Book: Когда закончилась нефть



Когда закончилась нефть

КОГДА ЗАКОНЧИЛАСЬ НЕФТЬ

К читателю

Когда закончится нефть,

Ты будешь опять со мной.

Когда закончится газ,

Ты вернешься ко мне весной.

Мы посадим леса

И устроим рай в шалаше.

Когда закончится все,

Будет объем в душе.

Ю. Шевчук и группа «ДДТ»

В последние годы СМИ особенно активно пугают нас, что, мол, скоро запасы нефти (она же черное золото, она же кровь Земли) на планете совсем иссякнут. А за ней — и запасы газа с углем. Эксперты-оптимисты стараются успокоить граждан: мол, не волнуйтесь, на наш век и на век наших детей уж точно хватит. Им возражают пессимисты: расслабляться нельзя, счет идет уже на десятилетия.

А напуганное всеми этими прогнозами человечество думает и гадает, что же будет, когда кончится нефть. Успеют ли к тому времени изобрести какое-нибудь супермегапрогрессивное топливо, для производства которого не требуется редких природных ресурсов, или не успеют? На чем будет ездить транспорт, когда все иссякнет, чем будут отапливаться дома, на чем будет строиться мировая экономика?

Взволнованные и заинтригованные этой темой, как и все остальные жители Земли, мы предложили самым разным писателям (среди которых оказались и опытные фантасты, и люди, обычно совершенно далекие от жанра фантастики и антиутопии) представить себе, как будет выглядеть наше постиндустриальное будущее. Мир, в котором в один прекрасный день закончилась нефть.

Из этих разных взглядов, из этих картин будущего, нарисованных двенадцатью писателями, и составлен этот сборник, который мы имеем честь представить на суд читателя.

От издательства

Андрей Егоров

ДИКСОН

По моей просьбе вертолет сделал круг над островом. Его очертания наводили на мысли о левиафане, обитателе северных морей. Чудовище подплыло к острову с востока и отхватило огромный кусок суши. След челюстей — бухту Диксона — сковал лед, скрытый глубоким снегом. Севернее на побережье можно было различить заброшенный поселок. От крохотных коробочек-домов тянулась темная полоса асфальтовой дороги и упиралась в аэропорт. Я опознал аэропорт по взлетно-посадочной полосе; к ней примыкал одинокий рукав для разворота самолетов. Местами снег стаял, бетон покрывали бурые пятна — местная растительность медленно, но верно отвоевывала остров у человека.

— Раньше здесь ледоколы ходили, — поведал пилот. — Пройдут вдоль берега, лед пообломают, а когда стянется, тут и там куски торчат, будто зубы. На вездеходе напрямки не проедешь в порт. Теперь-то здесь редко кто бывает. И вездеходы не ходят.

— А как же они обходятся?

— На станции-то? Рыбалкой живут, охотой. Оленину жрут. Медведя однажды завалили. Я им раз в месяц консервы из Норильска доставляю. Им эти консервы, конечно, недешево обходятся. Но все равно берут. Куда деваться…

— А топливо?

— Да у них там целый склад газовый, если нашим верить. Сколько раз просил, ну продайте хоть пару баллонов пропана. Мне ж летать к вам не на чем. Ни в какую. И главное, сидят как привязанные. Не хотят на материк перебираться, и все тут. Можно спрошу? Вы к ним с какой целью? Хотите станцию закрыть?

— Да, — коротко ответил я.

Задание группы по поиску нефтяных месторождений в окрестностях Карского моря давно закончилось, но по непонятной причине геологи отказались возвращаться, осели в устье Енисея. Их прибытия в Москву ожидали еще осенью; зимой решили — случилась беда. Но из Норильска прибыл ответ — все в порядке, геологи на острове Диксон, живут на старой гидрографической базе, контактируют по рации, просят их не искать и обратно не собираются. На институтском совете решили повременить до весны, переждать полярную ночь — чудовищный холод и отсутствие солнца, и, если геологи к весне не образумятся, отправить к ним человека — узнать, что, собственно, происходит. Жена одного из членов группы устроила настоящую истерику в кабинете ректора — рыдала и требовала немедленно вернуть ей мужа. Как будто институт его похитил.

Ни у кого даже сомнений не возникло, кто полетит. Если происходило что-то экстраординарное, всегда обращались ко мне. Я никого не подсиживал, по карьерной лестнице не лез, в науке достиг существенных успехов — в общем, пользовался у коллег авторитетом. Меня, правда, мало заботила основная проблема современной науки — синтез нефти и поиск новых месторождений, в сферу моих интересов входила исключительно слоистая минералогия. Но в институте меня ценили за безотказность и эрудицию.

— Давай, родной, — напутствовал меня ректор, — скажи ты этим обалдуям, что зла я на них не держу. Ну что они, в самом деле, как маленькие?.. Не понимаю, — он потеребил козлиную бородку, что выдавало крайнюю степень волнения. — Впервые, знаешь ли, сталкиваюсь с такой странной ситуацией.

— Да, ситуация странная, — согласился я. — Вы не волнуйтесь, Фрол Евгеньевич, я разберусь.

* * *

Вертолет завис над посадочной полосой и стал снижаться.

— А разве вы не высадите меня у поселка? — удивился я.

— Стреляют.

— Не понял.

— Запретили мне там высаживаться. Я здесь все оставляю. Продукты. Вещи. В общем, все, что им нужно. В здании аэропорта.

— А как же вы общаетесь?

— По рации. — Пилот ткнул в приборную панель. — И через записочки. — Он рассмеялся: — Геологи ваши московские совсем того.

— Так что же, вы их давно не видели?

— По правде говоря, никогда не видел. Да и чего мне на них смотреть?.. Не бабы голые. Платят они исправно, это главное.

Значит, придется отмахать километров десять на своих двоих, понял я. Ничего, не замерзну. Куртка теплая. В рюкзаке имеется портативная газовая горелка. Немного горючей ткани. Хватит, чтобы развести костер и отогреться. Вот только белые медведи — звери под тонну весом, непуганые, бродят по окрестностям в поисках пропитания. В их желудок может поместиться целая нерпа. Не дай бог встретиться посреди заснеженной пустоши с голодным хищником. И карабин не поможет. Я прихватил с собой из Норильска СКС — самозарядный карабин Симонова, излюбленное оружие местных промысловиков. Для охоты на оленей СКС подходит, а вот медведя им вряд ли остановишь, даже если всадить в него две обоймы — по десять патронов в каждой.

— Может, подлетим поближе, — предложил я угрюмо, предчувствуя ответ.

Пилот мои ожидания вполне оправдал.

— Даже не знаю, — смешался он, — там же снег везде. Я бы мог, конечно, сесть на дороге, поближе к поселку… Но это сложно. Да и пропана у меня только на обратную дорогу. Сами знаете, как вертушки газ жрут.

Ни слова не говоря, я полез в рюкзак и протянул пилоту несколько купюр — потом представлю смету родному институту.

— Скажем, за километр от поселка я смогу сесть, — сразу проявил он понимание. — А то дюже ваши геологи лютые. Один наш раз вздумал возле самой станции приземлиться, потом дырку в лобовом стекле всем демонстрировал. Они у вас во, — пилот покрутил пальцем у виска. Потянул штурвал на себя, поднимая машину выше. — Хотите честно? У нас на авиабазе все уверены, что на Диксоне — одни психи. Никто к ним летать не хочет. Только я. Просто мне деньги очень нужны. Трое детей. Все парни. Жрут, как рота солдат.

Пока мы летели, пилот тараторил без умолку, а я размышлял о сложившейся ситуации. При ближайшем рассмотрении все выглядело еще более странным, чем из Москвы. Почему геологическая группа осела на почти заброшенной гидрографической станции? Зачем они полностью исключили контакты с внешним миром? И чем они, черт побери, здесь занимаются? Я попытался представить, в каких обстоятельствах я поступил бы так же. И пришел к выводу, что только в одном случае — если бы речь шла о крупном научном открытии. Быть может, они нашли что-то такое, что позволит России преодолеть топливно-энергетический кризис и вырваться в мировые лидеры?..

Мы приземлились посреди ледяной пустоши.

В небе змеилось, вспыхивало, завораживало диковинными красками северное сияние. Ветер налетал порывами. По выщербленному временем асфальту стелилась пороша.

— Обратно когда? — спросил пилот.

— Послезавтра, скорее всего.

— Можно по рации будет связаться заранее — и назначить точное время.

— Хорошо, так и поступим…

— Удачи, — пожелал пилот и захлопнул дверцу.

Лопасти вертолета закрутились, тяжелая машина поднялась в воздух и полетела к бухте. А я, не теряя времени, направился в сторону поселка.

Погода, несмотря на начало апреля, стояла холодная. Лицо сразу замерзло. Дышать стало холодно. Я шел, прикрывая пуховой перчаткой рот и нос.

Одиннадцать часов утра, а сумрак и не думал рассеиваться. Благодаря северному сиянию было светло.

Я прошел метров триста, когда шестое чувство — всегда ему доверял — подсказало мне: обернись…

За мной по старой дороге, опустив голову к земле, почти крался массивный хищник. Страх ударил под дых, заколотился в груди бубном шамана. Повинуясь одному только инстинкту самосохранения, а не разуму, я побежал. Назад не оглядывался — если зверь решит атаковать, взгляд глаза в глаза его не остановит.

Впереди замаячили очертания небольшого домика у дороги. Почему-то он стоял на отшибе, за поселковой чертой. Нужно быть настоящим чудиком и очень не любить людей, чтобы даже в условиях Крайнего Севера поселиться вдали от всех. Неужели хозяина дома не напрягала необходимость топать почти километр до ближайшего магазина?

Припорошенная снегом, вся в следах медвежьих лап, выбитая дверь лежала в проеме.

Я метнулся в дом. Достал из рюкзака фонарь. Луч скользнул по потолку, высветил пустой крюк для люстры, темные разводы. Внутри дом напоминал ледяной склеп. Северный холод забрался в некогда уютное жилище, покрыл изморозью стены, остатки мебели — сломанный стул, широкий письменный стол, платяной шкаф. И хотя на острове уже была весна, оттаивать пока дом не собирался. Я поднял и кое-как приладил на место дверь, придвинул стол, чтобы ее невозможно было снова повалить, сдернул с плеча карабин…

Хищник бродил вокруг, я слышал громкое сопение возле разбитого окна. Потыкался в треснувшее стекло шершавым носом, царапнул дверь, попытался сунуть морду в щель — я держал стол изо всех сил — и побрел прочь.

Мне повезло. Бурый медведь учуял бы человека за версту. У белых обоняние развито много хуже. Да и, судя по его поведению, он недавно пообедал. С голодухи эти полярные хищники способны даже убить и сожрать более слабого собрата.

Я решил выждать, пока медведь уберется подальше. Разогнал кровь по венам: поприседал, помахал руками, изображая бой с тенью. Стало немного теплее. Пошарил лучом фонаря по комнате. Выдвинул ящик стола — и обнаружил тетрадь в дерматиновом переплете и огарок свечи, словно специально оставленный здесь для меня. Подпалил свечу от газовой горелки. Полистал тетрадь. Хрустящие промороженные страницы еще хранили синие чернила. На последней было всего несколько записей:

«Все плохо: закрыли школу, Анна Степановна уехала, некому больше меня учить. Теперь магазин на очереди. Не жизнь, сплошная борьба за выживание, может, поэтому и настроение не очень. Ничего, прорвемся, не впервой. Зато целых два дня было лето (суббота и воскресенье) и рыбалка! Рядом шнырял медведь, и мы побоялись далеко уйти. Зато наелись рыбы во всех видах».

Под записью стояла дата — август две тысячи пятидесятого года.

«Полярные станции, слава Богу, все пока работают. Штормами изрядно подмыло дома — обрушился склад, хорошо, что успели все вытащить. Но ребята порядком испугались. Ходили смотреть на метеорит. Говорят, такое случается раз в сто лет. И это к счастью. Отколол себе кусочек, пусть и у меня будет немного счастья».

«Ну, вот, закрылся Сбербанк. Теперь, чтобы получить зарплату, родителям нужно ждать почты из Норильска. Хорошо, что у нас есть предприниматель. Настоящий. В прошлом году приехал с материка. Открыл новый магазин — промтовары, продукты, одежда. Торгует дорого. Но обещает, что здесь надолго. В общем, с голоду не помрем, и то ладно. Хотя света нет. Пишу со свечкой».

Октябрь две тысячи пятидесятого. Последняя запись. Что случилось с владельцем дневника, и почему он не забрал его с собой, оставалось загадкой.

Я положил тетрадь в ящик. Тронул рукой поверхность стола. И заметил нечто странное. На перчатке остались отчетливые темные пятна. Я поднес руку к лицу. Стащил перчатку и осмотрел. Принюхался.

У нефти очень специфический запах. Редкий современный человек когда-либо обонял нефть. Но в нашем институте, в лаборатории синтеза, хватало образцов. Я погрузил в маслянистое пятно ладонь. То, что жидкость не замерзла, указывала на низкое содержание парафина. И этот характерный едкий запах. Я бы мог поклясться, это — настоящая нефть.

У меня даже холодок по спине пробежал после того, как я сделал это открытие.

Я взял свечу, приблизил к поверхности стола. Нефть воспламенилась в одно мгновение, вспышка — и все объято огнем. Она горела синеватым пламенем. Я стоял, будучи не в силах оторвать взгляд от этого упоительного зрелища, и думал, что давно не видел ничего прекраснее…

Так вот что произошло. Геологи нашли на Диксоне нефть. Возможно, много нефти. Месторождение во много миллионов или даже миллиардов тон. И осели здесь — на залежах драгоценной жидкости. Почему? Ответ очевиден. Они не хотят отдавать нефть родному государству. Замалчивают находку и ищут покупателя, чтобы продать месторождение. Кому? Любая страна будет рада выложить за новое месторождение целое состояние. Китай, Соединенные Штаты, быть может, Индия или Бразилия. Выходит, мы имеем дело с уголовным преступлением. Значит, мне здесь нечего делать. Геологами должны заняться соответствующие органы — в первую очередь госбезопасность. Теперь важно добраться до рации и вызвать вертолет. Только вот дадут ли мне преступники такую возможность?

Я понял, что другого пути у меня нет. Тронул затвор карабина. Разыграю из себя наивного малого, который прибыл по заданию института и ничего не подозревает. Главное сейчас — вернуться на материк…

Дом я покидал осторожно, отодвинул стол, отставил дверь. Медвежьи следы вели вдоль дороги к поселку. Зверь двигался тем же маршрутом, что и я.

По счастью, через сто метров хищник повернул на юг. Я же направился прямо по асфальтовой полосе. И через некоторое время вошел в поселок…

На одноэтажном деревянном доме висела покосившаяся табличка: «ул. Водопьянова». Центральная улица Диксона. С крыши свисали длинные сосульки, напоминанием о недавней оттепели. К сожалению, я ее не застал. Металлический столб оборванной линии электропередач лежал посреди улицы. От него тянулись бесполезные провода, заползали на детскую горку. Напротив двухэтажное каменное здание встречало гостей поселка почти небесной, праздничной, но изрядно облупившейся глазурью — «Детский сад». Полуразрушенная пятиэтажка поодаль, с пустыми глазницами окон, наводила на грустные мысли о том, что ничто в этом мире не вечно.

Здесь я достал из рюкзака план поселка, сверился с ним и повернул налево. Гидрографическая станция находилась на самом берегу залива.

Я прошел мимо здания поселкового клуба, на фасаде которого сохранился выцветший советский герб. И вышел на берег у старого причала, занесенного снегом. Здесь стоял, пришвартованный навеки, ржавый лоцбот «Нарзой». Вдалеке можно было увидеть морской порт — затонувшую баржу, лежащую на боку, брошенный старый ледокол, каланчи подъемных кранов. Они грозили в любой момент рухнуть, но у местных властей не было денег на демонтаж. В наше время, когда нефть иссякла, ни у кого в России ни на что нет денег.

Гидрографическая база представляла собой двухэтажное здание с небольшой хозяйственной пристройкой. В двадцатых годах станция перебралась в новый корпус, но оказалось, что его выстроили из рук вон плохо — через пару лет часть постройки обрушилась. Никакого землетрясения на Диксоне, разумеется, не было — просто отдельные местные чиновники сэкономили и неплохо нажились на строительстве. Некоторое время гидрографы ютились во времянках. Затем было принято решение переехать назад — в реконструированное старое здание. Все это мне поведал разговорчивый пилот, пока мы летели от Норильска. Мне повезло — в институте на плане поселка отметили крестиком давно погибшую базу…

Я обернулся еще раз на мертвый поселок и толкнул дверь станции. В замерзшее лицо пахнуло теплом и запахом свежей рыбы.

В углу холла с занесенным над головой поварским топориком стоял бородатый человек. Перед ним на табурете лежал мороженый омуль. Секач рухнул вниз и одним ударом отсек безучастную ко всему на свете мертвую рыбью голову. Тут бородач заметил меня, и лицо у него заметно вытянулось — мое появление стало для геолога неожиданностью.

— Я из института… Курганов Виталий. — Хотелось сразу расставить все точки над «е». — Вы не выходите на связь с Москвой…



— Шатров… Антон. — Геолог быстро пришел в себя, обогнул широкий стол, двигаясь медленно, словно сомневаясь, переложил топорик в левую руку и протянул правую для рукопожатия. — А я думал, про нас все забыли…

Я заколебался — не хотелось пожимать заляпанную рыбой, нечистую ладонь, но и общение с недопонимания начинать не хотелось. Я стянул перчатку, пожал руку добровольного затворника. Несмотря на густую бороду, я его узнал. Встречались пару раз на научных конференциях. Внешность у Шатрова была непримечательная: бесцветные волосы, водянистые глаза, средний рост. Правда, он был коренаст и широк в плечах, а крепкие ладони выдавали в нем любителя работать руками. Я бы, пожалуй, не вспомнил его, если бы не доклад — тогда он сказал со сцены несколько слов о минералогии нефтяных слоев. Назвал преступлением то, что отдельные ученые в столь сложное для страны время умудряются «заниматься камешками» — вместо того, чтобы посвятить свой ум и время более важным вопросам.

Я стянул вторую перчатку, снял куртку.

— У вас рука испачкана, — заметил Шатров уныло.

Я и забыл, что опускал ладонь в нефтяную лужу.

Надо же, так по-идиотски вляпаться.

— Это краска, — соврал я. — Вертолет только что покрасили.

Вышло глупо.

— Понятно, — пробормотал геолог таким убитым голосом, словно я только что сообщил ему самые дурные вести в его жизни. — У нас там растворитель есть в умывальнике. Если хотите…

— Да, конечно. А у вас тепло.

— Газовый генератор в подвале. У нас тут все, что нужно, для жизни. Вы надолго? — Его слова прозвучали негостеприимно в отношении человека, который только что прилетел. Совсем как в анекдоте про тещу: «Вы что же, мама, даже чаю не попьете?»

— Я на пару дней. Если покажете, где можно остановиться, я бы был вам признателен. Мне бы бросить вещи, отогреться немного.

— Разумеется. — Мое присутствие явно тяготило Шатрова, как и моя ложь. — Пойдемте, я провожу. Пока будете устраиваться, строганину доделаю…

* * *

— Мне говорили, в группе вас было двое, — сказал я, вернувшись на импровизированный «камбуз». Так я окрестил кухню и по совместительству холл старого здания. Станция напоминала ледокол, плывущий по северным морям в неизвестном направлении.

— Да, Сермягин… — Геолог говорил с явной неохотой, как преступник на допросе. — Спит. В своей комнате. Заперся и спит. Недавно лег. Пришел с рыбалки, пока я тут… с приборами налаживался. Теперь часов шесть-семь проспит, не меньше…

— А что гидрографы?

— Гидрограф, — поправил Шатров. — Он здесь один оставался… когда мы прибыли. Семен Орловский. Вообще-то, мы его Семен Васильевич звали. Старику уже под семьдесят.

— Что значит «звали». Он умер?

— Да нет, живой. — Он вдруг улыбнулся. — А знаете, я даже рад, что вы приехали. Может, на ты? По-мужски. По-северному.

— Давай, — согласился я. Мне стало легче от того, что диалог налаживался. Ну, если по-мужски, по-северному, следовало разузнать у Шатрова все в подробностях, расспросить его, как он дошел до жизни такой, почему ничего не сообщил в институт о первом за несколько десятков лет новом месторождении? Что у него, вообще, в голове творится, раз нормальный мужик, ученый, пошел на измену Родине? И ради чего, спрашивается? Ради денег?..

Я и расспросил. Начал разговор издали и привел к нужной точке — прямиком к нефти. Мне хотелось, чтобы Шатров солгал, глядя мне прямо в глаза. Пусть скажет, что нет на Диксоне полезных ископаемых и никогда не было…

— Всюду нефть, нефть, нефть. Только и слышишь о ее синтезе. — Он вдруг сделался очень раздраженным. — А мне надоело. Понимаешь, Виталий, все надоело. Что там хорошего, на большой земле? Что я забыл на материке?

Я пожал плечами. Убеждать кого-то, что жить среди людей лучше, чем в заснеженной пустыне, — занятие бесперспективное. Каждому свое. Для одного сторожка в лесу — рай земной. А другому подавай шумный город.

— А жена… — напомнил я.

— А что жена?! — буркнул геолог.

— Дети есть?

— Двое. Им без меня только лучше будет. Чему я их научу? Что скажу? Что мы все с тобой просрали? Ученые… Меня же никто не слушал, когда я на каждом ученом совете говорил — надо перестраивать производство, надо менять индустрию, опоздаем, к такой-то матери. Но нет, как качали нефть, так и продолжали качать, строили новые нефтеперегонные заводы, топливные склады. И все предприятия наши российские, главное, под нефтянку были заточены. И вот ее не стало. И где мы теперь? В глубокой жопе. Заводы стоят. Производства нет. Китайцы заселяют Дальний Восток. Да что там говорить, уже заселили. И что мы можем с этим сделать? У нас же все танки и самолеты на горючем топливе. С десяток газовых броневых машин выпустили в две тысячи пятнадцатом, и где они все теперь? Пустое все, говорить тошно, — Шатров махнул рукой. — Может, лучше хлопнем по рюмашке, за встречу, а?.. А то здесь и выпить не с кем… — Он осекся.

— А что Сермягин, не пьет?

— Не пьет, — почему-то обрадовался геолог. — Совсем не пьет.

— Тогда ладно, — согласился я, рассудив, что под водку разговор пойдет еще более доверительный. — Наливай. Только я все равно попробую тебя уговорить вернуться.

— Да уговаривай сколько влезет. — В бороде геолога шевельнулась лукавая улыбка. Он полез в стенной шкаф, извлек пузатую бутыль самогона и водрузил на стол. — Вот.

— Откуда такое богатство?

— Вертушка привозит, вместе с консервами. Пилот, мать его за ногу, дерет втридорога. Но без самогона на базе совсем тоска. И потом, пройдешься по морозцу, сам бог велел немного выпить — для согрева не только души, но и тела…

* * *

— Вы нефть-то, вообще, здесь искали? — спросил я, когда было съедено по банке тушенки, и третья доза самогона разлита по стаканам.

— А как же… — удивился Шатров. — Все как полагается. Оборудовали лабораторию — взяли пробы воды, грунта. Даже подорвали кое-что… Нет здесь нефти, нет, и никогда не было. Собственно, кто бы сомневался. Нефти вообще нигде больше в мире нет. И глупо ее искать.

— Значит, нет. — Я побарабанил пальцами по крышке стола, выпил залпом пахучий напиток и отодвинул стакан. — Пожалуй, хватит… Значит, так, Антон, мне надо знать, что здесь происходит. И если вы не собираетесь возвращаться, ты должен, по крайней мере, доложить, как обстоит дело. А я, в свою очередь, все, что ты мне расскажешь, перескажу в институте.

— Если бы ты только знал… как обстоит дело, — пробормотал он. От самогона геолог сразу захмелел. Меня такой дозой было не взять.

— Я хочу поговорить с Сермягиным, — твердо сказал я.

Шатров изменился в лице.

— Вот, значит, как… А мне ты уже не доверяешь?..

— На меня возложены институтом определенные обязательства. А я человек ответственный, сказал, что сделаю, значит, должен сделать.

— Хорошо. — Геолог поднялся одним рывком. Его «хорошо» прозвучало как угроза. — Идем…

Через пару минут он стучал в дверь одной из комнат второго этажа.

— Леша, ты как?

— Чего тебе? — неприветливо отозвался Сермягин.

— Извини, что разбудил. Тут такое дело. Из института приехал человек.

— Как?..

— Я говорю, человек из института приехал, потеряли нас совсем. Вот его и прислали.

Последовала долгая пауза. Сермягин переваривал свежую информацию.

— Уходите, — крикнул он наконец, — я болен.

— Болен? — удивился я, обернулся к Шатрову за разъяснениями. Тот пожал плечами. — У вас больные ходят на ночную рыбалку?..

— Да ладно тебе… Про рыбалку — это я так, сболтнул. Заболел он, правда. А на рыбалку я сам ходил.

— Значит, сболтнул, понятно… Бывает. А что Орловский, тоже болен?

— Угадал. Но ему намного хуже. Он даже не разговаривает. — Мне почудились в тоне Шатрова издевательские нотки.

— То есть на станции только ты здоров?

— Ну да. Пока здоров, как видишь.

— А чем они больны? Может быть, им нужны какие-нибудь лекарства с материка?

— Нет, — быстро ответил Шатров, — ничего им не нужно, никакие лекарства им не помогут.

Я нахмурился. И заявил:

— Хочу увидеть гидрографа. Немедленно.

Геолог замялся.

— Тебе не понравится то, что ты увидишь.

— И все же…

— А ты упертый. Ну хорошо, идем, — он поманил меня за собой. И мы направились к лестнице. — Я поместил его в герметичный бокс, — рассказывал Шатров. — Иначе поступить было нельзя.

— Думаешь, он заразный?

— Теперь это уже неважно.

Загадки мне порядком надоели, но, прежде чем что-либо предпринять, я решил дождаться встречи с гидрографом Орловским.

— Здесь он, — сказал Шатров, когда мы спустились на первый этаж и остановились у двери с выведенной на ней черной краской надписью «Бокс». — Не передумал?

— Нет.

— Валяй, — разрешил геолог и толкнул дверь.

В нос мне шибанул едкий запах с характерным букетом. Я и опомниться не успел, как понял, что стою едва ли не по колено в буроватой жиже. Она выплескивалась через порог, как вода из переполненной ванны.

— Боже мой, — пробормотал я.

На койке, весь залитый нефтью, похожий на смоляное чучелко из сказки, лежал неестественно тощий человек. Его грудина то и дело спазматически вздрагивала, а изо рта вырывался хрип. Если бы не лихорадочное дыхание, я решил бы, что Орловский мертв. Какой маньяк с ним сотворил такое?!

Я попятился от Шатрова, захотелось бежать сломя голову. Но куда?!

— Не надо меня бояться, — сказал он мягко. — Я тут ни при чем…

— Тогда кто? Кто это сделал с ним?!

— Вряд ли ты поймешь.

— Что я должен понимать?! — выкрикнул я, пребывая на грани.

— Иди сюда, — геолог надвинулся на меня, но я отпрыгнул назад. — Да иди же, — ему удалось схватить меня за рукав и почти насильно оттащить от комнаты. Он резко захлопнул дверь с надписью «Бокс». — Значит, так, — перешел на командный тон Шатров. — Я дам тебе ватные брюки и краги, наденешь их.

— Зачем?

— Зачем? Ты же хочешь получить ответы на все вопросы. Для этого тебе нужно увидеть… Тем более что теперь ты тоже к этому причастен.

— Увидеть — что?

— Так сразу не объяснишь, — ответил он уклончиво. — Это надо видеть.

— Хорошо, только возьму с собой кое-что.

Шатров помялся.

— Черт с тобой, бери. Я пойду с тобой…

* * *

Я порылся в рюкзаке, сунул за пояс охотничий нож, на плечо повесил карабин. Шатров смотрел на мои приготовления, не скрывая скепсиса. Поинтересовался:

— С медведями собираешься воевать? Напрасно. Они мою станцию по дуге обходят. Боятся человека.

Я отметил местоимение «мою» и сказал:

— Мне один встретился, там, на дороге…

— Здоровый такой? Под тонну весом? Это Вовка. Мирный зверь. Я его рыбой подкармливаю. Он на людей не нападает.

— Белые медведи не приручаются, — возразил я. — Даже если выросли рядом с человеком.

— Это ты кому-нибудь другому расскажи, — обиделся Шатров. — Другие, может, и не приручаются. А этот очень даже приручился. Я все боюсь, он в ловушку мою попадет. Поэтому и ставлю ее только тогда, когда чужого зверя в поселок приносит.

— Пилот говорил, вы как-то одного медведя подстрелили?

Шатров хмыкнул.

— Одного? Бери выше. Их подстрелишь, пожалуй. Тут слоновий калибр требуется. Я действую по старинке, уже десятка три медведей взял.

— Как же ты их берешь? — воспользовался я его охотничьей терминологией.

— А на китовый ус. Режешь острую полоску уса, сворачиваешь в спираль, жирком заливаешь — и в лунку. Медведь наживку заглотит, жир у него в желудке начинает таять, ус распрямляется и рвет ему внутренности. Остается только тушу найти по следам и разделать.

— Но это же варварство, — возмутился я.

— Варварство?! — рассердился геолог. — А кто их поголовье регулирует в России? Расплодились так, что человеку места нет. Я поначалу по поселку спокойно пройти боялся. Казалось, из-за любого угла вот-вот зверюга выскочит. А теперь вот хожу спокойно, как настоящий хозяин здешних мест. У медведей только печень есть нельзя — можно отравиться, а мясо вполне съедобное. Жир опять же. Если им намазаться, совсем не холодно. Рыбачить ночью хорошо.

— Далеко идти? — поинтересовался я.

— Да нет, тут километр, не больше.

— Тогда иди впереди, показывай дорогу. — И про себя добавил с ненавистью: — «Хозяин». — Меня разозлил вовсе не хозяйский подход Шатрова к здешним местам, а собственный страх. Я боялся этого коренастого бородатого человека, скрывавшего какую-то страшную тайну. После того, что я увидел в «Боксе», ему придется придумать по-настоящему хорошее объяснение случившемуся.

Он мое настроение почувствовал — посмотрел на меня исподлобья, нехорошо посмотрел. Я сделал вид, что не заметил этого взгляда. Все равно ни за что не пойду впереди. Не хватало еще оставлять за спиной непредсказуемого типа, помешавшегося на нефти.

Шатров пожал плечами — впереди так впереди.

Мы вышли из здания станции и двинулись на юг. Ветер стих, и метель улеглась. Вокруг царило безмолвие и тишина, какая бывает только на Крайнем Севере. Сияние сделалось менее отчетливым. Теперь оно не заливало все вокруг режущим глаза ярким светом, а нежно серебрило снежные барханы. На холоде разговаривать трудно, поэтому всю дорогу мы молчали. Меня не покидало тревожное чувство и подозрение, что Шатров задумал что-то недоброе.

— Почти пришли, — он поднял руку, указывая направление.

— Кладбище? — удивился я.

— Оно самое.

Среди простых могил выделялся высокий черно-зеленый монумент, выполненный из цельной диабазовой глыбы. На нем было высечено имя, год рождения и год смерти владельца — две тысячи пятидесятый, и никаких памятных надписей, которые так любят делать родственники толстосумов.

Дневник завершался тем же годом, вспомнил я.

— Бизнесмен местный, — поведал Шатров, заметив мой интерес, — думал, приедет сюда, заживет. Одним из последних умер. Завещал напоследок каменотесу себе такую вот могилку оборудовать. А по мне, не все ли равно после смерти.

— Промтовары продавал, продукты, одежду, — пробормотал я.

— Не знаю я, что он там продавал, но сделал для острова немало. Если бы не он, все бы раньше отсюда разбежались.

— Что значит «одним из последних»?! — спохватился я. — А другие разве не уехали?

Геолог покачал головой.

— Все здесь лежат. Мы последних застали. Правда, многим уже совсем плохо было.

— Эпидемия?

— Что-то вроде того…

— Послушай, Антон, прекрати говорить загадками. Ты можешь, наконец, сказать прямо — что здесь происходит?

— Сейчас сам увидишь.

Шатров направился вдоль кладбища, скрылся в полуразвалившемся сарае. И вскоре появился оттуда, держа в руках коловорот и лопату. Разгреб снег, обнажил мерзлую землю. Взялся за коловорот и несколько раз провернул, вгоняя в грунт. Извлек инструмент и сделал приглашающий жест — смотри. Я склонился над лункой. И тут же дыхание перехватило от волнения. Увиденное напоминало волшебство. Отверстие стремительно заполнялось густой смолянистой жижей, распространяющей все тот же специфический запах. Нефть залегала у самой поверхности, значит, месторождение не просто пригодно для добычи — оно буквально насыщено драгоценной жидкостью. Недра стремятся избавиться от нее, отдать ее людям.

— Удивительно. Столько лет поисков, и здесь, на острове Диксон…

В то же мгновение меня поразила простая и страшная мысль. Если преступник решил показать мне нефть, значит, он уверен, что я об этом никому не расскажу. Или он хочет взять меня в долю, или не собирается отпускать живым.

Я схватился за рукоять ножа и резко развернулся.

— Брось валять дурака, — проворчал Шатров. — Я отлично знаю, что у тебя на уме. Думаешь, я нашел нефть и собираюсь загнать месторождение китайцам, так?

— Не собираешься?

— Конечно, нет. Все куда сложнее. Знаешь, что такое нефть? — хмуро поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Условно говоря, это горючий материал биогенного происхождения. Тебе слово «биогенный» о чем-нибудь говорит? Говорит, конечно. Ты же ученый.

— Биогенные макроэлементы, или макронутриенты, — углерод, водород, азот, кислород, фосфор и сера, — отчеканил я.

— Замечательно. В твоих познаниях я не сомневался. И конечно же, ты в курсе, что из макронутриентов построены такие органические вещества, как белки, жиры, углеводы, ферменты, витамины, гормоны. То есть все то, из чего состоит человек.

— Необязательно человек…

— В данном случае — обязательно, — отрезал Шатров. — Ты, конечно, знаешь, коллега, что до сих пор нам, я имею в виду наш научно-исследовательский институт, так и не удалось выяснить, откуда взялась нефть. Так вот, — он выдержал паузу — мы втроем, не без помощи Орловского, выяснили-таки, откуда берется нефть, и, что самое забавное, мы узнали, как пополняются ее запасы в недрах…

— Ты меня разыгрываешь?

— Даже и не думал. Хочешь, покажу тебе мумию?

Предложение прозвучало настолько несуразно, что я растерялся.

— Что? — переспросил я.

— Тут в могилах сплошные мумии. Веришь ли, совершенно не портятся. Могут храниться тысячи лет. И все равно останутся точно такими, как в тот день, когда их похоронили.



Мне стало еще больше не по себе. Я понял, что беседую с безумцем.

— Давай вернемся на станцию, — предложил Шатров. — Там в тепле я расскажу подробнее о том, что нам удалось узнать. У нас здесь целая лаборатория по изучению нефти. Сколько работы проведено, ты не представляешь.

— Хорошо, — я решил во всем с ним соглашаться, пока не представится возможность его обездвижить и связать. Если прикинуть шансы, то они примерно равны. Конечно, Шатров шире меня в кости, тяжелее килограммов на тридцать, но на моей стороне фактор неожиданности, и потом — я владею некоторыми приемами самообороны. Хотя у сумасшедших силы удесятеряются. Поэтому я должен быть предельно осторожен и действовать наверняка.

* * *

Обратный путь мы проделали в той же зловещей тишине. Шатров брел впереди, придавленный грузом каких-то своих безумных мыслей. Только один раз он оживился, когда на льду замаячил силуэт медведя. Геолог замахал руками, закричал, но, к его огорчению и моей радости, зверь не решился приближаться и скрылся.

— Это он тебя боится, — сказал Шатров. — Ничего, вечером на базу придет. Он вечером всегда за рыбой приходит.

Я не стал убеждать геолога, что его общение с полярным хищником может быть опасным. От соседства медведя я, конечно, чувствовал себя неуютно. Но куда больший страх мне внушал этот психопат. Сумасшедшие непредсказуемы. Неизвестно, что он выкинет в ближайшее время. Вдруг ему покажется, что я не верю в его безумные теории, и он вознамерится сотворить со мной то же, что сотворил с Орловским?.. Подобные типы обычно очень ревностно отстаивают свои взгляды.

* * *

— Ты знал, что в метеоритах находили элементы битумных соединений? — продолжил развивать свою безумную мысль Шатров, когда мы вернулись на базу.

— Разумеется.

— Метеорит упал там, неподалеку от поселка. Совсем крохотное небесное тело. Оно почти полностью выгорело, проходя через атмосферу. Не больше футбольного мяча. Но для Диксона его появление стало целым событием. Местные жители извлекли метеорит из кратера и растащили на сувениры. Камешек-талисман в каждый дом. Многие везде таскали кусочки метеорита с собой. На самом деле он совсем не приносил удачи. Никакой удачи. Только смерть.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Это соединение — что-то вроде вируса. Заражает любую органику. Сначала возникает вирус, проникает в иммунную систему, затем развиваются споры, и происходит видоизменение организма на физиологическом уровне. Человек постепенно превращается в живую машину по выработке нефти. Забавно, не правда ли? Мы столько времени искали, как можно синтезировать нефть. А здесь она синтезируется естественным образом, нужно только подцепить эту заразу. Когда вирус войдет в активную стадию, нефть начинает сочиться отовсюду — она выходит с мочой, с кровью, через слезные и сальные железы, через поры кожи. Человек живет еще месяца три в ужасных мучениях, а из него все изливается и изливается бесконечный поток нефти. Но самое страшное не это. Даже когда он лишается сознания и впадает в кому, нефть продолжает течь. И когда он умирает, его организм продолжает исторгать нефть — причем все больше и больше. Я пришел к выводу, что нефть — это горючий материал вирусной природы и биогенетического происхождения. И это далеко не все. Поначалу мы полагали, что болезнь поражает только живые организмы. Но оказалось, она может трансформировать и мертвые. Я лично проводил эксперименты.

Он замолчал.

— Можно? — Я указал на початую бутыль самогона.

— Конечно. — Шатров нацедил мне половину стакана. И я залпом его осушил.

— А как… как можно заразиться?

— Через прикосновение. К больному. Или к самой нефти… Я видел твою правую ладонь, — обронил он, словно невзначай. — Это означает, что ты остаешься здесь.

— Как это?.. — опешил я. Подобное развитие событий никак не входило в мои планы.

— Я много думал, — сказал Шатров, — и пришел к определенным выводам. Эта штука пожирает органическую жизнь, превращает ее в некую жидкость, насыщенную энергией. Энергией всего живого. Уничтожает цивилизацию на планете. Ее залежи потом питают Землю, подобно крови, питающей человека кислородом. А потом на смену умершим приходят другие — имеющие иммунитет к этой разновидности планетарной крови. Но из космоса снова прилетает метеорит, несущий вирус.

И тогда наступает конец этой цивилизации и начало следующей.

— Даже так? — поинтересовался я угрюмо. — Катастрофа всепланетного масштаба?

— Именно так. Все обстоит именно так. — Геолог налил себе самогона и медленно выпил. — Детей жалко, — сказал он. — Мы-то с тобой пожили уже… Тебе сколько?

— Сорок четыре.

— Мне сорок.

Помолчали.

— Я хочу отдохнуть, — проговорил я тихо. — Почти сутки не спал, знаешь ли. И потом, мне нужно все обдумать…

— Конечно, я тебя понимаю, — Шатров поднялся, похлопал меня по плечу. — Когда такая информация обрушивается разом, сразу все переварить нельзя. Поспи, подумай. Потом поговорим, покажу тебе лабораторию. А я пойду, накормлю Сермягина, он пока еще ест, и потом тоже немного отдохну. Что-то я устал…

* * *

Я выждал час, оделся, аккуратно открыл дверь и вышел в коридор. Включать свет я не решился, подсвечивал себе путь фонариком. Рюкзак висел на спине. Ружье я держал в левой руке. Охотничий нож оставил за поясом. На всякий случай. Подыхать на заброшенной гидрографической станции я совсем не собирался.

Комнату, где стоял трансивер, я нашел без проблем. Повернул тумблер, и радиостанция ожила. Покрутил колесико.

— Прием, прием…

Никто не ответил. В эфире царила тишина. Еще бы — я не знал нужную частоту. По счастью, идиот Шатров или кто-то другой отчеркнул одно из делений красным маркером. Вскоре я услышал сонный голос пилота.

— Диксон… материк на связи. — Зевок. — Прием.

Сердце забилось учащенно — путь к спасению близок. Прижав кнопку большим пальцем, я быстро заговорил:

— Это я. Виталий Курганов. Мне срочно нужно на материк.

— Вы же только сегодня оттуда…

— Это срочно. Здесь чрезвычайная ситуация.

— Ну-у, не знаю…

— Я заплачу.

Аргумент ожидаемо подействовал.

— Хорошо. На дороге от аэропорта, примерно в том же месте, где я вас высадил. Наверх посветите фонарем. Так я вас быстрее найду.

— Годится, — сказал я, — скоро буду там. Вылетайте прямо сейчас.

Я вышел в коридор и, пробираясь на ощупь, направился к выходу. Экономил батарею фонаря — не хватало только, чтобы она закончилась в самый нужный момент. Миновал коридор, прошел через холл-камбуз, где сильно пахло рыбой, — на веревках, натянутых под самой кровлей, сушился омуль.

Я надел капюшон, затянул его под горлом и, вминая крагами снег, двинулся по своим следам, ведущим из поселка к дороге.

— Куда-то собрался? — услышал я, и сразу следом — сухое щелканье курков. Повернулся. Шатров стоял, держа наперевес двустволку. — Не заставляй меня убивать тебя, — сказал он. — Честное слово, я к тебе с симпатией отношусь. Но угробить всех не позволю.

— Ты не понимаешь. Там, на материке, есть условия для изучения этого феномена. Нам вовсе не обязательно умирать. Мы найдем противоядие.

— Это ты не понимаешь. Противоядия нет. Это конец нашей цивилизации.

— Но зачем умирать? Если все так, как ты говоришь, человечество неминуемо погибнет. Кто-нибудь рано или поздно доберется до острова Диксон, обнаружит здесь нефть и отвезет образцы на материк…

— Только не я. — Упрямец тряхнул головой. — И не ты. Я тебе не позволю. Если мы можем отсрочить час гибели всего живого на Земле, я готов это сделать, пусть даже я оттяну время на год или полтора. А теперь медленно сними ружье с плеча и положи на землю. Повторяю, медленно, чтобы я видел каждое твое движение.

— Ты — псих, — сказал я. — У тебя даже нет веских доказательств твоей теории.

— Ты видел Орловского. Какие тебе еще нужны доказательства?

— Да пошел ты! — сказал я. — Я умирать не собираюсь. — Снял карабин с плеча и навел на Шатрова. Я снова действовал интуитивно, и не ошибся. Геолог не был убийцей, в нужный момент выстрелить он не смог.

— Проклятие, Виталий, ну будь же благоразумен. Не ради нас, ради детей…

— У меня нет детей.

— Пойми, ты заражен, тебе нельзя на материк.

— А я в это не верю.

— Мне придется это сделать…

— Давай.

Прозвучало как команда. Выстрелы двустволки и карабина слились воедино. Только я, спустив курок, нырнул влево, уходя от пули, а он остался стоять на месте. Два куска металла впились ему в грудь. Один пробил сердце, другой — правое легкое. Шатров упал на спину. Он еще некоторое время жил, беспомощно шаря вокруг себя, словно что-то искал. Изо рта выплескивалась красноватая с зеленым отливом жижа — и не кровь, и не нефть, нечто среднее…

Я поднялся, торопливо подбежал к геологу, отбросил мыском краги винтовку. Хотя эта мера предосторожности явно была лишней. С первого взгляда было понятно — не жилец.

Взгляд Шатрова стал медленно угасать, постепенно превращаясь из ясного в мутный и бессмысленный. Человек ушел, оставив на Земле только свою оболочку.

Я закинул СКС на плечо и почти побежал к дороге…

* * *

Уже слышался шум винтов вертолета, когда он неожиданно объявился. Его появление выдал хруст снега — в островной тишине Диксона он звучал как топот множества ног.

Я обернулся и попятился, сдернул с плеча карабин.

— Как там тебя… Вовка… Стой.

Медведь издал едва слышное ворчание. Он приближался медленно. Выступал из мрака, как растущий за бортом судна гигантский айсберг. Я представил, как мы выглядим со стороны — крохотный человек с карабином и огромный хищник — гора сала и мышц, способный растерзать любого полюсного обитателя.

Шатров, может, и мнил себя дрессировщиком этих животных, но я-то знал, что, если белый медведь голоден, его не остановит никакая сердечная привязанность. Намерения зверя были очевидны — он собирался меня сожрать.

Вскинув карабин, я спустил курок. Грохнул выстрел, и еще один следом, приклад ударил в плечо. Раненый медведь с диким ревом ринулся вперед.

Последнее, что я увидел, — оскаленная звериная пасть с клочьями коричневой пены и крохотные злые глазки, все в следах нефтяных потеков.

Ирина Комиссарова

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА

На новоприбывших не обращали внимания. Они стояли у входа плотной серой кучкой — тесно прилепившись друг к другу.

Илья скользнул по их лицам взглядом и снова закрыл глаза. Затравленность делает всех похожими: точка-точка-запятая, грубо сформованная глина; искаженный образ, утраченное подобие. Когда-то человеческие физиономии умели отображать кучу разных вещей в тысяче разных комбинаций и потому казались разными. А сейчас остались только страх и тупая животная тоска, и разнообразие исчезло. Одна харя на всех: миллионы деревянных солдат, ать-два, ать-два.

Взвыла сирена — раздирающая, на пределе выносимости. Воздух и зубы завибрировали.

Сигнал к началу смены. Деревянные солдаты, насаженные на вертел сирены, потянулись из барака.

Новенькие сжались, будто ожидая удара.

— Вещи в угол, сами на выход, — коротко бросил Илья, неожиданно сжалившись. — Койку потом займете.

Группа послушно качнулась влево, завозилась, пристраивая к стене тощие мешки. На серых спинах выгнулась белая «тета» — как у идущих впереди, как у Ильи. Как у всех. Клеймо принадлежности.

Он вышагнул из барака. Сирена смолкла.

— Шевелись, гниль! — Визгливый голос Нимаэля кнутом взлетел над головами.

От взмаха тяжелых крыльев взметнулись волосы на затылке.

— Не вертеть башкой, не хлопать варежкой!

Двухметровый норвежец Эйнар хрипло взвыл и схватился за плечо. Под пальцами расползалось красное пятно. Нимаэль гортанно заклекотал и в два рывка крыльев перенесся далеко вперед, нацеливая когти на кого-то другого.

Эйнару молча передали чистую тряпку. Он, морщась, высвободил руку из рукава и на ходу кое-как замотал рану. Ему помогли завязать узел.

— До свадьбы заживет, — буркнул Вась-Вась, и Илья с трудом подавил желание заржать в голос. Отчего-то фраза показалась смешной до коликов.

Песок скрипел под ногами. Низко зависшее над горизонтом солнце казалось маленьким, с копейку. Ржавые облака тянулись рваными лентами через все небо. Острый густой запах, пропитавший каждый миллиметр пространства, уже давно не привлекал к себе внимания, став привычным, и, тем не менее, постоянно ощущался — почти на вкус. Запах был частью мира, средой обитания ареала «тета». За пределами лагерей нефти давно не было. А здесь была.

Откуда?

Оттуда.

…На построение новенькие ожидаемо опоздали. Нимаэль скучливо, без особенного задора, исполосовал им спины и определил в штрафбригаду. Туда же отправились два мексиканца (нарушение режима) и черномазый детина хрен знает откуда родом (попытка побега).

Илья облегченно перевел дух: нарушений за ним не числилось, но Нимаэль легко мог домонаться и без причины. «Намерение больше деяния, — шипел он затверженное, ненавидяще щуря желтые змеиные глаза и скалясь. — Намерение дороже деяния. Знаешь, чего ты стоишь, тварь?»

Лучшим способом вытравить из себя намерения была апатия. Любой старожил умел завертываться в нее, как в кокон. Отсутствие интереса, отсутствие эмоций, отсутствие воли к жизни — лучше никаких стремлений, чем стремления неправедные. Тренированные буддисты справлялись с этим лучше прочих. Илья, напротив, испытывал определенные сложности. Вась-Вась учил:

— Ты, Илюха, не думай. Гаси мысль, как лампочку.

— Любую? — злобно спрашивал Илья.

— Постороннюю, — спокойно объяснял Вась-Вась. — Пошла посторонняя, скользи мимо, не зацепляйся. Вроде как засыпай.

Что-то в этом было. Во всяком случае, худо-бедно приспосабливаться Илья потихоньку начал. А первые несколько месяцев из штрафников не вылезал: нутро горело огнем, обожженная дыхалка не впускала воздух. Еле ноги передвигал.

— Ничего, — утешал Вась-Вась, — черняшкой блевать, это дело терпимое. Шахтеров, вон, углем срать заставляют; кровища рекой, жопа в клочья. Благодари, что ты в нефтянке.

Кого благодарить — не уточнял. Это так, фигура речи…

— Илай, — прошептал Эйнар, тыча Илью под ребра. — Колеса нужны?

Вот что было удобно, так это обратное смешение языков. В мультинациональном пространстве лагеря без единого средства общения было не обойтись. «Если бы его не существовало, его стоило бы придумать», как-то так.

Илья, не оборачиваясь, отрицательно мотнул головой.

— Грибы еще есть, — не отставал Эйнар. — Немного. Бери.

Илья снова хотел отказаться, Но передумал. Кто знает, когда в следующий раз удастся пополнить запас.

— Грибов бы взял, — пробормотал он вполголоса.

Нимаэль резко повернул к ним морду. Ноздри его жадно раздувались, вынюхивая намерения. Илья уставился в песок, потушил мысли. Как лампочки.

Нимаэль взмыл вверх.

— К насосам, шваль!

Блестящие бока гигантских цистерн слепили глаза отраженным рассветным золотом. Когда-то черным золотом люди называли нефть. И ошибочно считали этот капитал своим. За ошибки, как известно, приходится платить.

— Ты, Илюха, дурачок, — бесстрастно сказал Вась-Вась, увязая в глубоком песке. — Ты все перестроиться никак не можешь, по-старому рассчитываешь. На войне как на войне, слыхал такое?

Илья промолчал. Неохота было расходовать энергию на старый спор. Вась-Вась считал, что Илья тратит силы и средства впустую, гоняется за луной, как любили говорить американцы. Силы и средства были тесно завязаны друг на друга: единственной валютой в лагере была жратва. Единственным источником жратвы — пайки. Разумеется, собственные.

Что же до луны…

Ручка насоса заедала, цеплялась за что-то, словно запиналась на полдороге. Илья ругнулся про себя. Плакала норма. Вот ведь дерьмо. Он с тоской взглянул в небо, где крылатые чертили фигуры высшего пилотажа. «Ключ разводной дайте», — мысленно обратился он — безадресно, не имея в виду просьбы. Он знал, что произойдет, если попросить на самом деле. «Зубами, — обрадованно скомандует Нимаэль. — Зубами, тлен!» И станет ловить свой нехитрый кайф, пока Илья будет давиться кровью.

Идеологическая подложка — выпитая планета, слезы земли, оскверненный дар — теряла значимость, преломляемая в желтых глазах крылатых. В ухмылке Нимаэля ясно читалось торжество и сладострастное удовлетворение. В такие минуты Илья не мог избавиться от подозрения, что все это, весь сценарий развития события на самом деле был не чем иным, как изощренной подставой. Что их заманили к точке невозврата, как слепых щенков. С затаенным блеском в глазах подождали, когда щенки вылакают подставленное молоко, а потом с наслаждением окунули в наделанные кучи.

«Так они ж враги», — не понимал Вась-Вась. В смысле: понятное дело, что радуются. Именно. Враги. А где друзья?

«Конец времен», — сказал тогда Вась-Вась печально и значительно. Мол, поздно теперь, поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны. Никто ничего не объяснит. Надо было раньше.

Насрал — подчищай. Растратил чужое — плати.

И изменить ничего нельзя.

Сверкающая цистерна высоко вздымала необъятное брюхо. Стальные лапы-трубы разбегались в разные стороны и впивались в песок. Насос скрипел — неровно, с заиканием. Солнце жарило все сильнее, вдобавок кто-то из крылатых поднял сильный ветер — то ли в качестве дисциплинарного воздействия, то ли просто развлечения ради. Песок летел в глаза и хлестал по щекам; лица жалко сощурились, перекосились, головы втянулись в плечи. Наверху, за драной занавеской облаков оглушительно прогрохотали копыта. «Что они здесь забыли?» — отстраненно удивился Илья. Всадники что-то зачастили туда-сюда: то поодиночке, то парами, то, судя по звуку, всей четверкой. Казалось бы, свою работу они выполнили уже давно… Впрочем, кому интересно, что именно Илье казалось…

«Sanctus, sanctus…»,[1] — завел Нимаэль, раздувая ветер до небольшого шторма. Скрип насоса перестал быть слышен за шелестом песка. Люди постягивали майки, обмотали лица. Обезличились.

Илья размял затекшие плечи и перехватил рукоять.

Откуда Эйнар добывал кайф, уму непостижимо. Уж явно не в несуществующей лагерной аптеке. Колеса, аспирин, пластыри, йод. Откуда? Эйнар загадочно поднимал бровь. Ворошилась дикая надежда: еще не все, еще не все, а насчет «нельзя изменить» это мы еще посмотрим… Надежда потухала с началом нового дня, песок скрипел на зубах, а желудок скручивало от голода под гнусавый аккомпанемент Нимаэлева «Sanctus».

Собственно кайф Илье был по барабану, но глюки давали возможность видеть Ленку.

«Если бы это и правда была война, — подумал Илья, — мне было бы за что сражаться».

Но сражаться надо было раньше. Просто мало кто знал, за что и с кем.

Плечо свело судорогой. Илья распрямился, осторожно покрутил шеей.

По направлению к баракам бежал живой факел. Пламя летело по ветру, как плащ.

Хорошо взялось, автоматически отметил про себя Илья.

Человек бежал отчего-то молча, словно огонь не доставлял ему ни малейшего неудобства. Через полминуты силуэт полностью растворился в песчаной взвеси, поднятой ветром. «Для тушения пожаров используют песок», подумалось глупо.

— Дурачок, — глухо, сквозь майку, закрывающую рот, произнес незаметно подошедший Вась-Вась, и Илья вздрогнул, подумав, что тот снова говорит о нем.

* * *

В темноте барака чувства притуплялись. В мозгу происходило короткое замыкание, и все начинало казаться обыденным, терпимым, почти нормальным.

— Зачем все должно быть так? — лениво сказал вслух Илья. — Фашизм-то сразу зачем? Можно же было и по-другому.

Вась-Вась не ответил — похоже, уже отрубился. С нар слева раздался смешок.

— Ты, видимо, не был очень религиозным человеком, да, Ил?

Даже после обратного смешения русские имена давались иностранцам тяжело. Илья привык к переиначиванию, не придирался и не поправлял.

— Вот именно, — сказал он, повернувшись на голос. Как звали мужика? Майк? Мик? — Вот именно, не был. Без меня меня женили, поговорка такая есть, знаешь?

— Я другую знаю. «Незнание закона не освобождает от ответственности», — невидимый сосед снова хмыкнул. — Слышал?

— Кончай трепаться, парни, — подал голос Вась-Вась. — Спать давайте.

— Не трынди, — сказал Илья Майку. — Это не мой закон. Я на царствие небесное не подписывался. Свобода воли где ваша хваленая?

Майк (или Марк?) хмыкнул:

— У меня сын восьмилетний, когда думает, что его несправедливо обижают, тоже заявляет: «А зачем вы меня родили? Я не просил!» Так и ты.

— А что ж ты его обижаешь-то несправедливо? — насмешливо спросил Илья.

Майк снова хмыкнул:

— Детей, судя по всему, у тебя тоже не было.

— Хорош языками чесать, — рыкнул кто-то. — Устроили клуб, тоже…

Но Майк уже тоже завелся:

— Ты, значит, весь в белом, ни на что не подписывался, ни в чем не виноват. Это другие пусть отдуваются, а ты ни при чем.

— Никто не должен отдуваться! — крикнул Илья. — Никто! Кому это надо, зачем? Дары растратили… Нефть высосали, катастрофа вселенская… Вон ее тут сколько, нефти. Из ниоткуда, из воздуха… Им же пальцами щелкнуть, все перезапустить; на кой этот цирк исправительно-трудовой?

Скрипнули нары. Голос Майка прозвучал приглушенно, как будто он с головой накрылся одеялом.

— А ты заяви протест, — сказал он апатично, внезапно утратив к разговору всякий интерес. — Как вон сегодняшний орел. Облейся да чиркни спичкой. Сразу поменяешь мировой порядок. Совесть народная, млять…

В мозгу снова перемкнуло. Все вернулось на круги своя. Дико, мерзко. Нельзя быть в белом с черными руками. А наши руки зачернели так, что их не отмоешь никаким мылом.

— Спи, Илюха, — негромко сказал Вась-Вась. — Чего ты? Живы будем — не помрем.

Илья кивнул, будто Вась-Вась мог его видеть. Рукой нашарил в кармане сверток, вытащил. Развернул. Положил в рот щепоть псилоцибиновой россыпи и начал жевать.

Унеси меня, волшебный гриб.

Это было нарушение неписаных правил: спорить о том, почему да как. Надрывать глотку и душу. Тратить остаток сил, переливать из пустого в порожнее.

Унеси меня.

Перед глазами затанцевал огонь. У огня были руки, и ноги, и неразличимое лицо. «Кому это надо? Зачем?» — с укором сказал Илья. Пламенные руки взлетели вверх, из сожженного горла вырвался хрип. «Sanctus, sanctus», — завел высокий чистый голос. Детский?

«Pleni sunt coeli et terra gloria tua». Живой факел вспыхнул с новой силой, заметался из стороны в сторону, обдал жаром. «Sa-a-a-anctus», — голос тянул звук все выше и выше, ad excelsis, бесконечно, невыносимо. Очищающий огонь, подумал Илья, чувствуя, как слезы сжимают горло, блажен грядущий во имя Господне.

Я не хочу. Я сюда не за этим. Я на это не подписывался.

Ленка. Ленка, ты где?

Голос смолк. Наступила темнота.

Не получилось, сказал себе Илья испуганно. Нет связи. Бэд-трип.

— Что-то случилось? — спросила Ленка. — Ты на себя не похож.

— Ты почему прячешься?

Сердце по-прежнему трепыхалось где-то в районе горла.

— Темно почему-то, — буднично объяснила Ленка. Голос у нее был немного усталым. — Как ты?

Что ей сказать?

— Никак, — это было почти правдой. — Живем, пашем. Плечо потянул сегодня.

Ему не нужен был свет, чтобы видеть ее лицо. Сиреневые глаза, тонкие брови, короткие светлые ресницы. Около рта усмешливые морщинки, на виске родинка. Летом на коже проступали еле заметные веснушки.

«Я без тебя волком вою», — хотел сказать Илья, но побоялся, что опять перехватит горло.

— Скучаю, — сказал он почти сухо.

— Скучаю, — эхом отозвалась Ленка.

Если во всем остальном еще можно было попытаться найти смысл и резон, то вот это было чистой и неоправданной жестокостью. Два в одном: унижение от сознания собственного ничтожества и тупая, изматывающая тоска по своим.

— Я найду способ, — пробормотал Илья, шалея от дурмана и болезненной, разъедающей нежности. — Как-то можно же попасть под перевод. К нам сегодня опять народ пригнали, двое из них, говорят, переброшены с ледников, с Полюса. Хорошо у вас тут, говорят. Тепло. Курорт!..

(Что бы он отдал за то, чтобы обнять ее по-настоящему!)

— Значит, перебрасывают, — он напряженно всмотрелся в темноту. — Осталось понять, как подсуетиться.

Он старался, чтобы его слова звучали оптимистично, обнадеживающе. Чтобы убедить Ленку и поверить самому. Когда в чудо верят двое, его вероятность удваивается.

— Я жду, Люшка, — сказала она тоненько. — Не надо суетиться. Надо потерпеть. Когда-нибудь все это закончится.

— Терпеть не в моем характере, — это было уже полной правдой. — Я с утра до вечера только и делаю, что терплю. Чувствую себя животным, понимаешь?

Она помолчала. Потом сказала нейтрально:

— Скоро розыгрыш.

— Вот уж на что мне никогда не придет в голову надеяться, — и это было правдой из правд.

Все труднее было сохранять фокус. Трип выходил из-под контроля. Ленкин голос становился гулким, где-то сбоку все громче журчала вода.

— Меня сейчас смоет, Ленка, — сказал Илья, улыбаясь в темноте. — Ангельские реки.

— Что?

— Пытаются читать намерения, — пояснил он, уже смеясь в голос. — У них уродливые рожи, но это еще не повод считать крылатых демонами.

Ленка что-то ответила, но усиливающееся журчание заглушило ее слова.

— Я тебя тоже, — крикнул Илья во всю дурь. — Тут их карательные отряды крупно обломались! Хрен им, а не смирение.

Вокруг ног вились разноцветные кривые, в ушах свистел ветер. И стало пусто и хорошо.

**

Утром прошел слух, что решено наложить коллективное дисциплинарное взыскание.

— Это, я тебе скажу, то еще удовольствие, — горячо повторял Вась-Вась, ловя взгляд Ильи. — Я, когда в армии служил, на всяких насекомых нагляделся. У нас часть в Средней Азии располагалась, слышь? Там, знаешь, какие зверюги — с ладонь! С кулак прямо, во. Медведки, скорпиёны. Змеи тоже ползали.

— Шло бы оно все, — тоскливо пробормотал Илья. Его мучил отходняк. — Ничего они не сделают. Хотели бы уморить, давно бы уморили. Имел я их змей и скорпионов.

— Храбришься, — с непонятной интонацией произнес Вась-Вась. — Помереть-то, может, сразу и не помрешь, а вот помучиться помучаешься… Я тебе говорю.

— Слушай, Василь Василич, — неожиданно для себя сказал Илья вполголоса. — Ты ведь со мной, а? Во всяком деле?

Вась-Вась вытер губы ладонью, покашлял. Окинул Илью цепким, внимательным взглядом, потом крякнул и принялся нашаривать ботинки.

— Нет, Илюха, — сказал он твердо и отчетливо. — Не во всяком. Это я тебе прямо говорю, потому мы с тобой кореша.

«Кореша-то кореша, только толку ни шиша», — мысленно срифмовал Илья. Особенного разочарования он не испытывал — они с Вась-Васем расходились во многих серьезных вопросах. Даже слишком во многих.

Завыла сирена.

**

На построении помимо Нимаэля присутствовали еще двое крылатых. Одного из них Илья знал — Саклас, большая шишка. По случаю прибытия важной персоны небо расчистили, ветер уняли. Под утренним солнцем черная шкура Сакласа блестела, словно нефть. На плацу было тихо; люди напряженно застыли.

— Единственная непростительная глупость — это глупость необратимая, — провозгласил Саклас мощным рокочущим басом, слышным, наверное, в самом отдаленном уголке лагеря.

«Идеологической обработкой будет заниматься», — с удивлением подумал Илья. Из-за вчерашнего, надо полагать. С чего такое внимание? Им-то что?

Перед глазами снова заплясали языки пламени, и Илью затошнило.

— Вы думаете, это место — наказание? — сурово вопросил Саклас, простирая лапу вперед. — Глупцы. Это место — последняя возможность искупления. Возможность, который вы — ни один из вас — не достоин. Будь на то моя воля, я давно обрушил на вас груз мерзости, которую вы накопили за тысячелетия своей навозной жизнедеятельности, засунул в ваши ненасытные глотки вашу же собственную гнусь и навсегда погрузил бы в непроглядный мрак вашего тупого самодовольного ничтожества.

Саклас обвел горящим взором передние ряды.

— Но вам дана отсрочка. Вы уверены, что хотите от нее отказаться?

Плац равнодушно молчал.

— Смерть — не избавление, — Саклас — понизил голос почти до шепота, но каждое слово по-прежнему слышалось совершенно отчетливо. — Смерть — это только расставание с телом. Вы уверены, что хотите попасть в место окончательного обитания прежде, чем истечет срок, отведенный на его выбор?

— Распахнулись огромные — размах в два Нимаэлевых — угольно-черные крылья; лица стоящих медленно запрокинулись вверх. На плац словно упала тень.

— Вы уверены?

Воздух задрожал, ноздри обжег запах раскаленного масла. Со страшной скоростью замелькали картины — даже не картины, а обрывки образов — так быстро, что мозг едва успевал их обрабатывать. Беспорядочные груды мяса, какие-то живые лохмотья, крючья, скрежет, раздутые багровые туши, с отвратительным чавкающим хлюпаньем ползущие во всех направлениях. Это было похуже самого жесткого бэд-трипа, и Илья подумал, что сейчас все-таки сблюет. Трехметровая тварь, похожая на крылатых, только без крыльев и лица, словно обгорелая и оплавившаяся, выворачивала наизнанку какую-то тянущуюся — ткань? Не ткань? И снова, и снова, по кругу, безостановочно — безумная, невозможная головоломка или игра. Какие-то лопасти. Звяканье металла, мерный хруст. Длинные полосы чего-то розового, укрепленные на рамы; распяленные отверстия, рвущиеся перепонки.

Только не надо пения, подумал он, но высокое, ангельской чистоты сопрано уже разливалось в вязком воздухе, острой бритвой разрезая кожу и нервы, выжигая из легких кислород, лишая остатков самообладания…

Он пришел в себя одним из первых. Люди корчились на земле, как черви; бессмысленные, потерявшие всякое выражение глаза, покрытые пеной рты, изменившиеся до неузнаваемости — одинаково изменившиеся — одинаковые лица. Типовые болванки вместо лиц.

«Как же я вас, тварей, ненавижу», — подумал Илья обессиленно, переводя взгляд на блестящие фигуры, неподвижно зависшие над плацем. Но посыл не долетал, рассыпался в труху на полдороге и опадал на землю. В груди была выжженная пустыня, на языке пепел…

«Искупление», дерьмо собачье. Такое же дерьмо, как эти вот свежепоказанные веселые картинки, поганое нейропрограммирование… Как Бухенвальд этот безобразный, бесстыдный; как унизительное до кишечных коликов клеймо на спине. Как все, что исходит от них. Нечеловеков.

Они ненавидят нас не меньше, чем мы их, успел подумать Илья перед тем, как вырубиться. Они искали шанса запустить в нас когти с начала времен.

И вот в один прекрасный момент мы наконец стали достаточно неосторожны.

…Можно ли и в самом деле что-то еще изменить?

…Жаль, что Вась-Вась пас.

Хотя он как раз считает, что ничего изменить нельзя…

* * *

Им дали отлежаться с полчаса, после чего сухо объявили об очередном раунде Лотереи и погнали на смену. Насос перестал запинаться, шел как по маслу. Вроде как все само прошло.

Подкашивались ноги. Голова раскалывалась на части. «Лучше бы они нагнали змей», — подумал Илья, качая. Качая, черт его подери, качая. Наполняя ложкой море…

К полудню запустили серный дождь.

* * *

Остаток дня прошел как в тумане. Ни на разговоры, ни на мысли не осталось душевных сил. Даже предстоящий розыгрыш, казалось, утратил свою важность. Для Ильи, впрочем, Лотерея уже давно была пустым звуком. Его шансы выиграть изначально равнялись нулю, а с течением времени приобрели отрицательное значение. Собственно, «лотерея» было условным названием, больше подошло бы «взвешивание». Переход из плевелов в злаки осуществлялся, конечно же, не по принципу случайности — об этом не уставали напоминать крылатые, — а по совокупности достижений. Достижения же Ильи работали против него.

Вообще, это был гениальный финт. Общая квота запечатленных составляла сто сорок четыре тысячи. На десять с лишним миллиардов. Смешная цифра. За без малого год своего пребывания в лагере Илья ни разу не видел, чтобы кто-то сорвал банк. Правда, целых два раза слышал. Пышно разукрашенные подробностями истории о двух счастливчиках, которые попали из золушек в королевы. Прекрасный стимул остальным золушкам продолжать со смирением надраивать собственные души. Ищите, да обрящете; стучите, да откроется. Блестяще, право слово.

Когда падала звезда Полынь, никто и представить не мог, что ее вкус окажется так горек.

* * *

Вечерняя пайка пошла Эйнару. Илья не раз гадал, что тот с ними делает. Отдает в обмен за товары? Неужели и в самом деле за пределами лагеря есть живые? Палаточные городки, ненайденные бункеры, сеть сообщения, торговые каналы? Может, еще не всех перемололи? Не зря же всадники продолжают мельтешить… По вечерам небо на горизонте освещалось красными вспышками. Что-то там происходило. Знать бы, что.

Густой маслянистый воздух осязаемо давил на плечи.

— Взорвать бы все тут к хренам, — сказал Илья, оскалившись. — Со всеми их возможностями и отсрочками. Плюнуть в морды и порвать их нацистские задницы на британский флаг. Хоть десяток, хоть сколько… А?

Эйнар неопределенно пожал плечами:

— А что потом?

Да какая разница, хотел сказать Илья, но это было бы преувеличением.

Он скинул ботинки и, не раздеваясь, лег. Больше всего на свете хотелось устроить новый трип, но идти на повторный заход через сутки после предыдущего означало бы впустую переводить товар.

Сложно представить, что когда-то они с Ленкой ссорились, орали друг на друга, даже однажды всерьез пытались разойтись. Сколько несущественного человек успевает накопить по ходу жизни… Чтобы расставить приоритеты, требуется чрезвычайная ситуация. Научаешься по-настоящему ценить, что имеешь, только когда оно ускользает из рук… Когда-то он считал, что ничего не может быть хуже мира в том его состоянии, в котором им довелось жить…

— Я, Илюха, знаешь, с какой мыслью каждую ночь ложусь? — неожиданно сказал из темноты Вась-Вась — без вступлений и без разгона, будто продолжая оборванный разговор. — «Какая мне завтра выйдет побудка?» Говорят, три есть кнопки. Ежели все по-прежнему, то сирена. Значит, не кончено еще: не накачано, сколько надо. Значит, еще один день — подымайся, одевайся и тащи гузно к насосу. Недостаточно еще потрудились, не отслужили положенного. Каждый день боюсь: а что, как срок вышел, а мы не поспели? Что завтра другую кнопку решат жать, содомскую. Проснемся в середке пекла полыхающего, ни вдохнуть не успеем, ни молитву последнюю зачесть.

Илья лежал, уставившись пустым взглядом в темноту, от усталости еле удерживаясь в сознании.

— А есть еще третья кнопка, — бормотал Вась-Вась убаюкивающе. — Ерихонская. Когда последняя капля в бак капнет, когда ошибку свою до дна повычерпаем, придет пора на эту кнопку жать. Проснемся от громкого сигнала — стократ громче сирены, так что уши зажать придется, чтоб перепонки не лопнули — аж сам воздух затрясется, аж в глазах потемнеет. И стены все порушатся, и бараки по досочке облетят, и крылатые прочь попрыскают. И это, Илюха, будет самый сладкий на свете звук — пусть хоть кровь из ушей, пусть хоть нутро наизнанку.

— Сказочник ты, — еле двигая губами, проговорил Илья. — Бездонный бак-то, вот какая штука. Не будет последней капли, и сигнала не будет. Да и кнопки небось не предусмотрено.

Он повернулся на бок, натянул на себя одеяло.

— Есть, — убежденно сказал Вась-Вась. — Предусмотрено. Потерпеть надо.

«Надо потерпеть, — эхом отозвался в голове Ленкин голос. — Когда-нибудь все это закончится…»

— Во всем смысл есть, — монотонно бормотал Вась-Вась. — А ты понимать не хочешь, мечешься…

Может, ждать-то недолго осталось. Может, уже завтра будет сигнал.

— На Лотерею, стало быть, не надеешься?

— Рад бы в рай, да грехи не пускают, — глухо ответил усталый голос. — Я на милость надеюсь. И ты надейся, слышь, Илюха…

Илья провалился в сон, как в прорубь.

Война, глад, мор. Дырчатое небо, свернувшееся, как свиток. Крошечные фигурки в белом — все в белом, с ног до головы — у берегов бесконечного черного потока: то ли времени, то ли нефти. Черное золото, кровь Земли… Мужчины, снова и снова вспарывающие себе вены — красное на белом, кровь за кровь. Женщины, в муках рождающие тюленей и броненосцев — жизнь за жизнь. Лица размыты от боли — и хорошо, хорошо, что размыты… «Во всем смысл есть», — сказал над ухом непонятно кто. Чуть слышно шелестнули крылья.

— Есть, есть, — согласился Илья, сглотнув тугой комок. — Только больше, чем один. Я вот и на милость не надеюсь: поперек горла мне встанет эта милость. Они думают, лагерь этот бутафорский — вроде тамбура между вагонами. Мол, постой, покури, подумай, сделай выводы. Сделал? Проходи. Неправильные сделал? Бемц с поезда. Демонские маски и прочий реквизит, чтобы думалось крепче… Не складывается, знаешь. Что впереди-то? Куда вы попасть надеетесь из тамбура своего заплеванного? В царствие небесное по коридору из колючей проволоки не входят. Это для меня главный смысл и есть…

Картинки исчезали, словно их развеивал ветер. Остался песок; воздух, дрожащий от зноя. Пустота.

— Я мог бы терпеть сколько угодно, — сказал Илья в сновидческой уверенности, что Ленка его услышит, — но я никогда не смогу согласиться. А действия без намерений они в расчет не принимают, ты же в курсе. Я могу миллиарды лет дергать за рукоятку насоса, но только это будет все та же суходрочка. Мы же не нефть, в самом деле, закачиваем… Не в нефти дело. Без нас бы закачали, если бы понадобилось. Им это раз плюнуть…

Горячий песок обжигал босые ступни.

Небо было чисто от облаков.

В ходу были действия, а не намерения.

* * *

Розыгрыш проходил так же буднично, как ежедневная раздача пищи. Подходили по отделениям; каждое — в положенное время. Длинная молчаливая очередь двигалась быстро: подошел, получил билет — следующий.

Процесс выдачи контролировал лично Саклас. Незнакомый крылатый парил над плацем. Нависал над головой дамокловым мечом.

Илья находился в конце строя. Стоявший впереди бездумно, монотонно, как автомат, бормотал молитву. Просил чуда, надеялся на милость.

Илья облизнул губы. Попытался представить избавление. Зеленые луга, полноводные реки, спелые плоды, обильные нивы. Слова не превращались в образы; память снова и снова рисовала бесконечный песок, ослепительный блеск металлического левиафана и людей без лиц, копошащихся вокруг его ненасытного чрева. Он попробовал вспомнить что-нибудь еще: Ленкину улыбку, ощущение воды на коже, свободу прежнего незнания. Но воображение подсовывало другое: низкое уханье тяжелых орудий, сухой треск автоматов, въевшуюся под ногти грязь напополам с кровью. Перекошенные лица, утратившие сходство с человеческими; невозможность отличить своих от чужих.

Им выпало родиться в темное время. Обнаружить, что все было сделано не так. Ими, и теми, что до них, и теми, что до тех. Ошибки копились и разрастались — поколения за поколениями умноженных ошибок, подлежащих исправлению. Это не Он не пускает к себе, не уставал растолковывать Вась-Вась, Он добр. Это наша собственная грязь не дает до Него добраться. Грязь — кордоном, вдоль кордона — демоны-мучители. Надо пострадать, надо очистить. Себя очистить; через себя — землю; через землю — себя.

«Я мог бы миллиард лет стоять у насоса», — сказал вчера Илья, но миллиарда лет нет. Кнопки — это, конечно, поэзия… Содомские, иерихонские… Но счет идет, точно. Кожей чувствуется, что идет. Каждый день, как последний.

Успеем или нет? Какой сигнал разбудит завтра?

На небе дальние сполохи, как шифровки.

Бак может оказаться бездонным. Нимаэль издает победный клекот…

Стоящий впереди человек шепчет омертвелую молитву. Волосы на затылке слиплись от пота. Луч надежды в темном царстве, узенькая тонкая дорожка: льготный билет в заветный вагон. Колотится сердце. Скользит по плацу крылатая тень.

Сто сорок четыре тысячи «в белом» на десять миллиардов виноватых… Сегодня под утро вдруг приснилось, что — выиграл. Выиграл — и неожиданно понял: не найдется сил отказаться. «Вернуть билет» — как там кто-то сказал… Вот он, Илья, несогласный и не понявший, не подписавшийся ни на вышнюю милость, ни на небесное царство, вернуть как раз и не сможет. Уйдет с тесной площадки, повисшей над пустотой, на которой останутся тьмы и тьмы собратьев по ошибкам. Эйнар, Майк, боливиец со сложным, выпадающим из памяти именем, который однажды ссудил псилобицинов из личного запаса. Вась-Вась. И даже Ленка.

Это сон, сказал он себе. Но страх остался.

Никакие проблемы глобальной значимости не перевесят важности выбора, который касается тебя лично. Так было всегда, и к этому все в конечном итоге приходит.

Очередь закончилась.

Черная демонская маска уставилась на Илью пустыми глазницами.

* * *

— Ну как? — спросил Вась-Вась. Для порядка спросил: и без того было понятно, как.

— В пролете, — ответил Илья.

Скорее всего, впрочем, так и было. Но наверняка теперь не узнаешь.

— Ладно, ничего. — Вась-Вась крякнул и взялся за ручку насоса. — Живы будем — не помрем.

«Похоже, Нимаэль заметил, что я не тянул», — подумал Илья. Если так — здравствуй, штрафная рота. А может, чего похуже.

Если только утром не придет пора жать на особую кнопку.

Он сплюнул в песок.

* * *

Побудка случилась задолго до утра.

Оглушительно грохнуло снаружи, на стены и крышу барака обрушилась дробь падающих камней. Илья скатился на пол, лег в проходе, закрыв голову руками. Второй взрыв прозвучал через полминуты. Отрывисто залаяли автоматы. Послышались высокие, пронзительные выклики крылатых. Третий взрыв раздался сильно дальше, со стороны цистерн.

Со стуком распахнулась дверь. Визжащий голос Нимаэля пробуравил темноту:

— На выход! Быстро, шваль!

Натыкаясь на углы и хватаясь друг за друга, выдавились наружу.

Сторожевая башня была уничтожена взрывом — на ее месте зияла широкая воронка. Плац был покрыт оплавленными обломками и осколками стекла. Весело и голодно горел пищеблок — слабый ветер трепыхал лоскуты пламени, густой дым громоздился пышной ватной горой. Призрачные силуэты крылатых мелькали в воздухе, скользя из света во мрак; со стороны песков темноту то и дело вспарывали длинные электрические разряды. Автоматные очереди звучали сдержанно и строго.

Илью охватило острое чувство дежавю. «Свои, — подумал он, глупо ухмыльнувшись. — Люди». Как будто вокруг стояли — кто? И чьи?..

Он поискал глазами Вась-Вася, но того не было в поле зрения.

— К платформам — марш! — скомандовал Нимаэль.

Однако, подумал Илья, как все всерьез. Неужели будут эвакуировать?

Передвижные платформы, на которых доставляли продовольствие, находились к западу от горящего пищеблока. Крылатые гнали отделение за отделением, не заботясь о строе и не дожидаясь отставших.

Илья перевел взгляд обратно на плац и увидел Эйнара. Пригнувшись, прижимая к животу средних размеров сверток, норвежец бежал по направлению к воротам. Его обычно светлые волосы были темны от пепла.

Наверное, он башню и рванул, подумал Илья. И налет был спланирован загодя, и вообще ничего не происходило случайно. И действительно есть те, кого еще не загнали в лагеря…

— Живо, живо, живо! — надсаживался Нимаэль. — Сдохнуть не терпится, мешки с дерьмом?

Фигуры вокруг неуверенно задвигались. Мед-, ленно потекли вперед.

Илья отодвинулся к стене, не давая стронуть себя с места. Отчаянно не хватало времени подумать.

Искаженные отблесками пожара лица были неотличимы. Ать-два, ать-два.

«Как один», — подумал Илья, пребывая почти что в ступоре, но нет, кое-кто двигался наперерез потоку. Майк (или все-таки Мик?), оскаленный, голый по пояс, бешено сверкнул глазами, толкнул плечом, отступая в плотную тень. За ним во мраке растворились еще двое — их лиц Илья различить не успел.

Он отшагнул от стены.

Кто-то схватил его за руку.

— Не ходи. — Щеку Вась-Вася перечеркнула свежая ссадина, жесткими углами обозначились заострившиеся скулы. — Обратки не будет, Илюха. Не ходи, слышь. То — назад, а нам вперед надо.

Так и есть, сказал себе Илья.

Он перевернул ладонь, крепко стиснул, превратив захват в рукопожатие.

— Я уже позади, брат, — сказал он сипло. — От меня в эту бочку давно ничего не капает.

Вась-Вась не выпускал руки, удерживал на месте, — как якорь. Илья нетерпеливо дернулся. Наклонился, сказал в самое ухо:

— Не могу я ждать, пока на кнопку нужную нажмут. Сам хочу жать. Так устроен, видать, ну.

Коротко хлопнул по спине, высвободил руку. Пригнувшись, побежал вдоль стены барака, просчитывая на ходу, как ловчее пробраться к воротам.

В песках снова глухо забухали орудия. Небо к востоку осветилось вспышками, показались громады цистерн.

Дороги войны, как и прежде, пролегают вдоль нефтяных скважин, подумал Илья. Что ж, во всяком случае, не зря качали. Во всем есть смысл.

И уж точно больше, чем один.

Платформы одна за другой поднимались в воздух.

«Сейчас начнется», — ухнуло сердце. Вывезут злаки и разверзнут хляби небесные над плевелами. Нелюди против людей: распахнут крылья, поднимут смерчи, растянут психотронную сеть. Будут слепить кромешной тьмой и душить токсичным смрадом. Отпустят ненависть на полную катушку: на войне как на войне.

На зубах хрустел песок. Уверенности по-прежнему не было, но появилось направление движения. На какую-то минуту стало пусто и хорошо.

Не хватило дыхания: Илья захлебнулся, оперся о стену.

«Это что? — пронеслось в голове. — Что?»

«Я же сваливаю», — подумал он остекленело. Как мерещилось. Вся разница, что в другую сторону. Все будет, как было, только у цистерны останется на одну пару рабочих рук меньше.

Вся усталость последних дней обрушилась на него гранитной стеной. Он с трудом обогнул барак и снова остановился. Пустой плац протянулся непреодолимой преградой. Пожар еще не унялся: огонь пожирал остов деревянного строения, крепкий скелет, готовый в любую минуту обрушиться.

«Наверное, мы здесь должны были что-то понять, — сказал себе Илья. — Но у меня не выходит. Или уже не вышло. Мое место среди тех, кто стреляет, — но вернуться уже невозможно. Мое сердце с теми, кто сложил оружие, — но их уже не догнать».

Когда мир раскалывается напополам, кто-то неизбежно оказывается на пути разлома.

Ему показалось, что горит он сам, что это его костяк висит между небом и землей, одетый в лохмотья пламени. Живым факелом освещая темноту, за которой скрываются все ответы.

Он закрыл глаза и наконец-то увидел. Зеленые луга; полноводные реки; небо, высокое и чистое, как безупречнейшее сопрано: безгранично, безоглядно высоко, ad excelsis — то ли утраченное прошлое, то ли обетованное будущее; преображенная Земля, терпеливо ожидающая замыкания круга.

Евгений Зубарев

ПОБЕДИТЕЛЬ

От реки здорово несло болотной жижей, но потом к привычному запаху вдруг примешалась дурная, резкая вонь какой-то протухшей кислятины, и я сразу понял, кого принесло на опушку.

— Эй, Стрелок! Иван-Стрелок! Да сюда смотри, дурень, вот же я!

Дед Афон показался в зарослях крыжовника точно напротив солнца, и мне нелегко было разглядеть его низкую щуплую фигурку, от шеи до ног замотанную в козлиные шкуры. Мерз дед даже летом, а вонял своими погаными шкурами круглый год. На охоту с ним ходить было сущим наказанием — даже полевые мыши покидали поляны, где залегал на ночевку дед Афон, а уж крупная дичь тем более рядом не задерживалась.

Я помахал деду винтовкой и едва не навернулся с дерева — эта лежка еще не была оборудована сетками, как полагается, я ее облюбовал совсем недавно, сразу после Великой Битвы у Холма.

Приобняв шершавый теплый ствол и вернув себе равновесие, я отозвался:

— Здорово, дед, чего приперся? Мне до смены еще два часа куковать.

Дед прошел ближе, бликуя лысиной прямо по моим натруженным глазам:

— Случилось, — понизив голос, сообщил он и подошел под самое дерево.

Я послушно свесился с ветки, прислушиваясь.

— Патриарх всея Руси созывает Великий Собор. Староста три дня и три ночи думал, а сегодня утром решил. Тебя делегатом назначил. Нашу Деревню будешь представлять, да еще все хутора до самой Лах-ты, — едва шептал мне дед, встав на цыпочки и нервно зыркая черными глазками по сторонам. Дескать, шпионы Конфедерации не дремлют.

Я снова едва не потерял равновесие, на этот раз — от удивительной вести. В делегаты вообще-то прочили Андрюху Медведя, высокого крепкого мужика с правого берега Черной речки. Мы с ним даже в поединке сходились, как бы случайно, но все знали, зачем. Победителя в тот раз народ не назвал, хотя, конечно, бока мне тогда Медведь пообломал здорово — уж очень он здоровый мужик, чистый кабан. Я его вдвое тоньше, но чуть пожилистей буду. Ну и позлее, конечно, — он-то тюфяк беспородный, сам не знает, зачем живет и чего хочет.

— И за что мне такое счастье? — небрежно спросил я, сдерживая глубоко внутри торжествующий крик победителя.

— Да так, чистый случай. Хотели меня назначить, да я самоотвод взял, — подколол меня дед, поворачиваясь спиной.

— Когда ехать-то?! — успел я крикнуть ему вслед.

— Завтра с первым солнцем поедешь. Коня на два дня Самурай дает, отдашь ему за это полкуска серебра.

Дед, отмахнувшись от остальных моих вопросов, легко шагнул в кусты и тут же пропал из виду. Не любит он меня, а я — его. Старая история, виноватый в которой оказался мой чуткий нос — я ведь запахи чую лучше любой собаки. Да и ладно, забыли. Главное теперь на Великом Соборе не осрамиться, Деревню родную по-хорошему представить, да и себя показать.

Я вообразил, как вхожу в огромную палату, украшенную разноцветными камнями и яркими самогарными лампами, а вокруг все смотрят на меня и шепчутся: кто этот красивый чернобровый юноша с умными очами? Кто таков делегат в красном камзоле с серебряным шитьем? У кого же это такой модный оберег в форме сердца в серебряном окладе?

Тут я вспомнил, что красный камзол четыре дня назад изорван в тряпки в драке с юродивыми, и пригорюнился. Придется в полевой форме ехать, как и положено вольноотпущенному сироте. А и ладно — главное, в Столице показаться, когда еще случай представится.

Внизу, точно подо мной, вдруг заметалась и замерла в кустах неподалеку серая тень. Я быстро, навскидку, прицелился и мягко спустил курок. Винтовка сухо щелкнула, следом раздался возмущенный кошачий визг. Тьфу.

Опять, значит, бес попутал: вместо зайца кошку подстрелил. Я прищурился, но в низких лучах вечернего солнца видно было плохо — кошка спряталась в самой гуще кустов и теперь шумно возилась там, вылизывая ушибленное место. Потом кошка осторожно высунула морду наружу, и я сначала увидел у нее на ошейнике оберег Глонаса Всемогущего, а потом уже и признал саму скотину: это ж Рыжая Маруся, с Островного хутора.

Эх. Я переломил пневматическую винтовку и бережно вставил в ствол очередную пульку. По части стрельбы из пневматики мне в Деревне равных нет, за то и прозвали Стрелком, что попадаю, куда хочу, от бедра, не целясь. Но очень уж слабое это оружие, пневматика: голубей еще кое-как губит, а птицу побольше или лесного зверя крупнее мыши — почти никогда. Пружину бы к ней поменять, да где сейчас найдешь такое сокровище; счастье, что эта еще не лопнула, ей ведь лет пятьдесят, не меньше.

Зато пулек к винтовке — хоть из пулемета стреляй. Просто их делать, любой пацан в Деревне, окончивший местный филиал «Всероссийской школы нанотехнологий и инноваций», умеет: расплавляешь свинец в черепке над костром, да и льешь потом расплавленный свинец в воду. Получаешь шарики разных размеров, потом отбираешь нужные, остальные опять плавишь.

С боевым оружием потому у нас на Руси не заладилось, что последние фабричные патроны еще до моего рождения кончились. Одно время крутили самокруты, но с порохом сейчас совсем туго, так туго, что проще забыть об огнестреле совсем и повесить оружие для красоты на стену в горнице.

У всех и висят, пыль собирают, красавцы: нарезные винтовки, автоматы старинные, обрезы со Второй Гражданской и прочее добро. Много чего висит, да мало что стреляет — все места заветные, где делали добрые вещи, пожгли да порушили полчища врагов Отчизны. Не смогли наши деды да отцы отстоять родные деревни, что, говорят, стояли раньше от океана до океана. Спасибо, хоть сами не все сгинули, оставили русаков немного на развод.

Да только и оставшимся недолго куковать: хохлованы с запада поджимают не на шутку, на востоке басурмане зверствуют, с юга москальские банды грозятся, а на севере карелы рвут последнее. И главный враг, Европейская Конфедерация, только и ждет, когда мы слабину дадим.

А мы не сдаемся! Мне вот всего пятнадцать, к семейным таинствам еще не допущен, а уже дважды в боевые молитвы выходил, со взрослыми наравне, никто и не удивляется, что молод. А кто еще, как не молодые, должны родную Деревню от врага оберегать, кто от осквернения Храм Исторической Правды сохранит, кто, наконец, дерзкий караван на границе тормознет и добычу в дом принесет?

Хотя, конечно, есть сейчас и такие молодые, что сами бегут в полон к врагам поганым — дед Афон даже знавал такого перебежчика, если не врет. Прошлой голодной зимой Мишка Глухов, сын старосты Заречного хутора, сам ушел к хохлованам — вроде как его с лесного поста заморской жратвой сманили. Зато потом, сказывают, хохлованы его самого убили да и съели.

На тропинке появилась высокая нескладная фигура Семена Горемыки. Я глянул на мерцающий экран оберега — на час раньше смена ко мне пришла. Горемыка всегда приходит раньше, и я его понимаю: в засаде скучно, но в Деревне, да еще в общей землянке, еще скучнее сиднем сидеть да на иконы пялиться.

— Здорово, Стрелок! — радостно заорал наш деревенский недотепа, и я понял, что мясной добавки на ужин к казенной каше я уже не настреляю, разбежится мой ужин от этих криков по кустам.

Как водится, Горемыка пару раз споткнулся об корни, пока шел к засадному дереву, а когда, наконец, дошел, обнаружил потерю, старинный перочинный ножик с фонариком, помеченный клеймом великих восточных мастеров: «Made in China».

Семен неловко, как складная линейка, распрямился, поднял руки и снова заорал, на этот раз обращаясь к небу:

— Глонас Всемогущий-Всевидящий, тебе я верю, найди потерю!

Молитва-поговорка всегда помогала страждущим, даже таким пожизненным неудачникам, как Семен, так что после недолгой возни на тропинке Горемыка свой ножик нашел и вернулся ко мне счастливым, каким он всегда бывает.

— Деда видел?

— Не-а, — безмятежно ответил Горемыка, обустраиваясь на нижней ветке. Не пойму я, как такому раздолбаю вообще доверяют охрану Деревни. Ведь он всегда живет в мечтах бессмысленных, никогда ничего вокруг себя не видит, потому и случаются с ним всякие дурацкие несчастья, которые с нормальным мужиком никогда случиться не могут. Да как вообще можно с дедом разминуться на единственной тропе от Холма к Деревне?! Я деда за сто шагов на спор унюхаю, если по ветру, конечно, а уж слышно его за версту: он же кашляет, как караван драконов.

— Ты иди в Деревню, если хочешь, Стрелок, — донеслось до меня снизу сонное бормотание. — Считай, на дежурство я уже заступил.

Я снова повернул к себе левое запястье: Глонас Всемогущий показывал 20.45.

Вот в это самое время и покатил по самому горизонту, по тонкой линии между ближним берегом Черной речки и лесной опушкой, первый Смрадный дракон. Я, если честно, Смрадных драконов видел только раз, и то на старинной иконе у старосты в доме. Но тут сразу догадался, что за дрянь поганит нашу святую землю.

Дракон медленно и потому долго ехал вдоль берега, и я уже было решил, что он так и дальше будет осторожничать, как всегда они, по рассказам, делают на чужой территории, но тут из-за горизонта показался второй его собрат, а потом третий и четверти, и все они вдруг быстро развернулись и поперли прямо на нас с Горемыкой. Стал слышен сухой кашель, доносящийся из самой утробы паскудных тварей, а потом порыв ветра донес до меня зловоние их богомерзких туш.

Я сжал винтовку в потных руках и крикнул Горемыке, как кричали в былинах, записанных на скрижалях в Храме Исторической Правды, наши славные герои:

— Вставай, Семен, на бой! Отступать нам некуда, позади — Деревня!

Горемыка никак не отозвался, и мне пришлось свеситься с ветки и тыкать его винтовочным дулом, чтоб разбудить.

Когда мне это удалось, и Семен, падла, продрал очи, Смрадных драконов уже след простыл — только тяжелый дух от них остался.

— Драконы?! Куда ушли, не видел, Стрелок? Не к нам ли, не в Деревню? — тревожным шепотом озаботился Горемыка, поднимая ко мне бледное лицо, и я понял, что он тоже напугался.

Я осмотрел сверху лесную опушку от края до края, но нигде поблизости не нашел драконьих следов или хотя бы примятой травы.

— Похоже, развернулись и ушли. Нет следов рядом, да и не пахнет больше, — сообщил я ему, попутно принюхиваясь по ветру.

— Ушли, собаки басурманские! Наверно, нас испугались. Точно так, нас увидали, и все, поняли, что не пройдут они здесь! — закричал Горемыка, грозно вскинув костлявые кулаки по направлению к берегу.

Я спрыгнул со своей ветки и побежал к реке. Я хотел разглядеть врага прежде, чем он окончательно сбежит.

Лесная опушка встретила меня плотной завесой цветочных запахов, но ближе к берегу я даже на бегу почувствовал чужой, резкий запах драконьих туш. Я повернул вслед этому запаху и минут через пять выскочил на прибрежную дюну, на которой драконьи следы были видны совершенно отчетливо.

Драконы ушли на юг, к москалям, и на несколько мгновений мне стало жутко — так жутко, что я даже сделал несколько шагов назад. Москали, как всем известно, много страшнее хохлованов. Если хохлованы могут просто убить да и съесть человека, то москали сначала выедают живому человеку мозг.

Но потом я вспомнил, как немного осталось нас, чистых, беспримесных русаков, как отважны были наши деды и отцы, сражавшиеся с разной сволочью за национальный суверенитет и единое экономическое пространство, и устыдился.

— Пресвятая Нанотехнология, спаси нас! — услышал я бормотание Горемыки за спиной.

Бежал, значит, следом, не сдрейфил.

Собственный позорный страх показался мне еще более постыдным и я, сам себе удивляясь, вдруг решительно сказал, указывая на следы:

— Пойдем за драконами, Семен. Нельзя упускать такой случай. Они ведь сейчас удерут — поминай как звали. А завалим хотя бы одного — навечно героями станем! Песню про нас напишут, как про Панфила Матросова…

Семен вытаращил на меня свои погрустневшие глазки и задумчиво поправил дубину за поясом:

— Четыре дракона, Стрелок! Хоть режь меня, не пойду. И вообще, мне на пост возвращаться надо.

Я вскипел от нахлынувшей ярости, вскинул винтовку на уровень глаз и спустил предохранитель:

— Ты пойдешь со мной убивать драконов, Семен Горемыка!

Семен коротко всхлипнул и кивнул. Он меня знает — я своего всегда добиваюсь. В свое время Семен в этом убедился, когда однажды в мое дежурство вдруг заартачился, отказываясь чистить общественный нужник. Был, помнится, бит кроваво, потом ходил жаловаться старосте, но на разборе в Каноничном трибунале батюшки приняли мою сторону и еще Горемыке плетей всыпали.

Я показал ему дулом винтовки направление пути, и он послушно побрел по тропе из двойных драконьих следов, спотыкаясь через каждые пять шагов и едва слышно постанывая от жалости к себе.

Мы прошли около часа в сгущающихся сумерках, и лес закончился там, где ему и полагалось заканчиваться — у Пулковской пустоши. Бетонные поля от горизонта до горизонта поросли серой жилистой травой; такого же цвета было сейчас и небо. Наступали времена Полярных Знамений Величия Земли Русской, превращающих ночь в день на страх всем врагам.

На сером безрадостном фоне высветилась россыпь огоньков, и мы с Горемыкой хором крикнули:

— Вот они!

Правда, Горемыка тут же сел на бетонку, наотрез отказываясь двигаться дальше, а меня, напротив, буквально распирало от желания бежать вперед, догонять ненавистного врага и поражать его меткими выстрелами.

Я, не глядя, крепко ухватил ворот горемыкинского камзола и потащил упирающегося воина за собой. Горемыка скулил, но, проехав пару метров по бетону мордой вниз, все-таки привстал и потом уже семенил на своих ногах, лишь направляемый моей твердой рукой.

Я и сам не осознавал поначалу, зачем тащу с собой этого труса, но потом в самой глубине моего сознания явилось понимание: мне был нужен свидетель моего героизма. Кто расскажет современникам и потомкам о подвиге Стрелка из Деревни, в одиночку завалившего сразу четырех драконов?

Мы почти пробежали два бетонных поля подряд, когда огни, исходящие от драконов, вдруг замерли на месте. Тогда я сжалился над Горемыкой и велел ему залечь на поле, направив Наблюдателя на обереге на меня.

Семен аж завизжал от радости, что ему не придется погибать в пасти драконов, а доведется лишь посмотреть, как это получится у меня.

А я пошел на свой подвиг, расправив плечи и небрежно помахивая винтовкой, как будто мне было совсем не страшно. Да и не было мне страшно, если честно — так, чуть холодило грудь предчувствие бесшабашной драки, в которой я, наверное, выйду победителем. Люблю я подраться, а уж за Родину сам бог велел буцкаться как следует.

Огни драконов вдруг разделились: большая часть быстро понеслась вперед, к серому горизонту, а несколько маленьких огоньков замерли через поле от меня.

Я облегченно выдохнул: конечно, я был готов и к битве со всеми драконами сразу, но победить для начала хотя бы одного отставшего от стада дракона тоже было бы неплохо.

Я принюхался и стал заходить на отставшего дракона крутом, против ветра. На самом краю поля мне пришлось лечь, и дальше я уже только полз, стараясь потише дышать и не стучать винтовкой по бетону.

Отставший дракон стоял посреди поля с поджатой лапой, а вокруг суетились два демона. Демонов я сразу узнал по картинкам из Большой Православной Энциклопедии — там им отводилась целая глава. Главная опасность демонов, как объясняли наши ученые, это общая аморальность их поступков и бесчеловечность мотивов. Демоны ловко сбивают простых людей с толку, особенно если у этих людей короткий горизонт целеполагания, а у общества в целом отсутствует стратегия инновационного развития.

Я, конечно, не все понял в той главе, но ее каждый русак в школе все равно учит наизусть, так что ответить на вопрос «Кто такие демоны?» можно и без особого понимания их гнилой конфедератской сущности.

Когда до дракона осталось не больше пятидесяти шагов, я перестал ползти, привстал на четвереньки и взвел винтовку, стараясь попасть обоими щелчками в рваный ритм перестука, затеянного демонами.

Демоны меня не учуяли, и я, мягко спустив предохранитель, начал выцеливать первую жертву.

Один из демонов был много крупнее второго, и я решил стрелять сначала в него, чтоб потом добить подранка дубинкой. Дубинка у меня за поясом была непростая, с особым нанотехнологическим покрытием, оберегающим от сглаза еретических эманаций и способствующим успешной охоте.

Но дубинка не пригодилась — едва пулька со смачным шлепком впечаталась в правый глаз большого демона, как тот плашмя упал оземь, словно вилами проткнутый. Я даже встал в полный рост от изумления — первый раз видел, чтоб такого крупного зверя с первого выстрела напрочь валило. В мозг я ему попал, что ли?

Да вот есть ли у демонов мозг? Конфедератская нежить вроде без него обходится.

Мелкий демон пугливо взвизгнул и замер возле дракона в глупой надежде спрятаться от моей карающей дубинки.

Я расправил плечи и пошел к дракону неспешной развязной походкой, какой у нас в Деревне ходят парни по воскресеньям возле церкви. Я уже ничего не опасался. Какие же они жалкие и ничтожные, эти европейские демоны.

Это было ошибкой. Я успел пройти шагов двадцать до самого дракона и даже почувствовать жар его остывающего тела, когда мелкий демон вдруг снова взвизгнул, ловко сбросил с себя кожу и напрыгнул на меня так неожиданно, как прыгают жабы в пруду, если резко спугнуть.

Правая рука у меня была занята винтовкой, и, пока я раздумывал, как верней поступить — швырнуть винтовку на землю и оторвать впившегося в меня демона обеими руками или оставить при себе верное оружие и отжать врага винтовочным стволом — демон впился в мои губы и сладостно застонал.

Что на меня нашло, я так тогда и не понял, но я вдруг тоже прильнул горячими губами к бесовскому отродью и податливо осел на траву. В голове вдруг зазвучало Покаяние блудного отрока, но эту молитву я в школе выучил плохо, и было понятно, почему она мне теперь не помогла.

Я хорошо чувствовал, что демон делает с моим кафтаном, но уже не в силах был помешать исчадию ада и только жадно вдыхал одуряющий дьявольский запах, окружавший меня со всех сторон.

— Хэй, бейби! — проворковал непонятное демон, и мое непослушное тело само стало делать то, чего я совсем от себя не ожидал.

* * *

— Не думаю, что вы верно расставляете акценты, коллега Айвен Эроуз, — затянул свою старую песню Джон Бжезинский, между прочим, внук того самого Бжезинского. — Парадигмой социального сознания нативных[2] славян является точное спутниковое позиционирование, которое для них символизирует языческий бог Глонас, при этом традиционная религия у нативных славян почти не востребована ввиду ее нефункциональности.

Я решил больше не возражать гребаному лысому очкарику, потому что поймал себя на остром желании вмазать мерзкому старикашке правой между глаз, чтобы он, наконец, заткнулся.

Но я, конечно, ничего подобного не сделал. Я лишь поймал момент, когда наш джип вдруг проехал ровно пару метров, и в наступившей на секунду тишине веско произнес:

— Не думаю, что вы верно расставляете акценты, коллега Джон Бжезинский.

Тут нас очень удачно тряхнуло, и Бжезинский здорово треснулся своей глупой башкой об крышу машины, после чего надолго затих.

Воспользовавшись паузой, заговорила Марта:

— Айвен, милый, посмотри-ка внимательно вокруг.

Она произнесла это таким особенным, с хрипотцой, голосом, и даже обернулась с водительского места, чтобы изучить мою реакцию.

Я послушно повернулся к окну, но в серых, быстро сгущающихся сумерках мне было ясно лишь одно обстоятельство — мы едем по большому полю, заросшему кустарником и травой.

— Это Пулковская пустошь, коллеги, — торжественно сообщил всем Бжезинский, сверяясь с картой в коммуникаторе, а потом, посмотрев на Марту, добавил, осененный внезапной догадкой: — А не здесь ли, коллега Айвен, вас обнаружила экспедиция доктора Байдена?

— Кто еще кого обнаружил, — ответил я, изо всех сил стараясь не раздражаться.

Бжезинский постоянно дает понять, что я самонадеянный малообразованный выскочка, в то время как он выходец из старейшей в Европе академической семьи.

Марта резко крутанула руль, объезжая какое-то препятствие, и мы услышали сначала громкий скрежет, а потом хруст. Джип пару раз дернулся и замер на месте, недовольно ворча старинным бензиновым мотором.

— Черт побери! Вот и не верь после этого в совпадения! — весело закричала нам Марта, с готовностью бросая руль и выпрыгивая наружу.

Она так обрадовалась поломке, что я заподозрил ее в каком-то умысле.

Я открыл свою дверь и тоже вышел наружу. Свежий вечерний ветерок обдал меня холодом, и я поплотнее застегнул молнию на комбинезоне. Зато Марта, напротив, расстегнула на себе куртку, потянулась и пошло подмигнула мне, указывая на серую траву под нашими ногами:

— Ты хотя бы помнишь, что у нас тут тогда случилось, милый? Подумать только — десять лет назад, а я помню все, как вчера!

За меня ответил Бжезинский, выбравшийся из машины с другой стороны:

— Лучше всех эту встречу запомнил доктор Байден. Все-таки не в каждой этнографической экспедиции тебе выбивает глаз твой будущий лучший ученик.

Марта удержала меня от грубого ответа, сделав шаг навстречу и прикрыв мне рот теплой ладонью.

— Не обращай внимания. Коллеге просто завидно, — громко сообщила она и прижалась ко мне всем телом.

Бжезинский молча удалился от машины к ближайшим кустам, на ходу расстегивая ширинку, и Марта, пользуясь оказией, прижалась ко мне еще крепче.

— Ты помнишь? — снова повторила она.

Я помнил, но делать это с Мартой здесь желания у меня не было. Чувство смутной тревоги, внезапно проявившись, теперь не отпускало меня, и я пристально вглядывался в черно-серые заросли у Марты за спиной, выискивая источник угрозы.

— Да тут почти никого не осталось, ты же знаешь, — нетерпеливо бросила Марта. — Последний массовый исход из сектора 15А был еще зимой, после нападения южных племен. Ну, хочешь, посмотрим локализацию мишеней в округе?

Я кивнул, лишь бы она от меня отвязалась, и мы вернулись в машину посмотреть на большом экране на яркие огоньки радиометок, которые наивные аборигены таскали на себе в качестве талисманов.

Этнографам в Заповеднике постоянно приходится поддерживать культ Всемогущего Глонаса, приплачивая Верховным Патриархам консервами, чипсами и прочей ерундой, зато абориген без радиометки теперь невозможен, как раньше невозможен был человек без креста или других амулетов.

Огоньков на карте оказалось немного, и я с грустью подумал, что еще пять лет назад их было как минимум вдвое больше. Что бы мы ни делали, как бы их ни подкармливали, ни прививали и ни обхаживали, они все равно вымирают. Причем, что обиднее всего, много чаще аборигены гибнут в ходе междоусобных стычек, чем от болезней или недоедания. И ведь оружие у них изъяли полностью, оставив только маломощную пневматику да рогатки для охоты — но нет, находят способы продырявить ближнего своего или лишить его жизни иным варварским способом.

Тут я вспомнил, как сам десять лет назад варварски продырявил правый глаз доктору Байдену, и тяжело вздохнул.

— Слушай, а ведь ты прав, есть тут рядом автохтоны![3] — вдруг сообщила Марта, тыча холеным ногтем в центр карты, где алели плотной кучкой красненькие точки и зеленели два пятнышка. — Вот группа, смотри, человек тридцать, с двумя доминантными самцами. Совсем рядом, километров пять отсюда. Сходим, поснимаем, а? У меня диссер как раз про двухполюсные группы, когда еще случай представится?

Вот в этом она вся — еще минуту назад думала исключительно о соитии, а теперь вот потянуло вздорную дамочку на научную работу.

— А что с машиной? — спросил я в наивной попытке потянуть время. Идти на ночь глядя черт знает куда мне не хотелось.

— С машиной кранты, — весело ответила Марта. — Помпа полетела. Знаешь, что такое помпа?

Что такое помпа, я не знал. Я вообще очень плохо знаю эти старинные бензиновые автомобили — сейчас всюду водородные дизели да электрокары, у них под капотом как-то все намного проще устроено. После изобретения токийских каталитиков, расщепляющих воду почти без затрат энергии, бензиновые аппараты в Европе запрещены. Исключениями стали Заповедник — для пущей аутентичности — да несколько стран Ближнего Востока, которым просто некуда девать свою нефть в таких объемах даже по два доллара за баррель. В России и Латинской Америке добывать нефть стало вообще нерентабельно и там все остановилось само собой. А потом все само собой и развалилось.

— Пошли, — Марта вылезла из машины и яростно хлопнула дверцей, чтоб я, значит, не задерживался.

Я вздохнул, кряхтя, прицепил на бок дежурный парализатор и тоже выбрался наружу.

Бжезинский сидел прямо на земле, привалившись спиной к теплому боку машины, и дремал, но, когда мы пошли прочь, он проснулся и не удержался от колкости мне вслед:

— Коллега Айвен, вы уж там не подкачайте!

Мне пришло в голову, что Бжезинский может настучать на нас с Мартой в Комиссию по этике.

— Мы идем снимать двухполюсную группу, — буркнул я в сторону, а Марта на глазах у профессора торжественно пристегнула наплечную камеру.

Бжезинский криво усмехнулся и закрыл глаза — чтоб, значит, не видеть наших лживых развратных физиономий.

— На северо-северо-запад, — показала мне Марта, и мы пошли бодрым шагом, старательно вглядываясь в бледную подсветку инфракрасных очков и все равно спотыкаясь на неровных стыках бетонных плит.

Мы прошли в полном молчании километра три, и Марта ни разу не сделала даже попытки приблизиться ко мне. Она была полностью поглощена голографической картой, которую то и дело разворачивала перед собой, уточняя маршрут и цели.

К финалу нашего путешествия я даже начал испытывать некоторое разочарование — дались ей эти доминантные самцы — когда я, первым выйдя на лесную опушку, вдруг увидел всю группу. Четыре женщины в цветастых сарафанах и около двух десятков мужчин в праздничных камзолах расположились вокруг странного вида телеги — на ней было смонтировано нечто вроде комода, увенчанного куполом, который, в свою очередь, завершался мощной спутниковой радиоантенной. На заднем плане виднелись несколько глинобитных хижин и подсвеченный факелом вход в общинную землянку.

Нас аборигены не видели — сумерки уже превратились в полноценную ночь, а снабжать население Заповедника инфракрасными очками запрещалось категорически, под страхом уголовного преследования.

Мне уже десятки раз доводилось возвращаться в родные края, но каждый раз, завидев своих земляков, я первые несколько минут переживал настоящее раздвоение сознания. Вот и сейчас я смотрел на этих нелепых людей в поразительно ярких даже в инфракрасном свете одеждах, а видел собрание уважаемого деревенского актива возле передвижной Церкви Космических Инноваций, на алтаре которой сейчас выступал Представитель Патриарха по Северному округу.

— …И вот о чем еще надо нам всем помнить, благоверные мои Граждане, — говорил полпред, нервно одергивая края своего ярко-красного камзола. — Не только мечом покушается враг на нашу любимую Родину, но корежит самое святое — нашу с вами Историческую Правду. Уже совсем забыли неблагодарные наши соседи, кто именно девяносто семь лет назад освободил Европу от фашизма, уже и у нас есть такие, кто пересказывает разные глупые басни, будто мы отсталые туземцы, пираты и прочее. Пусть знают таковые, что впавшие в прелесть безумцы будут изгнаны из всех общин!

— Воистину! — нервно вскричали несколько голосов.

— Пусть ликуют наши сердца, видя, как развивается наша Родина, как умножаются ее богатства, как растет инновационная экономика. Знаете ли вы, что внутренний валовой продукт нашей страны в этом году вырос еще на двадцать пять процентов, что в пять раз превышает показатели Европейской Конфедерации!

— Ура! — бодро прокричал один тоненький голосок, но тут же испуганно затих.

— Помните мудрые слова Патриарха: счастье — это нанотехнологии плюс электрификация всея страны!

— Ура!! — На этот раз знакомый лозунг поддержали почти все присутствующие.

Полпред сошел с алтаря, и его место тут же занял местный староста, низенький коренастый мужчина лет сорока. В виртуальном приборе ночного видения староста подсвечивался зеленым, как и доминантный полпред.

— Вчера елагинские мужики конфедератского шпиона поймали, — сообщил староста. — Но сами они менять вражину на хабар опасаются. Нам предложили посодействовать. Ну, какие предложения будут? Беремся с божьей помощью или как?

— А чего просят елагинские за шпиона? — деловито уточнила круглолицая толстая женщина в расшитом сарафане.

Староста отмахнулся:

— Им мешка сахара хватит. А мы с басурманов серьезно возьмем. Потому что шпион этот — баба, а за баб они больше переживают.

Представитель патриарха неожиданно оживился, вошел в круг беседующих и громко заявил:

— Решая частные задачи, не следует забывать о большой государственной проблеме — демографической.

— Чего? — недоуменно спросили его сразу несколько голосов.

— В общем, бабу советую оставить. Их и так в стране мало осталось, баб. А эта точно здоровая, детишек вам еще нарожает, — пояснил свою мысль полпред.

— А она здоровая ли? — усомнился кто-то, и тут же по сигналу старосты из ближайшей избы вывели в круг короткостриженую бледную женщину в защитном комбинезоне.

Марта толкнула меня в плечо; я ее понял. Мы встали и пошли по влажной от ночной росы траве, на ходу вытаскивая парализаторы.

Когда до деревни осталось меньше десяти метров, я узнал эту бледную женщину: Тереза Масюк, социолог из экспедиции Шведского университета. Я с ней дважды ходил в экспедиции, но общего языка мы с ней там не нашли.

Меня удивило, что защитный комбинезон на ней выглядит совершенно целым, но Тереза даже не пытается использовать его возможности. А ведь возможности у него серьезные.

Как это обычно бывает, завидев нас, автохонты сами легли на землю, добровольно подставляя оголенные ягодицы под наши парализаторы — удар в другие мышцы чрезвычайно болезнен, и местные это хорошо выучили. Мы обработали всех, кроме полпреда и старосты — статус доминантов этнографами обычно принято соблюдать, если только нет противопоказаний по ситуации. Впрочем, сейчас противопоказаний не было — оба доминанта стояли по стойке смирно, просто наблюдая, как мы подходим к Терезе с двух сторон.

— Привет, дорогая, ты в порядке? — полюбопытствовала Марта, осторожно трогая Терезу за руку.

Тереза пожала тонкими плечами:

— Вы зря пришли, — тихо сказала она. — Я собираюсь остаться с ними.

Полпред удовлетворенно крякнул:

— Смотри, Тарас! Сами бегут от ереси своей иезуитской в наше благоверное лоно! Верю, будет еще Великая Русса от Кронштадта до Московии!

Я хмуро взглянул на него, и он немедленно заткнулся.

— Пойдем, Тереза! — сказал я как можно мягче.

— Нет, не пойду.

— Почему? — спросили мы с Мартой хором.

Тереза подняла на меня маленькие злые глазки:

— Тебе, Айвен Эроуз, негоже задавать этот вопрос. Потому что десять лет назад тебя звали Иван Стрелок. Поверь, это звучит намного лучше.

Она развернулась, пошла от нас в ближайшую избу и с треском захлопнула дверь, вложив в этот жест всю силу своей ненависти к современной цивилизации.

Мы с Мартой одинаково коротко вздохнули, развернулись и пошли прочь. Тереза не первая и не последняя, но, слава Конфедерации, дауншифтинг — это уже не наша забота.

Мы не дошли до джипа метров сто, когда Марта попросила меня посмотреть, что там сломалось в ее комбинезоне, а потом, когда мы, усталые, уже лежали на траве и смотрели в зовущее звездное небо, она вдруг сказала мне:

— Знаешь, они, конечно, забавные все очень. Но когда они петь начинают, у меня все вот здесь так сжимается, что плакать хочется.

Она положила мою руку себе на грудь и вдруг запела на всю округу мощным сопрано:

Etot den Pobedy porochom propach

Eto prazdnik s sedinoyu na viskah…

А потом она заплакала.

Эля Хакимова

НЕФТЬ

Серебряному веку. С благодарностью… и ужасом

— У вас ведь тоже есть близнец? — Гринок подозрительно вскинул голову и взглядом дешевого медиума окинул девушку. — Есть, конечно, куда же без него. С тех пор как люди разучились чувствовать, женщины перестали беременеть. Эра искусственного оплодотворения, как иначе будет продолжаться история человечества? У всех есть близнец, — он устало откинулся на высокую спинку золоченого кресла и махнул рукой. — Не смотрите так на меня. Мой брат умер еще при рождении. Это был как раз тот случай, ради которого и ввели закон о сохранении двух эмбрионов. Еще у нескольких сот тысяч людей, представьте себе, нет ни братьев, ни сестер! А у вас, наверное, есть… Есть, я вижу.

Он закрыл глаза, полные горячего песка, и, судорожно вздохнув, продолжил:

— Впрочем, прошу прощения, я не очень хорошо себя чувствую. Честно признаться, я чувствую себя отвратительно, словно из моего затылка все время сыплется песок. Этот омерзительный шорох! Целые реки песка с тех пор, как Элинор умерла.

Сквозь огромные окна свежей синевой врывалось мерное дыхание моря.

— Элинор… Она покинула меня. Оставила. Тогда я и нашел Элинор-2. Но она не могла любить меня. Никто не мог, кроме Элинор. А эта чертова кукла хотя бы похожа на нее. И если вовремя примет свою дозу, я начинаю вспоминать мою настоящую Элинор. Я даже способен обмануть себя в такие моменты… Но, понимаете, теперь дозы раздают в режиме экономии. Даже с учетом того, что я отдаю Элинор-2 свою, она все реже улыбается или плачет… Эффект привыкания. Да вы сами все знаете, ведь верно?

Спаленные глаза, мертвенный лоб и потрескавшиеся, как земля в засуху, губы. Все ясно. Нефть. Регистратор изнемогала без наркотика.

Наконец она оторвала взгляд от экрана и удостоила посетителя равнодушным вниманием:

— Гринок. Заявка на новые месторождения? — Горько искривился рот. Видимо, давно без дозы. — Где именно?

— Да-да, извините, разумеется, вам вовсе не интересно знать… Названия у этой местности нет. Но есть точные координаты. Вот там дальше, широта. — Он потянулся было подсказать. Напрасно. Девушка-регистратор отшатнулась, ее брошь — божья коровка — суетливо забегала по груди, затянутой черным латексом. Контакт второй степени запрещен с людьми, которые лишены блага очередной дозы искусственных чувств.

Он, конечно же, знал это. Но ему так необходимо было получить патент на разработку, так мучительно нужно, что очередной вздох замер на его бледных губах.

* * *

— Я был ученым. Был до тех пор, пока не встретил свою любовь. Свою небесную Элинор в серо-голубой амазонке и кипени цветущего шиповника. Такой я видел ее в последний раз.

А впервые она явилась ему, как это ни банально, в опере. Давали «Тристана». Вход в этот храм искусства был запрещен без броши-хранителя, поэтому ему пришлось выпустить из клетки своего скорпиона, который сразу же набросился на него и, безошибочно определив самое уязвимое место, пристроился у левого лацкана, рядом с белым анемоном в петлице.

Он стерпел эти мерзкие прикосновения, которых старался избегать всю жизнь, — дело того стоило. Надо же было отметить свое открытие. Вернее, не свое. Открытие всех времен и народов, то, что спасет миллионы оставшихся от недавно еще многомиллиардного населения голубой звезды. С тех пор как исчезли эмоции, человечество таяло стремительнее, чем песок в песочных часах. В день по миллиону смертей; и смертность прогрессировала по экспоненте. Планете, которую совсем еще недавно называли коричневато-обманчиво — Земля, долго не протянуть.

* * *

Еще совсем недавно Земля имела неровные заплаты континентов и островов: межледниковый период, казалось, не кончится никогда. Но вдруг резко потеплел климат, так же резко поднялся уровень океана.

Цивилизация была достаточно развита, чтобы человек остался человеком, а общество осталось по сути и форме тем же, что и до потопа. Удивительно быстро восстановились основные институты управления, не изменились основные принципы отношения людей между собой.

Суши к тому времени осталось так мало, что материк, единственный уцелевший из шести, стал городом-муравейником. Планету отныне именовали Океаном — по праву, которое океан заслуживал еще с самого начала времен. Темно-синие глубины так и оставались неизведанными, у человечества появился заменитель его давней забавы — жажды нового.

Технологии, тоже благополучно пережившие все катаклизмы, стали развиваться быстрее, но после главного изобретения — персонального хранителя в виде наноброши — человечество остановилось, достигнув, по мнению многих, своего оптимального состояния.

Равновесие… Благодаря хранителям каждый человек, независимо от должности, состояния или способностей обретал здоровье, красоту, молодость. Социальное устройство общества позволяло жить не работая, и при этом не нуждаться практически ни в чем. Все остальное обеспечивал персональный нанохранитель.

Открыли новые источники энергии, сделали новые двигатели, победили силу притяжения; личные наноброши, принявшие, благодаря последней моде, вид всяческих насекомых, отслеживали внутреннее и внешнее благополучие и здоровье своего хозяина.

На один маленький и незначительный для биологического равновесия организма побочный эффект наноброши поначалу никто не обратил никакого внимания.

* * *

Патологическая инфляция эмоций… Впрочем, люди давно уже перестали ценить чувства — так те затерлись от применения в случаях, когда речь шла о выгоде, такими они стали ручными и подвластными своим господам. И чувства, обиженные, как дрессированная собака, получившая пинок от хозяина, покинули человечество.

Однажды настал день, когда уже ни одна женщина не могла посмотреть на мужчину ради бриллиантов так, чтобы он поверил в искренность ее чувств. Ни один мужчина больше не мог ради наследства убедить отца в своей любви. Ни один магнат больше не мог ради власти заручиться доверием избирателей. Искренность вымерла.

Сначала была эпидемия смертей среди наиболее состоятельных и обеспеченных, вроде бы наименее подверженных бедам людей. Миллионеры, политики, супермодели стали умирать, кончая жизнь самоубийством. Никакие телохранители, личные психиатры с Нобелевскими премиями и полнейшее отсутствие логичных причин для сведения счетов с жизнью не мешали им бесславно и даже с радостью травиться, тонуть, стреляться, прекращать есть — или просто останавливать дыхание.

Всего за несколько месяцев эпидемия перекинулась на остальное население. Опустели огромные ульи многоэтажных небоскребов. Целые районы в одночасье превращались в зловонные свалки смердящих и разлагающихся трупов. Домашние животные выли и сходили с ума от голода и одиночества. Роботы сгребали в контейнеры то, что осталось от их бывших хозяев, и навеки замирали, лишенные привычной работы.

Когда была изобретена Нефть, благодаря которой люди стали не просто изображать, а по-настоящему чувствовать гнев, страсть, страх, уважение, гордость, радость, горе и даже любовь, было провозглашено Новое Начало Времен. Наноброши бездействовали, пока человек принимал очередную дозу. Под влиянием наркотика хозяин оставался бодр, счастлив, преисполнен идей и творческих замыслов.

* * *

— Дело в том, что, как только я предъявил миру Нефть, ее сразу же признали единственным и самым действенным средством против болезни. Многим ее назначали просто в качестве прививки. В обязательном порядке. Явившись миру в невинных одеждах очевидной пользы, Нефть казалась лекарством против неизбежной смерти. Наркотиком ее признали позже, значительно позже того момента, когда все еще можно было исправить. Очень скоро выяснилось, что, раз поселившись в человеке, Нефть больше никогда его не покидает и требует все новой и новой дозы. В любом случае из всего поколения, которое стало жертвой эпидемии, выжили только наркоманы. И мы с Элинор. Единственные среди всего этого безумия, кто не нуждался ни в хранителе от эмоций, ни в наркотике для синтезирования их.

Мне как «спасителю человечества» предоставлялись пожизненные привилегии. Не носить моего скорпиона — это ведь настоящая роскошь. Элинор всегда презирала эти адские создания. Пожалуй, мы были единственным исключением в этом смысле — из всего человечества только нам был позволен добровольный отказ от молодости, здоровья и искусственного счастья. Эта привилегия для меня была дороже всех денег, которые я получил как изобретатель Нефти. Это того стоило — так она сказала, умирая у меня на руках. Не знаю, стоило ли… Но знаю, что отдал бы все деньги за возможность умереть вместе с ней — тогда же. А в тот момент мне казалось, что, пока я жив — жива Элинор. Жива в моих воспоминаниях, в моей любви к ней.

* * *

— После того как Элинор ушла, я остался здесь. Брошенный в мир, полный счастливых сумасшедших. Меня носило по волнам этого моря безумцев — я пил нефть и не мог напиться. Я употреблял ее в количествах, достаточных для целого города, только для того, чтобы всего лишь на несколько жалких секунд забыть о боли. Миллионы ушли на то, чтобы я просто выжил — а вокруг меня счастливые безумцы довольствовались одной бесплатной дозой в день, положенной каждому по закону.

Тогда-то я, всего лишь слабый человек, нашел ее близнеца. Элинор-2, как оказалось, была среди «счастливчиков» — выживших, но прочно подсевших на нефть людей.

Гринок вскочил с золоченого кресла и в волнении пробежался по просторному кабинету. Сделав несколько кругов вокруг огромного стола красного дерева, он остановился у дверей, словно решившись покинуть кабинет с кровавыми бархатными портьерами и мебелью в стиле ампир.

— Все, чего я хотел от нее — это легкий румянец, сбившийся пульс, тень задумчивости при взгляде на меня. Разве это много? Разве слишком дерзко ждать этого от женщины, которую я боготворю? Без которой не могу жить… Жить. Как давно это было! Как давно ее сестра, эта бездушная восковая кукла заменила мне Элинор? — Гринок с силой потер разгоряченный лоб.

**

Нефти теперь требовалось гораздо больше, чем во времена, когда к ней относились просто и прагматично — как к очередному источнику энергии. На сотворение одной дозы уходило несколько баррелей. В венах человечества текли реки переработанной и подсоленной нефти. Кровь планеты стала кровью новых людей.

Но запасы нефти быстро подходили к концу. И конец этот оказался еще страшнее, чем предполагали до изобретения новых двигателей. Никто тогда вообразить не мог, что нефть понадобится не только для производства бензина и пластика. Никто даже не догадывался, что чувства станут таким дефицитом, что за возможность испытывать их придется платить такую цену. А ведь все мало-мальски приличные месторождения уже были исчерпаны к тому времени, как открыли новое применение нефти.

Машина времени несколько отдалила страшный конец, когда все подсевшее на наркотики человечество лишится последней дозы. Под воздействием наркотика один из ученых изобрел аппарат, при помощи которого можно было перенестись в любой временной отрезок после зарождения жизни на Земле.

Устройству тотчас нашли применение — стали разрабатывать месторождения нефти во времена, когда еще ни одна пирамида не была построена, потому что вся нефть из других времен была уже выкачана без остатка еще тогда, когда средства передвижения зависели от бензина.

* * *

Поэтому девушка-регистратор так удивилась, прочитав, в каком времени должна будет производиться разработка:

— Наше время?

— Да. — Гринок раздраженно постукивал пальцами по мраморной плите стола, на которой располагался удивительной красоты чернильный прибор, сработанный Челлини несколько веков назад. — Это долго объяснять, но…

— Вы хотите сказать, что нашли месторождения в нашем времени, которые до сих пор никто не открыл? — Божья коровка застыла, как будто ждала ответа не меньше своей хозяйки.

— Да. Да, именно так.

— И вы регистрируете только заявку, а не сами месторождения? — Девушка отказывалась понимать, как человек в здравом уме и трезвой памяти может предпочесть малую долю тех благ, которые сулило терпение. Вместо вечной дозы нефти, лишь малая ее часть. Малая часть вечности?

— Да, — нетерпеливо вздохнул Гринок, — малая часть от бесконечности — это ведь много.

Гораздо больше, чем ему надо было прямо сейчас. Девушка снова вернулась к экрану, полупрозрачным листом сиявшим перед ее прекрасным и бледным лицом.

— Но я ничего не вижу. Шельф, море. Вы имеете в виду разработку нефти прямо в океане? Зрелой нефти, не сырой первобытной, а современной?

— Именно. Да, вот именно! Еще не открыты способы безопасной разработки, но ведь это вопрос времени. Времени у меня нет. Поэтому я и хочу получить гонорар только за открытие месторождений и отказываюсь от доли того, что добудут потом.

— Это немыслимо, — покачала головой девушка, — никто больше не будет изобретать и строить сложное оборудование. Открыть месторождение только для того, чтобы люди поняли, как близко счастье, и не имели возможности даже прикоснуться к нему…

— Вы примете заявку?

— Я дам вам ответ завтра. Приходите.

Оглянувшись у порога, Гринок увидел, как девушка, сняв брошь с плеча, окунула ее в чернильницу. Наножуки были единственным безопасным способом употребления нефти. Накачавшись наркотиком, сверкающая рубином крапчатая букашка, шатаясь, поднялась по тонкому стеблю руки к лилейно-белой шее, и торопливо нырнула в ухо. Глаза хозяйки закрылись, и стон удовлетворения вырвался из ее мгновенно ставших сочными и алыми губ. Не стерпев резкого сияния, Гринок поспешно прикрыл инкрустированные золотом двери.

Возможно, завтра зарегистрируют открытый им способ расчета координат месторождений нефти категорий «гигантская» и «супергигантская». Явление лавинной седиментации[4] благодаря которому под склонами шельфов у берегов бывших континентов скрываются неисчислимые залежи этого драгоценного вещества, было предсказано еще много лет назад, но только Гринок смог рассчитать точное местоположение нефтяных морей под дном океана.

Единственная сложность заключалась в том, что до сих пор никто не изобрел безопасного способа добычи подводных залежей, тем более таких масштабных. Если неудачно разбурить выход нефти, то загрязнение океана будет неизбежным и непоправимым. Ничтожные остатки человечества исчезнут, захлебнувшись в мазуте.

Но ждать, пока откроют способ безопасного вскрытия месторождений, для него невозможно.

Элинор-2 была рядом. Опустив свою стрекозу в очередную дозу нефти, она могла дарить поцелуи или нежные улыбки, которых так отчаянно недоставало сейчас Гриноку. Но он мог получить безмерно много улыбок и поцелуев благодаря гонорару за заявку.

* * *

— Ты принес? — кинулась к нему на шею Элинор-2. Больше ее ничего не интересовало. Чистый блеск острого месяца сиял в ее волосах. Взгляд зеленых глаз лихорадочно метался по лицу Гринока в поисках подтверждения.

Не дождавшись ответа, она бросилась обыскивать карманы его светлого мятого пиджака. Бабочки легких прикосновений запорхали по его груди, и он закрыл глаза, чтобы не видеть, как будет превращаться эта лакированная мертвая кукла в живую и неповторимую Элинор.

Паутина неприятного томления накрыла мозг Гринока. Пусть так. Пусть так, лишь бы не слышать уродливый шелест гранитного песка… Он попытался сосредоточиться на звуках и ароматах, окружавших их в этот чудесный весенний вечер.

Ручей, голубой фольгой огибающий их сад, милосердно заглушал сухой и ненавистный шелест мертвого песка. Маленький домик, в котором они жили, прятался в самом сердце фруктового сада. Деревья окутывали Гринока непроницаемой вуалью густого запаха цветущих вишен и акаций. Все кусты шиповника он вывернул в день смерти Элинор.

— Посмотри же на меня, — пробился к нему ее голос, — я надела это для тебя.

Вынырнув из мутно-зеленой тоски, он открыл глаза. На ее тонкой и гибкой фигурке была та самая амазонка… На фоне темного сада женщина светилась серо-голубым маревом призрачного тумана. Казалось, разгоряченному лихорадкой Гриноку не удастся прикоснуться к ней своими пальцами, словно состоящими из кипящего масла и расплавленных костей.

Она сама окунула его лицо в чашу своих прохладных ладоней:

— Ты болен, принести твоего скорпиона? — Она волновалась за него! Все быстрее доза начинает свое действие. Значит, все меньше времени она будет под влиянием наркотика. Часть от вечности, много ли это?.. Видимо, на его лице отразилось страдание от предстоящей разлуки с благословенной прохладой ее жемчужной кожи, и она передумала. — Не беспокойся, я не оставлю тебя.

* * *

— Хочу тебе сказать. — После ужина они опять вышли в пряный вечер. Взяв его под руку, она увлекла его по дорожке в ночную прохладу весеннего сада. Нежный ветер едва шевелил подвесные качели с забытым томиком сонетов Шекспира. — Только обещай выслушать. Не перебивай меня, прошу, скоро закончится действие…

— Я могу принести еще, а завтра у нас будет столько, сколько захотим, весь мир будет у наших ног, и ты будешь рядом…

— Я хочу, чтобы ты все это прекратил. Ты не можешь жить без Элинор, я не могу жить без Нефти и… тебя. — Ее пальцы предупредили возражения, готовые сорваться с его губ. — Ты ведь знаешь, мы оба знаем, что я — не она… И любить тебя, как сестра, я не могу. Не хочу.

— Нет, ты моя Элинор, моя любимая! — Он с жаром бросился целовать ее виски, ее глаза.

— НЕТ. — Она отвернулась и застыла, плотнее завернувшись в шаль. — И я прошу тебя прекратить это. Потому что только ты можешь сделать это. Я слишком люблю тебя, как Элинор, и слишком равнодушна к тебе, как ее сестра.

— Не хочу и не буду! — Он начинал злиться. — Какая к черту разница! Завтра мою заявку зарегистрируют, и у тебя больше никогда не будет недостатка в нефти.

— Ты уже подал заявку?! — Она резко развернулась и в упор посмотрела в его безумное лицо. Нефть ее расширившихся зрачков затопила жалкие останки души Гринока. — Когда? Этого нельзя было делать… Ах, зачем, я ведь просила тебя!

— Это все блажь, ерунда, — упрямо покачал он головой, — скоро кончится действие, и ты меня похвалишь, ты поблагодаришь меня за то, за что сейчас так презираешь.

— Может, ты любишь вовсе не меня? Может, ради нее ты забыл уже не только свою прежнюю Элинор, но и себя?

— Не говори так…

— Сейчас ты пойдешь туда и, как только они откроют Бюро, заберешь свою заявку. — Непреклонность звенела в ее голосе. — В благодарность за это я дождусь тебя. И мы умрем вместе.

Гринок упал к ее ногам. Он знал, что она права. Он знал, это был прощальный ужин, и уже сожалел, что так бездарно испортил последний вечер. Но как же ему не хотелось, чтобы она умирала! Умирала опять… Дважды потерять Элинор — что может быть ужаснее?!

— Я уйду. — Голос его, приглушенный длинным подолом ее платья, звучал устало, будто пробивался из забытой всеми могилы, — Только позволь мне остаться с тобой до утра.

— Как хочешь. — Равнодушный голос, сухие, как прокаленный песок, слова. Все. Действие дозы закончилось, пора уходить. Последнюю дозу они используют завтра. Ведь завтра день, когда они освободятся от власти проклятой Нефти.

* * *

Тот же самый кабинет драгоценной шкатулкой раскрыт посетителю, та же самая девушка.

— Я хочу забрать свою заявку. Я передумал… я ошибся.

— Так, так… Гринок. Позвольте. — Девушка резко подняла голову, чем вспугнула скарабея, пригревшегося в ее золотистых волосах. — Тот самый Гринок? Изобретатель Нефти? Ах, боже мой, какое счастье, что я могу лично поблагодарить вас! Вы не представляете, как изменилась моя жизнь, какое блаженство…

— Я хочу забрать заявку…

— Но, позвольте, я ничего не вижу. Нет никакой заявки. — Девушка пожала плечами, утопавшими в пене драгоценных кружев. Она участливо покосилась на Гринока, оторвавшись от экрана. — Вам нехорошо?

— Вы… вчера здесь были не вы! Ваша сестра, верно? — Как он мог сразу не заметить, у той была божья коровка, и одевалась она совсем иначе. — Где она?

— Странно, она редко сюда заходит… но да, божья коровка. Моя сестра служит в машинном отделении, иногда забегает ко мне перехватить дозу-другую. Ее работе не позавидуешь, знаете, эти перемещения во времени плохо действуют на психику… сплошная техника, никакой красоты. Но ради дополнительной дозы она готова терпеть даже это. Постойте же! Куда вы? Я попытаюсь найти ее, в любом случае…

Но договорить она уже не успела; Гринок, забыв обо всем, рванулся к окну.

* * *

Лаковая гладь океана с легкими царапинами мелкой ряби и аккуратными стежками волн была как никогда задумчива и спокойна. Но вдруг, не очень далеко от линии прибоя, в том самом месте, где нежно-голубой превращается в отчаянную и резкую лазурь, появился новый цвет.

Быстро расползаясь, пятно маслянисто поблескивавшей нефти стало стремительно замазывать все остальные цвета. Безнадежно черная клякса, растекаясь, глотала синий и упругий мармелад моря. Гринок, не в силах наблюдать это противоестественное превращение, отвернулся. Схватившись нетвердой рукой за бархатную штору, он сполз на пол.

Кабинет неудержимо заполняли сумерки. Они жадно и деловито пожирали свет и пространство. Девушка, выбежав из-за стола, бросилась к окну, у которого упал Гринок. Но к тому времени, когда она добежала, вся видимая поверхность океана уже покрылась отвратительной черной ваксой. Она лениво колыхалась толстым слоем жирного крема, старательно и бездарно притворяясь тем, что так невозвратимо погубила.

* * *

Планета Нефть, медленно плавясь, огибала по эллипсу горячую звезду Солнце.

Александр Прокопович

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ЭТИКЕТ

Весь этот город был одной огромной песочницей. Весь этот материк. Вся эта планета была горой песка, по недоразумению вышедшей на орбиту. Песок был в воздухе, в воде, еде, в местных женщинах и уже даже во мне — первом комиссаре русской дипломатической миссии на Эдеме. Довольно забавное название, если учесть, что для полной гармонии тут не хватало только чертей и котлов.

Местным здесь тоже не нравилось, но у них не было выбора. Максимум для местного — стены и крыша, чтобы кондиционер мог работать, и розетка, чтобы можно было подключить все тот же кондиционер и холодильник с местным отвратительным как бы пивом. Единственное достоинство напитка — сразу из холодильника он холодный. Вода вкуснее, а кефир крепче. Дикари. И с этими людьми я должен был подписать договор. О дружбе и сотрудничестве. Наш президент решил, что мы можем им что-то продать. Вероятно, у нас перепроизводство лопаток, пасочек и ведерок.

Детей здесь не было. То есть, конечно же, были, но, скорее всего, их держали подальше от дипломатов, хотя, немного пообщавшись с местными, — вполне допускаю, что они рождаются сразу с плохим характером, отвратительными зубами и ненавистью к чужакам. Под два метра. Может быть, наш президент хочет из них набрать пару полков? Большие ребята и очень опасные. Неприятные. Смотрят оценивающе — как бы быстро и легко убить. Говорят, они каннибалы, что, с учетом того, что кроме людей здесь другой живности — днем с огнем, — вполне возможно. А может, это одна из дипломатических легенд? Пока не приехал сюда — думал, что легенда, а встречаешься взглядом с одним из них — начинаешь верить.

Сегодня у меня важный день. Или последний. Если все получится как надо; я подпишу договор, смогу улететь домой и проведу блаженный месяц где-нибудь, где трава, река и земля. Черная, вязкая, с запахом. Потом снова в дорогу. Иногда я перестаю понимать, где я: дома, в очередной командировке или мне снится долгий кошмар. Когда-нибудь я проснусь и окажется, что можно жить не в перерывах между «я приехал» и «пора в дорогу», а просто жить…

Для моего заклятого друга, представителя немецкой дипмиссии, день подписания договора стал днем казни. Что-то не так пошло в храмовом комплексе — выказал непочтительность к местной святыне.

Трудно представить, чтобы Фриц Гейман был непочтителен. Еще его прадед служил в департаменте внешних сношений, и все Гейманы по мужской линии с детства готовились к одному — быть почтительными и дипломатичными.

Представители местных властей отправили немцам ноту протеста, в которой говорилось, что господин Фриц Гейман оскорбил их религиозные чувства.

Немцы добивались этого контракта долгих пять лет и первыми получили приглашение на подписание договора. Гейман стал первым иностранцем, которому позволили зайти в Храм. Оттуда вынесли его череп и таз. Эти два предмета лежали в традиционном для местных сундуке — они его делают из хитина какого-то здешнего насекомого — вместе с нотой протеста. Вероятно, для доходчивости.

Германия свернула свое представительство, улетели французы и американцы. Мы остались. Наш президент обожает монополию, а тут как раз такой случай. Я его понимаю — при худшем раскладе он получит мои череп и таз. Может быть, это его позабавит.

* * *

Я смотрел в зеркало и в какой-то момент понял, на самом деле передо мной череп, обтянутый кожей и мясом. Привычка примерять на себя новые обстоятельства. Я уже готовил себя к тому, чтобы стать просто черепом — без мяса и без кожи.

Тончайшая ткань рубахи, костюм — почти невесомый, но все равно вспотел я почти мгновенно. Пять ступенек и два метра от нашей миссии до автомобиля, а уже остро нужно в душ. Зачем я туда еду?

Мой переводчик — Масун. Все время кажется, что я его отвлекаю от чего-то важного и нужного. Он всегда идет чуть быстрее, не потеет, не пьет и не устает. Если бы у меня был остро нелюбимый и при этом приемный племянник — я бы вел себя с ним примерно так, как этот тип со мной. Хуже всего, когда он, пытаясь мне понравиться, улыбается. Он думает, что это улыбка — когда губы растянуты, но рот практически закрыт, за счет чего становятся видны его клыки. У местных довольно развитые клыки. А ведь с мясом на этом бесконечном пляже — большие проблемы. Ни птиц, ни каких-нибудь местных антилоп. И зачем им клыки? Лучше об этом не думать.

Масун попробовал улыбнуться еще шире, отчего глаза у него стали еще более монголоидными, того и гляди надорвет какую-нибудь мимическую мышцу. Это он от радости, что приехали. Остановка первая — дворец воинов. Дворец — просто потому, что другого слова для обозначения нехибары у них тут нет. Все — дворец. Большая хибара — тоже дворец.

Для начала мне предложили полностью раздеться и надеть на себя доспехи воина. Доспехи были грубой темно-синей тканью с отвратительным запахом, и… кто-то сразу меня укусил. Какая-нибудь местная разновидность клопа. Вероятно, он же уже кусал и Фрица Геймана. На голове у меня было сооружено что-то, пытающееся упасть и по ощущениям напоминавшее клубок змей. Иногда оно шипело.

Следующая остановка — дворец жен. Тут было просто — ходить, любоваться и пытаться не обращать внимание на шипение на голове и красоты, открывающиеся перед глазами. Жены были большие и толстые, говорить комплименты было все труднее, но сказать нужно было каждой и, как я понял, важно было не повторяться. Комплименты здесь были приняты в духе: «О королева луны, гибкая, как тростник, стройная, как бамбук»… Знать бы еще, что у них хорошо, а что плохо. Может, у них гибкость и стройность не приветствуются. Не факт, что жена должна быть умна или трудолюбива. Выкручивался от противного — перечислял, какой мужчина хотел бы иметь такую жену. Рассказал про всех известных мне выдающихся личностей — от Суворова до Шерлока Холмса. Длинные ножи в руках охраны остались в ножнах — получилось?

Кажется, впервые в Эдеме я был рад оказаться под открытым небом. Все в этой жизни прекрасно в сравнении с обитательницами дворца жен и необходимостью их хвалить. Ну, кроме поездки в Храм.

— Масун!

Переводчик снова был мне рад, он смотрел на меня с ожиданием. Первый, кто обрадуется моей ошибке, будет он. Может, и ребра обгрызать будет первым — вон клыки какие. Нет, пожалуй, не буду давать шанса — очень хотелось перенести посещение Храма на другой день, но не этого ли он ждет?

— Масун, ты расскажешь мне про ваш Храм?

— Да, господин первый комиссар. Но лучше это делать прямо в нем.

Попытка не удалась, но попробовать ведь стоило?

Космическая разведка выдала замечательные снимки барханов, как будто вида снизу и сбоку нам не хватало. Большие суммы, перекочевавшие в карманы местных жителей, в обмен тоже дали не особенно много — одно большое ничего.

Автомобиль остановился, дверь открылась — странно, в этом районе я еще не был, но до центра города отсюда рукой подать, вон башни дворца правителей. А передо мной был вход во что-то квадратное и занесенное песком. Что-то очень знакомое.

Дверь в Храм больше всего напоминала вход в бомбоубежище — небольшая, из толстого металла, такую и гранатомет не возьмет, только зачем, если у местных ничего серьезнее копья не отыскать?

— Господин первый комиссар, проходите, Храм нельзя заставлять ждать…

Упс, минус одно очко. Буду быстрее, вдруг Фриц просто задумался не к месту, Фриц был таким задумчивым…

— Не ударьтесь головой, господин первый комиссар…

Поздно — кажется, до крови — хорошо хоть в последний момент умудрился удержать на голове эту шипящую дрянь. Кстати, на ощупь она скользкая и мерзкая.

— Пока вы привыкаете к свету, я расскажу вам историю нашего народа и приведу вас к алтарю. Вы готовы?

— Я готов. — Я всегда готов, мой Масун. Я буду слушать внимательно, обращая внимание на интонации, на придыхание, на паузы и междометия, так, будто это самое главное, что мне приходилось слышать в своей жизни. Просто потому, что так оно и есть.

* * *

Масун зажег факелы на стенах, сел на корточки и, раскачиваясь и немного подвывая, начал свой рассказ. Он смотрел на меня, не видя и не мигая. Я слушал, и слушали, ни слова не понимающие по-русски двое здоровущих охранников с обнаженными клинками.

* * *

— Этот Храм помнит бога. Этот Храм не место поклонения или мечты. Сюда бог приходил, чтобы работать. Здесь он являл себя нашему народу, и тогда эта земля действительно была Эдемом. Тут он укреплялся, чтобы следовать далеко и близко, тут он принимал решение и отсюда его выполнял.

В других землях другие боги правили, карали и награждали, а здесь бог жил. Бог этой земли дал нам все, а потом ушел. И все, что осталось — этот Храм и вера в то, что когда-нибудь бог вернется. Чужеземец, если ты готов стоять у алтаря бога, если ты готов разделить нашу надежду — останься, если нет — уходи, но уходи навсегда и останься тоже навсегда…

* * *

Масун замолчал. Прошла минута, другая. Я должен был уйти, навсегда. Не бывает в политике «навсегда», пусть попробует кто-то другой. В конце концов, никто никогда не узнает, что я просто испугался…

Я остался. Масун встал, взял меня за руку и повел в глубь Храма. Я не успел понять, что происходит, когда сильный толчок в плечи заставил меня упасть на колени. Шум сзади означал, что и моя стража не осталась стоять.

— Господин первый комиссар, что вы видите перед собой?

Я смотрел в колеблющуюся в свете факелов тьму и видел то, чего здесь никак не могло быть, то, что, вероятно, погубило Фрица. И, если я сейчас не пойму, как правильно отвечать, — погубит меня. Под алтарем были кости — много костей, хотелось бы думать, что мой костный набор не пополнит эту кучу.

— Говорите, господин первый комиссар!

— Масун! Я вижу крест. Я вижу четыре луча и кольцо, объединяющее их. Я не знаю, что это значит, но я стою перед этим прекрасным символом на коленях, потому что уважаю обычаи твоего народа, веру твоего народа и надежду твоего народа.

Ничего не произошло. Не раздался свист лезвия, не щелкнули челюсти. Масун выдержал небольшую паузу и сказал так, будто русский его родной:

— Пойдем?

* * *

Дорога от Храма до Дворца Правителей заняла несколько минут, а церемония во Дворце и того меньше. Договор ждал меня там уже подписанный, правитель не счел меня достойным аудиенции.

Завтра — домой, но я должен спросить. Договор в миссии, и, что бы я ни натворил — это уже мое личное дело…

— Масун, почему вы убили Фрица?

С тех пор как мы покинули Храм, Масун перестал натянуто улыбаться и как-то уже не смахивал на нелюбимого дядюшку. Он рассказывал мне анекдоты и смеялся над моими, он предложил познакомить меня со своей семьей, которая вот-вот должна была прилететь в столицу… Я стал все реже думать об анатомии человека. Сейчас снова мелькнули клыки, но тут же исчезли…

— Ты можешь знать. Ты понял. А Гейман не понял. Он стоял на коленях перед алтарем и не видел его. Он смотрел на четыре луча, на круг, замыкавший их в единство добра и зла, внешнего и внутреннего, отчаяние и надежду, на колонну судьбы, которая пролегает через храм с запада на восток… Он долго стоял, ничего не говорил, а потом спросил, с какой стороны от вентиля наш алтарь. Воин не может поступить иначе, когда слышит такое оскорбление.

— С какой стороны от вентиля? — Нормальный вопрос, я чуть было не задал его, правда, в более грубой форме… Все-таки Фриц был дипломатом в четвертом поколении, а я вполне мог бы быть нефтяником. У нефтяников трудно с почтительностью. Мой дед часто выходил курить у теперь совершенно безопасной компрессорной станции. Когда он думал, что его никто не видит, он тихонько гладил уже навсегда пустую трубу и что-то шептал… Наверное, он тоже мечтал, чтобы от поворота вентиля что-то зависело…

— Масун, а вы едите мясо?

Снова показались клыки Масуна, а через миг на его лице появилась настоящая улыбка.

— Кроты. Я тебя обязательно угощу, поверь, ничего вкуснее ты не ел. В столице — стада самых жирных кротов в стране.

Андрей Буторин

УРОЧИЩЕ ОГНЕННЫХ ДУХОВ

Паровоз, вяло шевеля колесными дышлами, устало отфыркивался, окутывая перрон клубами пара. Поезд почти остановился, а мне все еще казалось, что он прибыл с одной только целью: уничтожить меня. Подмять, раздавить, изрубить тяжеленными ножами-колесами.

Наверное, эта глупая фантазия посетила мою голову оттого, что я в принципе отвык от поездов. А к паровозу в роли локомотива вряд ли уже и привыкну. Он представлялся нелепым и жутким, словно оживший динозавр. Может, именно из-за этого и сам поезд вызывал во мне чувство невольного отторжения. Глупо, конечно. Учитывая, что это была не длинная железная гусеница из воспоминаний молодости, а всего лишь куцый огрызок: за паровозным тендером пристроилось всего три вагона — два пассажирских и крытый грузовой. Все они, потрепанные и грязные, выглядели очень старыми. Да и откуда взяться новым? Последние двадцать лет все мы донашивали то, что осталось от лучших времен.

Второй вагон удивил меня решетками на окнах: ржавыми арматурными прутьями, приваренными явно наспех, вкривь и вкось. Но тут в головном вагоне открылась дверь, и мое внимание переключилось на человека, быстро спустившегося на перрон.

Навскидку он выглядел моим ровесником, вряд ли ему перевалило за пятьдесят. Хотя волос он растерял куда больше моего и посверкивал теперь загорелой лысиной под нежаркими лучами заполярного солнца. Остатки прически густо приправила седина. Седыми были и жидкие усики под длинным, слегка искривленным носом. Одет мужчина был в потертую кожаную тужурку, чем вызвал невольное сравнение с большевистскими комиссарами из старых фильмов. Впечатление усиливала пистолетная кобура, пристегнутая к туго затянутому поверх куртки ремню. Ниже наряд был вполне современным: камуфляжные штаны, заправленные в высокие ботинки армейского образца.

Мужчина огляделся, остановил на мне взгляд и неуверенно кивнул. Я кивнул в ответ и подошел к нему.

Голос у мужчины оказался густым и мягким. Эдаким, как писали в романах, бархатным.

— Иван Игоревич? — спросил «комиссар». Я снова кивнул. Он протянул руку. Ладонь, против моих ожиданий, оказалась твердой, шершаво-мозолистой. — Приятно наконец познакомиться лично. Профессор Губкин.

— Здравствуйте, Василий Артемович, — сказал я. — Мне тоже приятно.

Пожалуй, я не кривил душой. Мой заочный знакомый при личной встрече и впрямь показался мне приятным человеком. Помимо голоса, подкупали еще и глаза: голубовато-серые, умные, без той пренебрежительной снисходительности во взгляде, что зачастую присутствовала у людей высокого положения при вынужденном общении с «плебсом».

На перрон вышли три офицера. Не глядя на нас, двое из них направились ко второму вагону. Лишь один, лет сорока, высокий и плотный, остановился рядом. На нем была полевая камуфляжная форма с полковничьими погонами. Подчеркнуто не замечая меня, он козырнул Губкину:

— Прикажете начинать разгрузку, Василий Артемович?

— Познакомьтесь, — положил мне ладонь на плечо Губкин. — Это наш проводник, Иван Игоревич Фастов.

Я потянул было руку, но военный вновь козырнул:

— Полковник Дубасов.

Он смотрел вроде бы на меня, но взгляд его настолько явно фокусировался где-то за моей спиной, что я ощутил себя прозрачным. Впрочем, полковник быстро перевел взгляд на Губкина и снова спросил:

— Прикажете разгружать?

Профессор покрутил головой и обратился ко мне:

— Где озеро?

— С той стороны. — Показал я на вагон. — Совсем рядом.

— Отсюда можно отчалить?

— Вполне, — кивнул я.

— Начинайте, — сказал Губкин полковнику. Тот, козырнув, зашагал вдоль вагона, а профессор вытянул ладонь в сторону открытого тамбура: — Прошу ко мне.

* * *

В профессорском купе было уютно. Во мне что-то сладко, ностальгически шевельнулось: прежде я любил ездить в поездах, правда, довольствуясь чаще плацкартными местами.

Губкин сел на мягкую бордовую полку, указав на сиденье напротив. Я присел и, внезапно почувствовав робость, стал теребить выцветшую грязно-желтую занавеску. За пыльным стеклом виднелось приземистое, такое же грязно-желтое, здание нашего вокзальчика, где размещалась моя так называемая школа, где жиля сам, и где обитало еще пять семей, не имеющих возможности построить собственный дом.

— Хотите чаю? — спросил Губкин. Он заметил мое смущение и мягко, по-доброму, улыбался.

— Да, — сказал я, хотя чаю не хотел. Мне просто нужно было собраться. Но я тут же почувствовал во рту давно забытый вкус настоящего чая и повторил, с радостью отметив, что нежданная робость столь же внезапно прошла: — Было бы недурно.

Губкин поднялся и скрылся за дверью. Я огляделся. Купе выглядело нежилым. Постельное белье было уже убрано, лишь на перекладине у стены висело аккуратно сложенное полотенце. В вагоне было абсолютно тихо: возможно, профессор с полковником и теми двумя офицерами являлись его единственными пассажирами. Но при чем тут вообще военные? И кто ехал в зарешеченном вагоне?

* * *

Эти вопросы, откровенно говоря, меня не особо интересовали. После того, как уехали Катя и Олюшка, меня вообще мало что интересовало в жизни. Любимой работы не стало двадцать лет назад. Кому нужны программисты, когда нет промышленности, нет экономики, науки, нормальной системы образования? То, что от них осталось, вполне обходилось без компьютеров. А уж сельскому хозяйству — основной теперь отрасли — было и вовсе не до них.

К тому же — экономия во всем. Какие уж тут компьютеры-Интернеты и прочее баловство? Впрочем, мой древний ноутбук все еще работал. Аккумулятор давно не держал заряд, но от сети — когда в ней был ток — он по-прежнему исправно пахал. Жаль, не буквально. Пахать — в прямом смысле слова — было сейчас куда актуальней. Но я не умел пахать в этом смысле. А потому обучал, чему мог, местных детишек. Увы, их осталось всего трое. Двадцать лет назад в городе было три школы, а теперь он пуст и заброшен, люди перебрались ближе к земле — огородам, к озеру — рыбе, и лесу — грибам-ягодам и зверью-дичи. От двадцатитысячного населения осталось полторы сотни взрослых и трое детей. И один никому не нужный программист. Надо ли говорить, как я обрадовался, когда мне позвонил Губкин? Сам способ, которым он со мной связался, выходил за грани реальности. Из областного центра, который еще существовал за счет моря и рыбы, прибыла в первых числах июня подвода. Железной дорогой давно не пользовались, потому что не было паровозов, да и нечего было по этой дороге возить. А на лошадях, запряженных в старые, разбитые легковушки, мы раз-другой за год в центр выбирались. Так вот, подвода прибыла в начале лета; это был переоборудованный под гужевую тягу микроавтобус, запряженный двумя лошадьми. Автобус был милицейский, с облезлой синей полосой по белому борту, и поселок — без того малолюдный — тут же вымер. Как оказалось, напрасно, поскольку прибыли по мою душу. Но не забирать — да и за что, собственно? — а, напротив, чтобы мне кое-что передать. Спутниковый телефон! Я бы подумал, что это глупый розыгрыш, если бы не вытаращенные от подобострастия глаза областного начальника, который привез его лично. Через этот-то телефон я и пообщался впервые с профессором Губкиным. То, что он мне сказал, я тоже долго не мог воспринять всерьез. До сегодняшнего дня. Вот до этого самого момента.

* * *

— Кто заказывал чай? — вывел меня из раздумий жизнерадостный голос Губкина. Профессор вошел в купе, держа в одной руке два стакана в подстаканниках, а в другой — бумажный пакет.

— Извините, сахара нет, — сказал Губкин, поставив на столик стаканы. — Зато остались сухарики, — протянул он мне пакет. — Приятного аппетита.

Чай был остывший и плохо заваренный. Скорее всего, заварка использовалась по второму, а то и третьему разу. Но все равно, это был чай! Настоящий, а не суррогат из листьев брусники, иван-чая и прочих заменителей. Губкин, потягивая из стакана, улыбался и глядел на меня. Мне это не понравилось. Профессор заметил это и перевел взгляд за окно.

— Что это у вас там? Мельница? — Дернул он подбородком.

— Ветряк, — сказал я. — Местная электростанция. Смастерил один умелец.

— Вот как? А разве областной центр не снабжает вас электричеством? Там ведь, насколько я знаю, работают приливные станции.

— Снабжали. Но провода рвутся, подстанции выходят из строя. Первое время еще восстанавливали, но вот уже лет десять как бросили. Некому этим заниматься. Да и кому мы нужны?

— Лично вы нужны мне, — очень серьезно сказал Губкин и посмотрел мне в глаза, — И стране.

Он отставил в сторону пустые стаканы, поднялся, снял с багажной полки чемоданчик, достал из него лист бумаги и положил его на столик. Бумага была очень хорошей, белой и плотной, наверняка еще из старых запасов. На ней красовалась цветная карта. Точнее, фотоснимок, сделанный, судя по масштабу и охвату, из космоса. На меня снова повеяло ностальгией. Я бережно взял снимок в руки. Он показался мне знакомым. Ну да, вот наше озеро, вот — светлые точки зданий города, а вокруг — леса, сопки, болота, речушки… Какие-то цифры внизу снимка. Из них понятны только те, что означают дату. Июнь нынешнего года.

— Постойте! — Чуть не выронил я лист. — Вы хотите сказать, что это снято два месяца назад?..

— Ну да. Почему это вас удивило?

— Разве сейчас… запускают спутники?

— Нет, — печально помотал головой Губкин. — Но многие старые спутники, которые были запущены на высокие орбиты, еще летают. А некоторые из них продолжают работать. Вы ведь не удивились, когда мы говорили по спутниковому телефону?

— Удивился, — честно сказал я. — Но связь — это все же понятно…

— А разведка важна не менее связи, — понизил голос профессор. — Особенно — разведка полезных ископаемых. Тем более — нефти.

— Что? — поперхнулся я давно проглоченным сухарем. — Какой нефти, профессор? Ведь она же вся…

— Не вся! — резко перебил он меня. И более мягко добавил: — Надеюсь, не вся. Мы с коллегами высказали надежду, что зараза могла не добраться до полярных районов. И, похоже, мы не ошиблись.

Вот, — ткнул он пальцем в снимок, — это ведь то место, что вы описали в книге?

Я посмотрел, куда указывал палец. Это было Урочище Огненных духов, как называли его нееты. Четверть века назад я всерьез увлекался краеведением, изучал легенды коренной народности, которая и сама-то стала почти легендой. А в городе из неетов жили вообще единицы. С одним из них, Данилой Пахомовым, Данькой, мы даже стали друзьями. Я написал тогда книгу… Ну, не книгу, брошюрку, в которой описал и наш с Данькой поход к древнему Урочищу. Из-за нее-то и позвонил мне в июне Губкин. Он не скрывал, что ему от меня надо. Он хотел, чтобы я провел туда его. Только я не мог понять — зачем. И вот теперь…

Я кивнул.

— Да, это то место.

— Специальная аппаратура спутника, спектрографическая, в частности, сумела выявить в этом месте наличие живой нефти. Точнее, газов, сопровождающих ее залегание. Поверхностное, судя по всему, залегание. И, скорее всего, не в поровых коллекторах, а в пластовых залежах, возможно — попросту в свободном, так сказать, виде, всего лишь прикрытое вот этим, — пощелкал он по фотографии ногтем, — каменным колпаком. Вы представляете, что это значит?

Я представлял плохо. Нефть на Земле была заражена двадцать лет назад. Неважно, по чьей вине и как. Но она умерла, погибла, превратилась в бурую грязь, вонючие помои. Заражение прошло по планете единой волной, за несколько дней не оставив на ней ни капли нефти. Неужели могло быть правдой то, что говорил профессор?

— Но даже если это так, — слегка пришел я в себя, — то этой нефти очень мало! Это же капля в масштабах планеты!..

— Ну, во-первых, нас больше интересует отдельно взятая страна, нежели вся планета, — улыбнулся довольный произведенным эффектом профессор, — во-вторых, спутники обследовали не все полярные районы, а в-третьих… В-третьих, у нас имеются некоторые соображения, знать о которых, вам, увы, не положено. Но вы окажете огромную услугу стране, если выполните то, о чем я вас просил.

— Проводить вас к Урочищу… — прошептал я, словно во сне.

— Проводить нас к Урочищу, — положил мне ладонь на плечо Губкин. — А сейчас пойдемте посмотрим, как там идет разгрузка.

* * *

Разгрузка шла полным ходом. По брусьям-лагам в стоящие на земле железные тележки из товарного вагона спустили шесть новеньких, тускло поблескивающих шаровой краской баркасов. Все это делали… женщины. Молчаливые, угрюмые женщины в серой, под цвет лодочных бортов, одежде. Около десятка военных с автоматами наперевес наблюдали за работой. Я недоуменно посмотрел на Губкина. Тот уловил мой взгляд, поежился и буркнул:

— Кого дали…

— Кто дал? В каком смысле дали?

— Работников. Мне ведь нужны работники, — повернулся ко мне профессор. Усы его обиженно подрагивали. — Я попросил — мне дали. Заключенных.

— Но почему женщин?

— Потому что мужчины заняты на более важных работах, — сказал Губкин с сарказмом. Но продолжил уже другим тоном, будто бы даже оправдываясь: — Вы ведь понимаете, что стране нужны руки! И потом, что вы так переживаете? Выгрузить баркасы — самая тяжелая части работы. Да и то, вы же видите, они без труда с ней справляются. А потом — короткое плавание, совсем небольшой поход по лесу… Это ведь почти турпоход! Они даже рады развеяться.

— Что-то не вижу на их лицах радости, — буркнул я. — И бочки… — Я увидел, как из вагона сгружают большие, около метра высотой, ярко-синие железные бочки. — Они ведь понесут их назад полными?

— Я надеюсь, — выделил голосом Губкин, — что они понесут их полными. — Он угрюмо засопел. — Но ведь нести будет недалеко. Вы же сами говорили, что от Урочища до озера километров десять. Да еще под горку. Сделаем носилки… В бочках чуть больше двухсот литров, нефть легче воды, так что вес будет примерно как у тучного человека. В конце концов, они заключенные, Иван Игоревич! Они нарушили закон, а теперь честным трудом искупают свою вину. Ничего с ними не случится.

Настроение у меня испортилось. Стала портиться и погода. На севере это случается часто и происходит быстро. Подул ветер. На чистое синее небо натащило облаков, которые в считаные минуты затянули его сплошной светло-серой пеленой. Стал накрапывать мелкий дождик.

Я набросил на голову капюшон ветровки и продолжил смотреть, как работают женщины. Я насчитал ровно пятьдесят человек. Дружно и споро они погрузили бочки в баркасы, затем встали по шестеро-семеро вдоль бортов и покатили лодки к озеру. Все это получалось у них довольно ловко и с виду действительно легко. Я уже стал жалеть, что сцепился по этому поводу с Губкиным. В конце концов, профессор и впрямь был не виноват, что ему выделили женщин.

Я бросил вслед заключенным работницам взгляд и стал уже поворачиваться, как мое внимание привлекла худенькая фигурка, что толкала в корму последний баркас. Женщина выглядела совсем юной. Она была на голову ниже товарок, из под серого платка выбилась светло-русая прядь. «Совсем как моя Олюшка, — обожгло меня холодом. — А вдруг?..» Но военный, следовавший за девушкой, прикрикнул: «Зарецкая! А ну, приналяг!» — и холод исчез. Я быстро отвернулся.

Губкин озабоченно переводил взгляд с неба на потемневшее озеро, покрывшееся гребнями волн.

— Можно переждать, — перехватил я его взгляд.

— А если станет еще хуже?

— Вполне возможно, — сказал я. — Это север. Угадать трудно.

— Тогда выйдем сейчас. Как только механики наладят машины.

Только теперь, когда первые баркасы спустили на воду, я заметил посреди каждого из них большие черные короба, к одному из которых двое военных крепили трубу.

— Ого! — не удержался я. — На паровом ходу! Не оставите парочку после того, как вернемся? Нашим рыбакам они бы очень пригодились.

— А уголь где будете брать?

— Тьфу ты, — сказал я. — Ну, хоть на веслах. Или парус бы приспособили.

— Посмотрим, — буркнул профессор. — Сначала нужно вернуться.

Похоже, настроение испортилось и у него.

* * *

Пары развели быстро. Деловито зачавкали моторы. Над трубами всех шести баркасов заклубился, прижимаясь к воде, черный дым. В пять лодок, по десять в каждую, посадили женщин. Туда же, по двое, расселись военные. Все они оказались офицерами, в званиях от лейтенанта до капитана. Меня неприятно удивило, что каждый из них, помимо АКМов, был вооружен еще широким длинным ножом, висевшим на поясе в ножнах, а также подсумком с гранатами. Как на войну собрались, неприязненно подумал я. Впрочем, наверное, так было положено. Время хоть и не было военным, но и очень уж мирным его трудно было назвать.

Я сбегал на вокзал за рюкзаком, и мы с профессором и полковником зашли на головной баркас. Молоденький лейтенантик растянул над нами брезентовый полог и встал у машины.

Стоило отчалить от берега, как прекратился дождь и стих ветер. И хоть небо оставалось затянутым, на душе стало радостней, будто сама природа дала нам «добро».

Я посмотрел на сидевшего рядом профессора. Он был нахохлен, словно замерзший воробей, и чрезвычайно задумчив. Кожаная кепка, которую он достал из рюкзака и надел лишь перед самым отправлением, была надвинута по самые брови. Сидевший позади нас полковник даже на окружавшие озеро сопки поглядывал свысока. Похоже, он презирал их за недостаточную высоту и малую лесистость. Лейтенантик периодически подбрасывал в топку уголь, управлял баркасом и не обращал внимания на окружающие пейзажи.

Ближе к корме лежали свернутые в бухты шланги и некий разобранный механизм, в котором я угадал насос по длинному, с двумя поперечными рукоятями, коромыслу.

«Неужели и впрямь мы будем качать… нефть?» — подумалось мне. В это совершенно не верилось. Не удержавшись, я спросил у профессора:

— Василий Артемович, ну хорошо, найдем мы там нефть. Накачаем. Сколько у нас бочек? Пятьдесят? По двести литров в каждой — значит, десять тысяч литров, так?

Губкин оторвался от дум и, посмотрев на меня, кивнул.

— Это, конечно, немало, — продолжил я. — Но, в принципе, это же капля в море! Зачем столько хлопот? Можно было сходить туда налегке, разведать, взять пробы, а потом, если нужно, организовать нормальную добычу. Не мне, конечно, советовать…

— Вот именно! — прожег меня взглядом Губкин. Но тут же смягчился, положил мне ладонь на плечо и тихим, едва перекрывающим чавканье двигателя голосом сказал: — Вы меня простите, но это и правда секрет. Не лично мой, как вы понимаете. Это ведь дело большой государственной важности. Но я вам скажу одно… — Тут глаза профессора заблестели, он придвинулся ближе и горячо зашептал мне в ухо: — Я сделал открытие! Я научился восстанавливать нефть, лечить ее. Да-да! Именно лечить. Суть метода я не могу вам открыть, но проблема состоит в том, что для восстановления мертвой нефти нужна нефть живая. В незначительных количествах, но нужна. Эти десять тысяч литров, что мы привезем, превратятся…

— Профессор! — раздался грозный рык сзади. — Не забывайтесь!

— Это вы забываетесь, полковник, — обернулся Губкин. — В конце концов, это мой проект…

— Ваш, — ответил, будто сплюнул, Дубасов. — Вот и держите его при себе. В противном случае тех, кто узнает лишнее… — Он положил руку на кобуру. — Надеюсь, вы поняли.

* * *

Оставшиеся два часа плавания прошли в полном молчании. Я пытался осмыслить то, что узнал, но, понимая разумом безусловную нужность мероприятия, обещавшего поистине фантастические перспективы, морально все больше и больше раскисал. Что-то подспудно грызло мне душу. Снова вставала перед глазами картинка: прущий прямо на меня поезд, огромные стальные колеса, готовые изрубить меня на куски…

Я задремал, и очнулся, лишь когда Губкин стал трясти меня за плечо:

— Судя по карте, мы уже рядом. Где лучше причаливать? Где тропа?

Я посмотрел в сторону берега. На фоне серого неба темнела длинная невысокая гряда. Вскоре я увидел и бухту, куда приставали когда-то мы с Данькой. Я указал на нее рукой. Дубасов поднялся и замахал следовавшим за нами баркасам.

Вскоре наша лодка мягко прошуршала днищем о каменистое дно. Полковник вышел первым и отправился к причаливающим баркасам с женщинами. Губкин остался на месте. А мне не терпелось размять ноги.

Балансируя на мокром носу баркаса, я пропустил момент, когда это случилось, а, услышав крики и повернувшись к соседней лодке, увидел лишь бегущего к кустам военного, срывающего с плеча автомат. Крикнув: «Стоять!» — он передернул затвор и с треском вломился в гущу молодого березняка. Заметались по берегу успевшие сойти с лодок женщины. Теперь уже крики «Стоять!» слышались отовсюду. Клацали затворы автоматов. Прозвучала наконец и первая очередь.

— Не стрелять! — завопил вскочивший с сиденья профессор. Оттолкнув меня, он резво выпрыгнул на берег и помчался к Дубасову.

— Прикажите, чтобы никто не стрелял! Нельзя! Ни в коем случае!..

— Они стреляют в воздух, — огрызнулся полковник. — Не лезьте не в свое дело.

Как раз в этот момент раздалась еще одна очередь. Совсем короткая, два-три такта. Звук шел из леса.

— А он?! — вновь закричал Губкин. — А тот? Он тоже стреляет в воздух?! Он не убьет ее?..

— Не убьет, — ответил Дубасов. Но уверенности в его голосе не было. Он повернулся к своим и крикнул: — Старший лейтенант Кожухов! Бегом к Селиванову! Приказ: не стрелять. Брать дуру живьем.

Но не успел офицер добежать до кустов, как оттуда вышел упомянутый Селиванов. Он был бледен и судорожно сжимал в руках автомат.

— Где?! — рявкнул полковник. — Она жива?

Селиванов икнул. Помотал головой. С его белого лба капал в траву пот.

Дубасов медленно расстегнул кобуру. Достал пистолет и приставил дуло к потному лбу офицера.

— Нет!!! — опять завопил Губкин. — Не надо! Ни одной капли крови не должно быть пролито зря!

* * *

Мы рассчитывали дойти до Урочища к вечеру, но разыгравшаяся трагедия спутала все планы. Пока наводили порядок, искали и хоронили застреленную женщину, совсем стемнело.

— Полярный день, полярный день!.. — угрюмо бурчал профессор. — Где он, ваш полярный день?

— В наших широтах он только до конца июля, — машинально сказал я, все еще переживая случившееся. — А теперь уже август. Да и пасмурно.

Губкин досадливо отмахнулся и пошел к полковнику. После короткого разговора Дубасов стал зычным голосом отдавать распоряжения насчет подготовки к ночлегу. Офицеры, державшие на мушке сбившихся в кучу женщин, разделились. Часть их осталась с заключенными, приказав тем сесть на землю. Другие побежали разводить костры и ставить палатки. Почему-то всего две.

Я смотрел на их действия, но думал совсем о другом. Я вспоминал свой разговор с профессором, когда почти в открытую обвинил его в том, что он взял в качестве подсобных рабочих женщин. Но я многого не знал и позже вынужден был признать свою неправоту. И вот теперь я еще раз убедился, какой же на самом деле хороший человек Губкин. Он не просто переживал за несчастных женщин, он сам чуть не бросился под пули, лишь бы в них не стреляли. Да что там женщины — он и за офицерика этого безмозглого вступился. А ведь, говоря откровенно, я бы не очень пожалел, если бы полковник того расстрелял.

В конце концов, было за что. Смерть за смерть, все справедливо.

Как оказалось, одна палатка предназначались для нас с Губкиным и Дубасовым, а вторая — для офицеров охраны, свободных от несения караула. Женщин рассадили вокруг центрального костра, еще шесть горело по окружности поляны.

Снова заморосил дождь. Поужинав, как и все мы, перловой кашей с редкими волокнами тушеной говядины, женщины легли там, где и сидели, тесно прижавшись друг к другу. Глядя на них, мокнувших под дождем, мне было стыдно залезать в палатку. Но и оставшись под ночным мокрым небом, я бы ничуть не облегчил их участь. К тому же меня позвал недовольный голос профессора:

— Иван Игоревич! Где вы там? Учтите, подъем в пять утра.

* * *

Утро выдалось солнечным. Мне всегда нравился северный лес — невысокий, редкий, очень легкий, воздушный, будто ручное плетение. Катя любила вязать крючком белые ажурные салфетки под вазы. Вот и этот утренний лес был словно связан из кривоватых стволов берез и длинных ярких лучей утреннего солнца.

Настроение мое было под стать этой идиллии. До тех пор, пока взгляд не наткнулся на земляной холмик с краю поляны.

Позавтракали очень быстро. Столь же быстро собрались и тронулись в путь.

Я шел впереди, отыскивая изрядно заросшую тропку. Порой она и вовсе пропадала, и тогда приходилось идти наугад, выбирая наиболее удобные проходы между деревьями, кустами и большими камнями, которые стали попадаться все чаще.

Идти пришлось в гору, и хоть уклон был не слишком крут, я старался сдерживать шаг, чтобы не так уставали идущие позади женщины. К тому же они несли за спинами тару под нефть, Она была не очень тяжелой, но все-таки. Пустая бочка весила около двадцати килограммов, я узнал специально. Каждая из них была обмотана веревкой, концы которой, переброшенные через плечи, кто-то из женщин связал на груди, кто-то просто держал руками. Постоянно оглядываясь, я видел, как то одна, то другая из заключенных нагибались, чтобы сорвать и бросить в рот горсть спелой черники, щедро усыпавшей склон. Охранники покрикивали на своих подопечных, но скорей для проформы, поскольку и сами то и дело наклонялись, чтобы зачерпнуть горсть ягод.

Вскоре руки и губы женщин стали темно-лиловыми от черничного сока, и на многих лицах появилось выражение если не радости, то некой умиротворенности, а порою проскальзывало и некоторое подобие робких улыбок.

Губкин тоже заметил это. Он посмотрел на меня, иронично прищурился и шевельнул усами. Дескать, что я говорил? Турпоход! Прогулка в удовольствие.

Теперь я бы согласился с ним полностью и дал бы себе зарок не делать впредь поспешных выводов. Если бы не земляной холмик, оставшийся на поляне.

* * *

Чем ближе подбирались мы к краю гряды, тем реже и ниже становилась растительность. И без того невысокие северные березки сменились карликовыми. Редкие ели все ниже прижимались к земле; вскоре от них остались лишь плоские хвойные нашлепки, похожие на срубленный и разбросанный лапник. Это была уже тундра — царство ягеля, оленьего корма, будто грязным весенним снегом облепившего верх склона.

Добравшись до каменистого гребня, я остановился, поджидая остальных. Даже Губкин, весь путь державшийся бодро, заметно отстал. И все же именно он поравнялся со мной первым. Тяжело и часто дыша, он несколько минут стоял согнувшись, уперев руки в колени. Потом выпрямился, снял кепку, отер ладонью лысину и посмотрел за гребень, где, окруженная невысокими зубчатыми склонами, словно лунный кратер, лежала широкая и круглая каменная долина, почти лишенная растительности. Лишь с противоположной стороны, там, где в гребне зияла широкая «щербина», виднелось зеленое пятно.

— Пришли? — спросил он, хотя это было ясно и так. — Где вход?

— Пещера? Вон там, слева, за выступом, — показал я.

— Пойдемте, — воскликнул Губкин. — Ну же, пойдемте туда!

Теперь уже мне пришлось догонять Губкина. Его фигура скрылась за упомянутым скалистым выступом, и я прибавил шагу. А когда снова увидел профессора — у самого входа в пещеру, — тот лихо отплясывал. Натурально. Вприсядку.

— Пахнет! Пахнет! — закричал он, бросаясь ко мне. — Вы понюхайте, пахнет ведь! Там нефть!..

Он вцепился мне в рукав и потащил к пещере. Но я выдернул руку и замотал головой:

— Нет, Василий Артемович, надо подождать остальных. Туда опасно лезть в одиночку. Меня и неет в прошлый раз предупреждал…

— Но нас же двое! — не унимался Губкин. — Пойдемте, прошу вас.

— Нет, — сказал я. И чтобы профессору не приспичило снова тащить меня за рукав, уселся на камень, сложив на груди руки.

— Тогда я пойду один, — буркнул Губкин и решительным шагом направился к входу.

Чертыхнувшись, я стал подниматься, но мое вмешательство не потребовалось. Из пещеры вдруг вышел человек и, раскинув руки, встал на пути профессора. Тот замер с поднятой ногой. Я же, напротив, вновь рухнул задом на камень.

Человек был очень стар. Его длинные седые спутанные волосы свисали неопрятными сосульками почти до пояса. Бороду словно кто-то ощипал, оставив лишь несколько жиденьких перьев. Из одежды на старике был лишь грязный, облезлый кусок шкуры, наискось переброшенный через плечо и обернутый снизу вокруг худющих бедер. Да и сам этот «пещерный житель» был страшно худым. Не верилось, что в таком немощном теле могла еще держаться душа. Но когда он заговорил, голос его оказался сильным и громким.

— Не делай больше ни шагу, — сказал он на чистом русском языке.

Услышанное сняло оцепенение с Губкина. Он опустил ногу и спросил:

— Почему это, собственно? И кто вы такой?

— Нельзя тревожить Огненных духов, — ответил старик, продолжая держать руки раскинутыми. — Я стерегу их покой.

— Он что, и тогда стерег? — Обернулся ко мне Губкин. Судя по голосу, он полностью пришел в себя.

Я помотал головой. А потом сказал:

— Может, потому что я был тогда с неетом. Это ведь тоже неет.

— Ну вот что, папаша, — сказал профессор и хотел по привычке положить старику на плечо руку, но в последний момент отдернул ее и даже убрал за спину. — Мы твоих духов не тронем. Мы только туда быстренько сходим и посмотрим, как они там. — Он попытался обойти старика, но тот шагнул в ту же сторону и снова оказался перед Губкиным.

— Эй, дед, а ну уйди! — послышалось сзади. Оказывается, часть наших спутников уже подошла, и теперь к старому неету уверенно шагал полковник Дубасов, на ходу расстегивая кобуру.

— Погодите, полковник, — скривился профессор. — Сейчас я с ним договорюсь. Давайте дадим ему спирту. У нас ведь полно спирта! Вы любите спирт? — вновь повернулся он к старику.

— Да чего с ним церемониться!.. — Полковник достал пистолет и прицелился в неета. — А ну уйди, кому говорят, а то стрельну!

Губкин, который до этого лишь растерянно вертел головой, подпрыгнул вдруг и замахал руками:

— Нет! Не-е-ет! Здесь нельзя стрелять! Ни в коем случае нельзя! Вспыхнет газ, загорится нефть!.. Немедленно уберите пистолет.

Дубасов неохотно спрятал оружие в кобуру. Оглянулся, выхватил кого-то взглядом, мотнул головой:

— Кожухов, Аброськин! Взять, увести.

Двое военных подбежали к неету и уже протянули к нему руки, как тот вдруг проворно отпрыгнул назад, сунул ладонь под шкуру и вынул оттуда какой-то черный комок, который вспыхнул прямо в руке. Издав горловой торжествующий возглас, старик юркнул в пещеру и метнул в ее глубины огненный сгусток.

Не знаю, как я успел соскочить с камня и допрыгнуть до Губкина, но, лишь только я сбил его с ног, увлекая своей инерцией в сторону, из пещеры с ревом вырвалось пламя. Я чувствовал, как трещат на голове волосы, слышал, как верещит подо мной профессор, а еще услыхал звериный рык Дубасова: «Гранаты!»

Я повернул голову и увидел, как черный, похожий на исчадие ада полковник срывает подсумок с пылающего человека. В следующий миг Дубасов ринулся прямо в огненный шквал. А еще через несколько мгновений, или минут, или даже часов — я убедился, что время и впрямь умеет сворачиваться и растягиваться — земля дрогнула, ахнула, заскрежетала… Я вжался лицом в спину профессора, а по моей спине забарабанили горячие камни. Один из них саданул по голове, и на какое-то время я отключился, а когда пришел в себя, огня уже не было. Как не было и входа в пещеру. Его полностью завалило рухнувшим сводом.

* * *

Дальнейшее я помню урывками. Сказались, видимо, удар по голове, а возможно, и легкая контузия. Но больше всего, думаю, весь этот хаос — обугленные тела двух офицеров, стоны обожженного Кожухова, вопли мечущегося профессора, истерический плач женщин… Моя психика отказывалась принимать это.

Но постепенно все улеглось; трупы унесли, Кожухова перевязали, женщин успокоили. И только Губкин продолжал метаться, держась за испачканную сажей лысину — кепку он в суматохе потерял. «Все пропало! Все пропало!.. — причитал профессор. — Без техники нам ничего тут не сделать!»

Почему-то мне больше всего было жаль именно его. Я хорошо понимал, что такое крушение надежд. Поглаживая ноющую перебинтованную голову — совершенно не помня, кто и когда ее забинтовал, — я поднялся на ноги — оказывается, все это время я сидел, прислонившись к скале, — и подошел к Губкину.

— Профессор, — едва ворочая во рту шершавым языком, сказал я, — Василий Артемович… Не надо, что уж вы так? Главное, нефть не загорелась. Дубасов — вот ведь какой!.. Спас, не растерялся. Ценой жизни.

— Что?.. — поднял на меня слезящиеся пустые глаза Губкин. — Спас? Он же гранаты!.. Он же хотел…

— Да нет же… — поморщился я. — Он все правильно сделал. Единственно правильно. Сбить пламя взрывом, так делают… А то, что свод рухнул, — и вовсе хорошо, доступ кислороду перекрыт оказался.

— И наш доступ! — взвизгнул Губкин. — Наш доступ тоже теперь перекрыт!

— Но могут ведь быть и другие проходы…

— Что?! — Профессор вцепился в отвороты моей ветровки и часто-часто заморгал. — Другие? Где?!

— Я не знаю, надо искать. Нас же много, надо разделиться и пройтись по всей долине.

Губкин тут же оставил меня и помчался к офицерам, саперными лопатками закапывающим тела погибших товарищей.

* * *

Искать начали сразу после похорон, даже не пообедав. Да и какой там обед — никому бы кусок не полез в горло. Командование принял капитан Саленко, черноволосый офицер со слегка оттопыренной нижней губой, отчего лицо его казалось по-детски обиженным. Вряд ли ему было многим более тридцати. В отличие от покойного Дубасова, он был не слишком уверен в себе. Смотрел, кивая, на Губкина, сразу признав главного в нем. Так ему, видимо, было проще. Впрочем, я думаю, Губкину тоже.

Профессор велел первым делом сдать ему все спички. Он бы с радостью отобрал и оружие — я видел, с какой тревогой поглядывал он на автоматы и подсумки с гранатами, — но это было бы уже чересчур. К тому же сорок девять женщин являлись все-таки не туристками, а заключенными. В итоге, Саленко выстроил их вперемешку с военными в длинную цепь интервалом в пять-шесть метров между звеньями и, дав отмашку, повел по Урочищу.

Разумеется, Губкин тоже не смог устоять на месте и двинулся в противоположную сторону. Ну а я пошел поперек общему движению, решив осмотреть островок зелени на противоположном краю.

Я дошел туда довольно быстро — ширина долины вряд ли составляла и километр. Зелень оказалась довольно густым, хоть и низкорослым осинником, плавно уходящим за край почти отсутствующего тут гребня. Не забираясь вглубь кустарника, я дошел до конца Урочища и посмотрел вниз. Склон оказался гораздо круче, чем с той стороны, откуда пришли мы, но зато более заросшим кустами и деревьями. Я глянул вдаль. До самого горизонта простирались одни леса и болота с ртутно блестящими каплями мелких озер. Здесь и раньше-то несильно заметны были следы цивилизации; теперь же о ней не напоминало совсем ничего.

Я повернулся и зашагал обратно. Но теперь я взял чуть правее и довольно скоро увидел разлом. Длиною он был с десяток, не более, метров, зато поперек я мог бы легко его перепрыгнуть в любом месте, а кое-где и попросту перешагнуть. Книзу же трещина резко сужалась, так что вначале мне показалось, что каменные стены на ее дне плотно сжаты. Но потом я все же заметил в одном месте черную щель длиною в полметра, в которую, наверно, с трудом пролезла бы рука. Однако еще до этого я увидел то, отчего едва не свалился вниз. Там, где смыкались скалистые края расщелины, с одной стороны разлома все было усыпано костями. Судя по многочисленным черепам — человеческими. Их было много, очень много, этих «мертвых голов», не менее двух-трех десятков. Одни были совершенно целыми, выбеленными дождями и ветром, другие пожелтели от времени, какие-то и вовсе развалились на куски.

И тут я кое-что вспомнил. Да-да, я читал и слышал, что раньше нееты практиковали жертвоприношения. Правда, в основном в жертву духам приносили животных и дичь. Людей — лишь в исключительных случаях, чтобы задобрить особенно страшных и злых духов. Но ведь как раз такими и считали нееты Огненных духов этого Урочища! И Данька мне об этом рассказывал. Кстати, в своей книге я об этом тоже упоминал. Я вспомнил еще, что хоть Данька и говорил, будто слышал от дедов о человеческих жертвоприношениях, но подтверждения этому мы тогда не нашли. Правда, мы заходили лишь в обрушенную ныне пещеру, да и то недалеко.

До дна разлома, где чернела щель, было метра два. Я лег у края, опустил голову и принюхался. Ну да, пахло так же, как возле пещеры — чем-то вроде асфальта или мазута. Только запах тут был менее сильным — видимо, нефть была далеко. Я поднялся на ноги и, морщась от головной боли, закричал и замахал руками.

Ликование Губкина превзошло все мои ожидания. Он снова, как возле пещеры, пустился вприсядку. Затем кинулся к заключенным, выдернул одну женщину и принялся кружить ее в неком подобии вальса. Женщина испуганно взвизгивала. Остальные — и охранники, и их подопечные — в голос смеялись; неподдельная радость профессора передалась всем.

Когда первые восторги улеглись, Губкин подошел к расщелине и приказал всем замолчать. Он поднял с земли камень и кинул его в щель. Я понял смысл этого действия, и принялся молча отсчитывать секунды: — и-раз, и-два, и-три, четыре… всплеск!

Профессор дернул головой и нахмурился.

— Около восьмидесяти метров, — тихо сказал я.

— У меня вышло больше, — буркнул Губкин и посмотрел на военных. — Кто из вас техники? Какова длина шлангов?

— Две бухты по двадцать метров, — виновато развел руками один из них.

— Ч-черт, — топнул профессор. — А веревка хотя бы у вас есть? Метров сто? Надо спустить вниз какую-нибудь емкость.

— Цвырко, принеси веревку, — сказал кому-то Саленко.

Лейтенантик, что управлял нашим баркасом, кинул под козырек руку и побежал к оставленной возле скал амуниции. Вскоре он вернулся с большим веревочным мотком. Капитан Саленко отстегнул от пояса флягу, вылил из нее остатки воды и стал обматывать горлышко веревкой. Через минуту фляга, глухо побрякивая о каменные стены, пошла вниз. Капитан опускал ее сам. Как мне показалось, не оттого, что не умел и не любил приказывать, просто ему захотелось быть лично причастным к происходящему. Как бы то ни было, минут через пять бурая от нефти фляга, роняя за собой тяжелые грязные капли, показалась из щели.

— Давайте, давайте! — бросился к расщелине Губкин. Едва не сорвавшись, он ухватил рукой мокрую, маслянисто блестевшую веревку и потянул к себе флягу. Взял ее, словно священный сосуд, обеими ладонями и поднял к носу.

— Нефть!.. — выдохнул он и, закрыв глаза, пробормотал: — Ничего… Теперь все будет прекрасно. Все, что от меня зависело… Осталась самая малость.

* * *

За всеми бурными событиями я и не заметил, как подступил вечер. Небо с западной стороны расцвело буйными красками, и я, подняв голову, замер, очарованный его внеземной, тревожно-зловещей красотой. А потому не увидел, как профессор отвел в сторону капитана Саленко. Заметил, лишь когда они возвращались к основной группе. Саленко, дав приказ двум офицерам приглядывать за заключенными, пошел с остальными к осиннику. Я не придал этому большого значения; к тому же ко мне вдруг подошел Губкин, который был непонятно возбужден, и завел странный разговор о погоде, надоевших ему комарах и прочей ничего не значащей ерунде. Потом спросил, не хочу ли я выпить, но, услышав, что я совсем не употребляю спиртного, так же внезапно замолчал и удалился.

А комары и впрямь начали досаждать. Вечер выдался очень тихим, безветренным, и жужжащие кровососы вились вокруг нас тучами. И если для меня, человека местного, они были делом привычным, то бедным женщинам приходилось несладко, тем более что дующий теперь на воду Губкин запретил разводить костры. Я сходил к осиннику, нарвал веток и попросил охранников раздать их несчастным, чтобы хоть как-то отпугивать зудящую нечисть.

Ужинать пришлось сухим пайком, запивая его холодной водой. Впрочем, никто не жаловался, а машущие ветками женщины даже выглядели необычно радостными. Но их можно было понять: назад придется нести пустые бочки, да и рейс предстоял лишь в одну сторону, ведь бочки, наполненные нефтью, пришлось бы тащить к лодкам по двое, а значит, нужно было бы возвращаться за оставшейся половиной. Кто-то из заключенных даже попытался запеть, но охранники тут же пресекли это начинание.

Палатку на сей раз почему-то разбили только одну — для нас с профессором. На мой вопрос он ответил, что ночь теплая, дождя нет, военные — люди привычные, поэтому и особой надобности во второй палатке не возникнет. По сути, так все и было, но что-то мне в ответе Губкина не понравилось. Как-то преувеличенно бодро, слишком настойчиво он говорил, словно пытаясь меня в чем-то убедить. Но я так устал, так вымотался за этот день морально и физически, что снова не придал значения своим подозрениям. К тому же у меня дико разболелась голова. Поэтому я первым залез в палатку и почти сразу заснул.

* * *

Я так и не узнал, ложился ли вообще в эту ночь профессор. Когда я проснулся, разбуженный неясными шорохами, в палатке его не было. Я сел и прислушался. Мне показалось, что невдалеке, шурша мелкими камешками, кто-то прошел. Я откинул полог и выглянул наружу. В небе висела половинка луны; виден был темнеющий неподалеку осинник и лежащие рядом с ним женщины. Заметил я и двух офицеров, медленно прохаживающихся возле спящих. Но звуков их шагов я отсюда не слышал, меня разбудили чьи-то еще. И слышал я их с другой стороны, той, что вела к расщелине.

Первой мыслью было, что Губкин отправился проведать свою сокровищницу. Я вновь затянул полог и собрался продолжить прерванный сон, как снова услышал шаги. Теперь кто-то шел от разлома. Я подумал, что это вернулся профессор, но шаги прошуршали дальше. Я чуть отодвинул полог и заглянул в щель. К спящим женщинам шли два офицера. Остановились возле крайней, один из них наклонился, потряс заключённую за плечо. Потом оба они подхватили женщину с двух сторон и повели в мою сторону. Я невольно отпрянул от полога, но все же успел заметить, что женщина шла уронив на грудь голову, покачиваясь, словно пьяная. А может, она и была пьяная? То-то за ужином заключенные показались мне излишне веселыми… Значит, их специально напоили? Но для чего? Тут я чертыхнулся и саданул себя по лбу, едва не взвыв при этом от боли. Ну я и бестолочь! Зачем спаивают мужчины женщин?!.. Теперь мне стало понятно и отсутствие рядом второй палатки, и странное поведение Губкина, его дурацкие вопросы о погоде и выпивке… Он просто не знал, стоит или нет приглашать меня на подобное мероприятие. И решил, что не стоит. Правильный вывод!

Меня обуяла дикая злость. Ладно военные, эти грубые солдафоны. С ними все ясно, для них это норма. Но профессор! Лысый хрен, прикидывающийся добрячком!.. Старый сластена, храбрый лишь с пьяными…

Мне очень хотелось пойти к их «тайной» палатке, чтобы разогнать гнусный бордель. И я бы, наверное, сделал это, несмотря на то что понимал все последствия, но тут я услышал крик. Женский крик, оборвавшийся коротким хрипом. Звук был далеким и слабым, но я сразу понял, что это было. Мне стало жутко. Так непередаваемо жутко, что я отполз вглубь палатки и вжал голову в плечи, накрыв ее сверху руками. Мыслей не было, они, подобно комарам, жужжа, разлетелись.

Не знаю, долго бы я так просидел, если бы вновь не услышал шаги. Затем послышался звук падения и грубый мужской шепот:

— Ну, ты! Чего разлеглась? А ну, вставай, пошли! Ты слышишь, Зарецкая? Прекращай балаган, ты ведь трезвая! От тебя даже не пахнет.

Раздался слабый девичий стон, и опять зашуршали шаги.

Я окаменел. Зарецкая! Это же та самая девчонка, так похожая на мою Олюшку! Нужно было срочно что-то делать. Выскочить и наброситься на офицеров сзади? Но что это даст? На шум сбегутся остальные! А потом?.. Может, при всех ее не станут убивать? Но зачем их вообще убивают? Это же дико, нелепо! Да и убивают ли вообще? Может, верна моя первая догадка, и с женщинами просто развлекаются, а тот крик был случайным?..

Но даже если это было так, я не мог больше отсиживаться. Перед глазами стояло лицо моей дочери, моей Олюшки. Мне отчетливо виделось, что именно ее ведут сейчас в жуткую неизвестность двое страшных людей. А то, что где-то там, в залитом лунным светом Урочище ее поджидает профессор Губкин, мне казалось наиболее отвратительным и ужасным.

Ах, как некстати сейчас эта луна, подумал я. И как раз в тот момент стены палатки потемнели, будто снаружи на них упала гигантская тень. Я отдернул полог. Вокруг было темно. Луну закрыло облако!

Понимая, что она может вновь засиять в любое мгновение, я все-таки выбрался из палатки. Теперь на фоне чуть более светлого неба различался лишь черный силуэт скалистой гряды. Но и сама долина была немного светлее гор. И светлее трех человеческих фигурок, удаляющихся по ней. Я поспешил следом.

* * *

Я почти догнал конвоиров с девушкой и решился уже прыгнуть на одного из офицеров, сбить его с ног, дать Зарецкой хоть маленький шанс на побег, но из мрака впереди выступили еще две фигуры.

— Ведите скорей, — услышал я. — Там уже свободно. Профессор нервничает. Наверное, придется водить сразу по двое, а то до рассвета не успеем.

Я едва успел отпрянуть в сторону и прижаться к земле, как совсем рядом хрустнул камнями ботинок. Немного выждав, я, пригибаясь, двинулся дальше. На пару мгновений стало светлей, луна бледным пятном замаячила сквозь тонкий слой облаков. Я снова вжался в камни. До расщелины было уже рукой подать. Я увидел возле нее три силуэта, к которым «мои» офицеры подвели девушку. И снова стало темно. Но вставать я все-таки поостерегся и пополз вперед по-пластунски. Уже возле самой расщелины я наткнулся на что-то большое и мягкое. Сначала я подумал, что это свернутый спальник и решил его сдвинуть. Моя рука легла на что-то мокрое и теплое. Я невольно отдернул ее, и тут половинка луны выкатилась из-за облаков.

Передо мной лежала одна из заключенных! Точнее, ее тело. Я видел прямо перед собой откинутую под неестественным углом голову с тускло поблескивающими в лунном свете белками глаз. Горло несчастной было перерезано так глубоко, что казалось разинутым в немом крике огромным ртом.

Наверное, я тоже вскрикнул. В любом случае, не заметить меня было уже невозможно.

— Профессор, у нас гости! — сказал один из приведших девушку офицеров. Они с напарником все еще держали ее под руки. Но тот, что заметил меня первым, отпустил ее и стал снимать с плеча автомат.

— Не стрелять!.. — зашипел Губкин, метнувшись к военному. Тот, что еще держал Зарецкую, стал растерянно вертеть головой.

И я решился. Резко поднявшись, я рванулся вперед и въехал ему головой в живот. Офицер замычал и выпустил руку девушки.

— Беги! — заорал я, подминая под себя охранника. — Беги в лес, спасайся!..

Конечно же, это был жест отчаяния. Разумеется, никуда бы ей было не убежать на залитой лунным светом каменной арене. Если бы… Не знаю, вмешались ли в судьбу несчастной заключенной высшие силы, может, те самые Огненные духи неетов отчего-то решили вдруг помочь ей, только луна снова вдруг скрылась за облаком. И я услышал, как девушка побежала в спасительную тьму.

— Не стрелять! — уже в полный голос закричал Губкин. — Все за ней, но только не стрелять!

Из-под меня вывернулся прижатый охранник. Заехал мне кулаком в скулу, вскочил и придавил ногой мою грудь.

— А этот?

— С ним я сам разберусь. Свяжите его и догоняйте остальных. Надо поймать девчонку, пока она не перебудила остальных.

Офицер быстро и крепко связал мои ноги и руки концом испачканной нефтью веревки и сразу скрылся во тьме. Рядом со мной опустился на землю профессор. Я ожидал от него чего угодно, но только не того, что он заговорит со мной так же спокойно и мягко, тем же красивым бархатным голосом, что и при первой нашей встрече.

— Что же вы делаете, Иван Игоревич? Не разобравшись, лезете не в свое дело, мешаете выполнять государственное задание…

— Задание? — Я попытался сесть, но у меня ничего не вышло. — О чем вы говорите? По-моему, вы просто рехнулись. Вы сами-то хоть понимаете, что делаете?

— Отчего же. Прекрасно понимаю. Я делаю то, о чем вы писали в своей книге. Приношу жертву Огненным духам.

Профессор сказал это без тени иронии, и мне показалось, что он и вправду сошел с ума. А Губкин продолжал говорить:

— Я вам не все рассказал про свое открытие. Наверное, я напрасно сразу не доверился вам полностью. Но вы же видели, надо мной тоже были надсмотрщики. Так вот, я на самом деле открыл способ восстанавливать зараженную нефть. И для этого действительно нужно некоторое количество живой нефти. Но есть одна большая проблема. Тот самый неведомый, неизученный до сих пор вирус, что губит нефть, вновь активируется, как только нефть «оживает». Несколько мгновений — и перед нами вновь лужа грязи. Но есть одно вещество, что даже в очень малой концентрации убивает этот вирус. Мало того, оно является катализатором и для открытого мною процесса. Почему и как оно действует — тоже пока непонятно. Теоретически я не могу этого объяснить. Но на практике… О! Практика дала ошеломляющие результаты. Догадываетесь, что это за вещество?

Я не догадывался. Не мог я догадаться до такого. Мне кажется, это очень здорово, что не мог.

Я помотал головой.

— Кровь, — сказал Губкин. Просто сказал, без пафоса. Так, что я, даже услышав, не сразу сообразил, о чем идет речь. И он пояснил: — Человеческая кровь. Лучше женская. Она действует со стопроцентным эффектом, тогда как мужская… Впрочем, неважно. Теперь вы понимаете, что я здесь делаю?

— Вы убиваете женщин, — сказал я. — Вот что вы делаете. Убиваете саму жизнь!..

— Ну-у… — протянул Губкин. — Сколько патетики! Впрочем, ведь вы литератор… Так вот, дорогой Иван Игоревич, я убиваю не женщин, а преступников, врагов нашего государства, тоже простите меня за громкие слова. Собственно, это делаю даже не я, а официально приставленные люди. Я лишь пользуюсь побочным, так сказать, результатом их деятельности. Я должен обезопасить это месторождение, единственное, может быть, на планете. Эта кровь, пролитая в него, не даст вирусу уничтожить наш последний шанс. Сейчас мы уедем, но скоро вернемся. Привезем на дирижаблях оборудование, развернем здесь настоящую нефтедобычу. Возродится ваш город, а затем поднимется и страна. Видите, я даже смерть использую во имя жизни! А вы говорите… Теперь-то вы понимаете, что я действую во благо страны и народа?

Снова выглянула луна. Профессор смотрел на меня с легкой укоризной, как на вернувшегося блудного сына, и мягко улыбался из-под усов. Я приподнялся, насколько мог, и ответил:

— Благо народа, построенное на крови, то же, что ваша нефть, влитая вместо крови в вены больному. Я презираю такую страну и не собираюсь в ней жить.

Я отвернулся. Губкин помолчал, вздохнул и сказал:

— Значит, вы предпочитаете смерть? Ну что ж, дело ваше. Что бы вы ни говорили, мы живем в свободной стране. Право выбора есть у каждого. Только простите меня великодушно, никогда самолично не приходилось этого делать. Боюсь, как у специалистов, не выйдет. Может, будет немного больно.

Я скосил глаза. Профессор встал и поднял что-то с земли. Затем подошел ко мне, наклонился, и я разглядел в его руке нож с широким длинным лезвием, скорее всего, один из тех, что носили на поясе военные. Нож был выпачкан черным. Конечно же, так выглядела при лунном свете кровь, но мне отчего-то подумалось, что это нефть.

Губкин неуклюже замахнулся. Я невольно зажмурился, приготовившись к боли. Последней боли в моей жизни. Но удара я так и не дождался. Вместо этого я услышал странный свист, а вслед за ним — хрип. Рядом со мной что-то грузно упало. Я открыл глаза. Губкин лежал навзничь у самого края скальной трещины. Его голова была запрокинута и свешивалась над черной расщелиной. А в горле профессора торчала… стрела. По ее древку из раны стекала кровь и тоненьким ручейком падала в темноту разлома.

Я, словно завороженный, смотрел и смотрел на этот ручеек, и в моей голове, который раз за минувшие сутки, не было ни единой мысли.

* * *

Из ступора меня вывела автоматная очередь. С места нашей стоянки послышались крики, снова раздались выстрелы. Там явно случилось нечто неординарное, вряд ли такой переполох могла вызвать сбежавшая девушка. И эта стрела…

Внезапно я почувствовал, как моего запястья коснулось что-то холодное и твердое. Рывок — и руки мои оказались свободными. Тело затекло, и быстро повернуться у меня не получилось. А когда я все же смог это сделать, мои ноги тоже были на свободе. Передо мной стоял странный длинноволосый человек. Его голое тело блестело в свете луны. Прикрыты были лишь бедра.

— Здравствуй, Иван, — сказал он смутно знакомым голосом. — Как дела?

— Здравствуй, Данька! — Мое подсознание сработало быстрее путаных мыслей. — Нормально дела. Чуть не умер вот…

— Не умер же!

— Я и говорю: нормально.

С горем пополам я поднялся на ноги, и мы обнялись.

— Что там происходит? — мотнул я головой в сторону редкой уже стрельбы.

— Да там уже все произошло, я думаю, — сказал Данька. — Все нормально, не переживай.

Стрельба и впрямь стихла. Крики все еще слышались, но в них было больше удивления и радости, нежели боли и страха.

— Но все же, кто там? Это ведь ты их привел? Как ты узнал, что тут…

— Погоди, давай по порядку! — засмеялся и замахал руками Данька. — У меня мозги не такие быстрые, как у тебя.

— Зато руки меткие, — нервно хмыкнул я, взглянув на стрелу в горле профессора. — Это ведь ты его?

— Зоркий глаз — вождь неетов! — сказал Данька и, дурачась, издал индейский клич.

— Ты — вождь неетов? — ахнул я. — Значит, они… то есть вы… не все вымерли? Вас много?

— Опять куча вопросов! — широко улыбнулся Данька. — Да никакой я не вождь. То есть, может, мой голос имеет какой-то вес, но у нас всем старейшины заправляют. Мой дед тоже из них был… — Голос неета дрогнул. — Прав он оказался, вы сюда пришли. А мы дым увидели, вот и…

— Твой дед? — Наконец-то я начал что-то понимать. — Так это он был в той пещере?

— Да. Он говорил, что вы все равно сюда придете — и тогда нееты исчезнут окончательно и уже навсегда. Ему не все верили, но он все равно ушел сюда и ждал вас. Он сказал, что, если не удастся вас переубедить, он уничтожит Урочище.

— Но почему было не уничтожить его сразу? Вам что, так дорога эта нефть? Или вы торговать ею собрались?

— Не говори глупостей. Нееты не хотят больше иметь никаких дел с вами. Ну, с вашей цивилизацией, в смысле. Нас, конечно, мало, чуть больше двух сотен, но мы свободны. Нам хватает того, что дает лес и озера. Нефть нам, конечно, совсем не нужна. Тут дело в другом. Это я почти тридцать лет прожил с вами, в городе. Это для меня тут — просто нефть. А для моего деда, да теперь уже и для молодых неетов, это — Урочище Огненных духов. А разве можно тревожить духов, тем более жестоких и злобных? Для деда духи были по-прежнему святы, но и про нефть он знал и понимал, чем ее добыча может для нас кончиться. Вот и выбирал из двух зол, вот и тянул до последнего.

— А что будем делать сейчас? — заглянул я в глаза другу. Небо на востоке вовсю уже начинало светлеть, я хорошо теперь различал выражение Данькиного лица, но ничего не сумел на нем прочесть.

— Все, кто хотят, могут пойти с нами. Хорошо, если согласятся женщины, у нас их мало. Хорошо, если согласишься ты. Если кто-то не захочет, пусть возвращается к себе. Но тогда нефть нужно будет уничтожить.

— Женщины наверняка согласятся, — сказал я. — Они — заключенные-смертницы. Им возвращаться некуда. А я… Да и мне, в общем-то, некуда. Насчет военных я, конечно, не уверен.

— Вряд ли кто из военных остался в живых, — жестко усмехнулся Данька. — Разве что один, в бинтах, мы его сразу взяли.

— Это Кожухов, — вспомнил я фамилию обожженного офицера. — Он во всем этом не участвовал… Может, не надо его убивать?

— Мы никого просто так не убиваем. Если он захочет жить с нами, мы не будем против.

— Хорошо. Значит, если все согласятся пойти с вами, Урочище можно оставить?

— Думаю, да. Никто ведь тогда не расскажет, что тут есть нефть.

— Данька! — воскликнул я. — Ну ты и наивен! Да они узнали о ней со спутников. Как ни странно, те до сих пор летают. И когда в столице не дождутся возвращения этой экспедиции — пришлют сюда новую, более многочисленную и вооруженную посильней. Пока нефть не уничтожена, вам покоя не будет.

— Ты рассуждаешь хорошо и правильно, — прищурился Данька. — Но правильно с моей стороны, со стороны неетов. Однако ты пока не наш, и я говорю это не в укор. Ты хороший человек. Ты умный человек. Я долго жил в твоей стране, и она мне тоже дала много хорошего. А нефть для твоей страны — это очень хорошо. В конце концов, нееты могут уйти и дальше — свободных земель теперь много. Так что решай сам. Как скажешь, так и будет. Я подожду тебя там, — кивнул он в сторону людей.

— Уходи, Данька. Не надо меня ждать. Уходи, и уводи людей как можно дальше. Я подожду, пока не поднимется солнце.

Неет внимательно посмотрел на меня. Он ничего не сказал. Поправил висящий за спиной колчан со стрелами, поднял с земли лук, повернулся и зашагал к осиннику. А я лег на спину, заложил руки за голову и стал смотреть в небо, где гасли редкие звезды.

Мне ничего не надо было решать. Я уже давно все решил. С той самой минуты, когда узнал, что именно нужно для возрождения цивилизации. Мне в такой цивилизации не было места. Глупо полагать, что на крови удастся выстроить рай. Понятно, что можно построить на крови. Мы это уже проходили. А Данька и впрямь наивен. Никуда не уйти неетам, если этот «рай» все же будет построен. Это мы тоже проходили.

Я не услышал, как возвратился Данька. Все-таки у неетов навыки предков в крови. Даже без малого тридцать лет «цивилизованной жизни» эти повадки не уничтожили. Правда, за двадцать лет он мог их и восстановить.

— Данька сел, свесив ноги в расщелину, и стал бросать туда камешки.

— До восхода солнца они будут далеко, — сказал он.

— Шел бы ты с ними! — с искренней болью сказал я.

— Вместе пойдем, — бросил Данька очередной камень.

Я помотал головой и снова уставился в небо. Оно уже розовело.

Когда первые рассветные лучи залили кровью Урочище, я поднялся. Подошел к трупу профессора, достал из кармана кожанки спички. А вот что делать дальше, я не знал. Чиркнуть спичку и бросить в щель? Она наверняка сразу погаснет. Мой взгляд упал на испачканную нефтью веревку. Потрогал, нефть уже высохла. Но все равно веревка была немного липкой. Пожалуй, она будет хорошо гореть.

Испачканный кусок был не длиннее трех метров. Наверное, этого мало. Хотя, если поджечь его и опускать веревку в расщелину, рано или поздно нефтяные испарения вспыхнут. Можно было попробовать. Во всяком случае, других идей у меня не было.

— Уходи, Данька, — сказал я. — Или хотя бы отойди подальше.

— Вместе пойдем, — снова ответил он. — Брось ты эту веревку.

Я с недоумением посмотрел на друга. Жестом фокусника он достал из колчана стрелу и протянул ее мне. Наконечник был вымазан чем-то густым, темно-бурым.

— Верная рука — вождь неетов, — сказал Данька, вновь убирая стрелу.

— Ты говорил, зоркий глаз… — брякнул я.

— Одно другому не мешает, — подмигнул Данька. — Пошли.

Не понимая до конца, что он затеял, я пошагал за другом. Мы дошли до осинника, обогнули его и вышли к тому месту, где я вчера любовался пейзажами. Склон под ногами круто уходил вниз. Данька ловко забрался на большой камень и стал смотреть в сторону расщелины. Поднял лук, достал стрелу с бурым наконечником, положил ее на тетиву. Он долго стоял с закрытыми глазами, подняв лицо к небу. Потом сказал:

— Дай спички.

Я уже все понял. Но я не верил, что такое возможно. Отсюда до расщелины было больше двухсот метров. Я честно сказал об этом Даньке.

— Не каркай под руку, — ответил он. — Давай спички.

Я бросил ему коробок.

— Все равно нам не убежать, — сказал я. — Надежней было выстрелить в упор.

Данька поджег наконечник стрелы. Тот вспыхнул ровным коптящим пламенем.

— Я долго жил среди русских, — сказал Данька, — и многому у вас научился. Например, мне очень нравится одно ваше слово. Замечательное слово! Оно не раз выручало меня в жизни… — Тут он стал очень серьезен и натянул тетиву. — Смотри, как я только выпущу стрелу, прыгай вниз и беги что есть мочи.

— Хорошо, — кивнул я и приготовился. Но потом все же спросил: — Так какое же слово тебя выручало?

— Авось, — сказал Данька и отпустил тетиву.

Владислав Булахтин

ЛЕГЕНДЫ ПОСТУГЛЕВОДОРОДНОЙ ЭРЫ: ТЭРЦ И ЛИ

Жизнь — колесо, и, если ждешь достаточно долго, она обязательно возвращается в ту точку, откуда тронулась с места.

С. Кинг

Часть первая

В голове переваливались-переваривались сомнамбулические мысли. Сердце то стучало, то нет. Руль в руках дрожал. Начиная с Тюрлема, названия усохших городов словно морок. Пятилетка, Поисево, Бердюжье, Тушнолобово…

Тэрц прекрасно помнил — дальше пойдет еще хуже. Северомуйск, Таксимо, Куанда, Сюльбан. Тында, Тыгда[5] — запиналась дорога.

В Кормиловке заставил себя поесть, в Боготоле — размять ноги, переходя с кривых на очень кривые улочки.

От Тэрца никто не требовал Скорости и Времени. Он сам включил в свою программу условие — добраться от Москвы до Владивостока за полгода, не сомневаясь, что выполнит его, как выполнил раньше много бессмысленных на первый взгляд заданий.

После Тайшета открылось второе дыхание. Зеленая стена леса вдоль покореженного утреннего шоссе — как гофрированная упаковка прильнувшему к асфальту Рафу. Несмотря на равномерное движение в 60 км в час, Тэрц чувствовал себя застывшим в янтаре шмелем. Ощущение приятное — ни угроз, ни опасности из внешнего мира, который виделся простым, просчитанным, высохшим, как тот шмель.

Опасность обитала внутри машины. И выглядела соответствующе. Кошмар любого путника — прилипшая к крайней отметке стрелка уровня бензина в баке. Для Тэрца наступала пора ответить на вечные вопросы.

Где у путника следующая остановка? Сколько дней уйдет на обхаживание горца? Сколько бензина получится добыть?

В прошлый раз Тэрц угробил неделю, чтобы вымолить литр… В позапрошлый — три месяца!

Когда показалась заправка, внутренний голос не ответил — это промежуточная или последняя остановка в жизни его потрепанного автомобиля.

Внутренний голос молчал впервые за десять лет путешествий.

* * *

Тэрц никак не классифицировал горцев. Другие делили их на сговорчивых и несговорчивых, молчунов, болтунов, зануд. Цеховой телеграф путников постоянно разносил сведения о слабостях хозяев бензоколонок — кто-то клюет на истории о больной маме, кто-то — на басни о предназначении.

Путник был уверен — с горцами ничего нельзя знать заранее. Сегодня их можно пронять историей о поисках любви, завтра — горец не даст горючего, чтобы довезти обезумевшую жену до роддома. Потом откажется принять роды да еще потребует покинуть заправку. Имеет право.

Тэрц ни разу не пробовал пробить горца правдой о собственных скитаниях. Хотя казалось бы — на нее они наверняка клюнут. Возможно, он приберегал тайну на безвыходное положение…

Приближающаяся заправка оказалась неприметной и бедной. Одноэтажный домик под соломенной крышей, на ней — покосившийся по-пизански бак с водой, пьяный палисадник, одинокая бензоколонка, деревянные ворота закрыты. Все это мало походило на богатые приюты горцев, в огромном количестве разбросанные по Среднерусской.

Тэрц посигналил. Он мог выйти и сам открыть ворота, но сибирские обычаи гостеприимства могли отличаться от привычных уральских (в том, что горцы и здесь гостеприимны, Тэрц не сомневался).

Выйти все-таки пришлось. Когда Тэрц открывал ворота, его охватил знакомый с детства азарт — вдруг это брошенная заправка? Вдруг можно похозяйничать вволю? Проверить уровнемер, заглянуть в резервуар.

Среди путников издавна ходили легенды о приютах, забытых вдали от трасс, о бесхозных цистернах, о ржавых пистолетах, которые послушно исторгают сотни литров бензина. Некоторые жертвовали своими и чужими жизнями, лишь бы найти подобное эльдорадо.

Тэрц в чудеса не верил, но сердце замерло.

Он подъехал к колонке, вышел из машины, всмотрелся в грязное окно хижины, крикнул: «Хозяин!» — и с нетерпением вслушался в тишину. Сердце ускорилось. Мечта любого путника — хотя бы на пять минут стать королем приюта, одним из тех странных созданий, что уже двести лет жонглируют судьбами людей.

— Хозяйка, — раздалось сзади.

Тэрц вздрогнул и обернулся. В воротах стоял девушка — гигантских размеров фуфайка, неуверенно растущая из нее цыплячья шея, поверх шеи — бледное лицо в обрамлении черных волос, ружье и вязанка мертвых чибисов через плечо.

Женщина — горец?! О таком Тэрц не слышал (а у путников лучшие по нынешним меркам системы связи). Увидеть подобное казалось еще более невероятным, чем обнаружить затерянное озеро нефти. Тэрц не сразу сообразил — усложняет ли его задачу то, что ему придется входить в доверие к девушке, упрашивать ее о бесценном подарке.

Все без исключения горцы до этого момента напоминали Тэрцу Федора Конюхова — знаменитого путника углеводородной эры, который ходил под парусами и летал на аэростатах, предусмотрительно избегая неизлечимой зависимости от углеводородов.

Домашние заготовки Тэрца спутал вид безбородого горца, который к тому же обходится без рычага между ног, придававшего дополнительную устойчивость скатывающейся в пропасть цивилизации.

Тэрц молчал.

— Сколько времени ты ищешь пути? — Девушка неприветливо уткнулась взглядом в лицо Тэрца.

— Всю жизнь, — привычно отозвался он.

— Значит, ты научился ждать. — Не приглашая, девушка направилась в хижину, Тэрц поплелся за ней.

«Баста», — плакали мечты о Владике. Дама-горец (Тэрц не придумал, как будет горец в женском роде… горка?) четко указала — она будет крайне требовательна к объяснениям и желаниям Тэрца.

Сколько дней уйдет на обхаживание, сколько бензина получится добыть? Вечные Вопросы Путника. Отвечать на них приходится каждый раз, когда машина доест топливо.

Очухавшийся внутренний голос подсказывал Тэрцу — эта остановка может стать последней. Вслед за ним покорно замрет Земля. Наступила пора говорить правду об истинном значении своего Пути?

* * *

Тэрц не слышал, чтобы у горцев был кодекс поведения, чести, утвержденные ритуалы или что-то в этом духе. Они редко покидали заправки, не собирались вместе, не участвовали в скудной общественно-политической жизни городов, рассеянных по земле и связанных ныне в основном волей горцев.

Однако говорили и действовали горцы словно по утвержденному ранее плану. Несовершенному, шитому белыми нитками, неуклюжему, возможно, дремучему, но все-таки сценарию.

Девушка зашла в прихожую, скинула фуфайку. Моментальное преображение — неустойчивый ком на тонких ножках стал худой изящной нимфой в короткой маечке. Фуфайка вполне могла стать вместительным гнездом для столь миниатюрного существа.

Повеяло сладким, лесным. Сколько она бродила по июльской жаре?

Тэрц рефлекторно подтянул дырявые джинсы, поправил волосы. Женщины у него не было четыре месяца. Все это время он мусолил воспоминания о последней феерической ночи в Москве, пресыщенной всевозможными экспериментами с плотью.

Внутреннее убранство хижины было под стать внешнему — исключительно прагматичное: поесть, поспать. Оно и понятно; все горцы по сути — смертники, об этом свидетельствуют тысячи воронок на месте заправок.

Вместе с тем многие камикадзе постутлеводородной эры не гнушались украшать жилище, коллекционировать пустяки, жить на широкую ногу, прекрасно понимая — в какой-то момент все пойдет прахом.

Его новая знакомая явно была не из таких. Неприветливая, неразговорчивая, сухая, как мир вокруг. Никакого удовольствия от беседы с ней не предполагалось. Она пренебрегла ритуальным вступлением, не предложила сесть и в лоб спросила:

— Куда путь держишь?

— Владик, — сознался Тэрц. Он по-прежнему не представлял, как вести беседу. Его мудрые коллеги использовали любое телодвижение, мимолетные гримасы, чтобы получить преимущество в неравном противостоянии с горцами. Путники-теоретики наизусть знали всех психологов углеводородной эры. А Тэрц всегда надеялся на интуицию и внутренний голос, который сейчас нашептывал что-то невнятное.

— Сколько литров будешь просить? — поинтересовалась девушка.

— Двадцать, — ответил Тэрц. Как в омут головой. Последний раз везение на двадцатку случилось пять лет назад, когда он ехал из Тюмени в Джанкой.

— Решение может не быть скорым, — ответила девушка.

— Дашь? — осмелился Тэрц, подумав не только о бензине, но и ее теле.

— Не знаю, — неожиданно ответила она.

Второй сюрприз сегодня — горцы никогда не расписывались в незнании!

Девушка внезапно внимательно всмотрелась в лицо путника, и тот на одну беспокойную секунду решил — она знает о нем все. Знает, что он скажет, как попросит, почему так беспокойно стучит его сердце и тянет внизу живота.

— Меня Ли зовут, — сказала она.

«Что-то сегодня случится. Определенно, — заговорил внутренний голос, — день сюрпризов. Впервые за твою карьеру. А глаза у нее зеленые. И соски лишь немного меньше фар моей старушки. Шоколадные».

Горцы не называют своих имен! Горцы никогда не делают шаг навстречу путникам. Горцы всегда выполняют свою главную задачу — не дарить людям то, в чем люди больше всего нуждаются. Конечно, речь не о любви, а о горючем, которое так же, как и двести лет назад, получают не из вздохов и слов, а из нефти и газа.

Только добывают и перерабатывают его исключительно горцы. Чтобы дарить или не дарить избранным.

* * *

В зеленых глазах можно захлебнуться. В какой-то момент Тэрц поймал себя на том, что дышит прерывисто и украдкой хватает ртом воздух.

— Ты откуда? — Ли наконец-то усадила его у пыльного окошка, но перекусить не предложила. — Москва? Там по-прежнему очереди у приютов?

В забытой Богом глуши, где на сотни верст не осталось ни одного живого авто, не верилось, что по Московской кольцевой автодороге все еще тянутся очереди к приютам горцев, а у воронок на месте взорванных бензозаправок так же, как и двести лет назад, появляются свежие цветы.

Ли перевязала волосы. Лет двадцать, не больше — решил Тэрц. Как она стала горцем?

— Мне отец заправку оставил. Не стал взрывать. Обучил всему.

— А сам?

— Отправился в Крым. Ни разу там не был, но решил, что должен там состариться и умереть. У нас вся семья трехнутая. Нам бы путниками родиться, а не горцами.

Тэрц решил — над ним издеваются. Конечно, никто не будет советовать, покидать горцу заправку или нет. Но, владея ВСЕМ, желать стать нищим путником?!

Ли вновь прочитала мысли:

— Зачем напрягаться? Дело почти сделано. Мы научились обходиться без черного и прочих видов золота. Многие горцы уходят. Завещают приюты местным. Я слышала, последнюю заправку взорвали два года назад. Никто уже не хочет умирать. Да и не за что.

— М-да, слышали бы это гибнущие за галлон высокооктанового, — протянул Тэрц. — Давненько я не был за Уралом.

Среди тех, кому горючее все еще не безразлично, неустанно плодились легенды о завершении углеводородной эры. О штурмах нефтеперерабатывающих заводов, о взрывах на трубопроводах, о героической обороне нефтяных вышек.

Добыча, транспортировка, переработка, продажа топлива в те далекие времена были много опаснее, чем политика, наркоторговля, торговля людьми и оружием вместе взятые.

Горцы появились, когда казалось — страсти по горючему поглотят и остатки системы распределения благ, и останки вяло сопротивляющихся государственных механизмов. На планете, как и прежде, воцарится право сильного.

Легенды сходились в том, что в России горцев было не более двадцати тысяч. Как они убедили вооруженных до зубов хозяев углеводородных отраслей, как умаслили недееспособных чиновников — неизвестно и спустя века.

Факт остается фактом — властелины трубы, заправок и НПЗ сдали ключи!

На короткий миг тем, кто был близок к бизнесу, показалось — пришел звездный час… наступила третья волна еще более беспринципной, варварской приватизации.

Многие так думали — пока не прозвучали первые взрывы.

Никому не удалось склонить к сотрудничеству горцев.

С чемоданом денег, на танках, с нарядом от Правительства, под прицелом ракет средней дальности — исход был один: в случае давления горец неизменно уничтожал себя и объект, на который посягнули просители. Он взрывал заправку, завод, склад, любую другую реликвию новой эры, если его, не сумев договориться, убивали, пытали, похищали… если делали невозможной работу по распределению горючего среди тех, кто выстаивал очередь к приютам…

— Горцы никогда не были простаками, — рассказывал умудренный друг Тэрца — путник и по совместительству знаток истории Гаврилыч, — но в том, как они работают, остается явный штамп любительства и непродуманности.

Главное — погасить огонь гражданской смуты. Сначала давали бензин почти всем — поехать навестить больную бабушку, заправить автобус с туристами, перевезти мебель, наполнить керосином цистерну для заправки боевого самолета…

Потом пошли отказы. Избирательное внимание горцев к тому, о чем и почему их просят люди, росло одновременно с очередями и раздражением. Горцы действовали вслепую, но действовали… Могли заправить полный бак убившим коллегу с соседней заправки или отогнать цистерну предприятию по производству мягких игрушек. Могли обделить малолетку, спешившего отвезти умирающего отца на операцию. Или закрыть бензоколонку и неделями не подходить к воротам.

Горцы работали на грани, но не допустили бунтов и хаоса. Государства рушились, системы жизни перенастраивались на новые ритмы. Бензин из пистолетов не переставал поступать в баки красноречивых просителей.

Через десять лет у приютов не стало километровых очередей. Заправки стали чем-то вроде монастырей. Местные таскали горцам подарки, подношения, пытались устраивать их личную жизнь… сделали их главными героями мистерий, теорий заговора, басен и анекдотов.

Новая мифология никак не объясняла, откуда горцы берут горючее в стране, где не осталось железных дорог и магистральных трубопроводов, где, возможно, и сохранились работающие НПЗ или легендарные северные месторождения, только вот никто не мог сказать, в какой части Бескрайней эти чудеса расположены.

Большая часть населения и оставшихся предпринимателей не чаяли выбить что-нибудь у горцев. Тогда и появились профессионалы.

Когда родился Тэрц, связи между городами уже можно было называть условными, и горцы обслуживали одного из сотни жаждущих крови земли. Тэрц появился на свет, когда создавалась гильдия путников — профессиональных уговорщиков, которые осуществляли большинство перевозок в стране с истощающимся названием «Россия», ставшей территорией без определенных границ с еще более условной географией.

Путники находили ключи. Путники сохраняли задыхающийся пунктир связи между людьми. В шестнадцать лет Тэрц вступил в гильдию этой непредсказуемой профессии. Самой непредсказуемой и опасной после загадочного ремесла горца.

* * *

Так же немногословно состоялось объединение их судеб. Ли просто подошла сзади, прижалась грудью к его спине, обвила руками. Словно он стал деревом. Он так и стоял. Одеревеневший, не дыша, не веря в свое счастье. В нем замерло все. Тэрц решил, что мир в последнюю секунду своего существования будет именно таким — бессильным, неподвижным, но безусловно счастливым, потому как завершающий аккорд перед абсолютным ничто вобрал каждый миг произошедшего. И в этом заключался восторг — испробовав все, почувствовать это разом. Больше не дозируя, не взвешивая, не ограничивая. Вспыхнуть, не погаснув.

Ли шепнула:

— Я очень хочу этого. Ждала. Именно сегодня. Целый день все вокруг — то мягкое и расслабленное, то пульсирует и наливается кровью. Руки и мысли путаются.

Она оттащила его в шикарную душевую кабинку, которая в этой хижине выглядела как соболь на юродивом. Многочисленные краны, кнопочки, лабораторная чистота.

«Неужели японцы все еще развозят запасы?» — это была последнее независимое размышление путника. С этого момента и до конца жизни любое движение, переживание, мысль имели привкус стойкой памяти о девушке-горце.

Ли толкнула его под ледяную воду прямо в одежде. Кожа Тэрца вспыхнула в ней, как в огне. Он не выскочил, не заорал, потому что вокруг него вилась Ли. Происходящее утратило непрерывность. Время распалось на череду вспышек-картинок.

Тэрц боком на полу кабинки (свалился? отказали ноги?), Ли рядом, мокрая одежда хлюпает на теле, оно еще более худое, чем казалось раньше. Ее впервые за их встречу улыбающееся лицо строго под вертикальными струями воды, обрушивающей на них пещерный, колодезный холод.

Он все еще барахтается, стараясь выбраться из одежды. Ли уже голая. Руки Тэрца сводит судорогой. Она его раздевает, потому что он беспомощен, как ребенок. Вместе с одеждой она счищает, срывает с тела налипшую грязь.

Он пытается ощутить сведенные холодом конечности, но чувствует только губы Ли, давно не пытаясь понять, где они настойчивей его терзают, какая часть тела готова откликнуться, какая онемела. Он перестает выбирать, что целовать, сминать, прикладывать к себе, как единственное спасение от вездесущего мороза. Грудь это, нога или сохранившая тепло раковина в изгибах ее тела.

Ему все время кажется, что от него отделяется самая нужная часть. Не рука, не голова. Словно преодолев преграду ребер, на волю выскакивает сердце. Тэрц втирает, вталкивает в себя неотделимое. Возвращает себе, каждый раз понимая — это Ли. Опять Ли, снова Ли. Тэрц хочет вернуть ее в себя за каждую секунду жизни, что он прожил не с ней.

Когда Тэрц чувствует — сделано все, чтобы неразрывными путами связать с ней каждое мгновение и прошлого, и будущего, он замирает. Ли, словно боясь не успеть сделать что-то не менее важное, двигается быстрее. Он уверен — она плетет такую же паутину из своей жизни, соединяя ее с его судьбой. Ли кричит, обозначая, что и ее работа закончена.

Словно повинуясь этой команде, перестает бить вода из душа. Сломался насос? Опустел бак с водой? Незаметно наступила новая эра?

* * *

Тэрц никогда не видел одежды, подобной той, что надела Ли на следующее утро, — приталенный блейзер, бриджи. Видя его смущение, Ли предложила:

— Отец у меня такой же длинноногий. Все как у тебя — лысая грудь, вечно растерянный взгляд. Я подберу четкий прикид.

Теперь Тэрцу нравилось абсолютно все в Ли. Старомодные словечки, курносая грудь, тоненькая нитка губ, покачивающаяся походка… Несколько комплиментов он произнес вслух и получил смокинг, белую сорочку с манишкой и бабочку.

Лес подернут легкой дымкой. Травы в человеческий рост блестят от росы. Ли уговорила совершить утренний марафон на первоклассных велосипедах, которые, так же как и душевая кабинка, достались в подарок от последнего торгового каравана, прошедшего по этим местам пять лет назад.

Путник и горец, улюлюкая, взрывая тишину гудками, рванули по изрытому колдобинами шоссе. Солнце постреливало все более уверенными лучами сквозь частокол гигантских сосен. Ли легко опережала своего чертыхающегося спутника.

— Тебе не страшно одной? — закричал он не только для того, чтобы задать вопрос, но и чтобы умерить пыл вырвавшейся вперед Ли. Девушка притормозила, поехала рядом. Тени деревьев проносились по ее лицу.

— Отец говорил — мы всю жизнь одни. Если научиться жить с самим собой, то место и время, где окажешься, никогда не будут помехой счастью.

После нескольких минут учащенного дыхания и шороха шин по потрескавшемуся бетону Ли добавила:

— У меня не получилось. Возможно, отец был неправ, — вдруг она с испугом огляделась и закричала: — Мне дальше нельзя, — и свернула в сторону от дороги.

Они въехали на узкую лесную тропку. Даже некрупному гному потребовалось бы больше простора, чтобы развернуться. Тысячелистники охаживали велосипедистов по лицу, корни деревьев выныривали из-под земли, ветви норовили снести голову. Тэрц и Ли не останавливались. Они словно хотели обогнать время, которое неминуемо приведет их к роковым ритуалам.

Когда они добрались до приюта, от смокинга осталась чешуя из лоскутов, рубашка приобрела лиственный цвет, уцелевшая бабочка силилась взлететь с поцарапанной шеи Тэрца. Путник с сожалением оглядывал свою праздничную экипировку. На крыльце дома корчилась от смеха Ли.

— Видимо, из-за этого великолепия Каннский фестиваль прикрыли последним, — засмеялся Тэрц, — в такой спецовке я не полезу в Раф.

— Что за прихоть жить в залатанном авто? — Ли вмиг стала серьезной. — Бензина-то я тебе не отвесила.

В эти безумные сутки вечная тема борьбы за ресурсы была прикрыта неотложным человеческим. Забытые роли звали к ответу. Маски вернулись на лица.

* * *

Они сидели возле пыльного окна с видом на ржавую бензоколонку. Словно жених и невеста после пышной свадьбы, на которую угрохали все, что у них было. Молодожены вернулись в реальность — сухой остаток укатившего за горизонт веселья, без которого не имеет смысл продолжать жизнь. Здесь — ободранные углы и грозовые тучи невысказанных претензий над головами.

— Ты мой первый путник, — пояснила Ли, — отец оставил приют месяц назад.

Это был приговор. Горцы никогда не шли навстречу своему первому просителю. У путников даже придумана особая процедура, чтобы «размачивать» новеньких горцев. Новенький — редкое по России и непредсказуемое явление.

Тэрц встал, прошелся по маленькой спартанской комнатке. Мысли о том, что делать, то лихорадочно разбегались по тупикам сознания, то замирали, готовясь к бесплодному рывку.

— Ладно. — Тэрц снова сел напротив Ли. — Вот тебе мой диагноз. Я не простой путник!

Тэрц ни разу не говорил подобных вещей. Казалось, воздух отвердевал вокруг каждого слова, словно стараясь не дать понять его значения.

— Весь человеческий арсенал, от атомных взрывов до ритуалов вуду, создавался и использовался только для того, чтобы сохранить наш хрупкий мир на краю пропасти. Его удерживают не только законы термодинамики и всемирного тяготения, но и поступки с огромным потенциалом. Если твое движение потенциально может изменить мир, значит, ты спасаешь его от разрушения. Парадокс! Как только человек перестает вмешиваться в ход событий, происходят катастрофы. Извержения вулканов, землетрясения и наводнения случаются, когда мы перестаем действовать, отказываемся от возможности настраивать пространства под собственные желания… Поэтому я езжу по стране.

Тэрц не заметил, как вскочил, и теперь мерил крохотную комнатушку широкими шагами.

— Раньше этого потенциала по ракетным гарнизонам вдоволь было натыкано. Сейчас — число таких, как я, сокращается с каждым днем. Если остановлюсь здесь, природа гневно отзовется. Я пробовал — так оно и выходит.

Зеленые глаза Ли давно округлилась. Она верила.

— Где же твой потенциал? Неужели думаешь — твоя смазливая мордашка может изменить мир?

— В багажнике. Сейчас все сложнее, чем в эпоху Хиросимы, — ответил Тэрц.

Ли вспорхнула с места. Тэрц не сомневался — он может часами наблюдать ее походку, покачивающуюся над землей, как не потревоженный ветром огонь свечи.

Но путник бросился за ней.

Они долго смотрели на огромные мешки в багажнике Рафа. Для Ли само наличие груза было подтверждением потенциала, заминированного в автомобиль, однако Тэрц пояснил:

— Икс-палитоксин. В тысячу раз эффективней сибирской язвы или тетродотоксина. Одного мешка хватит, чтобы навсегда отравить Байкал или Енисей. Я двигаюсь по стране, каждый день доказывая, что внутренняя энергия человечества все еще не исчерпана.

— Решение может не быть скорым, — ответила девушка.

* * *

Тэрц не выдержал на десятый день. Даже когда по радио передали о внезапном извержении Этны, Ли не заговорила с ним. Через вечность этого молчания, обостряющегося в дымке пронзительных сибирских закатов и рассветов, путник изменился. Ему стало плевать на бодрствование всех вулканов Вселенной, на упорное вращение Шарика. Чего стоит вся эта суета, если он не может вернуть себе самую неотделимую часть тела? Хотя бы на миг.

— За воротами твоего приюта меня с нетерпением ждет много больше людей, чем здесь, — вместо приветствия Тэрц произнес ритуальную фразу. Ли подогревала чайник на газовой горелке, на деревянном столе стояла плетеная корзинка с земляникой.

Все эти дни они питались раздельно.

— Ты не достоин того, чтобы ехать к ним. Надеюсь, они дождутся и пешего, — ответила Ли, — Твой путь завершен!

Все было кончено — горцы не меняли решений. Тэрца охватило отчаяние. Он чувствовал — земля уплывает из-под ног. Он не доберется до следующей заправки. Он возненавидит хозяйку приюта и лишится своей судьбы, стремительно приобретавшей гибкие формы Ли и ее зеленые глаза.

Разве не повод завести машину, последним рывком снести бензоколонку и соединиться с девушкой в неминуемом взрыве?

— Я любила себя, — Ли словно почувствовала роковую решимость Тэрца и заговорила, — любила этот лес вокруг. Я любила все живое и неживое, лишь бы не любить людей. Мы не можем позволить себе этого. Ты не представляешь, какая эта мука — не любить людей. Высшая степень несвободы.

Ли помолчала:

— Я знаю, у путников есть десятки легенд о том, как это делается. Есть даже близкие к истине…

Девушка приподняла край брючины красного спортивного костюма. Захолонуло от вида ее кожи. На лодыжке темнел браслет-паутинка.

— Все просто. Мы окольцованы, как птицы. Браслетик попрочнее, чем колючая проволока, — усмехнулась Ли, — это самый ходовой товар у горцев.

Тэрц все еще не понимал, что она хочет сказать.

— На браслете датчик. Заправка взрывается, если его расстегивают, если перестает биться сердце горца, если горец отойдет на десять километров от приюта… Каждый горец считает своим долгом научиться срывать застежку, даже если связан по рукам и ногам. Дезертиров среди нас по-прежнему немного, но некоторые решаются и уходят. И браслеты они отдают только своим. То, что путники ничего об этом не знают, лишний раз подтверждает — горцы покидают свои тюрьмы, но не предают. Я тоже никогда не предам.

— Кто же взрывает объекты? — мысли Тэрца путались. Отчего-то он отчаянно боялся того, что хочет сказать ему Ли.

— Любимый, ты удивительный тугодум. На колонке есть детонатор, настроенный на браслет. И несколько килограммов гексогена — удобный материал для восстановления равновесия в мире.

Путник почувствовал, как земля вместе с надеждой подползает под подошвы ног («любимый!»).

— Великолепно. — Ему уже не хотелось разбираться, зачем Ли рассказывает ему все это. — Высасываем твой бензин. Садимся в Раф. Валим во Владик!

Ли покачала головой:

— Я не дам тебе бензина, путник. — Она почесала кожу под браслетом; Тэрцу показалось, хочет сорвать и закончить беседу.

— Но…

Она перебила:

— Отец рассказывал — детонатором и взрывчаткой оборудовали каждую пятую заправку, каждый второй НПЗ. Это уже наши легенды. Жаль, но они умалчивают, какая заправка заминирована, какая — нет. Боевая группа, которая это делала, не оставила записей о местоположений детонаторов.

— Почему ты не дашь бензина? Не хочешь ехать со мной?

— У тебя свой долг, у меня — свой. Выслушай до конца. Каждый горец хочет найти СВОЙ детонатор. Далеко не у всякого получается. Если горец ушел, а приют опустел и не взлетел на воздух, значит, взрывное устройство обезврежено или взрывчатки не было. Брошенный объект становится местом паломничества аферистов всех мастей.

— Зачем ты все это…

— Мой отец нашел детонатор, когда ему было двадцать лет. Сорок лет он пытался найти способ отключить его. Такого способа нет. Говорили — отец лучший инженер Зауралья. Наверное, это действительно так — он сумел перенастроить детонатор на новый браслет. Я согласилась носить его, — словно осматривая смертельную рану, Ли посмотрела на окольцованную лодыжку. — Отец высыхал у меня на глазах. Я знала — ему необходимо уйти. Но настоящий горец никогда не оставит приют без надежного присмотра. Возможно, это программа, которую заложили в нас предки. Вот и все, что я хотела рассказать.

— Зачем? — повторил вопрос Тэрц.

— Теперь ты видишь — я настоящий горец, а не дешевая подделка на девичьих ножках. Ты знаешь — я люблю тебя. И, наверное, чуть лучше понимаешь, каково это — быть горцем. Теперь ты можешь выбрать, потерять все или только меня.

— Как?

— Ах да, я забыла. Отец оставил мне запасной браслет и научил, как его перенастраивать. Возможно, он так же, как и я, верил, что любовь разбивает любые оковы.

— Я все-таки не понимаю…

— Ты все-таки олух, путник. Угораздило же меня влюбиться. Ты можешь вместо меня стать настоящим горцем. Я же смогу намного быстрее возить твою дьявольскую отраву.

Часть вторая

Воспоминание об их последнем вечере — вот и все, что осталось ему на все эти годы. Когда Ли защелкивала на его ноге браслет своего отца, когда перенастраивала детонатор, он несколько раз попросил небо внести помехи и разнести будущее в клочья. Если смерть — единственный повод остаться вместе, почему бы за этот повод не выпить?

Ли открыла все нехитрые тайны колонки («вековые тайны», хе-хе), и Тэрц заправил в бак Рафа свои первые десять литров.

— Только не думай, что размочила меня, — буркнул он, устраиваясь на переднем сиденье и рассчитывая бесконечно долго инструктировать, как обращаться с автомобилем, как экономить топливо… Он все еще не верил в неизбежный отъезд Ли.

Девушка блестящими от слез глазами осматривала приборную доску, нежно гладила руль, не забывая в очередной последний раз целовать Тэрца, прикасаться к нему, чтобы сохранить на своей коже еще один его отпечаток:

— До того, как ты появился здесь, я хотела расстегнуть браслет. Именно в тот вечер нашей встречи. Ты знаешь, какой здесь закат. Прекрасный аргумент, чтобы нарушить все обеты. Потом была уверена — сделаю это, как только ты уйдешь так далеко, чтобы тебя не догнал ни мой крик, ни грохот гексогена.

Ли сняла свой браслет, вложила в руку Тэрца. Он вновь пожалел, что их растерянные взгляды обошлись без аккомпанемента взрыва.

* * *

Первый посетитель появился у Тэрца спустя одну бесконечную неделю. Им оказался паренек лет двенадцати. Он привез на лошади мешок муки и мешок вяленого мяса. Мальчик ничего не просил, на Тэрца смотрел почти со священным ужасом.

— Сколько верст до деревни? — спросил Тэрц.

— Пятнадцать, что ль. Аль осьмнадцать. Недалече. Хошь, лошаденку привезем? В гости ездить.

«Мой поводок десять километров».

— Лошадей приберегите, — посоветовал Тэрц.

На исходе второй бесконечной приехал толстяк на бензовозе. Он настороженно разглядывал бывшего путника, потом спросил:

— Ли жива? — И деловито засуетился, расправлял шланг. Тэрц пока не понимал, зачем он это делает.

— Она ушла, — пояснил Тэрц, воспринимая этого бойкого хлыща как связь с миром, а значит, и с Ли.

— Горцы просто так не уходят.

— Ли ушла не просто так. Она нашла свой детонатор.

Толстяк удивлённо цокнул языком:

— Приятно познакомиться, Детонатор. Хочешь что-нибудь передать? Вдруг встречу Ли.

— Передай… — Тэрц задумался (я жду? я умираю без тебя?) и сменил тему: — Я десять лет ездил по стране и ни разу не видел бензовозов. По воздуху летаете?

Парень ткнулся взглядом в физиономию Тэрца. Оценивал — может ли он воспринимать переквалифицировавшегося путника как своего коллегу. Нехотя пояснил:

— С радарами ходим. Чуть что — в кусты. Кто чает нас поймать, знает: машины взрываются легче приютов.

Он перелил бензин в резервуар. Тэрц видел бьющую струю горючего. Она выглядела изумительней, чем радуга, появись она у него за поясом.

— Это последняя ходка. Протянешь пару лет? — торжественно попросил толстяк, словно от этого зависела жизнь на Земле, — колонка-то у тебя периферийная. Как закончится бензин, взрывай ее на хрен. Уходи в Благовещенск.

— Протяну, — только и пообещал Тэрц. Обещание он выполнил.

* * *

— Что ты хочешь, горец? — уже орал Лысый. — И выпивки, и жратвы, и девочек тебе подогнали. Не тупи, служивый. Хочешь, мы всем табором будем до утра тебе молиться… Жалко, у вас нет своего начальства. Выговором бы не отделался. Я тебе отвечаю — ты самый отмороженный тип среди всех отморозков Урала, Кавказа и Среднерусской. Для дела надо! Восстанавливаем железнодорожное движение между Новосибирском и Омском.

— Ты недостоин ехать. Надеюсь, тебя дождутся пешим.

Проклятия, которые слышал Тэрц, мало трогали его. Когда любишь одного человека, очень просто не любить всех остальных.

Тэрц легко парировал мольбы и угрозы. Любая причина для продолжения движения Земли казалась несущественной, если не приближала его к Ли.

Он понял — настоящим горцем может быть только тот, кто знает исключительный повод, чтобы покинуть свою тюрьму. Но не уходит, не вполне понимая природу удерживающих его сил. Чужие резоны получить топливо кажутся смешными и недостойными внимания.

* * *

Стреляли прицельно, чтобы обездвижить, но не вырубить окончательно. Тэрц повалился на землю, рефлекторно прикоснулся к браслету, посмотрел на ворота. Во двор приюта влетел УАЗ. На ходу из машины выскакивали молодые ребята с оружием.

«Я не могу погибнуть, не дождавшись ее», — с острия трех автоматических винтовок его уже гипнотизировала черная пустота.

— Сколько литров в резервуаре? — спросил самый беспокойный из прибывших. Если бы его вздрагивающая винтовка вытянула нос, то нарисовала бы на теле Тэрца причудливую траекторию.

— Куда путь держите? — Тэрц ответил ритуальным — «Беспокойный» выстрелил ему в ногу.

— Решение может не быть скорым, — хрипло ответил горец; пуля прошла в сантиметре от браслета.

Психология путника, ищущего способа присвоить топливо, сыграла свою роль. Тэрц не мог предвидеть всех сценариев столкновения с действительностью, третий век страдающей углеродным похмельем, но этот был для него очевиден.

«Возможно, мы не столь изощренны, как путники, но никогда не были простаками», — Тэрц выхватил «стечкина» и приставил к виску.

— Если вы готовы соревноваться в скорости, стреляйте сейчас. Если нет, уберите пушки. Считаю до трех. — «Здесь главное — не переиграть. Эти варяги должны впитать, что жизнь для меня копейка. Они же и представить не могут, что стоит она значительно дешевле».

Парни оружие не убрали, но опустили стволы вниз. Когда Тэрц сказал «два», из машины вышел четвертый боевик и прогремел издалека басом. Смысл сказанного сводился к банальному — «ты, гад, уже почти решето… и тебе, гниде, сейчас следует сказать ровно столько, чтобы мы сжалились, отвезли тебя в деревню и не нарезали на куски… других вариантов быть не может… хочешь взрывать свою халупу, взрывай… мы, бля, из железа и стали, нам твоя пиротехника до…»

Очевидно, у Тэрца было чуть больше свободного времени, чтобы поупражняться во владении оружием. Пуля снесла Басу полчерепа. Тело еще не коснулось земли, а «стечкин» и стволы варягов уже вернулись в исходные положения.

— У меня есть ответ на все вопросы, которые вы можете или могли бы задать. Заправка заминирована. После того как я размозжу себе голову, вы не успеете добежать до ворот. Я не дам бензина.

Смысл идти ва-банк оставался при условии, если цель — заправка-пустышка. Уложив горца, охотники за удачей отвозили его на безопасное расстояние и добивали. Если взрыва не следовало, заправку можно высасывать досуха. В постуглеводородную эру мало кто рассчитывал, что горец сдастся на угрозы и уступит.

Не спуская с Тэрца глаз, парни отошли. Им, как и горцу, оставалось что терять.

Пока.

* * *

Гаврилыч действовал безукоризненно. Он изобразил сдержанную радость, приятное узнавание (шумно удивляться и хлопать по бокам было бы глупо — у путников самые совершенные системы оповещения). Он не нарушил ритуалов, проявил почтительность и внимание ко всему, что говорил Тэрц… и, конечно, ни разу не заговорил о горючем.

Уже за столом Гаврилыч ввернул пару историй об общих знакомых, о событиях за воротами приюта, как на крючок поймав жажду горца узнать о большом мире, почти не связанном с его скудной жизнью.

Потом, заразительно похохатывая, он начал травить свежие анекдоты о мытарстве путников.

О Сером, который взялся везти гагачьи подушки из Вологды в Калининград.

О Коллапсе, попавшем на исправительные за то, что перегонял на МАЗе бронетранспортер.

О караване зерновых, застрявших в Чувашии на три недели из-за того, что путники выписывали из Бирмы невесту для местного зажравшегося горца…

И уже за полночь Гаврилыч, театрально кряхтя и вздыхая в постели, зашептал словно себе самому:

— Ты же мечтал об этом. Повелитель бензина. Власть над судьбами и судьбой… Какую пришлось платить цену?

— Королевскую, — ответил Тэрц, — и она растет с каждой секундой.

— Не чрезмерно ли для захудалой заправки вдали от магистралей и городов?

— Вместе с горючим мне преподнесли не менее ценный подарок.

— Любовь? — догадался Гаврилыч (наверняка он был хорошо информирован о Ли). — Жалеешь?

— Я открыл главный парадокс человеческой жизни, — Тэрц чувствовал, как темнота укутывает в кокон. Разрывать его приходилось громкими уверенными словами: — Готовность отдать полжизни за то, чтобы случившееся произошло как-то иначе, не означает, что после обмена это «иначе» не будет вызывать сожалений…

Гаврилыч еще долго и виртуозно кряхтел свои доверительно-успокоительные вопросы-диагнозы. Тэрц, почувствовав, как мир перед ним заиграл новыми красками, решил — путник не даром ест свой хлеб, не зря перелопатил тысячу книг. Психологи углеводородной эры и слепому помогали ненадолго прозреть.

Наутро горец, не удосужившись спросить, предложил:

— Пять литров. Возможно, те, кто посылал тебя размочить новенького, рассчитывали на другой результат.

— Спасибо, горец. — Гаврилыч наклонил голову. — От тебя всякого ожидают. Ты — гвоздь в жопе гильдии.

Гаврилыч вытащил письмо, когда они прощались:

— С оказией пришло. Извини.

— Если бы я не пополнил бак, это стало бы последним доводом?

Гаврилыч пожал плечами:

— Возможно. Прости еще раз, горец.

Терц развернул письмо.

«Я во Владике. Теперь у меня новый план — до конца моих скитаний увидеть тебя двадцать раз. Л! Л.». Ниже стояла дата. Во Владивосток Ли прибыла через пять месяцев после того, как Тэрц пересек Московскую кольцевую. То, что Тэрц и Ли умели воплощать свои планы, многократно увеличивало тяжесть их общей судьбы.

Гаврилыч смотрел на горца, словно ушедшего в забытье над обрывком бумаги.

— Ты будешь счастлив? — спросил он, чтобы прервать транс.

— Периодически, — Тэрц поднял голову. Глаза его остались безжизненны.

— Почему? У тебя есть и горючее, и любовь? Продукты самой глубокой перегонки нашей цивилизации.

— Горючее и любовь — статика. Они исчезнут через миг, если нет движения. Но если есть движение, нет постоянства. Значит, иногда я буду несчастен.

— Судя по тому, как печально ты повествуешь об этом, несчастен ты будешь основную часть жизни.

— Хронологически, — и здесь, словно внезапная перемена погоды в пустыне, на лице Тэрца случилась та самая улыбка, которой он мастерски воздействовал на горцев во время скитаний. — Счастье весит в тысячу раз больше тех пустяков, что происходят после того, как оно уплывает за горизонт.

Горец протянул руку Гаврилычу. Обычно хозяева заправок не позволяют себе сближаться с просителями. Времена меняются?

Эпилог

Тэрц не смог бы ошибиться в количестве лет, ушедших вслед за Ли. Новых заплат на Рафе было явно меньше.

— Еле дотянула до тебя. Последние миллиграммы. Здравствуй.

Ли выпрыгнула из машины и бросилась к нему, раскрывая объятия.

— Сколько времени ты ищешь пути? — Горец, словно вырубленный из пропахшего бензином воздуха, остался неподвижен. Беззащитная улыбка девушки погасла.

— Всю жизнь, — привычно отозвалась она.

— Значит, ты научилась ждать. — Не приглашая, Тэрц направился в обветшалую хижину, но на пороге обернулся: — Ты недостойна ехать к кому-нибудь, кроме меня, — решив сразу расставить все точки и запятые, Тэрц добавил: — Я не дам тебе бензина.

Прежде чем уйти, Ли подбежала и обняла его сзади. Это было выше его сил. Тэрц повернулся и ухватился за Ли с такой силой, словно пытался втиснуть ее в свое измученное ожиданием тело.

— Я не смогу остаться здесь даже до заката, — прошептала Ли.

— Закат — слишком веский аргумент, чтобы не уходить?

— Да, — все это время ей удавалось не заплакать, — еще несколько минут, и я не смогу пересилить себя.

Сколько раз можно поцеловать за две минуты ту, что ждешь чрез вечность сибирских зим? Каждая секунда усиливала привкус стойкой памяти о девушке-горце, который до конца жизни сохранится в любом движении, переживании, мысли Тэрца.

— Путник, твой путь завершен, — шептал ей на ухо горец как заклинание.

Легкое движение руки Ли заставило объятия распасться.

— Но Раф?! Палитоксин! — крикнул Тэрц вслед. Как последний довод. Как заклинание. Все еще не веря, что она уйдет.

— Я знаю, чем его заменить. Прошло 2512 дней, как я вырвалась отсюда. Думаешь, вес моей любви к тебе меньше тридцати килограммов отравы? Несчастный материалист, — Ли горько усмехнулась.

Наблюдая, как гибкая фигурка уплывает (огонь свечи) вдаль по заросшему сорняками шоссе, Тэрц гадал, сможет ли его сердце не остановиться до того, как Ли сделает очередную петлю по земле со все более неопределенной географией. Чтобы вернуться, ей нужно пройти пять-шесть тысяч километров. Тысячей больше, тысячей меньше — для России это не расстояние. Его сердце должно простучать как минимум пять — десять тысяч часов. Часы для России слишком легкая мера. Здесь все еще умеют расставаться и ждать.

Андрей Донцов

КАРТОФЕЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Борзухину сильно повезло, что он нашел способ кормить семью в это тяжелое время. Многие после кризиса уже влачили куда более жалкое существование, обладая и широким спектром самых различных способностей, и более юным возрастом.

Борзухин привозил в деревни из Москвы автомобили и менял Мужикам на картофель.

Главарь Мужиков по кличке Угрюмый за последний «Хаммер» отвалил Бозухину аж два мешка. Естественно, хозяину авто Борзухин отдал лишь полтора, половину оставив себе в качестве комиссионных.

«Много, конечно, — совестился Борзухин, — это ж получается двадцать пять процентов навару».

По большому счету, в виду тотального отсутствия бензина все эти машины покупались деревенскими ради забавы и по воскресеньям на потеху детишкам скатывались с горки — на спор: кто дальше.

Борзухина один раз пригласили на это соревнование. Дальше всех укатились «Жигули», принадлежавшие недавно устроившемуся на службу охраннику картофельных полей села Нарядову Митьке.

Затем вся деревня сидела у костра и расспрашивала Борзухина о городской докризисной жизни.

— А что, Борзухин, правда, у них были приборы, которые рассказывают про дорогу?

— Да, ты едешь — он тебе говорит: направо, налево, прямо триста метров…

— Лучше бы прибор сделали, который бы рассказывал им, как картофель растет, — шутил Угрюмый, и вокруг раздавался гогот.

По мнению Борзухина, жизнь в селе протекала очень размеренно, хотя, если верить рассказам жителей, им и приходилось отбиваться от нападений разорившихся голодных городских.

Вечерами по дворам запускали артисток. Сквозь кордон пройти удавалось немногим служителям Мельпомены, на прошлой неделе показывали драму «Как погибал гламур», а в этот раз свои темпераментные танцы у шеста демонстрировала известная в соседних селах стриптизерша Капитанова.

Шест стоял у каждого мужика во дворе, бабы относились к этой забаве своих мужей с пониманием, хотя сами «ни в жись не пустились бы в такой срам». Капитанова заканчивала свой танец уже в четвертом дворе, под одобрительные крики оставаясь в одних стрингах и сапогах на высоких каблуках. В конце представления она надевала фартук, и ухмыляющиеся Мужики кидали ей в подол овощи, норовя звонко хлопнуть по заду, когда она проходила мимо.

— Хороша, шельма.

— У меня была такая же, — утверждал тракторист Федор. — Я ее один раз прямо в офисе чуть не начал…

Федору в селе не верили и слушали неохотно. Может, недолюбливали за то, что в прошлом и он батрачил на мерзких гламурщиков, паразитствуя на почти святом даре — даре управления трактором.

Капитанова выступала в селе уже четвертый раз. Некоторые деревенские Подрастающие Мужики — также ходившие в пиджаках на голое тело, резиновых сапогах и трико, с незажженной папиросиной в зубах, только тринадцати-четырнадцати лет отроду, — звали Капитанову замуж. Но она всем им отвечала очень вежливым отказом, разрешая раздевать себя при свете луны, безбожно давать волю рукам и приговаривая с сельским акцентом:

— Не могу я, Лешенька, милый, не могу, другому себя обещала, сердце рвет любовь на куски… жжет, как в кузне… прости меня, родненький, слышишь?.. прости и не таи обиды…

Подрастающим Мужикам и такие отказы были в радость. Они пыхтели, полночи лапали ее тело и, сплевывая на землю, в конце концов отпускали: «Ладно, иди!»

— Что, не дала? — спрашивали их Мужики.

— Не-а — кочевряжится, — перекатывая из угла рта в другой папиросу, отвечали Подрастающие Мужики.

— Наверное, сука, ждет, когда гламурные времена вернутся… чтобы снова у Кремля жопой крутить…

Угрюмый подозвал Борзухина и попросил съездить на староверскую гору. Борзухин не отказывал деревенским в таких пустяках: сгонять куда-нибудь по мелким поручениям. Тем более в гору Мужикам и правда идти было далеко.

В гору посылали за Светлым шаманом — так называли электрика, проводившего свет к новым домам. Про него говорили, что когда-то он зажигал лампочки в самом Кремле и даже освещал лежащего в Мавзолее Ленина. А теперь жил со своей бабой в чудном шалаше на горе и носил на голове перья, общаясь с Богом Света.

К нему Мужики относились с уважением и почтением: его ток не бил, а значит, он, скорее всего, блаженный. Вон тракторист Федор тоже вроде как блаженный, а шибануло один раз так, что через весь двор «летел, пердел и радовался».

Дома мужики строили себе небольшие. По сути, это были одноэтажные коробки с тремя, максимум четырьмя небольшими чуланами для сна и кухней. Зато большим был двор, который надо было освещать: туда заходили на папироску перед сном соседи, там Мужики тискали своих баб, там же теперь собирались по вечерам по три-четыре человека и смотрели приходивших из города артистов.

— Пойду сегодня к шлюхе, — пробурчал Угрюмый. — Привезешь Светлого шамана — пусть подключит вон те два свежеотстроенных дома.

— А это кто отстроился?

— Из кордона ребята, новые, разрешили отстроиться. Митька Нарядов с друзьями. Вчетвером на две избы — пусть пока живут.

— Городским разрешили жить в селе?

— Они недолго прожили в городе… не успели отвариться…

Странный был Мужик этот Угрюмый. Уверенный в себе. Всегда хмурый, оправдывающий свою кличку. Но Борзухину что-то в его речи иногда казалось странным… То говорит совсем по-деревенски, то — гладко, вроде как в новостях по телевизору. Причем проскальзывало это только в тех разговорах, когда они с Борзухиным оставались одни…

Ну да ладно, в деревне он пользовался авторитетом непререкаемым, хотя и поселился недавно. Значит, надо дружить. Теперь от таких вот мужицких главарей целиком зависело благосостояние Борзухина. Раньше оно зависело от начальников в городе, живших совсем иной жизнью, и это было ничем не лучше. Вроде даже как деревенские нравились Борзухину больше. Понятнее были.

— Так давай я тебя до шлюхи подброшу, чего ноги-то топтать.

— А тебе не по дороге: я к той, что в соседнем селе.

— Ну так проедем в соседнее село — чай, два седла.

Нехитрая передвижная конструкция Борзухина была собрана из двух велосипедов и действительно имела два седла и четыре колеса.

Доехали быстро. Шлюху в своем селе Угрюмый не любил и ездил в соседнее.

— Что за странные имена вы им даете. Надо ж так бабу прозвать… — привычным образом ворчал Борзухин, крутя педали. — Нет бы там Лулу или Зизи, а то давеча Федор встает и говорит: пойду трахать нашу Ипотеку. Что ж за имя такое — Ипотека?

— Ты мне, Борзухин, эти свои гламурные штучки брось про Зи-зи, да про Пипи, а то напущу на тебя детей Мужицких, они из рогатин-то устроят решето из твоего драндулета.

— Да я нет, — испугался Борзухин. — Я гламур никогда не любил. И в прежние годы… Жрут наркоту и ничего своими руками не производят…

— Ублюдки, — согласно кивнул Угрюмый.

Они проезжали поля с выжженными руинами особняков. Мужики не стали жить во дворцах прежних мерзких гламурщиков и их прихлебателей; сожгли хоромы на фиг. Ведь гламурщики в свое время от деревенских сторонились, окружали свои коттеджные деревни высокими заборами, ставили охрану на въезде, а сам въезд делали по пропускам, теперь вона — где их могущество… В пепле и руинах… Теперь уже Мужики охраняют свои картофельные поля от всякой снующейся городской нищеты…

Угрюмый высадился недалеко от деревни и поплелся к своей новой возлюбленной.

— Ну, передавай привет своей Инфляции, — крикнул ему Борзухин и поехал за электриком.

Другое село не впечатлило Борзухина. Вокруг было запустение и разруха. Дома только выжигались, а новые не строились… Машину здесь никому не втюхаешь…

У Угрюмого в селе хозяйство первого класса — сохранились рецепты выращивания не только картофеля, но и огурцов, дважды всходили помидоры, и дети ели их на майский трудовой день…

«Я б иногда за помидорину — красную и сочную — убил бы кого угодно…» — грустно подумал Борзухин.

* * *

Настроение Угрюмого несколько испортили три Мужичка, которых он встретил пока шел по полю (дорога здесь до домов не доходила). Они долго пытались ему что-то объяснить:

— Ну… ты… у нас в селе… баба наша… вроде… а ты сумляшись… взасуй… тока оно и не работать на возделанье…

Не первый раз Угрюмый замечал, что с ним в этой деревне пытаются поговорить на каком-то своем неизвестном наречии… Если у каждого села образуется свой диалект, выполнение его стратегических задач сильно усложнится. Это все от жизни без телевизора. Без первой программы — у каждой деревни свой говор, где-то чуть больше, где-то чуть меньше заметный.

Угрюмый попробовал сделать свою интонацию максимально грозной:

— Я для вас сколько добра переделал? Забываете хорошее? Быстро забываете? Да у вас в селе и торговли своей нет… Жили бы без спичек и соли, без сахара и резиновых сапог. Курили бы тоже свой картофель… Из-за бабы будем ссору затевать? Вам не дает — а мне дает; и то — может, оно так-то и лучше для вас. Ко мне исправно ластится, а вы заведите себе кого угодно еще… вам никто запрет на это не даст.

Мужики в очередной раз отступили, недовольно что-то бухтя.

* * *

Угрюмый зашел в избу на краю деревни.

Шлюха по имени Инфляция в смешном объемном рубище и с нелепыми тонкими руками, торчащими из гигантских рукавов, с бледным лицом и большими, как у лани, испуганными глазами, вскочила, сбрасывая с себя уродующую ее стройную фигуру одежду.

Она выглянула в оконце, задернула застиранную занавесочку с вышитым узором из ягодок и грибочков и бросилась ему на шею, рыдая от счастья…

Он поцеловал ее долгим-долгим поцелуем, потом посадил к себе на колени, стал гладить по волосам и жаловаться на жизнь:

— Надоело мне все это…

— Я вижу, как ты мучаешься… раздевайся, нет никого вокруг, Олег…

Угрюмый подошел к стулу, снял фуфайку, бороду и сапоги. Пошел к рукомойнику смыть клей с лица.

— Тяжело тебе так притворяться, да? Милый…

— Притворяться я всегда любил, Алена. Сколько себя помню — даже на работе в офисе такие спектакли разыгрывал бывало… Да, ладно, что теперь… Где они теперь, наши офисы?

— Я боюсь, Федор-тракторист меня узнать может, надо было подальше мне поселиться. Опасно в такой близости… Он, хоть и дурень, но лица-то запоминает…

— Я ему запретил в этой деревне показываться. Он меня слушается… Знаешь, что тяжелее всего?

— Что?

— Спирт картофельный. Приходиться его пить с ними… Ужасно после него приходить в себя — словно с того света возвращаешься. Ходишь дня три, как контуженый, и настроение такое, все время покаяться тянет. Упасть на колени и все им рассказать…

— Он самый крепкий в мире, говорят, мне наливали…

— Ты не пей… Тебе это незачем…

— Они ведь и не знают там, в городах, что никакой технологии выращивания картофеля нет: бросаешь его в землю, и он сам растет. Ты расскажи кому-нибудь из бывших москвичей, может, они организуют где хозяйство и самостоятельное поселение. Без этих киборгов… Боже мой… Зачем я осталась тогда, были же билеты в Чехию уже куплены…

— Не все так просто с этим картофелем, понимаешь… Ты вот сажать его как собираешься?

— Просто выкопаю ямку, положу проросшую картофелинку, сверху навоз и закопаю до осени.

— Глупышка моя, ну покакаешь ты сверху на какую-нибудь картофелинку, а где ее взять, проросшую? Чтобы прорастить — надобно запас иметь. А у нас людям в городах жрать нечего… Может, по одной кто-то и закапывает, но на это всем не выжить…

— Ты уже иногда начинаешь говорить с этим дурацким акцентом…

— Не горюй, Алена, у меня знакомые хорошие уже прибрали к рукам завод по производству резиновых сапог… Мужики ведь не смогут без натурального обмена. Все равно им надо торговать. А это наш шанс… Мы здесь нужны, понимаешь? Чтобы изнутри контролировать ситуацию. Побудь со мной еще полгода, потом отправлю тебя к ним эйчаром. Мне здесь совсем будет плохо без тебя…

— Чего ты добиваешься здесь? Поехали вместе… сейчас прямо…

— Все равно все идет к тому, что будут создаваться органы самоуправления, я хочу занять какой-нибудь важный пост. Не сможет каждая деревня существовать обособленно — мы уже торгуем за четыре села… Я им напою в уши про скидки и оптовые закупки… Когда я стану кем-то здесь, в деревне, — нам всем будет проще… Будет проще восстанавливать цивилизацию… Все, что мы потеряли. Будем мы еще работать в офисах и есть в ресторанах… Если не мы, так дети наши… Тут семью одну подвезу, поможешь им обжиться. Четыре толстые тетки, мужичонка вполне деревенского вида и трое детишек…

— Иди ко мне, любимый… Я иногда так рада, что все это случилось… Я в итоге нашла тебя, свою настоящую любовь… Без расчета и планирования… Милый…

Они упали на холодный деревянный пол, медленно раздевая друг друга.

В деревенских домах даже в самую жару пол был прохладным. Без всяких систем вентиляции.

Сергей Алхутов

СТЕКЛО

Деньги должны быть прозрачными — тогда за ними видно людей.

Мы часто используем эту пословицу, но вряд ли думаем о том, что раньше у нее был прямой смысл. Не зря в народе мелкую монету до сих пор называют «стекляшкой».

Наши предки и вправду пользовались деньгами, сделанными из стекла. Было это в те времена, когда свое стекло они варить не умели. Все ходившие по рукам деньги достались им от их предков, а тем — никто не знает откуда.

Соседи наших предков, богатый и воинственный народ же, пользовались деньгами из обезьяньих зубов, и деньги эти имели широкое хождение между народами. Люди поговаривали, что часть этих денег, сделанная из зубов побежденных противников, со временем становится все больше и больше. Же богатели и оттесняли наших предков вглубь лесов.

Однажды вождем нашего народа стал человек по имени Гирара. Вот правдивая история о том, что случилось с Гирарой.

Три года Гирара правил людьми, а потом собрал стариков и сказал:

— Наши воины мужественны, но бедны. Надо добыть много стекла и сделать много денег. На эти деньги мы сможем вооружиться, победим же и вернемся в земли наших отцов.

Старики принялись объяснять ему, что много стекла не бывает и не может быть. Но вдруг взял слово самый дряхлый из них, плешивый Апаи:

— Далеко на северо-востоке лежит Белый лес, а за ним Стеклянная земля. Прямая дорога к ней ведет через земли же, но, если договориться с патачо, можно пройти их землями, а оттуда плыть по большой воде на север. Есть еще путь — сушей на север, до Матери Рек Амазуни, а потом плыть по ней, но это опасно — же часто наведываются в эти земли. Да и обратная дорога невозможна — вверх по Амазуни не выгребешь. Надо идти через земли патачо.

— Плешивому Апаи верить нельзя, — сказали остальные старики, — его воспитывали куры. Что хорошего можно от него услышать? Разве от него услышишь правду?

Вечером этого же дня в дом Гирары пришел один из стариков, рваногубый Сапало. Нижняя губа у Сапало была такая рваная, что губную подвеску он носил на верхней губе.

— Гирара, ты хочешь поступить неправильно, — сказал Сапало, — если ты привезешь много стекла, какой смысл в том, что мы берегли для вас?

— Вы берегли его для нас, чтобы мы смогли добыть новое, — ответил Гирара, — мы добудем новое, чтобы вернуть свое.

— Новое обесценит старое, и тогда возвращать свое будет бессмысленно, — сказал Сапало, — если ты отправишься за стеклом, ты лишишь наших людей смысла.

— Старики сказали неправду о том, можно ли верить Апаи, — ответил Гирара, — как я могу верить старикам? Ступай, Сапало, мое решение не изменится.

Вслед за Сапало в дом Гирары пришел молодой бари по имени Орари.

— Я разговаривал с твоим отцом, — сказал Орари.

— Мой отец еще жив, — возразил Гирара.

— Все верно, не пугайся, — сказал бари, — я разговаривал с твоим живым отцом. Он гордится тобой, но не хочет, чтобы ты отправлялся добывать стекло. Он считает, что стекло испортит здоровье и нравы наших людей.

— Так считают старики, — ответил Гирара, — но старики умрут раньше, чем их внуков перебьют воины же. Когда мир меняется, стариков слушать опасно.

— Мир никогда не меняется, — сказал бари, — но случиться может всякое.

Гирара ответил:

— Ты первый раз пришел в мой дом — это случилось. Прежде ты у меня не бывал, и, если больше не придешь, я буду знать, что мир не меняется.

— Случиться может всякое, — зловеще повторил бари и ушел.

После Орари в дом Гирары пришел плешивый Апаи и выразил готовность отправиться в путь за стеклом.

— Старики меня не слушают, — сказал Апаи, — а воинам я еще могу пригодиться. Есть вещи в мире — дети не знают этих вещей, женщины не знают, воины не знают, старики не знают, я знаю.

На следующий день Гирара собрал воинов своей деревни и соседних деревень и предложил тем, кто к этому готов, идти в Стеклянную землю за стеклом. Двадцать восемь самых лучших воинов присоединились к нему. Плешивый Апаи стал двадцать девятым, а сам Гирара — тридцатым. Поэтому их поход называют Походом тридцати.

Гирара сказал одному из остающихся, длиннорукому Гуани, который громче всех возражал против похода в Стеклянную землю и подбивал воинов отказаться:

— Я не буду вождем людей, ты будешь вождем людей. Я буду вождем тридцати.

Г ирара передал Гуани двух своих младших жен, и тридцать отправились в поход.

Тринадцать дней путь тридцати лежал через холмы, лес и неширокие спокойные реки, только однажды, на седьмой день, пришлось переправляться через широкую. Днем они много шагали, вечером, если по дороге никого не удалось поймать, охотились на обезьян, разводили костер и до захода солнца ели их сладковатое жареное мясо.

Некоторые рассказчики говорят, что мясо обезьян не сладковатое. Это правда, и все вы это знаете, но обычай, который идет, как рассказывают, от самого плешивого Апаи и который теперь стали забывать, предписывает в таких рассказах называть мясо обезьян сладковатым.

Каждый вечер плешивый Апаи ходил вокруг места ночлега и что-то искал. Воины спрашивали его:

— Что ты ищешь, Апаи?

Апаи отвечал:

— Следы Стеклянной земли.

Воины смеялись:

— Разве земля ходит по земле? Ищи лучше орехи, ты будешь у нас вместо женщины.

Апаи никогда не обижался на воинов, но ничего не отвечал, только говорил:

— Зря вы костер жжете.

Воины опять смеялись — они знали, что ночному дозору с костром лучше, чем без костра.

На четырнадцатый день одного из воинов, крепкозубого Гуапоре, ужалила змея сурукуку. Змею тут же убили. Плешивый Апаи разрезал Гуапоре ранку резаком из зуба капибары и отсосал из нее яд, затем смазал разрез желчью сурукуку, а твердый змеиный хвост, полосатый как пчела, привязал укушенному на щиколотку. Воины сделали носилки и понесли Гуапоре. Он был плох. Двигаться стали медленно. Часто останавливались, и Апаи щекотал Гуапоре глотку птичьим пером, чтобы того стошнило.

Вечером Апаи сказал:

— Я знаю вкус крови, я знаю вкус яда. Был еще вкус. Эта сурукуку — не сурукуку. Это или бари обернулся змеей, чтобы помешать замыслу Гирары, или Стеклянная земля оставила свой след. Не знаю, что верно.

Всю ночь Апаи кричал во сне, а утром его прохватил понос, и он целый день не мог курить. Весь день тридцать стояли на месте. К вечеру Апаи выздоровел и сказал:

— Сурукуку приползает вечером к костру. Если бы это была сурукуку, она нашла бы нас раньше. Но яд у нее самый настоящий, у меня всю ночь голова была как куча пепла, а ступни и ладони — как головни. Надо оставаться здесь, пока Гуапоре не станет лучше, я буду его лечить.

На третий день крепкозубому Гуапоре стало лучше, и двадцать девять пошли дальше, неся тридцатого на носилках.

Некоторые рассказчики говорят, что Гуапоре стало лучше на второй день, но, зная силу яда суру-куку, с этим согласиться нельзя.

Вечером этого дня Гирара сказал Апаи:

— Почему ты думаешь, что Гуапоре ужалил бари? Мы не смогли бы убить бари, не нам тягаться с миром мертвых.

Апаи ответил:

— Бари мог прислать змею вместо себя. Тогда это не он сам, но и не обычная змея.

— Расскажи о следах Стеклянной земли, — попросил Гирара.

Апаи сказал:

— Об этом трудно рассказать. Человек оставляет разные следы — след его ноги на земле похож на большую фасолину, след его зубов на лепешке — на мелкую фасоль в стручке. Есть след человека в воздухе — это его запах; такой след не виден. У Стеклянной земли следы совсем разные. Знаешь человека — знаешь его следы, знаешь Стеклянную землю — следы можешь не узнать. Она может оставлять следы в стороне от себя, как человек, стреляющий из лука. И у нее очень много невидимых следов.

На следующий день тридцать прошли всего половину дневного перехода и увидели в стороне от своего пути возвышающиеся над лесом решетчатые развалины. Апаи сказал:

— Дальше не пойдем, пока я не узнаю, что это.

Гирара спросил его:

— Это след Стеклянной земли?

— Не знаю, — ответил Апаи, — мне надо увидеть его рядом. Мне надо его понюхать.

Апаи один ушел в лес в направлении развалин и долго не возвращался. Когда вернулся, в его перепачканных жирным руках были четыре короткие бурые палочки с угловатыми навершиями, украшенными резьбой.

— Что это и зачем? — спросили воины.

— Те, кто сделал эти палочки, скрепляли с их помощью свои вещи. Я видел такие, только блестящие, — сказал Апаи, — а мы подарим их патачо, это хороший подарок, и мы сможем с ними договориться.

— Место, в котором ты нашел палочки, это след Стеклянной земли? — спросил Гирара.

— Нет, — ответил Апаи, — это след Масляной земли. Про такие я только слышал. Масляная земля пропала раньше, чем появилась Стеклянная земля, и следы от нее остались только мертвые.

Вечером этого дня Гирара попросил Апаи:

— Расскажи о Масляной земле.

— Я мало знаю о Масляной земле, и это будет не рассказ, — ответил Апаи, — Говорят, когда ее было много, люди могли передвигать вещи быстро-быстро. Говорят, за нее воевали.

— Откуда ты все это знаешь? — спросил Гирара.

— Я узнал это, когда меня воспитывали куры, — улыбнулся Апаи.

На следующий день тридцать переправились через широкую реку и вошли в земли патачо. Низкорослые патачо вышли им навстречу и проводили к своему вождю. Апаи подарил вождю патачо три бурых палочки, а Гирара говорил с ним. Вождь сказал:

— Гирара смелый вождь. В его сердце не хватает мудрости, но с избытком мужества, и речи его умны. Апаи знает что-то, чего не знает никто из нас и никто из вас. Если вы добудете стекло, мы присоединимся к вам и будем воевать с же за половину вашей добычи.

— Мы принесем вам стекло, — ответил Гирара.

Вождь патачо дал Гираре четыре подарка и объяснил:

— Когда будете проходить через деревни наших людей, отдавайте подарки вождям. В крайней деревне вам дадут материал, чтобы вы построили каноэ и поплыли, куда вам нужно. Поплывете по реке на восток, а затем выйдете на большую воду. Крайним объясняйте, как следует, они странные, не совсем наши, они к нам прибились.

Тридцать отдохнули в гостях у вождя патачо и двинулись дальше. Гуапоре уже мог идти сам, но был не в себе и мало что понимал. Поэтому его лук и копье нес Гирара.

Десять дней шли воины лесом. Днем они много шагали, вечером, если не доходили до деревни патачо, охотились на обезьян и ели их сладковатое мясо. Апаи все искал вокруг стоянок следы Стеклянной земли, но каждый раз приносил орехи и корни папоротника. Воины говорили:

— Апаи стал хорошей старухой, но все еще много болтает и чему-то радуется. Старухи должны быть мрачными и молчаливыми. Учись, Апаи.

Апаи не обижался и только замечал беззлобно:

— Девочки, вы даже тыквы на огороде не соберете, чему я могу у вас научиться?

На одиннадцатый день тридцать вышли к последней, четвертой деревне патачо. Деревня стояла на берегу реки. Здешние были особенно маленькие, не выше груди самому низкорослому из тридцати, все узколобые, все с деревянными дисками в губах, похожие на больших птиц, но головы их не были украшены перьями. К тому же они плохо владели языком, который знали наши воины. В деревне были одни старики и женщины. От них тридцать кое-как узнали, что мужчины на реке, бьют рыбу.

Гирара захотел посмотреть, как местные бьют рыбу, и женщины проводили его к реке. У реки собрались узколобые клювастые мужчины. Они колотили по воде длинными палками. Наши предки били рыбу точно так же, поэтому Гирара не удивился, только спросил:

— Отчего у вас такие длинные палки?

— Не знаем, — ответили мужчины, — какие они должны быть. Наши предки били рыбу из лука. Дерево в наших краях стало теперь совсем ломкое. Хорошие луки делают во внутренних землях. Это дорого.

— А из чего же вы делаете каноэ? — удивился Гирара.

— Из старых стволов. Они не ломкие, — ответили мужчины, — их очень мало.

Месяц с небольшим тридцать гостили в деревне клювастых. Весь месяц с небольшим они маленькими отрядами ходили с местными в разные места леса, искали и рубили толстые стволы и вырубали из них лодки. Иногда стволы оказывались не очень далеко друг от друга, так что один отряд мог слышать, как работает другой или несколько других.

Вечерами воины тихонько спрашивали у Апаи:

— Не у этих ли кур ты училась, бабушка?

Апаи отвечал:

— У других, девочки, мои из другого материала и покрупнее, но вы даже из-под этих яйца достать не сможете.

В последний вечер перед отплытием, когда уже и просеки к воде были прорублены, и каноэ вытащены из леса к реке, устроили большой праздник. Ели, пили, веселились, много говорили о том, что будет завтра, вспоминали о том, что было в прошедшем месяце. Гирара веселился больше всех, но, когда увидел, что разговоры о прошлом и будущем идут и без него, подошел к Апаи и тихонько спросил:

— Апаи, что ты можешь сказать о ломких деревьях?

Апаи подумал и ответил:

— Это похоже на след Стеклянной земли.

— Как ты узнаешь следы Стеклянной земли? — спросил Гирара.

— Никак, — ответил Апаи, — я догадываюсь. Когда много похожего на эти следы, значит, они и есть. Пока мало.

Наутро тридцать были готовы к отплытию. Местные дали им шесть кормчих по числу каноэ, и в каждой лодке оказалось по пять наших воинов и по одному жителю деревни у реки. Сидеть оказалось тесно, еле хватало места для взмаха весла. Клювастые помогли тридцати столкнуть каноэ с мели, и лодки понесло медленным течением.

Гирара сидел на носу последней лодки, чтобы видеть остальные пять. В той же лодке был Апаи.

Весь день плыли по реке, а вечером вышли на большую воду, в широкий залив. Кормчий последней лодки сказал:

— Это место называлось раньше Бог зеленых людей. Здесь была большая деревня.

Гирара спросил клювастого:

— Кто такие зеленые люди?

— Не знаю, — ответил кормчий, — Они много воевали. Поэтому они умерли. Больше ничего не знаю.

— Мы тоже будем много воевать, — гордо сказал Гирара.

— Мы не будем, — ответил кормчий.

— Вождь патачо сказал, что его люди будут с нами, — возразил Гирара.

— Мы не патачо, — ответил клювастый и замолчал.

Ночевать остановились тут. Апаи хотел найти место, где была деревня, но не нашел. Перед сном Гирара спросил у него:

— Ты что-нибудь знаешь о зеленых людях?

— Они создали кур, — ответил Апаи, — из-за них появилась Стеклянная земля. Но лучше здесь о них не говорить, а то потревожим их Бога.

Утром Гирара проснулся раньше всех и засуетился. Он принялся таскать в свою лодку камни, которые мог найти на узкой полосе песчаного берега. Но когда ночной дозор разбудил остальных воинов, Гирара уже выгружал камни обратно. Он был в большом смятении.

— Что ты делаешь, Гирара? — спрашивали у него воины.

— Подумайте сами, — отвечал им Гирара, — ведь стекло тверже дерева, тверже зуба капибары, а значит, наши луки, копья и палицы не смогут его измельчить, а резаки не разрежут. Как мы будем копать Стеклянную землю? Как возьмем стекло в каноэ? А камень тверже, чем стекло. Поэтому я решил взять с собой камни.

— Но ведь тогда не поместятся люди! — стали говорить воины.

— Я понял это потом, — отвечал им Гирара, — и теперь не знаю, что делать.

— Послушай, Гирара, — сказал вождю Апаи, — если бы я не нашел бурые резные палочки, мы бы не договорились с патачо. Но я не знал, что я их найду.

И ты не знаешь, что найдешь по дороге к Стеклянной земле. Никто не знает, как приделать к делу хороший конец, оттого он и вырастает сам собой.

Гирара послушал плешивого Апаи и оставил камни на берегу. Тридцать поплыли дальше и вскоре вышли на большую открытую воду, которая никуда не текла. Такой большой воды воины прежде не видели. По воде ходили высокие волны.

Выйдя на большую воду, каноэ повернули на север и поплыли вдоль берега. Берег был однообразен. Днем гребли, вечером втаскивали лодки на берег, собирали устриц и били рыбу. Первые дни пытались охотиться в прибрежном лесу, но в нем почти никто не водился. Гирара спрашивал у Апаи, не след ли это Стеклянной земли, но Апаи отвечал, что никто не любит жить с краю.

Некоторые рассказчики говорят, будто охота тридцати в прибрежном лесу была удачна, и они каждый вечер ели сладковатое мясо обезьян, но Апаи был прав — никто не любит жить с краю, и обезьяны не любят.

Путь по большой воде на север занял шестнадцать долгих дней. На семнадцатый день берег стал заворачивать на запад, и тридцать стали волноваться, что вернутся по воде туда, откуда пришли ногами. Плешивый Апаи успокаивал воинов. Так еще десять дней тридцать провели в пути на запад, не зная, куда плывут. Ветер, который прежде дул в лицо, теперь подгонял каноэ. Песчаная полоса у кромки воды стала шире, берег часто выдавался в воду мысами, а то и разбивался на песчаные островки. Иногда лес оказывался так далеко, что костер не жгли — путь за дровами был бы долог. Воинам негде было повесить гамаки, они спали на песке.

— Жаль, что деревья не ходят, — говорили они.

Гирара тосковал по женам и по горячей тыквенной каше. Он никому не говорил об этом, но вечерами спрашивал Апаи:

— Мы когда-нибудь доберемся до Стеклянной земли? Ты ведь говорил, что по большой воде надо плыть на север, а мы плывем на запад. Мы провоняли рыбой и устрицами, у меня в животе каждый день бурлит.

Плешивый Апаи отвечал:

— Имей терпение, Гирара. Слабый не доплывет, трусливый не доплывет, суетливый не доплывет, мы доплывем.

А один раз он добавил:

— Но ты прав, у тебя в животе бурлит, у меня бурлит. А наш кормчий — он все время газы пускает. Ты на носу, к тебе не доходит, а на меня как раз ветром относит. Ты большой вождь, твоя лодка — большая лодка, но тебе достался самый плохой кормчий, хуже меня, старика. Я пересаживаюсь на другую лодку.

Так Апаи и Гирара оказались в разных каноэ.

Однажды в особенно ветреный день тридцать увидели впереди большие зеленые острова — здесь какая-то река впадала в большую воду, и берег был изрезан. Воины налегли на весла, чтобы спрятаться за островами от ветра, и лодки отдалились друг от друга, а самая первая ушла далеко вперед и резво скрылась за песчаным мысом острова. Воины в лодке Гирары смеялись:

— Нежная бабушка Апаи даже на таком отдалении не выдержала газов, которые пускает наш кормчий. Апаи решил обогнать запах.

Вдруг Гирара увидел, как в передней из четырех доступных обзору лодок, уже почти скрывшейся за мысом, перестали грести. Что-то крупное, размером с человека, качалось на воде рядом с лодкой.

Пять каноэ собрались вокруг плавающего тела. Это было тело клювастого. Он выглядел так, как будто ему забили в глотку ручку весла, а лопасть осталась торчать наружу. Вода вокруг головы клювастого окрашивалась кровью, а слева на шее зияла кусаная рана.

Гирара бегло осмотрел каноэ, нашел в одной из них Апаи и понял, что главное не потеряно.

— Так может быть с тем, кто хочет воевать, и с тем, кто не хочет воевать, — сказал Гирара, чтобы все кормчие его слышали, и показал на мертвое тело, — если начинаешь играть в прятки с войной, война выигрывает. Догоним первую лодку, узнаем, что стало с остальными.

Когда пять каноэ заплыли за песчаный мыс, воины увидели шестую, непрочно сидящую на мели. На берегу стоял крепкозубый Гуапоре и скалил крепкие окровавленные зубы, лицо его было разрисовано кровью, а у ног лежали четыре трупа.

— Гуапоре, зачем ты убил людей? — обратился к нему Гирара.

— Я не Гуапоре, — ответил Гуапоре, — я Орари.

— Убейте его, — приказал Гирара.

Воины, не вылезая из каноэ, принялись стрелять в Гуапоре из луков, но он танцевал как змея и уворачивался от стрел.

Тогда Гирара схватил копье, выскочил из каноэ на мелководье и подбежал к Гуапоре. Они принялись плясать друг подле друга, и Гуапоре всякий раз уворачивался от выпадов копья Гирары. Гирара свирепел, а Гуапоре оставался спокоен и, ухмыляясь, теснил его к воде. Во время одного из выпадов Гуапоре схватился за копье и вырвал его из рук Гирары. Гирара остался безоружен. Он требовательно махнул рукой назад, чтобы ему кинули другое копье.

Апаи крикнул:

— Я дам тебе, брось в него!

Гирара принял в руку бурую резную палочку. Тяжелее дерева и тяжелее камня оказалась она. Он бросил ее в Гуапоре и попал ему в глаз. Гуапоре схватился за глаз. Гирара кинулся на него и свернул ему шею.

Когда Гирара отошел от гнева, он сказал:

— Первый раз я вижу врага, которого удалось убить. И первый раз я вижу нашего, который стал врагом. Мир меняется и в хорошую, и в плохую сторону. Но я не знаю, как поступить дальше. Что скажешь, Апаи?

Апаи ответил:

— Ты знаешь, как велит поступить обычай.

— Гирара сказал:

— Обычай велит одно сделать с нашим человеком, другое с врагом, третье с бари. Кого я убил?

Апаи подошел к трупу, осмотрел ему подбитый глаз и заглянул в рот.

— Ты убивал бари, — сказал он Гираре, — но убил врага, зубастую обезьяну Гуапоре. Моя палочка убила бари, твои руки убили врага. Поступай с ним как обычай велит поступить с врагом.

Тогда Гирара с воинами разделали тело Гуапоре и съели его сладковатое мясо и внутренности. Клювастые спросили, могут ли они есть костный мозг убитого, и Гирара взял с них за это право обещание участвовать в будущей войне.

Пятерых своих воины закопали в песке, чтобы на обратном пути забрать кости и перезахоронить их по обычаю. Здесь же закопали своего мертвого клювастые, а над утоптанной могилой поставили шалаш из веток местного кустарника.

Пока копали, Апаи обратил внимание на то, что в выкопанной земле попадается много обугленных веточек. Он набрал угольков и после похорон показал их Гираре и воинам.

— Это след Стеклянной земли, — сказал Апаи.

На следующее утро Апаи набрал ветвей местного кустарника, сплел из них корзину с крышкой и сложил в нее остатки костей Гуапоре. Подумал еще и набрал большую охапку веток. Затем те, что остались от тридцати, и их кормчие расселись по-новому на все шесть каноэ и поплыли дальше на запад. Гирара в своей лодке сел на место кормчего. Корзину и ветки Апаи взял с собой, но воинам и кормчему в его каноэ не пришлось тесниться — теперь места было много.

Миновав устье реки, теряющееся меж зелеными островами, воины увидели впереди песчаный берег. Песок начинался под водой, продолжался на берегу и холмами, похожими на волнующуюся воду, уходил за горизонт. На некотором удалении от берега можно было видеть среди песчаной равнины обширное место без холмов.

Одна из лодок пристала к берегу, из нее вышел Апаи. Пристали к берегу и другие каноэ. Воины высадились на берег и собрались вокруг старика.

— Это Стеклянная земля, — указал Апаи на место без холмов.

Воины выгрузили вещи из каноэ и устало расселись на песке.

Другие рассказчики говорят, что воины пустились в пляс от радости, и это тоже может быть правдой. Но после победной пляски они выгрузили вещи, расселись на песке и принялись было обсуждать, как они будут добывать стекло и таскать его в каноэ.

— Погодите, — сказал воинам Апаи, — давайте прежде дойдем-до Стеклянной земли, там и увидим. А таскать будем в корзинах, которые мы сплетем из набранных мной ветвей.

Гирара одобрил то, что сказал Апаи, и воины двинулись в сторону места без холмов, оставив кормчих охранять лодки. Пройдя немного, они увидели, что на этом месте не было не только холмов — оно было одной огромной ямой. Яма была обширнее, чем залив в месте под названием Бог зеленых людей. Борта ямы блестели на солнце. Песок под ногами больше не был зыбким — он спекся в крупные стеклянные окатыши.

— Подойдем еще ближе, — сказал Апаи.

Воины подошли ближе, так, что им стало видно яму до самого дна. На дне ямы копошилось и клевало землю под собой гигантское животное. Оно было привязано тремя толстыми бурыми веревками к огромным кольям, вбитым с трех сторон от ямы, и шумело так, что было слышно даже здесь, наверху.

— Подойдем еще ближе, — вновь сказал Апаи.

Воины подошли еще ближе. Им стало видно, что борта ямы у них почти под ногами сделаны из стекла, оттого они такие блестящие. В некоторых местах сквозь стекло были видны вплавленные в него скелеты людей.

Воины пошли вокруг ямы. Через какое-то время они добрались до одного из вбитых в землю огромных кольев. Кол оказался толщиной в два обхвата и был сделан из непонятного камня, бурая веревка — толщиной с руку. Гирара пощупал веревку. Она была сделана из того же материала, что и резные палочки Апаи.

Невдалеке от кола высилась куча битого стекла. Апаи указал на кучу и сказал:

— Вот и решилось само собой, как нам колоть стекло. Это то, за чем мы сюда приплыли.

— А то животное на дне ямы, которое ее охраняет — оно не убьет нас за то, что мы отнимаем у него богатство? — стали спрашивать воины.

Апаи ответил со значительным видом:

— Это курица. Она безобидная. Я их знаю. Она здесь ничего не охраняет.

Тогда Гирара задал другой вопрос:

— А эти мертвые, чьи кости внутри стекла — они нас не накажут за то, что мы их потревожили?

Апаи ответил:

— Я долго думал об этом, еще до того, как ты позвал всех в поход за стеклом. И я знаю ответ на твой вопрос. Этих мертвых тревожит курица. И она тревожит их для того, чтобы похоронить по обычаям зеленых людей — это я не придумал, это мне сказали. Так что мы тут ни при чем. Поэтому давайте подойдем к куче стекла и посмотрим на нее. Потом мы вернемся к каноэ, сплетем корзины, а я расскажу вам то, что знаю о зеленых людях и Стеклянной земле.

— А ты не потревожишь своим рассказом Бога зеленых людей? — спросил Гирара.

— Бог зеленых людей покинул это место, — ответил Апаи, — они сами мне это говорили.

Воины вернулись к каноэ и принялись плести корзины с крышками, какую сплел Апаи. Апаи рассказал им такую историю:

— Я ненамного старше вас. Однажды, когда я был еще совсем юным, а многие из вас не родились, мы вдесятером отправились в дальний поход против же. Мы не думали воевать с ними, мы думали тайно убить как можно больше врагов — мы, как любой побежденный народ, умели хорошо прятаться. Мы были молодые и горячие, мы не взяли с собой стариков, поэтому заблудились, попали в Белый лес, а затем вышли к Стеклянной земле. Наш вождь сказал, что надо возвращаться, чтобы убивать же. Я ответил, что невелика гордость убивать из-за куста, лучше узнать, много ли в Стеклянной земле стекла и как его отсюда вынести, а потом вернуться обходным путем и забрать с собой богатство. «Зачем нам богатство? — возразил наш вождь, — нам нужна война». Я ответил, что богатый лучше воюет. Вождь возразил, что хорошо воюет не богатый, а храбрый. Никто меня не поддержал, все приняли сторону вождя. И тогда я решил остаться один и узнать все, что смогу, о Стеклянной земле.

Мои товарищи ушли обратно в сторону земель же, а я принялся исследовать Стеклянную землю. И тут я наткнулся на зеленых людей.

Зеленых людей было трое, у них не было лиц, вместо глаз были большие круглые стекла, а на месте ртов висели маленькие барабанчики. Они были одеты в глухие зеленые одежды, а их кожи я не видел. Думаю, барабанчики и круглые стекла были частями масок, которые зеленые люди носили на лицах. У зеленых людей были с собой длинные веревки.

Зеленые люди плохо знали наш язык, но было видно, что они хотят со мной говорить. Мы стали учиться словам друг друга. Вскоре зеленые люди смогли объяснить мне, что придут сюда завтра.

Я ночевал там, где кончается песок и начинается Белый лес, и смог найти себе пищу. Наутро я вернулся, и зеленые люди вернулись. Они объяснили мне, что хотят моей помощи. Они сказали мне, что на дне большой ямы живет большая курица. Они показали мне резные палочки, такие, как те, что я подарил вождю патачо, и те, какой Гирара убил бари, только новые, блестящие. Они сказали, что мне надо спуститься на дно большой ямы, вынуть несколько таких испорченных палочек из курицы и на их место вставить новые. Они пообещали дать мне за это одну такую палочку. Я спросил их, знают ли они, откуда здесь так много стекла. И они обещали мне рассказать об этом, когда я поменяю курице палочки.

Я спустился по веревке на дно ямы. Я видел в толще стекла много скелетов; так много не видели все наши старики за все свои жизни. Курица была неподвижна, и я сделал все, что просили зеленые люди. Я помахал им снизу рукой, и курица зашевелилась, но зеленые люди обещали мне, что она меня не тронет, потому что я ей помогаю, и сказали мне быть храбрым. Зеленые люди остались довольны курицей — они махнули мне сверху руками, и я поднялся к ним из ямы.

Вот что они мне рассказали.

В прежние времена в мире было много Масляной земли. Масляная земля позволяла людям передвигать вещи быстро-быстро. Все, что имели люди, они имели благодаря Масляной земле. Но Масляная земля начала иссякать. Тогда зеленые люди стали искать ее в тех местах, где раньше думали, что ее не может быть. Одно из этих мест — невдалеке от земель патачо. И зеленые люди нашли там Масляную землю.

Зеленые люди, как и мы, делятся на разные народы — так они говорили мне, но я не понял, где они жили и где живут сейчас. И тот народ, который нашел невдалеке от земель патачо Масляную землю, оказался из-за своей находки самым богатым. Объявилось много охотников начать против него войну.

В те времена здесь еще не было Стеклянной земли. В этом месте на берег тайно высадилось много воинов, чтобы захватить Масляную землю. Но народ, который ее нашел, был очень могуч. Вожди и бари этого народа могли видеть с неба все, что творится где угодно на земле. Это умели и другие народы зеленых людей. Одна беда — вожди могли отдать приказы только воинам, бари могли сообщить вождям сведения, а глаз неба, которым зеленые люди видели всю землю, жил сам по себе, у него были свои руки. И он своими руками пустил в это место небесное копье, которое зажгло и потушило на земле второе солнце. Мясо воинов сразу сгорело, а кости вплавились в песок. А песок превратился в стекло.

Но глаз неба был не один, и другие глаза неба объявили войну этому глазу неба. Во многие места земли были брошены небесные копья, во многих местах зажглись и потухли новые солнца. Почти все зеленые люди сгорели, сгорели их деревни, умерла их живность, погибли их огороды. Зеленых людей осталось мало. В этой войне проиграли все.

И тогда главный бари того народа, чей глаз неба первым пустил копье, сказал: мы виноваты перед миром, и теперь наш долг перед всеми народами — отыскать их мертвецов и передать им для похорон.

Младшие бари этого народа сделали кур и послали их долбить стекло во всех местах, где зажглись и потухли новые солнца, и отыскивать мертвых. Иногда куры портятся, и им надо помогать. Поэтому те трое и прибыли сюда.

Я спросил, отчего же трое сами не спустились вниз, а попросили меня. Они ответили мне, что в дороге чем-то заболели, а вылечиться смогут только у себя дома. «Свой нынешний долг мы отдали тебе знанием», — сказали они и подарили мне резную палочку.

Я взял немного стекла, ушел из этих мест и долго возвращался домой, пробираясь через земли же. Пока я блуждал, кожа моя состарилась, а на макушке выпали волосы. Я не знаю, отчего это. Может быть, зеленые люди заразили меня своей болезнью, а может быть, Стеклянная земля оставила во мне свой след. Когда я вернулся, старики сказали мне, что остальные девятеро так и не пришли. А палочку у меня забрал старый бари, и больше никто никогда ее не видел. Я рассказывал людям правду о Стеклянной земле и даже дрался за нее, и каждый раз отдавал часть принесенного стекла за драку. Однажды я порвал губу старому Сапало, мне пришлось отдать за губу все стекло, что осталось у меня к тому времени. С тех пор я перестал драться и перестал говорить о Стеклянной земле. Позже старики признали меня своим и стали брать на совет.

Когда воины убедились, что Апаи закончил рассказ, они заговорили:

— Хороший рассказ. Но что ты все: «Народ, народ»? Не наше это слово, говори «наши люди», «их люди» — вот и достаточно.

— Этому слову я научился у зеленых людей, — отвечал Апаи, — мир меняется, спросите у Гирары, и слово может оказаться к месту.

— Скажи, Апаи, — после раздумий спросил Гирара, — вот я могу следить за своим луком и за своим копьем. Я никогда их не теряю, они всегда под рукой, когда возможна война, и они всегда в известном месте дома, когда войны нет. Отчего зеленые люди не смогли уследить за своим небесным копьем и за своим небесным глазом?

— Я долго пытался это понять, — ответил Апаи, — зеленые люди рассказывали мне много, и я сейчас пересказал только то, что понял точно. А об этом я лишь догадываюсь. И я догадываюсь так. Зеленые люди были очень богаты, у них было очень много вещей. Чтобы пользоваться ими, они отрастили по две руки на каждой руке. И у них было очень много знаний. Знания нужны были им, чтобы следить за вещами. Но за самими знаниями им следить было нечем. Да и головы уже не хватало, чтобы знать, что делают все эти руки. Вещи зеленых людей стали двигаться и жить быстрее, чем их знания. И они стали следить за знаниями с помощью вещей. Они отрастили руку вместо головы, голову вместо сердца. В той руке, что была у зеленых людей вместо головы, они и держали глаз неба и небесное копье.

Гирара подумал над словами Апаи и ответил:

— Ты сложно объясняешь, Апаи. Я думаю так: нельзя убивать на войне больше врагов, чем можешь съесть. В этом все дело. Зеленые люди нарушили этот обычай, и духи их покарали. Может быть, их покарал Бог зеленых людей.

— Может быть, ты прав, — ответил Апаи, — но зеленые люди мне этого не говорили. Мне кажется, они думают совсем не так. И ведь сам ты, когда звал нас сюда, совсем не говорил об обычаях. Ты становишься стариком, Гирара?

Г ирара не ответил, только сказал воинам:

— У кого готовы корзины, кидайте в общую кучу. Тогда мы увидим, как движется дело.

Когда все корзины были готовы, воины разобрали их и двинулись в путь к битому стеклу, чтобы набрать его. Гираре шлось тяжело, он был последним и часто останавливался. Апаи отстал от воинов и присоединился к Гираре.

— Что тебя тяготит, Гирара? — спросил он.

— Я думаю: если мы принесем нашему народу стекло, наш народ может стать слишком богат, — отвечал Гирара, — он не сможет следить за богатством, и людям придется отрастить руку вместо головы, голову вместо сердца. Может быть, не сразу, и мы этого при жизни не увидим. Я думаю, что главный бари зеленых людей вернул своим людям сердце. И ещё я думаю: вождь твоего похода был прав. Хорошо воюет не богатый, а храбрый. У Гуапоре было копье, у меня была храбрость.

— Тогда откажись от стекла, — сказал ему Апаи.

— Но я обещал стекло вождю патачо. Обещания надо держать. Тех, кто будет воевать на твоей стороне, нельзя обманывать.

— Ты все-таки не становишься стариком, Гирара, — сказал Апаи, — все старики немножко обманщики.

— Мне проще всего было бы умереть прямо сейчас, — ответил Гирара, — я боюсь, что стану стариком, едва нагружу стекло в свою корзину.

— А что, если ты дашь стекло только патачо, но не своему народу? — хитро прищурившись, спросил Апаи.

— Подумай сам, старый Апаи. Вождь патачо спросит меня, отчего я даю стекло ему и не беру себе. Если я скажу ему то, что сказал тебе, он откажется от стекла и не будет воевать. Если я скажу что-то другое, он поймет, что я говорю неправду. Он возьмет стекло, потому что мы так договорились, но его сердце станет черным от подозрений. И он будет воевать плохо.

— Почему ты думаешь, что он не будет воевать, если откажется от стекла?

— Потому что он не ходил с нами в поход. Потому что он не видел Стеклянную землю. Потому что он — не я.

— Ты не стареешь, Гирара, ты взрослеешь.

— Зачем мне это? Лучше бы я всегда оставался маленьким. Лучше бы Гуапоре убил и съел меня. Нет ни радости, ни пользы в том, чтобы становиться взрослым.

— Ты пока не знаешь, что делать дальше, — сказал Апаи, — но у тебя есть сердце, и оно тебе подскажет, что надо делать. И у тебя еще не выросла рука вместо головы. Ты еще жив.

За разговором Гирара и Апаи подошли к куче битого стекла, где воины уже собирали его в корзины. Гирара открыл крышку своей корзины и заглянул внутрь.

— Моя корзина была тяжелее других, а я думал, что у меня тяжелое сердце! — воскликнул он.

В корзине лежали остатки костей Гуапоре.

Гирара присмотрелся к человеческим костям и разглядел среди них два длинных ядовитых зуба.

— Апаи, кого мы съели? — схватил он старика за локоть.

Апаи заглянул в корзину Гирары и улыбнулся:

— Я же говорил тебе: все старики немного обманщики. И ведь подумай: ни у одного народа нет стольких воинов, которые, мне кажется, смогут общаться с миром мертвых.

И тогда Гирара призвал мертвых, и духи мертвых, погибших на Стеклянной земле, явились ему.

И Гирара встал среди своих воинов и сказал им:

— Мы не берем с собой стекло. Мы отпускаем кормчих, мы берем луки, копья и палицы, мы нападаем на же с той стороны, с которой они нас не ждут, и прорываемся к своим. Же навсегда испугаются нас.

Воины согласились и сказали:

— Но корзины хороши. Мы будем нести в них мясо врагов.

И Апаи обратился к ним:

— Вперед, девочки, на войну! Же не победят, мы победим.

Так поход тридцати за стеклом превратился в битву с же. И отряд Гирары выиграл эту битву и прошел к своим людям прямым путем, убивая столько врагов, сколько можно съесть на ходу или положить в корзину.

Старики остались довольны походом тридцати, и Гирара опять стал вождем всего нашего народа.

Вскоре после возвращения из похода плешивый Апаи умер. Перед смертью он сказал Гираре:

— Стеклянная земля оставила свой след.

Позже, когда в перерывах между войнами шла торговля с соседями, Гирара стал замечать, что его люди довольно часто расплачиваются не старыми деньгами — мелкими стеклянными шариками — а крупными осколками стекла. Но ему некогда было держать зло на своих воинов — ведь они хорошо воевали. Однако он велел собрать все крупные осколки и отправил воинов в поход, чтобы отдать обещанное вождю патачо. Кроме того, воины должны были забрать кости павших, чтобы похоронить их на земле отцов.

Еще позже Гирара заметил, что стал лысеть, и кожа его сморщилась. Заметно облысели и его товарищи по походу тридцати. В то время в нашем народе стало очень много плешивых, и не только среди тех, кто был в походе. И непонятно, можно ли верить покойному Апаи в причинах такой плешивости. Ведь все старики — немного обманщики.

Некоторые рассказчики говорят после всего этого, что Гирара умер молодым, но выглядел как глубокий старик и был совсем лысый. Но для нашего рассказа такой конец необязателен.

Вера Виноградова

ПОСЛЕДНИЙ РУССКИЙ

Он был стар, и матово-черную шкуру его уже посеребрила седина. Высоконогий, мускулистый, с прямой спиной и высоко посаженной головой на мощной шее, с острыми и длинными светлыми рогами, тур был необычайно красив, как бывает красив столетний могучий дуб, выросший среди тонких, чахлых берез. Вдоль широкой спины его шел узкий белый «ремень», кроваво-коричневые глаза от времени выцвели, побурели и сейчас смотрели устало и обреченно. Он стоял неподвижно около сосны, обросшей мхом и серебристо-серым лишайником, повернувшись крупом к пронзительному ветру, несшему с севера мелкую, колючую снежную крупу, которая отскакивала от жесткого ледяного наста и била его по ногам. Белесые тучи затянули горизонт туманной пеленой, и высокие темные ели, засыпанные снегом, упирались острыми макушками в седое небо. Оно тоже было старым, как и бык: шел 7145-й год от Сотворения мира.

Эта зима была двадцать первой в его жизни и, как и все остальные двадцать, суровой и голодной. Последние годы он был одинок. Это не беспокоило его — так принято, старики всегда остаются одни, но к августу он чувствовал непонятное раздражение в крови и неясную тоску. Он рыл землю копытом, негромко урча и фыркая, шел искать и не находил гнедых, рыжевато-бурых коров…

В дверь позвонили. Степан Андреевич с сожалением оторвался от экрана телевизора, откинул с колен шерстяной клетчатый плед и поднялся с уютного старого кресла, обтянутого коричневым рыхлым бархатом. От неподвижной позы ноги затекли, и теперь казалось, что сотни колючих иголочек впились в кожу. Степан Андреевич поморщился и пошел в прихожую открывать дверь.

На пороге, «дыша духами и туманами», стояла молоденькая журналистка. Степан Андреевич понял это сразу, поймав любопытный, заглядывающий в душу взгляд прозрачных голубых глаз и услышав щелчок диктофона.

— Ну зачем же так сразу? — возмутился он, покосившись на диктофон. — Может, я с вами и разговаривать не стану, а возьму да и захлопну дверь. Вы ведь меня не предупредили, что придете сегодня.

— Степан Андреевич! — округлила глаза журналистка, на мгновение превратив их в два бездонных голубых озерца, окруженных черными камышинками ресниц. — Я вам звонила на прошлой неделе. Вы, скорее всего, забыли.

— Забыл? Да о чем вы говорите! — снова рассердился он на журналистку, мешающую ему смотреть его любимую передачу «Прогулки в прошлое», но, увидев ее расстроенное лицо и потемневшую водную гладь синих глаз, согласился покорно: — А может, и забыл. С кем не бывает. Ко мне сейчас много ходят. Вот вчера из «Рекордов Гиннесса» приходили. Я теперь всем интересен стал, как живое ископаемое, — он открыл дверь пошире и отступил на шаг, приглашая жестом входить и не обижаться на старика.

Журналистка впорхнула, цокая, как лошадка, звонкими каблучками по узорным плиткам кафеля прихожей, одним быстрым, неуловимым движением сняла воздушную нейлоновую куртку в тон глаз и начала разматывать толстый, вязанный английской резинкой шарф — самую теплую и массивную деталь ее гардероба. Все остальное было легким, коротким, эфемерным.

«Нет, — отметил про себя Степан Андреевич, — в наше время одевались лучше, добротнее, что ли. И люди были тоже добротнее, надежнее, солиднее. Да и все остальное посолиднее было, те же машины — на бензине ездили, а не черт знает на чем. Пока нефть еще оставалась. А сейчас что? Эх…» — подумал он, все еще по-детски обижаясь и краем уха прислушиваясь к голосу ведущего передачи.

— Меня зовут Земфира Нуриева, — представилась журналистка и улыбнулась больше глазами, чем яркими, обведенными модной французской помадой губами.

Степан Андреевич уже заметил эту замечательную особенность девушки: все эмоции отражались в ее глазах, как отражается капризно меняющееся небо в таком же капризно беспокойном море.

— Ну что ж, Земфира — покорительница мира, — срифмовал Степан Андреевич, — проходите в комнату да садитесь к столу, будем чай пить с мятными пряниками, а я стану вспоминать, как остался последним русским на матушке-Земле. Всему ведь есть начало, всему должен быть и конец. Вот были же когда-то скифы, печенеги, половцы. Где они теперь? Убиты на русско-татарской войне, уведены римлянами в рабство, растворились в других племенах или, наконец, вымерли от эпидемии вирусного гриппа типа «А»? А может, их нацменьшинство съели, скажем, самоеды? У нас ведь как заведено: самоедов есть нельзя, а великую нацию — можно. А хорошо бы глянуть на типичного, чистокровного скифа или, на худой конец, печенега. Какой он: блондин или брюнет, великан или пигмей, с жадными раскосыми очами или пугливыми глазами загнанной лани? Вот и я последний из могикан, то бишь последний из русских, как вон тот бык в телевизоре.

…Тур разбил твердый ледяной наст, слегка поранив при этом ногу, и, разбросав копытами наледь, стал сверлить мордой в снегу лунку, чтобы достать клочок прошлогодней засохшей травы. Время от времени он поднимал тяжелую голову и втягивал ноздрями холодный воздух. Чутье у него все еще было отменным, а вот слышать и видеть он стал совсем плохо.

Промозглый, студеный ветер не приносил резких, пугающих запахов. Он все так же настойчиво дул с далекой Арктики и швырял пригоршни снега в февральский лес, засыпая белым серебром жесткий наст, образовавшийся после кратковременной оттепели. Бык стоял спокойно и жевал добытую травянистую ветошь, он еще не догадывался, что с подветренной стороны леса, с заснеженного бурелома на него оценивающе смотрела голодная серая стая…

— Бедный старикан! — посочувствовала быку красавица Земфира. — Пожалуй, поужинает тобой серое племя типичных представителей «canis lupus» и не подавится. На жестком насте у них полное преимущество — они легкие, а бык тяжелый, завязнет в снегу. А ведь каким молодцом был! Князь Владимир Мономах, отличный охотник, записал в «Летописях» потомкам на память: «Тура два меташа меня на розех и с конем». На рогах и с конем. Во, силища!

— Да, лет эдак пятьсот, как сгинул последний дикий бык-тур. Остался он только в сказках, в старинных книгах… а теперь и в компьютерной графике, — скорбно помолчав, добавил Степан Андреевич, выключая телевизор.

— Степан Андреевич, кстати, а как вы узнали, что вы последний русский? — удивилась вдруг Земфира, и теперь уже синий огонь жгучего любопытства зажегся в ее глазах. — Может, эта нация сто лет как исчезла с лица Земли, ну, как эти самые туры?

Степан Андреевич пристально посмотрел на Неискушенную в расовых вопросах таджичку, покачал головой, как бы говоря «эх, молодо-зелено», и произнес уверенно, делая ударение на каждом слове, точно диктуя секретарше важный документ: «Нет, я точно русский. Я давно и долго размышлял. У меня и фамилия русская — Иванов, и имя русское, и отчество есть, и внешность подходящая».

Он встал и подошел к журнальному столику, придвинутому прямо к стене, и с гордостью посмотрел в висящее над ним овальное зеркало, оправленное в богатую чеканную бронзовую раму. В нем отразилось широкоскулое лицо с желтой кожей, плоским маленьким носом, узким разрезом глаз и прямыми, жесткими, черными волосами, заплетенными на затылке по традиции предков в длинную, почти до пояса, косу.

Арсений Данилов

ВОЗВРАЩЕНИЕ ГЕРОЕВ

Дверь закрылась бесшумно.

Каждый, кому доводилось терять свободу, знает: осознание случившегося приходит именно в этот момент. Кажется — кажется, — что ты понимаешь все гораздо раньше. Когда стучатся в дверь, когда показывают корочки, когда связывают за спиной руки прочной веревкой, когда без нужды толкают прикладом в спину, чтобы подавить волю и дать почувствовать все неприятные нюансы нового твоего положения. Но нет, по-настоящему все осознаешь только после того, как оказываешься в пределах, покинуть которые не можешь по своей воле. В этот момент что-то внутри натягивается, готовится лопнуть. Если ты попадаешь в общую камеру — высокое звучание струн души гасят взгляды тех, кто уже обжился в хате и собирается обживать тебя. Оценить, что из-за этого теряется, может только тот, кто попадает в камеру одиночную. Урри был из их числа.

Печаль пронзила его душу, и некоторое время он наслаждался этим чувством, размышляя над тем, как бы получше зарифмовать его с тонким лучом восходящего над Красным морем солнца (откуда только берется дурацкая привычка вязать по утрам?), который падал из зарешеченного окошка под самым потолком на покрытую пробкой стену. Впрочем, эмоциональная встряска была слишком сильна, нужные слова в голову не приходили, и Урри в конце концов решил пока осмотреться и отдохнуть, а стихотворение сложить позже.

Камера имела вполне дружественный интерфейс. Слева от двери, у стены, совсем рядом с солнечным тушканчиком, помещались письменный стол и письменный стул. Урри оценил продуманность их расположения — в самой светлой части помещения. Ножки стола и стула были прикручены к полу, так же как и ножки мягкого дивана, расположившегося у стены напротив, под окошком. Впрочем, все это было вполне ожидаемым — если не по оформлению, то по номенклатуре. Урри не сомневался, что попадет в VIP-апартаменты. Свой статус он оценивал без ложной скромности. Именно поэтому его удивил не мягкий диван, а спартанский санузел: большая корзина-параша (справедливости ради — очень качественного плетения) и рукомойник над ней.

Была и приятная неожиданность — кресло-качалка. Само наличие такого предмета мебели в тюремной камере казалось столь нереальным, что Урри зафиксировал его в последнюю очередь. Спокойствие, подаренное секундами рутинного изучения комнаты, сменилось новым приступом волнения. Урри был уверен, что кресло сюда поместили непосредственно перед его появлением и явно по результатам изучения привычек будущего постояльца. Урри обожал сидеть в кресле-качалке, размышляя о разном. Такая предупредительность одновременно льстила неявным признанием значимости его творчества и пугала явным намеком на основательность предстоящей работы с ним.

А уж то, что по такому случаю местные умельцы соорудили хитроумные шарниры, соединявшие полозья кресла с полом — качаться можно, бить входящих креслом по голове нельзя, — вызывало нечто вроде благоговейного трепета. Потратив на него с полминуты, Урри все-таки потер намятые веревкой запястья (поначалу он хотел отказаться от банального жеста) и уселся в кресло, потратив оставшееся до первого допроса время на размышления о том, каким же он будет — первый допрос.

* * *

— Рассказываем, рассказываем.

Офицер снял кепи и протер покрытую росой лысину носовым платком. При этом он потешно закатил глаза, явно пытаясь видеть, что делает. Урри улыбнулся, но продолжал молчать.

— Смешно тебе? — спросил офицер, спрятав платок и вернув кепи на полированную макушку.

Урри не ответил.

— Ну, это только по неопытности, — сказал офицер, поднявшись со стула. По неловкому движению стало ясно, что стул офицера тоже прикручен к полу.

Урри внутренне согласился. Впрочем, он уже понял, что происходящее в эту минуту является всего лишь прелюдией. И имеет гораздо большее значение не для него, а для этого офицера, которому для карьерного роста требовалось почти невозможное — добиться нужного прямо сейчас, за то недолгое время, что отводят в таких случаях молодым стажерам. Наблюдатели, несомненно, находились за плотной шторой из бус, заменявшей одну из стен камеры. Нижние концы нитей крепились к полу, так что пройти сквозь завесу едва ли было возможно — а вот слушать, что творится в камере, она никак не мешала. Находящиеся за шторой вели себя тихо, Урри не удалось различить ни малейшего шороха. Тем не менее, как уже было сказано, сомнений по поводу того, кто находится за шторой, у Урри не было. Ну а поскольку офицер своей грубостью не вызывал положительных эмоций, Урри не собирался ему помогать. Поэтому он молчал.

Офицер обошел стол и присел на его край, прямо перед Урри. Это показалось сильным ходом — так офицер казался гораздо выше клиента. Урри подумал, что стажер не так уж безнадежен.

— Я тебе так скажу…

Офицер выдержал паузу. Еще один правильный ход. Стоит сказать хоть что-то — а тут явно подразумевался встречный вопрос «Как?» — и снова замолчать будет гораздо труднее. Урри молчал. Но не сдержал новой улыбки.

— …так скажу, да. Если б мне не связали руки, — офицер ткнул пальцем вверх, — ты бы у меня уже серенады пел. И забыл бы, как улыбаться.

«Я могу сказать то же самое», — подумал Урри. Не произнести это вслух стоило ему больших усилий. Больно уж смешно получалось.

— Чего? — спросил офицер, подавшись вперед.

Урри подумал, что по рассеянности озвучил промелькнувшее в голове. Такое с ним часто случалось.

— Дятел. Жаль, бить тебя нельзя. Не пойму, почему.

Офицер встал. Наклонил голову к самому лицу Урри:

— Ты, дурак, еще ничего не понял. Тебе не выйти отсюда, понял?

Желание офицера быть понятым вызвало некое подобие симпатии, но не более того. А дальше стало ясно, что офицера недавно перевели из другого учреждения, судя по всему, связанного с оперативной работой на местах. Офицер выпрямился, крякнул и очень сильно пнул ножку стула, на котором сидел Урри. Прием, безусловно, эффективный — не столько из-за прямого физического воздействия, сколько из-за неумолимо возникающей ассоциации с казнью через повешение, что уверенности в себе не добавляет. Но тут стул был прикручен к полу — и результат получился обратный. Офицер громко вскрикнул и повалился на пол, ухватившись двумя руками за ушибленную ступню. Оскалив зубы, он зашипел, сдерживая более громкие звуки, теснившиеся в могучей груди.

— Можете забирать! — крикнул Урри, подняв голову к потолку и захохотав.

— Молод еще дядьке указывать, придурок, — сказали за шторой. — Забирайте.

Через секунду в комнату зашел конвой.

* * *

Пока Урри отсутствовал, в камере произошли некоторые изменения. Связанные с письменным столом. В первый раз он был совершенно пуст, теперь же там появились письменные принадлежности. В специальное гнездо (Урри поначалу его не заметил, вероятно, оно прикрывалось плотной заглушкой) был вставлен карандаш — так, что над поверхностью стола оставалось только остро отточенное жало, которым, при желании, можно было больно уколоть палец, но на более серьезные свершения карандаш не годился. Рядом с карандашом лежал стеклянный планшет, к которому снизу был приклеен лист бумаги. Четыре угла планшета были скреплены с поверхностью стола цепочками так, что его нельзя было поднять над столом более, чем на полдюжины дюймов. Края стеклянного планшета имели овальную форму. Урри не сомневался, что и разбить его нельзя.

Сев за стол, Урри приподнял планшет и посмотрел на листок бумаги. В верхней его части крупными буквами: «Признание». «Как дети», подумал в первую секунду Урри. «Хотя нет», подумал он потом. Надпись на листе вполне укладывалась в формулу «Все, что вы скажете». Стало быть, не такой уж наивной она была. Ради интереса, желая испытать неведомый доселе способ письма (отчасти напоминающий спиритические практики, о которых доводилось читать), Урри поднес планшет к жалу карандаша, несильно надавил и попытался расслабиться и очистить ум, как то рекомендуется делать медиумам. Ничего не случилось.

«Ничего не слу», — вывел Урри, а потом карандаш сломался.

* * *

Если долго качаться в кресле, как известно, начинает кружиться голова. И вообще возникают ощущения, близкие к состоянию несильного опьянения. Мысли от этого приобретают чрезвычайную силу и в то же время легкость. Разглядывая пробковый потолок и прислушиваясь к поскрипыванию шарниров, Урри размышлял о разном. Хотелось есть.

А потом пришел врач.

* * *

— Странно, — начал Урри, приподнимаясь в кресле.

— Сидите, сидите, — сказал врач.

Луч солнца, довольно сильно переместившийся за прошедшее время, попал в зеркальце, укрепленное на лбу врача, и неприятно кольнул глаза.

Урри поморщился.

— Чего же странного? — спросил врач, подойдя к креслу и заложив руки за спину.

— Я как раз думал о врачах, — сказал Урри.

— Вот как? Отчего же?

— Ну как. Сначала я, по понятным причинам, думал о тюремщиках.

— Угу, — врач кивнул и извлек из кармана фонарик.

— Где вы это взяли? — спросил Урри.

— Неважно. Продолжайте.

— Ну а что думать о тюремщиках долго? С ними, в общем, все ясно. У них задача, как у служителей зоопарка, — держать живое существо взаперти и в порядке, демонстрируя его гостям. Вы понимаете, кого я подразумеваю под гостями?

— Думаю, что вполне. Откиньте голову.

Урри повиновался. Пальцами левой руки врач раздвинул кожу вокруг правого глаза Урри.

— Продолжайте, я внимательно слушаю.

— Что значит взаперти, вполне понятно. Держать же в порядке значит, как минимум, кормить. А меня до сих пор не кормили…

— Я распоряжусь, — сказал врач и направил луч света на глазное дно Урри.

— Черт. — Урри дернулся.

Врач выключил фонарик и выпрямился.

— А второй глаз?

— Так при чем тут врач?

— Кроме того, чтобы кормить, нужно еще заботиться о здоровье того, кто находится в клетке. Вот тут и нужен ветеринар в зоопарке и врач в тюрьме. Не знаю, какие мысли родились бы в моей голове дальше, но тут появились вы. Почему-то без охраны.

— А вы полагаете себя опасным?

— Я — нет. Но те, кто запер меня в камеру с пробковыми стенами, совершенно точно полагают. Вы же, как ни крути, из их числа.

— Ну-ну. Я ваш друг.

Урри улыбнулся:

— Послушайте, это же мелко. Пусть придет главный и поговорит со мной по душам. Как с равным. Я не собираюсь дожидаться, пока мне под ногти будут загонять иголки. Если только из любопытства.

— Вы любите боль?

Урри задумался. Ему вспомнились первые секунды в камере.

— Иногда, когда она вызывает печаль. Но иголки под ногтями — это боль иного рода. Она прогоняет печаль, она чересчур эгоистична. А я ненавижу эгоизм. От него все беды.

— Замечательно. Похвальная откровенность. Думаю, работа наша с вами будет вполне продуктивной.

— Неужели вы и «Идеальный допрос» успели прочитать? Он даже не опубликован.

Врач ничего не ответил. Вместо этого он прошел к дивану, сел, вытащил из кармана сигареты и зажигалку, закурил.

— Невероятно! — воскликнул Урри. Качалка была строго ориентирована шарнирами, повернуть ее было нельзя, поэтому, чтобы наблюдать за врачом, Урри пришлось повернуться на бок, подогнув под себя ноги. Поза получилась неудобная, откровенно женская — но вариантов не было. Для удобства Урри положил под голову локоть.

— Что? — спросил врач, глядя в сторону. Казалось, он думает о чем-то своем.

— Вы ради меня и зажигалку добыли?

Врач захохотал.

— Зарплата у меня невелика, конечно. Бюджетник. Но зажигалку, представьте, могу себе позволить.

— Шутите, — сказал Урри. Отчего-то ему снова стало печально. — Сейчас, наверное, скажете, что намереваетесь помогать мне, а не вредить?

— Не собираюсь. — Врач посмотрел Урри в глаза. — Вы человек образованный, клятву Гиппократа читали наверняка.

Урри смолчал. Он не знал, что за Гиппократ такой.

— Ладно.

Врач встал. Сигарета, которую он курил, чудесным образом исчезла, хотя дым в комнате все еще оставался. Его было отлично видно в луче.

— Пойду я. Поесть сейчас принесут.

* * *

Странно, думал Урри, вроде как подразумевалось сводящее с ума заточение в одиночной камере, а на деле количество новых людей, с которыми довелось познакомиться, сильно превосходило норму. Минули первые сутки, и уже третий человек пытался расспросить Урри о том или о сем, не стесняясь высказывать и собственные суждения о его личности.

— Обрадую, — сказал полковник. Он выглядел безусловно солидней давешнего офицера. Грузный, не лысый. Китель висит на спинке стула, галстука нет, на рубахе расстегнуты три верхние пуговицы. Урри подумал, что как раз этот полковник вчера сидел за шторой. Сидит ли там кто-нибудь сегодня, понять было нелегко.

— Обрадуйте, — сказал Урри.

— Стало быть, идиотом ты не являешься. — Полковник подвинул бумагу, лежавшую перед ним, в сторону Урри. Взять листок было нельзя — руки связаны — и Урри пришлось податься вперед, вытянув шею и одновременно стараясь не отрывать ягодицы от стула (он догадывался, что это запрещено).

На листке: «Протокол медицинского освидетельствования. Идиотом не является. Сифилисом не болен. Подпись, дата». Рядом с последними словами были подпись и дата.

— Так более того, — сказал Урри, возвращаясь в исходное положение и радуясь тому, что «Идеальный допрос» они все-таки не читали. — У меня еще и сифилиса нету, что также отрадно.

— Не обольщайся. Это доктор так шутит у нас, — сказал полковник. — Ну чего, стало быть, здоров психически. Стало быть, отвечать за базар будешь. Рад?

— Сложный вопрос, — сказал Урри и задумался. Конечно, никто не хочет прослыть пустобрехом. Но все равно, когда говоришь что-то значимое, не предполагаешь, что потом придется обсуждать сказанное в такой обстановке. Даже если подобное подразумевается законом. — В известном смысле, такой шанс…

— Стало быть, шанс. — Полковник посмотрел в стол перед собой, как бы заглядывая в шпаргалку, — Великий последний шанс. — Полковник снова поглядел в глаза Урри. Тот вздрогнул. Так называлась первая глава его книги. Из-за которой связывали за спиной руки, не давая наложить их на себя.

Полковник — в отличие от давешнего офицера — владел искусством допроса гораздо лучше. Это было ясно по длинным паузам, которые он делал после своих реплик. Тяжело сидеть молча под пристальным выжидающим взглядом. Урри вспотел и решил, что теперь будет в таких случаях считать про себя до ста. Он где-то читал, что полковникам на допросах рекомендуется считать до пятидесяти, и, таким образом, технология не должна была сработать.

— Ворон считаешь? — спросил полковник, когда Урри дошел до шестидесяти одного. — Читал дело, стало быть, в курсе.

— В курсе чего? — спросил Урри.

— Что башковитый ты парень. — Полковник улыбнулся. — И от этого, стало быть, вдвойне обидно. Понимаешь?

Урри кивнул.

— То-то же. Стало быть, давай уточним. Сам-то во всю эту ахинею веришь?

— Какую? — спросил Урри.

— Ты мне Мгангу не валяй. — Полковник нахмурился, открыл ящик стола, вытащил из него книгу, которую Урри сразу узнал, и раскрыл примерно на середине, там, где она была заложена полоской красной бумаги. — Впрочем, для протокола, стало быть, зачитаю…

— А протокол там ведут? — спросил Урри, кивнув на штору.

Полковник вздохнул.

— Ну если ты так хочешь это услышать, стало быть, слушай. Здесь вопросы задаю я.

Урри засмеялся. Непонятно, почему, но ему действительно хотелось заставить полковника произнести эту фразу.

— Стало быть, читаю: «История — баба коварная. Многие полагали, что достигли с ней союза, суть которого может быть выражена поговоркой про Сатану и единство. И эти многие неизменно ошибались. Если мы не хотим повторить их ошибки, то теперь, после всего сказанного выше, мы должны признать простую вещь — не было никакой организации „Темная ночь“. Все было иначе, а то, о чем сегодня принято говорить на уроках истории, есть не более чем сказка — красивая, но опасная. И не красота ее нас пугает, а именно эта опасность. Оценить которую мы должны в полной мере». Конец, стало быть, цитаты.

Снова пауза. Полковник считал, считал и Урри. Теперь, прикинув возможности полковника, он решил считать до двухсот.

— Молодец, — сказал полковник, когда Урри дошел до ста шестидесяти одного. — Хорошо держишься.

Тонкая, сверкающая сеть лести, подумал Урри, уважая полковника. Мысль показалась ему поэтической, поэтому он вспомнил о том, что собирался сочинить стихотворение о луче света и луче боли, но до сих пор не сочинил. Дал себе обещание выполнить данное себе накануне обещание сегодня же. Если карандаш поменяют, хотя можно будет и в уме.

— Нравишься ты мне, Урри. Но вот ведь что, парень башковитый, — а намеков не понимаешь. — Полковник подался вперед. — Стало быть, еще раз. Ты сам-то, — полковник подмигнул левым глазом, — в эту ахинею. — Полковник подмигнул правым глазом. — Веришь? — Полковник моргнул обоими глазами.

— У вас не конъюнктивит ли часом? — спросил Урри. — Впрочем, извините, помню, здесь, вопросы, да. Нет, товарищ полковник, не верю я в эту ахинею.

Полковник улыбнулся, откинулся на спинку стула, кивнул — мол, продолжай.

— Верят в других случаях. А в данном случае я просто знаю, что так оно и есть. И что эта, как вы изволили выразиться, ахинея, вовсе таковой не является. Таким, стало быть, образом.

Полковник кивнул еще раз, но улыбаться перестал.

— Уведите.

* * *

Ощущение было жутким. Стало настолько страшно, что Урри впервые вступил в конфликт с конвоем. Увидев вместо камеры натуральную больничную палату (и за несколько секунд честно ответив себе, что да, шли тем самым маршрутом, и это — то самое помещение), Урри потерял самообладание и резко рванулся назад. Реакция была мгновенной. Двое конвойных, которые вели его назад, повалили Урри на пол, а появившиеся невесть откуда еще двое — уже в белых халатах — профессионально подменили куда-то скрывшихся напарников, натянув на Урри смирительную рубашку. Не киношную, с длинными рукавами, а настоящую, представлявшую собой кожаную пеленку со шнуровкой за спиной.

На глазах выступили слезы. От страха, отчаяния и беспомощности. Санитары подняли Урри на ноги и ввели в комнату.

В ней теперь было четыре кровати, попарно у стен слева и справа от двери. Между кроватями стояли тумбочки. На трех кроватях лежали люди. Один парень — откуда-то с Запада, возможно, из Нигерии — тоже в смирительной рубашке. Двое других, белых и старых, были сравнительно свободны. Один из них, встревоженный шумом, сел.

— Спокойно, спокойно, — сказал санитар, державший шнуровку смирительной рубашки Урри. — Соседа не узнали, что ли?

— Узнали, узнали, — сказал тот, что сел. — Я думал, помочь чем.

— Не подмазывайся, — сказал второй санитар, прошедший тем временем к свободной кровати и откинувший одеяло. — Давай.

— Бузить будешь? — спросил первый санитар у Урри.

— Хорошо придумано — сказал Урри, к которому вернулось самообладание. — Очень хорошо. Но не выйдет.

— Не выйдет — слабительное дадим, — сказал первый санитар и засмеялся.

— Хорош зубы скалить, — сказал второй.

Спустя полминуты Урри лежал в кровати, лицом вверх. Санитары заботливо укрыли его одеялом.

— Если я блевану, то задохнусь, — сказал им Урри.

— А с чего тебе блевать-то? — спросили санитары.

— Вы в курсе, как у вас изо рта воняет? — Урри врал, но у него оставалось слишком мало способов самозащиты.

— Санитаров каждый может обидеть, — сказали санитары, впрочем, явно не обидевшись. — Но ты не забывай, что санитары тоже могут обидеть каждого. Усек?

Урри промолчал. Санитары ушли.

Какое-то время перед глазами был только кусок пробковой стены и такого же потолка. Потом в поле зрения появилось бородатое лицо белого — того, что хотел помочь санитарам.

— Помнишь меня? — спросил бородатый. Изо рта у него немыслимо воняло. Урри понял, что мир наказывает его за проявленную давеча слабость. Чтобы искупить вину, он заставил себя ощутить сострадание к этому человеку. В конце концов, изо рта воняет почти у всех стариков. Прикинув, о чем может думать белый человек на западном побережье Красного моря, Урри спросил:

— Вы как в Эфиопию попали?

Старик крякнул.

— Ты б таблетки все-таки кушал, а? Так ведь и до лоботомии недалеко.

Ага, подумал Урри. Бить все-таки будут.

* * *

Основным содержанием происходящего был стон. Протяжный, негромкий — к счастью — и какой-то убогий, словно бы жизнь стонавшего была столь тяжела, что даже стонать выходило с трудом. На этот стон, чем-то напоминавший тот самый первый луч света, нанизывались слова беседы, которую неторопливо разыгрывали двое других соседей Урри. Слушать эту буффонаду уже порядком надоело, да и от укола на душе было муторно, но беседа была единственным лимоном, находившимся в распоряжении Урри. И оставалось только делать лимонад, переваривая то, что произносили соседи.

— Не бери в голову, — сказал бородатый (Урри успел запомнить его голос). — А то таким же будешь.

Урри догадался, что бородатый кивнул в его сторону.

— Не буду, — ответил другой, облик которого был совершенно туманен. Разглядеть его по пути к кровати Урри не успел, других же возможностей не представлялось.

— Это почему?

— Да потому, что он в голову брал, брал, а главного не понял.

— Чего же?

— Сам подумай.

Бородатый какое-то время молчал. Делал вид, что думает. Урри знал, что люди с психическими расстройствами часто воспринимают просьбы подобного рода слишком буквально. А они знали, что Урри это знает. Наверное, нашли-таки «Идеальный допрос». Ну что ж, думал Урри. Играть в открытую сложней, но выиграть в таком случае почетней.

— Не знаю. Подумал — не придумал.

— Не понял он того, что нефть в головах кончается.

— Это как?

— А вот так, книжки читать надо.

Урри поморщился. Точная оговорка, подумал он. Они действительно старались подражать стилистике диалогов некоторых книг, прочитанных Урри. Сценаристы ошиблись только в одном — были выбраны далеко не самые любимые Урри книги. Скорее, наоборот.

— Ну, допустим, не читал я.

— Тем хуже для тебя.

— Короче, сам не знаешь. Умные слова прочитал, теперь только переставлять их с места на место и можешь.

— А у тебя изо рта воняет.

Стон прервался. Стало тихо, а потом стонавший сказал, негромко, но четко:

— Господи, как же вы задолбали.

И стал стонать дальше. Урри в который раз подивился организации работы с ним. В конце концов, удивляться надоело, да и укол действовал. Урри заснул.

* * *

— Выспались?

Урри открыл глаза.

Врач сидел в кресле-качалке, положив руки на подлокотники и глядя на дверь.

— Выспался, — честно ответил Урри.

— Вот и хорошо, — сказал врач. — По закону невыспавшихся допрашивать запрещено.

— Да ладно?

— Нет, конечно, — сказал врач и засмеялся.

Урри сел.

— Стало быть, сейчас на допрос меня поведут.

— Поведут, поведут.

— Ясно. А после допроса, стало быть, бумагу дадут? Или опять будет шоу с палатой?

— Не совсем понимаю, о чем вы говорите, — врач повернулся к Урри и внимательно посмотрел ему в глаза. — Какое шоу?

Урри улыбнулся.

— Стало быть, будет.

— Вы напрасно так говорите. Привыкните, на допросе начнете «сталобыкать», а полковник очень не любит, когда его дразнят. Будет бить вас. Раньше времени.

— А что, уже время назначено?

— В пятницу.

— Сегодня… вторник?

— Вторник.

Урри не любил физической боли. Потому призадумался.

— И что мне делать?

Врач явно разыгрывал роль единственного товарища. А по ней полагалось покупать сведения за счет некоторых послаблений.

— Не знаю.

Врач резко поднялся и вышел из камеры. Урри стало не по себе.

* * *

Удивительно, думал Урри. Вроде всего третий раз здесь, с полковником и вовсе только во второй, а все уже кажется привычным. Рутинным. Ко всему-то подлец…

— Короче, — прервал полковник ход его мыслей. — Вчера вы, стало быть, отказались сотрудничать со следствием. Чем сильно усложнили свою задачу, хотя, скажу честно — сильно упростили задачу нашу.

— А в чем, позвольте узнать, состоят задачи — моя и ваша?

Полковник посмотрел на Урри с усталой укоризной.

— Да, все, помню, здесь, вопросы. Не моего ума дело. Молчу.

— Молчать, стало быть, здесь не рекомендуется.

— Отчего же, до пятницы, наверное, можно?

Урри подмигнул полковнику. Тот нехорошо улыбнулся.

— Поморгай, поморгай. Пока глаза здоровые. — Он придвинул к себе книгу, открыл ее, пробежал глазами пару страниц, — Стало быть, объявляю программу.

— Я весь внимание.

— Книга твоя, стало быть, в деле вроде как имеется. Но официально она доказательством на сто процентов не является. Ведь ее могли другие написать, а тебя могли подставить. Стало быть, оклеветать.

— Логично.

— Я, стало быть, сегодня буду тебя вкратце спрашивать, по сути. Слова мои в протокол пойдут. Ну а ты, стало быть, будешь говорить, что слова это не мои, а самые что ни на есть твои слова-то, понимаешь?

— Понимаю.

Полковник кивнул, перевернул страницу.

— Молодец.

— А не проще ли будет мне просто сказать, что всю эту книгу я сам написал?

Полковник выругался.

— Простите. — Урри покачал головой. — Это я от укола отупел малость.

— От какого укола? — Полковник внимательно посмотрел на Урри.

— Вчерашнего.

Полковник молча смотрел на Урри.

— Дурить мне вздумал? — спросил он, когда Урри досчитал до трехсот восьми.

— Нет.

— Ну так не тяни резину. А то без обеда останешься.

— Хорошо. Но не из чувства голода, а из уважения к вам.

— Как хочешь. Стало быть, так…

Все-таки удивительное, ни с чем не сравнимое чувство, когда другой человек читает для тебя твою же книгу. И даже неважно, нравится ему твоя книга или нет. Сути дела это не меняет. Ощущение гордости от возможности управлять чужими мыслями — ведь читающий невольно пускает тебя в свои мысли — никуда не пропадает. Это приятно. Ну и, если вдумываться, немного жутко. Потому как за базар зачастую приходится отвечать по всей строгости. В чем Урри убеждался уже третий день.

— Читаю. «Первой акцией группы „Темная ночь“ принято считать убийство профессора Доула, занимавшегося разработкой проблемы водородного двигателя для автомобиля». — Полковник сделал короткую паузу. Урри догадался, что он дает время сидящему за шторой писарю. И, стало быть, пауз таких будет много. — «Считается, что бойцы группы привели в негодность систему управления тормозами принадлежащего Доулу автомобиля — вполне себе бензинового, к слову, — и тот погиб в последовавшей катастрофе. Противоречия этой версии бросаются в глаза любому, кто способен хотя бы на секунду задуматься, ознакомившись с ней. Во-первых, группа „Темная ночь“ никогда более ни прибегала к такому способу борьбы, хотя, казалось бы, успех первой же акции должен был предопределить вкусы наших национальных героев если не навсегда, то, как минимум, до первого крупного провала». — Полковник неторопливо перевернул страницу, кашлянул, и продолжил: — «Во-вторых, полицейский протокол, описывающий трагическое — для профессора, конечно же, — событие и ставший для нас документом столь же широко известным и ценным, как Декларация независимости, содержит недвусмысленное указание на то, что последние секунды своей жизни профессор Доул посвятил очень интенсивному торможению, и колеса его автомобиля оставили на асфальте две жирные черные черты длиной около полусотни ярдов. В-третьих, смертельный удар нанес третий автомобиль, ударивший автомобиль профессора сзади. Таким образом, неисправные тормоза никак не стали причиной преждевременной кончины Доула. Да и вряд ли они были неисправны». Стало быть, конец цитаты. Твое?

— Да, — сказал Урри. — Мое.

— И ты, стало быть, считаешь, что все тут верно.

— Да, я считаю, что тут, стало быть, все верно.

Полковник нервно дернул щекой.

— А вот шутить меня не рекомендую.

— Простите, — сказал Урри. — Просто у меня эхолалия.

— Это как?

— Неосознанно повторяю некоторые слова собеседника.

— Ладно, проехали. Стало быть, это свое преступление признал.

— Ну, если вам угодно считать это преступлением…

— Стало быть, читаю дальше. — Полковник перевернул с полсотни страниц. — «История с массовым отравлением рыбой фугу — безусловно, самая трагикомичная во всей эпопее — едва ли нуждается в серьезных комментариях. Поразительно, что лежащие на поверхности несуразности, куда как более очевидные, чем в случае с Доулом, и здесь остались незамеченными». — Пауза. — «Едва ли хоть кто-то может предположить, что повар столовой токийского университета готовил рыбу фугу, подглядывая в шпаргалку, словно дипломник кулинарного техникума. Следует учесть что этому человеку доверили угощать не студентов, а участников семинара по проблемам перехода химической промышленности на новые виды сырья без использования нефти. Тем не менее история с подменой рецепта, совершенной бойцом „Темной ночи“ Дегу Самсоном, базируется именно на таком вот предположении. Мы же со всей ответственностью можем заявить, что такого быть не могло. И случившееся в столовой не имело никакого отношения к деятельности разведки Эфиопии» — конец, стало быть, цитаты.

Полковник взглянул на Урри.

— Все сказанное выше написано мной.

— И?

— И я считаю, что так оно все и есть.

— Молодец. Стало быть, едем дальше…

Допрос продлился намного дольше предыдущих.

* * *

Урри ожидал новой клоунады с больничной палатой. Но нет. Камера была все та же, по ней все так же ползал луч света, укоряя за до сих пор не сдержанное обещание.

К счастью, на столе опять был лист бумаги, прикрепленный к стеклу, и утопленный в гнезде карандаш. Пообедав — еду подали сразу по возвращении — Урри решил приняться за стихи. Для начала он с полчаса провел в кресле-качалке. Не размышляя о разном, как обычно; напротив, стараясь успокоить и очистить ум. Когда треск рацио стих, Урри осторожно поднялся и пошел к столу.

Сел. Взял в руки стеклянный планшет. Негромко звякнули цепи.

Человек — луч света (как ни крути, а это так). Луч света виден только на препятствиях — будь то рой пылинок, которые и позволяют увидеть собственно луч, или стена, превращающая луч в тушканчика. Так и человек…

То есть стих, собственно говоря, был готов. Дело оставалось за малым — нанизать эти мысли на тонкий луч рифм. Урри ждал, когда начнется процесс их рождения, но дождался он другого. В камеру снова пришел врач. Что было интересней — сопровождал его вчерашний бородатый. В халате, со стетоскопом на шее. Короче, ряженый под коллегу.

— Добрый вечер, — сказал врач, усаживаясь в кресло-качалку.

— Здравствуйте, — ответил Урри. Развернуть стул он не мог (ножки прикручены), и ему снова пришлось принять неудобную позу.

Бородатый тем временем, не проронив ни слова, уселся на диван.

— Не помешали? Я вижу, вы хотели что-то писать?

Урри покраснел.

— Нет-нет, ваш визит вполне кстати.

— Вам так кажется?

— Да. А вам — нет?

— Не знаю. На вашем месте я бы задумался над явной несуразностью частых визитов врача. Учитывая, что вы считаете себя заключенным.

Ага, подумал Урри.

— Не вижу противоречия.

— Отчего же?

— В наше время каждый школьник знает про игру в злого и доброго следователей. В таких условиях раскалывать старым добрым приемом можно разве только… орехи, — Урри захохотал.

Врач улыбнулся. Бородатый достал из нагрудного кармана карандаш и блокнот, что-то записал.

— То есть вы полагаете мои посещения методом допроса версии два-ноль?

— Что-то вроде того.

— Жаль. Мне, как врачу, крайне важно вызывать у пациента доверие. А при такой постановке вопроса это совершенно невозможно, как я полагаю.

— Напротив, — сказал Урри. — Врачи, признаюсь, вызывают у меня гораздо меньше доверия, чем следователи.

— Почему?

— Да потому, что следователи гораздо честнее. Врач, в силу особенностей профессии, всегда должен делать вид, что все знает. Хотя на самом деле чаще всего знает он совсем немного. Следователь же ничего не знает и не скрывает этого.

— Однако, — бородатый покачал головой и снова что-то записал.

— Согласен, — сказал врач, бросив взгляд в сторону коллеги. Потом повернулся к Урри: — Ваши построения на удивление логичны.

— Спасибо.

— Тем страннее читать ваши книги, полные очевидных несоответствий.

Это было похоже на ощущения от пощечины — хотя Урри никогда и не били ладонью по лицу. Он потерял равновесие, так что чуть не свалился со стула. В голове зашумело.

— Простите?

— Давно уже простил, — врач поднялся с кресла, и тут Урри заметил у него в руках книгу. Врач подошел и положил ее на стол:

— Почитайте.

— Спасибо, но я в курсе того, что там написано. Да и не далее как пару часов назад наиболее удачные отрывки мне любезно зачитывал полковник.

Бородатый охнул. Врач повернулся к нему и развел руками — мол, что и говорить, случай крайне тяжелый.

— Все-таки почитайте. Вдруг найдете несоответствия. А завтра мы с вами обменяемся мыслями на это счет. Идет?

Урри подумал. Он начал догадываться, к чему идет. Но ничего не сказал. И так слишком много карт было уже раскрыто.

— Хорошо.

— Вот и хорошо.

* * *

«Таким образом, крушение Евроатлантической Империи и неразрывно связанного с ней Большого Полумесяца не было рукотворным. У этого события имелись глубинные, естественные, объективные причины — и мы должны о них знать. Хотя бы для того, чтобы избежать подобной катастрофы в будущем. Сейчас, когда Эфиопия доминирует на Восточном побережье Африки и продолжает благодатную экспансию на север, запад и юг, мы должны с особенным вниманием изучать историю цивилизаций, занимавших центральные позиции в мире и потерпевших крушение. Зачем — объяснять, думаю, излишне.

Контекст всех крушений одинаков. И он, безусловно, содержал в себе элементы самоубийства. Коллективный разум, постигавший бессмысленность дальнейшего существования — после того, как все возможные цели достигнуты, подвиги совершены, препятствия сокрушены, — неумолимо двигал государства, союзы, общества к катастрофе. Которая, если внимательно вглядеться, всегда имела вид добровольного ухода со сцены для того, чтобы дать другим попробовать свои силы.

Примитивный анализ обычно говорит о массовом помешательстве — будь то нефтяная катастрофа, о которой мы так подробно сегодня говорили, или, скажем, гибель Римской империи, которые мы не раз приводили в пример. Можно вспомнить Древнюю Персию, можно — Советский Союз. Во всех случаях действия как руководителей, так и рядовых граждан кажутся безумными. Безусловно, наращивание производства автомобилей или построение „энергетических сверхдержав“ в период истощения углеводородного топлива представляется поразительно близоруким. Немыслимым кажется параноидальный страх перед спасительным рецептом атомной энергетики — не только испытываемый обывателями, но и культивируемый „лучшими умами“ человечества (каковое эти „лучшие умы“ неизменно отождествляли с „белой костью“ или „солью земли“, бросая людям с другим цветом кожи лишь объедки политкорректных квот). Еще более диким видится тот факт, что грядущая катастрофа, вроде бы осознаваемая теми, кому она грозила в наибольшей степени, становилась не столько предметом приложения коллективных усилий по борьбе с ней, сколько объектом развлечения, всего лишь очередным штампом в торжественном комплекте сюжетов, используемых мастерами „показного дела“.

Однако эти оценки (безумный, близорукий, дикий) основываются на предположении, которое явно не выражается, а потому и прячется от примитивных аналитиков. На предположении о том, что коллективный разум безусловно стремится к продлению существования своего носителя. И только в этом направлении должна работать логика коллективного разума. Любое же отклонение воспринимается как свидетельство коллективного безумия. Предположение это — о безусловном стремлении к выживанию — кажется неочевидным. Зато очевидной выглядит полная невозможность того самого коллективного безумия — по той простой причине, что норму от сумасшествия отличает всего лишь количественная оценка. Нормальной считается точка зрения, разделяемая большинством. А поскольку эта точка зрения, естественно, и воспринимается как коллективная — массовое помешательство становится невозможным просто по определению.

Таким образом, мы пришли к выводу, что коллективный разум всегда нормален. После чего с неизбежностью приходим к выводу о том, что явления вроде упомянутых выше являются всего лишь сознательным для коллективного разума (но почти всегда бессознательным для общества и его отдельных членов) движением к самоубийству.

По той же тропке силлогизмов прошелся и Доминик Ширл, чешский радикальный мыслитель, ставший идейным вдохновителем реально существовавшей группы „Родовспоможение“ (часть деятельности которой — не имеющей никакого отношения к Доулу и Токио — мы привыкли называть „завершающим этапом“ работы группы „Темная ночь“). Впрочем, он не тешил себя надеждой на то, что является творцом истории. Каждое убийство человека, занимающегося работой над тем или иным аспектом нефтяной проблемы, казалось ему всего лишь простым проведением в жизнь исторической воли. „Я делаю это не для них, я делаю это для себя“, — писал Ширл своему ближайшему другу, биатлонисту Свенссону (застрелившему норвежского изобретателя, предложившего суррогатную зажигалку на кишечных газах). „Я иду той же дорогой, что и другие. Но я иду с открытыми глазами“».

Урри остановился, помассировал уставшие (в камере был полумрак) глаза. Нет, его не мучили сомнения. Несоответствий в его книге не было, он знал это твердо. И не настолько дорожил Урри своим текстом, чтобы с наслаждением перечитывать его заново, от корки до корки. Просто его совершенно неожиданно решили испытать одиночеством. Врач солгал. От него Урри такого не ожидал, отчего делалось вдвойне обидно. Прошло уже более суток с того момента, как врач и бородатый ушли. С тех пор Урри не видел ни одного человека. Ему не приносили еду, никто не приходил за парашей (в комнате смердело). Естественно, возникло мерзкое ощущение потери ориентации во времени. Для того чтобы снова найти точку опоры, Урри и стал читать. Помня, что на страницу у него обычно уходит примерно минута. Однако хорошо знакомый текст читался быстрее, и Урри прикинул, что сейчас страница стоит секунд тридцать — сорок. Таким образом он и отмерял время. Иногда делая короткие паузы, чтобы передохнуть. При этом он считал про себя, по возможности старясь придерживаться секундных интервалов.

Урри досчитал до ста, глядя на дверь и покачиваясь в кресле. Он уже собирался продолжить, как за дверью раздались голоса. Сутки тишины (до бесед с собой Урри еще не созрел) обострили слух.

— Послушайте, это смешно! — Урри узнал врача.

— Нельзя, — шепотом, бородатый.

— Я обещал.

— Ничего, он вас простит. У него нету выбора.

Раздались звуки борьбы, что-то стукнуло прямо в дверь камеры. Урри догадался, что бородатый не пускает к нему врача.

— Убери руки!

— Нельзя. Он еще не созрел. Вы его недооцениваете.

Еще одна обида — оказалось, что врач его недооценивает.

— Думаете?

— Уверен.

— И что, до пятницы будем его мурыжить?

— Придется.

— Жаль.

Почему, подумал Урри. Ведь я хотел всего лишь помочь.

* * *

— Стало быть, пятница, — сказал полковник, глядя на стоявший справа от него настольный календарь.

— Стало быть, — согласился Урри. — Я уже два дня не ел.

— Я тоже, — сказал полковник, поднимаясь из-за стола.

— Неправда, — сказал Урри.

— Неправда, — согласился полковник. — Но что это меняет? — Он уже стоял рядом с Урри.

— Ничего, — сказал Урри, прикидывая, куда его ударит полковник для начала.

Тот не спешил. Заложил руки за спину, покачнулся — с пяток на носки, потом обратно.

— Почитаем?

— Отчего бы не почитать.

Полковник вернулся за стол.

— Стало быть, читаю. — Он открыл книгу ближе к концу, там, где виднелась последняя закладка. Урри попытался угадать, о чем пойдет речь. — «Нелепа сама постановка вопроса. Уничтожение одного, десяти и даже сотни профессоров и прочих докторов от философии не способно остановить научно-технический прогресс», — полковник сделал паузу. А Урри тем временем самодовольно отметил, что угадал. — «Это объективное явление, движимое гигантскими силами, и никакая террористическая — если называть вещи своими именами — организация не способна им противостоять. На место убитого всегда могут прийти новые люди, не менее талантливые. Скорее, наоборот — если принять во внимание традиционную консервативность академической среды. Это, кстати, четко представлял себе Ширл, о котором мы уже писали выше. Увы, отечественная историография старается привить обществу совсем другую точку зрения, которая стала бы фундаментом сомнительных построений. Но давайте зададимся простым вопросом — могла ли, скажем, смерть Оппенгеймера спасти жителей Хиросимы и Нагасаки?» — Полковник снова остановился, словно бы действительно давая присутствующим время поразмыслить над этим вопросом. — «Нет. Точно так же не могла смерть нескольких ученых предотвратить энергетическую революцию и привести пропитанный нефтью мир к катастрофе, если бы коллективный разум, правящий этим миром, сам того не хотел. А он хотел. Почему? Да потому, что исторические цели, стоявшие перед белой цивилизацией, уже были решены. Причем — будем честны — решены „на отлично“. Белая цивилизация поставила на колени весь остальной мир, она справилась с проблемой чудовищных войн между странами, являвшимися ее частями, она, наконец, разобралась с деспотическими режимами, проросшими из семян, посеянных некоторыми ее неосторожными мыслителями. После чего для белых закончилась история, как о том и сообщил нам прозорливый японец», — полковник сделал паузу и сосредоточенно нахмурился. Урри самодовольно подумал о том, что полковник понятия не имеет о том, что ж за японец имеется в виду. Надув щеки и с шумом выдохнув, полковник прочитал последние два предложения: — «Таким образом, группа „Темная ночь“, даже если бы она существовала, не могла сотворить Великий Переворот, как то утверждается в наших учебниках, и — добавим для ясности и справедливости — как не сотворила его группа „Родовспоможение“, члены которой действовали исключительно в личных целях. Белая цивилизация сама уступила нам место, а нефть была всего лишь удобным поводом». Конец, стало быть, цитаты.

Немного помолчали. Полковник устало смотрел на Урри. Тот на всякий случай считал про себя.

— Ты в армии-то служил? — спросил полковник, когда Урри дошел до двадцати двух.

— Нет.

— Оно и видно. А я служил.

— Оно и видно.

— Ничего тебе не видно, — констатировал полковник и снова встал. — Ты все это написал?

— Я.

— А зачем?

Урри задумался на секунду:

— Я помочь хотел. Правду рассказать.

— Правду, стало быть. А что есть правда? — спросил полковник и осекся.

Урри улыбнулся:

— Ну, вы и замахнулись.

Полковник подошел к нему:

— Нет, я еще не замахнулся. Ща, стало быть, замахнусь.

— Стало быть, зачем? — спросил Урри.

В ухо.

Больно. Свалился на бок.

— Я. Тебе. Уже. Говорил. — Полковник делал длинные паузы между словами, придавая последним максимальный вес. — Во-первых. Не. Шути. Меня. — Он обошел стул, ухватил Урри за шнуровку смирительной рубашки. — Во-вторых, — крякнув от натуги, полковник вернул Урри на стул. — Здесь. Вопросы…

— Задаю я. То есть вы. Стало быть, помню.

В то же ухо. Вдвойне больнее.

Но Урри удержался на стуле. Это почему-то казалось нужным.

— Стало быть, протокол ведется. «Темная ночь» никогда не существовала. Так?

— Так.

Урри получил первую в жизни пощечину. Оказалось — не так это страшно.

— В школе преподают туфту. Так?

— Так.

Вторая пощечина.

— Памятники стоят выдуманным людям. Так? Сообразив, что новые удары следуют после его слов, Урри решил помолчать. Не то чтобы надеялся. Просто забавной показалась такая мысль.

— Так? — повторил полковник.

Двенадцать, думал Урри. Тринадцать.

— Так? — повторил полковник.

Четырнадцать, думал Урри. Неужели? Шестнадцать-семнадцать-восем…

В ухо.

Похоже, потекла кровь.

Не желая облегчать полковнику жизнь, Урри свалился на пол.

— Пытаешься быть смелым, — констатировал полковник. — Напрасно. Я и так знаю, что ты смелый. Это ничего не меняет. Потому как ты остаешься подонком. Пусть и смелым.

— Кто как обзывается — сам так называется! — Урри захохотал.

Полковник наступил ему на лодыжку. Урри охнул.

— И хромым еще будешь. Парни за нас умирали, а ты, стало быть, в это не веришь?

— Я не верю. Я знаю.

Сохранять достоинство после удара носком ботинка по копчику едва ли может хоть кто-то в этом мире. Урри захныкал.

Полковник присел рядом с ним на корточки.

— Послушай. Стало быть, ты думаешь, мне это доставляет удовольствие?

— Дешевый прием, — ответил Урри, собрав волю в кулак. Перевернувшись на спину, он подтянул колени к груди. Впрочем, поскольку руки были связаны за спиной и сразу начали неметь, долго держать эту позицию Урри все равно не мог.

— А мы, стало быть, деньги государственные экономим. — Полковник выпрямился и, как бы развивая свою мысль, без затей пнул Урри ногой по ребрам. Хохот, который попытался изобразить Урри, прерывался предательскими всхлипами.

Дальше, почти до самого конца, допрос проходил в сосредоточенном молчании. Возможно, именно такими словами и завершался протокол. Урри надеялся, что писарь его пощадил, и не написал о том, что в итоге он безнадежно расплакался, умоляя полковника остановиться.

* * *

После случившегося «больничное» представление выглядело вдвойне омерзительным. Омерзительным втройне его делало то обстоятельство, что Урри не положили на кровать, а подвесили головой вниз в том углу, где она стояла. Причем голова располагалась очень низко, примерно на уровне колен стоящего человека. В этом унизительном положении Урри и застал врач.

— Здравствуйте, — сказал он, подойдя к Урри (при его появлении соседи по палате притихли, и даже нигериец прекратил стонать). — Я сразу хочу извиниться за то, что не навестил вас раньше. Дело в том, что…

— Не стоит, — сказал Урри. — Я все понимаю. Да и выбора у меня нет.

Полковник выбил Урри два зуба, и теперь шипящие согласные сопровождались гадостным свистом.

— Хорошо.

Врач поставил на пол раскладной стульчик, который принес с собой, и сел.

— Ну что ж, давайте в таком случае вернемся к тому, на чем мы остановились в прошлый раз.

— Послушайте, — сказал Урри. — Вам не кажется, что это уже выходит за рамки?

— А именно?

— Обсуждать книгу в тот момент, когда я нахожусь в таком положении.

— В каком же особенном положении вы находитесь?

— Видите ли, — начал Урри, и вдруг, потеряв самообладание, завизжал: — Я, бля, вниз головой вишу, мудила!!!

— А, — врач кивнул головой. — Не переживайте. Это побочное действие укола, расстройство вестибулярного аппарата. Отчего вам и кажется, что вы в таком неприятном положении. Тем же объясняется и сквернословие, кстати. Плохо, конечно, но состояние ваше вынуждает нас на крайние меры. Если вам будет от этого легче — космонавты на орбите тоже поначалу испытывают неприятное ощущение, будто их подвесили вниз головой. Потом привыкают.

Урри промолчал. Врач терял последние крохи выделенного ему когда-то — без достаточных оснований, кстати — кредита доверия.

— Вернемся к книге. Она у вас?

— Я ее съел, сразу после укола. Такое вот неприятное побочное действие, — Урри захохотал.

— Ясно, — врач улыбнулся. — Впрочем, я ее хорошо помню, ну а вы, понятно, помните еще лучше.

— Нет, — сказал Урри. — Я не помню, даже как меня зовут. Такое вот побочное действие.

— Вероятно, вам пригрезился очередной допрос у полковника. Судя по предыдущим вашим словам и принимая во внимание, что сегодня пятница, вас там, если можно так выразиться, били.

— Ага, — подал голос бородатый. — Часа два визжал, как баба, и по кровати елозил. Санитаров никак дозваться не могли, насилу успокоили.

— Помолчи, гниль мохнатая, — сказал Урри, стараясь сохранять спокойствие. — Зубы иди почисть лучше.

— Присоединяюсь, — сказал второй белый, которого Урри опять не успел разглядеть.

— Друзья, не будем ссориться. — Врач пару раз хлопнул в ладоши. — И не будем мешать моей работе.

— Как скажешь, начальник, — отозвался бородатый.

— Мать вашу за ногу, — Урри фыркнул.

Несколько секунд тишины. Врач приводил мысли в порядок. Потом кто-то — нигериец, наверное, — стал тяжело ворочаться на кровати. Врач откашлялся и заговорил:

— Итак. Поскольку вы, Урри, сегодня агрессивны, я позволю себе начать. Возможно, мои слова настроят вас на конструктивный лад. И вернут нас в рамки академического дискурса, который вы так любите.

Думать вниз головой тяжело. Если не сказать — невозможно. Молчать же (кто его знает, почему) смертельно не хотелось. Приходилось отплевываться маловразумительными репликами.

— Мели, друг гада, твоя декада.

Плевок упал рядом с правым ботинком врача.

— Мы собирались обсудить несоответствия в вашей книге, — стальная невозмутимость. — Ну так вот, взять, хотя бы, эпизод с профессором Доулом. Вы совершенно справедливо замечаете, что тормоза в его автомобиле работали. Так это и дает ответ на вопрос, которым вы мучаетесь, — отчего «Темная ночь» более не применяла такой вариант. В данном случае нашим героям просто повезло — тормоза толком испортить не сумели, но профессор все равно погиб. Это, однако, никак не умаляет героизма их попытки, а то, что они объективно оценили результаты своей работы, показывает организаторский талант руководителя. Разве не так?

— Еще чего придумаешь?

Врач хмыкнул.

— Вы напрасно оскорбляетесь. Я отнюдь не стремлюсь вас унизить.

— А к чему же стремишься?

— Помочь. Я думаю, вы и сами это понимаете.

Урри промолчал.

— Как человек широкого ума, вы должны воспринимать указание на ошибки как помощь, верно?

Урри опять промолчал. Тонкая серебристая сеть лести…

— Еще кое-что придумал по рыбе фугу, — решил продолжить врач.

Урри громко засмеялся.

— Вы считаете эту часть истории комичной. Должен признать, основания для такого взгляда есть. Но почему вы не верите в историю с рецептом? Да, повар, угощавший участников семинара, был мастером своего дела. Но, позвольте, ведь рыбу фугу он готовил далеко не каждый день. Да и вообще настоящий профессионал тем и отличается от спесивого самоучки, что никогда не гнушается поверить гармонию своих знаний алгеброй первоисточника. Для японцев — людей, во-первых, дисциплинированных, а во-вторых, болезненно относящихся к любым проявлениям человеческой гордости, — это более чем логично. Разве не так?

— Послушайте, я же все понимаю. Все понимаю, понимаете?

— Безусловно, — врач кивнул. — Именно поэтому мы до сих пор не прибегаем к хирургическому вмешательству.

При этих словах Урри вспотел.

— И на том спасибо, — буркнул он.

— Извините, что перебил. Вы ж хотели что-то сказать, правда?

Урри несколько секунд размышлял. Хрен с ним, подумал он:

— У вас, по моим подсчетам, четыре варианта.

— Вот как? — Врач сделал пару бесцельных мелких движений. Пытаясь тем самым продемонстрировать искренний интерес.

Урри с трудом подавил желание еще раз плюнуть.

— Вариант номер один: казнить меня как политического преступника. Вам он не нравится, и это понятно. Слишком ненадежно, много поводов для сомнений. Вариант номер два: объявить меня сумасшедшим и поместить в дурку. Получше, но тоже так себе. Вариант номер три: действительно свести меня с ума и поместить в дурку, предварительно дав массам убедиться в моей невменяемости. Каким образом, правда, не пойму. Вариант номер четыре: убедить меня в том, что я неправ. После чего я, как человек честный — о чем вы знаете, — сам, без всякого давления, напишу опровержение. Этот последний, конечно, самый сладкий. Вот его вы и пытаетесь сейчас протолкнуть. Хотя в уме держите и остальные, вплоть до первого.

— Любопытно, — врач, казалось, действительно был удивлен. — Признаюсь, не думал, что все так сложно.

— Это потому, что я умнее вас. А вы думали, что все наоборот.

Врач кашлянул. Урри понял, что попал в точку.

— Могу, кстати, доказать. На раз.

— Извольте.

— Вы ж наверняка читали или видели в театре историю, в которой персонаж вроде как попадает в тюрьму. А потом выясняется — и для персонажа, и для читателя, — что это и не тюрьма вовсе, а психушка. Неожиданно выясняется. Якобы неожиданно, конечно. Обычно все ясно задолго до.

— Пожалуй что читал. Даже не раз. Популярный сюжет.

— Ну а вам хоть раз приходило в голову, что такую историю можно вывернуть наизнанку? Забрав человека в тюрьму, можно попытаться убедить его в том, что на самом деле он в психушке находится. И под это дело выдоить беднягу по полной. Как вам такой вариант идеального допроса?

— Беда, Урри. Неужели вы не видите, что беда с вами? Всегда меня логикой поражали, а тут такой провал.

— Это где же провал у меня?

— Да как же. Вы меня спрашиваете, размышлял ли я над возможностью того, что, по вашему же мнению, сам сейчас делаю?

У человека, подвешенного за ноги, голова кружится. Сильно. Причем кажется — сильно, насколько возможно. Но после этих слов врача голова Урри закружилась намного сильнее. Теперь он почти ничего не мог видеть.

— За что? — негромко прошептал Урри, вовсе ни к кому не обращаясь.

— Полно, Урри. Давайте вернемся к книге. Ведь, собственно, то, о чем мы с вами только что говорили, — ерунда полная. Суть совсем в другом.

— В подъезде, — сказал Урри, подавив рвотный позыв.

Доктор вежливо посмеялся.

— Суть в том, что жизнь хороша. А вывод, который вы сделали после того, как вам отказала эта полукровка, был поспешным.

Как, подумал Урри. При чем тут, подумал Урри. Душно, подумал Урри. Тошнит, подумал Урри. И ничего не видно, подумал Урри.

— Чушь. Полная.

Вкус желчи во рту.

— Нет. Вы ж после этого свой труд писать стали, так?

Урри молчал. Страшно было открывать рот, не хотелось блевать на глазах у человека, так подло обманувшего его ожидания.

— А даже неопытному стажеру ясно, что в это сочинение — не лишенное остроумия, признаюсь, но не представляющее ни малейшей исторической ценности, — вы всего лишь перегнали сильнейшую жажду самоубийства. Родившуюся в вашей душе после той истории. Кстати, удивительно романтичной.

— Не вам судить.

— Ну вот, даже комплименты в штыки. Жаль. Но — ничего не меняет. Ведь вы настолько увлечены теорией самоубийства, что не желаете видеть очевидного несоответствия в собственной теории. Не в мелочах, по сути, Вы утверждаете, что все задачи белой цивилизации решены, новых вызовов нету… А ведь решение нефтяной проблемы — что ж это, как не новый вызов?

Врач развел руками, демонстрируя уверенность в том, что серьезных возражений быть не может.

— Такой же, как веревка для того, кто решил удавиться, — сказал Урри.

— Вот видите, опять вы проговариваетесь. Тот, кто решил удавиться… А удавиться решили-то как раз вы, а не белые люди. И книжку свою писали в надежде на то, что вас в бочке с нефтью утопят, как политического. Вы ведь именно этого ждете-то, в глубине души, так сказать?

— Мечтаю просто, — сказал Урри.

— Не сомневаюсь. И обижаетесь, что вас лечат, а не топят. Кстати, знаете, откуда все эти прикрученные к полу стулья, хитроумные приспособления для письма и прочие средства, которыми полны ваши галлюцинации? Ваш ум защищает вас же от самоубийства, которое может оказаться совсем не вымышленным. Вы будете смеяться, но именно эти болты и шарниры для кресла-качалки, о которых вы как-то проговорились, и заставили меня отказаться от лоботомии. Ведь тут отчетливо видно желание жить, причем — на примере кресла-качалки — жить со всеми удобствами. Вот эту жажду жизни я и пытаюсь в вас культивировать. Помогите же мне. Помогите.

Врач вздохнул, потрепал Урри по бедру, встал и ушел.

После этого Урри от души проблевался, а потом крепко задумался. Настолько крепко, что почти не замечал тычков кулаком по ребрам, которыми бородатый мстил ему за отпущенную ранее реплику.

* * *

Любопытно, думал Урри, качаясь в кресле и глядя на солнечного тушканчика. А ведь им почти удалось.

Минул месяц. Или около того. Примерно на половине дистанции они сломались и перестали разыгрывать историю с палатой. Врач тоже пропал. В последние две недели его раза три колотил полковник, утомляя однообразными вопросами. И все.

Возможно, конечно, кончился бюджет, иногда в шутку думал Урри, хотя на самом деле было ясно — он их победил.

Урри покосился в сторону дивана. Конвойный, в неудобной карачковой позе убирал с пола очередную лужу блевотины (от побоев и нерегулярного питания Урри испытывал проблемы с желудком). Второй конвойный молча, сложив руки на груди, стоял у двери, дожидаясь — или охраняя? — напарника. В их маленькой команде тоже имелась иерархия.

Неожиданное чувство вины — а я ведь и за людей их не считал, подумал Урри — заставило задать пошлый вопрос:

— Давно здесь служите, ребята?

Конвойные, понятно, промолчали. Урри кашлянул.

— Извините за это… Я постараюсь больше не пачкать.

Конвойные промолчали.

— Вам все так досаждают? Или я особенно?

— Когда как, — ответил тот, что убирался. Второй по-прежнему молчал.

Урри улыбнулся, подумав, что всегда может найти путь к самому грубому сердцу. Эта мысль вызвала другую, о другом пути, другом сердце… Расстроиться по-настоящему Урри не успел. В камеру вошел полковник. В руках он держал папку с бумагами.

— Разговаривать с конвоем запрещено. Это ж азы, неужели пояснять надо? — спросил он с порога.

— Да нет, — сказал Урри, разглядывая гипс на правой руке, наложенный позавчера. После очередной беседы с полковником. — Не надо, я все понял. Просто попрощаться хотелось.

Полковник кивнул.

— Стало быть, все понимаешь. — Он подошел к Урри. — Держи. Обвинительный. Стало быть, сутки на все про все.

— Сутки? — спросил Урри, взяв папку левой рукой.

— Ну а чего тянуть? Хорошего, стало быть, помаленьку. Заканчивайте! — скомандовал он конвойным. — Сутки эти никто тебя тревожить, стало быть, не должен, — пояснил он Урри. Конвойные удалились. Полковник взглянул на наручные часы. — Время пошло.

Да, подумал Урри. Время пошло. А если переставить ударение, то получится, что время пошло. Полковник вышел из камеры.

«Основным мотивом, следовательно, стоит считать желание обвиняемого испытать силу собственного духа. Это желание можно понять, но нельзя простить, и оно ни в коем случае не является обстоятельством, смягчающим вину».

Урри довольно улыбнулся. В этих строчках безошибочно угадывался врач. Причем врач, крепко обломавшийся.

«Дополнительным же мотивом служило чувство личной зависти обвиняемого к подвигу и славе Дэгу Самсона. Что, безусловно, является еще одним элементом социальной опасности обвиняемого и может рассматриваться как обстоятельство вину отягчающее».

Урри захлопнул папку. Несколько секунд катались желваки под темной кожей.

Ничего-то вы не поняли, подумал он наконец и посмотрел на солнечного тушканчика. Тот уже стал багровым — ночь была совсем рядом. Ничего не поняли, снова подумал Урри. А я оказался лучше, чем сам о себе думал.

* * *

Народу на площади Дэгу было совсем немного. Глупо, конечно, — но обидно. Мысли путались, Урри никак не мог привести их в порядок. До тех пор, пока не увидел бочку с нефтью.

Он всегда был противником смертной казни, как любой образованный человек, способный тонко чувствовать других. Но нельзя было не признать за способом наказания политических преступников, принятым в Аддис-Абебе, удивительной, отточенной красоты. Ради такого символа стоило покорять Аравийский полуостров и выскребать танки судов, навеки застрявших в гаванях Персидского залива.

— Стало быть, все. — Полковник закончил вязать узел вокруг ног Урри, встал, отряхнул колени. — Стало быть, последнее слово.

Дополнительный колорит происходящему придавал тяжелый взгляд Дэгу Самсона — эшафот был установлен прямо напротив памятника герою.

— Неужели положено? — позволил себе вопрос Урри, глядя прямо в глаза бронзового оппонента, державшего высоко над головой листок с рецептом рыбы футу.

Полковник сдержался.

— А ты думал. Только смотри сам. Можно тебя сначала подвесить.

Урри вдруг представил себе такой близкий процесс — короткий рывок веревки, после чего он будет висеть, как ведро на колодезном журавле. Потом полковник рукой остановит его тело, которое, понятно, будет раскачиваться. Потом те двое, что стоят возле журавля, направят его к бочке…

Впрочем, нет. Не о том.

Урри посмотрел на небо. Надо было рассчитаться с долгами.

— В протокол занесут, — Урри придал своим словам утвердительную интонацию, не желая снова искушать полковника.

— Занесут, стало быть. Занесут.

Урри недолго молчал. Расчет выходил торопливый, не такой, каким хотелось бы его видеть, в последней строчке не хватало слога, но… Но.

— Тогда — слушайте:

Танец пылинок, тушканчика прыть —

Рядом. Глаза не закрою.

Выпало сердцу горячему стыть,

Скоро уйду я. Вернутся герои.

Слушайте дальше были лихие…

Я же насытился чудесами.

Той же дорогой иду, что другие.

Но только — с открытыми глазами.

Александр Егоров

ЖИРНОЕ НЕБО

Первым старика заметил Аслан. Он толкнул младшего локтем и шепнул:

— Смотри. Ветеран отключенный.

Беслан пригляделся.

— Энергет, что ли? — тоже негромко произнес он. — Не из наших. Я его на квартале не видел.

Старик — рослый, в длинном грязном пальто — сидел, склонив голову и прислонясь к стене, будто так и сполз по ней, как бывает с расстрелянными мародерами; только какой из него мародер, ему на вид лет семьдесят, столько вообще не живут. Длинные рыжеватые волосы выбивались у старика из-под серой бейсболки. Козырек сполз набок, и стала видна надпись:

MILWAKEE BEER

Аслан с Бесланом с трудом разбирали нерусские буквы. Они еще раз переглянулись и подошли поближе.

Голова старика оставалась в тени. Поэтому Аслан даже вздрогнул, когда тот заговорил:

— Помогите… помогите встать.

Голос у старика был скрипучий, будто кто-то крутил педали на раздолбанном портативном генераторе. Аслан с Бесланом переглянулись.

— Вы энергет? — спросил Беслан.

— Какой еще энергет? — не понял старик. Он вытянул жилистую руку, потрогал рыжую щетину на подбородке.

— Ну… энергозависимый?

Старик сердито засопел. Попробовал встать и не смог. Аслан с Бесланом подхватили его под мышки. Вот странно: от старика ничем не пахло, даже табаком; на квартале от всех дегротов воняло невыносимо, так, что их хотелось пнуть, да посильнее. А этот был еще приличный старик. Хотя, конечно, трогать его не стоило. Аслан оглянулся: никто не видит?

— Настройки сбились, — сказал старик, — У меня нейростимулятор. Сейчас перезагрузится.

Братья удивились. Они видели дополна энергетов, которые торчали на стимуляторах, но это было совсем другое.

Старик отстранил братьев. Его глаза понемногу оживали.

— Как зовут? — спросил он, тяжело дыша.

— Аслан. Беслан, — отозвались братья с двух сторон. — Мы местные. С Лужков. Квартал шесть, Кузьминки.

— А я Анатолий Борисович. Гм… из Центра.

Старик оглядел себя, отряхнулся. Кажется, теперь он мог стоять без посторонней помощи. Тогда Аслан сплюнул и сказал:

— А чего это вы из Центра и здесь?

Вопрос был не очень чтобы вежливым, но и не наглым. Все как положено по локальным понятиям.

Поэтому старик не обиделся. Он оглядел братьев внимательным взором и проговорил:

— Я из Центра Стратегических Разработок. Слыхали о таком?

— Он же в Москве, — сказал Беслан.

— Ну да. Ну да, — старик закашлялся. — В Москве. А мы в Лужках. Хорошо. Но этот Центр был здесь когда-то, понятно?

— Это мы не знаем, — сказали братья.

— Откуда вам знать. Давно было. Цирк уехал, клоуны остались, — загадочно молвил старик. — У нас штат сократили. В министерстве сказали: нерентабельно твое направление, Анатолий Борисович. Оставайся тут, а мы переезжаем… в этот их, как его, сволочь… Нефтедрищенск… то есть в Москву, в Москву, что это я…

Он закашлялся снова. Ребята слушали его с испугом.

— Вот как-то так, — Анатолий Борисович ухватил низенького Беслана за плечо, тот поежился. — Только они, гады, всего не знали. И теперь не знают. Думают, у меня совсем крыша съехала? Не дождутся. Может, у меня и альцгеймер, но еще не геймовер… я еще на их могилках спляшу.

Аслан с Бесланом не знали что и сказать. Они шли втроем по выщербленной мостовой к проспекту. Старик прихрамывал. Когда навстречу стали попадаться люди, братья смутились и замедлили шаг.

— Спасибо, ребята, — обернулся к ним старик. — Я бы так и отключился, если бы не вы.

— А что у вас на кепке написано? — спросил Беслан.

— На кепке? — старик снял бейсболку, и ветер растрепал его длинные волосы. — На кепке написано — пиво из Милуоки. Это в Штатах. Бывали в Штатах?

— Да вы что, — испугался Аслан.

— А я вот бывал много раз. К президенту на ранчо заезжал. Лекции читал. О многомерном мире, об апокрифических рукописях Эйнштейна… И сейчас приглашают, обещают деньги немереные. Но, если по-честному, — старик взглянул на них строго, — меня вообще из России выпускать нельзя, хе-хе. Я человек государственного масштаба, поняли?

— Почему? — спросил Беслан.

— А потому, — старик постучал пальцем себя по лбу. — Все вот поэтому, друзья мои. Вот эта голова, может быть, миллиард долларов стоит. Меня вообще нужно премьером назначить, вместо этого вашего мистера…

Аслан поморгал. Беслан раскрыл рот, да так и остался — с раскрытым ртом.

— Вы потише говорите, — пробормотал Аслан. — Арестуют же.

— Арестовать они могут. Только нефть не могут добыть. Скоро до центра Земли докопаются, до самого ядра. Роются, как свиньи, — Анатолий Борисович тихо засмеялся. — А что чуть подальше лежит — того не видят. Даже фантастику не читают. А вы? Вы-то хоть не такие?

Аслан и Беслан вынуждены были признать, что они именно такие.

— Ладно, — старик махнул рукой. — Вот погодите, доберусь я до них до всех… Они еще вспомнят… профессора Чубайса…

Сказав так, Анатолий Борисович вдруг стал серьезным. Погрозил парням пальцем:

— А что, ребятки, слетаем в вашу Москву? Надерем очко правительству? Ойлигархам этим сраным?

Аслан с Бесланом как-то незаметно отступили на шаг. Развернулись и поспешили прочь.

— Встречаемся завтра, — крикнул вслед старик.

* * *

Дома Аслан устроился на просиженном диванчике и задумался.

Солнце напоследок заглянуло в окошко под потолком, осветило пыльные углы подвала — и скрылось. Скоро разрешат включить освещение, подумал Аслан. А пока можно радио послушать.

«Инициативы правительства по обеспечению энергетической безопасности находят поддержку в обществе, — сообщил спикер со стены. — Нефтедобытчики приняли на себя повышенные обязательства по скорейшему освоению четырехкилометрового горизонта».

— Жрать хочешь? — спросил Беслан. — Есть тушенка и фасоль американская.

— Запихала уже эта фасоль, — вздохнул брат. — Больше нет ничего?

— Что выдавали, то и есть. И сгущенное молоко. Будешь?

— Буду, — сказал Аслан.

Братья уже год как жили одни. Прошлым летом мать ушла на рынок и не вернулась. Потом на квартале говорили, что ее арестовали за спекуляцию. Аслан не плакал: тогда ему было уже почти тринадцать. Его брат погрустил немного, поскучал, но тоже успокоился. Он был на год помладше.

За этот год Аслан сильно вытянулся. К нему уже приглядывались взрослые пацаны из блока. Не раз встречали на улице, говорили о разных делах. Но Аслан не хотел идти в банду. И Беслан не хотел. Они мечтали совсем о другом. Об этом нельзя было говорить вслух, но мечтать никто не запрещал.

— После тушенки так интересно, — ухмылялся Аслан. — На животе спать лучше и не пытаться.

— Ага, я знаю, — отвечал брат.

— Я слышал, в Москве кроме тушенки еще и мясо выдают, — Аслан отставил банку в сторону. — И фрукты. Помнишь, в том году бананы выдавали?

— А вот от бананов так не было, — почему-то сказал Беслан.

— Ты-то откуда знаешь? Тебе рано еще.

В этот миг под потолком зажглась тусклая газовая лампочка. Аслан с Бесланом поглядели друг на друга и рассмеялись.

— Что-то мы много жрем, — сказал Аслан. — Надо поменьше. А то на дорогу не хватит.

Беслан прижал палец к губам:

— Тихо, — сказал он. — Потом поговорим.

Аслан потянулся.

— Москва-а, — сказал он. — Там, наверно, и телки красивые. Почему у нас в Лужках девчонок так мало? Что у нас в квартале, что в седьмом, что в двенадцатом?

— Убегают, — тихонько предположил Беслан. — От таких, как ты, все убегают подальше.

— Да пошел ты… А представь, приедем туда, а там — цветы, фонтаны, девчонки в белых платьях… Москва…

Аслан пнул табуретку. Повалился на диван вниз лицом, обнял серую подушку.

— Сволочь ты, — сказал брат. — Мне надоело на полу спать, понял?

Но Асланчик даже не ответил.

* * *

На следующий день лил дождь, и парни остались дома. Но и в подвале было сыро и холодно: они сидели на диване, поджав ноги и завернувшись в одеяло.

Косые струи дождя разбивались о стекло. По стене ползли капли.

— Зря мы на верхние этажи не перелезли, — сказал Беслан.

— Тут хоть электричество есть, — отвечал Аслан равнодушно. — И воду не так тяжело таскать.

— Не так тяжело, — как эхо, откликнулся младший.

Тут Аслан взглянул на него, будто только сейчас заметил:

— Да и о чем мы вообще? Какие верхние этажи? Мы же собрались…

— Тихо, — сказал Беслан.

В окно кто-то стучал. Будто бы палкой, а то и носком сапога.

— Пойдем-ка выйдем, — недобрым голосом сказал Аслан.

Драться не пришлось. По улице, под дождем, расхаживал вчерашний профессор. Здоровый и бодрый. Голову он прятал под громадным старинным зонтом. Он даже не удивился, увидав братьев, и даже не обрадовался, как будто уже устал их дожидаться.

— А, вот и вы, — сказал он. — Ну что, летим в Москву?

Аслан нахмурился.

— Вы не бойтесь, — сказал Анатолий Борисович. — Когда дождь, микрофоны не ловят.

Аслан с Бесланом синхронно моргали глазами. Они промокли насквозь. Но прятаться под зонт к безумному профессору было страшновато.

— А с чего вы взяли, что мы хотим в Москву? — осторожно начал Аслан. — Нам и здесь неплохо.

Анатолий Борисович поморщился:

— Во-первых, в Москву хочу я. Мне недоставало компаньонов. Но вы мне понравились. В вас есть что-то живое… незапрограммированное… простые русские ребята. И потом, вы помогли мне. А я не хочу остаться в долгу.

Он похлопал Беслана по плечу. На старшего взглянул серьезно:

— Я вообще не доверяю взрослым. От них столько хлопот! Кроме того, мой транспорт имеет ограниченную подъемную силу. А у вас и масса поменьше.

— Что это за транспорт? — поинтересовался Беслан. — Частный самолет?

Анатолий Борисович горделиво улыбнулся:

— Берите выше: ковер-самолет. Как в сказке. Сверхтонкий полимер, продукт нанотехнологий. Получен в нашей лаборатории, причем в ограниченном количестве. Мы бы и больше сделали, но у них, видите ли, труба пересохла! Направление неперспективное! Ну не идиоты?

Аслан сглотнул слюну. Откинул мокрые волосы со лба.

— И где же ваш ковер-самолет? — спросил он.

— А на даче у меня. В Жаворонках. Я им парник покрыл. Огурцы там растут, помидоры.

Тут даже малыш Беслан подумал, что пора бы уже заканчивать цирк. Он вежливо кашлянул и сказал:

— Анатолий Борисович. Это все очень интересно, но нам пора. Нам очередь надо занимать, в префектуре. За гуманитарной помощью.

— За крысятиной китайской? — расхохотался профессор. — Да бросьте вы ее. У меня на даче продуктов — масса. Еще от прежних времен. И сами покушаем от пуза, и с собой возьмем.

— Допустим, — сказал Аслан. — А как мы до Жаворонков ваших доберемся?

— Запросто. Воспользуемся муниципальным транспортом.

— Это как? — спросил Беслан.

— Угоним лошадь, — отвечал профессор.

* * *

— Лошадь — это супер, — восхищался Беслан. Никто и не спорил.

Вот уже битый час телега катилась по бывшей Можайской дороге, поскрипывая сдутыми колесами. Проржавевшие насквозь остовы автомобилей валялись на обочинах. Серьезная мохнатая лошадка сама обходила ямы и кучи мусора, и повозка опасно кренилась. Аслан с Бесланом хватались друг за друга, а профессор насвистывал, сидя на облучке, как ни в чем не бывало.

Коттеджи за высокими заборами выглядели покинутыми. Собаки взлаивали из переулков, собирались в стайки, но подходить ближе боялись.

Возле одного из домов Анатолий Борисович соскочил с облучка. Не без труда распахнул створки ворот. Обернувшись, весело причмокнул, будто всю жизнь был кучером, и лошадь послушно развернула телегу и шагом вошла во двор.

В доме пахло плесенью и сыростью. Автономное отопление давно не работало. Зато в запертом подвале нашлись съестные припасы: консервы, сухари, банки с неизвестными Аслану и Беслану иностранными напитками.

— Пиво будете? — бодро спросил Анатолий Борисович.

Беслан потянулся было к банке с надписью «Milwakee». Аслан ударил его по руке:

— Ты чего, дегрот?

— Правильно, — похвалил профессор. — Пейте лучше сок.

А сам невозмутимо вскрыл пиво, приложился.

— Нужно собрать консервов в дорогу, — сказал он после. — Сегодня же и отправимся.

Конечно, он все наврал. Вместо парника в заросшем саду обнаружилось довольно странное сооружение, более всего похожее на выгнутый горбом громадный лист прозрачного полиэтилена, необычайно тонкого: если бы поверхность не сияла на солнце радужным блеском, материал был бы и вовсе невидимым. Таким листом свободно можно было покрыть крышу ближайшего дома. Никаких огурцов под пленкой не водилось, зато земля под ней была абсолютно чистой, будто прожаренной, без малейших следов растительности.

— Эксперимент ставили, — пояснил профессор. — Почва под пленкой меняет молекулярный состав. Почему — неизвестно. Некому разбираться.

— И как же оно летает? — спросил Аслан. — Как оно может взлететь?

— А вот это хороший вопрос, юноша. При прохождении слабых токов на отдельных частотах пленка резко меняет свойства. Приобретает способность до некоторой степени отражать гравитационные волны. Понятно?

Аслан неуверенно кивнул.

— Говоря проще, на него не действует земное притяжение, как, впрочем, и лунное, — продолжал профессор, словно читал лекцию. — В таком случае достаточно вывести этот предмет из состояния покоя, и он, как вы говорите, взлетит. Точнее — изменит свое местоположение в пространстве. Подъемная сила этого устройства прямо пропорциональна его площади.

— А вы пробовали на нем летать? — спросил Беслан.

— Я летал. Собака летала. Это довольно забавно. Управлять легко: скользишь по воздуху, как на саночках. Правда, собака кусалась.

Анатолий Борисович задумчиво почесал ногу.

— Все это похоже на сказки, — проговорил он. — А на самом деле — просто недостающая часть в уравнении Эйнштейна.

Аслан с Бесланом ничего не поняли, и профессор махнул рукой:

— Расслабьтесь, проехали. Лошадку распрягите, киньте сухарей, пускай похавает. Кто ее еще накормит…

День ушел на подготовку к полету. Загадочный лист кое-как расстелили по земле, примяв зеленую травку, которая очень подозрительно начала под ним съеживаться; края пленки профессор посоветовал загнуть. «Чтоб шмотки не посыпались», — пояснил он на своем ужасном жаргоне. Вышло нечто вроде широченного прозрачного подноса, тонкого, но чрезвычайно прочного. Пленка еле заметно прогибалась под ногами и тогда переливалась всеми цветами радуги.

В центре разложили припасы и постелили старые одеяла (от них явственно пахло мышами). Оглядев фронт работ, Анатолий Борисович удовлетворенно хмыкнул:

— В целом неплохо. Осталось подключить питание.

Он достал из кармана плоскую коробку с небольшой рукояткой посредине. Поднес к глазам. Кряхтя, присел на корточки, аккуратно приложил устройство к прозрачному пластику (по его поверхности тотчас же побежали еле заметные радужные волны). Проделывая все это, он продолжал бормотать себе под нос непонятные слова. Беслан решил, что он колдует. Но тут профессор поднял голову:

— Возбуждением можно управлять, — сказал он. — Видите палочку? Называется джойстик. Берете осторожно, двумя пальцами…

Аслан не удержался и фыркнул. Профессор обиделся.

— Сейчас по шее получишь, тинейджер, — пообещал он.

И сам взялся за рукоятку. Прозрачный поднос дернулся, и Аслан едва не повалился на бок, будто и вправду получил хорошего тумака; парни почувствовали, что земля уходит у них из-под ног. Видно было, как пожелтевшая трава распрямляется. Пластик светился и переливался. По нему скользили блики.

— Ключ на старт! — вскричал профессор. — Ну, как говорится, поехали!

С этими словами он дернул джойстик на себя. Край ковра-самолета задрался вверх, и он уверенно взмыл ввысь, да так быстро, что у пассажиров заложило уши.

Безумный профессор что-то кричал, размахивая в воздухе бейсболкой, но парни уже не слушали. Они рухнули на одеяло, вцепились друг в друга и теперь тихонько выли от ужаса. Внизу проплывали холмы и озера, и удивительный аппарат, все ускоряясь, скользил по воздуху, как нож по маслу. Это было прекрасно и жутко, как волшебный сон перед самым пробуждением. Аслану хотелось поскорее проснуться — и в то же время смотреть дальше; вдруг он понял: вот это и было самым приятным в его жизни, и даже немножко жаль, что оно кончилось.

* * *

Днем и ночью, как в сказке, они летели на север, над темными лесами и широкими реками, над обширными безлюдными пространствами, к далекой и таинственной нефтеносной Москве. Кое-где среди лесов возникали города — скудно освещенные, холодные, вымершие. Густой дым от угольных электростанций поднимался в небо, и тогда Аслану с Бесланом мерещился запах гари.

Рассвет наступил рано; между тем становилось все холоднее. Под крылом потянулась пустынная тундра. Тускло блестевшие нитки трубопроводов пересекали ее наискосок. Островками сверху выглядели военные городки и полигоны, огороженные заборами. Взлетно-посадочные полосы сверху казались лентами серого пластыря, наклеенными на исцарапанное лицо Земли. Чем дальше к столице, тем больше их было. Самолеты с высоты похожи были на крошечных серебристых мокриц.

— Собьют нас ракетой, — предположил Аслан, стуча зубами. — Или итс… истребитель пустят вдогонку.

Анатолий Борисович похлопал его по плечу.

— Не бойся, — сказал он. — Снизу нас не видно. И керосина у них не хватит.

Бесланчик дрожал от холода. Закутанный в одеяло, он шмыгал носом и как будто даже всхлипывал.

— Москва, — шепнул ему брат. — В новостях показывали, помнишь? Там хорошо. Тепло. Там свет всегда горит, там ночью, как днем. Там фонтаны и д-д… и девчонки красивые.

Беслан не отвечал. Он закрыл лицо руками. Брат обнял его за плечи, проговорил на ухо:

— Давай пива выпьем. Американского. Хочешь?

Беслан помотал головой.

Профессор поднял глаза от пульта, посмотрел на ребят внимательно.

— Мечтатели, — проворчал он. — Москва, Москва. Доберемся — покажу вам ту Москву. Вы ахнете.

— Москва — столица, — возразил Аслан. — Там все самое лучшее. Небоскребы из стекла и бетона. С настоящими лифтами. Там автомобили ездят и автобусы.

Анатолий Борисович прошептал что-то невнятное, Беслану показалось — в рифму.

— Какая на хрен столица, — сказал он громче. — Был Нефтедрищенск, и остался Нефтедрищенск. Город над толстой трубой.

Последние слова он как будто даже пропел. Аслан шмыгнул носом.

— Так у нас в Питере пели, — пояснил профессор. — Слышали про Петербург? Город моей молодости. Был, понимаете ли, да сплыл. Так иной раз жалко, сил нет.

— И как вы все это помните, Анатолий Борисович, — вздохнул Аслан.

Прошло еще с полчаса, и ветер стих. Тяжелые жирные тучи потянулись внизу, земля скрылась из виду, и стало не так страшно. Небывалый аппарат плыл, раздвигая облака, как летучий корабль.

Прямо по курсу вдруг поднялось сизое облако. Другое возникло поодаль, словно за компанию к первому. Напряжение повисло в воздухе.

— Стоп. Похоже, сейчас реальный замес начнется, — сказал профессор вполголоса, но его никто не понял.

На миг стало очень тихо, а после небо разлетелось на части, как витрина торгового центра на Тверской, и огненный вихрь разметал прочь осколки — по крайней мере так показалось ошалевшему Аслану. Его брат успел зажмуриться и поэтому запомнил только грохот: похоже было, будто сразу двадцать железнодорожных вагонов, груженных свинцовыми болванками, сошли с рельс и полетели под откос, прямо Беслану на голову, и больше он ничего не слышал. Корабль швырнуло далеко в сторону; профессор бросил управление, выругался — и стало темно.

* * *

Первым очнулся младший.

Огляделся.

Растолкал Аслана.

Все, что было вокруг, выглядело довольно странно. Больше всего это было похоже на огромную стеклянную тарелку с крышкой. Точно такую, но в десять тысяч раз меньше, их мать ставила в микроволновку. Трудность состояла в том, что они находились на дне этой тарелки.

Сквозь прозрачные стенки видны были облака.

Профессор лежал на боку и еле дышал; похоже, он снова был в отключке.

Братья даже не удивились, когда в пространстве рядом с ними нарисовался светящийся прямоугольник. Очевидно, это была дверь: когда свечение прекратилось, стало видно, что в круглом зале появились новые лица.

Существа были невысокого роста. Совершенно плоские и как будто даже двухмерные, похожие на детальки паззлов в виде антропоморфных фигурок. Одна фигурка была зеленой, другая — розовой.

Аслан и Беслан почувствовали слабость в ногах. И не только.

Не совершая видимых движений, фигурки приблизились. Зеленый слегка изменил форму и склонился над телом профессора. Потом перетек в прежнее положение.

— So, R. U. from the United States? — произнес он неизвестно чем.

Аслан с Бесланом смутились.

— Они, наверно, думают, что мы американцы, — догадался Аслан. — Надпись прочитали.

— Итак, вы из Россия, — поправился зеленый. — Откуда вы иметь технологии навигации в гравитационное поле?

— Мы не иметь, — сказали Аслан с Бесланом в один голос.

— Вы лгать. Молодые мальчики постоянно лгать, — сказал розовый. Аслану показалось, что это существо — скорее женского типа.

— Мы не лжем, — сказал он. — Мы не знаем.

— Он знает? — спросил зеленый, указывая на лежащего недвижно профессора.

— У него и спросите, — отвечал Беслан.

Розовая что-то сказала зеленому. Их язык имел мало общего с человеческим: такое звучание мог бы издавать лист оцинкованной жести, если по нему походить ногами, подумал Аслан. Но все же отдельные слова можно было бы запомнить и воспроизвести.

— Мы конфисковать ваш аппарат, — заявил зеленый. — Вы должны не пользовать эти технологии. Нет разрешения инспекции. Или купите лицензию.

— Откуда мы купим, у нас денег нет, — возразил Беслан.

Похоже, его вполне устраивало то, что гуманоиды говорят по-русски. Аслан поглядел на брата и даже застыдился. «Нельзя бояться», — подумал он.

— У нас кончается нефть, — объяснил он зеленому. — Во всем мире кончается, а в России уже почти закончилась. Поэтому у нас все плохо.

— Нефть? — зеленый издал звук, похожий на смех. — Гидрокарбон?

Аслан поморгал и кивнул.

Тут зеленый обратился к розовой подруге — Аслан был почти уверен, что они продолжают смеяться над ним.

— Дыр-дыр-дыр, — передразнил он. — Вам смешно. А нам жрать нечего.

Существа умолкли.

— Вы способный молодой мальчик, — сказала розовая фигура. — Еще немного, и вы уметь говорить наш язык.

— Благодарю, — язвительно сказал Аслан.

Все-таки эти инопланетяне были мелкими и нестрашными.

— Кстати, почему вы такие плоские? — спросил Беслан, словно прочитав мысли брата.

Зеленый усмехнулся.

— В нашем мире мы есть нормально, трехмерные. В нашем мире вы также будет не такой как есть сейчас.

— А из какого вы мира? — не угомонился Беслан.

Пришельцы пошевелились, подрожали, как осенние листья, обменялись несколькими фразами на своем языке.

— Не могу сказать, — ответил наконец зеленый. — Секретные сведения. После. Сейчас мы лететь на базу.

— Никуда мы с вами не полетим, — сказал Аслан. — Не имеете права.

— Мы иметь право. Мы галактическая полиция, — равнодушно возразил зеленый.

Аслан подумал. Потом сказал:

— У профессора есть немного долларов. Там, в рюкзаке.

— Мы не брать деньги, — откликнулся зеленый. — Мы иметь закон.

Ребятам показалось, что его розовая подруга чуть покраснела.

— Где вам нужно быть? — спросила она почти ласково.

Аслан на секунду задумался.

— Мы летели в Москву, — сказал он.

— Новый город, где гидрокарбоновый отстойник? — уточнил зеленый полисмен. — Окей. Нет проблем. Больше не нарушать.

Розовая подруга приблизилась — почему-то только к Аслану.

— На крайний случай вызвать галактическая полиция — возьмите это, — сказала она.

Аслан машинально протянул руку. В его ладони оказался крошечный розовый прямоугольник размером с печенинку. Посредине мигал крошечный огонек.

— Один вызов, — повторила розовая. — Это против наш закон. Только один вызов.

Зеленый пошевелился и как-то недовольно изменил форму. Светящаяся дверь зажглась снова, и фигуры отступили туда, даже не попрощавшись.

— Что она тебе сказала? — переспросил Беслан.

— Свидание назначила, — сказал старший. — Только не сказала, когда…

* * *

— …И где, — договорил Аслан растерянно.

Они сидели на обширной площади, выложенной красной керамической плиткой. Здания из стекла и бетона прятались в туманной дымке. Ни людей, ни машин вокруг не наблюдалось. Невдалеке шумел фонтан: золотые мужик и баба довольно страшного вида, вросшие ножищами в золотое полушарие, синхронно вздымали к небу молоток и громадный кривой нож. За их спиной торчала золотая нефтяная вышка. Фигуры не удавалось разглядеть получше — мешали водяные струи, ограждавшие их наподобие частокола.

Самая толстая струя била ввысь, будто бы из центра земного шара (ребятам снизу казалось — прямо из штанов золотого молотобойца).

Точно такой фонтан показывали в новостях на уличном экране.

— Вот она какая, Красная площадь, — произнес Беслан восхищенно.

Аслан нагнулся над лежащим.

— Профессор, — позвал он. — Профессор! Анатолий Борисович пошевелился и потрогал пальцами виски. Окинул ребят довольно-таки мутным взором.

— Что произошло? — спросил он хрипло.

— Вас ударило молнией, — сказал Аслан. — А потом мы оказались здесь.

Профессор привстал и огляделся.

— Как-то здесь пусто. Странно. А где наш аппарат?

Парни молчали. Беслан незаметно подтолкнул брата.

— Вы все равно не поверите, — сказал Аслан. — Нас сожрала летающая тарелка. Большая и прозрачная. Она подлетела совсем незаметно.

Профессор хлопал глазами.

— Там была галактическая полиция, — добавил Беслан скучным голосом. — Такие плоские человечки. Зеленый и розовый.

Анатолий Борисович вздохнул и поднялся на ноги.

— Бред. Надо ж было опять отрубиться. Где я теперь возьму еще один нанополимер? — простонал он. — А вы мне еще и врете, да еще так бездарно. Стыдно вам должно быть.

Аслан вздохнул. Профессор приподнял бейсболку, ощупал голову.

— А что, пива у нас больше нет? — спросил он. В самом деле, рюкзаков с продуктами нигде не было видно.

— Зеленые человечки украли?

— Они, — сказал Беслан.

— Ага, ага. А вот другие человечки едут. Им будете свои сказки рассказывать.

Из подкатившего бесшумно черного мини-вэна вывалилось сразу четверо правительственных гвардейцев с электрическими дубинками. Их лица прятались под полумасками. Старший выскочил последним. Пружинисто приблизился.

— Так, граждане, предъявите документы, — приказал он.

Персональная карточка нашлась только у Анатолия Борисовича; на людей в форме она произвела самое неожиданное действие.

— Это действительно вы? — недоверчиво спросил старший. — Тот самый?

— Самый тот, — подтвердил профессор. — Что-то удивляет?

Старший бросил на него внимательный взгляд. Потом скомандовал:

— Садитесь в машину.

— И юниоры тоже? — уточнил один гвардеец.

Лицо у начальника на миг сделалось задумчивым.

— И они тоже, — сказал он.

Аслан с Бесланом не успели даже слова сказать, как их подхватили и втолкнули внутрь. Дверцы автобуса захлопнулись, и он сорвался с места, скрипнув резиной по кроваво-красной брусчатке.

— Куда нас? — тихонько спросил Беслан.

— Куда, куда, — ухмыльнулся Анатолий Борисович. — Куда могут отвезти с Красной площади? В Кремль, конечно. В Дом Правительства.

* * *

Парадный подъезд Дома Правительства всем отлично известен по теленовостям. Сам господин премьер в новогоднюю ночь сходит по широким ступеням и зачитывает свое приветствие подле высоченной лесной красавицы-елки, за которой прячется переводчик-синхронист. Как правило, в новостях не показывают снайперов, дежурящих на крыше, и систему противоракетной обороны, замаскированную под игривый пентхаус. И уж точно никогда не заглядывала телекамера во внутренний дворик, откуда в последние дни то и дело выезжали бронированные грузовички с неизвестным, но очень ценным грузом под присмотром суровых охранников.

Черный мини-вэн тоже заехал во двор и остановился у служебного входа. Аслана с Бесланом высадили первыми, профессора — чуть позже, уважительно, под руки.

Довольно долго их вели куда-то по тускло освещенному коридору (Аслану показалось — все вниз да вниз, а потом снова вверх). Несколько раз навстречу им попадались озабоченные чем-то служащие в одинаковых костюмах, с кожаными портфелями, и тогда охранники моментально ставили пленников лицом к стене. Беслан успел заметить, что чиновники постарше с любопытством оглядывают Анатолия Борисовича. А тот шел твердой поступью, стараясь не прихрамывать, уверенно, как у себя дома, и Беслан даже немножко гордился им.

Предводитель гвардейцев несколько раз звонил кому-то по мобильнику. Аслан глядел на него с завистью. В Лужках сотовая связь давно была отключена, а спутниковые телефоны стоили огромных денег. Аслан видел такой телефон только два раза: у смотрящего по району и еще у приезжего парня на рынке, которого, впрочем, очень скоро нашли избитым в канаве — конечно, уже без телефона. Аслан, как мог, прислушивался к разговорам, но ничего не смог понять.

Они остановились у массивных металлических дверей, которые расползлись в стороны по сигналу охранника. Помещение, куда привели пленных, напоминало бы серьезный офис — если бы не тишина и безлюдье в коридорах. Иные двери остались распахнутыми, и видно было, что из кабинетов вывезли всю оргтехнику и даже мебель (Беслан вспомнил: когда-то мать торговала на рынке компьютерами из расселенных офисов). Однако некоторые кабинеты еще выглядели обитаемыми.

Наконец их привели в просторную комнату с двумя кожаными диванами и длинным столом, за которым, наверно, должна была сидеть молоденькая секретарша, только никакой секретарши в этот раз не было. Аслан с Бесланом плюхнулись на диван и принялись озираться; профессор присел на подоконник, охранники заняли места у дверей. Приказав всем ждать, предводитель скрылся за широкой деревянной дверью — там, очевидно, помещался большой начальник.

— Министр нефти, — подтвердил Анатолий Борисович.

Но Аслан и сам разглядел на журнальном столике пустые бланки с колонтитулами:

МИНИСТЕРСТВО НЕФТИ, СОПУТСТВУЮЩЕГО СЫРЬЯ И АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ВИДОВ ТОПЛИВА

— Нефсосал, — произнес профессор, криво улыбнувшись.

— Как? — испугался Аслан.

— Контора так называется. В кулуарах.

Дверь распахнулась, и на пороге появился полный лысоватый коротышка в дорогом костюме, отчего-то встрепанный. Заметив профессора, он заулыбался — как показалось Аслану, не слишком искренне.

— Здравствуй, здравствуй, Анатолий Борисович, — пропел министр (конечно, это был он). — Сколько лет, понимаешь, сколько зим. Уж мы вас ждали, ждали.

Он церемонно пожал руку профессору и лишь затем оглянулся на ребят:

— А это с тобой кто? Пионеры? Товарищи по партии?

— Друзья, — коротко ответил Анатолий Борисович, и за эти слова Бесланчик был готов его расцеловать.

Лишь мгновение помедлив, министр махнул рукой и распахнул дверь пошире.

* * *

— Вот и зря ты нас не послушал в свое время, Анатолий Борисович, — укоризненно говорил министр, разливая коньяк по пузатым бокалам. Бутылку добыл он из чудесного зеркального шкафа с подсветкой внутри. — Сейчас Институт Нефти возглавлял бы. Да чего там, министром бы стал! Кто здесь опытнее тебя? Никого и нету. Я бы у тебя в замах ходил, разве нет?

— Не ходил бы, — отвечал профессор. — Ты бы у меня в экспедицию ходил. В болотных сапогах.

— Э-э, Анатолий Борисыч, — обижался толстяк. — Вспомнил тоже. Никто уже в экспедиции не ездит. Экспедировать больше нечего, вы же знаете. Тундра пустая, на шельфе рыться… себе дороже.

— Деньги-то вы считать умеете, — откликнулся профессор.

Аслан во все глаза смотрел по сторонам. Темные шкафы со стеклянными створками, расставленные вдоль стен, были пусты. Кто-то приоткрыл, да так и бросил открытой неприметную дверцу в стене, скрытую под деревянными панелями — сейф, понял Аслан. Ему было хорошо известно: не запирают только пустые сейфы.

Беслан смотрел в окно. За окном в ярко-синем небе висел серебристый аэростат. Даже издалека видно было, что в гондоле сидят вооруженные люди. Дирижабль словно бы дожидался чьей-то команды.

— Что у вас тут происходит? — спросил Анатолий Борисович.

— А что, так заметно?

Толстяк принужденно рассмеялся.

— У нас тут общий сбор, — сказал он. — Сбор всех боеспособных частей, ха-ха. Так что вы как раз вовремя. Как знали, как знали. А вот теперь я тебя спрошу, Анатолий Борисович: как это вам удалось незаметно в Москву пробраться? Да еще на самую Красную площадь? Город уж неделю как закрыт. Поделись секретом, а?

— Воспользовались одной разработкой, — прищурившись, отвечал профессор. — Антигравитационный материал. Нанополимер. Слышал о таком?

Министр наморщил лоб.

— Сказки, — сказал он. — Это же сказки.

— Ну, что поделать, — развел профессор руками. — У нас еще много всего сказочного. Нейростимуляция, например. Реконструкция тканей по генетической матрице. Для тех, кто wants to live forever. Это вам должно быть понятнее, так ведь?

— Так точно, шефу понравится, — заволновался министр. — Ху вонтс ту лив, это для него. Может, распечатаешь справочку? Мы ему переведем по-быстрому.

— Да плевал я на вашего шефа, — презрительно отозвался Анатолий Борисович. — Я у него копейки не возьму. Пусть отваливает к себе на историческую родину.

— Тс-с-с, — зашептал министр. — Если откровенно, именно этим он сейчас и занят. Вещи собирает. Российский проект закрыт, понятно же? Нефть кончилась. Ничего больше не будет. Четыре «Боинга» на военном аэродроме стоят под парами. Четыре сменных звена истребителей. Дозаправка в воздухе. Ты как раз вовремя. А? Давай, решайся, Анатолий Борисович. Я словечко замолвлю. Ты нам нужен.

— В Милуоки, значит, — как будто про себя произнес профессор. — Как это мило.

Аслан с Бесланом похолодели.

— Скучно вам тут будет, мальчики, — сказал им Анатолий Борисович. — Скучно и грустно. Такая вот… Москва.

— Профессор, — начал было Аслан. — Мы же… вы же…

— Отчего же нет, — холодно возразил профессор. — Очень даже могу. Бывают предложения, от которых нельзя отказываться. Я согласен.

Министр неуверенно улыбнулся. Потом просиял.

— Плюс сто тысяч в кэше единовременно, — сказал он. — Типа подъемных.

Парни не поняли последних слов. Им было ясно только одно: профессор уже принял решение.

Москва — волшебный город, — думали они. Здесь решения принимаются быстро, и деньги здесь бьют фонтаном из-под земли, как эта злосчастная нефть.

Но и здешняя Москва, вслед за первой, скоро закроется. Скоро все начальство и ойлигархи (про которых ходили самые темные слухи) сядут в свои «Боинги» и улетят в солнечные Милуоки, пить пиво и наслаждаться по-всякому.

Обоим вдруг захотелось плакать.

— Да вы не грустите, — ухмыльнулся министр. — Кстати — как там у вас, в Лужках? Электричество еще есть? Гуманитарная помощь до людей доходит?

— Тушенка доходит, — проворчал Бесдан.

— Вот видите. Все не так плохо. Правительство о народе заботится. А там, глядишь, и придумают для вас что-нибудь… какое-нибудь альтернативное топливо, ха-ха…

— Придумают, придумают, — Анатолий Борисович потрепал Беслана по щеке; тот отшатнулся.

Министр радостно прошелся по кабинету. Выдвинул из-за стола и приподнял туго набитый кожаный чемодан. Чемодан был увесистым.

— Вот и отлично, — сказал он довольным голосом. — Решили вопрос. Пойдем теперь к шефу, доложимся. А вы, дети, погуляйте пока по Москве… Полюбуйтесь достопримечательностями…

* * *

Фонтан отключили у них на глазах. Тотчас же водяной частокол рассыпался брызгами и втянулся в землю, и великанские фигуры стали видны во всех подробностях. Золотые мужик и тетка по-прежнему тянули к небу свои инструменты, но выглядели теперь несколько озадаченными, будто не знали, как поступить с неожиданно возникшей свободой.

— У них уже все кончилось, — пробормотал Аслан.

Полчаса назад, миновав четыре блокпоста, они покинули Кремль. Толстые бетонные надолбы на въезде кто-то успел изрисовать разноцветными граффити — некоторые из них были грубо замазаны, а иные начаты, но оборваны на полуслове: похоже, художник внезапно умер и выпустил из рук баллончик. Какие-то надписи были понятные, другие — не очень. Одна была и вовсе темной, а точнее — густо-коричневой, и даже странно, что полиция поленилась ее стереть:

OILIES SUXX

Аслан с Бесланом так и не поняли, что это значит.

Пройдя метров триста по красной брусчатке, они приблизились к бутафорским зданиям — уже шагов за сто подделка стала очевидной, и дальше можно было не идти. Никто не жил в этих небоскребах из стекла и картона, да и жить смогли бы разве что двухмерные пришельцы, потому что за плоским фасадом прятались небрежно свинченные стальные распорки и кронштейны для галогенных ламп.

Грубый каркас реальности уже был тронут ржавчиной. Аслан ударил кулаком в гулкую стену небоскреба, сплюнул.

— Новости помнишь? — спросил он мрачно. — Просторные квартиры для москвичей?

Беслан не ответил.

За линией фальшивых фасадов Москва кончалась. Вдалеке, на холме, виднелся протяженный забор с вышками для охраны и натянутой поверху колючей проволокой, а за ним — веселые черепичные крыши коттеджей. Ветряки на высоких мачтах неспешно махали крыльями. Туда вела широкая бетонка, похожая на взлетно-посадочную полосу (Аслан ощутил мимолетную грусть, но тут же отогнал ее прочь от себя).

— Вот где ойлигархи живут, — догадался младший.

Аслану подумалось, что на самом деле ситуация еще сложнее. Но он ничего не сказал.

Он смотрел в другую сторону.

Между двух сопок на западе (куда понемногу клонилось усталое солнце) прятался настоящий город — десятка три серых бетонных коробок. Труба котельной густо дымила, в окнах горел электрический свет; кто-то жил там, и даже без охраны.

— Как жрать-то охота, — сказал Беслан.

Брат пожал плечами.

Они в последний раз оглянулись на картонную изнанку Москвы. И по скверной асфальтовой дороге двинулись к поселку, вдоль линии электропередач, туда, где высились голубые цилиндры газгольдеров (было в них что-то инопланетное), туда, где выползали из-под земли жирные черные трубы и приветливо мигали фонари на мачтах-громоотводах.

* * *

На грязно-серой стене красовалась жестяная вывеска:

Ч. ГЕВАРА

Аслан толкнул скрипучую дверь. Звякнул колокольчик.

За дверью оказалось кафе — точь-в-точь как в старых фильмах, пустое, скучное и скупо освещенное, с пластиковыми столами и рядами банок на полках. Негромко играла музыка. Кто-то играл на гитаре и пел не по-русски.

Беслан вспомнил: у них в квартале тоже было такое кафе. В нем собирались местные энергеты, и называлось оно красиво — «Q. MARIN».

Небритый парень-бармен нехотя поднялся из-за стойки. Но пригляделся, и его брови полезли вверх.

— Вы откуда, дети? — спросил он. — Из лагеря?

— Из Кремля, — сказал Аслан негромко. — Пропуск показать?

Почему-то Ч. Гевара (если это был он) испугался:

— Ладно, ладно. Я верю. Просто… к нам оттуда мало ходят.

— Перекусить у вас можно? — не утерпел Беслан.

Братья давно так вкусно не ели. Настоящие сосиски шипели и лопались от жира. Горошек таял во рту.

— А что в центре слышно, выходные на этой неделе сделают? — спросил бармен как бы между прочим.

— Кому? — с набитым ртом промычал Аслан. — Какие выходные?

— Ну… для трудящихся. Я думаю, мне пиво заказывать?

— Из Штатов? — зачем-то спросил Беслан.

Бармен побледнел.

— Зачем же так, — пробормотал он. — У нас этого не бывает.

Придвинув к себе стакан, Аслан глотнул пузырящуюся темную жидкость. На стекле золотыми буквами было написано:

COLA URALS

Было вкусно. От восторга Аслан даже расплылся в улыбке:

— Вы его не слушайте. Он шутит. Мы не с проверкой, мы наоборот… я вот спросить хотел, а где все люди?

— На добыче. Где же еще, — бармен все еще смотрел недоверчиво. — Дневная смена не кончилась.

— А… девчонки где? Учатся?

Парень помолчал.

— Вы не по адресу, — сказал он. — Здесь нет девчонок. И учиться тут нечему.

— Но это же Москва, — протянул Аслан недоуменно. — Просторные квартиры… выпускной вечер, прощание со школой… мы же сами видели по ТВ, они такие… у фонтана, в белых платьях…

— Здесь нет ни одной школы, — сказал парень хрипло. — А куда девчонки деваются — это вы вон там, на холме спросите. У вашего главного по экспорту-импорту. Я вообще с вами не должен разговаривать. Ничего, скоро все кончится…

Тут он опомнился и умолк.

За окном скрипнули тормоза; в следующую минуту прозвенел колокольчик, и профессор Анатолий Борисович появился в дверях, улыбаясь, как ни в чем не бывало:

— Ах, вот вы где… а мы вас по всей тундре ищем.

За его спиной маячили гвардейцы в масках и камуфляже.

— Допивайте вашу химию по-быстрому да поехали на аэродром, — велел профессор, — А вы, дорогой товарищ Гевара, в чем-то правы… скоро и правда все кончится. Только не так, как вы думаете.

С этими словами он протянул бармену сто долларов.

* * *

Закат алел, и ветер пронизывал насквозь. Китовые туши транспортных «Боингов» распластались на бетонной полосе под низким небом, готовые покатиться вперед на тугих жирных колесах, оторваться от земли и исчезнуть за облаками, на той стороне неба, откуда все никак не могло убраться за горизонт ленивое солнце.

Вот еще один грузовичок отъехал от грузового трапа. Проблесковые огни мигали на хвосте.

Стоя возле черного мини-вэна, Анатолий Борисович смотрел из-под руки на ближайший самолет. Его неопрятные рыжие волосы выбивались из-под бейсболки: он так и не пожелал переодеться, только застегнул пальто на все пуговицы.

Аслан с Бесланом старались не глядеть на него.

— Ну что, детишки, — сказал подошедший министр нефти. — Грустно, конечно, прощаться. Но что поделать. Сеанс окончен, ха-ха…

— Цирк уехал? — пробормотал Аслан.

Министр не ответил. Повернулся к ним спиной и зашагал к своему длинному джипу. Помощник почтительно распахнул перед ним дверцу.

Становилось все холоднее. Ветер не утихал. Облака рассеялись, и самолеты один за другим стали выруливать на взлетную полосу.

Рев моторов оглушил тех, кто остался ждать. Первый «Боинг» тронулся с места, понесся по бетонке, и десяток секунд спустя его колеса оторвались от земли.

Одновременно из-за дальнего леса поднялась в воздух серебристая козявка — вероятно, это и был истребитель сопровождения. Гром перекатывался над землей, как в грозу.

Заглядевшись, Аслан даже не заметил профессора.

— Пошли в автобус! — приказал тот. — Оба! Быстро!

Аслан с Бесланом оторопели.

— Чего ждем? — процедил сквозь зубы Анатолий Борисович. — Летим вместе. Скучно мне без вас. Или хотите в тундре остаться?

Дождавшись, пока ребята залезут в черный вэн, профессор оглянулся, ухватился за поручень и поднялся тоже. Внутри уже сидело трое или четверо гвардейцев. Командир снял маску, еле заметно улыбнулся.

Поднимаясь по трапу, Аслан озирался по Сторонам. Поселок на холме отсюда был почти не виден; огни там погасли, ветряки все еще вертелись без напряжения, вхолостую.

Профессор шел следом. Он несильно подтолкнул Аслана в спину. Охранник на входе козырнул и отвернулся.

В грузовом отсеке было тесновато и довольно темно: тусклые люминесцентные лампы светили себе под нос. Все пространство занимали металлические ящики, уложенные в строгом порядке и закрепленные попарно; кресла отсутствовали, но вдоль бортов были устроены лавки.

Когда за ними закрылся люк, Беслан шмыгнул носом и посмотрел на брата:

— Ты что-нибудь понимаешь?

Тот помотал головой.

Снаружи послышался грохот: это взлетал еще один самолет.

Еще с четверть часа они сидели на лавках среди ящиков, рассматривая надписи и угрожающие символы на крышках. Очевидно, там содержалось что-то ценное. Ящики были наглухо закрыты и запломбированы.

Наконец звук моторов изменился. Самолет разогнался, пробежал, подпрыгивая, по взлетной полосе, еще ускорился — и оторвался от земли. У Беслана мгновенно заложило уши.

Самолет заложил широкий вираж, и Аслан обеспокоенно прислушался.

— Давай-ка погуляем, — предложил он странным голосом. — Найдем профессора. Ты слышишь меня?

Брат потер уши и послушно поднялся на ноги.

Вот странно: охраны возле грузового отделения не было. Аслан с Бесланом поднялись по лесенке, толкнули дверь и оказались в пассажирском салоне.

Отчего-то здесь было пусто. За окошками в темнеющем небе плыли облака. Ноги бесшумно ступали по бархатному ковру, ровно гудели двигатели, и на чьем-то столике еле слышно звенели бокалы с недопитым коньяком.

Пахло чем-то знакомым и в то же время опасным. Аслан сделал еще шаг и вскрикнул: на ковре между кресел лежал мертвый охранник в черном. Вниз лицом, с простреленной головой. На месте затылка что-то бугрилось и бурлило, кровь заливала ковер.

Беслан зажал рот ладонью. Старший, который много чего видел в квартале, сглотнул и двинулся вперед, потащив за собой брата. Опрокидывая столики, они бежали дальше (на бегу Аслан заметил еще один труп: жирный мужик в пиджаке сполз на пол между кресел, все еще сжимая в руках оружие).

Тяжело дыша, они остановились у двери, отделанной натуральным деревом (было видно, что в ней застряло две или три пули). Взявшись за ручку, Аслан дернул дверь на себя.

И тут же увидел профессора.

* * *

— Я еще раз повторяю, — снова заговорил Анатолий Борисович. — Вы отдаете приказ, и самолеты возвращаются. Иначе они вернутся все равно. Но вы об этом уже не узнаете.

Пузатый потный мужчина в спортивном костюме смотрел на него не мигая. Возможно, он не все понял, но перевести не просил. Он сидел на белом кожаном диване, и двое гвардейцев держали его под прицелом. Трое или четверо других, в черных мундирах, отдыхали на полу — Аслан заметил, что рты у них залеплены скотчем.

— Да, — вдруг сказал пузатый.

Аслан в первое мгновение даже не понял, кто перед ним. На уличном экране глава правительства выглядел совсем другим — солидным, уверенным в себе, стопроцентно надежным русским богатырем.

Теперь он трясся. По его жирной шее стекал пот. Даже очки в роговой оправе почему-то запотели.

— No way. I can't believe it, — прошептал он. — What's the fuck is goin' on? They said everything's gonna be O.K.

Профессор поморщился.

— He тяните время, — сказал он. — Мои люди тоже нервничают.

Командир гвардии молча подал премьеру компактный, очень дорогой передатчик спутниковой связи (любопытный Беслан вытянул шею).

Толстяк кивнул. Кряхтя, поднялся. Зачем-то снял очки, протер, огляделся. Протянул руку за телефоном. И вдруг удивительно проворно развернулся, наклонился — и, выбросив обе руки вперед, как пловец, ухватил Беслана за плечи и подтащил к себе. А сам стал спиной вперед отступать в сторону кабины пилотов.

— Good boy, — бормотал он. От него воняло, как от дегрота.

Не оглядываясь, он пнул в дверь ботинком.

Профессор медлил. Командир гвардейцев шагнул вперед.

— Stay down there! — крикнул толстяк. Похоже, он не был слабаком. Правой рукой он зажал Бесланову шею и начал душить.

Дверь кабины приоткрылась. Второй пилот выглянул и тут же убрался прочь. Толстяк, умело прикрываясь, продолжал пятиться.

— Вот с-сука, — проговорил профессор.

В тот же миг из дверей кабины полыхнуло пламенем: это были выстрелы из атоматического пистолета, и стреляли метко, потому что одного из гвардейцев отбросило к стене, и, словно на кадрах рапид-съемки, Аслан увидел, как лопается бронежилет на его груди — и в том месте, где он лопнул, как будто бы распускается алый цветок. Выстрел не был единственным. Аслан оглянулся и увидел, что еще один гвардеец поодаль оседает на пол, хватаясь рукой за бок.

Но другой парень в камуфляже не растерялся и вскинул ствол. Жирный на мгновение потерял концентрацию, взвизгнул и оттолкнул Беслана; прямо под ухом раздались выстрелы, жирный коротко вскрикнул — и тут же умолк.

Аслану показалось, что моторы «Боинга» заглохли. Потом он понял, что оглох сам.

Рядом медленно сползал по стене пузатый премьер: его очки слетели на пол, и он все дергал рукой, как будто искал их. Но Аслан не смотрел на него. Он видел: темное пятно расплывается у Беслана на груди, под курткой, и его лицо на глазах становится чужим.

На ватных ногах Аслан шагнул к брату. Опустился на пол рядом. Он не знал, где нужно щупать пульс, поэтому просто держал его за руку.

Профессор нагнулся.

— Как жаль, — сказал он. — Как жаль.

— Он умрет? — спросил Аслан.

— Чудеса случаются, — произнес профессор глухо.

Аслан уже не слушал. Он хмурился и пытался что-то вспомнить.

Запустил руку в карман.

Извлек оттуда крошечный розовый прямоугольник. Посредине еле заметно пульсировал огонек. Не зная, что делать дальше, он надавил пальцем посередине. Огонек погас.

«Ну вот, сломал», — подумал он.

Он не слышал, как закричали в кабине пилотов, не слышал даже внезапно наступившей полной тишины. Самолет затормозил, словно кто-то рванул стоп-кран, и остановился в воздухе. «Надо же, сработало», — подумал Аслан, вписываясь всем телом в стенку.

* * *

За окнами «Боинга» мерцали и двигались огоньки. Было похоже, будто он летит — тихонько и не спеша, покачивая крыльями — среди московских небоскребов и автострад, знакомых каждому по теленовостям.

На самом деле он никуда не летел.

Серый и беспомощный, с выключенными двигателями, он болтался в самом центре гигантской прозрачной тарелки из невообразимого комплекта для микроволновки — как показалось Аслану еще в самый первый раз. Какие космические волны удерживали «Боинг» в пространстве, страшно было даже думать.

Тело Беслана тоже, казалось, потеряло вес. Оно было заключено в прозрачную капсулу и висело посреди VIP-салона, белое и неподвижное, со сложенными на груди руками.

Зеленый полисмен заколыхался в воздухе рядом. Он заскрежетал было по-своему, но Аслану показалось, что этот скрежет звучит ободряюще.

— Не волновайтесь, — повторил он по-русски.

Он переместился и внимательно (как показалось Аслану) разглядывал тело в прозрачном коконе.

— Мы будем помочь молодой мальчик, — наконец сказал он. — Регенерация тканей по генетический шаблон.

— Материал достаточно, — добавила розовая фигура.

— Технологии будущего, — пробормотал Анатолий Борисович. — Мы чуть-чуть не успели.

Он вытер пот со лба. Кажется, он до сих пор не верил.

То, что случилось после, Аслан вспоминал с содроганием. Даже профессор побледнел, следя за работой пришельцев.

Человеческое тело вдруг сделалось плоским и двухмерным, после чего распалось на куски наподобие паззла. Каждая из деталей несколько раз поменяла цвет, повертелась, повинуясь движениям операторов, а затем приладилась каждая на свое место. Перед глазами зрителей на миг возникло трехмерное голографическое изображение, очень схематичное и как будто даже не по размеру. В районе груди у фантома светились две красные точки.

Тогда розовая фигурка обернулась.

— Игнорировать небиологические добавки? — спросила она.

— Игнорировать, — подсказал профессор. — Пули в легких абсолютно не нужны.

Аслан вздохнул глубоко-глубоко. И закрыл глаза.

Когда он открыл их, лицо его брата уже не было таким бледным. Беслан лежал на диване, свесив руку, и дышал ровно. Он просто спал. На его груди не осталось и следа от ран, вот только куртку можно было выбросить.

Пятна крови на полу тоже исчезли. Кожаный диван был пробит в четырех местах: ничего себе рикошеты, подумал Аслан.

— А что будет с остальными? — спросил профессор. — С нашим уважаемым лидером?

На стенах красовались плоские двухмерные фигурки, напоминающие детали для паззлов. Издалека можно было подумать, что кто-то разрисовал стены цветными граффити. Фигурки были разные: несколько черных, несколько — пятнистых, камуфляжной окраски, и одна толстая, коричневая.

— Мы фиксировать их, — сказал зеленый. — Компактно. Безопасно.

Профессор прищурился, но ничего не сказал.

Розовая фигура произнесла что-то. Зеленый ответил — коротко и негромко, как обычно переговариваются патрульные полицейские.

— Время возвращаться на базу, — объявил он по-русски.

Анатолий Борисович бросил на него загадочный взгляд.

— Вы готовы? — спросил зеленый.

Профессор кивнул.

Розовая передвинулась в пространстве поближе к Аслану:

— Где нужно быть молодые мальчики? Куда транслировать вас? Возможно, ваш прежний курс, в Штаты?

Аслан поглядел на спящего брата. Только теперь он понял, как сильно устал.

— Нам бы домой, — сказал он.

* * *

Когда Беслан проснулся, было утро. Солнце заглянуло в грязное окошко под потолком и уходить не собиралось. Беслан протер глаза: его брат спал на полу, на матрасике, поджав по привычке одну ногу и обняв серую подушку.

Слегка удивившись, Беслан уселся на постели и принялся зевать. Пружины заскрипели, и старший пошевелился. Перевернулся на бок и поглядел на Беслана, улыбаясь.

— Просто невозможно на животе спать, — сказал он. — Да еще когда девчонки снятся.

Беслан смутился.

— А мне жопа какая-то всю ночь снилась, — признался он. — Да еще такая реальная.

— Кому что, — сказал Аслан, посмеиваясь.

— Вот ты дегрот. Не простая жопа, а космическая.

Аслан поджал теперь уже обе ноги и вскочил на диван:

— Да что ты говоришь? Фантастики насмотрелся?

— Какой, на хрен, фантастики, — обиделся брат. — Представь: сидим это мы тут, дома, как вдруг потолок отодвигается… и видно такое звездное небо. Космос.

— Все двадцать этажей сдвинулись? — прищурился Аслан. — Такое бывает, конечно. Но редко. И то обычно у энергетов после двойной дозы.

— Ты дальше слушай. И вот, короче, видно небо, и в нем вдруг появляется такая круглая херня толстая… с дыркой посредине… точно как жопа. Все звезды заслоняет и на нас опускается сверху. А потом из этой дырки как хлынет…

— Что? — застонал брат. — Что хлынет?

— Что-что. Не знаю что. Такое темное и густое.

— Говно снится к деньгам, — раздался вдруг чей-то очень знакомый голос. — Да и не сон это был, если вдуматься.

Аслан с Бесланом ахнули: вниз по ступенькам уже сходил профессор Анатолий Борисович. Молодцеватый и помолодевший лет на двадцать. По-модному подстриженный, с рыжей бородкой-эспаньолкой и в дорогом костюме.

— Такие дела, — говорил профессор, обнимая братьев. — Вот уж не думал, что придется с зелеными человечками бизнес делать. А вот на тебе. И все благодаря вам.

— Вы вернулись? — Беслан разглядывал его восхищенно. — Вы теперь с нами будете?

— А то, — кивал Анатолий Борисович. — Куда же я без вас. Пойдемте, покажу кое-что.

На улице, у самого подъезда, сверкал черным лаком длинный лимузин — в точности как из старых американских фильмов. Была у этого автомобиля небольшая странность: он не стоял на дороге, а парил в воздухе на высоте нескольких дюймов от асфальта. Вокруг уже толпились изумленные соседи.

— Днище и лонжероны покрыты антигравитационным полимером, — объяснял профессор. — Эти ребята мне тоже кое-какие идеи… подсказали… теперь будем в кооперации работать.

Стекло лимузина опустилось.

— Анатолий Борисович, — позвал водитель. — Там министерство на связи.

— A-а, «Нефсосал», — откликнулся профессор весело. — Давай трубку. Слушаю! Что там у вас? Вышли на первый уровень? Фонтаны из всех дыр? Ну, ждите, ждите. То ли еще будет. Ага! То ли еще будет, говорю!

Он отключил спутниковую связь.

— Нефти у нас теперь будет — хоть залейся, — сказал он, — Не зря тебе, Бесланчик, жопа снилась.

Я всегда говорил: нефть — это дерьмо порядочное. Ясно вам?

Аслан с Бесланом помотали головой.

— Так вот. Объясняю. У человечков ваших зеленых этой нефти до хрена и больше. Она у них — биологические отходы. Продукт жиз-не-де-ятельно-сти, — с удовольствием выговорил Анатолий Борисович. — Поэтому они нам эту нефть слить только рады. Типа дозаправки в воздухе. Хоть по самую горловину… им же спокойнее. Не будем альтернативами всякими увлекаться.

Он припомнил что-то еще, усмехнулся:

— Эти ребята мне говорят: вот вы пришелец пожилой, вы, наверно, много чего видели. Когда-то ведь в вашу планету нефть уже закачивали, миллион лет назад или раньше, помните? Нет, говорю, не помню, давно было… А потом, когда они узнали, что мы всю нефть уже скушали, так смеялись, так смеялись… ну да и мне все это слушать надоело. Пришлось выступить у них на научном совете, — профессор важно поднял палец. — Остудить, понимаешь, горячие головы.

— И что же вы сказали? — спросил Аслан.

— Да чего там говорить. Напугал их… адронным коллайдером.

Профессор расхохотался, и парни так и не поняли, серьезно он или нет.

— И ваши-то полицейские тоже хороши, — продолжал он. — Они ведь у меня сувенир выпрашивали. Дай им да подай ящик долларов из самолета. Конечно, я выдал. У них эти доллары, скажу я вам… — он покачал головой. — Это у нас они плоские, бумажные. А у них — они становятся трехмерными, в такие пирамидки превращаются, с глазом посреди — не. Не знаю, почему. И силу при этом имеют необычайную. От них… ну, как бы вам помягче сказать… все как-то активнее становится, поняли? Ну, в вашем-то возрасте с этим вообще проблем не должно быть…

Беслан толкнул брата локтем.

— А от рублей что у них делается? — спросил вдруг Аслан.

— То, чего и следовало ожидать. Они в трехмерном виде на мыльные пузыри похожи. А по своему действию — они как раз доллары нейтрализуют. Лопнешь такой пузырик — и работай целый день спокойно, без лишних вопросов. Полезная вещь.

Аслан и Беслан поглядели друг на друга. И тихонечко заржали.

— И нечего смеяться, — строго сказал профессор. — Будете у меня в университете учиться — стипендию буду вам в рублях выплачивать. И никаких долларов даже в мыслях не держать, понятно вам?

— Мы согласны, — сказали братья хором.

— А в Штаты я все-таки съезжу, — сердито сказал профессор. — В Милуоки. А может, в Массачусетс, в технологический институт. Прочту там лекцию о многомерном мире. А не послушают — отключим нефть, хе-хе…

Анатолий Борисович приобнял Беслана, который был пониже, а старшему просто пожал руку.

— А в общем, спасибо вам, парни, — сказал он. — Надрали мы им всем задницы.

— Всегда пожалуйста, — откликнулся Беслан.

Старший брат Между тем глядел в небо, прикрыв глаза ладошкой. Вот на солнце набежала тень, и люди вокруг ахнули, но как-то не всерьез, а весело; дети показывали пальцами вверх, подпрыгивали на месте, а тень все ширилась и ширилась, и ясно были видны две тугие половинки и широкое отверстие посредине, с замком, как для подключения пожарного рукава.

А вот и рукав сам собой появился, а может, никакой и не рукав, а просто полупрозрачный, толстый-претолстый смерч, который ввинчивался где-то далеко в землю, плотоядно дрожа, и еще изгибался при этом. Шланг напрягся, дернулся, и стало видно, как в нем бурлит темная густая жирная жидкость. Было в этом что-то древнее и величественное, знакомое и забытое. Но Аслан с Бесланом почему-то подумали совсем о другом.

И тогда, окинув взглядом обоих, профессор показал им кулак.

Евгений Зубарев

МИРОТВОРЕЦ

Глава первая

Вечером опять пришлось возвращаться пешком: сегодня окончательно отменили кольцевой автобусный маршрут, самый популярный в городе. По радио губернаторские холуи целый день упражнялись в изобретательности, придумывая все новые невинные объяснения очевидному для всех факту — Москва не может себе позволить содержать автобусный маршрут из двадцати машин.

Лондон может себе это позволить, Хельсинки может, а вот Москва — нет. Как же это получается, хотел бы я знать?

Ладно, с нефтью все понятно, продали все ее остатки по фьючерским контрактам на десять лет вперед, когда спасали страну от знаменитой Пятой волны финансового кризиса. Но ведь газа в российских подземных хранилищах, по уверению кремлевских мечтателей, еще на сорок лет должно было хватить. Неужели и газ тоже весь наперед продали, сукины дети?

На свой 26-й этаж я вскарабкался почти без остановок — неработающий в целях экономии лифт это всего лишь повод не платить за тренажерный зал. Зато удар с ноги у меня теперь, как у балерины, — быка не быка, но быкующего гопника точно смогу прибить на раз.

Пока я разувался в прихожей и возился с отключением сигнализации, я был слишком занят, чтобы прислушиваться, но, когда устало присел на стульчак в туалете, до меня вдруг дошло, что в моей квартире происходит что-то неладное.

Я спустил воду и прислушался.

Мне не почудилось: из гостиной отчетливо доносились озабоченные голоса вперемежку с невнятным лязгом.

Нормально, да? Мой дом — моя крепость, ага. Здравствуйте, зеленые человечки с Марса! Санузел направо, диван налево, обувь снимаем при входе или дарим мне моющий пылесос — я живу один, мыть мне полы некому.

Голоса в квартире стали развязней, а лязгать принялись вызывающе громко.

Я внутренне подобрался и осторожно вышел из туалета. Потом резко распахнул дверь в гостиную и оторопел: в стене гостиной зияла ровная прямоугольная дыра, сквозь которую виден был ночной город во всем его великолепии.

Напротив дыры висела, заметно покачиваясь, неказистая строительная люлька с тремя небритыми таджиками на борту. Люлька освещалась откуда-то сбоку чрезвычайно мощным прожектором, отчего по всей гостиной метались угловатые черные тени вперемешку с ослепительными бликами.

Таджики, гортанно переругиваясь, прилаживали к стенке странные железные конструкции омерзительного грязно-ржавого цвета. Конструкции блестели и позвякивали.

Я смотрел на все это великолепие минут пять, подыскивая подходящие к случаю слова, но так ничего путного и не подобрал, а потому просто спросил неожиданно севшим голосом:

— Вы что, совсем уже охренели, чурки драные?!

Ближайший ко мне монтажник, седоволосый меднолицый мужик в удивительно чистом оранжевом комбинезоне, бросил на меня осторожный взгляд, а потом быстро отвернулся и продолжил вкручивать в мою стенку огромных размеров железный штырь.

Остальные гастарбайтеры даже голов не повернули, только поворчали между собой на тарабарском наречии и опять принялись увлеченно стучать железками.

Я прошел по гостиной, осматривая повреждения. Незваные гости вместе со стеной разворотили несколько книжных полок, а одна из металлических балок насквозь пробила старенькую, еще советских времен, 50-ваттную колонку. Я вспомнил, как в прошлом году тащил эту колонку на горбу на свой унылый двадцать шестой этаж. Лифт, между прочим, тогда тоже не работал, но по другой причине — он еще не был введен в эксплуатацию. А еще не было света, и я проклял недобросовестных строителей, продажных чиновников, да и все человечество разом, пока пробрался в полутьме пожарной лестницы с этой нелегкой, а главное, крайне неудобной ношей до своей квартиры.

Обида и злость вдруг захлестнули меня от пяток до макушки. Я в два прыжка оказался возле дырки.

— Баста, карапузики! — заорал я первое, что пришло в голову, и схватил седого мужика за оранжевый воротник. Получилось лишь пару раз ткнуть ему кулаком по ненавистной загорелой морде, а потом он неожиданно ловко выкрутился из куртки и запрыгнул в люльку, откуда к нему тянули грязные руки его товарищи. Раздался мерзкий скрежет, и люлька рухнула вниз, как подбитый бомбардировщик. Спустя пару секунд погас и прожектор.

Я остался один на один с ночным городом, который теперь очень хорошо был виден сквозь полуразрушенную стенку. Там стояла такая тишина, что слышен был шум в собственной голове. А еще из дыры окатывало влажными и холодными порывами ветра — ночь, улица, фонарь, и все такое. Я перебрался в центр гостиной, но и туда доставали холодные воздушные струи, поэтому я ушел в прихожую, надел куртку и тщательно застегнул ее. Потом мне пришла в голову очевидная мысль, и я направился к выходу на лестницу. Первая дверь у меня открывается внутрь, и ее я открыл легко, а вот второй двери я не увидел — вместо нее была голая бетонная стена во весь проем.

Я таращился на стену минут пять, потом даже пнул ее для пробы пару раз, но все было ясно и так. Замуровали, демоны. Причем бетон какой-то интересный — я попытался поскрести его ногтем, но он, зараза, не крошился и даже не царапался.

В карманах брюк нашелся сотовый телефон, но я уже не удивился, обнаружив, что сети он не видит.

Городской телефон в студии я не устанавливал — зачем он нужен, только деньги зря платить. Зато есть ноутбук, он подключен к выделенной линии, а значит, можно попросить о помощи кого-нибудь из сетевых друзей. Или Алену. Ну да, конечно, Алену! Заодно будет повод помириться.

Я во всех подробностях представил, как недоверчиво дрогнет ее голос, когда она услышит из динамиков своего компьютера мою версию сегодняшних событий и как потом, после небольшой паузы, она задумчиво скажет, по провинциальной привычке манерно растягивая гласные:

«Ну-у-у, раз такое дело, при-ихо-оди-и ко мне-е. Или, может, мне-е к тебе приеха-ать?»

А я буду снова и снова рассказывать ей, что она, глупая женщина, опять ничего не поняла, и что двери на лестницу у меня больше нет, зато есть дверь практически на крышу.

Возвращаясь из прихожей в гостиную, я сразу бросил нетерпеливый взгляд на правый угол монитора. Так и есть, на рабочем столе уныло помаргивал перечеркнутый красным крестиком индикатор подключения к сети. Кабель, значит, тоже обрубили, затейники. Ну, как после этого прикажешь оставаться толерантным к братьям нашим меньшим из солнечного Таджикистана? Да я практически скинхед уже, вот только побриться осталось.

Я постоял, глупо переминаясь, посреди гостиной, потом подошел к дыре и осторожно глянул вниз так далеко, насколько хватило смелости наклониться. Внизу по-прежнему было тихо, что, кстати, удивляло больше всего — футбол ведь только что закончился, наши опять победили, несмотря на подлые происки немецкого судьи, так что москвичам полагается пить, орать и запускать фейерверки.

Словно услышав мои мысли, тихий полуночный двор вдруг взорвался звуками и светом. Как-то сразу внизу обнаружилась прорва развеселого народа, остро завизжали женщины, тупо загоготали мужики, отчаянно заголосили сигнальными сиренами дорогие велосипеды, а возле меня начали взрываться разноцветные ракеты. Что-то в этом было ненастоящее, постановочное, и я минут десять смотрел вниз, пытаясь уловить, где и в чем меня обманывают, но так ничего и не понял, зато здорово продрог.

Повинуясь скорее инстинкту, чем разуму, я начал было двигать вдоль стены шкаф на место дырки, но шкаф оказался тяжелым, а я — слабосильным.

Потом я вспомнил про живущий в прихожей со времен вселения лист гипсокартона и сходил за ним.

Лист покрылся пылью, оброс наклейками, газетами, одеждой, но сохранил свои главные функциональные свойства — он был большим и плоским. Я стряхнул на пол весь мусор, отволок лист в гостиную и прислонил его к стенке.

Дыра в результате кардинально сократилась в размерах; осталась небольшая щель под потолком, но эту проблему я оставил на завтра. Главное, чтоб до утра сюда не являлись джентльмены в оранжевых курточках — против строительной техники, особенно такой штуки, как чугунный шар на цепи крана, которым регулярно пугают обывателей по телевизору, я, конечно, долго не выстою.

В гостиной сразу стало теплее, и я расстегнул куртку, оглядываясь по сторонам.

Да вот же окно в мир — телевизор! Эту песню не задушишь, не убьешь: уплачено вперед за шесть месяцев. Сейчас специально обученные люди мне расскажут, что, собственно, произошло в одном из спальных микрорайонов столицы, и кто позволил вырезать дырки в стенах квартир добросовестных ипотечных заемщиков.

Я нашел пульт, устроился в кресле и включил первый попавшийся канал. Гостиная наполнилась криками депутатов парламента: они опять секвестировали бюджет, а это такая процедура, в ходе которой, бывало, реально людей калечили прямо в зале заседаний. Оно и понятно — денег в стране нет, а привычка к красивой жизни осталась.

Камера выхватила крупный план жесткой профессиональной драки, и я быстро переключил канал — не люблю такие подробности.

Теперь звука не было вообще, зато на экране в неприличных подробностях была видна обстановка чьей-то холостяцкой квартиры — книжный стеллаж из «ИКЕИ», такая же самосборная стойка с дисками, неровно уложенный неведомыми халтурщиками паркет, разбросанные по полу носки, лист гипсокартона, прислоненный к стене…

До меня, наконец, дошло, что именно я вижу, и я встал, приглядываясь к потолку у себя за спиной, пытаясь понять, где может быть размещена камера.

Никакой камеры я не увидел, но это ни о чем не говорило — сейчас их навострились делать такими мелкими, что они влезают в задницу пчелы, вместо жала. По телевизору недавно показывали, как такая пчела прилетела к грузинскому президенту и едва не надругалась над ним своим смертельным жалом.

Вдруг в гостиной мигнул и погас свет, затем выключился телевизор, и меня окутал абсолютный мрак. Даже взрывающихся во дворе ракет не стало видно. Я услышал, как в комнате что-то с грохотом рухнуло, потом еще что-то, а потом раздался топот множества ног, и вокруг меня началась какая-то возня.

Через минуту я осознал, что меня пытаются избить — правда, очень неумело.

Я пригнулся, шагнул назад, к противоположной стенке, встал там, широко расставив ноги, как учили, и нанес вслепую пару ударов с левой ноги прямо в эпицентр этой невнятной суеты. Со второго раза я попал во что-то теплое и рыхлое, и тут же получил в ответ неожиданно мощную оплеуху откуда-то сбоку, потом вялую плюху спереди, а потом меня треснули по башке чем-то тяжелым, и я присел на пол. Сел не потому, что потерял сознание, а чтобы показать, что не готов к дальнейшему сопротивлению вслепую.

Бить меня прекратили, но присутствие посторонних я по-прежнему слышал и даже чувствовал — пахло от них так, как пахнет от типичных гастарбайтеров: табаком, чесноком, потом и обидой на все человечество.

— Ты должен измениться, Иван! — строгим голосом с ясно ощущаемым акцентом сказал мне из темноты неизвестный, прерывисто всхлипывая после каждого слова, будто ему только что сбили дыхание. Небось это ему я попал в грудину со второго раза.

— Все люди рождены равными! Ты понял это, Иван?

Я благоразумно промолчал. Драться мои незваные гости, конечно, не умеют, но, чтобы выкинуть человека с 26-го этажа, много умения и не надо.

— Прощай, Иван! Впредь веди себя достойно. Ты под наблюдением уважаемых людей, вся Европа на тебя смотрит, Иван!

Я снова услышал множественный шорох и невнятные восклицания вокруг, потом почувствовал резкий порыв ветра, и тут же включили свет.

В гостиной было пусто. Лист гипсокартона валялся на полу. Он оказался сломан в нескольких местах и вдобавок еще раздавлен всюду, где не был сломан. А еще незваные гости опрокинули кресло. Больше, по счастью, особенных разрушений не наблюдалось.

Вот же уроды. Я встал, прошелся по гостиной, разминая ноги и осматривая комнату в поисках каких-нибудь оброненных гостями предметов, потом подошел к самому краю своей домашней дыры.

И вновь, как в прошлый раз, сначала я увидел притихший темный двор, а спустя пару секунд там будто включили электричество, и появились толпы веселого народа, фейерверки и прочий праздничный антураж.

Был бы здесь хотя бы четвертый-пятый этаж, спустился бы вниз, не раздумывая — на том же сетевом кабеле, он ведь прочный и длинный. Но с 26-го этажа без компьютерных эффектов не спустится даже Крепкий Орешек.

Я поежился от холода и направился к шкафу — вынимать книги и шмотки. Эта работа заняла около часа, зато потом освобожденный от вещей шкаф я передвинул к дыре одним движением. Дыра исчезла почти полностью; осталась небольшая щель сбоку, но она не раздражала, с ней было даже как-то привычно.

Впрочем, если незваные гости захотят повторить визит, шкаф им несильно помешает — хватит одного пинка, чтоб опрокинуть эту жалкую баррикаду.

Я поднял кресло, поправил стол, который в суматохе отодвинули от стенки, и наткнулся взглядом на сейф. Там, между прочим, пылится ружье «ТОЗ-Ю6», известное за свой вызывающий внешний вид в народе под прозвищем «смерть председателя» — обрез, да и только.

Впрочем, ружье это — вещь вполне легальная, и разрешение на него у меня имеется. Вопрос только в том, поможет ли мне ружье в нынешней ситуации? Куда стрелять — в окно, в дыру или, может быть, в телевизионную антенну?

Я уселся в кресло, не выпуская из вида сейфа. Потом, так ничего и не придумав, снова включил телевизор.

Экран мигнул, и картинка с моей халупой, снятой уже с другой точки, быстро сменилась обрыдлым социальным роликом, в котором уговаривали экономить электроэнергию. Как будто люди сами не знают, какие счета сейчас приходят за каждый киловатт.

Потом я пару минут рыскал по каналам, но своей квартиры больше не увидел. В эфире был стандартный набор концертов, сериалов и приевшихся телевизионных персон, обсуждавших неизбывное: как же, мол, так случилось, что великая и сильная держава вдруг превратилась в сообщество слабых и злобных территориальных образований, ненавидящих друг друга и весь мир.

А что тут обсуждать, все давно понятно — достаточно профукать полезные ископаемые, чтобы остались лишь бесполезные политики.

Мне вдруг смертельно захотелось спать. Видимо, сработал условный рефлекс хомо сапиенса на российский телевизор. Но заваливаться спать с дыркой в стене было страшно — ведь, стоит мне уснуть, наверняка опять кто-нибудь явится.

Я стал думать, кто были эти гости, и чего им от меня надо. Самым здравым предположением стала идея про рейдеров, вознамерившихся отнять мою халупу. Но и она выглядела не слишком убедительно — мне за квартиру еще лет пятнадцать платить предстоит, что тут сейчас отнимать, десятую часть от тридцати инвестиционных метров? И что потом — жить здесь с дыркой и моим трупом в придачу? А если труп выкинуть, на запах падали немедленно явятся банкиры — оформлять страховку по поводу смерти заемщика. Тогда вся афера пойдет насмарку. Нет, тут что-то не то.

Я посмотрел через щель во двор и, смущаясь, неловко крикнул:

— Люди, помогите!

В ответ раздалось несколько взрывов петард, потом прямо возле моего окна взорвалась ракета, и нестройный мужской хор продекламировал матерные футбольные частушки. Странно, что никто из соседей не вызывает милицию или МЧС — дырища-то в стене немаленькая, неужели снизу не видно?

А может, сбросить им, бесчувственным уродам, что-нибудь тяжелое на их глупые головы, чтоб озаботились моей проблемой?

Я обвел взглядом гостиную, но ничего подходящего не увидел. Ведь, падая с 26-го этажа, любой предмет станет орудием убийства, даже если это будет УК РФ с комментариями популярного юриста и по совместительству президента страны.

— Готова ли такая неоднозначная страна, как Россия, стать полноправным членом международного сообщества? — вдруг громко спросил меня телевизор.

Я испуганно уставился на экран, ожидая увидеть очередную гастарбайтерскую морду, но это были обычные ночные новости, прямой эфир с какой-то европейской ассамблеи. Хмурый, явно невыспавшийся репортер, почти не пряча шпаргалку, зачитывал оттуда про какие-то общечеловеческие и мультикультурные ценности, приобщиться к которым призывали даже такой неотесанный международный субъект, как Россия.

— А что, Семен, разве у кого-то в ПАСЕ есть сомнения по поводу нашей страны? Разве Россия не является частью Европы? — с неожиданной экспрессией спросила репортера грудастая блондинка из телестудии.

— Э-э, хм, э-э, — потерянно замычал репортер Семен, сбившись с мысли и теперь шаря глазами по спасительной шпаргалке. Впрочем, он быстро сориентировался и, отложив бумажку, объяснил ситуацию своими словами:

— Елена, на этот счет мнения депутатов Европарламента разделились. Некоторые полагают, что наша страна должна быть подвергнута суровым санкциям. Говорят даже о гуманитарной операции по принуждению России к общечеловеческому миру. Утверждается, что граждане нашей страны ведут себя неоднозначно, что у нас много насилия, нарушения авторских прав и других безобразий. Впрочем, пока надо дождаться заключения некой секретной комиссии ПАСЕ под руководством Отто Газенвагена, которая завтра должна завершить работу и представить отчет Совету НАТО.

— Совету НАТО? — изумленно переспросила блондинка, приложив руку к своей выдающейся груди. — Семен, вы не ошиблись? Комиссия по этике и НАТО… При чем тут вообще НАТО?

Репортер деликатно кашлянул и поднял перед собой шпаргалку:

— Здесь так написано, Елена. Это документ! И я его могу продемонстрировать!

Елена подняла тонкие брови к самому потолку и пожала голыми плечами:

— Ну, раз написано, значит, так и есть, — пробормотала она и устало улыбнулась телезрителям. — Спасибо, Семен. Мы продолжаем наш выпуск. В Киеве совершена очередная серия терактов…

Про теракты в Украине я смотреть не стал, а начал щелкать пультом, разыскивая местные новости. Увы, новостей больше нигде не нашлось, зато обнаружилось неожиданно много каналов с порнухой.

Одному порнуху смотреть было неинтересно, и я снова начал было щелкать пультом, когда позади меня вдруг прозвучал мягкий упрек:

— Зря переключил, это как раз был хороший фильм. Очень тонкий, чувственный, пронзительный. Да и снят истинным художником, Хуаном Альфонсом…

Я вздрогнул и обернулся. В прихожей, небрежно прислонившись к вешалке, стоял рослый белобрысый парень в обтягивающей футболке и неприлично коротких шортах. Парень неприятно ухмыльнулся, выждал паузу, картинно потянулся, чтобы мне лучше было видно его мускулистое тело, и мягко шагнул вперед. Я пригляделся и понял, что вдобавок к своему пляжному виду этот тип был еще и босой.

— Ты как сюда вошел, приятель? — спросил я, с тоской понимая, что его ответ наверняка будет стопроцентным враньем, а узнать правду я смогу, только сломав гостю как минимум обе ноги. Но драться с таким лосем — это вам не таджиков гонять по квартире. Вон какой здоровый черт вымахал, мужественная белокурая бестия с плаката, и где только таких делают, их даже в Германии на развод не осталось, а уж у нас в России откуда им взяться, крутом чурбанье да педики…

Белобрысый сделал еще два мягких кошачьих шага, оказавшись в одном прыжке от меня.

Я встал с кресла, но кидаться первым на гостя было неохота. Глядя в его нагло ухмыляющуюся морду, я малодушно убеждал себя, что все обойдется, потому что и раньше всегда обходилось, если не дергаться раньше времени и не нагнетать.

— Какой ты милый, когда напуган, — ласково сказал мне этот хмырь, все так же криво ухмыляясь заметно накрашенными губами, и до меня, наконец, дошло, что мою тихую холостяцкую обитель посетил типичный гомосексуалист — по-нашему, пидарас. А ведь, пока помалкивал, на человека был похож.

— Стой, где стоишь, козел, — строго приказал я ему, чтоб сразу стало ясно, что я не из этих, противных, но он лишь отрицательно покачал головой и сделал пару уверенных шагов к шкафу.

— У тебя дует ужасно. Как же тут можно спать? Простудимся! — укорил меня он, сложив пухлые губки капризным бантиком.

— Ты как сюда вошел, козлина!? — повторил я свой вопрос и пошел вперед, примериваясь вломить незваному гостю с левой руки. Если сразу попасть точно в челюсть, потом можно, не торопясь, добавить пяткой в опорное колено, и все: клиент готов, а я — герой, разорвавший пасть пидарасу. Потом пацанам из универа можно будет в красках рассказать про кровавую битву и избавление мира от голубого паскудства…

Белобрысый дернулся от первого удара, и потому попал я плохо — кулак скользнул по гладко выбритой щеке, уткнувшись в мускулистую шею. А ударить колено гость уже не позволил. — поймал мою руку на излом и принялся откровенно куражиться, наклоняя меня в разные стороны легким поворотом заломленной руки.

— А вот такая поза тебе нравится, голубчик? — с непритворным интересом спрашивал меня этот козел, а я мог только мычать в ответ от боли и возмущения. Потом он все-таки отпустил меня, и я поспешил отойти на пару шагов, к столу, и встал там возле кресла. Оттуда я с ненавистью глядел на гостя, прикидывая, чем смогу его остановить, прежде чем он снова за меня примется. Такой лось и изнасиловать сумеет, если жестко работать начнет, — по почкам настучит или руки вывернет. Есть ведь такие заломы, что хрен выкрутишься. Что делать-то, граждане?

На кухне имеется набор ножей, но я ножами пользоваться не умею. Ножами только чурки горазды орудовать, а правильный пацан обязан свои проблемы на кулаках решать. Ну, это если по понятиям действовать. Хотя какие могут быть понятия с такими козлами — вломился, содомит, в чужую хату и глазки строит, как у себя в борделе.

Я даже зарычал от негодования, и белобрысый чутко откликнулся на мои невысказанные эмоции:

— Эк тебя колбасит, дурашку. А ведь я ничего плохого тебе еще не сделал. Мне просто надо у тебя тут до воскресенья перекантоваться. Не возражаешь?

— Перебьешься, — тут же грубо отозвался я, бережно растирая вывихнутое левое плечо. — Пшел отсюда.

Гость ухмыльнулся:

— А как я выйду? Покажи, будь другом.

Я быстро прошел мимо него в прихожую, отпер первую дверь и с минуту молча смотрел на бетонную стену. Это была настоящая стена, без обмана, и я снова несколько раз пнул ее в разных местах пока еще здоровой правой рукой. Без толку, конечно.

Ну и что я должен сделать, убить себя об эту стену?

Я растерянно оглядел бетонную преграду, первую дверь, а потом и всю прихожую. В углу за дверным косяком проявилась мутная длинная тень, и я радостно хмыкнул, приглядываясь, — там аккуратно стоял позабытый застройщиками-халтурщиками прут арматуры метровой длины.

Когда я вернулся в гостиную, незваный гость уже сидел в кресле за моим столом и азартно шарил в папках моего компьютера.

— А ты, значит, натурал? Как все обыватели, значит, живешь, не выделяешься. Серая мышка, опора президента и правительства… Или есть варианты, но ты не пробовал? — донеслось до меня. — Я смотрю, у тебя тут в основном девушки на фото. С девушками любишь развлекаться, да? А тебя как зовут? Меня вот Юлианом родители назвали, представляешь, — бодро тараторил он, пока я шел к нему из прихожей, закипая с каждой секундой.

На экране появилось фото Алены топлес — я хорошо помнил, когда сделал этот снимок. Прошлым летом это было, мы с Аленой в Филевском парке, на пляже Москва-реки загорали. Тогда еще талоны на бензин всем выдавали, и мы потом весь вечер катались на своей машине, как олигархи.

— Ничего себе такая, годная девушка. Рот чувственный, минет должна грамотно делать, — одобрил Юлиан, не оборачиваясь, и я без замаха влепил ему прутом по затылку.

Юлиан хрюкнул что-то неодобрительное и сполз с кресла на пол.

Погас свет, и я, догадавшись, что сейчас последует, на ощупь продвинулся к стене — ждать визита воспитателей. Через несколько секунд действительно послышалась яростная возня у дырки, затем на пол с грохотом рухнул шкаф, и наступила напряженная тишина.

Я затаил дыхание, вглядываясь в беспросветную тьму перед собой.

В гостиной ничего не происходило, но какие-то подозрительные звуки в ванной я уловил.

Из распахнутой дыры опять начал дуть пронизывающий ветер. Я запахнул куртку поплотнее, ощупью подцепив полы. Вокруг было по-прежнему тихо, и я решился сделать осторожный шаг в сторону ванной, крепко сжимая прут в правой руке. По ногами хлюпнуло, и я скривился при мысли, что это кровь Юлиана. Потом я сделал еще один шаг и почувствовал, как кровь заливает меня почти по щиколотку.

Глава вторая

Загорелся свет, и я перевел дух. Юлиана возле кресла не было, на полу, раскинув распахнутые дверцы, как подломанные крылья, валялся шкаф, а из ванной, весело журча, ручьем текла холодная вода.

Я бросился в ванную, пытаясь ступать на цыпочках, но потом плюнул на эти предосторожности, поскольку ноги все равно сразу намокли по щиколотку и выше.

Вода водопадом била из магистральной трубы, срезанной чем-то мощным, вроде «болгарки», под самый уровень пола. Трубу отрезали только снизу, а потом просто отогнули в сторону. Я попробовал вернуть трубу на место, но это оказалось невозможным — толстенная, из литого металла, она принципиально не гнулась.

Тогда я нашел в углу вантуз и приставил его к фонтану. Разумеется, это тоже не помогло. Уровень пола в ванной был пониже, чем в гостиной, так что воды было мне уже почти по колено, а потом она переливалась через дверной косяк и веселым водопадом низвергалась наружу. Как это можно остановить, я не понимал. Пойти тряпку какую-нибудь найти и тупо забить дырку? А где я возьму тряпку?

За дверью послышались возбужденные голоса, и я осторожно выглянул из ванной, держась свободной рукой за обрезанную трубу, чтобы не поскользнуться.

На этот раз гостей было не меньше двух десятков; и как они только поместились в моей скромной гостиной? Так и есть, ко мне явился полноценный цыганский выводок: не меньше десятка разновозрастных детей, трое-четверо волосатых, нечесаных, неумытых мужиков и пять-шесть упитанных матрон в ярких национальных одеждах.

— Эй, молодой-красивый, счастье тебе будет, и долгие года, и жена красавица, и дети здоровые! — бодро заголосили женщины, едва увидев меня. Как я понял, голосили они по инерции, потому что затем на них грубо цыкнули мужчины, и в гостиной тут же стало тихо.

— Здравствуй, хозяин! Я — барон Стефан, — веско произнес в этой тишине один из цыган, невысокий, но плотный мужик в старой, вытертой на локтях кожаной куртке и таких же потрепанных джинсах.

Цыган протянул мне свою холеную правую руку, все пальцы которой были унизаны золотыми перстнями, и замер в торжественном ожидании.

Я не двигался, задумчиво оглядывая всю эту кодлу. Железный прут в правой руке здорово мешал мне думать. То есть думать как раз не хотелось вовсе, хотелось сразу начать крушить арматурой все эти подозрительные глумливые физиономии, а потом вышвырнуть окровавленные тела с двадцать шестого этажа, заняться, наконец, проблемой утечки воды в ванной, а потом решать задачу с забетонированной входной дверью.

Но я понимал, что бить этих цыган было бы неконструктивно, нетолерантно и нецивилизованно. Кроме того, неясно, куда потом девать детей — я хоть и озверел не на шутку за последние сутки, долбить детей арматурой был еще явно не готов. Пусть мои визитеры хотя бы первые начнут грубить, а там посмотрим.

Так что я, с трудом отрывая мокрые тапки от залитого водой пола, неспешно добрел до барона и все-таки пожал протянутую руку. Барон удовлетворенно крякнул, ощерился золотой челюстью на своих ПОДДАННЫХ, и тут же вокруг поднялся прежний гвалт.

Один из мужчин, тощий, как велосипед, старик, одетый в дешевый китайский спортивный костюм, по-хозяйски сунулся в ванную, и я пошлепал за ним — смотреть, чтоб не спер чего-нибудь ценное. Но старик не стал воровать мои дорогие шампуни и бритвенные лезвия, а направился точно к эпицентру локальной техногенной катастрофы. Там, сокрушенно покачав грязно-пепельными кудрями, старик ухватился за трубу, встал на одну ногу и стряхнул туфлю, а затем стянул выцветший, неопределенного цвета носок. Потом он внимательно посмотрел на отверстие, выкатил на него и без того круглые глаза, огорченно покачал головой и, переменив ноги, стянул и второй носок тоже. Оба носка он скатал в грязно-серый кляп и ловким движением вбил его в трубу. Фонтан послушно затих, а старик воткнул босые ноги обратно в разношенные туфли и важно прошествовал обратно в гостиную, по пути бросив на меня насмешливый взгляд.

Тем временем женщины уже разжились у меня на кухонной стойке несколькими кастрюлями и большой салатницей, выстроились в цепочку к унитазу и умелыми, на удивление отработанными движениями, принялись собирать воду с пола.

Что интересно, дети без понуканий помогали взрослым, отжимая в кастрюли какие-то тряпки — похоже, детали своей одежды, потому что у меня в квартире ничего похожего и быть не могло.

В общей суматохе не принимали участия только мужчины. Они уселись рядком на моем диване, как вороны на заборе, а барон расположился в кресле за моим столом. При таком раскладе мне садиться было некуда и я, сделав пару шагов, встал возле шкафа, растерянно озираясь.

— Садись сюда, брат! — позвал меня давешний старик, приглашающе похлопывая высохшей рукой по моему дивану.

Я отрицательно покачал головой; старик тут же насупился, сложив руки на груди и с демонстративным равнодушием откинувшись на спинку дивана:

— Брезгуешь, брат? Не уважаешь, значит. Ну-ну.

Цыган справа от старика достал характерно скрученную папиросу, подмигнул мне и закурил.

Сладкий резкий запах поплыл по гостиной. Цыган закашлялся, еще раз подмигнул мне и сказал:

— Давай сюда, покурим.

Я помотал головой.

— Здоровый образ жизни? — хихикнул цыган. — Фигня все это. Ты только представь, прожил ты сто лет благочестивой жизни, лежишь на смертном одре в окружении родственников и друзей. А через пять минут вокруг тебя трехглазые инопланетяне. Вырывают из твоих семипалых лап бульбулятор, спрашивают: «Ну, как торкнуло? Не шняга? Стоит курить? Говори, что видел». Будешь курить?

Я опять покачал головой, повернулся к столу спиной и стал рассматривать двор через дырку в стене. Во дворе было тихо и темно, а потом вдруг, полностью перекрыв собой дыру, возникла заставка медиаплеера Windows, и я зажмурился, стряхивая наваждение. Когда я открыл глаза, заставка уже исчезла, а передо мной снова был ночной двор.

Потом я услышал голос барона. Старательно подражая телевизионным дикторам, барон читал сводку новостей с монитора моего ноутбука:

— …В Центральном округе столицы второй раз за неделю подверглись нападению неизвестных артисты Цыганского ансамбля мультикультурного центра имени академика Сахарова. Неизвестные, выкрикивая ксенофобские лозунги, избили двух мужчин и одну женщину металлическими прутами, а затем скрылись…

Я смущенно кашлянул, повернулся, пряча прут за спину, но это было глупо — мои гости ведь были всюду, в том числе и у меня за спиной. Судя по неодобрительному гулу, прут увидели все. Идиотская ситуация.

Барон на мгновение обернулся ко мне, сверкнув зубами:

— А ты, я смотрю, из скинхедов будешь, хозяин? — И тут же снова уставился в монитор.

Я опять промолчал, а потом до меня дошло, что наконец-то починили сетевой кабель, и теперь я могу связаться с кем угодно через Интернет. Могу позвать на помощь.

Я вздохнул, собрался с силами, потом решительным шагом подошел к столу и забрал мышку из рук барона:

— Пусти-ка, отец.

Барон без возражений отдал мою мышь, но из кресла вставать не стал, так что мне пришлось запускать скайп, стоя в крайне неудобной позе, а потом еще выдергивать из-под волосатого локтя барона наушники с микрофоном. Прут арматуры я положил на стол, потому что одной рукой все это делать было невозможно, а бросать полезную вещь на мокрый пол не хотелось.

Алена ответила после долгих, с пару минут, дозвонов.

— Алена? Привет! Слушай, у меня тут такие проблемы…

— Знаю я твои проблемы! — перебила она меня отрывисто, позабыв про свой фирменный растянутый слог. — Мне уже позвонили и рассказали…

— Кто позвонил? — опешил я.

— Кто надо. Дознаватель из РУВД. А то ты не знаешь, ты ведь сам дал мой телефон в прокуратуре! Нашел кого впутать в свои грязные делишки. Ну, ты и скотина! После всего, что я тебе отдала, чем жертвовала, чем поступилась, наконец… Я, конечно, и раньше понимала, что ты на национальной теме шизанутый, но не думала, что до такой степени. Патриот, мля. Дебил ты конченый, я тебя знать не хочу после этого…

— Ален, я не понимаю, о чем ты, — заскулил я, но она отключилась, а индикация скайпа показала, что Алена вообще вышла из программы или даже из Сети.

Я снял наушники и невидящими глазами посмотрел на экран. Впрочем, неожиданно увидев свое имя, я вчитался в новость из топа неведомого информационного агентства:

«Иван Зарубин, ксенофобствующий маньяк из Новых Черемушек, нашел себе очередную жертву. После жестокого убийства трех таджикских гастарбайтеров, совершенного вчера, обезумевший студент Бауманского университета напал на двадцатилетнего визажиста Юлиана Семенова, хорошо известного в столице и даже за пределами МКАД. Маньяк проломил несчастному юноше голову металлическим прутом и выбросил с балкона свой квартиры, расположенной на 37 этаже…»

Мельком я отметил, что журналисты, как всегда, врать горазды — нет же у меня в квартире балкона и не было никогда. И этаж, само собой, на одиннадцать номеров меньше. Впрочем, какая разница — о чем я, в самом деле, думаю?

Цыганский барон втихаря цапнул со стола мой прут и с неподдельным интересом принялся его разглядывать. Особенно любопытным показался барону окровавленный конец арматурины — его барон даже понюхал, прижимаясь кривым волосатым носом к самому краю железки.

Потом в поле моего зрения вдруг попала худенькая девочка лет десяти, старательно отжимающая в углу гостиной ярко-оранжевую кофточку в мою фирменную пароварку. Заметив, что я смотрю на нее, девочка нахмурилась и очень ясным, звонким голосом заявила:

— Обскурантизм фашистской идеологии, расизм, антисемитизм, национализм, шовинизм — все это ослепляет человека, делает его неразумным животным. Короче, зря вы так с людьми, дядя Иван. Мы же не виноваты, что у нас кожа другого цвета, — сказала она, взглянув на меня ясными детскими глазами, попутно оголив плечо до самой груди, чтоб, значит, я смог разглядеть ее гладкую смуглую кожу.

— А ведь мой дед с фашистами воевал, — глухо проронил старик в спортивном костюме со своего почетного места на диване. — Как же могло случиться, что в стране, победившей фашизм, буйным цветом расцвели нацистские организации?

Ему тут же ответили женщины с галерки, усевшиеся рядком на корточках вдоль северной стены:

— Ксенофобия и расизм, как правило, расцветают махровым цветом на теле гибнущих империй, — со знанием дела заявила одна из матрон, попутно отжимая в мою кастрюлю край своей безразмерной юбки.

— Фашизм и сталинизм — позор России! — подняла палец к потолку ее соседка и в доказательство смачно плюнула на пол. По воде, залившей гостиную от края до края, пошли широкие круги.

— Проблему толерантности стоит рассматривать сквозь широкую призму междисциплинарного подхода, а не в свете узких политических тенденций, — поднял было новую тему старик, поджав тощие ноги подальше от мокрого пола, но старика перебил барон:

— А пускай-ка теперь этот фашист покается! Пора бы уже и меру знать. Пусть, гад, признает свою вину. Тогда можно будет простить, как Бог велел.

Барон пружинисто встал и сделал в мою сторону два широких напористых шага, отодвинув меня на середину гостиной. Мощный мужик оказался, килограммов под девяносто, не меньше. В руках у него был мой железный прут, и держал он его крайне умело, в правой руке под прикрытием полусогнутой левой.

Может, кому-то эта сцена сейчас и покажется смешной, но у меня тогда реально затряслись колени. Мне не в чем было каяться, и они это знали, но, что произойдет, если я не покаюсь, отлично понимали и они, и я. В такой ситуации полагалось бы проснуться, и я замотал головой изо всех сил, не зная, как еще можно избавиться от окружающей меня действительности. Увы, ничего не изменилось — кроме выражений лиц. Лица были недобрые, и с каждой секундой они становились все злее и злее, даже у детей.

— Мне очень жаль, граждане, — сказал я им всем предательски дрогнувшим голосом, отступая к прихожей.

— А уж как мне жаль, не поверишь, брат! — сказал барон, расставив пошире ноги и замахиваясь прутом.

Окончательно потеряв лицо, я рванул в прихожую, отпихивая подло бросающихся под ноги цыганят. Мне вдруг пришла в голову безумная мысль, что если вернули Интернет, то, может быть, и дверь на лестницу тоже вернут, и тогда я успею удрать из этого сумасшедшего дома.

Увы, распахнув свою дверь в третий раз за сутки, я опять увидел за ней ровный бетон без каких-либо намеков на отверстия или проемы.

Тогда я повернулся лицом к преследователям. Все пятеро цыганских мужиков столпились в прихожей, вооружившись подручными предметами: кроме железного прута у барона, оказались востребованными оба табурета от моей шведской кухонной стойки и две бутылки из-под советского шампанского с грамотно отбитыми горлышками. Иззубренные края «розочек» блестели точь-в-точь как блестят акульи зубы в детских мультиках, и я снова подумал, что участвую в очевидном фарсе, просто с хорошей компьютерной графикой и текстурой.

— Кайся, нацист! — строго приказал мне барон, делая осторожный шаг вперед.

— Хорошо, — выдавил из себя я, вжимаясь в холодную бетонную стену. — Каюсь. Ох, как каюсь. Реально каюсь, короче, мужики. А что говорить-то?

Цыгане вдруг заулыбались, легко опустив табуреты и «розочки».

— Повторяй за мной, — барон тоже ухмыльнулся. «От имени Российской империи призываю к покаянию весь свой народ за бесчисленные страдания, причиненные угнетаемым нациям. Также каюсь в грехе цареубийства, каюсь за угнетение эвенков, поляков, финнов, тунгусо-маньчжуров, грузин, чеченцев и армян, каюсь в угнетении казахов и узбеков, украинцев и ингерманландцев, хантов и бурят, евреев, греков и молдаван, китайцев и чувашей. И не их только одних, обитающих в Москве, но и жителей всей России, а также тех, которые уже скончались или не родились…»

Я начал было послушно повторять за ним, но это все оказалось невозможно запомнить, и я начал ошибаться с первого же предложения, назвав тунгусо-маньчжуров тунгусо-чувашами, а в грехе цареубийства нечаянно обвинил грузин и евреев.

— Да я смотрю, ты вообще не раскаялся, сука! — возмущенно вскричал барон и без замаха ударил меня прутом по голове.

Тут же погас свет, и я, плюхнувшись на пол, замер в ожидании неминуемой расправы. Но ничего больше не происходило, вокруг было тихо, и тогда я по-пластунски прополз пару метров вдоль стены к свету, падавшему из гостиной, а потом снова замер, стоя на четвереньках и напряженно прислушиваясь к плеску воды на полу.

Стало слышно, как у соседей снизу смеются олигофрены в телевизоре.

Я осторожно оторвал от пола одну руку и потер ушибленный лоб, пытаясь понять, насколько серьезным было мое ранение. Череп вроде остался цел, даже кожа не поцарапана, и это обстоятельство меня воодушевило.

Я вдруг подумал об унизительности своей позы и всей ситуации в целом, после чего, подчиняясь порыву, решительно встал во весь рост, готовый смело ударить в ответ любого, самого страшного врага.

С моих мокрых штанов даже не капало, а текло, но, кроме этого пошлого журчания, в квартире ничего не было слышно.

Глава третья

Когда включили свет, я был готов к чему угодно. Но, оглядев пустую прихожую, где среди прочего хлама в лужах воды валялись две «розочки», два табурета и один металлический прут, я понял, что очередное приключение опять закончилось почти без потерь для моего здоровья.

Я прошел в гостиную и с нарастающим раздражением уставился в прямоугольную дыру. За дырой светало.

Меня опять потянуло в сон, но спать в обстановке такого бардака я не смог бы физически. Под кухонной стойкой я нашел большой пластиковый пакет и принялся собирать туда весь хлам, валявшийся на влажном от недавнего потопа полу. Я очистил прихожую и почти убрал в гостиной, когда в дверь вдруг позвонили.

Ну да, именно позвонили. Это простое событие ввело меня в состояние абсолютного ступора, и я несколько минут слушал трели своего модного электронного звонка. Потом я побежал в прихожую, как был, с пакетом мусора в руках.

Я отворил первую дверь, а за ней увидел родную металлическую. Приглядевшись, я заметил ошметки серой пленки, имитировавшей бетон, не слишком аккуратно отодранной от двери и косяка. Я принялся размышлять, могла ли такая пленка ввести меня в заблуждение, но тут снова раздался нетерпеливый звонок, и я быстро отворил наружную дверь.

Мимо меня, деликатно, но чувствительно пихаясь, тут же проскользнули двое молодых людей, кажется, парень с девушкой, обдав меня каким-то сладким парфюмерным запахом. Они нервно прокричали мне уже из прихожей: «Закрывайте скорее дверь, убьют же!» Я действительно услышал какие-то злобные выкрики на лестнице, потом чьи-то руки с той стороны потянули мою дверь наружу, и я рефлекторно начал сопротивляться, вцепившись в дверную ручку изо всех сил. Мои незваные гости бросились на помощь, тонкие пальчики ухватились за замок, засов и за все, что можно было уцепить в моей двери, после чего сопротивление с той стороны было сломлено, и мы захлопнули дверь. Я повернул ключ трижды и еще накинул засов, затем повернулся к своим визитерам — кажется, четвертым за эту ночь.

Передо мной стояли юноша и девушка, очень схожие своими тонкими, женственными фигурами, вычурными шелковыми кофточками и джинсами в обтяжку, прическами и даже выражениями лиц.

— Мы Лера и Валера, — пропели они одинаковыми тонкими голосочками, отвечая на мой невысказанный вопрос.

Мне вообще не хотелось разговаривать, я надеялся, что сразу после уборки смогу прилечь на диван и поспать хотя бы несколько часов.

Но ведь не будешь же спать, пока в квартире околачиваются неизвестные.

— Чаю? — осведомился я, закрывая вторую дверь. — Или, может быть, стаканчик водки?

— Неплохо бы, — кивнуло мне одно из существ, облизнув тонкие бледные губы. У этой особи полупрозрачная кофточка была розового цвета, а у другой — голубого. Во всем остальном мои гости были настолько идентичны, что я бы принял их за близняшек — если бы они, конечно, перестали нежно держаться за руки и поглаживать друг друга за всякие пошлые места.

Я кивнул, убрал мешок с мусором с дороги, переставив его в угол прихожей, и пошел к кухонной стойке.

В холодильнике должны были жить две бутылки водки. Одна, початая, литровая; другая, пол-литровая, для особо важных гостей, дожидалась своей участи запечатанной. Но никакой водки не нашлось. Я осмотрел полки, потом в замешательстве даже открыл морозильную камеру, но и там ничего актуального не обнаружил.

— Цыган в квартире не было? — неожиданно хриплым, тревожным голосом поинтересовалось существо в голубой кофточке.

— Были. — Развел руками я, а потом захлопнул холодильник.

— Дык фигли ты тогда тут ищешь? — искренне удивилось все тоже существо. — Ты бы еще деньги начал искать, дурачина!

Я внимательно взглянул на этого наглого комментатора. Передо мной стоял молодой человек в голубой шелковой кофточке и в плотно обтягивающих хилые конечности джинсах. На голове у молодого человека росли длинные пегие волосы, в обоих ушах висело по сережке, а в носу сияло что-то неземное, блестящее, серебристое с розовым.

— Сопли подотри, — грубо откликнулся я, и оно испуганно достало кружевной платочек из кармана джинсов.

— Это пирсинг, — сказало оно потом, обиженно наморщив короткий, «пуговкой», носик.

Мне вдруг самому страшно захотелось выпить, так что я упрямо продолжил поиски, пошарил за холодильником, потом полез в кухонный шкаф за стойкой и нашел там, к своей радости, хоть и вскрытую, зато практически полную бутылку коньяка. Это я месяц назад сантехникам проставлялся, когда мне бесполезную газовую колонку на электрическую меняли. Да только сантехники закодированные оказались, и я один выпил рюмку за их здоровье.

Я показал рукой, откуда можно взять стаканы, и оба моих визитера, толкаясь худосочными задницами, рванули к полке с посудой, чтоб поучаствовать в сервировке стола. Потом все уселись на табуретах вокруг стойки, я разлил коньяк по стаканам, и мы начали светскую беседу.

— От кого бегали-то, зайцы чахоточные? — спросил я доброжелательно, слегка размякнув от первого глотка коньяка.

— Вы что, не знаете? — удивилось розовое существо, вздрогнув пегой челкой.

— Неформалов православные хунвейбины по всему городу долбят. Вторую неделю. Что тут нового, дядя? — раздраженно добавило существо в голубой кофточке.

* * *

Оказалось, мои гости живут в доме напротив. Они топали со стоянки домой, но черт их дернул зайти по дороге в супермаркет, где у входа дежурила банда православной народной дружины. Стриженые юноши, вставшие у входа в магазин с золоченым иконостасом наперевес, отреагировали на появление пошлой парочки и попытались вручную лишить нарушителей общественного порядка их пирсинга и слишком длинных волос.

Я ополовинил свой стакан и сказал, что думал:

— А вы зачем выделываетесь-то? Умыли бы свои морды крашеные, надели бы нормальные шмотки — никто бы вас не тронул. Меня же вот они не трогают, уважают. А на вас смотреть противно. Сам бы вам плюх навешал, да руки об вас марать неохота.

Оба существа промолчали, глядя куда-то в глубину своих стаканов, и я не стал больше ничего им говорить — все равно бесполезно.

Я долил себе коньяка, поставил бутылку на стойку возле голубой кофточки — чтоб, значит, этот чудак дальше сам наливал своей чудной бабе, — и пошел к креслу.

Монитор компьютера проснулся, когда я двинул мышкой по столу, а на индикаторе Сети приветливо заморгали крошечные экраны. Сеть есть, слава Основателю!

Я торопливо запустил браузер и влез в новостной топ.

«Президенты США и России обменялись резкими заявлениями. Угроза военного конфликта становится реальной. Наблюдатели полагают, что виной тому — нынешняя слабость России, лишившейся такого важного бонуса, как природные ископаемые».

«Международная организация „Репортеры против тирании“ поставила Россию на 178 место в мире по уровню гуманизма по отношению к животным в области животноводства и птицеводства».

«Подростки в селе Горелово на спор забили участкового компьютерными мышками, завезенными в село в ходе реализации в Саратовской области национального проекта „Доступное образование“».

«Комиссия ПАСЕ под руководством Отто Газенвагена готова к объявлению результатов по России. Из 12 реперных источников комиссии только один может изменить негативные выводы социологов. По неофициальной информации, этот источник находится в Москве. Совет НАТО рассмотрит выводы комиссии Газенвагена на утреннем заседании».

«Брюссель отмел обвинения Москвы в подготовке неспровоцированного нападения — все переброски военной техники и снаряжений производятся в рамках давно запланированных учений НАТО „Принуждение к свободе“, а не „Понуждение к миру“».

«Юбилей Филиппа Киркорова привел к резкому росту индекса потребления гусиной печени и антибактериальных препаратов в Москве».

Потом до меня дошло, что историю про дырку в моем доме следует искать в местных новостях, и я минут десять азартно шарил в поисковых системах, формулируя различные варианты запросов. Впрочем, все это оказалось бессмысленным — моя локальная техногенная катастрофа интересовала только меня.

Наконец я вспомнил про скайп и просто позвонил дежурному префекту в районную управу. Я не стал надевать наушники — воткнул один динамик в ухо, а микрофон придерживал свободной рукой.

Дежурный взял трубку после двух десятков звонков и отвечал поначалу крайне грубо, но, когда я назвал свой адрес и имя, его голос стал подобострастным до неприличия.

— Ох, такая честь для нас, Иван Андреевич! Вы можете звонить в любое время, мы вам всегда рады! Что за проблемы у вас, расскажите? — бормотал он, и я совершенно растерялся.

— У меня проблема — таджики дырку в капитальной стене проломили, на двадцать шестом этаже, — сообщил я дежурному. — И еще цыгане по дому шастают.

— Безобразие! Это просто возмутительно! — тут же отозвался тот.

— Вы примете меры? — уточнил я.

— Да! Конечно! Мы обязательно примем меры! Спасибо, что позвонили! — заорали мне в трубку с удивительной экспрессией.

Это была очень странная реакция, и от неожиданности я отключился. Я просто не знал, что полагается говорить дальше, если чиновник с той стороны с тобой совершенно согласен.

— А ты чего, мужик, вправду ничего не знаешь, что ли? — донесся до меня писклявый голос от кухонной стойки, и я невольно поморщился, поворачиваясь лицом к этим убогим.

— Что я должен знать? — довольно искренне удивился я.

Оба существа противно затряслись, дерзко хохоча в своих разноцветных кофточках, и я встал с кресла, медленно, но верно закипая. Я подошел к ним ближе и увидел, что моя бутылка из-под коньяка уже пуста. Это обстоятельство разозлило меня еще больше.

— О чем ржем, гости дорогие? — спросил я, подходя к стойке и примериваясь к голубой кофточке. Бабу все ж таки бить по-взрослому было как-то непривычно, а вот ее мужика, хоть бы и в прозрачной кофточке, должно быть, не так противно, как кажется.

— Вы извините, я вовсе не над вами смеюсь, — испугано встрепенулся молодой человек, но было поздно — я уже завелся.

Я не стал бить его кулаком по напудренной морде, как следовало бы, а просто придержал его левой рукой за шкварник, а правой отвесил ему пару саечек. Экзекуцию он перенес молча, как заслуженное наказание, разве что сильно жмурился в процессе воспитания.

— Дурак ты, Иван Зарубин, — расстроенно сказала мне со своего места розовая кофточка. — Теперь с тебя последние баллы спишут, которые за наше спасение сначала начислили.

Я посмотрел в ее наглые глазки, ища подвоха, но она лишь ухмыльнулась и сказала:

— Все пропало, Иван! Нам же всем теперь кранты! Газенваген всем нам теперь ожидается!

— Кому — нам? — не понял я, подойдя поближе и уставившись на бутылку из-под коньяка. Там действительно было пусто, и теперь я думал, можно ли послать эту розовую дуру в магазин или самому придется топать, потому что дура не пойдет.

Но дура вдруг встала с табурета и присела на корточках рядом со своим приятелем, поглаживая его по тощим ляжкам и совершенно игнорируя мое присутствие. Юноша по-прежнему жмурился, а по его гладким щекам катились слезы обиды и жалости к самому себе.

Я бессмысленно потоптался рядом с ними, и тогда она рявкнула на меня, кривя тонкие губы:

— Иди, телевизор включи! Сам все увидишь, дебил нецивилизованный.

Я послушно вернулся к креслу и включил телевизор.

На экране появилась встревоженная физиономия ведущей новостного канала, а еще одно напряженное лицо строго смотрело на меня со студийного монитора.

— Семен, каковы выводы Комиссии по этике? Что за рекомендации получил Совет НАТО? — звонким от напряжения голосом спросила репортера блондинка.

— Ох, Елена, боюсь, что все очень плохо, — хмуро отозвался Семен, оглядываясь по сторонам большого холла. За спиной репортера вдруг началось множественное движение людей в строгих костюмах, которых преследовали операторы с огромными телекамерами на плечах. Еще несколько десятков человек слепили окружающих вспышками фотоаппаратов.

— Заседание завершилось. Сейчас Отто Газенваген сам расскажет журналистам, к какому выводу пришла его комиссия и какие рекомендации даны Совету НАТО, — затараторил репортер, выходя из кадра.

Некоторое время камера показывала суету в холле, оде перед толпой журналистов выстроилось в шеренгу несколько хорошо одетых мужчин с крайне серьезными лицами. Потом один из этих мужчин сделал шаг вперед и заговорил по-английски. Репортер принялся синхронно переводить, заменяя непонятные слова протяжным блеянием.

— Комиссия под руководством уважаемого Отто Газенвагена, который, э-э, ранее, э-э, в общем, известный уже европейцам политик, пришла к выводу, что жители Российской Федерации не соответствуют высоким стандартам европейского мультикультурного общества, стандартам ЮНЕСКО в области гуманитарных отношений, стандартам Второго всемирного клерикального конгресса и, э-э, в общем, еще какому-то стандарту мы не соответствуем, Елена, я не успел перевести, какому именно.

Елена недоверчиво покачала головой, с изумлением оглядела свою выдающуюся грудь и растерянно пожала голыми плечами в камеру:

— Каким еще стандартам мы не соответствуем, Семен? Что за глупости, в самом деле? — сердито воскликнула она.

Семен, не слыша возмущенных комментариев из студии, продолжил перевод:

— Целью работы Комиссии по этике был мониторинг социальных настроений и, э-э, еще чего-то в российском обществе. Э-э, изучались процессы укрепления демократии, социальной справедливости, сохранения исторической преемственности. Развитие мультикультурного гуманитарного взаимодействия в контексте современных тенденций и, э-э, все такое. Двенадцать реперных источников изучались без их ведома, но в соответствии с европейскими правилами мониторинга, с соблюдением всех необходимых формальностей и законодательного акта «О свободе информации», а также, э-э, других актов и законов…

— Семен, будет лучше, если вы своими словами перескажете, а то ничего же не понятно, — осадила репортера ведущая.

— Да мне самому не все понятно, Елена, — признался репортер. — Кажется, помимо пиплметров от Геллапа, для мониторинга дополнительно использовались еще двенадцать человек, проживающих в России. Создавались определенные правозащитные коллизии, а комиссия фиксировала на видео реакцию объекта.

— Ну и каков же результат? — заинтересовалась Елена.

— Отто Газенваген говорит, что никто из испытуемых не набрал и 50 баллов по тесту Ганди-Соланы, а, чтобы человек был признан мультикультурным, нужно получить не менее 70. Тесты безнадежно провалены, и теперь Совет НАТО должен принять решение.

— Какое еще решение? — насторожилась ведущая.

— Э-э, члены комиссии как раз сейчас говорят, что это должно быть взвешенное и адекватное решение, — отозвался репортер.

— Ну хорошо, мы вернемся к этой теме позже, — легко завершила беседу ведущая. — К другим новостям. Министр сельского хозяйства России назвал смехотворными обвинения международной организации «Репортеры против тирании». Напомним, в своем меморандуме эта организация обвинила российских производителей в низком уровне гуманизма по отношению к животным в сфере животноводства и птицеводства. Есть у международных правозащитников серьезные претензии и к российским пчеловодам…

Я сделал звук потише и повернулся к своим гостям.

— Ты еще можешь спасти мир, — патетично крикнула мне от кухонной стойки розовая кофточка.

— Мы верим в тебя, Зарубин, — сипло добавила голубая. — Нашу с тобой Родину сейчас реально бомбить начнут! Если ты не спасешь ее!

Я встал, потрясенный торжественностью минуты. Из дыры в стене пахнуло свежим утренним ветром, и я подошел к ней поближе, расправляя плечи и вглядываясь в наливающееся пронзительной синевой небо. Внизу, на детской площадке у дома, я заметил огромную толпу людей. Некоторые из них держали в руках транспаранты. Я пригляделся: «Мы верим в тебя, Зарубин!», «Иван — мы с тобой!», «Все люди братья!»…

Я улыбнулся и помахал им рукой. Меня тоже заметили, отозвавшись радостным гулом и криками. Мир, в сущности, прекрасен, а все люди действительно братья, подумал я и снова улыбнулся им всем.

— А что мне надо сделать-то? — все с той же улыбкой повернулся я к своим чудаковатым гостям.

Розовая кофточка коротко вздохнула и сказала:

— Там, в Европе, такая система подсчета баллов странная. В общем, тебе бы надо еще баллов 40 поднабрать за оставшийся час, у тебя сейчас меньше 20. Тогда суммарный результат по всем контрольным точкам станет выше 50.

— Ну и? — подошел я поближе.

— Больше всего очков европейцы дают за нетрадиционный секс с альтернативно одаренными людьми, — признала розовая. — За один акт сразу 25 баллов, так что, если два раза успеете, сразу полтинник заработаешь. Это реальная тема!

— Во имя мира и добра, — сипло добавила голубая кофта, потирая покрасневший от саечек лоб.

До меня, наконец, дошло, о чем они рассуждают, но ступор так глубоко поразил меня, что я даже мычать не мог от возмущения.

В прихожей послышался шум, потом хлопнула дверь, и в мою гостиную вошел Владимир Вольфович собственной персоной.

— Ну что, кто тут у нас объект RUS-12? — по-хозяйски огляделся партийный босс и пошел ко мне, расстегивая на ходу брючный ремень. — Или ты Родину не любишь? — добавил он, увидев мое лицо.

— Бомбардировщики НАТО приведены в состояние повышенной готовности и находятся на взлетных полосах в ожидании команды «старт»! — заполошно вскрикнул телевизор.

«Господи! — мысленно взвыл я. — Ты что, действительно хочешь этого от меня?!»

— Генеральный секретарь НАТО признал, что альянс может отменить решение о бомбардировке в течение ближайших 30 минут, если подтвердится информация о 50 дополнительно набранных россиянами баллах, — заверил телевизор.

— Не тушуйся, я тебе помогу, миротворец! — обнадежила розовая кофточка.

— Ломаю вас всех в моих объятиях, — закричал партийный босс, срывая с себя рубашку.

— Свет хотя бы погасите, — сказал кто-то чужой моим голосом, и наступила тьма.

Примечания

1

Sanctus — Свят (лат.), начало христианского литургического гимна.

2

Нативный — находящийся в изначальном, природном состоянии.

3

Автохтон — абориген, коренной обитатель.

4

Седиментация — оседание частиц.

5

Автор не советует сверять маршрут Тэрца с географической картой. Мистическую грандиозность наземного пути из Москвы во Владивосток, монументальную несокрушимость и одновременно призрачность его пунктов можно ощутить, только испытав, примерив на себя каждый километр (хотя единицы измерения давно уже перестали быть мерой России).


home | my bookshelf | | Когда закончилась нефть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу