Book: Нина и тайный глаз Атлантиды



Нина и тайный глаз Атлантиды
Нина и тайный глаз Атлантиды

Иллюстрации Иллариа Маттеини

Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава первая

Смерть ЛСЛ и гроб Андоры

Было промозглое февральское утро. Казалось, что в воздухе была разлита какая-то дурно пахнущая гадость. Загадочный взрыв, произошедший накануне вечером на острове Клементе, породил кучу неприятностей. Горожане, которые в тот день довольно поздно вылезли из своих постелей и еще не отошли от грандиозного карнавального празднества на площади Сан-Марко, передвигались по улочкам и площадям, прикрывая носы и рты шарфами и носовыми платками, чтобы защититься от неприятного запаха газа, заполнившего всю Венецию. Многим из них не давал покоя вопрос, что же случилось на необитаемом острове, но пока никто не знал правды.

Дети, как обычно, спешили в школу. Выбежав из дома, они принимались громко чихать и кашлять, поминая недобрым словом вчерашний вечер. Лишь только четверо верных друзей Нины Де Нобили, внучки великого русского алхимика Михаила Мезинского, загадочно улыбались.

Додо, Ческо, Рокси и Фьоре были единственными учениками в городе, знавшими все о причинах взрыва, который произошел в лагуне и положил конец их проблемам. Похожая на Нину, восковая кукла взлетела в воздух неожиданно для Каркона и мэра ЛСЛ, попавших в смертельную ловушку. Что же касается юных алхимиков, то для них это действительно явилось великой победой над Злом и им не терпелось отпраздновать событие.

Несмотря на стужу, все окна в комнате Нины на вилле «Эспасия» были распахнуты настежь. Люба, что-то напевая, водила пылесосом по ковру и, казалось, не обращала никакого внимания на отвратительный запах, принесенный ветром со стороны лагуны. Ее занятие было прервано неожиданным визитом профессора Хосе.

— Здравствуй, Люба, а где Нина? — Испанский учитель был явно чем-то озабочен. Судя по взлохмаченным волосам и запавшим глазам, он этой ночью не сомкнул глаз.

— Доброе утро, профессор. Нина на нижнем этаже. Готовит уроки и просила ее не беспокоить, — вежливо ответила русская няня, выключая пылесос.

— Готовит уроки? Без меня? Я же специально для этого пришел! — раздраженно пробормотал учитель.

— Мы думали, что вы еще плохо себя чувствуете. И правда выглядите вы неважно. Возвращайтесь-ка к себе и ложитесь в постель. На обед я приготовлю вам бульон.

Люба не вкладывала ничего обидного в свои слова, и потому ее здорово удивила реакция профессора. Он повернулся и выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью. Спустившись по лестнице, он пересек Каминный Зал и вошел в Зал Дожа. Остановился перед потайной дверцей в лабораторию и настойчиво постучал.

— Нина, я знаю, что ты здесь! Открой! У меня срочный разговор! — крикнул он.

Но дверь оставалась закрытой. На крик Хосе с лаем примчался Красавчик, а следом за ним кот Платон. Не понимая, что случилось, он вспрыгнул на стол и чуть не свалил на пол зеленую лампу.

— Пошли вон! — шикнул на них со злостью профессор.

Огромный черный дог издал рычание, обнажив острые клыки, а кот, выгнув спину со вставшей дыбом рыжей шерстью, зашипел словно кобра и, казалось, был готов броситься на Хосе.

Оба животных совсем не ожидали такого непривычного поведения испанского учителя, они никогда прежде не видели его в таком состоянии.

Но Хосе сильно изменился с тех пор, как Нина и ее друзья освободили его из фиолетовой пленки, в которую завернул его Каркон, приговорив к смерти. Помодо, алхимический фрукт, выращенный Ниной с помощью Кикколиума, найденного в джунглях майя, сработал отлично. Возможно, Хосе до сих пор испытывал сильный психологический стресс, и из-за этого внучка профессора Миши несколько дней не решалась беспокоить его.

Не получив ответа, испанский учитель потерял терпение, резко повернулся и, явно нервничая, заторопился к выходу, на ходу натягивая плащ и шляпу.

Люба, появившаяся на верхней ступеньке винтовой лестницы, поспешно крикнула ему:

— Профессор, подождите, не уходите!..

Не слушая ее, он с ворчанием покинул дом, сердито пнув ногой входную дверь.

Нина не могла открыть дверь в тайную лабораторию по той простой причине, что ее там не было. В это время она находилась в Акуэо Профундис с Максом 10-п1.

— У нас получилось, Макс! Каркон и ЛСЛ мертвы! Я должна срочно сообщить об этом Этэрэе. Для того, чтобы мысли детей стали полностью свободны, нам не хватает Четвертой Тайны. Но теперь, когда с этими двумя негодяями покончено, я уверена, что ее поиск станет намного легче.

Девочка пребывала в отличном настроении. Все опасности были позади, и ее металлический друг был рад этому не меньше. Однако…

— Да, да, я понимаю твои чувства. Но я хочу пгедупгедить тебя, что вчега вечегом неожиданно сгаботал сигнал тгевоги и пегегогело табло, и я не понимаю, по какой пгичине. — Макс показал рукой на электронное табло подводной лаборатории.

— Кому теперь нужна система безопасности! Каркона больше нет, а это значит, что спасению Ксоракса уже ничто не помешает! — Нина не разделяла беспокойства андроида.

— Пгежде чем гаспевать победные песни, мы должны убедиться, что все в погядке. Чтобы чувствовать себя увегенно, — настаивал Макс, которому от волнения никак не удавалось остановить звон ушей-колокольчиков.

— Ну, ладно, покажи мне, что тебя так встревожило. Только поскорее, я хочу поговорить с Этэрэей. Это срочно.

Макс остановился перед табло, объясняя Нине, что вчера красные лампочки внезапно зажглись, а это бывает, когда кто-то или что-то приближается к стенам лаборатории.

— Так это, наверное, от взрыва! — предположила девочка. — Взрывная волна могла вызвать подводную волну на дне лагуны. Остров Клементе находится не так уж далеко отсюда. Честно говоря, мне кажется не стоит волноваться. Успокойся, Макс.

Андроид уселся на табурет и подпер руками блестящую голову.

— Что значит — успокойся? Ты что, не понимаешь? Если электгонное табло больше не габотает, я не могу активизиговать компьютег и установить контакт с Этэгэей.

Известие бросило Нину в дрожь.

— Тогда исправляй скорее! — воскликнула она.

— Я как газ и собигаюсь это сделать. Меня беспокоит, что я не понимаю пгичины… Сейчас начну, только подкгеплюсь клубничным вагеньем…


Нина и тайный глаз Атлантиды

Андроид взял с полки банку с вареньем и открыл ее.

— Ешь, ешь. И не нервничай. Вот увидишь, тебе легко удастся устранить поломку. А я поговорю с Этэрэей в полдень. Подожду, когда придут мои друзья, и сообщим ей все новости сразу. Правильно?

— Пгавильно! — согласился Макс, отправляя в рот одну за другой две полные ложки варенья.

Юная алхимичка вышла из лаборатории, запрыгнула в скоростную вагонетку, пролетела на ней вдоль туннеля и поднялась по лесенке через люк в лабораторию виллы. Ей пришло в голову, что, прежде чем говорить с Этэрэей и дедом, было бы неплохо поделиться радостной вестью с говорящей Книгой. Девочка положила руку с красной звездочкой на Книгу. Но та не открылась.

Нина повторила попытку: Книга не открывалась.

Она отошла от стола, на мгновение задумалась, затем, чувствуя, как растет тревога, достала из кармана Талдом Люкс и прошептала:

— Что же случилось? Почему Книга не хочет разговаривать?

Она уселась на табурет и внимательно прошлась взглядом по лаборатории. Все было на своих местах: пузырьки, бутылки, колбы, перегонные кубы, медные черпаки… Ароматная смесь сапфира и золота все так же кипела в тигле, подвешенном над постоянно горевшим огнем каминчика. Нина растерянно уставилась на Книгу в поисках ответа.

На циферблате было 10 часов 36 минут и 7 секунд. Так радостно начавшееся февральское утро, казалось, завершается печально.

В это время за стенами виллы по каналу Джудекка на высокой скорости проплывали три большие моторные лодки с пожарными. Они возвращались с места взрыва. Никто, включая их начальника, которого с нетерпением ждали в Большом зале Трибунала Венеции судебные власти и городские советники, не был в состоянии дать вразумительных объяснений по поводу происшествия на острове Клементе. Когда старший пожарный вошел в зал, все затихли, чтобы лучше слышать его речь.

— Как показало расследование, остров необитаем, и, вероятнее всего, взрыв был вызван случайными причинами. Возможно, произошла утечка газа из старого газопровода, разрушенного от времени. К счастью, обошлось без жертв. Правда… — Пожарный почесал испачканную сажей щеку. — Правда, внутри очень странного сооружения из черного оникса нами было найдено несколько костей. Но, судя по тому, что их окружала кучка обгоревших перьев, они, по всей вероятности, принадлежали какому-то животному, оказавшемуся на острове. Больше ничего заслуживающего внимания мы не обнаружили.

Судьи молча развели руками, а лица десяти городских советников в фиолетовых мантиях остались невозмутимыми. И если судьям пожар на острове Клементе представлялся чем-то загадочным, то уж этим-то лживым единомышленникам Лориса Сибило Лоредана было хорошо известно, кому принадлежало сгоревшее убежище, в котором еще недавно находилась пропавшая статуя Крылатого Льва.

Но никто из них не произнес ни слова, как было им приказано князем Карконом: хранить в секрете все, что касалось ЛСЛ. Да и впрямь, мало ли странных событий случается в мире!

Председатель суда повернулся к советникам и строго спросил:

— У вас есть новости о мэре? Он все еще болен? И настолько серьезно, что даже сегодня не дал о себе знать?

Старейший из советников откашлялся и взял слово:

— К сожалению, мэр ЛСЛ до сих пор нездоров. Но скоро, очень скоро он вернется в свой кабинет в мэрии. Не беспокойтесь. Я уверен, князь Каркон поможет нам разобраться во всем, что происходит в городе. И загадочному пожару на острове Клементе в ближайшее время будет дано подробное объяснение.

После этих слов все десять советников разом поднялись со своей скамьи и спешно покинули зал Трибунала.

Двое из них помчались во дворец Каркона: им не терпелось узнать, когда же на самом деле ЛСЛ вернется в мэрию. Никому из них и в голову не приходило, что с мэром и князем случилось что-то серьезное.

Они долго стучали и звонили в дверь, но им никто не открыл.

Во дворце никого не было.

Неужели Венеция и правда оказалась во власти магии?

Сомнения, словно каленые щипцы, жгли советников, терявшихся в догадках и мучившихся от невозможности найти объяснение происходящему. Сделав еще несколько попыток, они поспешили в мэрию.

Неожиданно один из них заметил странную личность.

Неизвестный быстрым шагом входил во дворец Каркона. Они крикнули, чтобы тот подождал их, но дверь дворца захлопнулась перед самым их носом. Один из советников заметил, что во дворце светятся три окна. Стало быть, там кто-то был! Тогда почему никто не отвечал на звонки и стук? И кто был этот странный персонаж, которому, в отличие от них, удалось проникнуть во дворец?

Парочка единомышленников маркиза Лориса Сибило Лоредана в недоумении переглянулась и решила, что будет правильным позвонить князю Каркону. Может, он все им доходчиво разъяснит.

Ровно в пять часов вечера друзья Нины появились на вилле и нашли подругу в Зале Дожа. Она сидела на полу, а вокруг нее высились стопки книг.

— Ты чем-то занята? — поинтересовался Ческо.

— Ищу почему, — коротко ответила девочка, не отрывая взгляда от книжной страницы.

— Что — почему? — хором спросили ребята.

— Пытаюсь понять, почему магическая Книга больше не говорит. Может, в этих алхимических трудах есть ответ, — ответила Нина озабоченно.

— Что значит: больше не говорит? Именно сейчас, когда мы победили Каркона? — не унималась Рокси.

— Да, именно сейчас. Может, здесь таится что-то такое, о чем мы еще не знаем. По счастью, звезда на моей ладони остается красной, и, следовательно, нам ничего не грозит.

Нина показала ладошку друзьям.

Они уселись рядом и тоже принялись листать книги.

— А мо…мо…может нам по…по…пойти по…по…посоветоваться с Ма…Ма…Максом, — предложил Додо.

Нина отрицательно покачала головой. Она рассказала друзьям, что андроид жутко нервничает из-за неожиданного сигнала тревоги, раздавшегося в Акуэо Профундис.

— Сигнал тревоги? А если это ложная тревога? — Фьоре подняла глаза от толстенного, покрытого пылью тома Тадино Де Джорджиса, на переплете которого было вытиснено «Долус». — Смотрите, я нашла очень интересную книгу! Про все виды обмана и мошенничества. А вот какая забавная страница!

Фьоре поправила прядь волос, упавшую ей на глаза, и показала остальным страницу, на которой не было ничего, кроме огромной серебряной буквы ксораксианского алфавита:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— «Д» означает Долус, что переводится с латыни как Обман. — Фьоре не упустила случая похвастаться своим всезнайством.

Но едва она замолчала, как серебряная буква оторвалась от страницы и полетела к двери в лабораторию.

Нина, не отрывая взгляда от загадочной буквы, парящей в воздухе, вскочила на ноги, достала из кармана стеклянный шар и приложила его к углублению в двери.

Дверь лаборатории распахнулась, и ребята вбежали в нее вслед за буквой, которая мягко спланировала прямо на говорящую Книгу.

Нина положила на нее руку со звездой.

На этот раз Книга раскрылась, буква Д исчезла в ее жидкой странице, и зеленый луч осветил комнату.

— Книга, что произошло? — осторожно спросила девочка Шестой Луны.

Книга медленно заговорила:

Обман у вас перед глазами.

Не попадитесь на него.

Только Сурьма

Поможет вам разглядеть Дьявола.

— Сурьма? — переспросила Нина.

Она хранилась в хрустальном жезле

Алхимической карты Рамы Деятельной.

С Сурьмой приходит прозрение,

И она вам сейчас понадобится.

— Но Раму Деятельную победил Нол Алчный, когда он во время карнавала на площади Сан-Марко похитил куклу-бомбу, думая, что это я! И мне неизвестно, куда делся ее хрустальный жезл, — отвечала взволнованная девочка.

По жидкой странице пробежала рябь, и спустя мгновение из нее стрелой вылетел прозрачный, сверкающий гранями жезл Рамы, внутри которого содержалась Сурьма.

Нина на лету поймала его.

Брось жезл в тигель с сапфиром и золотом.

Ровно через три минуты и четыре секунды

Произнесите хором:

«Мы хотим знать, в чем обман.

Правда не может молчать».

Юная алхимичка сделала так, как велела ей Книга, и через три минуты и четыре секунды ребята все вместе прокричали: «Мы хотим знать, в чем обман! Правда не может молчать!»

Из тигля вылетела белая простыня и повисла посреди комнаты, словно экран.

Свет в лаборатории стал синеватым, а на простыне появилось изображение.

Пятеро ребят не отрываясь смотрели на экран.

Перед их широко распахнутыми глазами протекали события, случившиеся на острове Клементе в вечер взрыва.

Первое действие происходило в восьмой комнате здания из черного оникса.

На старинном троне восседал ЛСЛ в облике Пернатого Змея. Перед ним стоял Нол Алчный — злотворящая Алхимическая карта, погубившая Раму Деятельную во время карнавала.

Старый горбун сжимал в руках большую восковую куклу, как две капли воды похожую на Нину.

За его плечами, у самой двери, стояли Каркон, Вишиоло, Алвиз и Барбесса.

Пернатый Змей вскочил на ноги и, полагая, что перед ним настоящая девочка Шестой Луны, вперил в нее ненавидящий взгляд, который, согласно заклятию, должен был испепелить Нину.

Еще мгновение — и Каркон замахал руками, пытаясь остановить Змея.

Он уже понял, что это кукла, а вовсе не Нина.

Но было поздно.

Язык пламени, вырвавшийся из глаз ЛСЛ, лизнул куклу, и та с ужасным грохотом взорвалась.

Стены комнаты рассыпались на мелкие кусочки, и гигантское облако дыма поднялось к небу.

Потрясенные ребята увидели, что от ЛСЛ на полу комнаты осталась только кучка серебряных перьев и пара костей.

А на том месте, где стоял Нол Алчный, — горсть пепла.

От восторга Нина захлопала в ладоши, но Ческо остановил ее.

На экране появилась следующая сцена: Черный Маг и его свита барахтались в воде лагуны.

Вокруг плавали говорящие предметы ЛСЛ: сосуд Пыли Светящейся, баночка Накипи Желтой, мисочка Соли Морской и бутылка Винтарбо Зеленого.

Князь, путаясь в своем фиолетовом плаще, медленно плыл к берегу. Вишиоло и оба андроида держались на поверхности из последних сил.

Затем ребята увидели, как Каркон привел в действие Пандемон Морталис: огненный разряд вырвался из меча и прошил воду.

На ее поверхности образовался огромный воздушный пузырь. В нем четверка врагов и нашла свое спасение.

Теперь на волнах качались лишь говорящие предметы.

Едва экран погас, как простыня сложилась и соскользнула в тигель. Свет в лаборатории вновь зажегся.



— Он жив! Каркон жив! — Нина почувствовала, как у нее подкосились ноги, и оперлась о лабораторный стол.

— Он опять выкрутился! Вот мерзавец! — Ческо с досадой покачал головой.

— Тогда… тогда он снова явится и будет нам мстить, — предположила Рокси.

— Я бо…бо…боюсь, — прошептал Додо, сидя на своем обычном месте рядом с пирамидой Зубов Дракона.

— А я-то поверила, что мы покончили с ним раз и навсегда, — проговорила Нина. — Теперь понятно, почему сработал сигнал тревоги в Акуэо Профундис: Каркон в своем шаре слишком близко подплыл к лаборатории.

Ребята в страхе переглянулись.

Каждому в голову пришла одна и та же мысль: а не обнаружил ли Каркон их подводную лабораторию?

Не теряя времени, они спрыгнули в люк и помчались к Максу.

Андроид был увлечен работой: ловко орудуя инструментами, он ремонтировал электронный пульт управления системами лаборатории.

Когда Нина рассказала ему, что Каркону удалось спастись, Макс от огорчения звякнул ушами, вытаращил глаза и лишь развел руками. Инструменты с шумом попадали на пол.

— Как же мы пгосчитались! А если ему стало известно об Акуэо Пгофундис? — Макс чуть не свалился с табурета.

— Будем надеяться, что нет. Надо поскорее восстановить систему безопасности. — Ческо с грустью посмотрел на огромный экран и на компьютер, не подававшие признаков жизни.

— Я стагаюсь, — буркнул андроид, возвращаясь к работе.

С тяжелым сердцем друзья покинули Акуэо Профундис.

В течение следующих двух недель они пытались найти решение проблемы.

Фьоре и Рокси изучали шифры, позволяющие запускать систему охраны.

Ческо, Додо и Макс тщательно проверяли каждый проводок, каждый контакт электронной схемы.

Нина обратилась за помощью к говорящей Книге, но та вновь замолчала.

Связь с Шестой Луной прервалась, и юная алхимичка чувствовала себя беспомощной: не было больше ни писем от деда, ни диалогов с Этэрэей.

Миссия по спасению Ксоракса, казалось, зашла в тупик и стала невыполнимой.

Нина хотела получить совет у профессора Хосе, однако учитель последнее время был очень нервным, раздражительным и, казалось, избегал ее.

— Брось ты это занятие. Каркон слишком силен и хитер. А я понятия не имею, как помочь тебе. — Склонившись над листочками исписанной бумаги, Хосе даже не удостоил ее взглядом. — Я тебе уже не раз говорил, брось ты этим заниматься.

После разговора с ним девочка окончательно потеряла присутствие духа и решила прекратить визиты во флигель учителя: пусть копается в своих бумагах.

А в мэрии дым стоял коромыслом: Каркон и ЛСЛ абсолютно не давали о себе знать, и городские советники с большим трудом справлялись с навалившимися на них делами.

И вот 21 марта, в первый день весны, одному из них позвонили. Это был князь Каркон.

— Пусть двое из вас срочно явятся ко мне! Я сообщу вам важную новость!

Князь бросил трубку.

Меньше чем через полчаса два советника в фиолетовых мантиях уже стояли на ступеньках дворца.

Каркон принял их в комнате Планет в присутствии Алвиза, Барбессы и Вишиоло.

На полу вдоль стен горели сорок черных свечей, а в центре комнаты под фиолетовым покровом угадывался прямоугольный предмет.

Мрачную тишину ничто не нарушало.

— Уважаемый князь, какое счастье вновь видеть вас… — Старший советник сделал шаг вперед. — Почему от вас так долго не было известий? Мы нуждались в вашем совете… На острове Клементе случился…

Каркон, недовольно сморщившись, прервал его:

— Мне все известно. Но в последние две недели я был занят серьезной работой.

В глухом голосе Каркона звучала особая важность.

— А как чувствует себя мэр? — спросил второй советник.

— Он умер! — рявкнул Каркон.

— Умер?! Но как? Что случилось? — всплеснули руками советники, с ужасом глядя на мага.

— Умер, и все! — отрезал Каркон.

Он вовсе не собирался посвящать этих идиотов в причину смерти ЛСЛ.

Откинувшись в кресле, князь закрыл глаза, и перед его мысленным взором пронеслись картины бесславного конца ЛСЛ, разнесенного в клочья дурацкой восковой куклой!

Не мог же он рассказать об этом двум идиотам советникам, как и о том, что на самом деле ЛСЛ являлся Пернатым Змеем, который взорвал взглядом начиненную газом куклу, похожую на юную алхимичку, и устроил огненный ад на острове Клементе.

Раскрыть эти обстоятельства означало признать, что Лорис Сибило Лоредан взлетел на воздух, попав в западню, которую сам же приготовил для другой особы. Если об этом станет известно венецианцам, их возмущению не будет предела!

К тому же, и сам Каркон рисковал оказаться перед лицом судей. А тогда уж придется объяснять, как он очутился вместе с мэром-Змеем на острове Клементе во время взрыва и чем они там занимались.

Разумеется, для советников в фиолетовых одеждах не было новостью, что ЛСЛ отличался странностями, но это вовсе не означало, что им надо знать всю правду о маркизе Лорисе Сибило Лоредане.

Из этих невеселых дум князя вывел советник, который сделал шаг вперед и нерешительно спросил:

— Скажите, князь, а смерть мэра не связана каким-то образом с пожаром на острове Клементе?

— Молчать! — неожиданно рявкнул на него тот.

Вскочив с кресла, он подошел к странному предмету посреди комнаты и сдернул покрывавшую его ткань.

— Гроб! — выдохнули советники и закрыли лица руками.

— Да, превосходный металлический гроб. А какая полировка! Поглядите, это я велел выгравировать. — Каркон самодовольно протянул левую руку и ткнул пальцем с длинным ногтем в надпись на крышке:

ЛСЛ — маркиз Лорис Сибило Лоредан — мэр Венеции.

Советники побледнели:

— Что же нам теперь делать? Что мы скажем людям? Город остался без власти!..

— Уже нет. Я займу место маркиза.

Каркон откинул полу плаща, извлек из внутреннего кармана пергамент и громогласно прочел:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Это подлинный документ? Его действительно написал сам господин мэр? — наконец отважились спросить советники.

Каркон тут же испепелил их взглядом и, направив на них Пандемон Морталис, заорал:

— Вы что себе позволяете?! Как вы смеете ставить под сомнение мои поступки?! Следите за словами! Совсем одурели!

Советники попятились, низко кланяясь.

— Составьте и размножьте некролог. Обклейте им весь город. Похороны состоятся через два дня. Все венецианцы обязаны принять в них участие.

— Мы согласны с вами, дорогой князь, но можно хотя бы последний раз взглянуть на нашего несчастного мэра? Можно ли открыть гроб?

От ярости Каркон чуть не лишился дара речи.

— Вы ничего не поняли! — взревел он. — ЛСЛ умер от болезни! И нечего пялиться на его тело! Правду о его кончине все равно нельзя раскрыть! Я ясно объяснил? — добавил он жестко, запахивая плащ.

Советники согласно закивали:

— Хорошо, хорошо, князь. Но что, по-вашему, мы должны объявить причиной смерти жителям Венеции?

Советники развели руками, не зная, что придумать.

— Отлично. Наконец-то я вижу, что вы начали соображать. Итак, если вы хотите совета, то, я считаю, мы должны воспользоваться нашим преимуществом в этой трагической ситуации. Венецианцам мы скажем, что ЛСЛ был отравлен.

Каркон уселся прямо на гроб, положив ногу на ногу, и ухмыльнулся, глядя, как у советников от такого потрясения глаза полезли на лоб.

— Отравлен? — вскричали сдавленными голосами соратники мэра, покрываясь холодным потом.

— Да, отравлен. Убит. И угадайте с трех раз, кого мы назовем виновным в этом? — вновь ухмыльнулся князь, поглаживая бородку.

— Нину Де Нобили? — воскликнули оба.

— Вот именно! И это истинная правда, хотя сейчас мы еще не можем сказать с уверенностью, как ей это удалось сделать. Да это и лишнее, поверьте мне. Но знайте, что эта ведьма и ее друзья дорого заплатят за смерть ЛСЛ. Их конец близок.

Каркон вскочил с гроба:

— А теперь ступайте! И развесьте некрологи не позже чем к завтрашнему утру.

Как только советники, провожаемые Вишиоло, покинули дворец, Каркон открыл гроб. Естественно, он был пуст.

Маг захохотал сатанинским хохотом, который подхватили близнецы и вернувшийся Вишиоло, восхищаясь тем, как хозяин обвел вокруг пальца фиолетовых дураков.

Откуда было взяться в гробу телу ЛСЛ, если он сгорел дотла и от него остались только пара костей и кучка грязных перьев, которые обнаружил на месте взрыва начальник пожарных, не придав им никакого значения…

В очередной раз князь использовал дьявольский обман, чтобы подставить девочку Шестой Луны, которая могла помешать его плану захватить власть в Венеции и завладеть тайнами Ксоракса.

Он сбросил фиолетовый плащ на крышку гроба и, грозно глядя на близнецов и одноглазого слугу, сказал:

— Надеюсь, тайна отсутствия тела под крышкой этого гроба не выйдет из стен моего дворца? Или я ошибаюсь?

— Нет-нет, господин, не ошибаетесь. Мы никому не скажем даже, что в этом гробу прежде лежало тело нашей обожаемой Андоры.

Алвиз угодливо захихикал, ткнув локтем сестру, чтобы она захихикала тоже.

Да, юный негодяй был прав. Именно в этом металлическом гробу еще недавно лежала Андора, карконский андроид, покончивший с собой несколько месяцев назад. Каркон украл сверкающий ящик, который он разглядел на дне лагуны сразу же после взрыва, находясь внутри кислородного пузыря, и с помощью близнецов и Вишиоло утащил его во дворец.

В течение следующих двадцати дней Каркон работал не покладая рук, пытаясь вернуть к жизни своего совершенного андроида и потому он не открывал дверь советникам и не отвечал на их телефонные звонки.

Именно тогда в его мозгу возникла идея: не только привести в порядок провода и микрочип Андоры, но и стереть с крышки металлического гроба сделанную Максом надпись «Андора, андроид Каркона», а на ее месте выгравировать начальные буквы имени мэра — ЛСЛ.

Махинацией с гробом Черный Маг убивал сразу несколько зайцев: демонстрировал горожанам, что ЛСЛ умер, организовывал его торжественные похороны и предъявлял доказательства для обвинения в убийстве Нины и ее друзей с Джудекки.

«Отличный план!» — похвалил себя Каркон.

Нине и в голову не могло прийти, что гроб Андоры попал в руки князя. Кадры, которые они видели в лаборатории, оборвались как раз на том месте, когда спаслись Каркон, близнецы и Вишиоло.

На другое утро, на стенах всех домов в Венеции были развешаны некрологи точно так же, как когда-то мэр вывесил свое «Обращение против магии».


Нина и тайный глаз Атлантиды

Новость шокировала горожан, тем более что в некрологах сообщалось, что ЛСЛ был отравлен!

Многие венецианцы считали, что их прекрасный город оказался во власти колдовства.

Судьи тотчас же направили запрос советникам, требуя подробностей об этом преступлении и подозреваемом отравителе Лориса Сибило Лоредана.

Уже рассветало, когда Вишиоло доставил некролог князю.

Тот быстро пробежал его глазами, бросил на пол, довольно потер руки и решительным шагом направился в медицинскую лабораторию, где его ждала ответственная операция.

В регенерационной ванне, почти полностью погруженная в алхимическую животворную субстанцию, неподвижно, с закрытыми глазами, лежала Андора.

Около ванны суетились Алвиз и Барбесса, меняя очередной фильтр.

Электрические провода и механические детали андроида были проверены и восстановлены.

Каркону оставалось только вставить новый микрочип в мозг своего самого любимого андроида.

Князь склонился над Андорой, отвинтил ей голову, остриг волосы и, прежде чем начать сверлить череп, с нежностью прошептал ей на ухо:

— Потерпи, ты станешь еще сильнее и умнее, чем раньше. И наплевать, что связь между тобой и настоящей тетей Нины прервалась. Я приготовил тебе более ответственное задание.

Взяв электрическую дрель, он приступил к последней операции.

Через пару часов микрочип, содержащий только недавно открытый князем алхимический препарат — Селен Мощный, был помещен в шарик, наполненный Омбио, и подключен к мозгу Андоры.

Снова привинтив голову к шее андроида, маг обернулся к близнецам и распорядился:

— Следите за температурой животворной субстанции. Через час возьмете пробу Магмы Серной в венах, я хочу знать, достигла ли жидкость оптимального уровня.

Алвиз и Барбесса закивали и с любовью посмотрели на Андору. Как им хотелось, чтобы она снова ожила!

Во дворце Каркона, похоже, дела шли на лад, зато на вилле «Эспасия» они складывались не лучшим образом.

Карло и профессор Хосе явились на кухню и сообщили Любе известие о смерти ЛСЛ.

— Что?! Мэр был отравлен? — Русская няня всплеснула руками и опрокинула на пол миску с приготовленным кремом.

— Да, и это ужасно! Всех, кто при жизни мэра был против него, ждут большие неприятности. — Хосе грустно усмехнулся.

— Вы кого имеете в виду? Нину, ребят и себя, профессор? — поспешила уточнить Люба.

— Я уж и не знаю, но не исключено… — ответил учитель, кладя на стол свою остроконечную шляпу.

Люба сняла фартук, перепачканный кремом, взяла блюдо с приготовленным для Нины завтраком и пошла вверх по лестнице, бормоча:

— Не самое приятное пробуждение для моей Ниночки…


Нина и тайный глаз Атлантиды

Няня отодвинула синюю бархатную штору, впустив в комнату утренний свет.

В этот миг Нина открыла глаза и села в кровати.

Безе сообщила ей новость о мэре.

Девочка почувствовала, как у нее похолодело все внутри.

Спрыгнув с постели, она поспешно надела длинные брюки и бархатную полосатую курточку и выбежала из спальни, даже не прикоснувшись к только что испеченным няней бисквитам.

В холле она увидела профессора Хосе. Он молча смотрел на нее.

— Профессор, вам снова грозит опасность! Умоляю, не выходите из дома!

Помня о том, что сотворил с профессором Каркон, Нина не хотела повторения этого ужаса.

— Дорогая малышка, знай, что я ничего не боюсь, — твердо заявил Хосе.

— Действительно не боитесь? — с сомнением спросила девочка.

— Конечно. Не стоит бояться того, что заранее известно.

Испанский учитель был поразительно спокоен.

— Что вы имеете в виду? — не понимала его Нина.

— Я знаю о князе Карконе предостаточно. Знаю его возможности и его силу. Ни для кого не тайна, что ЛСЛ обвинил меня и Додо в занятиях магией. И если случится так, что полицейские явятся арестовать меня, моя интуиция подскажет, как мне поступить.

Хосе поклонился, открыл дверь и вышел, не оставив Нине времени для новых расспросов.

Девочка Шестой Луны постояла несколько секунд, задумчиво глядя на дверь, за которой скрылся профессор, затем повернулась и побрела в лабораторию.

Там, положив руку на говорящую Книгу, она обратилась к ней:

— Книга, прошу тебя, дай мне совет. Ситуация очень серьезная. Каркон выжил и наверняка будет мне мстить, ЛСЛ мертв, и всем внушают, что его отравили. Это неправда, как ты знаешь. Однако все венецианцы охотно верят в эту чушь. Мне надо срочно поговорить с Этэрэей, но мне не удается установить с ней контакт. Что делать?

Книга с изображением птицы Гуги медленно открылась, жидкая страница осветилась, и Нина услышала:

Ты должна пойти

В подводную лабораторию

И посмотреть сквозь стеклянную стену.

Ты увидишь, что

Исчез очень важный предмет.

Знай же, в опасности

Жизнь остальных четырех.

— Что исчезло и кто нуждается во мне? Что ты имеешь в виду? — спросила в недоумении девочка.

Книга захлопнулась, ничего больше не сказав.

Заинтригованная Нина поспешила в Акуэо Профундис, где нашла Макса, по-прежнему проверявшего работу системы безопасности.

— Пгивет Нина, еще два-тги дня, и все будет в погядке. Все детали габотают пгевосходно, осталось наладить память компьютега. — Макс был доволен.

Не слушая его, девочка бросилась к стеклянной стене, отдернула зеленую штору и стала всматриваться в пейзаж за окном.

Рыбы, водоросли, камни и песок. Ничего необычного.

Неожиданно до нее дошло.

— Он исчез! — вскрикнула она.

Макс резко обернулся:

— Исчез? Кто?

— Гроба с Андорой больше нет! — Нина чуть не расплющила нос о стеклянную стену.

— Андога! — Макс стоял уже рядом с девочкой, тоже вглядываясь в морское дно.

— Это все Каркон! Я в этом уверена! Как я не подумала об этом раньше!

От отчаяния Нина едва не зарыдала.

Макс зашатался, его колени заскрипели, он почувствовал, что теряет сознание. Несчастный андроид осел на пол, глаза его наполнились слезами:

— Андога… моя любимая Андога… — повторял он безутешно.

Нина обняла его и попыталась успокоить. Она понимала, насколько это сильный удар для чувствительной души Макса.

Еще раз оглядев дно лагуны, девочка предположила, что Каркон наверняка постарается восстановить андроида, а это уже нешуточная опасность: Андора знала слишком много о подводной лаборатории.



Она знала и о существовании Макса, и о контактах с Шестой Луной.

Да, она знала слишком много!

Внезапно Нина заметила что-то шевелящееся среди водорослей.

— Клянусь всем шоколадом мира, это же говорящие предметы! — воскликнула она и потрясла за плечо металлического друга. — Видишь, Макс, это же Пыль Светящаяся, Соль Морская, Накипь Желтая и Винтарбо Зеленый! Мы должны достать их, мы не можем бросить их там! — взволнованно сказала Нина.

— А они не опасны? — Макс еще не пришел в себя от потрясения.

— Нет, вовсе нет, они совсем юные и симпатичные. ЛСЛ использовал их для изготовления Кумуса Превращающего, но сейчас ЛСЛ умер и они больше ничьи. Не хватает только Винтарбо Голубого, но это не важно, — сказала девочка Шестой Луны.

Макс медленно поднялся и с помощью механической руки, которая двигалась и за пределами лаборатории, один за другим втащил внутрь несчастные говорящие предметы.

Выглядели они довольно жалко, сказалось длительное пребывание в морской воде, и понадобилось много усилий, чтобы вернуть их к жизни.

Нина взяла тряпку и насухо вытерла каждый предмет.

Сосуд с Пылью был пуст: тончайшая розовая пудра высыпалась на морское дно.

В баночке с Накипью Желтой больше не было прозрачных крупинок. А в мисочке с Солью Морской — сверкающих кристалликов.

Только бутылка Винтарбо Зеленого сохранялась в целости и сохранности. А вместе с ней и ее алхимическое содержимое.

Нина положила предметы ближе к камину, надеясь, что те отогреются и придут в себя.

И правда, несколько минут спустя тепло огня сделало свое дело: баночка с Накипью задвигала ножками, зашевелилась и мисочка с Солью.

Девочка склонилась над ними и тихо спросила:

— Как вы себя чувствуете?

— Неплохо, — слабо отозвалась Накипь Желтая.

— А у меня голова идет кругом, — подала голос Соль Морская.

Сосуд с Пылью охватила дрожь, а бутылка с Винтарбо Зеленым чихнула.

Макс тщательно оглядел странные предметы и, нагнувшись, взял в руки баночку с Накипью.

— Повезло вам, что Нина гешила спасти вас, — сказал андроид.

— Нина? Ах да, я тебя узнала, девочка. Ты приходила навестить нас на остров Клементе вместе с твоими друзьями! — вспомнил сосуд с Пылью.

— Да, и я была очень рада нашему знакомству. Но сейчас вы должны узнать то, что вам неизвестно.

Юная алхимичка уселась на пол рядом с предметами и, поглаживая их, поведала о том, что произошло на острове Клементе и как кончил свои дни Пернатый Змей.

— Наш хозяин мертв? Но это ужасно! — вскричала баночка с Накипью Желтой.

— Что случилось, то случилось. А сейчас я рассчитываю на вашу помощь. — И Нина спросила у говорящих предметов, что они видели в вечер взрыва, не забирал ли Каркон что-нибудь со дна лагуны.

На этот вопрос все предметы ответили утвердительно.

Однако на второй вопрос — видна ли с внешней стороны подводная лаборатория, — отрицательно.

Они уверили девочку, что лаборатория хорошо скрыта густыми зарослями водорослей.

И Нина немного успокоилась.

Тем не менее ощущение опасности не покидало ее.

Ведь если Каркону удастся вернуть к жизни Андору, она наверняка расскажет ему о существовании Акуэо Профундис.

Говорящие предметы, согревшись, задремали, и Макс и девочка Шестой Луны остались одни со своими проблемами.

В школе, как и во всем городе, известие об смерти мэра наделало много шуму.

Первыми, на кого пало подозрение, были конечно же Додо, Ческо, Фьоре и Рокси. Их обвинили в несоблюдении школьных правил и активной поддержке Нины Де Нобили, опасной алхимички.

Директор собрал в актовом зале учеников всех классов и объявил, что завтра в связи с гражданской панихидой школа будет закрыта.

— Надеюсь, во время похорон мэра вы будете вести себя прилично, — сказал директор, не сводя ледяного взгляда с провинившейся четверки.

Додо затрепетал и вцепился в куртку Ческо. Тот, однако, выслушал директора с невозмутимым видом. Фьоре и Рокси решили срочно созвониться с Ниной: дело принимало серьезный оборот.

В полдень вся пятерка уже сидела в Апельсиновом Зале за столом, накрытом к чаю, и обсуждала последние события.

— Как ты думаешь, Нина, стоит ли нам идти на похороны? — спросила Фьоре, хрумкая печеньем.

— Конечно, мы обязательно пойдем, хочется увидеть физиономию Каркона, когда он появится перед венецианцами. Хотя меня больше беспокоит другое…

— Что-то еще случилось? — спросил Ческо.

Нина кивнула и сообщила об исчезновении гроба с Андорой.

Рокси от испуга опрокинула чашку с чаем, а Фьоре сложила руки, словно собираясь молиться.

Додо изменился в лице и спросил:

— Ду…ду…думаешь, это сде…сде…сде…сделал Каркон?

— Конечно, это он! Больше некому! — захлюпала носом Нина.

— Только этого еще не хватало, — фыркнула Фьоре.

— Зато я спасла четыре говорящих предмета! Вы их наверняка помните, — сквозь слезы улыбнулась Нина.

— Ах, это предметы с острова Клементе! Где ты их нашла? — удивилась Фьоре.

— Они лежали на дне лагуны, а сейчас приходят в себя в Акуэо Профундис, — ответила Нина.

— А что ты с ними теперь сделаешь? Оставишь себе? — поинтересовалась Рокси.

— Конечно. Неужели я их выброшу? Они нам еще пригодятся.

Переведя разговор на говорящие предметы, девочка хотела отвлечь друзей от грустных мыслей о судьбе Андоры и грозящих опасностях.

Однако ей это не удалось. Ческо опять вернулся к истории с похищением гроба и похоронам ЛСЛ:

— Ладно, князь хочет войны — он ее получит. Но еще пожалеет об этом. Мы опять нанесем ему поражение. Встречаемся завтра утром у базилики Сан-Марко. Мы не должны прятаться, иначе все будут думать, что подозрения, которые на нас повесили, имеют под собой основания.

Слова мальчика были жесткими, но разумными. Друзья поднялись. Достав из карманов рубины Вечной Дружбы, они прижали их друг к другу в знак верности клятве и готовности к действию.

— А сейчас отправимся к Книге. Может, она подскажет, что нам делать.

С этими словами Нина взяла под руку Ческо, и они направились в лабораторию.

В Зале Дожа их ждал сюрприз: возле двери в лабораторию лежала какая-то круглая книга.

— Что за странная форма! — сказала девочка, беря ее в руки.

— Да уж, никогда не видела таких круглых книг, — заметила Рокси, погладив рукой переплет из красного картона. — «Лимпидус», Тадино Де Джорджис, — прочитала она название.

Неожиданно книга выпрыгнула из рук Нины, упала на пол и раскрылась. Ребята склонились над ней.

Страницы в ней представляли собой круглые бумажные диски, строчки шли по кругу и составляли живописную спираль, заканчивающуюся в центре.

Правда, читать такой странный тест было сложновато.

Ческо прочитал первую фразу: «Азор емиркал», — потом остановился, задумавшись над ее смыслом.

Нина, перелистав страницы, обнаружила, что все они как две капли воды похожи друг на друга: на них бесконечно повторялись лишь эти два непонятных слова.

— «Азор емиркал?!» — Даже Фьоре была в затруднении, и ей не удавалось понять смысл странной фразы.

Додо попытался прочитать фразу задом наперед:

— Л-а-к-р-и-м-е-р-о-з-а.

— Лакриме роза! Додо, ты молодец! — воскликнула Нина, обнимая рыжеволосого друга.

— Ну да, это же по-латыни: розовые слезы! — шлепнула себя по лбу Фьоре.

— И что бы это значило? — озадаченно спросил Ческо, поднимая глаза от страницы.

Девочка Шестой Луны отворила дверь в лабораторию и сказала:

— А вот сейчас мы спросим об этом говорящую Книгу.

Она не успела положить на нее руку, как Книга сама раскрылась.

Луч красного света ударил в потолок, и в долю секунды на нем образовались десять маленьких розовых капель.

По странице пробежала рябь, и Книга заговорила:

Соберите розовые слезы.

И плотно закупорьте сосуд.

Во время похорон

Эта драгоценная жидкость

Сослужит вам службу,

И в нужный момент

Нина ею воспользуется.

— Розовые слезы — это те, что на потолке? — в раздумье сказала Нина и посмотрела наверх. — Но для чего они пригодятся? — опять обратилась она к Книге, но фолиант захлопнулся, не удостоив ее ответом.

— В последнее время Книга просто сводит меня с ума! — развела руками девочка.

Додо засмеялся, достал из шкафа пустую склянку и взглянул на потолок: розовые капли смотрелись очень красиво.

Ческо взял табурет, взобрался на него и медной ложкой стал собирать слезы.

Нина вынула из банки кусочек сахара Сертис, служившего для закупоривания стеклянных сосудов, и встала рядом с табуреткой.

Через три минуты она залепила сахаром горлышко склянки, содержащей розовые слезы.

Магическая жидкость была готова к употреблению, хотя никто из пятерки юных алхимиков не знал, для чего она им может пригодиться.



Тем временем их враг номер один был занят не менее важным делом.

Он вел беседу с неким таинственным персонажем, который с недавних пор частенько, незаметно для посторонних глаз, наведывался в его дворец.

— Хорошо подумай о моем предложении. Оно принесет тебе большую выгоду, ты не пожалеешь, — говорил князь человеку, стоящему посреди его лаборатории. — У меня огромные возможности, почтенный. Я владею тайнами Алхимии Тьмы, и никто не в состоянии победить меня. Впрочем, ты-то должен это знать лучше других. Я понимаю, наша первая встреча была для тебя не из приятных. Но, согласись, обстоятельства были не в твою пользу.

Каркон умолк и теперь выжидающе смотрел на собеседника.

— Дорогой князь, — кивнул тот, — вы правы, я отлично все помню. И на этот раз уже не совершу подобной ошибки. Я пришел к выводу, что путь к истине ведет через Алхимию Тьмы.

Он произнес эти ужасные слова с твердой уверенностью.

— В таком случае идем со мной, я кое-что тебе покажу. — Черный Маг отворил дверь в медицинскую лабораторию. — Загляни сюда, — указал он на регенерационную ванну.

Увидев абсолютно лысую Андору, погруженную в животворную субстанцию, человек побледнел и задрожал.

Заметив это, князь проговорил:

— Не пугайся. Это мой самый ценный андроид, скоро он придет в чувство и станет еще сильнее, чем прежде. А теперь уходи. Тебе не стоит задерживаться во дворце слишком долго, это может вызвать подозрения. Никто не должен знать о нашем разговоре. Увидимся завтра утром на похоронах. Прошу тебя не подавать виду, что мы знакомы.

Человек опять согласно кивнул. Каркон протянул ему бутылку с густой зеленой жидкостью, напоминавшей оливковое масло, и предупредил:

— Будь осторожен, она ядовита.

Князь объяснил, куда его гость должен отнести бутылку.

Это место было хорошо знакомо таинственному посетителю.

— Если ты сделаешь то, что я тебе сказал, ты сможешь полностью рассчитывать на меня. Тогда я выслушаю твои просьбы и обучу тебя новейшим алхимическим премудростям. — На ужасном лице Каркона появилось подобие улыбки.

Загадочный тип был уже у самого выхода, когда андроид, лежащий в ванне, незаметно открыл один глаз и посмотрел вслед уходящему.

Это не укрылось от внимания Каркона. Забыв о госте, он с восторженным криком бросился к ванне:

— Андора возродилась! Она жива!

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава вторая

Исчезновение Хосе

К половине двенадцатого следующего утра базилика Сан-Марко была полна прихожан: судьи, директор школы, десяток советников в фиолетовых мантиях, служащие мэрии в полном составе, коммерсанты, юристы, школьники, сопровождаемые учителями, знатные горожане — все стояли, тесно прижатые друг к другу.

Цветочные венки, букеты роз и гладиолусов украшали церковь. Присутствующие в полном безмолвии ожидали начала церемонии.

Траурный кортеж прибыл в церковь с опозданием. Металлический гроб, накрытый флагом Венеции с вышитым Крылатым Львом, вплыл на плечах шести гвардейцев, облаченных в парадные мундиры. Первым шел Каркон, изображая глубокую скорбь.

Настоятель базилики произнес короткую проповедь, после чего слово взял Каркон, который стал высокопарно говорить о ЛСЛ, его человеческих достоинствах и огромных заслугах в управлении городом.

Закончив речь, он достал из кармана сфабрикованный документ, где стояла подделанная подпись мэра, и зачитал его. В публике раздался ропот.

— Да, дорогие горожане, мэр был убит! Его отравили! Сам маркиз пожелал, чтобы его место временно занял именно я, и я горд его доверием. Я беру на себя тяжелую ношу управлять городом до следующих выборов, которые состоятся 3 июня и где вы свободно выберете нового мэра. — Голос Каркона звучал сильно и убедительно. — А сейчас я прошу вас о поддержке. Вы должны помочь судьям найти того, кто убил ЛСЛ. Того негодяя, кто использовал смертоносную отраву для того, чтобы лишить жизни этого замечательного человека.

Нина и ребята стояли у одной из колонн базилики. Выслушав речь, они в недоумении переглянулись. А Каркон приблизился к гробу и снял флаг, демонстрируя всем красивую гравировку на крышке — результат его деятельности.

— Но это же гроб Андоры! — Восклицание Нины прозвучало словно гром среди ясного неба.

— Кто осмелился перебить меня? — громко спросил князь.

Ческо попытался увести девочку, но та вырвалась и устремилась к алтарю. В руке она сжимала склянку с розовыми слезами. Она еще не знала, понадобятся ли ей слезы в эту минуту, но была готова воспользоваться ими.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Увидев Нину, Каркон указал на нее пальцем:

— Вот она! И эта ведьма еще посмела прийти сюда! Она ненавидела ЛСЛ, и это известно всему городу! Ты — ведьма! Ты используешь магию! Ты опасна для Венеции!

Два стражника бросились наперерез девочке. Она увернулась от них, но споткнулась о ступеньку и упала. Стеклянный пузырек выскользнул у нее из рук и вылетел, словно пуля. Он упал прямо на крышку гроба и разлетелся на мелкие осколки на выгравированных Карконом буквах. В мгновение ока алхимическая жидкость испарилась, а вместе с ней исчезла и надпись с именем мэра, и, словно по волшебству, на ее месте появилось другое имя: АНДОРА.

Поднялся невообразимый гвалт: школьники хохотали, публика освистывала князя, городские стражники и советники с криками ловили Нину и ее четверых друзей, но те бросились врассыпную и попрятались в кабинках для исповеди.

Один из советников вспрыгнул на скамейку, свалив при этом на пол профессора Хосе, который ошеломленно наблюдал за происходящим.

Советник громко взывал к порядку и старался успокоить толпу, но безрезультатно.

Шесть гвардейцев в парадной форме поспешно накрыли гроб флагом Венеции, почти бегом вынесли его из церкви, поставили на катафалк и повезли на кладбище, расположенное на острове Сан-Микеле.

Венецианцы покидали базилику потрясенные, но одновременно и подавленные.

Обсуждая случившееся, люди приходили к мнению, что в смерти мэра слишком много загадок.

Особенно их поразило необъяснимое исчезновение имени ЛСЛ с крышки гроба и появление имени какой-то Андоры, о которой никто прежде не слышал.

Стражники и советники приказали всем разойтись по домам, объявив, что скоро повсеместно начнутся обыски. Будут искать яд, которым, вероятно, и был отравлен ЛСЛ.

Когда церковь наконец опустела, пятерка друзей выбралась из своих укрытий. Додо был в панике и рыдал. Рокси трясла его за плечи:

— Хватит! Все закончилось! Они нас не схватили! Прекрати хныкать!

Сурово глянув на Рокси, Нина нежно обняла друга:

— Так нельзя, Рокси. Бывают минуты, когда с человеком нужно быть поласковее.

Рокси недовольно фыркнула, но Фьоре похлопала ее по спине:

— Уймись, уймись!

Убедившись, что кругом нет ни души, ребята покинули церковь и, добежав до пристани, сели на катер, направлявшийся к Джудекке. Мысль о том, что стражники могут в любой момент явиться и арестовать их, заставляла ребят спешить под родительский кров.

Нина перешла через мостик и подбежала к воротам виллы. Она громко позвала профессора Хосе, надеясь, что учитель уже вернулся с траурной церемонии. Но ей никто не ответил. Профессора не оказалось и во флигеле.

Нина осмотрелась и на полу, рядом с креслом-качалкой, заметила несколько обгоревших листочков. Она подняла их. Только на одном виднелось какое-то слово, но и оно плохо читалось, поскольку листок сильно обгорел: «С…СЕН» и ниже подпись Хосе.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Девочка сунула бумажку в карман и еще раз огляделась. Книги, тетради, личные вещи учителя — все было на своих местах. Она подождала еще несколько минут, но Хосе не появлялся.

Тогда Нина поспешила на виллу и поинтересовалась у Карло и Любы, не видели ли они профессора. Но те ничего не знали о нем.

— Наверное, пошел прогуляться, — предположил садовник. — После похорон он выглядел очень расстроенным. И вообще я заметил, что уже несколько дней он куда-то уходит, не говоря когда вернется.

Наступил вечер. Девочка Шестой Луны, так и не прикоснувшись к еде, вернулась в свою комнату. Лежа под пуховым одеялом с мурлыкавшим Платоном, приткнувшимся сбоку, Нина размышляла о том, что же делать дальше.

Если, с одной стороны, ЛСЛ уничтожен, то с другой — Каркон стал еще могущественнее. Более того, он теперь уселся в кресло мэра! Кроме того, этот негодяй похитил Андору и повредил электронную систему Акуэо Профундис!

Скоро сон сморил ее, хотя мысли еще какое-то время продолжали крутиться в голове.

Ровно в восемь часов утра юную алхимичку разбудила Люба:

— Ниночка, смотри, что я тебе принесла! — пропела она, протягивая девочке конверт с обратным московским адресом.

Нина вскочила и захлопала в ладоши. Открыв конверт, она принялась жадно читать письмо:


Нина и тайный глаз Атлантиды
Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина ладошкой вытерла заблестевшие от слез глаза, а Люба поцеловала ее в лоб:

— Не грусти, девочка, они скоро вернутся.

— Я знаю. И мы больше никогда не расстанемся. Они так написали, значит, так и будет, — вздохнула девочка, складывая письмо.

Люба погладила ее по щеке и вышла из комнаты в сопровождении Красавчика и Платона. Нина надела комбинезончик горчичного цвета и ярко-красную куртку и поспешила в Акуэо Профундис, где Макс заканчивал свои труды.

Сосуд с Пылью Светящейся счастливо похрапывал в уголке, баночка с Накипью Желтой с любопытством разглядывала мешочки с драгоценными камнями. Увидев входящую девочку, пугливая мисочка с Солью Морской юркнула за каминчик.

— Привет, Соль, хорошо отдохнула? — спросила, наклонившись к мисочке, Нина.

— О да! Здесь так здорово! Ни скорпионов, ни змей, как на острове Клементе, — ответила та осмелев.

Бутылка с Винтарбо Зеленым зевнула и толкнула сосуд из-под Пыли Светящейся, чтобы тот прекратил храпеть. Сосуд мгновенно проснулся.

— Привет, Нина, нужна наша помощь? — спросил он.

— Помощь? Не исключено. Вы умеете ремонтировать электронные приборы? — спросила девочка.

— Электронные что? — опешила Накипь.

— Ничего, я пошутила, — засмеялась Нина. — Мне хорошо известно, что ЛСЛ использовал вас исключительно для изготовления Кумуса Превращающего.

— То есть мы не можем быть тебе полезны? — расстроился Винтарбо.

— Пока не знаю. Я подумаю и скажу вам, — пообещала им девочка.

Нина направилась к Максу, который вворачивал очередной болт.

— Все, я закончил. Сейчас попгобую включить компьютег. — Макс широко улыбнулся и нажал на кнопку.

Гигантский экран осветился. Зеленые лампочки электронного табло ярко засияли.

— Браво, Макс! У тебя получилось! — обрадовалась девочка.

Говорящие предметы заинтересованно наблюдали за происходящим. Макс сел за клавиатуру и моментально набрал сообщение Нины к Матери Всех Алхимиков, которая та продиктовала ему:

«Это я, Нина 5523312. Мне нужно срочно поговорить с тобой. У нас возникли непростые проблемы».

Гигантский экран вспыхнул, и на нем появилось лицо Этэрэи.

Здравствуй, Нина 5523312.

Я уже знаю, о чем ты хочешь сказать мне.

Понимаю твою тревогу, но убеждена,

Что сила Алхимии Света укажет тебе выход.

Не забывай о своей миссии,

Ксоракс нуждается в твоей помощи.

Проблемы будут становиться все сложнее.

Но если ты найдешь силы идти вперед,

То победишь Каркона.

Используй говорящие предметы

И попроси совета у магической книги.

А сейчас потри Перо Гуги,

И ты получишь с Ксоракса тончайшую иглу.

Она тебе пригодится.

Больше я ничего не могу тебе сказать.

Этэрэя исчезла. Экран погас.

Нина оглянулась на Макса и на говорящие предметы.

— Тебе пгедстоит использовать их, но, видимо, Этэгэя забыла сказать, каким обгазом, — развел Макс руками.

Сосуд с Пылью пришел в себя, зашатался и произнес:

— Признаюсь, никогда в жизни не видел ничего подобного. Женщина из света! Да еще говорящая! Поразительно!

Нина улыбнулась предметам, затем достала из кармана комбинезона Перо Гуги и погладила его.

Через секунду посреди комнаты появилась изумрудная прозрачная сфера Ксоракса. В ней был хорошо виден куст фусталлы с ее огромными листьями, а под ним — маленькая иголка.

Нина просунула руку в шар и осторожно извлекла иглу. Шар тотчас исчез, рассыпавшись на тысячи мельчайших брильянтиков.

Юная алхимичка положила перо и иглу в карман и обратилась к говорящим предметам:

— Если хотите помогать мне, вы должны мне полностью доверять.

Она взяла коробку и стала складывать в нее предметы. Те заволновались.

— Не беспокойтесь, с вами ничего не случится. Я просто перенесу вас в другое место, — успокоила их девочка.

Она вышла, оставив Макса, который, сидя на своем табурете, печально глядел на лагуну.

В лаборатории она вынула говорящие предметы из коробки, разложила на лабораторном столе и поднесла руку к Книге:

— Книга, Этэрэя велела мне воспользоваться этими предметами, но не сказала как. Ты можешь помочь мне?

Говорящие предметы — очень нужные вещи.

Сейчас я тебе скажу, что с ними надо делать.

Сосуд с Пылью Светящейся прямо сейчас

Положи на жидкую страницу.

Нина взяла сосуд, который попытался вырваться из ее рук, и положила его на книгу. Жидкая страница мгновенно поглотила его.

А теперь аккуратно

Возьми маленькую баночку

С Накипью Желтой

И сделай то же самое.

Нина повторила операцию с маленькой мраморной баночкой на четырех ножках, верещавшей от ужаса. Через секунду в жидкой странице утонула и она.

Сейчас очередь бутылочки

С Винтарбо Зеленым.

И не бойся, она не укусит.

Нина схватила бутылочку, которая задергалась в ее руке, и, не раздумывая, бросила ее на страницу.

А теперь Соль Морская.

Увидишь, как она будет рада.

Нина подняла дрожащую от страха мисочку, поцеловала ее, и та последовала за своими друзьями в жидкую страницу, а Нина с интересом уставилась на Книгу в ожидании результата. Через мгновение один за другим предметы всплыли на поверхности страницы. Нина аккуратно вытащила их и расставила на столе, приглядываясь к ним. Что-то в них изменилось, но девочка не могла понять что.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Тут Книга вновь заговорила:

Не прикасайся к ним больше,

Дай им прийти в себя и отдохнуть.

Позже у них будет много работы.

Сейчас возьми Иглу и

Открой книгу Обманов.

Вернись ко мне и ничего не бойся,

Мы продолжим работу.

Нина стремглав помчалась в библиотеку Зала Дожа. Здесь она схватила с полки «Долус», книгу Тадино Де Джорджиса, рассказывавшую об обманах и мошенничествах, ту самую, в которой Фьоре нашла огромную букву Д.

Не теряя времени, девочка вернулась в лабораторию, положила книгу на стол, достала из кармана Иглу, которую ей прислала Этэрэя, бросила взгляд на циферблат: было 10 часов 45 минут и 8 секунд.

— Книга, я готова, — сообщила юная алхимичка.

На странице 430 тебя ждет сюрприз.

Возьми его.

— раздалось в ответ.

Нина перелистала страницы и остановилась на нужной.

— Клянусь всем шоколадом мира, она прекрасна! — воскликнула девочка, увидев лежащую на странице маргаритку с белыми блестящими лепестками.

Это Цветоритка.

Ты должна проткнуть ее Иглой.

— Проткнуть цветок? — удивилась девочка.

Сделай это,

И ты будешь мне благодарна.

Нина осторожно взяла Иглу и пронзила ею цветок в самый центр. И тут же его лепестки стали увеличиваться в размерах, потом оторвались и разлетелись в воздухе, заполнив собой лабораторию.

Тем временем Книга продолжила:

Окуни Иглу в Графит фиолетовый

И трижды произнеси:

«Цветоритка фиолетовая».

Открой дверь и окно. И жди.

Теплый весенний ветер

Унесет лепестки к людям,

Которые живут надеждой.

Изумленная юная алхимичка выполнила все указания говорящей Книги. Она обмакнула Иглу в Графит Фиолетовый, которым когда-то пользовалась для написания Добрых Чисел в борьбе с Числомагией Каркона, сконцентрировалась и трижды сказала: «Цветоритка Фиолетовая! Цветоритка Фиолетовая! Цветоритка Фиолетовая!»

Игла тут же выскользнула из ее пальцев. На каждом лепестке, плавающем в воздушных потоках, она начертала короткую фразу:

«Отнести на могилу ЛСЛ».

Прочитав ее, Нина не поверила своим глазам, но Игла продолжала свою работу, перелетая от лепестка к лепестку. Закончив, она опустилась на стол.

Девочка выбежала из лаборатории, и за ней потянулся длинный шлейф из лепестков. Достигнув Каминного Зала, Нина распахнула окно.

Порыв ветра подхватил лепестки и понес их в небо. Лепестки разлетелись, и часть их попала на подоконники венецианских зданий, где они улеглись, ожидая, когда их заметят.

Юная алхимичка выглянула в окно, но свидетелей этого чудесного спектакля не обнаружила.

Люба ушла за покупками вместе с Красавчиком и Платоном. Девочка закрыла окно и вернулась в лабораторию.

Магическая Книга оставалась раскрытой. Говорящие предметы лежали все на том же месте и пока что не подавали признаков жизни.

— Книга, когда горожане прочтут надпись на лепестках, то должны будут пойти на кладбище? Но с какой целью? — спросила Нина.

Гроб Андоры пуст.

Когда горожане придут на кладбище,

Они обнаружат обман.

Каркон обвинит тебя во всех грехах,

Но не волнуйся,

Алхимия Света придет тебе на помощь.

— Мне тоже нужно пойти туда? — испугалась девочка.

Да, завтра утром

Ты должна быть там

Вместе со своими друзьями.

Будь осторожна

И надень Шлем Добротворный.

— Шлем Добротворный? А что это такое?

Этот шлем — гениальное изобретение

Алхимии Света.

Он защитит тебя от Алхимии Зла.

Тебе также понадобится Ртуть Изменяющая,

Которая придаст тебе силы.

Десяти граммов достаточно,

Чтобы достичь долговременного действия.

Брось препарат в тигель

И подожди ровно десять минут.

— Книга, а Шлем Добротворный будет только у меня одной? — спросила девочка, думая о безопасности своих друзей.

Ты изготовишь всего один Шлем,

Но в результате их станет пять.

— Я не поняла. Ты можешь выразиться яснее?

Хватит вопросов.

Приступай к делу. Не волнуйся,

Четверо твоих друзей

Получат свои Шлемы.

На этих словах Книга захлопнулась, а Нине не оставалось ничего иного, как взяться за работу. Для начала она стала готовить Ртуть Изменяющую по рецепту, который нашла в Черной тетради своего деда.

— Состоит из Ртути Чистой и зеленой почвы Шестой Луны. Она превращает жидкости в твердое состояние, — прочитала юная алхимичка строчки, написанные рукой профессора Миши.

Девочка перебрала сосуды на полках лаборатории, взяла на одной желтую фарфоровую чашку с почвой Ксоракса, а на другой — тоненькую бутылочку с Ртутью Чистой.

Положила оба вещества в тигель, где кипела смесь из сапфира и золота. Посмотрела на часы и, помешивая, выждала десять минут. Пламя каминчика опало, и из тигля вылетели два желтых крыла, несущие прозрачный шлем. Девочка протянула было руку, чтобы взять его, но крылья отнесли шлем к книге «Долус».


Нина и тайный глаз Атлантиды

Повиснув над книгой, шлем втянул ее в себя, и, словно по волшебству, на лабораторный стол спланировало уже пять шлемов. После чего желтые крылья вернулись в тигель, а пламя каминчика вновь ярко вспыхнуло.

— Ну и чудеса! — в изумлении вымолвила Нина.

Книга в который раз открылась и заговорила:

Прозрачные шлемы готовы.

Твои друзья будут довольны.

А теперь спрячь Иглу в ящик стола,

Пусть лежит там,

Пока не понадобится.

Нина стала с интересом рассматривать шлемы, но внезапно над Книгой возникло маленькое зеленое облачко.

Просунув в него руку, девочка нащупала там конверт. Она вскрыла его.

Это было письмо от деда.


Нина и тайный глаз Атлантиды
Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина прижала письмо к сердцу и почувствовала, как все ее существо наливается необычайной силой: любовь деда была настолько велика, что теперь ничто не могло остановить юную алхимичку на ее пути.

На часах лаборатории было 12 часов 3 минуты и 45 секунд.

Девочка нагнулась, чтобы положить Иглу в нижний ящик стола, и в это время из ее кармана выпала обгоревшая бумажка с подписью испанского профессора, которая ей попалась на глаза во флигеле.

«Хосе!» — Нина совсем забыла о любимом учителе.

Она выбежала из лаборатории и, увидев входящих в дом с полными сумками в руках Любу и Карло, спросила:

— Профессор уже появился?

— Нет, он даже не пришел ночевать, — пожал плечами садовник. — Я его не видел со вчерашнего утра.

— Одному богу известно, где он может быть. Не нашел ли он себе невесту?! — засмеялась Люба.

— А я боюсь, не случилось ли чего с ним, вон сколько полицейских на улицах. — Нина озабоченно покачала головой.

— Подождем еще немного, а потом пойдем искать его, — проговорил Карло.

— Он же не мог исчезнуть бесследно. Кстати, я нашла во флигеле вот эту записку. — И Нина протянула садовнику обгоревший клочок бумаги.

Карло повертел его в руках:

— Сильно попорчен, ничего не разобрать. Похоже на обычные фокусы нашего профессора. Синьорина Нина, не тревожьтесь вы так, вот увидите, он скоро вернется. — И садовник ободряюще улыбнулся.

Все отправились на кухню.

Люба выкладывала из сумки принесенные продукты. Нина помогала ей.

— А это что такое? — Люба застыла с пакетом фруктов в руке.

— Где? — повернулась к ней девочка.

— Вот эта бутылка на столе. Вроде как оливковое масло. Но я, кажется, масло сегодня не покупала, — задумчиво произнесла няня.

— Да не ломай ты голову над всякой ерундой, Безе. Поставь ее в шкаф. — И Нина стала расставлять посуду.

Люба занялась приготовлением еды, и бутылка так и осталась стоять, где стояла.

В три часа дня, когда они сели обедать, в дверь виллы позвонили. Нина побежала открывать, думая, что это пришел Хосе. Но она ошиблась. На пороге с кислыми физиономиями стояли Додо, Фьоре, Рокси и Ческо.

— Нас все утро продержали в учительской. Директор не хочет, чтобы мы находились в классе вместе с другими учениками, — объяснила заплаканная Фьоре.

— Почему? Разве вы что-то натворили?

Нина провела их в Апельсиновый Зал, куда Люба уже несла тарелки со спагетти.

— Оказывается, учителя видели нас на похоронах мэра и бросились искать нас, после того как ты прервала выступление Каркона. У нашего директора глаза как телескопы! Он тоже заметил, что надпись на гробе изменилась, и считает, что это наша работа, что мы — маги. И совсем не исключено, что это мы убили ЛСЛ! — Ческо трясло от ярости.

— Эта история с фальшивыми похоронами завтра закончится, — решительно заявила девочка Шестой Луны.

— Завтра? Почему завтра? — Рокси в недоумении уставилась на Нину.

— Завтра утром на подоконниках своих домов горожане обнаружат лепестки Цветоритки и…

— Цве…цве…цветоритки? Что это? — спросил Додо, который никогда прежде не слышал этого слова.

— Да, да, это магический цветок, который я нашла в книге «Долус» Тадино Де Джорджиса… — поспешила объяснить Нина.

— Это там, где мы видели большую букву Д? — уточнила Фьоре.

— Правильно. На этих лепестках Игла написала, что завтра все должны прийти на могилу ЛСЛ, — продолжала девочка.

— Игла? А это что — еще один алхимический инструмент? — полюбопытствовал Ческо.

— Да, ее сегодня утром мне прислала Этэрэя…

— Раз ты разговаривала с Этэрэей, значит, экран и компьютер уже в порядке? — радостно перебила ее Фьоре.

— Да, все отлично работает. И мы тоже завтра отправляемся на кладбище. Мы возьмем с собой Шлемы Добротворные, так приказала Книга. — Юная алхимичка посмотрела на друзей и рассмеялась. — Не пугайтесь, речь идет о легких прозрачных шлемах. У меня их пять штук. Правда, зачем они нам, я пока не знаю.

— Ничего себе, если уж ты не знаешь, то мы и подавно, — фыркнула Рокси.

Чтобы разрядить обстановку, Нина пересказала друзьям свою беседу с магической Книгой.

Покончив со спагетти, ребята засобирались по домам, условившись встретиться завтра утром.

Ровно в девять часов утра они уже садились на катер, который от причала Джудекки направлялся на остров Сан-Микеле, где находилось кладбище.

Нина раздала друзьям шлемы, которые те, смущаясь под пристальными взглядами пассажиров катера, засунули под куртки.

Ребята с изумлением заметили, что каждый из пассажиров держит в руках большой цветочный лепесток.

Нина была довольна: пока все шло, как полагается. Она сунула руку в карман, сжала Талдом Люкс и, закрыв глаза, стала мысленно перечитывать письмо, полученное от деда. Девочка знала, что очень скоро ей предстоит сражение с Карконом. К князю, как и ко всем горожанам, тоже наверняка попал лепесток Цветоритки.



Тишина во дворце Каркона была нарушена приходом почтальона. Он появился перед воротами ровно в шесть утра и несколько раз позвонил в дверной звонок. У Вишиоло даже не было времени одеться, и он открыл дверь почтальону, будучи в одной грязной пижаме.

Посылка, вся в печатях, была из Москвы. На четырех сторонах было написано по-русски и по-итальянски «Срочно!». Горбун сейчас же оттащил коробку к разбуженному шумом Каркону.

Князь хладнокровно вскрыл посылку: ему было хорошо известно, что в ней находится. Винтарбо Голубой, алхимическая жидкость, которую Владимир Лгун отыскал в сибирской тайге. Нынче от нее уже не было проку. ЛСЛ умер, и ингредиенты для приготовления Кумуса Превращающего никому больше не были нужны.

— Сходи в медицинскую лабораторию и посмотри, как себя чувствует Андора, — приказал Каркон. — И помоги близнецам, а я скоро приду.

Закутавшись в фиолетовый плащ, с посылкой в руках, он поспешил в свою лабораторию на нижнем этаже.

Там он уселся перед компьютером и защелкал клавишами, устанавливая связь с русским андроидом.

«Владимир! Винтарбо прибыл слишком поздно. Пернатый Змей трагически погиб. Теперь внимание: ты должен действовать быстро и решительно. Возобнови контакты с ФЕРКом и постарайся устроиться туда работать. Необходимо как можно скорее блокировать родителей Нины».

Ответное послание андроида не заставило себя ждать:

«Мой господин, должен ли я убить их?»

«Ни в коем случае! Пока достаточно, чтобы они прервали все контакты со своей дочкой. Следи за ними и вмешайся, как только это потребуется!»

Каркон выключил компьютер и вернулся к себе в комнату, чтобы забрать Пандемон Морталис, забытый на столе.

Солнце заглянуло в комнату, и Каркон открыл окно, чтобы впустить немного свежего воздуха. На подоконнике он увидел гигантский лепесток с надписью: «Отнести на могилу ЛСЛ».

Заскрипев зубами от злости, князь помчался в медицинскую лабораторию, где, давая выход ярости, сильно пнул ногой Вишиоло. Перепуганные близнецы, минуту назад закончившие установку нового фильтра для животворной субстанции, улизнули за дверь.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Андора лежала с закрытыми глазами. Она не хотела показывать, что полностью пришла в себя. Она отдавала себе отчет во всем, что происходило, и даже узнала того странного типа, который отныне проживал во дворце и брал уроки алхимии у князя. Очень умный, хорошо подготовленный и от этого еще более опасный.

Неподвижно, чтобы не вызывать подозрений, Андора лежала в ванне с животворной субстанцией, обдумывая возможные действия. Новый микрочип, внедренный в ее мозг, работал безупречно. Но Каркону не удалось уничтожить ее прошлую память.

Андора отлично помнила все, что с ней было прежде. Включая то, как отвратительно она вела себя с Ниной. Сохранились и впечатления от знакомства с добрым Максом 10-п1, который с любовью и состраданием ухаживал за ней. Андора со стыдом вспомнила те подлости, которые она совершила по отношению к внучке Михаила Мезинского и его семье, из-за чего и свела счеты с жизнью, отключив себя.

И сейчас, пребывая в регенерационной ванне во дворце Каркона, Андора думала об одном: как помочь Нине и тем заслужить ее прощение.

Каркон, посерев от гнева, отбросил проклятый лепесток Цветоритки, схватил со стола вилку и принялся колоть ею руки Андоры, проверяя реакцию.

Настойчивая трель телефона прервала это занятие. Один за другим ему звонили советники, спрашивая, что означают полученные ими необычные лепестки и как им поступить.

— Кто мог такое сделать? Мы подвергаемся опасности. Представьте, если все венецианцы явятся на могилу ЛСЛ и узнают всю правду! — кричали в трубку впавшие в панику советники.

— Это проделки Нины, нет никаких сомнений! Срочно пошлите стражников на виллу! Арестуйте ее! Арестуйте всех ее дружков! — как безумный орал в ответ Каркон.

— Мы выполним все ваши указания. Но где бутылка с ядом? Разве мы не должны обвинить эту ведьму в отравлении ЛСЛ? — спросил один из советников.

— Бутылка с ядом уже находится в нужном месте — на кухне виллы! — прорычал Каркон. — Действуйте, да поскорее!

— На кухне? Кто ее туда принес? — удивился собеседник.

— Вас это не касается! — заорал зеленый от злости князь.

— Да, да, разумеется, простите, ради бога. Сейчас же высылаю стражу. Увидимся на кладбище. Не хотелось бы, чтобы пришедшие туда горожане доставили нам проблемы. — И советник положил трубку.

В то время, когда Нина и ее друзья уже находились у могилы ЛСЛ в плотной толпе людей, которых привели сюда лепестки Цветоритки, на вилле разразилась самая настоящая трагедия.

Карло Бернотти перетащил всю громоздкую мебель в Розовый Зал, потому что Безе именно в это утро пришло в голову затеять большую уборку. Когда позвонили в дверь, няня пошла к выходу, полагая, что явился Хосе. Но, открыв дверь, она увидела четырех стражников, которые втолкнули ее в дом.

— У нас приказ обыскать виллу! Где у вас кухня? — грозно обратился к ней один из них.

— Там, — указала Люба, трясясь от страха.

— А это что такое? — спросил второй, потрясая бутылкой, взятой со стола.

— Бутылка с оливковым маслом, — ответила, все еще дрожа, Люба.

— Оливковое масло? Сейчас посмотрим. — Стражник вытащил пробку, понюхал и воскликнул:

— А! Это яд! Та самая зеленая жидкость, которой отравили ЛСЛ!

— Яд? Этого не может быть! Эта бутылка уже давно стоит на столе… — начала было Безе.

— Молчать! — прикрикнул стражник. — Молчать, старуха! Ты арестована!

Люба зарыдала в голос, ее крики услышал Карло.

Он вбежал в кухню и, увидев няню в наручниках в окружении стражников, засучил рукава и сжал кулаки:

— Ну-ка оставьте ее в покое!

Второй стражник хотел отпихнуть его и тотчас получил удар в челюсть. Завязалась драка, закончившаяся тем, что и на Карло надели наручники.

— Это все подстроили! — кричала Люба с белым от ужаса лицом. — Мы здесь ни при чем! Мы никого не отравили!

— Это мы-то убийцы? Вы что, сдурели? Вы ошиблись адресом, — сплюнул под ноги стражника садовник.

— Как?! Разве это не вилла «Эспасия»? — ухмыльнулся один из стражников.

— Она самая, и что с того? — буркнул Карло.

— А разве не здесь проживает Нина Де Нобили, маленькая ведьма? — ехидно спросил другой.

— Здесь. Только она не ведьма. Она внучка профессора Михаила Мезинского, одного из великих алхимиков мира, — гордо отвечала русская няня.

— И тоже алхимичка. И очень опасная. Кстати, где она сейчас? — спросил второй стражник.

— Ушла. — Люба молила бога, чтобы Нина не вернулась именно сейчас, иначе бы и ее арестовали.

— Ладно, мы отведем вас в тюрьму, а потом вернемся за маленькой ведьмой.

С этими словами стражники вытолкнули на улицу зареванную Любу и потемневшего от горя Карло.

Красавчик и Платон играли в саду под высокой магнолией и, когда увидели, как стражники тащат Любу и Карло, бросились на них.

Те стали отбиваться от животных палками и камнями.

Один камень попал коту в голову, и он рухнул без чувств.

Громадный дог прыгнул на второго стражника, тащившего Любу, и сбил его с ног.

Стражник вскочил и, схватив цепь, хлестнул ею пса. Пес взвыл от боли, зарычал и, обнажив клыки, вырвал клок из его брюк.

Стражник еще раз ударил собаку цепью. Красавчик отскочил в сторону. Воспользовавшись этим, стражники выволокли арестованных за калитку и, выскочив сами, захлопнули ее за собой, бросив в парке раненых животных.

Арестованных силой усадили в тюремную лодку в черно-белую полоску, стоявшую наготове в канале неподалеку от виллы «Эспасия».

Первый стражник завел мотор, и лодка, пролетев под мостом, устремилась в канал Джудекка.

Через несколько минут Карло и Люба оказались в сырой и темной камере страшной тюрьмы Пьомби.

Один из надсмотрщиков снял с них наручники.

Безе, опустившись на откидную койку, безутешно зарыдала. Карло, присев рядом, как мог, утешал ее:

— Перестань, вот увидишь, нас скоро освободят. Мы ни в чем не виноваты, правда выяснится.

Русская няня с распухшими от слез веками покачала головой.

Ее не покидала мысль, что теперь Нина осталась совсем одна, родители были далеко и испанские тетушки тоже.

— Один профессор Хосе может помочь Ниночке, — шмыгнула она носом.

— Я молю бога, чтобы с ним ничего не случилось и он смог бы позаботиться о девочке, — добавил садовник.

— У профессора Миши было столько проблем из-за своих занятий алхимией, но я и представить себе не могла, что и Нина может оказаться в беде. Это моя вина. Будь я построже с ней… — И Люба снова залилась слезами.

— Ты хочешь сказать, что эту бутылку с ядом Нина употребила для… — Потрясенный Карло не докончил фразы.

— Ничего подобного. Внучка профессора Миши не способна на такие мерзкие поступки. Это все проклятый Каркон, который желает ее смерти, — убежденно сказала Люба.

— Да, князь — коварная личность, — согласился садовник. — Я уж не говорю о его сиротах.

В этот миг решетчатая дверь камеры открылась, и на пороге возникли два стражника.

— Завтра вас навестит князь Каркон, — сухо объявили они.

— Каркон? — Люба так и подскочила на койке.

Не удостоив ее ответом, стражники захлопнули дверь.

Карло ударил огромным кулаком о решетку и крикнул:

— Мы невиновны! Выпустите нас!

Его крик разнесся по извилистым коридорам тюрьмы Пьомби и смешался со звоном цепей и криками других заключенных.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава третья

На кладбище

— Видите, вон там в углу, за могильными плитами, собралась толпа. Должно быть, там и есть могила ЛСЛ, — сказал Ческо и пошел в ту сторону, увлекая за собой остальных.

Нина немного поотстала и, не предупредив друзей, направилась к могиле деда. Ей было хорошо известно, что под землей лежит только тело, а настоящая жизненная сущность Михаила Мезинского находится на Шестой Луне. Но девочке хотелось посмотреть, есть ли у памятника цветы. Она подошла к нему, с грустью посмотрела на фотографию деда на памятнике, погладила ее. Ей на память пришел тревожный случай, произошедший несколько месяцев назад, когда она пришла сюда с родителями и вместо фотографии деда увидела ужасную физиономию Каркона.

Из раздумий ее вывело прикосновение чьей-то руки. Она обернулась и…

— Каркон!!

— Что?! Пришла положить цветочки на могилку любимого дедушки? — гнусаво протянул злой маг, нависнув над девочкой, словно гигантский черный ворон.

— Отойди от меня! Ты мне отвратителен! — воскликнула Нина.

Но Каркон, не выпуская ее руки, приказал сопровождавшим его стражникам:

— Арестуйте ее! Она ведьма!

Нина вцепилась зубами в руку князя, и тот, взвыв от боли, отпустил ее. Девочка бросилась бежать с криком:

— Помогите, меня хотят арестовать!

Люди, собравшиеся у могилы ЛСЛ, услышали крик и повернулись, желая понять, что происходит. Ческо подбежал к Нине, чтобы защитить ее. Додо, напротив, спрятался за статую мраморного ангелочка и напялил на голову прозрачную каску, надеясь, что именно сейчас она спасет его. Фьоре и Рокси взобрались на парапет старого неработающего фонтана и провозгласили оттуда:

— Похороны мэра — сплошное надувательство! Каркон обманул всех вас!

Собравшиеся на кладбище венецианцы в недоумении переглядывались. А их дети, когда Нина и Ческо приблизились, начали им аплодировать.

Внезапно Нина почувствовала, как завибрировал Талдом, спрятанный в кармане ее куртки. Но не могла же девочка использовать его на глазах у толпы! Однако магический жезл стал действовать сам, без ее участия. Гоасиловые глаза испустили голубой луч, и тот, проникнув сквозь ткань куртки, вонзился прямо в могилу мэра. Земля задрожала, и на поверхность, словно выброшенный какой-то таинственной силой, всплыл металлический гроб.

— Ах!.. Это же магия!.. — вознесся к небу вопль тысячи голосов.

Люди оглядывались по сторонам, пытаясь обнаружить источник голубого луча, но ничего не находили. Через секунду луч свернулся кольцом вокруг гроба, а лепестки Цветоритки выпорхнули из рук присутствующих, взлетели над гробом и тут же осыпались, полностью укрыв его. В этот момент луч распрямился и устремился к небу. Лепестки, покрывавшие крышку гроба, подхваченные энергией луча, медленно поднялись в воздух, увлекая за собой и крышку. Та, поднявшись, повисла в воздухе на высоте примерно пяти метров.

— Ох!.. А гроб-то пустой!.. — послышались в толпе возгласы. Венецианцы были совсем сбиты с толку увиденным.

— Да, он пустой! Мэр умер, но его тела больше не существует! Он не был отравлен! Он… — Нина попыталась пролить свет на происходящее.

Один из стражников прервал речь девочки, зажав ей рот рукой, и отшвырнул ее в сторону.

— Спокойно, спокойно, дорогие сограждане, примите мои извинения за это недоразумение! — завопил подбежавший Каркон. — Вы только что видели своими глазами, как Нина Де Нобили использовала магию! С помощью магии она и устроила все это безобразие! Она похитила останки ЛСЛ! Она виновна в его смерти!..

— Да, она убийца! — подхватили стражники.

— Но она еще ребенок! — возражали голоса из толпы.

— У меня есть другие доказательства того, что убийцей ЛСЛ была именно Нина! А помогали ей Ческо, Додо, Рокси и Фьоре, ее друзья! Мы также арестовали няню и садовника как ее пособников! В кухне виллы «Эспасия» мы нашли бутылку с ядом, которым был отравлен наш уважаемый мэр!

Каркон дал знак стражнику, и тот поднял над головой бутылку, словно это был спортивный трофей.

Каркон набрал полную грудь воздуха и, злорадно ухмыляясь, указал пальцем на друзей Нины:

— Арестуйте их! Немедленно!

Додо, со шлемом на голове, обхватив руками мраморного ангела, зарыдал. Фьоре и Рокси, все еще стоя на парапете фонтана, руками и ногами отбивались от стражников, которые пытались их схватить. Ческо спрыгнул в свежевыкопанную яму в надежде спрятаться там.

Нина крикнула, обращаясь к Каркону:

— Это ты виноват в смерти мэра!..

Она не успела закончить, как Каркон направил на нее Пандемон Морталис. Девочка бросила взгляд на звезду: звезда расползлась по всей ладони и почернела. До гибели оставались считаные секунды.

— Ребята, шлемы! — крикнула она и тут же нахлобучила свой.

Фьоре, Рокси и Ческо мгновенно сообразили и быстро натянули прозрачные шлемы. Каркон не понял, в чем дело, но не стал долго раздумывать.

— Ну хватит, маленькая ведьма! Я тебе сейчас покажу!

Он направил Пандемон, и тот выплюнул струю фиолетового парализующего дыма. Мужчины, женщины, дети и старики, городские советники и стражники попадали на землю, засыпая прямо на ходу. Только Нина и ее друзья продолжали стоять. Шлемы надежно защищали их.

Девочка Шестой Луны достала Талдом. Сейчас, когда свидетелей не было, она могла спокойно воспользоваться им.

Трижды она нажала на гоасиловые глаза птицы Гуги, и из птичьего клюва вылетел длинный язык пламени, лизнувший ноги Каркона. Князь взвыл от нестерпимой боли и запрыгал по могилам, опрокидывая вазы с цветами и надгробия. Вопя как одержимый, подняв налитые кровью глаза к небу, он подбросил в воздух Алхимическую гадальную карту, активировав ее. На сей раз это был Лек Башенный.

На венецианском кладбище, среди растоптанных могил, неожиданно появилась башня высотой около трех метров, согнутая пополам. Вокруг башни вращался темный шар — Черная Планета.

Колдун имел дело со злотворящей картой максимального уровня силы.

Кладбищу предстояло превратиться в поле битвы. К сожалению или к счастью, но спящим глубоким сном венецианцам не дано было стать свидетелями этой схватки.

Нина с перепачканным землей лицом принялась отчаянно шарить в карманах в поисках своей колоды Алхимических карт. Ура! Нашла! Девочка быстро извлекла карту Сии Справедливой и подбросила ее вверх.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Перед башней материализовалась молодая белокурая женщина с огромными черными глазами и высокой прической. На ней был великолепный сверкающий зеленый плащ, а в руках она держала золотые весы. Вокруг ее головы описывал круги яркий шар — Белая Планета.

Каркон взмахнул полой своего фиолетового плаща и приказал созданной им башне:

— Вперед! Уничтожь их!

Но Сиа Справедливая подняла вверх золотые весы. Они притянули солнечное излучение, и мощный луч, отразившись от весов, с огромной силой ударил Черного Мага прямо в грудь. Каркон, не успев закрыться Пандемоном, без чувств рухнул на землю. Нина радостно вскрикнула, но Сиа Справедливая подняла руку, делая ей знак держаться подальше.

И битва двух могучих Алхимических карт началась.

Лек Башенный тяжело двинулся вперед, подминая под себя могилы. Массивные надгробия проваливались, словно сделанные из картона, под его тяжестью. Три мраморных плиты с выбитыми на них надписями разлетелись на сотни осколков. Башня была совсем близко от Сии Справедливой. Но в кармане той была припасена маленькая шкатулка с алхимическим Свинцом — от него, в случае необходимости, она подзаряжалась духовной энергией.

Неожиданно с наклоненной вершины башни посыпались кирпичи и упали прямо на Фьоре и Рокси, поранив им руки. Сиа среагировала мгновенно. Она качнула весы, и те вызвали горячий ветер, который поднял к небу пыльную тучу, заслонившую ребят от башни.

Тогда башня наклонилась еще больше и из ее проема выскользнул цилиндр, наполненный Серебром Двусмысленным, алхимическим веществом, из которого делаются детали заколдованных механизмов. Сиа Справедливая сунула руку в карман, извлекла шкатулку со Свинцом и обратилась к башне:

— Твои часы сочтены. Ты уже почти вся развалилась. Пади передо мной, и ты возродишься вновь, целой и прекрасной.

Но тут Лек выпустил в ее сторону струю Серебра Двусмысленного, которое разъело золото весов добротворящей карты. В свою очередь Сиа бросила Свинец, попав точно в центр цилиндра. Вспышка огня осветила башню, и семь молний прочертили почерневшее, словно смола, небо. Тьма опустилась на кладбище тогда, как городские колокола начали отбивать время: 10.30 утра. Мрачного, лишенного солнца утра.

Додо от ужаса закричал, но шлем заглушил звук. Фьоре и Рокси обнялись, стараясь поддержать друг друга, а Ческо, сидя один в яме, почувствовал себя в ловушке, поскольку не мог выбраться на поверхность.

Сиа Справедливая взлетела и запустила в башню своими весами. Семь молний, словно ракеты, ударили с неба и разнесли ее на мелкие кусочки.

От злотворного магического монстра осталась лишь груда обломков.

Белая Планета Сии Справедливой поглотила Черную Планету, и светящееся кольцо замкнулось вокруг кладбища.

Когда все стихло, белокурая женщина повернулась к девочке Шестой Луны:

— Моя миссия завершена. Справедливость восторжествовала. Дальше тебе предстоит действовать самой. В твоем распоряжении есть еще одна карта, и я убеждена, что ты одержишь победу. — Сиа подошла и обняла девочку. — Держи, эта вещь тебе пригодится.

И она протянула Нине тоненькую медную палочку, заканчивающуюся золотым завитком.

— Что это? — спросила юная алхимичка, не сводя с женщины восхищенного взора.

— Это — Скриптант, магическая ручка, которой можно писать даже под водой.

— Под водой? — удивилась Нина.

— Да. Если ты повернешь завиток против часовой стрелки, на конце трубочки появится перламутровое перышко, которому не требуются чернила, — объяснила волшебница. — Больше я ничего не могу сказать. Позже ты все поймешь сама.

Сиа Справедливая погладила Нину по щеке, затем, прижав руки к бокам, подняла голову к небу, взмыла в воздух и исчезла в небесной вышине.

Тут же небо прояснилось и вновь стало голубым.

Девочка Шестой Луны положила в карман магический подарок и побежала к друзьям.

Каркон медленно приходил в себя. Он открыл глаза, с трудом приподнялся и, истекая пеной ненависти к Нине, упал на колени перед кучкой золы, оставшейся от Лека Башенного.

Фьоре спрыгнула с парапета фонтана, взяла за руку Додо, который все еще не мог отцепиться от ангела. Рокси, встав на край свежевырытой могилы, помогла Ческо выбраться из нее.

— Все, уходим! — Нина сбросила шлем, и вся пятерка стремительно рванула к выходу, опасаясь, что Каркон выстрелит им вслед из Пандемона Морталис.

Друзья смогли перевести дыхание только тогда, когда с облегчением рухнули на скамейку катера, отплывавшего к Джудекке.

К этому времени действие дурманящего газа кончилось, и люди, находившиеся в сонном обмороке, начали приходить в себя.

Чтобы избежать неприятных объяснений, князь закутался в плащ и поспешно исчез в серном облаке, бормоча проклятия в адрес Нины.

Когда катер причалил к пристани Сан-Марко, Нина предложила друзьям сойти на берег.

— Но мы же собирались на виллу «Эспасия», — удивилась Рокси, вся исцарапанная обломками кирпичей.

— Да, но прежде мы должны освободить Безе и Карло. Стражник на кладбище сказал, что они арестованы, — пояснила Нина, решительным шагом направляясь к тюрьме Пьомби.

— Но как мы это сделаем? — недоумевал Ческо, опасаясь за себя и друзей.

— Я еще не знаю как, но мы должны попытаться, — коротко ответила девочка.

Они были уже недалеко от тюремных ворот, когда увидели охрану из девяти стражников.

— Ничего не выйдет, мы не сумеем отвлечь их всех разом, — оценила ситуацию Рокси.

Она была права.

— Да и нам бы не мешало спрятаться, а не то нас тоже арестуют, — предостерегла друзей Фьоре.

Нина была в отчаянии: все ее существо протестовало против того, что ни в чем не виновные няня и садовник были брошены в тюремный застенок. А одна мысль, что Люба и Карло могут никогда больше не вернуться на виллу, лишала ее сил.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Ческо положил руки Нине на плечи и, глядя прямо в глаза, сказал:

— Мы освободим их. Я тебе обещаю. Но чтобы подготовить их побег, нужно для начала хотя бы изучить план тюрьмы. А пока давай вернемся на виллу.

Нина согласно кивнула. Набрав по мобильнику номер ФЕРКа в Москве, она по-русски сказала дежурному, что ей нужно срочно поговорить с Джакомо или Верой Де Нобили. Девочка хотела рассказать им, что случилось с Безе, и очень надеялась, что родители срочно вылетят в Венецию. Но дежурный странным металлическим голосом сообщил, что с учеными связаться невозможно, так как они находятся в зоне, недоступной для связи.

Это была гнусная ложь. Потому что Нине отвечал не кто иной, как карконский андроид Владимир Лгун!

Ему удалось устроиться на работу в ФЕРК оператором телефонной связи. Стараясь быть любезным, он пообещал Нине передать родителям о ее звонке при первой же возможности.

Девочка прижалась к плечу Ческо и тихо заплакала. Мальчик обнял ее и попытался успокоить.

Странное поведение пятерки не ускользнуло от внимания одного из стражников, который, приглядевшись, узнал их:

— Хватайте их! Это те самые! С Джудекки! — заорал он во всю глотку.

— Бежим! — Нина рванулась со всех ног к пристани.

За ней понеслись все остальные.

Ребята успели прыгнуть на катер, который уже отходил от берега, и, с сильно бьющимися сердцами, схватились за поручни.

— Они все равно при…при…придут за нами… — отдышавшись, обреченно произнес Додо.

— Там видно будет, а пока мы укроемся на вилле, — сказала друзьям Нина.

Охота на юных алхимиков началась.

А тем временем десять стражников ворвались в мастерскую родителей Додо и Ческо, после чего последовали дома Фьоре и Рокси. За детей пришлось отвечать родителям, которых потащили на допрос в Трибунал.

В Большом зале Дворца юстиции их уже ждали двое судей, председатель Трибунала, десять городских советников, князь Каркон, несколько учителей и знатных горожан, еще не пришедших в себя после кладбищенских переживаний.

Родителей подвергли перекрестному допросу. Они держались с достоинством и не поддавались на провокации.

Спустя четыре часа князь взорвался:

— Ваши дети — бандиты! Трехкопеечные маги! И вы виновны так же, как и они. Вы разрешили им общаться с Ниной Де Нобили, лживой ведьмой! Вы обязаны рассказать все, что знаете об этой соплячке!

Родители, возмущенные грубостью Каркона, едва сдерживались. Но они должны были проявить выдержку и самообладание, поскольку стражники только и ждали сигнала надеть на них наручники.

Председатель Трибунала ударил молотком по столу:

— Тишина! Или я прикажу вам очистить помещение!

Каркон бросил на него испепеляющий взгляд. Он видел, что родители не собираются подчиниться его воле, поэтому взял себя в руки, отошел от стола и уселся рядом с советниками в фиолетовых мантиях. Один из учителей вскочил со скамьи и попросил слова. Председатель кивнул, разрешая ему говорить.

— Уважаемый синьор председатель, уважаемые судьи, — начал тот. — Здесь допрашивают родителей, которые, как мы видим, стараются скрыть правду о своих детях. А мы, учителя, очень хорошо их знаем. С тех пор, как они стали общаться с Ниной Де Нобили, их поведение резко изменилось. Они перестали соблюдать дисциплину. Додо — больше всех. Но главное, нам требуется объяснение того, что случилось на кладбище. По неожиданной причине все присутствующие, включая меня, очутились на земле без чувств, а придя в себя, увидели, что Нина и ее друзья исчезли. Куда они делись, никто не знает! Князь Каркон тоже исчез. А куда делось тело мэра? Гроб был пуст, а на крышке почему-то оказалось имя какой-то Андоры! Кто нам все это объяснит?

Советники недовольно зашумели. Каркон откинул капюшон плаща и встал со своего места.

— Я никуда не исчезал! Я бросился преследовать этих сопляков, но им удалось скрыться! У вас не должно быть никаких сомнений в том, что загадочное происшествие на кладбище, в результате чего горожане впали в сон, — их рук дело! Для этого они использовали магию! Нина и ее друзья похитили тело нашего несчастного мэра и сделали эту дурацкую надпись на крышке гроба. Не существует и никогда не существовало женщины по имени Андора!

Выслушав Каркона, все, кроме родителей ребят, удовлетворенно закивали. Председатель вновь стукнул молотком по столу и подвел итог:

— Допрос родителей Додо, Ческо, Рокси и Фьоре продолжится завтра в полдень при открытых дверях. Приказываю наложить арест на виллу «Эспасия». Стражникам предписываю во что бы то ни стало отыскать, где скрываются пятеро малолетних преступников. Няня и садовник останутся в камере как обвиняемые в хранении яда. Завтра утром князь Каркон лично допросит их в тюрьме Пьомби.

Советники злорадно заулыбались, а Каркон покинул зал под громкие аплодисменты. Родители ребят никак не ожидали подобного решения суда. Матери заплакали, а отец Додо повернулся к судьям и твердо сказал:

— Мы до…до…добропорядочные лю…лю…люди… и на…на…наши дети не спо…спо…способны сделать ничего пло…пло…плохого!..

Стражник ударом палки заставил его замолчать.

Ни один из присутствующих даже пальцем не шевелил, чтобы защитить новых жертв коварного Каркона.

Колокола пробили два часа дня, но тревожным событиям еще не было видно конца.

Пока родители ребят томились под стражей в ожидании нового допроса, пять юных алхимиков добрались до виллы «Эспасия». Едва распахнув калитку, они сразу увидели Платона, без чувств лежащего на земле с пробитой головой, и Красавчика, зализывающего рану на лапе.

Фьоре взяла кота на руки, а Нина подбежала к псу:

— Кто это сделал? Негодяи!

Ческо в ярости пнул ногой лежащий на тропинке камень.

Девочка Шестой Луны громко позвала профессора Хосе, надеясь, что тот уже вернулся во флигель, но никто не ответил. Хосе не было. Он исчез.

— Они его тоже арестовали, я уверена. Арестовали и посадили в камеру вместе с Любой и Карло, — сжав кулаки, сказала Нина.

— Успокойся. Давай займемся Платоном и Красавчиком, надо побыстрее обработать им раны, — не теряла присутствия духа Рокси.

Войдя в дом, Нина не смогла сдержать слез. Вилла, столь любимая дедом Мишей, осиротела. Не было больше хлопотливой русской няни, в опустевшей кухне ничего не булькало и не кипело на плите.

— А где бутылка? — вдруг спросила девочка.

— Какая бутылка?

— Здесь стояла бутылка с оливковым маслом… или это было не масло? — Мысль, пришедшая Нине в голову, испугала ее.

— О чем ты? Какое масло? — Фьоре держала Платона на руках и не понимала, о чем говорила подруга.

— Яд! Вот что в ней было! Они подбросили яд Безе и Карло, чтобы обвинить во всем меня! Чтобы обвинить всех нас! Вы понимаете? — Нина была вне себя от ярости.

В это мгновение за стенами виллы послышались громкие голоса и топот. Фьоре выглянула в окно и увидела приближающихся стражников.

— Они пришли за нами! — крикнула она, обернувшись к ребятам.

— За мной! Укроемся в лаборатории! Там они нас точно не найдут! — нашла Нина спасительное решение.

Фьоре с котом на руках, Додо, Рокси, Ческо и хромающий Красавчик поспешили за девочкой. В эту минуту зазвонил телефон. Нина остановилась в нерешительности: взять трубку или нет. А если это позвонили родители? Бросив взгляд на своих друзей и на несчастных животных, она промчалась мимо телефона в лабораторию. На разговоры времени не было. Стражники уже ломились в дверь виллы.

Конечно же на другом конце провода не было и не могло быть родителей Нины, поскольку Владимир Лгун вовсе не собирался ставить их в известность о звонке дочери. Андроид следовал указаниям Каркона, приказавшего не допускать их контактов с дочерью. Настойчивый звонок, прозвучавший на вилле, был из Мадрида. Это испанские тетушки, Кармен и Андора, все утро безрезультатно пытались дозвониться в Венецию.

Войдя в лабораторию, ребята обессиленно опустились на пол. Красавчик поскуливал, зализывая рану, а несчастный Платон так и не приходил в себя.

Нина взяла с полки голубой крем деда и протянула его Рокси.

— Для начала смажь им раны, — велела она, а сама подошла к говорящей Книге.

— Книга, Красавчик и Платон ранены. Им очень плохо. Скажи мне, что надо сделать, чтобы поскорее вылечить их, — с болью в голосе спросила Нина, кладя руку на жидкую страницу.

Вылечить Красавчика

Можно быстро.

Что же касается кота,

То тут придется

Потрудиться побольше.

— Говори, я все сделаю, — с готовностью ответила Нина.

Для огромного дога

Подойдет Мазь Свечная.

— А что это и как ее приготовить? — удивилась девочка.

Восьми говорящую мисочку

И наполни ее жидким воском,

Затем посыпь сверху измельченным углем

И все тщательно перемешай.

Только сейчас Нина вспомнила о говорящих предметах, неподвижно стоящих на лабораторном столе. С тех пор как девочка извлекла их из жидкой страницы, они не произнесли ни слова.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Рокси взяла мисочку Соли Морской и протянула ее Нине. Девочка Шестой Луны зажгла свечу и поставила ее в мисочку. Дождавшись, когда донышко покроется расплавленным воском, она достала уголек из камина, раскрошила его и перемешала с воском. Мисочка неожиданно подпрыгнула и произнесла:

— Уф, наконец-то я проснулась. Это, наверное, от черного крема, который ты приготовила во мне.

Ребята засмеялись и с нежностью посмотрели на мисочку. Нина обмакнула палец в крем и обильно смазала им рану на лапе пса. Красавчик заскулил, видимо, алхимическая мазь сильно жгла, и Ческо принялся дуть на рану, чтобы псу стало легче.

— Скажи, а что я должна сделать для кота? — снова обратилась Нина к магической Книге.

Для лечения кота

Тебе понадобится

Тальк Движущий.

— Я впервые о таком слышу. — Девочка с сомнением покачала головой.

Тогда запомни его формулу,

Я произнесу ее только один раз.

Смешай двести граммов Сливок Нежных

С щепоткой Аниса Разумного,

Добавь шесть капель Крови Смертоносной

И три ложки Соли Цепенящей.

Кипяти смесь в тигле

В течение двух часов и трех секунд,

После чего препарат будет готов.

Вылей полученный Тальк

В баночку Накипи Желтой

И смажь им рану.

Книга захлопнулась, а Нина, недоумевая, развела руками:

— Очень странная формула. Чтобы сделать препарат, нужна Кровь Смертоносная. А ведь это сильнейший яд, мы его хорошо знаем.

— Это тот, что вызывает мнимую смерть? — сморщилась Рокси, вспомнив неприятности, связанные с ним. — Мы его пили, когда были в стране майя!

— Кроме того, нам понадобится Соль Цепенящая, тоже небезопасный препарат, который парализует мышцы! Этого я вообще не понимаю. Тем более что несчастный Платон и так неподвижен, — пожала плечами Фьоре.

— Я тоже не понимаю, зачем эта Соль, — согласилась Нина. — Правда, алхимические формулы не всегда бывают понятны с первого взгляда. Это нам всем хорошо известно. Во всяком случае, Сливки Нежные точно служат для лечения травм, а Анис Разумный применяется для придания правдивости словам.

— Я помню, мы его еще использовали при изготовлении эликсира Вечной Дружбы, который выпили, когда познакомились, — улыбнулась Рокси.

— Правильно. — Нина погладила все еще бесчувственного Платона.

Додо взял из банки Анис Разумный, Фьоре достала с полки Сливки, Рокси уже держала наготове банку с Солью Цепенящей, а Ческо открывал бутылку с Кровью Смертоносной.

Точно отмерив необходимые компоненты, Нина положила их в тигель и тщательно перемешала.

Через два часа и три секунды Тальк Движущий был готов.

Нина подошла к баночке Накипи Желтой. Та даже ножкой не пошевелила. Но, как только в нее налили приготовленный раствор, баночка запрыгала по столу на всех четырех ножках.

— Превосходно! Я чувствую себя превосходно! — восклицала она, скача по лабораторному столу. — Нина, что ты положила в меня?

— Это Тальк Движущий, лекарство для Платона, моего рыжего кота. Он лежит без сознания. Его сильно ударили, — с грустью сказала девочка.

— Ударили? — повторила баночка.

— Да, это сделали стражники по приказу Каркона. Ты должна его знать, он был лучшим приятелем ЛСЛ, — ответила Нина.

— Каркон? Как же, помню, они действительно часто общались. Мне очень жаль, что стражники так поступили. Бедный кот, — пожалела Платона Накипь.

Нина подошла к животному и полила приготовленным снадобьем его раненую голову. Кот по-прежнему был неподвижен. Девочка капнула еще несколько капель на рану. Прошла минута — кот открыл один глаз и мяукнул. Рана исчезала прямо на глазах.

Красавчик, уже прекрасно себя чувствующий, лизнул Платона в нос.

Додо захлопал в ладоши. Фьоре чмокнула обоих животных, а заодно и Рокси. Нина, счастливая, улыбалась. Ческо подошел к ней и тоже поцеловал ее в щеку. Девочка Шестой Луны зарделась, а все засмеялись. Рокси торжественно произнесла:

— Это, кажется, любовь!

Нина ошпарила ее взглядом, а Ческо в смущении стал протирать очки. Ситуация на самом деле была забавной. Но, если находишься в лаборатории профессора Миши, можно ждать чего угодно и когда угодно.

Внезапно Книга распахнулась сама собой, и ребята, умолкнув, уставились на нее.

Теперь очередь

Сосуда и бутылки.

Слушай внимательно,

Что надо делать.

Нина, еще не придя в себя от поцелуя Ческо, неожиданно для себя услышала:

Засыпь в сосуд Пыли Рубиновой —

И ты услышишь голос

Пыли Светящейся.

Она станет тебе

Надежным другом.

Бутылка с Винтарбо Зеленым

Не потеряла ни капли содержимого.

Достаточно встряхнуть ее три раза,

И она заговорит.

Додо не раздумывая схватил Пыль Рубиновую и протянул Нине, которая высыпала ее в сосуд из-под Пыли Светящейся.

Пыль сразу громко чихнула и сказала:

— Всем привет! Что за порошок ты в меня насыпала?

— Пыль Рубиновую. Ею любит лакомиться Ондула, бабочка Шестой Луны, — засмеялась Нина.

— Ондула? Пыль Рубиновая? Не знаю таких. — Сосуд немного покачался.

— Теперь твоя очередь. — Девочка подняла бутылку с Винтарбо Зеленым и трижды тряхнула ее.

— Эй! Полегче. Я все-таки хрупкая! — возмутилась бутылка.

— Извини, но так мне велела сделать Книга. — Нина осторожно поставила бутылку на стол.

— В таком случае, прощаю, — снисходительно проронила бутылка.

Баночка с Накипью приковыляла к юной алхимичке:

— Вам ведь нужна наша помощь, не правда ли?

— Да, но не сейчас. Когда придет время, мы вас сами об этом попросим, — пообещала девочка.

— Вы живете в этой комнате? — спросила Соль Морская, оглядываясь по сторонам.

— В данный момент, да. Мы вынуждены здесь прятаться, потому что нам грозит арест, — объяснила Рокси.

— Но это ужасно! — воскликнула бутылка.

— Вы что-то натворили? — полюбопытствовала баночка с Накипью.

— Они считают, что мы отравили ЛСЛ, — вздохнула Нина.

— Вы убили нашего хозяина? — подскочил на месте Винтарбо Зеленый.

— Никого мы не убивали, успокойтесь, — рассердился Ческо.

Тогда девочка Шестой Луны склонилась над говорящими предметами и рассказала им обо всем.

На какое-то время в лаборатории воцарилась тишина.

Придя в себя, говорящие предметы стали шумно возмущаться и в конце концов поклялись девочке помочь ей спасти Ксоракс.

На часах было 20 часов 34 минуты и 7 секунд. Голод давал о себе знать, а в лаборатории не было ни крошки съестного.

Тут Ческо в голову пришла идея:

— Если мы выйдем из лаборатории и ползком доберемся до кухни, стражники нас не заметят.

— Если, конечно, мы сделаем это бесшумно, — смеясь, уточнила Рокси.

— Но мы не можем зажечь свет, а без него мы ничего не найдем, — вздохнув, заметила Фьоре.

Додо вытащил из кармана фонарик, с которым никогда не расставался, и показал друзьям.

— Ну ты молодец, Додо! Все предусмотрел! — хлопнул друга по плечу Ческо.

— Ладно, давайте попробуем, — согласилась Нина и тихо открыла дверь лаборатории.

Пес и кот вскочили, готовые последовать за друзьями, но Ческо остановил их:

— Нет, ваше место здесь, с говорящими предметами. Мы и вам принесем поесть.

Затаив дыхание, пятеро ребят опустились на четвереньки и медленно, один за другим, двинулись по направлению к кухне.

Додо полз первым, подсвечивая фонариком. За ним — остальные.

Высокие готические окна, задернутые шторами, едва пропускали свет от фонарей в парке.

В атмосфере была разлита тревога.

Вдруг Фьоре ударилась плечом о подставку, на которой стояла старинная китайская ваза, и лишь чудом не свалила ее.

— Тс-с-с, ты что творишь, поаккуратнее, — зашипела Рокси на перепуганную подругу.

Добравшись до кухни, Ческо подтянулся и открыл холодильник.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Чего там только не было! Сыр, ветчина, оливки, майонез, яйца, апельсиновый сок, помидоры, баночки с мягким шоколадом да еще миска с фруктовым салатом.

— Ну теперь запируем! — воскликнул очкарик, сглатывая слюну.

— Тихо, ты! Бери все по порядку и складывай сюда. — Рокси подвинула к нему две спортивные сумки.

— Чур, фруктовый салат мой! — Фьоре протянула руку и схватила миску.

Нина в свою очередь подползла к кладовке и переложила в сумку кошачьи консервы и пакет с сухим кормом для Платона и Красавчика.

Додо подтащил коробку с шестью бутылками воды и две коробки с печеньем.

Через несколько минут, нагруженные словно мулы, ребята пустились в обратный путь.

Додо опять возглавлял группу, освещая дорогу и толкая перед собой тяжелую коробку с водой.

Но тут Нина зацепилась сумкой о край толстого ковра. Несколько консервных банок вывалились из нее, покатились и стукнулись о мебель.

И, как назло, чихнул Додо.

Шум привлек внимание стражников. Они включили два сильных фонаря и осветили окна виллы.

— Ты слышал шум? — спросил один стражник другого.

— Слышал. Но откуда он? На вилле же никого нет. Экономка и садовник в тюрьме. Нина и ее банда куда-то смылись. С тех пор как мы здесь, в дом никто не входил, — ответил второй стражник.

— И все же лучше проверить. Ну-ка посвети. — Первый стражник прижался носом к стеклу.

Ребята, затаив дыхание, вжались в ковер.

В луче света были отчетливо видны стены, двери, мебель.

— Никого не видно, — заключил второй стражник и погасил фонарь. — Наверное, мыши.

Друзья с облегчением перевели дух и, стараясь больше не шуметь, доставили продукты в лабораторию.

У них было все, чтобы пережить первую ночь в осаде.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава четвертая

В тюрьме Пьомби и тайна Первой башни

В шесть утра стража у центрального входа в тюрьму Пьомби торжественно выстроилась: прибыл князь Каркон. Его сопровождал неизвестный. Как выяснилось, это был палач!

На нем был черный плащ и надвинутый на глаза капюшон с тремя дырками для рта и глаз. Палач был маленький, с худыми длинными руками, которые, казалось, совсем не подходили для такого занятия, как рубка человеческих голов.

Под плащом он прятал топор с рукояткой из слоновой кости и очень острым блестящим лезвием.

Стражники с любопытством проводили взглядом человека в капюшоне: уже несколько веков в тюрьму Пьомби не ступала нога палача.

У лестницы, ведущей в коридоры с камерами заключенных, Каркон остановился:

— Итак, договорились. Ты вмешаешься, когда сам сочтешь нужным. Говори медленно и не позволяй себе поддаться слезам и мольбам.

— Ясно, — ответил палач, наклонив голову.

— Это важное испытание. Если тебе удастся выдержать его, мы станем большими друзьями. Ты — хороший ученик. За последние дни ты уже многому научился. Я очень доволен тобой. Но прошу тебя, держись твердо. Мы должны вытянуть правду из этих двух стариков. — Князь говорил тихим ласковым голосом, однако взгляд его был пронзительным и суровым.

Роль палача играл его таинственный ученик, уже полностью захваченный Алхимией Тьмы.

Они шли по длинным сырым и грязным коридорам, следуя табличкам, указывающим нужное направление к камерам «для убийц».

Свет факелов был очень слабый, и тени двух зловещих персонажей скользили черными пятнами по стенам, изъеденным плесенью и затянутым паутиной.

Завидев двоих в плащах, заключенные стали осыпать их проклятиями. Палача, да еще в таком средневековом одеянии, никому из них еще не доводилось видеть!

— Мой господин, я боюсь, они узнают меня по голосу, — сказал палач.

— Не думаю. Эта толстуха и придурковатый садовник и представить себе не могут, что под этим капюшоном скрываешься именно ты.

Ответ Каркона успокоил таинственного незнакомца, который понуро двигался к камере, где сидели невинные люди.

Увидев Каркона в сопровождении человека в капюшоне, Карло разбудил Любу, дремавшую на койке.

— Уважаемые синьоры, ну и как вам в каталажке? — Каркон с гнусной ухмылкой уставился на них сквозь решетку двери.

— Каркон! — испуганно воскликнула Люба, вскакивая с деревянной скамьи.

— Палач! — в ужасе прошептал Карло.

— Да, палач тюрьмы Пьомби, позвольте вам его представить. Он уже давно без работы и очень по ней соскучился. Но, если вы расскажете всю правду о Нине Де Нобили, он пощадит вас. Не правда ли? — Каркон повернулся к палачу.

— Правда. И вы сможете вернуться домой живыми и здоровыми. Но, если будете валять дурака… тогда… тогда я отрублю вам головы! — Человек в капюшоне откинул полу плаща и продемонстрировал свой ужасный топор.

Каркон наслаждался сценкой, устроенной его учеником, обнажив в улыбке гнилые зубы.

— Нина — хорошая девочка! — Голос Любы дрожал от страха.

— Вранье! Она опасная ведьма! — заорал Каркон и со всей силы затряс решетку.

— Но мы и правда ничего не знаем о бутылке с ядом, клянусь, — прошептал садовник, опускаясь на колени.

— Говорите, где прячется эта маленькая ведьма, или вам будет очень плохо! — грозно потребовал палач.

