причудливое подобие снеговика.

   В то же самое мгновение я вдруг ощутила, как внутри расползается знакомый холод. Странный, непонятный, но не лютый и кусающий за голое тело, как злой пес, а, скорее, осторожный и нежный, как обманчиво убаюкивающий голос подбирающегося сна. Причем, расходился он быстро, уверенно, мягким ковром выстилая мою душу изнутри. Покрывая ее тонкой корочкой прочного льда, защищая от внешних тревог и надежно укрывая глубоко похороненные чувства крепкой ледяной броней.

   - Тьфу! - чихнула я, пошатнувшись от неожиданности. Стряхнула с носа несколько крупных снежинок. Потом выпрямилась. Медленно обвела глазами затихший до состояния могильной тишины коридор. Скупо отметила про себя, что почему-то стала видеть в черно-белом свете. Причем, все. За исключением дейри и переплетений магических нитей (а их тут оказалось поразительно много) на стенах Дворца. Походя отметила растущее напряжение чужих аур за плохо прикрытой дверью и слабо удивилась: надо же, какой насыщенный оттенок дейри у короля. Первый раз такое вижу. Прямо как на картинке в какой-то умной книжке, в которой описывались чакры и энергетические каналы: стоит себе человечек, а вокруг целое облако светится, в точности повторяя его силуэт. Да как светится! Прямо чистое золото! Сияет настолько ярко, что глазам больно. Да еще и с беловатым ободком по краешку. Красиво, блин. Но у моих братиков дейри тоже отменные: широкие, пылающие разноцветными бликами аж на весь коридор. Гораздо больше и красивее, чем у Его Величества. И отросточки от них идут к стенам о-очень интересные... надо будет потом спросить, для чего... никак, с их помощью они защиту над Дворцом держат? Кхм. А вот у остальных валлионцев ауры гораздо скромнее. Серенькие, чистенькие, без всякого налета чародейства. Простые люди. Что с них взять? Один Дей у нас с симпатичной голубоватой аурой воздушника. Да скароны со своими радугами уже начинают рябить в глазах. Правда, кто-то там еще мелькает с сомнительными способностями... кажется, это та Лейро, но я не уверена: много ли увидишь через щелку в двери?

   Кстати, а на что, интересно, сейчас похожа моя собственная аура? Черная она или белая? Или, может, серо-буро-малиновая в крапинку?

   Быстро проанализировав свои ощущения, я мысленно обратилась к устраивающемуся внутри брату.

   "Ну что? Уютно?"

   "Еще как, - отозвалась в ответ довольная Тень. - Я почти забыл, как с тобой тепло".

   "Уговор наш помнишь?"

   "Конечно. Без спроса наружу не полезу".

   - Вот и ладушки, - пробормотала я вслух, все еще видя мир в черно-белом цвете. - А со зрением у меня что сталось?

   "Ничего. Просто ты видишь через призму Тени. Когда я уйду, все станет как раньше".

   "Уверен?"

   "Да. Не волнуйся, тебе это поможет, когда полетим над Невироном - так ты сама увидишь все, что нужно: из Тени хорошо различимы чужие заклятия. Особенно, заклятия некромантов. Ну, и дейри, конечно".

   "Угу. Про дейри я уже догадалась"...

   - Гай? - вдруг негромко позвали меня откуда-то со стороны.

   Я стремительно развернулась, чувствуя, как мир странно смазался и неприятно поблек, а потом озадаченно уставилась на стоящего прямо передо мной Мейра и удивленно моргнула. О-па. Как я так быстро успела к нему подойти? И чего это он вдруг растерялся? Что за паника мелькнула в его красивых глазах? И почему мое отражение в них так... изменилось?

   Нахмурившись и тщательно прислушавшись к себе во второй раз, я пришла к выводу, что почему-то стала двигаться быстрее. Более того, слишком быстро для человека. И весьма необычно. Как сквозь стену, рывками. Р-раз, и уже там, где надо.

   "Теперь ты двигаешься, как Тень, - усмехнулся в моей голове призрак. - Не совсем, как я, конечно, но очень похоже".

   "Да? А почему раньше не могла? - совсем озадачилась я, для пробы шагнув в другую сторону и с поразительной легкостью оказавшись сперва у двери, отпугнув от нее любопытного господина та Лейро, потом - возле противоположной стены. Наконец, снова - возле пораженно застывшего оборотня, в глазах которого появилась настоящая паника. - Гор, почему это произошло лишь сейчас?"

   "Раньше нас тут сидело слишком много, и мы едва могли шевелиться. Тогда у нас не было сил, чтобы тебе их отдавать. А сейчас я один и силен, как никогда. Поэтому могу иногда позволить тебе... пошалить".

   "Вот ты как ЭТО называешь, - сдержанно улыбнулась я, попутно внимательно себя оглядывая. - А иней на мне теперь всегда будет?"

   "Нет. Скоро растает. Когда тело привыкнет, ты станешь выглядеть как обычно. Ну, почти как обычно".

   "Точно? - неожиданно заподозрила я неладное. - А что именно останется не так?"

   "Посмотри в зеркало".

   Ой, не нравится мне это. Вот прямо нутром чую, что какая-то гадость будет!

   - Парни, у кого-нибудь зеркало есть? - спросила я слегка изменившимся, чуточку более низким, упавшим почти до шепота, каким-то выцветшим голосом.

   Фантомы почему-то вздрогнули, когда я на них вопросительно посмотрела, а Лин еще и прерывисто вздохнул, пробормотав про себя, что, дескать, такого безрассудства никак от меня не ждал. И вообще, не рассчитывал, что я впущу в себя Тень по-настоящему. Тем более, такую жадную, как "Гор".

   На его бурчание я не обратила внимания. Хотя зарубку в памяти сделала - узнать, на что же тогда он рассчитывал. Но не ради интереса, а так, для сведений. В этом новом состоянии мои чувства (и без того, честно говоря, изрядно рваные) здорово притупились. Даже неуемное любопытство, от которого осталось только слабое напоминание и стремление разложить все по полочкам. А во всем остальном - ни боли, ни страха, ни сомнений, ни колебаний... потрясающее ощущение. Фактически полная свобода. Прямо как в песне. Видимо, знал Кипелов, о чем пел. И знал, к чему именно надо стремиться.

   Видя, что на мой простой вопрос никто не торопится отвечать, я огляделась в поисках нужного предмета. Не нашла, разумеется (откуда в коридоре взяться зеркалам?), но зато обратила внимание на многочисленные витражи на окнах. Мгновенно переместилась к ближайшему, уже не испытывая дискомфорта от нового способа передвижения. Со слабым интересом посмотрела в бликующее на солнце стекло и какое-то время внимательно изучала собственное отражение.

   А что?

   Ничего так вышло, надо сказать. Стильненько. Лица, правда, под маской не видно, контуры тела слегка расплывались, но и так ясно, что кожа у меня еще немного побледнела, став почти такой же белой, как у настоящего эара. Или у свежего мертвеца. Нос, судя по всему, несколько заострился, скулы, кажется, начали выпирать, как у истощенной узницы. А еще у меня стали другими глаза. Такими, какими, наверное, никогда не были. По крайней мере, настолько глубокой и непроницаемой черноты за ними раньше не водилось. Даже когда я сердилась или тосковала (а такое, надо сказать, случалось крайне редко), в них все равно где-то в глубине оставалась некая живая искринка. Какое-то смутное лукавство, намек на теплящуюся там жизнь, слабая надежда, оптимистическая нотка свежести...

   А теперь - ничего. Вообще. Никакой больше границы между радужкой и зрачком не осталось. Причем, если на нечеловеческих лицах эарах это смотрелось гармонично, а на каменных физиономиях Адамантов - уместно, то у меня получилось жутковато. Какой-нибудь ужастик точно снять можно, если изобразить меня главной героиней.

   Интересно, тут в сказки про вампиров верят? Или им вполне хватает реальности с нежитью?

   Ладно. Зато теперь мне хотя бы понятно, чего мои парни так задергались и резко помрачнели. Надо думать, что такого никто из них не ожидал. А в сторону обомлевшего до неузнаваемости Гора вообще обернулись как-то очень многозначительно и весьма недобро.

   Отвернувшись от витража, я спокойно воззрилась на братьев.

   - Все путем. Я в норме. Небольшой побочный эффект, о котором меня не предупредили. Брат спокоен. Я - это я, и Тенью пока становиться не собираюсь.

   - Гай?!

   Ох. Кажется, Гор мне не верит.

   - Да я это, я, - поспешила я успокоить заметно оживившегося брата. - Честное фантомское, я. Не надо паники. Все в полном ажуре. Непривычно просто.

   - Тебе не холодно?

   - Нет.

   - А ОН как держится?!

   В смысле, не жрет ли меня заживо и не высасывает подчистую мою несчастную ауру?

   - По-моему, - призналась я, ненадолго прислушавшись к внутренним ощущениям, - он почти счастлив. Просто до неприличия счастлив. Если что, брат до тебя дозовется?

   "Дозовусь, - довольно промурлыкало у меня в голове. - Если будем не слишком далеко, то точно дозовусь".

   - Очень хорошо, - кивнула я. - Тогда последний вопрос снимается. Значит, когда будем возвращаться ты первым сможешь узнать, что у нас и как.

   Гор пристально всмотрелся в мои жутковатые глаза и вдруг облегченно вздохнул.

   - Хорошо. Вот теперь мне не страшно тебя отпускать: брат присмотрит.

   - Кто бы за ним присмотрел...

   - Что?

   - Нет, ничего, - поспешила отмахнуться я, затем застегнула до конца куртку, стряхнула с нее остатки инея и, привычным жестом потерев кончик носа, кивнула. - Ладно, пошли мы. До вечера надо выйти к Степи и осмотреться. А перед этим еще собраться. На Плато заскочить по дороге. Посмотреть, что там и как. В общем, пойду я, пожалуй. Лин, ты готов?

   Шейри согласно заурчал.

   - Тогда до встречи, - коротко попрощалась я с братьями, после чего хлопнула каждого по плечу, махнула оборотням, обменялась долгим взглядом с Роданом и тревожно замершим Эрреем. Молча посоветовала Дею не париться. А потом быстро ушла, сопровождаемая слегка пришибленным демоном и твердо уверенная в том, что скоро вернусь.

   Меня никто не задерживал.

   Однако, уже скрывшись за поворотом, я все-таки успела услышать за спиной долгий, тихий, но при этом очень тяжелый вздох, а еще - несколько неприличных слов, произнесенных рыкающим голосом хварда, и полное бессильной злости замечание Эррея:

   - Доигрались, мля... кто вас только, дураков, за язык тянул?!

  

-Глава 3-

   На Тихое Плато мы заявились уже через час. По земле, знамо дело, как приличные люди. Но не потому, что времени было навалом, а по той простой причине, что первые отряды из Валлиона, как и обещал Его Величество, уже начали понемногу прибывать.

   Пока их было мало. Даже слишком мало - всего несколько команд привычных к неудобствам передовых войск, которым предстояло заняться обустройством лагеря. Ну, всякие там плотники, кашевары, распорядители, организаторы, чернорабочие... кому-то же надо выстраивать палатки и следить за тем, чтобы всем хватило места? Вот они и явились. И на ближайшие сутки станут самыми важными людьми на Плато, потому как от них теперь зависело все остальное. Но я им не завидую - вот уж у кого времени было в обрез; со слов Эннара Второго, уже завтра сюда начнут прибывать воины в массовом порядке, поэтому к их приходу все должно быть готово. И еда. И вода. И даже... гм... отхожие места. Обустройство которых на почти полумиллионный лагерь - задача, надо сказать, не из легких.

   Чтобы не шокировать союзников, мы с Лином проскочили под самыми облаками, прикрывшись заклятием невидимости, а потом незаметно спустились за ближайшим холмом и приблизились уже шагом. Чинно, спокойно и будто бы свои. Возле границы будущего лагеря нас встретили валлионцы - с охраной тут дело было поставлено на "отлично". Поэтому заметили нас еще издалека, тут же организовали группу встречающих и, едва мы приблизились, окатили крайне подозрительными взглядами. Правда, поблизости обнаружился дозор скаронов, так что никаких проблем не возникло: мне тут же почтительно поклонились, ненавязчиво обозвали "господином", и все вопросы у валлионцев отпали сами собой.

   Напомню, что теперь, благодаря способностям поселившегося во мне призрака, я видела окружающий мир довольно скудно, так что ориентировалась в незнакомых лицах с некоторым трудом. Первоначально это было жутко неудобно: смазанные контуры, отсутствие каких-либо примет, невыразительные, глухие голоса, доносящиеся как будто из другого мира, блеклые краски... и вместе с этим - ошеломляюще яркие облака чужих дейри, раскрашенные во все цвета радуги. Синие, зеленые, красные, просто серые. По ним я могла с ходу определить, кого вижу. Мгновенно понять, маг ли стоит напротив или мне просто голову морочат. Я могла проследить все магические потоки, текущие в воздухе, в воде и под землей, поэтому первое время слегка шалела от такого зрения. Но потом привыкла. Встряхнулась. Попросила помощи у "Гора". А затем поманила нашедшегося в отряде Сапфира и приглушенным голосом (спасибо, брат!) спросила:

   - Что у вас с колодцами?

   - Мало, милорд, - немедленно отрапортовал незнакомый скарон, к вящему удивлению валлионцев. Я прямо умилилась - надо же! Оказывается, то, что они ВСЕ знают о моих причудах, весьма и весьма удобно. Не надо по сто раз на дню объяснять одно и то же.

   - Сколько вы протянули от Кайры?

   - Полсотни, милорд.

   - А сколько надо?

   - В три раза больше.

   Гм.

   Я задумчиво оглядела кажущееся бесконечным Плато, край которого убегал далеко на юг, прячась где-то в необозримой дали: Кайра текла с востока на запад, огибая мертвую Степь широкой петлей и почти упираясь в Дальние горы. На другом ее берегу, находясь в еще одной громадной петле, стоял Скарон-Ол. Чуть дальше на северо-запад пролегла знойная Пустыня, от которого тоже помощи ждать не приходилось. На северо-востоке, километрах в двухстах отсюда, начинались владения эаров, а за ними - знаменитые Северные Леса - вотчина хвардов и, как ни странно, миррэ. А между ними и нами оставалась приличная полоса, усеянная редким леском и, по большей части, известная лишь своим грандиозными просторами, изредка разбавленными невысокими холмами и несколькими крупными низинами, в одной из которых мы сейчас и находились.

   Сапфиры - хорошие маги. Более того, маги, умеющие находить общий язык с водной стихией. Так что то, что за прошедшие сутки они умудрились проложить под землей несколько водяных рукавов и насоздавать такую уйму искусственных колодцев, говорило само за себя. Думаю, сил на это ушло немало. Да и самих Сапфиров на Плато было гораздо больше, нежели скаронов других Кланов. Теперь я хорошо видела их приметные, выкрашенные в ярко синие тона дейри. И так же хорошо понимала, что к водному вопросу Клан подошел серьезно.

   Однако они сделали лишь треть от того, что нужно. Приложив кучу усилий, согнав сюда немалую часть своего Клана, все равно - только треть. А вот дальше дело у них застопорилось - по мере удаления от реки тащить водную жилу становилось все тяжелее, все больше требовалось сил и все меньше по размерам становились колодцы. Этак, через пару километров они вообще выдохнутся. А сроков осталось всего-то до завтрашнего полудня.

   Нет, надо придумывать что-то другое.

   Под удивленными взглядами валлионцев, с которыми я даже не стала общаться, мы с Лином немного проехались перпендикулярно руслу Кайры, чтобы убедиться в самых неприятных моих предположениях. И довольно быстро сообразили: до завтра скароны точно не управятся. Вернее, управятся и все сделают как приказано, потому что не мыслили себе ситуации, когда повеление Владык не сможет быть исполнено, но зато потом свалятся без сил. Спрашивается: кому это нужно? И зачем? Для чего терять почти четверть боеспособных магов, когда есть другие способы добраться до воды?

   Ох, не подумали об этом братики заранее. Не озаботились.

   А зря.

   Оказавшись примерно по центру гигантского Плато и прикинув расстояние до гипотетической границы будущего лагеря, я спрыгнула на землю и прошлась еще немного, старательно прислушиваясь к собственным ощущениям, а также - к голосу брата, размеренно звучащему в голове. Потом присела на корточки, осторожно трогая твердую почву ладошками. Потом сняла перчатку с левой руки, повторив эту странную для непосвященных процедуру. Немного подумала, осторожно активировала Знаки и, наконец, удовлетворенно кивнула: работают. Более того, даже отсюда, почти от края Степи, я хорошо ощущала, как неподалеку (ну, тысяч двадцать километров не в счет) шумят прекрасные чащи загадочного Эйирэ. И как еще ближе (примерно вполовину меньше этого расстояния) теплится самый краешек терпеливо ждущей меня Равнины, где стояли мои величественные леса, мирно дремали освобожденные от нежити холмы, где звенело пышное разнотравье и, естественно, лениво текли многочисленные реки, которых нам сейчас так не хватало. Но, что самое главное, с той стороны имелось немало и подземных речушек. А также озер, ручейков, крохотных водяных ключей... всего того, что могло бы нам сильно помочь и разом решило бы проблему пресной воды для многотысячного лагеря.

   Один вопрос - как перетащить сюда эти жилы?

   И как сделать так, чтобы они пришли сюда именно в том количестве, что требовалось?

   "Позови их", - тут же предложил "Гор", выслушав мои сомнения.

   "Как?"

   "Очень просто: потянись к ним и позови. На Эйнараэ. Они принадлежат тебе. Они придут".

   Я пожевала губами, а потом опустилась на колени и ненадолго замерла, прислушиваясь к внутренним ощущениям. В чем-то брат прав - Равнина действительно моя. И все, что на ней находится, тоже. В том числе, и реки. Но как их развернуть в нужную сторону? Как стронуть с места хотя бы часть? Как протянуть сюда, если естественное русло этого не предусматривало? Камень мне, что ли, долбить? Рушить то, что не мной построено? Ломать подземные стены и менять исторически сложившиеся границы? Ага, а если это вредно для Равнины? Если я тут на пару дней воду организую, а после этого у меня там леса сохнуть начнут?

   "А ты не зови все, - посоветовал Лин. - Возьми несколько ближайших рукавов и отведи сюда. Подземные реки сильные. Водяные пласты там большие - нам хватит. А потом ты вернешь их обратно".

   "Вернуть-то я верну, - нахмурилась я, сидя на голой земле и осторожно перебирая сухие песчинки. - А как я их проведу? Думаешь, под землей целые трассы проделаны напрямую? Даже если у меня получится, мы замучаемся ждать, пока вода проделает дырочку в твердой породе и просочится туда, куда нужно. И потом - а как же напор? Три крохотных лужи посреди огромной пустыни меня совсем не устроят. Нужна, как минимум, сотня (а лучше - полторы) хороших, полноценных колодцев, разбросанных вдоль лагеря длинной цепочкой. От Кайры на таком расстоянии мало проку - ее и без моего участия уже разделили на лишние полсотни рукавов. Их хватит лишь на то, чтобы напитать уже построенные колодцы достаточным количеством воды. А все остальные окажутся в пролете... нет, Лин. Скароны использовали слишком очевидное решение".

   "Они использовали единственное доступное им решение. А ты - Ишта".

   "Ну и что? Я не могу создать тут еще одну реку!"

   "Нет, конечно, - охотно согласились призрак и демон. - Но призвать сюда уже существующую вполне способна. Нужно только придумать, как сделать для нее новое русло".

   Я неторопливо поднялась, внимательно разглядывая землю под ногами, и снова прошлась туда-сюда, напряженно размышляя. С виду могло показаться, что шляюсь я вроде бы бесцельно, куда-то таращусь, зачем-то мну сухие травинки, которым явно не хватало дождика. Однако меня всерьез интересовал вопрос о последствиях. Потому что воду я, допустим, сумею провести. И, допустим, мы даже откроем тут несколько крупных скважин. Вопрос в другом: как добывать оттуда воду? Долбить землю и потом черпать ведрами? Насос в срочном порядке придумывать и объяснять принцип его работы какому-нибудь сведущему магу? Может, озеро небольшое создать, чтобы удобнее было? А то что ж я - полдела сделаю, а полдела оставлю на других?

   Побродив по окрестностям, я, наконец, обернулась, отыскивая взглядом молчаливо следующих по пятам скаронов из первого отряда. Махнула, чтобы подошли, и, едва встретив вопросительный взгляд все того же незнакомого Сапфира, негромко спросила:

   - Сколько вас тут всего?

   - Воинов моего Клана, милорд? - ничуть не удивился он. - Около полутора сотен. Но скоро нас сменят, так что будет в два раза больше.

   - Очень хорошо. А Алых?

   - Примерно три дюжины.

   Я почесала кончик носа.

   - Маловато, конечно, но сойдет. Тащи их сюда. Всех. У меня к вам будет деловое предложение.

   - Сию минуту, милорд, - коротко поклонился скарон, и через пару секунд возле меня уже никого не осталось. А бледно-серые тени моих верных (ох, горе мое тяжкое) подданных уже метнулись во все края Плато, зычным свистом объявляя общий сбор.

   Примерно через полчаса нас окружила разношерстная сине-красная толпа из неистово пылающих аур, невыразительных лиц, на каждом из которых горели любопытством такие же разноцветные глаза и светилась готовность к выполнению любого приказа.

   - Значит так, парни, - объявила я, когда все собрались. - Задача у нас простая - добыть воду. Часть этой задачи вы выполнили. И выполнили хорошо. Молодцы, хвалю...

   По толпе прошла едва уловимая волна удовольствия, но они смолчали - ждали продолжения.

   - Так вот, - не стала я никого разочаровывать. - Осталась самая неприятная часть, которую я предлагаю вам закончить следующим образом: водяные жилы я сюда могу провести. Из Равнины и даже немного от Эйирэ. Но для каждой из них мне понадобится новое русло - раз; и потребуется вывести это русло на поверхность - два. А для этого нужно точно знать, как, куда и сколько рукавов выводить. У кого-нибудь хотя бы примерная схема колодцев есть?

   - Вот она, милорд, - мне в руки тут же ткнулась аккуратно расчерченная карта.

   - Чудно. Тогда другой вопрос: сможете ли вы обеспечить для воды достаточные по ширине проходы? Позвать я ее позову. Это нетрудно. Прийти она сюда тоже придет. Сама. Но чтобы не потерять напор и подвести жилу точно туда, куда нужно, предлагаю заранее сделать для нее выходы. Этакие метки, чтобы она точно не промахнулась и чтобы вместо скважин мы не получили тут одно большое озеро. Это возможно?

   Сапфиры дружно задумались, отчего их ауры странно засветились и принялись ритмично пульсировать, словно в такт неизвестной мне музыке. А потом вообще расширились и потянулись друг к другу, сливаясь в нечто совершенно невообразимое. При виде чего я сперва сильно озадачилась, потом удивилась и, наконец, с опозданием поняла, что это - всего лишь тот самый способ общения, о котором я кое-что слышала, но еще ни разу не видела своими глазами. Та самая штука, которую использовали мои девочки, когда я с ними разоткровенничалась. И та непонятная конференц-связь, которая делала скаронов одного Клана магически привязанными друг к другу. Кажется, при таком способе общения достигается совершенно особая близость. После Лина и своих Теней могу себе представить, что это такое. И могу, наконец, понять, отчего мужчины-скароны берут себе в пару только женщин своего Клана.

   Необычное совещание длилось около пяти минок. Недолго, если учесть, что вопрос был сложным, но весьма и весьма напряженным, несмотря даже на то, что мысленная речь в несколько раз быстрее обычной. Жаль, что я не маг и не могу поучаствовать в дискуссии. Эту способность даже призрачный брат не смог бы мне подарить. Единственное исключение из этого правила - Лин, но тут и случай особый: он сам читал мои мысли, когда считал нужным. Постоянно следил за ними краешком уха, вылавливая то, что обращено именно к нему. Я же в этом процессе практически не участвовала. Не умела просто. Поэтому и сейчас мне оставалось лишь довольствоваться ролью стороннего наблюдателя, старательно делая вид, что и так все понятно.

   Наконец, Сапфиры разъединили дейри и дружно на меня посмотрели.

   - Думаю, мы сумеем это сделать, милорд, - спокойно сообщил тот же скарон, с которым мы общались раньше. - Схема у нас есть. Мы можем использовать свою силу в тех точках, которые указаны на карте. Можем задать нужное направление... но нам понадобится ориентир.

   - Какой именно?

   - На вашу силу. Мы должны слышать ваш Зов. Должны на него отвечать. И должны через него видеть, где именно использовать магию.

   - Кхм, - кашлянула я, неожиданно озадачившись. - Интересное условие... хотите сказать, что нам понадобится такая же связь, какую вы только что создали между собой?

   - Да, милорд.

   - Скверно. Я, если вы забыли, не маг.

   "Я - маг", - внезапно вмешался в разговор Лин.

   "И я, - невозмутимо добавил призрак. - Думаю, мы сможем послужить для тебя проводниками".

   "Что? Вы свяжете меня со ВСЕМИ?" - слегка опешила я.

   "Именно. Сапфиров тут около двенадцати дюжин. Половину возьмет на себя Лин, половину я, - спокойно подтвердил брат. - Я же, не смотря ни на что, все-таки скарон".

   "Но ты - Тень!"

   "И очень хорошо. Это значит, что у меня есть возможность установить связь не только с Адамантами, но с любым другим Кланом. Даже с Сапфиром, если, конечно, они не станут сопротивляться".

   - Мы не станем, - безо всякого удивления или беспокойства кивнул Сапфир, когда я опасливо озвучила новое предложение. - Мы готовы работать.

   Блин. Железные парни. Просто стальные. Их даже мой демон не смущает! Даже сидящая внутри меня Тень не способна вывести их из равновесия! Неужели они мне НАСТОЛЬКО верят, что готовы рискнуть?!

   Я пристально оглядела спокойные смуглые лица вокруг и слабо улыбнулась: да, именно что настолько. Ни толики сомнений во взглядах. Ни капли беспокойства. Полное доверие. Полное понимание того, что задумали. Абсолютнейшее спокойствие и безграничная преданность фанатиков, которую не смогло поколебать даже известие о необходимости отдать часть своей дейри Старшему демону. Ох. И все только потому, что я - Ишта. Черт. Страшновато, если честно, иметь под собой ТАКУЮ опору. Страшновато, но... блин! Приятно.

   И как меня только угораздило?

   - Спасибо, парни, - внезапно севшим голосом сказала я. - Честное слово, вы - сумасшедшие, но я это очень ценю.

   На бесстрастных лицах скаронов внезапно промелькнули неуловимые улыбки.

   - Когда начинаем, милорд?

   - Немедленно, - неловко кашлянула я и позволила Тени ненадолго занять свое тело.

  

   Пока я готовилась и выбирала для себя подходящее место, скароны разбежались по заранее обговоренным позициям. Сперва Сапфиры, четко распределившие между собой каждый из сотни будущих колодцев, а потом и Алые, которым в нашем плане тоже отводилась немаловажная роль. Затем я отыскала, наконец, приличную горку. Проворно туда вскарабкалась, мельком посетовав на то, что Лину пришлось умчаться на другой конец Плато. Быстро огляделась, уселась прямо там, где стояла, и, оголив Знаки, аккуратно приложила к земле левую ладошку.

   В то же самое время за моей спиной появились первые огненные вспышки - это Алые, ведомые Сапфирами, торопливо делали небольшие выемки в грунте, оплавляя своим огнем камни, песок, неподатливую породу и создавая искусственные бассейны для воды. Но, поскольку их было всего тридцать, а колодцев мы запланировали гораздо больше, то ребятам Аса пришлось немало потрудиться, чтобы за то время, пока я собиралась с мыслями, попасть ко всем намеченным точкам.

   Валлионцы смотрели на нас с плохо скрываемым скепсисом. Однако никак не комментировали и не порывались вмешаться. Что, в общем-то, и к лучшему: не хватало еще с ними объясняться по этому поводу.

   Наконец, Лин домчался до противоположного края Плато и отрапортовал, что готов принимать сигнал. Я мысленно перекрестилась. Так же мысленно дала подзатыльник внезапно ставшей ехидной Тени, чтобы не паясничал. Но получила от ответ такой же тычок и чуть не пригрозила выкинуть его на фиг. После чего с легким раздражением вспомнила, что мы теперь - одно целое, и неохотно отступилась.

   Еще минут пять нам пришлось ждать, пока Сапфиры снова создадут свою потрясающую "сеть", объединившись в некое подобие коллективного разума. Потом Лин поднапрягся и создал свою такую же "сеть". Потом туда включился "Гор", тесно привязанный ко мне моим же приказом. Наконец, я начала ощущать то, что происходит в головах у более чем полутора сотен скаронов, и опасливо поежилась.

   Черт.

   Так и утонуть недолго. Мы, когда с Тенями соединялись, чувствовали себя иначе. Ближе, что ли? И теснее? Но, как бы там ни было, механизм и ощущения все равно были знакомы. Так что я поспешно отстранилась и оставила "связь" на помощников. А сама занялась той работой, ради которой, собственно, и приехала.

   Как оказалось, дотянуться до Равнины было довольно просто. Я и раньше это делала, когда искала Мейра, но сейчас мне понадобился не пропащий миррэ, а вода. И я ее нашла. Причем, так быстро, что даже сама не ожидала.

   Наверное, валлионцы обалдели, когда я закрыла глаза и внезапно запела. Наверное, их удивил мой слабый, приглушенный Тенью, но еще не утративший мелодичности голос. Не знаю. Я не смотрела. Поэтому не могла видеть, что происходит вокруг. Я просто сидела на коленях и тихо пела, постепенно сливаясь с заволновавшейся в отдалении Равниной и прося ее об огромном одолжении.

   Сколько понадобилось времени, чтобы Зов заработал, не могу сказать - в таком состоянии время движется совсем иначе. Но в какой-то момент я хорошо почувствовала, как издалека пришел нужный ответ, и со всей ясностью ощутила, как сдвинулись где-то глубоко под землей жизненно необходимые водные пласты.

   У меня не очень хорошо с геологией. С подробностями залегания и протекания подземных рек я знакома мало. Вернее сказать, вообще незнакома. Однако сейчас диплом академика и не требовался - с помощью Тени и Знаков я прекрасно видела, как в сторону Степи целыми реками текут могучие потоки. Причем, я со своей стороны могла их только позвать. Притянуть, как магнитом, подманить и вежливо попросить ненадолго задержаться. А вот настоящий путь им прокладывали Сапфиры. Боевые маги, рискнувшие использовать свои умения не по профилю.

   И пока парни неплохо справлялись - объединив свои разумы в одно целое, они искусно разделяли подземные ручьи на многочисленные ответвления. Пользуясь моими подсказками, умело проводили их в узкие щелки между камней, сквозь глубокие пещеры - для того, чтобы потом снова собрать в более крупные реки и не дать ни единой капле уклониться от выбранного пути.

   Молодцы. Нет, ну какие же они все-таки молодцы. Так потрясающе работать, так органично действовать целым Кланом... блин. Если они и в бою так умеют, то я готова признать, что они лучшие во всем. Настоящие уникумы. Надо думать, что с ними никто не рискует связываться. Надо думать, что на пути такой армии никакая нежить не устоит. Когда каждый солдат четко знает, что именно хочет от него командир... когда в многотысячной военной машине каждый винтик мгновенно получает команды и без малейшего сомнения их выполняет... когда все они становятся одним целым... м-м-м... кажется, братикам сильно повезло с подданными. И еще больше повезло суметь заполучить себе их НАСТОЯЩУЮ преданность.

   М-да.

   Когда под нами ощутимо задрожала земля, предвещая рождение цунами, валлионцы, кажется, занервничали. Когда земля задрожала так, что я порадовалась тому, что сижу, кто-то, кажется, закричал и кинулся прочь, правильно предчувствуя крупные неприятности. Потом забеспокоились остальные. Потом побежал кто-то еще. Наконец, со своих мест сорвались практически все и ринулись в сторону Степи, каким-то образом чувствуя, что там сейчас гораздо безопаснее.

   Я не виню их - что взять с плотников и поваров? Да и правильно это - вдруг мы малость перестарались? Земля гудит так, словно под ней проложили высоковольтные провода. Даже меня ощутимо потряхивает. А как Сапфиры с Рубинами еще держатся на ногах, я вообще не могу представить.

   Но они стоят. Я вижу краешком глаза, что стоят и даже не думают прекращать свое опасное занятие. Алые, правда, мудро отступили в сторону, но это нормально - кто желает, чтобы его окатило подземным душем? А вот Сапфирам все нипочем. Эти будут ждать до упора, даже если вдруг с неба прольется огненный дождь. У них приказ, и этим все сказано. А еще у них есть я. Так что они никуда отсюда не уйдут. И никуда не денутся, пока их не вынесут ногами вперед. Упрямые. Почти такие же, как я.

   Наконец, я почувствовала, что подо мной уже плещется и бьется в подземных тисках целый океан. Слегка поежилась, понимая, что это - только начало, и вода будет продолжать прибывать. Мельком огляделась, видя, что скароны заметно напряглись. Перебросилась парой фраз с Лином и только тогда, получив трехкратное подтверждение, прекратила петь.

   И вот после этого на Плато случилась настоящая жуть.

   Пожалуй, не буду описывать выражения лиц валлионцев, когда земная твердь сразу в сотне мест разверзлась и выпустила наружу тугие струи бьющей в небо холодной воды. Но не могу не признать, что зрелище получилось потрясающее. Словно чудовищный фонтан вдруг прорвался из-под твердой породы, разбившись на длинную, убегающую вдаль цепочку природных гейзеров, из которых подземные реки вырывались с устрашающим гулом и расплескивались целыми залпами брызг, доставая порой до самого неба.

   Красиво...

   Честное слово, это было красиво. Хотя и страшненько в самый первый момент. Земля дрожала, вода ревела, во все стороны били упругие струи воды, как из брандспойта... у-ух, как они рванули, когда я выпустила их из-под контроля! Ого-го, как шарахнуло по ушам этим сумасшедшим ревом! А как мокро стало вокруг! А как окатило бедных Сапфиров! Думаю, они все до единого промокли до нитки, потому что к местам прорыва стояли ближе всего и, разумеется, никуда не подумали отступить. А когда у тебя из-под ног внезапно начинает бить тугой струей ледяная водичка... бедняги. Но думаю, они не сильно расстроились. Слава богу, адарон от воды не ржавеет.

   Поднявшись на ноги и с удовлетворением оглядев великолепное зрелище, я мысленно себя похвалила, скинула по "сети" общий отбой, затем поблагодарила мокнущих парней и споро сбежала с холма, очень стараясь не попасть под многочисленные гейзеры и не вляпаться сапогом в какую-нибудь лужу. Которых тут мгновенно стало так много, что скоро на Плато можно будет плавать брассом.

   Правда, через некоторое время неистовый напор воды ослаб, и гейзеры заметно опали. Потом Сапфиры закончили с заклятиями и полностью подавили те фонтаны, которые возникли в неположенных местах. Затем приструнили самые важные, заставив их опасть и истекать наружу вполне приемлемой струйкой. И, наконец, пустили в созданные Алыми "бассейны", мудро давая время очиститься, отстояться и вернуть воде первозданную чистоту.

   - Молодцы! Отлично сработали! - махнула я подбежавшему Сапфиру. Тому самому, который взял на себя руководство операцией. На что он только белозубо улыбнулся и коротко поклонился. Мокрый, как мышь. С прилипшими ко лбу волосами. В безнадежно испорченной одежке, с которой потоки грязи лились целыми ручьями. Но довольный, как кот, и изумительно благодушный.

   - Благодарю вас, милорд. Вы нам здорово помогли.

   - Брось. Это вы мне помогли, - отмахнулась я, уже видя, как с другого конца Плато сюда несется Лин. - Правда, теперь мне надо уйти по другим делам... сами дальше справитесь?

   - Конечно, милорд. Еще раз спасибо.

   - Да не за что, "синий". Кстати, тебя как зовут-то?

   - Соуро, милорд.

   Я кивнула.

   - Я запомню тебя, Соуро, - после чего привычно взлетела в седло примчавшегося шейри и, отпустив от себя Тень, всмотрелась в далекие небеса. - Пора нам уже... действительно, пора: скоро вечер... ты готов, Лин?

   "Так точно, Хозяйка!" - бодро отозвался демон, шумно отряхнувшись.

   - Тогда летим. К ночи мы должны добраться до Невирона.

  

-Глава 4-

   До знакомой горной гряды мы долетели точно по графику - как раз к ночи, которая всегда казалась мне в этих местах особенно темной и неприветливой. Почему уж так - не могу объяснить. Наверное, психологический барьер какой-то - от Невирона слишком сильно пахло угрозой. Да и слава у него, надо сказать, не ахти. Так что, несмотря на поразительно крупные и яркие звезды, рядом с ним всегда казалось, что покрывало ночи вдвое толще, темнее и душнее, чем везде.

   Лин аккуратно приземлился на одной из скальных вершин, от которых до Долины было рукой подать. Приземлился тихо, под заклятием невидимости, потому что, несмотря на непроглядную темень, не хотел рисковать. Мной, естественно, не собой. Поэтому и закрылся так, чтобы нас ни одна собака не учуяла.

   Еще сверху я сумела разглядеть притаившиеся далеко внизу Пирамиды. Не глазами, разумеется, а своим новым зрением. А когда разглядела, то невольно прикусила губу и с какой-то неприятной ноткой осознала, что очень многого раньше не понимала.

   Пирамид, как следовало догадаться, осталось четыре - три, расположенных, по сторонам света, и еще одна, центральная. Самая большая. Пятую, что стояла в Нерале, все-таки не успели восстановить, поэтому рисунок образуемого ими заклятия оказался не так гармоничен и красив, как задумывалось. Но рисунок все-таки был. И заклятие тоже.

   Сейчас я его прекрасно видела, как четко очерченную над Долиной структуру из множества мертвенно белых нитей, сплетенных между собой в какую-то чудовищную паутину. Причем, у паутины было четыре важных центра - ровно над стоящими внизу Пирамидами. А последний, пятый, оказался заменен на какой-то бесформенный комок, который, хоть и уродовал ее, но совсем не мешал функционировать. Она только просела в том месте, как подломленная крыша, но не обвалилась. И по-прежнему держалась над всем Невироном, словно гигантская паучья сеть, накрывающая страну огромным, мерно пульсирующим колпаком.

   Черт. Это что, значит, мы все-таки облажались?

   Я с досадой огляделась по сторонам, но факты, как говорится налицо: заклятие Жреца, несмотря ни на что, сохранилось, весьма неплохо поживало и теперь грозило нам крупными неприятностями.

   Вот засада!

   Самое же отвратительное заключалось в том, что сеть на самом деле была двойной: чуть ниже первого купола, примерно на расстоянии в сто метров, виднелся еще один. Дублирующий. Более сложный по исполнению, с очень тщательно выплетенным узором. Не бледный, а голубоватый, как свет моего Эриола. И при этом - еще более напряженный. Этот второй купол выглядел не просто сетью, раскинутой под небом Невирона, а настоящей решеткой, потому что нити заклятия там были на порядок толще, шире, грубее и, соответственно, прочнее. А образуемые ими ячейки имели такие непростительно малые размеры, что протиснуться между ними, не задев хотя бы одной, не представлялось никакой возможности.

   "Лин? - неуверенно позвала я, когда вдоволь налюбовалась этим неприятным зрелищем, и подняла взгляд чуть выше, на горные пики вокруг, которые показались мне какими-то неправильными. - Лин, скажи, что происходит?"

   "Не знаю, - пораженно отозвался демон, следом за мной уставившись на Невирон. - Смотри сама: проход между горами теперь закрыт. А заклятие над ними... честное слово, Гайдэ, это НЕ ТА сеть!!"

   "Что значит, не та?!"

   "То и значит! Я видел, что прошлую мы разрушили! Видел, как она горела! А теперь их две! И прохода в Невирон больше нет!"

   "В каком смысле?" - сперва не врубилась я.

   "В прямом! Помнишь, там был проход на северо-востоке? Ущелье, проходящее горы насквозь? А теперь его ЗАКРЫЛИ! Совсем!! Ты видишь?!! Ничего не понимаю!"

   Твою маму...

   Еще раз оглядев близлежащие скалы и почти сразу обнаружив, что Лин абсолютно прав, а Долина теперь действительно запечатана намертво, потому что некогда зиявшее там ущелье куда-то исчезло (никак Жрец постарался себя обезопасить?), я прикусила губу. Блин. Вот почему горы показались мне неправильными: они просто закрылись наглухо. Сдвинулись, как Айдова Расщелина когда-то. И там больше не было прохода на ту сторону. М-да.. похоже, у нас назревает еще одна проблема?

   "Черт... кажется, нас опередили. И мне очень интересно знать, как Жрецу это удалось. Лин, ты уверен, что сеть - другая?"

   "ДА! Это новое заклятие! Совсем не то, которое мы ломали с Деем!"

   Ага. Значит, ТО заклятие мы все-таки разрушили? Ну, хоть одна хорошая новость. А откуда тогда взялось новое?

   "Лин, но разве кто-то способен за всего пару недель создать подобную хрень? Да еще в двойном экземпляре?"

   Демон пораженно покачал головой.

   "Не знаю... я думал, что нет. Но ОН как-то сделал. И восстановил защиту. Да так, что теперь мы туда точно не пролезем незамеченными. Наверное, Жрец понял, что в Невироне были чужаки?"

   Я тихонько фыркнула.

   "Конечно, понял. Как было не понять, если мы одну Пирамиду раздолбали к Айдовой маме? Не так уж их у него - всего четыре осталось. Неудивительно, что он из кожи вон вывернулся, чтобы создать новое заклятье. Вопрос только: КАК?!"

   "Наверное, Важный День помог?"

   "Не верю. Огни Пирамид зажглись всего два дня тому. Он бы не успел".

   "А может, у него уже было что-то наготове? - предположил шейри, растеряно озираясь. - Может, он всю энергию и использовал на это заклятье?"

   Я неохотно кивнула.

   "Мог, конечно. Он у нас тот еще выдумщик. Лин, а по сути это - такое же заклятье, какое было в прошлый раз?"

   "Нет, - покачал головой демон. - Оно намного сложнее. Тогда купол был всего один. И просветы между нитями были крупнее. Тогда мы смогли через них выскользнуть. А теперь... нет, Гайдэ. Это что-то совсем другое. И если бы мы сейчас были внутри, то улететь без шума у нас бы не получилось".

   "Брат, что скажешь?" - обратилась я к молчаливой Тени, также разглядывающей через мои глаза необычное явление. Правда, озвучивать свое мнение "Гор" почему не спешил: какое-то время просто изучал его, как какую-то диковину, а потом странно усмехнулся и попросился наружу.

   "А ты удержишься там один?" - справедливо усомнился Лин в способности призрака быть самостоятельным так далеко от хозяина.

   "Удержусь. Я ненадолго и не полностью. Гайдэ, мне понадобятся твои руки".

   Я пожала плечами и расслабилась, с легким любопытством следя за тем, как из моих ладоней выдвигаются полупрозрачные серые жгуты, похожие на чьи-то огромные пальцы, и настойчиво тянутся вперед, к непонятному заклятию, повисшему в небе над Невироном. Что и почему - не спрашивала: когда придет время, брат сам пояснит. А пока же просто смотрела, ощущая, как шевелится внутри меня Тень и как постепенно уменьшается появившийся с ее приходом холод.

   Мои перчатки в мгновение ока покрылись плотным слоем крохотных ледяных кристалликов. Под ногами образовалась тонкая корочка льда. Сапоги моментально заиндевели. Потом иней проворно пополз вверх по штанам и рукавам, постепенно делая мою куртку похожей на раскрашенный сказочными узорами парадный камзол.

   "Брат?" - снова спросила я, когда передние щупальца почти коснулись ближайшей нити заклятия.

   "Подожди, - едва слышно прошептал он. - Мне надо подумать".

   Я послушно умолкла, замерев на месте, как припорошенная свежим снегом статуя. Рядом точно так же замер Лин, настороженно раздувающий ноздри и цепко посматривающий по сторонам. А затем мы уже вдвоем напряженно следили за тем, как мои "пальцы" тянутся к белесой "сети" в попытке попробовать ее на зуб.

   Сколько на это уходило энергии, даже спрашивать не хотелось. И, особенно, не хотелось уточнять, чья именно сила туда расходовалась. Но Лин пока молчал, значит, истощение мне не грозило. Да и Тень не стала бы влезать в эту штуку, если бы не была уверена в благополучном исходе.

   Наконец, одно из щупалец осторожно коснулось ближайшей нити и ненадолго застыло, обвиваясь вокруг нее и словно пробуя на вкус. Потом почему-то отдернулось. Почти одновременно с этим по нити пробежала непонятная дрожь. Но как только она успокоилась, щупальце прикоснулось снова и только тогда присосалось намертво.

   "Плохо, - пару мгновений спустя напряженно отозвался "Гор". - Кажется, Темный Жрец освоил Дабараэ в совершенстве. Такое заклятие мог сотворить только ОЧЕНЬ грамотный и ОЧЕНЬ сильный маг. Я не думал, что он на это способен".

   "Что это за заклятие?" - спросили мы с Лином одновременно.

   "Поганое. И уровней у него несколько".

   "Уровни я сама вижу. Что оно конкретно делает?"

   "Ну, во-первых, следит за появлением чужаков, - без колебаний сообщил призрак. - Во-вторых, умеет распознавать, кто его коснулся: живые или мертвые... поэтому вперед не суйся - я не зря делаю это сам: на Теней оно практически не реагирует. В-третьих, эта гадость содержит еще и охранный контур и, как только опознает угрозу, вполне способна от нее избавиться"...

   "Короче, самонаводящаяся, многофункциональная и довольно чуткая дрянь, - заключила я, с отвращением посмотрев на "сеть". - Какие еще в ней скрыты сюрпризы?"

   "Самые мерзкие. Потому что питается она от Пирамид, как и та, которую вы видели раньше, но, в отличие от старого заклятия, единого центра у нее нет. Она чувствует и слышит всей поверхностью. А еще она в любой миг может сообщить о нас вниз".

   "Чудно, - мрачно откомментировала я. - Какие еще хорошие вести ты нам принес?"

   "Никаких. Потому что это - только верхний купол. Защитный. А есть еще и нижний, основной, который, насколько я могу понять, выполняет те же функции... ну, и словечки у тебя... что и старое заклятие. Только он гораздо мощнее, не привязан толком ни к одной Пирамиде. А еще... еще мне кажется, что он как-то влияет на живущих внизу Тварей. Не так, как работала прежняя "сеть". Правда, я пока не понял, как именно это происходит и чем оно нам грозит".

   Я нахмурилась.

   "Только этого не хватало. Хочешь сказать, что мы в прошлый раз зря старались?"

   "Нет. Не думаю, что Жрец сотворил это за несколько дней. Даже если он - гений и трудился, не покладая рук, день и ночь. Поверь мне, такое не создашь быстро. Это - годы работы. Может быть, даже десятилетия".

   "То есть, он готовился заранее? А когда мы разнесли ему Пирамиду, просто решил поторопиться и воспользовался запасным вариантом... м-да. Дерьмово. Внутрь, я так понимаю, нам уже не пролезть?"

   "Нет, - твердо сказал брат. - Даже не думай. Хватит и того, что из-за моей попытки к нам уже приближаются Твари".

   "Твари?! - мгновенно вскинулся Лин. - Где?! И почему я их не вижу?!!"

   "А ты глаза-то разуй, - с невеселым смешком посоветовал призрак. - Посмотри не на землю, а ПОД нее. И скажи мне теперь, кто из нас дурак?"

   Лин послушно опустил взгляд под собственные копыта, перевел его на соседний склон и вздрогнул.

   "Мать моя..."

   Я тоже повернулась, ожидая серьезных неприятностей, но потом разглядела медленно выползающие из многочисленных нор тени, тускло горящие в ночи глаза, вторым зрением подметила, что такое происходит со всех сторон, и неуместно хмыкнула.

   "Надо же, как оперативно. Стоило нам только появиться, а они уже тут как тут".

   "Гайдэ, уходим! - вскрикнул шейри, мгновенно разворачивая крылья и пригибая голову книзу, чтобы облегчить мне прыжок в седло. После чего вздыбил шерсть на загривке, страшновато оскалил зубы и зарычал. - Уходим! Немедленно!!"

   Я снова хмыкнула, бесстрашно разглядывая крупного кахгара, подкрадывающегося к нам из темноты и наивно полагающего, что его никто не видит. Следом так же бесшумно карабкались два молодых хартара. От дальней горы отделилась целая туча каких-то неизвестных мне крылатых Тварей, каждая - размером с матерого пса. По камням бойко прыгала многочисленная мелочь. Кто-то целеустремленно полз. Кто-то подтягивался на слишком длинных и потому - малофункциональных лапах... но сомнений не было - все они явились сюда по нашу душу. Причем, явились так, как если бы им отдали недвусмысленный приказ.

   - О-очень интересное явление, - протянула я, встретившись глазами с ближайшим хартаром. - Ну, здравствуй, дружок. Ты голоден или как?

   Тот вздрогнул, как от удара, и, подобравшись на расстояние прыжка, неожиданно замер.

   "Гайдэ, бежим!! Не стой!! Их слишком много!!!"

   - Спокойно, Лин, - ровно отозвалась я, даже не думая двигаться с места.

   "Но..."

   - Тихо, я сказала!

   Лин пораженно умолк. А потом едва не подавился, увидев, как я бесстрашно сделала шаг навстречу застывшей на соседнем валуне Твари и протянула правую руку.

   "ГАЙДЭ!!!" - предостерегающе рявкнуло у меня в голове.

   Я раздраженно дернула плечом и усилием воли заставила призрака замолчать. Ослушаться он не мог - в моем теле есть лишь одна хозяйка: я. И, имея немалый опыт общения с квартирующими в нем посторонними личностями, мне было хорошо известно, как их угомонить. Вот и угомонила. Вот и отодвинула в сторону, чтобы не лез под руку. Возмущаться и ругаться, правда, ему это не мешало, но сейчас я брата почти не слышала - все мое внимание было приковано к настороженно принюхивающейся нежити.

   - Свои, - приглушенным голосом сказала я, подойдя к хартару почти вплотную. - Ложная тревога. Никаких чужаков. Только свои: Хозяин, демон, Тень. Ты меня слышишь?

   Словно в ответ Тварь тихо заурчала и выразительно уставилась на мою грудь.

   Я спокойно расстегнула куртку и достала амулет Храма, который снова, как и в первую ночь, засветился неприятным багровым светом. При виде него Лин поперхнулся, растерянно замерев на месте, а призрак сдавленно закашлялся, как будто действительно мог задохнуться.

   - Свои, - ровно повторила я, показывая амулет всем желающим.

   Хартар беззвучно оскалился, покосился на вмерзшего в скалу Лина, наполовину перекинувшегося в ящера, и снова рыкнул.

   - Лин, покажи ему, кто ты, - тут же отреагировала я.

   Тот странно икнул и мгновенно преобразился, в считанные секунды став вдвое выше, массивнее, мощнее и, соответственно, зубастее. За его изогнувшейся спиной снова развернулись широкие черные крылья, в глазах вспыхнул тот же огонь, что и в зрачках нерешительно остановившихся Тварей. Длинный хвост, выметнувшись из-под задних лап, раздраженно царапнул камень, скинув вниз пару внушительных валунов. Но потом он наткнулся на мой спокойный взгляд, дикий блеск его вытянувшихся глаз погас, а резко почерневшая дейри вновь успокоилась, притихла и всего через минуту снова стала светлой, чистой и неоправданно белой.

   Правы были девочки: подобная аура у демона - поразительное зрелище. Но мне сейчас было не до того, чтобы восхищаться.

   Я без дрожи встретила пристальный, нечеловечески проницательный, крайне необычный и способный напугать кого угодно взгляд Лина. Взгляд существа, прожившего в десятки раз больше лет, чем я, и неожиданного вспомнившего об этом. Тяжелый взгляд. Полный нехорошего подозрения. Настолько суровый, что даже хартар рядом со мной попятился, тревожно помахивая коротким хвостом.

   - Гайдэ... - беззвучно выдохнул мой персональный демон с ненормальной аурой. А потом посмотрел еще пристальнее. Казалось, в самую душу. Но теперь - с неожиданной горечью, почти что с болью. Просто потому, что внезапно понял все. Абсолютно все. Даже то, о чем я сама еще не догадывалась. - Гайдэ... что же ты натворила?!

   Я мягко улыбнулась и сняла с себя амулет.

   - Ничего, Лин. Это по-прежнему я. Видишь?

   - Твоя дейри...

   - Немного изменилась, но все еще живая.

   - Амулет ее испортил! Он проснулся!!

   - Да, - спокойно кивнула я. - Потому что я его разбудила. Случайно. А потом только подпитывала, чтобы он не погас.

   - Как ты... могла?! - в неподдельной оторопи отшатнулся Лин, уставившись на меня круглыми желтыми глазами. - Гайдэ, что с тобой произошло?! Почему?!

   - Мне было больно, Лин, - тихо призналась я, не слишком представляя, что именно он видел у меня над головой. - Очень больно. Ты знаешь, почему. Но оказалось, что я могу избавиться от этой боли. Оказалось, что это не так трудно и особых жертв не потребуется - только расстаться с "Гайдэ".

   - Вот что ты делала в Степи! Вот почему они тебя не трогают!

   - Да. Прости, что не сказала. Мне показалось, ты расстроишься.

   У демона опустились плечи. А потом и глаза погасли, утратив яростный блеск и наполнившись взамен каким-то обреченным пониманием.

   - Теперь я знаю, почему ты отключила Знаки...

   - Так было лучше, - кивнула я, краешком глаза отметив, что нежить медленно отступает и, кажется, передумала нападать. - Мне не хотелось, чтобы это обрушилось и на тебя тоже. Поэтому я разорвала связь. И, наверное, поэтому ты меня не нашел.

   - Не только поэтому, - он сжал зубы и резко вскинул голову, снова посмотрев на меня в упор. - Верни ее.

   - Что? - нахмурилась я.

   - Верни нашу связь. Я прошу тебя.

   - Нет, не стоит. Честное слово, я уже почти в порядке.

   - Верни, Гайдэ. Я очень тебя прошу. Пожалуйста!

   Я тяжело вздохнула.

   - Лин, не делай глупостей. Это будет трудно и больно. Я не хочу для тебя такого. Достаточно того, что глупость сделала я. Ни к чему тебе за нее расплачиваться.

   - Гайдэ...

   - Я не хочу, чтобы ты это пережил! - повысила я голос. - Слышишь?! НЕ хочу!

   - А я хочу! Я должен! Мне... мне нужно, Гайдэ, - демон неожиданно прикусил губу и упрямо мотнул головой. - Прости. Я знаю, почему ты не хотела говорить. Но мне действительно это нужно.

   - Зачем, глупый?

   - Не знаю, - совсем убито прошептал он, роняя полный непонятной муки взгляд в землю. - Но чувствую, что нужно. Пожалуйста, верни нашу связь. Я очень тебя прошу!

   Я опустила голову. И не нашла в себе сил оттолкнуть его, когда он бесшумно подошел, а затем опустил голову на мое плечо и умоляюще прижался. Это ужасно, я знаю. Это жутко, эгоистично, отвратительно пошло. Но я, наверное, действительно изменилась, потому что не смогла отстраниться. Вместо этого только обняла его в ответ, радуясь тому, что Тень и Твари уже выпили большую часть моих слез, и покорно открыла для демона свою душу.

   Лин опасно пошатнулся, когда остатки некогда бушевавших во мне эмоций ударили по нему со всей своей силы. Содрогнулся всем телом, когда моя память открылась и неохотно показала все то, о чем я так старалась забыть. Он испуганно замер, когда шаг за шагом шел вместе со мной той бесконечной ночью. И беззвучно заплакал, обнимая меня черными крыльями и тщетно пытаясь помочь там, где его помощь уже не требовалась.

   Я не знаю, сколько мы стояли так, обнявшись, как родные. Не знаю, сколько раз мое сердце сжималось в предчувствии новой боли. И как долго мой несчастный демон пытался что-то сказать, но у него перехватывало горло от ужаса, а вместо слов из глотки вырывался только глухой, мучительный и хриплый стон.

   - Я убью его, - наконец, сдавленно прошептал Лин. - Как только вернемся, я его уничтожу. Никакой Союз мне не помешает. За твою дейри... за кровь... за ту боль... клянусь, я его убью!

   - Нет, Лин, - прерывисто вздохнула я. - У него есть право на месть. Это я ошиблась. Я его предала. И это я во всем виновата.

   - Но он же...

   - Тс-с-с, мой маленький демон. Тихо, ни слова больше. Я сделала все, чтобы об этом забыть и больше не возвращаться. А он... если ему так лучше, пускай. Может, утоленная жажда мести вернет ему покой?

   - Мне все равно, что с ним будет! - глухо зарычал демон, яростно дернув хвостом. - Пусть бы он тоже мучился и страдал!

   - Лин...

   - И пусть бы лучше то покушение удалось! - шумно выдохнул шейри, уткнувшись носом в мою щеку. - Лучше бы все закончилось еще тогда... сразу... может, сейчас тебе бы не было ТАК больно?

   С трудом уловив о чем речь, я слегка нахмурилась.

   - Какое покушение? На кого? На Эннара Второго?

   - Да. Совсем недавно, - буркнул Лин. - После того, как последний заговор полностью раскрыли и объявили приговор та Ворте, на Королевский Остров сумел кто-то проникнуть. Сперва говорили, что скарон. Потом выяснилось, что это полукровка, который не имел к Кланам никакого отношения... гильдию убийц после этого наизнанку вывернули, народу кучу переловили, чуть ли не землю вскопали на пол-локтя в глубину, но следов так и не нашли. Вероятно, он пришел в Валлион откуда-то извне. Наемник. Чужак.

   - Что еще за полукровка? - совсем нахмурилась я. - Разве скароны не образуют пары только со своими?

   - Образуют. Как правило. Но к изгоям это не относится. А такие были во все времена, потому что даже скароны не идеальны. Думаю, сейчас по миру бродит немало их потомков, владеющих крохами исконной магии скаронов и хоть какими-то, но все-таки навыками, очень удобными для наемных убийц. Но подробностей я не знаю. Честно говоря, когда мы стояли в покоях короля и выясняли, что между вами случилось, я не особенно вслушивался. Мне тогда было не до чужих оправданий. Знаю только, что это был маг Огня и что он сумел-таки добраться до королевских покоев. Знаю, что он даже успел ударить первым. Но королю повезло - рядом с ним в тот момент был да Миро, который и успел перехватить убийцу. Правда, допросить его не смогли - Эннар Второй пришел в такую ярость, что, как говорят, убил чужака на месте. Так что кто он, откуда и кем нанят - неизвестно. Хотя, если вспомнить о заговоре... думаю, у та Ворте еще остались живые подельники. И теперь мне ОЧЕНЬ жаль, что у них ничего не получилось.

   Я вздрогнула, отлично представляя, на что способен взбешенный повелитель Валлиона, и с беспокойством спросила:

   - А лорд Лис? Что с ним?

   - Был ранен, - вздохнул Лин. - И довольно тяжело. Но пока живой. Говорят, выкарабкается: к нему приставлены лучшие лекари, какие только нашлись в Валлионе.

   - Вот почему его нет в Скарон-Оле... - задумчиво протянула я. - Теперь понятно, зачем он прислал вместе себя замену и почему те бравые орлики так быстро слиняли из Скарон-Ола. А покушение-то когда случилось?

   - За пару дней до приезда сюда валлионцев. Но тогда мы об этом не знали: у Теней еще нет шпионов в Рейдане. А король на эту тему, как сама понимаешь, не распространялся. И только когда мы явились за объяснениями и спросили, какого демона он наставил на тебя оружие...

   Я прикрыла глаза и отвернулась.

   - Ясно.

   Лин удивленно моргнул, но я не обратила внимания. Вместо этого лишь с грустью подумала о том, что если бы знала о покушении раньше, то, может, и не сглупила бы тогда. Может, наша встреча с королем прошла бы менее болезненно, и мы бы просто разошлись в разные стороны, спокойно забыв о том, что между нами вообще что-то было. Вероятно, после неудачного покушения Эннар Второй был изрядно на взводе. А тут еще происхождение убийцы... какая-никакая, но все же связь со скаронами... плюс, почти сразу за этим последовало приглашение в Скарон-Ол... наверняка у него мелькнула мысль о том, а не связаны ли как-то эти два события. И наверняка, увидев незнакомую личность на своем балконе, эта мысль только укрепилась.

   Неудивительно, что меня так неласково встретили. На маске ж нигде не написано, что я - не наемный убийца. Да еще некромантский амулет с толку сбивал. А когда выяснилось, что к чему, я, вместо того, чтобы отвернуться и просто уйти, полезла выяснять подробности. Так что получила по заслугам. И, принимая во внимание новые обстоятельства, винить тут действительно некого. Просто стечение обстоятельств... наверное. Если, конечно, забыть о странностях с воротами и последствиях нашей ссоры.

   Лин, машинально считав мои мысли, сперва зарычал, но потом ощутил на загривке твердую ладонь и вздрогнул.

   - Не надо, - вздохнула я, прижимая его к себе. - Хватит уже злиться. Что случилось, то случилось. Не хочу больше об этом говорить.

   Демон тихо шмыгнул носом.

   - Может и так. Может, ты и совершила ошибку. Но это не повод рисковать твоей жизнью или срывать на тебе свое зло, воспользовавшись моментом.

   - Он не срывался. Просто я неудачно подставилась...

   - Это уже не имеет значения, потому что больше я не позволю ему к тебе подойти, - тихо пообещал Лин, ласково коснувшись губами моей шеи. - Не подпущу близко. Ни за что. Он больше не причинит тебе боли, Гайдэ. Обещаю.

   - Спасибо, Лин, - растерев замерзшие щеки, я аккуратно поцеловала его в нос и отстранилась. - Я знаю, что ты никогда меня не предашь.

   Он снова умолк. А я неожиданно вспомнила, что, собственно, не за этим сюда пришла, после чего с удивлением огляделась и внезапно обнаружила, что мы остались совсем одни. Ни Тварей, ни Теней, никаких соседей. Только я и мой верный демон, замершие на вершине скалы, как два памятника. Да еще подозрительно притихший брат, сжавшийся в глубине моего разума в крохотный, совсем незаметный комочек и тщетно старающийся не привлекать к себе внимания.

   Убедившись в том, что нежить действительно куда-то сбежала, даже не попрощавшись, я неприлично присвистнула.

   - Ого. Нас то ли решили оставить в покое, а то ли мы их здорово напугали.

   Лин тоже встряхнулся.

   - Не напугали. Просто они поняли, что никакой добычи тут нет. Я им не по зубам. Твоя Тень - тоже. А ты... в тебе уже не осталось ничего, что могло бы их привлечь. Даже без амулета.

   - Да. Меня самым натуральным образом "съели", - мрачно пошутила я, поправляя куртку и запихивая обратно подарок некромантов. - А остальное я постаралась похоронить так глубоко, что им никак не достать. Верно, брат?

   "Почему ты ничего не сказала? - неслышно отозвался призрак. - Почему промолчала? Почему просто ушла?"

   "Ты и так уже знаешь. Тоже, небось, подсмотрел. Так зачем повторяться?"

   "Но мы могли бы помочь!"

   "В чем? Пошли бы со мной на свидание, чтобы затаиться в кустах и ждать момента, когда настанет миг бить морду ухажеру? Не смеши меня. Ни вы, ни я на это бы не согласились".

   "Мы бы его остановили, - упрямо повторил брат. - Мы бы никогда не позволили такому случиться... и ты бы не пострадала..."

   Я только покачала головой.

   "Вы не можете оградить меня от всего на свете. И это нормально. Вы - мои братья, а не стражи. Друзья, а не рабы. К тому же, я хорошо понимаю, где и в чем именно ошиблась. И не никого виню. А насчет вас... нет, брат. В таких делах, к сожалению, помочь может только время. А тогда его у меня не было. Да и все равно вы бы быстро догадались".

   "Да, - грустно согласился он. - Но мы не знали, что все НАСТОЛЬКО плохо. И даже предположить не могли, что Эннар способен на подобные вещи. Даже если он был зол, даже если обижен и взбешен... не по-мужски это, сестра. И даже не по-королевски. Пусть это не было покушением, пусть ты действительно оступилась и повела себя не самым лучшим образом, но ударить женщину без веской причины, не дать ей время объясниться, а потом позволить упасть в ущелье, когда была возможность протянуть руку или просто предостеречь... прости, но на это способен только последний мерзавец. Таким не место на троне".

   "Я пережила это, брат, - сухо отозвалась я, приглаживая растрепавшиеся волосы. - Я УЖЕ это пережила. Поверь. И могу держать себя в руках. Когда-нибудь я совсем от этого избавлюсь и тогда, возможно, вернусь к тому, что было. Но не сейчас".

   "Ты разбила свою душу на части..."

   "Так было нужно, брат. Иначе мне не удалось бы справиться".

   "Это плохо, Гайдэ, - обреченно вздохнул призрак, с поразительной легкостью смиряясь с такой страшной правдой. - Для тебя это очень плохо".

   "Ты обещал молчать", - так же сухо напомнила я.

   "Да. Я все помню. Но, боюсь, ты сотворила с собой страшное".

   Я только криво усмехнулась.

   "Просто оставила одну маску вместо двух. Ничего больше. А то, что она слишком въелась... что ж, отрывать пришлось с кровью. Но лучше так, чем всю оставшуюся жизнь провести в нелепых заблуждениях".

   "Прости. Я не готов с тобой согласиться, - устало отозвался призрак. - Хотя, быть может, в чем-то ты и права".

   "Мы обсудим это позже, - кивнула я. - Если захочешь. Как только разберемся с Невироном, тогда и поговорим".

   Он невесело хмыкнул.

   "С Невироном все ясно: больше нам туда не пролезть. Даже больше того - вероятнее всего, Жрец действительно собирается выводить Тварей наружу. Одно это заклятие чего стоит. Когда оно закончит свою работу, та нежить, что скрывается в виде Теней, станет материальной. Возможно, тех способностей, какие ты видела, у них уже не будет, но я, если честно, в это не верю. Скорее, получится как раз наоборот. Пирамиды горят больше двух суток. Все это время внутри льется кровь. И вся она концентрируется в новом заклятии. Перебороть его ты не сможешь. Пробраться внутрь и уничтожить Пирамиды - тоже. Потревожить границы Долины не удастся даже скаронам - Степь не пропустит нас по земле. Ни днем, ни ночью. А скалы, как видишь, он каким-то образом сумел закрыть наглухо. В Невирон больше нет ходу - ни пешему, ни конному, ни крылатому. Поэтому нам остается только ждать. И как можно скорее собирать войска, чтобы быть готовыми ко всему".

   "Мы и так их собираем, - проворчал Лин, зачем-то принюхиваясь и настороженно оглядывая окрестности. - Главное, успеть раньше него".

   "Чем дольше горят Пирамиды, тем больше появится в Невироне Тварей, - возразил призрак. - Я думаю, заклятие создано именно для этого - оно призывает, спешно адаптирует и меняет Тени так, как хочет Жрец. Вероятно, сейчас он тоже создает для себя армию. От прежней осталось слишком мало, когда вы порвали прежнюю "сеть", поэтому теперь он взялся за дело с удвоенной силой. И он тоже торопится, потому что у него наверняка есть шпионы в Свободных Землях. Так что, скорее всего, он уже в курсе, что Валлион перешел к активным действиям".

   "Как минимум, одного Темного мага на территории Валлиона мы пришибли, - неохотно признала я правоту брата. - И он явно был не первым и не последним. Так что, скорее всего, Жрец действительно все знает. Да и заклятие появилось тут именно сейчас. Наверное, твоя догадка верна - Невирон собирает новую армию. Причем, очень быстро. Для того и Важный День был перенесен. Для того и Пирамиды загорелись раньше обычного".

   "Пока они горят, мы можем быть уверены, что Твари остаются в Долине", - добавил Лин.

   "Да. И Невирону выгодно, чтобы этот процесс длился как можно дольше".

   "Нам тоже выгодно, - с невеселым смешком отозвался демон. - По крайней мере, ближайшие полдюжины дней, пока собираются союзники".

   "Мы подождем всех, - нахмурилась я. - Если я все правильно поняла, то наш, с трудом собранный миллион, не станет для Жреца неожиданностью. И хорошо, если этих сил хватит для боя. Помнишь новых Тварей, которые были возле Айдовой Расщелины? Вот и я тоже помню. И не могу отделаться от ощущения, что скоро на нас пойдут точно такие же".

   "Айд силен", - вздохнул брат изнутри.

   "Айд? - внезапно нахмурилась я. - Вообще-то, в последние пару месяцев у меня сложилось стойкое впечатление, что, несмотря ни на что, он тут не при чем. Пока я вижу следы исключительно человеческих рук. Точнее, Темного мага. А божественного вмешательства ни с одной из сторон что-то не видать. Может, я просто не умею смотреть? Или же чего-то сильно не понимаю?"

   - Боги никогда не действуют напрямую, - прошептал Лин вслух. - Они всегда ведут разговор через других. Через своих посланников, помощников, простых смертных...

   - Это знакомо, - кивнула я. - И мне это никогда не нравилось. Но, говорят, таковы Правила, поэтому нам от них никуда не деться.

   - Наверное, ты права...

   - Нет, Лин, - жестко усмехнулась я. - Я не просто права, а абсолютно точно это знаю.

   Он странно покосился.

   - Да? Значит ли это, что ты поверила в наших богов? И больше не отрицаешь их существование?

   - Я знаю, что там, наверху... или внизу... есть некто, кто организовал мое перемещение в этот мир. Знаю также, что есть некто, кому это было нужно. И есть некто, кому это было очень выгодно. Кто он (или они?), я пока не узнала. Но если это те, кого вы называете своими богами... - мои глаза непроизвольно вспыхнули. - Тогда мне бы очень хотелось с ними пообщаться. А заодно, задать парочку весьма насущных вопросов на интересующие меня темы.

   - Думаю, у тебя будет такая возможность, - отчего-то поежился шейри. - А сейчас полетели домой, ладно? Что-то мне тревожно.

   Я кивнула. Однако на спину ему вскочить не успела - внизу живота что-то до отвращения знакомо затянуло и настойчиво потребовало внимания. Да так резко, что я испуганно замерла и, схватившись за больное место, аж присела.

   - Ой, е-мое...

   - Что такое? - тут же всполошился Лин, резко крутанувшись на месте и буквально прыгнув ко мне, стараясь уберечь от всего на свете. - Гайдэ, ты что?! Что с тобой?! Тебе опять больно!!

   - Да, - растеряно поняла я, осторожно отнимая руки от живота. - И я даже знаю, почему.

   - Почему?!

   - Меня Равнина зовет, Лин, - прошептала я, прислушиваясь к настойчивому, хотя и очень слабому голосу внутри. - Меня в первый раз в жизни зовет МОЯ Равнина. И мой Старший Хранитель, которому я обещала вскоре вернуться.

   Лин на мгновение замер, тревожно поблескивая желтыми глазами, а потом решительно тряхнул головой и распахнул широкие крылья.

   - Летим! Летим, Хозяйка! Если он тебя зовет, значит, случилось что-то нехорошее!

   - Еще не случилось, - сглотнула я в неожиданном прозрении. - Но очень скоро случится. И, кажется, я уже знаю, что это будет.

  

-Глава 5-

   В эту безумно трудную ночь Лин превзошел самого себя - он пересек Степь всего за несколько часов и, не останавливаясь, реактивным самолетом промчался дальше, оставив Скарон-Ол далеко позади. Взяв с места сумасшедший старт, он разогнался так, что я едва держалась на его спине. Прячась за толстым загривком, отворачивая лицо от встречного ветра, прикрываясь высокими костяными шипами, все равно - я едва могла усидеть на месте. Но и то лишь потому, что Лин, вырастив на спине особые отростки, намертво притянул меня к себе.

   Всего остального я даже не касалась - он сам выбирал направление, сам менял высоту, искусно лавировал между тугими воздушными струями, научившись скользить между ними, словно дельфин в океанских волнах. И он самостоятельно принял решение не останавливаться ни миг, попросив только об одном: чтобы я иногда позволяла ему подпитываться от своей дейри.

   В итоге, к рассвету мы уже были на Тихом Плато и наглядно убедились, что скароны привели его в божеский вид; еще через час обогнали мелькнувший далеко внизу Эйирэ. Потом поднялись под самые облака, чтобы не пугать добрых людей. И, наконец, ринулись в сторону Валлиона, на едва слышный зов, от которого мне и наверху было сильно не по себе.

   Я не уточняла у Лина, слышит ли он его тоже, или же полностью полагается на мои ощущения. Не интересовалась, долго ли еще до места. Я вообще его ни о чем почти не спрашивала - появившаяся внизу живота знакомая боль уже рвала меня на части. Правда, не так, как в прошлый раз - сейчас я хотя бы могла спокойно сидеть и отстраненно размышлять о причинах. А еще меня сильно выручал брат, потихоньку забиравший на себя эту боль и милосердно избавлявший меня от ненужных ощущений.

   Что при этом чувствовал он сам, я не рискнула спросить. Только поблагодарила за заботу и понадеялась, что проблем ему это не сильно добавит. Все-таки он - Тень. Причем, сильная Тень. И даже очень. Сейчас он был без хозяина и питался от моей дейри напрямую. Так что ничего страшного с ним случиться не могло. А вот если бы я вдруг потеряла сознание или сошла с ума, ему бы стало тяжко. Поэтому, понимая все это, я не роптала, чувствуя, как легкий холодок постоянно подмораживает мое неспокойное нутро, и покорно сносила все неудобства утомительно долгого пути.

   "Куда дальше? - рокочущим голосом спросил Лин, когда понизу замелькали самые обычные леса и показалась западная граница Вольницы. Примерно к полудню следующего дня. - Валлион большой. Куда именно лететь?"

   "Это где-то на севере, - прислушавшись к подавленным Тенью ощущениям, осознала я. - Вернее, на северо-востоке. Не очень далеко от столицы. Где именно, пока не скажу, потому что... брат, осторожнее: не сбей мне настройку!"

   "Тебя ведет боль?" - неприятно удивился призрак.

   "Да. Она дает направление, поэтому не переусердствуй, пожалуйста".

   "Так нормально?" - мгновенно сориентировался "Гор", слегка убавив спасительный морозец.

   Я подумала и кивнула.

   "Да. Спасибо".

   Дальше мы летели молча - парни старались не отвлекать меня от размышлений, а я погрузилась в себя так глубоко, что была просто не в состоянии общаться. К сожалению, лететь пришлось еще долго, и мои мучения длились до самого вечера. Несмотря на то, что Лин без передышки отмахал чертову прорву километров и за какие-то жалкие сутки пересек больше половины огромного материка. При этом не то, что не попросив отдыха, а, напротив, стремясь к цели едва ли не больше, чем я.

   "Не хочу, чтобы тебе было больно, - сухо отозвался он на мой первый осторожный вопрос. - Ты оберегаешь меня от себя, сдерживаешься. Терпишь. Да еще "Гор" помогает, но я все равно не хочу. Поэтому останавливаться не будем. Потерпи".

   Я виновато опустила ресницы и больше не стала ни на чем настаивать. В конце концов, он заботиться как умеет. И лучше пусть я промерзну на его спине до костей, чем он будет каждый миг думать о том, что меня что-то тревожит.

   Конечно, брат выручал очень сильно. Только благодаря его присутствию я могла мыслить, вертеться, хоть как-то шевелиться и размышлять. Не знаю, чтобы было бы, если бы я отказалась взять его с собой. И не знаю, как бы вообще справилась без его поддержки.

   "Хочешь, я немного побуду тобой? - вдруг предложил призрак, когда я совсем закоченела. Наверху было безумно холодно. А я, не рассчитывая на столь долгие полеты, даже теплой куртки с собой не взяла. - Хочешь, Гайдэ? Давай ненадолго поменяемся?"

   Я мотнула головой.

   "Нет, брат. Не стоит - ты не чувствуешь Зов".

   "Зато я чувствую твою боль. Она меня поведет".

   "И все равно не стоит, - со вздохом отказалась я. - Сперва посмотрим, что там такое, а потом, когда разберемся, я тебя выпущу".

   Призрак ненадолго умолк, а потом невесело хмыкнул.

   "Я прошу не ради того, чтобы хоть немного побыть живым".

   "Я знаю, брат. Поверь, я ничуть в тебе не сомневаюсь. Просто считаю, что пока не стоит. И честно тебе обещаю, что на обратном пути, когда буду уверена, что все в порядке, я тебя выпущу. Чтобы без боли, без замерзших пальцев, чтобы небо было, как полный звездочек ковшик... я хочу, чтобы тебе было хорошо. А сейчас, прости, ничего не получится".

   Он только вздохнул.

   "Когда ты перестанешь думать о других, сестренка? И когда начнешь заботиться о себе самой?"

   "Не знаю, - так же тихо вздохнула я. - Наверное, это потому, что раньше у меня никого не было: ни настоящих друзей, ни братьев... наверное, я просто боюсь все это потерять?"

   "Ты не сможешь нас потерять. Будь уверена: мы найдем тебя даже в Тени".

   "И даже там они будут тебя доставать, - вдруг добавил Лин, довольный тем, что вернул себе способность нахально подслушивать мои мысли. - Так что ты потом еще не раз пожалеешь, что вообще с нами связалась. Да, Тень?"

   "Именно, демон", - в тон отозвался призрак, на что я слабо улыбнулась и упрямо прошептала:

   - Не откажусь. От вас я уже никогда не смогу отказаться, черти. Даже в Тени.

   "Даже от меня?" - отчего-то засомневался "Гор".

   - Особенно, от тебя. Кто же мне тогда нотации будет читать?

   "Это я могу, - тихо рассмеялся брат. - Времени на размышления у меня было достаточно. Целая тысяча лет, проведенная в тишине и полном одиночестве. Представляешь, до чего можно додуматься за такой срок?"

   "Представляю, - хмыкнула я. - И даже ужаснуться готова. Думаю, такого бреда мало где услышишь".

   Лин, не сдержавшись, басовито хихикнул. Призрак в ответ возмущенно пихнулся холодным пальцем, а я снова улыбнулась. Правда, бледно и совсем чуть-чуть, но все же.

   "Ты говори, брат. Говори. Это хорошо отвлекает. А если ты мне еще и песню какую споешь, я вообще забуду о плохом самочувствии".

   "Песню?!"

   "Ага. Это было бы чудесно".

   "Да я... и не знаю ничего толкового, - внезапно растерялся "Гор". - То, что знал когда-то, так этого уже не поют. Да и забыл я многое".

   "А ты посмотри в моей памяти. Ты же можешь - я знаю. Вот и глянь. Может, что-нибудь выберешь под настроение?"

   Тень откровенно задумалась, а потом под удивленное молчание демона осторожно уточнила:

   "Ты... пустишь меня глубже?"

   "Да куда уж глубже? - усмехнулась я, поежившись от очередного порыва холодного ветра. Причем, как изнутри, так и снаружи. - Ты у меня уже, можно сказать, в печенках сидишь. Поверь, кроме вас, шестерых, я еще никого так глубоко не впускала. Так что не стесняйся. Копайся, сколько влезет. Только, чур, потом не ржать и не трепаться, ясно?"

   "А можно я тоже посмотрю?" - встрепенулся вдруг Лин.

   Я только плечами пожала.

   "Смотри. Когда я тебе запрещала?"

   "Ну... все-таки чужое... это же очень личное... вдруг бы тебе не понравилось, что я подсматриваю?"

   "Ты и так и подсматриваешь, и подслушиваешь, и вообще, скоро станешь мной по-настоящему. Все мои мысли, считай, крутятся у тебя в голове. Все мои чувства отражаются на тебе, как в зеркале. Ты слышишь мою боль, ты смеешься, когда я радуюсь... какие от тебя могут быть тайны, Лин? Думаешь, я зря считаю тебя своим ангелом-хранителем? Ведь от ангела ничего не скроешь. Ничего не утаишь. Так и ты... в общем, смотри все, что хочешь. Только не пересказывай потом, ладно? Некоторые вещи мне даже сейчас стыдно вспоминать. А кое-что станет для тебя настоящим откровением".

   Они помолчали, подумали. Но потом я ощутила, как что-то внутри меня осторожно меняется. Странное такое чувство, как если бы кто-то вежливо взял в руки старую, пыльную книгу, сиротливо лежащую на дальней полке, а потом сел за стол и, сдув с нее толстый слой пыли, принялся осторожно листать пожелтевшие от времени страницы. С легким смущением читая историю моей прошлой жизни и временами ненадолго задерживаясь в тех местах, где было особенно интересно.

   "Ну и ладно, - с непонятным облегчением подумала я, поняв, что мое щедрое предложение принято и уже активно рассматривается. - Чего они во мне не видели? Теперь пусть уж досматривают до конца. Может, тогда я уже не буду стыдиться своих заморочек и смогу больше не объяснять очевидные для себя вещи? Ведь не зря умные люди говорят, что все к лучшему? Да... наверное, все-таки не зря..."

  

   Очнулась я внезапно, от резкого толчка и слишком громкого хлопка крыльев, После чего поняла, что все-таки задремала и, с трудом размяв затекшие кисти, посмотрела вокруг.

   "Уже вечер, - смутно удивилась, подметив догорающее на горизонте солнце. - Как же долго мы летим!"

   "Мне кажется, уже близко, - проурчал снизу неутомимый Лин, и мне стало немножко стыдно. - Посмотри сама: куда свернуть? Нам остался час до Рейданы!"

   Сколько?!

   Я ошалело хлопнула ресницами, с трудом веря в то, что он отмахал такое расстояние за какой-то жалкий день. Причем, с невероятной скоростью! Без перерывов, остановок и даже перекусов! Нет, я могу понять, что кушает он, пардон, на ходу и в туалет ему (пардон два раза) ходить не надо. Могу понять, что и мой организм, благодаря Ли-Кхкеолу, умеет отставлять в сторону второстепенные потребности и не ныть насчет голодного брюха, потому как, дескать, уже время. Но ТАК быстро?!! И ТАК высоко?!!!

   Блин. Какой же он у меня теперь сильный!

   "Гайдэ?"

   Опомнившись и поспешно отстранившись от ненужных мыслей, я сосредоточилась на самом главном и вдруг совершенно отчетливо поняла: он прав.

   "Лин, это рядом! Снижайся!"

   "Что?"

   "Это здесь! Мы на месте! Поэтому снижайся и верни нам невидимость!"

   "Сейчас", - с облегчением отозвался демон и, чуть встряхнувшись, начал послушно сбрасывать высоту. Только на этот раз постепенно. Медленно. Плавно и почти осторожно. Видно, еще не успел забыть, как лихо мы приземлились в прошлый раз и как громко я тогда ругалась.

   На всякий случай я все равно попыталась закрыть глаза - как ни стыдно признавать, но зрелище приближающейся земли до сих пор завораживает меня слишком сильно. Вот только на этот раз прикинуться ветошью не получилось - как только Лин снизился до уровня полукилометра, меня скрутило так, что едва не вывернуло наружу. Из груди сам собой вырвался сдавленный стон. В животе опять словно кто-то кишки на палку наматывал. Старая рана некстати разнылась. К горлу подкатился тошнотворный комок. А потом перед глазами все поплыло, и я едва не потеряла сознание. Правда, через какое-то время все-таки догадалась открыть глаза и тут же взвыла:

   "Лин, нет! Не туда!!"

   Перепуганный шейри мгновенно исправился и снова набрал высоту, как боевой истребитель. Не став ни задавать вопросы, ни уточнять, ни даже разбираться, в чем дело. И лишь когда мы вернулись под облака, а я смогла отдышаться и смахнуть выступившие слезы, тревожно повернулся.

   "Гайдэ, ты чего?"

   "Там... там Печать..." - с трудом выдавила я, чувствуя, что еще немного и меня буквально вывернет. Наизнанку. Весьма болезненным и очень некрасивым образом.

   "Какая еще Печать?!"

   "Вот такая. Обычная. Магическая".

   "Печать мага?!! - вконец растерялся Лин, пошатнувшись от неожиданности и едва нас не уронив. - Гайдэ, да ты в своем уме?! Откуда Печать в Валлионе?!!"

   Я только сморщилась от кинжальной боли, пронзившей мой несчастный живот, и мрачно кивнула.

   "Поверь мне, Лин, это - Печать. Точно такая же, как в Долине. А под ней - место нового Прорыва. И именно из-за него мне так хреново".

   "Но, Гайдэ... это же... невозможно!"

   "Возможно, - криво усмехнулась я, понемногу оживая. - Как видишь, очень даже возможно. Более того, он скоро вскроется, и тогда мне настанет окончательная и полная... гм".

   "Но как же так?! - неверяще прошептал демон, вперив напряженный взгляд в далекую землю тщетно пытаясь разглядеть в темноте что-то непонятное. - Как это может быть, Хозяйка? Откуда они взялись? Как мы могли их пропустить? Почему, наконец, я ее СОВСЕМ не чувствую?!"

   "Я тоже не чувствовала. До тех пор, пока она не очнулась от сна".

   "Но ведь... такого не бывает!"

   Я тяжело вздохнула.

   "Видимо, мы с тобой что-то недоглядели. И, видимо, я ее пропустила, когда работала с Равниной. Совсем как тех Тварей возле Рейданы. Помнишь?"

   "Да, - все еще растеряно отозвался демон. - Но я все равно не понимаю".

   "А я, кажется, начинаю понимать..."

   Лин вздрогнул и ошарашено повернул голову.

   "Это Печать, Лин, - пояснила я устало, с трудом держась на его спине и с еще большим трудом удерживаясь от нового стона, несмотря на все старания Тени. - Причем, очень старая Печать. Мощная. Но она неактивная... была... до сегодняшнего дня. Как думаешь, почему?"

   "Не знаю!"

   "Очень плохо. А почему тогда ты ее не видишь?"

   "Тоже не знаю!!"

   "А ты взгляни так, чтобы увидеть, - посоветовала я сквозь зубы. - Так, как смотрел сегодня в Невироне. Что теперь скажешь?"

   "Мать моя!!!"

   "Вот именно, - я шмыгнула носом, будучи совсем не в восторге от своей догадки. - И даже поводок у нее наверху совсем как тот, что мы видели в Фарлионе. Помнишь, в первый раз еще ворон показал? Вот и тут то же самое. Только создали эту штуку немного позже. Ее спрятали до поры до времени, поэтому никто и не заметил".

   Лин звучно сглотнул, ошарашено рассматривая под собой самый обычный лес, покрытые самой обычной травой холмы и такие же обычные деревья. Ничего страшного вокруг. Ничего опасного. Никаких Тварей, никакой мертвенной вони. Птички, бабочки, стрекозки... и вдруг - Печать. Правда, именно сейчас вокруг нее никаких птичек уже не было - вон, пернатые трупики лежат под корнями. И мышка дохлая сиротливо валяется в траве. Да и сама трава начала ощутимо чахнуть.

   Но это случилось недавно. Совсем, надо сказать, недавно - буквально полдня назад, когда мне внезапно стало плохо. Из-за этого, надо полагать, живот и скрутило: Равнина внезапно содрогнулась от боли, ощутив, как в ее теле ворочается стальной стержень чужой магии, и испуганно позвала на помощь. Меня. Откуда-то точно зная, куда и когда посылать этот зов. Или же просто потому, что этим утром я сама отправляла ей призыв о помощи?

   Лин сделал широкий круг над опасным местом и растеряно выдохнул из ноздрей сноп черного дыма.

   "Гайдэ, что это такое? Как это вообще могло случиться?"

   "А как могло случиться, что мы пропустили такую же Печать возле самой Рейданы? Помнишь, когда меня похитили у Рига, и я нарвалась на Высшую Тварь?"

   "Как?! И там?!"

   Я мрачно кивнула.

   "Да, друг мой. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что это была именно Печать: проход под землей, бесконечный колодец чуть ли не до самого Айдова Подземелья, Высшие Твари на дне, которых сперва кто-то тщательно откармливал, а потом снова усыплял... что это, если не старательно подготавливаемая Печать? Мне только кажется, что тогда она не была закончена, Лин. Кажется, им не хватило нескольких жертв для этого. Например, меня. Или еще кого-нибудь. Помнишь, я тебе как-то рассказывала, как создавались Печати в Фарлионе?"

   "Помню. С помощью эаров. Их убивали на жертвенных алтарях".

   "Ну вот. Просто на эти Печати эаров уже не хватило, поэтому некроманты использовали простых людей".

   "Имеешь в виду, валлионцев?"

   "Да кого угодно. Какая разница, чья льется кровь? Думаю, в первый раз эаров гнусно обманули. Потом убили. И после того, как они перестали верить смертным и закрыли свои границы, их стало нелегко добыть. Может, кстати, за Ли-Кхкеолом поэтому и гнались с таким упорством? Может, он для этого был нужен? Для жертвы? С другой стороны, он был один... впрочем, его потом вполне могли обменять на нескольких особей попроще. Неужто Эа не отдал бы жизнь за родного сына? Или кто-то еще из них не пошел бы на смерть ради наследника?"

   "Пошли бы, - мрачно согласился Лин. - Если уж они меня не испугались, когда пытались его защитить... точно пошли бы. Общее горе затуманило им разум".

   "Я тоже так думаю. И еще думаю, что когда стало ясно, что эары во второй раз не поведутся на уловку, Жрецу пришлось использовать обычных смертных. Правда, для этого потребовалось больше народу, но я не уверена, что его остановила такая цена. Возможно, просто процесс растянулся на долгие годы. И, возможно, именно поэтому ему пришлось прятать Печати до поры до времени".

   "Но почему их никто не заметил?! Куда смотрел Орден?! Где были Карающие?! Это ведь случилось у них под самым носом?!!.."

   "И не без помощи предателей, - хмуро закончила я. - Ты прав. Мое похищение - лишь одно из звеньев в длинной цепочке произошедших событий. Даже жаль, что я не успела пообщаться со ВСЕМИ та Ворте, которые там замарались. Думаю, выяснила бы много интересного. Но та Печать была очень хорошо спрятана. И она тоже не была активной, поэтому Равнина ее не ощущала. Или ощущала, но слабо, и до поры до времени ее это не слишком тревожило. К тому же, у нас были другие проблемы, которые казались первоочередными. Поэтому я тоже ничего не почувствовала. Поэтому мой взгляд ни за что не зацепился, когда я тут все чистила. И поэтому же, если бы мне не "повезло" попасть в лапы к Лоррэю, мы бы имели сейчас не одну, а две БОЛЬШИЕ проблемы. Можешь себе представить такую Печать возле самой столицы? Нет? Вот и я представляю с трудом. Но факты - налицо. Никуда от них не денешься, как бы ни хотелось. С той Печатью нам чудом удалось управиться, пока она не открылась. А эта проснулась только сейчас и тут же начала тянуть на себя силу. В результате, всего за несколько часов изуродовала половину окрестного леса. И вот это я почувствовала ОЧЕНЬ хорошо. И именно ЭТО не заметить просто не могла. Теперь чуешь, к чему дело идет? Чуешь, что будет, если мы только промешкаем?"

   Лин ошалело моргнул.

   "Хочешь сказать, что он скоро твой лес превратится в то, что мы видели в Хароне?!"

   "Да. По крайней мере, я полагаю, что так задумано".

   "Ой, мама! Что же будет с Равниной?!"

   "Вымрет. Она постепенно вымрет, как Харон, и будет медленно превращаться в очередную вотчину некромантов".

   "Но ведь теперь у нее есть ты! Равнина сейчас под твоей защитой!"

   "А кто об этом знал несколько лет назад, когда создавались Печати? - вкрадчиво спросила я. - Кто знал, что появится новый Ишта? Или тот кахгар зря сторожил места возможного появления нового Знака? Не-ет, Лин. Эта Печать была поставлена НАМНОГО раньше моего появления на Во-Алларе. Лишь для того, чтобы в один прекрасный день открыться, заработать и превратить ВЕСЬ Валлион в то, что мы с тобой видели. И так, как уже случилось с Невироном, со Степью, с Фарлионом. Надеюсь, ты еще не забыл, как пала Цветущая Долина?"

   "Но почему именно сегодня? - непонимающе прошептал Лин. - Почему сейчас?!"

   "А почему именно сейчас зажглись огни Пирамид? И почему они пульсируют в такт боли, поселившейся в моем животе?"

   "О боже... так это Пирамиды пробудили Печать?! Из-за них она проснулась?!"

   "Да, Лин, - прошептала я. - Вероятно, так и есть. Эта Печать много лет спала, никем не замеченная и никого не тревожащая. Ее сделали заранее. Сделали молчащей. А потом оставили до поры до времени... но отнюдь не забыли, нет. За прошедшие годы тут вырос лес. Рядом образовались долины, холмы, реки и трава. Все было спокойно. Даже Хранителей ничто не встревожило. Пока в один прекрасный день для Печати не настало время проснуться. Пока в один прекрасный день ей не пришел сигнал от хозяина. И пока в ее сторону не полилось в избытке огромное количество дармовой силы, которую какие-то безумцы отдают сейчас на чужих алтарях. Вот для чего на самом деле нужен Важный День. И кровь... много человеческой крови, из которой так удобно получать энергию. Мне только непонятно, почему этого не сделали раньше? И непонятно, почему Равнина, раз на ней уже не первый год стоят Печати, до сих пор оставалась свободной? Неужели Жрец чего-то ждал? Неужели он продумал все заранее? Или же у него появились какие-то новые силы? Может, он просто сумел создать так много Тварей, что именно теперь, двинувшись под землей к месту будущего Прорыва, они сумеют заполонить Валлион?"

   "Что же нам делать, Гайдэ? - испуганно дрогнул Лин. - Как ее закрыть?! Мы не можем допустить, чтобы твоя Равнина погибла! Вместе с ней можешь погибнуть и ты! А я не хочу тебя потерять!! Не хочу видеть, как Печать снова вырывает твою душу!! Но как ее закрыть, если вблизи от нее тебе всегда становится плохо?!"

   Я глубоко вздохнула и, на мгновение прикрыв глаза, вдруг хищно улыбнулась. А потом сжала кулаки и кинула мстительный взгляд далеко вниз, где едва угадывалась небольшая проплешина среди стремительно умирающих деревьев и где пряталась под слоем земли проклятая Печать. Та самая, о существовании которой я до этого дня даже не подозревала.

   "Очень просто, друг мой. Как мы с тобой управились в прошлый раз?"

   "Огнем, - удивленно припомнил Лин. - Сбросили его сверху, и все... но, Гайдэ, где мы сейчас возьмем Огонь?!"

   "Рядом, - прошептала я, плавно обратив загоревшийся надеждой взгляд на северо-восток. - Совсем, как ни странно, рядом. У Рига неподалеку от столицы есть целая лаборатория, где этого Огня..."

   Лин вздрогнул всем телом.

   "ТОЧНО! Это же он его изобрел!"

   "Да. И вот его-то мы и используем. Надеюсь, я еще не разучилась кидать всякие шарики точно в десятку. Да и ты пока, хвала Аллару, быстро летаешь. Так что управимся. Я точно знаю, что управимся. Главное, успеть вовремя".

   "А лес? - внезапно вспомнил демон, послушно разворачиваясь в нужную сторону. - Что станет с твоим лесом? Мы же уничтожим тут все на несколько локтей вглубь!"

   "Ничего. Равнина зарастит эту рану. К тому же, я надеюсь, что у Рига в запасниках найдутся шары с разной мощностью. Рассчитывать ее Дей меня уже научил, поэтому будем надеяться, что обойдемся малой кровью. Хотя тряхнет меня, наверное, здорово. Но это лучше, чем ничего. Мы все равно должны уничтожить Печать до того, как она уничтожит Равнину".

   Лин вытянулся стрелой и, мощно взмахнув крыльями, устремился на северо-восток.

   "Быстрее, - только и прошептала я, опускаясь ничком на его спину. - Пожалуйста, Лин, быстрее. Нам придется успеть туда и обратно до полуночи. Именно полночь - время для вскрытия Печатей".

   "Это слишком далеко, - прикусил губу демон. - ОЧЕНЬ далеко для меня, Гайдэ. Я не успею за час туда и обратно".

   "Плохо. Значит, тебе придется срочно научится создавать порталы. Прямо сейчас. Здесь. На ходу. Другого варианта для нас нет".

   "Но я не умею творить порталы!"

   "Умеешь, - без тени сомнений отозвалась я. - Только не помнишь".

   Лин внезапно замер, а потом как-то нехорошо сузил глаза.

   "Ты уверена в этом?"

   "Конечно. На самом деле ты, как и я, все умеешь. Просто не всегда об этом знаешь".

   "Тогда прикажи мне! - решительно потребовал он. - Прикажи, и я сделаю все, что угодно!"

   "Создавай портал, Лин, - измученно прошептала я, закрывая глаза. - Прямой портал до северной окраины Рейданы. Такой, чтобы никто его не засек. Набрось невидимость. Лети туда. Бери мои силы. И ищи лабораторию Рига. Ту, где есть Голубой Огонь. Добудь его для меня. И это - приказ".

   "Будет сделано, Хозяйка", - чужим голосом отозвался мой персональный демон, и в следующий миг нас затянуло в какую-то воронку.

  

-Глава 6-

   На крышу нужного дома мы свалились с таким ревом и грохотом, что у меня заложило уши. Да еще Лин от волнения слегка не рассчитал, поэтому вместо того, чтобы аккуратно приземлиться, мы вывалились из пустоты не над ней, а прямо НА нее. В результате, здорово треснулись, с руганью покатились по покатому склону, проломили своими телами все, что могли, и в облаке жуткой пыли благополучно рухнули на чердак.

   - О-у-у-у... - только и сказала я, вставая на четвереньки и ошалело тряся гудящей головой. - Лин, куда ты нас занес?

   "К Ригу, - жалобно простонал подо мной, едва шевеля лапами, крупный черный кот ростом с матерого (и когда только успел?!) льва. - Слезь с меня, Гайдэ. Ты придавила мне... все"

   Ругнувшись сквозь зубы, я сползла с распластавшегося на полу демона.

   - Твою мать... больно. Ты уверен, что это - тот дом?

   "Нет. Но ты сказала "в лабораторию", и я принес нас в лабораторию".

   Обреченно вздохнув, я поднялась, наконец, на ноги и быстро огляделась.

   Чердак был большим (свалившись на него с немалой высоты, мы едва ли занимали треть пространства), довольно чистым (пыль на меня нападала, так сказать, в процессе), почти необжитым (пара книжных стеллажей у стены не в счет) и почти светлым... гм. Ну, последнее уже - исключительно наша вина: дыра в крыше была весьма внушительной. Однако самое главное заключалось в другом - как выяснилось буквально мгновением позже, попали мы по адресу: книжные стеллажи и тщательно выкрашенный пол были мне очень знакомы. И именно по ним я с первого взгляда поняла, что мы на месте.

   - Слава богу! Я помню этот чердак!

   "Да, Риг показывал. Правда, я сюда не заходил. Это только вам интересно шляться по пыльным закоулкам старого родового гнезда Драмтов".

   - Ну, конечно. А ты в это время был занят выяснением структуры защитных полей подвала.

   "Там же самое интересное, - возразил Лин, бодро отряхнувшись, после чего принюхался и довольно кивнул. - Да, это дом Рига: здесь его запах и запах его магии. Но сейчас его тут нет. А лаборатория, если ты не забыла, внизу. Значит, я и правда могу гораздо больше, чем мы думали, и правильно построил сюда портал".

   Я машинально потерла ушибленный копчик.

   - Молодец. Только в следующий раз посадку продумай получше. Пошли, у нас мало времени.

   Мы быстро спустились на второй этаж, неслышными тенями пробежали по пустому коридору. У первой попавшейся двери (а таковых тут было целых шесть) старательно прислушались, но потом шейри звучно чихнул и заключил:

   "Никого. Даже слуг нет. Кажется, после твоего отъезда Риг сюда почти не заходил. А если и заходил, то очень давно. Такое впечатление, что ему было не до опытов".

   "Не сомневаюсь. Посмотри лучше: нет ли где "прослушек"?"

   "Рядом - нет. Но следящие заклятия на окнах работают".

   "Да? - я с интересом обернулась, посмотрела через Тень на тускло светящееся окошко и почти сразу подметила, что оно словно бы затянуто мутной красноватой пленкой. - Надо же. Вот, значит, как выглядит охранное заклятие?"

   "Их тут полно, - проснулся от недолгой спячки призрак. - На каждом окне, на воротах, в саду... даже стены обвешаны ими от пола до потолка. Твой друг не пренебрегает безопасностью".

   "Конечно, - кивнула я, внимательно оглядываясь и только теперь замечая на стенах множество светящихся ниточек охранного заклятья. - Особенно после того, как за ним целый месяц пристально следили. По моей, кстати, вине. Ты, случаем, не видишь: на первом этаже "охранки" стоят?"

   "Стоят, конечно, - отозвался вместо "Гора" Лин. - Я чую несколько, но в основном возле входа и в холле. Ну, и в подвале, конечно - Риг бы не оставил лабораторию без присмотра".

   Я без труда отыскала лестницу на первый этаж и улыбнулась.

   "Разумеется. Он очень предусмотрительный. Лин, а в холле много "сигналок"? Мне отсюда не видно, а ты, наверное, их чуешь?"

   "Конечно. Их там хватает".

   "Провести нас сможешь, чтобы ни одну не задеть? Или отключить?"

   "Конечно, - удивился демон. - Но там не надо ничего отключать: на меня они просто не подействуют, а тебя сейчас вообще не заметят - у Тени есть свои преимущества".

   "Очень хорошо, - я удовлетворенно кивнула и только тогда без опаски спустилась, мельком отметив про себя, что в доме почему-то совсем не водилось пыли: перила у лестницы были абсолютно чистыми. Видимо, тоже какое-то заклятие. - Значит, мы сможем сделать все быстро и никого при этом не потревожим".

   "А тебе не стыдно грабить чужой дом?" - усмехнулся вдруг призрак.

   Я помрачнела и, быстро пройдя просторный холл, двинулась в сторону неприметной дверки в дальнем углу. Не зная о которой можно вообще не заподозрить, что она существует.

   "Нет, брат. У меня нет времени искать Огонь где-то еще. А Риг поймет. Он, на наше счастье, мудрый человек. Не думаю, что с ним возникнут проблемы. Лин, что там с дверью?"

   Демон незримой тенью скользнул ко мне и настороженно шевельнул длинными усами.

   "Защита хорошая. Сильная. Риг не поскупился на заклятия".

   Я мельком оглядела испещренную многочисленными черточками дверь, поняла, что в их переплетении ни черта не разбираюсь, подумала о том, что разный цвет этих линий и образуемые ими загогулины, наверное, тоже что-то означают. Потом подумала о том, что Риг вложил сюда уйму сил. Виновато вздохнула и решительно велела:

   "Ломай".

   Лин послушно приподнялся на задние лапы и шарахнул по преграде острыми когтями. Раздался громкий треск, мерзкий скрип, жалобный стон разваливающейся деревяшки. Горящие перед моим носом причудливые линии негодующе вспыхли и тут же погасли, потому что демон, не удовольствовавшись простым разрушением, еще и дыхнул на них огнем. После этого от двери остались только медленно кружащиеся в воздухе клочья сажи, да въедливый запах гари, от которого у меня тут же запершило в горле.

   Закрыв нос полой куртки, я шумно вздохнула.

   "Идем", - велела чуть позже, и Лин первым юркнул в открывшийся проем.

   Лаборатория боевого мага, надо признать, ничего особенного из себя не представляла: обычный подвал (хотя и довольно глубокий), обычная деревянная лесенка в дальнем углу, обычные же столы, на каждом из которых стоят какие-то колбы и непонятного вида реторты; висящие под потолком и тускло засветившиеся при нашем появлении магические светильники; гладкий каменный пол; такие же гладкие серые стены, сложенные из местного аналога гранита и, видимо, усиленные специальными заклятиями... я уже видела эту комнату однажды. Риг был так любезен, что показал свое рабочее место, с особенной гордостью отметив, что до меня никого сюда не приглашал. Ну, за исключением ученика. Однако сейчас меня не интересовало ничего из того, что лежало на его столах - едва зайдя, я целеустремленно двинулась прямо к Хранилищу, где, как сказал Риг, он держал особо опасные свои изобретения. В том числе, и готовый Голубой Огонь.

   Хранилище выглядело как своеобразный аналог большого сейфа - крупная, массивная, цельнометаллическая конструкция, состоящая из нескольких слоев сложного сплава металлов, в которой немалую долю занимал адарон, и которую мудро усилили целой прорвой охранных заклятий. Причем, как снаружи, так и изнутри. Насколько я успела понять, штука эта была крайне затратная - Риг потратил больше полугода, чтобы правильно обработать "сейф" и сделать его безопасным. Так, чтобы даже при взрыве всего его содержимого дом не взлетел на воздух.

   Остановившись перед блестящим ящиком, вплавленным одним боком в несущую стену, я оглядела сложную, красиво переливающуюся радугу силовых линий вокруг нее, и вздохнула снова.

   - Лин, сможешь открыть без большого бума?

   "Конечно, - без тени сомнений выдал мой персональный демон. - Я эту защиту еще в прошлый раз изучил. И сломаю без проблем. Вот только..."

   "Что?"

   "Когда она рухнет, Риг сразу об этом узнает, - смущенно признался Лин. - Здесь есть дополнительный сигнальный контур, до которого снаружи никак не добраться. А активируется он лишь тогда, когда повреждается внутренняя оболочка заклятия".

   "Ну, что ж поделаешь? Узнает, так узнает. Ломай. У нас времени в обрез".

   Шейри, больше не колеблясь, уверенно оттеснил меня в сторону и, чуть сощурив желтые глаза, легонько ткнулся носом в "сейф". Я даже не поняла сперва, что он делает - то ли принюхивается, то ли хочет его лизнуть. Поэтому не уловила того момента, когда в защите что-то изменилось. А увидела результаты лишь тогда, когда Лин надавил на нее носом, и вокруг этого места, как круги от брошенного в воду камня, во все стороны пошла волна непонятной дрожи. Причем, там, куда приходила эта волна, "радуга" мгновенно теряла первоначальный цвет, становясь тусклой, серой, безжизненной. Нити сложного заклятия бессильно обвисали, словно из них выпили все соки. И эта цепная реакция распространялась по чужому заклятию так быстро, что всего за десять ударов сердца ею оказался охвачен весь "сейф". А еще через пару секунд процесс перекинулся глубже, на внутреннюю обшивку. После чего металлическое Хранилище странно пошатнулось, вздрогнуло до основания и, звонко щелкнув, очень неохотно раскрылось.

   Шумно выдохнув, Лин отошел и кивнул на появившуюся в ящике щель.

   "Готово".

   "Спасибо, мой хороший, - облегченно улыбнулась я, потянув за тяжелую дверцу. - Ригу, конечно, это не понравится, но лучше так, чем потерять Равнину".

   "Как твой живот?" - вдруг обеспокоился демон.

   "Пока терплю. "Гор" неплохо справляется. Или думаешь, он просто так стал таким молчаливым? Сейчас только благодаря ему я хожу и спокойно разговариваю. Но если не успеем до полуночи..."

   "Забирай Огонь! - решительно тряхнул головой Лин и кинулся помогать мне с Хранилищем. - Забирай все, что есть, и летим обратно! Не хочу, чтобы ты лишнюю минуту мучилась!"

   Я только вздохнула. А потом заглянула внутрь немаленького сейфа и удивленно присвистнула.

   "Ого! Да у Рига тут целый арсенал припасен! Лин, ты только глянь! Чего здесь только нет!"

   Демон проворно засунул нос в ящик, быстро оглядел забитые до отказа полки, на которых лежали десятки (если не сотни) каких-то непонятных, но явно магических и наверняка смертельно опасных штук, две трети из которых я вообще видела впервые в жизни. Задумчиво качнул головой. Фыркнул. При виде какого-то "ежика" с тонкими длинными иглами, похожего на подводную мину, как-то странно хмыкнул. А потом цапнул с ближайшей полки знакомый хрустальный шарик и сунул мне в руки.

   "На. Забирай и пойдем. Времени у тебя действительно мало".

   "Думаешь, нам хватит одного? - с чего-то вдруг засомневалась я, мельком оценив заряд. - Он довольно слабый".

   "Нам и не нужен такой, как в Айдовой Расщелине. Ты же не собираешься уничтожать половину Равнины? А их тут всего шесть. И этот, между прочим, самый слабый. Так что бери и пойдем. Думаю, этого хватит".

   "Блин. А если не хватит? Что нам, возвращаться прикажешь? - насупилась я и под пристальным взглядом демона решительно сгребла все шесть шариков, рассовав их по карманам и тщательно застегнув все пуговицы, чтобы не выронить по дороге. - Может, нам еще кто встретится по дороге? Может, какая-то Тварь успеет ускользнуть? Может, колодец окажется слишком глубоким или же я промахнусь... запас карман не тянет, Лин. Особенно, в таких делах. Так что если взялись грабить, значит, берем все, что подвернулось под руку. Пусть лучше что-то останется, чем в один прекрасный момент обнаружится, что чего-то не хватило".

   Лин странно шевельнул длинным хвостом.

   "Хорошо. Как знаешь".

   Я только кивнула, захлопнула искореженную дверцу, мысленно попросив у старого друга прощения. Затем все-таки засовестилась, нацарапала на столе короткую записку и только после этого отвернулась.

   "Все, уходим. Больше задерживаться нельзя".

  

   Во второй раз портал у Лина получился удачнее - нас не вышвырнуло наружу, словно нашкодивших котят, никуда не мотнуло и не кинуло на землю, как получасом раньше. Демон весьма удачно вписался в разверзнувшуюся в ночном небе воронку, ловко подвернул под себя крылья, чтобы не вмазаться носом в косяк. Довольный сам собой, нырнул в созданную им же черную дыру, при виде которой у меня что-то засосало под ложечкой. Но в последний миг все-таки кинул взгляд на землю и со смешком доложил:

   "Поздравляю тебя, Гайдэ. Риг только что обнаружил, что его лаборатория ограблена".

   Пригнувшись к толстой шее демона, я насупилась.

   "Я ему потом все объясню. И вообще, хорошо, что он сразу заметил, а то пришел бы кто-нибудь другой, влез в дом, который мы и так уже разбомбили... по крайней мере, так у него точно ничего больше не пропадет".

   "Конечно, ничего. Кроме теплого чувства к тебе ".

   Я фыркнула, собираясь сказать, что от Рига не надо ждать предательства, но забыла, что Печать уже близко. Поэтому не успела среагировать, когда внезапно усилившаяся боль заставила меня сжаться в комок и вызвала сдавленный стон.

   "Черт... Лин, быстрее... кажется, она скоро откроется!"

   Демон вздрогнул всем телом и, распластав крылья во всю ширь, спикировал над лесом, как огромный ястреб. Едва не задевая брюхом верхушки деревьев, почти хватая пастью верхние листья и глухо рыча на собственную недогадливость.

   "Ты сможешь бросить Огонь?" - тревожно спросил он, напрямую двигаясь к цели.

   Я мельком глянула вниз, на уже почерневшую траву и покрывающиеся некрасивыми серыми пятнами деревья, из которых стремительно уходила жизнь, и кивнула.

   "Конечно".

   "Тогда готовься. Подлетаем. Ниже мне уже не нырнуть - слишком много деревьев. Могу не успеть вывернуть крылья. Поэтому давай я сперва дыхну своим огнем, чтобы открыть колодец, а потом кинешься ты. Только не промахнись, пожалуйста".

   При виде превращающейся в пустыню Равнины, в которой через пару часов должен был открыться новый Прорыв, у меня сами собой сжались кулаки.

   "Не волнуйся, Лин - в ЭТУ гадость я точно не промахнусь".

   "Хорошо... внимание... Гайдэ, считаю: раз..."

   У меня болезненно сжалось что-то внутри.

   "Два..."

   Я проворно достала из кармана Огонь и сжала в руке.

   "Два с половиной..."

   - Ли-и-э-э-о-у-р-а-а! - прошептала я, поднеся шарик к самым губам. Тот мягко дрогнул, и внутри него загорелась знакомая, пока еще слабая, но очень быстро разгорающаяся голубая искорка. - Давай, Лин. Я готова!

   "Три!!"

   Свесившись с левого бока летящего на полной скорости дракона, я прищурилась от бьющего в лицо холодного ветра и напряглась, когда черный бок подо мной подобрался, а потом из-под наползающих друг на друга чешуек начал пробиваться слабый золотистый свет. Лин готовил свой знаменитый огненный выдох. Причем, готовил недолго и, едва я успела замахнуться, вытолкнул из себя тугую струю жидкого огня, которая с ревом и искрами метнулась в сторону небольшого, покрытого омертвевшей травой холмика.

   Я чуть прищурилась и швырнула Огонь следом, тщательно прицелившись и отсчитав положенные мгновения. Кинула с силой. Так, как только могла. Но слегка по дуге, чтобы драгоценный шарик забросило точно в распахнувшийся в земле зев, из которого нас обдало настоящим смрадом.

   То, что там уже воют от нетерпения Твари, я вполне могла себе представить. То, что их там должно быть ОЧЕНЬ много, больше не вызывало сомнений. О том, что они, быть может, в этом не слишком виноваты, я тоже успела подумать. И даже вспомнила о поразительно спокойном кахгаре, который единственный из всех сумел унять мою боль.

   Но сегодня дело было не только во мне - сегодня Твари угрожали Равнине. На кону стояло не только мое благополучие, но и жизни тех, кто рискнул мне довериться, поэтому рисковать я не могла. Даже в том случае, если томящихся от нетерпения Тварей властно призвали и, не слушая возражений, заставили сюда прийти.

   Как ни странно, я не сожалела о содеянном. Мне совсем не было жаль тех, кто так жадно стремился к поверхности. Ведь сейчас они причиняли мне боль. Сейчас они готовились меня убить. А еще они полностью зависели от другого Хозяина и подчинялись только ему.

   Поэтому у меня не было сочувствия к ЭТИМ Тварям. И не было сомнений в том, что я поступаю правильно. Сейчас между нами шла война. Некрасивая, жестокая, отвратительно кровавая. И они, несмотря ни на что, были моими врагами, поэтому я не могла поступить по-другому. Как, вероятно, не могли этого сделать и они. Так что все правильно. Кто бы что ни говорил, а все это только правильно: они напали, я защищаюсь... они делают мне больно, я делаю больно им... иного не бывает. Око за око. Зуб за зуб. Несколько дней назад они мне помогли, и я их тоже не тронула. Несколько дней назад мы общались на равных. Но раз они пришли сюда с намерением убивать, если воля, заставляющая их идти вперед, так сильна... что ж, остановить их по-другому я не могу. А значит, и сожалеть не о чем.

   Быть может, когда-нибудь мы найдем способ существовать рядом без убийств. Но пока этого, увы, не получается. Они первыми нарушили перемирие. Так что я всего лишь возвращаю им этот удар.

   "Есть! - торжествующе взревел Лин, проворно набирая высоту. - Молодец, Гайдэ! Ты опять попала!"

   Я слабо улыбнулась.

   "Да. Осваиваю потихоньку искусство снайпера".

   "Сколько у нас времени?"

   "Секунд пять. Я решила не давать больше... на всякий случай".

   "Значит, мне надо лететь быстрее, - задумчиво осознал Лин и поднажал, отчего меня некрасиво вмяло в крепкую чешую и почти размазало по его спине. - Держись! Сейчас рванет!!"

   Я заранее закрыла глаза и отвернулась, уже хорошо зная, что за этим последует, но веки все равно обожгло, а уши мгновенно заложило, когда далеко внизу, почти догоняя улепетывающего во все лопатки шейри, взметнулось яркое синее пламя.

   Да. Мы это уже проходили. И все это уже видели - несколько месяцев назад, возле Серых гор, когда кидали такой же симпатичный шарик в разверзшийся на земле Прорыв. Просто тогда мы уже опаздывали. Тогда он успел не только сформироваться, но и разинул свою жадную пасть. А сегодня мы застали самое начало, поэтому последствия не должны быть такими ужасающими, чем там. Да и заряд у шарика я взяла самый скромный.

   Может, пронесет?

   "Готово!" - торжествующе крикнул Лин, ловко увернувшись от длинного лизуна Голубого Огня, внезапно взметнувшегося чуть ли не до самого неба и попытавшегося цапнуть его за хвост.

   Я тяжко вздохнула и, прислушавшись к себе, с грустью подумала, что нет, не пронесет. Уже чувствую, как в животе разгорается знакомый огонь. Слышу, как содрогается от боли израненная земля. Знаю, что очень скоро и меня коснется ее боль. А поэтому заранее сжимаю зубы и готовлюсь к самому страшному.

   "Я помогу, - прошептал изнутри полузабытый призрак. - Позволь мне, Гайдэ. Не отталкивай хотя бы сейчас. Я смогу, я справлюсь. Теням это совсем нетрудно. Я сумею остановить ЭТО. Поверь, я тебя удержу".

   "Держи", - таким же слабым шепотом согласилась я, едва успев до первой волны сумасшедшей боли. А потом кто-то мягко и осторожно отодвинул меня в сторону, благородно взяв на себя мои немаленькие проблемы. И даже не сказав ничего насчет того, что мне, как даме, весьма позволительно сейчас красиво потерять сознание.

   Сколько длился период безвременья, сказать трудно. Сидя в своей заветной комнатке и неподвижно глядя на расцвеченный голубыми сполохами "экран", я могла только гадать, сколько минут прошло в реальном мире. Здесь по-прежнему оставалось уютно, спокойно, тепло. Никакие тревоги не долетали, чужая боль не мешала наслаждаться мертвой тишиной окружившей меня Пустоты. Безопаснее этой части моего разума не было, наверное, ничего в целом мире. Не зря именно здесь провел последние пару суток настойчивый брат Гора. Здесь мы впервые нормально встретились и поговорили с Тенями. Здесь я училась. Здесь я когда-то спала. Поэтому сейчас сидела на жесткой кушетке у стены и со странным ощущением понимала, что внезапно вернулась домой.

   Удивительное чувство. Заманчивое. Долгожданное.

   Я так долго жила, как бродячая собака, что едва о нем не позабыла. А теперь вдруг вспомнила и с какой-то непонятной растерянностью оглядывала созданные собой же стены, мой любимый ковер, придуманные когда-то картины... со странным ощущением понимая, что на самом деле все это - не совсем реальное. Но при этом и... настоящее тоже.

   Парадокс, правда?

   Когда подвешенный в пустоте "экран" снова потемнел, я встрепенулась и привстала, намереваясь вернуться обратно. Я даже осторожно подошла, ожидая, пока "Гор" позовет и скажет, что уже можно. Затем нерешительно качнулась на носках перед замершей картинкой. Внимательно всмотрелась, видя перед собой сравнительно небольшой участок выжженного леса, заметную проплешину на теле Равнины, оставшуюся после Огня, как свежий шрам, и быстро приближающуюся землю, на которой Лин явно намеревался совершить экстренную посадку.

   Судя по всему, бросок действительно оказался удачным - на месте Печати я увидела лишь спекшийся до состояния остывшей лавы холм. Гораздо меньше того, на что я рассчитывала. Вокруг холма даже деревья почти не пострадали. В его основании уже начинала заново оживать трава. Там определенно зашевелились кусты, потревоженные каким-то любопытным кузнечиком. Потом прямо на моих глазах пролетела первая за последние пару часов стрекоза. Туда снова возвращалась жизнь. Там снова шелестели зеленые листья. Там больше не было Тьмы. И не было зла, от которого хотелось бы убежать.

   А значит, мы справились.

   Мы ее уничтожили.

   И значит, спешащие сюда по Подземелью Твари... конечно же, по Подземелью - откуда еще, если на поверхности мы уничтожили всех?.. остались надежно запертыми в земных недрах, не в силах ни выбраться, ни процарапать себе другой проход, ни даже развернуться толком. Они просто застряли, не имея возможности вылезти наружу: без активной Печати и подготовленного выхода, который смертные зовут Прорывом, это невозможно. Так устроен этот мир: живому - живое, мертвое - мертвое... поэтому я на самом деле ничего сейчас не нарушила. Просто восстановила прежние границы.

   Однако брат что-то долго там возится. Слишком сильно по нему ударило, что ли? Но почему? Рана на земле совсем маленькая. Я боялась, будет раз в пять больше. Но Огонь Рига оказался действительно нормально заряжен - и дело свое сделал, и Равнину мне не изуродовал. А брат почему-то все еще молчит...

   - "Гор?" - неуверенно позвала я, подойдя вплотную к "экрану". - "Гор", что там у вас? Ты в порядке?

   - Подожди, - почему-то приглушенно долетело снаружи. - Еще не все...

   - Почему? Все же закончилось!

   - Нет, - тихо сказал... почти прошептал он, зачем-то сгибаясь пополам. - Не знаю, в чем дело, но мне по-прежнему больно.

   Я испуганно замерла.

   - Что ты сказал?!

   - Больно... все еще... а может, даже больше...

   - "Гор", давай назад! - вконец встревожилась я. - Возвращайся! Дай мне посмотреть, что происходит!

   Он не стал возражать. Может, не мог. А может, уже и не хотел геройствовать: тысячелетнему призраку, проведшему столько веков в благополучной Тени, не зная ни боли, ни радости, ни страданий, нелегко вновь оказаться в живом теле. Нелегко оказаться там именно тогда, когда его разрывала на части непонятная мука. Это как из горячей бани сигануть в ледяную прорубь. Или же попасть из теплой утробы матери в безжалостную холодную пустыню.

   Он вернулся сразу, как только я позвала - уставший, взъерошенный, согнутый в три погибели и ужасно виноватый. Если бы я могла, я бы переговорила с ним сейчас, но увы - как только он оказался на "капитанском мостике", я оттуда в то же мгновение исчезла. Мы поменялись местами, вернувшись туда, куда следовало. И когда это произошло, я внезапно сообразила, отчего же ему стало так плохо.

   - Ой, мать моя... - сдавленно охнула я, скорчившись в собственном теле на мягкой траве. - Ешкин кот! Да что ж такое?! Откуда?! Мы же уничтожили Печать!!

   "Гайдэ? - беспокойно переступил громадными лапами склонившийся надо мной ящер. - Гайдэ, ты что? Тебе опять плохо?"

   - Да, - в растерянности осознала я. - Так плохо, словно бы...

   И тут меня, как громом, поразила жуткая мысль. Одна единственная, простая до отвращения, но настолько похожая на правду, что отмахнуться от нее или счесть безумной было просто невозможно.

   - Да, Лин, - деревянным голосом повторила я, неподвижно глядя прямо перед собой. - Все очень плохо. Хуже некуда. А это значит, что на Равнине нам придется ОЧЕНЬ СИЛЬНО задержаться.

  

-Глава 7-

   С высоты птичьего полета военный лагерь выглядел как настоящий муравейник. Причем, огромный, раскинувшийся по гигантскому Плато далеко в стороны. Шумный, суетливый, крикливый, расцвеченный снизу множеством огней от горящих костров... в какой-то степени это было даже красиво. Особенно издалека. И если только представить, какая же уйма народу там в это время топталась, то даже дух захватывало.

   Почти миллион вооруженных до зубов воинов... огромная силища. Чудовищная в своей мощи военная машина. Просто жуть. И самое главное, что организован этот лагерь по-военному четко, разные его части расположились на строго отведенной для них территории. Старшие Кланы - чуть правее от центра, если смотреть на них с той востока, как я; Младшие отнесены аж за самую Кайру. Вдоль реки теснится небольшой лесок, в котором наверняка уже обосновались оборотни; слева лениво шевелятся бескрайним морем валлионцы; чуть дальше виднеются воины Хеора, Беона, отличающиеся от соседей лишь цветом стягов... и простирается этот человеческий океан вплоть до самых Серых гор, надежно перегораживая всю Степь и охватывая ее гигантским полукольцом.

   Приземлялись мы с Лином уже поздним вечером. В темноте и под заклятием невидимости, разумеется. Приземлялись уставшие, грязные, как свинки, и вымотанные до такой степени, что даже приводить себя в порядок не стали. Плевать. Сил куда-то лететь и искать подходящее озеро просто не было. Хотелось лечь прямо там, где стоим, и не отрывать головы от подушки до самого утра. А лучше - подольше, денька этак два-три. Так что плевать. Действительно на все плевать. На месте отмоюсь. Когда отосплюсь. Неужто у братиков не найдется для замученной сестрички пары ведер горячей воды?

   Тень я отпустила сразу, как только лапы шейри коснулись земли. Пусть летит вперед и скажет Фантомам, что мы вернулись. Он, к счастью, уставать не умеет, так что оставшиеся до лагеря два километра преодолеет в считанные мгновения. Соответственно, найдет всех, кого нужно, предупредит о моем приходе. Ну и, конечно же, первым получит свою порцию упреков за то, что нас долго не было.

   Но мне, если честно, уже все равно, как долго братики будут ворчать и пинаться. Спать хотелось неимоверно. Глаза слипались до такой степени, что я готова была вставлять в них спички. Да и то, не уверена, что это бы помогло, потому что даже сидя в немилосердно трясущемся седле, я, кажется, умудрилась задремать. А проснулась лишь тогда, когда чей-то грубый голос окликнул меня у границ лагеря, а потом громко свистнул, веля побыстрее убрать с нашего пути колючие "рогатки".

   Ага. Оперативно работают. И очень хорошо, что вопросов не задают: значит, Тень уже на месте, братики в курсе и даже отдали соответствующие распоряжения. Въезжали-то мы не со стороны скаронов - там не нашлось удобной посадочной площадки для Лина, поэтому пришлось приземляться за дальними холмами. А потом искать местный аналог КПП и показывать там свою запыленную, перепачканную в какой-то дряни, отвратительно грязную маску. Но ребята на въезде узнали и тут же отступили в сторону. А потом с уважением отдали честь и махнули в сторону далекого, отмеченного несколькими флагами пригорка с начальством.

   Я только благодарно кивнула (на большее не осталось сил) и, не спрашивая ни о чем, почти упала на шею Лина, надеясь, что хотя бы еще пару минут мне дадут подремать.

   Однако я ошиблась - поспать по дороге так и не удалось. Потому что, во-первых, беспокоящийся за меня демон несся по лагерю, как угорелый; во-вторых, из-за этого в нашу сторону то и дело неслись приглушенные и весьма недовольные возгласы, которые, правда, очень быстро смолкали. А в-третьих, пару раз меня весьма чувствительно тряхнуло в седле, потому что спешащий Лин, видимо, перепрыгнул через какие-то биваки на полном ходу.

   Сама я не смотрела - после того, как мое тело покинул призрачный брат, было нелегко снова привыкнуть к цветному зрению. В глазах то и дело двоилось, некрасиво расплывалось, порой вообще оставались только разноцветные пятна, в которых я могла лишь смутно ориентироваться. Но, возможно, это еще и от усталости. Хотя в любом случае наблюдатель из меня сейчас не ахти.

   Ну вот, доехали, кажется.

   "Гайдэ, мы на месте, - затормозив у большого (и даже очень большого, по размерам напоминающего самый настоящий дом) шатра, Лин повернул голову и с сочувствием посмотрел. - Гайдэ? Просыпайся. Тебя уже ждут".

   С тихим ворчанием я сползла с седла, стащила со спины шейри оба своих меча, старательно помотала головой, чтобы в глазах поменьше расплывалось, и неохотно поковыляла к виднеющемуся впереди входу. Возле которого каменными столбиками стояло почти два десятка скаронов из Старших Кланов и за порогом которого меня наверняка ждала очередная головомойка.

   Ох, надеюсь, "Гор" успел им рассказать хотя бы часть того, что произошло, и парни малость остыли. Потому что если нет... вероятно, с меня живьем спустят шкуру.

   Тяжко вздохнув и прихрамывая сразу на обе ноги, я отмахнулась от подтянувшихся воинов, дружно отдавших честь, и потащилась в шатер Четырех Владык, чтобы получить свою порцию кренделей на ужин. А куда деваться? Опоздала я, опоздала. Опять и, причем, надолго. Вместо трех обещанных дней промоталась почти неделю. Так что у братиков были все основания испытывать ко мне совершенно неродственные чувства.

   Но, может, еще обойдется?

   Устало отерев лицо, я откинула еще один полог, за которым угадывалось большое, хорошо освещенное помещение, зашла внутрь и только там опустила руку. По векам тут же больно ударил яркий свет от висящих под потолком магических огоньков. Глаза, конечно же, тут же заслезились, поэтому пару секунд я еще промаргивалась и пыталась хоть что-то понять в окружающем мутном мареве. Но потом они, наконец, привыкли, расстроенное зрение кое-как восстановилось, и я в изрядном удивлении уставилась на полную до отказа комнату, где целая куча самого разного народа, как по команде, молча уставилась на меня и сверлила напряженными взглядами.

   Та-а-к. Кажется, я опять не вовремя?

   Слегка нахмурившись, я быстро пробежалась по знакомым и малознакомым лицам. Ага. Фантомы все здесь - Мейр, Лок... которых легко узнать по разом пожелтевшим глазам... Эррей (почему-то бок о бок со старым лен-лордом та Ларо; никак уже поговорить успели, пока меня не было, и выяснили-таки отношения?)... сразу за ним стоит Родан (странно, что без маски, но в доспехах Фантома). Потом Его Преосвященство Горан (этот-то что опять тут делает?!). Затем - уже виденный мною молодой человек: наследный принц Хеора. Старый, но отнюдь не маразматичный посол Беона, у которого при виде моей персоны седые брови взлетели высоко вверх. Напротив него толчется мрачноватый господин та Лейро, который, при всем своем недовольном виде, почему-то жадно пожирает меня глазами. Рядом притулился малознакомый товарищ Ридолас - начальник Королевских Хасов, с которым мы пересекались лишь однажды, у Айдовой Расщелины. Потом - несколько человек, которых я вообще видела впервые в жизни. Конечно же, Главы Кланов Скарон-Ола - куда ж без них на военном (а это, наверное, все-таки военный?) совете. Наконец, два каких-то непонятных типа, с виду здорово смахивающих на хвардов (янтарные глаза не дадут соврать), один из которых (тот, что постарше), имевший потрясающе густую, дивного каштанового цвета шевелюру и смутно знакомые черты лица, почему-то растеряно уставился на Мейра; а второй, напротив, был помоложе, порезче и пожестче, зато на соседство миррэ ему явно было плевать. Тогда как я, кажется, вызвала его неподдельный интерес.

   Гм. Еще один хвард на мою голову?

   Ах да, еще я забыла упомянуть о мелькнувшей в дальнем угле знакомой седоусой физиономии, которая при моем появлении растеряно вытянулась и как-то знакомо опешила. Но Фаэсу я как раз не удивилась - его появление было закономерным и вполне объяснимым: куда же рейзеры пойдут без своего любимого эрдала? Но, вместе с тем, его присутствие непременно означало и присутствие короля, поэтому тот угол я привычно обошла вниманием и постаралась побыстрее отвернуться.

   Нет у меня сил еще и на это. До постели бы добраться, и то хлеб.

   Тряхнув головой, я скинула прямо на пол дорожный мешок, уже успевший изрядно оттянуть мне плечо, а потом решительно шагнула вперед. По пути бросила на край стоящего по центру стола, вокруг которого собрались все эти важные господа, свое перепачканное в земле оружие. Нашла глазами четыре легко узнаваемых Трона у дальней стены и, перехватив напряженных взгляды от сидящих на них фигур, вяло махнула рукой.

   - Привет. У вас есть, чем горло промочить? А то в глотке пересохло - сил больше нет.

   В комнате воцарилась совсем уж гробовая тишина.

   - Значит, нету? - я с разочарованием оглядела окаменевшие лица вокруг. - Черт, хреново. Придется тащиться обратно и спрашивать у моей бравой охраны.

   - Не надо, - каким-то деревянным голосом сказал вдруг Фаэс, снимая с пояса пузатую, подозрительно булькнувшую фляжку. - На, держи.

   - Очень кстати, - благодарно кивнула я и, цапнув драгоценный сосуд, под десятками ошарашенных взоров тут же присосалась к горлышку. Да так жадно, что даже старый эрдал лишь растерянно хлопнул ресницами.

   В этот же самый миг на моей груди выразительно зашевелилась грязная куртка, вспухнув безобразным комком и приковав к себе все без исключения взгляды. Затем оттуда высунулась острая мордочка с жадно принюхивающимся носом и горящими от возбуждения глазами. Наконец, показались маленькие лапки, покрытые густым коричневым мехом, гибкое тельце, длинный пушистый хвост... при виде которого кто-то с радостным изумлением воскликнул:

   - Рэ!!!

   Заметив в толпе хозяина, настороженно озирающийся фэйр восторженно пискнул, спрыгнул прямо на стол и пулей метнулся к ошалевшему Родану. Запрыгнул к нему на руки, обвился вокруг шеи, а затем так проникновенно заурчал, что Хас против воли расплылся в широкой улыбке и, прижав к себе ластящегося зверька, поднял на меня шальной взгляд.

   - Гай... откуда?! Когда ты успел?!!

   Я только отмахнулась. Подумаешь... все равно мимо Вольницы летели, так что одним крюком больше, одним меньше... благо Лину теперь достаточно было велеть найти нужное место, как он благополучно пробивал туда мощный портал, не больно заботясь о том, откуда пришло это странное знание. Да еще и невидимостью грамотно закрывался, так что мы ничем не рисковали. А тогда я просто вовремя вспомнила об этом одиноком малыше, про которого мы почти забыли, попросила шейри немного изменить курс, чтобы исправить допущенную в отношении него оплошность. В итоге, мы приземлились точно на крышу родового гнезда да Виро и тихонько позвали удрученного фэйра. С помощью Знаков, конечно же, чтобы больше никого не разбудить.

   Рэ даже объяснять ничего не пришлось: едва почуяв мое присутствие, он сам выскочил из окна и с радостным визгом прыгнул ко мне на руки. Почуял, хитрец, что только ради него я рискнула задержаться в Валлионе. Обрадовался безумно. Извертелся весь от нетерпения, пока не убедился, что больше его никто не собирается оставлять одного. Наконец, забрался ко мне за пазуху, проворно вцепился коготками в ремень и тут же затих, словно опасался, что я передумаю. После этого нам оставалось только бесшумно поняться в воздух и исчезнуть оттуда так же тихо, как и появились. А потом одним гигантским рывком пробить еще один мощный портал, чтобы расчертить широкими крыльями ночное небо над войсками нового Союза.

   - Спасибо, Гай, - тихо сказал Родан, бережно поглаживая довольно урчащего фэйра. - Спасибо тебе за Рэ.

   Наконец, я отлепилась от фляжки и с облегчением отерла губы.

   - Уф. Фаэс, ты мне просто жизнь спасаешь. Мейр, чего смотришь? Со мной что-то не так?

   Миррэ несильно вздрогнул и поспешно отвел взгляд.

   - Нет. Просто у тебя глаза...

   - Что с ними не так?

   - Они опять неправильные.

   Я нахмурилась.

   - В каком смысле?

   - Они желтые, Гай, - тихо сказал в оглушительной тишине миррэ. - Сегодня они почему-то желтые. И пылают, как золото.

   Я пожала плечами и, кинув Фаэсу пустую фляжку, подошла к Тронам.

   - Плевать. Наверное, побочный эффект от близкого общения с Тенью. Брат, ты здесь?

   - Конечно, - шепнула отделившаяся от дальней стены Тень и в мгновение ока оказалась возле моего правого плеча. - Как себя чувствуешь?

   - Хреново. Устал, как собака. Ты что-нибудь успел рассказать?

   - О Невироне - все. Только что, между прочим, закончил. Насчет нас с тобой тоже сказал... в общих чертах... так что не волнуйся - дурацких вопросов сегодня не будет.

   - Очень хорошо, - с облегчением вздохнула я, поднимая уставший взгляд на окаменевших от неожиданности братьев. - Значит, мне не придется повторяться. А остальное?

   - Остальное не успел. Придется тебе заканчивать.

   Я недовольно дернула плечом.

   - Блин. Мог бы и помочь.

   - Я помог, - со смешком возразил призрак, покосившись куда-то назад. - И только благодаря этому убивать тебя уже не будут. По крайней мере, сразу.

   - Какая приятая новость...

   - А вот пятак все равно начистят, - снова усмехнулся "Гор" и на всякий случай отлетел подальше. - Если, конечно, ты срочно не найдешь себе достойного оправдания.

   Я машинально потерла переносицу и поморщилась. После чего осторожно поглядела на подозрительно молчащих Владык, поколебалась, но вдруг почувствовала, что ноги просто подгибаются от слабости, и устало махнула рукой.

   - Не буду ничего искать. Потом расскажу. А если меня кто-нибудь зашибет во сне, то ему же хуже - замучается потом выяснять у моего духа, что именно нас так задержало. И вообще, я спать хочу. Мне можно. Я - человек маленький, скромный, мне такие высокие вещи не понять... - я, не сдержавшись, снова потерла слипающиеся глаза и вопросительно взглянула в опасно багровые радужки Аса. - Может, потом поговорим, а?

   Алый Владыка хищно прищурился.

   - Нет, Гай. Сейчас.

   - Здесь? Брат, побойся бога! Кто я есть, чтобы мешать вашему важному совещанию? Никогда в этом деле ничего не понимал и до сих пор не понимаю. Честное слово, мои сведения подождут.

   - Говори, - нехорошо прищурился Ас, а следом за ним на меня очень недобро посмотрели и остальные братики. - Хотелось тебе, что союзники знали правду - хорошо, давай. Стремились вы с Лином к раскрытию карт - так вот оно, ваше время. Пришло, наконец. Дождались. Так что говори, пока я добрый. И пока мы не решили устроить тебе еще один день маркиза де Сада.

   - Шантаж, - чуть не вздрогнула я. - Когда это вы научились так жестоко издеваться над ближними?

   - Давно. И у тебя, кстати. Так что хватит ломать комедию и отвечай: ГДЕ ТЫ БЫЛ СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ?!

   Словно подтверждая, что гнев Владык не наигранный, их Троны дружно вспыхнули, отчего вокруг меня случилось настоящее светопреставление. Внутри тесной комнатки словно грянул беззвучный гром, невесть откуда прилетел порыв холодного ветра. Потом стало душно, как в пустыне. Затем снова похолодало. Где-то под стенами зародилось и какое-то время сохранялось ощущение нешуточной угрозы, явно окрашенное в изумрудные тона. Правда, оно почти сразу пропало, и возмущенные Троны погасли, снова позволив магическим огонькам спокойно выполнять свою работу, а людям - незаметно перевести дух. Но я все равно впечатлилась. После чего хорошенько подумала, тщательно взвесила все "за" и "против", покосилась на слегка побледневшего Фаэса, невозмутимые маски своих Фантомов. Наконец, обреченно вздохнула и, аккуратно присев на краешек стола, призналась:

   - Мне пришлось мотануться на Равнину.

   - Зачем? - сухо спросил Ас, возвышаясь надо мной, как статуя Немезиды.

   - Зов пришел: там потребовалась наша помощь. Срочно. Поэтому из Невирона мы сразу рванули туда.

   - Почему не сказали нам? - так же хмуро поинтересовался Бер.

   - Некогда было. Гор, извини: брат не успел вас предупредить.

   Услышав о Валлионе, Фаэс очнулся, наконец, от ступора и в тревоге подался вперед.

   - Гай, что там у вас случилось?

   Я посмотрела в его тревожные глаза, поняла, что от расспросов уже не отвертеться, и, по-прежнему старательно не глядя в дальний правый угол, подошла к карте. Намеренно обращаясь и глядя только на старого друга. Но при этом ничуть не сомневаясь, что неподвижно замерший за его спиной Эннар Второй не только прекрасно меня слышит, но и буравит злым взглядом.

   Почти чувствуя, как от этого взгляда дымится куртка на груди, я снова вздохнула. Черт. Как бы много я отдала, чтобы оказаться где-нибудь подальше отсюда. Как бы возблагодарила небеса, если бы не пришлось сейчас отчитываться. Но Фаэс смотрит прямо, настойчиво, почти умоляюще. Его сердце тоже сжимается в тревоге. И он не может не понимать, что позвать меня на Равнину могла только ОЧЕНЬ веская причина. Причем, причина настолько серьезная, что он страшится о ней даже подумать.

   Подойдя к нужному месту на карте, я отыскала север Валлиона и ткнула туда пальцем.

   - Меня позвали вот сюда. Качественно так позвали. Весомо, - машинально потерев второй ладонью свой уставший живот, я подняла взгляд и подчеркнуто посмотрела на эрдала. - Я не знаю, почему так вышло и как получилось, что тот участок леса стоял нетронутым. Клянусь, Фаэс, что не знаю. И клянусь, что до того дня там не было никаких тревожных признаков. Вот на этом холме рос лес. Там жила трава. Вили гнезда птицы, и ничто не указывало на проблему. Однако когда я три дня назад туда пришел, то оказалось, что обстоятельства резко поменялись. И оказалось, что именно на этом холме как раз в то время начала открываться... Печать.

   Фаэс вздрогнул так, будто его ударили.

   - Это была старая Печать, - весомо уронила я в гробовой тишине. - Не меньше нескольких лет от роду. Полагаю, она была поставлена задолго до того, как на Равнине появился новый Ишта. Но проблема в том, что до этого дня Печать была НЕактивна. Совсем. Ее создали, подготовили, усыпили, а потом надежно спрятали. Причем, так, что даже Ишта, придя на те земли, не почувствовал ничего плохого.

   - Насколько велика эта Печать? - отрывисто спросил Эннар Второй, по-прежнему буравя меня стальными глазами.

   Не поворачивая головы, я ровно ответила:

   - Такая же, как та, что мы уничтожили возле Рейданы.

   - Еще одна?! - тихо охнул от стены Мейр.

   - Да, - тихо согласилась я. - Еще. Только та не была закончена. Та оказалась вскрыта нами случайно. Для нее еще не настало время. А эта... эту начал открывать именно Жрец. С того самого дня, как до нее добрался свет Пирамид Невирона.

   Фаэс отшатнулся от стола.

   - ЧТО?!!

   - Да, - снова кивнула я. - Когда зажглись Пирамиды, на Равнине начали просыпаться готовые к пробуждению Твари. До того дня они спали. Никто о них не знал. Никто их не чуял, не видел и даже не подозревал о том, что они есть. Крепко спящую Тварь, даже Старшую, не способен засечь даже опытный боевой маг. Родан подтвердит - он в свое время на этом крупно погорел. Потому что, как оказалось, пока такая Тварь не пошевелится и не выйдет из логова, заметить ее очень трудно даже Иште. Вот и о Печати никто не знал. И именно поэтому она смогла простоять так долго... и поэтому же даже под носом у Церкви она смогла чувствовать себя так непростительно спокойно.

   Его Преосвященство Горан сжал челюсти.

   - Ты обвиняешь нас?!!..

   - Нет, - я устало покачала головой. - Я никого не обвиняю. Это было бы глупо. Раз уж вы не заметили, как эту Печать создавали, раз ее смогли поставить чуть ли не возле Главного Храма Аллара... значит, ставил тот, кто обладает не только большой силой, но и умеет искусно прятать следы. Тот, кого поддерживают на ОЧЕНЬ высоком уровне. Тот, кому ПОЗВОЛИЛИ это сделать. И тот, ради кого кто-то очень легко и просто предал корону. Предательство - дело такое... порой от отравленного кинжала не спасает даже адарон. Поэтому я никого не обвиняю. Просто говорю, что всех нас ловко обвели вокруг пальца.

   - Как ты узнал о Печати?!

   - Мне просто сказали, что там случилась беда. Мне передали, что нужна срочная помощь. Поэтому я бросил все и ушел. Поэтому же никому не успел ничего объяснить.

   - Что с Печатью? - тяжело посмотрел на меня Эннар Второй.

   Не отрывая взгляда от карты, я пожала плечами.

   - Ее больше нет.

   - Что значит "нет"? - подозрительно прищурился Его Величество.

   - Я ее уничтожил.

   - Что?! Гай! - тихо охнули хварды, быстро сообразив, что к чему. - Ты что... ОДИН туда сунулся?!!

   Я слабо улыбнулась.

   - Почему один? Со мной было два отличных мага.

   - Ты?! - Гор в неподдельной ярости развернулся к своей Тени. - Ты отпустил их туда вдвоем?!!

   - А что я мог сделать? - прошелестел призрак, тревожно отступив от взбешенного Адаманта, вокруг которого стало угрожающе быстро образовываться густое черное облако. - Отговорить? Или, может, стоять и смотреть на то, как Ишта корчится от боли?!

   - Помолчи, брат, - недовольно нахмурилась я, заметив, как дернулся от этих слов Фаэс. - Ты обещал, помнишь?

   Тень виновато умолкла и послушно растаяла в воздухе.

   - Если в общих чертах, - добавила я, торопясь закончить с неприятным и отправиться на поиски первой попавшейся подушки, - мы туда пришли, увидели, что творится, и раздолбали тот холм к Айдовой матери. Подробности - потом и не для всех. А пока хватит и этого.

   - Как ты ее уничтожил? - свистящим шепотом спросил Гор, готовый, кажется, задушить меня голыми руками.

   - Очень просто: Огоньком кинулся.

   - Каким еще огоньком?!

   - Моим! - вдруг раздалось от входа прерывистое, и я, быстро обернувшись, не сдержала изумленного возгласа:

   - Риг?!

   Мастер Драмт - взволнованный, трепанный и почему-то запыхавшийся - ураганом ворвался в шатер, наплевав на всех присутствующих и достоинство известного боевого чародея. Торопливо огляделся, мигом отыскал мою уставшую фигурку, облегченно перевел дух и, в два шага преодолев разделившее нас расстояние, вдруг порывисто обнял. Да так крепко, с ходу, едва ли не на руки подхватил, что у меня даже ребра хрустнули.

   - Наконец-то...

   Я замерла.

   - Э-э... Риг?

   - Как тебе только не совестно? - с укором сказал он, даже не думая меня отпускать. - Как не стыдно так со мной поступать? Я ждал от тебя знака. Я надеялся его получить. А ты... вместо того, чтобы избавить меня от сомнений...

   Я виновато потупилась.

   - Прости, Риг. И за кражу со взломом - особенно. У меня просто времени не было, а твоя лаборатория оказалась ближе всех. Пришлось воспользоваться.

   - Вы испортили мне крышу, - с еще большим укором напомнил маг, заставив меня совсем сникнуть.

   - Прости, мы на нее упали.

   - Порушили чердак...

   - Да, там не выдержали несущие балки.

   - Вы разбили мне три окна на втором этаже...

   Я окончательно скисла.

   - Это случайность. Мне хотелось проверить, как работают твои охранные заклятия.

   - И вы разрушили Хранилище!

   Я тяжко вдохнула и, отстранившись, посмотрела на его взволнованное лицо с неподдельным раскаянием.

   - Оно у тебя слишком хорошо защищено. Вскрыть тихо не получилось. Пришлось ломать. Прости еще раз. Но мы больше ничего не трогали - только Огонь. Ты на меня очень злишься?

   Мастер Драмт какое-то время пристально изучал мои виноватые глаза, а потом опустил плечи и неожиданно рассмеялся.

   - Нет, Гай. Не очень.

   Я облегченно выдохнула.

   - Тогда отпусти меня, наконец. Люди ж не поймут.

   Маг запоздало заметил, что мы не одни, смущенно кивнул и послушно разжал руки.

   - Спасибо, - я поспешно одернула куртку, стараясь не обращать внимания на вопросительные взгляды Фантомов. - Ты уж это... потом поговорим, ладно? Честное слово, с ног валюсь, как кривая осина. Вот отосплюсь, отъемся, тогда и спрашивать будешь, идет? Не то, боюсь, толку с меня сейчас немного.

   - Зачем тебе потребовалось столько Огня? - спросил маг, словно не услышав. - Там было шесть шаров. По половине обычного заряда каждый. Таким количеством можно было взорвать две трети этого Плато. Ты что, с запасом брал?

   - Да.

   - А куда дел оставшиеся?

   Я мигом помрачнела.

   - Использовал.

   - Как? Все?! - опешил Риг, но я только хмуро кивнула.

   - Да. Потому что Печать там оказалась далеко не одна.

   - Что-о-о?!! Печать Темного мага?!!!

   - Именно, друг мой, - невесело усмехнулась я. - Или ты думал, я бы стал тебя грабить просто так?

   - Рассказывай, - напряженно велел маг, мгновенно посуровев и подобравшись.

   - Сейчас, - устало кивнула я и принялась шарить по карманам. - Раз уж и ты сюда явился, чтобы намылить мне шею, придется колоться. Э-эх... погоди, сейчас, я только... рисовалку свою безотказную достану...

   Риг вдруг покачал головой и с укором протянул мне тот самый, вычерненный до состояния головешки карандаш, с которым я никогда не расставалась.

   - На, держи.

   - Риг, откуда ты его взял? - неподдельно изумилась я, мигом опознав пропажу.

   - Оттуда-откуда... ты обронил у Хранилища! А я нашел. И только тогда понял, на кого НЕ среагировали мои лучшие "сигналки".

   - Спасибо, - неловко пробормотала я, забирая свою пропажу. - Он у меня один единственный остался. Батька на совершеннолетие дал. Сказал, что пригодится по жизни, и оказался совершенно прав. Что бы я без него делал?

   - Рассказывай уже, - поторопил меня Риг, и я, перехватив странный взгляд от короля, послушно развернулась к карте.

  

-Глава 8-

   Карта, разумеется, оказалась та самая, которую я видела в Тронном зале Дворца Четыре Владык. Конечно, как же иначе? Не королю же из Валлиона с собой нести? Надо думать, что братики захватят ее с собой. И что именно она будет лежать тут на всеобщем обозрении.

   Сама по себе карта, правда, ничего. Несмотря на то, что ее центром изобразили (и это понятно) Скарон-Ол, сделали более четким и крупным Невирон, а Валлион ненавязчиво сдвинули на восток; впрочем, мне даже удобнее - не надо нагибаться, чтобы дотянуться до нужного места.

   Внимательно оглядевшись и с мысленным вздохом поняв, что долгожданный сон откладывается в безнадежно долгий ящик, я выдвинула грифель и несколькими движениями раскрасила леса Валлиона так, как считала нужным. Тем самым, обозначив границы Равнины, отделив ее от Степи, Леса и Пустыни и, заодно, очертив края нужного мне местечка. Правда, большого такого местечка, почти на весь Валлион, за исключением только Королевской Вольницы. После этого я нарисовала черный кружок в том месте, где разрушила Печать, а потом вопросительно посмотрела на мага.

   - Видишь?

   - Вижу, - ровно отозвался он. - Но пока ни демона не понимаю.

   - Сейчас поймешь, - хмыкнула я и, наклонившись ниже, нарисовала по всей окружности Равнины еще пять таких же кружочков. Так, чтобы они располагались по периметру Валлиона, стояли почти на равном друг от друга расстоянии и охватывали его со всех сторон, заключая в тесное кольцо, как чуткие стражи. - Теперь понятнее?

   - Что это? - как-то странно закаменел маг. А вместе с ним отчего-то напряглись и остальные. Даже хварды с миррэ, от взглядов которых у меня едва не дымилась спина.

   - Печати, Риг.

   - В Валлионе?! - неверяще прошептал Фаэс, уставившись на карту широко раскрытыми глазами.

   Я кивнула.

   - Именно.

   - ТАК много?!!

   - Да. Это и есть то, ради чего я срочно слинял из Невирона и даже вас не поставил в известность. И вот ЭТО - основная причина, по которой я опять нарушил все оговоренные сроки. Теперь понятно?

   Братики на своих Тронах только судорожно вздохнули, Фантомы замерли, неотличимые в своих доспехах, как братья-близнецы, кто-то звучно поперхнулся за моей спиной, Фаэс побелел, как полотно, лен-лорд та Ларо, кажется, собрался упасть в обморок, на послах вообще лица не было, а мастер Драмт заторможено кивнул, не в силах оторвать от карты взгляда.

   - Шесть... - прошептал он почти беззвучно. - Шесть Печатей Темного мага... весь Валлион... о боже...

   - Ты прав. Фаэс, тебе это ничего не напоминает?

   - Долина, - вздрогнув, почти сразу отозвался эрдал и поднял на меня остановившийся взор. - Это - такие же Печати, какие были в нашей Долине!

   - Верно, - снова кивнула я. - Именно так и обстоят дела. И их тоже шесть. Интересное совпадение, да?

   - Но КАК?!!

   - Говорю же: не знаю. И когда - не знаю тоже. Но Печати кто-то поставил. Причем, давно. Тайно. С прицелом на будущее. А активировать решил только сейчас. Когда у нас на носу война и когда вы стянули большую часть своих войск к границе Степи. Очень умно, правда?

   От моих слов Фаэс побледнел еще сильнее, а лицо Эннара Второго совсем окаменело.

   - Нам надо... надо... что-то делать... - прошептал эрдал, в ужасе оглянувшись на своего короля. - Надо вернуть... хотя бы рейзеров и Орден...

   - Не надо, - тихо сказала я, с новым вздохом убирая карандаш.

   - П-почему?

   - Потому что это ничего не изменит.

   У Фаэса против воли вырвался горестный стон, а стоящий рядом с ним господин та Лейро как-то странно сгорбился.

   - Как мы могли это пропустить? Как пропустил Орден? Жрецы?! Шесть Печатей... целых шесть проклятых Печатей... боюсь, сир, нам действительно придется вернуться. Иначе в считанные дни от страны не останется даже пепла. Из-под шести Печатей и шести огромных Прорывов наружу выйдет столько Тварей, что нам их всеми силами не удержать. Территория огромная. Твари расползутся по ней за считанные часы. Во все стороны. Во все деревни. И мы ничего не сможем сделать. А если Печати уже вскрылись...

   - Вскрылись, - подтвердила я, заставив его совсем сникнуть. - Как раз прошлой ночью. Причем, одна за другой, начиная с той, которую я показал, и заканчивая последней, которая стоит на юге Рейданы.

   - Значит, Валлион уже умирает, - с горечью заключил господин та Лейро и с болью обернулся к своему королю. - Ваше Величество...

   На лице повелителя Валлиона заиграли тугие желваки. Однако он молчал, буравя тяжелым взглядом грязную куртку у меня на груди. Все еще почему-то молчал, то ли оттого, что слов просто не было, то ли боясь, что они есть, но все сплошь нецензурные. Интересно, отдаст ли он приказ возвращаться? Плюнет ли на все и уйдет обратно, понимая, что его дом вот-вот развалится на куски? Предаст ли едва образованный Союз?

   Но он упорно молчал.

   - Гай, - внезапно и как-то нерешительно повернулся ко мне мастер Драмт. - А... а как же ты? Ведь если Печати вскрылись... ты... тебе ведь должно быть... нехорошо.

   - Мне было нехорошо, - спокойно согласилась я. - Последние две ночи. Но сейчас нормально. За исключением нескольких неприятных мелочей.

   - Хочешь сказать... ЭТО больше не повторится?! - растеряно моргнул маг, прекрасно помня о том, что со мной было во время первого Прорыва. - И ты НИЧЕГО больше не чувствуешь?!!

   Я криво улыбнулась.

   - Естественно. Я все сделал для того, чтобы НИЧЕГО не чувствовать.

   - Но как...?!

   Я кивнула на карту и спросила:

   - Как думаешь, Риг, для чего Печати расположили именно таким образом? Почему по кругу?

   - Чтобы... охватить весь Валлион.

   - Нет. Для того, чтобы охватить РАВНИНУ, друг мой. Валлион как раз никого не интересует. А зачем это могло кому-то понадобиться?

   - Чтобы ее подчинить... Аллар Светоносный! - у мастера Драмта испуганно расширились глаза.

   Я хмыкнула.

   - Правильно. Если помнить о том, что Печати поставили несколько годиков тому назад, когда об Иште даже слыхом не слыхивали, то вывод отсюда можно сделать лишь один единственный - кому-то очень хотелось проделать с Равниной то, что некогда было сотворено с Фарлионом. С соответствующими последствиями. А еще раньше ЭТО было проделано и с Невироном, и со Степью, после чего эта мертвая (вернее, кем-то очень качественно убитая) земля обрела себе нового Хозяина. Но только знаешь что, Риг?

   - Что? - едва слышно спросил маг.

   - Ничего у них не выйдет.

   - Почему?

   - Потому, что последнюю Печать мы ненароком разбили еще пару месяцев назад. Потому, что без нее у Жреца ничего бы не получилось. И потому, что открытие остальных Печатей имело на этот раз своей целью не захватить Равнину (это просто бесполезно без последней Печати, понимаешь?), а сделать все, чтобы Ишта умирал сейчас вместе с ней. Чтобы он корчился от боли, катаясь по своей погибающей земле. И чтобы вы... союзные войска большей части этого мира... были вынуждены разделиться. Потому что ни один правитель не бросил бы свою страну в такой момент. И не оставил бы там полчища Тварей, когда у него под рукой есть почти полмиллиона готовых к бою солдат, целая толпа боевых магов, простаивающих без дела, и очень большое желание кого-нибудь убить. Не правда ли, Ваше Величество?

   Я впервые подняла глаза на короля и тут же убедилась: это действительно так. На его скулах уже гуляли не желваки - настоящие канаты. Пальцы он сжал в кулаки, плечи напряг, кажется, готовый уже вот-вот сорваться с места и удавить меня прямо тут, на глазах у двух десятков свидетелей. И, кажется, только крепкая рука Фаэса, внезапно легшая на его грудь, пока не давала этого сделать.

   - Однако, - продолжила я, спокойно отвернувшись. - Как я уже сказал, Риг, твой Огонь я использовал весь. Прошлой ночью и уже этой, пока метался бешеной собакой по всей Равнине. В итоге, мой собственный брат меня почти проклял, мой верный друг едва жив от усталости, но зато Валлион может спать спокойно - Печати мертвы. С этой ночи и, надеюсь, что навсегда. А Прорывы под ними надежно закрыты. Ни одна Тварь, как бы ни старалась, так и не выбралась по ним наружу. И ни одна сволочь не получит от Равнины ни единого лакомого кусочка. Вот так. А теперь, господа, если у вас больше нет ко мне вопросов, я, пожалуй, пойду. Доброй ночи.

   Устало потерев виски, я развернулась и потащилась к выходу, предчувствуя, что еще минута - и свалюсь прямо там, у всех на виду, покорно закрывая глазки и обрубаясь на корню. Все. Не могу больше. Действительно уже ничего не могу. Кроме того, чтобы выползти наружу, найти какой-нибудь свободный угол и упасть в него, как в пуховую перину, чтобы хотя бы один раз за прошедшую неделю нормально выспаться.

   За последние дни я настолько вымоталась, что сил не осталось ни на что. А уж как вымотался бедняга Лин - даже говорить не стоило. За эти две ночи мы облетели, фактически, весь Валлион. В постоянном страхе, в дикой спешке, почти в панике, следуя на становящийся с каждым часом сильнее Зов; торопясь, как на пожар, чтобы вовремя отыскать очередное место внезапно зародившегося Прорыва; юркнуть к нему через портал, шарахнуть сверху нашей магической бомбой. Скорчиться прямо там от острой боли в обожженном нутре, как корчилась в это время прижженная Огнем Равнина. А потом отдышаться, смахнуть с лица непрошенные слезы, снова поменяться с братом местами и мчаться дальше, к следующей Печати. Которые, как назло, решили проснуться именно в это время, именно на Равнине и именно тогда, когда я этого не ожидала.

   Не знаю, как мы выдержали этот сумасшедший забег. Не знаю, как выдержал Лин и как он сумел на одном дыхании и так точно пробить нам целую череду порталов в ночном небе Валлиона. Я даже не знаю, чьи силы он для этого использовал, но сильно подозреваю, что совсем не мои - моих на тот момент, наверное, совсем уже не осталось: чужая боль выматывала так, что я даже с помощью брата едва могла сидеть. А Лин в это время неустанно работал, он постоянно летал, ни разу не позволив себе ни мгновения слабости. И он фактически спас меня, когда позволил приблизиться к Печатям поверху.

   Без него у нас ничего бы не вышло, и я прекрасно это понимаю. Поэтому могу испытывать к своему измученному демону только безграничную благодарность и самые теплые чувства, какие еще остались в моей искореженной, наполовину разорванной душе. Пожалуй, только они с братом удержали меня в эти два дня от непоправимого. И это они на самом деле вытащили Валлион из той ямы, в которую он чуть было не рухнул.

   "Гайдэ?! - неожиданно ко мне с порога метнулась белая молния и буквально упала в ноги. - Гайдэ, ты что тут еще делаешь? На тебе ж лица нет! И дейри совсем тусклая!!"

   При виде крупного снежного барса я не сдержала улыбку. А потом опустилась на корточки и крепко его обняла.

   "Откуда ты знаешь, какое у меня лицо, хранитель ты мой заботливый? Оно же в маске".

   "Да мне и смотреть не надо, чтобы понять, что ты едва стоишь! Марш отдыхать! - на всякий случай шейри подкрепил свои слова грозным рычанием. - Немедленно! Слышишь?!"

   - Иду-иду, - с усталым вздохом поднялась я, держась за него, как за живую опору. - Есть тут у вас, где прислонить голову умирающему герою? А то, честное слово, так спать хочется, что нет никаких сил...

   Что удивительно, нас больше никто не остановил, когда я в сопровождении недовольного демона выбралась из шатра. Правда, в последний момент кто-то из собравшихся все равно дернулся следом или даже позвал (не могу сказать - в ушах уже звенело), но Лин угрожающе рыкнул напоследок, и от нас отстали. А охрана на входе опять только козырнула.

   - Слышь, парни, - хрипло спросила я у первого попавшегося скарона. - Где мне можно уронить свои кости?

   - Милорд? - ошарашено моргнул тот. - Что вы сказали?

   - Блин. Поспать где можно, спрашиваю!

   - А...

   - Пойдемте с нами, милорд, - внезапно раздалось нестройное сбоку, и я радостно обернулась, с облегчением воззрившись на восьмерых девушек-скаронов в полном боевом доспехе традиционных цветов Старших Кланов.

   - Девочки... черт! Как же вы вовремя!

   - Идемте, милорд, - приглушенно повторила из-под шлема Аша. - Идемте. Мы покажем вам вашу палатку.

  

   Проснулась я уже под утро. Большей часть оттого, что кто-то жарко и томно сопел в мое левое ухо. Причем, так настойчиво, что спросонья я даже заподозрила, будто сослепу забрела не в ту палатку. И теперь лежу возле какого-нибудь бравого солдатика, который быстро сообразил, что у меня находится под рубахой, и впал от этого удивительного открытия в неоправданный восторг.

   Но вскоре я вспомнила, что до постели меня за руку вела моя бравая охрана. Затем подумала и была вынуждена признать вариант с солдатиком неприемлемым. Просто по той причине, что мои суровые девочки оборвали бы причиндалы любому идиоту, вздумавшему попасться мне в тот момент на пути. Да и не дали бы они сбиться с дороги, так что палатка, видимо, действительно моя. Ну, или отданная кем-то сердобольным под мои срочные нужны. Да и постель, судя по шелковым простыням и самой настоящей перине вместо грубого походного матраса, тоже готовилась заранее. Короче, привезли ее сюда специально. Для меня. Как для принцессы какой-то. И даже поставили в этой огромной комнате одну-одинешеньку, как скромную тахту на футбольном поле.

   Но кто же тогда сопит?

   Неохотно шевельнув пальцами, я тут же наткнулась на мохнатый бок, явно принадлежащий кому-то живому. Причем, мех там был хороший - густой, довольно длинный и плотный, как отлично сработанная шуба.

   "Лин, - первым делом подумалось мне. - Только у него хватает наглости забираться с ногами на мою постель".

   Я опустила руку на прежнее место и успокоено задремала снова: Лин мне никогда не мешал, пусть себе спит. Но потом вдруг сообразила, что шейри лежит с другого бока и исправно греет мою правую половину. Тогда как сопят слева. И самозабвенно так. Громко. Чуть ли не слюни пускают в мое бедное ухо.

   Так. Или я чего-то не понимаю, или у меня опять в постели появился неожиданный гость.

   Очень интересно.

   Неохотно открыв глаза, я повернула голову и чуть не вздрогнула, наткнувшись на приоткрытую зубастую пасть. Правда, довольно быстро сообразила, что пасть, как говорится, мне хорошо знакома, и недовольно отпихнулась.

   - Мейр! Да сколько можно?!

   К несчастью, блаженно сопящий рыжий кот, каким-то чудом вымахавший до размеров льва, моего сердитого шепота не услышал. Только ощутил прикосновение Знаков, благодарно замурлыкал и вяло дрыгнул ногами, даже не думая отползать или, тем более, просыпаться.

   Ну, не наглец, а?! Мало того, что в прошлый раз этот негодяй в пьяном виде забрался ко мне в кровать и бессовестно дрых там до самого утра... мало того, что тогда я его пожалела... так теперь он совсем охренел и влез уже на подушку! А теперь счастливо жмурился поверх одеяла, бездумно пихая задними лапами что-то, что мешало ему спать.

   Я ошалело приподнялась на локтях и тут же убедилась, что не ошиблась в своих предположениях: справа, тихо дыша в мой живот, свернулся белым клубком огромный белый кот, слева распластался на половину пространства такой же кот, только рыжий. Хорошо, места хватало, и они не придавили меня своей тяжестью. Но что самое страшное, оба бессовестно дрыхли. И оба не возражали против соседства друг друга! А когда от брыканий разомлевшего Мейра откуда-то с края постели послышалось недовольное ворчание, я обалдела окончательно и со всей ясностью поняла, что с этим надо что-то делать. Потому что просыпаться в такой славной компании, видеть перед собой сразу три умильно сопящие звериные морды, понимать, что эти подлецы обложили меня со всех сторон... нет. Я, конечно, не ханжа, но и не извращенка. И терпеть в собственной кровати трех взрослых, хоть и умеющих перекидываться в милых котиков (в смысле, одного волка и двух здоровущих кошаков), мужиков больше не намерена.

   - Ах вы, гады... - ласково улыбнулась я, решительно откидывая одеяло и дернувшись к первой попавшейся морде. - Ах вы, сволочи этакие...

   А потом вдруг заметила нечто странное. И внезапно сообразила, в каким именно виде сейчас нахожусь. Лихорадочно перерыла память в поисках ответа на вопрос о том, кто и когда успел меня раздеть, но там было пусто: кажется, меня все-таки вырубило до того, как я успела скинуть доспехи и нырнуть в постель. И, кажется, все остальное пришлось доделывать кому-то другому. Потому что на данный момент на мне имелась лишь тонкая полупрозрачная ночнушка из какой-то невесомой ткани и... все. А остальное, включая одежду, оружие, броню и даже маску, куда-то бесследно испарилось. Более того, я совершенно не помню, как, где и когда это случилось. Но зато обнаружила рядом с собой двух вечно озабоченных хвардов и...

   Блин.

   Я вдруг почувствовала, что самым натуральным образом готова покраснеть.

   И что обо мне подумают люди? С кем я сплю, деля одно ложе на троих? Даже на четверых, если считать сонного демона? Кошмар... какой невероятный и бредовый в своей реалистичности кошмар! Осталось только кому-нибудь сюда зайти и сказать: "Доброе утро, госпожа! Как спалось?"

   Медленно опустившись обратно на подушку, я обреченно закрыла глаза и тяжело вздохнула.

   "И за что мне это наказание? Может, убить кого надо, чтобы дошло? По-другому они, видимо, не понимают".

   "Понимают, - вдруг зевнул Лин, сверкнув в темноте двумя фарами глаз. - Все они понимают... пока люди. А когда перекидываются, то напрочь теряют прежние представления о том, что прилично, а что нет. У хвардов в стае совсем другие порядки".

   "Да? А мне как с ними быть?!"

   "Никак, - философски пожал плечами шейри, расковано потянувшись всем телом. - По их меркам, все нормально: они тебя охраняют и ждут, пока ты соизволишь их заметить. Так ведут себя с Вожаком. И так у них принято: младшие просто держатся рядом, в любое время дня и ночи. Ищут повод остаться подольше. Стараются притереться поближе - для нелюдей очень важно даже легкое прикосновение. Особенно, твое. Я не стал их выгонять, потому что это могло тебя разбудить. Но если хочешь, можешь прогнать обоих".

   Я тихо фыркнула, разглядывая оборотней из-под полуопущенных век.

   "Прогнать-то я могу. Но для того, чтобы они сообразили, за что именно им дали втык, надо заставить их перекинуться и другими глазами взглянуть на происходящее".

   "Так в чем проблема? Пихни в бок - и нет проблем".

   "Да? А ты хоть представил, как это будет выглядеть, если посреди ночи у меня из палатки выскочат, как ошпаренные, два симпатичных, растерянных, но совершенно голых мужика? Это валлионцы не все пока в курсе, кто я! А в Скарон-Оле знает каждая собака! Как я им потом в глаза буду смотреть?!"

   Лин послушно представил и расхохотался.

   "Прости, Гайдэ, не подумал. Зрелище действительно будет изумительным!"

   Я снова фыркнула и, отвернувшись, непримиримо сложила руки на груди.

   "Иди лучше, одежду мою поищи. Не могу же я тут в таком виде разгуливать?"

   "Ладно, сейчас добуду, - все еще посмеиваясь, Лин сполз с постели. - Подожди только, не буянь. И прежде чем лупить этих красавцев по мягкому месту, хотя бы вернись в образ Фантома. А то это будет смотреться как-то... неприлично".

   "Очень умно, - буркнула я, ненароком заехав рыжему зверю локтем по уху. - Пускай пока спят, сволочи. Но когда проснутся и примут нормальный вид, мы с ними потолкуем. Серьезно так, вдумчиво... чтобы они навсегда запомнили, куда можно влезать посреди ночи, а куда даже нос совать не следует. Распустились, блин!"

   Лин только хихикнул и неслышно растаял в темноте. А я насупилась, сердито покосилась на сонно ерзающего на одеяле ло-хварда. Затем неожиданно ощутила, что он бессовестно балдеет даже во сне, и... сплюнув со злости, почесала ему за ухом.

   - Ме-е-ейр...

   - Мр-р? - сонно мурлыкнул наглый котяра.

   - Мейр, милый, открой-ка глазки и взгляни на меня. Давай-давай, просыпайся, соня... пора встав-а-а-ть...

   Громадная зверюга, даже не думая просыпаться, замурлыкала громче и потерлась о подушку ухом. Потом сладко заурчала, причмокнула во сне, с неподдельным интересом ткнулась мокрым носом в мой живот, и мне пришлось по-быстрому оттаскивать его за ухо, чтобы не вздумать лизаться. Хватит и того, что лапищи свои раскинул уже на половину кровати. Обойдется без поцелуев. Хам.

   - Мейр, просыпайся, - уже серьезно велела я. - Немедленно, иначе хуже будет.

   И только тогда бессовестный оборотень соизволил приоткрыть один глаз. Желтый, как луна, круглый, с хищно сузившимся зрачком. Который, впрочем, тут же дрогнул и расплылся черной кляксой на всю радужку - узнал, негодяй. Опомнился. Даже напрягся, нервно дернув коротким хвостом и шлепнув самым его кончиком по недовольно заворчавшему хварду. Уши прижал свои бесстыжие. Явно дернулся к выходу, потому что наверняка вспомнил, что я обещала их обоих выкинуть с балкона... а потом, видимо, вспомнил, что балкона-то тут как раз нет, и...

   Проворно оттолкнувшись от перины всеми четырьмя лапами, внезапно метнулся вперед, роняя меня навзничь и запихивая морду куда-то под подушку.

   - Мейр! - охнула я, когда стокилограммовая туша настойчиво попыталась спрятаться под одеялом. - Стой! Куда полез?! Ты же не котенок, чтобы я тебя ТАМ не заметила! Мейр, стой, гад! Не смей! Не смей, понял?!

   Он тихо заскулил и послушно замер, умудрившись наполовину все-таки спрятаться, но оставив мохнатый зад с гуляющим во все стороны пушистым хвостом торчать снаружи. Я в сердцах стукнула по нему кулаком и опять, недоглядев, попала по хребтине левой рукой, из-за чего оборотня выгнуло, шерсть на загривке мигом встопорщило на устрашающую высоту, затем заставило жалобно пискнуть и поспешно упасть обратно всей тушей, мгновенно меня придавив и вынудив с приглушенными воплями барахтаться под ней, как под тяжелым прессом.

   - Оу-у! Кабан! Слезь с меня! Воздуху же... нет! Мейр, уйди, а то будет плохо! МЕЙР!!

   Наконец, в кошачьих мозгах что-то щелкнуло, и он поспешно отпрянул, благодаря чему страшного все-таки не случилось - я не задохнулась и смогла выползти полураздавленной тушкой наружу. После чего все-таки зарычала:

   - Ах ты, сволочь рыжая!

   Надо было видеть в тот момент его несчастные глаза. Надо было видеть, как громадный зверь съеживается в крохотный комочек, тщетно пытаясь стать незаметным, как испуганно прижимаются его уши к голове, как трепещут влажные ноздри... ей-богу, никогда в жизни не видела, чтобы он так себя вел. И никогда в жизни не думала, что он когда-нибудь всерьез меня испугается.

   - Черт... - встретив этот выразительный взгляд, я обреченно опустила руку и буквально сникла, поняв, что просто не смогу его ударить. - Ну, что мне с тобой делать, а? Что делать с вами обоими, черти? Совсем вы стали дикие. Совсем с ума сошли. А я вас даже стукнуть толком не могу - сердце кровью обливается. И вы... бессовестные... опять этим пользуетесь.

   Мейр, по-прежнему вжимаясь в одеяло, виновато пискнул.

   - Иди сюда, дурачок, - вздохнула я, обхватив его за шею. - Иди, не бойся. Не трону я тебя.

   Он с тихим урчанием послушно подполз ближе и тревожно замер, видимо, не зная, чего от меня ждать. Но что я могла ему сделать? Только обнять крепче и, прижавшись лицом к шерсти, тихо прошептать:

   - Прости. Прости, братик. Иногда на меня находит. Прости, я не хотела тебя напугать...

   - Р-р? - внезапно донеслось беспокойное из темноты. - Р-ры-ы?!

   Дескать, а я?!

   - И ты иди, бандит, - обреченно кивнула я, встретив с другого края постели до ужаса расстроенный взгляд крупного серого волка. - Никуда мне, похоже, от вас не деться. И ничегошеньки вы сейчас не поймете. Только обижу вас зря и тумаков надаю за то, что просто хотели меня увидеть.

   - М-р-р, - слаженно проурчали оборотни, ластясь, как простые домашние звери.

   - Вот и я о том же, дикари. Раз уж вы рискнули во второй раз ко мне сунуться посреди ночи, значит, ничего-то вы не поняли. А если и поняли, то когда обернулись, тут же забыли. Да?

   Они только бездумно рыкнули.

   Дети... вот как есть, дети. Никакого понятия о стыде. Как привыкли жить в свои лесах - простые и неиспорченные, так и живут до сих пор. И ни фига им невдомек, что врываться ко мне в спальню, в общем-то, не слишком прилично, а забираться тайком в постель и вовсе здорово отдает свингерством. Но, поскольку такого слова они просто не знали, и раз за разом убеждались, что против Лина я ничего против не имею, то своими звериными мозгами явно заключили, что какая мне разница? Раз уж я при всех назвала их братьями, раз однажды уже отказалась стать объектом их ухаживаний, раз не испытываю дискомфорта, ночуя в обнимку с одним котом... то почему бы котам не быть сразу двум? Может, только Лок и задумался ненадолго, прежде чем притопать ко мне без приглашения. Но наверняка лишь о том, что он - не кот, и, вполне возможно, его присутствие такого восторга у меня не вызовет. Думаю, лишь по этой причине бедный хвард, вечно обделенный вниманием, постарался лечь поодаль. На тот случай, если его серая шкура не понравится мне так же сильно, как роскошная рыжая шуба миррэ.

   Он только теперь блаженно прищурил зеленые глазищи и, ощущая на холке мою руку, с благодарностью вильнул пушистым хвостом. Совсем как пес, который слишком долго сомневался в том, любит ли его строгая хозяйка, и лишь сейчас убедился, что это действительно так.

   "Ну вот, - со смешком сказал внезапно вернувшийся Лин с большим свертком в зубах, когда обнаружил, что я сижу на постели в обнимку с двумя счастливыми до соплей хвардами. - Я-то думал, их спасать придется. А ты уже все простила и готова дальше пускать их в кровать вместо меня".

   - Готова, - покорно кивнула я, рассеяно почесывая две тяжелые головы, с умиротворенным видом устроившиеся на моих коленях. - На все для них уже готова. Потому что, кажется, поняла, что они для меня значат. И осознала, что на самом деле это они для меня готовы на все. Причем, судя по всему...

   Я покосилась на блаженно щурящихся хвардов, нежащихся от ласки, как самые настоящие звери, и вздохнула.

   - ...безо всяких ограничений и независимо от моего желания.

   "Ну, наконец-то, дошло", - усмехнулся шейри и бросил на пол мое обмундирование.

  

-Глава 9-

   Из палатки мы вышли вчетвером: я в доспехах Фантома (спасибо умельцу, который их вычистил и привел в божеский вид), чем-то ужасно довольный шейри в облике барса и два радостно скачущих вокруг меня оборотня, при виде которых девушки-скароны, чутко сторожащие мой покой, совершенно не удивились.

   "Знают, - мгновенно поняла я, когда Аша невозмутимо отдала честь и отвернулась. - А то еще хочешь, сами же и впустили. Я ведь сказала, что в любое время дня и ночи, вот и... черт. Осторожнее надо с приказами. Понимаются они быстро, исполняются мгновенно, да еще и буквально. Как у Лина когда-то".

   Гм. Ладно, учту на будущее.

   Одежду мою кто-то тоже успел вычистить и высушить. Сапоги отмыли и привели в порядок. Доспех аж блистал в неверном свете звезд. Но спать, как ни странно, уже не хотелось. Видно, хватило мне вечера и ночи. Даже удивительно - думала, до следующего полудня продрыхну, не меньше. А оно вон как вышло: восстановилась гораздо раньше. И, что совсем приятно, никакие Твари за это время не надумали вылезти из-под земли.

   То ли мои подвиги в Валлионе так озадачили Жреца, то ли Твари у него повывелись после устроенного нами грандиозного фейерверка, а то ли он просто готовился к чему-то. Но главное, что пока на нас никто не нападал, Степь вела себя тихо, караульные и дозорные ничего подозрительного не замечали, поэтому лагерь потихоньку обустраивался, жил своей жизнью, сонно ворочался, как большой зверь в своем логове, и имел редкую возможность насладиться теплой летней ночью, опустившейся на исконные земли скаронов.

   Конечно, многие и сейчас бодрствовали, помня о том, что Твари, если и нападут, непременно сделают это в темное время суток. Конечно, повсюду бдели внимательные скароны, горели костры, слышался мерный гомон далеких, приглушенных расстоянием голосов. И, конечно, где-то на передовой стояли заранее обустроенные вышки, с которых чьи-то зоркие глаза неотрывно наблюдали за далекими огнями Невирона.

   Жаль, что ни выяснить это, ни подобраться поближе не имелось никакой возможности: Невирон опечатали так плотно, что теперь даже мне туда не пролезть. Приходилось ждать. Гадать. Беспокойно ежиться и постоянно следить за узкой полоской рассвета, едва-едва показавшейся над горизонтом. Одновременно смутно надеясь, что если и случится самое неприятное, то не в эту ночь.

   Да. Хотя бы не в эту.

   Остановившись на небольшом пригорке, где кто-то заботливо обустроил мне отдельную жилплощадь, я со смешанным чувством оглядела виднеющиеся внизу бесконечные ряды одинаковых серых палаток, возле большей части которых еще тлели остатки почти угасших костров. Много... как же их было много! Сотни, тысячи, сотни тысяч людей, которые пришли сюда на призыв Скарон-Ола, даже не подозревая о том, что первопричина была совсем не в них. Боже, совсем-совсем не в них! Ведь на самом деле это был мой зов. Моя просьба о помощи. Мое желание покончить с Невироном раз и навсегда. Но они его услышали, приняли и пришли сюда, подчиняясь приказам своих командиров.

   Быть может, не все из них действительно стремятся к той же цели, которая цепляет меня за душу. Не все готовы сражаться и рисковать своими жизнями. Я хорошо понимаю - если война действительно начнется... а она непременно начнется, потому что ТАКИЕ армии не собирают лишь для того, чтобы просто покрасоваться друг перед другом... то в этой войне будет много погибших. В ней будет много крови, боли, разгрызенных рук, изувеченных ног, разбитых голов и поломанных судеб. В какой-то степени тоже - из-за меня.

   И от этой мысли становилось тоскливо.

   Конечно, где-то в глубине души я понимаю, что так надо. Что иными путями Невирон не остановить. И что рано или поздно, но в Валлионе или даже в Долине и Горах снова появятся такие же Печати, как те, которые я недавно уничтожила. Правдой или неправдой, но если Жрец сумел сделать это один раз, то никто не помешает ему обмануть нас и во второй. Видимо, у него большие связи среди знати Валлиона. Видимо, не одни лен-лорды та Ворте (прямо или косвенно) его поддерживали. Видно, на свете еще существует немало людей, готовых ради его целей предать все и вся. Но это как раз не вызывает удивления. Только горечь. И острое сожаление о том, что если не остановить его сейчас, дальше будет гораздо хуже.

   Я хорошо понимаю, что все мои подвиги - лишь сочетание ошеломительной наглости, дерзкого нахрапа и поистине безумного везения, которое было подарено мне каким-то неведомым сказочником. Невероятного, невозможного, совершенно непредвиденного везения, основанного не полнейшем невежестве и незнании законов этого мира. Только оно, пожалуй, является причиной того, что мне удалось выжить после всего, что я натворила. Оно привело к тому, что я не только уцелела, но и стала сильнее, нашла хороших друзей, преданных братьев. И это оно, в конце концов, привело меня на ту вершину, с которой я сейчас медленно обозреваю результаты своих трудов. При этом чувствуя странную опустошенность и какую-то непонятную растерянность.

   Так много людей...

   Так много жизней...

   Почти бесконечное множество судеб, которые могут сломаться в один единственный миг.

   Зачем они сюда пришли? Какие цели в действительности преследуют? На что готовы ради того, чтобы освободить свой мир от угрозы Тварей? И вообще, готовы ли они следовать за своими правителями до конца? Готовы ли умереть ради них? И готовы ли сами правители на такую жертву?

   Не знаю.

   Но чувствую, что, наверное, не готова именно я.

   Что я буду делать, когда из Степи на нас хлынет целая армия подчиненных Невирону Тварей? Побегу впереди всех с мечом наперевес? Брошу клич и пошлю туда других? Убегу? Остолбенею или испуганно дрогну, забыв проорать героическое "в атаку"?

   Я ведь не полководец. Не правитель. Не король и даже не сотник. Скажем прямо: у меня совсем нет опыта в этих делах. Я никогда не увлекалась историей битв. Я даже в игрушки-стратегии по инету подолгу не дулась. Весь мой военный опыт укладывается в рамки сетевых игр в стиле фэнтези и несколько утомительных месяцев, прожитых на Во-Алларе, большую часть из которых я была предоставлена сама себе и даже не помышляла о таких грандиозных масштабах.

   Черт. Как же мне поступить? Оставить все на братьев? Они ведь больше пожили, больше знают, они с рождения воспитаны воинами - для боев, для битв, для славы и подвигов. По сути, только благодаря им меня еще не прихлопнули, как муху, не раздавили, не испепелили, не загрызли где-нибудь в недрах Харона. И куда мне после этого вперед лезть? Как им какие-то советы давать? По большому счету, мое дело теперь маленькое - идти, куда прикажут, и делать то, что смогу. Стараясь никому не мешаться под ногами, не возникать не по делу и не лезть туда, куда не просят. Иначе я со своими примитивными представлениями о тактике и стратегии таких дел тут наворочу, что мама помоги. По сути, я только в разведку ходить могу, да и то - не одна, а с Лином. Тогда как без него и "Гора" грош мне цена.

   Осознав эту простую мысль, я медленно присела на какой-то пенек и ненадолго прикрыла глаза.

   Но тогда, получается, все? Моя роль на этом и закончится? Я сделала то, что могла, и больше ни на что не гожусь? Может, мне пора отойти в сторонку и следить за всем издалека? Нет? А как тогда? Братики меня вперед точно не пустят, хотя я сама, думаю, этого бы не испугалась. Но кто-кто, а уж они теперь с меня глаз не спустят. Днем и ночью караулить станут... хотя бы так, как сделали это Лок и Мейр... лишь бы не дать мне шанса влезть в очередную авантюру и свернуть там себе шею. Эррей и Дей их непременно поддержат. Родан вообще обеими руками "за" проголосует. Моя охрана на это только положительно угукнет, попутно таскаясь за мной по пятам, как, скажем, в этот самый момент. И что дальше? Что я буду делать в такой роли? На соседнем холме до старости куковать, сожалея о прошлом? Винить себя в случившихся смертях? Или, может, наплевав на все, ринусь в самую гущу, где и сложу благополучно голову?

   Блин, кажется, я научилась сомневаться...

   Да, похоже. Такая трудная наука, для меня почти недоступная, а поди же ты - освоила. И сама не поняла, когда успела. Даже нежить, как ни старалась, не сумела этому помешать. Зато теперь я стою тут, как памятник древности, и гадаю, куда же мне приткнуть свое слабое женское тело... о-хо-хо, и что ж я такая непутевая стала? Другой на моем месте возгордился бы такой честью, свистнул бы верному коню, вскочил в седло и, гаркнув: "за нами правда!", ринулся в Степь ворогов рубить и нечисти поганой шапки сносить. А я? Стою тут и прячусь в тени, топчась на месте, как упрямый бычок. И назад никак, и вперед не знаешь, куда повернуть. Везде - тупик. Но, главное, еще и страшишься того, что первый же шаг приведет к настоящей катастрофе.

   И ладно, если бы эта катастрофа случилась только для меня. Так нет же - за мной теперь стоят люди. Причем, МНОГО людей. И пускай они еще даже не знают, что я вообще существую... пускай кто-то знает, но не придает этому большого значения... а кто-то, наоборот, придает и готов все силы приложить, чтобы меня не угробили... все равно - чувствовать за них ответственность тяжко. Даже тогда, когда ничего еще не случилось. А что будет потом? И как я буду себя чувствовать, увидев, что большая часть из пришедших сюда уже никуда и никогда не вернется? А если мы еще и не справимся?

   "Что-то загрустила ты, хозяюшка, - заметил мой проницательный демон, бесшумно возникнув за спиной. - Никак, затосковать снова решила?"

   "Нет, просто думу думаю", - слегка покривив душой, ответила я.

   "Да? Так, может, подумаем вместе? Вдруг чего путное сообразим?"

   Я покосилась на хитро прищурившегося барса и хмыкнула.

   "Хитрец. Ты ж все равно подслушиваешь. Чего тогда глупые вопросы задаешь?"

   "А чтобы тебя на расстраивать. И чтобы ты сама поняла то, что тебе следует понять в данной ситуации".

   "Гм. Пока что я ничего не понимаю. Но, может, сделаешь одолжение - подскажешь, в чем я неправа?"

   Лин благосклонно наклонил голову и потерся носом о мою щеку.

   "Ты всего лишь запуталась, Гайдэ. Просто, честно говоря, растерялась. На тебя слишком много свалилось за последние дни. Ты слишком многое пережила. А поэтому в некотором роде... выгорела".

   "В науке психологии есть такой интересный термин, - спокойно кивнула я. - "Эмоциональное выгорание" называется. Может, насчет него ты и прав. Я действительно чувствую себя опустошенной. Даже порадоваться толком уже не могу. Только, наверное, обозлиться... да и то - ненадолго. Но я к этому и стремилась - по-другому мне было не справиться. Ничего удивительного, что я выгорела. Пожалуй, это действительно лучшее, что со мной могло произойти при подобном... честно говоря, дерьмовом... раскладе".

   "Это неправильно, Гайдэ", - грустно заметил демон.

   "Да я сама знаю, что неправильно. Но подскажи мне тогда другую дорогу, и я с радостью пойду по ней".

   "Я... не могу".

   "Вот и я не могу, - тяжко вздохнула я. - Попала собака в колесо - пищи, но беги... придется и мне бежать, как та собака. Хотелось бы только не свернуть себе шею на крутом повороте. И не повиснуть на тех проводах, в которых я, как ты выразился, запуталась, словно марионетка на ниточках искусного кукловода. Просто, если дать себе волю, удавлюсь с тоски. А мне нельзя. Я - Ишта. И, как Ишта, уже не могу делать глупости. Долг на мне, друг мой. Очень большой долг. Перед тобой, перед братьями, перед самой этой землей... поэтому я и выбрала такой путь. Не самый правильный, но наименее болезненный и максимально короткий. Для чего-то иного у меня просто нет времени. Понимаешь?"

   "Я все понимаю, - совсем печально отозвался Лин, понурившись. - Жаль только, что помочь тебе не могу".

   "Мне хватает того, что ты рядом, - слабо улыбнулась я и обняла его за шею. - Как ни странно, этого вполне достаточно".

  

   Когда полоска зари вдалеке стала гораздо явственнее, оборотни за моей спиной как-то беспокойно завозились. Я обернулась, наткнулась на два нервных взгляда, оценила их напряженные позы и благодушно кивнула:

   - Да бегите, если надо.

   Они радостно вскинулись.

   - Мр-р?

   - Вр-р-р?

   - Точно, - усмехнулась я. - Куда хотите, туда и бегите. Я вас не привязываю. Где меня найти, сами знаете. А если что, Знак подскажет.

   Хвард с миррэ облегченно выдохнули и, торопливо лизнув мои руки, быстрее молнии умчались в темноту, торопясь так, словно у них назначена важная встреча, о которой оба только-только вспомнили. Или же внезапно испугались, что кто-то увидит их рядом со мной в таком неприличном виде.

   - Куда деваться? - удивилась я такой прыти. - Наверное, что-то случилось, раз их уже не надо гнать отсюда палками?

   "Наверное, - охотно согласился Лин и больше не стал развивать эту тему. - Ты погулять не хочешь?"

   - Пошли, - охотно кивнула я, но потом спохватилась и обернулась к своей молчаливой охране. - Мы пройдемся по лагерю. А вы пока отдыхайте. Здесь мне сопровождение не понадобится.

   - Но, милорд... - мгновенно напряглась Аша.

   - Все в порядке. Мы никуда не собираемся уходить. Только пройтись по округе и поглядеть, что тут и как. Ничего больше, ясно?

   - Да, милорд.

   - Тогда отдыхайте. Небось, тоже больше суток на ногах. А когда вернусь, тогда и вы к своим обязанностям приступите. Если ваши Владыки спросят, почему я опять без охраны, то можете им ответить, что подчиняетесь приказу. К тому же, они прекрасно знают, как меня позвать. А шататься по лагерю целой толпой - глупо. Так что я пойду так. Ненадолго.

   - Да, милорд, - обреченно кивнула Аша, отлично понимая, где можно спорить, а где не стоит даже пытаться. Да и ликбез на эту тему я с ними уже успела провести, так что можно не сомневаться - о моей прогулке они, разумеется, тут же доложат кому следует, но сами следом не пойдут. Насупятся, поморщатся, но служба есть служба, а приказы начальства они выполнять, слава богу, умели.

   Успокоившись, таким образом, насчет тылов, я неторопливо спустилась с холма, одновременно приметив, в какой стороне развиваются штандарты Валлиона и Святой Матери-Церкви, после чего развернулась к ним спиной и двинулась в противоположном направлении, чтобы не наткнуться ни на окружение короля, ни на подчиненных господину Горану людей. Нечего себе настроение портить. Тем более, в такое красивое утро.

   К счастью, мы находились в той части лагеря, где прочно обосновались скароны, поэтому никаких недоразумений быть не должно. Ни вопросов, кто я и откуда, ни любопытствующих взглядов, ни грубого выяснений отношений на тему "что я тут делаю и куда это направляюсь". Ничего, что могло бы нарушить мой покой. Ничего, кроме встречных воинов, почтительных поклонов и бодро отданной чести, на которую каждый раз приходилось учтиво кивать. Но скароны тем и отличаются от остальных народов Во-Аллара, что подчинение у них в крови. Только братики позволяли себе рычать и грозить мне страшными карами, тогда как остальные могли лишь тяжко вздохнуть и вежливо поинтересоваться, не нужна ли их помощь.

   Помощь, к счастью, не требовалась - дорогу в полумраке я и без них отлично находила. Но вот кивать мне надоело уже минут через пять. А еще через десять я всерьез заопасалась за сохранность своей шеи, которой грозило скоро отвалиться, как перегнутой пружине. Потому что лагерь только внешне выглядел сонным и ленивым, тогда как на самом деле почти у каждой из многих тысяч палаток неслышной тенью болтался или часовой, или караульный, или просто кто-нибудь, кто вышел проветриться. Короче, бодрствующего народу оказалось - тьма. И все норовили поздороваться. Все отдавали честь и вытягивались, как солдаты перед королем. Всем хотелось своими глазами взглянуть на моего демона. И всем вдруг остро приспичило оказать мне внимание.

   Блин.

   Поняв, что банальная прогулка грозит превратиться в настоящий смотр, потому что вскоре люди начали просто выходить из палаток навстречу, я мысленно ругнулась и поискала, как бы прокрасться так, чтобы никому не попасть на глаза. Но тщетно - скаронов тут были многие тысячи. И все - Старшие Кланы. Поэтому, если кто и не успел проснуться к моему приходу, то добросердечные друзья и родственники тут же скинули по общей "сети", и народ поспешил привести себя в порядок. Как уж они при этом успевали одеться и показаться нам с Лином в полной боевой экипировке, понятия не имею. Разве что могу предположить, что спали прямо в бронях. А когда услышали, что я иду, мигом подскочили, нахлобучили шлемы, и нате вам - выставились на обозрение во всей своей красе.

   В общем, нетрудно себе представить, какой перед моим появлением царил в палатках шухер. И в каком количестве выходили навстречу скароны, стремясь оказать мне положенное по статусу уважение. Среди них были Алые, Сапфиры, Изумруды... откуда-то сбоку неслышно выходили Адаманты, вокруг некоторых из которых от вполне объяснимого волнения начинала клубиться первородная Тьма. Их было столько, что у меня очень скоро зарябило в глазах. А шея стала просто отваливаться. После чего я остро пожалела, что не промчалась через эту часть лагеря верхом, и принялась особенно внимательно подыскивать какое-нибудь укромное местечко.

   Наконец, таковое сыскалось - после почти целого часа блужданий и моих приглушенных ругательств, вызванных самим фактом упорных поисков. А также - четким пониманием того, что среди скаронов меня совершенно точно никто не потеряет, потому что наш путь был красноречиво отмечен рядами выстроившихся в боевые порядки воинов и множеством преданно горящих глаз, которыми нас провожали со всех сторон.

   "Ну как? - ехидно осведомился шейри, когда кажущиеся бесконечными палатки, наконец, закончились и перед нами показалась невысокая холмистая гряда, за которой начинался лагерь валлионцев. - Нравится быть Иштой?"

   Я нервно дернула щекой.

   "Нет".

   "Может, подальше уйдем? - со смешком предложил Лин, оглянувшись назад и увидев, что хоть за нами никто не пошел, но проводили очень внимательными взглядами. - Вдруг они решат напроситься в гости?"

   "Не решат. Для этого они слишком хорошо воспитаны. Правда, если братики решат выяснить, в какой именно стороне мы с тобой решили встретить рассвет, на нас тут же укажут пальцами".

   "Тяжело бремя славы, - лицемерно вздохнул демон, изучающе глядя на какую-то скалу. - Вот так доживешь до старости, а потом не будешь знать, под каким кустом присесть. Потому что как только решишь, что остался один, как из-под земли обязательно кто-нибудь выскочит и громко спросит, чего тебе надобно".

   Я фыркнула. А потом и сдержанно усмехнулась, потому что сравнение он подобрал удивительно точно. Пожалуй, рядом со скаронами надежно, но при этом довольно хлопотно. При том, что они вроде как не навязываются, не лезут в душу, не бегут со всех ног навстречу, чтобы услужить или вякнуть какую-нибудь льстивую глупость. Однако я и к такому изъявлению уважения не больно-то привыкла. Поэтому их молчаливое почтение, смешанное с отчетливой вопросительной интонацией в устремленных на меня взглядах, доставляли определенные неудобства. Хотя, возможно, кому-то приходилось гораздо хуже. И вообще, кто-то мог сказать, что я шибко привередничаю.

   "Конечно, привередничаешь, - согласился Лин, подслушивающий, как всегда, мои мысли. - Но я тебя понимаю. Иногда мне тоже хочется побыть одному, а продуваемая всеми ветрами палатка в центре огромного лагеря для этого явно не подходит".

   Я молча кивнула, в который раз отметив, что он удивительно точно научился озвучивать мои ощущения.

   Потом мы вместе изучили со всех сторон примеченную скалу, расположившуюся шагах в ста от последней палатки. Быстро огляделись по сторонам. Убедились, что мчаться нам наперерез с воплями: "Стойте! Куда же вы?!" или "Что же вы делаете?!" - никто не собирается. Дружно хмыкнули, порадовались суровым традициям скаронов. А потом, прицелившись, бодро взлетели наверх, намереваясь хотя бы какое-то время побыть одни.

   Честно признаюсь, иногда мне просто необходимо остаться в одиночестве. Бывает такое настроение, когда никого, даже самых близких друзей, не хочется видеть. На время, конечно, но это время еще нужно выкроить. А мне в последние дни особенно не хватало тишины и покоя.

   Лин прекрасно это чувствовал. Но, поскольку он для меня был даже ближе, чем друг или брат, поскольку я уже привыкла воспринимать его, как часть себя, то совсем не возражала против его присутствия. О чем он, разумеется, тоже знал и, как мне кажется, испытывал от этого понимания какую-то особенную, необъяснимую, но самую настоящую гордость.

   Забравшись на самый верх, мы бок о бок уселись на краю скалы, свесили ноги вниз (ну, это я свесила, а он просто улегся рядом) и неподвижными взглядами уставились на медленно озаряющуюся солнечными лучами Степь.

   Рассвет всегда красив, в каком бы мире он ни происходил и какие бы события этому ни предшествовали. Он бывает разным - золотым, розовым, даже кровавым. Но при этом неизменно привлекает взгляды той самой удивительной красотой, которая выдает истинное, ничем не замутненное совершенство. Которая каждый раз напоминает о том, как это было на заре времен. И ненавязчиво возвращает к мысли, что каждый день с первыми лучами солнца небо словно бы рождается заново. Точно так же, как и тогда, когда в едва созданный мир пришел Творец и громко повелел: "Да будет свет!"

   Трудно сказать, почему меня всегда привлекал этот мимолетный миг, когда ночь неохотно уступает приближающемуся утру свои позиции, и небо внезапно освещается невидимым прожектором. Эти длинные золотистые стрелы, достающие, казалось бы, до другого края мира... пугливо прячущиеся от них тени... настойчиво наступающий свет, вырывающийся из-за горизонта целыми снопами... а потом кульминация этого великолепного спектакля, когда величественное, божественное, живительное солнце медленно и спокойно выплывает издалека, с каждым мгновением освещая все большие пространства, даря им свет, неся с собой жизнь, пробуждение и принося слабую надежду на то, что все будет хорошо. Ту самую надежду, от которой я опрометчиво отказалась и которой, как внезапно выяснилось, мне сейчас остро не хватало.

   "Красиво, - зачарованно вздохнул Лин, неотрывно следя за разыгранным для нас двоих театром красок. - Аллар... как же это все-таки красиво!"

   Я подтянула колени к груди, обхватила их руками и, не мигая, уставилась на краешек выглядывающего из-за горизонта золотого диска.

   "Ты прав. Настоящая красота всегда такая - совершенная, дивная, невероятная... и почти незаметная, если ты не умеешь ее видеть в каждом дне, каждом движении и каждом простом событии, из которых складывается твоя жизнь. Я тоже об этом едва не забыла. Но сейчас сижу тут и думаю: нет, Лин, пожалуй, я никогда от этого не откажусь. И больше не буду заставлять себя от нее отворачиваться. Это делает меня ущербной. Лишает воли. Превращает в самую настоящую тень, несмотря на то, что внешне я еще живая. Когда все закончится, я обязательно постараюсь заново научиться ее видеть, Лин. Без этого, кажется, от меня будет мало проку".

   "А почему не сегодня? - внимательно посмотрел он. - Зачем тянуть так долго?"

   "Потому что сегодня я еще не готова вернуться, - прошептала я, неотрывно глядя на яркую полоску света на горизонте. - Сегодня у меня нет для этого сил. Но когда-нибудь они вернутся, Лин. Ничто не длится вечно. А со временем я научусь этому заново и когда-нибудь опять оживу".

   Лин положил голову на мое плечо и низко склонился, тихонько дыша мне в шею. Могучий, необычный, но очень преданный друг, который, я знала, никогда меня не предаст. Он больше ничего не добавил, мой странный попутчик и удивительный ангел-хранитель. Просто прижался крепче и застыл, позволяя молча наслаждаться рассветом и одним своим присутствием давая понять, что даримые солнцем надежды отнюдь не беспочвенны. И что когда-нибудь... быть может, даже через несколько лет... со мной действительно все станет хорошо.

   Странно, наверное, видеть такое проявление чувств от того, кто был рожден Тенью, и воспринимался абсолютным большинством населения этого мира, как жуткое создание ночи. Но мне все равно - Лин давно стал для меня чем-то гораздо большим, чем друг. Ближе, чем брат. Роднее и важнее, чем даже Тени. Он всегда меня поддерживал. Всегда неустанно берег. Держался рядом, даже когда это было невыносимо. И он все сделал для того, чтобы я была счастлива. Охотно принял, как свои, мои нехитрые радости. Разделил со мной боль. Терпеливо сносил все мои... порой - не самые умные и чистые... мысли. Он просто жил так, как умел. И просто, как умел, неусыпно стерег мой покой.

   Казалось бы, чего необычного?

   Но, боже мой, кто бы знал, как я ему за это благодарна!

  

-Глава 10-

   - So close no matter how far,

   Couldn't be much more from the heart.

   Forever trusting who we are.

   And nothing else matters...

  

   Сидя на краю скалы и мерно болтая ногой, я тихонько мурлыкала себе под нос давно позабытую мелодию. Вполголоса, почти неслышно, но зато с невероятным чувством и с полным пониманием того, что именно и зачем я пою.

   Так странно. Так необъяснимо и непонятно. Но почему-то хорошо... боже, кто бы знал, как мне сейчас было хорошо! Тихо, покойно, расслаблено. Пожалуй, давно со мной такого не было. Давно в душе не царило столько умиротворения. И давно уже ставшая привычной тоска посрамлено не уползала прочь так глубоко и надолго.

  

   - Never opened myself this way.

   Life is ours, we live it our way.

   All these words I don't just say,

   And nothing else matters...

  

   Не знаю уж, что на меня нашло, но слова чужого языка ложились на знакомый мотив плавно и легко, как никогда. Полностью отвечали моему внутреннему состоянию. Озвучивали его. Дополняли. Но, главное, мне никто не мешал это делать. Никто не шаркал за спиной сапогами, не ворчал, не скрипел и не намекал на то, что, дескать, у меня плохо получается. Один только Лин смирно лежал под боком. Такой же спокойный и умиротворенный, как и его ненормальная хозяйка. На первый взгляд, он даже дремал, изредка шевеля мохнатыми ушами, но мне почему-то казалось: слушает. Причем, очень внимательно, словно чужой язык был ему очень хорошо знаком.

   Я улыбнулась и сменила мотив.

  

   - От края до края небо в огне сгорает,

   И в нем исчезают все надежды и мечты.

   Но ты засыпаешь, и ангел к тебе слетает,

   Смахнет твои слезы, и во сне смеешься ты...

  

   Гм. А вот теперь он встрепенулся и поднял голову, изучающе глядя на меня снизу верх. Так, словно бы действительно понял, о чем я пою. Но он прав - это о нем. О моем единственном ангеле-хранителе, которому я доверяю беречь свою израненную душу. Ведь только он понимает меня по-настоящему. Как ни странно, всегда понимает. И почему-то считает своим долгом не только разделять мою радость, но и боль принимать так, как если бы она была его собственной.

   Лин - удивительное существо. Преданное. Любящее.

   И, конечно же, эта песня только о нем.

  

   - ...Во сне хитрый демон может пройти сквозь стены,

   Дыхание у спящих он умеет похищать.

   Бояться не надо - душа моя будет рядом,

   Твои сновидения до рассвета охранять...

  

   Оп-ля. А это что еще за новости?!

   Вздрогнув от неожиданно раздавшегося за спиной тихого, чуть хрипловатого голоса, я ошарашено повернулась и в немом изумлении уставилась на невесть откуда взявшуюся Тень, зачем-то решившую прервать мой бенефис. Причем, пел он на всеобщем, легко перекладывая русские слова на родной язык. Но пел так, что я поневоле обмерла и только через пару мгновений успокоено расслабила плечи.

   Да и чего удивляться? После того, как он охотно покопался в моей памяти, надо думать, что и русский стал ему хорошо знаком. Как и Лину, впрочем. И надо думать, что после второго куплета мой персональный демон недовольно рыкнул, привстал и негодующе уставился на издавшую ехидный смешок Тень.

   Еще бы. Такой гнусный намек он не мог не проигнорировать.

   Я успокаивающе положила ладонь на холку шейри, но тот неожиданно не смирился. А вместо того, чтобы с достоинством отвернуться, вдруг решительно тряхнул головой, открыл рот и...

  

   - Подставлю ладони - ты болью своей наполни,

   Наполни печалью, страхом бурь и темноты.

   И ты не узнаешь, как небо в огне сгорает,

   И жизнь разбивает все надежды и мечты...

  

   Бли-и-и-ин!

   Вот уж когда я по-настоящему оторопела.

   Оказывается, мой талантливый демон умеет петь! Да как петь!! Не знаю, что уж он умудрился сделать со своим горлом, но таким голосом нужно в церковный хор проситься! Невероятно! У Лина оказался такой потрясающий баритон, что если бы не внешность, то можно было влюбиться без памяти! Заочно! Потому что он оказался настолько насыщенным и чистым, что даже призрак удивленно хмыкнул. Причем, Лин, пока исполнял свое потрясающее соло, так выразительно буравил его желтыми глазищами, что стало ясно - гнусные инсинуации насчет демонов он воспринял на свой счет. И ответил так, чтобы даже наглая Тень осознала, что шутить подобными вещами не следует.

   Правда, если нас хоть кто-то слышал (а в Степи голоса разносятся далеко-о-о), то ко мне вскоре появятся новые вопросы. Не от скаронов, нет. Им-то как раз по барабану мои вокальные упражнения. А вот валлионцы... или какие-нибудь хеорцы... хотя плевать. На крайний случай, сделаю вид, что это проделки "Гая". В другое объяснение все равно никто из чужаков не поверит.

   Когда последние аккорды отзвучали, и над Степью снова воцарилась благословенная тишина, я с тихим смехом обняла своего пушистого друга и с чувством поцеловала в мохнатую щеку.

   - Ты - чудо, Лин! Честное слово, настоящее чудо! Это было потрясающе красиво!

   Наконец, демон фыркнул и величественно отвернулся от притихшего призрака. С тем, чтобы гордо улечься обратно на скалу и демонстративно уложить голову мне на колени.

   Однако долго наслаждаться покоем нам не дали: стоило мне успокоено подтянуть под себя ноги и расслабиться, как откуда-то снизу настойчиво кашлянули, а потом и голос послышался - низкий, слегка басовитый, поразительно знакомый.

   - Э-э... Гай?

   Мысленно вздохнув, я повернулась и глянула в ту сторону, надеясь, что примерещилось. Но нет - невесть откуда взявшийся Фаэс никуда не исчез. Стоял себе у подножия скалы, выразительно смотрел наверх и всем видом показывал, что его дело не терпит отлагательств.

   - Спустись, пожалуйста. Нам надо поговорить.

   Ну, вот. Так я и знала. Кто ему только сказал, где меня искать? Хотя о чем я спрашиваю? Любого скарона в лагере останови, и он безошибочно укажет дорогу.

   Снова вздохнув (на этот раз - вслух), я неохотно поднялась и спрыгнула вниз. Высоковато, конечно, но мне было лень обходить острый выступ или спускаться, как приличному человеку. Да и быстрее так. Даром что Фаэс испуганно дернулся и вынужденно отступил, чтобы ему не отдавили ноги.

   - В чем дело? - спросила я, легко выпрямившись и вопросительно посмотрев на старого эрдала.

   Надо сказать, выглядел он неважно - всклокоченный, трепаный, уставший. Лицо серое, с темными кругами под глазами, скулы заострились, губы покрыты коркой пыли, словно он только что слез с седла... гм. Такое впечатление, что только я сегодня выспалась вволю. А он, похоже, еще и не ложился.

   Фаэс странно уставился на мою маску и хрипло повторил:

   - Нам надо поговорить.

   - Говори, - кивнула я, оставшись на месте. - Что такого стряслось, что ты ринулся на мои поиски с самого утра? Какие-то проблемы?

   - Нет... то есть, да. Гайдэ...

   - Фаэс, тебя же просили, - неуловимо поморщилась я. - Я, конечно, рад тебя видеть, но не надо возвращаться к этому снова. Будь добр, не нарушай наших с тобой договоренностей. Зачем ты меня искал?

   Он глубоко вздохнул, а потом полез за пазуху и, выудив оттуда до боли знакомый сапфир на длинной золотой цепочке, решительно протянул.

   - Вот за этим. Возьми.

   При виде королевского амулета меня аж передернуло.

   - Фу. Где ты взял эту гадость?

   - Нашел в Степи. Сам знаешь - у него особые свойства, благодаря которым его невозможно потерять.

   - Это король просил его найти?

   - Он.

   - Ну, так и в чем дело? Верни ему это сокровище.

   Фаэс посмотрел на меня еще пристальнее и медленно покачал головой.

   - Возьми, - настойчиво повторил он, протягивая Знак короля. - Амулет по праву принадлежит тебе.

   Я пренебрежительно фыркнула, демонстративно убрав руки за спину.

   - Ничего подобного. У него совсем другой владелец.

   - Он был подарен Гайдэ...

   У меня непроизвольно сузились глаза и похолодел голос.

   - Гайдэ больше нет, Фаэс. Я ведь тебя предупредил.

   Эрдал в ответ только крепче сжал челюсти.

   - Есть. Я вижу это, что бы ты ни говорил и как бы ни пытался ее скрыть

   - Ты видишь лишь тень. Ничего больше.

   - Неправда, - упрямо набычился он, и я досадливо поморщилась.

   - Фаэс, добром прошу: отстань. Мне нет дела ни до твоего короля, ни до этого амулета. Я, как и предрекал Его Величество, нашел себе получше. Поэтому верни ему его вещь, и дело с концом.

   - Я говорил с ним... - вдруг обронил Фаэс, неловко отводя взгляд.

   Я несильно вздрогнула.

   - Что?

   - То, что происходит между вами, неправильно. Так не должно быть, поэтому вчера я с ним говорил.

   - Твою мать... Фаэс, ты же обещал! - прошипела я, мгновенно ощетинившись и едва не потеряв подаренное нежитью спокойствие. - Ты дал слово, что не станешь этого делать! И заверил, что никто не услышит от тебя о Гайдэ ни единого слова!

   - Так неправильно, Гай, - совсем тихо повторил он, опуская взгляд еще ниже. - Я понимаю, ты обижен...

   Честное слово, я едва не расхохоталась ему в лицо. Тем нехорошим, злым смехом, от которого не стало бы весело ни мне, ни ему.

   - Обижен? Фаэс, ты, видимо, что-то путаешь!

   - Он причинил тебе боль, я понимаю...

   - Ни черта ты не понимаешь, - процедила я. А потом резко отвернулась и шагнула в сторону. - Прости, но я не желаю больше разговаривать на эту тему. Может, как-нибудь в другой раз.

   - Гай, стой! - тут же вскинулся старый эрдал.

   - Пока, Фаэс. У меня еще много дел.

   - Да погоди! Куда ты пошел?! Гай! Ты должен меня выслушать!!

   - Я никому ничего не должен.

   - Гай!!! - поняв, что я действительно ухожу, Фаэс приглушенно выругался, а потом кинулся следом, опрометчиво ухватив меня за рукав и резко развернув. После чего увидел мое лицо, надежно скрытое маской, и так же резко отшатнулся. - Аллар Лучезарный... что с тобой стало?!

   Я растянула губы в нехорошей усмешке.

   - А что не так?

   - У тебе глаза... красные!

   - Это еще ничего, - неестественно ровно отозвалась я, почувствовав со спины леденящее душу приближение призрака и мгновенно позабыв про едва вспыхнувшее раздражение. Его словно выдуло наружу, высосала жадная до чужих эмоций Тень. После чего мне снова стало прохладно и спокойно, как в могиле. - А вот когда они станут черными, не советую ко мне приближаться. Ты закончил?

   - Нет! - неожиданно разозлился Фаэс и до скрипа сжал королевский амулет в могучем кулаке. - Ты должен меня выслушать!

   - Это бесполезный разговор, Фаэс, - я независимо пожала плечами. - Зря ты его затеял.

   - Не зря, - процедил он, но видя, что я пока еще жду, немного расслабился. - Гай, ты должен встретиться с королем. Это в твоих же интересах.

   Я покачала головой.

   - В одну воду не заходят дважды, друг мой. Так что нет, спасибо. Повторения я не желаю.

   - Но это важно! - почти простонал Фаэс. - Гай, пойми! Вы оба совершили ужасную ошибку!

   - Я знаю. Причем, если первая была моей, то вторая - уже его. Можешь не напоминать. Однако я за свою ошибку расплатился сполна. А на его трудности мне, честно говоря, наплевать. Он сделал свой выбор, я - свой. И больше тут не о чем говорить.

   - Упрямец... шеттово пламя! Ну, как ты не слышишь? Почему не хочешь увидеть?! Почему не веришь, когда я говорю, что вы друг друга просто НЕ ПОНЯЛИ?!!

   - Да ну? - хищно прищурилась я. - А мне кажется, это ты чего-то не понимаешь. Или забыл наш прошлый разговор?

   - Нет, не забыл. Просто...

   - Я пришел к твоему королю без оружия, - неестественно ровно уронила я, оставаясь спокойной только благодаря близости брата. - Без брони. Без всякой защиты. Я пришел к нему совершенно один. Просто поговорить. Но оказалось, что Его Величество вовсе не нуждается в моей компании, а его эмоции так же непостоянны, как порывы северного ветра. Сегодня есть, завтра нет... он не пожелал меня выслушать, Фаэс. Он дал понять, что все это было зря. Наконец, он приставил к моему горлу меч и сказал, что Гайдэ не имеет для него никакого значения.

   Фаэс несильно вздрогнул.

   - Что?

   - Это его собственные слова. Могу даже процитировать, если не веришь.

   - Но он... не мог такого сказать! Гай, он же искал тебя! Искал Гайдэ, понимаешь?!

   - Он ее нашел, - сухо кивнула я. - И на этом все благополучно закончилось. Никаких недоговоренностей между нами не осталось. Поэтому ты зря тут распинаешься и пытаешься что-то доказать.

   Фаэс растеряно протер повлажневшее лицо.

   - Этого не может быть...

   - Ну почему же? Его Величество был настолько убедителен, что понять его превратно просто невозможно. Такой хороший маг... такая огромная сила... кстати, ты в курсе, что ему доступна магия смерти?

   Эрдал нахмурился.

   - Конечно. Это - оборотная сторона магии Разума.

   - Редкая сторона. Очень, я бы даже сказал, редкая... между прочим, тогда я об этом не подозревал. Даже странно, что Церковь допустила существование такого сложного и неоднозначного дара. Ведь, по сути, какая-то его часть очень близка к дару некромантов.

   - Его обучает сам ал-тар, - проворчал Фаэс, насупливаясь еще больше. - И господин Георс, естественно, в курсе, что за дар открылся у короля. Он наблюдает за ним. Помогает контролировать и позволяет овладеть им так, как положено настоящему магу Разума. Поэтому тебе нечего беспокоиться: на "темную" сторону Его Величество никогда не перейдет. Церковь этого не допустит.

   Я зловеще улыбнулась.

   - Конечно, нет. Ни минуты в этом не сомневался. Просто понять не могу, зачем же тогда Его Величество использовал свой дар против меня?

   - Что?! - неподдельно отшатнулся Фаэс, уставившись на меня расширенными глазами. - Гай, да ты в своем уме?! Ты что такое говоришь?!

   - Правду, - прошептала я, чувствуя, как накатывает изнутри знакомая волна едкой горечи. - Ту самую правду, которую ты никак не хочешь понять.

   - Он не мог так поступить... он не знал...

   - Чего именно, Фаэс? - устало отвернулась я. - О том, что Ишта Равнины - это Гайдэ? О том, что магия смерти для нее смертельна? Или о том, кто скрывается под маской Фантома? Спешу тебя огорчить - у тебя устаревшие сведения, и Его Величество еще на тот момент сумел доподлинно выяснить, что же я такое. Он один из немногих, кто точно знает, кто для меня Гайдэ, и что ее боль - это и моя боль тоже. Но это не помешало ему уничтожить то, что было для меня важным. Поэтому - нет, Фаэс, ты не прав: ничего ты тут уже не изменишь. Гайдэ ушла, и теперь из нас двоих остался только я - Фантом. Хотя когда-то мне казалось, что все будет ровным счетом наоборот.

   Фаэс прикусил губу.

   - Гайдэ не может умереть... пока ты живешь, и она тоже... дышит.

   - Уже нет. После нашей последней встречи у меня было достаточно времени, чтобы это исправить.

   - Не верю! - упрямо прошептал он.

   - Почему? Потому, что это кажется трудным?

   - Нет! Потому что невозможно себя убить, оставаясь при этом живым! Невозможно умереть лишь наполовину! Невозможно, наконец, разрубить свою душу надвое, как это пытаешься сделать ты!

   Я невесело хмыкнула.

   - Очень даже возможно, друг мой. Дело лишь в правильной мотивации. Ты ведь сам понимаешь: раненого зверя лучше добить сразу, чтобы не мучился. Разбившуюся на скалах антилопу нет смысла поднимать на ноги. От нее ничего не осталось, кроме воспоминаний. Так что считай, что это был акт милосердия.

   Фаэс вздрогнул снова, а потом с неожиданной болью посмотрел. И на меня, и на мрачную Тень, которая молчаливым призраком повисла у меня за спиной, незаметно забирая лишние эмоции. Правильно подметил змеящиеся под своими ногами дорожки свежего инея, бесшумно спрыгнувшего со скалы Лина, недвусмысленно оскалившего зубы и загородившего меня собой. Потом увидел что-то новое в моих глазах, в которых застывал сейчас тот же лед, что и на его пыльных коленках, и обреченно опустил голову.

   - Не делай этого... пожалуйста, остановись... не убивай хотя бы то, что еще осталось!

   - Ничего не осталось, Фаэс, - прошептала я, наполовину слившись с братом. - Совсем ничего. Только пепел. Холод. И Тень. Прости, но боюсь, ты безнадежно опоздал.

   - Все равно - не верю!

   - А ты упрямый, - грустно улыбнулась я, чувствуя приятный холодок в груди. - Наверное, у меня уже не получится тебе переубедить, верно?

   - Нет!

   - Жаль. Тогда считай, что Гайдэ просто уснула - крепко, надолго и там, где ее никто не сумеет потревожить. Знаешь, как в сказке: "...где-то там, во мгле печальной, гроб качается хрустальный"... я, конечно, не Пушкин, но смысл, думаю, тебе понятен. Правда, та история кончается хорошо, но жизнь редко бывает похожей на сказку. Не всех спящих красавиц находят благородные принцы. Не хватает их просто, понимаешь? Так что не вороши прошлое, друг мой. Не надо. Пусть оно останется похороненным под слоем дорожной пыли. Поверь, так будет лучше для всех.

   Эрдал вдруг прикусил губу и резко вскинулся, уставившись в какой-то отчаянной надежде.

   - А если я скажу тебе, что король на самом деле НЕ ЗНАЛ о тебе? Если скажу, что он тоже страшно ошибся, ты поверишь?!

   Я медленно покачала головой.

   - Но это так! Он действительно сумел узнать лишь то, что Гайдэ - новая Ишта! Сумел понять, что она - не твоя сестра! Он узнал о том, что вы с ней связаны, но...

   Я нахмурилась.

   - Остановись, Фаэс, - и Тень неуловимым движением скользнула вперед, заставив его осечься. - Поверь, даже у скал есть уши. Тем более, когда рядом находятся Степь и Невирон. Так что не тревожь память умерших. Вернуть можно лишь то, что еще живо. А мертвые, к сожалению, не воскресают.

   - Но, Гай!!..

   - Оставь. Теперь это не имеет никакого значения.

   - И для тебя тоже?

   - Конечно. У меня было достаточно времени, чтобы плотно закрыть эту дверь.

   - Значит, вот как? - внезапно опустил плечи Фаэс и как-то разом осунулся. - Выходит, ты уже все для себя решил?

   Я кивнула.

   - Именно.

   - И ты больше не вернешься?

   - Скорее всего, нет.

   - А как же Союз?

   - Никак. Доберемся до Пирамид, почистим Невирон, и все - никакого Союза больше не будет. Мне, наконец, станет спокойно, и я смогу уйти в тень, как делали все прежние Хозяева. Ведь для того, чтобы выполнять свою работу, мне необязательно постоянно пребывать на одном месте. Найду, куда пристроиться. Может, вообще, в Скарон-Оле останусь. Посмотрим.

   - Тебе все еще больно, - печально посмотрел эрдал, судорожно сжимая бесполезный амулет. - Все еще тяжело. Я чувствую. Ты давишь в себе эту боль, но от нее даже Тень не может избавить тебя до конца.

   - Ничего, - спокойно отозвалась я. - Время лечит любые раны. Когда-нибудь эта тоже заживет, и мне уже не понадобится помощь брата. А там, может, и Гайдэ захочет вернуться. Кто знает, как повернется жизнь?

   - Значит, ты оказываешься? - старый эрдал невесело указал на амулет.

   Я снова кивнула.

   - Да. Мне он больше не нужен.

   - И ты не прислушаешься к моей просьбе?

   - Какой? Поговорить с королем? Нет, Фаэс. Ни к чему это. Один раз я уже ошибся, и второго пусть больше не будет.

   - Жаль, - прошептал эрдал, безнадежно уронив руку и как-то странно сгорбившись. - Айдова бездна... если бы ты знал, как мне жаль, что так вышло!

   - Прости, Фаэс. Но, боюсь, ты выбрал неудачную тему для разговора, - я отвернулась и, обняв тихо ворчащего Лина за шею, шагнула назад. - Пойдем, мой хороший. У нас еще много дел.

   Больше нас никто не останавливал. И больше Фаэс не пытался ни на чем настаивать. Он просто стоял, бессильно уронив руки, и с тоской смотрел на то, как я ухожу. Но у меня не было никакого желания продолжать этот тягостный разговор. И не было никакого желания снова возвращаться к утраченному прошлому. Зачем? Гораздо важнее настоящее, в котором меня еще окружали те, кто мне дороги, и в котором была хоть какая-то надежда.

  

-Глава 11-

   Когда я добралась до своей палатки, там меня уже ждали - какой-то незнакомый парень с вышитым на куртке гербом Валлиона нетерпеливо приплясывал возле входа, настороженно озираясь и явно пытаясь что-то втолковать моей невозмутимой охране. Девочки его не трогали... пока. Просто игнорировали и всем видом подчеркивали, что на всеобщем ни гу-гу. Короче, не понимают. Не слышат. И вообще в толк не возьмут, чего этому малому нужно.

   А паренек был довольно молод. Но при этом вежлив и неплохо воспитан, потому что в противном случае его бы уже вынесли за пределы лагеря скаронов и попросили больше не беспокоить. Тоже - вежливо. Что в переводе с языка южан означало сохраненную жизнь. Правда, от увечий совершенно не гарантировало.

   Однако паренек был все еще жив. Все еще топтался возле нашей палатки. И все еще настойчиво что-то выискивал, видимо, перед этим что-то некрасиво потеряв.

   Ага. Заметил меня. Просиял. Обрадовался.

   Интересно, это Фаэс успел кому-то информацию слить или мальчик сам догадался?

   - Фантом! Где ты бродишь?! - выдохнул этот молодец, как только мы с Лином поднялись на холм. А потом ринулся навстречу, опрометчиво позабыв про моих суровых девушек. В результате чего был весьма неделикатно взят за глотку, крайне невежливо остановлен и все оставшееся время, пока я подходила, очень сильно напоминал вытащенного из воды карася, жестоко подвешенного за жабры. С тем же выражением лица и некрасиво выпученными глазами. - Фан...том... госп...дин... вас хотят... хр-р...

   Подойдя вплотную, я нахмурилась.

   - Аша, Ирда, Сата... отпустите юношу. Кажется, он хотел что-то сказать?

   Скароны немедленно бросили свою добычу и, коротко поклонившись, отошли на шаг.

   - Госпо...дин... - с трудом выдавил побагровевший парень, едва избавился от железной хватки, поднялся на ноги и только тогда смог нормально выдохнуть. - Господин Фантом, вас хотят видеть...

   - Очень приятно. Кому это я вдруг понадобился?

   - К-королю...

   Я нахмурилась еще сильнее.

   - Кому? Друг мой, да ты никак бредишь?

   - Нет! - наконец, прокашлялся посланник. - Его Величество Эннар Второй действительно желает вас видеть!

   Я скептически оглядела помятого паренька, а потом пожала плечами.

   - Хорошо, я услышал. Можешь так и передать.

   - Никак нет, господин. Не могу. Я должен вас проводить, - уже вполне бодрым голосом сообщил этот красавец, попутно вытирая грязь со штанов. Зря он так... наивный.

   Я хмыкнула.

   - Спасибо, обойдусь. Где стоит шатер короля, я знаю. Так что иди, красавец. И скажи своему командиру, что передал все, что нужно.

   - Но, господин...

   - Милорд, можно я его пораню? - вдруг ласково и почти нежно спросила Аша, выразительно поглаживая рукоять своего меча. От ее тихого голоса парень вздрогнул и попятился, а потом кинул на меня диковатый взгляд. - Я немножко. Совсем чуть-чуть.

   - Кажется, он не понимает слов, милорд, - вкрадчиво промурлыкала с другой стороны Сата, кровожадно сверкнув синими глазищами.

   - Или не видит, - томно добавила Ирда, обдав обалдевшего паренька природным обаянием Изумруда. В довершение всего от шатра отделились две красавицы-Адаманта и неслышными тенями скользнули ему за спину, недвусмысленно пощекотав горло своими клинками и неслышно проурчав прямо над ухом:

   - Какой хорошенький... смелый и чистый... совсем еще мальчик. Король Валлиона знал, кого прислать на прокорм нашим Теням.

   Я усмехнулась.

   - Девочки, девочки... зачем же так с посыльным? Неужели вам не стыдно пугать его до мокрых штанов?

   - Никак нет, милорд, - дружно откликнулись эти демоницы, сверкнув острыми зубками. - К несчастью, тут так мало развлечений!

   - Отпустите парнишку. Пусть идет. Не портите Его Королевскому Величеству кадры. Думаю, он все понял и больше не станет настаивать. Не правда ли, юноша?

   Под плотоядными взглядами девушек паренек звучно сглотнул.

   - Д-да, милорд. Простите, что потревожил.

   - Леди, проводите его к выходу, - распорядилась я, скидывая шлем и отыскивая взглядом еще один шатер.

   - А вы, милорд?

   - Пойду-ка братиков навещу. Что-то они сегодня запаздывают с вопросами.

   Девушки слаженно отдали честь и, подталкивая незадачливого посла в спину, бодро погнали его прочь от моего шатра. Я же, хмыкнув при виде его забавного галопа, развернулась в прямо противоположную сторону.

   И в самом деле? Не к королю же мне идти? Пойду лучше к Владыкам в гости. Небось, встали уже, ножи точат... в смысле, мечи острят, доспехи проверяют и старательно изыскивают способ намылить мне шею за вчерашнее представление.

   К шатру, разумеется, меня пустили безо всяких вопросов. Только честь отдали, спросили, не надо ли чего еще, и, услышав отрицательный ответ, услужливо отодвинули тяжелый полог, позволяя войти в святая святых. Никто даже не удивился моему внезапному появлению. Кажется, скароны искренне верили в то, что я имею полное право вламываться куда угодно без разрешения и тревожить покой Владык в любое время дня и ночи.

   Сами Владыки обнаружились в одной из дальних комнат. Как ни странно, без масок, без своего обязательного, длиннополого и ужасно тяжелого одеяния. Простоволосые, мокрые после недавнего умывания и еще полуголые, будто мы не военным лагерем стали, а у них во Дворце после гулянки проснулись. Причем, что самое поразительное, они там были не одни - тут же, в удобных креслах и на широком диване (откуда его только притащили?) сидели и полулежали в полном беспорядке мои бравые Фантомы. Все до одного, за исключением хвардов. Такие же трепаные, без шлемов и масок, сонные, квелые и довольно нерасторопные. А вместе с ними почему-то сидел мастер Драмт, который при моем появлении забавно округлил глаза, поспешно подскочил и как-то растерянно замер.

   - Привет, - осторожно сказала я, оглядывая свою удивленно обернувшуюся команду. - У вас тут что, совещание? А почему меня не позвали?

   - Гай! - буквально подпрыгнул на диване Эррей. Ринулся было навстречу, но на полпути почему-то застопорился, как-то неловко замялся и неуверенно улыбнулся. - Ты уже не спишь?

   Я удивленно приподняла бровь, заметив, что и братики как-то беспокойно дернулись. Потом подошла, ободряюще похлопала лен-лорда по плечу и спокойно кивнула.

   - Да, мы встали рано. Мейр с Локом разбудили.

   Фантомы дружно переглянулись.

   - А... где они сами?

   - Умчались куда-то. Только я их и видела. Даже не доложились, стервецы.

   - Гайдэ? - наконец, осторожно подал голос Бер.

   Черт. Да что с ними опять такое?!

   Я с легким раздражением стянула с себя маску.

   - Да я это, я. Ты чего такой дерганый?

   - Ну... вчера мы... и вообще...

   - Как ты? - привычно взял в свои руки процесс переговоров Ас.

   Я подумала пару секунд. Потом подумала еще. Припомнила, при каких обстоятельствах мы в последний раз общались, как расставались, как встретились после этого... а потом виновато вздохнула и прикусила губу. После чего быстро шагнула вперед и обняла его так крепко, как только могла.

   Блин. Дура я дура. Совсем память отшибло. Сперва нарычала на них. Потом удрала в Невирон. Пропала на неделю. Затем вернулась и нарычала снова. Несильно так, но качественно. Так, что они, наверное, теперь даже не знали, как себя со мной вести.

   Черт. Когда ж научусь их не обижать?

   - Прости, - тихо сказала я, чувствуя, как брат неуверенно изучает мою светлую макушку. - Простите меня, парни. Я совсем не хотела вас пугать. Со мной уже все в порядке. Честно. Устала только, вот и все.

   За моей спиной воцарилось напряженное молчание. Такое глухое, что от него остро захотелось сбежать. Или сделать что-нибудь такое... шумное... чтобы оно перестало давить на нервы.

   Но вот кто-то неловко шевельнулся, кто-то задел пустой кувшин, из которого недавно умывались. А потом раздался такой дружный облегченный вздох, что у меня просто камень упал с души.

   - Ох, Гайдэ, - вздохнул Ас, наконец-то, обнимая меня в ответ. - Ну, что же ты делаешь, а?

   - Извини. Я знаю, что поганка.

   - Знаешь... а то, что мы тут с ума три дня сходили, ты тоже знаешь?

   Я виновато шмыгнула носом.

   - Догадываюсь.

   - И что тебе за это будет, уже поняла?

   - Да. Даже готова сочувствовать своему бедному заду.

   - Ну не-е-ет, - с чувством протянул Бер, внезапно оказываясь за моей спиной. - Ничего ты не поняла. Брат, отпусти ее. Сейчас я покажу, что ее ждет.

   Я покорно развернулась, когда Ас с усмешкой разжал руки, отправив меня на верную смерть. Но делать нечего - напакостила, вот и убирай теперь за собой. Правильно братики сердятся. Правильно башку мне открутить готовятся. Имеют полное право. За мои-то дрянные фокусы.

   Вчера у меня не хватило сил, чтобы нормально сказать о том, что я ужасно сожалею о своем поведении. Вчера я едва стояла на ногах. И рядом толкалось слишком много разного народу, чтобы я рискнула в их присутствии откровенничать. Зато сегодня... сейчас... никто им не помешает исполнить свою вчерашнюю угрозу и начать этот бесконечно долгий день с милых шалостей маркиза де Сада. А то и еще с чего посерьезнее. Думаю, одним драным задом мне уже не отделаться. Как минимум, гильотина. Или нет, скорее топор палача - с тупым-тупым лезвием, которым будут весь день пилить мою бедную шею.

   Ну и фиг с ним.

   Лишь бы простили.

   Поднимая на Бера глаза, я ждала чего угодно: от щекотки до немедленного расчленения. Я была готова на все, чтобы после грядущей экзекуции его ехидные насмешки хоть как-то заполнили пустоту в моей груди. Что угодно - ругань, изысканный и благородный русский мат, злобное шипение, ворчание, обвинения во всех грехах... но никак не ожидала, что он подойдет и, до боли стиснув меня в объятиях, негромко скажет:

   - Девчонка ты глупая... соплячка неразумная... вредная, противная, несносная... знаешь, как я тебя люблю?!

   Честное слово, я решила, что брежу. Или что у меня опять, как после хорошей дозы "синьки", начались глюки. Но Бер никуда не исчез, и его руки тоже не разжались, мешая вдохнуть и даже просто пошевелиться. Медведь... настоящий, матерый, зеленоглазый медведь... правильно я его назвала. И правильно почувствовала, что за внешней грацией и обманчивой изящностью опытного ловеласа кроется стальная хватка и жутковатый оскал хищного зверя.

   Удивленно дрогнув, я подняла голову.

   - Что?

   - Да, - грозно повторил брат, сверкая неистово горящими глазами. - Люблю. Но если ты еще раз пропадешь, самолично тебя прибью! Все ясно?

   - Все, - наконец, слабо улыбнулась я, понимая только то, что жестокая расправа, кажется, откладывается на неопределенное время. - Можешь даже сейчас прибить. Заслужила.

   - Сейчас рано. А вот в следующий раз...

   - Спасибо, Бер. Я тебя тоже люблю, чуткий ты мой Изумруд.

   Он только шумно выдохнул, а потом передал меня с рук на руки кому-то еще.

   - Как ты могла уйти так надолго? - с укором спросил Ван, бережно пригладив мои растрепанные волосы. - Как ты могла нас не предупредить? Хоть бы Тень отправила!

   - Мы спешили, - хмурым голосом отозвался призрачный брат Гора, без спроса проявляясь в воздухе.

   - А ты вообще молчи, - хмуро рыкнул сам Гор, подходя ближе. - С тобой у нас еще будет отдельный разговор.

   Тень тут же сникла и, поблекнув, юркнула куда-то в угол.

   Я же терпеливо снесла еще одно пристальное разглядывание, в котором прекрасно отражалось все, что испытал брат во время моего отсутствия. И снова ощутила, что на меня не просто смотрят, а внимательно изучают, что-то сравнивают, оценивают, сомневаются. От этого снова стало стыдно: до чего их довела, раз уже внешности не верят? И в горле опять некстати запершило. Но он не стал меня долго мучить сомнениями - быстро шагнул навстречу и крепко обнял, заставив виновато опустить плечи.

   - Не делай так больше, - шепнул Гор над самым моим ухом. Прохладный и такой же родной, как его Тень. - Брат все сказал... от меня не утаит... наши Знаки слишком близки... как и твоя боль.

   Я вздрогнула во второй раз.

   - Здесь нечего стыдиться, - почти беззвучно добавил брат, бережно придержав мои плечи. - Никто тебя не осуждает. Мы все еще - твои Тени. Наши души все еще - часть тебя. Пусть не так, как раньше, но отголоски долетают до сих пор. Хотя мы не понимаем, почему ты вдруг решила это скрыть. Неужели ты перестала нам верить?

   - Нет, - сдавленно прошептала я, со внезапным ужасом понимая, что ошиблась не только в себе, но и в них. И напрасно думала, будто отключенные Знаки что-то изменят. Во мне их души - это правда. Во мне - частички их сил. После разделения это я перестала чувствовать их, как раньше. Я ведь не маг. Тогда как они... для них действительно НИЧЕГО не изменилось. А это значило...

   - О господи... Гор! Что же вы мне раньше не сказали?!

   - Мы думали, ты знаешь.

   - Нет! - чуть не вскрикнула я, в панике уставившись на скаронов. - Нет... не знала. Ничего не знала. А если бы знала, то не стала бы... никогда...

   - Мы поняли, - тихо вздохнул Ас и бережно коснулся моего лба горячими губами. - Поняли все. Только не сразу. К сожалению, для этого тебе понадобилось уйти, а нам - полдюжины дней промаяться в догадках, пока, наконец, Гор не почувствовал брата. И пока тот не донес до нас эту отвратительно простую истину.

   Я понурилась.

   - Я не могу вас слышать, потому что я не маг. Но я забыла, что ВЫ - маги. И не подумала о том, что наша связь держится не только на Знаках. Простите меня, парни. Честное слово, я хотела как лучше.

   - А меня ты не хочешь обнять? - с притворным огорчением спросил Эррей, втискиваясь в тесный круг скаронов. - Я, хоть и не маг, тоже тебе брат. Разве не заслуживаю я за это крохотной порции твоего внимания?

   Я улыбнулась и, отцепившись от Гора, позволила себя обнять.

   - Конечно, заслуживаешь. Все вы...

   - Чудно, - широко усмехнулся Родан, отстегивая от предплечий стальные щитки. - Значит, я буду следующим, а остальные пусть становятся в очередь!

   - Почему это ты первый?! - дружно возмутились от дверей сразу два рыкающих голоса. После чего хварды ураганом ворвались внутрь и мигом оттеснили от меня наглого Хаса. - У кого-то еще морда с утра неумытая!

   - А у кого хвост не чесан и грива не трепана, - не остался в долгу Родан, упрямо прорываясь обратно. - И вообще, кто-то... что-то... помнится, мне обещал!

   Мейр тут же дрогнул и поспешно отступил.

   - Мы договаривались только на месяц!

   - А он еще не истек. Так что шаг назад, приятель, иначе я исполню свою страшную угрозу!

   - Гад, - с отвращением отвернулся миррэ. - Знал бы, что ты такой гад, сто раз бы подумал...

   - Уже поздно. Поэтому брысь отсюда и не мешай мне радоваться.

   Я выпуталась из чужих рук и с интересом посмотрела на спорщиков.

   - Родан, чем это ты ему угрожаешь?

   - Ничем, - тут же насупился Мейр.

   - Да он просто обещал мне три желания, - благодушно пояснил Родан, прямо-таки лучась от невысказанной радости. - Два из них уже исполнены. Но с третьим я решил обождать до более подходящего случая. Так, чтобы уж от души... чтобы уж он понял - так понял...

   Я хмыкнула.

   - Надо же, какие я вдруг узнаю о вас интересные подробности. Мейр, а по поводу чего вышел спор?

   - Какая разница? - мрачно зыркнул миррэ.

   Я посмотрела на него. Затем настороженно взглянула на отчего-то напрягшегося Родана. Поняла, что от меня снова что-то скрывают, причем, добровольно вряд ли сознаются... а потом нарочито небрежно отмахнулась.

   - Забудь. Все равно Родан больше не будет вредничать.

   - Это еще почему?! - одинаково изумились мои наивные братики.

   Я мило улыбнулась.

   - Да просто это уже не имеет никакого значения.

   Ну, имеет, конечно, но им это знать совершенно необязательно. К тому же, я буду не я, если они сейчас сами все не расскажут. Кстати, у Хаса так забавно притянулось при этом лицо (конечно, он ведь ничего не говорил!), что я просто не смогла удержаться от ехидного смешка.

   - Как, не имеет? - откровенно опешил Хас.

   - Ты что, знаешь? - заметно напрягся и Лок.

   Ой, как интересно-о-о... выходит, не только у этой парочки появились от меня секреты?

   - ЧТО-О?!! - взревел Мейр. - Значит, этот гнусный хорек ПРОБОЛТАЛСЯ?!

   - Нет! - отшатнулся от него Родан. - Мейр, стой! Подожди! Это совсем не...

   - Ах ты, сволочь! Ах ты, лживая наглая сволочь! Я-то думал, что напрасно зубы на тебя точил... а ты... с-собака драная... оказывается, всем уже растрепал... р-р-р!!!

   Я поспешила закрыть Мейру рот, чтобы не шипел и не плевался на побратима зря. Ну, подумаешь, тайны какие-то от меня развели. Ну, пошутила я. Бывает.

   Ой!

   Я ойкнула и отдернула руку, когда миррэ, не сдержавшись, все-таки отрастил звериные клыки и звучно ими щелкнул, едва не оттяпав мне палец. Потом увидела его перекошенное лицо, поняла, что слегка не рассчитала с шуткой, и сделала первое, что только в голову пришло - шлепнула его в ответ раскрытой ладошкой. Несильно так. Только чтобы опомнился.

   И Мейр опомнился - вздрогнул, как током ударенный, внезапно осекся, а потом так характерно выгнулся, что ругнулись мы уже всем отрядом. А когда он сгорбился и мягко упал на пол, стряхивая ненужные больше доспехи, вообще едва не застонали. На этот раз - от досады. Потому что я опять забылась и треснула его левой рукой. Со Знаками. А он и почувствовал.

   Блин.

   Одно хорошо: поднявшись с пола крупным рыжим котом, он уже напрочь забыл о споре с Роданом. Ну, вернее, не забыл, но его персона утратила для миррэ первостепенное значение. На недовольного Хаса он всего лишь покосился желтым глазом, выразительно щелкнул мощными челюстями и неохотно отвернулся. Особенно, когда я испугалась за здоровье брата и поспешила притянуть усатую морду к себе.

   - Все! - сказала строго, на всякий случай крепко держа его за черно-рыжие уши. - Довольно ссор. Не хватало мне еще вас разнимать по пустякам.

   Миррэ недовольно шевельнул пушистым хвостом, мстительно стукнув им Родана по ноге, но потом расслабился, заурчал, бессовестно замурлыкал. Кажется, уже не слишком сожалея, что не успел до него добраться.

   Уф, пронесло: угомонился... а выяснить, что они опять не поделили, я смогу и позже.

   Я перевела дух.

   - Ну вот. Двоих помирили. Род, иди сюда - обниму тебя, пока он занят. Лок, не лезь - ты свое уже утром получил. И вообще, Дей среди вас самый скромный. А Ригу и вовсе надо памятник за выдержку поставить!

   - Мне не надо памятник, - с легкой улыбкой возразил преступно молодо выглядящий маг. - Я просто рад тебя видеть. Правда, волосы твои жалко, но это не страшно. Главное, что с тобой все хорошо.

   Ублажив свой ненормальный, драчливый и беспокойный отряд, я с удовольствием посмотрела на его гладкое, совсем еще мальчишеское лицо с ярко горящими глазами.

   - Я тоже рада, Риг. Честное слово, мне тебя не хватало.

   - Я польщен, - добродушно усмехнулся он и вдруг лукаво поинтересовался: - А вы в Фантомы еще принимаете? Есть тут свободное местечко для одного мятежного мага? Хочу записаться добровольцем.

   - Что? И ты туда же?! - притворно отшатнулась я под тихий смех побратимов.

   Риг сокрушенно развел руками.

   - Увы. Дурость, как говорят, заразна. А я уже давно ею не болел: обычно она свойственна наивной юности. Но сейчас, кажется, я снова заразился. И как раз раздумываю над тем, что пришло самое время ей поддаться. Просто твои братья сказали, что подобные вопросы не решают в одиночку, вот я и пришел спросить у тебя: возьмешь?

   Я резко посерьезнела.

   - Это не шутки, Риг. Ты уверен в том, что говоришь?

   - Да, - легко пожал плечами маг. - Давно над этим размышлял и пришел к выводу, что помощь еще одного боевого мага вам не помешает. Ты ведь тоже об этом думала, когда соглашалась учить меня Эйнараэ? И тоже полагала, что я не останусь в стороне, когда узнаю правду?

   - Скорее, я надеялась, что ты заинтересуешься.

   - Я заинтересовался. И теперь интересуюсь другим: ты примешь меня?

   Я тихо вздохнула.

   - Да, Риг. Конечно. Но для этого есть несколько условий.

   - Я согласен, - усмехнулся маг, даже не став дослушивать. - У меня было время досконально все выяснить и принять окончательное решение. Так вот: я согласен. На все.

   - На все? - на всякий случай уточнила я.

   - Да, Гайдэ. Знаешь, я совсем недавно понял, что мне по жизни ужасно не хватало сестры...

   Я хмыкнула.

   - Вот даже как?

   - Угу.

   - До чего мы тебя довели, - с грустью вздохнула я. - Такой был спокойный, мирный, приличный маг... и что с тобой сделалось теперь?

   - Повзрослел, наверное? - невинно предположил Мейр, уже успевший перекинуться обратно в человека и теперь неторопливо застегивающий пряжки на обмундировании.

   - Или поумнел, - задумчиво отозвался Родан.

   - Может, напротив? Резко поглупел? - хмыкнул Лок, и Мейр тут же показал зубы.

   - Конечно. С таким дураком, как ты...

   - Убью, рыжий, - совершенно спокойно пообещал хвард, даже не повернув головы. На что миррэ только хмыкнул.

   - Уже боюсь.

   - Бойся. Последнее слово все равно будет за мной.

   - Мечтай! Когда-нибудь ты еще будешь просить у меня пощады.

   Лок лениво повернулся и оценивающе оглядел мускулистый торс побратима. Потом пожал плечами и так же неторопливо отвернулся, как будто ничего не произошло.

   Я насторожилась, но и миррэ внезапно угомонился. А когда застегнул последнюю пряжку, то еще и бесстрашно хлопнул хварда по закованному в адарон плечу. Правда, тут же услышал предостерегающее ворчание и поспешно отдернул руку, после чего отошел в сторонку и сокрушенно покачал головой.

   - Ты был прав, Эр: он действительно кусается.

   После чего мне все-таки пришлось вмешаться и отпихнуть несносного миррэ подальше, пока взвившийся под дружный смех Лок не надумал испортить кое-кому красивую рыжую шкуру.

   - Вот так всегда, - пожаловалась я Ригу, удерживая возле себя крупного серого волка. - То один, то другой с катушек слетает. То оба вдруг надумают клыки показать. Боюсь, ты сильно поторопился с решением присоединиться к этому дурдому. Как бы не пришлось потом пожалеть.

   Маг странно улыбнулся.

   - Ничего. Не думаю, что мне придется жалеть.

   - Какой ты все-таки оптимист...

   - Эй, хватит ржать, - тихо прошелестела вновь проявившаяся Тень, заставив хвардов умолкнуть, а остальных - дружно повернуть головы. Веселья в комнате резко поубавилось, будто его задул порыв холодного ветра. И даже Лок под моей рукой мгновенно присмирел. - Снаружи уже народ собирается. Хотите, чтобы ваши вопли услышал весь лагерь?

   Братья дружно прикусили языки и, потупившись, неловко кашлянули.

   - Так-то лучше, - внезапно приобретя неслыханную властность, сухо кивнул призрак. - Брат, вам пора надевать маски. Фантомам, разумеется, тоже. А ты...

   Я ощутила на себе внимательный взгляд Тени.

   - Тебе следует решить, как себя преподнести.

   - Зачем? - нахмурилась я. - У нас что, сегодня заключительное заседание Совета ООН?

   - Нет. У нас сегодня важное совещание, на котором будет приниматься окончательное решение по армиям Союза. Возможно, тебе придется высказывать свое мнение. Уже не как Фантома, а как Ишты. И вот на этот случай я предлагаю тебе серьезно подумать.

   Я помрачнела и, осознав, что, оказывается, еще многого не знаю, выразительно посмотрела на Аса.

   - Что за совещание?

  

-Глава 12-

   В основную часть шатра, по привычке названную мной совещательным залом, мы просочились все вместе. Сперва Ас с ребятами, тут же проследовавшие к своим законным местам; потом остальные Фантомы, бесшумно рассредоточившиеся вдоль стен; ну, и я, наконец, совсем уж неслышной тенью скользнувшая за Алый Трон и скромно притулившаяся сбоку.

   Рига, не сговариваясь, мы потихоньку выпроводили через запасной выход, который, как и положено, непременно имелся в покоях Владык. Для шпионов ли, для красивых ли девушек (Бер не смотри на меня так сердито! это всего лишь предположение!) или же для старых друзей, которых надо повидать, не посвящая в это окружающих. Светить раньше времени мы его не хотели, поэтому решили, что лучше он войдет сюда снова вместе со всеми. Так, будто и провел все утро в соседнем помещении.

   Кстати, народу опять набилось в шатер, как селедок. Тут и синьор Помидор, в смысле - Горан, снова заявился, как главный представитель своего Ордена, и господин та Лейро, и товарищ Ридолас - командир Королевских Хасов, и целых два короля, которых я прежде в глаза не видала, но которых сразу узнала по золотым украшениям на рано седеющих головах... ну да, повелители Беона и Хеора... как же без них? Вон, и седой посол стоит за спиной одного бородатого дядьки с короной. А чуть дальше и симпатичный молодой человек, представившийся как принц, рядом с очень похожим суровым мужчиной изрядно преклонного возраста. Возле них топчется уже знакомый мне миррэ, которого в прошлый раз, видимо, представил Мейр. А по другую сторону все того же стола с огромной картой, с не слишком довольным лицом нетерпеливо оглядывается не менее знакомый хвард. Сородич Лока, который, между прочим, угомонился лишь тогда, когда мой желтоглазый побратим смирно встал у него за спиной и каким-то властным взглядом велел изобразить спокойствие.

   Причем, хвард, что странно, послушно изобразил. Чем меня немало удивил и заставил присмотреться повнимательнее. А когда вдруг стало понятно, что и Мейр ненавязчиво "пасет" своего более старшего сородича, то вопросов у меня появилось еще больше. Особенно, когда незнакомые миррэ и хвард, мудро разделенные столом, встретились глазами и как-то очень пристально уставились друг на друга. Как заклятые враги, вынужденные на время примириться с обстоятельствами.

   Кхм. Любопытное наблюдение. Надо будет потом порасспросить моих лохматых друзей. Заодно, уточнить, чем они занимались в то время, пока я работала в Рейдане, и выяснить, что из этих сведений мне пока неизвестно.

   Еще в комнате присутствовали Главы Кланов. Все четырнадцать, если вдруг кто-то забыл. А еще, умудрившись войти одновременно с нами, здесь присутствовала другая важная личность. Настойчивая такая, коронованная, упрямая и подозрительно молчаливая в последнее время, которая при виде меня странно напряглась и при виде которой я поспешила отвернуться.

   Когда я облокотилась на край Трона, Ас выразительно скосил глаза.

   - Может, тебе принести кресло? - вполголоса спросил он, пока собравшиеся люди так же тихо кивали друг другу и отдавали дань уважения титулованным особам.

   - Не надо. Так постою, не сломаюсь. К тому же, это будет даже красиво - я и "Гор"... кажется, мы хорошо смотримся вместе.

   Брат скосил глаза в другую сторону и хмыкнул, заметив, что на противоположном конце, возле Трона Адаманта, симметрично со мной застыла молчаливая черная Тень. В точно такой же позе.

   - А что? - со смешком заметила я. - Так даже интереснее: буду изображать тут твою Тень. Чем не достойная кисти мастера картина?

   - Тогда нам лучше поменяться местами.

   - Щас, - фыркнула я. - Назвался груздем, полезай на... Трон. Нужны мне эти проблемы!

   Ас только усмехнулся под маской.

   - Зря надеешься, что тебя это не коснется. Рано или поздно все равно в них погрязнешь.

   - Типун тебе на язык!

   Ас, сделав вид, что не услышал, величественно кивнул господину Аро, и Глава Алого Клана негромко кашлянул, привлекая к себе внимание.

   - Господа...

   Я невольно восхитилась про себя мудростью брата. Нет, ну каков молодец, а? Как ловко перевел стрелки! Господин Аро, по общему мнению, слыл отличным организатором. Война была делом всей его жизни. Он ею дышал. Думал о ней, как думают о любимой женщине. Он искал ее, как ненормальный, везде, где только смог. А теперь, вот, нашел. Добился. Пришел к ней через годы напряженных поисков. И был, как мне кажется, очень доволен оказанной ему честью.

   А Асу больно хорошо. Сидит себе и в ус не дует. Что понравится - кивнет. Что не понравится - мотнет головой и ладно. А то и просто подумает. Алый быстро догадается, что да почему, и мгновенно сменит план. Благо за годы относительно спокойной жизни (ну, для скаронов спокойной; еженощные вылазки в Степь и регулярные схватки со Старшими Тварями не в счет) он успел их продумать великое множество. По крайней мере, мне так кажется, потому что излагал свое видение ситуации он так четко и стройно, что я аж обзавидовалась. Вот уж талант так талант. Так грамотно все обрисовать и представить...

   Впрочем, чего тут особенно мудрить? Расклад и так предельно ясен: на этой стороне Степи остановились мы, на другой занял выжидательную (пока еще выжидательную!) позицию Невирон. Тут и там расположились в полной боевой готовности огромные армии, способные заставить содрогнуться шестую часть суши. А между ними пролегла гигантская, серая, безжизненная и почти бескрайняя Степь, до отказа забитая нежитью.

   Чем не начало славной головоломки?

   Сейчас господин Аро напоминал, какими силами в данный момент располагает Союз. Подсчеты несложные. Я закончила их еще в день отлета в Невирон: примерно миллион человеческих и нечеловеческих ресурсов, плюс-минус пару-тройку тарров, если к нам решит присоединиться кто-то еще. Итого - Валлион, чья доля в Союзе составила почти пятьдесят процентов по живой силе; Скарон-Ол, выставивший еще две трети от этого числа; миррэ и хварды, успевшие прибыть сюда на последних минутах истекающего срока. А также скромные силы Беона и Хеора, на которых никто поначалу вообще не рассчитывал. Однако они пришли, заняли оборонительную позицию и в это самое время торопливо окапываются у подножья Серых гор, стремясь закрепиться понадежнее.

   Не стоит и говорить, кто при такой расстановке приоритетов играет в Союзе первую скрипку.

   Но надо сказать, что если Валлион предоставил, в большей степени, простых смертных, то на стороне скаронов были не самые слабые в этом мире маги. При том, боевые маги, воины. С другой стороны, за Валлионом стояла Церковь. И почти семь тысяч вооруженных до зубов, истово ненавидящих нежить Орденцев, которые привел многоуважаемый и ужасно нелюбимый мной Его Преосвященство Горан. Зная о том, что магии эти господа не поддаются, и о том, что по некоторым сведениям владеют каким-то своим, совершенно особым видом магии (сами они этот факт активно отрицали и списывали необычные способности на благословение Аллара), от которой Твари буквально рассыпались в прах...

   Сама не видела, правда, но Хасы Родана как-то рассказывали.

   ...Так вот, с учетом этого, доминанта Валлиона была более чем явной. И с этой точки зрения я не могла не признать, что Его Величество Эннар Второй отнесся ко взятым на себя обязательствам крайне серьезно. Если не сказать больше. Поэтому и штаб он привел самый большой. Поэтому и стоял сейчас возле самых Тронов. Поэтому и являлся самым серьезным (если что) оппонентом, у которого имелся перевес по любому вопросу, как минимум, в три голоса - господин та Лейро, господин лен-лорд та Ларо и господин Ридолас. Вдобавок к мрачному, как грозовая туча, Фаэсу (который, думается мне, опять заполучил себе какой-нибудь высокий и горячо проклинаемый чин) и еще двум господам, которые стойко держались возле него, внешне сильно походили на магов, но оказались мне, к сожалению, незнакомы. Вчера я их видела мельком, однако разглядывать было некогда. А они, если и представлялись раньше, не стали бы сейчас делать для меня исключение. Поэтому мысленно я обозвала их как мистер Икс и мистер Игрек. Так, чтобы было хотя бы понятно, о ком речь.

   Но вернемся к нашей основной проблеме.

   Господин Аро, закончив с обрисовкой общих сил, перешел к более трудному вопросу - о силах вероятного противника. И вот тут, как говорится, забуксовал, поскольку по данному вопросу точных сведений ни у кого не имелось. Даже у молчаливых Фантомов. После посещения Невирона мы могли только предполагать, что Тварей там прячется ОЧЕНЬ много, что счет идет не на тысячи или сотни тысяч, а на миллионы. Однако после уничтожения Пирамиды эта цифра заметно изменилась. А после активации некромантами второго купола она изменилась снова. Причем, намного. И никто не мог сказать, в какую именно сторону, хотя предполагали, конечно, худшее. И априори считали, что Твари, возможно, сохранили способность произвольно переходить в состояние Тени и обратно. Что, конечно же, не есть хорошо.

   Но это полбеды. Самая главная сложность состояла в том, чтобы подобраться к Невирону. Закидывать его через всю Степь катапультами было нелепо. Ракет дальнего радиуса тут, к сожалению или к счастью, не изобрели. О ПВО не имели никакого понятия. Ковров-самолетов в массовом количестве не производили. И никакими иными воздушными транспортными средствами не обладали.

   Единственное, что могли использовать маги, это порталы. Но по непонятной причине рядом с Невироном магия практически не работала. Связывали это, конечно, с той самой "сетью", которую мы видели над Благословенной, но точно все равно сказать не могли. Причем, за несколько дней напряженной работы ребята из Магистерии (а я верю, что они - неплохие спецы) так и не смогли перебороть это явление. Не сумели избавиться от многочисленных помех, которые мешали созданию заклятий на Эйнараэ. А если и получалось у них что-то придумать, то только на границе Степи. На очень короткий промежуток времени. Да и то - с таким сумасшедшим расходом энергии и настолько сильными колебаниями настроек, что о стабильности создаваемых заклятий говорить не приходилось. Где уж тут мечтать о пространственных коридорах и безопасных перемещениях. Защиту бы какую-никакую удержать над лагерем - и то хлеб.

   Иными словами, порталы мы использовать не могли. Стоять тут до второго пришествия, надо полагать, тоже. Ждать, когда Невирон соберется и пожалует к нам навстречу, было попросту глупо. И вот исходя из всего вставал один единственный, но очень актуальный вопрос: что делать?

   Когда господин Аро со свойственной ему лаконичностью закончил обрисовку ситуации (которая, я думаю, и так была знакома всем вдоль и поперек), то вопросительно взглянул на Аса. Тот молчаливым кивком подтвердил, что согласен с таким раскладом и с непередаваемым выражением обвел глазами собравшихся. Причем, так величественно и, вместе с тем, так красноречиво, что я снова испытала чувство, похожее на зависть и восхищение одновременно. Вот уж не думала я, что братик так быстро вживется в роль. Видать, уроки у кого-то специально брал. Возможно даже, еще когда был жив. А теперь просто вспомнил и...

   Блин. Попроситься к нему в ученики, что ли?

   А дальше, как и следовало ожидать, началась оживленная дискуссия. Приводить которую в подробностях не буду, потому что скучно и долго, но лишь обозначу несколько важных моментов.

   В частности, то, что, не видя иного выхода, большинство собравшихся склонялось к мысли, что выступать надо как можно раньше, всеми имеющимися силами. И, естественно, на рассвете, пока Твари спят, чтобы за сутки успеть пройти как можно больше. Потом, мол, ночь переждем и быстренько добежим до Врат Невирона (так называли узкий перешеек между Долиной и собственно Степью), после чего - "держись, подлый враг, мы идем тебя убивать...!"

   Вариант второй, предложенный мистерами Икс и Игрек (действительно, оказавшихся магами), которые настаивали не на прогулке по Степи пешкодралом, а на использовании порталов. Уверяя собравшихся в том, что топтать сапоги по пустой Степи глупо (полностью с ними согласна), поэтому надо, несмотря ни на что, попытаться открыть пространственные коридоры для союзных армий и провести их так далеко, как только станет возможным.

   Вообще-то, что сама идея с порталами замечательная, поскольку делала возможным быструю, безопасную и абсолютно спокойную переброску войск прямо на место, а вот исполнение этой идеи мягко говоря, подкачало. Потому что господа маги, судя по всему, очень плохо представляли себе, что такое Степь. И понятия не имели о том, что творилось в небе над Невироном. Но даже если какое-то представление об этом они все-таки имели и при этом наивно полагали, что я эти сведения преувеличила или плохо разобралась в происходящем (а на меня эти типы пару раз кинули весьма сомнительные взгляды), то все равно отдам голову на отсечение, что дальше середины Степи коридор они таким образом не пробьют. А до середины оно не имело никакого смысла. Просто по той причине, что до наступления ночи дойти до Невирона не успеть даже скачущей во весь опор коннице (слишком далеко), а о том, что происходит в Степи по ночам, думаю, можно не рассказывать.

   Как планировали пережить там хотя бы одну ночь и первые, и вторые спорщики, я, например, просто не понимала. Но, видимо, они так верили в несокрушимую мощь собравшегося воинства, что эта вера застила им всю соображалку.

   С моей наивной точки зрения, не отягощенной лишними знаниями и умениями, правильнее было бы попытаться выманить некромантов на нашу территорию. Но такой вариант попросту не рассматривался. Почему - думаю, не надо объяснять: никому не хотелось оставлять линию обороны такой растянутой, как сейчас, и тем более не хотелось допускать хотя бы небольшой шанс, что в случае неудачи какой-то процент Тварей беспрепятственно рванет в Свободные Земли.

   В чем-то я их хорошо понимала. Да и свои познания оценивала весьма скептически. Не военный я человек. Несмотря ни на что, не военный. И все эти тонкости маневров, уходов, регулирования флангов, с помощью которых важные господа предлагали минимизировать потери в Степи, воспринимала с ба-а-льшим трудом.

   То есть, никак.

   В общем, я стояла за плечом Аса и скромно помалкивала, пока шла оживленная дискуссия и пока господа военачальники активно спорили друг с другом, тыкая толстыми пальцами в ни в чем не повинную карту и тщетно пытаясь доказать, что способ одолеть Степь есть. Хотя бы потому что, как в сказке говорится, его не может не быть.

   Но я, если честно, такового пока не видела и потому предпочитала больше слушать, чем вмешиваться в обсуждение.

   Примерно через полчаса стоять истуканом мне наскучило.

   Еще через половину оборота откровенно надоело. А когда оживленные споры перевалили за второй час, я тихо вздохнула и, пользуясь тем, что никто не смотрит, осторожненько пристроилась к Асу на подлокотник. После чего оперлась спиной на его плечо и прикрыла глаза, терпеливо ожидая, пока что-нибудь решится.

   Лезть вперед я считала преждевременным. Свои скудные знания предпочитала не афишировать (лучше смолчать, за умную сойду), а драть вместе с шумными дядьками глотку, вопия о том, в чем ни черта не смыслю, полагала просто неприличным. Вот и приходилось сидеть, как бедной родственнице. Вот и приходилось скучать, болтая свободной ногой в воздухе. Даже Лин, прокравшись в самый разгар спора к Тронам, тихонько прилег под моей пяткой, но, кажется, совсем не возражал, чтобы время от времени я задевала его кончиком сапога. Заодно, подпитывая и придавая сил.

   К концу третьего часа споров я начала откровенно зевать. Мои бравые парни под стенами, видимо, тоже. Правда, у них, помимо масок, есть еще и шлемы, в которых незаметно, какие ты там рожи корчишь важному собранию, а я что-то ВСЕ свои железки надеть поленилась. Неудобно в шлеме-то. А моей маской теперь никого не удивишь.

   Короче, сглупила. И теперь была вынуждена старательно отворачиваться и отчаянно давить проклятую зевоту, лишь краем уха отмечая отдельные, выбивающиеся из общего шума фразы.

   Кстати, братики мои тоже избрали для себя позицию сторонних наблюдателей. Как и Его Величество Эннар Второй, который, насколько я видела, также демонстративно помалкивал. Хорошо, что его почти всегда закрывала широкая спина Фаэса - старый друг, как чувствовал, избавил меня от необходимости раз за разом натыкаться на его красивое лицо с тем, чтобы увидеть на нем горящий холодной ненавистью взгляд. Думаю, это стало бы для моих испорченных нервов слишком серьезным испытанием.

   Когда же сдерживать скуку стало совсем невыносимо, я вдруг лениво подумала:

   "Интересно, в который раз за эти дни они вот так собираются тесным кружком и пытаются решить, как лучше сделать?"

   "Явно не первый, - сонно заметил Лин, широко зевнув. - Думается мне, этот вопрос уже вставал, но никто не нашел оптимального решения. Поэтому его отложили до сегодняшнего дня и дали остальным задание покумекать на досуге".

   "Какой ты у меня умный стал, - рассеяно отозвалась я, принявшись от нечего делать изучать край маски Аса. - Такие слова теперь знаешь... скоро совсем профессором заделаешься".

   "У тебя из памяти выудил", - с гордостью похвастался шейри.

   "Правда? - сейчас мне, как никогда, хотелось приткнуть куда-нибудь голову и вздремнуть. - Какие там, оказывается, хранятся интересные вещи"...

   Лин беззлобно фыркнул и попытался поймать зубами мой сапог.

   "Язва ты, Гайдэ. Это единственное, по-моему, что в тебе не изменилось".

   "А ты - редиска, - буркнула я, тщетно пытаясь вытащить у него из пасти свою обувь. - Хватит его грызть, зверюга. Ты же не питаешься подметками".

   "Зато я питаюсь тобой!" - насмешливо покосился демон и, чтобы получше продемонстрировать свою мысль, зловеще оскалился.

   Не желая остаться совсем босиком, я поспешила поджать под себя ногу, подтащив ее повыше и с трудом уместившись на подлокотнике Трона. Но Лина это не смутило. Неторопливо поднявшись во весь свой немаленький рост, он кровожадно уставился на мое горло и глухо заурчал, как голодный вурдалак. А потом вдруг потянулся вперед с явным намерением достать до него клыками.

   "Фу на тебя! - неподдельно возмутилась я, решительно пихнувшись. - Лин, прекрати! Мы же не дома! Что на тебя нашло?"

   Шейри задумчиво оглядел мою оборонительную позицию и негодующе дернул хвостом.

   "Мне скучно. А ты чуть не заехала мне пяткой в нос".

   "Зато ты чуть не отгрыз мне каблук".

   "Я пошутил".

   "Ничего себе шутки!"

   Лин недовольно надулся, буравя меня желтыми демоническими глазищами, но потом фыркнул, буркнул что-то невнятное, вернулся на место и плюхнулся возле Трона, демонстративно от меня отвернувшись. Даже голову положил на непримиримо скрещенные лапы и закрыл глаза, всем видом показывая, что недоволен, сердит и вообще, не ожидал от меня такой подлости.

   Странно. Что это на него нашло? Никогда себе такого не позволял, а тут - как маленький, в самом-то деле. И еще обиделся, похоже?

   Настороженно покосившись на активно обсуждающих проблему доставки войск мужчин, я успокоено отвернулась (все в порядке, они еще ни до чего не договорились) и осторожно пощекотала кончиком сапога кошачье ухо.

   "Лин?"

   Шейри даже не дернулся.

   "Ли-и-ин?"

   Снова - ноль эмоций, фунт презрения.

   "Ладно, - хищно прищурилась я, поняв, что меня некрасиво спустили в игнор. А потом наклонилась и, приспустив перчатку с левой руки, тихонько потрепала мохнатую холку. - Что-то ты совсем от рук отбился. А если вот так?"

   От простого прикосновения демона аж приплющило, вжав в пол чуть ли не наполовину. А я быстро выпрямились и с самым невозмутимым видом отвернулась, старательно не замечая, как он ошалело мотает головой, как жестоко дерет когтями твердую, как камень, землю. И как, с трудом отдышавшись, поднимает на меня полный молчаливого обожания взгляд.

   Ну вот. Так-то лучше. А изображает из себя какой-то детский сад.

   Поняв, что у шейри только что случился приступ острого человеколюбия, я отвернулась еще дальше и принялась внимательно разглядывать ухо Аса, краешек которого виднелся в прорези адароновой маски. Хорошее такое ухо. Ровное, смугленькое, симпатичное. Так и хочется дернуть. А если маску чуть приподнять, так и нос покажется - благородный, с горбинкой. Брат, правда, не очень обрадуется, но чего только не сделаешь ради того, чтобы поставить на место одного нахального, бессовестного, неблагодарного...

   "Гайдэ? - раздалось жалобное у меня в голове уже через пару мгновений. - Гайдэ, ты сердишься?"

   - Нет, - пробурчала я на ухо Асу, заставив его удивленно дрогнуть. - Я просто перестаю тебя понимать.

   "Гайдэ? - у меня над ухом что-то шумно засопело и жарко задышало. - Гайдэ... ну, прости... я больше не буду. Честно".

   - Брат, у тебя такая интересная маска, - задумчиво отметила я, слыша, как беспокойно топчется и нависает надо мной сконфуженный демон. Как бы целиком на надумал забраться на подлокотник. Столкнет же. И придется мне падать на Аса, да еще, наверное, и Бера с Ваном захватить. Ой, не да бог ему до такого додуматься... надеюсь, Знаки вправили ему мозги на место и он не надумает устроить тут кавардак?

   Внезапно моей шеи осторожно коснулся шершавый язык.

   Вздрогнув от неожиданности, я машинально вытерла кожу и резко развернулась. Как раз для того, чтобы столкнуться нос к носу с вставшим на задние лапы демоном и встретить его горящий взгляд. В котором смешалось одновременно и жадность, и раскаяние, и обожание, и страх, и сомнение, и вожделение... ну да, как у гурмана, внезапно обнаружившего у себя на столе предмет своих долгих мечтаний.

   Нет. С ним сегодня точно что-то не так!

   "Сделай это... еще раз, - неистово размахивая длинным хвостом и слегка подрагивая от возбуждения, попросил Лин. - Пожалуйста, Гайдэ. Пожалуйста, сделай".

   Вы когда-нибудь видели, как сходят с ума демоны?

   Ну вот. Хороший повод пополнить свои знания. Потому что шейри сейчас был очень похож на сумасшедшего. Глазищи огромные. Пасть приоткрыта. Огромные клыки влажно поблескивают. Дыхание жаркое, как из печки. Нос беспрестанно шевелится, на пару с длинным хвостом. Но шерсть мягкая-мягкая. Так и льнет к рукам, так и просится, чтобы ее погладили. Невозможно не коснуться.

   Интересно, когда он успел научиться искусу?

   Слегка обеспокоившись за рассудок друга, я притянула его к себе, тихонько почесывая за ухом и буквально чувствуя, как по его телу расползается блаженная истома. Вымогатель бессовестный... вон, уже и глаза заволоклись томной пленкой, и когти царапают адарон на подлокотнике... ну точно, прибалдел мой демонический ангел-хранитель. Так прибалдел, что теперь, похоже, будет не оторвать.

   "Обожаю... - вдруг донеслось до меня слабое. - Гайдэ, я тебя просто люблю..."

   Все. Готов. И вроде бы угомонился?

   Я отняла руку, позволив могучему барсу покорным, громко мурлыкающим ковриком сползти под Трон. Правда, от внезапного смущения меня это не спасло - Лин даже оттуда мурчал так проникновенно, что скоро под Асом отчетливо завибрировало сидение. Даже я ощутила передаточную дрожь на подлокотнике. А братики, надо думать, вовсе оказались на стальном вибромассажере. И так нехорошо на меня посмотрели...

   Пытаясь исправить ошибку, я попробовала незаметно пихнуть демона в бок, чтобы успокоился. Бесполезно - сапог моментально утонул в горе белой шерсти, как блоха в мотке пышной пряжи. Тогда я попыталась позвать его на мыслеречи, но и это эффекта не дало - кажется, из-за обилия дармовой силы Лин так качественно ушел в астрал, что в ближайшие пару часов к нему просто нет никакого доступа. Наконец, я рискнула понастойчивее пошевелить ногой, чтобы унять блаженствующего демона и избавиться от невыносимого укора в глазах братиков. Но тщетно: Лин только замурлыкал громче и, поймав мой сапог сразу двумя лапами, с умильным выражением на морде прилег на нем, как на подушке.

   А потом мурлыканье сменилось тихим сапом. Потом он успокоился и мгновенно уснул, пытаясь переварить все то, что я порыве необъяснимой щедрости ему подарила. С одной стороны это, конечно, хорошо, но вот мой сапог...

   Блин. Впрочем, могло быть и хуже.

   Огорченно вздохнув, я очень медленно, аккуратно и бережно вытащила ногу из сапога. Оставив важный трофей в лапах блаженствующего демона и заимев для себя самой весьма голую пятку - бледную, гладкую, как у младенца, и довольно, надо признать, изящную. Которая сверкала теперь на фоне черных штанов, как прожектор, но которую, впрочем, при должной изобретательности можно было попытаться спрятать. Причем, даже так, что об этом не догадается ни одна живая душа. К примеру, под Трон ее опустить. Или еще лучше - просто сесть на нее, как будто так и надо, а потом незаметно снять и, прикрываясь длинными полами туники Аса, потихоньку упрыгать в соседнее помещение, где уже не будет срамно ходить в одном сапоге.

   Реально?

   Конечно. Все лучше, чем будить Лина или бороться с ним за важный трофей. Что-то он у меня сегодня какой-то взбудораженный. То ли устал накануне больше, чем хотел показать, то ли еще чего случилось. Так что пусть пока спит, негодяй. А потом я выясню, с чего это у него возникло такое непонятно-игривое настроение.

   Благополучно исполнив свою задумку, я перевела дух и медленно распрямилась, запоздало прислушавшись к тому, что творилось вокруг. Но каково же было мое удивление, когда выяснилось, что оживленный спор, наконец, закончился, а народ почему-то дружно замолчал.

   Что, уже придумали способ добраться до Невирона?

   Или я опять что-то пропустила?

   Осторожно подняв голову, я ощутила себя на перекрестье взглядов и внезапно осознала, что неуместные выкрутасы Лина не остались незамеченными. Более того, народ уже довольно давно отвлекся от жаркого спора, а теперь с какого-то перепугу уставился прямо на меня. И на мой несчастный сапог, который, в общем-то, не такой уж и красивый, чтобы так на него таращиться. Но еще больше - на мою бедную пятку, которая совсем не заслужила такого пристального внимания. И ладно, если бы обернулся один или два человека. Так нет же - смотрели все! Даже Фантомы у стен! Причем, смотрели так, что я почувствовала себя как смертник под дулами заряженных карабинов.

   Вот же черт. Лин... ну кто тебя просил выпендриваться?!

   - Я гляжу, тебе неинтересно, Фантом? - наконец, нарушил воцарившуюся тишину Его Преосвященство Горан. И так выразительно прошелся взглядом по моей фигуре, что внутри зародилось глухое раздражение.

   Так. Кажется, на меня решили наехать?

   - Что вы, - вежливо ответила я. - Напротив, мой интерес так велик, что его тяжести даже сапог, как видите, не выдержал. Упал под действием силы притяжения, не сумев воспротивиться законам природы.

   - Прости мое любопытство. Я не услышал: что такого оказалось в твоем сапоге, что он все-таки упал?

   По взгляду святоши я как-то быстро поняла, что он, мягко говоря, недоволен. Причем, недоволен тем, что я смею не только с какого-то ляда сидеть тут с замотанной мордой, но еще и нагло игнорирую всех остальных.

   - Это - страшная военная тайна, Ваше Преосвященство, - еще вежливее ответила я, мысленно прикидывая, что бы еще такого сказать хорошего, чтобы ему сразу плохо стало.

   Орденец недобро прищурился.

   - Может, мы зря тут время тратим, а, Фантом? Может, у тебя уже есть отличный план, о котором мы просто не знаем? Может, раз ты с таким пренебрежением относишься к полученным сведениям, у Фантомов есть какой-то иной вариант решения этой проблемы?

   Мысленно плюнув на условности, я решительно поджала под себя голую пятку.

   - Все может быть.

   - Тогда скажи нам, - вдруг ласково попросил Его Преосвященство, еще ласковее сжимая кулаки под столом. - Ты же у нас все знаешь... и, насколько я понял, служишь самому Иште... которого я почему-то здесь не вижу... так подскажи нам, будь так добр, что делать. Без тебя (веришь ли?) у нас ничего не получается!

   Я хмыкнула.

   - Знаете, господин Горан, у меня на родине есть такое любопытное выражение: "если ты чего-то не видишь, то это вовсе не означает, что этого нет". Потому что порой, чтобы что-то увидеть, нужно снять с собственного носа неправильно подобранные очки. А иногда, напротив, эти очки стоит надеть. Дабы вернуть потерянный фокус. Вам знакома наука "оптика", Ваше Преосвященство?

   Бритоголовый священник только поджал губы.

   - Ты снова нарываешься, Фантом.

   - Что поделать, господин Горан? Работа такая.

   - Да? А у твоего Хозяина какое на этот счет мнение?

   - У меня нет хозяина, Ваше Преосвященство, - холодно отозвалась я. - Я сам по себе.

   - В прошлый раз ты говорил нам иное, - так же холодно отметил он.

   - В прошлый раз вы, видимо, плохо слушали, сударь. А сейчас, похоже, еще и плохо видите.

   Святоша шумно раздул ноздри.

   - Нет. Не плохо. Твоя дейри сильно изменилась, Фантом...

   Я кивнула.

   - Верно.

   - Ты спрятал ее, - внезапно улыбнулся Орденец. - И хорошо спрятал. Но это не спасет тебя от ореола славы, тянущейся от самых Серых гор. И от вопросов касательно твоей истинной сути... скажи, верно ли я слышал, что ты имеешь прямое отношение к некоей леди, которая называет себя Иштой?

   Я криво усмехнулась.

   - Еще бы.

   - А где сейчас находится данная леди? - вкрадчиво поинтересовался Его Преосвященство. - Признаться, я очень ждал встречи с ней. Мне казалось, она должна быть заинтересована в исходе этой кампании.

   - Вы правы, - медленно кивнула я, перехватив выразительный взгляд от Тени. - И даже более чем правы. Но война, как мне кажется, не женское дело, поэтому... скажем так, вместо упомянутой вами леди здесь нахожусь я.

   - Ты? - озадаченно нахмурился Орденец.

   - Да, - неожиданно приняв твердое решение, я спокойно кивнула. - Можете считать меня ее полномочным представителем.

   - Гай! - чуть не поперхнулся Фаэс, уставившись на меня во все глаза. - Ты что творишь?! Да Гайдэ...

   - Теперь я за нее. Так что с этого момента все вопросы касательно Ишты вы адресуете мне. Вам понятно, господин Горан?

   Святоша не ответил.

   Вместо этого он внезапно поднял правую руку и выбросил в мою сторону сгусток ослепительно белого огня. Странного, холодного, н при этом обжигающе яркого огня, от которого вся палатка осветилась словно ясным днем. Который я, разумеется, прекрасно видела, но вряд ли успела бы отклониться... если бы, конечно, вообще хотела это сделать. Однако, поскольку у меня такого желания не было, то и на стремительно приближающуюся угрозу я не стала ни дергаться, ни пригибаться, ни даже отпрыгивать.

   Да и зачем?

   Чего ради, если я не так давно все равно собиралась умирать?

  

-Глава 13-

   То, что случилось потом, можно описать только одним словом - взрыв. Потому что большую часть присутствующих буквально смело со своих мест и кинуло в мою сторону. В первую очередь, скаронов, которые (как и следовало догадаться) среагировали первыми; потом - Фантомов, которые опоздали лишь на сотую долю сина; наконец, внезапно проснувшегося демона, который с леденящим душу ревом вылетел из-под Трона и встал на пути у подлетающего заклятия.

   Я даже моргнуть не успела, как тяжеленный стол оказался свернут на бок, передо мной выросло четыре высоких фигуры в неудобных золотых одеяниях и безликих адароновых масках. Практически сразу к ним присоединилось еще пятеро Фантомов, охвативших меня идеально правильным клином, а на его острие встал всклокоченный, взбешенный чужой наглостью Лин, который от злости раздулся так, что стал чуть ли не в два раза больше, страшновато вздыбил шерсть, а уж оскалился настолько жутко, что при виде него кровь стыла в жилах. И это не говоря о зарождающемся внутри его могучего тела рыке, от которого ощутимо завибрировали стены палатки.

   Что любопытно, произошло это очень быстро. Причем, настолько, что большая часть присутствующих ничего не успела понять. А потом Главы Кланов (да-да, все четырнадцать) скользнули вперед, явно получив приказ от своих Владык, неуловимыми тенями обошли опасно накренившийся стол и еще до того, как кто-то успел сделать полноценный вдох, уперли острия своих клинков в оторопевшего Орденца. Хорошо так уперли, качественно - под некоторыми даже выступили первые капельки крови. Однако насквозь, что удивительно, ни один не прошел - кажется, братики вовремя исправились и велели пока только обездвижить дурака.

   И его, надо сказать, обездвижили. Качественно так. Со знанием дела.

   Да и как тут пошевелишься, когда спереди и с боков в тебя упираются четырнадцать... ах нет, пятнадцать - у Адамантов всегда при себе парные мечи... клинков, прямо перед глазами скалит зубы и угрожающе шипит разъяренный демон? Над головой в едином порыве взметнулись сразу четыре мощных магических щита, заставивших сделать его заклятие сдавленный пшик? А возле лица маячат сразу восемь других заклятий - опасно острых, боевых, явно смертельных? Причем, половина уже обвивается вокруг твоей шеи, а остальные лишь ждут сигнала, чтобы упасть и придавить всей своей тяжестью?

   И это при том, что одновременно с этим за твоей спиной совершенно отчетливо начинает промерзать земля, вместе со стеной палатки и собственным плащом; на щеках выпадает холодный иней, красноречиво предупреждая об угрозе с тыла; твои соседи медленно пятятся в стороны, освобождая место для иных гостей. А прямо из пустоты проступают сразу две неприятно мрачные Тени, сжимающие в руках призрачные клинки и с нехорошим интересом раздумывающие, в какое бы такое место на твоем теле их поудобнее воткнуть.

   Добавьте к этому злобный оскал двух незнакомых оборотней, представляющих здесь свои агрессивные народы, их недвусмысленные позы и опасно изменившиеся лица, находящиеся на грани трансформации, их руки с самыми настоящими когтями, которым больше не нужны никакие клинки. Да еще стремительно нарастающий шум за пределами палатки, неприятно похожий на ропот приближающегося цунами.

   И вот тогда, возможно, вы сумеет представить, как это выглядело со стороны. И, возможно, даже поймете, что ощущал сейчас незадачливый Карающий, стоя в окружении рассвирепевших скаронов, хвардов, боевых магов и одного очень недовольного демона. Посреди многотысячного лагеря сумасшедших фанатиков. Один. Обездвиженный чужими клинками и готовыми разорваться заклятиями так, что невозможно даже вздохнуть. Причем, ситуация изменилась так резко, что он даже не успел осознать, насколько сильно поторопился со своими угрозами.

   Кхм.

   Кажется, ребята малость погорячились?

   Не меняя позы, я с любопытством уставилась на окаменевшего Орденца, гадая про себя, какие мысли бродят сейчас в его бритой голове. Однако особого страха он, судя по всему, не испытывал. Был изумлен, неприятно ошарашен, растерян и изрядно ошеломлен, но не испуган. Отнюдь. Жрецы Аллара никогда не страдали паталогической трусостью.

   Но, наверное, пора бы уже и вмешаться?

   - Как неудобно получилось, - негромко заметила я вслух в звенящей тишине, ни к кому конкретно не обращаясь. - Такие важные люди вокруг, столько волнений, хлопот... а я - в одном сапоге. Непорядок. Барсик, солнышко мое белоснежное, верни его на место. У меня уже пятка мерзнет.

   Лин сузил неистово горящие глаза, в глубине которых начали зарождаться опасные багровые угольки, и глухо рыкнул. Пару секунд еще буравил тяжелым взглядом Его Преосвященство, однако потом неохотно отвернулся, бесшумно спрыгнул и, нырнув под Трон, всунул мне в руки утерянный сапог. Заодно, успокоившись и погасив свои демонические зрачки.

   - Спасибо, дружок, - я неторопливо расправила помятое голенище и надела пожеванную обувку на положенное место. - Ты меня сильно выручил.

   После чего подняла голову и внимательно оглядела напряженно застывших мужчин.

   - Так, господа. А что это за ротация вдруг среди вас случилась? Откуда такие серьезные лица? И за что вы так не любите уважаемого господина Горана, что даже лишили его подвижности?

   Ас, не ослабляя заклятия, чуть повернул голову.

   - Гай, тебя не задело?

   - Нет, брат, - отозвалась я, мельком покосившись на Лина. - Кажется, это было всего лишь поисковое заклятие: Его Преосвященство просто изволил проявить ко мне повышенный интерес. Правда, совсем не подумал о том, что иногда и простое любопытство может стать опасным. Не правда ли, сударь? Вы ведь не хотели ничего плохого?

   Господин Горан осторожно качнул головой.

   - Нет... э-э... милорд. Всего лишь небольшая проверка.

   - Вот видите, - обезоруживающе улыбнулась я, восседая на подлокотнике Трона, как только что избранный султан. - Поэтому не надо ссор, господа. Опустите оружие.

   Будто сговорившись, скароны синхронно спрятали свои клинки и отступили на шаг, все еще буравя чужака подозрительными взглядами. Тени Адамантов тоже слегка отдалились, прекратив морозить господину Горану спину, а напряжение заметно спало. Правда, не полностью, что подтверждал боевой строй Фантомов, на острие которого теперь находились мои смуглые братики, недовольное ворчание обоих оборотней, которому вторило тихие шипение моего персонального демона, и крайне напряженные взгляды валлионцев, которые неожиданно осознали, что Владыки скаронов находятся среди Фантомов абсолютно на своем месте. Привычно, знакомо, там же, где и всегда. Умело прикрывая и меня, и друг друга, и совершенно спокойно стоя плечом к плечу в своих адароновых бронях, кончики которых внезапно показались из-под распахнувшихся туник.

   - Мать моя... - тихо охнул Фаэс, внезапно сообразив, что к чему. - Гай! Они что... Фантомы?! ВСЕ?!!

   Я мягко улыбнулась и бесшумно слезла с подлокотника.

   - Конечно. Ты же не думал, что я просто так решил остановиться в Скарон-Оле?

   - АС?! Бер?! - ошарашено повернулся к Владыкам старый эрдал. - Ван?! ГОР?!! ВЫ?!!

   Братики под масками дружно усмехнулись, после чего убрали, наконец, оружие и горящие полупрозрачной радугой заклятия, а потом так же дружно кивнули.

   - Здорово, Фаэс. Давно не виделись.

   - Ой-й-о-о... и давно вы...?!!

   - Не очень, - спокойно отозвался Ас, запахивая тунику, из-под которой провокационно чернел доспех Фантома. - Но суть от этого не изменилась: мы служим тому же, кому и раньше. Наши Знаки остались прежними. И наша верность - тоже.

   - ГАЙ?! - растеряно повернулся ко мне Фаэс.

   Я тоже кивнула. После чего оглядела медленно расходящихся мужчин, потирающего горло Горана, внезапно задумавшегося Эннара Второго, возле которого судорожно хватали ртом воздух наши новые союзники. А потом выпрямилась, сжала левую руку в кулак и негромко оборонила:

   - Господин Аро?

   - Да, милорд, - Глава Алых, мгновенно забыв об Орденце, тут же повернулся в мою сторону и коротко поклонился.

   - Поясните уважаемым господам мой статус. Без подробностей, но так, чтобы они все осознали и больше не совершали глупых ошибок. Думаю, настало время немного просветить их по моему поводу. Иначе дальше нам будет очень трудно общаться.

   - Как прикажете, милорд, - усмехнулся скарон, насмешливо посмотрев на валлионцев. - Уважаемые господа, вероятно, еще не в курсе, что милорд Гай действительно представляет здесь Ишту. Уважаемые господа, как мне кажется, пока не понимают, какие силы за ним стоят в связи с данным обстоятельством. И, судя по всему, еще не ведают того, что около дюжины дней назад Скарон-Ол принял над собой его руку. Я имею в виду ВЕСЬ Скарон-Ол. Начиная с Младших Кланов и заканчивая нашими Владыками.

   В палатке снова наступила гробовая тишина.

   Я терпеливо присела обратно на краешек Алого Трона и сложила руки на груди, чувствуя себя на перекрестье взглядов, но, как ни странно, больше не испытывая от этого дискомфорта.

   Что ж, кажется, просто пришло время снять маску. И пришло время Иште выйти на сцену. В чем-то Горан прав - без Ишты им не одолеть Степь. И без Ишты с Пирамидами ему не справиться. К тому же, за мной стоит Равнина, на которой находится Валлион. Мне принадлежит Долина, на которой прижился Фарлион. Рядом со мной Пустыня, на границе которой стоит Скарон-Ол. Правда, они об этом еще не знают, но кому, как не мне, брать на себя ответственность за то, что сейчас происходит?

   - Значит ли это, что Скарон-Ол принес Фантому клятву верности? - неожиданно подал голос лен-лорд та Ларо.

   - Да, - спокойно кивнул господин Аро.

   - Правильно ли мы поняли, что ваши Владыки также являются Фантомами?

   - Совершенно верно.

   - То есть, принимая такое решение, Кланы руководствовались их повелением?

   - Нет, лен-лорд, - снова усмехнулся Глава Алых, отчего отец Эррея едва не растерялся.

   - Простите? Как вы сказали?

   Господин Аро кинул в мою сторону откровенно лукавый взгляд и неожиданно улыбнулся. Это было такой редкостью, такой невероятной странностью и таким поразительным событием, что, признаться, даже я обалдела. А мои Тени дружно хмыкнули, отлично зная о том, что уж их-то мнение в данном вопросе никто как раз и не спрашивал.

   - Я сказал: нет, господин та Ларо, - почти наслаждаясь происходящим, повторил Алый. - Решение Кланов не было спровоцировано Владыками. Каждый член Клана принял его самостоятельно. Оно было взвешенным, обдуманным и добровольным. Моему народу, если вы желаете узнать, никто не отдавал такого приказа. На это не способны даже наши повелители. Так что вы ошиблись. И напрасно решили, что от нас потребовали каких-то жертв. На самом деле даже милорд Гай этого... не хотел.

   - Еще бы, - негромко проворчала я, перехватывая очередной ошарашенный взгляд от Фаэса.

   - И на самом деле это МЫ... в определенном смысле... вынудили его принять нашу клятву.

   - Вот именно.

   - Простите, милорд, - без тени раскаяния поклонился скарон, пряча новую улыбку. - Но мне кажется, господин та Ларо все равно не очень верит, поэтому я предлагаю ему выйти наружу и посмотреть лично. Ему и господину Горану, чтобы впредь он не допускал таких грубых ошибок.

   - На что нам надо посмотреть? - тут же насторожился лен-лорд, а у Фаэса неприлично округлились глаза.

   Я только сокрушенно вздохнула, мои Фантомы дружно хмыкнули (гады!!), а Лин довольно заурчал, лишь сейчас успокоено улегшись на пол и принявшись вылизывать свою роскошную шерсть.

   Ну да, ну да. Пусть сходят. Пусть посмотрят. Думаю, зрелище того стоит. Потому что когда выходишь из палатки и внезапно понимаешь, что окружен со всех сторон боевыми магами, помешанными на чести и верности долгу... когда видишь направленные на тебя со всех сторон копья, мечи и натянутые до упора луки... когда вдруг сознаешь, что над тобой карающими дланями повисли несколько сотен тысяч боевых заклятий в ожидании одного только приказа...

   Да. Думаю, зрелище того стоит. Не зря скароны умели общаться между собой мысленно. И не зря вся эта прорва ненормальных вояк пару минут назад вплотную подступила сюда, чтобы разорвать в клочья дураков-святотатцев, вздумавших, будто бы они могут угрожать тому, кому эти параноики принесли свои мечи на пару с душами и сердцами.

   Блин. Когда-нибудь я с ними повешусь.

   - Господин Аро не договорил, - внезапно подал хрипловатый голос уже виденный мною хвард. Кажется, тоже овладел собой и сумел привести растрепанные чувства в порядок.

   То, что он обо мне знал, я и так поняла: если не сам догадался, то Лок наверняка подсказал. Все ж не зря домой возвращался и не зря именно с его подачи хварды все, как один, явились на мой зов. Их отношение к Иште я тоже отлично представляла. И в том, что этот угрюмый товарищ встанет на мою сторону, даже не сомневалась. Но вот то, что он вдруг решился заговорить, это внове. Интересно, в чем дело?

   Поймав мой удивленный взгляд, немолодой хвард коротко поклонился.

   - Господин Аро не сказал, что с некоторых пор наш народ также принес клятву милорду Гаю.

   Чего?!

   Вот уж когда я опешила так же искренне, как все остальные.

   Это что еще за новости?! Какая клятва?! Где?! Когда?! И почему я не знаю?!!

   - В лице нашего нового Вожака, - с хитрой улыбкой добавил хвард, выразительно покосившись на одного из Фантомов, который от этих слов нервно дернулся и тоже посмотрел в мою сторону. Только очень и очень тревожно.

   Ах, вот оно что... твою маму... как приятно быть в курсе событий!

   Запоздало доперев и додумав все остальное, я "ласково" улыбнулась брату.

   - Лок?

   - Я... я хотел тебе сказать, - совсем занервничал хвард. - Просто не успел. Честно. И я не хотел быть Старшим. Я долго отказывался. Но когда сказал стаям про Ишту... когда они узнали, кем я стал... это было решение Совета Стай. Клянусь, я узнал совсем недавно!

   Я улыбнулась еще ласковее.

   - Конечно, братец. Кто ж сомневается? Только знаешь, что? Думаю, у нас с тобой появилась новая тема для разговора - серьезного такого, вдумчивого, долгого... и это будет очень скоро.

   - Мой народ тоже принес тебе присягу, - с тяжелым вздохом отвлек меня от кровожадных мыслей Мейр. - И тоже - через нового Вождя... думаю, кто он, ты и так догадаешься. Прости. Я знаю, что сглупил: надо было раньше... но вот не вышло. Так что не трусь, мохнатый. Если что, по морде вместе с тобой получим. Что я, побратима брошу в беде?

   Я нехорошо прищурилась.

   - Что? Мейр, и ты тоже?

   - Ага, - виновато вздохнул миррэ. - Отец заставил.

   - Это решили стаи, - строго добавил стоящий рядом с ним, похожий как две капли воды, старший миррэ.

   Отец? Ну-ну. Надо было сразу догадаться, что тут дело нечисто. Жаль, дел навалилось невпроворот, и эта элементарная мысль просто не пришла мне в голову. Черт, братики... ну и свинью же вы мне подложили! Неужели нельзя было сказать хотя бы НА ЧАС пораньше?!

   Я прикрыла глаза, мысленно проклиная этих молчунов на все лады. Но потом поняла, что все равно ничего не сделаю, а народ тревожно ждет моего слова, мрачно посмотрела на смущенно потупившихся хвардов и еще мрачнее пообещала:

   - По ушам получите. Оба. Но позже.

   Они быстро кивнули. Правда, уже не так обреченно, как раньше. А когда Лок поднял снова хитро блестящие глаза, я вдруг ощутила, что он не просто воспрял, а бессовестно счастлив. Как же... пусть не надеется, что отвертится. На этот раз мое негодование будет длиться дольше, чем пять обещанных минут. Вожак, блин... серый кардинал... волосатый глава волчьего прайда...

   Пинок ему под зад, а не звание Вожака!

   "Убью", - молча пообещала я, буравя его недовольным взглядом.

   "Убей, - так же молча согласился он, а потом забавно прищурился. - Если сможешь".

   Ну не сволочь, а?

   Лок нахально ухмыльнулся под маской и изобразил почтительный поклон. Но настолько сильно отдающий издевательством, что я едва не испортила себе имидж, с трудом подавив желание встряхнуть этого наглеца за холку.

   - Ладно, - наконец, со вздохом вернулась я к реальности. - Пожалуй, мы отвлеклись от темы. Пора бы вернуться к нашим баранам... господа маги, мне очень жаль вас огорчать, но идею с пространственным коридором вам не удастся осуществить надлежащим образом. По той простой причине, что близость Пирамид и накопленная ими энергия (если, конечно, одна моя знакомая Тень не ошибается) вполне способна сбить ваши настройки. Это значит, что точку выхода из портала или коридора вы не сможете просчитать так, чтобы она стала стабильной. И это, в свою очередь, на несколько порядков увеличивает риск для проходящих по нему людей. Одно слабое колебание энергии Пирамид... а там, напомню, до сих пор идет жертвоприношение... и все ваши расчеты полетят псу под хвост. Так что коридор - решение заманчивое, но очень рискованное. Я бы даже сказал, что неоправданно рискованное. Я не стал бы к нему прибегать без крайней необходимости. Дальше... господин та Лейро...

   Я покосилась на закаменевшее лицо лен-лорда.

   - У вас отменные знания, очень много опыта в делах такого рода, и я не имею никакого желания оспаривать ваше несомненное преимущество. Вы - отличный тактик, превосходный стратег, вы знаете много такого, до чего мне еще расти и расти. Однако вы пока не знаете, что по Степи вашим войскам пройти не удастся. Вернее, удастся, но только в сильно разделенном состоянии. По очереди.

   - Почему? - хрипло спросил "бармалей".

   - Потому, что Степь - это не Равнина. Потому, что она давно мертва. Там нет еды, воды и нет веток для костров... но с этим вы бы справились. Люди - скотина выносливая и многое могут преодолеть, если сильно приспичит... это я и о себе тоже, конечно, ничего личного... просто констатация факта. Но вот вам еще один факт, который грубо нарушает все ваши планы: толщина верхнего слоя земли в Степи в самом прочном месте не превышает расстояния в два локтя. А в большинстве случаев она едва ли достигает половины этой величины. Поэтому поверху вы не проведете не только конницу, но и пеший строй в том объеме, который нам нужен. Как только хотя бы первая шеренга ступит на эту территорию, произойдет целая серия обвалов по всему периметру, в результате чего ваши воины мигом окажутся ПОД землей. Как раз на когтях проснувшихся Тварей, которым в отсутствии прямых солнечных лучей ничто не помешает пообедать даже в полдень. А Твари там, если вы еще не в курсе, примерно таких же параметров, как в Хароне. Фаэс, вон, знает, что это такое, и думаю, что может вам объяснить, чем они отличаются от нежити в других подобных местах.

   Фаэс несильно вздрогнул и поднял на меня растерянный взгляд.

   - Гай, а ты... уверен?

   - Конечно, - невесело хмыкнула я. - Я двое суток там провел, не зная, куда себя приткнуть. А потом от нечего делать под землю провалился... так, ненароком... просто потому, что любопытно было. Так вот, оказалось, что под землей Твари обустроились весьма и весьма широко: там, считай, все до самого горизонта изрыто их норами. Причем, не в один, не в два, а в несколько десятков уровней, которые тянутся вглубь на о-о-очень далеко. Представь, сколько там обитает местных жителей?

   Фаэс только сглотнул.

   - Как же ты тогда уцелел?

   - Хороший вопрос, - пробормотала я, отводя взгляд, чтобы не видеть выражения глаз братиков. - Но я осмотрел только три первых уровня, а дальше по понятным причинам не полез. Да и не успеть бы мне тогда к... ночи. Короче, ходы там широкие, явно не первого века постройки, очень длинные и разветвленные, как самый настоящий лабиринт. Докуда он тянется, не скажу - не исследовал. Но думаю, это и есть основной путь, по которому они распространяются по другим территориям. Правда, сейчас Равнина для них недоступна. Долину и Горы я тоже закрыл. Пустыню стережет Скарон-Ол, да и Кайра не пускает. Поэтому на данный момент все они сосредоточены именно здесь, перед нами. Вернее, ПОД нами. И, по большому счету, только и ждут, когда мы свалимся им на головы.

   Господин та Лейро внезапно нахмурился.

   - Если все это так, то почему мы не знали об этом раньше?

   - Не ко мне вопрос, - хмыкнула я. - Но, может, потому, что прежде никому в голову не приходило сунуться в их логова?

   - Зачем же тогда сунулись туда вы, милорд?

   - Пришлось.

   - И при этом выжили?

   Я тяжело вздохнула.

   - Да... частично. Но это к делу не относится. Я просто хочу сказать, что по верху Степь не одолеть. Там может спокойно пройти лишь одиночка... до первого заката. А потом наружу выходят Твари. И с учетом того, СКОЛЬКО их, не думаю, что даже у армии Союза есть шанс добраться до Невирона хотя бы в половинном составе. К тому же, согласитесь: терять людей на простом марш-броске - очень расточительно. При том, что пешим ходом Степь можно одолеть лишь за пять с половиной суток. А это - целых пять дней и четыре бесконечно долгих ночи, за время которых ни один солдат не пробудет в покое ни мгновения. Никто глаз не сомкнет. Нам не будет передышки ни днем, ни ночью. Потому что при свете дня придется бежать до самого вечера, а после заката неустанно отбиваться от полчищ нежити, желающих славно закусить. Не говоря уж о том, что после такого похода некроманты смогут брать всю нашу армию голыми руками. Для этого не потребуется даже половины тех Тварей, которые ждут нас за горами.

   - И что ты предлагаешь? - как всегда, в лоб спросил Фаэс, жестоко кусая губы.

   - Я? Честно говоря, ничего. У меня появилась только одна здравая мысль, но я не знаю, как ее осуществить.

   - Какая мысль?

   - Выманить Тварей сюда. На нашу территорию.

   - Это неразумно, - тут же нахмурился господин та Лейро.

   - Неправильно, - проворчал следом кто-то их присутствующих.

   - С какой целью? - как не услышал Фаэс.

   Я пожала плечами.

   - Чтобы сдавить сразу с трех сторон.

   - Слишком большая граница, - снова вмешался господин та Лейро. - В таких условиях нападение будет малоэффективным. Фланги растянуты, центр из-за этого ослаблен, связь зависит только от магов... на Плато слишком много места для нежити. Мы при всем желании не удержим периметр. Да и наши границы слишком близко. Если выпустим нежить с Плато, появится угроза для безопасности Валлиона. Да и Скарон-Ол окажется в невыгодной позиции.

   - А если поможет Ишта?

   - Ишта? - с недоверием покосился седой военачальник. - Да какая от него польза?

   - Польза есть, - тонко улыбнулась я, после чего подошла к карте и обвела пальцем нужное место. - К примеру, сейчас по его приказу граница Равнины полностью закрыта для нежити. И это работает вдоль всей Вольницы, начиная от поверхности земли и заканчивая глубокими подземельями. Все ходы, которые вели сюда из Степи, завалены. Все Прорывы закрыты. Все логова разрушены. Все Твари возвращены в небытие. Думаю, те Печати, которые мы уничтожили пару дней тому, были последними. Так что на данный момент Равнина чиста. И так будет оставаться до тех пор, пока живет Ишта.

   - Чем это поможет нам здесь? Равнина кончается гораздо восточнее Плато.

   - А кто сказал, что Хозяин не способен привести сюда своих подданных с Равнины? - прищурилась я. - Ему покорна вся эта земля, господин та Лейро. ВСЯ, понимаете? Вместе с птицами, деревьями, зверьми и... Хранителями. А таковых там целых шесть. И каждый из них обладает немалой властью над теми, кто им подчинен. Поэтому ничто не мешает им отдать сюда некую часть своих сил. И ничто не мешает прикрыть нам тылы, избавив от угрозы прорыва нежити на Равнину.

   Господин "бармалей" нахмурился еще сильнее.

   - Этого мало, - наконец, сказал он после минутного раздумья.

   - Согласен, - охотно кивнула я и передвинула палец на юг. - А если вас закроют и отсюда? Что, если придут еще Хранители? Например, Серые коты? Или Черные кошки Фарлиона? Что, если за вашими спинами встанут силы не только Равнины, но и Долины, и самих Гор? И что, если тылы вам прикроют уже не с одной, а сразу с трех сторон? Когда сама земля станет хранить вас от угрозы снизу? И когда на каждом клочке этой земли вы получите помощь, защиту и поддержку? Причем, и в воздухе вас прикроют так, как никогда не сумеют в Степи? Что, если все это будет? Что, если вас поддержат другие живые существа? От самых крохотных до очень и очень крупных? Тогда вы признаете, что шансов на успех становится намного больше?

   - Ты... как ты можешь...? - почему-то отступил на шаг старый генерал, беспокойно рассматривая мою маску. - Как ты смеешь давать ТАКИЕ обещания? Кто ты, Фантом? И какое отношение имеешь к... тем силам, о которых сейчас говоришь?

   Я улыбнулась.

   - Прямое. Я же уже объяснил.

   - А скажите... милорд, - вежливое обращение далось Его Преосвященству Горану с явным трудом. - Верны ли дошедшие до нас сведения... я имею в виду, Святую Церковь, конечно... так вот, верно ли, что в последнее время не только Равнина обрела для себя... Хозяина?

   Заметив, как застыл Эннар Второй, я благосклонно наклонила голову.

   - Вы же знаете Учение, Ваше Преосвященство. Согласно ему, Во-Аллар издревле был разделен на шесть частей: Равнину, Долину, Степь, Горы, Пустыню и Лес. Причем, разделен не просто так - каждой их этой частей были приданы особые силы. Своя мудрость. И огромное значение для живущих, которое они не утратили и по сей день. А еще Светоносный... ну, за неимением доказательств будем считать, что это была его работа... избрал для каждой из них своего рода помощника... хранителя... хозяина, которому поручил присматривать за своим детищем. И который отвечает перед Ним за все свои поступки и за то, что происходит с вверенной ему частью мира. Вы, конечно же, читали эту легенду, сударь?

   - Да, - странно уставился на меня святоша. - Когда-то Хозяин был на Во-Алларе один. Потом их стало шесть. Затем - больше... а потом - ни одного. И так было очень долго. В Учении сказано, что впоследствии Боги уничтожили в гневе всех Ишт и бывших Хозяев. За то, что они пошли против воли Создателя.

   - Вероятно, вы правы. Опровергнуть или подтвердить ваши сведения не могу, поскольку не был свидетелем тех далеких событий. Приходится верить на слово вашим летописцам. Но на сегодняшний день ситуация изменилась - Равнина опять выбрала себе Хозяина и полностью ему покорилась.

   - Хозяйку, - тихо поправил меня Фаэс.

   - Не суть важно. Главное, что выбор сделан.

   Господин Горан странно поджал губы.

   - Святой Престол знает об этом. Я слышал, господин ал-тар даже общался с новой... Иштой.

   - Верно, - ничуть не смутилась я. - Правда, о результатах этой встречи и его личных впечатлениях я не в курсе - он, естественно, передо мной не отчитывался, хотя сам факт действительно имел место быть.

   - Однако Святому Престолу также стало известно, что на Во-Алларе появился... не один Ишта, - медленно и весомо проговорил Его Преосвященство, пристально изучая меня своими темными глазами. - У нас есть сведения, что своего Хозяев также обрела Долина. И Горы.

   От его слов в палатке повеяло ощутимым холодком. Отчего мои Тени снова насторожились и подобрались, у хвардов подозрительно пожелтели глаза, скароны недвусмысленно бросили руки на рукояти мечей, а я совершенно спокойно кивнула.

   - Да, вы правы.

   И напряжения в комнате стало гораздо больше.

   - Но тогда значит ли это, - еще медленнее, не сводя с меня глаз, продолжил Орденец, - что ваши слова... милорд... вместе с тем, что мы сегодня услышали и увидели... означают не просто обещание помощи? Значит ли это, что хотя бы один из этих трех Хозяев... стоит сейчас перед нами?

   Я мельком покосилась на Его Величество и поняла, что он уже не нуждается в ответе - судя по его потемневшим глазам, остаток правды на мой счет он давно понял. Что ж, ва-банк, так ва-банк. В конце концов, что я теряю?

   - Верно, господин Горан.

   Среди собравшихся случилось заметное волнение.

   - И какую же часть суши вы представляете, милорд Гай? - все еще очень медленно и очень настойчиво продолжал выяснять Горан, не обращая внимания на подобравшихся Фантомов и то, как у стоящих рядом со мной скаронов снова опасно засветились глаза.

   Я пожала плечами.

   - А разве непонятно? Вы же умеете считать, сударь? Ну так проведите простые вычисления. Вам прекрасно известно, что Степь находится под властью Невирона и по этой причине практически умерла. Вам также известно, что Пустыня никак не участвует в нашем общем мероприятии и уже поэтому остается нейтральной. Насчет Эйирэ промолчу - за него скажут эары... если, конечно, решат больше не оставаться в стороне, как раньше. Хозяйку Равнины вы тоже видели... на данный момент я взял на себя ее полномочия. Остаются лишь Долина и Горы. Освобожденные и очнувшиеся от Печатей примерно в одно и то же время. С непосредственным участием Фантомов. Те самые части суши, помощь которых я уже вам пообещал. Не думаю, что подобные обещания способен дать кто-то иной, кроме истинного Хозяина. И не думаю, что здесь есть кто-то еще, кто готов заявить на них свои права. Так что же вам осталось непонятным, господин Горан?

   - Как?! - растерянно отшатнулся святоша, наконец-то, по-настоящему выбитый из колеи. - Они оба?! И Долина, и Горы?!!

   Я только хмыкнула. А потом перехватила изумленный взгляд от мастера Драмта и виновато развела руками.

   - Я предупреждал, что ты не все знаешь...

   Риг шумно выдохнул.

   - Но, Гай... как ты... когда ты успел?!

   - Не так давно. Можно даже сказать, прямо у тебя на глазах. Только ты не увидел.

   - Получается, я вообще ничего не увидел! - потрясенно выдал маг, шалея от услышанного. - Ты меня когда-нибудь с ума сведешь своими тайнами!

   - Да я, в общем-то, и не скрываю ничего, - вздохнула я, по привычке присев на краешек опрокинутого стола. - Просто не договариваю. Самую малость. А вы уже сами что-то выдумываете, придумываете, изобретаете... я ведь сказал: все очень просто, Риг. Так просто, что это кажется невозможным. А ты, на свое собственное несчастье, можешь пойти еще дальше и подумать над тем, почему я написал тебе когда-то целых три слова для разгадки этого ребуса. ТРИ, друг мой, а не два.

   - Три? - окончательно оторопел мастер Драмт.

   - Да. Два имени, принадлежащих одному человеку, и еще титул, который тот человек получил... догадываешься, где?

   Риг испуганно замер, перестав, кажется, даже дышать.

   - Светоносный Аллар... Гай, ты не шутишь?!!

   - Какие уж тут шутки, друг мой? - невесело усмехнулась я. - Просто раз ты решил пойти до конца, то должен знать все. Понимаю, что это нелегко, но увы, именно такова цена за попытку добраться до самого верха.

   Мастер Драмт как-то странно осунулся.

   - Боже... если такова моя цена, то какую тогда цену платишь ТЫ за свою вершину?

   - Большую, Риг, - совсем тихо уронила я, - быть может, даже слишком большую. Как бы хребет не подломился.

   - Гай...

   Я поспешила встряхнуться.

   - Позже. Все это - пустяки, которыми незачем портить настроение окружающим. Господин та Лейро, предлагаю вернуться к обсуждению прежней темы. Но с учетом тех вводных, которые я вам дал.

   Седой ветеран криво усмехнулся.

   - Думаю, милорд, вы и сами прекрасно справитесь с этой задачей.

   - Вряд ли, - снова вздохнула я. - Поверьте, я в этом деле - полный профан. Мой статус отнюдь не означает, что я должен разбираться во всем подряд. А поскольку свои недостатки я привык признавать, то очень прошу вашей помощи, без которой всем нам придется не в пример труднее. Вы окажете мне эту услугу, сударь?

   - Когда вежливо просят... - под моим спокойным взглядом он усмехнулся гораздо добродушнее. - Отчего ж не оказать?

   - Благодарю вас, господин та Лейро, - коротко поклонилась я, невольно вспомнив благородные манеры, и решительно выпрямилась. - В таком случае приступим, господа. Не думаю, что у нас осталось много времени...

  

-Глава 14-

   Когда основные вопросы утрясли и большую часть трудностей уладили, мы с Лином ушли к себе. Я была разочарована, но Совет решил, что, несмотря ни на что, приманку для Тварей мы делать не будем - мол, слишком рискованно. Они же понимали, что наилучшей приманкой могла стать только я; понимали, что именно я предлагала, поэтому дружно уперлись. Все. Ну, кроме Эннара Второго. Но за того открыл рот Фаэс, и, думаю, не надо пояснять, какое мнение он высказал во всеуслышание. Дескать, моя персона... то да се... важная, ценная, единственная и неповторимая... опасно связываться... найдем другой путь...

   Короче, я ушла, даже не став дослушивать. Логика была ясна, мотивация - тоже. Так что пусть, раз такие умные, ищут что-то иное. А я пойду проветрюсь - что-то душно стало в шатре. Заодно, подумаю, как выжать из этой ситуации максимальную пользу.

   Нет, не подумайте - сбегать и рваться в герои я не собиралась. Не хотят, так не хотят. Да и не позволят мне теперь удрать - по пятам опять следует молчаливая охрана, а каждый встречный скарон (думаю, братики им уже скинули по "сети", что да как) провожает таким внимательным взглядом, что сразу ясно - незамеченной мне отсюда не уйти. А если попытаюсь - меня тут же остановят. Да нет, не нападут (для этого скароны слишком хорошо воспитаны), но обступят очень плотно, придержат на пару минок, а там и братики подоспеют. И вот тогда будет мне кровавое воскресенье. Так что нет, не стоит. Даже с учетом того, что при большом желании мы с Лином и днем можем полететь, потому что... а вдруг действительно придумают что-то еще? Чем Айд не шутит?

   С этими мыслями я и покинула уважаемое собрание, сославшись на важные дела. На меня с сомнением посмотрели (что может быть важнее?!), оценивающе оглядели с ног до головы (не собралась ли на подвиги?), приглушенно поворчали (Мейру потом все равно по шапке дам), да и отпустили с миром. Правда, Его Величество что-то вроде хотел сказать, даже качнулся нетерпеливо следом, но одна из Теней ненавязчиво прикрыла мне спину, и комментариев не последовало.

   В итоге, я безнаказанно покинула шатер, часа полтора бесцельно послонялась по лагерю, но быстро поняла, что за его пределы меня выпустят только с многотысячной охраной, и вернулась к себе. Где наскоро перекусила (спасибо девочкам, что позаботились), немного вздремнула (благо, никто не мешал и не гавкал над ухом), а ближе к вечеру выбралась на вершину холма, чтобы определиться, чем заняться до наступления ночи. Раньше Твари все равно не выберутся из своих нор.

   - Эй, Гай! - тут же окликнули меня, словно только и ждали.

   Я обернулась, отыскивая взглядом нахала, посмевшего назвать меня по имени вблизи скаронов, но нашла только Фаэса, обреченно вздохнула и сделала знак девочкам, чтобы пропустили.

   Эрдал взбежал на холм, как ни в чем не бывало: быстро, ловко, без одышки. Как молодой, перепрыгнул с валуна на валун, возле которых я решила ненадолго присесть, и ничуть не удивился моему подозрительному взгляду.

   - Фаэс, ты что, решил меня сегодня достать? С утра же виделись и, по-моему, все уже решили.

   - Я по другому поводу, - тут же обозначил он свои намерения, и я немного расслабилась. - Хотел спросить: что думаешь делать?

   - С чем?

   - Со всем, - испытующе посмотрел Фаэс, присаживаясь напротив. - После того, как ты открылся, люди волнуются. Живого Ишту давно не видели. Еще меньше о них слышали. Представление о тебе имеют весьма смутное. Так что серьезно нервничают. Не знают, чего ждать. Вот я и спрашиваю: что думаешь делать?

   Я вздохнула снова.

   - Да вот как раз сижу и очень интенсивно думаю. Только ничего путного в голову не приходит.

   - Зачем же тогда открылся?

   - Да черт его знает. Неожиданно показалось, что какая теперь разница? Все равно скоро узнают. Да и не все я им сказал.

   - Того, что сказал, вполне достаточно.

   Я хмыкнула.

   - Мне тоже так показалось. Что вы решили?

   - Пока ждем, - эрдал неопределенно пожал широкими плечами. - Порядок изменили, часть скаронов решили убрать из центра, чтобы усилить фланги. Подтягиваем Младшие Кланы с Кайры, сдвигаем оборотней на...

   - Да я не об этом, Фаэс. Мне ваши тактические выверты понятны еще меньше, чем бальные платья. Так что не старайся. Что вы решили насчет меня?

   Фаэс нахмурился и грозно покосился.

   - Даже не думай!

   - О чем?

   - Ни о чем! - еще грознее насупился он. - Никакой приманкой ты не станешь, ясно?!

   Я фыркнула.

   - Ну да. Чего еще от вас ждать? А если бы я всю правду сказал, вы бы что, меня вообще в башне заперли? Чтобы никто не украл и чтобы я пальчик себе ненароком не прищемил?

   Фаэс сердито выдохнул.

   - Надо было бы, и заперли бы. Это не твоя задача - Тварей по головам бить!

   - Тьфу, - расстроилась я. - И ты туда же. Правильно я смолчал и решил пока оставить все, как есть. С вашими заморочками по этому поводу только удавиться можно. Как ваши женщины это терпят?

   - Как надо. Женщина должна знать свое место.

   - Шовинист.

   - Кто? - не понял моего юмора Фаэс.

   - Хам, дурак и бестолочь, - охотно перешла я на знакомые ему термины. - Еще раз при мне такую гадость скажешь, дам в морду. Усек?

   Эрдал ошарашено повернулся, словно не веря своим ушам, но наткнулся на мрачноватую маску Фантома, запоздало вспомнил, с кем имеет дело, и сконфузился.

   - Извини. Я не это хотел сказать.

   - Это-это. Поздно взад пятками давать. Именно ваш менталитет и отношение к данному вопросу стали истинной причиной вот этого, - я выразительно дернула за край маски. - Не эары, не моя придурь, не особенности внешности... только это, Фаэс. И поэтому же я сегодня умолчал про еще один кусочек правды. Со скаронами гораздо легче - они всегда уважали право человека на выбор. Невзирая на возраст, пол и положение в обществе. Хочешь быть первым - будь, только учти, что за свои слова отвечать надо. Хочешь стать воином - ради бога, никто не остановит, только не вздумай остановиться на полпути, если не желаешь быть осмеянным. А если нравится сидеть дома и возиться с детьми - что ж, твое право. Никто не осудит. Но и уважение ты будешь получать только за это. Никаких ограничений в самовыражении. Никаких рамок кроме тех, которые определяются статусом и которые будут меняться по мере того, как ты начнешь подниматься по иерархической лестнице. Ничего другого, Фаэс. Никаких иных ограничений, понимаешь? Даже дурацких шляпок. Они дают шанс подняться любому чужаку. Честно. Правда, и спрашивают за это по полной программе. Как со своих. Но, наверное, оно и правильно. Я, к примеру, считаю, что так и должно быть.

   Фаэс раздраженно дернул щекой.

   - Много ты понимаешь...

   - Немного, - кивнула я. - Ты прав. Но мне здесь нравится. И нравится, что, придя сюда и смолчав о Знаках, мне пришлось добиваться уважения самому. Это уже потом они обо всем узнали, обвели меня вокруг пальца со своими Кланами... а по-первости я был никем. Ну, пока не надавал кое-кому по физиономии и не доказал, что чего-то стою.

   - Что ж ты не сказал правду-то?

   - А зачем? - спокойно посмотрела я. - Что меняет мой статус? Разве я стал от него выше? Быстрее? Сильнее?

   - А разве нет?

   - Все, что во мне изменилось, я сделал сам, Фаэс. Абсолютно все. Сила Ишты не имеет к этому никакого отношения. Год назад я действительно был никем. Год назад я впервые в жизни увидел боевое оружие. Год назад я едва мог ходить. Я не представлял из себя ничего интересного. Веришь?

   Он пристально оглядел меня с ног до головы и честно ответил:

   - Нет.

   - А так было, - понимающе хмыкнула я. - Я жил в лесу, как дикарь. Питался ягодами и грибами. Каждый день с утра до ночи работал, как проклятый, и материл всю округу за то, что мне приходится это делать. Я ведь на самом деле ужасно ленивый, Фаэс. Такой ленивый, что просто страх. Но проблема в том, что, придя сюда, у меня больше не осталось возможности отлынивать от работы. С некоторых пор от меня напрямую зависят шесть неприкаянных душ, которые я поклялся освободить. Понимаешь? ШЕСТЬ. И все они на меня надеются. Молчат, но все равно надеются и верят, что я справлюсь. Они пообещали, что не оставят меня ни в жизни, ни в смерти. Они дали мне Клятву Крови, что пойдут за мной всюду. И они не раз спасали меня из таких пропастей, из которых я никогда бы не выбрался сам. Разве можно их обмануть после этого? Разве можно предать?

   Фаэс прикусил губу.

   - Значит, ты связан словом...

   - По рукам и ногам, - спокойно кивнула я. - Поэтому уже не могу отступиться. Долг перед ними гонит меня вперед. Долг заставляет меня лезть в самое пекло. Без меня они погибнут. Поэтому я должен... просто должен идти дальше. У меня больше нет права на ошибку.

   - Это значит, что если ты решишь стать приманкой, то все равно ею станешь? - с тяжким вздохом спросил он.

   Я отвела глаза.

   - Да я в принципе уже почти решил. Уйти отсюда для меня не проблема. Даже если уходить пришлось бы с шумом. Я только пока не придумал, как не подставить своих парней и сохранить им жизни в случае... неудачи. Поэтому и сижу тут, с тобой. Поэтому и думаю.

   - У тебя все равно ничего не получится.

   - Почему?

   - Потому, что я никуда тебя не пущу!

   Я покосилась на его лицо, полное мрачной решимости, как-то сразу поняла, что он действительно всерьез, и вдруг тихо рассмеялась.

   - Ох, Фаэс... старый ты черт... ну что мы с тобой, драться, что ль, будем?

   - Если понадобится - будем!

   - И ты сможешь меня ударить? - мягко улыбнулась я, посмотрев ему прямо в глаза.

   Фаэс вздрогнул и судорожно сжал кулаки. Какое-то время мы стояли друг напротив друга неподвижно, бодаясь взглядами, но в какой-то момент до него вдруг дошло - он снова вспомнил, кто я. Вспомнил, откуда. Вспомнил, как я выгляжу, и...

   - Шеттова бездна! - бессильно прошептал он, наконец, отступая. - Гай... как ты смеешь этим пользоваться? Надел уж маску, носи до конца... а что теперь? Хочешь заставить меня сомневаться?!

   - Просто иногда, чтобы добиться своего, не надо демонстрировать силу, Фаэс, - совсем тепло улыбнулась я. - Ты, может, об этом не задумывался, но, поверь, наша истинная сила - в нашей слабости. Каждая женщина знает об этом с рождения. Так что ты не ударишь меня, Фаэс. Ты больше никогда на меня даже не замахнешься. И сам это знаешь, верно?

   - Твою... - простонал эрдал, схватившись за голову. - Гай, ты... ты...

   - Сволочь, я знаю, - уже обычным голосом усмехнулась я. - Но это ничего не меняет.

   - Проклятье!!

   - Увы, ты абсолютно прав. Впрочем, если очень хочется, можешь меня стукнуть. Сегодня я не буду сопротивляться, обещаю. Меня за последний год столько били, что еще один тумак ничего не испортит. Зато тебе, может, станет полегче. Ты как? Горазд поквитаться?

   Фаэс отнял руки от лица и уставился на меня, как на сумасшедшую. Но я смотрела по-прежнему спокойно и ровно. А что не так? Сейчас во мне гораздо больше от Фантома, чем от леди. А Фантому не в лом предложить подобный способ разрешения проблем. Так что чего уж тут цацу строить? Если эрдал посчитает себя вправе устроить разборки...

   Поняв, что я не шучу, он резко встал. Я поднялась тоже, краем глаза видя, как побелели костяшки пальцев на огромных кулаках. А потом поняла, что он действительно злится. На мое упрямство, откровенную дурость, желание лезть к Айд на рога, несмотря ни на что.

   - Давай, Фаэс, - подбодрила я старого друга. - В свое время мне пришлось Родану лицо разбить, чтобы он начал относиться к "Фантому" серьезно. У тебя, похоже, появились схожие проблемы, а у нас Невирон под самым носом. Рассусоливать некогда. Если ты не начнешь доверять мне, как прежде, мы не сработаемся. Ведь на самом деле я все тот же. Совершенно такой же хам и мерзавец, который когда-то пришел наниматься к тебе в Гильдию. Тогда ты меня послал. Тогда и я тебя время от времени посылал по известному адресу. И мы оба с тобой посылали друг друга и Дарна. Это было... хорошее время, Фаэс. Я рад, что оно у меня случилось. И если тебе нужно меня ударить, чтобы это время снова вернулось, пожалуйста. Давай, я готов. Бей.

   Фаэс скрипнул зубами.

   - Какой же ты дурак, Фантом...

   - На себя посмотри, старый хрыч.

   - Если бы ты был ТОЛЬКО Гаем, я бы тебя убил... наверное...

   - Так в чем же дело? - хмыкнула я, разводя руки в стороны. - Вперед, мой бравый генерал. Я уже заждался!

   - Но если бы у меня был такой сын... - Фаэс вдруг шумно выдохнул, а потом сделал быстрый шаг вперед и, обхватив меня за плечи, настойчиво заглянул в глаза. - ...я был бы счастлив. Да и от дочери бы тоже... не отказался.

   Я растеряно замерла.

   - Ф-фаэс...

   - Я же сказал, что ты ни демона не понимаешь, - прошептал старый эрдал, крепко меня обняв. - Ни тогда, ни сейчас. Честное слово, иногда ты бываешь слеп, как щупальца издыхающей выверны. Порой не знаешь даже, куда бьешь. Но чаще всего почему-то попадаешь в самую точку. Чутье, наверное, у тебя хорошее? Крайне редкое свойство для того, кем ты был. И очень опасное для того, кем ты стал... оглянись вокруг, Гай. Посмотри на тех, кому ты дорог. Загляни в их глаза и пойми, что они готовы взять часть твоей ноши! Я знаю, что ты странный. И понятия о жизни у тебя тоже чужие. Но ты нужен им! Ты всем нам очень нужен! Неужели этого мало, чтобы ты перестал думать о какой-то нелепой ошибке и всеми силами стремился в Тень?!

   Осторожно подняв взгляд и увидев его красноречивое лицо, я разом перестала дурачиться и проглотила вертящиеся на языке колкости. Он не шутил сейчас. Он был, как никогда, серьезен. И он переживал за меня. Снова переживал, как, наверное, действительно за родную.

   Аккуратно отстранившись, я со слабой улыбкой коснулась ладонью его груди.

   - Спасибо, Фаэс. Ты мне тоже небезразличен. Но боюсь, ты неправильно меня понял.

   Эрдал насупился.

   - Я не собираюсь умирать, - пояснила я, пока он не вбил себе в голову черт знает что. - И не собираюсь рисковать напрасно. Я не самоубийца, понимаешь?

   Он прикусил губу.

   - Ты же сам сказал...

   - Я сказал только то, что собираюсь приманить Тварей поближе.

   - Но это и есть самоубийство!

   - Нет, - терпеливо пояснила я. - Я просто не придумал способа, как сделать так, чтобы это НЕ БЫЛО самоубийством. Чуешь разницу? К тому же, ЕЩЕ я сказал, что остался почти таким же, каким ты помнишь меня по Фарлиону. А что я тебе говорил, когда ты отговаривал меня идти в Харон?

   Фаэс растеряно моргнул.

   - Не дождетесь, - совершено серьезно повторила я и лукаво прищурилась. - Хотя, конечно, мне ужасно польстило твое сольное выступление и еще больше хотелось бы услышать продолжение... в трех томах... надеюсь, ты еще способен меня порадовать?

   Надо было видеть в этот момент его лицо.

   - Гай!! Ты... ты...

   - Я тоже тебя люблю, - ухмыльнулась я, следя за медленно багровеющим и раздувающимся от искреннего возмущения эрдалом. - Честно-честно. Хотя и не так страстно, как ты бы этого хотел.

   - ГАЙ!!!

   - Ну вот, ты опять рычишь, - несказанно обрадовалась я. - Совсем как в старые добрые времена... с возвращением, приятель! Как приятно снова видеть старых друзей!

   - Ах ты...! - Фаэс, не сдержавшись, сграбастал меня в охапку и до хруста сжал. Да так, что я жалобно охнула. - Я тебя точно прибью, когда все закончится! Ты слышишь?! Вот как вернемся домой, тут же и прибью!! А перед этим задницу надеру так, чтобы с месяц сидеть не моглось!!

   - Как же ты прибьешь... если сперва за ремень... решил?

   - А вот так!!

   - Уй... ой... ай... Фаэс... пусти! - чуть не задохнулась я.

   - Хрен тебе, - неожиданно хладнокровно отозвался он, для верности прижав мою голову тяжеленной лапищей. - И никуда ты не пойдешь, ясно? По крайней мере, один и без хорошей охраны.

   Я, наконец, выпуталась из медвежьих объятий Фаэса, с трудом отдышалась и, осторожно возвращая на место помятые ребра, сердито проворчала:

   - Вот так всегда... все вы такие... сперва "да и да", люблю, мол, никому не отдам... а потом фигу - чуть что, сразу руки распускать и кулаком по столу стучать. Гад. Знал бы папка, как меня тут обижают...

   - То еще бы от себя добавил, - без тени сомнений выдал Фаэс, усмехнувшись в усы. - К тому же, ты сам напросился. И сам захотел, чтобы к тебе относились, как... к Фантому. Вот и получай теперь.

   Я притворно вздохнула, оправляя куртку.

   - Ладно-ладно, злыдень седой. Посмотрим, как ты потом запоешь. Когда я тебе в другом виде покажусь. При полном параде.

   - Покажись, - охотно согласился он, как-то по-особенному блеснув глазами. - Я, может, после этого даже извинюсь.

   - Ловлю тебя на слове, - проворчала я, возвращая на место сбившуюся маску. - И вообще, топал бы ты отсюда, а то моим девочкам уже надоело сдерживаться.

   - Каким еще девочкам? - удивился Фаэс.

   - Вот этим, - любезно пояснила я, указав на выжидательно застывших неподалеку скаронов. Которые еще несколько минут назад искусно прятались в тени ближайшего шатра, а теперь бесшумно скользнули ближе. Готовые сорваться с места, как спущенные с тетивы стрелы. Молчаливые, подобравшиеся, словно голодные тигрицы, и неотрывно следящие за каждым движением опасного чужака, который посмел без спросу ко мне прикоснуться.

   Демоницы... вот как есть, демоницы! С такими встретишься где-нибудь в темном переулке и знать не будешь, куда бежать. Особенно когда они уставятся своими разноцветными глазами и мимолетно улыбнутся в предвкушении славной добычи. Даже Фаэс заметно вздрогнул, наткнувшись на восемь крайне напряженных взглядов. После чего по достоинству оценил их выразительные позы, наглядно говорящие о недобрых намерениях, разом переменился в лице, едва представил, что могли сотворить со злости эти красавицы, и мудро отступил от меня подальше.

   - Вот демон! Очень хорошо... э-э... что ты не пренебрегаешь безопасностью, - пробормотал он, осторожно отступая еще дальше. - Отменная охрана. Просто великолепная. Я не знал.

   - Теперь знаешь, - хмыкнула я, видя, как его проняло. - Скажи спасибо, что я их заранее предупредил. А то случилась бы с тобой серьезная неприятность.

   Представив себе размеры "неприятности", Фаэс зябко передернул плечами.

   - Пойду я, пожалуй. Пока, Гай. Рад, что у тебя все в порядке.

   - До вечера, Фаэс. Если что, ты знаешь, где меня найти.

   - Д-да уж.

   Я тихо хихикнула и махнула девочкам, чтобы выпустили гостя из окружения. После чего с улыбкой проследила за тем, как он поспешно уходит, постоянно косясь за спину и стараясь не выпускать их из виду, и сладко потянулась.

   - Хорошо-о... ох, как хорошо... теперь у меня будет, как минимум, один весомый голос со стороны Валлиона. Что скажешь, Лин?

   Тяжелый валун, на котором я только что сидела, неохотно шевельнулся, сверкнув из тени демоническими глазами, а потом согласно проурчал:

   "Да. Пожалуй, с ним больше не будет проблем".

   Когда у меня в голове, наконец, оформилось что-то конкретное, а Лин устал изображать из себя придорожный камень, мы плавно направили стопы обратно в главный шатер.

   Аргументы в пользу новой идеи у меня теперь имелись, слово Фаэса в кармане - тоже; хварды и миррэ, если что, всегда выскажутся "за" - они так устроены; большинство скаронов, хоть и ценят меня, но все же не станут препятствовать. Оставалось только убедить братиков, что я справлюсь, и дело в шляпе.

   В принципе, идея у меня была проста, как табуретка: потихоньку слинять из лагеря, незаметно взлететь под прикрытием заклятия невидимости, похулиганить в Степи для виду, а на самом деле попытаться выяснить, чем же именно он держит в узде многочисленную нежить. После того, как я убедилась, что живая плоть для Тварей - далеко не главное, оставалось совершенно непонятным, во-первых, почему они вообще подчиняются некромантам, а во-вторых, почему до сих пор (расплодившись в Степи в ТАКИХ количествах) не расползлись по всему Во-Аллару? Наконец, почему, если воля Жреца так сильна, они не тронули меня -- Ишту? Раньше-то я считала, что нежить у него там вместо охраны сидит, как цепные псы у скрипучей калитки. Затем решила, что просто амулет бережет. Но потом поняла, что дело вовсе не в нем, иначе от меня давно остались бы рожки да ножки.

   Кроме того, очень смущал тот факт, что Жрец, узнав о Союзе, озаботился заблаговременно закрыть единственный проход в Невирон. Он, правда, не станет неодолимым препятствием для нескольких сотен тысяч боевых магов (скароны десять таких раздолбают и не поморщатся, даже в условиях острого дефицита магической силы), но дело-то не в этом. Если некроманты точно знают, что Твари остановят любую армию, то зачем им перестраховываться? Если они уверены, что нежить подчинена им полностью, для чего было выводить себе новую? Выходит, на Степных Тварей они уже не полагаются? Или эти Твари просто не подчиняются им в той мере, как хотелось бы? То-то они почти не вылазят из своих нор и ни во что носы не суют. Скаронам ведь не первое десятилетие приходится САМИМ лезть на охоту под землю. Да и нигде больше я такой необычной нежити не встречала. Она... самостоятельная, что ли? Почти что разумная, какая-то удивительно приспособившаяся и незлобивая. Но почему? И как это могло произойти? А если это так, то можем ли мы использовать это обстоятельство в собственных интересах?

   Собственно, именно об этом я напряженно размышляла все последние часы и считала, что у нас все-таки есть неплохой шанс проскочить Степь без больших потерь. Но поскольку братикам я (кроме "Гора") больших подробностей о своих приключениях под землей не рассказывала, то выяснять этот скользкий момент придется самой. И лучшего варианта, чем под прикрытием "приманки", просто не придумать.

   Надо только, чтобы мой безумный план одобрили. Для чего, конечно же, придется немало постараться.

   Придя к определенному решению, я уверенно зашла в искомый шатер и мысленно приготовилась штурмовать неприступные бастионы скаронского упрямства. Однако каково же было мое удивление, когда внезапно выяснилось, что и на этот раз братики не одни. Точнее, что у них в палатке присутствует весьма неожиданный гость, которого я увидеть уж точно никак не ожидала.

   - Здравствуй, Фантом, - приветливо улыбнулся господин ал-тар - Первый Священник и Верховный Жрец Аллара, когда я остолбенела на пороге. - Заходи. Признаться, я очень давно жажду с тобой познакомиться.

   - Э... господин Георс?

   Священник, облаченный в обычный дорожный плащ, под которым практически не виднелась ослепительно белая ряса, вежливо приподнял брови.

   - Значит, ты меня узнал?

   - Да как вас не узнать? - пробормотала я, с трудом приходя в себя. - В Валлионе есть только один жрец с таким голосом и такой роскошной шевелюрой, как у вас. Не считая господина Горана, конечно. Но поскольку с ним я давно знаком, то... здравствуйте. Признаться, не ожидал вас тут встретить.

   Ал-тар машинально провел ладонью по бритой макушке, а потом странно улыбнулся. Вроде и благостно, но при этом с каким-то скрытым подтекстом, который я не очень уловила.

   - Когда решается судьба мира, где же еще пребывать Верховному Жрецу, как не в самом центре событий? Я слышал, тебя здесь знают под именем "Гай"?

   - Да, - настороженно кивнула я. - Можете называть меня именно так.

   - У тебя странная дейри, Гай, - задумчиво протянул священник, не замечая предостерегающего взгляда Владык скаронов. - Прав был Горан. Но, помнится, у леди Гайдэ она совсем иная...

   Я поджала губы.

   - Леди Гайдэ сама - иная. Не нужно нас сравнивать.

   - Хорошо, - неожиданно легко согласился ал-тар. - Как тебе будет угодно. Хотя для Ишты... ты ведь не лгал, когда называл себя Иштой?.. подобный цвет дейри совсем несвойственен... вернее, он очень искусно скрыт. Это - работа амулета, насколько я понимаю? Надеюсь, ты знаешь, что за защиту он дает?

   Вот пристал. Что я ему, на исповеди?

   - Хорошую он дает защиту, - с ноткой раздражения отозвалась я. - Гораздо лучше, чем раньше.

   Его Высокопреосвященство хмыкнул.

   - Не сомневаюсь. Вообще-то, у твоего амулета очень интересное сочетание свойств. Признаться, я в первый раз вижу подобное явление. Но, благодаря твоим же сведениям, уже примерно представляю, где и как ты его получил. Собственно, только поэтому не имею никаких претензий, хотя в другом случае непременно потребовал бы полной проверки... дело в том, что изделия некромантов очень коварны, мой юный друг. Сперва они могут показаться одним, потом становятся совсем другими... доверять им полностью не следует никогда. И не хмурься, пожалуйста: никто не собирается отбирать твое имущество. Ваши заслуги перед Валлионом настолько велики, что даже Церковь не может это отрицать. Я всего лишь предостерегаю о вреде излишней доверчивости. Ничего больше.

   Вот спасибо. Именно советов от главы местной Церкви мне как раз не хватало!

   - Однако я не об этом хотел с тобой поговорить, - словно прочитал мои мысли священник. - Скажи, ты давно стал Иштой, Фантом?

   Угу. Вот прямо возьму и все выложу. Однако, и быстр же ты, товарищ старший следователь. Прямо неоправданно скор и удивительно настойчиво. Как будто я что-то тебе должна и просто-таки обязана сейчас распахнуть душу настежь.

   - К чему эти вопросы, господин Георс? - прищурилась я. - Вас что-то смущает? Не нравится мое присутствие? Или, может, хотите убедиться, что вам не солгали?

   Священник обезоруживающе улыбнулся.

   - Ну, что ты? Я нисколько не сомневаюсь в твоих способностях. Мне просто любопытно.

   - Любопытство не всегда приносит пользу, сударь.

   - Согласен. Но не думаю, что мне есть, чего опасаться. Однажды я уже общался с Иштой и пришел к выводу, что для Церкви она неопасна.

   - В самом деле? - позволила я себе усомниться. - То есть, вы не считаете Ишту ересью?

   - Все в нашем мире творится по воле Аллара, - смиренно отозвался жрец. - И если Он зачем-то позволил Иште снова прийти, значит, такова Его воля. Кто мы, чтобы ей противиться?

   Я усмехнулась: очень удобная политическая позиция. Просто супер. Из той категории лжи, которая слаще горькой правды. Дескать, все по воле бога, так зачем же дергаться и напрягаться? Он все придумал, значит, он пусть и отвечает. А я - че? Я - ничо. Живу себе и не делаю ничего, о чем Он был не знал. Если бы Ему было угодно, я жил бы по-другому, но, поскольку Он не подал мне никаких знаков, то я и дальше буду жрать в три горла, валяться в грязи, хрюкать и просить, чтобы мне почесали толстый бок.

   Чудесно.

   Я поджала губы и отвернулась. В прошлый раз господин ал-тар не показался мне таким приторным. Тогда он производил впечатление человека адекватного и разумного. Со свойственным святошам смирением, конечно, но без этого едкого фатализма. Так что он или с чего-то вдруг изменил свои взгляды, или очень хорошо раньше прикидывался, или же... просто издевается.

   Я раздраженно дернула щекой.

   - Прошу меня извинить, господа. Я, вероятно, не вовремя зашел.

   - Отчего же? - неприятно удивился ал-тар.

   - Ты как раз вовремя, - подтвердил от входа невесть откуда взявшийся там Фаэс. - Даже настолько вовремя, что я прямо рад, что успел тебя застать.

   - Тебе-то чего? - буркнула я. - Целый день только и делаешь, что пристаешь с какими-то глупостями.

   - Но ты же все равно меня не слушаешь? - переступил порог эрдал. - Зато сейчас я пришел с человеком, которого тебе просто придется послушать.

   - Шел бы ты со своим человеком... - проворчала я, неприязненно обернувшись, но наткнулась на спокойные серые глаза и разом осеклась. Твою маму... да что ж мне так не везет сегодня? Сперва он один меня доставал, потом пытался за уши притащить для беседы, затем попробовал снова, обходными путями, прикинувшись валенком. Девочки не дали ему развить успех. А теперь вот выловил, засек, подгадал, сволочь. Предатель, гад седой. И в самом деле, пошел бы он...

   - Куда именно? - ровно осведомился Эннар Второй, заходя в шатер следом за Фаэсом.

   Я сжала зубы и поняла, что на этот раз разговора избежать не удастся.

  

-Глава 15-

   С нашей последней встречи, после которой все так резко поменялось, прошла ровно неделя. Однако мне казалось, что уже целая вечность, за время которой я успела и умереть, и заново родиться, и даже забыть о том, что иная жизнь когда-то все-таки была: Королевский Остров, Рейдана, Оранжерея, Эйирэ... все стало таким далеким, словно давний сон, о котором только и знаешь, что он когда-то был. А про что и чем закончился - уже неведомо.

   Но король за это время ничуть не изменился: все те же золотые вьющиеся волосы, небрежно откинутые назад, то же хищное лицо, жесткие черты, твердая линия подбородка, выдающая характер, и глаза... все те же холодные глаза, в которых, кажется, никогда не было ничего, кроме стали и льда.

   Чуть ниже под ними белела ослепительно чистая рубашка, из-под ворота которой ненавязчиво выглядывала знакомая золотая цепочка. Сверху красовалась небрежно накинутая безрукавка из тонкой шерсти, искусно расшитая золотыми нитями. Правда, не белая, а темно-синяя, как предгрозовое море, но сейчас не место и не время, чтобы уделять внимание церемониям. И нечего удивляться тому, что на этот раз Его Величество отчего-то изменил своим вкусам.

   Признаться, я не находилась к нему так близко уже давно. Я почти позабыла, каково это - когда на тебя надвигается закованный в тяжелую броню танк. Я практически позабыла этот гнетущий взгляд. Широкие плечи, готовые подавить исходящей от них мощью... да, я многое забыла. Но, к сожалению, не все. Что-то все-таки осталось в жестоко изрезанной памяти. Так неприятно много, что это снова начало доставлять серьезный дискомфорт. И в шее, которую пришлось запрокинуть, чтобы не выглядеть подавленной и слабой, и в душе, в которой снова что-то некстати проснулось и нехорошо кольнуло.

   - В чем дело, Фантом? - неестественно ровно осведомился Его Величество, решительно заходя внутрь. - Почему ты пятишься?

   Я пячусь?!

   Черт. И правда...

   Я сжала зубы и отступила в сторону, давая ему возможность пройти мимо. Однако король отчего-то не спешил ею воспользоваться. Напротив, он словно специально остановился так, что поставил меня перед выбором - или пятиться раком до самых Тронов и беспокойно дернувшихся братьев, или же... твердо встретить его тяжелый взгляд, под которым (охотно верю!) на корню замерзали живые цветы.

   Не знаю, что бы я выбрала в этот момент. Отступать дальше нелепо. Пятиться назад - просто глупо. Да и выглядит, как позорная трусость. После всего, что было... чего мне еще трусить? Но и оставаться у него на пути - значило обрести заклятого врага. Хотя о чем я беспокоюсь? Какие мелочи по сравнению с тем, что меня ждало в ближайшем будущем! Бояться его я тоже не боялась. Зачем? Самое страшное уже случилось. Больше он ничего не мог мне сделать. Поэтому... какая, к Айду, разница?

   Я подняла голову и, снова зацепившись взглядом за цепочку, невесело улыбнулась - значит, вернул Фаэс амулет. Ну и пусть. Все равно от него не было никакого проку.

   - Что у тебя с глазами, Фантом? - внезапно спросил король, в упор изучая мою маску.

   Я не ответила, но этого и не требовалось. Кажется, вопрос был чисто формальным - мои глаза давно уже потеряли свой первоначальный цвет. Правда, какой именно оттенок они решили выбрать сейчас, сказать не могу. Это сложнее, чем гадать на чаинках. Слишком непредсказуемо.

   А потом мне вообще стало все равно. Потом меня просто перестали трогать посторонние мысли. И даже пристальный взгляд короля потерял свою остроту. Потому что рядом, наконец, появилась долгожданная поддержка. И потому, что откуда-то из пустоты пришла неожиданная помощь. Сперва - легким холодком на замерших щеках, потом - тонким инеем, стремительно покрывшим мою куртку защитным слоем, а затем и в душе все успокоилось, потому что чуткий брат из иного мира правильно ощутил мои эмоции. И правильно прильнул со спины, поняв, что одной мне не справиться.

   И вот тогда король отшатнулся. Вот тогда он увидел вблизи, какими на самом деле могут быть мои изменчивые глаза. Тогда он, наконец, ощутил идущий из них холод Тени. И, наконец, перестал испытывать мое терпение.

   - Очень любопытное явление, - совершенно спокойно заметил ал-тар, когда увидел, что происходит. - Тебе это не доставляет неудобств?

   - Нет, - тихо ответила я, частично слившись с братом. - Тень для меня больше не страшна.

   - Хочешь сказать, она тебя запомнила?

   - Конечно. Я ведь умирал. И не раз.

   - Еще любопытнее, - чуть сузил глаза священник и изучающе обошел меня по кругу. Правда, не полностью - неожиданно ощутив с его стороны какой-то непонятный посыл, я повернулась и не позволила зайти себе за спину. Нет уж. Не надо мне таких экспериментов. Кто его знает? При всей своей благости вдруг да прячет в руке нож?

   С чего вдруг такие мысли, я и сама не поняла. Но брату этот человек почему-то не понравился. А значит, и мне он теперь не нравился тоже. Что было в Рейдане - не в счет. В конце концов, есть люди, которые носят настолько сложные маски, что уже сами не знают, каким стало их настоящее лицо. После чего я вообще предпочла отойти к Асу и лишь тогда позволила себе отпустить призрака на волю. Еще до того, как братья встали со своих мест, и до того, как с кем-то из нас случилась большая неприятность.

   - Это было смело, Фантом, - внезапно улыбнулся господин Георс, отступая на шаг назад и складывая перед собой руки на манер буддийского приветствия. - Я восхищен силой твоего духа. Позволить Тени войти внутрь... не зная при этом точно, сумеешь ли удержаться в собственном теле... действительно, смело.

   Я только дернула щекой и отступила поближе к Тронам.

   - Я доверяю брату целиком и полностью.

   - Брату?

   - А что вас удивляет?

   - Мне кажется, у тебя очень много родственников, Фантом, - с непонятной искрой в глазах оборонил господин Георс.

   Я пожала плечами, остановившись перед Асом.

   - Всего дюжина. Неужели вы решили досконально выяснить мою родословную?

   - Нет, - смиренно отозвался священник. - Простое, как я уже говорил, любопытство.

   - Любопытство сгубило кошку... о чем вы хотели спросить?

   - Откуда ты родом, Фантом? - прекратил ломать комедию ал-тар, разом посуровев и прекратив слащаво улыбаться. - Мне сказали, что название твоей родины - ЭРЭФ. Но оно, признаюсь, ничего для меня не значит.

   - И что с того?

   - Ни-че-го, - медленно протянул он. - Просто на карте Во-Аллара нет места с таким названием.

   Я нехорошо сузила глаза.

   - Возможно, вы просто плохо искали, господин ал-тар?

   - Не думаю. И еще мне кажется, что ты лукавишь, Фантом. Или же намеренно вводишь нас в заблуждение.

   Я ощутила, как насторожились мои братья, и положила руку на плечо придвинувшегося Аса.

   - Каждый судит по себе, господин ал-тар. Вы можете считать все, что вам угодно. А ответ я дал правильный.

   - Такого места нет, - внезапно пробурчал Фаэс, насуплено следя за святошей из-под седых бровей. - Я сам смотрел. И сам перерыл все доступные карты. На Во-Алларе никогда не было страны с таким названием.

   Я хмыкнула.

   - И ради этого ты опять явился пред мои светлые очи?

   - Они сейчас совсем не светлые, - непримиримо буркнул эрдал, насупливаясь еще больше. - И вообще, я о другом хотел спросить.

   - Мы с тобой общались тет-а-тет всего несколько часов назад. И, помнится, никакого вопроса я от тебя так и не услышал. Что же могло произойти за это время, что ты вдруг озаботился моим происхождением и пришел выяснять отношения?

   - Это не я, - он неожиданно прикусил губу.

   - Конечно, - усмехнулась я. - Не виноватая я, он сам пришел... вот и тебя просто попросили. Как мило. И что же ты ЕЩЕ хотел у меня узнать?

   - Это не он хотел узнать, - сухо сказал Его Величество. - Это по моей просьбе он тебя нашел. Господин ал-тар просто оказался к месту.

   Я демонстративно принялась изучать противоположную стену.

   - Гай, расскажи нам о Печатях, - поспешил вмешаться Фаэс, пока до короля не дошло, что я собираюсь его и дальше игнорировать. - То, о чем ты говорил вчера, сильно заинтересовало Церковь. Настолько, что господин Георс решил прибыть сюда лично. А поскольку эти Печати никто, кроме тебя, не видел, то... я прошу тебя повторить все то, что ты рассказал Совету.

   Ненадолго задумавшись и получив от братьев молчаливое подтверждение о том, что прерванный мной разговор велся именно на эту тему, я пожала плечами.

   - Хорошо, спрашивай.

   - Спасибо, Гай, - перевел дух Фаэс. - Господин ал-тар?

   - Сколько всего Печатей ты нашел в Валлионе? - тут же спросил священник, решив не тянуть резину.

   - Шесть, - кратко отозвалась я, блуждая рассеянным взором по округе.

   - Они уничтожены?

   - Да.

   - Когда? Кем?

   - Две ночи назад. Мной.

   - Ты был рядом с ними один? - подозрительно прищурился ал-тар.

   Я снова пожала плечами.

   - Нет. Еще там был мой брат и мой друг.

   - И вы втроем уничтожили шесть Печатей? Всего за две ночи?

   Так. Кажется, мне опять не верят?

   Я перевела взгляд на закутанного в плащ святошу и приподняла брови.

   - Господин ал-тар не умеет отличать правду ото лжи? Или ему сильно в лом попросить Его Величество узнать, честны ли мои ответы?

   У короля нехорошо дрогнули губы.

   - Ты опять рискуешь, Фантом...

   Я сделала вид, что не услышала.

   - Гай, перестань, пожалуйста, - напряженно попросил Фаэс, и только тогда я неохотно разлепила губы.

   - Хорошо. Но напомни Его Величеству, что я никогда не рискую напрасно. Кажется, за последнее время он успел позабыть не только одну полезную сказку, но и несколько более важных вещей.

   - Что? - отчего-то вздрогнул король, подняв на меня откровенно растерянный взгляд. Не понял, что ли, намек? Или действительно не помнит?

   - Сказку, сир, - сухо повторила я, подчеркнуто глядя мимо него. - Когда-то вам настойчиво советовали ее не забывать. И когда-то вы даже считали это важным. Честное слово, не стоит уподабливаться тому радже - не надо путать силу со слабостью, а просьбу с приказами. Иначе можно утонуть в ложных истинах с головой.

   Его Величество, ошеломленно замерев на миг, вдруг резко спал с лица.

   - Что?! Что ты... сказал?! - выдохнул он, буквально впившись в меня расширившимися, разом потемневшими глазами.

   - Фаэс, кажется, у твоего сюзерена возникли серьезные трудности с восприятием. Будь добр, поясни ему как-нибудь на досуге мою мысль. Господин ал-тар, что вас еще интересует?

   Я сделала вид, что ставшая почти смертельной бледность короля ничуть меня не трогает. Как не трогают остановившийся взгляд, внезапная судорога на лице и невольное движение, как если бы он хотел отшатнуться. Не знаю, что на него нашло, но, судя по всему, он действительно забылся. И ему будет полезно вспомнить некоторые основополагающие вещи, переступать через которые не следует. Особенно, сейчас. В конце концов, это не так трудно - запомнить хотя бы пару дельных советов. Тот факт, что он - король, никоим образом не избавляет его от ошибок или глупостей. Причем, мы оба в этом успели убедиться. На собственных примерах. Так что же он опять наступает на одни и те же грабли? И почему я должна все время повторяться, напоминая ему о важном?

   Да, не смотря ни на что, на данный момент мы являемся союзниками. Да, пусть ненадолго и пусть нас обоих это не радует. Но какие-то приличия надо соблюдать? И хоть какую-то осторожность - тоже? Мне его угрозы, конечно, до одного места, но зачем нагнетать обстановку? Кажется, мы уже все выяснили, все обговорили и обменялись любезностями. Так зачем раз за разом возвращаться к прошлому? По-моему, это уже из разряда мазохизма. Или у Его Величества есть некоторая склонность к линчеванию?

   Я мельком покосилась на его застывшее лицо, где горели жизнью одни только серые, внезапно расширившиеся (от ярости, никак?) глаза, и тут же отвернулась.

   Ладно. Бог с ним, с королем. Его скелеты в шкафу меня не касаются. Тогда как господин ал-тар, кажется, созрел для очередного вопроса?

   - Покажи мне Печати, - неожиданно не спросил, а почти приказал священник, заставив меня поморщиться. Тем не менее, от Аса я все-таки отлепилась и подошла к столу. Но не одна - призрак неотступно следовал по пятам, не позволяя ни обозленному королю дернуться в мою сторону, ни священнику меня коснуться. Заботливый он у меня. Очень и очень чуткий.

   Я кивнула на карту со вчерашними отметинами.

   - Смотрите сами. Здесь все указано.

   - Это... точные координаты? - внезапно охрип голос ал-тара. - Гай, ты уверен, что это ВСЕ Печати?!

   - Других я не почувствовал, - хмуро отозвалась я, а потом присмотрелась и подправила рисунок. - А вот тут, кажется, слегка наврал - уставший был, вот и промахнулся малость. Эта дрянь была не в Суорде, а почти на границе эрха Дагон. Чуть севернее, чем я нарисовал... вот тут.

   - Где?! - почему-то вздрогнул теперь и Фаэс.

   Я еще раз окинула взглядом карту и кивнула.

   - Да. Теперь правильно. Эта Печать, я думаю, была одной из первых. Самая старая. Лет пятьдесят, не меньше.

   - Сколько?!! - совсем охрип седой эрдал и как-то странно осел, после чего я, наконец, обратила на него внимание и, заметив непонятную реакцию, удивленно повернулась.

   - Фаэс, ты чего?

   - Ваше... Величество... - сдавленно просипел он, едва ли не в ужасе обернувшись к королю. - Пятьдесят лет... Печать... но это же...

   Честно говоря, мне тоже стало интересно. Причем, особенно интересно именно в тот момент, когда Первосвященник увидел мои каракули и мгновенно помрачнел. Да так явно, резко и красноречиво, что я даже решила отставить в сторону упрямство, смириться с некоторым неудобством и непременно выяснить, в чем дело. Вот прямо сейчас. Для чего тоже обернулась, надеясь узнать причину беспокойства Фаэса, на всякий пожарный попросила у брата помощи, прикоснулась к его невидимой руке и...

   Чуть не шарахнулась прочь, обнаружив возле себя белую, как мраморное изваяние Аллара, статую Эннара Второго. Неподвижную, холодную, с выступившими на висках мелкими бисеринками пота. С совершенно белым, как у покойника, лицом и такими страшными глазами, что мне поневоле захотелось перекреститься.

   Мама дорогая! Что это с ним? Просто живой труп, а не человек! Даже не узнала его сперва. Решила, что кошмар наяву пригрезился. Как раньше. Никогда не верила, что он способен так жутко измениться. Даже представить себе не могла, что увижу его... вот таким: почти остывшим, бездыханным и едва не шатающимся от осознания какой-то страшной правды. Боже! Да что ж такого случилось, что его вдруг перекосило?! Что я такого сказала, что королю сделалось НАСТОЛЬКО плохо?! Вечно надменный, высокомерный, презрительно смотрящий свысока своего положения, жесткий и несгибаемый... а теперь - вот ЭТО. Такое впечатление, что ему клинок отравленный в спину воткнули - в некогда серых, а теперь почерневших глазах почему-то плескалось столько жуткого понимания, столько обреченного бессилия, отчаяния и боли... что во мне едва не проснулось неуместное сочувствие.

   Вот это да-а... вот так дела у нас творятся. Надо же... честно, не думала, что увижу его в таком состоянии. Понятия не имела, что хоть что-то в этом мире способно ТАК сильно вывести его из равновесия. Неужели это из-за Печатей ему сделалось настолько худо?!

   - Пятьдесят лет... - сглотнул Фаэс, в панике уставившись снова на карту. - Окрестности Дагона... Печать... Прорыв... святые небеса... да неужели правда?!!

   Так. Я все равно не поняла. Это он о чем вообще? Что, блин, опять случилось, про что все вокруг в курсе, я опять ни сном ни духом?

   "Прорыв, Гайдэ, - неслышно шепнул мне над самым ухом брат. - Вне границы Вольницы за последние годы случился лишь один единственный Прорыв. Ровно пятьдесят лет назад, когда погиб Его Величество Киорт Восьмой с супругой".

   И вот тогда, наконец, до меня доперло: е-мое! Ну конечно! Что ж я раньше-то не подумала?! Именно полвека назад где-то в Вольнице были жестоко убиты прежние король и королева! Его родители! Фаэс как-то брякнул однажды, а я и забыла! Но он не говорил, где именно это случилось. Вообще почти ничего не сказал, вот я и не доперла своим умом! А теперь...

   Я встретила горящий почти что безумием взгляд короля и, внутренне поежившись, на всякий случай отступила от стола. А то мало ли? Вдруг сорвется? Под его пальцами уже столешница затрещала. Даже Фаэс тревожиться начал. И правильно - чего ж он на меня-то так жутко смотрит? Плохому гонцу голову с плеч не рубят - дурной тон. Я всего лишь сказала, как есть. Да и полвека уже прошло. Казалось бы, поджила та рана, забылась... ан нет. Видно, не полностью. Иначе Его Величество не качался сейчас бы на грани безумия, узнав о том, что гибель его родителей не была простой случайностью. И что на самом деле их смерть... а в подобные совпадения я как-то не верю... стала не просто трагическим событием, а частью хорошо продуманного, прекрасно исполненного и искусно прикрытого плана. В результате которого над одной шестой частью суши появилась первая из шести тяжелых Печатей, призванных уничтожить на ней всякую жизнь.

   Да. Думаю, все именно так и было. И запланированная поездка повелителя Валлиона на дальнюю окраину своей огромной страны стала ничем иным, как отлично продуманным ходом некоего неизвестного игрока. Ходом тем более удачным, что задумка полностью удалась. И что никто до сего момента даже не подозревал, что неожиданная смерть коронованных особ и всего сопровождающего кортежа была в действительности лишь одним большим жертвоприношением.

   Между прочим, меня уже давно беспокоил один немаловажный вопрос: а что случилось с Темным Жрецом, когда он понял, что эары на его алтари больше не лягут? Я даже допускаю, что он действительно был у них частым гостем. Могу поверить в то, что два века назад нелюди еще принимали у себя смертных. Не всех, разумеется, но самых достойных. Каких-нибудь известных личностей, выдающихся магов, ученых, ищущих смысл жизни... почему бы и нет? И я даже могу поверить в то, что некоторым из них они даже открывали истинную суть своего необыкновенного языка. Его вторую половину - Дабараэ, обладающего редким свойством призывать из Тени ее коренных жителей.

   Так давайте допустим, что два века назад так и случилось. Давайте представим, что кто-то из людей (вероятно, все-таки магов) каким-то чудом уговорил нелюдимых бледнокожих соседей приоткрыть завесу этой тайны. Или не приоткрыть, а пройти полный круг посвящения... теперь уже неважно. Факт в том, что это все-таки случилось, тот самый маг нашел ключики от заветной дверки под названием "Тень", научился ею управлять и - вуаля, готов свеженький Темный Жрец.

   Утрирую я, конечно, и ерничаю, но это, похоже, нервное.

   Прошу прощения.

   Так вот. Если взять за основу эту сомнительную версию, то становится понятным, откуда на Во-Алларе после многих веков тишины и спокойствия вдруг взялся такой могучий некромант. Дальше - больше. Допустим, это было даже не двести лет назад, а чуть побольше - дадим будущему Темному магу несколько годиков (десятилетий? веков?) на то, чтобы он успел познать достаточно много и проникся заманчивой идеей остаться в этом мире единственным хозяином.

   Идея всемогущества далеко не нова, друзья мои. Об этом столько написано, столько песен сложено, так много было разговоров и попыток его достичь... Александр Македонский, Аттила, Наполеон, Гитлер... разные страны и разные легенды. Но суть-то остается одна и та же. Разнятся лишь средства. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в мире, изначально полного магии, вдруг появился человек, решивший использовать эту самую магию как инструмент для достижения неожиданно появившейся цели.

   Зачем бы ему это сдалось? - спросите вы.

   А я отвечу: спросите чего полегче. Психотипы помешанных на власти товарищей в средней школе и даже институте не изучают. Так что ответа на этот вопрос у меня нет.

   Но фактов это ничуть не отменяет.

   В итоге у нас есть некий временной отрезок, с которого начинаются известные события. И есть некая личность, внезапно решившая начать действовать в соответствии со своими понятиями о том, что правильно, а что нет. И начавшая осуществлять некий (заранее продуманный, вероятно) грандиозный план по превращению всего Во-Аллара в свою личную песочницу для игр.

   Правила же подсказаны Учением и самой историей этого мира: чего проще, чем стать Иштой шесть раз подряд и больше не испытывать беспокойства по поводу собственного статуса? Вот товарищ, похоже, и решил осуществить свою грандиозную мечту. Узнал, каковы свойства Знаков. Где-то почитал или услышал. Может, даже у эаров на Эо насмотрелся. Ну и принялся за работу.

   Самой первой пострадала, разумеется Степь - с полученными у эаров знаниями призвать туда Теней было несложно. Год, два, три... не знаю, сколько ему понадобилось времени, чтобы заселить ее новыми жильцами и постепенно выдоить оттуда все соки. И не знаю, какими заклятиями он пользовался, чтобы гордая и непокорная Степь, наконец, сдалась и пала к его ногам безжизненной тряпкой.

   Потом зацепило Горы. Причем, качественно так, серьезно. Но, поскольку опыта у мага было еще мало, то подчинить Горы ему не удалось. Только Печать поставить (одну из первых) и усыпить их до тех пор, пока ее работа не приведет к полному обессиливанию этой части суши и тому же результату, что и в Степи.

   Дальше - больше.

   Решив, что много не мало, а ждать пару сотен лет, ничего не делая, глупо, он начинает подрывную работу в другом направлении. В частности, в Долине. И действительно - зачем время терять, когда столь лакомый кусок лежит буквально под боком? Вот и наш таинственный друг тоже решил, что не стоит медлить, и принялся методично изобретать способ получить Знак наверняка. Для этого после напряженных раздумий и неудачи в Горах, были изобретены уже новые Печати, затем разработан подробный план, проведены тщательные замеры, а потом и воплощен в жизнь.

   Сложность была только в одном: для формирования Печатей требовался умелый помощник и много свежей крови. Заклятия на Дабараэ отнимают очень много сил. А отдавать эти силы за просто так никто, конечно же, не готов. Поэтому берется сила заемная. Чужая. Желательно, отданная добровольно. Причем, чем сильнее и здоровее носитель, тем для заклятия лучше. А кто у нас на тот момент был всех "прекраснее и белее"? Конечно же, эары. Осталось только уговорить их на простой эксперимент и со спокойной душой приняться за дело.

   Вопрос номер раз: чем можно соблазнить истосковавшихся по Знакам эаров, чтобы они по собственной воле взошли на жертвенный алтарь?

   Естественно, только возможностью снова прикоснуться к чуду сотворения Жизни. То есть, за шанс снова обрести для себя Знак... Долины, например... эары наверняка были готовы даже резать себе вены. И им порезали. Быстро так. Сильно. И до того глубоко, что остановиться стало уже проблематичным. А потом и вовсе невозможным, что в итоге и привело к тому, к чему привело. После этого Фарлион оказался на грани уничтожения, сила Долины очень быстро иссякла, а сама она превратилась в рай для призванных из Тени Тварей, которых чья-то жестокая воля принялась методично превращать в почти что живых существ со своими повадками, привычками, внешностью и даже предпочтениями в пище.

   Вопрос номер два: а почему позволил это прежний Хозяин Долины?

   Ответ: вспомните рассказ Риа и то, в кого превратился ее бывший Хозяин.

   Вывод из всего этого? А вывод, господа, очень простой: под присмотром сразу двух Темных магов Долина из бывшей вотчины неосмотрительных и излишне доверчивых нелюдей весьма скоро превратилась в то, чем мы ее знали.

   Конец первого акта. Поклон. Занавес.

   Акт второй. Промежуточный. В котором должно стать понятным, как появились Печати в Валлионе. Давайте разложим его по полочкам.

   Итак, шаг первый: если все-таки задаться целью покорить весь мир, не удовлетворившись Степью и Долиной, то с чего начинать? Решить несложно - раз эары уперлись, как козы, и некрасиво прокляли своего убийцу, то Лес, само собой отпадает, а Горы пока отложены на десерт, и остаются лишь два варианта: Пустыня и Равнина. Пустыня никому на фиг пока не нужна, потому что с нее толку - ноль, да и скароны там на краю слишком больно кусаются, так что выбор очевиден: Равнина.

   Шаг второй: где добыть для себя жертвы? Но тут, как говорится, проще не бывает - иди по деревням и бери, кого хочешь. Легко? Легко. В Валлионе полно народу и далеко не все из них маги, как в Скарон-Оле.

   Шаг третий: где найти подходящее место для будущей Печати? Элементарно: чего тут думать, когда генеральная репетиция уже прошла в Долине? Только расстояние оптимальное рассчитай, карту себе пометь, продумай, как и когда, и все - шесть Печатей с легкостью перекроют Равнину от края до края. Но тут, правда, обнаружился небольшой нюанс - уговорить Киорта Восьмого на эту авантюру не удалось. Он или не поверил, или возмутился, или просто послал "предлагателя" далеко и надолго. Выход? Простой до отвращения: нет человека - нет проблемы. И даже если на самом деле королю ничего не предлагали, то с той политикой, которую он проводил, никакому некроманту каши не сварить. Выход - все тот же: см., как говорится, пункт первый.

   Следующий шаг: как все это осуществить, когда король - маг, охрана у него приличная, армия еще больше, а связываться сразу со всеми неохота?

   Ответ, как уже сказано, очевиден: прикройте смерть короля нападением злых разбойников (варианты - врагов-соседей, предателей-гадов или обычных Тварей), поставьте нужные декорации, обыграйте красивый и трагичный финал, позаботьтесь, чтобы все выглядело натуральным (улики там, то да се, чтобы комар носа не подточил). И вот вам, пожалуйте. Король мертв. Да здравствует новый король. И, заодно, новая Печать, для которой очень к месту пришлось несколько крайне желанных жертв... о которых никто не знает, что на самом деле они - именно жертвы, которых очень искренне оплакали, погоревали, а потом постепенно успокоились. А почему успокоились? Да очень просто: у страны же остался наследник. У страны есть вера и белое знамя, которое мы понесем дальше с гордостью и надеждой на будущее...

   После этого осталось только повторить все это еще пять раз с незначительными вариациями и скидкой на погодные условия, подкупить кого-то из знати, пробить под Равниной ходы для нежити. Время от времени подкармливать сонных Тварей похищенными в разных уголках страны людьми. И вот вам, пожалуйста, почти точный сценарий того, как оно на самом деле было.

   Или, скажете, я не права?

   На самом деле, после посещения Невирона я стала гораздо лучше понимать ход мыслей его неприятного Хозяина. Впечатлилась, знаете ли, увиденным. Прочувствовала, так сказать, на собственной шкуре. И вот тогда начала задумываться о вещах, которые мне раньше просто в голову не приходили.

   Итог вы видите. Осталось добавить несколько мелких деталей, и картинка сложится полностью. А когда туда впишутся выявленные мною особенности Тварей, когда появятся реальные доказательства моей правоты, которые я кровь из носу, но все же постараюсь добыть в ближайшее время... о-о, думаю, даже скароны несколько по-иному взглянут на происходящее. И, думаю, Валлиону придется серьезно пересмотреть свои взгляды на жизнь.

   Закончив с догадками, я очень осторожно посмотрела на короля, который все еще был на себя не похож, и быстро убедилась - кажется, в его сознании тоже сейчас происходила настоящая революция. Со сходными мыслями и сходными выводами. Не думаю, что он не дошел до того, до чего вдруг додумалась я. И вряд ли он со своим могучим интеллектом, больше похожим на бортовой компьютер космической станции "МИР", не сумел сложить два и два и не сообразил, почему Валлион до последнего момента оставался свободным. В силу какого-то рокового стечения обстоятельств и небольшого просчета некромантов. Ведь если бы не я и не прихоть Равнины, со вчерашнего дня эта страна перестала бы существовать. Не зная о Печатях, он лишился бы всего. Вместе, видимо, с головой. Потому что сдержать лавину нежити из ШЕСТИ Прорывов вроде тех, что я закрыла возле Айдовой Расщелины, Валлион бы не сумел. При всем старании и желании, но не сумел бы.

   Нам всем дико повезло, что мне удалось наткнуться на неоконченную Печать возле Рейданы. Нам ОЧЕНЬ сильно повезло, что Жрец все пятьдесят лет действовал неторопливо и крайне осторожно. Нам невероятно повезло, что мы сломали этот порочный круг. А уж мне как повезло, что Лин смог подбросить нас к самому пеклу! И то, что у нас был Риг с его замечательным изобретением; что я была закрыта Тенью; что я не померла от боли, высидела на спине демона почти двое суток кряду и из злого упрямства добила-таки эти дрянные Печати до конца...

   Что это? Стечение обстоятельств? Судьба? Рок?

   Я не знаю. Но, глядя сейчас на короля, вдруг почувствовала, что мне его действительно жаль. После стольких лет внезапно узнать, что твоих родителей убили не Твари, а принес в жертву какой-то урод в длинной мантии; выяснить, что все это время их жизнями было оплачено существование поганой Печати этого самого урода; отчетливо понимать, что их души больше полувека мучились и страдали, как в свое время эары... нет. Не хочу я, пожалуй, знать, что сейчас творится в его душе. И смотреть на его страдания не хочу тоже.

   Прикусив губу, я резко отвернулась и отошла к братьям.

   - Фаэс, ты был прав... - вдруг донесся до меня тихий, неестественно ровный и какой-то мертвый шепот Его Величества. - Ты прав во всем, а я - дурак и болван, не видящий дальше собственного носа... за столько времени не понять... просмотреть очевидное и искренне считать, что иного быть не может... боже... Фаэс, какой же я дурак!..

   Я с трудом подавила желание обернуться и посмотреть на неожиданно прозревшего правителя. Но, видно, здорово его торкнуло, раз он впервые за много времени не сумел сдержать эмоций и так разоткровенничался в моем присутствии. Что ж, лучше поздно, чем никогда. Теперь у него есть лишний повод стремиться в Невирон в поисках не просто своего заклятого врага, а еще и убийцы своих родителей. Хорошая мотивация. Мне, надо признать, только на руку.

   Вот только почему вдруг стало так грустно?

   - Ладно, пойду я, - вздохнула я, дотронувшись до горячей ладони Аса. - Темнеет уже, а у меня Лин некормленый. И девочки наверняка беспокоятся. Спать не хотят, глаз с меня не спускают... надо же дать им отдохнуть? Да и хвардам я обещал, что в гости зайду. Стоит сходить, пока нас не накрыло. А вы подумайте над моим предложением. Все-таки в Степь придется, наверное, ехать. Не все ж нам их ждать, как у моря погоды?

   Но, наверное, не следовало мне говорить этого вслух?

   Наверное, все же правильно люди говорят, что боги все слышат и видят?

   И, наверное, кто-то из них меня сейчас нагло подслушивал?

   Потому что ничем иным я не могу объяснить случившиеся в тот момент сразу три внезапных вещи. Первое: то, что у господина ал-тара как-то странно изменилось лицо, мгновенно посерев и став почти мертвенно желтым. Второе: в этот же самый миг под нами очень нехорошо задрожала земля, а у меня что-то знакомо затянуто внизу живота. И, наконец, третье, самое главное: в ту же секунду раздался внезапный шум в резко всполошившемся лагере, громкий топот чьих-то сапог и истошный вопль у самого входа кого-то из караульных:

   - ОБЩАЯ ТРЕВОГА!!! НАПАДЕНИЕ!!! ОГНИ ПИРАМИД ПОГАСЛИ!!

  

-Глава 16-

   Признаться, в первый момент я даже не поверила. После стольких дней ожиданий, мытарств, беготни, долгого перерыва... и вдруг - вот оно? То самое, чего мы так ждали? Сперва даже подумалось: блин, а как же мои планы? Опять коту под хвост? Ведь не успею же тогда...

   А потом в голове что-то звонко щелкнуло, встало на свои места, внезапно возникшая паника мгновенно улеглась. Все снова стало просто и понятно. А прежние сомнения, как всегда перед трудным боем, моментально улетели в бездну.

   - ТРЕВОГА!! - надрывно заорали друг дружке часовые, передавая тревожную весть дальше по цепочке. - ТРЕВОГА!! ТРЕВОГА!! ТРЕВОГА!! СТРОИТЬСЯ!!!..

   Следом за этим снаружи снова послышался дробный топот чужих сапог, бренчание спешно подхватываемого оружия, ровный шелест расправляемых броней, звяканье наконечников копий, шлемов, другого всевозможного железа.

   - Началось, - резко севшим голосом оборонил в тишине Фаэс, и после этого во мне словно кто-то повернул выключатель.

   В мгновение ока в голове пронеслись сотни мыслей, тысячи предположений, вариантов событий. Кто-то хладнокровный и опытный бесстрастно оценивал все, что творилось внутри и снаружи, мельком отмечая стремительно меняющиеся лица вокруг, напряженные позы братьев, окаменевшего и побледневшего ал-тара, мрачнеющего с каждой секундой эрдала... шум, топот, зычные крики спешно встающих в строй скаронов. Никогда не думала, что способна на холодный расчет в таких экстремальных условиях. Но словно что-то перевернулось внутри, откидывая прочь все лишнее и ненужное, мгновенно сосредотачиваясь лишь на том, что действительно стоило моего внимания. В частности, тяжелый, идущий откуда-то снизу гул содрогающейся земли. Или долгий, пришедший со стороны пробуждающейся Степи великанский выдох, больше похожий на болезненный стон. Такой же болезненный укол в животе, красноречиво свидетельствующий о том, что Невирон действительно решил сделать первый ход. И мгновенное понимание того, что больше мне на земле находиться нельзя.

   Мысль эта пришла - как молния. Сверкнула ослепительной догадкой и тут же исчезла, заставив тело прийти в движение. Собственно, мы с братьями соскочили с мест практически одновременно. Они рывком содрали с плеч свои тяжелые золотые одеяния, оставшись в хорошо узнаваемых черных доспехах, отшвырнули куда-то прочь адароновые маски. Дружно рявкнули что-то по "сети", встряхивая свой удивительный народ. А потом ловко подхватили кинутые примчавшимися на зов стражами шлемы... свои, старые, еще Дарном выкованные... и молниеносно преобразились из Владык в четырех самых настоящих Фантомов. А я в это же самое время птицей взлетела на высокий стол и оглушительно свистнула.

   "ЛИН! Лин, живо ко мне!!! Мне СРОЧНО нужно средство передвижения!!"

   - Господин? - в шатер, не дожидаясь приглашения, забежали Главы Старших Кланов. - Огни Невирона погасли. Поверхность Степи только что начала трескаться. Кажется, вся сила Пирамид сейчас уходит в нее, пробуждая Тварей от спячки. А еще дозорные сообщают, что со стороны гор пришло новое свечение - вероятно, Врата Невирона опять готовятся к открытию.

   - Общий сбор. Строй. Первая линия, - отрывисто бросил Ас, нахлобучивая шлем и больше не обращая никакого внимания на валлионцев. - Фаэс, труби тревогу. Степь проснулась.

   Как услышав его, снаружи зычно завыли боевые рожки.

   - Без меня протрубят, - криво усмехнулся эрдал, сбрасывая недолгое оцепенение. - Вот, значит, и пришло наше время. Не зря, видать, оно так сложилось. Верно, сир?

   "Лин!! - снова гаркнула я на мыслеречи, нетерпеливо приплясывая на столе и даже не пытаясь понять ответ короля. А потом услышала нарастающий грохот копыт и облегченно выдохнула. - Ну, наконец-то! Тебя только за смертью посылать!"

   "Я готов! - прерывисто выдохнул шейри, влетая в шатер черным ураганом. Причем, неаккуратно так. Сбив по пути могучим плечом один из опорных столбов и едва не опрокинув на нас всю палатку. Потом промчался мимо обомлевшего ал-тара, привычно подставил бок и чуть пригнулся, позволяя мне прямо со стола вскочить себе на спину. - Гайдэ, почему тебе больно? Неужели ты чувствуешь Степь?!"

   "Да. Кажется, она еще не совсем умерла".

   "Значит, ногами тебе на нее наступать нельзя!"

   "Я уже в курсе, - хмуро кивнула я в ответ на вопросительный взгляд друга, вовремя успевшего перекинуться в громадного вороного жеребца. - Теперь с тебя не слезу, пока все не закончится. Поедем, глянем, что там - вблизи".

   А потом обернулась к братьям, уже успевшим подойти к Эннару Второму и о чем-то наскоро переговорить. Причем, король был все еще бледен, малоподвижен и словно бы заторможен. Отвечал Асу странно замедленно, буравя его горящими глазами и, кажется, еще не пришел в себя от последних известий. Хотя говорил по-прежнему четко, ровно и лаконично, попутно успев каким-то образом вызвать к себе господина та Лейро и уже согласовывая с ним обговоренный днем план действий.

   - Ты куда? - недобро прищурились братья, заметив меня верхом.

   - Стой!

   - Не смей!

   - Опять двадцать пять?! Снова на рожон прешь?!

   Я мотнула головой.

   - Нет. Я недолго. Только туда и обратно. Хочу кое-что проверить.

   - Хорошо. Но только до границы лагеря, - к моему удивлению, вдруг не стал спорить Ас, отчего Фаэс тревожно дернулся, а у короля во второй раз за сегодняшний день изменилось лицо. - Но не дальше!

   - Договорились.

   - Я иду с тобой, - безапелляционно заявила отделившаяся от Гора Тень.

   - Да Айд с тобой, залезай, - нетерпеливо пригнулась я, когда Лин черной стрелой кинулся вон из шатра. - Только быстрее давай. Ждать не буду.

   - Гай!!..

   Сколько прошло времени с тех пор, как по земле прошла первая судорога - минута? Две? Да, примерно. Вряд ли больше. Так что я еще успею метнуться на границу Степи, послушать, чем она дышит, убедиться в самых нехороших своих догадках и вернуться к братьям. Без разведки нам никак. Надо знать, что за Твари пойдут против нас. Есть ли среди них Тени. Есть ли те, которые могут перекидываться и туда, и обратно. Если ли Старшие и сколько их. Есть ли Высшие. Только ли там будут Твари Степи или насчет Врат скарон-дозорный прав?

   Это важно.

   Для нас это жизненно важно, потому что может изменить все. Если Твари только местные, то я наверняка найду с ними общий язык. Потому что они уже полностью привыкли к новой жизни. Научились обходиться без мяса. Отыскали для себя иной источник питания. Они не так опасны, как еще недозревшие Тени. Их еще можно попытаться остановить. Но если вместе с ними или вместо них будут ТЕ, вновь призванные, то, боюсь, на Плато случится настоящая бойня. Причем, я, например, не стала бы с уверенностью утверждать, что мы выйдем из нее победителями. Даже с моей помощью, даже с помощью Лина, даже с такой численностью, вместе со скаронами и оборотнями. Честное слово, не стану. Потому что просто не знаю, какие неприятные сюрпризы мог припасти для нас Темный Жрец.

   А он ведь припас, не правда ли? Он же не мог дать сигнал к атаке без какой-то серьезной причины? Ему ведь и так было неплохо - сидя за своими неприступными горами, под защитой Степи, через которую нам при всем желании не перелететь и не перепрыгнуть? Так в чем же дело? Почему он начал именно сейчас? Что за гадость еще придумал? И чем она для нас обернется?

   Пригнувшись к шее Лина, я буквально кожей ощутила, как со спины в меня с разбегу врезалась догнавшая Тень. Пошатнулась от мощного толчка в спину, пригнулась еще ниже, зябко поежилась, утирая со щек надоедливый иней, но почти сразу выпрямилась, отмахнулась от поселившегося внутри холода и быстро оглядела Плато преобразившимся зрением.

   В черно-белом варианте взбудораженный лагерь виделся очень смутно. Фигуры спешащих людей казались размытыми, нечеткими, как будто я смотрела сквозь мокрое стекло. Их силуэты постоянно дробились, двоились и троились, плавно перетекая один в другой. Безликие, серые, постоянно меняющие очертания и совсем неправильные. Какие-то чужие. Наверное, если бы не ауры, я бы не смогла даже отличить один от другого. Однако ауры были - серые, синие, ярко алые... много аур. Очень и очень много. Причем, над безликой серой массой человеческих тел они, как самостоятельные существа, причудливым образом сливались, переплетаясь между собой, и расцвечивали мрачное темное небо красивыми радужными переливами.

   Самое интересное заключалось в том, что если смотреть на южную часть лагеря, где обосновались валлионцы, то становилось ясно, что магов среди них сравнительно немного - то тут, то там блеснет яркая звездочка необычной дейри. А вот скароны представляли собой воистину потрясающее зрелище - небо над ними было освещено, будто ярким днем. Причем, волшебным днем, в котором разноцветная радуга искрилась четырьмя отчетливыми полосами: красной, синей, зеленой и угольно-черной. По тому, где и как они располагались, легко было понять, в каких местах устроились Алые, Изумруды, Сапфиры. Ну, а Адамантов можно распознать по тому, что над ними небо выглядело особенно густым и плотным, как огромная, неохотно ворочающаяся под тучами, гигантская тень.

   Все-таки поразительные у меня кровники.

   Невероятные.

   И единственные в своем роде. Даже горжусь тем, что смогла увидеть их в таком необычном свете.

   Что хорошо, так это то, что несмотря на непрекращающийся подземный гул и регулярно повторяющиеся толчки, после которых на ногах было трудно устоять даже Лину, среди скаронов не ощущалось никакой паники. Да, они бежали вместе со мной к границе лагеря и очень спешно выстраивались в длинные, кажущиеся бесконечными ряды. Они срывали палатки, если это мешало пройти напрямик, затаптывали костры, подхватывали с земли оружие, факелы, шлемы. Но никакой суеты в их действиях не было и в помине. Как будто такое явление, как сошедшая с ума Степь или грозящие смести все на своем пути полчища нежити, были здесь рядовыми и не заслуживали того, чтобы тратить на них свои драгоценные нервы.

   Вот уж действительно - стальные люди. Или нет, даже не стальные - из адарона выкованные. Это ж надо так превозносить свое опасное ремесло, чтобы даже перед лицом смерти методично застегивать последние заклепки, натягивать ремни и хладнокровно отступать в сторону, когда под ногами образуются длинные трещины! Фанатики. Других слов просто нет. И цензурных, и никаких вообще. А после того, как выяснилось, что они еще и перед нами успевают совершенно отдать честь, у меня вовсе потеплело на душе.

   Да, они фанатики... но МОИ фанатики. Есть разница?

   Блин. Какая же я все-таки жадина!

   Пробиться сквозь плотное скопление скаронов оказалось на удивление легко - они просто чуяли нас откуда-то и, даже не оборачиваясь, уходили с дороги, образуя некое подобие живого коридора, по которому мы мчались к Степи, как угорелые. Мы никого не толкнули и не стоптали по пути. Лин даже не замедлился ни разу! И у границы каменистого Плато оказался не позднее, чем через несколько минут после того, как выскочил из шатра. Хотя расстояние до него было ого-го.

   Чудесно. Итак, кого мы видим?

   Достигнув самого первого ряда торопливо выстраивающихся в шеренги воинов, я привстала в стременах и внимательно огляделась. Однако сомнений не было - дозорные не ошиблись: огни Невирона действительно погасли. Я больше не видела их, уходящих вверх бесконечными столбами дымчато-серого цвета, как в прошлый раз. Но, вместе с тем, создавалось ощущение, что господин Аро не ошибся: кажется, вся сила Пирамид, накопленная за... сколько? шесть дней жертвоприношений?.. теперь направилась вниз. В землю. И на восток. Точно в нашу сторону. Для того, чтобы пройтись по сонной Степи сплошным валом магического Зова, взбудоражить ее до основания, вздыбить земные пласты чуть ли не до самого небосвода и вынудить пригревшихся в подземелье Тварей выбраться на свободу.

   Даже я, отсюда, очень и очень издалека, чувствовала незримую вибрацию, идущую от Невирона к Тихому Плато. Она, как неслышный приказ, заставляла нежить поднимать головы, вставать со своих лежек, выходить и оборачиваться в сторону человеческой армии, пришедшей сюда с единственной целью - уничтожить их. И было в этом приказе столько властного повеления, столько беззвучного змеиного шипения, от которого кровь стыла в жилах, столько ненависти и жажды мести, что мне стало резко не по себе. Еще до того, как змеящиеся по сухой земле длинные трещины стали настолько широкими, что начали разламывать ее пополам, выпуская наружу пары густого горячего пара, едкие испарения сероводорода, а вместе с ними - долгий, хорошо узнаваемый, но пока еще очень далекий рокот зарождающегося вулкана.

   "Твари, - шепнул изнутри брат, обдав меня тревожным холодком. - Действительно Степные. Но, кажется, он разбудил их всех. До самого дна".

   Я прикусила губу, старательно отстраняясь от неприятного ощущения в животе.

   "Да, это Зов. Но у меня такое впечатление, что он поднимает здешних лишь до поры до времени".

   "Думаешь, будут и другие?" - отозвалась Тень.

   "Должны, по идее. Вероятно, это только первые ласточки. Вот только почему же я все это чувствую?"

   "Степь не твоя, - согласился Лин, застыв черной глыбой на самой границе лагеря и возбужденно раздувая широкие ноздри. - Она совсем не твоя. Я тоже не понимаю, почему тебе больно".

   "Мне пока не больно. Просто неприятно. Однако и этого не должно быть. Я даже в прошлый раз, когда Прорывы закрывала, ничего не чувствовала. А сейчас... я словно знаю, что больно ЕЙ. Издалека, очень смутно, но все же чувствую".

   "Не вздумай сходить на землю, - обеспокоенно шевельнулся "Гор". - И вообще, мы уже все посмотрели. Поехали обратно".

   Я качнула головой.

   "Подожди, - а потом наклонилась и прямо с седла зачерпнула ладонью горсть сухой земли. По пути вздрогнув, как от удара током, и тихо зашипев от боли в обожженной Знаками руке. - Черт... кажется, мне в ближайшее время вообще лучше туда не соваться. И, кажется, ни в какой Невирон мы с вами не попадем. Если Степь в ближайшее время не успокоится или в ней начнут открываться новые дыры, меня скрутит также, как на Равнине недавно. Я до нее уже сейчас не могу дотронуться - жжется. А что будет дальше?"

   "Пошли назад, - тряхнул гривой Лин и, не дожидаясь согласия, решительно повернул в обратную сторону. - Основное мы выяснили. А ждать, кого некроманты сюда пришлют, можно и в безопасном месте".

   Я только кивнула.

   На этот раз нам тем более никто не стал мешать. Скароны (уже полностью экипированные и разделенные цветом аур на четыре почти равнозначных квадрата) просто молча расступились, давая нам место проехать, а потом снова сомкнули ряды, глухо ударив краями щитов друг о друга. Нас провожали внимательными взглядами, которые, впрочем, тут же снова устремлялись в сторону пробуждающейся Степи, нам незаметно кивали, вскидывали в молчаливом приветствии оружие. Но все-таки не мешали. И сопровождали с едва уловимым облегчением в глазах, надеясь на то, что больше я не стану испытывать их бесконечное терпение, суясь на рожон, как дурная курица - на вертел.

   Братьев я увидела издалека. Даже в темноте. Узнала по ярко светящимся в ночи полукружиям своего собственного Знака. Но не того, рисованного Дарном, который красовался на каждом из шлемов, а по тем впечатавшимся в кожу отметинам, которые стали видны из Тени, как манящие маяки, не дающие промахнуться. Так, например, я хорошо видела, как сразу четыре таких маяка с нетерпением ждут меня на дальнем пригорке, возле покореженного шатра - уже верхом, уже чернее ночи и с надежно закрытыми лицами, на которых лежала печать молчания. Еще два шестилистника промелькнули где-то далеко на севере, среди редкого леса, облюбованного хвардами и миррэ. Значит, Лок и Мейр уже там. Значит, уже встали впереди своих народов... Вожаки... молодые еще, глупые, но свои, родные... молодцы. Знают, что там они сейчас нужнее, чем мне. А где-то на середине расстояния от них различными путями в нашу сторону двигались еще три безликих фигуры, украшенные тем же узнаваемым символом: Эррей, Дей и Родан. Причем, Родан явно смещается в сторону позиций Хасов. Что-то надо ему узнать или сказать своему бывшему командиру. Что ж, надеюсь господин Риандел будет рад его видеть. Что еще?

   Ах да, святоши торчат где-то правее. На приличном, надо сказать, расстоянии. Но много... их, что неприятно, здесь довольно много. Двенадцать тарров, как обещал король. Видимо, вон то бледно-серое пятно под таким же бледно-серым флагом - это они и есть. Как раз между скаронами и валлионцами.

   Тьфу.

   Но вот что мне показалось странным, так это то, что с такого расстояния ауры воинов короля выглядели каким-то... рваными. Как трепещущие на сильном ветру, выцветшие от времени знамена. Конечно, это мое новое зрение виновато, что я воспринимаю их бесцветными, да и известно мне, что Хасы и рейзеры никогда трусами не были, но все равно - впечатление от их дейри складывается пока не очень. Большинство - серые, невзрачные, явно принадлежащие обычным людям, и редко-редко где встретишь окрашенную в какой-то яркий цвет ауру мага. За исключением, пожалуй, лишь одного единственного места - вблизи основной ставки, где, видимо, именно сейчас собрались все выпускники Магистерии. И где, вполне вероятно, присутствует сам король. Говорят, вместе гораздо легче создавать заклятия и проще ими управлять. А он - маг. Причем, один из сильнейших в этом регионе. Если вообще не первый.

   Интересно, Риг тоже там?

   "Они тревожатся, - вдруг оборонил Лин, мельком покосившись в сторону валлионцев. - Причем, сильно тревожатся - я чувствую. И взволнованы не меньше".

   "Запах боли... - согласно шепнула изнутри Тень. - Ожидание боли... смерти... крика... много волнения. И много тревоги. Хотя почти нет страха".

   Гм. Значит, вот так выглядит неосознанная тревога?

   Я прищурилась.

   Надо запомнить. Вдруг еще когда придется столкнуться?

   Наконец, Лин домчал нас до заветного холма. Я, задумавшись, едва не позабыла о главном и чуть не соскочила с седла, но шейри вовремя заворчал, молча отругав за неосмотрительность, и я чуть не стукнула себя по лбу, сообразив, что делаю. А потом подняла голову и сочно выругалась. Нехорошо так. Но тихо. Потому что, как оказалось, братики снова были не одни - торчали на пару со своими Главами Кланов, моей встревоженной, хотя очень старающейся этого не показывать охраной и... черт возьми! Все еще рядом с королем и некстати появившимся господином ал-таром! Будто бы делать им больше нечего, как топтаться возле разрушенного шатра и слушать торопливые донесения несущихся отовсюду гонцов. Одного Фаэса не видно - умчался, бедняга, к своим рейзерам. Дел там сейчас по горло. Тогда как эти два павлина...

   Я скривилась, когда случайно зацепила взглядом ауры святоши и короля: поразительно светлые, едва не сливающиеся друг с другом и с едва заметной золотистой полоской по краю. Хм-м... сколько там должно быть белого в дейри господина Георса? Две трети? Три четвертых? Ха-ха. Кажется, Риг слегка преуменьшил его возможности. А может, господин Георс решил перехватить у меня эстафету под названием "у кого дейри чище?". Да и король, как я уже успела убедиться, от него ни фига не отстает.

   Ну чего им опять тут понадобилось? Ставка командования, если мне не изменяет зрение, расположена чуть левее и выше!

   - Й-ё-к-л-м-н-э, - процедила я, поняв, что все взгляды плавно обернулись в мою сторону. - Только вас тут не хватало...

   - Что там? - кратко осведомился Ас, как только мы приблизились. При этом Лин благоразумно остановился по другую руку от брата и подальше от неудобных соседей, после чего замер, как послушный конь. А я кинула по сторонам хмурый взгляд и буркнула:

   - Пока не страшно. Только вам, похоже, придется менять строй.

   - Почему?

   - Потому что... взгляни, как идут самые большие трещины, и посчитай, где именно появятся идущие за ними разломы.

   Братья дружно обежали глазами корчащуюся в судорогах Степь и так же дружно нахмурились, правильно отметив, что край изломанной земли совершенно отчетливо вытягивался узким клином, как если бы его настойчиво обтесывала чья-то невидимая рука. И это при том, что острие будущего клина так же явно направлялось в сторону нашего левого фланга.

   - И что это значит? - только и спросил Ас, устремив на меня полный подозрения взор.

   Я тяжко вздохнула.

   - Это трудно объяснить. Идея у меня есть, но малость отдающая сумасшествием... однако если я прав, то скаронов придется сдвигать вдоль всей границы. Равномерно. Так, чтобы они распределились между остальными.

   - Это неправильно, - буркнул Бер из-под глухого шлема. - Им станет труднее сражаться.

   - Знаю, брат. Потому и говорю, что идея бредовая.

   - Но ты же не без причины ее предлагаешь, верно? - вдруг вкрадчиво осведомился господин Георс, тщетно стараясь рассмотреть меня сквозь широкую спину Аса.

   Я помрачнела.

   - Да. Я не сказал вам одной вещи, которую выяснил совершенно случайно. Просто не думал, что она будет иметь такое значение. До этого дня у меня были только догадки, но недавно я поразмыслил на эту тему, кое-что проверил и пришел к довольно любопытному выводу, о котором еще не успел сообщить.

   - К какому еще выводу? - хрипло спросил Его Величество, выступив из-за плеча священника.

   Я перехватила цепкие взгляды братиков и вздохнула еще тяжелее.

   - Дело в том, что Твари, живущие в Степи, и те, которые топчутся в Невироне... на самом деле - разные.

   - В каком смысле?! - едва не отшатнулся Ван.

   - В прямом. Это как бы разные стадии развития одного и того же вида. Необычного вида. Не принадлежащего нашему миру изначально. Вернее, Тени. Той самой Тени, которая когда-то была призвала сюда насильно, затем насильно же вскормлена и так же насильно выпихнута в новую жизнь, в которой ей, как и всякому живому существу, приходится отчаянно бороться за существование.

   - Гай! Ты чего несешь?! - окончательно изумился Бер, уставившись на меня, как на сумасшедшую. - Что за бред такой?!

   Я криво улыбнулась.

   - Поверь, я видел разницу. Я чувствовал ее. Сравнивал и думал все это время, почему случилось именно так. И я пришел только к одному разумному выводу: что Твари, будучи призванными сюда в состоянии Теней... из Пустоты призванными, как тебе известно... так вот, они на самом деле далеко не сразу могут здесь прижиться. И знаешь, почему?

   - Нет.

   - Плохо. Тогда скажи мне: чем питаются Тени в своем мире?

   - Душами, - мрачно ответил за Изумруда Гор.

   - Правильно, - кивнула я. - Но не всякими. Потому что в Тени нет светлых душ. И нет тех, кто заслужил (согласно Учению) царствия небесного. Правильно?

   Бер непонимающе нахмурился.

   - Допустим. И что с того?

   - А то, брат, что живущие в Тени создания - единственное, что там вообще есть. Ни деревьев, ни травы, ни земли, ни неба... сами прекрасно знаете: там нет ничего, кроме Пустоты и Теней. Отсюда вывод: что они там ЕДЯТ? И за счет чего существуют?

   - За счет других Теней, - вздрогнув, нашел правильный ответ Бер.

   Я кивнула.

   - Вот именно. Другая пища им не нужна. Это ведь тоже - своего рода наказание за грехи. Жить во Тьме, не видя солнечного света, но помня о том, как он прекрасен... жить в Пустоте, помня о живом, но недоступном тепле... видя перед собой только мрак... будучи вынужденным поглощать таких же Теней, как ты, только слабее... чем не ад? И чем не искупление того зла, что ты натворил при жизни? А теперь скажи мне, брат, что нужно Тени, внезапно попавшей в новый мир? В чем она нуждается? К чему привыкла? Что она в первую очередь будет искать, чтобы задержаться тут хоть на чуть-чуть? Вспомни свое прошлое и скажи: что?

   - Души, - сдавленно прошептал Бер, широко распахнув глаза от внезапного понимания.

   - Мертвые души, - снова кивнула я. - Правильно. Ту самую пищу, без которой им просто не выжить.

   Братья ошарашенно моргнули. Но они сами когда-то прошли этот путь. Сами когда-то отчаянно нуждались в подпитке. Сами были Тенями. И, кажется, только сейчас об этом вспомнили.

   - А если мертвых душ поблизости нет? - прищурившись, спросила я у них. - Если есть только живые? Они подойдут в качестве пищи?

   - Конечно, - сглотнул Гор. - Но хуже, чем мертвые.

   - Совершенно верно. Ведь еда похожая, хотя и не такая питательная. А почему так?

   - Не знаю...

   - Знаешь, - сухо возразила я. - По той простой причине, что в мертвой душе не осталось ничего чистого, честного и теплого. Потому, что в ней есть только страх. Боль от воспоминаний. Отчаяние. Горечь... все то, что есть в каждой Тени. Все то, что им приходится поглощать, умножая в себе эту скорбь и, тем самым, и живя, и страдая постоянно. Это - и жизнь, и мука для них. Однако умереть по-настоящему они не могут. Несмотря на то, что страх смерти даже после самой смерти никуда не делся... таким уж создан этот мир. Так пожелали местные боги. А теперь скажи мне, брат: если такой Тени пришлось бы выбирать, какую душу съесть, что бы она выбрала? Душу светлую, безмятежную? Или же то, что ей знакомо? То, к чему она привыкла?

   Гор только прикусил губу.

   - Она бы выбрала то, что ей ближе, - тихо закончила я, ловя на себе изумленный взгляд ал-тара. - А если бы не нашла совсем мертвую душу, то стала бы искать такую, которая была бы похожа... душу, охваченную низменными страстями. Ненавидящую. Злобную. Или же полную страха, отчаяния...

   Ас вскинул на меня отчаянно горящие глаза и тихо прошептал:

   - И боли.

   Видя, что он уже понял, я отвела взгляд.

   - Ты прав. Подобное стремится к подобному. А Тень стремится к Тени. Или к тому, что будет хотя бы напоминать чужую Тень. Она не умеет отличать душу еще живую, живущую внутри чьего-то тела, или же душу мертвую - для этого у нее нет органов чувств. Каждая Тень видит в черно-белом свете. И видит не тело, а чужую дейри. То, что в ней намешано: все наши страхи, эмоции, чувства... стремясь найти такой набор, который был бы наиболее питательным.

   - И чем больше страха, чем больше ее боятся... тем притягательнее для Тени такая душа, - прикусив губу, осознал Ван. - Тем больше она похожа на мертвую. И тем больше вероятности, что Тень ее заметит. А поскольку ЕЙ все равно, как и откуда добывать себе пищу... так как она не видит разницы между живым и мертвым... она ее просто пожирает. Вместе с телом. Хотя сама плоть Тени на самом деле не нужна!

   - Если душа чиста, ее не тронут, - так же тихо вздохнула я. - Для Теней она непривлекательна. А может, даже ядовита. Не зря же говорят, что святой человек и в аду останется незамаранным? Вот и с нежитью так же...

   Ас растеряно посмотрел на меня, на Лина, затем - на братьев.

   - И что ты хочешь этим сказать?

   - Скароны всегда отличались отменной дисциплиной, - я невесело улыбнулась. - Они с детства учатся владеть своими чувствами. Они не ведают страха. Они живут ради того, чтобы служить. Поэтому у них нет сомнений. Они не умеют предавать. И они не умеют бояться ни живых, ни мертвых... они даже со смертью готовы вежливо раскланяться в тот день, когда на собственном примере выяснят, что она сильнее. Для остальных это - недостижимый идеал, брат. Для большинства такая вера остается непонятной. Но сейчас она может сыграть нам на руку: ты сам видишь, куда тянется Степь. Видишь, что нежить уже почуяла слабину. Люди волнуются, тревожатся. Не зная будущего, они не умеют, как скароны, отдаваться на волю случая и своих Владык. Слепая вера сейчас играет скаронам на руку... как и Карающим. И нежить это чувствует. Даже издалека. Поэтому инстинктивно старается их обогнуть. Не видит их просто. Не ощущает их как еду. Для нежити они - просто живые, в которых очень мало ценных калорий: ни страха, ни сомнений, ни боли... но тогда куда они пойдут по-твоему?

   - Валлион, - тихо прошептал ал-тар, на удивление не став ни спорить, ни доказывать постулаты своей веры. - Чувствуя слабину, они ударят точно по Валлиону!

   - Я тоже так думаю, - призналась я.

   - Как ты можешь быть в этом... уверен? - хриплым шепотом спросил Эннар Второй, устремив на меня горящий взгляд. - Откуда ты знаешь?!

   - На собственном опыте, - буркнула я, и он мгновенно осекся. - Я думаю, что те Тени, которые едва-едва народились, еще довольно... дикие. Но при этом и слабые. Ими легко управлять. Ведь они еще не утратили памяти о прежнем мире. Они умеют легко переходить из одного состояния в другое. Однако при этом они не очень устойчивы и довольно забывчивы, в чем мы имели возможность убедиться. А вот по прошествии времени, побыв в этом подвешенном состоянии, как куколка, они постепенно начинают сознавать себя, взрослеть, развиваться... как и мы, кстати... как любой новый вид на планете... и только спустя энное количество дней (лет? веков?) становятся известными нам Тварями. Странной, необычной, уродливой, чужой, но все-таки жизнью. Не нежитью. Просто чуждыми нам созданиями, которые сумели приспособиться к нашим законам.

   Я снова покосилась на братьев и тихонько добавила:

   - Мне только недавно удалось это выяснить. И только недавно пришла в голову одна любопытная мысль: если Степь совершенно мертва, то как же тогда ОНИ питаются? И как смогли выжить там в ТАКОМ количестве, если нет ни зайцев, ни тушканчиков, ни рыбы, ни людей? Значит, они едят что-то другое? А что "другое", когда под боком - только люто ненавидящие их двуногие с мечами за пазухой? Которых, к тому же, так много, что им даже ходить никуда больше не нужно? Вы со мной согласны?

   Ас только сжал челюсти, пытаясь осмыслить всю глубину того, о чем я только что сказала. А потом подумал, переглянулся с остальными и... спустя всего пару минут огромная масса людей на Тихом Плато снова пришла в движение.

  

-Глава 17-

   - Ты много знаешь о Тварях, Фантом, - пристально посмотрел на меня ал-тар, когда началась массовая переброска войск. Даже Его Величество был вынужден признать, что в этом есть доля правды, и прекратил буравить меня напряженным взглядом. - Ты сумел так много выяснить за такое короткое время...

   Я удивленно приподняла брови.

   - И что с того? Разве вы готовы поверить мне на слово?

   - Они верят, - кивнул в сторону скаронов святоша. - И они готовы тебя слушать.

   - Но вы не протестуете...

   - Я, хоть и принадлежу Святой Церкви, открыт для разумных доводов и доказательств. На мой взгляд, твои доказательства и логика вполне разумны. Мне даже кажется, что ты прав... быть может, не во всем, но относительно нежити - вероятно, так и обстоят дела. Несмотря на то, что принять твои идеи и осознать их - довольно трудное занятие.

   Я чуть не крякнула от изумления и впервые за день взглянула на собеседника благосклонно.

   - Надо же... признаться, господин Георс, я ждал от вас гораздо большего... подвоха. И более активного сопротивления. То, что я вам сейчас рассказал, с точки зрения Церкви граничит с ересью.

   - Учение - это далеко не только то, что написано на бумаге, - тонко улыбнулся священник. - Веление Бога нужно слушать еще и сердцем. Его глас следует распознавать даже в устах новорожденного младенца. ОН повсюду. И Он всегда подсказывает нам пути для наилучших решений. К тому же, мы довольно долго наблюдаем за созданиями мрака. Некоторые странности в их поведении тоже успели заметить. Твоим словам они не противоречат. Поэтому на данный момент у меня нет весомых аргументов, чтобы опровергнуть твои предположения.

   Я озадачилась еще больше.

   - То есть, поддерживаете меня?

   - Верно, - кротко отозвался ал-тар.

   - И Святая Церковь не имеет ко мне никаких претензий?

   - Сейчас - нет, - еще тоньше улыбнулся он. - Однако я надеюсь, что мы сумеем с тобой пообщаться в иной обстановке. И сможем решить возникшие разногласия.

   Странно. Ал-тар был, пожалуй, единственным человеком в команде валлионцев, от которого я ждала активного сопротивления, возражений и откровенного саботажа. Горана, слава богу, поставить на место удалось довольно быстро. Но ал-тар - не Горан. Он гораздо умнее и проницательнее. В драку и на рожон, разумеется, не полезет. И словами он умеет играть не в пример лучше, чем бравый Орденец, старательно подражающий лысой башкой своему великому кумиру. Так что я уже всю голову сломала, ища весомые аргументы, чтобы убедить его в своей правоте. А получается, его и убеждать ни в чем больше не надо? САМ все услышал и понял?

   С ума сойти.

   Недоверчиво оглядев белую хламиду священника и встретив его снисходительный взгляд, я мысленно развела руками.

   - Честно говоря, вы меня поразили до невозможности, господин Георс.

   - Честно говоря, взаимно, - хмыкнул он в ответ, и я, наконец, ощутила, как уходит в отношении него прежняя настороженность. Блин. Вот бы у нас были священники с такой гибкой психикой. Никакого лишнего фанатизма, никаких перегибов. Очень грамотный, образованный и умный человек, умеющий даже под теософию подвести какую-никакую, а логическую базу. И правда - надо будет потом пообщаться с ним поближе. Глядишь, сама поумнею.

   Гм.

   - Кстати, мне нравится твой фэйр, - вдруг отметил священник, кивнув на Лина.

   Шейри немедленно насупился, а я затаенно улыбнулась.

   - Это не фэйр, Ваше Высокопреосвященство. Это - мой хороший друг.

   - Неужели?

   - Да. Самый верный друг, не способный на предательство.

   Ал-тар с сомнением оглядел крупного жеребца с желтыми демоническими глазами и странно нахмурился.

   - Ты считаешь его верным?

   - Безусловно, - кивнула я, погладив демона по холке, чтобы не зашипел вслух. - Он мне в наследство достался. От тетушки. И с тех пор мы не расстаемся.

   - Вот как... - почему-то задумался священник, тогда как Лин поспешил отойти в сторону и недовольно фыркнуть.

   "Он мне не нравится. Зачем ты с ним откровенничаешь?"

   "Я ничего важного не сказала, - удивилась я. - Лин, ты чего?"

   "Он мне не нравится, - твердо повторил демон. - От него пахнет чем-то... нехорошим".

   "Силой Аллара он пахнет. Вот тебе и неприятно".

   "Вот и пусть он побудет от нас подальше!"

   Я только вздохнула, никак ни ожидая от друга такого упрямства, но переубеждать его не стала. Как можно убедить создание Айда, что служитель Аллара пахнет нормально? И как убедить в том, что один из них другому не враг? Ну, по крайней мере, в данный момент времени?

   Вот именно. Поэтому я замолчала, отвернулась и уставилась на сравнительно недалекую Степь, с которой продолжали происходить нехорошие метаморфозы. И которую все отчетливее разрывала изнутри непонятная сила. Причем сразу во множестве мест. Очень грубо. С почти осязаемым криком надорванных холмов и неумолчным грохотом обваливающихся каменных глыб.

   От этого грохота нас почти постоянно потряхивало. От прокатывающегося по подземельям гула невольно становилось неуютно. От Степи в сторону Плато то и дело долетали целые облака песочного дыма, подкрепленные крепким запахом серы, но люди стояли, как влитые. Уже перемешавшиеся между собой, блистающие перед внутренним взором равномерными серо-сине-красно-зелеными сполохами. Поразительно спокойные, уверенные в себе и больше не излучающие сомнительных эманаций, способных привлечь внимание нежити.

   Не знаю - то ли это присутствие скаронов так благотворно подействовало, то ли Его Величество применил какую-то особую магию, то ли священнослужители помогли справиться с тревогой, однако довольно быстро смутное волнение в войсках улеглось, а затем и совсем исчезло. От былой неуверенности не осталось и следа. Люди стояли ровно, дышали спокойно и лишь изредка переступали с ноги на ногу, когда подземные толчки становились особенно сильными.

   Заметив, что впереди начало что-то постепенно меняться, я подобралась и сузила глаза. Источаемый братом холодок по-прежнему помогал держать чувства в узде. Страха не было. Совсем. Волнения я тоже никакого не ощущала, хотя зрелище медленно выбирающихся из-под земли Тварей было способно напугать кого угодно.

   Как я и предполагала, их было не просто много, а ОЧЕНЬ много. Сотни тысяч... миллионы... десятки миллионов... и с каждым мгновением все больше и больше. Такое впечатление, что некроманты подняли всех, кто только был в огромной Степи. Всех, кто смог услышать их Зов. Всех, кто откликнулся. Всех, кто был голоден. И просто всех. Без исключения.

   От их жестких, закованных в хитиновые панцири тел Степь в считанные мгновения покрылась сплошным черным налетом. Она разом ожила, встрепенулась, зашлась в тихом, безнадежном крике, когда миллионы лап в едином порыве вспороли ее твердую землю. Она застонала в последний раз и затихла, смирившись с неизбежным, а потом горько, безнадежно заплакала, не в силах ни остановить рождение этого чудовищного зверя, ни задержать его, ни просто успокоить.

   Поднявшиеся на ноги Твари глухо урчали, рыская голодными глазами по пустой земле. Недовольно порыкивали, старательно принюхивались и жадно озирались в поисках добычи. Голодные, слегка растерянные и очень недобро настроенные к чужакам. А потом, наконец, заметили молчаливый людской строй, ждущий их с копьями наперевес. Увидели приглушенный в ночи блеск адароновых кольчуг, неяркие блики на остроконечных шлемах, матово-серые лица тех, кто пришел сюда за смертью. Наконец, неестественно ровные ауры, равномерно раскрашенные в радужные тона; спокойные взгляды, в которых почти не было ненависти... и недовольно заворчали. Заколебались. А потом едва не попятились, не желая связываться с непонятными чужаками. Едва не нырнули обратно в свои берлоги - досыпать, как не вовремя потревоженные звери. После чего разочарованно засопели, недовольно отвернули чуткие носы и...

   Я даже дыхание затаила, с надеждой уставившись в темноту.

   Ну же... я ведь знаю, что мы вам не нужны. Знаю, что в наших аурах вы не видите страха. Здесь нет тех, кто вам нужен. Нет пустых душ и нет тех, кто ненавидит вас без памяти. Здесь только живые, а не мертвые. Живые и сильные духом, чьи эмоции вам неприятны. Никакой вкусной пищи, которую вам сегодня наобещали. Никаких Теней, сладкой добычи и просто обычной, привычной для вас еды. Здесь только люди - преданные, уверенные в себе и во мне люди. Только воины, которым привычно смотреть в ваши голодные глаза. Так давайте же... смотрите глубже... и поймите, что мы уже не враги! Или зря я по вашим подземельям лазала? Зря эксперименты на себе ставила? Зря полдня сегодня голову ломала или просто так просила братиков рассредоточить невозмутимых скаронов вдоль всей линии фронта?

   Я напряглась, подавшись вперед всем телом.

   А нежить, оглядев молчаливое людское море, действительно забеспокоилась. Она растерялась, замешкалась. Не видя признаков страха, заволновалась еще сильнее. Она даже начала ощутимо пятиться, полностью подтверждая мою теорию...

   Но следом за этим над Степью пронесся холодный ветер угрозы, и у Тварей снова вспыхнули багровыми огнями глаза, а когти с новой силой вспороли несчастную землю. Так, как если бы вместе с ветром к ним пришел откуда-то четкий приказ, и чья-то невидимая воля вдруг навесила на их шеи тугие ошейники. Заставила остановиться. Развернула снова на восток. Показала врага. Недвусмысленно надавила, демонстрируя силу, и властно спустила с поводка, позволяя лавине взбешенных дикарей сорваться с привязи, как обезумевшим псам.

   - Твою мать... - тихо охнула я, когда первые ряды нежити неохотно, но все-таки сделали шаг в нашу сторону.

   "Невирон держит их слишком крепко, - сухо заметил Лин, неестественно спокойно изучая сдвинувшуюся с места лавину. - Там находится их Хозяин. Поэтому ты не сможешь их больше отвлечь. И не сумеешь использовать свою уловку - амулет для этого слишком слаб".

   - Проклятье...

   Я на мгновение прикрыла глаза, машинально подсчитывая, сколько людей останется в живых после этой первой атаки. И сколько из них сумеют вернуться домой, если нам удастся одолеть такую прорву изголодавшихся Тварей. Да, я честно попыталась воспользоваться полученными мною знаниями. Я попыталась спрятать самых неуверенных наших союзников за стальной броней бесстрастности скаронов и святош. Я даже добилась того, чтобы мне поверили, послушали, вняли. И к чему это привело? Какая-то сволочь одним движением бровей взяла и все испортила. Ведь Твари видели: нам нечего с ними делить. Мы для них сейчас - не пища. Просто чужаки, невесть зачем явившиеся на порог их нового дома. Вставать на нашем пути - неразумно. Выступить против такого количества смертных - чистой воды самоубийство, и они это хорошо понимали. Более того, даже согласились уступить нам Степь на эту ночь...

   Но потом пришел Зов, и все сразу изменилось. Потом от Пирамид донесся какой-то звук, и они как с цепи сорвались. Их глаза снова стали пустыми и безжизненными, а в душах... если, конечно, там хоть что-то было... не стало больше ничего, кроме холода, голода и вечной Пустоты.

   Черт!

   Я так надеялась, что вдали от Невирона этого не случиться! Думала, что с такого расстояния сумею отделить ИХ от НЕГО! Сумею обвести его вокруг пальца, разорву эту связь. Испорчу хотя бы ее, раз уж у меня не вышло развалить Пирамиды по камешку. Однако мой таинственный враг как-то смог досюда дотянуться. Через всю Степь, будто откуда-то понял, что именно я задумала. Будто шел за мной по пятам, незаметно следил за каждым моим шагом, а потом подобрался каким-то образом вплотную, увидел, что происходит, и тут же испоганил мне все планы.

   Ведь если бы только я смогла... если бы только я сумела их разобщить... если бы умудрилась отделить Тварей от их Хозяина... все было бы по-другому. Я смогла бы их остановить. Сумела бы уговорила вернуться в свои норы. Мы спокойно прошли бы поверху, обогнули все ямы, провали и овраги. Спокойно подошли бы к подножию гор, а уже там маги смогли бы нейтрализовать действие того купола и заново открыть проход... я даже братьям об этом не говорила, чтобы они не сочли меня ненормальной! Только Лин знал! И Тень!

   А теперь все полетело в тартарары. Теперь мне надо срочно придумывать что-то новое, чтобы не отягощать свою совесть тысячами убитых и искалеченных судеб. И чтобы не просыпаться по ночам с новыми криками при виде тех кошмаров, которые станут мучить меня после этой бойни.

   - Проклятье...

   - Держать строй, - нечеловечески спокойным голосом сказал Ас, чуть прикрывая глаза и мысленно отыскивая своих Алых посреди огромного человеческого моря. - Держать до последнего. Максимум усилий - в центр. Прикройте Валлион. Дайте сигнал в горы. Аро...

   Дальше я не стала прислушиваться - хотелось задрать голову к небесам и громко взвыть, словно раненая волчица.

   Я не смогла!!! Я не сумела его обмануть! Я не справилась! И... черт возьми... как же мне от этого понимания хреново!

   "Успокойся, Гайдэ, - все так же ровно посоветовал Лин, неотрывно следя за приближением Тварей. - Ты больше ничего не можешь сделать".

   "Успокоиться? - горько ответила я, с трудом заставляя себя поднять голову и взглянуть на стремительно чернеющее пространство перед первыми рядами воинов. - Лин, да их сейчас просто сомнут! При таком напоре даже скароны не устоят, хотя бы ты обвешал их адароном с головы до ног! Лоб в лоб... на такой скорости... это хуже, чем танк на пути мчащегося на всех парах локомотива! От тех, кто стоит в первых шеренгах останутся одни куски! А это - тысячи! ТЫСЯЧИ людей!"

   "Ты можешь это изменить?"

   "Нет", - убито прошептала я.

   "Тогда не думай. Они знали, на что шли. А твое время еще придет".

   "А когда оно придет?! - я чуть не до крови прикусила губу. - Когда тут будут горы трупов? Когда вышедшая из них энергия смерти шарахнет по мне своей отдачей? Когда, Лин? И что я могу сделать, если у меня больше нет никаких идей?!"

   Услышав о смерти, Лин содрогнулся всем телом.

   О да, конечно же, он не подумал, что я не просто так паникую. И не просто так столько времени изыскивала способ, как добраться до Невирона, не потеряв почти никого из своих. Но я-то хорошо помню, что такое энергия смерти. Его Величество не дал мне об этом забыть. И я хорошо знаю, что раньше она меня не касалась лишь потому, что рядом со мной никто, кроме Тварей, НЕ УМИРАЛ. Мы всегда справлялись. Всегда выживали. Никто из моих спутников еще не отправился кормить Тень своей необычной дейри. Рядом со мной даже Ас с братьями стали почти живыми! Все они!! ВСЕ! Но это ведь и есть свойство Ишты - дарить жизнь и преумножать ее.

   А что будет, если эта жизнь вдруг откуда-то иссякнет?

   Я ведь не зря некоторое время назад отказалась от мяса. Не зря так резко изменила свои пищевые пристрастия. Мысль о смерти доставляет мне почти физическое неудобство. Мысль о том, что на моей Равнине все равно день за днем кто-то умирает, отнюдь не приносит покоя. Да, я знаю, что это - лишь круговорот душ, и что умирание так же неизбежно, как новое рождение. Но мысли - одно. А то, что я чувствую при этом - совсем другое. И пусть я могу многое стерпеть, точно зная, что мои соседи с удовольствием поедают свежезажаренную курицу, пусть я могу спокойно принять тот факт, что где-то в деревне молодой мясник хладнокровно режет на продажу корову... это не избавляет меня от печали по поводу данного события. Не боли, не отчаяния - просто печали. Лишь потому, что я - Ишта. И потому, что мне назначено оберегать всякую жизнь.

   Вот только здесь жизни больше не будет. Здесь очень скоро разверзнется настоящий ад. И даже та жизнь, что еще упруго билась в молодых сердцах наших воинов, скоро угаснет. Ведь если я даже погибшую Степь научилась каким-то чудом ощущать... то что со мной станет, когда на этом огромном кладбище полягут многие тысячи?

   "Гайдэ... - в ужасе обернулся Лин, внезапно сообразив, о чем я ему толкую. - Боже!!! Ты... тебе надо СРОЧНО отсюда уходить!!!"

   "Куда? - с тоской спросила я, безнадежно оглядываясь в поисках выхода. - Обратно на Землю? В другую Вселенную? На другой конец соседней Галактики?"

   "Бежим... бежим, Гайдэ! Я тебя увезу!! Я смогу! Я быстро!!!"

   Я прикусила губу, видя, что до первых воинов Тварям осталось бежать совсем немного. И уже начиная различать среди них молодых кахгаров, поджарых хартаров, быстроногих тикс, юрких фанр, подвижных и проворных стокк... боже, как же их здесь много... и все, как один, бегут лишь потому, что им приказано...

   На этой неожиданной мысли я вдруг споткнулась.

   Резко вскинула голову, рассматривая что-то очень глубоко в тени.

   Затем чуть не подпрыгнула в седле, ошарашено замерла и, наконец, с тихим свистом выпустила воздух сквозь плотно сомкнутые губы.

   "Хозяин..."

   "Что?" - снова вздрогнул демон, услышав мой свистящий шепот.

   "Хозяин, Лин... мы с тобой МОЖЕМ ДОБРАТЬСЯ ДО НЕГО!"

   "Нет... Гайдэ, нет! Даже не думай!"

   Я хищно сузила глаза.

   "Он отдал им приказ. Я знаю - только он. Их Хозяин. Повелитель. Тот, кого они НЕ МОГУТ ослушаться. Тот, из-за кого они проигнорировали голос разума. И если мы с тобой нашинкуем его в капусту ДО ТОГО, как скароны столкнутся с нежитью..."

   У Лина чуть не поседела грива.

   "Господи, Гайдэ, ты сошла с ума! Ты хоть думаешь, о чем говоришь?! Хочешь связаться с Темным магом?!!"

   "А разве это хуже, чем сдохнуть, извиваясь от боли и сходя с ума от криков тех, кто умирает внизу?! - рыкнула я, решительно вонзив пятки в его бока. - Теням до него не добраться - у них совсем другая весовая категория! Никто из валлионцев тоже не полезет на рожон - для этого они больно умные и осторожные. Так что по-любому это - моя работа. Никто, кроме нас с тобой, ее не сделает. Но искать его потом или идти по трупам через все поле я не смогу. Так что давай сейчас, Лин? Давай, мы сможем! У меня четыре Знака, а у него только один! Он уверен в победе! Он не знает, кто мы! Он не ждет от нас такой наглости! Давай!! Давай надерем ему задницу!!!"

   "Я слышу... Хозяйка..." - странно содрогнулся мой персональный демон.

   Я свирепо выдохнула и вдруг ощутила, как настойчиво ткнулся в кожу висящий на шее, заметно нагревшийся амулет. Тот самый, из Храма, о котором я чуть было не позабыла и который сам напомнил о себе настойчивым покалыванием и уже ощутимым жжением.

   "Вперед, Лин! - рявкнула я, ухватившись за кожаный шнурок и даже сквозь ткань чувствуя, как радостно полыхнул от моей злости подарок Темного бога. Ха. Кажется, зря мы посчитали его слабым для такого грандиозного дела. - Найди его для меня! "

   "Как прикажешь..." - тяжело вздохнул демон и, низко присев, вдруг сиганул вниз, мгновенно оказавшись у подножия холма.

   - Гай!! - ахнули сзади сразу несколько испуганных голосов. - Стой!!!..

   - Я недолго, - зло прищурилась я, даже не обернувшись. - Честное слово, недолго. Сейчас только кое-кого найду, поздороваюсь и сразу назад.

   - Остановись!!!..

   - Не смей!!!..

   - Гайдэ!!!..

   Черт. Да сколько ж можно напоминать?

   - Вперед, Лин, - сухо велела я, так и не выяснив, кто там так обнаглел, что рискнул назвать меня по имени. - Быстрее. Мы должны успеть туда раньше Тварей.

   Демон хрипло зарычал и рванул с места так, что я едва успела пригнуться. Ветер мгновенно дернул за волосы, больно стегнул по щекам, оглушительно засвистел над самым ухом и едва не вызвал болезненный стон. Но я удержалась. Каким-то чудом усидела на его спине. А потом Лин опомнился, обхватил меня выросшими прямо на бегу отростками, крепко притянул и привычно зафиксировал, как перед полетом.

   Мы ураганом промчались по уже известному маршруту. Но на этот раз так быстро, что даже скароны не успели среагировать. Лин умел двигаться быстрее любой Твари. Он был силен. Проворен. Он набрал за последнее время такую форму, что сейчас, пожалуй, посоревновался бы даже с Уром. Неудивительно, что в считанные секунды холм и братики остались далеко позади. Неудивительно, что я не слышала ничего, кроме свиста в ушах, приглушенного бурчания "Гора" в голове и грохота копыт, сливающегося в какой-то бешеный галоп. Потом мимо нас промелькнули удивленные лица, потом Лин два раза был вынужден прыгнуть, чтобы преодолеть плотный строй вооруженных до зубов людей. Потом кто-то из них догадался пригнуться, чтобы не лишиться шлема... вместе с головой... а потом мы вихрем вырвались на свободу. Потом нас неудержимо повлекло навстречу льющейся сверху бесконечной черной реки из множества лап, когтей, зубов и оскаленных пастей. После чего я сжала челюсти, выхватила из-под ворота рубахи нехорошо засветившийся амулет и, стиснув в кулаке разгорающуюся с каждым прыжком багряную звезду, чьим-то чужим, неестественно тихим, но проникающим до мозга костей голосом сказала:

   - С-с-стоять...

   И передние ряды Тварей, вдруг почувствовав что-то, странно дрогнули.

   - Стоять... это не ваша земля...

   И они начали замедлять бег.

   - Стоять... это приказ...

   Мой исказившийся голос, на пару с внезапно проснувшимся гневом, тяжелым покрывалом накрыл все Тихое Плато, заставив нежить резко затормозить, завороженно уставившись на багровое солнце на моей груди, а ряды смертных, напротив - испуганно отшатнуться.

   Но это было хорошо.

   Вернее, это было очень и очень хорошо. Раз уж Твари не могут без Хозяина, раз уж они признали меня в прошлый раз, то почему бы не сделать это повторно? Тем более что эффект был отличным. Чуть ли не лучше, чем с Хранителями. Видимо, непростой амулетик Лин для меня раздобыл. Очень непростой. И очень сильный. А от моей крови он стал, вероятно, еще сильнее. Потому что с каждым мгновением разгорался все ярче, становился злее, с каждым мигом его сияние приковывало к себе внимание все большего количества Тварей. И вот они замедляются, активно тормозят, старательно царапают когтями землю, упираются, пытаясь сдержать напор тех, кто поджимает со спины. И смотрят, смотрят, смотрят... как завороженные смотрят на знак моей власти над ними и никак не могут отвести глаза.

   Такие же красные, как амулет, который светится, подобно глазу их мертвого бога, у меня на груди.

   - СТОЯТЬ! - властно повторила я, позволив Лину подняться на дыбы, чтобы они лучше видели. - Всем стоять! Это - моя земля!

   Невесть откуда взявшееся эхо ударило по Плато с такой силой, что даже меня едва не приплющило. Заволновавшееся войско за моей спиной с тихим ропотом попятилось. А вот Твари беспокойно заметались, закачались, как под мощным акустическим ударом. После чего вдруг застыли, словно каменные, уставились на нас все разом, жутковато приоткрыли смрадные пасти и перестали дышать. Как будто услышав глас с небес. Или узрев какую-то редкую истину, которой никогда раньше не знали.

   От прикосновения амулета левую ладонь обожгло как огнем. Но переложить его в правую я не рискнула - Эриол мог понадобиться в любой момент. Так что раз цапнула левой, значит, и будет левая, пока я не уверюсь, что амулет подчинил себе ВСЕХ Тварей Степи и без моего желания никуда больше не выпустит.

   И сейчас мне было наплевать, что обо мне подумают люди. Плевать, что кожа уже горит, а Лин подо мной как-то странно застыл. И плевать даже на то, что сзади могут плохо подумать на мой счет растерявшиеся от такого поворота событий святоши. И на то, какие мысли сейчас крутятся по моему поводу в их фанатичных, крепко сдвинутых на вере мозгах.

   Плевать.

   Да. Сейчас мне на все плевать. Кроме того, что я могу сохранить около миллиона жизней. Причем, как с одной, так и с другой стороны. Если уж я Степь чувствую, хотя она мне не принадлежит, если ее обитателей уже условно можно назвать живыми... нет. Не хочу я проверять, насколько они в действительности соответствуют этому термину. Достаточно и того, что я, кажется, заметила осторожно выбирающегося из чудовищной массы нежити знакомого кахгара. И того, что следом за ним вся остальная часть Тварей начала осторожно, медленно и очень постепенно, опускаться на землю в жесте подчинения и покорности.

   У-уф.

   Неужели получилось?!

   Привстав в стременах и пристально оглядев толкающихся буквально в паре десятков шагов Тварей, не успевших добежать до валлионцев каких-то пары сотен метров, я сузила глаза еще больше, но признаков угрозы с их стороны больше не нашла, и лишь после этого удовлетворенно кивнула.

   - Вот так. Теперь без приказа вы и шагу не сделаете...

   - Рано радуешься, - вдруг прошипели мне из темноты, и среди моря нежити произошло какое-то волнение. - Они тебе не принадлежат. Слишком высоко замахнулся, сопляк!

   После чего на свободное пространство вышел огромный, почти в два раза крупнее обычной Высшей Твари хартар, а сидящий на его спине человек с кривой усмешкой повторил:

   - Рано радуешься, дурачок.

   Я подобралась, чувствуя себя верхом на Лине, как букашка против великана.

   - Ты кто такой?

   - А ты не понял? - негромко рассмеялся незнакомец. И его голос разнесся по Плато таким же зловещим эхом, как мой недавно. - Я - твой враг, Ишта. Я - Темный. Наконец-то, мы встретились лицом к лицу.

  

-Глава 18-

   Что странно, от такого известия я почему-то не ощутила ни особого удивления, ни испуга, ни благоговейного трепета. Ну, враг и враг. Ну, маг. Ну, Темный. И что дальше? Гордиться собой будешь до пенсии? Медаль тебе, что ли, дать? Может, по головке погладить и сказать, какой ты хороший мальчик, что вышел со мной в песочнице поиграть?

   Я окинула долгим взором одетого в стандартный черный балахон типа и пожала плечами. Да, вижу, что маг - пылающая багровыми угольями аура с отчетливой треугольной дырой напротив левого виска не даст ошибиться. Действительно, Темный маг. И довольно сильный - дыра глубокая и сильно походит на след от шальной пули... стонадцатого, так, калибра, которым какая-то добрая душа сочно засветила ему в башку.

   Ну, карму ты себе, приятель, надолго этим испортил. Потоки сил из тебя тоже бьют фонтаном. Тварь под тобой - уже и не Тварь вовсе, а, кажется, самый настоящий демон... причем, не худенький такой... мордатый, сытый, аж из ушей самодовольство плещется. А мышцы на спине бугрятся такие, что мне стало бы страшно, если бы не было по барабану. Вот и Лин что-то тревожно присел на задние ноги и едва не попятился.

   Щас ему шпоры дам, чтобы не дрейфил.

   Итак. О маге... ну, что еще сказать? С виду он довольно молод. Вернее, совсем точно я не скажу - зрение сейчас не то, да и темно... впрочем, густые темные волосы, смутно похожие на лихие кудри Мейра, определенно тут в моде. Овал лица правильный. Можно даже сказать, благородный. Подбородок небольшой, узкий, как у скаронов. Лоб высокий, аристократичный. А вот глазки подкачали - глубоко посаженные, бездонные, пылающие сейчас точно так же, как глаза его ручного демона. Или же глаза Тварей, собравшихся за его спиной в поисках защиты и понимания.

   Хорошо, что он черно-белый: я не буду по нему скучать

   - И что дальше? - негромко уронила я, закончив, наконец, с разглядыванием.

   Незнакомец странно усмехнулся.

   - Ничего особенного. Ты просто умрешь. А твои Знаки достанутся мне.

   - Жирно гадить будешь, - скучным голосом отозвалась я, охотно поддаваясь невесть откуда взявшемуся пофигизму и просто ошеломительному равнодушию к собственной участи. Кажется, Тень на меня плохо влияет. - Другие варианты есть?

   - Нет.

   - Очень жаль. Тогда щас мы тебя по-быстрому шлепнем и пойдем домой - досыпать. А то ночка скоро, мне баиньки надо. У меня мама знаешь, какая строгая? Чуть засиделся за телеком, сразу подзатыльником награждает. А рука у нее тяже-е-елая...

   У некроманта забавно вытянулось лицо.

   - Эй! Ты что, больной?!

   - Ага, - вяло зевнула я. - На всю голову. Совсем как ты. Кстати, зверушек-то отпусти - они устали, нервничают: пока еще мы что-нибудь решим... чего им лапки зря топтать? Пусть идут по домам, родимые. Пусть тоже спят. Не то от бессонницы можно стать нервным и раздражительным. А ученые доказали, что все болезни от нервов, так что не дай им помереть от стресса - отпусти. Отпусти, говорю, жмот, а то покусаем.

   Вот теперь на меня уставились, кажется, все, кто только мог. Включая самих Тварей, обалдевшего до полного не могу некроманта и даже собственного демона, у которого глаза округлились, как два золотых блюдца.

   "Гайдэ?! - растеряно пролепетал он, не понимая, что со мной такое творится. - Гайдэ ты зачем его дразнишь?! Ты в своем уме или как?!"

   "Приготовься, Лин, - совершенно нормальным голосом велела я. - Думаю, скоро нам придется шустро отсюда улетать".

   "Гайдэ?!"

   "Ты что, не видишь? Он пытается навести на меня какое-то заклятие - вон, как глазки потемнели. Да и кожу мне что-то пощипывать стало. Кажется, Дабараэ можно использовать даже так, не шевелясь и не открывая рта. Но пусть-ка товарищ думает, что ему удалось меня зацепить. Неправильно, но удалось. И пусть он подольше не узнает, что мой амулетик далеко не так прост, как кажется. Понял?"

   "Да!" - с радостным удивлением отозвался демон и осторожно попятился от хартара. А тот неожиданно заметил, что возле его морды топчутся две слабые букашки. Лениво наклонил голову, задумчиво оглядел сперва меня, потом - аккуратно отступающего Лина. Но вдруг как-то нехорошо сузил багровые глаза со змеиными вертикальными зрачками и шумно выдохнул:

   - ТЫ?!..

   Твою мать! Оно еще и разговаривает?!

   От неожиданности я вздрогнула и чуть не испугалась того, что со мной уже готовы за руку здороваться чужие демоны. А он же демон, правда? За хартарами способностей к человеческой речи как-то раньше не замечалось... вроде бы. Но надо же, как я прославилась в определенных кругах. И когда только успела?

   Гм.

   Однако "хартар", как вскоре выяснилось, смотрел вовсе не меня. Зря я переживала. Он почему-то пристально изучал беспокойно заерзавшего Лина, будто старого знакомого, которого никак не ожидал тут встретить. Знаете, бывает иногда, что знаешь-знаешь человека, думаешь, что тебе все о нем известно - вроде как приличный, общительный, пиво вместе пили, по девкам ходили... ну, у кого что. А потом вы на какое-то время расстались. Давно не виделись. И вдруг ты встречаешь его страшно опустившимся бомжом, который просит милостыню у входа в метро.

   Так и демон смотрел на моего друга. Так и у него постепенно расширялись глаза, а пасть растеряно разинулась, вывалив наружу раздвоенный змеиный язык, которыми настоящие хартары никогда не обладали. После чего и голос снова прорезался - хриплый, неверящий, полный искреннего недоумения.

   - ЛИНКХАРД?!! ТЫ?!!

   Лин как стоял, так и присел на задние ноги, едва меня не уронив. Хорошо, "ремни безопасности" не расстегнулись, иначе хряпнулась бы я на виду у всего честного народа прямо в лужу. Причем, в буквальном смысле слова.

   Правда, магу были до лампочки мои трудности. Он как раззявил варежку, так до сих пор и не мог ее толком закрыть. А его демон до сих пор ошалело тряс головой, неверяще изучая моего маленького, скромного и очень растерянного друга.

   - ТЫ?! ЗДЕСЬ?!! ВМЕСТЕ С ИШТОЙ?!!

   Я даже подумала грешным делом, что чужой демон сейчас задохнется от возмущения. С некоторой опаской уставилась на его задрожавшие бока. Чуть было не понадеялась, что лопнет от возмущения, но оказалось, что он совсем не злится. И даже не огорчается. А просто нагло ржет, уже не стесняясь присутствия хозяина и сторонних наблюдателей.

   - ВОТ УЖ НЕ ОЖИДАЛ... ХА-ХА... ЛИНКХАРД... ЗДЕСЬ... ПОД СЕДЛОМ У... ОХ, ЧТО БЫ СКАЗАЛ ПОВЕЛИТЕЛЬ?! ПОДУМАТЬ ТОЛЬКО - ЭТОТ МЕЛКИЙ ПРЕДАТЕЛЬ И ВДРУГ - С ИШТОЙ?!..

   Смех у него оказался неприятным - режущим слух, лязгающим, как неисправный капкан, а временами еще и булькающим, как пузыри в горле у утопленника.

   - Дангор, ты чего? - с изрядным удивлением покосился на разъехавшуюся в жутковатой гримасе морду "хартара".

   - Х-хозяин... - задыхаясь от рвущегося наружу смеха, демон чуть не упал на брюхо. - Х-хозяин... ты только на него посмотри!! Этот дрянной мерзавец... эта несносная продажная тварь уже второй раз... и такой финт... выделывает! Сперва одного предал... потом второго... его почти уничтожили... распылили в Пустоте, а он все равно живой! Вот уж действительно - трус везде выживет!!..

   "Лин, о чем это он?" - насторожилась я.

   "Я... я... я не помню, - растеряно попятился от демона мой шейри. - Я откуда-то знаю его голос... что-то смутно... но больше ничего... совсем..."

   "Он мог знать тебя, когда ты был обычным демоном?"

   "Да... наверное... прости, я не помню!"

   - Ли-и-инкхард, - все еще смеясь, демон посмотрел на сжавшегося Лина совсем ласково и почти снисходительно. - Бывший крылатый... предатель, трус и перебежчик, которого снова возвысили и решили дать второй шанс. Ах ты, мелкий гаденыш... тварь паскудная... я думал, больше тебя не увижу. Думал, Повелитель наказал тебя, как положено. А ты все-таки выбрался. Обманул Воронку. Прикинулся мелким бесом. Спрятался за чужим Знаком и решил, что никто не узнает... ох, мало тебе крылья ломали. Мало на куски Высшие рвали. Мало Повелитель тебя пытал... ох, мало. Но ничего. Я закончу то, что начал он, и уничтожу тебя окончательно. Чтобы память о тебя стерлась и на небе, и под землей. И чтобы твое поганое имя больше не звучало на устах даже у смертных.

   Маг странно хмыкнул на эту эмоциональную тираду.

   - Я вижу, вы хорошо знакомы, Дангор.

   - Еще бы, - с удовольствием прорычал демон. - Это он был когда-то низвергнут до самого Подземелья. Он предал сперва одного своего Повелителя, а потом упал на колени перед другим. Он после этого даже изменился. Ему после такого предательства даже поверили. Позволили поднялся так высоко, что немногие удостаивались этой чести. Но когда надо было шагнуть выше, он струсил. Отказался. Отвернулся от тех, кто его принял. Предал Повелителя. И был низвергнут во второй раз. Уже не просто ВНИЗ, а дальше, в саму Тень. И я когда-то думал, что это уже навсегда... ох, как я его ненавидел тогда... ух, как хотел сделать это сам... ты ведь не помнишь меня, тварь, правда? Ничего не помнишь из своего прошлого? Но это не страшно: я верну тебе память. И снова покажу тебе, кто такой Высший Дангор!

   А вот это уже плохо, - нахмурилась я. - Насчет Высшего демона мы не договаривались. Знала я, конечно, что они разные и по рангу, и по силе, но настолько четкой аналогии с нежитью раньше как-то не прослеживала. Хотя о чем это я? У меня что, много знакомых демонов имеется?

   А насчет Лина... да пусть что угодно лепит. Кем хочешь обзывает - мне все равно, кем он был раньше и как давно утратил свое настоящее "я". Понятия не имею, кого он там предал, но явно не Аллара Лучезарного, раз об этом трындит какой-то неумытый крокодил-переросток. А раз так, то и пес с ним. Айд мне не сват, не брат и вообще, я с ним дел не имела и иметь не собираюсь. Так что, может, и к лучшему, что Лин отказался быть его правой рукой или кем там его хотели сделать. Но что хорошо, так это то, что, наконец, начинает хоть что-то вырисовываться касательно его странностей.

   Вот только как бы он у меня не загрустил по данному поводу. И как бы не наделал глупостей.

   "Не бойся, Лин, - как можно тверже сказала я, одновременно касаясь рукой напряженной, покрывшейся холодным потом кожи шейри. - Мне все равно, кем ты был и что сделал, что тебя наказали даже в Подземелье. Я знаю, каким ты стал, и знаю, кто ты есть теперь".

   "Кто?" - убитым голосом прошептал мой несчастный демон.

   "Ты - мой Хранитель. Последний или, правильнее сказать, самый первый. И самый важный, что автоматически делает бессмысленными все твои прошлые грехи".

   Под тяжелым пронизывающим взглядом Высшего демона Лин задрожал всем телом, словно на него давила чья-то незримая воля. Могучая, неодолимая, заставляющая опускать голову к земле и шататься на подгибающихся от слабости ногах.

   "Гайдэ... но я же демон. Старший. И когда-то должен был стать Высшим, как Дангор. Но не смог. Не хватило сил. И жестокости, наверное?"

   "А мне плевать, - отрезала я. - Ты - мой, и точка. Ангел или демон, предатель или нет, трус или храбрец... но ты - мой. Ты стал таким, каким сам захотел. Ты можешь стать чем-то большим, чем даже сейчас. Я дала тебе возможность расти. Я дала тебе шанс стать сильнее. Я дала все, что могла, чтобы ты снова стал цельным и вернул свою настоящую личность. Так что тебе слова этого безрогого демона?! Какое значение имеет его смех?! Я верю тебе, Лин! Я!! ВЕРЮ! И ты поверь. А остальное нас с тобой не волнует!"

   - Трус... - хрипло расхохотался Дангор, увидев, как сжался подо мной шейри. - Как был трусом, так и остался! Хозяин, эти двое для нас - просто подарок судьбы!

   Я беззвучно оскалилась под маской. А Лин сделал долгий прерывистый вздох, содрогнулся, будто от сильной боли, а потом решительно вскинул голову и, пристально посмотрев на насмешливо улыбающегося демона, четко сказал:

   - Пошел ты к Айду, Дангор!

   - Что? - поперхнулся от неожиданности демон.

   - Пошел к Айду, придурок! У тебя нет надо мной власти! - зычно рыкнул Лин, уперевшись в землю всеми четырьмя копытами и хищно сузив пылающие золотом глаза. - Я свободен!! Ты слышишь?!! Ото всех теперь свободен!! Я нашел себе настоящего Хозяина и принадлежу только ему!!

   Однако Дангор, вместо того чтобы разозлиться, неожиданно усмехнулся.

   - Надо же. Кто бы мог подумать... ты даже вернул себе какие-то крохи прежних сил. Отличная из вас парочка получилась: дерзкий человечек, возомнивший себя самым сильным, и проклятый небом и всеми демонами предатель, у которого еще хватает смелости мне возражать. Хозяин, можно я его убью?

   Темный маг безмятежно улыбнулся.

   - Конечно. Убей обоих.

   Демон довольно взревел, и в то же мгновение выбросил из пылающей, как жерло вулкана, глотки целый сноп обжигающе горячего огня. Причем, абсолютно без всяких усилий и так быстро, что я даже моргнуть не успела. Вот же вашу мать... а вот так мы не договаривались. Кажется, теперь я смогу на личном примере узнать смысл выражения "изжариться заживо". Интересно, за это открытие грамоты выдают? Или, может, награждают медалью хотя бы посмертно?..

   Пламя прошлось по земле широкой полосой, щедро выжигая ее на локоть в глубину и с легкостью уничтожая даже те крохи жизни, которые там еще оставались. Грубо. Безжалостно. Мгновенно. Так страшно, что меня снова едва не скрючило от чужой боли.

   Наверное, если бы я была одна, то тут бы все и закончилось, потому что Степь кричала так, что у меня заложило уши и на какое-то время просто отключилось зрение. Но, наученная горьким опытом, я больше никуда не сунусь в одиночку. И никогда не забуду урок, преподанный мне таким же суровым учителем.

   Правда, я до сих пор не знаю, как Лин умудрился отскочить и одновременно отрастить себе крылья. Понятия не имею, сколько сил он на это потратил. Даже гадать не стану о том, как он вообще сумел это проделать в жалкую долю секунды, но он смог. Мой удивительный друг все же увернулся от хлещущего в упор потока огня, не только сумев не утонуть в нем на пару со мной, а еще и в воздух поднялся, стремительно уходя подальше от раздраженно дернувшего лапой Дангора.

   Я успела только за гриву схватиться и, зажмурившись, низко пригнуться, как мы уже оказались в воздухе. Меня сперва сильно мотнуло, потом чувствительно поддало под зад, отвлекая от чужого безмолвного крика. Затем дернуло, схватило за куртку и едва не кувырнуло с седла, заставив чертыхнуться и вцепиться в Лина еще крепче, однако вскоре он выровнялся, распахнул огромные крылья во всю ширину и гигантским вороном принялся взлетать по спирали, оставляя позади раздраженно шипящего демона на пару с его неприятно удивившимся хозяином.

   "Очень хорошо, Лин, - выдохнула я, торопливо утирая градом катящиеся слезы и очень надеясь, что слух ко мне вскоре вернется. Потом осмотрела своего демона, убедилась, что он по-прежнему жаропрочный. Облегченно перевела дух и бережно погладила горячую кожу. - Спасибо, это было очень кстати".

   "Ты сказала, что скоро придется лететь, я и приготовился, - проурчал в ответ Лин, настороженно поглядывая вниз. - Но не обольщайся - этот трюк их не задержит. Дангор, если я правильно вспомнил, отлично летает".

   "Это ничего... главное, что первый удар прошел мимо. Чем его можно убить?"

   "Ничем. Высшие демоны не поддаются земной магии".

   "Плохо, - пробормотала я, закусив губу. - А вашей?"

   "К моей он наверняка устойчив. Он сильнее. Значит, и сила больше, и защита лучше, - коротко отозвался Лин, медленно набирая высоту и отдыхая после сумасшедшего рывка. - Маги ему вообще никакие не страшны. Может, только Хозяин, да и то... не уверен. По-моему, они очень близки к полному слиянию".

   Я насторожилась.

   "К чему они близки? Что еще за слияние?"

   "Это когда демон и хозяин становятся одним целым. Когда тело и разум становятся едины".

   "Не поняла. Это как мы с Тенями, что ли?"

   "Что-то вроде. Только твои Тени были свободны. И ты была свободна от них. Вы почти не влияли друг на друга. А демоны не умеют иначе: они или подавляют волю хозяина, или уходят в Тень".

   "Да? - совсем подозрительно покосилась я. - А маги об этом знают?"

   "Конечно. Но всегда есть надежда, что победит человек, а не демон. Вернее, демон сам дарит ее хозяину, чтобы однажды тот рискнул. В отличие от меня, Дангору лгать никто не запрещает - он не привязан к призвавшему его магу. И никакое заклятие, кроме связывающего, его не сдерживает".

   Я зябко передернула плечами.

   "Мило. А чем это грозит нам с тобой?"

   Лин чуть вильнул и тяжело вздохнул. А потом тихо признался:

   "У нас очень мало шансов. Вернее сказать, их практически нет. Я слишком слаб для такого противника, а ты вообще против него ничего не можешь. Твоя задача - дарить жизнь, а не отнимать ее. И ты до сих не вошла в полную силу. Не успела просто. Так что, боюсь, без помощи нам не справиться. Кстати, ты не думала, что пора бы позвать сюда кого-нибудь, более сведущего в Дабараэ и демонах?"

   "Кого, например? - невесело хмыкнула я. - Ван Хельсинга? Великого Героя С Огромной Секирой? Или у тебя есть на примете опытные охотники на демонов?"

   "Охотников нет, но я вот подумал об эарах"...

   "О ком?! - чуть не поперхнулась я от неожиданности. - Вот же черт... совсем о них забыла!"

   "А они наверняка ждут твоего возвращения, - встрепенулся подо мной Лин. - И их немало. Думаю, они не откажут в помощи Хозяйке Эйирэ. Если, конечно, не решили с горя перерезать себе глотки".

   Я дрогнула в радостной надежде, но очень быстро снова сникла.

   "Эары далеко, Лин, - вздохнула я, кинув быстрый взгляд на северо-восток. - При всем желании, они не успеют сюда добраться".

   "Они - маги, Гайдэ! - с жаром возразил он. - Зачем им дороги, когда есть телепорты?!"

   "Да? А ты уверен, что они пробьют установленную Жрецом блокаду и не ошибутся с местом? Или что их не размажет в пространстве во время попытки телепортации? Помнишь, о чем мы говорили вчера? И помнишь, почему тут невозможны пространственные коридоры? Без этого им придется, как и всем, топать до Плато ножками, а такое расстояние за пару часов не преодолеешь".

   Лин огорченно вздохнул.

   "Жаль. Они бы нам очень пригодились. Пусть боевых магов в Эйирэ нет, но нам сейчас и такая помощь была бы кстати".

   "Эары - наш последний козырь, - неохотно признала я, снова покосившись на север. - И это при том, что самого Жреца мы еще не увидели. Тот клоун внизу не в счет. А мне хотелось бы иметь хоть какой-то запас сил на самый поганый случай. Кстати, как там Дангор? Ты не видишь?"

   "Взлетает, - обреченно отозвался Лин. - И меняет облик, конечно. Если бы не это, нас бы уже достали. А так - есть пара минок лишнего времени".

   "Ничего. Не дрейфь. Еще не все потеряно. Скажи лучше: чем демон отличается от простой Тени?"

   "Ты хотела сказать, чем они отличаются от Тварей?" - поразительно спокойно уточнил Лин.

   Я, если честно, смешалась.

   "Ну... у демонов и Теней один создатель... так говорят. Из Теней могут получаться Твари - при должном питании и наличие нечестивых душ".

   "С демонами та же история, - кивнул Лин. - По сути, демоны, как ты нас называешь, это те же Тени. Только более сильные. Ставшие разумными. Выросшие из прежних одежек, как младенец из своей колыбели. Но для этого надо поглотить много душ, Гайдэ. Очень много. Поэтому при всем при том истинных шейри в Царстве Айда не так уж много. А Дангор... Дангор - один из Высших. После него в иерархии выше только сам Айд... ну, и еще парочка гадов, почти сравнявшихся с Ним по силе. Дангор, можно сказать, Его левая рука, нога и все остальное вместе взятое. Первый зам, как бы ты его окрестила. Один из сильнейших".

   "А ты Айда видел?" - зачем-то спросила я, чтобы отвлечь друга от невеселых мыслей, и Лин снова покорно кивнул.

   "Видел".

   "А помнишь его?"

   "Нет. Но если хочешь..."

   "Нет, - тут же пошла я на попятную. - Не хочу. Верю тебе на слово, что с богами у вас несколько иная ситуация, чем у меня дома".

   Лин снова замолчал, постепенно набирая высоту и давая мне время мне немного подумать, а потом опять вздохнул и еще грустнее сказал:

   "Вот и все. Дангор поднялся в воздух за нами".

   "Где?!"

   "Еще далеко. Но скоро догонит. Я не могу лететь быстрее".

   Так, опять эти пораженческие настроения?! Какая его муха сегодня укусила? Вернее, не сегодня, а еще вчера?

   Я нахмурилась.

   "Ты все можешь. И вообще, ты давно не кот, не конь и даже не ящер. Ты у меня Хранитель. А Хранитель, если не забыл, может принять любой облик, какой ему вздумается. Если Ишта велит, конечно. А я тебе сейчас велю: меняйся. Срочно набирайся сил. И становись таким, чтобы мы могли сразиться с Дангором на равных".

   Лин ошарашено дрогнул.

   "На равных?!!"

   "Именно. Так что хватит кукситься, берись за ум, добывай себе броню, когти, шипы... ну, что там надо. И огнемет твой нам еще понадобится. Все понял?"

   "Все!" - шумно выдохнул он и начал стремительно расти.

  

   Мы не успели совсем немного до того, как в черном небе промелькнула огромная тень. Совсем чуть-чуть не закончили новый облик Лина, придавая ему необходимый вид. Мы справились с крыльями, сделав их в два раза больше и тяжелее, удлинили тело до размеров небольшого лайнера, изменили лапы, добавив длину когтей и остроту пяточной шпоры. Расширили торс, укрепили спину, совместными усилиями (потому что его сил явно бы не хватило) преобразили морду, сделав похожей на сказочного дракона из виденного мной когда-то старого фильма. И уже добрались до хвоста, намереваясь создать из него более удобный балансир, а заодно, и грозное оружие...

   Но именно в этот момент отпущенное богами время истекло, и в спину нам дохнуло холодком смертельной угрозы.

   Я не знаю, откуда взялось это странное чувство. Даже сейчас не понимаю, как могла что-то предвидеть. Но в тот миг мне вдруг показалось, что мы повисли на краю огромной пропасти. Точнее, Лин повис, цепляясь за крошащуюся скалу одним единственным когтем, грозящим вот-вот соскользнуть прочь. Ну, и меня вместе с ним туда утянуть. Причем, это ощущение было настолько сильным, а накатило так резко и страшно, что я против воли обернулась. И, резко переменившись в лице, гаркнула несвоим голосом:

   - ВНИЗ!!! ЛИН, ВНИЗ!! ПАДАЙ!!!

   Мой персональный демон, так и не успев понять, в чем дело, послушно рухнул камнем из поднебесья. Просто сложил крылья и упал, как я ему приказала. Но только это позволило ему в самый последний миг сорваться с зубов громадного, просто чудовищного ящера, сумевшего совершенно бесшумно нагнать нас в темноте и уже распахнувшего пасть для звучного щелчка челюстей.

   В тот краткий миг внезапного осознания меня, если честно, бросило в дрожь. Я всегда считала, что Лин у меня крупный. Что он большой, могучий и вообще, самый-самый. А теперь мы сделали его почти в два раза больше, в несколько раз выносливее, сильнее и проворнее. Но рядом с огромным демоном, принявшим новый (на этот раз - действительно кошмарный) облик, он смотрелся, как воробей рядом с горгульей. Или как жалкий перепел, решивший вдруг потягаться силами с хищной гарпией.

   Он с огромным трудом увернулся от массивных челюстей, с гулким стуком сомкнувшихся сразу за нашей спиной. Наверное, если бы успели с хвостом, его откусили бы напрочь. Но мы, слава богу, чуть-чуть недоработали. И сейчас это спасло Лину шкуру, а мне - жизнь. Потому что я вовсе не уверена, что Дангор не заглотил бы нас, как дракон заглатывает косяк лебедей. Прямо на лету.

   У меня аж волосы дыбом поднялись, когда я ощутила эту жуткую разницу. А потом и зашевелились сами по себе, когда я начала лихорадочно искать выход из этой дерьмовой ситуевины. Да, дерьмовой. Других слов просто не находилось. Ведь ситуевина, надо признать, была хуже некуда. Потому что мы с Лином успели ослабнуть, он вообще изрядно устал, к тому же был напуган, растерян, наверняка еще боролся с пытающейся проснуться памятью. Мы истратили мои резервы неизвестно на какую часть. У нас внизу километра два пустого пространства, за ним - Степь, полная готовых к атаке Тварей. Да еще висящий на хвосте демон, который пошел на снижение с таким ревом и искрами, будто ракета, стартовавшая на космодроме "Байконур".

   Стоп. Каким еще искрами?

   ИСКРАМИ?!!

   Твою ж мать...

   - ЛИН!! Влево!! - закричала я, чувствуя, как от накатывающейся волны жара начинает дымиться куртка на спине. - Быстрее влево!!! СЕЙЧАС!! Влево и вниз!!!

   И он снова послушно вильнул, умудрившись поджать под себя правое крыло и лишь чудом увернувшись от струи жидкого огня, опалившего мне затылок. А потом начался сущий кошмар, потому что Лин, поняв угрозу, внезапно принялся метаться над Степью, как подстреленная куропатка. То вправо, то влево, то вверх, то опять вниз. Меня мотало хуже, чем на верхом на необъезженном быке. Трясло так, что желудок снова запросился наружу. Меня пару раз чувствительно приложило головой о какой-то нарост. А в довершении всего один сапог застрял в щели между костяными пластинами, которые я велела вырастить ему в качестве дополнительной защиты, и крепко там увяз.

   Но этого мало - в какой-то момент Лин внезапно вывернул так резко, что почти ушел в мертвую петлю, пропуская под собой очередной плевок раздраженного преследователя. На краткий миг темное небо осветилось далеко вокруг, и вот тогда мне по-настоящему стало ясно, во что же мы влипли.

   Потому что истинный облик Дангора оказался не просто страшным - невыносимым. Он подавлял, поражал, заставлял обречено опустить руки и покорно ждать смерти. Ну скажите: КАК можно сражаться с громадиной, у которой только морда выросла размером с десятиэтажный дом? И когда ты вертишься во все стороны меж какого-то странного частокола и лишь спустя несколько минут сознаешь, что это - просто гигантские зубы чудовищной Твари? Когда его истинное тело невозможно даже увидеть за один раз? Потому что оно все время теряется во мраке и постоянно меняется, перетекая из одной формы в другую, отращивая себе новые конечности, новые пасти, руки и даже хвосты! Это был даже не дракон, не ящер... это было нечто чудовищное. Непознаваемое. То, чего человеческий разум просто не в силах понять и измыслить.

   Но это было.

   Самое страшное, что это действительно было. И, кажется, мой маленький, проворный, но кажущийся с этим монстром совсем уж крохотным демон просто оттягивал неизбежное.

   Что самое ужасное, я снова некстати посмотрела вниз, на Степь, и там с холодеющим сердцем увидела бесконечный вал накатывающихся на восток Тварей, которые уже целую минуту (две? три?) рвались к живому теплу и пытались затопить собой Тихое Плато, из-за чего на нем десятками и сотнями умирали преданные мне люди.

   "Он спустил их... - прошептал я, расширенными глазами следя за бешеным мельканием разноцветных аур, которые из последних сил пытались сдержать бешеный напор нежити. - Он их все-таки спустил... я не смогла... остановить... ЛИН!! ОНИ умирают там без меня! Ты слышишь?!!! Наши парни там сейчас умирают ради того, чтобы мы могли жить!!"

   Уставший демон только тяжело выдохнул.

   "Я вижу... мне очень жаль".

   "Проклятье... проклятье... проклятье!! Лин, их надо остановить!!"

   "Да. Но как?..."

   "Не знаю!! Придумай что-нибудь!!"

   "Я... хорошо... - странно ослабел голос шейри. - Я смогу... наверное..."

   "Держись, Лин! - встревожилась я, с трудом усидев на месте после очередного рывка. - Держись! Ты можешь! Ты сильнее!!"

   "Но он Высший!! - из последних сил простонал Лин, с невероятным трудом поднырнув под одну из лап Дангора. - Высший!! А я только Старший! Я не могу...!"

   "МОЖЕШЬ!! Ты все можешь, слышишь?!! ВСЕ!! Ты давно не демон! Ты давно не можешь сравнивать себя с демоном! Ты - Хранитель!! Ты - мой персональный ангел-хранитель!! И ты во сто крат сильнее его! Ты быстрее! Умнее!! И я... я верю в тебя, Лин!! - у меня вдруг сорвался голос. - Я верю... не смотря ни на что... и я тебя очень люблю... понимаешь?"

   Подо мной прошла странная дрожь.

   "Лин?"

   "Я тебя слышу, - прерывисто вздохнул, наконец, шейри и на мгновение прикрыл пылающие глаза. - Я все слышу, Гайдэ. И я, кажется, придумал, как его остановить".

   "Как?!" - с надеждой вскинулась я, впервые, кажется, не надеясь на свои силы и впервые за много времени мечтая о поддержке, о сильном плече, на которое можно опереться. О том, чтобы больше не самой, не одной, не по краю пропасти. Черт... чтобы рядом был хоть кто-то, на кого я могла переложить часть этой проклятой ноши!

   Но Лин вместо ответа только шепнул:

   "Держись!"

   А затем, развернувшись на сто восемьдесят градусов и напрочь презрев опасность оказаться заживо спаленным очередным огненным вдохом нагоняющего чудовища, вдруг камнем рухнул вниз.

   С огромной скоростью.

   Прямо на голову Дангора.

   В первый миг у меня едва сердце не остановилось, когда перед нам выросла сплошная стена пламени. В груди резко похолодело, пальцы инстинктивно сжались так, что не просто побелели, а кажется, едва не сломали Лину каменную чешую. Снизу пахнуло жутким жаром, от которого затрещали волосы. Потом донесся смрадный выдох, ознаменовавший собой скорую смерть от еще одной волны такого же пламени. Наконец, мне стало окончательно ясно, что мой персональный хранитель сошел с ума, решив пойти в лобовую атаку, но потом что-то плотное накрыло меня тяжелым кожаным покрывалом, и о том, что случилось дальше, я могу стоить только гадать.

   Наверное, Лин когда-то успел выудить из моей памяти кадры из старых послевоенных фильмов, где рассказывалось о летчиках-асах, идущих на таран противника, когда другого выхода не оставалось. Наверное, что-то в этих кадрах его впечатлило: то ли самоотверженность умирающих летчиков, то ли безнадежная обреченность, мгновенно оборачивающаяся страшноватым, но неподдельным триумфом. То ли завораживающее ощущение собственной победы, следом за которым по пятам приходит спокойная уверенность смерти... я не знаю. Он никогда об этом не рассказывал. Ни до, ни после. А я не настаивала.

   Но, так или иначе, Лин сделал то, что делает летящий на полном ходу ястреб, когда желает грудью сбить заветную добычу - он рухнул на тяжело поднимающегося демона из-под самого купола неба. На полной скорости. Разом. Всей своей немаленькой тяжестью. Умудрившись при этом не попасть на чужие клыки, успешно миновав сразу с десяток протянутых крючковатых рук. Не сгорев, не разорвав свои крылья, которыми до последнего укрывал меня, как коконом. Ударил его всей массой, сбивая с намеченной траектории. А потом обрушился на относительно слабую перепонку правого крыла, разрывая ее в клочья зубами, когтями, всем телом. Одновременно кусаясь и царапаясь, разламывая прочную чешую, разрубая сравнительно хрупкие кости, вырывая их с мясом. До тех пор, пока сила собственной тяжести на заставила его сорваться и повиснуть на жестоко обломанном крыле демона. Ровно до тех пор, пока взбешенный монстр не отрастил себе еще одну лапу и не отшвырнул от себя надоедливого комара вон.

   Мне сложно судить, почему у Лина получилось его поранить. Возможно, дело все в том, что в нем на тот момент было слишком много от истинного демона? Или, наоборот, слишком мало? Кто знает, в чем причина? Но факт в том, что порванное крыло Дангор залечить уже не сумел. Не успел просто. Потому что ему не повезло находиться в подвешенном состоянии между небом и землей, потому что в это время он не планировал, а как раз набирал высоту. Потому что у Лина оказалась ядовитая слюна. И потому, что от такого мощного удара тяжелый демон просто не сумел увернуться. А когда порванное крыло подломилось и не удержало его вес, громадное тело, сотканное непонятно из какой плоти, неумолимо повлекло его вниз. На каменистое Плато с острыми скалами и тихо плачущей неподалеку Степью, которую расчертили глубокие борозды почти бездонных трещин.

   Наверное, мы упали одновременно. Наверное - потому, что такой страшный грохот вряд ли раздался бы лишь из-за нас с Лином. Но подробностей я не видела - мой маленький хранитель до последнего закрывал меня своими крыльями. Даже когда я еще не поняла, что произошло. Даже когда он отчаянно раздирал бок истошно взвывшего врага. Когда срывался с его лап. Когда падал. А потом молча умолял меня держаться. И когда разбивался о скалы, даже не помышляя о том, чтобы хоть как-то смягчить свою участь.

   Он упал далеко в стороне от сражающихся. Упал, никого не задев и не поранив. Но упал страшно. С жутким хрустом и тихим стоном, тут же заглушенным звуком второго падения. Он просто рухнул с огромной высоты, как внезапно потерявшая опору луна. Ничком свалился на покореженное Плато. Прокатился несколько десятков шагов и так замер, больше не в силах дышать.

   От жуткого удара меня тоже смяло, расплющило, как сломанную куклу, внутри надежного кокона из плотно сомкнутых крыльев. Почти раздавило от перегрузки. Изломало. Издергало. Измучило и переломало. Но не убило...

   Да.

   Каким-то чудом все-таки не убило. Хотя сознание я потеряла качественно и, судя по всему, довольно надолго.

   Сколько времени я провела в отключке, трудно сказать. Может, пару минут. Может, все двадцать. Пока блаженно плаваешь в Тени, время не ощущается. Да и желаний, по большому счету, никаких уже нет. Только и помнишь, что где-то далеко... когда-то давно... были те, кто имел для тебя значение. Те, для кого ты был когда-то важен. А еще было отчаяние, боль, сомнения. И так много горя, что к нему, против всех правил, совсем не хотелось возвращаться.

   Но я еще помню, что в Тени меня кто-то потревожил. И помню настойчивый голос, уверенно зовущий куда-то прочь. Помню тусклый коридор из светящихся звезд. Помню ночь, которая ласково пыталась закрыть мне глаза. А еще помню Воронку, возле которой когда-то вышибла одной знакомой Твари передний зуб. И теплый свет, где промелькнула чья-то смуглая, крепкая, подозрительно знакомая рука, за которую я бессознательно ухватилась, как за родную, и вместе с ней, наконец, выбралась из мрака.

   - Держись, Гайдэ... держись и ничего не бойся: я не позволю тебе упасть!

  

   Спасибо, брат. Кажется, ты в очередной раз спас мою душу.

  

-Глава 19-

   - Гайдэ... Гайдэ, вставай... открой глаза... Гайдэ...

   - Я слышу, брат, - прошептала я, с трудом поднимая чугунные веки. - Слышу. Я в порядке.

   - Вставай, - настойчиво позвал "Гор", мягким холодком обдувая мою щеку. - Ничего еще не закончилось. Ты должна встать. Пожалуйста, Гайдэ, очнись и подними голову. Дангор еще жив.

   Что? Кто? Ах да, этот чертов демон...

   Огромным усилием я заставила себя моргнуть, а потом со стоном перевернулась на бок. Твою мать... больно. Такое впечатление, что меня жестоко переломали во всех местах, а потом склеили заново и велят теперь плясать на чужом празднике. Оу-у-у... мама... как же все болит! Все тело. Будто его долго и упорно били цепями. Хотя, может, оно и правильно, потому что с такой высоты и так шмякнуться...

   Внезапно вспомнив о важном, я охнула и испуганно села.

   - Лин!!!

   А потом увидела его и чуть не вскрикнула.

   - Лин... господи, Линкхард!!

   Он лежал совсем недалеко - мой храбрый, самоотверженный, бесконечно преданный демон, который никогда не умел выбирать между мной и собой. Вернее, он давно выбрал. В мою пользу. И сегодня сделал все, чтобы даже в той безвыходной ситуации, в которой мы оказались, закрыть меня собой.

   Он выглядел страшно - изломанный, исковерканный падением, с одним левым крылом, нелепо задранным кверху. Второе лежало неподалеку - жестоко оторванное и измятое, как старая тряпка.

   Он тяжело дышал, со страшными хрипами выдавливая воздух из искореженной груди. Мощные нагрудные пластины от удара вмялись внутрь. Сильные лапы измученно вытянулись, огромные когти на них обломались у самого основания - видимо, еще в тот момент, когда мстительно впивались в плоть Высшего демона. Лин был покрыт густыми потеками крови с головы до ног. Она сочилась отовсюду, даже из ноздрей. И только глаза у него оставались по-прежнему ясными. Невероятно большие, красивые, теплые глаза, которые неотрывно смотрели на то, как я с плачем ползу к нему на четвереньках.

   Наверное, я тоже выглядела не ахти: порванная куртка, разодранные на коленках штаны, потерянный где-то в полете пояс. Погнутые от удара и располосованные чьим-то острым когтем ножны. Шлема нет - свалился куда-то и безнадежно затерялся. Маска тоже съехала на бок, портя обзор. На затылке - огромная дыра - откуда топорщатся когда-то светлые, а теперь покрытые серой крошкой пыли волосы. Вся одежда в щедрых разводах "синьки", в пятнах запекшейся крови... моей и его... но он все равно смотрел с облегчением. И в его глазах было столько нежности, столько заботы и ласки, что даже жутковато изменившийся, хриплый от боли голос не сумел их затмить.

   - Живая... - Лин с усилием сглотнул и прикрыл тяжелые веки, когда я все-таки доползла и с жалобным всхлипом обняла его окровавленную морду. - Живая... это хорошо...

   - Лин!! Зачем ты...?!

   - Потому что я тоже тебя люблю, - совсем неслышно прошептал демон и, коротко вздохнув, внезапно обмяк. А потом вздохнул еще раз, словно только и ждал этого мига, бессильно вытянул натруженные лапы и нового вдоха уже не сделал. К моему вящему ужасу и невыносимой мысли о том, что я его все-таки потеряла.

   Громадное тело моего хранителя почти сразу застыло, попрощавшись напоследок короткой дрожью. Кожистые веки чуть приоткрылись, золотые радужки погасли и помутнели, шершавый язык, наполовину вывалившийся наружу, перестал подрагивать, и дыхания из приоткрытой пасти больше не вырывалось. Один лишь камешек громко скрипнул под внезапно потяжелевшим телом. Да, может, холодный ветер дохнул в спину, приоткрывая на мгновение границы между мирами.

   - Лин... нет! Лин, не смей этого делать... - в отчаянии прошептала я, чувствуя, как вскипают на глазах непрошеные слезы. - Лин!! Лин, не умирай!!

   У него даже веки не дрогнули. Только обломанное крыло тихо сползло по израненному боку и осело на землю, накрыв бывшего демона рваной черной простыней. Да обломки когтей отпустили из судороги израненную землю, чтобы окончательно застыть и уже больше не пошевелиться.

   У меня потемнело в глазах.

   - Лин...

   Нет... так не может быть... так не бывает и не могло случиться, чтобы демоны умирали. По крайней мере, не он. Не здесь. Не рядом со мной, когда я смотрю на бездыханное тело, изуродованное страшным падением, и с ужасом понимаю, что ничего не могу изменить. Только не Лин... только не он! Не сейчас, в конце концов!! Ему надо помочь... надо что-то придумать... он не может просто так погибнуть... не может погибнуть от ран... ему когда-то помогало одно средство. Правда, у меня его нет в таком количестве...

   Уже не соображая, что делаю, я рванула распоротый острым камнем рукав на левой руке, оторвав его до конца, а потом поднесла туда правую ладонь и хрипло велела:

   - Режь!!

   Ладонь послушно засветилась и выпустила наружу кончик Эриола. Совсем чуть-чуть, словно клинок эаров отчаянно не желал выполнять мой приказ. Причем, так явно и так осознанно, что я уже не сдержалась и рявкнула во весь голос:

   - РЕЖЬ!!! А НУ, РЕЖЬ, СВОЛОЧЬ, А ТО ВЫКИНУ К АЙДОВОЙ МАТЕРИ!!!

   И вот тогда он высунулся наружу еще ненамного. Вполне достаточно для того, чтобы я распорола предплечье, а оттуда на морду обездвиженного Лина начала медленно, просто-таки издевательски медленно капать густая, тускло светящаяся в темноте "синька".

   - Живи, Лин!! - утерев слезы, прошептала я. Но потом убедилась, что крови все равно мало и почти вся она остается снаружи, и решительно раздвинула черные губы дракона. После чего надавила первым попавшимся клыком на рану (от Эриола все равно мало толку) и с силой рванулась назад.

   От стегнувшей по руке боли на миг снова потемнело в глазах. Я чуть не упала сверху, болтаясь на массивном теле, как жалкая букашка. Лин все еще был огромен. Он все еще был в чужом облике. Он все еще возвышался надо мной чудовищной горой, в которой уже почти не теплилось жизни. Но он будет жить! Я точно знаю! Я все сделаю для того, чтобы он жил!! Я верну его!! Сейчас же!! Потому что жить без него будет горько... и пусто.

   - Живи, Лин!! - зло прошептала я, засовывая руку в приоткрытую пасть и с облегчением чувствуя, как все быстрее и быстрее бегут по предплечью горячие струйки. - Бери мою силу! Бери мою кровь!! Бери все, что нужно, только живи!! Твою маму... ЖИВИ, ЛИНКХАРД!!! ТЫ СЛЫШИШЬ?!! ЭТО - ПРИКАЗ!!! ЖИВИ!!!

   - Бесполезно... - внезапно с нескрываемым удовлетворением пророкотало у меня за спиной. - Даже Иште не вернуть Тень, когда она отправилась туда, где ей и положено быть. А ему там самое место - предатель не заслужил даже Подземелий...

   Вздрогнув от неожиданности, я быстро обернулась и с неожиданной яростью уставилась на медленно выбирающееся из ближайшей расщелины существо.

   Дангор...

   На этот раз он был двуногим. И руки у него имелось тоже всего две - могучих, покрытых до самых плечей густой черной шерстью. Еще был такой же могучий и почти необъятный торс, явно имеющий сходство с человеческим. Широкие ладони, с силой упирающиеся в землю. Не менее широкие ступни, на пальцах которых матово поблескивали острые, загнутые вниз когти. Темная кожа, словно выкованная из бронзы. Толстая шея. Мощная спина, где между лопаток еще виднелся костяной обломок, оставшийся от изувеченного крыла. И массивная уродливая голова, на которой, как на чужом теле недавно, бесконечно плыли и стремительно менялись лица... такие же уродливые, как он сам и его мстительная, полная злой радости улыбка.

   - Теперь ты один, - пророкотал преобразившийся Дангор, выпрямляясь во весь рост и возвышаясь надо мной, как Эйфелева башня. - Совсем один... тебе больше некому помочь. Вся твоя армия - ничто по сравнению с моими созданиями. Все твои люди скоро издохнут, став им пищей для тела и разума. Они помогут мне вырастить немало новых шейри. Очень помогут... особенно, маги, которых ты так вовремя привел с собой. А потом у меня будет достойная самого Айда армия, которую ты... ТЫ!.. поможешь мне создать!

   У меня сжались челюсти.

   Ах, вот оно что... вот почему он так долго тянул и не трогал нас, хотя мог бы одним махом закончить. Выходит, просто давал время собраться ВСЕМ, чтобы затем отдать на прокорм Тварям и, воспользовавшись моим царским подарком (а где бы он еще нашел ТАКОЕ количество свободных душ?), превратить простую нежить в настоящих демонов?

   Значит, Лин правильно сказал? Старших демонов от Младших и Высших от Старших отличает лишь сила? И количество сожранных душ, служащих им неким протеиновым коктейлем? Который чем больше выпьешь, тем круче становишься?

   А у Дангора теперь есть целое плато, битком забитое смертными. Теперь у него в кои-то веки появился шанс обрести настоящую армию. Да не обычных Тварей, не бездумных исполнителей, а поднявшихся по иерархической лесенке, обретших разум (ведь когда-нибудь, по закону диалектики, количество должно перейти в качество?) и ставших еще более опасными существ. Демонов. Шейри. Многие из которых, если им не помешать, способны дорасти сразу до Старших. Сегодня. Этой же самой ночью. Просто потому, что я позволила этому случиться.

   Боже...

   Но тогда получается, что Дангор прекрасно знал, где и сколько соберется народу? Получается, что Невирон с его Пирамидами - это всего лишь приманка? Дразнящая, высоко подвешенная, правдоподобная, но все-таки приманка? И на самом деле ему было нужно от нас ВОТ ЭТО?!! Всего лишь достаточное число душ для огромного количества почти готовых к новому витку эволюции Тварей?! Поэтому нам никто не помешал, не пытался разбить поодиночке, дали время собраться, увериться в собственных силах, а потом...

   У меня аж мороз продрал по коже от этой мысли.

   А когда я с дрожью повернула голову и увидела, с каким остервенением обезумевшие от приказов демона Твари прут на щедро оголившееся Плато, на котором сейчас десятками и сотнями погибали верные мне люди... то вдруг почувствовала, как в душе поднимается холодная ярость. И как глаза застилает непонятная, непривычная, но такая же холодная пелена, сквозь которую мое будущее, как ни странно, просматривалось гораздо лучше, чем мгновение назад.

   Значит, армия, говоришь?

   Значит, тебе нужны эти души?

   Значит, говоришь, использовал меня, как марионетку на ниточке? Ведь это Я привела сюда этих людей. Я подумала и решила, что мы сильнее. Я не сумела предугадать твои планы. И это Я стала причиной того, что мои друзья сейчас умирают, оставшись без помощи.

   У меня из горла вырвалось глухое рычание, а пальцы сами собой сжались в кулаки.

   - Ну как, нравится тебе моя задумка? - гулко расхохотался Дангор, высоко запрокинув голову. - Я вижу, что нравится! Мне тоже... ха-ха... понравилось смотреть на то, как мой древний враг издыхает у моих ног! Осталось только забрать его силу и лишить тебя Знаков. Но это уже совсем просто. А дальше... дальше я найду, где их использовать. Повелитель будет доволен!

   Я сузила глаза, старательно пряча за поясом подрагивающие от стремительно разгорающейся ярости ладони.

   - Повелитель? Твой? Ты имеешь в виду Айда?

   - Зачем мне Айд? - содрогнулся от смеха демон. - В этом мире я сам могу стать богом! В нем так много пищи! И так много свободных душ, что Айд мне уже не нужен! Я САМ теперь - Хозяин!!

   - Ты сказал, что есть еще один повелитель, - сухо напомнила я, больше не испытывая ни страха, ни сомнений. - Значит, есть кто-то, кто стоит выше тебя? Кто же тогда, если не Айд? Кто еще может повелевать таким уродом? Или кто-то очень верно что-то вякнул насчет предательства? Мне не показалось, дружок? И правильно вдруг подумалось, что ты пошел по чужим стопам, собираясь основать тут свое собственное Царство Мертвых?

   Дангор странно булькнул и вдруг умолк. После чего наклонил рогатую голову и пристально уставился сверху вниз, как на дерзкого клопа. Впрочем, по сравнению с ним я и была тараканом. Букашкой. Просто ядовитой гусеницей, оказавшейся перед едущим по дороге бульдозером. Моя голова едва ли доставала демону до щиколоток. Тогда как сам он возвышался так сильно, что мне пришлось бы приложить немало усилий, чтобы рассмотреть его грубое, хищное, непостоянное и словно ищущее свой настоящий облик лицо. Странное лицо демона, в котором то и дело проскакивали человеческие черты.

   "Они слились, - неслышно подсказал мне разгадку призрак. - Они и так были очень близки. И так подошли почти к самому краю. Но когда упали и ощутили боль, это стало последней каплей. С этого момента человек в нем исчез. Почти полностью. Остатки его души ты видишь на его лице. Но когда демон поглотит их до конца, он останется только демоном. Без хозяина. Иного не бывает, потому что Тени не умеют отдавать свои души. Демоны не умеют этого тоже. На это способны только люди и те, кто еще помнит, что был человеком. Как я..."

   "Я тебя поняла, брат, - кивнула я, пристально изучая Дангора в ответ. - Меня волнует другое: он сказал, что есть кто-то еще... значит ли это, что это - не тот демон, который нам нужен?"

   "Не знаю, Гайдэ. Возможно".

   Я прикусила губу.

   - Что ж, пора заканчивать с вами, - шумно выдохнул демон, плотоядно посмотрев на неподвижное тело Лина. - Мне надоело играть: вы - жалкие соперники. И слишком слабые противники, чтобы я мог по-настоящему развлечься.

   Я медленно покачала головой и загородила собой Лина.

   - Не дам.

   - Что? - едва не расхохотался Дангор, протягивая руку за вожделенной добычей. - Ах ты, гнида! Да я тебя просто раздавлю!

   - Попробуй, - моя пальцы сжались на рукояти выдвинувшегося из ладони Эриола. А потом и засветились вместе с ним, с каждым мгновением разгораясь все ярче и ярче. Правда, на этот раз свечение почему-то было не голубым и не серебристым, а почти белым с едва заметными синеватыми сполохами по краю, но это неважно. Главное, что Лина он не получит. Никогда. А если и доберется до него, то только через мой труп. - Пошел вон от него, падаль. Убери свои лапы, пока их не отрезали.

   Дангор только фыркнул и, лениво отмахнувшись, протянул широченную ладонь к окровавленному дракону. Уверенно, властно, без малейших колебаний. Но он зря рассчитывал на то, что я не сумею увернуться. Зря полагал, что я позволю ему безнаказанно прикоснуться к своему другу. И зря думал, что мои ладошки засветились просто так: с Эриолом, надо думать, ему еще не доводилось сталкиваться. Тогда как эары... владеющие все полнотой магии этого мира, начиная с Эйнараэ и заканчивая его обратной стороной Дабараэ... эары (ты был прав, Лин) всегда знали, как можно справиться с созданиями Тени. И они правильно вложили свет своих душ в единственное оружие, способное потягаться по крепости даже со шкурой Высшего демона.

   С легкостью поднырнув под гигантскую ладонь, я вытащила Эриол уже полностью, смутно подивившись его яркому свечению. Но думать некогда - кроме внезапной догадки, у меня в рукаве не имелось в загашнике больше ничего, что можно было бы противопоставить Дангору. Даже сейчас у меня не имелось уверенности, что эта догадка верна. Однако других вариантов просто не осталось, поэтому пришлось делать то, чему меня хорошо научили кровные братья: выждав удобный момент, я обрушила на чудовищно толстое запястье свое единственное, безотказное до этого дня, редкое по своей красоте и свойствам оружие. Чужой бесценный дар. Чужое проклятие и, вместе с тем, спасение. Попросив про себя осколок души погибшего эара, временно обретший форму, лишь достать мерзкую тварь поглубже. Ударить посильнее. Забрать все мои оставшиеся силы, но найти у демона слабое место.

   Всего лишь на мгновение.

   Ради Лина... хотя бы ради него...

   И Эриол его послушно нашел.

   Что удивительно, но он услышал меня. Откликнулся еще одной вспышкой белого света. А потом прошел сквозь каменную кожу так легко, словно она не была неодолимой преградой. Чуть задержался, правда, в самый первый миг, но дальше его словно бы подтолкнула чья-то невидимая рука. И буквально вдавила, заставила врубиться в вязкое тело демона, помогла рассечь кожу и жилы, перерубить толстую кость и отсечь громадную кисть у самого основания.

   От раздавшегося бешеного рева у меня заложило уши. От него задрожала земля. От него едва не закричали небеса, обрушиваясь вниз тяжелыми черными тучами. От этого рева меня просто отшвырнуло назад, играючи бросив на спину мертвого друга. А потом едва не сожгло, когда тугая струя маслянистой и обжигающе горячей крови тяжелой волной ударило прямо в грудь.

   Едкой дрянью меня окатило с головы до ног, вынудив припасть на колени и сдавленно закашляться. Кровь демона, попадая на одежду, заставляла ее дымиться, как концентрированная кислота. Засохшая "синька" от ее прикосновения с тихим шипением чернела и осыпалась крохотными серыми комочками. А когда эта гадость пробралась дальше и попала на голую кожу, вот тогда и я чуть не взвыла на пару с отшатнувшимся демоном.

   Но именно в этот момент со мной произошло нечто странное. Именно в этот миг мои Знаки неожиданно проснулись. В ту самую секунду от них брызнули разноцветные искры, а чуть позже земля подо мной отчетливо задрожала, слыша отголоски их древней силы.

   До сегодняшнего дня я очень смутно представляла себе, что же такое мои странные Знаки. Я умела чувствовать Равнину. Я слышала боль Гор. Я видела горечь умирающей Долины и ощущала необычную целостность Эйирэ. Но при этом я никогда раньше не испытывала такого всеобъемлющего чувства внезапно наступившего покоя. И никогда раньше не знала, каково это - когда в ответ на твой голос послушно вздымается земля, когда из-под нее, словно и не было веков тишины, взлетают древние, проснувшиеся от долгой спячки древесные корни; когда они прямо на глазах вырастают в мощные узловатые руки; распускаются сотнями свежих бутонов, оживают, настойчиво тянутся к свету. А вместе с ним оживает и сама Степь, внезапно почувствовавшая перемены. Оживает стремительно, сотнями пробивающихся из почвы листочков. Миллионами корней. Крохотными искорками самой настоящей, давно, казалось бы, позабытой жизни. Той самой, которую я в каком-то наитии сейчас позвала.

   Правда, встретив на пути истощающего бешеную злобу демона, эти первые ростки мгновенно посуровели, огрубели, спрятали нежную листву, вместо них разом ощетинились тысячами острых игл и, вежливо обойдя свою ошарашенную Хозяйку, вдруг с неожиданной силой впились в чужое тело, не видя ни его прочной кожи, не слыша ни удивленного рева, снова сменяющегося криком боли и недоверчивого осознания. Уверенно обвили его плотным коконом, заставляя захрипеть и пошатнуться. Сжали могучими тисками широкую грудь. Лишили подвижности. Не позволили вдохнуть. Забрали его силы, выпив их дочиста, как голодные тени, но при этом стали еще толще и прочнее. Еще туже обвились вокруг сдавленно зарычавшего демона. А затем заставили его покачнуться, захрипеть и тяжело рухнуть на землю, одновременно продолжая обволакивать его новыми кольцами, накидывая на горло новые и новые петли. Вынуждая его бессильно кататься по земле, неистово рваться в этих цепях и драть ногтями неожиданно взбунтовавшуюся землю. Иногда задевая и убивая едва ожившие корни, но тут же погружаясь в них с головой.

   Растеряно оглянувшись и увидев, как все Плато и большая часть Степи пришла в непонятное движение, я ошарашено отступила от бешено бьющегося демона и моргнула.

   Что за черт?

   Однако мне не показалось - Степь действительно ожила. И Плато далеко в стороне внезапно ожило тоже. Словно почувствовав мою боль. Словно ощутив мое отчаяние. Они пришли на помощь так, как когда-то пришла к ним я. Не оставили одну. Не бросили. Даже Серые горы вдалеке встрепенулись. Даже от гневно вскинувшейся Долины я услышала сейчас четкий ответ. Сама Равнина вдруг перешла свои границы и ринулась сюда всем своим существом. Водой, тугими струями вдруг ударившей из-под земли на месте наших колодцев. Землей, по которой от самой Вольницы целыми километрами змеились и молниеносно разрастались новые побеги. Лесами, растущими где-то далеко на севере. Всем своим существом. Равнина просто услышала и потянулась навстречу. Помогла. Поддержала. Откликнулась. А сейчас отдавала все свои силы для того, чтобы я могла встряхнуться, встать, залечить свои раны и закончить, наконец, то, ради чего сюда пришла.

   Глубоко вздохнув, я оглянулась на неподвижное тело Лина, по которому осторожно расползались свежие зеленые стебли, аккуратно обходя широкие ноздри и стараясь не поцарапать израненную кожу. Ласково гладили его, с нежностью приникали, тихонько опутывали со всех сторон и, одновременно, тянули куда-то. Звали. Отдавали ему силы. Слыша мою молчаливую просьбу и постепенно возвращая ему то, то он когда-то отдал сам.

   - Живи, Лин, - внезапно успокоилась я и бережно коснулась губами его грубой кожи. - Живи, мой Хранитель. Возвращайся, выздоравливай и живи. Ради меня. Ради себя. Ради наших с тобой братьев, которые все еще бьются за эту победу. Живи, мой маленький шейри. Услышь меня, мой хороший. Вернись сюда из Тени. И я очень тебя прошу: живи.

   По густому переплетению веток прошла волна едва уловимой дрожи. Такой слабой, что она могла показаться простым видением. Но я неожиданно почувствовала, как что-то изменилось внутри. И ощутила, как в опустевшей груди снова что-то слабо-слабо потеплело.

   - Живи, мой славный, - прошептала я напоследок, обняв ненадолго страшноватую морду. Но потом вспомнила о важном и о тех, кто был мне не менее дорог, резко выпрямилась и обернулась в сторону беснующегося Плато.

   - ВЫ! - свирепо рявкнула в спины озадаченно озирающимся Тварям, пустив гулять по Степи долгое страшноватое эхо, от которого прогибались небеса и испуганно замирала земля. - А НУ, НАЗАД!! НЕМЕДЛЕННО!!

   От моего крика где-то вдалеке гневно зашевелились горы. Где-то с новой силой рванули в небо, а потом тревожно припали книзу фонтаны холодной воды. Кажется, даже кипящая на другом конце Плато схватка испуганно притихла. Но я не заметила. А затем сжала в покрытом "синькой" кулаке заметно разгоревшийся амулет Айда и властно повторила:

   - НАЗАД!! МЕСТО!! СЕЙЧАС ЖЕ!!

   И Твари неуверенно остановились.

   - КО МНЕ!!

   И вот тогда они вдруг почувствовали, КОМУ должны подчиниться. Дангору было уже не до них. Дангор уже утратил свою власть. Сейчас он отчаянно бился в моих сетях и позабыл о том, что нежить следует постоянно гнать вперед. Поэтому они с недоумением разжали челюсти, погасили бешено горящие глаза, опомнились. Они покорно отступили от израненных воинов. Глухо заворчали, заколебались, но почти сразу один за другим попятились обратно. В Степь. Оставляя после себя раненых и убитых. Поливая взрыхленную лапами землю чужой и своей собственной кровью. Но все еще уворачиваясь от ударов, ускользая от проворных скаронов, все быстрее и быстрее отступая назад, больше не ввязываясь в схватки, не пытаясь никого подцепить на острые когти, не вырывая из мягких человеческих тел слабые души и не совсем понимая, что вообще происходит.

   Убедившись, что нежить послушно отходит, я удовлетворенно кивнула и повернулась к хрипящему от натуги Дангору, который почти пропал под тяжелым покрывалом из зеленых ветвей. Молча оглядела его огромную тушу. Брезгливо отступила от огромной дымящейся лужи, которая уже успела выесть в земле целый кратер. Затем прислушалась к себе. Сузила глаза. И, молчаливым приказом подтянув к себе ближайший стебель, неторопливо ступила на его раскрывшуюся широкой ладонью поверхность - простой, только очень большой лист, на котором было так же надежно, как на швейцарском элеваторе. А потом так же неторопливо вознеслась в небо, спокойно спрыгнула на тяжело ворочающуюся и равномерно содрогающуюся тушу. Без помех добралась до широкой, как вертолетная площадка, груди. Снова вытащила Эриол и изучающе уставилась себе под ноги.

   - КАК?!! - раненым зверем взвыл демон, тщетно силясь вырваться на свободу. - Меня нельзя поранить!! Я неуязвим!! Я - Высший!!

   - Эка невидаль, - негромко фыркнула я, чуть не вздрогнув от внезапно проснувшегося эха, разнесшего мой мрачный голос по всей Степи. Странно. Я ж не нежити уже ору. Хотя какая разница? Пусть слышат. Мне уже все равно. - Видели мы таких Высших. Нескольких даже благополучно шлепнули. Правда, ты оказался здоровее других, но это не страшно. Сейчас это уже совсем не страшно.

   - Кто ты?! - задыхаясь, прохрипел Дангор, сверкнув из-под ветвей багровым глазом, в котором разгорелось непонимание и самая настоящая растерянность. - Как ты смог?! Откуда у тебя такая сила?!! Как ты призвал Лес?!! Он ведь чужой!! Он свободен!!!

   - Как сказать... - задумчиво отозвалась я, неторопливо и хладнокровно выискивая место получше. - Знаешь, на самом деле Эйирэ - странное создание. А Эо - создание еще более странное, чем ты думаешь. И что ему не сиделось на месте, а?

   Дангор замер.

   - Нет... этого не может быть... ТЫ?!!!

   - Я, - так же рассеяно отозвалась я.

   - Так ТЫ - ОДИН?!!!

   - Нет, болван. Я не один. У меня есть друзья. И есть братья, за которых я разорву на части любого демона.

   - ТЫ ОДИН СОБРАЛ НЕСКОЛЬКО ЗНАКОВ?!!

   - А чего ты так разволновался? - хмыкнула я, бесстрашно раздвигая ногой ветки и прицельно прищурившись при виде обнажившейся кожи демона. - Подумаешь, беда? Ну, собрал. Ну, испортил себе ладошку.

   - НО ЭЙИРЭ?!! КАК ЭАРЫ ПОЗВОЛИЛИ?!!

   - Да кто их спрашивал? Я пришел, увидел и победил... кто твой новый повелитель, Дангор? Кого ты назвал Хозяином, если даже Айд перестал быть для тебя авторитетом? Кто тебя послал, тварь? Кому ты служишь?

   - Он тебя раздавит! - мстительно прошипел демон, с бессильной ненавистью уставившись на Эриол. - Он всех вас уничтожит! Он триста лет силу копил! И ты никогда его не узнаешь!

   - Значит, не скажешь? - недобро прищурилась я, обрекающе поднимая руку.

   - НЕТ!!

   - Тогда покойся с миром, Дангор. Нам больше не о чем с тобой разговаривать.

   Повинуясь мысленному приказу, Эриол охотно вырос до размером огромного копья. Длинного, ярко светящегося, победно разбрасывающего вокруг слепяще белые искры, которые выглядели особенно ослепительными на фоне черного неба и множества Тварей, тугим кольцом собравшихся вокруг нас и испуганно прижавшихся к неприятно шевелящейся земле.

   - Меня нельзя убить!! - взвыл во весь голос демон, почувствовав неладное, но увидел истинную природу моего оружия, застыл и хрипло прошептал: - Такого не бывает... смертному не дано... ты же - не эар!! И у тебя не может быть ЭТОЙ силы!!

   - Нет, - согласилась я, уперев копье в его грудь и силой нажав на древко. - Не может.

   Эриол вошел внутрь, как смазанная жиром спица. На этот раз он даже не замедлился, разрезая плотную кожу Высшего демона. Просто раздвинул острием прочные пластины на груди, с легкостью скользнул внутрь, безошибочно отыскал гнилое сердце и пробил его насквозь, заставив Дангора содрогнуться всем телом и болезненно выгнуться.

   - БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯ-А-А-АТ!!!..

   Я даже не дрогнула, встретив его бешеный взгляд, горящий настоящим безумием. И не попятилась, когда дрожь под ногами стала опасно сильной, а демон, презрев все законы, вдруг с ревом дернулся навстречу. Мне по-прежнему было все равно, что случится дальше. И все равно, как долго он сумеет сопротивляться Эриолу. Но пока у меня есть силы и пока оружие эаров может их спокойно забирать, разрушая саму суть чужеродной для этого мира Твари, я тоже буду спокойна. Я не позволю ему больше уродовать эту землю. И не дам закончить то, что начал его непонятный Хозяин несколько веков назад.

   Потому что никакой армии молодых демонов у них уже не будет.

   Никак новых Тварей они больше не получат.

   Никаких взрослений. Никаких испитых до дна душ. Никаких перерождений и дальнейших превращений.

   Ничего.

   Слово Ишты, которое я мысленно сейчас произнесла.

   Под моим тяжелым взглядом Дангор как-то нехорошо захрипел, но потом в последний раз дрогнул и безвольно обмяк. Кажется, мертвый. И, кажется, все еще не верящий в то, что случилось.

   - Вы свободны от его власти, - сухо оборонила я в сторону Тварей, когда тело демона окончательно затвердело. - Вас больше никто не посмеет назвать своими рабами. Я дарю вам свободу выбора. Сегодня. Сейчас. И позволяю самим решить, как и где вы будете существовать дальше. Те из вас, кто пожелает, могут вернуться обратно в Тень. Я не буду противиться... брат?

   - Я здесь, Гайдэ, - мгновенно материализовалась возле меня густая Тень.

   Ах да, рядом с Эриолом ни одна Тень не может существовать спокойно. Вот он и вышел. Вот и ждал потом снаружи. Вот почему я больше его не слышала и не чувствовала холода.

   Я чуть повернула голову.

   - Скажи Гору, чтобы создал над Степью Воронку. Достаточно большую, чтобы они (кивок в сторону растеряно замявшихся Тварей) прошли. Если не хватит сил, пусть подключается весь Клан. Столько, сколько смогут.

   - Я понял. Сейчас сделаем.

   Я удовлетворенно проследила за исчезающей Тенью, сжимая светящееся древко и стараясь не думать о том, с какой скоростью оно вытягивает мои невеликие силы, а потом медленно обвела глазами огромное пространство, покрытое блестящими черными панцирями

   - Что касается остальных... то я позволю вам жить. Здесь. В Степи, раз уж вы так к ней привыкли. Но остаться на МОИХ условиях. И в рамках тех Законов, по которых живет этот мир. Те, кто решится и кто не способен больше существовать, как обычная Тень, могут остаться. Но вы не тронете больше ни одну душу. Вы не нападете на тех, кто согласится жить с вами рядом. Вы будете жить так, как жили... за исключением того, что я дам вам новый источник сил. Минуя Пирамиды. И не зависящий от Невирона так, как вы зависели до этого дня. Выбирайте. У вас есть ровно минута.

   На огромном Плато воцарилась мертвая тишина. Я знаю, Эриол что-то сотворил сейчас, что мой голос разносился над ним, как усиленный микрофоном. Причем, разносился тяжелыми волнами. Давил на нервы. Тревожил слух. Но мне уже все равно. Я только хочу, чтобы все это прекратилось. Я хочу, чтобы мне больше не было больно. Я хочу, чтобы те, кто перестал быть мертвым, ожил, наконец, по-настоящему. А тот, кто решил, что этот мир не для него, пусть уходит туда, где ему будет лучше.

   Я - Ишта, это правда. Но я никогда и никого не держу.

   - Живое - живым, - прошептала я, чувствуя, как что-то важное происходит вокруг. - Мертвое - мертвым... кто меня слышит, пусть послушается... кто ранен, пусть исцелится... кто был лишен души, пусть да раскается... а у кого не осталось тела, пусть да возродится заново... таково мое слово... такова моя воля... таков мой приказ для тех, кто способен его принять. Внимайте, люди. И делайте, что должно. Последний выбор все равно остается за каждым из вас.

   Не знаю уж, что я несла и почему именно в такой форме, но, кажется, меня действительно услышали. Потому что среди Тварей снова наметилось какое-то движение. Они определенно разделись на два больших лагеря. Не по размерам, не по принадлежности к какому-то одному виду, а, вероятно, по потребностям. Потому что какой-никакой, а разум и понимание у них все-таки имелись. И хотя бы касательно своей жизни они были способны совершать осмысленные поступки.

   Заметив, как большая часть нежити с тоской уставилась в непроницаемо черное небо, в котором буквально на глазах появилась и начала шириться гигантская беззвездная дыра, я устало кивнула.

   - Свободны...

   И в тот ж миг по Степи пронесся дружный вздох. Две трети Тварей, что с надеждой выискивали вверху что-то знакомое, в мгновение ока развеялись над землей серой дымкой, которая несколькими плотными потоками взмыла ввысь и охотно втянулась в раскрытую Адамантами Воронку. Без возражений, без сомнений и даже без звука.

   Почти сразу у меня закружило голову и в сотый уже раз за эту длинную ночь потемнело в глазах. Но, к счастью, ненадолго. Вялый толчок под ногами, за которым больше не последовало никакого движения, быстро привел меня в чувство. Но зрелище внезапно обмякшего демона и видение его медленно гаснущих глаз, из которых постепенно уходила жизнь, не доставило мне никакой радости. Я - Ишта. Я умею лишь дарить жизнь. Тогда как отнимать ее... пусть даже у пытавшегося меня убить демона... все еще получается не очень. Хотя, конечно, когда сильно прижмет, я и зубами глотку перегрызу. Особенно, за своих друзей.

   Убедившись, что Дангор действительно мертв и совсем не прикидывается, я вытащила из его груди Эриол и позволила ему вернуться на место. После чего снова позвала тот же послушный корешок и с его помощью спустилась на землю.

   - Свободны, - повторила негромко, встретив несколько десятков тысяч вопросительных взглядов от оставшихся Тварей. Так мало в сравнении с тем, сколько их было всего мгновение назад. Но так ужасающе много, если только подумать, что я перед ними осталась совсем одна. - Домой. Вам тут нечего делать. Потом приду и решу, как с вами быть. А сейчас - брысь.

   Они глухо заурчали, с явным сомнением покосившись на торопливо перестраивающееся войско у своих границ, но меня оно тоже не тревожило. От своих людей я подвоха не ждала. Поэтому и Твари быстро успокоились, после чего переглянулись, помялись, а затем принялись один за другим спрыгивать в глубокие разломы. Стремительно уходя туда, откуда их вытащило чужое заклятие. И туда, где они обрели для себя новый дом взамен того, которого их когда-то лишили.

   Словно почувствовав, что трещины уже не нужны, Степь слегка сдвинулась, без подсказки закрывая свои раны. Смыкая края разломов, заращивая их, заполняя новой землей, прорастая свежей травой, закрываясь пришедшими с Равнины корнями и заново учась дышать, чувствовать, верить. Потом она постепенно успокоилась, прекратив тревожить меня своей болью. А затем и вовсе задремала, устав от резких перемен и пережитого волнения.

   Ну, вот и все.

   Кажется, я все-таки победила?

   Да. Наверное. Только отчего мне так хреново сейчас? И почему так пусто внутри, словно это не я убила, а словно это меня уничтожили подчистую?

   - Гайдэ... - вдруг тихо позвали со спины.

   Внутренне обмерев, я быстро повернулась и с тихим вскриком кинулась к выползшему из-под плотного переплетения веток комочку. Маленькому, перемазанному в древесном соке и "синьке", слабому, устало шатающемуся на подгибающихся лапках, но живому. Действительно живому. Самому настоящему, обессиленному, но все еще умеющему смотреть из темноты двумя теплыми океанами мягко мерцающих желтых глаз, в которых горела бесконечная нежность.

   - Гайдэ...

   Я не знаю, что ему помогло остаться на этом свете, мой приказ или что-то еще... не знаю, сколько сил отдала для него Степь и те многочисленные, медленно увядающие стебли, которые совсем недавно покрывали его гигантское тело, а теперь с тихим шелестом опадали на окровавленную землю. Не знаю, куда и во что превратилось его некогда массивное тело, которое больше не угадывалось под листвой. Но все же он был жив. И он был рядом. Мой преданный и верный до последнего вздоха друг, ближе которого у меня никого и никогда не было.

   Он снова стал таким же маленьким и слабым, как тогда, когда мы впервые встретились. У него больше не было могучих мышц, острых когтей, мощных лап и железных челюстей. Он не смог восстановить свой недавний облик. У него даже крыльев теперь не осталось - вернувшись с края пропасти, он едва мог стоять. Исхудавший. Растерянный. Едва способный шевелиться. Но все-таки живой...

   - Лин!! - одним прыжком оказавшись рядом, я подхватила на руки взъерошенного черного кота, крепко прижала и зарылась лицом в мокрую, свалявшуюся, топорщащуюся во все стороны шерсть. - Ох, Лин... бессовестный... как ты посмел ТАК меня напугать?!!

   - Я не умру, пока ты жива, - измученно прошептал маленький шейри, цепляясь слабыми лапами за мою истерзанную куртку. Потом обвил мою талию неестественно длинным хвостом, уткнулся носом в шею и облегченно вздохнул. - Не бойся. Я больше никогда тебя не оставлю...

   - Спи, Лин, - прошептал я в ответ, сглотнув счастливые слезы. - Спи, мой хороший. Тебе надо восстановиться. Бери мои силы. Сколько нужно, бери. Выздоравливай. Я хочу, чтобы ты снова стал цельным.

   Лин только слабо улыбнулся в ответ и послушно уснул, тихонько сопя где-то у меня за ухом, цепко ухватившись за одежду всеми четырьмя лапами и постепенно, понемногу, осторожно и совершенно бессознательно забирая на себя жалкие крохи моей истерзанной дейри, которой осталось для него так немного.

   - Молодец, - прерывисто вздохнула я, бережно гладя его свалявшуюся шерсть и совсем не чувствуя катящихся по щекам слез. - Спи, мой маленький ангел. И знай: я никому тебя не отдам...

  

-Глава 20-

   Над притихшей Степью царила ночь. Спокойная и величественная, как королева, бесконечная и глубокая, как бездонное море, и такая же прекрасная, как две крупные, неестественно желтые, стеснительно выглянувшие из-за туч луны.

   Но этого я уже не видела и совсем не замечала царившей вокруг тишины. Я сидела на коленях возле убитого демона и баюкала спящего друга, неслышно напевая ему детскую колыбельную и бережно гладя его левой ладонью, на которой больше не было перчатки.

   Мои Знаки давно угасли, не нуждаясь больше в активации. Сама ладонь уже не светилась, как раньше - просто слабо поблескивала разноцветными искорками, когда я касалась шерсти своего маленького Хранителя. Но мне было наплевать, что резервы давным-давно должны были закончиться. Главное, что Лин был жив. И главное, что я могла отдать ему немного больше, чем было возможно.

   Я не обращала внимание на то, как вокруг меня медленно расползаются огромными травяными пятнами целые поляны живительной зелени. Не видела бегущих по исстрадавшейся земле ручейков свежей влаги. И не чувствовала, как постепенно что-то тяжелое и гнетущее уходит из меня, бесследно растворяясь в журчании звенящих ручьев, в тихом шелесте трав и в ровном шепоте постепенно распускающихся листьев, которых с каждым мгновением становилось все больше и больше.

   Я не видела, как совсем неподалеку все те же корни с хрустом раздавливают неподвижное тело убитого демона. Не видела, как они постепенно утаскивают его куда-то под землю. Как старательно прячут от меня его уродливый лик и не дают глазу зацепиться за это мрачное пятно, даже после смерти излучающее ощущение угрозы. Я не хотела его видеть. Совсем. И благодатная зелень послушно закрывала его собой, постепенно заталкивая в глухую могилу, не оставляя после себя следов недавнего боя. Забирая с собой его тело. Вминая куда-то вглубь. И медленно растворяя в себе без остатка.

   Я не видела того, как где-то позади с шумом и глухим ропотом перемещаются огромные массы покинутых мной людей. Как постепенно они дробятся, теряя былое единство, и снова делятся на ровные квадратики прежнего боевого строя. Как трепещут над из головами взорвавшие небо знамена. Как сливаются в одно разноцветное пятно воины Старших Кланов. Как отделяются от них ровные ряды валлионцев. И как выходят из соседнего леска, хмуро озираясь, крупные рыжие звери, рядом с которыми, давно забыв о прежней неприязни, бок о бок встают такие же крупные волки, огромные стаи которых давно объединились в один единственный и сильный народ.

   Я не знаю, сколько сидела так, прижавшись к спящему Лину и тихо дыша в его шею. Безмерно уставшая. Грязная. В драной одежде и в разорванном на плече доспехе. Да и какая разница, как я выгляжу? Какое имеет значение подсыхающая на волосах кровь сразу двух демонов и одной неразумной полукровки? Мне все равно. Мне действительно уже все равно. И ничего уже неважно, кроме того, что на моих руках глубоким сном спит существо, отдавшееся мне целиком и полностью.

   Лин...

   Ох, Лин...

   Я ласково поцеловала сухой кошачий нос и, услышав в ответ тихое урчание, слабо улыбнулась.

   - Живой...

   В этот момент мне, пожалуй, больше ничего не хотелось. Век бы так сидела и наслаждалась чувством бесконечного покоя. Жаль только, что отдохнуть мне так и не дали. И жаль, что в какой-то момент внезапно подлетевшая Тень некстати вернула меня к реальности.

   - Гайдэ?

   - Да, брат? - отозвалась я, осторожно поднимая голову.

   "Гор" тревожно оглядел мою грязную маску, насквозь пропитавшуюся чужой кровью, и присел напротив.

   - Мы закрыли Воронку. Других Тварей оттуда нет.

   - Хорошо, - равнодушно кивнула я, еще осторожнее ощупывая Лина, чтобы убедиться, что он действительно цел. - Как там ребята?

   - Живые.

   - Это я и без тебя знаю - чувствую. А в целом?

   - Погибло не так много народу, как я думал, - странно хмыкнул брат. - Наших - всего пару сотен. У святош чуть меньше. Валлионцы - чуть больше. Но в целом довольно неплохо. Тварям не удалось прорвать центр, хотя удар там был страшный. Но ты оказалась права - они не слишком хотели нападать. Они не стремились обращаться в Теней. Они вообще плохо видели, поэтому и начали промахиваться: их ненавидели, это верно, но все-таки не боялись. Поэтому наши выстояли. Сдержали первый наплыв. И поэтому же погибших так мало.

   - Сотни... - тоскливо повторила я, прикрывая глаза. - Сотни...

   - Из почти что миллиона, - возразил он. - Поверь, это - невероятно малая цена за то, что они сделали.

   - А раненые? Много их?

   - Нет, - улыбнулся брат, и я вяло удивилась. - Их было много... недавно... до того, как ты велела и дала им силы исцелиться.

   - Я?!

   Вот уж когда я вяло удивилась и против воли вырвалась из охватившего меня нехорошего оцепенения, больше похожего на небольшую смерть.

   "Гор" наклонился ниже и дохнул знакомым холодком прямо в лицо.

   - Ты, Гайдэ. Те, кто бы ранен легко, выздоровели. Те, кого зацепили сильнее, выкарабкались. А те, кто был при смерти, снова встали на ноги... но лишь потому, что ты дала им возможность это сделать.

   У меня в груди что-то радостно екнуло.

   - Боже... брат, ты не шутишь?

   - У нас есть погибшие, - все с той же странной улыбкой добавил он. - Но их очень немного в сравнении с тем, сколько могло бы быть уже завтрашним утром. И еще меньше в сравнении с тем, сколько их могло быть через три дня. Ведь те, кто погиб, скоро снова возродятся. Здесь. На твоей Равнине, в Долине, в Горах... мы ВСЕ ощутили это. ВСЕ почувствовали, что их смерть была легкой. И ВСЕ услышали, что именно ты сказала. Так что они вернутся, Гайдэ. Очень скоро сюда вернутся - наши братья, сестры... все души, которые ты приняла и которых одарила своим благословением. Поверь, они благодарны тебе за это, Гайдэ. И мой народ благодарен тебе тоже. Для нас честь служить такой Иште. И мы готовы это делать и дальше. Всегда. В жизни ли, в смерти ли... понимаешь?

   У меня комок застрял в горле, когда перед глазами, как живая, встала старая Айна и ее покинутая хижина, рядом с которой я вдруг ощутила, что смерть - это еще не конец. Потом вспомнилась Пустота, в которой мне тоже довелось недолго побывать. А следом за этим пришло странное ощущение, что мои слова тоже - не просто слова. Что услышавшие меня души, что бы ни натворили и как бы ни нарушили Равновесие, на этот раз не попадут в Тень. Не сейчас. Просто потому, что я позволила им вернуться БЕЗ прохождения через муки иного мира. Позволила прийти на свои земли и взяла за это ответственность. Взяла на себя их огрехи и прежние ошибки. И, тем самым, дала шанс снова пройти этот путь с самого начала.

   - Хорошо, - облегчено вздохнула я, поняв, что не так уж сильно напортачила. - Пусть будет так. Я согласна.

   - Ты молодец, - приглушенно рассмеялась Тень. - И шейри своего ты вовремя вытащила. А теперь пойдем обратно - брат там уже заждался. Извелись все, пока следили за твоими подвигами.

   Я устало улыбнулась и поднялась, придерживая Лина левой рукой. Искренне радуясь тому, что он такой легкий, и с изрядной опаской думая о том, сколько долгих метров мне придется преодолеть пешком, прежде чем я найду, где упасть и закрою, наконец, глаза.

   - А это еще что? - вдруг нахмурился брат, обратившись к лениво ворочающемуся на Плато войску.

   Я без особого интереса проследила за его взглядом и с легким удивлением увидела вспыхнувшую над одним из холмов яркую белую звезду. Которая не просто взлетела высоко вверх, но еще и начала ощутимо клониться в сторону Степи, оставляя за собой длинный хвост искр, как несущаяся сквозь ночь ледя