Книга: Монтесума



Монтесума

Монтесума


Монтесума


Монтесума


Книга известного французского писателя Мишеля Гро- лиша представляет очерк истории ацтеков к моменту испанского завоевания на материале индейских и испанских документальных источников. Особое внимание автор уделяет личности последнего ацтекского вождя МоитеСумы II, пытаясь выяснить реальные события, связанные с его правлением, дать их подлинную историю; установить их факты и обстоятельства, причины и следствия.

В книге затронут вопрос о становлении и взаимодействии двух культур: одной, основанной на мифологически- ритуальном сознании, другой — на европейском.

Книга адресована широкому кругу читателей.

ББК 63.3(03) Г 11

Перевод с французского Кукиева Н.М.

Гролиш М.

Г 11 Монтесума. Серия «След в истории». Ростов-на-

Дону: «Феникс», 1998. — 480 с.

ISBN 5-222-00446-5ББК63.3(03)

«Montezuma»

© Librairie Artheme Fayard, 1994 © Перевод: Кукиев Н.М., 1998 © Оформление: изд-во «Феникс», 1998

Оглавление

Предисловие7

Произношение науатльских слов 16

ПРОЛОГ К НАЧАЛУ ВРЕМЕН 18

Созидающая двойственность 18

Запретное райское дерево20

Сотворение Солнца и Луны

в Теотиуакане22

Полный поворот солнца26

Мировые эпохи или «солнца»29

Солнце Кецалькоатля30

ГЛАВА 1. ВОЗВЫШЕНИЕ МЕШИКАС 35

Коатеиек, слава Колибри-Левши 38

Долина Мехико42

Орел, пожирающий змею 45

Создание империи и аутодафе Ицкоагля48

«Цветочная» война51

Точка зрения Тласкалы58

Эра трех братьев: Ахаякатль, Тизок

и Ахвицогль (1469-1502) 63

Закат Хуэксоципко 68

Структура ацтекской империи71

ГЛАВА 2. ВОСПИТАНИЕ АЦТЕКСКОГО ПРИНЦА 77

Годы обучения77

Храбрец, не отступающий никогда82

Поход на Айотлаи86

Выборы назначенного короля88

Коронация государя94

ГЛАВА 3. ВОЙНА ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА 103

Сражение при Атлиско103

Триумфальное возвращение105

Подтверждение императорских полномочий110

ГЛАВА 4. ГОДЫ РЕФОРМЫ 117

Первоначальная чистка117

Грех гордыни .120

Реформа империи 123

Священная королевская власть 130

Купцы, судьи и рыцари134

Религиозные реформы и календарь 135

Заклинание ежевековых голодных лет138

Выравнивание праздников солнечного года 141

ГЛАВА 5. ПЕРВЫЕ ПОХОДЫ 149

Первый оахакский поход151

Голод в годы Кролика159

Великое наступление на долину Пуэбла162

Пески Кецальтепека164

Мятежи Яиуэтлаиа и Зозоллана169

Полу победа иод Теуктеиеком174

Сражения в долине Пуэбла177

ГЛАВА 6. ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ МЕКСИКАНСКОГО

ГОСУДАРЯ 184

Дворец императора184

Одежда, наряды и украшения189

Императорский стол192

Дневное времяпровождение 194

Жены императора197

Культ и большие религиозные праздники202

ГЛАВА 7. ЭПОХА НОВОГО ОГНЯ 214

Праздник Нового Огня214

Расцвет ацтекского искусства218

Послание скульптур220

Новые оахакские походы224

Заговор Чалько 226

Непобедимая долина Пуэбла227

Соперничество Тескоко233

ГЛАВА 8. ЗНАМЕНИЯ КРАХА ИМПЕРИИ 240

Возвращение в Ас/глап240

Знамения в испанском духе 244

Индейские предзнаменования248

ГЛАВА 9. РАСЦВЕТ ИМПЕРИИ 257

Мятеж Нопаллпа и Икнатепека257

Цветущее дерево Тлахиако 260

Наследование власти в Тескоко266

Ссылка хуэксоцинков271

Тлауикол 273

Хуэксоциико вновь берется за оружие 277

ГЛАВА 10. СУЩЕСТВА, ВОЗНИКШИЕ

ИЗ НЕБЕСНОЙ ВОДЫ 278

Экспедиция Кордовы 280

Последние предупреждения 284

Портрет короля286

Вторая экспедиция290

На границах империи292

Первые посольства296

«Они думали, что прибыл он, наш высокочтимый

принц Кецалькоатль...»...........................................................299

ГЛАВА 11. ПЕРНАТЫЙ ЗМЕЙ............................................. 308

Возвращение Кецалькоагля308

Третья экспедиция313

Сражение у Сиитлы317

Боги поселяются в Апауаке321

Автохтоны и вновь прибывшие327

Тактика преследования333

Вилла Рика де ла Веракрус336

ГЛАВА 12. ИМПЕРИЯ ДАЕТ ТРЕЩИНЫ 338

Бегство в Чипкалько338

Тотоиакский альянс 347

Мятеж Квиауистлана 348

Поход на Тицанаиципко 353

Конец богов Чемноалы356

Опасности странствий 360

Отбытие в Мехико366

ГЛАВА 13. ЗАПАДНИ ДОЛИНЫ ПУЭБЛА 370

Посольство шести принцев375

Договор с Тласкалой378

Толлап Чололлан381

Ловушки385

Ученый спор о событиях в Чолуле 392

Последние ловушки 399

Поражение Тецкатлипоки404

ГЛАВА 14. ГОРОД В КРУГАХ

ИЗУМРУДНЫХ 406

Последние этапы406

Приход на Землю обетованную412

Имнератор-нленник418

Мятеж Какамы425

Передача власти *428

ГЛАВА 15. ПРИНЕСЕННЫЙ В ЖЕРТВУ

король435

Эфемерный протекторат435

Идолы Большого храма438

На сцену выходит Нарваэс442

Бойня на празднике Токскатля445

Переворот в Чемноале 452

Король, убитый своими455

ЭПИЛОГ 466

Хронология 470

Главные божества ацтеков 473

Словарь 477

Предисловие

Монтесума II, последний император ацтеков, — личность привлекательная и трагическая — известен, главным образом, как несчастливый соперник завоевателя Мексики Эрнана Кортеса. Став жертвой вторжения европейцев в Мексику, он оказался жертвой истории.

Испанское вторжение имело результатом разрушение Мехико и уничтожение ацтекской цивилизации и в конечном итоге привело к исчезновению девяти десятых индейского населения. Вторжения, менее удаленного от наших дней, чем это обычно представляется. Кортес, пытаясь оправдать захват Мексики и провозгласив себя уполномоченным короля и святейшего паны, заявлял, что несет народам, представлявшимся ему менее развитыми, более гуманную идеологию, содержавшую больше уважения к человеку и его правам. Он предлагал индейцам более высокий уровень жизни, собирался защитить их от местных тиранов, быть беспристрастным судьей в их конфликтах, установить мир и справедливость, положить конец преступлениям против человечности, связанным с человеческими жертвоприношениями, каннибализмом и другими противоестественными обычаями. И все это он делал с глубокой верой в то, что человеческие ценности имеют универсальный характер, что люди, отвергающие эти ценности, должны быть непременно повержены в прах, что христианский порядок должен восторжествовать повсюду. С этой точки зрения конфискованное конкистадорами богатство представляло собой справедливое вознаграждение. Иными словами, Кортес мог бы быть назван инициатором нрава или даже обязанности вмешиваться в дела различных стран, руководствуясь гуманными целями... В наше время такое вмешательство принято осуждать, хотя если глубже вдуматься, то окажется, что действия современных людей в данном вопросе не претерпели коренных изменений. Современные люди также стараются подавить все чуждые им цивилизации, определяя их как «равные» нашей и постоянно обвиняя в «иитегризме» всякого, кто предпочитает свои традиционные ценности нашим универсальным и отказывается интегрироваться...

Вторжение в Мексику превосходно вооруженных и уверенных в себе испанцев можно сравнить с нашествием представителей внеземных цивилизаций или людей, пришедших из будущего. Кортес и его немногочисленное войско, сами но себе уже непобедимые, были для индейцев только авангардом нового мира. Монтесума это понял и приспособил свое поведение к изменившимся обстоятельствам.

История строго осудила Монтесуму, определяя как нерешительность то, что на самом деле представляло собой вполне оправданную осторожность, совершенно не рассматривая причины этой «нерешительности». К тому же история подверглась манипуляции со стороны самих ацтеков. Исторической проницательности Монтесумы истррия предпочла запальчивость и отвагу его эфемерного преемника — юного Куаутемока, который без всякого колебания вовлек весь свой народ в чудовищное коллективное самоубийство. Времена, однако, меняются, и справедливо это или нет, но во второй половине XX века люди меньше восторгаются деяниями слишком неуступчивых правителей.

История документально сохранила только последний период жизни Монтесумы — его столкновение с испанцами. Он правил с 1502 по 1520 год, однако о семнадцати годах этого царствования почти ничего не известно. Монтесума был, несомненно, самым великим и наиболее проницательным из девяти монархов Мехико, а эпоха его правления — наиболее замечательная во всей истории ацтеков. Однако эти факты подверглись очернению в результате ужасного испанского вторжения и в дальнейшем уже никогда не являлись предметом серьезного рассмотрения. Доколумбовым прошлым, как правило, занимаются не историки, а археологи или антропологи. Историки же интересуются Конкистой и тем, что за ней последовало, не уделяя внимания тому, что ей предшествовало, а также мифам, хотя они очень существенны в

том периоде истории, который мы собираемся изложить, особенно в той части, где Монтесума признает в захватчиках легендарного бога Кецалькоатля с его воинством.

Правление Монтесумы очень слабо документировано. Отправной точкой этой книги является вопрос о возможности описать жизнь личности доколумбовой эпохи, дать ее подлинную историю, как мы ее себе представляем, установить факты и обстоятельства, причины и следствия, определить движущие силы, оценить намерения. Возможно ли это для той эпохи, когда передача знаний осуществлялась преимущественно устным путем, когда параллельно смене поколений происходило естественное забвение фактов и когда эти факты намеренно искажались и излагались но заданным схемам.

Конечно, у ацтеков были книги, но эти книги содержали не тексты, а рисунки — подобно современным диафильмам. И они, разумеется, не могли претендовать на исчерпывающую регистрацию событий. Хроники и летописи служили, главным образом, памятными записками. Сюда заносились даты, имена и аллюзии весьма обобщенного характера на происходившие выдающиеся события. То или иное изображение оказывалось достаточным для того, чтобы обладатель такой записи мог осуществить достаточно пространное «чтение» очевидно заранее заученного наизусть материала, воспроизведение которого ослабевало по мере того, как излагаемые факты множились и исчезали во времени. Вообразим себе такой рисуночный манускрипт, излагающий историю какого-либо города на протяжении пяти столетий. Пятьсот лет царствований, генеалогических событий, наследований, всякого рода конфликтов, побед и поражений, различных ритуалов. Сообщение о войне в такой книге заключалось лишь в условном изображении побежденного города в сочетании со знаком победы или в образе победоносного владыки, хватающего за волосы своего менее удачливого соперника. При этом — полное отсутствие информации о развитии и последствиях войны. Стоит ли удивляться тому, что в таких условиях рассказчики часто искажали события, прибегая к мифам и легендам? Народы Центральной Америки имели циклическую концепцию развития истории, согласно которой через определенные промежутки времени события в основных своих чертах повторялись.

Эта историческая концепция не могла не повлиять па хронологию. Дата переставала быть простым временным указателем, часто она приобретала символическое значение. События определенного типа должны были произойти в тот или иной год, поскольку они уже имели место в этом же году в мифическую эпоху или в предшествующем историческом цикле. Отбытие какого-либо важного лица имело место в год Кремня, голод — в год Кролика. Если это не соответствовало действительности, то в анналах производились исправления ошибок действительности.

Изменялись при этом без особого труда и даты. Отсюда возникновение у нас многочисленных трудностей, увеличивающихся к тому же в связи с существованием пятидесятидвухлетпего временного цикла. В довершение всех сложностей, один и тот же год мог называться по- разному в различных ацтекских городах. В Мехико 1519 год соответствовал 1-му году Тростника; в других же близлежащих городах, названия которых установить точно пока не удалось, этот год назывался 13-м годом Тростника или 7-м годом Тростника, 6-м или 5-м годом Кремня и т.д. В результате, для одного и того же события, например, для возведения на престол первого мексиканского короля Ака- маничтли, источники дают примерно семь различных датировок.

Смешение хронологии, неточность памяти, искажение фактов. В любом случае точное сохранение в памяти людей событий прошлого не было предметом особой заботы ацтекских историографов. Их роль состояла в воспевании величия престольного города, короля и его династии, восхвалении той или иной личности или рода. Они воспевали исключительно свой город — со всем этноцентризмом, доходящим до отрицания наиболее явных поражений, зависимости от других королевств, необходимости выплачивать дань соседям и до проявления непочтительности в отношении наиболее великих «иностранцев». Сообщая о торжественном вступлении Кортеса в Мехико, где, как известно, он был принят Монтесумой, летописец из Тескоко утверждает, что именно его повелитель, король Тескоко, встречал конкистадора. По словам одного хрониста колониальной эпохи, не было пи одного самого жалкого городка, который не приписывал бы себе наиболее великие деяния Монтесумы и не утверждал бы своей свободы от налогов и податей, не гордился якобы имевшимися у него гербами и особыми знаками отличия и не хвастался вроде бы одержанными победами. С другой стороны, известны случаи, когда правители подвергали уничтожению все имевшиеся в государстве книги, чтобы получить возможность переписать историю в свою пользу.

К непроизвольным искажениям добавляются, таким образом, иные, преднамеренные, исходящие из соображений шовинизма или пропаганды, иначе говоря, с целью подчинения истории мифу. Написание истории какого-либо доиспанского персонажа представляется, таким образом, весьма проблематичным. Хорошо еще, если документов мало. С возрастанием числа свидетельств увеличивается число противоречий.

Попытка создать биографию Кецалькоатля, мнимого короля и религиозного реформатора предшественников ацтеков — тольгеков, привела к недвусмысленному выводу: представленный в источниках Кецалькоатль — миф от начала до конца. Возможно, персонаж под этим именем действительно существовал, но мы ничего не знаем ни о его жизни, ни о событиях его времени. Такой вывод, впрочем, мало удивляет, поскольку Кецалькоатль принадлежит весьма далекому прошлому: он жил примерно за тысячу лет до прихода европейцев. Как, однако, обстоят дела с личностью, принадлежащей, в общем, к не так уж сильно удаленному от нас времени? Тут, конечно, приходит на ум Монтесума.

Информация, касающаяся этого правителя, представляется достаточно интересной и разнообразной. Для некоторых глав его жизни она имеет два разных источника: один — индейский, а другой, более объективный — западный, что позволяет произвести сопоставление и сверку.

Относящиеся к Конкисте индейские данные были зарегистрированы задним числом, уже в колониальную эпоху. Это побуждает отнестись к ним с некоторым недоверием, поскольку хронисты имели еще больше поводов, чем раньше, приукрашивать факты. Желая сохранить хорошие отношения с оккупантами, они постоянно подчеркивают свою радость но поводу христианизации. Однако они пытаются объяснить падение империи также в свете предшествующих мифов и в рамках ацтекских исторических концепций. Таким образом, мы получаем возможность, наблюдая процесс «мифологизирования», увидеть, как сам факт Конкисты интерпретировался и моделировался с целью подчинить его единственной в своем роде тотализирующей структуре, которая вроде бы учитывала существование циклов природы и циклов человеческой жизни, а также закономерности жизни государства и развития общества.

Суждение об индейских анналах и хрониках при их сопоставлении с соответствующими но времени отображаемой эпохи испанскими источниками может показаться иногда довольно строгим. Это не значит, конечно, что они ничего не стоят. Напротив, как свидетельство образа мышления индейцев, их понимания мира, эти документы совершенно незаменимы. Но их ценность в качестве исторических документов весьма незначительна.

Что представляют собой эти источники? Кроме нескольких украшенных рельефными фигурками памятников все они возникли после Конкисты. Имеющиеся в нашем распоряжении изобразительные манускрипты, составленные в более или менее аутентичной традиции, содержат в большей или меньшей степени стилизованные рисунки. Это анналы, в которых в хронологическом порядке отображены важнейшие события: кодекс архиепископа реймсского ле Теллье (Tellerianus Remensis, составленный между 1548 и 1563) и Vaticanus А или Rios (между 1566 и 1589), которые восходят к утраченному общему прототипу и рисунки которых снабжены комментариями, написанными по-по-испански(Tellerianus) и но- итальянски (Rios). Codex АиЫп (1576) содержит мало рисунков, но зато в нем имеются обобщающие тексты на языке науа. (Науа -- группа племен, к которым принадлежали мешики, именуемые в русской литературе также теиочками и ацтеками; язык пауа может быть назван науатльским, или, проще — науатлем. — Прим. перев.) Mexicanus (конец XVI века) заключает в себе небольшие рисунки и короткую надпись — опять же на языке ацтеков; Codice еп Cruz (около 1560) — только скупые рисунки. Подобно Codex Azcatitlan и Codex Mendoza (1541), содержащим глифы (идеограммы) поверженных городов, эти документы дают возможность сопоставления или подтверждения данных, полученных из более содержательных источников.



Основная часть нашей документации идет от текстов, написанных но-иснански или на языке науа — латинскими буквами. Обычно эти тексты опираются на изобразительные манускрипты, содержание которых монахи и испанские (а также и индейские) хронисты постигали с помощью специалистов но запоминанию и устному изложению исторических текстов. Таким образом, можно поставить в заслугу Испании значительные усилия, предпринятые ею для сохранения памяти о цивилизациях, которые она же разрушала.

Наиболее характерный пример этих документов — Historia de los Mexicanos рог sus pinturas (начало 40-х годов того же XVI века). На содержание документа указывает уже его название: действительно, его основу составляют «картинки», сопровождаемые краткими комментариями на испанском языке. Здесь представлена история мира с его сотворения — с мифологическими описаниями основополагающего значения, сопровождаемые рассказами о блужданиях мешиков, об основании города Мехико и о его существовании вплоть до наступления колониальной эпохи. В анналах Куаутитлаиа (1570) и Тлателолько (1528) также комментируются изобразительные манускрипты — но уже на ацтекском языке. В них представлены точки зрения, принадлежащие уже не столице, а подчиненным, провинциальным городам — хотя Тлателолько имел статус города-близпеца Мехико-Те- почтитлана. Это относится и к анналам Чимальнахипа (начало XVII века), потомка княжеского рода Амакемекаи, возглавлявшего некогда могущественную федерацию Чалько.

Один лишь источник -- Chronique X — излагает историю Мексики детальным образом. Этот документ был составлен, вероятно, па языке науа и иллюстрирован неизвестным автором в 30-х годах XVI века. Его информация почерпнута в Мехико и, возможно, более точно — в семье весьма значительной фигуры XV века, Тлакаэлеля. Оригинальный текст, к сожалению, утерян, однако многие более поздние авторы успели позаимствовать из пего достаточно обширный материал. Прежде всего, здесь следует упомянуть доминиканца Диего Дюрана с его Historia de las Indias de Nueva Espana e islas de tierra firme (1581), в иллюстрациях которой ощущается сильное европейское влияние. Иезуит Хуан де Товар (Relacion, Codex Ramirez) в 80-х годах XVI века резюмирует Дюрана, используя при этом другие, также впоследствии утраченные документы, среди которых — оригинал из Тескоко. И, наконец, потомок самого Монтесумы — дон Эрнандо Альварадо Тезозомок, чья написанная по-испански Cronica mexicana (около 1600) сравнима с Историей Дюрана, превосходя ее, однако, но богатству описываемых деталей, а также но числу ацтекских оборотов и выражений. Для компенсации однобокости Хроники X мы используем здесь Relations geographiques. Составленные в основном в период между 1580 и 1585 годами, они представляют собой ответы чиновников на большой ряд вопросов центрального правительства. Некоторые из вопросов имеют отношение к историческим традициям, налоговой системе и другим ацтекским институциям. Будучи различными по своей познавательной ценности, реляции чиновников предлагают интересное освещение областей, которые без знакомства с этим источником остались бы для нас неизведанными. Некоторые из Relations имеют особую важность, например, Description de Tlaxcala метиса Диего Муньоса Камарго — уникальное свидетельство о прошлом и о современном автору положении города Тласкала — великом сопернике Мехико-Тепочтитлаиа. Другое привлекающее внимание официальное донесение (город Тескоко, Хуан Батиста Помар) не так богато историческими данными.

Позиция Тескоко — основного союзника и одновременно соперника Мехико - выявляется в объемистом труде

Фернандо де Альва Иштлильхочитля, но чьему заказу были выполнены комментарии к таким первоклассным документам, как Codex Xolotl, а также Mapas Quinatzin и Tlotzin. Его Histoire chichemeque представляется весьма существенной, хотя здесь и наблюдается тенденция автора к использованию заимствованных в Европе анекдотов для подчеркивания достоинств соотечествепников-ацтеков.

Последний в этом ряду — монах Хуан де Торквемада, современник Иштлильхочитля, который, кстати говоря, использовал труды Торквемады в своих сочинениях. Между 1592 и 1607 годами этот францисканец компилирует многочисленные тексты некоторые из которых затем были утеряны — с целью создания монументальной Monarchie indi- enne, большая часть которой посвящена истории ацтеков.

В том, что касается испанского вторжения, то ко всем указанным здесь документам надлежит добавить книгу XII превосходной Histoire generate des choses de la Nouvelle- Espagne Бернардино Саагуиа. Это местная версия событий прошлого, изложенная в 50-х годах XVI века индейцами из Тлателолько, которые не скрывают своего враждебного отношения к своим соседям — союзникам Теиочтитлаиа. Са- агуп взял на себя труд изложить эту версию на науатльском (ацтекском) языке — с приданием соответствующих иллюстраций. Представленная в Codex de Florence указанная версия сопровождается переводом — местами сокращенным, но вместе с тем сообщающим иногда новые подробности.

Что касается Конкисты, то существует ряд испанских источников, коренным образом отличающихся от тех, которые мы сейчас подвергли краткому рассмотрению. Эти свидетельства отнюдь не являются отражением коллективной памяти. Легко представить себе этих авторов, их возможную роль в описываемых ими событиях, их интересы, симпатии и антипатии. Эти источники отражают недавние для того времени события и очень часто основываются на свидетельствах очевидцев. Кортес пишет свои письма — настоящие отчеты — королю Карлу V, находясь в самой гуще событий. Его слова подвергаются проверке. Начиная с 1521 года конкистадоры подают жалобы на своего бывшего командира.

С другой стороны, Андрес де Тапия, Бернардино Васкес де Тапия, Франсиско де Агилар, Бернар Диас де Кастильо пишут о пережитых ими событиях. Хронист Овьедо использует в своих описаниях свидетельства других участников событий. Гомара пользуется любой возможностью для того, чтобы расспросить обо всем Кортеса. Ко всему этому добавляются архивные документы, в которых действия ацтеков и Монтесумы II рассматриваются в общем виде, достаточно объективно и нейтрально, без какого-либо предпочтения интересов того или иного города. Позволит ли, в конечном счете, наличие указанных документов дать описание жизни Монтесумы до его контакта с европейцами? К сожалению, его личность представлена в документах лишь начиная с Конкисты, иод иностранным влиянием. Возможно, однако, в общих чертах проследить с достаточной степенью вероятности — особенно при наличии европейских источников — важнейшие события эпохи. Что касается деталей, то их достоинство в создании декора и в передаче умонастроения.

Религиозные аспекты царствования Монтесумы II явились темой моих лекций в Практической высшей школе на отделении религиозных наук в 1991-1992 и в 1992-1993 годы. Проводившиеся но этим лекциям систематические дискуссии позволили мне уточнить некоторые положения. Я сердечно благодарю всех участников этих дискуссий, а также выражаю свою признательность Королевской академии наук за предоставленную мне возможность в настоящем труде опубликовать сделанное мной ранее сообщение об обстоятельствах кончины Монтесумы.

Произношение науатлъских слов

Поскольку звуки иауатльского, или ацтекского, или мексиканского языка изображались буквами латинского алфавита — людьми, говорившими по-испански, то записанные таким образом тексты следует читать в соответствии с испанскими правилами данной эпохи. Прежде всего, следует уточнить, что:

и произносится как ух произносится как х ch произносится как ч z произносится как с qu произносится как к или как кв си произносится как кв

hu перед гласной произносится как уэ, в других случаях как в

Подробности можно найти у Лони, 1979.

Пролог к началу времен

СОЗИДАЮЩАЯ ДВОЙСТВЕННОСТЬ

Исторические повествования древних мексиканцев упираются своими корнями в мифологию. Часто они восходят к самому зарождению мира, и тогда па сцене возникают боги, один из которых — Кецалькоатль (Змей в перьях птицы Коатль) — будет играть главную роль в конце правления Монтесумы. Некоторые из этих мифов кажутся нам странно знакомыми. Они, безусловно, напоминают нам повествования Ветхого завета.

В начале ацтекской мифологии существует не один бог, а два, образующие единую пару. Когда эта пара представляется в виде неразрывной сущности, то используется общее наименование Ометеотль (Двойное божество), в других случаях применяются раздельные имена: Ометекутли и Омечихуатль (Владыка бог, Владычица богиня). Все в Ме- соамерике дуалисгичио, все представляется в терминах равновесия, противоположности и добавочпости. Ометеотль — это одновременно мужское и женское начало, содержащее в себе все противоположности добавочпости мира: в мужском они ассоциируются с небом, светом, солнцем, жизнью, воином, племенем, активностью; в женском — с земной жизнью, тьмой, лунным блеском, смертью, неподвижностью, пассивностью.

В начале времен Ометеотль решает создать мир одним своим дыханием. Или произведя четырех сыновей: красного Тецкатлипоку, черного Тецкатлииоку, Кецалькоатля и Мак- ницкоатля. Особо следует выделить двух братьев-аитагопи- стов. Это Кецалькоатль и Тецкатлипока. Первый из них, Змей в перьях птицы Коатль, посылает па землю дневной свет. Второй, Дымящееся Зеркало, отождествляется с ночным небом — темным, подобным ацтекским обсидиановым зеркалам.

Монтесума



Именно этим четырем сыновьям Ометекутли доверяет сотворить небеса, землю, подземный мир, солнце, воду и деления времени. Они производят па свет Миктлаптекутли и Миктланчихуатль — владыку и владычицу местопребывания смерти, а также Тлалока — бога земли и дождевой воды, и Чальчиутлику — богиню текущих вод.

ЗАПРЕТНОЕ РАЙСКОЕ ДЕРЕВО

Сообразно некоторым повествованиям, верховная божественная пара поместила созданные ими божества в чудесный рай Тамоанчан, где они существовали вечно в совершенной гармонии со своими родителями.

В Тамоанчане произрастало символизировавшее это согласие дерево, прикасаться к которому было строго запрещено. К несчастью, одна из богинь, именуемая по-разному: Хочи- кецаль, Ицнаналотль или Чихуакоатль — поддалась искушению и сорвала с дерева цветок (или лист). По другой версии, боги срезали с дерева несколько цветов (или, возможно, веток). Как только это случилось, дерево раскололось, что должно было означать разрыв между создателями и их созданиями. Преступные боги были изгнаны из рая иод землю, в царство теней, где они стали добычей смерти.

Для древних месоамериканцев, так же как и для нас, срывание цветка образно означало сексуальные отношения. Различные варианты мифа дают нам понять, что богиня была совращена Тецкатлипокой или одним из его перевоплощений. Под снисходительными взорами других небожителей она соединилась с ним, и так появился на свет Синтеотль, Бог Кукурузы, который стал первым предварительно зачатым существом, первым человеком, кукурузным растением, планетой Венерой и огнем для приготовления нищи.

Миф делает попытку объяснить такую связь между Венерой, огнем, маисом и человеком путем аналогии.

Прежде всего, человек и основное питание человека — маис. Между ними имеется тесная связь. Существовало представление, что первый человек был слеплен на основе кукурузной муки. Кроме того, подобно зерну человек уми-

рает, бывает погребен и возрождается. Высевая маис, люди покрывают его землей, а восемью днями позже из нее появляется молодой росток.

После этого маисовое зерно становится сравнимым с Венерой. При наступлении сумерек «вечерняя звезда» постепенно приближается к горизонту, а затем полностью погружается в него. В течение восьми дней она остается невидимой, как бы зарытой в землю. В астрономии это называется периодом нижнего совпадения. Затем планета возникает на западе — в качестве «утренней звезды»; при этом создается впечатление некоего вырастания из земли — нечто аналогичное движению молодого ростка.

Звезда — огонь в небе. Огонь можно представить себе как начальную искру жизни, стало быть — как семя. В начале всякой жизни присутствует некая искра, высеченная Ометеот- лем в горных высотах, — маленькое пламя, проникающее в женщину в момент зачатия. Миф о первоначальной трансгрессии (нарушении запрета) восходит к очень древним временам. Существуют многочисленные варианты этого мифа, некоторые из них являются весьма древними и явно более примитивными. Так, повествуется, что Кецалькоатль и Тец- катлипока разрубили надвое гигантского каймана но имени Тлальтеотль. Этот кайман, который обитал в первичных водах, был богиней земли. Из одной половины разрубленного каймана братья создали землю, из другой — небо. Возмущенные таким неадекватным поведением другие боги — с целью утешить Тлальтеотль — поручили ей с тех пор производить в достаточном количестве всевозможные необходимые для пропитания людей плоды; взамен богиня потребовала в качестве нищи для себя человеческую кровь и человеческие сердца. Как в мифе о рае (нарушение запрета), здесь преступное нападение на Тлальтеотль вызывает появление Земли и полезных растений и обусловливает неотвратимость смерти. К этому добавляется существенный для месоамерикаис- кого менталитета пример: в смерти зиждется жизнь.

Вернемся к мифу, который весьма сильно напоминает повествование об Адаме и Еве. Отличие в том, что в мифе грех носит явно сексуальный характер, в Библии этого нет.

Однако в мифе, так же как и в Книге Бытия, настоящий грех — это гордыня, желание сравняться с Создателем. Тецкатлипока и Хочикецаль создавали новые субстанции. Однако их создание — привилегия верховной божественной пары, а эти два бога действовали без ее благословения.

Монтесума

Ицпапалотлъ и разорвавшееся дерево Тамоанчана. Codex Borgia, по L. Sejourne, El Pensamiento nahuatl cifrado por los calendarios, Mexico, Siglo XXI, 1981

Раньше в раю было все. Теперь же все надо было завоевывать. Изгнанники потеряли свет, богатство, дружбу родных. Они должны умереть. Бесповоротно.

Как бы взамен этого они живут в мире, слабо освещенном утренней звездой — Венерой. В их руках находятся также основные инструменты цивилизации: главное в их жизни растение — маис и огонь для приготовления иищи. А бесконечная жизнь отныне заменена бесконечной сменой поколений.

СОТВОРЕНИЕ СОЛНЦА И ЛУНЫ В ТЕОТИУАКАНЕ

Теперь нужно попытаться обрести вновь то, что было утрачено, особенно бесконечную жизнь. Именно в этот момент па сцену выходят такие великие мифические герои, как Близнецы майя киче, о деяниях которых расска

зывается в священной книге майя Popol Vuh. Они спускаются в подземный мир, чтобы победить смерть. Странствуя под землей, они жертвуют собой, бросаясь в костер и избавляя себя таким образом от тела, которое им мешало вернуться на небо. Они погибают и воскресают, одерживая победу над адскими силами, смертью и мраком, и возносятся затем, преобразившись в Солнце и Луну.

Теотиуакан расположен в пятидесяти километрах на северо-запад от Мехико. И поныне там находятся следы величественной столицы, обретшей беспримерную славу к середине первого тысячелетия нашей эры. Три сооружения были и остаются до сих пор особенно внушительными. Это пирамиды, посвященные Солнцу, Лупе и Кецалькоатлю. Город почти полностью обезлюдел в VIII столетии. В эпоху ацтеков он стоял в руинах, сохранив при этом свой громадный престиж, поскольку считалось, что именно здесь произошло сотворение Солнца и Луны.

Мексиканский миф об этом сотворении можно считать вариантом центрального эпизода из Popol Vuh. На двух богов, а именно: на Кецалькоагля-Наиауатля и на 4-й год Кремня — наложена энитимия. Богатый 4-й год Кремня предлагает в знак раскаяния драгоценные перья и золото, нефритовые изделия и кораллы. Бедный же Кецалькоатль- Нанауатль (Змей с зелеными перьями) может отдать лишь рубцы со своих ран и свою кровь. В полночь оба бога должны прыгнуть в громадную печь. 4-й год Кремня приближается первым, но жар печи заставляет его отступить, Кецалькоатль, однако, не испытывает колебаний. Сопровождаемый орлом, существом от Солнца, он устремляется в огонь, умирает, спускается в ад, где одерживает победу над смертью, и совершает жертвоприношение, убив для этого повелителей ночи. Затем, преобразившись в Тонатиу, Солнце, он возносится к небу, где его ставит на царство верховная божественная пара Ометеотль.

Захваченный примером Кецалькоатля, 4-й год Кремня отваживается па вторую попытку: за ним следует ягуар — ночное животное. Но то ли но недостатку своего собственного пыла, то ли из-за уменьшения пламени в печи, он


превратился в небесное тело с существенно меньшим сиянием. Некоторые хроникеры утверждают, что это сияние уменьшилось из-за того, что Папацтак, бог опьянения, разбил в драке лицо 4-го года Кремня чашей, украшенной изображением кролика: от этого удара возникли напоминающие кролика пятна, которые обитатели Месоамерики, подобно жителям Индии, видят па Луне.



Разорванная на части богиня Тлальтеотль требует жертвы в виде сердец и крови; Солнце, впервые вознесшись на небо, в свою очередь, требует человеческих жертв. Оно согласно вращаться но небосклону лишь в том случае, если его будут кормить органами движения, то есть сердцами, создает четыреста пять чудовищ, именуемых мишкоатлями или мимиксоас, для того, чтобы те устраивали войны, и, так же как и Земля, поставляли ему сердца и кровь. Четыреста из мишкоатлей предпочли военным действиям пьянство и разврат. Тогда Солнце обратилось к пяти оставшимся: Миш- коатлю — Облачному Змею, его трем братьям и сестре, и те истребили четыреста своих собратьев — пьяниц и развратников.

Солнце при своем появлении устанавливает промежуточную систему между вечным светом первоначального рая и вечной тьмой изгнания на Землю. Потерянный рай обретается вновь лишь частично, так как если Солнце и поднимается к эмпиреям божественной пары Ометеотль, то затем оно все же опускается и погружается в ночную тьму. Это компромиссная система чередований: дня и ночи, сухого времени года, ассоциируемого с днем, и сезона дождей, сравниваемого с ночью.

Миф о Теотиуакаие — прототип всякой человеческой жертвы. Сознательно идя на смерть, сжигая бренную оболочку, которая удерживает в себе изначальную небесную искру и не дает ей оторваться от земли, боги побеждают в конце концов смерть и делают возможной загробную жизнь. Более того, они отчасти возвращают утраченный рай с его бесконечной жизнью. До их жертвы каждый смертный спускался в страну смерти и уже никогда не возвращался. Превратившись в Солнце и Луну, Кецалькоатль и 4-й год Крем

ня создали счастливые загробные обители для всех достойных людей. Отныне для того чтобы выйти из царства мертвых и обрести жизнь за гробом, будет достаточно но примеру этих двух богов увеличить свой внутренний огонь за счет своей телесной оболочки и добровольно разрушить бренное тело, удерживающее людей в изгнании на земле. Отсюда столь характерные для месоамериканских религий посты, воздержание от сексуального общения, кровопускания из различных частей тела с помощью игл агавы, всякого рода умерщвления плоти. Ацтеки видели во всем этом возможность, освободившись от всего ненужного, увеличить свой внутренний огонь жизни. Отсюда также их желание умереть на иоле боя или на жертвенном камне.

Кецалькоатль и Луна создают, таким образом, две известные ацтекам обители счастья. Дом Солнца предназначен для героических воинов, сопровождающих в виде блестящего кортежа дневное светило в его восхождении в зенит. В полдень их сменяют умершие в родах героические женщины-матери, чья вахта длится до заката. В то же время рай Тлалока принимает избранников бога и воинов, которые, преобразившись в птиц и бабочек, порхают но цветам и собирают нектар все послеполуденное время.

Этот миф поучителен с социологической точки зрения. Кецалькоатль-Наиауатль отважен, но беден, и поэтому он выглядит неважно но сравнению с 4-м годом Кремня. Именно этот последний должен был как будто бы стать Солнцем. Вытеснение на второе место богатого домоседа, землевладельца, местного жителя бедным, по отважным пришельцем и захватчиком является постоянным мотивом в месоамериканских мифах. Взаимоотношения в этих мифах могут быть определены в терминах родства, в астральных терминах, в терминах сезонных превращений или в зоологических терминах. Вновь прибывший, действительно, часто оказывается младшим, «солнечным», уподобленным орлу и связанным с сухим сезоном, тогда как его соперник, старший, «лунный» и «ночной» уподобляется ягуару и ассоциируется с сезоном дождей.

Существует некоторое внешнее сходство мифа о Ке- цалькоатле с Книгой Бытия. Действительно, как и в книге, здесь идет речь о первоначальном грехе, по в еще большей мере — о соответствующем искуплении. В Ветхом завете мир также — в символическом смысле — погружен во мрак. Христос, как и Кецалькоатль, в каком-то смысле вновь обретает потерянный рай и славную вечную жизнь после жертвенной смерти и после победы над смертью. При этом, согласно христианскому учению, между первородным грехом и искуплением Христа проходит несколько тысячелетий. В мексиканской мифологии только двадцать пять лет разделяют но времени изгнание из рая и самопожертвование бога-героя. Ничто не указывает на какие бы то ни было влияния Старого света па Новый.

Религия ацтеков и их видение мира, времени, истории оказываются в тесной взаимосвязи. Фазы создания мира приходят в сцепление с особой структурой, возникшей при наблюдении ежедневного солнечного кругооборота.

ПОЛНЫЙ ПОВОРОТ СОЛНЦА

В Центральной Америке больше чем где-либо действительным движителем Вселенной представляется Солнце. Светило, которое руководит сменой дня и ночи, сменой времен года. «Мужское» светило, проникающее ночью в лоно богини Земли и оплодотворяющее его. Светило, которое, наконец, определяет некоторые идеи о противоположностях и добавочностях, основополагающих для месоамери- капского менталитета — день и ночь, восхождение к небесам и спуск в подземное царство, жизнь и смерть — и которое, главное, обеспечивает посредничество между ними.

У месоамериканцев было довольно своеобразное представление о круговращении Солнца. Согласно этому представлению Солнце, достигнув в полдень своей кульминационной точки, возвращается на восток, и то, что тогда видят люди, на самом деле является отражением светила в черном обсидиановом зеркале, представляющем собой символ ночи и Земли. Таким образом, послеполуденное светило — это мнимое солнце, отражающее чужой свет. Солнце является единением противоположностей и опосредования, поскольку в нем перемешиваются день и ночь, блеск солнца и отблеск черного зеркала.

Описание такого солнца, которое в полдень поворачивает в обратный путь, является, конечно, совершенно исключительным в анналах человечества. Оно ни па чем не основано, оно полностью отвергает очевидность, являясь плодом совершенно необузданного воображения. Но в глазах ацтеков оно обладает чрезвычайно важной «объяснительной» ценностью. В нем они видели парадигму цикла любого существования. Любой год или даже эра, именуемая Солнцем, уподоблялись одному дню: тот же подход применялся и к жизни любого человеческого существа, в частности — к жизни правителя, а также к истории города или государства.

Рассмотрим, например, миф о грехопадении Тамоапча- па. Изгнание из рая - это конец целой эпохи, отождествляемый с угасанием, закатом Солнца; тем более что наказываемые персонажи оказываются во мраке ночи. Если конец райской эры — это закат Солнца, то эта эра, в сущности говоря, соответствует послеполуденному времени. В месоамериканской модели дня время после полудня — это период единения противоположностей. Это в точности райский век: период полной гармонии во вселенной — между создателями и их созданиями, а также между самими созданиями. В начале же, в кульминационной точке, то есть в самый полдень, действует верховная божественная пара, созидающая рай. Райской эре, моменту падения и схождению с небес на землю соответствуют, таким образом, время после полудня, закат Солнца и наступление ночи. Грехопадение выражается в соитии одного из богов с одной из богинь земли: Хочикецаль или Чихуакоатль. А что представляет собой закат Солнца? Начало его вступления в царство смерти, это гак; но, кроме того, это еще и оплодотворение: Солнце входит в Землю и оплодотворяет

ее: оно умирает и совокупляется одновременно. Для ацтеков умереть означало «переспать с богиней Земли». Каков результат этого совокупления? Ночь и рождение первой звезды.

Монтесума

Костер Теотиуакана

Первородный грех кладет конец одной эре и подготавливает приход другой. В результате возникает необходимость в искупительной жертве. Жертвоприношение состоялось в Теотиуакане, как указывает миф — в полночь. Именно тогда Кецалькоатль-Наиауатль бросается в костер, и именно тогда рождается Солнце. Оно рождается в глубоких сумерках, точно так же, как ночь рождается в полдень, при появлении в небесах черного зеркала; противоположности зарождаются во взаимозависимости. Как жизнь и смерть. Затем восходит Солнце, и это начало дня, сухого сезона и нового века.

МИРОВЫЕ ЭПОХИ ИЛИ «СОЛНЦА»

Эры называли «солнцами». Эпоха мыслилась как громадный день, состоящий из нескольких веков. Сначала шла ночь, затем пробуждение и подъем светила, далее апогей, послеполуденное время и закат. Считалось, что пять или шесть эр такого рода уже сменили одна другую. Особенно верилось в то, что эти солнца (т.е. эры!) были вовлечены в постоянную борьбу между собой братьев Тецкат- линоки и Кецалькоатля. Сначала Тецкатлинока был Солнцем, но не смог удержаться в своем ранге, соединился с Хочикецаль и был изгнан в царство сумерек. Кецалькоатль сменил Тецкатлипоку, но затем снова наступила эра Тецкат- липоки. Наконец, четвертая эра стала оиять-таки эрой Кецалькоатля. Таким образом:

1-е Солнце — Тецкатлинока

2-е Солнце — Кецалькоатль

3-е Солнце — Тецкатлинока

4-е Солнце — Кецалькоатль

Получив власть над центральной Мексикой, ацтеки представили свой приход как начало пятого, нового Солнца, установленного Тецкатлипокой, принявшим облик Уицилопоч- тли — бога, опекавшего жителей Мексики. Итак,

5-е Солнце — Тецкатлинока-Уицилопочтли

Модель дня — парадигма всякой жизни, всякого царства и любой эры — оказывает влияние и па мексиканскую историческую концепцию. При этом мы лучше понимаем полезность послеполуденного «лунного солнца».

Приключения божественных героев — это но сути приключения избранных и опекаемых ими пародов. Один из таких народов может считать себя коренным населением какого-то определенного острова, где его жизнь протекает в спокойном согласии с другими людьми. Затем происходит конфликт. Правитель данного народа не признает власти над собой со стороны более сильных соседей. В результате

возникает необходимость покинуть родную землю и отправиться в путь, в неизведанную тьму и опасность, чтобы в конечном счете обрести утраченное. Лишенные своих очагов люди стремятся достичь земли, обещанной им их божественным покровителем, — страны, являющейся отражением их родины.

Монтесума

СОЛНЦЕ КЕЦАЛЬКОАТЛЯ

Исгория тольтеков, существенная для продолжения этого рассказа, прекрасно все это иллюстрирует. Тольтеки считают себя коренными жителями отдаленного острова Хвехветлапаллана, где они живут в добром согласии с другими народами. Случилось, однако, так, что их начальники восстали против законного короля. Ведомые Мишкоатлем, вместе с четырьмястами мимиксоас, они бродят в поисках подходящей земли. Случилось однажды так, что все четыреста мимиксоас были поглощены богиней земли Иц-

напалотль, но, сумев победить Ициапалотль, они продолжили свой путь. Затем Мишкоатль встречает женщину но имени Чимальмаи и соединяется с пей. Брат Мишкоатля, Анаиекатль, и четыреста мимиксоас, пользуясь тем, что Мишкоатль утратил свой воинственный пыл, убивают его. После смерти Мишкоатля появляется на свет его сын Кецалькоатль, Змей, покрытый зелеными перьями.

Будучи еще совсем молодым, Пернатый Змей узнает о том, что произошло с его отцом. Он отправляется па поиски его костей, находит их и закапывает в Мишкоатенеке («Гора Мишкоатля»), близ Кольхуакаиа. Именно здесь будут происходить позднее центральные события тольтекской миграции.

Узнав, что Кецалькоатль собирается открыть святилище па Мишкоатенеке и зажечь там жертвенный огонь, его дядья, убившие его отца, Мишкоатля, стремятся его опередить. Кецалькоатль, однако, первым добирается до вершины горы и приступает к возведению ритуального огня. Охваченные яростью дядья спешат забраться на гору, чтобы убить племянника. Однако и племянник не дремлет. Как только дядья появляются на вершине, он умерщвляет их и устраивает из них же жертвоприношение.

Данный эпизод на Мишкоатенеке представляет собой лишь ритуализованпую трансформацию мифа о Теотиуака- не, поскольку создание Солнца приобретает здесь вид возведения нового огня. Поддерживая этот огонь в течение всего «векового» периода в 52 года, ацтеки обеспечивали таким образом возвращение светила. Мы еще будем иметь возможность вернуться к этому предмету.

Несколько позднее Кецалькоатль и тольтеки добираются до назначенного места и основывают город Толлаи. В непрестанном взаимном соперничестве они создают свою империю. Солнце поднялось и достигло зенита.

Затем источники описывают Кецалькоатля уже в период упадка Толлаиа — постаревшего, совершенно не похожего па того, каким он был в юности. Раньше он был воинственным, бедным, всегда в движении; теперь он король- жрец, живет в полном достатке и никогда не выходит из своего роскошного дворца. Совершая ритуал искупления грехов, он приносит в жертву не свою собственную кровь, а драгоценные перья, золото и кораллы, то есть он поступает здесь точно так, как его соперник из Теотиуакана — Луна. «Кецалькоатль же обладал всеми сокровищами света — в золоте и серебре, в зеленых камнях чалчиютль и в иных драгоценностях». Страна стала подобной раю, початки маиса огромны, стебли свеклы поднимаются ввысь как деревья; имеется даже какао, хлопок и птицы с красочным оперением — как в жарких странах. Повсюду царит изобилие.

Тольтеки приобрели культурные традиции. Они занимаются всевозможными искусствами и живут в полном достатке. Кроме того, они искрении и честны, трудолюбивы и счастливы. Смерть им неведома, человеческие жертвоприношения прекратились. Это послеполуденное время — соединение противоположностей. Приближаются сумерки. Солнце — Кецалькоатль — теперь лишь отражение того, чем оно было раньше. Он постоянно чувствуем себя нездоровым. Становясь все более грузным, он как бы вязнет в земле, постепенно смешиваясь с пей, и огонь его угасает. Кетцалькоатль становится странным образом похожим одновременно на бога земли Тлалока и на старого бога богов.

Свершившееся в конце тольтекской эры грехопадение открыло эру Тамоапчаиа. Появляется Тецкатлинока, который хочет ниспровергнуть своего вечного противника и завладеть нарождающейся эрой. Согласно некоторым версиям мифа Тецкатлинока предлагает Кецалькоатлю сыграть в мяч и побеждает его. Согласно другим — приняв образ ста- рика-лекаря, он приходит с визитом вежливости к Кецалькоатлю и сообщает ему о своем способе лечения разных болезней. Он показывает Кецалькоатлю зеркало, в котором клонящееся к упадку светило с ужасом узнает, что у пего есть тело. Тогда Тецкатлинока предлагает ему лекарство. Кецалькоатль соглашается принять его, не замечая, что это пульке — напиток, которым опьяняют себя ацтеки. Он выпил целых пять чашек пульке и опьянел. Тогда он зовет свою сестру Кецальхоч, или Хочикецаль, и проводит с ней ночь. Вдруг «дерево раскалывается» и Кецалькоатль нопи-

мает, что пора Толлапа прошла и надо уходить. Уэмак, «вице-король» Толлана. предстающий перед людьми то как двойник Кецалькоатля, то в образе Тецкатлипоки, оказывается вместе со своей дочерыо обвиненным в излишествах сексуального порядка. Дымящееся Зеркало и его ацтекский приспешник Уицилоночтли договариваются впустить в Тол- лап болезни, беспорядок, войну, человеческие жертвоприношения и смерть.

Монтесума

Кецалькоатль в Толлапе. Duran, Historia... 1867-1880

Однажды Тецкатлинока устраивает представление па рыночной площади. На его ладони танцует живая кукла. Это, конечно, не кто иной, как его пособник Уицилоночтли. Привлеченные необычным зрелищем тольтеки устраивают давку, и многие погибают в ней. Тогда озлобленные зрители забрасывают камнями кукловода вместе с его куклой и забивают их насмерть. От одного из трупов поднимается такой удушающий запах, что многие тольтеки валятся замертво. Люди пытаются убрать труп с площади, но он столь

3 Зак. 17733

тяжел, что его никак не удается сдвинуть с места. Попытка многотысячной «команды» уволочь тело также остается безрезультатной. Веревки не выдерживают нагрузки и лопаются, а тольтеки снова надают и давят один другого. И в этот раз также — тысячи трупов.

В другой раз град камней надает с неба на землю, и среди этих камней — жертвенный камень. Многие тольтеки, охваченные безумной паникой, распластываются па этом камне и находят там смерть.

Наконец, оставшиеся в живых решают бежать из города. Настойчиво преследуемый своим братом, Кецалькоатль отправляется на восток. По дороге он основывает город и дает ему название Чолула. Добравшись до моря, он садится в лодку и бесследно исчезает. Согласно иной версии он сжигает себя на костре. В этот раз, однако, он не становится Солнцем. Его сердце появляется па небе в виде утренней звезды — первого луча новой эры. Что касается Уэмака, то он забирается в пещеру, где, по одной версии, он вешается, а но другой — погибает от рук восставших подданных.

Миф о пребывании Кецалькоатля в Тол лапе скрывает в себе некую историческую правду. В нем выражено в астральных терминах восхождение и закат последней великой империи центральной Мексики — до прихода на сцену ацтекского народа мешикас. (Автор употребляет испанскую форму, которой в русском контексте может соответствовать форма мешики. Кроме этого, в русской литературе для того же значения применяются наименования теночки и ацтеки. — Прим. перев.) Мешикас считали себя наследниками этой великой империи. Кецалькоатль был четвертым Солнцем. Тецкатлинока и Уицилоночтли, боги народа мешикас, положили конец этому обстоятельству и открыли новую, пятую, их собственную эру.

ГЛАВА 1 Возвышение мешикас

В эпоху Монтесумы ацтекская империя была еще достаточно молода. Ей не было и ста лет. А самому городу Мехико, если верить преданиям, менее двухсот.

Все началось за несколько веков до этого, на отдаленном острове Ацтлаи, в стране-прародине ацтеков. Мешики, которые в то время назывались также «мехитинс», жили в полном согласии с другими ацтекскими племенами. Король острова прозывался Монтесумой. (Уже!) Он разделил королевство между своими сыновьями. Старший стал королем нескольких народов, среди которых наиболее значительным были уастеки. (Автор употребляет здесь такие наименования, как король, император} принц и пр., заранее признавая их условность. Этот принцип сохраняется и в переводе. — Прим. перев.) Младший стал королем народа мехитинс, иначе говоря, — мешиков. Такой удел показался ему слишком незначительным, и он решил покинуть Астлан.

Это произошло в 1064 или в 1168 году нашей эры. Точная дата не имеет значения, поскольку все здесь является плодом фантазии. Астлан — остров в лагуне, являющийся лишь отдаленным образом более позднего Мехико. Этот первый король носит то же имя, что и другой король в середине этой династии, а также последний, наш великий Монтесума. Повсеместно распространенный сюжет о младшем брате, желающем возвыситься над старшим. В данном случае — над всеми людьми и пародами, как последний Монтесума. Это повествование — сплошной миф, пропаганда, подтасовка в политических целях. Здесь нет ничего от подлинной истории. Поэтому было бы бесполезно устанавливать па карте местонахождение Астлапа.


Оба упомянутых года 1064 и 1168 — называются одинаково: 1-й год Кремня. Для мексиканцев важно именно символическое значение этой даты. 1-й год Кремня — это год рождения их бога, и вообще год всяческих начинаний. В 1-м году Кремня, следовательно, мехитинс отправляются в путь, оставляя райскую землю, где они жили счастливо до того момента, когда гордость их короля привела к распре. Отныне все будет другим: шипы будут колоть, травы будут резать, камни па дороге будут ранить ноги, дикие звери будут набрасываться. Окончилась райская жизнь!

Монтесума

1902-1923

1-й год Кремня изображен справа от персонажа в лодке. Следы ног указывают на то, что мешики направляются к древнему Кольхуакану («Падающая гора»), где в одной из пещер они находят изображение Колибри-Левши. Летающие над головой бога ракушки означают, что он что-то говорит. Справа — различные народы, или «дома», которые сопровождают мешиков. Например, на третьей позиции снизу — хочимильки, представленные изображением дома и вождя: по обе стороны от глифа (идеограммы) города — цветугцее поле.

Начинаются бесконечные странствия в поисках земли, обещанной им их богом. Этот весьма грозный бог более известен иод именем Колибри-Левши, или Уицилопочтли. Колибри — потому что эта птица является воплощением души усопшего воина. Левша — потому что воин-левша особенно опасен, а также потому что левая рука соответствует югу и полудню для солнца, когда оно движется с востока на запад. Уицилопочтли, воплощение парода мешикас и грозный воин, тесно ассоциируется с дневным светилом. Он Солнце людей мешикас. Его жизнь и существование их империи переплетены. Они поднимутся, достигнут зенита и упадут вместе. Бог и избранный им народ связаны договором. Народ будет почитать своего бога и вести войны, чтобы кормить Солнце и Землю. Эго будет священной миссией народа. Уицилопочтли, со своей стороны, будет покровительствовать народу и приведет его в страну изобилия, откуда мешики будут править всем миром. Так говорил Уицилопочтли: «Я сделаю вас сеньорами и королями всего, что есть в этом мире. А когда вы будете королями, вы будете иметь в своем подчинении безмерное, бессчетное, бесконечное количество подвластных вам людей. Они будут платить вам дань, они дадут вам превосходные драгоценные камни, золото, перья ке- цаля, нефриты, кораллы, аметисты, которыми вы великолепно украсите себя. И вы получите от покоренных пародов всякого рода драгоценные перья: розовой колпицы, котинги и птицы Тципицкан, бобы какао, а также хлопок самой различной окраски. Все эго сбудется, поскольку такова моя миссия, мое предназначение».

Договор скреплен жертвами мимиксоас, которых странники иногда обнаруживают в результате чудесного стечения обстоятельств спящими на кактусах с разъятой грудью. Это исконные жители обетованной земли, которых мешики убили для того, чтобы накормить своего бога и Землю. Колиб- ри-Левша появляется в виде орла, вручает людям мехитинс лук и стрелы и именно тогда дарует им повое имя: мешикас, мешики.

Присутствие в этом эпизоде мимиксоас, а также Мишкоатля, Апанекатля и Чимальмап, а также наличие многих других деталей показывает нам, как много здесь заимствований из других мифов, и в частности — из тольтекских. Поздней подделкой является, конечно, и приписываемая Уицилопочтли речь, в которой восхваляется империя в пору своего расцвета.

КОАТЕПЕК, СЛАВА КОЛИБРИ-ЛЕВШИ

С транствия мешиков продолжались с разного рода приключениями. Прежде всего надо было, конечно, остерегаться женщин — средоточия всякого консерватизма. Они хотят прочно устроиться на одном месте и остановить странников, которые, в свою очередь, могут заставить взойти солнце и положить конец царству женщин, являющемуся одновременно царством тьмы. Малинальхочитль, родная сестра Колибри-Левши, — ведьма, о которой известно то, что она поедает сердца людей и их конечности и даже может «перевернуть» их лица. Как могут мешики продолжать путь в присутствии такой зловредной особы? Они обращаются к своему богу и получают от него необходимую поддержку: ведьму решено бросить на дороге.

По прошествии нескольких десятилетий странники достигают горы Коатенек (Змеиная Гора), вблизи Толлаиа. Там они устраивают плотину, в результате чего возникает озеро, а Коатенек превращается в живописный остров. Место настолько привлекательно, что многие из мешиков, четыреста хвициауас и их сестра Койольхауки («С колокольчиками па лице») решают там остаться навсегда. Это чудесное место, образ потерянного рая в Астлане — разве это не то, что искали так долго мешики? «Именно здесь, — говорят они своему богу, — осуществишь ты свое предназначение, отсюда ты будешь наблюдать и встречать людей со всех концов света, и здесь ты дашь нам все, что обещал. Драгоценные камни, золото, перья кецаля, другие драгоценные перья, бобы какао, разноцветный хлопок, разные цветы, всевозможные фрукты, какие угодно богатства».

Монтесума


Монтесума

Жертвоприношение мимиксоас. Codex Boturini, no Селеру, 1902-1923

Странствующие мешики представлены в левой части иллюстрации изображением четырех вождей — «носильщиков» бога. Их имена указаны вверху над ними: Змей- Зеркало, Змей-Орел, Апанекатлъ (что также является названием представленного здесь головного убора) и одно женское имя — Спящий Щит. Перед ними ждут своей участи на кактусах три мимиксоас. Амимитль совершает обряд жертвоприношения. Вверху Уицилопочтли в образе орла дает избранному своему народу оружие и вместе с ним военный ранец.

Однако обетованная земля еще далека. Хвицнауас просто поддались очарованию местности. Уицилопочтли негодует. «Что вы там говорите, — восклицает он устами своей статуи. — Разве о вашем предназначении идет речь? Может, вы значите больше, чем я? Ведь я-то знаю, что мне нужно делать». Бог решает материализоваться. В полночь он истребляет мятежников. На рассвете следующего дня мешики с ужасом видят трупы сторонников покоя и сумерек. Уицилопочтли превращает местность в пустыню, так что волей-неволей приходится возобновить путь.

Поздняя мексиканская версия у тверждает, что бог материализовался, родившись чудесным образом от женщины,

благочестивой Коатликуэ («Одетая в платье из змей»), матери Койольхауки и Хвицнауас. Однажды, подметая в храме на Змеиной Горе, эта женщина нашла на полу и подняла клубок перьев. Неизвестно с какой целью, она сунула этот клубок себе в юбку и тут же забеременела. Ее дети, возмущенные этим необъяснимым обстоятельством, решаются па убийство матери. Однажды ночью, в военном снаряжении, они отправляются к вершине Коатеиека. Коатликуэ дрожит от страха, однако внутренний голос успокаивает ее. Как раз в гот момент, когда Койольхауки с братьями добираются до вершины, появляется на свет Уицилопочтли. Вооруженный своим «огненным змеем», он насмерть поражает свою единоутробную сестру, а потом и обезглавливает. Затем он уничтожает всех хвицнауас.

Монтесума

Уицилопочтли возрождается в ужасающем воинственном облике на вершине своего храма на Змеиной Горе. По Codex Azcatitlan

Коатенек для мешиков — это, прежде всего, победа, которую они стараются воспроизвести па поле битвы и которую они повторяют каждый год ритуально на главной

пирамиде Мехико, именуемой также Змеиной Горой. Это триумф их бога, воплощенного в виде Солнца новой эры. Он рождаете я от Коатликуэ, богини земли. Его единоутробные братья и сестра представляют ночь и туземцев этой местности; Койольхауки — это Лупа, а четыреста хвицнауас — звезды, терпящие поражение от Солнца. Уицилопочтли — младший, пришелец, который преображает ситуацию и одерживает верх над своими старшими братьями. Подобное происходит и с мешиками: оказавшись в долине, они непременно должны победить своих «старших братьев» -- благополучных домоседов.

Это основной, собственно, единственный миф мешиков, созданный ими, можно сказать, без особого усилия воображения. Они только приспособили тольтекский миф о победе Кецалькоатля на Мишкоатенеке над своими дядьями — четырьмястами мимиксоас. Действие, впрочем, происходит вблизи Толлана. Эти события должны означать, что толь- текское солнце закатилось и восходит солнце мешиков.

ДОЛИНА МЕХИКО

Продвигаясь па юг, путешественники наконец проникают в прекрасную, залитую солнечным светом долину Мехико. Расположенная в самом центре Мексики на высоте 2236 метров, что существенно снижает субтропическую жару, она окружена со всех сторон другими благодатными долинами: Пуэбла на востоке, Морелос па юге, Толука на западе и Мескитал на севере. Можно представить себе обширную чашу примерно в 8000 квадратных километров, окаймленную высокими горами, наиболее известные из которых — два покрытых снегом величественных вулкана: Попокатепетль (Дымящаяся Гора, 5286 метров) и Истакси- уатль (Белая Дама) на юго-востоке и Тлалокап на востоке. Горные воды выливаются в целый ряд лагун и мелких озер, сообщающихся между собой. Озера Хальтокап и Тескоко, остатки которых сохранились до нашего времени, были солеными: вода располагавшихся далее к югу Хочимилько и Чалько была пресной.

Монтесума

Мощнейшие ресурсы этих озер прекрасно дополняли все то, что могли дать в этом благодатном климате охота и сельское хозяйство. Наличие обширного водного пространства, но берегам которого в большом множестве были рассеяны города, деревни и деревушки, обеспечивало сообщение и транспортировку грузов, что было очень важно в стране, где не существовало ни упряжных или вьючных животных, ни транспортного колеса.

Эти обстоятельства, а также некоторые другие преимущества — такие как наличие хорошей керамической глины и обсидиана, из которого изготавливались наконечники для колющего оружия и режущие инструменты, — издавна привлекали многочисленные племена. В этих условиях расцвела уже за тысячу лет до указанных событий столица

Теотиуакан, с которой но своему великолепию мог потягаться лишь Мехико. Каждый из этих двух городов насчитывал более 150000 жителей. Большая плотность населения в долине, особенно в ее южной части, привела к необходимости расширения обрабатываемых площадей и к разработке эффективных методов выращивания растений. Понадобилось устроить террасы на склонах гор и холмов, оросить слишком сухие земли, дренировать переувлажненные участки, создать многочисленные чииампас но примеру тех, которые существовали уже у майя в их болотистых джунглях. Чинампас, неправильно называемые плавающими огородами, представляют собой многочисленные искусственные островки, созданные в пресных озерах на юге долины. Обильно орошаемые со всех сторон, они могли давать ежегодно многократные урожаи маиса, фасоли и разнообразных овощей, обеспечивая таким образом пропитание для сотен тысяч людей. Здесь находилась основная житница региона.

Обработка земли и строительство приводили к потере лесов в ужасающих масштабах. Обычная сельскохозяйственная практика состояла в раскорчевке леса с последующим сжиганием деревьев и кустарников перед посевом. Это был дорогостоящий метод, поскольку корчевье истощалось быстро. В области строительства для облицовки сооружений всякого рода и, в особенности, для сооружения пирамид использовались громадные количества раствора извести и штукатурки. Нужно было обжигать известняк, а для этого — сводить еще дополнительно большие массивы леса.

Оказавшись в этой столь желанной долине, вновь прибывшие должны были наткнуться на сопротивление коалиции местных племен, которой руководил Копил, сын Ма- липальхочитль, оставленной в нуги сестры Колибри-Левши. Встреча произошла в Чанультепеке, па берегу лагуны Мехико. Мешики были разгромлены, а их король Хвицилих- витль захвачен в плен и принесен в жертву. Копил, в свою очередь, тоже убит — жрецом Колибри-Левши или самим, в очередной раз перевоплощенным, богом. Жрец идет в то место, где стоит трон Кецалькоатля. С высоты этого трона он швыряет сердце Копила в лагуну. Именно здесь будет основан позже Мехико-Теночтитлап.

ОРЕЛ, ПОЖИРАЮЩИЙ ЗМЕЮ

Видение орла на опунции, знак прибытия мешиков в Землю обетованную. Duran, Historia... 1867-1880

Укрывшись в Тисапапе — нездоровой местности, которую им определил король Кольхуакаи, мешики, в конце концов, начинают благоденствовать и заводят прекрасные отношения с жителями города. Все еще опасаясь, что они обленятся и успокоятся, не достигнув Земли обетованной, Уицилопочтли устами своих жрецов говорит им, что они должны просить дочь короля Кольхуакана сделаться их королевой и богиней и таким образом взять их под свое покровительство. Король дает па это свое согласие. Принцессу с большой помпой приводят в лагерь мешиков. Там ее убивают и снимают с нее кожу, которую какой-то фигурант напяливает на себя. Потом приглашают короля порадоваться вместе со всеми новому счастью его дочери. В результате происходит битва, мешики побеждены и вынуждены скрываться в зарослях лагуны. В 1325 году (2-й Дом) жрецам Уицилопочтли явилось там так долго ожидавшееся видение Земли обетованной: из сердца Копила возник куст опунции, на которую взгромоздился орел со змеей в когтях.

Монтесума

Орел — это Солнце, Уицилопочтли; змея — мрак; туземцы — будущая жертва мешиков. Орел, который пожирает змею — это к тому же появление дневного светила и исчезновение мрака. Странствия людей в поисках Земли обетованной можно представить как странствия в ночи; лишь после того, как избранный народ достигает этой Земли, поднимается Солнце. Как гласит поговорка, «где солнце, там и свет». Именно в этом месте, па острове в девять квадратных километров, был основан Мехико, называемый также Теиочтит- ланом. Через некоторое время одна группа раскольников обосновалась в Тлателолько, в северной части острова.

После краха, предположительно в XII веке, империи тольтеков, о которых нам почти ничего не известно, край был захвачен варварами-чичимеками. В хрониках часто описывается грубый образ жизни этих кочевников и вместе с тем очень быстрое их приобщение к культуре. Их король Шолотль сначала обосновался возле Хальтокана, а затем в Тенайуке... Другими «иммигрантами» были: тенапеки, которые поселились в Аскапоцалько; акольхуас, которые заняли восточные берега озера и город Коатличан; свирепые отоми... Образовалось целое множество городов-государств и их объединений, находившихся в постоянной вражде. На востоке — тройственный союз акольхуас из Коатличана, Хвексотла и Тескоко (ранее Тегцкоко). На север от Мехико — Хальгокан и Теиайука. На запад — тенаиекские города Тлаконаи и Аскапоцалько. На юг — Кольхуакаи, Хочимилько с его «плавающими огородами» и Чалько. Первые пятьдесят лет существования Теночтитлана скупо отражены в исторических документах. Около 1352 года мешики участвовали, но-видимому, вместе с акольхуас и жителями Хуэксоцинко — города, расположенного в соседней долине Пуэбла, в нападении на тласкальтеков. В это время они должны были действовать в орбите влияния Аска- ноцалько. Проживавшие в этом городе тенапеки значительно расширили свою власть при великом Тезозомоке, около 1370 года. Именно этот Тезозомок назначил в 1371 году первого правителя Мехико. Об Акаманичтли говорится то как о человеке из рода тенанеков, то как о сыне одного

мешика и благородной женщины из Кольхуакапа. Во всяком случае, именно в Кольхуакап, завоеванный к тому времени мешиками, отправился новый король, чтобы взять себе в жены принцессу Илапкуэитль. Таким образом, была установлена еще одна связь с тольтеками, чья укрепившаяся власть постоянно рассматривалась как единственная законная власть над Центральной Мексикой. Действительно, Кольхуакап, «город тех, кто имеет предков», еще задолго до того был основан тольтеками. Позже самих мешиков часто называли «кольхуас» («колуас», «кудуас»), и иод этим именем они стали известны Кортесу в 1519 году. Оставаясь данником теиапеков, король Акамапичтли завладел Тенайукой и тремя городами края «плавучих огородов»: Куитлауак, Хочимилько и Мишквик.

Власть Акамапичтли унаследовал Хвицилихвитль. Он одержал ряд побед как в краю «плавучих огородов», так и на севере долины — над городами Куаутитлапом, Хальто- каном и Тескоко. Чималыюнока, третий король мешиков (huey tlatoani, Великий Оратор), был, по-видимому, успешен в столкновениях с Теквиксквиаком и Чалько.

Особенно значительным было участие Чималыюноки в захвате Тезозомоком восточного королевства Акольхуас, в результате чего произошло полное нарушение равновесия сил в долине. Король Тескоко, Иштлильхочитль, был убит в 1418 году. Незауалькойотль (Голодный Койот), его молодой сын, вынужден был спасаться бегством. Тем временем в Аскапоцалько умирает Тезозомок, и законный наследник трона оказывается смещенным своим младшим братом Макстлой. Чималыюнока, который оказался на проигравшей стороне, был убит но приказу узурпатора.

Монтесума

Монтесума

СОЗДАНИЕ ИМПЕРИИ И АУТОДАФЕ ИЦКОАТЛЯ

События происходят около 1428 года. Имя нового короля — Ицкоатль. Это человек решительный и отважный. Некоторые приписывают ему убийство Чималыюпоки. Ицкоатль решает сбросить зависимость мешиков от города Аскапоцалько и налаживает с этой целью необходимые связи. С помощью Голодного Койота, а также тенапекских городов Тлакопана и Хуэксоциико (долина Пуэбла) он разгромил Аскапоцалько и подчинил отказывавшиеся платить ему дань теиапекские города. Затем он основал с городами Тескоко и Тлакопап конфедерацию, которой с того времени суждено было доминировать в Мексике. Он становится сеньором кольхуас (colhuatecuhtli), Незауалькойотль — акольхуас (acolhuatekuhtli), а Тотоквихуастли из Тлакопана — теиаиеков (tepanecatecuhtli). Это, можно сказать, было рождением империи ацтеков. В первое время Мехико и Тескоко находятся, в принципе, на равной ноге, тогда как Тла- конап занимает в этом союзе место бедного родственника. Очень скоро, однако, Мехико получает неоспоримый перевес, и его король становится фактически главой империи.

Первейшая забота Ицкоатля заключалась в отыскании и уничтожении всех хроник для того, чтобы иметь возможность переписать всю историю по-своему. В этом он отлично преуспел: все дошедшие до нас хроники Мехико подверглись самой тщательной переделке, что видно невооруженным глазом.

Другими словами, все, что в истории мешиков предшествует воцарению Ицкоатля, особенно в части странствий, но меньшей мере вызывает подозрение. Мешики представлены здесь согласно основному мифическому стереотипу странствующего пришельца — бедного, но отважного, подобного орлу или солнцу, одерживающего верх над

удобно устроившимися богатыми домоседами, привязанными к земле и к лупе.

Все же это не означает несостоятельности самого принципа странствий. Древние источники Месоамерики часто описывают случаи, когда тот или иной народ внезапно покидает свои земли и города и следует за неким выразителем божественного покровительства в поисках райской земли. Возможно, здесь кроется одно из объяснений этих воли отката из городов, которые так характерны для всей истории Месоамерики. Что бы там пи было, такие тенденции засвидетельствованы с полной очевидностью, во всяком случае, для индейцев Бразилии. За четыре столетия свидетели-европейцы собрали много рассказов о внезапных миграциях людей, взбудораженных тем или иным пророком, в поисках рая. В одном из описываемых случаев более двух тысяч индейцев предприняли путешествие через всю Южную Америку. Немногие оставшиеся в живых, добравшись до Перу, не нашли там ничего из того, па что возлагалось столько надежд...

Странствия, таким образом, весьма вероятны; что, однако, вряд ли может вызвать сомнение, так это существование какого-то города в лагуне Мехико к тому моменту, когда там оказались мешики. Именно существование этого предшественника Мехико хотел скрыть король Ицкоатль.

49

Археология и некоторые детали источников дают возможность предположить, что дело обстояло следующим образом. Группа людей, называющих себя мешикас, но той или иной причине покидают свой родной город, — допустим, Коль- хуакан, — и отправляется па поиски обетованной земли. После долгих бесплодных блужданий люди просят защиты у города, который называется Мехико-Теиочтитлаи и божественным покровителем которого является Кецалькоатль. Они встречают хороший прием, им выделяют один или несколько кварталов города — согласно традиции, глубоко укоренившейся в Месоамерике. Город становится данником тенапеков. Когда наступают события 1428 года, мешики активно подталкивают людей к мятежу, тогда как коренные жители колеблются. Заключается договор, но которому в

4 Зак. 177

случае успеха мешики Ицкоатля становятся хозяевами города. Одержав победу, они действительно берут власть, определяя себе важнейшие посты, и начинают формировать свою аристократию. Захваченные у побежденного противника земли пожалованы наиболее отличившимся воинам. В плане религиозном Кецалькоагль заменен на покровителя города Уицилоночтли. Система двуглавого правления, весьма распространенная в великих доколумбовых цивилизациях, позволяет коренному населению сохранить право голоса. Рядом с королем, наместником на Земле Солнца и дневного света, часто действует «вице-король» или chihuacoatl, «самка змеи» (это также имя одной великой богини), представляющий землю, ночь и автохтонов.

Наследуя тенанекской империи, Тройственный Союз сразу оказывается заложником своей победы. Став наиболее мощным государственным образованием в Мексиканской котловине, он, естественно, вызывает страх и ненависть у недоверчивых соседей. Ицкоатль как бы вынужден принять меры для устранения потенциальных противников. Укрепив свое положение в долине, он направляется на юг и подчиняет себе Куаунауак, а затем — в Герреро — Игу ал у и Куэцаллан. Захват Куаунауака (нынешняя Куэрнавака, в долине Морелос) имеет очень большое значение. Он показывает, что ацтеки пытаются разнообразить свои ресурсы и обеспечить себе определенную экономическую независимость, контролируя различные экологические уровни. Долина Морелос, расположенная на значительно меньшей высоте, чем долина Мехико, пригодна для выращивания здесь ценных тропических культур, в частности, хлопка.

Монтесума (на языке науа — Мотекусома) I Илуиками- иа, который унаследовал власть от Ицкоатля в 1440 году, значительно расширил свою империю. Сначала, в результате долгой войны, он смог разрушить могущественный союз Чалько-Амакемекан. Расположенное главным образом в юго-восточной части долины Мехико, это объединение контролировало доступ к долине Пуэбла и к побережью Мексиканского залива. Многочисленные беженцы из Чалько поселяются в соседней долине, возле Хуэксоцинко и Атлиско.

«ЦВЕТОЧНАЯ» ВОЙНА

долгое царствование Монтесумы I было омрачено страшным голодом, длительные последствия которого оказались поистине роковыми.

Голод свирепствовал с 1450 по 1454 год, то есть с 10-го года Кролика до 1-го года Кролика. Снег падал густыми хлопьями, холод и болезни косили людей, а урожаи были катастрофически ничтожными. Люди пытались эмигрировать или хотя бы спасти своих детей, продавая их в рабство тотонакам, жившим на побережье залива, где царило изобилие. Напрасные надежды, поскольку тотонаки приносили их в жертву богам, для того чтобы кара божья обошла их стороной. Короли открыли все свои закрома, однако пищи все равно не хватало на всех.

Жрецам Мехико природная катастрофа представлялась как божье наказание. Чтобы умилостивить богов, надо принести им жертвы — человеческие, конечно, — и в большом количестве. И что особенно важно — жертвоприношения должны осуществляться регулярно.

В жертву приносились, как правило, военнопленные. Но войны были непостоянными, а главное — происходили довольно далеко: пленные прибывали лишь время от времени и, кроме того, совершенно ослабленными и истощенными (большинство из них умирали в пути). Чтобы исправить положение вещей, было решено организовать «цветочную войну» (xochiyaoyotl), то есть регулярные сражения между Тройственным Союзом и городами Тласкала, Хуэксоцин- ко и Чолула (ранее Чололлан), находившимися в долине Пуэбла. Некоторые древние историки сообщают, что сражения должны были повторяться регулярно раз в двадцать дней. Города сражались но очереди. Допустим, в какой-то месяц Мехико и Тласкала; затем — Тескоко и Хуэксоции- ко и так далее. Другие утверждают, что о поединках договаривались по необходимости — исходя из указаний жрецов или императора. Бои происходили обычно в одном и том же месте, без какого бы то ни было желания захватить новые территории. При возникновении особых трудностей в

одном из сражающихся лагерей битва прекращалась, и противники оказывали друг другу необходимую помощь. Жителям соседних двух долин, в зоне которых происходили военные действия, иод страхом смерти на жертвенном камне было запрещено заходить в чужую долину. В подобных случаях на рыцарское отношение не приходилось рассчитывать.

Кому пришла в голову идея установить обычай этой ритуальный войны — «веселой войны цветов»? Мешики и тескоканцы оспаривают друг у друга эту сомнительную славу. Свидетельства мешиков, восходящие к утерянной Chronique X, приписывают ее чихуакоатлю Тлакаэлелю, брату-близпецу Моитесумы I, — почти что мифическому персонажу, оказывавшему на историю Мексики мощнейшее влияние в течение полувека.

Интересный факт из этой хроники: «цветочная» война предшествует там голоду. Монтесума захватил пленных и хочет их принести в жертву по поводу торжественного открытия расширенного и обновленного храма Уицилопочт- ли. Тлакаэлель возражает ему в том смысле, что работы в храме еще не закончены. Это, правда, но его мнению, не должно создавать препятствий при подготовке к жертвоприношениям. Будет совершенно неправильно, если Уици- лоночтли вынужден будет ожидать случая, когда он сможет подкрепиться. Наоборот, надо открыть для бога своего рода рынок, куда он смог бы отправиться со своей армией для того, чтобы приобрести съедобных воинов. Таким образом, он всегда будет иметь под рукой свой хлеб — только что вышедший из печи, теплый и вкусный.

«Рынком» послужат Тласкала, Хуэксоцинко, Чолула, Атлиско, Текоак и Тлилыоквитепек — шесть городов, назначенных богом для своей обслуги. Врагов не нужно будет бесцельно уничтожать, их надо будет лишь хранить для подходящего случая, как провизию или дичь. Установление ритуальной «цветочной» войны сочетает в себе несколько преимуществ. На рынке-иоле сражения делаются запасы для богов. И в то же самое время — об этом Тлакаэлель умалчивает — для «благородных», которые, в противонолож- ность богам, будут пожирать эту провизию реально. В частности, «вице-король», тоже лакомится человечиной. В то же время можно будет добиваться славы и почестей, знать не будет сидеть сложа руки, и рядовые воины смогут упражняться в ратном деле и проявлять отвагу. Именно в этих войнах отныне храбрецы будут награждаться драгоценностями и получать повышение в чипе. Что касается других врагов, таких как тараски, йопи, хуакстеки — продолжает объяснять chihuacoatl Тлакаэлель, — то в глазах Колибри- Левши они не представляют большой цены. Эти варвары, говорящие на каком-то непонятном языке, — хлеб твердый и невкусный.

Пока мы не располагаем более существенной информацией о Тлакаэлеле — такой, какая, вероятно, существовала в Chronique X, мы не можем утверждать с достаточной определенностью, что именно он был создателем ритуальной войны, тем более что, но мнению мексиканских историков из Тескоко, им был Незауалькойотль. Иштлильхо- читль, постоянно озабоченный тем, чтобы придать королевскому роду из Тескоко, к которому он сам принадлежал, больший вес, объясняет, что поначалу Незауалькойотль энергично воспротивился требованиям жрецов, которые во время голода указывали на необходимость увеличения числа жертвоприношений. Затем, когда уже было невозможно уклониться от решения, состоялся королевский совет Тройственного Союза, и остановились на том, что жертвоприношения коснутся лишь военнопленных, удел которых все равно заключался в смерти на иоле брани. Шикотенкатль из Тласкалы, неизвестно зачем оказавшийся на королевском совете, выдвинул идею регулярных, совершаемых по правилам поединков. Все, однако, побуждает думать, что инициативу проявили мешикас. Город Тескоко был дружественно настроен в отношении городов Хуэксоцинко и Тласкалы, которые поддержали Незауалькойотля во время его изгнания. Мехико, напротив, враждебно относился к этим городам и преследовал при этом свои тайные политические цели. И поскольку Мехико в Тройственном Союзе имел значительный перевес, то решение в последней инстанции принадлежало именно ему. Возможно, к тому времени голод уже начался. Тесная связь между причиной зла и лекарством от него слишком очевидна. Известно, кроме того, что главный памятник царствования Монтесумы II, Teocalli (Храм войны) воздвигнут после очередного голода по поводу установления «цветочной» войны.

Тот факт, что для обеспечения достаточного числа военнопленных было признано необходимым прибегнуть к поединкам более или менее добровольных партнеров, является достаточно существенным. Боги, как утверждали жрецы, не могут зависеть от случайностей войны. Настоящие войны были, можно сказать, делом случая, их нельзя было начать когда угодно. Иначе говоря, необходимость кормить небо и землю, космическая задача или, для мешиков, божественное предназначение — не были сами по себе достаточными для ведения обычных войн. Нужны были другие мотивы, соответствующие международному праву. Поэтому для жрецов и знатных воинов возникает необходимость обладать каким-то оборотным капиталом. Отныне войны будут делиться на две категории. Одни будут иметь целью завоевание территорий, военную добычу и дань, захват пленников с целью обращения в рабство или для жертвоприношений. Назначение других будет состоять преимущественно в приобретении жертвенного материала и для тренировки в военном деле.

«Цветочная» война не представляла собой какого-то нового изобретения. Это выражение было употреблено для обозначения конфликта между городами Чалько и Тлакоч- калько еще в 1324 году. Но тогда оно использовалось, главным образом, для обозначения не настоящей войны со смертью людей, а исправителыю-наказательных поединков, состязаний на копьях и кровопускания, оказывавшегося, как правило, несмертельным. «Цветочная» война между Мехико и Чалько в 1376 году относилась, ио-видимому, именно к этому типу, через десять лет положение изменится. В 1387 году убивали уже всерьез, правда, только простых воинов. «На протяжении всех двенадцати лет войны погибали простые воины, а великие оставались живы, поэтому эта война и получила название “войны цветов”».

Монтесума

Уицилопочтли, Колибри-Левша, держащий в правой руке устройство для полета, а в левой — стрелы, щит и флажок. Дюран, Historia... 1867-1880

Хронист Чалько, Чимальнахии, сообщает, что «война перестала быть “цветочной” или, скажем, условной, регламентированной, в 1415 году, когда знатные мешики не отпускали уже взятых в плен чальков; аналогичным образом поступали и знатные чальки в отношении взятых в плен мешиков». Другие авторы определяют всю войну против чальков (1386-1455) как «цветочную». Эта взаимная договоренность «благородных» о том, чтобы убивали только простых, просто поражает. Не они ли должны были в первую очередь обладать воинской доблестью и стремиться к славной и цветущей смерти па иоле битвы или на жертвенном камне? При обряде наречения ребенок простых родителей получал знаки социального положения или ремесла своего отца. Маленькому представителю знати вручалось выполненное но его росту оружие. И как только он появлялся на свет, повитуха ему говорила: «Дом, в котором ты родился, — не твое жилище; ты солдат; ты птица но имени quecholli; ты также птица но имени сaquan) ты птица и ты солдат того, кто присутствует всюду. Твой дом — это лишь временное пристанище. Твоя истинная родина далеко; ты уйдешь в другие края. Ты принадлежишь чистому полю, где происходят сражения. Только для них ты появился на свет; твое ремесло и твоя наука — это война; твой долг в том, чтобы поить солнце кровью твоих врагов и поставлять земле, чье имя Тлалтекутли, тела твоих противников для того, чтобы она их пожирала. Что касается твоей родины, твоего наследства и твоего счастья — ты найдешь их на небе во дворце Солнца... Для тебя будет счастьем оказаться достойным окончить свою жизнь на иоле боя и получить таким образом цветущую смерть».

Местные дворяне были очень далеки от того, чтобы стремиться к подобному счастью. В рассматриваемую нами эпоху (XIV век) об этом всерьез никто уже и не думал. Дворяне, даже враги, находились в постоянном сговоре. Когда мешики организовывали большие церемонии с жертвоприношением пленных воинов, они никогда не забывали приглашать важных представителей своих главных врагов. Эти сеньоры приходили тайно, поскольку простолюдинам ничего об этом знать не полагалось, и уходили, как правило, с богатыми подарками. Город Тласкала, в свою очередь, поступал точно так же. Гибель представителей знати высокого ранга во время «цветочных» сражений воспринималась, по-видимому, как досадный эпизод.

«Цветочные» сражения, иногда довольно жестокие, дали толчок для возникновения рыцарской поэзии, отголоски которой обнаруживаются в трудах хронистов той эпохи. Те- зозомок, к примеру, определяет «цветочную» войну как битву галантную и славную, иоле которой усеяно цветами, драгоценными перьями и подобными красным розам телами, почившими в славе и радости, дух которых испытывает удовлетворение от общения с предками».

В современных исследованиях существует большой интерес к «цветочным» войнам и часто ставится вопрос об их истинной мотивировке. Та мотивировка, которая указывается древними авторами, уже известна: прежде всего это свежее и регулярное питание для богов; затем тренировка, почести и продвижение но службе; наконец то, что утверждается не столь решительно и определенно — дополнительное питание в виде человеческого мяса.

Первый мотив, без сомнения, наиболее важен: некоторые исследователи описывают «цветочную» войну как «осуществление религиозной концепции, составлявшей самую суть существования ацтекского народа». Следует, однако, уточнить, что реализация этой концепции осуществлялась также и в других войнах — обычных. Необходимость «цветочной» войны связывалась с более узкой задачей — обеспечить регулярный приток жертв в хорошем физическом состоянии.

Для других исследователей второй мотив — воинская тренировка — является первостепенным, поскольку такая империя, как государство ацтеков, требовала, чтобы ее военная машина была всегда в отличном рабочем состоянии. С этим можно не согласиться, поскольку прежде чем проводить регулярные воинские тренировки, надо иметь постоянную армию. Такой армии у ацтеков никогда не было, даже после десятилетий «цветочной» войны. Кроме того, мифы и поэтические произведения ацтеков достаточно хорошо показывают необычайную важность воинской мистики. К тому же, другие державы создавали очень эффективные армии, не прибегая при этом к такой убийственной тренировке, как цветочные войны. И, наконец, почему соперники Тройственного Союза принимали участие в этой смертельной игре? Ведь, как известно, ни гласкальтеки, ни хуэксоциики не отличались империалистической жаждой покорения мира...

Что касается третьего мотива, то его тоже не следует отвергать. Фактом является то, что жертвы поедались — прежде всего семьями вождей и наиболее отличившимися воинами. Американские исследователи утверждают, что практика человеческих жертвоприношений обусловлена, главным образом, нехваткой протеина, которая, в свою очередь, проистекала от отсутствия наиболее важных видов домашних животных. Получение порции человеческого мяса было важным фактором воздействия па настроение воинов. Интересен один неоспоримый факт; единственная великая цивилизация с архаичным ведением сельского хозяйства, которая не имела в этом своем хозяйстве крупных домашних животных, была именно той, которая санкционировала регулярное откармливание и поедание людей... Все же идея, распространяемая с большим публицистическим шумом, — это еще не открытие. Уже вскоре после Конкисты Карл V в надежде на искоренение каннибализма издал указ, поощряющий ввоз домашнего скота в Новую Испанию.

Рассмотренный тезис грешит чрезмерностью. Было доказано, что нехватка протеинов в организме ацтеков не была такой уж катастрофической. Кроме того, как правило, в пищу употреблялись лишь некоторые части тела. Кроме того, в широком масштабе каннибализм касался только некоторых ограниченных категорий населения и получил распространение только в Центральной Мексике. В других местах государства не были еще настолько могущественны, чтобы захватывать пленных в большом количестве. И, наконец, ничто не доказывает, что в предшествующих мезоамериканских цивилизациях, где также обходились без разведеция домашнего скота, существовало людоедство (если не считать возможных случайностей). При всем сказанном остается все же тот факт, что ритуальная война обеспечивала регулярную и своевременную поставку человеческого мяса.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ТЛАСКАЛЫ

Не была ли «цветочная» война просто войной, но с применением более коварных методов? Испанский хронист Гомара подсказывает эту идею уже в XVI веке. «Конечно, — соглашается он, — бои велись ради упражнений и захвата жертв, по особенно потому, что люди Пуэблы не хотели подчиняться мешикам и признавать их богов». Те- зозомок это подтверждает. Согласно его мнению, вице-король Тлакаэлель предлагает довести до жалкого состояния шесть городов долины Пуэбла и народ йопи и обратить их в вассалов Мехико. Он говорит об этих боях не как о рыцарских поединках, проводившихся в равных для их участников условиях, но как о рынке, куда тласкалтеки приходят продавать, а мешики запасаться провизией. Какова в этом смысле точка зрения городов долины Пуэбла? Каково было их участие в этом «рынке»? Трудно сказать. Когда историки города Тласкалы говорят о настоящей ожесточенной войне, они обращаются к ситуациям более недавнего прошлого. Однако известно, что уже перед Монтесумой II ритуальные бои не всегда были галантными. Они возбуждали у тласкальтеков столь сильную ненависть к Тройственному Союзу, что во время Конкисты жители Тласкалы стали для Кортеса наиболее верными союзниками.

Если верить Иштлильхочитлю, то система ритуальных боев была предложена Шикотепкатлем из Тласкалы. Это мнение, вероятно, заимствовано у другого хрониста Теско- ко, Помара, который утверждает, что слышал от стариков из Тласкалы, будто их предки с охотой участвовали в «цветочных» войнах. Но что привлекало Тласкалу в этой войне? Нигде нет сведений о том, чтобы знаменитый голод был таким же сильным в долине Пуэбла, как в долине Мехико. При этом тласкальтеки должны были хорошо понимать, что не обладают такими резервами, какие были у их противников, и рано или поздно они проиграют.

Интересно рассмотреть версии тласкальтеков. Они ничуть не сомневаются, что война была настоящей. Кортесу они говорят о себе: «Эта провинция никогда никому не платила дани и никогда никому не подчинялась... с незапамятных времен они жили свободными и всегда успешно защищали себя от посягательств Монтесумы, его отца и других его предков, которые держали в подчинении все земли вокруг, но их, тласкальтеков, подчинить не могли несмотря па то, что постоянно держали под контролем выход из долины». По мнению одного из королей тласкальтеков, Машишкацина, которое было записано испанцами, войны с Мехико насчитывали восемьдесят, а может быть и сто лет, восходя к временам «дедушки» Монтесумы. Именно тогда мешикас хитростью захватили одного из наиболее влиятельных тласкальтекских сеньоров и замучили его до смерти, после чего его тело было обильно набальзамировано и превращено в светильник для королевских апартаментов или, несколько проще, — в факел.

По-видимому, тласкальтекский рассказчик не мог удержать слез, вспоминая о таком грубом нарушении правил хорошего тона. Его рассказ находится в полном противоречии с другими данными и наверняка представляет собой апокриф. Другой, еще более подозрительный фрагмент, носящий на себе следы христианского влияния, был подобран все тем же Иштлильхочитлем; в нем содержится эпизод, аналогичный рассказанному, но уже применительно к Чалько — партнеру Мехико но «цветочной» войне. Внешние обстоятельства и причины совпадают, поскольку и здесь природное бедствие объясняется недовольством богов, а средство от него заключалось в увеличении жертвоприношений.

Король Тескоко Незауалькойотль намерен усмирить мятеж Чалько, по терпит поражение. Жрецы объясняют ему, что это наказание за его нечестивость, выражающуюся в слишком скупых человеческих жертвоприношениях. Тогда Голодный Койот, выполняя пожелания жрецов, устраивает богатое жертвоприношение. Тем временем Тотеоцин- текутли из Чалько захватывает в плен находившихся вместе на охоте двух сыновей правителя Мехико Ахаякатля и двух сыновей Незауалькойотля. Он приносит их в жертву, оправляет их сердца в золото и носит их на шее в виде ожерелья. Что касается тел, то он разместил их но четырем углам парадного зала, дав каждому в руки наполненную диалтеей кадильницу — для освещения зала.

Конец этой истории сильно отличается от того, что нас сейчас занимает. Речь идет о короле Тескоко, которого Иш- тлильхочитль представляет почти как монотеиста. Незауалькойотль не только не увеличивает жертвоприношения, но и вообще запрещает их, поскольку понимает их бессмысленность. Его боги представляются ему теперь ложными, и у него возникает ощущение присутствия другого, не известного ему до той поры бога — могущественного создателя мира. После того как он совершил сорокадневный (!) пост, к его слуге пришел некий излучающий сияние юноша, повелевший передать королю, что он будет вознагражден за свое примерное поведение и, несмотря на его пожилой возраст, жена подарит ему другого сына.

Оставим в стороне анекдот и перейдем к более серьезным объяснениям. Муньос Камарго из Тласкалы утверждает, что раньше жители двух соседних долин жили в идеальном согласии. Тласкала вела торговлю с побережьем и процветала. Но гордость обуяла в конце концов мешикас, и они стали проводить политику захватов — сначала при Ахая- катле, а затем при одном из его преемников, Ахвицотле. Вскоре они подчинили себе Хуэксоциико, Чолулу и несколько городов долины Пуэбла и поставили пограничные вехи, чтобы запереть Тласкалу в долине. Завидовавшие процветанию Тласкалы и ее гордой независимости Хуэксоциико, Чолула и другие побежденные города настраивали мешиков против тласкальтеков, утверждая, что те хотят захватить все побережье (Куэтлакстлан, Тукстлан, Чемпоалу, Коацако- алькос, Табаско и даже гору Кампече). Недолго думая, мешики захватили всю страну тотонаков (Тотонаканан) и уастекские провинции. Тласкала пыталась отстаивать свою независимость, но постепенно покорилась. Когда тласкалан- цы попытались узнать у мешиков о причинах такой неоправданной войны, им было сказано, что великий император Мехико является истинным повелителем мира, что никто не должен уклоняться от его власти и что попытавшегося это сделать ждет неминуемая гибель. После этого война между этими двумя городами продолжалась беспрерывно.

Автор (Муньос Камарго) совершенно не упоминает о священной войне, хотя, правда, и не отрицает ее существования. Он пытается только объяснить в выгодном для тласкальтеков смысле враждебность, существовавшую между двумя государствами. Его хронология запутанна: он помещает Ахвицотля перед Ахаякатлем — но его анализ не беспочвен. Как только Моитесума I заключил договор о «цветочной» войне с теми, кого отныне союзники будут называть «врагами дома», он поспешил окружить их со всех сторон. Сначала он принялся за Тлатлаукитеиек, Точнан и Куэчт- лан, отрезав таким образом дороги из долины Пуэбла на северо-восток. Затем он перенес свои усилия на южный фланг Тласкалы. Такие города, как Тепеака на юго-восток от Тласкалы, Коингглахуака на севере края миштеков, Ахвилизаиан (Оризаба) и Куэтлакстлан (Котакстла), были покорены один за другим, и войска союзников достигли побережья залива — к югу от современного Веракрус. Тласкала обещала помощь Ахвилизанану, затем Коиштлахуаке и, наконец, Куэтлакстлану, но всякий раз либо воздерживалась от какого-либо вмешательства, либо осуществляла его тайно, скупо и безуспешно. Надо сказать, что в то время Хуэксоцинко был сильнее Тласкалы. Его подчинение Мехико, как утверждает тласкальтекский метис Муньос Камар- го, осуществилось при Монтесуме II.

В результате внезапных нападений Тласкала оказалась окруженной со всех сторон и лишенной ценностей, которые теперь шли потоком в города Союза в качестве подати: какао (благородный напиток и одновременно подобие денег в меновой торговле), каучук, из которого изготавливали, кроме всего прочего, мячи для игры в пелоту, хлопок и сверкающие всеми цветами радуги перья редких птиц.

Это устремление к морскому берегу с одновременным окружением Тласкалы заставляет предположить, что политические и экономические мотивы играли одинаково важную роль. Кроме того, Мехико желал обезопасить себя от какой- либо потенциальной угрозы, в частности, от такой близкой. Однако каждое нападение было, как правило, дорогим мероприятием. Стратегия Тройственного Союза всегда заключалась в принципе использования наименьшего сопротивления. Но долина Пуэбла была плотно заселена. По оценке Кортеса, в государствах Тласкала и Хуэксоцинко насчитывалось около 150000 налогоплательщиков, стайо быть, там могло быть примерно 750 тысяч жителей. Следовательно, нужно было ожидать яростного сопротивления и тяжелых потерь — при в общем небольшой экономической и политической выгоде; долина Пуэбла не могла предложить никаких предметов роскоши. Кроме того, даже оказавшись победителями, союзники должны были бы постоянно опасаться мятежей.

В этих условиях «цветочная» война могла явиться идеальным решением проблемы. При регулярных встречах, с одинаковым личнымсоставом с той и с другой стороны она должна была повлечь за собой примерно одинаковые ноте- ри — более ощутимые, однако, там, где население было менее многочисленным, то есть в долине Пуэбла. Все говорит о том, что эта война была навязана партнерам, которые не могли уклониться из-за страха показаться трусами и потерять престиж. Это подтверждается тем фактом, что сражения происходили всегда в долине Пуэбла или на ее границах и никогда — в долине Мехико. «Враги дома» действительно выглядели как осажденные.

Поначалу короли долины Пуэбло не очень серьезно принимали в расчет последствия ритуальных сражений. Возможно даже, они надеялись, что куртуазный альянс свяжет союзников и помешает им атаковать ио-пастоящему. Для Мехико и для Союза все это изначально было выгодным мероприятием. Союзники не только захватили необходимое количество пленных и прошли необходимую военную тренировку, но, кроме того, они нейтрализовали любое нападение, которое могло прийти с этой стороны. Они могли теперь спокойно окружить долину Пуэбла, отрезая ее от ресурсов любого рода, разорять ее и обескровливать, ожидая, когда государства Пуэблы развалятся сами собой. И все это происходило при соблюдении рыцарских манер, не задевая традиционного чувства дружбы, связывавшего Тескоко с Ху- эксоцинко и Тласкалой. Задуманная тактика должна была принести свои плоды: но некоторым оценкам, конечно, очень приблизительным, население долины Пуэбла с указанного времени начнет уменьшаться, тогда как везде в других местах оно будет увеличиваться.

ЭРА ТРЕХ БРАТЬЕВ: АХАЯКАТЛЬ, ТИЗОК И АХВИЦОТЛЬ (1469-1502)

Если на востоке ацтекское могущество дает о себе знать до самого побережья, то на западе, наоборот, оно не выходит за границы долины.

Ахаякатль (1469-1481) пытается изменить положение. Он берет Толуку, затем захватывает мощное королевство тарасков в Мичоакане, но в конечном итоге поход оказался неудачным, и тараски сохранили свободу. Ахаякатлю повезло больше в Тлателолько, расположенном вблизи Мехико. Как ни странно, этот город-близпец Мехико все время оставался не зависимым от своего более мощного соседа. Под каким-то благовидным предлогом Ахаякатль нападает на него. Тлателольки напрасно взывают к помощи «врагов дома». Их король гибнет в бою, они побеждены и вынуждены согласиться с навязанным им правлением военного губернатора.

В ознаменование своих побед и для увековечения славы Мехико Ахаякатль повелел вырезать из камня гигантскую чашу, предназначенную для приема сердец и крови жертв. Эта cuauhxicalli украшена по окружности одиннадцатью сценами, представляющими королей Мехико и униженных представителей основных завоеванных мешиками территорий. Чаша была обнаружена в 1988 году во дворе здания, расположенного в периметре того, что некогда было Великим Храмом Мехико.

Правление Тизока (1481-1486) было коротким и малопримечательным. Его упрекали в мягкотелостй и, возможно, это послужило причиной его смещения. Он совершил несколько успешных походов против Ксиукоака — на границе уастекского края, к северу от теперешнего штата Веракрус. Однако, возвращаясь из Ксиукоака, он потерпел поражение от Мецтитлана. Его главная заслуга заключается, возможно, в продолжении строительства большой пирамиды Мехико-Теночтитлана. Пирамида была двойной, наподобие самой королевской власти или первоначального верховного божества месоамерикаицев. Эго сооружение было увенчано двумя храмами: один был посвящен Уицилоиочт- ли — непобедимому воину, восходящему Солнцу, свету и самому существу народа мешикас; другой — Тлалоку, древнему богу земли и дождя, воплощению местных верований. Тизок велел изготовить новый жертвенный камень но образцу жертвенной чаши Ахаякатля, добавив при этом несколько сцен, отображавших новые победы. Обновленная пирамида была открыта с особой пышностью преемником Тизока, Ахвицотлем. Если верить источникам, за три дня в жертву было принесено 8Q000 пленных. После такого обнадеживающего начала великий tlatoani (король) совершил ряд походов, в результате которых территория империи увеличилась почти вдвое. На западе Ахвицотль покорил землю между Толукой и Тулой. На юге он пересек Герреро и дошел до Тихого океана. На востоке он одержал несколько побед в Оахаке, усмирил область Теуантепека и продвинулся до гавани Хоконочко на границе Гватемалы. Кроме того, подобно своим предшественникам и своему преемнику, он не уставал усмирять мятежи.

Со стороны долины Пуэбла ритуальная война постепенно приходила в упадок. К 1498 году союзники предприняли неожиданное нападение па Атлиско, проводившееся с нарушением установленных рыцарских правил и закончившееся полной неудачей. Воинами Тройственного Союза и городов Чалько, Хочимилько, Куитлауака и Мисквика командовал племянник императора Тлакауэнап, брат будущего императора Монтесумы II. Вместе с Тлакауэиапом находились два его брата. Вещие прогнозы относительно исхода операции были неблагоприятными. Перед походом Тлака- уэпан сказал императору: «Великий господин, я думаю, что больше не увижу твое лицо. Я поручаю тебе своих жен и детей».

Союзники вроде бы выстроили несколько сот тысяч человек — цифра явно раздутая, — но месоамериканцы имели обычай никогда не использовать в деле весь свой численный состав одновременно. Сначала Тлакауэнап отряжает двести мешиков, которые сразу ввязываются в бой. Затем наступает очередь тласкальтеков. Но чем больше Тлакауэнап посылает людей, тем более ощутимыми становятся потери. Посланные в подкрепление тенапеки творят чудеса, тогда как тлас- кальтеки выходят из боя для передышки. Подходят в большом числе хуэксоциики, и начинается настоящее побоище. Тлакауэнап понимает критичность положения. Он обнимает братьев и говорит им: «Вперед, братья! Пришло время показать пашу храбрость. Скорей на выручку к нашим воинам!» Они бросаются в гущу боя, однако противник не уступает пи пяди земли. Вскоре, увлекшись боем, Тлакауэнап оказывается в окружении сотни вражеских солдат. Непрерывно работая своим палашом, он валит на землю половину из этой сотни. Наконец, обессилев, он сдается: «Хватит, хуэк- соципки, я вижу, что больше не могу сопротивляться и что победа на вашей стороне. Пусть остановят бой. Я перед вами. Поступайте со мной но своей воле». Его хотят увести живым, но он цепляется за мертвых, говоря, что заслужил того, чтобы быть принесенным в жертву здесь же, па иоле боя. Уступая его настояниям, его убивают и тут же разрезают на части. Его два брата также убиты, многие знатные вожди взяты в плен. Союзники должны признать поражение и отступить. Хотя это сражение и смерть Тлака- уэпапа засвидетельствованы многими авторами, многое здесь вызывает сомнение. В извлеченных из утерянной Chroni- que X текстах указанное событие относится к царствованию Монтесумы И. Противниками оказываются то атлиски, то хуэксоцинки, то тласкальтеки, то тлилыоквитенеки. Кроме того, Тлакауэнан иногда называется сыном Монтесумы.

Наконец, смерть трех братьев-нрипцев представляется общим местом в описаниях сражений прошлого. Такое есть уже в описании «цветочной» битвы против чальков при Монтесу ме I. Мешики попадают в окружение и с яростью защищаются. В результате — громадные потери с той и с другой стороны. Вечером после боя на поверке отсутствуют три брата: Чахуакве, Кецалькуаух и Тлакауэнан. Их обнаруживают мертвыми. Согласно другой версии, Тлакауэнана берут в плен и отводят в Чалько, чалькапцы хотят его освободить и сделать своим королем. Он говорит своим товарищам по несчастью, что если их также освободят, то он примет предложение чальканцев, если же нет, то он предпочитает умереть вместе со всеми. Когда чалькапцы повторяют свое настойчивое предложение, Тлакауэнан делает вид, что принимает его, но просит, чтобы ему было позволено побыть с его товарищами, поскольку как раз в это время отмечаегся праздник Созревания плодов. По этому же случаю он просит соорудить столб высотой в двадцать саженей с площадкой наверху. Чалькапцы соглашаются. Мешики ноют и танцуют, затем Тлакауэнан взбирается по столбу на самую площадку, танцует, а затем кричит вниз: «Чалькапцы, знайте, что сво-

ей смертью я покупаю ваши жизни и что вы должны будете служить моим детям и моим внукам, так как моя королевская кровь должна быть оплачена вашей кровью». Затем он бросается вниз, падает на землю как созревший плод и разбивается на части. Других мешиков убивают стрелами.

Монтесума

Торжественное открытие Большого Храма Мехико в 1487 году. Codex Tellerianus Remensis, по Вальтеру Криккебергу, Altmexikanische Kulturen, Изд. Сафари, Берлин, 1956.


Под 7-м годом Кролика, 1486, смерть Тизока, облаченного в саван и сидящего в плетеном кресле, и восшествие на престол Ахвицотля. Под 8-м годом Тростника, 1487, главная, двойная, пирамида Мехико, под которой находятся палки для разведения торжественного огня и глиф (идеограмма) города. Вокруг пирамиды — определенные в качестве жертвы воины в наряде мимиксоас с глифом их происхождения. Для воинов из Мазалтана-Цикоака, слева, приводится число 20000 (изображенное как два мешка для фимиама, каждый из которых имеет значение 8000, и десяти «перьев», каждое из которых означает 460)

Все происходит так, как если бы ацтекские специалисты но запоминанию исторических событий украшали свои декламации взаимозаменяемыми эпизодами. Но в данном случае смерть Тлакауэпаиа, близкого родственника Монтесу мы II, слишком уж хорошо документирована, чтобы подвергать сомнению описанные обстоятельства. Во всяком случае, тот факт, что готовилось внезапное нападение, заставляет, но- видимому, предположить, что император Ахвицотль хотел бы избавиться от некоторых своих родственников. Его поражение, свидетелем которого был Монтесума, служит, возможно, ключом к пониманию того, почему этот последний в свою очередь набросился па анклав долины Пуэбла.

Монтесума

Война с Чалько. Тлакауэпан танцует на вершине столба, перед тем как броситься вниз, принеся себя в жертву. Дюран, Historia... 1867-1880

ЗАКАТ ХУЭКСОЦИИКО

Вскоре после сражения при Атлиско в Хуэксоциико произошли события, в результате которых этот город оказался на втором плане, уступив свое место в долине Пуэбла Тласкале.'По-видимому, сразу после смерти короля

Чияукоатля в королевстве Чияуцимко-Хуэксоцинко разразилась настоящая гражданская война, из которой Тройственный Союз, вполне естественно, постарался извлечь выгоду.

Сын Чияукоатля, Тольтекатль, был настолько отважен, что во время неожиданного нападения Тройственного Союза на Атликско, он не раздумывая, без всякого оружия, бросился в самую гущу боя. Он убил нескольких врагов и продолжал сражаться снятым с них оружием. Когда мешики отошли, он привел в Хуэксоцинко одного пленника, которого он принес в жертву, а содранную с него кожу надевал потом в сражениях на себя. Его подвиги позволили ему стать достойным преемником своего отца на посту правителя города. Вскоре, однако, он поссорился со жрецами Хуэксоцинко. По одной версии (существуют и другие — принципиально отличные от нее), жрецы совершали неслыханные проступки: они просто заходили в дома и уносили без спросу маис и индюков. Более того, они похищали одежду купающихся женщин. Возмущенные люди не знали, что предпринять. Тольтекатль решил наказать виновных, но когда он собрался их арестовать, они взялись за оружие. Произошло столкновение, в которое вмешался главный жрец бога- храиителя города Камакстли с невиданным до тех пор оружием, магическим сосудом типа тыквы, из которого после произнесения некоторых колдовских заклинаний и особого песнопения вылетал огонь. Не имея желания быть уничтоженным с помощью этого прототипа аркебузы, вожди и воины отступили. Тольтекатль и многие его сторонники попытались скрыться у чальков, которые известили об этом императора. Помня о сокрушительном поражении при Ат- лиско, Ахвицотль приказал убить Тольтекатля. Есть основания полагать, что враждебная жрецам группировка в Хуэксоцинко еще долго продолжала свою борьбу.

Ахвицотль предпринял еще одну инициативу, которая оказалась столь же неудачной, как и его коварное нападение на Атлиско. В Мехико к тому времени уже существовал акведук, по которому город снабжался пресной водой от Чанультепека, но поскольку население города сильно возросло, император задумал построить еще один — от родников Койоакана. Он испросил на то согласия у короля Тцотцомы, который, разумеется, это согласие дал, по счел своим долгом предупредить императора о возможных последствиях намечаемого предприятия. Источники, от которых предполагалось вести акведук, были мощными, но иногда они били так сильно, что заливали все вокруг. Вести от них воду в Мехико было весьма рискованно, поэтому следовало, по мнению Тцотцомы, ограничиться чануль- тенекским акведуком.

Монтесума

Казнь Тцотцомы. Дюран, Historia... 1867-1880

Слева, в стилизованном жилище — метаморфозы Тцотцомы: огонь, орел и змея

Этот ответ в высшей степени возмутил Ахвицотля. Он послал к Тцотцоме двух великих судей (одновременно — палачей), которые должны были задушить его или обезглавить. Но Тцотцома обладал необычными способностями. Увидев приближающихся палачей, он сначала принял облик гигантского орла, а затем — ягуара. Судьи-иалачи в страхе бежали. На следующий день мешики появились уже в гораздо большем числе. Однако вместо короля их встретила гигантская змея. В страхе мешики попятились назад, затем все же отважились атаковать змею, но тогда животное превратилось в пылающий огонь, который заставил незваных гостей окончательно отступить. Доведенный до исступления император потребовал от сеньоров Койоакана выдать ему короля, пригрозив в противном случае разрушить их город. Тцотцома вынужден был смириться. «Вот он я, — сказал он мешикам, — отдаюсь в ваши руки, по передайте вашему королю Ахвицот- лю то, что я ему предрекаю. Не пройдет и нескольких дней, как Мехико будет затоплен и разрушен, и тогда он пожалеет о том, что не захотел последовать моему совету».

Акведук был построен и торжественно открыт. Вскоре яростный поток воды хлынул в Мехико-Теиочтитлаи и, таким образом, пророчество Тцотцомы сбылось. Город был полностью затоплен. Некоторые источники утверждают, что Ахвицотль вынужден был бежать из своего дворца, и в этот момент он сильно ударился лбом о какую-то балку (возможно — притолоку, или дверной косяк). Умер он несколько лет спустя.

СТРУКТУРА АЦТЕКСКОЙ ИМПЕРИИ

К концу правления Ахвицотля империя достигла максимальных размеров. Однако расширение ее территории происходило неравномерно. В то время как на западе и на севере ее границы находились на расстоянии нескольких дневных переходов от Мехико, на юге и на востоке они были удалены на несколько сотен, а в случае, например, Хоконочко, на целую тысячу километров. Кроме того, существовал еще целый ряд самостоятельных анклавов. Прежде всего, это долина Пуэбла, а также — королевства Мецтитлан, Йони и Тототенек, не считая множества других более или менее важных территорий. Завоевания осуществлялись но обстоятельствам и в силу необходимости, но всегда с учетом наименьшего сопротивления. Например, в отношениях с «врагами дома» из долины Пуэбла всегда существовало стремление обойти серьезные препятствия и ограничиться изоляцией и ослаблением противника.

С самого начала Мехико, конечно, должен был располагать сельскохозяйственными землями на материке, и он очень быстро подчинил там себе некоторые города. Во время войны с теиаиеками Незауалькойотль вернул себе свое акольхуанское королевство, тогда как Мехико-Теночтитлан и Тлаконан разделили между собой королевство тенапеков.

В захваченных или возвращенных городах Союз стремится, насколько эго возможно, сохранить и утвердить власть местных королей, а тем королям, которые были изгнаны тепапеками, вернуть их прежнюю власть. Таким образом, в долине было восстановлено около тридцати старых династий и создано несколько новых. Лояльность всех этих зависимых от Союза королей стимулировалась и закреплялась брачными союзами, а в случае Тескоко — вынужденным обязательством правителей присылать своих детей к Незауалькойотлю для проживания при дворе.

Гегемонию Тройственного Союза нужно было, конечно, защищать, и для этого душить в зародыше любую коалицию, которая могла бы угрожать существованию этой гегемонии. Следовало также обеспечить себя средствами в виде налогов, для того чтобы иметь возможность поддерживать отвагу воинов, награждать верных вассалов шаткой империи, поощрять новые дружеские связи, повышать престиж и укреплять влияние правителей Тескоко, Тлакопана и особенно Мехико. Государство, все более и более укрепляющее свою мощь, должно было поддерживать свой авторитет. Дух соперничества и соревновательности был у ацтеков таков, что в связи с этим иногда говорят об особом социальном явлении, именуемом словом «потлач». Так же как у индейцев северо-западной части Северной Америки, откуда было заимствовано это слово, вождь должен был как можно больше проявлять свою щедрость вплоть до того, чтобы этим самым унижать и ставить в неловкое положение своих соперников. Если они были не в состоянии отплатить той же мерой, они теряли престиж и вынуждены были признавать свое более низкое положение.

Государство должно было, таким образом, защищать себя и производить выплаты и вознаграждения. Для этого ему было необходимо но мере роста империи захватывать все больше и больше богатств. Образовывался порочный круг. Для того чтобы сохранить новые приобретения, государство нуждалось в войске, союзниках, а следовательно, и в налогах. Чтобы обеспечить себе эти средства, нужны были новые сокровища, а значит и новые войны. Уже при образовании Тройственного Союза обозначился своего, рода раздел мира. Несколько упрощая, скажем, что Апауак, то есть известный мир, был поделен на квадранты, ограниченные четырьмя линиями, направленными от Мехико к четырем странам света. Тлакоиаи получил в качестве стартовой площадки для своей экспансии северо-западный квадрант. Тескоко — гораздо более завидный, северо-восточный квадрант. Что касается мешиков и колуас, то они могли развернуть свой бруствер в двух южных квадрантах. Это не мешало совместным походам. В этих случаях захваченные земли, дань и приобретенная рабочая сила разделялись по определенной схеме, в которой учитывался занимаемый квадрант, численность войск и положение в Союзе.

Покоренные города наделялись различным статусом — в зависимости от их степени сопротивления, географического положения или стратегического значения. По мере возможности Союз оставлял на месте прежних королей, сеньоров или местных князьков, ограничиваясь требованием «подарков» или дани и рабочей силы, то есть вспомогательных войск во время войны. Так было, как правило, в долине и ее окрестностях, а также там, где Союз не встречал или почти не встречал сопротивления. Часто в покоренный город присылался чиновник, называвшийся calpixqui, которому вменялось наблюдение за сбором налогов и исполнением назначенных работ.

Выбор нового короля должен был утверждаться в центре. В помощь же королю назначали имперского советника, который должен был вершить правосудие и следить за тем, чтобы народ не подвергался произволу. В более сложных случаях кто-нибудь из местной знати определялся на место короля или в помощь существовавшему королю назначался еще другой, дополнительный. Так было, например, в Аскапоцалько, где к местному королю добавили другого — ме- шика. В более редких случаях вместо туземного монарха или монархов назначался военный губернатор (cuauhtlatoani, или tlacatecuhtli, или еще tlacochtecuhtli), по похоже, что это было лишь в переходной ситуации, в ожидании восстановления законной власти. Наконец, случалось и так, что население слишком непокорных городов, таких, скажем, которые восставали неоднократно, поголовно истреблялось и заменялось колонами из Тройственного Союза. Переплетение полномочий и обязательств отличалось крайней сложностью. Деревня, церемониальный центр или подчиненный имперской власти город могли сохранять свои предыдущие обязательства в отношении другого города. Если такой населенный пункт или город попадали иод власть коалиции, то они могли заключать новые обязательства сразу в отношении нескольких городов. Населенные пункты акольхуа- канского королевства Тескоко имели обязательства относительно этого города, но также и относительно Мехико. Акольхуакаи, впрочем, был одной из провинций, которые платили дань центру; возможно, потому, что он был завоеван в то время, когда Мехико был союзником Аскапоцаль- ко. Короли мешиков имели там свои земли. Зато Куаунау- ак (Куэрнавака, в долине Морелос) и девять других городов, принадлежавших Незауалькойотлю, выплачивали дань также и Мехико.

Существовала, таким образом, дань: местные продукты в сыром или обработанном виде, иногда в необъятных количествах; работы, служба. Жители деревни или города должны были обрабатывать землю и выполнять другие работы типа барщины или поставлять продукты своего труда сеньору — тому, кто их «заслужил» своей храбростью. Но они, жители этой деревни или этого города, имели обязательства также и в отношении столицы того маленького королевства, частью которого они являлись. Маленькая столица маленького королевства могла подчиняться еще какому-то более крупному городу. В большом королевстве Акольхуа, включавшем в себя целый ряд более мелких, восемь городов, например, обязаны были содержать в порядке леса и сады короля Тескоко. Тринадцать городов должны были поддерживать поочередно дважды в течение двадцати дней два очага во дворце Тескоко. Восемь податных районов обеспечивали поставку во дворец провизии и исполнение различных служб. Другие города должны были способствовать воспитанию такого-то наследного принца...

Иногда в одном и том же городе один район (calpulli) платил своему королю дань, тогда как другой занимался выполнением в Мехико различных работ, а остальные — поставкой провизии. В определенных случаях обязательства в отношении империи ограничивались поставкой подкрепления и провизии проходящим войскам. Пограничные города, например, поставляли военную силу и содержали гарнизоны. Собранная дань накапливалась в региональных центрах, а затем отправлялась, по крайней мере, какая-то ее часть, в долину Мехико. Она обеспечивала содержание правительственных чиновников, вознаграждение отличившимся воинам, оплату различного персонала, расходы на содержание тех, кто был занят выполнением работ, помощь пострадавшим от различных бедствий... Но все это происходило, главным образом, в столице империи. Там действительно можно было говорить о перераспределении. Отдаленные провинции за уплаченную ими дань могли получить, и то не всегда, защиту союзных войск во время военных событий. Империя представляла собой переплетение связей по линии заслуг и родственных связей между государями. В остальном мало что способствовало консолидации империи. Каждый хотел получить как можно больше власти и как можно меньше брать на себя ответственности. В смысле административного деления существовали, с одной стороны, выстроенные в определенной иерархии различные города- государства, а с другой — податные провинции, где весьма важную роль играл имперский сборщик налогов, которого в более мелких городах представляли сборщики второго ранга (calpixque). Для обеспечения общей связи не существовало ни настоящей постоянной армии, ни широкой сети дорог, которая гарантировала бы быстроту военных операций. Лишь несколько особо важных в стратегическом отношении пунктов имели свои гарнизоны. Среди них: Ос- томан — на западе, Оахака — на юге, Точтеиек — на востоке и, возможно, Ксиукоак — на севере.

Кроме того, для поддержания порядка и мира в империи расчет строился на благодеяниях (весьма скромных), которыми пользовались подчиненные города-государства; сюда можно отнести: защиту в рамках Союза; запрет, хотя и не носивший систематического характера, на войны между соседями; иногда — защиту граждан от произвола сеньоров. Но главным образом мир и порядок удерживались с помощью жесточайших репрессий.

Кроме всего прочего, империя занималась рэкетом. Три объединенные между собой банды, каждая из которых имела отведенную ей территорию, всячески запугивали население с целью получения регулярной платы за оказываемое ими «покровительство». С теми, кто отказывался играть в эту игру, обращались достаточно плохо. Против тех, кто возмущался, направлялись карательные экспедиции, целью которых было внушить благотворный ужас всякому, кто захотел бы последовать дурному примеру.

Пытался ли Союз консолидировать империю более цивилизованными способами? Известно, во всяком случае, что науатль получил широкое распространение в качестве языка общения. Кроме того, побежденным часто навязывался в качестве основного бога Уицилопочтли, а местных богов- покровителей также низводили до положения пленников.

Наиболее серьезную опасность для этой плохо структурированной империи представляли собой свободные анклавы. Именно на них следовало направить основные усилия, и император Ахвицотль это учитывал. Недавние события предоставляли в этом смысле новые возможности. После разгрома Атлиско и междоусобных распрей в Хуэксоциико отношения этих городов с Тройственным Союзом изменились. У Хуэксоциико теперь были иные приоритеты, нежели участие в «цветочных» войнах, и во всяком случае он уже не мог выставить все свои войска. Что касается Тройственного Союза, то он не мог не радоваться ослаблению города, представлявшего собой естественную преграду на пути в долину Пуэбла. Теперь рыцарские состязания превратились во внезапные нападения; отныне Союз всегда сможет вмешаться в дело на стороне какой-либо группировки и делать это уже без всяких цветов.

ГЛАВА 2

Воспитание ацтекского принца

ГОДЫ ОБУЧЕНИЯ

Согласно нескольким согласующимся между собой индейским источникам, Монтесума родился в 1467 году. Конкистадоры в 1519 году давали ему не более сорока лет. Не следует, однако, из этого делать вывод, что Монтесума просто выглядел молодо для своих лет. Если говорить об испанцах, то здесь мы имеем пример простого, реалистичного, беспристрастного наблюдения. Что же касается мексиканцев, то здесь дело обстоит совершенно иначе. Год рождения — это не безделица, особенно для такой судьбой отмеченной личности, как Монтесума. Этот год должен быть знаменательным, так же как и возраст Монтесумы в момент появления испанцев. Если Монтесума действительно родился в 1467 году, то в 1519 году ему должно быть ровно пятьдесят два года, что равно индейскому «веку». В конце же «века», согласно описываемым представлениям, солнце находится па закате — как в конце дня, и существует опасность, что оно не вернется на небосклон. Более того, поскольку всякий круговорот жизни и всякое царствование сравнивались с небесным движением солнца, а их конец — с его закатом, то 1519 год был одновременно концом «века» императора, концом его фактического правления, а также концом империи и концом ацтекского «солнца». Другим важным обстоятельством является то, что в Центральной Мексике 1467 и 1519 годы соответствовали 1-му году Тростника, а это был год рождения Кецалькоатля, чьего возвращения мог опасаться Монтесума, имея для этого всяческие основания... Таким образом, все говорит нам о том, что названный в документах ацтекского происхождения возраст Монтесумы — это тот возраст, который он должен был иметь согласно действующим космологическим представлениям, а отнюдь не его реальный возраст, который в действительности был близок к сорока годам.

Монтесума, согласно некоторым источникам, родился и воспитывался в начале своей жизни в квартале Атикпак (Мехико), а не в королевском дворце; затем в силу обычая, установленного для королевских детей, он обучался в тлил- ланской школе (calmecac). Эти сведения также представляются сомнительными. Вероятно, они восходят к началу Конкисты, то есть к тому времени, когда Монтесу ма представлялся уже как солнечный закат империи. Действительно, Атикпак был связан с женскими божествами послеполуденного времени и солнечного заката. Впрочем, год и место рождения короля редко заносилось в кодекс. До тех пор, пока принц не утверждался как король, он оставался одним из знатных людей, а человек — даже очень высокого ранга — значил немного, имела значение лишь исполняемая им функция. Монтесу ма был сыном императора Аха- якатля и двоюродной сестры императора, дочери короля Ис- таиалаиана, имя которой было, вероятно, Хочиквейетль. Его предшественники, Тизок и Ахвицотль, были его дядьями, хотя их называют иногда его братьями. В одном тексте утверждается даже, что от его деда (на самом деле — прадеда) Монтесумы I его отделяет лишь одно правление — его матери. Наконец, согласно одному, единственному в своем роде, свидетельству, он был внуком девственницы, чудесным образом оплодотворенной богом Уицилоночтли. От этого брака родился Гуатезума, который погиб в войне против Тласкалы и был непосредственным предшественником Монтесумы. В общем, достоверность имеющейся у нас информации очень сомнительна.

У Монтесумы было много братьев, некоторые из которых, например, сыновья принцессы Тулы, Тлакауэнан и Иштлильквечауак — старше него. Иштлильквечауак стал королем Тулы, Маквильмалиналли — королем Хочимиль- ко. Монтесу ма был шестым, а может быть и восьмым, ребенком. По крайней мере один из братьев был моложе Монтесу мы — Куитлауак, который стал королем Истаиалаиа- на и правил Мехико в течение нескольких месяцев 1520 года. Четверо братьев Монтесумы погибли в «цветочных» сражениях против городов долины Пуэбла: Тлакауэнап и Ишт- лильквечауак — в Хуэксоцинко, Маквильмалиналли и Те- сенатик (Зазанатик) — в Атлиско.

Первые пятнадцать лет своей жизни Монтесума проводит подобно своим сверстникам — отпрыскам великих родов. В возрасте шести или семи лет родители приставили к нему нескольких пажей, которые, оставаясь его товарищами но играм, следили за его манерами и за его поведением в различных обстоятельствах. Он учится достойно и вежливо разговаривать, относиться с уважением к важным персонам и к старикам. К одиннадцати годам молодые дворяне поступают в своего рода монастырь (calmecac), где обучаются также будущие жрецы. Королевских детей определяли в calmecac Тлиллана, расположенный, как и другие школы, на территории Большого храма. Тлиллан («Мрачное настроение») связан с храмом богини земли и войны Чихуакоатль, покровительницы территории Мехико — той самой, которая воплощает в себе второй персонаж иерархии, то есть того, кого испанцы определяли как «вице-короля» мешиков.

Воспитание в таких школах было строгим. Дети одеваются очень просто и снят на грубых простынях. Их спартанская пища — маисовая лепешка, которую жрецы бросают им словно собакам. Они учатся обращению с оружием и выполняют различные мелкие обязанности: ходят за дровами, поддерживают огонь, подметают иол в храме. В то же время они упражняются в обрядах покаяния, в пении и танцах в честь богов. Они поднимаются среди ночи и купаются в ледяной воде: старшие бодрствуют до рассвета. Им преподают также религию и культовые обряды, основы управления королевством и право, историю и легенды, которые следует запоминать при помощи своеобразных конспектов, которыми являлись идеографические кодексы.

Всякое отклонение от установленных правил поведения жестоко каралось и подавлялось. Для молодых людей простого звания самое обычное наказание - удары розгами или пучком крапивы и уколы шипами агавы. Нередки случаи, когда ребенок подвешивался вверх ногами над очагом, в который для аромата заложено изрядное количество перца, или, если у него, к примеру, обнаруживается пристрастие к вранью, ему могли подрезать губу. Обнаруженному в состоянии опьянения грозила смерть. Возможно, к королевским детям относились более милостиво, хотя рассказывавшиеся в то время поучительные истории должны были внушать окружающим мысль, что закон одинаков для всех.

«Знайте, — говорит король своим детям, — что тог, кто плачет, скорбит, вздыхает, молится и созерцает, и тот, кто но своей охоте бодрствует ночью и поднимается на рассвете, чтобы подметать на улицах и дорогах, убирать в своих жилищах, приводить в порядок циновки и кресла и подготавливать места, где боги принимают жертвы и подношения, не забыв с раннего утра зажечь фимиам... — все они оказываются в присутствии бога, становятся его друзьями и получают его милости. Он открывает им сво$ сердце, чтобы одарить их почестями, процветанием и богатством при условии, что эго отважные люди, пригодные для военных предприятий».

Что касается почестей, то не следует их домогаться. Всякое воспитание направлено па привитие скромности, покорности, сдержанности, чувства меры. Это прекрасно подтверждается в мифах: заносчивость, гордость, тщеславие, упрямство всегда наказываются. С момента создания Солнца в Теотиуакаие побеждала не Луна — тщеславная и богатая, побеждал Кецалькоатль-Нанауатль — скромный, бедный и больной. Поэтому король призывает своего сына не быть гордым, высокомерным или тщеславным. Если тот или иной родственник отмечен высокой должностью, то это лишь потому, что он был скромен и услужлив, бодрствовал но ночам в раскаянии и молитве, по утрам быстро хватал метлу и бежал подметать в храме. И йотом, несмотря на все почести, он не изменился: «Слышал ли ты когда-либо, чтобы он говорил: “Я господин, я король!” И сейчас он бодрствует но ночам, подметает в храме и подносит ладан — все точно так же, как раньше». «Скромность, склонение тела и смирение души, рыдания, слезы и вздохи — вот настоящее благородство, заслуга и честь. Хорошо запомни, сын мой: ни один гордец, честолюбец, самохвал или пустослов не стал королем». «Честь быть королем зависит не от меня, не от моих заслуг, не от моих желаний; я ведь никогда не сказал: я хочу быть тем-то, я хочу занимать такую-то должность. Это наш Бог гак захотел: это случилось лишь но его милости... никто не волей выбирать по своему желанию...». Поскольку ничто не дается раз и навсегда, то следует готовить себя к разного рода превратностям судьбы: «Старайтесь изучить какое-нибудь честное ремесло, например, изготовление предметов из птичьих перьев; ручной груд может помочь вам продержаться в случае нужды. Особое внимание уделяйте всему, что имеет отношение к сельскому хозяйству».

В calmecac целомудрие было обязательным. Всякого переспавшего с женщиной могли, по-видимому, сжечь живьем, задушить или пронзить стрелой. Подросток должен был жить «чисто». Практиковалось опасное и мучительное испытание, состоявшее в том, что в половой орган испытуемого продевалась толстая веревка. Считалось, что только тот, кто сохранил чистоту, не потеряет сознание при этой процедуре.

Цитируемые выше советы, извлеченные из различных сохранившихся до наших дней «Наставлений отца сыну», были обращены к молодым дворянам из calmecac. Молодой человек должен терпеливо ожидать того возраста, когда он соединится с определенной ему судьбой женщиной. Конечно, земля должна быть заселена, поэтому секс необходим: однако не нужно набрасываться на женщин со звериной яростью; не следует стремиться к сексуальным отношениям в слишком юном возрасте, потому что в этом случае возникает риск полового истощения с соответствующими последствиями в семейной жизни.

Излишества в половой жизни портят кровь и семя. «Даже если у тебя есть влечение к женщине, — продолжает наставлять отец, — сопротивляйся ему пока не станешь настоящим, сильным мужчиной; подумай: если разрезают слишком молодую агаву, пытаясь извлечь из нее сок, то лишь губят при этом растение».

Даже будучи женатым, человек должен сохранять умеренность в своих сексуальных стремлениях — так же, впрочем, как и во всем остальном. По улице надлежит ходить спокойно, важно, чинно, не оглядываясь по сторонам. В разговоре и в одежде также должна присутствовать сдержанность. Пить и есть следует неснеша: тогда легче будет уберечь себя от отравления ядом. Женщины в этом смысле особенно опасны, поскольку они самым бессовестным образом подсовывают мужчинам возбуждающие средства, а «тот, кто попробует этого, приходит в исступление и может туг же умереть». Поэтому, если кто-нибудь из предлагающих тебе еду или питье не внушает тебе доверия, то ешь и пей не иначе как после того, как сам он попробует от всего». Ацтекские короли не пришли еще к тому, чтобы учредить специальную должность дегустатора блюд. И напрасно, как показывает трагическая судьба Тизока.

Строгость воспитания в calmecac не исключала игру. В одном из источников Монтесума уже в ранней юности представлен таким, каким он останется и в более зрелом возрасте: великим воином и смелым вождем. Когда он играет в войну со своими сверстниками, он, естественно, — генерал. Увидев однажды малыша, плачущего от полученных ударов, он велел одеть плаксу в женское платье и временно запретил ему участвовать в сражениях. Придет, однако, день, когда его самого обвинят в недостатке мужества, в нерешительности...

ХРАБРЕЦ, НЕ ОТСТУПАЮЩИЙ НИКОГДА

В возрасте четырнадцати лег будущий король начинает готовиться к военному ремеслу, а пятью годами позже он впервые вступает на иоле сражения. Принца поручают тщательно подобранным, закаленным в боях воинам, которых его отец приглашает к своему столу и одаривает великолепными одеяниями. Именно они должны будут следить за будущим королем во время сражения, формировать

его воинское мастерство и учить приемам захвата в плен воинов противника.

Очень скоро он проявляет себя как грозный воин. При покорении Ахвицотлем Куаутлы он проявляет блестящую храбрость и сам захватывает пленных. В результате он удостаивается чести быть представленным Ахвицотлю, от которого получает богато украшенную одежду: плащ и набедренную повязку — с разрешением их носить. Его раскрашивают цветами огня: тело — желтым, голову — красным. Его пленные принесены в жертву, что существенно для благосклонного внимания богов.

Монтесума участвует в нескольких других кампаниях. Он настолько хорошо себя зарекомендовал, что удостаивается высокого звания cuachic, которое присуждалось в исключительных случаях — храбрецам, проявившим неоднократно свое мужество и никогда не отступавшим. Cuachic («бритая голова» — шевелюра у воинов такого ранга имела вид гривы, идущей от лба к затылку, тогда как но бокам голова была пострижена) взял в плен солдат из провинции Хуэксоциико, воины которой имели очень славную репутацию.

Воспитание молодого человека завершено. Если судить но результатам, то оно было замечательным. Монтесума обладает всеми добродетелями, которыми должен обладать ме- шикский принц. Именно так, потому что мы можем судить о его характере не только по индейским стереотипам, которые приписывают ему либо все качества хорошего короля, либо все недостатки плохого. Мы располагаем свидетельствами испанцев, которые видели его в деле и которые присоединяются к доброжелательным характеристикам местных хронистов. Говоря о поведении Монтесу мы в конце его карьеры нельзя не вспомнить гот факт, что уже в юности будущий император проявляет себя как бесстрашный воин, наделенный притом мудростью опытного вождя. Если верить источникам, он одержал на поле боя восемнадцать побед. Его сдержанность и рассудительность проявляются во всяком деле. Будучи исключительно набожным, он проводит долгие часы в храме Уицилоночтли, беседуя со статуей бога.

Моптесума со всей серьезностью относился к существующим законам. В одном из источников рассказывается, как однажды во время охоты на нтиц он забрел на крестьянское поле и, увидев особенно поправившийся ему початок маиса, сорвал его. Все же, уходя с поля, он хочет увидеть хозяина плантации и спросить у пего разрешения на то, чтобы унести с собой полюбившийся ему початок. Как раз в этот момент появился этот самый хозяин и, увидев Монте- суму с сорванным початком в руках, стал его отчитывать: «Как же ты, такой знатный и могущественный сеньор, осмеливаешься воровать у меня маис? Разве не ты издал указ, запрещающий под страхом смерти воровать маис и другие плоды земли?» Император хочет вернуть крестьянину початок, по тот говорит ему: «Господин, ничего подобного не было в моих мыслях, поскольку все мы: я сам, моя жена и мои дети — принадлежим тебе. Я хотел лишь пошутить». Тогда Монтесу ма дал крестьянину взамен початка роскошный плащ со своего плеча.

На следующий день шутника призвали во дворец. Придя в испуг, он хочет бежать, но его останавливают и успокаивают. Император при виде крестьянина говорит стоящим возле пего вождям: «Это тот человек, который украл у меня мой плащ». Придворные негодуют. Моптесума сразу их успокаивает и, отплатив шутнику его же монетой, продолжает: «У этого несчастного больше храбрости и твердости, чем у нас всех. Он имел смелость сказать мне, что я нарушаю свои же законы, и он был прав. Я действительно хочу, чтобы мне говорили правду, а не просто красивые слова». Таким образом, заключает рассказчик, крестьянин сделался сеньором Хочимилько, и Моптесума питал к нему дружеское расположение.

Строгий, но справедливый, он суров и к себе, и к другим, так что многие считают его жестоким. Испанец, потерявший двух своих слуг-ипдейцев, обращается к королю с просьбой помочь ему их разыскать. Император-пленник обещает. Через два дня беглецы все еще не вернулись, и испанец возвращается к своему делу, используя при этом бранные слова. Оказавшийся неподалеку Кортес приговаривает своего солдата к наказанию плетьми. Напрасно просят Моитесуму вступиться. «Кортес, — говорит он, — действует как и положено командиру, а солдат заслужил казни».

Конкистадоры, знавшие Моитесуму, считали его добрым, приветливым и щедрым, чему можно легко поверить, если помнить о том, что Монтесума был их пленником и осыпал их подарками. У некоего Охеды был удобный солдатский мешок с несколькими карманами. Императору понравился этот мешок, и Охеда ему его подарил. Тогда Монтесума вытащил сигнальный свисток, позвал своих придворных и велел им выдать Охеде двух красивых индианок, отрез дорогой материи, меру (55,5 литра) какао и несколько драгоценных камней. Некоторые усмотрели в этом поступке больше хитрости, нежели настоящей щедрости. Но что бы там ни было, а месоамериканский государь должен был проявлять щедрость: ведь он был главным распределителем богатств, которые стекались в город.

Его иногда считают гордым и заносчивым. Факты, однако, не подтверждают этого, если не считать его стремления обеспечить единство и величие империи. Его усилия в этом направлении, как мы увидим несколько позже, не всегда воспринимались должным образом. Наконец, официальный испанский летописец Эррера называет его непостоянным, однако это суждение может относиться лишь к поведению Монтесумы во время Конкисты.

При всей своей сдержанности Монтесума — прирожденный оратор, и его речи подкупают своим изяществом, глубиной и проницательностью. Культура его^велика, он сведущ во всех видах искусства и отличается хорошим знанием календаря и дней, оказывающих влияние на человеческую судьбу. Некоторая его суровость не мешает ему любить праздники, танцы, развлечения, игры и, в частности, игру в мяч — нелоту.

Монтесума хорошо развит физически, он прекрасный пловец и лучник, искусен во владении всяким оружием. Берналь Диас дель Кастильо описывает его как «человека хорошего роста, пропорционально сложенного, худощавого. Цвет лица был у него обычным для индейцев — не очень темным. Он носил довольно короткие волосы, спадавшие ему на уши; борода у пего была редкая, черная, хорошо очерченная. Его продолговатое лицо было обычно веселым. Взгляд, исполненный достоинства, говорил обычно о его доброжелательности, по когда этого требовала ситуация, он становился серьезным. Он хорошо одевался и любил чистоту: ежедневно после обеда он купался». Гомара, которого старый конкистадор Диас использует для оживления своей памяти, говорит об очень темном цвете лица Монтесу мы и обращает особое внимание па подбородок, украшенный всего шестью волосками длиной с два вершка.

Вскоре император Ахвицотль счел молодого Монтесуму достойным получить должность tlacochcalcatl («того, кто из дома дротиков») — высокий пост, гражданский и военный одновременно, благодаря которому его обладатель становился членом высшего государственного совета. Никакое серьезное дело не должно было предприниматься без рекомендации этого «совета четырех», из которого выбирался новый король. Назначение Монтесумы в совет говорило о нем как о будущем наследнике трона.

ПОХОД НА АЙОТЛАН

Тем временем караван купцов (pochteca) из Мехико,отважившихся проникнуть в район Айотлан, на границе Мексики и Гватемалы, подвергся нападению войск, пришедших из Теуантепека и из некоторых других городов.

Торговые экспедиции, иногда очень значительные, привлекали к себе тысячи людей со всеми их богатствами. Они не могли не возбуждать в людях зависти и даже ненависти, тем более что их задачей была, кроме всего другого, разведка в пользу Тройственного Союза. Коммерсанты отыскивали особенно прибыльные края и оценивали их экономические и военные ресурсы. Затем они делали отчет, и если дело казалось стоящим, посылались войска для захвата разведанной земли. Поэтому появление мексиканского каравана всегда вызывало подозрение.

Атакованный большим войском караван все же сумел постоять за себя. Pochteca добрались до города Куаутепапко и там заняли оборону. Их осаждали в течение четырех лет. Произошло несколько сражений. Приобретшие боевой опыт негоцианты и их люди мужественно оборонялись и даже захватили в плен нескольких знатных вождей.

Когда известие об осаде достигло Мехико, Ахвицотль быстро организовал экспедицию под командой тлакочкаль- катля Монтесумы. Однако это мероприятие оказалось несколько запоздалым. В пути к Монтесуме поступило донесение о том, что враг разбит и город Айотлаи взят. «Господин тлакочкалькатль, — говорилось в донесении, — будьте благословенны и добро пожаловать: нет, однако, необходимости в том, чтобы вы продвигались дальше, поскольку мятежный край усмирен и в вашей помощи уже нет надобности. Наш господь Уицилопочтли держит победу в своей власти, так что мексиканские купцы справились со своей задачей как положено». Такое завершение дела не могло радовать Монтесу му, который считал, что у него как бы отняли славную победу. Он не только мог спасти караван: он мог бы еще и навсегда открыть дорогу в Гватемалу, к драгоценным перьям птицы кецаль. А теперь дело окончено, но уже без него. Он скрыл свое недовольство, но обиды не забыл. Послушаем в связи с этим событием информаторов монаха Бернардино де Саагуиа: «Король Мехико любил купцов и откупщиков как своих детей. (Действительно, они были ему совершенно необходимы.) Поэтому, когда он замечал, что они кичатся и упиваются своей удачей, он печалился, переставал их любить и даже старался найти какой-нибудь благовидный предлог для того, чтобы унизить и погубить их — просто потому, что такая гордость внушала ему отвращение. Тогда он отдавал их добро ветеранам своей гвардии, именовавшимся quaquachictin (множественное число от quae hie; Моптесума сам носил такое звание), и другим людям, способствовавшим возвеличению его авторитета». Таким образом, в интересах купцов было соблюдать скромность и стараться скрыть свое богатство, в большинстве случаев возбуждавшее жгучую зависть воинов, считавших, что это богатство доставалось купцам слишком дешево. Злопамятность Монтесумы удачно дополняла в данном случае его политический интерес.

Как раз в это время Монтесума в возрасте, возможно, двадцати пяти лет сочетался законным браком с дочерью короля расположенного несколько севернее Мехико города Экатенека, а затем в качестве tlatoani этого города унаследовал власть своего тестя.

ВЫБОРЫ НАЗНАЧЕННОГО КОРОЛЯ

Некоторое время спустя, согласно большинству источ- пг I ников — в 10-м году Кролика, когда Монтесума воевал в долине Толука, Ахвицотль умер. Как повествуется в наиболее достоверном источнике, он тяжело заболел но возвращении из своего похода в Хоконочко (недалеко от Айотлана), где он, возможно, был отравлен. Он иссох до такой степени, что от него остались, как говорится, кости да кожа. В уже знакомой нам более поздней версии утверждается, что он скончался от удара о поперечину в двери или в окне, пытаясь убежать от наводнения 1498 года.

Указанная дата важна для нас в том смысле, что показывает, с какой осторожностью мы должны доверять «историческим» повествованиям ацтеков. Именно в этом году умер во Франции король Карл VIII, которому также довелось удариться о дверную балку в замке д'Амбуаз. Невзирая на необычность совпадения, индейские летописцы после Конкисты вдохновились этим событием, чтобы с некоторым опозданием объяснить смерть Ахвицотля. Нам встретится еще один пример того, как события в далекой Франции послужили источником вдохновения для ацтекских историков в ряде анекдотов.

Ахвицотль спустился, таким образом, в подземный мир, Страну бешеных, к самому Миктлаитекутли. Поскольку он был королем и имел значительные заслуги на этом свете, он не был приговорен к пребыванию в этом мрачном месте до полного распада. Напротив, после освобождения от материальной оболочки ему надлежало присоединиться к предкам

в свете утреннего солнца в обществе Колибри-Левши, а после полудня он должен был превращаться в птицу, перелетающую с одного райского цветка на другой.

Монтесума

Начало правления Монтесумы II.

По Codex Tellerianus Remensis.

10-й год Кролика: смерть Ахвицотля и воцарение Монтесумы II (его глиф — диадема власти)

Сразу после того, как бренные останки правителя были сожжены и пепел погребен в святилище Уицилопочтли у подножия статуи покровителя народа, сердцем которого был подобный богу Ахвицотль, солнце зашло. Со смертью короля мир погрузился во мрак, анархию и хаос. Покоренные города восставали, претенденты на трон строили интриги. Нужно было как можно быстрее обеспечить преемственность власти и обуздать разбушевавшиеся адские силы. Солнце должно было вновь подняться, нужно было выбрать нового короля.

«Выбрать» — в этом случае довольно условное выражение. Раньше, действительно, все население или но крайней

мере его представители выбирали наиболее подходящего но их мнению представителя королевского рода. Хвицилих- витль был выбран, по-видимому, начальниками четырех больших кварталов Мехико; однако все граждане: мужчины, женщины и дети — должны были высказать свое одобрение, «поскольку без них такое важное дело не могло совершиться. Чималыюпока также был выбран «при полном согласии всего общества мешикас», Ицкоатль — «ассамблеей мексиканцев», а Монтесума I — «господами и простым народом».

При Ахаякатле положение меняется. К моменту смерти Монтесумы I начальником города (chihuacoatl) был не кто иной, как Тлакаэлель, брат-близнец Монтесумы. Тлакаэлель собрал «начальников и господ» Мехико, которые назвали его королем от имени народа. Он отклонил это решение и предложил посоветоваться с королями союзных городов Тескоко и Тлакопан. Тогда выборщики препоручили заботу о выборе нового короля «чихуакоатлю» и союзным королям.

Введение двух союзных королей в состав выборщиков соответствовало политической реальности. Область господства Тройственного Союза многократно увеличилась, а преимущественное влияние Мехико становилось все более явственным. Таким образом, выбирали теперь уже не просто короля города, а настоящего правителя империи, и представлялось вполне естественным, чтобы с основными союзниками по крайней мере консультировались но данному вопросу. Существует документ, в котором недвусмысленно сообщается, что выбор короля Тройственного Союза должен был утверждаться его двумя коллегами.

Однако, говоря о выборе двух следующих королей, Тизока и Ахвицотля, доминиканец Дюран вновь упоминает «сеньоров и весь народ» или более развернуто: «всех сеньоров и грандов, и всех принципалов и кавалеров двора, а с ними также всех начальников и заместителей начальников кварталов, других людей, облеченных какой-либо должностью». В другом важном источнике, написанном ио-ацтекски, но уже после этих событий, информаторы де Саагуна подчеркивают важную роль воинов и жрецов в выборе короля и при этом перечисляют вождей и испытанных воинов, молодых храбрецов, наставников молодежи, управляющих и жрецов. Из этого не следует делать вывод, что короли Тескоко и Тлаконана уже не имели права голоса. Дюран и де Саагун ограничиваются перечислением выборщиков одного лишь Мехико, но представляется очевидным, что с голосом великих союзников необходимо было считаться.

Таким образом, выборы представляли собой в основном теоретический смысл. Известно, что выбор ограничивался членами королевского рода, то есть братьями короля и его сыновьями; при этом преимущество отдавалось сыновьям главной супруги, мешиканке. В какую-то эпоху, границы которой определить довольно трудно, выбор сужался еще больше и ограничивался уже лишь принцами крови из совета четырех. Этот совет состоял из трех представителей знати — братьев короля или других самых близких его родственников — и одного простолюдина. Мы не располагаем достаточно точной информацией об их титулах. В некоторых источниках упоминаются, например, в определенном порядке: tlacochcalcatl, tlacatecatl, ezhuahuacatl и tlillancalqui. В принципе эти четыре высоких чиновника выбирались в то же время, что и король, но при первой удобной возможности король вводил в этот совет того из своих родственников, кого он считал своим преемником. Теперь возможность выборщиков сужалась самое большее до трех человек.

На следующий день после похорон Ахвицотля самые важные сеньоры Мехико, короли Тескоко и Тлаконана, а также городов, подчиненных империи, собрались вместе, чтобы принять решение относительно выбора наследника. Chihuacoatl вел собрание. Можно предположить, что к тому времени уже состоялась ассамблея из влиятельных представителей мешикас, на которой был «выбран» tlacochcalcatl. Теперь предстояло высказаться грандам и представителям империи.

Король Тескоко, Незауалышлли, «главный выборщик» согласно Chronique X, выступил первым. «Доблестный король Тлаконана и великие сеньоры Мехико и других провинций Чалько, Хочимилько и Горячей земли, вы собрались здесь вместе с другими сеньорами, для того чтобы ваши голоса и ваши суждения позволили выбрать светило, которое бы сияло как луч солнца, зеркало, в которое мы бы все смотрелись, мать, которая бы прижала нас к груди, отца, который бы нес нас на своих плечах, и сеньора, который бы управлял и руководил мексиканским государством, был бы защитой и опорой бедным, сиротам и вдовам и сочувствовал бы тем, кто с большим трудом пробирается по горам и долам, чтобы накормить своих чад и домочадцев...

Если бы не стало больше света в нашей империи, то могло бы приключиться, что недавно приведенные к короне подняли бы мятеж и отпали, не говоря уже о том, что мы окружены со всех сторон многочисленными врагами: такими, как тласкальтеки, тлилыоквинетеки, мичоаканы и многие другие, и некоторые недружественные нам большие провинции могли бы набраться наглости и выступить против нас.

И поскольку вам, могущественные сеньоры*, предстоит сделать выбор, то напрягите свой взор и посмотрите внимательно, ибо есть на что посмотреть, поскольку здесь присутствует вся мешиканская знать — драгоценные перья, упавшие с крыльев и с хвоста прекрасных индюков, какими были древние короли, драгоценные камни и украшения с их шей и запястий; достойнейшие принцы Мехико украшают своим присутствием этот двор. Укажите на того, кто вам больше но нраву.

Ахаякатль, доблестный король, оставил после себя сыновей. Его брат Тизок также оставил сыновей. Все это благородные принцы отменных душевных качеств. Но если они вам не подходят, то присмотритесь к другим грандам, поскольку среди них вы обнаружите внуков и правнуков, племянников и кузенов наших древних королей-оспователей этого города. Некоторые из них стали певцами, другие cuachicme, третьи отоми [особые отряды воинов — выходцев из народа того же наименования, столь же неустрашимые, как отмеченные выше бритоголовые cuachicme], а иные заимствуют у вас ваши имена и прозвища tlacatecatl, tlaco- chcalcatl, ticociahuacatl, acolnahuacatl, eshuahuacatl, иные же, еще более молодые, заседают в calmecac... Нет смысла искать за пределами этой комнаты и этого двора. Протяните руку, укажите среди присутствующих того, кто вам более по сердцу, и вы не ошибетесь — каждый будет верным щитом и мечом против наших врагов».

Chihuacoatl поблагодарил короля Тескоко, по высказал пожелание, чтобы присутствующие остереглись выбирать слишком молодого, о котором пришлось бы беспокоиться, вместо того чтобы он беспокоился о других, или слишком пожилого, дабы не пришлось вскоре начинать новые выборы. Затем он перешел к краткой характеристике основных кандидатов: шести или девяти сыновей Ахаякатля, семерых — Тизока и троих — Ахвицогля.

После короткой дискуссии Монтесума был выбран единогласно.

Хронист Иштлильхочитль дает понять, что по всей справедливости следовало выбрать старшего сына Ахаякатля, Маквилмалипалли (Пятую Траву), и что предпочтение было оказано Монтесуме лишь благодаря беспристрастному вмешательству короля Тескоко Незауалышлли, тестя Мак- вилмалипалли. Впоследствии Незауалышлли не раз пожалеет об этом своем жесте. «В 1508 году, — рассказывает Иштлильхочитль, — Монтесума сговорился с королем Ат- лиско об убийстве Маквилмалипалли в сражении против этого города. Возможный соперник действительно погиб в этом сражении, вместе с еще одним мешикским принцем и 2800 воинами».

Этим сведениям не следует доверять полностью. Действительно, их автор, принадлежащий к королевскому дому Тескоко, желает лишь внушить нам мысль, что Монтесума получил свой троп только благодаря его предку Незауаль- пилли. Принцип, согласно которому старший сын должен наследовать власть, противоречит самой идее выбора. Этот принцип действовал в Тескоко и, конечно, в странах Европы. В Мехико, однако, мог быть выбран любой брат или сын короля. Монтесума не имел, таким образом, особых причин для устранения злополучной Пятой Травы, к тому

же через столько времени после своего воцарения. Конечно, он мог счесть необходимым устранить некоторых из своих братьев или кузенов сразу после вступления на престол, и об этом имеются намеки в некоторых источниках. Но в 1508 году опасности указанного рода уже не существовало. Хронист, пожалуй, и сам не слишком верит в излагаемую им версию о мрачном заговоре. В другом тексте он дает другое изложение событий: у Ахаякатля было два законных сына: Тлакауэнап и Маквильмалиналли. Огорченные своей неудачей на выборах, они приняли решение погибнуть в войне против Тласкалы...

КОРОНАЦИЯ ГОСУДАРЯ

Государь был выбран, и следовало без промедления приступить к его коронации. В начале истории Мехико обряды коронации были довольно простыми. Кандидат устраивался на троне, представлявшем собой большое плетеное кресло с высокой спинкой, покрытое дорогими звериными шкурами. Его увенчивали бирюзовой диадемой, имевшей спереди треугольную пластину, отличительный знак (xiuhuitzolli) сеньора (tekuhtli — главы рода или благородного дома), и приступали к божественному миропомазанию. Его тело полностью окрашивалось в черный цвет краской, которая должна была сделать его неутомимым и неустрашимым. Жрецы готовили эту сложную краску на основе пепла от пауков, скорпионов, сороконожек, гекконов, гадюк и т.д., смешанного с табаком, размолотыми скорпионами, науками, ядовитыми гусеницами и семенами вызывающих галлюцинации растений. В правую руку ему вкладывали деревянный меч с обсидиановыми лезвиями, в левую — круглый щит, затем его облачали в одежды божества, которое он желал представлять па этом свете. Такой вид короля явно указывал па его готовность умереть, защищая город.

По мере разрастания империи, церемонии становились все более сложными и впечатляющими. Мы располагаем несколькими описаниями, которые, к сожалению, плохо согласуются между собой в деталях.

Наиболее полная версия обряда содержится в Chroni- que X. Как только император утвержден, он скрывается от глаз людских. Видя, что все высказались в его пользу, он удаляется в святилище орла рядом с главной пирамидой Мехико, где он имеет обыкновение молиться и совершать покаяние. Тем временем в избирательном зале зажигают очаг и раскладывают вокруг него королевские одежды и знаки отличия, кадильницу с фимиамом, кости ягуара, орла и пумы, а также тыквенный сосуд с табаком.

Роль огня или, точнее, бога огня, Сеньора бирюзы, была существенной. Огонь, но сути дела, — это начало и конец всего на свете. В начале эры Венера, первый луч света, есть лишь клубок огня, пригодный для кухонного очага. Солнце рождается с жертвоприношением огня. В конце тольтек- ского Солнца и сам Кецалькоатль, светило этой эры, заходящее солнце, погибает на костре. Лишь зажигая огонь, люди все пятьдесят два года обеспечивают возвращение солнца. Люди возникают от искр, производимых в заоблачных далях верховной божественной парой. Когда они рождаются, их очищают с помощью воды и огня возле зажженного очага. Они сочетаются браком только в присутствии огня. А когда они умирают, то их сжигают в огне. И наконец, именно бог огня начинает и заканчивает цикл праздников солнечного года.

Присутствие огня в начале правления, таким образом, не должно казаться удивительным. Было известно к тому же, что короли, избранные в 1-й день Собаки, — день, посвященный огню, Ксиутекутли, Сеньору бирюзы, — имели счастливое правление. Празднества происходили тремя днями позже, в 4-й день Тростника, который был днем годовщины и названием календаря бога огня. Связь между огнем и королем обусловлена также тем фактом, что Ксиутекутли был одним из богов, которых называли tecuhtli, сеньор, и к тому же он носил бирюзовую диадему. А бирюза, как известно, — главный королевский цвет.

Когда избранный король входит в зал, все низко кланяются, и он отвечает тем же — с безмятежным и серьезным выражением лица. Его усаживают в кресло рядом с жаровней, и его дядя, chihuacoatl Тлильпотопкви, берет слово. «Сеньор, послушай, что я скажу тебе от имени всех этих сеньоров. Ты хорошо знаешь, что все мы присутствующие здесь — твои братья и твои ближайшие родственники. Мы выбрали тебя во имя Создателя, благодаря которому мы живем и чьим созданием мы являемся, который но одному своему разуму и по одной своей воле передвигается, не делая никаких движений, и который подобно настоящему гранильщику выбрал тебя как самый драгоценный камень и почистил тебя и отполировал, чтобы сделать из тебя браслет на руку и ожерелье на шею. Это же сделали и все присутствующие здесь сеньоры. Как настоящие гранильщики или ювелиры, знающие цепу золота и драгоценных камней, они обнаружили дорогую вазу — драгоценность, выделяющуюся среди других па земле, — и все как один назвали тебя образцом добродетели. Они провозгласили тебя достойным первенства Мехико и всего его величия. И поскольку они тебя принимают, то гак тому и быть. Удача тебя назвала своим, сядь же, отбрось все ничтожное и низкое и радуйся тому, что даровал тебе Бог-Создатель».

На некоторых иллюстрациях из кодексов XVI века будущий король имеет на себе в качестве одежды только простую набедренную повязку. Перед тем, как его нарядить в одежды, которые делали из него как бы другого человека, ему присваивали повое имя. Монтесума принял имя своего деда в общей надежде, конечно, что новый король сравнится с Монтесу мой I. К тому же в выбранном имени, которое означало: «Тот, который сердится как сеньор», содержался как бы намек на высокомерный характер его нового носителя. Для отличия от первого Монтесумы ему дали еще дополнительное прозвище: «Почтенный юноша» (Xocoyotzin).

Короли Тескоко и Тлаконана берут затем Монтесуму под руки и усаживают па «трои орла» или «трои ягуара» (cauhicpalli, oceloicpalli). Они остригают ему волосы так, как приличествует королю. Затем специально отточенной костью ягуара они протыкают ему носовой хрящ, что проделывалось с каждым tecuhtli, и продевают ему в нос трубочку из нефрита и золота. Его уши увешиваются большими

круглыми серьгами: нижняя губа, в которой предварительно сделано отверстие, также получает свое украшение. Такого типа украшения дожили до настоящего времени. Представим себе, как выглядит, например, трубочка из полудрагоценного камня или золота, длиной около пяти сантиметров. На одном конце она снабжена плоским наконечником, который удерживает украшение во рту, а на другом — чудесной миниатюрной головой орла с тщательно выполненным оперением.

Затем те же короли надевают на Моитесуму украшенный драгоценными камнями сетчатый плащ, набедренную повязку, расшитые золотом голубые сандалии и кладут ему на спину один из атрибутов жреческого звания — тыквенный сосуд с табаком. Этот сосуд, символизирующий стойкость, рассматривается как сама плоть богини Змеи, chihuacoatl. Носить эту богиню земли и очага на спине, значит, в каком- то смысле носить свою собственную обожествленную энергию. Наконец, ему надевают на голову диадему xiuhuitzolli из нефрита и золота и вручают щит и меч (или дротики), являющиеся символом судебной власти. Затем его окуривают фимиамом и приветствуют как государя. Отныне он huey tlatoani, Великий Оратор и Сеньор кольхуас (Colhua- tecuhtli).

Монтесу ма встает, хватает кадильницу, сыплет туда фимиам и начинает кадить перед всеми богами, и в особенности — перед богом огня. Затем он протыкает себе уши костью ягуара, голени — костью пумы, и край бедра — костью орла. Кровь постепенно сливается в очаг, куда так же постепенно бросают предварительно обезглавленных перепелок. Затем новоизбранный король снова садится в кресло. Сеньоры приподнимают этот трои, берут на плечи и несут таким образом Моитесуму на вершину главной пирамиды. Там он повторяет обряды покаяния и жертвоприношения, которым он предавался недавно — сначала перед Уицилопочтли, а затем перед «чашей орла».

Именно на этот очень функциональный и в высшей степени символический памятник возложенной па ацтеков космической миссии проливает Моптесума свою кровь и кровь большого числа перепелок в дар Солнцу и Земле. Затем он кадит ладаном во все стороны света и приносит в жертву перепелок, сначала в святилище богини Чихуакоатль, а затем в храме Юиико, воздвигнутом в честь Шине-Тотека, бога с содранной кожей.

Монтесума

Коронация Монтесумы, Historia... 1867-1880

Вселенная получает, таким образом, то, что ей положено. Прежде всего, антиподы солнце и земля или свет и мрак, с одной стороны — иод видом диска и теллурического чудовища (па cuauhxicalli), с другой — иод видом Уицилопочтли и Чихуакоатль (Сиуакоатль).

Если верить повествованию Chronique Xt Монтесума отправляется затем в свой дворец, чтобы выслушать там речи королей империи и принять их поздравления. Здесь отсутствует упоминание о периоде поста, который обычно следует за важными церемониями, однако есть свидетельства в других текстах, где описывается инвеститура tecuhtli

или интронизация короля. После совершения обрядов он проводит время в храмах.

Император удаляется в «дом сановников» (tlacatecco). Одетый в короткую тупику без рукавов (xicolli), со своей табачной калебасой на спине и с мешком фимиама в руках, закрыв лицо украшенным костями покаянным плащом, он пребывает там четыре дня в обществе членов совета четырех, прошедших избрание одновременно с ним. Все это время он сидит и размышляет о своей задаче. В полдень и в полночь он поднимается па вершину пирамиды, чтобы там возжечь фимиам; в полночь он также приносит в жертву свою кровь и совершает ритуальное омовение. Ему подают лишь очень простую постную пищу с водой. По прошествии четырех дней он принимает очистительную купель. Облаченный снова в королевскую одежду, он, преисполненный сознания серьезности момента, отправляется, сопровождаемый всеми важными особами, на главную площадь — танцевать. К вечеру он удаляется в свой дворец, где устраивает прием для королей, сановников, начальников кварталов и других значительных лиц.

Король Тескоко Незауалышлли первым обращается к спокойно внимающему императору:

«О повелитель, стоящий над всеми на земле! Тучи наконец разошлись. Мрак, в который мы были погружены, рассеялся. Солнце, наконец, поднялось, и мы снова обрели свет... Эти сумерки были вызвапь* смертью твоего дяди, короля. Но сегодня свеча и факел, которые должны освещать Мехико, вновь зажжены. Перед нами поставили зеркало, в которое мы должны смотреться.

Высокий и могущественный сеньор дал тебе свое царство и перстом указал тебе местоположение твоего трона. Иди же, сын мой, приступай к работе в этом поле богов... Тебе придется вставать среди ночи, чтобы наблюдать созвездия всех четырех стран света: созвездие Святого Петра (Ма- malhuaztli), звезды Площадки для игры в мяч (Citlaltla- chtli), Плеяды (Tianquiztli) и созвездие Скорпиона (Со/о- tlixayac). Корми также четыре божества, которые нас привели сюда и в данный момент наблюдают четыре страны света. Когда же займется утренняя заря, обращай особое внимание на звезду Хопеквилли — крест Святого Якова, а также па утреннюю звезду Тлауискальпантекутли так, чтобы во время ее восхождения ты совершал утреннюю церемонию, состоящую в очищающей купели, затем в умащивапии тела божественной смолой, в кровопускании, в воскурении ладана и в возложении жертвы перед нашими божествами, а затем в созерцании мест, скрытых за небесами. В то же время ты должен будешь спускаться в самую пропасть, в центр земли, где находятся три дома огня.

Тебе надлежит снабжать всем необходимым мировой механизм, для которого королевство — это его корень и его сердце. Четыре страны света устремили свой взор па тебя. Они снабдили тебя мечом и щитом специально для того, чтобы ты положил свою жизнь на службу общественному благу и принял в свои руки горы, холмы, пещеры, овраги, реки и моря, ключи и родники, скалы и деревья: все, одним словом, поручено тебе, и ты должен смотреть за тем, чтобы все это не разрушилось и не исчезло.

Ты должен заботиться о горах и пустынях, куда отправляются сыновья бога, чтобы совершать покаяние и жить в одиночестве пещер. Ты должен все подготовить и все держать наготове. Настоятельно советую тебе уделять особое внимание нашему божественному культу и почитанию богов, чести наших жрецов: и сделай так, чтобы они постоянно увеличивали свое рвение в раскаянии, а для этого вдохновляй их и давай необходимую помощь».

Затем берет слово король Тлакопана Тотоквихуастли:

«О сын мой, ты выслушал советы короля Тескоко. Существует еще много вещей, которые ты должен иметь в виду при твоей новой должности, при гой нагрузке, которую ты взвалил себе на спину. Помни о стариках и старухах, которые провели свою молодость на службе отечеству и сегодня, когда их волосы поседели, не могут больше работать и умирают с голода. Принимай во внимание бедных macehuales [простолюдины], поскольку они — крылья и перья, ноги и руки городов. Следи за тем, чтобы их не обижали и не притесняли и чтобы их право сохранялось, поскольку мало кто думает о них.... И более всего ты должен угождать Создателю. Такова королевская должность, которой здесь тебя наделили. Ни питье, пи еда не должны отвлекать тебя от внимания, в которое тебе надлежит быть погруженным, имея в виду, что все на земле зависит от твоего правления».

Другие короли и гранды королевства, а также жрецы и коммерсанты высокого ранга также пришли, чтобы выразить свои пожелания. Королю надлежит еще больше поднять славу Уицилопочтли и увеличить его пирамиду. Империя должна расширяться, и нельзя допустить, чтобы ей был нанесен хоть какой-нибудь ущерб. Монтесума должен поддерживать гражданский мир, творя справедливый суд, утешая обиженных и наказывая обидчиков; ему следует укреплять город, для которого он — защита и убежище. Он одновременно отец и мать парода, он его раб: он сердце города.

Все эти разнообразные наставления хорошо показывают, в чем состояла задача короля в этом мире. Он солнце в небе и факел на земле. Такая несколько анахроничная двойственность введена здесь, но-видимому, для подтверждения ацтекского «бинома», то есть описания с использованием двух эквивалентов или двух взаимно дополняющих друг друга аспектов. Затем ораторы переходят к его роли и, в первую очередь, к его космическому долгу в деле поддержания порядка во вселенной.

Король должен в одинаковой мере присматривать за небесами, за центром земли (где находятся три очажных камня — сердце всякого жилища, а в этом случае — домом, которым является покрытая небесным сводом земля) и за девятью отделами подземного царства — где он сам может оказаться. Порядок должен царить как в пространстве, так и во времени: надо, чтобы утреннее светило будило день. Подчиняясь указанному порядку идей, Монтесума будет поддерживать окружающую природу: горы, равнины, моря, потоки, и в особенности такие места, как пещеры, источники, скалы и деревья, где так часто обнаруживается святое. Ведь это он «заставляет солнце — передвигаться по небу, тучи — проливаться дождем, потоки воды -- устремляться

в разные стороны, землю — производить всевозможные плоды». Ибо Тлальтеотль производит эти плоды лишь в том случае, если ее регулярно орошают кровью и подкармливают телами жертв. Ведя войну для поддержания хода мирового механизма, Моптесума расширяет империю, увеличивая одновременно славу города. А также и славу бога-покро- вителя города, Уицилопочтли, которого король представляет па этом свете и с которым мешики связаны особым договором. Наиболее явный знак любви Монтесумы к Уицилоноч- тли — это укрупнение его пирамиды. В Месоамерике существовал обычай увеличивать объем здания, приделывая ему новый фасад или заключая его в аналогичную, но более обширную конструкцию. Проводившиеся около 1980 года раскопки па месте Большого храма Мехико позволили установить, что пирамида была объектом дюжины таких расширений. В то время, как король Тескоко перечисляет стоящие перед императором космические задачи, tlatoani наименее важного члена Тройственного Союза, Тлакопана, напоминает новому государю об его ответственности за благополучие города. Он должен поддерживать общественное согласие и правопорядок, следить за тем, чтобы каждый на своем месте мог выполнять свой долг, защищать слабых, поступать но справедливости с оступившимися, очищая их соответствующим обрядом или накладывая на них то или иное наказание.

Моптесума смиренно говорит о своей малой пригодности и призывает богов быть милостивыми к нему. Затем ом благодарит всех присутствующих и удаляется в свои апартаменты. На этом первая фаза коронации завершена. Теперь ему нужно лишь предпринять войну, которая покажет его способность руководить войском и его личную храбрость и одновременно установит мир в провинциях и покажет со всей очевидностью, что у Мехико есть новый император. Наконец, эта война должна поставить новоизбранному достаточное количество пленных для жертвоприношения в честь его инаугурации.

ГЛАВА 3 Война восходящего Солнца

СРАЖЕНИЕ ПРИ АТЛИСКО

В Мехико было заведено, что прежде чем интронизация короля подтверждалась в империи, он должен был совершить свой первый поход. Захваченные при этом пленные приносились в жертву в завершающих коронацию церемониях. Это жертвоприношение придавало празднеству особый блеск. Оно увенчивало короля нимбом святости, а также способствовало повышению престижа Мехико, производило сильное впечатление на союзников и вселяло страх в противников.

Однако этот поход, именовавшийся «мытьем королевских йог», имел особый, мифологический смысл. Речь шла о воспроизведении первой войны эры — той, которая вспыхнула сразу с появлением Солнца.

Здесь можно вспомнить, что после своей гибели в Тео- тиуакане Кецалькоатль-Нанауатль возродился в виде Солнца и установил обычай священной войны. Мишкоатлю и его трем братьям было поручено вести войну с четырьмястами мимиксоас — чтобы кормить его самого и его мать, Землю. Поэтому в дальнейшем, всякий раз, когда происходило жертвоприношение, обреченные пленники представляли мимиксоас и наряжались в соответствующие одежды.

Источники расходятся в вопросе о цели этой войны. Chronique X сообщает о мятежах в Икпатенеке и Нопал- лане, тогда как монах Хуан де Торквемада говорит об Атлиско.

Икнатенек и Нопаллаи представляются маловероятными в силу двух причин. Во-первых, это слишком удаленные места. Поход против этих городов означал бы для короля и его армии отсутствие в течение нескольких месяцев. Он не мог позволить себе такой риск в то время, когда его интронизация еще не была завершена и в обстановке не вполне утвердившейся власти некоторые горячие головы могли бы поднять еще и другие мятежи. Для своих первых походов предшественники Монтесумы довольствовались, как правило, более близкими объектами: находящейся рядом долиной Толука, Мецтитланом, Чалько. Другая причина, но которой Ноиаллан и Икнатенек представляются маловероятными, в том, что многие согласующиеся между собой источники, и среди них рисуночные манускрипты, датируют покорение этих двух городов где-то около 1511 года.

С Атлиско тоже не все так просто. Этот город числился среди врагов по «цветочной» войне. На его нолях сражения были особенно частыми. Но каким образом город мог поднять мятеж, если он еще не был покорен?

И все же факт войны против Атлиско подтверждается. Во всяком случае, отношение мешиков к долине Пуэбла изменилось. Монтесума помнил о жестоком поражении от Атлиско при Ахвицогле и о смерти своего брата Тлакауэпана. Ему хотелось покончить раз и навсегда с этими независимыми анклавами. Став императором, он решил начать действовать в этом направлении. До сих пор мешики держали своих врагов как бы в клетке, вроде перепелок — для воинских упражнений и для жертвоприношений. Теперь война будет направлена на их подчинение, «поскольку при одном управлении миром должна быть одна власть, одна воля, одно желание». Момент был благоприятным, так как в это время враг был разделен. Война в Хуэксоциико позволяла Мехико вмешаться в конфликт но просьбе одной из враждовавших группировок и попытаться установить там свою власть. Но извечные противники не были расположены предоставлять мешикам «управление миром».

Таким образом, Монтесума имел достаточно оснований выбрать Атлиско в качестве мишени. Город расположен в 28 километрах на юг от Хуэксоциико, в 20 км на юго-запад от Чолулы и в 50 км на юго-запад от Тласкалы. Находясь на расстоянии нескольких дневных переходов от Мехико, он контролирует вход в долину Пуэбла с юго-запада, в обход Попокатепетля. Нападение па этот город означало бы демонстрацию намерений, это была бы декларация па самом высоком уровне. Учитывая воинские качества противника, победа в такой войне была бы особенно почетной. Предоставлялся к тому же случай смыть нанесенный позор и отомстить за смерть Тлакауэпана и многих его соратников. Монтесума уже в самом начале своего правления нацелился на богатства долины Пуэбла. Если бы он полностью преуспел в этой стратегии, то захват Мексики оказался бы для испанцев более трудным делом.

Поход осуществлялся по всем правилам. Чтобы избежать возможного риска, император, но-видимому, взял достаточное количество воинов. Жители Атлиско и пришедшие к ним на помощь воины долины получили строгий урок. Монтесума сразу ввел в бой цвет своего рыцарства, что способствовало увеличению числа подвигов. Его братья Куитлау- ак, Матлацинкатль, Пинауитль и Чеченатикацин, а также двое из сыновей дяди Монтесумы, покойного императора Тизока, сражались в первых рядах. Было захвачено большое количество пленных. Однако потери мешиков были также ощутимы. Был убит, среди прочих, военачальник Хвицилихвицин.

ТРИУМФАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Возвращение в Мехико сопровождалось большой помпой. Прежде всего в Мехико был послан гонец с доброй вестью о победе. Это был, но-видимому, какой-нибудь знатный сеньор или военачальник. Его волосы были заплетены в косу, на голове у него красовалась белая повязка. Вооруженный круглым щитом и деревянной саблей maquahuitl с обсидиановыми режущими краями, он вошел, а может быть и вбежал, в город, крича, подскакивая и изображая всеми способами выигранное сражение и воспевая подвиги воинов. Chihuacoatl вышел к нему навстречу, чтобы официально принять весть о победе. Согласно принятым правилам, чихуакоатль предложил вестнику разного рода подарки, а затем велел присматривать за ним до того

момента, когда прибудет другой гонец с подтверждением радостной вести.

Когда победоносная армия вошла в город, пленники были выстроены в два ряда. Они были обязаны свистеть и петь, тогда как на вершине пирамид воины-ветераны и жрецы, которые не покидали город, дули в раковины и стучали в барабаны. Затем заслуженные ветераны, именуемые «старыми орлами», и учителя фехтования построились в две шеренги на пересекающей лагуну дамбе, чтобы принять воинов- победителей и их пленников. Все были украшены красными плетеными кожаными ленточками, подвесками из разноцветных камней и морскими ракушками. На ветеранах были надеты хлопчатобумажные доспехи, а в руках у них были круглые щиты и, вместо сабель, посохи. Жрецы, старые и молодые, выстроились согласно их рангу. На спине у каждого висела обычная калебаса с табаком, а на руке — мешочек с ладаном. Некоторые из них, продавцы огня tlenama- caquey потрясали терракотовыми курильницами, „имевшими форму ковша или разливательной ложки.

По мере того как пленные входили в город, воины-ветераны и жрецы бросали им куски кукурузных лепешек, хранившихся в храме в качестве облаток. В то же время их приветствовали возгласами: «Добро пожаловать, сыновья Солнца. Наконец вы прибыли в Мехико-Теночтитлаи — гуда, где вода спокойна, где пел орел и шипела змея, где летают рыбы, где по берегам растет осока й тростник; где главный начальник и судья — Уицилоночтли. Не думайте, что он привел вас сюда случайно. Он хочет, чтобы вы отдали жизнь за него. Именно поэтому вам позволено созерцать этот славный город и любоваться им. Ведь если бы вас не привели сюда в качестве пленников для жертвоприношения, то вы бы не имели возможности здесь побывать... Вы наши дорогие гости. Вас должно утешать то, что вы пришли сюда не в результате каких-либо женских козней, но в результате деяний мужчин — чтобы погибнуть здесь, оставив но себе вечную память».

Приветствия, обращенные к воинам-иобедителям, звучали примерно гак: «Добро пожаловать, сыновья, в царство Монтесумы, которое вы прославили благодаря вашей отваге и силе ваших рук, победив и разгромив наших врагов и наказав их за непочтительность к нашему богу Уици- лопочтли».

Потом пленных заставили напиться «божественного» пульке (teooctli). Таким образом они уподобились мимик- соас, которые были пьяны в тот момент, когда их принесли в жертву во время первой войны ради пропитания неба и земли. Затем пленных отвели в храм, к статуе Уицило- ночтли, где их встречали гудением в раковины жрецы. Один за другим пленники опускались на колени перед богом и прикасались губами к земле, взятой из-под йог статуи. Встав с колеи, они обошли сначала вокруг большой «чаши орла», которая должна будет принять их кровь и сердца. Затем — вокруг каменного жернова temalacatl, к которому наиболее храбрые из них будут привязаны, чтобы, вооружившись бутафорским оружием, участвовать в поединке против хорошо вооруженных воинов, представлявших ягуаров и орлов. И, наконец, — вокруг tzompantli, помоста, уставленного столбами с поперечинами, на которых были нанизаны тысячи голов принесенных в жертву пленников. Сооружение выглядело как искусственный сад, где головы представлялись спелыми плодами.

Как правило, пленные отдавали затем почести императору. Возможно, что в данном случае они отправились лишь к чихуакоатлю, который повторил им, что они у себя дома, и дал им возможность поесть и одеться подобающим образом. Наиболее отличившимся вручили украшенные перьями щиты, а также цветы и сигары, и после этого они должны были танцевать под стук барабанов на рыночной площади. Наконец их заперли в клетках, установленных в помещениях, именовавшихся cuauhcalco, «дом орла». Обычно за каждым из пленников присматривал взявший его в плен воин.

Эти церемонии приема военнопленных имеют свое объяснение. К будущей пище богов следует относиться с должным уважением. Пленные должны умереть, по умереть славной смертью. Им говорят «добро пожаловать» как дорогим гостям и повторяют, что они «у себя дома» и что смерть превратит их в мимиксоас, спутников Солнца. Их окуривают ладаном, как если бы они были божественными существами, а возможно, и для того, чтобы очистить их от скверны. После всего этого их представляют всем, кого касается это жертвоприношение.

Следует при всем этом как бы включить пленных в общество мешикас, сделать так, чтобы они были «у себя дома», как это говорит «змея-женщина», «хозяйка дома» Мехико. Их представляют властям, их кормят, поят и одевают, им предоставляют кров. Иногда они получают даже временных супруг, которые делают менее тягостными их последние дни. В дальнейшем мы познакомимся с судьбой одного в прошлом прославленного военачальника, который, будучи взятым в плен, жил довольно долго в Мехико перед тем, как быть принесенным в жертву; возможно, это просто миф, но тут важен сам принцип: жертва должна быть членом данного общества. Здесь как бы продолжается та связь, которая установилась на иоле боя в тот момент, когда победитель, хватая своего противника, провозгласил: «Вот мой любимый сын», а сдающийся в плен ответствовал: «Вот мой высокочтимый отец». Обычай захватывать будущих жертв в чужих краях, а затем выдавать их за соотечественников, присущ не только мешикам.

Эта интеграция-ассимиляция объясняется тем фактом, что другой значит какой-то не такой, то есть хуже и, стало быть, он может стать полноценной жертвой лишь после того, как будет принят данным обществом. Здесь уместно будет вспомнить о Репе Жираре с его теорией жертвы самосуда. Для него принесение в жертву человека или животного (животное — замена человеку), представляя собой лишь ритуализацию какого-то первоначального самосуда, призвано избавить данную группу (социум) от внутреннего насилия. Действительно, люди на определенной стадии развития могли заметить, что в кризисный момент, когда страсти разгораются и члены данной группы готовы перейти в рукопашную схватку, самосуд над невинным человеком производит умиротворяющее воздействие. Самосуд, линчевание, может воспроизводиться в виде ритуала, как меди-

ципская прививка, которая дает слабое инфицирование организма вместо настоящего заражения. Взять жертву из своей группы нельзя из-за риска спровоцировать цепь «насилие на насилие»; при этом умиротворяющий эффект возникает лишь в том случае, если жертва принадлежит к группе. Чтобы удовлетворить необходимым требованиям, эту жертву выбирают где-то в маргинальной части группы (то есть среди неполноправных членов, например, среди детей) или среди иностранцев, но в последнем случае должна иметь место интеграция, когда путем каких-то процедур устанавливается принадлежность жертвы к данной группе.

После пленников и части армии Моптесума сам вошел в город. Он возвращался в свою столицу победителем и, более того, он сам захватил пленных, что считалось верхом доблести. Возможно, что его подвиги будут прославлены в эпических песнопениях. Отныне он уже настоящий король. Его пленных, его «сыновей», несли за ним в паланкинах — в богатых одеяниях и украшениях. Затем его проводили важные сановники, окуривая но дороге ладаном, до Большой площади. При его появлении зазвучали трубы и раковины. Моптесума поднялся на вершину храма Уицилоночтли и совершил ритуал покаяния, пуская себе кровь из ушей, бедер и голеней. Затем он взял кадильницу и окурил фимиамом божественную статую. Спустившись вниз, он отправился к себе во дворец, где его встретили короли Тескоко и Тлакопана, приветствовавшие его такими словами: «Государь, дайте отдохнуть вашему телу и вашим ногам, поскольку Вы, конечно, устали. Вы исполнили свой долг перед Тлальгекут- ли, долг повелителя земли, лета и всего, что зелено, орла, летающего над нашими головами. И поскольку великое божество получило то, что ему положено, то отдохните, государь, и мы также пойдем к себе отдыхать. Отдыхайте, наш добрый государь и король». Затем пришли попрощаться его соратники, и Моптесума наградил главных командиров провизией и украшениями. Начальники четырех кварталов города также пришли с подарками: отрезами дорогой материи и цветами, которые Моптесума сразу же передал воевавшим с ним солдатам и бедным старушкам.

ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ИМПЕРАТОРСКИХ ПОЛНОМОЧИЙ

I Л ихуакоатль Тлилыютопкви решил, что все народы долж-

Ъ вы быть заранее оповещены о предстоящем празднестве но поводу коронации. Нужно было всем дать попять раз и навсегда, что Мехико-Теночтитлап — их голова, их мать и отец. Предыдущая коронация была как бы для внутреннего употребления; теперь же осуществлялась коронация главы империи.

Приготовления к празднику шли полным ходом. Чтобы достойным образом принять именитых гостей, было собрано громадное количество цветов, приготовлены сигары, роскошная одежда, украшения. Все было организовано таким образом, чтобы в каждый день праздника несколько тысяч носильщиков доставляли в город большие количества оленей, кроликов, перепелок, индеек и прочих идущих в пищу животных и птиц, а также перец, какао, рыбу, фрукты и все съедобное, что можно было обнаружить в радиусе ста пятидесяти лье. Четырнадцать залов дворца были приведены в идеальный порядок, их обстановка: циновки, портьеры, сидения, светильники и прочее — все было полностью обновлено, украшено ветками растений и цветами. Там же были развешены художественно выполненные круглые щиты. На сидения с высокими спинками были наброшены шкуры ягуаров. Один из залов был украшен картинами, в которых отображалось величие Мехико и провинций, чьи представители присутствовали па празднике. В центре главного дворцового двора был сооружен павильон, перед которым разместились барабаны: вертикальные с натянутой мембраной и горизонтальные, полностью деревянные. Барабаны издавали два тона. Павильон был увенчай гербом Мехико, представленным в виде разноцветной бумажной аппликации. Королевский орел в золотой короне разрывал на части большую змею. Он восседал па опунции, гордо подняв голову. Тут же в павильоне были установлены клетки с живыми диковинными птицами.

Конечно, на праздник были в первую очередь приглашены главные союзники — король Тескоко Незауалышлли и недавно принявший власть в Тлакопаие король Тлальтека- цин, а затем и другие провинциальные короли. Моптесума настоял даже на том, чтобы по примеру его предшественника на празднество были приглашены традиционные враги — государи Тласкалы, Тлилыоквитепека, Хуэксоцинко, Чолулы, Куэглакстлана, Мецтитлаиа, Йоиициико и Мичоа- кана. Разумеется, на время празднеств пришлось сделать передышку в «цветочной» войне, которая представлялась как «тренировка, отдых и развлечение богов». Нужно было дать возможность врагу увидеть блеск и могущество великой мексиканской империи. Долина Пуэбла, считавшаяся некоторым подобием ада, была для мешиков опасным местом, поэтому для роли гонцов были выбраны самые отважные воины и в придачу к ним — закаленные во всякого рода потасовках торговцы, именовавшиеся озомеками, которые владели различными языками и могли притвориться кем угодно и проникнуть куда угодно. В случае неудачи император брал на себя заботу о семьях этих отважных людей. Одетые как носильщики дров, эмиссары Монтесумы беспрепятственно прошли установленные на входе в долину посты, через которые, как считалось, даже птица не могла пролететь. Такая бдительность со стороны хуэксоцинков и тласкальтеков была, но мнению Дюрана, более чем оправданной, поскольку коварство Тройственного Союза было там очень хорошо известно... Люди, естественно, не хотели быть застигнутыми врасплох.

Посланцы Монтесумы, к ужасу тамошнего короля, добрались живыми и невредимыми до Хуэксоцинко. Они передали ему приглашение и получили от него согласие. Затем они таким же тайным образом отправились в Чолулу и Тласкалу, стараясь обходить места, где их могли бы увидеть, например, работающие в поле крестьяне. Так они добрались до названных городов, где они выполнили данное им поручение. Другие города также приняли приглашение. Вскоре в Мехико стали прибывать приглашенные короли и принцы. Те из приглашенных, которые не имели своего жилища в столице, были размещены в королевских комнатах, специально приготовленных для этого случая.

Самые красивые комнаты достались королям городов долины Пуэбла — без ведома простого парода, а может быть, даже и без ведома королей Тескоко и Тлаконана. Под страхом смерти было запрещено говорить об их присутствии.

Все эти знатные гости приносят свои поздравления императору, который одаривает их великолепными одеждами, головными уборами из перьев, золотыми украшениями и драгоценными камнями. Помогающий ему в раздаче подарков chihuacoatl обращается к аудитории: «Уважаемые сеньоры, наденьте эти праздничные одежды, поскольку нас посетили наши враги, и таким образом мы как бы смотрим смерти в лицо. Завтра, возможно, придет смерть к нам или к ним. А сейчас пользуйтесь моментом отдыха, нойте и танцуйте и сохраните в памяти то, что я вам сказал».

Когда приходит очередь врагов и они должны идти с поздравлениями к императору, во дворце гасятся все огни, за исключением больших жаровен. Тласкальтеки приветствуют Моитесуму очень скромно, подчеркивая мощь и великолепие его государства. От имени своих королей они предлагают ему простой лук с несколькими стрелами и грубую одежду из волокна агавы. Блокада долины Пуэбла не позволяет им разбогатеть и отважиться на большую щедрость. Монтесума отвечает им в том же вежливом и скромном тоне, прося гостей передать их королям выражения его глубочайшего почтения с пожеланиями быстрого роста их благосостояния. Другие традиционные враги также приносят свои поздравления и вручают подарки. От имени короля Мичоакана дарятся луки и колчаны с золочеными стрелами. Выслушав ответные слова благодарности и откланявшись, они идут обедать, после чего их еще награждают одеждой, оружием и значками.

Тем временем другие короли и принцы уже начали свой танец на площади большого двора. Светильники гасятся, чтобы представители непокоренных территорий могли в полумраке присоединиться к остальным танцующим. Время от времени гости кушают грибы, вызывающие наркотическое состояние. Весь день они танцуют, и эго продолжается четыре дня. В какой-то определенный момент Монтесума в блеске своего великолепного наряда появляется во дворе и подходит к танцующим. Он окуривает ладаном музыкальные инструменты и статую бога тайцев, а затем обезглавливает в их честь перепелок. Ведь танец, но сути говоря, не только удовольствие, это, прежде всего, способ привлечь к себе внимание богов, приблизиться к ним, освобождаясь от лишнего веса путем часто повторяющихся подскоков. Танец относят к macehualiztli, покаянным действиям.

На четвертый день происходит помазание и венчание па власть императора. Ритуалы в этот день сходны с ритуалами первого дня. На вершине пирамиды Уицилоночтли натирают черной мазью тело нового императора, потом окропляют его в четыре приема священной водой с помощью кропила, изготовленного из веток кедра и вербы, а затем торжественно облачают его в королевские одежды, вручают королевские ипсигнии (знаки высшей власти) и надевают па голову королевскую диадему. Монтесума обещает покровительствовать культовым ритуалам, стоять на стороне богов и законов города, поддерживать войны и защищать интересы общества — если понадобится, то и ценой своей жизни.

Наконец происходит жертвенная казнь нескольких тысяч человек, взятых в плен во время последней интрониза- циоиной войны или содержавшихся в резерве с более давних времен. В предшествующую ночь они, как и полагалось, бодрствовали, каждый — в обществе того, кто взял его в нлеп. В полночь их «хозяин» обрезал им волосы на верхушке головы, приобретая тем самым их славу и позволяя их душам покинуть тело. С наступлением дня их наряжают в одежды мимиксоас. Их головы покрываются птичьим пухом, па их руках и ногах чертятся мелом белые полосы. Глаза очерчиваются черными кругами, губы «увеличиваются» красной краской. Имея па себе маштли (набедренную повязку) и бумажную накидку и держа в руке белый флажок, они проходят вереницей мимо большой tzompantli, площадки для демонстрации отрезанных голов. После этого пленные отправляются к храму Уицилоночтли и поднимаются наверх один за другим. По мере того как они иродви- гаются к вершине, у них отбирают флажки и бумажные украшения. Четыре жреца, наряженные грифами, что должно вызывать ассоциации с богом смерти, хватают человека за руки и ноги и распластывают на жертвенном камне, имеющем выпуклую верхнюю поверхность. Они прижимают конечности человека книзу, так что его тело, соответственно, выгибается вверх. Появляется жрец-сакри- фикатор («посвятитель»), вооруженный большим кремниевым ножом. Он погружает этот нож в грудь пленника между ребер, вводит руку в зияющее отверстие и вырывает продолжающее трепетать сердце, которое он поднимает и предлагает солнцу. Сразу после этого происходит действие в честь богини земли: ножом из черного обсидиана у бездыханной жертвы жрец отрезает голову, что вызывает новый поток крови, долженствующий кормить и удобрять землю.

Чтобы подчеркнуть это второе назначение, тело жертвы сталкивается вниз таким образом, чтобы оно скатилось по лестницам пирамиды к алтарю, изображающему разъятую на части теллурическую (земную) богиню Койольхауки. Там его разрезают на части, и «хозяин» жертвы относит все это домой, чтобы угостить своих. Моптесума принимает личное участие в первых посвящениях, поскольку речь идет о его интронизации. Затем его сменяют два союзных короля, а йотом наступает очередь великих жрецов. Потоки крови оживляют красный цвет ступеней храма, распространяя специфический запах бойни. Спрятавшись поблизости, принцы из долины Пуэбла наблюдают ужасную сцену умерщвления их подданных, испытывая при этом смешанное чувство негодования и восхищения.

Жертвенная казнь пленных воспроизводит избиение четырехсот мимиксоас на заре текущей эры. Однако в то же время она связана и с другим подобным эпизодом, в котором участвуют четыреста хвицнауас и их сестра Койольхауки, случившимся после чудесного рождения в Коатенеке Уицилоноч- тли, которое является одновременно и рождением, появлением солнца. Некоторые элементы ритуала обусловлены этим центральным эпизодом в странствиях мешиков.

Монтесума

Сцена человеческого жертвоприношения. Duran, Historia... 1867-1880

Справа: Ахаякатль («вода-лицо», как указано в его глифе) и «вице-король» cihuacoatl («змея-женщина»; его глиф состоит из изображений женского лица и змеи). Слева: Ахаякатль извлекает из груди жертвы сердце; операция происходит на гигантской «чаше орла», украшенной изображением солнца

В символическом смысле во время жертвоприношений погибают не только пленные, но и те, кто их посвящает, то есть воины, взявшие их в плен. Принесенные в жертву мимиксоас варятся в маисовом рагу и поедаются. Лучший кусок, правая ляжка, предназначается императору. «Хозяин» пленника не принимает участия в поедании своей иолу обожествленной жертвы, поскольку он не должен есть свою собственную плоть. Только его близкие могут принимать участие в этой трапезе. Согласно некоторым источникам, поедающие непременно должны быть благородными. Они считали плоть принесенных в жертву действительно священной и благословенной, поэтому поедали ее с соблюдением церемоний, полагающихся небесным созданиям.

Воин, захваченный в плен самим императором, имеет право на особое обхождение. Его, облаченного в одежды бога солнечного огня Ишкозаукви, умерщвляет великий

жрец. Последний вырывает у жертвы сердце и стряхивает с пего кровь в направлении четырех стран света. Остаток крови собирается в чашу и подается tlatoani, который окропляет ею все статуи Большого храма. Голова выставляется па высоком столбе, а содранная кожа, набитая ватой, будет украшать некоторое время фасад дворца.

Человеческие жертвоприношения очень способствуют повышению авторитета Монтесумы, Мехико, империи и ее храбрых воинов. По окончании жертвоприношений короли и знатные вельможи принимаются есть грибы-галлюциногены, что вызывает у них, наряду с символической смертью вместе с обреченным пленником, ощущение контакта с божеством. Они находятся в состоянии опьянения и некоторые, действительно, кончают самоубийством.

Немного погодя традиционные враги наносят императору прощальный визит. Они получают подарки для своих королей: золотые митры, мухобойки, особенно ценимые тласкальтеками и хуэксоцииками, которых имперская блокада лишает большинства предметов роскоши. Благородные мешики провожают их далеко за город. В самом Мехико продолжают одаривать храбрецов различными дорогими подарками и почестями. Жрецы, мажордомы, начальники кварталов (calpulli), командиры центурий и другие должностные лица получают в подарок одежду, а старики, сироты и другие бедняки — различные необходимые им вещи. Relation de Cholula утверждает, что все короли отправились в этот священный город Кецалькоатля, чтобы исполнить там обряд повиновения богу и подтвердить при этом свою власть. В некоторых майяских текстах говорится о королях, которые должны были проделать путь до Города Змея в птичьих перьях, чтобы получить там полагающиеся им знаки власти. Ничего такого не предполагалось для мешикских государей. Они с гордым пренебрежением взирают на Чо- лулу. Это не должно нас удивлять — ведь по сути дела Уицилоночтли уже занял место Кецалькоатля.

ГЛАВА 4 Годы реформы

ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ ЧИСТКА

Уже перед своей интропизационпой войной государь кольхуас предпринял ряд реформ, не имеющих аналогов в истории Мексики. Эти реформы тогда были плохо восприняты, и даже в наши дни они подвергаются строгому осуждению. Однако именно они являются наилучшим свидетельством прозорливости императора.

Едва лишь закончились церемонии, связанные с коронацией, и Моптесума перестал уверять людей в своей недо- стойности, как его охватила своего рода мания величия. Призвав к себе чихуакоатля Тлилыютонкви, он объяснил ему необходимость кадровых перемен среди сановников и чиновников — как во дворце, гак и в разных провинциях империи. Моптесума хотел иметь возможность править но своему разумению, а не только так, как это было установлено при Ахвицотле. Кроме того, зачастую это были люди низкого происхождения.

Совершенно недопустимо, чтобы королевские слова терялись в ушах низких и угодливых людей. Король же хотел иметь у себя людей, на которых можно было бы положиться и которые в случае необходимости могли бы правильно передать его слова но назначению.

Моптесума потребовал, чтобы сыновья знатных вельмож Мехико и других городов были взяты из своих школ, calmecac, и поселены во дворце. Они должны были быть законными сыновьями и находиться в таком возрасте, чтобы их можно было воспитать надлежащим образом. Отныне все пажи, камергеры, дворецкие, мажордомы, привратники, метельщики, уборщики, хранители огня - все, кто входил

в персонал дворца и мог находиться в присутствии императора, должны были принадлежать к великим родам империи.

Повеление было выполнено. Персонал Ахвицотля был отозван, другими словами — уничтожен. «И это меня не удивляет, — пишет доминиканец Дюран, — поскольку с тех пор, как Моптесума начал свое правление, он оставался великим мясником — уже в силу внушаемого им страха и трепетного почтения». Чистка продолжилась и в следующем году. Повсюду поставили новых людей — даже во главе calpulli и центурий. Затем chihuacoatl, то есть «вице-король» , созвал дворянских детей в возрасте от десяти до двенадцати лет и сообщил им о чести, которая выпала на их долю. «Дети мои, считайте себя счастливыми и удачливыми, так как наш государь берет вас к себе в услужение. Он хочет, чтобы вы были его руками и ногами, постоянно находились возле него и делали вместо него то, что он не должен делать сам. Он хочет также, чтобы вы научились искусству руководства и управления и общения с людьми в разных обстоятельствах».

Император собственной персоной занялся их воспитанием, обращаясь с ними но-отцовски. Каждый день он собирал их и показывал, как говорить размеренно, точно, свободно, с соблюдением правил красноречия, как вести себя в различной обстановке. Он учил их скромности, правдолюбию, уважению к старшим и стремлению к добродетели, указывая на необходимость всемерного почитания Уицилоночтли и его собственной персоны. Они должны были молиться ночью и перед рассветом, приучаться к самопожертвованию, подметать в храме и во дворце. Нарушителю порядка угрожала смертная казнь. Его могли бы забить ударами дротиков и закопать где попало. А если бы нарушение касалось женщины из дворца, то родители преступника также были бы казнены, а их жилище разрушено. Увидев проходящего Моитесуму, каждый должен был простереться ниц. Ни в коем случае не позволялось смотреть ему в лицо: это означало бы для нарушителя смерть — как если бы человек узрел божество. «Его и почитали как бога, а его дворец назывался домом бога».

Различные документы из Chronique X совпадают в своих описаниях этих событий за тем исключением, что, согласно Тезозомоку, менее враждебно настроенному по отношению к императору, последний представляется не таким жестоким. Вынужденная отставка функционеров императора Ахвицотля подается как предоставление им заслуженного отдыха. Педагоги и компаньонки были не казнены, а только заменены другими кандидатурами.

Иштлильхочитль из Тескоко датирует указанные события 1508 годом — после сражения против Атлиско, в котором якобы погиб Маквильмалипалли, старший брат Монтесумы, который, по мнению хрониста, имел больше прав на престол. Именно в этом году Монтесума «стал проявлять высокомерие». Для того чтобы стать абсолютным монархом, он заменил всех членов своих советов, заседавших там со времен его отца, на своих людей; подобным образом он поступил также в провинциях и в армии. Отныне он, движимый своим самомнением, решил также не советоваться с вождями из простонародья, которые стали командирами исключительно благодаря своей храбрости. Одни были убиты, другие удалены от двора.

Наконец, мы располагаем описаниями Овьедо, которые относятся к самым старым и самым путанным. По сути, он не говорит о реформах, но его информация указывает в любом случае на то, что восхождение Монтесумы не было гладким. Были казни, коснувшиеся, однако, не функционеров, а прежде всего — большинства братьев Монтесумы, поскольку у отца Монтесумы было около ста пятидесяти детей. И, наконец, — дворянства Тлателолько. Моитесуму должны были выбрать постольку, поскольку он мог освободить Мехико-Теночтитлан от угрозы, которую представлял для города его строптивый сосед. Выдав свою дочь за короля Тлателолько, Монтесума якобы пригласил своего зятя на пиршество вместе с его родными и с элитой города. Там их напоили, связали и принесли в жертву — всех, то есть более тысячи человек. Их имущество, а также имущество четырех тысяч высланных из Тлателолько жителей было конфисковано и отдано падежным людям.

Похоже, что Овьедо или его информатор перепутали события, которые произошли в Тлателолько значительно раньше, с теми, которые действительно имели место в начале императорского правления Монтесумы. Известно, что город Тлателолько был разрушен Ахаякатлем (1469-1481) — правда, без убийственного банкета, у которого были мифические прецеденты, вдохновившие, ио-видимому, информатора Овьедо. Действительно, существовало расхожее мнение, что населявшие долину Пуэбла гиганты были уничтожены именно таким образом. В первые годы правления, однако, Монтесума действительно будет иметь столкновения с городом-близнецом.

ГРЕХ ГОРДЫНИ

Существует достаточно причин, побуждающих усомниться в реформах Монтесумы. Обратимся к версии Иш- тлильхочитля. Если верить в нее, то император сразу же отбросил маску смирения и открыл свое подлинное лицо, то есть лицо великого гордеца. Согласно ацтекскому образу мыслей, гордость была главной отличительной чертой плохого короля. Когда в адрес Тецкатлиноки посылались молитвы о помощи новоизбранному королю в правильном выполнении им своих обязанностей, то говорилось обычно: «Сделай, Создатель, так, чтобы он осуществлял здесь твой образ, и не дай ему возгордиться и стать высокомерным лишь оттого, что он занимает твой трои и твои державные подмостки... Не позволяй, Создатель, чтобы он обижал и оскорблял своих подданных или кого бы то ни было казнил без причины... и пусть его украшения и королевские знаки отличия не станут для пего предметом гордости и высокомерия; сделай, напротив, чтобы он служил тебе, соблюдая скромность и простоту».

Гордость представлялась основным грехом. Именно из- за нее в незапамятные времена старшие дети почитаемой народом майя верховной божественной пары были брошены в ад: они хотели создавать, то есть заниматься делом своих родителей, без их на то позволения; они посягнули, та

ким образом, на чужие привилегии. А их младшие братья обратились к родителям с униженной просьбой и получили соответствующее разрешение.

Сходный но содержанию рассказ существует и в миштек- ской мифологии. Сыновья изначальной божественной пары

й Олень-Змей Льва и 1-й Олень-Змей Тигра постоянно стремились продемонстрировать свое подчиненное но отношению к родителям положение, всячески их почитая и воску ривая перед ними фимиам. Обращаясь к Создателям Всего, чтобы те дали появиться Земле, они в качестве покаяния изранили себе язык и уши. Таким образом они положили начало обрядам кровавого умерщвления плоти, которые выполнялись регулярно королями майя и ацтеков для признания своего долга перед богами, которые наделили их королевской властью. Бесчисленные памятники свидетельствуют об этих королевских обрядах. У майя — восходящие к началу нашей эры, украшенные рельефами стелы и балки, у ацтеков — разнообразные ларцы и фризы.

Таким образом, воцарение последнего Монтесумы соответствует заре новой эры. Вскоре ацтекское «солнце» закатится и ма горизонт выйдет испанское. Для ацтеков представлялось существенным объяснить это крушение, эту потерю рая; нужно было найти одного ответчика — кого- нибудь, кто бы своим преступным поведением, своим нарушением установленных правил вызвал, как в мифах, конец эры. Виновным оказался несчастный император, которого стали изображать гордецом, вознамерившимся сравняться с богами.

У легенды была сложная жизнь. Еще в прошлом веке индейцы рассказывали историю о славном Моптесуме — короле, который кончил тем, что рассердил бога своей гордостью. В наказание бог послал против пего испанцев, свергших его. В настоящее время Моптесума совершает покаяние где-то на востоке, но он должен вернуться, чтобы прогнать испанцев и восстановить свою империю.

Иными словами, здесь вполне закономерно возникает вопрос о подлинности «реформ» Монтесумы, тем более что реформы упоминаются только в двух не зависимых друг от друга источниках: это утерянная Chronique X, заимствования из которой имеются у Дюрана, Тезозомока и отца Товара, и Иштлильхочитль. Ни в одном из тех изобразительных кодексов, которые вобрали в себя доиспапские элементы, не существует, по-видимому, и намека на реформы. Кроме того, именно Chronique X с яростной убежденностью связывает падение империи с гордостью короля. Мы увидим это в нескольких эпизодах конца его царствования, представляющих своего рода отклик на его реформы.

Удивительнейшим образом, благодаря письму Кортеса Карлу V, которое датируется 30 октября 1520 года, то есть до поражения ацтеков, мы можем проанализировать высказывания хронистов колониальной эпохи но меньшей мере но двум пунктам. Конкистадор описывает события, произошедшие к моменту написания письма. В описании империи он сообщает: «Наиболее важные особы из провинций, особенно из пограничных, пребывали значительную часть года в столице, и все они, или почти все, определяли своих старших сыновей на службу к Монтесуме». Затем Кортес рассказывает о своей первой встрече с Монтесу мой, состоявшейся 9 ноября 1519 года. Император ему сказал: «Я знаю обо всем, что с вами приключилось, от находящегося здесь Потуичана; я знаю, что люди из Чемноалы и Тласкалы наговорили вам много плохого обо мне; верьте только своим глазам и особенно не доверяйте россказням моих врагов, многие из которых были моими вассалами, которые воспользовались вашим прибытием для того, чтобы восстать против меня и, с целью снискать ваше расположение, оклеветать меня. Эти люди говорили вам также, что степы моего дворца сделаны из золота, что циновки в моих залах и другие предметы обычного пользования гоже из золота, что я заставляю людей почитать меня как бога и прочие глупости. Что касается дворцов, так вы их видите; они сделаны из земли, камня и соломы». Затем, рассказывает Кортес, приподняв свою мантию, он указал на свое тело, говоря: «Вы видите, что я состою из мяса и костей, так же, как и вы», и руками ощупывая свое тело, продолжал: «Вы видите, что меня можно пощупать, и, сле- дователыю, я смертен; поэтому вам должно быть понятно, как сильно эти люди налгали».

Таким образом, даже из признаний самого императора следует, что его недруги ставили ему в вину то, что он якобы провозгласил себя богом, и к тому же in tempore non suspecto (в неожиданный момент). Chronique X лишь передает более ранние обвинения, которые будут обобщены после Конкисты. Они возникали в связи с появившимися в то время дурными знамениями, пророчествами и неясными, но устрашающими слухами о странных существах, виденных на далеком Востоке... Ожидался конец света, и нужен был подходящий виновник катастрофы. Кто-нибудь, кто бы представлял нацию, поскольку она вся должна была подвергнуться наказанию, и этим человеком мог быть только король. По-видимому, главной ролью государей повсюду и во все времена была роль главного ответчика, иначе говоря, — козла отпущения в последней инстанции.

РЕФОРМА ИМПЕРИИ

Возможно, что слухи явились лишь преувеличением реальных событий, и это предположение можно отнести к административным реформам. Действительно, в их существовании нет ничего невероятного, даже если хронисты и преувеличили некоторые их аспекты. Большинство современных авторов признают реальность этих реформ, даже если они но примеру самих ацтеков и демократов XX века подвергают их жестокой критике.

«Возможно, — предполагает Жак Сустель, — эта эволюция привела бы в конце концов к формированию чисто наследственного дворянского сословия».

Английский историк Найджел Дейвис также усматривает здесь своего рода «контрреволюционный мятеж против сановников скромного происхождения», которым покровительствовал «прогрессивный» император Ахвицотль. Для этого императора характерными были вроде бы простые товарищеские отношения военного лагеря. Чтобы найти способного кандидата на высокую должность, он искал талант там, где

он мог его найти, не отворачиваясь при этом от людей из простонародья. Его популярность наносила ущерб Монте- суме, который постарался убрать всех чиновников и придворных, которые могли быть заподозрены в проведении нежелательных сравнений методов правления его, Монтесумы, и его предшественника. Впрочем, Моптесума якобы фанатично верил в божественное право дворян управлять делами государства. Пожалуй, это выглядит парадоксом, по Дейвис добавляет, что император при всем том стремился к абсолютной монархии... Откуда же эта безумная страсть к реформам? Чтобы избежать размывания иерархии и распада дворянства в условиях расширяющейся империи. Возможно также, что Моптесума противодействовал поднимающимся классам в своем желании покровительствовать консерваторам, благодаря которым он, возможно, был избран. Американец Браидейдж идет еще дальше, называя «беспрецедентной и наглой акцией» и «катастрофой» эту «войну против бастардов и плебеев». Но это «очищение государства» лишь сделало более заметными старые, общепризнанные ценности.

Для Эмили Умбергер Моптесума был всего лишь «выразителем психологии элиты, ставящим себя на равную йогу с богами». Наконец, Рохас считает, что если Монтесу ма защищал интересы дворянства, то лишь для того, чтобы иметь возможность действовать в духе восточной деспотии, таким образом император лишился поддержки масс, что подтверждается событиями Конкисты. Итак, мы имеем мифические модели для придания структуры нашим интерпретациям.

Моптесума, но сути говоря, не будучи демократом, отнюдь не был и монархом, проводившим реакционную политику. Так что же ему ставится в вину? Считается, непростительным, что он был проводником реакции. Ему ставится в вину стремление к абсолютной монархии, покровительство дворянам, пренебрежение талантом простых людей, притеснение народа и избиение дворянских бастардов, а также те методы, которыми он избавлялся от дворцового персонала, доставшегося ему от Ахвицотля.

Рассмотрим сначала последний пункт, принципиально отличающийся от других, поскольку здесь дворяне также оказались под ударом. Нигде не говорится, что Монтесума ликвидирует только простолюдинов, находившихся на службе Ахвицотля: напротив, как утверждает Иштлильхочитль, ликвидации подлежат все, в том числе «все члены его советов, служившие гам со времени правления его отца». Даже это высказанное вскользь утверждение Иштлильхочитля позволяет критически подойти к версии, согласно которой император был одержим своими представлениями об особой роли дворянства, которому он хотел покровительствовать любой ценой.

Предположение Дейвиса основывается па фрагменте, сообразно с которым chihuacoatl предупреждает Моитесуму о том, что это мероприятие может быть плохо воспринято народом, который может усмотреть в нем желание уничтожить созданное его предшественниками. Однако эго осторожное — и вполне законное — предостережение вовсе не говорит о том, что таково было на самом деле намерение императора; оно говорит лишь о том, что в обществе могут прозвучать сомневающиеся или недоброжелательные голоса.

При ближайшем рассмотрении выдвинутые самим императором соображения оказываются вполне приемлемыми. Он хочет иметь администрацию, которая бы ему беспрекословно подчинялась и не противопоставляла бы ему па каждом шагу Ахвицотля. Разве не об этом мечтают многие европейские министры, жалуясь на то, что их администрация действует лишь но собственному разумению, в духе установившихся традиций. У Монтесумы были грандиозные планы. Он желал всесторонней и полной поддержки.

С самого начала XV века в ацтекском обществе постоянно нарастала тенденция к расслоению и к установлению иерархии. Усиливающие социальные различия законы издавались уже в начале образования империи, при Ицкоатле. Последний даровал чипы и отобранные у противника земли воинам, особо отличившимся в войне против тенапеков. Кроме того, им воздвигли статуи, память о которых была увековечена в книгах. А ведь все эти храбрецы были большими сеньорами.

Монтесума I развил введенную Ицкоатлем систему раздачи чипов и издал законы против роскоши и чрезмерных расходов. Одному лишь государю предоставлялось право носить золотую корону в городе; только он и chihuacoatl могли ходить во дворце обутыми; сандалии предназначались только для аристократии. Простые люди не должны были одеваться в одежду из хлопка; их плащам полагалось быть не ниже колена (отступление от этого правила могло быть сделано лишь в том случае, если надо было прикрыть полученную в бою рану). Само собой разумеется, что простолюдины не могли навешивать на свои одежды никакие украшения. Роскошные, украшенные сложными рисунками разноцветные ткани, образцы которых представлены в нескольких старинных кодексах, были привилегией знатных особ — так же, как нагубники из золота и горного хрусталя, нагрудные пластины, колокольчики, золотые ожерелья и браслеты из нефрита и других полудрагоценных камней, ленты с девизами и плюмажи. Дворяне, не относящиеся но своему происхождению к высшей знати, должны были ограничиться обычными гирляндами, украшениями из простых перьев, ожерельями из костей, раковин или простых камней. В королевском дворце представители определенных классов собирались в специально для них предназначенных помещениях. Под страхом смерти было запрещено простому люду смешиваться с грандами. По-видимому, простолюдины могли проникнуть во дворец лишь в том случае, когда их присутствие было необходимо для выполнения каких- либо работ.

Намеренно увеличивался разрыв между простолюдинами, «храбрыми» и «благородными», и особенно сильно — между «благородными» (дворянами) и самим королем. Дворянин, пришедший во дворец обутый в свои сандалии, подвергался смертной казни. Даже благочестивый император Тизок способствовал усилению общественного расслоения, а Ахвицотль не предпринял никаких тормозящих этот процесс действий. Потрясение, таким образом, не было столь радикальным, каким оно представляется в Chronique X. Добавим к тому же, что уже в незапамятные времена соблюдение четкого различия между наследственной зпатыо и простонародьем являлось правилом в Центральной Америке, даже вне территорий, подвластных Тройственному Союзу. И с очень давнего времени управление королевством было но существу делом сеньоров высокого происхождения. Можно ли сказать в таком случае, что Моптесума закрыл своим подданным возможность преодоления общественной иерархии с риском оттолкнуть от себя простонародье? Нет. Все свидетельства, указывающие па то, что простолюдины имели возможность перейти в более высокий класс, собраны в XVI веке, и в них указываются случаи, имевшие место после реформ. Главным результатом этих реформ было торможение восхождения к особо ответственным должностям.

Таким образом, с «контрреволюцией» все ясно. Нет вопросов и относительно заигрывания с дворянством. Ведь если подумать, откуда могла прийти самая большая угроза для «абсолютной монархии», к которой действительно стремился Моптесума, как не от дворянства, в особенности из недавно покоренных или не совсем покоренных городов. Необходимо было одновременно успокаивать их и строго их контролировать. В этом и заключалась тактика Монтесумы. Конечно, он дает им почти исключительное право на занятие высоких должностей. Но с другой стороны, он подчиняет их себе и унижает.

Правители провинций оказываются настоящими заложниками. Каждый король обязан был иметь дом в Мехико и ежегодно проживать там в течение нескольких месяцев. Когда он возвращался домой, его заменял кто-нибудь из близких родственников: браг или сын. Наложение таких обязанностей на дворян и вельмож давало дополнительную возможность подрыва их экономического благополучия.

И все же отношения с покоренными городами все меньше и меньше основываются просто на грубой силе, и роль дипломатии должна возрасти в этой сильно разросшейся империи, где следует остерегаться всеобщего возмущения.

Моптесума нуждался в более воспитанных и образованных людях. В частности, ему нужен корпус дипломатов, достаточно сообразительных и владеющих всеми нюансами

речи. Он берет этих специалистов в calmecac, который посещают дети дворян. Поэтому последние должны заменить по всей империи функционеров Ахвицотля. Потребность в молодых кадрах — эго также одна из причин, но которой Монтесума привлекает к себе юных дворян, которым он старается привить глубокий смысл общественного долга и понятие империи, которые будут питать к нему сыновние чувства и окажутся компетентными, надежными и лояльными помощниками.

Более того, империя должна быть по-настоящему объединена и укреплена. Естественно, император начинает сверху, с тех самых дворян, которые, каково бы ни было их происхождение, стоят друг к другу ближе, чем обычные горожане, язык и обычаи которых зачастую различны. Они образуют своего рода интернационал, который корона привлекает к себе любым способом в убеждении, что «заслуженные» дворяне будут верно служить ей и в дальнейшем. «Интернационал», сущность которого прекрасно выражается в приглашениях на большие праздники, направляемых друг другу руководителями государств-иротивииков.

Берутся заложники, к которым относятся с уважением, наделяют обязанностями при дворе и дают утонченное воспитание, соответствующее их высокой ответственности в будущем. Этот очень эффективный метод применялся христианскими миссионерами и колониальными империями, и он же но настоящее время применяется западными демократиями к странам третьего мира.

И все же Монтесума действительно оставлял без дела целое множество народных талантов. Однако в том обществе, которое он имел перед глазами, уже один класс дворян мог выдвинуть из своей среды достаточное для администрации и для представительства число кандидатов. Только тогда, когда государственный механизм становится более сложным, а должностные функции более разнообразными, когда отрасли знания специализируются, когда производство требует все большего числа рук, — только тогда возникает необходимость в постепенном распространении образования на все большее число людей.

Речь, таким образом, шла о том, чтобы улучшить администрацию городов и повысить сплоченность империи, повысить контроль над дворянством, чтобы использовать его в качестве связующего элемента, о том, чтобы увеличить вес и престиж центральной власти. Империя должна иметь прочное основание и нерушимые стены. Вся деятельность Монтесумы преследовала одни и те же цели: объединение и укрепление. Вместо того чтобы стремиться к завоеванию все более отдаленных территорий, которое осуществлялось каждый раз ценой все больших усилий и со все меньшей выгодой, он попытался укрепить то, что уже было приобретено, и ликвидировать независимый статус анклавов. То же и в политическом плане: мы видим его строящим общий дом для всех богов империи, объединившихся вокруг Уицилопочтли так, как должно объединиться дворянство провинций вокруг императора.

Следует ли из всего этого, что он стремился к «абсолютной монархии»? Здесь опять допускается анахронизм, во всяком случае, если понимать данное выражение в привычном для него значении. Учитывая, что ацтекская империя — мозаика государств с нечеткой иерархией, с разной степенью подчинения центральной власти, ограничивавшихся выплатой кое-каких налогов или, при необходимости, поставкой военной силы; некоторое число провинций, управлявшихся непосредственно губернаторами; несколько переполненных и вдобавок колонизованных верными центру людьми городов, и все это увенчивается союзом грех городов и трех королей, вопрос можно рассмотреть и с другой точки зрения. Для того чтобы стать абсолютным монархом, Монтесуме пришлось бы пройти очень долгий путь! Укрепить свое положение в Мехико, в частности — но отношению к чихуакоатлю, вес которого, правда, к этому времени значительно уменьшился; подтвердить свое превосходство над Тескоко; всегда быть готовым к непосредственному вмешательству во внутренние дела других государств, — все это представляло собой грандиозную задачу, для осуществления которой у императора средств было в обрез.

Наконец, противники священной войны, бунтари и страдальцы всех мастей выдавали тот факт, что Моптесума провозгласил себя всемирным монархом, усматривая в этом непомерную гордость. Надо помнить, однако, что некоторые его предшественники, начиная с Ицкоатля, уже присваивали себе этот титул, который, таким образом, ни в коей мере не является изобретением великого tlatoani.

СВЯЩЕННАЯ КОРОЛЕВСКАЯ ВЛАСТЬ

крепление императорского престижа получило высокую оценку у Дюрана, для которого это было свидетельством того, что индейцы вполне были готовы к самостоятельности. С другой стороны, испанскому хронисту приходится не но праву то, что он называет обожествлением Монтесумы. И в этом пункте некоторые современные авторы также солидарны с противниками императора.

Обвинение основывается на том обстоятельстве, что запрещено было смотреть императору в лицо, что надо было падать перед ним ниц, что его дом назывался домом бога... Короче, заключает Дюран, его почитали как бога. Однако, принимая Кортеса, Моптесума сам отрицает свою божественность и делает это публично. И пока он ведет долгую беседу с человеком, воплощающим божество, в его словах мы не находим никакого упоминания о божественной королевской власти. Таким образом, можно считать, что приписываемый императору процесс собственного обоготворения является преувеличением. Ведь известно, что начиная с Монтесумы I Илуикамины, всякий, кто входил в императорский дворец в обуви, будь он простолюдин или дворянин, подвергался смертной казни. Согласно изданным им законам государь выходил на публику только тогда, когда это было совершенно необходимо, и всегда, согласно Дюрану, который здесь достаточно близок к истине, его почитали как бога.

Известно, что престиж Монтесумы I в памятниках оценивается чрезвычайно высоко. Ведь он, подобно Кецалько- атлю, был зачат чудесным образом от героических близпе-

цов из Popol Vuh, от Уицилоночтли. Его отец Хвицилих- витль без памяти влюбился в Миахваксихвитль, внимания которой усиленно домогался король Куауиауака. Отец красавицы, Озоматциптекутли, был nahualli, то есть обладал способностью превращаться в животных. Отличавшийся к тому же недоверчивостью, он определил к своей дочери охрану из пауков, сороконожек, змей, летучих мышей и скорпионов. Хвицилихвигль лишен был возможности встречаться с Миахваксихвитль. Тогда он послал ей но воздуху чудесную стрелу, украшенную нефритовым камнем. Девушка увидела этот камень, взяла, поднесла ко рту и проглотила. Через некоторое время оказалось, что она беременна Монтесу мой I. Последний издал законы, которые сравнивались с «искрами, вылетевшими из огня и посеянными в груди великого короля Монтесумы». Он смог, кроме того, возобновить контакт с прародиной, Астлаиом, посылая туда своих вестников.

Монтесума I Илуикамииа, «тот, который пускает в небо стрелы», представляет, таким образом, особый случай. Если рассуждать с позиций времени после Конкисты, то он действительно был пятым королем в ряду девяти, то есть относился к самому центру, к апогею, к полуденному солнцу — месту, наиболее близкому к богу. Другие государи, даже самый первый, жили более обычной жизнью и, в противоположность, например, инкам, не претендовали на то, чтобы быть сыновьями бога или вообще на какое бы то ни было божественное происхождение. Когда, обращаясь к тому или иному монарху, Уицилоночтли называет его своим сыном, он делает это в качестве метафоры или просто потому, что, опять же метафорически, все люди — дети бога.

В речах, произносимых по поводу интронизации Мои- тесумы II, император сравнивается с солнцем, дарующим свет, но и здесь эго лишь метафора, относящаяся к любому монаршему правлению. Не выходя из того же круга представлений, его называют также свечой и факелом, зеркалом народа и сердцем парода, который он представляет и воплощает подобно Уицилоночтли или любому другому богу-покровителю. Именно бог назначает короля, который

становится на некоторое время его наместником. Эти мотивы восходят, очевидно, к первым королям, и они часто повторяются.

Являясь образом, наместником бога, король попадает в обширную категорию ixiptla. Этот термин можно перевести как «его кожа», «его оболочка». Он используется для обозначения заменителей, заместителей или воплощений всякого рода. Таким образом, король является ixiptla своих предшественников. В области религиозных представлений, ixiptla представляют божества и делают их более или менее видимыми здесь в различной степени святости. Это могут быть изображения на плоскости, статуи, домашние статуэтки, жрецы, одетые подобно богу, которому они служат, прошедшие ритуальное омовение жертвы, постоянные нерсонификаторы, реликвии. Один бог может быть заместителем другого: например, Пайиаль — заместитель Уици- лоночтли, — или заместителем какой-то вещи. Чальчиутли- куэ, «Одетая в нефритовую юбку», богиня во^ы — ixtipla воды, Чикомекоатль — ixtipla маиса, Ксиутекутли — ixtipla огня. Тот факт, что у божества имеется на этом свете ixtipla, не мешает ему в случае необходимости материали- зовываться и превращаться в человека для того, чтобы иметь возможность физически вмешиваться в людские дела. Уицилопочтли «рождается» в Коатенеке во время странствований мешиков — для того, чтобы истребить мятежных хвицнауас, а позже — победить своего племянника Копила; Тецкатлинока является но ночам в самых разнообразных личинах; Чихуакоатль иногда отправляется на рынок, чтобы потребовать там кровавых жертв.

Но «заместитель и образ бога» все же остается человеком. «Теперь, — говорят новоизбранному, — ты стал богом (otiteut); хотя ты и человеческое существо, как мы, хотя ты наш сын и наш старший брат, и наш младший брат, ты уже не просто человек вроде нас, мы уже не смотрим на тебя как на человека. Теперь ты представляешь и замещаешь кого-то иного».

Государь, рассматриваемый как человек, сохраняет более низкое но сравнению с богом положение. Он инструмент

Тецкатлиноки, его macehualli, его «заслуженный представитель». Сразу после избрания он входит целиком в распоряжение бога, обещая во всем исполнять его волю. Но, тем не менее, он сохраняет свободу действий. Он может не повиноваться, протестовать, быть опрометчивым, импульсивным, рискуя быть сброшенным в грязь и уничтоженным Тецкатлипокой.

Существует мнение, что некоторые короли действительно обладали сверхъестественными способностями, делавшими из них, так сказать, «боголюдей». Таким был Тцомнан- текутли, отравленный но приказанию Ахвицотля, таким, возможно, был также Незауалышлли. Однако не все короли были такими и, с другой стороны, не требовалось быть королем, чтобы стать богочеловеком. Что касается Монтесумы, то он лишь утверждал, что «находится в постоянном общении с богом, который является ему в ужасающем виде». Пожалуй, не так уж и плохо. Чем же становился образ бога после своей смерти? Если он был достоин похвалы, а он имел такую возможность благодаря тому, что постоянно умерщвлял свою плоть и довольно часто символически умирал — во время реальных человеческих жертвоприношений, то он становился божеством низшего ранга, спутником утреннего солнца. После полудня он резвился в цветущем райском саду — в виде птицы с роскошным опереньем или красивой бабочки. Ночью ом был звездой в небе, огнем, удерживавшим на расстоянии диких зверей и духов, которые только и ждали часа, когда они смогут овладеть землей. В то же время он был держателем небесного свода, приравниваемым к божествам четырех стран света, в одежды которых его облекали после смерти. Его судьба па том свете была, таким образом, в основном такой же, как у «храбрецов», или чуть получше. Возможно, они устраивали воинские забавы, чтобы развлечь Солнце. Что бы об этом ни говорил брат Хуаи де Торквемада, из покойных королей не делали идолов, помещая их рядом с богами.

В общем, ацтекское королевство не было божественным, и ничто не указывает на то, что Моптесума хотел бы сделать его таким.

КУПЦЫ, СУДЬИ И РЫЦАРИ

Л|Т оскольку некоторые исследователи видят в Моптесу- / v ме реакционера, который пытался затормозить подъем народных масс, то параллельно этому, естественно, возникает убежденность в том, что он также старался препятствовать появлению купеческих корпораций, poch- teca. Этот последний тезис имеет мало подтверждений в источниках. Он основывается па приводившемся выше отрывке, где говорится о том, что Монтесума строго наказывал негоциантов, выставлявших напоказ свои богатства. Но это ничего не доказывает. Богатство купцов внушало опасение воинам. Они, чтобы добиться престижа, постоянно рисковали своей жизнью, и считали, что их соперники, купцы, добивались гораздо большего, почти ничем не рискуя. Ме- шикская этика, прославлявшая неимущих воинов в ущерб богачам, была на их стороне. Монтесума должен был, исполняя роль арбитра, устранять возможность конфликта, в которой побежденной стороной оказались бы pochteca, а в них он, безусловно, нуждался. Отсюда его забота о том, чтобы купцы не похвалялись своим добром. В отрывке подчеркивается, впрочем, что Монтесума любил купцов (явное преувеличение!) и покровительствовал им. В других текстах отмечается большой расцвет торговли в данную эпоху.

Оставаясь в рамках тех же экономических реформ, Мои- тесума без всяких колебаний повысил налоги. Существуют сведения и о других реформах. Например, Монтесума отменил наследственную форму рабства — не характерную для Центральной Мексики. Собственно говоря, известно, что король Тескоко Незауальпилли первым провел это мероприятие уже в 1505 году, а Монтесума лишь расширил его действие на всю империю. Утверждается также, что при его правлении возросло социальное неравенство. Это очень вероятно, но конечно же это неравенство не было столь разительным, просто беспримерным в истории человечества, которое наблюдается в нашем обществе.

Другой пример реформ — усиление наказаний за различные преступления. Взятому с поличным вору полагалось достаточно оригинальное наказание: провинившегося секли связками заостренного тростника, наполненного песком, затем его сажали в лодку и, наконец, пронзали множеством стрел. Император лично следил за выполнением законов и распоряжений, а иногда даже специально переодевался, чтобы на месте проверить, все ли происходит так, как положено. В некоторых источниках утверждается также, что он расставлял всякого рода ловушки па судей с целью проверить их честность. Кроме всего прочего, он установил иерархию среди особо отличившихся воинов и превратил Кольхуакан в место отдыха для военных ветеранов и инвалидов.

РЕЛИГИОЗНЫЕ РЕФОРМЫ И КАЛЕНДАРЬ

Для создания настоящей империи недостаточно было подчинить себе других государей Тройственного Союза, укрепить императорскую власть и создать компетентную администрацию. Необходимо было также обосновать свои претензии на мировое господство и придать этому духовную окраску. Для этого нужно было приспособить идеологию, пересмотреть историю, еще больше повысить роль Уицило- ночтли и Тецкатлипоки, подчеркнуть особенность эры меши- кас и усилить разрыв с прошлым. Уже Ицкоатль повелел сжечь все книги и заново переписать историю; теперь Монтесу ма решил незамедлительно разделаться с прошлым.

Его религиозные реформы коснулись, прежде всего, исчисления времени и календарей. Месоамериканцы использовали три разных, и при этом входящих один в другой, временных календарных цикла: ритуальный — из 260 дней, солнечный — из 365 дней и венерианский — из 584 дней. В каждом из них использовался ряд из двадцати дней, носящих имена некоторых животных, растений, метеорологических явлений, химических элементов: Кайман, Ветер, Дом, Ящерица, Змея, Смерть, Олень, Кролик, Вода, Собака, Обезьяна, Трава, Тростник, Ягуар, Орел, Подземный Толчок (или Движение), Кремниевый нож (Кремень), Дождь, Цветок. Каждое название сопровождалось определенным числом из ряда от 1 до 13. Названия и цифры сменялись в заданной последовательности, так что требовалось отсчитать двадцать раз по тринадцать дней, то есть 260 дней, чтобы повторилось то же название с тем же числом. Такой ряд из 260 дней образовывал ритуальный цикл, и такие циклы также бесконечно следовали один за другим.

ТАБЛИЦА ИСЧИСЛЕНИЯ ДНЕЙ (TONALPOHUALLI)

Монтесума

Монтесума

Солнечный год состоял из 365 дней, разделенных на восемнадцать двадцатидпевных «месяцев», к которым в конце года добавлялись пять дней, считавшихся злополучными. Каждый из этих месяцев представлял повод для ярких празднеств, кульминацией которых были человеческие жертвоприношения. Каждые пятьдесят два года солнечный и ритуальный циклы возобновлялись одновременно (52 х 365= =72 х 260). Каждый год обозначался именем дня, который был его «носителем». Только четыре дня выполняли такую роль: Кролик, Тростник, Кремень и Дом — также в сочетании с цифрами от 1 до 13:

Монтесума

Поименованные таким образом годы следовали один за другим в одном и том же порядке, и должно было пройти пятьдесят два года, прежде чем появится год с тем же именем и с той же цифрой. Период из пятидесяти двух лет был как бы эквивалентом нашему веку.

И, наконец, цикл из 584 дней примерно соответствует синодическому обращению Венеры (при условии, что между двумя гелиактическими восходами Венеры проходит в среднем около 583,92 дня). Особенность этого цикла состояла в том, что он совпадал с двумя другими циклами каждые сто четыре года, то есть через каждые два века (65 х 584 = 104 х 365 = 144 х 260).

ЗАКЛИНАНИЕ ЕЖЕВЕКОВЫХ ГОЛОДНЫХ ЛЕТ

Правление Монтесумы имело безрадостное начало. В первый же год, то есть в 10-й год Кролика, наступила засуха, которая продолжалась несколько лет. 10-й год Кролика вызывал грустные воспоминания. Ровно пятьдесят два года назад разразился печально знаменитый голод, явившийся толчком к возникновению «цветочной» войны. Он закончился лишь через четыре года, в 1-м году Кролика, то есть в 1454 году нашей эры. На протяжении двухсот лет все 1-е годы Кролика были голодными годами. Должен ли был повториться голод и в этот раз? 1-й год Кролика был началом нового пятидесятидвухлетнего цикла. Начнется ли этот цикл в 1506 году иод тем же неблагосклонным небом?

Переход от одного века к другому отмечался очень важными ритуалами, утверждавшими возрождение мира. Символически воссоздавалась утренняя звезда, нарождавшаяся в 1-м году Кролика. Венера была первым лучом света и залогом солнечного восхода; ее появление заставило когда-то Землю выйти из первоначальных вод. Ровно в полночь, после того как гасились все огни и кругом воцарялся мрак, торжественно зажигался новый свет, для чего применялась особая процедура: горизонтально укладывавшаяся деревянная палка, на которой уже имелся ряд выдолбленных углублений, просверливалась с помощью деревян- иого же «сверла», вращение которого обеспечивалось быстрым возвратно-поступательным движением ладоней. Если операция удавалась, то восход утренней звезды был гарантирован, и мир мог жить без особых неприятностей в течение ближайших пятидесяти двух лет. «Связь годов» была осуществлена. В связи с необходимостью заклинания бед, выпадавших на годы Кролика, и их возможных последствий для всего «века», Монтесума решил впредь отмечать праздник Нового Огня и возрождать мир не в 1 -м году Кролика, как раньше, а в следующем году, во 2-м году Тростника.

Существенная информация но данному вопросу содержится лишь в одном источнике — в части «Анналы» Codex Tellerianus Remensis, сочетающей в себе выполненные в доиснанской традиции рисунки с комментариями, сделанными по-испански. Собственно, эта информация обнаруживается лишь в одной небольшой фразе: «В том году [1-й год Кролика, 1506] предстояло, как обычно, связать годы согласно их исчислению, и поскольку этот год всегда оказывался плохим, Монтесума перенес связывание годов на следующий год — 2-й год Тростника».

Возникает вопрос: является ли упомянутый Монтесума именно Монтесумой II, а не его предком Монтесумой I Илуикаминой? Но если бы реформа состоялась пятьюдесятью двумя годами раньше, то Codex зафиксировал бы это событие тогда же. Кроме того, если судить по особенностям художественного стиля, то все скульптуры, выполненные но поводу «связывания годов» во 2-м году Тростника, относятся к правлению Монтесумы II. Эти памятники являются для нас тем более существенными, что среди них нет ни одного памятника ацтекского периода, о котором можно было бы с уверенностью сказать, что он имеет отношение к «Связыванию годов» до 1507 года. Лишь обратившись к классической эпохе, мы обнаруживаем в Хочикалько рельеф, представляющий возжигание нового огня в 1-й год Кролика. Монтесума явно придавал большое значение своей реформе календаря и желал, чтобы память об этом событии сохранилась в будущем.

Представляется, что император якобы был озабочен лишь тем, чтобы новый «век» получил, наконец, благоприятное начало. В действительности, его на первый взгляд незаметная реформа вызвала настоящий переворот, одним из результатов которого явилось дальнейшее усиление в ацтекском пантеоне роли Уицилопочтли-Тецкатлипоки и солнца.

Действительно, «Связывание годов» было перенесено не только с 1-го года Кролика на 2-й год Тростника, но также с «месяца», именовавшегося Ochpaniztli (Подметание) на Panquetzaliztli (Поднятие флагов). В месяце Ochpaniztli происходило ритуальное празднество в честь создания земли и рождения Сиптеотля — Утренней Звезды, уподобляемой также Кецалькоатлю, тогда как в Panquetzaliztli торжественно отмечалось рождение Уицилоночтли-Солнца... Отныне при зажжении нового огня будет воссоздаваться не утренняя планета Венера, а дневное светило. Выбор именно 2-го года Тростника имеет особый смысл. Речь идет, как и в случае 1-го года Смерти, об одном из имен кадендаря Тец- катлипоки, повелителя ацтекского солнца, одним из перевоплощений которого был Уицилопочтли. В исчислении дней 2-й год Тростника помещался почти посредине между

м годом Смерти и 2-м годом Кремня, точно разделявшимися периодом в пятьдесят два дня. Итак, 1-й год Смерти оказывался также годом смерти Колибри-Левши, а 1-й год Кремня — годом его рождения. И, наконец, что особенно важно, в один из двух годов Тростника, приходящихся на странствия мешиков, в Коатенеке родился Уицилопочтли, победивший тьму, воплощенную в его сестре Койольхауки и в его братьях, четырехстах хвицнауас.

Поскольку большинство ацтекских ритуалов основано на мифических прототипах, то были созданы мифы, обосновывавшие перенесение Нового Огня из 1-го года Кролика во

2-й год Тростника.

В Легенде о Солнцах рассказывается, что одна человеческая пара, Тата и Нене, спасаясь от потопа, который положил конец предшествующей эре, нашла убежище в выдолбленном стволе кипариса и выжила. Им было позволено кормиться только одной кукурузой. Но когда воды начали спадать, а было это в 1-й год Кролика, они вышли из своего убежища, наловили рыбы и зажгли огонь. Дым поднялся к небу, где его заметили боги-создатели. Ослушание вызвало гнев богов. Тецкатлипока сурово наказал провинившихся: у каждого сняли голову с шеи и приделали к ягодицам. Так они превратились в собак.

Огонь, зажженный Татой и Нене, заставляет отступить волны и делает землю пригодной для жизни. Но этот огонь объявляется незаконным, и Тецкатлипока зажигает новый; тут же нарождается новый год — 2-й год Тростника. В одном близком но времени к Легенде документе нет даже упоминания о зажигании огня в 1-й год Кролика. В этом году боги приподнимают обрушившийся небесный свод и оживляют землю. Во 2-й год Тростника Тецкатлипока чествует богов зажиганием огня. Именно Тецкатлипока в обоих случаях приводит в движение новую эру, внося в нее самую основу жизни — огонь. Нарождающаяся эра — это его эра. В мифах об этом говорится достаточно ясно, и дело доходит уже до переписывания истории возникновения мира. Оба текста, в которых рассказывается история мира и особенно история народа ацтеков с его зарождения, явно были составлены после реформы Монтесумы и, очевидно, но его приказанию.

Этот факт переписывания истории не был единичным. Монтесума, но-видимому, заставил перебрать изрядную часть составленных в Центральной Мексике книг. Мы уже говорили об аутодафе Ицкоатля, желавшего переписать историю. И вот при Монтесуме II мы обнаруживаем другой, весьма впечатляющий пример такой манипуляции.

ВЫРАВНИВАНИЕ ПРАЗДНИКОВ СОЛНЕЧНОГО ГОДА

Перенос. ежевекового праздника с одного года на другой не затронул в общем самой структуры календаря 365-дневиого года. Такой год имеет исключительное значение преимущественно для земледельческого населения. С его помощью регулируются полевые работы, а следовательно, и вся жизнь общества. Очень важно было

знать, например, когда начнется сезон дождей. Месоамери- капцам не посчастливилось в той мере, как древним египтянам, для которых восхождение Сириуса неизменно означало приносящие плодородие разливы Нила. Им приходилось заниматься вычислениями и уже па их основе давать прогнозы. Уже перед первыми дождями все должно было быть готово для посева. Но посевы не должны были проводиться слишком рано, поскольку в таком случае последние заморозки могли бы уничтожить молодые ростки кукурузы.

Первые дожди выпадали примерно через сорок дней после весеннего равноденствия или за пятнадцать до первого прохождения солнца через зенит над Мехико. Оставалось, таким образом, определить эти моменты. Для этого существовали различные простые средства. Для солнцестояний и равноденствий достаточно было систематически отмечать длины самых коротких и самых длинных теней, отбрасываемых в полдень определенным зданием, колонной или специально для этого установленным столбом,^и получать средние значения этих длин. Для наблюдения над солнцем в зените устраивались специальные подземные каморки, имевшие выход наружу по вертикальному колодцу. Лучи солнца достигали дна колодца только тогда, когда солнце в полдень находилось на оси канала.

Моптесума понимал важное значение всего того, что касалось календаря. Об этом свидетельствует его реформа «Связывания годов». Церемония зажжения Нового Огня была увязана с праздником флагов, Панквецалицтли. Но этот праздник был соотнесен также с одним точным астрономическим событием — кульминацией Плеяд в полночь. Именно в этот момент должен был зажечься огонь в разверстой груди приносимого в жертву воина.

Есть еще одно свидетельство интереса императора к данным вопросам и его желания связать праздничные дни месяцев с астрономическим годом. Известно его намерение снести главную пирамиду Мехико, а затем восстановить ее таким образом, чтобы во время праздника «Сдирания кожи с человека» (Tlacaxipehualiztli), в момент весеннего равноденствия, солнце оказывалось точно на его оси.

Солнечный календарь имел ту особенность, что смещался относительно времен года примерно на один день в четыре года. Такой год условно насчитывал 365 дней, тогда как на самом деле это число равно 365,2426. На Западе пришлось ждать появления Юлия Цезаря и введения в обиход високосного года — с добавлением еще одного дня в феврале через каждые четыре года — для того, чтобы проблема смещения была решена с достаточно хорошим приближением. Однако индейцы Мексики и Гватемалы никогда не включали дополнительных дней. Не потому, что они не имели представления о фактической протяженности тропического года, а просто потому, что такая процедура нарушила бы чудесную гармонию, объединявшую циклы из 365, 260 и 584 дней.

Таким образом, введение дополнительных дней оказывалось невозможным, потому что оно нарушило бы согласованность трех циклов. Год смещался, распределенные по «месяцам» праздники — также. Чтобы в этом убедиться, достаточно восстановить идеальную схему года, где календарные праздники и сезонные события точно совпадают.

Эта операция оказывается возможной благодаря тому, что некоторые имена месяцев представляют собой явный намек на сезонные явления. В XVI веке праздник богов дождя (AtlCahualo, «Остановка воды»), например, отмечался в конце влажного сезона. Достаточно, однако, переставить «Остановку воды» на ее нормальное место, то есть в конец сезона дождей, как другие двадцатидневки, имена которых являются одновременно обозначением сезонов — в частности, «Падение воды» (Atemoztli) и «Засуха» (Toxcatl) — разом оказываются на своем первоначальном месте.

Легко можно подсчитать разность дней между первоначальным положением праздников до какого бы то ни было смещения и их положением в XVI веке, в момент появления испанцев (1519). Эта разность составляет 209 дней. В связи с добавлением одного дня через каждые четыре года понадобилось 4 х 209, то есть 836 дней, для того, чтобы праздники оказались там, где они находились в эпоху Конкисты.

В 1519 году эти праздники, следовательно, происходили за 209 дней до отмечаемых в них сезонных событий. Праздник посева заканчивался перед самой жатвой, праздник жатвы — перед посевом, праздник летнего солнцестояния — в разгар зимы и т.д. Это выглядело гак, как если бы Пасха пришлась на сентябрь, Рождество — на май, а летние каникулы — на самую зиму... Однако ритуалы сохранили в основном свой первоначальный смысл, хотя в них и были внесены некоторые важные в религиозном отношении изменения. Так, мешики систематически заменяли в цикле праздников солнечного бога Кецалькоатля богом Уицилоночтли.

Смещение праздников представляло собой лишь неудобства. Жрецы очень скоро поняли, что исключительное обладание тайной смещений укрепляло их престиж и власть. Сдвигаясь каждые четыре года на один день и постоянно опережая реальный год, цикл двадцатидиевок обрисовывал ритуальный, изотерический год, который как бы воскрешал путем выполнения обрядов все сезонные события. Более того, праздники становились все менее понятными для простых людей, которые должны были непрерывно обращаться к жрецам с целью определения благоприятного момента для посева, прополки, обработки междурядий, пикирования агавы, начала жатвы и т.д. Что же касается жрецов, то им было достаточно учитывать число пройденных после начала смещения дней для того, чтобы точно знать положение праздников в реальном году.

Монтесума не только переносит праздник зажжения Нового Огня в Панквецалицтли, что имеет лишь ритуальное и символическое значение, но и связывает этот праздник с кульминацией Плеяд в полночь! Сразу же двадцагидиевка Флагов оказывается привязанной к точному астрономическому событию, как если бы ей уже не нужно было смещаться! Оставаясь в том же круге идей, Монтесума, по-видимо- му, желает, чтобы праздник Tlacaxipehualiztli совпадал с равноденствием и чтобы эго совпадение было длительным, поскольку он задумал перестроить главную пирамиду Мехико так, чтобы ее ось точно указывала на место восхождения солнца в период весеннего равноденствия.

Таким образом, можно сказать с уверенностью: мешики сделали попытку придать некоторым праздникам новые зпа- чения и, более того, значения, связываемые с тем положением, которое занимали эти праздники в XVI веке.

Первый праздник, подвергшийся такой трансформации, — это как раз Panquetzaliztli, «Подъем флагов». В нем воспроизводился прыжок Кецалькоатля в костер и превращение его в Солнце, а также его победа в аду над силами тьмы. В давние времена этот праздник начинался во время летнего солнцестояния, в самый сезон дождей, то есть согласно представлениям месоамериканцев — в середине ночи, и прыжок Кецалькоатля имел место, действительно, в полночь. Появление Солнца, его восход, осуществились лишь через сто дней, в начале сухого сезона и, следовательно, в день Tlacaxipehualiztli.

В первое время мешики, изменив содержание этого праздника, воспроизводили в нем приход их Солнца, Уицилоночтли. Этот миф возвращает нас к странствиям мешиков, которые осуществлялись, предположительно, ночью, то есть в сезон дождей и в подземном царстве. Однажды ночью, в самый разгар этого путешествия, Уицилоночтли материализуется (каким способом — не уточняется) и подавляет мятеж сил тьмы, бездеятельности и смерти, воплощенных в его единоутробной сестре Койольхауки и четырехстах братьях хвицпауас. На следующее утро мешики обнаружили их тела и покинули лагерь.

Уицилоночтли одерживает свою победу ночыо, что означает также — в сезон дождей. С тех нор воспроизводящий этот миф праздник прочно занял свое место в середине дождливого сезона, особенно в связи с тем, что в мифе особо подчеркивается время этого события — сезон дождей. Прибыв па место, путешественники превращают бесплодный край в цветущий рай. Затем наступает ночь и победа. Назавтра, когда солнце встает, все сохнет, и нужно идти дальше.

В эпоху Монтесумы разыгрывается уже не этот вариант мифа, а другой, новый, краткое содержание которого приводится в первой главе. Уицилоночтли материализуется в этот раз, войдя в грудь Коатликуэ, откуда он нарождается в полном вооружении. Поскольку Коатликуэ — Земля, то

on становится Солнцем, которое, встав поутру, прогоняет Луну и звезды, и теперь он уже не совершает свои победы в полночь.

Итак, главная перемена заключается в том, что из праздника ночной победы солнца Panquetzaliztli превращается в праздник победы на заре. Таким образом, в XVI веке праздник Panquetzaliztli приходился как раз па зимнее солнцестояние, то есть па время, когда дни начинают удлиняться, — момент, с которым часто связывается возрождение солнца и начало дня. Можно провести параллель с нашим Рождеством: не случайно именно в это время празднуют рождение Христа, который выводит мир из мрака, куда он был определен после грехопадения Адама и Евы. Представляется естественным, что мешики захотели истолковать праздник но-новому, в соответствии с его новым местоположением и, возможно, оставить его там окончательно.

Манипуляции с другим праздником, Atlcahualo, подтверждают, по-видимому, это желание пересмотреть весь цикл праздников и интерпретировать его совершенно но-новому относительно того, что существовало уже к тому времени более тысячи лет. «Остановка воды» приходилась вначале на конец сезона дождей, а именно — на сентябрь. Суть ритуалов состояла в благодарении Тлалоков за благодеяния, оказанные ими на протяжении завершившегося сезона. В 1519 году конец двадцатидневки оказался в феврале-марте, когда до наступления сезона дождей оставалось уже немного времени. Мешики отметили праздник с особой пышностью, и существует свидетельство, что Монтесума и Незауалышл- ли принимали в нем активное участие. Однако ритуалы, в которых принимали участие государи, знаменовали уже не окончание, а наоборот, начало дождливого сезона.

Как правило, воспроизводился один эпизод из странствий, в котором зритель мог увидеть передачу полномочий от тольтеков к мешикам. История рассказана в Leyenda de los Soles — еще одной фальсификации, восходящей к эпохе Монтесумы.

Описывается конец Толлаиа. Уэмак играет в мяч против богов дождя, Тлалоков. Ставка игры — самые большие

драгоценности: нефрит и длинные зеленые перья кецаля. Уэмак одерживает победу, и Тлалоки должны платить. Однако вместо того чтобы примести то, о чем был договор, они предлагают в качестве приза початки кукурузы вместе с листьями. Уэмак взбешен, он требует выигранный приз: нефрит и перья кецаля. Тлалоки подчиняются, но чтобы наказать Уэмака, который отказался от настоящей ценности — маиса, они лишают Уэмака этой ценности навсегда. Ужасный голод опустошает страну в течение четырех лет.

В конце этого периода времени Тлалоки заявляют Уэма- ку о своем желании получить в жертву дочь короля мешиков Тоцквеквекса. Вместе с тем они предрекают: власть толь- теков должна перейти к мешикам. Тоцквеквекс ведет свою дочь Кецальхоч на место жертвоприношений, Пантитлан, к водовороту в лагуне Мехико. Принцессу убивают и вырывают у нее из груди сердце. Затем Тлалоки кладут сердце в сумку короля, повторяя при этом, что судьба тольтеков предрешена. Сразу возобновляются дожди и возвращается изобилие, но только к мешикам. Тольтеки же погибают.

В Атлкуахало воспроизводилось это жертвоприношение Кецальхоч в Пантитлане. В виде исключения жертва должна была быть «дочерью мешиков», и поскольку в мифе она принадлежала к королевскому роду, то Моптесума, король Тескоко Незауалышлли, другие государи и даже правители государств-иротивииков участвовали в церемонии.

Совершенно очевидно, что заклание Кецальхоч вместе с другими жертвоприношениями должно было означать конец засухи и начало сезона дождей — как в мифе. Праздник трактуется в зависимости от его положения в начале XVI века, то есть в начале марта, перед началом сезона дождей. Здесь так же, как в случае Паиквецалицтли, мы имеем дело с адаптацией к создавшимся в XVI веке реальным сезонным условиям.

Возможно, что Моптесума приступил к пересмотру и новой интерпретации праздников, но, очевидно, в какой-то определенный момент он должен был остановиться, поскольку, по всей видимости, даже не коснулся других двадцати- дпевок. Дошел ли он в своей реформе праздников до ее

логического следствия, то есть до введения високосного года? С уверенностью утверждать этого нельзя. Безусловно, это дало бы существенные преимущества: приведенный в порядок календарь, ставшие понятными для простых смертных праздники, снижение влияния консервативного жречества. Кроме того, произошел бы еще один разрыв с прошлым, тогда как присутствие мешиков и их богов в мифах и обрядах возросло бы чрезвычайно.

ГЛАВА 5 Первые походы

Военные действия при правлении Монтесумы велись постоянно. Походы происходили часто и были, как правило, непродолжительными ввиду огромных проблем организации тыла и снабжения, возникавших в стране, где передвижение масс людей осуществлялось пешим ходом, а транспортировка грузов производилась опять же на людских спинах: и все это — в условиях плохих дорог или просто бездорожья.

В источниках сообщается о большом числе покоренных городов. Император имел полную возможность послать одновременно несколько армий но разным направлениям. Эти войны плохо документированы. В большинстве случаев приходится довольствоваться простой констатацией события. Причем датировка зачастую остается неточной и сомнительной. Это несколько удивляет, поскольку военные события регистрировались в анналах год за годом. Кроме того, после 1507 года все существенные исторические документы были по распоряжению властей переписаны. Возможно, одной из главных причин неточностей в датировке можно считать разницу в летосчислении. Кроме того, иногда в случае возникновения мятежа на покоренной территории походы приходилось повторять. Наконец, источники, в зависимости от их происхождения и от интересов заказчика, могли выделить какое-то определенное событие. Например, хронист, находящийся па службе у Тескоко, подчеркивает те победы, которые представляют интерес, в первую очередь, для его города.

Теоретически, война велась но причинам религиозного характера: потому что надо было кормить небо и землю, потому что Уицилоночтли велел им завоевать мир, потому что только героическая смерть па ноле боя или на жертвенном камне могла обеспечить славную жизнь в Доме Солнца. Жрецы с изображениями богов на спинах шли впереди армий с опережением в один день. Перед началом сражения их главные усилия были направлены на то, чтобы разжечь огонь быстрым, при помощи ладоней, вращением деревянного «сверла», вставленного в углубление другой деревянной налки. Как только огонь загорался, жрецы громкими криками давали сигнал к атаке. Первых пленников без промедления убивали перед изображениями богов. Полная победа знаменовалась поджогом храма местного бога-покрови- теля, а иногда и пленением бога. Таким образом, побежденные лишались обычной сверхъестественной поддержки: разрушался храм — свидетель их славы и плод усилий многих поколений; сжигались сохранявшиеся в святилище книги, чтобы уничтожить одновременно и память побежденного народа. Наконец, захваченные в плен воины противника уводились в города Тройственного Союза*, чтобы послужить там пищей богов и победителей.

К религиозным соображениям добавлялась, особенно после Монтесумы, претензия па мировое господство. На практике, однако, религиозные и идеологические соображения оказывались для мешиков недостаточным аргументом агрессии. Поэтому выставлялись обычно какие-то конкретные мотивы, иногда — просто формальные предлоги: отказ от свободной торговли; нападение на купеческий караваи; убийство послов; отказ от «справедливого» распределения даров природы с целью сохранения монополии на тот или иной продукт. Подобно действовавшим немного позже испанцам и некоторым современным державам, они сражались, взывая к богу и к международному праву и выставляя всякого рода практические аргументы для оправдания своих действий. Доводы, едва скрывавшие такие истинные мотивации, как страх, экономический интерес, государственный престиж, личная слава, обязанности но отношению к вассалам, поддержание порядка в империи...

ПЕРВЫЙ ОАХАКСКИЙ ПОХОД

В 1503 году, то есть в том самом году, когда Монтесу- ма осуществил свою войну но случаю коронации, он предпринял также первый поход против Хальтенека и Ачи- отлапа, в миштекский край со столицей в Оахаке.

Хальтенек находится в 25 км к востоку от Ачиотлана и в 65 км напрямую к северо-западу от Оахаки. Ачиотлап в рассматриваемую эпоху был «большим храмом и синагогой» миштеков, то есть их религиозной столицей. Прежде, во времена Дзахвинданды, город вызывал опасения соседей-вра- гов. Ходили слухи, что король Дзахвиндапда владел каким- то волшебным мешком. В случае необходимости он забирался па гору, у подножья которой находился его город, и просил своего бога о выделении ему необходимого числа воинов. Затем ему достаточно было встряхнуть свой мешок, и оттуда выходило сколь угодно большое войско. Позже, несмотря на исчезновение драгоценного вместилища, город чувствовал в себе достаточно сил для того, чтобы замыслить разгром войск Ахвицотля но дороге через перешеек Теуантепек на Хоконочко (1496?) и нанести императору поражение при Гьепголе. Затем город пришел в упадок.

Chronique X делает Хальтенек и Куацонтлаи главной целью этого похода. Узнав, что в Мехико новый король, и надеясь на то, что этот король будет недостаточно решительным, короли Ксальтепека и Куацонтлана, двух густонаселенных государств, решили одновременно подвергнуть его испытанию. Они приказали убить всех мешиков и их сторонников, проживавших у них на границе. По другой версии, акт международного терроризма состоял в нападении со смертельным исходом па случившихся в тех краях купцов из Аскапоцалько, Куауатитлана и Чалько. После этого они заняли оборону. Дороги и троны были сделаны непроходимыми, подступы блокированы, города окружены большими рвами и палисадами.

Монтесума, но-видимому, даже обрадовался такому ходу событий. Он позвал на совет государей Тескоко и Тлаконана, а также королей провинций, чтобы сообщить им о создавшей

ся ситуации. Сразу после совета, па котором было решено, естественно, начать войну, союзники приступили к решительным действиям. Короли вернулись к себе, чтобы распорядиться о мобилизации. Император отправил шпионов за сведениями о крае и о дорогах к нему. Он созвал интендантов провинций и приказал им запяться поставкой плащей, плюмажей, оружия и продовольствия из резервного запаса.

Оружие было взято также из тех самых королевских арсеналов, которые впоследствии были удостоены визита испанцев. Предоставим слово одному из специалистов в этой области, конкистадору Берналю Диасу, который имел полную возможность проверить эффективность ацтекского оружия: «У Монтесумы были специальные хранилища, заполненные оружием. Некоторая часть оружия была богато украшена драгоценными камнями и позолотой. Здесь были разные но размеру круглые щиты; дубинки-булавы; двуручные мечи с лезвиями из обсидиана, которые были не менее эффективны, чем маши шпаги; копья, £олее длинные, чем наши, и нож который имел, пожалуй, сажень в длину. Эти копья были такими крепкими, что никогда не ломались, а при ударе о щит или другой твердый предмет пе зазубривались. Они были, впрочем, так хорошо отточены, что резали как бритвы; и, действительно, люди использовали их для бритья головы. Там можно было увидеть превосходные луки и стрелы; затем пики (или, скорее, дротики): одни простые, другие с Двумя зубьями, вместе с метательными дощечками; много пращей с набором обработанных вручную круглых камней. Там же можно было заметить своеобразный щит, который был так искусно изготовлен, что его легко можно было сложить вдвое, чтобы он меньше занимал места, когда в нем не было прямой необходимости, а в раскрытом состоянии, во время боя, он закрывал человека почти полностью. Там были также доспехи, подбитые хлопком, тщательно отделанные и украшенные разноцветными перьями, образующими рисунки, которые могли иметь значение девизов. Кроме того, мы видели там несколько шлемов, выполненных из дерева и кости и украшенных перьями».

Монтесума

Приспособление для метания дротиков имело вид палки около шестидесяти сантиметров длиной с крючком на конце, на который опирался дротик. Являясь как бы продолжением руки, это приспособление позволяло метать снаряд весом полтора килограмма на расстояние шестидесяти метров, что вполне могло остановить нападающих. Что касается мечей и эспадронов (maquahuitl), то они были выполнены из дерева и снабжены лезвиями из обсидиана, черного вулканического стекла, осколки и пластины которого настолько остры, что действительно могли служить для бритья. Таким оружием можно было с одного раза срубить голову или рассечь туловище пополам. Император издал приказы о военной готовности и о срочном снабжении армии всем, что было необходимо для далекого похода. В ожидании похода ветераны ежедневно обучали молодых солдат обращению с оружием; занятия проходили в школах и домах молодежи.

Есть свидетельство об инциденте, который произошел тогда, когда Тлателолько задержался с поставкой провизии, а также оленьих шкур, которые выполняли роль одеял, и оружия. Монтесума призвал к себе правителей города-близ- неца и спросил у них, почему они не выплачивают дань, наложенную на них его отцом после того, как они подняли мятеж. Те сослались на то, что предыдущие императоры не обращали на это внимания. Монтесума заявил, что такому положению пришел конец и что он требует своего. Тлате- лольцы вынуждены были подчиниться. Дорогая провизия, плащи из волокна агавы и разные виды оружия были поставлены в таком громадном количестве, что huey tlatoani позволил тлателолькским сеньорам разбить свой лагерь возле него. Он заботился об их благополучии и вернул им их титулы, И даже позволил восстановить их храм, который после поражения, нанесенного им Ахаякатлем, был превращен в свалку мусора и нечистот, что должно было служить наказанием для их бога — вдохновителя мятежа. Таким образом, тлателольцы снова завоевали, по крайней мере на время, расположение своего государя, снова став родственниками и друзьями — лишь бы только они выплачивали дань. Призыв к оружию был встречен восторженно. Отовсюду прибывали толпы людей. Казалось даже, что придется воспрепятствовать этому рвению, которое грозило оставить города без мужского населения. Даже авантюристы из Тласкалы, Чулолы и Хуэксоциико присоединились к императорским войскам. Присоединялись ради физической разминки, удовольствия, добычи, ради славы, то есть ради «цветочной» смерти, которая обеспечивала счастье на том свете. «Однако, — пишет Дюран, — история (в данном случае — Chronique X) никогда не приводит точного числа тех, кто отправился на войну; просто она сообщает в общем виде, что толпы были бесчисленными... Поэтому и я очень редко указываю число воинов».

Тем временем прибыли разведчики с необходимыми сведениями о положении противника и картами обследованной местности. Вооружившись этой информацией, император приступил к разработке планов вместе со своими генералами, тлакочкалькатлем и тлакатекатлем (tlacochcalcatl и tlacatecatl), определяя весь маршрут и его этапы. Если считать напрямую, то Хальтенек находится примерно в 300 км от Мехико. Поход для воинов, во всяком случае, начался в настроении радостного подъема. Остававшиеся дома родственники должны были совершать покаяние — постясь, нанося себе раны и воздерживаясь от каких бы то ни было омовений до прихода своих. Моптесума и недавно избранный король Тлакопана шли с войском, так же как chihua- coatl Тлилыютопкви и все гранды. Но уже на следующий день chihuacoatl был отправлен в Мехико, чтобы присмотреть за королевством и заодно ликвидировать наставников сыновей императора и компаньонок его жен и наложниц.

Гонцы предупреждали проживавшие по берегам рек племена, по территориям которых проходили войска, чтобы те готовили заранее необходимый провиант, а также традиционные подарки для императора и основных государей. В первом же из городов участников похода ожидали цветы, гирлянды, сигары, одежда и обувь. Моптесума запретил, однако, своему мажордому (petlacalcatl) предлагать ему изысканные блюда. Он хотел жить суровой жизнью. Война была для него священным мероприятием, а не веселой прогулкой.

Порядок перехода был обычным. Жрецы, возможно в сопровождении мощного эскорта, опережали войска на один день перехода. Затем шли бравые ветераны (tiacahuan, tequihuaque), на следующий день — основное войско мешиков, еще через день — тескокцы, затем тепанеки и, наконец, остальные провинции. Такой распорядок, возможно, увеличивал угрозу нападений противника из засады. Однако он был неизбежен, особенно если разные армии союзников вынуждены были идти по одной и той же дороге. Действительно, предположим, что армия Мехико-Теночтитлапа насчитывала двадцать батальонов но 400 солдат, т.е. 8000 человек. Следует сразу же добавить к этому такое же число носильщиков.

Если армия продвигалась колоннами по два человека, то она была растянута примерно па 20 километров, при условии 2,5 метра на человека. Поскольку дороги часто обрывались или превращались в узкие горные троны, а также в силу обычного эффекта аккордеона, правильней будет считать, что 16000 человек растягивались на тридцать километров, то есть па нормальный день перехода (не считая того, что последние трогались в путь примерно тогда, когда первые заканчивали этап, и что им надо было наверстывать время).

Почему число носильщиков было равно числу бойцов? Воины, надо полагать, сами несли свое оружие, свои боевые мундиры, а также суточные запасы воды и продовольствия. Но вся остальная экипировка: запасное оружие, боеприпасы, запасной провиант — все переносилось на спинах людей, которые к тому же сами должны были есть. Носильщик, имевший на себе груз, допустим, в 24 кг, составленный на одну половину из провизии и воды, а на другую — из всевозможных предметов для обустройства лагеря, даров для раздачи но дороге и т.д., мог прокормить одного бойца и себя самого в течение шести дней, после чего он должен был запастись всем необходимым для такого же шестидневного перехода. Проблем не возникало, если армия находилась в покоренной стране. Но как только она оказывалась па вражеской территории, нужно было стараться вовсю, чтобы раздобыть провизию для продолжения операции и на обратную дорогу.

Эти проблемы, относящиеся к организации тыла и снабжения, указывают на то, что в далеких экспедициях был задействован, безусловно, довольно ограниченный личный состав. 8000 мешиков, 8000 тескокцев, столько же тепане- ков и еще 8000 других союзников — главным образом из долины Мехико и из края плавучих садов, вместе с таким же количеством носильщиков, составляли в сумме 64000 человек. 64000 человек, которые должны были раздобыть провиант но дороге в складских пунктах. Армия, авангард которой прибывал на место назначения за восемь дней до арьергарда, если только части не шли разными дорогами, что не всегда было возможно. Можно ли представить себе этот авангард, вынужденный ожидать несколько дней перед тем, как перейти в наступление? Как мог он уберечься от постоянно угрожавшей вылазки противника? Вероятно, численный состав был меньшим, особенно когда приходилось обращаться к малонаселенным городам-государствам, которые даже с помощью своих союзников и данников с трудом могли выставить более десятка тысяч человек.

Прибывшие без особых приключений к Хальтепеку воины империи разбивают свой лагерь перед неприятельскими заграждениями. Монтесума разбивает свою армию на три части так, чтобы Мехико, Тескоко и Тлаконап наступали с разных сторон. Таким образом он окружает город и обеспечивает себе возможность наблюдения за своим войском, контролируя степень участия в сражении каждого из союзников. Ночью в город проникают разведчики. В подтверждение выполненного задания они приносят императору жернова от ручных мельниц, посуду и даже младенцев, спавших возле своих матерей.

Поскольку город гак плохо охраняется, то нужно атаковать. Произносятся обычные речи: Монтесума велит убивать всех кому за пятьдесят, поскольку именно они, но его мнению, подбивают людей к измене и мятежам. Затем — наступление. Император в накидке из кожи, содранной с тела одного из поверженных им врагов, идет во главе своего войска, ударяя в барабан. Затем он переходит через укрепления. С группой своих офицеров он устремляется к главной пирамиде, которая вскоре оказывается взятой и подвергнутой огню.

Хальтенеки начинают обороняться всерьез, но их оружие ближнего боя — топоры, палицы и большие кинжалы — не может противостоять грозным macahuitl. Население уничтожается, город предается огню. Несколько дней подряд войска прочесывают окружающую местность в поисках еды и добычи. Судьба Ачиотлаиа наконец решена. Некоторые государства пользуются присутствием императора, чтобы объявить о своей покорности и поднести подарки. Без сомнения, люди приходят из самых далеких мест — чтобы заручиться покровительством и дружбой Тройственного Союза.

Так, очевидно, поступили теуаитеиеки, миахуагеки и иксхуатеки. В Chronique X рассказывается, что послы этих

городов пришли поприветствовать Моитесуму и предложить ему дань и подарки. Кроме того, они просили и получили от императора одну из его сестер или дочерей в жены королю Теуантепека Кочиёэзе. Если сведения на этот счет точны, то все пришлось делать очень быстро, поскольку Теуантепек находится примерно в семи днях ходьбы от Хальтепека, и известно, что Моитесуме было невыгодно задерживаться. Возможно, правда, что послы прибыли из Заачилы, где была главная резиденция Кочиёэзы.

Когда армия Тройственного Союза пустилась в обратный путь, правители близлежащих территорий вместе со своими подданными выходили ей навстречу, чтобы засвидетельствовать свое нижайшее почтение императору. Монтесума совершал путь, лежа в гамаке или восседая в носилках, поддерживаемых сановниками высокого ранга. Во всех городах устраивались приемы с подарками и исправно поставлялся провиант. Особенно пышным был прием в Чалько. Оттуда Монтесума послал людей в Тепепулько с донесением о своем намерении отдохнуть в городе до прибытия пленных. Император также послал гонцов в Мехико к чихуакоатлю с просьбой примять всех сеньоров и грандов так, как если бы он сам был среди них. Тепепулько был островком, расположенным в южной части озера Тескоко, в двенадцати километрах на юго-восток от Мехико. У Монтесумы там были сады. Когда рыбаки, промышлявшие в лагуне, узнали о прибытии императора, они поспешили к нему'с дарами, состоявшими из рыб и других обитателей лагуны и из прибрежной дичи. Монтесума принял их дружелюбно и сам их щедро одарил. Каждый мужчина получил четыре плаща, набедренные повязки и сандалии, каждая женщина — по четыре юбки и столько же блузок. Таким образом он как бы играл роль гаранта всеобщего благополучия. Этот эпизод, в котором нет ничего необычного — особенно, если принять во внимание голодные годы, — показывает, что дистанция между народом и императором была в общем не всегда такой большой, как это обычно подчеркивается в источниках.

Когда стемнело, Монтесума тайно сел в лодку с шестью гребцами и отправился инкогнито в Мехико. Он хотел удостовериться в том, что в его отсутствие гранды были приняты как подобает. Прием был действительно таким, какой оказывается обычно представителям армий-победителышц. Генералы и вельможи отправились в храм, чтобы возблагодарить богов, а затем, когда им сообщили о прибытии императора, поспешили засвидетельствовать ему свое почтение. Бедняки и старцы имели обыкновение поздравлять важных особ со счастливым прибытием и принародно воспевать их подвиги. Взамен они получали еду и питье, а также одежду и кое-что из военной добычи.

Прогулка оказалась успешной: мятежи были подавлены, и несколько независимых городов, которые угораздило оказаться на пути ацтекских армий, должны были покориться империи и стать иод ее покровительство. Кроме того, могущественное королевство Тлахиако должно было почувствовать силу империи. Скоро и его участь будет решена.

В том же 1503 году проводились военные действия и против страны йоии. По всей вероятности, там было захвачено несколько городов, к примеру — Малинальтенек, однако Моитесуме так и не удалось захватить Йоиициико целиком. Дикие йоии, или тлаиаиеки, жили довольно рассеянно, так что уже в силу этого обстоятельства было затруднительно вести против них войну. Кроме того, их территория, граничившая с Тихим океаном к востоку от Акапулько, была неровной и лесистой, следовательно, подступ к ней был достаточно трудным. Они принадлежали к «традиционным противникам» империи и были часто приглашаемы на организуемые Мехико побоища.

ГОЛОД В ГОДЫ КРОЛИКА

Несмотря на успехи у Монтесумы были причины для

беспокойства. Известно, что первые годы его правления были отмечены большой засухой. Император открыл все свои склады и велел распределить продовольствие среди нуждающихся. Он организовал также закупку кукурузы на землях, прилегающих к Мексиканскому заливу, но этих мер оказалось недостаточно, чтобы остановить голод. Многие жители долины отправились па поиски более благодатных небес, и многие из них умерли в пути. Другие были вынуждены продавать своих детей — чтобы выжить самим или дать шанс выжить детям. Не имея возможности выкупить всех детей, Монтесума старался выкупить хотя бы детей благородных родителей.

Именно в этой обстановке проводилась реконструкция старого акведука, по которому город снабжался питьевой водой. Однако едва лишь вода дошла до города, как молния поразила один из храмов, который сразу же сгорел дотла. Находившиеся в одном километре от места происшествия тлателольцы подумали, что Мехико подвергся нападению, и сразу прибежали, крича и потрясая оружием. Мои- тесума отнесся к тому, что случилось, как к плохому предзнаменованию. Он счел это, или сделал вид, что счел, заранее подготовленной акцией и, чтобы избежать возможности какой-либо измены, лишил тлателолы^ов высоких постов, которые они занимали в государстве. Несколько погодя он смягчился и вернул им их должности.

Голод достиг своего апогея в 1505 году. На двадцать дней перестал дымиться Попокатепетль, что было воспринято как залог хорошего урожая. На следующий год, в 1-м году Кролика, Монтесума принял участие в жертвоприношении с умерщвлением жертвы дротиками — чтобы вернуть земле плодородие. Церемония должна была'совершиться во время праздника «Сдирание кожи с человека», tlacaxipe- hualiztli, — праздника жатвы, который оказался в этом году в марте. Жертва была украшена атрибутами бога Тлакак- сипехуалицтли, иначе Шине-Тотека, — «наш вождь ободранный», — от которого зависела смена времен года и созревание кукурузы. Обреченного растянули на деревянной дыбе, и император с помощью метательной дощечки пронзил его многократно дротиками. Из его тела потекла кровь — так сказать, жизнь, которая оросила землю и сделала ее плодородной. К несчастью, в этом же самом году засеянные поля подверглись нападению полчищ грызунов, которых пришлось прогонять с помощью факелов.

Монтесума

Первые годы царствования Монтесумы II. По Codex Tellerianus Remensis.

Для 12-го года Кремня Codex отмечает инаугурацию храма Синтеотля и наследование трона в Тепукчпане и Колъхуакане. Для 13-го года Дома — сцены, связанные по своему содержанию с голодом. Для 1-го года Кролика — умерщвление Монтесумой посредством дротиков жертвы, которая своей кровью должна оросить землю. Внизу — вооруженный факелом человек прогоняет грызунов, захвативших поля

Появлялись зловещие знаки в небе. Мало того, что солнце все иссушило, — теперь оно задумало исчезнуть. 16 марта 1509 года солнечное затмение (согласно Anales Куаутит- лана — в 13-й день Смерти) посеяло панику среди простых людей, которые принялись вопить от страха, ударяя себя рукой по губам. Смятение и крики были повсюду. Люди опасались, что в случае полного исчезновения солнца оно может опуститься раз и навсегда, а затаившиеся в небесном своде ночные чудовища, цицимимы, спустятся на землю. Цицими- мы стали бы тогда пожирать людей, а еще не родившиеся

младенцы в материнском чреве тоже превратились бы в цицимимов. Чтобы избежать этого ужаса беременные женщины клали себе кусок обсидиана на живот или в рот. В храмах распевались гимны соответствующего содержания и приносились в жертву военнопленные и альбиносы, содержавшиеся до той поры во дворце императора. Все пускали себе кровь в покаянных целях. Ободренное этими покаяниями и самобичеваниями светило смогло-таки одержать верх над чудовищем, которое собиралось его съесть.

ВЕЛИКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НА ДОЛИНУ ПУЭБЛА

Дневное светило вновь появилось на небе, однако предвещавшееся его затмением несчастье не заставило себя долго ждать. Оно обнаружилось в весьма чувствительной области борьбы против долины Пуэбла. Город Хуэксоцинко всегда был раздираем внутренними распрями, и различные политические группировки искали внешней поддержки: одни в Тласкале, другие со стороны Тройственного Союза. Последний поддерживал, по-видимому, все, что могло внести раскол в стаи противника. Заручившись поддержкой Союза, одна из банд Хуэксоцинко вторглась в 1504 году на тласкальтекскую территорию. В Ксилохочитлане возле Тласкалы она предалась грабежу и учинила много жестокостей над местными жителями. Один важный tecuhtli из Окотелулько, Тизатлакатцин, устремился на нее с горсткой людей, пытаясь задержать ее до прихода подкрепления. Но надежды на подкрепление не оправдались, Тизатлакатцин потерпел неудачу, что сильно взбудоражило народ Тласкалы. Город без промедления организовал яростное контрнаступление. Хуэк- социнки, оказавшись в отчаянном положении, обратились к Тройственному Союзу, который незамедлительно послал им на помощь большую армию. Столкновение произошло возле Атлиско. Тласкальгеки атаковали раньше, чем союзники смогли развернуть свои войска. Они произвели опустошение в рядах противника, и даже как будто бы убили одну важную особу, принадлежавшую к королевской семье. Союзники пустились в бегство. Немного погодя тласкальгеки опус

тошили ноля Хуэксоциико и подожгли дворцы короля Текай- ехуацииа и нескольких высоких сановников. Урожай следующего года был погублен, и хуэксоцинки должны были, чтобы как-то прокормиться, обрабатывать мешикские ноля.

Эта неудача сильно огорчила Монтесуму. Он решил нанести мощный удар и покончить с враждебным анклавом. Лишь тогда в мире, то есть в Анауаке, будет одна воля, одна власть и одии-единственный государь. Для достижения этой цели надо было полностью изолировать Тласкалу. Король Текайехуации смог привлечь на свою сторону чолультеков, но эти торговцы представляли собой весьма слабую поддержку. Затем с помощью даров хуэксоцинки попытались завоевать расположение жителей пограничных областей долины Мехико. Это были, прежде всего, наиболее многочисленные отоми, а также люди из Чалько и Хальтокана, ушедшие от террора союзников. Они нашли убежище в долине Пуэбла, где им выделили землю, платили дань, исполняли различные трудовые повинности и, что особенно важно, несли постоянную службу на границе.

Общее нападение на анклав должно было начаться с разных сторон в определенный день и час. Войска Мехико, Коатличана и Чалько должны были атаковать с юго- запада и выйти на соединение с силами Хуэксоциико и Чолулы. Войска Тотомихуакана, Тепейякака, Квечолака и Текамачалько должны были наступать с юга и юго-востока, части Ицтакмакститлана и Тцахутлана — с востока, а войска Закатлана, Тетелы и Тузапана — с северо-востока.

Если бы все эти армии действовали согласованно и сосредоточили максимум людских сил в двух-трех местах, то, возможно, их нападение имело бы успех. Многое при этом зависело и от поведения пограничных гарнизонов. Однако эти политические изгнанники слишком ненавидели мешиков, чтобы дать себя подкупить. Полученные подарки лишь возбудили их недоверие и заставили повысить бдительность. Атаки с севера, востока и юга были слишком слабыми и разрозненными. Что касается воинов из долины Мехико, то они не смогли пробиться даже сквозь защитную полосу пограничных войск: то ли оттого, что их было слишком мало, то ли потому, что им не дали развернуться в боевом порядке. У тласкальтеков не было достаточно времени, чтобы вмешаться. Грозные отоми и их друзья повсюду смогли остановить наступление союзников, обратить в бегство своих противников и захватить много пленных и богатые трофеи. Они принесли доказательства своих подвигов в четыре главных города государства Тласкала (Окотелулько, Тицатлан, Квиахвицелан и Тенетикнак), где их принимали с восторгом и благодарностью. Тласкальтеки предлагали им в жены своих дочерей, и многим отоми было пожаловано дворянство. Победа была отмечена большими празднествами и грандиозными жертвоприношениями. Моптесума не сделал, по-видимому, надлежащих выводов из своей неудачи. Он мог утешать себя мыслью о том, что время еще не созрело для полного завоевания долины и что нужно было только подождать.

В 1504 году были, однако, и успехи. Королевство Тотол- лан (ныне Пьякстла), победа над Ахвицотл^м, который задумал восстать, но был сломлен союзными армиями, и над территориями, прилегающими к Ахвицотлю. Захват этого города, находившегося на самом юге нынешнего штата Пуэбла, представлял большое значение, поскольку Тотол- лан мог угрожать связям с миштекскими провинциями.

ПЕСКИ КЕЦАЛЬТЕПЕКА

На следующий год была предпринята новая кампания it против Оахаки. Первая была проведена как ответ на мятеж. В этот раз, как мог бы думать Моптесума, речь должна была идти о более решительных действиях, направленных на приобретение контроля над важной дорогой, ведущей к перешейку Теуантепек и к землям майя. Оставалось лишь найти повод.

Гранильщики Мехико, Тлателолько и других городов узнали, что в области Тотонтенек и Кецальтенек, на северо- восток от восточной Оахаки, имелись залежи песка, очень подходящего для шлифовки, и наждака — для полировки камней. К их глубокому сожалению, однако, эти два города почти ие предлагали эти природные богатства па обмен, а если они и делали это, то назначали очень высокую цену. Получив надлежащую информацию па этот счет, Монтесума сразу стал горячим поборником свободного обмена и послал в указанные два города гонцов со своим требованием об обязательном вовлечении песка и наждака в торговый обмен. Посольство насчитывало сотню чиновников, уполномоченных предлагать товары: украшения, драгоценные перья, а вместе с ними и вечную дружбу Мехико. По другой версии, Монтесума проявил меньше такта. Он спешно отправил в Тотонтенек и Кецальтенек купцов, чтобы потребовать у этих городов продать ему несколько изумрудов и опалов. Другими словами — заплатить дань или, по крайней мере, признать свой вассалитет но отношению к Мехико.

Король Тотоптенека хорошо примял купцов с их подарками. Однако он должен был посоветоваться с Кецальтепе- ком, куда он и послал своих гонцов. Ответ был довольно груб: «Что означает это посольство? Что говорит мой родственник и друг? Что мы должны быть данниками Мопте- сумы? Об этом не может быть и речи. Скажите ему, что я ничего не уступлю! Но пусть он сделает одну вещь. Пусть он пришлет мне половину этого мешиканского посольства, и я их здесь всех перебью. Ни один из них ие должен вернуться, так как это злые люди, задиристые и с плохими намерениями. Я их здесь поубиваю, а трупы брошу в Рио. Пусть он так же поступит с теми, которые останутся у пего».

Король Тотонтепека последовал совету. Пятьдесят мешиков отправились в Кецальтенек и сообщили королю о требовании императора. Король возмутился: «О чем вы толкуете? Я что — вассал Монтесумы? Может, он купил меня или победил в честном бою? Или, может быть, он пьян?» Затем, повернувшись к своим людям, он спросил: «Кецальтенеки, что за люди?» Вопрос подействовал как призыв к действию. Вооруженная палицами толпа вошла в зал и быстро покончила с послами. Их тела были сброшены в реку. В Тотон- тенеке события развивались примерно но тому же сценарию.

Затем города стали готовиться к обороне.

Через некоторое время проходившим мимо городов купцам было отказано в гостеприимстве. После того как купцы

не смогли проникнуть в город, они спустились к реке напиться и обнаружили там трупы послов. Купцы взяли истлевшие и изорванные одежды покойников с целью показать их императору. Когда купцы рассказали Монтесуме обо всем виденном, тот созвал начальников кварталов и вдов убитых послов для опознания вещей. Затем он приказал всем хранить в тайне все дело и послал опытных в шпионаже купцов проверить все обстоятельства события на месте, а также узнать об оборонительных мерах, предпринятых обоими городами.

Шпионы вернулись живыми и невредимыми и доложили ситуацию. Преступления Тотонтепека и Кецальтепека были полностью доказаны. К отказу от свободного обмена добавлялись неуважение к международному праву и терроризм. Короли-союзники объявили о мобилизации в трех столицах. Есть свидетельства, кажущиеся маловероятными, что все мужчины должны были взяться за оружие; исключение составили юноши до восемнадцати (возможно, пятнадцати) лет и старики. Дюран говорит о 400000 человек в трех союзных армиях. Цифра представляется чрезмерной, особенно если подумать, во-первых, об огромной обслуге, которая должна была сопровождать такое количество солдат, и, во-вторых, о слишком малом численном составе противника. Одной десятой названной цифры было бы вполне достаточно для покорения двух совсем небольших государств. Возможно, однако, что император послал несколько армий, с широким разбросом во времени, чтобы в то же самое время разобраться и с другими мелкими государствами. Такой демарш мог бы создать для Монтесумы дополнительное преимущество в том, что помощь дружественных Тотонтенеку и Кецальтенеку городов-государств стала бы весьма проблематичной.

Три армии Тройственного Союза — или, во всяком случае, большая их часть, если другие колонны двигались к иным местам назначения, — соединились у Ксальтианквис- ко, несколько севернее Тотонтепека. Там было решено, что Монтесума пойдет прямо, Незауалышлли — с правого фланга, а Тетленанкветца из Тлакопана — с левого, и таким образом Тотонтенек окажется в осаде.

«Поскольку я мешик, — говорит император, — то я должен идти прямо — чтобы видеть оружие, которым потрясает противник, чтобы видеть: не рубит ли его меч лучше, чем мой, чтобы видеть: не одерживает ли старик верх над молодым или мы равны». Разведчики отыскали старую заброшенную дорогу, по которой армия продолжила свой путь. За час до рассвета, после ночного перехода, армия подошла к полноводной реке. Находившиеся на другом берегу неприятельские воины кричали и жестами старались выразить свое презрение к подошедшим союзным войскам. Монтесума спешно организовал постройку тростниковых плотов и даже нескольких висячих мостов. Следующей ночью, когда противник удалился в город, река была преодолена. Оборонительные валы были взяты за четверть часа. Гарнизон, который ожидал удара совсем в другом месте, был взят врасплох. Монтесума пробился к храму и поджег его. К утру все воины противника были взяты в и леи или убиты. Тотонтенек был населен теперь только женщинами и детьми младше восьми лет. Мешики взяли в плен 600 неприятельских солдат, тескоки — 400, таиаиеки — 350. Чтобы пленные не могли убежать, им спутывали руки и ноги или привязывали руки к большой палке, которую несчастный пес на своих плечах.

Пока союзные войска отдыхали, дюжина бывалых солдат отправилась на разведку в Кецальтенек. Они не смогли найти входа в город, но тщательно осмотрели все шесть валов и сделали оценку численного состава противника и, вернувшись в свой лагерь, доложили о виденном. Для преодоления оборонительных сооружений Монтесума велел приготовить двести приставных лестниц и палки для пробивания брешей. Со своей стороны, жители Кецальтенека втащили наверх большое количество камней, бревен и дротиков. Воины бодрствовали всю ночь, возбуждая себя криками и громким пением. На рассвете они вышли в боевом порядке. Монтесума отправил в наступление только мешиков, чальков и тлалуиков. Битва была жестокой и много было убитых с той и с другой стороны; большое число мешиков и их союзников пало под градом камней и бревен, летевших на них с оборонительных валов. В конце дня пришлось отступить. На следующий день воины Кецальтенека предприняли новую вылазку; акольхуас должны были их перехватить, по не смогли дойти до стен. На третий день тенапеки атаковали слабеющего противника, который не имел возможности перестраивать свои ряды. Противник отступил. Тогда Монтесума ввел в дело другие армии, которые дошли до стен. Были использованы лестницы, и когда на них взобрались лучники, метатели дротиков и пращники, первый оборонительный вал был взят.

Второй держался три дня. Делегация кецальтепеков пришла договариваться о мире, заявляя, однако, что защитники города скорее умрут, нежели сдадутся. Монтесума ответил парламентерам, что отправляясь в эту экспедицию он был совершенно уверен в своем успехе, иначе бы он остался дома. Вскоре был взят и второй вал. В последующие дни дело пошло быстрее. Под последнее укрепление в нескольких местах были подведены подкопы. Ночью нападающие устремились в проделанные бреши и через короткое время были в городе. Вскоре главный храм города пылал ярким пламенем.

Часть городского населения бежала в горы. Воины Кецальтепека уже хотели сложить оружие, но союзники отказались прекратить сражение. Они хотели отомстить за гибель своих сограждан — послов. Старейшины и дворяне Кецальтепека пришли тогда с мольбой о пощаде. Они принесли с собой много всяких дорогих вещей, которые они предложили победителям в качестве дани: какао, бумагу, плащи, перья, драгоценные камни. Монтесума принял капитуляцию. Избиение прекратилось. Население стало возвращаться в город.

Союзные войска возвращались через Исукар и Чалько. Повсюду короли Союза были встречены с великими почестями. В самом Мехико прием был грандиозным. Дорога, но которой победоносная армия вступала в город, дворцы и храмы были украшены цветами. Перед тем как совершить торжественное вступление в город, где его ожидали выстроившиеся шпалерами жрецы и воины-ветераны, Монтесума дал выкрасить себя в желтый цвет победы, надел дорогие украшения и символ своей власти — калебасу с табаком. Затем раздался гул сигнальных раковин, и люди стали приветствовать Монтесуму и сопровождавших его грандов. На главной площади chihuacoatl, одетый подобно представляемой им богине, ожидал Монтесуму, чтобы проводить его па вершину главной пирамиды. Там, преклонив колено перед Уицилоночтли, король выразил благодарность своему богу, выпуская с помощью заточенной кости ягуара кровь из своих ушей, икр и бедер. Затем, рядом с государями Тескоко и Тлакоиаиа, он последовал за чихуакоатлем к своему дворцу, чтобы выслушать там от ветеранов традиционные выражения похвалы и признательности.

МЯТЕЖИ ЯНУЭТЛАНА И ЗОЗОЛЛАНА

Зимой 1505-1506 годов понадобилось предпринять новое вторжение в Оахаку, на этот раз — для того, чтобы погасить мятеж городов Януэтлан и Зозоллан, короли которых ввели ограничения на пребывание у них мешиков.

Зозоллан (ныне Саи-Херонимо Сосола) расположен примерно в сорока километрах к северо-западу от Оахаки. В местных преданиях утверждается, что первые обитатели этих мест, миштеки, появились впервые в окрестностях именно этого города. Город имел превосходную естественную защиту в виде окружавших его двух рек с крутыми берегами. Кроме того, зозолтеки дополнительно укрепили свой город, построив вокруг него оборонительный вал, остатки которого можно было видеть еще в XVII веке. Наконец, как об этом сообщается в одном из писем Кортеса, в окрестностях города добывалось золото. Посланным сюда испанцам «были показаны три реки, и от каждой из них посланные привезли нам образцы очень тонкого золотого песка, который индейцы добывают там совершенно примитивным способом». Что касается Япуэтлана, который находился на двадцать километров северо-западнее, то это был уважаемый в округе центр, история которого насчитывала не менее пятисот лет.

Монтесума послал на место людей, которые должны были выяснить ситуацию. По дороге разведчики встретили купцов из Тескоко и Хочимилько, которых мятежники обобрали и подвергли грубому обращению. Януэтлан был окружен

хорошо охраняемыми четырьмя валами, через которые разведчикам не разрешили пройти. Тогда они вернулись в Мехико вместе с купцами, которые ожидали их на дороге. Монтесума утешил купцов, твердо обещав им, что они будут отомщены за свое унижение, и одарил их дорогими тканями.

Была подготовлена карательная экспедиция. Поход был воспринят народом одобрительно, поскольку приближался праздник «Сдирания человеческой кожи» и ощущался недостаток военнопленных. Мы не располагаем информацией относительно личного участия Монтесумы в этом походе; возможно, он послал вместо себя чихуакоатля. Части Тройственного Союза соединились с войсками провинций, насчитывающих, по утверждению Дюрана, 20000 человек, — возле Занотитлана, расположенного в северо-западной части современного штата Оахака, в 300 км от Мехико.

Первой целью был Януэтлан. После осмотра вражеских оборонительных сооружений были изготовлены лестницы — из стволов деревьев, срубленных в окрестных горах. Начальники произнесли приличествующие моменту речи, вдохновляющие людей и вручающие их опеке богов ночи и воздуха, земли и солнца. Они обещали воинам богатство и отдых после победы, а в том случае, если они надут в бою, — высшее блаженство в Доме Солнца, в обществе самого светила. На рассвете началось мощное наступление. Охваченные единым порывом воины опрокидывали все на своем пути, не щадя ни женщин, ни детей, которые были януэтланеками, а следовательно — заклятыми врагами. Потом первоначальная ярость несколько утихла, и воины стали работать более методично. Оставшиеся в живых были взяты в плен. Город был сожжен и разграблен; с корнем были вырваны из земли фруктовые деревья и кусты агавы, из сока которой изготавливался хмельной напиток octli, или пульке.

Такие подвиги заслуживали некоторой передышки. Только па следующий день союзные армии направились к Зозоллану. Однако события в Япуэтлапе послужили уроком для зозолланцев. Когда разведчики империи прибыли к месту рекогносцировки, они обнаружили мертвый город, почти полностью оставленный жителями, укрывшимися в соседних лесах. Целых четыре дня прочесывались окрестности, но результат оказался незначительным. Наконец войско отправилось назад в Мехико.

Не исключено, что описанный мятеж имел более крупные масштабы. Согласно Торквемаде, который, но по-видимому, пользовался миштекскими источниками, этот мятеж охватил добрую часть Миштеки и область Теуантепек. Поджигателями мятежа были короли Зозоллана (4-го Цветка) и Коихтлауаки (1-го Кремня). Они решили одним махом отделаться от всех обосновавшихся в Оахаке мешиканских чиновников и солдат. 1-й Кремень пригласил их с семьями па большой банкет, где им был оказан поистине королевский прием. А по дороге домой гости были все перехвачены сидевшим в засаде 1-м Цветком и убиты.

Союзники послали против Зозоллана карательную экспедицию. Враг сопротивлялся, затем все же отступил. Мешикские источники не упоминают об этой обороне. Проявили ли зозольтеки особое мужество, показали ли мешики какую-то свою слабину — этого мы не узнаем. Во всяком случае, союзники должны были повторить свою попытку позже, возможно, в 1509 году. Поскольку дорога на Зозолан оказалась перерезанной, им пришлось идти в обход через Куаутлан, где Коскакуаукви, брат 1-го Цветка, соединился с ацтеками, ведомыми Куитлауаком, — будущим эфемерным императором. Произошло первое сражение, которое закончилось тем, что противник отступил к холму, где хранились запасы продовольствия. 4-й Цветок привел в подкрепление теуаитепеков, йони и людей из независимого государства тототенеков, но был разбит. Среди многочисленных пленных, захваченных союзниками, находился и 1-й Кремень; в противоположность другим, он был принесен в жертву несколько позже. Его брат унаследовал его королевство. 4-й Цветок сумел скрыться, но все же и он был впоследствии захвачен в плен и принесен в жертву.

Возвращение в Мехико было триумфальным. Победители вели с собой тысячу януэтланеков и большое количество зозольтеков, то есть этого количества жертв было достаточно для того, чтобы достойным образом отпраздновать день

Тлакаксинехуалицтли. Первоначально этот праздник соответствовал началу сухого сезона и одновременно началу дня. Начало сухого сезона было временем сбора кукурузы. Первый восход солнца — это первые жертвы и первая война, предпринимаемая с целью кормления светила. Таким образом, праздник имел двойной смысл: кормление богов и кормление людей, одно уподобляется другому — ведь человек был создан из кукурузного теста.

В войне первого восхода солнца, прототипической войне против четырехсот мимиксоас, Мишкоатль и его три брата уподобляются двум ягуарам и двум орлам. Поскольку эту мифическую войну было весьма небезопасно изображать с формальным соблюдением деталей, — как организовать сражение четырех воинов, даже хорошо вооруженных, с четырьмястами безоружными пленными? — то жертвы обрабатывались но очереди. Это было названо испанцами жертвоприношением гладиаторов. Такая казнь считалась прерогативой самых храбрых и благородных. Обреченный, одетый в красно-белый плащ с нижней полой в виде ласточкина хвоста, что должно было служить напоминанием о боге Шине, облеченном в содранную человеческую кожу, привязывался к каменному жернову веревкой, обвивавшей его талию. Прежде всего ему давали напиться пульке, поскольку в мифическом повествовании мимиксоас были постоянно пьяны. Вооруженный фальшивым оружием — просто палкой или деревянным мечом без обсидианового лезвия. - несчастный должен был обороняться от хорош*) вооруженного воипа-орла. Если он хорошо держался, то попадал к воину-ягуару, затем еще раз к орлу и опять к ягуару и, наконец, если было необходимо, ко всем четырем сразу или к одному — левше. Как только пленный актер получал серьезную рапу и начинал падать, его хватали, тащили на жертвенный камень и вырывали сердце. Иногда, утверждается в текстах, он мог еще подняться и сделать несколько шагов. Затем его обезглавливали, обдирали, и исполнитель роли Шипе надевал на себя его кожу.

Верхняя поверхность жернова часто украшалась изображением солнца. Вместе с тем, отверстие в центре жернова

было как бы входом в преисподнюю, особенно если положить жернов на землю. Совершая жертвоприношение непосредственно на жернове, организаторы зрелища давали ясно понять, что каждый из участников жертвоприношения получает свою долю.

Монтесума

Сцепа жертвоприношения гладиаторов. Codex Nuttall по Sejourne. 1981

Жертва, впрочем, была сыном солнца и земли. Миф это совершенно определенно утверждал, а ритуал иллюстрировал. Повязанная вокруг талии веревка была пуповиной, связывавшей, жертву с матерыо-землей и с дневным светилом. Что касается питания, то привязанная жертва была как бы початком кукурузы на стебле. Незадолго перед жатвой крестьяне надламывали верхние части стеблей кукурузы и наклоняли вниз — для того, чтобы во время дождя початки не намокали. Кроме того, «орлы» и «ягуары» сначала ранили жертву, чтобы она упала, а йотом уже подвергали ее смерти. Когда початок сорван, с него сдирают листья и относят вместе с другими початками в амбар. С принесенного в жертву тоже сдирают кожу. Наконец, сбор урожая кукурузы уподоблялся битве, поэтому перед началом жатвы крестьяне делали вид, что атакуют иоле кукурузы так, как если бы оно было все занято неприятелем.

Во время праздника или сразу после него какую-то часть обреченных убивали дротиками для того, чтобы напоить кровью жертв иссохшую землю. В марте 1506 году именно зозольтекам выпала честь умереть и «сочетаться браком с землей» таким образом. Жертвенные убиения представляли собой массовые зрелищные мероприятия, на которые непременно приглашались традиционные враги. Чтобы укрыть от взглядов толпы, их прятали в павильонах из сапотовых листьев, поскольку они представляли собой атрибут Нашего Бога Носителя Кожи. Они сидели в креслах, украшенных перьями розовой колпицы, подобно воплощению бога Шипе в ритуальном представлении.

ПОЛУПОБЕДА ПОД ТЕУКТЕПЕКОМ

Зимой 1506-1507 гг. Монтесума решил проникнуть дальше в Оахаку и подчинить Теуктеиек (Санта-Лусия Те- отепек, Оахака, примерно в пятидесяти километрах на север от Пуэрто-Эскондидо). Объяснения Дюрана по этому поводу удивляют. Этот город, пишет он, восстал и заключил союз с Коагланом. Однако насколько нам известно, Теуктеиек не был еще покорен. Кроме того, в отчете о проделанной кампании нет упоминания о Коатлане. Так что, возможно, Дюран допускает здесь неумышленно путаницу или просто, ие зная причины этой войны, объясняет ее на основе обычного предположения.

Согласно информации, источник которой восходит к самому Коатлану, этот город был данником могущественного прибрежного королевства Тототенек. В какой-то определенный момент он восстал и обратился за защитой к Монтесуме, который согласился помочь, но при условии выплаты ему, Монтесуме, положенной дани. В этом контексте становится маловероятным обращение Теуктенека к Коатлану но случаю намечающегося мятежа против Мехико. Гораздо более вероятна такая ситуация, когда Коатлан намерен отделиться от Тототенека, а Теуктеиек обязан ему в этом помешать в ожидании войск Тототенека. Монтесума воспользовался просьбой Коатлана о поддержке, чтобы вмешаться в дела региона и дать острастку Тототенеку. Вмешательство на стороне Коатлапа оправдывалось также религиозными мотивами. Императору нужны были новые жертвы для инаугурации нового храма, который был построен по его указанию и который назывался как раз Коатлан. Не указывает ли все это на стремление подарить новому храму для жертвоприношения противников дружественного города, носящего то же имя, что и храм?

Армия включает в себя контингенты из главных городов империи. Подойдя к границам Теуктенека, она разбивает лагерь возле одного бурного потока, который невозможно перейти вброд. Нужно изготовить шесть больших илотов с каркасом из древесных стволов. Несмотря на противодействие противника союзникам удалось переправить на другой берег 4000 человек. Первая стычка привела к общей вылазке теуктенеков, которые надеются, что смогут расправиться с авангардом. Оказавшись в опасности, союзники прибегают к хитрости. Их авангард симулирует отступление, затем бегство и переправляется обратно через поток. Считая, что их победа уже близка, теуктепеки гонятся за «беглецами» и в свою очередь забираются на плоты (правда, не совсем ясно, как они там снова оказались). Союзники дожидаются момента, когда теуктепеки высадятся на другом берегу, и считая, что они благодаря своей хитрости захватили уже достаточно пленных, рубят швартовы илотов, отрезая таким образом теуктенеков от их тыла и лишая их возможности бегства. Некоторые из попавшихся в ловушку бросаются в воду, а оказавшиеся рядом зрители с ужасом видят, как они превращаются в кайманов и других страшных животных. Надо ли это понимать так, что несчастные были съедены кайманами? Скорее всего, мы имеем здесь дело с неудачной интерпретацией индейского кодекса, где изображены плавающие в реке крокодилы.

Сам город Теуктенек представляется недоступным. Он окружен четырьмя валами, а его защитники имеют репутацию неустрашимых воинов. Принимается решение трогаться в обратный путь. Захвачено около 2300 пленных. Этого достаточно, чтобы желающие нападать на Коатлан больше не повторяли своих попыток. По возвращении армии триумф был устроен как обычно, хотя Монтесума, не принявший участие в экспедиции, предпочел бы, чтобы город был взят. Союзные государства и «любимые» враги были приглашены на инаугурацию нового храма, Коатлаиа или Коатеокалли, в котором были собраны, если не сказать — заключены, все боги империи. Прежде всего три короля провели торжественное награждение всех особо отличившихся в последних баталиях храбрецов — ценными вещами, знаками отличия и почетными званиями teculli. «Отныне, — объясняет Дюран, — этим людям позволялось одеваться в ткани из хлопка, носить на своих йогах сандалии, входить во дворец, держать в руках букеты цветов и курить сигары, иметь столько жен и наложниц, сколько позволяли им их средства, и быть свободными от податей и принудительных работ. Они могли принимать участие в королевских танцах, есть человеческое мясо, нить, принимать участие в голосовании но военным вопросам, иметь дом в два этажа и находиться в обществе рыцарей солнца. Что ни говори, Монтесума вознаграждал ратные подвиги так же, как его предшественники».

Потом началась сама инаугурация. Император мира (сет anahuac tlatoani) отправился в храм, где он был принят жрецами, которые гудели в морские раковины, дудели в флейты и били в барабаны, продолжая при этом расточать фимиам. Он облачился в жреческие одежды, позволил начертить священной смолой на своем теле знак раскаяния и надел золотую митру. Chihuacoatl проделал то же самое. С кадильницей в форме разливательного ковша в руке Монтесума пошел воздать благодарность божествам храма. В полдень начались жертвоприношения. Пока гудели раковины, император и chihuacoatl принесли в жертву некоторое количество теуктенеков, вырывая у них сердце, чтобы поднести его вверх, к солнцу, а затем бросить внутрь алтаря. Жрецы приняли эстафету, и работа продолжалась до самой ночи. Кровь 2300 жертв, текущая бурным потоком из их зияющих ран, окрасила красным цветом весь фасад сооружения, отметив его торжественное открытие самым блестящим образом.

СРАЖЕНИЯ В ДОЛИНЕ ПУЭБЛА

7^^ од 1507-й был годом бурного роста числа столкновений с жителями долины Пуэбла. После провалившегося общего наступления трехлетней давности Хуэксоцинко стремился снова сблизиться с Тласкалой. Что же касается Монтесумы, то он довольствовался одними «цветочными» поединками, то есть обычной тактикой удушения и истощения противника. И вот наконец предоставились новые возможности для непосредственного вмешательства в дела соседней долины. Прежде всего — конфликт между Хуэксо- ципко и Чолулой. Однажды по не известным нам причинам хуэксоцинки подожгли несколько домов в Чолуле и убили там нескольких жителей. Зная наперед, что Мехико обязательно вмешается в это дело, они не мешкая послали к Монтесу ме двух послов со своей версией событий. Однако вместо того чтобы сгладить факты, несчастные существенно раздули их, говоря о настоящем поражении Чолулы и об опустошении, произведенном в этом городе. Было ли это их простой оплошностью? В Хуэксоцинко будущие послы не учатся, конечно, как в Мехико, начиная со времен Моите- сумы I, в школах типа calmecac, поэтому речь этих послов не отличается особым изяществом. Или дело, может быть, в том, что послы принадлежат к враждебной Мехико группировке или к правящему в Хуэксоцинко роду и просто стараются спровоцировать конфликт? Мехико, конечно, не может оставаться пассивным наблюдателем. Чолула — священный город и средоточие больших торговых корпораций. Напасть на Чолулу — это выглядит так, как если бы сегодня кто-нибудь проделал нечто подобное относительно Ватикана или Уолл-стрит.

Государь кольхуас задерживает послов до более полного выяснения обстоятельств. Приходят чолультеки и объясняют, что произошло в действительности. Возмущенные тем, что им наврали, союзники идут на Хуэксоцинко, прихватив с собой обоих послов. Хуэксоцинки, со своей стороны, посылают к ним навстречу воинов. Однако перед тем как начать сражение, союзники требуют объяснений и узнают, что послы действовали не в соответствии с возложенной на них миссией. Союзники выдают послов хуэксоципкам, которые обрезают им как предателям носы и уши. Предлога для справедливой войны больше не существует, и союзникам ничего не остается иного, как вернуться домой.

Спустя некоторое время, жители Куаукечоллана и Ат- цицихуакапа приходят к Моптесуме с жалобой на хуэксо- ципков и атлисков, которые опустошают их огороды и кукурузные ноля. Моптесума обещает помочь и объявляет мобилизацию. Король Тулы (Толлапа) Иштлильквечауак добивается от Монтесумы милостивого разрешения схватиться с врагом или, возможно, он принимает участие в походе и, улучив момент, предлагает атаковать первым. Вскоре он снова сталкивается с хуэксоцинками в недоброй памяти долине Атлиско.

Тольтеки начинают первыми: они бросают в сторону противника сигары и цветы, которые легко отскакивают от щитов. Скоро дело доходит до более тяжелых снарядов — камней, стрел и дротиков и, наконец, до рукопашного боя с мечами и копьями. Люди мужественно сражаются два дня. Потери пока что минимальны с обеих сторон. На третий день, однако, желая закончить дело и отличиться, Иштлильквечауак выводит свои войска вперед и атакует хуэксоцин- ков с такой смелостью, что, несмотря на все его подвиги, он взят в плен и растерзай. Его смерть в 1507 году подтверждена в анналах Тулы. Воины отступают в-панике. Тескок- цы приходят на выручку, но разбушевавшийся противник теснит их и продолжает наступать. Наступает очередь те- панеков. Союзники удерживаются ценой тяжелых потерь.

На следующий день все идет к развязке. Акольхи и те- папеки начинают бой, но вскоре их натиск ослабевает. Мешики и чальки приходят к ним на помощь и стойко сражаются, однако три — фатальная цифра! — три храбрых кузена Монтесумы убиты.

Непосредственно после этих событий Тезозомок рассказывает о втором сражении, которое внешне повторяет первое, отличаясь все же от него в некоторых деталях. Куау- кечоллап и Атуицихуакап направляют послов к Моптесуме с донесением о том, что люди из Атлиско и Акапеглахуакана желали бы встретиться через три дня для «игры». (Атуи- цихуакап и Куаукечоллап — два города, поля которых были ограблены, что привело к предыдущему сражению.) Хуэксоцинки и даже чолультеки должны принять участие в развлечении. Императору ничего не остается, как принять предложение. Он поднимает но тревоге обоих своих союзников, а также чальков, хочимильков, воинов из края плавучих садов и из долины Морелос. В назначенный день армии разбивают лагерь в Куаукечоллаие и Атуицихуакаие.

Один батальон, составленный из наиболее храбрых воинов, начинает бой; затем к нему присоединяется все остальное войско. Яростный бой идет весь день — но не на равных. Противник бросает в бой в шесть раз больше людей, чем союзники. Как и в первый раз, они теряют много людей. Около 8200 человек, утверждает Тезозомок, не считая постоянно присутствующих в печальной статистике близких родственников императора — опять в количестве трех! К вечеру мешики предлагают остановить «славный рыцарский бой, иоле которого усеяно цветами, драгоценными перьями — славной и радостной смертью среди цветов». Противник, который также достаточно измотан, считает, что забава действительно была хороша, но можно и передохнуть. Вернувшись в свой лагерь, мешики в волнении замечают: «Поле цветет мертвыми телами противников, и эти тела подобны красным розам в драгоценных перьях. Они скончались в такой радости, что сейчас они наслаждаются обществом наших предков и наших бывших королей в присутствии владыки загробного мира Миктлаптекутли».

В Мехико Монтесума заливается слезами, спрашивая у добрых богов, что он мог сделать такого, что так их разгневало. Прием напоминал траурную церемонию. Нет пи фимиама, ни звучания флейт и морских раковин, ни цветов, ни радости. Напротив, все плачут. Жены погибших и раненых распускают волосы, избивают себя и громко причитают. Стоя у входа в Большой храм, Монтесума и chihuacoatl присутствуют при возвращении войск. Одетые в плащи из орлиных перьев, они в бесстрастной позе опираются

на свои большие мечи. Воины проходят молча, направляясь прямо в храм для выполнения обычных церемоний благодарения. Затем начальники отправляются во дворец, чтобы доложить о ситуации. «Разве, — говорит Монтесума, — долг воина ие состоит в том, чтобы победить или умереть? Сегодня победил противник, завтра можем победить мы. Смерть моих братьев бесконечно горька мне, но тот факт, что они пали защищая свою родину, окрашивает их в цвет их крови, в цвет их великого мужества. Их награда, их драгоценные камни и перья — это их высокие подвиги. Такая кончина желательна для каждого из нас, поскольку они не умерли, как женщины, мешая головешки в очаге. Напротив, они пали с оружием в руках. Они окрасили своей кровью цвета утренней росы и кровью своих противников цветы полей и лучи солнца, и я горжусь этим».

После торжественных похорон император выражает свое удивление но поводу того, что тлателольки не приняли участие в общем обряде. Объяснение оказывается простым: у них не было убитых. Они пугливы как олени, поэтому спрятались от противника. «Возможно ли это? — негодует Монтесума. — Будем ли мы спокойно наблюдать, как эти негодяи насмехаются над нами и развлекаются, видя как мы страдаем? Очевидно, эти предатели забыли, что они мои вассалы. Разве их обязанность состоит только в том, чтобы платить налоги?.. Отныне они будут поставлять мне рабов, как делают это другие провинции, а.когда мы отправимся на войну, будут идти отдельно и сражаться будут одни, без чьей-либо поддержки».

Когда эти слова передают тлателолькам, они просто ие знают что делать. В большинстве своем они смиренно признают свою вину. Другие все же хотят вновь обрести свободу. Соотношение сил, однако, слишком неравно. Здравый смысл одерживает верх, и тлателольки решают умилостивить императора своими подвигами. Однако в течение целого года их ие приглашают на императорские приемы.

Это было уже третье дело Тлателолько с начала его правления. Первый казус возник в связи с тем, что император потребовал от тлателольков четкой выплаты налога, который они обязаны были выплачивать после своего поражения в 1473 году, когда у них было установлено правление двух военных губернаторов но примеру других ненадежных мест; тлателольки эту обязанность но сути игнорировали. Второй инцидент произошел, когда пожар храма Тцоимолко вызвал ложную тревогу, а Моптесума ожидал нападения.

Претензии Мехико к Тлателолько были, вероятно, связаны с централизаторскими усилиями императора. Начиная с 1488 года одним из военных губернаторов был принадлежавший к королевскому роду Тлателолько tlacatecatl Чихуа- понокацип. В 1506 году он был заменен Йоллокуаиицином, который, конечно, не принадлежал к королевскому роду. Одновременно в Тлателолько был прислан новый tlaco- chcalcatl, Ицкуауцин, «благородный и храбрый мешик». В этих изменениях выражена контрольно-интеграционная политика Мехико в отношении города-близнеца. Отношение Монтесумы к соседям является, впрочем, весьма последовательным. С одной стороны, он сеет страх, с другой — он обязывает и привязывает, как это было с его реформой установления дворянства. Кнут и пряник. Он находит и указывает вину, йотом привязывает к себе провинившегося своим великодушным прощением.

Итак, стремление к централизации, которое некоторыми в Тлателолько воспринимается без удовольствия. Отсюда все эти слабые попытки возмущения, подавляемые здравым смыслом.

Такими были первые походы Монтесумы. Они очень характерны для всего его правления. Под прицелом его внимания находятся, с одной стороны, долина Пуэбла, с другой — Оахака.

Долина Пуэбла привлекает его, поскольку столь близкое присутствие независимого анклава не может быть терпимо в империи, достойной этого наименования, Оахака же — поскольку это расположенные сравнительно близко огромные богатства. Сырье — например, зозоллапское золото и пользующиеся отличной репутацией в миштекском регионе готовые изделия ремесленников, горшечников, художников и ювелиров. Дань, выплачиваемая, например, провинцией Койолапап (долина Оахака), дает представление о значении этого региона для Мехико. Она состояла примерно из 800 тюков — 16000 штук — художественно выполненных накидок или плащей, 1600 тюков длинных накидок, 20 золотых дисков толщиной с палец и величиной с тарелку, 20 мешков кошенили, два «амбара» кукурузы, один — фасоли и еще один — семян одной из разновидностей шалфея. Поскольку один «амбар» вмещает примерно 186043 кг, то общее количество продовольствия составляло 744172 кг!

Для того, чтобы перенести в Мехико такое богатство, требовались усилия 32355 человек в течение 25 дней. Носильщики, однако, должны были нести с собой свою собственную провизию в ту и другую сторону, то есть ие менее 30 кг па человека. Иначе говоря, транспортировка такой массы продовольствия могла быть возможна только в условиях сменных команд, когда носильщики находились в пути ие слишком большое число дней и кормились собственным провиантом. Скорее всего, это продовольствие хранилось на промежуточных складах и могло служить питанием для войска и сопровождающего персонала. Возможно также, что какая-то часть продовольствия складировалась на месте, в императорских амбарах, а другая переправлялась в Мехико или к тем складам, мимо которых могли проходить войска или купеческие караваны. По всей видимости, транспортировка продовольствия составляла часть обязанностей, связанных с вассальной зависимостью. Каждый провинциальный город платил при всем этом наложенную па него дань.

Оахака представляла интерес в несколько ином отношении. Это был один из естественных мутей к перешейку Теуантепек и к стране майя или, но крайней мере, к центру торговли на большие расстояния, каким был город Хокоиоч- ко, расположенный рядом с Гватемалой. Отсюда приходили в Мехико дорогие перья, бобы какао, шкуры ягуаров, янтарь, жадеит. Эта проходившая в горах дорога больше подходила жившим достаточно высоко ацтекам, чем дорога по берегу Мексиканского залива. С другой стороны, завоевание Оахаки обеспечивало защиту южного фланга при-

брежлой дороги и способствовало окружению долины Пуэбла. И наконец, военная активность Монтесумы в Оахаке была нацелена на ликвидацию существовавших на тот момент анклавов, подавление мятежей и, в конечном итоге, сплочение империи.

Походы, таким образом, не возникали случайно. Проникновение предшественников Монтесумы в Оахаку привело к образованию некоего трезубца, два элемента которого достигали Койоланана и Теоиуктлана и включали большую часть Миштеки. Первый поход к Хальтенеку и Ачиотлану имел результатом закрытие этого кармана и его значительное сокращение. Второй, к Тототенеку и Кецальтенеку, был направлен на то, чтобы соединить приобретения, сделанные в восточной Миштеке и в долине Оахака, с территориями, завоеванными на перешейке Теуантепек. Третий поход, спровоцированный мятежами, имел целью укрепление дороги к долине Оахака. Четвертый был связан с защитой Коатлана и королевства Тототепек и, в общем, с контролем над всеми новыми завоеваниями.

Таким образом, все эти походы связаны между собой. Моптесума стремился превратить грабительское, хищническое государство в структурированное целое, в настоящую империю, которая осуществляла бы свой грабеж более культурно, с опорой на законность и порядок. Он это делал настолько систематично, насколько ему позволяли обстоятельства и необходимость карательных экспедиций. Его войны подтверждали то, что вытекало из его первоначальных политических, административных и религиозных реформ. Но они проводились еще как грабительские рейды и как охота за головами подавляющими силами и всегда но линии наименьшего сопротивления. Исключение представляла плотно населенная долина Пуэбла. Там, чтобы ограничить свои потери, мешики вели ритуальную войну на истощение, войну но правилам, которую они иногда превращали в настоящую войну, чтобы оценить стойкость противника.

ГЛАВА 6

Повседневная жизнь мексиканского государя

ДВОРЕЦ ИМПЕРАТОРА

Стечением времени Монтесума все более утрачивал охоту к личному участию в далеких походах, предпочитая тратить время на проведение в жизнь своих главных реформ, особенно в преддверии векового праздника Нового Огня. Его существование протекало, главным образом, в новом дворце, который он велел выстроить рядом с главной площадью и южной оградой Большого Храма. Этот дворец был, но-видимому, великолепен. Конкистадоры оставили восторженные описания о нем. Кортес писал: «Великолепие его главного дворца не поддается описанию. Могу только сказать, что в Испании нет ничего подобного».

Кортес, утверждая, что в Европе не было ничего подобного тому великолепию, которое он описывал, конечно, преувеличивает. Он, безусловно, был заинтересован в том, чтобы представить королю свое завоевание в самом привлекательном виде. На самом деле архитектура ацтекских зданий была достаточно простой. Типичный дом имел плоскую крышу и состоял из нескольких помещений, выходы из которых были обращены к внутреннему дворику — патио. В больших дворцах отдельных помещений и внутренних двориков могло быть очень много, а над некоторыми частями иногда возвышался второй этаж. Стены были из камня, крыши из множества балок, покрытых смесью щебня с известковым раствором. Арки, своды, колоннады, купола были здесь совершенно неизвестны, тогда как опоры встречались очень редко. Что касается этажей, то нам неизвестно, простиралась ли смелость архитектора до того, чтобы ставить этажи непосредственно один па другой или более высокие уровни опирались на земляные насыпи. Окоп не было, а дверные выходы закрывались шторами, сплетенными из волокна агавы и даже из перьев. При всем этом дворец, должно быть, действительно поражал своей величиной и роскошью. Один конкистадор утверждает, что посещал его четырежды, и каждый раз он сильно уставал, так и не успев осмотреть всего. А ведь эти люди не были плохими ходоками! Один из залов мог свободно вместить три тысячи человек.

Ансамбль зданий был выстроен на одном цоколе. Согласно свидетельству Франциско Лопеса де Гомара, который сразу после Конкисты стал капелланом Кортеса и имел, таким образом, возможность смотреть, видеть и записывать, во дворце было пять входов (возможно — по пяти с каждой стороны), каждый из которых охранялся двадцатью привратниками, и три больших двора, в одном из которых бил чудесный фонтан. Кроме того, здесь было около сотни бассейнов. Дверные косяки и перемычки, а также потолки были изготовлены из различных пород древесины: кедра, пальмового дерева, кипариса, сосны. Многие стены были покрыты разноцветными камнями — ониксом, яшмой, порфиром, черным камнем с красными прожилками, белым или прозрачным камнем. Гораздо чаще, однако, они были выкрашены, иногда с дополнением каких-либо рисунков или имели шторы из хлопчатой ткани, перьев или кроличьих шкур.

Мебели было немного. Великие государи имели право сидеть в кресле, сплетенном из камыша, тростника или тонких прутьев и покрашенном или обтянутом шкурой ягуара, пумы или оленя. Возле стен в помещении были установлены каменные скамьи, украшенные рельефными фризами. Там, где скамеек не было, садились просто па циновки.

Дворец изобиловал вещами «столь прекрасными, — восклицает Кортес, — что ввиду их особой оригинальности и изящества они не имеют цены, и пет в мире пи одного государя, который бы обладал чем-нибудь равным но красоте и богатству..: Все живые существа, населяющие землю и воды, о которых Моптесума имеет представление, художественно

воспроизводятся в золоте, серебре, драгоценных камнях и перьях с таким мастерством, что они представляются совершенно правдоподобными... и пет на всем свете ювелира, который мог бы превзойти это мастерство».

Постели состояли из хлопчатобумажных покрывал, наброшенных па циновки или на сено. Некоторые покрывала были так искусно вытканы, что казались красивее, чем если бы они были сделаны из шелка. Другие были «вытканы из хлопка и необычайной красоты разноцветных перьев». Эти красивые вещи были сделаны руками молодых девушек, запертых в уединении возле храма Уицилоиочг- ли, или супругами и наложницами монарха, для которых это было их основным времяпровождением. Эти женщины жили в красивых, строго охраняемых апартаментах.

Помещения, именуемые coacalli, были предназначены для высоких иностранных гостей. Обстановка в них была, по-видимому, простой — такой, как в апартаментах, предложенных испанцам во дворце Ахаякатля. Только Кортесу были предоставлены комнаты, обитые красивыми тканями; комнаты для других испанцев были просто побелены известью и украшены ветками. Некоторые части дворца имели еще более спартанский вид, например, те, которые были предназначены для развлекающего персонала: танцоров, жонглеров, клоунов, или для ремесленников: каменотесов, кладчиков, плотников, скульпторов, камнерезчиков, плюма- жистов... Во дворце находились также многочисленные производственные хранилища и арсеналы.

Будучи экономическим центром, дворец Монтесумы представлял собой также основной административный центр империи. В нем находились залы суда, помещения, в которых происходили военные советы, проживали палачи, сборщики налогов, педагоги... В «доме пения» молодые люди собирались по вечерам попеть и потанцевать. В mixcoacalli все певцы Мехико и Тлателолько находились в ожидании доброй воли великого tlatoani. Некоторые, оснащенные деревянными клетками помещения дворца служили тюрьмой для преступников, другие — для военнопленных.

Существовал акведук, который обеспечивал водой многочисленные бассейны и тысячи обитателей дворца. Беря начало в Чапультепеке, в пяти километрах от Мехико, он проникал в самое сердце здания. Кроме того, несколько каналов озерного города пересекали его вдоль и поперек, обеспечивая, таким образом, легкую доставку па лодке топлива и провианта.

В императорских садах было достаточно много водоемов; особенное восхищение испанцев вызывали находившиеся поблизости зоологический и ботанический сады: в Испании ничего подобного им не приходилось видеть. Там росли деревья самых различных видов, некоторые из них чудесно пахли; однако здесь не было фруктовых деревьев, присутствие которых в увеселительном саду Моптесума считал неуместным. Зато здесь выращивалось большое количество лечебных трав. Обратимся опять к письмам Кортеса: «Там было десять больших водоемов, населенных всеми местными видами водяных птиц; их было очень много и все они были домашними. Для морских птиц вода специально подсаливалась, для речных использовалась пресная речная вода. Время от времени бассейны опорожнялись, чистились, а потом снова наполнялись при помощи лодок. Каждая птица получала такую пищу, какая у нее была на свободе; так что одной давали рыбу, другой — червей, третьей — кукурузу или еще какое-нибудь, скажем, более мелкое зерно, к которому она привыкла. Я могу заверить Ваше Величество, что для одних лишь водоплавающих необходимо было десять арроб (250 фунтов) рыбы, которую вылавливали в соленом озере. За этими птицами присматривали 300 человек, для которых это было единственным их занятием. Другие же смотрители только и делали, что выхаживали больных птиц. На этих прудах и бассейнах были устроены мостики и павильоны, куда император приходил любоваться собранными здесь птицами. Был в этом месте зал, предназначенный для людей — мужчин, женщин и детей, — у которых все было белым: лицо, тело, волосы, брови, ресницы.

У принца (т.е. у короля) был другой, очень элегантный /шорец, с широким двором, вымощенным цветной плиткой па манер шахматной доски. Здесь же находились клетки глубиной в один эстадо (196 см) с половиной и с поверхностью шесть квадратных футов. Половина каждой клетки имела крышу из обожженной черепицы, а другая была покрыта лишь очень хорошо сплетенной из лиан сетью. В каждой из этих клеток сидела какая-нибудь хищная птица — от пустельги до орла. Там были все те птицы, которые есть у нас в Испании, и совершенно незнакомые нам. На крыше каждой клетки была закреплена палка, служившая насестом; другая такая же палка находилась иод сеткой. На один из насестов птица усаживалась ночью или во время дождя, на другую — днем, в хорошую погоду. Каждый день этим птицам давали курицу и ничего другого. В этом дворце были также большие помещения с другими клетками, построенные из хорошо подогнанных толстых брусьев; в этих клетках жили львы, тигры, волки, различные виды больших кошек; их было очень много и всех их кормили курами. За всеми этими хищниками — животными и птицами — присматривали еще триста индейцев».

Как утверждает Берналь Диас, ему рассказывали, что эти «тигры» и «львы», то есть ягуары и пумы, питались человеческим мясом. При жертвоприношении, уточняет он, сердце отправлялось к идолам, руки и ноги — к родственникам воина, который взял пленника, голова выставлялась на всеобщее обозрение, а туловище доставалось хищникам. Кое-что перепадало также гремучим змеям, лежавшим почти без движения в подобиях тазов и кувшинов, украшенных перьями. Все эти звери имели возможность полакомиться несколькими сотнями испанцев, принесенных в жертву после бегства конкистадоров в 1520 году.

Эти описания дают повод говорить о «зоологическом саде» императора.

«В другом доме, — вспоминает Кортес, — принц собрал живую коллекцию человеческих монстров всякого рода. У каждого из них была своя комната. Были люди, которые за ними ухаживали». Испанцы видели в этом «источник развлечения» и полагали, что император создавал эту свою коллекцию подобно любителям редкостей эпохи Возрождения.

Конечно, эти горбуны и карлики играли также роль шутов при дворе. После смерти короля их принесли в жертву, чтобы они могли сопровождать его па тот свет. Однако эти отклоняющиеся от нормы человеческие существа находились там но соображениям религиозного характера, хотя эти соображения часто оставались не совсем ясными. Во всяком случае известно, что двухголовые младенцы и альбиносы были принесены в жертву в водовороте лагуны Мехико но случаю голода.

Описанный нами дворец с его садами и угодьями, не был жилищем императора.

ОДЕЖДА, НАРЯДЫ И УКРАШЕНИЯ

Л Л оитесУма умывался дважды в день: утром и вечером. у\/ъ Один из сеньоров приносил воду в кувшине и поливал по требованию Монтесумы, куда было нужно. Затем Монтесума набирал в рот воду и энергично тер зубы пальцами. Другой сеньор подавал ему тонкие полотенца, которыми он вытирался. Никто не мог касаться его одежды, которую ему подносили с благоговением завернутой в ткань. Он менял одежду четырежды в день, никогда ничего не надевая второй раз, так же, впрочем, как он не ел дважды из одной и той же посуды.

Императорский гардероб был внушительным. «Он содержал, — говорит Кортес, энтузиазм которого постоянно поддерживается необходимостью но-настоящему заинтересовать Карла V, — куски материи такой тонкой работы, что хотя они были изготовлены только из хлопка, без всякой примеси шелка, вряд ли можно было бы отыскать где-либо что-нибудь подобное но яркости и разнообразию красок». Там находилась мужская и женская одежда, отличавшаяся поразительной красотой. Некоторые предметы были сделаны из перьев или покрыты многоцветной мозаикой из мелких фрагментов перьев и дополнительно украшены золотом или драгоценными камнями. Одежда представляла собой основной элемент движимости императора, поскольку она выполняла функцию денег и могла служить наградой. Как и

покрывала, о которых упоминалось раньше, часть этой одежды была сделана женами императора или девушками- затворпицами. Остальное прибывало в качестве дани или даров и распределялось между нуждающимися или выдавалось в виде платы за верную службу.

Мужская одежда состояла из набедренной повязки (maxtlatl) и плаща или накидки (tilmatli). Набедренная повязка представляла собой полосу ткани, пропускавшейся между ног и завязывавшейся на талии так, что ее концы ниспадали спереди и сзади. Плащом мы называем здесь прямоугольный кусок ткани, завязывавшейся па плече или под горлом. Женщины носили длинный кусок ткани, оборачивавшийся вокруг бедер (cueitl), и блузку (huipilli) или ромбовидный кусок материи с отверстием в центре для головы (quechquemitl).

Вышитый или вытканный декор некоторых плащей известен нам но изображениям, представленным в кодексах (Magliabechiano, Ixtlilxochitl, Mendoza), и но описаниям, полученным европейцами от местных жителей. Papaloyo tilmatli tenixio, например, имеют рыжий фон, но которому вытканы белые бабочки, у каждой из которых в самом центре изображен человеческий глаз. Эти бабочки располагаются но диагонали плаща, края которого оторочены каймой с глазами на черном фоне и ажурной лентой. Другой плащ представлял собой шкуру ягуара, окаймленную с обеих сторон красными лентами, а с одной внешней стороны — каймой, вытканной белыми перьями. На набедренных повязках были вышиты бабочки, орлиные лапы, а также разные геометрические узоры, соответствовавшие орнаменту плаща.

К этому добавлялись всякого рода украшения и драгоценности: инкрустированные золотом и полудрагоценными камнями сандалии, ожерелья, браслеты и ушные украшения из золота или драгоценных камней, пропитанные благовониями и украшенные нефритами браслеты из черной кожи, плюмажи из драгоценных перьев... Ацтеки высокого ранга протыкали себе крылья носа и нижнюю губу, чтобы вставить туда украшения из нефрита или бирюзы. Украшения для нижней губы изготавливались из нефрита, янтаря или горного хрусталя, имели форму трубочки и могли быть более пяти сантиметров длиной. После того, как они занимали свое место в губе, на них надевались наконечники. Один, с тыльной стороны, был уплощенным и, занимая положение между губой и зубами, удерживал всю конструкцию. Другой наконечник — тот, который был виден, — мог иметь форму пеликана, орла, огненной змеи и др.

Были распространены также такие украшения, как ушные диски. Типичный образчик: золотой инкрустированный диск и располагающиеся па разных уровнях кулопчики и бубенчики. Сам диск снабжен сзади трубочкой, которая должна проходить в мочку уха, и украшен рельефом головы какого-то животного. Другие диски выполнены из идеально отполированного прозрачного обсидиана. Золотые кольца украшены изображениями голов различных животных или Шине, бога ювелиров. Их изготавливали методом выплавления воска так же, как и другие золотые украшения. Королевские сандалии шились из кожи ягуара, имели подошвы из оленьей кожи и иногда инкрустировались камнями. В этом перечне можно упомянуть также золотые и нефритовые ожерелья, медали или некторали с различными рельефными изображениями, королевскую диадему из бирюзы, различные украшения из перьев...

Только в том случае, когда император участвовал в торжественном танце, он представал во всем своем великолепии. Его головной убор в обычное время был достаточно прост: налобная лента, поддерживающая два пучка перьев кецаля. В более торжественных случаях надевался венец из перьев розовой колпицы, над которыми развевались перья кецаля. Для особых парадов и приемов надевался убор в виде разноцветной птицы, выполненный, естественно, из перьев; голова птицы была приподнята, крылья расставлены как при полете, хвост изогнут дугой. Один из этих головных уборов хранится в Венском Музее этнографии. Первоначально он насчитывал около пятисот зеленых хвостовых перьев кецаля (каждая птица этого вида имеет лишь три или четыре таких пера), уложенных веером вокруг головы на полу короне из красных и синих перьев с золотом.

На спине Монтесума носил богато украшенный небольшой сигнальный барабан, а также высокий флажок из перьев розовой колпицы. Наконец, он держал в руках мухобойку с золотыми пластинами или букет цветов и сигару.

На поле битвы он выглядел столь же неотразимо. К только что описанным украшениям добавлялись, в соответствии с обстановкой, предсказаниями авгуров или настроением самого императора, какой-нибудь навешивавшийся на спину устрашающий девиз, как, например, «сеньор ягуар» — шкура ягуара, украшенная золотыми лучами, или как «обсидиановая бабочка», привидение Цицимитл, двуцветный Хуакстек и т.д.; затем доспехи из перьев ярко-красного цвета, с рассыпанными по полю золотыми улитками, юбка из перьев и маленький круглый щит. Его личный герб выглядел как орел, терзающий ягуара. Свет, побеждающий мрак — для тех, кто увидел бы ночь, опустившуюся на его империю...

ИМПЕРАТОРСКИЙ СТОЛ

Монтесума принимал свои трапезы в одиночестве, в торжественной обстановке, в большом, украшенном рисунками зале, иол которого был устлан новыми циновками. Если было холодно, то зажигались куски пахучей, не вызывающей дыма, коры. Иногда незадолго перед обедом он шел к поварам, которые показывали ему лучшие куски и объясняли использованную технологию их приготовления. Затем он возвращался в большой зал и устраивался на кожаной подушке или садился в кресло со спинкой — перед покрытым белой скатертью столом с приготовленными для вытирания рук небольшими, удлиненной формы салфетками. Несколько сотен находящихся у него на службе молодых дворян вносили в зал триста блюд, которые ставились на маленькие жаровни с горящими углями.

По свидетельству Берналя Диаса дель Кастильо, подавались обычно куры и индейки, «местные фазаны и куропатки, перепелки, дикие и домашние утки, другие птицы,

мясо косули, кабана (не ясно, какое животное он здесь так называет), голуби, зайцы, кролики и т.д.».

Некоторые утверждают, — говорит Гомара, что ему подавали также детей, но (уточняет Гомара) он ел только принесенных в жертву (что, конечно, не исключает детей). Согласно Дюрану, было заведено ежедневно убивать одного раба — для Монтесумы, его гостей и его фаворитов. Однако эта ничем не подтвержденная информация является, вероятно, частью клеветнической кампании, жертвой которой Монтесума оказался в Chronique X, и, в частности, у Дюрана. Конечно, монарх должен был довольно часто получать жертвенное мясо. Разве ляжка каждого посвященного не предназначалась ему но крайней мере в теории?

Все это подавалось в красиво расписанной керамической посуде из Чолулы; были к тому же тарелки из золота и серебра с декором — например, в виде сплетенных листьев, — выполненным методом чеканки. Какао подносилось в золотых чашках.

До и после трапезы император мыл руки. Двадцать его жен приносили воду, четверо из них приближались к нему: одни с кувшинами, другие с умывальными чашами. После мытья ему подавали салфетки, употреблявшиеся в данном случае в качестве полотенца.

Как только император садился за стол, метрдотель расставлял живописно разрисованную и орнаментированную золотом ширму — чтобы скрыть его от посторонних взглядов. Его жены подносили ему различные виды кукурузных лепешек, затем метрдотель подавал и открывал блюда. От четырех до шести близких родственников, сановников высокого ранга, стояли возле него. Иногда он обращался к ним и предлагал им какой-нибудь кусок. Все соблюдали молчание, однако время от времени играл оркестр, составленный из различных инструментов: обычных флейт, флейт Папа, морских раковин, тамбуринов... Кроме того, иногда придворные карлики и горбуны развлекали присутствующих своими буффонадами или танцевали и пели, что очень нравилось Монтесуме. В награду артисты получали остатки царской еды и какао.

Как свидетельствует Кортес, в тот момент, когда начиналась трапеза Монтесумы, приносили еду также придворным, всему персоналу дворца и любому желающему. Информаторы де Саагуиа, наоборот, говорят, что гости, придворные и дворцовая челядь, то есть несколько тысяч человек, ели после императора. Когда он заканчивал с едой, жены приносили ему в золотых чашках пенистое, с добавкой меда или ванили, какао, имевшее репутацию возбуждающего средства. Затем ему подносили раскрашенную золоченую трубочку, наполненную смесью ликвидамбара и табака. Он делал несколько затяжек и засыпал.

ДНЕВНОЕ ВРЕМЯПРОВОЖДЕНИЕ

Императорский дворец всегда был полон, исключая ночное время, когда там оставалось относительно мало мужчин и от одной до трех тысяч женщин: наложниц, прислужниц и рабынь. С самого утра несколько сот нотаблей и вельмож приходили во дворец, чтобы засвидетельствовать свое присутствие и выслушать приказания своего государя. Среди них, разумеется, и провинциальные сеньоры, которые были обязаны проживать часть года в Мехико. Они оставались там до вечера, сидя в положенном им месте или разгуливая, общаясь между собой, как во многих других столицах прошлого. За каждым из них ходило несколько слуг. В тот момент, когда испанцы впервые'появились в Мехико, эти слуги были вооружены. Возможно, это было скорее исключением, нежели правилом, и объясняется присутствием в городе неприятеля.

Никто, кроме союзных королей, не мог здесь находиться в сандалиях. Тот, кому предстояло увидеть императора, например, для вручения рапорта, должен был надеть на себя простую одежду из волокна агавы. На протяжении аудиенции он должен был смотреть только вниз. Приближаясь к императору, он делал глубокие поклоны, говоря при этом: «Государь, мой государь, великий государь». Затем он присаживался на корточки не менее чем в четырех метрах от Монтесумы. Последний был в таких случаях немногословен.

По окончании аудиенции следовало ретироваться, не оборачиваясь спиной к императору и все так же обращая свой взор долу. Провинциальные сеньоры не должны были подходить ко дворцу по прямой линии: прежде чем войти во дворец, им надлежало пройти часть пути вдоль стены. Кортес, лучший свидетель жизни во дворце Монтесумы, заключает: «Церемонии, которых требовал этикет двора этого принца, были столь многочисленны, что мне нужно было потратить много времени, чтобы их запомнить и удержать в памяти; и, пожалуй, ни один из известных нам султанов или правителей неверных не слал бы требовать соблюдения столь сложных церемоний.

Для своих редких выходов монарх брал великолепный паланкин, обычно закрытый, который должны были мести лица высокого ранга. В тех случаях, когда Монтесу ма шел пешком, он опирался па плечи двух великих сеньоров, выступая под прикрытием великолепного балдахина, драпировка которого была выткана зелеными перьями и украшена картинами, вышитыми золотыми нитями; серебряные пластинки, жемчуг, chalchihuis (нефриты), рассеянные но всей широкой кайме, радовали глаз». За ним шли великие сеньоры, и император беседовал с ними, подчеркивая значение своих слов движениями небольшой позолоченной трости. Перед ним шел сановник с двумя или тремя длинными палками, что должно было означать выход императора, а другие столь же важные особы раздвигали толпу. В определенных торжественных случаях дворяне подметали дорогу, но которой он должен был шествовать, и расстилали ковры. Люди простирались ниц или опускали голову и слегка отворачивались, так что мексиканцы имели основание утверждать, что они никогда не видели своего императора.

Нелегко воспроизвести дневное времяпровождение императора. Конечно, мы располагаем сведениями, исходящими от испанцев, однако они касаются совершенно особого периода в жизни Монтесумы, когда он был пленником своих гостей во дворце Ахаякатль.

Утро Моптесума начинал с обращения к богам, предлагая им дары и жертвы. Особо он приветствовал восходящее

солнце: «Да соблаговолит наш Великий господин исполнить свой долг и выполнить свою миссию». Затем он кадил фимиамом и обезглавливал в честь этого бога перепелок. Таким образом он способствовал круговращению светила. Затем он жевал стручковый перец и отправлялся в зал суда, чтобы принять участие в разборе тяжб провинциальных сеньоров. Его всегда сопровождала свита из двух десятков советников и генералов. Стороны излагали суть дела двум пожилым судьям высокого ранга, демонстрировали в необходимых случаях относящиеся к их делу пиктографические документы и водили но ним указками, объясняя, где находится предмет их спора. Судьи вкратце пересказывали дело tlatoani и представляли свое мнение, Монтесума выносил решение. Он должен был также, вместе с другими судьями, вникать в уголовные дела и присматривать, в общем смысле слова, за быстрым и четким ходом разбирательства. Затем он принимал налоги и улаживал важные государственные дела.

В середине дня он завтракал и отдыхал. После этого он снова принимал просителей или совещался со своими советниками. Затем он шел купаться, мосле чего давал себе возможность расслабиться, слушая музыку или наблюдая за игрой своих клоунов и жонглеров. Через несколько лет некоторые из этих артистов стали знаменитыми в Европе благодаря необычайной виртуозности, с которой они могли, например, подбрасывать и ловить ногами деревянные бревна. Иногда он играл в patolli или смотрел’ на других игроков. Игра состояла в выбрасывании пестро окрашенных бобов на скатерть, расчерченную как для игры в классы. Особенно он любил totoloque — игру в кости.

Среди хобби Монтесумы были пение и ганцы (он сам пел и танцевал!) и разведение цветов. В дальнейшем мы познакомимся с жертвой последнего из поименованных невинных развлечений Монтесумы... Мощного телосложения, прекрасный пловец, он регулярно упражнялся в обращении с оружием. Его карлики, горбуны и уродцы всегда присутствовали при его развлечениях.

Короли любят охотиться, и Монтесума не был исключением. Повелитель мира прекрасно стрелял из лука, охотясь на диких животных, и из сарбакапа — когда охотился на птиц. Большая охота могла задействовать три тысячи человек. Моптесума отправлялся туда в паланкине, где он ожидал, пока люди загоняли оленей, лис и койотов, забиваемых потом стрелами. В некоторых случаях участников охоты было еще больше, а дичи было так много, что ее не только поражали из лука и ловили сетями, но просто хватали руками и забивали палками. Можно было поймать какую угодно птицу. Однажды, когда испанцы восторгались пролетавшим невдалеке соколом, Моптесума велел своим людям поймать птицу. После долгого преследования они все же настигли ее и поймали, что свидетельствует о существовании соколиной охоты. Охотились на цаплю, коршуна, сороку, ворону с помощью орлов, грифов и других хищников.

ЖЕНЫ ИМПЕРАТОРА

Хронист Гонсало Фернандес де Овьедо утверждает, что отец Монтесумы, Ахаякатль имел примерно четыреста пятьдесят детей, большинство которых было ликвидировано по указанию самого императора. Возможно, де Овьедо несколько преувеличивает, однако можно быть уверенным в том, что каждый случай наследования порождал соперничество и конфликты. Так, после смерти Монтесумы его преемник Куитлауак приказал убить шестерых из его сыновей. Поскольку трон мог переходить не только от отца к сыну, но и от одного брата к другому, это создавало особую напряженность.

Овьедо говорит также, что Моптесума выдавал своих сестер за любого, кто ему нравился. Это кажется весьма правдоподобным. Его сестры, так же как и его дочери, были существенным политическим средством для сплочения и дальнейшего выживания государства. В Месоамерике это было обычной ситуацией, начиная с весьма отдаленных времен, например, у майя. Выдать свою сестру или дочь за иностранного короля означало возможность успокоить соседа, приобрести союзника, укрепить дружбу или наградить преданность. Это было также способом вмешиваться в чужие дела. Поскольку, кроме того, супруга высокого ранга приносила в приданое земли, которые могли быть весьма обширными, то при этом возникала система неразрывных, постоянно укрепляющихся связей.

Обычно ацтеки женились в возрасте от двадцати до двадцати пяти лет. Так было и с Монтесумой. Многоженство было правилом, во всяком случае для богатых и могущественных людей. Поскольку повелитель империи не мог нигде найти принцессу, ранг которой соответствовал бы его собственному, он выбирал себе из числа прочих жен одну главную — например, кузину. Дети именно этой супруги могли последовательно один за другим наследовать трои, потом наступала очередь следующего поколения. Император женился также на женщинах из королевских родов Тескоко и Тлаконана, но дети от этих браков не наследовали ме- шикскую корону.

В Тескоко дело обстояло но-другому. Главная супруга короля была мексиканкой. Поскольку она происходила из более могущественной династии, то ее сыновья наследовали королевскую власть, что, естественно, укрепляло позицию Мехико. Правда, как король Тескоко брал себе жену из города, от которого он зависел, так и правители четырнадцати подчиненных Тескоко городов аколькуас должны были жениться па женщинах из королевского рода Тескоко.

Овьедо говорит о 4000 второстепенных жен или наложниц, другой источник называет иную цифру — 600. У Незауальпилли их было более 2000 — в два раза больше, чем у царя Соломона, но ведь Монтесума был гораздо более могущественным, чем король Тескоко. Самые высокие цифры здесь объясняются, между прочим, тем, что король часто брал в свой штат и супруг своего предшественника, а также тем, что некоторые жены высокого ранга приходили с многочисленной свитой компаньонок и горничных, а то и со своими сестрами, и каждая из них могла в конце концов попасть в императорский гарем. Кроме того, среди тех жен, которые были дочерьми королей или великих сеньоров, некоторые были заложницами, или залогами верности, тогда как другие дарились имне- ратором людям, заслуги которых он хотел особо отметить. И, наконец, были еще рабыни.

Хороший муж обходился со всеми своими женами одинаково хорошо. Эго равенство в обхождении могло выразиться, например, в том, что, скажем, пятьдесят жен оказывались за решеткой в одно и то же время. Гомара называет большее число — сто пятьдесят. У них довольно часто бывали выкидыши. Как утверждает Овьедо, — по приказу дьявола, с которым они были в сговоре. Это представляется сомнительным. Или же, — предполагает Гомара, который переписывает и дополняет Овьеду, — потому что они знали, что их дети не станут наследниками. Следует заметить, что дети второстепенных жен не испытывали никакой дискриминации. Даже если их матери были простолюдинками, они все равно считались благородными и могли при случае быть наследниками своего отца, и даже, если речь идет о королевских сыновьях, сесть на его трон, хотя такое случалось нечасто. Короче говоря, преждевременные роды наказывались смертью, однако можно предположить, что в этом случае суть заключалась в том, чтобы сократить число кандидатов на унаследование королевской власти и ликвидировать источники потенциальных конфликтов.

Об интимной жизни Монтесумы известно только то, что определенного рода встречи с женами носили скромный характер и что он ограничивался только женщинами. Как объясняет неподражаемым слогом прошлого века переводчик Берналя Диаса, «события его интимной жизни не афишировались, и о них могли знать только несколько слуг. У него не было порочных наклонностей». Говорят, что он хорошо обращался со своими женами и «глубоко их почитал», однако трудно предположить, в чем именно это заключалось. Эти сведения, впрочем, восходят к свидетельствам испанцев, которые пытались наблюдать интимную жизнь Монтесумы тогда, когда он был их вынужденным хозяином. Кроме того, матери кормили своих детей грудью до четырех лет и в течение всего этого периода воздерживались от сексуальных контактов.

Исключая но необходимости краткое время, которое эти многочисленные жены посвящали своему мужу, они целыми днями пряли, ткали, вышивали, а также готовили изысканные блюда и напитки. Горбуньи и карлицы прислуживали им и развлекали их пением и игрой на тамбурине. Все это можно было бы наблюдать и на расстоянии нескольких тысяч километров — у инков, с которыми у месоамерикан- цев не было никаких связей. Женам tlatoani надлежало вести себя хорошо и быть благочестивыми. Они никуда не выходили, не смели даже глаз поднять на другого мужчину и находились иод неусыпным взором дуэний. Они постоянно умерщвляли свою плоть, нанося себе рапы по всему телу, не исключая и самых интимных мест.

Большинством документов устанавливается тот факт, что только одна из этих супруг рассматривалась в качестве основной. Берналь Диас утверждает, однако, что у Монтесумы их было две. В других источниках называется несколько имен главных супруг, но возможно, что мы имеем здесь дело с неким последовательным рядом, так как случаи смерти при родах были нередки.

Историк Иштлильхочитль говорит совершенно ясно, что Тайхуалкан, дочь Тотохвикуацииа, была главной супругой Монтесумы и родила ему нескольких девочек. Но настоящей главной супругой, чьи дети должны были унаследовать трон (после братьев) была дочь Ахвицотля. Ее сын Ахаякатль был общепризнан как «законный», как и его сестра Текуичпо. Другими, отмеченными в источниках супругами были Миахуаксочитль, дочь короля Тулы Иштлильквеча- уака, единокровного брата Монтесумы, который нал на иоле битвы иод Атлиско, а также дочери короля Экатенека и чихуакоатля Тлильпотонкви.

Породнение с Тлаконаном укрепляло союз двух городов. С принцессами из Экатенека и Тулы, расположенных несколько севернее и северо-северо-западнее, браки заключались достаточно часто. Когда-то в этих городах были возведены на престол люди мешикского происхождения, женившиеся на местных принцессах. Чтобы не дать этим династиям в дальнейшем развиваться неограниченно, императоры продолжали заключать с ними брачные союзы, от которых появлялись будущие короли этих городов. В результате таких брачных союзов Мехико получал земли в качестве приданого и усиливал свое внедрение в эти королевства.

Наконец, женитьба на принцессе из Тулы всегда представляла особый интерес: для многих народов Месоамери- ки Кецалькоатль оставался по сути источником законной власти. Именно поэтому с момента основания своей империи мешики придавали особое значение брачным союзам с королевским родом Тулы. Что касается Экатенека, то он как бы являлся частью «Большого Мехико» и занимал ключевую позицию на границах земель Тескоко и Тлаконана. И, наконец, известен другой тип брачного союза, обращенного, так сказать, внутрь. Это брак с дочерью чихуакоатля, представителя населения самого города, и главное — наиболее автохтонной его части.

Идентификация нескольких названных жен не представляет особой проблемы. Зато их дети и дети наложниц Монтесумы — сплошная головоломка, тем более что в общем они появляются на сцене лишь после смерти отца. Существует мнение, что у императора было не менее пятидесяти детей, однако даже в самом длинном списке их насчитывается всего лишь девятнадцать. Что же касается их «законности», согласно Берналю Диасу, сам император говорил, что у него были законными две дочери и один сын, которых он предложил Кортесу в заложники вместо себя. Были сведения также еще об одной дочери и об одном сыне и просто о двух сыновьях.

В 1509 году Монтесума выдал одну из своих дочерей за Некваметля, короля Опочхуакана Чалько. Этот король был возведен на трои самим Монтесумой, который определил к нему еще двух соправителей. Двумя годами позже другая дочь Монтесумы, но имени, возможно, Иланкуэитль, сочеталась браком с королем Куауатитлаиа. Что касается сыновей, то Монтесума, ощущая приближение испанцев, поставил их во главе некоторых городов: Хуанитла — в Экатене- ке, откуда родом была его мать; Омакатля (племянник?) — в Хочимилько; Акамнича — в Теиайуку.

КУЛЬТ И БОЛЬШИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРАЗДНИКИ

Император посвящал значительную часть своего време- пи ботам. Его можно было увидеть ранним утром, обращающего свою молитву к Солнцу; нет сомнения, однако, что вставал он еще ночью для совершения покаяния. Иногда, например, во время войны, его посты и самоистязания становились более продолжительными. Перед тем как принять решение о начале войны, он долго советовался с божествами об ее исходе. Чтобы задобрить богов и получить от них благоприятный совет, он приносил жертвы и умерщвлял свою плоть. Когда армии находились в походе — а это случалось довольно часто, — родные воинов ограничивались лишь одной трапезой в день — в полдень; кроме того, они не расчесывали свои волосы и не мыли лицо. Император давал пример своим подданным в суровом воздержании и запрещал пение, танцы и иные развлечения, если только это не было временем религиозных праздников. Он шел в храм, чтобы предложить богам разные дары, принести в жертву обезглавленных перепелок и молиться сидя, поджав ноги, или стоя, со скрещенными на груди или возведенными к небу руками. Старые жрецы ели определенного вида грибы и пили специально приготовленные напитки, чтобы в состоянии галлюцинации предсказать будущее. Если они молчали, ошибались или их прогноз оказывался пессимистичным, то их казнили. По возвращении армий император брал под свою опеку раненых и увечных. Если Моптесума отправлялся в храм, то при приближении к священной ограде он заранее выходил из паланкина и проделывал остаток пути пешком и без пышной свиты, чтобы подчеркнуть свое более низкое но отношению к богам положение.

К личному благочестию императора добавлялось официальное, выражавшееся, прежде всего, в его участии в регулярных праздниках солнечного года (числом 18) и 260-дпев- пого цикла. Есть свидетельство о том, что каждые двадцать дней он отправлялся в сопровождении жрецов совершать жертвоприношения в храм Луны в Теотиуакане. Перед большими праздниками он совершал покаяние и возжигал фимиам в течение нескольких дней (вероятно, четырех) в Доме Раковины. Степень его участия в церемониях менялась в зависимости от праздника.

После праздника двадцатидневного «месяца», именовавшегося «Сдирание человеческой кожи», Монтесума в тайне приглашал глав неприятельских государств присутствовать при посвящении «гладиаторов» и раздаче даров. Затем вместе с королями Тескоко и Тлакопаиа он присутствовал на большом балу, где мешики-теночки и тлателольки становились напротив друг друга и танцевали медленный, торжественный танец. Все танцоры были богато наряжены. Поскольку это был праздник урожая, то те и другие держали в руках кукурузные лепешки, выполненные из перьев муляжи свеклы или стебли кукурузы. Вместо ожерелья у каждого на шее была гирлянда из жареных кукурузных початков.

Шестьдесят дней спустя праздником Токскатль, «Засуха», отмечался конец жатвы и воспевался его символ — жареный початок. Это была середина дня, момент, когда двойственное и обманчивое послеполуденное солнце возвращалось но пути утреннего солнца. В этом месяце приносились в жертву перевоплощения Тецкатлиноки — Блестящего зеркала, и Уицилоночтли — Солнца. Это был также праздник королевства, главным героем которого являлся Тецкат- липока. Поэтому Монтесума сам одевал и пышно наряжал военнопленного, воплощавшего в себе этого бога. Пленный воплощал бога в течение одного года. Выбор производился с большой тщательностью, поскольку у кандидата не должно было быть никаких внешних недостатков. Отобранный кандидат целый год вел роскошную жизнь, прогуливаясь но улице с сигарой во рту или наигрывая на флейте. Ему отдавали почести, положенные богу. В начале «месяца»-двадцати- дневки Токскатль его женили на четырех девушках-рабыпях, которые также были воплощениями божеств: красавицы Хочикецаль, богини любви и земли, девственной Шилонен, богини воды Атлантонап и богини соли Хвиксточихуатль. Пять дней до жертвоприношения Монтесума пребывал в

одиночестве, совершая покаяние и готовясь символически разделить смерть Тецкатлипоки и вместе с ним воскреснуть. В других местах в это время пели и танцевали. В день собственно праздника, месяца Токскатля, воплощение бога доставлялось в лодке к месту посвящения — небольшому храму, расположенному на северном берегу озера Чалько. Посвящаемый медленно поднимался по ступенькам храма к жертвенному камню, но дороге разбивая флейты, на которых он играл «в дни своего благополучия». Его принесли в жертву, одним взмахом ножа вырезав сердце, которое было поднято вверх, к солнцу. Его отрезанная голова была выставлена на общее обозрение.

В это время в Мехико юноши и воины танцевали в извилистом хороводе вокруг молодых женщин, которые с венком из жареной кукурузы на голове исполняли танец жареной кукурузы. Люди говорили, что они «обнимают Уицилопочтли». Хоровод двигался, ведомый будущей жертвой — воплощением бога Уицилопочтли. Накануне была сделана статуя бога из теста, изготовленного из семян белой свеклы. На рассвете Монтесума торжественно посвятил в его честь четыре перепелки. Затем один из жрецов сменил его, и вся собравшаяся толпа жителей внимательно следила за его движениями. Перепелок бросали в направлении статуи, некоторые из них были съедены самими жрецами. Воплощавший бога был предан смерти в выбранный им самим момент.

Через шестьдесят дней состоялся Ху эй Тэкуильхвитль — «Большой праздник сеньоров» и послеполуденного солнца. Один из самых сильных моментов праздника состоял в большом тайце юношей, в котором теиочки выступали соперниками тлателольков, как в «Сдирании кожи». Иногда Монтесума присоединялся к хороводу. Он предлагал в жертву одежду рабыни, представлявшей богиню кукурузы, и призывал всех женщин лагуны принять участие в хороводе. Поскольку «Праздник сеньоров» приходился на июль — тяжелое время, когда старые запасы продовольствия кончались, а новый урожай еще ие созрел, — приступал к широкой раздаче продовольствия всем нуждающимся.

Вскоре после этого отмечался праздник Ксокотль Хуэт- ци, «Падающий плод». Это был праздник солнечного заката и звезд (подобно созревшим плодам они проникали в землю и оплодотворяли ее) и бога огня. В честь этого бога и для того чтобы накормить его, в огонь бросали предварительно анестезированных и связанных но рукам и йогам пленных: после некоторого поджаривания их вытаскивали из огня и приканчивали обычным способом — иссечением сердца. Таким образом воспроизводился прыжок Кецалько- атля-Нанауатля в костер или его жертвоприношение на костре в конце жизни. В обоих случаях возникала метаморфоза: па солнце, а йотом на Венере, — и к тому же предполагалось, что сами принесенные в жертву пленники тоже должны были стать небесными светилами. Участие императора в этом обряде состояло в поедании сердца одной из преданных огню жертв.

В следующем месяце отмечался праздник «Подметания», Охнаництли. Отстающий на полгода от Тлакаксинехуалиц- тли, он как бы противостоял ему. В Тлакаксипехуалицтли сдирали кожу с мужчин, здесь — с женщин. Тлакаксине- хуалицтли был началом дня и мужской части года, Охнаництли — началом ночи и женской части года. На том празднике чествовали урожай, на этом — посев (начавшийся символически уже в предыдущем месяце — «Падающий плод»). Во время «Сдирания человеческой кожи» воспроизводилось первое появление солнца, в «Подметании» — создание земли и рождение кукурузы.

Монтесума

По-видимому, праздник «Подметания» должен был предшествовать празднику «Сдирания человеческой кожи». Все к этому празднику обновлялось, белились стены, выметался

отовсюду мусор, все начищалось — определялась важная точка отсчета. Это касается не в меньшей мере и праздника «Связывания годов», которым отмечалось гоже начало, но уже века. Во время церемоний тушили все огни и все находились в полной тишине, как если бы Земля умерла. Затем нужно было зажечь огни торжественно, с мыслью о рождении Венеры-огня в начале эры. Самый яркий праздник, с совершенно удивительными обрядами — праздник возрождения земли, залог наступления сезона дождей и появления растений...

Монтесума

Хоровод вокруг столба, установленного в честь праздника «Падающего плода». Codex Borbonicus по Селеру, 1902-1923.

На вершине столба — погребальный пакет, представляющий «плод», покойника

Монтесума

Праздник «Подметания». Codex Borbonicus, по Сежурне (Sejourne) 1981.

Олицетворение богини кукурузы находится на помосте в центре разыгрываемой сцены. Богиня земли принимает процессию, в которую входят те, кто собирается ее оплодотворить: представляющий дождь и кущрузу жрец, потрясающий в направлении богини молнией-фаллосом змеевидной формы, и представители мимиксоас, фаллофо- ры. Справа: трое животных, представляющих плодородие и изобилие (сверху вниз: летучая мышь, двуутробка, койот). Наверху: процессия, отгоняющая мороз от молодых ростков кукурузы

Таким образом, это обозначало время посева. Чествовались три богини, олицетворяемые тремя прошедшими обряд купели рабынями. Эго Земля — Тоси, Паша Прародительница, Вода и 7-я Змея, богиня прорастания. Весь набор, необходимый для прорастания кукурузы. Олицетворению Тоси, женщине зрелого возраста, говорят, что она соединится с Монтесумой. В полночь, в полном молчании, ее приводят в храм, жрец кладет ее на спину как новобрачную, и после этого ей отсекают голову. С нее сдирают кожу, после чего молодой, мощного телосложения жрец надевает на себя эту кожу и знаки богини земли, что должно символизировать омоложение и укрепление земли. Этот актер, изображающий Тоси, бросается бегом к подножию храма Уицилоночтли, чтобы там сыграть заключительный эпизод трагического брака. Он раскидывает руки и ноги — как бы для того, чтобы принять зачатие, затем скорчивается, изображая роды. Потом возле него появляется олицетворение Синтеотля — рождается молодая кукуруза, уподобленная огню и Венере. Обряд воспроизводил первоначальные мифы и космические события в редком но своей мощи синтезе.

Многие другие обряды символизировали оплодотворение земли. Например, пленников заставляли взбираться на высокие столбы, на вершинах которых их ожидали жрецы. Как только пленники добирались до вершины, жрецы сталкивали их вниз, и пленники разбивались как падающие с дерева спелые плоды. Их кровь собиралась в раковину. Тоси обмакивала в нее свой палец и обсасывала его, после чего делала вид, что собирается рожать. Возможна была и другая интерпретация: обреченных привязывали с растянутыми в стороны руками и ногами к козлам и убивали дротиками, орошая таким образом землю их оплодотворяющей кровью. И, наконец, еще один обряд, в котором могло участвовать все население: когда олицетворение Тоси проходило возле толпы, в него бросали предварительно оплеванные цветы. Если знать, что цветы символизируют женский иол, то смысл обряда становится очевидным.

Когда земля была разорвана на две части — в самом начале времен — она требовала сердец и крови взамен полезных растений. Начиная с первого своего восхода солнце также требовало жертв. Для того чтобы кормить землю и небо, велись сражения и погибали воины. Поэтому в конце праздника воинам воздавалось но заслугам. Они проходили мимо Монтесумы, который сидел в своем императорском кресле, покрытом оперением орла и шкурой ягуара. Каждый подходил и брал то, что было ему предназначено: значок, оружие, одежду. После Моптесума вел очень необычный танец — без музыки, состоявший из четкой ходьбы и иотрясания рук. Затем шла раздача семян, окропленных кровью жертвы, олицетворяющей богиню воды, после чего происходил обряд, во время которого люди забрасывали Тоси цветами, и она отвечала им резкими бросками в их сторону. Люди как бы в панике разбегались; между ними мог на какой-то короткий момент оказаться сам Моптесума.

Через три «месяца», то есть через шестьдесят дней, наступал праздник Квечолли, во время которого воспроизводились странствия тольтеков в пустыне, до восхода солнца. Люди отправлялись в деревню, в южную часть долины, разбивали там свой лагерь и имитировали кочевую жизнь. Император находился там же, одетый как Мишкоатль-Камак- стли, совершая покаяние. Устраивалась большая охота, и те, кому посчастливилось поймать какую-нибудь особенную птицу, оленя или койота, считались достойными похвалы и получали от императора плащи с бахромой из перьев и провизию.

Следующий двадцатидневный «месяц» назывался Паи- квецалицтли, «Подъем флагов». Ритуалы оставались прежними: мифические странствия, но в этот раз — странствия мешиков. Они воспроизводились в длинной процессии вокруг одной из лагун; важным было, однако, центральное событие странствий — рождение Уицилоночтли и его победа над Коатеиеком. Выкупанные в связи с ритуалом рабы, наряженные как Уицилоночтли, сражались против воинов хвициауас. Император сам вооружал их сосновыми палками и щитами, украшенными глазами «волка» (cuetlachtli). Затем происходило жертвоприношение военнопленных.

Во время этого праздника жертвовали и съедали статую Уицилоночтли, вылепленную из теста, сделанного из семян белой свеклы. В присутствии короля жрец, именуемый Кецалькоатлем, протыкал его дротиком. Затем статуя разламывалась на мелкие кусочки, которые разбирались жителями Теночтитлапа и Тлателолько. Моптесума съедал сердце статуи.

Через два «месяца» наступал праздник Ицкалли, который посвящался богу огня. Каждые четыре года происходило жертвоприношение олицетворений богов огня четырех стран света, за которым следовал торжественный ганец сеньоров, одетых в голубое. Во главе танца — Монтесума в своей королевской диадеме, xiuhuitzollil.

И, наконец, последний праздник, в котором участвовал Монтесума, праздник Атлькахуало, в течение которого люди благодарили богов дождя за благодеяния, оказанные ими в закончившемся сезоне. Об этом, так же как о Панквецалиц- тли, было уже упомянуто в связи с рассмотрением реформ императора.

Праздник Атлькахуало, «Остановка воды» имел еще и другое название — Куахвитлехва, «Выпрямление деревьев». За несколько дней до праздника люди шли на гору Коль- хуакаи, чтобы срубить там самое большое и красивое дерево и переправить его в Мехико, причем так, чтобы не повредить ни одной веточки. Дерево ставили перед двойной пирамидой Уицилопочтли и Тлалока. Четыре дерева пониже размещались вокруг главного, которое называлось «Наш отец». Деревья обвязывали но периметру веревкой, и таким образом устраивался своего рода искусственный сад.

Накануне праздника короли Мехико, Тескоко и Тлаконана, а также неприятельские государи Тласкалы и Хуэк- соципко отправлялись в сопровождении многочисленной свиты к подножию горы Тлалокан, которая замыкает долину с востока. На рассвете они провожали на вершину горы, где находился алтарь богов дождя, закрытый со всех сторон паланкин, главным пассажиром которого был богато наряженный маленький мальчик — сын благородных родителей. Он был олицетворением одного из тлалоков. Ребенка умерщвляли уже в паланкине, а затем его кровью обмазывали статуи тлалоков. Затем короли подходили один за другим к статуям, чтобы нарядить их в роскошные одежды и возложить у их йог дары из перьев кецаля, нефритов и еды. После этого все возвращались в Мехико, за исключением одной сотни воинов, которые оставались там стеречь дары.

К этому моменту остававшиеся в городе жрецы приносили в искусственный сад одетую во все голубое девочку, изображавшую Кецальхоч (Чальчиутликуэ) — богиню источников, лагун и рек. Ее ставили возле большого дерева и под звуки барабана пели ритуальную песню. При получении известия о том, что сеньоры спустились с Тлалокана и собираются погрузиться в лодку, чтобы пересечь лагуну, жрецы вели девочку к воде. Дерево поднимали и погружали на илот, затем все забирались на илоты и в лодки и отправлялись к иантитлапскому водовороту. Там обе флотилии — сеньоров и сопровождавших девочку жрецов с ассистентами — объединялись. Дерево сбрасывалось в воду и увязало в тине. Девочку в паланкине умерщвляли, подрезав острогой горло; сначала ее кровью поили воду, а затем ее тело сбрасывали в водоворот, вместе с дорогими перьями и камнями. Наконец каждый возвращался молча к себе.

Участие императора в этом празднике несло особую нагрузку. Ритуал в наглядной форме воссоздавал приход мешиков в Толлан и конец тольтеков — эпизод, рассказанный в Leyenda de las Soles, скомпилированной в период правления Монтесумы.

Скользящие праздники и годовщины богов 260-дневного календаря документированы гораздо меньше, чем праздники и годовщины солнечного года. Тем не менее известно, что 4-й день Движения, то есть день, когда солнце пускается в путь, был в великом почете у Монтесумы, который в этот день постился и устраивал жертвоприношения. В 1-й день Цветка, день рождения Синтеотля (Венеры) и человеческого рода, отмечался праздник благородных и послеобеденного солнца. В 1-й день Дождя казнили приговоренных ранее преступников и пленных, что должно было способствовать росту славы императора. Наконец, в 1-й день Кремня, в годовщину Уицилоночтли, к изображению бога приносились цветы.

Праздники, в которых участвовал Монтесума, были выбраны нами не случайно. Упомянуты, прежде всего, два начала времени года: «Подметание» и «Сдирание кожи»; это главные праздники: один — Земли и Веперы-Кукурузы, другой — Солнца. Потом опять праздники Солнца и, конечно, Панквецалицтли, затем дни послеполуденного светила, Токскатля, Хуэй Тэкуильхвитля и Ксокотля Хуэтци. Хуэй Тэкуильхвитль важен был как главный праздник сеньоров. Ксокотль Хуэтци — как праздник огня, одного из главных покровителей короля. Остается Тлалок. Этому божеству посвящается один-единственный праздник, но сам император принимает в нем активное участие. Скользящие праздники идут в том же русле, поскольку они касаются Солнца, королевской власти, сеньоров и Венеры.

На Панквецалицтли и Тлакаксипехуалицтли число приговоренных военнопленных бывало иногда очень значительным. В таких случаях Монтесу ма сам выступал в роли жреца, совершающего жертвоприношение. Иногда в этом ему помогали короли-союзники. В силу своей священной функции, в силу того, что он более чем кто-либо олицетворял божество, Монтесума, при желании, становился над жрецами. Иногда его называли даже tlamacazgui или teo- pixqui, страж бога, что ему очень подходило. Впрочем, многие короли раньше сами были жрецами.

Некоторые боги представляли для императора особый интерес. Например, Якатекутли, бог коммерсантов — таинственный персонаж неясного происхождения. Напрасно император пытался выяснить некоторые особенности его биографии. В наше время признано считать Якатекутли перевоплощением Кецалькоатля. Возможно, и у Монтесумы были подозрения на сей счет, и он хотел уточнить для себя, не следует ли Якатекутли исключить из праздников города, как это было сделано с Пернатым Змеем. С другой стороны, он сделал несколько попыток завладеть ритуальными изображениями Мишкоатля — отца Кецалькоатля. Тот и другой были главными божествами городов Тласка- ла, Хуэксоцинко и Чолула.

Вероятно, руководствуясь как собственной любознательностью, так и мотивами религиозного характера, Монтесума приказал исследовать Попокатепетль, Дымящую Гору. Он посылал туда людей, чтобы узнать, откуда возникает дым. И, возможно, для того, чтобы выяснить, нет ли там

особого канала, по которому можно было бы общаться с богом огня и с подземным царством. А может быть и для того, чтобы найти какую-нибудь реликвию Тецкатлиноки, покровителя и защитника Тескоко. Шла молва, что бог проник в этот вулкан и выбросил оттуда свою бедренную кость, которая была подобрана тескокцами и хранилась в их храме.

Два исследователя погибли при восхождении. Другие добрались до вершины, но четверо из них скончались вскоре после возвращения. Монтесума поручил двух оставшихся в живых заботам лучших медиков. Выздоровев, люди сообщили, что вершина вулкана — это не большая дымящая труба, а пространство, покрытое скалами, полное трещин, из которых пробивается дым. Оттуда можно увидеть море, как если бы оно было тут же, под горой. Монтесума нашел все это, но-видимому, очень интересным, но он наверняка предпочел бы, чтобы ему принесли другую берцовую кость или, скажем, череп Тецкатлипоки, дабы поубавить спеси тес- кокским союзникам.

ГЛАВА 7 Эпоха Нового Огня

ПРАЗДНИК НОВОГО огня

В месяце Панквецалицгли 2-го года Тростника (декабрь 1507) состоялся наконец праздник «Связывания годов». Поскольку этот праздник должен был отмечаться после ряда голодных лет и открыть новую эру, а также был очень существенным элементом реформ, император следил за тем, чтобы он получился особенно грандиозным.

Праздник приобретал космический смысл, так как речь шла не больше и не меньше как об обеспечении дальнейшего существования вселенной. Один цикл лег истощился, и нужно было что-то сделать, чтобы начался новый цикл, чтобы небесные светила продолжили свое круговращение, чтобы солнце снова взошло. Если этого не сделать, то наступит вечная ночь. Демоны мрака — дикие звери, ягуары, духи Цицимимы — спустятся с небес, где раньше за ними приглядывало дневное светило, и сожрут всякую жизнь. Им бы стали помогать на самой земле беременные женщины и маленькие дети, которые, в свою очередь, превратились бы в пожирателей людей. Горы раскололись бы, и содержащаяся в них вода затопила бы землю. И в довершение всего, обрушился бы небесный свод. Риск, испытываемый в этот раз, был тем более велик, что реформа векового цикла продлила завершаемый цикл до пятидесяти трех лет.

С наступлением ожидаемого дня повсюду гасится огонь. Огни Уицилоночтли тоже нужно погасить, то есть приходится оставить великого бога лицом к лицу с монстрами до момента зажжения Нового Огня. Люди разбивают у себя в домах посуду, избавляются от трех очажных камней и от цилиндрических зернодробильных пестов, а также от дере-

вянмых и каменных изображений богов. Все это выбрасывается в воду, и повсюду все как следует выметается и вычищается. Абсолютно чистые и «обновленные» ацтеки могут начинать новый вековой цикл.

Основная церемония происходит на Колючем Холме, или на Колючей Горе (Хвиксачтепетль, Хвиксачтлап или Хвик- сачтекатль), — потухшем вулкане между Кольхуакаиом и Истаналапаном, в десятке километров на юг от Мехико. Этот холм, в настоящее время — Серро де ла Эстрелья, в то время имел еще одно название — Гора Мишкоатля (Мишкоа- тепек). Именно в этом месте, согласно легенде, Кецалькоатль похоронил своего отца Мишкоатля, убитого братьями Мимиксоас. Там же, па вершине горы, Кецалькоатль зажег огонь, после чего он победил напавших на него мимиксоас. Этот миф, прототип мифа о рождении Уицилоиочтли-Солпца, представляет собой вариант мифа о создании Солнца в Те- утиуакане. Он говорит одновременно о рождении солнца и о наступлении новой эры.

Накануне праздника все постятся и воздерживаются от питья. С наступлением ночи главные жрецы, «продавцы огня» (tlenamacaque) и «кадильщики», отправляются к Хвиксачтекатлю. Процессия имеет весьма живописный вид. На каждом жреце — одежда того божества, которому он служит: Кецалькоатля, Тецкатлиноки, Шипе-Тотека, Син- теотля, Тласольтеотля.

Процессия движется к холму, сохраняя глубокое молчание, торжественным размеренным шагом, так чтобы прийти па место незадолго до полуночи. За официальной процессией следует многочисленная толпа, тогда как но всей долине люди забираются па крыши своих домов и поднимаются на холмы, в надежде увидеть то, что будет происходить па Колючей Горе. Необычная темнота, возникающая от полного отсутствия домашних огней, усиливает чувство тревоги. Чтобы уберечься от возможных превращений беременных женщин и детей, на последних надевают маски из листьев агавы. Для большей надежности беременных женщин запирают в силосных сооружениях, охраняемых воинами, вооруженными мечами с обсидиановыми лезвиями. Маленькие дети

Годы Нового Огня. По Codex Tellerianus Remensis

Монтесума

должны бодрствовать, иначе они превратятся в мышей. Поэтому их все время тормошат и будят криком.

Под 2 м годом Тростника (1507) представлена гора Хвиксачтекатль с храмом на вершине; внизу — приспособления для добывания огня. В источнике упоминается также частное затмение солнца и землетрясение (на рисунке — четырехугольное поле с глифом «движение»). Ниже — 2000 воинов, уносимых рекой Тозак. Под 4-м годом Дома (1509) — пирамида света, предвестница конца империи. Слева — сражение с Зозолланом

Подойдя к алтарю на вершине Хвиксачтекатля, жрецы, олицетворяющие богов, начинают рассматривать небесный свод: Плеяды к полуночи должны быть в зените. На жертвенный камень кладут и привязывают военнопленного, выбранного с особой тщательностью. Он должен быть знаменитым и благородным, а кроме того он должен был, подобно Ксиутекутли, носить имя, содержащее в себе xiuitl, xiuh, что означает одновременно — год, бирюза и огонь. В 1507 году выбран некий Ксиутламип из Хуэксоцинко, взятый в плен господином Псом из Тлателолько — храбрецом, который отныне будет носить почетное прозвище Xiuhtla- minmani («Тот, который взял в плен Ксиутламина»). В тот момент, когда Плеяды достигают зенита, жрец из Конолько зажигает огонь на груди Ксиутламина. Он быстро вращает ладонями деревянное «сверло», вставленное в углубление палки, положенной на грудь обреченного. Как только загорается огонь, жрец рассекает грудь жертвы кремниевым ножом и вырывает сердце. Этот орган жизни будет теперь поддерживать вечный вселенский огонь, для которого также готовится замена. Пучок пакли, подожженной от горящей палки, жрец подносит к зияющей райе жертвы и зажигает там специально высушенные ветки. Оттуда огонь переносится к большому открытому очагу, где приготовлены хворост и поленья. Жрецы тем временем продолжают наблюдать положение Плеяд. Наконец становится заметным, что созвездие прошло свой апогей и начинает клониться к закату. Это означает, что под землей Солнце прошло свой надир и начало восхождение. Оно возродилось в пламени ночи. Зажжение Нового Огня дало ожидаемый результат...

Все испытывают радостное облегчение, издают ликующие крики, режут себе уши осколками обсидиана и питают пробуждающийся свет стряхиваемой ему навстречу кровью. Жрецы богов зажигают от священного костра большие факелы или пучки хвороста и раздают их ожидающим поблизости посланцам, которые не теряя времени отправляются с новым огнем к своим храмам. Как только факелы прибывают в Мехико, их несут сначала к храму Уицилопочтли, к жаровне, которая стоит перед статуей этого бога, и зажигают там большой костер. Потом туда бросают ароматную смолу копал. Оттуда огонь несут то ли во дворец Монтесумы, то ли в большое общежитие жрецов, именуемое Мехико Каль- мекак (источники на этот счет расходятся), затем от одного из этих мест огонь разносится к школам, к местным храмам, к молодежным домам и, наконец, к частным жилищам. То же происходит и в других городах и деревнях.

Утром люди обновляют свою одежду и маты, которые служат им сиденьем и постелью, свою посуду и изображения

своих богов, зажигают фимиам и обезглавливают перепелок. Все испытывают радостное облегчение. В полдень пост заканчивается, и люди наслаждаются пирожными из свекловичных семян с медом. Одновременно с этим в Большом Храме, на пирамиде Уицилопочтли, начинается жертвоприношение нескольких тысяч пленных, захваченных в оахакских сражениях. Монтесума и Незауальпилли лично отправляют на гот свет но двадцать пленных. Наступил месяц Панкветцалицт- ли, а вместе с ним — годовщина рождения Уицилопочтли и победы па Коатепеке. Кроме того, это 2-й год Тростника, год рождения и смерти бога. Обреченные, которые гуськом взбираются на пирамиду, представляют его братьев-врагов, четыреста хвицнауас. У них вырывают сердце и отсекают голову. Потом их тела сбрасываются с пирамиды на большой круглый камень, где жертвы разрезаются на части и уносятся родственниками тех, кто их захватил в плен.

РАСЦВЕТ АЦТЕКСКОГО ИСКУССТВА

Праздник «Связывания годов» явился поводом для обновления храма Нового Огня на Колючей Горе. Считая себя ответственными за выполнение культовых обрядов, ацтекские государи должны были не только кормить своих богов, но и обеспечивать их приличным жильем, а также заботиться об украшении их храмов, о содержании в надлежащем виде скульптурных изображений, алтарей, чаш для приема крови и сердец и другой культовой атрибутики.

По мере разрастания империи и накопления ее богатств, храмы увеличивались в размерах и приобретали все более пышный вид, а монументы становились все более грандиозными. Акты прославления богов должны были соответствовать тем возможностям, которыми располагала империя. Заодно люди приводили в порядок свои жилища, украшали свой город, увеличивая таким образом престиж королевства и нации. Монтесума более чем кто-либо другой в этой стране способствовал развитию искусств. Его правление — вершина в развитии ацтекской империи.

Подобно другим королям Мехико, Монтесума был, прежде всего, великим строителем. Достаточно вспомнить о десятках зданий, объединенных оградой Большого Храма, — зданий, которые регулярно расширялись, обновлялись или заменялись. Одна из существенных задач короля состояла в «расширении» храма Уицилоночтли на Горе Змей (Коатепек). Относящиеся к Большому храму Мехико раскопки позволили заключить, что главная пирамида пережила целую дюжину перестроек-расширений, одни из которых могли заключаться в переделке фасада, а другие совершенно меняли облик здания.

Создается впечатление, однако, что Монтесума в первые годы своего правления никак не может найти время, чтобы приступить к выполнению этой первоочередной задачи. Источники, но крайней мере, об этом умалчивают. Возможно, что он считал это дело столь значительным, что не решался приступить к его реализации, и в результате упустил время.

В более скромных строительных начинаниях Монтесума все же преуспел. В 1504 году по его указанию был воздвигнут очень большой храм в честь Синтеотля, бога кукурузы, и другой — Кецалькоатлю в ипостаси бога ветра. Эти два здания были возведены, весьма вероятно, для того, чтобы снискать благосклонность богов жатвы в голодные годы. В отношении Синтеотля это очевидно. Что касается Кецаль- коатля-Эхекатля, то и он не был чужд сельскому хозяйству. Прежде всего, потому что он был дуновением жизни и способствовал расцвету природы. Далее, потому что в качестве ветра он был именно тем, кто «подметает дорогу дождю» и приносит благотворные пассаты. В случае полной засухи призывали на помощь его брата-близнеца Шолотля. К тому и к другому обращались во время пахоты. Наконец, Кецаль- коатль был патроном копалки coatl, которой обрабатывалась пашня. Монтесума восстановил также Тцонмолко, посвященный богу огня алтарь иод соломенной крышей, сгоревший перед тем от молнии.

Кроме этих зданий, постройка которых была связана с определенными обстоятельствами - голодом, пожаром, вековым праздником, — Моптесума построил несколько других, которые больше соответствовали личным занятиям. Примером здесь может служить Коатеокалли или Коакал- ли — алтарь, в котором были собраны все божества страны. Если сказать более точно, взятые в плен божества врагов. Как утверждает Дюран, эта коллекция была обязана своим существованием не только и не столько набожности короля. Настоящая цель Монтесумы состояла в том, чтобы приютить этих богов в Мехико и держать их в некотором роде как заложников — точно так, как он поступал с сыновьями покорившихся королей. Характерный факт: открытие этого «Дома всех» (Coacalli), связанного, но-видимо- му, с алтарем Уицилопочтли, было ознаменовано принесением в жертву 800 пленных, представлявших хвицпауас. Монтесума и chihuacoatl первыми начали ритуал.

Можно назвать еще несколько реализованных строительных задумок Монтесумы: создание храма Тламатцинкатля, бога охоты, войны и пульке, отождествляемого с Мишко- атлем; возведение громадной площадки для демонстрации черепов жертв — той самой площадки, которая в 1519 году могла похвастаться присутствием 136000 голов; реконструкция чапультенекского акведука. Было продолжено начатое Ахвицотлем создание пещерных храмов на обрывистом берегу Малиналько. И, наконец, Моптесума построил свой знаменитый дворец.

ПОСЛАНИЕ СКУЛЬПТУР

Л мператор поощрял, кроме всего прочего, развитие 1/L скульптуры, которая позволяла ему общаться с богами и с подданными для того, чтобы пропагандировать реформы, излагать новые идеологические концепции, утверждать славу Мехико, его богов и королей, обеспечивать их долгое существование. Многие из наиболее известных ацтекских монументов обязаны своим возникновением Монтесу ме.

Голод в начале правления Монтесумы и жертвоприношения, устраивавшиеся но этому поводу, запечатлены ма «Блоке

Метро» — камне, украшенном рельефами, представляющими какую-то’важную особу, занимающуюся ритуальным выпусканием крови из уха, и жертв ритуала, совершаемого в честь Тлалоков. Из принесенного в жертву тела нер- сонификатора бога дождя вырастает кукуруза, представленная здесь в виде длинных перьев и нефрита, что, как известно из описания игры в мяч между Уэмаком и Тлалоками, символизирует именно кукурузу.

Дальнейшие события правления Монтесумы — праздник «Связывания годов» и особенно его смещение с 1-го года Кролика на 2-й год Тростника — послужили толчком для создания целого ряда скульптур. Имеются многочисленные изображения связок из пятидесяти двух тростников, символизирующих один «век». Они несут на себе глиф 2-го года Тростника, как и некоторые скульптурные изображения змей, символизирующие огонь и быстротечное время.

Однако самым выдающимся монументом, созданным но определенному случаю, является несомненно Teocalli священной войны. Он выражает в некоем гениальном сочетании идею реформы праздника смены века и доктрину священной войны. Это горельеф, представляющий пирамиду, увенчанную святилищем (teocalli, дом бога). Храм — это место общения между людьми и богами, то самое место, где приносятся в жертву пленные священной войны. На фасаде святилища изображен солнечный диск; на земле (предшествующее изображение) — Тлальтеотль, страшный бог земли; таким образом, здесь представлены оба бенефицианта священной войны. С двух сторон от солнца стоят фигуры с жертвенными шипами в руках. Это Уицилопочтли, Восходящее Солнце, и сам Монтесума, персонифицирующий солнце на закате (странное предчувствие!). Как показывает глиф напротив его рта, он произносит слова «вода-огонь», что имеет значение священной войны. Те же самые слова произносятся всеми персонажами монумента: четырьмя богами, изображенными на откосах пирамиды, и помещенным на тыльной стороне орлом, взгромоздившимся на кактус, — символ Мехико, города, которому предназначено вести священные войны.

Монтесума

Teocalli священной войны, вид анфас и сверху.

E.J.Palacios, «La Piedra del Escudo Nacional de Mexico». Publ. de la Secretaria de Educacion Publica», 22, 9, Мехико, 1929

Монтесума

ТеосаШ священной войны: орел на опунции. Palacios, 1929

На цоколе пирамиды — две даты. Одна — 1-й год Кролика, имя Земли, другая — 2-й год Тростника, имя Солнца (вторая дата окружена веревкой, что должно означать соединение лет в 1507 году). Обе даты относятся не только к двум бенефициантам войны, но и к реформе 1506-1507 гг.

Монтесума

Общий вид Камня Солнц или Ацтекского календаря

Какова связь между реформой и священной войной? Голод годов 13-го Кролика и 1-го Кролика в начале правления Монтесумы II в точности повторяет бедствие, имевшее место при Монтесуме I, одним иятидесятидвухлетним «веком» раньше. Этот первый голод находился у истоков «цветочной» войны. Второй — повод для возобновления этой войны, что подчеркивается строительством этого монумента.

Более ранние скульптуры относятся к началу правления Монтесумы и к 1507 году. Для других главных работ, осуществленных при нем, точная датировка, к сожалению, отсутствует. Так обстоит дело и с другим ацтекским шедевром — знаменитым Камнем Солнц, называемым также Ацтекским календарем. Это громадный диск диаметром 356 см и высотой около пятнадцати сантиметров полностью заполнен рельефами на главной и боковой поверхностях.

Диск представляет собой изображение солнца, своими лучами рассеивающего мрак, представленный в виде двух огненных змей, которые окружают светило, и вереницей звезд, украшающих боковую поверхность цилиндра. Однако для древних мексиканцев Солнце — Тонатиу, «Тот, кто греет» — было также светилом, жаждущим людской крови и людских сердец, определявшим страны света и дни, двадцатидневки, годы, «века» и эры, двойным светилом, зеркалом и отображением самого себя и, наконец, тем, кто принимает достойных людей на том свете. Эти различные ипостаси отображены на монументе в необычной космологической и космогонической связи — единственной в своем роде в архаических искусствах. И это все с большой уверенностью, ничего не форсируя, в манере ясной, гармоничной, уравновешенной, в высшей степени доступной прочтению. Рельеф монумента тонок: художники проявили великолепное умение выписывать многоцветные детали.


НОВЫЕ ОАХАКСКИЕ ПОХОДЫ

Праздник «Связывания годов» явился апогеем царствования Монтесумы. До той норы он имел право на любую надежду. Однако новый век начался плохо. Че

рез несколько дней после своего «воссоздания» солнце вдруг испытало затмение, и к тому же произошло землетрясение. В дальнейшем причин для катастрофических прогнозов относительно будущего империи становилось с каждым годом все больше.

После 1507 года политический механизм Монтесумы остается в основном прежним. Оахака и долина Пуэбла остаются в центре его внимания, что, однако, не мешает ему отправлять армии по другим направлениям — чтобы подавлять мятежи, закрывать пробелы и открывать новые бреши. Но к этому вскоре добавились большие трудности в отношениях с Тескоко, вторым но значению городом империи.

Деятельность Монтесумы в направлении Оахаки и долины Пуэбла не ослабевала. Сначала он обратил свой взор к Теуктепеку — частично побежденному, но непокоренному. Город не только продолжал плохо обращаться с купцами и другими путешественниками из метрополии, но еще вздумал укрепляться и построил новый оборонительный вал но ту сторону реки.

Была приведена в готовность внушительная но численности армия, включая войско опальных тлателольков.

Разделившись на отдельные отряды, тлателольки атаковали и взяли первый вал, вынудив противника отойти за реку. При поддержке союзников они перешли затем реку и всем войском подошли вплотную к городу и осадили его. Разрушив одно за другим все оборонительные сооружения, они вошли в город и предали его огню. Произошла ужасная бойня. Было взято около 2800 пленных, не считая 500 воинов, плененных тлателольками раньше. Приняв во внимание подвиги последних, Моптесума их простил. Теперь они могли вернуться ко двору и занять свои прежние должности.

В 1509 году Моптесума объявил поход против Амаитла- на, расположенного к югу от Оахаки и к востоку от Миа- хуатлаиа. Однако если Миауатлап был важным торговым центром, то Амантлан был совершенно беден. Проживавшие в этом городе заиотеки могли предложить своему сеньору вместо дани лишь выполнение необходимых строительных и сельскохозяйственных работ. Стало быть, мешики нацелились на Амантлан не по экономическим причинам, а потому, что занотеки представляли беспокойство для находившихся в долине Оахака союзных войск. Кроме того, в результате их подчинения полностью было бы окружено государство-город Тототепек.

По-видимому, кампания успеха не имела, по крайней мере, с первого раза. Когда войска переходили высокогорье, разразилась снежная буря, что привело к тяжелым потерям. Одни воины умерли от холода, многие другие были раздавлены камнепадом или вырванными бурей деревьями. Оставшиеся в живых продолжили путь к Амантлаиу и были там разбиты. В конце концов, однако, город был взят.

ЗАГОВОР ЧАЛЬКО

В тот же самый год внутренние конфликты в Чалько, расположенном в юго-восточной части долины, позволили императору упрочить свою власть над этой провинцией и одновременно вызвать к себе ненависть ее обитателей. Четверо чальков пришли в Мехико, чтобы пожаловаться на правителей столицы провинции Тлальмапалько (одно из четырех государств Чалько) Ицкауа и его сына Некваметля. Они обвиняли Ицкауа и Некваметля в несправедливом распределении оружия и в том, что те живут в слишком роскошных для вассалов жилищах. Монтесума обратился к привычному и испытанному приему кнута и пряника. С одной стороны, он конфисковал у обвиняемых несколько участков земли, передав им свое наставление: «Ваш государь, грозный Уицилоночтли, прислал пас; его голос, который можно услышать в камышах и в тростниках, в этот раз прозвучал так: “Скажите моему потомку Ицкауа и его сыну Некваметлю, что я возьму еще немного добра для мек- сикапцев-тепочков, но войну считайте закопченной”». «Немного добра» — это были земли значительные: Мелииаль- гепека, Тенаниокана и Тлаквиллокапа. Пряником оказалось заверение, что с войной покончено. Затем, после того как князья из Тлальмапалько были достаточно унижены, был зак- лючеп брак, который должен был означать, что теперь они полностью принадлежат Уицилопочтли и Моитесуме. Император предложил Некваметлю одну из своих дочерей, которая перебралась в Тлальманалько в сопровождении грозных отоми. Этих воинов, представлявших собой верный Монтесуме гарнизон, было вполне достаточно, чтобы в случае необходимости запять два квартала города.

Присутствие этого «гарнизона», однако, переполнило чашу терпения жителей Тлальманалько. Когда Кортес по пути к Мехико проходил через их город, чалькаицы вышли к нему навстречу с предложением дружбы, но особенно — для того, чтобы пожаловаться на притеснения и унижения, которые они испытывали. Состоявшие на службе у Монтесумы сборщики налогов крали все, до чего дотягивались их руки; они насиловали их жен и дочерей, их же самих заставляли работать как настоящих рабов, а их земли конфисковывали в пользу идолов Мехико.

НЕПОБЕДИМАЯ ДОЛИНА ПУЭБЛА

В долине Пуэбла дела обстояли не лучшим образом. Великие проекты императора оставались, увы, лишь на уровне проектов. Борьба продолжалась: то «цветочная», то более серьезная, но, как правило, не дававшая ожидаемых результатов. В 1508 году во время ожесточенной битвы в долинах Атлиско погибло 2800 союзников и среди них Маквильмалииалли (5-я Трава) — старший брат Монтесумы и еще один великий мешикский сеньор. В 1509 году сражение против хуэксоцинков дало лишь каких- то 60 несчастных пленных. Однако ситуация грозила стать еще более серьезной.

Незауальнилли, король Тескоко, пользовался репутацией человека, весьма сведущего в магии и предсказании будущего. Он обладал некоторыми исключительными способностями, которые позволяли ему, подобно тому, как это делают шаманы, посылать свою собственную душу в небеса или в подземный мир. Поэтому он знал множество секретов богов; к тому же он общался постоянно с одним из них.

Однажды Незауальпилли явился с неожиданным визитом к императору, чтобы поговорить с ним о делах чрезвычайной важности. «Могущественный и великий государь, — сказал он ему, — я бы, конечно, предпочел не тревожить твою мощную, спокойную и уравновешенную душу. Однако мои обязательства но отношению к тебе заставляют меня сообщить тебе о странном и необыкновенном событии, которое должно будет произойти в свое время с разрешения и но воле бога небес, ночи, дня и воздуха. Тебе следует знать, что через несколько лет наши города будут разрушены и разграблены, мы сами и наши сыновья убиты, а наши вассалы унижены и порабощены. Пусть у тебя не будет никаких сомнений на этот счет.

Впрочем, в качестве доказательства истинности моих слов, знай, что всякий раз, когда ты захочешь пойти войной на хуэксоцинков, тласкальтеков или чолультеков, ты не одержишь победы. Наоборот, ты всегда будешь терпеть поражение с большими потерями как среди рядовых воинов, так и среди сеньоров.

Пройдет немного времени, и ты увидишь в небе знаки, которые возвестят тебе то, о чем я тебе сказал. И тогда уже не беспокойся и не волнуйся, так как невозможно уйти от того, что должно произойти. Одно лишь меня утешает. Это то, что мне не придется быть свидетелем этих горестей и бед, так как дни мои сочтены. Поэтому я и хотел обо всем тебе рассказать перед тем, как умереть — так, как если бы ты был моим дорогим и любимым сыном».

Этот апокрифический монолог хорошо вписывается в рамки знаков, заранее оповещавших об испанской Конкисте — знаков, о которых речь впереди. В рассматриваемый нами период времени, к 1510 году, Незауальпилли имел полную возможность получить информацию о странных существах, прибывших на большой лодке или спустившихся с неба в восточных морях, а также о катастрофах, которые были вызваны их прибытием, и он мог вынести из этой информации ощущение того, что ацтекской эре наступил конец. Что бы там ни было, но скорее всего оба короля после этой речи разрыдались и, обращаясь к небесам, умоляли богов о быстрой смерти. Когда Незауалышлли ушел, Монтесума сказал себе, что обладает надежным способом проверить точность слов короля Тескоко. Достаточно было дать сражение одному из врагов в долине Пуэбла. Быстро были проведены сборы и короткая подготовка, и вскоре армия уже стояла лагерем в долине Ауаюкан. Завязался жестокий бой с воинами Тласкалы. Императорские войска потерпели поражение. Потери были весьма ощутимыми: были захвачены в плен все генералы и знатные сеньоры. Разгневанный Монтесума обозвал своих воинов бабами. Он запретил обычный прием по поводу их возвращения. И, действительно, ни одна живая душа не встречала их в Мехико. Город был как вымерший.

Легко можно представить себе удрученное состояние «храбрецов». Довольно скоро, однако, они получили возможность загладить свою вину. В следующем году был организован очередной поход на Тласкалу, и разжалованные воины, хотя их никто не звал, сразу очутились на войне с горячим желанием своими подвигами заслужить прощение. И, действительно, они так старались, что потери с той и с другой стороны оказались равными. Весьма обрадованный тем, что он снова обрел своих храбрецов, Монтесума снял санкции и устроил войскам триумфальный прием.

Через некоторое время состоялся праздник «Подметания» (Ochpaniztli) в честь Тоси, Нашей Прародительницы, Земли. В этот раз жертвами были выбраны плененные в Ауаюкане тласкальтеки.

Некоторое время спустя, хуэксоцинки, желая выслужиться перед Тласкалой, провели карательную операцию против Мехико. Ночью их отряд подошел к самому Мехико и поджег Теночтитлан.

Мешики были раздосадованы и обозлены, тем более что в происшедшем они увидели дурное предзнаменование. Император приказал бросить в тюрьму — иод этим, видимо, надо понимать деревянные клетки — жрецов Тоси, которые не проявили положенной им бдительности. Чтобы научить их бодрствовать, он велел разбросать в клетках множество мелких обсидиановых ножей и обломков лезвий; жрецы имели все шансы, поранившись, истечь кровью и умереть. Моптесума приходил ежедневно к своим узникам и наставлял их, напоминая постоянно об их долге, состоявшем в том, чтобы не спать и заботиться денно и нощно о храмах и о богах. Но поскольку ему нужно было заниматься делами более серьезными, он приказал найти людей, повинных в святотатстве.

Один тласкальтек, взятый в плен людьми из Тлателолько, проболтался о том, что хуэксоцинки хвастались своим подвигом в Тласкале. Монтесу ма тут же начал разрабатывать мероприятия но наказанию Хуэксоцинко. В ожидании подходящего для этого момента, он велел восстановить Те- ночтитлан в еще более роскошном виде, с еще более высокими столбами и определил в восстановленный храм новых жрецов и платных сторожей. Затем он послал армии Мехико и союзных и покоренных городов сражаться с опасными хуэксоцинками в долинах Атлиско. Сражение длилось несколько дней. Люди из Тлателолько особенно отличились, несмотря на большие потери. Как только союзники взяли достаточное для жертвоприношений число пленных, они вернулись к себе и были встречены с восторгом. Монтесу ма был очень доволен громадным количеством военнопленных.

Взятые в плен хуэксоцинки вполне достойны были участи тласкальтеков, за которых они вступились. Некоторое их число было «ошкурено», ио-видимому iia Тлакаксипехуалицтли («Ошкуривание людей»), а их кожу напялили на себя xipeme — кающиеся грешники, которые должны были бродить но городу, выпрашивая милостыню. Через сорок дней xipeme торжественно снимали с себя эту кожу и мылись. Теперь они как бы помолодели, возродились к новой жизни, их кожа стала чистой, и душа их тоже очистилась...

Другие хуэксоцинки были казнены через полгода, на праздник «Падающего плода» и на праздник «Подметания», то есть на праздники, которые совпали с инаугурацией нового святилища Тоси. Некоторые обреченные были сожжены заживо, другие забиты дротиками и стрелами, третьи сброшены с высоты святилища (уподобившись па

дающим зрелым плодам), а еще одну группу заперли в специально отведенном для этой цели доме и обрушили на них крышу.

Монтесума

Тоси, Земля, представленная как «правительница» тринадцатидневки 1-е Движение, в гадательном календаре из Codex Borbonicus. По Sejourne. 1981. Богиня, одетая в кожу жертвы, с различными атрибутами из хлопка-сырца, производит на свет Синтеотля-Ку- курузу, Венеру. Чинтеотль также представлен здесь, наверху, направляющимся к Тоси, чтобы войти в ее тело; это вечерняя звезда, исчезающая за горизонтом, чтобы потом снова появиться уже в качестве утренней звезды. Справа — обольститель богини в изначальном раю, Тецкатли- пока, в наряде грифа, с окровавленными шипами в руках. Внизу — демонстрационная площадка для черепов и жертвенный камень

Такая предупредительность требовала вежливого ответа, так что кровавая баня продолжилась. Хуэксоцинки пригласили Моитесуму па праздник их бога Камакстли. Сославшись на какую-то причину, император как обычно отказался и послал вместо себя важных сановников, которые, в свою очередь, увидели множество своих сограждан и даже братьев, принесенных в жертву путем вырывания сердца, сжигания или протыкания стрелами. «Что ж вы думаете? — заметил Монтесума своим людям, когда они доложили ему о посещенных празднествах. — Именно для этого мы рождены, и для этого мы ходим сражаться. И от наших предков мы знаем, что это блаженная и достойная смерть». Он не забыл щедро наградить тлателольков за их доблесть и в надежде на то, что они и в дальнейшем будут ему преданными слугами.

Монтесума

Главная пирамида Мехико. Duran, Historia... 1867-1880.

Святилища содержат в себе статуи Тлалока (слева) и Уицилопочтли. Справа — большая площадка для демонстрации черепов

СОПЕРНИЧЕСТВО ТЕСКОКО

QII ем временем появились зловещие знаки и чудеса, /11 предсказанные Незауалышлли. Государь Тескоко вроде бы приказал своим войскам больше не принимать участия в непрерывных войнах против Пуэбла и в общем ограничиваться лишь оборонительными действиями. Такая пассивность явилась якобы причиной возникновения многочисленных мятежей. У Монтесумы она должна была вызвать негодование и вместе с тем тайное злорадство при виде столь явного ослабления старого противника. Что касается Незауалышлли, то хотя он и обращался к Монтесуме как «к своему сыну», он конечно испытывал наслаждение, объявляя ему о грядущем конце империи, в которой, что ни говори, влияние Тескоко ослабевало с каждым годом. Прекрасное время объединения городов против Аскапоцалько и создания Тройственного Союза давно прошло.

Нужно сказать, однако, что напряжение между двумя городами существовало всегда. Источники значительно расходятся по поводу пропорциональности участия союзников в дележе трофеев, размеров их королевств и их ранга в империи. Есть сведения о том, что во время общих кампаний Мехико и Тескоко получали по две пятых военной добычи, а Тлакопан — одну пятую; согласно другим сведениям, Мехико получал восемь пятнадцатых всей добычи, Тескоко четыре, а Тлакопан три. Разумеется, у Тлакопана на этот счет иное мнение: согласно его версии, город получал третью часть добычи, подобно остальным членам Союза. Теоретически каждый город сохранял свои владения и придерживался определенной ему общим решением зоны его интересов. Такая зона для Тескоко соответствовала квадранту между севером и востоком, то есть побережью Мексиканского залива. В действительности многие города уастеских и тотонакских земель, расположенные па побережье залива, считали себя данниками Мехико.

Можно быть уверенным, что соперничество между отдельными членами Союза должно было сдерживаться достаточно сложной ситуацией Союза в целом. И все же, могло

ли это соперничество привести к серьезному конфликту между двумя главными актерами — Мехико и Тескоко? По этому поводу можно высказать сомнение, несмотря на решительные утверждения заинтересованных сторон. Историк Тескоко Иштлильхочитль заявляет, что великий Незауаль- койотль захватил Мехико в тридцатых годах XV века с целью проучить Ицкоатля, который не хотел признавать его в качестве верховного государя империи и чичимеков (chichimecatecuhtli). Испугавшись, Ицкоатль принес свои извинения и для придания им большего веса добавил к ним два десятка очаровательных молодых принцесс. Несмотря на это Незауалькойотль в течение семи дней пытался проникнуть на остров Мехико-Теночтитлан. Наконец это ему удалось, город был взят, главные храмы преданы огню, а дворцы разграблены. Ицкоатль запросил мира, и с тех пор Мехико, Тлакопан и подвластные им города должны были платить дань Тескоко.

Совершенно иными оказываются отношения между Тескоко и Мехико в изложении Chronique X (с позиций Мехико), где Незауалькойотль выглядит далеко не так уверенно. События происходят после смерти Ицкоатля, во время выборов Монтесумы I Илуикамины. Перед тем как отправиться в Мехико, Незауалькойотль настоятельно советует грандам своего королевства всегда стремиться к поддержанию дружественных отношений с большим городом, расположенным в лагуне, то есть с Мехико. «Если вы встретите их но дороге и они будут просить что-нибудь из того, что вы песете с собой, поделитесь с ними. Угождайте им, при этом вы ничего не потеряете; в ином случае вы не получите ничего, кроме войн и беспорядков, смерти наших людей, грабежей, пролитой крови и разграбления нашей провинции».

Прибыв в Мехико, он добивается частной аудиенции у нового короля, чтобы заявить о покорности Тескоко. «Знай, государь, что все твои вассалы — как гранды, так и простолюдины — отдыхают в твоей тени, поскольку ты для них — дерево, которое дает тень, можжевельник, иод которым приятно прилечь и наслаждаться свежим дуновением твоей дружбы и любви, которые распространяются на всех: на стариков и старух, сирот и вдов, бедных и нищих. Они — перья в твоих крыльях и плюмаж на твоей голове. Мы пришли умолять тебя о величайшей милости — взять нас под свою опеку. И чтобы никогда, ни при каких обстоятельствах ты не позволил бы Мехико воевать против нас. Ведь ярость мешиков безмерна и безгранична, она где угодно настигает людей, она мстительна, она ранит и губит и никогда не может насытиться. Поэтому я прошу тебя принять моих людей как своих детей и своих слуг, без войны и борьбы; оци хотят, чтобы ты был им вместо матери и отца, чтобы ты был их утешением, и они хотят быть в дружбе со всем мексиканским народом».

Монтесума благосклонно принимает просьбу, но все же хочет знать по этому поводу мнение своего совета. Советники, конечно, согласны, но при условии, что мужественный и решительный облик города Мехико при этом никак не пострадает. Таким образом, было решено инсценировать сражение с последующим занятием города Тескоко. Начинается «цветочное» сражение, тескоканцы бегут, а Незау- алькойотль укрывается в одном из храмов. Затем он просит мира, покоряется, принимает обычные в таких случаях условия и предлагает свои земли. Обошлось без убийств и грабежа. Воины мешикас возвращаются домой, не испытав никакого удовольствия от битвы...

Версии Тескоко и Мехико, будучи в принципе непримиримыми, в то же время дополняют друг друга. Каждый из городов считает, что он вышел из боя победителем. Для того чтобы прийти к справедливому решению, необходимо настоящее сражение. В мешикской версии именно Незауалькой- отль заявляет о своем признании превосходства Мехико. Поэтому Монтесума I удовлетворяется фиктивной войной. Если Тескоко и идет дальше в своем представлении событий, это, очевидно, оттого, что его версия нуждается в большей аргументации. В первой половине XV века значение этих двух городов, возможно, было одинаковым, хотя можно в этом и сомневаться. Во всяком случае, брачные связи между ними показывают со всей очевидностью, что Мехико довольно рано приобрел более высокий статус. В XVI веке

Мехико, с населением в пять раз более многочисленным, чем население Тескоко, представляется гораздо более могущественным. Отсюда все преувеличения Иштлильхочитля.

Эти преувеличения отталкиваются, возможно, от одного реального факта. Не исключено, что первоначальный альянс между двумя городами был подкреплен притворными, ритуальными войнами, в которых каждый город подчинял другой.

Что бы там ни было, но Тескоко постепенно терял свой вес, а неприязнь к более удачливому сопернику продолжала накапливаться. Акольхуаканский город все больше страдал от своей, как ему казалось, унизительной ситуации, а Мехико считал чрезмерными претензии, которые продолжали оставаться у Тескоко и уже не соответствовали его фактической роли. К этому в XVI веке добавились семейные споры между Незауалышлли и Монтесумой II.

Находящаяся в нашем распоряжении информация на эту тему восходит к Иштлильхочитлю и представляется, по крайней мере на первый взгляд, чрезмерно романтизированной. Одна из сестер императора, дочь Ахаякатля, была послана вместе с другими принцессами к Незауальпилли — чтобы последний выбрал для себя среди них одну законную супругу и наложниц. Барышню звали нежным именем Чаль- чунеиецин, Нефритовая Кукла. Поскольку она была еще в детском возрасте, Незауалышлли поселил ее в своем дворце и определил к ней наставниц. У него был выбор, поскольку Чальчуненецин прибыла в сопровождении более чем двух тысяч слуг.

Серьезная и умная с виду девочка, принцесса из Мехико, оказалась в действительности своего рода Мессалиной. Как только Чальчуненецин стала супругой короля, она тут же проявила свою истинную натуру. Любой приглянувшийся ей молодой человек должен был явиться к ней для удовлетворения ее сладострастия, после чего его убивали. Чтобы сохранить приятные воспоминания, королева заказывала в каждом таком случае статую, которая убиралась драгоценностями. Вскоре один из залов дворца был таким образом превращен в галерею скульптурных портретов.

Когда король заинтересовался галереей, Чальчуненецип объяснила, что эго ее боги. Она совершила, однако, оплошность, оставив в живых трех своих любовников, одарив их, к тому же, драгоценностями. Однажды король узнал на одном из этих придворных одну драгоценную вещицу, которую он подарил как-то своей жене. Для очистки совести он без предупреждения отправился к ней ночью с визитом. Напрасно компаньонки уверяли его, что королева спит. Вопреки своему обыкновению, он настоял и вошел в комнату. Он обнаружил там лишь куклу, которая всем своим внешним видом походила на Чальчуненецип. Вне себя от негодования, король приказал разыскать ее и арестовать весь персонал дворца. Ее нашли веселящейся в обществе любовников.

Король поручил дело правосудию. Обвинялись все сообщники — начиная с фрейлин и кончая палачами и скульпторами. Когда дело было закончено, король проинформировал своих коллег из Мехико и Тлакопана о дне казни и пригласил отовсюду дворян с их женами и дочерьми. Так сказать, с воспитательными целями. Чальчуненецип была удавлена прямо на глазах у публики — вместе с любовниками и двумя тысячами сообщников. Все хвалили короля за такой строгий, но поучительный урок, и все же, заключает Иштлильхочитль, мешикские родственники принцессы, которые предпочли не высказываться но поводу данного события, затаили в себе злобу и желание отомстить. Среди этих родственников был и Моптесума — в ту пору еще совсем мальчик.

Супружеские неудачи Незауальпилли на этом не кончаются. Его любимицу звали госпожой из Тулы. Эта купеческая дочь была, само собой разумеется, красива; но кроме того, она была образованна, умна и разбиралась в поэзии. Итак, за ней ухаживал некий храбрец Хуэксоциикацин, названный так за свои подвиги в сражениях против Хуэксоцинко. Он был не только любимым сыном короля и наследником его трона, но и племянником Монтесумы. Неизвестно, был ли он в интимных отношениях с королевой, по однажды его оговорили в том смысле, что он якобы обращался к королеве с какими-то неприличными намеками. По

мнению Иштлильхочитля, все ограничивалось лишь общим интересом молодого человека и королевы к поэзии. Однако гот и другая были приговорены к смерти и казнены.

Нельзя сказать, чтобы строгость, которую Незауальнил- ли проявлял в отношении своих, как-то уравновешивалась снисходительностью к чужим. В 1509 году Тезозомок из Аскаиоцалько, тесть Монтесумы, совершил прелюбодеяние. Суды каждого из трех союзных городов разбирали его дело. Чтобы угодить Моптесуме, судьи мешиков приговорили провинившегося лишь к ссылке и к разрушению его дворцов. Тепанеки предложили еще дополнительное, дотоле не известное, наказание, состоявшее в отрезании кончика носа. А вот непреклонные судьи из Тескоко потребовали полного соблюдения обычного права, в результате чего, к большому неудовольствию императора, Тезозомок был удавлен, а его тело сожжено.

Опять же в области семейных отношений Незауалышл- ли гоже было в чем упрекнуть Монтесу му. Разве в 1509 году он не сговорился, как думают тескоканцы, с атлисками — подстроить убийство 5-й Травы на иоле сражения? А ведь во время выборов Незауалышлли голосовал за Монтесу му, а не за 5-ю Траву — мужа его старшей дочери. Очевидно, впоследствии он часто сожалел о своем неудачном выборе.

Таким образом, ни у того, ни у другого не было особых причин для большой любви друг к другу. Монтесума делал неоднократные попытки навредить Незауалышлли, для чего он обращался к своим магам и колдунам, но эта категория специалистов из Тескоко успешно отстаивала своего короля. В 1502 году Монтесума обвинил Незауалышлли в бездействии его войск, которые, как помнит читатель, после небесных знамений 1510 года воевали без прежнего энтузиазма. Как бы желая поправить дело и умилостивить богов, Моп- тесума предложил Незауалышлли совместное нападение на Тласкалу иод общим командованием Монтесумы, что должно было, но его мнению, практически вынудить Незауалышлли к активным военным действиям. По мнению же тескок- цев, он в действительности просто хотел отделаться от своего старого коллеги и от своих лучших войск — с тем, чтобы раз и навсегда закрепить полное превосходство Мехико.

С этой целью император тайно связался с тласкальте- ками и выдал им план нападения, уточнив при этом, что Незауалышлли направляется к Тласкале ие для того, чтобы дать своим войскам возможность потренироваться и взять пленных, но чтобы захватить и разрушить всю их страну. Цинично утверждая, что он не может участвовать в таком вероломстве, Монтесума обещал Тласкале оказать в случае необходимости свою помощь и напасть па войска Тескоко с тыла. В ответ разгневанные тласкальтеки решили устроить засаду.

Тескоко выслал против Тласкалы цвет своей армии. Однако Незауалышлли, которому было уже за пятьдесят и который хотел избежать каких бы то пи было столкновений с Монтесу мой, остался в Тескоко. Для руководства войском он послал вместо себя двух своих сыновей — Акатлемакок- цина и Текванеуацина. По пути к Тласкале тескокцы разбили лагерь в ущельях Тлальтенексик, в десятке километров к северу от города. Ни о чем ие подозревая, они были вскоре полностью окружены. Ночь накануне сражения была полна дурных предзнаменований. Тучи стервятников летали все время над головами тескокских воинов. Некоторым из самых отважных снилось, что они снова стали маленькими детьми, что они в слезах ищут защиты у своих матерей. На рассвете, когда тескокцы попытались выйти из ущелья, они были атакованы со всех сторон и безжалостно истреблены. Монтесума со своими войсками безучастно наблюдал сцену со склонов Хакайольтенетля. По возвращении в Мехико он запретил городам chinampas, плавучих садов на южных озерах, выплачивать дань Тескоко и вообще признавать каким бы то ни было образом его власть над собой. Незауалышлли стал протестовать, но Монтесума объяснил ему, что времена изменились, что отныне вместо трех голов будет одна и что тот, кто осмелится лезть ие в свое дело, будет сурово наказан. Сознавая свою беспомощность, Незауалышлли принял сказанное к сведению и больше не выходил из своего дворца.

ГЛАВА 8 Знамения краха империи

Около 1510 года возникает множество странных явлений, предсказывающих близкий конец империи. Время особенное, поскольку 1510 год — это середина царствования Монтесумы. Если сравнить время монаршего правления с днем, то получится полдень — момент, когда начинается закат солнца и зарождается ночь. Некоторые предзнаменования совершенно явно будут указывать на это обстоятельство.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АСТЛАН

ели верить хроникам и анналам, то найдется очень мало событий первостепенной важности, которые бы прогнозировались в такой степени, как падение ацтекской империи. Первая заявка восходит к эпохе правления Монтесумы I Илуикамины. Когда этот монарх находился в зените своей славы, ему пришла в голову фантазия послать часть своих сокровищ жителям той страны, откуда родом были мешики. Возможно, думал он, жива еще мать Уицилопоч- тли; в таком случае она порадовалась бы тому, чего достиг ее сын. В качестве своих посланников он отрядил нескольких волшебников и колдунов.

Посланники дошли до Коатенека, что возле Тулы. Там, не зная дальнейшей дороги, они обратились к своим потусторонним силам, и после того, как они превратились кто в птиц, кто в ягуаров, пум или других животных, один из духов повел их в Астлан.

Здесь, как и у них, был остров в лагуне, но остров райский. В самом его центре возвышалась горбатая гора Коль- хуакан. Они были приняты старым мажордомом Коатликуэ, который стал спрашивать у них о тех мешиках, которые некогда покинули Астлан. Посланники отвечали, что тех людей давно уже нет на этом свете. Их собеседник был крайне удивлен. В Астлане никто не умирал. Что же могло произойти с этими несчастными? Он предложил им следовать за ним с их дарами, а затем стал очень легко и проворно взбираться на горбатую гору, верхняя часть которой состояла из очень тонкого песка. Мешики не поспевали за ним. Они вязли но пояс в песке. Старик удивился:

Что с вами, мешики? Отчего вы такие тяжелые? Что вы там едите, в ваших краях?

Сударь, мы едим то, что выращивается на наших нолях, и пьем какао.

Вот эта самая еда и питье, молодые люди, делают вас тяжелыми и неуклюжими; они же мешают вам видеть страну, в которой жили ваши предки. Именно они несут вам смерть. Мы живем здесь в простоте и бедности, у нас нет вашего богатства.

Старый мажордом взял один из мешков и пошел искать Коатликуэ. Мать Уицилоночтли отыскалась сразу. Она была стара и безобразна и к тому же невообразимо грязна. После ухода сына она соблюдала траур; при этом она не мылась, не причесывалась и не меняла одежды — как женщины, у которых муж или сын ушли на войну. Посланцы обратились к ней с изложением своего поручения:

«Великая и могущественная госпожа.., мы присланы сюда твоим слугой, королем Монтесумой, и его соправителем, чихуакоатлем Тлакаэлелем, чтобы увидеть тебя и посетить то место, где жили их предки... А также для того, чтобы ты ведала, как в настоящее время король Монтесума управляет большим городом Мехико, и чтобы ты знала, что он не первый король, но пятый.

Первый король прозывался Акаманичтли, второй — Хвицилихвитль, третий — Чималыюпока, а четвертый — Ицкоатль».

Далее посланцы цитируют своего повелителя. «И знай, что я, твой недостойный слуга, являюсь пятым королем и называюсь я Монтесума Старый, и я всегда готов тебе служить. И чтобы ты знала еще, что на долю прежних четырех королей выпали голодные годы, и что они познали много трудностей и лишений. Они были данниками других провинций, но сейчас город процветает и ни от кого не зависит, дороги к берегу и к морю и но всей земле открыты и безопасны. И знай, что Мехико — хозяин и принц, голова и король всех городов, и все они — его слуги».

Несколько утешившись, Коатликуэ поблагодарила их. В свою очередь, она спросила их о том, как идут дела у тех, кто покинул в свое время Астлан, и очень удивилась, узнав об их кончине. Затем она продолжила: «Это очень хорошо, дети мои. Мое сердце успокоилось. Но скажите моему сыну, чтобы он пожалел меня и принял во внимание ту боль, которую причиняет мне его отсутствие. Вы видите, какой я стала из-за того, что его нет здесь: все только пост и покаяние! Вы знаете, что он говорил мне при прощании?

“Матушка, я обязательно скоро вернусь — сразу, как только отведу эти семь calpulli [семь первых групп мешиков] и устрою их там, где они должны проживать и населять ту землю, которая им обещана свыше. И как только я их устрою и снабжу их всем необходимым, я вернусь назад.

И это исполнится тогда, когда закончатся мои странствия в отведенный мне для этого срок. Все это время мне придется вести войну со всеми провинциями, городами, поселками и деревнями, покорять их и подчинять. Но после того как их покорю я, у меня их снова отберут и подчинят себе чужие не известные нам люди, а меня самого прогонят с этой земли.

Тогда я приду сюда и снова поселюсь здесь. Ибо те самые люди, которых я покорю при помощи своего меча и щита, обратятся против меня и сбросят меня с моей вершины вниз головой, а моих воинов и мое оружие разбросают по полю. Тогда, матушка, наступит мой час, и я прибегу к тебе искать защиты. А пока что не следует сокрушаться. Что я у тебя прошу, так чтобы ты мне дала две пары сандалий — туда и обратно. Или лучше четыре пары: две туда, и две обратно”.

А я ему сказала: “Сын мой, ты можешь идти, только не задерживайся там, и как только пройдет тот срок, о котором ты мне говорил, возвращайся немедля”.

Мне кажется, дети мои, что он где-то там ходит себе и вовсе не думает о том, как я здесь печалюсь. Поэтому я вам даю поручение: скажите ему, что то самое время уже наступило. Пусть он сразу же возвращается, пусть помнит о том, что я его мать и хочу его видеть; и дайте ему этот плащ и эту набедренную повязку из волокна агавы, пусть он их наденет». Коатликуэ добавила к этому несколько подарков для Монтесумы и Тлакаэлеля. Но сама отказалась от предложенных ей дорогих подарков. Маги поблагодарили свою собеседницу, а затем вернулись в Мехико и отчитались перед королем.

Прекрасный, весьма нравоучительный миф. Монтесума считает нужным показать своим предкам на своей прародине успехи, которых добились мешикас. Однако его не только не похвалили, но и преподали ему строгий урок: роскошь и изнеженность портят, давят к земле и приводят к смерти. Если бы мешикас сохранили суровые нравы своей прародины и ие утратили контакта с Горбатой горой, то жили бы вечно. Теперь же они в упадке.

Найдено ключевое слово для этого необычного творения «историков» Мехико — упадок. Рассказ явно относится к эпохе после Конкисты, так как Уицилопочтли сам предрекает победное прибытие испанцев («у меня их отберут, и подчинят себе чужие, ие известные нам люди, а меня самого прогонят с этой земли»). Провинции восстанут («те самые люди, которых я покорю с помощью моего меча и щита, обратятся против меня»), а статуя бога будет сброшена с высоты пирамиды («сбросят меня с моей вершины вниз головой»).

Этот миф создай также после Конкисты: своеобразный возврат Монтесумы I в прошлое, осуществленный через посольство в Астлан, здесь, ио-видимому, не случаен. В ряду девяти монархов, правивших в Мехико, начиная с Акамапичтли и кончая соперником Кортеса, Монтесума I — пятый по счету, то есть он находится в середине и может быть отождествлен с полуднем. Он предстает как вершина, как апогей империи. Он непобедим, его же преемники потерпят поражение или конец их жизни будет плачевным.

Жизнь империи можно уподобить жизни солнца, или одному дню. После зенита наступает закат.

ЗНАМЕНИЯ В ИСПАНСКОМ ДУХЕ

AS отя приведенные нами пророчества и воспринимаются как апокрифы, они все же объединяются в подлинный миф и могут быть включены в аутентичную ацтекскую идеологию. Этого нельзя сказать о предсказаниях, записанных незабвенным автором переработки преданий о Нель- ской башне Иштлильхочитлем. Он рассказывает об одном своем предке, который носил то же имя, что и он сам — Иштлильхочитль, и, будучи сыном Незауалышлли, стал активным союзником Кортеса.

Этот персонаж родился в 1500 году, то есть примерно тогда же, когда и Карл V. Бывают же случайные совпадения... «Каждый из них был эффективным инструментом расширения и укрепления святой католической веры». Как при рождении всякого достойного отпрыска, родители обращаются к прорицателям. Само собой разумеется, боги обещают, что этот ребенок из Тескоко примет новую веру и новые обычаи, что будет он другом иноземных народов и восстанет против своего народа и своей собственной крови. Более того, он отомстит за кровь стольких невинно убиенных пленников и будет заклятым врагом своей религии и своих богов. Естественно, посвященные в суть этих откровений реакционеры посоветовали Незауалышлли избавиться от младенца. Но король отказался, поскольку не случайно у него родился такой сын как раз тогда, когда должны были исполниться древние пророчества Кецалькоатля.

Ясно, что в данном рассказе совершенно произвольно принимается европейская точка зрения и, следовательно, деформируются ацтекские представления. Незауалышлли предстает здесь как король, который знает настоящего бога, и понимает, что его сын является его орудием. Благодаря Иштлильхочитлю задача Кортеса будет значительно облегчена... Эти наиболее древние так называемые пророчества задают тон. Все же все последующие вещие предзпамепова- пия можно разделить на две группы: те, которые возникли под испанским влиянием -- наставляющие па путь истинный и разъясняющие необходимость Конкисты, и собственно ацтекские — просто предвещающие события или пытающиеся объяснить причины поражения. Но и те, и другие стремятся отвергнуть всякую идею о внезапности, иепредусмотреипости известных событий и представить их как предсказанные в концепции циклического развития истории. К этому добавляется но крайней мере еще одна, неясная, но все же наиболее знакомая «весть» о «возвращении» Кецалькоатля.

Перейдем теперь к другим предсказаниям, в которых доминирует испанское влияние. Сервантесу де Салазару, священнику и преподавателю риторики в университете Мехико, было поручено муниципальным советом Мехико написать историю Конкисты. Получилось пропагандистское произведение во славу Конкисты, что хорошо ощущается но содержащимся в них пророчествам. Согласно Салазару, один старый жрец бога Уицилоночтли предсказал, умирая, появление с востока длиннобородых людей, «каждый из которых будет стоить больше вас всех вместе взятых». Они победят вас, и после этого будет только один Бог, а индейцы будут избавлены от ига касиков, «которые вас гак притесняют». Едва он проговорил все это, как послышался голос демона: «Достаточно, теперь уходи, и я тоже уйду». Жрец испустил дух, а демон, со своей стороны, испугавшись присутствия христовых воинов, решил покинуть эту страну, где он столько лет был безраздельным хозяином.

«Притеснения касиков» можно было бы перевести как постоянное требование все новых человеческих жертв. Незадолго до Конкисты один захваченный в Тлателолько военнопленный перед тем, как быть принесенным в жертву, увидел «небесную птицу», ангела. Птица ему сказала: «Исполнись мужества и веры; не бойся: бог ма небе сжалится над тобой; и скажи тем, кто сегодня приносит человеческие жертвы и проливает человеческую кровь, что очень скоро жертвоприношения и пролитие крови прекратятся, и что совсем близко находятся те, кто должны командовать

здесь и стать властителями этой земли». Индеец, заключает рассказчик, скончался с именем единого Бога на устах. Индейцам было предложено обратиться в христианство, начиная, согласно испытанным методам, с верхушки. Папан- ции, одна из сестер Монтесумы, вышла замуж за губернатора Тлателолько. Вскоре после этого овдовев, она оставалась в своем дворце Тлателолько до 1509 года, то есть до самой своей смерти, приключившейся из-за какой-то болезни. Ее похоронили в гроте на территории дворцового сада. На следующий день после похорон, которые состоялись в присутствии всей местной знати, она воскресла, сдвинула закрывавший вход в ее гробницу тяжелый камень и устроилась па ступенях бассейна, ожидая, когда она будет узнана людьми.

Когда ее увидели и узнали, началась, естественно, суматоха... Паианцин попросила, чтобы пришел император, но никто не осмеливался к нему пойти, учитывая его чувствительность и раздражительность во всем, что касается предсказаний и знамений. Когда все же прибежал, отказываясь чему бы то ни было верить, августейший брат Панаицип, то она ему рассказала, как после смерти очутилась на какой- то пустой равнине, которую пересекала река. Когда она приготовилась переплыть реку, ее задержал высокий светловолосый человек с крыльями за спиной, одетый в белое; от него исходил солнечный блеск, а на лбу у него красовался крест. Он ей сказал, что еще не наступило то время, когда ей следовало переплыть реку, и что есть Бог, которого она ие знает, но который ее сильно любит. Потом ее отвели туда, где валялись и стонали скелеты и черепа. Там было также великое множество разных существ: черных, рогатых, с оленьими копытами, — которые торопились закончить, строительство какого-то дома. Но что было еще более странным, на реке появились с восточной стороны большие корабли, а на них — бородатые светлолицые люди со светло-серыми глазами. На них были необычные одежды и шлемы, и называли они себя сыновьями солнца. Молодой человек объяснил, что стонавшие кости принадлежали индейцам, умершим без знания истинной веры, и что строящийся дом

должен был принять тех, кто умрет в будущих сражениях. Все это случится постольку, поскольку непонятные люди на кораблях силой захватят страну и принесут ей знание истинного бога. Папанцин должна воскреснуть, чтобы креститься и этим дать пример остальным.

Моптесума был глубоко взволнован всем тем, что ему поведала его сестра. Он ушел, ничего не сказав, и больше он ее уже никогда не видел. Принцесса выздоровела и жила примерной жизнью, питаясь скудной пищей, один раз в день. Во время Конкисты она первая приняла крещение, по крайней мере в Тлателолько.

Эта история передана нам с некоторым опозданием от событий Торквемадой, который утверждает, что получил ее из древних кодексов и от стариков, которые сами не сомневались в ее достоверности. История была изложена в письменном виде и отправлена в Испанию. Лучшее доказательство, надо полагать, что чудо имело место постольку, «поскольку оно так рассказано». Донья Папанцин, по утверждению Тор- квемады, была знаменита в Тлателолько. Возможно, но в других местах принцессу почему-то не знают, тогда как сестра Монтесумы не могла не привлечь к себе внимания людей. Известен, однако, реальный источник этой истории. Индейские информаторы рассказывали монаху Бернардино де Саагуну, что в царствование Монтесумы одна знатная дама умерла от болезни и была похоронена во дворе своего дома. Ее могила была покрыта камнями. Через четыре дня она воскресла среди ночи и отправилась к Моптесуме с важным сообщением: «Меня вынудила ожить необходимость сказать тебе, что пришел твой конец. Вместе с тобой окончится и империя Мехико. Те люди, которые уже недалеко, придут, увы, чтобы покорить страну и занять город Мехико». Женщина прожила после этого еще двадцать один год.

Это строгая версия, на основе которой вырос украшенный всякими христианскими подробностями миф о Папанцин, возведенной но данному случаю в ранг сестры короля.

Пророчества в испанском духе сообщают о тех преимуществах, которые достанутся индейцам: обращение в истинную веру и спасение души, освобождение людей от тирании ацтекских государей и искоренение отвратительного обычая человеческих жертвоприношений — это постоянные аргументы, с помощью которых испанцы убеждают себя и пытаются убедить индейцев, союзных или покоренных, в обоснованности их предприятия. Ацтекам совсем не подобало бы отвергать улучшение их жизненных условий, поскольку оно предсказывалось их согражданами, и что особенно важно — представителями всех слоев населения: это пленный перед кончиной на жертвенном камне, жрец и маги, к которым обращаются но поводу рождения Иштлильхочит- ля его родители, принцесса и, как мы увидим чуть позже, добрый народ, представленный отцами семейств.

ИНДЕЙСКИЕ ПРЕДЗНАМЕНОВАНИЯ

Индейские источники изобилуют всякого рода иредзна- меноваииями: предостережения, предчувствия, кометы, падающие с неба камни, сражающиеся в небесах воины, необычные потоки света в ночном мраке, пожары, наводнения, появление чудовищ... Знамения, лишенные месоамери- канской специфики. В Жизни Антония Благочестивого, например, мы найдем в качестве дурных предзнаменований: несколько пожаров и наводнений, появление кометы и рождение ребенка о двух головах или пяти близнецов; в Аравии, громадная гривастая змея сожрала .половину своего тела и т.д. В правление Коммода также было засвидетельствовано появление кометы при одновременном обнаружении следов покидающих форум богов. Внезапный густой туман и сумерки заволокли арену, ворота храма Януса раскрылись сами но себе, бронзовая статуя Геркулеса потела в течение нескольких дней. Накануне смерти римского императора Пертинакса средь бела дня рядом с солнцем появились звезды. Перед захватом Иерусалима римлянами в небе появилась комета, имевшая очертания меча; затем среди ночи громадный поток яркого света охватил пространство вокруг храма, который немного погодя открылся сам но себе. Как-то ночью но всей стране были видны в небе колесницы, полные воинов, которые, как казалось людям, собирались окружить их города. Некий голос из храма возопил: «Бежим отсюда!», а за четыре года до этого события и вплоть до падения города некий ясновидящий регулярно пробегал по улицам города, восклицая: «Горе нам!»

Сходные с теми предзнаменованиями, которые в других странах появлялись в подобных условиях, предзнаменования но поводу конца ацтекской империи являются, на первый взгляд, мепее прозрачными, чем вышеупомянутые. Однако, несмотря на их внешнюю тривиальность, они в гораздо большей мере структурированы и более тесно связаны с ацтекскими представлениями о мире и его развитии.

Невозможно перечислить все эти предзнаменования, однако можно начать с небольшого, очень типичного, почти канонического списка из восьми предсказаний, которые первоначально были изложены по-ацтекски и после 1550 года попали к монаху Бернардино де Саагуну:

Сначала, в 1509 или в 1510 году, появилась на востоке огненная пирамида, «как заря», которая освещала все кругом так, как если бы наступил день (а дело было ночью). Вершина пирамиды доходила «до самой середины, до самого сердца неба». Появившись ночью, пирамида растаяла на рассвете.

Затем храм Уицилопочтли загорелся сам но себе, и невозможно было погасить пламя.

Храм бога огня был поражен молнией, тогда как грозы не было, а лишь моросил мелкий дождик.

В разгар дня громадная, разделенная на три части комета пересекла небо с запада на восток.

В хорошую, спокойную погоду вода в лагуне Мехико начала бурлить, угрожая затопить город.

Ночью некая женщина стонала во сне: «Дети мои дорогие, вот и настала пора уходить нам. Куда же я вас поведу?»

Рыбаки выловили странного вида серого журавля с зеркалом на голове; и в этом зеркале можно было увидеть звездную ночь. Птицу показали Моитесуме. Ровно в полдень он увидел в зеркале звездное небо, а потом и множество воинов, быстро приближавшихся верхом на косулях.

Наконец, монстры и сиамские близнецы появлялись весьма часто. Их показывали императору, после чего они сразу же исчезали.

Эта серия предсказаний логично построена. Она основана на дуалистическом характере ацтекских представлений, в которых мужское, небесное, огненное, активное, легкое, солнечное, светлое... противопоставляется женскому, земному, водному и материальному, пассивному, тяжелому, лунному, темному.

Действительно, четыре первых предзнаменования — «небесного» происхождения, исключая, возможно, внезапный пожар храма Уицилоночтли.

Четыре последних предзнаменования — «земного» происхождения, исключая, возможно, птицу, хотя и она поймана в лагуне. Земля ассоциировалась с женским началом и водной стихией; в предзнаменовании фигурирует женщина и лагуна. Стонущая ночью женщина сразу же заставляет вспомнить богиню Сиуакоатль. Это подтверждается версией де Саагуиа: «Дьявол, называемый Сиуакоатлем, блуждал ночью но городу, и было слышно, как он кричит: “О несчастье! Дети мои, я вас покидаю”. Сиуакоатль, “Жен- щииа-змея”, называлась также Воительницей. Индейцы описывали ее как дикую, непонятного вида самку, которая “ночью бродила, плача и причитая”; она была также предзнаменованием войны». Она рожала только близнецов (cocoa, на языке пауатль — змеи). Рождение близнецов вообще рассматривалось как очень плохое предзнаменование, и следовало непременно уничтожить одного из них, чтобы они не пожрали своих родителей. Имя Кецалькоатль могло означать, таким образом, «драгоценный близнец»; монстры, появляющиеся в восьмом предсказании, содержат, возможно, намек на Кецалькоатля, который придет в каком-то смысле пожирать своих. Заметим, что, как и в предыдущей серии, первое и последнее предзнаменование являются менее четкими, чем те, которые находятся внутри этой серии.

Знамения небесные и земные, огненные и водные, знамения, таким образом, противоположностей, или точнее — борьбы и единения противоположностей, символом которых был глиф atl-tlachinolli, «вода-ножар», образованный сочетанием волны и пламени. Намек на войну, которая опустошит Мехико, здесь более чем ясен. В этом контексте становятся важны вещие сны, возможно, виденные подданными Монтесумы.

Обратимся к самому яркому, то есть к журавлю с зеркалом на голове, угодившему в рыбачьи сети. Существенно то, что птицу представляют Моитесуме именно в полдень, в тот самый час, когда в небе рождается черное зеркало, ночь. Совершенно естественно, что то, что увидит Монтесума в зеркале, — это ночь, которая опустится на его империю. Тем более что звезды там живо заменены на воинов-всадников, которые, конечно, могут быть ие кем иным, как испанцами. Поскольку лошади обитателям древней Америки были неизвестны, то в вещем сне они представлены в виде косуль.

В то время как в земной серии фигурирует ночь, которая положит конец ацтекскому «солнцу», в небесной серии речь идет о новом дне, то есть о новой эре, которая начнется высадкой испанцев со стороны восходящего солнца. День рождается в полночь; именно в это время можно увидеть на востоке свет, похожий на дневной, этот искрящийся конус, вершина которого, обращенная вниз, корень, погружается в самый мрак ночи, что можно уподобить надиру. В итоге темное зеркало полудня и свет ночи соответствуют друг другу и недвусмысленно выражают переход от старой эры к грядущей.

Когда солнце подходит к концу и когда давшее ему свое имя светило заходит, оно уже не то, что было на утренней заре; оно стало похожим па старого бога огня. Мифы о конце тольтекской эры подают это в достаточно явном виде, тогда как на знаменитом Камне Солнца заходящее солнце и старый бог огня изображены как два облика одной и гой же реальности. Этим можно объяснить, почему огонь истребляет именно храмы Уицилопочтли, ацтекского «солнца», и бога огня. Заметим, наконец, что знамения уточняются от первой серии ко второй. Это становится еще более очевидным по мере того, как приближается роковой год, отмеченный прибытием испанцев.

«Ночной свет» возбуждал совершенно особые чувства. При его появлении индейцы испускали крики и ударяли себя по рту ладонью как во время затмения солнца или на поле сражения. Примерно так, как это мы видим в знакомых нам вестернах, и так, как это представлено в знаменитой сцене сражения под Какакстлой. Этот удивительный свет продолжал появляться до конца Конкисты, в «христианизированном», так сказать, виде. Историк Тласкалы рассказывает, что для первого креста, который испанцы воздвигли в провинции Тласкала, был выбран дворец Ши- котенкатля в Тизатлане. «Когда испанцы установили его ночью, свет спустился на него с небес подобно белому туману. Он оставался там в течение трех или четырех лет, пока не была покорена вся страна. Это подтверждается многочисленными свидетельствами тогдашних отцов города. Именно в этом дворце и вероятно около этого креста была отслужена в присутствии тласкальтеков первая месса, а их четыре короля были крещены и выразили свою покорность церкви и Карлу V».

Были и другие зловещие предсказания. Например, в 1511 году, в том самом, когда испанцы, насколько нам известно, впервые ступили на месоамериканскую землю, в небе видели вооруженных людей, которые убивали друг друга; это удивительное явление напоминает одно из тех, которые предшествовали взятию Иерусалима. Несколько позже в доме танца и нения (cuicacalli) запела дверь: «Горе тебе, моя нога! Танцуй сегодня, ибо скоро тебя бросят в воду». Каменный столб упал с неба совсем близко от храма Уицилоночтли. В Текуалояне («Место, где обитают хищники») было поймано ужасное животное неизвестной породы. В другом месте появилась большая птица, напоминавшая голубя-вяхиря, с человеческим лицом, и в скрости, с которой она летала, содержался намек на то, как быстро приближались незнакомые враги. Двумя годами позже, появилась громадная масса птиц, закрывавшая все небо. Вместо обычных внутренностей у этих птиц была грязь и куски веток. Рассказывая об этом, ацтеки должно быть думали о трупе без внутренностей, который явился людям в конце тольтекской империи Кецалькоатля и посеял среди них скорбь и уныние. Труп, который символизировал позор тольтеков...

В том же 1511 году в Тескоко проник заяц и добрался до самого королевского дворца. Его хотели убить, но вмешался сам король Незауалышлли. Это, сказал он, знамение о прибытии чужих людей, которые должны войти через ворота, не встречая сопротивления со стороны жителей. Будучи обеспокоенным этим знамением, Монтесума попросил Незауалышлли растолковать его. Тот подтвердил Мои- тесуме то, что совершенно явно означали эти видения: иностранцы близко, и скоро они захватят страну. Затем, чтобы показать, как мало дорожит он своей властью, он предложил Монтесуме игру в мяч, где ставкой должно было быть его королевство Акольхуа.

Монтесума сразу забывает о заботивших его делах. Он играет и выигрывает первую партию. Затем — вторую. Если выиграть еще одну партию, то Тескоко перейдет к нему. Он уже видит себя победителем и громко радуется этому. «Мне кажется, сеньор Незауалышлли, что я государь не только мексиканцев, но уже и акольхуатеков». Но его противник, который, как гласит легенда, дал себя обыграть намеренно, спешит охладить его энтузиазм. Эта маниакальная вера Монтесумы в то, что он абсолютный государь мира, скоро улетучится, и он увидит тогда, насколько все изменчиво. И король Незауалышлли отвечает: «А я, государь, вижу Вас без какого бы то ни было королевства, и мексиканская империя закончится вместе с Вами. Сердце мое мне подсказывает, что придут другие люди, которые отнимут у Вас, и у меня, и у всех нас паши королевства. А чтобы Вы поверили моим словам, давайте продолжим игру, и Вы увидите». Роковая партия игры в мяч, которая во всех мифах знаменует кардинальную перемену. Незауалышлли выигрывает следующие три партии одну за другой и сохраняет свое королевство, о чем еще пожалеет. Он поступил бы лучше, говорит как бы от его лица пересказывающий миф испанский монах, если бы он проиграл Монтесуме, а ие этим иностранцам, которые его даже ие поблагодарили.

Chronique X доносит до нас другую легенду примерно с таким же содержанием.

Инцидент произошел в 1517 году. К этому времени Моптесума действительно часто задавался вопросом о возможном возвращении Кецалькоатля и о конце своей империи. Он, конечно, помнил о том, что произошло в конце великой империи тольтеков. Он, безусловно, думал о Тол- лане, где Кецалькоатль жил, окруженный роскошью, во дворце, стены которого были покрыты драгоценными перьями, нефритом, дорогими раковинами и золотом, — перед тем как вынужден был все это оставить. Действительно ли он тогда имел внутреннее стремление к подчеркиванию параллели между концом Толлана и концом Мехико, или этим уже занялась позднейшая историография? Действительно ли он выставлял напоказ свою роскошь с целью подчеркнуть все то, что отличало его от первобытных мешиков, этих бедных странников, богатых лишь мужеством и отвагой? Моитесуму обвиняли во всем этом, но император не признавал своей вины. И в данном случае письмо Кортеса от 30 октября 1520 года, в котором приводятся слова Монтесумы, оказывается весьма интересным: «Они вам говорили, что стены моего дворца из золота и что покрывала в моих салонах и в других жилых помещениях тоже из золота... Как вы видите, эти стены сложены из камня, глины и известки».

Его дворцы не были золотыми, но они были великолепными. Моптесума, без всякого сомнения, собирался переделать храм таким образом, чтобы он выглядел еще роскошнее. Это было связано с общей стратегией укрепления престижа и централизации власти. И, возможно, еще с назревшей необходимостью примирения Уицилоночтли с Тецкатлинокой ввиду грядущих испытаний. Однако Моптесума принялся за дело слишком поздно. В 1518 году его послы впервые встретили испанцев. В качестве дурных предзнаменований можно рассматривать и такие природные события, как голод в начале его правления, губительное нашествие саранчи, землетрясения, наводнения, частные затмения солнца, одно из которых приходилось на 1510 год. В принципе, эти явления не были такими уж необычными, но в общем контексте они усиливали деморализацию, которая охватила всю страну. Монтесума, как говорили впоследствии, был очень чувствителен ко всему этому.

Пророчества и знамения все увеличивались в числе, однако не может не обратить на себя внимание то обстоятельство, что большинство из них отражено в источниках лишь после 1530 года, то есть через десяток лет после прибытия испанцев. Это не означает, однако, что следует полностью отвергнуть подлинность всех этих предсказаний. Открытие Америки и открытие самой Мексики отделены примерно 25- летиим промежутком времени. Какие-то контакты, косвенные или прямые, испанцев с местными жителями, вероятно, существовали. Конечно, пресловутое путешествие Аме- риго Веспуччи в 1497 году вдоль берегов Мексики в действительности не имело места. Несколько лет спустя, в 1502 году, Колумб совершил свое четвертое путешествие. У северных берегов Гондураса адмирал встречает большое ме- соамериканское торговое судно, имеющее у себя на борту, кроме всего прочего, такой груз, как ацтекского типа мечи с обсидиановыми лезвиями. Немного погодя он высаживается на твердую землю и вступает во владение открытой им новой территорией.

В 1509 году экспедиция, руководимая Хуаном Диасом де Солисом, будущим открывателем реки Ла-Плата, и Висенте Яньесом Пинсоном, бывшим капитаном «Ниньи» во флотилии Колумба, оказалась у берегов полуострова Юкатан. В 1511 году в открытом море возле берегов Юкатана потерпел крушение испанский корабль, и несколько спасшихся от водной стихии моряков были захвачены в плен людьми майя. Некоторые были тут же принесены в жертву и съедены; другие прожили у захвативших их майя несколько лет. Следует, однако, признать, что, начиная с первых контактов с испанцами, индейцы Антильских островов постоянно оказывались жертвами всяческих бедствий. Конечно, они должны были сталкиваться время от времени с мексиканцами. Слухи о появлении необычных людей и о надвигающихся катастрофах должны были доходить и до цент-

ралыюй Мексики. На этот счет существуют некоторые свидетельства. Были, говорится в источниках, ацтекские жрецы и воины-ветераны, которые знали, что Восточные острова (Большие Антильские острова) были захвачены и заселены людьми, прибывшими из весьма отдаленных стран, и ожидалось, что эти люди скоро высадятся на материк. С другой стороны, Монтесума был информирован, главным образом, через купцов о том, что происходило в стране майя. Разного рода сведения, приходившие в Мехико в искаженном и, возможно, дополненном врагами императора виде, вызывали в народе тревожные чувства, побуждавшие рассматривать явления природы и видения страха как знамение катастроф. Тем более, что ацтеки воспринимали грядущее крушение своей империи как нечто нормальное, само собой разумеющееся. Разве солнца и империи прошлого — в частности, империя тольтеков, — ие погибли, и разве история не повторялась циклически? Однако между 1500 и 1510 годами эта катастрофа представлялась еще далекой.

ГЛАВА 9 Расцвет империи

В 1510 году, когда пророчеств было особенно много, войны стали вдруг затухать, как если бы союзники решили сделать передышку. Авторитет империи начал падать. Маги из Куэтлакстлана (в настоящее время — Котакстла, к юго-западу от Веракруса), наблюдая из своей темной дыры, которая служила им обсерваторией, заметили передвигавшихся верхом на лошадях светлокожих бородатых людей, за которыми следовали мешики с багажом этих бородачей. Они истолковали видение как знамение конца империи и принесли в жертву восемь сборщиков налогов. Моптесума не прореагировал на это, и его пассивность позволила начаться мятежам. Это явное преувеличение, поскольку в момент прибытия испанцев авторитет Мехико в Куэтлакстлане оставался неоспоримым.

МЯТЕЖ НОПАЛЛАНА И ИКПАТЕПЕКА

В следующем году туман был настолько густым, что казалось — горели камни. Это не помешало наверстать в больших походах то, что было упущено в прошлом году. При том с участием Тескоко, где вроде бы действовал объявленный королем Незауальпилли мораторий.

Города-государства Ноналлан и Икпатенек отказались, несмотря на неоднократные напоминания, платить дань. Расположенные в южной части Оахаки, соответственно в тридцати и в шестидесяти километрах на север от Пуэрто- Эскопдидо, они рассчитывали избежать наказания в силу своей удаленности от Мехико, а также благодаря укреплениям, состоявшим из высоких и широких в основании земляных валов, усиленных обшивкой из дерева и камня. Но- паллан находился рядом с Теуктенеком и принадлежал к независимому королевству Тототепек. Этого факта было достаточно для того, чтобы у Мехико появилось желание покорить этот небольшой город. Непонятно, правда, почему это покорение не состоялось раньше, во время одной из экспедиций против Теуктенека.

Монтесума

Годы от 1510 до 1512, по Codex Tellerianus Remensis.

Под 1510 годом — затмение солнца и смерть короля Чи- этлана. Под 1511 годом — война против Тлачквиауко, «игра в мяч-дождь», над глифом которой — воин, одетый в ритуальную одежду жертвы. В том же году — штурм Икпатепека с применением лестниц. В 1512 году — дожди и дымящиеся камни; ниже — взятие Нопаллана («Место кактуса-нопала») и Квимичинтепека («Гора мышей»). Нопаллан связан чертой с указанием на троекратное землетрясение

Как только вопрос о войне был решен, Мехико послал своих представителей с соответствующими инструкциями в союзные города. Мобилизация, говорится в Chronique X, была всеобщей, а уклоняющимся грозило публичное осуждение и высылка. Приходится усомниться в подобных утверждениях, поскольку действительно всеобщая мобилизация поставила бы под знамена слишком большое количество людей.

Приготовления длились дольше обычного времени, так как нужно было изготовить лестницы из дерева и веревок, пики, копалки и прочие приспособления для преодоления земляных валов. Все это, в основном, было унесено не в готовом виде, а в сыром материале, что значительно утяжелило поклажу и потребовало дополнительного числа носильщиков в ущерб числу бойцов. Армии Тройственного Союза, Чалько, Хочимилько и других провинций шли под личным руководством Монтесумы.

Прибыв под стены Нопаллана, союзники разбили свой лагерь. Ночью бесстрашные разведчики проникли в город, где они обнаружили спящих часовых. Разведчики отрезали часовым головы, чтобы показать их императору. Другие разведчики проникли в императорский дворец и в храм и забрали там не только мельничный жернов, но и младенцев, которые спали около своей матери. Чтобы младенцы не плакали, их завернули в плащи и так отнесли в лагерь... Нональтеки так ничего и не заметили. Подобные подвиги были уже отмечены, например, в рассказе о штурме Халь- тепека. Это общие места, которые рассказчики очень часто воскрешали в описаниях военных походов. В общем, эти рассказы кажутся стереотипными, как если бы войны представляли собой лишь молниеносные карательные рейды или своего рода военные прогулки. С трудом представляется, что войны действительно могли развиваться гак, как это описывается в источниках. Можно ли поверить, что ни жрецы, которые шли отдельным отрядом, опережавшим войско, ни собственно военные части никогда не подвергались нападениям из засады, что «мятежники» не получали никакой информации о продвижении союзников, ие замечали имнерцев, когда те разбивали лагерь иод стенами их города или никогда не устраивали вылазок? Даже

в ритуализовапных конфликтах подобные внезапные атаки вполне могли иметь место.

Штурм Нопаллаиа был приурочен к моменту восхода утренней звезды. Как только жрецы заметили ее появление, они сразу же дали сигнал к бою. Менее чем за полчаса были пробиты огромные бреши и тысячи солдат — шестьдесят тысяч, как говорит Дюран, устремились в город, чтобы убивать и грабить. Испуская громкие крики и вопли, они поджигали дома и храмы, убивали мужчин, женщин и детей, которые имели несчастье родиться нональтеками.

В семь часов утра, когда солдаты немного пришли в себя, они стали надевать ошейник пленного на каждого, кто им попадался иод руку. Другие разошлись но окрестностям — опустошать поля и огороды, рубить деревья какао и грабить напропалую. Побежденные громко причитали и выражали полную готовность выплатить все, что от них требовалось. В конце концов Моптесума дал себя уговорить: он принял от побежденных государей «положенную» дащ> и приказал отвести войска. Как только весть о поражении Ноналлана распространилась но стране, делегации из других городов и деревень потянулись засвидетельствовать свою покорность. Победитель остерег своих вынужденных хозяев от попытки повторения мятежа, пригрозив в случае ослушания полностью разрушить город. Назначив губернатора, он отправился предъявить счет Икнатенеку. Вскоре состоялось возвращение — с богатой добычей и примерно с пятью тысячами ста пленными из Ноналлана и тремя тысячами восемьюстами шестьюдесятью пленными из Икнатенека.

Возможно, во время этого похода союзники подчинили себе также и другие центры — такие как Квимичинтенек и Ицквиксочитенек, откуда они привели четыреста пленных.

ЦВЕТУЩЕЕ ДЕРЕВО ТЛАХИАКО

В следующем, 1512 году состоялся еще один поход в Оахаку. Довольно значительный город Тлахиако (Оахака, ранее Тлачквиауко), расположенный среди гор верхней Мишгеки, был покорен в свое время Монтесумой I. У его короля Малинала было дерево, именуемое tlapalizquixochitl (Bourreria sp.), ароматные и нарядные цветы которого напоминают лопнувшую белую кукурузу, и другое дерево — izquixochitl (Bourreria formosa), с красными крапинками. Цветы и листья izquixochitl применялись, главным образом, для ароматизации воды и шоколада. Сплетенные в гирлянды, они украшали фигуру выбранного в качестве жертвы молодого мужчины, который в течение целого года жил как воплощение Тецкатлиноки, ожидая при этом своей участи, которая должна была свершиться на праздник лопнувшей кукурузы, в месяце Токскатль. До Монтесумы доходили слухи об этом дереве, и он захотел иметь его в своей коллекции декоративных деревьев. Он направил посольство в Тлахиако в надежде убедить короля продать ему дерево за любую цену.

Желание Монтесумы было равносильно приказу. Мали- нал прореагировал на него очень неудачно. Он обратился к посланным с резкими, провокационными вопросами: «Что вы там говорите? Вы что, совсем рассудка лишились? Кто этот Монтесума, о котором вы толкуете? Может, это случайно Монтесума Илуикамипа, который умер много лет назад, и от которого другие короли получили в наследство мексиканскую империю? Так кто же этот Монтесума? Если есть сейчас человек с таким именем и если он король Мехико, то пойдите и скажите ему, что я считаю его своим врагом, а цветов моих ему не видать. И пусть он знает, что территория моей страны простирается до того далекого вулкана, из которого идет дым».

Таким образом, Малииал отказал императору в его просьбе, и кроме того наговорил в его адрес кучу дерзостей. Делая вид, что не знает императора, и отодвигая в запальчивости границу своего государства до вулкана Попокатепетль, то есть, но существу, до долины Мехико, он делал войну неизбежной. Исход такой войны мог быть известен заранее. Вряд ли в Тлахиако проживало более 10000 человек. Даже при участии вассалов и возможных союзников (Юкуанье?) он, конечно, не мог представлять для Мехико никакой угрозы. Поэтому Малинал, надо полагать, знал, что

участь его решена. Возможно, просьба Монтесумы была выражена ие так, как об этом говорится у Торквемады, а в значительно более резких гопах.

Впрочем, действительно существует миштекская версия, в которой Монтесума представлен более требовательным, если не сказать больше. В тексте говорится не о Тлахиако, а о Юкуанье, что возле Ачиотлана, но речь идет но сути об одном и том же конфликте. И в Юкуанье растет деревце, прибывшее откуда-то издалека, у которого цветы такие красивые и пахучие, что они ие могли не привлечь внимания Монтесумы, который не может допустить, чтобы хозяином деревца был не он, а кто-нибудь другой. Король отказывает в просьбе императору. Последний отправляет в поход большую армию, которая убивает множество народа. Король взят в плен, дерево занимает почетное место в саду императора, но через некоторое время сохнет и погибает.

В Chronique X излагается совершенно иной casus belli: то ли потому, что такой пустячный факт, как обладание деревцем, не мог представлять собой предлога*для объявления войны, то ли из-за смешения в источниках Тлахиако и Юкуанье. Можно предположить, что в действительности главный объект, то есть довольно богатый торговый центр Тлахиако подвергся нападению в силу причин, изложенных в Chronique X, а участь Юкуанье, король которого отказал императору в его просьбе, была решена мимоходом. Если полагаться на эту хронику, то можно подумать, что дань, поставлявшаяся Мексике Коихтлауакой и Оахакой, транспортировалась через территорию Тлахиако. В таком случае эта территория должна была бы быть очень обширной, так как Коихтлауака находится примерно в 80 км на северо-северо-восток от Тлахиако. Как бы там ни было, воины Тлахиако перехватывают караван — но-видимому, на какой-то ведущей к Мехико дороге, которая проходит в шестидесяти километрах от их города. Напрасно они уговаривали людей из Коихтлауаки поддержать их. Рядом находятся сборщики налогов из Мехико, и коихтлауакаицы, которые, желая подтвердить свою лояльность но отношению к императору, громко отчитывают своих непокорных соседей. Последние не обращают внимания на критику.

Моптесума сохраняет внешнее спокойствие. Он заботится об уцелевших людях из каравана и дает им у себя приют. Одновременно он проводит совещания с союзниками и назначает мобилизацию. Войскам приказано в случае сопротивления противника убить половину населения провинции, а другую — взять в плен; в случае сдачи без сопротивления — взять только несколько человек для принесения в жертву Тлакаксипехуалицтли.

Армия подходит к Тлахиако и разбивает лагерь возле его стен. Жители как будто не очень беспокоятся. Ночью до осаждающих доносятся со стороны города громкие восклицания, пение, звучание барабана и флейты. Уверенные в том, что противник решил бодрствовать всю ночь, союзники посылают в город шпионов. Последние приходят в изумление, видя как жрецы, воины-ветераны и дворяне танцуют и поют, вымаливая у богов победу в сражении. Они все в крови из-за кровопусканий, которым они предавались, чтобы произвести большее впечатление на своих богов-по- кровителей. Что же касается остальных жителей города, то они все мертвецки пьяны.

Едва забрезжила заря, союзники начинают штурм города. Одна группа устремляется к храму, другая — ко дворцу, не встречая никого на своем пути. Во дворце обнаруживают преспокойно танцующих сеньоров и берут их в плен. Храм и дворец предаются огню, город разграблен и несколько человек убиты. Вскоре приходят парламентеры миште- ков с просьбой к императору о милосердии. Осаждающие, которые не потеряли ни одного человека, требуют сначала возмещения перехваченного добра. Затем принимается решение о размерах дани и о характере принудительных работ. Побежденные обязуются снабжать питанием проходящие мимо их города войска и регулярно поставлять союзникам изделия их ремесленного труда: разного рода круглые щиты и мечи с обсидиановыми лезвиями. Они должны будут, кроме того, брать на постой конвоиров оахакской и теуантепекской дани. Кроме всего прочего, к ним назначают сборщиков налогов и мешикского губернатора.

В обратный путь союзники отправляются с большим числом пленников и великолепной добычей.

За триумфом в Мехико последовали приготовления к празднику Тлакаксинехуалицтли. Воипы-храбрецы готовились к бою с «гладиаторами», другие участники репетировали роли, которые им предстояло сыграть в ритуальных действиях. Когда наступил день праздника, тысяча миште- ков была казнена в присутствии традиционных врагов. Затем те солдаты, которые привели пленных, получили от императора, в зависимости от своего ранга, богато вышитые накидки, драгоценности, перья и оружие. Монтесума произвел в сеньоры несколько человек. Не для того, как он сам говорил, чтобы те заносились, а для того, чтобы они всегда находились иод рукой. Факты, приводимые Торквема- дой, выглядят несколько иначе: захваченные в процессе этой кампании пленные в количестве 12210 человек были казнены на инаугурацию храма Тламацинтатль и новой площадки под громадный приемник сердец и крови. ^Указание на столь большое число принесенных в жертву может быть просто проявлением хвастовства.

В том же году потребовалось направить еще одну карательную экспедицию в Герреро на выручку гарнизону Тла- котепека, которому угрожали восставшие йопи. В результате было взято в плен двести человек. О победах в последующие годы имеются лишь разрозненные сведения. Постоянная цель союзников — Оахака. В 1513 году они одерживают победу над Алотепеком — небольшим городом, расположенным, возможно, к западу от Теуантепка, рядом с Экатепе- ком и Тлаколулой, либо, что более вероятно, к северо-востоку от Кецальтеиека. Они одерживают также не получившую дальнейшего развития победу над независимым королевством Тототенек, расположенным на побережье Южных морей. В том же 1513 году они совершили рейд в Кецала- нап, в результате которого захватили якобы 1332 пленных. В наше время под таким названием существует один город в штате Веракрус, на берегу озера Катемако, и несколько городов в Оахаке, но в документе, повествующем о событии, он относится к стране уастеков.

В следующем году (1514) занят Чихуапоуалоян (также в Оахаке), а жители Куэцкомаикстлахуакапа пытаются спастись бегством и пытаются закрепиться в Кецальтеиеке. Этот город сдается в свою очередь, так же как и Ицтлакт- лалокан. В этом походе отличился Куаутемок, хотя сам поход из-за близости места действия может смешиваться с тем, в результате которого был покорен Алотепек.

В 1515 году разрушен расположенный к северу от Тототенека город Ченцонтенек (Санта-Крус Чеицонтепек), и захвачен Техокуаутли (возле Ноиаллана?) вместе со статуей его бога-покровителя Шипе Тотека. В следующем году состоялись последние упомянутые в источниках победы — над городами Ксалтианквиско (Санта-Мария Халтиангис, на севере Оахаки) и Митла, где сохранились до нашего времени роскошные дворцы, стены которых украшены мозаикой из цветных камней.

Много завоеваний может быть отнесено к периоду правления Монтесумы, что находится в соответствии с приводимыми в различных анналах списками покоренных городов. Многие из них находятся в Оахаке. Они могли быть заняты по пути во время той или иной кампании, если только не отправили в надлежащее время послов с просьбой об официальном признании их подчиненного состояния или о защите от приближающихся армий. Источники сообщают также о завоеваниях на территории современных штатов Герреро, Пуэбла, Идальго, Чиапас и Веракрус, где в последние перед тем годы часто возникали мятежи. Если при этом учитывать информацию, содержащуюся в Relations geographiques, издававшихся но повелению Филиппа II в 80-е годы XVI века, то надо будет добавить к упомянутым городам еще два десятка городов, расположенных на территории нынешнего штата Веракрус — таких как Паиаит- ла, Мизантла, Ксалана, Уэйтлальнан, Матлалтап... Некоторые сражения были особенно жестокими. В донесении из Чилтояка, что возле Халапы, малочисленность населения этого города объясняется тем, что он был разрушен войсками Монтесумы и пострадал от эпидемий.

Известно, что в последние годы своего правления Мон- тесума часто посылал свои войска для захвата территории майя вокруг Хикалаико — надо полагать, и для того, чтобы иметь возможность наблюдать прибытие испанцев. Некоторые замечают, что Моптесума побывал со своими войсками даже в Никарагуа и Гватемале. Это мнение ничем не подтверждается; оно основано, но всей видимости, на том факте, что многие топонимы этих регионов имели и сохраняют в наше время звучание языка науа; в действительности эти топонимы восходят к доацтекским миграциям. Монте- сума не хотел расширять территорию своего слишком разросшегося государства; он хотел сохранять и укреплять; отсюда его походы по всем направлениям, и особенно — на юго-восток, в Оахаку. Близко расположенный регион Оахаки имел исключительное значение постольку, поскольку он был богат и плотно населен, так как там работали не имеющие себе равных ремесленники. Кроме того, владение этим регионом позволяло обойти долину Пуэбла и одновременно держать ее иод угрозой.

НАСЛЕДОВАНИЕ ВЛАСТИ В ТЕСКОКО

В 1515 году после сорока четырех лет своего правления умер Незауальпилли. Королю Тескоко, по некоторым предположениям, было пятьдесят два года, то есть он прожил ровно «век», хотя все же его реальный возраст остается под вопросом. Его похороны были грандиозными. Моптесума и высшие сановники Мехико прибыли, имея при себе роскошный подарок — двадцать рабов для жертвоприношения. Посольства приходили в Тескоко отовсюду. Около двухсот рабов-мужчин и примерно сто рабынь было принесено в жертву — для того, чтобы служить королю на том свете, и для того, чтобы он не умирал один, чтобы его смерть была смертью некоего микрокосмоса, концом маленькой эры.

Он оставлял после себя сто сорок пять детей. У его главной жены, принцессы-блудницы Чальчуненецип, детей не было. Другая главная жена дала королю одиннадцать детей, среди которых — четверо или, может быть, семеро сыновей; однако хронист Помар утверждает, что у короля был только один законный сын. Впрочем, неизвестно даже, кто была эта основная супруга. Историк из Тескоко Иштлильхочитль упоминает «даму из Аскапоцалько», Тлакаэхуацин, дочь Атокацина и праправнучку Монтесумы I, однако в других документах этот историк предлагает на выбор три имени и двух разных отцов. Наконец, еще одна супруга, старшая сестра Монтесумы, «дама из дома Хиломенко», но своему рождению могла быть только законной женой, а не наложницей, как это утверждает Иштлильхочитль. Торкве- мада называет ее первой супругой короля.

Иштлильхочитль утверждает, таким образом, что у Не- зауальнилли было четыре законных сына, а через тридцать страниц он увеличивает эту цифру до семи. Прежде всего, Хуэксоцинкации, старший, который был убит из-за этой загадочной истории с дамой из Тулы. Затем, в качестве третьего ребенка, Куаутлиицтакцин, за которым следует Тетлахвехвеквициции. Восьмым был Коанакочции, девятым Иштлильхочитль (тезка хрониста), затем Ноиоалькацин и, наконец — Йойонцин. Трое последних были к моменту смерти своего отца еще совсем маленькими.

Нет смысла пытаться примирить все это с тем, что пишет Дюран, который называет пятерых взрослых сыновей, из которых лишь двое соответствуют списку Иштлильхочит- ля! Приближается Конкиста, многие из действующих лиц и свидетелей были еще живы, когда факты излагались в письменном виде. Несмотря на это рассказы о событиях различаются настолько, что приходится удовлетвориться воссозданием просто общей картины.

Незауалышлли поступил необдуманно, не назначив себе наследника. Обычно в Тескоко трон переходил к старшему сыну. Однако Тетлахвехвеквициции был признан недостаточно способным, вследствие чего его кандидатура отпадала. Монтесума настаивал на необходимости соблюдения обычая, согласно которому наследовать должен был сын супруги ме- шикского происхождения. Он попытался таким образом навязать совету кандидатуру Какамы, своего любимого племянника, отличавшегося большой отвагой. Мать Какамы была

старшей сестрой Монтесумы, хотя в одном из ацтекских источников утверждается, что она была дочерью бывшего чи- хуакоатля Мехико Тлакаэлеля. Определенно можно сказать лишь, что Какама стал королем, возможно, правда, что только через год и, возможно, лишь номинальным. Определенно известно также, что Иштлильхочитль поднял мятеж и в Тескоко был период большой смуты. Никакими подробностями на этот счет мы не располагаем.

Монтесума посылает в Тескоко своих послов — чтобы отстаивать кандидатуру Какамы и голосовать за него. Некоторые братья, например Коаиакочцин, не возражают или даже одобряют, однако Иштлильхочитль в ярости. Он начинает отрицать факт смерти своего отца. В доказательство своего утверждения он ссылается на тот факт, что наследник ие был назначен. Затем он обрушивается на Монтесу- му, обвиняя его в том, что он хочет править один как абсолютный монарх. Однако выборщики колеблются, и Иштлильхочитль, взбешенный, удаляется в Сьерру Мецтитлан, откуда родом его наставники. У него там есть сторонники, и он пытается собрать армию. Повсюду он повторяет: король Какама во всем будет угождать и подчиняться королю Монтесуме, а король Монтесума — это конец королевству акольхуа Тескоко. Мешики должны ограничиться своим Мехико-Теночтитланом и даже вернуть кое-какие территории Тескоко! Такие аргументы оказывают требуемое воздействие па некоторых соседей, и скоро Иштл'ильхочитль может перейти в наступление.

Этот мятежник — противник весьма серьезный. В возрасте трех лет он производит суд и расправу над одной из своих кормилиц, которая имела несчастье, чтобы доставить удовольствие одному сеньору, пойти и набрать для него воды. Ребенок сталкивает ее в колодец и забрасывает камнями. Затем он объясняет своему отцу, ювелиру в таких делах, что законы запрещают, иод страхом смертной казни, ухаживать за придворной дамой или давать для этого повод. В семь лет это маленькое чудо объявляет себя генералом среди своих сверстников. Некоторые советники намекают его отцу, что было бы неплохо отделаться от такого беспокойного и задиристого тина. Незауальпилли возражает. Возможно, здесь сработал его необыкновенный дар предвидения, и он понял, что его непослушный сын сыграет большую роль в свержении Монтесумы. Во всяком случае, Иштлильхочитль, которому в то время исполнилось двенадцать лет, с помощью нескольких сверстников наказывает дурных советчиков смертной казнью через повешение. Через два года он совершает чудеса героизма на полях сражений возле Тласкалы и Атлис- ко. К моменту смерти отца ему только шестнадцать лет, по он уже носит отличительные знаки храбреца. Имея перед собой в качестве противника такого человека с его многочисленными войсками, включающими в свой состав даже тотона- ков из Сьерры, Какама предпочитает отступить. Он отходит к Мехико и обращается за помощью к своему дяде. Монте- сума, конечно, готов ее оказать. Он обещает Какаме помирить его с Иштлильхочитлем, в случае необходимости — даже силой. Какама возвращается в Тескоко со своим дядей Куитлауаком, братом Монтесумы. Его избирают королем, но вскоре он вынужден снова бежать, поскольку Иштлильхочитль идет на него с громадным войском и уже занял весь север империи Акольхуа. Король Отумбы (Отомиан) вынужден дать сражение и погибает. Но вместо того чтобы идти на Тескоко, Иштлильхочитль остается в Отумбе. Наконец он заключает договор со своими братьями — Какамой и Коаиа- кочцином. Последнему достается третья часть доходов государства, тогда как Какама получает во владение Тескоко с окрестностями, а сам Иштлильхочитль — северные провинции вместе с должностью верховного главнокомандующего королевства. Какама окончательно занимает трои в 1517 году. Моптесума еще раз приказывает изгнать Иштлильхочитля из королевства — на этот раз мешику из Истаналаиаиа, некоему Шочитлю, который проигрывает поединок и заканчивает свою жизнь на костре. Моптесума откладывает решение проблемы до лучших времен. Лучшие времена, однако, не наступили.

Такую версию предлагает Тескоко. Она явно благосклонна к Иштлильхочитлю по двум причинам. Во-первых, потому что хронист с тем же именем принадлежит к его семье.

Во-вторых, потому что в колониальную эпоху считалось хорошим тоном стоять на стороне Ишглильхочитля, который был отважным союзником испанцев во время Конкисты и после нее. При этом в данной версии четко прослеживается стремление унизить Какаму и представить его как безвольный инструмент в руках императора («податливый как воск», — говорит о нем Иштлильхочитль). Без сомнения, Моите- сума ожидал многого для себя от поддержки Какамы, но в конце концов он разочаровался в этом человеке. Какама имел характер и, как это показали события, отваживался на принятие ответственных решений. В конце концов, в период Конкисты Монтесума велит арестовать его и выдать Кортесу.

Совершенно иной является версия, изложенная в Chronique X с точки зрения Мехико. Согласно Дюрану, у Незауалышлли было пять взрослых сыновей: Токнаксочи- ух, Коанакочцин, Тлахвитольцин, Иштлильхочитль и Ке- цалькоатль. По поручению великих выборщиков Тескоко Монтесума выдвинул кандидатуру Кецалькоатля, который действительно был коронован, но вскоре умер. Дюран ссылается при этом не только на используемую им постоянно Хронику, но и на некую «Историю Тескоко»! Кецалькоат- лю наследует его брат Тлахвитольцин, но и этот быстро отправляется в мир иной. Затем трон переходит к Коана- кочцииу, который занимает его до прихода испанцев.

Можно в крайнем случае допустить существование двух весьма кратких правлений в общем совершенно неизвестных братьев. Возможно, они осуществляли власть в самом Тескоко в смутный период, сразу последовавший за смертью Незауалышлли. Но присутствие Коанакочцина на троне Тескоко в момент появления испанцев — совершенно немыслимая вещь. Коанакочцин наследовал Квиквицкацину, младшему брату Какамы, после смерти последнего в 1520 году. И совершенным абсурдом во всем этом представляется полное игнорирование присутствия Какамы на троне Тескоко.

Даже непонятно, как это объяснить. Конечно, Какама оказался менее послушным, чем этого от него ожидали мешики, но вряд ли это могло быть основанием для того, чтобы его просто игнорировать. Его враждебность к испанцам здесь

также, вероятно, ни при чем, даже если другой автор, Помар, намекнув на нее, вообще отказывается говорить о Ка- каме. «Поскольку этот Какама правил всего лишь три года и был слишком строптивого поведения, то мы предпочитаем говорить здесь не о нем, а о его отце Незауалышлли». Относится ли обвинение Какамы в строптивости, несговорчивости к его «мятежу» против императора и испанцев? Не обязательно. Остается, наконец, наиболее правдоподобная гипотеза: история, на которую ссылается Дюран в дайной ситуации, возникла в окружении неудачливого претендента на трон Тескоко, Иштлильхочитля, который ненавидел Ка- каму и никогда ие признавал его королем.

ССЫЛКА ХУЭКСОЦИНКОВ

Монтесума несмотря ни на что добился одной из сво- их главных целей — еще большего ослабления своего раздираемого внутренними противоречиями противника. В долине Пуэбла также развертывались события, благоприятные для империи мешиков. До того времени, как умер Незауалышлли, сражения происходили регулярно. Известно, например, что в 1523 году люди Куитлауака ходили умирать в Хуэксоцинко, но этот город, так же как и Тласкала, оставался непокоренным. После предсказанных Незауалышлли военных неудач Монтесума вернулся к более скромным «цветочным войнам». Позже он скажет испанцам, что мог бы очень легко подчинить себе жителей соседней долины, но не делал этого нарочно, чтобы его солдаты всегда имели возможность потренироваться и чтобы постоянно иметь пленных для жертвоприношений.

В действительности же император считал, что он не располагает достаточными силами. Он легко мог представить себе совсем иную тактику, гораздо более эффективную, с мощной поддержкой. Еще в большей мере, чем Хуэксоцинко, Тласкала напоминала окопавшийся лагерь: солдаты Тласкалы были великолепно обучены, многочисленные беглецы обретали здесь свои посты и должности и чувствовали себя в безопасности иод защитой грозных отоми. Чем подвергать себя дальнейшему риску больших потерь, лучше было продолжать либо «цветочные» войны па износ, либо маневры па расчленение соседней долины.

В этот судьбоносный 1515 год, в год, когда закончилась земная жизнь короля Тескоко, усилия Монтесумы и, без сомнения, его секретных служб, увенчались, наконец, успехом. Между Тласкалой и Хуэксоцинко разразилась война. Причины этой войны остаются неясными, хотя вообще источники сообщают о ней достаточно много подробностей. По-видимому, в этот год долину Пуэбла поразил голод; при этом тяжесть ситуации усугублялась нашествиями войск Тройственного Союза. Возможно, тласкальтеки ходили грабить ноля своих соседей просто чтобы выжить. Во всяком случае произошло несколько сражений, в результате чего голод в Хуэксоцинко усилился. Наконец, два принца из этого города отправились к Моптесуме с просьбой о военной помощи против Тласкалы и о провизии. По их словам, они давно уже хотели войти в конфедерацию Мехико и платить дань Уицилоночтли, из-за чего они подвергались постоянным нападениям со стороны Тласкалы.

Нечего и говорить, что принцы были приняты с распростертыми объятиями. Тройственный Союз сразу же решил выделить им помощь. Гонцы были посланы в Хуэксоцинко, чтобы пригласить все население перебраться в Мехико. Маневр был особенно хорош тем, что хуэксоцииков приглашали от имени союзников и делали их заложниками Мехико.

Положение хуэксоцииков было действительно крайне тяжелым, поэтому они приняли предложение. Правда, в течение двадцати последующих лет внутренние и внешние войны практически не прекращались. Многочисленные беженцы сходились в Мехико — особенно старики, женщины и дети. Другие находили себе приют в Чалько, Тескоко и Тла- конане.

Моптесума вышел из города, чтобы встретить короля Хуэксоцинко. Он поселил его у себя во дворце. Хуэксоцинк- ская знать устроилась у людей своего ранга, а простолюдины распределились в разных кварталах города. Был отдан приказ о всемерной поддержке беженцев. Воины Хуэксоцип- ко остались в своем городе, где к ним присоединились люди из Тройственного Союза.

ТЛАУИКОЛ

Бойна Тройственного Союза против Тласкалы была жестокой, однако ацтекские историки особенно хорошо запомнили эпизод пленения и дальнейшую судьбу тлас- кальтекского генерала Тлауикола.

В первое время мешики воевали одни, отказываясь даже от помощи хуэксоцииков. Это кажется поразительным. Долина Пуэбла разделена как никогда, несмотря ни на что еще очень сильные хуэксоцинки полностью скомпрометированы союзной стороной; это как раз тот самый момент, когда надо попытаться сконцентрировать все силы и покончить наконец раз и навсегда с тласкальтеками. Но нет, Монтесума наступает лишь своими силами. Хотел ли он сначала прощупать силы противника, для того чтобы йотом перейти к общему наступлению? Или он надеялся, что Мехико один сможет свести счеты с Тласкалой, а затем безраздельно править всеми новыми территориями? Это вполне возможно. Пойти в наступление без чужой помощи означало также приобрести репутацию главного защитника Хуэксоцинко, который в дальнейшем зависел бы только от Мехико- Тепочтитлана.

Но Тласкала держалась стойко. Мешики были вынуждены все-таки обратиться за помощью к другим городам. Общее наступление не состоялось, и война сошла на нет.

Вместо тотальной победы Монтесума получил победу моральную.

Он направил в поход одних мешиков, приказав при этом своим людям захватить в плен храбрейшего и славнейшего Тлауикола. Этот отоми продвигается со своими войсками к Хуэксоцинко и начинает сражение, исход которого остается неопределенным в течение двадцати дней. Поскольку тлас- кальтеки ежедневно получают подкрепления из близлежащих городов, мешики в конце концов оказываются вынужденными запросить помощь. Монтесума обращается к Тескоко и

Тлаконану. Через несколько дней союзники добиваются решительных успехов и берут в плен Тлауикола и многих других прославленных воинов. Тласкальтеки вынуждены покинуть территорию Хуэксоцинко. Их не преследуют.

После триумфального возвращения армии в Мехико Моптесума выражает желание поближе познакомиться с Тлауиколом и вызывает его к себе. Отоми, который раньше был грозой для всех, теперь выглядит уже не гак величественно. Он униженно целует руки императора и просит у пего прощения за доставленные неприятности. Добавим, что согласно версии Chronique X пленник сохраняет чувство собственного достоинства и говорит о гордости и радости, которые он испытывает, находясь в присутствии столь великодушного короля и tlatoani. Что бы там ни было, Моптесума обращается к нему с обычными в таких случаях словами утешения: это, мол, превратности войны, быть плененным — судьба каждого воина. Император дает своему пленнику кров и снабжает его всем необходимым. Желая всенародно продемонстрировать высокое уважение, испытываемое им к Тла- уиколу, Моптесума предлагает ему даже свои королевские одежды, а также оружие и знаки отличия высокого ранга.

С течением времени, однако, Тлауикол мрачнеет и надает духом. Он постоянно вспоминает о своих женах и детях и даже плачет. Поскольку слезы пленного — плохое предзнаменование, Моптесуме докладывают об этом. Испытывая одновременно огорчение и злость, Моптесума велит сказать отоми, что он представлял себе, что человек его склада не может бояться смерти, но что теперь, при виде такой трусости, он отпускает его на свободу: пусть Тлауикол возвращается к своим женам. Отныне надзиратели прекращают выдавать ему еду, и он может отправляться на все четыре стороны. Узнав о таком решении Монтесумы, Тлауикол погружается в глубокую депрессию. Возвращение к себе домой означает позор и смерть, так как никто не простит бывшему храбрецу уклонение от судьбы. Некоторое время он бродит но улицам, выпрашивая подаяние, затем, в отчаянии, он отправляется в Тлателолько, поднимается на главную пирамиду и бросается вниз, жертвуя себя богам. Мешики не упускают момента: они вырывают у него сердце и отрезают голову сообразно с привычным ритуалом. Узнав об этом печальном событии, гласкальгеки прекращают свои нападения на земли Хуэксоциико.

Перед нами образчик мешикской пропаганды. Тласкаль- теки выглядят грозно, но по своей сути они трусы. Свидетельство тому — их славный генерал: он не может обойтись без своих жен и кончает жизнь самоубийством, как «лунное» существо — например, Уэмак в конце Толлана.

К счастью, мы располагаем также и тласкальтекской версией событий. Она содержится в Histoire de Tlaxcala Диего Му пьеса Камарго. Коренастый Тлауикол обладает колоссальной физической силой. Его палица так тяжела, что только он и может ее поднять. На поле битвы он кажется непобедимым. Одно его имя навевает ужас. Хуэксоцинкам удается заманить его в болото, и там они берут его в плен. Они заключают его в деревянную клетку и в таком виде доставляют его Моитесуме в качестве подарка. Император радуется случаю оказать свое уважение прославленному герою. Он освобождает его от оков, осыпает подарками и — совершенно неслыханное дело! — позволяет вернуться к себе. Тлауикол отказывается и отстаивает свое право — быть принесенным в жертву по всем правилам и обычаям.

Как раз в это время Монтесума замышляет вторжение на земли тарасков на Мичоакане, чтобы выколотить из них серебро и медь, которых у них имеется в предостаточном количестве. Он предлагает Тлауиколу возглавить армию. Тлауикол принимает предложение. Он нападает на тарасков. Разгорается жестокая битва — имеются многочисленные жертвы с той и с другой стороны. Храбрость Тлауикола выражается, кроме всего прочего, в том, что во время боя он лишает многих воинов противника их оружия и украшений, выполненных из металла. Монтесума благодарит Тлауикола и снова предлагает ему свободу. Но и в этот раз Тлауикол отказывается. Тогда император в доброте душевной оставляет его при своем дворе и позволяет ему вызвать к себе свою самую любимую жену.

Поскольку решение о его жертвоприношении затягивается, Тлауикол требует, чтобы ему разрешили принять смерть в поединке гладиаторов, как это надлежит герою его ранга.

Монтесума не может отказать. В течение восьми дней воена- палышк отоми принимает участие в банкетах и танцах в свою честь. На одном из праздничных ужинов ему подают в супе гениталии его уже к тому времени посвященной жены. Затем в присутствии императора и всех видных лиц государства состоится бой. На Тлауиколе красно-белая одежда из хлопчатобумажной ткани: полы этой одежды, как и положено, имеют вид ласточкиных хвостов; на голове у него — подобранная под цвет одежды остроконечная шайка. Его привязывают веревкой к каменному жернову. Начинается бой. Тлауи- кол сражается как подобает великому воину, убивает восьмерых противников, наряженных ягуарами и орлами, и ранит более двадцати; однако в конце концов его валят на землю и посвящают в жертву на круглом жертвенном камне.

С тласкальтекской стороны нам представляют, таким образом, истинно героическую личность, принимающую с рыцарским достоинством все знаки уважения, которые оказываются ему самим императором Монтесу мой, и даже соглашающуюся на то, чтобы возглавить организованную императором далекую военную экспедицию. В нем нет и намека на слабость. На иоле битвы он побежден не людьми, а самой землей. Женщины не имеют над ним власти, более того — он вбирает в себя и успешно использует их энергию. Когда он, наконец, добивается того, что ему положено — поединка, то погибает самым достойным образом. Вдохновляющий рассказ о приемлемости и необходимости жертвоприношений, каких немало и у мешиков. Вспомним, например, войну с Чалько и Тлакауэнана, устремляющегося вниз с вершины ритуального столба. И ие случайно мешики показывают Тлауикола прыгающим с вершины пирамиды.

Трудно отдать предпочтение той или иной версии. В принципе, мешики были лучше осведомлены о судьбе взятого ими в плен героя. Более того, в тласкальтекской версии содержатся некоторые невероятные подробности. С учетом строгости и непреклонности Монтесумы, особенно в делах религии, его желание избавить Тлауикола от принесения себя в жертву представляется нелепым. Монтесума к тому же прекрасно знает, что если Тлауикол откажется от принесения себя в жертву, то будет обесчещен ие только в империи, но и в

долине Пуэбла. Однако, если тласкальтекская версия и является в чем-то ошибочной, это вовсе не означает, что другая версия во всем точна. Здесь, как всегда, мешики попытались представить свою этноцентрическую концепцию в ущерб аду, врагу — концепцию, в принципе, полезную.

ХУЭКСОЦИИКО ВНОВЬ БЕРЕТСЯ ЗА ОРУЖИЕ

уэксоцинки оставались в Мехико-Теиочтитлаие три

года. Они даже стали брать себе в жены местных женщин, а Монтесума взял себе одну из их женщин в наложницы. Однако отношения между гостями и хозяином испортились, когда последний настойчиво попросил их о том, чтобы они подарили ему своего бога Камакстли. Хуэксоцинки отказались выполнить просьбу, и когда они узнали, что Монтесума готовится осуществить свое желание несмотря на их отказ, то поубивали своих жеи-мешичек и нажитых с ними детей и покинули город. Некоторых из них перехватили в Чалько и принесли в жертву.

Это была уже не первая попытка мешиков завладеть богом Мишкоатлем-Камакстли. Они считали совершенно необходимым иметь у себя в Мехико подлинный образ божества своего противника и отца Пернатого Змея. При Моитесуме I им удалось захватить в плен образ подобного Мишкоатлю бога — Теукатля. Всего лишь за несколько лет до рассматриваемых нами событий небольшой отряд мешиков проник, возможно, иод видом посольства во дворец Хуэксоциико и затаился там для того, чтобы напасть на храм и захватить статую или «священный пакет», содержавший останки бога. Однако последний предупредил своих, которые сразу же схватились за оружие. Мешики едва успели спуститься но крышам и скрыться иод покровом ночи.

Вскоре войны возобновляются повсюду. Хуэксоцинки вливаются в лагерь тласкальтеков, и около тысячи двухсот теночков погибают в сражении с этими объединенными силами. Тройственный Союз сражается с Тласкалой, Чалько — с Чолулой. И все это — в ожидании главного соперника, который уже совсем близко...

ГЛАВА 10

Существа, возникшие из небесной воды

Политика Монтесумы в отношении Тескоко и долины Пуэбла только усиливала общую оппозицию, вызванную его стремлением к централизации и усилению императорской власти. Все чаще говорилось о непомерных претензиях и гордости императора и о том, что он хочет поставить себя наравне с богами. Вполне возможно, что некоторые из близких ему людей, например, его брат Куитлауак, подумывали иногда, что дела в государстве пошли бы лучше, если бы власть перешла в их руки. И как раз в это время стали все больше подтверждаться приходившие с востока слухи: странные существа, возникшие из моря, из «небесной воды», были совсем близко...

Монтесу ма, конечно, давно знал о том, что было общеизвестно на Юкатане: удивительные существа, белые и бородатые, появились сначала на островах восточных морей, а потом и на полуострове. Существует, но крайней мере, два источника. Прежде всего, сами жители Антильских островов, которые очень страдали от присутствия захватчиков. У них случались контакты с континентом, что подтверждается фактом присутствия ямайской лодки, потерпевшей в 1516 году крушение возле берегов острова Косумель.

Затем это были люди, подобранные после кораблекрушения, произошедшего в 1511 году у берегов Юкатана, они были убиты людьми майя или умерли от истощения, но двое из них остались в живых: Херонимо де Агулар и Гонсало Эррера. Этот последний сделал карьеру как военный вождь в Четумале, тогда как Агулар, будучи обращен в рабство, сумел также проявить свои незаурядные военные способности. В результате нескольких удачных военных действий он сильно укрепил положение своего хозяина, короля Ксамапсаиы.

279

Монтесума


С помощью весьма ловкого маневра он разделался с направленной против этого города коалицией соседних городов. По его совету воины Ксамапсаиы инсценируют бегство, враг их преследует. Агулар со своей небольшой группой выскакивает из засады, устроенной в высокой траве, и нападает на противника с тыла. Мнимые беглецы делают в это время крутой поворот и одерживают решительную победу, слава о которой разносится по всей стране майя.

Опять же где-то после 1510 года Монтесуме принесли сундук, который раньше находился на потерпевшем крушение испанском корабле. В сундуке были обнаружены различные вещи: одежда, шпага, кольца и другие драгоценности. Великий tlatoani подарил их королям Тескоко и Тлаконана. Но чтобы у них не возникало лишних страхов и подозрений, он уверил их в том, что все эти сокровища принадлежали ранее его предкам.

ЭКСПЕДИЦИЯ КОРДОВЫ *

Корабль, разбившийся на рифах в 1511 году, шел из Дариена (Панама). Настоящее белое вторжение пришло с Кубы, то есть с востока, со стороны восходящего солнца. Остров был открыт и в какой-то мере исследован во время двух первых путешествий Колумба. Но лишь в 1511 году для захвата и колонизации острова была организована экспедиция иод началом Диего Веласкеса де Куэльяра. В составе экспедиции были такие люди, как Эрнандес де Кордова, Грихальва, Эрнан Кортес, Педро де Альварадо, Берналь Диас дель Кастильо, Папфило де Нарваэс... Несколько лет понадобилось для того, чтобы полностью исследовать и покорить остров. Вскоре он стал базой для наступления на запад.

В 1517 году Франсиско Эрнандес де Кордова с двумя своими товарищами снаряжают за свой счет три корабля в Саитьяго-де-Куба, чтобы отправиться «на меновую торговлю» или, если сказать точнее, на охоту за рабами на острова Гуанаха, вблизи Гондураса. В рудниках и в иоле ие хватало рабочих рук. Губернатор острова Диего Веласкес

был заинтересован в этой экспедиции и снабдил ее своими инструкциями. Отплытие состоялось 8 февраля.

Испанцы взяли курс на запад. Попав в сильный шторм и проблуждав но морю три недели, они наконец заметили сушу и на ней — какое-то важное поселение. В первый раз находясь в Америке европейцы оказались перед очевидными свидетельствами великой цивилизации. Удивляли сооружения из прочного строительного материала, пирамиды. На улицах города прохаживались богато одетые люди. Это место возле мыса Каточе, па северной оконечности Юкатана, было названо Гран Каире (Большой Каир). Сопоставление очень точное. Цивилизации Месоамерики действительно находились на уровне, сравнимом с тем, которого достиг Древний Египет.

Майя подплыли на лодках к большим кораблям. От испанцев они получили кое-какую провизию и стеклянные украшения. Один из членов экспедиции, молодой человек по имени Берналь Диас, рассказывает, что один из туземцев пригласил испанцев спуститься па сушу. Приглашение было принято, и на следующий день все сто десять человек Кордовы высадились в строгом порядке, имея на вооружении пятнадцать арбалетов и десять эсконет. Однако пригласившие их в гости индейцы привели их прямо в западню. Туземные воины в большом количестве повыскакивали из лесных зарослей, осыпали испанцев градом стрел и дротиков, ранив при этом несколько человек, а затем с копьями устремились в атаку. Испанцы полностью использовали свое преимущество в вооружении и убили пятнадцать человек. Нападавшие были ошеломлены: у странного противника были, видно, какие-то чудесные дротики, от которых не могли защитить доспехи с ватной подкладкой, которые оставляли рапы, никогда ими раньше не виденные, и могли поражать все, что угодно: руки, ноги, дерево... Пришлось отступить. Два туземца были захвачены в плен. Позднее они были крещены иод именами Мельхиора и Хуапа и работали у испанцев переводчиками.

Это сражение было описано Берналем Диасом только четырнадцать лет спустя. В донесениях гораздо более близких но времени к указанному событию, сделанных Кортесом (1519), Пьером Мартиром (1520), а затем Овьедо, о нем нет ни слова. Следует иметь в виду, что Берналь Диас, считающийся первоисточником, все же часто ошибается, а иногда и выдумывает.

Отряд продолжил свой путь, огибая северную часть побережья полуострова Юкатан. Через две недели, па Воскресение Лазаря (то есть за неделю до Вербного воскресенья) он подошел к Кампече, городу примерно из трех тысяч домов, и установил дружественные отношения с местными властями. Была организована меновая торговля. При этом индейцы будто бы произносили нечто похожее на «касти- лан, кастилан» и показывали па восток, как бы желая узнать у прибывших, не оттуда ли они. Затем, получив особое приглашение, испанцы отправились осматривать город. Повсюду было видно много вооруженных людей. Около десятка жрецов подошли покадить на пришельцев фимиамом и объявить, что они должны покинуть город.не позднее, чем догорят использовавшиеся для отсчета времени пучки веток. Кордова не стал возражать.

Следующим этапом морского путешествия стал Чампо- тои, где необходимо было запастись водой. Испанцы высадились в маленькой бухте и, обнаружив там каких-то людей, потребовали наполнить их бочки водой. Им показывают какую-то подозрительного вида тропинку, ведущую куда-то внутрь суши. Когда они отказываются последовать совету, грозного вида майя, которых становится все больше, начинают обстреливать их из луков. Кордова дает знак артиллеристам на корабле. Звучит залп, но без ожидаемого результата. Вместо того чтобы в испуге разбежаться, индейцы бросаются в атаку. Несмотря на значительные потери они все время нападают. С испанской стороны тоже имеются потери: несколько человек убито и еще несколько взято в плен, многие ранены. Отступление неизбежно. Уже добравшись до воды, авантюристы теряют еще несколько человек при погрузке. Наконец они погружаются на корабль и через некоторое время находят спокойное, надежное место; по потери отряда страшно велики — четверть, а может быть, и половина личного состава. Кордова сам получил тридцать три раны, от которых ему уже не оправиться. Экспедиция окончена, отряд возвращается назад.

Враждебность и драчливость индейцев майя удивляет, особенно если сравнить их поведение с обычной приветливостью индейцев в других местах. Следует ли это объяснять присутствием среди них Гонсало Эрреры? Последний прекрасно интегрировался в новой среде. У испанцев он был простым матросом, иными словами, находился на самой низшей ступеньке социальной лестницы. У майя он обрел вес. Став военачальником, он женился на туземке и имел от нее детей. Если бы он вернулся к своим, он потерял бы все и вдобавок вызывал бы в людях насмешку, а может быть, и страх. Разве он не был татуирован, и разве ему не прорезали нижнюю губу, чтобы вставить туда украшение? С тех пор он принял близко к сердцу интересы своей новой родины. Зная лучше чем кто-либо, что означало бы укоренение белых на этой земле, он старался заранее наставить майя, убедить их в возможности решительного сопротивления захватчикам, научить их, возможно, не бояться огнестрельного оружия... Записаны предания относительно того, что именно он командовал индейцами, атаковавшими Кордову. Это представляется невероятным, если он действительно жил в Четумале, который расположен очень далеко от мыса Каточе и от Чамнотона, но он действительно подготовил сознание индейцев к приходу своих соотечественников. Во всяком случае, через много лет после этого, в 1536 году, он организовал большую морскую экспедицию для поддержки майя, поднявших восстание на территории Гондураса. Там он вроде бы и погиб от выстрела из аркебузы.

Монтесума знал, конечно, о прибытии Эрнандеса Кордовы. Разве не скажет он сам Кортесу, что ему было известно обо всем, что с ним происходило, начиная с событий в Чамнотопе? Он должен был получать информацию от своего гарнизона в Хикаланко через купцов Мехико, Тлателолько, Аскаиоцалько, Хвицилоночко и Куаутитлапа, которые регулярно посещали этот город. Это был важный и

очень старый торговый порт, расположенный по берегам Мексиканского залива и лагуны, которая в настоящее время носит название Термипос, в доброй сотне километров па юго-запад от Чампотона. Торговцы приносили оттуда императору различной формы зеленые камни, нефрит и жадеит, круглые щиты, украшенные мозаикой из бирюзы, громадные раковины красного или желтого цвета, перья розовой колпицы, перья попугая, шкуры диких животных, а также новости. Новости страшные, обросшие слухами и противоречивые. Возможно, ему рассказывали, что на восточных островах люди восхода, «сыновья солнца», истребляли население, особенно тем, что нагоняли странные болезни на всех тех, кто им желал зла.

Император должен был также слышать ужасные описания пленников Юкатана — высоких, белых и бородатых; обращенных в рабство, но остающихся столь грозными воинами, что целые народы не могли их победить. Потом он узнал, как эти существа, число которых все увеличивалось, прибывали в огромных домах, плавающих по воде и увенчанных облаками. Похоже было, что они могут управлять молниями, и их оружие сеяло страх. Их было тяжело убить, но все же они были смертными, а люди из Чампотона обратили их в бегство. Если только эти майя не просто хвастались, как обычно. Разве в других донесениях не говорилось, что город Чамнотон испытал совершенно невероятные потери?

Видя, как опасность приобретает все более строгие очертания, Монтесума испугался за империю и решил пристально наблюдать за ситуацией на побережье, чтобы вмешаться при случае как можно раньше. Тогда возвращение этих сверхчеловеков не застанет его врасплох.

ПОСЛЕДНИЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

овости с востока взволновали Моитесуму и погрузи- ли в ощущение неуверенности и даже страха все информированные слои населения. Недоброжелатели и внешние враги видели в них подтверждение того, что они не уставали повторять: этот император, который считает себя повелителем вселенной, ведет свою империю к гибели. Мифы, создание которых было вызвано этими опасениями и слухами, а также последовавшими затем драматическими событиями, были отражены некоторое время спустя в Chronique X.

Однажды вблизи города Коатеиек, на территории Тескоко, громадный орел схватил одного землепашца за волосы и поднял в небо. Он отнес его на высокую гору, высадил его около пещеры и произнес такие слова: «Могущественный сеньор, я выполнил твое приказание и доставил тебе крестьянина, которого ты пожелал увидеть». — «Добро пожаловать, и оставь его здесь», — отвечал голос из пещеры. Человека ввели в роскошный зал, где находился некий важный господин, который предложил ему цветы и сигару. Затем он показал ему спящего человека, который оказался Монтесу мой, и изрек: «Вот перед нами жалкий Моптесума, опьяненный и потерявший сознание от своей гордости и высокомерия; он тот, кто презирает всех на свете... И если тебе интересно знать, как крепко держит его гордость в этом бессознательном состоянии, прикоснись к его бедру копчиком своей горящей сигары, и ты увидишь, что он ничего не почувствует». После некоторого колебания крестьянин повиновался. Император не пошевельнулся. Затем сеньор попросил крестьянина пойти рассказать Моптесуме о том, что произошло. В качестве доказательства крестьянин должен был показать Моптесуме ожог на его бедре. «И скажи ему, что он рассердил Создателя всего и что тот сам искал такое зло, которое бы следовало обрушить на Моитесуму, и что теперь покончено с его властью и его высокомерием. Пусть он употребит с пользой то время, которое ему еще остается, и терпеливо переносит удары судьбы, потому что он сам их на себя навлек».

Орел отнес назад незадачливого вестника, который пошел обо все рассказать Моптесуме. Последний вспомнил, что действительно, когда он спал, то привиделось ему, что какой-то мужик прижег ему бедро сигарой. Он нашел след от ожога и велел бросить крестьянина в подземелье...

Монтесума спал в пещере на вершине горы: скоро мы будем иметь возможность узнать, что он якобы хотел скрыться в пещере, и услышим обвиняющий голос, принадлежащий как бы творцу, явно созданному христианским воображением. Эпизод связан с Коатепеком, поскольку нужно показать, что Монтесума относится к антиподам мешикского бога, который одержал победу над Койольха- уки и четырьмя сотнями хвицнауас. Уицилопочтли выскакивает из утробы своей матери-земли, чтобы нападать. Монтесума тоже находится во чреве земли — в пещере, символе луны и матки, — но там он просто лежит без чувств и без движения. Он — угасающее светило.

Именно в этом 1517 году рассматривалось запутанное дело Цомнантекутли, правителя Куитлауака, который советовал не украшать роскошно жилище Уицилопочтли. Сознательно или нет, но государь кольхуас вел себя все более и более как солнце в конце эры.

ПОРТРЕТ КОРОЛЯ

Согласно Chronique X Монтесума заказал скульпторам свой портрет из лучшего камня скалы Чапультенек, как это делали до него некоторые из его предшественников. Монтесума но-королевски наградил скульпторов. Уже до начала работы каждый из них получил много красивой одежды, бруски соли, десять грузов фасоли (один груз — от 23 до 30 кг), столько же бобов другого рода, два груза чилийского перца, целую лодку кукурузы, по два груза какао и хлопка — словом, вполне достаточно для того, чтобы безбедно существовать им и их семьям в течение всего времени, пока будет продолжаться их работа. Позже Монтесума велит выдать скульпторам всю последнюю дань из Куэтлакстлана.

Tlatoani был изображен, утверждает Тезозомок, «таким, каким он был: небольшого роста, хорошего сложения, с красивым лицом, со сплетенными волосами, украшенными перьями розовой колпицы, с очень изящной трубочкой в носу, с нефритовыми ушными украшениями xiuhtezca- nacochtli, с золотым пагубным украшением; па его правом запястье и на правой лодыжке были браслеты из шкуры ягуара, в руках он держал круглый щит и колокольчики omichicahuaz. Он сидел па богато украшенном тропе, спинка которого была обтянута шкурой ягуара. Его взгляд был серьезно задумчив». Увидев себя таким, он сказал, превозмогая слезы: «Если бы наши тела были такими долговечными, как эта скульптура, изваянная из камня, которой суждена вечная жизнь, разве кто-нибудь боялся бы смерти? Но я понимаю, что должен умереть, и эта скульптура — единственное, что останется от меня на память людям».

История здесь подтверждает легенду: Монтесума действительно дал себя изобразить на скале Чапультенек. От этой работы сохранились некоторые следы. Восточное подножие скалы хранит королевские рельефы (первоначально они были раскрашены), которые дают нам прекрасную возможность сопоставить свидетельства Тезозомока с археологическими данными.

Монтесума

Монтесума позирует для своего скульптурного портрета на Чапультепеке. Duran, Historia... 1867-1880

Император не сидит на тропе, покрытом шкурой ягуара, а стоит прямо и всей своей позой обращен вперед. Невозможно судить о выражении его лица (скорее всего, выражения лица в обычном понимании там и ие было); собственно

говоря, лицо, как и вся верхняя часть тела, специально разбито и стерто. Таким образом, не представляется возможным оценить точность хрописта-комнилятора в описании различных украшений. О чем можно говорить с полной уверенностью, так это головной убор из перьев розовой колпицы, круглый щит и omichicahuaztli или, вернее, chicahuaztli, жезл с погремушкой — такой, какой должен был быть у «бога в содранной коже» Шине-Тотека. Этот жезл несколько напоминал пику и был украшен лентами. В основании острия жезла находился полый шар, содержавший в себе мелкие камешки, которые действовали как в обычной погремушке и заставляли звучать «музыкальный инструмент» при ударе жезла о землю. Действительно, этот жезл вполне различим на рельефе, и его присутствие указывает на то, что король изображен в виде Шипе; круглый щит и головной убор из перьев розовой колпицы также характерны для «бога в содранной коже».

Именно эту одежду обычно надевал tlatoani, отправляясь в поход. Для этого было несколько причин. Прежде всего, на поле боя воины торопились содрать заживо с первого взятого в плен кожу и надеть ее на одного из своих «храбрецов». Далее, Шине был божеством, ответственным за жатву, война была жатвой богов.

Фигура окружена различными глифами. Первый из них отсылает нас к реформе праздника Нового Огня: дата (2-й год Тростника), изображенная в виде тростника, обвитого шнурком — аллюзия па связь годов. Здесь же присутствует глиф сеньора, соответствующий положению Монтесумы («Тот, который сердится как сеньор»). Рядом находится дата — 1-й год Каймана (Capactli); возможно, это дата, реальная или условная, его интронизации. По другую сторону изображения находится едва различимый глиф 1-го года Тростника. Эту дату можно интерпретировать но-разному. Это календарное имя Кецалькоатля, и в то же время это год, соответствующий нашему 1519, то есть году прибытия Кортеса. Далее, Моптесума согласно официальной версии родился именно в этот год, и через пятьдесят два года ему исполнится ровно «век». И, наконец, в мифологии 1-й год

Тростника -- это, согласно Historia de los Mexicanos рог sus pinturas (основанной на документе, составленном при Моптесуме) дата первой ритуальной войны.

Маловероятно, что глиф указывает на год рождения МонтесуМы. Если бы у императора было то же календарное имя, что и у Кецалькоатля, то хронисты, но крайней мере те, которые постоянно подчеркивают связь между Кортесом и Кецалькоатлем, старались бы обязательно подчеркнуть и это обстоятельство. Кроме того, ацтеки не имели обычая записывать календарное имя известных личностей. Глиф отсылает нас еще раз к вопросу о возрасте Монтесу- мы. Необычным кажется прибытие Кортеса именно в год рождения Кецалькоатля. Для этого существовал только один шанс из пятидесяти двух. Маловероятным представляется, кроме того, что Монтесума родился именно в этот год и что в 1519 году ему исполнился ровно «век». Пришлось бы констатировать слишком много совпадений.

Возможно, миф мог означать год открытия монумента. В 1519 году Монтесума следил за каждым шагом в продвижении белых. Возможно, эта дата является одновременно и намеком на «возрождение» Кецалькоатля. Расположение рядом образа короля Шине и даты не лишено в этом смысле значения. Надо учитывать, что согласно некоторым версиям Шине был спутником Кецалькоатля в Толлане. В таком случае выбор Шипе был продиктован соображениями, не имеющими отношения к нему непосредственно. Впрочем, но крайней мере один из предшественников Монтесумы велел изобразить себя именно в таком виде.

Даже в том случае, если 1-й год Тростника отсылает пас к году открытия памятника и к Кецалькоатлю, гипотеза о связи этой даты с первой священной войной не исключается. Не будем забывать, что 1-й год Тростника образует как бы пару со 2-м годом Тростника, находящимся но другую сторону от изображения короля. Известно, что смещение праздника нового года после голода па протяжении нескольких предшествующих лег предоставляло императору возможность своего рода возрождения «цветочной» войны — возрождения, провозглашаемого Teocalli священной войны.

Разве главная «священная война» — та, которая велась против долины Пуэбла, — не возникла ровно за один век до этого, на исходе другого катастрофического голода?

Если изображающий Моитесуму рельеф действительно относится к 1519 году, то нужно ли в этом видеть доказательство страхов императора? Действительно ли заказал он этот монумент в предвидении своей близкой кончины? Во всяком случае, Chronique X утверждает, что все государи, которые велели запечатлеть себя в скульптуре — Монтесума I, Ахаякатль, Ахвицотль — сделали это тогда, когда, будучи больными или старыми, они чувствовали приближение смерти. Видя, как пришедшая с востока угроза приобретает все более реальные черты, Монтесума не мог не испытывать беспокойства за судьбу своей империи. И за свою тоже...

ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Он испытывал беспокойство тем более, чтав 1518 году вторая испанская экспедиция достигла границ его империи и вступила в контакт с местным населением. Когда губернатор Кубы узнал, что исследованные Кордовой новые земли содержат в себе большие богатства, он сразу же послал к ним иод командованием своего племянника Хуана де Грихальвы четыре каравеллы с двумя сотнями человек на борту — с целью товарообмена и разведки.

Их приключения известны нам, главным образом, но двум текстам: опубликованному впервые в 1520 году официальному отчету, составленному капелланом экспедиции Хуаном Диасом, и мемуарам Берналя Диаса дель Кастильо, претендующим на роль участника экспедиции Грихальвы. Однако Берналь Диас пишет свои мемуары через тридцать лет после событий. Он, конечно, читал Хуана Диаса и часто опирается на труд Франсиско Лопеса де Гомары, бывшего одно время капелланом Кортеса и имевшего доступ к многочисленным подлинным документам.

Флотилия покидает Кубу 18 апреля 1518 года, держа курс на Юкатан. Находясь недалеко от берега Юкатана, они повернули па юг и через некоторое время открыли остров

Косумель. После краткой остановки они повернули обратно на север и обогнули полуостров так, как это сделал в свое время Кордова. В Кампече индейцы дали им возможность запастись водой и предложили провизию и немного золота, в частности — маску из золоченого дерева, но в то же время настаивают на том, чтобы пришельцы покинули их землю. На следующий день они появляются в большом числе и вооруженные. Грихальва пытается им объяснить, что он со своими людьми задержится у них не больше одного дня. На заре следующего дня майя возобновляют попытку выдворить непрошеных гостей. Они ставят на землю кадильницу и объявляют испанцам ультимативное требование собраться и уйти до того, как догорит фимиам. По истечении объявленного срока на испанцев обрушивается град стрел. Грихальва делает знак своей артиллерии. В результате первого залпа индейцы теряют троих убитыми; многих поражают стрелы, выпущенные из испанских арбалетов. Индейцы отступают. Испанцы преследуют их, но увлекшись, они разделяются: одни бегут за знаменем, другие за своим командиром. Майя сразу же реагируют на изменение ситуации, убив одного испанца и ранив сорок. Благодаря своей артиллерии испанцы выпутываются из опасного положения и возвращаются в свой лагерь. Вечером индейцы предлагают им мир, но они погружаются на свой корабль и поднимают паруса.

При подходе к Чампотону, корабль оказывается окруженным со всех сторон лодками с сидящими в них враждебно настроенными индейцами. Однако двух пушечных выстрелов оказывается достаточно для того, чтобы внушить им необходимую осторожность. Флотилия продолжает свой путь к Чампотону, жители которого недоумевают по поводу громоподобного грохота на берегу. Согласно официальному отчету, испанцы не останавливаются, наученные печальным опытом Кордовы. Гомара, правда, говорит о вынужденной краткой остановке, сделанной ради пополнения запасов воды. Завязывается бой, в котором погибает некий Хуан де Гетария и ранены иолсотии испанцев, не считая того, что сам Грихальва теряет в этом бою полтора зуба.

Берналь Диас в своем повествовании следует за Гомарой, но делает свои дополнения и поправки. Кроме Гетарии еще два оставшихся неизвестными испанца погибают в этом бою, а число раненых достигает шестидесяти; Грихальва теряет два зуба, а двести индейцев расстаются с жизнью. В действительности, дело представляется так, что в Чампотоне возникла небольшая стычка, которая не принесла больших потерь ни одной, ни другой стороне. Но эта стычка произошла уже при возвращении экспедиции, и Гомара допускает путаницу, повторяемую Берналем Диасом, который в качестве очевидца пытается поправить неточности, допущенные капелланом Кортеса!

НА ГРАНИЦАХ ИМПЕРИИ

Корабль плывет вдоль берега на юго-запад. Затем Грихальва решает сделать остановку у восточного устья лагуны, которая впоследствии получила название^ Терминос. Остановка, связанная с ремонтом судна, длится двенадцать дней. То место, где был разбит лагерь, получило название Пуэрто-Десеадо. Потом путешествие возобновляется, причем его участники даже не подозревают о существовании рядом важного порта Хикалаико. Немного погодя участники экспедиции достигают эстуария мощной реки, которую они назовут именем Грихальвы.

Индейцы там настроены враждебно. Град стрел встретил экспедицию. На следующий день люди с противоположного берега направляются в сотне больших лодок к путешественникам и спрашивают о цели их прибытия. Испанцы отвечают через своих переводчиков — индейцев майя Хуана и Мельхиора. Они хотят провести товарообмен с целью получения золота. В знак своего благорасположения они предлагают подарки. На следующий день они принимают визит некоего важного лица, которое предлагает Грихальве занять место в его лодке. Капитан принимает предложение. При этом возникает совершенно удивительная сцена. Индеец предлагает Грихальве надеть «легкий золотой панцирь, несколько золотых браслетов, украшенную золотом обувь со шнуровкой до колен, а на голову -- корону, составленную из искусно выполненных золотых листьев». Грихальва в ответ предлагает индейцу облачиться в испанскую форму.

Можно'было бы предположить, что украшенная золотом одежда появилась здесь в ответ на требование испанцев. Но все же вероятно, что он пытался выяснить намерения пришельцев и сам старается войти с ними в контакт. Он действует так, как будут действовать в дальнейшем сановники Монтесумы. Средства, которыми он располагает, многократно превосходят богатства, наличие которых можно было бы предположить у местного вождя. Одежда, состоящая из золотой (или из позолоченного дерева?) кирасы и, но другим источникам, из множества других золотых элементов, представляется одеждой исключительного качества. Более того, местные индейцы, чонталы, узнают среди участников экспедиции своего соотечественника, который был взят в плен во время их остановки в лагуне Терминос. Вождь предлагает не колеблясь выкупить его, и принести для этой цели на следующий день его вес в золоте! «Но Грихальва не хочет ждать...» Однако следует заметить, что золото в этих местах редкость. Позже Кортес одержит здесь значительную победу, и чтобы задобрить его, победителя, местные вожди смогут ему предложить золота не более чем на сумму 140 пиастров: все это золото будет состоять из таких мелких кусочков, что можно будет с уверенностью предположить, что все оно оказалось здесь лишь путем товарообмена.

Готовность заплатить за освобождение человека из другого края его вес в золоте при том, что золото в данном месте является редкостью, представляется весьма удивительной. Вероятно, тот, кто готов был уплатить за это указанное количество золота, был особенно заинтересован в информации о непонятных пришельцах. И, конечно, сразу приходит па ум Моптесума.

Имел ли император какое-либо влияние в данном регионе? Большинство современных историков па этот вопрос отвечают отрицательно. Епископ Юкатана, Диего де Ланда, утверждает, однако, что мешикские гарнизоны находились

в Табаско — совсем недалеко от места встречи с Грихальвой — и в Хикалаико. С другой строны, некий Хиральдо Диас де Альпаче, муж племянницы Монтесумы, рассказывает, что император поручил своему брату завоевать регион Хикаланко и что последний захватил этот город, устроив там свою исходную базу. Relation de la Villa de Santa Maria de la Victoria («Донесение из города Санта-Мария де ла Виктория») подтверждает это обстоятельство. Санта- Мария де ла Виктория — это Потончан, город, возле которого состоялась встреча Грихальвы и индейского вождя. Хикаланко определяется в этом документе, действительно, как «граница Монтесумы», и его автор уточняет, что гарнизоны стояли в Хикаланко и Чиматлане. Часть жителей провинции говорила на языке науатль.

«Граница Монтесумы» — это как раз то, что утверждает Хуан Диас в своем донесении. Покинув Пуэрто-Десеадо, экспедиция начинает исследование «земли, которая называется Мулу а» (надо понимать: Кулуа, кольхуас, то есть слово, которым в тех местах обозначались мешики!). Запись относится к 8 июня 1518 года. Вскоре после этого испанцы открывают реку Табаско (Грихальва)... И когда они спрашивают индейцев майя, живущих на берегах этой реки, о золоте, то они отвечают криками: «Кулуа, Кулуа, Мехико, Мехико!»

Таким образом, представляется очевидным, что по крайней мере часть региона находилась под мексиканским контролем, что подтверждается, между прочим, значительностью города Хикаланко. В самом этом городе проживали ацтекские купцы — возможно, в каком-нибудь своем квартале, а также недавно обосновавшиеся там мешикские воины. Очень вероятно, что именно оттуда прибыл на встречу с Грихальвой индейский вождь, и именно из кладовых Хикаланко были взяты подаренные Грихальве роскошные одежды, и оттуда должно было быть принесено обещанное большое количество золота.

Если часть региона принадлежала Монтесуме, то все становится понятным. Начиная но крайней мере с экспедиции Кордовы, Монтесума внимательно следил за тем, что происходило па востоке. Возможно, что именно для лучшего наблюдения над ситуацией он послал своего брата в Хика- ланко. При появлении Грихальвы сеньор действовал согласно приказу, стремясь во что бы то ни стало получить как можно больше полезной информации. Описанный эпизод является весьма показательным в смысле беспокойства императора и того внимания, которое он уделял этим событиям.

Другой весьма существенный факт: к Грихальве обращаются чуть ли не как к богу. Во время определенных церемоний ацтекские короли и сеньоры действительно имели обычай наряжать бога, день которого отмечался (или по крайней мере — его изображение). Мы увидим позже, что Кортеса также будут наряжать в одежды, которые индейские информаторы считали священными.

Остается лишь узнать, какому богу принадлежала одежда, в которую нарядили Грихальву. Поскольку испанцы проявляли такой жадный интерес к золоту, этому «экскре- менту солнца» в понимании ацтеков, и поскольку они прибыли со стороны восходящего солнца, то не естественным ли было желание подчеркнуть их родство со светилом, одевая Грихальву именно в золото? Но описанная одежда, и особенно кираса, напоминают скорее о Шине-Тотеке. Последний был покровителем ювелиров, и в посвященном ему гимне его просят надеть свою «золотую одежду». Кожа, в которую он одевался, образовывала своего рода желтую кирасу — элемент одежды, которым охотно пользовался император. Может быть, исходя из этих соображений, как если бы Моптесума имел дело с равным себе, он предлагает эту одежду пришельцу.

Что бы там ни было, но Грихальва получил в подарок не только одежды Шине. Овьедо и Гомара приводят полный список подарков, взятый, возможно, из какого-нибудь утерянного приложения к отчету Хуана Диаса. В этом списке числятся: четыре маски с мозаикой из бирюзы, четыре золотых медальона, четыре покрытых золотыми пластинами щита, многочисленные золотые украшения, плюмажи, два деревянных наколенника с золотыми пластинами, одна куртка из перьев и различные хлопчатобумажные одежды. Создается впечатление, что в этом множестве было четыре набора одежды - для четырех различных богов. Кстати говоря, Кортес также получит одеяния для четырех богов.

ПЕРВЫЕ ПОСОЛЬСТВА

Вместо того, чтобы обменять пленного индейца на его вес в золоте, Грихальва поднимает паруса и уплывает прочь. Экспедиция следует на запад, огибая берег. Она проходит устье реки Дос-Босас («Два устья») и продолжает идти вдоль берега до того места, где путешествующие замечают на берегу многочисленные столбы дыма, которые выглядят как сигналы. Индейцы наблюдают с большим интересом за движением кораблей. Они очень взволнованны и обеспокоениы. Далее, около какого-то города, туземцы — вооруженные мужчины, пышно разодетые женщины — в большом количестве толпятся на берегу и внимательно наблюдают за кораблем, который проходит на все меньшем расстоянии от берега. Испанцы подходят к мысу одного островка и бросают там якорь (18 июня). Этот островок будет назван островом Жертв именно но причине обнаружения трупов жертв в покинутом святилище. Здание имеет круглую форму. На увенчивающей его террасе находится скульптура в форме ягуара, выполняющая функцию курильницы, и каменный приемник для человеческой крови. С другой стороны — статуя божества, а перед ней на расстоянии двух локтей тела четырех принесенных в жертву индейцев. Совсем рядом — площадка для выставки черепов и жертвенные алтари.

Связаны эти жертвоприношения с прибытием испанцев? Этот вопрос напрашивается особенно в связи с тем соображением, что круглые храмы посвящались обычно Кецаль- коатлю-Эекатлю, однако Диас уточняет, что жертвоприношения были недавними. Вся сцепа кажется, впрочем, весьма удивительной. Обычно ацтеки не покидают тела жертв и не оставляют их гнить на месте. Они их съедают или хоронят в определенных для этой цели местах. Правда, при исполнении некоторых обрядов они оставляли гнить в храме трупы принесенных в жертву и пищу, специально принесенную для божества. Возможно, в данном случае речь идет о каком-то местном варианте ритуала. Испанцы прибыли на остров 18 июня. А 12 числа состоялся праздник Эцалькуа- лицтли, посвященный богу земли и дождя Тлалоку. Более недавние жертвоприношения состоялись но этому случаю, а другие — за двадцать дней до прибытия испанского корабля, то есть во время праздника Тоскатль, посвященного Тецкатлиноке.

На следующий день испанцы замечают на суше большую толпу индейцев, машущих белыми флажками. Грихальва посылает Франсиско де Монтехо, будущего завоевателя Юкатана, узнать, чего они хотят. Монтехо высаживается на берег вместе с индейцем «из этой провинции», взятым в качестве переводчика. (Непонятно только, как он оказался у испанцев и как он мог объясняться с испанцами и с их переводчиками, говорившими на языке майя.) На берегу ему предлагают красивые плащи. Он, естественно, требует золота. Ему обещают принести золото во второй половине дня. Он возвращается на корабль. Немного погодя три индейца приплывают в лодке с тканями местного изготовления и с обещанием привезти золото днем позже.

В этот день индейцы вновь появляются с белыми флагами и зовут капитана. Грихальва спускается на сушу и, нарекая землю именем Сан-Хуан, берет ее в свое владение. Иидейцы-тотонаки устилают землю зелеными ветками, чтобы испанцам было удобнее сидеть, и предлагают им сигары, кукурузную кашу и пироги с индейкой. Последние имеют очень аппетитный вид, но поскольку дело происходит в пятницу, то испанцы к ним даже ие прикасаются, что, конечно, ие может не насторожить хозяев.

Все эти детали имеют большое значение. Начиная с того момента, как испанцы подходят к землям, находящимся издавна иод властью империи, за ними устанавливается наблюдение, их выслеживают, ожидают, о них докладывают местным властям. Жители побережья наверняка получили приказ Монтесумы быть настороже, подобно жителям берега реки Грихальва; возможно также, что последние

информировали Мехико и близлежащие города Мексиканского залива о пришельцах.

Впрочем, достаточно быстро важные господа от индейцев представляются и оказывают всяческие знаки дружбы. Это huey calpixqui (великий интендант, губернатор) Пи- нотль из Куэтлакстлана со своими помощниками Куитлаль- иитоком и Тентлилли и calpixqui Яоцин из Миктланкуаут- лы. Выделяются своим усердием два господина, которые похожи друг на друга как отец и сын; по-видимому, это помощники Пинотля — Тентлилли и Куитлалышток.

Испанцев осыпают подарками: это многоцветные плащи, покрытые мозаикой деревянные скульптуры, каменные или золотые статуи, украшения из полудрагоценных камней или из золота, пять покрытых золотом каменных масок... Испанцы предлагают взамен европейскую одежду, зеркала, стеклянные украшения, ножи, гребни для волос, швейные иглы и т. д. «Но все, что им [индейцам] дали, не стоило и четырех-ияти кастильских дукатов, тогда как то, что они дали, тянуло на всю тысячу». Когда испанцы требуют золота в слитках, они получают его. Тентлилли и Куитлаль- ииток оказывают им всяческие знаки расположения, пишет Хуан Диас, и строго следят за тем, чтобы каждое утро для них устраивался навес от дождя и солнца.

Меновая торговля и прекрасные отношения продолжаются несколько дней. Затем, отказавшись от мысли заложить на этой земле колонию (на это у него не было предписаний), Грихальва решает отправиться в обратный путь. Дело происходит 24 июня. Взволнованное расставание, объятия... Капитан получает в качестве прощального подарка очень богато наряженную молодую индианку. Якорь наконец поднят. Педро де Альварадо отправляется на Кубу — с частью команды, больными, золотом, девушкой-индиаикой и донесением Веласкесу, губернатору Кубы. Сам Грихальва продолжает двигаться на север. Через какое-то время к кораблю еще раз подплывают лодки, чтобы вновь пригласить капитана на берег. Экспедиция остается в море еще несколько дней. Вероятно, вблизи Точнана, возле Хуаксте- ка, на нее нападает целая лодочная флотилия. Одного бортового залпа оказывается достаточно, чтобы пустить на дно лодку, убить двух индейцев и рассеять всю флотилию. Сильное течение мешает продвижению вперед, и Грихальва поворачивает на сто восемьдесят градусов. Возвращение происходит' без особых трудностей несмотря на стычку в Чамнотоне, и когда представляется случай, команда занимается товарообменом.

«ОНИ ДУМАЛИ, ЧТО ПРИБЫЛ ОН, НАШ ВЫСОКОЧТИМЫЙ ПРИНЦ КБЦАЛЬКОАТЛЬ...»

При рассмотрении первых контактов индейцев и испанцев мы опирались, главным образом, на испанские версии. Остается узнать, что в это время происходило в Мехико. К сожалению, индейские источники столь неопределенны и столь ненадежны, что их можно было бы считать бесполезными. Однако они позволяют пролить свет на легенду, которая образовалась вокруг Монтесумы, и представления об интересующих нас событиях в терминах заката ацтекского «солнца».

Особенное сомнение вызывает информация Chronique X. Она претендует на детальное изложение событий, но при этом все путает и многое добавляет от себя. Два существенных факта позволяют так говорить. Прежде всего, автор, или авторы, путают эпизоды появления Грихальвы и Кортеса. Они говорят об индейской переводчице капитана, то есть о Марине, тогда как последняя появляется на сцене лишь в следующем году. У Грихальвы не было хороших средств общения с индейцами. Далее, Chronique увеличивает число хождений между Мехико и побережьем. Житель побережья приходит в Мехико, чтобы сообщить о прибытии белых. Разведчики по приказу Монтесумы отправляются на место наблюдений. Затем они возвращаются, чтобы представить свой отчет. Монтесума снова их посылает на побережье, где они должны наблюдать за отплытием испанцев. Таким образом, получается четыре путешествия, по 450 км каждое. Поскольку речь идет о непрерывной дороге одних и тех же людей, а не о частой смене курьеров, то эти люди могут проходить в день не более 50 км. Стало быть, для четырех путешествий им понадобилось бы не мепее тридцати шести дней. Однако испанцы оставались там всего лишь несколько дней: согласно Хуану Диасу — десять дней, согласно Овьедо — с 18 но 24 июня! Излагаемое выше событие просто нереально.

Итак, согласно легенде, один индеец — лишенный ушей, а также больших пальцев на руках и ногах — отправляется к императору. Он сообщает, что пришел из Миктланку- аутлы — центра, расположенного на берегу Мексиканского залива, недалеко от Веракрус, сообщает Тезозомок. Дюран же пишет, что человек, о котором идет речь, явился из преисподней. Дело в том, что, не понимая, что Миктлан- куаутла — это название реальной местности, он переводит часть этого слова: mictlan — как царство смерти. Такая версия представляется, но-видимому, более выразительной; к тому же она как-то объясняет необычную внешность прибывшего гонца и, наконец, она намекает на нечто сверхъестественное, к чему дьявол имеет самое непосредственное отношение.

Человек пришел рассказать о том, что он видел, прогуливаясь но берегу моря. Это было нечто великолепное и одновременно ужасное, наподобие перемещающейся с места на место горы. Он посчитал совершенно необходимым доложить о виденном императору. Однако последний, не выразив благодарности добровольному гонцу, посадил его иод арест — до подтверждения всей истории. Он посылает главного жреца (tlamteuacazqui) Тлильанкалкви и его помощника Куитлалыштока в Куэтлакстлан — для проверки фактов и чтобы выразить порицание властям Куэтлакстлапа и провинции за их небрежную работу. Прибыв в Куэтлакстлан, наблюдатели информируют о цели своего прибытия huey calpixqui Пинотля, который сразу же дает им возможность выйти на место. Чтобы выполнить в точности задание императора и составить обстоятельный отчет, Тлильанкалкви и Куитлалышток отправляются на берег. Взобравшись на дерево, они ведут наблюдения и делают соответствующие зарисовки. Затем они торопятся обратно в Мехико. Они рас

сказывают императору о «белых людях, у которых белое лицо и белые руки, густые длинные бороды, и у которых одежды всевозможных цветов: белые, желтые и красные, зеленые, синие и фиолетовые, словом — всякие. А па головах у них — круглые уборы».

Моптесума как громом поражен. Он приказывает выпустить из-под ареста индейца из Миктланкуаутлы, но тот, будучи магом, как все жители побережья, таинственным образом к тому времени исчез, не оставив после себя никаких следов. Затем император призывает к себе искусных ремесленников: двух золотых дел мастеров, двух илюмажи- стов и двух шлифовальщиков камней, которым он велит как можно быстрее изготовить определенное количество драгоценных украшений для того, чтобы предложить их в подарок белолицым бородатым существам. Главному жрецу поручается пойти и отнести эти подарки, а заодно и разведать как можно больше о белолицых бородачах. Необходимо узнать, «нет ли среди этих существ того, кого наши предки называли Тонильцин, а также еще и другим именем — Кецалькоатль, о котором наши историки говорят, что покидая пашу страну, он объявил, что когда-нибудь он (а может быть — его сын) вернется сюда, чтобы править этой страной и пользоваться всем золотом и серебром и всеми другими драгоценностями, которые у пас имеются». Если эго действительно он, то он вернулся, чтобы «получить обратно то, что ему принадлежит по праву: так как этот трои и все царское великолепие принадлежат ему, а я их взял лишь взаймы, на время».

Чтобы узнать, действительно ли главный среди пришельцев — Пернатый Змей, надо ему предложить поесть. Если он примет предложение и если пища ему понравится, это будет означать, что он считает ее своей родной, и значит он — бог. Тогда его нужно нарядить в эти одежды и украсить его этими драгоценностями, и сказать ему при этом, что Моптесума просит бога дать ему умереть своей смертью, а до этого не отбирать у него его королевства.

Император, конечно, понимает всю опасность миссии — особенно, если незнакомцы действительно боги. Он старается

ободрить своих послов. Если белые захотят человеческого мяса, то пусть они, послы, дадут себя съесть, не терзаясь сомнениями, император позаботится об их семьях и осыплет их почестями и богатством.

Teuclamacazqui Тлильанкалкви и его помощник отправляются втайне выполнять поручение императора, через какое-то время приходят на берег Мексиканского залива и оставляют там на песке принесенную в дар пищу. Затем они забираются на свое дерево, чтобы наблюдать все дальнейшие события. Без особого успеха. Испанцы просто отправились на рыбную ловлю. На заре следующего дня послы оставляют все съестное недалеко от того места, где пришельцы ловят рыбу. Через некоторое время, видя, что пришельцы заметили оставленную для них провизию, послы-разведчики знаками предлагают им все забрать и провожают их на корабль. Когда они немного приходят в себя от всего, что они видят перед собой и что кажется им скорее божественным, нежели человеческим, они вступают в контакт с начальником пришельцев через посредство молодой индианки, которая говорит по-испански и на языке науатль.

Монтесума

Куитлалъпиток наблюдает за испанцами. Duran, Historia... 1867-1880

Прежде всего, Тлильанкалкви и Куитлальниток вручают подарки от имени Монтесумы из Мехико. Индианке, которая спрашивает у них, чего они хотят, главный жрец отвечает: «Мадам, я пришел узнать у этого сеньора о причине его милостивого визита, а также о том, куда он направляется и что ищет». Женщина отвечает: «Сеньор этих людей говорит, что он хочет увидеть вашего сеньора Мотекусому и обратиться к нему со словами приветствия и что его единственное намерение — эго пойти в Мехико поприветствовать его и поблагодарить за подарки и за честь, которую ему здесь оказывают». Тогда посол передает послание императора и настоятельно предлагает Грихальве отведать той нищи, которую он, посол, принес с собой. Переводчица дает ему благосклонный ответ: «Эти боги говорят, что они ему целуют руки и что они с удовольствием попробуют эту пищу. Но поскольку они ие привыкли к этим блюдам, то будьте любезны сначала сами откушать от всех этих яств, а йотом уже и мы поедим». Мешики повинуются, и вскоре испанцы принимаются за трапезу и с громадным аппетитом поглощают великолепных жареных индеек, маисовые лепешки и рагу, а потом запивают все это какао. В качестве ответного угощения мешики получают морские сухари, сало, несколько кусков солонины и вино, которое послам приходится но вкусу. На следующий день им дают вдобавок стеклянные украшения. Но что их обрадовало в высшей степени, так это высказанное намерение капитана покинуть этот берег. Даже несмотря на обещание вернуться еще и увидеть в добром здравии великого Моитесуму.

Несколькими днями позже в Мехико-Теиочтитлане послы представляют свой отчет и показывают все подарки, в частности, морские сухари. Монтесума дает попробовать их своим горбунам. Сам он тоже пробует кусочек и убеждается в том, что вкус у сухаря, по крайней мере, ие адский. По приказу императора остаток сухарей помещают в голубую чашу и относят в храм Уицилопочтли. Жрецы ставят посудину в cuauxicalli, гигантскую жертвенную чашу, и окуривают ее фимиамом. Затем ее торжественно переносят в Тулу. Там, в храме Кецалькоатля, ее снова окуривают и посвящают ей перепелок. Обернутая в дорогие ткани чаша помещается в каменный сундук и замуровывается в основание пирамиды. Стеклянные бусы закапываются в Мехико у подножия статуи Уицилопочтли. Монтесума уже знает: «Да, действительно, on оказал мне большую милость, наш сеньор Кецалькоатль — тот, который находился с нами в Туле, и я верю, что это действительно Че Акатль (1-й Тростник) и Накшитль (еще одно имя Кецалькоатля), который более трехсот лет тому назад ушел в небо и спустился в ад». Послов осыпают подарками. Тeuctlamacazqui получает всю дань с Точпана, Циукоака, Ицкуинкуитлапилько, Точтепека и Оцтомапа; и похоже, что эти города будут принадлежать ему всегда.

Теперь главная проблема для императора состоит в том, как предотвратить панику и как правильно истолковать полученные сведения. Все те, кто находится в курсе событий на побережье, должны об этом молчать — под страхом смерти для них и всего их рода, а также изъятия и истребления всего их имущества. Далее, в обстановке полной секретности Моптесума обращается за истолкованием последних событий к самым старым жителям города, по никто из них ничего не может сказать о вновь прибывших. Тогда Моптесума обращается к ученым.

Один из специалистов но черно-красному рисунку, то есть идеографическому письму, получает задание — изобразить но описаниям Тлильанкалкви испанцев и их корабли. Затем эти рисунки отсылаются во все уголки страны. Не видел ли кто-нибудь в какой-нибудь старинной книге что-нибудь подобное этим вещам и существам? Жрецы Ма- линалько показывают манускрипт, где представлены люди, похожие на циклопов, и другие — с одной ногой, по такой длинной, что когда они хотят прилечь, то эта нога поднимается вверх и может служить зонтиком; их огромные уши служат им покрывалами, а голова их спрятана в груди. По словам предков малииальков, эти существа должны будут когда-нибудь прийти, чтобы завладеть их страной. Писцы из региона Куаунауака (Куэрнавака), в свою очередь, говорят о возможности существования иолулюдей-иолурыб.

Сведения из Куитлауака и Мицквика воспринимаются с гораздо большим вниманием. Жители этих городов в краю chinampas были близки но крови тольтекам. По их мнению, сыновья Кецалькоатля действительно должны были по

явиться — чтобы править страной и вернуть себе все свое имущество. Однако вид этих людей в идеографических кодексах не соответствует внешнему облику странных существ, прибывших с востока.

Остается Хочимилько, где Тлильанкалкви знает старика по имени Квилацтли, обладающего большой эрудицией. Последний является со своими книгами, содержащими откровения, сделанные божеством-иокровителем города носителям его образа во время его странствий. Это божество само но себе представляет большой интерес. У него то же имя, что и у старого мудреца — Квилацтли («Тот, кто помогает расти овощам»), но больше оно известно под именем Сиу- акоатль, «Женщина-змея». Это божество многолико. Будучи землей, женщиной-матерью, она является представительницей автохтонов; а если она воительница, то в качестве защитницы своей территории. В политическом плане, это вице-король или chihuacoatl, представляющий коренных жителей города.

Другая важная для нас особенность богини — это ее родственные связи. Будучи матерью рода человеческого, именно она смолола кости, доставленные из ада Кецалько- атлем. Именно она воспитала Кецалькоатля после смерти его матери. И она могла бы быть матерью или супругой Мишкоатля, отца Кецалькоатля. И, наконец, мешики считают ее матерью или сестрой Уицилоночтли, а Тлиллан, темнота, размещалась в храме солнечного бога.

Таким образом, именно эта Сиуакоатль, столь близкая к Кецалькоатлю, произносит свои откровения на страницах книги старого Квилацтли. Вероятно, этот последний имел полную возможность разъяснить императору характер связи между белыми пришельцами и Кецалькоатлем. Впрочем, оба главных информатора Монтесумы тесно связаны с Сиуакоатль. Главный жрец Тлильанкалкви — тот, который из дома богини, из ее якорной стоянки на земле, — докладывает о том, что происходит в данный момент. Квилацтли — сама богиня — информирует о прошлом и о том, что говорят мифы. Живые воплощения автохтонов следят за незваными гостями.

Рассказы старого мудреца весьма удивительны. Сначала перед слушателем возникают из небесного восточного моря люди со змеиными головами или большие рыбы «с ногами гусениц». У других столь же мифических существ — одна нога или они передвигаются на орлах или на больших змеях, па которых они и едят, и спят. Затем появляются люди с головой в грудной клетке. Но самыми первыми придут светлокожие длиннобородые существа, одетые очень разнообразно в разноцветные одежды, с круглыми «мисками» па голове, сидя верхом на больших оленях. Они прибудут в больших домах, подобных деревянным горам...

В качестве наглядной иллюстрации к своим рассказам Квилацтли вытаскивает па свет очень старый документ, на котором представлены эти белолицые, их ладьи и их верховые животные или орлы. При виде всех этих изображений император вконец расстраивается и даже пускает слезу. Он делится со стариком информацией относительно того, что происходило на берегу, и продолжает: «Одно меня утешает: это то, что я послал им свои подарки и просил их покинуть наши берега. Они вняли моей просьбе и ушли. Не знаю, когда они появятся снова». Квилацтли говорит, что белые вернутся через год-два, самое большее — через три-четыре года. Монтесума решает теперь вести постоянные наблюдения за обстановкой на побережье и оставляет при себе на случай возможных консультаций этого мудрого старца Квилацтли. Отныне «авгохтониость» будет как бы его тенью...

Два года проходят без чрезвычайных событий. Император обретает свою напористость и свою гордость. Он перестал даже бояться богов. Терроризируя города, он смещает их правителей и назначает на их место своих родственников: своего племянника Оквицкви — в Аскапоцалько, другого племянника, Хуаиитля — в Экатенек, еще одного, Омакатля — в Хочимилько, а своего сына Акамапичтли — в Тенайукуа.

Таким образом, рассказ из Chronique X — это, в основном, легенда.

Ее текст представляет собой произвольную компиляцию сведений о двух прибытиях, следующих одно за другим:

Грихальвы и Кортеса. Компиляция направлена на то, чтобы подчеркнуть состояние тревоги Монтесумы — этот парализующий страх, который, в глазах хронистов, ведет его самого и его империю к гибели. К тому же надо показать, что как только опасность миновала, Монтесума обрел свое постоянное и главное качество — гордость. И вся эта компиляция, безусловно, испытывает влияние древнего мифа, о чем свидетельствует ассоциация Монтесумы с персонажами, символизирующими землю автохтонов.

Рассказ содержит сознательные искажения и легендарные или мифические элементы. Он направлен на рассмотрение отдаленных событий. Но он представляет также отдельные подлинные элементы, принадлежащие, скорее, к путешествию Кортеса, нежели Грихальвы. Тоскливые предчувствия императора, его страх — реальны. То, что Монтесу ма старается понять, и то, о чем ему идут донесения, — это гоже вполне правдоподобно. Если бы до нас дошли слухи о том, что в каком-то отдаленном уголке планеты высадились какие-то опасные инопланетяне, то нам гоже стало бы не но себе — достаточно вспомнить о панике, которая разразилась в Нью-Йорке после выхода радиофельетона Орсона но роману Герберта Уэллса «Война миров»: мы стали бы обращаться к ученым и бросились бы листать научно-фантастические романы в попытке найти понимание ситуации и руководство к действию. Остается выяснить подлинность другого, более существенного момента этого рассказа — ожидания скорого возвращения. Действительно ли, как утверждают информаторы де Саагуиа, Монтесу - ма и его сановники верили, что «прибыл он, наш высокочтимый принц Кецалькоатль»?

ГЛАВА 11 Пернатый Змей

ВОЗВРАЩЕНИЕ КЕЦАЛЬКОАТЛЯ

В соответствии с тем, что говорят информаторы де Саагуна, при виде Грихальвы и его людей, Пинотль из Куэ- тлакстлана, Яоцин из Миктланкуаутлы, интендант из Теочинъёкана, Куитлалышток и Тентлилли подумали, что вернулся Кецалькоатль. В свою очередь, Chronique X сообщает, что Моптесума захотел узнать, имеют ли прибывшие отношение к Топильцину-Кецалькоатлю, который некогда удалился, провозгласив, что он или его сын придут еще и будут владеть этой страной и управлять ею, — к тому Ке- цалькоатлю, трон которого он, Монтесума, лишь временно занимает. Известие о прибытии Кецалькоатля находит свое отражение и в книгах чиманпанеков из Куитлауака, Миц- квика и Хочимилько...

Вера в это предсказанное возвращение в большой мере способствовала продвижению Конкисты в смысле деморализации ацтеков и, в частности, Монтесумы, которого некоторые исследователи считают «Гамлетом на экзотической почве, отравленным смертельным ядом отчаяния». Факт существования этой веры оспаривается некоторыми авторами-ревизионис- тами, которые усматривают в мифе о Кецалькоатле «посткор- тесианскую легенду», даже фабрикацию самого конкистадора. Последний как бы хотел показать, что роль испанцев в Мексике была предрешена задолго до их прибытия в страну.

Скажем сразу, что эти предположения никак не подтверждаются, особенно в том, что касается Кортеса. Испанские источники указывают совершенно определенно на тот факт, что Кортес на всем своем пути в Мехико ни разу не назвался Кецалькоатлем, хотя объективно для этого были все возможности.

Миф о Кецалькоатле имеет свою внутреннюю логику и образует существенную часть космогонии и менталитета древних месоамериканцев. Параллели с этим мифом можно найти у других народов, например у майя. Следовательно, никак нельзя отрицать его доиспаиский характер. Очевидно, однако, что миф претерпел какие-то изменения в колониальную эпоху, особенно в том смысле, что Кортеса отождествляли с Пернатым Змеем (Облачным Змеем). Бога сразу же сделали белолицым. Далее, поскольку считалось, что в конце своей жизни он стал благочестивым и оказался жертвой мрачного Тецкатлиноки, то некоторые увидели в нем христианина, даже миссионера (Дюран, например, говорит об апостоле Фоме, Святом Фоме Индий) или, дальше уж некуда, самого Христа. Отсутствие смерти и человеческих жертвоприношений в райском То л ламе эпохи заката рассматривалось как протест бога против жертвоприношений, а его бегство — как победа сторонников жертвоприношений, возглавляемых Тец- кат л инокой! Кроме того, в уста побежденного реформатора было вложено пророчество о его возвращении.

Манускрипт иезуита Хуана де Товара является одним из наиболее поучительных в этом плане. Он объясняет, что как только ацтеки узнали о прибытии испанцев, они все как один увидели в этом возвращение Кецалькоатля, который «давно удалился за море — в ту сторону, где встает солнце; он сказал, что через некоторое время от вернется и что надо будет его встречать с подарками — богатствами этой страны, поскольку эта страна ему принадлежит, и он — ее правитель».

Далее Товар резюмирует «историю» Кецалькоатля: «А для того, чтобы все это лучше попять, надо иметь в виду, что в этой стране в незапамятные времена, согласно записанным свидетельствам (Дюран?), проживал некий человек — настолько благочестивый, что многие считают, что это был святой, который прибыл в эти края, чтобы проповедовать Святое Евангелие; и действительно, его посты и покаяния, его ночные бдения и его проповеди, направленные против всяческих пороков, которые он бичевал со всей строгостью, призывая к благочестию, делают его равным евангельским святым; а главное, он, как многие утверждают, не был идолопоклонником; наоборот, он ненавидел идолов и жестокие обряды и ложные церемонии, из-за чего он был преследуем до такой степени, что вынужден был покинуть страну и поселиться далеко за морями; но на прощание он обещал вернуться или прислать вместо себя других, которые отомстят тем, кто в этой стране совершал преступления против Бога... Мексиканцы весьма почитали этого человека, так как, говорят, он был способен творить чудеса, а его добродетель была просто сверхчеловеческая; и говорят, он был богоизбранным сеньором и императором этой страны».

Теперь известно, что Кецалькоатль ие был ни белым человеком, ни религиозным реформатором, что он ие возвещал о своем возвращении и что он вообще существовал лишь в мифических представлениях месоамериканцев. Лишь общие интересы испанцев и индейцев придали ему эти более или менее выраженные черты европейского миссионера. С испанской стороны — либо для того, утобы иметь основание претендовать на его наследство и оправдать новую власть, либо для того, чтобы показать, как это представлялось миссионерам, что индейцы были христианами столько же времени, сколько и сами испанцы и что поэтому они были достойны внимания и снисхождения. С индейской стороны — в силу тех же соображений, которые бытовали среди миссионеров, а также для того, чтобы показать, что в Мексике уже давно поднимались голоса против такого чудовищного безобразия, каким были человеческие жертвоприношения.

Кецалькоатль действительно ие провозглашал своего возвращения в конце жизни. Но у пего ие было в этом необходимости: это возвращение предполагалось само собой. Давайте вспомним, что для индейцев мировые эпохи или «солнца» были ставкой в непрерывной борьбе Тецкатлипо- ки и Кецалькоатля, которые сменяли друг друга у власти. Четвертое «солнце» было эпохой предшественников ацтеков. Это солнце принадлежало Кецалькоатлю, который царствовал над тольтеками в Толлапе. Пернатый Змей был свергнут Тецкатлипокой, поддержанным Уицилопочтли, пятым

^Тернатый 3xieu

(ацтекским) «солнцем». Вполне естественно, что Кецалько- атль должен был вернуться и изгнать Тецкатлипоку-Уици- лопочтли. Пятое солнце представляло собой относительно недавнее нововведение, и еще в большей мере это можно сказать о замене Кецалькоатля на Уицилоночтли. Во время всего ацтекского «солнца» Кецалькоатль систематически отодвигался на задний план, и в различных обрядах и празднествах его заменяли Колибри-Левшой. Не естественно ли, что, узнав о его предполагаемом возвращении, мешики, и только они, должны были почувствовать свою вину?

Вернемся к Моптесуме. Как он истолковывает приход незнакомцев? Нам известно, что он располагал информацией различного характера. Ему рассказывали о чрезвычайных событиях на островах, о постоянно прибывающих непобедимых, и все-таки однажды побежденных воинах, о громоподобном, странного вида оружии... Не исключено, что Эррера — потерпевший кораблекрушение испанский моряк, ставший военным вождем майя — сам где мог организовывал панику, стержнем которой была мысль: если придут его соотечественники, то это будет означать конец индейской цивилизации, а все индейцы будут обращены в рабство...

По крайней мере одно обстоятельство должно быть ясным для Монтесумы. Вновь прибывшие являются teteo (множественное число от teotl) — слово, переводимое обычно как «боги», но значение его гораздо шире. Море именуется teoatl, «огромная вода» (вместо «огромная» можно поставить «чудесная» или «величественная»). Словом teocalco называется комната во дворце, где хранятся сокровища и все, что вызывает восхищение. Теочичимеки — это настоящие, подлинные чичимеки. В других сложных словах teo может быть связано со значением ужасного, опасного, священного, исключительного, солнца... Испанцы — как раз все это.

Действительно ли они боги, вроде Мишкоатля, Кецалькоатля или Уицилоночтли? Именно это хочет уяснить себе великий tlatoani. Именно поэтому он велит следить за обстановкой па побережье, поэтому он готов в Потончапе заплатить

за потенциального информатора его вес в золоте, поэтому он обращается к мудрецам и к старинным книгам. У незнакомцев величественная осанка — именно такая, какая должна быть у богов. Похоже, что они могут по своему желанию переместиться в любое место но огромной воде. Они владеют молниями, и они очень опасны. Однако они все же смертны. Но разве сами боги не умирают? Боги умирают.