Глаза его сверкали, словно раскаленные угли.

Несмотря на то что этот человек был в капюшоне, Люба заметила его бороду. Ей даже показалось, что она уже слышала этот голос. Но она была так напугана, что не имела сил даже подумать, кому он мог бы принадлежать. Тем более что она никогда не была знакома ни с одним палачом.

— На вилле девчонки нет! Испарились и ее дружки с Джудекки! Говорите, где она может прятаться! Я вам приказываю! — Вопль Каркона эхом катился по коридорам тюрьмы.

Люба и Карло стояли молча, взявшись за руки.

— Что вы можете сказать о родителях этих сопляков? Они тоже замешаны в преступлениях? — подал голос палач, поправляя капюшон.

— Мы давно их знаем, все они хорошо воспитанные и честные люди, — ответил садовник.

— Честные? Это мы еще поглядим! Сегодня в полдень их будут повторно допрашивать! — Каркон криво усмехнулся.

— Допрашивать? Они тоже в тюрьме? — Карло в отчаянии всплеснул руками.

— Пока что они в Трибунале. А там посмотрим. Но, если вы поможете установить правду и найти Нину, они будут освобождены, — пообещал князь и для большей убедительности ударил себя в грудь.

— Даже если б мы знали правду, мы бы вам ее не сказали! Вы мерзавцы! — неожиданно храбро бросила Люба в лицо Каркону.

Такой дерзости Черный Маг не мог снести.

Он выхватил Пандемон Морталис и дважды нажал на кнопку. Языки пламени, пролетев сквозь решетку двери, лизнули ноги несчастной русской няни. Застонав от боли, она осела на пол.

Садовник бросился ей на помощь, но Каркон выстрелил еще раз, попав ему в руку.

— Это только начало! Я буду приходить сюда каждое утро, до тех пор, пока вы не заговорите. И если вы в конце концов не поможете нам, тогда… — Князь сделал красноречивый жест, означавший, что пленникам отрубят головы.

После этого палач и Каркон не мешкая отправились в обратный путь.

Люба и Карло, с лицами, искаженными испугом и болью, смотрели им вслед.

Стражники большим ключом отперли дверь в камеру, поставили на стол, изъеденный термитами, две миски с похлебкой и по куску черствого хлеба:

— Ешьте, если хватит наглости!

Няня Безе заплакала, осматривая свои обожженные ноги. Карло оторвал рукава от своей рубахи и одним из них забинтовал ожоги Любы, а другим — кровоточащую рану у себя на руке.

— Нам ни за что не выжить здесь, — горько проговорила Безе, шмыгая носом.

— Надо держаться. Мы должны сделать это ради Нины. — Карло погладил Любу по голове, стараясь успокоить ее.



Как раз в эти минуты Нина думала о них, ломая голову над тем, как их освободить.

Остаток ночи в лаборатории прошел спокойно. После ужина ребятам удалось даже поспать.

Додо и Фьоре, пригревшись у каминчика, еще не открывали глаз. Рокси только что пробудилась и поглаживала Платона, пристроившегося лакать молоко из блюдца. Ческо сидел на табурете и беседовал с сосудом Пыли Светящейся.

Нина подошла к говорящей Книге и поднесла к ней руку со звездой — Книга открылась.

— Книга, помоги нам освободить Любу и Карло, — попросила она.

Я не вижу никакой возможности

Освободить их.

Даже не пытайся.

— Как никакой?! — опешила девочка.

Заметь, что родители твоих друзей сейчас

Тоже переживают нелегкий момент.

Услышав это, Ческо и Рокси вскочили:

— Наши родители? Они в тюрьме?

Ребята, замерев, уставились на Книгу в ожидании ответа.

Они в Трибунале

И вынуждены защищаться.

Но я не в состоянии им помочь.

Не поймите, что я не хочу этого.

Просто эта задача решается иначе.

Успокойтесь

И заставьте поработать свои мозги.

— Что значит — успокойтесь? Как мы можем оставаться спокойными в такой ситуации? — с отчаянием воскликнула Нина.

Отчаяние — плохой помощник.

И ведет к новым бедам.

Вспомни последнее письмо деда.

Победить можно,

Только обладая спокойствием и храбростью.

— Я хотела бы сделать все для ваших родителей, — обратилась Нина к друзьям, — так же, как для Безе и Карло. Но вы же слышали, Книга сказала, что время еще не пришло. Поймите и простите меня.

Погрустнев, Рокси опустила голову и ничего не ответила, а Ческо лишь смог выдавить из себя:

— Хорошо.

Проснувшиеся Фьоре и Додо слышали весь разговор и тоже согласно кивнули.

Книга закрылась, оставив ребят в недоумении и печали.

Говорящие предметы не произнесли ни звука.

Платон с Красавчиком, грустя, улеглись на подстилке.

— Нина, как ты думаешь, Каркон может причинить зло моей маме? — Глаза Фьоре наполнились слезами.

— Я не знаю. Хотелось бы надеяться, что нет. — Нина обняла подругу, а Додо не выдержал и заплакал.

Рокси старалась держаться мужественно, но и она, повернувшись лицом к стене, разрыдалась.

— Неужели ничего нельзя сделать? — взорвался Ческо. — А не может ли Этэрэя нам что-нибудь посоветовать? Мы подвергали себя большому риску, делая все, что могли, для спасения Шестой Луны. Почему бы теперь Добрым Магам Ксоракса не помочь нам?

Нина с горечью ответила:

— Мы, конечно, можем попробовать связаться с Этэрэей, но боюсь, что сейчас мы должны рассчитывать только на себя. Мать Всех Алхимиков предупреждала, что дорога к Четвертой Тайне будет очень и очень трудной, а мой дед…

Ческо перебил ее:

— Я уверен, что твой дед знает, что нам делать. Не понимаю, почему он не пришлет нам письма.

— А что, если нам опять стать невидимыми и попробовать освободить наших родителей? — придумала Рокси.

— А также помочь Любе и Карло! — подхватила Фьоре.

Девочка Шестой Луны пожала плечами и попыталась охладить их пыл:

— Я думаю, раз Книга сказала, что сейчас невозможно ничего сделать, то, значит, и невозможно. Иначе она бы подсказала нам решение. Она всегда так делала. Давайте наберемся терпения.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Время тянулось медленно. Ребята чувствовали себя брошенными и бессильными.

Стража за стенами виллы продолжала нести караул, сменяясь каждые шесть часов. Мышь не проскочит!

Дул легкий и теплый весенний ветерок. На деревьях показались первые зеленые листочки. Розы были готовы раскрыть свои бутоны. Пучки травы пробились сквозь брусчатку мостовой. Прекрасная погода манила на улицу. Но пятеро друзей не могли себе позволить выбежать поиграть в парк. Их сердца сжимались от тоски, и эта тоска окрашивала нежное голубое небо в мрачные серые тона, приглушала яркий солнечный свет.

Пленники. Заключенные. Так можно было назвать их в ситуации, в которой они оказались, но которой было суждено очень скоро измениться к лучшему.



В полдень Каркон вошел в лабораторию своего дворца, сопровождаемый новым учеником, который, сбросив костюм палача, уселся в расшатанное кресло. Князь извлек из кармана Красную тетрадь и сказал:

— Магические формулы, колдовство, алхимические препараты и эликсиры, смертельные заклятия… Неужели этого мало для того, чтобы загнать в западню эту глупую девчонку?!

— Я один могу сделать это! — неожиданно твердо произнес его ученик.

— Ты? Один? Не хочешь ли ты сказать, что умнее и могущественнее меня? — Каркон высокомерно посмотрел на него.

— Я могу создать препарат, который гарантирует нам победу, — не теряя самообладания, ответил неизвестный.

— Только Алхимия Тьмы может гарантировать победу! — спесиво произнес Каркон.

— А давайте попробуем. Я создам Пасту Смолистую, и вы увидите, что мы получим в результате, — спокойно отвечал ученик.

— Пасту Смолистую? А зачем она нам? — округлил глаза князь.

— Этот препарат понадобится для поимки Нины. Это обездвиживающее желе, — объяснил его собеседник, слегка усмехнувшись.

— Обездвиживающее желе? Гениально! Интересно, из чего ты собираешься его делать? — Князь не мог позволить взять над ним верх.

— Оно состоит из Стали Коричневой и Слюны Муравьиной. Смесь очень похожа на липкую фиолетовую пленку, какую вы, уважаемый князь, уже использовали. Помните тот случай?

— Еще бы! Я вижу, он произвел на тебя неизгладимое впечатление, — ухмыльнулся Каркон и погладил Красную тетрадь.

— Красивая у вас тетрадь, — завистливо проговорил ученик. — Надеюсь, вы переписали в нее свои секреты из тех Записок, что были украдены Ниной?

Каркон поднял на ученика злые глаза:

— Ты делаешь мне больно. Я не хотел бы говорить об этом. Для меня было большой трагедией, что Нине удалось узнать секреты моей алхимии. Числомагия и Механогеометрия — мои ценнейшие изобретения.

— Не огорчайтесь, мы скоро накажем эту соплячку! — пообещал ему собеседник. — А если мне удастся создать препарат, я могу рассчитывать получить кое-что от вас?

— Разумеется, все, что пожелаешь. Это предусмотрено договором, который мы подписали. За тот период, что ты живешь здесь, в моем дворце, ты стал моим самым ценным учеником. И я нуждаюсь в твоей помощи. Но, дорогой мой друг, я хочу предостеречь тебя от попытки обмануть меня. Иначе, — и Каркон оскалил свои гнилые клыки, — я растворю тебя в кислоте.

— Вы можете полностью доверять мне. Я докажу, что сумею стать могущественным алхимиком. Тогда вы сделаете меня богатым, а взамен я расскажу вам много интересного про Нину.

Слова ученика удивили Каркона.

— А почему бы тебе не сделать этого сейчас? Ты же хорошо знаешь, что мне необходимо как можно скорее остановить внучку профессора Миши. Почему ты скрываешь от меня ценную информацию, которая может помочь мне? — С этими словами Каркон схватил Пандемон Морталис и направил оружие на ученика.

— Не надо так нервничать, князь. Позвольте мне приступить к изготовлению Пасты Смолистой, после чего мы продолжим нашу дискуссию, — хладнокровно остановил его тот, поднимаясь с кресла.

Каркон раздраженно сунул в карман Пандемон и Красную тетрадь и, прежде чем покинуть лабораторию, сказал:

— Я вернусь завтра. И желаю себе увидеть результаты твоих усилий.

Князь поспешил в медицинскую лабораторию, чтобы посмотреть, как идут дела у Андоры.

Увидев его, близнецы вытянулись в струнку.

— Мой господин, все идет хорошо. Магма Серная на уровне, электрическая сеть в порядке, — доложил Алвиз и добавил: — Непонятно одно, почему Андора не просыпается.

Андора лежала неподвижно. Она все слышала и все понимала.

И в один прекрасный момент ей вдруг так захотелось расплющить физиономию князя, что потребовалось неимоверное усилие, чтобы удержаться. Андора уже продумала тактику своего поведения. Скоро, очень скоро Каркону, который ни о чем не подозревает, предстоит увидеть ее в деле.

Черный Маг склонился над Андорой и приподнял ее веко:

— Ничего, еще немного, и она очнется. Что ей нужно, так это хороший отдых. Восстановительная ванна пойдет ей на пользу.

Он потрепал андроида по щеке и поделился с близнецами:

— С Андорой и с новым препаратом, который создает мой ученик, я уверен, мы раз и навсегда уберем с нашего пути эту маленькую ведьму.

— А что за новый препарат? — поинтересовалась Барбесса.

— Паста Смолистая. Только не вздумайте мешать ученику работать. Занимайтесь Андорой.

И Каркон направился в столовую.

Вишиоло заварил настой Мяты Горькой и теперь угощал им начальника стражи, который ожидал аудиенции у Каркона. Но хороших новостей он князю не принес.

— Князь, кхм… или вы предпочитаете, чтобы я звал вас мэром? — спросил стражник, проглотив напиток и вытянувшись по стойке «смирно».

— Зови меня просто князь, мэром я пробуду недолго.

— Хорошо, князь. К сожалению, мы пока не обнаружили следов Нины Де Нобили. Всю ночь и весь день мои люди не спускали глаз с виллы «Эспасия», но она там так и не появилась, — отрапортовал стражник.

Вне себя от злости Каркон схватил со стола чашку с недопитым отваром и плеснул горячим напитком ему в лицо.

— Болваны! Неспособны найти какую-то соплячку!

Стражник побледнел и, не вытерев лицо, не дыша замер.

— Вы обязаны найти ее! Это приказ! — снова рявкнул Каркон.

Пылая гневом, он выбежал из дворца и помчался в Трибунал.

Он ворвался в Большой зал в ту самую минуту, когда судьи и десять советников собирались подвергнуть новому допросу родителей четырех ребят с Джудекки.

Через пять часов непрерывных терзаний, под аккомпанемент рыданий несчастных матерей и брани отцов, председатель Трибунала, вздохнув, наконец постановил отпустить всех. Но с одним-единственным условием: как можно скорее найти детей и незамедлительно передать их в руки правосудия.

Решение освободить родителей подсказал Каркон. Он рассчитывал, что, узнав об этом, ребята вернутся домой. И уж тогда-то их можно будет схватить и разделаться с ними.

На самом деле все вышло совсем иначе.

Ребята так и не объявились. Хотя родители почти у всех заболели. Хуже остальных чувствовала себя мать Фьоре, отказавшаяся от еды и постоянно падавшая в обморок. У отца Ческо случился сердечный приступ, и он совсем слег.

Тревога за исчезнувших детей нарушила покой в четырех венецианских семьях.

Однако было и нечто положительное в этом: все дети в Венеции, и прежде всего одноклассники Ческо, Додо, Рокси и Фьоре, люто возненавидели Каркона. К тому же многие горожане продолжали обсуждать, кто же такая Андора.

Имя неизвестной, неожиданно проявившееся на крышке гроба ЛСЛ, породило множество загадок и домыслов.

Усилились также подозрения относительно детского приюта во дворце Каркона: действительно ли там приют или что-то другое.

В школе ученики целыми классами принялись писать трактаты на тему магии и требовали права свободно заниматься алхимией.

Учителя, перепуганные до смерти, пытались жаловаться новому мэру Каркону, однако тот даже не удостоил ни их, ни директора школы встречи.

Князь недооценил силы освобожденных детских мыслей, и, может быть, это стало его самой большой ошибкой.

Венецианские дети начали Безмолвную Революцию против зла в ожидании, что Нина и ее друзья скоро дадут о себе знать. Эта Революция стала первым доказательством того, что три Тайны, отвоеванные Ниной, работают.

Но, для того чтобы освободить детские мысли полностью и спасти Ксоракс, нужна была четвертая, добыть которую, как и было предсказано, оказалось намного труднее.

После восьми вечера Каркон вернулся во дворец, уверенный в том, что Нина и вся ее шайка почти в его руках.

В коридоре дворца Алвиз и Барбесса подглядывали за тем, чем занимается ученик Черного Мага в его лаборатории.

— Как ты думаешь, ему правда удастся сделать Пасту Смолистую? — спросила Барбесса брата.

— Кто его знает! Князь Каркон говорит, что он очень способный. Будем надеяться, что с его помощью и с возрождением Андоры вся эта кутерьма закончится.

Алвиз не отрываясь смотрел, как этот странный ученик перемешивает алхимические препараты.

— Если бы были живы Ирена, Гастило и Сабина, мы бы сами справились, — горько вздохнула Барбесса.

— Ты не права. Нам нужны его алхимические знания. А когда проснется Андора, мы станем такими сильными, что никому не удастся остановить нас. — Алвиз приобнял сестру.

— Мне так не хватает моих друзей, особенно Ирены. Она была замечательная. — Барбесса шмыгнула носом.

— Да, конец их был ужасен. Погибнуть от Кабитуса Морбанте! Это безумие! И во всем виновата Нина! — Алвиз сердито залепил кулаком в стену.

За их спинами раздались шаги. Близнецы оглянулись — прямо на них шагал Каркон.

— Вы что здесь делаете? Шпионите? Ну-ка брысь отсюда! Бегом к Андоре! — Каркон отвесил близнецам по подзатыльнику, и те пулей умчались по лестнице.

Князь остановился возле Комнаты Голоса. Воспоминание о последней схватке монаха с Ниной вновь наполнило его яростью. Даже Кабитус Морбанте, зеленая убийственная пыль, не смогла остановить эту ведьму. Пламя ненависти полыхнуло в глазах Каркона.

— Даже если никому не удастся отыскать Нину, Голос приведет ее ко мне! И на этот раз он не проиграет!

Монах был готов вступить в дело по первому приказу Черного Мага. Как мы знаем, он обладал способностью появляться в снах девочки, и для этого ему не нужно было знать, где она находится. Силой мысли и убеждения монах мог и должен был завлечь ее в сети Алхимии Тьмы и навсегда оборвать ее связь с миром деда Миши.

Каркон решил не заходить в свою лабораторию: не стоит мешать ученику сосредоточенно работать, — и поэтому отправился в Комнату Голоса, чтобы обсудить с ним очередной коварный план.



Тем временем в лаборатории на вилле ребята были увлечены своими делами: Рокси занималась уборкой комнаты, сбрасывая в пакеты грязные пластиковые тарелки и остатки пищи; Фьоре раскладывала по коробкам фрукты и печенье; Додо готовил бутерброды из последних двух упаковок ветчины, сокрушаясь, что запасы еды подходят к концу.

Нина и Ческо спустились в Акуэо Профундис, надеясь, что Макс сможет чем-то поднять ребятам настроение. Но и андроид пребывал в подавленном состоянии. Мысль о том, что Андора опять в руках Каркона, нагоняла на него глубокую тоску. Атмосфера в подводной лаборатории была столь грустной, что девочка пожалела о своем приходе. События последних дней заставляли думать, что освобождение Любы и Карло, а также поиск последней Тайны откладываются, и никто не мог сказать, на сколько.

Вскоре опустилась ночь. Пятеро друзей расположились на полу у каминчика. Додо погасил свечу. Но едва ребята закрыли глаза, как говорящая Книга осветилась, и на поверхности жидкой страницы появился большой кирпич, на котором проступили слова, написанные по-ксораксиански.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Ческо мгновенно перевел надпись и раздельно прочитал вслух:

— На цифры внимания не обращать. Смотреть лишь на буквы. В сосуд не входить. В нем место только Злу.

Ребята с недоумением переглянулись.

— Что бы это значило? — спросила озабоченно Фьоре.

— Нина, ты что-нибудь понимаешь? — Ческо посмотрел на девочку Шестой Луны.

— Нет. — Нина еще раз перечитала надпись и повторила: — Нет, ничего не понимаю.

Неожиданно для всех говорящие предметы начали хором повторять слова, написанные на кирпиче.

Нина с недоумением поглядела на них:

— Вам известно, что это означает?

Предметы, не отвечая, продолжали как заведенные, без остановки декламировать написанное. Было похоже, что они сошли с ума.

Рокси, потеряв терпение, схватила за горлышко бутылку с Винтарбо и затрясла ее, громко вопрошая:

— Что означают эти слова? Почему на цифры не надо обращать внимания, а на буквы надо? И где этот проклятый сосуд со Злом?

Ческо вырвал у нее бутылку:

— Прекрати! Если они повторяют эту фразу, стало быть, в ней есть смысл.

— А как мы смо…смо…сможем узнать, ка…ка…какой? — разволновался Додо.

Нина решительно поднесла руку к жидкой странице и, надеясь на быстрый ответ, задала вопрос:

— Книга, что означает фраза, написанная на кирпиче?

Разгадать эту загадку суждено только тебе.

Я уверена, ты это сможешь.

Используй стеклянный фиолетовый сосуд

И берегись трех комнат.

— Какие еще комнаты? — удивилась Нина.

Чернедо, Краснедо и Беледо.

— Какие странные названия, — покачала головой девочка.

Это три входа в разные Миры.

И каждый из них по-своему опасен.

— Понимаю. А в какой из миров должна войти я? — Нина уже ничему не удивлялась.

Больше ничего я не Могу тебе сказать.

Но добавлю,

Что на этот раз

Твоя жизнь висит на волоске.

Тебя ждет очень суровое испытание.

Не спеши,

Прежде наберись сил.

А сейчас я,

Твоя говорящая Книга,

Приказываю тебе уснуть.

Книга закрылась, оставив девочку в смятении.

Ческо подошел к ней и сказал:

— Книга предупредила, что твоя жизнь висит на волоске. Я не ослышался?

— Нет, не ослышался. И, насколько я поняла, мне предстоит пройти это испытание одной. Вас оно не касается.

— Я по…по…пойду с тобой, — сжав кулаки, твердо произнес Додо.

— Мы пойдем вместе, мы не оставим тебя одну, — сказали в один голос Рокси и Фьоре.

— Спасибо, друзья, но Книга выразилась ясно: через это испытание я должна пройти сама, без вашей помощи. Только как мне разобраться, в какую комнату я должна буду войти? Чернедо, Краснедо и Беледо… Никогда ничего не читала об этих таинственных мирах. — Нина была взволнованна. — Книга приказала мне спать, но прежде я должна найти ответ на этот вопрос. Пойдемте в Зал Дожа и поищем объяснения в книгах Бириана Бирова и Тадино Де Джорджиса.

Ребята поспешили к двери. Со свечами в руках они на цыпочках вышли в коридор.

В Зале Дожа окон не было, и можно было не опасаться, что стражники их заметят.

Все равно нужно было соблюдать осторожность, иначе малейший шорох мог стать роковым.

Как только ребята засели за книги, говорящие предметы опять принялись громко повторять все ту же фразу.

— Тс-с… замолчите! А то сюда прибегут стражники, — шикнула на них Нина.

Но баночка, сосуд, мисочка и бутылка не реагировали.

— Нам лучше вернуться в лабораторию, здесь нельзя оставаться, это слишком опасно, — с тревогой сказала Фьоре.

— Эй, вы, замолчите, несчастные стекляшки! — вышла из себя Рокси.

Ческо и Додо вопросительно взглянули на Нину. Надо было что-то делать, и Нина решила вернуться в лабораторию. За ней последовали остальные.

Но и в лаборатории говорящие предметы не унимались, тараторили без остановки и доводили ребят до белого каления.

На часах уже было почти 22.40. Нина сняла с полки банку с сахаром Сертис, слепила из него две затычки и вставила их себе в уши.

Остальные сделали то же самое. Лишь после этого ребятам удалось заснуть.

Девочка Шестой Луны провалилась в сон, как только уронила голову на руки. Последнее, что промелькнуло в ее сознании, — мысль о том, что она непременно должна выйти победительницей из предстоящей схватки.

И тут в ее сон вторгся кошмарный Голос Убеждения.

План Каркона начал осуществляться.

Снова красная кисея заволокла мозг юной алхимички, задремавшей рядом со своими друзьями, которые и ведать не ведали, что с ней происходит.

В очередной раз девочка очутилась перед волшебным замком с тремя башнями. Но сейчас не слышно было ни музыки, ни каких-либо других звуков. Царила абсолютная тишина.

Огромные ворота с противным скрежетом медленно распахнулись, и перед Ниной запорхали четыре светлячка. Они носились во мраке внутреннего двора замка, словно маленькие фонарики, освещая путь, по которому ей надлежало идти. Девочка проследовала за светлячками к лестнице, что вела в Первую башню. Она поднялась по ступенькам из красного мрамора и увидела, как светлячки образовали круг в воздухе, повиснув в виде гирлянды у самой двери. Та тотчас распахнулась.

Светящийся круг стремительно вращался, внутри его появилась ярко-оранжевая пульсирующая линия. Стало трудно дышать.

Нина посмотрела на звезду на ладошке: она почернела. Опасность была совсем рядом!

Девочка проверила карманы: палочка Правдус, которую ей прислали Белые Маги Ксоракса, была на месте.

«Отлично. Как только увижу монаха, брошу палочку в него, и он исчезнет!» — размышляла она, глядя на светлячков.

Оранжевая линия пробежала волной и стала увеличиваться в размерах до тех пор, пока не заполнила весь круг.

После этого светлячки исчезли, сияющий диск завис в воздухе, а затем начал пульсировать как живая материя.

Неведомая сила потащила Нину, и, не успев вскрикнуть, она очутилась в центре магического круга.

Девочка почувствовала, как стучит у нее в голове и сильный свист врывается в уши.

Когда она открыла глаза, то увидела, что стоит посреди Первой башни, в огромной комнате с сырыми оранжевыми стенами и потолком из странных деревянных балок, утыканных тысячами ржавых гвоздей. Окна были маленькими, квадратной формы, с желтыми и зелеными стеклами. Пол отсутствовал: ноги Нины опирались… на пустоту. Да, да, это была Абсолютная Пустота!

Не было ветра, не было запахов, не было свечей. Юная алхимичка находилась в самой загадочной башне замка Голоса.

И тут она увидела, как из глубины комнаты к ней приближается монах.


Нина и тайный глаз Атлантиды

В своем обычном капюшоне, надвинутом на глаза, в длинном одеянии, закрывающем ноги, ужасное творение Каркона медленно наплывало на девочку.

В руке у монаха был большой сосуд из фиолетового стекла.

Голос остановился в нескольких шагах от Нины. С потолка комнаты донесся легкий треск.

Девочка подняла голову: гвозди на ее глазах начали расти в длину и сделались похожими на тонкие прутья из ржавого железа. Они все вытягивались и вытягивались, превращаясь в острые копья.

Комната превратилась в клетку.

Тут девочка Шестой Луны остановила свой взгляд на загадочном сосуде из фиолетового стекла.

«Не о нем ли говорила Книга. Если да, мне следует быть очень осторожной», — подумала она, не отрывая взора от медленно приближающегося Голоса.

Монах поставил сосуд на пол из Абсолютной Пустоты, поднял левую руку, и магические гвозди, подчинившись его приказу, остановили свой рост.

— Дражайшая Нина, ты наверняка думала, что мы больше не увидимся? — В Голосе прозвучала ирония.

— Ты прав, — ответила Нина. — Тебя действительно нелегко уничтожить, теперь я это понимаю. Но в твоей комнате во дворце Каркона я преподала тебе хороший урок. Даже Кабитусу Морбанте не удалось остановить меня. Ты это помнишь? — Девочка старалась не показать, как она напугана, и одновременно пыталась незаметно для врага достать из кармана палочку Правдус.

— Победить меня невозможно. Заруби это себе на носу. Ты поверила, что я превратился в камень от твоего Сикким Куадима. Большая ошибка, кинжал Осириса парализовал меня всего на несколько минут. Для тебя настал час Последнего Выбора. — Голос поднялся над несуществующим полом и поплыл в воздухе.

— Последнего выбора? — Нина не спускала глаз с монаха, выжидая удобный момент, чтобы бросить в него магическую палочку.

— Да, именно так. И ты не имеешь права на ошибку. Или ты войдешь в мой мир и примешь правила Алхимии Тьмы, или же умрешь, и твоя душа, будто призрак, станет вечно бродить в этом несуществующем замке.

— Тебе хорошо известно, что я никогда не перейду на твою сторону. Алхимия Каркона коварна. Она воплощение Зла, — тихо, но уверенно сказала Нина.

— Поживем — увидим. Мне почему-то кажется, что ты очень скоро изменишь свои убеждения.

Произнеся это, монах поднял сосуд и протянул его девочке:

— Возьми. Это поддержка тебе. Не бойся, это не ловушка. Я тот, кто тебе нужен. Тебе — нужен — я!

— Нет! Никогда! — крикнула Нина, испепеляя монаха взглядом.

— Сделай свой Последний Выбор и пройди испытание, — продолжал Голос и повернулся к девочке спиной.

Нина воспользовалась этим и бросила в монаха магическую палочку.

Голос резко обернулся и неожиданно выкрикнул:

— Чернедо! Краснедо! Беледо!

Палочка Правдус на миг зависла в воздухе, и тут же энергия, излучаемая сосудом, притянула ее, и она исчезла в его глубине.

— Нет, дорогая, на этот раз у тебя ничего не выйдет! — засмеялся монах.

— Проклятый монах! — Нина хотела броситься на него, но ее ноги вязли в Абсолютной Пустоте, и она ни на шаг не сдвинулась с места.

— Успокойся, я не сделаю тебе ничего плохого. Я только помогу тебе сделать правильный выбор на пути к Алхимической Истине. — Голос монаха убаюкивал девочку, она почувствовала, как кружится ее голова. — Я говорил тебе об испытании. Приготовься к нему. — Голос переплыл к стене и остановился у маленького квадратного окошка.

— Какое испытание? — В Нине пробудилось любопытство.

— Испытание с помощью этого сосуда. — Монах вновь протянул его девочке.

— В нем, кроме палочки Правдус, есть еще что-то? — Нина была в затруднении, она не знала, что ей делать, и тянула время.

— Это Сосуд Истины. Тебе надо только опустить в него голову, если ты желаешь понять смысл алхимических слов: Беледо, Чернедо, Краснедо. — Произнеся это, Голос двинулся ей навстречу.

— Я не верю тебе… — еле слышно возразила девочка, ощущая, как неведомая сила влечет ее к этому сосуду, и в то же время понимая, что нельзя уступать Голосу.

В ее ушах еще звучало предостережение говорящей Книги, но нестерпимо хотелось услышать пояснения монаха. И это желание росло и росло.

— Тебе неизвестны значения этих слов. И знаешь почему?

— Почему?

— Потому что их знают только те, кто овладел Алхимической Истиной. Даже твой дед Миша был не в состоянии ее постичь. — Голос звучал мягко и убедительно.

— Неправда, ты врешь, мой дед знал все об алхимии, — возмутилась Нина.

— Уверяю, что ты ошибаешься. Прежде чем действовать, подумай о своей судьбе. Повторяю, я тот, кто тебе необходим. — С этими словами монах провалился в Абсолютную Пустоту, оставив Сосуд Истины рядом с девочкой.

Тем временем гвозди продолжили свой рост, их заржавленные острия остановились в нескольких сантиметрах от головы Нины, которая замерла от ужаса.

Неожиданно перед ней появилась большая картонная коробка. Нина протянула к ней руку, чтобы открыть и посмотреть, что в ней находится, но коробка распахнулась сама, и струи фиолетовой воды, вылетевшие из нее, обрушились на девочку.

«Какая странная вода», — подумала Нина, потрогав одежду, которая осталась совершенно сухой. Девочка попыталась сдвинуться с места, но ноги по-прежнему вязли в Пустоте. Коробка тем временем преобразилась в большое светящееся табло. На нем появилось несколько строчек чисел, в каждой по две цифры. Первую строчку составляли 5 и 10, вторую — 40 и 80, третью — 4 и 8, четвертую — 6 и 12, пятую — 9 и 18.

Сбоку от табло образовалась дверь с замком, какие бывают у сейфов. Нина дотянулась до замка, желая открыть его, но он не поддался. Должно быть, требовалось набрать какую-то комбинацию цифр. «Комбинация, комбинация, но какая?» Мысли безудержно запрыгали в голове девочки.

«5 и 10, 40 и 80, 4 и 8, 6 и 12, 9 и 18. Похоже, каждому второму числу соответствует удвоенное первое. То есть любое первое число умножается на 2. Действительно, 5 на 2 равно 10, 40 на 2 равно 80 и так далее».

Нина стала медленно поворачивать механизм замка, пока он не щелкнул дважды. Дверь, однако, не открылась. Комбинация оказалась неверной. Тогда девочка попробовала повернуть 5 раз влево и 10 раз вправо. Безрезультатно.

Девочка заметила, что с каждой ее ошибкой гвозди опускаются все ниже и ниже. Их острия почти касались ее головы, вынуждая пригибаться к отсутствующему полу. Ситуация становилась критической. Опасность быть пронзенной ржавыми гвоздями нарастала с каждой секундой.

Девочка не знала, что делать.

— Цифры, математика… может быть, я должна использовать Числомагию… — бормотала она, — но со мной нет полосок с числами, которые я взяла в Туманном Ноле…

Гвозди продолжали удлиняться, нависая над ней, а она никак не могла найти решения этой смертельной задачи.

Стараясь не поддаваться панике, Нина максимально сконцентрировалась. На помощь ей пришла интуиция. Она вспомнила, как говорящие предметы без конца повторяли одну и ту же фразу: «Не обращай внимания на цифры, обращай внимание на буквы». Тогда фраза показалось глупой и лишенной смысла, но сейчас!..

«Клянусь всем шоколадом мира, предметы были правы! Здесь нужна не математика, а грамматика! В числе п-я-т-ь четыре буквы, в числе д-е-с-я-т-ь — шесть букв…»

Неужели ей удалось найти ключ к загадке Первой башни?!

Девочка стала вращать механизм замка, считая щелчки: четыре в одну сторону, шесть — в другую, что соответствовало 5 и 10. Затем 5 в одну и 10 — в другую. И так далее.

Когда она добралась до цифры 18 и услышала последние двенадцать щелчков, дверь распахнулась. В тот же миг гвозди исчезли. «Еще одна ошибка, и они воткнулись бы в меня», — подумала с облегчением девочка, утирая со лба пот.

Прямо перед ней были три комнаты без дверей.

В первой были черные стены, а в пол была вмонтирована широкая свинцовая полоса с надписью «Чернедо». Стены во второй комнате были красного цвета и на противоположной от входа стене была прибита латунная дощечка с надписью «Краснедо».

Третья представляла собой зал с абсолютно белыми стенами, где с потолка на серебряной цепи свисал золотой шар с надписью «Беледо».

Нина внимательно оглядела все три комнаты. Внезапно сосуд из фиолетового стекла, где покоилась палочка Правдус, оторвался от несуществующего пола и повис перед самым ее носом.

Девочка ощутила сильное желание засунуть в него руку и достать оттуда палочку, но она понимала, что сделать это — значит признать Алхимию Тьмы. Неожиданно из горлышка сосуда вырвался луч фиолетового света, и рядом с ней снова возник монах.

— Что ж, первую часть загадки тебе удалось разгадать. Теперь возьми сосуд и войди в одну из комнат. И тебе откроется Алхимическая Истина. Послушайся меня… я тот, кто тебе нужен… — Он взмахнул рукой. — Ступай! Поторопись!

От Голоса в ушах раздался пронзительный шум, все тело девочки завибрировало. Ей больше не удавалось контролировать свои действия: сосуд оказался у нее в руках, и неведомая сила повлекла ее к комнате Чернедо.

Девочка зажмурилась и напрягла все мышцы, пытаясь противиться силе Голоса. Ей удалось изменить направление движения. Тяжело дыша, она остановилась перед комнатой Краснедо.

Сосуд Истины наклонился. Нина попробовала отбросить его, но он как будто прилип к ее рукам.

Пальцы жгло так, словно в сосуде полыхал огонь.

Закричав от боли, девочка упала на пол, покатилась по нему и оказалась прямо на пороге комнаты Беледо.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Она уже была не в силах сопротивляться. Энергия Голоса втолкнула ее в белый зал, и Нина очутилась внутри облака пара.

Руки уже не жгло, сосуд остыл.

Она подняла глаза и увидела, как золотой шар, висящий на серебряной цепи, начал вращаться, словно планета. Она протянула руку и дотронулась до шара, и в тот же миг исчезли и стены, и облако, и Нина оказалась в лесу с зеленой травой, высокими деревьями и яркими цветами, на которых сверкали капли росы.

— Фантастика! Где я? — воскликнула пораженная девочка, все еще сжимая сосуд в руках.

Солнечные лучи нежно ласкали растения и весело порхавших бабочек, слышался щебет птиц.

Нина заметила шевеление в кустах, осторожно подошла и раздвинула ветки.

— Добрый день. Не правда ли, он прекрасен? — сказала ей, улыбаясь, белая лисичка.

— Ух ты, говорящая лисица! — засмеялась Нина.

— Меня зовут Ис. Да, да, мое имя — Лисица Ис. А ты Нина, ведь так? — завиляла пушистым хвостом лисичка.

— Лисица Ис… Что за имя? — удивилась девочка.

— Очень красивое имя. Тебе не нравится? — опечалилась лисица.

— Да нет, в общем… А откуда тебе известно мое имя? — Она с подозрением посмотрела на зверька. — Ты меня ждала? Ты подруга Голоса?

Девочка припомнила, что и в комнате Беледо, и в этом лесу она очутилась не по своей воле. Быть может, и лес, и эта лиса — все служит тому, чтобы завлечь ее в мир Алхимии Тьмы?

— Я знаю, кто ты, потому что я просто знаю все. Или почти все. И у меня нет друзей. Так что не беспокойся. Монах, который тебя преследует, здесь не появится. — Слова лисицы прозвучали убедительно.

— А как я очутилась тут? Что это за место? — спросила девочка, оглядываясь по сторонам.

— Ты здесь потому, что тебе удалось решить задачку с замком. Ты молодец. И, войдя в комнату Беледо, ты сделала правильный выбор. Так что больше тебе ничего не грозит. — Лиса взмахнула пушистым хвостом.

— Ничего не грозит? И я могу вернуться к своим друзьям? Могу проснуться и возвратиться в реальность? — Нина зажмурилась, ожидая немедленного пробуждения и возвращения на виллу.

Но этого не случилось.

— Возвратиться в реальность? А зачем? Разве тебе здесь не нравится? — спросила белая лиса и отпрыгнула в кусты.

— Эй, стой, ты куда? — Девочка бросилась вслед за ней, но Ис бежала быстрее.

— Догоняй! Я приведу тебя в замечательное место! — крикнула лисица и в четыре прыжка преодолела маленькую речушку.

Нина мельком глянула на звезду: та по-прежнему оставалась черной.

Лисица скрылась среди деревьев, и через секунду девочка услышала душераздирающий визг.

— На помощь! Скорее! — звала Ис. — Это спротти!

Лохматые, с двумя острыми клыками, без глаз, с носами-картофелинами, огромные серые сороконожки вцепились в бедную лисичку.

Нина набрала пригоршню камней и стала бросать их в мерзких хищников.

Пара из них свалилась на землю, но остальные продолжали терзать Ис. Ее белоснежная шкурка покрылась пятнами крови.

— У тебя Сосуд Истины! Употреби алхимию! Спаси меня! — умоляла зверушка слабеющим голосом.

Не раздумывая ни секунды, Нина сунула в сосуд руку со звездой и извлекла палочку Правдус — единственное, что она могла сделать для Ис.

Размахнувшись, девочка бросила палочку в спротти.

Те моментально вспыхнули и сгорели.

На их месте лишь дотлевала издающая гнилой запах кучка пепла.

Голубое небо сделалось оранжевым, деревья и листья высохли, лепестки цветов один за другим опали, а вместо бабочек в небе закружили десятки воронов.

Нина посмотрела на лисицу.

Та выглядела, как прежде, слово никто не нападал на нее. Уставившись на кучку, оставшуюся от спротти, лиса довольно помахивала хвостом.

Девочка побледнела от ужаса. Палочка Правдус открыла ей истинную природу и этого зверька, и этого леса.

Лисица в два прыжка настигла Нину и, поравнявшись с ней, заговорила:

— Я Лисица Ис, а ты попала в очередную ловушку. Тебя предало твое доброе сердце. Теперь у тебя нет оружия против Голоса. Палочку Правдус ты потратила на мое спасение. Дурочка! Глупая дурочка! — Зверек едва не ткнулся носом в лицо Нины. Его красные глаза полыхнули пламенем, а белая шкурка враз потемнела.

— Негодяйка! — вскричала Нина и со всех ног бросилась бежать прочь.

Красивый лес превратился в грязное болото, и повсюду вокруг простирались тени.

— Я Лисица Ис! Я Ис… Искусительница! Теперь до тебя дошло? — Зверек, превратившийся в монстра, преследовал Нину, которая вся в слезах бежала не разбирая дороги. Ей хотелось очнуться от этого кошмара, но ничего не получалось.

Она была в сетях Голоса. Она вошла в его Мир и не могла из него выйти.

Нина схватила валявшийся толстый сук и сжала его в руке.

Слыша за спиной дыхание Лисицы-искусительницы, она искала путь к спасению.

Она оглянулась, но тут же споткнулась и провалилась в яму.

Девочка попыталась выкарабкаться из нее, но безуспешно.

А Лисица искусительница была уже перед ней.

Она остановилась. Села. С огнем в глазах и пеной на морде.

— Подвинься! — приказал страшилищу материализовавшийся рядом монах.

Его коварный замысел удался! Нина была беззащитна, и ничто уже не могло спасти ее.

— Вот и пришел твой час. Твой Последний Выбор. Или признай Алхимию Тьмы, или умри, — с равнодушием в голосе произнес монах и склонился над ней.

Нина, пряча глаза, прошептала:

— Я принимаю твои условия. Помоги мне выбраться из ямы.

Монах поднял неизвестно откуда взявшийся сосуд из фиолетового стекла и радостно воскликнул:

— Наконец! Я победил! Каркон будет гордиться мною. Сейчас ты должна будешь сунуть в этот сосуд голову. И все твои вредные мысли будут надежно заблокированы.

Он сделал над ямой несколько движений руками, и Нина почувствовала, как земля раздвинулась, стало легче дышать и она могла свободно двигаться.

Но, когда монах склонился над ней и протянул руку, чтобы вытащить ее, девочка со всего размаха ударила его тяжелым суком по голове.

Лисица тут же прыгнула на нее, но Нина, увернувшись, стукнула ее суком по лапам, отчего зверь без чувств свалился на землю.

Не теряя времени, она схватила сосуд и с силой надела его на голову Голоса.

Раздался чмокающий звук, и монах, будто нырнув, исчез в нем. В ту же секунду Лисица-искусительница рассыпалась на глазах, словно была сделана из песка, а налетевший ледяной ветер унес прочь и лес, и все-все.

— Иллюзия! Мир Голоса был всего-навсего иллюзией! — облегченно вздохнула внучка профессора Миши, которой удалось нанести окончательное поражение карконскому монаху.

Девочка Шестой Луны закрыла глаза и, сжав сосуд, подумала о своих родителях, о друзьях, о Любе и Карло.

«Нужно срочно возвращаться на виллу. Нужно просыпаться», — пронеслось в голове, и эта мысль вырвала ее из мира Тьмы. Из мира, где иллюзия и реальность тесно переплетены с одной только целью: служить Злу.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава пятая

Семь зубов китайского дракона

Неожиданно начались сильные приступы кашля. Один, второй, третий. С широко раскрытыми глазами, тяжело дыша, Нина поднялась с пола в лаборатории и, ничего не видя в темноте, ударилась о стол.

Было еще рано, и ее друзья спали. У всех в ушах до сих пор торчали пробки из сахара Сертис, но, к счастью, говорящие предметы наконец-то перестали повторять надоевшую фразу, унялись и уснули. Красавчик радостно завилял хвостом, а Платон, потянувшись, царапнул когтями по деревянному полу. Нина села на табурет, медленно приходя в себя после ночного кошмара — встречей с монахом, завершившейся ее победой над ним.

На лабораторном столе она увидела Сосуд Истины, в котором был погребен Голос Убеждения из ее сна.

Девочка взяла сосуд в руки, убедилась, что он хорошо закупорен, посмотрела сквозь фиолетовое стекло на его содержимое: по дну металось хорошо различимое черное пятно.

Это было все, что осталось от Голоса, — его зловредная сущность.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Платон обнюхал сосуд и фыркнул, Красавчик лизнул его, едва не уронив.

Нина погладила зверей:

— Вы будете стражниками Сосуда Истины. Смотрите, чтобы никто его не трогал. Это мое задание вам.

Кот горделиво задрал хвост, а Красавчик подал ей лапу. Нина засмеялась и… нечаянно наступила на Ческо, спавшего рядом с Додо.

— Нина, ты уже проснулась? Который час? — спросил тот, потягиваясь и зевая.

Девочка посмотрела на часы:

— 6 часов 10 минут и 45 секунд.

Ческо обратил внимание на темные круги под глазами Нины.

— Ты что, не ложилась спать?

Показав на стеклянный фиолетовый сосуд, она рассказала, что случилось с ней во сне. Во время ее рассказа проснулись все остальные ребята, а также говорящие предметы, приковылявшие к самому краю стола. Додо, свернувшись калачиком у пирамиды с зубами Дракона, со страхом слушал рассказ о ночных приключениях Нины.

— Ты по…по…победила Го…го…голос. Мо…мо…молодец! — выговорил он, узнав, как все закончилось.

— Теперь этот монах без лица и без тени сидит здесь. — И Нина погладила Сосуд Истины.

— Мы уничтожим их всех одного за другим! Придет очередь и Каркона! — воскликнула Рокси, грызя последний оставшийся сухарик.

— Боюсь, что на этот раз будет намного труднее отыскать Четвертую Тайну. — Нина обвела взглядом друзей. — Против нас слишком многое. Люба и Карло в тюрьме, ваши родители под замком, Хосе исчез, а сами мы не можем выйти из дома. Каркон грозит опять напустить на нас свою армию: Андору, Алхимическую карту — Гота Отвратительного и двух андроидов — русского Владимира и китайца Ли Мек Киана. Достаточно, не правда ли?

Ческо натянул куртку и, поеживаясь, сказал:

— Достаточно, ты права, Нина, но я думаю, наступил момент действовать. Мы не должны больше прятаться здесь. Спроси Книгу, что нам делать. Сейчас, когда ты покончила с Голосом Убеждения, она вернее всего ответит нам.

— Книга! — Нина поднесла руку к жидкой странице. — Внутри Сосуда Истины находится Голос. Как нам с ним поступить и что нам делать дальше?

Оставьте Голос в сосуде.

Я дам тебе ларец,

Не спеши открывать его.

Ты сделаешь это

В земле, которая тебя ждет.

А сейчас перед твоим взором

Предстанут

Четыре светящихся цвета.

— Ларец? Земля, которая ждет меня? — повторила задумчиво Нина.

Жидкая страница осветилась, из зеленой стала сначала блестяще-черной, затем ослепительно-желтой, серебристо-белой и, наконец, огненно-красной. Четыре цвета отразились в глазах Нины. Струя воды фонтаном ударила под самый потолок, приняла форму огромного старинного ключа и замерла. Затем ключ растворился в воздухе, а водяной столб опал. В лаборатории раздался звук шарманки, и на еще колышущейся поверхности страницы появился ларец из рубинового гоасила, драгоценного камня Шестой Луны.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Ребята застыли, не в силах произнести ни слова, а Книга продолжала:

Звезда укажет тебе путь,

Пока будет оставаться красной.

Возьми с собой предметы,

Умеющие говорить.

Положи Талдом на ларец

И не думай о коварном Карконе.

Тебя снова поджидает опасность,

Но вспышка золотого пламени

Спасет тебя.

Четверка ребят, замерев, следила за происходящим.

Девочка Шестой Луны сжала Талдом, и из клюва Гуги вырвалось золотое пламя.

Оно кольцом свернулось вокруг ларца. Говорящая Книга завибрировала, подняв облачко черной пыли, и заговорила торжественнее, чем обычно:

Твоя победа близка.

Ты — храбрая алхимичка.

До этой минуты я помогала тебе.

Но теперь мой долг исполнен.

Я должна оставить тебя,

Как мне ни жаль.

Дальше ты будешь действовать сама.

Следуй всегда заветам Добра,

Слушай свое сердце и не изменяй ему.

— Как сама? Ты оставляешь меня, но почему? Люба и Карло еще в тюрьме, родители моих друзей в опасности, я не знаю, как помочь им, как найти Четвертую Тайну! — Нина в отчаянии протянула руки к говорящей Книге.

Мой уход предрешен.

Я обязана подчиниться.

Прежде чем окончательно исчезнуть.

И последнее:

В ларце находятся четыре предмета,

Они предназначены для твоих друзей,

Но открыть ларец ты сможешь,

Только положив его на розу.

Но знай, поиск этого цветка будет нелегким.

Напоминаю:

Не забудь взять с собой Иглу,

Она тебе очень и очень пригодится.

Еще положи в мешок четыре зуба Дракона

И крепко завяжи его шнурком.

Возьми также кварца и серы, и побольше,

Они послужат тебе в битве с андроидами.

Следуй моим указаниям,

И попадешь туда, куда тебе предназначено.

Закончив речь, Книга превратилась в слиток серебра. Над ним поднялась радуга и обернулась вокруг золотой фигурки птицы Гуги, изображенной на переплете Книги. Затем радуга ярко засияла, и говорящая Книга исчезла, оставив на лабораторном столе свой отчетливый оттиск.

Нина очень расстроилась. Она не понимала, как ей жить дальше без советов и помощи Книги. С самого начала Книга принимала участие во всех ее приключениях, и вот теперь исчезла. Девочка чувствовала себя потерянной. Прижав Талдом к груди, она оглядела колбы, перегонные кубы, и ее большие голубые глаза наполнились слезами. Друзья были опечалены не меньше ее. Ческо в раздумье протирал очки и покачивал головой, Додо, опершись о пирамиду Дракона, бормотал что-то малопонятное. Рокси взяла Нину за руку и крепко ее пожала, а Фьоре погладила девочку Шестой Луны по голове, стараясь утешить.

— Если говорящая Книга покинула нас, значит, мы теперь должны рассчитывать только на себя, — подвела итог Нина.

— Получится ли это у нас? Мы ведь еще не алхимики в полном смысле слова, мы только учимся. Из нас ты одна, Нина, можешь что-то сделать, — с сомнением сказала Фьоре.

— Но мы не можем оставить Нину одну, тем более что впереди опасные испытания, — возразила Рокси.

— Я хо…хо…хочу увидеть па…па…папу с мамой. — Две большие слезы скатились по лицу Додо.

— Мы в трудном положении и не имеем права сдаться. Давайте соберемся с силами, возьмем ларец и отправимся к Максу. Может, он подскажет нам, с чего начать новое путешествие. — Ческо решительно встал.

— А если не подскажет? — У Нины начался новый виток сомнений.

Она понимала, что без помощи Книги им придется несладко. Хорошо хоть, что та предупредила о появлении на их пути карконских андроидов и о необходимости запастись кварцем и серой — алхимическими элементами, смертельными для них.

Ческо достал из кармана рубин Вечной Дружбы, чтобы напомнить ребятам о нерушимом братстве. Затем он отыскал на карте Алхимической Вселенной, висящей на стене лаборатории, зеленую звездочку Шестой Луны и сказал:

— Мы обязаны спасти Ксоракс. Мы это обещали.

— Ты прав. — Нина решительно встала, сжимая Талдом. — Наша цель — освобождение детских мыслей. Когда нам это удастся, то и мы станем свободными. Свободными от Каркона, свободными от Зла.

Она выдвинула ящик стола и достала Иглу, как завещала Книга. Додо открыл крышку пирамиды и извлек из нее последние четыре зуба дракона. Он положил их в мешочек и крепко-накрепко перевязал бечевкой. Нина, подхватив волосы красной лентой, нагнулась над люком и произнесла пароль: «Куос Би Лос». Но, прежде чем спуститься в туннель, Нина оглядела свое войско: не забыли ли они что-нибудь из того, что надо захватить с собой. Фьоре держала в руке баночку с Накипью Желтой, Рокси — бутылку с Винтарбо Зеленым, Додо прижимал к груди мисочку с Солью Морской и сосуд с Пылью Светящейся, Ческо — драгоценный ларец. Девочка Шестой Луны проверила карманы: последняя добротворящая Алхимическая карта Куи Любящая, волшебная ручка Скриптант, полученная от Сии Справедливой на венецианском кладбище, Перо Гуги и остальные предметы, с которыми она не расставалась, — все на месте.

— Замечательно, вроде ничего не забыли. Тогда в путь. — И Нина открыла люк.

В эту минуту замяукал кот, а пес, сидевший у стеклянного сосуда с Голосом, жалобно завыл.

— Платон! Красавчик! Как же быть с вами?

Девочка отдавала себе отчет, что не может тащить с собой в подводную лабораторию четвероногих друзей.

— Действительно, мы же не можем оставить их здесь одних, — сказала Фьоре.

— Мо…мо…может, все же во…во…возьмем их с собой? — Додо чуть не плакал.

Нина почувствовала, как задрожал Талдом в ее кармане. Она достала его и увидела, что красные гоасиловые глаза Гуги стали белыми. Легкая струйка дыма показалась из клюва птицы. Следом взвился маленький листок бумаги. Ческо поймал его на лету и прочитал вслух, что было на нем написано:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Оставить одних? — хором воскликнули ребята.

— Но это же опасно! Стражники изобьют их до полусмерти! — воскликнула Фьоре, прижимая к себе кота.

А Нина обняла Красавчика и погладила его по голове:

— Красавчик, ты уже большой и умный… Присматривай за Платоном…

Она взяла лист бумаги и ручку и написала: «Мы живы. Позаботьтесь о наших животных».

— Подписывайтесь.

Девочка протянула листок друзьям. Все поставили свои подписи. После этого она сложила бумагу и спрятала за ошейник дога. Туда же положила то, что осталось от странной записки Хосе, которую она нашла во флигеле: «С…СЕН».

— Записка так обгорела, что вряд ли кто-то поймет ее смысл, — заметил Ческо.

— Я понимаю это, но моя интуиция подсказывает, что необходимо сделать так, — ответила Нина.

Она взяла стеклянный шар и приложила его к углублению на двери лаборатории.

— Выходите, — приказала она Платону и Красавчику. — И будьте осторожны. Я скоро вернусь. Мы все скоро вернемся.

В горле девочки стоял комок, мешая говорить. Ческо и Рокси последний раз погладили животных. Фьоре наполнила едой их миски и выставила за порог.

Дверь за Платоном и Красавчиком закрылась. Нина прислонилась к стене и прошептала:

— Дедушка, мне плохо без тебя, скажи мне, что все кончится хорошо…

Она подумала, что, если захочет вновь увидеть деда, ей остается только одно: найти во что бы то ни стало Тайну Воды. Только это даст ей возможность полететь на Ксоракс.

Ческо ободряюще улыбнулся и сказал:

— Мы действительно скоро вернемся. Мы же знаем, что время служит, но как такового его нет. Так что наше путешествие продлится не дольше секунды. Поэтому, надеюсь, ни с Красавчиком, ни с Платоном ничего не случится.

— Ну что ж, отправляемся, — согласилась Нина. — Пора заканчивать эту историю.



В то время как юные алхимики спускались в Акуэо Профундис, во дворце Каркона вовсю кипела работа.

В лаборатории князя его новый ученик манипулировал с алхимическими жидкостями и препаратами. Для создания Пасты Смолистой требовалось немало времени.

— Еще не готово? — спросил Каркон, заглядывая в комнату.

— Нет, но это вопрос нескольких часов, — ответил ученик.

— Как? Часов? — поразился князь.

— Да. К вечеру все будет закончено, обещаю вам. — Лицо ученика было усталым: в течение всей ночи он перемешивал Сталь Коричневую и Слюну Муравьиную, но обездвиживающее желе еще не было получено.

Каркон стукнул кулаком по стене:

— Мое терпение подходит к концу! Работай поживее!

Он выбежал в коридор, потом под лестницу, открыл черную дверь и вошел в Комнату Голоса. Он торопился узнать, удалось ли монаху затянуть Нину в сети Алхимии Тьмы. В комнате его ждал большой сюрприз: Кабитус Морбанте исчез. Не было ни облака, ни привидений. Квадратная комната была абсолютно пуста.

Каркон покрутил головой по сторонам, даже потрогал пол.

— Голос, ты где? — позвал он, чувствуя недоброе.

Ответом ему было только эхо. Эхо его собственных слов.

Разъяренный князь выскочил из комнаты и понесся в медицинскую лабораторию, где нашел Алвиза и Барбессу, менявших Живительную Субстанцию в регенерационной ванне.

Каркон залепил каждому по мощной затрещине, отчего близнецы покатились по полу, схватил Андору, выдернул из ванны и поставил на ноги.

Андроид с закрытыми глазами стоял, покачиваясь, склонив лысую блестящую голову на левое плечо.

— Проснись! Я тебе приказываю, проснись! Мне нужна твоя помощь! Немедленно! — визжал в гневе Каркон.

Алвиз и Барбесса вскочили на ноги и в страхе вжались в стену.

Вопли Каркона потревожили Вишиоло, который как ошпаренный ворвался в лабораторию, не успев даже прикрыть больной глаз повязкой.

— Что случилось, мой господин? — спросил он, надевая повязку на ходу.

— Голоса Убеждения больше нет в его комнате! Это все проделки маленькой ведьмы! Она жива и здорова! Даже теперь, прячась неизвестно где, она делает мне гадости! — прорычал Каркон.

Перепуганный Одноглазый с отвалившейся челюстью замер рядом с близнецами.

— Только ты можешь помочь мне! — Князь затряс андроида, не подававшего признаков жизни.

— Она еще не ожила, — пропищала Барбесса.

— Заткнись! Что ты можешь знать! — рявкнул на нее Каркон.

В этот момент Андора пошевелила рукой и подняла голову.

— Она жива! Скажи, что ты жива! — обрадовался маг, обнимая андроида.

— Я в вашем распоряжении. Я готова. Я готова действовать, — прозвучал металлический голос Андоры.

Она больше не была похожа на мадридскую тетю Нины. Даже внешне она изменилась. Без волос, с полированной блестящей кожей, она лишилась человеческого облика.

Алвиз и Барбесса радостно запрыгали по лаборатории, Вишиоло захлопал в ладоши, кланяясь Андоре.

— Вот и отлично. Начнем прямо сейчас. Нине остались считаные часы. Мы не можем ждать, когда у тебя отрастут новые волосы, ты и так прекрасна. — Каркон потянул Андору за руку.

