Book: Ночная тьма



Ночная тьма

Нора Робертс

Ночная тьма

Пролог

Это было чертовски подходящее место для встречи с осведомителем. Холодная ночь, мрачная улица, запах виски и пота из двери бара. Колт слегка затянулся тонкой сигарой, оглядывая пузатого типа, который согласился продать ему информацию. Смотреть-то не на что, поморщился он: низкорослый, волосатый и страшный как смертный грех. В кричащем свете неоновой рекламы бара информатор выглядел почти комически.

Но на самом деле ничего смешного не было.

— А вы человек слова, Биллингс.

— Ага, ага… — Биллингс покусывал грязный ноготь большого пальца, его пристальный взгляд обшаривал улицу. — Хочешь сохранить здоровье — держи слово. Слышал, что вы мной интересуетесь. — Он изучал Колта, то глядя на него в упор, то нервно отводя взгляд. — Знаете, человек в моем положении должен быть осторожен. Если вы хотите у меня что-то купить, это обойдется недешево. И это опасно. Я себя чувствую лучше со своим копом, на которого работаю, но нельзя же встречаться с ним каждый день.

— А я себя чувствую лучше без вашего копа. И я из тех, кто платит.

В подтверждение своих слов Колт достал из кармана рубашки две пятидесятидолларовые купюры и заметил, как жадно вспыхнули глаза Биллингса при виде денег. Колт, возможно, и любил риск, но покупать кота в мешке было не в его правилах, поэтому он сунул деньги обратно.

— Поговорим лучше за выпивкой. — Биллингс мотнул головой в сторону бара. Оттуда долетал женский смех, дробный и рассыпчатый, как пулеметная очередь.

— Поговорим лучше здесь.

Колт видел, что этот человек — сплошной комок нервов. Биллингс стал переминаться с ноги на ногу. Если сейчас не настоять на своем, он может удрать, как заяц. А Колт зашел уже слишком далеко и ставка была очень велика, чтобы упускать его.

— Сначала расскажите мне то, что я хочу знать, потом поставлю вам выпивку.

— Вы вроде бы нездешний?

— Да. — Колт выжидательно поднял бровь. — А какая разница?

— Никакой. Даже лучше, если вас не знают… — Биллингс вытер рот тыльной стороной ладони. — Но вы вроде из тех, кто может постоять за себя.

— Надеюсь.

Колт глубоко затянулся, прежде чем выбросить сигару. Ее красный огонек прощально вспыхнул, падая в водосток.

— Мне нужна информация, Биллингс! — Чтобы доказать свою добрую волю, Колт вытащил одну из купюр. — Давайте займемся делом.

Не успели пальцы Биллингса коснуться денег, как тишину разорвал визг шин резко тормозящего автомобиля.

Колту не надо было даже видеть ужас в глазах Биллингса — он чувствовал его кожей. Под влиянием инстинкта самосохранения в кровь ему хлынул адреналин, мышцы напряглись, и он нырнул в укрытие до того, как раздались первые выстрелы.

Глава 1

Алтея в принципе не возражала против усталости. После трудного дня усталость была даже приятна, так как влекла за собой предвкушение отдыха души и тела. Она ничего не имела и против необходимости торчать за банкетным столом в ресторане «Браун Хаус», дурея от спичей, один за другим вонзающихся в уши.

Но вот против чего она возражала, так это против ладони своего спутника, которая гладила ее бедро под прикрытием льняной скатерти. Мужчины так предсказуемы!

Она подняла свой бокал и, подвинувшись на стуле, склонилась к его уху.

— Джек!

Его пальцы крепче сжали ее ногу.

— М-м-м?

— Если ты сейчас же не уберешь свою блудливую руку — слышишь, сейчас же! — я всажу в нее, очень-очень глубоко, вот эту десертную вилку. Будет ужасно больно, Джек. — Она откинулась и начала потягивать вино, вызывающе улыбаясь своему спутнику. — Ты с месяц не сможешь играть в теннис.

Джек Холмсби, привлекательный холостяк, строгий прокурор, почетный гость ежегодных банкетов, которые устраивала ассоциация городских адвокатов, умел обращаться с женщинами. Однако с Алтеей ему не везло — вот уже несколько месяцев он безуспешно пытался ее обольстить.

— Тея… — выдохнул он, одарив ее своей самой очаровательной, самой изощренной улыбкой. — Мы уже так близки! Почему бы нам не пойти ко мне? Можно было бы… — и он прошептал ей нечто неопределенное, изобретательное и вряд ли возможное физически.

Алтею избавил от необходимости отвечать — а Джека от небольшого хирургического вмешательства— сигнал ее вызывного устройства. Она встала, наклонила голову.

— Прошу прощения. Это меня.

Она шла между столиками, слегка покачивая стройными бедрами. Красивое изящное тело в пурпурном платье с обнаженной спиной приковывало к себе взгляды сидящих мужчин.

С беззаботным видом Алтея вышла из бального зала в коридор и подошла к телефону. Открыв вечернюю сумочку, в которой находилась пудреница, помада, удостоверение личности, небольшая наличность на всякий случай и девятимиллиметровый пистолет, она выудила двадцатипятицентовую монету и набрала номер.

— Это Грейсон.

Слушая, она отбросила назад гриву огненно-рыжих волос. Ее желто-карие глаза сузились.

— Хорошо, иду.

Алтея повесила трубку, обернулась и увидела спешащего к ней Джека Холмсби. Симпатичный мужчина, беспристрастно оценила она. Хорошие внешние данные. Жаль, что внутри так пусто.

— Извини, Джек. Мне надо идти.

Тот раздраженно нахмурился. Дома его ждала бутылка «Наполеона», груда яблоневых поленьев в камине и стопка белых сатиновых простыней.

— Ну в самом деле, Тея, неужели больше никто не может принять вызов?

— Нет. Работа на первом месте. Так всегда было. Хорошо, что мы встретились здесь, Джек. Ты можешь остаться и наслаждаться жизнью.

Но Джек не хотел уступать. Они вместе вышли на свежий осенний воздух.

— Почему бы тебе не вернуться, когда закончишь, — настаивал он. — Мы можем продолжить с того места, где остановились.

— Мы нигде не остановились, Джек. — Алтея вручила привратнику квитанцию о парковке. — Чтобы остановиться, нужно начать, а я не намерена что-либо начинать с тобой.

Она уныло вздохнула, потому что он вдруг обнял ее.

— Послушай, Тея, но ведь ты же пришла сюда сегодня не для того, чтобы жевать шашлык на ребрышках и слушать, как куча юристов произносит бесконечные спичи. — Он склонил голову и приблизил свой рот к ее губам. — Ты надела такое платье не для того, чтобы держать меня на расстоянии вытянутой руки. Ты надела его, чтобы распалить меня. И распалила.

Ее охватило острое раздражение.

— Я пришла сюда сегодня, потому что уважаю тебя как юриста. — Быстрый толчок локтем под ребра сбил Джеку дыхание и позволил ей отстраниться от него. — И я думала, что мы сможем прекрасно провести вечер. А что я надеваю— это мое дело, Холмсби, но я выбираю платье не для того, чтобы ты меня лапал под столом или делал смехотворные предложения насчет окончания вечера.

Она не кричала, но и не особенно заботилась о том, чтобы приглушить голос. В ней уже закипал гнев. Напуганный, Джек поправил галстук и тревожно огляделся по сторонам.

— Спокойнее, Алтея, ради Бога!

— Я как раз собиралась попросить тебя о том же.

Привратник, который с удовольствием смотрел и слушал, вежливо откланялся. Алтея обернулась и взяла у него ключи от машины.

— Спасибо.

Она подарила ему улыбку и протянула чаевые. Эта улыбка заставила сердце привратника забиться сильнее, и он машинально сунул купюру в карман, даже не взглянув на нее. Он был слишком занят мечтами.

— Э… езжайте осторожнее, мисс. И скорее возвращайтесь. Пожалуйста, поскорее!

— Благодарю вас. — Она тряхнула гривой рыжих волос, скользнула за руль своего модернизированного «мустанга» и посмотрела на Холмсби: — Увидимся в суде, прокурор! — затем включила мотор и унеслась прочь.


Место убийства, где бы оно ни произошло — в доме или вне дома, в городе, пригороде или в сельской местности, — всегда отмечено аурой смерти. Как полицейский с почти десятилетним стажем Алтея научилась распознавать эту ауру, впитывать и освобождаться от нее сразу по окончании тщательной, но механической работы по исследованию места преступления.

Когда Алтея приехала, полквартала уже было оцеплено. Здесь стояли три полицейские машины, мигая синими огнями и вереща включенными рациями. Зрители — смерть всегда привлекает внимание людей — толпились у желтой ленты, ограждавшей место происшествия, желая — Алтея это знала — взглянуть на жертву, чтобы убедиться, что они сами живы-здоровы.

Полицейский фотограф уже кончил работу и укладывал аппаратуру. Тело было опознано.

Вечер был прохладным, и Алтея достала накидку с заднего сиденья. Изумрудно-зеленый шелк согрел ее открытую спину и руки. Предъявив пропуск новичку, сдерживающему напор толпы зевак, она прошла за ограждение. Ей было приятно увидеть здесь Суини, стойкого полисмена, отслужившего вдвое больше нее и не торопившегося уходить в отставку.

— Лейтенант! — Он кивнул ей, затем достал платок и громко высморкался.

— Что у нас здесь, Суини?

— Убийство. — Он сунул платок обратно в карман. — Покойник стоял перед баром, с кем-то беседуя. — Он показал рукой. — Свидетели говорят, что машина ехала в том направлении, быстро. Тормознули, выстрелили и укатили.

Алтея все еще чувствовала запах крови, хотя и не свежей.

— Кто-нибудь из посторонних пострадал?

— Нет. Несколько легких порезов осколками стекла у посетителей бара, вот и все. Пули разбили витрину. — Он оглянулся через плечо. — У парня не было ни малейшего шанса, лейтенант. Сожалею.

— Да, я тоже.

Алтея посмотрела на тело, распростертое на темном асфальте. Теперь ему уже ни до чего нет дела, думала она, вглядываясь в лицо убитого, искаженное гримасой ужаса. Она узнала этого человека.

Дикий Билл Биллингс, иногда сутенер, иногда наводчик и всегда — осведомитель. Ее осведомитель, черт бы его побрал!

— Эксперты?

— Уже ушли, — сообщил Суини. — Его можно отправлять в морг.

— Отправляйте. Список свидетелей составили?

— Ага, по большей части бесполезных. Один утверждает, что это была черная машина, другой — синяя, третий, алкаш, клянется, что видел огненную колесницу, которой правили демоны.

Он витиевато выругался, хорошо зная, что Алтея на такие вещи не обижается.

— Ну, что есть, то есть. Она оглядела толпу — завсегдатаи бара, шустрые подростки, равнодушные бомжи и… На одном из мужчин ее локатор сработал. Непохожий на других, он не таращился от любопытства и возбуждения, а спокойно стоял на месте. На темной рубашке под распахнутой кожаной летной курткой поблескивала серебряная цепочка. Мускулистое тело наводило на мысль, что он, видимо, скор на руку. Старые джинсы плотно облегали длинные ноги, обутые в поношенные ботинки. Волосы — должно быть, темно-русые или светло-каштановые — шевелились на ветру, свободно падая поверх воротника.

Он курил тонкую сигару. Его глаза так же цепко оглядывали окружающую обстановку, как и ее. Света было маловато, но ей показалось, что он загорелый, и это очень шло к его резко очерченному лицу. Глаза у него были глубоко посаженные, нос длинный и несколько узкий, что придавало лицу выражение настороженности. Твердый, решительный рот легко складывался в презрительную гримасу.

Какой-то инстинкт заставил Алтею внимательно изучать его, пока он не встретился с ней глазами. Этот взгляд, холодный и цепкий, оставил неприятное впечатление.

— Кто этот ковбой, Суини?

— Этот?.. О! — На усталом лице полисмена проступило подобие улыбки. До чего же точно она обозвала его, подумал он. Парень действительно выглядит так, будто всю жизнь ездил верхом на мустанге. — Это свидетель. Перед самым убийством жертва с ним разговаривала.

— Вот как? — Алтея не смотрела, как команда коронера возится с телом. Ей это было не нужно.

— Он единственный, кто дал связные показания. — Суини вытащил из кармана блокнот, послюнил палец и открыл нужную страницу. — Сказал, что машина — черный «бюик» 91 года с номерами штата Колорадо. Номеров он не разглядел, потому что задние огни не горели и он поторопился нырнуть в укрытие. Сказал, что стреляли, судя по звуку выстрелов, из автомата Калашникова 47.

— Автомата Калашникова?

Интересно, подумала Алтея, не отрывая глаз от свидетеля.

— Может быть… — начала она и осеклась, увидев, что улицу переходит ее начальник. Капитан Бойд Флетчер подошел прямо к свидетелю, покачал головой, что-то сказал ему, и они дружески обнялись. — Похоже, капитан его хорошо знает, — заметила Алтея, оставив любопытство на потом. — Давай-ка заканчивать, Суини.


Колт наблюдал за ней с того момента, как ее длинная стройная нога высунулась из двери «мустанга». За такой леди стоило понаблюдать, даже очень стоило. Ему понравилось, как она движется — изящно и в то же время ловко, не тратя лишней энергии. И, конечно, ему понравился ее внешний вид. Складное небольшое, но сексуальное тело было достаточно округлым, чтобы разжечь мужской аппетит, да еще этот изумрудно-зеленый шелк, развевающийся на ветру, и пламя рыжих волос, полыхавшее вокруг холодного лица камеи.

Было прохладно, и один взгляд на хорошо одетую дамочку заставил Колта подумать о тепле. Это немного помогало скрасить ожидание. Колт был не из тех, кто терпеливо ждет вне зависимости от обстоятельств.

Он не удивился, увидев, что она предъявляет пропуск мальчишке у ограждения. Вид у нее был достаточно авторитетный. Он решил было, что она помощник окружного прокурора, но тут же понял свою ошибку, когда она вступила в разговор с Суини. На леди было прямо-таки написано: коп.

Около тридцати, прикинул он, под 165 сантиметров без этих высоченных каблуков, а веса от силы 50 килограммов. Очень элегантна.

Так он и ждал, оценивая происходящее и лениво посасывая сигару. Он не испытывал никакого сожаления при воспоминании о Диком Билле Биллингсе. Теперь от покойного не было никакой пользы. Придется копнуть еще кое-где или кое-кого, подумал он. Колт Найтшейд был не из тех, кого убийство может сбить с намеченного пути.

Когда он почувствовал, что она за ним наблюдает, он неторопливо затянулся и выпустил клуб дыма, затем резко повернулся и встретился с ней глазами. Он не ожидал, что у него перехватит дыхание, — настолько обжигающим и откровенно сексуальным оказалось это противостояние взглядов. В одно мгновение он предстал перед ней как на ладони, и это было более чем неожиданно, это было неслыханно! Коса нашла на камень.

Алтея сделала шаг по направлению к нему. Он шумно вздохнул, внезапно обнаружив, что вообще не дышит. Поглощенный случившимся, он не заметил, как появился Бойд.

— Колт! Сукин ты сын!

Он недоуменно обернулся, но сразу же на его лице засияла улыбка, которая могла бы растопить сердца всех женщин в радиусе двадцати шагов.

— Бойд!

С искренней теплотой, которую он берег только для немногих, Колт обнял старого друга. Он не видел Бойда уже около десяти лет. Ему показалось, что ничего не изменилось.

— Ты все такой же симпатяга, а?

— А ты все выглядишь так, словно только что скакал на диком мустанге. Господи, как я рад тебя видеть! Когда ты вернулся в город?

— Два дня назад. Перед тем как повидаться с тобой, я хотел сделать кое-какие дела.

Бойд посмотрел вслед за его взглядом туда, где люди коронера грузили в фургон тело убитого.

— Вот эти дела?

— Отчасти. Я рассчитывал, что ты придешь.

— Ага. — Бойд заметил Алтею и дал ей это понять небольшим кивком. — Ты вызвал полицейского, Колт, или друга?

Колт посмотрел на окурок сигары и бросил его в водосток.

— Ты — и то и другое, и это очень удобно.

— Этого парня ты убил?

Вопрос был задан настолько обыденно, что Колт снова улыбнулся. Он знал, что Бойд и ухом не поведет, если услышит «да».

— Нет.

Бойд снова кивнул.

— Расскажешь мне?

— Да.

— Тогда почему бы тебе не подождать в машине? Я подойду через минуту.


— Капитан Бойд Флетчер! — Колт покачал головой и кашлянул. — Уже капитан! — Хотя часы пробили полночь, он был настолько же насторожен, насколько и расслаблен. В руках он держал чашку скверного кофе, а его поношенные ботинки покоились на столе Бойда. — Разве это не кое-что?

— А я думал, ты гоняешь лошадей и прочую скотину штата Вайоминг, — заметил Бойд.

— Я гонял. — Голос Колта звучал протяжно и чуть-чуть гнусаво. — Очень долго гонял.

— А что стало с дипломом юриста?

— О, он мне хорошо помог!

— А военная авиация?

— Ну, я все еще летаю. Только форму не ношу. Слушай, сколько можно ждать эту пиццу?

— Пока она не станет холодной и несъедобной.

Бойд откинулся на спинку кресла. Ему было уютно в своем кабинете. Ему было уютно и на улице. И, поскольку они вспоминали свои школьные дни, закончившиеся двадцать лет назад, ему было очень уютно с Колтом.

— Ты совсем не разглядел этот автомат?

— Черт возьми, Бойд, мне повезло, что я почуял машину прежде, чем нырнул в укрытие, мордой об асфальт. Да и какой был бы толк, если бы разглядел? Скорее всего оружие украдено.

— Лейтенант Грейсон идет по следу. А теперь, может, расскажешь, зачем тебе понадобился Дикий Билл?



— Он вошел со мной в контакт. Я… — Колт осекся, так как в кабинет без стука вошла Алтея, неся в руках плоскую картонную коробку.

— Это вы заказывали пиццу? — Она поставила коробку на стол Бойда и протянула руку. — Десять баксов, Бойд.

Бойд достал десятку из бумажника. Алтея аккуратно сложила ее и сунула себе в кошелек.

— Мистер Найтшейд! — Мисс Грейсон! — представил их друг другу Бойд.

— Лейтенант Грейсон, — поправила Алтея. Сняв крышку с коробки, она отрезала кусок пиццы и попробовала его. — Вы, кажется, присутствовали при убийстве?

— Похоже на то.

Он снял ноги со стола, чтобы иметь возможность наклониться вперед и самому взять кусок. Аромат женщины смешался с запахом остывающей мясной пиццы. Это было очень соблазнительно.

— Спасибо, — пробормотала она, когда Бойд передал ей салфетку. — Я все пытаюсь понять, что вы там делали, подставляясь под пули вместе с моим осведомителем.

Колт прищурился.

— С вашим осведомителем?

— Ну да!

Цвет его глаз так же трудно определить, как и цвет волос, подумала Алтея. Что-то среднее между голубыми и зелеными. Они так же холодны, как ветер, завывающий за окном.

— Билл говорил мне, что хочет порвать с полицией раз и навсегда.

— Я была в курсе дела.

Колт оглядел ее изумрудно-зеленую накидку и поднял бровь.

— Вот как?

— Лейтенант Грейсон все это время вела операцию по наркотикам, — пояснил Бойд. — А теперь, ребята, почему бы вам не начать с самого начала?

— Отлично. — Положив недоеденный кусок, Алтея отряхнула пальцы и сняла накидку. Колт стиснул зубы, чтобы удержать при себе напрашивающуюся реплику. Поскольку она отвернулась от него, он имел полную возможность убедиться в том, как соблазнительно выглядит прямая, стройная, обнаженная женская спина, обрамленная пурпурным платьем.

Бросив накидку на тумбочку, Алтея снова взяла свою пиццу и присела на край стола.

О, она знает, какое впечатление производит на мужчин, думал Колт. Он явственно видел в ее глазах это самодовольное, чуть насмешливое выражение. Он понимал, что каждая женщина владеет всем своим арсеналом, до последней реснички, но туго придется бедняге, против которого будет выставлено столь тяжелое вооружение.

— Дикий Билл, мистер Найтшейд… — начала Алтея. — Что вам от него было нужно?

— Поговорить.

Он понимал, что такой ответ отдает тупым упрямством, но в этот момент его больше всего занимала мысль, было ли что-нибудь между этой сексуальной лейтенантшей и его старым другом. Его старым женатым другом, мысленно подчеркнул он. Колт был слегка удивлен тем, что не почувствовал между ними никакого взаимного притяжения, и в то же время доволен этим.

— О чем? — Голос Алтеи был все еще терпелив и даже ласков. Как будто она расспрашивает маленького ребенка, невольно пришло Колту в голову.

— Жертва была осведомителем Алтеи, — напомнил Колту Бойд. — И если она требует объяснений…

— А я требую!

— …то надо их ей дать.

Чтобы выиграть время, Колт взял еще кусок пиццы. Он собирался сделать нечто такое, что ему сильно не нравилось, что было ему поперек горла. Он должен был просить помощи. А для этого надо было поделиться тем, что ему известно.

— У меня ушло два дня на то, чтобы выследить Биллингса и уговорить его побеседовать со мной.

И пара сотен баксов — на подкуп, чтоб расчистить дорожку к нему, подумал Колт. Но он был не из тех, кто считает расходы, пока игра не окончена.

— Он нервничал, не хотел разговаривать, несмотря на то что уже имел контакт с полицией. Так что я решил: это неспроста. — Он снова взглянул на Алтею. Леди утомилась, понял он. Усталость ощущалась в чуть набрякших мешках под глазами, в слегка осунувшихся щеках. — Сожалею, что вы потеряли его, но не думаю, что ваше присутствие что-нибудь изменило бы.

— Теперь мы этого не узнаем, не так ли? — Она не позволила себе выразить сожаление ни голосом, ни словами. — А почему вас так беспокоил контакт с Биллом?

— На него работала одна девица, Джейд. Возможно, это ее уличная кличка.

Алтея порылась в памяти и кивнула:

— Да. Маленькая блондинка, детское личико. Два раза задерживалась за приставание к мужчинам. Надо проверить, но, по-моему, она уже четыре или пять недель не работает на улице.

— Должно быть, так. — Колт поднялся, чтобы долить себе пива. — Вроде бы Биллингс устроил ее на работу. В кино. — Вид у него был как у человека, который собирается выпить отраву. Он скривился и отвернулся. — Я говорю не о Голливуде. Это мелкое производство для частных зрителей, у которых есть охота и деньги. Киноленты для знатоков, знаете ли. — Он пожал плечами. — По правде говоря, меня это не беспокоит, если речь идет о взрослых, самостоятельных людях. Хотя лично я предпочитаю секс в натуре.

— Но мы говорим не о вас, мистер Найтшейд.

— О, лейтенант, вам нет нужды называть меня мистером. Это звучит чопорно, а мы беседуем на такие животрепещущие темы!

Он откинулся на стуле улыбаясь. Хотелось еще пощипать ей перышки и сделать это быстро и аккуратно, не тратя времени на ее изучение.

— Так вот, Джейд, видно, что-то померещилось, и она слиняла. Я не из тех, кто верит, что у жуликов бывает золотое сердце, но здесь, видно, случилось что-то похожее. Она послала письмо мистеру и миссис Фрэнк Кук. — Он перевел взгляд на Бойда — Фрэнку и Марлин Кук.

Брови Бойда поползли вверх.

— Фрэнку и Марлин?

— Вот именно. — Колт криво усмехнулся и взглянул на Алтею. — Тоже старые друзья, лейтенант. Так уж получилось, что тысячу лет назад я был, как говорят, интимным другом миссис Кук. Будучи женщиной здравомыслящей, она вышла за Фрэнка, устроилась в Албукерке и родила ему двоих чудесных детей.

Алтея подвинулась и прикрыла ноги складкой шелка. Она заметила, что у Колта на рубашке мерцает серебряный медальон святого Христофора — покровителя путешественников. Интересно, действительно ли мистер Найтшейд нуждается в духовном покровительстве? — подумала она.

— Вам не кажется, что это уводит нас немного в сторону?

— О, это приведет нас прямо к вам на крылечко, лейтенант. Просто я всегда предпочитаю обходной путь.

Он взял сигару и слегка размял ее длинными пальцами, прежде чем достать зажигалку.

— С месяц назад старшая дочь Кук. — Лиз… Ты ее знаешь, Бойд?

Бойд покачал головой. Ему не нравился этот разговор. Совершенно не нравился.

— Знал, когда она была еще в пеленках. Сколько ей теперь, двенадцать?

— Только что стукнуло тринадцать.

Колт щелкнул зажигалкой и раскурил сигару. От ее дыма у Алтеи запершило в горле.

— Хорошенькая, как картинка, ну вылитая мать! И характер вспыльчивый, тоже в маму. Дома были кое-какие неприятности, думаю из тех, что время от времени случаются в каждой семье. Но Лиз ушла хлопнув дверью.

— Она сбежала? — Алтея хорошо представляла себе психологию подобной беглянки. Слишком хорошо.

— Побросала кое-какие вещички в сумку и сбежала. Это было несколько недель назад. Ясное дело, все это время Марлин и Фрэнк жили как в аду. Они обратились в полицию, но это ничего не дало. — Колт выпустил клуб дыма. — А десять дней назад она позвонила мне.

— Вам? Почему? — удивилась Алтея.

— Я же сказал, мы были друзьями.

— А вы обычно распутываете все подобные дела своих друзей, не так ли?

Ладно, пусть иронизирует, думал Колт. Очевидно, это еще одно оружие из ее арсенала.

— Я стараюсь помогать людям.

— Вы дипломированный следователь?

Поджав губы, Колт изучал кончик своей сигары.

— При чем тут диплом? Я направил по следу людей и вроде что-то нащупал здесь, на севере. Затем Кук получили письмо от Джейд.

Сжав сигару зубами, он вытащил из внутреннего кармана куртки сложенный вчетверо листок цветной почтовой бумаги.

— Будет быстрее, если вы сами прочтете, — сказал он, передавая его Бойду. Алтея встала, подошла к капитану сзади, положила руку ему на плечо и склонилась к письму.

Это довольно интимный и все же совершенно не сексуальный жест, решил Колт. Пожалуй, он говорит скорее о дружбе и доверии.

Почерк был чисто девичий, корявый, как у ребенка. Впрочем, содержание, как увидела Алтея, не имело ничего общего с цветочками, ленточками и детскими фантазиями.


Дорогие мистер и миссис Кук!

Я встретилаЛизвДенвере. Она отличная девочка. Я думаю, она сожалеет, что сбежала из дому, и вернулась бы при первой возможности. Хотелось бы помочь ей, но мне самой надо бежать из города. У Лиз неприятности. Надо бы обратиться в полицию, но я очень боюсь и думаю, что мне не поверят. Она не подходит для этой жизни, но они ее не хотят отпускать. Она такая юная и хорошенькая, а они зашибают на кино очень много денег, я знаю. Я этой жизнью жила пять лет, и до сих пор мурашки бегут по коже от тех штучек, что они заставляют нас делать перед камерой. Похоже, одну из девочек убили, так что я хочу удрать, прежде чем меня тоже убьют. Лиз дала мне ваш адрес и попросила написать вам и сказать, что она очень сожалеет. Она по-настоящему напугана, но я надеюсь, что вы ее найдете в порядке.

Джейд.

P.S. У них есть место в горах, где они снимают свое кино. И квартира наВторойавеню.


Бойд не отдал письмо, а положил его к себе на стол. У него самого была дочь. Он подумал о Аллисон, шестилетней, ласковой как щеночек, и почувствовал, что горло его сдавила жестокая ярость.

— С этим надо было прийти ко мне. Ты должен был прийти ко мне.

— Я привык работать один. — Колт вынул изо рта сигару и погасил ее. — Во всяком случае я собирался прийти к вам после того, как свяжу концы с концами. Я нашел «кота» Джейд и хотел немного потрясти его.

— А теперь он мертв, — спокойно сказала Алтея, отвернувшись и глядя в окно.

— Ага.

Колт изучал ее профиль. В ее голосе он услышал не только гнев. Там было что-то еще.

— Ясно одно: он знал, что я ищу его, и был готов поговорить со мной. Сдается мне, что мы имеем дело с хорошо организованной шайкой, которая может убить не моргнув глазом.

— Это дело полиции, Колт, — тихо сказал Бойд.

— Не спорю, — с готовностью ответил тот, махнув рукой. — Но это и мое личное дело. Я собираюсь копать глубже. И мне этого никто не запретит. Я представляю интересы Кук, можете считать меня их адвокатом.

— Ты действительно адвокат? — бесцветным голосом спросила Алтея, поворачиваясь к нему. — В самом деле?

— Да, когда меня это устраивает. Я не хочу пересекаться с твоим расследованием, — заявил он Бойду. — Мне нужно, чтобы ребенок вернулся к Синтии и Фрэнку, причем целым и невредимым. Я готов к сотрудничеству. Все, что мне известно, вы тоже будете знать. Но здесь не должно быть никаких недоразумений. Бойд, выдели мне полицейского для совместной работы над этим. — Колт слегка улыбнулся — только уголки губ искривились, — словно удивляясь самому себе. — Ты лучше других знаешь, что я терпеть не могу официальных партнеров в работе. Но здесь дело касается Лиз. Ты знаешь, я умею работать. — Он наклонился вперед. — Ты знаешь, я не отступлюсь. Дай мне своего лучшего работника, и мы возьмем этих ублюдков.

Бойд прикрыл ладонью усталые глаза и вздохнул. Он мог бы, конечно, приказать Колту отступиться. Можно было отказаться сотрудничать с ним и делиться внутренней информацией. Но Колт все равно будет работать. Да, он знал, что Колт умеет работать, и имел представление о работе, которую тот выполнял на службе в армии.

Наверное, это был первый случай, когда Бойд Флетчер решился нарушить правила. Поколебавшись, он махнул рукой в сторону Алтеи:

— Вот мой лучший работник.

Глава 2

Если человек хочет иметь партнера, к этому надо отнестись с пониманием. В любом случае Колт не намеревался работать совместно с Алтеей, а рассчитывал на ее участие. Она должна была стать каналом, связывавшим его с официальным расследованием. Он сдержит свое слово — он всегда держал его, за исключением особых случаев, — и будет снабжать ее той информацией, которую ему удастся добыть. Он не ожидал от нее многого.

Колт относился с уважением лишь к небольшому числу копов во главе с Бойдом. Что до лейтенанта Грейсон, то он рассматривал ее как декоративную фигуру, от которой мало прока. Впрочем, ее официальные атрибуты — значок, удостоверение и сарказм — могут оказаться полезными при установлении кое-каких связей.

Наконец, ему надо было как следует выспаться — хотя бы часов шесть. Колт не возражал, когда Бойд стал требовать от него выписаться из отеля и остановиться в доме Флетчеров. Ему нравилась семейная жизнь — по крайней мере чужая, — и было любопытно взглянуть на жену Бойда. Он не был на их свадьбе. Хотя его и приглашали со всем радушием, но он не смог приехать. Уж очень далек путь от Бейрута до Денвера, а в то время он занимался местными террористами.

Силия восхитила его. Она и бровью не повела, когда муж привел домой чужого мужчину в два часа ночи. Закутавшись в махровый халат, она показала ему комнату для гостей и напоследок посоветовала сунуть голову под подушку, если он захочет утром выспаться. Дети, видите ли, встают в семь и собираются в школу.

Он спал как убитый, а когда в семь его разбудили звуки голосов и топанье ног, последовал совету хозяйки, накрыл голову подушкой и проспал еще часок.

Теперь, подкрепившись отличным завтраком и тремя чашками первоклассного кофе, сваренного служанкой Флетчеров, он был готов на подвиги.

Соглашение с Бойдом обязывало его сделать первую остановку в полицейском участке. Ему надо было поговорить с Алтеей, выудить у нее все связи Биллингса и уж затем действовать самостоятельно.

Похоже, у старого друга была хлопотливая работа. В участке стоял обычный шум от телефонных звонков, стука пишущих машинок и громких голосов. Как всегда, пахло кофе, освежителем воздуха и потом. Но во всем чувствовалась атмосфера деловитости и организованности.

У дежурного в списке имя Колта значилось, он дал ему гостевой значок и направил в кабинет к лейтенанту Алтее Грейсон. Дверь была закрыта. Колт постучал и вошел. Он понял, что она на месте, еще не видя ее. Он ощутил ее запах. Как волк чует запах своей волчицы. Или жертвы.

Шелка уже не было в помине, но тем не менее она выглядела слишком модной штучкой для полицейского. Хорошо сшитый брючный костюм табачного цвета не придавал ей ни капли мужественности. Наоборот, она выглядела очень женственно в нежно-розовой блузке и с драгоценной брошкой на лацкане пиджака. Грива рыжих волос была собрана на затылке и перевязана узорчатой тесьмой, в ушах покачивались тяжелые золотые серьги.

Самая строгая тетушка одобрила бы этот наряд, но все равно она была сногсшибательно сексуальна.

Пожалуй, будь на его месте другой мужчина, он бы не удержался от комплимента.

— Привет, Грейсон.

— Привет, Найтшейд. — Она показала рукой на стул. — Присаживайтесь.

Колт повернул стул спинкой вперед и сел на него верхом. Он заметил, что ее кабинет раза в два меньше, чем у Бойда, зато в нем царил идеальный порядок. Картотечные ящики тщательно закрыты, бумаги аккуратно сложены, карандаши остро заточены. Цветок, стоящий на столе, наверняка тщательно полит. Никаких фотографий родных или друзей. Единственным ярким пятном в маленькой комнате без окон была абстрактная картина, выполненная в синих, зеленых и красных тонах, которые контрастировали, не переходя друг в друга. Инстинкт подсказал ему, что эта картина соответствует мироощущению хозяйки кабинета.

— Так. — Он сложил руки на спинке стула и наклонился вперед. — Вы проверили машину, из которой стреляли, через автоинспекцию?

— Нет надобности. Об этом есть информация в сегодняшней сводке. — Алтея протянула ему листок бумаги. — Сообщение об угоне поступило вчера в одиннадцать вечера. Владельцы обедали в ресторане, вышли и обнаружили, что машины нет. Братья-дантисты Уилмер праздновали свое пятидесятилетие. Похоже, они тут ни при чем.

— Скорее всего… — Колт бросил листок на стол. Ему не верилось, что на убийцу можно выйти через машину. — Больше ничего не подвернулось?

— Пока нет. Я получила карточку Джанис, если вам интересно.

Положив сводку на место, она достала из папки фотографию.

— Так… Джанис Уилоуби. Возраст двадцать два. Два задержания за приставание к мужчинам… несколько замечаний за то же самое. Один арест за сигареты с марихуаной, отпущена как несовершеннолетняя. Прошла курс социальной поддержки. Потом, когда ей исполнилось двадцать лет, вернулась на панель. Обычная история.

— Как обстоит дело с ее семьей? Она вроде бы отправилась домой?

— Мать живет в Канзас сити. Или по крайней мере жила там восемнадцать месяцев назад. Я пытаюсь проследить за ней.

— Вы многое успели!

— Не все начинают рабочий день в… — Алтея посмотрела на часы, — десять утра.

— Я наверстаю вечером, лейтенант. — Колт достал сигару.

Алтея покачала головой.

— Не здесь, приятель.

Он беспрекословно спрятал сигару обратно в карман.

— Кому еще доверял Биллингс, кроме вас?



— Я не знаю, доверял ли он вообще кому-нибудь. — Этот вопрос задел ее, так как она знала, что Биллингс кое-кому доверял. Он доверял ей, но она в чем-то ошиблась. И вот теперь он мертв. — У нас была договоренность: я плачу деньги, он выдает информацию.

— О чем?

— Обо всем понемногу. Дикий Билл знал обо всем, он был замешан в куче дел. — Она аккуратно сложила бумаги на столе. — Он был незаметный, но с хорошим нюхом, знал, как спрятаться в тень, чтобы о нем позабыли. При нем не стеснялись говорить, потому что он выглядел этаким придурком. Но он был неглуп. — Ее голос изменился, словно ей пришлось сказать то, в чем она не хотела признаться даже себе. — Достаточно умен, чтобы не перешагнуть черту, за которой ждут неприятности. Достаточно умен, чтобы удержаться от роковых шагов. До вчерашнего вечера.

— Я не делал секрета из того факта, что искал его для получения кое-какой информации. Но черт меня побери, если я хоть на минуту мог предположить…

— Я вас не виню.

— Нет?

— Нет.

Она отодвинулась от стола так, чтобы повернуть стул и оказаться с собеседником лицом к лицу.

— Люди вроде Билла, даже неглупые, все равно долго не живут. Раз он поддерживал со мной контакт, значит, я могла встретиться с ним там же, где вы, и с тем же результатом. — Она подумала. — Мне, может быть, не нравится ваш стиль, Найтшейд, но я бы не стала вешать эту смерть на вас.

Она была очень спокойна — никаких жестов, пожатий плечами или других лишних движений.

— А каким вы видите мой стиль, лейтенант?

— Вы ренегат. Из тех, кто не отказывается играть по правилам, но обожает нарушать их. — Ее глаза смотрели холодно. Можно ли согреть этот взгляд? — подумал он. — Вы не всегда заканчиваете то, что начали. Может, вам надоедает, а может, энергии не хватает. Как бы то ни было, я не могу сказать, что на вас можно положиться.

Такой анализ его личности вызвал раздражение Колта, но когда он снова заговорил, в его тоне звучала насмешка.

— И вы все это сообразили вчера вечером?

— Я пробежалась по вашей биографии. То, что вы учились в одной школе вместе с Бойдом, озадачило меня. Вы не похожи на выпускника этой школы.

— Родители надеялись, что там я приучусь к порядку, — ухмыльнулся он. — Видимо, они ошиблись.

— То же самое можно сказать об Гарварде, где вы получили диплом юриста, — от него было мало толку. Ваша военная карьера мне неизвестна, но в целом картина ясна.

На столе стояла тарелочка с засахаренным миндалем. Алтея склонилась над ней и после тщательного изучения выбрала себе орешек.

— Я не работаю с теми, кого не знаю, — добавила она.

— Я тоже. А что вы мне поведаете о Алтее Грейсон?

— Я полицейский, — просто сказала она. — А вы — нет. Полагаю, у вас есть последняя фотография Лиз Кук?

— Да, я взял одну.

Но он не достал ее. Ему не хотелось слышать всякий вздор от этой кошечки с кокардой.

— А скажите-ка, лейтенант, кто вам мешает…

Его прервал телефонный звонок, и, судя по вспыхнувшим глазам Алтеи, нужный звонок. Теперь он по крайней мере знал, что может оживить эту женщину.

— Грейсон у телефона. — Она послушала, затем что-то черкнула в блокноте. — Предупредите медэксперта. Я еду.

Она встала, пряча блокнот в сумочку из змеиной кожи.

— Мы возьмем машину. — Нахмурившись, она повесила сумку через плечо. — Поскольку Бойд хочет, чтобы вы тоже участвовали в расследовании, можете ехать со мной, но только как наблюдатель. Согласны?

— О да! С удовольствием.

Колт вышел вслед за ней, а затем прибавил шагу и пошел рядом. У этой девочки была самая лучшая попка во всем штате, но он не хотел подвергаться соблазну.

— Вчера вечером у меня не было времени обстоятельно поговорить с Бойдом, — начал Колт. — Меня, знаете ли, удивило, какие у вас с вашим капитаном… э… непринужденные отношения.

Алтея, спускавшаяся по ступенькам лестницы, остановилась, обернулась и полоснула его взглядом.

— Я пытаюсь сообразить, то ли вы оскорбляете меня и Бойда — в этом случае вы заслуживаете пощечины, — то ли неудачно сформулировали свою мысль.

Он поднял бровь.

— Разумеется, второе.

— Хорошо. — Она стала спускаться дальше. — Мы были партнерами в течение семи лет. — Дойдя до конца лестницы, Алтея резко свернула направо. Невысокие каблучки ее замшевых туфель постукивали по бетонному полу. — Когда изо дня в день доверяешь другому свою жизнь, лучше находиться в непринужденных отношениях.

— А потом он стал капитаном.

— Да. — Она достала ключи от машины. — Извините, пассажирское сиденье не рассчитано на ваш рост.

Колт посмотрел на отличную спортивную машину с некоторым сожалением. Придется ему сложиться гармошкой и ехать, упираясь подбородком в колени.

— А когда Бойд стал капитаном, у вас не возникло проблем?

Алтея грациозно скользнула за руль и улыбнулась, когда Колт, фыркнув, кое-как устроился рядом.

— Нет. Конечно, у меня есть амбиции, но что можно было возразить против того, что лучший полицейский, которого я знала, стал моим начальником? А мне самой стать капитаном не светит. — Она надела зеркальные темные очки. — Застегните ремень, Найтшейд. — С этими словами она включила мотор, и машина вылетела на улицу.

Вела она лихо. Ему оставалось только восхищаться, тем более что сейчас его жизнь была в ее руках. Непринужденные отношения? — думал он. Ну-ну.

— Итак, вы с Бойдом друзья?

— Да. А что?

— Просто я вижу, что вы не склонны сердиться на симпатичных мужчин определенного возраста. — Он улыбнулся ей и устроился поудобнее. — Видимо, я исключение. Интересно, почему так?

Она тоже улыбнулась и бросила на него теплый взгляд. И хотя в нем не было ничего, кроме элементарного дружелюбия, сердце у Колта забилось сильнее.

— Я на вас не сержусь, Найтшейд. Просто я не доверяю пришлым. Но раз мы теперь в одном деле и Бойд наш общий друг, то, думаю, мы поладим.

— Звучит разумно. У нас общая работа и общий друг. Может быть, мы найдем и еще что-нибудь общее. — Колт включил радио и поймал медленный ритмичный блюз. — Кстати, как вы относитесь к мексиканской кухне?

— Люблю, чтобы соус был горячим, а устрицы — холодными.

— Отлично. — Он поерзал на сиденье, стукнулся коленом о приборный щиток и выругался. — Если нам понадобится еще куда-то вместе ехать, возьмем мой джип.

— Мы это обсудим. — Алтея выключила музыку, потому что ожила и заквакала полицейская рация.

— Вниманию всех машин в районе улиц Шеридэн и Джуэл, 511! — произнес голос диспетчера.

Алтея выругалась, в то время как диспетчер продолжал свое сообщение. Она свернула налево и бросила на Колта быстрый подозрительный взгляд.

— Там стреляли, — сказала она ему. — Дело полиции, так ведь?

— Разумеется.

— Говорит шестая машина, — сказала она в микрофон. — Направляюсь к объекту.

Она затормозила и открыла дверцу.

— Оставайтесь в машине.

Отдав этот строгий приказ, Алтея вынула оружие и направилась в сторону четырехэтажного особняка.

У входа она помедлила, переводя дыхание, и открыла дверь. В этот момент раздался звук еще одного выстрела.

Этажом выше, подумала она. Может быть, двумя. Прижимаясь к стене, она преодолела пустынный вестибюль и устремилась наверх. Послышался плач и крик ребенка. В полной боевой готовности она выскочила на первую лестничную площадку, держа пистолет перед собой. Слева открылась дверь. Алтея резко обернулась и встретилась взглядом с перепуганной пожилой женщиной.

— Полиция! — крикнула она. — Всем оставаться на местах!

Дверь захлопнулась, лязгнул засов. Алтея поднялась выше и увидела прямо перед собой ничком лежавшего полицейского и другого, склонившегося над ним.

— Офицер! — властно обратилась она ко второму копу. — Что здесь произошло?

— Он подстрелил Джима. Побежал с ребенком и выстрелил.

Говорящий был мертвенно бледен, так же как и его партнер, истекавший кровью на лестнице. Трудно сказать, кто из них выглядел хуже.

— Ваше имя?

— Харрисон, Дон Харрисон.

Он изо всех сил прижимал намокший носовой платок к зияющей ране на левом плече своего партнера.

— Офицер Харрисон, я лейтенант Грейсон. Опишите мне ситуацию, да поживее!

— Есть! — Он дважды быстро и коротко вздохнул. — Семейная ссора. Стрельба. Мужчина напал на женщину в квартире этажом выше. Потом открыл огонь по нам и убежал наверх, прикрываясь маленькой девочкой.

В это время из квартиры сверху приковыляла женщина. Она держалась за бок, и кровь сочилась у нее между пальцами.

— Он взял мою детку! Чарли взял мою детку. Пожалуйста, ради Бога… Иначе… — Она упала на колени. — Он сумасшедший. Пожалуйста, ради Бога…

— Офицер Харрисон! — Звук шагов на лестнице заставил Алтею обернуться и выругаться. Так она и знала, что Колт не усидит в машине. Но уж раз пришел, надо этим воспользоваться.

— Поднимайте тревогу, быстро! — приказала она полицейскому. — Вызовите поддержку. Раненого и гражданских — вниз. Сообщите, что взят заложник. Чем вооружен преступник?

— Похоже на кольт сорок пятого калибра.

— Хорошо, выполняйте приказ, а потом возвращайтесь и прикройте меня. — Она бросила взгляд на Колта. — А вы постарайтесь оказать первую помощь раненым.

Она помчалась вверх по лестнице. Снова раздался крик ребенка — протяжный испуганный вопль, эхом отдававшийся в узком коридоре. Добежав до верхнего этажа, она услышала, как хлопнула чердачная дверь. Преступник на крыше, подумала Алтея. Прижавшись к двери сбоку, она повернула ручку, ударом ноги распахнула дверь и, пригнувшись, выскочила следом за ним. Он выстрелил сразу. Пуля просвистела совсем недалеко справа. Алтея отскочила и увидела этого человека.

— Полиция! — крикнула она. — Бросай оружие!

Он стоял у кромки крыши, крупный мужчина. Его лицо побагровело от ярости, глаза сверкали нездоровым блеском. С этим можно было справиться. В руке он держал револьвер сорок пятого калибра. И с этим тоже можно было справиться. Но ребенок, маленькая девочка лет двух, которую он держал за одну ножку над кромкой крыши, — вот с этим справиться было не так-то легко.

— Я ее брошу! — завопил он, перекрывая шум улицы. — Я это сделаю! Сделаю! Клянусь Богом, я ее брошу как камень!

Он потряс ребенка, продолжавшего кричать. Одна из маленьких розовых теннисных туфелек свалилась с ноги девочки и улетела вниз.

— Ты ведь не хочешь сделать ошибку, Чарли? — Алтея боком кралась от двери, ее девятимиллиметровый пистолет был нацелен в его широкую грудь. — Поставь ребенка на ноги, подальше от края крыши!

— Я ее брошу, маленькую сучку! — оскалившись, продолжал вопить сумасшедший. — Она в точности как ее мать. Все время ноют и хнычут. Думают, они от меня избавятся. Но я их достал, точно? Теперь-то Линда пожалеет, да? Теперь она сильно пожалеет!

— Конечно, пожалеет! — Алтея стала медленно приближаться к Чарли. Должен же был существовать какой-то способ спасения ребенка! В голове мелькнуло старое гнусное воспоминание: крики, угрозы, страх…

— Ты причиняешь вред ребенку, Чарли, хватит!

— Не говори мне «хватит»! — взревел тот и встряхнул девочку, как куль с тряпьем. У Алтеи замерло сердце. Крик прекратился, девочка только тихо всхлипывала, руки ее беспомощно повисли, огромные синие глаза остекленели. — Она тоже пыталась сказать мне «хватит»! «Хватит, Чарли!»— передразнил он голос жены. — Вот я и всадил в нее пулю! Видит Бог, она это заслужила! Пилила меня насчет работы и всего другого. Но теперь все изменилось. Я не желаю иметь дело с этими сучками. Теперь я говорю: хватит!

Послышался звук сирены. Алтея уловила позади себя движение, но не обернулась. Не посмела. Тот человек целился в нее, только в нее.

— Отдай ребенка и можешь уходить. Ты ведь хочешь уйти, Чарли? Ну, давай. Отдай мне девочку. Тебе она не нужна.

— Думаешь, я дурак? — Его губы искривились в зловещей усмешке. — Ты еще одна сучка!

— Я не думаю, что ты дурак. — Уголком глаза она уловила чью-то тень сбоку. Но это был не Харрисон. Это был Колт, он умудрился проскользнуть незамеченным. — Я думаю, ты не настолько глуп, чтобы причинить вред ребенку.

Теперь она была к нему ближе, футах в пяти. Но сейчас Алтея знала, пять футов все равно что пятьдесят.

— Я убью ее! — продолжал кричать помешанный. — Я убью ее и убью всякого, кто встанет на моем пути! Никто не скажет мне «хватит», пока я сам не скажу!

Дальше все случилось быстро и странно, как во сне. Колт прыгнул вперед и обвил рукой талию девочки. Алтея заметила отблеск металла в его руке, это был револьвер тридцать второго калибра. Он мог бы уже воспользоваться им, не будь его главной целью спасение ребенка. В падении Колт прикрыл девочку своим телом, но его оружие на мгновение оказалось выведенным из строя.

Алтея увидела, что дуло сорок пятого калибра метнулось от нее в сторону Колта и ребенка, и выстрелила. Девятимиллиметровая пуля сбила преступника с ног. Он ударился коленями о низкий бортик крыши и полетел вниз как камень.

Алтея не позволила себе даже перевести дух. Она сунула пистолет в кобуру и бросилась к Колту, который успокаивал плачущего ребенка.

— Она в порядке?

— Похоже, в порядке. Движением, столь естественным, что Алтея была готова поклясться в том, что Колт всю жизнь занимался детьми, он взял девочку на руки и поцеловал в мокрый висок.

— Все в порядке, детка. Тебе больше ничего не грозит.

— Мама! — задыхаясь от слез, девочка спрятала личико на груди своего спасителя. — Мама!

— Мы отнесем тебя к маме, солнышко, не беспокойся. — Колт все еще держал в одной руке револьвер, а другой усердно гладил мягкие белокурые волосы ребенка. — Отличная работа, лейтенант!

Алтея взглянула через плечо. Полицейские уже поднимались по лестнице.

— Бывало и получше, — спокойно сказала она.

— Вы втянули его в разговор, поэтому у ребенка появился шанс, а потом шлепнули его как раз тогда, когда он хотел прикончить меня. Лучше не придумаешь!

В ее глазах появилось характерное выражение. Колту был знаком этот взгляд. Он называл его взглядом бойца.

Алтея пристально посмотрела на него.

— Уведите девочку.

— Хорошо.

Они направились к двери.

— Постойте, Найтшейд! — секунду поколебавшись, обратилась к нему Алтея.

Колт слегка улыбнулся, уверенный, что она сейчас поблагодарит его.

— Слушаю.

— У вас есть разрешение на этот револьвер?

Он замер, пораженный. Затем разразился таким густым хохотом, что малышка встрепенулась и выдавила из себя робкую улыбку.


Алтея не думала о том, что убит человек. Не позволяла себе. Ей и раньше приходилось убивать, и она знала, что, вероятно, и в будущем придется. Но задумываться об этом нельзя, иначе можно замкнуться в себе, дать развиться комплексу или — что еще хуже! — привыкнуть к этой мысли и со временем войти во вкус.

Так что она составила отчет и выкинула этот случай из головы. По крайней мере постаралась выкинуть.

Она отнесла копию отчета в кабинет Бойда и положила перед ним на стол. Он скользнул взглядом по бумаге, потом перевел его на лейтенанта.

— Этот коп, Бэркли, все еще в операционной. Женщина вне опасности.

— Хорошо. А как девочка?

— У нее есть тетя, живет в городе Колорадо Спрингс. Социальная служба с ней связалась. Подонок был ее отцом. Обычная история — пьянство и наркотики. Около года назад его жена забрала ребенка и ушла в общежитие для женщин. Подала на развод. Ее направили сюда, она нашла работу, начала жизнь заново.

— А он нашел ее?

— Да, он нашел ее.

— Что ж, больше не найдет.

Она повернулась к двери, но Бойд встал, обошел вокруг стола и закрыл дверь.

— Тея, ты в порядке?

— Конечно. Меня даже департамент внутренней службы не особенно теребил за него.

— Я не об этом. — Он наклонил голову. — День или два отпуска тебе не помешали бы.

— Но и не помогли бы. — Она пожала плечами. Бойду можно было говорить то, что она не сказала бы никому другому.

— А ты знаешь, главную роль в этом деле сыграл Колт, хотя он там не должен был находиться.

— Но он пришел. — Бойд мягко положил ей руки на плечи. — Ба, да у тебя комплекс суперкопа! Как знакомо! Меткие пули, филигранные отчеты, очистка мира от плохих парней и спасение погибающих кошек. И она все это может!

— Заткнись, Флетчер! — Но Алтея улыбалась. — Я никогда не спасала кошек.

— Хочешь, приходи сегодня обедать.

Она помедлила, открывая дверь.

— А что будет на обед?

Он, ухмыльнувшись, пожал плечами:

— Не могу сказать. Сегодня у Марии выходной.

— Так готовить будет Силия? — Алтея сочувственно поглядела на капитана. — Я-то думала, мы друзья.

— Мы закажем обед в ресторане.

— Идет.

На обратном пути в комнате для отдыха она заметила Колта. Тот сидел, задрав ноги на стол, и говорил по телефону. Она подошла, присела на уголок стола и подождала, пока он закончил разговор.

— С бумагами разобрались? — спросил Колт.

— Найтшейд, мне кажется излишним напоминать вам, что этот стол, телефон и стул — собственность департамента полиции, а не ваша личная.

Он улыбнулся:

— Ну, разумеется. Но займемся делом, если угодно. Вы выглядите очень аппетитно, когда толкуете о собственности.

— Ах, у меня прямо дух захватывает от ваших комплиментов. — Она сбросила его ноги со стола. — Украденная машина была конфискована. Ребята из лаборатории там все проверили, так что я не вижу смысла торопиться смотреть на нее.

— У вас другой план?

— Хочу пошарить в окружении Дикого Билла, кое с кем поговорить.

— Я с вами.

— Хорошо.

Когда они направились в гараж, Колт схватил ее за руку.

— На этот раз на моей, помните уговор?

Пожав плечами, она вышла с ним на улицу. Его массивный черный джип стоял со штрафной квитанцией на ветровом стекле. Колт снял ее и сунул в карман.

— Думаю, что не стоит просить вас уладить дело со штрафом.

— Нет, не стоит.

Алтея забралась внутрь.

— Ну тогда это сделает Бойд.

Она взглянула на него с некоторым подобием улыбки, затем уставилась в окно.

— Вы сегодня хорошо сработали с этим ребенком, — сказал Колт.

Ее немного уязвило это признание, но оно ей было необходимо.

— Думаю, без вас девочку трудно было бы спасти.

— Без нас, — подчеркнул он. — Некоторые называют это командным духом.

Она застегнула ремень и махнула рукой.

— Да, некоторые.

— Не принимайте все так близко к сердцу, Тея! — Он присвистнул сквозь зубы, включил радио и влился в уличное движение. — Ладно, на чем мы остановились, прежде чем были втянуты в это дело? Ах, да, вы мне рассказывали о себе.

— Ничего подобного!

— О'кей, тогда это сделаю я. Вы женщина, которая любит все делать основательно, во всем полагается только на себя. Нет-нет, не возражайте, пожалуйста. Вот почему вы так хороши на работе, где требуются законность и порядок.

Алтея фыркнула.

— Вы прямо психиатр, Найтшейд. Кто бы усомнился в том, что полицейский предпочитает законность и порядок?

— Не перебивайте, я чувствую вдохновение. Вам сколько — двадцать семь, двадцать восемь?

— Тридцать два. Вы потеряли свое вдохновение?

— Я его найду. — Он взглянул на ее руку и не увидел обручального кольца. — Вы не замужем.

— Какое тонкое наблюдение!

— У вас склонность к сарказму и любовь к шелку и дорогой парфюмерии. К отличной парфюмерии, Тея. Она соблазняет мужчин, прежде чем те успевают понять, в чем дело.

— Ах вот как?!

— В вашей сексуальности нет ничего таинственного. Здесь все ясно как на ладони. Некоторые женщины ее подчеркивают, некоторые скрывают. Вы не делаете ни того, ни другого, поэтому я считаю, что вы проявляете ее ровно в той степени, какой заслуживает мужчина. Это не просто умно, это мудро!

Она не возражает, подумал Колт. Или не считает нужным возражать. И продолжал с еще большим пылом:

— Вы не тратите попусту ни времени, ни энергии. Если вам кто-то нужен, вы его получаете. Благодаря полицейскому мышлению вы всегда в состоянии оценить ситуацию и действовать соответственно. И мне кажется, что с мужчиной вы обращаетесь так же хладнокровно и уверенно, как со своим пистолетом.

— Очень интересное сравнение, Найтшейд!

— Вы не дрогнули сегодня, когда брали этого типа. Вам было трудно, но вы не дрогнули. — Он затормозил и выключил зажигание. — Если бы мне пришлось работать с кем-нибудь и мы могли бы попасть в скверную ситуацию, я предпочел бы знать, что партнер не дрогнет.

— Ну что ж, спасибо. Теперь я могу наконец перестать беспокоиться, одобрили вы мои действия или нет.

Кипя от раздражения, Алтея вылезла из машины.

— В конце концов… — Колт в два шага настиг ее и обнял за плечи. — Ух, горячо! Приятно, знаете ли, наблюдать сильный характер.

К собственному удивлению, она резко ударила его локтем в живот.

— Вам будет не очень приятно, когда я действительно проявлю свой характер, вот увидите!


Часа два они болтались без особого успеха между баром, бассейном и грязным ресторанчиком, пока не набрели на небольшое заведение под вывеской «Клэнси». Тогда дело пошло на лад.

Огни были пригашены в честь ранних выпивох, которые предпочитали забыть о солнечном свете. Эти ранние клиенты уже торчали у стойки, понемногу надираясь в одиночку. Радио в баре изрыгало музыку в стиле кантри — что-то о жуликах и пустых бутылках. Дешевое виски было водянистое, и атмосфера как раз подходящая, чтобы выпить от души из грязного стакана.

Алтея приблизилась к стойке и заказала содовую, которую не собиралась пить. Колт предпочел пиво из бочки.

— Нельзя ли поживее? — спросила она бармена и достала двадцатидолларовую купюру. — Кажется, Дикий Билл имел обыкновение регулярно заходить сюда, не так ли?

Бармен посмотрел на деньги, потом снова на Алтею. По его красным глазам и одутловатому лицу было видно, что он заливал в себя не меньше, чем отпускал клиентам.

— Дикий Билл Биллингс, — напомнила она.

— Ну и что?

— Он был моим другом.

— Похоже, вы потеряли своего друга.

— Я здесь была с ним пару раз. — Алтея сложила купюру. — Может, помните?

— У меня память очень избирательная. Я стараюсь не запоминать копов.

— Ладно. Вы, наверное, сообразили, что у нас с Биллом была договоренность.

— Я, наверное, сообразил, что из-за вашей договоренности его размазали по тротуару.

— Вы неправильно сообразили. Когда его пришили, он не работал на меня. Мне жаль его, и я хотела бы знать, кто это сделал. Информация будет оплачена, конечно. — Она вновь расправила двадцатку. — Это только задаток.

— Я ничего не знаю.

Однако купюра исчезла у него в кармане.

— Но вы, наверное, знаете людей, которые знают тех, кто что-то знает. — Алтея с улыбкой наклонилась вперед ближе к собеседнику. — Говорите, я это оценю.

Он пожал плечами и хотел было отойти, но она положила ладонь ему на руку.

— За двадцатку можно быть и поразговорчивее… У Билла была девица по имени Джейд. Но она смылась. Были и другие, не так ли?

— Одна-две, не больше.

— Имена?

Бармен вытащил тряпку и начал протирать грязную стойку.

— Брюнетка по имени Минна. Иногда она здесь работала. Последнее время я ее не видел.

— Если увидите, позвоните мне. — Алтея вытащила карточку и бросила на стойку. — Вы что-нибудь слышали о кино? Частное кино с юными девушками?

Он пожал плечами с отсутствующим видом, но по выражению его глаз Алтея поняла, что он знает, о чем идет речь.

— У меня нет времени на кино, и за двадцатку вы получили достаточно.

— Благодарю вас. — Алтея вышла на улицу. — Дайте ему минуту, — шепнула она Колту, всматриваясь в бар через грязное стекло. — Забавно, что именно сейчас ему приспичило позвонить.

Колт видел, как бармен подошел к настенному телефону и бросил в него монету, и не упустил случая сделать комплимент:

— Мне нравится ваш стиль, лейтенант.

— Посмотрим, как он вам понравится через несколько часов в холодной машине. Нам надо сегодня застолбить участок, Найтшейд.

— Что ж, за дело!

Глава 3

Насчет холода она была права. Но он не очень сетовал, поскольку был одет достаточно тепло. Гораздо хуже оказалось вынужденное безделье. Однако он был готов поклясться, что Алтею оно нисколько не тяготит: удобно устроившись на пассажирском сиденье, она решала кроссворд при тусклом свете внутренней лампочки.

Он подумал о вечере у Флетчеров, которого они оба лишились. Горячая пища, пылающий огонь, золотистый коньяк… Ему казалось, что в домашней обстановке эта ледышка немного оттает. Это не означало, что о ней можно было бы подумать как о женщине — статуя не может сойти с пьедестала, — но все же было бы приятнее.

Однако она оставалась полицейским до мозга костей, в душевном плане до нее было как до Луны. Хотя в его видениях, сопровождаемых медленным блюзом, она выглядела вполне женщиной — соблазнительной, нежной и очаровательной. И запах от нее шел такой, какой должен идти от женщины. Одурманивающий, сладкий, волнующий. Наркотик, в парах которого мужчина мог утонуть.

Он медленно и чувственно снимал с нее соблазнительный шелк, дюйм за дюймом обнажая алебастровую кожу. Нет, лучше не алебастровую, а нежно-розовую, гладкую, упругую и мягкую. И когда он обнял ее всю, ее губы прошептали ему на ухо стыдливое приглашение.

— Хотите еще кофе?

— А? — Он мотнул головой, приходя в себя и пытаясь разглядеть ее в полутьме салона. — Что?

— Кофе. — Заинтригованная выражением его лица, Алтея сама взяла чашку и долила ее. Она почти безошибочно почувствовала в Колте сильный темперамент зрелого мужчины, испытывающего страстное желание, самое натуральное и ничем не прикрытое желание.

— Думаете о постороннем, Найтшейд?

— Ага. — Он поднес чашку к губам и сразу осушил ее, жалея, что это не виски. Губы его искривились, оценивая комизм ситуации.

— Не совсем о постороннем…

— Что ж, придется потерпеть, пока мы не закончим, не так ли? — Она допила свой кофе и предложила ему пакетик с леденцами. — Вот еще один идет.

Алтея быстро отставила чашку и схватила фотоаппарат и сфотографировала человека, входящего в бар. Это был всего лишь второй посетитель за последний час.

— Их бизнес не очень-то процветает, верно? — спросил Колт.

— Большинство людей хотят иметь хоть какие-то условия, чтобы выпить.

— Пальмы и музыку?

Она отложила фотоаппарат.

— Для начала хотя бы чистые стекла. Я сомневаюсь, что мы здесь увидим хоть одного из тех, кто делает то кино.

— Тогда зачем мы сидим в холодной машине в одиннадцать вечера, наблюдая за этим дешевым притончиком?

— Потому что это моя работа. — Она положила в рот леденец. — И потому что я жду чего-нибудь еще.

— Хотите посвятить меня?

— Нет.

Она взяла еще леденец и погрузилась в свой кроссворд.

— О'кей, это меняет дело. — Он выхватил газету у нее из рук. — Будем играть в игрушки, Грейсон? Так расскажу, как я играю. Терпеть не могу, когда меня отстраняют от дела, тем более если я при этом скучаю. Вот что я вам скажу!

— Извините меня, — сказала она мягким тоном, не вяжущимся с холодным блеском ее глаз. — Мне трудно говорить, от страха прямо комок в горле стоит.

— Хотите, чтоб я вас действительно напугал?

Он сделал неуловимо быстрое движение. Она не успела воспрепятствовать ему, поэтому без всяких признаков сопротивления обнаружила себя в его объятиях.

— Ну что, нагнал я на вас страху Божьего?

— Кончайте симулировать! Вам надо зайти в бар.

— Что?..

Он повернул голову, и Алтее представилась возможность схватить его за большой палец и больно выкрутить его. Колт выругался, и она ослабила хватку.

— Минна. Вторая девица Дикого Билла.

Алтея сделала еще один снимок.

— Я вчера получила ее фотографию из досье. За ней много чего числится. Приставание к мужчинам, азартные игры, мошенничество, непристойное поведение…

— Милая девушка наша Минна.

— Ваша Минна, — отрезала Алтея. — Раз уж вы взялись за роль Серого Волка, идите и очаруйте ее, а потом приведите сюда, чтобы мы могли поговорить. — Открыв сумочку, она достала конверт с пятью хрустящими десятидолларовыми бумажками. — А если ваше обаяние не сработает, предложите ей полсотни.

— Вы хотите, чтобы я пошел и изобразил, что ангажирую ее на вечер?

— Вот именно.

— Ладно.

Ему приходилось делать и кое-что похлеще, чем изображать лопуха в занюханном баре. Но конверт он сунул ей обратно.

— У меня есть свои деньги.

Алтея наблюдала, как он шел через улицу, пока не исчез в дверях бара. Тогда она откинулась на сиденье, прикрыла глаза и глубоко-глубоко вздохнула, позволив себе на минутку расслабиться.

Опасный человек этот Колт Найтшейд, думала она. Крутой мужик. Когда он ее облапил, она не рассердилась. Ее реакция была гораздо сложнее. Она почувствовала сразу и неуверенность, и гнев, и смущение. Но, по правде говоря, она почувствовала прежде всего сильное возбуждение, смешанное со злобой и элементарным страхом. Как это на меня не похоже, думала она, потихоньку собираясь с мыслями. Терять самообладание только из-за того, что мужчина нажал не на ту кнопку — или именно на ту кнопку, — было для нее не характерно. Кнопки нажимала она сама. Таково было непременное правило номер одинАлтеиГрейсон. И если Колт думает, что может изменить это Правило, его постигнет жестокое разочарование.

Ей слишком много трудов стоило сделать себя такой, какая она есть. Она возникла из хаоса и не хотела снова впадать в него. Разумеется, стиль надо время от времени менять, но не капитально, нет.

Конечно, это можно было считать поводом для злости, думала она. Чужой дядя обнял девочку, обидел ее… Другой стиль, совсем другой. И слишком знакомый.

Была еще девочка утром, вспомнила она. Ее хотели обидеть. И чем это кончилось?

Она выбросила эти мысли из головы, подняла смятую газету, аккуратно расправила ее и положила рядом.

Я просто устала, сказала себе Алтея. Всего неделю назад этот провал с наркотиками… А такое быстрое переключение с одного дела на другое любого выбьет из колеи. Что ей было нужно, так это отпуск. Она улыбнулась про себя, вообразив теплый пляж, белый песок, бирюзовую волну, высокую башню блестящего отеля за спиной, огромную кровать, завтрак в номере, грязевые ванны и гидромассаж…

Все это у нее будет, как только она покончит с этим делом и отошлет Колта Найтшейда обратно к его проклятым занятиям, чем бы он там ни занимался.

Снова взглянув в сторону бара, она была вынуждена одобрительно кивнуть. Прошло меньше десяти минут, а он уже вышел под руку с Минной.

— Ах, у нас будет групповой секс? — Минна вопросительно посмотрела на Алтею сильно накрашенными глазами, откинула назад черные кудри и хихикнула. — Что ж, голубчик, это тебе обойдется дороже.

— Нет проблем! — Колт галантно помог ей взобраться на заднее сиденье.

— Думаю, такой парень, как ты, справится с обеими! — Она уселась, благоухая цветочным одеколоном.

— Обойдемся без этого. — Алтея показала ей свой значок, подсветив его.

Минна выругалась и, бросив на Колта неприязненный взгляд, сложила руки на груди.

— Делать вам, копам, больше нечего, что ли, как хватать работящих девушек?

— Мы тебя не задержим, Минна, если ответишь на несколько вопросов. Езжайте потихоньку, Колт, хорошо?

Он повиновался, и Алтея повернулась на сиденье.

— Дикий Билл был моим другом, — сообщила она.

— Ага, правда ваша.

— Он оказывал мне кое-какие услуги. А я — ему.

— Ну да, бьюсь об заклад… — Минна осеклась, прищурив глаза. — Так вы тот коп, кому он стучал? Он говорил, вы классный коп. — Она немного успокоилась. Поняла, что тюрьма ей сегодня уже не угрожает. — Он говорил, с вами— о'кей. Он говорил, вы ему всегда немножко подкидывали и не жалели об этом.

Алтея заметила жадный блеск в глазах проститутки и подняла бровь.

— Я тронута. Но он, наверное, говорил тебе, что я плачу только за хороший товар? Ты знаешь Джейд?

— Конечно. Ее уже несколько недель не видно. Билл говорил, она уехала из города.

Минна порылась в своей красной виниловой сумочке и достала сигарету. Колт щелкнул зажигалкой и дал ей прикурить. Она оперлась на его руку и томно взглянула на него из-под густо накрашенных ресниц.

— Спасибо, голубчик.

— Можешь что-нибудь сказать об этой девочке? — Он вынул из кармана снимок Лиз и, включив внутреннее освещение, показал его Минне.

— Ничего. — Она повертела фотографию в руках и нахмурилась. — Не знаю. Может, и видела. — Она стала размышлять, пуская клубы дыма. — Похоже, где-то я ее видела. Но не на улице.

— С Биллом? — спросила Алтея.

— Что вы, нет! Билл такой мелюзгой не занимался.

— А кто занимался?

Минна перевела взгляд на Колта.

— Несколько малолеток было в конюшне Джорджи Кула. Но не таких свеженьких.

— Билл заставлял тебя участвовать в съемках?

— Ну… может быть.

— Отвечай «да» или «нет». — Алтея отобрала у нее фотографию Лиз. — Если будешь тратить мое время, я не стану тратить свои деньги.

— Ну, меня не очень беспокоит, если кто-то снимает, как я работаю. Они за это хорошо платят.

— Имена тебе известны?

Минна фыркнула ей в лицо.

— Мы не обмениваемся визитными карточками, дорогуша.

— Но ты можешь дать описание? Сколько их? Где это происходит?

— Возможно. — Она бросила лукавый взгляд сквозь клубы дыма. — Если у меня будет хороший стимул.

— Твой стимул в том, чтобы не попасть в камеру к двухсотфунтовой негритянке по прозвищу Большая Джейн, — мягко заметила Алтея.

— Вы не можете меня посадить! Я скажу, что вы меня заманили в ловушку.

— Говори что хочешь. При таком досье, как у тебя, судья даже не поморщится.

— Ладно, лейтенант. — Колт, кажется, стал говорить еще протяжнее. — Дадим леди шанс. По-моему, она собирается с нами сотрудничать. Не так ли, Минна?

— Конечно. — Девица выкинула в окошко окурок и поджала губы. — Конечно собираюсь.

— А по-моему, она собирается заливать. — Алтея понимала, что они с Колтом нашли хорошую свидетельницу, но ее надо было дожать. — Мне нужны конкретные ответы.

— Она даст их нам. — Он улыбнулся Минне в зеркало заднего вида. — Не все сразу.

— Их было трое, — сказала Минна и надула свои вишнево-красные губы. — Парень с камерой, другой парень, сидевший в углу, — я его плохо видела, — и третий, который со мной забавлялся, понимаете? Парень с камерой был лысый, здоровенный, как борец или что-то в этом роде. Я там пробыла около часа, и он ни разу не открыл рта.

Алтея достала блокнот.

— По имени друг друга называли?

— Нет. — Минна подумала и покачала головой. — Нет. Забавно, не так ли? Они вообще не разговаривали, насколько я помню. Тот, с кем я работала, был небольшого роста, но живчик — ого-го! — Она кашлянула и достала еще сигарету. — Так вот, он немного говорил. Ну, всякий вздор, вроде как для зрителей. Некоторым это нравится. Он был… ну, не знаю, лет за тридцать, мохнатый, волосы собраны в косичку сзади…

— Я хочу, чтобы ты поработала с полицейским художником, — сказала Алтея.

— Нет-нет! Хватит с меня копов!

— Мы не будем делать это в участке. — Алтея пошла с козыря: — Если ты дашь мне достаточно хорошее описание, такое, что поможет зацепить этих кинолюбителей, тебе причитается сотня.

— О'кей! — просветлела Минна. — О'кей!

Алтея постучала карандашом по блокноту.

— А где вас снимали?

— Снимали? На Второй авеню. Отличное место. Там ванная с гидромассажем и зеркалами на стенах. — Она наклонилась вперед и кончиками пальцев погладила Колта по плечу. — Это… стимулирует.

— Адрес?

— Я не знаю. Один из этих больших жилых домов на Второй авеню. Самый верхний этаж. Похоже на пентхаус.

— Держу пари, ты узнаешь это место, когда мы подъедем, а, Минна? — Тон Колта был таким же дружелюбным, как и улыбка, которую он бросил ей через плечо.

— Да, конечно узнаю.

Она действительно узнала. Спустя несколько минут она показала в окошко:

— Вон там. Видите, наверху, с большими окнами и верандой? Там это и было. Классное местечко! Белые ковры. По-настоящему сексуальная спальня, с красными шторами и большой круглой кроватью. В ванной — золоченые краны в форме лебедей. Здорово! Вот бы туда вернуться…

— Ты была там всего один раз? — спросил Колт.

— Ага. Они сказали Биллу, что у меня не тот стиль. — С гримасой отвращения она достала еще одну сигарету. — И что я, видите ли, слишком старая. Мне только что стукнуло двадцать два, а эти гады говорят, что я слишком старая! Меня это прямо… ох, да! — Она вдруг взволнованно схватила Колта за плечо. — Девочка! Та, на снимке! Я ее там видела! Я уже уходила, но вернулась — забыла сигареты. Она сидела на кухне. Я ее сначала не узнала на снимке, потому что там она была вся накрашенная.

— Она что-нибудь говорила? — Голос у Колта сорвался. — Что-нибудь делала?

— Нет, просто сидела. Посмотрела на меня равнодушно.

Чувствуя, что Колта надо успокоить, Алтея протянула руку и коснулась его жесткой твердой ладони. Она была удивлена, но не возразила, когда он вдруг схватил ее ладонь и сжал, как при рукопожатии.

— Мы с тобой еще побеседуем. — Она повернулась к Минне и свободной рукой достала из сумочки деньги для поощрения дальнейшего сотрудничества. — Дай мне телефон, по которому тебя можно найти.

— Запросто! — Минна отбарабанила номер, считая деньги. — Думаю, Билл был прав. Все точно. Эй, может, вы выкинете меня у бара? Я выпью рюмочку за упокой души Дикого Билла.


— Мы ничего не можем сделать без ордера. — Алтея сказала это в третий раз, когда они вышли из лифта на верхнем этаже того здания, которое им указала Минна.

— Чтобы постучать в дверь, не нужен ордер.

— Правильно. — Она со вздохом поправила пистолет в кобуре под мышкой. — Они откроют на стук и пригласят нас на чашку кофе. Если вы дадите мне пару часов…

Она оглянулась, и у нее отвисла челюсть. Лицо Колта, прежде спокойное и хладнокровное, было искажено дикой яростью.

— Вот что, лейтенант, — прорычал он, — я не намерен терять даже двух минут, чтобы увидеть здесь девочку. И если она здесь или хоть кто-то здесь, мне не понадобится ордер, чтобы…

— Слушайте, Найтшейд, я понимаю, но…

— Вы не знаете этих мерзавцев! Она хотела было что-то сказать, но передумала, потрясенная брошенной им фразой. О нет, она знала этих мерзавцев, и очень, очень хорошо.

— Стучимся, — сухо сказала она и постучала первая.

— Может, они туги на ухо? — Колт забарабанил в дверь кулаком. Ответа не было. Не успела Алтея моргнуть, как он разбежался и выбил дверь ударом плеча.

— Отлично, Найтшейд… просто, как кирпич.

— Важно, что дверь открыта. — Он достал пистолет.

— Не надо!.. — крикнула Алтея, но он уже был внутри. Проклиная Бойда со всеми его друзьями детства, она вытащила пистолет и бросилась вслед, машинально прикрывая его сзади.

Колт включил свет, но и без этого было видно, что квартира пуста. Она казалась заброшенной. Здесь не было ничего, кроме ковра да штор на окнах.

— Смылись. — Колт быстро осмотрел квартиру. — Ублюдки смылись!..

Алтея сунула пистолет в кобуру, радуясь, что он не понадобился.

— Думается мне, что теперь мы знаем, кому днем торопился позвонить наш друг бармен. А теперь посмотрим, что нам даст договор аренды, что скажут соседи…

Она с сожалением подумала, что добытые с таким трудом сведения оказались почти бесполезными. Из любопытства она зашла в ванную. Здесь все было так, как описала Минна, — гидромассаж, краны в виде лебедей, правда латунные, а не золотые, кругом зеркала.

— Возможно, вы преувеличили опасность, Найтшейд.

— Девочка могла быть здесь, — ответил он, входя следом.

Она оглянулась и увидела бесчисленные отражения их лиц в параллельных зеркалах. На его лице было выражение, которого она не ожидала увидеть, и это смягчило ее.

— Мы найдем ее, Колт, — тихо сказала Алтея. — Мы найдем ее и вернем домой.

— Конечно. — Ему хотелось что-нибудь сломать, уничтожить. Он собрал всю свою волю, чтобы не разбить эти проклятые зеркала. — Каждый день, когда они заставляют ее это делать, останется в ее памяти на всю жизнь! — Он сунул оружие в карман. — Боже мой, Тея, ведь она совсем еще девочка!

— Дети психически устойчивее, чем думает большинство взрослых. Они легко выбрасывают дурное из головы и забывают о нем. И ей, похоже, будет легче, потому что у нее есть любящая семья.

— Легче, чем кому?

Чем если бы она была совсем одна, подумала Алтея.

— Просто легче… — Не в силах удержаться, она протянула руку и погладила его по щеке. — Перестаньте грызть себя, Колт! Так будет только хуже.

— Да. — Он опомнился и отогнал от себя опасные эмоции, которые могли бы привести к еще более опасным ошибкам. Но когда она попыталась отнять свою руку, он схватил ее за запястье.

— Знаете что? — Он придвинул ее к себе на дюйм поближе. Может быть, ему просто нужно было душевное тепло. — Сейчас вы выглядите гораздо более человечной.

— В самом деле? — Их тела почти соприкасались. Это ни к чему, подумала она. Но отступить — значило бы выказать трусость. — А обычно какой я выгляжу?

— Обычно вы выглядите совершенством. — Он поднял руку и сделал то, что ему хотелось сделать с момента, как он впервые увидел ее, — потрогал ее волосы. — Это убивает, — продолжал он. — Все настолько блистательно — лицо, волосы, тело, разум… Мужчине остается или выть на луну, или рыдать у ваших ног.

Ей пришлось откинуть голову, чтобы взглянуть ему в глаза. Если ее сердце и забилось чуть быстрее, то на это можно было не обращать внимания. Так случалось и раньше. Если она почувствовала легкий приступ любопытства и даже желания, то и это было не впервые и легко контролировалось. Но вот что было трудно преодолеть, очень трудно, — неожиданное смятение чувств. С этим надо было бороться, и немедленно.

— Ни то, ни другое на меня не действует. — Она улыбнулась ледяной улыбкой, которая у большинства мужчин начисто отбивала всякую охоту высказываться.

Но Колт не принадлежал к этому большинству.

— Тогда придется предпринять что-нибудь еще, — медленно произнес он и тут же, молниеносно метнувшись к ней, накрыл ее губы своими.

Если бы она запротестовала, начала бороться и если бы он заметил хоть какие-то признаки сопротивления, он бы отпустил ее и убрался восвояси. Скорее всего. Но она не сопротивлялась.

Это удивило их обоих. Его можно и нужно было остановить, подумала она. У меня в распоряжении было достаточно приемов для этого. Но пока что она наслаждалась жаром его губ и силой его рук, все ее тело откликалось на эту ласку. И она уже ни о чем не думала.

Это было больше, чем он воображал. А воображал он многое. Острая, яркая сладость ее губ была невообразимой. Она дурманила, как наркотик. Хотелось вкушать ее еще и еще. Она была так стройна и так нежна, как только мог желать мужчина. И в то же время сильна. Ее руки сомкнулись на его шее, и пальцы запутались у него в волосах. Полувздох-полустон, вырвавшийся из ее груди, заставил его кровь быстрее бежать по жилам.

Бормоча ее имя, он прижимался к ней все теснее и теснее. Его руки жадно трогали и гладили женское тело. Он уже начал расстегивать пуговицы у нее на блузке в отчаянной попытке разрушить первый барьер. Теперь он хотел ее. Нет, он нуждался в ней. Как человек нуждается во сне после трудного дня. Как он нуждается в пище после долгого поста. Он оторвал свои губы от ее рта и прижал их к шее, наслаждаясь великолепным вкусом нежной плоти. Она выгнулась дугой, постанывая от ощущения его жадных губ на своей горячей коже. Если бы она не прислонилась к стене, то, наверное, упала бы на пол. И он мог взять ее прямо здесь, на холодном твердом кафеле, и они отразились бы в многочисленных зеркалах этой комнаты.

И вдруг ей представился образ Минны и заодно все, что творилось здесь недавно. Господи, что же я делаю? — гневно спросила она себя и резко выпрямилась. Она, лейтенант полиции, была готова позволить себе дикий, бессмысленный секс на месте преступления!

— Стоп! — энергично сказала она с явным отвращением. — Слышите, Колт? Стоп! Сейчас же!

— Что? — Подобно появившемуся на поверхности ныряльщику, он тряс головой, еще не придя в себя. У него дрожали колени. Он уперся рукой в стену и тупо уставился на нее. В момент объятий он распустил ее волосы, и теперь они рассыпались по ее плечам, пышные и рыжие. Ее глаза были скорее золотистые, чем карие, огромные и соблазнительно затуманенные. Губы припухли и покраснели благодаря его усилиям, и вся она очень мило порозовела. — Вы очаровательны. Невозможно очаровательны. — Он нежно коснулся пальцем ее горла. — Как экзотический цветок на витрине. Надо только разбить стекло и достать его.

— Нет! — Она отстранила его руку. — Это безумие, совершеннейшее безумие!

— Да. — Ему пришлось согласиться. — Но это так замечательно!

— Мы ведем расследование, Найтшейд. И, возможно, стоим на месте тяжкого преступления.

Он улыбнулся, поднес ее руку ко рту и куснул за палец. Ему было явно не до расследования.

— Что ж, найдем другое место.

— Найдем, только по отдельности, — буркнула она, отталкивая его и ловко заправляя блузку. Она чувствовала себя взволнованной. Черт бы побрал нас обоих! — думала она с досадой. Он понимал, что сейчас самое безопасное место для рук — это карманы, и сунул их туда. Она была права, на сто процентов права, и это самое скверное.

— Вы притворяетесь, что ничего не случилось? — спросил он.

— Я вообще никогда не притворяюсь, — с достоинством ответила Алтея, поправляя прическу и одергивая измятый жакет. — Что случилось, то случилось.

— Давайте серьезно, Тея. Мы оба взрослые люди, и, хотя я могу говорить только за себя, такие вещи не каждый день случаются.

— Вот это верно, — она наклонила голову, — вы можете говорить только за себя.

Она отвернулась и шагнула в гостиную, но он схватил ее за руку и снова развернул лицом к себе.

— Вы хотите, чтобы я настаивал? — Он говорил спокойно, слишком спокойно. — Или боитесь быть со мной искренней?

— Хорошо. — Она могла позволить себе быть честной, так как от лжи не было толку. — Если мне понадобится быстрое, легкое приключение, я позвоню вам. А пока что у меня другие кандидаты.

— У вас есть их список, да?

Ей хватило секунды, чтобы взять себя в руки.

— Думаете, меня это оскорбляет? — спросила она ласково. — Я предпочитаю, чтобы моя жизнь протекала организованно.

— Все по расписанию?

Она подняла бровь.

— Может быть. Хуже от этого или лучше, но мы профессионалы. И я хочу найти эту девочку, Колт, ничуть не меньше, чем вы! Я хочу вернуть ее в семью, чтобы она ела гамбургеры и думала о предстоящем экзамене по математике. И я хочу взять тех подонков, которые воспользовались ею. Я хочу этого больше, чем вы можете себе представить.

— Тогда почему бы вам не помочь мне это представить?

— Я полицейский. Этого достаточно.

— Недостаточно. — Его лицо дышало страстью, той самой страстью, которую он чувствовал, когда держал ее в своих объятиях. Острой, бурной, не поддающейся контролю. — Ни для вас, ни для меня.

Он глубоко вздохнул и потер разболевшийся затылок. Мы оба устали, думал он, устали и взвинчены. Сейчас не время и не место копаться в личных переживаниях. Надо немного успокоиться, если я хочу объективно оценить Алтею Грейсон.

— Послушайте, я прошу прощения, если где-то вышел за рамки. Хотя мы оба знаем, что этого не было. Я здесь для того, чтобы вернуть Лиз, и меня ничто не остановит. Но после того как я отведал вас, Тея, мне все равно будет хотеться большего.

— Я не дежурное блюдо, Найтшейд, — ответила она устало. — Вы получите только то, что я сочту нужным вам дать.

Он сверкнул улыбкой:

— Этого мне и надо! Ну, пошли, я вас отвезу.

Алтея, онемев, уставилась на него. У нее было такое ощущение, что дело обернулось совсем не так, как она задумывала.

Глава 4

Допивая вторую чашку кофе, Колт с интересом наблюдал за происходящим. Ему уже стало понятно, что собрать троих детей в школу и посадить их в автобус— дело чрезвычайной сложности. Можно было только удивляться, как в этой обстановке двое взрослых ухитрялись сохранять хоть какие-то остатки здравого смысла.

— Я не люблю эти хлопья! — кричал Брайнт. Он кривляясь болтал ложкой у себя в тарелке. — У них вкус как у сырой травы.

— Ты сам их выбрал, потому что внутри был свисток, — напомнила ему Силия, намазывая сэндвичи ореховым маслом. — Теперь ешь.

— Положи туда банан, — посоветовал Бойд, пытавшийся собрать светлые разлетающиеся волосы Джессики в какое-то подобие косы.

— Ой-ой! — кричала она. — Папа, ты дергаешь!

— Извини. Какой главный город штата Небраска?

— Линкольн, — со вздохом ответила дочь и надула губы. — Ненавижу экзамены по географии! — Тем временем она отрабатывала свои упражнения для балетной школы. — Откуда мне знать эти дурацкие штаты с их дурацкими столицами?

— Знание— сила! — Закусив губу, Бойд старался перевязать косу тонкой ленточкой. — Однажды ты выучишь такое, что на всю жизнь запомнишь.

— Ой, я не могу вспомнить главный город штата Вирджиния!

— Ну, это… — Бойд вполголоса выругался, обнаружив, что сам не помнит название города. Да и за каким чертом ему это нужно? Он ведь жил в штате Монтана. Одна из основных проблем с детьми, вздохнув, подумал он, заключается в том, что приходится заново проходить школьный курс.

— Мам, а Брай кормит Бонга своими хлопьями, — наябедничала Аллисон и в то же время подарила брату такую хитрую и вкрадчивую улыбку, на какую только была способна.

Силия вовремя обернулась, чтобы увидеть, как ее сын сует полную ложку хлопьев прямо в пасть псу.

— Брайнт Флетчер, чтоб через минуту ты доел эти хлопья!

— Смотри, мама, даже Бонг их не ест. Это дерьмо!

— Не смей говорить «дерьмо», — устало бросила Силия. Но она заметила, что большой неряшливый пес, регулярно пьющий воду из унитаза, действительно воротит нос от сырых хлопьев. — Ладно, ешь банан и надевай пальто!

— Мам! — В комнату ввалился Киннан — младший. Он был босиком, а в руке держал замызганный ботинок. — Я не могу найти второй. Его нигде нет. Наверное, кто-то стащил.

— Вызови полицию, — пробормотала Силия, укладывая последние сэндвичи в коробку для ланча.

— Я найду, сеньора, — сказала домработница Мария, вытирая руки передником.

— Его взяли плохие парни, Лу. — Киннан говорил на полном серьезе. — Они приходили в полночь и украли ботинок. Папа пойдет на работу и поймает их.

— Конечно поймает! — Мария подала ему руку и повела наверх. — А пока пойдем поищем улики. Si?

— Зонтики! — закричала Силия. — Идет дождь! Зонтики взяли?

— Мы привыкли пользоваться зонтиками, — светским тоном пояснил Бойд, наливая себе еще чашку кофе. — Но кто-то их ворует. Может быть, та же самая шайка, что украла ботинок Киннана и домашнюю работу Брайнта по правописанию? Я прикажу расследовать это дело.

— Поскорее бы! — Силия подошла к дверям кухни. — Мария! Зонтики! — Она повернулась, споткнулась о собаку, выругалась, затем схватила коробки с ланчем. — Пальто! — приказала она. — До автобуса осталось пять минут! Начались лихорадочные сборы, сопровождаемые лаем Бонга, который решил, что сейчас самое время прыгать на любого, кто окажется в пределах досягаемости.

— Он терпеть не может прощаться, — объяснил Бойд, ловко надевая на пса поводок.

— Ботинок был в туалете, — доложила Мария, вталкивая Киннана в кухню.

— Должно быть, воры спрятали его туда. Что за дьявольский замысел! — Силия сунула мальчику коробку с ланчем и подставила щеку. — Целуй!

Киннан ухмыльнулся и звонко чмокнул мать.

— Я всю неделю буду покупать молоко!

— Это трудная работа, но ты справишься, Брайнт. Банановая кожура должна быть в мусорном ведре. — Она вручила ему коробку с ланчем, шутливо взъерошила волосы и поцеловала на прощание. — Аллисон! Главный город Вирджинии — Ричмонд, так мне кажется.

— Хорошо.

После того как все обменялись поцелуями, включая и Бонга, Силия торжественно подняла руку:

— Тот, кто оставит зонтик в школе, будет немедленно наказан! Катитесь!

Дети убежали, дверь захлопнулась. Силия прикрыла глаза.

— Еще одно тихое утро в доме Флетчеров… Колт, что вам можно предложить? Бекон, яичницу? Виски?

— Последнее отложим до вечера. — Улыбаясь, он занял стул, освобожденный Брайнтом. — И это шоу у вас каждое утро?

— По субботам сеансы удлиненные. — Силия поправила густые каштановые волосы. — Ребята, мне очень приятно находиться с вами, но я должна собираться на работу, через час у меня встреча. Если у вас будет свободная минутка, Колт, загляните ко мне. Я вам кое-что покажу.

— Непременно!

— Мария, я тебе еще нужна?

— Нет, сеньора. — Она уже поджаривала бекон. — Gracias (Спасибо (исп,).).

— Я вернусь около шести. — Силия задержалась у стола и положила руку на плечо мужа. — Я слышала, сегодня здесь будет большой покер?

— Пустой слух. — Бойд привлек жену к себе, и они поцеловались. — Какая ты вкусная, О'Роарк!

— Клубничное желе… Я тебя все равно обыграю, умник! — И она еще раз поцеловала его.

Колт прислушался к ее шагам на лестнице.

— Ты попал в яблочко, Бойд!

— М-м?

— Потрясная жена, великолепные дети…

— Похоже на то. Я с самого начала знал, какая она. — Воспоминания вызвали у него улыбку. — Только пришлось потратить некоторое время, доказывая, что она не сможет жить без меня, так же как и я без нее.

Трудно было не позавидовать его мечтательной улыбке.

— А до того как ты встретил Силию, вы с Алтеей уже сотрудничали?

— Да. Тогда мы работали ночи напролет. Тея была у меня первым помощником. И оказалась лучшим партнером-полицейским, с кем я когда-либо работал.

— Я хочу спросить… Ты можешь не отвечать, конечно… — Колт колебался. Было ужасно неудобно. — Ты и Тея… до Силии… между вами было что-нибудь?

— Когда работаешь вместе, многие часы подряд, всегда возникает что-то общее. — Он отхлебнул кофе и улыбнулся. — Но ничего романтического, если тебя это интересует.

— Да это не мое дело. — Колт пожал плечами, удивленный тем, какое сильное облегчение почувствовал после ответа Бойда. — Я просто так полюбопытствовал.

— Полюбопытствовал, почему я постарался взять от этой женщины так много? Ее взгляды, ее ум, ее… как бы это назвать… — Удивленный очевидным замешательством Колта, он кашлянул. В это время Мария как раз подала им завтрак. — Спасибо, Мария… Ну, скажем, ее стиль. Все очень просто, Колт. Не стану говорить, что не думал об этом. Может быть, и Тея, со своей стороны, подумывала о том же. Но мы были прежде всего друзьями, и нас как-то не манили к себе темные аллеи. — Он положил себе яичницу и поднял бровь: — А что, ты уже?..

Колт пожал плечами, отрезая кусок бекона.

— Не могу сказать, что мы поладили как партнеры или друзья, еще рано. Но, кажется, темные аллеи уже подманивают.

Бойд не казался удивленным. Если кто-то говорит, что вода и масло не смешиваются между собой, то это значит, что их недостаточно долго взбалтывали.

— Некоторые женщины действуют тебе на душу, некоторые— на известную часть тела. А бывает и то и другое, — заключил он философски.

— Да? Расскажи мне о Алтее, — попросил Колт.

— Она хороший полисмен и человек, на которого можно положиться. Как и все прочие, имеет некоторые проблемы, но справляется с ними сама. Если хочешь знать подробности, поговори с ней самой. — Он поднял чашку. — Она, наверное, тоже хотела бы спросить у меня о тебе.

— Спрашивала?

— Нет. — Бойд отхлебнул кофе, чтобы скрыть усмешку. — А теперь почему бы тебе не рассказать, как идут поиски Лиз?

— Мы накрыли одно место на Второй авеню, но оно уже опустело. — Это до сих пор раздражало его, и он болезненно поморщился. — Я собираюсь опросить владельца квартиры и соседей. Есть двое соседей, которые, наверное, смогут опознать наших кинолюбителей.

— Начало неплохое. Чем я могу помочь?

— Я дам знать. Они держат девочку уже две недели. Бойд! — Колт поднял глаза, в которых капитан увидел тихую ярость. — Меня беспокоит, в каком она будет состоянии, когда я до нее доберусь…

— Не забегай вперед.

— Ты говоришь точно как лейтенант Грейсон. — Колт как раз всегда предпочитал забегать вперед. — Я смогу с ней встретиться только после полудня. Утром она будет в суде, если не ошибаюсь.

— В суде? — Бойд нахмурился, потом кивнул: — Точно! Суд над Марстеном. Вооруженное ограбление, насилие. Она его взяла как школьника. Послать с тобой кого-нибудь из ребят на Вторую авеню?

— Нет. Мне надо сначала самому разобраться.


Хорошо снова оказаться предоставленным самому себе, решил Колт. Работать одному всегда проще: не надо согласовывать действия с партнером или обсуждать стратегию. А поскольку речь шла о Алтее, то это давало ему возможность не думать о ней как о женщине.

Сначала он поднял на ноги управляющего домом Нимана, невысокого лысеющего мужчину, который, видимо, считал, что положение обязывает его носить костюм-тройку, туго завязанный галстук и душиться одеколоном с запахом сосны.

— Я уже давал показания другому офицеру, — недовольно заметил тот через дверную цепочку в два дюйма толщиной.

— А теперь дадите мне, — сухо сказал Колт, вовсе не желая выводить Нимана из заблуждения относительно того, что он работает в полиции. — Вы хотите, чтобы я задавал свои вопросы на лестнице?

— Нет-нет, — раздраженно буркнул Ниман, снимая цепочку. — Мало мне других забот? Сегодня утром я едва успел встать, как ваши люди уже постучали в мою дверь. Теперь телефон разрывается от звонков — арендаторы хотят знать, что это полиция шарит в пентхаусе. Мне такая реклама совершенно ни к чему!

— Трудная у вас работа, мистер Ниман.

Колт бегло осмотрел квартиру. Она была не такая роскошная, как пустой пентхаус, но отделана с иголочки. Ниман обставил ее вычурной французской мебелью в стиле рококо. Колт вспомнил, что его мать обожала такую.

— Вы себе представить не можете! — с готовностью подхватил Ниман, жестом приглашая его сесть на резной стул. — Арендаторы — это же сущие дети. Им нужен кто-то, кто бы шлепал их по рукам, когда они нарушают законы. Я управляю домами уже десять лет и мог бы вам такого порассказать!..

Колт испугался, что тот действительно пустится в воспоминания, и живо прервал его:

— Почему бы вам не рассказать мне об арендаторе пентхауса?

— Вот о нем мне сказать почти нечего. — Ниман поддернул брюки на коленях, прежде чем сесть. Закинув ногу на ногу, он показал элегантные носки. — Как я уже объяснял другому детективу, я фактически не встречался с ним. Он пробыл здесь всего четыре месяца.

— А вы не показываете свои квартиры арендаторам, мистер Ниман? Не принимаете их претензий?

— Конечно, как правило. Но в этом случае арендатор прислал по почте рекомендации и заверенный чек на оплату аренды за весь срок.

— Вы часто сдаете квартиры таким образом?

— Не часто, но… — Прокашлявшись, Ниман слегка ослабил узел галстука. — За письмом последовал телефонный звонок. Мистер Дэвис, арендатор, объяснил, что он друг мистера и миссис Эллисон. Они прежде арендовали пентхаус в течение трех лет. Милая пара, с хорошим вкусом. Они переехали в Бостон. Поскольку он их хороший знакомый, ему не было нужды осматривать квартиру, они описали ее ему достаточно подробно. Он собирался устраивать там званые обеды и что-то еще в этом роде. Видите ли, ему очень хотелось иметь эту квартиру, а его рекомендации оказались столь безукоризненны…

— Вы их проверяли?

— Ну конечно! — Ниман выпрямился, обиженно поджав губы. — Я отношусь к своему делу серьезно.

— Чем этот Дэвис занимался?

— Работал инженером в местной фирме. Я справился о нем, отзывы были самые лучшие.

— А что за фирма?

— Эти материалы у меня еще под рукой. — Ниман взял со стола тощую папку и раскрыл ее. — Так… «Фокс-инжиниринг». — Он назвал также адрес и номер телефона. — Естественно, я связался с его прежним квартирным хозяином. У нас, управляющих домами, свой моральный кодекс. Меня заверили, что мистер Дэвис идеальный квартиросъемщик, тихий, ответственный, опрятный и платит всегда вовремя. Так оно и оказалось.

— И вы никогда его не видели?

— Это большой дом. И далеко не со всеми удается видеться. Есть неприятные типы, с которыми приходится регулярно встречаться, но мистер Дэвис никогда не доставлял никаких хлопот.


Никаких хлопот, уныло думал Колт, возобновляя свое хождение от одной квартиры к другой. С собой у него были копии арендного договора, рекомендаций и писем Дэвиса. Было уже за полдень. Он успел опросить большинство жильцов, ответивших на его стук. Только трое сказали, что видели таинственного мистера Дэвиса. Теперь Колт имел возможность добавить в свое досье три существенно различных описания.

Так он и двигался от верхних этажей к нижним со все усиливающимся чувством разочарования. Сейчас он был на третьем этаже, и голова уже явно начинала побаливать.

Он постучался в квартиру 302 и почувствовал, что его тщательно изучают через глазок. Цепочка звякнула, засов отодвинулся, и он оказался лицом к лицу с пожилой дамой с пышной копной волос невероятного оранжевого цвета. Яркие голубые глаза, окруженные сетью морщинок, внимательно разглядывали его. Весила дама, по прикидке Колта, не меньше двухсот фунтов, имела два подбородка и собиралась обзавестись третьим.

— Вы выглядите слишком прилично для коммивояжера, — произнесла она весьма кокетливо.

— Нет, мэм. — Если бы Колт был в шляпе, он бы непременно приподнял ее. — Я ничего не продаю. Полиция здесь кое-что расследует. Я хотел бы задать вам несколько вопросов, касающихся ваших соседей по дому.

— Вы коп? Тогда у вас должен быть значок.

Она, казалось, относится к делу еще серьезнее Нимана.

— Нет, мэм, я не коп. Я работаю частным образом.

— Вы частный детектив? Как Сэм Спэйд? — Голубые глаза ярко вспыхнули. — Готова поклясться, что Хэмфри Богарт в этой роли был самым сексуальным мужчиной, которого я видела. На месте Мэри Астор я бы даже не стала тратить время на какого-нибудь тупицы, а тут же бы за него вышла.

— Да, мэм. — Колту потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что она говорит о фильме «Мальтийский сокол». — А мне так очень нравилась Лорен Бэколл. Помните, они сыграли блестяще в «Большом сне»?

Довольная, она густо рассмеялась.

— Еще бы не помнить! Ладно, проходите. Что толку стоять в дверях.

Колт вошел и сразу же был вынужден притормозить, чтобы не наткнуться на мебель и кошек, которыми была наполнена квартира. Столы, кресла, лампы, некоторые из них старинные, другие— грубые подделки под антиквариат, были в беспорядке расставлены в просторной гостиной. С полдюжины кошек лежали где попало с величественным равнодушием.

— Я коллекционирую, — пояснила хозяйка, плюхнувшись на красивую кушетку эпохи Луии XV. Она заняла собой почти все место, так что Колт благоразумно выбрал скрипучее кресло с полустертой эмблемой английских колониальных войск.

— Меня зовут Эстер Мэвис.

— Колт Найтшейд, — представился он. Большая серая кошка вспрыгнула ему на колени, а другая влезла на спинку кресла и начала обнюхивать его волосы. Колт воспринял это философски.

— Ну, так что же вы расследуете, мистер Найтшейд?

— Мы собираем сведения о жильце пентхауса.

— О том, который съехал? — Она почесала один из своих подбородков. — Я вчера видела, как несколько здоровенных парней грузили барахло в фургон.

Это видели еще несколько человек, подумал Колт. И никто не удосужился заметить, было ли на фургоне название транспортной компании.

— Вы запомнили этот фургон, мисс Сплин?

— Не очень, — призналась она. — Он был большой. Но они работали не так, как другие грузчики, которых мне приходилось видеть.

— А как?

— Они работали быстро. Не так, как люди на почасовой оплате. Ну, вы понимаете. Выносили много хорошего, да. — Ее яркие глаза обежали гостиную. — Там был один столик, который мне очень хотелось прибрать к рукам. Не знаю, куда бы я его поставила, но место всегда найдется, не правда ли?

— Вы можете описать кого-нибудь из грузчиков?

— Я не обращаю внимания на мужчин, пока не замечу в них чего-нибудь особенного, — лукаво усмехнулась она.

— А как насчет мистера Дэвиса? Вы когда-нибудь его видели?

— Не могу сказать наверняка. Мало кого в доме я знаю по имени. Мне хватает моих кошек. А что он натворил?

— В этом мы и разбираемся.

— Разыгрывал из себя важную шишку, да? Так он съехал?

— Похоже на то.

— Выходит, я не смогу отдать ему посылку?

— Посылку?

— Только вчера пришла. Посыльный принес ее сюда, видимо, по ошибке. Дэвис, Мэвис… — Она покачала головой. — Сейчас никто не обращает внимания на детали.

— О, я вас понимаю! — Колт осторожно снял кошку с плеч. — А что за посылка?

— Посылка как посылка. — Слегка присвистнув, дама поднялась на ноги. — Положила ее в спальню, хотела сегодня отдать. — С грацией бульдозера она вышла из комнаты и вскоре вернулась с запечатанным и перевязанным пакетом.

— Мэм, я должен взять это с собой. Если вы в чем-то сомневаетесь, позвоните капитану Бойду Флетчеру в департамент полиции.

— Да мне-то что! — Она вручила Колту посылку. — Может, если распутаете это дело, заглянете ко мне и расскажете, что к чему?

— Обязательно! — Повинуясь импульсу, он вынул фотографию Лиз. — Вы не видели эту девушку?

Мисс Сплин посмотрела на нее, нахмурилась и покачала головой.

— Нет, не припоминаю. А что, с ней неладно?

— Да, мэм.

— Это как-то связано с пентхаусом?

— Думаю, что да.

Она вернула фото.

— Очень хорошенькая… Надеюсь, вы скоро ее отыщете.

— Я тоже надеюсь.


Это было против его обычая. Колт сам не мог понять, почему он так поступил: вместо того чтобы немедленно ознакомиться с содержанием посылки, он оставил ее запечатанной и поехал в суд.

Он приехал как раз вовремя, чтобы услышать выступление Алтеи. На ней был костюм цвета ржавчины, который должен был выглядеть уныло. Однако в сочетании с рыжей гривой и жемчужным ожерельем на шее он производил великолепный эффект.

Колт присел в заднем углу и наблюдал, как умело, терпеливо и беспощадно Алтея разносит защиту. Она ни разу не повысила голос, не запнулась. Всякий слушающий ее, включая жюри присяжных, неизбежно должен был признать в ней настоящего профессионала.

Она такая и есть, подумал Колт, вытягивая ноги и расслабляясь. Естественно, ни один из наблюдавших за ней сейчас не мог даже представить ее в объятиях мужчины. В его объятиях. Никто не мог вообразить эту спокойную, уравновешенную женщину напрягающейся и выгибающейся в руках мужчины.

В его руках. Будь он проклят, если сможет забыть это!

Изучая ее теперь, когда она не замечала его присутствия, полностью сосредоточившись на своей работе, он начал выделять кое-какие мелочи. Она устала. Он видел это по ее глазам. Когда председательствующий снова вызвал ее, в ее голосе почувствовался легкий оттенок нетерпения. Движения ее были изящны, как всегда. Но за этим скрывалось все то же нетерпение. Ей хотелось, чтобы все скорее закончилось.

После перекрестного допроса судья объявил пятнадцатиминутный перерыв. Она вздрогнула, когда он ударил своим молотком по столу. По ее лицу пробежала тень. Колт увидел и это.

Джек Холмсби, прокурор, подошел и пожал ей руку.

— Отличная работа, Алтея!

— Спасибо. Надеюсь, тебе не составит труда прижать его.

— Никаких сомнений. — Он слегка подвинулся, как раз настолько, чтобы загородить ей дорогу. — Послушай, я сожалею, что тогда так получилось. Почему бы нам не повторить попытку? Скажем, обед завтра вечером — лишь ты и я?

— Дал, неужели слова «никогда в жизни» ничего для тебя не значат?

Он только усмехнулся и ласково взял ее за руку. На мгновение Колту показалось, что она хочет вырвать руку и ударить прокурора.

— Ну, ну, Тея! Мне бы все-таки хотелось иметь свой шанс…

— Дал, мы оба знаем, что твой шанс нулевой. Иначе быть не может. А теперь отпусти мою руку, пока мы оба по одну сторону закона.

— Не надо так…

— Лейтенант! — вмешался Колт, скользнув взглядом по Холмсби. — Можно вас на минутку?

— Найтшейд! — воскликнула Алтея с облегчением. Разговор с прокурором был так ей неприятен, что она резко вырвала руку. — Извини, Далтон. У нас дела. — И с этими словами Алтея быстро вышла из зала суда, ведя Колта за собой.

— А теперь, если вы раздобыли что-нибудь стоящее, выкладывайте, — приказала она. — У меня сейчас плохое настроение.

— Дорогая, у меня нет никаких новостей, кроме той, что я принес с собой.

— Найтшейд, вы бунтовщик!

— Вы слишком серьезны, леди. — Он взял ее за руку и вдруг почувствовал приступ волнения. Справившись с ним, он повел ее к дверям. — Моя машина у подъезда. Почему бы нам не прокатиться во время перерыва?

— Идет. Я тут немного вышла из себя. Вы мне поможете вернуться обратно.

— Верно.

На ветровом стекле он опять обнаружил штрафную квитанцию. Ничуть не удивившись, поскольку машина стояла в пешеходной зоне, он сунул квитанцию в карман и влез в кабину.

— Извините, что нарушил ваш диалог с приятелем.

— А, пошел бы он!.. — Алтея застегнула ремень безопасности.

— О, я лично пошел бы куда угодно, но только с вами. — Он пошарил в ящичке для перчаток. — Вот.

— Что это? — Она покосилась на пачку с аспирином.

— От вашей головной боли. Не люблю мучеников.

— Оставьте меня в покое! Я в порядке, — отрезала она и закрыла глаза.

Она была далеко не в порядке. Она не выспалась. У нее болела голова. В течение многих лет она привыкла каждую ночь ворочаться два-три часа, прежде чем заснуть, но вчера она вообще не спала. И гордость мешала ей обвинить того, кто был в этом виновен… Обвинить Колта. Она думала о нем. Ей было больно вспоминать немыслимую сцену в пентхаусе. Она снова и снова казнила себя. Пыталась отвлечься горячей ванной, скучной книгой, йоговскими упражнениями, теплым бренди. Ничего не помогало.

Так она металась и ворочалась, наконец выбралась из постели и начала бесцельно шататься по квартире, ожидая восхода солнца.

Сейчас шел второй час, она находилась на работе уже восемь часов без перерыва. Но что самое худшее — Колт мог втянуть ее в работу еще на восемь часов, а это было бы совсем уж нестерпимо.

Она снова открыла глаза, когда машина остановилась, взвизгнув тормозами, у какого-то магазина.

— Мне кое-что нужно, — пробормотал он и выскочил наружу.

Отлично, прекрасно, думала она, снова закрывая глаза. Даже не удосужился спросить, а может быть, мне что-нибудь нужно. О Господи, голова прямо раскалывается на части.

Она слышала, как он возвращается. Странно, удивилась Алтея, я уже узнаю звук его шагов. Глаза ее по-прежнему были закрыты.

— Вот, Тея. — Он что-то вложил ей в руку. Она открыла глаза и увидела бумажный стаканчик. — Это чтобы запить аспирин. — Он открыл пачку и вытряхнул пару таблеток. — Съешьте-ка эти чертовы пилюли. Вы, наверное, с утра ничего не ели, за исключением шоколадок или засахаренных орешков. Никогда не видел женщину, которая управлялась бы со сладостями так резво, как вы.

— Сахар заряжает нас энергией, — возразила она, но взяла таблетки и запила чаем. Свертки с сыром и крекерами заставили ее нахмуриться.

— Что, печенья у них не было?

— Вам нужен протеин.

— В печенье, по-моему, тоже есть протеин.

Чай был слишком крепкий и горький, но она отпила его с удовольствием.

— Спасибо.

Алтея отхлебнула еще, затем открыла пачку с крекерами. Было важно помнить, что она должна отвечать за свои действия, реакции и эмоции. То, что она ночь не спала, — ее проблема.

— Ребята из лаборатории закончили обследование пентхауса.

— Знаю. Я там был.

— Я бы не хотела, чтобы вы это делали самостоятельно, — заявила она с набитым ртом.

— Я делал то, что нужно и полезно, — отрезал Колт. — Поговорил с маленьким хорьком — управляющим домом. Он, оказывается, ни разу не видел арендатора пентхауса.

Пока Алтея жевала свой импровизированный ланч, он ввел ее в курс дела.

— Насчет Дэвиса я знаю, — сказала она, когда он закончил. — Сегодня утром я вытащила Нимана из постели. Рекомендации ложные — телефоны, указанные в них, не отвечают. Фирма «Фокс-инжиниринг» не числится ни по указанному, ни по какому другому адресу в Денвере. Супруги Виллер, прежние арендаторы, даже не слышали о мистере Дэвисе.

— Вы здорово поработали. — Он постучал пальцами по ветровому стеклу. — А почему вы не хотели, чтобы я делал это сам?

Она слегка улыбнулась. Голове стало легче.

— У меня есть значок, — невозмутимо ответила она. — А у вас нет.

— Ваш значок не привел вас в квартиру мисс Сплин.

— Ну и что?

— А вот что! — Ужасно довольный собой, он достал с заднего сиденья сверток и показал Алтее. — Посыльный по ошибке принес это кошачьей леди.

— Кошачьей леди?

— О, вам надо там побывать!

Она потянулась за пакетом, но он отдернул его.

— Стоп, дорогая! Я тоже хочу.

Она было вспыхнула, потом успокоилась, видя, что посылка не тронута.

— Пакет все еще запечатан?

— Похоже на то. Сейчас мы его и вскроем.

Колт нагнулся и достал из ботинка небольшой нож. Когда он вскрыл пакет, Алтея прищурилась:

— А ведь это незаконно, приятель!

— Абсолютно незаконно, — спокойно ответил он, засовывая нож обратно в ботинок.

В пакете оказалась кинопленка и исписанный лист бумаги.


Последняя редакция. Как раз для простаков? На уик-энд ожидается сильный снегопад. Снабжение хорошее. В следующий раз пришлите еще пленки и пива. Дороги могут быть закрыты.


Алтея достала из своей сумки пластиковый мешочек и осторожно поместила туда лист бумаги.

— Проверим на отпечатки пальцев. Может, кое-что прояснится.

— Может проясниться — кто. Но вот где! — Колт сунул кассету в сумке. — Что ж, пойдем в кино?

— Ну да. Только я думаю, что этот фильм не для всех. У меня дома есть кинопроектор.


У нее в комнате стояла комфортабельная кушетка с пухлыми подушками. Сверкающие паркетные полы были покрыты мягкими коврами. Репродукции на стенах, уютные цветочные заросли на небольшом чайном столике. Пара золотых рыбок в цилиндрическом аквариуме. Скамеечка для ног, выполненная в виде улыбающегося гномика.

— Интересное место, — только и сказал Колт.

— Займемся делом. — Алтея направилась в комнату, где находился кинопроектор, по дороге сбросив туфли.

Этот единственный жест рассказал о ней Колту больше, чем дюжина глубокомысленных докладов.

Со своим обычным проворством она вставила бобину с кинопленкой в проектор. На экране появилось изображение.

Даже для мужчины с опытом Колта это было нечто. Сунув руки в карманы, он покачивался на каблуках. Ужасно глупо, думал он, что мы, оба взрослые, оба профессионалы, так смущены этой мерзостью.

Алтея, склонив голову, смотрела на экран с выражением психиатра, изучающего клинический случай. Это не был секс. Это даже не было простым совокуплением. Это была грубая, отвратительная и невероятно возбуждающая порнография.

— На холостяцких вечеринках я видела и похлеще, — сообщила она.

Колт оторвался от экрана и посмотрел на нее с удивлением:

— О, вот как?

— Пленка удивительно высокого качества. А оператор работает, если можно так выразиться, вполне профессионально. — Она прислушалась к вздохам и стонам. — И звукозапись отличная. Но это не в пентхаусе.

— Должно быть, где-нибудь в горах. Стены добротные, грубой кладки, не панельные. Кровати в стиле «чиппендейл».

— Откуда вы знаете?

— Моя мать разбиралась в антиквариате. Посмотрите на лампу около кровати — это Тиффани или чертовски ловкая подделка. О, сюжет усложняется…

В кадре появилась еще одна женщина. Из короткого диалога стало ясно, что она застала своего любовника и свою лучшую подругу. Назревал конфликт. Первая женщина получила жесткий удар кулаком в лицо.

— Не думаю, что это имитация, — сквозь зубы сказала Алтея. — По-моему, она этого не ожидала.

Колт потихоньку выругался. Смесь секса с насилием, причем насилие в данном случае выражалось женской дракой, представляла омерзительное зрелище. Ему пришлось сжать руки в кулаки, чтобы удержаться от искушения выключить кинопроектор. Смущения больше не было. Было только отвращение.

— Как вы это воспринимаете, Найтшейд? — Алтея положила ладонь на его руку. Они оба знали, чего он больше всего боялся — что на экране появится Лиз.

— С трудом…

Она инстинктивно оставила свою ладонь на его руке и придвинулась поближе.

Пошли новые сюжеты, и она внимательно следила за ними. Уик-энд в горном шале, две парочки то и дело совокупляются самыми разными способами. Она старалась не замечать этого, разглядывая подробности обстановки. Колт прав — здесь был высший класс. Двухэтажное помещение, высокие потолки. Мраморный камин, горячая ванна…

На некоторых кадрах было заметно, что идет легкий снег. Она уловила изображение заснеженных деревьев и горных вершин. В одной сцене вне дома, где обнаженным актерам, казалось, было более чем неуютно, она отметила, что поблизости нет никаких домов или строений.

Пленка кончилась внезапно. Лиз не появилась. Колт не знал, стало ему легче или нет.

— Да, на Оскара такое кино не потянет, — бросила Алтея, перематывая пленку. — Вы в порядке?

Он не был в порядке. Внутри у него все жгло, и он с трудом мог перевести дыхание.

— Они грубы с женщинами, — осторожно заметил он, — отвратительно грубы.

— Более того, я бы сказала, что такая продукция рассчитана на определенный сорт потребителей— парней или мужчин, которые мечтают о превосходстве, физическом и эмоциональном.

— Не знаю, как можно употреблять слово «мечта» по отношению к той гадости, которую мы видели.

— Мечты бывают не только светлые, — тихо ответила она подумав. — Знаете, качество съемок у них высокое, но многие сцены производят довольно жалкое впечатление. Возможно, они позволяют клиентам воплощать в таких фильмах свои фантазии.

— Вы правы. — Он невольно вздохнул. — В письме Джейд упоминалось, что, по ее мнению, одна из девушек была убита. Похоже, она была права.

— Садизм — специфический вид сексуальных отклонений, часто выходящий из-под контроля. Хорошо бы нам установить хотя бы приблизительно тот район, где производилась съемка.

Она начала было извлекать бобину с пленкой, но он развернул ее к себе.

— Как вы можете быть так прагматичны? Неужели это вас не затронуло?

— Затронуло, но я с этим справилась. Давайте не касаться личных чувств.

— Нет. Всегда надо знать того, с кем работаешь. Мы говорили о том, что одна девушка могла быть убита прямо на съемках. — Чувствовалось, что он весь кипит и ему необходимо выпустить пар. — Мы только что видели, как две женщины дрались, лягались, кусались и угрожали друг другу самым худшим. Я хочу знать, как вы это восприняли.

— Меня от этого тошнит, — отрезала она отворачиваясь. — Бросает в гнев. И, как ни странно, очень печалит. Но, самое главное, у нас теперь есть первое вещественное доказательство. — С этими словами она взяла кинопленку и положила ее в сумку. — А теперь, если хотите доставить мне удовольствие, отвезите меня обратно в участок, чтобы я могла сдать ее. А потом дайте мне некоторое время на отдых.

— Разумеется, лейтенант. — Он прошел к двери и распахнул ее. — Я дам вам столько времени, сколько понадобится.

Глава 5

У Колта в картах было три дамы. Но, к сожалению, та, которую он хотел, сидела за столом напротив него и повышала ставку.

— Вот ваши двадцать пять, Найтшейд, и еще двадцать пять сверху. — Алтея поставила фишки на кон. Она тщательно скрывала свои карты, так же как и свои мысли.

— О, даже так… — Суини вздохнул и оглядел тот мусор, что был у него на руках, словно надеясь на чудо. — Нет, я пас.

Сидя между Суини и патологоанатомом по имени Луи, Силия размышляла над своими двумя пятерками.

— Что скажешь, Зоркий Глаз?

Брайнт, одетый на ночь в пижаму, напоминающую наряд индейцев, запрыгал у нее на коленях.

— Ставь, ставь!

— Легко тебе говорить, — проворчала она, но все же бросила свои фишки в кучку.

После некоторых сомнений, которые выражались в виде бормотания, ерзания и покачивания головой, Луи тоже сделал ставку.

— Вижу ваши ставки, — протянул Колт, держа в зубах сигару. — Сейчас я их побью.

Бойд только ухмыльнулся, довольный тем, что сразу сложил карты. Прошел еще круг ставок, в котором участвовали только Алтея, Силия и Колт.

— Три милые дамы! — объявил он, открывая карты.

Глаза Алтеи вспыхнули.

— Прекрасно! Только им нет места в моем домике! — Она выложила карты, открыв три восьмерки и две двойки.

— С моими картами тут делать нечего, — вздохнула Силия, пока Алтея сгребала фишки. — Эй, парень, я из-за тебя продула семьдесят пять центов. За это ты умрешь! — Она подняла хохочущего Киннана в воздух и встала.

— Папочка! — Он протянул руки к отцу. — Спаси меня! Не позволяй ей меня убить!

— Мне очень жаль, сынок. — Бойд взъерошил мальчику волосы и торжественно поцеловал его. — Похоже, ты обречен. После такого проигрыша остается только умереть.

С удовольствием продолжая игру, Киннан обхватил руками шею Колта.

— Спаси меня!

Тот поцеловал его в щеку и покачал головой.

— Я боюсь только одного человека на целом свете, и это твоя мама. Так что обходись своими силами.

Возвышаясь на руках у Силии, мальчик оглядел стол. Встретившись взглядом с Алтеей, он радостно заулыбался:

— Ты меня выкупишь?

Это была старая игра, в которую они оба с удовольствием играли.

— Только за никель (Монетка в 5 центов).

— Я буду тебе должен.

— Ты уже должен мне восемь тысяч долларов и пятнадцать центов.

— Я отдам в пятницу.

— Ну, ладно. — Она взяла его к себе на колени, и он тут же взъерошил ей волосы. Колт видел, как смягчилось лицо Алтеи, как нежно ее рука погладила шею ребенка.

— Вот здорово! — возбужденно выдохнул мальчик.

— Не забудь отдать восемь тысяч в пятницу. А теперь ты свободен. — Она поцеловала его и передала обратно матери.

— Горюшко ты мое, — нежно проворковала Силия и унесла сына в спальню.

— Мальчиком, который так ведет себя на руках у женщин, можно гордиться! — заявил Суини, собирая карты. — Моя сдача.

В течение ближайшего часа стопка фишек Алтеи росла медленно, но неуклонно. Она наслаждалась ежемесячным покером, который стал традиционным вскоре после того, как Силия и Бойд поженились. Возможность перехитрить своих партнеров успокаивала ее почти так же хорошо, как семейная атмосфера, разлитая по всем углам дома Флетчеров.

Она играла осторожно, без блефа и ставила только если была уверена в своих картах. Она заметила, что кучка фишек Колта тоже растет, но нерегулярно. Он играет не безрассудно, решила она, он играет отчаянно. Это было верное слово. Часто он снимал банк, ничего не имея на руках, или, наоборот, пасовал и позволял остальным взвинчивать ставки при отличной карте. Никакого стиля, удивилась она, не очень, правда, представляя себе, в чем здесь должен заключаться стиль.

Когда Суини сорвал банк, она отодвинулась от стола.

— Кто-нибудь хочет пива?

Хотели все. Алтея прошла в кухню и начала открывать пробки. Когда вошел Колт, она наливала себе стаканчик вина.

— Я подумал, что вам нужна помощь.

— Спасибо, я справлюсь.

— Я не сомневаюсь! По-моему, нет такой вещи, с которой вы бы не справились. — Ну и колючая же дамочка, подумал он. — Мне просто хотелось вам помочь.

Мария приготовила достаточно бутербродов, чтобы обеспечить потребности голодной компании на долгое время. От нечего делать Колт стал раскладывать их по тарелкам. Пора, решил он. Но теперь, когда они были вдвоем, он не знал, как начать.

— Мне надо вам кое-что сказать относительно событий сегодняшнего дня…

— Да? — ледяным тоном отозвалась Алтея, вытаскивая из холодильника банку с несравненным соусом Марии.

— Простите меня.

Она чуть не уронила соус.

— Что-что?

— Простите меня, вот что. Хорошо? — Он терпеть не мог извиняться — это значило признавать свои ошибки, а кто это любит? — Видите ли, просмотр пленки очень плохо на меня подействовал. Мне захотелось на ком-то или на чем-то выместить свое настроение. Вот я и не нашел никого другого, кроме вас.

Это признание застигло Алтею врасплох. Она так и застыла с банкой соуса в руках, не зная, куда ее поставить. Наконец она неуверенно сказала:

— Ну что вы, все в порядке!

— Я боялся, что увижу Лиз, — продолжал он, желая выговориться. — И боялся, что не увижу. — Запутавшись, он схватил одну из открытых бутылок с пивом и хорошенько отхлебнул. — Я не привык испытывать такой страх.

Ему нечего было добавить, но эти простые слова пробили брешь в ее защитном панцире. Тронутая и слегка потрясенная, Алтея поставила банку с соусом на буфет и открыла пакет с жареной картошкой.

— Я знаю. Меня это тоже достало. Я даже не думала, что так достанет. — Она начала поливать картошку соусом, так как надо было хоть что-то делать. — Жаль, события развиваются так медленно, Колт.

— Хоть не стоят на месте, и то ладно. И вам за это спасибо. — Он махнул рукой. — Тея, мне сегодня хотелось не только набить кому-нибудь морду, кое-чего еще. Мне хотелось быть с вами. — В ее глазах промелькнуло выражение настороженности, и он постарался сдержать свой темперамент. — Не переспать с вами. Нет. А быть с вами. Это совсем другое дело.

— Да, совсем другое… — Она глубоко вздохнула. В его словах чувствовалась скрытая потребность в общении, в утешении, в сочувствии. Это она понимала.

— Знаете, мне тоже этого хотелось.

— Мне и сейчас хочется. — Ему стоило больших усилий сделать первое движение. Но он шагнул к ней и протянул руки.

Ей тоже стоило больших усилий ответить. Она шагнула навстречу, и они обнялись. И когда они прижались друг к другу, когда ее щека коснулась его груди, а его— ее волос, оба глубоко вздохнули. Напряжение схлынуло, как вода через размытую дамбу.

Он не понимал почему так, не знал, как это воспринимать, но чувствовал, что это хорошо. Просто хорошо. В отличие от того, первого раза, когда он обнял ее, сейчас не было ни желания, ни огня в крови. Но были теплота, нежность и уверенность. Он мог бы стоять так, обнимая ее, целую вечность.

Она не часто позволяла себе расслабляться с мужчиной, и тем более с привлекательным мужчиной. Но сейчас это вышло так легко, так естественно. Ровный стук его сердца успокаивал ее. Алтея крепче прижалась к нему, ей ужасно захотелось потереться о него щекой, закрыть глаза и замурлыкать. Почувствовав, что он ерошит ей волосы, она рассмеялась.

— Малыш был прав, — пробормотал он. — Это здорово!

— Так это обойдется в никель, Найтшейд.

— Запишите на мой счет, — фыркнул он.

Она подняла голову и улыбнулась. Почему ее взгляд так сильно действовал на него, ведь раньше не было ничего подобного? Он не знал. Он знал только, что она необыкновенно хороша, особенно сейчас, когда ее волосы переливаются в его руках, сверкая как пламя в ярком свете лампы. Ее золотисто-карие глаза искрятся теплом и юмором. Ненакрашенные губы изгибаются в лукавой улыбке. Она неотразима!

Он медленно склонил к ней голову, ожидая, что она уклонится или отпрянет. Она этого не сделала. И хотя юмор в ее глазах сменился настороженностью, теплота осталась. Он коснулся ее губ своими, как бы нежно пробуя их на вкус. Оба пристально смотрели друг другу в глаза, словно ожидая какого-то подвоха. Чувствуя, как она млеет в его объятиях, он прижал ее к себе покрепче. Она вздрогнула, глаза ее потемнели и затуманились. Но они по-прежнему были открыты и смотрели на него.

Она хотела видеть его. Ей это было нужно. Она боялась, что как только закроет глаза, тут же рухнет в бездну, разверзшуюся прямо у ее ног. И еще она должна была смотреть на него, чтобы понять, что это за мужчина и почему он так на нее действует.

Раньше ничего подобного не было. Она гордилась своей способностью к сопротивлению, своим самообладанием, высокомерно насмехаясь над мужчинами и женщинами, падавшими как зачарованные в объятия друг друга, испытывая при этом муки любви. Сама же она никогда не была уверена в том, что радости любви превосходят ее муки.

Поцелуй становился все жарче, в него уже были вовлечены не только губы, но и разум, и сердце, и все тело. И постепенно Алтее стало казаться, что она со своей стойкостью больше проигрывала, чем выигрывала.

— Тея… — прошептал он, еще крепче прижимая ее к себе. — Пойдем со мной…

Она понимала, чего он просит. Он хотел, чтобы она ушла с ним и легла к нему в постель по зову сердца. Чтобы отдалась ему так же, как он отдается ей. Чтобы сыграла, не пряча своих карт.

Он первый закрыл глаза. Мягкое, сонное тепло постепенно отогревало стылую боль, ту боль, которая была уже давно привычна. Алтея вздохнула и тоже закрыла глаза…

— Эй! Как насчет нашего пива… Ух ты! — Бойд вздрогнул, а затем с трудом удержался, чтобы не расхохотаться, сунул руки в карманы и начал что-то насвистывать.

Его старый приятель и его бывший партнер отскочили друг от друга, словно воры, захваченные с поличным.

— Извините, ребята! — Он подошел к столу и взял несколько бутылок. Ему показалось, что за все годы, что он знал Алтею, у нее ни разу не было такого смущенного и такого счастливого вида. — В этой кухне, должно быть, что-то есть, — добавил он, направляясь к двери. — Сколько раз я сам занимался здесь этим же делом!

Дверь за ним захлопнулась. Алтея глубоко вздохнула.

— О Господи! — все, что она сумела выговорить.

Колт положил ей руку на плечо. Не для опоры, — уверил он себя, хотя ноги и подкашивались. А чтобы утешить и подбодрить.

— Он выглядел чертовски самодовольным, не правда ли?

— Да, и теперь он будет насмехаться надо мною, — пробормотала она. — Расскажет Силии, и та тоже не преминет.

— Им бы лучше не вмешиваться.

— Они женаты, — ответила она. — А женатые люди любят обсуждать…

— Что?

— Поведение других.

Чем больше она нервничала, тем больше Колту это нравилось. Он был доволен, что попал в число тех немногих, кто видел строгого лейтенанта в таком волнении. Он смаковал каждое мгновение ситуации. Улыбаясь, он снова прислонился к буфету.

— Вот что. Если вы действительно хотите свести их с ума, позвольте мне сегодня проводить вас домой.

— Только в ваших мечтах, Найтшейд!

Он поднял брови. В ее голосе слышалось беспокойство, и ему это тоже нравилось.

— Что ж, в этом есть своя правда, дорогая. Должен вам со всей откровенностью сказать, что я не желаю слишком долго ждать, пока эти мечты воплотятся в действительность.

Ей нужно было остыть, нужно было что-то делать с руками. Пытаясь одним выстрелом убить двух зайцев, она подняла свой стакан с вином и отпила из него.

— Это что, угроза?

— Тея! — в его голосе звучало бесконечное терпение, и это его самого удивило. Никогда раньше он не проявлял особого терпения, скорее наоборот. — Мы оба знаем: то, что было между нами, нельзя считать угрозой. Это было прекрасно. — Он тронул ее волосы. — А если мы окажемся где-нибудь вдвоем, это будет еще прекраснее. — В его глазах появилась решимость. — Я хочу вас, Тея, ужасно хочу. И с этим ничего не поделаешь!

— Сдается мне, что вы уж очень многого хотите. Вы хотите вернуть Лиз.

Вы хотите поймать и наказать тех подонков, которые удерживают ее вдали от родителей. Вы хотите сделать это своими силами, но с моей помощью. И… — она снова отхлебнула вина и хладнокровно посмотрела на Колта, — вы хотите спать со мной.

Она восхитительна! — подумал он. Ей бы почувствовать малую толику того желания и отчаяния, которое он испытывал. Тогда бы она не говорила об этом так, будто речь идет о погоде на завтра.

— Что ж, все верно. А почему бы вам теперь не рассказать, чего вы хотите?

Боюсь, я слишком хорошо знаю, чего хочу, подумала она, и это очень легко заметить.

— Разница между мной и вами, Найтшейд, в том, что я знаю — вы не всегда получаете то, что хотите. А сейчас мне пора. У меня был трудный день. Увидимся завтра. У нас будут донесения от Минны. Они могут кое-что изменить.

— Хорошо.

Надо бы отпустить ее, думал он.

С такой женщиной всегда проблемы. Мужчина хочет соблазнить ее и в то же время мечтает, чтобы она сама пришла к нему.

— Тея?

Она помедлила в дверях кухни и оглянулась.

— Да?

— А что мы будем делать с этим?..

Она устало вздохнула.

— Не знаю, — честно призналась она. — Хотела бы я знать…


На следующее утро в девять тридцать Колт прохлаждался в кабинете Алтеи. От нечего делать он порылся в бумагах на ее столе. Рапорты, как он заметил, были написаны особым полицейским языком, одновременно лаконичным и цветистым. Такие-то нарушали безопасность движения, такие-то — общественный порядок, подозреваемые в том-то были арестованы тогда-то и там-то.

Она пишет очень хорошие рапорты, подумал он, если судить с позиций этой помойной бюрократии. Великая правозащитница Грейсон!

И он закрыл папку. Может быть, его самая большая проблема заключалась в том, что он видел в ней больше, чем исполнительного полицейского. Он вспомнил ее с оружием в руках, твердую, как скала, в то время как ее глаза были полны страха и ожидания.

Он видел ее с ребенком, полную нежности и сочувствия. А как она отвечала на его импульсивные и страстные объятия!

Однако его главной целью была Лиз. Но Алтея сидела в нем как заноза, болезненная, все время напоминающая о себе и трудноизвлекаемая. Это злило его, действовало ему на нервы. И когда она вошла в комнату, он начал ворчать:

— Я вас жду уже целый час! У меня нет на это времени.

— Очень плохо. — Она бросила на стол еще одну папку и тут же заметила, что ее бумаги трогали. — Вы, наверное, слишком много смотрели телевизор, Найтшейд. Это единственное место, где полицейские работают, не считаясь со временем.

— Я не полицейский, — сварливо заметил он.

— Оно и видно. В следующий раз, когда будете меня ждать, извольте не совать нос в мои бумаги.

— Послушайте, лейтенант… — Он осекся и выругался, так как в эту секунду зазвонил телефон.

— Грейсон. — Разговаривая, она уселась в кресло, держа наготове карандаш. — Да-да. Я получила. Быстро сработано, сержант. Ценю. Уверена, что смогу еще выше оценить вас. Еще раз спасибо.

Она положила трубку и сразу же начала набирать номер.

— В Канзас-Сити засекли мать Джейд, — пояснила она. — Собиралась уехать из Канзаса в Миссури.

— Джейд с ней?

— Это я и пытаюсь выяснить. — Алтея взглянула на часы. — Вечером она обслуживает столики. Будет здорово, если я ее поймаю дома в этот час.

Колт хотел что-то сказать, но Алтея предостерегающе подняла руку, призывая к молчанию. Он взял трубку параллельного аппарата.

— Алло, я бы хотела поговорить с Джаннис Уилоуби. — Сонный и довольно раздраженный голос сообщил ей, что Джейд тут не живет. — А это миссис Берроуз? С вами говорит лейтенант Грейсон из полиции Денвера… — Нет, мэм, она ничего не натворила. У нее никаких неприятностей. Но мы надеемся, что она поможет нам в одном деле. Вы имели сведения от своей дочери за последние несколько недель?

Алтея терпеливо выслушала раздраженное заявление женщины о том, что она отказывается от любых контактов с дочерью и требует объяснений, по какому праву ее беспокоят.

— Миссис Уилоуби, Джанис вовсе не скрывается от правосудия, ее ни в чем не подозревают. Однако мы очень заинтересованы в том, чтобы связаться с ней. — Глаза Алтеи сузились и похолодели. — Простите, поскольку я не прошу вас выдать дочь, вопрос о вознаграждении считаю неуместным. Если…

Колт закрыл микрофон рукой.

— Пять тысяч, если она выведет нас на Джейд. А Джейд — на Лиз, — произнес он скороговоркой. Увидев в ее глазах презрительное выражение, он добавил: — Не от вас. Это частное вознаграждение.

Алтея не скрывала отвращения.

— Миссис Уилоуби, тут частное лицо предлагает вознаграждение в пять тысяч за информацию о Джанис при условии, что она будет способствовать успеху расследования. Да, я вполне уверена, что вы сможете получить его. О да, я понимаю, что вы постараетесь. В любое время дня вы можете застать меня по этому телефону. — Она повторила номер дважды. — Конечно получите. С вами говорила лейтенант Алтея Грейсон из полиции Денвера. Надеюсь, вы позвоните.

Повесив трубку, она застыла, медленно закипая.

— Ничего удивительного, что такие девчонки, как Джейд, сбиваются с пути и кончают на панели. Ей плевать на дочь, лишь бы у нее самой не было никаких неприятностей. А если Джейд кому-нибудь понадобится, она ее продаст не моргнув глазом.

— Не у всех материнский инстинкт развит как у Донны Рид. — философски заметил Колт.

— Наверное, ты прав. — Алтея немного успокоилась. — Минна поработала с полицейским художником, и они добились хорошего сходства. Один из рисунков в точности изображает парня, которого мы видели вчера в порнофильме.

— Которого?

— С красным кожаным браслетом. Мы их найдем. Но на это нужно время.

— У меня нет времени.

Она положила карандаш. Он не выведет меня из терпения, мысленно поклялась она. Ни за что.

— У вас есть конкретные предложения?

— Нет. — Он отвернулся, потом снова взглянул на нее.

— Есть какие-нибудь отпечатки в машине, из которой убили Биллингса?

— Тоже все чисто. Только несколько волосков. Они не хотят помочь нам поймать себя, но эти волоски в суде будут хорошей уликой. Лаборатория исследует пленку и записку. Можно надеяться на удачу.

— Джейд считает, что одна из девушек была убита.

— На это ничего не указывает. Если бы они кого-то убили и спрятали труп, это было бы отражено в списках пропавших без вести. Я проверила по сводкам все неопознанные трупы и подозрительные смерти за последние три месяца. Ничего похожего.

— И ничего среди бродяжек, бездомных, обитателей притонов?

— Ничего. — Алтея поколебалась, затем все же решила поделиться с ним. — Есть тут кое-что, нуждающееся в детальном обсуждении.

— Так давайте обсудим.

— У нас в распоряжении есть двое хороших полицейских с почти детскими мордашками. Можно послать их на панель, под прикрытием. Не получат ли они предложение участвовать в съемках?

Колт живо обдумал этот вариант.

Он тоже займет время, но по крайней мере имеет шансы на успех.

— Остроумная комбинация. Значит, есть подходящие исполнители?

— Я же сказала. Я бы и сама…

— Нет! — Это прозвучало резко, как удар хлыста.

Чуть наклонив голову, Алтея невозмутимо продолжала:

— …это сделала, но мне уже не сойти за подростка. Похоже, наши продюсеры предпочитают молоденьких. Я запущу это дело.

— Хорошо. Дайте мне копию пленки.

Она улыбнулась:

— Скучаете по вечерам?

— Очень остроумно… Дадите?

Она подумала. Вообще-то это не полагалось, но вреда здесь не было.

— Узнаю в лаборатории. А пока что хочу потрясти бармена в «Клэнси». Бьюсь об заклад, из него можно еще кое-что выжать.

— Я пойду с вами.

Она покачала головой и улыбнулась.

— Я возьму Суини. Этот здоровенный ирландский коп как раз подходит для такого сомнительного местечка.

— Он плохо играет в покер.

— Да, но он чудесный парень, — сказала она с удивившим его ирландским выговором.

— А что, если я пойду следом?

— А что, если вы подождете моего звонка? — Она поднялась, снимая со спинки стула темно-синий жакет.

На ней были брюки того же цвета и светло-голубая шелковая блузка. Ремни и кобура под мышкой выглядели так естественно, словно это были модные аксессуары.

— Так вы позвоните мне?

— Я же сказала.

Поскольку ее план казался ему правильным, он только положил ей руки на плечи и слегка коснулся ее лба своим.

— Утром мне звонила Марлин. Не хотелось бы думать, что я зря обнадежил ее, но я сказал ей, что мы напали на след. Я должен был сказать это.

— Надо говорить все, что вселяет надежду. — Алтея погладила его по щеке. — Потерпите, Найтшейд. Скоро мы соберем хороший урожай.

— Да? — Он поднял голову и провел по ее рукам от плеча до кончиков пальцев, их пальцы сплелись. — Идите ищите своего громилу-ирландца. Но есть еще вот что.

Он поднял их сплетенные руки, задумчиво изучая контраст фактуры кожи, тона и размера, потом взглянул ей прямо в глаза.

— Раньше или позже, но мы с вами выпадем из времени. Тогда придется заняться другими делами.

— Что ж, тогда и займемся. Но, может быть, вам это вовсе не понравится.

Он приподнял ей подбородок и быстро поцеловал, прежде чем она успела возразить.

— Ладно, идите. Будьте осторожны, лейтенант.

— Я осторожна с рождения, Найтшейд.

Она ушла, на ходу надевая жакет.


Десятью часами позже она поставила машину в подземный гараж и направилась к лифту. Ей уже мерещились горячая ванна с пузырьками пены, стакан холодного белого вина и медленный блюз с хорошо выраженным ритмом.

Поднимаясь на свой этаж, она прислонилась к стенке лифта и закрыла глаза. Перед ее мысленным взором тут же снова возник этот бармен, Лео Дорсетти. На него не действовали ни посулы, ни угрозы. Алтея не сомневалась, что у него есть связь с «кинолюбителями». Еще меньше она сомневалась в том, что он был озабочен, как бы его не постигла участь Дикого Билла.

Итак, нужно было использовать что-то большее, чем угрозы. Нужно было что-нибудь раскопать против него. Что-нибудь серьезное, чтобы взять его на крючок и заставить развязать язык. Если это получится, она его сломает. В этом она была абсолютно уверена.

Двери лифта открылись, и она вышла в холл, позвякивая ключами. Пришло время сложить с себя обязанности полицейского, по крайней мере на несколько часов. Одержимость одним делом обычно чревата возможными ошибками. Итак, она отложила это дело в долгий ящик и позволила себе забыть о нем, чтобы провести вечер в свое удовольствие.

Она уже открыла дверь, когда у нее в голове вдруг зазвучал сигнал тревоги. Не утруждая себя вопросами, откуда этот сигнал взялся, Алтея выхватила пистолет. Как положено, она ворвалась в помещение с оружием наготове, осматривая углы и пространство за дверью.

Кажется, все было в обычном состоянии, только на проигрывателе тихонько крутилась пластинка — блюз. И еще запах. Пахло чем-то вкусным, какими-то специями, так что у нее слюнки потекли. Но тревога все еще не улеглась.

Звук из кухни заставил ее резко развернуться, приняв классическую полицейскую стойку: ноги расставлены, пистолет в обеих руках.

В дверях стоял Колт, вытирая руки посудным полотенцем. Улыбаясь, он прислонился к дверному косяку.

— Привет, дорогая! Как прошел день?

Глава 6

Алтея опустила пистолет. Не повышая голоса, она произнесла несколько таких слов, которые передали ее состояние яснее, чем любой крик. Когда она закончила, Колт только изумленно покачал головой.

— Не припомню, чтобы меня когда-нибудь так здорово отругали. А теперь я вам буду очень обязан, если вы уберете свою пушку. Иначе, чего доброго, вам вздумается пустить ее в ход и вы рискуете испачкать у себя пол кровью.

— Стоило бы, — проворчала она, засовывая пистолет в кобуру и сурово глядя на него. — С этого момента все, что вы скажете…

Колт многозначительно кашлянул и поднял руку.

— О чем это вы?

— Я разъясняю вам ваши права, прежде чем задержать вас за незаконное проникновение в чужое жилище.

Он не сомневался, что она это сделает. Без малейших колебаний сдаст его в участок, где его сфотографируют и снимут отпечатки пальцев.

— Я отказываюсь от своих прав, предполагая, что вы выслушаете объяснения.

— Так-то лучше… — Она сняла блейзер и бросила его на спинку стула. — Как вы сюда попали?

— Я? Э-э… через дверь.

Ее глаза сузились.

— Вы имеете право вызвать своего адвоката.

Очевидно, юмор на нее не действовал.

— Ладно, сдаюсь. — Он поднял руки. — Я открыл замок отмычкой. Это был чертовски трудный замок. А может, я просто потерял квалификацию.

— Вы открыли замок отмычкой. — Она кивнула, словно ничего другого от него не ожидала. — Вы носите заряженное оружие— автоматический девятимиллиметровый..

— У вас зоркий глаз, лейтенант!

— …и нож, который наверняка длиннее допустимого, — продолжала она. — Теперь оказывается, что вы носите еще и отмычки.

— Они очень удобны. — Колту не хотелось распространяться на эту тему по причине ее дурного настроения. — Так вот, я подумал, что у вас сегодня был тяжелый день и вы заслужили к приходу домой горячую пищу и холодное вино. Я знал, что вы можете разозлиться, застав меня здесь. Но я верил, что ваше настроение изменится после того, как вы попробуете мой язык.

Может быть, думала она, может быть, если на минутку закрыть глаза, все это исчезнет. Но когда она снова открыла их, он все еще был здесь, нахально ухмыляясь.

— Ваш язык?..

— Маринованный. Я бы поклялся, что это любимое блюдо моей матушки, но она за всю свою жизнь и яичка не сварила. А как насчет вина?

— Вина? Черт побери, а почему бы и нет?

— Вот это другое дело!

Он отступил обратно в кухню. Решив, что пристрелить его она всегда успеет, Алтея пошла следом. Запах в кухне стоял божественный.

— Вы любите белое, — сказал он и наполнил два бокала из ее лучшего хрусталя. — Это прекрасное натуральное итальянское, которое гармонирует с моим соусом. Крепкое, но шикарное. Вот увидите, вам понравится.

Она приняла бокал, позволила ему чокнуться с ней и отхлебнула. Вкус вина тоже был божественный.

— Вы что, волшебник, Найтшейд? — невольно вырвалось у нее.

— Ну что вы, я просто угадываю ваши желания. Кстати, почему бы нам не присесть? Я чувствую, вам хочется разуться.

Они присели на кушетку в гостиной, но она из упрямства не сняла туфли.

— Объяснитесь!

— Я это уже сделал.

— Если вы не можете позволить себе адвоката…

— Господи, до чего же вы настырная! — Он глубоко вздохнул. — Ну хорошо. У меня было две причины. Во-первых, я знал, что вы потратили массу лишнего времени на мое дело…

— Это моя…

— …Работа, — закончил он за нее. — Возможно. Но я подумал, что в таких условиях приготовить вам вкусный обед — это всего лишь способ выразить свою благодарность.

Да, это был красивый жест, но она не хотела этого признавать. Пока.

— Надо было меня предупредить.

— Это был порыв. У вас так не бывает?

— Не испытывайте судьбу, Найтшейд!

— Хорошо. Вернемся к причинам. Повлиял еще тот факт, что я целый час не мог выкинуть из головы всю эту путаницу. Стряпня меня успокаивает, но Мария категорически отказалась уступить мне свой очаг. Тогда я подумал о вашем. — Он протянул руку и начал наматывать на палец прядь ее волос. — И, наконец, мне просто приспичило провести вечер с вами.

Он, кажется, добрался до сути. Алтее хотелось верить, что ее расслабили дивные запахи, доносящиеся из кухни. Но она в это не верила.

— И все же вы открыли замок отмычкой и вторглись в частное владение!

— Единственное место, куда я вторгся, — кухонный буфет, — скромно потупился он. — Больше я ничего не трогал.

Алтея нахмурилась.

— Мне не нравятся ваши методы, Найтшейд. Но все же надеюсь, что ваш маринованный язык мне понравится.


Он ей не просто понравился. Она пришла от него в восторг. Это было восхитительно! Ей приходилось пробовать блюда многих хороших поваров, но ничего подобного она не могла вспомнить.

Колт сверкал улыбкой, обслуживая ее при свечах. Зачем вся эта романтика? — думала она. Но это было забавно и как-то очень мило.

К тому времени, как она управилась с первой порцией и принялась за вторую, она уже успела сообщить Колту о своих успехах. Отчеты лаборатории ожидались на следующий день, бармена из «Клэнси» взяли под наблюдение, и девочки из полиции готовились выйти на панель.

Колт в свою очередь информировал ее о том, что удалось узнать ему. Днем он побеседовал с несколькими местными девицами. Благодаря то ли личному обаянию, то ли деньгам, переходящим из его рук в их руки, он выяснил, что одну из уличных девушек по имени Лейси уже несколько недель никто не видел в тех местах, где она обычно бывает.

— По описанию подходит, — продолжал он, подливая Алтее вина. — Молодая, невысокая. Девушки говорили, что она брюнетка, но любила носить светлый парик.

— Был у нее сутенер?

— Вроде бы нет. Я побывал на квартире, которую она снимала. Поговорил с хозяином. После того как Лейси дважды пропустила еженедельные платежи, он собрал ее вещички, взял в залог все мало-мальски ценное, а остальное выставил на улицу.

— Посмотри, может, кто-то в этом районе что-нибудь знает о ней.

— Хорошо. Я везде показывал фото Лиз и полицейские рисунки. — Он нахмурился. — К сожалению, никто никого не опознал. Некоторых ребят еще надо было уговаривать посмотреть на рисунки. Многие из них хотят выглядеть крутыми парнями, а сами смущаются как дети.

— С ними надо поосторожнее. Большинство еще дома знакомятся с наркотиками, пьянством, физическим и сексуальным насилием. Они не знают, как вырваться из этой атмосферы. — Она повела плечами. — Бегство кажется им лучшим выходом.

— С Лиз совсем не так.

— Да, — согласилась она. Надо было, пожалуй, отвлечь его, хотя бы на несколько минут. Она тщательно подобрала последние кусочки с тарелки. — Знаете что, Найтшейд? Вам бы следовало бросить играть в искателя приключений и идти в повара. Вы бы добились грандиозного успеха!

Он понял ее скрытый намек и с некоторым усилием подыграл ей.

— Нет, я предпочитаю готовить для маленьких, частных компаний.

Она задумчиво посмотрела на него. Потом опустила глаза на свой бокал.

— Так кто же научил вас так великолепно готовить маринованный язык, если не мама?

— Когда я рос в семье, у нас была потрясающая кухарка — ирландка, миссис О'Мали.

— Ирландская кухарка научила вас итальянской кухне?

— Она умела готовить все — от ирландской тушеной баранины с луком до французского петуха в вине. «Колт, мой мальчик, — говорила она мне, — самое лучшее, что мужчина может сделать для себя, — это научиться хорошо готовить. Надеяться, что женщина набьет тебе брюхо, — это ошибка». — Воспоминание вызвало у него улыбку. — Когда у меня бывали неприятности, а это случалось довольно часто, она усаживала меня в кухне рядом с собой. Я слушал лекции о правилах хорошего тона, а заодно и учился разделывать цыплят и тому подобное.

— Прелестное сочетание!

— В стряпне я достиг совершенства. А когда миссис О'Мали уволилась — это было лет десять назад, — моя мама впала в глубокую депрессию.

Алтея криво улыбнулась.

— И наняла новую кухарку?

— Француза с плохой осанкой. Она его любила.

— Французский повар в Вайоминг?

— Это я жил в Вайоминг, — пояснил он. — Они жили в Хьюстоне. Так мы лучше уживались. А что вы можете рассказать о вашей семье? Она где-нибудь здесь?

— У меня нет семьи. А ваше юридическое образование? Почему вы его совсем не использовали?

— Нельзя сказать, что совсем не использовал… — Он внимательно посмотрел на нее. Вопрос был брошен как горящий уголек, и на него надо было ответить достойно. — Я обнаружил, что не приспособлен часами горбатиться над сводами законов, тем более что техника мне была милей юстиции.

— Поэтому вы пошли в авиацию?

— Это был неплохой способ научиться летать.

— Но вы же не пилот?

— Иногда я пилот… — Он улыбнулся. — Извините, Тея, я обычно не вписываюсь в рамки. У меня хватает денег, чтобы делать то, что меня устраивает и тогда, когда мне вздумается.

Это получилось грубовато.

— А военная служба вас не устраивала?

— В течение некоторого времени устраивала. А потом я решил, что с меня достаточно. — Он пожал плечами. Отблеск свечей играл у него на лице и в глазах. — Я кое-чему научился. И от миссис О'Мали, и в подготовительной школе, и в Гарварде, и от старого индейца — тренера по конному спорту, с которым познакомился несколько лет назад. Наперед никогда не знаешь, что из полученных знаний может пригодиться.

— А кто научил вас вскрывать замки?

— Вы меня за это не посадите, правда? — Он наклонился, чтобы налить еще вина. — Я вскрывал их по долгу службы. Я работал в так называемых спецслужбах.

— Тайные операции. — Алтея ничуть не удивилась. — Вот почему так много сведений о вас засекречено.

— Это все старые сведения, теперь можно было бы и рассекретить. Но так уж положено, верно? Бюрократы обожают секретность, так же как и волокиту. Что я делал? Собирал информацию или распространял информацию, иногда улаживал некоторые щекотливые ситуации, иногда, наоборот, создавал их — все это согласно приказам. — Он отхлебнул вина. — Полагаю, что могу сказать о себе так: я работал на благо людям. Но только людям из руководства. — Он саркастически усмехнулся. — По крайней мере старался.

— Вам не нравится эта система?

— Мне нравится то, что работает. — На мгновение его глаза потемнели. — Я видел много такого, что не работает, вот как… — Он пожал плечами. — В общем, я уволился, купил несколько лошадей и коров, играл в ковбоя. Но, похоже, старые привычки не отмирают, поэтому сейчас я снова работаю на благо людям. Только не из руководства.

— Можно сказать, вы истратили уйму времени на то, чтобы решить, чем же вы все-таки хотите заниматься.

— Можно сказать… Да, так оно и есть. А как у вас? Какова история Алтеи Грейсон?

— Во всяком случае сюжет для фильма из нее не получится. — Расслабившись, она поставила локти на стол и начала постукивать ногтем по краю бокала. Хрусталь отзывался красивым звоном. — Как только мне исполнилось восемнадцать, я поступила в полицейскую академию. Без колебаний.

— Почему?

— Почему в полицейскую? — Она подумала над ответом. — Потому что мне нравится эта система. Она несовершенна, но, если постараться, ее можно заставить работать. А закон… Многие не хотят соблюдать его, и от этого мы теряем немало жизней. Если удается спасти хоть одну, это уже кое-что значит.

— С этим не поспоришь. — Не задумываясь, он положил ладонь на ее руку. — Я всегда видел, что значит для Бойда законность и порядок. До недавнего времени он был единственным копом, которого я уважал настолько, чтобы довериться ему.

— Мне кажется, вы только что сделали мне комплимент.

— Можете не сомневаться. У вас двоих много общего: ясность видения, негромкая доблесть, любовь к людям… — Он улыбнулся и пожал ей пальцы. — Я навестил девочку, спасенную на крыше. Она взахлеб рассказывала о красивой рыжеволосой леди, которая принесла ей куклу.

— Надо ведь было проследить. Это мой долг…

— …Полицейского! — Восхищенный ее ответом, он поцеловал ей руку. — Долг тут ни при чем, все дело в вас. Душевная мягкость не делает вас плохим полицейским, Тея. Она делает вас хорошим человеком.

Алтея понимала, к чему это ведет, но не отнимала руку.

— Если я добра с детьми, это не значит, что буду добра с вами!

— Но вы добры, — пробормотал он. — И я доберусь до вас. — Глядя ей в глаза, он водил губами по ее запястью. Пульс бился ровно, но учащенно. — Я намерен добраться до вас!

— Вы уже добрались. — Она была слишком умна, чтобы отрицать очевидное. — Но из этого ничего не следует. Я не ложусь в постель с каждым мужчиной, который меня привлекает.

— Рад слышать это. Тем более что вы собираетесь сделать для меня нечто большее, чем переспать со мной. — Он кашлянул и снова поцеловал ее руку. — Господи, как я люблю вашу улыбку, Тея. Она меня сводит с ума! Должен сказать: если мы когда-нибудь и отправимся в постель, то о сне не будет и речи.

Он встал, подняв и ее на ноги.

— Но сейчас, если вы меня поцелуете на прощание, я вам пожелаю спокойной ночи и приятного сна.

Удивление в ее глазах чуть не заставило его расхохотаться. Он мысленно похлопал себя по плечу за удачную стратегию.

— А вы думали, я приготовил вам обед и разделил его с вами, чтобы, воспользовавшись моментом, соблазнить вас? — Он шумно вздохнул и потряс головой. — Тея, я убит! Я совершенно раздавлен!

Она рассмеялась, не отнимая руки.

— Знаете, Найтшейд, иногда я почти люблю вас. Но только почти!

— Вот увидите, еще несколько шагов— и вы будете от меня без ума. — Он привлек ее поближе, и возникшее напряжение отразилось в его голосе. — Если бы я еще позаботился сделать десерт, вы бы на меня молились.

— О-о, вы упустили шанс, — весело парировала она. — Все знают, что после десерта во мне просыпаются первобытные инстинкты.

— Будьте спокойны, я это запомню. — Он поцеловал ее, чуть касаясь губ, видя ее светлую улыбку и чувствуя что сердце у него тает.

— Теперь уже поздно. — Алтея уперлась рукой ему в грудь, уверяя себя что надо кончать эту комедию, потому что она уже ног под собой не чуяла. — Спасибо за угощение!

— На здоровье.

Он продолжал пристально смотреть на нее, прищурив глаза, словно видел ее насквозь. Что-то между ними происходило, а что — он не мог понять.

— Я вижу в ваших глазах нечто.

— Что? — нервно отозвалась она.

— Не знаю. — Он говорил медленно, как бы взвешивал каждое слово. — Иногда я вижу это совершенно отчетливо. И тогда спрашиваю себя, где мы находимся. И куда идем.

У нее перехватило дыхание. Она попыталась вздохнуть.

— Вы идете домой, вот куда.

— Да. Сию минуту. Так легко сказать вам, что вы прекрасны, — пробормотал он, словно говоря с самим собой. — Вы, должно быть, так часто это слышали. И эти слова слишком поверхностны, чтобы что-то значить для вас. Но я чувствую: есть еще нечто. — Очень осторожно он привлек ее ближе. — Нечто внутри вас, Алтея. Нечто, до чего я не могу добраться.

— Ничего там нет. Вы гоняетесь за призраками, и только.

— Нет, есть. — Он медленно поднял руки к ее щекам. — Здесь-то и возникает проблема.

— Какая проблема?

— Поймать это нечто.

Он прижался ртом к ее губам и нежно поцеловал. Все ее тело затрепетало. Это было не просто желание, это было что-то опустошающее. Поцелуй проникал в нее все глубже и глубже, заливая ее эмоциями, от которых у нее не было защиты. Его чувства явно одерживали верх на поле боя. Никуда не денешься, уныло подумала она, услышав собственный стон, сдавленный и безнадежный.

Теперь она уже не чувствовала себя такой защищенной перед ним. Она могла снова и снова твердить себе, что не хочет и не может влюбиться в человека, которого почти не знает. Но теперь эти соображения казались ей смешными. Она чувствовала, что в ней пробуждается нечто. И это нечто было больше, чем сердечное тепло.

Для Колта это было тоже неожиданным открытием. Он вдруг понял, что женщина — эта женщина — может смутить его ум, разбить его сердце и оставить его совершенно беззащитным.

— Я кажется, теряю почву под ногами. — Он отодвинулся от нее, но по-прежнему крепко держал ее за плечи. — И теряю очень быстро.

— Ну, это зря… — Ответ был беспомощным, но лучшего она не смогла придумать.

— Вы так считаете? — Они оба напряглись и отступили друг от друга. — Я раньше ничего похожего не испытывал. И это плохо, — сказал он, когда она отвернулась.

— Я знаю. Я тоже… — Алтея схватилась за спинку стула, где висел ее блейзер. Символ долга, подумала она. И самообладания, которое она теряла на глазах. — Колт, — взмолилась Алтея, — мне кажется, мы зашли дальше, чем могли себе позволить.

— А может быть, мы слишком долго плыли в стоячей воде?

Она боялась своей готовности утонуть, причем вполне добровольно и даже охотно.

— Я не допускаю, чтобы личные дела смешивались с работой. Если мы не сможем от этого удержаться, подумайте о работе с кем-нибудь другим.

— Мы с вами прекрасно сработались, — возразил он. — И не придумывайте убогие извинения только потому, что не желаете посмотреть правде в лицо.

— Я больше ничего не могу придумать, — сказала она жалобно. Костяшки пальцев, которыми она впилась в спинку стула, побелели. — И это не извинения, это причина. Вы хотите, чтобы я сказала, что вы меня пугаете? Хорошо, я скажу: вы меня пугаете. Все это меня пугает. А зачем вам партнерша, которая не может сосредоточиться, потому что нервничает из-за вас?

— Может быть, такая партнерша меня больше устраивает, чем другая, которая сосредоточивается так сильно, что с ней трудно говорить как с человеком.

Она, кажется, больше не собиралась отталкивать его. Будь он проклят, если позволит ей сделать это!

— Не говорите мне, что вы не можете работать на два фронта, Тея, или что не можете функционировать в качестве копа, если у вас появляются проблемы в сфере эмоций.

— Может, я просто не хочу работать с вами.

— Чепуха. Вы обязаны работать со мной по приказу. И вы не посмеете отказаться искать Лиз только потому, что запутались в собственных чувствах.

— Я думаю о Лиз и о том, что для нее будет лучше.

— Откуда вы это знаете, черт побери? — взорвался он, и не без причины. Он был на волосок от того, чтобы влюбиться в женщину, которая хладнокровно отказывалась иметь с ним дело в любой области. Он отчаянно пытался найти несчастную девочку, а его помощница угрожала бросить поиски. — Как вы можете судить о том, что для нее лучше? Вы зашорены своими правилами и процедурами так, что ничего не можете чувствовать. Нет, скорее, не хотите. Вы рискуете своей жизнью, да, но от эмоций вас защищает полицейский значок. У вас все так продумано, Алтея, не правда ли? А там — несчастная испуганная девочка, но для вас это совсем другой случай, совсем другая работа!..

— Не смейте рассуждать обо мне таким образом! — Она в сердцах толкнула стул, так что тот отлетел в сторону. — Не смейте оценивать мои мысли и поступки! Вы не знаете, что у меня в душе. Думаете, вы понимаете Лиз или одну из тех девиц, с которыми беседовали сегодня? Вы прошлись по убежищам и притонам и теперь считаете, что вы знаете, в чем их проблемы?

Ее глаза заблестели, но не от слез, а от ярости, столь сильной, что ему оставалось только покорно переждать этот взрыв.

— Я знаю, многие дети нуждаются в помощи, но она не всегда приходит вовремя, — пробормотал он.

— О, это так легко в теории! — продолжала Алтея с сарказмом, шагая по комнате. — Подписать чек, принять законопроект, произнести спич. Это так необременительно! Вы не представляете, что значит быть одинокой, испуганной или втянутой в эту адскую мясорубку, куда попадают бездомные дети. Я имела дело с этой мясорубкой, так что не рассказывайте мне, что я чувствую, а чего не чувствую. Я знаю, до чего нужно довести человека, чтобы он бежал, хотя бежать некуда. И я знаю, каково быть пойманным, возвращенным назад, беспомощным, униженным и оскорбленным. Я знаю достаточно. И я знаю, что у Лиз есть любящая семья и мы вернем ее туда. Обязательно вернем и не дадим ей скатиться на дно. Так что не говорите мне, что она особый случай. Они все особые.

Она умолкла и пригладила волосы дрожащими руками. В этот момент она сама не знала, что в ней говорит сильнее — замешательство или гнев.

— Теперь уходите, — тихо попросила она. — Я хочу, чтобы вы ушли.

— Сядьте. — Поскольку она не послушалась, Колт подошел и усадил ее на стул. Она вся дрожала, и он, видя, что довел ее до такого состояния, чувствовал себя так, будто ненароком разбил хрупкую и дорогую вещицу. — Простите! — сказал он, но тут же иронически добавил: — Кажется, для меня это рекорд— дважды за день извиняться перед одним и тем же человеком… Хотите воды?

— Нет. Я хочу, чтобы вы ушли.

— Я не могу. — Он присел перед ней на корточки, так что их глаза оказались на одном уровне. — Тея…

Она откинулась и закрыла глаза, чувствуя себя так, словно взбежала на вершину горы и спрыгнула вниз.

— Найтшейд, у меня нет настроения рассказывать вам свою жизнь, так что если вы этого ждете, то лучше сразу уходите.

— Это не к спеху. — Воспользовавшись случаем, он взял ее руку, холодную, но уже не дрожащую. — Давайте попробуем договориться. У нас есть две проблемы. Первая — найти Лиз. Она невинная жертва, нуждающаяся в помощи. Я бы мог найти ее и сам, но на это уйдет слишком много времени. А каждый прошедший день… их и так уже прошло слишком много! Мне нужна ваша помощь, потому что вы способны действовать напрямую, тогда как у меня уйдет вдвое больше времени на обходной маневр. И потому что полностью доверяю вам в этом деле.

— Хорошо. — Она не открывала глаз, пытаясь сбросить с себя напряжение. — Мы найдем ее. Не завтра, так послезавтра. Но найдем.

— Вторая проблема. — Он опустил взгляд на их руки, задержав его на секундной стрелке ее часов. — Я считаю… Но, поскольку это новая для меня область, я должен квалифицировать свое мнение лишь как предварительное высказывание, которое…

— Найтшейд, — перебила она, открыв глаза, в которых сквозила улыбка. — Клянусь, вы говорите в точности как адвокат!

Он вздрогнул.

— Надеюсь, вы не хотели оскорбить человека, который собирается поведать вам о своей уверенности в том, что любит вас?

Она так и подскочила. Он был готов биться об заклад, что она не шевельнется под дулом револьвера, но когда он сказал о своей любви, она подпрыгнула дюймов на шесть над стулом.

— Без паники, — продолжал он. Между тем Алтея слушала чуть ли не со страхом. — Я ведь сказал— «я считаю». Это оставляет нам некоторую безопасную зону для уточнений.

— Для меня ваша зона больше похожа на минное поле. — Боясь, что сейчас снова начнется дрожь, она отняла у него свою руку. — А я считаю, что было бы благоразумно, с учетом всех обстоятельств, отложить обсуждение этой проблемы до лучших времен.

— Ну, а теперь кто говорит в точности как адвокат? — Он засмеялся, не вполне уверенный в том, что смеется не над самим собой. — Дорогая, почему вас это так пугает? Представьте, мне-то каково! Я поднял эту тему только потому, что надеюсь — нам будет теперь легко общаться. Насколько я знаю, в этом нет ничего страшного — ну, вроде гриппа или еще какой-нибудь болезни.

— Что ж, это хорошо. — Она подавила смешок, боясь, что он прозвучит слишком легкомысленно. — Сядьте, успокойтесь, выпейте водички.

— Попробую. — Колт наклонился вперед, ничуть не смущаясь подозрительным выражением ее глаз и скептическим пожатием плеч. — Но если это не грипп и не что-нибудь другое в этом роде, то с этим надо как-то решать. Впрочем, что бы это ни было, оно может подождать, пока мы не решим первую проблему. Пока мы этим заняты, я не буду поднимать вопрос о любви и всяких мелочах, которые ей сопутствуют, — ну, знаете, вроде брака, семьи и гаража на две машины.

В первый раз с тех пор, как они познакомились, он увидел ее по-настоящему растерянной. Глаза ее расширились, рот слегка приоткрылся. Казалось, достаточно чуть-чуть толкнуть ее — и она упадет как большая кукла.

— Полагаю, я решил правильно, так как, если об этом говорить абстрактно, вы, пожалуй, упадете в обморок.

— Я… — ей удалось закрыть рот и глотнуть, — я считаю, вы сошли с ума.

— Возможно. — Бог знает почему, но ему было весело. — Так что пока давайте сосредоточимся на поисках тех подонков. Договорились?

— А если я соглашусь, вы больше не будете говорить об этих «мелочах»?

Он широко улыбнулся.

— Хотите, дам слово?

— Нет. — Она улыбнулась в ответ, уже успокоенная. — Держу пари, что в случае надобности сумею осадить вас.

— Принимаю, партнер! — Он протянул руку, и они обменялись торжественным рукопожатием. — А теперь почему бы нам…

Телефон прервал то, что Алтея наверняка назвала бы непрофессиональным предложением. Она скользнула мимо Колта и подняла параллельную трубку в кухне.

Это дало ему некоторое время подумать, что же он затеял, и представить себе, чем все это кончится. Он улыбнулся. Не успела его фантазия разыграться, как Алтея уже вернулась.

— Помните нашего приятеля Лео, бармена? Его только что взяли за торговлю кокаином. — Она быстро надела кобуру, и на лице у нее появилось боевое выражение. — Его привезли для допроса.

— Я с вами!

— Нет, Найтшейд, — бросила она, натягивая блейзер. — Если Бойд разрешит, вы сможете наблюдать за допросом через стеклянную перегородку, но это максимум допустимого.

— Позвольте мне сидеть рядом, — взмолился он. — Я буду нем как рыба!

— Не смешите меня. — Она подхватила сумочку и двинулась к двери. — Принимайте условие или оставайтесь, партнер.

Он выругался и двинулся следом за ней.

— Принимаю!

Глава 7

Первоначальное разочарование Колта от того, что его оставили за двойным стеклом, прошло по мере того, как он наблюдал и слушал работу Алтеи. Она вела терпеливый, детальный допрос в своем стиле. Колт с удивлением отметил, что она не только дотошна, но и безжалостна.

Она не позволяла Лео сбить себя со следа, не обнаруживала никакой реакции на его колкости и ни разу — даже когда Лео пытался ругаться или завуалированно угрожать, — ни разу не повысила голоса.

Вот так же она играет в покер, подумал он. Хладнокровно, методично, подавляя все эмоции, когда дело доходит до ставки. Но Колт уже начал прозревать, начал понимать, что за женщина находится внутри этой непроницаемой раковины.

Его удивляло, как много эмоций пробуждает в нем эта невозмутимая лейтенантша. Страсть, гнев, сочувствие, вплоть до потрясения. Но он чувствовал, что узнал ее лишь поверхностно. Что под этой аккуратной, профессиональной и, несомненно, эффектной внешностью таится еще много неразгаданного.

— Какой сегодня длинный вечер!

Бойд подошел сзади, держа в руках две чашки с дымящимся кофе.

— Бывали и длиннее. — Колт взял чашку и отхлебнул из нее. — О, этот напиток прямо с ног сшибает. — Он передернул плечами и отпил еще. — Капитан всегда приходит на рядовые допросы?

— Капитан приходит, когда ему интересно.

Флетчер некоторое время наблюдал за Алтеей, безмятежной и невозмутимой, и за Лео, судорожно прикуривавшим одну сигарету от другой.

— Она чего-нибудь добилась? — поинтересовался он.

Усилием воли Колт подавил желание разбить проклятое стекло, чтобы помочь Алтее.

— Он все еще юлит.

— Ничего, он устанет раньше нее.

— Пожалуй, я это уже понял.

Они беззвучно поаплодировали, когда Лео особенно злобно выругался, а Алтея хладнокровно спросила его, не желает ли он, чтобы это заявление было занесено в протокол.

— Ее не прошибешь, — прокомментировал Колт. — Бойд, ты когда-нибудь видел, как кошка сторожит мышкину норку? — Он бросил взгляд на Бойда и снова уставился в прозрачное стекло. — Кошка просто сидит у норки, почти не мигая, иногда часами. Мышка в норке начинает сходить с ума. Она чувствует запах кошки, видит наблюдающие за входом глаза. В конце концов, я так думаю, мышка уже не может этого вынести и выходит наружу. Кошка протягивает лапку — и все кончено. — Колт отпил еще кофе и поставил чашку. — И это великолепная кошка, — добавил он, посмотрев еще раз на Алтею.

— Ты успел неплохо узнать ее за такое короткое время!

— О, у меня свой способ познания, — пробормотал Колт как бы про себя. — Я еще ни разу не встречал женщины, характер которой был бы так же притягателен, как и ее тело.

Бойд фыркнул прямо в кофе. Алтея взрослая женщина, подумал он, и более чем способна за себя постоять. Но тут он вспомнил момент, когда застал Колта и свою бывшую партнершу у себя на кухне. Мысль о том, что они могут пойти дальше, второпях стать любовниками, а потом расстаться разочарованными, огорчила его. Он знал, что Колт обладает талантом обольщать женщин. У него самого был такой талант, и когда-то они оба широко им пользовались. Но эту женщину они не имели права даже обсуждать. Ведь это была Алтея.

— Знаешь, — начал Бойд, — Тея — это нечто особенное. Она может справиться с чем угодно.

— И справляется, — кивнул Колт.

— Да, и справляется. Но это не значит, что у нее нет уязвимых мест. И я бы очень не хотел, чтобы ты по ним ударил. Мне бы это сильно не понравилось.

Колт посмотрел на него с удивлением.

— Это предупреждение? Нечто похожее ты выдавал мне насчет твоей сестры Натали тысячу лет назад.

— В общем, да. Тея — это тоже моя семья.

— И ты думаешь, что я могу использовать ее уязвимые места?

Бойд тяжело вздохнул. Ему не очень нравился этот разговор.

— Я только хочу сказать, что если ты это сделаешь, то я отшибу тебе кое-какие жизненно важные органы. Мне будет очень жаль, но придется это сделать.

Колт задумчиво кивнул, подтвердив, что ему все понятно.

— Слушай, а кто из нас последний раз выиграл поединок? — спросил он задорно.

Несмотря на внутренний дискомфорт, Бойд улыбнулся.

— Мне помнится, была ничья.

— Да, ничья. Тогда это тоже было из-за женщины, правда?

— Черил Энн Мэдиган.

На этот раз вздох Бойда прозвучал ностальгически.

— Маленькая блондинка?

— Не-ет, высокая брюнетка. Большие синие глаза.

— Верно! — Колт засмеялся, тряхнув головой. — Хотел бы я знать, что произошло с прелестной Черил Энн!

Они ненадолго умолкли, предаваясь приятным воспоминаниям. Через динамики был слышен холодный, безжалостный голос Алтеи, ведущей допрос.

— Алтея не имеет ничего общего с Маргарет, — пробормотал Колт. — Мне бы не хотелось сделать ей больно, но я не поручусь, что этого не случится. Видишь ли, Бойд, впервые в жизни я столкнулся с женщиной, которая сама может сделать мне больно. — Колт снова глотнул кофе. — Кажется, я в нее влюбился.

Бойд чуть не подавился и поскорее поставил чашку на столик, чтобы не расплескать ее содержимое. Он потряс головой и похлопал себя по ушам, словно желая прочистить их.

— Ты не мог бы повторить? Мне кажется, я не расслышал.

— Ты все расслышал, — буркнул Колт. — Когда я ей сказал об этом, реакция была похожей.

— Ты ей сказал? — Бойд с трудом переваривал эту новую поразившую его информацию. — А она что?

— Да почти что ничего.

Уныние в голосе друга так позабавило Бойда, что он прикусил губу, чтобы не расхохотаться.

— Что ж, по крайней мере, она не рассмеялась тебе в лицо — и то хорошо! — пошутил он.

— Похоже, ей это вовсе не показалось забавным. — Колт вздохнул и подумал, что неплохо было бы добавить в кофе хорошую дозу бренди. — Она сидела бледная и таращилась на меня, как на идиота.

— Это хороший признак. — Бойд утешающе похлопал его по плечу. — Знаешь, если она что задумала, то ее не так-то легко сбить с пути.

— Да знаю я, а что толку? Нам обоим нужно время, чтобы разобраться в наших ощущениях. — Он улыбнулся, глядя через стекло на Алтею, которая по-прежнему сидела холодная и невозмутимая, тогда как Лео, с дрожащими руками, судорожно пил воду. — Хотя уже хорошо представляю себе, чем это кончится.

— И чем же?

— Ну, если только я однажды не проснусь с мыслью, что я сошел с ума, я женюсь на ней.

— Женишься? — Бойд от неожиданности слегка покачнулся на стуле. — Ты женишься на Алтее? Боже мой, подожди хотя бы, пока я скажу Силии!

Убийственный взгляд, брошенный на него Колтом, не удержал Бойда от широкой улыбки.

— Не знаю, как отблагодарить тебя за поддержку, Бойд!

Капитан сумел проглотить смешок, но ничего не смог поделать с улыбкой, которая стала еще шире.

— О, ты это уже сделал, дружище! Самым лучшим образом! Вот уж никогда бы не подумал, что придет время и я свяжу слова «жениться» и «Колт Найтшейд» со словами «замужество» и «Алтея Грейсон». Поверь мне, я всем сердцем с тобой!


В комнате для допросов Алтея продолжала «дожимать» свою жертву. Она чувствовала, что допрашиваемый боится, и безжалостно пользовалась этим.

— Видишь ли, Лео, небольшое сотрудничество очень перспективно.

— Ага, вы меня станете подмазывать, как Дикого Билла.

Алтея наклонила голову.

— Поскольку это в моих интересах, ты будешь защищен.

— Ну да, — фыркнул Лео. — Вы думаете, мне нужно, чтобы у меня на шее круглые сутки сидели копы? Думаете, я смогу работать?

— Может быть, и нет… — Она мастерски разыгрывала незаинтересованность, нарочито замедляя темп допроса, в то время как Лео корчился на своем стуле. — Но только имей в виду: нет сотрудничества — нет защиты. Ты выйдешь отсюда голеньким, Лео.

— Я попытаю счастья.

— Прекрасно. Тебе пришьют хранение наркотиков и выпустят под залог, может быть, даже временно закроют дело. Но, знаешь ли, слухи распространяются очень быстро, верно? — Она дала ему время переварить эту мысль. — Все, кого это интересует, уже знают, что ты замазан. И если ты выйдешь отсюда, они вряд ли будут уверены, что ты не раскололся.

— Я вам ничего не говорил. Я ничего не знаю.

— Очень плохо. Потому что это может сработать против тебя. Видишь ли, нам уже многое известно, и те, кого это интересует, могут задуматься — не ты ли нам помог. — Она как бы случайно открыла папку с полицейскими рисунками. — Они могут подумать, что описания этих подозреваемых я получила от тебя.

— Я вам никого не описывал! — При виде рисунков у Лео на лбу выступила испарина. — Я никогда раньше не видел этих парней!

— Возможно. Но при случае я должна буду сказать, что мы с тобой беседовали. И долго. А после этого у меня появились детальные описания внешности подозреваемых. Знаешь, Лео, — она доверительно склонилась к нему, — некоторые люди складывают два плюс два и получают пять. Такое очень часто случается.

— Это незаконно! — Он облизнул губы. — Это шантаж!

— Не обижай меня, Лео. Ты же хочешь, чтобы я была твоим другом? — Она пододвинула к нему рисунки. — Видишь ли, вопрос стоит так: или я буду о тебе заботиться, или тебя размажут по тротуару. Сейчас я не могу сказать, что ты гарантирован от последнего. — Она улыбнулась, гипнотизируя его. — Но если ты станешь моим другом, то я сделаю все, чтобы ты жил долго и счастливо. Может быть, не в Денвере, а где-нибудь еще. И знаешь, Лео, перемена места творит чудеса. Изменишь имя, изменишь свою жизнь…

В его глазах что-то мелькнуло. Она знала: это сомнение.

— Вы говорили о программе защиты свидетелей?

— Возможно. Но если я собираюсь просить о чем-то существенном, то должна иметь возможность «заправить двигатель». — Она вздохнула, видя, что он все еще колеблется. — Тебе лучше выбрать, на чьей ты стороне, приятель. Помнишь Дикого Билла? Все, что он сделал, — это встретился в одним человеком. Они, может, и говорили-то о чьих-то шансах на суперкубок… Никто не потрудился хотя бы усомниться. Его просто отправили в мир иной.

Страх вернулся к допрашиваемому, выступил потом на висках.

— Ладно. Я приобретаю иммунитет, а вы закрываете дело о наркотиках.

— Лео, Лео… — Алтея укоризненно покачала головой. — Крутой парень вроде тебя должен знать жизнь. Ты мне кое-что даешь, и, если меня это устраивает, я даю тебе кое-что взамен. Так у нас принято.

Он снова облизнул губы и закурил еще одну сигарету.

— Может, я и видел этих двоих, — сдался он наконец.

— Этих двоих? — Алтея постучала пальцем по рисункам, а затем, как та кошка, о которой говорил Колт, мгновенно напряглась. — Ну, рассказывай…


Алтея закончила лишь в два часа ночи. Она ставила перед Лео самые разные вопросы, выслушивала его долгие путаные ответы, делала заметки в блокноте, заставляла его возвращаться, пояснять, уточнять. Затем вызвала полицейского стенографа, и Лео пришлось повторить все сначала, сделав официальное признание.

Воодушевленная, она вернулась в свой кабинет. Теперь у нее были имена подозреваемых— можно было запросить банк данных штата. Теперь у нее была ниточка, возможно, тоненькая, но все же ведущая к цели.

Многое из того, что рассказал ей Лео, было домыслами и сплетнями. Но она знала, что порой расследование опирается и на меньшую информацию.

Сняв с себя жакет, она подсела к столу и задумалась. Почти в тот же момент вошел Колт и поставил перед ней чашку с напитком.

— Спасибо. — Она отхлебнула и с удивлением посмотрела на него. — Что это? Пахнет мятой…

— Травяной чай, — пояснил он. — Хватит с вас кофе.

— Найтшейд, вы же не собираетесь испортить наши отношения своей заботой обо мне? — Она отставила чашку.

— Вы себя перегрузили, лейтенант.

— Я сама знаю свои возможности. Не вы ли говорили, что у нас туго со временем?

— Ага. — Стоя за ее стулом, он опустил руки ей на плечи и начал массировать шею. — Вы блестяще обработали Лео, — продолжал он спокойно, невзирая на то что она пыталась сбросить его ладони. — Если я когда-нибудь решусь вернуться к карьере адвоката, то не хотел бы видеть вас в числе своих оппонентов.

— Сомнительный комплимент… — Она чувствовала, что его пальцы снимают с нее усталость, не расслабляя. — Я добыла не так много, как хотелось, но, думаю, все, что у него было.

— Он мелкая сошка, — согласился Колт. — Выполняет кое-какие поручения больших людей, получает свои комиссионные.

— Он не знает главных игроков. Я уверена, в конце концов он сказал правду. Но зато опознал тех двоих, которых описала Минна. Помните оператора, о котором она рассказывала, — высокого и здорового как бугай? Она торжествующе показала на экран. — Мэтью Дин Скотт, он же Дин Миллер, он же Дин Приливная волна.

— Занятно!

— Лет десять назад был профессиональным футболистом. Прославился неоправданной грубостью. Однажды сломал ногу полузащитнику гостей.

— Ну, это бывает.

— После матча!

— Ох, бедный спорт… Что еще мы о нем знаем?

— Я вам скажу, что еще о нем знаю, — высокомерно ответила Алтея, не в силах, однако, отбросить его целительные руки, массирующие ей плечи и спину. — Он был уволен за нарушение режима — привел к себе женщину.

— Парни есть парни…

— Но эта женщина была связана и вопила во все горло. Дело замяли, но Скотт был отлучен от футбола навсегда. После этого за ним потянулся длинный шлейф нарушений порядка и законности. Но четыре года назад это прекратилось. И с тех пор он чистый.

— Думаете, начал новую жизнь? Стал столпом общества?

— Ну, для этого надо поверить, что мужчины читают эротические журнальчики ради серьезных статей.

— Это то, что меня вдохновляет. — Улыбаясь, Колт склонился и поцеловал ее в макушку.

— Не сомневаюсь. Сходная история и у противника номер два, — продолжала она. — Харри Клайн, второстепенный актер из Нью-Йорка, чье досье содержит пьянство, нарушение общественного порядка, попытки изнасилования тому подобное. Он начал сниматься порнофильмах восемь лет назад, но со всех студий его выгнали за безобразное поведение. Он переехал в Техас и получил там кое-какую халтуру, затем был арестован и отдан под суд за изнасилование партнера. Защита сыграла на характере работы жертвы и спустила дело на тормозах. Харри кончил каким-то гомосексуальным фильмом, и после этого даже частные студии не хотели иметь с ним дела. Это было пять лет назад. С тех пор он чист.

— Ну вот, кто-нибудь может подумать, что наши приятели или стали добропорядочными гражданами, или умерли во сне.

— Или нашли себе уютную норку. Лео клянется, что он впервые был завербован именно Клайном два, может быть, три года назад. Но не меньше двух. Клайну нужны были женщины, молодые женщины, желающие сниматься в частных фильмах. Ссылаясь на свободу предпринимательства, Лео обслуживал его и получал свои комиссионные. Номер, который он получил для контакта с Клайном, в справочниках не значится.

— Лео никогда не видел того, кто, по словам Минны, сидел в углу?

— Нет. Он имел дело только со Скотом и Клайном. Похоже, Скот заходил только выпить и похвастаться, какой он хороший оператор и как много денег зарабатывает.

— А насчет девочек? — вполголоса спросил Колт. Пальцы, массировавшие плечи Алтеи, оставались жесткими. — Как он и его друзья… как они их добывали? Подбирали среди мусора, что ли?

— Не думайте об этом. — Она инстинктивно подняла руки и сжала его пальцы. — Не надо, Колт. Иначе вы свихнетесь. Мы сейчас получили важную для нас информацию. Вот на чем вам надо сосредоточиться.

— Я знаю. — Он отвернулся и отошел к дальней стене. — Я сосредоточился на том, что если хоть один из этих подонков дотронулся до Лиз, то я их прикончу. — Он повернулся к ней, глаза у него были пустые. — И вы не остановите меня, Тея.

— Нет, остановлю! — Она поднялась, подошла к нему и взяла его сжатые кулаки в свои руки. — Я понимаю, как вам этого хочется. Но это не изменит уже случившегося. Это не поможет Лиз. Но не будем забегать вперед, сначала найдем ее. — Она слегка сжала его кулаки. — Не отступайтесь от меня сейчас, Найтшейд. Как раз когда мне стало нравиться работать с вами…

Он собрался и посмотрел на нее более осмысленно. Несмотря на то что ее глаза были затуманены, а щеки побелели от усталости, он чувствовал исходящую от нее энергию. Она предлагала ему кое-что. Сочувствие — с ограничениями, конечно. И надежду— без оных. Его неистовство улеглось, и он ощутил чисто человеческую потребность в утешении.

— Тея… — Его кулаки разжались. — Позвольте мне обнять вас. Можно?

Она заколебалась, удивленно подняв бровь. Он сумел лишь улыбнуться.

— Вы знаете, я уже начал неплохо читать ваши мысли. Сейчас вы обеспокоены тем, что будет с вашим профессиональным имиджем, если вы позволите себе прижаться к мужчине у себя в кабинете. — Вздохнув, он потерся лицом о ее волосы. — Лейтенант, сейчас почти три часа ночи. И мне действительно очень нужно обнять вас.

Она снова позволила себе поддаться инстинкту и прильнула к нему. Каждый раз — она сама удивлялась этому, — когда она клала голову на изгиб его шеи, каждый раз, когда он так обнимал ее, ей становилось очень уютно. И с каждым разом было все проще позволить себе это.

— Ну что, легче?

Он снова потерся лицом о ее волосы.

— Да… А он ничего не знал о Лейси, пропавшей девушке?

— Нет. — Не раздумывая, Алтея погладила его по спине, успокаивая напряженные мышцы, так же как он только что успокаивал ее. — И когда я упомянула о возможности убийства, он был искренне потрясен. Он не прикидывался. Вот почему я уверена: он выдал все, что знал.

— Дом в горах. — Колт прикрыл глаза. — Он не мог сказать большего…

— К западу или, может быть, к северу от Боулдера, вблизи озера. — Она передернула плечами. — Ненамного больше того, что у нас уже было. Надо уточнить, Колт.

— Я чувствую, что не могу связать концы с концами.

— Если концы есть, мы их свяжем, — твердо пообещала она. — А вы чувствуете так, потому что устали. Идите домой. — Она чуть отодвинулась назад, чтобы иметь возможность посмотреть на него. — Идите спать. Утром начнем работать на свежую голову.

— Я бы лучше пошел домой с вами.

Удивленная и раздраженная, она лишь покачала головой.

— Вы когда-нибудь уйметесь или нет?

— Я же не настаиваю, я только сказал, что предпочел бы пойти с вами. — Он взял в ладони ее лицо, провел большими пальцами по вискам, затем по скулам. — Я хочу побыть с вами, Тея. Побыть в спокойной обстановке. Чтобы иметь возможность подумать о вас, только о вас, и подумать об этом серьезно и обстоятельно.

Мгновенно насторожившись, она отпрянула от него.

— Не начинайте это сейчас, Найтшейд.

Он спокойно улыбнулся.

— Конечно, это заставляет вас нервничать. Никогда не видел, чтобы кого-то так пугала одна мысль о браке, не считая себя самого. Это заставляет меня задуматься, что же лучше выбрать — бурный натиск, в результате которого я быстро преодолею ваше сопротивление и надену вам кольцо на палец, или, — он придвинулся к ней, прижав ее к столу, — медленное и постепенное наступление с ловкими маневрами, и тогда вы даже не узнаете, что выходите замуж, пока это не случится.

— В любом случае вы будете выглядеть смешно, — отрезала Алтея, чувствуя, однако, подступивший к горлу комок. Она сердито откашлялась и отхлебнула чаю. Остывший напиток все еще пах душистой травой. — Уже поздно, — буркнула она. — Идите первым, закрою участок и поеду домой сама.

— Я вас отвезу. — Он пальцем поднял ей подбородок, глаза их оказались на одном уровне. — И вот что я думаю, Тея. Так или иначе я вас заполучу. Но вы правы — сейчас поздно. И я у вас в долгу.

— Вы не… — Она не закончила, задохнувшись, когда он накрыл ее рот своим.

В этом поцелуе была сладкая нежность, которая действовала на ее сердце как успокоительный бальзам.

— Колт… — Едва его имя слетело с ее губ, как она поняла, что проиграла. Ее руки уже поднимались, чтобы обвиться вокруг него, прижать его к себе. Ее тело предало ее. Или это было ее сердце? Она не могла понять… Пытаясь сохранить самообладание, она впилась пальцами в его плечи. После мгновения безумства они одновременно пришли в себя.

Колт первый отстранился — ради себя и ради нее. Это было важнее удовольствия.

— Я у вас в долгу, — повторил он, глядя ей в глаза и тщательно выговаривая слова. — Я не могу просто так отпустить вас, поэтому отвезу домой. — Он подал ей жакет. — А затем, наверное, я проведу остаток ночи, размышляя, что было бы, если бы я просто запер здесь дверь и предоставил природе взять свое.

Потрясенная, она накинула жакет на плечи и пошла к двери. Но черт бы ее побрал, если она оставит его слова без ответа! Алтея остановилась и улыбнулась ему через плечо.

— А я вам скажу, что было бы, Найтшейд. Было бы такое, чего вы никогда в жизни не испытывали. И когда я буду готова— если когда-нибудь буду готова — я вам это докажу, — и отвернулась.

Ошеломленный этой холодной дерзкой улыбкой, он смотрел ей в спину. В животе у него заныло, и он со вздохом потер его рукой. Боже мой, думал он, вот эта женщина для меня! Единственная женщина для меня. И будь я проклят, если не смогу добиться ее!

* * *

После четырех часов сна и двух чашек черного кофе Алтея вновь была готова включиться в круговорот событий. В девять часов она уже сидела за своим столом. Подняв трубку, она запросила телефонную компанию относительно номера, полученного от Лео. В девять пятнадцать ей сообщили имя и адрес владельца номера, а также то, что двое суток назад он отказался от услуг компании.

Не особенно надеясь что-нибудь найти, она тем не менее затребовала ордер на обыск, и в это время вошел Колт.

— Я вижу, вы уже вся в работе?..

— Я всегда в работе… Получила сведения о номере, который дал Лео. Владелец отказался от него. Полагаю, там уже все подчищено, но я все-таки заказала ордер на обыск, он будет в течение часа.

— Вот за что я вас люблю, лейтенант, — ни одной минуты впустую!

Он присел на край ее стола и с восхищением обнаружил, что она пахнет так же хорошо, как и выглядит.

— Как спали?

Она метнула на него гневный взгляд.

— Как убитая. А вы?

— Превосходно. Утром я проснулся с совершенно новым планом. Вы не хотели бы прокатиться сегодня днем?

— Прокатиться? Куда?

— У меня есть идея. Я поделился ею с Бойдом, и он… — Колт хмуро посмотрел на зазвонивший телефон. — Сколько раз в день он звонит?

— Довольно часто. — Она подняла трубку. — Грейсон. Да, лейтенант Алтея Грейсон. — Она кивнула Колту. — Это Джейд, возьмите параллельную трубку, только молчите! — Она продолжала слушать, в то время как Колт выскользнул из комнаты и подключился к разговору. — Да, мы тебя искали. Я ценю, что ты позвонила. Ты можешь сказать, где находишься?

— Я бы не хотела… — Голос у Джейд был тонкий и нервный. — Я позвонила только потому, что не хочу никаких неприятностей. Я получила работу… Настоящую работу. Если будут неприятности с копами, я ее потеряю.

— Никаких неприятностей не будет. Я связалась с твоей матерью, потому что ты можешь помочь нам в расследовании. — Алтея подвинула свой стул так, чтобы видеть Колта в дверной проем. — Джейд, ты ведь помнишь Лиз, правда? Девушку, чьим родителям ты написала?

— Я… припоминаю. Да, конечно.

— Чтобы написать то письмо, нужно было определенное мужество, и чтобы выпутаться из этого положения — тоже. Родители Лиз тебе очень благодарны.

— Она славная девчонка. Ей просто не повезло, понимаете? Она хотела вырваться. — Джейд умолкла, Алтея услышала звук чиркающей спички и глубокий вдох. — Послушайте, я ничего не могла для нее сделать. Мы были вдвоем лишь несколько минут, один или два раза. Она сунула мне адрес и попросила написать ее родителям. Как я сказала, это была славная девчонка в паршивом месте.

— Так помоги мне найти ее! Расскажи, где ее держали.

— Я не знаю. Господи, я действительно не знаю! Несколько раз нас обеих возили в горы. Отличный дом, знаете ли. Первоклассная сантехника, огромный камин, широкоэкранный телевизор.

— Каким путем вы ездили из Денвера? Ты можешь припомнить?

— Ну да, в общем. Это было шоссе № 36 на Боулдер, но мы по нему ехали не все время. Потом свернули на другую дорогу. Это не была автострада, скорее всего одна из местных двухполосных дорог, очень извилистая.

— Помнишь по пути какие-нибудь города? Или что-нибудь в этом роде?

— Боулдер. После него больше ничего не было.

— Вы выезжали утром, днем, вечером?

— Первый раз это было утром, довольно рано.

— После Боулдера солнце показалось у вас спереди или сзади?

— Ой, не помню… Кажется, где-то сзади.

Алтея продолжала выжимать из нее подробности местоположения и маршрута, описания людей, которые ей встречались. Свидетельница Джейд была неважная, хотя и старалась помочь. Все же опознать Скотта и Клайна по ее описанию не составило труда. Был упомянут и третий, который оставался на заднем плане, прятался в тени и наблюдал.

— Знаете, он был как паук, — говорила Джейд. — Все время торчал в одном углу. Работа оплачивалась хорошо, так что я несколько раз туда ездила: триста долларов за один день и еще пятьдесят премия, если я им была нужна на двоих. Знаете, на улице таких денег не заработаешь.

— Знаю. Но ты это прекратила.

— Да, потому что иногда они были ужасно грубыми. Я уходила вся в синяках, а один из парней даже кусал мне губы до крови. Я стала бояться, потому что было похоже, что они специально стараются причинить мне боль во время съемок. Я пожаловалась Дикому Биллу, и он сказал, что я могу туда больше не ходить, он пошлет других девушек. Он сказал, что разберется с этим и, если здесь что-то не так, поговорит со своим копом. Я знала, что это вы, поэтому и позвонила, получив записку. Билл вас очень уважает.

Алтея устало потерла пальцем бровь. Она не сказала Джейд, что в отношении Дикого Билла теперь следует употреблять прошедшее время. У нее духу не хватило.

— Джейд, ты упомянула в своем письме, что они, возможно, убили одну из девушек…

— Да, я помню… — Ее голос ослаб, в нем послышалось колебание. — Послушайте, я не могу давать показания или что-нибудь в этом роде. Я не хочу туда возвращаться.

— Ничего не могу обещать, но постараюсь держать тебя подальше от этого. Расскажи мне, почему ты решила, что они ее убили.

— Я вам говорила, какие они грубые. И это не игра, нет. Последний раз, когда я там была, они меня даже поранили. Вот почему я решила больше туда не возвращаться. Но Лейси, девушка, с которой я иногда вместе выходила на работу, говорила, что это можно пережить, что деньги слишком хорошие, чтобы их упускать. Она снова отправилась туда, но не вернулась. И я ее больше никогда не видела.

Она помолчала. Чиркнула еще одна спичка.

— Я, конечно, ничего не могу доказать. Но все же… Все барахло она оставила у себя в комнате, я проверяла. Лейси обожала барахло. У нее была коллекция стеклянных зверюшек, очень мило, похоже на хрусталь. Она бы непременно вернулась забрать ее, если бы могла. Поэтому я думаю, что она или мертва, или они ее держат там, как и Лиз. И мне кажется, я вовремя смылась, иначе они со мной чего-нибудь сотворили бы.

— Можешь назвать фамилию Лейси? Не знаешь ли еще чего-нибудь о ней?

— Ее звали Лейси — это все, что я знаю. И она была в порядке.

— Хорошо. Ты нам здорово помогла. Дашь мне телефон, чтобы можно было с тобой связаться?

— Нет, я не хочу. Послушайте! Я сказала все, что знала. Я не хочу иметь к этому отношения. Я вам сказала — я боюсь.

Алтея не настаивала. Узнать номер через телефонную компанию не составляло труда.

— Если вспомнишь что-нибудь еще, неважно, насколько тебе это покажется серьезным, позвонишь мне снова?

— Постараюсь. Слушайте, я очень надеюсь, что вы выручите девочку и эти гады получат по заслугам.

— Мы это сделаем. Спасибо.

— О'кей, привет Дикому Биллу.

Прежде чем Алтея сумела придумать ответ, Джейд бросила трубку. В дверном проеме показался Колт. Глаза у него были пустые, выражение лица напряженное.

— Вы можете доставить ее сюда. Живой свидетель…

— Да, могу. — Алтея снова подняла трубку. Надо было установить номер. — Но не хочу. — Она предостерегающе подняла руку, прежде чем Колт успел что-нибудь сказать, так как оператор ответил. Она сделала официальный запрос.

— Код района 212,— заметил Колт, пока она записывала данные в блокнот. — Вы можете попросить местную полицию взять ее.

— Нет, — отрубила она, пряча блокнот в сумочку, встала и потянулась за плащом.

— Но почему же нет? — Колт схватил ее за руку. — Если вы столько извлекли из нее по телефону, можно извлечь гораздо больше при личном общении.

— Именно потому, что я столько извлекла по телефону. — Недовольная его вмешательством, Алтея отдернула руку. — Она мне выдала все, что знала, просто отвечая на вопросы. Без угроз, без посулов, без хитростей. Я спрашивала — она отвечала. Я не хочу потерять ее доверие, Найтшейд. Если она мне понадобится, чтобы раздавить этих подонков, я прибегну к ее помощи. Но только тогда, не раньше. И только с ее согласия, — упрямо добавила она. — Это ясно?

— Да. — Он коснулся рукой ее лица. — Да, это ясно. Вы полностью правы. Итак, вы хотите взять ордер и проверить тот, другой адрес?

— Да. Поедете со мной?

— Еще бы. У нас будет достаточно времени закончить обыск, прежде чем мы отправимся.

Она остановилась в дверях.

— Отправимся? Куда?

— Нам с вами предстоит небольшое путешествие, лейтенант. Я вам все расскажу по дороге.

Глава 8

— Мне кажется, мы сошли с ума, — пробормотала Алтея, вцепившись в сиденье, когда «сессна» взмыла в прозрачное осеннее небо.

Уютно устроившись в пилотском кресле, Колт бросил на нее острый взгляд.

— Ну-ну, вы же крутая женщина, неужели вам не нравятся самолеты?

— Конечно, мне нравятся самолеты. — «Сессну» основательно тряхнуло на воздушной яме. — Но они мне нравятся с экипажем.

— А, эти гребцы на галерах… Когда мы наберем высоту, вы сами сможете пилотировать.

Алтея совершенно не это имела в виду, но она ничего не сказала, наблюдая ландшафт под крылом. Она действительно любила летать. Это было так прекрасно! Застегиваешь ремень, настраиваешь наушники на передачу по своему выбору или открываешь книгу и отключаешься на время полета.

Она не любила раздумывать о том, что не поддавалось логике.

— Мне думается, мы попусту тратим время.

— Бойд не стал спорить, — возразил Колт. — Слушайте, Тея, нам, в сущности, известно местонахождение дома. Я изучал эту проклятую пленку до тех пор, пока у меня глаза на лоб не полезли. И я узнаю дом, если увижу, и окружающую его местность тоже. Так что стоит попробовать.

— Может быть.

— Подумайте сами. — Колт заложил вираж, чтобы лечь на курс. — Они поняли, что пахнет жареным, вот почему и смылись из пентхауса. Они хотят знать, куда делась та пленка, но если они попытаются связаться с Лео, то не найдут его, так как вы его упрятали в безопасное место.

— Так что они остаются за пределами Денвера, — согласилась она. Шум моторов надоедливо бил в уши. — Они могут даже смотать удочки и удрать совсем.

— Вот этого я и боюсь, — процедил сквозь зубы Колт. — Что тогда будет с Лиз? Любые варианты выглядят неутешительно.

— Да, — согласилась Алтея. — Утешительного мало.

— Надо думать, подонки будут торчать в доме до лучших времен. Даже если они догадаются, что мы знаем о его существовании, им и в голову не придет, что мы можем узнать его местонахождение. Они не знают о Джейд.

— Вы правы, Найтшейд. Но мне кажется, вы больше полагаетесь на слепую удачу, которая выведет нас на них.

— Я часто действую наудачу… Лучше? — спросил он, выравнивая самолет. — Здесь очень красиво, не правда ли?

На севере поднимались снежные вершины гор, а между скалистыми гребнями лежала широкая ровная долина. Они летели достаточно низко, чтобы различать отдельные машины на шоссе, небольшие скопления домиков и густую сочную зелень на западе.

— Да, красиво… А у вас есть лицензия пилота, Найтшейд?

Он с изумлением воззрился на нее и расхохотался.

— О Господи, я от вас без ума, лейтенант! Какую вы предпочитаете брачную церемонию — пышную или скромную, интимную?

— Вы действительно временами сходите с ума, — проворчала она, отворачиваясь к окну. Надо поинтересоваться насчет его лицензии после возвращения в Денвер, подумала она. — Вы ведь говорили, что такие вещи вас не волнуют.

— Я лгал, — весело ответил он. Несмотря на непроходящую тревогу, ему казалось, что он в жизни не чувствовал себя лучше. — С этим у меня проблемы. И избавить от них может только такая женщина, как вы.

— Вам надо сходить к психиатру.

— Тея, мы с вами будем великолепной парой. Вот увидите, как вас примет моя семья.

— Я не желаю знакомиться с вашей семьей. — У нее вдруг непонятно почему заныло под ложечкой.

— Что ж, может, вы и правы, с этим можно подождать, пока вы не будете готовы идти к алтарю. Моя мать любит командовать, но вы с ней справитесь. Мой отец настоящий джентльмен, с ним вы прекрасно поладите. Ужасно любит порядок, недаром он адмирал.

— Адмирал? — Она забыла, что решила упорно молчать.

— Ну да, моряк. Пойдя в авиацию, я разбил ему сердце. — Колт пожал плечами. — Затем, у меня еще есть тетя… Но будет лучше, если вы с ними сами познакомитесь.

— Я не желаю знакомиться с вашей семьей. — Ее заявление прозвучало скорее жалобно, чем твердо, и это еще больше разозлило Алтею. Она отстегнула ремень и прошла в хвост самолета, к крохотному буфету, где отыскала пакет с орешками и бутылку минеральной воды. Из любопытства она открыла маленький холодильник и обнаружила в нем банку икры и бутылку «Божоле».

— Чей это самолет?

— Одного приятеля Бойда. Он любит на нем возить женщин на уик-энд.

Она фыркнула и вернулась с пакетом орешков на свое место.

— Должно быть, Харри-распутника. Он постоянно предлагал мне взлететь в сексуальное небо.

— Вот как? Не ваш тип?

— Очень уж очевидный… Впрочем, мужчины все такие.

— Надо постараться быть позагадочнее. Вам это больше нравится?

Она открыла пакет.

— Это Боулдер?

— Ага. Я собираюсь взять к северо-западу и там покружить. Бойд говорит, у него там тоже коттеджик.

— Да, многим нравятся эти места. Они приезжают сюда на уик-энд и гуляют по снежным склонам.

— А вас не тянет?

— Я не вижу толку от снега, если только не кататься на лыжах. А вся прелесть катания на лыжах, как я понимаю, заключается в том, чтобы вернуться в теплое помещение и выпить горячего рома перед камином.

— О, вы любительница приключений.

— Я живу ради них. Впрочем, из коттеджа Бойда открывается отличный вид, — добавила она. — И детям там очень хорошо.

— Так вы там бывали?

— Несколько раз. Больше всего мне нравится там поздняя весна или раннее лето, когда уже маловероятно, что дороги перекроют. — Она оглядела снежные шапки на вершинах. — Терпеть не могу застревать в горах.

— В этом есть своя прелесть…

— Не для меня.

Некоторое время она молчала, разглядывая холмы и деревья вокруг города и пригородов.

— Красиво, — заключила она. — Особенно отсюда. Как будто отрывок из телерепортажа.

Он улыбнулся.

— Природа на дистанции? Мне думалось, городские девушки всегда мечтают о сельском отдыхе.

— Только не я. Я скорее… — Самолет внезапно рухнул в воздушную яму, и у Алтеи рассыпались орешки. — Что это еще такое?

Сощурившись, Колт изучал показания приборов, пытаясь выровнять самолет.

— Не знаю.

— Вы не знаете?! Хорошенькое дело! Вы обязаны знать!

— Ш-ш! — Он склонил голову, внимательно прислушиваясь к звуку мотора.

— Кажется, падает компрессия, — объявил он с хладнокровием, которое выручало его в военных вылазках в джунгли и пустыни, в чужом небе под огнем зениток.

Алтея поняла — стряслось что-то серьезное, но не уступила ему в выдержке.

— Что будем делать?

— Надо садиться.

Она посмотрела вниз, обреченно разглядывая торчащие повсюду деревья и скалы.

— Где?

— Судя по карте, чуть восточнее должна быть долина.

Колт изменил курс, борясь со штурвалом, который дергался у него в руках.

— Нам туда. — Она показала на узкую полоску ровной земли между торчащими пиками. Колт кивнул и перевел машину в пологое планирование.

— Пристегнитесь, — посоветовал он. — Нас ждет хорошая встряска.

Она застегнула ремень, боясь смотреть на землю, которая надвигалась угрожающе быстро.

— Надеюсь, вы справитесь, Найтшейд.

— Сейчас вы в этом убедитесь.

Он сбросил газ и направил самолет в долину.

Как в игольное ушко, подумала Алтея. От первого удара колес о землю у нее перехватило дыхание. Самолет, подпрыгивая, раскачиваясь и сотрясаясь, пробежал немного и мягко остановился.

— Вы в порядке? — взволнованно спросил Колт.

— Да. — Она перевела дух. Желудок подступил к горлу, но в остальном все было хорошо. — Да, я в порядке. А вы?

— Лучше не бывает!

Он дотянулся до нее, схватил ее лицо обеими руками и поцеловал.

— Черт побери, лейтенант! — Он поцеловал ее еще раз, крепче. — Вы опять не дрогнули. Давайте удерем отсюда вдвоем?

— Можно. — Когда женщина пытается успокоить свои нервы, ей одновременно хочется и плакать и смеяться. — Вы собираетесь наконец освободить меня? Я хочу почувствовать под ногами твердую землю.

— Ну конечно!

Он расстегнул ей ремень, открыл дверцу и помог выйти.

— Я собираюсь радировать о нашем местонахождении, — заявил он.

— Отлично.

Алтея глубоко вдохнула свежий холодный воздух и размяла ноги. Ничего, держат, удовлетворенно подумала она. И вообще она довольно неплохо перенесла первую в своей жизни — надо надеяться, и последнюю— вынужденную посадку. Что ж, придется довериться Колту, решила она, оглядываясь вокруг. Он заварил кашу, ему и расхлебывать. Она не упала на колени и не стала целовать землю, но была рада почувствовать ее под ногами.

Они приземлились между горой и лесом, в защищенном от ветра месте. Вокруг них громоздились скалистые пики, покрытые снегом. Над головой простиралось ясное голубое небо, а легкий морозец заставлял кровь быстрее бежать по жилам. При благоприятных обстоятельствах помощь могла прийти в течение часа, так что можно было позволить себе полюбоваться пейзажем, не страдая от одиночества. Она чувствовала себя в гармонии со всем миром. Услышав, как Колт вылезает из кабины, она обернулась и даже улыбнулась ему.

— Ну, и когда они прибудут за нами?

— Кто?

— Спасатели. Ну, знаете, эти самоотверженные герои, которые вызволяют людей из неприятных ситуаций вроде нашей.

— Ах, они… Их не будет.

Он положил на землю ящик с инструментами и вновь полез в кабину за короткой стремянкой. Алтея онемела.

— Что?.. Что вы сказали? — пролепетала она, когда вновь обрела голос. — Спасателей не будет? Что, рация не работает?

— Отлично работает. — Колт влез на стремянку и открыл капот двигателя. — Я им сказал, что попробую отремонтироваться своими силами, а потом выйду на связь.

— Вы сказали… — Она рванулась к нему прежде, чем он успел догадаться о ее намерениях. Первый удар пришелся ему по почкам и заставил спрыгнуть со стремянки. — Вы идиот! Вы думаете отремонтироваться сами? — Она снова замахнулась, но он отскочил, больше озадаченный, чем рассерженный. — Это вам не «форд», заглохший на магистрали! Сейчас же вызовите специалистов!

— Нет, — осторожно сказал он, отступая. — Наверное, это карбюратор.

— «Наверное»… — Она дышала с присвистом, глаза ее были сощурены. — Ну, держитесь! Сейчас я вас убью голыми руками!

Она бросилась на него. Колт нарочно поддался, и они оба рухнули в снег. В следующую секунду он понял, что леди не новичок в рукопашной схватке. Он с трудом оторвал ее руки от своего горла. Похоже, к обороне надо было отнестись серьезнее. Он обхватил ее ногами и после недолгой борьбы перекатил на спину.

— Пожалуйста, перестаньте. Вы же меня убьете, — взмолился он.

Поскольку уговоры не помогли, он навалился на нее всем весом и прижал к земле ее запястья. Она раза два дернулась и стихла. Оба понимали, что она уже больше ничего не сможет сделать.

— Послушайте… — Колт перевел дыхание и прошептал ей прямо в ухо: — Это наиболее разумный выход.

— Это чушь!

— Если я не справлюсь с ремонтом, тогда можете меня убить. Хорошо? — Алтея не ответила, и он осклабился: — Только, пожалуйста, не бейте меня, пока я не закончу.

Жаль, что он в этот момент не мог видеть выражение ее глаз.

— Хорошо, — выдавила она из себя.

Колт осторожно отпустил ее и привстал, но в этот момент она двинула ему коленом в пах, и он вскрикнул от боли.

— Это вам задаток, Найтшейд! — Она встала, поправила волосы и одернула свою парку. — Продолжайте, я вас слушаю.

Он шумно вздохнул и подождал, пока в глазах просветлело.

— Вы забываете о нашей главной цели, Тея. — Он встал на колени, тяжело дыша. — Вы деретесь подло.

— Только так и нужно драться. Насмерть.

Он пришел в себя и бросил на нее убийственный взгляд.

— Ну, я ваш должник, — проворчал он. — Мы с вами невредимы, по крайней мере я был невредим, пока вы за меня не принялись. Самолет не поврежден. Если вы внимательно посмотрите вокруг, то увидите, что второму самолету здесь сесть негде. Они могут прислать вертолет и забрать нас, но зачем? Черт возьми, я налажу карбюратор, и мы прекрасно сможем улететь сами.

Пожалуй, в этом есть резон, подумала Алтея. Но все не так просто.

— Вы должны были сначала посоветоваться со мной. Я ведь тоже здесь, Найтшейд. Вы не имели права принимать решение единолично.

— Да, это моя ошибка. — Он побрел к стремянке. — Я рассчитывал, что вы, как человек, находящийся на службе обществу, все взвесите и не станете понапрасну беспокоить других людей, находящихся на той же службе. И потом, черт побери, Лиз может быть вон за тем гребнем. — Он достал из ящика гаечный ключ. — Я не собираюсь без нее возвращаться.

Ну, конечно, он должен был нажать на эту кнопку, думала Алтея, глядя на густую зелень ближнего леса. Он должен был дать ей почувствовать это невыносимое беспокойство в его голосе, заметить неугасимый огонек в его глазах. И он был абсолютно прав.

Гордость труднее проглотить, чем самую большую таблетку. Сделав над собой усилие, она повернулась и пошла к стремянке.

— Простите меня. Мне не следовало терять самообладание.

В ответ он только хмыкнул.

— Что, еще болит?

Он окинул ее взглядом, который всякую другую женщину испепелил бы на месте.

— Только при вдохе.

Она улыбнулась и похлопала его по плечу.

— Постарайтесь думать о чем-нибудь другом. Я хочу вам помочь, Колт. Давайте я буду подавать вам инструменты!

Он сощурился.

— А вы представляете себе разницу между торцовым и накидным ключом?

— Нет. Зачем мне это? За моей машиной присматривает квалифицированный механик.

— А если вы сломаетесь по дороге?

Она посмотрела на него удивленно.

— В этом случае я вызову буксир!

Он осклабился и вернулся к карбюратору.

— И это вас не унизит как женщину?

Она усмехнулась ему в спину, но ответила совершенно спокойным тоном:

— Почему вызов буксира может унизить женщину? Мне кажется, в буфете есть растворимый кофе, — добавила она. — Пойду приготовлю.

— Сейчас не стоит пользоваться аккумуляторами, — сказал он. — Давайте обойдемся холодным напитком.

— Нет проблем.

Когда минут через двадцать она снова подошла к нему, Колт ругался самыми последними словами.

— Этого приятеля Бойда повесить надо за такое обращение с машиной!

— Удалось починить или нет?

— Да, скоро все будет в порядке. — Он снова выругался. — Просто это займет больше времени, чем я думал. — Готовый к энергичным комментариям, он опасливо покосился на Алтею. Но она терпеливо стояла внизу, и ветер шевелил ее волосы. — Что это? — Колт кивнул на то, что она держала в руках.

— Полагаю, это можно назвать сэндвичами с сыром. Не Бог весть что, но я подумала, вы проголодались.

— О да. Но… — Он поднял руки и показал ей, что они все в смазке. — Сейчас я есть не могу, сами видите.

— Хорошо. Нагнитесь, — скомандовала Алтея. Когда он послушно нагнулся, она сунула ему сэндвич прямо в рот. Пока он откусывал кусок, они смотрели в глаза друг другу.

— Спасибо.

— На здоровье. Я нашла и пиво. Она вытащила из кармана бутылку и открыла ее.

— Это нам на двоих, — предупредила она, поднося ее к губам Колта.

— Вот теперь я понял, что люблю вас! — весело воскликнул он.

— Ешьте. — Она скормила ему остаток бутерброда. — Так когда, по-вашему, мы снова обретем крылья?

— Ага… — Прежде чем ответить, он с наслаждением допил свою долю пива. — Думаю, через час, а может, два.

Она моргнула в замешательстве.

— Два часа? К тому времени начнет темнеть. Неужели вы намерены лететь в темноте?

— Нет, не намерен. — Помня о недавней атаке, он с опаской отвернулся к мотору. — Будет безопаснее подождать до утра.

— До утра… — повторила она, растерянно глядя ему в спину. — А что же мы будем делать здесь до утра?

— Для начала поставим палатку. Она лежит в кабине. Полагаю, старина Фрэнк предпочитает вывозить своих дам с ночевкой.

— Это замечательно! Просто великолепно! Вы хотите сказать, что мы будем в ней спать?

— Можно спать в самолете, — спокойно ответил он. — Но это будет не так удобно и не так тепло, как в палатке около костра.

Колт, довольный, начал насвистывать за работой. Он говорил, что он у нее в долгу. Но даже не думал, что сможет отплатить так быстро и так удачно.

— Полагаю, вы не умеете разжигать лагерный костер?

— Понятия не имею, как разжигают эти чертовы костры.

— Вы, наверное, даже в скаутах на состояли?

Она с шипением выпустила воздух сквозь зубы.

— Нет. А вы?

— Не могу сказать, что состоял, но я был дружен со многими из них. Так вот, идите собирать хворост, дорогая. Это вам первое почетное поручение.

— Я не желаю собирать хворост.

— Хорошо, но когда зайдет солнце, нам станет холодно. А костер отгонит холод… И кое-что еще.

— Я не… — Она осеклась, недоверчиво оглядываясь вокруг. — А что еще?

— Ну, знаете… олени, лоси… дикие коты…

— Дикие коты? — Ее рука машинально потянулась к кобуре. — Здесь нет никаких диких котов!

Он поднял голову и огляделся, как бы в раздумье.

— Ну, может быть, сейчас для них еще рано… Но ближе к зиме они непременно спускаются с вершин. Конечно, если вы готовы подождать, пока я закончу ремонт, я сам соберу хворост и разожгу костер. Но к тому времени, наверное, уже стемнеет.

Она была уверена, что он нарочно дразнит ее. Но с другой стороны… Она снова огляделась, бросила взгляд на лес, где уже удлинялись тени…

— Ладно, пойду за этими проклятыми дровами. — Она побрела к деревьям, предварительно проверив свое оружие.

Он, улыбаясь, наблюдал за ней. Нам будет очень хорошо вместе, сказал он себе. Очень хорошо.


Следуя инструкциям Колта, Алтея ухитрилась разжечь приличный костер в ямке, окруженной большими камнями. Затем, поскольку ремонт самолета все еще продолжался, ей пришлось самой ставить палатку.

Это был легковесный пузырь, который, как заявил Колт, должен сам подниматься. После двадцати минут борьбы с каркасом, растяжками и колышками она одержала победу. Получилось узенькое, но вполне приемлемое убежище для двоих— если, конечно, спать бок о бок.

Она любовалась своим творением, не замечая вечернего холода, как вдруг мотор самолета яростно взревел.

— Как новенький! — крикнул Колт, выключая двигатель. — Надо было только прочистить, — добавил он, выпрыгнув из кабины. В руках у него был кувшин с водой, которую он расходовал очень экономно, отчищая руки специальной пастой, которая оказалась в ящике для инструментов.

— Отличная работа! — Он кивнул в сторону палатки.

— Спасибо.

— В самолете есть одеяла. Мы чудесно устроимся. — Он глубоко вдохнул свежий воздух. — Великолепная ночевка в горах!

Алтея сунула руки в карманы.

— Посмотрим, что это такое.

Колт удивленно взглянул на нее, вытирая руки тряпкой.

— Уж не хотите ли вы сказать, что никогда не ночевали на природе?

— Именно так.

— А что вы делали в каникулы?

— Останавливалась в гостиницах, — высокомерно ответила она. — Там, где есть горячая и холодная вода, телевизор и завтрак в номер.

— Вы даже не представляете, как много потеряли!

— Что ж, теперь смогу представить. — Она зябко передернула плечами и вздохнула. — Хорошо бы чего-нибудь выпить.

В дополнение к «Божоле» нашлись жирный сыр, паштет, икра и тонкие крекеры.

Могло быть хуже, подумала Алтея.

— Обычно на привалах так не едят, — прокомментировал Колт, намазывая икру на крекер. — Я думал, мне придется пойти подстрелить для нас кролика.

— Пожалуйста, не говорите об этом во время еды!

Алтея отхлебнула еще вина и почувствовала себя странно расслабленной. Костер действительно отгонял холод. И так успокоительно было слышать шипение и потрескивание пламени. Вверху, на безоблачном черном небе, мерцали бесчисленные яркие звезды. Молодой месяц серебрил деревья и бросал бледный свет на заснеженные пики, окружающие их. Она перестала вздрагивать каждый раз, как ухал филин.

— Красивое место. — Колт закурил сигару. — Я раньше бывал здесь, но очень редко.

Да ведь и я тоже, удивленно сообразила Алтея, хотя жила в Денвере не первый год.

— Я люблю город, — сказала она больше себе самой, чем Колту. Потом подобрала палку и начала шевелить угли— ей нравилось смотреть, как разлетаются искры.

— Почему?

— Наверное, потому что в нем много людей. Потому что в нем есть все, что тебе надо. И там я чувствую себя полезной.

— А для вас это так важно — чувствовать себя полезной?

— Да, очень важно.

Он смотрел, как пламя бросает отблески на ее лицо, по-особенному высвечивает глаза, смягчает скулы.

— Но город был жесток с вами!

— Это давно прошло. — Когда он взял ее за руку, она не ответила, но и не возразила. — Я не хочу об этом говорить, — добавила она ровным голосом. — Во всяком случае сейчас.

— Хорошо. — Он мог и подождать. — Поговорим о чем-нибудь другом. — Он поднес ее руку к губам и уловил слабое ответное пожатие ее пальцев. — Полагаю, вы никогда не рассказывали истории у костра.

Алтея улыбнулась.

— Как-то не приходилось.

— Я вам могу кое-что рассказать, просто для времяпрепровождения. Вы предпочитаете правду или вымысел?

Она засмеялась, но вдруг вскочила на ноги и выхватила пистолет. Реакция Колта была молниеносной. В мгновение ока он оказался рядом с ней с пистолетом в руке, отодвинул ее назад и прикрыл своим телом.

— Что? — осведомился он, щуря глаза и вглядываясь в каждую тень.

— Вы ничего не слышали? Там кто-то есть!

Он прислушался, а она пока инстинктивно встала так, чтобы защитить его спину. После минуты напряженного молчания он услышал слабый шорох, затем отдаленный вой койота. Этот жалобный вой заставил Алтею оцепенеть.

Колт выругался, с трудом удерживаясь от смеха.

— Это лесные звери, — сказал он, пряча оружие.

— Какие? — Ее глаза все еще настороженно шарили вокруг.

— Маленькие, — заверил он ее. — Барсуки, кролики. — Он положил ладонь на ее руки, сжимающие пистолет. — В них не стоит стрелять, Зоркий Глаз.

Ее это не убедило. Койот снова завыл, и вслед ему заухал филин.

— А как насчет диких котов?

Он хотел было ответить, что пошутил, но вовремя прикусил язык.

— Ну, дорогая, они никогда не подходят близко к костру.

Нахмурившись, она спрятала пистолет.

— Может быть, лучше разжечь костер побольше?

— Он достаточно велик… — Колт повернулся к ней и слегка обнял, успокаивая. — Никогда не думал, что вы так перепугаетесь.

— Я бы не хотела этого показывать… Но странные звуки то здесь, то там… — Да, несомненно было одно: она предпочла бы встретиться в темной аллее с наркоманом, чем с маленькими пушистыми зверьками. — И не смейте ухмыляться, черт вас побери!

— Разве я ухмыляюсь? — Он постарался придать лицу серьезное выражение. — А я подумал, что вы мне уже достаточно доверяете, чтобы избавиться от этих страхов.

— О, вот как?

Она попятилась от него, но Колт только крепче схватил ее. В его глазах удивление сменилось желанием, и она затаила дыхание.

— Здесь только вы и я, Тея!

Она медленно выдохнула.

— Похоже на то…

— Кажется, мне не нужно снова говорить вам о моих чувствах. Или о том, как сильно я вас хочу.

— Нет.

Она напряглась, когда он коснулся ее виска губами. По спине у нее пробежал холодок.

— Я могу заставить вас забыть, где вы находитесь. — Он провел губами по всей линии ее подбородка и опять прижался к ее виску. — Если вы позволите.

— Нет уж, пожалуйста, не надо!

Он засмеялся, потому что ее голос предательски дрогнул.

— Что ж, до утра далеко. Держу пари, что уговорю вас еще до восхода солнца.

Почему она так сопротивлялась тому, чего сама хотела? Разве она не решила давным-давно, что не позволит страху управлять своими желаниями? И разве она не научилась удовлетворять свои желания, не расплачиваясь за это?

И теперь с ним она могла поступить так же и унять наконец эту ноющую боль внизу живота.

— Хорошо, Найтшейд! — Она бесстрашно обвила руками его шею и посмотрела ему прямо в глаза. — Я принимаю ваше пари.

Держа в ладонях ее лицо, он приподнял его. Долгую, нескончаемую минуту они молча смотрели друг на друга. Затем он прильнул к ее губам.

Рот Алтеи был горячим и сладким, податливым и нежным. Целуя его, Колт пустил в ход язык и зубы и чувствовал, как с каждой секундой в нем нарастает желание полностью овладеть этим прекрасным телом.

Сердце Алтеи бешено колотилось, кровь все быстрее бежала по жилам, а рассудок умолк.

Ей уже не хотелось ни безопасности, ни контроля. Теперь здесь, с ним, ей хотелось только почувствовать, испытать все, что когда-то казалось невозможным для нее, немыслимым.

Терзаемая желанием, она рванула на нем куртку, отчаянно пытаясь добраться до твердого, мускулистого тела Колта. Она была подобна вулкану, готовому к извержению, и ей больше ничего не хотелось, как только соединиться с ним, вплоть до последних содроганий. Она лишила его остатков здравого ума. Бормоча то ли ругательства, то ли молитвы, он подхватил ее на руки и быстро внес в палатку, чувствуя себя первобытным охотником, затащившим к себе в пещеру свою подругу.

Оказавшись с Алтеей в палатке, Колт сорвал с нее парку, с трудом переводя дыхание между страстными поцелуями. Губами он ощущал ее дрожь, когда снимал с нее наплечную кобуру — этот грозный символ силы и порядка. Ошеломленный натиском чувств, он понимал, что полностью утратил всякое самообладание. Он хотел, чтобы она, обнаженная, вздрагивала и вскрикивала в его руках.

Багровый отблеск костра проникал сквозь тонкую ткань палатки, и Алтея видела темную, опасную глубину глаз Колта. Она погружалась в них, мучительно возбужденная его ласками и прикосновениями. Она знала, что сегодня он опустошит ее до дна. И сам будет так же опустошен.

Откинувшись назад, он стащил с нее свитер через голову и отбросил его в сторону. Под ним был белоснежный кружевной лифчик, который в другое время и в другом месте возбудил бы его своей подчеркнутой женственностью. Он бы мог поиграть с застежками, потрогать чашечки. Сейчас он одним резким движением сорвал его, обнажив ее груди, и припал к ним своим алчущим ртом.

Наслаждение теплой ароматной плотью пронзило Колта с головы до ног. Алтея всем телом прижалась к нему, издавая долгие гортанные стоны, доводящие его до экстаза, о котором он никогда даже не мечтал. Это был пир плоти.

Всхлипнув, она вцепилась ногтями ему в плечи, притягивая его к себе и одновременно проскальзывая под него. Изогнувшись всем телом, она помогла ему снять с нее брюки и раздвинула свои нежные бедра. Кружевной треугольник — ее последняя защита — был безжалостно сорван. Его алчущий рот снова приник к ее телу.

Она закричала от невыносимого наслаждения, чувствуя, как сладострастный огонь разливается по всему ее телу. Он не давал ей передышки, даря ей все новые невиданные, неслыханные ощущения. Она судорожно сжимала одеяло и глухо стонала.

Когда же он навис над ней, вздрагивая от нетерпения всем телом, она бестрепетно взглянула ему в глаза. Но когда он быстрым толчком вошел в нее, ее глаза потускнели и закрылись. Он спрятал лицо у нее в волосах и сам перестал что-либо видеть.

Его тело двигалось в такт с бешеным ритмом ее бедер. Ее финальный крик острого наслаждения прозвучал за несколько секунд до его обессиленного стона.

Истощенный, он рухнул прямо на нее, глотая воздух и чувствуя, что она все еще медленно содрогается под ним, постепенно приходя в чувство.

— Так кто выиграл? — выдавил он из себя спустя несколько минут.

— Давай считать это ничьей.

— Ну что ж, меня это устраивает. — Он подумал, что надо бы освободить ее от груза своего тела, но был не в состоянии и пошевелиться.

Алтея закрыла глаза, наслаждаясь его близостью. Его тело излучало тепло, а сердце гулко билось. Она погладила его по спине, испытывая удовольствие от прикосновения, и слегка нахмурилась, когда ее пальцы наткнулись на рельефный шрам.

— Что это?

— Это? — Он шевельнулся, изумленный тем, что чуть не заснул прямо на ней. — Это… было одно дело. По долгу службы. Не так давно.

Видимо, она еще многого о нем не знала.

— А я думала, ты давно вышел в отставку.

— Так оно и есть. Но я согласился сделать одну работу, вроде дополнительного задания.

— В качестве одолжения?

— Можно и так сказать. Ну, и поймал осколок от зенитной ракеты. Пустяки, не стоит беспокойства. — Он наклонил голову, всматриваясь в нее. — У тебя бесподобно красивые плечи. Я тебе об этом говорил?

— Нет. А ты все еще делаешь одолжения правительству?

— Только если очень хорошо попросят. — Он фыркнул и перевернулся так, что она оказалась сверху. — Теперь лучше?

— М-м-м… — Она положила голову ему на грудь. — Только я боюсь, что мы замерзнем до смерти.

— Нет, если будем двигаться. — Он ухмыльнулся и приподнял ее голову, чтобы видеть глаза. — Методы выживания, лейтенант!

— Ну, конечно… — Она улыбнулась. — Надо сказать, Колт, мне нравятся твои методы.

— Вот такие? — Он нежно пропустил сквозь пальцы ее волосы, ощущая их тяжесть.

— И такие тоже. Наверное, надо подбросить дров в костер?

— О, с этим можно подождать.

— Тогда не будем терять времени, не так ли? — Улыбаясь, она потянулась к нему губами.

— Не будем.

Он снова проник в нее и приготовился предоставить ей инициативу. Когда их губы сомкнулись, он вдруг ощутил такой острый приступ любви, что лишился дыхания. Он обнял ее и крепко прижал к себе.

— Послушай, Тея, я знаю, что это избитое выражение, но я еще никогда ничего подобного не испытывал. Ни с кем.

Это смутило ее, но больше, чем сами слова, ее смутила волна нежности, которую они принесли.

— Ты слишком много говоришь!

— Тея…

Она покачала головой и передвинулась так, что он проник в нее еще глубже. А когда она начала ритмично двигаться на нем, он уже полностью лишился дара речи.

Глава 9

Колт проснулся сразу: старая привычка. Бледный рассвет проникал в палатку. Он посмотрел на грубые одеяла и нежную гибкую женскую фигуру, свернувшуюся клубочком рядом с ним, и улыбнулся, вспомнив, как она всю ночь прижималась к нему поближе, стараясь согреться.

Да, под утро они оба были так истощены, что могли только прижаться друг к другу и заснуть. Но теперь восходящее солнце напоминало об окружающем мире и их долге перед ним. Все же он позволил себе несколько минут понежиться в постели, с удовольствием вспоминая то, что с ним случилось накануне.

Он нежно прикрыл одеялом обнаженное плечо Алтеи и провел пальцами по ее волосам.

Она тут же вздрогнула, открыла глаза и уставилась на него.

— Хорошие рефлексы, лейтенант!

Она облизнула губы, осмысливая ситуацию.

— Полагаю, сейчас уже утро?

— Только начинается. Как спалось?

— Бывало и получше. — Каждая мышца ее тела ныла, но она рассчитывала, что таблетка аспирина и небольшая зарядка помогут преодолеть это. — А ты?

— Как дитя, — заверил он. — Некоторые из нас, похоже, очень привыкли к комфорту.

Она отодвинулась от него.

— Некоторые из нас хотят кофе.

В тот же момент его тепло перестало согревать ее, и холодок пробежал по коже. Она стала искать свой свитер.

— Эй! — Прежде чем она нашла его, он обхватил ее за талию и привлек к себе. — Ты кое-что забыла! — Он запрокинул ей голову и поцеловал.

Ее тело было мягким и податливым, а губы приглашающе раскрылись. Она чувствовала, что тает в его руках, и удивлялась этому. Всю ночь они любили друг друга снова и снова, движимые молниеносными порывами страсти. Но сейчас все было нежнее, спокойнее, мягче, словно огонек свечи сменил яростное пламя костра.

— Как приятно так просыпаться, Тея!

Ей хотелось вжаться в него, слиться с ним воедино, словно от этого зависела ее жизнь. Вместо этого она провела пальцем по его подбородку, поросшему щетиной.

— А ты совсем не плох, Найтшейд!

Она быстро отпрянула. Поскольку он уже начал хорошо понимать ее, он улыбнулся.

— Знаешь, когда мы поженимся, то обязательно купим себе одну из этих гигантских кроватей, чтобы можно было на ней как угодно кувыркаться.

Она натянула свитер, поправила волосы; ее глаза смотрели холодно.

— Кто варит кофе?

Он задумчиво покачал головой.

— Это надо обсудить. Решение маленьких повседневных проблем способствует гладкому течению супружеской жизни.

Она усмехнулась и стала надевать брюки.

— Ты мне должен кое-что из нижнего белья.

Он полюбовался, как она натягивает брюки на свои длинные стройные ноги.

— Покупка белья для тебя будет мне сущим удовольствием.

Пока Алтея искала свои носки, он надел рубашку. Зная цену паузы, Колт выждал, пока она найдет оба носка.

— Дорогая, я вот подумал…

Она фыркнула, обуваясь.

— …почему бы нам не пожениться под Новый год? Так романтично — начинать следующий год уже мужем и женой.

— Да ладно, сварю я этот проклятый кофе, — прошипела она сквозь зубы и выползла из палатки.

Колт наградил ее удаляющийся зад дружеским шлепком и удовлетворенно хмыкнул. Она начинает понимать, что к чему, решил он. Хотя еще не совсем.

К тому времени, как удалось снова разжечь костер, Алтея уже вдоволь надышалась свежим воздухом. Может быть, это прекрасно, думала она, перебирая скудный набор кастрюлек, обнаруженных в самолете. Может быть, это даже великолепно — все эти массивные заснеженные вершины и покрытые лесам склоны. Но все равно здесь пустынно и холодно.

На двоих у них была лишь пригоршня орешков, а ресторана поблизости не наблюдалось.

У нее не хватило терпения ждать, пока вода на костре закипит. Как только она слегка нагрелась, Алтея всыпала в кастрюльку добрую порцию растворимого кофе. От чудесного запаха у нее сразу потекли слюнки.

— Какое великолепное зрелище! — с пафосом произнес вышедший из палатки Колт. — Прекрасная женщина склонилась над очагом. Ты очень изящно это проделываешь, Тея.

— Заткнись, Колт!

Он подошел улыбаясь.

— Попробуем твой кофе, дорогая?

Она оттолкнула руку, которую он протянул было к ее волосам. Он снова начинал ее очаровывать, и это надо было остановить.

— Вот завтрак. — Она сунула ему пакет с орешками. — Кофе сам нальешь.

Он послушно нагнулся и разлил варево в две жестяные кружки.

— Прекрасный день, — весело заметил он. — Ветра почти нет, видимость хорошая.

— Да, все отлично. — Она приняла кружку у него из рук. — Боже мой, я сейчас все бы отдала за зубную щетку.

— Ничем не могу помочь. — Он отхлебнул кофе и поморщился. Мерзость, решил он, но хоть крепкий. — Не беспокойся, мы скоро вернемся в цивилизованный мир. Ты сможешь почистить зубы, принять горячую ванну и сходить к парикмахеру.

При мысли о горячей ванне она улыбнулась, но тут же вздернула подбородок и нахмурилась.

— Мои волосы…

Поставив кружку, она опустилась на колени и начала рыться в сумочке. Найдя щетку для волос, она уселась на землю спиной к Колту и, скрестив ноги, начала кое-как причесывать свою спутанную гриву.

— Ну-ка, позволь мне. — Он присел позади нее.

— Я сама могу.

— Да, но ты это сделаешь неаккуратно. — После недолгой борьбы он отобрал щетку. — О волосах надо заботиться как следует, — бормотал он, тщательно расчесывая рыжие пряди. — Это самая красивая шевелюра, которую мне приходилось видеть. Хотя я видел сотни оттенков рыжих волос — огненно-рыжие, золотисто-рыжие, медно-рыжие…

— Это всего лишь волосы… — Но если у Алтеи и был пунктик тщеславия, то Колт точно нащупал его. Она не могла удержаться от глубокого вздоха, когда он начал приглаживать и укладывать ее локоны. В этот момент она действительно чувствовала себя как в роскошной парикмахерской.

— Посмотри направо, — шепнул Колт ей на ухо.

Там у самой кромки леса стоял олень. Нет, это не олень, сообразила она. Конечно, для оленя он был слишком велик. Его массивные плечи находились на высоте человеческих, голова, увенчанная великолепной короной, гордо поднята. Он принюхивался.

— О, это…

— Вапити, — пробормотал Колт, обняв ее за талию. — Американский лось. Перед нами прекрасный образец самца.

— Какой большой!

— На вид около семисот фунтов. Смотри, он нас учуял.

Сердце Алтеи подпрыгнуло, когда лось повернул большую голову и посмотрел на нее. Он казался высокомерным и мудрым и спокойно изучал людей, которые позволили себе вторгнуться в его владения.

От волнения у нее вдруг перехватило в горле и по телу прошла дрожь. С минуту все трое внимательно смотрели друг на друга в полной тишине. В небе запел жаворонок, рассыпав каскад звенящих нот. Лось повернулся и исчез в тени деревьев.

— Полагаю, он не хотел ни кофе, ни орешков, — тихо сказала Алтея. Она не понимала, что ее так тронуло в этом удивительном животном. Расслабившись в объятиях Колта, она чувствовала себя полностью удовлетворенной.

— Какой красавец! — Колт потерся щекой о ее волосы. — И как хорошо вот так начинать день.

— Да. — Она повернулась, импульсивно обняла его за шею и поцеловала в губы. — А так — еще лучше.

— Гораздо лучше, — согласился он. Алтея засмеялась, почувствовав, что его небритый подбородок щекочет ей шею. — Когда вернемся в Денвер, напомни мне, на чем мы остановились.

— Непременно. — Она с сожалением отстранилась от него. — Нам пора — как ты это называешь? — свернуть лагерь. А кстати, — добавила она, поправляя кобуру, — ты мне должен не только новое белье — ты мне должен завтрак!

— За мной не пропадет.


Через двадцать минут они уже сидели в кабине. Пока Колт проверял показания приборов, Алтея немного подрумянила щеки.

— Мы собираемся не на вечеринку! — заметил он.

— Ладно. Я не могу почистить зубы, — сказала она и хрустнула мятной таблеткой, найденной в сумочке. — Я не могу принять душ. Но, черт возьми, должна же я навести хоть какой-то марафет!

— А мне больше нравится, когда у тебя щеки бледные. — Он запустил мотор. — Это говорит о твоей незащищенности.

Она метнула на него злобный взгляд и нарочно добавила румян.

— Пора лететь, Найтшейд.

— Да, сэр, слушаюсь, лейтенант! Не было смысла сообщать ей, что это будет опасный трюк. Пока она заплетала волосы в косу, он вывел самолет на удобную позицию для взлета. Коснувшись медальона, висевшего на шее под рубашкой, он дал полный газ.

Самолет разбегаясь трясся и подпрыгивал, но в конце концов оторвался от земли. Борясь со встречным ветром, Колт накренил машину, затем выровнял и начал набирать высоту. Они миновали скалистый гребень, пролетев в считанных футах над вершинами деревьев.

— Не так уж плохо, Найтшейд! — Алтея отбросила за спину заплетенную косу. Он взглянул на нее и увидел в ее глазах понимание. Руки, в которых она держала тюбик с тушью для ресниц, не дрожали, но он понял, что она верно оценила ситуацию. Они были на волосок от гибели.

— Бойд был прав, Тея. Ты мировой партнер!

— Пожалуйста, постарайся не повторять это каждые несколько минут, ладно? — Улыбнувшись про себя, она глянула в ручное зеркальце и начала красить ресницы. — Итак, каков план?

— Тот же самый. Мы покружим над этим районом. Поищем коттедж. К нему должна вести наклонная подъездная дорога.

— Ну, это, конечно, сильно сужает круг поисков, — скептически заметила Алтея.

— Мы знаем также, что он двухэтажный, с крытой застекленной верандой и тремя окнами по фасаду, выходящему на запад. В одном из кадров фильма было видно заходящее солнце, — пояснил он. — Есть еще информация, что где-то рядом находится озеро. Я видел ели и пихты, что говорит о возвышенности. Дом бревенчатый, побеленный. Его будет не так уж трудно найти.

Может, он и прав, думала Алтея, но ей не давала покоя другая мысль.

— Ее там может не быть, Колт.

— А вот это мы и выясним. — Он выровнял самолет и взял курс на юг.

Видя, что в его глазах застыла тревога, Алтея переменила тему.

— Скажи, пожалуйста, а какое звание у тебя было в авиации?

— Майор. — Он улыбнулся. — Похоже, я обошел тебя в чине.

— Но ты ушел в отставку, — напомнила она. — Держу пари, форма тебе шла.

— Тебе бы такая форма тоже пошла… Смотри-ка!

Они увидели внизу коттедж. Это был трехэтажный дом из темного дерева. Поблизости стояли еще два, отделенных друг от друга линиями деревьев.

— Ни один из них не подходит.

— Да, — согласился он. — Но мы найдем тот, который подходит.

Они продолжали поиски. Алтея осматривала местность в бинокль. То там, то тут маячили дачи, по большей части, видимо, не занятые. Лишь у немногих из труб клубился дым и у входа стояли грузовички или джипы. Мелькнул человек в красной рубашке — он колол дрова. На заснеженном лугу паслось стадо лосей. Как мимолетный отблеск пробежал белохвостый олень.

— Ничего, — успокоила она. — Если только мы хотим документально… Погоди-ка! — Белое пятно привлекло ее внимание и исчезло. — А ну-ка развернись на сто двадцать градусов вправо. — Она продолжала обшаривать взглядом через бинокль заснеженные гребни.

Да вот же он, двухэтажный, из побеленных бревен, с верандой и тремя окнами на запад! В конце наклонной подъездной дороги стоял небольшой, но мощный с виду грузовичок. Как доказательство, что дом обитаем, из трубы, завиваясь спиралью, поднимался дым.

— Это, должно быть, тот самый дом.

— Держу пари, что он! — Колт облетел его, затем развернулся. Алтея взялась за микрофон.

— Дай мне координаты. Я вызову сюда команду для наблюдения, так что мы сможем вернуться и взять у судьи ордер на обыск.

Колт сообщил ей координаты.

— Давай радируй. Но я не буду дожидаться клочка бумаги.

— Ради Бога, что ты собираешься делать?

Его глаза вспыхнули.

— Я посажу самолет и пойду туда.

— Нет, — сказала она. — Ты не пойдешь.

— Ты делай то, что должна. — Он заложил вираж над лугом, где Алтея увидела пасущихся лосей. — Есть надежда, что она здесь. Я должен проверить.

— Но что ты будешь делать? — Она не заметила в пылу спора, что они перешли в режим крутого снижения. — Ворвешься внутрь, размахивая пистолетом? Это трюк для кино, Найтшейд! Мало того, что это противозаконно, ты еще подвергнешь заложников страшному риску!

— У тебя есть лучшая идея?

Он взял себя в руки и перевел самолет в пологое планирование. Дай-то Бог не перевернуться при посадке, подумала она.

— Мы вызовем команду с оборудованием для наблюдения. Выясним, кто владелец дома, получим все бумаги и…

— …Тогда войдем? Нет уж, спасибо. Ты вроде бы говорила, что каталась на горных лыжах, верно?

— Что?!

— А то, что сейчас мы проделаем это на самолете. Держись!

Алтея со страхом наблюдала через ветровое стекло, как на них с угрожающей быстротой надвигается заснеженный луг. Она хотела что-то сказать, но тут от удара о землю у нее перехватило дыхание.

Они приземлились и заскользили по лугу. Снег, взметаясь из-под колес, залеплял окна. Алтея с почти философским спокойствием ждала, что они врежутся в стену или дерево. Затем машина два раза крутанулась вокруг своей оси и замерла.

— Ты безумец! — Она наконец смогла вздохнуть и тут же обрушилась на него со всем пылом своего характера. Она хотела побить его, но для этого в кабине было слишком тесно. Ей-Богу, она готова была убить его и не пожалела бы.

— Однажды мне пришлось сажать военный самолет с испорченным радаром на Алеутских островах. Уверяю тебя, это было гораздо хуже.

— Ну и что это доказывает?

— То, что я все еще классный пилот.

— Повзрослей наконец! — закричала она. — Это мальчишество, Найтшейд! Мы приближаемся к подозреваемым в похищениях, может быть, в убийстве, и среди них, возможно, находится невинный ребенок. Это надо делать по правилам, Найтшейд!

Одним движением он отстегнул ремень и схватил ее за запястья.

— Слушай меня! — Она рванулась, чтобы освободиться от этих железных пальцев, но ярость в его глазах остановила ее. — Я знаю, что такое реальность, Алтея. Я достаточно повидал в своей жизни и знаю, как жесток наш мир… Когда эта девочка была младенцем, я держал ее на руках. И сейчас не оставлю ее ради каких-то бумажных процедур!

— Колт!..

— Брось! — Он оттолкнул ее руки. — Я не прошу тебя о помощи, потому что пытаюсь уважать твои идеи законности и порядка. Но я пойду за ней, Тея, и пойду сейчас.

— Подожди. — Она погладила его волосы. — Дай мне подумать минутку.

— Ты чертовски много думаешь!

Он хотел встать, но она ударом кулака в грудь опрокинула его обратно в кресло.

— Я сказала — подожди! — Она откинулась, прикрыла глаза и погрузилась в размышления.

— Сколько до дома? — спросила она через минуту. — Полмили?

— Пожалуй, три четверти.

— Дороги, ведущие туда, все расчищены…

— Да, — нетерпеливо сказал он. — И что с этого?

— Было бы лучше, если бы я могла застрять в сугробе… Но поломка машины — тоже хороший повод.

— О чем ты говоришь?

— Я говорю о совместной работе. — Она открыла глаза и уколола его взглядом. — Тебе не нравится мой способ действий, а мне — твой. Значит, надо найти какой-то компромисс. Итак, я вызываю на подмогу местную полицию и даю им слово от имени Бойда. Увидишь, он управится с бумагами в два счета.

— Я тебе говорю…

— Говори что хочешь, — хладнокровно отрезала она. — Это единственный приемлемый путь. Врываться туда нельзя. Во-первых, мы могли ошибиться насчет дома. Во-вторых, — она отмахнулась от его попытки что-то возразить, — это увеличивает опасность для Лиз, если ее там держат. И, в-третьих, любые действия без должной процедуры дают этим ублюдкам шанс увильнуть от суда, а я хотела бы засадить их в тюрьму, и надолго. Итак, слушай…


Ему это не нравилось. И дело было не в том, насколько хорош был предложенный ею план. Не нравилось, и все. Но во время долгой дороги к дому она хладнокровно и логично опровергла все его доводы.

Она собиралась войти в дом сама.

— А почему ты думаешь, что они впустят тебя, как только ты постучишься?

Она склонила голову и бросила кокетливый взгляд из-под ресниц.

— Нет нужды доказывать тебе, Найтшейд, что у меня в распоряжении огромный запас обаяния. — Она прибавила шаг, подлаживаясь к нему. — Как ты думаешь, что сделает большинство мужчин, если в дверь постучится беспомощная женщина, взывающая о помощи, потому что она заблудилась, ее машина сломалась, а на улице, — она изобразила легкую дрожь, и голос ее перешел в кошачье мурлыканье, — а на улице так ужасно холодно!

Он выругался и задумчиво посмотрел, как тает клуб пара от дыхания.

— А что, если они предложат отвести тебя к твоей машине, чтобы починить ее?

— Ну, я буду ужасно благодарна. И постараюсь задержать их на какое-то время, пока не приедет полиция.

— А если они начнут грубить?

— Тогда мы с тобой приведем их в чувство, не правда ли?

Ему не хотелось даже думать об этом.

— Я все-таки считаю, что мне надо пойти с тобой.

— Неужели ты думаешь, что они проявят то же сочувствие к маленькой беспомощной женщине, если она появится со здоровенным мужчиной?! — спросила она с сарказмом. — В любом случае местные ребята подоспеют раньше, чем случится что-нибудь нехорошее. — Она помолчала, оценивая расстояние до дома. — Мы уже довольно близко. Кто-то из них может выйти на утреннюю прогулку. Нельзя, чтобы нас увидели вместе.

Колт сунул сжатые в кулаки руки в карманы, затем разжал их. Она была права. Более того, она была великолепна! Он вынул руки, взял ее за плечи и привлек к себе.

— Следи за каждым шагом, лейтенант.

Она крепко поцеловала его.

— И ты тоже.

Алтея повернулась и дальше пошла одна крупными шагами. Колту вдруг захотелось остановить ее и сказать, как он ее любит. Но вместо этого он повернулся и пошел в обход, подбираясь к дому сзади. Сейчас не время для эмоций. Их надо отложить на потом.

Выбросив все лишнее из головы, он, пригибаясь, быстро шел по хрустящему снегу.

Алтея тоже шла очень быстро. Ей нужно было, чтобы на подходе к дому дыхание у нее было тяжелым, а глаза слегка слезились. Войдя к зону видимости из окон, она перешла на спотыкающийся бег, изображая отчаяние на лице. Припав к двери, она принялась стучать и звать на помощь.

Она сразу опознала Клайна, когда тот открыл ей дверь. На нем был мешковатый серый свитер, затуманенные глаза щурились от дыма сигареты, торчащей в углу рта. От него пахло табаком и виски.

— Ох, слава Богу! — Алтея в изнеможении прислонилась к дверному косяку. — Слава Богу! Я боялась, что нигде никого не найду. Мне кажется, я шла целую вечность!

Клайн окинул ее оценивающим взглядом. Симпатичная малышка, решил он, но ничего особенного.

— Что вам нужно?

— Моя машина… — она прижала дрожащую руку к сердцу, — сломалась по крайней мере за милю отсюда. Я ехала навестить своих друзей. Не знаю, может, я не там свернула. Она вздрогнула и плотнее запахнулась в свою парку. — Вы позволите мне войти? Я так замерзла!

— Здесь поблизости никого нет. Никаких домов.

Она прикрыла глаза.

— Я, по всей видимости, заблудилась! Я выехала перед восходом солнца— хотела поскорее начать свой отпуск. — Глядя на него широко открытыми глазами, она выдавила из себя слабую улыбку. — Вот тебе и отпуск… Послушайте, вы разрешите мне позвонить друзьям, чтобы они приехали мне помочь?

— Ну конечно.

Девка безвредная, решил Клайн. И на вид приятная.

— Ой, камин!.. — Со стоном облегчения она бросилась к огню. — Я не представляла, что можно так замерзнуть. — Потирая руки, она одарила Клайна через плечо лучистым взглядом. — Огромное спасибо, что выручили меня!

— Нет проблем… — Он вынул окурок изо рта. — Здесь практически никто не ездит.

— Я вижу. — Она взглянула в окно. — Но место очень красивое. — И такой дом! — Она огляделась, притворяясь изумленной. — Как здесь замечательно! Мне кажется, что если уютно устроиться у камина с бутылкой вина, то можно спокойно пересидеть снежную бурю, а то и две…

Его губы искривились.

— Я люблю уютно устраиваться у камина, только не с бутылкой вина.

Алтея взмахнула ресницами и скромно опустила их.

— Это по-настоящему романтично, мистер?..

— Клайн. Можете звать меня Харри.

— Хорошо, Харри. Меня зовут Роуз. — Она подала ему руку. — Очень приятно. Вы спасли мне жизнь.

— Что здесь происходит, черт возьми?

Алтея посмотрела наверх и увидела высокого гибкого мужчину с копной белокурых волос. Это был второй актер из кинофильма.

— У нас неожиданный гость, Доннер, — сказал Клайн. — Машина сломалась.

— О, черт! — Доннер поморгал и внимательно оглядел ее. — Вы что-то рано, милашка.

— Я в отпуске. — Алтея послала ему лучшую из своих улыбок.

— Разве это дело? — Доннер начал спускаться по лестнице, прихорашиваясь, как петух в курятнике. — Почему ты не предложишь леди чашку кофе, Харри?

— Приливная волна уже на кухне. Сегодня его очередь.

— Отлично. — Доннер изобразил улыбку, которую, видимо, считал интимной. — Скажи ему, пусть нальет еще чашку для леди.

— А почему бы тебе…

— О, я просто мечтаю о чашке кофе, — проворковала Алтея, тараща большие карие глаза на Клайна. — Я так замерзла!

— Ну, конечно. — Он пожал плечами и вышел, бросив на Доннера взгляд, которым обычно один самец предупреждает другого, что территория занята. Только что не зарычал как пес, подумала Алтея.

Сколько еще людей находится в доме? — размышляла она. Всего трое?

— Я как раз говорила Харри, какой прекрасный у вас дом. — Она прошлась по гостиной и бросила сумочку на стол. — Вы здесь живете круглый год?

— Нет, мы пользуемся им время от времени.

— Изнутри он кажется гораздо больше, чем снаружи.

— Да, так кажется. — Алтея присела на ручку кресла, и он придвинулся к ней поближе. — Может быть, вам здесь так понравится, что вы захотите провести свой отпуск у нас?

Она засмеялась, нисколько не возражая, когда он дотронулся до ее волос.

— О, но мои друзья ждут меня… Правда, у меня целые две недели отпуска… — Она снова засмеялась манящим горловым смехом. — Но скажите, чем вы, мужчины, здесь развлекаетесь?

— Вас это удивит! — Доннер положил руку ей на бедро.

— Меня нелегко удивить.

— Осади! — Это вернулся Харри Клайн с чашкой черного кофе. — Держите, Роуз.

— Спасибо. — Алтея глубоко вздохнула, зябко поведя плечами. — Я уже согреваюсь.

— Почему бы вам не снять парку? — Доннер протянул руку к ее воротнику, но она улыбаясь отодвинулась.

— Подождите, я еще не успела согреться. — Хотя она хорошо подогнала наплечную кобуру, ей не хотелось давать им ни малейшего шанса обнаружить, что у нее есть пистолет. — Вы братья? — поинтересовалась она светским тоном. Клайн фыркнул.

— Вовсе нет. Можно сказать, мы партнеры.

— О, вот как? И в какой же области бизнеса вы работаете?

— Информация. — Доннер сверкнул белыми зубами.

— Это замечательно! Я вижу, у вас полно всякой аппаратуры. — Она огляделась. — Я люблю смотреть кино долгими зимними вечерами. Может быть, как-нибудь соберемся вместе и… — Она осеклась, встревоженная каким-то движением наверху. Подняв глаза, она увидела девочку.

Волосы у нее были спутаны, а в глазах стояла невыразимая усталость. Алтея узнала Лиз по снимку, который Колт показывал ей, хотя она, похоже, похудела.

— Эй, там, привет! — с улыбкой обратилась она к девочке.

— Возвращайся к себе, — бросил Клайн. — Живо!

Лиз облизнула губы. На ней были рваные джинсы и потертый голубой свитер.

— Я хотела позавтракать.

Алтея отметила, что ее голос звучит тихо, но не робко.

— Тебе подадут. — Клайн бросил взгляд на гостью, довольный тем, что она продолжает дружелюбно улыбаться, не проявляя к происходящему никакого интереса. — А теперь иди к себе и сиди там, пока не позовут.

Лиз поколебалась, глядя на него холодным взглядом. У Алтеи потеплело на сердце. Значит, они ее еще не били, подумала она. Лиз повернулась и пошла прочь. Дверь комнаты со стуком захлопнулась за ней.

— Дети! — воскликнул Клайн, закуривая новую сигарету.

— Да… — сочувственно улыбнулась Алтея. — Это, наверное, ваша сестра?

Клайн поперхнулся дымом, но затем ухмыльнулся.

— Верно. Моя сестра. Да, вы ведь хотели позвонить по телефону?

— О, конечно! — Алтея встала, оставив чашку с кофе. — Ценю вашу любезность. Мои друзья скоро начнут беспокоиться, почему меня нет.

— Вот телефон, — показал он. — Действуйте.

— Спасибо. — Но когда она подняла трубку, гудка не было. — Ой, он, кажется, молчит.

Клайн чертыхнулся и подошел, вытаскивая из кармана инструмент странной формы.

— Совсем забыл. Я… э… отключал его на ночь, чтобы девчонка не воспользовалась. Она заказывает междугородные переговоры, а потом приходится оплачивать счета. Ну, вы знаете, как девочки развлекаются.

— Да, — улыбнулась Алтея, — знаю.

Услышав гудок, она набрала номер местной полиции.

— Фрэн, — весело сказала она, обращаясь к диспетчеру, как было условлено. Ты не поверишь, что со мной стряслось! Я заблудилась, и у меня сломалась машина. Если бы не эти славные ребята, не знаю, что со мной было бы! — Она засмеялась, надеясь, что ее правильно поняли. — Нет, теперь-то я знаю, где я. Полагаю, Боб приедет за мной?


Пока Алтея болтала с полицейским диспетчером, Колт по столбу вскарабкался на второй этаж. Он уже высмотрел в бинокль через большие стекла окон все, что было необходимо. Алтея сидела в гостиной, а Лиз была на втором этаже.

Они договорились, что если представится возможность, то Колт заберет ее из дома. Так, чтобы не причинить вреда. Он бы предпочел идти напролом — взять на себя Клайна и другого сопляка в гостиной, а затем того верзилу, который возился на кухне.

Но безопасность Лиз была на первом месте. Он должен вызволить ее, а потом вернуться.

Крякнув, он влез на узкий карниз и вцепился в подоконник. Он увидел Лиз. Она лежала на неубранной кровати лицом к стене, свернувшись в клубочек. Первым его побуждением было высадить окно и влететь внутрь. Боясь, как бы она не закричала, он осторожно постучал пальцем в стекло.

Она шевельнулась. Он снова постучал. Девочка устало повернулась, рассеянно глядя в залитое солнцем окно. Затем заморгала и осторожно слезла с кровати. Колт поспешно приложил палец к губам, призывая ее к молчанию. Но это не остановило слезы. Они хлынули у нее из глаз, когда она бросилась к окну.

— Колт! — Она подергала окно, затем прижалась щекой к стеклу и зарыдала. — Я хочу домой! Пожалуйста, я так хочу домой!

Через стекло он едва мог слышать ее. Опасаясь, как бы голос Лиз не выдал их, он снова постучал и подождал, пока она не повернется лицом к нему.

— Открой окно, детка! — Он сказал это очень отчетливо, но она только покачала головой.

— Забито гвоздями. — Ее голос дрогнул, и она потерла глаза кулачками. — Они забили его гвоздями.

— Ничего, ничего. Слушай меня. — Он начал жестикулировать, чтобы ей было понятнее. — Подушка. Возьми подушку.

Слабый огонек мелькнул в ее глазах. Ему приходилось видеть это и раньше — осторожный огонек надежды. Она быстро метнулась к постели.

— Прижми ее к стеклу. Прижми крепко и отвернись. Отвернись, детка!

Локтем он выбил стекло, довольный, что подушка заглушила звук. Расширив отверстие, он отбросил подушку и проник внутрь.

Она бросилась к нему, вцепилась в него, всхлипывая и дрожа. Он поднял ее, взял на руки как ребенка.

— Т-с-с… Лиз, все будет хорошо. Я заберу тебя домой.

— О, мне жаль. Мне так жаль!

— Не беспокойся. Ни о чем не беспокойся. — Он отодвинулся, чтобы заглянуть ей в глаза. Она выглядела такой худенькой, такой бледной, слабой. Сердце у него сжалось. — Лапушка, — попросил он, — тебе надо собраться с последними силами. Я тебя уведу отсюда, но придется действовать быстро. У тебя есть пальто? Туфли?

Она покачала головой.

— Они все отняли. Они забрали все, в чем можно сбежать. Я пыталась, Колт, клянусь, я пыталась, но…

— Все в порядке! — Он прижал ее лицо к своему плечу, чтобы предупредить истерический приступ. — Не думай сейчас об этом! Ты должна только выполнять все, что я скажу. О'кей?

— О'кей. Мы сможем уйти сейчас? Прямо сейчас?

— Прямо сейчас. Дай, я закутаю тебя в это одеяло. — Он одной рукой сорвал с кровати одеяло и как можно тщательнее завернул в него девочку. — А теперь нам надо совершить небольшой прыжок. Но если ты повиснешь на мне и расслабишься, все будет хорошо.

Он поднес Лиз к окну, старательно защищая ее лицо от торчащих осколков стекла.

— Если тебе захочется вскрикнуть, сделай это мысленно, только не вслух. Это важно.

— Я не буду кричать. — С бешено бьющимся сердцем она прильнула к его груди. — Только, пожалуйста, отвези меня домой. Я хочу к маме.

— Она тоже хочет, чтобы ты вернулась. И твой папа хочет. — Продолжая говорить мягким, успокаивающим голосом, он вылез на карниз и придвинулся к краю. — Мы им позвоним, как только уйдем отсюда.

Колт пробормотал молитву и прыгнул.

Он был обучен падать с любой высоты. Без ребенка он бы просто сгруппировался и покатился по земле. Но с ним на руках ему пришлось распластаться в воздухе и упасть спиной вниз, чтобы принять удар на себя и смягчить падение для девочки.

У него перехватило дыхание, что-то хрустнуло в плече, но он тут же вскочил на ноги с Лиз на руках и бросился бежать к дороге. Примерно на полпути он услышал первый выстрел.

Глава 10

Алтея продолжала беседовать с полицейским диспетчером, в процессе беседы она получила информацию о том, что помощь прибудет минут через десять. Она от всей души надеялась, что за это время Колт уведет Лиз из коттеджа. В любом случае впечатление было такое, что пока все идет как по маслу.

— Спасибо, Билли. Я жду встречи с тобой. И с Бобом, да. Только надо узнать у Харри, где я нахожусь. Я сама совершенно не представляю. — Улыбнувшись Клайну, она прикрыла трубку рукой. — У вас есть адрес или какие-то координаты? Мэт собирается заехать за мной и посмотреть, что с моей машиной.

— Нет проблем. — Харри бросил взгляд на Приливной волне, появившегося в дверях. — Надеюсь, твоего завтрака хватит и для нашей гостьи? У нее было тяжелое утро.

— Да, там на всех хватит… — Приливная волна обратил взгляд своих темно-карих глаз на Алтею и сощурился. — А это что за чертовщина?

— Выбирай выражения, — укоризненно сказал Доннер. — Среди нас присутствует леди.

— Леди? Ха! Это коп! Коп Дикого Билла!

Он бросился на нее, но Алтея была уже начеку и успела достать пистолет. О двоих других не было времени побеспокоиться — на нее неслась стокилограммовая гора мускулов.

Первая пуля прошла мимо, так как, отступая, она полетела на пол, зацепившись за антикварный столик. Коллекция табакерок разлетелась, брызнули осколки. От удара у нее посыпались искры из глаз. Но все же она увидела, что ее противник продолжает стремительно надвигаться на нее, как товарный поезд. Инстинктивно она откатилась в сторону, избегая удара. Приливная волна был силен, но она была проворнее. Алтея поднялась на колени и перехватила пистолет обеими руками. На этот раз выстрел был точен. Вскочив на ноги, она увидела струйку крови на его белой тенниске.

Доннер побежал к двери, а Клайн, ругаясь, дернул ящик стола: Алтея поняла, что он ищет револьвер.

— Стоять!

Хлесткий приказ заставил Доннера застыть с поднятыми руками, подобно статуе, но Клайн успел уже схватить револьвер.

— Только попробуй — и ты покойник, — ласково сказала она, отступая так, чтобы держать в поле зрения сразу обоих. — Брось оружие, Харри, иначе сейчас испачкаешь ковер, как твой прыткий дружок.

— У-у, сука! — пробормотал тот сквозь зубы и бросил револьвер на пол.

— Правильный выбор. А теперь живо на пол, лицом вниз, руки за голову! И ты тоже, Ромео! — обратилась она к Доннеру. Они повиновались. Алтея подобрала револьвер Клайна. — Теперь будете знать, что значит приглашать в дом незнакомых.

О Господи, как же я ударилась! — думала Алтея. Теперь, когда возбуждение, вызванное притоком адреналина в кровь, немного улеглось, она почувствовала боль во всем теле. Приливная волна все-таки задел ее своей тушей. Оставалось надеяться, что внутри ничего не повреждено.

Она уловила отдаленный звук сирены.

— Похоже, старина Билл выслал патруль. А теперь, если вам еще не все ясно: я — представитель закона, а вы — арестованные.

Алтея хладнокровно зачитывала пленникам их права, когда ворвался Колт с револьвером в одной руке и ножом в другой. По ее подсчетам, с первого выстрела прошло не больше трех минут. Да, он двигался быстро…

Она одарила его благодарным взглядом и закончила свою процедуру.

— Пригляди за этими идиотами, ладно, Найтшейд? — попросила она и подняла болтающуюся телефонную трубку. — Офицер Муни? Да, это лейтенант Грейсон. Нам нужна медицинская помощь. Один из подозреваемых ранен в грудь. Нет, ситуация под контролем. Спасибо. Вы нам очень поможете.

Она повесила трубку и снова посмотрела на Колта:

— Лиз?

— Все в порядке. Я велел ей подождать полицейских у дороги. Я слышал выстрелы. — Голос Колта задрожал, выдавая его внутреннее волнение. — Я боялся, что они тебя опознают.

— Так оно и случилось. Вот этот. — Она кивнула на Приливной волне. — Он, должно быть, видел меня с Диком Биллом. Почему бы тебе не поискать полотенце? Надо попробовать остановить ему кровотечение.

— Да черт с ним! — заорал Колт так неожиданно и яростно, что двое лежавших ничком на полу вздрогнули. — У тебя вот голова разбита!

— Да?.. — Она потрогала правый висок, в котором пульсировала боль, и с отвращением посмотрела на испачканные кровью пальцы. — Тьфу, черт! Только бы не понадобилось швы накладывать. Я терпеть этого не могу!

— Который из них тебя ранил? — Колт оглядел троих пленников бешеными глазами. — Который?

— Тот, кого я подстрелила. Который истекает кровью. А теперь принеси мне полотенце и посмотрим, что можно сделать, чтобы он дожил до суда.

Колт не ответил, и она встала между ним и раненым. Его намерения были ясны.

— Брось это, Найтшейд! Я не обморочная девица, и белые рыцари мне уже надоели. Понятно?

— Да. — Он перевел дыхание. Множество чувств бушевало в нем, но ни одно из них не могло изменить ситуацию. — Да, понятно, лейтенант.

Он повернулся и пошел выполнять поручение. В конце концов, думал он, с этой ситуацией она справится. Она с чем угодно справится.


Колт с девочкой на руках и Алтея садились в самолет. Ради Лиз надо было хотя бы притвориться спокойным. Она вцепилась в него, умоляя не отсылать ее обратно с полицией, позволить остаться с ним. Он согласился, и теперь она сидела в пассажирском кресле, а Алтея — на откидном сиденье позади.

Утонув в его пальто, Лиз безучастно смотрела сквозь лобовое стекло. Как Колт ни старался ее укутать, она не переставала дрожать. А когда самолет выровнялся и взял курс на восток, она начала молча плакать. Крупные горячие слезы быстро катились у нее по щекам.

— Ну-ну, детка, — Колт беспомощно коснулся ее руки, — теперь уже все в порядке. Теперь тебя никто не обидит.

Но она по-прежнему беззвучно плакала.

Ничего не говоря, Алтея встала, прошла вперед к креслу Лиз, подвинула девочку и села рядом с ней. Потом взяла ее себе на колени, положила голову Лиз на свое плечо и крепко обняла ее.

— Не надо сдерживаться, — шепнула она.

И тут же Лиз заплакала в голос. Алтея прижимала девочку к себе, баюкала; сердце у нее разрывалось от жалости. Колт протянул руку и погладил спутанные волосы Лиз. Но она только крепче прижалась к Алтее.

Он опустил руку и сосредоточился на управлении самолетом.


Мягкие наставления Алтеи наконец убедили Лиз в том, что будет мудро сначала посетить больницу. Она просилась домой, повторяла это снова и снова. Но Алтея терпеливо разъясняла ей, что родители уже находятся на пути сюда.

— Я знаю, это трудно. — Алтея крепко обняла Лиз за плечи. — И я знаю, это болезненно, но все равно доктор должен осмотреть тебя.

— Я не хочу, чтобы он меня трогал.

— Я понимаю. — Как хорошо она ее понимала! — Но то не он, а она. — Алтея улыбнулась, поглаживая Лиз по руке. — Она не причинит тебя вреда.

— Это будет очень быстро, — заверил Колт. Он пытался сохранять на лице спокойную улыбку. На самом деле ему дико хотелось завыть. Что-нибудь разбить. Кого-нибудь убить.

— Хорошо… — Лиз настороженно глянула в направлении смотровой. — Пожалуйста… — в ее голосе звучала мольба.

— Ты хочешь, чтобы я вошла с тобой? И была с тобой? — Лиз кивнула, и Алтея обняла девочку. — Ну конечно, дорогая, нет проблем. Колт, будь так любезен, поищи пока что автомат с напитками, а может быть, и кондитерскую. — Она улыбнулась девочке. — Я бы с удовольствием выпила шоколаду. А ты?

— Да, — вздохнула Лиз. — Я тоже.

— Мы вернемся через несколько минут, — сказала Алтея Колту. Он не смог ничего прочесть в ее глазах. Чувствуя себя лишним, он пошел по коридору.

В смотровой Алтея помогла Лиз сменить свою потрепанную одежду на больничную пижаму. Она заметила на теле у девочки синяки, но промолчала. Лиз должна была дать официальные показания, но с этим можно было подождать.

— Это доктор Мейлер, — объяснила она, когда к столу подошла молодая приветливая женщина.

— Здравствуй, Лиз.

Доктор не подала ей руку, не стала как-то дотрагиваться до своей пациентки. Она была специалистом в своей области и понимала психологию жертв изнасилования.

— Мне нужно будет задать тебе несколько вопросов и взять несколько проб. Если хочешь меня о чем-нибудь спросить — спрашивай. Если тебе захочется, чтобы я остановилась или немножко подождала, — скажешь. Идет?

— Хорошо… — Лиз легла на кушетку и уставилась в потолок. Но рука ее по-прежнему крепко держала руку Алтеи.

Она затребовала именно доктора Мейлер, потому что знала репутацию этого врача. Пока шло обследование, она убедилась, что эта репутация вполне заслуженна. Доктор действовала уверенно, мягко и осторожно. Казалось, она заранее знала, когда надо остановиться и дать пациентке передохнуть, а когда можно продолжать.

— Все, готово. — Доктор стащила с рук печатки и улыбнулась. — Я только хочу, чтобы вы побыли здесь еще некоторое время, пока я подготовлю заключение.

— Мне не нужно будет оставаться здесь, да? — с надеждой спросила девочка.

— Не нужно. — Доктор похлопала ее по руке. — Ты молодец. Когда твои родители приедут, мы еще побеседуем. А пока что тебе не мешало бы хорошо поесть.

Уходя, она взглядом дала понять Алтее, что им тоже еще предстоит побеседовать.

— Вот видишь, ты молодец. — Алтея помогла Лиз сесть. Хочешь, я пойду посмотрю, нашел ли Колт кондитерскую? Не знаю, какую еду имела в виду доктор Мейлер. Я думаю, мы можем поесть что захотим.

— Я не хочу оставаться одна.

— Хорошо. — Алтея вытащила из сумки щетку для волос и начала расчесывать спутанные волосы Лиз. — Скажи, если буду дергать.

— Когда я увидела вас внизу, в гостиной, я подумала, что вы еще одна из тех женщин, которых они приводили. Что сейчас все опять начнется. Что они будут заставлять меня снова делать эти гадости.

— Мне очень жаль. Но я в тот момент никак не могла дать тебе понять, что пришла помочь.

— А когда я увидела Колта в окне, то подумала, что мне это снится. Мне все время снилось, что кто-то за мной приходит, но никто не приходил. Я боялась, что мама и папа совсем забыли обо мне.

— Лапушка, твои родители все время старались тебя найти. — Она подняла подбородок девочки. — Они очень беспокоились. Вот почему они послали Колта. И могу тебе сказать, что он тоже очень тебя любит. Ты представить себе не можешь, как настойчиво он искал тебя!

Лиз попыталась улыбнуться, но улыбка исчезла, едва появившись.

— Но они не знают о… Может быть, они перестанут меня любить, когда узнают… обо всем.

— Нет, — твердо сказала Алтея. — Это ошеломит их и ранит, и им будет очень, очень тяжело. Потому что они любят тебя. И не разлюбят, что бы с тобой ни случилось.

— Я… я могу сейчас только плакать, больше ничего.

— А сейчас тебе ничего больше и не надо делать. Можешь выплакаться.

Лиз вытерла щеки дрожащей рукой.

— Не надо было мне убегать.

— Не надо, — согласилась Алтея. — Это была большая ошибка.

Лиз отвернулась и уставилась в пол. Слезы опять покатились по ее лицу.

— Но вы не знаете, что я чувствовала… Вы не знаете, на что это похоже. Как это ужасно! Как унизительно!

— Ты ошибаешься. — Нежно, но твердо Алтея повернула лицо девочки к себе и подняла его, так что их глаза встретились. — Я это знаю. И очень хорошо.

— Вы? — пролепетала Лиз. — С вами такое случилось?

— Когда мне было примерно столько лет, сколько тебе сейчас. И я чувствовала, как будто кто-то из меня что-то вырезал и я уже никогда не стану такой, как была. Я думала, что никогда больше не буду веселой и беззаботной. Не буду сама собой. И я долго, долго плакала. Мне казалось, что жизнь потеряла для меня всякий смысл.

Лиз взяла бумажный носовой платок, который Алтея вложила ей в руку.

— Я все говорю себе, что то была не я. И это действительно так. Но я была так напугана! Это кончилось. Колт все время твердит, что это кончилось. Но все равно страшно.

— Я знаю. — Алтея опять обняла ее покрепче. — Это ранит очень больно, и ранит надолго. Но ты не одна. Помни, что ты не одна. У тебя есть семья, есть друзья. Есть Колт. И ты всегда сможешь поговорить со мной, если захочешь.

Лиз вздохнула и прижалась щекой к груди Алтеи.

— А что вы делали? После этого. Что вы делали?

— Я выживала. — Алтея посмотрела поверх головы девочки отсутствующим взглядом. — И ты выживешь.

В дверях смотровой появился Колт с банками лимонада и коробкой пирожных. Если раньше он чувствовал себя бесполезным, то теперь— совершенно беспомощным. Здесь ему не было места, он никак не мог облегчить эту женскую боль. Его первой и единственной реакцией была ярость. Но на что ее направить? Он положил лимонад и пирожные на стол в приемной. Если он не может утешить ни ту, ни другую, то что он вообще может сделать?

Он закрыл лицо руками и попытался собраться с мыслями. Когда же он опустил руки, то увидел родителей Лиз, выходящих из лифта, и поспешил встретить их. Хоть это он может сделать.

Алтея кончила расчесывать волосы Лиз.

— Хочешь переодеться?

Девочка выдавила из себя подобие брезгливой улыбки:

— Я эту одежду больше никогда в жизни не надену.

— Это правильно. Что ж, может быть, я что-нибудь достану…

Повернувшись к двери, Алтея увидела бледную, изможденную женщину и осунувшегося мужчину. Глаза у обоих были красные.

— Ох, детка! Ох, Лиз! — Женщина первая бросилась вперед, мужчина следовал за ней.

— Мама! — зарыдала Лиз, падая к ней в объятия. — Мамочка!

Алтея отошла в сторону, чтобы не мешать драматической встрече родителей и ребенка. Увидев в дверях Колта, она подошла к нему.

— Тебе лучше остаться с ними. Я перед уходом сообщу доктору Мейлер, что они приехали.

— А куда ты уходишь?

Она повесила сумочку на плечо:

— Переписывать отчет набело.

Она сдала отчет, прежде чем пойти домой и позволить себе понежиться в горячей ванне. Она лежала в воде, пока тело совершенно не размякло. Истощенная физически и эмоционально, Алтея бросилась в постель, обнаженная, и немного поспала, пока ее не разбудил стук в дверь.

Спросонок она накинула халатик и пошла к двери. В глазок она увидела Колта, нахмурилась и открыла дверь.

— Не вижу причин, чтобы не записать тебя как нарушителя покоя. Моего покоя.

Он протянул ей плоскую квадратную коробку:

— Я принес тебе пиццу.

Она, вздохнув, приняла коробку, от которой восхитительно пахло сыром и специями.

— За это ты заслуживаешь прощения. Полагаю, ты хочешь войти вместе с этой коробкой?

— Идея была именно такая.

— Ну что ж, входи. — Бросив через плечо это не слишком любезное приглашение, она пошла в кухню, чтобы достать тарелки и салфетки. — Как держится Лиз?

— На удивление хорошо. Марлин и Фрэнк очень ласковы с ней.

— Так и должно быть. — Она вернулась и поставила тарелки на стол. — Надеюсь, они понимают, что им понадобится квалифицированная консультация психотерапевта.

— Они уже говорили об этом с доктором Мейлер. Она обещала им помочь найти хорошего специалиста. — Он разложил пиццу по тарелкам и продолжал, тщательно подбирая слова: — Первое, что я хочу сделать, — это поблагодарить тебя. И не прерывай меня, Тея. Я действительно должен это высказать.

— Ну хорошо. — Она села и взяла кусок пиццы. — Высказывай.

— Я хочу сказать не только об официальном сотрудничестве, о том, как ты помогла мне найти ее и спасти. Я у тебя в долгу, но это, как ты говоришь, твоя работа. У тебя найдется что-нибудь выпить?

— В кухне есть немного бургундского.

— Я принесу. — Он встал.

— Как тебе угодно.

Она пожала плечами и принялась за еду. Когда вернулся Колт с бутылкой и двумя бокалами, она уже взялась за второй кусок.

— Ах, я от усталости даже не чувствовала, как проголодалась.

— В таком случае не буду извиняться, что разбудил тебя. — Он наполнил бокалы, но не стал пить. — Хочу еще поблагодарить тебя за то, как ты поддержала Лиз. Я думал, что ее спасение получится… ну, вроде игры в белого рыцаря, который тебя так раздражает. — Он взглянул на нее, и она увидела в его глазах новое выражение, которого раньше никогда не замечала. — Но это было не так. Сказать ей, что все хорошо, что все позади, — этого было недостаточно. Ей была нужна ты.

— Ей была нужна женщина.

— И ею оказалась ты. Я не знаю, что будет дальше, но пока что она раза два спрашивала о тебе, после того как ты ушла. — Он покрутил в руке бокал. — Они останутся в городе по крайней мере до завтра, пока доктор Мейлер не получит результаты анализов. Я надеюсь, ты сможешь еще поговорить, с Лиз?

— Ты мог бы не просить меня, Колт. — Она протянула ему руку. — Я уже основательно влезла в это дело.

— Я тоже, Тея. — Он поднес ее руку к губам. — Я люблю тебя. И серьезно. Нет, не вырывайся. — Он крепче сжал ее руку. — Я еще никогда не говорил такого ни одной женщине. Я говорил иначе. — Он слегка улыбнулся. — Например, «я от тебя без ума» или «ты меня обворожила». Но до тебя я никому не говорил «люблю».

Она верила ему. Ей хотелось верить, и это ее пугало. Не спеши, напомнила она себе.

— Послушай, Колт, мы с тобой оба с момента встречи словно несемся с американских горок, а ведь при такой бешеной скорости жизнь воспринимается совсем по-иному. Почему бы нам не отказаться от этого аттракциона?

Он чувствовал, что она взволнована, и его это не удивило.

— Я должен примириться с невозможностью изменить то, что случилось с Лиз. И это тяжело. Я также не могу изменить свои чувства к тебе. Но это уже совсем другое.

— Я не знаю, что тебе нужно от меня, Колт, и не уверена, что смогу тебе это дать.

— Из-за того, что случилось с тобой когда-то? Из-за того, о чем ты рассказывала Лиз в смотровой, а я подслушал?

Она мгновенно отпрянула.

— Это касалось только ее и меня, — холодно отрезала Алтея. — И это не твое дело.

Реакция была в точности такая, какую он ожидал и к которой был готов.

— Мы оба знаем, что это неправда. Но лучше поговорим об этом позже, когда ты будешь готова. — Желая поскорее перевести разговор на другую тему, он заметил: — Знаешь, они оценивают вероятность того, что это сделал Скотт, как пятьдесят на пятьдесят.

— Знаю. — Она посмотрела на него настороженно. — Я звонила в больницу перед тем, как легла спать. Бойд до сих пор допрашивает Клайна и Доннера.

— Тебе не терпится до них добраться, не правда ли?

— Да, — улыбнулась она, — не терпится.

— Знаешь, когда я услышал выстрел, у меня сердце остановилось. — Немного расслабившись, он откусил кусок пиццы. — Я мчусь назад, готовый к схватке, вламываюсь в дверь и что же вижу? — Он покачал головой, поднял бокал и чокнулся с ней. — Ты стоишь, и кровь течет у тебя по лицу… — Он умолк и нежно потрогал повязку у нее на виске. — Оружие в обеих руках! У твоих ног истекает кровью здоровенный верзила, а двое других лежат ничком, руки за голову. И ты стоишь там, как Диана-охотница, как богиня мщения! Надо сказать, я почувствовал себя совершенно ненужным.

— Ты сработал отлично, Найтшейд. — Она слегка вздохнула. — И могу признаться, что в тот момент была чертовски рада видеть тебя. Ты выглядел как настоящий ковбой. — Она наклонилась вперед и поцеловала его. Ее губы были нежными, мягкими.

— Я принес тебе подарок. — Он переменил тему.

— О, вот как? — Поскольку опасный момент, кажется, миновал, Алтея улыбнулась и снова поцеловала его. — Спасибо.

Он вынул из кармана небольшой бумажный пакет и бросил ей на колени.

— Ах, как красиво упаковано! — Усмехнувшись, она вскрыла пакет и извлекла оттуда изящный кружевной лифчик и трусики, голубые, как полицейская униформа. Ее усмешка перешла в довольный смех.

— Я плачу свои долги, — сообщил Колт. — Поскольку я подумал, что у тебя достаточно белых, то решил выбрать другой цвет. — Он протянул руку, чтобы пощупать шелк и кружево. — Может быть, примеришь?

— Потом.

Но теперь она знала, чего ей хочется. Она запустила пальцы в его шевелюру и запрокинула ему голову, так что его лицо поднялось и их губы встретились.

— Хочешь ко мне в постель?

— Конечно! — Он тоже встал, обнял ее и привлек к себе поближе. — Я думал, ты никогда не спросишь.

— Я не хотела, чтобы пицца остыла.

Он дернул за пояс ее халатика.

— Все еще голодна?

— Да, в том смысле, который ты подразумеваешь.

Она рассмеялась, когда он сгреб ее в охапку и поднял на руки.

— А это зачем?

— Чтобы ты под собой ног не чуяла… Сейчас.

Он понес ее в спальню, а она обхватила его шею руками и крепче прижалась к нему.

Покрывало было откинуто, но свежие белые простыни почти не смяты после ее сна. Колт уложил ее на кровать и лег рядом, покрывая ее лицо легкими, дразнящими поцелуями.

Ее пальцы тем временем расстегивали пуговицы его рубашки. Она знала, что им предстоит, и была готова — решительно готова — к буре и натиску нахлынувших эмоций. Когда ей удалось стащить с него рубашку и дотронуться до теплого крепкого тела, она издала негромкий стон удовлетворения.

Он продолжал целовать ее, поводя по коже губами и покусывая, а она судорожно срывала с него оставшуюся одежду. В ней пылала яростная энергия, обещавшая дикое, бешеное наслаждение. Но он пока что преодолевал подступающие приступы желания и продолжал нежно ласкать ее.

В порыве страсти Алтея прервала поцелуй и напряженно выгнулась.

— Я хочу тебя!

От этих слов кровь в его жилах побежала быстрее. Но это было бы слишком легко — взять то, что она предлагает, сразу сорвать созревший плод.

— Я знаю. Чувствую.

Он снова прижался губами к ее губам с такой трепетной нежностью, что она застонала. Ее руки, крепко сжимавшие его голые плечи, обмякли.

— Я тоже хочу тебя, — прошептал он, отклоняясь, чтобы посмотреть на нее. — Всю тебя. — Очарованный, он запустил пальцы в ее волосы и рассыпал их по подушке пламенеющими волнами. Затем нежно, очень нежно повернул ее голову, чтобы поцеловать повязку на виске.

Эмоции бурлили в ней.

— Колт!..

— Т-с-с… Я только хочу посмотреть…

И он смотрел на нее, касаясь ее лица кончиками пальцев, трогая большим пальцем нижнюю губу, проводя им по линии подбородка, находя пульс, бившийся на горле.

— Солнышко заходит, — тихо сказал он. — Свет творит чудеса с твоим лицом, с твоими глазами. Только что они были золотыми, и в них поблескивали темно-карие искорки. Я никогда не видел таких глаз. Ты выглядишь как картина. — Он погладил пальцами ее ключицы. — Но тебя можно потрогать, почувствовать твою дрожь, познать тебя живую.

Она подняла руки, желая опять привлечь его к себе, утолить свою жажду.

— Не надо слов!

— Конечно, надо. — Он слегка улыбнулся и ткнулся лицом ей в ладонь. — Может быть, я не нашел нужных слов, но без них нельзя.

Он начал целовать ее запястье и вдруг заметил на нем легкие следы синяков. И вспомнил.

Сдвинув брови, он взял ее за обе руки и начал пристально рассматривать их, потом снова взглянул на нее.

— Это я сделал!

О Господи, думала она, как бы мне унять проклятую дрожь.

— Это неважно. Ты был вне себя. Люби меня, возьми меня!

— Мне очень неприятно думать, что я в гневе сделал тебе больно или что я вообще когда-нибудь могу сделать тебе больно. — Он опять осторожно коснулся губами ее запястья и ощутил, как бьется ее пульс. — Ты думаешь, легко забыть, какая ты нежная, Тея. — Рукава ее халата соскользнули, и он добрался губами до ее локтя. — Какая ты маленькая, нежная и беспомощная!

Он подложил ладонь ей под голову и приподнял ее так, что грива волос схлынула вниз, а лицо приблизилось к нему. Затем его рот снова накрыл ее губы сочным, сладким, продолжительным поцелуем, от которого у нее закружилась голова. Она поняла, что слабеет. Ее руки обвились вокруг его шеи, все ее тело сотрясала дрожь.

Что он делал с ней?! Она не могла ни думать, ни сопротивляться. Еще бы! Она готовилась к натиску, а он дарил ей нежность. Можно ли было защищаться от страсти, умело запутанной в нежность? Его поцелуи очаровывали ее так же сильно, как и соблазняли.

Ей хотелось сказать ему, что соблазнять ее не надо, что она… ах, она и так готова сдаться и последовать за ним в страну блаженства, куда ее звали его опьяняющие поцелуи и неторопливые, умелые ласки.

Последние лучи солнца померкли за окном, когда его губы коснулись ее горла. Она слышала шелест халата, скользнувшего с ее плеч, ставших теперь доступными для его легких влажных поцелуев и покусываний.

Он чувствовал, как она расслабляется. Жар обдал волной его тело, когда ее руки, такие нежные, стали ласкать его. Он сопротивлялся желанию ускорить дело и продолжал нежно трогать ее тело, которое таяло под его руками, как воск.

Тихие, нежные вздохи. Ласковое, неразборчивое бормотание. Долгие, томительные ласки. Сумерки сгустились. Было желание, но не было настоятельной потребности немедленно удовлетворить его. Было приятно, и хотелось продлить это состояние. Это было настоящее самозабвение. Они нежно ласкали друг друга, дрожа от наслаждения.

Когда же он наконец вошел в нее, она застонала и притянула его поближе. Ритм их движений был неторопливым и плавным, словно медленный танец. Но постепенно их движения стали ускоряться, и наконец они со стоном достигли высшей точки наслаждения.

Долгое время она лежала молча, ошеломленная. Он подарил ей неземное блаженство, но ведь и она ответила тем же. Хотелось бы ей знать, как же теперь можно избежать того, чтобы не влюбиться в этого человека?! Скорей всего ей это не удастся. Какая-то часть ее души дрожала от страха при мысли о потере только что обретенного блаженства. Сколько бы она ни напоминала себе, что ее жизнь идет именно так, как ей хочется, она не могла заставить себя всерьез подумать, как будет идти по жизни дальше без него. Но выбора у нее не было. Он должен будет уехать. А она должна будет выжить.

— Ты опять задумалась. — Он перевернулся на спину и протянул руку, чтобы привлечь ее к себе. — Я прямо слышу, как твои мозги шевелятся. — Истомленный наслаждением, он поцеловал ее волосы и закрыл глаза. — Скажи мне, какая первая мысль пришла тебе в голову после этого?

— Что? Я не…

— Нет-нет, никакого анализа. Это такой тест. Первая мысль, Тея. Ну?

— Я думала о том, что будет, когда ты уедешь, — услышала она собственный голос. — В Вайоминг.

— А-а… — Он самодовольно улыбнулся. — Приятно слышать, что первая мысль была обо мне.

— Не будь нахалом, Колт.

— Хорошо. Так вот, я еще твердо не решил — когда. Надо сначала уладить некоторые дела.

— Например?

— Для начала — с тобой. Мы еще не назначили дату.

— Колт…

Он ухмыльнулся. Может быть, ему показалось, но в ее голосе послышалась скорее надежда, чем досада.

— Я становлюсь сентиментальным и не хочу терять Прекрасную Принцессу. Впрочем, об этом мы еще поговорим… Кроме того, я не закончил дела, ради которых приехал сюда.

Она подняла голову:

— Что ты имеешь в виду? Ты же нашел Лиз.

— Этого недостаточно. — Его глаза сверкнули в полутьме. — Мы не взяли главаря. И пока не сделаем этого, дело не будет закрыто.

— Ну, это дело мое и департамента полиции. Личная месть у нас не практикуется.

— Я не говорю, что мной движет личная месть, — твердо ответил он, хотя на самом деле так оно и было. — Я просто должен завершить дело, Тея. И мне бы хотелось завершить его в сотрудничестве.

— А если я скажу — нет?

Он намотал прядь ее волос на палец и слегка подергал.

— Я приложу все усилия, чтобы заставить тебя изменить свое решение. Возможно, ты не заметила, но я могу быть очень настырным.

— Заметила, — пробормотала она. Но где-то внутри у нее вспыхнула радость при мысли, что их партнерство не кончается. — Думаю, что смогу вытерпеть тебя еще несколько дней.

— Отлично! — Он подвинулся так, чтобы переместить руку с ее талии на бедро. — А еще несколько ночей?

— Полагаю, что да. — Она улыбнулась плутовской улыбкой. — Если они будут не хуже этой.

— О, они будут, — кивнул он. — Это я тебе обещаю.

Глава 11

С диким криком Алтея вскочила с постели. Вне себя от ужаса и ярости, она отбивалась от рук, грубо обхвативших ее. Она чувствовала на себе эти руки, чувствовала, как они ощупывают ее, горячие, злые. Но в это время… Боже мой, в это время…

— Тея! — Колт тряс ее, стараясь говорить спокойным голосом, хотя сердце у него колотилось так, будто хотело выскочить из груди. — Тея, проснись! Тебе приснился кошмар. Проснись!

Она постепенно выбиралась из цепких объятий сна, все еще борясь с ним, все еще судорожно всхлипывая. Реальность проступала тусклым светом сквозь темные глубины кошмара. Последним отчаянным усилием она схватилась за нее — и за Колта.

— Ну-ну… — Все еще потрясенный ее криком, он баюкал ее, прижимал к себе и согревал ее тело, покрытое холодным потом. — Все в порядке, детка. Я с тобой.

— О Господи!.. — Она всхлипнула и уткнулась лицом к нему в плечо. Ее руки беспомощно обняли его шею.

— О Господи!.. О Господи!..

— Все в порядке. — Он продолжал гладить и успокаивать ее, чувствуя, как ее напряжение ослабевает. — Я с тобой. Тебе всего лишь приснился дурной сон.

Она выбралась из этого сна, но тут на нее снова нахлынул страх. Вся дрожа, она прильнула к нему, чтобы впитать в себя частичку его силы.

— Подожди минуточку… Сейчас я приду в себя.

Хватит дрожать, сказала она себе, хватит плакать. Страх сейчас пройдет.

— Ох, прости… Прости, ради Бога…

Но страх не проходил.

— Расслабься! — Она дрожит, как пойманная птичка, подумал он, и чувствует себя такой же хрупкой и беззащитной. — Хочешь, я включу свет?

— Нет. — Она сжала губы, стараясь не выдавать дрожь в голосе. Она не хотела света. Не хотела, чтобы он смотрел на нее, пока она не сумеет взять себя в руки. — Нет. Дай мне только воды. Я скоро буду в порядке.

— Сейчас принесу. — Он откинул волосы с ее лица и был снова потрясен, обнаружив, что оно залито слезами. — Сейчас принесу.

Когда он вышел, она подтянула ноги к груди. Возьми себя в руки, приказала она себе, роняя голову на колени. Она слышала, как вода льется из крана в стакан, видела луч света из двери ванной. Ей удалось сделать несколько долгих глубоких вздохов.

— Прости, Колт, — сказала она, когда он принес воду. — Я тебя разбудила…

Голос ее звучал уже спокойнее. Но вот руки все еще дрожали. Ему пришлось взять их в свои и поднести стакан к ее губам.

— Тебе приснился страшный сон?

Вода освежила ее пересохшее горло.

— Должно быть, так. Спасибо. — Она была смущена тем, что сама не может держать стакан.

Колт поставил его на ночной столик и присел на кровать рядом с ней.

— Расскажи мне…

Она пренебрежительно повела плечами:

— Отнесем это на счет трудного дня и пиццы.

Очень твердо и очень нежно он взял ее лицо в свои ладони. Свет, все еще падающий из двери ванной, создавал в комнате уютный полумрак. Но даже и сейчас было заметно, как она бледна.

— Нет, Тея. Я не могу просто так это отбросить. И ты меня не заставишь. Ты кричала и плакала. — Она попыталась отвернуться, но он не позволил. — Ты все еще дрожишь. Я могу быть таким же упрямым, как ты, а сейчас — даже еще упрямее.

— У меня был кошмар. — Ей хотелось укусить его, но не было сил. — Бывают же у людей кошмары!

— А этот кошмар тебе часто снится?

— Никогда не снился. — Она подняла усталую руку и запустила себе в волосы. — Не помню такого. Не знаю, что его вызвало.

Ему казалось, что он знает. И казалось, что она тоже знает.

— У тебя есть ночная рубашка или что-нибудь в этом роде? Ты замерзла.

— Сейчас найду.

— Ты только скажи где, я достану.

Он встал и, открыв нужный ящик, вытащил первое, что попалось под руку. Прежде чем натянуть это на нее, он увидел, что у него в руках мужская нижняя рубашка большого размера.

— Отличное у вас белье, лейтенант.

— Оно очень удобно.

Он разгладил на ней рубашку и заботливо подоткнул подушку, словно мать больному ребенку.

Она нахмурилась:

— Не хочу, чтобы меня баловали.

— Ничего, переживешь.

Довольный тем, что устроил ее с максимальными удобствами, он натянул джинсы. Нам надо поговорить, решил он, усаживаясь рядом с ней. Хочет она того или нет. Колт взял ее руку и посмотрел в глаза.

— Этот кошмар… он был о том, как тебя изнасиловали, не правда ли?

Ее пальцы в его руке напряглись.

— Я ведь тебе говорил, что слышал, как ты разговаривала с Лиз.

Она, собрав всю волю, приказала своим пальцам расслабиться, но они оставались твердыми и холодными.

— Это было очень давно. Сейчас не стоит вспоминать.

— Стоит, если ты и сейчас просыпаешься с криком. Надо вернуться в прошлое, — мягко продолжал он. — Только таким образом ты сможешь избавиться от навязчивых воспоминаний.

— Ну хорошо. Так что же?

— Доверься мне, Тея, — тихо попросил он, вглядываясь в ее лицо. — Позволь мне помочь.

— Это ранит, — услышала она собственный голос и закрыла глаза. Впервые в жизни она делилась этим с другим человеком. — Не всегда. И даже не часто. Но время от времени оно подкрадывается и ранит.

— Я хочу понять. — Он поднес ее руку к своим губам, и она ее не отняла. — Расскажи мне все.

Алтея не знала, с чего начать. Похоже, лучше всего с самого начала. Откинув голову на подушку, она опять прикрыла глаза.

— Мой отец пил, а когда пил, то напивался, а когда напивался, то буйствовал. У него были огромные руки. — Она сжала кулаки, затем разжала их. — Он бил и маму, и меня. Мои ранние воспоминания — об этих страшных руках и ярости, которую я не могла понять и которую ничем нельзя было унять. В один прекрасный день отец сцепился с кем-то еще более буйным и был убит. Мне тогда исполнилось шесть лет.

После того как это случилось, мама тоже стала искать утешение в вине. Правда, она напивалась не так сильно, но гораздо чаще.

Колту оставалось только удивляться, как эти ничтожные люди, которых она описывала, сумели сотворить такую замечательную, милую и красивую женщину, которая сидела сейчас перед ним.

— У тебя был кто-нибудь еще из родных?

— Были дедушка с бабушкой со стороны матери, но я не знала, где они живут. Никогда не видела их. Они не хотели иметь с ней дела после того, как она сбежала от них с моим отцом.

— Но они знали о тебе?

— Может быть, знали, но моя судьба не волновала их.

Он ничего не сказал, пытаясь осознать ее слова. Но не мог, ну просто никак не мог представить себе семью, в которой не беспокоились бы о судьбе своих ближайших родных.

— Ну и что же дальше?

Она на секунду умолкла, пытаясь поймать ускользающую нить повествования.

— Когда мне было около восьми, я ушла из дому. Я часто уходила из дому, но на этот раз не вернулась. Через несколько дней сосед вызвал Службу социальной защиты. Они нашли меня и забрали в свою систему.

Она снова потянулась за водой. Ее рука уже не дрожала.

— Это обычная и долгая история.

— Я хочу ее услышать.

— Меня поместили в приют. — Она отпила воды. Не стоило рассказывать ему, как там было тошно и одиноко. Достаточно самого факта. — Все было хорошо. Все пристойно. Потом они нашли мою мать, пригрозили ей, велели исправиться и отдали меня обратно.

— Какого черта они это сделали?!

— Тогда на это смотрели по-другому. Суд верил, что ребенку будет лучше всего с матерью. Как бы то ни было, она бросила пить, но ненадолго, и вскоре все началось сначала. Несколько раз я удирала, но меня ловили. Опять приюты. Тебя не оставляют в одном слишком долго, особенно если ты из упорствующих. А я к тому времени стала очень даже своенравной.

— Ничего удивительного!

— Я вращалась внутри системы. Социальные работники, судебные исполнители, школьные советники… Все надоело! Моя мать связалась с другим мужчиной и в конце концов куда-то подалась в поисках лучшей доли. По-моему, в Колумбию. Во всяком случае назад она не вернулась. Мне исполнилось двенадцать. Я была очень независимым ребенком и пользовалась любым случаем, чтобы удрать из дому. В конце концов меня отметили как ЮП — юный правонарушитель — и поместили в специальный приют для девочек, откуда был один шаг до исправительной колонии. — Ее губы искривились в жесткой усмешке. — Это нагнало на меня страху Божьего. Я почувствовала, что здесь уже пахнет тюрьмой. Поэтому я исправилась и начала вести себя примерно. В конце концов меня отдали на воспитание в семью.

Она осушила стакан и отставила его.

— Я боялась, что, если буду вести себя как-то не так, меня вернут в приют. Поэтому я очень старалась. Это была чудесная семейная пара, наивная, быть может, но прекрасная, с добрыми намерениями. Им очень хотелось хоть немного способствовать исправлению общества. Она была президентом учительско-родительской ассоциации, и оба принимали участие в маршах протеста против ядерных испытаний. А еще они говорили что-то насчет усыновления вьетнамских сирот. Может, я иногда и хихикала у них за спиной, но они мне нравились. И они были ко мне добры.

Алтея ненадолго умолкла, и он ни о чем не спрашивал, ожидая продолжения.

— Они держали меня в строгости, но упрекнуть мне их не в чем. Была только одна загвоздка — это их семнадцатилетний сын. Капитан футбольной команды, студент, кумир семьи, сокровище, по-настоящему компанейский парень.

— Компанейский парень?

— Ну, знаешь, блестящий собеседник, остроумный, обаятельный и прочее. А внутри— слизняк. Трудно, наверное, быть слизняком и сохранять внешний блеск, но ему это удавалось. — Ее глаза сверкнули. — Мне было очень неприятно, когда он смотрел на меня. — Ее дыхание несколько участилось, но голос звучал спокойно. — Словно я кусок мяса, который он оценивает, прежде чем поджарить. Они этого не замечали. Они видели в нем только образцового мальчика, который никогда не причинял им ни малейших неприятностей. А однажды вечером, когда их не было дома, он пришел домой со свидания… Господи!

Она закрыла лицо руками. Колт обнял ее и прижал к себе.

— Хорошо, Тея, хватит об этом.

— Нет. — Алтея покачала головой и отодвинулась. Слишком далеко она зашла в своих воспоминаниях. — Он был сердит. Видимо, девчонка не поддалась его обаянию. Он вошел ко мне в комнату. Я велела ему убираться, но он только рассмеялся и ответил, что он у себя дома, а вот я нахожусь здесь только потому, что его родители меня пожалели. Разумеется, он был прав.

— Нет-нет, он был не прав!

— В этом он был прав, — возразила Алтея. — Во всем остальном— нет, но в этом — прав. Он стал раздеваться. Я хотела выбежать из комнаты, но он поймал меня и швырнул на кровать. Я ударилась головой о стену и смутно слышала, как он говорил, будто такие девчонки, как я, обычно требуют за это деньги, но мне должно льстить уже то, что он собирается доставить мне удовольствие. Он влез на кровать. Я кричала и била его. Он заломил мне руки назад и навалился на меня всем телом. Я кричала и кричала все время, пока он меня насиловал. А когда он кончил, я уже не кричала. Только плакала. Он слез с кровати, натянул брюки и предупредил меня, что, если я кому-нибудь пожалуюсь, он будет все отрицать. И кому тогда поверят — ему или мне? Дело было ясное. Да к тому же он всегда мог привести пяток своих дружков, которые скажут, что я им охотно давала. Вот уж тогда меня точно выгонят из дома.

Поэтому я ничего никому не сказала. В течение месяца он еще дважды меня насиловал, пока я не собралась с силами и не убежала. Конечно, меня поймали. Может быть, я и сама хотела вернуться в этот дом. Я оставалась там, пока мне не исполнилось восемнадцать. А когда я покинула его, то твердо знала, что никто и никогда больше не будет использовать меня. Никто и никогда больше не заставит меня почувствовать себя ничтожеством.

Не зная, что делать, Колт нерешительно протянул руку и вытер ей слезы.

— Ты сумела устроить свою жизнь, Тея.

— Да, конечно. — Она вздохнула, смахивая остатки слез. — Но мне не хочется на этом останавливаться, Колт.

— От этого никуда не денешься.

— Не денешься, — согласилась она. — Загонять боль внутрь— еще хуже. Я это знаю. Только если принимаешь ее просто как часть своего существования, тогда становится легче. Это не заставило меня возненавидеть людей, но я поняла, что значит быть жертвой.

Ему хотелось привлечь ее к себе, но он решил, что сейчас ее лучше не трогать.

— Как было бы хорошо, если бы я сумел залечить эту боль! — воскликнул он искренне.

— Старые раны, — пробормотала Алтея, — болят лишь время от времени. — Она почувствовала, что он не решается обнять ее, и ей стало грустно. — Я-то осталась та же, что и до того, как все тебе рассказала. Беда в том, что те, кто выслушивают подобные истории, сами меняются.

— Я не изменился! — Колт потянулся к ней и отдернул руку. — Черт возьми, Тея! Я не знаю, что тебе сказать, что для тебя сделать. — Поднявшись, он пошел на кухню. — Могу приготовить тебе чай.

Она чуть не расхохоталась.

— Найтшейд, ты думаешь, что это лекарство от всех болезней? Нет уж, спасибо.

— Чего ты хочешь? — настаивал он. — Только скажи!

— А почему бы тебе не сказать мне, чего ты хочешь!

— Чего я хочу… — Он подошел к окну, посмотрел в него и обернулся. — Я хочу вернуться в то время, когда тебе было пятнадцать, и разбить морду этому ублюдку. Я хочу причинить ему в тысячу раз больший вред, чем он причинил тебе. Затем я хочу отправиться еще дальше в прошлое и переломать ноги твоему отцу, а заодно и надавать по заднице твоей матери.

— Ну, это невозможно, — сказала она невозмутимо. — Придумай что-нибудь еще.

— Я хочу обнять тебя! — закричал он, сжимая кулаки в карманах. — Но боюсь тебя трогать!

— Мне не нужен твой чай и не нужно твое сочувствие. Так что если это все, что ты намерен предложить, то можешь убираться!

— Ты этого хочешь?

— Я хочу, чтобы меня принимали такой, какая я есть. Чтобы не ходили вокруг на цыпочках, как возле инвалида, потому что я пережила изнасилование и унижение.

Он опять потянулся к ней и снова одернул себя. Ведь я думаю не о ней, осознавал он, а о собственной ярости, собственном бессилии, собственной боли. Очень медленно он подошел к кровати и сел рядом с ней. Ее глаза все еще были влажными от слез и поблескивали в полумраке. Колт обнял ее и нежно привлек к себе, так что ее голова легла ему на плечо.

— Никуда я не уйду, — пробормотал он. — Ладно?

Она вздохнула, устраиваясь поудобнее.

— Ладно.

* * *

Алтея проснулась на восходе солнца с тупой головной болью. Она сразу поняла, что Колта рядом больше нет. Устало перевернувшись на спину, она потерла припухшие глаза.

Чего я ждала? — подумала она с горечью. Ни один мужчина не будет чувствовать себя уютно рядом с женщиной, выслушав историю вроде той, что она ему преподнесла. И с чего это ей вздумалось ворошить прошлое? Как она могла доверить ему самое потайное, если до сих пор никому этого не доверяла? Даже Бойд, человек, которого она считала своим самым близким другом, знал только о детских приютах. А что касается остального, то она похоронила это в себе — до прошлой ночи.

Она не сомневалась, что ее разговор с Лиз вызвал к жизни кошмарные воспоминания ее прошлого. Но ей надо было самой справиться с этим, выстоять, сохранить лицо. Увы, она не сумела. Тяжело вздохнув, Алтея села и уткнулась головой в колени.

Она любила Колта. Теперь это было совершенно ясно. И любовь сделала ее глупой, уязвимой и несчастной. Она всегда подозревала, что так и будет, если она влюбится. Должно же быть от этого какое-то лекарство, подумала она. Лекарство, которое можно принять — и все пройдет. Вроде сыворотки против змеиных укусов.

Звук шагов заставил ее вскинуть голову. Ее глаза удивленно расширились при виде Колта, входящего в комнату с подносом в руках.

За долю секунды, пока она не спрятала глаза, он прочел в них все, что она чувствовала. Она решила, что я смылся, мрачно подумал он. Надо доказать даме, что он верен ей, даже если она хочет от него избавиться.

— Доброе утро, лейтенант. Я полагаю, что у вас сегодня будет много хлопот!

— Совершенно верно.

Она настороженно смотрела, как он подходит к кровати и ставит поднос ей на колени.

— Что это значит? — Она указала на тарелки с гренками.

— Я тебе должен завтрак. — Помнишь?

— Ах, да… — Она попыталась улыбнуться. Любовь все еще делала ее глупой и уязвимой, но она уже не чувствовала себя несчастной. — Как ты здорово управляешься на кухне!

— У каждого свои таланты. — Он сел по-турецки с другой стороны подноса и взял одну гренку. — Я считаю, — он прожевал кусок и проглотил, — что, после того как мы поженимся, я буду заниматься готовкой, а ты — стиркой.

Она подавила легкий приступ паники и откусила кусочек.

— С такими навязчивыми идеями о совместной жизни тебе надо бы встретить кого-нибудь еще, Найтшейд.

— Моя мать умирает от желания познакомиться с тобой. — Он ухмыльнулся, когда чашка Алтеи стукнула о поднос. — Они с отцом шлют тебе привет.

— Ты… — Она не знала, что сказать.

— Мои родители знают Лиз. Я звонил им, чтобы успокоить, и рассказал о тебе.

Улыбаясь, он убрал ей волосы с плеч. Колт никогда не думал, что женщина может выглядеть так сексуально в мужской рубашке.

— Мама предлагает устроить свадьбу весной — знаешь, расцветает природа, и все такое. Но я сказал ей, что не хочу так долго ждать.

— Ты сошел с ума!

— Может быть. — Его улыбка угасла. — Но я не могу без тебя, Тея. А главное — ты тоже не можешь без меня.

Он был прав, — но это не меняло главного. Она не собиралась идти к алтарю и говорить «да». Это уж точно.

— Послушай, Колт! — Постарайся быть убедительной, внушала она себе. — Я к тебе очень хорошо отношусь, но…

— Что «но»? — Он снова ухмыльнулся.

— Хорошо отношусь, — повторила она, раздосадованная веселым выражением его глаз.

— Мимо! — Он ласково похлопал ее по руке, качая головой. — Ты меня разочаровала, я считал тебя метким стрелком.

— Заткнись и дай мне спокойно поесть! — проворчала она.

Он послушался, так как это давало ему время поразмыслить, изучая ее. Она все еще была немного бледна, а глаза слегка припухли от пролитых ночью слез. Но она не позволяла себе проявлять слабость. Ему оставалось только удивляться неиссякаемому запасу ее жизненных сил. Он помнил, что ей не требовалось сочувствие — ей требовалось понимание. Но ей придется научиться принимать от меня и то, и другое, подумал он с удовлетворением. Прошлой ночью она приняла его утешение. Хотела она этого или нет, но он уже стал ее опорой. И не собирался лишать ее этой опоры и в будущем.

— Как кофе?

— Хороший. — И, поскольку так оно и было, а после приготовленного им завтрака головная боль прошла, она смягчилась. — Спасибо.

— На здоровье. — Он наклонился вперед и коснулся ее губ своими. — Полагаю, что после завтрака тебя уже мало что интересует.

Она улыбнулась легко и открыто:

— Да, это ни к чему. — Но все же тронула рукой его грудь и поцеловала его. Ее пальцы наткнулись на медальон.

— Зачем ты его носишь?

— Это медальон моей бабушки. Он как талисман охраняет меня и защищает от жизненных невзгод. Я никогда не расстаюсь с ним.

Колт поставил поднос на пол и сгреб ее в объятия.

— Колт, я сказала!..

— Знаю, знаю. — Он взял ее на руки. — Но я подумал, что если мы вместе примем душ, то не очень выбьемся из графика.

Она расхохоталась и куснула его в плечо.

— Да, я привыкла педантично следовать своему распорядку.


День оказался более чем хлопотливый: ее ждала гора документов, нужно было поговорить с Бойдом насчет допроса Доннера и Клайна, а затем самой встретиться с ними. Кроме того, ей хотелось как из личных, так и из профессиональных соображений еще раз побеседовать с Лиз.

Она села за стол и начала энергично разгребать бумажные завалы.

В открытую дверь постучалась Силия.

— Извини, лейтенант. Можно мне на минутку?

— Для жены капитана, — Алтея улыбнулась и жестом пригласила ее войти, — у меня найдется даже полторы минутки. Что привело тебя сюда?

— Замещаю Бойда, — засмеялась Силия. Она наклонилась вперед и с чисто женской проницательностью заметила на лице Алтеи сквозь аккуратно наложенный макияж следы бурной ночи. — С тобой все в порядке?

— Абсолютно. Я поняла, что каждый, кто добровольно разбивает лагерь на лоне природы, срочно нуждается в психиатрической помощи, но опыт был полезным.

— Попробовала бы ты разбить лагерь с тремя детьми!

— Нет, — твердо сказала Алтея. — Ни за что!

Силия засмеялась и присела на край стола.

— Я так рада, что вы с Колтом нашли девочку! Как у нее дела?

— Пока неважно. Но она выкарабкается, я уверена.

— Этих гадов надо бы… — Силия сверкнула глазами, но сдержалась. — Я пришла к тебе не как к полицейскому, я пришла поговорить с тобой как с другом семьи.

— Вот как?

— Да, о Дне Благодарения. И пожалуйста, не увиливай. — Силия выпятила подбородок, готовая к схватке. — Каждый год ты придумываешь новый повод, чтобы не приходить на обед в честь этого дня, но теперь я об этом и слышать не хочу.

— Силия, ты ведь знаешь, я очень ценю твои приглашения.

— Да мне-то что от твоих «ценю». Ты член семьи. Мы хотим, чтобы ты была с нами. — Алтея покачала головой, но Силия не ослабила натиска. — Придут Деб и Гейдж. Ты их целый год не видела.

Алтея с удовольствием повидалась бы с Деб, младшей сестрой Силии. Она сблизилась с ней, когда та заканчивала колледж в Денвере… И Гейдж Гетри. При мысли о нем Алтея надула губы. Ей искренне нравился муж Деб, и только слепой мог не заметить, как он обожает свою жену. Но что-то в нем было такое, что настораживало Алтею.

— Ты, смотрю, очень занята? — спросила Силия.

— Извини. — Алтея отвернулась и занялась бумагами на столе. — Ты знаешь, я бы с удовольствием их повидала, но…

— Они привезут Адриану! — Силия пустила в ход последний козырь — маленькую дочку сестры, которую Алтея до сих пор видела только на фотографиях. — Мы же знаем, как ты любишь малышей!

— Ты долго намерена здесь сидеть? — Алтея вздохнула, откинувшись на спинку кресла. — Знаешь, я хочу их видеть, всех. И если я буду уверена, что они приедут на праздничный уик-энд, то мы увидимся. Будем ориентироваться на субботу.

— Но обед в честь Дня Благодарения! — Силия заломила руки. — Ты должна в этом году к нам прийти. Я скажу Бойду, чтобы он тебе приказал. Я хочу собрать свою семью, всю семью.

— Но…

— Только так! — Силия опустила руки. — Я доложу капитану.

— Тебе повезло, — сказал Бойд, появляясь в дверях. — Капитан пришел сам. И смотри, кого я тебе привел! — Он отступил в сторону.

— Натали! — радостно вскрикнув, Силия протянула руки к сестре мужа и крепко обняла ее. — А я думала, ты в Нью-Йорке!

— Я была там. — Натали расцеловала Силию, ее темно-зеленые глаза искрились. — Но надо было съездить в одно место на несколько дней, и я решила заскочить к вам. Не думала, что так удачно подгадаю. Ты выглядишь отлично!

— А ты— великолепно, как всегда. — Это было совершенно справедливо. Высокая, стройная, как тростинка, с шелковистыми белокурыми волосами, в костюме строгого покроя, Натали всегда обращала на себя внимание. — Дети будут в восторге!

— Не могу дождаться, когда я их обниму. — Натали повернулась и протянула обе руки: — Тея! Не верится, что мне так повезло — увидеть вас троих вместе!

— Да, так приятно наконец-то встретиться. — Алтея прижалась щекой к щеке Натали. За те годы, когда она была партнером Бойда, она успела крепко сдружиться с его младшей сестрой. — Как родители?

— Замечательно! Всем шлют привет. По старой привычке она оглядела кабинет Алтеи и вздохнула:

— Тея, у тебя когда-нибудь будет наконец комната с окнами?

— А мне это нравится. Меньше отвлекаешься.

— Я позвонила Марии прямо с вокзала, — объявила Силия. — Сегодня она обещала приготовить что-то необыкновенное. Придешь, Тея?

— Не хотелось бы упускать.

— Что здесь происходит? — осведомился Колт, пытаясь протиснуться в комнату. — Конференция? Тея, тебе надо пойти, чтобы… — Он осекся, пораженный: — Нат?

Они оба выглядели ошеломленными.

— Колт?

Он улыбнулся во весь рот, отпихнул Бойда и схватил ее в объятия, оторвав от пола.

— Черт меня побери! Красотка Натали! Сколько же лет прошло? Шесть?

— Семь. — Она смачно поцеловала его в губы. — Мы тогда встретились в Сан-Франциско.

— Ну да, на матче «Гигантов»… Ты выглядишь лучше чем когда бы то ни было.

— А я и чувствую себя лучше чем когда бы то ни было. Почему бы нам вечером не выпить и не вспомнить старые времена?

— Ну, это… — Он вдруг осекся и посмотрел на Алтею. Она сидела на краешке стола, наблюдая все это сборище с мягким любопытством и вежливым интересом. Когда Колт сообразил, что все еще обнимает Натали, он быстро отдернул руку. — В самом деле, э… э…

Как, по-вашему, мужчина должен разговаривать со старой подружкой, если женщина, которую он любит, смотрит на него так, будто он— грязное пятнышко на кадре диапозитива?

Натали перехватила взгляд, которым обменялись Алтея и Колт. Первое, что она испытала, было удивление, затем ей захотелось хихикнуть, но она вовремя сдержала смешок.

Ну-ну, подумала она, в какую интересную историю я угодила. Не удержавшись, она подлила масла в огонь.

— Мы с Колтом вспомним прошлое, — пояснила она Алтее. — Я была до смерти влюблена в него еще совсем молоденькой девушкой. — Она послала Колту озорную улыбку. — Я ждала много лет, что он этим воспользуется, но так и не дождалась.

— Вот как? — Алтея задумчиво постучала пальцами по столу. — Мне он не показался таким нерасторопным! Немного туповатым — да!

— Туповатым, но симпатичным, не правда ли? — Натали подмигнула Алтее.

— Ну, уж этого у него не отнимешь, — согласилась Алтея, радуясь смущению Колта. — Почему бы нам с тобой действительно не выпить вечером, Натали? Похоже, нам найдется о чем поболтать.

— Ну конечно!

— Я считаю, здесь не место для светских разговоров. — Прекрасно понимая, что он остался в меньшинстве, обезоруженный, Колт сунул руки в карманы. — Алтея очень занята.

— О, не беспокойся, пару минут я найду. Что ты делаешь в городе, Нат?

— Бизнес. Всегда приятно совмещать его с удовольствием. Через час у меня деловая встреча с советом директоров одной из наших с Бойдом компаний. Владение недвижимостью — это постоянная работа. Чуть ослабишь внимание — сразу возникают серьезные проблемы.

— Тебе не приходилось владеть недвижимостью на Второй авеню? — поинтересовалась Алтея.

— М-м… нет. А что, там что-то продается? — Ее глаза блеснули, и тут же она рассмеялась. — Это моя слабость. Всегда хочется еще прикупить, даже если это связано с определенными трудностями.

— Какие же трудности сейчас? — спросил Бойд, стараясь показать свой интерес.

— Управляющий решил поднять арендную плату, а разницу присвоить. — Глаза Натали на нежном красивом лице вдруг пугающе заледенели. — Не люблю, когда меня надувают.

— Гордячка. — Бойд почесал нос. — Ты терпеть не можешь ошибаться.

— Я не ошибалась. — Она вскинула голову. — Рекомендации у него были великолепные. — Поскольку Бойд продолжал ухмыляться, она сморщила нос. — Проблема в том, что управляющему надо давать самостоятельность. Нельзя же самой быть всюду одновременно. Я помню, у нас был управляющий, который организовал в пустой квартире притон азартных игр. Он снимал ее под вымышленным именем, — продолжала она, слегка развеселившись. — Он даже заполнил все анкеты, разумеется, ложными сведениями. На этих играх он загребал столько, что мог позволить себе накладные расходы, и арендную плату вносил как по часам. Оказалось, он и раньше проделывал такие штучки.

— О Господи! — ошеломленно выдохнула Алтея.

— Ну, это было не так уж страшно, только очень противно. Я даже… Что случилось? — озадаченно спросила она, когда Алтея вскочила на ноги.

— Пошли! — крикнул Колт уже на бегу.

Алтея схватила пальто и бросилась вслед за ним.

— Бойд, выпиши ордер на арест…

— …Нимана, — закончил тот. — Будет сделано! Подмога нужна?

— Я сообщу!

Когда комната опустела, Натали развела руками и уставилась на Силию.

— Чем вызвана такая прыть?

— Копы есть копы, — пожала плечами Силия. Этим все было сказано.

Глава 12

— Прямо не верится, что мы так промахнулись!

Колт захлопнул дверцу своего джипа и сразу рванул с места. На этот раз он даже не удосужился извлечь штрафную квитанцию из-под щетки «дворника».

— Мы действуем чисто интуитивно, — напомнила ему Алтея. — Можно очень легко сесть в лужу.

Она ненадолго закрыла глаза, стараясь соединить разрозненные факты в единое целое.

— Все сходится, — мрачно сказал Колт. — Ни один из арендаторов не мог припомнить, что когда-либо видел этого мистера Дэвиса. Это человек-невидимка, возможно, он вообще не существует в природе. А кто имел доступ к пентхаусу? Кто сочинил фальшивые рекомендации? Кто мог передвигаться по зданию, оставаясь при этом незамеченным?

— Ниман.

— Я тебе говорил, что он хорек, — сквозь зубы процедил Колт.

Она согласно кивнула.

— Только не лезь вперед, Найтшейд. Мы должны задать ему несколько конкретных вопросов. Вот и все.

— А я должен получить конкретные ответы, и я их получу! — упрямо заявил он.

— Не заставляй меня ставить тебя на место, — тихо предупредила Алтея, стараясь щадить его самолюбие. — Мы можем только задать ему вопросы. Мы можем помешать ему улизнуть, это верно. Но арестовать его мы не можем!

Тогда мы будем копать, подумал Колт. Достаточно глубоко, чтобы уличить Нимана.

— Ладно, ты ведущая, я ведомый, — согласился он. — Пусть так. — Он затормозил на красный свет и стал нетерпеливо стучать пальцами по рулевому колесу. — Я хочу… э… объяснить тебе насчет Натали.

— Что объяснить?

— Что мы с ней не… ну, не были никогда, — свирепо прорычал он. — Ясно?

— Вот как? — Алтея была уверена, что позже посмеется над этим. Сейчас ее голова была занята другим. И все же она не упустила случая подколоть его. — А почему? Натали красивая, милая, умница. Тебе, по-моему, такие нравятся, Найтшейд.

— Да я не то чтобы… Я хочу сказать… я думал об этом. Начинал вокруг да около… — Он выругался и газанул, когда наконец зажегся зеленый. — Но она была сестрой Бойда, понятно? А это значит— как бы и моей сестрой тоже, и я не мог… думать о ней иначе.

Она посмотрела на него с любопытством.

— А почему ты извиняешься?

— Я не извиняюсь, — сварливо сказал он, понимая, что как раз это и делает. — Я объясняю. Бог знает зачем. Можешь думать все, что тебе угодно.

— Хорошо. Я думаю, ты среагировал на ситуацию в типично мужской, вполне предсказуемой манере. — Он бросил на нее взгляд, пронзающий до костей. Она спокойно улыбалась. — Я тебя ни в чем не виню. Более того, я бы тебя ни в чем не винила, даже если бы у вас с Натали было прошлое. Уж я-то знаю.

— Не сомневаюсь! — Он включил четвертую передачу и накрыл ее руку своей. — Но у нас ничего не было.

— Надо сказать, ты многое потерял, парень! Она прелесть!

— И ты тоже.

Она улыбнулась:

— Ну, разумеется, я тоже.

Колт подъехал к тротуару и небрежно затормозил. Он подождал, пока Алтея сообщит об их местонахождении по рации.

— Готова?

— Я всегда готова. — Она вылезла из машины. — Так мы договорились: я ведущая! — напомнила она. — Только хорошо продуманные вопросы. У нас на него ничего нет. Ничего! Если мы начнем слишком давить, можем потерять все шансы. Но если мы правы насчет него…

— Я в этом уверен!

Она тоже была уверена и поэтому кивнула.

Тогда я до него доберусь. За Лиз. За Дикого Билла. И за себя, подумала она, вспомнив прошлую ночь и свой разговор с Колтом.

Они вместе подошли к квартире Нимана. Алтея бросила на Колта предостерегающий взгляд, затем постучала.

— Иду, иду… — послышался голос Нимана из-за двери. — Кто там?

— Лейтенант Грейсон, мистер Ниман. — Она показала ему свой значок в дверной глазок. — Полиция Денвера. Нам нужно несколько минут вашего времени.

Он приоткрыл дверь, поглядывая то на Алтею, то на Колта.

— Это не может подождать? Я очень занят.

— Боюсь, что нет. Но это не займет много времени, мистер Ниман. Обычная рутина.

— Что ж, хорошо. — Не очень охотно он снял цепочку и открыл дверь. Заходите.

Когда они вошли, Алтея сразу заметила расставленные на ковре упаковочные коробки. Многие из них были заполнены рваной бумагой. Для Алтеи это было столь же очевидной уликой, как дымящееся ружье при убийстве.

— Как видите, вы пришли в неудачное время.

— Да, вижу… Вы переезжаете, мистер Ниман?

— Неужели вы думаете, что я могу оставаться и работать здесь после этого… этого скандала? — Явно оскорбленный, он подтянул и без того туго затянутый галстук. — Полиция, репортеры, дотошные жильцы… С тех пор как это случилось, у меня не стало ни минуты покоя.

— Уверен, для вас это было тяжкое испытание, — вставил Колт. Ему очень хотелось добраться до этого галстука. Он представил себе Нимана, болтающегося на нем.

— О да. Позвольте предложить вам сесть. — Ниман махнул рукой в сторону кресел. — Но я действительно могу уделить вам совсем мало времени. Надо еще очень многое упаковать. Я не доверяю грузчикам, — добавил он. — Эти растяпы всегда что-нибудь сломают.

— У вас, наверное, солидный опыт переездов? — Алтея уселась и достала блокнот с карандашом.

— Естественно. Как я уже говорил, я часто путешествую. Мне нравится моя работа. — Он улыбнулся, не разжимая губ. — Но долго оставаться на одном месте скучно. Домовладельцам всегда нужен опытный, надежный управляющий.

— О, я в этом уверена. — Она постучала карандашом по блокноту. — Владельцы этого здания… — Она начала листать страницы.

— Корпорация «Джонстон и Крой».

— Верно. — Она кивнула, найдя нужную запись. — Они были совершенно выбиты из колеи, когда узнали об этих делишках в пентхаусе.

— Вот что я скажу. — Ниман поддернул складки на коленях брюк и сел. — Это уважаемая компания. Одна из лучших в штате. Разумеется, они обвинили меня. Как и следовало ожидать.

— Потому что вы не поговорили лично с жильцом? — подсказала Алтея.

— Основой основ в бизнесе с недвижимостью являются своевременная оплата и низкая текучесть. Я им это обеспечивал.

— Вы обеспечили также место для преступления, — заметила Алтея.

— Вряд ли я могу нести ответственность за поведение моих жильцов.

Пришло время рисковать, решила Алтея.

— А вы никогда не заходили в квартиры? Никогда их не проверяли?

— Зачем? У меня не было никаких причин беспокоиться насчет мистера Дэвиса или заходить в пентхаус.

— И вы никогда не заходили туда, пока мистер Дэвис снимал квартиру?

— Я же сказал — нет.

Она нахмурилась и перелистала несколько страничек.

— А чем вы объясните отпечатки ваших пальцев?

Что-то мелькнуло в глазах Нимана.

— Не понимаю, о чем вы говорите.

Все уже было ясно, но она продолжала давить.

— Мне интересно, как вы объясните, если я вам скажу, что в пентхаусе были обнаружены ваши отпечатки, — ведь вы утверждаете, что никогда туда не входили.

— Я не понимаю… — Он лихорадочно соображал. — Ах, вот что! Теперь припоминаю. За несколько дней до… до инцидента… в пентхаусе сработала пожарная сигнализация. Естественно, я постучался туда и, когда никто не ответил, открыл дверь своим ключом и вошел внутрь, чтобы проверить.

— И что же, случился пожар? — спросил Колт.

— Нет-нет, просто барахлил датчик задымления. Это был такой пустяк, что я о нем совсем забыл.

— Вы, кажется, забыли еще кое о чем, — вежливо сказала Алтея. — Вы, похоже, забыли рассказать нам о коттедже к западу от Боулдера. Вы управляете и этой собственностью, не так ли?

— Я не знаю, о чем вы говорите. Я не управляю никакой собственностью, кроме этой.

— Значит, вы там только отдыхаете? Вместе с мистером Доннером мистером Клайном и мистером Скоттом?

— Я ничего не знал о коттедже, — отрубил Ниман, но на верхней губе у него проступила испарина. — Я также не знаю никого из людей, названных вами. А теперь прошу меня извинить…

— Мистер Скотт сейчас не принимает посетителей. — Алтея продолжала сидеть. — Но мы можем поехать в участок и повидать Клайна и Доннера. Это должно освежить вашу память.

— Я не собираюсь никуда с вами ехать! — Ниман встал. — Я разумно и терпеливо ответил на все ваши вопросы. А теперь, если вы будете продолжать меня изводить, я вызову своего адвоката.

— Пожалуйста. — Алтея показала на телефон. — Он может встретиться с нами в участке. Кстати, хотелось бы, чтобы вы вспомнили, где были в ночь на двадцатое октября. Вам это пригодится как алиби.

— Алиби? По какому поводу?

— По поводу убийства.

— Но это нелепо! — Он вытащил из нагрудного кармана носовой платок и промокнул вспотевшее лицо. — Вы не имеете права обвинять меня!

— Я вас ни в чем не обвиняю, мистер Ниман. Я только спрашиваю: где вы находились двадцатого октября между девятью и одиннадцатью вечера? Вы сможете также рассказать своему адвокату, что мы спрашивали вас об исчезнувшей женщине, известной под именем Лейси, и о похищении Лиз Кук, которая в настоящее время находится в надежных руках. Лиз очень смышленая и наблюдательная девочка, не правда ли, Найтшейд?

— Да. — Она изумительна, подумал Колт. Совершенно изумительна. Расколоть Нимана одними только косвенными уликами! — Да, окружной прокурор легко обнаружит связь между Лиз и съемками.

— Мне кажется, мы еще ничего не сказали мистеру Ниману о съемках. — Алтея закрыла блокнот. — Или о том, что Клайн и Доннер были вчера тщательно допрошены. Правда, Скотт все еще в критическом состоянии, так что придется подождать, пока и он заговорит.

Ниман сильно побледнел.

— Они врут! Я уважаемый человек! У меня есть рекомендации! — Его голос дрогнул. — Вы ничего не докажете со слов каких-то захудалых актеров.

— Но мы, кажется, не упоминали, что Клайн и Доннер — актеры, не так ли, Найтшейд? — удивилась Алтея.

— Нет. — Он был готов расцеловать ее. — Нет, не упоминали.

— Вы, должно быть, ясновидящий, Ниман. — Алтея усмехнулась. — Почему бы нам не поехать в участок и не посмотреть, что вам еще откроется?

— Я знаю свои права. — Ниман сверкнул глазами, понимая, что капкан захлопнулся. — Я с вами никуда не поеду.

— Я вынуждена настаивать. — Алтея поднялась на ноги. — Пожалуйста, вызывайте вашего адвоката, но сейчас вы поедете с нами. На допрос.

— Никогда еще женщины мной не распоряжались! — Ниман сделал угрожающее движение, и, хотя Алтея осталась к этому абсолютно равнодушной, Колт поспешил встать между ними и толчком руки отправил Нимана обратно на диван.

— Попытка нападения на офицера полиции, — мягко сказал он. — Полагаю, уже за одно это его можно задержать. Тебе хватит времени, чтобы выписать ордер?

— Вполне, — согласилась она и достала наручники.

— Ах, лейтенант! — Колт с восхищением наблюдал, как на волосатых запястьях защелкнулись браслеты. — Ведь отпечатки там не были обнаружены, не так ли?

— А я и не говорила, что они были обнаружены! Я просто спросила, как он будет объясняться, если я скажу, что они были обнаружены.

— Я был не прав, — признался он. — Мне нравится твой стиль!

— Спасибо. — Удовлетворенная, она улыбнулась. — Хотелось бы мне знать, что мы найдем в этих тщательно упакованных коробках.


Они нашли более чем достаточно. Кассеты, снимки, даже подробный журнал, который Ниман вел собственноручно. В него он старательно записывал все свои действия, мысли и чувства, главным из которых была ненависть к женщинам. Там было описано, как убили девушку по имени Лейси и как сожгли ее труп на задворках коттеджа.

Уже к обеду было получено достаточно сведений, чтобы надолго изолировать его от общества.

— Туда ему и дорога, — прокомментировал Колт, сопровождая Алтею в ее кабинет, где ей предстояло напечатать отчет. — Он настолько отвратителен, что я с трудом подавлял желание пришибить его.

— Слава Богу, что подавил. — Она села перед машинкой. — Послушай, хотя это и небольшое утешение, но я верю, что сам он Лиз не трогал. Бьюсь об заклад, психиатрическая экспертиза подтвердит это: импотенция, сопровождаемая ненавистью к женщинам и страстью к эротическим зрелищам.

— Да, ему нравилось подглядывать… — Найтшейд уже успел остыть. Алтея была права: что случилось, того уж не вернешь.

— И зашибать деньги на своем хобби, — добавила она. — В один прекрасный день он нанял оператора и двоих захудалых актеров и начал бизнес, угощая других по собственному вкусу. Надо отдать ему должное: коллекция порноальбомов у него отличная. Все в антикварных переплетах, с шелковыми завязками.

— В камере она ему не понадобится. — Он положил руки ей на плечи. Ты хорошо поработала, Тея. Очень хорошо.

— Я всегда так работаю. — Она изучающе взглянула на него через плечо. Теперь надо было решить, что делать с Колтом. — Послушай, Найтшейд, я сейчас должна перелопатить всю эту гору бумаг, а потом мне понадобится небольшая передышка. Идет?

— Конечно. Я слышал, сегодня у Флетчеров затевают пир горой. Ты к нему готова?

— Еще бы! Там и увидимся.

— Хорошо. — Он наклонился и прижался губами к ее волосам. — Я люблю тебя, Тея!

Она подождала, пока за ним захлопнулась дверь. Я знаю, мысленно ответила она. Я тоже люблю тебя.

Она пошла навестить Лиз. Надо было приободрить девочку и ее семью. Колт просил ее об этом и сам заходил к ним. Но Алтея чувствовала, что Лиз важно было поговорить именно с ней.

— Мы вам навеки обязаны. — Марлин стояла, обняв дочь одной рукой, словно боялась потерять ее во второй раз. — У меня нет слов, чтобы выразить вам всю нашу благодарность.

— Я… — У Алтеи чуть не вырвалось, что она лишь выполняла свою работу, но это было бы нетактично. — Вам надо только заботиться друг о друге.

— Мы теперь только этим и занимаемся. — Марлин прижалась щекой к лицу Лиз. — Завтра мы уезжаем домой.

— Мы обратились в семейную консультацию, — сказала Лиз Алтее. — И я… я собираюсь вступить в группу поддержки жертв изнасилования. Правда, немного боюсь.

— Правильно, ты и должна немного бояться.

Кивнув, Лиз посмотрела на мать.

— Мама, можно… я бы хотела немножко поговорить с тетей… с мисс Грейсон.

— Ну конечно! — Марлин до последнего мгновения обнимала девочку. — Я пойду в вестибюль, встречу папу, когда он придет с мороженым.

— Спасибо. — Лиз выждала, пока мать не вышла из комнаты. — Папа до сих пор не знает, как говорить о том, что со мной случилось. Ему страшно тяжело.

— Он любит тебя. Дай ему время.

— Он плачет. — Глаза Лиз тоже наполнились слезами. — Раньше я никогда не видела, чтобы он плакал. Я думала, он всегда слишком занят своей работой и всякими делами, чтобы заботиться обо мне. Я была дурочкой, что убежала. — Выпалив это, она глубоко вздохнула. — Я думала, они не понимают меня, не понимают, чего я хочу. Теперь я вижу, как ранила их. Такое никогда не повторится!

— Конечно, Лиз, никогда. И если вы поможете друг другу в это трудное для вас время, вам станет легче.

— Я надеюсь. Но у меня в душе такая пустота! Как будто у меня украли чувства и мысли.

— Все пройдет, Лиз! Главное, не поддавайся этому ощущению. Ты должна стать сильной, Лиз, но ни в коем случае не жестокой.

— Колт сказал… — Она шмыгнула носом и потянулась к коробке с бумажными салфетками, которую мать оставила на кофейном столике. — Он сказал мне: как только тебе покажется, что ты не можешь вынести это, ты должна думать о тете Алтее.

Та уставилась на нее.

— Обо мне?

— Потому что с вами тоже случилось нечто ужасное и вы вынесли это и стали только красивее. И внешне и внутренне. Вы не только выжили, вы восторжествовали. — Она улыбнулась с полными слез глазами. — И я тоже постараюсь. Мне было так интересно его слушать. По-моему, вы ему очень нравитесь.

— И он мне тоже.

Так оно и есть, думала Алтея. Любить мужчину — это не слабость, если при этом ты можешь его уважать и им гордиться. И если он точно знает, что ты собой представляешь, и тоже любит тебя.

— Колт самый лучший, — заявила Лиз. — Знаете почему? Он никогда не подведет. Ни в чем.

— Да, я знаю.

— Я вот думаю… Я знаю, что консультация — это очень важно, и все такое, но хорошо бы я могла иногда позвонить вам. Когда я… когда мне будет казаться, что я не вынесу.

— Лиз, ты можешь звонить мне в любое время! — Алтея подошла поближе и присела рядом с ней, ласково обняв за плечи. — Звони, если будешь чувствовать себя плохо. И если будешь чувствовать себя хорошо. Человеку всегда нужен кто-то, кто понимает его.

Минут через пятнадцать Алтея ушла, оставив семью Кук наедине с их проблемами и с принесенным мороженым. Она собиралась кое-что обдумать. Она всегда хорошо знала, куда идет ее жизнь, и теперь, когда та сделала такой неожиданный и резкий крен, надо было поскорее расставить все по своим местам.

Но в вестибюле ее ждал Колт.

— Привет, лейтенант! — Он приподнял ее подбородок и слегка поцеловал в губы.

— Что ты здесь делаешь? Марлин сказала, что ты уже ушел.

— Я вернулся с Фрэнком. Он хотел поговорить со мной.

Она коснулась рукой его щеки:

— Ты хороший друг, Найтшейд.

— А друзья и бывают только такие! — Она улыбнулась, понимая, что он хочет сказать. — Тебя подвезти?

— Нет, я на машине. — Но когда они вместе вышли на улицу, она обнаружила, что ей вовсе не хочется оставаться одной во время перерыва. — Послушай, а ты не хочешь немного прогуляться? Я совсем засиделась.

— С удовольствием. — Он нежно приобнял ее за плечи. — Кстати, ты мне поможешь купить подарок. На следующей неделе у моей матушки день рождения.

Алтея мгновенно отреагировала на его слова.

— Я не могу выбирать подарки людям, которых не знаю.

— Ты ее узнаешь.

Он дошел до угла и свернул налево, направляясь к торговым рядам. В одной витрине он приметил элегантную выставку фарфора и хрусталя.

— Слушай, а ты не хочешь для себя выбрать что-нибудь из этого барахла? В качестве свадебного подарка?

— Отстань! — Она прошла мимо магазина, так что ему пришлось прибавить шагу, чтобы догнать ее.

— А как насчет приданого? — поинтересовался он. — Что, женщины еще собирают его?

— Понятия не имею, да меня это и не интересует.

— Я вовсе не возражаю против мужской рубашки, в которой ты была вчера в постели. Просто я подумал, что нечто большее… нет, лучше меньшее отлично подошло бы для медового месяца. Куда бы ты хотела отправиться?

— Ты когда-нибудь перестанешь болтать?

— Нет.

Нетерпеливо вздохнув, она повернулась и уставилась в следующую витрину.

— Вот отличный свитер. — Она показала на темно-синюю водолазку на манекене. — Может быть, ей нравится кашемир?

— Может быть. — Он кивнул. — Отлично! Идем и берем.

— Слушай, это твои проблемы! — Алтея резко повернулась. — Но так же нельзя! Тебе приглянулась первая попавшаяся вещь — и все: идем и берем!

— Если вещь понравилась, зачем искать другую? — Колт улыбнулся и шутливо дернул ее за волосы. — Я знаю, что мне нужно. Пошли! — Он схватил ее за руку и втащил в магазин. — Пожалуйста, синий свитер с витрины, — попросил он продавца. — У вас есть размер… э… — Он очертил нечто руками в воздухе.

— Десятый? — определил продавец. — Разумеется, сэр. Одну минуточку.

— Ты даже не спросил, сколько он стоит, — заметила Алтея.

— Когда что-то подходит, цена не имеет значения, — ответил он, продолжая улыбаться. — Ты хочешь удержать меня в рамках? Молодчина! Я всегда упускаю детали.

— Это что-то новое… — Она направилась в сторону шелковых блузок.

Алтея видела, что Колт небрежен, импульсивен, опрометчив и скор на руку. Полная противоположность ей. Она предпочитала порядок, рутину, тщательный расчет. Одна мысль о том, что они могут навсегда соединиться, сводила ее с ума. Но они уже соединились, сказала она себе. И его внешность устраивала ее как нельзя лучше: волосы, что-то среднее между белокурыми и каштановыми, всегда взлохмаченные, серо-зеленые глаза, от взгляда которых замирало ее сердце. Ее притягивали его безрассудная смелость, твердость и надежность.

— Какие проблемы? — спросил он, перехватив ее взгляд.

— Никаких.

— Вы предпочитаете синий, сэр, или лучше розовый? — спросил продавец.

— Розовый, — бросил он не глядя. — У вас есть свадебные платья?

— Вообще-то нет, сэр. — Глаза продавца сверкнули предвкушением хорошей сделки. — Но у нас есть очень элегантные вечерние платья и костюмы для коктейля, которые великолепно подойдут для бракосочетания.

— Это должно быть что-нибудь праздничное, — заявил он, весело блестя глазами. — Что-нибудь вроде новогодней елки.

Алтея вздернула плечи и повернулась на каблуках лицом к нему.

— Слушай, Найтшейд! Я не собираюсь выходить за тебя под Новый год!

— Хорошо, хорошо. Выберем другую дату.

— День Благодарения, — объявила она и почувствовала истинное удовольствие, наблюдая, как у него отвисла челюсть и он чуть не уронил коробку, врученную продавцом.

— Что?..

— Я сказала — День Благодарения. Принимай или оставим это. — Она откинула волосы назад и пошла к двери.

— Подожди! Черт! — Он бросился следом, уронив коробку с подарком. Продавец подобрал ее и окликнул Колта.

— Сэр, ваша покупка!

— Потом! — Он вылетел из двери и перехватил Алтею, уже успевшую прошагать чуть ли не полквартала. — Ты сказала, что выйдешь за меня на День Благодарения?

— Терпеть не могу повторяться, Найтшейд. Если до тебя не доходит с первого раза, то это твои трудности. А теперь, если ты покончил с покупками, я, пожалуй, пойду на работу.

— Черт возьми, погоди минутку! — он схватил Алтею за плечо. — Почему ты вдруг изменила свои намерения?

— По-твоему, все должно происходить по раз намеченному плану? — спросила она сухо. — Я люблю энергичные действия, дружок, и тебя приучу к тому же!

Он потряс головой, пытаясь собраться с мыслями.

— Так ты собираешься выйти за меня замуж?

Она подняла бровь:

— Если не упустишь этот случай.

— В День Благодарения… В этот День Благодарения? Который будет через три недели?

— Что, уже поджилки затряслись? — начала было она, но… Стремительный поцелуй наполнил ее радостью и надеждой. — Хочешь заработать штраф за покушение на полицейского офицера в общественном месте? — спросила она, когда снова смогла говорить.

— Рискну, так и быть.

— Хорошо. — Она пригнула его к себе, и они снова впились друг в друга. Прохожие осторожно обходили самозабвенно целующуюся парочку. — Но ты отдашь мне всю свою жизнь, Найтшейд!

— Я на это и рассчитывал. — Он осторожно отодвинулся, чтобы рассмотреть ее лицо. — Но почему День Благодарения?

— Потому что мне хочется праздновать его с семьей. Силия всегда приглашает меня, а я… я все не могу.

— Почему не можешь?

— Это допрос или объяснение? — рассердилась она.

— И то и другое, но скорее второе. Так почему ты решила выйти за меня?

— Потому что ты ужасно пилил меня, и мне стало тебя жалко, ты так себя изводишь. Кроме того, я люблю тебя и уже успела немного привыкнуть к тебе, так что…

— Стой! Повтори еще раз.

— Я сказала, что успела привыкнуть к тебе.

Ухмыльнувшись, он чмокнул ее в кончик носа.

— Нет, не это! То, что перед этим.

— Что мне стало тебя жалко?

— Хо-хо. После этого!

— О, что я тебя люблю?

— Вот! Вот это! Скажи еще раз!

— Хорошо. — Она глубоко вздохнула. — Я тебя люблю. — И задумчиво добавила — Знаешь, это, оказывается, очень трудно говорить.

— Привыкнешь.

— Наверное, ты прав.

Он засмеялся и снова прижал ее к себе.

— Держу пари, что привыкнешь!

Эпилог

— Наверное стоит еще раз все обдумать.

Алтея стояла перед зеркалом во весь рост в спальне Силии, беспристрастно разглядывая собственное отражение. Бледная женщина с распущенными огненно-рыжими волосами. Элегантный, отделанный кружевом костюм цвета слоновой кости с маленькими жемчужными пуговками по всей длине прекрасно сидящего пиджака. Но глаза этой женщины слишком широко открыты, слишком велики и слишком испуганы.

— Я на самом деле сомневаюсь, что у нас получится.

— Ты выглядишь изумительно, — заверила ее Дебора. — Просто великолепно.

— Я говорю не об одежде. — Алтею слегка подташнивало. Она прижала руку к животу. — Я имею в виду свадьбу.

— Не начинай сначала. — Силия выровняла полы шелкового пиджака. — Ты опять волнуешься.

— Конечно я волнуюсь. — От нечего делать Алтея еще раз проверила надежно ли застегнуты жемчужные сережки.

Их дала мать Колта. Мысль об этом приятно согревала. Что-то старое. Они когда-то перешли по наследству матери Колта от его бабушки. Потом свекровь немного всплакнула, поцеловала Алтею в щеку и поприветствовала ее появление в семье.

«Семья», — подумала Алтея на новой волне паники. Что она знает о семье?

— Я отдаю себя на всю жизнь мужчине, с которым знакома несколько недель, — пояснила она женщине в зеркале. — Должна отдать.

— Ты же любишь его, разве нет? — уточнила Дебора.

— Какое это имеет значение?

Рассмеявшись, Дебора сжала напряженную руку подруги.

— Самое прямое. Я тоже недолго была знакома с Гейджем. — А о глубинах его секретов знала и того меньше. — Но любила его и знала его. И я вижу как ты смотришь на Колта, Тея. Ты тоже знаешь.

— Юристы, — пожаловалась Алтея Силии. — Умеют же они повернуть все в свою пользу.

— Она — прелесть, да? — В глазах Силии сияла гордость, когда она сжала руку сестры. — Лучший прокурор к востоку от Миссисипи.

— Когда ты прав, ты прав, — ответила с улыбкой Дебора. — А теперь дайте мне глянуть на главную подружку невесты. — Она наклонила голову и внимательно оглядела сестру. — Ты прекрасно выглядишь, Силия.

— Ты тоже. — Силия погладила темноволосую голову сестры. — Замужество и материнство тебе идут.

— Если вы закончили с взаимным восхищением, то обратите внимание, что сейчас у меня будет нервный срыв. — Алтея села на кровать и зажмурилась. — Я еще успею сбежать через заднюю дверь.

— Он тебя поймает, — уверила Силия.

— Не поймает, если я по-настоящему хорошо стартую. Может быть, я … — Ее прервал стук в дверь. — Если это Найтшейд, то говорить с ним я не собираюсь.

— Конечно нет, — согласилась Дебора. — Плохая примета.

Она открыла дверь перед мужем и дочерью. А вот это хорошая примета, подумала она и улыбнулась Гейджу. Самая большая удача.

— Жаль прерывать вашу подготовительную работу, но внизу кое-кто беспокоится.

— Если дети только дотронулись до свадебного торта … — Начала Силия.

— Его стережет Бойд, — заверил ее Гейдж. Поддерживая ребенка одной рукой, он другой рукой обнял жену. — Колт скоро протрет ковер до дыр.

— Значит он нервничает, — спросила Алтея. — Так ему и надо. Посмотрите, во что он нас втравил. Там внизу я буду себя чувствовать как муха на стене.

Гейдж улыбнулся и подмигнул Деборе.

— В этом есть свои преимущества.

Он ткнулся носом в головенку начинающей куксится малышки.

— Давай ее мне, Гейдж. — Дебора взяла Адрианну на руки. — А ты лучше помоги Бойду успокоить жениха. Мы почти готовы.

— Кто это сказал? — Алтея стиснула руки.

Силия выпроводила Гейджа из комнаты и закрыла дверь. Настало время тяжелой артиллерии.

— Трусиха, — мягко пожурила она.

— Еще одну минутку…

— Ты боишься спуститься вниз и принародно отдать руку и сердце любимому мужчине. Это недостойно, Алтея!

Коварная Дебора подхватила игру, продолжая укачивать малышку.

— Силия, не надо быть такой злюкой. Если она изменила мнение …

— Ничего подобного. Она просто неблагодарная. Колт делает все, чтобы она была счастлива. Даже продает свое ранчо, чтобы здесь купить землю.

Алтея вскочила.

— Это несправедливо.

— Конечно несправедливо. — Дебора встала бок о бок с Алтеей. Она кусала губы изнутри, еле сдерживая смех. — Я думала, ты лучше ее понимаешь, Силия. Это очень важное решение.

— Тогда пора принять его, а не прятаться здесь наверху как девственница, которую приносят в жертву.

Подбородок Алтеи взлетел вверх.

— Я не прячусь. Деб, иди вниз и скажи им, что пора включать эту чертову музыку. Я спускаюсь.

— Ну хорошо, если ты уверена. — Дебора подмигнула сестре, похлопала по руке Алтею и заспешила вниз.

— Пойдем быстрее, — Алтея чуть не бежала к двери. — Пора начинать.

— Отлично.

Силия неторопливо пошла за ней и начала спускаться по лестнице.

Алтея дошла почти до самого низа, когда поняла, что ее провели. Сестрички профессионально сыграли в хорошего — плохого полицейского.

Ее желудок опять скрутило. Вокруг были цветы, океаны цвета и запаха. Звучала мягкая, романтичная музыка. Мать Колта тяжело опиралась на руку мужа и улыбалась сквозь слезы. Натали бросала вокруг сияющие взгляды. Дебора с влажными глазами укачивала малышку Адрианну.

Бойд потянулся, взял Силию за руку и поцеловал ее в щеку, и только потом взглянул на Алтею и ободряюще подмигнул.

Алтея застыла на месте. Если люди плачут на свадьбах, то для этого должна быть веская причина.

Потом она глянула в сторону камина и все, кроме Колта, исчезло.

И он видел только ее одну.

Ноги тут же перестали дрожать. Она пошла к нему с единственной белой розой. И с открытым сердцем.

— Приятно снова видеть вас, лейтенант, — сказал он и взял ее за руку.

— Мне тоже, Найтшейд.

Она чувствовала тепло огня, который играл за его спиной, и тепло его тела. Он поднес к губам ее пальцы. Алтея улыбалась, рука не дрогнула.

— С праздником! С Днем благодарения!

— И тебя. — Она в свою очередь поднесла к губам их переплетенные руки. Пусть ей мало известно про семейные отношения. Научится. Они вместе научатся. — Я тебя очень люблю.

— А я тебя. Готова?

— Теперь готова.

В камине что-то затрещало. Но они не отрываясь смотрели в лицо друг друга. Смотрели в лицо жизни, которую вместе построят.


КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Ночная тьма |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу