Book: Дорога домой. Тетралогия



Виталий Зыков

Дорога домой. Тетралогия

Название: Дорога домой. Тетралогия

Автор: Зыков Виталий

Издательство: Самиздат

Страниц: 1541

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Стар мир Торна, очень стар! На него, не по своей воле, попадают несколько землян. И заколебалась чаша весов, зашевелились последователи забытых культов, встрепенулись недовольные властью, зазвучали слова древних пророчеств, а спецслужбы затеяли новую игру…

БЕЗЫМЯННЫЙ РАБ

ПРОЛОГ

Тихо журчала вода в мраморном бассейне посреди площадки для медитаций. Золотые рыбки лениво разевали рты, безуспешно пытаясь чтото сказать. Плавники у них еле шевелились, будто опахало в руках старого раба. Даже бронзовые дракончики с бьющими из раскрытых пастей серебряными струями воды выглядели какимито расслабленными. Яркое солнце и легкий бриз из бухты смешались в тягучем и навевающем дремоту коктейле. Нега туманила разум. Нет, спать не хотелось совершенно, но вот полежать в блаженной неподвижности в тихом уголочке – это да. На маленькой площадке для медитаций никого не было, кроме молодого красивого мужчины лет тридцати двух. Он полулежал на переносном деревянном, заваленном подушками ложе в тени ограждающей площадку каменной стены и предавался праздному безделью.

Молодого мужчину звали Айрунгом. Одетый в просторную серую хламиду члена Ложи Магов при Академии Общей Магии, он был подобен множеству таких же молодых людей. Отличала его разве что рубиновая серьга в левом ухе да серебряная печатка на мизинце правой руки. Но именно эти украшения и позволяли ему нежиться в тишине и покое в столь уединенном уголке. Да и кто посмеет потревожить человека с серьгой Истинного мага,[1] пусть и низшего ранга, на что недвусмысленно указывала руническая четверка на перстне. Но и это было не самым важным. По коридорам Академии уже давно ходили слухи о подающем большие надежды любимчике самого Архимага Виттора. Так что льер[2] Айрунг мог многое себе позволить. Например – вот как сейчас – уйти с собрания старых зануд, как он именовал собравшихся на диспут простых магов,[3] пусть и первого уровня.

– Только крохоборы и ни одного Истинного. Как будто они могут хоть чтото путное сообщить. Сидят, бородами трясут, посохами стучат. – Молодой Истинный раздраженно сплюнул. – Капля силы и немного знаний, а все туда же – о нуждах мира судачат! Ворюги!

Приятное состояние расслабленности и умиротворения ушло, Айрунг вернулся в суровые будни капитанамага.

«Махнуть бы сейчас к морю, к Змеиному архипелагу. Поближе к Голове, да пара абордажей… Красота!» – Эта мысль заставила блаженно зажмуриться.

– Все мечтаешь? Как был мальчишкой, так и остался, – скрежещущей стальной иглой по стеклу раздался над ухом неприятный властный голос.

Айрунг вздрогнул и резво вскочил, вытягиваясь во фрунт: «Опять проморгал! Как же он так незаметно подбираетсято?!»

– Потому и незаметно, что я Магистр Наказующих, а не мечтающий о глупых сражениях сопляк! – легко раскусил мысли молодого мага пришелец. Последние слова были произнесены с затаенной яростью, хотя со стороны это выглядело комично. Незаметно подошедший человек казался не старше двадцати, а это очень и очень сложно в его триста пятьдесят один. Не всякому такое дано, но на то он опять же и Магистр Наказующих.

– Льер Бримс. – Айрунг почтительно склонил голову.

Несмотря на всю свою независимость и уверенность в себе, Бримса он боялся, как боялись его абсолютно все. Даже Архимаг. Да и как не бояться, если это лучший боевой маг Торна за последние три столетия, одаренный не только чудовищным по своей мощи Даром, но и острейшим умом и способностью этот ум умело применять. В какието сто пять лет Бримс стал Магистром Наказующих, возглавив самую засекреченную службу во всем Нолде и превратив ее в идеальный инструмент, держащий в страхе весь Торн от Сууда до Сардуора, заставляющий просыпаться в холодном поту не одного правителя. Это был страшный человек, который легко мог бы принять Скипетр Власти Архимага, но считающий своим долгом занимать свое нынешнее положение. И никто не знал, зачем ему это нужно. Себе на уме человек, если можно так называть прожившего уже больше трех столетий мага.

– Да давно я уже льер Бримс, давно. – Похоже, сегодня Бримс решил поиграть в старого брюзгу. – А вот ты у нас еще молодой, горячий. О походах вот мечтаешь, когда о карьере надо думать! Рано Виттор тебе командовать позволил, ой рано! Ко мне бы тебя, уж я бы охладил твой пыл! Быстро!

Айрунг боязливо поежился. Стоящий перед ним белобрысый двадцатилетний, вечно прячущий взгляд парень, одетый в ослепительнобелые брюки и рубаху, в мягких полусапожках того же цвета, подпоясанный неизменной белой перевязью с мечом, производил обманчиво мягкое впечатление, но слава свирепого диктатора бежала далеко впереди него. А уж называть самого Архимага только по имени могли себе позволить немногие.

– Что заерзал?! Тебе что было сказано? Потрись среди обычных магов, послушай их, поговори. Учись располагать к себе людей! Иначе не видать тебе членства в Совете Мастеров как своих ушей. И отец не поможет! – Говоря все это, для полноты впечатлений Бримс упер свой взгляд в Айрунга, и сразу стало понятно, почему он избегает смотреть собеседнику в глаза. Словно мешок с песком придавил молодому магу плечи, сердце учащенно забилось. С Магистром шутки были плохи. – Что молчишь?

– Мне нечего сказать, льер. Я действительно виноват. Сегодня отличная погода, а эти старики были столь занудны, что я не смог устоять перед искушением… Я сожалею и готов искупить свою вину! – Айрунг подчеркнуто поедал начальство глазами.

Бримс вздохнул:

– Мальчишка! Ладно, я пришел не за этим. Совет Мастеров решил поручить именно тебе важное дело… В твоем вкусе. – Тонкая улыбка невесомо скользнула по лицу в ответ на радостный блеск в глазах Айрунга. – Речь идет об экспедиции в Запретные земли![4]

– Когда?! – коротким выдохом прозвучал вопрос.

– Через три дня. Возьмешь свой корабль и пройдешь через Темный океан к Сардуору. Там пройдешь вдоль берега, делая замеры. Список необходимого реквизита и карту маршрута захватишь у моего секретаря… Что, хочешь спросить, а за каким, собственно, мархузом об этом тебе пришел сообщить Магистр Наказующих?

– Ну не знаю… Вообщето да!

– А затем, что это будет не обычное патрулирование на предмет Запретной магии.

Айрунг подался вперед, словно гончая перед броском. Тайна сейчас касалась его своим мягким покрывалом. Бримс видел все это и понимающе усмехался.

– Какой молодой и любопытный… Мда, о чем это я? Ах да, над Запретными землями ощущается непонятное напряжение… Недалеко от Гуур'о'деми…

– Что?! Заар'х'дор[5] просыпается?! – с тревогой в голосе воскликнул Айрунг.

– Тихо, тихо. Конечно нет. Высоко в небе чувствуется напряжение ткани Реальности… – Бримс помолчал и следующими словами словно припечатал: – Грядет Прорыв. Как во времена Птоломея.[6]

– Не может быть. Построить портал за пределами мира не сможет никто…

– Ты что, идиот?! Я разве сказал, что их отворяют с нашей стороны? Ткань реальности просто подрагивает, медленно расслаиваясь. Это очень похоже на одно природное явление, описанное в старых хрониках.

– Я ни о чем похожем и не слышал, – протянул Айрунг.

Бримс насмешливо глянул на мага:

– Конечно, кто сейчас интересуется древними сказками о вартагах, кроме стариков вроде меня. Обрывками легенд об их традициях и праздниках, мифами о старой, как мир, Гуур'о'деми и творимых там раз в тысячелетие обрядах.

– Что?! Вартаги не сказка? – Айрунг удивился так сильно, что забыл, с кем разговаривает, но его собеседник не стал заострять внимание на непочтительном тоне. Бримс стоял и смотрел кудато в бескрайнюю синеву неба.

Посмотревший туда же Айрунг ничего не увидел. Молодой маг растерянно дернул плечом, но тут снова заговорил Магистр Наказующих, подводя своими словами какуюто незримую черту:

– А вот это тебе и предстоит выяснить!

…В это же время за сотни лиг от Нолда, в Пустоши,[7] что в Запретных землях, шаман ургов[8] Пуас лежал у яростно пышущего жаром костра, дрожа всем телом. Сегодняшнее общение с духами предков прошло очень бурно. Даже более чем бурно. Зархр, брат воинственного Юрги, был сегодня необычайно многословен. Даже будучи одним из сильнейших шаманов ургов, Пуас с трудом провел обряд призывания. Не всякий это смог бы.

«Да что там не всякий – никто другой не смог бы такого!» – Несмотря на усталость и сильнейшее потрясение, гордость распирала грудь. Но предаваться радости было некогда. Великий Отец подарил Пуасу шанс, который нельзя было упустить. Шанс возвыситься над остальными.

Обычно Отец говорил неясными образами, которые с трудом поддавались расшифровке. Чаще всего удавалось понять смысл послания только после произошедшего события, но сегодня все было иначе. Отец был понятен как никогда. Перед внутренним взором Пуаса опять встал двуликий образ могучей силы Разрушителя и Уничтожителя. Этой кошмарной сущности, что была воспета еще на заре эпохи пророками и провидцами древности. И только сплотившиеся урги могли выжить в наступающем хаосе, а ему, Пуасу, предстояло послужить вождем грядущего союза! Осталось только убедить в этом остальных ургов, а особенно шаманов.

С такими мыслями Пуас решительно вскочил на ноги и, оперевшись на копье с листовидным наконечником, или, иначе говоря, пальму, уверенным голосом начал созывать подчиненных ему воинов. Предстояло много дел…

Мрачной громадой высится белоснежная трехступенчатая пирамида старого дворца. Сложенный из мрамора, он на добрую сотню метров возвышается над окружающим зеленым великолепием знаменитого парка Талака. Ничто не уродует суровую красоту камня. Никаких каменных фигур и затейливой резьбы, только замысловатый рисунок мрамора, и все. Здесь не слышался шум, свойственный столицам прочих государств. Мягкая, обволакивающая тишина, тенью скользящие люди, зелень деревьев и белый камень. В обычном случае такой набор подарил бы ощущение умиротворенности и спокойствия, но этот случай не был обычным. Величественная красота этого места не могла отвлечь от гнетущего чувства страха и ощущения загубленных жизней. Талак, столица непознанного Тлантоса, был построен на месте Некронда – другой столицы, но уже древнего королевства магов. Черных магов. Несмотря на прошедшие века, все здесь помнило времена их кровавого правления.

Но теперешние правители не спешили менять свою резиденцию. Фердинанд, облаченный в зеленую королевскую мантию, стоял у окна и смотрел вдаль, туда, где лежал сокрытый туманом Сардуор. Правая рука лениво теребила висящий на шее костяной медальон. За спиной раздались мягкие шаги. Вошедший в зал приблизился к правителю и остановился в некотором отдалении. По темным углам вновь расползлась тишина. Фердинанд выдержал приличествующую его статусу паузу и властно приказал:

– Говори!

– Слушаюсь, мой повелитель! – Строгого покроя кожаная одежда, спокойное открытое лицо, русые волосы, курносый нос, добрые глаза и медальон Допущенного ко Двору составляли привычный образ начальника разведки Маркуса. – Получены доклады от лазутчиков из Нолда и Гарташа.

Фердинанд не спеша обернулся к вошедшему.

– И что?! – При этих словах правая бровь приподнялась, выгибаясь хищной дугой.

– С Нолда в сторону Сардуора вышел морской охотник под известным вашему величеству названием «Поцелуй Великого Змея». – Голос Маркуса был спокоен и уверен.

– Уж не тот ли, где капитанствует этот… – Король щелкнул пальцами.

– Айрунг, льер Айрунг, – подсказал Маркус.

– Который считается сыном Архимага Виттора? – Усмешка стала более явной.

– Совершенно верно, мой король. Совершенно верно. Кроме того, зашевелились разведки Гарташа и Зелода.

– Там все как обычно? Следят друг за другом и за Нолдом, но ничего не понимают?

– Да, мой король. Эльфы и орки молчат, остальным же нет ни до чего дела… – Маркус на секунду прервался и откашлялся. – Наши агенты отправились в Гурр, Сарму и Землю Наместника. Им отданы приказы из согласованного ранее списка первоочередных мероприятий.

– Отлично, просто отлично. – Король Фердинанд снова повернулся к окну и потер руки, а затем с торжеством в голосе продолжил: – Кажется, началось, Маркус. Ведь началось же, а?!

– Да, ваше величество, началось! – Глаза начальника разведки светились тем же мрачным торжеством, что и у его короля.

…Неподвижные ранее силы пришли в движение. То тут, то там проявляли себя давно забытые ордена и клики магов. Лихорадочно работали спецслужбы. Засиявшая на небосклоне Красная Звезда пророчества разбудила многих, очень многих. Но не всех. И слава Творцу, что не всех. Не зря говорили Древние: не буди лихо, пока спит тихо.

Забытые всеми расами, пережившие своих победителей, бесформенные сущности былого ужаса незримо довлели над миром. Темные тени павшего Величия продолжали видеть свои кошмарные сны, не просыпаясь уже которое тысячелетие под гнетом величайших заклятий своих врагов. Темные глубины бездны Нижнего мира оставались неподвижными… Пока.



Часть первая

ПРИБЫТИЕ

…Первопричину случившихся в этот период событий часто уподобляют комку снега, вызвавшему сметающую все на своем пути лавину, но этот подход в корне неверен. Нельзя сравнивать судьбу со слепой стихией… Нельзя. В данном случае, говоря о хаосе, возникшем после случившихся катаклизмов, уместнее использовать сравнение с мальчишкой, который интереса ради подошел к муравейнику с тонким прутиком и пошуровал там, разрушив устоявшийся порядок. В роли муравейника выступает весь Торн, а в роли хулигана мальчишки – любящая такие шутки стерва Судьба…

Фрагмент текста на обгорелом листе, найденном на пепелище Сардуорской библиотеки

Таланты настоящего вождя обширны и разнообразны. Но наряду с такими важными вещами, как военное мастерство, мудрость, дальновидность, смекалка, и множеством иных, столь же необходимых умений и способностей, существует коечто такое, что иногда не просто дополняет, но и перевешивает все остальное. Этим чаще всего определяемым по косвенным признакам фактором является удача.

Из наставлений Храбра Загорского, полководца империи Сардуор

ГЛАВА 1

Человек – это существо, которое ленится делать абсолютно все: учиться, готовить, выбрасывать мусор, работать, собираться на работу… особенно собираться на работу. Ярослав ненавидел именно эти предрассветные часы, когда приходилось, с трудом открыв глаза, искать орущий будильник, ориентируясь исключительно на звук, с тоскливой злобой вспоминая, за каким, собственно, чертом дернуло тебя настроить это кошмарное достижение человеческого гения на шесть часов утра. Вообще, в Ярославе уживались как будто два разных человека. Ярослав вечерний был образцом целеустремленности в области планирования будущего дня, и именно этот Ярослав всегда ставил будильник на самую высокую книжную полку, на которую Ярослав утренний ни за какие коврижки не поставил бы столь надоедливую вещь. Высокая полка гарантировала то, что по пути между постелью и будильником Ярослав, если и не проснется, то, по крайней мере, найдет в себе силы дойти до душа. Как уже повторялось с завидным постоянством вот уже целый год, уловка сработала – приняв душ, Ярослав был вполне готов к грядущему рабочему дню.

Поставив кипятиться чайник, Ярослав, или, как его часто звали многочисленные знакомые, Ярик, полез в бар в поисках упаковки цитрамона. Уже вторую неделю не удавалось выспаться. И это было очень странно, более того, это было жутко неприятно, поскольку если он не спал свои законные восемь часов, то потом целый день болела голова и зверски резало глаза. Привычный к ночным бдениям за компьютером, он вполне досыпал свои часы днем, но сегодня было необходимо с утра переться в университет, где он преподавал на полставки последний год. Странным же было то, что он довольно давно не работал по ночам и обычно крепко спал, но вот уже которую ночь подряд он по полночи не смыкал глаз. Конечно, не то чтобы совсем не спал, а спал какимито урывками по десять – пятнадцать минут, после чего просыпался в липком холодном поту и подолгу неподвижно лежал, глядя в потолок, пытаясь привести в порядок бурлящую нервную систему. Да и как тут не просыпаться в поту, когда тебе снится такое, от чего начинаешь сомневаться в своем психическом здоровье и хочется пойти к психиатру.

А как еще прикажете реагировать на сон, в котором ощущаешь себя мелкой букашкой, лихим ветром занесенной на ладонь Бога или какогото иного всемогущего существа, и это существо, словно забавляясь, поднимает тебя высоковысоко на протянутой руке и начинает звать. И зов этот протяжный, заставляющий вибрировать все твое существо. Зов, от которого хочется скрыться, зарыться куданибудь глубоко под пласты железобетона, чтобы тебя не достали те, кого зовут. Однако ты не можешь ничего сделать, ты не можешь даже пошевелиться… Но самое страшное в этом – понимание того, что так И должно быть. Ибо ты – дичь, дичь для охотника, который летит на зов, который отвечает на него своим криком. В этом крике сливаются ненависть, гордыня, торжество, ярость и мощь. Мощь, которую ты чувствуешь всеми фибрами своей души и которой просто обязан покориться.

И вот появляются охотники. Они рассекают пространство, широко раскрыв свои крылья, их стальные мускулы перекатываются под кожей, которую невозможно пробить оружием смертных, кошмарные когти готовы кромсать осмелившегося встать на пути, а глаза полыхают, словно капли первозданного огня, и испепелят всякого ослушника, непокорного их воле. Это знание появляется в твоей голове откудато извне, словно нашептываемое тебе на ухо мерзким змеиным шепотом, в котором таится высокомерное презрение высшего существа к тебе и твоим жалким силам…

На этом месте Ярослав всегда просыпался. Такая чушь снится каждому человеку хотя бы раз в жизни, но ни один сон Ярослава не повторялся со столь завидной регулярностью. Причем с каждым разом он становился все отчетливей и отчетливей. Позавчера этот сон приснился шесть раз, вчера – три, сегодня – всего один, и за это большое спасибо, знал бы, кого благодарить, уж не поскупился бы!

Наконец цитрамон нашелся. Проглотив, не запивая, одну таблетку и сунув упаковку в сумку, Ярослав пошел готовить свой скудный завтрак – яичница с колбасой и чашка зеленого чая, вот и все.

Разбив два яйца в глубокую тарелку и накрошив туда мелко порезанной колбасы, он начал все это тщательно перемешивать, изредка поглядывая на часы.

– Не хватало еще опоздать. – Странно, после того как он остался жить один, Ярослав часто разговаривал вслух. Какаято пустота поселилась в стенах квартиры после отъезда родителей с сестренкой и братом в Америку, и эта пустота ощутимо давила на плечи, заставляя томиться от одиночества.

«Нет, не буду вспоминать. И так весь день испорчен, нечего портить его дальше. – Для разнообразия Ярослав проговорил это мысленно. – Они сделали свой выбор, а я свой, и ничего тут не изменишь».

Быстро обжарив колбаснояичную смесь и столь же быстро проглотив ее, он в три глотка осушил чашку зеленого чая, похвалил себя за удачно выбранный вчера в магазине сорт и побежал одеваться.

«Хорошо хоть вчера не поленился брюки погладить», – с непонятным раздражением подумал он. Побыстрому одевшись и бегло проверив еще вчера заготовленную сумку – не забыл ли чего, – вышел из квартиры, закрыл дверь и подошел к лифту. Кнопку вызова опять какието уроды закоптили спичками, все остальные кнопки ЖЭК недавно заменил на металлические, и они пока держались. Лифта, как обычно, не было довольно долго, ктото на верхних этажах их двадцатиэтажки зажал двери, ожидая непонятно чего или кого.

«Как забодала эта страна с ее вечным бардаком, – тоскливо заныло в душе Ярослава. – Неужели нельзя навести хоть гдето, хоть в такой малости порядок. Семья небось в Америке отлично себя чувствует».

«Остынь. Ты любишь эту страну, ты в ней родился, а бегут только трусы и предатели, которые отказываются от гражданства своей Родины, – внутренний голос, как всегда, вступился в защиту идеалов и убеждений, которые составляли моральную основу жизни Ярослава, – тебе просто тошно оттого, что этими предателями оказались члены твоей семьи, которые, несмотря на дикий скандал перед расставанием, тебе попрежнему дороги».

Отец Ярослава – Клыков Владимир Федорович, профессор, доктор химических наук, год назад получил приглашение от одного крупного американского химического концерна. В руководстве концерна были столь сильно заинтересованы заполучить специалиста такого уровня, что выхлопотали гражданство для Владимира Федоровича и членов его семьи. Недолго думая профессор принял решение и сделал ручкой кафедре родного университета, где получал целых пять тысяч рублей. Все члены семьи были в восторге, за исключением старшего сына, который считал, что контракт с фирмой – это просто здорово, но сама мысль о смене гражданства недопустима и сопоставима с предательством. После нескольких довольно неприятных сцен с криками и хлопаньем дверьми родители решили уехать без Ярослава – взрослый, двадцать четыре уже, скоро аспирантуру закончит, как программист уже неплохие деньги зарабатывает. Так что годикдругой побесится, посмотрит на этот бардак, одумается и приедет к своим.

Но Ярослав одумываться и не собирался. С детства увлекаясь историей, он болезненно переживал все беды России и самой возможности покинуть ее навсегда просто не представлял. Особенно тяжело было слушать разглагольствования своих ровесников, которые, дескать, не были бы такими идиотами, как он, и у них просто дух захватывает при мысли о том, как они смогли бы зажигать в Америке, и вообще, Россию надо любить издалека, дабы она, не дай бог, не ответила тебе взаимностью. Что тут скажешь, поколение Ярослава было поколением тех, кто выбирает пепси и оздоровительные процессы, которые стали намечаться в России и до их, такого провинциального, Сосновска, пусть даже и областного центра, пока еще не докатились.

Вот с такими невеселыми мыслями Ярослав и дождался наконец лифта. В этот момент хлопнула соседская дверь. Тридцатидвухлетний сосед Серега, как обычно, напоминал вихрь: не успело затихнуть эхо от захлопнувшейся двери, как он уже стоял у дверей лифта.

– Здорово, Серега, – поручкался с ним Ярослав. Несмотря на разницу в возрасте, отношения у них были приятельские. – Как спалось сегодня?

– Чего риторические вопросы задаешь?! – сумничал тот. – Знаешь же ведь, что весь город эти хреновы сны видит. Говорят, целая комиссия сегодня из Москвы приезжает. Проверять нас будут.

– Надо же, чертте какая уже по счету… На небо сегодня смотрел?

– Такое же, разве что чуть потемнее стало…

Вопрос про небо оставался актуальным вот уже три месяца. Изменения, произошедшие с родным голубым небом и привычно белыми или серыми, если на заводе был выброс, облаками, породили множество слухов, домыслов и страхов. Чего только ни говорилось за эти три месяца – за день не расскажешь. Рассматривались версии от экологической катастрофы до прилета инопланетян, не был забыт и конец света. В Сосновск слетелись пророки, ясновидцы, экстрасенсы, контактеры и прочие маньяки со всей страны, прошел слух, что даже из зарубежья прибывать начали. А поводом для подобного ажиотажа послужило изменение цвета неба – от нейтральноголубого до багрового, причем, что самое странное, не произошло никаких изменений с самим цветом – то есть, если можно так сказать, сам спектр цвета совершенно не изменился. Просто стало немного темней, словно красная туча закрыла солнце.

Изменения в цвете неба произошли одномоментно – заснули под одним, а проснулись под другим. Говорят, из космоса над городом видно красное пятно, как над Юпитером, только размером поменьше – аккурат в полСосновской области. Всего таких пятен на планете было два: еще одно возникло гдето в США.

Месяц назад стало появляться больше туч, участились грозы без дождя, появились проблемы с радиосвязью. В средствах массовой информации начали массироваться слухи о возможной эвакуации всего города, но пока ни наши власти, ни американские у себя предпринимать столь кардинальные шаги не спешили. Попробуй переселить пятисоттысячный город – это решение не из простых, тут никаких денег не хватит. Даже для американцев это накладно, не говоря уж про Россию. Но возможно, что двухнедельные кошмары, переживаемые городом, заставят власти пошевелиться. Пока же было много слов, бесконечных делегаций из самых разных институтов и академий, но очень мало дел. Да и какие тут могут быть дела, если ни черта не понятно, что это за природное явление (да и природное ли?) и как на него стоит реагировать. А люди, а что люди – они живут как жили: ходят на работу, спят (когда удается!), бродят по магазинам по делу и без, развлекаются – ничего не изменилось. Вот только в храмы чаще ходить стали да число самоубийств в последнюю неделю увеличилось – кошмары начали сказываться.

Спустившись на первый этаж и открыв дверь подъезда со сломанным, наверное, в тысячный раз домофоном, Ярослав вышел во двор, лениво перебрасываясь фразами с Сергеем. Здесь они наскоро попрощались и разошлись в разные стороны – Сереге надо в компьютерную фирму, где он работает менеджером, а Ярославу на остановку.

Пятиминутная прогулка от дома до остановки немного подняла настроение Ярослава. Особенно постаралось на ниве жизненного тонуса небо над головой. Оно было сегодня багровокрасным с фиолетовыми вкраплениями. Перистые облака, расчертившие весь небосвод, словно подсвечивались прожекторами с пульсирующими фиолетовыми лучами. Гдето в вышине сверкали пучки молний. Безумные тени метались по небосклону, играя в свои непонятные игры. Именно так, должно быть, выглядит небо ада: сочные багровые тона, свирепые схватки вечно голодных стихий и ощущение занесенного над твоей головой гигантского молота как апофеоза нечеловеческого могущества. Но это взгляд только с одной стороны, с другой же – это демоническая, завораживающая красота, заставляющая тебя смотреть и смотреть, упиваясь хищной магией адских красок. Только так, двояко, можно воспринимать это небесное явление.

– Сегодня чтото новенькое, – сообщил подошедшему Ярославу мужик, стоящий на остановке и с увлечением рассматривающий небо. Над левым нагрудным карманом его рубашки была надпись «Слава тракторостроителям!».

Подъехало маршрутное такси, в качестве которого служил один из недавно закупленных сосновской администрацией пазиков. В него с облегчением сел не настроенный ни на какие абстрактные разговоры Ярослав, неизвестный же тракторостроитель остался на остановке.

Оплатив проезд, Ярослав проследовал в конец автобуса и сел у левого окна на заднем сиденье. Автобус был на удивление пуст, словно и нет семи тридцати утра и люди не спешат на работу. Даже не все сидячие места были заняты. Кудато подевались толпы пенсионеров, спешащих на свои участки. Обычно в это время сложно не то что сесть, залезть в автобус проблематично. Середина мая, особенно когда стояла такая необычайно теплая погода, всегда отличалась бурным оживлением дачников, использовавших данный маршрут для поездок в дачный поселок, который располагался за городом, сразу же за техническим университетом, где учился и работал Клыков, а год назад работал его отец.

Все пассажиры ассоциировались со студентами или молодыми преподавателями, едущими на первую пару в университет. К этой же категории относились практически и те немногие, кто заходили в автобус на последующих остановках. Подавляющему большинству надо было ехать до конечной, где, собственно, и располагался университет.

Итак, тихо радуясь относительно пустому автобусу, Ярослав с любопытством поглядывал в окно. Разговоры вертелись вокруг двух вещей: чертовщины в небе и не меньшей чертовщины в снах. «Замечательные» сны с охотниками беспокоили не одного Ярослава. Каждый второй жаловался на кошмары и пересказывал один и тот же сон. Общество продолжало удивляться подобной загадке природы, но довольно вяло. За три месяца она успела както приесться, надоесть. Уже не было жарких словесных баталий, которыми так славится молодежная аудитория, вне зависимости студенты это или молодые преподаватели. В автобусе царила спокойная, убаюкивающая атмосфера. Быть может, если бы пазик ехал чуточку быстрей, для Ярослава и остальных пассажиров эта поездка имела бы несколько иные последствия, но что было, то было. История, к сожалению, не терпит сослагательного наклонения.

Автобус не спеша подъезжал к университету, и люди начали готовиться к выходу. Было восемь часов утра. Ярослав подхватил сумку и направился к дверям, как вдруг его внимание привлек матерный возглас водителя и последовавшее за ним резкое торможение. Сдержав очень нехорошие слова, характеризующие умственный уровень водителя, Ярослав бросил взгляд по направлению движения автобуса. Посмотрел и не смог оторвать взгляд.

– Это еще что такое?! – раздался рядом возглас рослого парня, с рельефной мускулатурой, заметной даже под тонким свитером, в который он был одет. Парень принадлежал к тому типу, который очень нравится девушкам: крепкий, подтянутый, прямотаки символ мужественности. Дорогой он вовсю болтал с двумя девушками. Сейчас весь его вид выражал крайнее изумление, как, впрочем, и у всех остальных пассажиров.

Картина за окном стоила того оцепенения, что охватило людей. В небе над дорогой клубилась багровая тьма, иначе и не скажешь. Мрачные, зловещие тучи прямо на глазах образовывали гигантскую воронку. Разряды молний проскакивали по краям, ненавязчиво демонстрируя колоссальную энергию, затраченную на ее образование. Стремительно темнело. Через какието секунды в небе открылся провал, ведущий в неведомые бездны и словно заглядывающий в душу каждого, точно черный глаз демона из царства мрачного Аида. Ужас и смятение охватили наблюдающих людей.



«Началось! – сковала сердце и заставила дрожать колени паническая мысль. – Началось!»

Хотя что именно началось и как оно может закончиться, вряд ли кто мог сказать. На мгновение все вокруг поглотила звенящая тишина: машины, люди, все вокруг застыло в напряжении, некоторые водители выскочили на дорогу, вглядываясь во тьму. Складывалось ощущение, что ктото нажал стопкадр на видеомагнитофоне. Но вот в этой воронке, в этом клубке тьмы появились точки. Поразительно, но Ярослав даже помыслить не мог, что у черного цвета может быть столько оттенков. Эти точки были словно квинтэссенция самого мрака. Сгустившись из первозданной тьмы, они замерли на миг, на один удар сердца, а потом понеслись к людям и машинам, быстро увеличиваясь и приобретая узнаваемые очертания.

Первобытный ужас темной волной окатил Ярослава, все его существо пронизала дичайшая слабость, чтобы не упасть, он оперся о поручень. Но вслед за волной ужаса пришло узнавание, и от этого стало еще страшней. Хотя казалось, что бояться сильнее уже невозможно! Окинув окружающих внимательным взглядом, Ярослав осознал родство с ними, родство, вызванное переживаемым кошмаром. Люди напоминали сбившееся в кучу стадо овец, увидевших кровожадного волка. Это касалось не только пассажиров автобуса, но и людей на улице, в других автомобилях – все, застыв, покорно ждали своей участи. Ибо точки превратились в тварей из кошмаров, которые терзали людей на протяжении долгих ночей. На них летели Охотники, Те, что снились по ночам.

Распространяя вокруг себя волны ужаса, кошмарные, одетые в броню твари с могучими крыльями атаковали скопления людей и крупные автомобили. Но даже угрожающая им опасность не смогла заставить мужчин и женщин бежать и спасать свои жизни. В оцепенении, охватившем их, было нечто противоестественное. Бежать прочь от опасности – это один из базовых инстинктов человека, но сейчас он почемуто не сработал.

Каждая тварь словно заранее выбрала себе цель и летела именно к ней. Атакующие действовали четко и слаженно, все это фиксировал мозг Ярослава, тщетно пытающегося разорвать оковы неподвижности. Но тут пазик накрыла тень очередной атакующей твари, раздалось яростное хлопанье крыльев, и машину сотряс страшный удар. Крышу, точно копья, пронзили черные когти, снова раздалось хлопанье крыльев. Рывок, и Ярослав упал в проходе, сильно ударившись головой. Последнее, что промелькнуло перед его взором, была убегающая земля за окном автобуса.

ГЛАВА 2

Пробуждение было тяжелым. Конечности затекли до невозможности. Чтобы пошевелить хотя бы пальцем, приходилось собирать в кулак всю волю. Ярослав слабо застонал. Вернее, подумал, что застонал – он не слышал ни звука. Так бывает, когда в пустой квартире в полной темноте работает телевизор с выключенным звуком. Мерцает экран, движутся картинки, но ухо не в состоянии уловить ни малейшего шороха.

«Оглох?!! – пронзила паническая мысль. – Но почему?! Что произошло?!»

И тут память услужливо преподнесла картинки ожившего кошмара – воронка в небе, атака чудовищ, полет автобуса.

«Вот так и сходят с ума», – торжествующе произнес внутренний голос.

Вместе с памятью начал возвращаться и слух. Первым был услышан скрежет чегото очень твердого и острого по металлу. Этот звук заставил на время забыть про онемевшее тело. На лице Ярослава появилась гримаса раздражения.

– Кому там неймется? – со злостью прошептал он. Слова, подобно путнику, продирающемуся сквозь заросли, с трудом раздвигали пересохшие губы. С огромным усилием разлепив веки, он тут же их смежил. Глаза словно затянуты мутной пеленой, голова сильно кружится.

Подождав, пока головокружение уймется, Ярослав снова попытался осмотреться. Во второй раз это получилось гораздо легче и результативней – прямо перед собой он разглядел помятое ведро неопределенного цвета, к тому же заляпанное маслом. Сам же он лежал на животе на полу автобуса, голова под сиденьем.

Посчитав такое положение недостойным высокого звания человека, Ярослав попробовал встать на четвереньки. Как ни странно, это ему удалось – конечности слушались уже гораздо лучше.

– Ничего, мы еще повоюем, – для собственного успокоения пробормотал Ярослав.

В процессе осмысления своего положения в пространстве он както упустил происходящее вокруг. А обстановка явно изменилась. Прекратился изматывающий душу скрежет по металлу. Теперь раздавались шуршащие звуки – словно ктото большой и очень тяжелый лениво ступал по дороге, засыпанной мелкой щебенкой. Гдето недалеко раздавались тихие подвывания, прерывающиеся не менее тихим поскуливанием и плачем. Казалось, что звуки издает не одно существо, а несколько.

«А почему так светло?» – возник неожиданный вопрос. Медленно подняв голову, он так и застыл с разинутым ртом – крыша автобуса отсутствовала напрочь. О том, что она вообще когдато была, напоминали только рваные края. Автобус был вскрыт, словно консервная банка. Ярослав уже совсем другими глазами осмотрел то, что раньше являлось транспортным средством. Вся обивка была разодрана, несколько кресел вырвано с мясом, изза чего салон автобуса казался слишком просторным. В некоторых местах пол и сиденья залиты чемто красным, очень сильно напоминающим кровь. На заднем сиденье лежали в неестественных позах, словно отброшенные страшной силой, два парня. Как смутно помнилось Ярославу, они стояли за ним у выхода из автобуса и обсуждали какуюто «сволочь, которая никак не хочет допускать к экзамену».

Медленно повернувшись всем телом в сторону выхода, Ярослав столь же медленно пополз наружу. Осторожности ради он так и двигался на четвереньках… и не зря. Его взору предстала жуткая, завораживающая своей жестокостью картина. За дверью лежащего на возвышении автобуса виднелся огромный каменистый пустырь, поросший чахлыми кустиками неизвестной травы. А посередине пустыря располагалось НЕЧТО, словно сошедшее со страниц Некрономикона – вымышленного учебника несуществующей науки. Лавкрафт был гениальным писателем, но ему даже не снилось то, что Ярослав увидел на площадке перед автобусом.

Четкими, рублеными линиями на каменистой земле была начертана сложная геометрическая фигура. Справа от центра в ней был оставлен проход – иначе не назовешь этот ничем не перечеркнутый коридор, границы которого строго выделены невообразимыми иероглифами. Они, а также те знаки, которые украшали все углы, точки пересечения, наиболее крутые дуги по всей фигуре, просто завораживали. Все дышало такой древностью и невообразимой мощью, что не было никакой возможности смотреть на это без рези в глазах. Над особенно густо испещренными знаками участках земли дрожал воздух.

Все пространство вокруг фигуры было усыпано костями. Коегде на пересечениях линий рядом со знаками лежали черепа. На некоторых из них еще виднелись остатки плоти. Резкий порыв ветра принес тяжелый запах крови, и Ярослава снова замутило.

Чутьчуть отдышавшись, он обратил внимание на темнокрасный цвет линий, огораживающих центр фигуры. Этот цвет сильно напоминал цвет пятен, которыми была заляпана обшивка салона. Похоже на кровь. За этими линиями нет ни одной кости, пространство внутри идеально чистое.

Вдруг словно щупальце спрута протянулось по коридору к центру фигуры. Кровавокрасного цвета, оно будто чтото искало на земле, осторожно обходя встречающиеся знаки и не пересекая ни одной черты. Вот, нащупав красную ограждающую линию, щупальце вытянулось в струну, раздался хлюпающий звук, и оно втянулось в центр этого сложного геометрического построения, растворившись в нем без следа. Кровавый рисунок пришел в движение. Он начал стремительно усложняться, а на концах линий, близких к границам коридора, словно набухли почки. Они почемуто заставляли думать о ядовитых змеях, приготовившихся к броску. У Ярослава ощутимо затряслись руки. Сдавленный писк вырвался из его сжавшегося в спазме горла, язык присох к гортани. Словно кролик, он перевел взгляд в ту сторону, откуда протянулось щупальце.

На земле лежали три девушки и два парня. Девушек сотрясала мелкая дрожь, и именно они были источником тех всхлипываний, на которые ранее обратил внимание Ярослав. Парни не издавали ни звука. Но это не было проявлением отчаянной храбрости. Чтото неестественное было в их молчаливой неподвижности. Глаза всех пятерых были устремлены в одну сторону. А там, там находился оживший кошмар.

Их взоры приковывала жуткая тварь. Темнобордового цвета, с мрачноватым отливом. Все это существо покрывали мелкие чешуйки – от носа до кончика хвоста. Оно имело четыре лапы, два крыла, длинную шею, которая заканчивалась устрашающего вида головой. За каждым ухом и на носу находилось по рогу мутноватобелого цвета. От затылка до хвоста шел шипастый гребень. Каждую лапу украшало по шесть длиннющих, жутковатого вида когтей. Ярослав сразу же вспомнил, что непосредственно перед тем, как он потерял сознание, эти черные когти пробили крышу их автобуса. Да черные ли?! По когтям побежали голубоватые разряды, и прямо на глазах они начали менять свой цвет на цвет рогов. Контраст между кровавобордовым телом и мутноватобелыми орудиями разрушения ощутимо давил на психику.

Все это отмечалось сознанием Ярослава помимо его воли. Он вообще не мог сейчас чтолибо сознательно предпринять. Все его мысли были об одном – ну зачем он встал?! Ведь хорошо так лежал, и вот на тебе!

Только оглядев чудовище с ног до головы, Ярослав обратил внимание на то, чем оно занималось. У ног монстра лежала кровавая тряпка, которую он самозабвенно полосовал когтями. Вот, закончив свою работу, тварь опустила до этого высоко задранную голову, захватила пастью ворох обрывков и коротким броском швырнула их через коридор в фигуре в самый центр. Не долетев какихто метров до цели, этот ворох словно размазался в воздухе. Ощутимо тряхнуло. Появилось облако красного цвета, на мгновение замерло в неподвижности и кровавым дождем выпало на землю. Шипение впитываемой сухой землей жидкости перекрыл стук – упал какойто предмет. Он докатился до центра фигуры и остановился. Только тут Ярослав разглядел, что это человеческий череп. Пустые глазницы были устремлены на него. В них чтото блеснуло. Это оказалось последней каплей для Ярослава, который изза жалости даже живую рыбу не мог выпотрошить. Желудок резко рванул к горлу, рвотные спазмы сотрясли все тело. До конца не оправившись от потрясения, он не смог удержаться в прежнем положении и вывалился из дверей автобуса. Упал опять неудачно, спиной о землю. В судорожной попытке вдохнуть глоток воздуха Ярослав разевал рот. Руки хаотично шарили в пыли. Боль от удара прошла почти мгновенно, но тут левая ладонь накрыла какойто каменный обломок, который впился в нее всеми острыми гранями. Пальцы рефлекторно сжались в кулак. В следующее мгновение у Ярослава опять перехватило дыхание: над ним мрачной тенью нависло некое существо.

– Аааааххххммм!! – единственный звук, который смогло исторгнуть его горло.

Взгляд существа пригвоздил Ярослава к земле крепче всяких оков. Судорога скрутила все его члены. Мерзкая тварь смотрела так довольно долго. Ярослав чувствовал, как его мозг словно ощупывают грубые лапы чудовища. Череп будто распирало изнутри могучей силой. Волны боли прокатились по всему телу. С каждым ударом сердца боль все усиливалась. И вот уже не волны, а океан боли, и из этого океана нельзя было выплыть, в нем можно было только утонуть. Но Ярослав боролся, он напрягал все свои жалкие силы, чтобы не сойти с ума от боли и ужаса. Он уже не понимал, где он и кто он. Единственное, что перекрывало боль, – это раскаты хохота, разносящегося по закоулкам его мозга. Монстр был доволен, он был просто чертовски доволен.

Боль исчезла так же неожиданно. Только что она была, и вот уже ее не стало. Ярослав хрипло застонал. Левая рука все еще сжимала камень. Он цеплялся за него, как за последний якорь, что не дает кораблю его сознания унестись в кипящее море безумия.

А тварь не теряла времени зря, ловкими, можно даже сказать, отработанными движениями когтей она избавляла Ярослава от одежды. Он не сопротивлялся. Очень часто когти пробивали кожу, и от этих резких вспышек боли он хрипло вскрикивал. Когда одежда была сорвана, то буквально все тело Ярослава оказалось покрытым кровоточащими ранами. Оглядев лежащую перед ним жертву, монстр удовлетворенно заурчал. После этого Ярослав был подхвачен левой передней лапой, и чудовище неторопливо поковыляло к центру фигуры. Ярослав висел безжизненной тряпкой. Осторожно пройдя по коридору из линий, причем тело человека было пронесено так, чтобы не пересечь какуюнибудь линию или знак, чудовище уронило свою ношу на землю справа от черепа в центре. Короткими взмахами передних лап тварь расположила тело Ярослава как требовалось и, пятясь задом, осторожно вышла за пределы линий. Незримая тяжесть, прижимающая человеческое тело к земле, не отпускала.

Через некоторое время от автобуса донеслись крики, полные боли. Из собственного опыта Ярослав понимал, что в этот момент там творилось. Спустя еще какоето время раздались тяжелые шаги, и, скосив глаза, он снова увидел чудовище, осторожно несущее уже в правой лапе еще одного несчастного. В нем Ярослав опознал того парня, который так не понравился ему в автобусе. Его положили слева от черепа, на расстоянии вытянутой руки от Ярослава. Судя по всему, их тела лежали параллельно друг другу. Повторилась процедура с выходом наружу, и монстр направился в сторону автобуса. Казалось, прямо над пазиком зависло солнце, почемуто зеленоватого оттенка. Чудовище подошло к автобусу, встало на задние лапы и, опираясь о края, через то место, где раньше была крыша, просунуло голову внутрь. Когда тварь показалась вновь, то оказалось, что какимто образом она ухитрилась подцепить два тела, что лежали на заднем сиденье автобуса. Лениво переваливаясь, монстр направился к фигуре.

Зайдя за линии, ограждающие фигуру, он с той же тщательностью разместил трупы, положив одно тело прямо на Ярослава, а второе на другого парня, причем головы погибших лежали на животах живых лицами вверх. Теперь гдето в районе солнечного сплетения в Ярослава упирался затылок мертвеца.

Видимо закончив приготовления, чудовище выпрямилось и замерло. В эти мгновения Ярослав понял, что их собираются принести в жертву в какомто жутком обряде. Он попытался пошевелиться, но безуспешно. Даже звука не смог издать, только глаза безумно вращались в орбитах, а кровеносные сосуды готовы были лопнуть от напряжения.

Наконец чудовище пошевелилось. Подобрало хвост и село на задние лапы. Оно стало выше, но теперь полностью умещалось в центре рисунка, свободном от линий. Резкими четкими движениями оно по очереди изобразило какието знаки прямо на плоти мертвецов. Совершив это, снова замерло. Потянулись минуты ожидания. Вдруг тело, лежащее на Ярославе, задрожало. Посмотрев обезумевшим от страха взглядом на размещенный на нем кровавый груз, он увидел, как от мертвеца, словно мыльные пузыри, отрываются шарообразные сгустки плоти и собираются в облако над черепом в центре. То же самое происходило и справа от Ярослава. Тела медленно истаивали. Наконец от них остались только черепа. Сгустившееся облако забурлило. Неожиданно оно выбросило четыре щупальца: два из них протянулись к черепам на животах людей, одно к центру фигуры и одно прошло над монстром в сторону коридора. Раздались чмокающие звуки, и щупальца исчезли. Ярослав увидел, как три из них втянулись в черепа, заставив светиться багровым глазницы, четвертое же, судя по всему, закрыло проход, замкнув фигуру; по крайней мере, у Ярослава возникло именно такое ощущение. Сразу же испарилось и облако.

В пространстве начала скапливаться чудовищная мощь. Даже ужас, испытываемый при виде монстра, както поблек по сравнению с этим. Вдруг, будто подстраиваясь друг под друга, в унисон запульсировали черепа. В голове Ярослава зазвенела какаято струна. Она брала все более и более высокую ноту, пока Ярослав не перестал чтолибо различать за ее звоном. Окружающая реальность словно отодвинулась на второй план. Ослабло зрение, а за ним и все остальные чувства. И тут незримый толчок, или, скорее, пинок, вышвырнул Ярослава из его тела.

Он взлетел, причем взлетел в буквальном смысле этого слова. Взлетел и смог оглядеться вокруг. Он находился на высоте примерно одного метра над своим телом и мог рассмотреть его во всех подробностях. Рядом он увидел того парня, который также, разинув рот, смотрел на себя, лежащего на земле. Теперешнее тело практически ничем не отличалось от лежащего на земле, присутствовал только некий налет нереальности. Фигуры выглядели словно призраки на ветру. Несмотря на всю материальность, казалось, что вот налетит порыв ветра и развеет тебя, будто дым. Ярослава передернуло. Чтобы отвлечься от гнетущего ощущения, он более внимательно посмотрел вниз.

Тела на земле образовывали странноватую фигуру или знак. Две параллельные линии из тел, пульсирующая точка черепа посередине. Между параллельными линиями чуть поодаль сидел монстр. Его туша изображала третью линию. Эта догадка буквально ворвалась в сознание Ярослава. Это знак. Нет, не так. Это ЗНАК. Знак Силы и Могущества, Власти и Владычества. Знак Древних. Правда, что это за Древние и почему именно так, с большой буквы, Ярослав не знал. Страх внезапно исчез. Его сменила ярость. Хотелось рвать и метать. Повернувшись к чудовищу, Ярослав неожиданно встретился с ним взглядом, и весь его яростный порыв угас, как огонек свечи. Монстр сидел приподняв голову и смотрел прямо на людей. От всей его фигуры исходила сосредоточенность и готовность к любому развитию ситуации.

– Он нас видит, – сказал Ярослав и удивился тому, что снова может говорить.

Неизвестный парень промолчал. За него ответил монстр.

– Да, червь! – пророкотало в сознании Ярослава. – И ты скоро умрешь, дабы приумножить мои силы! Скоро обряд будет завершен, и силы Мертвой скалы, знака Древних, и крови иномирян сольются в едином потоке, который вольется в мои жилы! Гордитесь, смертные! Этот обряд поставит меня, РошагхааргЛога,[9] в один ряд с сильнейшими из народа хааргзоамов.

Сказав это, он запел. Песня переливалась, обволакивала, опутывала незримыми тенетами Ярослава и его собрата по несчастью. Она врывалась ядовитыми щупальцами в самые потаенные глубины души. Ярослав понял, что это существо, этот Рошаг, изменяет его. Эта наглая бесцеремонность, унижение, ненависть снова всколыхнули все чувства Ярослава. Он начал бороться. Напрягая все силы своей души, он сопротивлялся этому вторжению. От чудовищного напряжения ему чудилось, что он слышит, как трещат барьеры воли, поставленные на пути незримых щупалец. Весь мир перестал существовать, остались только воля человека и колдовская песнь чудовища…

Казалось, что прошла вечность. Но вот зазвучали заключительные аккорды песни. Они заставили черепа на неподвижных телах взорваться кровавой пылью, после чего словно удар молотом вогнал души людей в их тела.

Разом вернулись все ощущения, и Ярослав понял, что может пошевелиться. Повернув голову, он увидел, что парень лежит неподвижно и мертвым взглядом смотрит в небо. Тварь, или Рошаг, как он назвался, застыла мраморным изваянием, только мелко подрагивали разбухшие мышцы. Сложенные на спине крылья буквально светились изнутри безжизненным светом. Неожиданно серая пыль и мелкие камни, лежащие вокруг тел парней, рванулись ввысь, где их разогнал сильный порыв ветра. Обнажилось тело скалы. Она едва ощутимо вибрировала.

Вдруг словно удар тока пронзил Ярослава. Он застонал. Нечто, некая сила отделялась от скалы и пронзала его тело. Рядом скрутило соседа. Эта сила использовала их в качестве проводников. Ярослав чувствовал, как потоки силы не задерживаются в нем, а преобразовываются и устремляются к сохранившемуся черепу в центре фигуры. Тот сыто заблестел. От сильной боли Ярослав зажмурился и внутренним зрением увидел переплетение разноцветных пульсирующих линий, которые тянулись от них с парнем к черепу, а уже от него к Рошагу. Причем характер линий, идущих от черепа, был несколько иным. От них веяло чемто недобрым, враждебным. Рошаг наливался силой. Он теперь виделся Ярославу как сгусток дикой, необузданной энергии, которая пульсировала в такт злобному мерцанию черепа.

Поток энергии превратился в ревущий ураган. Казалось, что это продолжается уже целую вечность. Высоко над головой образовался мерцающий вихрь, водоворот, подобный тому, что исторг бесконечно давно, вечность назад, мерзких тварей на беспомощный город. Золотистые змеи молний снова оплетали края водоворота, но размеры и сам вид воронки постоянно менялись. Метаморфозы следовали непрерывным потоком. Наконец это явление природы зафиксировалось в определенной форме и приняло облик короны, в которой воронка образовывала обруч, а зубцами служили постоянно извивающиеся языки молний, беспрестанно порождаемые водоворотом. Размеры короны поражали и ужасали. Она нависала непосредственно над местом обряда, грозя погрести дерзких под лавиной энергии.

Неожиданно из центра короны начал опускаться хобот вихря, кипящего первобытной яростью разбушевавшихся стихий. Вот он приблизился к фигуре на земле, и Ярослав, несмотря на чудовищную боль, мешающую думать, понял, что это убьет их всех. Что это ответ могущественных сил на попытку забрать часть их мощи. Он ждал этого с нетерпением, надеясь, что смерть избавит его от этой нечеловеческой пытки. Монстр же не обращал внимания на грозящую опасность, только постанывал, словно от наслаждения.

Но ожили знаки, начертанные на земле. Они багрово засветились и в последний момент перед ударом соткали защитную сферу по границам фигуры, но это ненадолго задержало разбушевавшуюся стихию. Защита лопнула со страшным треском, хобот вихря на мгновение замер. Этого мгновения хватило для того, чтобы активизировались знаки на последней фигуре из крови, которая огораживала внутреннее пространство рисунка на земле, то место, где лежали люди и Рошаг. Эта защита также не выдержала, но, лопнув водопадом мутнокрасных искр, она развеяла и чудовищный хобот. Пошла цепная реакция. Вслед за хоботом начали разрушаться те жуткие стяжки, что связали Силы, образующие вихрь. Раздался громоподобный звук удара, из черепа прямо в центр вихря ударил луч зеленоватого света, и сильный порыв ветра очистил небо.

Рошаг открыл глаза и торжествующе взревел. Ярослав какимто шестым чувством понял – пришло время умирать. И от этой мрачной безысходности, этой суровой неотвратимости карающего удара стало почемуто так горько, что он, превозмогая боль, из желания хоть както навредить своему врагу, ударил камнем, который все еще продолжал сжимать левой рукой, по оставшемуся черепу.

На то, чтобы повернуться на правый бок, ушли все силы, и удар получился очень слабый. Наверное, таким ударом даже муху не убьешь, но все же этого хватило. Череп оказался неожиданно хрупким. Он был словно соткан из воздуха и от такого слабого удара, почти касания, просто рассыпался. Рассыпался в пыль.

На мгновение все вокруг замерло. Обряд оказался прерван. Рошаг неверящим, остановившимся взглядом смотрел на горстку пыли. Исчезли все звуки. Остановился ток энергии от скалы. Боль, окутывающая Ярослава свинцовым покрывалом, исчезла. Удары сердца, казалось, разорвут барабанные перепонки. Но так продолжалось лишь мгновение… Говорят, что в старину мореплаватели возили с собой бочки с жиром. Если корабль попадал в шторм, то этот жир выливался за борт. Масляная пленка смиряла разбушевавшуюся водную стихию на какието мгновения, но эти мгновения давали кораблю необходимую передышку. Шансы на выживание существенно повышались. Но не дай бог задержаться в этом окошке покоя в сердце шторма. Задержавшемуся кораблю или следующему за ним была гарантирована смерть. Чтото подобное происходило и вокруг Ярослава. Затишье было затишьем перед бурей.

И вот гром грянул. Слабая во время обряда вибрация скалы неожиданно начала нарастать. Вой, способный поднять даже мертвого, разорвал тишину. Вслед за воем обрушился удар энергии из скалы. Будучи невольными проводниками, люди начали корчиться на земле. Конечности, казалось, выворачивались из суставов. Трещали сухожилия. Кожа стала невесомой, прозрачной, похожей на древний пергамент. Стиснутые челюсти крошили зубы в песок. Жуткий, нечеловеческий крик огласил окрестности.

Пропускаемая телами энергия ударила в Рошага. Он боролся до конца. Его окутала мерцающая сетка серебристых молний. Поток, бьющий из распростертых на земле тел, рассыпался по поверхности сетки. Но вот и эта необычная защита исчезла, сметенная под напором токов Силы.

Рошаг умирал молча. Энергия вливалась в него потоком. Неспешный перелив усваиваемой Силы в начале обряда сменился хаотичным мельтешением разрозненных сгустков. Казалось, что этому не будет конца… Самым слабым звеном оказалась скала. Она не выдержала вибрации и ревущего потока Силы. Раздался страшный треск. Сеть мельчайших трещинок покрыла девственную чистоту камня. Ток энергии, проходящей сквозь людей, прервался. И опять затишье. Скрюченные люди и застывший монстр. Но вот шкура Рошага словно осветилась изнутри. Сначала это был ровный мягкий свет, но с каждым ударом сердца его интенсивность нарастала. Наконец, став нестерпимо ярким, словно осколок солнца, упавший на землю, свет исчез. Будто некто неизвестный повернул выключатель.

Лежа с закрытыми глазами, Ярослав видел всю фантасмагорию взбесившихся энергий от начала и до конца. Даже терзаемый болью, он фиксировал все в памяти. Это происходило без его участия, он не прилагал для этого никаких усилий. Видения словно возникали в его воображении.

Когда исчезла пульсация цветных линий и жутковатое свечение на месте Рошага, Ярослав разомкнул окаменевшие веки. Сил удивляться не было. Его охватила апатия. Рошаг оставался на своем месте. Стоял не шевелясь. Казалось, он ничуть не изменился, но это только казалось. Вот влажно заблестела его шкура. С каждым мгновением блеск усиливался. Побежали первые струйки.

– Да это же кровь?! – вырвался у Ярослава хриплый возглас.

Ран на теле монстра не было, но он истекал кровью. Изпод каждой чешуйки сочилась темнокрасная жидкость. Неожиданно передние лапы монстра подломились, и он медленно завалился вперед. Слабая попытка Ярослава увернуться ни к чему не привела. Его придавила упавшая туша. Хотя туша – это громко сказано, только верхняя часть туловища крылатого ящера повалилась на то место, где лежали ноги Ярослава. Их он все же успел поджать, лишь голова на длинной шее упала прямо на него. От удара, уже в который раз за сегодняшний безумный день, перехватило дыхание. Но не это оказалось самым страшным. Тело мертвого, теперь уже понятно, что мертвого, монстра продолжало сочиться кровью. Красная жидкость вытекала, словно выдавливаемая прессом. Жестко зафиксированный длинной шеей Ярослав оказался буквально залит дымящейся субстанцией. Все его тело было покрыто неглубокими кровоточащими ранками, оставленными когтями монстра, и в эти открытые ранки попала кровь Рошага. У Ярослава было такое чувство, что на него плеснули кислоты. Каждая рана начала пульсировать и словно гореть огнем. Он взвыл, и чужая кровь темным потоком хлынула в открытый рот. Кровь, словно живое существо, вливалась в тело жертвы. Волны боли прокатывались по организму, и захлебывающийся кашель разрывал легкие. Ярославу никак не удавалось отвернуть голову от заливающего его потока. Сознание мутнело. Окружающий мир завертелся вокруг своей оси, все чувства потеряли яркость. Сознание забилось и рвануло прочь испуганной чайкой…

Сознание плыло во тьме. Голодный, алчный мрак, пытающийся растворить в себе саму основу души, засасывал Ярослава. В этой темнице не было времени. Само это понятие отсутствовало, как отсутствовало тело. Вяло текли тени мыслей. Неожиданно окружающий мрак прорезал тонкий лучик света. Он становился все более уверенным. Вдруг стены темницы начали вытягиваться в трубу. И вот сознание уже несется по тоннелю, освещенному ярким светом в его дальнем конце. Скорость нарастает, и конец тоннеля приближается. Проходят какието мгновения, и яркий свет затапливает все вокруг…

Сухой кашель сотрясал грудь. Чтото твердое упиралось в грудину, чьито руки ритмично давили на спину. Подбородок оказался измазан чемто липким. Во рту невообразимо гадко. Общее состояние организма характеризовалось одним словом – мерзкое. Глаза застилала мутная пелена, прерываемая мелкими золотистыми черточками. Слух уловил знакомую речь.

– Сильней дави! Резче, резче! Кашляет – значит, жив. Второму не так повезло.

Голос был явно женский. Рядом раздавался истеричный плач и чейто успокаивающий бубнеж. Давление на спину прекратилось. Чьито сильные и, похоже, мужские руки помогли сесть. Ярослав открыл глаза. Перед ним на коленях стояла симпатичная черноволосая девушка с красиво вздымающей тонкий свитерок грудью (это Ярослав заметил, даже находясь в столь плачевном состоянии!) и участливо смотрела на него. Повернув голову, он увидел державшего его парня.

– Оклемался? – Голос был сухой, немного напряженный. – Встать сможешь?

– Да. Наверно. Не знаю…

– Ничего. Попытайся. Мы тебе поможем.

Парень схватил его за одну руку, черноволосая – за другую. Резкий рывок, и он на ногах. Ощутимо покачивало, но Ярослав устоял. Добровольные помощники осторожно отпустили руки.

– Ничего. Спасибо. Я сам… – Ярослав сделал осторожный шажок. Поташнивало, и немного кружилась голова, но жить можно.

Поискал взглядом источник шума – невдалеке горько плакала девчонка лет восемнадцати. Лицо закрыто обесцвеченными волосами. Плечи мелко вздрагивают. Рядом, приобняв ее, стояла другая девушка, именно ее голос успокаивающе бубнил. Хотя было заметно, что успокоение требовалось и ей самой. Та, что успокаивала, была, видимо для разнообразия, окрашена в рыжий цвет. Она подняла глаза на Ярослава и тут же их опустила. Кончики ушей покраснели.

Все это происходило на фоне покореженного автобуса. Рядом с передним колесом лежал второй невольный участник обряда. Он был весь буквально залит кровью. Глаза закрыты, не дышит. Рошаг лежал неподалеку. Только в этой мертвой груде уже нельзя было узнать гордого и жестокого мучителя. Поджав под себя лапы, он вытянулся стрункой, словно тянулся к чемуто, только шея была сдвинута в сторону. Ранее казавшаяся непробиваемой шкура мешком висела на скелете. Тут и там сквозь прорехи сверкали белизной кости. Вокруг тела расплывалось темное пятно.

Монстр лежал на очищенной от пыли и камней площадке. Темносерая скала когдато была идеально ровной, но сейчас ее покрывала сетка мелких трещин. Большинство из них было пропитано кровью. От покрывавших землю линий сохранилось несколько знаков, словно вплавленных в скалу. Но оставалось стойкое ощущение незавершенности системы. Это будило в душе смутное беспокойство… Ктото толкнул Ярослава в плечо.

– На, утрись. – Парень протягивал ему тряпку, бывшую когдато белой рубашкой.

Ярослав перевел взгляд на себя. Он был точно броней покрыт засохшей кровью. Ощупал лицо. Мда, с лицом то же самое. Неожиданно от всего пережитого задрожали колени, через мгновение колотило уже все тело. Стараясь взять себя в руки, он молча схватил протянутую тряпку и принялся оттирать стягивающую лицо грязь.

– Да ты не лицо оттирайто! – мрачно хмыкнул парень.

Недоумевающий Ярослав снова оглядел себя. Понимание пришло очень быстро. Если бы не корка грязи, то легко было бы заметить, как он залился краской стыда. Он был абсолютно гол. Руки рефлекторно прикрыли самое святое… Девчонки нервно захихикали. Даже плакса прекратила всхлипывать и неуверенно заулыбалась. Ярослав готов был провалиться сквозь землю, но опять выручил парень.

– Отойди за автобус и попробуй хоть немного оттереть кожу. Только осторожно, ты весь в ранах. Они подсохли, но кровь может пойти снова. Потом сооруди себе из этих тряпок какойнибудь наряд. – Он протягивал ворох какогото тряпья.

Приглядевшись, Ярослав узнал в некоторых из обрывков детали своей одежды. Память подсунула воспоминание о когтях твари, срывающей с него костюм и остальное. Благодарно кивнув, он зашел за автобус. Работы было непочатый край.

ГЛАВА 3

Ярослав оттер грязь и кровь относительно неплохо и поразительно быстро. Соорудил себе из обрывков одежды нечто с множеством узелков, но худобедно тело прикрывающее. Немного постоял, пытаясь оглядеться. Оказалось, что все они находились на горном плато, и сейчас он смотрел в сторону подножия. Внизу виднелось море колышущейся зелени с серыми проплешинами. Чуть дальше и левее просматривалось нечто голубое, похожее на реку. Правее полоса зелени упиралась в горы далеко не хилой высоты. Вдали также темнели горы. Повертев головой, Ярослав понял, что их гора все же самая высокая. Она просто исполин. Площадка, на которой проходил обряд, была вовсе не на самой вершине, как показалось вначале. Истинная вершина подпирала само небо. У нее был запоминающийся вид, вид сжатого кулака.

«Сжатый кулак, грозящий небу». – Ярослав поежился.

Наконец он вышел к народу. Его уже ждали. Было решено перенести обсуждение за автобус, туда, где переодевался Ярослав. Соседство места массовой гибели общих попутчиков, останки монстра, начавший чудовищно быстро разлагаться труп парня, не выдержавшего обряда, – все это тяжким гнетом давило на психику. Товарищи по несчастью, не чинясь, кружком уселись прямо на землю, Ярослав, как самый пострадавший, тяжело привалился к колесу.

Начали со знакомства. Парня звали Олегом. Был он поджарый, энергичный, а кроме того, белобрысый, голубоглазый, подтянутый – настоящая белокурая бестия, истинный ариец. Рукопожатие у него было короткое, но крепкое, даже очень. Не жаловавшийся раньше на слабость рук Ярослав слабо поморщился. Олег сдержанно сообщил, что ему двадцать шесть лет, частный предприниматель. Провожал девушку в университет. Сегодня, как назло, сломалась машина, и поехали на маршрутке. Подумав, добавил, что в армии служил в погранвойсках. Его девушка – это та черноволосая, что помогала приводить Ярослава в чувство. Звать Анастасией, но можно Настей.

Плаксу с крашеными волосами звали Олесей, а рыжую подругу – Наташей. Ярослав вспомнил, что именно к ним в автобусе клеился паренек, которому так не повезло во время обряда. Девчонки ехали в университет. Учились они на четвертом курсе (как обычно, Ярослав ошибся в первоначальной оценке возраста девушек).

О себе он коротко сказал, что зовут его Ярославом и что он преподает в университете. В автобусе ехал на работу.

– Ну что ж, познакомились и ладушки! – преувеличенно бодро заговорил Олег. – Теперь думу думать будем: где же мы, горемыки, оказались и что же нам делать…

– А что тут думать – в другом мире мы! – зло сказал Ярослав. – Вспомните только, какие дела происходили дома целых три месяца. Видимо, это были сопутствующие явления, подготовившие проход сюда, к этим тварям!

Последние слова он просто выкрикнул. Накипело. Вроде обряд недолго продолжался, а вот гляди ж… Ярослав невесело усмехнулся.

– Почему сразу другой мир?! – возмутилась Настя. – Может, Африка или Австралия, вон как тепло. Да и вообще, мало ли где?!

– Я, конечно, не знаток астрономии, но у нас зеленого солнца нет!

– У нас и багровых небес раньше не было!!!

– А ну хватит! – сказал, словно припечатал, Олег. – Будем надеяться, что мир наш. Но все может быть, и будем готовиться к худшему. Оставим предположения на потом, займемся насущными проблемами. Предлагаю объединить воспоминания о нашем похищении этим драконом.

– Драконом?! – воскликнул Ярослав.

– Да, драконом. А ты не заметил, что он один в один похож на драконов в справочнике мифических существ?

– А ведь верно… – Ярослав почесал в затылке. – Я и не заметил. Он сказал – Рошаг, я о нем как о Рошаге и думал.

– Кто сказал?! Какой Рошаг?! – загалдели все разом.

Олег предостерегающе поднял руку:

– Так, ты сейчас подробно нам все расскажешь.

Ярослав и рассказал, начиная от своего пробуждения и кончая разрушением черепа. Не забыл и про разговор с Рошагом.

– А драконто разговаривал, оказывается… – Теперь чесал в затылке Олег.

– Если ему это не пригрезилось от боли! – вставила свое слово Олеся. По отношению к ней у Ярослава начала формироваться стойкая неприязнь.

– А что вы знаете?

Рассказывать вызвался Олег. В тот момент, когда колеса автобуса оторвались от земли, многие попадали на пол. Самое неудачное падение было, судя по всему, у Ярослава. Правда, остальные потеряли сознание лишь немногим позже. Какаято дымка заволокла сознание, и все, дальше никто ничего не помнит. Когда дракон, или Рошаг, принялся отдирать крышу, то все стали просыпаться, но заторможенность не проходила. Никто ничего не понимал. Потом крыши не стало… Вместо нее появилась страшная морда и начала каждого внимательно рассматривать. Тех ребят, что сидели на заднем сиденье, дракон убил сразу же. Просто появилась лапа, один удар, и все – «финита ля комедиа». Семеро убитых, считая водителя. Затем всех пришедших в себя людей дракон вынес из автобуса и усадил невдалеке.

Возникло ощущение, что дракон был чемто недоволен. Олега и погибшего парня он положил чуть в стороне от девчонок. Все могли шевелиться, но о бегстве не было даже мысли. Потом дракон начал когтями чертить фигуры на земле, и оказалось, что это и не земля вовсе, а камень. Изпод когтей вовсю летели искры. Затем Рошаг принялся выносить из автобуса тела и вырезать на них какието знаки, после чего с ними стали происходить метаморфозы, подобные тем, что видел Ярослав. Черепа и немногочисленные кости дракон выкладывал на начерченные знаки и линии. Закончив свое адское черчение, дракон начал подвывать, клацать челюстями и выделывать лапами, крыльями, хвостом и шеей замысловатые коленца. Это продолжалось недолго, но тварь сильно устала. Об этом можно было судить по ставшему прерывистым дыханию. По завершении пантомимы с рисунком на камнях произошло чтото неуловимое.

Доселе молчавшая Наташа сказала, что он стал более живым. Все с ней согласились, правда, что это значит, не смог объяснить никто.

– Остальное ты видел… – закончил Олег и, помолчав, добавил: – Или участвовал.

– Ну а смерчи и молнии вы все видели?

Это видели все. Но только буря бушевала в непосредственной близости от фигур на скале, а вот буквально в десяти метрах ощущался только небольшой ветерок. Загадка природы, однако. Окончив рассказ, Олег высказался предельно ясно:

– Короче, дракон проводил магический обряд. Искал какуюто Силу. Нам от этого ни горячо ни холодно. Давайте думать, что делать дальше. Еды у нас нет, а спасатели не приедут. Поэтому задача минимум – найти пищу, задача максимум – выйти к людям…

– Если они тут есть… – себе под нос пробормотал Ярослав, за что схлопотал яростный взгляд Олега, который слышал все прекрасно.

Начальственные функции както само собой перешли к Олегу. Уверенный вид, убежденность в голосе, строгий взгляд, героический ореол пограничника, который бывал и не в таких передрягах, – все это сделало его авторитет непререкаемым не только в глазах его подруги, но и остальных девчонок. Ярослав не возражал.

Начались сборы. Часы было решено перевести на двенадцать – солнце явно стояло в зените. У водителя в автобусе взяли инструменты – набор из нескольких ключей и небольшой молоток. Это забрал себе Олег. Остальные просто подхватили свои вещи. Выстроились перед Олегом.

– Народ, слушай задачу! Я тут нашел тропку, навроде козьей, только пошире. Идет под гору, так что по ней и пойдем.

– Ну спустились мы, а дальше что? – подал голос Ярослав.

– К воде пойдем! Где вода, там морские пути. А там, глядишь, людей встретим. – Лицо Олега было непроницаемо.

Ярослав понимающе усмехнулся: «Успокаивает. Мыто понимаем, что если другой мир, то и людей может не быть. Хорошо хоть воздух подходит, да, будем надеяться, что солнечное излучение подобно излучению на Земле».

Выстроившись цепочкой, с Олегом во главе они начали спуск. Идти было легко. Тропка ровная, из стены слева очень удобно выступали камни. Цепляясь за них, все успешно перебарывали страх высоты. Обрыв справа не был подобен вертикальной стене, однако крутизна впечатляла. Упадешь – до подножия не остановишься. Легкость спуска зародила у Ярослава смутные подозрения – уж больно удобная тропинка, с частыми затесами на камнях, на которые так ловко ставится нога. Да и торчащие камни были слишком уж к месту, рука самостоятельно находила их, на ощупь. Идя замыкающим, Ярослав позволил себе несколько раз остановиться и внимательно разглядеть эти камни. Рисунок трещинок чересчур часто повторялся и больше походил на рукотворный знак из двух вертикальных черточек с горизонтальной волной поперек. Но надолго останавливаться он не мог, Олег подгонял, заставлял идти дальше. Ярослав вынужден был подчиниться.

Удивительно, но после всего пережитого Ярослав чувствовал себя довольно сносно. Он не ощущал головокружения, его не шатало, не тошнило, исчезли боли, прекратились приступы внезапной слабости. Все это радовало. Раны не болели и не кровоточили. Настроение поднималось, казалось, что у них все получится, что они не на другой планете, а на Земле и выйдут к людям. Есть не хотелось. Через несколько часов после начала спуска на него нашла какаято эйфория. Хотелось петь. Ярослав замечал бросаемые на него недоуменные взгляды девчонок и задумчивый – Олега, но ему было все равно. Немного удивил вопрос Олега. Один раз он остановил спуск, осторожно прошел почти по самому краю обрыва к Ярославу и спросил, не под кайфом ли он. Ярослав чуть не расхохотался ему в лицо, но сдержался и просто помотал головой. Олег пожал плечами и вернулся на свое место во главе маленького отряда. Спуск продолжался.

Прошло пять часов. Тропа вилась и вилась, казалось, ей не будет конца. Начало темнеть. Неожиданно группа вышла на широкую площадку. Она была словно предназначена для отдыха.

– Привал, – скомандовал Олег и сам подал пример, усевшись на землю. – Заночуем здесь. Завтра с утра продолжим спуск. Скоро подножие.

Никто не возражал. Девчонки повалились на землю, ближе к скале. Загомонили, жалуясь на усталость и голод. Ярослав молча прошел к скале и тоже сел. Эйфория кудато подевалась, теперь сильно болела голова. Олег переглянулся с Настей, и они вместе подошли к Ярославу.

– Может, скажешь, что с тобой? – начала разговор Настя. – А то идешь какойто странный, то песни поешь, то сам с собой разговариваешь.

– Не знаю, когда мы шли, мне стало почемуто так легко, что не мог удержаться…

– А тебе не кажется, что в сложившейся ситуации это несколько ненормально? – спросил Олег. – Для человека, который чудом выжил, ты ведешь себя неадекватно. Я даже решил, что ты какойто транквилизатор принял, да зрачки и координация нормальные. Не пойму я чтото… Хотя есть мысль одна…

Вдруг Ярослава осенило, и от этой догадки его прошиб холодный пот. В его сознании выстроилась цепочка: раны на теле, кровь дракона, яд. Да еще в легкие наверняка чтото попало, да в желудок. Его враз похолодевшие губы прошептали одно только словосочетание: «Кровь дракона».

– Ты тоже понял, – удовлетворенно отметил бывший пограничник. – Но ты расслабься, если ты все еще жив, то, скорее всего, это не быстродействующий яд. Он постепенно выйдет из организма.

– Есть такая штука, как осадочные яды. Или как их там. Яды, которые накапливаются в крови, и для их нейтрализации нужен антидот. – Губы Ярослава предательски дрожали.

– Да ладно, живы будем не помрем! – Олег дружески хлопнул его по плечу, а его подруга обняла Ярослава за шею и поцеловала в щеку.

От этой дружеской поддержки стало спокойнее на душе. Тут Ярослав вспомнил о сомнениях, которые занимали его во время спуска, и он рассказал про свои наблюдения, касающиеся признаков рукотворности тропы.

– Ты тоже заметил?! – обрадованно воскликнула Настя. – Мы с Олежкой всю дорогу обсуждали.

– А вы понимаете, что здесь может и не быть людей, подобных нам? Тропу могли проложить разумные существа, но не люди…

Тут в разговор вмешались Наташа и Олеся, ревниво поинтересовавшиеся о причинах возникновения секретов в их маленьком отряде. Разговор прервался. По молчаливому уговору было решено не нервировать этих девушек подобными разговорами. Вечер прошел в спокойной обстановке. Утренний кошмар както легко забылся. Острота впечатлений ушла.

Спать укладывались на пустой желудок. Перспектива спать на камнях не вызвала ни у кого энтузиазма, но делать нечего – каждый лег на облюбованном им месте. Ярослав остался на приглянувшейся ему неестественно ровной площадке. Стемнело. Все погрузилось во тьму. Приятная, обволакивающая тишина затопила все вокруг. Постепенно выровнялось дыхание спутников Ярослава, но ему чтото не спалось. Тело покалывало, словно мелкие иголочки вонзались во внутренние органы. Ощущение не из приятных.

«Видимо, в крови дракона были токсины, гормоны или какаято еще биологическая ерунда. – Мысли текли темным безрадостным потоком. – Что там еще могло быть? Только не должна на людей всякая инопланетная гадость действоватьто…» Ярослав когдато читал о том, что всякие там инопланетные вирусы на землянина не действуют, так как рассчитаны на иные живые формы, поэтому собственное состояние его удивляло.

Чтобы както успокоить нервы, он гладил ладонью камень, на котором лежал. Пальцы то и дело находили какието выемки. Странно, но перед мысленным взором Ярослава стала выстраиваться слишком уж правильная картина чередования углублений. И знакомая до жути. Две параллельные черточки, точка между ними, чуть ниже – совсем короткая черточка. Ярослава бросило в жар, на лбу выступил холодный пот.

«Да ведь во время обряда мы лежали именно в виде этого знака…» – Течение мыслей стало неожиданно четким и ясным. В тон им пальцы повторяли изображенные линии – сверху вниз, слева направо, сначала – линии, в заключение – точка. С каждой повторенной линией становилось все трудней двигать пальцами, но рука была словно заколдованная. Плита под Ярославом постепенно нагревалась, и с каждым движением все сильнее. Начал ощущаться слабый восходящий ток силы, шедший от камня. Покалывание в теле усилилось. На двенадцатом повторе знака словно молния ударила в глазные яблоки Ярослава, и его сознание отключилось.

В семь часов, едва лучи солнца осветили странников, они начали дружно просыпаться. Первым вскочил Олег, словно и не спал на голых камнях – бодрый, жизнерадостный. За ним проснулись остальные. Последним встал Ярослав, за что заслужил осуждающий взгляд Олега и пренебрежительные – девчонок. Ярославу было на все наплевать. Адски болели глаза, в висках словно пьяный кузнец кувалдой работал, во рту – премерзкий вкус. Ярослав первым делом осмотрел камень, на котором лежал. Он оказался правильной прямоугольной формы, в правом верхнем углу был словно выплавлен проклятый знак. Повторять ночные эксперименты чтото не хотелось. Ярослав зло сплюнул и оглянулся на спутников. Все уже собрались, ждали его. Построившись как и вчера, продолжили спуск.

Через полчаса вышли на еще одну ровную площадку, от которой спускались рукотворные ступени. От их основания далеко вниз уходила мощеная дорога. Девчонки радостно завизжали, их поддержал гиканьем Олег. Загремело эхо. Мрачно молчал один Ярослав. Наконец угомонившись, продолжили спуск. Радостное настроение заставило забыть даже о сосущей боли в желудках. Подножия достигли за какието пять минут. Короткий совет – и дружно решено идти по дороге в надежде, что она выведет к людям.

К обсуждению не присоединился только Ярослав. Мрачное его настроение усиливалось. К так и не прекратившемуся покалыванию всего тела добавился сильный жар. Перед глазами стоял туман. Масла в огонь подлило и воспоминание о щупальцах, которые запускал ему в душу дракон. Вроде бы отчаянными волевыми усилиями Ярослав остановил агрессора, но… чтото произошло с ним, както изменила его эта борьба. От этой мысли становилось хуже. Временами его начинало колотить. Радовало то, что никто не обращал на него внимания…

Пеший переход продолжался. Отойдя от основания ступеней метров на пятьсот, их группка както неожиданно попала в джунгли. Темной стеной невиданной зелени они прилегали к мощеной дороге, не преступая некой границы. Какофония неслыханных звуков оглушала людей. Треск, гомон, звуки ударов заставляли вздрагивать каждого. Люди сбились в кучу, шаги автоматически ускорились. Было страшно – а ну кто как выскочит да как куснет! Ярослав машинально отметил, что девчонки старались держаться поближе к Олегу. От этого было горько и обидно неизвестно почему. Зависти не было, только в душе оставался неприятный осадок.

Изредка общий шум прерывался довольно жутковатым ревом. Тогда все замирали, припадали к дороге. Ярослав, хоть и трясся вместе со всеми, но больше был занят мыслями о собственной участи. Вдруг Олег скомандовал привал. Он подошел к Ярославу и отвел его в сторонку.

– Необходимо найти еду и воду, – со значением сказал он. – Нам с тобой надо сделать вылазку в джунгли. Ты знаешь хоть чтонибудь о съедобных растениях?

– Почему только растения?! А звери и птицы?

– И как же ты собрался подбить зверя или птицу? Гаечным ключом? Или, быть может, молотком? – Олег презрительно усмехнулся. – Я, конечно, понимаю, что тебе нелегко пришлось, но остальным не намного легче.

На это Ярослав не смог ничего ответить, только виновато пожал плечами. Ему было стыдно. Он вроде как мужик, а распустил нюни. Девчонки и те не жалуются, а он только и знает, что умничать да изображать вселенскую скорбь. Пусть ему плохо, но надо держаться и не показывать этого остальным. Выживание всех зависит от каждого. Эта нехитрая истина пришла ему в голову и заставила собраться. Решительно кивнув, Ярослав сказал:

– Командуй! Что от меня требуется?

Внимательно посмотрев в глаза, Олег скептически хмыкнул. Хлопнул Ярослава по плечу и сказал, обращаясь ко всем:

– Ну вот, кажется, теперь можно обсудить перспективы на сытный обед. Повторяю: кто знает чтонибудь о растениях в джунглях?

Ответом было молчание и неуверенные улыбки. Ярослав решил подать голос:

– Яркие плоды есть нельзя – скорее всего ядовитые. Другие плоды можно есть, только проведя проверку…

– Какую?! – Девчонки оживились.

– Разломить, выдавить сок на руку, подождать… – Ярослав наморщил лоб, книгу о выживании читал давно, вспоминалось довольно сложно. Однако он чувствовал, что надо сделать один мысленный шажок, и все вспомнится… В голове словно чтото щелкнуло, и воспоминания полились потоком. – Если на коже появится покраснение, то есть нельзя. Если этого не случится, то можно капнуть в рот одну капельку сока. Если защиплет или будет неприятный вкус, то надо выплюнуть – ядовито. Затем откусить кусочек, покатать его во рту, прислушаться к ощущениям. Если все нормально, то проглотить. Подождать часов шесть, если не будет никаких неприятных последствий, то съесть один плод. Подождать еще… Потом можно есть.

– Ну ты и понарассказал… Есть захотелось, просто мочи нет. – Анастасия даже показала, как сильно ей хочется есть. Она закатила глаза и начала жадно облизывать губы. В животах у всех призывно заурчало.

– Добавлю, что каждый выбирает себе по одному плоду и проделывает все эти процедуры только с ним. Так мы узнаем максимальное число съедобных плодов в минимальное время… – Олег был, как всегда, предельно лаконичен. Поставленная им задача была повоенному кратка и понятна. – Ищем съедобные на вид плоды.

Поиски оказались долгими. Было решено – девушкам двигаться по дороге и искать по краям зарослей, а парням углубиться в джунгли и пошуровать там. Олег вооружился по такому случаю молотком, а Ярославу дал большой гаечный ключ. К сожалению, их затея не увенчалась успехом – продираться по джунглям без мачете оказалось дьявольски трудно. А если учесть, что постоянно ожидаешь, что ктонибудь может захотеть пообедать тобой, то задача становилась попросту невыполнимой.

Девчонки ушли далеко вперед, обогнав застрявших ребят. Через полчаса, злые и уставшие, Ярослав с Олегом выбрались назад на дорогу. Гибкие ветви цеплялись за одежду, лианы старались задушить. Результатом вылазки можно считать то, что одежда парней окрасилась в бурозеленые полосы, а на лицах появились свежие царапины. Раздраженные, они потрусили вслед за девушками, как вдруг всю звериную разноголосицу прорезал женский крик. Олег переглянулся с Ярославом – судя по всему, дотоле так и не проявившее себя зверье напало на девушек. Олег рванул вперед, Ярослав за ним. Оказалось, что бегун из него так себе. Олег легко оторвался и скрылся за поворотом, только глухой стук туфель по плитам дороги отдавался эхом. Ярослав попытался поднажать, но сейчас он был не в самой лучшей форме. Да и раньше не обременял себя излишними физическими упражнениями, плюс сидячая работа… Надсаживаясь, весь взмокший, то и дело спотыкающийся, он вылетел на девчонок и Олега. Вроде все были целы. Тут он увидел то, что привлекло их внимание. Дорога здесь расширялась и образовывала уютную площадку. В левой ее части располагался небольшой каменный бассейн, наполненный водой. Вода в него попадала из бьющего рядом источника, но не застаивалась там, а вытекала по неглубокому руслу кудато в джунгли. Здесь же, за маленьким каменным заборчиком, росли какието кусты, буквально усыпанные мелкими плодами. Кусты резко отличались от растительности вокруг. Слишком уж они походили на окультуренные растения, так что можно было надеяться на их съедобность.

В это время Олеська возбужденно тараторила Олегу:

– Олежек, я не удержалась и съела парочку вон тех зелененьких. Вроде ничего. И водички попила. Ты не сердись, а?!

Олег обреченно махнул рукой.

Было решено сделать привал. Отдохнуть, поесть, искупаться, набрать плодов в дорогу. Настроение у всех поднялось на недосягаемую высоту.

Первыми купались девчонки, за ними Олег и последним, как самый грязный, Ярослав. Он не возражал – кровь Рошага так до конца и не оттерлась. Сначала парни посидели часок, отвернувшись в противоположную от бассейна сторону, прислушиваясь к девичьему взвизгиванию, жалобам на холодную воду и отсутствие полотенец. Затем пошел Олег. Тот купался молча. В это время девчонки вовсю рвали плоды в пакеты, которые нашлись в сумочке у Олеськи.

Когда дошла очередь до Ярослава, он уже порядком заждался. Не спеша раздевшись, осторожно сняв расползающийся по всем швам ворох тряпья, он по небольшим ступенькам спустился в воду. Она была в меру теплой, в меру прохладной и приятно ласкала измученное тело.

«Почему девчонки сказали, что она холодная? Да и Олег чтото подобное говорил…» – сонной мухой проползла одинокая мысль.

Смыв грязь и кровь, Ярослав смущенно оглядел помутневшую воду. Но, к счастью, муть продержалась недолго, течение пусть и слабое, но все же довольно быстро смыло все лишнее, и вода снова стала кристально чистой. Ярослава одолели сомнения. Если рядом родник, то вода должна быть обжигающе холодной. Он подошел к канавке, по которой текла вода из родника, опустил туда палец. Действительно, вода была более холодной, причем, продвигая палец в сторону источника, Ярослав чувствовал холод все сильнее. Он хмыкнул. И вдруг испытал непреодолимое желание полежать в этой приятной, ласковой воде, что он с радостью и выполнил. Течение нежно омывало тело. Все мышцы охватила приятная истома. Кудато ушел жар, исчезло покалывание, развеялся туман в голове. Он не заметил, как прошло полчаса. Пора было вылезать. Оглядев себя, он обратил внимание на тонкие ниточки белых шрамов, покрывающих его тело. Вчерашние раны затянулись. С ним явно происходило чтото не то… Еще раз хмыкнув, Ярослав стал одеваться.

– Ну и горазд ты мокнуть. Прямо красна девица, – схохмил Олег. Девушки поддержали его дружным хихиканьем. – За плодами сходишь сам. Отдыхаем еще час. В три трогаемся.

Ярослав молча направился к маленькому садику, не заметив долгого изучающего взгляда Олега. Тот не очень понял, как такой незакаленный человек, как Ярослав, смог столько времени просидеть в этой ледяной воде. Все окунулись пару раз и все, а этот как в теплой ванне там залег… Над этим стоило подумать.

А Ярослав блаженствовал. Ощущение чистого, отдохнувшего тела дало такой заряд бодрости, что на оскорбительное отношение не хотелось обращать внимание. Проходя мимо источника, он наклонился и припал к воде. Как он и подозревал, от холода стыли зубы, но жажда заставляла терпеть. Он пил долгими жадными глотками и никак не мог напиться. Вода была поразительно вкусной. Наконец он оторвался от нее и пошел дальше. Только теперь его голова была занята другими мыслями – источник, как и бассейн, оказался выложен мелкими каменными плитками, только у источника на них был выбит иероглиф. Этот иероглиф в точности повторял виденный Ярославом в горах знак на камнях, торчащих из скал. Это были две параллельные линии, перечеркнутые волной.

Раздумывая об этом, он начал механически обрывать плоды с ближайшего куста. Неизвестные фрукты формой сильно походили на обыкновенные земные яблоки, только кожура как у апельсина и похожий аромат. Вкусно было умопомрачительно. Яблоки с таким вкусом Ярослав ел только в детстве, когда он еще маленький жил с семьей в частном доме и у них был свой сад. И было одно дерево, на котором росли столь же вкусные плоды. Ярослав на всю жизнь запомнил этот вкус и название сорта – сахарный аркат. Уехав оттуда, он больше никогда не ел ничего подобного, и почувствовать вкус детства сейчас оказалось невообразимо приятно.

Вот так, расслабленно набивая желудок, он выбросил из головы все загадки, тайны и ужасы их теперешней жизни. Забылись неопределенность ситуации и страх никогда не увидеть людей, забылась даже появившаяся стойкая уверенность, что магия – это реальность. Исчезла готовность к опасности, даже джунгли не казались уже такими страшными. В такие благостные моменты всегда чтото происходит. Бывает, кажется, что жизнь наладилась, все получается, ты спокойно строишь планы, и вдруг… госпожа фортуна поворачивается к тебе задним местом. Некоторые люди даже считают, что оното и является истинным ликом чертовки удачи.

Так произошло и сейчас. Казалось, вот только что Ярослав смотрел на этот участок джунглей, все спокойно, и листик не шелохнется. Отвернулся «яблочко» сорвать, повернулся, а там… зверюга. Да не просто зверюга, там стояла ЗВЕРЮГА. Чемто она напоминала пантеру, но только напоминала. Вопервых, размеры животного раза в два превышали размеры черной пантеры. Вовторых, шерсть была длиной сантиметров пятнадцать, серостального цвета, с голубым таким отливом. Втретьих и вчетвертых, это когти. Они сильно походили на когти Рошага, отличаясь только меньшей длиной, покошачьи загибались вниз – ни дать ни взять маленькие ятаганы. Цвета вороненой стали, такие коготки служили идеальным орудием убийства и неслабым довеском к зубам. Зубы же были отчетливо видны в открытой пасти. Молочнобелые, устрашающие.

Но самым страшным были глаза. Желтые, не имеющие ни радужки, ни зрачков – просто шары из золота. Не бывает у животных таких глаз, просто не бывает! Единственное, что оказалось у зверя самым обычным, так это уши… и они прижимались к голове, выдавая крайнюю степень ярости.

Увидев все это, Ярослав оцепенел. Крик застрял в горле. А зверь шел неспешной походкой, с ленивой фацией хозяина мира. Его движения завораживали. Зверь просто перетекал из одной позиции в другую. Ярослав и сообразить не успел, как зверюга приблизилась к нему на расстояние нескольких метров. Только что она стояла у кромки джунглей, как вот уже здесь. Поняв это, Ярослав разом стряхнул оцепенение. Дикий рев первобытного дозорного огласил округу. Краем глаза Ярослав успел увидеть, как девушки с Олегом разом вскочили на ноги и, увидев животное, рванули дальше по дороге. Он также отметил, что зверь от неожиданности дернул головой, сделал передней лапой скребущее движение. Когда во все стороны брызнул сноп искр, Ярослав совершил с места такой прыжок в сторону джунглей, что ему позавидовал бы олимпийский чемпион. Из головы вылетело все, билась одна лишь мысль: «Только бы не упасть!!!» Он даже не понял, как грудью проломил мешающие ему ветви и ворвался в заросли. После своего дикого крика он не издал более ни звука, просто пер вперед, иногда резко оборачиваясь. Яростное рычание, в котором смешались гнев и разочарование, свидетельствовало, что зверь буквально дышит ему в затылок. Жить Ярославу оставалось считаные секунды…

Но капризная удача опять повернулась к нему лицом. Он споткнулся о какойто барьерчик и кубарем полетел вперед. Сильно расшиб выставленные перед собой руки, содрал кожу на лице, но не обратил никакого внимания на такие мелочи. Он в страхе сжался в комок и прикрыл голову руками, обреченно ожидая смерти. Однако ничего не произошло, только яростный рев разочарования впустую сотрясал воздух. Ярослав убрал руки… За невысоким каменным барьером, о который он и споткнулся, бесновалась зверюга. Тварь в ярости крушила стволы окружающих деревьев, но не смела пересечь границу. Глаза светились жутким огнем. Сейчас, когда за кронами деревьев не было видно неба, когда лишь редкие лучики света достигали земли, зверь производил воистину кошмарное впечатление. Даже в компании с Рошагом не было так жутко. Чтото первобытное будило это животное в крови Ярослава. Мишура цивилизации сползала, и обнажалось древнее нутро. Почувствовав себя в сравнительной безопасности, он встал на ноги, но гены предков заставили припасть к земле и обнажить зубы. Хотелось рычать, бесноваться, рвать зубами врага.

Но зверь не нападал. Сорвав злость на ни в чем не повинных деревьях, он спокойно подошел к барьеру и, не пересекая его, лег на землю. Пушистый кошачий хвост судорожно подергивался, выдавая нетерпение, царившее в душе зверя. Киска явно настроилась на долгое ожидание.

Ярослав постепенно успокоился и пришел в себя. Он огляделся, пытаясь понять, куда занесла его нелегкая. Он стоял в центре каменного круга диаметром около трех метров, огражденного барьером. Барьер был сложен из грубых каменных блоков. На расстоянии приблизительно тридцати сантиметров друг от друга вершину барьера украшали каменные головы какихто зверей. Ярослав обежал глазами защитный периметр по всей его длине. Для этого ему пришлось поворачиваться всем телом вокруг своей оси. Зверюга за оградой не шевелилась, провожая внимательным взглядом каждое движение Ярослава.

Все служащие украшениями головы не превышали размером мужской кулак. Каких тут только не было – головы с клыками и рогами, клювами и длинными ушами, с двумя пастями по обе стороны головы… Неожиданно взгляд зацепился за одну голову. Она детально повторяла голову зверюги за барьером. Ярослав дотронулся дрожащей рукой до этой головы и с шипением отдернул назад, какимто детским движением сунул пальцы в рот. Камень обжег кожу.

Не вынимая пальцев изо рта, он перевел взгляд на круг под ногами. Всю его поверхность покрывала вязь непонятных символов, очень похожая на арабское письмо. Символы словно перетекали один в другой, их переплетение завораживало, хотелось смотреть на него, не отрывая глаз. В центре круга был вырезан некий абстрактный рисунок. Мастерство резчика поражало. Рисунок напоминал ажурные кружева, наброшенные на каменную столешницу. Поражала и фантазия неведомого резчика. Изображенное невозможно было описать словами. Казалось, что линии рисунка постоянно менялись местами, сплетаясь в немыслимых сочетаниях. Каменная картинка жила своей собственной жизнью. С каждым мгновением изображение выглядело все более и более материальным. Ярослав с трудом оторвал взгляд. Ему почудилось или действительно стало светлей?

Неожиданно зверь вскочил на ноги и отбежал от барьера. Из его пасти доносился протестующий скулеж. Ярослав бросил взгляд себе под ноги. По вязи символов, так похожих на арабские, бежали голубоватые огоньки. Они походили на маленькие искрящиеся шарики. Ярослав отступил на шаг и встал на символ в центре круга. Мелькающие огоньки слились в единый поток. Кольцо света завертелось у ног человека. Каменное кольцо ощутимо задрожало. Эта дрожь передалась всему телу. Каждая клеточка начала вибрировать. До ушей Ярослава на самой последней грани слышимости донесся визг.

А зверюга внимательно наблюдала за происходящим с безопасного расстояния. Только она могла видеть, как тело человека распалось на мельчайшие составляющие и как образовался двухметровый столб быстро вращающихся частиц. Вращение постепенно ускорялось, и вот наконец центр плиты прочертили тоненькие линии, образующие лепестки каменного цветка. Невиданный бутон начал постепенно раскрываться. Встав почти вертикально, лепестки раскрыли отверстие, в которое с радостным воем втянулся маленький смерч. Зверь злобно тряхнул головой. Добыча всетаки смогла убежать. Древнее устройство, спавшее уже многие тысячелетия, проснулось и выполнило свое предназначение. Зверь развернулся и длинными прыжками понесся туда, где, как он помнил, оставалось еще много дичи, так похожей на только что ускользнувшую. Как древний механизм принимал прежний вид, не видел уже никто.

Олег с девчонками быстро бежал по дороге. Немногочисленные вещи, пакеты с собранными плодами – все осталось на месте стоянки. Девчонки жалобно всхлипывали на бегу. Олег, как мог, подбадривал их, но старался не останавливаться. Бег и еще раз бег. Когда он чувствовал, что его подопечные выбиваются из сил, когда они начинали дышать хрипло, жадно хватая ртом воздух, он позволял идти быстрым шагом. Дав небольшую передышку, опять заставлял всех бежать. Сам же он бежал ровно, без надрыва. Армия и спорт закалили как тело, так и дух.

Но если физически он был в отличной форме, то морально… было мучительно стыдно, что пришлось бросить члена группы. Да, Ярослав не нравился Олегу, но он всетаки свой… А своих бросать нельзя… Но чтото не давало ему остановиться и попытаться помочь Ярославу. Животное чутье, выработавшееся в горах Таджикистана, не давало покоя. «Беги, беги, беги…» – стучало в ушах. А он привык доверять своему инстинкту. Необычный зверь вышел к их привалу, такого не прогонишь криками и палками. Это был хищник не менее опасный, чем погибший дракон. Да еще не давала покоя мысль о причинах заброшенности этой прекрасной, построенной на века дороги…

Вылетев изза поворота, они оказались у того места, к которому стремились. На берегу моря. Дорога плавно вынесла их на каменный пирс. Он тянулся на сотни метров, когдато здесь причаливали десятки кораблей. Причальные тумбы сиротливо стояли на девственно чистом каменном покрытии пирса. Мысли Олега прервал крик:

– Корабль!!!

Это кричала верная подруга Настя. Олег приобнял ее и посмотрел, куда она указывала. Вдали виднелись мачты корабля.

– Черт!!! Они нас не увидят! – воскликнул Олег. – Всем кричать и размахивать тряпками!

Последняя фраза относилась к Олесе с Наташей, которые обнимались от счастья. И сам подал пример, скинув джинсовую куртку и начав ею размахивать, выкрикивая: «Эгегей!!! Мы здесь!!!» Девушки поспешили к нему присоединиться.

Увиденный ими корабль сделал резкий поворот и направился к каменной пристани. Скорость у него была немалая, и он, словно тень альбатроса, невесомо скользил по воде. Олег прекратил кричать и размахивать курткой. Девчонки же самозабвенно продолжали встречать спасителей. Коечто насторожило парня. Где гул двигателей? Где такие привычные формы земных кораблей? Этот корабль имел совсем уж непривычный облик… Черный, с хищными обводами, напоминающий летящую стрелу, он беззвучно приближался к людям. Невозможно было ничего сказать о материале, из которого сделан корабль, – явно не железо, но и не дерево. Три чуть наклоненных к корме мачты, надстройка в середине палубы, два непонятных агрегата на носу и корме – все это заставляло задуматься. По палубе деловито сновали одетые в темносиние мундиры люди. Часть из них готовилась к швартовке, но другие… они явно собирались отражать атаку. Сооружения на носу энергично расчехлялись, на палубе выстраивались вооруженные похожими на арбалеты устройствами люди. Неожиданно строй распался, и на палубу вышел человек, одетый в длинное, словно монашеское, одеяние с низко надвинутым капюшоном. Это была явно очень важная персона, что легко читалось по тому почтению, которое выказывали ему матросы.

– Ну хоть люди… – облегченно выдохнул Олег.

Наконец корабль подошел на расстояние нескольких метров, с него бросили канат, который Олег подхватил и намотал на каменную тумбу. С корабля спрыгнули несколько человек и закрепили конец более основательно. Перекинули трап, и по нему сбежала охрана, которая профессионально взяла под контроль пристань. Часть команды направила оружие на сгрудившихся испуганной стайкой людей. Наконец легкой быстрой походкой на берег сошел человек с надвинутым капюшоном. Он остановился перед людьми и долго смотрел на них. Повисло тягостное молчание. Олег не решался заговорить первым, а напуганные девчонки встали так, чтобы Олег отгораживал их от этих опасных людей.

Тишину взорвал мощный рык осатаневшего зверя. Охранники подобрались. В сторону донесшегося звука с носа корабля направили неизвестное оружие. Изза поворота, где еще совсем недавно пробегали Олег с девушками, длинными прыжками выскочила зверюга, напавшая на Ярослава. Девушки дружно вскрикнули. Неизвестный в капюшоне резко сорвал этот самый капюшон, его пронзительные глаза впились в зверя. Хриплый голос отдал команду на неизвестном языке. Охранники припали на одно колено и выстрелили из арбалетов. Но зверь немыслимым образом извернулся и рванул к людям.

«Живо на корабль!» – В голове у путешественников раздался голос неизвестного командира. Перед лицом опасности все подчинились без вопросов. В этот момент ударил залп из корабельной установки. Две огненные стрелы пронеслись в сторону зверя. Казалось, пламя поглотило животное. Раздался вопль ярости, и пламя угасло. Животное было невредимо. Увидев это, люди побежали. Как только Олег с девушками оказались на борту, охранники начали быстро отступать, осыпая зверя стрелами, которые испещрили пространство стремительными росчерками. Зверь отступил, выходя изпод огня. В это время задержавшиеся на берегу бегом возвращались на корабль. Остались только три человека. Одним из них был человек в капюшоне. Двое других, рослые мужчины с обнаженными мечами, прикрывали его с обеих сторон. По лезвиям прямых мечей змеились ядовитожелтые символы. Зверь замер. Хвост яростно хлестал его по бокам. С корабля стрелять больше не пытались. Зрители на корабле затаили дыхание, каждый судорожно сжимал оружие, чувствуя, что, если погибнут эти трое, придет очередь остальных.

Вдруг человек в капюшоне выбросил вперед руку. С нее сорвался сгусток желтой энергии и понесся к твари. Чувствовалось его родство с символами на мечах. Формой он напоминал комок ваты, но комок живой, трепещущий, мощный. В ответ глаза монстра засветились внутренним светом, и из них ударили две молнии. Два заряда неведомых энергий столкнулись. Ударил беззвучный гром. Снаряд, брошенный человеком, замедлил свой полет и замерцал, поглощая неожиданное препятствие. А из глаз зверя ломаными ручейками текла энергия, норовя прорваться к намеченным и уже приговоренным к смерти жертвам. Началось противостояние сил. Протянув вперед руки, будто упираясь в стену, стоял человек. Вытянулся в струнку зверь. Но превосходство было явно не на стороне человека. Брошенный им заряд медленно поплыл назад. И тогда человек повелительно выкрикнул какуюто фразу и начертил в воздухе перед собой сложный знак. И произошло странное. Выросший и принявший форму желтого шара заряд распался на рой мерцающих искр, которые соткались в мелкоячеистую сеть, рывком накрывшую животное. Потоки энергии, льющиеся из глаз, иссякли. И монстр забился с протестующим ревом. Зверь был пленен, но никто даже не попытался убить обездвиженную тварь. Похоже, плен считался временным явлением. Воспользовавшись передышкой, остававшиеся на берегу буквально запрыгнули на корабль. Одежда человека в монашеском одеянии дымилась. В момент, когда его заряд превратился в рой светлячков, две молнии зверя достигли человека.

Четверо мужчин втянули трап на палубу. Ударил топор, и канат, держащий корабль, оказался перерублен. Корабль плавно отчалил от негостеприимного берега, и Олег даже представить не мог, что за сила его двигала. С берега донесся жуткий в своем разочаровании рык – тварь смогла освободиться и теперь бесновалась на берегу, но в воду не прыгала. Вздох облегчения пронесся по кораблю. Ктото тронул Олега за плечо, он повернулся. Сзади стоял человек в форме и знаками предлагал парню и девушкам проследовать за ним. Олег коротко вздохнул, бросил прощальный взгляд на негостеприимную землю, окликнул примолкших девчонок и последовал за провожатым.

ГЛАВА 4

Айрунг стоял около иллюминатора и смотрел на суматошный бег зеленоватых волн, рассекаемых носом корабля. Руки вертели кубок из черного дерева, какието мгновения назад полный отличного красного вина. Но любящий и ценящий хорошее вино (а это было ралайятское столетней выдержки!), сейчас он не почувствовал даже его вкуса. Мысли молодого мага были там, на берегу. Ну кто мог знать, что сразу же после высадки появится мархуз.[10] Древний кошмар, монстр времен Войн Падения.[11] Чудовищное создание, сотворенное в лабораториях Закатной империи[12] и успешно примененное их последователями в Войнах Падения. Разумные, стремительные и смертоносные, владеющие собственной магией, практически бессмертные существа безжалостно уничтожали тогда армии союзников, несмотря на все их сопротивление. Только применение Великих артефактов спасло свободные народы от уничтожения и порабощения. Эти скудные знания еще из школьного курса казались чемто невообразимо далеким и воспринимались как героическая сказка. Айрунг раньше даже думал, что мархузы являются выдумкой и что это название сохранилось только в качестве ругательства.

Ан нет! Вот он, живой мархуз. Только молодой очень, двухсоттрехсотлетний. Только этим можно объяснить то, что он сам и его команда до сих пор живы. Нет, ну подумать только, Айрунг с трудом сохранял контроль над своими собственными заклятиями! Проклятая зверюга ударила такой мощью, что скрепы заклятий расползались прямо на глазах. Самое смертоносное заклинание, Сеть гномов, способное испепелить любого мага (кроме Мастеров), сработало как обычная обездвиживающая сетка. Столько трудов стоило ее наложить – и на тебе! И ладно бы спеленала зверюгу и все, но нет же, тварь легко, словно играючи, освободилась. Айрунг бы так не смог! А ведь он, пусть и четвертого ранга, но на деле равен второму. А это многое значит для понимающего человека. Только вот мархузу на это плевать. Он легко пережил удар «скорпиона», сопротивлялся атакующим заклинаниям и до обидного легко перенес самое смертоносное заклинание. И вообще здесь было сложно колдовать даже ему – Истинному магу, а мархузу плевать и на это. Он ударил с такой силой, что мага спасла только надетая под камзол заговоренная кольчуга. Плащ же и камзол теперь со спокойной душой можно вышвырнуть на помойку. А он отвалил за них джугскому купцу аж пять полновесных фарлонгов. От всего этого хотелось заорать чтото грозное и чрезвычайно грубое. Айрунг не привык терпеть унижения.

Радовало только одно – удалось спасти четырех человек. Парня и трех девушек, наряженных в донельзя смешные одеяния и разговаривающих на непонятном языке. Айрунг боялся признаться даже самому себе в том, что ему несказанно повезло и эти люди могли оказаться пришельцами из иного мира. И именно он, Айрунг, нашел их и доставит в Семь Башен… Но предаваться мечтам не было времени. Решительно поставив кубок на стол, Айрунг послал мысленный импульс первому помощнику:

«Пригласи ко мне в каюткомпанию наших спасенных… И еще: курс на юг Горха, мыс Ауров. Мы возвращаемся домой».

Импульс ответа был по обыкновению краток. А молодой капитан, скинув пробитый и еще дымящийся камзол, раскрыл дверцы шкафа и замер, выбирая себе новый мундир. И както незаметно снова окунулся в воспоминания. Только на этот раз его мысли витали вокруг пути к Старой гавани.

Из Семи Башен «Поцелуй» вышел месяц назад. Магический движитель уверенно нес корабль по волнам. За какието три дня достигли вод Темного океана. Ход был на удивление легок, да и погода способствовала. Ни одной бури или шторма – для Темного океана это показатель. Без помех прошли мимо берегов этого царства скрытого зла – королевства Тлантос. Даже пограничные корабли кудато подевались. Чистый, свободный, не замутненный препятствиями путь. Казалось бы, плыви и радуйся, но чтото не давало Айрунгу покоя. Этим «чтото» было ощущение чужого взгляда. Будто ктото незримый с наглым прищуром уставился тебе в спину и издевательски сопит в две дырки. И появилось это ощущение у берегов Тлантоса. А это настораживает. Своим ощущениям молодой маг привык доверять.

Правда, потом это както забылось, не до того стало. Корабль забрался уже далеко в воды Темного океана, а тут зевать нельзя. «Поцелуй Великого Змея» был боевым кораблем, морским охотником, рассчитанным на бой с самыми сильными и защищенными противниками (пускай и очень короткий!), но и ему приходилось несладко. Восемь раз (восемь!) на них нападали самые разные морские твари. От гигантских каменных черепах до гривастых акул. От последних пришлось спасаться бегством. После пятидневной гонки эти исчадия ада отстали. Если бы не высокая маневренность и скорость корабля, даже заговоренное черное дерево не выдержало бы совместной атаки этих монстров…

В этот момент ход мыслей Айрунга прервал стук в дверь. Быстро накинув любимый мундир с золотым шитьем и знаками мечника на воротнике, он закрыл шкаф и прошел к своему персональному стулу во главе стола в каюткомпании. Здесь он встал около высокой спинки и громким голосом разрешил войти. Дверь открылась, и вошел спасенный парень, вслед за ним гуськом прошли девушки. Первый помощник притворил за ними дверь, оставив своего капитана наедине со спасенными.

Вперив в вошедших самый важный и высокомерный взгляд из своей коллекции, Айрунг сделал рукой жест хозяина, приглашающего гостей за стол, и сам показал пример, отодвинув в сторону коротким магическим импульсом неподъемный стул. Похоже, это впечатлило. Вон как глаза расширились и челюсти отвисли! Мелочь, а приятно! Хотя странно, что такое невинное магическое действо они восприняли как нечто невообразимое.

«Они что, магии никогда не видели?! – Эта мысль просто потрясла воображение. – Ну и дикари!»

Рассаживались гости бесконечно долго. То переглядывались через стол, то начинали бормотать себе под нос, бросая при этом любопытные взгляды на окружающую обстановку. Наконец эта мышиная возня прекратилась. Две девушки – рыженькая и обладательница волос странного, неестественного цвета – сели по левую руку от Айрунга, а парень и третья девушка – по правую. Айрунг, наблюдавший за всеми этими перемещениями и презрительным поджатием губ выражавший свое отношение к подобной несобранности, поднял руку, призывая к тишине. Удостоверившись, что внимание спасенных целиком обращено к нему, он указательным пальцем начертил на столешнице руну активации и выдохнул заклинание. Артефактпереводчик, которым и являлся стол, заработал, легкой волной тепла давая знать капитану о своей готовности. И тогда Айрунг заговорил…

Олегу казалось, что он попал в какойто исторический приключенческий роман, где есть море, пираты, корабли и сражения, прекрасные дамы и блистательные кавалеры. Ветер, который дул в лицо доблестному капитану Бладу и яростному Бернардито Луис Эль Горра, играл его волосами. Даже полная неопределенность их положения – пленники они или гости – отошла на второй план. Корабль и море, вот две вещи, что занимали его ум, пока он спускался по крутым ступенькам трапа вслед за подтянутым человеком в богато расшитой серебром темносиней форме. Но тихий вскрик споткнувшейся Насти быстро вернул к реальности. Выматерив самого себя вполголоса, он подскочил к девушке и поддержал ее под локоть. Она благодарно ему улыбнулась, правда, получилась у нее эта улыбка довольно вымученной, если не сказать несчастной. Олеся и Наташа шли держась друг за дружку, находя утешение в обоюдной поддержке. Олег успокаивающе подмигнул им. Мол, все нормально. Правильным путем движемся! Особого эффекта это не возымело.

Но вот они подошли к щедро украшенной резьбой деревянной двери. Провожатый посторонился, пропуская их внутрь. Резко выдохнув, Олег прошел в дверь, словно бросился в омут – не рассуждая и головой вперед. И вновь оказался в сказке. Мягкий, приятный для глаз свет освещал роскошное убранство этой каюты. И даже не каюты, уж больно велико помещение, так должны были выглядеть каюткомпании из романов детства. Наборные панели из разных пород дерева украшали стены. Золото и белая кость служили материалом для создания изображений самых различных существ, чаще всего невообразимо прекрасных, как, например, неземной красоты девушки, чей портрет освещался светом из иллюминатора напротив. Ноги вошедших тонули в мягком ворсистом ковре, который был украшен рисунком бушующего моря и сцепившихся в смертельной схватке морских чудищ. Посреди каюткомпании стоял длинный стол на двенадцать персон. Об этом можно было судить по числу стульев, каждый из которых также являлся произведением искусства. Крышка стола была идеально ровной, без какихлибо рисунков или узоров. Только деревянная поверхность с естественной фактурой дерева, и все. Поразивший поначалу мягкий приятный свет лился откудато сверху, но никаких ламп Олег не увидел.

У стула во главе стола стоял уже знакомый им человек, метавший такие грозные заряды, человек, так похожий на мага. Сейчас он был одет в традиционный на этом корабле темносиний мундир, сшитый из очень дорогой даже на вид ткани. Хотя что здесь дорого, а что нет, неизвестно. И этот человек стоял, вперив властный и чрезвычайно надменный взгляд в вошедших. Неприятный взгляд. Нельзя так смотреть на таких же людей, как и ты! Или все же не таких? Этот взгляд просто приковывал, заставлял подчиняться его обладателю. Перед молодыми людьми стоял лидер, командир, отец и бог в одном лице. Тот, кто правит на этом корабле.

Они сгрудились у входа, не зная, что делать дальше. Наконец здешний хозяин сделал рукой приглашающий жест и сам показал пример, сев за стол. Правда, сделал он это какимто странным способом. И только на пути к столу Олег понял, в чем заключалась странность. Этот человек отодвинул стул без помощи рук. Он сделал движение пальцем, и стул плавно отъехал в сторону. Только через какието секунды Олег ощутил тяжесть отпавшей челюсти на своей груди.

«Мда, похоже, действительно маг!» – Пришедшая мысль была отнюдь не успокаивающей.

Бросив взгляд на девчонок, Олег понял, что они тоже заметили сверхъестественные способности спасшего их человека. Если таинственные молнии на берегу еще можно было объяснить какимнибудь замаскированным оружием, хотя и с трудом, то в наличие приспособления для отодвигания стульев не верилось совсем. И хозяин, кажется, также заметил их замешательство. Об этом свидетельствовала презрительно подобранная нижняя губа. Им ничего не оставалось делать, как сесть за стол.

Олеся и Наташа направились в обход стола на ту сторону, Олег же с Настей уселись на этой, причем по негласному уговору Олег сел поближе к магу. Наконец, когда они расселись, хозяин поднял руку, призывая к тишине, а затем начертал какойто странный хитрый знак на столешнице и выкрикнул гортанно фразу. И сразу же тысяча иголок заколола в затылке. Казалось, что под черепушкой завелся копошащийся зверек, который никак не мог удобно устроиться. Ощущения не болезненные, но и не слишком приятные.

И тут неизвестный заговорил спокойным, хорошо поставленным голосом. Странным было не то, что он заговорил (ведь разумен же он в концето концов!), а то, что его речь оказалась понятна сидящим за столом людям. Это было уже совершенно непостижимо.

– Меня зовут льер Айрунг, и я рад приветствовать вас на борту «Поцелуя Великого Змея», капитаноммагом коего и являюсь. Чтобы сразу пресечь ненужные вопросы, скажу, что понимать меня вы можете в силу воздействия специального артефакта, коим является стоящий перед вами стол. Уладив, таким образом, мелкие формальности, я вынужден настоятельно рекомендовать вам ответить на ряд моих вопросов. Возражения есть?

Ответом ему послужил нестройный хор голосов.

– Тогда, пожалуй, приступим. Только прежде отмечу, что этот же артефакт позволит мне легко отличить правду от лжи, так что жду правдивых ответов.

После такого вступления посыпался град вопросов. Кто такие, как зовут, как сюда попали… Сначала за всех отвечал Олег. Говорил он четко и лаконично, облекая произошедшую с ними историю в обтекаемую форму коротких фраз. Начать пришлось с похищения из собственного мира. Льеру Айрунгу требовалась масса подробностей. Кто как сидел, о чем думал, куда смотрел. Дальше, шаг за шагом, они прошли все этапы их злоключений. Особенно заинтересовал Айрунга пропавший Ярослав. Он задал массу вопросов, и похоже, был весьма раздосадован исчезновением парня. На замечание Олега о том, что Ярослав, скорее всего, погиб, тот недовольно дернул щекой и перешел к следующим вопросам. Иногда он уточнял некоторые детали у девушек. Но те сильно волновались и перескакивали с события на событие, что, похоже, очень его раздражало. Однако маг терпел. Олега же порадовал тот факт, что Настя отвечала лучше всех. Она держала себя в руках и вспомнила некоторые моменты, пропущенные самим Олегом.

Дважды в течение этого импровизированного допроса входил матрос (стюард?!) и приносил кувшинчик с освежающей и приятной на вкус жидкостью, которую пили из красивых резных кубков. Наконец вопросы у мага иссякли, и, протянув руку, он взял с середины стола ранее не замеченный Олегом плоский кругляш, напоминающий монету. Он подбросил его в руке и спрятал за поясом.

«Небось записывающее устройство какое», – почемуто подумал Олег.

– Ну что ж, мне все понятно, – подытожил капитан судна. – Можете чувствовать себя почетными гостями на моем корабле. Вам будут выделены две каюты, в которых вы будете жить. Обедать будете в этой каюткомпании, куда вас будет приглашать матрос. Ходить по кораблю можете в любом месте, но если вам чтото запретят, то вы должны неукоснительно выполнять все требования. Сейчас вас проводят в каюты.

– Капитан! Можно вопрос? – Олег решил подать голос.

– Да, конечно. Что вы хотите знать?

– Куда вы нас повезете? И что с нами будет?

Девчонки поддержали Олега нестройным гулом. Айрунг поморщился:

– Корабль направляется в Семь Башен, столицу благословенной Республики Нолд. Там наши ученые разберутся с тем, что с вами произошло. И помогут либо вернуться, либо устроиться в этой жизни. Нолд умеет награждать за сотрудничество. На этом я попрошу простить меня. Дела! Наш корабль идет в очень опасных водах, поэтому на верхней палубе просьба без нужды не появляться.

Открылась дверь, и в каюткомпанию вошел их недавний провожатый.

– Бернар проводит вас к вашим каютам. – После этого Айрунг сказал Бернару несколько слов на незнакомом гостям языке.

Тот внимательно выслушал, уважительно поклонился и повел Олега и девчонок прочь из каюты.

Оставшись один, Айрунг расслабленно откинулся на спинку стула. Допрос выжал все силы, но зато теперь у него имелась запись нелегкого разговора. Он достал маленький диск и подкинул его в руке. Всетаки классная штука эти кристаллы памяти. Вставил их в считывающее устройство и пожалуйста, смотри. Теперь, даже если чтото случится со спасенными, Архимаг получит о них исчерпывающую информацию, включая параметры ауры[13] и прочая, и прочая. Еще раз подкинув этот плоский кристалл, Айрунг спрятал его в медальон на шее. Здесь будет понадежней!

Наконец молодой маг мог спокойно осмыслить все услышанное, по привычке разговаривая вслух.

– Значит, так, неизвестное существо, названное драконом по имени Рошаг и не похожее по описанию ни на одного из известных науке видов драконов Торна, но зато совпадающее по виду с сохранившимися изображениями драконов Междумирья, похищает из иного мира повозку с людьми. Переносит их в наш мир на Гуур'о'деми и пытается провести неизвестный обряд, по сведениям от спасенных – для повышения Силы. Причем все это он сообщает неизвестному человеку, который на борту не находится и считается погибшим от когтей мархуза. Затем этот же самый человек прерывает обряд, что, естественно, приводит к смерти Рошага. Наверняка неправильной смерти! В полученном локальном искажении Сил не происходит никаких катаклизмов, и, что вдвойне подозрительно, выживает один из участников обряда. А если представить уровни задействованных энергий, то… А нука… – Айрунг сотворил листок бумаги и начал уверенно заполнять его формулами. Наконец через некоторое время он пробежал глазами результат и озабоченно почесал в затылке. – Так кем же ты тогда стал, неизвестный Ярослав?!

Неожиданно он замолчал и прислушался. Маг понял, что его подслушивают. Неизвестный шпион так увлекся, что Айрунг смог не только обнаружить сам факт шпионажа, но и локализовать его местоположение. Вражеский (а чей же еще?!) лазутчик находился за иллюминатором, что напрочь отметало его принадлежность к роду людскому. Человек там находиться никак не мог! Метнув тренированное тело к круглому окну и держа наготове необходимые заклятия, Айрунг высунулся наружу, но ответом ему был только шум крыльев. Лазутчик ускользнул, унося с собой секретную информацию. На то, что ничего важного враг не узнал, Айрунг и не надеялся.

– Бримс будет недоволен! – потерянно вздохнул маг.

ГЛАВА 5

Ярослав шел навстречу слепящим лучам еще более зеленого солнца. Подъем в гору давался с огромным трудом. Мышцы, казалось, отслаивались от костей. Сердце, словно загнанный зверек, билось о грудную клетку. Беспрестанно оглядываясь, Ярик упрямо шел вперед. Мысли снова и снова возвращались к загадочному происшествию в каменном круге. Оглушительный визг, туман перед глазами, секундное помрачение сознания и… смена декораций. То он был в лесу, в первобытных джунглях, а вот уже вокруг каменистая пустыня с чахлыми кустиками жутковатых на вид растеньиц. Колючие, похожие на смеющиеся черепа с иголками, они слепо таращились провалами глазниц на Ярослава. Какието мерцающие искорки голубыми бликами висели на кончиках иголок. В голову упорно лезли легенды о мандрагоре, корень которой похож на фигурку человека… и участи нечестивца, осмелившегося вырвать его из земли. Дотрагиваться до растений под ногами не хотелось, и Ярослав осторожно обходил эту жутковатую поросль. Да еще это мерцание! Ведь не увидишь же обычным зрением, а только краем глаза, зато раздражает до невозможности.

Место, где находился Ярослав, сильно отличалось от отправной точки – никаких тебе каменных кругов и оград, только два стоящих грубых камня. Чистая поверхность, отсутствие каких бы то ни было знаков. Ничего! Ровная каменистая пустыня, на несколько километров вокруг ни одного возвышения, только вдалеке виднеются горы с неизменным грозящим небу кулаком. И вот стоят в этой пустыне два камня. Стоят себе, стоят, и вдруг – хоп, трахбабах, и между ними Ярослав.

Возвращаться к зверюге на обед както не очень и хотелось, хотя оставаться одному тоже не улыбалось. Для самоуспокоения он повертелся вокруг стоящих камней, но ничего не изменилось. Поэтому Ярослав выбрал направление на темнеющую впереди точку и двинулся. Грозящий небу кулак горы остался за спиной.

Через несколько часов изматывающего перехода темнеющая точка постепенно увеличилась. Близоруко всматриваясь, Ярослав смог увидеть, что впереди вырастает какоето строение. Странно, но сегодня он видел гораздо лучше, чем обычно. Раньше номер автобуса различал с трудом, очки хотел менять, а тут даже некоторые детали строения смог разглядеть. Машинально отметив эту странность, он ускорил шаг. Скоро должно начать темнеть, и ему хотелось засветло осмотреть место своей будущей ночевки на предмет сюрпризов хищных животных. Неожиданной атаки гигантской кошки оказалось достаточно, чтобы научить осторожности.

Еще полчаса, и он остановился напротив широкого входа в невзрачное каменное здание. Печать седой древности лежала на его облике. Потрескавшиеся стены, изломанные ступени, провалившийся купол крыши – все говорило о том, что данная постройка переживала далеко не лучшие времена. Не было даже тропки, ведущей к дверям строения. Уныние и запустение царили вокруг. Осторожно глядя под ноги, стараясь не вляпаться во чтото не слишком приятное, Ярослав вошел в разрушенное здание.

Внутри не оказалось никаких перегородок. Стены здания образовывали прямоугольный зал. Крышей служил полуразрушенный купол, его остатки в виде мелких камней тихо хрустели под ногами. Окна отсутствовали. Источниками света служили пролом в крыше и широкий вход. В дальнем конце зала, прямо напротив входа темнела статуя. Ярослав поспешил к творению неизвестного скульптора. Сделав первые несколько шагов, услышал тихий стон. Ноги словно примерзли к полу. Ярослав обратился в слух. Звенящая тишина давила на барабанные перепонки. Стараясь развеять собственные страхи, он пробормотал:

– Голодные глюки рвутся в бой!.. Боже, какая бредятина. Тут и крышу в два счета сорвет.

Его голос разогнал страхи по темным углам, и бодрым шагом Ярослав преодолел оставшееся до статуи расстояние.

Статуя изображала человека с головой ящера. Две мускулистые руки, украшенные впечатляющими когтями, были скрещены на широкой груди, бугрящейся мышцами. Плоский, с квадратиками мышц живот имел совершенную форму. Две вполне человеческие, за исключением неизменных когтей, ноги гордо попирали постамент. Всю кожу покрывали мельчайшие, идеально подогнанные чешуйки. Из одежды на статуе оказались только штаны. Все это было в совершенстве передано с помощью зеленоватого, казалось даже, похожего на мутное стекло камня, который послужил материалом для статуи.

Отдельного рассмотрения заслуживала голова. Покрытая все той же чешуей, зеленоватая шея плавно переходила в вытянутую морду ящера. Чуть приоткрытая пасть с мелкими игольчатыми зубами. Презрительно раздувшиеся ноздри. И глаза, пронзительные глаза великого воина. Неведомый скульптор передал целую гамму чувств этими змеиными глазами. Через вертикальные зрачки сквозь пыль веков смотрели ярость схватки, дымящаяся кровь, огни пожаров. Ярослав почувствовал себя беспомощным кроликом под взглядом удава. Неведомое существо было ниже Ярослава на целую голову, но каменный постамент уравнивал их в росте. Глаза человека и статуи оказались на одном уровне. Внезапно Ярославу почудилась презрительная усмешка, промелькнувшая в глазах каменного существа. Вздрогнув, он отвел взгляд. И похолодел: еще несколько минут назад было вполне светло, но сейчас его обступила темнота. Он задрал голову и посмотрел на небо. Там клубились темные тучи. Казалось, только и ждали этого взгляда человека. Сверкнула молния, и тяжелый грохот огласил окрестности.

– Дождя еще не хватало! – зло рявкнул Ярослав, сплевывая на пол и поворачиваясь к статуе спиной.

Тихий, какойто шипящий смешок заставил его стремительно обернуться и посмотреть в глаза каменного ящерочеловека. Волосы на голове Ярослава зашевелились. Статуя пялилась на него своими мерзкими глазенками и не менее мерзко ухмылялась своей зубастой пастью.

Ярослав недолго пробыл в этом чертовом мире – всего два дня, но у него уже начали вырабатываться некоторые рефлексы. Так, еще не до конца осознав произошедшее, его мозг дал единственно верный приказ онемевшему телу. Резкий выброс адреналина, и тело рванулось к выходу… Вернее, попыталось рвануть. Неизвестно зачем ожившая статуя ящерочеловека стремительно выбросила вперед правую руку, и каменные пальцы сомкнулись на шее отчаянно забившегося Ярослава. Торжествующий вой огласил окрестности.

Легко, словно Ярослав ничего не весил, ожившая статуя приблизила голову жертвы к своей. Все тем же жестким захватом за шею существо немного приподняло Ярослава, в результате чего тот касался пола только пальцами ног. Он вцепился обеими руками в державшую его каменную руку, но сопротивление было тщетным. Судорожно напрягающиеся мышцы шеи были бессильны спасти Ярослава от удушения. Легкие разрывало от недостатка кислорода. Вдобавок ко всему лишь мгновения отделяли его от перелома шеи. Смерть выглянула изза плеча ухмыляющегося ящерочеловека. Стремительно мутнеющее сознание ощутило чьюто чужую волю, проникающую через все барьеры человеческого мозга. Одновременно с этим мизинец на каменной руке начал неспешно нащупывать сонную артерию. Вот пульсирующая жилка оказалась прижата каменным пальцем. Медленно, словно наслаждаясь самим процессом, коготь стал прокалывать кожу. Струйки крови из артерии фонтанчиками забили изпод когтя. Пульсирующие токи энергий, подобные тем, что наблюдал Ярослав во время обряда, проводимого Рошагом, потянулись со всех сторон к торжествующей статуе, а от нее по руке к Ярославу. Это последнее, что он увидел перед тем, как его сознание погрузилось в мутный водоворот приближающейся смерти…

Ощущения были довольно странные. Погруженное во мрак, уже не контролирующее тело сознание начало постепенно растворяться, распадаться под воздействием потоков хаоса. Но все это он уже проходил, эти ощущения были ему знакомы. После смерти Рошага душа Ярослава уже стояла на краю пропасти по имени смерть, но он смог тогда выкарабкаться, пускай с внешней помощью, но смог. И он начал бороться. Запредельным усилием воли он крепил каркас своего тела, оберегая его от распада. Еле тлеющая искорка умирающей души начала медленно разгораться. Волны тьмы накрывали мерцающий огонек вновь и вновь, и чуть разгоревшаяся искра снова гасла. И опять злость и упрямство заставляли Ярослава начинать все заново. С каждым разом становилось легче. Наконец Ярослав смог отгородиться от окружающей тьмы незримыми стенами своей воли. Ни единый ручеек мрака не проникал внутрь. Но твердости воли мало для плененной души. И он попробовал напрячь все свои чувства и оглядеться.

Оказалось, что окружающая тьма пронизана искорками света. Ярослав потянулся к ближайшей искорке. Она не шелохнулась. Напрягаясь так, что воздвигнутые против тьмы барьеры зашатались, Ярослав словно ухватился за этот огонек. Он не смог бы объяснить, как это сделал. Но это было и неважно… главное, что смог. Ухватившись за эту искру, Ярослав подтянул ее к своей тюрьме. Приблизившись к стенам нерукотворной крепости, искра втянулась внутрь и влилась в огонь души Ярослава. Ему показалось или действительно стало легче держаться?! А если втянуть следующую?

Так, одна за другой, Ярослав подтягивал к себе близлежащие искры. Пламя души своим светом отвоевывало пространство у тьмы. Но появилась другая проблема… Множество поглощенных искорок никак не хотело сливаться в единый поток. Приток сил прекратился. Нужно было чтото делать. По какомуто наитию Ярослав попытался свернуть свое сознание в шар. Это оказалось непросто. Совершив, кажется, миллион попыток, он получил маленькую шаровую молнию с шлейфом мерцающих искр. Затем он попытался вить из этих искр нити и наматывать их на сознание, как на клубок. Дело сдвинулось с мертвой точки. Размеры светового шара увеличивались, пока, поглотив окружающие искры, он не превратился в маленькое солнце.

Дотянуться до других искр не получалось. Тогда Ярослав попробовал сдвинуться с места. И ему это удалось! Еще одна победа наполнила все его существо искрящейся радостью. Процесс поглощения значительно ускорился. Силы прибывали.

Окончательно окрепнув, Ярослав стал искать выход. Яркие лучи маленькой звезды легко пронзали тьму. После бесконечно долгих блужданий, когда отчаяние подколодной змеей начало прокрадываться в самые закоулки души, он нашел незримую тропку, ведущую неизвестно куда. Надежда всколыхнула отчаявшуюся душу. Следуя изгибам вьющейся тропы, мимо сгустков мрака, различимых даже в окружающей тьме, мимо скоплений ярких искр маленькая звезда мчалась к цели. Вот уже знакомо окружающая тьма влилась в мелькающие стенки тоннеля. Через вечность, а может, и мгновение впереди забрезжил свет. Он приближался, рос и наконец поглотил стремящееся к нему маленькое солнце.

Ярослав болезненно поморщился. Переход из шарообразного состояния в обычное, человеческое был довольно труден. Руки разминали ноющую шею. Глаза искали проклятую статую. Но обстановка вокруг оказалась совершенно иной. Полуразрушенный храм сменился глухим закрытым склепом. Непонятным образом Ярослав прекрасно видел в окружающей темноте. Постамент с каменным уродом отсутствовал. Потолок, стены и пол абсолютно гладкие, без каких бы то ни было отверстий. Только в центре пола два углубления, повторяющие своей формой ступни человека. Выхода Ярослав не обнаружил.

– Замуровали, демоны. – Известная цитата не принесла никакого успокоения. Ярослав машинально отметил отсутствие одежды, но мысли были заняты только паническим поиском выхода. Даже во тьме, когда отсутствовало привычное тело, казалось не так страшно. Тогда была борьба.

Глаза зафиксировали какоето движение на грани видимости. Резко повернул голову – ничего. Но загадочная дрожь попрежнему фиксировалась самым краем глаза. Появилось ощущение, что это дрожит сам мир вокруг. Словно некто натянул маску мира, но она так и норовила соскочить.

– А ну выпусти, сволочь!!! – заорал Ярослав, кажется, он знал, чьи это были проделки.

Он подскочил к ближайшей стене и со всей силы стукнул кулаком в стену. Стена оказалась настоящей. По крайней мере, ощущения от удара были настоящие. Ярослав свалился на пол, свернулся в позу зародыша и спрятал разламывающуюся от боли руку между ног.

Боль неожиданно быстро прошла. Немного полежав уже только для успокоения взвинченных нервов, Ярослав встал. Вспомнились углубления в форме ступни в центре пола. Подошел к этому месту. Неведомо чьи следы едва ощутимо светились. Грязно выругавшись, он по очереди поставил свои ноги в светящиеся отпечатки, постоял немного. Ничего не произошло. С некоторым разочарованием он сделал попытку сдвинуться с места, но не смог. Ноги не слушались. Ярослав рванулся сильней, но без результата. Подошвы начало покалывать, словно маленькие разряды били в незащищенные ступни. Вдруг сильный удар пронзил ноги и голову. От боли в глазах запрыгали маленькие чертики. Ярослав стал судорожно протирать словно засыпанные песком глаза. Внутреннюю сторону век сильно щипало.

Проморгавшись, он увидел, что фрагмент стены прямо перед ним осветился неярким светом. На нем стали прорисовываться короткими мазками невидимой кисти линии неведомого иероглифа, который сильно напоминал глаз с тремя зрачками. Но чтото мешало назвать его простым рисунком: некий неуловимый налет, сдвиг, легкое дрожание воздуха говорили о необычности нарисованного символа.

– Знак Ир'рг. Знак памяти и концентрации, – неожиданно произнес шипящий голос. – Повтори!

Последнее слово заметалось по каменной темнице.

– Ирр'г, – не особо напрягаясь, ошеломленно повторил Ярослав. Не успел он закончить, как его пронзила еще одна молния боли, еще более сильная, заставившая заскрежетать зубами.

– Неправильно, – удовлетворенно заметил неведомый собеседник. – Ир'рг! Повтори!

Так началось обучение у невидимки. Ярослав был вынужден повторять непонятные слова, добиваясь идеального произношения. За малейшую ошибку следовало неотвратимое наказание. Обучение всячески стимулировалось. Кнутом служила адская боль, а пряником… пряников не было.

Всего таких символов набралось сорок девять. Были среди них и известный уже Ярику знак силы Р'раг, и дважды встречавшийся знак внутренней чистоты Ка'тол. Один знак сменял другой, вопросы сыпались градом. Голова Ярослава раскалывалась от невыносимой боли. Наконец невидимый мучитель удовлетворился результатом. Ярославу позволили отдохнуть. Сила, державшая на ногах, исчезла, и он обессиленно лег, а точнее, рухнул на пол и забылся тревожным сном.

Его разбудил все тот же шипящий монотонный голос, повторяющий:

– Вставай! Вставай! Вставай!

Ярослав проснулся после первого слова, но страх перед продолжением кошмарной учебы заставил его оттягивать подъем. Однако после третьей команды его ударила в хм… место пониже спины такая молния, что он подскочил на метр и дико заорал.

– Доброе утро! – радостно поприветствовал его шипящий невидимка.

Ярослав молча встал и посмотрел на пол. Отпечатки ног неизвестного исчезли. Фрагмент стены снова осветился. На нем начал медленно прорисовываться знак Ир'рг. Но на этот раз задача изменилась, от Ярослава требовалось мысленно повторить весь процесс начертания данного символа. Он должен был воспроизводить этот символ на внутренней стороне лба и со всем тщанием произносить его название.

Измученный предыдущим уроком, Ярослав решил схалтурить. Он постоял некоторое время с закрытыми глазами и сказал:

– Готов!

Ответ не заставил себя ждать. Его голову пронзила молния такой силы, что из носа брызнула кровь, а во рту появился солоноватый привкус.

– Повторить?! – глумливо спросил мучитель.

– Не надо! Я все понял, – сплевывая кровь, с ненавистью выдохнул Ярослав.

Больше он подобных попыток не предпринимал, все задания выполнялись с максимальным прилежанием. Он со всем тщанием представлял, как рисует руну на внутренней стороне лба. Это удалось довольно легко. Последовал приказ повторить упражнение сорок раз. Потом еще сорок, потом еще, еще и еще…

Это продолжалось очень долго, пока Ярослав не представил символ настолько четко, что тот налился силой и приобрел объем. Свежий ветер пронесся по сознанию Ярослава, унося с собой шлаки, мусор, все то, что мешало четко работать мозгу. Необычайная ясность мысли поразила Ярослава, но он не успел насладиться своей радостью.

– Следующий знак, – менторским тоном произнес невидимка.

Следующим шел знак Сс'ка – знак выносливости. С ним пошло все намного легче. Ровное течение мыслей несказанно облегчило выполнение задачи. Наконец и этот символ засверкал своим могуществом в сознании Ярослава. И теплая волна омыла все его члены. Прошла невыносимая усталость, повысился тонус, появилась готовность к дальнейшим свершениям.

А потом был следующий знак, а за ним еще один и еще… Так продолжалось, пока ученик не смог воспроизвести в своем сознании все знаки до единого. В процессе обучения выяснилось, что только двадцать один знак оказывал воздействие на внутреннее состояние Ярослава, остальные не вызывали никакой реакции. Шепчущий, а именно так решил его называть Ярослав, правда, про себя, назовешь такого вслух, а он как врежет… так вот, Шепчущий сказал, что эти двадцать восемь знаков работают с некими энергиями. Что это за энергии, Ярослав не понял.

После напряженной работы следовал перерыв на сон, а после отдыха все начиналось сначала. С каждым разом Ярославу становилось все легче и легче «рисовать» руны. В который уже раз перебирая в памяти заученное, он понял, что нет теперь никакой нужды представлять процесс прорисовки каждого в мельчайших деталях. Ему было достаточно подумать о какомнибудь символе, как тот представал в его сознании во всем своем великолепии. Невидимый Шепчущий был доволен.

И сразу новое задание. Теперь Ярослав должен был по нескольку раз пробегать по всем символам, после чего следовала лекция о составлении сложных символов из сорока девяти имеющихся. Как понял Ярослав, эти символы образовывали нечто вроде алфавита некоего языка. Тут, правда, оказалась своя специфика – это был язык заклинаний.

Магия Слова, Жеста, Мысли и Знака описывалась короткими, емкими фразами. Ярославу очень редко разрешалось задавать вопросы, поэтому оставалось только слушать.

Но однажды произошло знаменательное событие. С некоторых пор, быстро перебирая про себя символы алфавита неведомого языка, Ярослав стал ощущать в своем сознании некий сковывающий барьер. Казалось, этот барьер, словно стальные оковы, не давал развиваться дальше. С каждым повтором барьер истончался. Ярослава охватил азарт. Хотелось рывком сломать эту стену и заглянуть за грань – что там дальше? И вскоре он почувствовал в себе силы для прорыва. Собрав волю в один мощный кулак, он ударил по неизвестной мембране. Руны были забыты, но бдительный Шепчущий никак на это не отреагировал.

Барьер устоял, но Ярослав чувствовал, что в нем образовались трещины. Воодушевленный, он ударил еще раз и еще. Удары сыпались один за другим, наконец барьер рухнул, и Ярослав замер перед ним. Из образовавшегося отверстия на него хлынул темный поток, огромная Вселенная погребла под собой сознание Ярослава. Мгновения замешательства едва не стоили ему жизни. Он чуть не потерял себя в этом потоке, однако натренированное в последнее время сознание обуздало стихию.

Новое знание вошло в Ярослава. У него открылось внутреннее зрение. Целый мир предстал перед его внутренним взором. Память стала открытой книгой, он мог теперь оживить любое событие своей жизни, помнил каждое слово из лекций Шепчущего. Ярослав узнал, что такое абсолютная память. Кроме того, он мог осмотреть каждый свой внутренний орган, увеличить или убавить ток крови. Он мог…

В этот момент неведомая, неодолимая сила выдернула его наружу. Он осознал себя сидящим на полу, тяжело дышащим и ошарашенно трясущим головой. А по замкнутому пространству каменного мешка перекатывались, словно громадные валуны, яростные слова Шепчущего:

– Даже у круглого идиота хватит ума понять, прежде чем чтото ломать, это чтото надо хорошенько изучить! Ясно, щенок?! Не слышу ответа!

– Да!

– Что «да»?!

– Я больше не буду ничего делать, не разобравшись как следует!

– Ну что ж, специально для сопливых щенков поясню, во что ты чуть не вляпался. – Голос Шепчущего зазвучал более умиротворенно, однако не потерял своей язвительности. – Одному очень тупому сопляку посчастливилось наконецто напрячь все свои убогие силенки и войти в состояние Сат'тор. Для болванов поясняю, что так называется на Великом языке состояние внутреннего озарения. Теперь ты должен будешь регулярно входить в это состояние и наблюдать за функционированием своего человеческого организма, пытаясь понять его внутреннее устройство. А еще ты будешь улучшать свое внутреннее зрение, углублять, так сказать… Ясно?!

Последний выкрик заставил Ярослава вздрогнуть и отвлек от мыслей о том, почему это, когда Шепчущий произносил слова «человеческий организм», он глумливо так хихикал?

Тренировки Ярослава продолжались. Он теперь часами сидел погруженный в состояние Сат'тор. Сознание легкой кистью скользило внутри тела. Ярослав многое узнал о своем теле, но Шепчущий заставлял стремиться к большему. Упражнения с внутренним зрением сменялись долгими лекциями о внутренних и внешних тонких энергиях, о законах, управляющих их течением. К огромному сожалению Ярослава, это были чисто теоретические знания. Практика отсутствовала. А руки просто чесались, дико хотелось начать экспериментировать. Но Шепчущий запретил эксперименты с внешними энергиями, да Ярослав и не знал, с чего начать… А внутренние не были пока доступны. Он их простонапросто не ощущал.

Ярослав потерял счет времени. Он не знал, день сейчас или ночь, не знал, как долго пробыл в этом каменном склепе. Казалось, что прошли годы. Он стал подобен мухе, увязшей в паутине вечности. Наконец после бесчисленных тренировок внутреннего зрения и состояния Сат'тор все изменилось.

Не было никаких прорывов, озарений и резких скачков. Для Ярослава внутренние тонкие энергии, или Сат'ирр, уже давно стали надоевшей обыденностью. Он легко погружался в самые глубины своей психики, странствовал по рекам Сат'ирр, разобрался в хитросплетениях мельчайших токов силы, знал, где, что и как надо приложить для улучшения тех или иных свойств организма. Но он не имел возможности применить свои знания на практике. Любая попытка провести даже самый простенький эксперимент жестоко каралась. Удары молнией были чудовищны по своей силе. Раньше для его убийства хватило бы одного такого удара, но воля росла наравне с мастерством. Ярослав научился терпению. И нашел новую область для изучения. Это были сами молнии. Механизм их работы поражал. Волна энергии неизвестного источника неудержимым торнадо проносилась по естественным каналам тока Сат'ирр, коверкая и скручивая их. Единый поток враждебной энергии дробился на более мелкие, те в свою очередь на еще более мелкие и так далее, растекаясь невесомыми ручейками по всему организму и замещая собой его энергию. Но энергетика человека выдерживала, а чуждая – усваивалась, и нормальное течение жизни восстанавливалось.

Ярославу становилось страшно от одной мысли о том, что произошло бы, если этот поток энергии сделать чуточку более мощным или узконаправленным. Перед ним оказалось универсальное оружие. Ярослава охватил азарт исследователя. И ответ был найден, по крайней мере, Ярослав так думал. Он предположил, что если расширить внутренние резервы Сат'ирр и заполнить их за счет отбора энергии из окружающего пространства, то к изученному оружию будет подключена неслабая батарейка. С помощью той же самой энергии можно будет и защищаться от подобных энергетических ударов. Осталось провести совсем маленький эксперимент: просто поискать внутренним оком токи внешней энергии…

– Кто бы знал, какие кривые дорожки приведут тебя к правильной цели. – Саркастический голос Шепчущего появился как всегда в самый ответственный момент. – На этом твое обучение можно закончить. Ты очень скоро будешь свободен, и твое дальнейшее развитие будет зависеть только от тебя. Мне, как наставнику, осталось открыть тебе только твое Истинное имя… Чуть позже.

Последняя фраза почемуто чрезвычайно развеселила Шепчущего, он буквально захлебнулся хохотом.

– Я не понимаю… – проблеял потерянным голосом Ярослав, испугавшийся неизвестности, стоящей за словами Шепчущего.

– Так в этомто и вся прелесть, – опять зашелся в хохоте Шепчущий. Складывалось впечатление, что он сдерживал себя на протяжении всего обучения Ярослава. – В этомто вся прелесть…

Окружающая Ярослава реальность была словно смята гигантской рукой. Знакомая картина из непроглядного хаоса и мерцающих искр предстала перед человеком. Да и человеком ли?! Исчезло тело, и Ярослав опять ощутил себя маленьким солнцем, неподвижно зависшим в пространстве.

– Помни плеть Нергала… Пригодится… – донесся голос из невообразимого далека, безликим эхом затухая вдали.

Резкий рывок для успевшего впасть в отчаяние Ярослава стал полнейшей неожиданностью. Словно ктото дернул за конец веревки, а Ярослав оказался привязанным к другому ее концу. Рывки стали чаще. Ярослав передвигался длинными заячьими скачками. Наконец движение выровнялось и начало плавно ускоряться. Появилось знакомое ощущение передвижения по темному тоннелю к стремительно приближающемуся светлому пятну выхода. Не успела надежда всколыхнуть Ярослава, как ярчайший свет затопил все вокруг, и измученное сознание утонуло в его мягких волнах…

Теплые струйки бегут по лицу. На губах – вкус свежести. Мягкий шелест дождя. Сознание воспринимает все это отрешенно, как бы со стороны. «Где я?! – Мысли тяжело перекатываются в голове. – Где я на этот раз?!»

Затекшее тело жутко ломит. Очень сильно болит шея. Словно клеевая маска стягивает кожу шеи с левой стороны. Страшно открыть глаза. Та вечность, что была потрачена на обучение, теперь кажется мороком, миражом, болезнью воспаленного сознания… А если усомнился в себе раз, то где уверенность, что твое теперешнее бытие реально?! И реален ли ты?!

– Мыслю, значит, существую! – Древняя истина была почемуто изречена без подобающей уверенности. Ярослав резко, словно бросаясь в омут, открыл глаза…

Будто специально дожидаясь этого, прямо в глаз попала довольно тугая струйка воды. Хорошо хоть чистой. Забыв про все душевные переживания, он сел и начал ожесточенно тереть глаз. Тихий и такой знакомый ехидный смешок прошелестел на грани слышимости. Ярослав повернулся в ту сторону.

Мягкий свет освещал внутреннее убранство знакомых, но уже благополучно забытых старых развалин. Через пролом в крыше моросил слепой дождь. Понятно, что Ярослав лежал прямо под проломом. Статуя ящерочеловека одиноко стояла на своем постаменте. Страхи прошли. Радостно захохотав, Ярослав подошел к каменной фигуре.

– Так это от свидания с тобой мне такие глюки приснились?! Ничего не скажешь, силен, силен… – В речи Ярослава отсутствовало всякое почтение. Страшный и тяжелый сон надо переживать со смехом, глумясь над своими страхами.

На волне этого радостного энтузиазма Ярослав отвесил ящеру щелбан. Реакция не заставила себя ждать. Стремительное движение еще мгновение назад неподвижной каменной руки – и правая конечность Ярослава зажата, как раньше шея, в жесткий захват.

– Я тебе, кажется, имя обещал, щенок? Сайгал!![14] – прозвучало в голове Ярослава знакомое шипение. Враз ставшие ледяными губы тщетно силились издать хоть какойто звук. – Налагаю на тебя твое Истинное имя. Будь его достоин, сайгал!

По окончании речи вторая рука статуи перехватила правую руку Ярослава повыше запястья. Сомкнулись пальцы. До ноздрей Ярослава донесся запах паленого. За запахом пришла боль. Уже напрягшиеся в преддверии крика мышцы лица холодной струей расслабили новые слова статуи:

– Закричишь – умрешь!!

И Ярослав молчал, поверив безоговорочно. Адская боль от обугливающейся в месте захвата руки разрывала натянутые канаты нервов. Но он молчал. Кровь текла из прокушенной губы. А статуя с безмолвной усмешкой скалилась в лицо.

В поисках выхода мысль разрывала тенета боли и перебирала сотни вариантов. Выход должен был быть, и он нашелся.

«Если это все явь, то явью был и сон!!» – Сознание ухватилось за эту мысль, как за последнюю надежду. Внутренний взор заученно скользнул в глубь сознания, и опять навстречу ему хлынула Вселенная. Но все это было уже привычно. Уснувшая было память услужливо подавала готовые варианты действий. Внутренний взор рванул к раненой руке, и чувство отрешенности, традиционно охватывающее адептов Сат'тор, чуть не дало трещину. В руке творилось нечто невообразимое. Естественные потоки энергий оказались оплетены необычайно агрессивной субстанцией. В некоторых местах основные внутренние каналы были разорваны, и было совершенно непонятно, с какого конца следует браться за дело. И уже бесполезно было обрывать алчущие ростки чуждых энергетических потоков. Ярослав явно не о такой практике мечтал.

Внутренний взор начал рассеянно блуждать по страдающему от боли организму. Вот он за чтото зацепился. В районе солнечного сплетения находилась некая область, в которой сходились все энергетические каналы тела. Складывалось ощущение, что это и есть тот самый источник энергии, о котором ранее думал Ярослав. Сейчас эта искра еле тлела. На взгляд Ярослава, следовало добавить огня. Но вот откуда его взять? Мысли вернулись к искалеченной руке. Чуждые потоки уже поглотили некоторые каналы тела, но хаотичный клубок не распутывался. Теперь появилась недобрая пульсация… Ярослав почуял, что у него уже почти нет времени. Решение пришло неожиданно. А что, если напитать энергией из чужих потоков собственный источник?! Ну и что, что никогда не делал ничего подобного?! Учиться никогда не поздно!

Времени на раздумья не было, пришлось рисковать. А риск, как это ни банально, дело благородное. Тонкий щуп сознания подхватил самый тонкий рыщущий отросток. Прикосновение обжигало. Боль, которая находилась гдето за гранью сознания, начала просачиваться внутрь. Стоически, собрав волю в кулак, Ярослав потянул чуждую энергию в район солнечного сплетения. Получив подпитку, тлеющий огонек начал разгораться. Дрожь пробежала по всему телу. Ободренный успехом, он стал энергично тянуть оставшуюся энергию в разгорающийся огонь собственного источника. Клубок в правой руке быстро уменьшался. Наконец осталась одна мелкая точка, которую никак не удавалось убрать. В чемто она была подобна источнику в солнечном сплетении…

Сила кипела в крови. Пламя билось о поспешно воздвигнутые барьеры воли, стремясь вырваться наружу. Организм оказался не готов к столь яростно разгоревшемуся источнику Силы. Излишки следовало кудато девать. Спешно восстановив поврежденные каналы в руке и невольно соединив их с мерцающей искоркой источника чужой, но уже становящейся родной энергии, Ярослав убрал барьеры. И жидкий огонь хлынул во все стороны. Кипящая, бурлящая, ищущая выхода сила.

Ярослав открыл глаза. Оказалось, что он уже давно свободен. Неведомое существо стояло недвижимой статуей. Светило зеленоватое солнце. Прекратился дождь. Все было точно таким же, как и раньше. Все, кроме Ярослава. Огонь полыхал в его крови. Жар поднимался волной, пока она наконец не захлестнула Ярослава с головой. Те крохи знаний о Силе, которыми поделилось неведомое существо, самостоятельно всплывали в памяти. Непонятные раньше законы становились понятны, не использовавшиеся ранее двадцать восемь иероглифов внешних энергий начали зажигаться в памяти, формируя пышущий энергией круг. Вот все знаки встали на свои места, круг замкнулся. Все замерло. Чегото не хватало. Сосредоточенно нахмурившись, Ярослав стал вызывать в памяти знаки внутренней энергии. Каждый вызванный знак занимал свое место в новом круге. Наконец замкнулся и он. Поток ревущей энергии хлынул в кольцо из двадцати одного знака, опустошая все резервы организма. Белым обжигающим светом засияло оно перед внутренним взором Ярослава. Продолжая действовать словно по какомуто наитию, он поместил белое, менее крупное кольцо в большое. Кольца соединились. Получившаяся конструкция задрожала, заколыхалась, словно под порывами ветра, и смялась в комок, который невесомым сгустком повис в глубинах сознания.

Сильная тошнота подкатила к горлу. Ярослав упал на колени. Рвотные спазмы сотрясали тело. Казалось, что желудок начал медленное восхождение по горе пищевода. В это же время заболела рука, словно какоето мелкое насекомое, попискивая, движется к мозгу по рукедороге. Опаленное догадкой сознание скользнуло к болезненным местам. Пламя из солнечного сплетения и искра чуждого вмешательства в руке медленно продвигались в сторону слившихся из символов колец. Ярославу оставалось только ждать результата.

А результат был, да еще какой!! Источники двух различных энергий встретились, как встретились до этого два кольца, и пожрали друг друга. А из их гибели, словно феникс из пепла, вырос новый, невиданный до этого огонек. Он угнездился на задворках сознания, наполняя все тело силой и уверенностью в будущем. Ярославу почемуто было известно, что эта искра Силы будет с ним теперь всегда.

Теплая пульсация гдето там, за глазами, была несказанно приятна. Ярослав окинул себя внутренним взором. Ровное течение Силы, все внутренние органы в порядке, исчезли только со своих мест искорки огня. Обычным взглядом не было зафиксировано никаких изменений, разве что на правой руке, чуть выше запястья, появился шрам в виде какогото странного символа, а может быть, просто орнамента. Ярослав попробовал углубиться в него внутренним взором, но не обнаружил никаких нарушений. Казалось, что этот шрам выглядел совершенно естественно.

– Так вот ты какое, Истинное имя, – поглаживая запястье левой рукой, произнес Ярослав.

Он огляделся, потом встал лицом к статуе и уважительно поклонился. Поклонился как ученик, отдающий дань уважения своему учителю, смертельно опасному, но все же учителю. После чего повернулся и вышел наружу. Мир новых чувств и возможностей был перед ним открыт. Впервые за то время, как очутился в этом мире, Ярослав ощущал себя радостноспокойным. Правда, встал вопрос о направлении движения. Ярослав огляделся, используя свои новые способности. Грозящая небу сжатым кулаком гора казалась теперь наполненной Силой.

– Пожалуй, экспериментов с магией для меня достаточно, – решительно произнес Ярослав и двинулся на юг, по крайней мере, внутренне он был уверен, что там юг, не сомневаясь, что он удаляется от любых источников магии…

ГЛАВА 6

Ярослав уже второй день шел по каменистой пустыне, строго придерживаясь выбранного у храма направления. И два дня он не ел. А что он мог есть, если вокруг только кустики все той же черепообразной травы?! К ней и подходитьто боязно! Новые знания подсказывали, нет, кричали, что не все с этой травой в порядке. Поставленный в жесткие условия выживания организм жил только за счет внутренних резервов. Но инспекция запасов организма показала, что этого надолго не хватит. Искра в глубине сознания едва тлела. Единственное, что вселяло надежду, это то, что трава стала гораздо гуще, чем раньше. Это говорило о большей питательности почвы и близости воды. Ярослав уже мечтал о попробованных у источника плодах со вкусом яблока и шкуркой апельсина. А глоток чистейшей воды стал бы отличным завершением трапезы. В том невообразимо далеком, почти сказочном мире реклама учила, что жажда все, имидж ничто. Жажда была действительно всем, а имидж – ничем. Да и какой там у Ярослава сейчас имидж. Драные обрывки брюк и не менее драные туфли с отваливающимися подметками. Лохмотья както очень легко сползли с плеч, и их пришлось выбросить. Этим и объяснялось голое тело. Правда, принято говорить «торс», но Ярослав и торс – это несовместимые вещи. Торс – это тело Геракла до пояса, а у Ярослава было то же самое, только в слишком уж усохшем варианте.

Если бы его увидели сейчас люди, то приняли бы за бомжа, разбойника, варнака или иного представителя низшего слоя общества, с наклонностями, не отягощенными моралью… Если здесь, конечно, живут люди, хотя бы отдаленно похожие на Ярослава. Надежда на это стремительно уменьшалась. Вид статуи из развалин, или не статуи, а наставника и живого существа, в общем, черт его знает кого, но ясно, что не человека, настраивал на пессимистический лад. А уж про обращение с собой любимым Ярослав и вспоминать не хотел. Результат, конечно, есть, но вот методы его достижения… Подобного издевательства над своим сознанием и телом Ярослав не мог себе и представить раньше!

Вот за такими нехитрыми раздумьями он и продвигался по намеченному пути. Наконец решил сделать привал. Он заключался в блаженной неподвижности лежащего на камнях тела. В эти моменты Ярослав применял все свои умения для снятия усталости с гудящих мышц, чтобы донести до них стремительно убывающие крохи энергии. А затем шли минуты ничегонеделания. Вспоминались привалы с Олегом и девчонками. В этот раз Ярославу вспомнилось то переплетение разноцветных линий, которые опутывали его тело во время обряда. Он с удовольствием погрузился в Сат'тор и начал более подробно перебирать все, что было связано с этим воспоминанием. Осененный внезапной догадкой Ярослав попробовал вызвать у себя похожее состояние и увидеть эти линии вокруг себя уже теперь. Мгла окутывала его с ног до головы, ничего не получалось. Он напрягал внутреннее зрение до предела, но результат оставался неизменно нулевым. Уже знакомый азарт исследователя снова охватил Ярослава. И вот чтото начало получаться. Зашевелилась окружающая мгла. Стали проявляться невесомые паутинки неуловимо знакомых нитей внешних энергий. Но Ярослав не останавливался на достигнутом. Он продолжал напрягаться, выкладываться до последнего, почуяв дополнительный шанс на выживание. И наконец невидимые обычным зрением токи Силы предстали перед Ярославом во всей красе, только протяни руку и бери. Что он и сделал. Ярослав потянулся всеми своими чувствами к окружающему его миру Силы и начал черпать так необходимые ему токи жизни, пополняя опустошенные резервы организма. Было ощущение как в жаркий день у ледяного источника – пьешь и не можешь остановиться.

Но вот радостно застучал серостальной шарик собственной Силы Ярослава. Именно шарик, потому что искра разгорелась до огонька, а потом и до маленького шарика. Ярослав открыл глаза и сел. Хотелось петь и танцевать, жизнь продолжалась. Телу попрежнему требовались и микроэлементы, и витамины, и клетчатка, но оно могло теперь обходиться без всего этого гораздо дольше. Усталость прошла. Ярослав упруго вскочил на ноги и быстрым шагом продолжил путь.

Заночевал Ярослав гдето часа через четыре. Воздух стал гораздо более свежим, изменилась и почва. Стали редки каменистые участки, появилась настоящая земля с настоящей травой. Ее, правда, было еще совсем мало, но, как говорится, тенденция… Так что Ярослав лег спать в предвкушении нового дня.

Следующим утром он продолжил движение как никогда рано. Островки растительности както очень быстро и незаметно слились в единый покров, стали попадаться даже деревья. Правда, ни одно растение не было знакомо, но это неважно, главное, что каменистая пустыня позади. Ярослава обступали все более высокие деревья, и вот он уже идет по лесу. Теперь не было давящей на психику тишины. Лес[15] жил своей жизнью. Мелкие зверьки перепрыгивали с ветки на ветку, какаято мелочь шуровала между корней. Необъяснимая радость распирала сердце. Ярослав даже начал горланить одно из своих самых любимых стихотворений путешественника, странника, поэта и солдата Николая Гумилева:

Я попугай с Антильских островов,

Но я живу в квадратной келье мага,

Вокруг – реторты, глобусы, бумага,

И кашель старика, и бой часов…

На этих словах он провалился по пояс в землю. Както незаметно земля превратилась в болото, полное холодной воды, жидкой грязи и мелкой (и не очень) живности. Эти мысли вихрем пронеслись в голове Ярослава, после чего болото и окружающий лес огласил гневный крик, плавно перешедший в не менее гневную тираду. В ней содержалась масса информации о болоте, лесе, погоде, планете, драконе Рошаге и самом Ярославе, которого угораздило не только родиться, но и попасть в этот мир, к этим драконам, к этой погоде и так далее по списку.

Продолжая материться, он вылез на сухое, а главное – твердое место. Это удалось сделать сравнительно легко. Только у него теперь больше не было обуви, да и остатки брюк представляли собой довольно жалкое зрелище. Вот так с потерей портков и теряется уверенность в завтрашнем дне.

Замерзший, трясущийся от холода Ярослав предавался унынию у подножия дерева, похожего на баобаб. Правда, он никогда баобаба не видел, но по его представлениям он должен выглядеть именно так.

Еще раз вздохнув по безвозвратно пропавшим деталям одежды, он вошел в состояние Сат'тор и увеличил приток крови к мышцам. Стало значительно теплее, исчезла дрожь.

– О, так гораздо лучше! – Мысли вслух стали уже привычным явлением. – Еще бы съесть чего.

Ярослав подобрал с земли довольно увесистый сук. На первое время сойдет, а там надо будет найти что посущественней. Уши выискивали ближайший источник шума явно животного происхождения. Наконец определившись с направлением, Ярослав стал красться на звук. Крался он так тихо, что от треска веток под ногами закладывало уши. Как ни странно, звуки не утихали, а даже усилились, обогатившись целой гаммой взвизгиваний, ударов и пощелкиваний. Ярослав подошел к кустам и раздвинул ветки. Перед ним открылась небольшая полянка, на которой ожесточенно дрались ящероподобные звери размером с пуделя. Ярослав застыл, раскрыв рот. Зрелище того стоило. Битва определенно приближалась к финалу, один из соперников одолевал другого. Капли крови разлетались на метр вокруг. Более крупный зверек, схватив соперника зубами за горло, ожесточенно раздирал его открытый живот задними лапами. Передние лапы крепко прижимали поверженное существо к земле, не давая тому подняться. Хвосты животных, словно диковинные змеи, сплетались в смертельном танце. Наконец движения прижатого к земле животного стали совсем уж паническими, хаотическими и в конце концов сменились предсмертными судорогами. Из разорванного горла раздался последний то ли вскрик, то ли вздох, и все смолкло. Победитель отошел от своего врага и торжествующе завыл. Мороз прошел по коже Ярослава, под его ногами оглушительно стрельнула ветка. Зверь повернулся к человеку. Ярость застилала его глаза.

– Какой зверь непуганый пошел, – забормотал Ярослав, выходя из кустов и занося свою дубину в богатырском замахе. – А ну пошел вон, сволочь!!!

Но резкий окрик не произвел на зверя никакого впечатления. Он только еще громче зарычал и бросился на человека. Тварь явно намеревалась прыгнуть на грудь и вцепиться в горло, но Ярослав ударил дубиной, метя в голову. Произошло невозможное, зверь извернулся в прыжке и вцепился зубами в оружие. Дубину вырвало из рук Ярослава. Он в страхе отступил на шаг. А зверь, глядя прямо в глаза человека, сжал челюсти. Посыпалась труха. Дубинки не стало…

Ярослав не на шутку испугался и попятился к кустам, надеясь в них укрыться, но зверь не дал ему уйти. Прыжок… и Ярослав, защищаясь, сотворил чтото неожиданное. Резким движением, словно пытаясь оттолкнуть от себя атакующего, он выбросил вперед правую руку. И рука исторгла невидимую плеть, которая и ударила животное. Ярослав неосознанно, рефлекторно повторил тот удар, коим его наказывал Шепчущий и который он однажды смог запомнить. Но отсутствие опыта, дикий страх, замешенный на ярости, привели к странному результату. Ярослав напитал эту плеть Нергала такой Силой, что у зверя просто закипела кровь. Ярослав только и успел заметить, как зеленый жгут прорезал лоб животного, как вспыхнули иссинячерные глаза и фонтанчики темной крови выстрелили на траву, после чего он был вынужден сделать кувырок в сторону, иначе тело зверя упало бы на него.

Ярослав поднялся на ощутимо подрагивающие ноги. Вытер вспотевший лоб и осторожно направился к поверженному противнику. Зверь лежал на брюхе, вытянувшись в струнку. Оно и в смерти словно продолжало тянуться вперед, точно надеясь порвать горло врага. Ярослав покачал головой, удивляясь этой первобытной ярости. Присел на корточки и оглядел зверя. Размером он был действительно с пуделя, но вот боевые качества совсем иные. Жуткая пасть с сильно выпирающей вперед челюстью и двумя выдающимися наружу клыками, острый десятисантиметровый рог на носу, удлиненный череп с костяным гребнем, который плавно спускался на шею, спину и перерастал в хвост. В хвосте ощущалась скрытая мощь. Ярослав только что наблюдал борьбу между животными и смертельный танец хвостов. Все это дополнялось двумя мощными, но короткими, как у зайца, передними лапами и длинными задними. Причем и на тех, и на других были очень симпатичные такие когтищи. И конечно же все тело зверя было покрыто чемто вроде костяных щитков с зубцами.

– Мда, а мне, оказывается, сегодня везет. – Ярослав представил себе, что с ним было бы, если бы он не применил плеть Нергала.

Времени на долгие раздумья не оставалось. Скоро должно стемнеть, а лес этот не такой уж и мирный, если даже такие мелкие зверьки столь опасны.

– Будете ящеропуделями, – нарек поверженных зверей Ярослав и, схватив своего врага за хвост, поволок его к уже ставшему родным баобабу. Теперь никто и ничто не заставит Ярослава ночевать на невысоком дереве.

Транспортировка добычи не заняла много времени. Ярослав стоял перед массивным деревом, нареченным им баобабом, и чесал в затылке. Забраться на него было бы просто отлично, и уже там, в относительной безопасности, свежевать туши. Поплевав на ладони, он полез по узловатому стволу. Метров через шесть ствол разветвлялся, и там обнаружилась достаточно ровная площадка. А один сук, отходивший от основного ствола в месте развилки, был настолько широк, и мелкие веточки на нем были так удобно расположены, что хоть сейчас ложись на спину, цепляйся руками, и постель готова.

Ярослав спустился вниз и принялся перетаскивать тушки на дерево. Это оказалось не таким уж и простым делом. Каждую пришлось привязывать за хвост к поясу штанов и в таком виде лезть наверх. Подъем занял кучу времени, начало смеркаться, но Ярославу пришла в голову идея набрать немного глины или земли и выстелить площадку наверху. Тогда там можно будет разжечь костер. Сказано – сделано. Скинув штаны, все равно от них никакого толку, и оставшись в превратившихся в набедренную повязку трусах, он соорудил нечто вроде небольшого мешка и горстями накидал туда куски сырой глины, которую нашел на берегу болота. Держа в зубах импровизированный мешок, Ярослав уже в который раз полез на дерево. Хватило трех ходок. Теперь ровная площадка в развилке была выстелена влажной глиной. Осталось набрать тонких сухих веток, и ночлег готов. Это оказалось проблемой. Ветки деревьев были слишком крепкими, и маловероятно, что их удалось бы разжечь. Пришлось рыскать по округе, благо на земле валялось порядочно упавших сучьев. Увязав их в большую вязанку, используя в качестве веревки все те же самые многострадальные штаны, он, кряхтя и постанывая от усталости, поднялся наверх.

Сидя на дереве, Ярославу пришлось опять подпитываться от внешних источников, чтобы восстановить силы. Наконец, смыв волной тепла накопившуюся усталость, он принялся ломать сучья, сооружая шалашик для костра. В качестве растопки решил использовать клочок сухой ткани…

– Готово! – выдохнул он, усаживаясь поудобней.

Теперь необходимо было выполнить самую сложную часть плана. Он попробовал сконцентрироваться. Взгляд неподвижно уперся в сложенный костерок. Уняв колотившееся сердце, Ярослав сосредоточился и начал постепенно напитывать хворост каплями Силы. Ничего не происходило.

– Чтото я делаю не так. – Ярослав стал энергично чесать затылок, прямо над тем местом, где, как уверял Задорнов, располагалась смекалка.

И это помогло. Оказалось, что надо накапливать не просто Силу, а нагнетать жар, то есть преобразовывать таинственную, неизвестной природы Силу в тепловую энергию. Деревяшки елееле затлели.

– Мало! – решил он и поддал жару.

Теперь результат был. Полыхнуло так, что резко отшатнувшийся Ярослав чуть не слетел с дерева, да и потом у него еще долго летали перед глазами мушки. На месте костерка лежала горстка пепла.

– Много! – глубокомысленно заметил экспериментатор и принялся собирать новый костерок. В этот раз он более жестко контролировал выброс, и вот уже веселые язычки заплясали на ветках.

– Такую хорошую тряпочку испортил, – весело забормотал Ярослав. Растопка оказалась не нужна.

Теперь настало время серьезной работы. Ярослав пододвинул к себе парочку крепких колышков и небольшую дубинку, которые нашел, пока собирал хворост. Необходимо было обжечь на костре кончики новых орудий для достижения большей крепости. Все это Ярослав прочитал когдато в книге. Теперь осталось претворить прочитанное в жизнь.

Оказалось, что кончики надо обжигать не слишком долго, иначе дерево начинало обугливаться. Операция не заняла и пятнадцати минут. Пока он экспериментировал, сумерки обступили дерево, только костерок разгонял наступающую темноту. Ну чем не пикничок в земном одомашненном лесу?

Подготовив орудия, Ярослав решил заняться тушками. Пододвинувшись поближе к костру, он еще раз окинул взглядом мертвого зверя. Необходимо было выбрать, с чего начать. Ему приглянулись выступающие ножи клыков. Используя колышки как зубила, а дубинку как молоток, он довольно быстро выломал их из челюстей каждой зверюги – всего четыре длинных, необычайно крепких клыка. Аккуратно завернув их в тряпочку и крепконакрепко завязав, Ярослав повесил сверточек на шею – пригодится! Затем он занялся задними лапами одной из тушек. Костяные щитки на теле животного очень мешали работе, но с этим ничего нельзя было поделать. Наконец обе лапы были с грехом пополам оторваны от тела, кожа местами ободрана, но в большинстве своем осталась. И Ярослав, пристроив распорки над костром, расположил на них лапы ящеропуделя. Кровь закапала в огонь. Запах горелого разнесся далеко вокруг.

Ярослав уныло сидел перед изуродованной тушкой. Мясникто из него, оказывается, никудышный. Разозлившись, он схватил остатки этой тушки и нетронутую вторую и забросил далеко в кусты. Оглядел себя. Руки по локоть в крови, кровавые разводы на теле. Спать в таком виде нельзя. Несмотря на темноту, он решил спуститься и обмыться в мутной воде болота. Не слишком долго размышляя, боясь, что страх велит передумать, Ярослав быстро спустился вниз. Смело подошел к воде и начал смывать кровь. Через некоторое время, посчитав себя достаточно чистым, встал и огляделся. Неожиданное шевеление у ног заставило вздрогнуть. Там, где он только что мыл ноги, кишели мелкие зубастые существа, которые ищуще разевали мерзкие пасти. Судя по всему, их привлекла кровь.

Далеко над болотом разнесся гулкий звук. Как будто ктото нажал на клаксон в автомобиле размером с гору. Громко плеснуло. Затем тишина, и новый всплеск. Теперь уже гораздо ближе. Ктото решил заглянуть на огонек. Не став дожидаться любопытствующего, Ярослав рванул к дереву. В кустах, куда он закинул тушки зверей, слышалось рычание и звуки борьбы. Ночная жизнь началась. Плеск воды раздавался все ближе. Ярослав, холодея от ужаса, медленно лез на дерево, понимая, что если он поспешит, то может свалиться, и тогда уже ничто его не спасет!

Наконец он наверху. Сердце выскакивало из груди, а колени предательски дрожали. Дыхание с хрипом вырывалось из легких. Ярослав напряженно вглядывался во тьму. Вот чтото темное мелькнуло на краю болота… Снова плеснуло, и тишина опустилась на лес. Прекратилась драка в кустах. Сильно пахнуло сыростью, и раздался звук гигантского клаксона:

– УУУэээк!!!

Не дожидаясь, пока затихнет эхо, из кустов споро чесанули мелкие твари.

Какоето крупное животное темной глыбой возвышалось в болотной воде. И тут, словно в замедленной съемке, Ярослав увидел, как это темное пятно начало расти, расти, приближаться и заполнять все поле зрения. Он панически ухватился за ветки. Какоето гигантское существо совершило не менее гигантский прыжок, но немного недотянуло до цели. Мрачная глыба сокрушающим ударом врезалась в дерево гдето на высоте четырехпяти метров. Дерево содрогнулось, затрещало, но устояло, только Ярослава чуть не снесло вниз. Стало заметно темнее. Судорожно цепляясь за ветки и дрожа всем телом, он напряженно вглядывался во тьму. У корней дерева слышалось утробное сопение и пыхтение. Неизвестный, похоже, приходил в себя после чудовищного удара.

Ярослав попытался применить внутреннее зрение, чтобы разглядеть тварь внизу. И это ему легко удалось. То ли в этом было виновато его растущее мастерство, то ли стресс, но факт остается фактом – Ярослав видел во тьме. Правда, довольно плохо и недалеко, но видел. Наверное, именно так видят кошки.

Бросив взгляд вниз, он разглядел огромных размеров лягушку с костяными наростами на спине. В этот момент тварь прекратила возню и подняла голову. Взгляды человека и земноводного встретились. У Ярослава зашевелились волосы на голове. В глазах монстра светился чудовищный, немыслимо извращенный, но разум. Чужая воля попыталась подчинить разум человека. Ярослав начал спешно возводить в своем сознании защитные бастионы, подобные тем, что он использовал в мире хаоса и искр света, защищая свое «я» от распада. Отгородившись таким образом, ему оставалось только, напрягая все свои силы, сдерживать таранные удары чужой воли. Барьеры держались. Чудовищу никак не удавалось проникнуть в мозг человека. Наконец давление исчезло, и монстр издал разочарованный крик. Уши заложило. Тварь совершила прыжок с места, но опять не достала до развилки, не хватило какогото метра. Дерево затрещало от нового удара, вслед за этим от падения здоровенной туши задрожала земля. Ярослав облегченно вздохнул.

«А ведь если бы к этакой мощи да чуточку хитрости, то ведь он сокрушил бы все мои барьеры». – Эти страшноватые мысли текли както вяло и отрешенно. Сказывалось жуткое напряжение. Мысль о возможности оголения разума перед подобным монстром не хотелось даже додумывать до конца.

В это время тварь продолжила свою возню у корней дерева.

– Ты, урод!! Пшел вон от дерева!! – Крик, призванный укрепить пошатнувшийся боевой дух, вышел чрезвычайно тонким и жалким.

В ответ на вопли обнаглевшей жертвы жабапереросток присела на задние лапы и задрала голову вверх. Мешок под нижней челюстью заходил ходуном.

– Ну что ты мне сможешь сделать, урод?! Иди сюда, гадина! Я тебе… – Осмелевший до крайности Ярослав продолжил изгаляться над гигантской жабой.

И та не стерпела обиды – раскрыла пасть, и из нее стрелой вылетел гигантский язык. Обострившаяся в последнее время реакция Ярослава заставила его откинуться назад, поэтому язык угодил ему не в лицо, куда метила жаба, а в грудь. Сильный удар ошеломил Ярослава. Он был бы отброшен в сторону, если бы не язык, вцепившийся сотней присосок в его кожу. Ярослав шарил руками в поисках опоры, но найденная толстая ветка оказалась всего лишь дубинкой. Не успели пальцы сомкнуться на этой бесполезной против такой громадины игрушке, как по языку твари прошла волна, и Ярослав оказался на земле. От сильного рывка присоски, ободрав местами кожу, отпустили Ярослава. Только этим можно объяснить то, что он не влетел в раскрытую пасть вслед за языком, а, извернувшись в воздухе, врезался в нижнюю губу монстра. Жаба негодующе вскрикнула и выпятила губу – не пострадала ли.

Ярослав не издал ни звука – у него перехватило дыхание. Монстр амортизировал падение с такой высоты, но приятного все равно мало. Протестующе затрещали кости, сердце ухнуло кудато глубоко в живот. Смерть снова дышала в затылок. Уже чисто интуитивно, почти не прибегая к внутреннему зрению, Ярослав направил теплую волну Силы к пострадавшим органам. Боль отступила, начала возвращаться подвижность.

В это время монстр, убедившись в сохранности нижней губы, отправился мстить обидчику. Рявкнув чтото невыносимо грозное, он скакнул к Ярославу, видимо намереваясь сначала раздавить, а потом пообедать оставшейся кашей. Ярослав откатился в сторону и вскочил на ноги. Тут монстр доказал, что он всетаки не жаба. Его передние лапы оказались гораздо длинней, подвижней и мощней, чем жабьи, пусть и увеличенные до гигантских размеров. Тварь нанесла страшный удар. Ярослав припал к земле, можно даже сказать распластался на ней. Волосы ощутили поток воздуха, создаваемый пронесшимися над головой когтями. Гигантское земноводное даже развернуло от этого богатырского удара. И Ярослав, который сознательно дрался в своей жизни только в детстве, вскочил на ноги и нанес жабе удар дубинкой по правой стороне черепа. В этот удар он вложил весь свой страх, обиду за неудачи, всю свою ярость и жажду жизни. Ярким пламенем зажглась искра гдето в глубине сознания, от нее пронеслась волна Силы и напитала дубинку. Неказистое примитивное оружие обрело яркое зеленоватое свечение. Этот свет нельзя было зафиксировать обычным зрением, но внутреннее магическое око Ярослава прекрасно его разглядело. Словно метеор пронеслось напитанное Силой оружие и соприкоснулось с головой монстра. Полыхнула зеленая вспышка, раздался треск костей, и завоняло паленым. Тварь дико завизжала. Поворачиваясь всем корпусом в сторону Ярослава, она ударила его в плечо так, что он отлетел на пару метров. Тварь мелко затряслась и снова завизжала. Внезапно напрягшись, она сделала гигантский прыжок в сторону болота, а затем еще один и еще, пока не скрылась с глаз. Каждый прыжок оповещал окружающих о терзающей существо дикой боли.

Не успели крики стихнуть вдали, как Ярослав, сам завывая от боли, размазывая по лицу кровь и слезы, заковылял к дереву. Влезть на него было непростой задачей, но он справился. Обдирая кожу на пальцах, ломая ногти, он не залез, а заполз на дерево, где смог наконец заняться своими ранами.

Настроить организм на залечивание ран оказалось плевым делом, но тело требовало не только энергии, но и пищи. Ярослав поискал глазами зажаренные ноги. Обнаружил, что они валяются на краю облюбованной им площадки. Он потянулся правой рукой к столь необходимой пище и понял, что ему чтото мешает. Оказалось, что он так и не выпустил из руки дубинку. Впрочем, от дубинки осталось одно лишь название. Она простонапросто испарилась, сохранилась только сжатая побелевшими пальцами рукоять. Ярослав отбросил бесполезную деревяшку в сторону и занялся пищей.

Беглый осмотр показал, что мясо хоть и обуглилось частично, но в принципе было съедобно. Ощущения, которым Ярослав теперь доверял абсолютно, об опасности отравления ничего не говорили. И он принялся за еду. Отхватив зубами приличный кусок, начал жевать. Жевать было невообразимо трудно, не только потому, что мясо оказалось на вкус подобно жесткой подметке, но и потому, что это была вонючая подметка. Совершая над собой насилие, Ярослав проглотил с такими муками разжеванный кусок и прислушался к ощущениям. Если бы не тошнота, то ощущения можно было бы назвать приятными. Изголодавшийся по нормальной пище желудок набросился на нее с ревом голодного болотного чудища. С отвращением поглядев на мясо, Ярослав откусил новый кусок. Есть придется долго. Стараясь отвлечься от вновь набирающей мощь какофонии лесных звуков и от мерзкого мяса, он задумался о борьбе с жабой.

«Что же я тогда сделалто?! Ведь полыхнулото будь здоров! Мне такой удар сроду не нанести!» – Решив разобраться с проблемой немедленно, он отложил ненавистную ногу в сторону и скользнул в Сат'тор. Мельком глянув на процесс излечения ушибов и поврежденной кожи, он занялся исследованием своей памяти. Момент перед ударом вспомнился очень легко: разгорание огонька магии, теплый поток, идущий по руке и от нее – в дубинку.

– Так, все ясно. Теперь попробуем повторить. – Мысли вслух помогали сосредоточиться.

Ярослав взял в правую руку оставшийся у него деревянный колышек. Зачерпнул в магическом пламени толику Силы и направил ее в деревяшку. Та снова засветилась в магическом диапазоне зеленоватым свечением, хотя и более слабым, чем свечение дубинки. Коротко размахнувшись, он попытался вогнать колышек в дерево под ногами. И произошло чудо – слабо заточенная палка вошла в твердую кору дерева, словно горячий нож в масло. Ярослав убрал руку. Зеленоватое свечение магии постепенно угасало.

– Здорово, – одними губами прошептал он. – А если то же самое сделать одной рукой?!

Для чистоты эксперимента Ярослав ухватился рукой за торчащую из коры палку и потянул. Как и следовало ожидать, у него ничего не вышло. Тогда он прикрыл глаза и послал в кисть и мышцы руки короткий импульс Силы. Резкий рывок, и палка буквально вылетает наружу.

– Здорово! – Новые знания о собственных возможностях успокоили нервы и подняли настроение. Его не смог испортить даже вкус мяса, которое Ярослав все же доел.

Наконец в кромешной тьме, используя только свою обретенную способность к ночному зрению, он добрался до присмотренных ранее в качестве постели веток. Сон мгновенно смежил веки.

Утро приветствовало его болью в затекших мышцах, зудели грудь и ребра. За ночь затянулись все раны, не осталось даже шрамов. Только очень сильно чесалась молодая кожа. Не спеша, осторожно переставляя руки и ноги, Ярослав спустился на землю. С хрустом потянулся.

– Как, оказывается, чертовски приятно ощущать себя живым! – Ночные страхи отступили перед светом нового дня, и Ярослав почувствовал, как он постепенно втягивается в полные опасностей будни простого путешественника.

Он прикрыл глаза и открыл миру все свои эмоции. Снова пульсация цветных нитей перед глазами, и в тело хлынула свежая Сила мира.

– А я расту, оказывается. В прошлый раз вобрал в себя Силы гораздо меньше. – Законная гордость распирала грудь. – Судя по всему, чем больше я экспериментирую с Силой, тем больше я могу ее поглощать или впитывать. Хорошо!!!

Ярослав стал собираться в дорогу. Еще вчера вечером он решил обойти болото стороной. Если в нем водятся такие твари, то ему с ними явно не по пути. Единственное, что ему необходимо, так это копьепосох. Оно было бы и подспорьем в пешем переходе, и хоть какимто оружием. А напитать его Силой он сможет. В качестве материала для посоха Ярослав решил использовать ветки баобаба, который послужил ему пристанищем на ночь. Пришлось лезть назад. На месте ночлега подходящей ветки не нашлось, поэтому Ярослав залез еще выше. Тут пришла идея забраться на самую верхушку дерева и осмотреть дорогу впереди. Ярослав, стиснув зубы, загнал свой страх перед высотой глубоко внутрь и снова полез вверх. Ветки были удобны до чрезвычайности, словно предназначены для лазанья. На высоте гдето около тридцати метров пошли очень тонкие веточки, и Ярослав решил выше не забираться, благо он и так возвышался над остальными деревьями.

Далеко на севере чернела вершина уже давно знакомой горы. На юге привольно раскинулось болото. На запад идти не хотелось, поэтому он повнимательней отнесся к востоку, но там только вершины незнакомых деревьев качались на ветру, словно зеленые волны пробегали по лесному морю. И тогда Ярослав обозрел местность уже магическим взглядом. Почти ничего не изменилось, только гора теперь выглядела столбом зеленого пламени, а над болотом стелилась черносерая дымка. Даже вид ее вызывал премерзкое ощущение. Ярослав непроизвольно поежился, и его чуть не скинуло с ветки. Уняв колотящееся сердце и подождав, пока прекратит раскачиваться ветка, он продолжил свои исследования. На западе не было ничего интересного, деревья окутывала таинственно мерцающая голубоватозеленая дымка. Осталось восточное направление. На фоне все той же дымки выделялся гигантский язык голубоватого пламени.

– Вот туда и пойдем, – решил сидящий словно воробей Ярослав, в душе которого вновь разгорелся огонек исследователямага, и начал спускаться к облюбованным им ранее веткам.

Это была ветвь, чрезвычайно удобно лежащая в ладони, отходившая от основного ствола и на расстоянии метра с лишним раздваивающаяся. Дело оставалось за малым – отломить ветку. Но это оказалось не такто просто. Крепкая древесина была не по силам Ярославу, а если учесть, что дело происходило на высоте пятиэтажного дома… И тогда Ярослав недолго думая обратился к своим новым способностям.

Для плети Нергала не хватало места. Она представляла собой на самом деле Силу, свернутую в энергетический жгут, настроенный либо на нанесение внутренних повреждений объекту атаки (так его наказывал Шепчущий), либо на нанесение внешних повреждений, как в случае с ящеропуделем. Но для появления плети нужен взмах рукой, иначе, как показали эксперименты, ничего не получится. Кроме того, на создание плети тратится очень много сил, что связано с сильным сопротивлением воздушной среды, в которой существует плеть. Поэтому Ярослав выбрал недавно освоенный способ, при котором проводником Силы служили собственные руки.

Он приблизил два пальца к основанию ветки и попытался сконцентрировать в кончиках пальцев пучок зеленоватой магической энергии. Пальцы начали наливаться зеленью. Достигнув необходимой концентрации магических Сил, он прижал пальцы к ветке и выпустил накопленную энергию в дерево. Убрал руку и стал с интересом наблюдать за происходящими процессами. Место, к которому были прижаты пальцы, засветилось изумрудным светом. Затем это светящееся пятно выпустило из себя две маленькие змейки, которые, извиваясь, побежали по ветке навстречу друг другу, кольцом охватывая ее основание. Наконец, встретившись, они набухли, напитались силой и образовали симпатичное зеленое колечко. Еще через мгновение оно словно сжалось, отрезая ветвь от дерева. Раздался тихий треск, запахло озоном, и, быстро набирая скорость, к земле понеслась отрезанная ветвь. Радостно сопя, Ярослав полез вниз.

Найдя на земле будущий посох, он тем же самым способом обрезал две веточки чуть выше развилки. Посох был готов. Он представлял собой очень удобную гладкую палку с чуть скошенным концом с одной стороны и развилкой – с другой.

Покончив с посохом, Ярослав сразу же отправился в путь в выбранном направлении. Его ничто здесь не задерживало, и он не оглядываясь шагал вперед.

ГЛАВА 7

Олег сидел на носу корабля, прислонившись к зачехленному орудию, именуемому «скорпионом». Как ему показалось, здешний мир либо не знал пороха, либо он не получил широкого распространения, так как этот «скорпион» работал по иному принципу. Внешне он сильно напоминал «скорпиона» с иллюстраций римских орудий в школьном учебнике истории, но были и отличия. Во всяком случае, Олег сомневался, что метательные орудия древних римлян могли выбрасывать те сгустки огня, которыми был обстрелян атаковавший мархуз, да и вряд ли римляне использовали сложнейшие механизмы (наверняка магические!), которые позволяли бы держать захваченную прицелом цель, несмотря на качку. Последнее ему доходчиво объяснил один разговорчивый матрос по прозвищу Бык. Надо сказать, своей кличке он вполне соответствовал не только внешне, но и внутренне. По крайней мере, умственно – это точно. Как он гордился своими знаниями, когда рассказывал о корабельных орудиях невежественному дикарю (дикарем, естественно, считался Олег!).

Вот так, прислонившись к мощному орудию и подставив лицо свежему ветру, предаваясь праздным размышлениям, Олег проводил по несколько часов в день. В каютах было душно, да и Настя его выгоняла. Ее мучили жесточайшие приступы морской болезни, и она не желала, чтобы Олег видел ее в таком состоянии. Никаких возражений она не принимала. К Олесе и Наташе зачастил первый помощник капитана. Пару раз Олег сунулся к ним, но по бросаемым на него взглядам понял, что он там лишний. Так он остался не у дел и предавался вынужденному безделью. Только три раза в день его приглашали в каюткомпанию, где проходили совместные обеды. После того первого допроса капитан Айрунг ими больше не интересовался. По крайней мере, ничем своего интереса не выказывал.

Облазив в первые дни весь корабль, Олег был вежливо выдворен из большинства отсеков, и в результате единственным доступным ему местом оказалась палуба. Но он не жаловался. Что может быть лучше стремительно несущегося корабля, плеска волн о борта, блеска зеленых брызг и криков различных представителей семейства пернатых, занимающихся рыболовством. Его, правда, удивляло, что птицы ловят рыбу так далеко от суши, но помощник капитана сказал ему, что здешние морские птицы не совсем нормальны. На вопрос, в чем именно это выражается, тот, обведя все вокруг широким жестом, туманно ответил, что они находятся в Темном океане, пристанище разнообразных монстров, и здесь все не так, как должно быть. На этом объяснения закончились.

О том, что здешние воды преподносят просто замечательные сюрпризы, Олег убедился сам. Вчера утром он, как обычно, вышел на палубу и застал всех в необычайном волнении. По кораблю носилось взадвперед огромное количество людей. Олег даже представить не мог, что с ним на одном судне плывет столько народу. Судя по ажиотажу вокруг всех орудий на корабле (двух носовых и двух кормовых!), команда готовилась к боевым действиям. На площадку над палубной надстройкой вышел льер Айрунг. Он был страшно сосредоточен, по красивому волевому лицу то и дело пробегала тень. Первый помощник Бернар чтото втолковывал своему капитану. Лицо его было несколько бледноватым. Олег попытался выяснить, что, черт возьми, происходит, у первого остановленного матроса, но тот отшвырнул его прочь и понесся по своим делам. Олег был тогда здорово взбешен. Чтобы его, пограничника и просто крепкого мужика, швыряли как котенка?! Но быстро взял себя в руки. Сам виноват, не мешай людям делать свое дело. Но вот что это за дело?!

Это выяснилось довольно быстро. Глухо тренькнули мощные луки корабельных «скорпионов», и два гигантских столба воды поднялись в какихто трехстах метрах от корабля. И сразу же в воздух взметнулась туша какогото зверя. Если судить по расплывающимся по воде темным пятнам, то ранен он был изрядно, но вот прыти не убавил. Издав утробный рев, он буквально за пару секунд сократил разрыв метров на сорок. Но тут к фальшборту выскочили десять арбалетчиков и, быстро прицелившись, выпустили свои стрелы. Их было в два раза больше, чем стрелков. Олег уже знал, что эти ручные орудия были двухзарядными.

Выпущенные стрелы только внешне походили на обычные арбалетные болты. В полете некоторые из них начинали светиться, другие оставались прежними, но если судить по тому, что за них брались только в специальных перчатках, то смертельные сюрпризы были и там. Большинство стрел попали в цель. Раздалось несколько взрывов, полыхнула пара световых вспышек, и низкий, замогильный стон пронесся над водой. Смертельно раненное существо скрылось под водой.

– Готов! – торжествующе воскликнул ктото за спиной у Олега.

Молодой человек оглянулся и увидел еще одного матроса. Тот заметил взгляд и весело подмигнул.

– Костяной червяк, чтоб ему пусто было! Сдох, болт ему в задницу! Первый залп повредил панцирь, а стрелы добили! – В заключение он хлопнул Олега по плечу и сказал: – Теперь, парень, молись всем богам, чтобы это не был вожак стада.

– А если это все же вожак? – спросил Олег, потирая ушибленное ручищей моряка плечо.

Матрос посерьезнел:

– Тогда мы все увидим другое лицо Двуликого, мархуза тебе в жены! Все стадо придет мстить!

Неожиданно по кораблю прокатилась волна криков. Матрос задрал голову, прислушался и радостно выругался:

– Кажись, пронесло! Наш сказал, что все путем! А он еще никогда не ошибался!

Так Олег познакомился с Аргом. Это был простой, веселый парень, любивший хорошую выпивку, соленую шутку и добрый абордаж. Отдельно стояли женщины, но это касалось только суши. Весь тот вечер он травил Олегу байки про здешних монстров и про то, как их бил (так и сказал – бил!) бывалый матрос Арг. Некоторые истории были довольно жутенькие, и спать после них было боязно. А ну как ПастьПокрывало корабль накроет?! Или водные шакалы в кольцо возьмут! Правда, сейчас, при свете дня, все эти байки казались выдумкой и враками.

Олег отвлекся от мыслей и обернулся на крик впередсмотрящего. Глянув туда, куда тот показывал, он увидел два корабля, изза дальности еще очень маленьких, но явно направляющихся им навстречу. Заинтересовавшись, Олег встал. Чтото ударило его в грудь. Он уже привычным жестом поправил тяжелый медальон и мысленно поблагодарил создателя этой замечательной штуковины – персонального переводчика. Их выдал им первый помощник еще в самый первый день, что существенно облегчило жизнь спасенных. Кроме того, Бернар сказал, что при долгом ношении они автоматически обучают заложенному в них языку, и можно было надеяться, что через недельку все они будут говорить на торне (едином языке Торна) даже без акцента!

По палубе опять забегали матросы, вышел из своей каюты и капитан. Подняв к глазам подзорную трубу, он посмотрел в сторону неизвестных судов и выдохнул одно слово: «Пираты!», а затем зычным, уверенным голосом начал отдавать малопонятные непосвященным приказы. И снова по кораблю пронеслась волна предбоевой суеты. Снова расчехлялись «скорпионы», выбежали арбалетчики. Но появилось и нечто новое. На палубу подняли несколько тяжелых ящиков. В одном из них лежали одинаковые сабли и столь же одинаковые длинные прямые ножи. Сразу вспомнились абордажные сабли из земных романов.

В другом ящике лежали доспехи. Нет, не рыцарские доспехи, железные кольчуги или панцири. Там не было вообще ничего железного, только кожа и кость, кость и кожа, а если точнее, то плотные кожаные комбинезоны с капюшонами. Как стало известно Олегу позднее, такой комбинезон мог выдержать скользящий удар саблей, стрелу на излете, успешно сопротивляться некоторым видам боевых заклинаний, он защищал тело от огня и кипятка. Нельзя в нем было и утонуть, если ты упал в воду. Этот замечательный костюмчик был выполнен из кожи и панциря костяного червя и заговорен магами. Эти костюмы считались визитной карточкой моряков Нолда. Нигде больше шить такие защитные одежды не умели.

Неожиданно Олег услышал свое имя. Он оглянулся и увидел, что ему с капитанского мостика машет Бернар. Парень дисциплинированно подбежал, и тот вручил ему длинный нож.

– Спускайся к девушкам и на палубе не появляйся. Драться в таких условиях ты не сможешь. С тобой будет сидеть Арг. Запомни, он отвечает за тебя головой.

Олег разочарованно кивнул. Мол, понял все, понял! Бернар внимательно посмотрел ему в глаза и, вздохнув, отпустил его. Олег же, вертя головой во все стороны, побежал вниз. Конечно, чертовски интересно посмотреть на морское сражение, но девушек и правда бросать не годится. Не успел он скрыться в люке, как рядом с кораблем вырос фонтан воды. Донесся далекий звук выстрела.

«Стоп! Какого выстрела?! Здесь что, пороховые орудия есть?! Да мы же тогда покойники! – заметалась в голове паническая мысль. – Если они с первого выстрела да с такого расстояния чуть не попали, то нас просто потопят, расстреляв издалека, а мы и сделать ничего не успеем! Вот черт!»

Отвлекшись на эти невеселые размышления, он перестал смотреть под ноги, а корабль такого не терпит. Нога скользнула мимо ступеньки трапа, и Олег торжественно сверзился почти с самой палубы вниз. Только приземлившись (или прикораблившись?), Олег прочувствовал весь смак слова «сверзиться». Умом понять такое невозможно, только прочувствовать. В полном смысле этого слова, и именно тем местом, которое, по слухам, является очень мягким, но в нужный момент всю мягкость теряет. Когда прошло ошеломление от удара, коридоры корабля огласила увесистая фраза, показавшая, что Олег вовсе даже не джентльмен, ибо, как гласит народная мудрость, джентльмен называет кошку кошкой, а трап трапом всегда, даже если они являются причинами его падения.

Неожиданно рядом с кораблем раздался еще один взрыв. В последний раз выругавшись и с кряхтением поднявшись на ноги, Олег побежал в сторону выделенных им кают. Девушек необходимо было успокоить.

Айрунг тихо клял себя последними словами: «Абордажи, морские сражения, романтика моря… Идиот! Легко быть лучшим, хотя и самым молодым капитаноммагом морских охотников флота Нолда. Пока не встретишь действительно сильного противника!»

Он еще раз посмотрел в подзорную трубу, туда, где воды Темного океана рассекали хищные носы вражеских кораблей. А как все хорошо начиналось! Подумаешь – два обшитых железом корыта, вооруженные апофеозом человеческой глупости – пороховыми орудиями. Простенький магический ритуал еще из школьного курса ритуальной магии – и орудие в надстройке на палубе каждого корабля разносится вдребезги. Остается только завершить дело: подойдя на выстрел «скорпиона» – подавить огнем остатки сопротивления и выслать призовую команду, которая должна собрать уцелевшие трофеи, пока корабли не затонули.

Эта схема – первое, что пришло Айрунгу в голову. Ну а что тут думатьто, если от использования огнестрельного (в смысле порохового) оружия отказались еще в Эпоху Войн Падения,[16] когда выяснилось, что для уничтожения чужих запасов взрывчатых веществ достаточно простейших заклинаний.

А эти паровые, нещадно дымящие двигатели?! Да кто вообще осмелился их использоватьто? Магический движитель гораздо надежнее и мобильнее. Правда, поставлялись они только по разрешению Ложи Магов Нолда, которые и владели секретом его изготовления. Видно, ктото не смирился с чужой монополией на мощные движители. Кто именно, показал бы абордаж. Неизвестные суда не имели названий. Носы были украшены странными рунами, а на флагштоках развевались кровавокрасные стяги – символ Братства Крови со Змеиного архипелага. Тут была еще одна загадка: никто не посмел бы выйти под этим флагом, не являясь членом зловещего Братства. А то, что это не Братья, было просто очевидно. Несмотря на всю абсурдность подобного корабля, для его создания нужны технологии и ресурсы. Ни того, ни другого на островах архипелага никогда не было.

Но все пошло наперекосяк. Скомандовав «полный вперед!», Айрунг отдал приказ об активации малой сферы Птоломея, которая обволокла «Поцелуй» пленкой защитной магии, и сам набросал на ритуальном столике семилучевую звезду и зажег ароматные свечи по одной на луче. Вражескими орудиями он решил заняться лично, хотя с этим справились бы и старшие ученики из обслуги магического движителя. Знакомой дрожью откликнулся Астрал, и волны эфира заклубились вокруг астрального двойника Айрунга. Не скупясь, Айрунг формировал потоки уничтожающего заклинания. Наконец плетение заклятия было завершено, и две незримые стрелы легли на тетиву эфирного лука. Осталось произнести ключевое слово, которое запустило бы всю систему в действие. Айрунг секунду полюбовался убийственной красотой смертоносного заклятия и произнес: «Огонь!» Тщательно сотворенные стрелы с неприятным, неслышимым простым смертным звуком понеслись к намеченным целям. Айрунг проводил их Внутренним Оком и только благодаря этому смог увидеть невозможное. Стрелы ударили точно в цель и… со звоном бьющегося бокала разлетелись невесомыми и совершенно безопасными брызгами. Орудия и порох были защищены. Некто решил проблему, которую посчитали неразрешимой лучшие маги и ученые Нолда. Айрунг от такого просто онемел. Он стоял и, словно рыба, выброшенная на берег, бестолково разевал рот. Только что на его глазах был развенчан один из основополагающих законов магии: магия и сложные смеси типа пороха несовместимы.

А враги воспользовались его секундным замешательством. Корабль продолжал двигаться вперед, команда выполняла прежние приказы. Слитный залп двух великолепно нацеленных мощнейших орудий должен был просто расколоть корабль на две части, но этого не произошло. Активная защита, созданная Архимагом Птоломеем и стоящая на вооружении только флота Нолда, не подвела. Корабль не пострадал, выпущенные заряды словно в стену ударили и разорвались, не достигнув цели. Но всякая стена имеет предел прочности. Паническое сообщение от Свана, одного из учеников, отвечающих за обслуживание магического инструментария «Поцелуя Великого Змея», привело Айрунга в чувство: «Капитан! Сфера потемнела!! Защита долго не продержится!»

И тогда Айрунг отдал необходимую, совершенно оправданную в данном случае, но такую постыдную команду об отступлении. Рулевой получил приказ: «Лево руля!» в тот момент, когда «скорпионы» дали ответный залп. Огненные росчерки магических зарядов понеслись в сторону этих необычных кораблей. Айрунг в надежде затаил дыхание. Обычно этого хватало, чтобы нанести чудовищные повреждения любому противнику, но у молодого капитана был сегодня явно неудачный день. Метко нацеленные метательные орудия послали заряды в цель. Искрящиеся сгустки огня попали абсолютно точно, но это не принесло никаких результатов. Как и в случае с мархузом, повреждений от применения оружия, считающегося довольно мощным, не наблюдалось. Заряды растеклись по чужим палубам огненными ручейками и быстро погасли.

А «Поцелуй» уже стремительно разворачивался в другую сторону. Морской охотник показал преследователям на какието мгновения свой левый борт, и канониры врага не преминули воспользоваться тем, что противник так удачно подставился. Снова прогремели два выстрела, и мощный удар сотряс корабль. Но Айрунгу показалось, что корабль содрогнулся изза взрыва в трюме, и сразу возникло паническое чувство: защита корабля исчезла!

– Сфера взорвалась! – прошептали похолодевшие губы, и сразу же тренированный ум задвинул нарастающий страх в дальние уголки сознания. Мысленное сообщение в двигательный отсек было подобно яростному уколу рапирой.

– Полный вперед, русалочьи дети! Самый полный вперед!

Еще никогда Айрунг не терпел поражения, и сегодня он как никогда был близок к этому. Из открытого люка трюма потянуло дымком.

– Живо пожарную команду вниз! – Бледный, но не сломленный, капитан отдал приказ помощнику Бернару.

Тот, уже и сам собравшийся заняться этим, лишь торопливо козырнул и унесся прочь из рубки. Айрунг услышал, как тот резким голосом раздает приказы.

– Ничего, мы еще повоюем! – произнес капитан, впервые отступающий с поля боя (да куда там отступающий?! драпающий!).

Как он подметил, корабли противника разворачивались гораздо медленнее, чем его морской охотник, да к тому же они могли стрелять только строго по курсу. Возможностей для круговой стрельбы из единственного, но такого мощного орудия на каждом корабле предусмотрено не было. Шансы на спасение у убегающего корабля стремительно увеличивались.

Три корабля на море играли в непонятные игры. Два жутко чадящих кораблика неслись за третьим, то и дело посылая ему вдогонку взрывающиеся снаряды. Но беглец держался. Его капитан догадался использовать высокую маневренность своего корабля, и теперь он то и дело резко менял курс, что сбивало прицелы преследователей. Иногда орудия с кормы беглеца метали огненные шары, которые метко попадали в преследователей. Но ощутимых результатов заметно не было. Иногда содрогался Астрал от сложных заклятий, творимых на кораблебеглеце. Все тщетно, магические удары по противнику не приносили успеха, а робкая попытка вызвать бурю сорвалась – видно, у тамошнего мага не хватило либо силы, либо умения, либо и того и другого, вместе взятых.

– Красиво, правда?! – спросил мягкий бархатистый мужской голос. – Настоящий морской бой, как ты и хотела.

– Да, дорогой, – колокольчиком ответил ему красивый девичий голос. – Давай поможем вон тому…

– Какому?

– Конечно же тому, что убегает! – возмутилась девушка. – Неужели ты подумал, что я буду переживать за корабли Некронда?!

– Нуу, – стушевался ее собеседник. – Пути женского сердца неисповедимы…

– Так ты поможешь или нет?! – топнула ножкой обладательница красивого голоска.

Ее собеседник не ответил, только вежливо наклонил голову и вышел из каюты. Девушка осталась перед широким обзорным окном совершенно одна.

А ее собеседник поднялся на верхнюю палубу и подошел к капитану:

– Как море?

– Все спокойно, варрек Минош! Мы отогнали монстров.

– Это хорошо. Я хочу, чтобы вон тех двух кораблей не стало.

– Как прикажет варрек! – Капитан приложил руку к сердцу. – Варрек Минош желает это сделать собственноручно или необходимо использовать вооружение корабля?

Тот, кого называли варрек Минош, оглянулся туда, где осталась его прекрасная собеседница, и, подумав, сказал:

– Пожалуй, ты прав. Сделаюка я это сам!

– Как будет угодно, – произнес капитан, но тот его уже не слышал. Он быстрым шагом направлялся на нос судна. Ему сейчас предстоял любопытный эксперимент.

– Интересно, а получится ли разом уничтожить сразу два корабля? Вот это задача! – Он на мгновение задумался. – Пожалуй, стоит попробовать…

Приняв решение, варрек Минош уже не тратил время на раздумья, направив все силы на достижение цели. Мускулистые руки заплясали в завораживающем танце, плетя кружева заклинаний. Гибкие пальцы с длинными когтями словно перебирали нити паутины, а тонкие губы едва шевелились, произнося слова языка, который никогда не осквернял человеческие уста. Десятки, а то и сотни маленьких астральных гонцов, созданные его мрачным колдовством, зароились вокруг мага. Наконец, посчитав достаточной проведенную подготовку, Минош развел руки в стороны, словно стараясь обнять весь мир, и застыл, нащупывая нужные волны в меняющемся море эфира.

Так продолжалось несколько минут, и, когда искомое было найдено, астральные гонцы понеслись во все стороны, влекомые могучими эфирными течениями. Снова пауза. Маг ждал ответа. Силы, к которым он обратился, были чрезвычайно могучи и горды, но совершенно безмозглы. Этим было грех не воспользоваться.

Гдето в груди заныла одна точка. Боль становилась все сильней и сильней, подбираясь к пределу, когда еще чутьчуть и выйдет изпод контроля. Но маг держался. За сотни лет магической практики ему приходилось терпеть и не такое. Тем более что все шло в рамках обряда. На грани слышимости появился странный, вырастающий из низкой ноты звук. Он все повышался и повышался, пока не достиг высоты ураганного свиста. Существа откликнулись на зов. Теперь для мага оставались лишь два пути – либо заплатить за услуги кровью, большой кровью, либо обуздать Силой и Искусством. Минош, как и следовало ожидать, выбрал второе. Что может быть лучше смертельного вызова, когда или ты, или тебя? И он начал борьбу. На пассы и вербальную форму заклятий не было времени, голой мощи голодных духов он противопоставил только мощь своего разума.

По лбу течет пот, заливая прикрытые веками глаза. Глубокие морщины прорезали лоб, когти впились в ладони. Но Минош ничего этого не замечал. Он был весь там, в борьбе в Астрале. Он десятками сменял формы заклинаний, стараясь не просто защитить себя и свою душу, но и построить подчиняющее плетение. Духи понимали это и не давали ему спуску. Но Минош боролся, он исхитрялся строить заклинание аж с тремя вложенными в них смыслами. Один, верхний, отвечал за защиту. Второй, на который были брошены основные силы, должен был спеленать эфирных духов и подчинить воле мага. Третий же контролировался только самым краешком тренированного разума. Выстраиваемое магом плетение то и дело рвалось и распускалось, но он начинал все снова и снова.

Духи почувствовали слабину в магической защите ненавистного мага. Жадные до сладкой плоти и магической мощи обладающих телами существ, бестелесные духи ударили всей своей совокупной мощью, прорывая оборону. И им это удалось. Почти. Тонкий щуп хищной чужой магии наткнулся на второй слой, и духи сосредоточили все силы на уничтожении этого выстраиваемого заклинания. И тут Минош закончил третье плетение. Словно свободная птица, оно устремилось на волю, и голодные духи застыли. Что такое? Оказывается, они накинулись на своего собрата, а маг перенесся в сторону на пару сотен саженей по меркам реального мира. Этого нельзя стерпеть! Нет, не уйдешь! И, воя от ярости, весь сонм вызванных духов стихий устремился к новой точке. Мгновение – и там завертелась смертельная карусель. Эфирные духи вовлекали в свой круговорот все больше и больше элементалей воды и воздуха, создавая на пустом месте гигантскую водяную воронку. Со стороны это выглядело поистине ужасно: гладкая равнина моря, стремительно несущиеся корабли и возникшая прямо под днищами двух кораблей за какието секунды гигантская воронка метров пятидесяти в диаметре. Ничто тут не могло выжить. Мощных еще несколько мгновений назад кораблей не стало, а с ними сразу же исчезла и воронка, оставив после себя лишь расходящиеся кругами волны. Только одинокий кораблик стремительно убегал прочь, да корабль варрека Миноша продолжал свой неторопливый ход.

Минош встряхнулся и подошел к фальшборту корабля. Магический обряд закончился, а духи получили свою пищу, так и не поняв, что оскорбивший их вызовом маг не пострадал. Он усмехнулся и облизнул губы. Когтистые пальцы цеплялись за доску. Наверное, странно он смотрелся со стороны: совершенно лысый, с отливающей матовым кожей, звериные уши, кошачьи глаза и крепкие зубы с явно нечеловеческими клыками. Минош весело засмеялся – представители его племени очень удивились бы, узнав о том пути, по которому пошли их родственники. Отсмеявшись, он дернул головой и пошел в каюту к высокородной прелестнице.

ГЛАВА 8

Ярослав на пути к гигантскому языку голубого пламени уже потерял счет времени. Дни сменялись днями, изматывая сознание мучительной неопределенностью. Периодически он забирался на деревья повыше и обозревал оттуда окрестности. Цель путешествия приближалась очень медленно.

Ночевал Ярослав на деревьях, пускай и не таких удобных, как баобаб, но столь же успешно защищающих от ночных посетителей. Ночь, когда он был атакован гигантской жабой, научила его главному: если хочешь жить – не высовывайся. И Ярослав в меру своих способностей старался не высовываться, он таился, пытаясь идти как можно незаметней. Теперь он спешил подготовить ночлег задолго до наступления темноты.

Иногда он охотился на зверей, ну а чаще всего – они на него. Добычей Ярослава становились либо ящеропудели, либо крысоморды. Крысомордами он назвал тварей, похожих на крыспереростков, достигающих размеров кавказских овчарок с Земли. Как и большинство здешних животных, они были покрыты костяной шипастой броней, с когтистыми лапами и огромными зубищами. Магия у них тоже была, мерзкая такая магия – магия невидимости. Нет, Ярослав понимал, что невидимость – это, конечно, круто, он, например, от такой магии не отказался бы, но вот врагневидимка – совсем не то, что нужно его изнеженному организму. Его спасало только обострившееся до предела чувство опасности и сверхъестественная интуиция. Ярослав не мог лицезреть невидимок, но он был в состоянии их чувствовать, предугадывать их удары, определять местоположение. Это нельзя было описать словами, просто чувствовал, и все. Когда же крысоморду удавалось убить, то невидимость сползала с ее тела, словно плащ.

Всех животных этих мест объединяла одна довольно неприятная черта: они были совершенно непуганые. Судя по всему, первозданная природа наложила свой отпечаток, и эти твари не знали, что это за зверь такой – человек. Поэтому, только увидев Ярослава, глупые твари сразу же решали им пообедать. Понятное дело, его это очень нервировало. Особенно неприятно было, когда выяснилось, что плеть Нергала, идеальная для борьбы с ящеропуделями, совершенно не действует на крысоморды. Это открытие стоило Ярославу страшного на вид, но абсолютно не опасного для жизни шрама и потерянных нервов. Спас его тогда чрезвычайно удачный удар накачанного Силой посоха. Получив от невидимки кровоточащую рану и усилием воли остановив кровь, Ярослав только и успел, что резко двинуть посох в то место, которое показалось ему наиболее подходящим. И он вогнал свое нехитрое оружие прямо в раскрытую пасть зверя, буквально разворотив тому башку.

После каждой такой стычки Ярослав сразу старался выпотрошить добычу, пытаясь постичь, в меру своего разумения, конечно, внутреннее строение этих существ, выискивая наиболее уязвимые места, понимая, что это существенно увеличивает его шансы на выживание. Пропала кудато брезгливость. Чаша весов, на которой лежала жизнь Ярослава, перевесила все остальное.

Узнавал он и приятные вещи. Так, оказалось, что органы, определенные им как печень и сердце, после употребления в пищу давали мощнейшую энергетическую подпитку организму. Это было особенно важно в свете другого открытия Ярослава, заключающегося в том, что он может обессилеть и не суметь открыть себя Силам мира, тем пульсирующим токам энергии, к которым он уже привык обращаться.

Жизнь дикаря налаживалась. Ярослав обрастал даже новыми вещами. Ему все же удалось создать чтото вроде костяного кастета с двумя шипами. Шипами служили клыки первых встреченных Ярославом ящеропуделей. Больше ему столь здоровенных экземпляров не попадалось. Было особенно обидно за ту пару, что он загубил: Ярослав обрабатывал клыки Силой, стараясь проделать нужные канавки и бороздки у самого основания, но первый блин всегда бывает комом…

В качестве рукояти или основы служила костяная лопатка, правая лопатка крысоморды. Та, что над сердцем. Она существенно отличалась по энергоструктуре от левой, и Ярослав интуитивно принял верное решение, выбрав именно ее. Обработав и добившись желаемой формы, он объединил клыки и лопатку. Получилась довольно удобная конструкция. Рукоять как влитая лежала в руке, а два клыка, словно два ножа, выглядывали из сжатого кулака. Первый клык был между указательным и средним пальцами, а второй – между безымянным и мизинцем. При нанесении ударов у Ярослава очень естественно получалось напитывать кастет Силой, что превращало его в смертельное оружие ближнего боя. Вот только в ближнем бою можно было и не успеть этот кастет применить…

Меню Ярослава составляли плоды с деревьев и кустарников. Чувство опасности исправно сообщало об угрозе отравления тем или иным из них. Сок некоторых плодов заменял и воду, которая встречалась только в мерзко пахнущих лужах. Так что Ярослав питался неплохо. Он даже пережаривал мясо на костре и пытался печь некоторые плоды в золе, пока наладившаяся было жизнь не подкинула новые сюрпризы.

Ярослав уже подумал было, что хищников, представляющих для него реальную, неотвратимую угрозу, в лесу почти нет. Ящеропудели и крысоморды ходили поодиночке и очень редко стаями. В случае встречи со стаей Ярослав всегда успевал залезть на дерево. Эта идиллия, этот первозданный эдем продолжался в течение месяца пути, пока…

Началось все с атаки двух осатаневших крысоморд. Деревья были вроде и близко, но залезть на них не было никакой возможности. Сжав в правой руке кастет, Ярослав повернулся туда, где скрывались под пологом невидимости твари.

– Идите ко мне, крысы!!! Ну!!! – Голос дрожал от ярости, скулы сводило от еле сдерживаемой ненависти.

Дикий образ жизни обогащал Ярослава не только новыми навыками и способностями, но и будил первобытные инстинкты. Вот и сейчас, скалясь и рыча, словно дикий зверь, припадая к земле, защищая живот, Ярослав застыл в неподвижности с занесенной для удара рукой. Клыки кастета звенели от Силы. Кровь стучала в висках. Мир знакомо поплыл. В последнее время в моменты крайнего напряжения у Ярослава убыстрялась не только скорость реакции, но и скорость движений всего тела. Все замерло. Исчезли все звуки. Были только человек и две твари. Ему не надо было их видеть, он и так знал, что они здесь. Он ощущал всем своим существом, как перекатываются напрягшиеся для прыжка их мышцы, как в вожделении капает слюна из полуоткрытых пастей.

Словно стряхнув оцепенение, разорвав вязкую тишину, твари рванули вперед. Одна явно рассчитывала прыгнуть и сбить человека ударом в голову. Вторая приценивалась к ногам. Действия были слаженными, чуть ли не отрепетированными, словно неведомый дрессировщик натаскал животных на работу в паре. Но это не смутило Ярослава. Буквально в последний миг перед ударом, практически распластавшись на земле, он плавно перетек влево. Когти перепрыгнувшей через него твари едва не чиркнули по спине, вторая же, явно ожидавшая, что Ярослав уйдет от удара вправо, повернулась туда мордой, широко раззявив пасть. Резким маховым ударом Ярослав вспорол ее правый бок и кувыркнулся вперед. Издав негодующий вопль, зверюга попыталась ухватить зубами обидчика, но того уже не было на прежнем месте. Завершив кувырок, он напал на тварь сам. В этот момент перепрыгнувший его поначалу зверь вернулся назад и налетел на уже подраненного. Обе твари оказались сбиты с ног. Ярослав воспользовался моментом и полоснул когтями кастета по открывшемуся на мгновение горлу подранка. Кровь забила фонтаном, лапы в судорогах заскребли землю. Еще толком не участвовавшая в бою зверюга отскочила в сторону. Издыхающий зверь лежал как раз между Ярославом и готовой к схватке крысомордой. Ярослав буквально кожей ощущал, как взгляд зверя ощупывает его тело. Он понимал, что гибель собрата не остановит монстра, которому неведомо, что такое страх. Хищник сейчас выискивал слабые места и готовился к молниеносной атаке.

И тут еще сильней взвыло чувство опасности. Как ни странно, она исходила не от замершей крысоморды, а изза спины Ярослава. Причем эта опасность стремительно к нему приближалась, както стелясь по земле. Он инстинктивно совершил заячий прыжок вправо и понесся к деревьям. Чтото подсказывало, что справиться с новой угрозой ему не под силу. Топот за спиной говорил о том, что крысоморда бросилась в погоню. Надежды убежать от четвероногого зверя не было. Ярослав приготовился совершить резкий поворот в сторону от траектории прыжка догоняющего, как вдруг панический, предсмертный вопль огласил окрестности.

«Фиг вам, не оглянусь!» – Мысль пронеслась в голове словно метеор и осталась далеко за спиной. Ярослав еще поднажал и запрыгнул на ветку, которая была на высоте гдето трех метров. Не останавливаясь на достигнутом, он полез выше и уже оттуда оглядел место сражения. А посмотреть было на что. То, что раньше было бесстрашным охотником, хищником и противником Ярослава, мертвой грудой лежало на земле, а по нему ползало некое существо. Именно существо, ибо животным оно не было. Его можно было описать как желтый скелет удава, но только двигающийся, чрезвычайно быстрый и убивающий. Скелет змеи словно цепь опутывал крысоморду и сжимал ее, сжимал изо всех своих явно не маленьких сил.

Наконец существо сползло с тела и свернулось кольцами в стороне, только череп, чернея провалами глазниц, был обращен в сторону добычи. Вот немного опустилась нижняя челюсть, и из пасти потекли языки сероватого тумана. Тут Ярослав догадался посмотреть магическим оком и вздрогнул от омерзения. На месте ожившего скелета предстал мерзкий мутнобелый червяк, из пасти которого вытекала еще более мерзкая субстанция, покрывающая теперь мертвое тело. Переключившись на обычное зрение, Ярослав увидел, что туман накрыл труп плотным одеялом и теперь с беззвучным чавканьем начал его пожирать. Это продолжалось какието минуты, а затем с шипящим свистом туман втянулся назад в пасть костяного змея. На месте погибшей крысоморды остался белеть дочиста обглоданный костяк.

«А ты пищу неплохо усваиваешь!» – Желание познакомиться поближе с этой змеюкой пропало окончательно. Ярослав еще раз глянул на монстра магическим взглядом и вздрогнул – сероватая мерзость, составляющая основу чудовища, постепенно бледнела, пока окончательно не исчезла. При магическом взгляде на месте костяка была пустота. «Ничего себе!!!» – Ярославу было теперь понятно, почему он не почувствовал приближения гадины.

В этот момент, словно в ответ на мысли Ярослава, череп повернулся в его сторону и слепо уставился пустыми глазницами. И появилось, как и в случае благополучно забытого нападения жабы, ощущение вторжения в мысли чужой воли. Скользящие черви этой воли начали вгрызаться в ментальные барьеры Ярослава, которые не были серьезной преградой для врага. Паника поднималась темной волной, подтачивая и без того легко преодолимые барьеры. И тогда Ярослав пошел вабанк. Он поймал своим взором пустые глазницы черепа и буквально швырнул туда клинок своей воли. Он черпал силы в собственном страхе и ярости, в ненависти и презрении к своей слабости перед какойто грудой костей, в пережитых опасностях и победах. Выкладывался весь до остатка, опустошая душу. И теперь уже змей начал защищаться. Его барьеры кардинально отличались от используемых Ярославом. Змеиная гибкость, обволакивающая вязкость тумана, иссушающая сила летнего зноя – все это переплеталось в чужой защите. Но ничто не могло остановить Ярослава. Он уворачивался, скользил, а где и проламывался, но неумолимо продвигался к глубинам разума змеи. И тварь запаниковала. Все преграды сложились как карточный домик, и путь оказался свободен. Неопытный в подобных сражениях Ярослав замер на мгновение, и в этот момент разум существа окутало серебристым вихрем. Ярослав был вышвырнут из чужого сознания.

Он обессиленно вжался в кору приютившего его дерева. Сил на сопротивление не осталось. Его можно было сейчас брать голыми руками. Безумная атака, отбросившая противника и чуть не подарившая победу Ярославу, довела того до состояния выжатого лимона. Но костяной змей не спешил атаковать. Судя по покрывающим все его тело темным трещинам, которых не было буквально секунды назад, ему тоже неплохо досталось. Клацнув несколько раз пастью на прощанье, тварь заскользила прочь. А Ярослава снова поразило то, что он видел существо, слышал скрип костяшек по земле, но не ощущал его своим внутренним чутьем. Словно поляна была пуста. Сделав себе зарубку в памяти, он на подрагивающих ногах спустился на землю и, осторожно ступая, вглядываясь в каждую травинку и прислушиваясь к малейшему шороху, продолжил свой путь. Благо что тварюга уползла в другую сторону.

Высоченный язык магического пламени теперь приближался гораздо медленней. Уже не так полагаясь на свое чутье, до предела напрягая все чувства, Ярослав продвигался к намеченной цели. Часть пути пришлось совершить по деревьям. Костяные уроды попадались все чаще, и Ярослав предпочитал скрываться. Одногоединственного ментального поединка ему хватило за глаза. Видеть чудищ он не научился, но вот скрываться самому – это он теперь умел. Более того, он находился в таком состоянии практически постоянно. Для этого и надото было – собрать свое «я» в огненный шар, а затем разбить его на более мелкие шарики и запрятать их в разные уголки мозга. В результате чего бывшие ранее единым целым фрагменты разума сохраняли свою связь и будучи разнесенными в разные стороны. Это в точности подходило под описание закона единения, о котором когдато рассказал Ярославу Шепчущий. Ну а манипулировать со своим разумом Ярослав давно уже научился.

Так что от магических взоров он успешно спрятался, осталось только не попадаться на глаза различным тварям и смотреть в оба самому. Тем более что чем ближе был загадочный источник Силы, тем разнообразней монстры и тем чаще они встречались. Все происходило в духе поговорки: чем дальше в лес, тем толще партизаны. Кто только ни попадался на пути: четырех и двукрылые зубастые твари, летающие медузы, швыряющиеся молниями направо и налево, двухголовые черепахи, подавляющие волю и стремящиеся высосать разум. Окружающая среда изменила саму сущность Ярослава. Неплохой парень, чуточку скрытный, в меру склонный к одиночеству, романтик в душе и циник на людях – этого совершенно обычного человека не стало. Его место занял хищник, который нападал на более слабых, уступал дорогу более сильным. Наверное, только так и можно было выжить в том кошмаре. В какойто момент сетка ищущей человеческий разум Силы настолько уплотнялась, что Ярослав был вынужден впадать в транс, загоняя свое сознание кудато далекодалеко, в невообразимые бездны, стараясь слиться с окружающими деревьями, травой, камнями, становясь просто деталью пейзажа. Его тело укрывалось тенями, словно одеялом. Иногда ему приходилось пребывать в таком состоянии по несколько дней, пока угроза жизни не снижалась до обычного для этого лесного ада уровня.

Вскоре стали попадаться вообще уж запредельные монстры. К таким чудовищам Ярослав отнес колючих колобков и подземных норунов. Те были буквально напитаны магией и применяли ее постоянно. Колючие колобки представляли собой невзрачные серые шары, покрытые мелким пухом. Эти твари постоянно катались по земле, выискивая добычу. Встретив противника, чудовище выпускало из шкуры многочисленные шипы, становясь похожим на плод каштана. Затем на кончике каждого шипа начинала светиться искра магического света. Такие искры наливались мощью, потом испускали маленькие молнии, и вот уже они образуют потрескивающий покров Силы на всей поверхности шара. И тогда колобок делал рывок в сторону своего противника, превращаясь в кошмарное оружие уничтожения, и разрывал того в клочья, несмотря ни на какую броню. Пробить мерцающий покров монстра не удавалось ни одной из виденных Ярославом тварей. Вдобавок ко всему колобок буквально высасывал из окружающего пространства магическую энергию. Поэтому твари, чрезвычайно опасные своими магическими ударами, ничего не могли сделать шипастому уроду.

Вторым, не менее смертоносным существом, встреченным Ярославом на своем пути, был подземный норун. Эту тварь невозможно было обнаружить никаким способом. Она бесшумно передвигалась под землей и была недоступна магическому зрению. Выжил Ярослав при встрече с этим чудовищем совершенно случайно. Он как раз удирал от ветвей зубастого дерева, к которому неосмотрительно подошел, и вдруг почувствовал страшную опасность прямо под ногами. Инстинкт заставил его подпрыгнуть вверх на метр, в прыжке он лихо извернулся и смог уцепиться за ветку вполне мирного дерева. Дальше все было делом техники, за считаные секунды он взобрался как можно выше и только потом позволил себе посмотреть вниз. А там из земли вылезало какоето конусообразное существо. Вот оно освободилось от земляного плена, твердо встало на ноги и, нелепо дернув задом, развернуло длинные иглы, которые и образовывали конус его тела. Получился гигантский дикобраз со стального цвета иглами, покрытыми потрескивающими молниями. Посмотрев на противника одним глазом, необычное существо завозилось, молнии пошли гуще, и оно ударило по Ярославу целой связкой энергетических разрядов. Но тот уже был наготове. Он загородился рукой, в которую перебросил значительную часть своего не такого уж и большого запаса Силы. И весь сгусток молний, который выбросил подземный житель, окутал кожу разъедающим облаком. Рука буквально испарилась под потрескивающим голубоватым покровом. Яростно рыкнув, Ярослав тряхнул рукой и сбросил полученный заряд в существо под деревом. Тварь зашипела и скакнула в сторону. Энергетический сгусток ударил в землю. Громыхнуло. Яркая вспышка резанула глаза. Отшатнувшийся было Ярослав снова глянул вниз. На месте удара клубилась приличная воронка. Запах озоновой свежести наполнил воздух. А невредимая тварь злобно смотрела наверх. Наконец, поняв, что до добычи не добраться, она сложила иглы и, словно в воду, нырнула под землю.

Так, наиболее безопасной для жизни дорогой оказались деревья. Конечно, там тоже встречались опасности: те же крылатые твари, маленькие ядовитые змейки, да мало ли кто, но это сильно отличалось от ситуации на земле. Поэтому Ярослав старался как можно реже спускаться на землю. Шаг за шагом, переход за переходом, цель путешествия приближалась, пока дорогу Ярославу не преградила река.

Это произошло рано утром. Свежесть близкой воды уже давно ощущалась кожей. Этот факт довольно сильно нервировал Ярослава. Особенно в свете того, что уже пару дней он ни разу не покинул деревьев изза сопровождавших его парочки подземных норунов. Мерзкие уроды словно ждали, что человек скоро спустится на землю и они смогут полакомиться его нежным мяском. А он, будто безволосая обезьяна, прыгал с ветки на ветку, пока деревья не расступились перед ним и не открылась широкая река. На самом деле ее ширина не превышала в этом месте и сотни метров, но для Ярослава и этого было много.

Он сидел на не слишком высоком дереве, стоящем в некотором отдалении от остальных. Попал он на него с единственного доступного ему дерева, напоминающего кедр. Не успел Ярослав задуматься о своем дальнейшем продвижении, как уже полузабытые им норуны радостно завыли и нырнули под землю.

– Чего же это вы веселитесь, твари?! – спросил он задумчиво.

И через несколько минут услышал ответ. То дерево, что ранее послужило ему мостом, зашаталось и рухнуло. Ярослав теперь был отрезан от остального леса. Из земли вынырнули морды норунов, и внимательные глаза ощупали человека – не убежал ли. После чего головы опять исчезли. Дерево под Ярославом задрожало.

– Вот сволочи!!! – чуть ли не восхищенно прошептал он похолодевшими губами. – Четко сработали!

У него не оставалось никакого выбора. Судьба уже в который раз решила все за него. Вскочив на ноги, он, словно заправский канатоходец, пробежал по ветке, направленной в сторону воды, почти на самом ее конце напрягся и метнул свое тело далеко вперед. Пятки сухо ударились о землю. До воды оставалось около десяти метров. Нужен был один быстрый рывок. И Ярослав сделал его. Он несся с ветром в ушах. Уже давнымдавно немытые пятки так и сверкали, а за ним по земле стелились, настигая, два норуна. Но Ярослав успел. Какието доли секунды он выиграл у смерти, и вот он уже плывет короткими гребками, а монстры беснуются на берегу. Воду они явно не любили. Но Ярослав не давал воли чувствам. Перед ним стояла задача: достичь другого берега по возможности – живым, а еще лучше – целым. И он отдался решению именно этой проблемы. Сознание привычно растеклось по водной глади, легкие набрали побольше воздуха, и Ярослав скрылся под водой. Он понимал, что и в воде может обитать всякая отвратительная нечисть, поэтому пересечь эту реку следовало как можно скорее и никем не замеченным.

Чистейшая, прозрачная до самого дна река приятно холодила разгоряченную кожу. Все тело работало в едином ритме. Ярослав нырял, находился под водой насколько хватало дыхания, всплывал, вдох, и все повторялось сначала. Берег приближался, заставляя сердце радостно биться. «Ну! Еще чутьчуть!» – Мысль подгоняла тело. На какомто нырке Ярослав обратил внимание, что ему не хватает воздуха. Словно обруч сдавил грудь и не давал дышать в полную силу. Вынырнул на поверхность и подышал, но удушье не проходило. В голове зазвенел тревожный колокольчик. Сосредоточившись, Ярослав почувствовал, что его буквально окутывает энергетическая сетка цвета грязной воды. Этот кокон понемногу выкачивал из него силы. Если так пойдет и дальше, то он обессилеет и утонет.

– Гады! – Заорав от страха и злости, Ярослав ударил клинком своей воли по коконувампиру. – Получай! На!! На!!!

Ярость клокотала внутри, и кровь застилала глаза. В таком состоянии он не мог не освободиться. Такая тонкая сетка была бессильна против столь чудовищного по силе напора, и, разорванная на мелкие клочки, она сползла с Ярослава, Освободившись, он тяжело задышал. Адреналин кипел в крови. Ярослав окинул окружающую воду магическим взглядом, и волосы зашевелились у него на голове. Со всех сторон к нему спешили невидимые обычным взором обладатели насыщенной энергоструктуры тела – хищные спрутообразные существа. Ранее невидим для них был он, полностью скрывавший свою мыслительную активность. Но, освобождаясь от кокона, он словно сигнальный огонь зажег для всех хищников этой реки. И Ярослав, хрипло вскрикнув от страха, рывками поплыл в сторону все еще неблизкого берега. До него было еще метров тридцать, а в положении Ярослава это ой как немало.

Все чувства, все устремления направлены к берегу. Сердце затравленно стучит в груди, ужас холодит кровь. «Быстрей, быстрей!!» – бьется в мозгу. Рывок и еще один. Уже ощущается мелководье, ноги уже достают до дна, но опасность захлестывает, нависает над пловцом. Какаято особо быстрая бестия в непосредственной близости от него. И Ярослав решил рискнуть. Мощным рывком он чуточку, совсем немного, оторвался от преследователя, перевернулся и очутился лицом к лицу с речным охотником. Сразу же, не пытаясь оглядеться или сделать какуюто подобную глупость, он крестнакрест хлестнул силовым жгутом плети Нергала. И, не рассматривая, что там стало с врагом, снова повернулся к берегу и понесся вперед. Оставшиеся метры он преодолел на одном дыхании. Пулей вылетев на берег, Ярослав поискал глазами то место, где он ударил по монстру. А там кипела вода. Хищники самых разных мастей бились друг с другом за обладание лучшими кусками поверженной твари.

– Знай наших! – Подкинув в правой руке самодельный кастет, он, насвистывая чтото очень торжественное и невероятно гордое, углубился в близко подступивший к реке лес. Впечатление немного портил только дрожащий голос, но зрителей здесь не было, а значит, нечего и стыдиться.

Некое незнакомое ощущение заставило тревожно забиться сердце. Чувство опасности молчало. Ярослав огляделся. Столб голубого магического огня был совсем близко. Испускаемые им флюиды Силы уже пощипывали кожу. Он звал, тянул, манил к себе. Хотелось плюнуть на все и сломя голову понестись к неведомому Источнику. Мучительно заныло все тело. Источник Силы, спрятанный глубоко в сознании, начал испускать волны дурмана. Канаты воли, защищавшие разум от вторжений извне и от осознания тягостной безысходности вечного одиночества, оборвались. Словно темный омут затягивал Ярослава, поглощая рассудок, замещая его первобытными инстинктами. И вот уже осторожно ступает по древней земле двуногий хищник.

ГЛАВА 9

Айрунг зло кусал губы. Это было вовсе не к лицу взрослому мужчине, Истинному магу и капитану боевого судна, которому поручили ответственнейшее задание, но он ничего не мог с собой поделать. Детское ощущение беспомощности перед слепой стихией вернулось из глубин сознания. Точно так же двадцать семь лет назад он стоял в нескольких метрах от горящей хижины своего отца, вспыхнувшей от удара молнии. Не помогла тогда и близость моря. Отец Айрунга, а тогда просто Айри, был рыбаком, простым нищим рыбаком, и, как всякий рыбак, он поставил свою хижину на берегу моря. В тот день он был вдрызг пьян и наверняка даже не почувствовал прихода смерти. Что стало с матерью, маленький Айри так и не узнал. Вполне может быть, что ее сразу же убила залетевшая в окно шаровая молния. Он стоял и смотрел на огонь, который вместе с его родителями и домом пожирал детство. После этого был приют для детей нищих, детские шалости, которые честнее было бы назвать забавами палачей, бесконечные драки и, словно луч во тьме, приход Учителя Марола, который и распознал в затравленном звереныше искры Истинного таланта.

Айрунг резко мотнул головой. Чтото он расчувствовался, а сейчас не время для воспоминаний. Обычно он был не склонен к таким проявлениям чувств, но уж больно много всего на него навалилось. Неизвестные, фантастические корабли, безнадежное бегство и чудесное, как в сказке, спасение. А еще необычное задание, выданное самим льером Бримсом (вот уж кому не пришлось бы бежать от врага!), и такие странные спасенные люди, слежка за кораблем и существошпион… Слишком много всего, слишком. Этот в принципе рядовой, ну разве что чуть более опасный и ответственный поход выливался в нечто сложное, запутанное и непонятное, будто скальпель хирурга вскрыл нарыв, из которого потек скопившийся гной. Айрунг передернул плечами.

– Брр, холодно ведь! – произнес он, обращаясь к своему помощнику.

Тот согласно кивнул.

Теплая доселе погода резко сменилась пронизывающим холодом, что для здешних широт было невиданной редкостью. А с чего все началось? Правильно, с возникшей под преследователями пасти водоворота. Айрунг с содроганием вспомнил тот невообразимый хаос разбушевавшихся Духов Стихий. Их испепеляющие ярость и ненависть, которые притягивали к себе слабых, но гораздо более многочисленных элементалей воды и воздуха. И как те заражались неистовством своих старших собратьев, как закрутилась смертельная круговерть, собственно, и уничтожившая неизвестного противника. Раньше Айрунг считал, что для подобного действа необходимы океаны Силы, но теперь он осознал свою неправоту. Его интуиция тренированного мага за мгновения до гибели противника сообщила ему о вспышке магии в считаных милях к западу. Вспышке, чьей мощи не хватило бы на такой водоворот, но аккурат хватало на вызов не подчиняющихся никому и ничему свободолюбивых Духов Стихий.

– Ловко, очень ловко. Такое вряд ли кто смог бы выполнить. Искусен неизвестный маг, ой как искусен. – Из известных Айрунгу Истинных магов с подобным справился бы, пожалуй, только маг уровня Подмастерья.

Стоящий рядом помощник, слабый смертный маг, но отличный командир, прислушивался к словам капитана и в знак поддержки кивал головой. Он тоже коечто почувствовал и понимал, о чем речь.

Только одного господин неизвестный спаситель не учел. Того, что его заклинание на мгновение сорвет плащ абсолютной невидимости и обнажит его корабль. И на том месте, где доселе была только ровная гладь моря, на секунды обрисуется силуэт чудного корабля. Айрунгу, моряку с восьмилетним стажем, такой корабль был внове. Ничего подобного не видел и помощник. Он не походил ни на что. Ни на пузатые торговые корабли Джуги, ни на остроносые галеры Гарташа, ни на чудно изукрашенные корабли Ханьской империи, про корабли Нолда или Тлантоса и вспоминать было нечего. Не то, все не то. Однако чтото неуловимо знакомое угадывалось в его промелькнувшем силуэте. Как у эльфов.

– Уж не темные ли Перворожденные почтили нашу свару своим присутствием? – первым нарушил задумчивое молчание Бернар. – Неужто они решили выйти из своего тысячелетнего добровольного затворничества? Делаа…

Айрунг рассеянно кивнул, но потом, словно вспомнив чтото, решительно рубанул рукой:

– Так, отставить разговоры! У нас есть цель и приказ. Вот этим и займемся, до Нолда еще трое суток идти. А думают пускай те, кому по субординации положено. – Сказав это, капитан внимательно посмотрел в глаза своему помощнику и ровеснику Бернару. – А тебе я бы посоветовал заняться своими непосредственными обязанностями и поговорить с матросами о сохранении в тайне всего увиденного.

Лицо помощника осталось непроницаемо, он только молча козырнул и покинул мостик. Айрунг поглядел ему в спину и усмехнулся: «А ты думал, я не догадаюсь, кто на моем корабле наблюдатель от Наказующих?! Зря, зря!»

Что касается слов о том, что думать должны те, кому это положено, – он почти не кривил душой. Сейчас для этого было еще не время и не место. Айрунг представил, как встретит эти новости Бримс. Послал корабль с научными целями, а получил кучу проблем. И пускай у него уши в трубочку заворачиваются от полного непонимания ситуации. Тут молодого капитана пронзила странная мысль. А может, Бримс был в курсе всего с самого начала?

Олег сидел на кровати в своей каюте, прямо напротив иллюминатора. Солнечные лучи ласкали его лицо.

– Странно… Солнце стало желтым, а я и не заметил! Настен, давно, не знаешь?

Лежавшая рядом на кровати сонная Настя повернулась к нему всем телом, бабочкой выползая из кокона одеял.

– Что?

– Спрашиваю, заметила ли ты, что солнце снова стало желтым? Как на Земле!

– Какие же вы, мужики, чудные, это произошло, как только удалились от того проклятого берега, а ты только заметил. – Она потянулась всем телом и взъерошила волосы Олега.

Тот наморщил лоб и смущенно хмыкнул. Столько времени торчал на палубе, а на такое не обратил внимания. Настя в это время, сладко зевнув, откинула одеяло и вскочила на ноги. Олег в который раз залюбовался ее ладной фигуркой. Пусть не девяносто – шестьдесят – девяносто, но все равно красивая и желанная. Стройная как тростинка, умная, энергичная, любящая пошутить, она не переставала восхищать его вот уже три года. Он протянул руку и шлепнул ее по мягкому месту.

– Дурак! – запрыгала на одной ноге одевающаяся подруга. – Я же сейчас упаду!

– Ну и падай! В кровать, – многозначительно заметил Олег и подвигал бровями. – Зачем встала?

– А затем! Капитан нас приглашает к себе пораньше.

– Да ты что? Он же запретил нам выходить из кают после нападения пиратов! И вообще, когда он мог сообщить тебе об этом, мы же все время вместе были?

Настя лукаво рассмеялась:

– А когда вы изволили почивать! Какойто матрос постучал в дверь, я открыла, получила приглашение и снова легла, а вы, сэр лежебока, даже не проснулись.

– Мда! Ты что же, хочешь сказать, что мне надо вставать и одеваться?

– Угу. Минут через десять пробьет этот ужасный корабельный колокол, и мы должны быть на месте. – И тут же непоследовательно заметила, почти нараспев: – Как же замечательно, когда не укачивает. Ты просто не представляешь.

– Тут ты права. Меня не укачивало ни разу в жизни. – Последние слова прозвучали несколько глуховато. Олег нагнулся, зашнуровывая кроссовки.

Наконец они собрались и направились в каюткомпанию. В проходе встретили Олеську и Наташу, которых сопровождал неизменный Бернар. Судя по всему, он не на шутку увлекся этими девушками. Только было непонятно, какой именно.

«А может, обеими сразу?! – проскочила удивленная мысль. – Черт их знает, какие здесь порядки. Может, многоженство в ходу». Олег посмотрел на свою подругу, по ее озадаченному взгляду понял: думала она о том же самом.

В каюткомпании их уже ожидал капитан Айрунг. Он стоял в своей любимой позе у открытого иллюминатора. Вошедшие расселись за столом. Помощник Бернар остался снаружи. Повисла настороженная тишина. Льер Айрунг словно забыл о присутствующих, думая о какихто своих проблемах. Наконец он повернулся и бодро прошествовал во главу стола. В это время в каюту вошли два стюарда, которые начали споро накрывать на стол. Судя по богатству сервировки, сегодня праздновалось какоето значительное событие. Выводы Олега подтвердил заговоривший капитан:

– Сегодня у нас замечательный день. Через шесть часов плавание завершится, мы прибудем в порт Семи Башен и все вместе предстанем перед Магистром Наказующих льером Бримсом.

По голосу капитана можно было догадаться: этот Бримс очень влиятельная фигура. Но сейчас Олега волновали более важные вещи. Легко, словно заправский житель этой планеты, он заговорил с капитаном на торне:

– Капитан, я конечно же понимаю, что нам необходимо встретиться с вашими правителями, но что с нами будет после? Как мне представляется, по вашим меркам мы никто: не дворяне, не имеем денег, связей и влияния. Мы совершенно бесправные существа. С нами можно делать все что заблагорассудится. Хоть в рабство продавать!

При последних словах льера Айрунга аж передернуло.

– На Нолде нет рабства! Даже крестьяне у нас являются арендаторами! А насчет вас запомните: Нолд никогда не предает и не бросает преданных ему людей! Никогда!

Но Олег, которого насторожило, что Айрунг сказал об отсутствии рабства на Нолде, но ничего не сказал про Торн, продолжал гнуть свою линию.

– Я вам, безусловно, доверяю, льер Айрунг. – Олег был уже знаком с некоторыми правилами здешнего этикета и старался по возможности не забывать про уважительное обращение к Истинному магу. Что это такое, он, правда, пока еще не выяснил. Все опрашиваемые им матросы в ответ только закатывали глаза и восхищенно цокали языком. – Но мы не можем быть вам полезны. У нас ничего нет, и в вашем мире мы чужие.

Губы мага тронула тонкая улыбка. Для его сдержанного и скрытного характера это было необычно. Судя по всему, слова Олега его немало позабавили.

– Говоря о своей бесполезности, вы сильно лукавите. Вы люди из другого мира, и этим все сказано. Вы сами и ваши знания представляют гигантский научный интерес, и сотрудничество с нашими исследователями подарит вам возможность обосноваться в этом мире.

– Мы не позволим ставить над собой никаких опытов! – Слова об исследованиях не понравились Олегу еще больше, чем слова о рабстве. – Мы люди, а не подопытные животные!

Капитан раздраженно нахмурился:

– Я, кажется, не говорил об опытах! Нам нет нужды проводить над вами эксперименты. Вы просто пройдете довольно долгое обследование, оно касается состава крови, качества волос, вашей ауры. Вот и все. Мы же не какието там варвары. Республика Нолд цивилизованное государство и ценит человеческую жизнь. Кроме того, вам предложат поделиться знаниями о вашем мире. На какоето время это станет вашей работой. Замечу, неплохо оплачиваемой работой.

Все еще не удовлетворенный Олег продолжил наседать:

– Я вам верю, льер Айрунг, но при всем моем уважении к вам вы не правитель и не можете гарантировать нашу безопасность. А правитель может и изменить описанное вами наше будущее в худшую сторону.

Айрунг зло блеснул глазами и открыл рот для ответа, но тут вмешалась Олеся:

– Олежек, ну чего ты пристал. Прямо как Ярик. Тот тоже все ныл и ныл. То плохо, это плохо. Льер Айрунг тебе все замечательно объяснил, а ты недоволен.

Сидящая рядом с Олегом Настя задрожала от обиды за него. Он даже был вынужден под столом накрыть рукой ее коленку и успокаивающе сжать. Та дернулась было, но подчинилась. Нападки Олеси остались без ответа. Снова заговорил Айрунг:

– Вы конечно же правы, беспокоясь о своей безопасности, но поверьте мне, вы зря волнуетесь. Все будет именно так, как я сказал. – Его голос звучал спокойно и так снисходительно, что Олег даже покраснел. – А теперь предлагаю вам насладиться прекрасным обедом. В следующий раз это произойдет на суше.

Вот так, пребывая в сомнениях, гости, а фактически – пленники провели этот праздничный обед. Невеселые думы омрачали лица всех, даже не особо задумывающихся Олеси и Наташи. Видимо, Олегу удалось зародить сомнения и у них. Но, что самое странное, мрачен был и Айрунг.

«Ой, не ладится чтото у тебя, дорогой ты наш капитан. Проблемы у тебя, и очень большие проблемы. Почти как у нас». – Необъяснимое злорадство наполнило Олега. Его аж затрясло всего. Теперь уже Настя обеспокоенно накрыла его руку своей и легонько сжала. Как ни странно, это помогло. Словно пелена с глаз спала, и Олег уже спокойно закончил обед. Будь что будет. Изменить они не могут ничего, а нотка здорового фатализма всегда помогает сберечь силы. Через какието считаные часы все решится, и ломать голову незачем.

Вечерело. Корабль подходил к гавани. Взметнулись сигнальные флажки, капитан Айрунг послал короткий опознавательный импульс на сторожевые башни на берегах залива. В качестве ответа зашуршала, опускаясь, перегораживающая вход в гавань толстая, скрепленная сложнейшими заклятиями цепь. К шести вечера вход в гавань был запрещен любым кораблям, исключая, конечно, корабли Нолда. Порт Семи Башен никогда не был взят врагом, и его жители желали сохранять подобное положение и впредь.

Тихо разрезая водную гладь, «Поцелуй Великого Змея» подошел к причалу магов. Как и следовало из названия, здесь швартовались корабли Ложи Магов. На каменном пирсе уже стояла закрытая карета, сопровождаемая аж двумя Серыми плащами. «Видно, мое послание дошло!» – весело подумал Айрунг. Сразу после спасения он послал вестника с кратким сообщением о пассажирах своего корабля и странностях похода. Первым ответом на его послание стало ненавязчивое наблюдение – в трех днях пути до Нолда «Поцелуй» словно колпаком накрыли. Наблюдателя не было видно, но чутье подсказывало Айрунгу, что это свои. Видимо, надеялись засечь тех, кто всю дорогу настойчиво интересовался кораблем. Вот и теперь поставили в охрану Серых плащей. Опаснейшие противники, они были в состоянии справиться практически с любым врагом. Лишь лучшие из лучших принимались в эту закрытую касту личных телохранителей Архимага. Кажется, результаты плавания оценили очень высоко.

В карету сели Айрунг, Бернар и их случайные пассажиры. Олег, как всегда, был очень насторожен, чем вызывал у Айрунга устойчивую симпатию.

«Если все для него сложится нормально, то далеко пойдет парень. С головой дружит, подтянут, собран, а если не ошибаюсь, то и с задатками Истинного мага. Жаль, в девушках ничего подобного нет. Эта Анастасия еще ничего, а остальные – так себе, пустышки. Да и магии в них ни на грош». – За такими размышлениями дорога к летней резиденции льера Виттора проходила гораздо быстрей. О том, что они едут именно к Архимагу, молодому магу вполголоса сообщил один из Серых плащей. Айрунг тогда согласно кивнул, но внутри весь сжался. Он на приеме у Архимага? Пусть в Академии и поговаривали, что Айрунг както связан с Архимагом, но сам он знал, что удостаивался лишь нескольких коротких, ничего не значащих встреч, так что волновался изрядно.

Волновались и спасенные, вернее, двое из них: Олег хмурил брови, Анастасия чтото у него спрашивала. Лишь Олеся и Наташа были веселы. Они чтото щебетали Бернару, ну а тот увлеченно отвечал.

Айрунг про себя усмехнулся: «Вот и попался наш холостяк Бернар. Да не в одну сеть, а в две! А что, под закон о трех женах он попадает! А если учесть, что девушки из другого мира, то и вообще…»

Они подъехали к воротам шикарного особняка. Резиденция верховного мага и правителя Нолда предстала перед ними во всей красе и величии. В свое время лучшие архитекторы Нолда строили этот дворец (если говорить, как принято на Грольде), и он был сегодня одним из красивейших сооружений на всем Нолде. Но Айрунгу было не до этого – он клял себя самыми последними словами. Он, боевой Истинный маг, расслабился настолько, что не заметил, как у него под носом применили заклятие прямого пути! Только этим можно было объяснить столь высокую скорость движения кареты.

Ворота бесшумно открылись, и экипаж тихо вкатился во двор. Люди вышли из кареты, и слуги повели их в дом. Через черный ход. До Айрунга дошло, что прибыли они не через парадные ворота.

А они уже шли по узким переходам громадного дома, петляя, словно путающий след заяц. Наконец в какойто момент их разделили. Пассажиров с Бернаром увели в комнаты, сообщив, что льер Виттор примет их завтра, а Айрунга желают видеть прямо сейчас. Тот только выругался про себя – докладывать о задании самому Архимагу, а затем получать разгон (куда уж без этого?!) у него не было сейчас никакого желания. Но его как всегда никто не спрашивал. Подчиненный, так его разэдак!

Скромная дверь распахнулась перед ним словно сама собой, и он оказался в комнате с весело потрескивающим камином и книжными шкафами вдоль всех стен. Библиотека, личная библиотека Архимага, святая святых! Впечатление было столь сильным, что три кресла у окна, в двух из которых сидели люди с бокалами вина в руках, он заметил в последнюю очередь. А ведь там сидели люди, которые определяли политику на всем Торне. Льер Виттор и льер Бримс – Архимаг и его верный Магистр Наказующих. Мурашки забегали по спине молодого мага: ему предстоял ой какой непростой разговор!

– Ну что ты встал, мой мальчик! Садись в кресло. В ногах правды нет, а нам хочется многое услышать. – Двухсотлетний Архимаг, в отличие от своей правой руки Бримса, выглядел лет на семьдесят. Окладистая седая борода, орлиный пронизывающий взор, шелковый халат и внушительный посох около подлокотника кресла сразу же настраивали на почтительное отношение. Виттор всегда серьезно подходил к ведению любых переговоров, и свой внешний облик он использовал с максимальной для себя выгодой.

Бримс лишь приветственно поднял бокал и ободряюще подмигнул – мол, парень, не робей! Снисходительное отношение всегда выводило Айрунга из себя. Вот и сейчас он сконцентрировался как перед поединком, согнал в кучу разбежавшиеся мысли и прошел твердым шагом к свободному креслу. Бримс сделал легкое движение пальцем, и стоящий на столике полный бокал поплыл к Айрунгу. Тот благодарно кивнул и начал рассказ. Он говорил короткими, лаконичными фразами, повоенному обрисовывая ситуацию. Он не забыл ни о чем: ни о своих ощущениях «взгляда в спину» на пути к Заар'х'дору, ни о бежавшем соглядатае, ни о морском бое, своем бегстве и чудесном спасении. Он говорил бесконечно долго, изредка отпивая вино из бокала. Он еще не встречал таких слушателей. Могущественные маги слушали его предельно внимательно, не перебивая, лишь изредка короткими репликами направляя ход его повествования. Речь Айрунга, так похожая на исповедь, продолжалась пару часов. Наконец он обессиленно замолчал и затих в своем кресле. Повисла тишина, прерываемая сухим треском горящего дерева в камине, отгороженном экраном из цветного стекла. Изза этого отсветы огня бросали на стены комнаты причудливые блики, что придавало странное очарование этим посиделкам.

Молчание первым нарушил Виттор. Он обратился к Бримсу, словно забыв о присутствии молодого капитана:

– Вон как оно завертелось. А, Бримс? Все из своих щелей повылазили, все!

Бримс зашевелился и поправил свой белоснежный жилет.

– Ну зачем так категорично, далеко не все! Светлые эльфы и орки здесь точно не участвовали. Соглядатай явно от какогото недобитого черного ковена, они всегда любили таких тварей из Нижнего мира. Паровые корабли – похоже на работу гномов…

Тут не выдержал Айрунг, при последних словах он подскочил на месте и непочтительно прервал Магистра Наказующих:

– Но гном и вода несовместимые вещи. Гном выходит в море только при наличии очень веских причин, очень веских! Именно поэтому у них нет своих кораблей, даже речных!

Бримс поднял руку, останавливая словесный поток молодого мага:

– Ты опять спешишь. Я не говорил, что это гномы, я сказал, что это «похоже на работу гномов». Согласись, это разные вещи. Они могли выполнять чейто заказ.

– Но ходовые испытания, спуски на воду… Да чтобы построить такой корабль, нужно столько всего… – не успокаивался Айрунг.

– Правильно, это значит, что за ними стоит какоето государство. Богатое и сильное государство, которое могло скрыть эту деятельность от нас.

– Ну ладно, а зачем вообще надо было нападать на мой корабль, да еще под флагом кровавого Братства? Хотя последнее понятно: надо же было поднять хоть какойто флаг, странно, что еще наш не подняли!

Неожиданно в разговор вступил льер Виттор.

– А вот тут ты зря смеешься. Им было все равно, чей флаг поднять, но они подняли именно змеиный флаг. Это не случайно. Чтото этим пытались показать эти неизвестные недоброжелатели. – Архимаг помолчал и добавил: – Вот только кому?

– Игра тут завертелась серьезная. Даже както странно быть вне ее. Впервые за два тысячелетия мы стали всего лишь фишкой в чужой партии, разменной фишкой. На корабль явно напали не только изза собранной информации и пассажиров, но и чтобы комуто продемонстрировать свою позицию. А тут вмешалась третья сила…

– Темные эльфы, без всяких сомнений, темные эльфы. Они всегда тяготели к таким эффектным ударам, а насчет принадлежности преследователей – я думаю, что это Тлантос.

Айрунг выпучил глаза:

– Тлантос? Да они же никто, пустое место. У них и всех заслугто, что расположены они на месте древнего Некронда.

– Который был противником вартагов незнамо сколько лет назад и был уничтожен только в ходе трехсотлетней войны, – поблескивая глазами, сказал Бримс.

– Но вартагов не суще… – горячо начал Айрунг и осекся, глядя на серьезные лица своих собеседников. – Не может быть. Когда Магистр Бримс сказал мне перед плаванием о вартагах, я так и не поверил.

– А зря. Они были и правили этим миром. Они уничтожили всех своих врагов. Некронд был последним очагом сопротивления, пусть и слыл средоточием нечисти и зла. Некроманты Некронда были сильны, но вартаги сильнее. Однако даже вартаги не смогли противостоять внутренним врагам. Все сведения, которые сохранились о них, содержатся в Списках Ужасов. – Голос Архимага был холоден как лед. – Эти Списки доступны немногим магам, сегодня ты их получишь. Так, почитаешь на досуге, проникнешься. Это собрание страшных сказок, описывающих череду событий, что могут уничтожить жизнь на Торне.

– И вы руководствуетесь сказками? – не удержался от сарказма Айрунг.

– Да. Ибо события, описанные в них, начали сбываться. Ладно, это потом, а пока меня очень волнует этот твой Ярослав. Ты прав, не верю я в его гибель. Ну ни на грош не верю. – Повернувшись к Бримсу, Архимаг продолжил: – Направишь крыло Агатовых когтей в Сардуор. Пусть пошарят там, заодно и укажут коекому его место.

Бримс понимающе кивнул:

– Особое внимание землям Наместника и Гурру?

– Само собой.

ГЛАВА 10

Ярослав шел по смертельно опасному лесу. Шел – не то слово, он стелился, скользил над землей, перетекал, словно ртуть, из одной точки пространства в другую. Его напрягшиеся чувства ощупывали каждый сантиметр окружающего пространства на десяток метров вокруг. Переправа через реку, пережитый страх и смертельная опасность подготовили почву для преображения, а неизвестная магия докончила дело. Маска хищника, успешно помогавшая выживать на протяжении всего бесконечно длинного пути через смертельный лес, полностью подменила собой человека. В бегущем к цели убийце никто не узнал бы теперь Ярослава Клыкова, добродушного парня, каким он был раньше.

Скорость движения существенно выросла. Теперь не надо было тратить силы и время на ненужные сомнения, присущие человеку. И источник магии приближался. Окружающий лес изменился. Его облик стал какимто более облагороженным. Словно идешь по старому, давно заброшенному, но тем не менее всетаки парку. Деревья постепенно расступались, образуя в ровной стене леса широкий проход. Вскоре под ногами стали появляться валуны некогда правильной формы. Наконец они слились в серую ленту мощеной дороги. Наверное, стороннему наблюдателю открывшаяся картина показалась бы довольно странной. Древняя дорога с таинственно мерцающими знаками, выбитыми на камнях. Старые, как сами камни, деревья, помнящие тех, кто ходил по этим булыжникам, наступал на них ногами, лапами, царапал когтями, а может, и останавливался посидеть в тени. Неестественная тишина, разлившаяся вокруг. Все звуки, присущие любому нормальному лесу, даже такому, как этот, исчезли. Лишь шлепки босых пяток разрывали безмолвие. Полностью обнаженный человек, ничуть не стесняющийся своей наготы, стремительно несся к своей цели.

Деревья стали сменяться крупными каменными обломками. По обеим сторонам дороги угадывались развалины домов. Судя по всему, древний тракт завел путника в развалины какогото города. И с каждым шагом тот, кто раньше был Ярославом, приближался к его центру. Постепенно стены домов становились все более разукрашенными резьбой. Коегде лежали разбитые статуи невиданных зверей и птиц. Двуногий хищник шел по бывшим некогда богатыми районам города. Наконец дома расступились, как ранее расступались деревья, и обнаженный двуногий выбежал на городскую площадь. Бег прервался. Легкие ходили ходуном. Хриплое дыхание заставило отступить могильную тишину этого места. Согнувшись, опираясь руками о колени, он обшаривал глазами окрестности, выискивая опасность.

Площадь была вымощена крупными каменными плитами – три на три метра. Покрывавшая их вязь символов мертвого языка была уникальна для каждой плиты. Если бы даже Ярослав мог внятно воспринимать реальность, то он все равно не узнал бы ни одного символа. Вязь была настолько густой, что не оказалось ни одного чистого участка плиты. Ноги Ярослава попирали послания неведомой расы…

А может быть, не попирали, а сами влезли в ловушку?! Под плитами площади начали проявляться нити Силы. Вот они задрожали, стали извиваться, сплетаясь в немыслимых комбинациях. Площадь приобретала вид большого листа пергамента, на котором уже самостоятельно формировались узоры магических Сил. Все потоки энергий, которыми оказалась наполнена эта древняя площадь, концентрировались, фокусировались в ее центре. А там стояла грандиозная, неповторимая скульптурная группа. Блуждающий взгляд натолкнулся на эту группу, и к Ярославу вернулась способность мыслить. Теперь он снова стал человеком не только по облику, но и по разуму.

У Ярослава не было никаких провалов в памяти, он прекрасно помнил все, что с ним произошло с момента начала бега. Просто теперь он мог мыслить и полностью контролировать свое тело.

– Дурдом, – выдохнул Ярослав, пытаясь унять внутреннюю дрожь. Это почемуто никак не удавалось. – А зверемто, оказывается…

Начатую мысль он так и недодумал. Скользящий по скульптурной композиции взгляд зацепился за нечто знакомое, а потом вообще стал понятен ее смысл. От открывшейся истины противно застучали зубы.

Словосочетание «скульптурная композиция» не совсем точно передает реальное положение вещей. Было всего две статуи. Одна из них изображала вставшего на дыбы кентавра. Но это был не всем известный герой древнегреческих мифов. Это была воплощенная мощь, ярость стихии, квинтэссенция ненависти. То, что мифы описывали как тело лошади, им не являлось. Мощное звериное тело с когтистыми лапами и огромным шипастым хвостом. Густая, жесткая, как проволока, шерсть. Увитый мышцами торс венчала голова ящера, низко посаженная на плечи. Это существо, этот ящерокентавр, стояло на задних лапах. Страшный хвост застыл в воздухе, помогая сохранять равновесие. Передние лапы угрожающе полосовали воздух. Мышцы на вполне человеческом торсе были сведены судорогой чудовищного напряжения. Руки застыли в странном жесте, словно собирая Силы для добивающего удара. Из раскрытой пасти вотвот раздастся торжествующий рев…

Ярослав моргнул, прогоняя наваждение. Статуя ящерокентавра была настолько реальна, что казалось, еще один удар сердца – и она оживет, и ударят из ее рук молнии, и раздастся торжествующий хохот. Ярослав перевел взгляд на противника этого воина древней расы. А им был… Шепчущий. Ну или ктото из его расы. Только не было больше неистовой гордости Великого мага, повелителя Стихий. Это была поза покорности судьбе, исполненная горечи поражения. Физиономия ящерочеловека выражала ненависть и обреченность, страх и затухающую ярость. Но самым главным была смертная тоска, тоска по погибшей расе. Ярославу никто не внушал никаких мыслей, не было магических воздействий, просто талант скульптора оказался столь велик, что для осознания горечи поражения и торжества победителя достаточно было одного разума.

Ярослав осознал и то, что источником гигантского языка магического пламени являлись эти статуи. Плетение силовых потоков было умопомрачительным по своей сложности. Постоянное движение, пульсация высочайших энергий и биение невидимого сердца, притягивающее и манящее. Смутная догадка забрезжила в мозгу. Неужели он прошел весь путь, притянутый этим местом?! А когда подошел достаточно близко, то его просто взяли под контроль?! Теперь уже совершенно другими глазами Ярослав смотрел на окружающие его предметы. Это была ловушка. Причем ловушка, направленная на ящерочеловека или на его ученика. А где ловушка, там и охотник.

Ярослав бросился за пределы площади, но безжизненные ранее символы на плитах засветились мертвенным светом, и воздух вокруг пленника сгустился, стал вязким. Все движения его замедлились, и вот он уже застыл, словно муха в паутине. Магическая паутина опутывала не его самого, тогда он смог бы вырваться, опыт уже был, нет, паутина както связывала сам воздух, превращая его в нечто новое, неизведанное. Ярослав растерялся. Чувство полной беспомощности охватило его. Мало знаний, недостаточно умений, все это вызывало самое черное отчаяние.

Словно чьето эхо, в голове блуждала гаденькая мыслишка: «Червь! Червь! Ты червь! Покорись!»

«Действительно червь!» – Эта мысль начала разрастаться, вытесняя собой остальные. И тут память услужливо вернула еще одно воспоминание: дракон, нависший над ним, и презрение могущественной твари к человеку. Рошаг тоже кричал, что люди – черви, а чем кончил? Это воспоминание отбросило прочь начавшееся зарождаться самоуничижение. Да и почему именно червь?! И тут Ярослав осознал, что это были чужие мысли. Опять ктото настойчиво пробивался к его разуму. Но теперь это происходило гораздо тоньше и искусней, чувствовался стиль мастера. И Ярослав привычно начал отгораживать свой разум от вторжений извне. Снова засияло маленькое солнце человеческого разума. Не имея возможности пошевелиться, Ярослав пошел на этот раз гораздо дальше, чем обычно. Он прятал все, отказываясь даже от малейшей возможности контроля тела. Исчезли все чувства, тьма окружила сознание Ярослава.

Но вот темнота начала приобретать какойто синеватый оттенок. Свет враждебной магии разгонял тьму. Его интенсивность повышалась с каждым мгновением. Если бы не предусмотрительность Ярослава, этот свет смыл бы неудержимой волной его сознание, растворив в себе и тем самым уничтожив его как личность. Но даже подготовившийся к чемуто подобному, он держался с огромным трудом. Напор все нарастал. В какойто момент Ярослав с кристальной ясностью понял, что ему не устоять. И тогда он сделал нечто странное, совершенно невозможное для него. Он потянулся кудато вверх, подальше от враждебной Силы, захлестывающей его с головой, и както необъяснимо легко покинул свою бренную оболочку.

Это уже было однажды во время чудовищного по своей жестокости обряда. Но тогда все произошло против его воли, Ярослава просто вышвырнули из тела, а сейчас он сделал все сам. Взгляд со стороны отметил, что его тело стояло, нелепо раскинув руки, окруженное голубым сиянием. Враждебная магия ядовитыми щупальцами шарила по его самым потаенным закоулкам и ничего не находила. Магическое сердце Источника работало в странном, завораживающем ритме, пытаясь промыть океанами энергии все существо человека. И тогда будто какойто инстинкт подсказал Ярославу, что необходимо сделать. Он метнулся назад в свое тело и постарался подстроиться к этому ритму. Мощный поток попытался его унести, смыть, но что он мог сделать с сознанием, работающим с ним в унисон, ставшим с ним одним целым. Ярослав бесконечно долго был этим потоком. Он влил в него собственную магию, до предела раскрыв свое сознание. Он растворился в потоке, он породнился с ним. И все это время учился, перенимал и запоминал, пока в какойто момент не перехватил контроль над этой магией. И в этот момент дикий восторг охватил все его существо. Казалось, что в нем слились инь и ян, что его душа обрела недостающую половину. Чувство необычайной целостности, завершенности просто поражало. Сейчас Ярослав не понимал, как он мог жить раньше без такого ощущения. Магия, разбуженная ящерочеловеком, и враждебная ей магия ящерокентавра соединились, переплетаясь и проникая друг в друга. И из этого союза выросло нечто новое, завершенное и совершенное.

Ярослав открыл глаза. Восторг распирал грудь. Хотелось смеяться. Наркотическая эйфория могучей магии, свившей свое гнездо в глубинах разума, застилала глаза. Ярославу казалось, что подпрыгни он, и можно будет лететь высоковысоко, взмахни рукой, и земля пойдет трещинами… И в этом состоянии он не сплоховал. Испытания закалили его разум, и он смог обнаружить смертельно опасные признаки. Еще чутьчуть, и он мог бы погибнуть от избытка магии, попросту сгореть. Легкое усилие воли, и вот он уже отрезан от все еще текущей рекой голубоватой магии статуи. Как же забились языки чужой магии! Птичка из клетки была готова вотвот ускользнуть. Обычные меры воздействия не срабатывали, и древний механизм приготовился бросить в бой с бунтарем последние резервы.

А Ярослав приближался к краю площади, шаг за шагом удаляясь от каменного гимна чужому могуществу. И, как это обычно бывает, когда до долгожданной свободы остался один шаг, магический механизм Древних наконец сработал. Плита, которую вотвот должен был покинуть Ярослав, загудела от впитываемой ею мощи. Сердце голубой магии отдавало себя без остатка. Камень плиты крошился под ногами. Символы, ранее покрывавшие всю поверхность плиты, всплыли в воздух, превращая его в смертельно опасную для жизни среду. Жуткая по своей мощи ловушка захлопнулась.

Но Ярослав продолжал идти вперед, невзирая ни на что. Источник собственной магии горел нестерпимо ярко, насыщая тело энергией. Сила, подвластная Ярославу, и Сила, направляемая магическим устройством древней расы, столкнулись, уничтожая друг друга. Волны боли сотрясали Ярослава, но он продолжал идти. Его шаги были короткими, получались муравьиные такие шажки, но он все же шел. И край плиты приближался. Все более мощные Силы вовлеклись в борьбу против человека, но тот не сдавался. Стиснув зубы, претерпевая жуткие муки, воля Ярослава направляла его путь. Уже закончились полученные с таким трудом силы, а он все шел и шел, сжигая уже самого себя. Но чужая воля медленно убивала Ярослава, иссушая его душевные и телесные резервы. И когда был достигнут тот предел, за которым следует то самое Ничто, о сути которого не знает ни один человек (догадки не в счет), Ярослав вывалился за пределы проклятой плиты и площади заодно. И обессиленно рухнул на простые булыжники мостовой.

Тихий шорох осыпающегося песка раздается за спиной. По телу пробегает дрожь. Пальцы начинают судорожно скрести по камням. Разум подсказывает, что надо немедленно встать и убираться подальше из этого Богом проклятого города, но сил нет. Какимто чудом он поднялся на колени, помотал головой. Перевернувшийся было вверх тормашками мир медленно возвращался на свое привычное место. Столь же медленно, прислушиваясь к ощущениям в теле, каждый момент ожидая вспышки боли или как минимум потери сознания, Ярослав встал на ноги. Постоял. Состояние, конечно, хуже некуда, но терпеть можно. Неторопливо, словно у него впереди вся вечность мира, он повернулся в сторону шороха.

Взору открылась радующая душу картина. Скульптурная группа постепенно разрушалась. В данный момент статуя ящерокентавра осыпалась песком. Словно масло на солнце, растаяла уже вся верхняя часть фигуры, да и четырехлапой нижней осталось существовать недолго. Ярослав попытался посмотреть магическим взором, но это нехитрое действие отозвалось такой яростной головной болью, что он только чудом не потерял сознание.

– Шут с тобой. – Пересохшие, в кровь разбитые о камень губы шевелились с трудом.

И он пошел. По дороге, уводившей из безжизненного города.

Каждый шаг отдавался болью во всех клеточках тела. В ушах стоял шум, заглушающий все окружающие звуки. Иногда Ярославу казалось, что он идет в тумане, так сильно у него кружилась голова. Порой его сознание кудато уплывало, но сразу же возвращалось вновь резким рывком. Какимто чудом он до сих пор не упал. И даже вышел за пределы города. Может, город был маленький, а может, он шел очень долго, все это Ярослав както не очень осознавал: вот он идет по городу, а вот уже с огромным трудом переставляет ноги по древней мостовой, петляющей между деревьями. Ярослав не помнил, сколько он так прошел. Но несомненно одно: выйдя из города, он несколько раз терял сознание и падал. Лежал так иногда по несколько минут, а может, и часов, а потом снова вставал и брел, тяжело переставляя ноги.

Неизвестно сколько времени длился этот отмеченный болью путь, пока в какойто момент Ярослав не очнулся от страшного холода и шума воды, плещущейся у самых его губ. Дикая жажда, иссушающая все его естество, заставила, не задумываясь о последствиях, погрузить лицо в воду и пить ее, пить, захлебываясь от жадности и неземного восторга. Влага обжигающими струйками попадала внутрь и тушила полыхающие там пожары. Это могло продолжаться бесконечно долго, но проснувшееся чувство самосохранения заставило отползти на берег и обессиленно рухнуть. Глаза закрылись, и Ярослав впервые за довольно долгий период времени заснул. Его сон нельзя было назвать спокойным, но все же это был сон. Не обморок, а блаженный, исцеляющий сон.

Пробуждение оказалось тяжелым. Иначе и быть не могло. Спать на голых камнях, в скрюченной позе да вдобавок ко всему еще и совершенно разбитым и обессиленным, это вам не фунт изюма в мягком кресле трескать. Ярослав, кряхтя, сел и огляделся. Он находился на точно такой же небольшой площадке с миниатюрным садиком и родником, что и в самом начале своего нелегкого пути. Похожая площадка около дороги, каменный бассейн с проточной водой, бьющей из родника рядом, и почти такой же, как и раньше, садик за оградкой. Благодать.

Злобно заворчавший живот напомнил о себе. Не спеша встав на ноги, Ярослав пошел к садику. Слюна заполняла рот. Есть хотелось немилосердно. Почти отсутствующие силы могла восполнить только добрая еда. Обрывая такие знакомые плоды с кожурой апельсина и вкусом яблока, он будто вернулся назад на незнамо сколько месяцев. Вспоминались девчонки и Олег, бегство от страшной кошки. У Ярослава словно шоры спали с памяти. Он снова мог связно мыслить. Весь путь от злополучного болота до развалин города он прошел под сильным магическим контролем. Эта ловушка была создана то ли для уничтожения представителей одной конкретной расы ящеролюдей и наследников их магии, то ли для уничтожения вообще всех разумных. А может, она была рассчитана сначала на первое, а со временем набрало силу второе. Все может быть. И поэтому Ярослав отбросил ненужные сейчас мысли и занялся едой. С каждым проглоченным фруктом силы возвращались, но возвращалась и полнота ощущений. Заломило мышцы, мельчайшие царапины защипало, заныли ушибы. Поэтому, закончив трапезу, Ярослав полез в бассейн, надеясь, что вода смоет всю боль и исцелит тело.

Вода в этой каменной ванне была, как и тогда, теплой, ласкающей измученное тело. Боль отступила, мышцы снова налились силой. Вспомнив коечто, Ярослав начал проводить инспекцию своих внутренних резервов. В состояние Сат'тор удалось войти очень легко. Усилил ток крови, освободился от шлаков – эти действия были несложными и совершенно естественными, но вот остальное… От магического взгляда опять заныла голова, пусть и не так, как раньше, но довольно болезненно. Магические резервы были попросту исчерпаны. Серые токи Силы Земли и белоснежные нити Воздуха никак не давались в руки. Этот привычный способ пополнения запасов Силы был недоступен. Фактически Ярослав оказался беззащитен перед любым нападением. Ему было необходимо срочно восстановить силы и продолжить путешествие. Правда, вставал вопрос – куда именно? Ярослав решил положиться на известное русское авось. Авось кривая куда выведет. Надежда встретить хоть одного человека практически исчезла. Конечно, тяжело, больно, но, видно, такова судьба.

После недолгого военного совета с внутренним голосом было решено отдохнуть пару дней, набраться сил, а потом с максимальной скоростью рвануть отсюда подальше. Близость этого мерзопакостного города очень нервировала.

Отдыхать пришлось не два дня, а целых пять. Силы возвращались очень медленно, несмотря на постоянную работу в Сат'тор. Ярослав докапывался до самых глубин своего организма, уничтожая последствия чудовищного истощения. Целебная родниковая вода и семиразовое питание делали свое дело, но без Сат'тор восстановление затянулось бы на месяцы. Через пять дней Ярослав чувствовал себя физически абсолютно здоровым, но вот магическая составляющая его «я» восстановилась не полностью. Он уже мог выполнять элементарные действия со своей Силой, даже пополнять ее запас из внешних источников, но магические резервы все же росли очень и очень медленно. Казалось, что вся Сила, добытая им с огромным трудом и болью, уходит как через сито, оставляя только какието крохи. Но он не унывал. По крохам и каплям, но запас рос, а с ним росли и магические возможности Ярослава.

В приподнятом настроении он и отправился в путь. Направление выбрал простое – по дороге на восток. Маска хищника, которая чуть не поглотила личность человека, теперь была легкодоступна. Но теперь Ярослав ни на секунду не терял контроль над своим телом и постоянно поддерживал защиту своего разума. Вскоре это стало для него совершенно естественным действием, которое он совершал уже не задумываясь, как, например, дышал или смотрел. При этом он не забывал маскировать свое присутствие, скрывая мыслительную активность под естественным фоном. Так он и шел: сознание, сливающееся с энергией окружающих деревьев, и мощные ментальные щиты, стоящие на страже целостности личности.

Магические возможности вскоре восстановились. Пару раз их даже пришлось применить на практике. Плеть Нергала останавливала врага на дальних подступах, а чудом сохранившийся кастет оставался оружием ближнего боя. Основное отличие от того, что было раньше, заключалось в том, что магия Ярослава приняла теперь темноизумрудный цвет. Та светлая весенняя зелень, что разливалась при каждом ударе силового жгута, сменилась цветом изумруда. Аура такого же цвета окутывала Ярослава постоянно, светя, словно маяк, в темноте, пока он не смог ее спрятать. Это оказалось на удивление просто, надо было только смотать всю собственную магию в клубок и закрыть щитами разума. В случае же необходимости доступ к источнику Силы осуществлялся по заранее выстроенным каналам. Так незаметно для себя Ярослав начал экспериментировать с собственным разумом и своими магическими возможностями. Слова Шепчущего о самообразовании стали претворяться в жизнь.

Дорога петляла среди леса. Чудовищ, что обитали на том берегу реки, Ярослав не видел ни разу, но попадались иные звери. Как он отметил, в этой части леса преобладали более близкие к земным аналогам животные. Встречались звери, похожие на лосей, косуль, рогатые зайцы, слоны размером со свинью и свиньи размером со слона… Встречались и хищники. Несколько раз, издали правда, Ярослав видел желтоглазых огромных кошек, точьвточь как та, что охотилась на него однажды. Это был поистине страшный зверь. Быстрый, выносливый, очень умный и владеющий собственной магией, да вдобавок ко всему еще и с шерстью, которая защищала получше брони. Он был сильнейшим хищником здешнего леса. Несколько раз Ярослав наблюдал, как этот зверь метал молнии, которые убивали его добычу. И никакая магическая защита здешних зверей не выдерживала этих ударов. А однажды он видел, как дрались эти кошки друг с другом. Движения, за которыми сложно уследить взглядом (и это при том, что скорость движений самого Ярослава могла быть теперь довольно высока), треск сталкивающихся магических молний и страшные удары, явно усиленные магией лап. Шансов в бою против таких зверей у Ярослава не было никаких, поэтому он опять скрывался, передвигался по деревьям…

Но, несмотря на все опасности, что встречались ему здесь, у него не было ощущения замаранности злом, которое угнетало его на том берегу реки. Гнилостные испарения болота незаметно отравляли его жизнь как физически, так и в магическом плане. Так что его теперешнее положение было несравнимо лучше!

И снова осторожное передвижение – каждый шаг взвешен, постоянная настороженность, сон вполглаза. Осторожность и бдительность! Эти слова стали девизом Ярослава. Правда, однажды он поддался чувствам, отвел душу и сделал доброе дело одновременно. Совершая редкий переход по земле, а не по деревьям, он услышал над головой яростные крики не слишком крупного зверя. Существо, очень похожее на горностая, только с мехом стального цвета и яркожелтыми глазами, верещало, стремительно перепрыгивая с ветки на ветку, стремясь к небольшому дуплу в дереве. А там, по соседней ветке, полз костяной удав, явно наметивший себе в качестве цели именно это дупло.

«Гнездо там, что ли?!» – подумал Ярослав, и в этот момент удав, это порождение злой магии, сунулся в гнездо. Зверек, спешащий сюда, закричал, словно раненая птица, и тогда, не раздумывая, но помня свой страх перед этим существом, Ярослав хлестнул изумрудным жгутом плети Нергала по суку, который обвивал кошмарный змей. Как и следовало ожидать, ветка была мгновенно перерублена, змеюка понеслась вниз. Высота была небольшая, метра три, и тварь быстро достигла земли. Ярослав уже стоял наготове. В тот момент, когда змеюка завершила полет, его рука, звенящая от накопленной Силы, ударила тварь по голове, отчего ее череп рассыпался сгнившей трухой. Костяное тело застыло мертвой грудой. Не было агонии, судорожных извивов не принимавшего смерть тела, не было ничего.

Чтото заставило Ярослава поднять голову. Из дупла вывалился серый комочек и устремился к земле. Ярослав машинально вытянул руку и подхватил падающий предмет. Чтото хрустнуло. Поднеся руку к лицу, он увидел, что это яйцо, которое треснуло то ли от падения, то ли срок пришел, и из него выкарабкивался, попискивая от усилий, маленький сморщенный зверек с затянутыми бесцветной пленкой глазами.

– Ну ты, малыш, и везунчик, – произнес Ярослав и потрогал детеныша пальцем.

Словно в ответ детеныш поднял головку на немощной еще шее и издал какието чмокающие звуки. А потом у него раскрылись глаза, столь же бесцветные, но уже вбирающие в себя окружающий мир. Взгляды человека и звереныша встретились, и последний издал радостный писк, после чего с еще большей радостью вцепился мелкими, но острыми зубками в палец человека.

– Ах ты, сопляк! Ты чего это творишь?!

Звуки человеческой речи ничуть не испугали зверька. Он с каменным спокойствием слизывал сочащуюся из места укуса кровь и довольно урчал.

Рядом с Ярославом, практически под боком, раздался мелодичный свист. Расслабившийся человек вздрогнул и бросил настороженный взгляд в ту сторону. Там стоял давешний похожий на горностая зверек и просительно посвистывал.

– Ты мать или отец? – с любопытством спросил Ярослав и, не дожидаясь ответа, протянул только что вылупившийся комочек зверю.

Тот осторожно подошел и, заглянув в глаза человека, схватил детеныша зубами за шиворот, легонько встряхнул, а затем стрелой унесся в гнездо.

– Вот, Ярослав, тебя уже и звери перестают бояться. Скоро совсем одичаешь и будешь, как Тарзан, летать от дерева к дереву да орать дурным голосом. – От этих слов стало както очень грустно и обидно за свою судьбу. Тяжело вздохнув, Ярослав отправился дальше.

Удобная дорога закончилась както очень резко: вдруг раз и как ножом отрезало. Словно она и была проложена просто так, ради шутки. Идет путник по дороге, идет и неожиданно упирается носом в ровную стену леса. Зачем была нужна такая дорога? И если ее недоделали, то почему? Вопросов было много, а ответов – ни одного.

Как только дорога внезапно оборвалась, Ярослав продолжил путь в том же направлении, но только чутьчуть забирая на север. Какоето время спустя, может, два дня, а может, неделю, Ярослав заметил, что его путь ведет как бы в гору. Ну не совсем, конечно, в гору, однако подъем был ощутим. Деревья стали реже и даже както помельче. А вскоре он, продираясь через довольно колючий кустарник, который расписал его тело царапинами во всех возможных направлениях, вышел на открытое пространство. И понял, что лес закончился. Открывшаяся картина была совершенно обыденна, без всяких магических изысков. Так что его новый путь лежал теперь вне надоевшего уже леса. Ярослав был не на Земле, поэтому ему было все равно куда идти. Прощание с лесом обещало смену обстановки и новые впечатления.

– Чтото заканчивается, а чтото начинается! – Неведомо откуда всплывшая фраза сорвалась с языка, и Ярослав потрусил вперед.

Часть вторая

ПЕРВЫЕ ШАГИ

Гоблины – это представители тупиковой ветви эволюции разумных существ наряду с троллями и хаффами,[17] хотя и более разумны. Дикари, поклоняются духам природы и предкам. Облика премерзкого, особенно уродливы их гигантские уши. Обладают зачатками магии, собственным примитивным языком. Патологически глупы. Живут охотой и собирательством. Очень скрытны. Повсеместное уничтожение этих мерзких дикарей есть прямой долг представителя всякой цивилизованной расы…

Из книги Высокочтимого Зельда Джугского «Народы Торна от зари веков до наших дней»

…И раскроется стена, что на западе,

И выйдет Рырга – существо, что без плоти.

Имя ему ужас, пепел и кровь.

Жажда будет его поводырем,

А месть – пищей.

А как раскроется пасть Ырхи,

Так начнутся великие страдания народа ургов…

ГЛАВА 11

Ярослав, затаившись, застыл в тени стоячего камня. Часовой скользил взглядом по всем углам, цепко выхватывая любую тень и при малейшем подозрении посылая туда отравленные стрелы, но человека он не замечал. Тот сливался, растекался по поверхности камня, за которым затаился, сам становился тенью. Вечность назад Ярослав читал про мифических японских воиновневидимок, которые были мастерами маскировки и точно так же могли спрятаться в крошечной тени. Раньше это казалось художественным вымыслом… Теперь же сам Ярослав, словно капля ртути, перетекал из одной позы в другую, пользуясь каждой тенью и по миллиметру приближаясь к вражьему стану. Голова была пуста от мыслей, даже так выручавшая его в смертельном лесу маска хищника была запрятана глубокоглубоко. Любая мысль, нарушающая сосредоточенность ничем не отягощенного сознания, разрывалась в мельчайшие клочки, которые рассеивались по его темным углам. Любой маг, обративший внимание на эти сгустившиеся тени, обнаружил бы только камни и щебень, щебень и камни. Даже в наполненном ожившими кошмарами лесу было не так сложно. С живой силой леса слиться гораздо проще, чем с ненарушимой пустотой голого камня.

Но Ярослав справлялся. Вот он приблизился к часовому на несколько метров. Теперь он вжимался в землю. Ни один камешек не хрустнул под ним, не стрельнул ни один сучок. Часовой чуял опасность и настороженно высматривал врага. Ярослав не спешил. Казалось бы, чего проще: подбежал, оглушил, взвалил на плечи и дал деру. Но нельзя. Зеленокожие урги в прошлый раз так быстро всполошились, что Ярослав елееле унес ноги. Да и часовые ему больше не нужны. Вот молодой помощник шамана был бы в самый раз. В этот момент уже окончательно озверевший от ожидания одинокий ург начал усиленно принюхиваться.

«Нюхай, клыкастый, нюхай». – Волна веселого торжества пронеслась по телу и затихла. Ярослав чуточку изменил молекулярный состав пота, и от него запахло скальной крысой, которых здесь водилось великое множество.

Минутное торжество едва все не погубило: щупальца чужого внимания зашарили вокруг Ярослава. Судя по всему, старый шаман не выходил из транса и искал его. Как и подозревал Ярослав, это довольно сильное племя устроило на него засаду. Ну а что еще можно было подумать? Стоянка ургов из двадцати чумов, вигвамов или как уж их там охраняется всего одним воином. Шаман настороженно шарит по окрестностям, явные волны опасности тянутся от ближайших к шамановой палаток – небось воинами битком набиты. Насолил им Ярослав, ой как насолил!

Костерок за спиной вздрагивающего часового зашипел. Неестественно так зашипел, опасно! Ург скосил глаза: мало ли что! Еще бы, зря, что ли, Ярослав забросил туда метким щелчком ядовитого моллюска, завернутого в кусок кожи пещерного шакала. Окаменев за десять дней, эта смесь издавала при горении такое мерзкое шипение, словно наскипидаренный дракон с обостренным чувством собственного достоинства.

Той доли секунды, что ург уделил подозрительному звуку, хватило Ярославу на то, чтобы атакующим прыжком скакнуть к бедолаге и легонько коснуться его лба. Правда, на такой скорости касание вылилось в припечатывающий удар. Несчастный зеленокожий закатил глаза и упал в банальный обморок, Ярослав еле успел его подхватить и бережно опустить на землю. Такая заботливость была обусловлена не любовью к ближнему, а всего лишь боязнью шума.

Теперь прислушаться всеми чувствами. Опасности нет! Никто ничего не заметил! Скользящим шагом, выработанным еще в лесу, Ярослав подкрался к палатке шамана. За полотняным порогом угадывались две тени. По предположениям Ярослава, старый шаман должен сидеть в трансе, а молодой – ждать от него сигнала, дабы огласить его простым воинам. Поэтому он выбрал тень, сидящую поближе к выходу. Послать короткий магический импульс через полотняную ткань было плевым делом, благо сидел молодой ург практически впритык. Коротко сверкнула в магическом диапазоне изумрудная вспышка, и настороженное тело обмякло. Правда, сначала было слабенькое такое сопротивление, но оно сразу же оказалось сломлено силой магии Ярослава. Теперь надо изъять паренька из палатки. Осторожно, ожидая подвоха, Ярослав потянулся к пологу и нос к носу столкнулся с матерым ургом. Тот замер на какоето мгновение, но опыт есть опыт, и он уже открыл рот, чтобы издать предупреждающий вопль, а рука с копьем заскользила в замахе. Но Ярослав, выживший в лесном хороводе смерти, где все решала скорость реакции, опередил его. Правая рука метнулась вперед и уверенно впечаталась в лоб зеленокожего, а левая ухватила его за какието украшения на шее. Урги были на удивление низкорослы: голова самого высокого – на уровне пупка Ярослава. Вояка повалился на Ярослава. Копье выпало из его руки и зашуршало в траве. Быстро опустив урга на землю, Ярослав рванул вперед и, почти не глядя, нанес два магических удара. Насторожившиеся было от шороха еще двое почетных сторожей повалились друг на друга. Пока никто не был убит.

Покончив с охраной, Ярослав скользнул в палатку. Молодой шаман тихо посапывал у порога, а старый уже начал оживать. Он конечно же почуял магию и попробовал дозваться помощника. Когда тот не ответил, дедуля стал экстренно выводить себя из транса. По мнению Ярослава, на это у него должно было уйти еще минуты три. Гигантский срок, если пастью не хлопать. Молча взвалив его молодого помощника на плечи, он понесся бесшумными прыжками прочь из лагеря. Надо было добежать до ближайшего скопления стоячих камней и начать путать следы. Ярославу предстояла беспокойная ночь.

Тихо похрустывают мелкие камешки под ногами. Ночь привольно раскинула свои крылья, но тьма не сдавливает тебя в удушающих объятиях, а ласково укрывает. Ночь как любовница, если знать к ней подход. То она нежна и игрива, а если нет, то это уже не любовница, а чужая женщина. Ярослав всегда любил ночь. Что может быть лучше ночной пробежки, заставляющей разгораться уснувшую было под пластами цивилизации кровь! Дома он часто любил бегать в полночь по потаенным, забытым аллеям городского парка. Острые ощущения были неплохой приправой перед сном.

Теперь же ночь вообще стала его ближайшей подругой. Она укрывала от врагов и застилала глаза добыче. Правда, в лесу все было подругому, но сейчасто он не в лесу! Да, этот край тоже суров и неприхотлив. Каменистая степь не для слабаков, но Ярослав уже был не тем беспомощным пареньком, что оказался заброшенным в этот мир. У него отсутствовала впечатляющая мускулатура, его живот царапал позвоночник, а пергаментная, загорелая до черноты кожа, покрытая неисцеляемыми шрамами, страшно обтягивала жилистое тело. Темные некогда волосы выгорели на солнце. Изменилось и лицо. Куда делась округлая мягкость интеллигента? Жесткие линии носа и губ, глубоко запавшие глаза, морщины, прорезавшие лоб. Но наибольшие изменения коснулись всетаки глаз. Темнокарие выразительные глаза приобрели нечеловеческую глубину, налились темнотой. И по этой причине от не слишком внушительного облика веяло опасностью, смертельной опасностью.

Тяжело бежать с ношей на плечах. Да не просто бежать, а убегать от погони. Изза спины, из оставшегося позади лагеря ургов доносились крики. Зеленокожие коротышки яростно вопили, собираясь в погоню.

«Лошадейто у вас нет! – Злая ухмылка кривила лицо Ярослава. – А так догонитека на своих коротких ножках!»

Легкие работали ровно и размеренно. Усталости не было, и придет она не скоро. Для Ярослава это похищение стало уже пятым, правда, такой серьезной добычи у него еще не было. Аж помощник (читай – ученик!) шамана! Это тебе не тупой воин!

Крики за спиной стали более упорядоченными, даже какимито ритмичными. Видимо, урги начали погоню и теперь подбадривали друг друга. Все как обычно! Легкий размеренный шаг, пожирающий милю за милей, позволял свободно думать, и мысли Ярослава унеслись туда, откуда все и началось в этом краю камней и серой земли.

Выйдя из леса, он все так же двигался на восток. Периодически охотился на скальных крыс – крысоподобных зверьков с клыками, как у кабана, и размером с зайца. Окрестности буквально кишели ими. Они вечно рылись в земле, выискивая жучковчервячков и прочую гадость. При виде человека они всегда пытались спастись бегством, но метко брошенные камни обеспечивали Ярослава неплохим обедом. Следы пребывания какихто иных существ ему не встречались, но так продолжалось недолго.

Однажды Ярослав, напрягая свои способности, обшаривал округу в поисках источника питьевой воды. Наконец он почуял свернутую в клубок ауру водного источника совсем недалеко. Аура казалась такой же холодной и утекающей из рук, как и сама вода.

Через какихто пять минут Ярослав был на месте. Между двух валунов бил маленький родничок, который питал теряющийся среди мелких камней ручей. Водяная жила здесь находилась близко к поверхности, но в этом было чтото неправильное, неестественное. Словно это было делом рук не матушкиприроды, а разумного существа.

– Нука, нука… – Ярослав пригляделся повнимательней. Так и есть! Идущую под землей водяную жилу магически притянули к поверхности и стянули незримыми скрепами.

– Однако! А я тут, оказывается, не один. Сильно сомневаюсь, что ты тут просуществовал тысячелетия! – Мысли понеслись как взбешенные зайцы. – А если вокруг поискать?!

И он начал все вокруг обшаривать, что и принесло свои плоды. Гдето в десяти метрах от источника Ярослав нашел под валуном остатки старого кострища. Иных следов не было. Тот, кто здесь останавливается, не любил афишировать свое присутствие.

– Как говаривала Алиса: чем дальше, тем страньше и страньше… – Каменистая степь, как выяснилось, была не таким уж и безжизненным местом. Вопервых, есть ктото, кто жжет костры и прячет золу под валунами. А вовторых, есть ктото, от кого эти костры прячут. – Делааа!

Дальше Ярослав двигался с удвоенной осторожностью, что и позволило ему первым заметить стоянку ургов и спрятаться от них. Это произошло около реки, к которой он вышел через пару дней. Тогда он еще не знал, что это урги.

Ужом извиваясь между валунов, Ярослав подполз почти к самому лагерю неизвестных зеленокожих существ. Его распирало любопытство. Чуждый гортанный говор, странная внешность – все это вызывало самый пристальный интерес. Одиночество уже так опостылело, что хоть ящеропуделем вой. Но усвоенные уроки выживания призывали к осторожности. Разведка всегда и везде была спутницей дипломатии. Сначала все разведай, а потом договаривайся. А то ведь, может, и договариваться не стоит!

И Ярослав добросовестно пытался вникнуть в бытовые подробности чужой жизни. Но прежде он изучил облик этих существ, который оказался донельзя забавным. Хотя нет, неверно. Он представлял собой гремучую смесь забавного и угрожающего. Угрожающим было почти все: зеленая кожа, маленькие, глубоко посаженные глазки, тлеющими углями светящиеся в темноте, широкие, как у земной гориллы, ноздри, и когтистые мускулистые руки, и жутковатого вида то ли амулеты, то ли просто украшения. Но облик суровых воинов больше всего портили уши. Они были просто гигантские, каждое размером вполголовы. Вдобавок ко всему они были оттопырены и словно смотрели туда, куда был направлен взгляд этих существ. Да и рост – метр с кепкой в прыжке с табуретки. Существа вряд ли были выше пупка Ярослава.

Все это и определило дальнейшие отношения между Ярославом и ургами. Ну как можно всерьез воевать с такими смешными, хотя и очень воинственными, коротышками? Пусть даже эти зеленые существа и оказались настроены очень агрессивно, в чем Ярослав тогда почти сразу же убедился. Увлекшись наблюдением за житейской суетой коротышек, Ярослав чуть не проморгал свою жизнь. В этот момент урги ставили палатки. Раздавались команды, чтото стучало, шуршало. И тут Ярослав почуял угрозу своей драгоценной жизни. Времени на раздумья не было. Он метнулся влево, выходя изпод удара. В какихто сантиметрах от тела прошипел воздух. Чтото тихо тренькнуло о камень, на котором только что лежал Ярослав. Он бросил туда мимолетный взгляд: это была стрела, расколовшаяся о камень.

Снова, не раздумывая, Ярослав прыгнул на прежнее место. И опять он обманул стрелка: тот выстрелил туда, где Ярослава уже не было. Но теперь Ярослав стоял лицом к нападающему, и это был маленький зеленокожий коротышка. И он опять с мерзкой такой ухмылочкой, оголив клыки до самых десен, накладывал на тетиву новую стрелу. Ярослав молниеносно метнул в лучника камешек. Тот пригнулся, но Ярослав прыгнул, и его кулак со всей дури влетел в подбородок уродца. Брызнула зеленая кровь из разбитой губы, и коротышка покатился по камням. Лагерь за спиной забурлил, как кипящий котел.

Ярослав, словно совершал это уже не один раз, взвалил бездыханного коротышку на плечи и побежал. Погоня тогда была долгой, но длинные ноги всетаки оказались существенным плюсом в их споре о скорости бега. Оторвавшись от преследователей и сделав гигантский крюк в сторону от первоначального направления своего движения, Ярослав бросил пленника на землю и рухнул вслед за ним. Бока его ходили ходуном. Вытянувшись на земле, Ярослав хватал ртом воздух. Наконец отдышавшись, он глубокомысленно произнес:

– Мда. Оказывается, я не в такой уж и хорошей форме, как думал раньше!

Словно в ответ на его слова глухо застонал зеленокожий пленник.

– Ах да, голубь ты мой зеленокрылый, что мне с тобойто делать?! На черта я тебя украл?!

Коротышка открыл глаза, ошеломленно поморгал, посмотрел на Ярослава и предпринял попытку побега, которая была успешно пресечена слабеньким ударом кулака по затылку. В глазах у уродца заблестели злые слезы бессилия. Он чтото яростно забормотал.

– Нет, так не пойдет. Я ж тебя не понимаю! Я, конечно, намолчался в лесу, но и со всякими иностранцами разговаривать не обучен. Так что вот тебе и применение: будешь учить меня своему бормотанию… Ферштейн?

Ничего не понявший пленник в ответ лишь бешено сопел, сжимая и разжимая кулаки. Разбитая губа уже не кровоточила, но внушительно опухла. Вид у зеленокожего был жалкий.

– Значит, так. Это палец, – произнес Ярослав, показывая пленнику свой палец. – Палец! Палец… Ну! Повтори!

Все это сопровождалось бурной жестикуляцией. Но пленник ничего не понял. Или делал вид, что ничего не понял. Он лишь с гордым видом пленного вождя всей планеты хранил молчание.

– Что ты будешь делать! Палец! Палец! – Ярослав крутил рукой перед носом зеленокожего. – Это кулак! Кулак! Кулак! И он сейчас врежет по чьейто морде! Чьейто наглой зеленой морде!

В ответ на это коротышка издевательски оскалился и сплюнул Ярославу под ноги. Волна злости окатила Ярослава с ног до головы, но бить, а тем более убивать ему не хотелось. Концентрация магии в кончиках пальцев и тычок в лоб зеленокожей сволочи. Потерявший сознание пленник мягко повалился в пыль. Ярослав сел поудобней и скользнул в Сат'тор. Предстояла творческая работа. Необходимо было внутренним взором обозреть течения Силы в организме зеленокожего.

Это оказалось на редкость просто. Общая картина энергоструктуры организма коротышки отличалась от человеческой. Совершенно иные каналы течения жизненной силы, другие места расположения точек концентрации энергии. Отличалось и строение внутренних органов. Наконец Ярослав представил себе в общих чертах внутреннее строение этих ушастых карликов. Не удалось только проникнуть в спящее сознание ушастого. Словно незримые барьеры ограждали спящий разум. Взламывать их – себе дороже. Пойдем тогда другим путем. Ярослав привел пленника в чувство увесистой оплеухой, голова того мотнулась от удара. Сдавленный голос чтото произнес. Явно ругательство. Во всяком случае, Ярослав произнес бы на его месте именно ругательство, причем самое грязное.

– Ну что ж, начнем работу! Пациент, смотрите сюда…

Ярослав схватил пленника за уши и заставил посмотреть себе в глаза. Как только их взгляды скрестились, он метнул свое сознание в атаку. Его разум, закалившийся в схватках с могучими существами, словно таран, сокрушил ворота воли коротышки. Воля Ярослава перехватывала контроль над органами чувств пленника, властно отшвыривая их в сторону. Наконец разум несчастного был в его полной власти. Паникующее сознание пленника металось в темноте. Лишь ужас был соседом плененного сознания. Ярослав вплотную приблизился к чужому разуму.

– Имя?! – Вопросмысль поплыл к разуму коротышки.

– Где я?! Что со мной?! Я не отдам тебе свою душу, демон Рырга!!! – Паника волнами выплескивалась из пленника.

Ярослав разговаривал с существом не на какомто языке, а образами, мыслямиобразами. Так можно было поговорить о многом, но это очень изматывало. Если Ярослав мог находиться в таком состоянии очень долго, то зеленокожий, отрезанный от источников жизненной силы своего тела, должен был скоро ослабеть, и его сознание потухло бы, как свеча на ветру.

– Слушай меня внимательно! Если ты не начнешь учить меня вашему языку, то навечно останешься в этих чертогах мрака. – Маленькое вранье будет на пользу. – А Пожиратели Душ поживятся тобой!

Теперь пошлем ему коротенькую мысльвоспоминание о колючих колобках. Ну, само собой, чуточку подредактированное воспоминание и, разумеется, в сторону устрашения. Вот тут будут рога (колобок с рогами!), а тут – зубастая пасть. И конечно, конечно же, как последний штрих, языки темного пламени! Мда, зверюга получилась та еще! Искра сознания ушастого аж замерцала, словно под порывом ветра.

– Неээт!!! Не надо! – В этом вопле была такая боль, что Ярославу стало стыдно. Но что делать, что делать…

– Ты будешь учить языку?!

– Да, да! Буду! Пощади, о Великий Рырга!!!

Вопросов было еще много, но искра чужого сознания стремительно слабела. Пора было выводить зеленокожего из транса. Ярослав убрал щуп своего разума и вышел из транса. Уже обычным зрением он окинул своего пленника. Тот хрипло дышал, ранее зеленая кожа приобрела серый оттенок, ошеломленные глаза слепо шарили вокруг.

– Ты же воин! – Ярослав успокаивающе похлопал пленника по щеке. – Надо держаться. Я тебе пока еще ничего плохого не сделал, а вот ты меня убить хотел.

Голос человека был спокоен и даже ласков. Но несчастный понял, что за кажущейся мягкостью кроется жестокая сила, которую Ярослав не замедлит применить. Он тяжело вздохнул, смахнул выступивший пот со лба и приступил к обучению. Зеленокожий пленник изображал с помощью мимики и жестов определенные действия или предметы и называл их на своем языке. Он не понимал смысла этого. Выучить язык за короткое время практически невозможно. Но Рырга справлялся. Он впитывал знания, словно губка. Урок продолжался и ночью при свете зажженного его взглядом костра. Древние пророчества, рассказываемые воинами на привалах, обрастали плотью.

Ярослав вспомнил своего первого пленника с ухмылкой. Тот его так боялся. Даже какимто Рыргой обозвал. Сначала Ярослав хотел обидеться, но передумал. Что с него взять, с зеленокожего? Дикарь! А как он сам тогда восхищался своими успехами?! Шепчущий из древнего храма его здорово натаскал. Память была абсолютной, и ему оставалось тогда только заполнять ее страницы незнакомыми словами, будто словарь иностранного языка: произношение слова и перевод, произношение слова и перевод. Сейчас его словарный запас составлял около трех тысяч единиц. Первый пленник не успел ему сообщить много. Он быстро выбился из сил, и Ярослав позволил ему отдохнуть. Всего лишь после какойто тысячи слов! Хотя даже у Ярослава от перенапряжения адски болела голова, и он никак не мог снять усталость. Возобновить обучение с этим учителем не получилось. Неожиданно нагрянула вроде бы потерявшая их след погоня. Маленький в начале погони отряд сильно разросся. С обычными воинами шли шаманы. Ярослав почуял исходящую от них угрозу и спасся бегством. Пленника он так и оставил спящим на земле. Убивать его было не за что.

Потом было еще несколько таких похищений. Ярослав расширил свой словарный запас, попрактиковался в разговорной речи, узнал много полезного. Так, оказалось, что это народ ургов, Великих Воинов Каменных Равнин. Все слова с большой буквы! Что по этим равнинам кочует бесчисленное множество их могучих племен и что он, Рырга, будет схвачен, выпотрошен, высушен и разорван на сорок сороков маленьких Рыргов, каждый из которых будет раздавлен пяткой Великого Шамана! Кары каждый раз разнились в деталях, но конец был один – Рырга побежден, а народ ургов идет стройными колоннами к процветанию. На вопрос, кто такой Рырга и за что его так не любят, Ярослав слышал туманные намеки, перемежающиеся стуком зубов пленников.

Из всех допросов Ярослав уяснил, что урги – это кочевой народ. Только у них отсутствовали бесчисленные стада разных животных, как у кочевников на Земле. Они кочевали маленькими группками по степи, охотясь на шушей[18] (так назывались скальные крысы) и быхдурков[19] (что за звери, выяснить не удалось). Правда, последние были деликатесом и попадались нечасто. При воспоминании об этих быхдурках у каждого урга начинало урчать в животе и капала слюна. Существовали и стойбища, в которых жили женщины, старики и дети, а также охранявшие их воины. Но все это располагалось далеко на севере, в скрытых местах. Там жизнь была богаче. Рядом большая вода (скорее всего, море или океан), в которой полно живности.

После вопроса о реке, текущей по степи, все урги начинали дрожать и делать отгоняющие зло жесты. Плохая река! Злая! Многомного злых тварей там живет. Духи умерших сторожат ее покой. Речное дно устелено костьми погибших недоброй смертью. Река так и называется – Костяная. Впадает же она в ту самую большую воду, где становится вполне безопасной. На вопрос, за каким чертом ургимужчины шляются так далеко от дома, сразу же начинался бред про Рыргу, прихода которого они ждут и на которого очень скоро навалятся всей толпой, и пускай их погибнет неисчислимое множество, но мерзкий белокожий урод (Ярослав то есть) будет повержен.

Всех допрошенных Ярослав отпускал с миром. Ему уже начала нравиться эта смертоносная игра: воровство ургов изпод носа всего племени. Очень скоро весть о нем разнеслась по всем кочевьям ургов. И на него началась охота. Как же приятно оказалось дергать смерть за усы. Риск так будоражил кровь, что тоскливое одиночество на время отступило.

Урги теперь устраивали на него неисчислимые засадыподставы, усиленные могучими шаманами. Но кончалось все одним и тем же – захватом пленника и увлекательнейшей погоней. Красота!

Наконец у Ярослава родился план. Все захваченные им урги были простыми воинами. А что можно ждать от простого вояки? Не генерал и не полковник, он знает только то, что ему позволено знать, не больше! А вот шаманы – это очень информированные существа. Особенно если учесть, как грамотно они обшаривали своими магическими щупами всю степь. Вот и надо украсть шамана. Причем начать лучше всего с кого послабей, мало ли что! Так и был выбран этот несчастный помощник шамана. Вот его Ярослав и тащил на себе в сторону давно облюбованного им обширного скопления скал. Там много мест, где можно спрятаться!

ГЛАВА 12

На запутывание следов ушла вся ночь. Ярослав петлял по степи не хуже зайца, уходящего от охотника. Он истоптал ногами несколько изрытых маленькими пещерами холмов, прежде чем направился в заранее облюбованное убежище.

Это была группа скал, занимающая внушительное пространство и, словно червоточинами, изъеденная пещерками. Невдалеке, метрах эдак в трехстах, текла река Костяная. Учитывая страхи ургов, Ярослав позаботился о том, чтобы тылы были прикрыты. С остальных же сторон скрытно подобраться было невозможно изза чрезвычайной сложности рельефа. На вершину скалы, которую из всей группы выбрал Ярослав, можно было забраться только двумя путями, причем по одному из них могло передвигаться только существо ростом с Ярослава и с его физическими возможностями. Урги просто не в состоянии залезть на эту отвесную скалу, в которой так удобно расположены ступенькивыемки. Причем удобно в смысле сложности подъема. Приходилось постоянно рисковать жизнью, чтобы переставить руки или ноги. Очень сильно не хватало хвоста. Складывалось впечатление, что эту так называемую лестницу создали разумные существа, но с числом конечностей никак не меньше пяти.

Таким образом, для болееменее нормального подъема на эту тридцатиметровую скалу существовала однаединственная тропка. Именно по ней и поднялся Ярослав со ставшим за ночь чрезвычайно тяжелым пленником. Ведь каким легким был поначалу! Носи сколько влезет! Ан нет, покружил Ярослав с ним, побегал, по холмам полазил и вот сюда елееле забрался.

Места наверху было порядочно: гдето десять на десять метров. Площадка совершенно ровная, с единственным углублением в центре. В этом углублении у Ярослава хранился запас пищи и кожаный бурдюк с водой. Все это было благополучно украдено у ургов. Правда, Ярослав называл это несколько иначе, более благородно – военные трофеи.

И вот, забравшись на эту площадку, Ярослав положил связанного пленника и сам повалился рядом. Прийти в себя было сложно, слишком уж велика нагрузка. Радовало хоть то, что он догадался однажды остановиться и связать своего пленника еще одним трофеем – замечательной крепкой кожаной веревкой. Теперь оставалось только прикрутить пленника к тяжеленному валуну, и можно спокойно поспать пару часиков. Ярославу предстояло много работы, так что отдых не помешает. Для того чтобы яростно сопящий молодой ург не подал сигнал своим, Ярослав еще раз успокоил его порцией своей магии. А затем завалился спать, мелочи вроде холодных камней, яркого солнца и пронизывающего ветра его уже давно не беспокоили.

Проснулся он именно тогда, когда нужно. Борьба за жизнь отучила от ротозейства, лени и долгого сна. Кто долго спит и много ест, кончает свои дни в желудке какойто твари или на кончике копья зеленого урга! Подобный конец Ярослава не устраивал. Как только его сознание стряхнуло с себя покрывало сонного дурмана, он, не открывая глаз, обшарил окружающее пространство своими чувствами. Никакой опасности или чужого присутствия не было, только рядом ощущались отголоски борьбы молодого шамана с магией Ярослава. Как ни странно, но тот уже почти освободил свое сознание.

– Да ты, брат, силен! Вот что значит образование! – уважительно протянул Ярослав, посмотрев на урга. – А я вот както не сподобился! Только подготовительные курсы прослушал.

Закончив фразу, Ярослав запустил щупальца своего сознания в разум пленника. Непонятная стена опять защищала чужой разум. Только на этот раз все было гораздо сложнее. Чужая защита просто обжигала, заставляла отдергивать щупальца. Чувство легкой зависти пробило брешь спокойной сосредоточенности Ярослава. Ему бы так! Зависть сменилась раздражением на себя: ведь похожая защита, только более слабенькая, была и у самого первого воина, а Ярослав поленился в ней разобраться, вломился в разум напрямую, и все. А с остальными своими пленниками он уже общался на их языке, даже не влезая в их разум, благо знание слабых мест их организма и обнаружившаяся способность отличать ложь по изменениям в ауре очень помогали в допросах. Нет, Ярослав их не пытал зверски, так, пару точек нажал. Да еще его авторитет как Рырги из пророчества. Вот и получалось, что придется разбираться в гораздо более сложной защите сейчас, так как чтото подсказывало Ярославу: легко проникнуть в чужой разум ему не удастся. Когда Сила сталкивается с Искусством, последнее выигрывает гораздо чаще.

Вздохнув, Ярослав начал внимательно обследовать чужую защиту. Собственная его защита представляла собой мощные щиты воли, поддерживаемые сознанием постоянно, даже во время сна. Здесь же все было гораздо сложнее и красивее. Сложнейшее переплетение магических потоков, причем имеющих различную окраску. Складывалось впечатление, что здесь использовались сразу три типа магии, к тому же ни один из них не походил на собственную изумрудную магию Ярослава.

Внезапно появилось новое ощущение. Судя по всему, ург переборол чужую магию и теперь внимательно наблюдал за действиями Ярослава изза защитных бастионов своего сознания. И кажется, его защита стала крепче. Напрягая все свои чувства, Ярослав углубился в ее изучение. Прошло некоторое время, прежде чем он смог идентифицировать некоторые плетения. Они базировались на собственной магии урга, какомто незнакомом заклятии и странной тонкой связи с некой магической субстанцией.

Ярослав решил повторить часть плетения для собственной защиты. Не убирая барьеры воли, он попробовал скрепить их изумрудным плетением. Сначала узор распадался, но, экспериментируя, сменяя различные подходы, сочиняя и изобретая в процессе новые приемы (а они для него, по сути, все были новые), Ярослав наконец получил некую конструкцию. Окинув ее взором, он хмыкнул: получившееся ни капли не походило на подсмотренную защиту. Сплав волевых барьеров и магии породил нечто странное, дрожащее и эфемерное, но несущее любому агрессору массу неприятного. Все это подсказывала Ярославу его интуиция, которой он привык доверять. Но она же говорила и о некоторой незавершенности плетения. В нем не хватало какойто детали, завершающего штриха. Неожиданно в памяти всплыл иероглиф Истинного имени, тот самый, что украшал его правую руку. Его образ был невообразимо четок, он плавал во тьме сознания, так и просясь в дело. Ярослав попытался напитать его силой. Тонкий ручеек изумрудного огня заставил знак налиться силой, задрожать. Теплые волны пошли по телу. Контроль над магией стало очень сложно удерживать, но Ярослав терпел. Дрожь нарастала. Напоенный силой знак Истинного имени рвался на волю, словно пойманная птица. Да что там птица, Ярославу начало казаться, что он попытался посадить на цепь торнадо. И тогда он попробовал наложить этот знак на защитное плетение. Сияющий изумрудом знак разросся, заполняя собой все, вытесняя мысли и чувства. Остался только знак и выстраиваемая защита. И вот все грани обретшего объем знака и магическое плетение встретились. По защитным барьерам пошли волны. Чего стоило Ярославу удержать свою магию в повиновении, не узнает никто. Только этим можно объяснить то, что ни один фрагмент плетения не порвался, ни один барьер не был разрушен.

Наконец буря в сознании утихла. Ярослав окинул внутренним взором получившееся плетение. Мда, понять, что именно получилось, а главное как, теперь не сможет никто. Повторить эти хаотичные, бессистемные переплетения магических потоков вряд ли кому еще дано. Разум был теперь окружен такой защитой, что сложно было представить существо, которое смогло бы проникнуть в его глубины. Печать Истинного имени оказалась сильной штукой.

Тут Ярослав вспомнил про урга. Его чувства обратились на пленника, но тот был совершенно недвижим. Ярослав вслушался и почуял глубочайшее потрясение урга. Потрясение, перерастающее в смертельный ужас и… преклонение.

– Ты чего это притих? – насмешливо спросил Ярослав.

Ург чтото забормотал себе под нос. Ярослав нахмурился:

– Не слышу! Ну?!

– Так нельзя… Это неправильно, это запрещено! Магия Истинных имен недоступна разумным. Она убивает! Ее невозможно контролировать. Одна ошибка – и призываемые Силы выходят изпод контроля…

– Ишь ты… А я вот не в курсе. Знаешь, один великий сказал, что гениальные открытия совершаются только невеждами: все знают, что это невозможно, но находится недоучка, который этого не знает и претворяет это невозможное в жизнь.

Но молодой ург его не слушал. Его взгляд был устремлен кудато вдаль, а губы шептали:

– Сила шамана дает корни, ствол – это магия его крови, разбуженная его учителем, а крона – магия духов предков. Своей властью они скрепляют плетение, делая его необоримым и скрывая сущность магии и разума. – Он перевел взгляд на Ярослава. – Ты истинный Рырга. Ты Зло!

Выкрикнув эту довольно патетичную фразу, он потерял сознание.

– Дался вам этот Рырга, – озадаченно протянул Ярослав.

Молодой ург его разочаровал. Простые вояки были посмелее, вон как грозились. А этот – ты, говорит, Рырга, и хлоп в обморок.

– Ну нет, – Ярослав принялся бить пленника по щекам, – так не пойдет. Живо приходи в себя!

Пленник застонал. В его открывшихся глазах заблестели слезы.

– Отпусти меня, о Великий Рырга!

– Фиг тебе! Я тебя вообщето по делу выкрал. Вот ответишь на некоторые вопросы, тогда отпущу… Но не раньше! Так как, будешь помогать?!

Ург обреченно закивал головой. Наблюдавшееся им наложение Истинной печати подавило всякую способность к сопротивлению.

Всетаки идея выкрасть молодого шамана была очень удачной. Разговоры с ним дали массу полезной информации. Так, оказалось, что мелкие отряды ургов рыскали по этим местам по двум причинам. Одна из них – это поиски Рырги. Духи сказали шаману Пуасу, что тот скоро должен был прийти из Леса Смерти, что на западе. Как раз оттуда вышел Ярослав, а так как он был первым разумным, который вышел оттуда, то его смело зачислили во враги всего народа ургов.

Другая же причина заключалась в том, что старейшины ожидали в этом году нашествия Отродий.[20] Они нападали на селения ургов каждые сто лет, и скоро должен был наступить период нового нападения. На вопрос Ярослава, что это за Отродья такие, Гхол (так он назвался) оживился. Даже забыл про страх перед Ярославом, и тот пожалел, что развязал пленника. Гхол вскочил на ноги, начал размахивать руками, брызгать слюной, рычать и вопить. Его поведение никак нельзя было назвать адекватным, даже с натяжкой. В его словах сквозила такая ненависть к неведомым тварям, что Ярослава прямотаки передернуло.

Эти Отродья были порождениями Дикой магии, оставшейся на месте великой битвы величайших магов древности (при этих словах Ярослав усмехнулся: столько величия в одной фразе!). Их было мало, но раз в сто лет они направлялись на север, уничтожая на своем пути все и вся. По некоторым предположениям, эти твари какимто образом узнавали о планах защитников, несмотря на магические заклинания шаманов. Поэтому простым воинам практически ничего и не сообщалось – их защита слишком слаба. На последней фразе Гхол гордо выпятил грудь. Отродья переходили степь маленькими группами по двоетрое особей. Отряд из двадцати воинов с луками и копьями мог с ними справиться, при некотором везении даже сохранив почти всех воинов целыми и невредимыми.

На вопрос о том, а почему бы не подождать Отродий в защищенных селениях, Гхол посмотрел на Ярослава как на идиота.

– Они же собираются там в стаи до нескольких сотен штук, и тогда волны ужаса захлестывают ургов, заставляя их выпускать из рук оружие и покорно ожидать своей участи! – Эти слова были произнесены таким осуждающим тоном, что Ярославу даже стало както неудобно. Мол, Ужасному Рырге, приход которого предсказал Великий Безумный Шаман и подтвердил сам Пуас, стыдно не знать таких простых вещей!

На этом Ярослав свернул обсуждение. Для него было опасно разубеждать Гхола в своем всемогуществе. Кроме того, по отдельным репликам пленника Ярослав понял, что все урги, побывавшие в его плену, такого нарассказывали. И что он бил их смертным боем, и что превращался в огромного монстра с алчущими живой плоти пастями, острейшими клыками и извивающимися щупальцами. Как он пил их кровь и забрасывал в Бездну, как самые страшные демоны из глубин тьмы подчинялись ему, признавая своим повелителем… От таких рассказов становилось даже приятно: вон он, Ярослав, какой! Причем ни один из ургов и словом не обмолвился о том, что могучий Рырга учил язык. Да, он помнил их удивление, когда за несколько часов выучивал огромное количество слов, но, судя по всему, это не было посчитано слишком уж впечатляющей способностью, достойной упоминания в рассказах вырвавшихся из лап чудовища великих героев ургского племени. Ну что ж, и мы не будем никого в этом разубеждать! Такая репутация даже полезна. Единственное неудобство в том, что молодой ург, поверивший в эти россказни после демонстрации магии Ярослава, теперь свято верил, что тот может и знает все. А Ярославу надо было многому научиться от урга. Например, вызнать про письменность ургов, упомянутую одним из пленников. Ярослав тяжело вздохнул – работа предстояла трудная.

– Гхол, а давно ли умер ваш Безумный Шаман?

– Давно! Уже двенадцать Великих Шаманов отправились на встречу с духами предков.

– Ага. А почему моего прихода тогда ждали? Пусть ваш Пуас там чегото сказал, но его слова это просто искра. Искра, которая разожгла сухой трут вашей ненависти! А ведь все уже забыть должны какоето там предсказание!

После этих слов Гхол обиделся за свой народ в целом и за этого проклятого шамана в частности. В разговоре он даже забыл, что Ярослав – это пугало его народа. И считал, что если тот захочет его убить, то убьет, а поспрашивает и, глядишь, отпустит. Тем более что ни о каких особых тайнах Рырга не спрашивал.

– Все пророчества сохранены в струлях.

– В чем?!

И Ярослав прослушал небольшую лекцию об этих струлях. Оказалось, что это обыкновенная веревка с узлами, завязанными определенным образом, где узлы и расстояния между ними составляли слова. Тут Ярослав усомнился в компетентности своего пленника, сказав, что невозможно таким образом ничего записать. Пленник горячился и уже кричал, что его народ гордится своими записями и в селениях на севере существуют целые собрания этих узелковых писем. На что Ярослав ехидно заметил, дескать, другие воины не владели этими знаниями, а значит, ничего такого и нет. Ориентируясь по колебаниям ауры молодого Гхола, Ярослав подбрасывал вопросы и язвительные замечания, играя на состоянии пленника, как пианиствиртуоз на своем инструменте.

Доведенный чуть ли не до слез пятнадцатилетний Гхол (пацан как по меркам Ярослава, так и по меркам ургов) схватил обрезок веревки и начал быстро вязать узлы, произнося скороговоркой название каждого знака и правила его применения. Ярослав сохранял на лице скептическую ухмылку, но старался запомнить мельчайшую подробность открываемого ему знания. Судя по всему, то, что бормотал паренек, было здешним аналогом азбуки. После этого осталось только подначить паренька, чтобы отметил на веревке пару фраз, и вот общий принцип стал понятен. На этом Ярослав остановил увлекшегося зеленокожего пацана. Как он помнил, нечто подобное было то ли у майя, то ли у ацтеков. Осталось выяснить здешнюю систему счета, которая, как оказалось, основывалась на числе ургских зубов. Их было двадцать три, то есть если люди считали от одного до десяти, то эти дикари – от одного до двадцати трех. Для каждого числа у них существовал соответствующий тип узелка. Один раз по двадцать три называлось клыком. Клык клыков – пасть, пасть пастей – бесконечность. «Прямо как на Руси: сорок сороков – это оченьочень много».

– На этом, пожалуй, хватит, – сказал Ярослав и прикосновением погрузил пленника в сон. – Теперь займемсяка твоими цацками.

Гхол был увешан всевозможными украшениями, и Ярослав очень сильно подозревал, что это амулеты. Всетаки ранее ему не встречались обыкновенные мертвые вещи с магической аурой. Он тягостно закряхтел: наученный горьким опытом предыдущих похищений, Ярослав понимал, что его вскоре найдут и он может не успеть допросить пленника. Потому была дорога каждая минута.

Начал он осмотр с черепа скальной крысы, висящей на шнуре на шее. Зажав амулет в руке и скользнув в Сат'тор, Ярослав занялся его изучением. А посмотреть было на что. Магическое плетение радовало глаз своей простотой и элегантностью. Черепок служил средством связи с какойто магической сущностью, которая питала плетение энергией. Само же плетение отвечало за небольшое изменение ауры носителя амулета, словно замораживая верхние энергетические слои. Судя по всему, оно должно было защищать от проявлений энергетического вампиризма, то есть сделать энергетику хозяина недоступной посягательствам извне. Сразу же вспомнилась отсасывающая энергию паутина, напавшая на Ярослава при переправе через реку. Правда, эта защита была довольно слабенькая.

Ярослав отложил черепушку и перешел к следующему амулету. Это была связка всевозможных ракушек. Здесь все оказалось несколько сложнее. Каждая ракушка отвечала за какоето действие. Одна имела плетение, отвечающее за накопление энергии. Другая создавала в ауре носителя каналы, третья преобразовывала накопленную энергию в какойто другой вид, а четвертая пускала эту энергию по созданным каналам, и так далее. Фактически таким образом создавалась индивидуальная защита носителя амулета от физических контактов. Спусковым же крючком для этого хитроумного агрегата служила кодовая фраза. Узнавать ее у Ярослава не было никакого желания, так как принципы работы и построения были ясны.

Бесчисленные браслеты были ответственны за повышение выносливости и увеличение силы. Но все это Ярослав умел и безо всяких там плетений. Особенный же интерес вызвал у него симпатичный такой браслет, очень искусно сделанный из темной бронзы (а все остальное было сделано из кости, ракушек и кожи!). Он явно был не местного производства и довольно дорогой штукой. Но еще больший интерес вызывало плетение, таящееся в этом украшении. Плетение было гораздо более сложным, и на его изучение Ярослав потратил несколько часов. Оно, судя по всему, самостоятельно подпитывало себя энергией из окружающего пространства, не пользуясь посредничеством какихлибо магических сущностей, накапливало ее и по желанию владельца строило с ее помощью новое плетение. Ярослав надел браслет и мысленно активировал его. Порция энергии напитала ладонь. Ярослав вытянул перед собой руку, указывая на валун у подножия скалы, и раскрыл сжатый кулак. Зашипело, и с ладони сорвался маленький шарик огня, который стремительно понесся вниз. Вот он достиг валуна. Полыхнуло. От грохота взрыва немного заложило уши. По валуну пошли трещины, и отвалился приличный кусок.

– Вот ты какой, северный олень, – восхищенно прошептал Ярослав. Он воочию увидел то, что фантасты всех времен и народов называли на английский манер фаерболом, а по сути являлось огненным шаром. И тут же решил попробовать создать это плетение самостоятельно, как только представится возможность.

Он перевел взгляд на пленника. Тот свернулся в клубок и дрожал. Глаза его не отрывались от браслета на руке Ярослава. Ярослав хмыкнул и пододвинул ногой к пленнику сваленные в общую кучу амулеты:

– Забирай!

Тому не надо было два раза повторять. Тенью он метнулся к куче и начал судорожно надевать все на себя.

– Ты хоть пользоватьсято ими умеешь?

Как вскинулся Гхол, каким оскорбленным достоинством полыхнули его глаза!

– Я умею пользоваться всеми амулетами! Я умею вызывать младших духов, и один из амулетов я сделал сам. – Он схватился за череп скальной крысы и потряс им. – Он защищает от гурхов!

– Только недолго… – с иронией произнес Ярослав, услышавший пояснения о том, что так называются обитающие в Костяной энергетические вампиры.

Гхол понурил голову:

– Это правда. Я не могу пока говорить со старшими духами, а младшие дают мало Силы.

– Да ладно, еще научишься, – успокаивающе произнес Ярослав, видя, что парнишка уже начал хлюпать носом. Видно, учеба давалась ему не слишком легко.

Неожиданно Гхол сказал, не поднимая головы:

– Я сирота. Отец погиб на Большой Воде. Он рыбачил недалеко от того места, где впадает Костяная, и волна разбила лодку. Отца убили гурхи. Мать не вынесла горя и вскоре ушла вслед за ним. Меня отдали шаману, но он учил только своего сына. Мне же доставались только крохи. Меня и на охоту взяли только потому, что если меня убьют, то никто жалеть не будет. – Он посмотрел на браслет, охватывающий черной змеей руку Ярослава, и поднял наполненные слезами глаза. – Этот браслет – единственное, что осталось от моей семьи. Верните мне его, пожалуйста.

– Да возьми, конечно. Он мне без надобности! – Ярослав сдернул браслет с руки и протянул Гхолу. – А ты им пользоватьсято умеешь?

– Как это?! Это же просто браслет. Шаман, мой наставник, осмотрел его и сказал, что это безделушка, и предложил купить его как неплохое украшение. Я и сохранил как память.

– А ты что, сам не можешь определить, магическая вещь или нет?

– Только у наших амулетов. А это чужая работа.

– Ну тогда твой шаман либо бездарь, либо тебя сознательно обманул. Надевай! Сожми руку в кулак, а потом дай браслету команду!

– Как?!

– Магически!

Гхол сосредоточился, аура на его руке осветилась красноватым светом. Паренек завороженно смотрел на происходящее. Прежде чем Ярослав предостерег его, он раскрыл ладонь. Сорвавшийся с его ладони шарик стремительно понесся в сторону Ярослава. Тот инстинктивно, как когдато в лесу, отмахнулся рукой, защитив ее своей магией. Огненный шарик был отбит в сторону, словно теннисный мячик ракеткой. Ударившись о скалу, шарик взорвался. Гхол испуганно вскрикнул:

– Я не хотел! Я не хотел! Я же не знал!!!

– Да верю, верю, – успокоил его Ярослав. – Не кричи. И запомни: бросай огненный шар, только хорошенько прицелившись. И еще: запас энергии ограничен. Ее хватит гдето на три таких шарика. А потом надо подождать несколько часов, пока запас восполнится…

Тут Ярослав заметил, что Гхол его не слушает, а смотрит ошеломленным взглядом кудато ему за спину. Вся его поза выражала крайнюю степень испуга, который плавно перерастал в ужас. Ярослав бросил себе за спину косой взгляд и вздрогнул. По степи мчалась стая кошмарных тварей. Голов эдак в сто. Ярослав уже навидался в лесу порядочно монстров, но эти… эти были какието особенные. По всем магическим чувствам Ярослава буквально била омерзительнейшая вонь, вонь нечистой, неправильной магии. Эти твари не имели никакого права на существование. Словно порождения чьихто кошмаров вырвались на волю и обрели плоть и силу.

– Иииииии!!! Отрооодьяяя!!! – Гхол наконец обрел дар речи. – Они неправильно идут!

– В смысле?! – отрывисто бросил Ярослав, внимательно вглядывающийся вниз.

– Они идут единой волной! В последнее нашествие именно такая стая уничтожила шесть селений! – Паника, застилающая глаза Гхола, неожиданно отступила кудато вглубь, а ее место заняла надежда. – Рырга! Великий! Помоги!

Эта мольба о помощи вырывалась из глубин души Гхола. Гигантские уши мелко подрагивали, нос просительно шмыгал. Весь вид ушастого коротышки был донельзя уморителен, но ситуация не располагала к веселью. Ярослав заметил главное: монстры явно выбрали объектом своей первой атаки скалу с расположившимися на ней двуногими.

– Черт!!! – порусски заорал Ярослав. – Черт возьми! Ну почему мне так не везет!!!

Ушастый Гхол успокоился и теперь выжидательно смотрел на беснующийся ужас из пророчества. Дескать, мы предсказали твой приход, значит, ты наш собственный монстр! А раз так, вот и защищай свой народ от других тварей! В глазах зеленокожего пацана даже какоето любопытство проскальзывало: нука, посмотрим, как он их уделает?!

Ярослав в сердцах выматерился. Вся стая уже собралась у подножия скалы. Скорость передвижения впечатляла: только они появились на горизонте и вот уже тут. Некоторые, особо наглые, а может, просто нетерпеливые, уже начали карабкаться вверх. Както очень быстро они нашли тропу и стали по ней быстро взбираться.

– Надо будет позже плетение попробовать! – передразнил самого себя Ярослав. – Идиот! Ведь чувствовал какоето беспокойство, чувствовал. Все на шаманов грешил… Ан нет, не прав был!

И, еще раз выматерившись, он закрыл глаза, сосредоточиваясь. Страха не было, лишь злость и раздражение будоражили кровь. Но и они в этом состоянии пустоты и умиротворенности в Сат'тор быстро прошли. Ровное биение Силы гдето далеко в глубинах разума, пульсации токов Силы, идущих по земле и пронзающих воздух. Вызвать в памяти образ плетения огненного шара. Так, этот фрагмент явно не получится: чтото чужое в нем, неродное Ярославу. Остальное вроде понятно. Ага, ясно. Этот фрагмент отвечает за огненную составляющую. Привязка какойто магической сущности да фильтрация Силы… муть какаято. Ладно, заменим его каналами собственной магии. Сформируем плетение. Это просто: чемто похоже на то, как Ярослав работал со знаками Сил. Вырисовывая вновь и вновь линии плетения и наполняя его силой своей магии, Ярослав сформировал некую конструкцию. А если сконцентрировать побольше Силы? Так, наложим знак концентрации… Вроде готово. Только Силы маловато! А если подкачать из внешних источников? Ярослав открыл свою душу миру. Хаотичная пульсация магической энергии сбилась с ритма, замерла и… хлынула потоком к Ярославу.

С напором энергии стало уже сложно справляться. Мозги кипели от бушующих сил. Ярослав медленно перенес такое хрупкое, но могучее плетение в чашу своих рук. Стало полегче. Тепло от плетения сменилось сильным жжением в руках. Кисти расходились на все большее расстояние, словно в них был мяч, который медленно раздувался. Ярослав уже только чудом удерживал сотворенное им плетение.

И вот, посчитав его законченным, Ярослав направил свое создание туда, где он ощущал наибольшее скопление тварей, сделав для этого отталкивающее движение руками. Раздался тихий шипящий свист, быстро затухший вдали. Ярослав хотел было открыть глаза, однако в этот момент чтото маленькое, но очень сильное метнулось под ноги и швырнуло его на землю. А у Ярослава под ногами был не чернозем, между прочим! Голый камень нежно встретил его тело. Новая порция матюгов слетела с языка Ярослава. И в эту минуту зеленое зарево осветило небо. Было утро, но солнечный свет на мгновение уступил новосотворенному буйству сил. Волна сухого жара ударила вверх. Вслед за ней пришел страшный грохот. Скальная площадка сотрясалась от сильных толчков. Коегде побежали трещины. Столб пыли поднялся высоко вверх, пыли, которая лезла в нос, в рот, в глаза, не давала вдохнуть ни одного глотка воздуха.

Для Гхола все выглядело очень просто. Сначала он был потрясен увиденным. Ну как же, ведь отряды охотников совершенно не подготовлены. Они разобщены и ожидают разрозненные группки Отродий, а тут такая стая. Да за целое нашествие столько монстров не набегало, а тут сразу вон сколько! Эти мысли буквально раздавили Гхола. Но тут его осенила замечательная идея – а если с Рыргой договориться?! Сказано – сделано! Правда, пришлось немного поумолять, но чего не сделаешь для своего народа!

Гхол имел полное право гордиться собой. Тем более что Рырга быстро взялся за дело. Он застыл столбом, будто умер, даже ударов сердца не слышно. Так иногда шаман Вирха лежал, когда перебарщивал со своим отваром грибов. Гхолу об этом его подмастерье рассказывал. Вот и Рырга так же встал. Не дышит, не шевелится, только капли пота по лицу побежали да изумрудная аура голову его окружила. А потом вообще страшно стало, даже Гхол почувствовал. Весь мир словно с ума сошел. Колоссальные потоки силы потянулись к Рырге. Тут уж по его телу дрожь пошла, а затем и Гхола пробила. Уши дрожали такой мелкой дрожью, что, казалось, вотвот отвалятся. Гхол обхватил их руками.

А Отродья подбирались все ближе. До двуногих оставалось всего несколько больших прыжков. И вот в этот момент между руками Рырги появилось свечение цвета его ауры. Потоки изумрудного света изливались из сложенных чашей рук Рырги и скапливались в небольшом шарике. Тот постепенно рос. В это мгновение над обрывом показалась рогатая башка, увенчанная свиным рылом.

– Получай, гад! – выпуливая огненным шариком из браслета, произнес Гхол.

Маленький огненный шарик молнией преодолел разделяющее Гхола и морду расстояние. Приоткрытая слюнявая пасть очень удачно словила посланный ей подарочек. Коротко полыхнуло. Ошметки плоти разлетелись во все стороны. Ключом забила кровь. Внизу сильно взвыли остальные монстры. Но Гхол не радовался раньше времени. Тварь надо было добить. Ее шея уже зарубцовывалась, а через пару часов на ней выросла бы новая голова. Поэтому Гхол подлетел к монстру поближе и в упор выпустил оставшиеся два шарика. Один – в сердце в грудине, а другой – в сердце под крестцом. Тварь в последний раз скребнула лапами и затихла, ненадолго заблокировав своими останками проход наверх.

Гхол оглянулся на Рыргу. Тот же творил нечто невообразимое. Между его рук бешено вертелся щедро напоенный Силой изумрудный шар в два локтя диаметром.

«Ну если не удержит…» – Додумывать мысль было страшновато.

Но вот наконец Рырга оттолкнул от своей груди гигантский шар и начал делать короткие вдохивыдохи. С тихим шипящим звуком шар понесся вниз. И тогда Гхол совершил нечто необъяснимое. Он метнулся к Рырге под ноги и сильно того толкнул. Упал монстр из пророчества неслабо: ругательства, срывающиеся с его языка, были Гхолу совершенно незнакомы, но явно очень крепкие. И тут наступил конец света. Пасть Ырхи, упомянутая в пророчестве, открылась. Гхол приготовился к встрече с предками…

ГЛАВА 13

Первым пришел в себя Ярослав. В ушах звенит, глаза, рот и нос забиты мелкой пылью, чтото придавило ноги. По всему телу ожоги. Но все это ерунда, главное, что жизнь продолжается, а болячки… болячки заживут. Не впервой! Честно говоря, Ярослав никак не ожидал, что его плетение возымеет такой эффект. Кряхтя, он встал. Тот груз, что отдавил ноги, оказался ургом Гхолом, но он все еще не пришел в себя.

– Шут с тобой, – проговорил Ярослав, занятый более важной задачей: он искал следы стаи Отродий.

Ничего найти не удалось. Да и что тут можно найти! Это на вершине скалы пыль да мелкие камни, а внизу… мало что есть внизу. Только спекшийся камень и двадцатиметровая оплавленная воронка. Да еще несколько теней на камнях. Такие же остались от испепеленных людей после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Только здесь тени мерзких тварей, которых было ничуть не жалко. В некоторых местах камень в основании скалы расплавился настолько, что превратился в желтоватую стекловидную массу.

– Мда, порезвились!

Теперь можно было заняться ранами урга. Свои собственные уже затягивались пленкой молоденькой кожицы. Как это ни странно, но некоторые его новые возможности никак не были связаны с магией. Одной из них стала ускоренная регенерация тканей. Для пущего эффекта Ярослав увеличил приток крови и внутренней энергии к наиболее поврежденным местам. Через часок все будет как новенькое! Пора посмотреть, что там с Гхолом.

У малыша урга раны были гораздо серьезнее, чем показалось на первый взгляд. Ожог всей спины, длиннющая царапина на ноге (как он только кровью не истек!) и, похоже, сотрясение головного мозга.

– Ничего, и тебя вылечим, – забормотал по старой привычке себе под нос Ярослав.

Его руки порхали над местами наиболее сильных повреждений, щедро делясь живительной энергией. Послушно воле Ярослава быстрее побежала кровь маленького урга, увеличился приток питательных веществ. За какихто полчаса лечения ожог приобрел менее ужасающий вид, стало возможным его самостоятельное заживление. Рана на ноге затянулась, оставив тонкий белый шрам, странно смотрящийся на зеленой коже. Потеря сознания перешла в здоровый, восполняющий силы и исцеляющий сон.

– А ведь тебя спасли только амулеты! Удар такой силы просто убил бы тебя. – Ярослав покачал головой. – Себе, что ли, амулетов понаделать?

Закончив работу, Ярослав задумался о своих дальнейших действиях. Убежище теперь было стопроцентно раскрыто. Вспышка и грохот магического взрыва были наверняка заметны любому здоровому существу или, по крайней мере, обладающему слухом и зрением. А уж в магическом диапазоне остался такой след… Кстати, о магии. Ярослав решил проверить свои магические возможности. Лучше бы он этого не делал. Истощение всех магических сил, крайняя степень истощения. Если с его жизненными силами было все в полном порядке, вон даже с ургом поделился, то с магией, увы, нет. О магических хлыстах, ударах и прочей запредельщине на пару дней придется забыть.

– А не пора ли нам рвать отсюда когти? – вслух спросил у своего внутреннего голоса Ярослав, но этот подлец молчал, затаившись.

Ярослав еще раз посмотрел на то, что раньше было тропой, по которой поднимались Отродья. Тропы просто не было. У него теперь оставался только «черный ход», то, что он называл про себя спуском акробатов. Эту дорожку он присмотрел на крайний случай, надеясь, что ею никогда не придется воспользоваться. Пришлось. Только вот ведь еще проблема – ург. Он и в здоровомто состоянии не смог бы спуститься, а уж будучи раненным и подавно.

– Ну не бросать же его здесь, – решительно произнес безжалостный Рырга, служивший пугалом для народа ургов, и начал приводить Гхола в чувство. – Подъем! А ну живо вставай! Разлегся тут. Встааать!!!

Ушастый подскочил, словно ужаленный, но сразу же застонал от боли. На ожоге лопнула молодая кожица.

– Да! Что?! Мы победили?!

– Да! Мы победили!.. Или ты сомневался?!!

– Нет! Конечно нет!..

– Тогда быстро лезь мне на спину и цепляйся покрепче!

– …?!!

– ЖИВО!!!

Открывшего было рот для очередного вопроса Гхола словно ветром сдуло. Ярослав чуть присел. Зеленокожий коротышка, постанывая от боли, обхватил его руками за шею, а ногами – за туловище.

– Держись крепче! Понял?!

– Да, но…

– И заткнись!!!

Ург обиженно засопел. Кудато пропал страх перед ожившей легендой. Живой характер взял верх над природной осторожностью, а если добавить жуткое любопытство, то поведение ургского паренька было просто невозможным. С точки зрения Великого и Ужасного Рырги, конечно. Особенно когда он, чудовищно напрягая мышцы рук, спускался по отвесной стене. Нет, разумеется, выемки были и просто замечательно служили опорой для рук и ног. Но вот находились они на таких различных высотах и в таких местах, что нащупать их было до неприличия сложно.

– Какой идиот сказал, что человек произошел от обезьяны?! Где хвост? Где цепкие лапы? Где это все, я спрашиваю?! – повиснув на одной руке и отчаянно нашаривая хоть какуюто опору, яростно шипел Ярослав. – А эти Отродья?! Ну какие уроды… Они что, не могли с этой стороны подойти, тогда бы я спокойно спустился по тропиночке… Гхол?!!

– Что? – тихо, боясь лишний раз вздохнуть, шепнул перепуганный ург. Висеть на болтающемся на одной руке человеке было страшно до потери сознания: а ну как сорвется?!

– Ты чего затих?! Высоты, что ли, боишься?

– Я ничего не боюсь! Так, только опасаюсь…

– Ааа! А я вот до дрожи высоты боюсь!.. С детства. – Последняя фраза была произнесена несколько дрожащим голосом. Ярослав нащупал ногами две выемки в камнях, но чтобы поставить туда ноги, необходимо было разжать руку. – Ладно, была не была!

Секундное скольжение и…

– Чегоооо!.. Не надо так делать больше! – Ург немного подумал и проникновенно добавил: – Пожалуйста!

Даже шокирующее сообщение о том, что, оказывается, у Великого Рырги было детство и он чегото там боялся, отошло на второй план перед сумасшедшим способом передвижения Рырги.

А Ярослав, распластавшийся по скале и опирающийся о выемки в камне только ногами, подавляя страх и пытаясь разогнать усилием воли полчища мурашек, сбежавшихся на затылок и топорщивших там волосы, молча кивнул, соглашаясь с репликой.

Спуск продолжался. Иногда Ярослав сдвигался в сторону, перебирая руками и ногами по расположенным горизонтально выемкам, но чаще всего приходилось извиваться ужом, пытаясь достать очередную неудобно расположенную неизвестным строителем ступеньку. В какойто момент продвижение прекратилось. Напрягая все мышцы, стараясь слиться со скалой и хоть так снять напряжение разрывающихся мышц, Ярослав шарил ногами и никак не мог найти какойлибо точки опоры. Его бросало то в жар, то в холод. Сил уже почти не было…

– О Великий Рырга! – зашептал ему на ухо висящий бесполезным грузом ург. В голосе чувствовалось истеричное такое веселье, правда, спрятанное из уважения перед заслугами Ярослава. – О Рырга! Разожми пальцы. Мы спустились!

Ярослав скосил глаза вниз и в сердцах сплюнул: оказывается, его ноги болтались гдето на высоте полутора локтей. Разжал онемевшие пальцы и в сопровождении вороха мелких камней соскользнул вниз.

– Что ж ты, засранец, мне раньше не сказал?!! – В голосе Ярослава не было и грамма христианского смирения и любви к ближнему. – Да я ж тебя сейчас вот этими самыми руками…

– Господин! Не надо, господин! – Ург отпрыгнул подальше. – Я с закрытыми глазами сидел! Я высоты очень боюсь. Глаза открыл, только когда остановились надолго. – Он немного помолчал. – Спасибо, господин!

– За что? – произнес Ярослав и скривил краешек рта.

– За то, что не оставил меня там, наверху. – Ург серьезно посмотрел в глаза Ярослава. – И спасибо за мой народ! Эти Отродья теперь не убьют ни одного урга.

«Ишь как глаза горят! Ты, Ярослав, теперь герой! – Он грустно смотрел на восторженного урга. – А нужно ли тебе восхищение зеленокожего пацана, если он не человек?! Если ты обречен жить в одиночестве? Чего стоит этот восторг в сравнении с одиночеством?..»

Ярослав зло засмеялся. Лопоухий коротышка опасливо замолчал.

«Хотя твоим восхищением, малыш, можно воспользоваться! Ты теперь как миленький выложишь все то, что раньше бы утаил! – Мысли текли ровно, нанизываясь, словно бусы на нитку, и выстраивая логическую последовательность действий. – А спросимка мы тебя, что находится на том берегу Костяной! И как урги туда попадают!»

– Слушай, Гхол! А не расскажешь ли ты мне, что находится на том берегу реки? На севере – твое племя, на юге – Отродья, на западе – лес, а на востоке? Что находится на востоке?

Вопрос для молодого урга оказался совершенно неожиданным, но после недолгих колебаний Гхол все же сообщил:

– Тарки![21]

В этом коротком слове сплелись и снисходительное пренебрежение, и зависть, окрашенная легким налетом страха.

– Кто такие тарки?

– Ну тарки это тарки. Они большие: раза в полтора повыше тебя, Рырга! Очень и очень сильные. Один тарк может в одиночку безо всякой магии убить Отродье. Их шкуру очень трудно пробить чем бы то ни было. Живут в горах за рекой. Очень хорошо прячутся. Они очень хитрые, почти как урги. – Гхол немного подумал. – Нет, мы все же хитрее. А еще они плохие мастера. У них даже из оружия только дубины. И шаманов у них нет… Но они все равно никого не боятся.

Тут Гхол обиженно засопел. Похоже, такое состояние дел было постоянным предметом зависти всех ургов.

– Какое интересное племя. И как они к вам относятся?

– Они над нами смеются… Но иногда торгуют.

– Чем же?!

– Ну мы им вяленую рыбу, моллюсков. Они нам кремний, обсидиан. Иногда приносят разные товары.

– Например, твой браслет?

Гхол вскинул голову, глаза заполыхали огнем. Но потом, будто чтото вспомнив, он притих.

– Да, отец выменял его у тарков, когда я был еще маленький, на шкурку лесного кайфата.

– А это еще кто?

Гхол замялся, подбирая слова:

– Это такие зверьки из Леса, которые иногда совершают вылазки на нашу землю… Грабят наши запасы. Убивают зверей. – Опять небольшая пауза. – Страшные существа. Быстрые. Глаз за ними просто не может уследить. Если встать у них на пути, то могут в два счета убить любого урга. Даже шамана. Духи не могут от них защитить.

Ярослав заинтересовался – что же это за зверюга такая, может, давние знакомые, желтоглазые представители семейства кошачьих?

– А описать их сможешь?

– Да чего их описыватьто? Туловище – в твой локоть длиной да хвост столько же. Мех стального отлива. Слабенькие на вид лапки с загнутыми когтями. – Короткой палочкой Гхол легко набрасывал очертания зверя. – Тут вот уши, нос. Здесь глаза. Чудные такие глаза, без зрачков и радужки. Желтые, как песок на берегу Большой Воды. – Он мечтательно вздохнул. – Вот уже полный клык, как не был дома.

– Ничего, скоро будешь. – Ярослав задумчиво чесал в затылке. Нарисованный зверь очень сильно походил на того зверька, детеныша которого он спас незадолго до того, как покинул Лес. Похож, очень похож. – Вот это и есть кайфат?

– Да. Он самый.

– И это очень опасный зверь?

– Оченьочень. Отец смог убить его случайно. Ему просто повезло, – горячо заговорил Гхол, но добавил: – Отец очень хорошо владел пальмой. Он был мастером, почти как шаман. Много путешествовал, но после боя с этим зверем еле оправился от ран.

– А почему ты сказал, что ему повезло?

– У кайфата была ранена лапа. Хотя даже лезвием пальмы было трудно пробить его мех.

Ярославу вспомнился стальной отлив такой мягкой на вид шкурки животного. Покачал головой:

– Ладно, с этим разобрались. И ты хочешь сказать, что твой отец выменял эту шкурку на твой браслет?

– Да. А еще на большой кусок обсидиана. Шкурки зверей из Леса очень ценные. Лесные звери редко покидают свои земли. Чаще всего только калеки. Там им нельзя выжить…

– И эти калеки смертельно опасны?

– Да. Очень!

– Ясно. Вернемся к браслету. Откуда он взялся у тарков? Ты же мне сказал, что они большие, чертовски сильные дикари, которые не владеют никакими ремеслами?!

Тут Гхол бесхитростно посмотрел в глаза Ярославу:

– Военный трофей, конечно. Они постоянно воюют с гвонками.[22]

Ярослав поднял глаза к небу: «Господи, ну за что мне это. Теперь еще какието гвонки. Как они мне все надоели. Ну почему здесь нет людей, а?!»

Произнеся это мысленное воззвание к небесам, он повернулся к ушастому ургу. Тот терпеливо ждал. Похоже, он считал, что у Рырги полно причуд, но на то он и Рырга. Тому, кто так уделал Отродий, многое позволено.

– Слушай, кто такие гвонки?

– А это я не знаю, мы с ними не торгуем. Потому я их не видел никогда.

– А кто видел?

– Отец. Мой отец наверняка видел. Он столько путешествовал. Земли за Костяной он прошел вдоль и поперек…

– Погоди, – перебил урга Ярослав. – А другие урги видели?

– Нет, я же сказал, что мы с ними не торгуем. Они живут за землями тарков выше по течению Костяной.

– И что из этого? Как добираетесь до тарков, так доберетесь и до гвонков. В чем проблемато?

– Так ведь бродто только у берега тарков!

Ярослав вздрогнул:

– Это какой такой брод? Вы же Костяной вроде как боитесь? Монстры там всякие плавают и вообще…

– Но раз в полный клык можно… все твари кудато деваются.

Ярослав облизал враз пересохшие губы.

– А показать, где это, ты мне можешь?

– Да чего показывать. Идти вдоль берега реки, и как встретится скала такая… то напротив нее и брод. Ургу он по грудь.

От Ярослава не укрылась заминка Гхола.

– Это какая такая скала? – переспросил он.

И увидел, как зеленая кожа Гхола начала приобретать какойто бурозеленый оттенок, с каждым мгновением становящийся все темней и темней. Только спустя некоторое время Ярослав понял, что именно так «краснеют» урги.

– На мужское достоинство похожая! Вот!!! – выпалил на едином дыхании Гхол и еще сильнее потемнел лицом.

– Так, с этим тоже все ясно. Слушай, а как тарки относятся к мирным путникам?

– Не ургам?

– А какая разницато?

– Ну у нас с ними древний договор. Нас они всегда пропускают.

– А вы?

– А мы не ходим. Нечего нам далеко от дома делать… Нам и дома хорошо!

– А как же твой отец?

Гхол опять гневно засопел. Молчание затянулось. Но Ярослав выжидал, и наконец ург не выдержал:

– Некоторые рода уходят на ту сторону. – Последнее прозвучало «как на тот свет». – Лучшей доли ищут. Только мало кто возвращается. Отец вернулся, другие – нет. Он никогда не рассказывал, где был. Всегда отмалчивался…

– Ясно. Вернемся к нашим баранам, то есть таркам. Так что произойдет с не ургом на их землях?

– Да ничего особенного… Если путник слаб, то оглушат дубиной и возьмут в плен. Если силен, то соберутся всем племенем, побьют дубинами, оглушат и возьмут в плен. Что будет дальше, неизвестно… Может, тем же гвонкам продадут.

– Врагам?!

Гхол вытаращил глаза:

– Так ведь торговатьто надо!

– Дурдом! – произнес Ярослав и замолчал. Ему надо было подумать. Хотя, с другой стороны, чего там думать – в этих землях ему делать совершенно нечего, так что путь его теперь лежал в земли тарков. – Ну что ж, тарки так тарки. – Он повернулся к Гхолу. – Думаю, на этом нам следует расстаться. С этого места наши пути расходятся. – Для пущей важности Ярослав придал голосу немного холода и стали. А чтобы закрепить яркость впечатлений, выпустил на какоето мгновение таящегося в глубине души зверя, обретенного им в смертельном противостоянии с кошмарами Леса, что на западе.

И сразу же увидел, как отлила кровь от лица ургского пацана, как в его глазах всплыло воспоминание о том, кто стоит перед ним! Ярослав усмехнулся, но не успевшая спрятаться маска зверя превратила ухмылку в оскал. Гхол вжался в скалу. Ярослав похлопал его по плечу и побежал, словно рысь, пожирающая километры пути. Туда, на северовосток, где стоит на берегу Костяной скала, способная вогнать в краску маленького ушастого дикаря. Но еще долго он чувствовал у себя на спине недоуменнозадумчивый взгляд Гхола.

ГЛАВА 14

«А ведь малыш был прав: скалу такой формы еще надо поискать, – думал Ярослав, прячась среди небольшой группки мелких кустиков с чрезвычайно отвратительным запахом (то ли цветы виноваты, то ли это были почтовые кусты всего окрестного зверья). – Только вот какого черта я не спросил, когда наступит день чистой от монстров воды?! Мне что, теперь целый клык тут куковать?!! Фиг вам!!!»

Кому это «вам», Ярослав объяснить не смог бы при всем желании. А душа требовала действия, хотелось смены обстановки, новых ощущений и впечатлений. Как там:

…И умру я не на постели,

При нотариусе и враче,

А в какойнибудь дикой щели,

Утонувшей в густом плюще,

Чтоб войти не во всем открытый,

Протестантский, прибранный рай,

А туда, где разбойник, мытарь

И блудница крикнут: «Вставай!»

Если уж тебе суждена жизнь одиночки, то провести ее надо так, чтобы потом не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы. Известная фраза теперь понималась Ярославом как необходимость увидеть и узнать максимум возможного, истоптать ногами все горы и предгорья, равнины и холмы, поговорить с представителями самых разных рас, которых здесь просто немерено. Правда, что касается представителей самых разных рас, наиболее вероятен был сценарий с разбиванием чужих морд (или, что вполне допустимо, совсем даже не чужих). Причем понимание всего этого проходило не на уровне сознания, а на уровне инстинктов. Сущность странника становилась второй натурой Ярослава. Будто ветры странствий постоянно дули ему в спину, не давая стоять на месте ни одной лишней минуты. Вот и сейчас сама мысль о многодневном ожидании безопасного прохода через брод была просто невыносима.

«Значит, здесь полно всевозможных тварей. Фокус с маскировкой на фоне реки, скорее всего, не пройдет. – Мысли текли ровно, выстраивая стратегию дальнейших действий. – Прорываться с боем без защиты тоже не выйдет, магически фонить будет будь здоров. Урги теперь рыскают по всей степи. Малыш наверняка им все рассказал, так что даже удивительно, что я еще никого не заметил у самого брода. Хотя, вероятно, они собираются с силами, чтобы навалиться всем вместе и просто задавить массой. И небось уверены, что только маньяк со склонностью к суициду полезет к смерти в пасть. И не надо ждать, идти надо сейчас».

Вот так, придя к определенному решению, Ярослав занялся деталями предстоящей переправы. Наиболее подходящая стратегия действий – это навешать на себя защитные плетения, подсмотренные на амулетах Гхола, и с наглой мордой двигать через реку, надеясь на авось, благо магические резервы восстановились полностью. Оставалась одна сложность: плетение огненного шарика было повторено практически идеально, однако получилось явно не совсем то. Поэтому возникало опасение: что же получится, если навешать на себя плетение защиты от вампиров и от физических контактов. Магия Ярослава, сплетенная подобным образом, могла привести к самым непредсказуемым последствиям.

– Ну была не была. – И Ярослав принялся за дело.

Всплыли в памяти четкие линии чужих плетений, но оживить их не удавалось, чтото все время мешало, магические линии так и норовили расползтись.

– Что же делатьто?! – Ярость начала закипать в крови. – А если…

И он пустил в ход руки. Короткие взмахи кистей, элегантное очерчивание границ, пальцы перебирают нити, словно струны, и след, зеленый след, остающийся от жестов и в точности повторяющий ход движения рук. От Силы звенит воздух. Ярослав решил не жалеть магии, считая, что безопасность все же дороже маскировки. Вот плетения закончены. Магическое зрение зафиксировало каждую деталь получившейся структуры. Немного повисев в воздухе, магические знаки стали медленно истаивать, исчезать. С каждой пропавшей линией вокруг Ярослава начинало чтото происходить. Пощипывало кожу, по всему телу бегали мелкие мурашки, наконец появилось ощущение подобное тому, которое бывает, если попасть под гигантский колпак: приглушаются звуки, исчезает ветер, нечто необъяснимое давит на мозги. Ярослав повертел головой:

– Ладно, будем считать, что чтото получилось.

Ярослав окинул взглядом окрестности (возможно, в последний раз), сделал пару глубоких вдохов и осторожным шагом вступил в воду. Переправа началась.

Вода была очень холодной. Чтобы избежать судорог, приходилось постоянно подгонять к мышцам горячую кровь. Ноги плавно переступали, осторожно рассекая воду. С каждым шагом Ярослав погружался все глубже, вода почти достигла пояса.

«Вот откусят чтонибудь жизненно важное, буду знать». – Ирония – это все, что мог себе позволить Ярослав.

Идти в воде было довольно трудно. Очень сильно действовали страхи перед атакой из глубины. Пройдя несколько десятков метров, Ярослав ощутил первое касание. Слава богу, что уже знакомая по предыдущей переправе сеткавампир до тела не достала. Одно из плетений успешно задержало противника. Чуточку приободренный Ярослав продолжил переправу. Ничего не понимающий водяной вампир беспорядочно, можно даже сказать, исступленно шарил по защите человека, выискивая хоть малюсенькую лазейку. Занимаясь этой противоправной деятельностью, он забыл про собственную безопасность, за что и поплатился: на него напал прозрачный спрутообразный монстр, который был, похоже, просто счастлив такому подарку судьбы. Какие питательные вещества можно найти в тонкой энергетической сетке вампира, Ярослав не понимал. Или этот монстр питался энергией? Тогда зачем им был нужен в прошлый раз Ярик?! Бред какойто! Онто не является энергетическим образованием!

С этими мыслями Ярослав прошел мимо обедающего монстра. Идти становилось все сложней и опасней. Страх, отгороженный заслонкой воли, бился плененной птицей гдето вовне Ярослава. Маленькие и большие скаты, акулообразные твари и иные звери, аналоги которым было просто трудно подобрать, тупо лезли прямо на него. Напоенное Силой плетение держалось, отражая все физические попытки контакта.

Но вот стали попадаться и более мощные монстры. Они к тому же были и более настырны. Особенно выделялась в этом плане сволочная двухголовая акула, которая так и норовила разогнаться и врезаться обеими своими наглыми мордами в человека, затянуть его на глубину. Позволять это Ярослав не собирался ни в коем случае. Защита его не вечна, а с глубины можно и не выбраться. Во время следующей атаки монстра он сделал неуловимо быстрое движение рукой. Сверкнул изумрудный луч, и монстр распался на две истекающие вонючей кровью половинки… И снова движение вперед. Иногда Ярославу казалось, что только его способность отдаваться без остатка выполнению поставленной перед собой задачи и сохраняла ему жизнь.

Он продолжал переправу. После случая с двухголовой акулой продвижение существенно облегчилось, но не стало совершенно безопасным. Берег постепенно приближался. Тут набатом забило чувство опасности. Ничего не понимая, Ярослав скользнул в сторону. Чтото стремительное пронеслось совсем рядом, упало в воду и выплыло чуть впереди. Течение подхватило прилетевший продолговатый предмет и понесло прочь от Ярослава. Но главное он все же успел разглядеть. Это была стрела, и ее наконечник подозрительно сильно магически светился. Ярослав оглянулся:

– Емое, да сколько же вас тут!

Недавно покинутый им берег был буквально запружен ургами. Все были сосредоточенны и хмуры. Некоторые натягивали луки и пускали стрелы. Та, что чуть не попала в Ярослава, была лишь первой ласточкой. За ней дружно следовали ее товарки.

«Что делать?! Что делать?! – стучало в висках. – Они ж меня сейчас в подушечку для булавок превратят!»

Не успев даже осознать последнюю мысль, Ярослав скользнул под воду и поплыл. Стрелы сыпались градом, но вода немного смягчала их убойную силу, а с остальным справлялась защита… Справлялась, да не совсем. В какойто момент особо удачливая стрела попала точнехонько в правую лопатку. Видно, не зря магическим свечением светились наконечники, не зря! Какаято магия, причем неприятная для Ярослава, там присутствовала. Шаманы смогли понять главное из рассказа Гхола: Рырга еще мало что знает, поэтому он наверняка попробует скопировать магию амулетов, а уж ейто противостоять урги умели.

«Ой как некстати!» – Паники не было. Ярослав продолжал двигаться вперед, одновременно прислушиваясь к тупой боли в лопатке и пытаясь если не залечить, то хоть облегчить свое состояние. Дождь из стрел стал менее густым. Расстояние оказалось самым надежным щитом от такого оружия. Ярослав сейчас был уже очень близок к берегу. Вот наконец он, спотыкаясь, выбрался на берег. Короткое обследование раны показало, что яда там нет и особо злобной магии тоже, что очень радовало. Вступать в борьбу с внутренним и внешним врагом означало неизбежную гибель.

– Что же вы, коротышки неблагодарные, затихлито?! – насторожился Ярослав. Урги на берегу прекратили какую бы то ни было деятельность, только пятеро шаманов выплясывали у воды. – Интересно, а что вы задумалито? Ну ушел человек, ушел. Ваш берег чист, никакие монстры из чертовых пророчеств больше не топчут исконную землю ургов. Что еще надо? Прибить уши Рырги над камином? Фиг вам! У вас каминов нет!

Последние слова Ярослав сопроводил земными интернациональными жестами, имеющими неприличный, даже оскорбительный подтекст. Сначала показал жест исконно русского происхождения, потом – американского, а в заключение – совмещенного. Стоявшие на противоположном берегу могучие представители ургских племен молчали еще более угрюмо. Бывалые вояки нутром чуяли, что их только что самым гнусным образом опозорили, но достойно ответить не было никакой возможности – приказ был строг. Вот и мрачнели суровые урги, сатанея от нерастраченной злобы. Все это Ярослав только предполагал, но подозревал, что его догадки были абсолютно верны. Уж больно не соответствовало поведение ургов их скандальному характеру. Вон как они его честили, попадая в плен, а тут молчат, терпят. Значит, ими ктото манипулирует. И этот ктото, скорее всего, шаманы.

Словно в ответ на его мысли шаманы завыли чтото совсем уж непристойное для слуха. Не обращавший поначалу внимания на их камлание, Ярослав теперь внимательно прислушался, боясь упустить хотя бы слово. Возможно, это было могущественнейшее заклинание, а может, мантра, вводящая в транс, но сути это не меняло: такой сложной и хитро завернутой, ни разу не повторяющейся цепочки ургских матюгов Ярославу слышать еще не приходилось.

– Красиво! – Чувство легкой зависти тронуло сердце Ярослава. Онто думал, только русские мастера этого дела, не говоря уж о матросах старой закалки. А тут такое от какогото дикаря, который и сортирато теплого не видел. Длиннющий спич о ближайших родственниках, предках и духах неизвестного Ярославу существа, об отношениях этого почтенного семейства со всем многообразием природы и населяющим ее зверьем, которое достойно лишь упоминания в списке мерзостей этого бренного мира, и то лишь ради того, чтобы материал не выдержал подобных гадостей и рассыпался в пыль.

Шаманы говорили долго, непрестанно дергаясь, как на дискотеке, и сменяя друг друга. Ярослав даже присел, дабы в полной мере насладиться зрелищем. Но коечто заставило его насторожиться. Если поначалу он считал, что это часть какогото диковинного обряда, например, провожание Рырги на чужбину, то теперь он в этом сильно сомневался. Непонятное магическое напряжение появилось вокруг шаманов.

Ярослав пробудил магическое зрение. Золотистое сияние обволакивало каждую танцующую фигуру. Интенсивность дерганых движений и гортанных выкриков усилилась. Вот один за другим шаманы начали падать на землю (как стало ясно Ярославу, они были живыми, но жутко обессиленными), пока на ногах не остался последний. Он был единственным, в руках у которого находился короткий жезл непонятного за дальностью расстояния вида. Вот он начал чертить им в воздухе замысловатые фигуры. Они зависали уже знакомым по собственным экспериментам Ярослава способом, а потом таяли прямо на глазах. По рядам стоящих ургов прошла волна. Они не могли видеть исчезающих магических знаков, но своей тонкой дикарской натурой почуяли некоторое беспокойство, Ярослав приготовился ко всему.

Неожиданно главный шаман замолк, застыв в нелепой позе. Прямо перед ним стало разгораться голубоватое свечение, идущее от реки. Вот зашумела вздувающаяся горбом вода. Мгновение – и перед шаманом стоит трехметровый столб воды. Тот чтото повелительно квакнул и сделал жезлом текучее движение, подобное тому, какое совершает человек, вставляя ключ в замок и поворачивая его там, отпирая дверь. Ярослав остро пожалел, что задержался на этом берегу. Недоступная ему магия шамана ничего хорошего не сулила.

Резко, с шумом и брызгами, рухнул столб воды. Нет, не весь! Часть воды, которая была «лишней», упала, отпущенная неизвестной силой, но оставшаяся часть сформировала гигантскую человекообразную фигуру.

«Прошел он многие и многие расстояния, истоптал десятки сапог, обломал о морды невиданных чудовищ десятки посохов… короче, пошлялся человек по свету. И продолжалось это до тех пор, пока не встретил он ушастых коротышек, которые премерзко обругали очень важного парня с телом из воды, а потом сказали, что это сделал человек. Так у странника появились проблемы. Нет, у него появились очень большие проблемы…» – На Земле говорили, что шутка поднимает настроение перед боем. Немного снимает мандраж, убирает дрожь в коленках, даже иногда зубы стучать перестают, но с Ярославом этот номер не прошел. Шутка напряжение никак не снимала. Ох, а жить так хочется!

В этот момент шаман достиг консенсуса с водяным демоном (или духом?!). Издавая хлюпающие звуки, тот направился в сторону Ярослава, безмятежно шлепая прямо по поверхности воды. Довольно показательным было то, как этот демон повернулся в сторону человека. То он обращен к Ярославу затылком, а вот уже на его месте появляется гротескное изображение человеческих черт. В «Терминаторе2» все было почти так же, только здесь это вызывало страх. Не было громилы Арни, да и чан с расплавленным металлом тоже кудато подевался.

А вызванное существо неумолимо приближалось. Мозг Ярослава панически искал выход. Бегство было отброшено как совершенно бесперспективное, оставался бой, вот только чем битьсято с такой тварью?! На куски ее не порубишь, если только на очень маленькие… Изза отсутствия подходящих решений Ярослав попробовал освоенное недавно плетение зеленого шара, который по идее должен был быть огненным. Стараясь контролировать Силу, он выпустил шарик небольшого размера. Симпатичное такое зеленое яблочко бодро устремилось в сторону врага. Но тот не зевал: руки из воды чертят короткий знак, невнятный выкрикприказ, и навстречу магическому снаряду выпрыгнул спрутообразный речной зверь. Полыхнула изумрудная вспышка, и от животногокамикадзе не осталось даже пепла. Водный демон забулькал. Он даже приостановился чуть, весело ему, собаке!

– Ну ты у меня сейчас попляшешь! – Боевой задор начал вытеснять все остальные чувства, кроме злости и испепеляющей ярости. – Ты у меня сейчас так попляшешь!!!

Ноги на ширине плеч, колени полусогнуты. Глаза закрыты. Руки чуть расставлены в стороны, согнуты в локтях. Открытые ладони смотрят вперед. Эта стойка была принята неосознанно, совершенно рефлекторно, словно она была наиболее естественной в данной ситуации. Разум скользит по реке, выискивая сеткивампиры. Вот одна, а вон еще и еще… Короткие импульсы пронзают воду. Они похожи на плеть Нергала, только малой, очень малой мощности, направленные лишь на то, чтобы напугать тварей в воде и заставить их двигаться в сторону водного монстра. Параллельно этому разум ищет подходы к этим странным животным. Вот оно! Нашел! Сначала попробуем на одном.

Первый пробный импульс. Сетка аж заурчала от удовольствия, поглощая дармовую энергию. А теперь еще, и еще, и проскальзываем в мозг твари или что там у нее вместо мозга. Щедро вливаем Силу, искусственно, в сжатые сроки, ориентируясь на одни ощущения, увеличиваем мощность атаки этой твари и сопротивляемость ее организма к повреждениям. Оставляем открытым канал подпитки… Теперь следующая тварь.

Ярославу казалось, что он тратит на все часы, но проходили доли секунд. Он щедро расходовал накопленную собственную мощь, создавая опаснейших монстров из не слишком сильных хищников Костяной. Наконец усовершенствованные монстры окружили водного демона, тот непонимающе оглядывался. Рокот ревущего водопада раздавался гдето в глубинах его непонятного тела.

«Вперед!!» – Мысленный приказ Ярослава был подобен удару бича. Тела речных вампиров взметнулись над поверхностью воды, выстроив над демоном купол из поглощающей магию сетки. И в этот момент Ярослав потянул энергию из самих вампиров по оставленным им каналам, те же в свою очередь начали высасывать энергию из демона. У того была защита, подобная Ярославовой, но Ярослав предусмотрел и это. В момент начала выпивающей силы атаки он метнул вперед сжатые в пику магические жгуты. Стремительный росчерк магического удара, и отвлекшийся на вампиров демон протестующе заревел. Магический удар он проглядел, и защита оказалась пробитой. Ярость душила повелителя воды. Смертный осмелился сопротивляться! Вампиры забыты. Забыта пробитая защита. Цель одна – разорвать зарвавшегося человечишку. Выкрик магического приказа, и кулак волны, возникшей на ровной поверхности реки, ударил в человека.

Ярослав пожалел, что не отошел от берега подальше. Сильно, очень сильно пожалел. Уцепившись магическими чувствами за скалу, которая ощущалась глубоко под ногами, напитывая все тело Силой, щедро откачиваемой из демона, он стоически терпел адскую боль дробящихся и мгновенно заживающих костей. Только избыток закачиваемой магии позволил Ярославу выжить в этой критической ситуации.

Наконец волна схлынула. Ни мгновения не раздумывая, Ярослав метнул в демона еще одно магическое копье. Изумленный вопль был ему ответом. Уверившийся было в гибели человека демон как раз собрался поплотнее заняться обнаглевшими вампирами, которые с жуткой скоростью пожирали его энергию, но последовал новый неожиданный удар, прорывающий защиту.

– Уаааууурррр!! – Рев ярости далеко разнесся над водой.

Не успело смолкнуть эхо, как демон хлестнул выросшим из его тела водяным щупальцем. Ярослав распластался на земле, пропуская над собой смертельно опасный водный бич. Говорят, что вырывающаяся под гигантским давлением вода способна разрубать стальные листы, и чтото подсказывало Ярославу, что щупальце обладало схожими, если не гораздо более сильными свойствами. И сразу же пришлось перекатываться в сторону. Обратным движением бич стегнул по земле, вспоров ее поверхность, как гнилой мешок. Так долго продолжаться не могло, и следующий удар Ярослав встретил плетью Нергала. Ставшее уже привычным оружие легко перерубило отросток демона. Извивающийся, еще мгновение назад угрожающий жизни Ярослава, этот обрубленный отросток осыпался мелким дождем прямо ему на голову. Отделенный от тела, он потерял все свои магическим образом приобретенные свойства.

Занимаясь угрожающей его жизни водяной плетью, Ярослав както упустил из виду самого демона, а тот готовил вторую атаку. Повернувшись лицом к водяному монстру, Ярослав увидел несущееся ему в лицо копье водной магии. Уворачиваться не было времени, и тогда Ярослав швырнул вперед, прямо перед собой, почти до предела опустошив свои резервы, гигантский сгусток энергии, сотворив таким образом мощнейший щит Силы. Удар двух встретившихся сил был страшен. Удерживаемый на пределе возможностей сотворенный щит Ярослава проволокло по берегу пару метров, только чудом не опрокинув. Выдержал! Устоял! Но давление на щит продолжается. Монстр решил посоревноваться в голой мощи. Молот воды трансформировался в чудовищный пресс. От напряжения у Ярика вздулись все жилы. Мышцы трещали от запредельных усилий, безуспешно пытаясь помочь разуму. Но энергии не хватало, резервы были исчерпаны. И тогда Ярослав вспомнил о вампирах. И потянул из них Силу, подпитывая ею свой щит. Стало полегче, появилась даже какаято надежда.

Противостояние затягивалось. Противники застыли друг против друга. Ярославу отступать было некуда, а давший слабину водный демон открылся бы для удара. Но вот он дрогнул, давление ослабло. Воодушевленный, Ярослав начал с еще большим упорством выкачивать энергию из демона, продвигая свой щит вперед с каждым новым глотком Силы. И демон не выдержал, запаниковал. Наверное, впервые в своей тихой жизни на этих задворках мира он встретился с таким противником. Пробулькав чтото невнятное, он резко убрал свой магический пресс и рванул в противоположную от Ярослава сторону. Желание убивать, как и гонор, у него явно кудато пропали. Вампиры не поспевали за столь резвой жертвой, поэтому демон легко вырвался из их объятий, лишь пару раз применив смертоносный водный хлыст.

И тогда Ярослав вспомнил то, что он накрепко усвоил в своих странствиях по этому негостеприимному миру. Никогда не оставляй у себя за спиной поверженного врага. Врага надо добивать, чтобы некому было мстить. И, следуя этому закону выживания, Ярослав сформировал свой собственный молот из остатков щита. Кисти рук сцеплены и занесены над головой. Давящая тяжесть концентрированной магии вдавливает в мягкую землю. Наконец, посчитав момент подходящим для удара, Ярослав делает движение – словно заносит над головой топор, собираясь рубить дрова. И гигантский молот находит свою цель. Нечто незримое припечатало улепетывающего монстра сверху, разрывая магические связи его водного тела. Плеснуло, как от взрыва авиабомбы, и вот течение сносит вниз странное маслянистое пятно темного цвета. Немыслимый ранее для Ярослава магический поединок завершился его полной и безоговорочной победой.

Ярослав устало опустился на изрытый беспощадными ударами берег. Смертельно хотелось отдохнуть, но нельзя. Нельзя ни в коем случае. Урги остались на том берегу. И их было ой как немало. А поединок разогнал речных монстров, освободив на некоторое время брод. Так что при достаточно сильном влиянии на своих подчиненных вождь или шаман мог погнать этих угрюмо стоящих воинов в бой против Ярослава. Но на том берегу повисла мертвая тишина. Главный шаман, потрясенный, выставив перед собой жезл, словно пытаясь отгородиться им от наводящего ужас Рырги. Простые же воины застыли недвижными статуями, обескураженные и потерянные, как куклы[23] без кукловода. Смотреть на них почемуто было очень грустно. Не было даже ненависти к врагам, а только печаль по несбывшимся надеждам тяготила сердце. Ведь не будь у ургов этого проклятого пророчества, Ярослав мог бы и прижиться у них. Участь странника не казалась на этом берегу такой уж привлекательной. Ярослав резко тряхнул головой:

– Только разнюниться еще не хватало. План действий таков: смываю, пока не исходит от воды никакой опасности, эту налипшую грязюку и двигаю отсюда подальше.

Сказано – сделано. Коекак смыта налипшая грязь и противный липкий пот. Холодная вода охладила жар минувшей схватки. Отпустило напряжение, сковывающее мышцы. Пособачьи встряхнувшись всем телом, Ярослав медленно побрел прочь от реки, туда, где виднелись верхушки гор. Лишь раз он оглянулся на остающихся позади ургов, но они все так же стояли соляными столбами, потрясенно глядя ему вслед. И из самых лучших хулиганских побуждений Ярослав помахал остающимся рукой. На прощанье!

Так закончилась еще одна веха в его жизни. А по стойбищам ургов пошли гулять обрастающие все новыми и новыми подробностями сказания о пришествии Рырги Великого.

ГЛАВА 15

Олег лежал в плетеном гамаке и лениво потягивал пиво. Или эль! Еще отец так называл свой любимый напиток, эту привычку перенял и Олег. Правда, здешний мажордом популярно объяснил ему, что пиво для простонародья и уважаемому гостю не стоит опускаться до этого уровня. Мол, для благородных господ и их магических высочеств существует кровь виноградной лозы. Вот истинно достойный напиток! Но Олег только отмахнулся. Здешнее пиво было божественно. Густое, с необычным ароматом, оно невообразимо радовало истосковавшийся по любимому напитку желудок. Любой земной сорт по сравнению с этим «напитком простонародья» выглядел лошадиной мочой.

– Именно так, – в такт своим мыслям, подтверждая любимую аллегорию бравого Швейка, кивнул Олег.

А ведь чертовски приятно вот так полежать на солнышке, зная, что тебе ничто не грозит и тебе никуда не надо спешить. А солнце ласкает твою кожу, на слуху тихое ворчание прибоя в далекой гавани… Сказка! Всетаки с умом выбрал Архимаг место для своей загородной резиденции.

Олег вернулся мыслями на три недели назад. Как они боялись Архимага и Магистра Наказующих! А все оказалось намного проще и удачней! В день прибытия в загородное имение льера Виттора их разместили по комнатам, где они и отрубились как убитые. Волнение волнением, а усталость от качки на корабле была жуткая.

Следующее утро началось с визита Бримса.

«Льера Бримса, – мысленно поправил себя Олег. – Пора привыкать!»

Этот Бримс вошел в общую залу, где они завтракали. Вернее, както просочился в комнату и присел на стул. Его заметили, наверное, только минут через пять. Олег вспомнил, как сам вздрогнул, когда его взгляд наткнулся на человека на стуле, который, казалось, еще какието мгновения назад пустовал.

– Да вы ешьте, ешьте! Я подожду, – успокаивающе замахал руками Бримс.

Правда, они не сразу врубились, что это и есть великий и ужасный Магистр Наказующих. Ну подумаешь, подкрался какойто молодой парень, завалился в кресло и наблюдает. Хотя выделялся он сильно. Про таких обычно говорят «щеголь». А как иначе? Одет в белоснежный мундир. Белая куртка, брюки, даже сапоги – все белое. Олег тогда еще подумал, крашеная кожа на сапогах или это натуральный цвет? Вроде как белой кожи не бывает, но здесь черт его знает.

Единственное, что Олег распознал в нем с первого взгляда, так это принадлежность к спецслужбам. У них на погранзаставе служил один особист. Точно такой же – с хитрым и цепким всеохватывающим взглядом, вечно чтото вынюхивающий, уверенный в себе и чувствующий у себя за спиной согревающее дыхание могущественной Системы. Правда, это не мешало ему быть классным мужиком и товарищем. Все остальное было, что называется, печатью профессии. На молодом парне, сидевшем сейчас перед Олегом, лежала та же самая печать.

Увидев, что гости из иного мира закончили завтрак, он чуть привстал и, кивнув головой, представился:

– Льер Бримс. Магистр Наказующих островагосударства Нолд. – Его внимательные и такие старые на молодом лице глаза обежали лица всех присутствующих. – Ну а с вами всеми я уже знаком… Заочно, так сказать. Представляться нет необходимости.

– Тогда чем мы можем быть вам полезны? – решилась на вопрос Настя. – Ведь мы уже все рассказывали капитану Айрунгу…

– О да, он уже передал записи ваших бесед. Но видите ли, в чем дело, вы все же иномиряне. А это целая проблема…

– Для вас или нас? – взял быка за рога Олег.

– Взаимно, мой друг, взаимно, – произнес глава здешней спецслужбы и подробно объяснил все нюансы их положения.

И молодые люди впечатлились, прониклись, так сказать. Расклад был такой – они иномиряне, и они опасны. Вопервых, их организмы. Бримс сказал, что мархуз знает, какие микробы и вирусы, носимые в себе иномирянами, опасны для мира и насколько мир опасен для них. Нужны медицинские исследования и меры повышения устойчивости к болезням и излучению солнца. На робкое возражение Насти о том, что они вроде как здоровы, Бримс снисходительно заметил, что после первой беседы с Айрунгом тот наложил на них временное ограждающее заклятие. После чего добавил, что оно должно скоро выдохнуться. Возразить на это было нечего.

Следующее, на что указал Бримс, было то, что для науки принципиально важно изучить в магическом плане людей из иных миров. Олега словно шилом кольнуло, и, перебив льера, он воскликнул:

– А может, мы от вас вообще очень сильно отличаемся!

Его собеседник понимающе усмехнулся:

– Нет. Это смог проверить Айрунг еще на корабле. Вы такие же, как и мы. В смысле здешние люди.

Олег кивнул, но оговорку про разделение людей и какихто «мы» запомнил. А Бримс продолжал:

– Кстати, Олег, например, вероятно, сможет поступить в нашу Академию Общей Магии. Есть у него некоторые задатки… А это даст ему шанс сделать карьеру в нашем мире. Что же касается остальных, мы поможем им небольшими деньгами и своим покровительством. Поверьте, это многого стоит под нашим небом.

– А вернуть нас назад вы не сможете? – робко спросила Наташа.

– Мы могущественны, но не всемогущи, – засмеялся этот странный франт. – Это было под силу только вартагам. Тем, что из сказок.

– То есть мы будем вынуждены жить в вашем мире?

– Милая девушка, не в нашем, а теперь уже и в вашем тоже. Поэтому я и говорю, что если вы пойдете нам навстречу, то мы берем на себя ваше обустройство.

– Ну что ж, все понятно. По этому поводу у нас уже был разговор с капитаном, но непонятно другое, – снова вмешался Олег.

– Что же именно?! – делано удивился Бримс.

– То, что вы утаили часть правды. Вам нужно от нас нечто большее, чем медицинские и магические исследования, а также сведения о технологиях нашего мира.

– Про технологии я не говорил ничего, хотя, если вы действительно сможете чтото восстановить по памяти, это будет просто замечательно.

– Значит, против остального у вас нет никаких возражений? – продолжил напирать Олег.

Его собеседник от души рассмеялся:

– Знаете, вы мне начинаете нравиться. Молодой человек, поверьте мне, с таким напором и проницательностью вы далеко пойдете. Стоит вас чутьчуть подучить, и из вас получится достойный профессионал.

– Вы опять не ответили, – дугой выгнул бровь Олег.

– Ну хорошо, хорошо. Нас очень сильно интересует пропавший член вашей группы. Малейшие крохи информации о нем, о его состоянии и поведении, все, что вы знаете.

– Ярослав?! Но он погиб! За ним погнался этот мархуз и наверняка сожрал, – зашумели девушки.

– Тихо, тихо, уважаемые дамы. Поверьте моему опыту, человек, который выжил там, где не мог выжить никто другой, не может погибнуть столь бездарно. Пусть и в лапах смертельно опасного монстра!

В разговор снова вступил Олег:

– Ну ладно, он выжил. Зверь его не убил, но ведь он остался в этих, как их там, Заар'х'дуор. А капитан нам рассказал, что это рассадник зла и земли Смерти. Да не простой какой, а с большой буквы. Он еще сказал, что на относительно безопасном побережье выжитьто трудно, а уж в глубине земель – верная смерть.

– Заар'х'дор, – поправил его Бримс.

– Что?!

– Правильно – Заар'х'дор, земли мертвых духов. Место упокоения двух величайших цивилизаций древности: ящеролюдей – рептохов[24] и ящероконей – рептохорсов.[25] Место, откуда не возвращаются.

– То есть?!

– В невообразимой древности там происходили мощные битвы. С применением магии и различных технических приспособлений, что привело к изменению самой реальности. Реальный мир там словно плывет, порождая чудовищные искажения законов нашего мира. Надеюсь, вы заметили зеленое солнце? – с какимто задумчивым видом рассказывал Бримс. – Там иная магия, порождения старых войн, переродившиеся животные и разумные. Все это образует такой коктейль, что оттуда мало кто возвращается. Вернувшихся единицы, и только пятеро – в здравом рассудке.

– Но мы ведь выжили… – неуверенно протянула Олеся.

– Вы были на самом краю, и то вас чуть не сожрал мархуз, – засмеялся льер Бримс. – Вам просто дико повезло. Там еще стабильны законы реальности, мало монстров. А вот дальше даже лучшие маги не рискуют соваться. Считается, что эти земли прокляты как Светлыми, так и Темными богами Торна.

– Делаа, – протянул Олег. – А что же с теми пятью?

– С какими?

– Ну что вернулись в здравом рассудке?

Прежде чем ответить, Бримс внимательно посмотрел на любопытствующего, затем сказал:

– Это произошло еще три тысячи лет назад. Ну что такое плюсминус столетие? То было время безбашенных авантюристов, которые ради наживы и своей доли удачи были готовы броситься хоть в объятия Кали. И пятеро ее нашли…

– Кали? – Уже знакомый со здешним пантеоном по рассказам Арга Олег был настроен скептически.

– Нет, удачу, – понимающе усмехнулся Бримс. – Трое из них обрели артефакты невиданной мощи, а двое получили знания и Силу. – И, прикрыв глаза, он начал чуть ли не с благоговением перечислять: – Молот Зелода, Скипетр Власти и Череп Некронда. Спасение и проклятие нашего мира.

– Простите, но почему проклятие? – не выдержала Олеся.

Бримс повернулся к ней:

– Их хозяин обладает большим могуществом. Молот Зелода может раскалывать стены мощнейших крепостей. Скипетр Власти – повелевать стихиями, а Череп Некронда – поднимать армии мертвых и вызывать демонов. Когдато обладание одним из этих артефактов решило исход войны, великой войны.

– А где они сейчас? – опять встряла Олеся.

– Утеряны уже полторы тысячи лет. Самый могучий, Скипетр Власти, пропал вместе с хозяйкой и магом, который обрел в Заар'х'доре Силу и знания. Череп Некронда был уничтожен в начале Войн Падения, а Молот Зелода пропал вместе с самим Зелодом.

– А что произошло с последним из этой пятерки?

– Маг Грасс основал государство Нолд и погиб в начале первых кошмарных лет Войн Падения, ценой своей жизни остановив наступление армии Объединенных Колоний Заката.[26] Это дало нам передышку в год, и мы смогли подготовиться к отражению агрессии. Счет погибшим в той войне шел на десятки миллионов. Эльфы и гномы до сих пор не смогли оправиться от потерь тех лет. – Бримс постучал трехзубой вилкой о крышку стола. – Но это все дела забытых дней. Сейчас нас интересуете вы и ваш товарищ.

– Но вроде как с Яриком уже решили, что у него нет шансов? – хором удивились собеседники Магистра.

– Этот ваш дракон строил Аркан Силы, невозможность построения которого доказана уже не один раз. А ваш Ярик выжил в катаклизме, в котором гибли могущественные маги. И если у кого есть шанс выжить в Запретных землях, так это у него. А выжившие в Запретных землях люди, как вы, наверное, уже поняли, это источник беспокойства для всего мира. В круг моих задач входит наблюдение и контроль за всеми опасными для сложившегося миропорядка процессами. Видите, я предельно с вами откровенен.

– То есть вы хотите найти эту проблему в лице Ярика и устранить ее? В нашем мире персонаж одной спорной книги сказал: нет человека – нет проблемы. У вас так же?

– Ну что вы говорите. Мы что, варвары, повашему, что ли? Это, право, даже оскорбительно! Такими ценными кадрами, как ваш Ярик, разбрасываться просто невиданная роскошь!

На этом их разговор тогда завершился. Магистр Наказующих быстро откланялся и ушел, а иномиряне остались одни. Начавшееся было бурное обсуждение завершилось очень быстро, так как выбора у них практически не было: либо они принимают условия Бримса и иже с ним, либо остаются один на один с неизвестным миром.

На следующее утро они сообщили о своем согласии на сотрудничество. И у них начались трудовые будни в этой загородной резиденции Архимага.

Первую половину дня над ними проводили какието эксперименты. Ну и что из того, что ни один прибор не только не знаком, а даже не вызывает никаких ассоциаций? Пускай здесь вместо систем компьютерной диагностики и рентгена сложные конструкции из цветных шариков и головоломные геометрические фигуры на полу, сутито это не меняет!

Примерно через недельку каждый из них начал получать по стакану какойто чрезвычайно вонючей жидкости. Это был результат изысканий алхимиков, вонючая жидкость должна была сделать организмы иномирян иммунными к здешним болезням. Если судить по тому, что гости с Земли все еще не болели, цель была достигнута.

Вторая половина дня посвящалась длительным беседам в состоянии гипноза с невзрачным мужичком – одним из подручных Магистра Ищущих. Воспоминаний о ходе этих бесед не сохранилось ни у кого. На фоне всех этих нагрузок каждый день выделялось по два часа на обучение. Оно было посвящено письменности и этикету. Активно использовались улучшающие память и концентрацию ее артефакты. Хотя для землян все же несколько необычно было научиться через три недели вполне сносно читать и писать на общем языке. Прикрепленный к ним специальный инструктор из младших учеников объяснил, что такая высокая скорость обучения связана с уже имеющимися письменными навыками.

Олег спросил о необходимости изучения этики примерно так:

– Уважаемый льер Рауль, не подскажете ли вы… – Завершить фразу он так и не успел. Рауль просто взвился при этих словах подопечного:

– Запомните, Олег! Я не льер! Только ваше незнание и инородность не дают мне права заподозрить вас в издевке, в противном случае я вызвал бы вас на дуэль.

На успокаивающий бубнеж шокированного вспышкой Олега он не отреагировал и прочитал им всем короткую лекцию о местной иерархии власти. Как уже поняли молодые иномиряне, в этом мире есть дворяне и простые люди. Рауль же добавил, что к дворянскому сословию относятся люди, чьи предки были внесены в Списки Крови королем или высшим правителем и имели земельный надел (к ним обращались – грасс), а также неполные дворяне, которые купили или получили титул, но без земельного надела – обращаясь к ним, использовали приставку лин. Отдельно стояли маги. Существовали Истинные маги, которые обладали огромным магическим потенциалом и развивали его до немыслимых высот. У таких перед именем стояло слово льер или льерисса. Но существовали и обычные маги, имевшие крохи Силы и развивавшие их путем долгого изучения. К таким обращались по титулу, соответствующему их иерархии в Гильдии Магов. Младший ученик было самым низшим званием в этой иерархии.

Истинные маги презирали обычных магов, пускай последних и было значительно больше. Эпитеты, как то: «крохоборы», «ворюги» – говорили о многом. Все это младший ученик Рауль поведал с каменным лицом, как давно заученный урок. Только тогда, приглядевшись, Олег понял, что перед ними еще сопливый мальчишка, который толькотолько столкнулся с суровой правдой жизни. Ему, будущему магу, уготовано всегда быть на вторых ролях, и всего лишь изза того, что он меньше одарен природой.

«Не все так гладко в Датском королевстве, как нам хотят показать. Ой не все!» – подумалось Олегу.

А потом произошло важное в их жизни событие. К ним вышли льеры Бримс и Виттор. Нет, не так – льеры Виттор и Бримс! Архимаг и его правая рука! Все происходило в том же обеденном зале, который гости уже успели изучить досконально – какникак каждый день здесь обедали! Широкие окна с видом на далекий лес, стены, сложенные из белого камня и украшенные изящными гобеленами. Они еще с девчонками долго смеялись над некоторыми из них (не все, изображенное там, соответствовало нормам земной морали!). Пол с мозаикой, изображающей сражения маговлюдей с представителями иных рас и всевозможными монстрами. О том, что сражались все же маги, можно было судить по молниям, смерчам, вызываемым демонами, которые активно использовались в этих боях. Поверх всего этого великолепия стоял длиннющий стол, персон на пятьдесят. Обыкновенное полированное дерево, с будто светящимися изнутри прожилками. Вроде как обычное дерево, но наверняка стоит безумных денег.

Мысли Олега прервал голос Архимага:

– Молодые люди! Я рад сообщить вам, что результаты исследований показали вполне ожидаемый результат. Вы признаны абсолютно безопасными для нашего мира. Что же касается нужных нам знаний, то они уже от вас получены подручными Магистра Ищущих. В свете всего этого вы можете считать себя полноправными жителями нашего Торна. – Виттор поотечески улыбнулся и продолжил: – Кроме этого, вам не стоит волноваться о своей дальнейшей судьбе. Как и было обещано, Совет Мастеров берет вас под свое покровительство.

Глава Совета Мастеров ненадолго замолчал, давая своим гостям осмыслить услышанное. У молодых людей дружно вырвался вздох облегчения. Они конечно же надеялись на подобный исход, но червячок сомнения все же грыз. Девчонки и парень переглядывались и весело подмигивали. Это, разумеется, не соответствовало канонам светского поведения, но шумных возгласов и споров уже не было. Уроки этикета давали о себе знать!

– Учитывая, что наш несовершенный мир разделен на государства, мы предлагаем вам принять наше гражданство… Со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Ваше добровольное сотрудничество дало нам ценную пищу для дальнейших исследований сразу в нескольких областях теоретической магии. А это должно быть вознаграждено. – И снова добрая улыбка. – Кроме того, иные государства не придерживаются наших высоких общечеловеческих принципов, и сотрудничество с ними может привести к пагубным для вас последствиям.

Молодые люди притихли. «Правильно. Сначала пряник, а потом кнут. И чем больше пряник, тем внушительней кнут!» – подумал Олег, а вслух сказал:

– В связи с тем, что мы уже знакомы со здешними людьми и у нас налажены столь теплые взаимоотношения, я, наверное, не покривлю душой, если скажу за всех. – Он обежал взглядом лица своих товарищей по несчастью: ободряющее Насти, полупрезрительное Олеси и восторженное Наташи. – Мы с благодарностью примем ваше предложение. Как говаривали у нас дома: от добра добра не ищут!

– Очень хорошее и верное присловье! Только почему вы говорите «у нас дома»? Я думаю, вам уже надо привыкать к тому, что теперь ваш дом здесь, – сделал широкий охватывающий жест рукой маг. – А о подробностях мы сейчас поговорим… Итак, насколько я понимаю, вам, девушки, наш холостяк Бернар предложил руку и сердце, на что вы ответили согласием?

Он смотрел на Олесю и Наташу. Те согласно кивнули, а Олег и Настя воззрились на них в немом изумлении. Нет, они, конечно, подозревали нечто подобное, даже говорили об этом, но вот чтобы так, чтобы цивилизованные девушки согласились чуть ли не на жизнь в гареме, это из ряда вон!

– Церемония пройдет по желанию жениха и невест через два месяца, в храме Феникса, недалеко отсюда. Вопросами вашего благоустройства займется сам жених. – Виттор залихватски подмигнул и продолжил: – Я вам скажу, что очень завидный жених. Богат, красив, удачлив и умен, из известного рода. Недавно стал капитаном судна, эта должность обеспечивает гарантированным жалованьем и хорошим домом. Пускай не Истинный маг, но и не простой смертный. Вы не пожалеете.

Во время этой короткой речи Олег и Настя стояли двумя соляными столпами. Потрясение было слишком велико. Эти смешливые и невообразимо капризные девчонки умели устраиваться в жизни, ничего не скажешь! Чтото близкое к этому пронеслось в голове у Насти, Олега же занимало нечто другое: если помощник Бернар теперь капитан, то что стало с капитаном Айрунгом?

– Теперь поговорим о вас. – Архимаг наконец обратил свое внимание на другую пару. – С вами все гораздо интересней. Вами, Олег, заинтересовался наш Магистр Наказующих, и у него есть для вас предложение. Но замечу сразу же, что если вы не примете его, то никакого принуждения не будет и вас обеспечат работой с вполне приличным для пусть и небогатой, но безбедной жизни заработком. Решать только вам.

– Тогда, с позволения нашего уважаемого Архимага, льера Виттора, я начну, – вступил в разговор льер Бримс. – Олег, как я уже говорил вам, у вас есть ростки Дара, Дара магии. И, если их взрастить, получится очень впечатляющий результат. Это, кстати, показали и наши исследования. Вам просто нужно пройти обучение в Академии Общей Магии. Дар как алмаз – его тоже сначала нужно извлечь из глубин, а затем огранить, дабы получить сверкающий бриллиант!

– Но как же Анастасия? – растерянно забормотал Олег. Все предыдущие разговоры он не принимал всерьез, но сейчас почемуто мучительно захотелось стать частью чегото могучего, тайного и невообразимо прекрасного, как все сверхъестественное. – Я не смогу ее оставить!

– Ничего с вашей девушкой не случится. Вы же не в тюрьме будете. Два дня в неделю вы сможете встречаться. Кроме этого, мы можем предложить уважаемой Анастасии поступить в наш Университет Культур, выпускники которого ценятся по всему цивилизованному Торну. Так что скучать она не будет! Ваше решение?

Олег посмотрел в глаза Насти и взял ее за руку. Мучительное желание стать чемто большим боролось с невозможностью покинуть свою девушку. Но подруга решительно, как делала только она, поджала губы и прошептала:

– Давай соглашайся! Неужели ты думаешь, что нас обоих устроит жизнь, как у этих дурочек? В этом мире надо обустраиваться и достигать какихто вершин. Я тоже соглашусь на этот их университет. Поглядим, кто чего достигнет в новом мире!

Последние слова она произнесла с задорной улыбкой, которая так нравилась Олегу. Он же лишь без слов кивнул и легонько сжал ее руку.

– Мы согласны! И я, и Настя согласны на обучение в ваших университетах.

– Ну вот и отлично, – добродушно улыбнулся Архимаг. – Просто отлично. Пару месяцев вы поживете прямо тут, пока будет отработана ваша легенда и мы поднатаскаем вас в том, что знают даже наши дети.

– Постойте, а при чем здесь легенда? – удивился Олег.

– Право, Олег, вы меня разочаровываете, – произнес льер Бримс и укоризненно покачал головой. – Ну неужели вы думали, что мы позволим открыто шагать по стране такому лакомому кусочку для чужих разведок, как вы?

ГЛАВА 16

Вот уже несколько часов Ярослав шел в полном обалдении. Чувство реальности происходящего приглушенно вопило, зажатое в дальнем углу сознания. Представления об этом чертовом мире встали с ног на голову. А как еще реагировать на совершенно безумные пертурбации окружающего мира? Идешь себе, идешь. Никого пальцем не трогаешь, а неприятности уже выглядывают у тебя изза плеча, противно хихикая в кулак.

Изменения начались с земли под ногами. Мертвая, потрескавшаяся земля, усеянная мелкими пучками жесткой и противной на вид травы, сменилась радующим глаз разнотравьем. Ноги приятно погружались в это мягкое шевелящееся море, оживающее под каждым дуновением ветра.

Потом пришел черед птиц. За весь период, что Ярослав находился в этом мире, он еще ни разу не слышал и не видел ни одной птицы. Нет, мелкое зверье (а то и совсем не мелкое) оживляло сменяющиеся пейзажи своими воплями животной ярости или смертельной агонии, но вот успокаивающего щебета мелких птах раньше не было. А тут на тебе! Щебет, свист, между высокими степными травами заскользили пичужки с ярким оперением. Высоко в небе стали появляться более крупные представители царства пернатых. Магический ореол почти отсутствует, так, слабенький фон, и все. У Ярослава начало появляться ощущение, что природа тех мест, где он раньше путешествовал, была не совсем нормальна.

А потом произошла совсем странная вещь – изменилось здешнее солнце. Это выглядело совсем уж дико: вот ты делаешь шаг под светящимся живым зеленоватым светом шаром, а следующий – уже под яркожелтым светилом, очень похожим на земное. И мир преображается. Кажется, что с плеч твоих сбросили с десяток килограммов. Делаешь шаг назад, и снова все попрежнему, только ты уже замечаешь незримую давящую тяжесть. Чувства какието притупленные, оглушенные. Снова шаг, и ты уже под новым солнцем, и кажется, что у тебя с глаз спали плотные шоры. Мир не выглядит прекрасным, но ты осознаешь, что он иной, что он изменился. А ведь от злополучного брода прошел совсем немного!

Так, не переставая удивляться в глубине души, Ярослав продолжал свой путь. Животный мир стал разнообразнее степного с того берега реки. Здесь паслись небольшими группками какието рогатые животные, старающиеся спастись бегством при приближении человека. Стайки мелких зверьковпадальщиков сопровождали зубастых охотников. Готовящийся к бою при каждой такой встрече Ярослав с величественным видом игнорировался. Только однажды, когда он приблизился на слишком близкое, по мнению хищника, расстояние, тот коротко рыкнул и сделал прыжок в сторону человека. Но был тут же развален на две неравные части. Свита из падальщиков восторженно взвыла и набросилась на то, что раньше было их господином и кормильцем.

Горы приближались. Их облик сильно отличался от тех, где уже побывал Ярослав. Они были какимито более уютными, что ли. От них не веяло силой и мощью непокоренного величия. Те горы были суровы, и над ними тяготела печать древней ненависти и борьбы, которая отравляла сам воздух. Здешние же горы были просто горами. Красивыми и величественными, именно такими, какими и надлежит быть горам. Они не были изломанными порождениями безумной магии, они просто были.

Ярослав шел, наслаждаясь жизнью, дыша полной грудью, с нетерпением молодого зверя ожидая новых встреч и событий. С нетерпением такого молодого и глупого зверя, который не усвоил крохи с таким трудом добытой информации о здешних землях.

Все началось у подножия симпатичного холма, поросшего густой травой необычного терракотового цвета. Остановившись передохнуть и обдумать дальнейшее свое передвижение, Ярослав задрал голову к вершине холма. Там чтото подозрительно блестело. Любопытство зашевелилось, словно выглядывающий из берлоги медвежонок.

– Свои слабости надо холить и лелеять! Ибо они твои, а ничьи другие, – со значением пробормотал Ярослав, потом помолчал и продолжил: – Ну или, по крайней мере, это надо делать хотя бы изредка!

Сказав это, он полез наверх. Позже жизнь показала, насколько он ошибался.

На вершине холма стоял небольшой металлический столб, увенчанный зеркальным металлическим диском метрового диаметра. Поверхность диска была вся испещрена мелкими трещинками, а по краям его украшали зеленоватые разводы мерзкой слизи, очень напоминающей плесень. Сама поверхность была несколько вогнутой к центру. Это древнее, неизвестно зачем установленное здесь металлическое зеркало могло поворачиваться практически в любую сторону и под любым углом. Ярослав наклонился к нижнему краю зеркала, стараясь получше рассмотреть способ крепления. Это ему так и не удалось.

Резко заныло чувство опасности, но он не успел отреагировать. Раздалось звучное «бляммм», и одновременно с этим Ярослав огреб по лицу мощный удар повернувшегося зеркала. От неожиданной и страшной боли, отозвавшейся звоном в ушах и «мушками» перед глазами, он потерял ориентацию в пространстве. Но тем не менее инстинкты все же заставили ставшее непослушным тело откатиться за стойку с зеркалом и замереть там.

Тишина. Здешний аналог кузнечика тихо шебуршит передними лапками о щетинистое надбрюшье. Ветер мерно колышет траву. Уши Ярослава настороженно ловят все звуки. Его магические резервы еще не были восстановлены полностью, но коекакое сопротивление он оказать все же мог. Но вот беда – оказывать сопротивление как раз было некому. Быстро, практически мгновенно оправившись от удара, волевым усилием остановив кровь, Ярослав сканировал окрестности и ничего не находил. Ничего! Абсолютно никаких магических объектов, те же самые чувства не обнаруживали и никаких живых существ. Вокруг только небо, трава и стрекочущие жучки. Лепота. Вот только крупный обломок камня прилетел неизвестно откуда, ударил в верхний край зеркала и заставил его нижний край по всем законам физики звездануть человека по лицу. Веселый такой обломок, сам по себе взял и прилетел. Жаль, не знал Ярослав таких законов, которые позволяли бы простым камням самопроизвольно наносить телесные повреждения человеку. Кроме магии, разумеется, которой здесь как раз и не наблюдалось.

«Вот и тарки нагрянули. Небось услыхали трамтарарам у брода и пришли посмотреть, кто тут такой невежливый. – Ярослава охватила досада. – Так хорошо шел. Мирно, спокойно, и на тебе, камешек прилетел!»

Бесконечно так лежать было нельзя, и Ярослав пополз к краю холма. Он ужом или, что более близко к здешним реалиям, костяным удавом извивался среди густо разросшейся травы. Только решил было высунуть голову, как чувство опасности заставило его перекатиться в сторону и уже там высунуться. А там, где мгновение назад была его голова, просвистел родственник первого булыжника. Глаза же Ярослава увидели очень неприятное для него зрелище. Легко ступая по земле, на холм поднимались могучие чудища с мерзкими харями. Именно так – чудища с харями, в количестве аж пяти штук. Беззвучно ступают мощные ноги, словно даже и не приминая травы. Как и описывал Гхол, роста высокого, тела покрыты толстой кожей сероватого скального цвета. Перекатываются валуны мышц. Морды премерзкого вида с улыбками, демонстрирующими впечатляющие клыки. Глазки маленькие, но хитрые. Ушей не видно. Нос похож на нос рядового урга, только крупнее раза в четыре. Из одежды только набедренная повязка. Типичные дикари, так и пышущие жаром первозданной природы. При виде этих существ сразу же возникали ассоциации со скалами. Древними скалами этого мира, словно сами горы породили столь удивительные существа.

Но времени умиляться новым открытиям у Ярослава уже не было: замечательные дикари неотвратимо приближались, правда, намерения у них были отнюдь не мирные, о чем говорили не только пущенные камни. Трое тарков держали в лапах (руками их назвать язык не поворачивался!) по сучковатой дубинке, отполированной частым использованием. Размер каждого из этих примитивных орудий был под стать росту каждого тарка. Один из них раскручивал над головой нечто подозрительно напоминающее пращу. Глаза его цепко обшаривали всю вершину холма, выискивая малейшее движение. Счастье Ярослава, что он сейчас смотрел сквозь густое переплетение трав, скрывавшее его от врагов. Пятый же тарк, шедший на шаг впереди своих товарищей, был самый здоровый, почти на голову выше всех остальных. И этот здоровяк, возбужденно сопя, топал вверх, держа на изготовку гигантский молот, который был явно не дикарской поделкой. Выполненный из темного, почти черного, металла, с отливающей красным деревянной ручкой. Искусные узоры, покрывавшие это немудреное орудие убийства, переводили его в разряд произведений искусства.

«Пора делать ноги! – Мысли закружились в привычном предбоевом хороводе. – Уж больно крепкие вы ребята. Мне с вами, пожалуй что, и не сладить. Хотя можно попробовать…»

Пальцы руки складываются в ковшик, пульсация магии, и в нескольких сантиметрах от ладони появляется малюсенький зеленый шарик, искрящийся от разрядов. Интуитивное движение вправо – новый камень впустую рвет землю.

«Да вы, гады, магию чуете?! – Злость царапнула душу. – Ведь так и убить могли…»

Ярослав швыряет рукотворную магическую молнию в ближайшего врага. Рискуя жизнью, он раздвигает траву, стараясь не упустить ни мгновения своего триумфа. И дикий хохот оглашает округу. Жертва его магического удара, которой полагалось мертвой (или, в крайнем случае, вопя от боли в опаленных ранах) катиться вниз к подножию холма, смеялась во всю глотку. Рычащий, захлебывающийся от неземного восторга смех звучал в ушах. Веселому здоровяку вторили его товарищи. А смеяться было от чего, магия Ярослава оказалась попросту бессильна. Его магический удар не повредил тарку ничего, просто ничего, даже шкуру не опалил. Так по смазанной маслом коже крупными каплями скатывается вода, не оставляя никаких следов. То же самое произошло и с пускай маленьким, но все же смертельным магическим шаром. Стремительный полет, удар о прочную шкуру, и вот зеленые брызги разлетаются по грубой шкуре, истаивая прямо на глазах. Ярослав взмок. Страх перед врагом, бывало, уничтожал целые армии, так что холодный пот и волны отчаяния были простительны.

«А вот теперь пора драпать!! – отстраненно пронеслось в голове. – Только ведь пращник на лету подобьет, как птицу какую!»

Эти две мысли бились в голове, сменяя одна другую, пока Ярослав с максимальной скоростью скользил к противоположной стороне холма. Последний рывок, и Ярослав кубарем летит по склону… И нечто, замеченное краем глаза, заставляет вцепиться, ломая ногти, в траву. Внизу, довольно скалясь, стояли еще трое тарков. Хищная радость жизни сверкала в их маленьких глазках. Один даже переложил в левую лапу дубинку, да что там дубинку – целый комель какогото дерева, и сделал манящее движение рукой. Иди, мол, сюда! Здесь здорово, птички поют! Ребята стоят веселые, а спустишься к нам, будет еще веселее.

– Фиг вам!! – надсаживаясь, заорал Ярослав. – Не дождетесь, сволочи! Не дождетесь!

Ярость подстегнула сжавшееся в страхе тело, и мир знакомо поплыл. Движения тарков стали тягуче медленными. Ярослав мощно оттолкнулся ногами от земли, зайцем метнулся вниз. Вот злость медленно наполняет глаза чудищ, когда до них доходит, что жертва не собирается сдаваться. Столь же тягуче поднимаются для удара дубины, а ноги несут к предполагаемому месту спуска человека. Но Ярослав двигается быстрей, гораздо быстрей. С резким выдохом он приземляется у подножия холма, рыхля землю пятками, но не удерживает равновесия и катится кубарем, немилосердно сдирая и так уже пострадавшую кожу. Тарки приближаются, и удар кажется неминуемым, но какимто чудом Ярославу удается затормозить и встать на ноги. Новый рывок, дубинка проносится над головой, чуточку задевая плечо. Даже не задевая, а легонько чиркая. Задень его такая махина – и плечо превратилось бы в мешанину мяса и костей. Брызнула кровь, но Ярослав уже набрал скорость, оставляя тарков у себя за спиной.

Ноги мягко несут по пружинящей траве, дыхание ровное, все чувства сканируют окружающую местность. Холм с непонятным зеркалом уже давно остался позади, но преследователи – нет. Широким полукольцом охватывая степь, тарки гнали Ярослава уже несколько дней. Погоня, или даже скорей травля, продолжалась день и ночь, без передышки на сон и обед. К старым знакомцам с холма присоединились еще несколько десятков тарков с крупными клыкастыми животными, сильно напоминающими земных гепардов. Как и на Земле, они использовались здесь в качестве гончих. В первый день погони тарки почти догнали Ярослава и натравили на него своих зверей. Скорость зверюг просто поражала – за какието несколько секунд они его настигли и завертели вокруг смертельную карусель. Ярослава тогда спасли только две вещи: вопервых, это то, что звери оказались уязвимы к магии, и, вовторых, что их было всего трое.

Нанося удары направо и налево, Ярослав все же не смог уберечься от ран. Убив одного и легко ранив двух других (всетаки дьявольски быстрые звери!), он получил рваную рану левой руки и отличное украшение на лице: четыре полосы от скользящего удара лапой шли теперь от носа через скулу и щеку на шею. То, что не были задеты глаз и артерия на шее, объяснялось чистой удачей. Волевым усилием остановив кровотечение, он понесся дальше.

Тарки тогда просто оторопели. Не склонные к тишине, они потрясенно молчали над скулящими от боли израненными любимцами. А Ярослав бежал, отыгрывая запас расстояния, который позволил бы залечить раны.

Гдето через пять километров он рухнул в траву и завыл от боли. В ранах словно демоны поселились, и теперь они терзали податливую плоть. Скользящее касание внутренним взором раны на руке заставило вздрогнуть. В кровавокрасной плоти будто жуткий паук сплел свои черные сети. Случайное сравнение с демонами оказалось верным, в ранах, сыто поблескивая, чернели клубки магических нитей. У Ярослава была только одна возможность убрать эту мерзость из ран – выжечь все к такойто матери.

– Гады!!! – против воли вырвался рев из судорожно сжавшегося горла. – Какие же вы все гадыыыы!!! Ненавижу!!!

И в рану на руке хлынули потоки зелени, выжигая инородную черноту. Если раньше боль была страшной, то теперь она стала просто кошмарной. Это продолжалось долго, бесконечно долго, несколько десятков секунд, но Ярослав выдержал. Рана на левой руке была очищена, и ни капли заразы в ней не осталось. Обволакивающее действие магии, и боль стихает. Теперь надо стянуть края раны, и скоро даже шрама не останется. Подошла пора заняться лицом, но Ярославу не дали. Тарки возобновили погоню, и их энергичные выкрики уже раздавались в непосредственной близости. Надо было снова бежать, нестись со всех ног. Подстегивала близость преследователей и растущая боль в ране на лице.

В этот раз оторваться было сложнее. Охотники не отставали, так же, как и Ярослав, надсаживая легкие и отчаянно нагружая мышцы. Но он все же ушел от них, пускай ненадолго, но ушел. Ничего не видя от боли левым глазом, с раскалывающейся головой, беспрестанно вытирая сочащийся из раны на лице гной… Как только перестал слышать шум погони, почти теряя сознание от боли, Ярослав начал путать следы. Словно раненый зверь, он рыскал по степи, пока не рухнул на землю, обессиленный физически и душевно. Но расслабления это не давало. Боль все нарастала, и он принялся за лечение.

С этой раной все оказалось гораздо хуже. То ли больше времени прошло, то ли еще почему, но черный клубок неизвестной магии был гораздо мощней. С трудом сконцентрировавшись, Ярослав направил в рану целительный поток зеленого огня и… чуть не потерял над собственной магией контроль. Боль превысила все мыслимые пределы, даже во время обучения у Шепчущего он не испытывал такого. Изматывающая, безграничная, она норовила смыть сознание в жадные глубины вечно голодного Ничто. Но Ярослав держался. Распластавшись на земле, истекая холодным потом, голый и жалкий, он боролся за свою жизнь. Скальпель железной воли выжигал скверну из организма.

Наконец и эта рана очистилась, только глухо ныла растревоженная плоть, но это уже можно было пережить. Знакомая процедура излечения, и рана закрылась, а Ярослав провалился в спасительное забытье.

Очнулся он буквально через час, настороженно вскочив на ноги, с ужасом прощупывая окрестности: а ну как уже окружили?! Но непосредственная опасность пока не ощущалась. Потрогал рану на лице: тут все в порядке, хотя и в относительном. Судя по всему, Ярослав теперь был обречен носить на лице украшение в виде четырех шрамов. Хотя, пожалуй, в его силах было сделать, чтобы эти шрамы стали менее заметны. Еще минутная концентрация, и волна ласковой исцеляющей магии проходит через заживающие раны. Перед кем ему, правда, теперь чистым лицом красоваться?

Тут Ярослав вспомнил про руку, но там все было просто отлично. Еще несколько дней, и все заживет само.

– Интересно, а что за гадость на когтях этих милых зверушек? Такие раны обычно заживали даже без магии, а тут чуть коньки не отбросил?!

Так и не дождавшись ответа от привычно безмолвного неба, Ярослав трусцой двинулся вперед, на ходу восстанавливая силы от щедро делившегося ею мира.

Так его бег и продолжался: Сила ровно плескалась внутри, питая уставший организм, опасность не ощущалась, как не ощущалась и погоня. Но Ярослав не терял бдительности, помня о незаметном приближении тарков к холму. Именно эта бдительность и позволила ему первым обнаружить впереди признаки жизни. Его чувства разом закричали о живых существах, и Ярослав как подкошенный рухнул в траву.

«Тарков я не чуял. Урги ощущаются подругому, значит, это ктото иной», – примерно так текли мысли человека.

Извиваясь в траве, осторожничая, оберегая лицо и левую руку, Ярослав продолжил движение. Новых существ следовало изучить. Может, это даже приснопамятные гвонки.

Комуто покажется, что нет ничего лучше, чем ползти по травке в погожий солнечный денек… Тот, кому так кажется, никогда не ползал по этой самой травке. Прежде всего здесь не травка, а самая настоящая трава, можно даже сказать, травища, которую приходилось в целях конспирации аккуратно раздвигать руками, а в получившийся просвет ввинчивать тело. Насчет солнца и погожего денька – это наглая ложь. Яркое, немилосердно пекущее спину солнце вызывало чувства, очень далекие от восхищения. Когда идешь или бежишь, становится както легче: то ли кровь играет, то ли ветерок обдувает, а может, и жар более равномерно распределяется, но факт остается фактом – в лежачем состоянии жарит спину будь здоров. Ну и, естественно, скорость передвижения на пузе несравнимо ниже скорости бегуна. В таком состоянии Ярославу было чрезвычайно трудно сохранять состояние отстраненной отчужденности, необходимое для невидимости при магическом наблюдении.

Проклиная все и вся гдето глубоко внутри, Ярослав упрямо полз дальше. Шанс узнать нечто новое, а может, и обрести новых союзников, которые помогли бы восполнить силы и отдохнуть, упускать нельзя. Вот и приходилось почерепашьи двигаться вперед.

Постепенно живые существа приближались. Обоняние уловило запах дыма, а уши – мирные крики на неизвестном языке. Какаято женщина бранит мужа, а тот лениво огрызается, ктото визгливым бабьим голосом зовет детей, которые отзываются смехом и короткими возгласами, такими знакомыми Ярославу по его собственному детству. В общем, ориентируясь по одним звукам, воображение выстраивало мирную картину жизни человеческого селения… Человеческого?! Мысль словно молния пронзила от головы до кончиков пальцев на ногах. Человеческого?! Неужели?! Язык облизывает мгновенно пересохшие губы, а по лбу текут крупные капли ледяного пота. Неужели люди?!! Да нет, не может быть, это какоето племя, просто голоса похожи на человеческие. Конечно, этого не может быть, но проверить стоит. И Ярослав пополз дальше.

Наконец он оказался метрах в ста от ближайшего живого существа. Осторожно выглянув, Ярослав принялся того изучать. Явно дозорный, стоит под травяным навесом и внимательно изучает подступы к небольшому селению. Судя по ощущениям Ярослава, этот пост не был единственным. Вокруг селения (или лагеря) располагалось четыре таких поста. Оружия не видно, но, должно быть, под рукой. Голова и лицо замотаны зеленоватой тканью, только в щели между складками настороженно поблескивают глаза. Тело закрыто чемто напоминающим халат, но в том, что касается одежды, Ярослав никогда не был специалистом. На память упорно лезло название «бурнус». Так что, может быть, это и был этот самый «бурнус». На руках матерчатые перчатки.

«Фигура похожа на человеческую, но кто знает, – с трудом унимая возбуждение, подумал Ярослав. – Придется подобраться поближе».

Прикрыв глаза и замерев на мгновение, Ярослав полежал, успокаиваясь. Наконец он продолжил движение. Только теперь ему приходилось двигаться со скоростью не то что черепахи, а амебы. Никаких рывков, абсолютно никакой спешки, только плавное, четко просчитанное движение. Так, замирая после каждого сантиметра пути, он продвигался вперед. Были забыты усталость и жара, главным сейчас была цель и средства к ее достижению.

Темнело. К этому времени Ярослав миновал дозорного и максимально приблизился к скоплению шатров, которое и было невидимым ранее селением. Вокруг сновали с головы до ног закутанные в полотнища ткани существа. Звучала незнакомая речь. Один раз его чуть не обнаружили. Особь явно женского пола, несшая в руках узелок с едой, прошествовала в сторону дозорного и, как нарочно, сделала это в метре от Ярослава, который вспомнил в тот момент все знакомые ему ругательства, сплетая из них причудливую сеть. Но пронесло! Через полчаса она прошла назад, на этот раз достаточно далеко от Ярослава.

Один раз дозорного сменили, а Ярослав так и не увидел ни одного открытого лица. Ему оставалось только яростно стискивать зубы. Неожиданно из центрального, самого внушительного на вид шатра вышел осанистый человек, одетый в более красивую одежду, с напоминающим саблю оружием на бедре. Это был отнюдь не рядовой член этого сообщества. Властные манеры, жесткий взгляд, украшения на груди и затянутые в тонкие кожаные перчатки руки. А как вокруг засуетились остальные! Никак вождь? Но почему он так настороженно оглядывает окрестности? Чтото чует?! Это было не слишком хорошо для Ярослава. Тут ктото, одетый в поношенный бурнус, вынес из шатра некую конструкцию, которая после манипуляций превратилась в складной стульчик. На него и сел самый главный. Тут же из его шатра вынесли металлический кувшин с длинными трубками и поставили рядом. Вокруг захлопотали присевшие на колени более бедно одетые жители селения. Потянуло дымком, и сидящий на стульчике взял в руки протянувшуюся от кувшина трубку.

«Да это ж кальян! – Удивлению не было границ. – Никак это аналог бедуинов?»

И тут все мысли оказались буквально выметены из головы – человек открыл лицо, теперь уже явно человек. Об этом говорили человеческие черты лица, снятая же перчатка обнажила и вполне человеческую руку. Тонкие, властные губы обхватили мундштук кальяна, короткий вздох, и колечко дыма устремилось к небу. Но Ярослав этого уже не видел.

«Люди, это люди! Этого не может быть, но всетаки люди!» – Эта мысль заставила забыть обо всем, и Ярослав поддался велению души. Плавным текучим движением он вскочил на ноги.

Какой тут поднялся шум. Крики, возгласы, бряцанье оружием. Изза большого шатра вылетели трое голых по пояс мускулистых мужиков, вооруженных изогнутыми мечами. Они споро окружили защитным кольцом сидящего человека. За этой суматохой Ярослав не видел, как, после того как он поднялся, губы здешнего предводителя тронула тонкая змеиная улыбка. Затем, пресекая шум, тот встал и властным голосом чтото сказал, подкрепив сказанное энергичным жестом. И на палаточный лагерь опустилась тишина.

Такое послушание удивило Ярослава, но ему было не до этого. Вытянув перед собой руки, показывая, что безоружен, он шел вперед. Вожак этих людей коротко ухмыльнулся и шагнул ему навстречу, чтото говоря вежливым, даже ласковым голосом. Сердце Ярослава глухо стучало в груди. Пришло осознание своей наготы, своего дочерна загоревшего тела, и ему стало стыдно. Кровь бросилась в лицо. Дурак, ты же голый! Как мог забыть?! Но было уже поздно, и Ярослав сделал последний шаг навстречу этому дружелюбному человеку. Тот добродушно засмеялся и обхватил Ярослава за плечи, чтото успокаивающе говоря. Ярослав вежливо закивал. В этот момент человек чуть подтолкнул его к своему шатру, и он смело шагнул в ту сторону. Люди, прислуживающие этому добродушному человеку, расступились, низко кланяясь. Ярослав совсем успокоился. И тут в его затылке словно бомба взорвалась. Боль тысячью игл впилась в мозг. Такая надежная и привычная земля вскинулась и со всей силы вмазала Ярославу по лбу. Из глаз посыпались искры, грозя поджечь траву под ногами. Серая мгла затопила сознание…

ГЛАВА 17

Сильная дергающая боль в затылке и в области лба. Чтото теплое и невыносимо тягучее течет по щеке, попадая в рот. Соленый и такой знакомый вкус… Кровь! Откуда?.. Правый глаз залеплен какойто гадостью, крепчайшей коркой она стянула веки. Левый глаз открывать совершенно не хочется. Сильно гудит в ушах. На зубах скрипит то ли песок, то ли собственная зубная эмаль. Мерзко. Рывком, словно по команде, вернулись ощущения остальной части тела. Парадокс – руки и ноги вроде как есть, а пошевелить ими нельзя. Может, умер?! Не похоже… Но что тогда произошло?! Сначала бег, потом… снова бег, а затем… Голоса! Чужие голоса! И тут Ярослав взлетел. Чьито руки подняли его в воздух и понесли… Куда именно, предстояло выяснить! Он с трудом разлепил глаза. Правому глазу мешала видеть чудовищно распухшая бровь, но было не до самолюбования. Как только Ярослав собрался, сосредоточился, память услужливо распахнула свои страницы. И он снова застонал, правда, теперь уже от стыда.

«Идиотина!!! Так глупо попасться! Людей увидал, обрадовался… Как баран новым воротам – выставился и пасть раскрыл! Болваааан!!!» – Внутренний голос был сама самокритичность.

Быстро просканировать свое состояние. Так, два ушиба, лопнувшая, как перезрелая дыня, бровь (и размер стал соответствующий!), громадная шишка на затылке. Видать, по башке чемто звезданули, а бровь уже об землю сам разбил. Ярослав даже чтото такое смутно припоминал. Ничего, все само, без магии, пройдет, а вот с руками и ногами ситуация поинтересней будет. Чрезвычайно крепкие веревки туго стягивали конечности Ярослава. По правде говоря, он был спеленат как ребенок, только голова свободна. Ярослав попробовал напрячь занемевшие мышцы, но жуткий звон в голове заставил поверить в напрасность подобных попыток. И тут резкий окрик, обращенный явно к нему, раскрыл глаза на причину этого странного звона – ктото подружески звезданул Ярослава по уху.

– Ну я тебе, гнида, покажу, как пленных в ухо бить, – растягивая слова, произнес Ярослав, медленно поворачивая голову к своему обидчику, но замер, встретившись с тем взглядом.

Перед ним стоял белокожий, с волосатым обнаженным торсом наглый мужик человеческой расы. Заплывшие глазки палача, кустистые брови, широкие, как у гориллы, ноздри, мясистые губы, обрамляющие оскверненный смрадным дыханием рот, – вот неполный перечень черт лица (да какого лица?! Морды!), вызвавших антипатию Ярослава. Правда, решающим фактором, оказавшим влияние на его отношение к этому человеку, была оплеуха, которая, судя по занесенной для удара руке, не была последней!

И Ярослав испугался боли. Не той, что он терпел сейчас, это мелочь, а той, что могла последовать вслед за ударами. Страшное нервное напряжение, ранее укрытое пластами воли и начавшее обнаруживаться только при первой встрече с этим людским племенем, вырвалось наружу.

Он многое вынес в этом мире. Водопады боли проливались на него во всех вынужденных странствиях, но не было этого ощущения. Ощущения опустошенности. Он потерял надежду, жил лишь текущим днем, без прошлого и будущего, был человеком, обреченным на одиночество… И вот этот отчаявшийся в глубине души человек встретил себе подобных, и… судьба преподнесла ему новый сюрприз. Люди, его надежда и его спасение, взяли его в плен. И Ярослав нырнул в глубины своего «я», стараясь слиться со своей маской зверя, обретенной им в жутких лесных дебрях. И маска отгородила его от ужасов реальности. Перед пленившими его встал Зверь. Сама смерть смотрела теперь глазами беспомощного ранее человека на любителя бить беззащитных пленников.

Для Ярослава это был пик наивысшего слияния с новой гранью его эго. Хриплый полуревполукрик, заставляющий болезненно вибрировать барабанные перепонки, и вслед за этим молниеносный удар головой. Лоб устремляется вперед плавным текучим ударом, вырастающим из слитного движения всего, пусть и связанного, тела, и встречается с носом бившего его человека. Тихий хруст, и тонкая косточка переносицы, можно сказать, нежно входит в мозг урода в человеческом обличье. Капли брызнувшей во все стороны чужой крови темными точками изукрасили щеки Ярослава. И разом заголосили вокруг взбудораженные голоса. Оказалось, что рядом были и другие люди, не замеченные сначала впавшим в некое оцепенение, а потом потерявшим от ярости рассудок пленником.

Сторож с обликом палача не успел еще осесть на пол, как Ярослав уже повернулся на голоса. Сознание отстраненно фиксировало окружающую обстановку. Матерчатые стены, шкуры на полу, неяркий свет от костра в центре – Ярослав находился в просторном шатре. Вместе с ним там были еще четыре человека и один труп. Трупом стал при участии Ярослава один из охранников, но двое других оставались на ногах. Причем похожи они были как братья. Кроме охранников, в палатке находились еще два человека, судя по манерам, привыкшие повелевать. Первым и самым главным был обманувший Ярослава человек с саблей. Все те же властные жесты, оскорбительная усмешка и поза готовой к броску саблезубой кошки. Рядом с ним стоял старик. Сморщенное, жутко старое человеческое лицо, желтая пергаментная кожа, безжизненные пуговки мерзко поблескивающих в полумраке белесых глаз и яростная, все еще молодая и излучающая Силу аура бойца, привыкшего управлять магией и подчинять ее себе. Шаманы ургов выглядели рядом с этим стариком беспомощными сопляками.

Ярослав разглядел все это за какието доли секунды, но не успел предпринять никаких действий. Он оказался буквально погребен под набросившимися на него двумя охранниками. В падении он ощутимо ударился головой о пол, который оказался, судя по звуку, деревянным и покрытым шкурами. Массивные тела привыкших к обильному питанию людей пригвоздили его к полу крепче цепей. И сразу же рядом с ним возникли человек с саблей и старик. Сильные, невообразимо цепкие пальцы первого сжали голову Ярослава, зафиксировав ее в одном положении. Второй же, чтото бормоча себе под нос, извлек откудато маленький сосуд, откупорил его и зажал двумя пальцами нос Ярослава, выжидая. Ошеломленный, потерявший над собой контроль пленник открыл рот и получил гигантскую дозу какойто отравы из этого сосуда. Вязкая, гадкая на вкус и напоминающая слизь жидкость проскользнула в пищевод. Словно извержение вулкана началось в его желудке. Сильная жгучая боль растекалась по всему телу. Но Ярослав сопротивлялся. Привычное состояние Сат'тор и попытка очистить кровь. И потоки очистительной магии.

Однако его мучители не собирались ждать. Сильно смахивающий на шамана старик начал выкрикивать короткие фразы на гортанном языке, так похожем на слышанный Ярославом язык тарков.

– Гхордымлор! Бардыг суом! – надрывался дед, совершая пассы руками.

Наработанный годами профессионализм и опыт чувствовались за его уверенными движениями. Немного смущал удивленный взгляд высокомерного господина, держащего голову пленника, но это было единственным, что говорило о некоторых проблемах в обряде.

Хитрые плетения чужой магии опутывали разум Ярослава, сковывая волю. Но разум, подвергшийся воздействию собственного заклинания, наложенного еще в степи ургов, оказался защищен от таких воздействий. Только это и спасло его от полного порабощения, но сохранить ясность сознания все же не удалось. Чужое Искусство победило голую Силу. Таинственный обряд продолжался…

– Какой интересный молодой человек! – произнес во время небольшой передышки старый шаман. – Впервые встречаю такой тип защиты. Он без сознания, а до разума не доберешься!

– Он маг?! – Человек с властными манерами, являющийся сыном вождя двадцати племен, проявил некоторое беспокойство. – Подчинение может не сработать?

Старик устало вытер пот со лба и коротко вздохнул:

– Не маг он, да и не интуитивист, как говорят эти высокородные ублюдки с Нолда! Похоже, он просто зачарованный. Не чувствую я у него Источника. Так что все сработает, вот только куклу из него сделать не получится, высокочтимый господин Дарг. Ошейник подчинения наденем, от Источника, если он у него просто спрятан (хотя я не знаю, как это сделать!), отрежем, и все. На большее рассчитывать не стоит. В открытом поединке воля против воли еще можно чтото сделать, а так… только испепелить его разум…

– А ну стой! Ты чего мелешь, старик?! У нас и так недобор рабов, а отец пообещал Наместнику сотню голов! Каждый пленник – это просто дар Юрги. А ты о кукле! Кукла не нужна никому. Так что зубы мне не заговаривай!

Старый шаман метнул яростный взгляд:

– Господин обещал старику одного раба для опытов! Этот вполне подходит!

Названный Даргом презрительно дернул уголком рта:

– Получишь своего в следующий раз. Дороже, чем Повязанный, это Повязанный с историей. А история этого достойна самого Наместника. Отец может решить преподнести его в качестве отдельного дара. Коллекция диковинок Наместника будет украшена еще одной жемчужиной!

– Ну хоть на небольшие опыты я могу рассчитывать? – В холодном тоне подобравшегося старика не было и капли почтительности.

– Можешь, – милостиво кивнул Дарг, с трудом справившись с желанием положить ладонь на рукоять сабли. – Конечно, можешь! Его все равно надо обучить языку! Ты же слышал, как он кричал на языке гоблинов?

– Наверняка их выкормыш!

– А такое бывало раньше? – Любопытство в голосе Дарга было подлинным.

– Лет сто назад. Такой же паренек выбрался от троллей и попал к нам. Учитель рассказывал, что с ним было интересно работать. – Шаман угрюмо посопел, но продолжил: – Правда, про такую защиту он ничего не говорил.

– А откуда тот взялся? – не обращая внимания на прозрачные намеки, продолжал расспросы Дарг.

– Да с проклятых вод Темного океана. Истинные часто направляют туда экспедиции… Все гневят богов и духов, ищут чегото, а корабли тонут и тонут. Так вот, команда одного не пострадала, спаслись почти все. Прошли через Лес. Выжил только двенадцатилетний сын капитана, которого и подобрали гоблины. Они тогда еще совались в Лес. Своего Рыргу искали… Так что наш оттуда же.

– А защита его откуда?!

– Много чего в Лесу встречается. А уж если в Заар'х'дор попал, то и подавно. – При последних словах шаман сделал отвращающий злых духов жест.

Высокомерный Дарг, немного побледнев, его повторил.

– Так он прошел через земли мертвых духов?! – Страх и любопытство прорвали маску отрешенности на лице Дарга. – Это действительно заинтересует Наместника. Настоящая удача!

– Ну я так думаю. Не нашей он крови. А вот до памяти его добраться не удастся – закрыта она.

– Как это?!

– Да я же сказал – защита у него интересная. Изломан его разум, словно Сила вывернула наизнанку и перекрутила все потоки жизненных Сил. Сам Юрга не сможет у него ничего узнать!

– Ясно, но я думаю, что это все же заинтересует Наместника! – Прежняя холодная высокомерность вернулась к Даргу. – Продолжай обряд. – Дарг встал и кивнул навалившимся на пленника охранникам. – Убрать этого неудачника!

Те подобострастно поклонились, подхватили мертвеца и, громко топая, вышли вслед за господином Даргом. Старый шаман остался с пленником один на один. И уже никто не слышал его бормотания.

– Сопляк. Ты забываешь, что ты пятый сын своего отца, а не первый. А великому Сохогу нужен только один наследник. – Тут взгляд старика вернулся к недвижимому, парализованному пленнику. – А ты обладаешь столькими тайнами, которые так и хочется вырвать у тебя с мясом! – И хищный оскал расцвел смертельным цветком на лице шамана. – А чтобы ты не рыпался, когда очнешься, мы тебе цепочку наденем!

Последние слова сопровождались неприятным хихиканьем. Отсмеявшись, злобный дед достал кисточку из мешочка на поясе и, смочив ее в баночке с какойто красной жидкостью, начал рисовать на шее пленника странные знаки. Извивы линий заворожили бы любого стороннего наблюдателя, но дед не был сторонним. Он обладал правом не только владеть этими знаками, но и применять. А это не всякому дозволялось!

Наконец, удовлетворенно крякнув, он отложил кисть в сторону. Красные знаки образовывали вокруг шеи рисованный ошейник. Сев на пятки и начав ритмично раскачиваться, шаман запел на мертвом языке заклинание. Знаки замерцали голодным блеском и начали проникать под кожу, вгрызаясь словно клещи. Это продолжалось долго, очень долго. К концу заклинания голос старика дрожал и норовил сорваться, но все обошлось. Закончив и откашлявшись, старик взялся за старый, даже древний костяной нож и стал делать ровные надрезы на шее, в точности повторяющие знаки.

И эта работа была закончена. Под лежащим пленником натекла уже небольшая лужица крови. Шаман порадовался про себя, что не забыл выдернуть изпод пленника шкуру, оголив пол.

– Отлично. Просто отлично! – произнес дед и осторожно извлек из мешочка, где раньше лежала кисть, переливающуюся всеми цветами радуги тонкую цепочку прекрасной работы. – Вот ты и пригодилась, моя прелесть! Этому шустрому молодцу ты будешь в самый раз! – Губы старика раздвинулись в злобной улыбке, обнажив желтые зубы. – Пускай наша прелесть в кровушке полежит, пускай!

Руки аккуратно выложили цепочку в лужу крови. Раздался сосущий звук, и размеры лужи начали резко сокращаться.

– Умница, какая умница! Отлично работаешь! – Взгляд шамана напоминал взгляд деда, смотрящего на увлеченно работающего внука.

А цепочка меняла свой цвет. Это походило на то, как если бы красный цвет радуги разросся и поглотил все остальные. Именно это и произошло с украшением. Обретя насыщенный кровавый цвет и сытый блеск, неподвижно лежащая цепочка тихонько звякнула. Дед осторожно поднял ее с пола и положил себе на ладонь. Концы жутковатого украшения безжизненно свисали по краям сухой старческой ладони. Старик простер эту руку над пленником и запел новое заклинание. Звуки его были неприятные, клацающие. Продолжая петь, старик начал обматывать шею пленника этим страшным украшением. Его длины хватило как раз на два оборота. Заклинание оборвалось. Удовлетворенно забормотав себе под нос, шаман щелкнул защелкой. Одновременно с этим резкая судорога скрутила недвижимое ранее тело.

– Уф, получилось! – Дрожащий голос старика выдавал, что все было не так уж и легко. – Осталось самое простое.

А цепочка, словно хищная змея, продолжала обвивать шею Ярослава. Из кошеля на поясе старый шаман достал кусок жесткой кожи и обернул ею цепочку. Концы этой кожаной полоски сходились как раз под подбородком лежащего человека, застежки не было. Сняв с собственной шеи костяную фигурку на старой засаленной веревке, старик начал водить ею над шеей пленника, шепча чтото себе под нос. Неровные концы ошейника дрогнули и дернулись навстречу друг другу. Сдвинулись и затрепетали, грубый шов начал на глазах образовываться на месте разрыва. Готово! Теперь цельный кожаный ошейник крепко сидит на шее. Но старик недовольно зашевелил губами и чтото повелительно выкрикнул. Костяная фигурка в руке ощутимо нагрелась, а грубый шов поплыл и растекся. Не было никакой возможности найти место стыка.

Шаман удовлетворенно вздохнул и достал еще одну бутылочку из складок своей одежды. Вытащил ножом глубоко сидящую пробку и капнул четыре раза на ошейник. И волны метаморфоз побежали по жесткой коже. Скрытая цепочка зашевелилась, силясь освободиться. Это не удалось, и тогда струйки красноватого дыма потянулись изпод ошейника, охватывая шею пленника дымовым кольцом. Шаман с гордостью выдохнул и властно хлопнул в ладоши. И сразу же кольцо полыхнуло вспышкой, издав при этом треск разорвавшегося полотна.

Как только к шаману вернулась способность нормально видеть, он увидел на шее пленника красивый ошейник, выполненный из красной кожи. Края были обрамлены бордовыми тонкозвенными цепочками. Обряд удался. Рабский ошейник прочно обхватывал шею пленника.

– Моя лучшая работа! – Шаман ласково провел пальцем по кольцу ошейника. Следующей фразой он обратился к все еще не пришедшему в себя Ярославу: – А ты носи ее на здоровье, носи.

И, с трудом поднявшись на ноги и разогнув скрюченную спину, он вышел из шатра.

Ярик пришел в себя не скоро. Ему все время казалось, что он тонет в мутном омуте. Напрягает силы, рвет в страшном напряжении жилы, но все равно его затягивает под воду. Страшный сон! И в тот момент, когда вода должна была залить легкие, он проснулся. Открытые глаза смотрели в матерчатый потолок, на котором играли причудливые тени от приоткрытого входа. Ярик резво вскочил и понял, что свободен. Это было странно, если учесть то, что предшествовало его вынужденному сну. Некоторое беспокойство занозой сидело гдето в глубине души, но он пока отмахнулся – были проблемы и поважней. Он обнаружил у себя на шее новое «украшение».

– Это мы не заказывали! – ощупывая ошейник в поисках застежки, проговорил Ярик. – Как же вы его на меня натянули?!

Но застежки не было. Руки сообщали только о мягкой коже и металлических мелких звеньях по краям этого нежданного украшения. Потеряв терпение, Ярик попробовал сорвать ненавистную кожаную полосу, но ничего не получилось. Выматерившись поургски, он шагнул к выходу и заорал от неожиданной боли, пронзившей каждую клеточку его тела. Ноги не выдержали, и он повалился на шкуры.

– Я вижу, ты уже проснулся! – раздался сверху старческий, какойто скрипящий голос. Говорили на ургском.

– Где я?! Кто вы такие и что вам нужно?! – С каждым произнесенным словом боль утихала.

– Ойой. Мы не понимаем своего положения. – Неприкрытая издевка резала слух. – Мы смеем еще чтото требовать!.. А ну встать, корд![27]

Голос хлестнул как бичом. Ярик не знал, кто такой «корд», но почувствовал, что это оскорбление. Вскочив на ноги, он посмотрел на человека, оказавшегося давешним шаманом, и прорычал:

– Повежливей, старик! Не то зашибу! – Собственное недавнее поражение уже забылось.

– Да тебя надо учить и учить… – Старик этому был явно рад. Сказав эту фразу, он лениво погрозил пальцем и выжидающе замер.

И Ярику стало не до старика – боль навалилась на него с новой силой. Но, сцепив зубы и с огромным трудом держась на ногах, он боролся, отказываясь сдаваться.

– Уникальный случай. Просто поразительно, – с видом заправского экспериментатора продолжал рассуждать шаман. – Мало кто в состоянии сопротивляться ошейнику корда, а уж повязанному кровью Темному ошейнику… Силен, силен.

Тут Ярик все же не выдержал и упал. Его разум тщетно пытался разорвать оковы боли. Сознание потянулось к спрятанному Источнику и натолкнулось на стену, чужую в собственном разуме стену. Вот что беспокоило его. Он был пленником вторгшейся чужой магии. У него не было теперь никаких шансов сопротивляться, а боль не утихала, грозя задушить огонь жизни в теле. А шаман продолжал:

– Запомни, корд. Ты теперь никто, пустое место. У тебя нет имени, только кличка. Как у животного. Твоя – Дикарь. На нее ты и будешь откликаться. На шее у тебя Темный ошейник, который не позволит тебе пользоваться магией и научит покорности. Ты теперь не посмеешь ослушаться приказа. Малейшее неповиновение будет наказываться болью. То, что ты сейчас чувствуешь, это лишь малая толика возможного. Так что думай как следует.

На этом месте старый шаман прервался и сделал повелительный жест рукой. Боль начала затихать, и Ярик глубоко задышал, стараясь унять колотящееся сердце. А тот продолжал:

– Не надейся когданибудь освободиться – Темный ошейник снять невозможно. Ты все понял?

В ответ на это Ярик метнул свое тело вперед, стараясь схватить старика за горло, но у него ничего не вышло. Он даже не успел подняться с пола, как совсем уж запредельная боль сковала его члены. От такой боли моментально должен был наступить шок, но его не было. Сознание оставалось ясным, давая полностью насладиться всей гаммой ощущений.

– Я рад, что ты не понял все сразу. Эта боль очень полезна для тебя, она просто замечательно демонстрирует возможности твоего украшения. Привыкай! – Сказав это, старик вышел из шатра, оставив корчащегося, не способного даже кричать раба одного.

ГЛАВА 18

В жизни Ярика начался новый этап. Такая ожидаемая встреча с представителями его собственной расы произошла. Теперь столь же остро хотелось избавиться от этих самых родственничков по эволюционному древу.

Ярик жил, а скорее, даже влачил существование в стойбище одного из родов кочевого племени архов. Это было могущественное, беспрестанно воюющее племя. Вождем, первым после бога, был Сохог. Удачливый военачальник, расчетливый купец и плодовитый отец, он поставил целью объединить под своим началом все Лихоземье[28] – именно так назывались земли, где находился сейчас Ярик.

Пленившим Ярика воином был Дарг, пятый сын Сохога. Хороший воин и авторитетный вождь своим положением ненаследника тяготился до чрезвычайности и искал пути выслужиться перед отцом. Именно поэтому он и устроил стойбище около самой границы с землями тарков, надеясь половить рыбку в мутной воде межрасового конфликта, как определил для себя Ярик. В день, когда он натолкнулся на этих людей, большая часть воинов ушла совершать набег на чужое людское стойбище, не принадлежащее к архам.

Советником (а скорее всего, и соглядатаем) у Дарга был старый шаман, которого все звали Боском. Жестокий и могущественный, он пользовался доверием Сохога, что не забывал демонстрировать его сыну.

Старый Сохог потребовал от Дарга набрать рабов для торговли с людьми, живущими за горами. И тот был вынужден выкладываться на всю катушку. Рабы были здешним стратегическим сырьем. Их продавали, а на вырученные деньги покупалось оружие и некоторые другие товары, этим самым укреплялась мощь архов.

Все это Ярик узнал от других рабов только через месяц после пленения, а до этого момента у него не было и свободной минутки. Его учили. Чему? Многому. Как встречать свободных людей, как кланяться, куда смотреть, какую позу принимать – очень многому учили. И самое главное – языку. Языком ургов во всем стойбище владел только шаман, и он приказал научить нового раба гральгу[29] – языку всех нормальных людей. Он так и сказал – всех нормальных людей и плюнул при этом на запад. Смачно так, зло! Потом позвал какогото чумазого пацана лет тринадцати и ушел с ним в шатер, а Ярик остался стоять на коленях у входа. Правда, это продолжалось недолго. Паренек скоро вышел, его физиономия светилась радостью. Он пронесся мимо Ярика, но почти тут же прибежал назад в сопровождении двух здоровенных мужиков. Судя по ошейникам – рабов. И началась учеба.

Эти мужики таскали Ярика по всему стойбищу и подводили к тому или иному предмету, а паренек называл его и требовал от Ярика повтора. Малейшая ошибка фиксировалась зарубкой на палочке. Одна зарубка – один удар по спине плетью. Когда число зарубок достигало десятка, Ярика не скупясь отоваривали эти самые мужики. Никакого чувства классовой солидарности не было. За первый день спина Ярика оказалась щедро изукрашена рваными полосами. Нет, он не особо и ошибался. Память у него теперь была будь здоров, не то что раньше, но пареньку доставляло истинное наслаждение мучить другого человека. Это привносило разнообразие в его серую жизнь и позволяло избавиться от подростковых комплексов слабого человека. Но Ярику от этого было не легче! Боль он, конечно, терпел. Умение заворачиваться в кокон пустоты, оставляя все переживания и чувства снаружи, у него никто не отнял, но вот магическое излечение стало недоступно, а тратить жизненные силы на ускоренное излечение не хотелось. Выручала только поразительная регенерация тканей. Рваные шрамы превращались в тонкие ниточки буквально за неделю, несмотря на антисанитарию, недоедание и жару.

После первого дня обучения его осмотрел шаман и задал на гральге простенький вопрос. Ярик чтото прошептал потрескавшимися губами (за день у него не было во рту и маковой росинки), норовя повиснуть на поддерживающих его рабах. Интуиция подсказывала ему, что неплохо бы сейчас подавить на свое плачевное состояние. И это сработало. Шаман пришел в чудовищную ярость. Он понял, что учение идет неплохо, но вот внешний вид пленника его разочаровал. Зажав пацана в тиски магии, он начал наносить ему незримые удары. Голова несчастного (хотя так ему и надо было!) моталась из стороны в сторону. Наконец дед посчитал, что с того довольно, и отпустил паренька. Тот повалился в пыль, размазывая слезы и кровь по лицу и чтото просяще скуля. Старый Боск грубым голосом отвечал. Общий смысл уже вполне доходил до Ярика. Речь шла о том, что в таком состоянии шаман не сможет провести над Яриком ни одного опыта, так как после его экспериментов «этот вонючий корд (жест в сторону Ярика) пойдет на встречу с Юргой, чего не надо ни ему, Боску, ни Даргу (плевок на землю)».

В этот день над Яриком никто не ставил никаких опытов. Его даже покормили, дали кусок тряпки обернуть вокруг бедер и намазали спину какойто мазью. Спал он в вонючем загоне без крыши с другими рабами, которых оказалось на удивление много. На всех были ошейники подчинения, но ни одного такого же, как у Ярика. Как выяснилось в дальнейшем, выделяющихся даже таким вынужденным способом здесь не любят. Но в первую ночь ничего не произошло. Он спал спокойно, не обращая внимания на боль в ранах и ужас своего положения. Он просто лег и заснул.

Последующие дни оказались насыщены учебой. За две недели он овладел языком в совершенстве. Не было даже малейшего акцента. Старый Боск был доволен и взялся за него всерьез. Теперь Ярик жил в шатре шамана. В его обязанности входили походы за водой и внутренняя уборка. Пищу старик готовил сам, никому не доверяя столь ответственное действо. Эти обязанности не были слишком уж обременительны для закаленного Ярика, только очень сильно мучило понимание того, что ты вещь, чьето движимое имущество. Каждый вечер перед сном Ярик вновь и вновь пытался пробиться через барьер, ограждающий его Источник, но тщетно. Магия старого Боска поработала на славу.

Однако, кроме простых обязанностей по дому, на Ярике лежали и другие, гораздо более серьезные обязанности. Одной из них стали постоянные рассказы о жизни среди ургов. О быте, жизни, магии и прочем спрашивал дотошный дед. Это выглядело так: сидя гдето в уголке, он подзывал Ярика к себе, сажал на специально расстилаемый коврик с видимой Ярику магической аурой и задавал вопросы. Такие допросы продолжались по несколько часов, пока старику не надоедало. Вопросы часто повторялись. Как понял Ярик, Боск пытался подловить раба на лжи, клещом вцепляясь в малейшее несоответствие. Но тот держался. Ярик следовал известному принципу: чем больше правды, тем правдивее ложь. И он рассказал почти все, кроме как о своем происхождении и владении магией. Он сказал, что не помнит своего детства. Самое раннее воспоминание – это когда он впервые увидел гоблина (так здесь называли ургов), который тряс его за плечо и пытался разбудить. Ничего более раннего он не помнил. Дальше следовал рассказ о нелегкой судьбе гоблинов, безграничной власти шаманов и кошмарных Отродьях, о жизни Ярика в нечеловеческом племени. Он не жалел красок, любой театр взял бы его не задумываясь на самые сложные роли. Его игра была просто великолепна. Такого вдохновения он не испытывал никогда в жизни. И шаман верил.

Наиболее опасным моментом была причина, по которой Ярик покинул приютившее его племя, но он с простецким видом выдал версию о жажде приключений. При этом он старался скрывать взгляд и всячески уклоняться от прямых ответов. Так отвечает дипломат на вопрос журналиста: многословно, чрезвычайно подробно, говоря только правду, но даже не приблизившись к ответу на заданный вопрос. Боск насторожился и начал выпытывать всяческие подробности, но Ярик продолжал юлить. И тогда шаман, довольный, сообщил, что «раб нагло брешет». Ярик возразил и заработал сильнейший разряд боли. Это подстегнуло его и заставило, захлебываясь, рассказать о вражде с шаманом своего племени, который убил приютившего и выходившего его гоблина изза хранимых тем небольших сбережений.

Это подействовало. Шаман только поинтересовался, почему корд пытался это скрыть, на что Ярик дрожащим голосом сообщил о своем страхе перед шаманом, которому может не понравиться, что его раб уже когдато конфликтовал с его собратом по ремеслу. Такая маленькая незначительная деталь убедила в правдивости всей истории. Кроме того, Ярик упомянул о бое около брода, на тот случай, если его хозяева узнают чтото от тарков или троллей. Только страшного демона поверг малюсенький артефакт, доставшийся в наследство от гоблина, а не собственная магия Ярика. Поверг и рассыпался в мелкую пыль. На это шаман важно покивал головой. Дескать, знаем, слыхали. Был у брода бой, был. Сильного Духа воды поверг гоблинский артефакт, сильного. И все повторялось сначала.

Наконец все эти разговоры прекратились, Ярик набрался сил, затянулись раны, и началось самое неприятное – пресловутые магические опыты. На первый взгляд все выглядело не так уж и страшно: ну подумаешь, посидел в центре непонятной фигуры, вычерченной на земле, пожевал листок какой или корешок, послушал завывания шамана, и все, спектакль окончен, если бы не одно «но». Старик свое дело знал. Во время каждого такого обряда все тело раба то кололо незримыми иглами, то словно ножи резали беззащитную плоть. Боль была адская, да еще свою лепту активированный ошейник вносил! И все это на фоне шарящих в мозге липких щупалец чужого разума.

Однако случайно сотворенное заклятие держалось крепко. Ярика несколько раз выворачивало наизнанку, он терял сознание и буквально исходил кровью, но проникнуть в его мозг врагу не удалось. Через пару недель старик сдался, что ознаменовалось для Ярика чудовищной болью, подаренной ему через ошейник. Зловредный дед не собирался прощать своих неудач!

Тот вечер и ночь Ярик запомнил на всю жизнь. Он неподвижно и молча лежал на полу, скованный властью жуткого шейного украшения, но в глубине души он орал, выл, кричал, пытаясь хоть так унять немыслимую боль. Позже он так и не смог понять, почему пелена сумасшествия пронеслась мимо его разума, не задев даже самым краешком.

На следующее утро к нему вошел шаман. Его удивлению не было границ:

– Да ты никак еще жив?! Ну и живучая же ты тварь, корд! Тебе это пригодится в жизни! – Свои слова он довершил дребезжащим радостным смехом.

Он еще смеялся, когда изза его спины вышли давешние здоровенные рабы и выволокли Ярика наружу. Там его окатили несколькими ведрами воды, поднимая таким образом его жизненный тонус. Сунули в руку засохший кусок лепешки и деревянный стаканчик с водой.

«Вот тебе и завтрак вместе с ланчем! – заглатывая пищу, подумал Ярик. – Если не убьют или не замучают, так голодом заморят. Уроды!»

Жевать было тяжело. Сильная слабость и дрожь в мышцах превратили эту простую процедуру в новую пытку. Но Ярик заставлял себя жевать через силу. Жажда жизни, привитая в Лесу, заставляла бороться до конца даже без надежды на успех… Пускай от этих чьихто объедков так и хотелось опорожнить желудок.

Поселили его в общий загон к остальным рабам, туда же, где он ночевал до опытов старика. Но сейчас все изменилось. Раньше остальные рабы к нему даже не подходили, боясь гнева шамана, но теперь было иначе. Ярик, как и раньше, прошел в свой уголок и повалился на подстилку из гнилой соломы. Безнадега захлестывала с головой. Он, мнивший себя могучим магом, оказался в рабстве. В вечном рабстве у какихто уродов! Хотелось выть и рыть землю от боли и ярости, но он держался.

В выделенном для рабов загоне царил полумрак. Вообще, загон представлял собой строение из ветвей колючего кустарника, встречающегося повсеместно. Стены с мелкими дырками, потолок из грязной парусины и утоптанный земляной пол, застеленный гнилыми соломенными циновками. Понятное дело, что света почти не было. А если вспомнить, что в загоне сидело человек тридцать, то становится ясно, какая здесь царила духота и вонь от немытых тел. Единственным источником света служила дырка в плотном пологе, который занавешивал вход. И в какойто момент некая тень лишила Ярика и этого слабенького освещения. Он поднял глаза. Над ним стоял здоровенный полуголый мужик с рельефной мускулатурой, который с мерзкой ухмылкой, заложив большие пальцы рук за набедренную повязку, смотрел на Ярика.

– Слышь, Дикарь! Вроде как к тебе обращаются. Или ты у нас принц и на людей тебе плевать? Вон и ошейничек тебе особенный повесили: симпатичный, красненький. Может, ты вообще девка? Чего молчишь? – При этом он попинал Ярика грязной ногой.

Ярик молчал, выжидая. Да и что тут можно было сказать? Уроды они везде уроды, что ни скажешь, все будет им только на руку. Этот разговор нужен здоровяку для затравки, дабы поглумиться над худосочным пленником и показать свою лихость. Такие люди (или скорей нелюди) обожают театральность. На словах они как бы показывают свое благородство: мол, вон я к нему как, а он мне… И после этого он уже с чувством выполненного долга реализует свои планы в отношении более слабого. Ярик, с покрытой шрамами кожей, действительно смотрелся жилистым и сухим пареньком, но он не выглядел опасным. Да и о какой опасности можно было говорить, если за спиной громилы стояло еще двое подельников. В этот момент один из них раскрыл рот:

– Да точно тебе говорю, Турлон, девка это! Глянь, как зенками зыркает, прям как на выданье.

– Ничего, мы сейчас познакомим ее с настоящими мужиками! Правда, ребята? – издевательски сказал Турлон.

«Этого следовало ожидать! Что загон для рабов, что тюрьма – все едино. Те, что сильней, стараются утвердить свое животное превосходство. Как самцы обезьян! – Мысли Ярика текли ровно, без волнения и суматошного мелькания. – Пусть у меня нет магии, но я уже и не тот мягкотелый землянин, что раньше!»

В это время «ребята», похохатывая в предвкушении развлечения, начали напирать. Но тут произошло непредвиденное! Доселе сидевший неподвижно и както потерянно, молодой раб вскочил, словно подкинутый пружиной. Его движения приобрели грацию хищного зверя, и стремительно выброшенная им рука ловко уцепилась за предмет мужской гордости Турлона. И на мгновение сжала ее. О результате можно было судить по животному реву ошалевшего бандита! От чудовищной боли главарь этих шакалов в человеческом обличье бестолково начал размахивать ручищами, стараясь зацепить своего обидчика. Этим он сильно мешал рванувшим на помощь прихлебателям. А раб метался влевовправо, нанося удары скрюченными на манер когтей рыкача[30] пальцами, пытаясь при этом ухватиться хоть за чтото и рвануть. За какойто десяток секунд бандиты оказались залиты кровью с головы до ног. Нет, ни у одного не было никаких серьезных ранений (пожалуй, кроме главаря!), но из мелких и чрезвычайно болезненных ран упругими толчками выбивалась кровь, деморализуя громил. Привыкшие проливать чужую, бандиты очень бережно относились к своей собственной. Так, один получил ранение в бровь, и теперь все его лицо и глаза были залиты кровью. У второго оказались порваны губы и сломан нос. Главарь же получил еще один удар в пах и свалился на землю. Из драки он выбыл, так как все его помыслы теперь были лишь о том, чтобы хоть както унять боль.

Молниеносно начавшаяся драка на мгновение замерла. Бандиты откатились назад, размазывая кровь. Их главарь глухо стонал на полу, а молодой раб по кличке Дикарь стоял на полусогнутых ногах, угрожающе держа перед собой окровавленные руки. Естественно, драка не прекратилась. Здоровенные мужики, верховодившие здесь ранее, не могли позволить пошатнуть собственный авторитет. Им были нужны буквально секунды для осмысления ситуации и осознанного решительного броска. Но Дикарь не дал им ни мгновения. Лучшая защита – нападение! Этот принцип прочно впитался в его кровь в Лесу. Правда, еще лучше бегство, но если это невозможно, то бить надо первым. Так он поступил и сейчас. Резкий прыжок с места на высоту человеческого роста. Изза не слишком высоких потолков он чуть не прорвал головой парусиновый полог, но цель была достигнута – Дикарь смог атаковать с неожиданного угла. Он буквально свалился на головы своих противников. Его колени опустились на плечи раба с разорванной бровью, поворот всем телом – и только бычья крепость шеи спасла ее от перелома.

Для второго все произошло неожиданно быстро. Вот этот бешеный парень стоит перед ними, а вот – смазанное движение, и его товарищ уже валится на землю. Но не зря он был воином, и неплохим воином, до того как его взяли в плен и обратили в рабство. Сильный, стремительный наклон вперед, и его мощный кулак впечатывается в лицо этого шустрого раба. Это был его лучший, коронный удар. Но парень смог на него прореагировать! Он даже несколько отклонился, поэтому удар, который должен был размозжить ему голову, лишь оглушил и отбросил к стене.

– Получай, щенок! На! – С яростью, мстя за пережитые секунды страха и потрясения, здоровяк рванулся к сползшему недвижимой грудой парню, норовя забить, затоптать ногами.

Но его рывок не достиг цели. Жуткая боль скрутила все его члены, заставляя свернуться калачиком на манер еще не пришедшего в себя вождя.

Он был такой не один. Все рабы, застывшие вдоль стен во время схватки, с дикими стонами и плачем сползли на землю. Боль, боль и еще раз боль воцарилась в загоне. Даже потерявший сознание Ярик пришел в себя. В схватку вмешалась третья сила в лице сторожей. Внутрь вошел какойто человек и произнес пару приказов для ошейников. Боль послужила лучшим миротворцем. Мягко ступая, вошедший приблизился к Ярику:

– Ну вот, стоило тебя поместить сюда, как начались беспокойство и шум. Драки какието. А драки портят товар, который стоит денег. Ты меня слышишь, корд?

– Да, – превозмогая боль, процедил Ярик.

– Что ты сказал?!

– Да, господин!

– Смотри мне! За непочтительность ты приговариваешься к столбу!

Опасливый шепоток, поползший по рядам начавших приходить в себя рабов, сказал Ярику, что наказание это очень и очень неприятное. Уже подошедший к выходу охранник оглянулся и добавил:

– Этих троих туда же!

И пропал из виду, а внутрь вошли двое, которые пинками подняли Ярика и его противников. Наказания здесь были быстрыми и неотвратимыми.

Ярик вместе с остальными рабами укладывал в тюки то, что раньше было матерчатыми стенками шатров. Задачка оказалась не из простых. Свернуть ткань так, чтобы ее легко можно было уложить в повозку и чтобы она не топорщилась и не занимала много места, – тут целая наука!

Солнце пекло просто немилосердно. Ярик, уже давно загоревший дочерна, устало вытирал текущий ручьями пот.

– Юрга задери эту жару! – выругался рядом Фавис.

Это был единственный человек, с которым Ярик сошелся достаточно близко за месяц своего рабства. Познакомились они сразу после памятного наказания за драку. Это было нечто! Не всякая пытка могла сравниться с уготованной им мукой.

Ярика вместе с его противниками вывели тогда, а точнее – выгнали пинками на площадку за крайними шатрами. Там собралось чуть ли не все племя во главе с Даргом и Боском. Ярик запомнил тогда взгляд Дарга, своего хозяина. Это был пронизывающий тяжелый взгляд воина, в котором прорезалась нотка уважения. Он не спеша подошел к рабам, посмотрел на окровавленных здоровяков и обратился к Ярику:

– Ты очень ценный корд, Дикарь. Поэтому тебе не будут рубить конечности за порчу имущества твоего господина, но наказать накажут! Хорошо накажут, дабы это послужило тебе уроком.

Ярик ничего не ответил, даже глаза опустил. Зря лезть на рожон, показывая несгибаемую силу воли, он не собирался. Дюжие охранники подхватили кордов и поволокли к только что вкопанным в землю четырем столбам. Привязывали их на совесть. Тела рабов буквально прикручивали к столбам, не давая никакой возможности даже пошевелить хотя бы одним мускулом. Рот затыкали кляпом из вонючей кожи и подвязывали его специальной тесемкой, чтобы наказываемый его не выплюнул. К каждому корду подходил шаман и колдовал, останавливая кровь и залечивая раны. Ярика этим вниманием обошли, так как внешних повреждений у него не было, если не считать наливающегося синевой фингала под глазом. Но скоро, буквально через несколько часов, этот синяк пройдет. Ярик знал это наверняка.

Столбы с привязанными пленниками стояли кучно, на расстоянии трехчетырех метров, образуя прямоугольник. Тела привязанных людей были обращены к центру этого прямоугольника. Солнце нещадно пекло, раскаляя землю и все, что на ней находилось. Откудато принесли небольшой деревянный столик с разложенными на нем кусками мяса и поставили в центр прямоугольника. К этому столику подошел шаман и достал из складок своей одежды какуюто погремушку, иначе никак не назовешь эту палочку с привязанными к ней связками костей. Легонько потряхивая ею и напевая себе под нос, он начал приплясывать на месте. Ярик заметил формирующиеся нити необычного плетения над кусками мяса. Рядом завыл в кляп главарь громил, наливаясь кровью в безнадежной попытке порвать путы.

А плетение все сгущалось и сгущалось, покрывая облаком поверхность столика, образуя какойто кисель. Решив, что уже достаточно, Боск, не прекращая пляски и песнопения, начал макать свою погремушку в этот кисель, как макают кисточку в краску, и наносить ею мазки на каждого привязанного человека. Вернее, не на человека, а совсем рядом. Кожи костяные связки не касались. Непонятное марево протянуло от столика нити к каждому привязанному телу. Совершив эти действия, шаман спрятал свой магический инструмент и властным голосом выкрикнул какойто приказ. После этого он засеменил прочь в сторону собравшейся толпы.

Сначала ничего не происходило. Под магическим взором, оставшимся доступным после обращения Ярика в рабство, магическое марево развеялось, оставив даже не плетение, а намек на него. До носа Ярика донесся неприятный запах. Так пахнет падаль, пролежавшая на солнце не одни сутки. Напрягая свое ночное зрение, Ярик рассмотрел, что мясо на столике полностью протухло и на него уже начали слетаться маленькие мушки.

«Чего же они задумали?! Вон, аж скалятся в предвкушении! Гады!» – Страха не было даже в мыслях. После всех испытаний болью, что он перенес за последние полгода (ну ему казалось, что он провел в этом мире никак не меньше полугода!), никакие пытки не были страшны!

А мушек становилось все больше и больше, они уже покрывали мясо мерзким шевелящимся ковром, один вид которого вызывал рвотные позывы. Мерзость! А мушки все летели и летели. Некоторые из них начали садиться на тела пленников. Нет, они не кусали и не жалили, не откладывали яйца, они просто ползали по обнаженным телам. Ярик только сейчас заметил, что с него, как и с его врагов, сорвали набедренные повязки, оставив рабов совершенно голыми. А число мушек росло! Они заползали в нос, лезли в глаза и уши. Ярик уже не мог смотреть, он стоял, зажмурившись и зажав в кулак всю свою волю. Такой кошмар не мог ему даже присниться. Ты не можешь шевельнуть даже мускулом, а по тебе ступают миллионы крошечных лапок, возбуждая каждый твой нерв. Хотелось рвануться вперед и кататься, кататься в пыли, размазывая в грязь эту мерзость! Это была не боль, это было хуже, гораздо хуже. Эти мерзкие насекомые подводили сознание к той грани, когда еще чутьчуть, и тебе грозит сумасшествие. Все навыки Ярика по контролю над телом почемуто не срабатывали.

Но он держался, на одной воле, но держался. Вокруг слышалось мычание на три голоса, и гдето невообразимо далеко – радостный смех.

«Твари! Получили развлечение! Нелюди, как я вас ненавижу!» – Гдето за гранью безумия текли яростные мысли. И ненависть стала тем якорем, что смог удержать Ярика, не давая сорваться за грань безумия. Он так и простоял целые сутки: сохраняя каменную неподвижность и не издавая ни звука.

Ярик передернул плечами. Вспоминать все это было противно даже сейчас. Их отвязали вечером следующего дня. Трое громил превратились в испуганных, трясущихся при малейшем упоминании столбов трусов. Господин Дарг получил еще трех покорных рабов. Ярик же затаился. Он не дрожал, не трясся, но все приказания теперь выполнял безоговорочно. Желание бежать, поначалу еще не оформившееся изза шока после пленения, трансформировалось под воздействием пытки в четкую цель.

«Бежать, бежать при первой же возможности! – Вот единственная мысль, которая прочно обосновалась в его голове, став смыслом его существования в теперешней жизни. – Но как? Ведь ошейник просто убьет?»

На последний вопрос ответа не было. Способа обмануть Темный ошейник корд придумать не мог никак. Ярик вновь и вновь осматривал плетение чужой магии, вырастающее из ошейника и оплетающее все каналы магических энергий в теле. В распоряжении Ярика остались только слабенькие токи жизненных сил организма. Судя по всему, их не перекрыли только потому, что это убило бы организм. Но и этого было достаточно, магия стала подобна луне в небе: близко, рукой дотянешься, но, сколько ни тянись, она все время ускользает.

Плетение было просто умопомрачительно по сложности. У Ярика начинала болеть голова от одного только разглядывания структуры чужого артефактного заклинания. Что это не собственная магия шамана, а умело вплетенная в общую схему Сила неизвестного артефакта, Ярик понял сразу. Уж на этото его знаний и интуиции хватило. По недолгом размышлении он решил, что этим артефактом была цепочка по краям кожаной полосы вокруг шеи. Как он успел заметить, у других рабов такой цепочки не было, хотя у их ошейников и кожа была более грубой и черного цвета.

И теперь в каждую свободную минутку он скользил внутренним взором по паутине чужого заклятия, старясь хоть чутьчуть ослабить незримые удавки. Пока получалось плохо. Даже более чем плохо – никак не получалось! Но Ярик знал, что важно не сдаваться. Никогда и нигде. Если можешь бороться, то борись… И если не можешь, то все равно борись! Глядишь, и получится чтото.

– Опять мечтаешь? – напомнил о себе Фавис.

Молодой пленник, захваченный полгода назад во время налета архов на малочисленное племя, чувствовал себя в рабстве вполне сносно. Никогда не унывающий оптимист, он постоянно работал языком, вызывая всеобщее раздражение. Поэтому Ярик, который нуждался в источнике информации об окружающем мире, оказался для него сущей находкой. Фавис подошел к новому рабу в тот же самый день, как Ярика отвязали от столба. Ярик тогда сидел в углу жилища рабов и пытался прогнать поганые воспоминания – не проходило ощущение, что ненавистные мушки все еще перебирают лапками в своих бессмысленных блужданиях по человеческому телу. Другие рабы сторонились Ярика, как чумного, но Фавис подошел, сел рядом и начал говорить. Ярик тогда даже не оченьто понимал о чем, да и сам Фавис, наверное, тоже. Иногда казалось, что молодой раб был просто влюблен в свой голос и был готов слушать его часами.

На следующий день Фавис опять очутился рядом с Яриком, и тот его не прогнал, более того, начал задавать вопросы. Так и повелось, что Фавис и Дикарь, как все называли Ярика, стали держаться друг друга.

– Ну? Чего застылто? Упаси Юрга, кто из свободных заметит, тогда прощай ужин. Или ты, может, ужинать не хочешь? Так мне отдай, я съем. Я ужинать очень хочу, – не унимался товарищ Ярика по несчастью.

– Да угомонись ты! Тебе бы только пожрать, – огрызнулся Ярик и наклонился к веревке, змеей извивающейся по земле. – Сказал бы лучше, куда это мы все собрались?

– Ну не все, а хозяева. Корды же не люди, а вещи. Вещи же никуда собираться не могут, – начал разглагольствовать Фавис.

– Ну так куда? – сматывая веревку, рявкнул Ярик.

– Злой ты. Одно слово – Дикарь! – хмыкнул Фавис. – Да и вообще, какая тебе разница?

От возмущения Ярик остановился:

– То есть как это какая разница? А тебе что, все равно?! Вдруг на рынок рабов? Продадут в рудники, и все, считай, тебя уже нет.

– Дремучий ты человек, Дикарь. – Фавис похлопал своего собеседника по плечу. – Ну кто продаст нас на рынке? Кто нас туда пустит? Всем известно, что нас везут Наместнику, а уж потом как он решит. Тебето уж грех этого не знать!

– Это еще почему?

– Ты ж первый среди тех, кого отдадут просто в дар, ради установления хорошей торговли. Это знает любой раб.

– С какой это стати? – оторопело произнес Ярик.

– Ну как же, человек пришел от диких гоблинов, убил Водяного Демона, сбежал от троллей. Даже ошейник особенный, – махнул рукой Фавис.

– Дался вам всем этот ошейник, – подергав рукой кожаную полоску на шее, пробормотал Ярик.

– Эй вы, вонючки! – раздался за спинами у отвлекшихся рабов грозный голос главного надсмотрщика. – Значит, от труда отлыниваем? Если бы не дорога, то я бы придумал вам подходящее наказание, а так считайте, что легко отделались. Оба остаетесь без ужина!

– Я же говорил… – заскулил себе под нос Фавис. – Я же тебе говорил.

– А ты, – плетью указал на Ярика надсмотрщик, по приказу которого его ставили в свое время к столбу, – ты будешь личным рабом господина Дарга. Поэтому бегом к его шатру.

Не успевший еще выработать рефлекс на безоговорочное и немедленное выполнение приказов, Ярик открыл рот и… резко выдохнул от боли. Выискивающий малейшие признаки неповиновения надсмотрщик от души хлестнул его плетью. Семихвостая, с вшитыми в кончики свинцовыми грузиками, она прочертила параллельные полосы на лопнувшей коже через всю грудь Ярика. Не дожидаясь повтора, Ярик рванул в указанном направлении. Бегущие по животу струйки крови он вытирал уже на бегу.

ГЛАВА 19

Ярик тяжело переступал сбитыми в кровь ногами по потрескавшейся земле. Сухая серая пыль покрывала все тело. В свою избранность, о которой ему толковал Фавис, Ярику верилось с все большим трудом. Ну не могут особо ценный груз содержать в таких условиях, не могут! Его кожа, огрубевшая и потемневшая еще в Лесу, приобрела темный, почти черный от загара цвет. Волосы окончательно выцвели и отросли ниже плеч. Грязные, спутанные, хорошо хоть без вшей, они превращали Ярика в настоящего дикаря.

Мозоли на подошвах ног стали еще толще: ему ведь никто обувь не выдал, а в повозке рабу ехать не положено. Вот он и тащился рядом с повозкой вождя, господина Дарга, который и был его хозяином. Проклятый ошейник был теперь заговорен на то, чтобы убить Ярика при удалении последнего на расстояние десяти метров от фургона. Вот и приходилось брести не останавливаясь, держась за какуюто выступающую планку фургона. Единственной хорошей новостью было то, что фургон хозяина находился в голове колонны и пыли, поднимаемой колесами и животными, было не так много. Это было особенно очевидно на фоне натужного кашля за спиной Ярика. Понятное дело, что это кашляли рабы. Лица возниц фургонов были закутаны, женщины и дети прятались внутри. Воины же гарцевали на своих тиррах[31] по бокам от каравана. Охраняли. Судя по возникшему пару раз шуму, сопровождавшемуся слабыми вспышками магии, на них нападали, но ничем хорошим для налетчиков это не закончилось. Для нападающих, разумеется. Дарг слыл опытным вождем и командовал хорошими воинами.

Как только Ярика забрал к себе Дарг, жизнь изменилась к лучшему. Другие рабы, конечно, косились и злобно перешептывались, но больше не приставали. Ночевал Ярик под хозяйской повозкой (хозяйской – надо же словото какое поганое!) на неизменной драной подстилке. Обязанности были прежними – уход за животными, установка шатра для господина, подготовка и поднесение в нужный момент замеченного еще в первый раз кальяна и прочие мелочи, но к вечеру хотелось рухнуть на землю и больше не встать. У вождя было на удивление мало слуг, а если точнее – один Ярик. Раньше у него было двое рабов, невольников во втором поколении, но их убили за месяц до появления Ярика, в пограничной стычке с троллями (так, оказывается, здесь звали тарков). Примерно тогда своего раба уморил и шаман. Поэтому и молодой вождь, и старый шаман пользовались услугами рабов своих соплеменников. В конце концов Даргу это надоело, и он забрал Ярика себе, пользуясь тем, что тот был рабом на продажу и фактически его личным пленником. К тому же Дарга очень привлекал облик дикаря, который как нельзя лучше подходил теперешнему Ярику. Иногда, по вечерам, когда караван останавливался на ночлег, хозяин приказывал уже валящемуся с ног Ярику рассказывать истории о своей жизни среди гоблинов. Но если шамана интересовали всяческие неувязки в повествовании молодого пленника, то Дарг вдыхал аромат сопричастности к тайне, к тому запретному и страшному, что присутствовало в рассказах выходца из сердца Заар'х'дора. В эти моменты он становился похожим на мальчишку, который сидел рядом с дедом и просил рассказать про войну. И Ярик рассказывал. Несмотря на то что сидящий перед ним Дарг пленил его, отдал для опытов шаману, а потом сделал своим рабом, иномирянин не чувствовал к нему никакой ненависти.

Вождь не был склонен к бессмысленной жестокости. Все его действия подчинялись понятиям целесообразности и необходимости для блага племени. Конечно же он не был последователем общечеловеческих ценностей, которыми пропитана культура большинства народов Земли. Он дитя своего мира и своей культуры: безжалостен к врагам и не раздумывая применяет пытки к пленникам (об этом Ярик узнал из чужих разговоров), но все же он отличался от шамана. Последний, несмотря на свои большие знания, получал настоящее удовольствие от пыток и глумления над беззащитными существами. Представься Ярику шанс, он убил бы шамана без малейшего сомнения, но Дарга – только в случае необходимости. Ну подумаешь, взял в плен и поработил. Только так и можно выжить в этом мире: уступая сильному и попирая слабого – закон джунглей в чистом виде… Хотя сам Ярик так бы никогда не поступил.

Что еще радовало, так это то, что у Дарга не было никаких домочадцев, если не считать дальнего родственника – то ли пятого сына второй сестры первой жены отца Дарга, то ли двоюродного племянника сестры Сохога, в этом Ярик так и не разобрался, – по имени Дукан. Он являлся возницей повозки со скарбом господина Дарга. Это был любитель дыма травы гарлун,[32] за что постоянно получал нагоняй от хозяина. Дукан клялся бросить, терпел неделю, и все начиналось сначала. Несколько раз Дарг его даже бил, но все было впустую…

Противный голос этого самого Дукана, затянувшего какуюто бесконечную песню, прервал размышления устало бредущего раба. Эту песню Ярик за все дни их затянувшегося похода слышал бесконечное число раз. Смысл ее сводился к тому, что хорошо быть гордым жителем Лихоземья, пасти шестилапов,[33] воевать с врагами рода человеческого – троллями, бить презренных людишек из других племен и охотиться на забредающих в человеческие земли Отродий. А самое главное – это ждать, ждать своего часа, когда проснутся богибратья и призовут своих детей к оружию. Вот тогдато они всем и покажут. Эта краткая выжимка дает весьма отдаленное представление об этой песне. Простые слова в ней перемежались кошмарным количеством ругательств, описанием различных особенностей быта и уклада жизни всех врагов племени, растягивая песню на двести с лишним куплетов. Судя по всему, когда у безымянного автора не хватало слов для рифмы, он пользовался заимствованиями из чужих языков. Ни одного заимствованиянеругательства не было!

Часть слов была из языка гоблинов, но большая, гораздо большая – из тролльского. Вот это был действительно язык, всем языкам язык! Таких жутких, непередаваемых и сложнопереводимых ругательств Ярику еще не приходилось слышать. Их смысл ему доходчиво объяснил все тот же Дукан, не слишком обласканный вниманием соплеменников и с огромным удовольствием просвещавший тупого дикаря, коим он считал Ярика.

Песню прервал кашель и злобная брань, правда, уже не в качестве песни. Судя по звукам, в рот певцу залетело какоето насекомое. Больше Дукан не пел. Не рисковал.

«И слава богу!» – с облегчением подумал специально приотставший Ярик.

А впереди вырастали горы Порубежья. Как понял Ярик, караван двигался к тоннелю, пробитому в этих горах. Кажется, это был единственный путь через горы. Объездных путей не существовало, как и потаенных тропинок в самих горах. Правда, в последнее Ярику верилось с трудом: ну не может быть гор без козьих троп, и все тут! Единственное, что смущало, так это разговоры о какихто Хозяевах Порубежья. Будь дело на Земле, Ярик посчитал бы, что это какаято фигура речи, но здесь все подругому. На своей шкуре он убеждался в этом уже неоднократно.

Протяжно заревел тянущий повозку шестилап. Тот еще зверь – метра три в высоту, с шестью лапами, здоровенной башкой, с большими глупыми глазами, покрытый длиннющей шерстью от самых ноздрей до кончика хвоста. Шестилап был травоядным тягловым животным, вроде земного верблюда. Такой же неприхотливый в еде (шестилапы питались корешками какойто травы, которые они вечно выкапывали своими лапищами) и жутко упрямый во всем остальном. Заставить работать шестилапа мог только удар палкойстрекалом, которую погонщики и возницы использовали постоянно. А как они воняли! Это невозможно передать никакими словами. Может, для проживших с ними бок о бок людей этот запах и не был таким уж ужасным, но для Ярика это не отличалось от пытки. То ли дело верховые ящеры тирры. Умные, стремительные и смертельно опасные, передвигающиеся на двух ногах, прижав передние лапы к груди и с наездником за спиной, они завораживали взгляд своей красотой. Но ящеры были табу для рабов. Свободные люди – не воины – и то не могли близко подходить к этим животным. Воины даже убирали за этими красивыми существами сами. Тирр для воина – друг и брат, которого надо холить и лелеять.

Нога Ярика за чтото зацепилась, и он полетел вперед, вспахивая носом пыль. Только вовремя подставленные руки спасли его от серьезных увечий.

– Ну и земля здесь! Словно в камень врезался, – потирая ушибы и щупая царапины, зашептал раб. – Задери вас всех злые боги!

Последний возглас вырвался, когда он увидел, что повозка его уже обогнала. Вотвот должна была прийти боль. Пришлось догонять, прихрамывая на ушибленную ногу. Пятки увязали в пыли на пару вершков (Ярик уже начал привыкать к бытовавшей здесь системе мер), но дальше стали натыкаться на чтото твердое, словно камень.

«Откуда в степи камни?!» – Вопрос возник совершенно неожиданно.

Ярик присел на корточки и разгреб пыль. Приходилось торопиться. Пускай повозка двигалась не слишком быстро (со скоростью пешехода), но ведь двигалась! Изпод слоя мелкой серой пыли показалась плоская твердая поверхность каменной плиты с какойто резьбой. Ярик поглядел на повозку – дистанция становилась критической. Надо спешить! Ярик яростней заработал руками, очищая рисунок. Мгновение, и перед его взором открылись линии странного и неуловимо знакомого знака. Ярик заскользил по плите глазами, впитывая мельчайшие детали. Его время уже вышло. Как предвестник боли заныла шея под ошейником, боль усиливалась с каждым ударом сердца.

Все, пора! Ярик вскочил и в несколько гигантских прыжков достиг своего места в караване. Для ускорения он получил удар стрекалом от возницы фургона, следующего сзади. Больно, мархуз подери!

Но почему этот знак показался таким знакомым? Ярик был уверен, что этот символ встретился ему впервые, но чтото неуловимое в нем угадывалось – в форме линий, в манере их изображения. Ярик почесал в затылке – не помогло! Что же это за знак? И тут его взгляд упал на запястье правой руки. Там белели линии знака Истинного имени. Было похоже, что знак на камне и на запястье изобразила одна и та же рука.

– Только непонятно, кому понадобилось выбивать свое собственное Истинное имя на дорожных плитах? – рассеянно прошептал озадаченный Ярик.

После этого он еще несколько раз разгребал пыль и натыкался на плиты с выбитыми знаками. Все они различались в некоторых деталях, но общий мотив сохранялся. Правда, Ярик уже сомневался в том, что эти знаки выбиты. Уж больно ровные края линий, словно знак выдавливали в расплавленном камне, который позже застывал, сохраняя заданную форму.

– Эй ты, как там тебя! Дикарь! Живо сюда! – раздался лающий голос откудато сбоку.

Ну конечно, Дукану опять стало скучно! Опять будет пыжиться от осознания собственной важности и учить дикаря жизни. Ярик украдкой вздохнул и потрусил на звук.

«Только бы Дукан не начал рассказывать об этих шестилапах, сожри их Юрга!» – подумал он.

Ярик подбежал к козлам, где сидел возница.

– Да, господин! – Эта фраза вроде звучит очень просто, но попробуй произнести ее, не скрежеща зубами и без ненависти в глазах.

– Давай садись сюда! А то так и будешь носиться по дороге и рисковать сохранностью шкуры, которая тебе уже давно не принадлежит, – ворчливо заметил Дукан.

– Просто я споткнулся и ушиб ногу, вот и смотрел, обо что это ударился.

– Угу! Понятноо, – протянул Дукан. – А я думал, тебя тракт Древних Королей заинтересовал.

– Что? Но я не знал, что мы едем по дороге.

Возница скосил на него глаза:

– Да куда тебе! Ты же у нас дикарь!

И собеседник Ярика захохотал. Молодой раб уже давно заметил, что Дукан любит посмеяться, особо не заботясь – смешно это или нет.

– Ладно, слушай сюда! – отсмеявшись, продолжил Дукан. – Караван идет по тракту, которому только боги знают сколько лет. Может, тысяча, а может, и все пять. Старики сказывают, что в древности здесь было могучее королевство, которым правили королимаги. Это было даже до Закатной империи, представляешь?

Ярик, который не знал, что такое Закатная империя, согласно кивнул.

– Да ничего ты не знаешь, бестолочь! Так вот, эти короли строили дороги по всему королевству, чтобы легче было передвигаться купцам или войскам. А на каждой плите выбивалось имя великого вельможи, воина там или мага, но больше было, конечно, королей!

– А что было потом? – осторожно спросил Ярик.

– А потом началась война, после которой от некогда могучего королевства остались только Запретные земли, откуда ты пришел, да Лихоземье, где живем все мы. Да еще вот эта дорога.

– А куда она ведет?

– Один конец теряется в землях Отродий, а другой упирается в Порубежные горы, где начинается тоннель Хозяев.

– А кто они, Хозяева?

– Да коротышки такие, подземные жители. Наглые и заносчивые не в меру. Пользуются тем, что никто, кроме них, не может так с камнем работать, вот и наглеют. Прорубили тоннель и теперь со всех деньги дерут.

– А почему их еще не прогнали и не отняли тоннель?

Дукан аж поперхнулся:

– Да кто ж Хозяина в горах победить сможет? Великие они воины и маги первостатейные, превратили свой тоннель в неприступную крепость, изрыли все горы ходами и живут припеваючи. Даже такой дубине, как ты, это должно быть понятно! И вообще, проваливай с моей повозки. Нечего такому дураку сидеть со мной рядом. Аж противно!

С этими словами он столкнул Ярика на землю, но его задумка извалять бесправного раба в пыли не удалась – тот успел сгруппироваться и удачно приземлился на ноги. Вознице осталось только плюнуть раздраженно и ударить ни в чем не повинного шестилапа стрекалом – до Ярика ему было не дотянуться.

– Как же, вы все великие воины, а оказывается, что есть какието коротышки, и даже мысль о том, чтобы напасть на них, вызывает у вас раздражение и страх, – злорадно пробормотал себе под нос Ярик.

А движение продолжалось. Все так же пылили колеса фургонов и уныло стонали шестилапы. Изредка слышались гортанные возгласы возниц и сухой треск стрекал. По бокам каравана гарцевали всадники, красуясь друг перед другом и вождем. Неотвратимо надвигались скальные пики Порубежных гор.

«Интересно, а что же это за Хозяева? Надо же, коротышки! Принцип – заплюй врага, и он перестанет быть таким страшным, работает и здесь. – Теперь у Ярика единственным развлечением были размышления. – Коротышки, что работают в горах и легко могут надавать по чужим жадным рукам, достойны, по крайней мере, уважения».

Резкий свист прервал течение его мыслей. Он повернул голову налево. Там чтото возбужденно кричал молодой воин, заставляя своего ящера пританцовывать на одном месте, злобно разевая пасть. При этом всадник тряс своей саблей и указывал вверх. Ярик поднял голову и увидел высоко в небе точку. Вернее, не совсем точку, а расплывчатый силуэт высоко летящего с широко распахнутыми крыльями зверя. Что это за зверь, Ярик не знал, но его удивляла реакция окружающих.

Вдоль всего каравана проскакал знакомый уже молодой воин с криком: «Крылья! Крылья!» Что он имел в виду, Ярик не оченьто понял, но зато поняли остальные. Караван встал. Люди высыпали из повозок, в напряженном ожидании задрав головы к небу. Воины разбились на группы и распределились вдоль каравана. У всех были снаряженные к бою луки и тот же напряженный взгляд в небо. Даже рабы испуганно смотрели вверх. Ярик видел ополоумевшие от страха глаза и дергающийся кадык одного из рабов по имени Бульб. Неведомый силуэт в небе был явно всем знаком, и его появление ничего хорошего не сулило.

Через некоторое время точка удалилась и исчезла из поля зрения. И только тут Ярик понял, какая вокруг стояла тишина. Кругом все словно вымерло, и только с исчезновением таинственных «крыльев» возродилось движение. Люди зашевелились, хлопая друг друга по плечам и радостно смеясь.

«Да мы словно смерти избежали!» – Удивлению Ярика не было предела.

Откудато сзади раздался топот когтистых лап: к голове колонны скакали всадники. Ярик оглянулся и увидел хозяина в сопровождении двоих помощников – Намира и Глосса. Около каждой повозки они резко осаживали тирров и чтото яростно говорили. Некоторые пытались возражать, как, например, это сделал возница шамана, а потом и сам шаман, высунувшийся из повозки, но коротких, рубленых фраз вождя оказывалось достаточно. Благодаря своему обостренному слуху Ярик разобрал, что речь вдет о том, чтобы в повозки посадить рабов и двигаться с максимально возможной скоростью к тоннелю. Наконец три воина подъехали к головной повозке и остановились. Дарг чтото показал своим спутникам странными жестами, те согласно кивнули и ускакали назад. Дарг же повернулся к Дукану и, не дав последнему открыть рта для вопроса, скомандовал:

– Будешь гнать в два раза быстрей. Остальные, как обычно, пусть равняются по нашей повозке.

– Но зверь будет возмущаться… – растерянно забормотал Дукан. – Шестилапы ведь такие капризные.

– А мне плевать! Не сможешь гнать, как надо, зарублю, как Кали Альме, – неожиданно разъярился хозяин. – Ясно?!

– Да, господин!

Тут Дарг обратил внимание на Ярика:

– А ты что тут встал, мархузово семя? Живо на козлы!

Ярик рванулся выполнять приказ. С ошейником хозяину перечить не станешь.

Когда уже началось движение и Ярик сидел рядом с Дуканом тихо, как мышь, а Дарг ехал на своем черном тирре чуть впереди, молодой раб спросил Дукана:

– Господин, а что произошло?

Дукан от такого вопиющего незнания даже подскочил на месте и ткнул стрекалом шестилапа. Тот обиженно взревел. Это заставило Дарга повернуться к ним и зло выругаться. Когда хозяин отвернулся, Дукан дал Ярику звонкую затрещину. Тот мог уклониться, но не стал: по статусу не положено.

– Ты что, совсем идиот, что ли?

– Но, господин, я действительно не понимаю, – подпустив в голос нотку смирения, гнул свою линию Ярик.

На его счастье, Дукан быстро отходил.

– Ну, значит, тебе повезло! Это был курраз[34] с всадником. Проклятый Нолд опять направил к нам свои Крылья.

– Но ведь он нам ничего не сделал. Почему мы тогда бежим?

– Ну как дите, честное слово, сущее дите. Да откуда мы знаем, что там у него на уме. Может, сейчас летел по делам, а на обратном пути вернется и сожжет весь караван. Им все можно! Вот господин Дарг и приказал удвоить скорость, чтобы мы уже к утру были в тоннеле. Там они нас не достанут, а на той стороне крылатые всадники уже не имеют той силы, что здесь. – Дукан немного помолчал, подумал, а затем добавил: – По крайней мере, я на это надеюсь.

На этом все расспросы Ярик прекратил. В коротком и очень эмоциональном рассказе Дукана было слишком много новой информации, которую следовало обдумать.

Караван перемещался с высокой, как никогда, скоростью. Дорога была свободна, и никто не нападал: видно, от взоров таинственного курраза с его седоком поспешили укрыться все, в том числе и воины враждебных племен. Несмотря на такие благоприятные для движения условия, на ночь пришлось остановиться – шестилапы выбились из сил и напрочь отказывались продолжать движение. Дарг, сыпля проклятиями, сновал вдоль всего каравана, но ничего не мог поделать. А ведь до входа в тоннель остался всего один переход!

Поняв, что сдвинуть заупрямившихся шестилапов не удастся никакими силами, вождь приказал поставить повозки кольцом и удвоить дозоры. Племени предстояла ночь, наполненная страхом и напряженным ожиданием. Воины следили, чтобы никто не нарушил запрет вождя разжигать костры, и на ужин были одни холодные лепешки: вне зависимости от того, раб ты или свободный человек. Лагерь словно вымер: не кричали дети, не ругались женщины и не пели подвыпившие воины. Лишь редкое фырканье шестилапов разрывало полог мертвой тишины.

Ярик лежал под колесами повозки. Он был, пожалуй, единственным человеком в лагере, который оставался совершенно спокоен. И это не было связано с непониманием опасности, просто жизнь научила Ярика здоровому фатализму: если от тебя ничего не зависит, то не суетись и займись другими делами. В этот день он чуть ли не впервые оказался почти не занят. Обычно он ставил шатер хозяина, убирал, приносил, подносил, снова убирал и так до конца дня. Сегодня же господин Дарг запретил ставить шатры, и все ночевали в повозках. Сам Дарг спал в повозке, где обычно ночевал один Дукан. Этим вечером бесхозных рабов, которые предназначались для продажи, просто согнали в центр огороженного повозками круга, тогда как обычно их сажали в специальный загончик с охраной, которая не давала рабам передраться. Именно в таком загоне Ярик и ночевал поначалу. Изпод своей повозки хорошо видящий в темноте Ярик рассмотрел, как такие же, как и он, рабы растерянно сидели на голой земле и дрожали от страха. Не приходилось сомневаться, что, не будь на них подчиняющих ошейников, они разбежались бы по степи.

Ярик мотнул головой. Как бы ни было заманчиво завалиться спать, но теперешняя ситуация подсказывает, что ему надо срочно избавляться от этого ошейника. Быть рабом и так невыносимо, ну а погибнуть почем зря только изза того, что нет возможности не то что защищаться, а просто убежать – это верх глупости.

Ярик лег на спину и расслабился. Его сознание привычно скользнуло в состояние Сат'тор, в которое он не заходил уже больше месяца – на это просто не было сил, ведь он лишился возможности подпитываться от внешних источников! Заклинания Темного ошейника все так же опутывали разум и отгораживали от Источника Силы нерушимой стеной, но даже капля может разрушить камень, если она, конечно, будет точить его постоянно. Ярик зачерпнул у себя толику жизненной силы и сформировал маленький щуп. Этим щупом он начал нашаривать в наложенных заклятиях мельчайшие зазоры. Вот один найден, вот другой, третий… да их много! Такое ощущение, будто заклятие – это сотни нитей, что спутаны в клубке, центр которого источник Силы Ярика. Осталось понять, где и что надо ослабить, за какую нить заклятия потянуть, чтобы все плетение бессильно повисло. Задачка не из легких. Томительно потекли мгновения… Да черт возьми! Ничего не понятно. Все так путано, что становится даже не по себе. А тут еще ехидный вопрос внутреннего голоса: «А может быть, уже пора впадать в отчаяние?!»

«Шиш тебе! Не дождешься! Должен быть выход». – Ярик продолжал напряженно искать решение.

Что тут можно сделать, что? Если нельзя распутать этот клубок, то как тогда быть?.. А может, и не надо ничего распутывать? Ведь все что необходимо Ярику в данный момент – это доступ к собственной магии. То есть требуется канал к собственному источнику, который сокрыт в середине этого клубка. Всегото и нужно, что построить этот канал, потихоньку раздвигая и ослабляя встающие на пути нити магического плетения. А для этого должно хватить жизненных сил. Во всяком случае, Ярик на это надеялся.

Тонкий щуп уткнулся в сплетение двух нитей заклинания. Они не сдвинулись. А если добавить сил и изменить щуп на бур?.. Так, где ввинчиваясь, а где проползая, Ярик прошел через сплетение двух нитей, сформировав узенький канал. На большее сил уже не хватало. Продвигаться придется действительно крохотными шажками, по каплям пробивая путь к вожделенной свободе. Но, как известно, дорогу осилит идущий. Пусть на это уйдут месяцы кропотливой и напряженной работы, пусть! Но теперь Ярик знал, что свобода возможна. У него появилась надежда, а это уже многое значит. Грядущая свобода снова была в его руках и зависела только от него самого. Главное, дожить до своего освобождения.

Ярик вышел из состояния Сат'тор и только чудом не застонал. Сначала ему показалось, что на него сел шестилап – такая удушающая тяжесть сковала его тело.

– Ччччерт! Мархуз вас вввсех задери. Что за ерунда? – Губы отказывались повиноваться.

Складывалось ощущение, что Ярик проработал в поле без перерывов на обед и сон несколько месяцев – такая иссушающая слабость сковала его члены. И сразу же молнией пронзила догадка – за все надо платить. Силы, потраченные на ослабление заклятий подчинения, он забрал у себя самого, и восполнить их было нечем. Если манипулировать жизненной силой совсем уж без оглядки, то можно было однажды и не встать. Судя по всему, путь к свободе окажется еще более длинным, чем Ярику представлялось поначалу.

Дико хотелось спать. Раздосадованный, Ярик не имел даже сил на то, чтобы выругаться от души. Эмоции оказались притуплены, накатывала апатия. И Ярик решил ей не сопротивляться. «Будем надеяться, что организм лучше знает, что ему нужно», – подумал Ярик и, словно в омут на реке Костяная, провалился в сон.

Ярик стоял на горе. Внизу раскинулась знакомая картина колышущегося зеленого моря леса, перерастающего в море голубое. Стояла звенящая тишина. Вокруг высились горы… Очень знакомая картина! Осененный внезапной догадкой, Ярик оглянулся и увидел силуэт грозящей небу горы.

«Вот и вернулось все на круги своя!» – Состояние Ярика можно было сравнить с паническим.

Он же совершенно точно помнил, как после своих манипуляций с опутавшим его заклятием крепко заснул. И вот на тебе! Тут Ярик понял, что смотрит он както неправильно, необычно. Высота, все дело в высоте! Он привык смотреть с высоты своего роста в один метр восемьдесят шесть сантиметров, а тут до земли все пять. Да и вообще, где его руки, ноги и прочие части тела? Неужели его сознание опять покинуло пределы бренного тела и, подхваченное неведомыми ветрами, вознеслось на эту проклятую гору? Но нет, в прошлый раз ощущения выхода из тела были совершенно иными. Сейчас Ярику казалось, что он смотрит в зеркало, которое услужливо поворачивало показываемое им изображение, подстраиваясь под желания хозяина.

– Бред какойто! – сплюнул Ярик. Вернее, попытался сплюнуть, но за отсутствием тела не получилось.

Он завис чуть в стороне от злополучной площадки, где его так настойчиво пытались принести в жертву неведомым силам. Там все осталось почти без изменений: все тот же потрескавшийся черный скальный камень, серая пыль кругом и туша мертвого дракона. Хотя нет, дракон как раз изменился. От туши остался лишь полуразвалившийся скелет, обтянутый прорвавшейся в нескольких местах шкурой. Казалось, что этому скелету дракона уже несколько столетий.

«Ну дохлый дракон, и что дальше?» – опять вылез внутренний голос.

Словно в ответ на его реплику по трещинам скалы, на которой проходил обряд и куда, как помнилось Ярику, стекала кровь дракона, зазмеились голубоватые молнии. Чтото неправильное происходило, чтото очень неправильное. Вот молний стало больше, потом еще и еще. Вот уже целый потрескивающий ковер покрывает всю поверхность скалы вокруг останков Рошага. Словно дойдя до какогото предела, из этого ковра начали вырастать энергетические шары. Это выглядело довольно красиво. Вот на потрескивающем и колышущемся поле появилась словно бы капля, вот она чуть подросла, набралась силы, вокруг появились еще капли. Последние также налились силой и, будто крупинки железной пыли, притягивающиеся к магниту, устремились к первой крупной капле. Мгновение, и они слились в единый шар размером с добрый орех. А процесс не останавливается, и вот уже образовался шар с голову взрослого мужчины. Шепчущий, пышущий злой мощью, он устремляется в сторону неподвижных костей. А на странном ковре растут новые шары! И вот уже вереницы их летят в кости дракона… и впитываются в эти мертвые останки. Так губка впитывает воду: капля падает на пористую поверхность и словно всасывается внутрь.

Дрожь побежала по скелету. Слышался треск встающих на свои места костей, шорох рассыпающейся пылью кожи. Прошли какието мгновения, и перед взором Ярика предстал сверкающий ослепительной белизной, абсолютно целый костяк дракона. Шары перестали лететь, исчез и ковер из молний, но движение продолжалось. Теперь казалось, что кости дракона впитывали в себя саму плоть скалы. Куда исчезли трещины и пыль? Постепенно черный камень превращался в еще более черную лужу тьмы, которая, словно пожарной помпой, засасывалась в кости того, что раньше было драконом. И сверкающая белизна начала сменяться какимто неопределенным, грязномутным серым цветом. Одновременно с этим более активно зашевелились, даже както поплыли и сами кости – возникло ощущение, что на месте останков дракона колышется потрескивающая грязевая лужа, выбрасывающая ложноножки и разевающая образующиеся и сразу же исчезающие рты. Мерзкое зрелище!

Но и это продолжалось недолго. Первым успокоился черный камень – миг, и колышущаяся маслянистая поверхность снова обернулась потрескавшимся камнем. Серый комок на месте тела продолжал бессмысленно колыхаться еще какоето время, пока чтото не произошло и движения не приобрели какуюто осмысленность, какойто скрытый ритм. Вот проявились затянутые пленкой силуэт головы и плеч, затем спины… и движения прекратились. Словно работа сумасшедшего скульптора застыла на вершине скалы.

Пауза затянулась. Ярик уже не мог смотреть без содрогания на эту вызывающую необъяснимое чувство гадливости фигуру. И в этот момент со скрывавшегося под серой пленкой существа словно сдернули полог. Пленка прорвалась, как гнойник, и явила на свет то, что под ней скрывалось. Перед Яриком застыла фигура необъяснимого существа, родившегося из мертвого остова. Судя по всему, то, что раньше было костями дракона, переродилось в ЭТО. Кошмарная шипастая голова с выступающими из верхней челюсти тридцатисантиметровыми клыками, огромные провалы глазниц; короткое, но очень плотное туловище с четырьмя толстыми когтистыми лапами; длинный костяной хвост с наростом в виде маленькой головы и какието два словно бы свертка из мелких костей за плечами.

Ярик поцокал языком. Полная ирреальность происходящего сказывалась на восприятии. Вместо чувства страха возникло ощущение брезгливости по отношению к столь мерзкому творению, насилующему самим фактом своего существования понятия красоты и изящества. И тут произошло нечто ужасное – в эту недвижимую статую, творение извращенного, больного разума словно вдохнули жизнь. Дрогнули плечи, шевельнулся хвост, застучали костяшки в «мешках» за плечами, и начала поворачиваться голова. В это время все чувства Ярика были устремлены к одному месту – к провалам глазниц. Там, в их темных глубинах, зарождалась жизнь. Искры темного огня раздувались, превращаясь в брызжущие тьмой омуты, готовые затянуть неосторожную душу в самые бездны ада. Недвижимая статуя ожила.

Ярик отшатнулся. Глаза неведомой твари смотрели прямо на него. Раздалось шипение, «мешки» за плечами развернулись в пучки полутораметровых щупалец, с темными когтямиятаганами на каждом. Хотелось сравнить ее с таким любимым образом писателей, как машина смерти. Но почему машина? Любая машина, аппарат есть плод, результат творения человеческого гения, но как бы ни было продумано человеческое создание, оно всегда будет нести на себе печать незавершенности, содержать в себе возможность доработок и улучшений. Это же было совершенное существо, существо, предназначенное для убийства. Да куда там предназначенное, существующее только ради одного – сеять смерть. Сама первородная тьма глядела изза спины монстра.

Тварь встала на задние лапы и издала чудовищный полуревполукрик, бросая вызов всему живому. И в голове у Ярика раздался знакомый голос Рошага: «Я найду тебя, червь. Найду, и ты проклянешь тот день. Жди меня, грязерожденный!»

После этих слов мир перед глазами Ярика завертелся дикой каруселью, меняя небо и землю местами. Серая пелена накрыла его сознание.

Зверь открыл глаза: мир был полон красок и необычных запахов. Шелестела трава, и шуршали ветки. Хотелось скакать и прыгать от удовольствия и радости. Мир прекрасен. В нем есть добыча с такой теплой, почти горячей кровью, есть враги и битвы с ними. В нем есть пушистыйстеплымивлажнымносом, от которого пахнет молоком и парным мясом, с ним тепло и хорошо. Но зверь уже вырос, и пора расставаться. Это плохо…

Но есть мир, и есть зверь. И мир ждет его. А еще есть Большой. Он гдето далекодалеко. Его трудно ощутить, но он есть. И это просто замечательно. До него придется долгодолго бежать, но зверь его найдет, и тогда все будет хорошо. Будет много врагов и добычи…

Серостальное тело с короткой шерстью змейкой просочилось сквозь узкий вход в дупло и каплей ртути стекло на землю. Изредка задирая клиновидную головку с бусинками глаз вверх, как бы пробуя воздух, зверь помчался на восток. Конечно же он не знал, что там восток, но там находился Большой, и этого было достаточно.

ГЛАВА 20

Ярик задергал носом: чтото теплое и очень щекотное устроилось на его носу. Это место жутко хотелось почесать, крепкими ногтями раздирая кожу. Вокруг приглушенно слышался шум просыпающегося лагеря. Нудно ворчали шестилапы, зло шипели тирры, раздались первые голоса людей.

«Пора вставать! Негоже рабу валяться дольше, чем хозяевам. Нужно еще проклятых шестилапов чистить. Они ведь за ночь небось такое устроили, сволочи…» – Внутренний голос опять начал привычный нудеж.

Ярик открыл глаза и тут же зажмурился: он лежал лицом в сторону Порубежных гор, и солнце теперь светило ему прямо в глаза сквозь широкие щели в щите. Ярик недовольно дернулся и вскочил, забыв, где он находится. Его голова с размаху впечаталась в днище повозки. Раздался глухой удар, и почти сразу прозвучали проклятия и угрозы. Любящий поспать Дукан лежал как раз над Яриком, и удар прервал его радужные сны. Сегодня Ярику придется пошустрить, если он не хочет получить небольшую трепку. Молодой раб развязал узлы и приподнял щит, висящий между колесами. Рабы, ночующие под повозкой, служили еще одним рубежом охраны: если бы коварный враг полез ночью через эти щиты, то он гарантированно натолкнулся бы на спящего человека, то есть рабы были чемто вроде сигнализации. Чем дольше Ярик жил среди дикарей, тем больше поражался их практичности.

Выбравшись изпод повозки, он метнулся к ящику позади нее и достал оттуда свои орудия труда: совок, скребок и плотный мешок. С помощью первых двух он должен был в кратчайшие сроки собрать все продукты жизнедеятельности хозяйского шестилапа в этот мешок. Потом на долгих стоянках содержимое мешка клали под гнет и высушивали, превращая эту гадость в сухие брикеты, которые отлично горели. А если их еще полить из специальной бутылочки, то при горении они даже не воняли! Если Ярику не изменяла память, на Земле такие брикеты назывались кизяками (или кизяком?).

Ярик споро наполнял мешок. Что поделаешь – сноровка. Как бы это ни было неприятно, но если выполнять такую работу месяцами, то можно достичь невиданного профессионализма.

– Профессиональный уборщик навоза с университетским образованием. Каково? – ругаясь сквозь зубы, бормотал под нос все еще сонный Ярик.

И в этот момент его сонливость как рукой сняло: он вспомнил вчерашний вечер и ночные кошмары. Что касается избавления от Темного ошейника, то ясно, что это дело не одного месяца. А если вспомнить про почти смертельную усталость… придется отыскивать способ улучшения питания. Ярик прислушался к себе: есть хотелось очень и очень сильно, но отдых сделал свое дело – мышцы только самую чуточку ныли, как после сильных перегрузок.

Но вот что касается кошмаров, то тут, с одной стороны, после столь изматывающей усталости могло присниться и не такое. На Земле после авральных работ над собственным дипломом какой только ерунды не снилось в течение целого месяца! Но, с другой стороны, перед похищением в этот мир Ярику тоже снились сны, и они тоже предупреждали о грядущих напастях. А уж сегодняшний сон по реалистичности и убедительности дал бы тем сто очков вперед. Очень мерзкий и убедительный он был.

«Чегото подобного и следовало ожидать: если нас бьют, то бьют серьезно! Рошаг ожил. Ну надо же! Хотя эта магия способна на любые сюрпризы. – Ярик застыл около терпеливо стоящего в ожидании уборки шестилапа. – И зуб на меня имеет, гадина! Я, говорит, тебя найду! Да ищи, только долго искать придется, не один месяц и не два… А мне к тому времени надо будет освободиться и убраться отсюда подальше».

Самым краешком разума Ярик подивился своему спокойствию. Какойто не такой он стал, излишне спокойный и хладнокровный, что ли? Раньше было иначе. И нельзя это списать на постоянно преодолеваемые препятствия и борьбу за выживание, ой нельзя!

Тут вспомнился самый последний сон, он был какойто странный. Не только на фоне кошмара с оживлением Рошага – этот сон сам по себе был на редкость приятен. Добрый такой, красивый. Словно Ярик поселился в теле маленького, но смелого зверька, который толькотолько покинул родное дупло (гнездо?) и отправился на поиски приключений или какогото там Большого. Такие сны бывают у детей, когда они ощущают себя персонажами мультиков и странствуют с ними по выдуманным мирам. Да вот беда, Ярик давно уже не ребенок, да и не было налета нереальности в этом сне. Слишком четкими были мельчайшие детали, придающие сну черты реальности и завершенности. Но при чем здесь он?..

– Ты, выкидыш рыкача!!! – За спиной раздался разъяренный голос Дарга, и Ярика скрутила сильнейшая боль: хозяин активировал ошейник. – Почему шестилап до сих пор еще не вычищен, а ты тут стоишь и мечтаешь?! Как только окажемся по ту сторону гор, ты будешь наказан. – Сказав последнее ледяным тоном, господин Дарг развернулся и направился к своему тирру.

Ярик чертыхнулся про себя: Дарг слов на ветер никогда не бросал. И чего это он стоял с открытым ртом, забыв о работе?! Надо ли говорить, что шестилап оказался обихожен в течение считаных минут. Никогда еще Ярик не работал столь быстро.

А весь лагерь пришел в движение. Люди суетились, спешили. Несколько всадников на молодых быстроногих тиррах направились в сторону гор – Дарг приказал разведать дорогу. Спешно готовились повозки к дальнейшему движению. Завтракать приходилось на ходу. Помня о своем решении питаться лучше, Ярик спрятал выданную ему лепешку с малюсеньким куском мяса за бортом повозки. Он еще не забыл школьный курс то ли анатомии, то ли биологии, а может, и вообще – ботаники, на котором старая, советской закалки учительница говорила им, юным оболтусам, о высочайшем уровне усвоения тщательно прожеванной пищи. Пускай это мелочь, но даже ею нельзя было пренебрегать на пути к свободе!

Создав таким образом заначку на время движения, Ярик бросился помогать Дукану впрягать шестилапа. Проклятая скотина опять упрямилась, протестующе мотая головой и притопывая мохнатыми лапами. Наступит на тебя такая – мало не покажется!

Наконец все подготовительные мероприятия были закончены, и повозки начали трогаться с места и занимать свои строго определенные места в караване. В это время вернулись разведчики и подскакали к вождю. Выслушав доклады, Дарг махнул рукой, разрешая движение, и тронул коленями бока своего тирра.

Повозки шли уже много часов. Горы заполонили собой практически все небо, что несказанно радовало Дукана. По его немногочисленным репликам Ярик понял, что тоннель уже близко.

Через какоето время караван сменил направление движения. Теперь они двигались на юг вдоль подножия изрезанной трещинами скалы. Воины зорко высматривали врага, причем большинство из них ожидало нападения даже не с неба, а с гор. У Ярика так и чесался язык спросить, часто ли нападают мифические Хозяева на проходящие караваны, но сдержался – не положено!

Так двигались еще пару часов. У Ярика появилось стойкое ощущение чужого взгляда. Словно иголочки покалывают в затылке, но никого видно не было. Чувство опасности молчало. Судя по всему, чтото такое же чувствовал и проклятый шаман. Он высунулся из повозки и жестами подозвал едущего недалеко молодого воина. Тот внимательно выслушал старого шамана и стрелой понесся кудато в конец колонны. Вскоре он появился вместе с вождем. Тот внимательно выслушал шамана и кивнул. Во время разговора оба то и дело бросали взгляды на горы слева. То же, что и Ярик, кажется, заметили и остальные люди. Над караваном повисло напряженное молчание. Повозки подтянулись поближе друг к другу. Все это напоминало стадо овец, сбившееся в кучу при появлении волка. Чтото шло не так.

Но тут повозка въехала в какоето ущелье, и взору Ярика открылось потрясающее зрелище. По бокам ущелья стояли гигантские статуи знакомых Ярику существ – ящерочеловека и ящерокентавра. Они действительно были гигантскими: никак не меньше полусотни саженей в высоту, словно каждая из них была высечена из целой скалы. Почти не тронутые временем, они производили сильное впечатление, буквально подавляя суровым величием искусно обработанного камня. Куда там земному сфинксу!

В отличие от уже знакомой Ярику скульптурной композиции, здесь эти существа не были изображены врагами. Более того, они явно делали одно дело – охраняли вход в долину. Величественная осанка, пронзительный взор, проникающий в самую душу, – все это ошеломляло, заставляя восхищаться невиданным мастерством древних резчиковкамнетесов. Казалось, что взгляды каменных фигур сурово вопрошают: «Имеешь ли ты право ступать по этой земле? Не замыслил ли зла?»

Ярик тряхнул длинными спутанными волосами, прогоняя наваждение. Древние скульпторы обладали гораздо большим талантом, чем сотня земных Церетели!

Пока он любовался, раскрыв рот, статуями, вперед выдвинулся небольшой отряд воинов, посланных вождем. Сам караван застыл в ожидании. Дарг остался у головной повозки, и теперь он задумчиво теребил шнур на рукояти своей сабли, пристально смотря вслед ушедшему отряду. Оставшиеся всадники обшаривали окружающие скалы, держа наготове луки. Повисла напряженная тишина. Ощущение чужого взгляда не проходило.

Ярик, как и все, шарил глазами вокруг: пускай он и раб, но жить хотелось очень и очень сильно, а если поверить россказням рабов о том, что гибель хозяина корда с Темным ошейником ведет к неминуемой смерти последнего… В данный момент Ярик очень сильно дорожил жизнью господина Дарга.

Тут его взгляд зацепился за дорогу. Да, именно дорогу! Настоящую, мощенную каменными плитами дорогу. Петляющий по долине с каменными стражами путь содержался в идеальном состоянии. На нем не было ни пылинки, словно его каждый день заботливо подметали неведомые хозяева. Вот именно, Хозяева! Уж не их ли владения начинаются здесь?!

Ярик повнимательней пригляделся к дороге: да, плиты подобны тем, что он откопал в пыли. В целом же дорога сильно отличалась от той, что вела от горы, на которой Ярик впервые появился в этом мире. Эта была более торжественной, что ли? Словно ее строители задались целью явить всему свету свою власть и могущество. Ничего не скажешь, им это удалось. Истинная Дорога Королей!

Его раздумья прервал тихий ропот, волной прокатившийся по застывшему каравану. Дозорные возвращались. Судя по их внешнему виду, они несли добрые вести. Головной всадник, оказавшийся Намиром – помощником Дарга, прокричал вождю:

– Мой вождь! Хозяева требуют повышения платы за проход впятеро!

При этих словах лицо Дарга залила мертвенная бледность. Как уже знал Ярик, это было свидетельством крайней степени ярости.

– И как они это пытаются объяснить? – Холод в голосе молодого вождя мог заморозить пламя в костре.

Намир – он был опытный воин и повидал на своем веку всякое – судорожно сглотнул. Нет, умом он понимал, что ярость вождя направлена не против него лично, но вот с чувствами ничего не мог поделать. Однако страх в нем граничил с восхищением – молодой Дарг был истинным сыном своего отца, великого Сохога. Столь же неукротимый, умеющий повелевать – прирожденный вождь. Именно он был достоин стать наследником, а не этот ублюдочный Теорн.

– Они говорят, что над степью рыщут Крылья…

– Ну и что?! Ведь Хозяева вроде как ненавидят курразов и их всадников? Или за несколько месяцев нашего кочевья чтото изменилось?! – Сарказм в голосе Дарга разил наповал. Поговаривали о многовековой кровной вражде. Некоторые даже осмеливались говорить о тысячелетиях вражды.

– Они сказали, что Каменным Чертогам Порубежья не с руки ссориться с хозяевами Крыльев, поэтому они и пытаются хоть както оправдать риск пропуска каравана!

– Не вижу связи между нами и Крыльями!

– Тот, с кем я разговаривал, велел передать, что им неизвестно, кого именно ищут Крылья, а потому риск пропустить объект их поисков слишком велик…

– Все ясно, можешь не продолжать. Они просто решили под шумок заработать, как делали это и раньше. Небось сказали, что если цена слишком высока, то можем подождать неделькудругую у входа в долину?

– Да, мой вождь. Карлик еще посоветовал поискать кружной путь.

– Вот ведь змей ползучий! – Дарг зло дернул своего тирра за повод, на что тот яростно зашипел и повернул голову к хозяину, скаля зубы… за что и получил по морде затянутым в кожу кулаком. – Ладно, двигаем! Получит он свою прибавку.

Дарг привстал в седле и махнул каравану рукой, чтобы возобновилось движение. Сам же во главе отряда неспешно двинулся впереди. Ярик повернулся к Дукану:

– Господин, а разве нельзя было поторговаться с этими Хозяевами? Ведь можно сбить цену…

Протянув последние слова, Ярик внутренне напрягся, ожидая затрещины от щедрого на такие подарки Дукана, но, как ни странно, тот воспринял вопрос спокойно. Цыкнув сквозь зубы и ткнув стрекалом многострадального шестилапа (похоже, что Дукан срывал на нем злость постоянно), он ответил:

– Да невозможно с ними спорить! Упрутся, как шестилапы во время гона, и все тут. Только цену выше поднимут. Ууу, кровососы поганые!

Караван двигался по дороге в долине, которую правильнее было бы назвать ущельем, вот уже около часа. Дорога петляла среди скал и буйной растительности, скрывавших то, что таится за поворотом. Это несколько настораживало Ярика, так как отряд, посланный на переговоры, обернулся едва ли минут за тридцать. Даже высокой скоростью бега верховых тирров нельзя было объяснить столь короткое время. Так что либо они не доезжали до входа в тоннель, либо здесь творятся странные штуки.

Наконец за одним из бесчисленных поворотов перед людьми открылся тупик. Да, именно тупик. Дорога упиралась в плоскую, уходящую к небесам скалу. На ней был выбит громадный прямоугольник, заполненный сценами из жизни мелких человечков с длинными бородами. Они сражались, долбили камень, чтото ковали и снова сражались. Прямоугольник был саженей десять в ширину (чуть шире дороги) и десять в высоту. Но вот вход в тоннель отсутствовал!

«Мда, похоже, нас всех сейчас будут резать!» – злорадно захихикал внутренний голос.

Но он ошибся. Люди из каравана воспринимали все совершенно равнодушно. Караван спокойно продолжал движение и замер только саженях в пятнадцати перед скалой.

Поначалу ничего не происходило, но вот Ярик ощутил легкий ветерок магии, слабая дрожь пробежала по скале, и четкие, прямые линии прорезали изукрашенный рисунками камень. Линии как раз и обозначали ворота. Вот раздался слабый шорох трущихся друг о дружку камней, и каменные врата широко распахнулись, раскрывая темный зев тоннеля. Слабо потянуло холодом. Ярик, отвлекшийся на процесс открытия врат, не заметил, откуда выступили двое низкорослых Хозяев. Молодой раб невольно сравнил их с изображенными на камне: похожи, сильно похожи. Такие же бородатые, с грубыми, словно вырубленными из камня, чертами лица, мускулистыми руками и хитрющими глазками. И, самое главное, вполне человекообразные!

Будучи ростом не выше двух аршинов, они не производили впечатления несчастных, обиженных судьбой созданий. Перед Яриком (а точнее, перед Даргом, Ярик какникак раб!) стояли сильные воины и пронырливые торговцы, если принять во внимание их жадные, ощупывающие глаза и повод, по которому эти карлики облегчили на кругленькую сумму карманы прибывших людей.

Разговоров между прибывшими людьми и Хозяевами не было. Встреча происходила в полном молчании. Дарг передал скалящемуся в наглой усмешке коротышке пять кожаных позвякивающих мешочков, тот их принял, и все, высокая встреча окончена. Коротышки прошли внутрь тоннеля и растворились в тенях, а головной отряд вместе с вождем первым вступил под своды тоннеля. Остальной караван потянулся за ними.

Ярик не удержался и оглянулся. Там, за спиной, оставалась еще одна страница его жизни в этом мире. Лес и степь, наполненные дикостью и первобытными опасностями, остались позади. Впереди его ждали города с их цивилизацией, культурой и своими проблемами. А пока хотелось просто посмотреть назад. Пусть можно было увидеть только поворот и горы…

– А ну хорош башкой вертеть! Не то, глядишь, отвалится… – Голос повеселевшего Дукана, размахивающего стрекалом, развеял торжественность момента. – Пшел, мохнозадый! Пшел!

Часть третья

ЗЕМЛИ ЗА ГОРАМИ

…Нити судьбы опутывают миры смертоносной паутиной. Сегодня ты нищий горбун, а завтра смертник, ведомый на казнь, кинет тебе золотой фарлонг, и… жизнь понеслась, опережая колесницы небожителей. Нельзя жить, не задевая этих нитей, хотя нельзя и умереть. Человеку трудно жить с мыслью о предопределенности, он трепыхается, какието нити разрывает, какието распутывает и не замечает, что все сильней увязает в паутине судьбы. Но все же истина в том, что предопределенности нет. И только от человека зависит, насколько глубоко он увязнет в чужой сети…

Рассуждения о смысле жизни настоятеля храма Светлого Орриса святого Доминика, известного в мире как Безумный Святой, в год 2470 от П.С.[35]

ГЛАВА 21

Теорн терпеливо ожидал в малом приемном покое аудиенции у Наместника. Но чего ему это стоило! От душившей его черной злобы перехватывало дыхание и сводило скулы. Его, первого сына великого Сохога, заставляли ждать, словно какогото простолюдина!

«Ничего, ты мне еще ответишь, сын крысы. Придет время, и за все ответишь!» – Только эти мысли скрадывали его ожидание, но волевое лицо оставалось неподвижным, словно высеченным из камня. Об урагане обуревавших Теорна чувств не смог бы догадаться никто. Кроме мага, конечно.

Наконец послышался звук неторопливых шагов, и изукрашенные двери перед троном отворились. Первым вошел церемониймейстер и внушительно произнес:

– Великий Наместник первых императоров, его могущество Парсан Второй!

Словно подтверждая значимость своих слов, пыжащийся от важности придворный ударил посохом о мраморный пол. Гулкий звук прокатился по зале. Вслед за этим послышались шаркающие шаги. Церемониймейстер сделал шаг в сторону, спеша освободить дорогу идущему правителю. Теорн чуть согнулся в приветственном поклоне: жирный слизняк любил поклонение!

И вот в Малый Приемный Покой вступило его могущество. Первое, что бросалось в глаза, это здоровенная восьмилучевая корона, безвкусно облепленная крупными драгоценными камнями. Теорну даже подумалось, что создатель этого символа власти следовал принципу: чем крупней, тем лучше! Драгоценный убор сидел на голове, словно горшок на деревенском плетне.

Еще большие впечатления вызывало лицо. Сквозь складки жира просматривались мелкие свинячьи глазки, которые подозрительно смотрели вокруг. Толстые губы чтото беспрестанно шептали. Такое лицо пристало не правителю государства, а мелкому лавочнику.

Колышущееся при каждом шаге брюхо было скрыто под пурпурным балахоном, полы которого достигали самого пола.

«Небось урод неплохо экономит на уборщиках!» – злорадно подумал Теорн.

Правителя поддерживали под руки два смазливых молодых раба. Тяжело ступая, переваливаясь с боку на бок, Наместник Парсан прошествовал к своему трону, убранство которого соответствовало короне. Привыкшему к суровой простоте кочевой жизни Теорну эта безвкусица просто резала глаза.

Наконец коекак умостив свой жирный зад на троне, правитель обратился к Теорну:

– Подойди ближе, молодой вождь. Человек, подобный тебе, нужен Престолу первых императоров, а мы достойно вознаграждаем за верность… Ну же, ближе.

Теорн с каменным лицом приблизился к самому подножию трона. Стоящие там телохранители ощутимо напряглись.

– Спокойно. Теорн, сын Сохога, не желает нам зла, – поглаживая головы стоящих на четвереньках молодых рабов, произнес Парсан. – По крайней мере, пока.

При последних словах глаза толстяка блеснули стальным блеском. На Теорна словно дохнуло холодом. Не зря, ой не зря о хитрости и жестокости этого жирного борова по всему Сардуору ходили легенды. Его толстые, в складках, руки дотягивались до самых дальних уголков этого забытого богами материка. Торговля наркотиками, запрещенным оружием, артефактами Запретной магии, кордами приносила Парсану неслыханные доходы. А имея в своем распоряжении деньги, можно многого добиться. Особенно если речь идет о таких деньгах!

– Мы узнали, что вы приняли наше предложение. Это нас очень порадовало…

Теорн выдохнул сквозь сжатые зубы воздух и ответил:

– Не скрою, в переданных вашими людьми письмах обрисованы очень и очень заманчивые перспективы, но…

– Но? – сжав подлокотники и подавшись вперед, с угрозой произнес Парсан. – Тебе чтото не нравится, первый сын Сохога? Или, быть может, мне стоит предложить то же самое Даргу?

– Нет, конечно же нет, – презирая самого себя за просительный тон, зачастил Теорн. – Просто мне непонятно, что я должен буду в обмен на предоставленную вами услугу?

Услышав это, Парсан удовлетворенно откинулся на спинку трона:

– Вот это уже деловой разговор.

Он щелкнул пальцами, и буквально тут же, словно только ожидал этого сигнала, появился слуга с подносом, на котором стоял запотевший бокал вина. Парсан жадно отхлебнул и причмокнул губами:

– Ренское, урожая этого года. Знаешь, обожаю молодые вина. Они так горячат кровь! А ренские вина – это жгучая смесь крови виноградной лозы и магии…

Теорн молчал. Он, сын вождя, не знал, хватит ли у него денег даже на одну бутылку такого вина!

– Так о чем это я? Ах да, до меня дошли слухи, что твой отец недоволен той ценой, что я даю за ваши товары, и ищет новых покупателей. – Еще один глоток из бокала. – А я очень не люблю, когда мои старые партнеры меня предают. Ну ты меня понимаешь? И поэтому я надеюсь, что впредь, с тобой, такие слухи не возникнут.

– Разумеется, ваше могущество, – усиленно закивал Теорн.

– Ну и кроме этого, твой отец имел какието предрассудки в отношении некоторых районов ваших земель. – Парсан помолчал. – А они меня интересуют, я бы даже сказал, очень интересуют. И мне нужен будет безопасный проход в эти земли. Чтобы там не путались под ногами всякие дикари.

– Что вы имеете в виду?

– Не притворяйся идиотом! – стукнул кулаком по подлокотнику Парсан. – Мне нужно, чтобы мои люди могли безопасно передвигаться по Лихоземью и спокойно переправляться на тот берег Костяной.

– Но там же тарки и урги, да и человеческих племен достаточно…

Парсан брезгливо поджал губы:

– Избавь меня от этих ваших дикарских названий. Из троллей получаются отличные, сильные рабы, а из гоблинов – шуты и воры. Чем больше будет пленных, тем скорее вернешь мне все долги. Ведь, надеюсь, ты понимаешь, что свои услуги я как бы предоставляю тебе в долг?

– Но мои люди не пойдут в Лес и земли Отродий!

– А туда и не надо. Много чего интересного можно выловить и в водах Костяной… Ну что, надеюсь, ты согласен на такие условия? – вопросительно изогнув правую бровь, отчего все его лицо исказилось в жутковатой гримасе, спросил правитель.

Опять напряглись в ожидании приказа телохранители. Теорн не был трусом и неплохо владел саблей, хотя, конечно, и не как проклятый Дарг, но и не хуже прочих. Однако стоящие перед ним четыре сухих, поджарых воина были очень опасны. Контролируя всю торговлю гарлуном, Парсан растил в казармах гвардейцев отличных мечников, а эти были лучшими. Теорн понимал, что не оправдай он ожиданий Парсана, и жить ему останется не более минуты. Но отказываться не хотелось не изза угрозы для жизни. Этот толстяк показал ему путь к цели, к которой молодой воин стремился все последние годы. А за это можно многое отдать. Ну а насчет выполнения поставленных условий – время покажет!

Прижав к груди правую руку, Теорн поклонился и глухо сказал:

– Я согласен!

– Вот и отлично, – удовлетворенно произнес Парсан и опять замысловато прищелкнул пальцами.

В залу вошел слуга и внес шкатулку из красного дерева с желтыми узорными вставками по бокам. Он подошел к Теорну и откинул крышку. Внутри на черном бархате лежал небольшой золотой медальон, изображающий оскаленную морду какогото существа. Добротой от него не веяло!

– Господин, протяните вашу руку, – тихим голосом произнес слуга.

– Зззачем? – почемуто дрожащим голосом спросил Теорн.

Ему ответил Парсан:

– Чтобы тебе прокололи серебряной иглой вену на руке и ты смочил своей кровью этот медальон. А уже только потом повесил его себе на шею.

– Но зачем все это?! – затравленно озираясь, вскричал Теорн. – Зачем?

– Ну неужели ты думал, что я поверю тебе на слово?! Право, ты меня разочаровываешь. Эта безделушка заставит тебя соблюсти твою часть договора! Ну же, давай! – резко прикрикнул Парсан.

И, смирившись, Теорн покорно протянул руку. Иного выбора у него не оставалось.

Ярик тихо матерился сквозь зубы. Этому не слишком благородному занятию (да и какое благородство у раба?!) он предавался последние полчаса. Как тут сдержаться, когда тебе совсем недавно на ногу наступил шестилап, а ты все равно вынужден шагать по дороге, тяжело припадая на пострадавшую конечность?

– Идиот! Кретин! Помет тарка! – Губы то и дело повторяли обширный список разнообразнейших ругательств.

Нога болела просто зверски, а остановиться нельзя даже на минуту, так как, пройдя тоннель, караван двигался в обычном порядке: рабы бегут, повозки катятся, шестилапы вкалывают, возницы на них покрикивают, а воины гарцуют на тиррах вдоль всей цепочки повозок. Прямая угроза нападения таинственных Крыльев миновала, и люди расслабились. Теперь единственное, чего опасался Дарг, были обычные разбойники… или представители местной власти, что, по отдельным репликам, достигшим ушей Ярика, было одно и то же. Правда, что мешало Крыльям напасть на караван по эту сторону гор, Ярик не очень то и понял. Дукан чтото невнятно буркнул про Земли Закона и спихнул не в меру любопытного раба на землю.

Вот тогдато Ярик и получил свою травму. Зацепившись ногой за какойто уступ на повозке, он неудачно приземлился и оказался слишком близко к запряженному хозяйскому шестилапу, в микроскопический мозг которого пришла в этот момент мысль переступить с ноги на ногу… Как Ярик тогда не заорал от неожиданной резкой боли, он и сам не знал. Его счастье, что мохнатая скотина ничего ему не сломала. Уж этото он смог определить сразу. Но опухла ступня будь здоров и теперь приобретала синеватый оттенок прямо на глазах. Каждый шаг отзывался стреляющей болью, но остановиться было нельзя. Хозяин не должен ничего знать про увечье. За это вполне могли всыпать штук двадцать плетей. Суровый нрав этого кочевого народа не признавал разгильдяйства и безалаберности, а уж если бы решили, что Ярик сделал это сознательно, чтобы не идти пешком… нет, о таком лучше не думать.

Нельзя заняться и излечением – на быстрое восстановление тратилось слишком много сил, а их надо экономить. Вот и терпел Ярик, кляня последними словами судьбузлодейку и свою невнимательность.

Да еще эта дорога! То ли дело в степи. Занесенный слоем пыли, через незнамо какие тысячелетия древний караванный путь продолжал исправно служить людям. А здешняя, с позволения сказать, дорога? Какой косорукий урод ее мостил?! Камни неправильной формы, с острыми краями. Повсюду неровные сколы, то тут, то там булыжники вывернуты, и на полотне дороги теперь зияют язвы провалов, поросшие травой. И в эти ямы постоянно попадают колеса повозок, заставляя сотрясаться… А еще туда постоянно попадали ноги идущих рабов.

– Кали в тёщи создателю этой дороги!!! – хрипло зарычал Ярик, провалившись больной ногой в очередной такой провал.

На козлах гнусно ухмылялся Дукан. Страдания Ярика его изрядно веселили.

«Ничего, толстозадый мархуз, небось в тоннеле ты себя иначе вел!» – мстительно подумал Ярик. Для него путешествие сквозь горы было наполнено только приятными впечатлениями, и он снова унесся мыслями назад, к владениям таинственных Хозяев…

По сравнению с гонкой по степи переход через горы проходил на редкость легко. Повозки не спеша катились по идеально ровному полу тоннеля. Сидящих людей ни разу даже не тряхнуло! Шестилапы невозмутимо выполняли свои нелегкие обязанности, как будто и не нависала над ними толща камня. А что им волноваться: пускай под потолком, на высоте трех человеческих ростов клубится тьма, зато от стен идет мягкий свет, прекрасно освещающий дорогу не только под ногами, но и на несколько саженей вперед. Ярика тогда еще дико заинтересовал источник света: вроде никаких ламп не видно, казалось, что свет испускали сами стены.

Совершенно иначе вели себя люди. Тишина, наполненная человеческими страхами, окутывала караван. Кочевники, дети степей, тяжело переносили закрытые пространства. Сидящий рядом с Яриком Дукан то и дело вытирал струйки холодного пота с лица. Пыль и пот превратили его лицо в какуюто застывшую гротескную маску.

Ничего подобного нельзя было сказать про Дарга и прочих воинов. Похоже, они не боялись ничего. С каменными лицами они сновали вдоль всего каравана, как делали это и раньше, благо ширина тоннеля вполне это позволяла (как показалось Ярику, здесь спокойно могли проехать четыре повозки, ни разу не чиркнув друг о друга бортами).

А повозки катились вперед. Время словно застыло, мир исчез. Остались только шестилапы, повозки и убегающий назад камень. И Ярик не терял времени зря: прикрыв глаза, сделав вид, что спит, он в трансе кропотливо пробивался к сердцу своей магии. Да, работа была трудна и смертельно опасна, но с каждым таким погружением он приближался к свободе. Пускай на волосок, но приближался. Китайцы говорят, что путь в тысячу ли начинается с одного шага… И даже если двигаться по нему шажок за шажком, то рано или поздно желанная цель будет достигнута!

– Ну ты, ублюдок! В морду захотел?!!

Ярик отвлекся от воспоминаний, судя по всему, обращались к нему.

– Я к тебе обращаюсь или к заднице шестилапа?!

– Что желает мой господин? – Ярик подбежал к козлам неторопливо катящейся повозки и с готовностью посмотрел на Дукана.

– Как ты смеешь, червь, мечтать, когда к тебе обращается свободный? – Возница просто кипел злобой.

Ну еще бы, день назад Дарг пообещал оторвать ему башку, если Дукан хотя бы притронется к гарлуну. Он сказал, что даже достигшие высот в Искусстве курят в строго определенное время, после комплекса специальных упражнений и под воздействием магии артефактов, и только болваны из больших городов да еще Дукан курят траву для удовольствия. Дукан тогда, как обычно, начал клятвенно обещать, что, дескать, с завтрашнего утра он никогда, ни за что… Хозяин Ярика оборвал его резким взмахом руки и ответил в том духе, что он обещал отцу Дукана присмотреть за его непутевым сыном и пора начинать. После этого он приказал Ярику перерыть повозку и собрать в пару мешков весь высушенный и истертый в порошок гарлун. Дождавшись выполнения своего приказа, он подцепил мешки к седлу своего тирра и уехал к ожидавшим его воинам. Отсутствие ставшего привычным наркотика и выводило возницу из себя.

– Тварь, если бы Дарг не собирался тебя продать, я бы спустил с тебя шкуру! – Не имея возможности повлиять на вождя, Дукан жаждал сорвать душившую его злобу на беззащитном корде.

Ярик втянул голову в плечи, всем своим видом стараясь показать полную покорность. Его движения приобрели мелкую суетливость, граничащую с угодливостью, в душе же кипела злость.

– Живо найди банку мыла и какуюникакую тряпку! – продолжал командовать Дукан. – Уроду вроде тебя пришло время приобрести менее омерзительный облик.

Ярик молча занялся поисками, но Дукан не успокаивался.

– Небось, тварь, травкуто быстрее нашел! Ууу, пища рыкача! Надеюсь, что тебя купят в гарем Наместника. Ты знаешь, что делают там с дикарями вроде тебя? Чего молчишь?! – Разъяренный молчанием раба возница ткнул стрекалом в темноту фургона. Короткий выдох боли был ему ответом. Затем раздался глухой голос корда:

– Нет, господин.

– Что еще за нет?!

– Я не знаю, что делают в гаремах с рабами вроде меня…

– Ааа! Так вот, их оскопляют и получаются евнухи! Ты понял, что я имею в виду?

– Да, господин.

А Дукан все больше и больше распалялся, предаваясь сладким мечтам о близком отмщении.

– А еще говорят, что у Наместника необычные вкусы. – Дукан выругался и сплюнул на землю. – И не думаю, что они тебе понравятся, дикарь!

В этот момент Ярик высунулся изза полога, закрывающего вход в фургон.

– Тебе кто позволял отвлекаться?! – вновь заорал успокоившийся было Дукан.

– Я уже все нашел, господин.

– Ну так сядь на лавку и не мельтеши! – Дукан чмокнул губами, выругался и ткнул шестилапа стрекалом в зад.

Ярик покорно сел рядом и затих. Банку с тряпкой он пристроил у себя на коленях. Хотя какая там банка, так, деревянная коробка с плотной крышкой. Судя по всему, металлическая посуда была здесь довольно дорогим предметом обихода. По крайней мере, Ярик видел у этих кочевников только деревянную, пусть и выполненную с редким изяществом.

Сидеть все же намного приятней, чем идти, а если вспомнить про вывихнутую ногу… Кстати, а как нога? Ярик повертел больной ногой. Опухоль немного спала, притихла и боль. Нет, конечно, вращать ногой в суставе попрежнему больно, но это уже не смертельно. Еще пара часов, и о вывихе можно забыть.

Тут Ярик обратил внимание, что дорога начала делать поворот и окружающая обстановка изменилась. Нерушимая стена леса сменилась хаотичным нагромождением кустарника. Запахло свежестью. Гдето впереди засверкали солнечные блики. Похоже, дорога вывела к реке.

Так оно и оказалось. Через какието пять – десять минут караван вышел на широкий открытый берег реки. Вдоль повозок проскакал молодой воин на тирре с приказом о привале.

Дукан соскочил с повозки и начал пинать колесо ногами. Судя по всему, шестилапа распрягать он не собирался.

– Возьми мыло и иди к остальным рабам. Вы должны привести себя в нормальный вид. – Раздавшийся над ухом голос заставил Ярика вздрогнуть.

Он оглянулся и увидел рядом с собой сидящего на тирре хозяина.

– Господин…

– Поводок я уже увеличил на тридцать саженей. Иди побыстрее, мы не будем долго ждать. – В тоне, которым все это было сказано, сквозило полное равнодушие.

Ярик покорно кивнул и направился к группе рабов, которые уже начали собираться на берегу реки. За ними следил надсмотрщик, который лающим голосом отдавал приказы. Хотя идти по густой траве, которая массировала босые ноги, было очень приятно, Ярик решил поспешить – нарываться на неприятности изза своей медлительности не хотелось.

– А ты чего там вышагиваешь? – встретил его вопросом надсмотрщик, который в свое время остановил драку Ярика с рабами в загоне. – Живо в воду! И чтобы ни крошки пыли на тебе не осталось!

И Ярик с разгону плюхнулся в воду вслед за остальными рабами. Далеко заходить не стал – остановился, когда воды было по пояс, то есть гдето в пяти саженях от берега. А дальше все просто: открыть баночку, вывалить на руку горсть полужидкого едкого мыла и начать его втирать в кожу. Тут же стало понятно назначение петли у банки – она позволяла повесить эту необычную мыльницу на шею.

Ярик намылился с головы до ног, с остервенением втирая мыло в кожу. Единственное, за чем он следил, так это чтобы мыло не попало в глаза – новоприобретенные способности по регенерации могли и отказать. Жутко начало драть кожу, складывалось ощущение, что он плеснул на себя кислоты. Решив, что с него хватит, Ярик с головой скрылся под водой, смывая пену. Выскочив через некоторое время и протерев слезящиеся глаза, он с удивлением проследил за той грязной мутью, что уносило течение.

На некотором удалении от него фыркали и обливались остальные рабы, поднимая каскады маленьких волн. И тут Ярик уцепился взглядом за свое отражение. Наверное, прошло уже больше года, как он видел себя со стороны в последний раз. Тот невообразимый случай с бродом через Костяную не в счет – не до того было. А тут, в спокойной обстановке, смыв с себя слой грязи… Посмотреть было на что. Голову Ярика украшала копна густых, неровных, выгоревших на солнце волос. Лицо было скрыто под столь же неровной бородой, под которую на левой щеке уходили четыре ниточки шрамов. Тоже странная штука: самые разные ранения заживают без всяких следов, а тут поди ж ты… Картину довершали ввалившиеся щеки, заострившиеся скулы, цепкий и какойто голодный взгляд. Перед Яриком, как любят писать романисты, стоял незнакомец, чужак. Причем это был опасный незнакомец, именно такими описывали в свое время каторжан.

«Действительно дикарь!» – Ярику вспомнилось прозвище, которое ему дал старый шаман.

Изменениям подверглось и тело. Нет, у Ярика не было красивых рельефных мускулов. Про него теперь можно было сказать: крепкий, жилистый, гибкий, но никак не мускулистый. Его теперешняя жизнь не давала нагулять жирок или нарастить мясо, испытания выпаривали все лишнее, оставляя только то, что необходимо для выживания…

– Так, а ну все живо на берег! – Голос надсмотрщика прервал его размышления.

Рабы, отряхиваясь как собаки, выходили на берег. Некоторые на ходу вытирались тряпками. К числу последних относился и Ярик. Одной рукой он держал свою набедренную повязку – эту грязную мерзость было просто противно надевать. Не одевались (если это можно назвать одеванием!) и остальные. Сгрудившиеся в кучу рабы неподвижно застыли. По прикидкам Ярика, здесь было около тридцати человек. Гдето в полусотне саженей отсюда на берег выходила еще одна такая же группа.

«Ну прямо поход в баню!» – промелькнула невеселая мысль.

В это время между рабами начал ходить надсмотрщик. Ярик почувствовал себя очень неуютно. Ну еще бы, стоит куча голых мужиков разных возрастов, все только что искупались и сверкают голыми задами, а вокруг ходит с мерзкой ухмылочкой другой мужик и словно бы даже приценивается. Урод!

Некоторым рабам надсмотрщик приказывал бежать к их повозкам, некоторым же с руганью приказывал остаться. Ярик был осмотрен в числе последних, и его отправили к хозяевам. Уже на бегу Ярик оглянулся и увидел, что оставшихся снова загоняют в реку – судя по всему, рабы должны быть максимально чистыми, иметь, так сказать, товарный вид.

– Дерьмо! Неужели скоро город? – растерянно прошептал Ярик.

У хозяйской повозки его уже поджидал, поигрывая маленьким ножом, Дукан. Отвратительная его ухмылка здорово нервировала Ярика.

– На колени, корд! – коротко приказал возница.

Ярик немедленно исполнил желаемое. И чуть не вскрикнул от неожиданности – Дукан схватил его за волосы и резко потянул. Очевидно, он собирался исполнить роль цирюльника. И его уверенные движения показывали, что он обладал достаточным для этого опытом.

Сначала Дукан максимально обкорнал волосы. Окинув Ярика скептическим взглядом, он покрыл его голову пеной и начал бритье. Судя по всему, иметь волосы здешним рабам не полагалось. Как ни странно, больно не было. Нож в руке возницы скользил по коже довольно ловко, словно бритва в руках старого парикмахера. Затем пришел черед бороды – сделав зверское лицо, Дукан скоблил кожу, приговаривая, что очень надеется, что Ярик дернется, и уж тогдато он не подкачает. В чем именно не подкачает, сомневаться не приходилось.

Наконец довольно нервная процедура закончилась. Дукан окинул его скептическим взглядом и разочарованно произнес:

– Мда, в гарем тебя не возьмут… Да и в наложники тоже…

Ярик провел рукой по лицу и нащупал протянувшиеся через половину лица полоски шрамов, при этом с облегчением подумал о том, что он в принципе не в обиде.

– А ну, чего расселся?! – Дукан продолжил свои придирки. – Живо в повозку! И чтоб носа оттуда не высовывал!

Ярик выполнил приказ.

«Странный какойто народ! Сколько ни читал про рабовладельческий строй, нигде не говорилось, что дикари заставляли своих рабов купаться! Вот римляне, те да… Хотя это, кажется, касалось только домашних рабов… Всетаки донельзя странный мир». – В темной, не имеющей окон повозке оставалось только предаваться размышлениям и ожидать своей участи.

В небольшой комнате, почти каморке, сидели двое. Будь здесь Ярик, он сразу же вспомнил бы Гулливера и лилипута, Голиафа и Давида. Здоровенный толстяк и сухой карлик, на чьем фоне первый смотрелся истинным гигантом, вели неспешную беседу.

– Ну ты мне скажи: за каким демоном ты так все усложнил в разговоре с этим сопляком?! Какие завоевания Степи?! – Судя по тону, заплывший жиром толстяк был здесь отнюдь не хозяином положения.

– Ну я думал… – лениво шевеля губами, начал обряженный в пурпур человек.

– Ты думал?! Ты, оказывается, думал? – с какойто брезгливостью переспросил карлик. – А я думал, что твоя задача давить толстым седалищем кресло нашего отца!

– Но, брат. Ведь ничего страшного я не сказал, – примирительно забубнил толстяк.

Карлик вытер пот с лица и заерзал на своем маленьком стульчике, который стоял напротив кресла толстяка.

– Сейчас да. Но ведь этот дурак мог быть и поумнее. И что тогда бы? А вдруг ты ляпнешь подобную чушь и в разговоре с гораздо более серьезными людьми? – Несмотря на агрессивный тон, карлик успокаивался. – Давно покушений не было?

При упоминании о покушениях толстяк зашлепал полными губами, произнося беззвучные ругательства.

– Ладно, на сегодня все. Можешь снимать свои доспехи, – наморщив нос, разрешил карлик.

Толстяк не заставил долго ждать. Расстегнув какието застежки на своем необъятном брюхе, он встал на ноги и сразу же уменьшился гдето вдвое. Изменилось даже лицо. Кудато исчезли несколько подбородков, разгладились складки – лицо перестало напоминать свиную морду.

– Братец, а не кажется ли тебе, что было бы неплохо прекратить так жрать? – задумчиво протянул карлик, кивнув на внушительное брюшко. – Ведь скоро придется новый костюмчик шить…

Толстяк отмахнулся и прыжками помчался в соседнюю комнату. Прошли мгновения, и карлик услышал, как в бассейне, что в ней располагался, сильно плеснуло.

– Животное, – то ли с осуждением, то ли с нежностью произнес карлик и уставился на огонек в шаровидном светильнике.

ГЛАВА 22

Внутри повозки немилосердно трясло. Сидящий на полу Ярик уже несколько раз чувствительно приложился лбом к чемуто твердому. Пешком идти было намного интересней и спокойней. Но больше всего волновало ожидание. Что будет, когда караван придет в город? Куда и кому продадут? Эти вопросы изматывали душу. Впрочем, даже находясь в сильном волнении, Ярик не мог не отдать должное своим нынешним хозяевам: не показывать товар, дабы не сбивать цены, было грамотным ходом. Правда, опять же было непонятно, почему кочевники были уверены, что местные власти не следят за караваном тайком… Хотя, с другой стороны, никакого постороннего внимания Ярик не ощущал.

В этот момент повозку еще раз ощутимо тряхнуло, и зубы раба громко клацнули. О недовольстве Дукана можно было судить по хитро закрученной брани, огласившей округу. Раздался скрип, и повозка остановилась. Рядом послышались гортанные голоса и смех. Судя по всему, встретившиеся были знакомы.

Ярик проскользнул к пологу и выглянул в узкую щелку: оказалось, что они прибыли в какойто большой лагерь. Вокруг виднелось множество палаток кочевников, знакомо ревели шестилапы. Рядом с повозкой стояли три воина с копьями и весело скалились. Дукан им чтото доходчиво объяснял. В этот момент к повозке подъехал тирр, и на землю соскочил Дарг. Воины подтянулись и уважительно поклонились. Покрытый шрамами самый старший воин приложил руку к сердцу и произнес:

– Приветствую вождя Дарга, сына великого Сохога, в лагере его отца. Удачен ли был поход?

– Удачен! – властно ответил Дарг. – Где отец?

– Он уже идет сюда. Дозорные давно доложили о вашем появлении.

– Отец сам подойдет? – Удивление в голосе Дарга сказало Ярику, что это явно нечастое явление.

– Да, сын! – Этот голос принадлежал подошедшему откудато сбоку человеку.

Человек этот в простом одеянии, ничем не отличающемся от одежды остальных, подавлял своей властностью. Это был действительно великий вождь. И Дарг очень сильно походил на него.

– Ты выполнил мой приказ, сын? – Ровный голос, ни капли теплоты.

– Да, отец! Хотя я не скажу, что это было легко…

– Удел воина не бояться трудностей, а преодолевать их! – В разговор неожиданно вмешался новый голос.

Он принадлежал воину, ровеснику Дарга. Качественная, тонко выделанная одежда, богато украшенная сабля – все говорило о привычке к роскоши. Этим он довольно сильно отличался от Дарга и Сохога. На груди у него висел золотой медальон. Ярик окинул его быстрым взглядом и так и прикипел к нему. Слабая красноватая магическая аура окружала это украшение. Ему еще не встречался в его странствиях подобный тип магии, но что добротой от нее и не пахло, это был факт. Подобное свечение даже както неприятно резало глаза.

– Здравствуй, Теорн, – невозмутимо сказал Дарг.

– Твой брат хорошо поработал, подготавливая большую ярмарку. В этом году все пройдет как никогда! – благодушно засмеялся Сохог.

Чтото подсказывало Ярику, что, несмотря на кажущееся одобрение действий первого сына, Теорна, Сохог его презирал. Судя по тем рассказам, которые Ярик слышал от кочевников и рабов, в духе Сохога было воевать и силой брать то, что требуется, а не торговать или вести переговоры, пусть даже вождь кочевников не гнушался и этих средств. Хотя здесь явно была ситуация, когда силой ничего нельзя было добиться. Опять же, по разговорам, Наместник был влиятельной фигурой местного политического Олимпа. Да не просто влиятельной, а могущественной!

– Скольких рабов ты смог найти? – Сохог продолжил прерванный разговор.

– Как ты и приказывал – сотню!

Сохог громогласно захохотал и от души хлопнул сына по плечу. Сильнейший удар даже не пошатнул Дарга.

– Ай, молодец! Я же обещал от всех нас сотню голов, а ты один их столько привез!

– Сезон был удачен, отец! Младший род Руогов больше не осквернит нашу землю! – Тщательно скрываемое торжество проскользнуло в словах Дарга. – А еще сильномогучий Юрга послал нам особенного раба…

– Особенного? – Правая бровь Сохога вопросительно приподнялась.

Ярик видел это довольно отчетливо, так как великий вождь со своим первым сыном стояли лицом к повозке.

– Это человек, выходец из Леса. Он долгое время жил у ургов, а потом перебрался к нам…

– Что? Перебрался, говоришь? Славно! Знатный будет дар этой жирной жабе Парсану. Он любит всякие диковинки.

– Я так и подумал, отец, – почтительно склонил голову Дарг.

Наверное, только Ярик заметил, как недобро блеснули в этот момент глаза Теорна. Многообещающе так блеснули…

– Ты не хочешь его посмотреть?

– Зачем? Пусть это будет твой персональный дар господину Наместнику.

Тут всетаки не выдержал Теорн:

– Отец, но ведь он всего лишь пятый сын. Этим ты оскорбишь…

– Этим я прежде всего покажу, кого я считаю истинным вождем и воином! Тебе все ясно? – Холода в голосе Сохога хватило бы на полновесную зиму.

Ему ответом послужили короткий вздох и глухое:

– Да, отец!

При этом Теорн теребил руками цепочку своего медальона, порождая красноватые, похоже, видимые одному только Ярику вспышки.

Сохог же обнял Дарга и пошел с ним к центру лагеря. Стражи и Теорн остались у повозки. И только обостренный слух Ярика позволил ему услышать, как шепнули губы первого сына:

– Я понял! Я все понял, отец!

И он быстрым шагом направился кудато в сторону. И сразу же все пришло в движение: заговорили, обсуждая случившееся, воиныстражи, зашевелился на козлах забытый всеми Дукан. Правда, старый вояка, командир стражников, быстро навел порядок. Дал пару затрещин за разговоры в строю своим подчиненным и заорал на Дукана:

– А ты чего расселся, наглая ты рожа? Не видишь, что ли, куда все ваши двинулись?

– Да я… – нерешительно попробовал возразить ошеломленный натиском Дукан.

– Чего ты?! Забирай своего шестилапа и двигай! Нечего тут проезд загораживать!

И скандалист Дукан покорно ткнул застывшего было в блаженной неподвижности безымянного шестилапа, и тот, горестно вздохнув, поплелся в указанном направлении.

К удивлению Ярика, в лагере они не задержались. Было около полудня, но любящие отдохнуть в это время кочевники сновали словно муравьи. Были споро освобождены от своего содержимого четыре фургона, и в них стали загонять рабов. Как видел Ярик, на стоянках других родов племени архов для этих целей выделили по одной, ну максимум две повозки. Так что Дарг заслужил одобрение своего отца не зря. В отдельных повозках были женщины. На протяжении всего пути их держали вдали от мужчин, не давая последним поводов для соблазнов и драк. Естественно, это делалось не по какимто гуманным соображениям, а только ради сохранения качества товара, живого товара. Беременная или хоть бы даже просто потрепанная женщина стоила гораздо дешевле!

Таким образом, все рабы, за исключением имеющих персональных хозяев (как, например, Ярик), были согнаны в повозки, и, как только за последним рабом был задернут полог, маленький караван двинулся в путь. Рядом пешком пошли несколько десятков воинов и их личные рабы (у кого они были!).

Караван строился по старшинству: во главе – повозки Сохога и почти тридцать его воинов, затем повозки его сыновей – Теорна, Правена, Сурва, Чеула, Дарга и Талака. С ними шли по пять воинов. Ярик шел в десятке локтей от Дарга. Садиться на козлы к незнакомым (Дукан остался в лагере) возницам ему не приказывали, и приходилось двигаться пешком. Радовало только, что дорога здесь сохранялась в идеальном состоянии. Иногда даже казалось, что ее тут моют, так как пыль отсутствовала напрочь.

«Опять какаянибудь магия!» – почемуто с раздражением подумал Ярик.

На душе словно стая пьяных мархузов устроила драку. Погано было на душе! То, что Ярик был теперь вещью, почемуто чувствовалось сейчас необычайно сильно.

Но вот вдалеке показались мелкие приземистые домишки. Странно, при такихто соседях, вроде кочевниковработорговцев, летающих Крыльев и Хозяев, не вспоминая про тарков и прочую мелочь, было бы неплохо возвести вокруг города стену. Какаяникакая, а защита! Но стены не было. Дорога неторопливо вилась между домами, из которых выходили (а иногда выбегали) люди и радостно кричали. Опять же странно, но язык был почти такой же, что и язык кочевников. Ну не бывает так, чтобы кочевой, считай, отсталый народ говорил на языке своих оседлых соседей. Вернее, в том, что говорил, как раз никакой странностито и не было – как еще общаться двум торговым партнерам, но удивляло то, что этот язык общения был коренным, общим, простонапросто единым языком. А вот это уже странно. Слишком уж велика разница в развитии.

А караван продолжал движение. Бедные домишки сменялись более богатыми, каменными, двух и трехэтажными. Появились каменные тротуары со столбами фонарей, да и городская дорога постепенно расширялась, пока не превратилась во внушительную прямоугольную площадь. Окружавшие или, правильнее, образовывавшие ее дома внушали почтение своей красотой и суровой торжественностью. Колонны, каменные фигуры горгулий или еще каких химер (а может, и вполне обыденных здешних животных) украшали каждую постройку. У входа в одно из наиболее величественных зданий (настоящий дворец!) стояла шеренга зеленоватых статуй таргов. Хотя нет, не статуй! Вон один из таргов громко прочистил нос, вытерев пальцы о штаны из грубой кожи. Уже знакомые Ярику дубины из зеленого камня тарги держали в руках перед собой.

«Прямо почетный караул», – невесело усмехнулся Ярик.

Вот на этой площади повозки и остановились. Видимо, это и было конечной целью всего путешествия кочевников. Торговая площадь, лобное место, ярмарочная площадь – все эти названия упорно лезли Ярику в голову. Место, где его либо продадут, либо подарят! А вон и встречающие – широкие ворота дворца распахнулись, тарги вытянулись в струнку, и к застывшим в ожидании кочевникам вышла процессия, возглавляемая толстяком невообразимых габаритов. Для устойчивости его поддерживали два смазливых юнца.

«Парсан, чтоб ему… – брезгливо поджав губы, подумал Ярик. – Проклятый извращенец!»

Думать о том, что это и есть его будущий хозяин, было просто омерзительно. Гдето вдали пронесся полный почтения вздох. Ярик оглянулся, оказалось, что все проходы между домами заполнены людьми. Именно они почтительно, но в то же время не скрывая любопытства и затаенного предвкушения действа, застыли вокруг площади.

«Ну конечно, что не купит эта свинья, купят они! Уроды!» – с ненавистью подумал Ярик. Мучительно хотелось сорвать ошейник и пойти крушить всех направо и налево плетью Нергала. От этого невыполнимого желания аж заныли руки!

– Мы рады приветствовать великого Сохога с сыновьями в Полоте, на нашей ежегодной ярмарке! – Это подал голос мерзкий толстякправитель. – Горожане приветствуют вас, доблестные воины!..

Словно по мановению палочки невидимого дирижера, вокруг раздались приветственные крики. Некоторые из горожан даже подбрасывали вверх шапки. Какието небольшие фигурки, то и дело крича, подпрыгивая и размахивая руками над головой, сновали в толпе.

«Кому праздник, а кому и работа!» – Мстительная мысль согрела душу Ярика. Местные карманники явно собирали неплохой урожай.

Неожиданно неприятный холодок пробежал между лопатками. Именно так Ярик всегда ощущал недобрые, враждебные взгляды, словно ктото прицеливается прямо в сердце… Мгновение, и мерзкое ощущение прошло. Ярик не спеша повернул голову и заскользил взглядом по толпе, фасадам домов, перешел на крышу… Ну конечно же стрелок. Не надо было обладать навыками определенного рода, чтобы заметить на удобных для стрельбы местах засевших с арбалетами людей. Охрана! Небось снайперы каких поискать, в медяк за полсотни саженей бьют! Видно, немало врагов у этого Парсана, ой немало!

В это время Наместник закончил велеречиво расхваливать достоинства прибывших кочевников и перешел к официальной части встречи:

– Ну а теперь, я думаю, вождям следует пройти в Багровую палату моего дворца, дабы отметить нашу новую мирную встречу. – Парсан сделал паузу и пристально посмотрел на Сохога. – Ваши люди же пока подготовят все к началам торгов. Прошу вас…

И, тяжело переваливаясь, направился назад во дворец. В этот момент Ярику показалось чтото странное в походке Наместника. Какаято искусственность, нарочитость сквозила в том, как двигался этот человек. Словно не толстяк это был, а притворяющийся толстяком. Мгновение, и все снова встало на свои места. Ярик моргнул и потряс головой. Наваждение, право слово!

Чьято крепкая рука схватила его за плечо и развернула к себе лицом. Хозяин!

– Ты забываешься, раб! – Слова Дарга походили на шипение рассерженной змеи. – Никогда, ты слышишь, никогда не смотри так пристально на свободного, а тем более своего будущего хозяина! Никогда!.. А то можешь сильно пожалеть! Понял?!

– Да, господин, – тихо произнес Ярик, почтительно склонив голову.

– Следуй за мной! – уже громко и повелительно произнес молодой вождь. – Намир и Глосс тоже!

Ярик засмеялся про себя, когда увидел, как перекосились лица помощников Дарга. Как же, их сравняли с рабом! Но дисциплина и любовь к вождю победили – они молча последовали за Даргом. Единственное – Ярика они зашвырнули себе за спину. Ну еще бы, с внушительнойто мускулатурой Намира!

От других отрядов кочевников отделились такие же небольшие группки. Некоторые из них также вели рабов, ктото нес завернутые в дорогие шкуры предметы.

«Дары, чтоб вас всех мархуз за задницу тяпнул!» – Мысли Ярика были все менее дружелюбными.

А позади уже началась рабочая суета: ктото выносил из повозок длинные палки, свертки шкур, ктото отгонял начавших наседать любопытных. Судя по всему, здесь намеревались спешно собрать загон для рабов и небольшой помост для демонстрации. Единственное, что удивляло Ярика, так это то, что стрелки с крыш никуда не делись. Ведь Наместник уже скрылся во дворце, чего они ждут? Или, может быть, готовят?

Ярик пожал плечами и невозмутимо зашагал вперед – не его это проблемы, не ему их и решать!

Мощные крылья рассекали воздух. Семь бронированных тел стремительно неслись к намеченной цели. Полное крыло драконов наконецто собралось в небе над Землей Наместника.

– И какого еще наместника? Чьего именно наместника? – Командир крыла Кассандра Аррант заговорила сама с собой. – Людишки! Им бы копошиться и заниматься своей мышиной возней, так нет, все вспоминают времена Закатной империи, про которую и легендто почти не осталось! Знают только, что император был да наместников назначал, вот и развлекаются!

Плотная кожаная маска полностью закрывала лицо, пропуская внутрь только тонкие вялотекущие струйки воздуха. Глаза прикрывали большие очки. Все это несло родной аромат магии мастеров Нолда. Никто не должен был ее уловить, но Ро Рух, черная красавица Ро Рух, скосила на свою наездницу умный глаз со змеиным зрачком. Драконы всегда и все слышат! Умные, смертоносные, владеющие мощнейшей магией и мудростью тысячелетий, они во многом превосходили людей. Только маги высших посвящений могли выстоять в бою против опытного дракона. И пусть будет благословен Великий Птоломей, который и заключил с драконами договор о союзе.

Кассандра наклонилась вперед и ласково потрепала Ро Рух по покрытой чешуей шее. Летать на величественном и могучем звере – уже счастье, а быть его другом – это чувство нельзя описать ни на одном языке, даже языке магов…

Гдето далеко внизу появился пригород Полота, столицы Земли Наместника. Мерзкий городишко! Мерзкий, как и все города этого проклятого континента. Тысячу раз были правы предки, когда после Войн Падения разместили здесь специальных наблюдателей и силы Объединенного Протектората. Ну и что, что они не участвовали непосредственно в войне? Именно они и были рассадником древнего зла, так как именно здесь и была Закатная империя…

«Дорогуша, ты, как всегда, права! – Голос Ро Рух мягко вклинился в ровное течение мыслей Кассандры. – Но не слишком ли ты увлеклась?»

«Нет, Ро Рух, права все же ты. Командуй остальным поворот. Нечего нам появляться в небе над Полотом и зря пугать этих людишек. Атакуем, если через два часа не придет сигнал от наших людей в городе!» – Ответная мысль Кассандры несла в себе оттенок стыда за свой промах: командир никогда не должен слишком глубоко уходить в свои мысли.

«Не волнуйся, я уже все передала сама. – Кассандре показалось, что Ро Рух, как человек, поцокала языком. – Но важно не это, вы, люди, слишком презрительно относитесь к этой земле. Драконов это беспокоит».

«Но почему? – Кассандре стало жутко интересно. Даже всадники очень мало знали о драконах. – Что здесь такого?»

Ро Рух мысленно вздохнула и передала своей всаднице укоризненный импульс:

«Это же Древняя земля! Закатная империя располагалась на землях более древних рас, видела закат многих государств и народов. Многое, о чем должно забыть, сокрыто в этих землях. Драконы помнят…» – Посланиемысль Ро Рух оборвалось.

«Что помнят, Ро Рух, что?» – Кассандра замерла в предвкушении продолжения.

«Ничего. Так, бредни молодых дракониц вроде меня». – Драконица мотнула головой из стороны в сторону, словно прогоняя наваждение.

Настаивать Кассандра не стала, так как уже знала, что в таком состоянии Ро Рух не скажет ничего, только обидится.

В этот момент камешек на браслете с ее левой руки, тот, что отвечал за связь с человеком в Полоте, погас. Огонек, который постоянно бился в нем, умер. Это значит, что жизнь человека, с которым он связан, оборвалась. Случилось то, чего необходимо было избежать. Миссия на земле была провалена. Ярость наполнила душу Кассандры.

«Выходим на атакующую позицию! Наш брат внизу погиб! Так отомстим за него! За Нолд!» – Мысленное послание Кассандры достигло каждого всадника и его дракона в крыле.

«За Нолд!» – Старый клич воиновмагов послужил ей ответом.

Ярик молча следовал за своим господином по богато украшенным залам дворца. Они шли и шли, казалось, это будет продолжаться бесконечно. Многие кочевники, впервые оказавшиеся здесь, оглядывались и, стараясь сохранить невозмутимость на лице, только цокали языками. Ярику же вся эта красота виделась излишне вычурной и безвкусной. Там, на Земле, невообразимо далеко отсюда, остались дворцы и получше… Хотя, может быть, он и ошибался. Не то у него было состояние, чтобы любоваться красотой. Глухая тревога грызла его изнутри. Поначалу думалось, что это связано с самим фактом продажи или передачи его, Ярика, в дар. Но, немного поразмыслив, он отмел и это предположение. Чтото было не так. А потом как гром среди ясного неба мысль – а если чтото случится с Даргом до передачи прав на Ярика Парсану? Или, наоборот, с Парсаном, когда ему отдадут Ярика? Смерть, жуткая смерть, вот что будет!

Аромат ядовитой интриги витал в воздухе. Косые взгляды Теорна и кровавокрасное свечение его медальона, беспечное поведение Сохога и излишнее радушие Парсана – все это заставляло сильно задуматься о реальности ощущаемой опасности.

В этот момент процессия остановилась перед дверьми, видимо, в какойто зал. У входа стояла пара стражников с алебардами. Один из них предостерегающе поднял руку и произнес:

– С оружием в зал нельзя! – Немного подумал и добавил: – Даже столь почетным гостям!

Кочевники протестующе зароптали. Голоса всех перекрыл вопль Теорна:

– Да как они смеют?! Истинный воин степей никогда не расстается с оружием! Это бесчестье!

Остальные поддержали его одобрительным гулом. Пришлось вмешаться Сохогу. Он повернулся к сопровождающим его людям и произнес:

– Негоже вступать в чужой дом со своими законами! – И, обращаясь к страже, добавил: – Мы чтим старый договор!

И все – разговоры как ножом отрезало.

Тут откудато выскочил надутый и вырядившийся как павлин человек и приказал охранникам у дверей открыть створки. В зал первым вошел тоже он, и все услышали его громкий голос:

– Великий вождь Сохог с сыновьями и советниками!

«Церемониймейстер! Как же, знаем, читали», – с раздражением подумал Ярик.

И они все вступили в зал. Все, что успел Ярик разглядеть, так это узкие бойницы окон, шикарные люстры, горящие тысячами огней, изукрашенные лепниной стены и накрытые столы в центре зала. Во главе стола уже сидел Парсан…

Особо осмотреться Ярику не дали: чувствительный удар по голове заставил его пригнуться.

– Не верти головой, корд! – Шипение старого Боска трудно было не узнать.

«Как онто здесь оказался? Проклятый шаман ведь вроде с нами не ехал?» – удивился Ярик. Сильней заныло гдето внутри чувство опасности.

Появились слуги, которые повели кочевников на их места. Ярик старался не отставать от Дарга. Когда тот уселся на положенное ему место – напротив окна, спиной к стене, – Ярик встал на колени по правую руку от него, в шаге за спиной. Бросив на него косой взгляд, Дарг удовлетворенно кивнул.

Ярик же смог теперь нормально оглядеться. Кочевников посадили по одну сторону стола. Сначала Сохога, затем его сыновей, их доверенных командиров. Рабов вроде Ярика было всего двое, и они также стояли на коленях позади своих хозяев. Старый Боск сидел гдето в середине стола.

По другую сторону стола сидели доверенные лица Парсана. Все были воинами, Об этом говорил военный покрой их одежды, выправка и цепкие взгляды. По старому договору между городом и кочевниками оружия на виду не было, но они ведь здесь хозяева! Слуги всегда принесут в нужный момент!

«Тьфу ты! О чемто не о том думаю. С чего я решил, что им оружие понадобится?» – Ярик удивился самому себе.

Настораживало еще слабое магическое свечение напротив груди каждого человека Парсана.

У подножия стола, спиной к входу сидел карлик в соломенной короне и малиновом камзоле. Крючковатый нос, глубоко посаженные глаза, то и дело сплетающиеся в танце агонизирующих змей пальцы. Насколько понимал Ярик, карлик должен смешить людей, но этот явно ничего подобного делать не собирался. Тонкая улыбка скользила по его губам, когда он обегал взглядом ряды сидящих кочевников. Жестокая такая улыбка. Именно так, наверное, смотрел Влад Цепеш на посаженных на кол по его приказу. Ярик попытался вглядеться попристальней в этого карлика и вздрогнул – колючий взор шута обратился на него. Карлик словно заглянул Ярику в самую душу и… презрительно дернул уголком рта.

Ярик отвернулся. Не дело рабу тягаться взглядами со свободными, пускай это и обыкновенный шут. Вот только почему на шуте столько отсвечивающих красным магических амулетов?..

– Уважаемые воины, предлагаю выпить за здоровье могучего воина и талантливого вождя Сохога! За вождя, которому всегда сопутствует удача! – С этими словами, не вставая, поднял кубок вина Парсан Второй.

Не поддержать тост было бы неуважением к хозяевам. Раздались приветственные крики и здравницы. Чувство опасности Ярика заиграло барабанную дробь. Он еще раз оглядел зал и увидел мрачное торжество в глазах шута.

Опасность!!! Смертельная опасность!!! Словно кровавые нити потянулись к Ярику изза спины. Не раздумывая и не медля и доли мгновения, он распластался на полу. В тот же миг вспомнил о Дарге. Его смерть – это и смерть раба! Юрга задери!!!

Ярик извернул шею, пытаясь разглядеть незащищенную спину своего хозяина… В этот момент произошло огромное количество событий. Гдето в стене раздалась цепь механических щелчков, а затем чтото грохнуло на площади, на которую выходили окна. Ярик словно в замедленном кино увидел небольшой шип, нацеленный в спину хозяина. Ему даже были видны зубцы, которые должны, вероятно, затруднить извлечение из раны, и желтоватые потеки какойто смеси на острие. Яд!!! И Ярик бессилен. Он даже не успевал крикнуть. Но Дарг его просто поразил. Не поворачиваясь, он завел за спину руку с невесть откуда взявшимся в ней ножом, и поставленное плашмя лезвие остановило смертельный полет маленького шипа.

Раздалось небольшое «дзынь», и отрикошетивший шип полетел кудато в сторону. В этот момент сам Дарг крутанулся на скамье, повернулся вполоборота к стене и прикрылся ножом теперь уже гдето на уровне груди. Новое «дзынь», и еще один шип отлетает в сторону… И время снова начало свой неумолимый бег. Разом нахлынули звуки. Это были стоны и невнятные всхлипы. Лежа на полу, Ярик быстро огляделся. Большая часть кочевников сидели уткнувшись головой в блюда на столе, некоторые повалились назад и лежали в нелепых позах с задранными на скамьи ногами. Подобной участи избежали только Теорн и Дарг, да еще пара командиров, которых прикрыли от смертельного оружия тела их рабов, что, подобно Ярику, сидели позади хозяев.

Мерзко хохотал карлик. На противоположном конце стола ему вторил Парсан. На ноги вскочили невредимые воины Наместника. Грохнули опрокинутые лавки. Зазвенели кубки. В зал вбегали слуги с короткими мечами в руках.

«Вот и оружие принесли», – затравленно подумал Ярик. Он зашарил глазами под столом в поисках укрытия и встретился с прищуренным взглядом старого шамана. Тот успел довольно ловко скрыться под столом и теперь со зло