Металлическая женщина сунула ноги в туфли и, одарив близнецов механической улыбкой, двинулась за князем. Однако она совсем не собиралась выполнять приказы Черного Мага: у нее были другие планы. Она вынашивала в душе ужасную месть.

Когда Каркон ввел Андору в лабораторию, желая представить ее новому ученику, то увидел, что андроид побледнел и покрылся испариной.

— Что случилось? Тебе плохо? — встревожился Каркон.

— Нет, нет. Ничего страшного. Видимо, еще не совсем восстановилась, — поспешила успокоить его Андора.

На самом деле она сразу узнала ученика, чьи алхимические способности ей были хорошо известны, и испугалась, что тот узнает ее истинные намерения по отношению к Каркону.

— Мой друг, разреши представить тебе Андору, — произнес Каркон, не сводя глаз с лица ученика.

Тот при виде андроида застыл с инструментами в руках и повторял только одну фразу:

— Очень приятно, очень приятно, очень приятно.

— Я вижу, вы в отличной форме, — с вежливой улыбкой обратилась Андора к нему.

— Вы, если не ошибаюсь, тоже, — холодно отозвался ученик.

— Не ожидала встретить вас здесь, — еще шире улыбнулась Андора. — Это для меня большой сюрприз.

— Бывает. Но и видеть вас здесь тоже удивительно, дорогая Андора, — подергиваясь, ответил тот.

— У вас еще будет возможность вспомнить славные прошлые времена, а сейчас продолжай свою работу, а нам с Андорой надо потолковать. — Каркон вышел из лаборатории, таща за собой андроида в Комнату Заколдованных Механизмов. Он собирался приготовить очередную ловушку для девочки Шестой Луны.

Таким образом, во дворце заклятого врага у Нины появился верный союзник и неожиданный друг — Андора! Девочке никогда и в голову бы не пришло, что злющий клон ее испанской тетушки может оказаться на ее стороне. Но в эту секунду ее занимали совсем другие мысли.

— Пгивет, гебята! Как поживаете? — радостно встретил их Макс.

— Плохо. Происходят очень странные вещи, — с порога ошеломила его Нина.

— Ну-ка гасскажи, — посерьезнел андроид.

— Я блокировала Голос Убеждения, говорящая Книга покинула нас, оставив нам ларец, который мы можем открыть только во время путешествия. Люба и Карло все еще в тюрьме, а у меня голова лопается от раздумий, как нам найти Четвертую Тайну. Тебе достаточно? — Девочка явно нервничала.

Макс никогда прежде не видел ее такой. Он обвел взглядом грустные лица ребят.

— Нина тебе еще не все рассказала, — вмешался Ческо. — Наши родители тоже в беде. И еще, как тебе известно, Андора в руках у Каркона…

Макс закрыл руками уши и закричал:

— Хватит, хватит! Не хочу! Не хочу больше слышать имя Андогы. Я от этого стгадаю. Очень. — И он заплакал, отвернувшись к стеклянной стене подводной лаборатории.

Додо подошел к Максу и тоже чуть не плача сказал:

— Не пе…пе…переживай, Макс. Ви…ви…видишь этот ларец, в нем ре…ре…решение всех про…про…проблем. Помоги нам от…от…отправиться в пу…пу…путешествие.

Андроид вытер слезы и уселся перед экраном.

— Хочешь, чтобы я связался с Этэгэей, Нина?

— Да, Макс, спасибо, — ответила девочка, усаживаясь рядом.

Пальцы андроида быстро забегали по клавиатуре, и послание к Матери Всех Алхимиков мгновенно ушло. На гигантском экране появился ослепительный луч, и зазвучал нежный голос Этэрэи:

Приветствую тебя, Нина 5523312,

Я ждала послания от тебя.

Здесь на Ксораксе мы все в ожидании

Результатов твоего следующего путешествия.

Нам хорошо известно,

Что происходит на Земле.

Мы сделаем все, чтобы помочь тебе

Освободить Любу, Карло,

А также родителей

Твоих замечательных друзей,

Которым мы многим обязаны.

— Но я боюсь, — перебила ее Нина, — и я хочу поговорить с дедушкой.

Профессор Миша в Мирабилис Фантазио

Готовится к приему Четвертой Тайны.

Он верит в тебя. Мы все верим в тебя.

Ничего не бойся

И помни о моих алхимических уроках,

О письмах твоего деда,

О книгах Бириана Бирова

И Тадино Де Джорджиса.

Помни, что добрые Маги Ксоракса

Многое сделали для тебя.

Но и ты была молодцом.

Сделай последнее усилие

И в последний раз

Выпусти ласточек в полет.

Следуй своей судьбе:

Ты — девочка Шестой Луны,

Не забывай об этом.

Затем на экране появилось лицо Великой Матери Алхимиков. Зачарованный Макс и ребята, не отрывая от него глаз, внимательно вслушивались в ее слова.

— Да, конечно, Этэрэя, я постараюсь сделать все, о чем ты говоришь. Я мечтаю спасти светящуюся планету. А еще до боли в сердце хочу вновь увидеть моих родителей. Быть с ними. Тебе известно, что они готовятся к важному космическому полету? Они тоже отправятся в безграничную Вселенную, и я боюсь, что больше никогда не смогу обнять их?! Быть может, я слишком устала? Или задание, которое я от вас получила, мне не по силам?

Твое беспокойство понятно,

Как и твои чувства, чистые и прекрасные.

Ты умная и добрая девочка.

Поэтому ты — наша надежда.

— А мои друзья? Мне не хотелось бы вновь подвергать их риску. Им и так уже пришлось пройти через жестокие испытания.

Имена Ческо, Рокси, Фьоре

И Додо нам хорошо известны.

Они храбрые и верные друзья.

Они отправятся с тобой

В последнее путешествие

И вместе с тобой найдут последнюю Тайну.

В гоасиловом ларце есть все,

Что для этого понадобится.

Но помни, ларец можно открыть,

Только положив его на розу.

Говорящая Книга тебе уже это объяснила.

Моя задача — передать тебе

Самый нужный предмет:

Ампуру — алхимический фонарь,

Источник неиссякаемой энергии,

Которая несет покой и гармонию.

Ты передашь его Огнедышащему Дракону.

— Огнедышащему Дракону? А это не опасно? — насторожилась Нина.

Я не должна посвящать тебя в подробности.

Тебе предстоит все узнать самой.

Ты преодолеешь много препятствий,

Посетишь загадочные места.

В этом путешествии тебе помогут

Алхимические предметы,

Которые тебе уже знакомы

И которые еще обретешь в пути.

Таковы правила Алхимии Света.

Верь в свои силы

И доверяй своей интуиции.

— Но что мне предстоит преодолеть?

Я не могу открыть тебе будущее.

Единственное, что скажу:

Тебе поможет Макс 10-п1.

— Макс? Так он пойдет с нами? Это замечательно! — Нина повернулась к андроиду, который от радости захлопал в ладоши.

Верный андроид покинет Акуэо Профундис.

Так нужно.

Время вопросов закончилось, Нина.

Готовьтесь к отправлению.

Чтобы получить Ампуру, погладь Перо Гуги.

И из озера, где плавает рыба

Куаскио, появится фонарь.

Сделай это немедля.

Желаю вам удачи.

Экран погас.

Этэрэя исчезла, оставив только свое сияние, заполнившее всю лабораторию.

Нина посмотрела на радостного Макса.

— Отпгавляемся. Пгишло вгемя газвлечься и мне! — От нетерпения тот вращал ушами-колокольчиками.

— Это будет фантастическое путешествие! — подмигнул Ческо Нине.

— Не знаю, — в раздумье проговорила девочка, не разделявшая веселья друзей. — Хочется надеяться, что все завершится хорошо. — Она взяла в руки Перо Гуги.

Изумрудная сфера повисла в центре комнаты. Медленно вращаясь, она излучала такое умиротворение, что ребята быстро успокоились.

Нина увидела Куаскио, подплывающего к берегу озера. Рыба подняла правый плавник и помахала им, приветствуя девочку.

Та просунула руку внутрь прозрачного шара и ласково погладила синюю рыбину.

Под кустом на берегу девочка увидела какой-то светящийся предмет и подняла его.

Это была Ампура — вечный фонарь. Он светился необыкновенным фиолетово-синим цветом.

Нина осторожно извлекла фонарь из сферы, и, как только она положила его на стол, сфера моментально исчезла, оставив после себя облачко брильянтовой пыли, дождем опавшей на пол подводной лаборатории.

— Дай посмотреть. — Рокси протянула руку к Ампуре.

— Стра…стра…странный свет. — Додо прищурил глаза, не в силах оторвать глаз от фонаря.

— Все. Надо отпгавляться. — Макс подтолкнул друзей к центру комнаты.

Говорящие предметы затряслись в руках ребят. Только бутылка с Винтарбо Зеленым нашла в себе силы спросить:

— Вы отдадите нас Огнедышащему Дракону?

Друзья, обменявшись быстрыми взглядами, только молча развели руками.

Макс, дрожа от нетерпения, взял большую стальную трубу, сунул ее в непонятную дыру в полу и, вращая по часовой стрелке, ввинтил в пол.

— Быстго ко мне! На этот газ мы отпгавимся дгугим способом. Нет необходимости пить эликсиг и жевать листья мисиль, — пояснил андроид.

— А как же мы должны поступить? — удивилась Нина, прижимая к груди Талдом.

— Нужно кгепче ухватиться за эту тгубу и закгыть глаза. Тганспогтиговка пгоизойдет мгновенно. — Андроид сложил в свой огромный рюкзак целую кучу алхимических предметов: склянки, коробочки, банки, инструменты.

— Макс, зачем тебе все это? — Девочка Шестой Луны недоуменно следила за его сборами.

— Увидишь, нам все это пгигодится. Пошли. — Макс застегнул рюкзак.

— А как же книга «Дороги Мира»? Нам же без нее не узнать, куда отправляться, — вспомнила девочка.

Она не знала правил новой процедуры.

— Чуть не забыл! — воскликнул Макс. — Доставай Ямбиг, и посмотгим, на какой стганице гаскгоется книга.

— Но, если я активирую Ямбир, Каркон тотчас об этом узнает, ведь у него есть копия, и он бросится за нами в погоню. — Нина держала медальон в руке, не решаясь положить его на книгу.

— А у нас что, есть дгугой выход? — Макс вопросительно взглянул на девочку.

— Ничего страшного, Нина, ну придется проучить его, как уже не раз бывало, — засмеялся Ческо.

Та вздохнула, взяла в руку «Дороги Мира», поднесла Ямбир, и, едва магический медальон коснулся книги, страницы начали перелистываться.

Талдом вдруг засиял, и от книги отделились шесть страниц. Нина, схватив их на лету, увидела, что это карты, рисунки, какие-то имена и числа.

Она вгляделась в первую страницу и узнала в ней карту Китая.

— Мы отправляемся в Китай! Самую далекую землю на Востоке! — вскричала девочка Шестой Луны.

Макс взял Фьоре за руку и подвел к стальной трубе. Сюда же подошли Ческо и Додо. Нина и Рокси замешкались, все еще разглядывая страницы.

— Идемте же скогее, мы ждем только вас, — поторопил их Макс, сгорая от нетерпения.

Девочки поспешили ухватиться за трубу. Все зажмурились, когда андроид произнес ключевую фразу:

— Свет будет сопговождать нас, зажги наши сегдца и доставь нас по назначению, Тайна Воды ждет нас, Ксогакс будет спасен. ЛЕТАТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ!

Ребята почувствовали, как труба завибрировала. Из пола Акуэо Профундис поднялись шесть струй синей воды. Труба начала вращаться все быстрее и быстрее. Ноги ребят оторвались от пола, и они зависли в воздухе. Казалось, что они очутились на карусели, которая никогда больше не остановится.

Вспышки света озарили лабораторию, компьютер издал сильный свист, воздушная воронка втянула путешественников и вынесла их из Акуэо Профундис.

Путешествие за Четвертой Тайной началось.

Рокси летела вверх ногами, Фьоре свернулась клубком, Додо вцепился в Макса, а Ческо держал за руку Нину.

Ураган ледяных капель сменился порывами теплого воздуха, уносившего ребят все выше и выше. Друзья открыли глаза, только когда обнаружили себя уютно расположившимися на мягком облаке.

— Ну и как вы себя чувствуете? — спросил Макс, позвякивая ушами-колокольчиками.

Додо, не отпуская руку андроида, кивнул головой в знак одобрения, остальные не отвечали, глядя на приближающуюся точку, которая быстро увеличивалась в размерах. Ребята услышали умиротворяющее пение в синем небе и узнали магическую птицу Гуги. Подлетев к облаку, птица расправила все четыре золотых крыла, подставив спину отважным воздухоплавателям.

Первым перебрался на нее Макс, за ним последовали остальные.

Нина высоко подняла Талдом и воскликнула с жаром:

— Тайна Воды ждет нас! Вперед! Гуги, неси нас к цели!

Волшебная птица Ксоракса взмахнула крыльями и полетела в сторону загадочной земли, обиталища Огнедышащего Дракона.

С высоты полета пейзаж был поистине прекрасен. Острые пики гор пронзали облака, у подножий располагались зеленые равнины, на многие километры тянулись леса, мелькали зеркальные озера. У юных алхимиков и у Макса дух захватывало от этой красоты.

Внезапно Нина указала Талдомом в сторону востока:

— Смотрите, там Великая Китайская стена!

Гуги медленно летела вдоль колоссального сооружения, построенного людьми более двух тысяч лет назад.

— Никогда не видела ничего подобного! — воскликнула Фьоре, свесившись с крыла Гуги.

Птица Ксоракса вытянула свою единственную ногу и аккуратно приземлилась прямо на стену. Нина первой спрыгнула на траву, вздохнула полной грудью и прочитала вслух написанное на странице из книги «Дороги Мира»:

— Китайская стена имеет в длину три тысячи километров и достигает в высоту двенадцати метров.

— Ничего себе! — присвистнул Ческо. — Настоящая крепостная стена.

Макс, с рюкзаком в руках, уселся на каменный выступ и обвел взглядом горизонт:

— Интегесно бы знать наше точное местонахождение.

— Скорее всего, мы недалеко от города Ялу. Видите там, внизу, реку? — сказала Нина.

— Нам туда? — спросила Рокси.

На первой карте «Дорог Мира» была указана именно река Ялу.

Гуги поднялась над стеной, сделала три круга и, напевая свою песнь, исчезла в бескрайней синеве неба.

— Она ве…ве…вернется за нами? — встревожился Додо.

— Конечно, вернется, — успокоила его Нина. — А сейчас мы спустимся со стены и пойдем к реке. — И она направилась к узкой лесенке со стертыми от времени ступенями.

Воздух нес тепло, над стеной расстилался покой, и тишину нарушали только доносившиеся издалека гулкие звуки китайского гонга.

Спустившись, друзья зашагали по зеленому лугу, удаляясь от огромной стены, тянувшейся на многие километры через леса, равнины и горы.

Добравшись до берега реки, ребята обратили внимание, что звуки гонга стали громче.

Макс посмотрел на реку и заметил:

— Посмотгите, какая пгозгачная вода, даже дно видно.

Додо наклонился над водой, и в этот момент из кармана его брюк выпала баночка с Солью Морской и скатилась в воду.

— О, неееет! — вскричал в отчаянии мальчик.

Макс уже собрался нырнуть за ней, но тут на поверхности воды появились две надписи, одна по-китайски, вторая — на языке Шестой Луны:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Интересно, что бы это значило? — почесала нос Фьоре, перечитав несколько раз загадочные слова.

Нина и Макс обменялись взглядами и одновременно прыгнули в воду. За ними прыгнули остальные. На берегу задержался один Додо, но и он осторожно спустился вслед за друзьями, моля бога, чтобы с ним ничего не случилось.

Вода приятно холодила. Достигнув дна, Нина схватила баночку, лежавшую среди небольших серых камней у подножия каменной стены, на которой она увидела новую надпись, как и в первом случае, на двух языках:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина подала друзьям знак следовать за ней, и вовремя, так как у Додо уже глаза вылезали из орбит: воздух в легких кончался. Девочка выхватила из кармана Талдом, нажала на гоасиловые глаза, и из клюва птицы в стену ударил лазерный луч. Ребята вместе с Максом, один за другим, пулей влетели в образовавшийся пролом и очутились в абсолютно сухом узком туннеле.

Не сговариваясь, они двинулись по нему в поисках выхода.

Рокси первой обнаружила деревянную лестницу и стала подниматься по ней. То же проделали и остальные.

— Семьдесят, семьдесят одна, семьдесят две… сколько же у нее ступенек! — устав считать, удивилась Рокси.

— Давайте, давайте, еще не видно света, — стараясь подбодрить, подгонял ребят поднимавшийся последним Макс с тяжелым рюкзаком за плечами.

Ему не терпелось выбраться отсюда, чтобы вытереться насухо. Вода была губительна для его металлических деталей, их могла разъесть ржавчина.

Звук гонга становился все громче, пока не сделался непереносимым.

Наконец Рокси ступила на последнюю ступеньку:

— Двести двадцать! Фу, выбрались!

Путешественники очутились перед резной деревянной дверью. В самом ее центре был позолоченный круг, и в нем изображен язык красного пламени. Едва Нина коснулась круга рукой, гонг зазвучал еще громче, и дверь отворилась.

В глаза ребятам ударил луч света, отраженный гигантским серебряным гонгом, стоящим на подставке из розового нефрита. Гонг звучал сам по себе, производя звук, который больно бил по барабанным перепонкам. Но, как только Нина переступила порог, он в ту же секунду умолк. Оглядевшись, девочка поняла, что находится в гигантской пещере.

— На самом деле мы не поднялись! Мы спустились под реку! — высказала догадку Фьоре.

— Все правильно. Надпись на каменной стенке говорила именно это. — Нина с интересом осматривала розовые и черные стены пещеры.

Язычки пламени маленьких красных свечей освещали надписи на китайском языке, под каждой был перевод на язык Ксоракса.

На черной стене было написано:


Нина и тайный глаз Атлантиды

На розовой стене тоже была надпись:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Как интересно! — воскликнула Фьоре, разглядывая китайские иероглифы. — Я слышала от папы упоминания о Ян и Инь.

— Ян и Инь — а что это? — спросила подругу Рокси.

— Это символы мужского и женского начала. Или противоположностей, — объяснила Фьоре, с нежностью проводя рукой по вырезанным иероглифам.

— Эти слова наверняка должны нам пригодиться для встречи с чем-то. Или с кем-то, — задумчиво сказала Нина и пошла в глубину пещеры.

— Что-то мне неуютно здесь, — подал голос сосуд с Пылью Светящейся.

— Да уж, хотелось бы отсюда выбраться, и поскорее, — поддакнул Ческо, поправляя очки.

Макс насухо вытерся краем рубашки Фьоре, которая застыла перед небольшим водопадом черной воды, падавшей справа от нее.

Девочка протянула к воде руку, и та стала красной, словно кровь.

От падающего потока отделилась струйка воды и начертала на земле у самых ног Фьоре слова:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина и тайный глаз Атлантиды

— Клянусь всем шоколадом мира, — воскликнула Нина, прочитав слова, — Огнедышащий Дракон здесь!!!

Фьоре в тот же миг отскочила от стены, Додо в ужасе открыл рот, Ческо прижал к себе ларец, а Рокси недоверчиво закрутила головой. Единственный, кто стоял невозмутимо, — был Макс. Андроид открыл свой рюкзак и вынул из него пузырек со Свинцом Жидким.

— Что ты делаешь, Макс? Нам же грозит опасность! Надпись говорит, что нам следует извлечь семь зубов из пасти дракона, иначе мы станем пленниками Тьмы! — затрясла его за плечо девочка Шестой Луны.

— Ты совсем забыла, что ты алхимик? — спокойно улыбнулся Макс.

— При чем тут это? — удивилась девочка.

— Пги том, что ты должна пгибегнуть к алхимии. Пгимени Свинец Жидкий, пгепагат, котогый ты хогошо знаешь. Вспомни, для чего он служит.

— Свинец… Свинец… — Нина никак не могла вспомнить.

— В Чегной тетгади пгофессога Миши об этом сказано очень четко, — напомнил андроид, потряхивая склянкой с алхимической субстанцией.

— Ах да! Свинец — это основной металл для извлечения духовной энергии! Достаточно трех капель для зарядки человека энергией, — наконец вспомнила девочка.

Не раздумывая ни секунды, Нина откупорила пузырек, выпила три капли и передала его друзьям, которые сделали то же самое.

Всех прошиб пот. Препарат действовал мгновенно. Концентрируемая им духовная энергия порождала способность входить в контакт с гармонией вещей.

— Тепегь вы наполнены энеггией и сможете пготивостоять Дгакону Огнедышащему. — Макс застегнул свой рюкзак и сел на землю.

В это мгновение ребята услышали стон, доносившийся из глубины пещеры. Кто-то там безутешно плакал.

— Вы слышите? — Макс направил свое ухо-колокольчик в сторону странных звуков.

— Пойдем посмотрим, что это может быть. — Рокси бесстрашно шагнула в глубь пещеры.

— Стой! — крикнула Нина. — Первой пойду я. У меня есть Талдом. В случае чего он меня защитит. Вдруг там Каркон. Не исключено, что он и Дракон — союзники.

Она осторожно пошла на звуки плача. С каждым шагом земля под ее ногами становилась все ровнее, как будто кто-то вымостил ее невидимой плиткой. Девочка Шестой Луны, с магическим жезлом в руках, продвигалась вперед, внимательно оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к всхлипам таинственного создания.

— Здесь есть кто-нибудь? — крикнула она в темноту.

В ответ ей из глубины пещеры полыхнул огромный язык пламени.

Нина упала на землю.

Додо и Ческо отпрянули, а обе девочки вжались в стену.

Высоко подняв Талдом, юная алхимичка нажала на гоасиловые глаза Гуги.

Лазерный луч пронзил тьму, и они увидели огромную красную глыбу с жуткими желтыми глазами.

Нина окаменела от ужаса.

— Прочь из моего дома! — услышали путешественники грозный рык.

— Ты… ты кто? — приходя в себя, спросила девочка.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Из тьмы появилась гигантская голова, покрытая морщинистой кроваво-красной кожей. Пасть ужасного создания, обведенная фиолетовой полосой, была широко разинута, из ноздрей струился синий дым, а желтые огромные глаза буравили, казалось, мозг девочки.

— Я Жу-Лонг, Огнедышащий Дракон! Никто не имеет права нарушать мой покой! — прорычал красный дракон.

— Господин дракон, мы вовсе не собирались беспокоить вас. Мы очутились здесь случайно, — попыталась объяснить Нина.

— Случайно? Ничего не случается случайно! — вскричал дракон, выбрасывая фиолетовые и зеленые огненные языки.

Девочка вжалась в землю, пламя, едва не опалив ее, пронеслось над самой ее головой.

— Уважаемый господин дгакон Жу-Лонг… — начал Макс, выходя вперед.

Чудовище вгляделось в приближающегося андроида:

— Зачем ты явился в мой дом, металлический человек?

— Мы пгишли сюда, чтобы взять семь твоих магических зубов, — честно признался андроид.

Нина опешила. Ческо зашикал на Макса, пытаясь заставить его замолчать.

— Семь зубов? Что за чушь ты несешь? — Дракон подполз поближе, выставил вперед лапы с огромными когтями и расправил оба крыла.

— Они нам очень нужны, — опередил Макса Ческо.

От этих слов Жу-Лонг взъярился, разинул пасть и с силой дунул в сторону мальчика. Ческо взлетел на воздух, и Дракон лапой ударил по нему, как по мячу ракеткой. Стукнувшись о каменную стену, мальчик, не издавая ни звука, скатился в расщелину. Додо, Фьоре и Рокси бросились к нему на помощь, а Нина подняла Талдом, прицелилась и выстрелила прямо в морду дракона. Жу-Лонг задергал головой и отпрыгнул. Перевернувшись в воздухе, он начал хлестать жестким хвостом по сторонам, пытаясь поразить незваных гостей.


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Нина, покажи ему Ампугу! — крикнул Макс, прячась за камень.

Девочка Шестой Луны обрадованно выкрикнула:

— Дракон, у меня для тебя есть Ампура!

Из-за шума, производимого хвостом, Жу-Лонг не расслышал ее слов. Из его ноздрей повалил желтый дым. Он обернулся и открыл пасть, намереваясь испепелить наглецов огнем.

— У меня для тебя есть Ампура!!! — изо всех сил снова закричала Нина и протянула дракону магический фонарь.

— Ампура? — Жу-Лонг ошеломленно вперился в девочку.

— Этот вечный фонарь просила передать тебе Этэрэя, — дрожащим голосом пояснила Нина.

— Сама Этэрэя? Ты что, знакома с Великой Матерью Всех Алхимиков? — Дракон уселся на землю и, склонив голову, стал рассматривать фонарь.

— Да, знакома. Я — девочка Шестой Луны. Видишь, на моей правой ладони есть красная звезда. Я внучка профессора Михаила Мезинского.

Жу-Лонг приблизил морду к лицу Нины и обнюхал ее.

— Стало быть, ты алхимичка с Ксоракса? — все еще недоверчиво спросил он.

Девочка кивнула в ответ.

— А сейчас я прошу тебя спасти моего друга Ческо. А в ответ я сделаю все, что ты захочешь. — Нина с испугом ждала, что дракон откажет ей.

Но Жу-Лонг проковылял к расщелине, у края которой Рокси, Фьоре и Додо, стоя на коленях, безуспешно звали друга. Ческо не отвечал на их крики. Дракон улегся у расщелины, пошарил по дну лапой и, зацепив когтем мальчика за рубашку, вытащил его на поверхность.

Ческо был без чувств, его куртка и брюки были порваны и испачканы кровью.

Дракон бережно положил его на землю.

— Он мертв? — Нина бросилась к Ческо, но Жу-Лонг остановил ее движением крыла.

— Не подходите! — приказал дракон.

Он распахнул пасть, высунул черный шершавый язык и лизнул мальчика. Красная слюна в один миг покрыла все тело Ческо. Затем дракон сильно сжал веки, и две слезы капнули прямо на лицо мальчика, все еще не подававшего признаков жизни.

— Сейчас он оживет, он просто потерял сознание, — наконец сказал Жу-Лонг.

Взволнованный Макс вытащил из рюкзака банку с клубничным вареньем и в два приема проглотил половину содержимого.

— Извините, но, когда я негвничаю, я должен поесть вагенья, — засмущался андроид.

Дракон еще раз дохнул в лицо Ческо, и мальчик наконец открыл глаза. Увидев прямо над собой страшную морду, он заорал от ужаса во все горло.

Нина подбежала, поцеловала его в щеку, взяла его руку и приложила к своему сердцу.

— Я боялась, что ты погиб, — прошептала она.

Ческо покраснел от смущения и, глядя в большие голубые глаза Нины, произнес:

— Я не могу умереть, иначе что же ты будешь делать без меня?

— Ну вот и хорошо. Я вижу, вы настоящие друзья. Садитесь-ка возле меня, немного потолкуем. — И Жу-Лонг выпустил струю белого дыма.

— А ог…ог…огня больше не бу…бу…будет? — настороженно спросил Додо.

— Посмотрим. Это будет зависеть от ваших ответов, — предупредил дракон. — Знаете ли вы, что такое Инь и Ян?

— Женское и мужское начала, если не ошибаюсь, — ответила Фьоре.

— Ответ правильный. Но смысл более сложен. Ян и Инь — хранители естественного порядка вещей. Только когда они едины, жизнь обретает смысл, — сказал дракон. И сразу же задал второй вопрос: — Знаете ли вы, что такое одиночество?

— Да! — хором отозвались ребята.

— Ответ неверный. Вы еще не можете знать этого. Вот я действительно знаю, что значит быть одному, — сказал дракон, печально покачав головой. — Это словно ты и не живешь. Вообще. Это когда для тебя не существует ни дня, ни ночи. Это когда разговариваешь с тишиной. Когда страдаешь оттого, что не с кем перекинуться парой слов, и хоть воем вой от тоски.

— И поэтому ты плакал, как ребенок? — Нина растроганно положила руку со звездой на морду зверя и нежно его погладила. — Ты давно живешь здесь один, и я понимаю, что ты хочешь сказать, — шепнула она ему на ухо.

— Когда-то, давным-давно, я потерял свою подругу. И с того дня мои глаза плачут слезами любви, — печально вздохнул дракон.

— Подругу? Значит, ты… ты был влюблен? — Фьоре с удивлением поглядела на чудовище.

— Да. А так как Ян не имеет смысла без Инь, то с тех пор, как я остался без подруги, мое существование стало бессмысленным, — вновь вздохнул дракон.

— Как ее звали? — спросила Нина.

— Мою подругу звали Жу-Инь, Огнедышащая Темнота. Ее похитили и увезли от меня навсегда. Только алхимик Ксоракса сможет вернуть ее. — Сказав это, дракон прикрыл слезящиеся глаза.

Ребята, Макс и говорящие предметы молчали, подавленные печальной историей китайского дракона.

— А этот фонарь Ампура, он настоящий? Я могу верить тебе, Нина? Ты меня не обманываешь? — Жу-Лонг открыл глаза и поднял морду, дохнув огнем в потолок пещеры.

— Держи, он твой. Проверь сам, если мне не веришь. — Девочка придвинула фонарь к когтистой лапе дракона.

Жу-Лонг оглядел магический предмет, внутри которого переливались огни: фиолетовый и синий. Подул на него и… внутри фонаря появилось изображение Жу-Инь — его любимой дракоши с глазами цвета моря и длинными черными ресницами.

Дракон вскочил на лапы, замахал крыльями и издал радостный крик, потрясший стены пещеры.

Макс схватил за руку Рокси и быстро-быстро завращал ушами. Говорящие предметы заплясали среди камней. Ческо залился радостным смехом. Нина победно подняла Талдом, а Додо и Фьоре запрыгали вокруг дракона.

— Вы вернули меня к жизни. Теперь мои глаза не будут источать слезы, и я смогу видеть солнце. И летать над Великой стеной вместе с моей любимой Жу-Инь. — Дракон протянул лапу и осторожно поднял Нину к самому потолку пещеры.

— Мы очень рады, что помогли ожить твоей душе, но поставь меня, пожалуйста, на место, — вежливо попросила юная алхимичка. — И окажи нам одну любезность. Ты помнишь какую?

Дракон кивнул. Он должен был позволить им вырвать у него семь зубов. Так повелела Великая Мать Алхимиков.

— Согласен. Я не буду дожидаться, пока из Ампуры явится моя дракоша, я отдам вам зубы прямо сейчас. Не волнуйтесь, у меня вырастут новые. — Жу-Лонг улегся на живот и распахнул пасть.

Макс расстегнул рюкзак, извлек из него щипцы с длинными ручками и ампулу с жидкостью темно-зеленого цвета.

— Обезболивающее, — пояснил он.

Ребята держали руками верхнюю челюсть дракона, а Макс поливал зеленой жидкостью зубы зверя. Нина взяла щипцы, глубоко вздохнула и изо всех сил потянула первый зуб. Процедура длилась долго, дракон едва сдерживался, чтобы не захлопнуть пасть и не дохнуть на девочку огнем и дымом. Стон сопровождал каждый удаленный зуб. Выдернув седьмой, Нина в изнеможении опустилась на землю, а дракон, облегченно вздохнув, схватил волшебный фонарь с плавающей внутри его любимой Жу-Инь, которая скоро должна была возникнуть наяву.

Макс и Ческо подобрали драконьи зубы и сложили их в мешочек, где уже лежала первая партия зубов, захваченная ими из лаборатории. Жу-Лонг улыбался во весь беззубый рот и радостно повторял:

— Скоро ко мне вернется моя дорогая Жу-Инь!..

Неожиданно Ампура раскалилась добела, фиолетовый и синий свет, смешавшись, превратился в сгусток чистой энергии. Магический фонарь взорвался красными искрами, разлетевшимися по всей пещере.

Ребята упали на землю, прикрыв головы руками, Макс зажмурился, а дракон заревел от счастья. Рядом с ним появилась Жу-Инь, дракоша, носившая имя великой и могучей Огнедышащей Темноты.

Два огромных зверя слились в нежном объятии. Их крылья радостно трепетали, порождая сильные воздушные вихри.

Каменный потолок пещеры куда-то бесследно исчез, и над головами путешественников и счастливых драконов распростерлось голубое небо.

Жу-Лонг подошел к Нине и в знак благодарности протянул ей бумажный свиток:

— Внимательно прочти этот документ. То, что в нем написано, пригодится тебе. И с толком употреби мои драгоценные зубы.

Церемонно поклонившись, оба дракона взлетели в небо и закружились в танце среди облаков, отбрасывая гигантские тени на древние камни Великой стены.

— Какие они симпатичные, — нежно проговорила баночка с Солью Морской.

Бутылка с Винтарбо Зеленым и сосуд с Пылью Светящейся согласно закивали, а мисочка с Накипью Желтой, встав на задние ножки, зааплодировала передними.

Нина оторвала взгляд от танцующих драконов, развернула свиток, который ей дал Жу-Лонг, и прочла вслух то, что было написано на нем:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Выслушав текст, ребята задумались над его смыслом. Макса, как андроида, людские проблемы волновали меньше всего. Нина свернула документ, сунула его в карман и пошла к выходу. За ней потянулись остальные.

Когда путешественники вернулись к Великой стене, девочка бросила взгляд на ладошку правой руки и с испугом заметила, что звездочка слегка почернела.

— Каркон где-то близко! Приготовимся к встрече! — воскликнула она, сжимая Талдом.

Ребята взволнованно посмотрели на Нину.

— Было бы хогошо, если бы пгямо сейчас Гуги пгилетела за нами. — Максу совсем не хотелось встречаться с Черным Магом.

Но встреча была неизбежной.

И каждый из них хорошо это знал.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава шестая

Лу Мек Киан и коралловый лабиринт

Тишину лаборатории Каркона разорвал радостный визг ученика:

— Готова! Паста Смолистая готова!

Черный Маг, вспотевший от волнения, склонился над тиглем с новым алхимическим препаратом, жадно вдыхая вонь кипящего варева.

Обмакнув в него указательный палец, он вынул и стал рассматривать прилипшие к нему черные тонкие волокна.

— Ты уверен, что это будет действовать? — Каркон с подозрением посмотрел на ученика.

— Никаких сомнений, — категорично заявил тот, приглаживая волосы.

Князь обернулся к Андоре, стоящей у дверей:

— Что скажешь?

— Поживем — увидим, — загадочно улыбнулась та.

— Сейчас же отправляемся на виллу «Эспасия». Нине осталось жить считаные часы. — Ученик радостно потер руки и начал переливать изготовленный им препарат в банку.

В это мгновение Каркон почувствовал жжение в кармане. Сунув туда руку, он извлек на свет копию Ямбира.

— Проклятие! Маленькая ведьма… ей снова удалось сбежать!.. Но как она это сделала? — Маг носился по лаборатории, словно разъяренный зверь.

Ученик побледнел. Андора погладила Ямбир и отвернулась, чтобы никто не заметил ее радости: она поняла, что Нина и ее друзья, преодолевая время и пространство, отправились на поиски последней Тайны.

— Я должен догнать ее! — метал громы и молнии Каркон. — Медальон показывает, что она в Китае и в эту секунду находится на Великой стене.

— Да, да, медальон, я хорошо его помню. — Андора в душе выругала себя за то, что именно она сделала копию по приказу князя.

— Еще бы тебе не помнить! Если бы ты его не выкрала, я никогда бы не сумел сделать действующую копию! — подхватил князь слова андроида.

Андора же, не слушая его, ломала голову над тем, как помешать Каркону добраться до Нины. А что, если…

— Учитель, может быть, лучше пойти на виллу и подождать там возвращения Нины? Мы используем Пасту Смолистую, и она станет нашей пленницей навсегда, — предложила Андора, в надежде, что ученик поддержит ее.

Это сработало: изобретатель нового алхимического препарата охотно кивнул головой:

— Правильно, Андора абсолютно права. Тем более что для поиска Тайны Нине понадобится совсем немного времени.

— Все равно слишком долго ждать. Я-то знаю, как надежно упрятана Тайна. И она вовсе не в Китае. — Каркон самодовольно почесал бородку.

— Не в Китае? — с удивлением спросила Андора, не понимая, как могло получиться, что девочка отправилась не в то место, где находилась Тайна.

Каркон словно угадал ее мысли.

— Да, не в Китае. А наоборот, очень-очень далеко от Великой стены. Честно говоря, я тоже не пойму, какого черта Нина отправилась туда, — с усмешкой сказал Черный Маг.

Словно ища ответа у Ямбира, Каркон пристально вглядывался в медальон, и испускаемый им красный луч бил прямо в глаза князя. Отложив магический талисман, Каркон сел за компьютер и задумчиво сказал:

— А напущу-ка я на нее моего китайского человека-робота. Лу Мек Киан быстро найдет глупую девчонку и притащит ее сюда. А мы пока спокойненько подождем ее на вилле.

С этими словами Каркон быстро пробежал пальцами по клавиатуре, и в Китай ушло сообщение:

«Немедленно приступить к операции! Наш враг и ее банда рядом с тобой, в Китае. Открой посылку, которую недавно получил от меня, и используй ее содержимое по назначению». Ответ пришел мгновенно:

«Слушаюсь и повинуюсь, мой господин. Посылка открыта. Готов действовать».

«Отлично, но сначала надень Субдолео. Это перчатка, парализующая электрическими разрядами. Затем используй Эликонду — бронзовый винт, с помощью которого ты сможешь подниматься в воздух. — Пальцы князя так и летали по клавиатуре. — Когда блокируешь Нину, немедленно доставь ее ко мне. Ты все понял?»

Китайский андроид вновь реагировал молниеносно:

«Понял. Скоро Нина будет возвращена в Венецию».

«Приступай. Как только она будет в твоих руках, предупреди меня, я подготовлю этой мерзавке достойную встречу, в результате которой она исчезнет раз и навсегда».

Князь закончил сеанс связи, сунул Ямбир в карман, взял под руку Андору и удалился из лаборатории.

За ним двинулся ученик, держа в руках банку с Пастой Смолистой.

Троица покинула дворец и направилась к вилле, оставив Алвиза, Барбессу и Вишиоло сторожить дом.

Взволнованная Андора, шагая рядом с Черным Магом, молила бога, чтобы он помог Нине выпутаться из опасной ситуации.

И в самом деле девочке грозила серьезная опасность.

Лу Мек Киан сконцентрировал всю свою энергию и в один миг перенесся на Великую Китайскую стену.

Звезда на ладони Нины стала совсем черной и заполнила всю ладонь.

Додо посмотрел на небо, провожая взглядом двух удаляющихся драконов на фоне солнца, цвет которого из желтого стал неожиданно серым.

Сильнейший порыв холодного ветра застал путешественников врасплох.

Макс отлетел к парапету стены, Фьоре и Рокси покатились по земле, говорящие предметы беспорядочно рассыпались, Додо и Ческо ухватились за какой-то столбик.

Лишь Нина устояла на ногах. Сжав покрепче Талдом, она огляделась по сторонам.

За ее спиной, словно призрак, возник Лу Мек Киан.

— Прощайся с жизнью! Пришел твой конец! — вскричал китайский андроид.

Приглядевшись, Нина узнала неожиданного противника. Как в кино, промелькнули перед ней страницы Первого трактата, где она описывала устройство одного из самых мерзких роботов Каркона. Его алхимический код — 0663, микрочип состоит из мотора на воде и многочисленных кубов, но его настоящая мощь распределена по всему телу, пронизанному смертоносной электрической сетью.

Девочка вспомнила, что наиболее слабым местом андроида является голова. Чтобы уничтожить его, надо бросить ему в голову щепотку Кварца.

— Я хорошо знаю, кто ты такой! И как устроен, тоже знаю! Я не боюсь тебя! — Она приняла боевую позу и нажала на гоасиловые глаза Талдома.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Ярко-красный луч метнулся в сторону человека-робота. И тут Нина увидела странную перчатку на правой руке андроида. Она не имела о ней ни малейшего представления и не знала, чего от нее ждать и как нейтрализовать.

Лу Мек Киан поднял руку в перчатке, и та мгновенно поглотила луч Талдома. После чего он направил перчатку в сторону девочки.

Один! Второй! Третий! Электрические разряды сотрясли тело Нины, и из глаз ее посыпались мириады искр и потекли слезы.

Андроид снова поднял перчатку для нового электрического удара. Но тут Ческо с разбегу сильно толкнул его в спину. Жестокий робот мощным разрядом сбил мальчика с ног, и тот остался лежать, не в состоянии шевельнуть даже пальцем.

Макс в ярости вскочил и бросился на врага с криком:

— Ну-ка попробуй одолей меня! Я тоже андроид!

Лу Мек Киан презрительно сплюнул:

— Ты андроид? Ты куча бесполезного железного хлама. Я уничтожу тебя одним щелчком!

Лу Мек Киан направил перчатку на Макса, но Додо швырнул в противника несколько камней. Два попали в грудь карконского робота, и тот сорвал злость на бутылке с Винтарбо Зеленым, выпавшей из кармана мальчика. Андроид схватил бутылку и разбил ее в мелкие осколки. Говорящие предметы с ужасом наблюдали за гибелью подруги. Зеленая жидкость разлилась по земле, отравляя воздух резким едким запахом. Андроид зажал нос и отскочил подальше. Винтарбо Зеленый был очень ядовит.

Макс крикнул ребятам, чтобы они задержали дыхание и отбежали на расстояние: алхимические испарения могли попасть им в легкие. Все, кроме Нины, так и поступили. Девочка Шестой Луны осталась на месте: она не собиралась сдаваться!

Она попыталась поймать Лу Мек Киана в прицел Талдома, но слезы, струившиеся из глаз, мешали ей видеть. Андроид бросился к ней, крича:

— Глупая соплячка! Тебе никогда не видать Четвертой Тайны! Мой господин сильнее и умнее тебя! А ты никто! Ты — пыль. Ты — никудышная ведьма. Если не хочешь умереть, делай, что я тебе приказываю: возвращайся назад, на виллу. Поняла?!

— Не дождешься! Я вернусь, только когда найду Четвертую Тайну! — бросила ему в лицо девочка.

Рокси и Фьоре, набравшись храбрости, перепрыгнули через ядовитую лужу и накинулись на робота. Но он одним пинком отбросил их, и те уткнулись носами в основание Великой стены.

Лу Мек Киан был прямо-таки неуязвим.

Внезапно темная тень закрыла серое солнце. Андроид Каркона поднял голову к небу и увидел приближающуюся Гуги. Он сейчас же активировал Эликонду — бронзовый винт, изобретенный князем. Тот отлично сработал и подбросил андроида в воздух метров на десять.

— Нина, швырни ему в голову щепотку Кварца! — крикнул Ческо, лишенный возможности двигаться.

Юная алхимичка держалась из последних сил, боль в глазах становилась невыносимой. Но она сумела выскрести из кармана комбинезона песчинки Кварца и сквозь пелену, застилавшую глаза, попыталась разглядеть врага. Однако Лу Мек Киан был уже высоко в небе, готовясь уничтожить птицу Ксоракса, летевшую на помощь друзьям.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Сделав крутой вираж, Гуги со всей силой ударила грудью робота, летевшего ей навстречу. Затем магическая птица Ксоракса спланировала вниз, бережно подхватила Нину, перенесла ее себе на спину и вновь взлетела. Девочка почти теряла сознание от боли, но тут птица запела, и это пение придало ей сил. Приблизившийся к ним андроид схватил Гуги за единственную ногу и заорал:

— Возвращайтесь в Венецию, или я испепелю вас электрическими разрядами!

Свесившись с Гуги, Нина уловила момент и, изловчившись, бросила крупинки Кварца прямо в голову Лу Мек Киана.

Глаза китайского андроида полезли из орбит, рот перекосился. Эликонда, поднявшая его в воздух, продолжала вращаться, и обмякшее тело потерявшего сознание человека-робота болталось из стороны в сторону. Рука, державшая ногу птицы, разжалась, освободившийся винт бешено завращался и понес андроида ввысь. И скоро он исчез в облаках, где его подхватил ледяной ветер Зла.

Гуги раскрыла клюв, издала победный клич и приземлилась рядом с путешественниками.

Победная песня понеслась над Великой Китайской стеной, наполняя гордостью сердца друзей. Они снова были победителями.

Ребята и Макс вспрыгнули на спину птицы Шестой Луны.

— Прощай, Винтарбо, друг наших счастливых дней. — Говорящие предметы с печалью оглянулись на осколки бутылки. Они тоже разместились на широкой спине магической птицы.

Гуги взмахнула золотыми крыльями и полетела, оставляя позади это красивое, но и жуткое место.

Додо, придя в себя, прижимал к груди мешочек с зубами дракона. Фьоре и Рокси, морщась от боли, крепко держали в руках говорящие предметы, которые оплакивали потерю друга, и пытались их успокоить. Ческо посмотрел на искаженное болью лицо Нины, оторвал висящий на нитке рукав своей куртки и вытер с него слезы.

Девочка виновато улыбнулась и печально сказала:

— Боюсь, на этот раз у нас ничего не получится.

— Даже не думай такое! Мы спаслись! Мы на спине у Гуги, и Четвертая Тайна ждет нас! — резко возразил ей Ческо, но тут же, словно извиняясь, нежно взял ее за руку.

— Лу Мек Киан не уничтожен. Тебе хорошо известно, что Кварц блокирует андроида только на какое-то время. Помнишь, как он подействовал на Каркона? — тревожилась Нина.

— Ты хочешь сказать, что андроид вернется и снова попытается нам помешать? — спросил Ческо.

— Не исключено. И, может быть, он будет не один. Вполне вероятно, что с ним появится сам Каркон плюс русский андроид, которого князь наверняка уже активировал. — Нина устало положила голову на мягкие перья птицы.

— А еще Андора! — обреченно добавил Ческо, глядя на небо, которое прямо на глазах становилось все темнее и темнее.

— Да, еще и Андора. Кто знает, что они сейчас затевают против нас. — Нина повернула ладошку звездой вверх. Звезда по-прежнему оставалась черной.

— Видишь, опасность еще не миновала. Надо приготовиться к новой схватке.

— Когда мы вместе, мы сильны, — вмешался Макс, услышав их разговор.

— Да, Макс, ты прав: мы можем победить, только если будем держаться все вместе, — согласилась Нина.

— Мы должны победить, — убежденно произнес Ческо.

Теплый ветер Китая ласково овевал лица друзей, обессилевших от ужасной схватки с роботом.

Волшебная птица Ксоракса уносила их все дальше и дальше в неведомые края.

— А ку…ку…куда мы сейчас ле…ле…летим? До…до…домой? — с надеждой спросил Додо, обращаясь к Нине.

— Не знаю. Только Гуги знает, куда нам надо лететь, — ответила девочка, прижимая к груди Талдом.

Рокси придвинулась к ней поближе:

— Посмотри свои странички из «Дорог Мира», может, там есть какая-нибудь информация.

Девочка Шестой Луны достала из кармана странички и осторожно, чтобы их не унесло ветром, стала перелистывать. Третья страница привлекла ее внимание. Там был непонятный рисунок: большой клубок из ярко-оранжевых линий. Синяя стрелка указывала на точку в самом центре, под точкой была подпись по-латыни: Лабиринтус!

— Лабиринт! — перевела Фьоре, поглаживая шишку на лбу — результат удара о камни Великой стены.

— Интегесно, — пробурчал Макс, разглядывая сложные линии.

Ческо неодобрительно фыркнул:

— Я все понял, нам предстоит небольшая прогулка в запутанный лабиринт, выйти из которого будет детской забавой, не так ли?

Нина засмеялась, ирония Ческо сняла напряжение. И в это мгновение Гуги издала громкий клекот, чего раньше никогда не делала. Макс навострил уши, а Нина стала пристально вглядываться в горизонт.

— Океан! — закричала она, поправляя растрепанные ветром волосы.

И действительно, через минуту магическая птица снизилась и села на воду, мягко покачиваясь на волнах.

— Ничего себе! И что нам теперь делать здесь, посреди океана? — удивилась Рокси.

— Смотгите туда! — Макс вскочил на ноги, указывая рукой куда-то вдаль.

К ним двигался большой плот. Со спины птицы он казался очень надежным. Деревянные стволы были прочно перевязаны лианами, а в середине торчала мачта, высотой под два метра. На ней развевался зеленый флаг, усыпанный звездочками и полумесяцами.

— Я считаю, нам надо перебраться на этот плот, — неожиданно заявила Нина.

Гуги издала еще одну мелодичную трель и распушила перья, отчего все вокруг засияло золотым цветом, да так ярко, что ребята зажмурились. Макс одним прыжком махнул на плот вместе со своим тяжеленным рюкзаком.

— Ко мне, гебята, не тегяйте вгемя! — крикнул андроид, весело подмигнув Гуги.

Нина тоже перепрыгнула на плот, за ней следом — Ческо и остальные. На спине птицы остались лишь говорящие предметы.

Гуги аккуратно прижалась клювом к плоту. Баночка с Накипью Желтой скользнула по клюву вниз и оказалась на плоту. Последними скатились печальная мисочка с Солью Морской и сосуд с Пылью Светящейся.

— Выше нос! — Рокси погладила предметы. — Винтарбо гордился бы вами.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Гуги взмахнула крыльями и с пением устремилась в небо, которое стало еще темнее. На океан опустилась ночь. Яркие звезды, как в зеркале, отражались на бескрайней равнине соленой воды.

— Это Тихий океан? — прошептала в восхищении Нина.

— Конечно, Тихий. Никакого другого рядом с Китаем нет, — продемонстрировала свои знания Фьоре.

— Да что ты говоришь! — подыграла ей Нина и предложила, свернувшись калачиком: — А давайте немного поспим.

Макс склонился к ней и прошептал ей на ухо:

— Я хочу тебе кое-что откгыть.

— Ты о чем? — с тревогой посмотрела на него девочка.

— С этой минуты и дальше вгемя обгетает свое существование. Мы вошли в последнюю фазу поиска Тайны Воды.

— Что это значит? — Нина была озадачена.

— Только то, что вгемя опять существует, — сказал Макс.

— Но время служит, а не существует. Это первое, чему меня научил дед, — возразила девочка Шестой Луны.

— Все пгавильно. Но для того, чтобы найти Четвегтую Тайну, необходимо течение вгемени. Таково пгавило Ксогакса, — не уступал андроид.

— Это значит, что пойдут минуты, часы и дни, как в реальной жизни? — Нина была удивлена: в предыдущих путешествиях это правило не действовало.

— Вегно. Нам нужно только ждать, — загадочно произнес Макс.

— Ждать? Чего? — встряла в беседу Рокси.

— Нам нужно пегесечь океан и добгаться до некоего места. На кагте из книги «Догоги Мига» все обозначено, — улыбнулся андроид.

Только теперь до ребят дошло, что они должны поспешить. Время пошло, а это значило, что в Венеции может случиться все, что угодно. Их отсутствие наверняка заставило волноваться родителей, Любу, Хосе и Карло. И что самое главное, еще больше озлобило Каркона.

Нина вдруг вскочила:

— Мама и папа… они должны отправиться в космическую экспедицию… А я не смогу даже попрощаться с ними…

— Успокойся и не думай сейчас об этом. Ложись поспи и восстанови энеггию. Поиск Четвегтой Тайны будет очень тгудным, — сказал Макс, закрыл глаза и мгновенно уснул.

Скоро заснули и все ребята.

Когда они проснулись, солнце висело прямо над их головами. А плот стоял, уткнувшись носом в торчащую из воды скалу. Флаг едва шевелился под легким ветерком. До горизонта, куда ни глянь, расстилалась одна только водная гладь. Макс поднялся, спустил флаг и сказал, складывая его:

— Мы пгибыли. Это Атлантический океан.

— Атлантический?! — удивилась Нина. — Но это безумие! Мы что, всего за одну ночь переплыли из одного океана в другой?

— Более того. — Макс улыбнулся и подмигнул девочке. — Сейчас мы находимся пгямо в Бегмудском тгеугольнике.

— В Бермудском треугольнике?! — ошеломленно повторили ребята.

— Это здесь происходят странные вещи: исчезают суда и самолеты? — Рокси с недоверием посмотрела на андроида.

— Именно здесь все это и пгоисходит, — подтвердил Макс.

— В хорошенькое же место мы угодили, — хмыкнула Рокси.

— И что мы должны делать? — Нина повернулась к металлическому другу.

— Дегжи флаг. В нем ты найдешь кое-что для себя. — Макс протянул свернутое полотнище.

Нина взяла его в руки и увидела, что из свертка торчит уголок бумажного листа. Она потянула за уголок и с удивлением обнаружила, что это письмо от Белых Магов и Алхимиков Ксоракса. Дрожащими руками она развернула лист и прочитала вслух:


Нина и тайный глаз Атлантиды
Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина сложила письмо и выразительно посмотрела на товарищей по путешествию. Всем стало ясно: на морском дне Бермудского треугольника их подстерегают коварные ловушки.

Затем девочка перевела взгляд на Талдом, не решаясь поднести его к губам.

— Сделай так, как написали маги, и не бойся, — подбодрил ее Макс, погладив по голове.

Нина решительно подняла золотой жезл. Она обязана верить Добрым Магам Ксоракса. Она должна доверять Максу.

Как только жезл оказался у губ девочки, из клюва птицы, которая все это время сопровождала друзей, вылетело облачко ароматного голубого дыма. Юная алхимичка вдохнула его и ощутила во рту вкус черники. Моментально ее губы, уши и кончик носа стали черными.

Фьоре захлопала глазами, Рокси в ладоши, а Додо и Ческо рассмеялись.

— Ты вся че…че…черная, — сказал Додо.

— Черная? — удивилась Нина.

— Ну да. Гот, уши и нос у тебя тепегь чегные. И это вполне ногмально, — заверил ее андроид.

— Нормально? В каком смысле? — Девочка задала вопрос, на который никто, включая Макса, не знал ответа.

— Газ алхимики Ксогакса велели тебе сделать так, значит, это зачем-то нужно. Давай подноси Талдом к лицам дгугих, и побыстгее! — Максу не терпелось продолжить путешествие.

Фьоре отвернулась, Додо прикрыл лицо руками, Рокси и Ческо отступили на шаг.

Нина подошла к Ческо, который тяжело вздохнул и отдался во власть Талдома. Через секунду он был такой же черный, как и Нина.

— Вы словно побывали в угольной шахте, — хихикнул сосуд с Пылью Светящейся.

Теперь была очередь Рокси. За ней подставила свое лицо Фьоре. Последним, как всегда, оказался Додо.

— Я не хо…хо…хочу становиться че…че…черным. Это не…не…некрасиво.

Макс взял его за руку:

— Чего ты боишься, дугачок? Это не стгашно. Ну побудешь немного неггом…

Баночка с Накипью Желтой приковыляла к мотающему головой мальчику, потеребила его за штанину и сказала:

— Как не стыдно! Не заставляй себя упрашивать. Все равно тебе некуда деться. Мы посреди океана. Будь мужественным.

Додо посмотрел сначала на баночку, потом в голубые глаза Нины и подставил свое лицо.

Голубой дым окутал Додо, и в мгновение ока он стал похож на остальных, он был черничным.

Макс покрутил ушами, и словно от этого его жеста задул сильный ветер, сбивавший дыхание.

Поднявшаяся огромная волна прокатилась через плот и в один миг смыла путешественников в воду. Сильное течение потащило их на дно. Макс, словно камень, не выпуская из рук тяжелый рюкзак, первым ушел под воду. Фьоре и Рокси медленно погружались в воду, прижимая к себе говорящие предметы. Ческо и Додо пытались всплыть на поверхность, но подводное течение Бермудского треугольника не отпускало их.

Набрав полные легкие воздуха, ребята осматривались по сторонам, но видели только синие с белым пузыри, летевшие наверх. Громкий свист, шедший непонятно откуда, больно отдавался в ушах. Чем глубже они погружались, тем резче становилась эта боль.

Нина одной рукой сжимала Талдом, другой придерживала карман комбинезона, чтобы не потерять волшебные инструменты и карты «Дорог Мира».

Ческо сжимал драгоценный гоасиловый ларец, а Додо вцепился намертво в мешочек с зубами дракона. Увлекаемые течением Атлантического океана, наши путешественники падали в бездну Бермудского треугольника.

Неожиданно напор ледяной воды изменил курс падения, и друзья очутились внутри темной подводной пещеры. Нина ударилась о стену, открыла рот и… поняла, что может дышать под водой!

— Я дышууууу! — закричала она. И из ее рта вылетел большой воздушный пузырь.

Ческо обернулся. Он тоже дышал. Соленая вода ничуть этому не мешала.

Все разом заговорили, замахали руками и ногами, словно в замедленной съемке.

— Это синий дым Талдома! Вот что позволяет нам дышать, — догадалась Фьоре, радостно смеясь.

— Пгавильно, — подтвердил Макс, ухватившись за огромную желтую актинию.

— А как ты себя чувствуешь под водой? — спросил его Ческо.

— Я не человек. Вода для меня опасна, потому что от нее я гжавею. Так что, догогие дгузья, давайте побыстгее искать сухое место, — ответил андроид.

— Мне ка…ка…кажется, это не…не…невозможно. Здесь хоть мы ды…ды…дышим. — Додо боялся вновь оказаться посреди океана.

Макс, сидя в обнимку со своим рюкзаком, решил встать на ноги, но почувствовал, что не может этого сделать. Вокруг его шеи обвивалось щупальце огромного спрута!

Морское чудовище появилось внезапно, растопырив свои ужасные щупальца. Додо и Фьоре от страха закричали и постарались укрыться в глубине пещеры.

Огромная голова спрута приближалась к ребятам, щупальца клубились среди рыб и водорослей.

— Макс, спасайся!!! — закричала Нина, сжимая Талдом.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Но тут два длинных толстых жгута обвились вокруг Ческо. Девочка застыла от ужаса. Она нажала на гоасиловые глаза Талдома, но из клюва Гуги не вылетело даже слабенького электрического разряда.

Спрут неотвратимо приближался, протягивая к ребятам многочисленные «руки», усеянные мощными присосками.

Говорящие предметы от испуга замолкли, и их засыпало песком, поднятым морским страшилищем.

Рокси подобрала со дна упругий зеленый стебель и попыталась проткнуть им глаз спрута, но ей это не удалось.

Нина хотела еще раз воспользоваться Талдомом, однако жезл не слушался ее команд.

Металлическое тело Макса заскрипело. Несчастному андроиду никак не удавалось высвободиться из сплющивающих его тисков.

Неожиданно мощная волна прокатилась по дну.

Казалось, что спрут вытаращил глаза, всматриваясь в подводный мрак.

Неведомая сила увлекла за собой всех и все: путешественников, спрута, водоросли, рыб, обломки скал. Поднявшийся песок и тучи мелких раковин взбаламутили воду, и почерневший океан наполнился ужасом.

Внезапно из темноты вынырнуло какое-то чудище с огромной раскрытой пастью, глубокой, словно пропасть.

Это был Великий Белый Кит.

Спрут отпрянул всем телом, и его щупальца прилипли к морде кита.

В тот же миг кит захлопнул пасть, оттяпав их, словно бритвой. Резко развернувшись, животное взмахнуло гигантским хвостом и расплющило о скалу спрута-убийцу.

Макс, раскрученный волной, сделал добрый десяток оборотов вокруг себя и упал на желтую актинию.

Ческо провалился в заросли водорослей головой вниз.

А Додо влетел в стайку красно-фиолетовых рыбок, укрывавшихся в огромной перламутровой раковине.

Но скоро крупинки песка тихо осели, и вода опять стала прозрачной и чистой. От спрута не осталось и следа, только несколько безжизненных щупальцев перекатывались по дну течением.

— Мегага! — воскликнул Макс, вращая ушами. — Спасибо, ты нас спас!

Великий Белый Кит сощурил маленькие серые глазки, осторожно повел огромным телом и, глядя на Нину, показал плавником на юг.

— Мегара? — переспросила девочка Шестой Луны.

Она протянула руку, чтобы погладить кита, но он уже отплывал.

— Да, это Мегага, Великий Белый Кит могской бездны, — подтвердил Макс.

— Ты с ним знаком? — удивилась Нина.

— Конечно. Я его хогошо знаю. Все на Кеогаксе знают, кто он такой, — ответил андроид, проверяя коленные суставы.

— Ксораксианцы знают Мегару? Но как это возможно? — еще больше изумилась девочка.

Ребята за ее спиной от удивления раскрыли рты.

— Сейчас я не могу ничего объяснить вам. Все поймете сами. Нам пога, Мегага указал нам напгавление. — Макс принялся надевать рюкзак.

— Что ждет нас там? — Нина никак не могла прийти в себя от всего случившегося.

— А ты посмотри на карту, — посоветовал ей Ческо, очищая очки от мелких осколков розовых ракушек.

Нина достала из кармана странички из «Дорог Мира», но не успела развернуть их, как они, словно сахарные, растворились в морской воде.

— О нет! — в ужасе закричала девочка. — Как же мы теперь без карт?

Ребят также охватила паника.

Они почувствовали себя потерянными в морской бездне.

Макс повернулся и, сделав знак следовать за ним, поплыл на юг. Шлейф течения, оставленный огромным китом, помогал ему ориентироваться.

Рокси и Фьоре подобрали со дна говорящие предметы, которые не подавали никаких признаков жизни. Чтобы прийти в себя, им был нужен воздух.

С почерневшими носами и губами пятеро ребят вместе с Максом плыли в неизвестность.

Вода то и дело меняла цвет: из голубой становилась синей, из синей зеленой, из зеленой серебристой.

Солнечные лучи иногда проникали сквозь толщу воды, позволяя путешественникам разглядеть великолепие подводного мира.

Рыбы-шары, карликовые сомики, розовые и белые медузы, анемоны тысячи расцветок, водоросли и растения с широкими тонкими листьями, миллионы и миллионы раковин любых размеров — морской мир поражал.

Стайки мелких красных рыбок, играя, стремительно влетали и вылетали из трещин в скалах, покрытых роскошными фиолетовыми и синими водорослями.

Грациозные морские коньки скакали, двигая своими хвостами-завитками.

Пара больших рыбин плыла, одновременно танцуя и любуясь своими огромными вуалевыми хвостами.

— Кра…кра…красотища какая! — в восхищении воскликнул Додо.

— Интересно, что думают о нас рыбы? — озадачила сама себя Фьоре, поглаживая бело-желтых крабиков, сбившихся в кучу.

— Теперь, когда мы остались без карт, как мы найдем Лабиринтус? — спросил Ческо, обращаясь к Нине.

— Не знаю. Нам остается только довериться Максу и надеяться, что уже скоро мы поднимемся на поверхность, — ответила девочка.

Вода делалась все темнее и холоднее.

Андроид остановился и, повернувшись к ребятам, поднял руку:

— Мы пгибыли. Дальше плывите за мной, не газговагивая.

Глазам ошеломленных ребят предстала необычная картина.

Гигантская гора оранжево-красных кораллов уходила к поверхности океана.

Вдоль ее стены плавали рыбы ярких цветов, с прозрачными плавниками и позолоченной чешуей.

— Вот это да! — Рокси с восхищением оглядывалась по сторонам.

— Клянусь всем шоколадом мира, никогда не видела ничего прекраснее! — прошептала чуть слышно Нина. — Это и есть лабиринт? — обратилась она к Максу.

— Он самый. Думаю, вход там. — Андроид указал рукой на щель в основании горы.

— А по…по…потом нам уда…уда…удастся выйти оттуда? — спросил, как всегда тревожась, Додо.

— Если найдем Путь Праведников, — ответила Нина, направляясь к входу в лабиринт.

Ее голубые глаза сияли и здесь, в океанской глубине, казались еще более синими.

Ческо смотрел на нее с восхищением.

Макс опередил девочку и, когда был уже у самого входа, предупредил друзей:

— Если кто-то вдгуг потегяется, помните, вы не должны идти назад. Ищите выход только впегеди. В этом лабигинте погибло много нагоду. Все, кому не удалось найти Путь Пгаведников.

С этими словами андроид исчез в расщелине коралловой горы. За ним молча последовали ребята.

Внутри было сухо. Откуда-то сверху струился желтоватый свет.

Впереди, позади, внизу и вверху были только кусты кораллов, которые переплетались самым причудливым образом, создавая настоящие лабиринты из туннелей, проходов и мостков.

Макс вынул из рюкзака полотенце и обтерся. Затем он осторожно взял в руки говорящие предметы и протирал их до тех пор, пока они не зашевелились.

Мисочка с Солью Морской зашаталась, сосуд с Пылью Светящейся громко чихнул, а банка с Накипью Желтой воскликнула:

— Это где ж мы очутились?

— Внутри кораллового лабиринта, — объяснила им Рокси.

Вдруг Нина почувствовала странное пощипывание на губах, ушах и в носу.

То же самое ощутили и остальные.

Заканчивалось действие алхимического препарата.

Чернота, покрывавшая ребячьи лица, исчезала на глазах. Зато теперь внутри лабиринта они могли легко дышать сами без помощи магии.

— Смотрите, губы вновь стали розовые да и уши чистые, — засмеялась Фьоре.

— Сейчас только обсушимся — и на праздник, — поддакнула Рокси, выжимая мокрую майку.

— А здесь даже совсем неплохо, — смеясь, заметил Ческо.

— Впегед, гебята. Нельзя тегять вгемя. — Макс закинул рюкзак на плечо и двинулся по правой дорожке, уходящей куда-то в глубь коралловых зарослей.

— Возьмемся за руки, чтобы не потерять друг друга, — предложила Фьоре.

Все так и сделали. Один за другим они вступили в коралловый туннель.

Стены узкого коридора, по которому они шли, были бледно-розовыми, но, уходя в глубину, казались темными.

Макс двигался осторожно, чтобы не попасть ногой в расщелины.

Первой поскользнулась и упала Фьоре, но быстро вскочила на ноги, на мгновение выпустив руку Додо.

Мальчик потерял равновесие и ударился о стенку, так что осколки розового коралла посыпались ему на голову и за шиворот.

Он затряс головой, стараясь стряхнуть их с себя, и с испугом увидел, как из мешочка, висевшего у него на плече, выпал один из зубов дракона.

— Ох, то…то…только не про…про…провались! — взмолился он.

К счастью, он нашел зуб, поднял его и положил в мешок.

Покрепче завязал его и вытер со лба холодный пот.

Это заняло несколько секунд, но их было достаточно, чтобы потерять из виду товарищей.

Додо смотрел вперед, но ничего, кроме коралловой паутины, не видел.

Тропинка, по которой они только что шли, пропала.

— Эй! Вы где? — закричал он в испуге.

Никакого ответа.

Фьоре, замыкавшая цепочку, заметила отсутствие друга слишком поздно и сообщила об этом другим.

Всех охватила паника.

— Мы его потеряли! — Ческо хотел броситься обратно, но земля под ногами путешественников вдруг задрожала.

— Землетрясение! — в ужасе крикнула Рокси и ухватилась руками за толстый ствол коралла.

— Нет, это не землетгясение. Когалловые тгопинки газ от газу пегемещаются, изменяя напгавление. Вот почему лабигинт коваген. Всегда тгудно сообгазить, куда идти, — спокойно объяснил Макс.

— И это значит, что нам никогда не удастся найти Додо? — тихо спросила Нина.

— Ну почему же, мы обязательно его найдем, — бодро сказала Рокси, стараясь успокоить и себя, и других.

Одна из стен вздрогнула, и тропинка опять изменила направление.

Ребята и андроид шагали уже несколько часов, пытаясь найти выход, то и дело зовя Додо в надежде, что он услышит и отзовется.

Однако их друг в это время находился совсем в другой части лабиринта. Весь в поту, с бешено колотящимся сердцем, Додо пытался понять, где он находится, но страх парализовал его и заставлял совершать одну ошибку за другой.

Каждую минуту цвет кораллов менялся, преображая все вокруг, и от этого Додо впадал в еще большую панику, не понимая, в каком направлении надо двигаться.

В это время вся компания остановилась, потому что остановился Макс.

Усевшись на рюкзак, он обхватил руками голову:

— Я знал, что выйти отсюда очень тгудно. Мне гассказывали мои дгузья-андгоиды. Но я даже не пгедставлял, насколько тгудно.

— Нам надо отыскать синюю стрелу. Вы помните, на карте она была нарисована в самом центре лабиринта. — Нина не желала сдаваться.

Ческо несколько раз ударил по стене, словно пытаясь сдвинуть ее, но та стояла недвижно.

— Смотрите, а что это там? Не проход ли? — указала Фьоре в сторону, откуда они только что пришли. — Идемте туда.

Ей не терпелось поскорее выбраться на свежий воздух. Да им и не оставалось ничего иного: путь вперед преграждала красная коралловая стена.

— Нет-нет, назад нельзя. Этого мы ни в коем случае не должны делать! — остановил их Макс.

Затерявшись в коралловых стенах, ребята почувствовали себя пленниками этого жуткого лабиринта.

Между тем несчастный Додо почти терял сознание от отчаяния и своего бессилия. Один как перст, с мешком драконьих зубов на плече, он никак не мог сориентироваться, по какой тропинке идти.

В панике, крутя головой по сторонам, он неожиданно заметил среди коралловых веток маленький выступ синего цвета.

— Си…си…синий, как стре…стре…стрела… — прошептал он, вспомнив карту лабиринта.

Вытерев пот, застилавший глаза, Додо потянулся к выступу и лишь коснулся его рукой, как стена перед ним раздвинулась.

Порыв прохладного воздуха освежил его лицо и задул ему в спину, словно подталкивая в нужном направлении.

Куда-то вниз уходили ступеньки, и Додо, спустившись по ним, очутился в сырой комнате с высоким потолком, в которой ничего нельзя было разглядеть.

— Эй, зде…зде…здесь есть кто ни…ни…нибудь? — крикнул он в темноту сдавленным от страха голосом.

В ответ тихо зазвучала музыка.

Потолок со свисающими сталактитами из белых кораллов раскрылся, и непонятно откуда сверху опустилась лестница из зеленого хрусталя.

Додо подошел и дотронулся до нее. Музыка стала громче.

— Че…Че…Ческо, Нина, Рокси, Фьо…Фьо…Фьоре! — позвал Додо, поднимаясь по ступенькам лестницы.

И произошло чудо: на этот раз ребята услышали его.

— Это же голос Додо! — расплылся в радостной улыбке Ческо.

Он закричал что было мочи:

— Мы здесь!! Где ты?!

— Я рядом! Кажется, я на…на…нашел выход! — крикнул в ответ Додо.

Макс повращал ушами-колокольчиками и принялся стучать кулаками в стену, преграждавшую им путь.

— Ты слышишь удары? — крикнула Рокси.

Додо с порозовевшими от радости щеками ответил:

— Да-да! Слы…слы…слышу!

Вся четверка принялась колотить в стену ногами и руками, а Макс достал из рюкзака большой молоток и стал разбивать им кораллы.

Благодаря совместным усилиям им удалось пробить в коралловой стене дыру, сквозь которую они увидели прыгающего от радости рыжего товарища.

— Как мы рады видеть тебя, дорогой наш друг! — просунув голову в дыру, с пафосом произнес Ческо.

Еще несколько сильных ударов молотком, и Макс увеличил отверстие.

Вскоре все радостно обнимали Додо.

— Я уже не надеялся увидеть тебя. — Ческо хлопнул друга по плечу.

— Что за чудо природы, — восхищенно сказала Рокси, заметив хрустальную лестницу.

Ческо тут же вскарабкался по ней вверх и крикнул оттуда:

— Как здесь здорово! Поднимайтесь!

Через несколько мгновений они стояли в овальной комнате со стенами из белых и оранжевых кораллов, излучавших необыкновенный свет.

— Но где же здесь выход? — спросила Фьоре у Макса.

Тот в ответ пожал плечами.

— Эта музыка… она мне что-то напоминает, — задумчиво сказала Нина. И тут же вспомнила: — Ну конечно! Это же музыка Гармонии Вселенной! Вы помните, она звучала в Египте, в Комнате Танца Смерти, когда я бросила вверх три кубика, чтобы победить мумии?

— Да, действительно это она, я ее хорошо помню, — подтвердила Фьоре, которой больше всего досталось от мумий.

— Если звучит музыка Восьмой Ноты, это значит, что мы спаслись, — радостно добавила Рокси, разглядывая потолок из белых кораллов.

— Может быть, но никогда нельзя знать этого до конца, — остудил их радость Макс, дотрагиваясь до холодной стены.

Оранжево-желтые кораллы казались очень хрупкими.

Падающий сверху зеленоватый свет был слишком слабым, чтобы можно было все хорошо рассмотреть.

Тем не менее Ческо увидел на одной из стен темное пятно, подошел и провел по нему рукой, подняв облачко пыли.

— Глядите, здесь что-то написано, — позвал он ребят.

Все увидели загадочную надпись и синюю стрелу, указывающую путь к выходу.


Нина и тайный глаз Атлантиды
Нина и тайный глаз Атлантиды

— Стрела и фраза! — Нина последней подбежала к стене.

— Шинта Левиа? Что бы это значило? — поинтересовалась Рокси.

— Наверное, ключевые слова для поиска Тайны Воды, — предположила Фьоре.

И она была права. Путь Праведников, о котором писали алхимики Ксоракса, был рядом, и друзья могли продолжить экспедицию к открытию последней Тайны.

— Но там, куда показывает стрела, не видно никакого выхода! — Нина вопросительно посмотрела на Макса.

Андроид подошел к стене, на которую указывала стрела, внимательно изучил ее и пожал плечами.

— Понятия не имею, где выход, — сказал он, поворачиваясь к ребятам.

В ту же секунду пол задвигался, потолок ярко засиял, и в центре овальной комнаты образовался конус синего света.

Ребята замерли, говорящие предметы спрятались за Максом, а Нина медленно двинулась к лучу света.

Прекрасная музыка Восьмой Ноты звучала на полную мощь, заставляя вибрировать стены комнаты.

Внезапно внутри светового луча появились слова:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Это он! Это и есть Путь Праведников! — Нина, смеясь от радости, коснулась рукой светового столба.

— И что? Нам ну…ну…нужно войти в него? — От страха перед неизвестностью у Додо, казалось, округлились глаза.

— Скорее всего, да, — сурово ответила Рокси.

Друзья приблизились к лучу, и энергия света, подхватив их, подняла вверх, где ребят окутала магическая Синева. Они плавно летели в луче света, вращаясь и помахивая руками, как крыльями.

Наконец их втянуло в туннель, который вел к Пути Праведников — дороге к завоеванию Четвертой Тайны.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава седьмая

Предательство и Путь Праведников

Погрузившись в синеву светового луча, Нина и ее друзья пошли по нему, словно по тропинке, ведущей к Пути Праведников.

А в этот момент в Венеции происходили тревожные события.

На часах было ровно 12 утра, когда Черный Маг, его новоявленный ученик и андроид Андора подошли к дверям виллы «Эспасия». Стража была занята тем, что разгоняла большую толпу детей, которые, как только закончились уроки, собрались у дома Нины.

— Ну-ка пошли отсюда! Нечего вам тут делать! — орал на них один из стражников.

Но ребята, не произнося ни слова, не отступили, не сдвинулись ни на шаг. Это была самая настоящая Молчаливая Революция. Открытие трех Тайн и начало поиска четвертой разбудили юных жителей Земли. Вынужденное исчезновение Нины и ее друзей спровоцировало их на бунт. Им уже было ясно, что Каркон означает Зло и что все произошедшие беды — дело его рук. Его и его отвратительных фальшивых сирот.

Князь, увидев детей, взмахнул плащом и свирепо завопил:

— Что вам здесь надо! Проваливайте отсюда, или я прикажу вас всех арестовать!

Но дети не сдвинулись с места. Они презрительно смотрели на Черного Мага, внимательно следя за каждым его движением. Над крышами домов с громким щебетом пронеслась большая стая ласточек. Каркон проводил их взглядом, сплюнул на землю и снова завопил:

— Стало быть, вы сообщники Нины? Вы тоже желали смерти нашему мэру? Вы за это ответите!

Ребята не собирались отвечать на его дикие вопли. Подняв головы, они с улыбкой наблюдали за полетом ласточек. Не произнося ни слова. От их молчания веяло такой уверенностью и грозной силой, что Каркон почувствовал, как мурашки побежали по его спине. Но что пугало его больше, чем уверенные в себе дети, так это ласточки. Они, словно насмехаясь над ним, весело щебетали! Они раскрывали свои маленькие клювики и издавали звонкие звуки, наполнившие небо над городом.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Это привело могущественного князя в ярость, и он готов уже был сорвать ее на детях, но вмешалась Андора:

— Мой господин, не будем тратить время на этих сопляков. Войдем в дом, у нас очень много дел.

Ребята окружали виллу «Эспасия» плотной стеной, и стражникам пришлось силой расталкивать их, чтобы проложить дорогу Каркону и его свите.

— Князь Каркон, эти дети нас очень беспокоят, — пожаловался ему один из стражников. — Вы бы предупредили директора и учителей, что их ученики ведут себя безобразно. Они не уважают школьных порядков и если открывают рот, то говорят только о Нине, магии и подобной чепухе.

— Глупости! Они не могут доставить нам никаких неприятностей, — буркнул Каркон, все еще недооценивая опасности Молчаливой Революции.

— Но, господин… — попытался возразить стражник.

— Молчать! — озлобился Каркон. — Перестаньте молоть чепуху. Вам было приказано охранять виллу и найти место, где могла укрыться Нина Де Нобили и ее дружки. Вы сделали это? Нет? Тогда кругом и шагом марш отсюда! Бездельники! Дармоеды!

Каркон пнул ногой калитку и пошел к дому. Сделав несколько шагов, он повернулся к стражникам и более спокойно сказал:

— Возвращайтесь в казарму. Я сам обо всем позабочусь.

Андора, чуть отстав от князя, повернулась к ребятам и тихо, чтобы ее не услышал Каркон, подмигнула им и шепнула:

— Ничего не бойтесь. Все будет хорошо. Это говорю вам я, Андора. Я помогу Нине.

Дети не поверили своим ушам.

— Это та самая Андора, чье имя оказалось на гробе ЛСЛ. Какой у нее странный металлический голос… — произнесла одна девочка.

Удивленные ребята переглядывались, не понимая, что происходит.

— Но она же подруга Каркона! Она тоже вошла в дом. Я ей не верю. Как она поможет Нине? Вы видели, как она выглядит? Лысая, и лицо у нее словно из пластика. Она и на человека-то не похожа, — высказал свои сомнения один из школьников.

— Все, пошли отсюда. Нам нужно придумать что-нибудь, чтобы добраться до истины, — добавил другой мальчик, который казался лидером группы.

Ребята повернулись и быстро покинули улицу, оставив князя Каркона хозяйничать на вилле «Эспасия».

Подойдя к двери виллы, Каркон со всей мощи ударил по ней ногой. Но дубовая, закрытая на ключ дверь не поддалась. Однако общими усилиями ему и ученику удалось взломать замок. Как только князь вошел в дом, он услышал грозное рычание Красавчика. Огромный, с оскаленными клыками, черный пес выглядел устрашающе. Но не для Каркона! Злой маг выхватил Пандемон Морталис и направил его на собаку.

В голове Андоры защелкали мысли в поисках решения: как помешать Каркону, не вызвав при этом подозрения.

Но тут из Зала Дожа, выгнув спину и шипя, словно кобра, пулей вылетел Платон и вцепился когтями в фиолетовый плащ князя. Тот обернулся и сильно пнул ногой кота, который, мяукнув от боли, отлетел к стене. Красавчик залаял и приготовился прыгнуть на него, но на его пути встала Андора.

— Прочь! Прочь, собака! Уходи отсюда! — Она распахнула дверь в Оранжевый Зал, наступая на пса. Красавчик с глухим ворчанием попятился в комнату. За ним туда же пробрался и кот. Андора со вздохом облегчения закрыла за ними дверь.

Каркон поддернул плащ и, кивнув ученику, направился к винтовой лестнице:

— Нам туда?

— Нет, учитель, мы зайдем с другой стороны, — остановил его ученик и пошел, указывая путь. Пройдя Каминный Зал, они вошли в Зал Дожа. Князь обвел глазами библиотеку профессора Михаила Мезинского, потрогал рукой некоторые книги:

— Очень интересно. Наверное, это самая удивительная комната в доме. Когда около года назад я был здесь, у меня мелькнула мысль забрать несколько томов Бириана Бирова. Но я слишком увлекся охотой за Талдомом Люкс. Жаль! В результате мне не удалось овладеть ни жезлом, ни книгами. Но сейчас маленькая ведьма заплатит мне за все, и я стану самым могущественным Алхимиком во Вселенной!

Ученик не интересовался библиотекой, он спешил в лабораторию профессора. Ему не терпелось показать Каркону место, где Нина занималась своими алхимическими опытами. Остановившись у двери, он стал соображать, как открыть вход в лабораторию, но его раздумья прервали голоса, доносящиеся из холла виллы.

— Ау! Есть кто живой? Нина! Люба! Вы где?


Нина и тайный глаз Атлантиды

Как оказалось, это были Кармен и Андора, испанские тетушки Нины, прибывшие в Венецию с неожиданным визитом.

Андроид Андора, стоящая у двери в Оранжевый Зал, вбежала в комнату и спряталась за высоким диваном, спугнув Платона, намывавшего усы. Издав истошное мяуканье, кот вылетел в коридор.

Кармен поставила чемоданы на пол и поднялась на второй этаж, а настоящая Андора, увидев кота, вошла в комнату, откуда он только что появился.

Карконский андроид затаил дыхание и вжался в пол. Впервые две женщины, почти близнецы, были в двух шагах друг от друга. Однако тете было не до андроида, она с любовью посмотрела на портрет своей сестры, княгини Эспасии.

— Какая же ты красавица. Самая красивая из нас. Если бы ты была жива, Нина могла бы многому у тебя научиться, — прошептала она, опуская глаза. И вскрикнула от неожиданности, увидев торчащие из-за дивана ноги лже-Андоры.

Андроид поднялся на ноги, провел рукой по безволосой голове и произнес:

— Не пугайся. Я не сделаю тебе ничего плохого.

Настоящая Андора смотрела на него, широко раскрыв глаза от удивления.

— Но… что ты тут делаешь? Разве ты не умерла? — спросила она наконец.

— Да, я умерла, но Каркон вернул меня к жизни. Я не могу тебе объяснить всего. Это долгая история, а у меня нет времени. Князь здесь, на вилле. Ты и Кармен в опасности. Я хочу помочь вам. Хочу спасти Нину. — Андроид старался быть убедительным, но у него ничего не получилось.

— Я не верю тебе! Где Нина? Что с ней? Я несколько дней подряд звонила сюда, но мне никто не ответил. Где Люба? Куда вы ее дели? — грозно спросила Андора, надвигаясь на андроида.

— Нина уехала вместе с друзьями, — ответил андроид.

— Уехала? Но куда?

— Это связано с алхимией. Мне трудно сейчас объяснить это тебе.

— Алхимия? Ах да, ведь Нина идет по стопам своего деда. Мне кое-что известно о ее делах. Я и сама это испытала. Ты-то это отлично знаешь. Ведь меня заключили в толедскую башню и подменили тобой. Я никогда не смогу простить тебя, — сказала настоящая Андора дрожащим голосом.

— Я понимаю твои чувства. Но с тех пор я очень изменилась. И хочу помочь тебе и Нине, — снова попытался объяснить андроид.

— Нине правда грозит опасность? — Тетя Андора с тревогой посмотрела в глаза андроида.

— Я все объясню тебе позже. А сейчас мне надо спешить, — сказал клон.

— А Люба? Что с ней? Тоже уехала? — Никак не могла успокоиться Андора.

— Люба и Карло в тюрьме, — поспешил сообщить андроид.

— В тюрьме? — Тетя в ужасе всплеснула руками.

— Да. Но мы их освободим. Поверь мне, прошу тебя. А сейчас я должна идти к Каркону. Я делаю вид, что участвую в его игре, а на самом деле жду удобный момент, чтобы помочь Нине. Понятно? — Андроид старался быть откровенным и убедительным. Тете Андоре не оставалось выбора: она была вынуждена поверить своему клону.

Андроид сделал знак не шуметь и направился в Зал Дожа, оставив Андору в раздумьях.

Кармен, которая, обойдя комнаты второго этажа, никого не нашла, недоуменно ворча, спустилась по лестнице и застала сестру в подавленном состоянии.

— Что с тобой? Тебе нехорошо? — испугалась она.

— Нет-нет, просто устала. Там никого нет? Здесь тоже. Куда-то все ушли, — рассеянно проговорила Андора.

Она старалась выглядеть спокойной, чтобы сестра ничего не заподозрила.

А в это время андроид Андора объясняла Каркону и его ученику, что им надо поскорее убираться из дома, потому что прибыли тети Нины, которые могут поднять шум.

— Вы оставайтесь здесь, а я пойду к Кармен и Андоре и попытаюсь их успокоить, — предложил ученик Каркона. Быстрыми шагами он пересек вестибюль, и, когда сестры увидели его, радостно воскликнули:

— Хосе!

Да-да, таинственным учеником Каркона был именно он — испанский учитель. Хосе предал Нину! Предал всех! Но тетушки, как, впрочем, и все остальные, об этом не знали.

— Приветствую вас, дорогие! Что вы здесь делаете? — спросил он, радушно улыбаясь.

— Мы примчались, потому что ни Нина, ни Люба не отвечали на наши звонки. С ними ничего не случилось? Где они? — взволнованно спросила Кармен, и предатель поспешил успокоить их.

— Люба и Нина чувствуют себя хорошо. Они вышли прогуляться, — соврал Хосе.

— Но почему они в течение нескольких дней не отвечали на звонки? — не унималась Кармен.

— В последнее время телефон барахлит, — продолжал врать учитель.

Андора отказывалась что-либо понимать. Она не знала, на чьей стороне Хосе. Андроид ничего не сказал ей об испанском учителе.

Внезапно из открывшейся двери с лаем выскочил Красавчик и уселся рядом с Андорой.

Та погладила его по голове и заметила, что из-под ошейника виднеется какая-то бумажка.

— Записка! — вскрикнула она с удивлением, разворачивая ее и читая вслух: «Не волнуйтесь. Мы живы. Позаботьтесь о животных».

Под запиской стояли подписи Нины и ее друзей.

Андора провела рукой под ошейником и нашла еще одну записку, на которой была странная надпись: «С…СЕН». Это была та, что сделал Хосе.

Кармен стояла с открытым ртом.

— Что происходит? — наконец спросила она.

Испанский учитель быстро выхватил обе записки из рук женщины.

— Глупая, что ты читаешь! — зло крикнул он.

Кармен посмотрела на сестру, затем на Хосе и почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Она ничего не понимала…

— Мне известно, что Нина не на прогулке с Любой, а уехала, — ледяным голосом произнесла Андора, пристально глядя Хосе прямо в глаза. — И я хотела бы знать, что написано на этой обгоревшей записке? «С…СЕН». Что это означает? Это ведь твоей рукой написано?! — Ее громкий голос разнесся по всему вестибюлю. Платон зашипел, а Красавчик залаял на Хосе.

— С…СЕН? Хочешь знать что? Сейчас объясню, — неожиданно заявил Хосе. Он сразу же переменился, превратившись из добродушного профессора в наглое и циничное существо. — Это означает: СОГЛАСЕН. Да, я согласился стать учеником князя Каркона. Он действительно самый великий алхимик на земле. Профессор Мезинский по сравнению с ним трехкопеечный рыночный фокусник. И Нина такая же. Тщеславная глупая кукла! — зло выкрикнул Хосе с кривой ухмылкой.

— Предатель! — бросила ему в лицо Кармен и зарыдала.

Учитель оттолкнул тетю Андору, которая, свалив китайскую вазу, отлетела к стене, и бросился бежать. Красавчик, молниеносно среагировав, кинулся на Хосе и вырвал клок из его одежды. Предатель несся по комнатам и опрокидывал за собой мебель, пытаясь помешать разъяренному псу догнать его.

Вбежав в комнату, где его ждали Каркон и андроид, он, задыхаясь, крикнул:

— Уходим. Старым клячам все известно. Мы в опасности!

— Я убью их! — взревел Каркон.

— Нет, это не решит проблемы. Больше того, только раздует ее. Придется слишком много придумывать, чтобы объяснять их смерть. Венецианцы вряд ли нам поверят, — вмешалась лже-Андора, пытаясь отвести беду от тетушек Нины.

В этот момент Ямбир Каркона снова раскалился. Это означало, что Нина опять изменила место пребывания.

— Быстрее отсюда! — взвизгнул князь, показав медальон свите. — Нина направляется к тайнику, где я спрятал Тайну Воды!

— Разве она больше не в Китае? — изумилась лже-Андора.

— Нет, видно, Лу Мек Киану не удалось блокировать ее. Этакая дрянь! И на этот раз ей удалось вывернуться! — Князь в ярости сжал кулаки.

Хосе в гневе схватил сосуд с Пастой Смолистой и опрокинул его. Парализующая жидкость разлилась по полу. Каркон и андроид застыли в изумлении.

Хосе поднял на них глаза, налитые кровью, и хрипло проговорил:

— Маленький сюрприз для всякого, кто войдет сюда. А теперь уходим.

Лже-Андора взглянула на искаженные злобой физиономии Каркона и Хосе. Она не могла сообразить, что ей делать. Она смотрела, как черная жидкость растекается по комнате, заливая книги, лежащие на полу библиотеки, и подумала о Максе: «Для него Паста не опасна. Он же внизу, в Акуэо Профундис и скорее всего тоже что-то делает в помощь Нине».

Ей даже в голову не могло прийти, что ее металлический друг в это время находился не в подводной лаборатории, а рядом с Ниной. И скоро, очень скоро им предстояло увидеться.

Лай собаки и громкие крики испанских тетушек заставили непрошеных гостей поспешить.

Каркон рассчитывал настичь юную алхимичку и остановить ее прежде, чем она доберется до Тайны Воды.

Взмахнув плащом, он накрыл им Хосе и андроида, и они исчезли в сернистом облаке.

Когда испанские тетушки вбежали в Зал Дожа, то сразу же угодили в растекшуюся Пасту Смолистую и застыли как вкопанные. Андора — посреди комнаты, а Кармен, которая, едва не упав, успела ухватиться за книжный шкаф, — почти у самой двери.

— Во что это мы вляпались? — перепугалась она.

— Не знаю, сестра. Похоже на смолу, — ответила Андора, пытаясь оторвать ноги от пола.

Животные также едва не угодили в клейкую массу, но успели притормозить на пороге. Красавчик зарычал, а Платон замяукал, обнюхивая пол.

Несчастным женщинам пришлось несладко. Кармен побледнела, словно простыня, и Андора попыталась ободрить ее:

— Постараемся не терять присутствия духа. Вот увидишь, скоро эта дурацкая история закончится, — улыбнулась она сестре.

Тетя Андора начала молиться за Нину и ее друзей. Ей очень хотелось поддержать любимую племянницу, но для этого нужно было хотя бы освободиться из плена черной липкой пасты. Она подумала о Любе и Карло, которые, если верить андроиду, томились в тюрьме. Как они там, бедняги?

— А куда делся Хосе? — чуть слышно спросила Кармен. — Ведь здесь, кроме нас, никого нет.

— Проклятый предатель! — взорвалась Андора. — Я уверена, что он вылил на пол эту гадость.

То, что обе тетушки узнали о Хосе, потрясло их до глубины души. От этого все происходящее воспринималось ими в черном цвете. Они, волнуясь о племяннице, хотели всего-навсего навестить любимую девочку, и вот на тебе: влипли в какую-то вонючую и клейкую массу.

Пес и кот бегали у двери, не рискуя войти в Зал Дожа. Андора обернулась к ним и крикнула:

— Пойдите и приведите кого-нибудь, кто бы мог вытащить нас из этой гадости!

Умные животные мгновенно поняли, что от них хотят, и пулей бросились на улицу.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Весенние ароматы наполняли парк виллы, но очарование, всегда царившее в чудесном парке, покинуло его. Алхимия Света потеряла свою силу, и вилла казалась каким-то проклятым местом.

Солнце стояло высоко в небе, и его лучи, отражались в воде каналов и во влажной брусчатке площадей города. Но теперь они воспринимались как что-то мятущееся и тревожное, как предвестники грядущих ужасных событий.

Хотя венецианские дети, устроившие Молчаливую Революцию, взрослели и умнели прямо на глазах, время праздновать победу еще не пришло. Еще оставались те, кто был лишен свободы, мучились и страдали, и никакая магия на могла облегчить их мучений.

Запертые в темной и сырой тюремной камере, Люба и Карло были истощены и подавленны. Русская няня беспрерывно плакала, а садовник стер подошвы башмаков, шагая из угла в угол по двадцать часов в сутки. Родители Додо, Рокси, Фьоре и Ческо почти потеряли надежду увидеть своих детей и пребывали в глубоком отчаянии.

Время шло, а выхода из сложившейся ситуации все не было.

Далеко от Венеции, в глубинах океана, выбравшись из кораллового лабиринта, Нина и ее товарищи продолжали плыть в синем луче света к Пути Праведников на поиск последней Тайны.

Путешественники чувствовали, что нужно спешить. Долг спасти Ксоракс подгонял их так же, как и желание поскорее вернуться в Венецию.

Но вот синий луч неожиданно исчез, и ребята обнаружили, что находятся в удивительном месте.

Это была необычная комната из тончайшей вуали. Все в ней: пол, потолок, стены представляли собой прозрачную фиолетовую ткань.

Макс опустил на пол рюкзак, огляделся и сказал:

— Я не знаю, куда мы попали.

— Забавная комнатенка, — заметила Фьоре. — Интересно, как нам отсюда выбираться?

Нина сжала в руке Талдом:

— Что-то не похоже, чтобы это был Путь Праведников.

Едва она произнесла эти слова, как по полу комнаты пробежала дорожка, освещаемая красными шарами, которые вдруг возникли над головами путешественников.

Рокси первой ступила на дорожку. За ней последовали другие.

Тропинка была узкой и извилистой. Стояла глубокая тишина, сквозь которую чуть слышно откуда-то издалека доносился звук падающей воды.

Достигнув конца дорожки, Рокси остановилась и воскликнула:

— Боже, как красиво!

Глазам друзей предстал сказочный пейзаж: чудесная зеленая долина с живописным водопадом, ниспадающим в маленькое озерцо.

Нина и Макс бросились к водопаду, уверенные, что именно там они и найдут Четвертую Тайну.

Говорящие предметы улеглись на мягкой траве, а девочки вслед за Ческо поспешили к большому розовому кусту, растущему в тени дуба и усыпанному благоухающими цветами.

— А вот и роза, на которую я должен положить ларец! — воскликнул Ческо.

Додо, несший мешочек с зубами дракона, поднял голову к небу и обнаружил, что это… вовсе не небо!

— Во…во…вода! Смо…смо…смотрите, вместо не…не…неба вода! — закричал он.

Нина в изумлении раскрыла рот: над ними не было облаков, не было солнца, не было неба!

Над долиной простирались толщи голубой воды, непонятно на чем висящей. Инстинктивно девочка высоко подняла Талдом, из клюва Гуги вылетел красный луч, и на водяном небе появилась надпись огромными буквами:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Ура! Мы у цели! — Нина радостно обняла Макса.

Ческо замахал руками, призывая всех:

— Все ко мне! Я нашел розу, на которую, по словам Этэрэи, я должен положить ларец!

Он положил магический предмет на цветок, ларец распахнулся, и ослепительный луч света вырвался наружу.

Внутри ларца лежали четыре жезла, очень похожие на Талдом Люкс, только на одном их конце вместо золотой головки птицы Гуги был раструб, как у горна, а на рукоятке — кнопка с надписью по-ксораксиански «Вили», что означало «черный». Один за другим жезлы перелетели в руки ребят.

— Клянусь всем шоколадом мира, это же маленькие Талдомы! — Нина сравнила жезлы, которые держали ребята, со своим.

— И я смогу вы…вы…выстрелить из него? — спросил Додо и нажал на кнопку.

Из раструба вылетел черный луч и выжег круг в траве в том месте, куда был направлен.

— Осторожно! Не шути с жезлом! Это не игрушка! — строго заметила Нина.

— С таким оружием Каркон нам не страшен, мы справимся с ним, если он появится. — Вооружившись магическим жезлом, Рокси была настроена весьма воинственно.

— Я уверена, что для этого они нам и посланы! — Глаза девочки сияли от радости. — Я счастлива, что и у вас теперь есть ваши собственные жезлы Ксоракса. Это означает, что вас признали настоящими алхимиками.

Ребята, как один, словно произнося клятву, прижали жезлы к груди.

Макс с улыбкой произнес:

— Надеюсь, они хогошо вам послужат.

Рокси заглянула в ларец и увидела там лист бумаги. Это было письмо от профессора Миши. Развернув его, она прочитала вслух написанное:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Пятеро друзей выслушали то, что читала им Рокси, не перебивая, а когда она закончила, удивленно переглянулись. Испытание, которое ждало их, было не таким уж сложным, однако требовало определенных усилий.

Макс взял говорящие предметы и направился к берегу озера. Там он уселся на траву и приготовился слушать.

Водопад низвергался с большой силой, разбрызгивая миллионы капелек воды. От него веяло свежестью и прохладой.

Рокси зажмурилась, вспомнила родителей, оставленных в Венеции, подошла поближе к воде и произнесла:

— Прекрасное — это следование заповедям Добра.

Как только она произнесла эту фразу, по воде озерца пробежала рябь, и на его поверхности появились те же слова на языке Шестой Луны:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Следующей была Фьоре. Она, как и подруга, подумала о маме и папе, и ее глаза наполнились слезами.

И тотчас на поверхности озера появилась другая надпись:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Наступила очередь Додо.

Он откашлялся и, набравшись смелости, выкрикнул слова, которые тут же воспроизвела водная гладь:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Последним был Ческо.

Сбросив испачканную рваную майку, он произнес:

— Прекрасное — это борьба за торжество законов Праведности.

Новая фраза возникла на сверкающей поверхности озера:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Слова, произнесенные ребятами, целиком покрыли гладь озера и покачивались на ней, вызывая легкую рябь.

Макс и говорящие предметы с любопытством наблюдали за происходящим.

Настала очередь Нины: ей надо было прочитать сочиненное ею стихотворение.

Лицо девочки было серьезно и торжественно, голубые глаза стали еще ярче, словно в них отражалась вода озера.

Будто в кино, перед ней промелькнули кадры — письма, которые она получала от деда, с наставлениями и советами.

Ей припомнились указания говорящей Книги, книги Бирова и Тадино Де Джорджиса.

Она увидела родные лица Веры и Джакомо, сидящих на диване в Розовом Зале, Любы и Карло.

И наконец — лицо божественной Этэрэи.

У каждого из них она чему-то да научилась.

Девочка подошла к водопаду и заговорила стихами, которые диктовало ей сердце:

Как цветок не умирает

С его лепестками и стеблем,

Потому что он радует нас

Своим ароматом,

Как бабочка не умирает

С ее крылышками и полетом,

Потому что дарит нам свою красоту,

Как Земля не умирает

С ее горами и океанами,

Потому что хранит вечные богатства, —

Так и я не умираю

С моими мыслями и мечтами,

Потому что мое сердце лучится любовью.

Мы — человеческие существа —

Бессмертны,

Потому что оставляем другим

Наши светлые мысли и наши добрые дела.

Макс зааплодировал. За ним захлопали в ладоши и остальные. Нина смутилась и закрыла лицо руками.

Но тут всех привлек странный шум. Что-то происходило с водопадом. Вода засверкала и стала похожа не на жидкость, а на искрящиеся струи света, которые были такими яркими, что ребятам пришлось зажмурится. Неожиданно в центре озера вспучился огромный воздушный пузырь, и из него появилась гигантская серебряная арфа высотой метра четыре.

Ее струны играли сами по себе, и все вновь услышали музыку Восьмой Ноты, которая была хорошо им знакома.

Макс поднялся со своим рюкзаком:

— Я знаю! Эта агфа пгиведет нас к Четвегтой Тайне!

Друзья не могли оторвать глаз от магической арфы, которая покачивалась в воздухе, словно была невесомой. Музыка и переливы серебряных струн создавали волшебную атмосферу. Ребята стояли как зачарованные.

Неожиданно с водяного неба спустилась веревка, к которой был привязан свиток из зеленой бумаги. Нина дотянулась до него, отвязала и увидела, что на бумаге нарисована ее волшебная Игла.

— Что бы это значило? — пробормотала она, недоумевая.

— Может, это знак, что тебе надо воспользоваться Иглой? — предположила Фьоре.

— Это я и сама понимаю. Но когда и как нужно это сделать? — Нина повернулась к Максу, но андроид пожал плечами, давая понять, что ему это тоже не ясно.

Арфа, колыхавшаяся над водой, подплыла к берегу озера, прямо к тому месту, где находились ребята.

Ческо дотронулся до нее и заметил в основании пять небольших отверстий.

— Нина, смотри, здесь какие-то дырочки. Попробуй-ка засунуть в них Иглу.

Юная алхимичка достала из кармана Иглу и воткнула ее в первую дырочку.

Никакого эффекта.

Она попробовала воткнуть Иглу во второе, затем в третье и четвертое отверстия. И только когда она вложила ее в последнее, серебряная арфа начала менять свою форму.

Игла быстро завертелась, затем взлетела и закружилась вокруг арфы, оставляя за собой шлейф из сверкающих брильянтиков. Арфа вытянулась в длину, и ее струны стали похожими на перекладины длиннющей лестницы, идущей ввысь, к самому водяному небу. Удлинилась и Игла, превратившись в поручень этой необычайной лестницы.


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Вот это да! Чудеса, да и только! — всплеснула руками Фьоре.

— Никаких чудес, это пгосто Лестагфа. На Шестой Луне я видел ее гисунок, сделанный ксогаксианцами, — объяснил Макс.

— А куда же ведет эта Лестарфа? — спросила Нина, уже ничему не удивляясь.

— А вот этого я и не знаю, — закрутил ушами Макс.

Додо сунул в карман золотой жезл и, чувствуя необычный прилив отваги, приблизился к лестнице.

— Да…да…давайте я по…по…пойду первым. Я не бо…бо…боюсь.

— Ну, топай, — дружески хлопнул его по плечу Ческо.

Ребята по очереди, вслед за расхрабрившимся Додо, принялись взбираться по лестнице, не представляя, что ждет их там, наверху.

Когда оставалось всего десять ступенек, Нина заметила, что водяное небо потемнело. Девочка Шестой Луны почувствовала необъяснимую тревогу, но продолжала подниматься, сжимая Талдом и направив клюв Гуги в сторону неба.

— Все это напоминает жидкую страницу говорящей Книги, вам не кажется? Может, нам попробовать войти туда? — решила посоветоваться Нина с ребятами, поднимавшимися за ней.

— А у нас нет выбора, — ответил Ческо, замыкавший цепочку. — Потому что дороги назад нет.

— Это почему? — удивилась Фьоре.

— Потому что лестница позади нас исчезает, — пояснил мальчик.

— То есть как исчезает? — обеспокоилась Рокси и посмотрела вниз через плечо.

Ческо был прав. Части Лестарфы, по которой они только что поднялись, больше не существовало. Она словно испарилась. Ребятам не оставалось ничего иного, как подниматься к небу, если они не хотели свалиться вниз.

— Ну, тогда вперед! — набралась смелости Рокси.

Один за другим они вошли в жидкое небо и сразу же почувствовали, как их тела стали невесомыми.

Ребята словно растворились в этой непонятной субстанции, похожей на воду и воздух одновременно, и медленно поплыли.

Когда они всплыли на поверхность, их ждал сюрприз.

— Мы же в Туманном Ноле! — воскликнула Нина.

Она узнала это место. И не ошиблась.

Действительно, охотники за Четвертой Тайной очутились в море Туманного Ноля, опиравшемся на Нижнее Небо. Прямо над ними нависало Верхнее Небо, покоящееся на девяти мощных колоннах Добрых Чисел, хорошо знакомых Нине.

— Как кра…кра…красиво! — выдохнул Додо.

Фьоре и Рокси поплыли было к колоннам в поисках места, где можно было бы обсушиться, но резко остановились. Посреди моря вода неожиданно вспенилась и всколыхнулась волнами.

Из пены появилась огромная зеленая морщинистая рука с фиолетовыми ногтями.

— Не пугайтесь, она не причинит никому зла, — поспешила успокоить испуганных друзей Нина.

Тем не менее Додо с головой ушел под воду в надежде укрыться от ужасного видения, правда, долго без воздуха не выдержал. Рокси, Фьоре и Ческо обменялись быстрыми взглядами и одновременно подняли свои жезлы. Макс как ни в чем не бывало спокойно поплыл к гигантской руке.

Рука помахала пальцами, словно приглашая ребят приблизиться, и те, преодолевая страх, с осторожностью подплыли к ней.

Первым на нее взобрался и примостился у мизинца Макс. Рокси и Фьоре, поборов отвращение, ухватились за огромное запястье и, вскарабкавшись на ладонь, уселись у большого пальца. Ческо, как обычно, подбадривал Додо, сжимавшего мешочек с зубами дракона.

— Она нас не ра…ра…раздавит? — Додо со страхом смотрел на огромные пальцы.

— Ей больше делать нечего, как нас давить. Давай залезай! — прикрикнул на него Ческо.

Последней на руку поднялась Нина. Расположившись на ладони, она обвела глазами горизонт.

— Интересно, почему мы оказались именно здесь? Если бы я знала, захватила бы с собой полоски с числами.

Макс встал рядом с девочкой, следя, чтобы она не упала в воду.

— Во всем, что пгоисходит, всегда есть смысл. И может быть, мы оказались в Туманном Ноле для того, чтобы ты вспомнила все, чему научилась. А ты как думаешь?

— Думаю, что ты, может быть, и прав. — Нина обвела глазами оба Неба.

— Нет, это невероятно, что мы здесь оказались, — сказала Рокси, крепко держась за средний палец.

— Согласитесь, прикольное путешествие: сквозь бездну Атлантического океана до лабиринта, по Пути Праведников в Туманный Ноль. — Успокоившаяся Фьоре была настроена на романтический лад.

— Но, если мы находимся в Ноле, значит, мы должны произвести какие-то действия с числами? — предположил Ческо, протирая очки краем майки.

— Не знаю. Может быть, Туманный Ноль — просто очередная точка на пути к Четвертой Тайне? — пожала плечами Нина.

Внезапно Верхнее Небо помрачнело. Сначала стало темно-синим, а затем совсем черным. Мириады звезд зажглись на нем, отразившись в море. Нижнее Небо, напротив, сделалось красным, а яркое солнце покатилось за горизонт, увлекая за собой туман, окутывавший Ноль. Вслед за этим от шестой колонны Нижнего Неба оторвались две цифры 6, а от первой колонны Верхнего — две цифры 1, от третьей — две цифры 5. Огромные голубые знаки полетели к ребятам и замерли над морщинистой рукой.

— Ради всего шоколада мира, что нам делать с этими цифрами? — Нина не могла сообразить, почему прилетели именно эти числа.

Макс со странной улыбкой посмотрел на нее:

— А ты будь повнимательнее и подумай, что они тебе напоминают.

Нина напряглась:

— Две шестерки, две пятерки и две единицы…

— Мо…мо…может это код Во…во…воды? — предположил Додо.

— Ну конечно же! Додо, ты гений! Это же алхимический код Четвертой Тайны: 6065511!

— Да, но… — Ческо почесал затылок.

— Что «но»? — повернулась к нему Нина.

— Ноля-то у нас нет, — заметил Ческо.

— А ты что, забыл, что мы сами находимся в Ноле? — засмеялась девочка Шестой Луны.

Цифры повисели некоторое время над головами ребят, затем, сделавшись совсем маленькими, спланировали и мягко улеглись в мисочку Соли Морской, которая дремала, пригревшись, под боком Фьоре.


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Эй, вы что творите? — открыла глаза мисочка.

— Стой спокойно, ты тепегь бесценна, — шутя прикрикнул на нее Макс.

Ребята рассмеялись, а баночка с Накипью Желтой отвернулась, обидевшись, что ей не досталось ни одной цифры.

В этот момент зеленая рука пришла в движение, пальцы один за другим начали медленно сгибаться, и фиолетовые ногти коснулись голов ребят. Никто и вскрикнуть не успел, как рука ушла под воду.

Нина подумала, что это случилось по ее вине, что она совершила ошибку, не сообразив вовремя, как использовать цифры. Мысль о том, что страшная рука Ноля отбросит их обратно в долину Пути Праведников, привела ее в ужас. Лестарфы больше не существовало, и падение могло закончиться плачевно.

Рука погружалась все глубже и глубже, и скорость погружения увеличивалась.

Перепуганные, зажатые острыми фиолетовыми ногтями, ребята не могли и пальцем пошевелить.

Вода постепенно меняла цвет и температуру, становясь холоднее. С закрытыми глазами, задерживая дыхание, ребята чувствовали, что вот-вот задохнутся. В легких уже совсем не оставалось воздуха.

Внезапно рука разжала пальцы и сбросила всех в поток ледяной воды.

Громко зазвучала музыка, вихрь цветов закружил ребят и вынес их на твердь. Не понимая, что с ними происходит, они вскочили на ноги и с трудом отдышались.

Открыв глаза, Нина оторопела. То, что предстало ее взору, было уж чересчур! Перед ней лежала… Атлантида!

Город, исчезнувший в таинственной пучине. Защищенная от моря высоченным хрустальным куполом, сквозь который были видны проплывающие дельфины и акулы, медузы и киты, гигантские спруты и коварные мурены, Атлантида явила себя путешественникам во всем своем великолепии.

Дворцы из розовых и белых кораллов, площади и улицы, устланные красным гранитом, фонтаны, облицованные изумрудами, алмазные статуи. Тысячи уличных фонарей из синего кварца освещали самый загадочный город в мире. Вдали тянулись бескрайние зеленые поля и сеть ирригационных каналов, питающих их водой. Город окружала невысокая стена, декорированная тысячами мелких мозаичных панно.

— Это похоже на сон, — прошептала девочка Шестой Луны.

Ческо, опершись на колонну из зеленого мрамора, оглядывался по сторонам, не в силах вымолвить ни слова от восторга.

Фьоре и Рокси, подняв головы, разглядывали сотни мелких разноцветных рыб, носившихся за прозрачными стенами. Додо подошел к Максу и подергал его за рукав:

— Ты уже бы…бы…бывал здесь?

— Нет, мой дгуг. Но мои дгузья-андгоиды и многие ксогаксианцы мне гассказывали об этом месте. Атлантида — это гогод, куда тысячи лет не ступала нога человека, — ответил Макс, с восхищением разглядывая дворцы и прекрасные статуи.

Еще не обсохшие говорящие предметы медленно приходили в чувство.

— Ааапчххи! — Сосуд с Пылью Светящейся чихнул и замотал головой.

Баночка с Накипью на подгибающихся ножках заковыляла к высокому огню, горевшему в центре алтаря. Мисочка с Солью осталась рядом с Максом.

Тот, открыв рюкзак, достал оттуда полотенце и теперь тщательно протирал свои металлические части.

А в ребячьих башмаках хлюпала вода, оставлявшая следы на чистейших плитах улицы. Насквозь промокшие ребята поспешили вслед за банкой к огню обсушиться. Подойдя к алтарю, Фьоре увидела надпись: Фламма Феракс.

— Это на латыни и означает Пламя Плодоносное, — перевел Ческо раньше, чем Фьоре сумела продемонстрировать свое всезнайство.

Девочка фыркнула:

— Вот уж не думала, что ты знаток латыни.

Все засмеялись. Разморенные теплом, друзья затихли, и долгое время только потрескивание огня нарушало тишину. Пламя освещало стену с голубыми мозаиками. Два огромных желто-черных глаза смотрели прямо на ребят.

— Впе…впе…впечатляют эти гла…гла…глаза. — Додо не в силах был оторваться от мозаик.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Ребята, удобно устроившись на подушках красного шелка, разбросанных вокруг огромного алтаря, засмотрелись на хрустальный потолок, любуясь рыбами, водорослями и камнями морской пучины. Никто из них не обратил внимания на слова Додо. А Рокси, еще раз внимательно взглянув на алтарь, на его боковой стороне увидела каменную плиту, на которой было что-то высечено.

— Смотрите! Что это там?! — позвала она ребят.

Все вскочили и бросились к плите. Склонившись над ней, Фьоре прочитала вслух:

АТЛАНТИДА, РАЗДЕЛЕННАЯ НА 600 КЛЕРОССОВ

«Очень давно один философ написал,

что когда-то существовал

громадный остров Атлантида.

Остров имел форму прямоугольника

540 на 360 километров

и был окружен горами, которые

защищали его от холодных ветров.

Равнину вокруг города орошала вода

из сложной системы каналов,

располагавшихся перпендикулярно друг другу.

Эти каналы делили равнину на 600 квадратов,

они назывались клероссы.

Вокруг города тянулась стена,

ее протяженность составляла 61 километр.

Внутри стены по кругу текли реки,

пересекавшие бескрайние поля.

Но красота Атлантиды не сохранилась.

Злобные силы использовали Алхимию Тьмы,

и та накрыла город, а океан поглотил его.

И люди надолго забыли о

существовании Атлантиды».

— Алхимия Тьмы? Тогда это дело рук подлого Каркона! — с горечью воскликнула Нина.

— Да, злые маги завладели Атлантидой, и она утонула, исчезнув не только с повегхности Земли, но из людской памяти. — Макс печально покачал головой.

— Если это сделал Каркон, то сколько же ему лет? — озадаченно спросил Ческо.

— Это одна из его тайн. Никто не знает его возраста. Об этом не сказано даже в Черной тетради моего деда, — отозвалась Нина.

— Но это означает, что Атлантида была и есть в его власти! Уж не ловушка ли для нас это место? — Фьоре даже вздрогнула от пронзившей ее мысли.

— Нет, вгяд ли. Но здесь хганятся самые важные секгеты Ксогакса, — успокоил ее Макс.

— Ка…ка…какие такие се…се…секреты? — удивился Додо.

— Четвегтая Тайна, напгимег. Я увеген, она спгятана где-то в этом месте. И нам надо найти ее ганьше, чем сюда заявится Кагкон.

— А что ж такое на самом деле эти клероссы? — Фьоре стояла у плиты, вновь и вновь перечитывая высеченный на ней текст.

— Если мне не изменяет память, клегоссы — это большие квадгаты земли, котогые и составляют Атлантиду, — попытался объяснить Макс. — Тут же сказано, что весь гогод поделен на 600 клегоссов.

— Стало быть, мы находимся в одном из клероссов, — заключил Ческо.

— Пгавильно. А там начинается дгугой. Видите на мгамогном полу газделяющую их линию?

— Я бы не возражала побывать во всех, — засмеялась Рокси и случайно задела рукой изумрудный карниз алтаря.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Раздался щелчок, и на алтаре, рядом с надписью «Фламма Феракс», напротив желто-черных глаз, из пола поднялась медная пластина, на которой была изображена карта Атлантиды.

— Вот это да! — вырвалось у ребят.

Нина подошла и увидела, что и в самом деле город был разделен на 600 равных долей.

— Мы находимся вот здесь, — ткнула она пальцем в квадрат под номером 150. — Видите, написано «Фламма Феракс».

Карта действительно читалась очень легко, и ребята сразу разобрались, какие из клероссов таят опасность.

Поверх некоторых домов, улиц, площадей и рек была начертана буква К, а рядом с ней череп.

— К — это знак Каркона! — напомнил Ческо.

Юные алхимики переглянулись: Атлантида больше не казалась им такой уж сказочной и безопасной. Здесь таились ловушки Каркона!

Например, три дома с самыми крупными буквами К.

В клероссе под номером 600 это было огромное строение — Дворец Гигантских Анемонов, а совсем рядом с площадью, где находились путешественники, в двух шагах от алтаря, — небольшое сооружение, обозначенное как Червятник, с двумя К!

Еще одно сомнительное здание — Театр Сирен — располагалось в сорок четвертом клероссе.

— Вот мерзавец! Мы должны быть очень осторожными, — предупредила друзей Нина, сжимая Талдом.

— А не отдохнуть ли нам немного? — предложил Ческо. — Мы слишком устали и вряд ли в таком состоянии сумеем противостоять его козням.

— Ты прав, несколько часов сна нам не повредят, — поддержала друга Нина и первой улеглась на мягкую подушку.

Атлантида, казалось, была безлюдна. Никаких признаков жизни.

Однако Зло готовилось обнаружить себя, проявив самые отвратительные свойства Алхимии Тьмы.

Перед тем как провалиться в сон, утомленные ребята успели с тоской подумать о своих родителях, которых оставили далеко в Венеции, и о том, что хорошо бы побыстрее найти эту Тайну и вернуться домой. Живыми и невредимыми.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава восьмая

Колодец Шанда

А в это время далеко от алтаря, а точнее, во Дворце Гигантских Анемонов, в шестисотом клероссе, яркая вспышка осветила коралловые стены здания, и из желтого серного облака возникли Каркон, Хосе и Андора.

Князь сжимал в кулаке Ямбир, копию магического медальона, благодаря которому троица моментально переместилась из Зала Дожа на вилле «Эспасия» прямо туда, где находились Нина и ее друзья.

— Вот мы и в Атлантиде! — Каркон довольно хмыкнул и потряс Ямбиром.

Хосе и Андора с любопытством разглядывали легендарный город.

— Нам надо хорошенько подготовиться к встрече с этими сопляками, — заметил Каркон. — Прежде всего я спущусь в колодец Шанда.

— Колодец Шанда? А это далеко? — поинтересовался Хосе.

— Нет, посмотри сюда. — Каркон острием Пандемона указал в центр комнаты.

В пол из черного мрамора была врезана железная решетка, служившая крышкой колодцу Шанда.

Андроид и учитель, придвинувшись к решетке, заглянули в черную дыру. Колодец, казалось, был бездонный.

— Что там? — спросил андроид.

— Шанда! Драгоценный кубок из золота, украшенный алмазами, в котором заключена Четвертая Тайна — Вода! — с гордостью провозгласил Каркон.

— Здорово придумано! Уверен, Нине никогда не удастся отыскать ее! — Хосе уважительно посмотрел на Каркона.

— Не доверяю я этой ведьме, — пробормотал князь. — Она бродит где-то рядом, и кто знает, что она успела натворить. Лучше всего спуститься и проверить, на месте ли Шанда.

Каркон поднял Пандемон Морталис и нажал на одну из трех букв К на рукоятке: в мгновение ока одна из стен комнаты сдвинулась и в проеме появился компьютер.

— Надо же, как все организовано! — восхитился Хосе. — Многоуважаемый князь, вы действительно выдающийся алхимик!

— Я самый лучший алхимик! Самый великий! И скоро стану единственным хозяином Вселенной! — вскричал Каркон, потрясая Пандемоном.

— А что будем делать сейчас? — Андоре хотелось проникнуть в планы князя, чтобы знать, когда она сможет улизнуть и присоединиться к Нине и ее друзьям.

— Сейчас я спущусь в колодец, а вы подождите меня здесь, — распорядился Каркон.

Маг набрал на клавиатуре пароль, решетка открылась, и по узенькой лестнице он стал спускаться в глубокий колодец.

Хосе был так потрясен увиденным, что не заметил, как Андора, едва голова князя скрылась в черной дыре, покинула Дворец. Обнаружив ее исчезновение и заподозрив неладное, профессор немедля бросился на ее поиски.

Андора бежала по улицам Атлантиды наугад, доверяя лишь своей интуиции. Молнией она пролетала через мосты над реками, через просторные площади, окруженные домами и башнями из кораллов. Наконец она добралась до клеросса, в котором находились ребята.

Андора остановилась, чтобы отдышаться, и увидела улочку с высокими фонарями, испускавшими синий свет. Туда она и направилась, моля бога, чтобы выбор оказался правильным.

Хосе сильно отстал от андроида, да еще и заблудился. По дороге он заглядывал во все дома и дворы, но Андоры нигде не было видно.

Время шло, и пока Каркон спускался в колодец Шанда, чтобы проверить, все ли в порядке с Четвертой Тайной, юных алхимиков ждало событие, немало их взволновавшее.

Додо посапывал. Лежа с ним на одной подушке, смотрела свои сны Фьоре. Рокси делала то же самое на соседней подушке. На своей подушке беспокойно крутился Ческо. Нина спала без сновидений. Макс прикорнул возле говорящих предметов.

Когда Андора появилась на площади, она сразу же увидела спавших в тени алтаря ребят.

Вздох облегчения вырвался из ее груди. Она прислонилась к фонарю, хваля себя за интуицию и сообразительность. Ей не терпелось обнять Макса, не терпелось рассказать Нине о том, что в действительности происходит, раскрыть правду о Хосе. Но она волновалась, не зная, как они отреагируют на ее появление: все-таки для них она оставалась опасным карконским андроидом!

Зачерпнув из фонтана пригоршню ракушек, Андора бросила их в ребят.

Первой пробудилась Рокси. Она подняла голову, невидяще посмотрела перед собой и снова упала на подушку. Ракушки попали и на Ческо, который, не открывая глаз, просто смахнул их с лица рукой.

Тогда Андора, укрывшись за фонарем, кашлянула.

Макс поднял голову и огляделся.

— Кто здесь? — настороженно спросил он.

От звука его голоса проснулась Нина, схватила Талдом и решительно сказала:

— Кто бы ты ни был, мы не боимся тебя! Выходи!

Теперь уже проснулись и все остальные.

Андора вышла из своего укрытия и, низко опустив голову, направилась к ребятам. Остановившись в нескольких шагах от них, она крикнула:

— Это я! Вы что, меня не узнаете?

— Андога!!! — Макс радостно бросился к ней навстречу.

Два андроида крепко обнялись. Макс нежно погладил стриженую голову Андоры:

— Какой мегзавец этот Кагкон! Что он с тобой сделал?

Ческо поднял свой жезл и направил на Андору:

— Макс! Отойди от нее! Она очень опасна!

Теперь все ребята целились в карконского андроида из своих магических жезлов.

Но Макс заслонил Андору.

— Нет! Не стгеляйте! Она хогошая!

— Он говорит правду, ребята, — тихо сказала Андора. — Я больше не опасна. Поверьте мне! Хотя Каркон и вернул меня к жизни, но я на вашей стороне. Я только притворялась прежней. Тогда в Венеции чувство вины перевернуло всю мою душу, вот почему я и покончила с собой. Отключила себя. Но сейчас, когда я вернулась, я хочу заслужить ваше прощение. Я буду с вами до конца!

— Но как мы можем тебе поверить после всего, что ты натворила? — спросила девочка Шестой Луны, пристально глядя в глаза андроида.

— Я не знаю как, но я прошу вас поверить мне. Знайте, Каркон уже здесь! И только я в силах помочь вам отнять у него Четвертую Тайну!

Макс взял Андору за руку и повел к ребятам, которые настороженно следили за каждым движением приближающегося андроида, готовые выстрелить в любую минуту.

Макс нежно обнял Андору.

— Мне так тебя не хватало, — шепнул он ей на ухо. — И я так стгадал, когда ты умегла. Но ты вегнулась, и я чувствую себя самым счастливым андгоидом во Вселенной.

Андора заплакала. Макс крепко прижал ее к себе, и андроиды поцеловались.

Никто из ребят не осмелился произнести ни звука.

— Я рада, что нашла вас. — Андора повернулась к Нине: — Дорогая девочка, мне надо многое сказать тебе, но сейчас для этого нет времени. Каркон с минуты на минуту может перепрятать Четвертую Тайну.

— А где он? — с тревогой в голосе спросила Нина.

— Во Дворце Гигантских Анемонов.

— Это клеросс под номером 600, — вспомнила карту девочка.

— Да. Тайна на дне колодца Шанда.

— Шанда — что это такое? — вмешалась в разговор Фьоре.

— Так называется кубок, в котором содержится Тайна Воды, — объяснила Андора и схватила Нину за руку. — Нам надо спешить!

Шум приближающихся шагов заставил их насторожиться. На улице с синими фонарями появилась фигура в длинном плаще и островерхой шляпе.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Андора сделала несколько шагов навстречу, готовая первой встретить опасность. У ребят защемило сердце. Макс подумал, не Каркон ли это. Фигура была в нескольких метрах от них, когда ребята узнали ее.

— Это невероятно! Профессор Хосе!! — воскликнула Нина.

— О-ля-ля! Наконец-то я вас нашел! — Испанский учитель шел к ним навстречу, сияя улыбкой.

— Не верьте ему! Он предатель! — закричала Андора.

— Что ты несешь, дурацкий андроид! — возмутился Хосе. И снова обращаясь к ребятам, засмеялся. — У него после восстановления плохо с мозгами.

Нина переводила взгляд с Андоры на Хосе, не зная кому верить.

— Про…про…профессор, я так рад ви…ви…видеть вас, — расчувствовался Додо.

— Друг мой, подойди, дай обнять тебя.

Хосе развел руки, чтобы заключить Додо в объятия, но вдруг Рокси дернула мальчика за рукав:

— Стоять, Додо!

— Но почему? Вы разве не хотите поприветствовать своего учителя? — изобразил Хосе вымученную улыбку.

Нина сделала шаг вперед:

— Профессор, вы должны объяснить нам, как вы здесь оказались? Каким образом вы нас настигли?

— Я алхимик или нет? — с наигранным негодованием воскликнул Хосе. — Разве не я был лучшим учеником твоего деда Миши? Почему же тебя удивляет мое появление? Я воспользовался компьютером в Акуэо Профундис, и вот я здесь, с вами.

Однако его объяснения только усилили подозрения девочки.

— Вам помог компьютер? Но это неправда. Перемещаться сквозь пространство и время можно только с помощью Ямбира.

— Именно так и было, Нина, — вмешалась Андора. — Я и Хосе сопровождали Каркона.

Мы отправились прямо из Зала Дожа. С помощью Ямбира, копия которого есть только у него, мы и оказались в Атлантиде. Каркон притащил нас сюда, чтобы погубить тебя.

Андора с ненавистью смотрела на учителя.

— Каркон был на вилле «Эспасия»?! — Нина пришла в ужас от этого известия.

— Да, вместе с Хосе. Хосе разлил по полу парализующую жидкость, Пасту Смолистую…

В этот миг Хосе, чтобы избежать дальнейших разоблачений, бросился на Андору с кулаками.

Макс и Ческо молниеносно вмешались и оттолкнули учителя. Тот был вне себя и брызгал слюной от ярости.

— Я доскажу остальное, — продолжила Андора. — На виллу приехали твои тети, они были обеспокоены твоим отсутствием.

— Тети? Приехали из Мадрида? Им ничего не грозит? — Девочка Шестой Луны не могла скрыть беспокойства.

— Эти старые клячи умрут! — злобно прохрипел Хосе. — Паста Смолистая приклеивает насмерть, и ничто не в состоянии спасти от нее!

— Как ты мог?! Ты, любимый ученик моего деда! Ты, кто научил меня многому! Ты, который жив только потому, что мы спасли тебя из смертельных пут Каркона!

Глаза Нины заблестели от слез. Такое подлое предательство настолько поразило девочку, что силы оставили ее. Внезапно она вспомнила письмо деда о Судьбе и беседы с ним на Ксораксе. Уже тогда дед предостерегал ее, чтобы она была осторожна с Хосе, но Нина не придала значения его словам. Зато сейчас девочка почувствовала, как леденеет ее кровь.

— Я пришел к выводу, что правда на стороне Каркона, — со злостью бросил ей в лицо предатель. — Что Алхимия Тьмы намного могущественнее Алхимии Света. Думаю, ты сама теперь убедишься в этом.

— Ты очернил имя моего деда, — с горечью проговорила девочка.

— Да. И это я помог засадить за решетку Любу и Карло. Я здорово притворялся, и никому из вас не удалось разоблачить меня, не правда ли?

— И это ты подбросил в кухню бутылку с ядом? — Нину затрясло от ненависти к этому негодяю.

— Конечно, я! А ты кончишь свою жизнь за решеткой тюрьмы Пьомби! — Он явно провоцировал девочку на схватку, уверенный, что выиграет ее.

— Гнусный предатель! — Сплюнув Хосе под ноги, Рокси направила на него свой жезл и нажала на черную кнопку.

Голубое пламя, вылетевшее из раструба, поразило учителя в левое плечо. Его лицо перекосилось от боли, но от этого он разъярился еще больше. С воплем Хосе подскочил к Андоре и нанес ей сильнейший удар.

— Не смей пгикасаться к ней! — вскричал Макс, бросаясь на предателя.

Тот схватил андроида за правую руку, дернул и оторвал ее, кинув прямо к ногам Додо.

Макс зашатался. Обрывки проводов повисли из поврежденного плеча андроида, он закатил глаза и без чувств рухнул на землю.

Андора бросилась к нему, обняла и заплакала, повторяя:

— Макс, Макс, очнись! Прошу тебя, не оставляй меня одну!

Ребята склонились над андроидом.

Воспользовавшись заминкой, Хосе бросился в сторону ближайшего клеросса. Нина, сжав в руке Талдом, помчалась за ним.

Ческо попытался привести Макса в чувство. С помощью друзей он осторожно подсунул ему под голову подушку, чтобы андроиду было легче дышать.

Андора была потрясена состоянием друга. Она крикнула в спину убегающего Хосе:

— Берегись, я убью тебя!

Предатель несся, не разбирая дороги, но вскоре уперся в городскую стену, в тупик. Путь к спасению был отрезан. Он заметался из стороны в сторону, не давая Нине точно прицелиться. А потом, с выступившей на губах пеной и налитыми кровью глазами, неожиданно бросился обратно. Но, пробежав всего несколько метров, наткнулся на Андору.

— Ну вот и все, теперь тебе конец. — Металлический голос Андоры прозвучал как приговор.

Однако Хосе пригнулся и проскочил мимо андроида. Подбежав к ребятам, он попытался было схватить Рокси, намереваясь взять ее в заложницы, но Ческо со всей силы ударил его в грудь и сбил с ног.

Фьоре выстрелила из своего жезла и попала профессору в другое плечо.

— Проклятые сопляки, ну держитесь! — Страшные ругательства так и сыпались из уст бывшего учителя.

Хосе вскочил, вцепился в Ческо и отшвырнул его к стоящему в паре метров невысокому коралловому зданию — Червятнику. Входная дверь не выдержала удара, и мальчик влетел внутрь, распугав спавших гигантских червяков. Хосе подскочил, собираясь захлопнуть за ним дверь, но тут за его спиной, словно разъяренные фурии, возникли Рокси и Фьоре.

Обе девочки принялись беспорядочно стрелять из магических жезлов, но им так и не удалось попасть в Хосе. Увернувшись в очередной раз, он схватил их за волосы и швырнул вслед за Ческо. Затем захлопнул дверь и оторвал ручку, чтобы дверь нельзя было открыть.

В отличие от своих подруг, Нина стреляла точнее. Ее выстрел попал в ногу Хосе. Падая, учитель задел рукой банку с Пылью. Та, издав жалобный писк, разлетелась на мелкие кусочки. Над осколками взвилось облачко черного дыма, которое быстро заволокло все вокруг.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Перепуганный Додо пребывал в шоке. Плохо соображая, что делает, мальчик поднялся с земли, подобрал оторванную руку Макса и побрел к улочке, освещенной синими фонарями. Черный дым застилал ему глаза. Он с трудом дышал, кашлял и бормотал что-то невнятное.

Едкий запах дыма проник и в легкие Хосе, и он зашелся в сильном кашле, перекатываясь с боку на бок от боли в ноге. Воспользовавшись ситуацией, разъяренная Андора схватила его за горло и принялась душить.

Лицо предателя побагровело.

— Оставь его! — остановила андроида Нина.

Андора, ослабив хватку, с удивлением обернулась к девочке: предатель должен был получить по заслугам.

В этот момент Хосе встретился взглядом с Ниной, склонившейся над ним, и поразился, как голубые глаза девочки похожи на глаза профессора Миши. За секунду перед ним пронеслась вся его жизнь. Сделав над собой нечеловеческое усилие, он прохрипел:

— П-р-о-с-т-и м-е-н-я…

И, издав последний вздох, навеки закрыл глаза.

Нина горько заплакала. Слезы ручьем катились по ее щекам.

— Нет, профессор, — прошептала она. — Даже если я думаю, что вы предали нас не по своей воле, я не могу простить вас. Я знаю, что это сотворил с вами Каркон своим колдовством. Я это чувствую. И все равно…

Девочка была глубоко подавлена. Никогда она не могла представить, что ей придется присутствовать при расправе с Хосе, да еще руками Андоры. Неожиданно для всех андроид и профессор поменялись ролями. Он, прежде добрый и благородный, превратился в негодяя. Она, злодейка на службе у Каркона, переродилась в добрейшее существо.

Нина, глядя на мертвого учителя, не могла сдержать слез. Прямо на ее глазах тело Хосе стало изменяться: лицо превратилось в маску из папье-маше, а руки высохли, остались лишь кожа да кости. Труп предателя разлагался с поразительной быстротой.

Девочка подняла черный плащ Хосе и накрыла им его. Затем, с трудом переставляя ноги, она подошла к Максу. Сев рядом с металлическим другом, Нина взглянула еще раз на великолепный город, раскинувшийся перед ними, и поклялась отомстить за все злодеяния своему Врагу Номер Один — Каркону.

Тем временем черный дым рассеялся, и стали видны мисочка Соли и баночка Накипи, оплакивающие разбитую подругу. Это была уже вторая потеря среди говорящих предметов.

Нина собрала осколки, которые остались от нее, и аккуратно положила их на алтарь. Взглянув на два желто-черных глаза, нарисованные на стене, девочка обратилась к плачущим предметам:

— Мне очень жаль, что так случилось. Что я не смогла защитить вашу подругу.

— Этот человек в островерхой шляпе — настоящий мерзавец, — не прекращая рыдать, вымолвила мисочка.

— Да, он был очень плохой, и я рада, что его больше нет, — поддержала подругу баночка.

— А всего лишь недавно он был моим учителем алхимии, добрым и милым. — Нина грустно покачала головой.

— Это ужасно, когда тебя предают друзья. Ведь правда? — с печалью в голосе воскликнула баночка Накипи.

— Это самое дурное, что может случиться. От этого болит сердце. — Нина повернулась к Максу, все еще не пришедшему в сознание.

Вот кто был настоящим другом. Он никогда бы не предал.

Девочка перевела взор на Андору, нежно гладившую лицо андроида.

— Он отключился… Он умер… — всхлипывая причитала она.

— Успокойся, мы починим его руку, и он будет таким же, как прежде, вот увидишь, — утешала ее Нина.

— Но Додо унес его руку.

— Как унес? Куда? — удивилась девочка.

— Я не знаю. Он исчез в черном дыме, — ответила Андора.

И тут они услышали крики Ческо, Рокси и Фьоре, доносившиеся из Червятника.

— Боже мой, с ними что-то случилось! Нужно срочно спасать их! — вскочила на ноги Нина.

— Этим займусь я, а ты должна поспешить к Каркону. Если он достанет Четвертую Тайну, нам конец. Торопись, Нина! — вытирая слезы, вскричала Андора.

— А как же Додо? — Нина колебалась, не зная, что ей делать.

— Им мы займемся позже. Он, наверное, где-то спрятался. Ты же знаешь, какой он пугливый.

— Но я очень за него беспокоюсь. — Девочка все еще не решалась покинуть друзей.

— Доверься мне. Поторопись в шестисотый клеросс и завладей Четвертой Тайной, — убеждала ее Андора.

Она крепко обняла девочку. Почувствовав прилив энергии, Нина сжала Талдом и помчалась в направлении Дворца Гигантских Анемонов.

С горящими щеками, тяжело дыша, как молния неслась она по улочкам города, по мостам через речки, спеша к опаснейшему колодцу Шанда.

Тем временем Андора занялась освобождением трех юных алхимиков, запертых в Червятнике. Мощным ударом ноги она вышибла дверь и увидела ребят, облепленных с головы до пят огромными белыми червями.

— Что же вы, стреляйте в них! Стреляйте! — закричала Андора.

Ее призыв привел ребят в чувство.

Они принялись жать на кнопки своих жезлов, сжигая отвратительных червяков Атлантиды.

Покончив с этой нечистью, пленники выбрались из здания и тут же рухнули на землю, полной грудью вдыхая свежий воздух.

— Ничего, сейчас вы придете в себя, — подбодрила Андора обессилевших друзей. — Скоро вернется Нина, и все закончится. И Додо мы найдем, и Макса починим.

Тем временем Нина была уже у колодца. Девочка заглянула внутрь, и холод сковал ее тело. Бездонный черный колодец, в котором царил мрак, и где-то внизу затаился ужасный Каркон.

Она никак не могла решиться спуститься в эту бездонную темноту.

Девочка закрыла глаза и постаралась собраться с духом.

«Я должна сделать это. Во что бы то ни стало. Не хватает только Тайны Воды, и Ксоракс будет спасен, а дети Земли смогут мыслить свободно», — убеждала она себя, слушая биение собственного сердца.

Ухватившись руками за первую ступеньку лестницы, она начала спускаться в колодец.

Казалось, что фиолетово-красные стены колодца никогда не кончатся. Ее окружал мрак, и лишь на самой глубине что-то слабо мерцало. Девочка остановилась и прислушалась. Из глубины колодца до нее донесся едва различимый голос Каркона:

— Мой бесценный кубок, как ты прекрасен! Ты мой! Только мой!

Спустившись еще ниже, Нина в свете факела разглядела Каркона и, прежде чем спрыгнуть с последней ступеньки лестницы, направила на него Талдом, готовясь выстрелить в любую минуту.

Каркон, склонившись над кубком, стоял к ней спиной.

Девочка бесшумно ступила на пол и увидела, что это очень маленькое круглое помещение. Здесь любой промах мог оказаться роковым.

Все еще оставаясь незамеченной, она направила Талдом в спину Каркона и несколько раз нажала на кнопку.

Каркон выронил кубок из рук, обернулся и взвыл, словно раненый зверь. Его реакция была стремительной, и он успел выстрелить из Пандемона Морталис.

Вылетевшие языки пламени едва не обожгли Нину.

— Негодяйка! Ты уже здесь! — завопил маг, и его глаза налились кровью.

— Да, здесь! Пришел твой конец! Четвертая Тайна будет сейчас моей! — уверенно заявила девочка Шестой Луны.

— Никогда этому не бывать! Я убью тебя! — Каркон направил смертоносное оружие на Нину и дал сильнейший разряд.

Но девочка была готова к этому, и ей удалось увернуться, отпрыгнув к стенке, так что пламя едва опалило ее волосы.

Зато вырвавшийся из Талдома голубой лазерный луч огромной мощности поразил правую руку Каркона. Взвыв от боли, князь бросился к девочке, схватил ее и попытался головой ударить о стену.

Нина успела вновь нажать на кнопку, и на этот раз попала лучом князю в ногу. Однако искры от выстрела обожгли и ее лицо. Она продолжала жать на кнопку, нанося противнику удар за ударом. Один из выстрелов поразил Каркона в живот, отчего тот переломился пополам и, прижав к груди Кубок Шанда, рухнул на дно колодца.

Повернув к девочке перекошенное от боли лицо, скрежеща гнилыми зубами, Каркон с трудом проговорил:

— Тебе никогда не убить меня…

— Ты заслуживаешь не смерти, а вечного проклятия, — ответила девочка, держа его под прицелом.

— Вечного? Даже и не рассчитывай! — огрызнулся Каркон и уставил на Нину свой дьявольский взгляд.

— Тебе удалось обманом завлечь в свои сети Хосе, но теперь он мертв! — крикнула она, не сумев удержать слезы.

— Глупый профессоришка! Бесхарактерный дурак! — с презрением отозвался Каркон, с трудом поднимаясь на ноги.

Нина, стоя спиной к стене, пристально следила за его движениями, готовая снова пустить в ход Талдом.

— Как же тебе удалось убить его? — небрежно спросил Каркон, пошатываясь.

— Его убила не я, а Андора, — сказала девочка. И, увидев, как перекосилось от злости лицо князя, подтвердила: — Да, да, твой любимый андроид на моей стороне. Как видишь, можно переметнуться не только к тебе.

— Андора? — взвыл князь. — Нет, я тебе не верю! Такого не может быть! Она всегда была мне преданна!

— Когда-то, зато теперь нет. — Нина была безжалостна.

Князь испепелил девочку злобным взглядом и, собрав последние силы, кинулся к лестнице, оставляя за собой кровавый след.

Нина бросилась за ним. Ей удалось вцепиться в край его плаща.

С неимоверным усилием маг преодолевал ступеньку за ступенькой, таща маленькую девочку за собой. И вдруг он с силой рванул плащ.

Нина выпустила его из рук и камнем полетела вниз, едва не выронив Талдом.

Каркон перевалился через край колодца и подполз к компьютеру. Положив кубок и Пандемон рядом с клавиатурой, он дрожащей рукой стал набирать код, опускающий решетку колодца, надеясь навсегда похоронить в нем надоедливую девчонку. На второй набранной цифре крышка начала медленно сползать, закрывая вход.

Нина была уже почти наверху, когда поняла, что через секунду окажется в ловушке. И тогда она выстрелила из Талдома.

Ужасное пламя охватило решетку. От едкого дыма Каркон закашлялся и схватился рукой за горло, так и не набрав остальные цифры кода. Решетка зависла на полпути.

Девочка, моля бога и любимого дедушку о спасении, зажмурилась и одним рывком преодолела стену огня, упав на пол зала с опаленными волосами и дымящейся одеждой.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Увидев это, Каркон вскочил и схватил кубок, но полой плаща случайно смахнул со стола Пандемон, который, скользнув по мраморному полу, полетел в колодец.

Это была не последняя потеря князя.

Ревя от боли и отчаяния, Каркон побежал прочь, забыв на столе свою Красную тетрадь и копию Ямбира. Времени вернуться за ними у него не было: Нина уже нацеливала на него смертоносный Талдом.

Легендарная Атлантида, которая на протяжении долгого времени хранила Четвертую Тайну, стала единственным свидетелем бегства Черного Мага.

Девочка Шестой Луны, с удивлением и радостью проследив за полетом Пандемона в бездонный мрак, взяла со стола Красную тетрадь и копию медальона. Глядя на постыдно покидающего поле сражения врага, она засмеялась:

— Беги, беги, ты больше не опасен. Теперь ты легкая добыча. Сейчас я заберу у тебя и Четвертую Тайну.

С этими словами она спокойно положила тетрадь в карман, копию Ямбира бросила вслед за Пандемоном в колодец и быстро зашагала в ту сторону, где исчез раненый Каркон.

Выйдя из Дворца Гигантских Анемонов и ориентируясь по следам крови, она не теряла бдительности, чтобы не угодить в какую-нибудь ловушку. Завернув за угол небольшого здания из кораллов, она оказалась перед Театром сирен.

«Клянусь всем шоколадом мира, это уже сорок четвертый клеросс, на карте он обозначен как очень опасный», — подумала она, рассматривая красивое здание.

Это было огромное сооружение из фиолетовых кораллов и красного стекла. Гигантские статуи грациозных морских сирен, танцующих с дельфинами, украшали его. Ничто, казалось, не предвещало опасность. Напротив, прекрасная архитектура радовала глаз, умиротворяла и успокаивала.

Нина остановилась перед центральным входом. Дверь, ведущая внутрь, была гостеприимно распахнута. Но на пороге девочка заметила капли крови. «Каркон где-то здесь», — подумала она, держа наготове Талдом.

Первое, что она увидела, войдя внутрь, был партер с креслами из морских раковин. Десять хрустальных люстр освещали партер и ложи. Все было отделано золотом и украшено драгоценными камнями.

— Какая красота! — прошептала в изумлении Нина. — Какие же грандиозные зрелища устраивались здесь!

Тихий шорох со стороны сцены отвлек ее от созерцания этого великолепия. Она взглянула туда и заметила, что лампы и софиты медленно разгораются. Открывшаяся ее взгляду декорация представляла собой весенний пейзаж: на фоне голубого неба вдоль кулис стояли цветущие деревья, а посреди били сверкающие струи фонтанов. Внезапно откуда-то сверху слетели ласточки. Поносившись над фонтанами, они расселись по веткам деревьев.

«Ласточки! — обрадовалась Нина. — Четвертая Тайна!»

Но она ошибалась.

Тайна пока оставалась в руках Каркона.

Эти ласточки вовсе не были свободными мыслями детей Земли.

На самом деле это была очередная ловушка, уготованная для нее.

Ничего не подозревая, девочка вспрыгнула на помост и бросилась к ласточкам.

В то же мгновение сильнейший грохот потряс театр.

Из-за кулис, ломая их, выкатились раскаленные гигантские шары, от которых загорелись декорации.

Девочка с ужасом смотрела на пылающие огромные шары, которые катались по сцене, воспламеняя все вокруг.

Она прижалась к стене.

По веревке, свисавшей сверху, на сцену с победным криком спустился Каркон, словно гигантская летучая мышь.

Стоило девочке лишь на какой-то миг отвлечься, как один из шаров сбил ее с ног, отбросив к горящему дереву, с которого посыпались мертвые ласточки.

Вскоре пламя бушевало, уже охватив большую часть зала.

Черный дым заполнил весь театр.

Нина попыталась укрыться между креслами партера, но огонь подступал все ближе, и жар от него становился нестерпимым.

Внезапно девочка ощутила легкое дуновение ветерка и устремилась в ту сторону, откуда он веял. Так ей удалось выбраться наружу.

Обожженная, наглотавшись дыма, юная алхимичка еле-еле доплелась до ближайшего фонтана, напилась и смочила лицо и руки. После чего совершенно обессилев, она свалилась у его подножия.

Каркону снова удалось сбежать. Но бегать ему оставалось недолго. В этом девочка была уверена.

Отдышавшись и успокоившись, Нина проверила, не потеряла ли она свои магические предметы.


Нина и тайный глаз Атлантиды

К счастью, все было на месте: Стеклянная Сфера, Кольцо Дыма, перо Гуги, ключи с полумесяцем и звездой, Документ Дракона Огнедышащего, волшебная ручка, которую ей дала Сиа Справедливая, и последняя Алхимическая гадальная карта — Куи Любящая.

Когда девочка перебирала свое богатство, она услышала жалобные стоны, доносившиеся из ближайшего переулка. Она поднялась и осторожно подкралась к углу здания.

На уличной мостовой лежала тень с тремя руками.

«Еще один монстр!» — ужаснулась Нина.

Выставив вперед Талдом, она выскочила из-за угла и увидела…

— Додо!!!

Ее рыжий друг сидел, прислонившись к стене, держа в руках металлическую руку Макса.

Увидев девочку, он протянул руку андроида и жалобно сказал:

— Это не я сде…сде…сделал…

— Додо, дружок, я тебя нашла! — Нина радостно обняла мальчика, который, не понимая, что происходит, продолжая канючить:

— …Нина, по…по…помоги… Я должен от…от… отнести руку Максу…

— Успокойся, Додо, мы пойдем вместе. Я только прошу тебя быть осторожнее, где-то здесь Каркон.

— Ка…Ка…Ка…Каркон? — перепугался Додо.

— Да, Каркон. Но он уже лишился Пандемона Морталис, поэтому он безоружен. Но он унес с собой Четвертую Тайну.

— Елки-палки! — Неприятное известие подруги привело Додо в чувство.

— Да, кубок с Тайной у него, но мы его отнимем. Во что бы то ни стало. А после этого займемся Максом. Согласен?

Додо энергично кивнул. И двое друзей, стараясь не сбиться с пути, отправились в сто пятидесятый клеросс к остальным ребятам.

Раненый Каркон, теряя силы, добрел до той же улочки с синими фонарями. По дороге он не прекращал проклинать вредную девчонку. Да, Кубок Шанда находился в его руках, но он сам стал пленником Атлантиды! Маг не мог больше вернуться в Венецию, потому что потерял Ямбир, а без Пандемона — и все свое былое могущество.

— Смотрите, это же Каркон! — вскричала Рокси, указывая в сторону улочки.

Ческо и Андора подошли и встали рядом с девочкой, готовые оказать сопротивление злейшему врагу.

Прежде чем присоединиться к друзьям, Фьоре наклонилась над Максом и погладила его по холодному лбу.

— Не волнуйся, мы рядом и не оставим тебя одного, — прошептала она.

Говорящие предметы спрятались за углом алтаря и стали молиться о спасении от мерзкого мага.

— Предательница!!! — заорал Каркон, завидев Андору.

— Я горжусь тем, что я встала на сторону Нины и ее друзей! — дерзко ответила Андора. — Посмотри, как закончил твой ученик, — показала она на труп Хосе.

— Негодяи! Я прикончу вас всех! — пригрозил Каркон, едва держась на ногах: ярость отнимала у него последние силы.

— Теперь твоя очередь последовать за ним! — Андора отважно сделала шаг навстречу своему коварному создателю.

Каркон поднял над головой Кубок Шанда. Золото кубка ярко сверкало в лучах солнца, а волшебная вода не выливалась.

— Вот Четвертая Тайна! Она в моих руках. Попробуйте завладеть ею, если вы такие смелые!

На плаще князя расплывалось большое кровавое пятно.

— Смотрите! Он ранен! — воскликнул Ческо. — Должно быть, это сделала Нина! Но где она сама? А вдруг он… ее убил?.. — От этой мысли Ческо бросило в жар.

Андора крикнула:

— Стреляйте в него! Стреляйте!

Рокси, Фьоре и Ческо одновременно нажали черные кнопки своих жезлов, и беспощадные лазерные лучи пронзили тело Каркона.

Князь отступил, закрываясь плащом.

Андора подскочила к нему и с силой толкнула: кубок выпал из рук князя и покатился по земле.

К счастью, волшебная вода не пролилась.

Каркон нагнулся, чтобы подобрать кубок, но андроид нанес ему новый удар.

Рассвирепевший Каркон ухватил Андору за голову и попытался оторвать ее.

Ему удалось надорвать искусственную кожу на шее андроида, но тот свалил князя мощным ударом.

Теряя сознание, Каркон упал на землю, но успел схватить кубок.

Андора поторопилась к Червятнику, под стеной которого приметила свернутую рыболовную сеть.

Ребята окружили корчившегося в муках Каркона, направив на него жезлы.

Ческо нагнулся и вырвал магический кубок из его рук.

— Неееееет! — заверещал, словно ужаленный, Каркон, пытаясь подняться на ноги и настичь мальчишку.

Но мощный электрический разряд вновь уложил его на землю.

— Это Нина! — закричал обернувшийся на звук выстрела Ческо. — Смотрите, и Додо вместе с ней!

Двое друзей подоспели вовремя.

Выстрел девочки Шестой Луны оказался решающим. Тело Каркона задергалось в конвульсиях, он больше не контролировал свои движения.

Подбежавшая Андора накинула на него сеть, и ребята плотно спеленали ею Черного Мага, лишив малейшей возможности двигаться.

Друзья, удовлетворенные, смотрели на поверженного врага.

Они одолели его.

Умирающий главный маг Алхимии Тьмы лежал у их ног.

Додо потряс рукой Макса:

— Смотрите! Она у ме…ме…меня!

— Вперед, рыжий! — Ческо хлопнул друга по спине. — Теперь займемся починкой Макса.

Нина подошла к Каркону, концом Талдома отодвинула сеть с его лица:

— Это тебе за твои подлости! Ты должен стать на колени перед всеми детьми мира и просить у них прощения за все!

Фьоре, глядя на поверженного мага, заметила:

— Он похож на глупую акулу, попавшуюся в сети.

— Эй, барышня! — позвал Ческо Нину. — Посмотрите, какой у меня для вас подарок! — И он вынул из-за спины Кубок Шанда.

— Четвертая Тайна! — воскликнула девочка Шестой Луны.

— Она самая, последняя! — И Ческо снова спрятал руку за спину.

— Ческо, ты что? — удивилась Нина.

— Только за вознаграждение, — засмеялся тот.

— И что же ты хочешь взамен? — покраснела девочка.

— Один поцелуй. Всего один. Я его заслужил, — подставил щеку Ческо.

Нина, нахмурившись, приставила Талдом к груди мальчика:

— Брось шутить, нашел время. Отдай мне кубок!

Ческо фыркнул и протянул драгоценный кубок юной алхимичке:

— О’кей, не кипятись, с тобой уж и пошутить нельзя.

Нина сказала серьезно:

— Какие шутки! Нам надо спасать Макса!

Макс по-прежнему лежал рядом с алтарем, там, где его оставили ребята. Андора стояла перед ним на коленях и, глядя на торчащие из плеча порванные провода, думала, как приладить оторванную руку.

Ческо, тоже посерьезнев, открыл рюкзак Макса, достал оттуда щипцы, куски проводов, специальный клей и подошел к андроиду.

— Ну-ка отодвиньтесь, я сам им займусь.

Нина следила за каждым движением друга и, несмотря на то что все еще была сердита на него, не могла не залюбоваться его мастерской работой.

Пока Ческо делал сложную операцию по восстановлению всеми любимого андроида, Рокси и Фьоре не отходили от Каркона, сторожа его. Хотя князь и потерял много крови, от него еще можно было ждать всякого.

Внезапно пламя алтаря взметнулось к небу и заискрилось.

Рыбы и другие обитатели моря, плавающие за стеклом гигантского прозрачного купола, накрывающего Атлантиду, подплыли к стеклянной стене и уставились на происходящее на площади.

Пламя алтаря полыхнуло еще раз, и зазвучал мощный голос:

— Это мы — Глаза Атлантиды. Жертва — Зло — у ваших ног. Мы требуем от него раскаяния. Поднесите князя Каркона к Пламени Плодоносному. Мы совершим обряд Очищения.

Высоко взметнувшееся пламя не опадало, а его всполохи отражались в желто-черных глазах.

Нина и Андора, оставив Ческо колдовать над Максом, подбежали к Каркону и с помощью Рокси и Фьоре подтащили его к алтарю.

Отступив на несколько шагов, они замерли, глядя на Глаза Атлантиды.

Мисочка Соли и баночка Накипи перебрались поближе к Ческо, который, прервав работу, тоже уставился на Глаза.

Огненный язык взлетел над алтарем и завис над Карконом. И вновь раздался таинственный голос:

— Магистр Черной Магии, дьявольский колдун, коварный алхимик, слышишь ли ты меня?

Спеленатый сетью Каркон, отводя лицо от полыхавшего над ним огня, еле слышно ответил:

— Да, я слышу тебя… Помоги мне, я умираю.

— Ты не умрешь. Произнеси то, что тебе хорошо известно. Очисти свою душу!

От жара пламени у Каркона пылало лицо и пересохло в горле. Медленно шевеля губами, он произнес магическое заклинание, которое служило для раскаяния в содеянных грехах и было клятвой не совершать новых.

— Кошиентия оппримор… — прохрипел князь. Что означало «пропадите пропадом мои прежние убеждения».

«Повтори еще раз. Только громче!»— загремел голос.

Каркон, собрав последние силы и набрав побольше воздуха, хрипло выкрикнул:

— Кошиентия оппримор!

Голос Каркона ударил в стеклянный купол, заставив в страхе отскочить от него любопытных морских обитателей.

Нина неожиданно почувствовала прилив радости и гордости.

— Мы победили его! Каркон раскаялся! — воскликнула она.

Фьоре подошла к лежащему князю и с подозрением посмотрела ему в глаза:

— Кошиентия оппримор? Ты действительно отказался от своих мерзких мыслей?

Князь, пытаясь изобразить что-то вроде улыбки, кивнул головой.

Алхимия Света и правда могла торжествовать победу.

Язык пламени свернулся в огненное кольцо. Глаза Атлантиды ожили, их желтые с черным зрачки открылись, превратившись в два излучающих свет диска. Неожиданно огонь погас, мозаичная стена раздвинулась точно по линии, пролегавшей между глазами, и путешественники увидели дверь.

Следя за перемещениями стены, никто не обращал внимания на Каркона.

Воспользовавшись ослабшими путами, он, сделав невероятное усилие, незаметно достал из кармана плаща последнюю остававшуюся у него Алхимическую карту — Гота Отвратительного.

Это было самое мощное и опасное злотворящее алхимическое существо из созданных подлым гением ЛСЛ.

Но пока еще это была безобидная карта, упавшая на землю.

Черный Маг обманул всех. Пройдя обряд очищения, его гнусная натура осталась прежней. Каркон вовсе не собирался ни в чем раскаиваться!

Тем временем Ческо завершил приладку металлической руки и дружески хлопнул Макса по плечу.

Тончайшая электронная нервная сеть, восстановленная мальчиком, заработала: андроид пошевелил руками и ногами, открыл глаза и глубоко вдохнул воздух Атлантиды.

— Почему я лежу? Со мной что-то случилось? — спросил он, ничего не помня.

— Макс! Любовь моя! — Андора бросилась к нему и нежно обняла.

— Андога! Какое счастье вновь видеть тебя! — Макс был смущен. Вращая ушами-колокольчиками, он широко улыбнулся металлической подруге.

Ребята с облегчением вздохнули и принялись поздравлять Ческо: мальчик действительно проделал отличную работу, восстановив руку другу-андроиду.

— Макс, мы так переживали за тебя. Хосе оторвал тебе руку, а Ческо поставил ее на место, — сказала Нина, протягивая ему последнюю банку с клубничным вареньем.

— Спасибо, Ческо, ты спас мне жизнь. Я этого никогда не забуду. — Андроид покрутил рукой, демонстрируя всем, как хорошо она действует. И тут он увидел неподвижное тело Хосе, лежащее неподалеку от алтаря.

— Вы что? Убили его?

— Это сделала я. Он оказался предателем. Я не могла простить его, — поспешила объяснить Андора.

Макс нахмурился:

— Ты совегшила ужасный поступок. А если Хосе стал плохим только на вгемя, пготив своей воли, и можно было…

— Увы, зло изменило его окончательно. И потом, он покалечил тебя! — перебила его Андора. — Посмотри лучше туда. — И она повернула Макса лицом к лежащему в сети Каркону.

— Это же Каркон! Он что, тоже мертвый? — изумился андроид.

— Нет, он пока еще живой и он раскаялся, — сказала Нина.

— Кто гаскаялся? Кагкон? Да такого быть не может, — твердо сказал андроид.

— Тем не менее это так, — ответила Андора и поднялась на ноги. — А сейчас мы должны разделиться.

Ее слова привели всех в замешательство.

— Разделиться? Но почему? — закричали ребята.

— Я доставлю Каркона в Венецию, — объяснила Андора. — Его нужно побыстрее предать суду. Слишком легкое наказание для него — умереть в этом прекрасном месте. Даже если он и раскаялся, он должен заплатить за все преступления, которые он совершил за свою очень долгую жизнь…

Ребята согласно кивнули.

— …А вы должны завершить свою миссию, переправив Четвертую Тайну на Ксоракс. Встретимся в Венеции. — Андора умолкла.

Девочка Шестой Луны протянула ей Ямбир и стеклянный шар:

— Держи эти магические предметы. И прошу тебя, когда окажешься в Акуэо Профундис, смотри, чтобы Каркон не сбежал. Положи его в вагонетку и отвези в лабораторию виллы. Этот шар открывает вход в лабораторию. Удачи тебе.

— Не беспокойся, все будет в порядке. Если понадобится, я попрошу помощи у твоих тетушек и ребят Джудекки. Мы на верном пути и должны прийти к цели. — Андора была настроена решительно.

Она обвела глазами ребят и, стараясь успокоить их, сказала:

— Я позабочусь и о ваших родителях. Держитесь, все будет хорошо.

Додо зашмыгал носом, Фьоре и Рокси обняли друг друга, а Ческо пожал Андоре руку.

Макс извлек из рюкзака стальную трубу, напоминавшую ту, что они использовали, когда покидали Акуэо Профундис:

— Возьмись левой гукой за эту тгубу, а пгавой дегжи Ямбиг, — повернулся он к Андоре. — Пгоизнеси кодовую фгазу, запоминай: «Свет будет сопговождатъ меня. Я воспламеню свое сегдце и вегнусъ в Венецию. Тайна Воды в надежных гуках. Ксогакс обгетет спасение. ЛЕТАТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ!»

— Это что-то вроде тех слов, что мы произнесли, покидая подводную лабораторию, — заметила Фьоре.

— Пгавильно. Есть небольшие изменения, но магическая фгаза действует и в таком вагианте. — Макс подошел к Андоре, проверявшей, крепко ли связан Каркон. — Будь остогожна. Нам пгедстоит еще много сделать вместе.

— Обещаю. — Андора одарила друга нежной улыбкой. — Впереди у нас целая жизнь.

Затем, с Ямбиром в одной руке и трубой — в другой, Андора произнесла магическую фразу. Блеснула яркая вспышка, и она вместе с Карконом мгновенно исчезли в вихре красного света.

Спустя минуту Додо спросил:

— А как же мы ве…ве…вернемся до…до…домой если у нас бо…бо…больше нет Ямбира?

Нина рассмеялась:

— Об этом позаботится Гуги. Надеюсь, она о нас не забыла.

— А с этим что мы будем делать? — спросила Рокси, кивнув на тело Хосе.

— Оставим его здесь. У меня нет никакого желания хоронить его. Он разлагается, и через несколько часов от него не останется и следа, — жестко ответила Нина.

Действительно, там, где лежал Хосе, уже разливалась темно-коричневая лужа, и скоро от испанского учителя осталось только темное пятно на мраморном полу.

Затем пятно стало изменять контуры, и на глазах изумленных ребят сложилось в латинское слово «Продитор!».

— «Продитор» переводится как «предатель», — покачала головой Фьоре. — Какой бесславный конец. От профессора осталось только это ужасное слово.

Все кругом печально закивали головами.

Нина взяла в руки Кубок Шанда и, дав знак следовать за ней, направилась к таинственной двери, возникшей между двумя глазами Атлантиды.

Никто из путешественников еще не знал, какая опаснейшая ловушка уготована им на пути к завершению их миссии.

Гот Отвратительный грязной безобидной картой лежал на земле Атлантиды, и никто не обратил на него внимания.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава девятая

Молчаливая Революция и икринки Куаскио

Красное зарево осветило Акуэо Профундис. И в стеклянном кресле материализовалась Андора. Рядом с ней — куль с обмотанным сетью Карконом.

В подводной лаборатории царила тишина, гигантский экран на стене не работал, хотя компьютер ни на мгновение не выключался. Каркон здорово удивился бы, узнай он, что находится в самом потайном месте профессора Миши и его внучки.

Андора оглядывалась по сторонам, вспоминая свое пребывание в этих стенах и нежные ухаживания Макса. Она посмотрела сквозь стекло на морское дно. Все оставалось таким же, как в те дни, когда она находилась здесь.

Она положила Ямбир на обложку «Дорог Мира», встала из кресла и подтянула к себе сеть с Карконом. Содержимое сети было тяжеленьким, но до двери лаборатории было всего несколько шагов.

— Проклятый Каркон, сколько же ты весишь! — Андора напрягла все силы.

Как только она выволокла князя за порог лаборатории, каменная дверь тотчас закрылась. Теперь никто не смог бы проникнуть сюда: Кольцо Дыма, которым дверь открывалась, было только у Нины.

Андора дотащила князя до вагонетки и с огромным трудом перевалила его через бортик.

Тело, словно мешок картошки, упало на дно вагонетки. Андора перевела рычаг, и через мгновение они были уже у выхода из туннеля.

Ей предстояла адская работа: на своих плечах втащить эту тушу вверх по лестнице! Напрягаясь из последних сил, она шаг за шагом тащила по ступеням своего бывшего хозяина, так и не пришедшего в сознание и истекавшего кровью.

Наконец они оба оказались на полу лаборатории виллы.

На часах стояла дата — 13 апреля и время — 23 часа 11 минут и 45 секунд. Со времени их отправления из Зала Дожа прошло всего 10 часов.

Глядя на знакомый лабораторный стол, рисунки и карты, развешанные на стенах, множество склянок и перегонных кубов, горки драгоценных камней, Андора думала о Нине, об их путешествии, о миссии, которую выполняли девочка и ее друзья, и о трудностях, которые наверняка еще ждали ребят. Не выдержав, она сердито пнула Каркона ногой. Он в ответ тихо заскулил.

Андора взяла стеклянный шар, вложила его в углубление рядом со входом, и дверь, щелкнув, открылась. Свет из лаборатории проник в Зал Дожа, до этого остававшийся в кромешной темноте, и в полумраке глазам андроида предстала ужасная картина: обе испанские тетушки, увязнув в Пасте Смолистой, застыли словно столбы.

Еле живые, с осунувшимися лицами, они закричали, увидев андроида на пороге соседней комнаты.

— Успокойтесь, прошу вас! Сейчас я вас освобожу, — раздался металлический голос женщины, включившей свет в зале.

— Ах, Андора! Посмотри, как она похожа на тебя! — ахнула несчастная Кармен, у которой голова шла кругом.

— Да, ты права, она похожа на меня… И я надеюсь, что она так же добра, — нашла в себе силы улыбнуться настоящая Андора.

— Кармен, не бойтесь меня! Я андроид, сконструированный князем Карконом, но теперь я на вашей стороне. Я помогаю Нине, понимаете? — Лже-Андора старалась говорить убедительно.

Однако Кармен никак не могла ее понять, и внезапно у нее началась истерика. Размахивая руками, она громко рыдала, пытаясь оторвать намертво прилипшие ноги. Но Паста их крепко держала.

— Ну-ка успокойся! — прикрикнула на сестру настоящая Андора. — Не дергайся! Только силы зря тратишь!

Но Кармен, казалось, не слышала доводов сестры.

Тогда лже-Андора распахнула настежь дверь лаборатории и показала им на завернутого в сеть Каркона:

— Глядите, вот он, виновник ваших мучений. Это живое воплощение Зла. И вы должны помочь мне доставить его в тюрьму.

Увидев страшного Каркона, Кармен завизжала так громко, что андроид закрыл уши руками. Крик подхватила и ее сестра. Лже-Андора потеряла терпение, стукнула кулаком в стену и строго приказала сестрам:

— Хватит орать! Уймитесь же, наконец! Сейчас я поищу что-нибудь, что сможет растворить смолу, которой вы прилеплены к полу, а потом мы вместе оттащим Каркона к стражникам. Согласны?

Сестры замолкли и закивали головами вместо ответа.

В этот момент странный шум донесся из шкафа библиотеки, заставив трех женщин обратить туда взоры. Старинный кованый канделябр сам по себе пришел в движение и сбросил с полки к ногам андроида книгу, которая называлась «Свойства Пасты Смолистой». Автором ее был Бириан Биров.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Лже-Андора подняла книгу и начала листать ее. Придя в себя от испуга, сестры попросили объяснить, что происходит. Не слыша их, перелистав несколько страниц, андроид радостно воскликнул:

— Формула!

— Что — формула? — недоуменно спросили тетушки.

— Я нашла формулу Кислоты Насыщенной! Она нейтрализует любые вещества, в которых присутствует Смола. Без этой формулы мне не создать Кислоты.

— Я опять ничего не поняла, — недовольно пробурчала Кармен.

— А я поняла! — обрадовалась Андора.

— Правда, я давно уже не занималась созданием алхимических субстанций, меня и задумали-то для других целей, — задумчиво произнесла лже-Андора.

— Попробуй, — умоляюще проговорила настоящая Андора. — Прошу тебя, ты должна сделать это, мы так устали торчать тут как изваяния.

Металлический андроид сунул книжку под мышку и решительным шагом направился в лабораторию. Среди стоящих на полках склянок Андора принялась искать нужные вещества. Лежащий на полу Каркон, время от времени приходя в себя, начинал хрипеть. Но она не обращала на него никакого внимания, так как спешила. Взяв с полки банку номер 111, содержащую Сок Свекольный, лже-Андора вылила десять капель в керамическую миску, добавила два грамма Пудры Золотой и семь капель Бензаля Помпонного — очень ядовитой жидкости. После чего принялась медленно перемешивать содержимое. Через пять минут над миской поднялась тонкая струйка красноватого дыма.

— Получилось! Вы спасены! — крикнул сестрам андроид, весьма довольный собой.


Нина и тайный глаз Атлантиды

С миской в руках лже-Андора появилась на пороге Зала Дожа.

— Постарайтесь сохранять спокойствие. Я выливаю Кислоту Насыщенную на пол, и через некоторое время она растворяет Смолу. По крайней мере, я на это очень надеюсь.

С этими словами она опрокинула миску прямо под ноги двум сестрам. Красный дым затянул всю поверхность Пасты Смолистой, и в один миг она растворилась. Пол под башмаками испанок стал таким горячим, что они дружно подпрыгнули.

Теперь ничего не помешало им сделать это.

— Мы освобождены! — закричали они хором и бросились обнимать андроида.

— Этого-то я и добивалась, — ответила лже-Андора. — Надеюсь, теперь вы мне доверяете?

Настоящая Андора поцеловала своего двойника, а Кармен, сияя от радости, заявила:

— Я знала, что Нина — особенный ребенок и что алхимия — ее страсть, но никогда не могла представить, что стану жертвой алхимии и что та же алхимия меня спасет. Но где же сама наша племянница?

— С ней все в порядке, — успокоила тетушек лже-Андора. — У вас нет причин волноваться за нее. Она скоро вернется. С ней ее друзья. Большего я пока не могу вам сказать.

Андора и Кармен переглянулись, и обе разом вздохнули.

В этот момент Каркон зашевелился.

— Ну и что? Потащим его в тюрьму? — спросила настоящая Андора, берясь за сеть.

Женщина-двойник остановила ее:

— Хотя до полуночи осталось всего ничего и темнота скроет нас, все-таки есть опасность, что стражники увидят, что я не человек, и не поверят моим объяснениям насчет Каркона.

Кроме того, — обернулась она к Андоре, — их наверняка насторожит наше сходство.

Кармен переводила взгляд с одной Андоры на другую.

— Тогда давайте мы, я и Кармен, передадим Каркона стражникам. Нам-то они поверят! — предложила настоящая Андора.

— Отличная идея! — согласился андроид. — А я тем временем отправлюсь во Дворец Каркона и заберу Вишиоло, Алвиза и Барбессу. Они впустят меня, так как ничего не подозревают. Таким образом мы отправим в тюрьму всех злодеев.

И три женщины пожали руки в знак дружбы.

Все вместе они дотащили сеть с Карконом до ворот виллы «Эспасия». Там их ждал сюрприз.

Сразу за мостиком через канал они увидели толпу детей. Их было много, сотни три. Они стояли молча и неподвижно, как солдатики, готовые к маршу, и смотрели на появившихся женщин, не издавая ни звука.

Возле них бродили печальные Красавчик и Платон.

Наступила полночь. Раздался звон колоколов, обозначая начало нового этапа Молчаливой Революции.

На крышах, на фонарях, на карнизах окон — всюду прилепились ласточки. Взлетая, они вспарывали воздух своими острыми крыльями и создавали сильные воздушные вихри.

Андроид выступил вперед:

— Я Андора. Та, чье имя было на крышке гроба. Помните? — спросила она громко.

Толпа детей утвердительно кивнула.

С гордостью андроид указал молчащим детям на плененного Каркона. И тут по плотно сомкнутым рядам прокатился восторженный гул и поднялся к ночному небу.

Андроид дал знак детям не шуметь, чтобы не разбудить горожан, пока дело не закончено.

Красавчик и Платон подбежали к лежащему Каркону, обнюхали его и каждый из них, задрав ногу, пописал на несчастного, который не мог пошевелить даже пальцем, чтобы отогнать животных.

Посмотрев на молчаливо стоящее ребячье войско, андроид сказал:

— Ваша Молчаливая Революция — очень важная акция. Я прошу вас сопроводить тетушек вашей подруги Нины, которые доставят коварного Каркона в тюрьму Пьомби. Сделайте это ради девочки Шестой Луны. Сделайте это ради свободы ваших мыслей.

От толпы отделился мальчик и сказал:

— Но ты не человек!

— Да, у меня искусственная кожа, нет волос, вместо вен электрические провода и трубочки, наполненные жидкостью, похожей на кровь. Но сегодня я, как никогда, чувствую себя человеком. Любовь стучит в моей груди, там, где у людей сердце. Поверьте мне, и вы не пожалеете об этом.

Андора и Кармен поволокли сеть с Карконом через мост. Дети расступились, давая им дорогу. Впервые они видели князя в столь жалком виде: скулящего, полумертвого.

— Сделайте так, как я вас попросила, — повторила лже-Андора. — А я побегу во дворец Каркона за его свитой. Увидимся через час в Пьомби.

Триста детей сопровождали двух испанок, тащивших свою жертву по улицам города, освещенным редкими фонарями. Над ними с тихим шелестом проносились ласточки.

Каркон пришел в сознание и сейчас лихорадочно соображал, как ему спастись. Дышать ему становилось все труднее, и он боялся, что жизнь его вот-вот оборвется. Открыв глаза, он увидел ласточек в небе и молчаливых ребят, шагающих рядом с ним. Горячая волна ненависти прошла по телу князя, он со злорадством подумал, что там, в далекой Атлантиде, Нине и ее друзьям очень скоро воздастся за все его страдания и унижения. Гот Отвратительный уже должен был начать действовать и нанести сокрушительный удар по врагам мага.

Поэтому Каркон хоть и спутанный по рукам и ногам, не верил, что окончательно проиграл, даже если и пришлось ему испытать огромное унижение.

Пока испанские тетушки волокли князя по улицам города, лже-Андора осуществляла свой план. Подойдя к дверям во дворец Каркона, она позвонила в колокольчик.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Вишиоло с кряхтением вылез из постели и пару минут вглядывался через окошко в двери здоровым глазом, кого это принесло посреди ночи.

— Андора?! — удивился он.

— Открывай быстрее, я спешу! — приказал андроид.

Прямо с порога андроид спросил, где сейчас близнецы, но Вишиоло ответил на вопрос вопросом:

— А где князь? Ты же отправилась вместе с ним на виллу «Эспасия»…

— Каркон послал меня сюда, — перебила Вишиоло лже-Андора, — а сам ждет моего возвращения у… тюрьмы…

— У тюрьмы? Что вы собираетесь там делать? — Единственный глаз Вишиоло чуть не вылез из орбиты.

— Заставить заговорить Любу и Карло, — сочиняла на ходу лже-Андора.

— Здорово! А я могу пойти с тобой? — Вишиоло радостно потер руки.

— Ладно, уговорил, — отозвалась та. — А не взять ли нам с собой еще и Алвиза с Барбессой?

— Я сбегаю за ними, они в своей комнате. — Вишиоло трясло от нетерпения, вся его сущность жаждала расправы над другими.

Близнецы запрыгали от восторга, услышав, что их приглашают пытать Любу и Карло, и быстро натянули майки с буквой К.

— У меня нет времени объяснять вам все, что планирует князь, поспешите, а то он будет сердиться, — еще и подгонял их андроид.

— А новый ученик тоже вместе с князем? А Пасту Смолистую вы разлили? — сыпали вопросами близнецы.

— Хосе? Да, да, он с Карконом, и Паста свое дело сделала, — отвечала лже-Андора.

— А Нину еще не поймали? — поинтересовалась Барбесса, засовывая косы под шапочку.

— Нину? Еще нет, но уже скоро, и хватит вопросов. — Андроид распахнул дверь на площадь.

Ничего не подозревающие карконские помощники вслед за андроидом бегом пересекли площадь и… увидели нечто странное для этого ночного часа. Большая группа детей расположилась у колонны Крылатого Льва. Мраморный зверь был на своем месте, неподвижный и безжизненный. А над его головой прорезали воздух стаи ласточек.

Алвиз посмотрел на Льва и сказал, обращаясь к Барбессе:

— Странно, такой час, а венецианские дети на улице. И Лев на это никак не реагирует. Должно быть, Каркон еще не оживил его.

— Может, князю сейчас не до Льва, — ответила Алвизу сестра, — он занят каким-нибудь другим важным делом. Но ты прав, мне тоже кажется странным, что дети среди ночи на улице. И еще странно, что в небе столько ласточек, и тоже ночью.

Вишиоло едва переставлял ноги, с подозрением разглядывая единственным глазом лица венецианских детей. Они пугали его. Чем ближе подходили они к тюрьме Пьомби, тем гуще становилась детская толпа.

Андоре пришлось взять близнецов за руки и тащить за собой, так они были перепуганы и не хотели идти дальше. Остановился и Вишиоло.

— Что происходит? — спросил он андроида, пристально глядя на него.

Лже-Андора лишь загадочно улыбнулась в ответ.

Алвиз сделал попытку вырваться и повернуть назад.

Но дети уже окружили приспешников Каркона, и их взгляды не сулили ничего хорошего.

Андора подала знак, и дети расступились, давая пройти всей четверке. Алвиз и Барбесса, съежившись, засеменили вперед, а Вишиоло все-таки попытался удрать.

Но дети остановили его и заставили следовать за близнецами.

Когда близнецы и Одноглазый приблизились к дверям тюрьмы, лже-Андора крикнула:

— Схватите их!

Пятеро самых крепких ребят окружили Алвиза, Барбессу и Вишиоло, которые начали пинаться и кусаться, вопя, словно обезумевшие, но застыли, увидев Каркона, лежащего на земле и связанного рыболовной сетью.

— Мой господин!.. — взвыл Вишиоло, падая перед с ним на колени.

— Учитель!.. — пропищали сдавленными от ужаса голосами Алвиз и Барбесса.

Кармен, стоявшая ближе всех к близнецам, залепила им по крепкой затрещине. Вишиоло набросился было на нее с кулаками, однако ее сестра выросла перед ним:

— Остановись! С этого дня ни один из вас не сможет причинить зло ни нам, ни Нине, никому на свете!

Каркон зашевелился и что-то пробормотал. Андроид Андора склонилась над ним и услышала, что тот просит пить.

— Постучите в дверь и втащите их внутрь, — сказала она настоящей Андоре. — Будет лучше, если меня не увидят тут с вами, иначе дело усложнится. А я вернусь во дворец, мне надо кое-что завершить там.

С этими словами андроид удалился, а испанские тетушки постучали в дверь тюрьмы.

Но стражники, увидев, что творится перед тюрьмой, уже сообщили обо всем этом председателю суда и городским советникам. И сейчас действовали в соответствии с полученным приказом.

— Мы не можем отправить в камеру князя Каркона, поскольку он наш действующий мэр, — сказал один из стражников.

— Какой мэр? Он преступник! Он хотел убить Нину и четверых ребят с Джудекки! Вам хорошо известно, что это за негодяй! — наступала на стражника Андора.

Молчащая толпа детей за ее спиной согласно кивала.

Через несколько минут около тюрьмы появились родители Додо, Рокси, Фьоре и Ческо.

Увидев тетушек Нины, они бросились к ним с расспросами о своих детях:

— Где они? Все ли с ними в порядке?

Андора поспешила успокоить их, заверив, что скоро все дети вернутся домой.

— Как вам удалось так отделать Каркона? — спросил отец Ческо.

— Это долгая история, — скромно потупилась Кармен. — Главное, что теперь можно быть спокойными и больше ничего не опасаться.

К Каркону подошел отец Додо:

— Что ты сде…сде…сделал с нашим сы…сы…сыном? — грозно спросил он.

Каркон захрипел и задвигался.

Кровь, сочившаяся из раны на животе, образовала грязную лужу, и это встревожило добрых родителей.

— Он ранен, надо что-то сделать, мы не можем оставить его в таком положении, — обеспокоилась мать Фьоре, испытывая сострадание даже к такому негодяю.

Стражник развязал сеть и освободил князя от пут. За действиями стражника настороженно следили Красавчик и Платон.

Вскоре к тюрьме прибыли запыхавшиеся советники и председатель суда.

— Что здесь происходит? — строго спросил старший советник, обводя глазами собравшихся.

Взгляд его остановился на полуживом Карконе, лежащем на земле.

— Князь! — Советник был поражен. — Кто сотворил это с вами?

Андора сделала шаг вперед:

— Он хотел убить Нину! Пришло время покончить с этим безобразием! Князь Каркон — негодяй и преступник! Он должен предстать перед судом.

— Что вы себе позволяете! Я прикажу арестовать вас! — завопил председатель суда.

— Арестовать меня? Вы соображаете, что несете? Это Каркон должен отправиться в тюрьму! — разбушевалась Андора.

Кармен принялась успокаивать ее.

— А вы что тут делаете в такое время? — Председатель суда перенес свой гнев на детей. — Вам полагается давно быть в постелях! Ну-ка марш по домам!

Дети и не подумали подчиниться. Не шелохнувшись, они молча смотрели на председателя.

— Они пойдут по домам, но не раньше, чем вы отправите в камеры Каркона, близнецов и Вишиоло! — с металлом в голосе произнес отец Рокси.

— Хватит! Убирайтесь все! О князе мы сами позаботимся! — У председателя суда лопнуло терпение.

Он дал знак стражникам перенести Каркона в вестибюль тюрьмы и туда же проводить Одноглазого, Алвиза и Барбессу.

Только когда дверь тюрьмы захлопнулась за мерзкой компанией, Кармен и Андора вместе с родителями друзей Нины смогли вздохнуть свободно.

— А вы уверены, что их посадят в камеры? — задал вопрос сестрам отец Ческо. — А главное, что все-таки с нашими детьми?

— Не волнуйтесь, с детьми все в порядке. Хотя по правде, нам с сестрой известно не так уж много. Мы знаем только, что ребята вместе с Ниной скоро объявятся. А что касается князя и его приспешников, разве их осмелятся выпустить после такого шума?

Андора старалась успокоить родителей, правда, без особого успеха. Те продолжали беспокоиться о своих детях.

— О ребятах больше, чем мы, знает металлическая женщина, — призналась Кармен.

— Металлическая женщина? — изумились родители.

Андора посмотрела на сестру и укоризненно покачала головой.

— Да, есть такая… она выглядит точь-в-точь как я… и имя у нее мое… — Похоже, у Андоры не было другого выхода. — Сейчас трудно объяснить вам все… это слишком сложно…

Отец Рокси перебил ее:

— Что значит — сложно? Я хочу видеть свою дочь, и прямо сейчас! Рассказывайте все, как есть.

— Послушайте… — Кармен сделала еще одну попытку успокоить родителей. — Нина и ваши ребята разоблачили зловредного Каркона и довели дело до тюрьмы, но они не могут подвергать себя риску. Вот увидите, очень скоро они будут здесь.

Ее доводы подействовали. Глядя на молчаливо расходившихся по домам детей, родители поняли, что им не остается ничего иного, как только ждать.

Ночь промелькнула быстро, но никому не удалось сомкнуть глаз.

Венецианские дети грезили о суде над Карконом. Родители друзей Нины молились об их возвращении целыми и невредимыми. Андора и Кармен, в компании с собакой и котом, провели ночь у ворот тюрьмы, ожидая, что освободят Любу и Карло.

Эта теплая ночь венецианской весны была полна ожидания.

С первыми лучами солнца окно во дворце Каркона распахнулось.

Свежий воздух принес облегчение еще одному карконскому андроиду, с утомленным видом сидевшему в кресле князя.

Лже-Андоре удалось связаться с Владимиром Лгуном, русским андроидом, который по приказу Каркона следил за родителями Нины. Затеяв с ним свою игру, Андора набрала код Владимира на клавиатуре компьютера в лаборатории дворца и отправила срочное послание, будто от имени князя:

«Владимир, космическая экспедиция должна быть во что бы то ни стало прервана. Доставь родителей Нины в Венецию. Но не переборщи, тебе хорошо известно, что Вера и Джакомо своенравны и могут не подчиниться. Помни, что они не андроиды и поэтому их сердца могут не выдержать жестокого обращения. Найдешь меня во Дворце, я жду тебя. Князь Каркон».

Послание, подписанное Карконом, не вызвало никаких подозрений у Владимира, который немедля приступил к операции по магическому перемещению родителей Нины в Венецию.

Джакомо и Вера были усыплены. Их судьба оказалась целиком в руках русского андроида. В ФЕРКе никто не мог понять, что происходит. Космический корабль был уже готов к старту, и оба ученых должны были отправиться в полет. Врачи, исследователи, астрономы — все были взволнованны: предстояла самая важная космическая экспедиция столетия. Участники подготовки полета были уверены, что Вера и Джакомо отдыхают у себя дома накануне великого события. А на самом деле они в это время уже были заложниками Владимира, обманом устроившегося на работу в ФЕРК оператором связи.

Оставалось двадцать четыре часа до транспортировки Веры и Джакомо в Венецию.

Лже-Андора, едва передвигая ноги от усталости, покинула дворец Каркона и снова отправилась к тюрьме Пьомби.

Испанские тетушки Андора и Кармен, так и не сомкнувшие глаз, сидели рядом с колонной, над которой носились сотни ласточек. Когда андроид сообщил, что Вера и Джакомо вскоре прибудут, обе тети расчувствовались. Красавчик от радости принялся громко лаять, но ему было приказано замолчать. Платон намывал мордочку в предвкушении еще более интересных новостей.

Дверь тюрьмы внезапно распахнулась, и на пороге появились советники в фиолетовых мантиях. На них мгновенно напали сотни ласточек, нанося им удары своими острыми крылышками.

Размахивая руками, они пытались отогнать нападавших птиц. Лже-Андора спряталась за колонну, чтобы ее не заметили. А когда советники, отбиваясь от птиц, разбежались в разные стороны, сказала тетушкам, что снова возвращается во дворец.

— Мне нужно отправить еще одно послание Владимиру. Надеюсь, он ничего не заподозрил. И потом, когда Вера и Джакомо окажутся во дворце Каркона, рядом с ними должен оказаться тот, кто объяснит все.

— Если хочешь, мы пойдем с тобой, — предложила настоящая Андора.

— Нет, оставайтесь здесь, вы должны следить за событиями в тюрьме. Увидимся сегодня ночью на вилле. Я доставлю туда родителей Нины. Думаю, они будут рады увидеть вас, — сказал андроид.

— А Владимир — это кто? — спросила простодушная Кармен.

— Тоже андроид. Правда, не такой совершенный, как я. Я лучшая модель, созданная князем. И я намного умнее и сильнее его. Я могу победить его, потому что знаю все его слабые стороны.

— Андроид? Сколько же всего сотворил их Каркон? — поразилась Кармен.

— Сейчас не время обсуждать это. Не пугайтесь, вам ничего не угрожает.

С этими словами андроид помахал им рукой и поспешил во дворец Каркона.

Напряжение все возрастало. Испанские тетушки не могли унять свое беспокойство.

Но и Лже-Андора была далеко не спокойна. Она догадывалась, что Нине и ребятам предстоит преодолеть еще много трудностей, прежде чем они смогут доставить на Ксоракс последнюю Тайну. И хотя в Венеции произошли важные события: дети отважились на Молчаливую Революцию, Каркон, близнецы и Вишиоло оказались в тюрьме, — все равно полной радости не было.

Не хватало Нины! Не хватало ее друзей!

А в это время в океанской бездне, под хрустальным куполом Атлантиды, для Нины и ее друзей начиналось очередное рискованное приключение.

Их ждал потайной ход, который открылся перед ними между двумя глазами в стене напротив алтаря.

Нине очень не хватало советов говорящей Книги, но ее, к сожалению, больше не существовало.

Девочке приходилось надеяться только на свою интуицию и на помощь друзей.

Ребята взяли в руки магические жезлы, а Макс закинул за плечо свой рюкзак. Они уже были готовы войти в открывшийся туннель, как вдруг порыв ледяного воздуха загасил пламя алтаря.

Теперь лишь слабые отблески синих уличных фонарей едва освещали тайный ход.

С бьющимися сердцами ребята отважно шагнули в полумрак туннеля.

Его стенки были сухими и мягкими, словно сделанные из губчатой резины, пол — твердым и блестящим.

В конце этой странной галереи виднелся синий овал, в котором точно в центре было большое светлое пятно.

— Интересно, куда ведет этот туннель? — пробормотала Рокси, пристально вглядываясь в его глубину.

Не оборачиваясь, Нина ответила:

— Не знаю. Но я знаю, что мы наверняка найдем способ передать на Ксоракс Кубок Шанда и активировать Четвертую Тайну.

Она продолжала идти вперед, не сводя глаз со странного пятна.

— Дойдем до конца, а уж там разберемся, где мы очутились, — отозвался Ческо, несший в руках баночку с Накипью Желтой.

Ребята даже не догадывались, что за их спинами злотворящая карта, беззвучно скользя по гладкому полу, выжидала удобный момент, чтобы трансформироваться и предстать перед ними.

Нина почувствовала, как ее ладонь потеплела.

Девочка посмотрела на нее и увидела, что она стала совсем черной. Сердце ее забилось, она не понимала, где и какая опасность их подстерегает.

«Каркон в сети, Хосе мертв, ЛСЛ больше не существует, что еще может угрожать нам?» — терялась в догадках Нина, стараясь не показать своего волнения ребятам, идущим следом.

Она выставила вперед Талдом и, как уже не раз бывало в таких случаях, прошептала имя любимого деда, чтобы придать себе сил и мужества.

Когда они достигли конца туннеля, Нина воскликнула:

— Смотрите! Еще один глаз!

На самом деле видневшийся голубой овал был Тайным глазом Атлантиды.

Его зрачок, идеально круглый и белый, светился, словно маленькая луна.

Ребята и Макс не могли оторваться от него.

— Что бы это значило? — пробормотал чуть слышно Макс.

Додо на всякий случай спрятался за спину Ческо.

Откуда-то сверху, прямо перед белым пятном, появилась Куаскио, волшебная рыба Ксоракса.

Нина была поражена:

— Это ты? А я боялась, что…

— Чего ты боялась? — Ческо с подозрением посмотрел на нее.

— Ничего. Не обращай внимания. Должно быть, от усталости мне что-то мерещится, — ответила девочка, подходя ближе к рыбе.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Куаскио растянула рот в широкой улыбке, вызвав ответную улыбку у ребят.

Рокси и Фьоре принялись гладить рыбу по мягкой синей чешуе.

Рыба от удовольствия медленно поводила плавниками и широким хвостом.

Она несколько раз обернулась вокруг себя и передним плавником указала в центр белого зрачка Тайного глаза.

— Мы что, должны войти внутрь? — предположив, спросила Нина.

Куаскио утвердительно кивнула.

Макс, сбросив на пол тяжеленный рюкзак, с любопытством наблюдал за движениями рыбы, которая словно бы исполняла волшебный танец, выпуская при этом крошечные светящиеся икринки после каждого пируэта.

Ребята с восхищением созерцали эти магические па странного водного существа Шестой Луны.

— Какие они красивые! — восхитилась Рокси, взяв пару икринок.

Додо и Ческо тоже взяли по нескольку штук и теперь разглядывали их.

— Это магические икринки. В каждой из них находится драгоценный камушек, являющийся алхимической собственностью. — Нина почесала за плавником улыбающуюся Куаскио.

— Алхимическая собственность? — удивилась Фьоре, катая икринки по ладони.

— Да. Только я забыла, для чего они служат.

— Слушай, а как долго Куаскио может обходиться без воды? — спросила Рокси.

— Насколько мне известно, долго, — успокоила ее подруга. — Я убедилась в этом, когда гуляла по Ксораксу вместе со Сбаккио и Тинтиннио.

Макс бережно взял рыбу в ладони и сказал:

— Догогая Куаскио, как я гад снова всгетиться с тобой. Ты навегняка нам поможешь. Если ты заметишь, что нам что-то ггозит, свистни, хогошо?

В ответ рыба улыбнулась и вильнула хвостом.

— Свистнуть? Куаскио еще и свистеть умеет? — удивился Ческо.

— Да как громко! — подтвердила Нина, смеясь.

Синяя рыба выскользнула из ладоней Макса и возобновила свой танец.

— Си…си…симпатичная ры…ры…рыбка! — одобрительно заметил Додо.

Куаскио описала в воздухе большой круг, и неожиданно зрачок Тайного глаза начал медленно раскрываться и выпустил фиолетовый луч, который ударил в лица путешественников.

Как по команде все икринки одновременно поднялись в воздух и рассыпались точно по границе голубого овала.

Ребята смотрели, затаив дыхание.

Волшебная рыба подплыла к отверстию, из которого лился фиолетовый свет, и взмахнула хвостом.

Икринки разом лопнули, их оболочки упали на пол, а вокруг зрачка Тайного глаза Атлантиды засияли сотни разноцветных драгоценных камней.

Рубины, топазы, изумруды, сапфиры и гоасилы ярко сверкали, ослепляя юных алхимиков.

Переливы голубого, красного, зеленого, желтого, синего и розового цветов скользили по восторженным лицам ребят.

Зрачок глаза Атлантиды расширился еще больше, образовав пространство, заполненное неизвестной фиолетовой субстанцией.

Казалось, в ней были перемешаны и вода, и свет.

— Восхитительно! — Ребята стояли как завороженные, любуясь волшебным зрелищем.

Драгоценные камни пришли в движение и стали кружиться вокруг светящегося зрачка. Чем быстрее они кружились, тем шире становился зрачок, и вот из глубины Тайного глаза послышалась музыка Восьмой Ноты, и гармония Вселенной заворожила юных алхимиков.

Вдруг Нина почувствовала отвратительный запах.

Она оглянулась: в темноте туннеля угадывалось какое-то движение.

Что бы это могло быть?

Она бросила взгляд на правую ладонь: звезда стала еще темнее.

— Внимание! Мы в опасности! — крикнула друзьям девочка Шестой Луны.

Макс схватил говорящие предметы и прижал их к себе. Остальные, с трудом оторвавшись от великолепного зрелища, повернулись в сторону туннеля с поднятыми жезлами.

Куаскио, плавающая в фиолетовом свете, лившемся из полностью открывшегося Тайного глаза, засвистела так громко, что заглушила чарующую музыку Восьмой Ноты.

Это означало, что над ребятами нависла реальная угроза, и, действительно, зло было уже в нескольких метрах от юных алхимиков.

Заняв оборонительную позицию, юные алхимики пытались разглядеть неожиданного противника.

Но и тот был готов к бою. Жестокий и разъяренный, не знающий пощады.

Гот Отвратительный, последний из алхимической колоды злотворящих карт. И самый сильный из них. Самый подлый. Зло в чистом виде.

Жаждущий крови и мести, он материализовался для отмщения за унижение своего хозяина.

— Это сам дьявол! — в ужасе вскричала Фьоре.

И она была близка к истине. Гот Отвратительный был получеловек-полукозел, с рогами и копытами. Его пасть изрыгала языки пламени, длинный мохнатый хвост со свистом рассекал воздух.

Огромное, ужасное и самое мерзкое создание покойного ЛСЛ, преобразованное Карконом в идеальную машину для убийств.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава десятая

Конец Гота Отвратительного и вспученная бездна

Свист Куаскио стал непереносим. Синяя рыба дрожала от напряжения. Она вплыла внутрь Тайного глаза и теперь махала плавниками, делая знак путешественникам присоединиться к ней.

Макс схватил свой рюкзак и, повернувшись к товарищам, крикнул:

— Бежим быстгее! Входим в Тайный глаз!

— Беги, Макс, а мы останемся здесь. — Нина остановила четверых друзей. — Я сейчас брошу карту Куи Любящей, и этот гадкий черт будет уничтожен.

Девочка Шестой Луны извлекла из кармана волшебную добротворящую карту и подбросила ее.

Сильный приятный запах заглушил омерзительную вонь, шедшую от Гота, и, излучая фиолетовое сияние, материализовалась Куи Любящая. Красивая высокая женщина, с длинными белокурыми волосами. Вокруг ее головы вращалась маленькая розовая планета Венера. Легко, как бы танцуя, Куи направилась к своему антиподу, при этом край ее платья из розового шелка развевался, почти касаясь земли.

Женщина улыбалась и казалась абсолютно спокойной. В своей руке она сжимала большую белую лилию, источавшую нежный аромат.

Человек-зверь распахнул огромную пасть, едва не проглотив вращающийся вокруг его рогатой головы небольшой красный шар — планету Марс. Застучав копытами по полу, Гот поскакал навстречу Куи.

Женщина протянула вперед руку и мягким мелодичным голосом произнесла:

— Я тебя не боюсь. Я воплощаю свободу, красоту, порядок и душевную чистоту и не боюсь того, чего не должно существовать.

Гот Отвратительный махнул своим длинным хвостом, целясь им в лицо молодой женщины.

Но она лишь едва заметно повела лилией, и хвост просвистел мимо.

Нина подняла Талдом, готовая выстрелить в мерзкое животное, но Куи остановила ее:

— Нет! Не надо использовать насилие против того, кто сам творит его.

Юная алхимичка опустила жезл, пораженная словами добротворящей карты.

Смрад, исходящий от Гота Отвратительного, становился все нестерпимее, у ребят закружилась голова, их затошнило.

Недовольно сморщившись, баночка с Плесенью Желтой засеменила к Тайному глазу, за ней последовала мисочка с Солью Морской, стараясь двигаться осторожно, чтобы не растерять полоски с числами кода Четвертой Тайны.

Гот поднял свои ужасные лапы, оскалил зубы и дохнул огнем. Язык пламени дотянулся до баночки с Плесенью, которая мгновенно вспыхнула и сгорела. Ее предсмертный крик смешался со свистом Куаскио. Все произошло так быстро, что никто не успел вмешаться.

Соль Морская зарыдала от ужаса и горя: ее подруга погибла у нее на глазах.

Рокси и Фьоре подхватили ее и побежали к Максу, следившему за событиями из Тайного глаза.

— Он убьет нас всех! — крикнула на бегу Фьоре.

Куи подняла левую руку и бросила в сторону противника крупинки Олова Блуждающего. Жуткий смрад мгновенно исчез, в воздухе осталось лишь благоухание.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Волшебница подошла к Готу:

— Ты умеешь убивать тех, кто беззащитен, — спокойно сказала она. — Попробуй убить меня. Попробуй победить правду. Если у тебя хватит наглости.

Сверкая налитыми ненавистью глазами, Гот выхватил десять электрических проводов и заорал:

— Я воплощение Числомага 3! Я самое могущественное существо на свете, и ты сейчас в этом убедишься! Я уничтожу тебя!

Провода, подобно стрелам, устремились к женщине, которая, словно щитом, защитилась от них лилией. Куи шесть раз резко повернулась вокруг себя, вызвав сильный благовонный вихрь, который отбросил зловредное существо к стене туннеля. Гот едва устоял на ногах и швырнул в Куи горсть Пепла Усыпляющего, но промахнулся, и алхимическое вещество попало прямо в Тайный глаз. Фиолетовая субстанция, наполнявшая Глаз, пришла в движение, ее поверхность стала покрываться пузырьками воздуха, лопавшимися один за другим.

— Неееееет! — закричала Нина, бросаясь к Глазу.

— Пепел Усыпляющий активизирует материю! Он может повредить Тайный глаз! Мы должны остановить Гота Отвратительного! — крикнул Ческо, направляя свой магический жезл на страшилище.

Рокси тоже прицелилась в человека-козла, но выстрелить ей мешала Куи, закрывавшая цель.

Додо, замерев от ужаса, вжался в стену. Фьоре, прижимая к груди мисочку с Солью, звала Нину присоединиться к ним. Но девочка Шестой Луны не могла оставить Куи Любящую один на один с коварным врагом.

Оттолкнувшись от стены, Гот бросился вперед, размахивая электрическими проводами. Ему удалось попасть ими в Куи. Мощный электрический разряд сбил ее с ног, и она упала на пол.

Нина, забыв о ее предупреждении, трижды выстрелила лазером в Гота. Нахально подставив под них грудь, негодяй лишь расхохотался дьявольским смехом:

— Маленькая глупая ведьма! Я же подпитываюсь от огня! Твой Талдом для меня — деликатес!

И он с силой ударил девочку копытом в голову.

Нина отлетела в сторону и сильно ударилась о сверкающий драгоценными камнями овал Глаза. Струйка крови потекла по ее щеке. Проклятый Гот на время вывел ее из игры!

В этот момент Куи Любящая открыла глаза и, словно ничего не случилось, грациозно поднялась на ноги. Гот отвлекся от девочки и вновь замахнулся на женщину проводами. Но та, быстро взмахнув лилией, рассекла его ужасную физиономию острыми концами листьев.

Чистота и красота цветка, войдя в контакт с безобразной кожей человека-зверя, произвели свое магическое действие: из глубоких порезов полилась черная дымящаяся жидкость. С диким ревом страшилище закрыло морду руками и согнулось пополам.

— Страдание и раскаяние. Боль и поражение. Преклони колени передо мной и никогда больше не вставай! — приказала волшебница.

Неожиданно Гот Отвратительный взмахнул хвостом и захлестнул им, словно петлей, тело молодой женщины.

— Тебе конец! — закричал он.

Его изрыгающая зловоние пасть приблизилась к нежному лицу Куи.

Но в это мгновение розовая планета Венера, вращающаяся вокруг ее головы, поглотила красный Марс Гота. Яркая серебряно-золотая вспышка озарила туннель.

— Быстро прыгайте в Глаз! У вас всего секунда! — крикнула Куи ребятам.

Ческо схватил Додо за руку и буквально швырнул его за порог Глаза. Следом прыгнули и все остальные.

Тайный глаз под действием Пепла уже закрывался. Стоя за его порогом, Нина увидела, как зловонный враг схватил Куи Любящую за волосы и свирепо дернул, пытаясь свалить на пол. Девочка вскрикнула от отчаяния, но та в это мгновение подбросила к потолку туннеля лилию, которая моментально превратилась в клетку из острых пик. Клетка упала на Гота Отвратительного, блокировав его, и превратила в вечного пленника вечной тюрьмы.

А Куи Любящая, расправив свое шелковое платье, как ни в чем ни бывало повернулась к ребятам, улыбнулась и помахала им рукой:

— Прощайте! Четвертая Тайна ждет вас! Свобода за горизонтом!

И исчезла вместе с клеткой, в которой выл поверженный Гот Отвратительный.

Тайный глаз закрылся. Круг из драгоценных камней в последний раз осветил туннель Атлантиды.

Стоя рядом с Ческо и сжимая Кубок Шанда, Нина тихо спросила:

— Как ты думаешь? Нам удастся сделать это?..

Мальчик вытер кровь с ее щеки:

— Ты в этом сомневаешься? Ты не веришь в нас?

Девочка дотронулась до раны и глубоко вздохнула:

— Просто я очень устала. И мне не терпится найти Четвертую Тайну и вернуться домой. Увидеть папу и маму, обнять Любу и Карло…

Додо повернулся к ней:

— Мы тоже хо…хо…хотим до…до…домой.

Фьоре нашептывала что-то успокаивающее мисочке с Солью Морской, которая еще не пришла в себя от потери лучшей подруги.

Как только Глаз закрылся, Куаскио прекратила свистеть и, поводя хвостом, поплыла в фиолетовой субстанции из света и воды вдоль туннеля.

Рокси спросила Макса:

— Что теперь? Куда отправилась Куаскио?

— Я не знаю. Но думаю, что мы должны следовать за ней.

— Хочется надеяться, что нам больше не встретятся ужасные монстры, — вздохнула девочка.

— К счастью, злотворящих алхимических карт больше нет, и моя звезда снова стала красной, — обрадованно сказала Нина. — Так что вперед!

И она двинулась за магической рыбой Ксоракса. Ребята также поспешили за синей рыбой, которая и плыла, и одновременно летела в этом водном пространстве.

— Забавно! А здесь внутри еще красивее. — Рокси продвигалась вперед, загребая руками, как будто тоже плыла.

Макс поднял голову, покрутил ушами и воскликнул:

— Посмотгите навегх, какая там стганная констгукция из кгасного металла!

Все подняли глаза к потолку, а Куаскио, быстро завращала плавниками и хвостом, отчего фиолетовый свет стал еще ярче, и путники смогли разглядеть висевший над ними металлический предмет, похожий на длинную красную сигару.

— Интересно, что это такое? — полюбопытствовала Фьоре.

Нина и Ческо протянули руки, желая потрогать «живот» странного объекта.

Как выяснилось, это была подводная лодка длиной около двадцати метров.

Макс первым направился к лодке.

— Эй, ты куда? — окликнула его Нина.

— Все за мной! — крикнул восторженный андроид, подплывая к необычному подводному аппарату. — Посмотгите, какая она кгасивая!

По поведению Макса можно было подумать, что ему хорошо знакома эта субмарина.

Ребята подплыли к ней и с любопытством стали разглядывать корпус и одиннадцать бронзовых винтов, которые торчали из ее кормы.

— Здогово! — опять восхитился Макс, весело прыгая на крыше лодки.

Нина поспешила к нему и, приблизившись к лодке, от изумления раскрыла рот: субмарина лежала точно на границе двух сфер — фиолетовой блестящей субстанции и бескрайней толщи воды. Вид был потрясающий!

— Это багьег, — объяснил Макс. — Здесь кгай Человеческой Вселенной.

— Что-что? — переспросила Рокси, также взобравшаяся на подлодку.

— Он сказал, что это край нашей Вселенной, — повторила Фьоре.

— Ве…ве…вернемся, а то опять на…на…начнутся какие-нибудь не…не…неприятности, — шмыгнул носом Додо, не выпуская из рук своего спасительного жезла.

Нина вгляделась в толщу воды. Неопределенного цвета, с оттенками синего и зеленого, она тянулась до горизонта. Загадочный барьер представлял собой границу, за которой была неизвестность.

Макс встал на колени и открыл красную блестящую крышку лодки.

На ее внутренней стороне все увидели серебряную надпись:


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Вздох Бездны? Странное название для подводной лодки: ничего общего с водой, — удивилась Фьоре.

— Это особенная подлодка. Магическая. Сейчас сами убедитесь, — уверенно сказал Макс, поворачивая металлическими руками странный зеленый рычаг.

Он собрался было спуститься по узкой лестнице, ведущей внутрь лодки, но тут увидел на первой ступеньке небольшой сложенный вдвое листок бумаги. На нем было написано: «Нина 5523312».

— Это тебе, — без всякого удивления сказал Макс и протянул девочке Шестой Луны листок.

Это была записка от Этэрэи:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина, сопровождаемая внимательными взглядами друзей, выполнила одно за другим все указания Великой Матери Алхимиков. Извлекая магическую ручку, она на мгновение задумалась, припоминая, в какую сторону Сиа велела повернуть золотой завиток, чтобы этим необычным предметом из чистого золота можно было писать.

Глядя на полоски, стоящие вертикально на барьере, девочка начертала на водной стене код: 6065511.

И тут же цифры увеличились и поглотили полоски с числами.

Стена задрожала, словно во время землетрясения, но вскоре все стихло, и Нина написала: «Шинта Левия».

Раздался звук лопнувшей струны. Кубок растворился в воздухе, и над подводной лодкой осталось висеть только его содержимое — Четвертая Тайна: маленькая капля бело-синей воды. Фиолетовый лучик обвил каплю и осторожно перенес ее в трюм лодки.

Ребята с широко раскрытыми глазами следили за магическим действом: освобождением последней Тайны.

Макс подал знак и торопливо спустился по лесенке, за ним то же проделали Нина и все остальные. Крышка люка захлопнулась, оставив синюю рыбу снаружи. Ребята очутились в машинном зале лодки. Через иллюминатор они увидели Куаскио.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Рыба Шестой Луны улыбнулась, помахала им плавником и, нырнув, исчезла из виду.

— Сейчас и мы пгеодолеем этот багьег. Мы покинем Человеческую Вселенную и окажемся в Алхимической Вселенной. Тебе она знакома, Нина, не так ли? — спросил Макс.

— Ты хочешь сказать, что, преодолев это подобие воды, мы полетим прямо на Ксоракс? — удивилась девочка.

— Именно так. А сейчас всем сесть и не двигаться, — приказал Макс. — Я поведу лодку.

— Есть, капитан, следуем вашему приказу! — козырнула ему Нина.

Ребята уселись на скамью из черного дерева, тянувшуюся вдоль борта подводного корабля.

— Пгистегнуть гемни и молчать! — Макс, войдя в роль, встал у пульта управления и принялся ловко нажимать на кнопки.

Фьоре прижала к груди дрожавшую от страха мисочку Соли.

— Мне понадобятся зубы дракона, — бросил Макс.

Додо протянул ему мешочек со словами:

— Ты пра…пра…правда, умеешь упра…упра… управлять этой штуковиной?

— Газумеется, ведь ее соорудили мы, андгоиды, — с гордостью ответил Макс.

— Где? На Ксораксе? — спросил изумленный Ческо.

— Да. А сейчас замолчите и пгиготовьтесь к отплытию: Шестая Луна ждет нас! — Макс был собран и точен в движениях.

Он нажал кнопку на правой стенке лодки, и, словно по волшебству, из днища поднялся золотой штурвал. Андроид протянул руку к рычагу, торчавшему над головой, повернул его, и сверху опустился медный перископ. Следующее, что сделал Макс, — положил зубы дракона в одиннадцать маленьких отверстий в полу. Каждое отверстие соответствовало отдельному винту лодки, а зубы служили для того, чтобы привести их в действие. Небольшие облачка красного пара поднялись из двух боковых отверстий.

Наконец Макс провозгласил:

— Отпгавляемся!

Лодка вздрогнула и, плавно сдвинувшись с места, носом вошла в водный барьер. Через мгновение, покинув Человеческую Вселенную, субмарина уже бороздила пространство Алхимической Вселенной.

Ребята завороженно смотрели в иллюминаторы.

Мимо проносились светящиеся облака, световые шлейфы комет, мириады маленьких звездочек.

Субмарина летела с огромной скоростью, стены ее дрожали, и, казалось, она вот-вот развалится на части.

Макс крепко держал штурвал, сверяясь с курсом и посматривая в перископ.

— Сейчас для нас вгемя не существует. Это на Земле пгоходят минуты, часы и дни, а здесь…

— То есть как? Ты же сам говорил, что для Четвертой Тайны необходимо течение времени, как и для нас, — перебила его Нина.

— Вегно. Но это пгавило действовало только на Атлантиде. А мы находимся в Алхимической Вселенной, где вгемени не существует, как тебе хогошо известно, — отозвался Макс, не отрываясь от окуляра перископа.

— Да, дед Миша всегда утверждал, что время служит, но не существует. Это правило алхимии. Это правило Ксоракса, — подтвердила Нина.

— Но пока мы отсутствуем, на Земле пройдет куча времени, — озабоченно заметила Рокси. — Ты уверена, что мы вернемся в Венецию к нужному сроку? И что, пока мы тут, Каркона действительно посадили в тюрьму?

— А как же наши родители? — поддержала подругу Фьоре.

— Не беспокойтесь, мы ского вегнемся, и все кончится хогошо. — Макс дважды повернул рычаг.

Лодка замедлила ход и остановилась.

— Что случилось, мы уже прибыли? — спросила Фьоре.

— Так точно! — щелкнул металлическими пятками андроид.

Люк подлодки открылся. Ребята, отстегнув ремни безопасности, поспешили к выходу. Но Макс остановил их:

— То, что пгоизойдет за пгеделами лодки, будет для вас непгивычно. Не пугайтесь. Пгиступаем к пегедаче Четвегтой Тайны.

Додо почесал макушку, Ческо поправил очки, Рокси чихнула, а Фьоре покрепче прижала к себе мисочку с Солью.

Нина первой поднялась по лесенке и, ступив на поверхность лодки, произнесла:

— Клянусь всем шоколадом мира, мы в самом центре Алхимической Вселенной!

В плотном, но легком воздухе, представлявшем собой смесь воды, света и энергии, перед глазами путешественников во всей своей красе расстилалась бескрайняя Алхимическая Вселенная.

Тысячи ласточек проносились над головами, своим щебетом наполняя бесконечное пространство.

— Ласточки! Но как это возможно? — Ческо не верил своим глазам.

Птицы Земли все прибывали и прибывали, радостно летая в небе Вселенной, где господствовали только магия и алхимия.

— Вы освободили Тайну Воды, и сейчас ласточки несут мысли детей на Ксогакс, Шестая Луна спасена! — сияя улыбкой и быстро вращая ушами-колокольчиками, объявил Макс.

— Мы сделали это!!! — Рокси запрыгала и обняла Нину.

Додо взял Макса за руку и пожал ее, поздравляя друга с победой.

Макс, глядя вверх, крикнул:

— Вон они, движутся к нам! Это киты!


Нина и тайный глаз Атлантиды

Ребята подняли головы и увидели, как среди ласточек появились пять огромных китов. Они плыли… нет, они летели в атмосфере из плотной воды и облаков.

— Летающие киты! — Ческо снял очки, протер их и снова надел.

— Никогда не видела ничего подобного! — Фьоре не могла поверить своим глазам.

— Какие они красивые, — прошептала Нина, не спуская взора с приближающихся гигантов, и вдруг узнала одного из них:

— Мегара, смотрите, это же Мегара!

Теперь и ребята узнали Мегару, Великого Белого Кита, с которым встретились по дороге к Атлантиде. Могучее животное плыло в сопровождении четверки своих самых верных красных китов-полосатиков.

Мегара повернул голову к путешественникам и в знак приветствия выбросил вверх фонтан светящейся воды. В ответ Макс отвесил ему глубокий поклон.

— Я и Нина сядем на Мегагу. А вы — на остальных китов. Увидите, какое фантастическое удовольствие плыть-лететь по Алхимической Вселенной, — засмеялся андроид, вспрыгивая на спину улыбающегося Белого Кита.

Щебет ласточек делал фантастическое путешествие юных алхимиков еще более веселым.

Нина тоже взобралась на Мегару и прижалась к Максу. Ческо подтолкнул Додо, боявшегося свалиться в космическую пропасть, и тот перелетел на своего кита, который, повернув к нему голову, улыбнулся и выпустил высоченный фонтан воды.

Наконец все были на своих местах, и Нина, сияя синими глазами, подняла Талдом и воскликнула:

— Шестая Луна, готовься к встрече, мы уже рядом!

Киты ударили могучими хвостами и поплыли, сопровождаемые ласточками.

Сквозь мириады звезд, больших и малых планет, серебряных комет и метеоритных рек неслись киты и ласточки в бескрайней бесконечности. Тысячи лун освещали все вокруг, тысячи солнц согревали душу, и вспышки далеких галактик взрывали горизонт Алхимической Вселенной.

Воздушные потоки образовывали гигантские волны, напоминавшие океанские. Фьоре летела, прижавшись к спине своего кита. Рокси смеялась, и ветер развевал ее роскошные светлые волосы.

Ческо, как обычно, прижимал рукой очки, боясь, что их сдует. Додо, словно загипнотизированный, рассматривал звезды и галактики, и его глаза сверкали от восхищения красотой Вселенной.

Нина сидела, широко раскинув руки, словно желая обнять весь алхимический космос с его таинственными планетами и яркими кометами, и чувствовала, как все ее существо наполняется необъяснимым восторгом и радостью жизни.

Сердце ее переполняла любовь к деду, научившему главному: жажде познания.

Лицо Макса сияло от счастья. Ему тоже не терпелось попасть на Ксоракс и встретиться с друзьями-андроидами, с ксораксианцами и прежде всего с профессором Мишей.

— Смотрите, смотрите! — Нина указала рукой на изумрудный лучик света, пульсирующий на горизонте. — Там Ксоракс!

Шлейф алмазной пыли выстилал путь к Шестой Луне. Киты, словно скользя, в сопровождении ласточек приближались к планете.

Внезапно откуда-то из глубины донеслась музыка Восьмой Ноты.

Путешественники были уже рядом с Ксораксом, и эта планета была так прекрасна, что от открывшегося зрелища их охватил восторг.

Шестая Луна сверкала словно брильянт, освещаемая не одним, а сразу тремя солнцами.

Но вот, зажмурившись от слепящего света, Друзья приземлились на алхимическую планету, где время и пространство слились в одно целое. Точнее сказать, они приводнились, потому что оказались посреди большого водоема с водой невероятно синего цвета.

Словно подчиняясь кем-то отданной команде, киты принялись описывать круги, а ласточки, часто взмахивая острыми крыльями, закувыркались в красно-зеленом воздухе.

Когда ребята пришли в себя, их ждало удивительное открытие: их голоса перестали звучать.

Они ничего не слышали, кроме щебета ласточек, шума волн таинственного синего моря и музыки Восьмой Ноты.

Единственной формой общения на Ксораксе была телепатия. Макс и Нина, которым это уже было известно, с любопытством наблюдали за реакцией друзей, которым было не так просто осознать, что можно объясняться мысленно, используя чистую энергию мозга.

Первым это понял Додо и послал свою мысль девочкам, отчего те расхохотались. Ческо ошеломленно смотрел на Макса и Нину. Безучастной оставалась только мисочка с Солью Морской: магический объект, созданный ЛСЛ, не обладал способностью к телепатическому общению.

Нина осмотрелась, пытаясь сориентироваться. Она еще никогда не была в ксораксианском море, прежде она видела только озерцо с плавающей в нем Куаскио.

И тут до нее дошло, что никакое это не море, а именно то самое озеро!

«Значит, мы где-то рядом с рощей Коранна!» — подумала девочка.


Нина и тайный глаз Атлантиды

И оказалась права.

Киты плавали в том самом синем озере, уходившем в глубину запрещенной для посещения рощи Шестой Луны.

Мысль Нины восприняли остальные, и сияющий Додо подумал:

«Коранна! Тогда мы точно на Шестой Луне!»

«Да, Додо, мы на Ксораксе, а ты что подумал?» — рассмеялась в душе Нина.

«А где Этэрэя? И где профессор Миша?» — мысленно спросила Рокси.

«И Тадино Де Джорджис, и Биров…» — также про себя добавила Фьоре.

«Погодите. Вгемя встгетиться с ними еще не пгишло», — вступил в телепатический разговор Макс, и Додо обратил внимание, что, даже общаясь мысленно, андроид продолжал картавить.

«Ты ведь сейчас мыслишь, а не говоришь. Почему же сохраняется твой дефект речи?» — удивился он.

Макс сделал недовольное лицо: «Это не дефект гечи. Я так не только говогю, но и думаю!»

Ребята расхохотались. Ческо дал другу легкий подзатыльник, и Додо от смущения покраснел как помидор.

«Что же мы должны сейчас делать?» — передала всем вопрос Рокси и погладила по спине своего кита.

Нина уже собиралась ответить, но ее отвлек Ческо, указав на одиноко плывущий ствол дерева. Завидев его, Мегара ударил хвостом и поплыл наперерез. Макс нагнулся над стволом и поднял лежавшее на нем письмо. На конверте было написано: «Для Нины»

Девочка Шестой Луны вскрыла конверт: письмо было от Этэрэи.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Этэрэя, как всегда, объяснялась загадками. Нина максимально сосредоточилась и вспомнила три урока алхимической философии, которые дала ей Великая Мать Всех Алхимиков, а также письма деда Миши. Все они содержали важные мысли, которые могли бы ей пригодиться.

Она достала из кармана брюк Документ Дракона, начертанный на тончайшей рисовой бумаге, и внимательно перечитала его. Ребята и Макс не сводили с нее глаз.

Нина, оторвавшись от письма, послала им мысль:

«Этэрэя велела мне перечитать письмо Огнедышащего Дракона, в котором написано, что единство противоположностей создает равновесие жизни. Вы помните, что такое Ян и Инь?»

Ребята кивнули, а Макс похлопал ушами.

«Отлично, тогда нам предстоит найти эти противоположности».

«А где их искать?» — спросил Ческо.

«Пока не знаю. Это и есть проблема», — ответила девочка.

«А ты посмотги по стогонам… Что ты видишь?» — подсказал ей Макс.

«Вижу воду, вижу китов и ласточек», — пронеслось в ее голове.

«Пгавильно, вот тебе и пготивоположности», — улыбнулся Макс.

«О чем ты?» — повернулась к андроиду Рокси.

«Да где здесь противоположности?» — мысленно поддакнула Фьоре.

«Мы летели-плыли, мы двигались одновгеменно в воде и воздухе. Вам не кажется, что это пготивоположные вещи?» — Макс лукаво улыбнулся.

«Ты прав!» — согласились все.

«Следовательно, если воздушная и водная стихии противоположны, то киты и ласточки тоже могут считаться таковыми! Киты ведь живут в воде, а ласточки в воздухе», — засмеялась Нина.

Мегара в знак согласия с Ниной одобрительно похлопал хвостом по глади озера. Огромная стая ласточек промчалась над самой водой, отчего вся поверхность озера пошла рябью.

Нина подняла Талдом, и на него тотчас сели две ласточки. Ребята сделали то же самое — ласточки уселись и на их жезлы.

Девочка Шестой Луны осторожно опустила Талдом с сидящими на нем ласточками на голову Мегары. Белый Кит открыл огромный рот, выбросил струю воды и издал странный звук.

Четверка ребят сделала то же самое, и в красно-зеленом воздухе рощи Коранна зазвучал хор пятерых китов. Тысячи ласточек взмыли над озером, и их щебет зазвучал в унисон с пением китов.

Ксоракс приветствовал своих юных освободителей!

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава одиннадцатая

Песнь китов и роща Коранна

Мелодичное пение китов разносилось над гладью озера, проникая повсюду. Огромные деревья рощи Коранна, окружавшей озеро, внезапно осветились. Вспышка была настолько яркой, что, казалось, свет прошел сквозь тела ребят. Тысячи ласточек образовали в красно-зеленом небе огромный круг, внутри которого возникли два китайских иероглифа: Ян и Инь.

Гармония противоположностей царила в атмосфере Ксоракса, как и предсказывала Этэрэя.

Восхищенные юные алхимики не могли оторвать глаз от фантастической картины.

Иероглифы исчезли, и в том же огромном кругу, одна за другой, появились названия четырех Тайн, освободившие мысли детей Земли.

Круг, который описали летающие ласточки, заполнился огнем, и проступило название Первой Тайны — Атанор.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Огонь исчез. Плотный и одновременно прозрачный воздух затянул пространство, и в нем появилось название Второй Тайны — Хауа.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Третья Тайна называлась Хумус, и с ее появлением воздух в магической орбите ласточкиного хоровода сменился изумрудно-зеленой землей.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Название Четвертой Тайны — Шанда — начерталось на переливающейся всеми цветами радуги воде, обрамленной кругом все тех же летающих ласточек.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Миссия Нины и ее друзей была завершена. Все четыре Тайны, когда-то плененные злобным Карконом, вновь были на Шестой Луне, и Алхимия Света вернулась к своему естественному состоянию.

Слезы счастья навернулись на глаза ребят.

Макс пустился в пляс на спине кита Мегары, медленно поводящего гигантским хвостом.

Киты не прекращали своего пения, а когда ласточки с щебетом разлетелись по всему небу, стала слышна торжественная и нежная музыка Восьмой Ноты, заполнившая Алхимическую Вселенную.

На дальнем краю озера, в глубине рощи, друг за другом зажглись тысячи маленьких огоньков. Киты подхватили музыку Восьмой Ноты и поплыли к берегу. Путешественникам открылась великолепная картина: маленькие огоньки, превратившиеся в лучики света, оказались музыкантами Ксоракса. Гигантский оркестр, управляемый сразу тремя дирижерами, исполнял симфонию Восьмой Ноты. Звуки арф, скрипок, флейт и фортепьяно сливались в единое мощное звучание. Прекрасная музыка звучала на всей планете.

Нина улыбнулась ребятам. Ческо, придерживая очки, слушал чудесную мелодию, открыв рот. Рокси, прижавшись к своему киту, прерывисто дышала от волнения. Фьоре не замечала слез восхищения, которые струились по ее лицу. Додо отбивал ритм ударами в ладоши, стоя на спине своего кита.

Легкий порыв теплого ветра тронул волосы Нины, и в эту секунду огромный оркестр завершил свой концерт. Ребята увидели, как на берегу возникла стройная трехметровая фигура вся из света — Великая Мать Всех Алхимиков.

Прямо перед ней в воздухе плавно перемещались три магических кубика Восьмой Ноты. Этэрэя взяла их в руки, ее голубые глаза остановились на Нине, и между ними начался телепатический диалог.

Добро пожаловать, Нина 5523312!

День, когда ты прибыла на Ксоракс

Вместе со своими друзьями,

Стал для нас днем безграничного счастья.

Все жители планеты собрались сегодня здесь,

И роща Коранна открыла

Для тебя тайную дверь,

К которой лежал ваш путь от самой Земли.

Он пролегал через остров Пасхи,

Через древний Египет,

Через земли народа майя с его чудесами,

Через таинственную Атлантиду,

И вот вы здесь. Шестая Луна спасена!

Мысли детей Земли свободны!

Тебе удалось подарить им самое ценное

Из всех существующих сокровищ —

Свободу! Приблизься ко мне,

Я вручу предназначенный тебе подарок.

Этэрэя склонила голову. Нина в смущении замерла, стоя прямо перед ней. Ребята, пораженные, смотрели на странное создание из лучистой энергии. Впервые они видели Великую Мать Всех Алхимиков, о которой они так много слышали от Нины и Макса и которую прежде видели лишь на экране в Акуэо Профундис во время магических сеансов.

Этэрэя крепко обняла девочку, и Нине показалось, что ее обволок луч света, полный любви. Она протянула внучке профессора Миши три кубика и золотой листик:

Три кубика исполнят для тебя

Музыку Восьмой Ноты,

Как только ты этого пожелаешь.

А сейчас прочти мысленно то,

Что написано на этом золотом листке.

Это Семь Правил Мира,

Которые лежат в основе Свободы.

Когда ты прочитаешь эти правила

Всем детям Земли,

Исчезнет Зло и воцарится Высшее Благо,

Алхимия Света, и дети всего Мира

Станут хранителями Свободы.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина положила кубики в карман, бережно поднесла золотой листик к глазам и, повернувшись к своим друзьям, начала читать заповеди, которые мгновенно воспринимались всеми присутствующими.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина закончила чтение, и четверо ее друзей, спрыгнув со спин китов, впервые ступили на землю Шестой Луны.

Этэрэя, рядом с которой стояла Нина, легко поднялась в воздух и величественно заколыхалась в нем.

Тысячи жителей Ксоракса, появившись из-за деревьев волшебной рощи, заколыхались вместе с ней.

Ребята, взявшись за руки, замерли при виде приближающихся светящихся фигур.

Окружив путешественников, ксораксианцы принялись осыпать их ароматными лепестками цветов мисиль. Этэрэя ласково погладила морду Мегары, и вода в озере стала серебристой.

Киты в последний раз пропели свою песню и, нырнув, исчезли в глубинах озера.

Ласточки, неся мысли детей, сбились в огромную стаю — их путь лежал к главной алхимической лаборатории Мирабилис Фантазио.

Яркая радуга повисла над берегом. Ребята подняли головы — над ними блистали три солнца и пять лун.

Картина действительно впечатляла.

Впервые четверо венецианских ребят сразу видели одновременное сияние стольких лун и солнц.

Нина была счастлива от мысли, что ей удалось доставить своих близких друзей сюда, на Шестую Луну, пережив вместе с ними невероятные приключения, полные риска и смертельной опасности. Бездонное звездное небо, ярко-зеленая поверхность планеты, светящиеся улыбки ксораксианцев были наградой за потраченные усилия и перенесенные страдания.

Великая Мать Алхимиков подала знак, чтобы Нина с друзьями следовала за ней.

Ребята вместе с Максом, покинув рощу Коранна, погрузились в мерцающий воздух Шестой Луны.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Повсюду сверкали холмы из алмазов, изумрудов, рубинов и гоасилов. Необычайные сооружения из твердого света делали пейзаж еще причудливее.

Ческо тронул Нину за плечо и послал ей свой вопрос:

«Куда ведет нас Этэрэя? И когда мы увидим профессора Мишу?»

«Думаю, она и ведет нас к нему. Мне так не терпится обнять дедушку», — взволнованно подумала девочка.

Додо от счастья чувствовал себя на Шестой Луне как на седьмом небе. Он без устали подбирал разбросанные повсюду драгоценные камни и цветы мисиль.

Рокси ласково гладила кусты фусталлы, вспоминая, как они жевали ее листья перед тем, как полететь в толедскую башню, чтобы вызволить из плена тетю Андору.

Фьоре увидела Сбаккио и, широко расставив руки, бросилась к нему, чтобы обнять.

Огромный желтый цыпленок Ксоракса сделал два прыжка ей навстречу — и они оба, обнявшись и хохоча от радости, упали в траву.

Ондула села на макушку Ческо, а Куаскио приветственно замахала Додо, державшему в руке мисочку с Солью Морской, совершенно ошалевшей от происходящего.

Звеня на всю планету, прискакал Тинтиннио и принялся щекотать Нину своими фиолетовыми и голубыми перышками.

Этэрэя колыхалась между ребятами и необыкновенными животными, словно играя с ними.

Неожиданно она остановилась и, подняв руки к небу, вызвала потоки красного света.

Друзьям пришлось даже закрыть глаза от слепящей вспышки.

Когда они открыли глаза, их ждал большой сюрприз: искрясь ярким светом, им улыбались профессор Михаил Мезинский, Бириан Биров и Тадино Де Джорджис.

Первым телепатически заговорил дед Миша, его голубые глаза сверкали от волнения:


Нина и тайный глаз Атлантиды

«Дорогая Ниночка, дорогие ребята, подойдите ко мне, я хочу обнять вас всех. И поблагодарить вас. Вы молодцы и очень храбрые ребята».

Нина бросилась в объятия деда.

Додо и Ческо дотронулись до длинной белоснежной бороды профессора, но, ощутив лишь легкое покалывание, поняли, что профессор весь состоит из света и не имеет физического тела.

Фьоре дружески подмигнула Бириану Бирову, а Тадино Де Джорджис погладил пышные волосы Рокси.

«Дедушка, мы выполнили все, что от нас требовалось, и теперь ты можешь вернуться домой, не так ли?» — В горле у Нины стоял комок.

Она вспомнила виллу «Эспасия», Джудекку, Любу, и ей так хотелось услышать от деда «да».

«Моя любимая Нина, тебе хорошо известно, что я не смогу этого сделать. Теперь моя жизнь здесь. Но ты не расстраивайся. Ведь вы можете прилетать на Ксоракс всегда, когда захотите», — ответил дед.

«И мы тоже станем из света?» — заволновался Додо.

«Нет-нет, и надеюсь, что это случится еще не скоро», — с грустной улыбкой заметил Тадино Де Джорджис, которому не очень понравился вопрос мальчика.

«А почему не скоро?» — заинтересовалась Фьоре.

«Потому что Белые Маги превращаются в свет только тогда, когда умирают. А вам еще жить да жить», — прямо ответил на вопрос Тадино.

«Но потом мы тоже превратимся в свет или нет?» — не унималась Фьоре.

«Мы поговорим об этом позже», — закрыл тему старый маг.

Бириан Биров приблизился к Ческо, и тот почувствовал легкое пожатие руки:

«Я хочу сделать тебе комплимент. Ты хотя и юный, но очень талантливый алхимик. Я верю, что тебе удастся многого добиться в этой области».

Ческо явно не ожидал таких приятных слов и с гордостью посмотрел на друзей.

В этот момент мисочка с Солью Морской в руках Додо затрепетала, и мальчик принялся успокаивать ее. Тадино Де Джорджис присоединился к нему, сказав:

«Эта трепетная мисочка навсегда останется вашим другом, хотя и создана вашим заклятым врагом. К счастью, маркиза Лориса Сибило Лоредана больше не существует, и это тоже ваша заслуга».

«Да, слава богу, все неприятности позади. И князь Каркон тоже пристроен к месту», — сказал Ческо, придавая важность голосу.

«Князь Каркон… а, ну да… ну да…» — При этих словах на лицах Бирова и Тадино почему-то появилось странное выражение.

Профессор Миша взял внучку за руку и отвел в сторону. Он хотел поговорить с нею наедине.

«Пойдем-ка со мной, Нина, — сказал он, и они направились к Мирабилис Фантазио. — Смотри, вот здесь мы разрабатываем новые алхимические формулы. Сейчас, когда детские мысли стали свободными и четыре Тайны вернулись на Ксоракс, жизнь Шестой Луны и жизнь Земли будут намного спокойнее».

Взгляд профессора Миши был полон любви и нежности.

«А мне можно посетить Мирабилис Фантазио?» — спросила девочка.

«Нет, это категорически запрещено, в Мирабилис Фантазио имеют право входить только алхимики и Белые Маги, превратившиеся в свет».

Профессора смутил вопрос внучки, приходилось опять объяснять, почему ни она, ни ее друзья не могут войти в главную лабораторию Ксоракса.

«То есть… только мертвые?..» — догадалась девочка.

«Да. Только когда алхимик умирает и его тело трансформируется в свет, он получает право жить на Ксораксе и работать в Мирабилис Фантазио».

«Понимаю», — задумчиво сказала Нина. — «Так вот почему ты так никогда и не открыл мне «финальной фразы», которую ты произнес, когда Каркон поразил тебя на вилле «Эспасия». С ее помощью ты и превратился в свет, оставив безжизненное тело на Земле. Знаешь, а я ведь ходила на твою могилу. Мне было известно, что на самом деле ты не умер, но все равно мне хотелось плакать, когда я видела твою фотографию на могильной плите, под которой лежало твое тело».

Нина торопилась высказаться, крепко при этом сжимая световую руку деда, хотя она не ощущала ее формы, а чувствовала лишь легкое пощипывание.

«Спасибо, дорогая девочка. Все обстоит именно так. Скоро Этэрэя откроет тебе и твоим друзьям смысл «финальной фразы». Сейчас вы уже имеете на это право. Вы стали алхимиками в полном смысле этого слова. Если, не дай бог, что-то случится с кем-нибудь из вас, вы будете знать, какие слова нужно произнести, когда выхода не будет».

Профессор Миша с нежностью поцеловал внучку в лоб.

А Нина вдруг произнесла имя Хосе.

Дед спросил:

«Большое разочарование, да?»

«Очень большое».

«А помнишь, что я тебе писал в Письме о Судьбе?»

«Конечно, помню. Но тогда я не все поняла. Я и подумать не могла, что Хосе перейдет на сторону Каркона! Эта история многому меня научила, дедушка. Никак не ожидала, что меня предаст мой учитель».

«Предательство случается тогда, когда его меньше всего ждешь», — вздохнул дед.

«Что мне предстоит, когда мы вернемся в Венецию? — задала Нина еще один вопрос деду. — Я чувствую, что очень устала, да и мои друзья тоже с ног валятся. Ты это понимаешь?»

«Разумеется, понимаю. У тебя будет время отдохнуть. Поиграть. Вообще пожить жизнью девочки твоего возраста. Но все же не забывай, что ты алхимик. И отличный алхимик».

Нина взглянула на уходящий в небо портик Мирабилис Фантазио и обратила внимание на вырезанный справа от входа большой герб, как две капли воды похожий на Ямбир. Световые колонны и такие же стены здания излучали яркое сияние.

«Мне так много еще хочется сделать», — вздохнув, сказала девочка.

«Например?» — спросил старый профессор.

«Наконец-то побыть с мамой и папой. Чтобы они приехали и поселились на вилле «Эспасия». Как ты думаешь, это возможно?»

«Конечно, возможно. Больше того, я думаю, что они тебя уже там ждут», — загадочно улыбнулся дед.

«Как — ждут? — удивилась Нина. — Они что, в Венеции? И, стало быть, уже знают о Карконе, тете Андоре, ее клоне, и о Карле с Любой?» — обрадовалась и в то же время забеспокоилась она.

«Успокойся, успокойся, все идет как надо. Пока не думай о Венеции. Тебе предстоит участие в очень важной церемонии».

«Какой церемонии?» — заинтересовалась девочка.

«В честь твоих друзей. Увидишь, будет здорово».

И дед крепко сжал руку внучки.

Нина посмотрела на усеянное звездами, солнцами и лунами небо, вдохнула ароматный воздух Ксоракса и почувствовала, что она абсолютно счастлива.

В эту минуту рядом появились ксораксианцы, волшебные животные и Этэрэя.

Кружившие над их головами тысячи ласточек одна за другой уселись на колонны Мирабилис Фантазио.

Дед Миша поднял вверх правую руку, демонстрируя всем красную звезду на ладони, алхимический знак, который унаследовала и Нина, а затем указал пальцем на портик алхимической лаборатории.

Серебряный луч ударил из распахнувшейся двери, после чего выплыли четыре странных предмета, и послышалось мелодичное пение.

Гуги, магическая птица Шестой Луны, красиво спланировала вниз, взяла клювом эти предметы и поднесла к Этэрэе. То были недостающие части жезлов, принадлежащих друзьям Нины: четыре золотые головки Гуги.

Этэрэя приблизилась к Додо, Ческо, Рокси и Фьоре и торжественно произнесла:

Закройте глаза

И поднимите ваши жезлы.

Четверка друзей сделала то, что велела Этэрэя, и тотчас четыре золотые головки магической птицы вылетели из ее рук и подлетели к верхним концам жезлов. Черно-зеленая вспышка сотрясла их.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Открыв глаза, друзья увидели, что у каждого из них в руках — точная копия Талдома Люкс, который прежде был только у их подруги. И еще — у ксораксианцев.

Фьоре прижала жезл к сердцу. Додо застыл в изумлении. Ческо крутил свой жезл в руках, восхищаясь его совершенством. А Рокси протянула руку к гоасиловым глазам птичьей головки, чтобы проверить, как стреляет жезл.

Этэрэя едва успела остановить ее:

Нет! На Шестой Луне нельзя стрелять!

Дорогая Рокси, ты должна научиться

Использовать этот жезл

Исключительно в алхимических целях.

Он служит для защиты Добра.

Но главное его дело —

Помогать в создании

Магических формул.

Он делает человека невидимым

И обладает еще многими

Магическими свойствами.

Рокси покраснела и извинилась. Фьоре строго посмотрела на нее и покачала головой. Ческо хмыкнул. А Нина, стоящая рядом с Тадино Де Джорджисом, рассмеялась.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Дед Миша подал Этэрэе четыре пергаментных свитка, перевязанных синими лентами. Великая Мать Алхимиков, вызывая по очереди каждого из четверки, присваивала ему личный алхимический код и вручала драгоценный свиток.

Объявляю вам ваши личные коды

И от имени Совета Белых Магов

Присваиваю вам звание

Алхимиков Шестой Луны.

На этих пергаментах начертаны заповеди,

Которые вы отныне обязаны соблюдать.

С этого дня ваши имена всегда будут

Сопровождаться кодами:

Ческо 9009111,

Додо 9009112,

Фьоре 9009113,

Рокси 9009114.

А теперь прочитайте хором десять заповедей,

Которым вы должны строго следовать.

Первым Этэрэя вызвала Ческо 9009111. Склонив перед ней колено и прижав к сердцу свой Талдом Люкс, он принял из ее рук свиток. Этэрэя положила руку ему на голову и сообщила «финальную фразу». Ческо замер, судорожно сглотнул и прикрыл на миг глаза. Затем он поклонился и вернулся на свое место.

Следующим был Додо 9009112. От робости он запнулся о лежавший на земле рубин и ткнулся носом в землю у самых ног Этэрэи. Та помогла ему подняться, вручила драгоценный пергамент и также прошептала на ухо таинственную «финальную фразу».

Фьоре 9009113 с видом воспитанной девочки получила свиток из рук Великой Матери Алхимиков, выслушала ее нежное распоряжение и вернулась к друзьям, раздавая всем на ходу воздушные поцелуи.

Последней была Рокси 9009114. Получив пергамент, она радостно взмахнула Талдомом, но, услышав «финальную фразу», посерьезнела и, тихо ступая, прошла на место.

Каждый развернул пергамент и прочитал текст:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Теперь их можно было считать посвященными.

Им стало известно все.

Они сделались частью загадочной планеты Ксоракс.

Отныне они были Алхимиками Шестой Луны.

Тысячи ксораксианцев, аплодируя, приветствовали их. С неба посыпались лепестки цветка мисиль, смешанные со звездной пылью.

Сбаккио и Тинтиннио весело запрыгали, Ондула закружилась в воздухе среди ласточек, а Куаскио лихо пританцовывала вместе с мисочкой Соли Морской.

Этэрэя посмотрела на Нину, и девочка победно вскинула свой жезл. Великая Мать Алхимиков трижды повернулась в воздухе и, подплыв к девочке, вручила ей драгоценный предмет, который та и не мечтала когда-либо еще увидеть, — магическую говорящую Книгу.

Огромный фолиант снова вернулся к Нине, сердце которой забилось от радости.

«Клянусь всем шоколадом мира, это ты, Книга, ты вновь со мной!» — У юной алхимички от переполнявших ее чувств даже закружилась голова.

Дед Миша, Тадино Де Джорджис и Бириан Биров, стоявшие за спиной ребят, расступились, давая дорогу забавной группе: ксораксианским андроидам.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Сверкающие посеребренным металлом, звеня ушами-колокольчиками и жизнерадостно улыбаясь, андроиды строем маршировали в сторону ребят. Впереди шел Макс 10-п1. Переполненный гордостью за друзей, он пожал руки новым алхимикам Ксоракса, с чувством расцеловал Нину и встал рядом с профессором Мишей.

«Знакомьтесь, дгузья. Это андгоиды Шестой Луны. Они тгудятся в Мигабилис Фантазио. Они пгидут вам на помощь, как только она вам понадобится», — телепатически сообщил Макс.

Нина крепко обняла его, а потом спросила с надеждой в голосе:

«Но ведь ты вернешься с нами на Землю?»

«Газумеется, вегнусь. Не могу же я бгосить там вас одних», — засмеялся андроид.

И тут Нина вдруг увидела, что вокруг, кроме нее, четверки ее друзей и Макса, нет ни души.

Исчезли все: тысячи ксораксианцев, Этэрэя, андроиды, магические животные, дед Миша… Только птица Гуги стояла на своей единственной ноге на изумрудной траве Ксоракса. Расправив все четыре крыла, она поводила клювом, напевая какую-то мелодию.

Облачко из мелких брильянтиков обволокло ребят и Макса. Налетел сильный ветер.

Нина поняла: пришло время возвращаться домой.

Девочка взмахнула Талдомом, давая знак друзьям взобраться на крылья золотой магической птицы.

Капли теплого дождя и прозрачные шлейфы комет смешались с музыкой Восьмой Ноты. Золотая Гуги поднялась в небо и понесла путешественников сквозь странную субстанцию из воды и воздуха, в глубь пульсирующей Алхимической Вселенной, мимо звезд и планет, галактик и метеоритов.

Всполохи синего, красного и фиолетового цвета взрывали небосвод, усеянный яркими звездочками.

Ребята зачарованно любовались этой необычной картиной, и счастье переполняло их сердца.

Приключения подходили к концу, им оставалось вернуться в Венецию и принять участие в суде над Карконом.

Дети Земли, собравшиеся в городе, были готовы начать процесс в любую минуту. Они лишь ждали возвращения юных алхимиков.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Глава двенадцатая

Суд детей и приговор говорящей Книги

Андора, карконский андроид, сидела в лаборатории Черного Мага, дожидаясь появления Веры и Джакомо. Она совсем не испытывала страха от встречи с Владимиром Лгуном. Она знала, как нейтрализовать его. На этот раз в ловушке окажется он сам!

Раздался треск, и потолок пронзил луч голубоватого света, в котором плавно кружились тела родителей Нины, пребывавших в глубоком сне, а также тело коварного Владимира.

Луч, мягко опустив Веру и Джакомо на пол, погас, и Андора оказалась нос к носу с русским андроидом.

— Дорогая Андора, как я рад снова увидеть тебя! — приветствовал один андроид другого, помахивая крюком, заменявшим ему кисть правой руки.

— А уж как я рада тебе! — ответила ему тем же Андора. — Я вижу, с тобой родители Нины. — Она поднялась из кресла, не сводя глаз с крюка, опаснейшего оружия, заряженного сильным ядом — Кровью Фальшивой.

— Меня попросил доставить их сюда князь. Где он, кстати? — Владимир огляделся по сторонам, как будто князь мог прятаться где-то тут в тени.

Андора взяла бутылку с Винтарбо Голубым, которую Каркон оставил на столе, и сказала:

— Он ждет тебя в своей комнате. Идем, я отведу тебя к нему. Он желает поблагодарить тебя за то, что ты нашел Винтарбо. Честно говоря, препарат уже не нужен, но князь не забыл о твоих стараниях.

Андора задумала хитроумный план: использовать найденную Владимиром в сибирской тундре драгоценную алхимическую жидкость для уничтожения его самого.

Когда оба андроида добрались до дверей в комнату Голоса Убеждения, Андора сделала ему знак войти. В темноте белая кожа Владимира светилась словно серебряная. Что-то неясное заставило русского андроида насторожиться.

— Но здесь никого нет! Куда ты меня притащила? — закричал он.

— Куда надо. Теперь ты никому не сможешь больше причинить зла, — спокойно ответила Андора, выплескивая на него ядовитый Винтарбо, насыщенный серой.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Именно сера была смертельной для русского андроида, о чем писала еще Нина в своем Первом трактате.

Разъедающая жидкость быстро растеклась по телу Владимира, и его механизмы стали растворяться один за другим. Крюки, колесики и шестеренки, вместе с его личным алхимическим кодом 1542, таяли прямо на глазах. Голубые глаза Владимира покраснели, изо рта пошла черная пена. Он протянул к Андоре руку-крюк, но смертельное оружие уже не действовало.

Темный дым обволок лицо Владимира Лгуна.

— Прокляяяяя… — попытался крикнуть русский андроид.

Но Андора была уже за дверью. В коридоре она прислонилась к стене, пытаясь перевести дух.

«Ну что ж, и с этим покончено, больше нам никто не грозит», — облегченно вздохнув, подумала она и скорым шагом вернулась в лабораторию. Там Андора взяла листок Шалфея Оживляющего и поднесла его сначала к Джакомо, а затем к Вере.

Вдохнув целебного запаха, они разом открыли глаза.

Лежа на сыром полу, родители Нины недоуменно обводили взглядом потолок с гнилыми балками, грязные стены — неизвестное им помещение. Андора подошла поближе и, от всей души надеясь, что ее вид их не испугает, поспешила объяснить:

— Я — друг Нины. Я хорошая. Я вам помогаю.

Джакомо поднялся на ноги и, морщась от боли в голове, спросил:

— Где мы?

Поднялась и Вера. Пристально глядя на странную женщину перед собой, она сказала:

— Но ты ведь андроид. И ты очень похожа на Андору, сестру моей мамы Эспасии.

— Правда похожа? Это случайность. Ты права, я действительно андроид, созданный князем Карконом. Мы находимся в его дворце, в Венеции. И сейчас я отведу вас к вашей дочери.

Андора протянула к ним руки.

— Прочь! Не подходи к нам! — крикнул Джакомо, закрывая собой жену.

— Не бойтесь, доверьтесь мне. Я провожу вас на виллу «Эспасия». — Андора по-прежнему старалась быть спокойной и убедительной.

— Что происходит? — Джакомо был в ярости. — Мы были в Москве… в ФЕРКе… Каким образом мы очутились здесь?

— Это длинная история, вам все объяснит Нина, — настаивала на своем Андора.

— С ней ничего плохого не случилось? — Вера старалась не думать о плохом.

— Нет-нет, с ней все в порядке. Вы скоро увидите ее. Еще раз прошу, доверьтесь мне. По дороге я попробую кое-что рассказать вам. Пойдемте.

На этот раз ее попытка удалась, и родители Нины послушно последовали за андроидом.

— Бред какой-то, небось опять какие-нибудь алхимические штучки, — ворчал по дороге Джакомо.

— Не натворила ли Нина чего-нибудь серьезного? — пытаясь не отставать от андроида, волновалась Вера.

— Да, но то, что она натворила, заслуживает самой глубокой признательности. Все должны быть благодарны ей за ее дела. И вы еще будете гордиться ею! — заверила их Андора.

— Довольно говорить загадками! Я лично ничего не понимаю! Отвечай прямо, что тут случилось! — Джакомо по-мужски грубо схватил и дернул андроида за руку.

— Ваша дочь нанесла поражение Каркону, этого вам достаточно? — Андора была обижена и потому сердилась.

Вера с ужасом посмотрела на мужа и обеспокоенно сказала:

— Значит, девочка в опасности! Она наверняка использовала алхимию! Я так и знала, что нам нельзя было оставлять ее без присмотра!

— Не говорите глупости. — Андора вела себя так, как будто перед ней были несмышленыши. — Хотя Нина еще и девочка, но она уже великий алхимик! Профессор Миша, несомненно, одобрил бы ее действия! И хватит вопросов, все равно вы ничего не поймете. Принимайте вещи такими, какие они есть на самом деле. Я только могу вам гарантировать, что все будет в порядке.

Теперь все трое в полном молчании двигались к вилле «Эспасия».

В Венеции пробило 4 часа вечера. Конец Каркона близился.

Нина и ее друзья вот-вот должны были вернуться в город, где все, кажется, было готово для последнего суда над Черным Магом.

Необыкновенное путешествие среди звезд и планет подходило к концу. Гуги стремительно пробивалась сквозь облака. Юные алхимики уже предвкушали встречу с любимым городом. Но внезапно налетевший вихрь скинул путешественников со спины Гуги и повлек их за собой вниз. Больше они не слышали пения магической птицы Шестой Луны.

Ребята очнулись на полу в Акуэо Профундис.

— Дома! Мы дома! — радостно закричал Макс, вскакивая на ноги и вращая ушами-колокольчиками.

Рокси открыла глаза и, увидев прямо перед собой стеклянные стены подводной лаборатории, облегченно вздохнула. Фьоре, все еще не пришедшая в себя, машинально размахивала Талдомом. Ческо поправил очки и помог встать Нине. Додо, лежа с закрытыми глазами, проговорил:

— На…на…надеюсь, что я не за…за…заикаюсь…

Но, услышав собственную речь, понял, что он уже не на Шестой Луне и с телепатией покончено.

Все рассмеялись. Додо поднялся сам и поднял мисочку с Солью:

— Ну и пу…пу…пусть. На…на…наплевать. Зато я те…те…теперь алхимик.

Мисочка ударила в ладошки:

— Наконец-то и я смогу разговаривать! Ксоракс прекрасен… но телепатическое общение, нет, это не для меня!..

Хотя ребята и были очень утомлены, но радость от возвращения в Венецию перевешивала все.

Сила Добра объединила их. Было ясно, что вместе они в состоянии преодолеть любую опасность: ничто не могло им больше помешать.

Макс уселся за компьютер, проверяя, все ли в порядке.

— Вы можете идти, — сказал он ребятам, не отрываясь от клавиатуры. — У вас много дел. Только пгошу, когда увидите Андогу, скажите, что я жду ее здесь.

Нина толкнула дверь из Акуэо Профундис, и ребята поспешили в лабораторию виллы.

Едва войдя, девочка положила говорящую Книгу на прежнее место на лабораторном столе. Погладив черный с золотом переплет, она повернулась к друзьям и сказала:

— Нам надо срочно в тюрьму! Наверняка Каркона уже отвели туда…

Она не успела закончить фразу, как Книга раскрылась.

Опять ты хочешь все делать в спешке.

А может, лучше посоветоваться

С этой старинной Книгой?

— Дорогая моя Книга, какое счастье опять услышать твой голос! — Нина с трепетом склонилась над жидкой страницей.

Мы больше никогда не расстанемся.

Вся моя мудрость всегда будет с тобой.

Приготовься к судебному процессу.

И знай, что Каркон теряет терпение.

— Скажи мне, а Люба и Карло освобождены?

Они будут освобождены.

Это случится,

Когда все в тюрьме запоют.

А сейчас идите и радуйтесь.

Зло больше не угрожает вам.

За дверью лаборатории послышался какой-то шум, и Книга захлопнулась.

Ребята направили в сторону входа свои Талдомы, готовые стрелять в непрошеных гостей.

Дверь распахнулась. На пороге стояла Андора.

Она открыла дверь Стеклянным Шаром, который Нина дала ей при расставании в Атлантиде.

— Нина! Ребята! Наконец-то вы вернулись! — обрадованно воскликнула она.

— Андора, как мы рады видеть тебя! — закричали ребята, бросаясь к ней.

Андора сделала знак, и вся компания поспешила за ней.

Она привела ребят в Оранжевый Зал, где под портретом бабушки Эспасии сидели… Вера и Джакомо!

— Мама! Папа! — не веря глазам, кинулась к ним Нина.

Объятия, поцелуи, смех, нежные слова. Все, что бывает в таких случаях, когда семья собирается после стольких приключений.

— Как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке? — тормошили дочку родители.

— Все отлично! Правда, правда, честное слово! — Нина достала из кармана серебряный кубик, который месяц назад подарила ей мама.

— Ну как? Он принес тебе удачу? — спросила, вытирая слезы, Вера.

— Еще как! — Нина чмокнула в щеку маму, затем папу.

— Ну, рассказывай, что тут стряслось, — сказал Джакомо, поудобнее устраиваясь в кресле. — А то эта металлическая женщина говорит загадками, обещая, что ты все объяснишь.

— Объяснить? Но это не так просто, — задумавшись, ответила Нина. — В двух словах… Вам хорошо известно, что дедушка был алхимиком. Я пошла по его стопам. Князь Каркон — злобный маг, но нам удалось остановить его. Мне помогли мои друзья. Это было нелегко. Очень нелегко. — Девочка не знала, как рассказать родителям обо всем, что пришлось пережить за последний год, и не слишком напугать их.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Вера и Джакомо переглянулись. Все сказанное дочерью ничего не прояснило, и было не лучше туманных намеков женщины-андроида.

— А какое к вам имеет отношение металлическая женщина? — спросил Джакомо.

— Это наш друг, — ответила Нина.

— Друг? Робот? Но это безумие! — воскликнула Вера.

— Безумие — не иметь фантазии, мама. Это так, поверь мне. Я знаю, вы, ученые, ищете внеземную жизнь, но согласись, здесь, на Земле, еще столько вещей остаются неизученными! Алхимия — не шутка. Так всегда говорил дед Миша. — В голосе Нины звучала твердая убежденность.

Родители слушали ее, не веря своим ушам. Их маленькая девочка очень повзрослела и поумнела за это время.

— А сейчас нам надо поспешить в тюрьму. Впереди — суд над Карконом. И прошу вас, верьте мне. — Нина обняла родителей и вышла из комнаты.

Ческо, Додо, Рокси и Фьоре последовали за подругой. На пороге Нина, улыбаясь, передала Андоре слова Макса, что он будет рад видеть ее в Акуэо Профундис. Андроид счастливо улыбнулся в ответ. Для Андоры начиналась новая жизнь рядом с обожаемым Максом, полная любви и дружбы.

Было ровно 18.30, когда у тюрьмы Пьомби собралась многочисленная толпа, причем это были одни дети. Они прибыли сюда со всего света. Молчаливая Революция была в разгаре, ласточки вновь радостно носились по небу, и все дети Земли, мысли которых были теперь свободны, страстно желали одного — предать суду и наказать коварного Каркона.

Тетушки Кармен и Андора тоже были здесь, уставшие от всех передряг, но довольные. Рядом с ними сидели родители четырех юных алхимиков. Очень волнуясь, они ожидали возвращения своих детей. Отдельные группки ребят можно было видеть и на мостах через каналы, и вдоль берегов, а некоторые оккупировали лодки и катера. Но стояла тишина, не было слышно ни единого звука. Лишь дыхание тысяч ребят, вырывавшееся из груди, свидетельствовало о напряженности момента.

И только когда пятерка друзей в сопровождении Веры и Джакомо сошла с катера, толпа взорвалась единым криком:

— Победа!!!

Додо, Ческо, Фьоре и Рокси тепло поприветствовали своих сверстников и попросили тишины. Они подбежали к родителям, которые едва сдерживали слезы. И снова объятия, поцелуи, слезы и нежные слова. Но на этот раз все происходило под аплодисменты тысяч ребят.

— Где вы пропадали? Что еще учудили? — засыпали вопросами матери своих чад.

Отец Ческо положил руку на плечо сына:

— У тебя вся куртка грязная. Как ты? С тобой все в порядке?

Мальчик в свою очередь дружески похлопал отца по плечу:

— Все нормально! А разве может быть иначе?

Фьоре и Рокси ели мороженое, которое купила для них мама Додо, и, перебивая друг друга, с жаром рассказывали о своих смертельных схватках со Злом. Из их рассказов взрослым стало ясно, что все ребята собрались здесь, чтобы поддержать их дочерей и сыновей, и что все они жаждут справедливого суда над Карконом.

Джакомо и Вера, пристроившись у подножия колонны, оживленно беседовали с испанскими тетушками, которых так давно не видели.

Девочка Шестой Луны подошла к дверям тюрьмы, постучала Талдомом и громко крикнула:

— Открывайте! Мы пришли освободить Любу и Карло!

Родители во все глаза смотрели на своих детей. Лишь в эту минуту до них дошло, что у них — необыкновенные дети.

Но вот ворота распахнулись, и по толпе пробежал вздох облегчения. Пятеро ребят вошли во двор тюрьмы, и, прежде чем ворота за ними захлопнулись, Ческо повернулся к остальным и прокричал:

— Теперь Каркону конец!

Взрыв радостных возгласов потряс Венецию, и дети подняли вверх два пальца в знак победы.

Советники в фиолетовых мантиях, Вишиоло, Алвиз и Барбесса — это было первое, что бросилось в глаза Нине, едва она вошла в здание тюрьмы. Они стояли рядом с креслом, в котором понуро, низко опустив голову, в рваном плаще сидел израненный Каркон. Его злоба и коварство куда-то испарились, он скорее был похож на несчастного безобидного старичка, чем на могущественного князя Тьмы.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Близнецы безутешно рыдали, Вишиоло скулил, теребя повязку, закрывавшую глаз.

Ребята не верили своим глазам. Им и в голову не могло прийти, что когда-нибудь их враги будут выглядеть такими подавленными и жалкими.

Впрочем, жалости к ним друзья не испытывали. Не могли после всего, что те им устроили. И не только им.

Рокси первой подошла к советникам и сказала:

— Прежде чем заняться этими негодяями, мы должны освободить тетю Любу и садовника Карло. Говорите, где они!

Председатель Трибунала засуетился и, расталкивая советников, принялся освобождать проход двум невинным жертвам, стоявшим за их спинами.

Русская няня чувствовала себя очень плохо и едва держалась на ногах. Карло сохранял присутствие духа, и глаза его сверкали гневом.

— Нина! — с облегчением вздохнули они, едва увидев девочку.

Юная алхимичка подбежала и обняла их.

Додо вытащил носовой платок и вытер слезы на лице Любы.

Путь был свободен.

Нина, взяв Любу под руку, помогала ей идти. Ческо и Рокси поддерживали Карло.

Когда ребята поравнялись с Карконом, Фьоре сказала:

— Посмотрите на князя. У него не хватает храбрости поднять голову и взглянуть вам в глаза.

Карло сплюнул князю под ноги, а Люба, осушив слезы, бросила:

— Мерзкий слизняк!

Председатель Трибунала обратился к Нине:

— Синьорина Де Нобили! Князь Каркон, близнецы и Вишиоло во всем сознались. Их вина несомненна. Но в их объяснениях есть нечто, абсолютно непонятное. Они ссылаются на магию, колдовство и прочую нелепицу. Возможно, они сумасшедшие?

— Уважаемый Председатель, никакие они не сумасшедшие! Они творили Зло и должны ответить за это. Как ответить — на этот раз решать не вам, взрослым, а нам — детям, — строго ответила Нина.

— Что это значит? — сделал большие глаза Председатель. — В каком смысле решать не нам, а вам? Правосудие основано на законах. Их надлежит уважать. Это дело судей! Взрослых!..

— Да, но это мы, дети, были главными жертвами козней этих злодеев, Каркона и ЛСЛ! — резко прервала его Нина.

— ЛСЛ? Мэр Лорис Сибило Лоредан? А какое отношение он имеет к этой истории? Он же мертв! — не желая ничего понимать, вскричали городские советники.

— Замолчите, вы, послушные рабы! — прикрикнула на них Рокси.

— Что ты себе позволяешь, маленькая негодница! — возмутился старший советник.

— Хотите удостовериться в их злодеяниях? Здесь у Каркона все расписано! — С этими словами Нина достала из кармана комбинезона тетрадку с записками Каркона, где князь подробно фиксировал, как, где и когда он вершил свои мерзости.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Председатель Трибунала протянул было руку за тетрадкой, но Нина спрятала ее за спину.

— Нет, я не могу дать вам прочитать все, что там написано. Это запрещено.

— Кем это запрещено? — возмутился Председатель.

— Мной и моими друзьями. Вам придется поверить мне на слово. К тому же есть еще документ, подтверждающий злые деяния князя Каркона. — И Нина предъявила судье Красную тетрадь, которую отняла у мага в Атлантиде. — Здесь говорится о зловещих планах и смертельных ловушках ЛСЛ, о его тайном убежище на острове Клементе, где он проводил свои страшные опыты, об издевательствах над кошками и о прочих гнусностях мэра и Каркона.

Девочка перелистала тетрадь и прочла вслух несколько строк, говорящих о преступлениях Каркона и ЛСЛ.

Вишиоло грохнулся на колени:

— Мы не хотели!.. Пощадите!..

Алвиз и Барбесса завыли в голос.

— Тихо! — рявкнул Председатель Трибунала. — Дайте послушать, что хочет сказать эта девочка.

Нина подошла к Каркону, схватила его за бороду и заставила поднять голову вверх.

— Уважаемые синьоры! Эта темная личность заслуживает самого сурового наказания. Какого — решим мы, дети. Только мы можем вынести справедливый приговор.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Девочка посмотрела прямо в глаза советникам. Те опустили головы, не выдержав ее взгляда.

— Но это невозможно, это абсурдное требование! — все еще пытался возражать Председатель Трибунала.

И тут вмешался Ческо:

— Вы, взрослые, не умеете защищать свободу. Вы так ничего и не поняли. Именно поэтому мы берем на себя право решать, какого наказания заслуживает князь Каркон и его приспешники. Разговор окончен. А сейчас откройте ворота, надо отвести домой Любу и Карло. Или вы хотите, чтобы они остались здесь, в сырой и темной камере, еще на несколько дней?

Председатель дал знак, и советники поспешили выполнить требование мальчика. Тюремные ворота моментально распахнулись. Аплодисменты и радостные крики собравшихся перед тюрьмой детей приветствовали освобожденных пленников, которым помогали идти юные алхимики.

Послышалось громкое слаженное пение: это заключенные тюрьмы Пьомби запели гимн свободе. Как и предсказала говорящая Книга, их хор сопровождал освобожденных Любу и Карло.

Родители ребят помогли им подняться на борт катера и отправились вместе с ними на виллу «Эспасия», оставив детей довести дело справедливости до конца.

Нина взобралась на постамент колонны и обратилась к собравшимся:

— Слушайте меня внимательно! Завтра, ровно в три часа дня, на площади Сан-Марко мы будем судить князя Каркона и его сторонников. Чтобы вынести приговор, я должна знать ваше мнение. Сегодня до полуночи я жду ваших предложений на вилле «Эспасия». Подумайте хорошенько. Наказание должно быть не местью, а справедливым уроком. Мы научим взрослых вершить настоящее правосудие.

Тысячи детских голосов поддержали идею Нины.

Наконец-то их голоса могли что-то значить, а их решения — быть полезными. И взрослым придется это признать.

Нина спрыгнула с постамента и подошла к своим друзьям:

— Встречаемся у меня в 10 утра. А сейчас — отдыхать. Надо набраться сил перед завтрашним судом. Даже не верится, что мы проведем ночь в своих постелях.

И ребята поспешили на пристань.

Вечер в Венеции в этот день был очень тихий и какой-то особенный. Тысячи детей бродили по улицам и переулкам в задумчивости, решая, какое наказание заслуживает Черный Маг.

Когда Нина вошла в дом, она увидела, что он вопреки ее ожиданиям залит ярким светом.

Вера вместе с Кармен колдовали на кухне, Джакомо и Андора накрывали стол в Розовом Зале, расставляя дорогой русский фарфор, а Люба и Карло расположились в креслах Оранжевого Зала и мирно беседовали с бокалами шампанского в руках.

Это было впервые, когда Нина видела Любу отдыхающей.

— Дорогая Ниночка, как только я наберусь сил, обязательно приготовлю для тебя что-нибудь вкусненькое, — пообещала няня, целуя девочку.

— Хорошо, Люба. А пока отдыхай и ни о чем не беспокойся. На кухне мама, и я уверена, что она тоже сумеет чем-нибудь нас порадовать.

— Есть только одно, что бы я и Карло хотели спросить у тебя.

Нина уже догадалась, о чем пойдет речь.

— Куда делся профессор Хосе? — спросил Карло, словно прочитав ее мысли.

— Хосе? Профессор Хосе? Он… уехал. А куда, я не знаю. — Как Нина ни старалась, ответ прозвучал неубедительно.

Кармен открыла было рот, чтобы что-то сказать, но Андора пресекла ее попытку. Не могли же они объявить, что Хосе предал Нину. Это было бы слишком жестоко по отношению к Любе и Карло, которые обожали профессора.

— Странно, что он уехал, ничего не сказав. Ведь он был так привязан к тебе, Нина, — задумчиво сказала Люба.

— Он стал очень раздражителен в последнее время. Не знаю, по какой причине. Поэтому я даже испытала облегчение, когда он нас покинул, — придумала на ходу юная алхимичка.

Андора и Кармен, чтобы сменить тему, принялись расспрашивать Карло о цветах, которые он высадил в парке, и о том, как за ними ухаживать после столь долгого перерыва.

Казалось, все на вилле пришло в норму.

Девочка Шестой Луны улеглась на диване, глядя на висящий перед ней портрет бабушки. А между тем сердце ее сильно билось. Еще несколько часов — и для Каркона наступит час расплаты.

— Нина, а куда подевалась та металлическая женщина? — вдруг спросила Вера.

— Не знаю, — пожала плечами девочка, отрываясь от своих мыслей.

— По-моему, она находится в обществе того странного типа, который приходил к нам на ужин, нарядившись Дедом Морозом, помните? — засмеялась Кармен.

Нина строго посмотрела на нее, и Кармен перестала смеяться.

— Забавные у тебя приятели, дочка. — Джакомо ласково посмотрел на девочку. — А я все еще ломаю голову над тем, как мы с мамой оказались в Венеции, даже не заметив этого. В ФЕРКе, наверное, все на ушах стоят.

— Но вы же не вернетесь в Москву? — заволновалась Нина.

— Нет, мы останемся здесь, мы же обещали. Тем более что жить с тобой здесь, на вилле, кажется, ничуть не меньшее приключение, чем полет в космос, — улыбнулась Вера.

Никто из них не отважился спросить у Нины, что с ней происходит и почему она так взволнованна, хотя все ощущали это.

Похоже, вечер действительно был особенный. И не только из-за того, что волновало юную алхимичку.

Отправляясь спать, Вера и Джакомо с особенным чувством поцеловали дочь. Мать собиралась что-то сказать ей, когда раздался входной звонок.

Было ровно 22 часа.

Нина вздрогнула и похолодела.

Острая мысль пронзила мозг:

«2 июня. 22 часа… памятная дата».

Вера посмотрела на нее и, все поняв, заплакала.

— Мама, сегодня 2 июня. Дед Миша умер точно в это время год назад.

— Да, дорогая. Я не хотела напоминать тебе об этом. У тебя и так много волнений из-за завтрашнего суда, — тихо сказала та.

Джакомо пошел открывать дверь. Нина инстинктивно бросила взгляд на ладонь. Звезда оставалась красной — никакая опасность ей не грозила.

Кармен прижала девочку к себе:

— Я хорошо помню, что случилось год назад. Тот ужасный вечер в Мадриде. На следующий день ты была уже в Венеции… С тех пор много воды утекло…

У Любы, склонившейся на плечо Карло, снова на глаза навернулись слезы.

Джакомо открыл дверь — на пороге стояла делегация детей. Как же Нина вдруг забыла про них!

— Мы принесли коробки с письмами для Нины Де Нобили, — объявили дети. — Их всего десять.

Джакомо помог внести коробки в дом и сложил их у стены. В каждой были тысячи детских записок.

— Ложись спать, ты устала, прочтешь все завтра, — сказал Джакомо дочери.

Нина покачала головой:

— Нет, я все равно не усну. Я прочту это сегодня.

Она вывалила на ковер содержимое коробок, уселась посреди и принялась за работу.

Вера, уходя спать, уже стоя на верхней ступеньке лестницы, спросила:

— Ты скучаешь по деду Мише?

— Еще как! — ответила Нина, погружаясь в чтение записок. — Но он у меня в сердце, и я разговариваю с ним, когда захочу.

— Он гордился бы тобой, я уверена, — улыбнулась Вера, с любовью глядя на дочь.

Девочка Шестой Луны подняла правую ладонь с красной звездой:

— Я алхимик и унаследовала все его достоинства. Каркон дорого заплатит за то, что он сделал с дедом, которого ненавидел. Он ненавидит меня и моих друзей. Он ненавидит всех добрых алхимиков.

Кармен хотела было вмешаться в разговор, но Андора остановила ее.

Кармен тем не менее пыталась настоять на своем.

— Есть многое, о чем ее родители даже не догадываются, а мы знаем, — прошептала она, — поэтому мы должны…

— Ничего мы не должны, нам лучше помолчать и не лезть, куда не просят, — тоже шепотом строго ответила Андора. — Особенно сейчас, когда все так хорошо начало складываться…

Джакомо, не отходивший в этот вечер ни на шаг от жены, взял ее под руку, и они удалились в спальню.

Люба ушла в свою комнату. Карло отправился к себе во флигель, пожелав спокойной ночи Нине.

Девочка осталась одна, окруженная грудой записок.

Во всех содержалось требование осудить мерзкого Каркона.

И это было бы справедливо не только по отношению к Нине и ее семье из-за убийства деда Миши, но и по отношению ко всем детям, достаточно натерпевшимся от злодея.

В 6.30 утра девочка вошла в лабораторию. Она села на табурет и положила руку со звездой на Книгу.

Жидкая страница, как всегда, засияла зеленым светом.

— Книга, что ты мне посоветуешь? Дети всего мира желают покарать Каркона, и многие требуют заключить его в тюрьму на всю жизнь. Я не знаю, какое принять решение. — Нина чувствовала, что ей предстоит сделать самый ответственный шаг за всю жизнь.

Князь Зла должен

Заплатить за содеянное,

Обретя вечную неподвижность.

Но содержать его в камере неразумно.

От него можно ждать чего угодно.

Когда придут твои друзья-алхимики,

Сложите все детские записки

И положите на меня.

Я помогу вам

Вынести приговор.

— Вечная неподвижность! Классная идея! — Нина даже подпрыгнула, и глаза ее загорелись.

Она выбежала из лаборатории и помчалась на кухню, где Люба возилась с завтраком.

Схватив с подноса пару бутербродов, девочка с аппетитом покончила с ними.

Она поднялась к себе, наполнила ванну водой и пролежала в ней почти час.

Теперь Нина могла позволить себе расслабиться.

Лежа в теплой воде, она вспоминала о красотах Шестой Луны, о китах и ласточках, огромном оркестре и клятве своих друзей и почувствовала, как счастье переполняет ее.

Девочка вышла из ванной, стараясь не расплескать это чувство, натянула синий комбинезон, ярко-розовую кофточку, посмотрелась в зеркало и улыбнулась своему отражению. Она быстро сбежала по лестнице, поцеловала родителей, состроила рожицу тетушкам, которые уже проснулись, и села ожидать друзей.

Ровно в 10 утра в дверь позвонили. Ввалились улыбающиеся Ческо, Додо, Фьоре и Рокси.

Нина сразу повела их в лабораторию и подошла к Книге:

— Книга, мы здесь. И коробки с детскими записками тоже здесь.

Без промедления

Сложите записки на жидкую страницу.

Свободные мысли

Соединятся все вместе —

И вынесут приговор.

Ребята энергично вытряхнули содержимое коробок на жидкую страницу, и та их мгновенно поглотила. Свет в лаборатории стал красным. Что-то зашипело в тигле, стоящем на огне.

Додо сидел рядом с пирамидой зубов дракона, Фьоре прислонилась к стене, Рокси и Ческо, стоя рядом с Ниной, не отрывали глаз от тигля.

Внезапно из него вылетел Фиолетовый Барабан с вырезанной сбоку красной звездой, а из Книги показался Синий Пергамент.

Этот Барабан будет звучать

Всякий раз, когда появится Зло.

Все его услышат и встанут на защиту.

А в этом Пергаменте

Записан суровый приговор.

Пергамент опустился на лабораторный стол, а Барабан так и остался висеть над тиглем.

Книга вновь заговорила:

Возьмите с собой сосуд с Голосом,

Монах больше не опасен для вас,

Он навечно останется в этой тюрьме.

Затем возьмите Пыльцу Жасминовую

И бросьте одну щепотку в камин.

Когда придете на площадь,

Соедините ваши Талдомы.

Пять огненных струй пересекутся,

И мраморные статуи зашагают.

— Мраморные статуи зашагают? Что это значит? — недоумевая спросили ребята.

Жидкая страница почернела, и зеленое пламя вылетело из нее и взметнулось к потолку.

Статуи на площади придут в движение.

Плотный туман скроет все вокруг,

Только дети станут свидетелями

Этого магического действа.

Есть кое-что еще,

Что я должна вам сказать,

Для этого передо мной

Должны встать Ческо и Додо.

Оба мальчика выполнили приказ, вытянувшись по стойке «смирно» перед говорящей Книгой.

Дворец Каркона станет вашим.

Вы превратите его мрачные комнаты

В прекрасные залы.

Алхимия Света не оставит тех

Кто стоит за правду.

Формулы и эксперименты

Доставят вам радость.

Это важное задание для вас,

И вы с успехом его выполните.

— Книга, но это же замечательное задание! Спасибо! — воскликнули мальчики.

Получив ответственное поручение, Ческо и Додо достали рубины Вечной Дружбы и сдвинули в знак нерушимости их союза.

А сейчас пусть

Встанут передо мной

Фьоре и Рокси.

Нина отошла в сторону, и обе девочки застыли перед Книгой, с любопытством ожидая, что она скажет им.

Одна из вас — храбрая,

Вторая — мечтательная,

Вам предстоит заботиться

Об острове Клементе.

И это доставит вам огромную радость.

Если вам нравится это задание,

Дайте мне знак.

Фьоре, обняв подругу, воскликнула за обеих:

— Нам нравится! Еще как нравится!


Нина и тайный глаз Атлантиды

Остров Клементе, убежище страшного ЛСЛ, можно было бы превратить в настоящий рай для детей, животных и алхимических игр!

На этом я заканчиваю.

А сейчас соберитесь с мыслями

И отправляйтесь делать то,

Что вам предстоит сегодня.

Свет в лаборатории вновь стал голубым. Четыре юных алхимика обернулись к Нине и забросали ее вопросами:

— А ты? Что будешь делать ты?

В ответ девочка Шестой Луны лишь развела руками:

— Буду жить. Вилла «Эспасия» — мой дом. За меня не беспокойтесь. Со мной остается Макс, который всегда поможет в трудную минуту. А что, разве мы собираемся расстаться? Ведь мы вместе навсегда! И станем еще сильнее, чем до встречи с Карконом!

Фьоре и Рокси поцеловали подругу и взяли Барабан.

Додо нашел среди пузырьков баночку с Пыльцой Жасминовой и высыпал щепотку в мисочку Соли Морской, которая была на седьмом небе от счастья, что принимает участие в создании новой алхимической формулы.

Ческо поднял сосуд, в котором метался Голос Убеждения, а Нина аккуратно, чтобы не порвать, взяла тончайший Синий Пергамент.

— Спустимся в Акуэо Профундис, — сказала она. — Мы должны рассказать все Максу.

Нина произнесла слова пароля, люк открылся, и ребята спустились в туннель. Войдя в подводную лабораторию, ребята увидели там романтическую картину.

Руки Макса лежали на плечах сидящей рядом Андоры, и оба внимательно разглядывали морской пейзаж за стеклянной стеной: рыб, медуз, водоросли.

— Пгивет, гебята! Что вы здесь забыли? — пошутил андроид.

— Пришли узнать, как вы поживаете, — ответил Ческо.

— Отлично! Мы счастливы! — Макс погладил безволосую голову Андоры и подмигнул гостям.

Металлическая женщина оторвалась от созерцания подводных красот:

— Вы готовы к суду над Карконом?

— Готовы! — отвечали ребята.

— Стало быть, вы обойдетесь без нас с Максом? Тогда мы останемся здесь, мы и так уже сделали достаточно, не правда ли? — спросила Андора.

— Конечно, — ответила Нина. — Отдыхайте. Вы имеете на это полное право. Мы только хотели рассказать вам, что говорящая Книга дала каждому из нас серьезное поручение.

— Какие же? — полюбопытствовал Макс.

— Ческо и Додо поручено преобразовать дворец Каркона, а Фьоре и Рокси — остров Клементе.


Нина и тайный глаз Атлантиды

— Великолепно! Надеюсь, у вас все получится! — воскликнул Макс.

Андора тоже поздравила ребят и предложила им свою помощь, если в ней будет надобность.

Юные алхимики тепло попрощались с парочкой андроидов и покинули Акуэо Профундис. До вынесения приговора оставалось несколько часов.

В кухне виллы ребята до отвалу наелись всякой вкуснятины, приготовленной Кармен и Любой. Захватив Барабан, Пергамент, сосуд с Голосом и мисочку, наполненную Пыльцой Жасминовой, они, в сопровождении Красавчика и Платона, вышли из дома.

Ни Вера, ни Джакомо ни о чем их не спросили.

Стоя у окон, они молча наблюдали за ребятами, пока те не скрылись из виду.

Друзья, взявшись за руки и сосредоточившись, шли навстречу великому событию.

Им удалось освободить Землю от Зла, и это наполняло их особой гордостью.

До 15.00 оставалось всего несколько минут.

Площадь Сан-Марко запрудили тысячи детей со всего мира.

Никто из них не промолвил ни слова, когда появились советники в фиолетовых одеждах во главе с Председателем Трибунала.

За ними стражники выволокли Каркона, Вишиоло, Алвиза и Барбессу. Звук трубы нарушил тишину, и Председатель Трибунала провозгласил:

— События последних дней, случившиеся в Венеции, заставили нас изменить свое мнение. Дети, мы передаем четырех обвиняемых в ваши руки. Вы сами вынесете им свой приговор.

Солнце стояло высоко.

Голуби и ласточки весело носились в синем небе над площадью Сан-Марко. Сотни статуй, стоявших вдоль карнизов дворцов, окружавших площадь, выглядели еще более красивыми, чем обычно.

Среди них выделялся Крылатый Лев со своей мраморной гривой и величавым взором.

Казалось, он тоже ждет осуждения Черного Мага.

Нина подняла Талдом Люкс и громко произнесла:

— Сегодня в Венеции будет решена судьба князя Каркона, коварного мага, который обманывал всех. Он принес в наш прекрасный город смерть и страдания. Вместе с мэром Лорисом Сибило Лореданом он хотел пленить детские мысли. Но ему это не удалось. Мы оказались сильнее. И умнее. Победила Свобода!

Нарастающий шум пронесся над площадью:

— Судить! Судить его!

— Я прочитала ваши записки. Да свершится правосудие! — воскликнула Нина.

Ческо, Додо, Фьоре и Рокси подняли свои Талдомы и хором провозгласили:

— Осуждаем его навечно!

Каркон стоял, не поднимая головы. Вишиоло рукой закрыл единственный глаз. Близнецы не прекращали хныкать.

Рокси подняла Барабан, и его могучий бой заставил задрожать площадь.

— Каждый раз, когда зазвучит этот Барабан, мы будем знать, что нам угрожает Зло. Мы вместе с вами сможем следить за тем, чтобы оно больше не возникало. Я и Фьоре, мы будем ухаживать за островом Клементе. Мы превратим его в чудесное место, куда все вы сможете приезжать.

Крики одобрения пронеслись по площади. Фьоре поклонилась в знак благодарности.

Рокси поставила Барабан рядом с Вишиоло, который был ни жив ни мертв от страха.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Додо прошел мимо Алвиза и Барбессы. Девочка-андроид кокетливо дотронулась до своих косичек и улыбнулась юному алхимику, стараясь разжалобить его.

Но он повернулся к ней спиной и обратился к стоящим на площади:

— У этих двух ан…ан…андроидов сердца ко…ко…кошек. Они до…до…добыли эти сердца, за…за…замучив кошек до смерти. Те…те… теперь они никому не при…при…причинят беды. Я и ал…ал…алхимик Ческо пре…пре…превратим дворец Каркона в дом До…До…Добрых чародейств!

Толпа зааплодировала.

Близнецы упали на колени и стали молить о пощаде.

Нина, подождав, когда утихнут крики детей, развернула Пергамент и прочитала:


Нина и тайный глаз Атлантиды

Звонкие голоса заполнили всю площадь и взлетели ввысь. От радости дети прыгали и размахивали руками:

— МЫ СВОБОДНЫ! МЫ СВОБОДНЫ В НАШИХ МЫСЛЯХ!

Ческо, держа в руках сосуд с Голосом, подошел к Каркону и сказал:

— В этом сосуде пленен твой монах. Возьми его и смотри не урони. Заберешь с собой в Никуда.

Каркон медленно поднял голову, обжег мальчика взглядом своих дьявольских глаз и злобно прошипел:

— Вы мне еще за это заплатите!

— Не пугай. Твоя очередь платить. И платить ты будешь вечно! — уверенно сказал Ческо и отошел к друзьям.


Нина и тайный глаз Атлантиды

Пятеро юных алхимиков подняли к небу свои жезлы Шестой Луны и нажали на гоасиловые глаза. Одновременно клювы Гуги открылись и выбросили длинные языки пламени, которые соединились в воздухе в один огненный поток. Возникший откуда-то туман заволок площадь Сан-Марко. И только детям было дано увидеть то, что произошло дальше.

Сотни статуй сошли с карнизов зданий и тяжелой поступью двинулись к Каркону и его свите, сопровождаемые ликующими возгласами детей.

Крылатый Лев тряхнул гривой, взлетел, хлопая тяжелыми мраморными крыльями, и приземлился прямо у ног князя.

Сильное землетрясение тряхнуло площадь. Статуи подняли руки и все разом дунули в сторону злодеев. Те попытались бежать, но магическое воздействие статуй было таково, что их дуновение настигло беглецов и превратило всех в холодный камень.

Каменный Каркон застыл, сжимая в руках сосуд с Голосом, который также превратился в камень. Складки каменного плаща князя не могли скрыть его безобразных каменных ног. Лицо Вишиоло, превратившееся теперь в полированный камень, пересекала такая же повязка на глазу. Алвиз и Барбесса, окаменев, сохраняли на своих физиономиях ненависть и вероломство. Окаменевшие навечно и теперь безопасные, истуканы стояли посреди площади Сан-Марко.

Потихоньку туман рассеялся, и венецианские статуи, которым было суждено привести приговор в исполнение, вернулись туда, где они стояли, на карнизы домов. Крылатый Лев вновь взлетел на свое историческое место и отныне мог отдаться вечному покою.

Дети аплодировали, смеялись, танцевали и распевали победные песни.

Пятеро алхимиков опустили свои Талдомы и от души веселились вместе со всеми. Додо поставил мисочку с Солью Морской на землю, Пыльца Жасминовая мгновенно испарилась в воздухе, и миллионы маленьких ароматных шариков закружились среди детей. Серпантин, конфетти и разноцветные воздушные шарики заполнили Венецию.

Приговор был вынесен и приведен в исполнение. Наступило время праздновать победу.

Нина оповестила собравшихся:

— Превратившиеся в камень Каркон и его пособники будут впредь называться Статуями Зла! Этот приговор — окончательный. Если же вдруг они вздумают пробудиться, Ничто моментально их поглотит!

Праздник был в разгаре. Весь город был охвачен весельем детей: песнями, танцами, играми.

Взрослые сидели по домам, озабоченно размышляя, чем может грозить им свобода юного поколения.

Сахарная вата, карамель, шоколад, мороженое — все было к услугам юных венецианцев и гостей города. Радость охватила всех. Взявшись за руки, дети водили хороводы вокруг Статуй Зла.

Ческо бродил в толпе, тщетно пытаясь отыскать Нину, которая как сквозь землю провалилась.

Пробираясь сквозь стайки ребят, он смотрел по сторонам, но нигде не находил девочки.

Шум стоял такой, что звать ее было бессмысленно.

Вечер опускался на город, но кружившие по его улицам и площадям мальчики и девочки не собирались расходиться.

Уставший Ческо побрел на виллу «Эспасия», надеясь там встретить своих друзей, но он ошибся.

Додо в это время находился уже во дворце Каркона вместе с группой ребят, которым не терпелось взяться за превращение мрачных помещений дворца в центр детских развлечений.

А Фьоре и Рокси, взяв лодку отца девочки, пересекали лагуну, направляясь к острову Клементе, чтобы на месте изучить ситуацию и приступить к преобразованию острова.

В растерянности Ческо бродил один по аллеям парка. Свет из высоких окон падал на деревья и клумбы. У парапета, тянувшегося вдоль канала, он вдруг увидел Нину. Неслышно подошел к ней и, неожиданно для самого себя, обнял ее. Девочка вздрогнула. Но, увидев, что это Ческо, улыбнулась ему.

Мальчик поднял лицо к небу, на котором сияло множество звезд, и сказал:

— Там, наверху, было так классно. Я надеюсь, мы там еще не раз побываем.

Девочка Шестой Луны с благодарностью посмотрела на друга и, волнуясь, произнесла:

— Ничто больше не в силах погасить свет Ксоракса! Мы свободны! Мысли всех детей мира переполняют Вселенную. Я так счастлива!

— Я тоже, — признался Ческо. — Я и представить себе не мог, что со мной случится такое. С тех пор, как я тебя встретил, все невозможное стало возможным. Странная штука — жизнь…

Нина рассмеялась. Полная луна отразилась в ее глазах, похожих на два бездонных синих озера.

Девочка перевела взор на правую ладонь, ту, где была звезда, и согласилась:

— Да, жизнь — это фантастическая штука!..

Ческо прижал ее к себе и прошептал:

— Точно. Фантастическая. Как и ты.

Нина и тайный глаз Атлантиды

Нина и тайный глаз Атлантиды

home | my bookshelf | | Нина и тайный глаз Атлантиды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 71
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу