Book: Любовь королевы или игрушка богов (СИ)



Любовь королевы или игрушка богов (СИ)

Ирис Белый

Любовь королевы или игрушка богов

Пролог

5 лет назад

— Но это же долг Амеры, я не могу занять ее место! — воскликнула я, глядя на ложи старейшин.

— Только так ты сможешь спасти сестру и государство людское! — ответили мне старейшины, недовольные моим сопротивлением.

— Но как же моя репутация, если я так поступлю, я буду опозорена! — воскликнула я.

По законам нашего общества, женщина, лишившаяся девственности и не имеющая мужа, считается низшей в сообществе.

— Амира будет больна, а когда вылечится, получит благословение старейшин, тем самим вопрос девственности будет закрыт — ответили они, и мне пришлось принять такой ответ, ведь поручительство старейшин это высшее благо в нашем сообществе и высшая честь.

— Но Амера никогда не согласится отдать мне своего Риана, она любит его! — предприняла я очередную попытку отказаться.

— Амера будет помнить все, то же, что и ее сестра, считая, что все это время она была с Рианом и это она родила ему сына. Твоя память перейдет к ней как ее — был мне ответ.

— Но почему я? — покачала я головой — Неужели сестра сама не может родить будущего короля?

— Нет! — был мне ответ — Только твое дитя может стать достойным продолжением цивилизации людей, дети Амеры приведут мир к гибели.

Я понимала, что у меня нет выбора, и я сдалась на волю старейшин. А через три дня стоя перед венцом с самым красивейшим из мужчин, я жалела, что он принадлежит не мне.


3.5 года назад

Я зашла в спальню, где нянечка сидела рядом с моим малышом. Мой полуторагодовалый сынишка спал в своей кроватке, мирно подложив кулачок под щечку, и казался ангелочком. Его черные волнистые как у отца волосы лежали на подушке, и мне так хотелось послать старейшин к черту, но я не могла.

«Так надо!» — внушала я себе

— Ваше величество! — нянечка присела в поклоне.

— Он спит? — спросила я, подходя ближе и еле сдерживая слезы.

— Да моя королева — был мне ответ

— Тогда ты свободна, я посижу с ним — бросила я, присаживаясь около кроватки и глядя на сына, которого любила больше жизни.

- Но моя королева, ваш супруг… вечер…! — замялась нянечка

— Не спорь! — оборвала я ее — Иди же!

— Да, ваше величество! — девушка поклонилась и выскочила из комнаты.

Но я этого уже не замечала. Мои глаза впитывали такой родной и любимый образ, полненькие губки улыбающиеся чему-то во сне, пушистые «мамины» как говорил муж реснички скрывающие синие как море глаза, ямочки на подбородке и щечках, которые скрываются если он хмурится. Все это было родным и любимым, как же я уйду и оставлю его. Наклонившись, я нежно поцеловала своего малыша в щечку, а потом так и осталась, прижавшись к сыну губами, всю прошлую ночь, я так же прижималась к мужу, а теперь прощаюсь и с сыном. Глубоко вздохнув, любимый запах молока и шоколада, я отстранилась от него, а потом, подняв сына на руки, я укутала его в одеяльце и вышла с ним в сад.

Я шла по дорожке из камней, глядя на красивые цветы в саду, который я взращивала и ненавидела себя за то, что делаю, но так надо! Наконец, я вошла в дальнюю часть сада и замерла, глядя на девушку как две капли воды похожую на меня. В этот момент я ее ненавидела, она забирает то, что принадлежит мне, но так надо!

Наши взгляды встретились, и я почувствовала, как моя память переходит к ней превращаясь и модернизируясь в ее память. И от этого стало только хуже.

— Здравствуй, сестра — поприветствовала меня сестра — спасибо тебе, что ты побыла с моим малышом.

— Береги их, Амера — ответила ей я, отдавая сына и еле сдерживая слезы отчаянья.

И тут мой сын проснулся. Открыв свои синие глазки, мой Мирон огляделся вокруг и, увидев двух мам, он безошибочно определил какая его, после чего потянулся ко мне, но я сделала шаг назад, развернулась и пошла прочь, даже не оборачиваясь. Уходя, я слышала, как меня зовет мой ребенок и как он плачет. Мое сердце разрывалось от боли, из глаз текли слезы, но я шла прочь от тех, кого любила больше жизни.

Так надо.


Я стояла в темном помещении, и только свет освещал меня и старейшин.

— Ты выполнила свой долг, теперь наша очередь, выбирай себе пару и ты станешь достойной женой! — сказали старейшины.

— Нет — ответила я им, уже давно решив свою судьбу.

— Что? — услышала я удивленные возгласы

— Я не выйду замуж, я уже жена и не важно, что он принадлежит не мне, я прошу только об одном, скажите, с ними все будет в порядке? — ответила я им.

— Да мир будет спасен — был мне ответ, но он меня не устроил.

— А Риан и Мирон? — продолжила я добиваться ответа.

— Они выполнят свой долг — ответили мне.

— Я хочу знать, что будет с моим мужем и сыном? — теряя терпение, спросила я.

— Они не твои, они Амеры! — покачали головой старейшины, а потом добавили — Все будет хорошо! Так ты отказываешься от замужества?

— Да!

— Тогда можешь идти и не говори потом, что мы не предлагали тебе помощь! — сказали они мне

Я только поклонилась в ответ и ушла.


Два года назад.

— Вы сказали, что с ними все будет хорошо! — закричала я, врываясь в зал старейшин.

— Нам жаль Амира, но удел твоего старшего ребенка, был погибнуть вместе с матерью, — был мне ответ — а тебе пора возвращаться к мужу и рожать истинного спасителя людей.

— Что! Но вы говорили… — начала я, но меня перебили.

— Мы спасали мать спасителя и для этого были готовы на все, возвращайся к мужу и роди ему дочь, которая поведет людей к спасению.

Я ошарашено смотрела на этих людей, сидящих в своих ложах. Я только сейчас поняла, что они использовали меня. Они прекрасно знали, что мой сын умрет, но все равно сделали все, чтобы получить желаемое.

— Нет! — был мой ответ.

— Что!

— Я не буду больше вашей игрушкой! — ответила я, пятясь к двери — И я больше не позволю вам играть моей жизнью!

— Твое упрямство и сопротивление бесполезно судьба все равно приведет к нужному результату — прозвучали голоса старейшин.

— Только через мой труп! Я не вернусь к Риану, и больше никогда не буду рожать по вашей указке!

Я выбежала прочь, прекрасно понимая, что чем скорее уйду из племени, тем будет лучше.

— Амира, куда ты? — услышала я голос подруги детства, а обернувшись, увидела и вторую подругу. Ни обе ныне королевы мира эльфов и гномов.

— Шейла, Кра, я рада вас видеть! — поприветствовала я их, направляясь к своему дому.

— Ты куда-то собралась? — спросили подруги, еле поспевая за мной.

— Да, я ухожу в мир людей и больше не вернусь!

— Но почему? Это из-за смерти Мирона и Амеры. Ты возвращаешься к Риану? — я слышала радость в их голосах, но сама ее не испытывала.

— Старейшины использовали меня с самого начала и теперь они хотят, чтобы я вернулась к Риану, но этого не будет!

— Амира, подожди, успокойся! — воскликнула Шейла — Что случилось? Ты же любишь Риана?

— Нет, теперь нет! Он поклялся, что позаботится о сыне и не сдержал слово! Я ненавижу его за это и старейшин тоже ненавижу!

Я быстро вошла в свой дом и начала собирать только самые необходимые вещи. Земные деньги, плащ, кинжал и меч, фото сына и медальон подарок мужа единственное, что осталось кроме меча из той жизни. Посмотрев на медальон, я задумалась, а стоит ли его брать, но все равно бросила его в рюкзак, подумав, что продам в мире людей, если деньги понадобятся. Потом, не обращая внимания на подруг, переоделась в штаны и, затянув грудь куском ткани, одела рубашку.

Волосы…. Обстричь? Нет, они по грудь и вполне можно выдать за мужские волосы! Поэтому я просто заплела косу и стала похожей на парнишку лет восемнадцати так пойдет.

— Амира, остановись, успокойся, подумай, тобой движет боль из-за потери сына! Подумай, может лучше вернуться к мужу и снова быть счастливой, чем скитаться по миру людей беглецом? — пытались образумить меня подруги.

— Нет! — был мой краткий ответ и, надев сумку на плечо, а меч вставив в ножны, я пошла к двери — Я не могу к нему вернутся и не вернусь!

— Ты хоть пиши, что живая! — заламывая руки, попросили подруги.

— Буду — ответила я и ушла прочь.


1

В столице Миррии Амеране в замке короля Риана было торжество, люди гномы и эльфы праздновали пятилетия победы над троллями. На этом торжестве присутствовали все стороны союза, когда-то сражавшегося с захватчиками. Королевы Шейла, Кравия, а для друзей просто Шейл и Кра стояли чуть в стороне, наблюдая за общим торжеством и королем Рианом.

— Ну что же, слухи не обманывают, Леди Арания действительно уже считает себя королевой — бросила Шейла, жена короля эльфов и мудрая правительница.

— Меня больше интересует, какие планы у Риана, чем у этой избалованной девчонки — пожала плечами Кра, все же наблюдая за девушкой, в голубом платье, порхающей по залу между гостями.

Она была очень красива, светлые золотистые волосы, голубые глаза на пол лица, и пухленькие губки, привлекающие к себе взгляды всех мужчин в зале, кроме короля, конечно, ведь его женщины больше не интересовали, ее фигурке могла позавидовать любая женщина в мире и она была идеальной леди до мозга и костей. Однако никто из присутствующих в этом зале не сомневался, что королеву Амеру ей не затмить ни в одном из возможных амплуа.

— Я хочу поговорить с ним об этом — бросила Шейла, переводя взгляд на короля Риана, он сидел на своем троне и смотрел на зал своим уже ставшим привычным пустым взглядом. Казалось, ничего уже не может порадовать короля, да так это и было, но об этом знали только самые близкие друзья короля.

— Думаешь, стоит это делать? — спросила встревожено Кра.

— Стоит! — был ей ответ и женщины замолчали.

— Вот упрямая! — вдруг воскликнула Шейла — Она же любит его! Зачем же так себе жизнь портить!

— А зачем ты себе портишь? — пожала плечами Кра — Сколько ты уже с мужем не живешь и не разговариваешь?

— Я не порчу! Он мне изменил! — воскликнула Шейла, еле сдерживая слезы — И я не намерена его прощать!

— Ну, вот и она не портит и не намерена, просто он не сдержал обещание и их малыш погиб — усмехнулась Кра, наблюдая, как леди Арания подходит к королю, приседает в реверансе и что-то у него спрашивает, а потом радостно возвращается в толпу.

— Ты получала от нее письма? — спросила вдруг Шейла.

— Уже месяца три как ничего — был ей ответ.

— У меня тоже! — покачала головой Шейла — Она и раньше меня не баловала, раз в месяц записка с фразой «Я жива!» и все, а теперь и это исчезло, я волнуюсь за нее.

— Я тоже!

— О, вот вы где! — воскликнула леди Арания, неожиданно появляясь перед женщинами — Риан собирается провозгласить тост за победу, и просил найти вас и ваших мужей!

— Ну, наши мужья уже с ним, а мы сейчас придем! — ответила Шейла, даже не удостоив Аранию взглядом и переглянувшись с подругой, направилась к королю.

Намного позже, когда все уже легли, Шейла вышла из своих покоев и увидела тень на парапете замка смотрящую вдаль. Она прекрасно знала кто это, поэтому, не задумываясь, подошла к мужчине.

— Скоро рассвет, а ты все еще не спишь — сказала она, становясь рядом с ним.

— Она любила рассвет — сказал Риан задумчиво — почти каждый день, она вставала на рассвете и приносила сюда сына, я подкрадывался к ней сзади и прижимал к себе их обоих, — пауза повисла в воздухе, а потом он вдруг закончил свои восспоминания — в те времена мы были счастливы.

— В те времена? — удивилась Шейла, не понимая смысла его слов.

— Потом она изменилась и наш брак дал трещину. Я два с половиной года пытался понять, что же изменилось и так и не понял. Просто в один прекрасный вечер, и я и мой сын перестали ее узнавать! — король горько усмехнулся — Ее будто подменили. Это была она и не она. А я вдруг понял, что не могу рядом с ней находиться и стал ее избегать, а теперь их нет, а я так и не сдержал обещание, данное моей Амере в последнюю ночь.

— Какое обещание — с замирающим сердцем от осознания уточнила Шейла.

— Позаботиться и защитить нашего сына, и теперь я вечно буду один.

— А как же леди Арания — удивленно спросила королева эльфов.

— А что леди Арания — посмотрев на нее с удивлением, спросил Риан.

— Разве ты не собираешься жениться на ней?

— Нет! — покачал он головой — Моя жена и сын мертвы, мот трон получит мой брат, а пока я жив, я сделаю все, чтобы страна процветала.

— Но она правит твоей страной как королева и считает, что ты женишься на ней — сказала Шейла, внимательно глядя на Риана.

Ответом ей был его грустный, какой-то отчаянный смех.

— Они хотят меня на ней женить, но этого не будет! — сказал он, не смотря на Шейлу, а в его голосе звучала странная решимость — Она может управлять моим замом, но королевой ей не стать, никогда! Это место занято и на него вакансий нет, и не будет!

Мужчина и женщина еще долго стояли на парапете, глядя на первые лучи солнца. Каждый из них думал о королеве людей, которую оба любили. Женщина о молодой воительнице, которая уже несколько месяцев не подавала сигналов, что жива. А мужчина о нежной ласковой и в то же время такой упрямой женщине, которую так любил и потерял. Когда же, наконец рассвело и король ушел, Шейла вдруг спросила.

— Ты все слышала?

— Да — ответила Кра, становясь рядом с ней.

— Может, стоит ему рассказать? — неуверенно спросила Шейла.

— Она нас за это не простит — покачала головой Кра.

— Что ж будем ждать и надеяться, что она вернется раньше, чем наступят темные времена — покачала головой Шейла, вспоминая о сосуде, который ей велели взять с собой старейшины.


Я вошла в пещеру. Меня встретило подобие темного помещения, полное дыма и вони, от немытых тел. Я шла мимо столов, ища конкретного индивида. Внешне они все на одно лицо для нас, как и люди для них, но постепенно я научилась отличать одного тролля от другого, поэтому сейчас легко нашла нужного мне.

— Триста за пять партий — бросила я на его гортанном языке, кидая купюры на стол.

Он поднял на меня взгляд и кивнул. Мы уже не раз так встречались и еще не раз встретимся, если мне будет нужно.

— Давай! Я давно тебя не видел Амир, где ты пропадал? — спросил меня тролль, в то время как я устраивалась на табурете.

Мои руки в зеленых перчатках, скрытые плащом, легко перетасовывали карты, раскладывая на первую партию.

— Людской тюрьме — был ему мой краткий ответ.

Он внимательно посмотрел на меня, но как всегда увидел только черную маску, тщательно скрывающую лицо.

— Поймали? — уточнил он.

— Да и хотели отдать в людской зверинец, только я сбежал.

— И правильно сделал — удовлетворенно бросил тролль.

— Я тоже так думаю, Арарик! — кивнул я — Но все же я хочу мести! — бросила я, минуты через три, выигрывая первую партию и забирая свой первый выигрыш.

— Было бы странно, если бы ты ее не хотел — был мне краткий ответ.

— Не знаешь, тут кто-нибудь в набег собирается? — спросила я, раскладывая карты для новой партии.

— Вольф вроде собирался, но сейчас все набеги запрещены, намечается заварушка покрупнее — ответил Арарик.

— Рассказывай — бросила я.

— Мы решили вернуть нашу землю — был мне ответ, в то время как он выкладывал карты с победной комбинацией — Сначала люди, потом эльфы и, наконец, гномы.

— Набор рекрутов еще идет? — поинтересовалась я, минут этак через пятнадцать, забирая выигрыш от третьей партии.

— Да, армия двинется дня через три, и принимаются все желающие — пожал плечами тролль, пока я тасовала колоду.

— И как пойдут? — усмехнулась я, делая вид, что довольна перспективой.

— Через северный район Миррии.

— А много нас таких добровольцев — поинтересовалась я, смотря, как он жадно сгребает выигранные деньги.

— А почему спрашиваешь? — напрягся он — Ты случайно не шпионишь?

— На кого, на людей что ли? Да боже упаси, я думал, ты меня лучше знаешь! — бросила я, при этом внешне была абсолютно спокойна — Я спросил, потому что хочу знать, какая конкуренция при грабеже у меня будет!

— Семь тысяч уже есть, но это только начало! — в очередной раз, выигрывая, ответил он — хорошая была игра!

— Ты прав, — улыбнулась я, вставая — я присоединюсь к войскам, только, где они собираются?

— У границы возле Минарии — бросил он, уже теряя ко мне интерес, и я была рада этому.

Выйдя из трактира, я пошла прочь. Я не опасалась преследования, я проиграла и это видели все, а значит, денег больше нет. Отойдя на большое расстояние, я свистнула и тут же появилась лошадь.

— Поехали в Минарию, Пейга, проверим сказанное нашим другом — бросила я, садясь в седло и уже через минуту скача прочь из темных закоулков Ямындии.

А еще через два часа глядя из укрытия на толпище троллей, топтавшихся на окраинах границ Минарии, я поняла, что Миррии грозит беда, а значит, пора вмешиваться, то чего я боялась, произошло, и у меня больше нет выбора.



Вернувшись к лошади, а быстро добралась до убежища, где сорвала с себя плащ, перчатки и маску. Уж очень жаркий наряд для июля, но в мире троллей иначе нельзя, если конечно хочешь жить, тролли не терпят людей, эльфов и гномов. Грустно усмехнувшись и мечтая о ванне, смывающую противный запах троллей, но которую, к сожалению, я все равно не смогу принять, из-за отсутствия времени и возможности, я написала послание подругам, и направилась в голубятню. Подойдя к жердочке, где сидели голуби, я нашла взглядом белую голубку и протянула к ней руку, чем она сразу воспользовалась, усевшись на нее.

— Ну что, Мирра, давно ты не летала? — спросила я у голубки и получив подтверждение, добавила — тогда полетаешь, Шейла и Кра в столице Миррии — Амеране, найди одну из них и передай письмо.

Потом привязала послание к лапке и, подойдя к проему в скале, выпустила голубку. Я долго смотрела на улетающую птицу, а потом отправилась собираться, меня ждала долгая дорога в мир людей, а еще надо и к старому племени заскочить.


Пока мужчины были на запланированной охоте женщины, которые не поехали с ними развлекали себя, гуляя по саду. Обе королевы сидели в кругу придворных дам двора Риана и слушали их глупости, в то время как обе вспоминали разговор с Рианом, ведь теперь им обоим было ясно, что король и королева любят друг друга и должны быть вместе.

Размышления обоих королев прервал вскрик женщин, и тут же на юбки Шейлы опустилась белая голубка.

— Не шевелитесь, ваше величество! — воскликнула Арания, бледнея — Мы сейчас сгоним эту грязную нечисть, стража!

Но Шейле было не до того. Она узнала голубя.

— Снежная! — радостно воскликнула она, беря в руки голубя и видя, что к лапке привязано письмо — Ты мне что-то принесла? Умничка!

Королева радостно отвязала от лапки письмо и, погладив голубку, отпустила, а та уселась на дерево и стала ждать ответа. Королева же с улыбкой открыла письмо и прочитала, но чем дольше она читала, тем бледнее становилось ее лицо.

— Шейла, что случилось? — встревожено спросила Кра, видя как бледнее лицо подруги.

— Тролли идут — белыми губами ответила Шейла, передавая письмо подруге.

Наконец, придя в себя от шока, обе королевы переглянулись и почти в один голос велели.

— Немедленно отошлите гонца в лес! Нам срочно нужно вернуть мужчин!

— Но… — начала Арания не понимая, что происходит, но ей не дали договорить.

— У нас нет времени, Арания! — перебила ее Кра — Отошлите гонца за королем это приказ!

И тут у Арании сработала ее гордыня.

— Но я не обязана вам подчиняться! Я будущая королева Миррии и не потерплю такого обхождения!

— Да что ты говоришь! — усмехнулась Шейла — Тебе никогда не стать королевой. И не только потому что Риан не желает жениться снова, но и потому, что он женат! — сказав это она посмотрела на Кра и добавила — пошли Кра, нам надо послать гонца, а потом не забыть оповестить Риана, о поведении его экономки!

Через двадцать минут две женщины смотрели вслед гонцу, мчащемуся к лесу.

— Зря ты ей сказала — покачала головой Кра — она может ему рассказать, и будут проблемы.

— Может и зря, но я не сдержалась, ее высокомерие вывело меня из себя — ответила Шейла, глядя на лес.

— Она вернется, но нам не стоит показывать, что мы знаем, что она жива, это будет предательством по отношению к ним обоим, пусть сами разбираются.

— Ты права, нам остается молчать и ждать, а еще надеяться, что мы все же победим, а эта девица будет держать язык за зубами.

Им оставалось только ждать возвращения мужчин. Ждать и бояться того, что еще грядет, ведь снова тролли начали войну за территорию, а в королевской чете нет мира и согласия.


2


Мужчины вернулись через час, и почти сразу началась бурная деятельность по укреплению замка. Выслушав сообщения женщин и прочитав послание, Риан решил довериться этому письму, после чего во все стороны от замка полетело и поскакало куча гонцов, задачей которых было собирать армию и оповестить население. А еще через несколько часов в замок стал наполняться как армией, так и мирным людом, желающим получить защиту короля и предлагающим свои услуги. Там были все и грифоны со своими наездниками, и простые всадники со своими лошадьми, и стрельцы, и маги, и гномы и эльфы и купцы и плотники и вообще кого тут только не было. К концу второго дня замок был переполнен крестьянами и армией.

Леди Арания проверив запасы замка, доложила, что замок выдержит месяц осады и тогда в замок по велению короля потекла провизия. Тем временем натягивались укрытия над двором, чтобы как можно меньше стрел попадали в людей, а на стенах устанавливали щиты которые могли противостоять таранам. Маги же нашептывали заклятия, чтобы уберечь замок. А религиозный люд читал свои защитные молитвы.

В это же время в самом замке кипели не менее жаркие людские страсти.

— Она унизила меня, как вы можете допускать такое? — говорила Леди Арания тем же вечером, после разговора с Шейлой и Кра, ходя по кругу по покоям короля перед Рианом — И что значит, что вы женаты? Вы же обещали моему отцу!

— Я ничего не обещал твоему отцу, кроме как позволить вам управлять моим домом и уважать вас! — был ей холодный ответ.

Риан смотрел на женщину, но не видел ее. Его больше интересовал вопрос безопасности людей, а не женские склоки, но тут идет вопрос о его друзьях, да еще и королевах сразу друг союзных стран, и он просто не мог не вмешаться.

— Но… — начала девушка, однако Риану надоело ее слушать, и он вмешался.

— Хватит, леди Арания! — произнес он сухо и решительно — Вы забываетесь! Леди Шейла мой близкий друг и, между прочим, королева страны эльфов! Не вам с ней спорить и противостоять ей! Вы ниже ее по статусу, а теперь идите и займитесь своими обязанностями.

Девушка выбежала со слезами на глазах и явно побежала жаловаться отцу, но короля это не интересовало он думал совсем о другом, и это его тревожило.

А тем временем в другой комнате замка кипели друге страсти.

Король эльфов Дэриан ворвался в покои жены.

— Я просил тебя прийти ко мне! — воскликнул он, глядя на жену.

— Нам нечего обсуждать, а постель с тобой пусть делит твоя обожаемая Саида — был ему ответ Королевы Шейлы.

— Как раз наоборот, есть! Ты немедленно уезжаешь домой!

— Нет — ответила Шейла продолжая готовиться ко сну и потирая спину, беременность пусть и протекала легко, но все равно большой живот тяжело давался для хрупкой спины королевы.

— Что значит «нет»! — воскликнул ее супруг — Ты беременна и тебе нет места в осажденном замке. Ты уезжаешь!

Королева резко обернулась к супругу и ее глаза загорелись огнем гнева.

— Вы предлагаете мне бежать, поджав хвост? — спросила Шейла — Неужели вы не понимаете, что если замок падет, падет и весь мир! Тролли просто сметут все на своем пути! Я не побегу только из-за того, что вам так хочется! И не буду прятаться всю остаток жизни только из-за того, что побоялась принять смерть в бою!

— Шейла, сейчас не время спорить, — король попытался воззвать к разуму жены — я дал тебе свободу и позволил делать все, что ты захочешь, но не сейчас! Ты должна понимать, что когда начнется, осада будут гибнуть все, кто попадет под удар или стрелу, а я не хочу чтобы ты пострадала!

— С чего бы это? — горько усмехнулась королева — Ты сам выбрал ее постель, и какое право ты имеешь что-то от меня требовать! Я остаюсь и только одним путем, ты сможешь меня отправить, если найдешь ящик для перевозки и сможешь запихать меня в него, но предупреждаю, после этого ни меня, ни ребенка ты больше никогда не увидишь!

Сказав это, королева отвернулась к окну, не желая видеть больше мужа.

Но если бы королева посмотрела сейчас на мужа, она бы заметила боль на его лице, однако она смотрела в окно, поэтому ничего кроме голоса полного злости не услышала.

— Как вам будет угодно, моя королева — сказал король и ушел, а королева сползла по стене на пол и разрыдалась.

А в других покоях замка в своей постели лежали двое. После бурных утек король, и королева гномов тихо беседовали.

— Ты должна вернуться в наше королевство — прошептал король Зам, перебирая волосы любимой супруги.

— Ты же знаешь, что я не могу этого сделать, я нужна тут — был ему ответ королевы Кравии, она лежала на плече мужа и даже не пыталась открыть глаз.

— Но люди это не твоя территория, ты хранитель гномов, а не людей.

— Ты не понимаешь — покачала она головой, но глаза так и не открыла — во-первых, есть рубежи, где должны присутствовать все, если они, конечно, ценят то, что имеют, этот замок один из таких рубежей и от его сохранности многое зависит, а я ценю то, что имею, а значит мое место тут. А во-вторых, наш сын должен пройти это испытание вместе с тобой и мной.

— Сын? — король аж подпрыгнул на месте, услышав последнюю фразу жены, но все же не забыв воспринять все, что сказала супруга. Он давно уже принял, что каждое ее слово хранит вековую мудрость.

— Да, сын — наконец открыла глаза королева — прости, что не сказала раньше, но он должен был быть тут вместе с нами и победить еще до своего рождения.

Король же просто обнял супругу и прижал к себе. У него родится малыш, их первый малыш! И он должен сделать все, чтобы победить троллей и обезопасить супругу, ведь зная ее, пытаться убедить ее уехать бесполезно, если она уже приняла решение.


Я поднималась вверх по ущелью состоящему из скал, все выше и выше, пока не нашла нужную развилку. Это ущелье называли ущельем знаний, но очень мало кто знал, что тут живет один из старейших народов мира.

Подойдя к одной из отвесных скал, где, казалось бы, был тупик, я положила правую руку на конкретный камень, и назвала свое имя, скала тут же отъехала в сторону, пропуская меня вперед.

— Сделав еще несколько шагов, я замерла, глядя на открывшийся вид.

Пещера представляла собой мраморную гладь, состоящую из чего-то напоминающего домов из мрамора. Красота этих построек слепила глаза, но я не могла пойти дальше и изучить их ближе, так как прекрасно понимала, что у меня нет такого права.

— Кто ты и зачем пришла — раздался голос из ниоткуда.

Я ждала именно его, но все равно вздрогнула от неожиданности.

— Я Амира из верхнего мира — произнесла я спокойно, при этом стараясь не делать резких движений зная, что это смертельно опасно — я пришла с миром, получить свой долг от короля Дебая.

Несколько минут было тихо, и я уже подумала, что ответа мне не будет, когда раздалось:

— Что вам нужно, ваше величество? — голос смягчился и звучал более уважительно.

— Армия способная помочь справиться людям с нападающими на них троллями — ответила я.

И снова тишина. Однако отовсюду появился какой-то нарастающий шум. Казалось, все жители этого города обсуждали мой ответ, и вот я услышала их общую мысль.

— Вы должны понимать, что то, что вы просите это уже слишком. Мы не можем раскрывать себя перед другими народами.

— Понимаю, однако, когда вы пришли и попросили о помощи, только одно существо во вселенной встало на вашу сторону и вмешалось, спася ваш город и вид, мне надо напоминать, кто это был? — чуть жестче сказала я, зная, что давить на них нельзя.

И снова шум вокруг, а потом голос произнес.

— Проходите, ваше величество, поговорим и решим вашу проблему. Нам и самим не нравится то, что творят тролли, и мы считаем, что это надо остановить, как можно скорее.

Я только кивнула и сделала шаг вперед.


И вот прошла неделя с того момента как прилетела голубка. Тролли уже несколько дней стояли у закрытых ворот, а люди стрелами сжигали любую катапульту, которые те возводили. Но и тролли в долгу не оставались. За прошедшие три дня погибло тридцать человек и среди них половина мирных жителей просто оказавшихся во дворе во время дождя из стрел.

Был рассвет, и снова кроме часовых и короля никого не было на стенах. Войнам тоже нужно спать.

Риан стоял и смотрел то на небо, то на троллей. Его плечи устало опустились, он не спал уже несколько дней.

— Тебе нужен отдых, мой друг — услышал король тихий голос.

— Знаю, но я не могу спать, когда мои люди в беде — ответил Риан.

— Этим и отличается хороший король от плохого — пожала плечами Шейла, становясь рядом с ним.

Они молча смотрели на то, как лучики солнца освещают огромную армию троллей, которая скрывалась за горизонтом и вызывала ужас у людей.

— Мы победим, Риан, но для этого ты должен верить и стремиться к победе! — вдруг сказала королева эльфов, внимательно глядя на Риана.

— Я уже давно потерял веру и теперь живу только долгом — был ей ответ.

— Ну что же, долг это тоже хорошо — сказала печально женщина, потирая спину и поглаживая живот одновременно.

— Почему ты не уехала? — спросил Риан вдруг — ведь Дэриан предлагал тебе, а ты отказалась, как и Кравия.

— Мы не могли бросить тех, кого мы любим — ответила она, печально глядя перед собой, а потом, внимательно посмотрев на него, и добавила — но ты хочешь спросить меня не об этом. Я же права?

— Да права, как всегда! — усмехнулся король, а потом стал серьезным как никогда и спросил — Что ты имела в виду, когда сказала Арании, что ей не стать моей женой, потому что я женат?

Риан сразу заметил, как напряглась спина королевы и как она отвела взгляд, поэтому его не удивил холод, появившийся в голосе женщины.

— Ей стоило бы научиться держать язык за зубами — произнесла Шейла безжизненным и пустым тоном, от которого по его спине поползли мурашки, и возникло ощущение, что на него дыхнуло вековым холодом.

— Возможно, но я так понимаю, что что-то скрываешь от меня и хотел бы знать, что именно.

Королева молчала, ища ответ, а потом осторожно спросила.

— Уверен ли ты, что готов знать, ведь не всегда знание помогает, иногда оно просто вредит.

Король молчал, обдумывая ее слова, а потом сказал:

— А еще я знаю, что знание дает силу, а значит, я должен знать.

И снова королева решала, что ей ответить, а потом будто решилась.

— Я сказала, что ты женат, потому что это …. — Шейла замолчала, вскрикнув от ужаса и глядя куда-то вдаль.

Риан проследил взгляд женщины и увидел, как издали за морем из троллей появился яркий свет, осветивший еще темный горизонт, и этот свет приближался с каждой минутой. Потом Риан понял, что свет состоит из живых существ и заметил как он, образовав в треугольник начал приближаться к стенам замка. С каждым пройденным метром, свет сметал троллей со своего пути, а потом замер прямо в центре из моря троллей, при этом оставив за собой сотни мертвых тел. Прямо в центре света была видна одинокая фигура на лошади, которая явно командовала светом, и сейчас замерев, она смотрела прямо на замок. На миг их взгляды встретились, и он увидел глаза, хранящие в себе вековые знания.

— Кто это, что это? — спросил Риан, не зная как задать волнующий его вопрос, он знал эти глаза, но откуда? А на стенах замка тем временем метались напуганные стражи, которые видели, как несколько сотен троллей погибли за несколько минут.

— Это жнецы жизни — ответила не менее напуганная Шейла, хватаясь за живот, будто желая защитить ребенка, которого носила — вопрос только в том, на чьей стороне они выступают и какую цену за это заплатят люди.

Шейла еще не закончила своей фразы, когда жнецы жизни резко взмыли в воздух, и под предводительством фигуры взмывая все выше с каждой секундой, поплыли к замку.


3


Риан с непониманием смотрел на женщину.

— Да объясни же ты в чем дело! — воскликнул он, наконец, видя, как приближаются неведомые войны.

— Жнецы жизни — это воины, питающиеся жизнью, — был ему ответ Шейлы — за этим светом прячется смерть. Для поддержания своей жизни им нужна чужая жизнь. И чем моложе эта жизнь, тем дольше они сами будут жить.

Осознав то, что сейчас сказала Шейла и, вспомнив как тела падали там, где шли жнецы Риан поднял руку, приказывая своим стрельцам быть готовыми атаковать противника. Но крик Шейлы остановил его в последний момент.

— Риан, нет, они с нами!

Он удивленно замер глядя на женщину, а она продолжила свою речь.

— Их привел союзник нам на помощь. Да и не смогут твои стрелы убить их. Их убьет только огонь.

Дав команду отмены, но все же велев приготовить огненные стрелы, Риан наблюдал как к стене приближаются гости. В какой-то момент тролли пришли в себя и начали стрелять ядовитыми стрелами. Стрелы пролетали сквозь свет и летели в никуда. А потом раздалось ржание и лошадь, плывшая по воздуху, сбилась с шагу. Риан видел, как всадник усмирил коня, а потом, нагнувшись, стал что-то шептать ему. Затем всадник резко поднял руку, и струя огня ударила по войску троллей. Сколько там погибло непонятно, остались только обгорелый кусок земли и запах паленого мяса.



Но вот всадник оказался в замке и приземлился в центре двора. Вокруг него был свет, и было даже странно наблюдать, как живое существо находится среди существ высасывающих жизнь. Почти сразу всадница, а это оказалась именно всадница, спрыгнула с коня и присела у его правой передней ноги. А через секунду лошадь отчаянно заржала. Она вырвала из лошади стрелу.

— Отравлена! — раздались тихие слова — Слишком поздно!

Женщина так и осталась сидеть на корточках, глядя на лошадь, а потом поднялась и посмотрела коню в глаза.

— Прости меня, Пейга, не уберегла тебя. У меня нет противоядия, и я не успею его сделать. Яд троллей смертелен — потом она обернулась к войнам стоящим вокруг — вы можете сделать это так, чтобы она просто уснула и не чувствовала боли?

— Да — раздался голос больше похожий на шелест ветерка.

И она сделала шаг в сторону, давая им дорогу.

— Амира, подожди, держи! — окликнула ее Шейла и бросила какой-то пузырек.

«И откуда она его только взяла?» — подумалось Риану.

Но события не давали ему анализировать. Легко, будто так и надо, женщина поймала пузырек и, посмотрев на него, перевела взгляд на Шейлу.

— Они сказали, он тебе пригодится! — как-то виновато сказала Шейла — Я знаю, как ты их ненавидишь, но сейчас не время об этом думать.

И снова женщина посмотрела на пузырек и вдруг присела и стала замазывать рану коня, что-то при этом напевая. Риан знал этот напев.

Черт!

Не прошло и трех минут, как рана сама затянулась, а конь перестал держать ногу на весу.

— Вот и умница! — услышали все нежный голос женщины, а по телу Риана прошел ток. Он знал эту интонацию. Знал этот голос. Амера, его Амера! Женщина же тем временем подошла к одному из конюхов — Заберите ее и давайте ей как можно больше воды, ей она сейчас понадобиться.

Конюх кивнул и повел все еще чуть хромающую кобылу в конюшню. Женщина же посмотрела на жнецов и сказала.

— Вы помните свою часть уговора?

— Да — был ей ответ.

— Подвал там, располагайтесь, через три дня мы выпустим вас на охоту.

Риан был готов поспорить, что воины поклонились, а потом один за другим скрылись в указанном направлении. А женщина направилась к ним.

Чем ближе приближалась незнакомка, тем страшнее ему становилось. У нее было лицо его жены, голос жены и ее интонации. Это была его Амера и в то же время не она.

— Ваше величество! — склонилась она в поклоне и быстро выпрямилась, но он успел уловить ее гнев, ненависть и неодобрение — Шейла!

Развернулась она к королеве эльфов, а через мгновение они уже обнимались.

Эти женщины были непохожи, но стоило им оказаться рядом и стало очевидно они одной расы.

Светловолосая королева эльфов и темноволосая незнакомка хранили в себе силу и власть. А стоящие рядом люди прямо ощущали, как от женщин исходит мощь совсем не соответствующая смертным. Он знал эту силу. Совсем девчонки! Они даже еще пика развития не достигли. Именно поэтому он ее не признал. Именно поэтому он не признал их всех.

— Амира! Я очень рада тебя видеть! — обнимая женщину ответила Шейла — я ничего не получала от тебя три месяца и уже даже испугалась за тебя!

«Амира, так вот как ее зовут» — думал он, видя женщину и не зная как на нее реагировать.

— Прости! Просто там, где я была, у меня не было возможности присылать Мирру — ответила Амира, нежно улыбнувшись Шейле

«А когда-то она так улыбалась мне!»

— И где же ты так пропадала? — раздался от лестницы голос королевы Кравии.

— Кра! — воскликнула женщина и снова они обнялись. А потом, наконец, отстранившись, она ответила — Я была в мире троллей, а тролли не пользуются голубями.

«И она тоже! Да где же были мои глаза! Неужели я настолько стар, что не замечаю очевидного!»

Женщины только кивнули.

— Амира, а откуда жнецы смерти и что ты планируешь делать дальше? — спросила Шейла.

Риан не вмешивался в беседу. Он просто наблюдал, узнавая такие знакомые черты и движения. А еще осознавая, что старейшины обманули его, обхитрили и обвели вокруг пальца. Но ничего, партия еще не окончена, и он еще покажет им, где раки зимуют.

Амира же будто и не замечая его взгляда подошла к парапету и посмотрела вниз на троллей.

— Вы помните историю, которая была пару столетий назад. Когда люди сцепились с другой расой и вопрос шел не на жизнь, а на смерть.

«И кто послал ту расу? Не те ли старейшины, которые послали в его постель ее?» — подумал Риан, наблюдая за женщиной.

— Конечно, помним! — кивнула Кра — Ты тогда очень переживала и все хотела вмешаться, но… не успела. Одна из рас погибла.

— Нет, не погибла, она просто ушла из тех мест, а люди решили, что они погибли — покачала головой Амира.

«Значит, я был прав, и они не просто так исчезли!»

— Хочешь сказать… — начала Шейла.

— Я вывела эту расу в безопасное место и все это время они жили там. «Пожиратели душ», как называли их люди, выжили, но они остались мне должны и теперь они платят по счетам.

На площадке повисла тишина. Риан вспоминал события тех дней и одновременно следил за той, кого считал когда-то своей женой. А то, что это была она сомнений у него не оставалось. Он знал свою жену слишком хорошо и узнавал каждый ее жест. Каким же глупцом он был, когда поверил, что она человек!

— Значит, ты все же вмешалась и нарушила ход истории, изменив ее — покачала головой Кра.

— Да нарушила и теперь это может спасти людям жизнь! — был ей холодный ответ Амиры — или ты считаешь, этот замок выстоит перед такой армией?

— Нет, не считаю. Но что теперь будет, ведь ты опять меняешь историю!

— Часть из них уйдет в дикие земли. Там их ждет другая война с разрозненными племенами людей. Вторая же останется здесь, и каждые три дня будет терять кучу жизней, пока они не поймут, как бороться против жнецов.

И снова тишина висела над смотровой площадкой.

Риан оценил ее ум и сообразительность. Она куда мудрее своего возраста и это заставляло его уважать ее.

— Ты не ответила на второй вопрос — сказала, наконец, Кра.

— Когда закончится осада, я пойду в дикие земли, это ведь тоже моя территория — пожала плечами Амира, чем вызвала еще большее уважение у Риана.

— А что с Рианом? — поинтересовалась Шейла.

Риан напрягся, ожидая ответа «жены».

— А что с Рианом? — подняла бровь Амира.

«Сильная девочка, умная, но наивная. Она не понимает, какая между нами связь. Если она действительно та о ком я думаю, то у нее нет выбора и она просто связана со мной, как и я с ней. Чертовы старейшины»

— Амира, ради бога! — не выдержала Кра — Сколько ты еще собираешься его игнорировать! Он твой муж, в конце-то концов!

— Он муж Амеры, и честно говоря, официально мы встретились впервые! — отрезала женщина.

Риан знал это выражение лица. Упрямая ярость. Когда его супруга становилась такой, было бесполезно с ней спорить. Еще тогда надо было понять, а он как ослеп!

— Да что ты говоришь! Тогда я не понимаю твоей злости на него — бросила Кравия.

— Не понимаешь! — зашипела Амира на подругу, теряя все свое спокойствие — Он не уберег Мирона! А обещал!

Повисла долгая пауза, а потом Кра тихо сказала:

— Это несчастный случай! Никто не виноват, что твоя сестра поехала кататься вместе с сыном и не взяла охрану! Тем более не виноват твой муж!

— У меня нет мужа! По документам я даже замужем никогда не была! И я до сих пор не могу понять, зачем старейшины заставили меня это сделать!

«А я понимаю, прекрасно понимаю!» — подумал Риан, наблюдая за женщиной и восхищаясь ее хваткой и силой. Они выбрали ему лучшую из нового поколения. Теперь его очередь делать ход, и именно их пешка поставит им шах и мат.

— Потому что ты его жена и должна быть с ним, но по какому-то недоразумению с ним первая встретилась Амера, а не ты! — не выдержала Шейла — И между прочим по документам ты уже пять лет как замужем.

— Что? Шейла ты о чем? — удивилась Амира.

— В документах написано, что жену короля Риана зовут Амира — был ей тихий ответ.

Амира стала белее мела, а потом еле слышно прошептала:

— Быть того не может.

— Мне жаль! — грустно улыбнулась Шейла.

«А я еще думал, что опечатка! Они сами мне ее подсунули и сами об этом пожалеют!»

— Я должна это увидеть! — и больше ничего не говор женщина развернулась и, не обращая внимания на людей слушающих разговор пошла в сторону жилых помещений.

— Иди за ней, Риан, это твой бой и только тебе решать его исход — вдруг сказала Шейла — ты любил жену. Теперь у тебя есть возможность ее вернуть. Не упусти ее и не злись на нее. Ее вины в произошедшем с вами столько же, сколько и твоей в смерти сына. Ее просто нет.

«Ты не права дорогая Шейла! Исход этой битвы уже предрешен. Она моя! Так хотели они, пусть так и будет! Только сначала они будут стерты с лица земли!»

Постояв еще секунду, делая вид, что раздумывает над словами женщины, король Риан развернулся и пошел следом за своей супругой.


Я стояла в кабинете мужа и не могла поверить своим глазам. В этом кабинете мало что изменилось: все тот же дубовый стол с шкафом, где Риан хранил документы и важные книги для саморазвития, все то же узкое окно, которое и света-то не пропускало, все то же кресло, в котором он частенько меня ласкал во время беременности. Но обстановка этой комнаты и старые воспоминания мало меня волновали.

Я стояла перед столом мужа и не могла поверить своим глазам, читая документ о браке. Я помню, что своей рукой вписывала подпись сестры, но сейчас в нем было мое имя и моя подпись.

Как? Почему?

Глупые вопросы. Старейшины все продумали, и даже мой побег. Горький смех сорвался с моих губ.

— Неужели так противно быть моей женой? — услышала я спокойный и какой-то незнакомый голос от двери.

Как же давно я не слышала этот голос и какую же боль он мне причиняет своим звучанием.

— Быть твоей женою было честью для меня, но это было до того, как ты не уберег нашего сына — ответила я, поворачиваясь к нему лицом и решив закрыть эту тему сразу. Иначе будет только хуже.

— А он был нашим, или все же моим и ее? — поинтересовался он, входя в комнату и закрывая дверь.

Его слова причинили боль. Как же так? Почему? Но внешне я этого в жизни не покажу.

— Он был моим! Это я спала с тобой, я его вынашивала, я его рожала и кормила грудью! И не смей говорить, что он ее! — закричала я на него — Ты поклялся мне и не сберег! Его нет, а ты жив. Да как ты смеешь говорить мне, что он ее! Убийца!

А ведь хотела смолчать и не смогла. Сорвалась! Слишком больно и обидно. Рана все еще кровоточит. Я так и не смогла его забыть и похоронить. Я отдала им его, а они его не уберегли! Ненавижу!

Отвожу взгляд и отворачиваюсь от него! Подхожу к окну и смотрю вниз на двор замка, а в следующий миг оказываюсь прижатой к стене к нему лицом.

— Я не убивал нашего сына! Об это успешно позаботилась «моя женушка»! Или не «женушка»! Кто ты и в какую игру вы играете? — он шипел, а его глаза были полны гнева — И кто сказал, что он мертв? Кто сказал, что он, как и ты не появится из неоткуда?

И только тут я поняла, что потеря сына и для него не менее болезненная. Виновата ли Амера в смерти малыша, я не знаю! Знаю только одно, что во мне снова нарастает знакомое уже желание успокоить, пожалеть и прижать к себе этого сильного мужчину. Сколько раз за те полтора года я сидела в этой комнате и просто обнимала мужа, чувствуя, что ему нужно именно это. Покой и тепло. А теперь это чувство вернулось, только между нами была пропасть. Пропасть в виде ненависти и смерти нашего ребенка.

— Отпусти меня! — прошипела я, взяв себя в руки.

Но он не подчинился, смотря мне в глаза.

— Отпусти, я сказала! — почти закричала я.

— А то что, натравишь на меня своих жнецов? — издевательски поинтересовался он.

Он что, с ума сошел? Я никогда и ни на кого не натравлю жнецов. Да и сейчас я воспользовалась ими только из крайней необходимости. Тролли угрожают моей территории, тому, что я ценю и защищаю!

— Если ты такого мнения обо мне, то мне тебя жаль! — ответила я ему.

— А какого я должен быть мнения о тебе! Кто ты вообще такая? Как получилось, что сначала со мной жила одна, а потом другая? На ком из вас я женат? Кого вывел из церкви. И что теперь мне делать?

Наши взгляды встретились, и язвительный ответ так и не сорвался с моих губ, а сорвались слова правды.

— Меня ты вывел из церкви и на мне женился, она сменила меня через полтора года. Только это уже не имеет значения. Они все решили за нас, и я выполнила их волю. Теперь наш сын мертв, моя сестра тоже, а они ждут, что мы и дальше будем играть в их игру, только этого не будет! Я больше не играю в игры! Поэтому наши пути разойдутся сразу, как только окончится осада. И не важно, чего хотят старейшины, я не буду больше игрушкой в их руках.

— Игрушкой? — переспросил он — Ты пытаешься сказать, что делала все, что ты делала, только из-за того что этого кто-то хотел?

— Да! — не стала юлить я.

— Значит, когда ты корчилась от удовольствия, кричала подо мной, ты тоже играла? — уточнил он.

Я видела, как в его глазах появляется что-то еще. Что-то похожее на уязвленную гордость и это пугало меня.

Если его гнева, боли, ярости я еще не боялась, то эта эмоция меня напугала. Я попыталась вырваться, но не тут-то было. Он только сильнее сжал руки, причиняя мне боль. А в следующий миг закрыл мой рот своим.

Насилие!

Я ударила его ногой по колену, в ответ же он просто швырнул меня в кресло, в котором не раз дарил наслаждение и зажал меня там так, что я даже дернуться не могла. А его губы накрыли мой рот снова. Я не могла сопротивляться. Но и дать ему делать то, что он делает, я тоже не могла и тогда я воспользовалась единственным оружием, которое у меня осталось. Магия!

Легкое заклятье, просто парализовать на пару часов, но оно на него не подействовало. Более того, вместо того чтобы парализовать его, оно парализовало меня! Я не могла пошевелиться не могла сопротивляться. Я была полностью в его власти, только рот подчинялся мне, и он это понял.

Он слез с меня и просто начал раздевать.

— Нет! — прошипела я, бледнея и чувствуя, как его губы скользят по шее — Кто ты?

— А ты еще не поняла? — спросил он, уже расстегнув пуговицы рубашки и отстранившись, изучая материю стягивающую грудь, а потом, просто разрывая ее — Я тот, от кого они хотели наследника. Что ж будет им наследник.

— Нет! — вскрикнула я, пытаясь пошевелиться и оттолкнуть его.

— Да — прошипел он и накрыл мои губы своими. Он целовал меня и даже не реагировал на мои попытки укусить его. Его руки давно скользнули под мои штаны. А из моих глаз текли слезы отчаянья. Я жила с ним полтора года, но и так и не поняла, что он не человек. Как же я могла так ошибиться? Но тут меня отвлекло совсем иное осознание. Мое тело выгнулось, но не от моей команды из желания вырваться, а наоборот. Оно выгнулось от желания, которое я не могла сдержать. Оно заполняло меня и это тревожило куда сильнее, чем его нынешние действия и мысль о его происхождении. Я хотела его и это осознание пугало меня. Когда же мой рот стал отвечать на поцелуй, когда я вдруг стала льнуть к нему? Почему я не могу себя контролировать? И вот уже стоны вырываются из моего горла, а тело покрыто мелкими капельками пота и все, что я могу это только стонать и желать быть к нему ближе. Ближе и ближе.

Он смотрит мне в глаза, читает мои желания, выполняя их неукоснительно. Доводя этим меня почти до безумия. А когда я уже чувствую, что на грани и еще чуть-чуть и достигну желаемого освобождения, он вдруг отстраняется.

— Это не игра, женушка моя. Это твое желание. Желание твоего тела. Желание быть со мной и ощущать меня в себе. Ты никуда не уедешь, более того, теперь ты будешь королевой и хорошей куколкой. А когда родится наша дочь, может быть я и отпущу тебя, там посмотрим.

Он встал и поправил одежду, которая так и оставалась на нем. В то время как я уже была абсолютно нага, и только пламя в камине согревало мое тело.

— Ты останешься тут, пока не придешь в себя, а потом мы поговорим — закончил он свою тираду и пошел к двери.

— Стой ты не можешь меня так оставить! — в ужасе вскрикнула я, а потом, поняв, что именно это они собирается сделать, прошипела — Ты не удержишь меня!

В ответ же я получила только смех.

— Нет, девочка моя, я тебя удержу! Более того, если ты попытаешься бежать, я тебя из под земли достану и посажу на цепь, которой будет хватать ровно настолько, чтобы спуститься в зал потанцевать со мной и вернуться в спальню.

А потом он ушел, а я так и осталась сидеть в кресле даже не способная одеться. Парализованная от своего же проклятья. Я слышала, как щелкнул замок в двери. Он запер меня, но не это пугало меня сильнее всего. И не то, что он не человек, и я не знаю кто он. Сильнее всего меня пугало то, что мое тело горело и страдало от желания, которое он так и не удосужился удовлетворить.


4


Риан

Я шел по коридору, направляясь в главный зал замка, и думал о том, что сейчас произошло. Перед моими глазами все еще стоял ее взгляд, когда я выходил из кабинета. Немного испуганный, немного злой и все еще с дымкой желания. Я чуть не потерял контроль, чуть не взял ее там, в кабинете, в том проклятом кресле, но еще рано, не сейчас.

Черт, она оказалась очень сильной. Я даже удивился, когда она использовала заклятье. А потом порадовался, что убить она меня не хотела, да и не смогла бы, только сама покалечилась бы. Ее шок был ей ответом на многие вопросы. Она еще не совсем поняла, но уже испугалась. Ведь она не знает кто я, но знает наверняка, что я намного сильнее ее. Смешнее всего то, что никто не знает кто я… Кроме них, а они будут молчать, ведь они безумно боятся меня. Боятся и все же решили рискнуть, только наверное не все предусмотрели, а зря. Хотя….

Старейшины правильно рассчитали. Они прислали ко мне молодую девчонку, которая еще даже силу не набрала, но в которой изначально был стержень. Наверное, именно поэтому она меня очаровала. В ней была сила, которую я ощущал только на уровне сердца. Я не смогу ею руководить или манипулировать, в этом она сильнее. Тут можно только просить, но я могу попытаться найти с ней общий язык, что я и сделаю. А еще, как бы я себе не лгал, а я за свою многосотлетнюю жизнь усвоил что это бесполезно, я не хочу ею манипулировать или управлять, наоборот я хочу ее такой какая она есть. По ее собственной воле в моих объятиях и без принуждения. И не просто на раз или два, а на долгое время, может даже навсегда. Иначе, я бы уже был в ней. Б…дь, это ж надо так попасть! С малолеткой практически!

— Риан? — я замер и посмотрел на встревоженное лицо Шейлы. Она стояла предо мной и с тревогой смотрела на меня. Уж и не знаю, что именно она прочитала в моих глазах, но следующей ее реакцией был страх и вопрос — Где она?

— В кабинете — пожал я плечами.

Она быстро направилась туда, но ее остановил мой голос:

— Она хотела бы побыть одна.

— Я должна знать, что она цела — упрямо заявила Шейла, направляясь к кабинету.

— Шейла! — остановил ее мой голос полный силы — Поверь мне на слово, сейчас она бы не хотела, чтобы кто-то ее видел.

— Кто ты? Что ты с ней сделал? — развернувшись, она с испугом смотрела на меня.

Почувствовала и тоже испугалась. А жаль что она тоже из них.

— Тот, о ком тебе лучше не знать — горько улыбнулся я.

А потом вошел в главный зал, не сомневаясь, что она пойдет следом. Ведь в отличие от Амиры, ею я мог руководить. Ко мне тут же бросилась Арания.

— Риан, что происходит? Что значит, ваша жена вернулась? Вы же вдовец!

— Амира моя супруга, она вернулась — бросил я безразличным тоном.

— Но… Вы обещали жениться на мне! Вы что, использовали меня? Погубили? — на глазах женщины были слезы, но они казались больше слезами гнева, чем отчаянья или душевной боли. А мне вдруг вспомнились совсем другие слезы. Искренние слезы отчаянной беспомощности. А были ли они настоящими?

— Арания хватит! Мы оба знаем, что я тебе ничего не обещал — отрезал я и ушел на стену наблюдать за троллями. А часа через два, когда обсудил дальнейшую стратегию и даже навестил наших гостей в подвале, я взял тарелку с ужином, платье и направился в кабинет к жене.


Амира

Я сидела, не шевелясь, и смотрела в огонь. Постепенно ко мне возвращалась чувствительность моего тела. Мне не было холодно. Скорее наоборот, жарко, а тело до сих пор страдало от неудовлетворенного желания.

Кто же он такой? И как я могла не заметить? Что теперь делать, ведь он выполнит свою угрозу.

Я попробовала пошевелить рукой — пальцы согнулись. Попробовала ногой, но тут еще была беспомощной. Еще чуть-чуть и я смогу одеться. Не желаю, чтобы он видел меня слабой. Одного раза хватило. Горькая улыбка коснулась губ и я вспомнила глаза, полные желания и чего-то еще, похожего на презрение. Почему он не закончил, что его остановило? Нет, не хочу знать, хочу бежать и как можно скорее.

И тут в замке заскрипел ключ. Черт, не успела!

Дверь открылась, и вошел Риан. У него в руках был поднос, а на плече висело платье. Внимательно осмотрев меня, он поставил поднос на стол со словами.

— Я вижу, что я вовремя.

Я попыталась, на непослушных руках, отползти назад. Но забыла, что за спиной кресло и оно чуть не упало от моих движений. Он удержал, оказавшись рядом со мной.

— Упрямица! — качая головой, сказал он.

— Отпусти меня!

— Нет!

Мы смотрели в глаза друг другу. В его желание и гнев с чем-то еще. В моих — желание и страх и… восхищение? Я схожу сума?…

Додумать свою мысль он мне не дал, потому что нагнулся и накрыл мой рот своим. Сопротивление ничего не дало. Да и такое сопротивление, когда руки не подчиняются и только скребут его рубашку. Захотелось кричать и плакать, но я недаром живу столетия, научилась терпеть боль. Он отстранился, когда я потеряла контроль, когда губы снова раскрылись, приветствуя его, и я стала отвечать на его поцелуй. Посмотрев на меня еще раз, он выпрямился и стал одевать меня в принесенное платье. Скрипя зубами, я опять была вынуждена повиноваться и подчиняться его рукам.

«А ведь тебе нравится, когда о тебе заботятся!» — прошептало мое тело, млея под его руками, но я быстро замяла эту мысль испуганная своими чувствами.

Одев меня, он занялся моими волосами. Как странно, вроде и мужчина, а создать шедевр на женской головке может. Хотя какой тут шедевр заплел мне косу, но она смотрелась как-то необычно. Состояла она, казалось бы, из простой высокой косы, однако при этом была иной. Она казалась каким-то произведением искусства и все из-за вплетенных в нее лент и колец.

— Были времена, когда такая коса означала ранг воина. И чем больше в ней колец, тем более почитаем был воин! — сказал он, разглядывая дело своих рук — Сейчас же это просто украшение женской головы, а жаль!

Я взглянула в зеркало, висевшее у дверей, и увидела три кольца, вплетенные в косу. Одно из колец было явно золотым, что удивило меня. Видя мой недоуменный взгляд, он ответил, становясь за моей спиной и начиная ласкать мое ушко языком и зубами, отчего по мне прошла дрожь.

— Три кольца обозначали, что данный воин уже не новичок, но еще и не мастер. Ему еще далеко до легенды, но при этом он уже способен вести за собой людей. Ты только начала свое восхождение и у тебя есть все шансы стать легендой, моя дорогая супруга.

И только тут я заметила, что на его голове такие же кольца их было одиннадцать. Более того, самое первое такое же золотое как мое, полностью повторяющее рисунок.

— А золотое кольцо, что оно означает? — спросила я, не удержавшись от вопроса.

— Золотое кольцо обозначает, что воин принадлежит к правящей династии и если его кольцо повторяется, значит перед тобой его спутник жизни — улыбнулся он. После чего, поставив меня на ноги, он заставил подойти к зеркалу, не забывая придерживать меня за талию. Ноги все еще не работали нормально.

Я смотрела на давно забытый облик. Девушка с голубыми глазами и в королевской одежде не была мною, это был образ, который создавался когда-то для него.

— Это не я! — покачала я головой — Я не Амера и никогда ею не буду.

— Это ты — утвердительно кивнул он — Амера никогда бы не получила больше одного кольца и оно бы было кольцом супруги воина.

Мне нечего было ему ответить. Моя сестра действительно была слаба и почти беспомощна. А ее силу с трудом можно было назвать таковой.

Думая об этом я совсем не заметила, как он стал поглаживать мой живот, будто изучая меня.

— Что ты делаешь? — спросила я с тревогой, чувствуя, как растет во мне желание. Почему же я не могу контролировать себя?

— Ты знаешь — усмехнулся он, а потом подхватил на руки и сев в кресло посадил к себе на колени.

— Я не хочу! — запротестовала я.

— Мы оба знаем, что ты лжешь! — пожал он плечами, а потом подвинув к нам тарелку с едой и взяв ложку. Зачерпнув с тарелки ложкой немного каши, он протянул мне её — Ешь!

Хотелось заупрямиться, но я была слишком голодной, поэтому подчинилась, но стоило мне съесть ложку каши, как меня чуть не затошнило.

— Это что такое? — спросила я, наконец, прожевав безвкусную, почти горькую кашу — Кто отвечает за кухню?

— Арания, — пожал он плечами, внимательно глядя на меня — хотя это вроде обязанность жены.

— Ты обвиняешь меня? — зло спросила я, сверкая глазами.

— Нет! — ответил он — ешь, нас ждут в общем зале. Тебе придется сегодня занять свое законное место, а завтра я надеюсь получить нормальную пищу.

Возразить было нечем. Тем более его руки, поглаживающие мое тело, просто мешали мне думать. Как только я доела безвкусную, отвратительную пищу, мы пошли в общий зал. Идти мне не хотелось, но, зная его, я была уверена, что он не даст мне отказаться. Уже у дверей в зал я задала главный тревожащий меня вопрос. Ну, или почти главный:

— Риан, кто ты?

- Я тот, кто я есть, и кого боятся старейшины — он как-то грустно посмотрел на меня и, открыв дверь, пропустил меня вперед.

Дальше были представления тех, кого я не знала. С Аранией меня тоже познакомили, и я почти сразу поняла, что с ней у меня будут проблемы. В ее глазах была ненависть и я почему-то испытала то же чувство, при мысли о том, что она могла с ним спать.

Часа через три я чувствовала себя настолько усталой, что еле держалась на ногах и тогда у себя в голове я услышала его слова:

— Подойди ко мне!

Он сидел на своем троне, я же была рядом с подругами и, стараясь не затрагивать происходящее, разговаривала о мелочах. Услышав его голос, я обернулась и посмотрела прямо на него.

— Нет!

— Амира! Подойди ко мне! — и тут я поняла, что ноги сами несут меня к нему.

Неужели я даже телом повелевать не могу?

— Можешь, просто ты сопротивляешься тому, чего хочешь сама — услышала я ответ.

Мне было страшно, но я все же смогла подойти к нему с гордо поднятой головой. Он протянул руку и устроил меня у себя на коленях.

— Ты подчиняешь меня себе! — прошептала я — Ты все же используешь цепь?

— Нет, я предложил и спросил у твоего тела, а оно решило за тебя — покачал он головой, а я осознала, что это правда. Мои глаза смыкались. Я чувствовала покой, который был мне не свойственен и мое тело, расслабившись, погружалось в блаженный сон, радуясь его теплу и близости.

— Спи, солнышко, тебе нужно отдохнуть — это последнее, что я услышала, прежде чем заснуть. И лишь край сознания зафиксировал конец его фразы — уже послезавтра в это время ты будешь взращивать наше дитя, а пока спи и отдыхай. Дай своему телу подготовиться к предстоящему событию.

Когда королева уснула на руках своего супруга, ее муж поднялся с трона, и аккуратно вынес жену из зала, направляясь в свои покои. И вышел из них только сутра какой-то усталый.


Шейла.

Королева Эльфов с тревогой наблюдала за уходящим Рианом. Амира казалась иной в этот вечер. Казалось, от нее идет свет, но в ней еще не чувствовалось новой жизни. Грань, при переходе которой будет слишком поздно, а Риан явно собрался нарушить эту грань. Знает ли она сама, что ее ждет и если знает, готова ли она?

— И о чем это ты так задумалась, солнце мое, что даже не поспешила от меня сбежать? — услышала Шейла совсем рядом голос, который причинял ей боль.

— Не твое дело! — зло отрезала она.

Он только кивнул, а она, спеша уйти от него, пошла прочь. Но уйти от него, ей было не суждено. Он нагнал ее в коридоре, у ее спальни.

— Мы не закончили наш разговор, супруга моя — преградив ей путь, сказал он.

- Мы уже закончили и не один месяц назад! — отрезала она.

— Ошибаешься, дорогая моя.

А в следующий миг его рот накрыл ее, и она забыла кто она такая. Почему, стоило ему к ней прикоснуться, и весь мир исчезал? Вот и сейчас, он втолкнул ее в спальню и, не прекращая целовать, прижал к стене.

«Как получается, что даже живот ему не мешает!» — отстраненно подумалось ей, в то время как она помогала ему стянуть с себя платье и ненавидела себя за это.

Вот руки скользнули по голому телу, задевая грудь и живот, а потом она оказалась на кровати, а его губы начали исследовать ее тело.

«Будто голодающий — дорвавшийся до ужина!» — изгибаясь, думала она.

И тут….

Сильный резки толчок прервал их занятие. И они оба замерли, глядя в глаза друг другу.

— Ребенок, нельзя! — вскрикнула Шейла. Он чертыхнулся, а потом, не реагируя на ее протесты, начал ласкать ее заново.

Первоначальные протесты потонули в волнах удовольствия, и она просто не смогла заставить себя остановить его. Она чувствовала, как скручивается и нарастает желание, а потом последовал резкий взрыв такой силы, что она не сдержала крика.

«А ведь это просто губы и руки!» была ее последняя мысль.

Сколько месяцев она была без него. Сколько месяцев мечтала и злилась из-за своих желаний. Теперь же, она лежала не шевелясь, чувствуя, как ее окутывает дымка сна.

— Уходи! — прошептала она из последних сил.

— Нет! — ответил он, укрывая их обоих одеялом и укладывая ее голову к себе на плечо. — Не сегодня!

Сопротивляться у нее не было сил. Уж слишком хорошо ей было в этот миг, и она спокойно уснула.


5


Шейла

Она медленно просыпалась, чувствуя рядом тепло, отчего было безумно хорошо. Наслаждаясь этим комфортом, женщина не сразу поняла что лежит на чем-то твердом и оно шевелиться, а осознав это, проснулась окончательно.

Открыв глаза, она встретилась с такими любимыми и ненавистными глазами мужа и отскочила от него.

— А ночью, однако, ты наоборот тянулась ко мне — растягивая слова, произнес мужчина.

— Убирайся! — тихо но решительно произнесла женщина, чувствуя как шевелиться ее малыш и пытаясь не вспоминать, что было ночью.

— А если я не уйду, что тогда? — усмехнулся он.

— Уйду я! — прошипела она, начиная одеваться, но ее поймали и нежно прижали к себе.

— Ты моя жена, дорогая, и мне надоело твое поведение, поэтому я больше не позволю тебе решать одной и за меня! — прошептал он ей в ухо. Удерживая ее так, чтобы не навредить ребенку, и не давая ей особо сопротивляться — С сегодняшнего дня мы спим в одной постели, едим за одним столом, и только попробуй сбежать…!

И тут она ощутила это. Незнакомая мощь идущая от мужа, сила эльфа вперемешку с чем-то еще.

— Кто ты? — это все что она смогла спросить, чувствуя как малыш отзывается на эту силу и боясь пошевелиться.

— Твой муж! Только следующий вопрос может задать только жена. — сурово ответил он — Вопрос в том: являешься ли ты ею?

И аккуратно положив ее на кровать, король эльфов ушел, а она еле сдерживала дрожь ужаса. Одно дело сила эльфа. Он сильный эльф и Шейла это знала. Но то, что она ощутила сейчас, это старая, древняя сила характерная для старейшин и высших, неужели и он….

Не выдержав, женщина начала ходить по комнате. После чего решив, что из этой комнаты, где все напоминало о нем и в первую очередь постель, надо выбираться, она быстро оделась и выскочила прочь. Она шла на воздух и не важно, что там сейчас куча народа, ей просто надо побыть на улице и подумать. Поднявшись на парапет, женщина нашла уголок, где никого не было, и замерла, глядя на огромное войско. Толпище троллей стояли под стенами замка, и от их вида пробирала дрожь. Однако Шейла больше боялась того, что таится в ее жизни, чем то, что окружает ее.

— Надо подумать? — раздался за ее спиной тихий вопрос.

Вздрогнув, женщина обернулась и увидела осунувшуюся и какую-то бледную и усталую подругу, сидящую в тени стены.


Амира.

Я смотрела на Шейлу и не узнавала. Всегда спокойная и равнодушная подруга, сейчас казалась совершенно иной. Сказать, что она была испугана это не сказать ничего, а еще эта боль в глазах.

— И не только мне, судя по всему. — горько усмехнулась она.

Я только грустно улыбнулась и кивнула.

— Почему тут? — вдруг поинтересовалась подруга.

— Прячусь. — призналась я.

— От Риана?

— Да, — потом подумала немного и добавила — и от себя тоже.

Она резко развернулась и внимательно посмотрела на меня.

— Ты ведь знаешь, да?

— Да! У меня божественный цикл и сегодня главная ночь — сообщила я ей безразличным тоном, будто меня это не волновало. Только это все была маска, а я была в ужасе от этой мысли. Ну почему сегодня! Почему сейчас!

Между нами повисла пауза, ни одна не хотела ее нарушать думая о своем. Но потом она все же не выдержала:

— Кто он?

— Я не знаю, он молчит, но он хочет сделать это со мной. — призналась я не сдерживая ужаса и в то же время признавая свое желание.

— И что ты собираешься делать?

— Бежать при первой возможности. — закутываясь в накидку и ежась больше от страха, чем от холода, ответила я — Я не позволю использовать и это дитя.

— Они найдут. — безнадежно усмехнулась подруга. И я осознала, что она думает о том же. Тоже хочет бежать.

— Знаю.

И снова тишина. Я смотрю на прямую спину и не могу понять, почему мы.

— А ведь у тебя есть шанс быть любимой. — вдруг говорю я и сама не верю, что сказала это вслух.

— Не шути так! — закричала она с горькими и отчаянными слезами на глазах — Он изменил мне! А теперь еще собирается и принудить к тому, чтобы я с ним жила! А я даже не знаю, кто он!

— Он не изменял тебе! — бросила я, съеживаясь под ее гневом. Сила в ней так и пульсировала.

— Что? — она с изумлением и шоком уставилась на меня. А в глазах надежда, в то время как на лице гнев, страх и ужас — О чем ты?

— Ты же знаешь, что у меня связные везде? — спросила я, а получив кивок, продолжила — Так вот, в твоем дворце они тоже есть. Уж прости, они там не только для получения информации, но и для защиты интересов королевы эльфов. На случай если кто-то решит тебе вред причинить. В тот день за вами тоже следили и по донесению моего связного она зашла к твоему супругу когда он спал, разделась, разбросала одежду и легла в постель. А не прошло и пяти минут, появилась ты и подняла шум.

Вот теперь я увидела отчаянье и осознание.

— Он никогда меня не простит. — прошептала она побелевшими губами.

— Он любит и верен тебе, и я уверена, он простит тебя. — ответила я, подходя к подруге и обнимая ее за плечи.

— Он не простой эльф. — вдруг призналась она, еле сдерживая дрожь.

— Знаю! — кивнула я — Его мать королева эльфов, отец из старейшин. Нагулял и бросил, а ей пришлось выдавать ребенка за сына супруга короля.

— Но откуда…? — пораженно спросила Шейла.

— Я много чего знаю! — устало констатировала я, отстраняясь от нее — Ладно, тебе надо подумать и принять решение, а мне пора заняться обязанностями. Да и хватит мне уже прятаться, он все равно знает, где я и что делаю.

Кивнув на прощание, я пошла прочь, направляясь на кухню и прекрасно зная, что она еще будет долго так стоять, а потом попробует наладить свою семейную жизнь. У меня же нет времени, так как пора уже стать хозяйкой замка и заняться своими обязанностями. Все равно это лучше чем сидеть и ждать ночи. Он не отстанет и сделает, что хочет, а я просто не смогу ему отказать. Я знаю это, так же как и то, что он чувствует меня, и считывает эмоции, позволяя мне самой управлять своими поступками. Иллюзия самостоятельности это и есть супружеская связь высших.

Отогнав от себя тревожные мысли, я вошла на кухню. Едва увидев меня прислуга склонилась в поклоне, а две женщины сделали шаг вперед. Одна была замковой «экономкой», никак не могла вспомнить ее имени, вторая кухаркой и я впервые ее видела.

— Всем добрый день! — улыбнулась я слугам — А что у нас сегодня на обед?

— Тушеная курятина с картошкой — сообщила ей экономка. Арания — вспомнилось имя. А ненавидящий взгляд никуда не делся. Если и дальше так пойдет, придется принять меры.

— Я хочу попробовать! — бросила я и тут же мне предложили ложку готового блюда. Пахло не аппетитно, а на вкус оказалось еще хуже — Как давно вы занимаетесь готовкой в замке?

Я не стала скрывать своего отвращения к еде.

— Два года, миледи, — побледнела кухарка и с отчаяньем посмотрела на Аранию.

«Напрасно, она тебе не поможет!» — подумала я, наблюдая за этими взглядами.

— Ясно, а что стало с Симонией, которая была до вас? — поинтересовалась я, игнорируя ее страх.

— Она решила уйти на покой. — вмешалась Амирана.

Я подняла бровь. Не верю я в это! Тяжело вздохнув, оглядела лица поварят. Так я и думала!

— Симония, выйди к нам! — женщина выскользнула из толпы прислуги. Полненькая, лет сорока, она все же сохранила свою красоту и что главное была великолепным поваром — Как это получилось, дорогая, что ты оказалась поваренком? И не лги мне! Теперь я тут хозяйка, а ты знаешь, как я отношусь ко лжи.

— Миледи Амирана решила, что я плохо готовлю. — призналась женщина краснея.

— Что ж, ужин будешь готовить ты! — улыбнулась ей я, а потом добавила, глядя на Аранию — Нынешней поварихе еще есть чему поучиться. И еще, леди Амирана, благодарю за вашу помощь, но думаю, далее я справлюсь сама.

Понимая, что груба, но не желая себя сдерживать, я протянула руку за ключами. Она побелела, сжала губы, но все же вложила в мою ладонь связку, а потом извинилась и ушла. Только мне было плевать на это.

Остаток дня я потратила, занимаясь хозяйством. Как выяснилось, запасов еды хватит, при экономном использовании, на три месяца, а вот с водой будет сложнее. Надо постоянно следить, чтобы ее не отравили, поэтому я поставила людей наблюдать за колодцем и подступами к реке. Потом проверив как живут люди, я отдала солдатам несколько распоряжений и уже к вечеру меня благодарили за помощь.

А вечером на ужине я радовалась вкусной еде и выполняла роль любезной хозяйки, прекрасно зная, что за глаза эти люди перемывают мне кости. Войдя в спальню, около девяти вечера, я надеялась только на то, что он пожалеет меня и не придет. А так как сил уже не было, просто упала на кровать и уснула.


Риан

Я смотрел на спящую жену и сожалел о том, что придется ее разбудить. У меня нет выбора. Если я хочу зачать божественное дитя у меня есть всего три часа, иначе придется ждать до следующего раза. А когда он наступит, не знает никто.

Глубоко вздохнув и ненавидя себя за то, что делаю, я стал раздевать ее. Бедная, совсем устала, в одежде уснула. А тут я еще. Хотелось самому себе руки пообрывать, но так было надо.

Она проснулась, я сразу это понял.

— Не надо! — прошептала она, даже не пытаясь сопротивляться.

— Ты знаешь, что я не могу остановиться. — расстегивая последние пуговки на тунике, бросил я.

— Но я не хочу — она почти плачет, а сама тем временем помогает снять с себя тунику. Ненавижу себя!

— Прости. — отвожу взгляд, начиная ласкать ее тело.

— Я же тебя возненавижу после этого! — вскрикивает она, а тело уже выгибается, отвечая на ласку, и из горла рвутся стоны.

— Знаю! — к рукам присоединяются губы.

— Ненавижу! — вскрик удовольствия, а я уже в ней.

— Ненавидь. — шепчу на ухо, продолжая движение.

И так раз за разом экстаз за экстазом. Она уже не пытается говорить, голос давно сорвала, и только постанывает от каждого движения, пока не достигает очередного оргазма. В какой-то момент я услышал, как часы бьют полночь, а в следующий миг понял, что кончаю, а вокруг нас появляется белый свет.

Он окутал нас коконом, и я почувствовал, как сила сосредотачивается в ее чреве.

«Все, я свое дело сделал! Моя дочь зачата и скоро появится на этот свет »— пронеслась в моей голове мысль. Ее мать же в это время смотрит в мои глаза, и в ее очах нет ненависти. Только страх, тревога и паника. А еще, еще там была надежда, хрупкая надежда, которой я никак не ожидал увидеть. Нас приподняло в воздухе и между нами, будто отдаляя нас друг от друга, появилась малышка. Милая девчушка, совсем кроха, но с умными глазками. Новое высшее существо пришло в этот мир, осталось только выносить его, но это дело ее матери и я сделаю все, чтобы дитя родилось и было здоровым. Дух малышки был между нами, пока ритуал закрепления не был закончен.

Но вот малышка исчезла, шар стал рассеиваться и когда окончательно исчез мы оба повалились на кровать. Медленно, чувствуя, что потерял очень много сил, отдавав их дочери, я посмотрел на ее мать.

Она выглядела измученной, но светилась изнутри. Дитя медленно начинает расти в ее чреве и ищет, как справиться с силой.

— Как ты? — шепнул я, нежно ложа руку на живот Амиры.

— Мне страшно. — забыв о гордости, призналась она. А я чувствую тепло. Дочь признает меня.

— Я знаю, но все будет хорошо! — пытаюсь поддержать и вижу, что получается плохо. В отличие от меня, она чувствует как развивается дитя. Это способность высших. Женщины, вынашивая высшее существо, всегда могут увидеть внутренним взором свое дитя и даже поговорить с ним. И моя жена боится открыться и принять дитя. Потеря сына сильно ее подкосила. Именно поэтому, решив, что утро вечером мудренее, я положил ее голову к себе на плечо и шепнул — Поспи, утром ты все решишь, но пока тебе нужен отдых. Спи.

И она уснула, а я хранил ее сон и молился, чтобы никто не смел причинить им вред.

Особенно те, кто сейчас наблюдал за ними. Кстати надо не забыть поставить на замок блоки. Если раньше я им позволял следить за мной, то теперь не позволю, у меня появилось то, что я ценю, и им это не достанется.


Они смотрели на пару лежащую на кровати. Женщина спала, пережив ритуал зачатия, мужчина хранил ее сон, обдумывая что-то в голове.

— Мы должны решить, оставлять ли ее с Рианом? Он опасен и может пойти на многое! — раздался мужской старческий голос — А нам нужно это дитя!

— Забирать ее напрямую нельзя. Она не пойдет, а он, если ее похитить, разорвет нас в клочья. — ответил ему мелодичный женский голос — Мы должны сделать так, чтобы она ушла от него и тогда мы сможем ее забрать.

— Я согласен с старейшиной чистоты. — произнес баритон.

— Да будет так. Заставим Амиру уйти от Риана. Дитя должно быть у нас. Иначе нельзя. А так, мы убьем двух зайцев: и его направим по ложному следу и дитя получим. — старик ударил своим молоточком и на земле начался дождь.

В диких племенах, в ту ночь, жрецы нагадали изменение судьбы мира. Лишь одно они сказать не могли — как это отразиться на людях. А дитя, источник этого изменения, тем временем шептала своей маме, что все будет хорошо и наслаждалась тем, что оба родителя рядом. А когда сон сморил и отца, стала нашептывать ему план старейшин.

Ведь эти странные старые дяденьки и тетеньки так и не поняли, что было создано в эту ночь и что родилось из чувства любви желания и долга.


6



Шейла

Шейла вошла в спальню когда уже давно закончился ужин и все жители разошлись по своим постелям. Но стоило ей увидеть мужа, как она замерла на пороге глядя на него. Король эльфов сидел за столом и изучал какие-то документы. Почувствовав взгляд жены он поднял глаза и посмотрел на нее.

— Ты пропустила ужин. Совсем не думаешь о ребенке. — сказал ей супруг. В его голосе были усталость и раздражение.

— Прости, я задумалась и совсем забыла о времени. — виновато опустив голову, призналась Шейла.

Как ему сказать? Как объяснить? Как выпросить прощения? Эти вопросы мучили женщину весь день, а ответов на них она никак не могла найти.

— Не важно! — пожал плечами мужчина. — Тебе надо поесть. Ты пропустила обед. Садись, ужинать.

Подчинившись, женщина устроилась на стуле, и тут же перед ней была поставлена тарелка с еще теплой едой, а на удивленный взгляд муж сказал.

— Амира по моей просьбе подала ужин в комнату, а теплый, потому что я держал тарелку возле огня.

— Спасибо! — искренне улыбнулась ему женщина, ловя каждое его движение взглядом.

— Не за что. — пожал плечами муж и, устроившись напротив нее, снова уткнулся в документы.

Съев ужин Шейла внимательно посмотрела на мужа. Он же даже не заметил ее взгляда. Какой же он красивый.

Какая же я дура, что ругалась с ним.

— Ты закончила? — поднял Дэриан взгляд. — Тогда иди ложись. Тебе нужен отдых.

Прикусив губу женщина поднялась, чувствуя как бьётся их малыш в животе и, вдруг, не выдержав его холодности сказала:

— Прости меня. Я все знаю. Амира рассказала! Я так виновата перед тобой. Прошу, прости меня! Я исправлюсь и буду самой лучшей женой!

Он внимательно посмотрел на жену, потом тяжело вздохнул, перевел взгляд на ее живот и поднялся. Подойдя к кровати, он откину одеяло, разделся и лег.

— Иди сюда! — сказал он, протягивая ей руку. Она пошла, не зная чего ожидать. Мужчина же просто устроил ее у себя на плече и велел — Спи!

И снова Шейла подчинилась, засыпая с мыслью о его прощении, радуясь этому и чувствуя как, наконец, успокаивается ее дитя. Уснув она не почувствовала как нежная рука мужа прошла по ее волосам, а губы коснулись ее губ.

— Спи, солнышко, я буду хранить твой сон — шепнул он, крепче прижимая к себе супругу и укутывая ее в одеяло. А потом еще долго лежал, глядя на нее и поглаживая ее живот.


Амира

Я просыпалась медленно. Мужа рядом не было, но это было к лучшему. Сейчас мне не хотелось его видеть. Да и что я ему скажу? Дорогой, наша дочь будет очень строптивой леди. Ха! Еще бы. Всю ночь я смотрела что ждет моего ребенка и переживала все ее эмоции. Такое редкость, но случается. Иногда мать, носящая сильного высшего, видит все, что ждет ее дитя. Кто же отец моей дочери? И как мне защитить ее? Ведь она не позволит мне вмешиваться, да и не было меня в ее будущем, поэтому мне оставалось только смотреть и переживать.

Поднялась с постели, оделась, чувствуя тепло растущей жизни и понимая, что Риан и частично не понимает, кого он создал. Как же быть?

Вышла из комнаты и пошла заниматься делами. Позже буду думать об этом. Сейчас меня больше волнует другое. Надо выстоять осаду, иначе она вообще не родится.

В середине дня меня нашли мои «друзья».

— Мы голодны. — сказал мне их предводитель.

— Надеюсь, ты понимаешь что я не могу дать вам пищи или открыть ворота? — спросила я его.

— Да, но нам и не нужно открывать ворота, мы и так можем спуститься. — улыбнулась тень.

— Тогда доложите Риану о вашем плане и действуйте.

А уже через час мы смотрели, как сотни троллей падают замертво, едва соприкоснувшись с тенями. А те становятся все больше и ярче. Насытившись, они вернулись, а мы еще долго наблюдали, как часть троллей испуганно сбегает с поля боя, а вторая явно решает, нужно ли им эта земля хороня погибших. Их стало меньше и с этой армией мы уже можем справиться, но рисковать никто не будет.

Убедившись, что с «гостями» все в порядке, а дела идут нормально, я спустилась в конюшню проверить лошадь и столкнулась с Аранией. Я думала она уйдет, но женщина замерла в почтительном ожидании. Как же хотелось проигнорировать ее, только я не стала так поступать.

— Вы чего-то хотели, Арания? — спросила я, расчесывая гриву своей лошади.

— Вы мешаете нашему счастью! — произнесла она. — Оставьте нас в покое.

На миг я замерла, потом внимательно посмотрела на нее, после чего, рассмеявшись, сказала:

— Девочка, поверь мне, если бы он хотел быть с тобой, его бы ничто не остановило. А что касается «мешаю» или нет — я жду его ребенка и намерена править страной как королевой, которой я являюсь. Мне жаль, но тебе лучше найти равного себе и быть счастливой.

— Он с вами из-за ребенка. Вы хоть знаете, что за дитя вы носите? Ваш ребенок должен изменить ход вещей. За ним пойдут тысячи. И ему выгоднее быть с вами, чем потерять все. Он любит меня, и как только вы родите избавиться от вас. Я стану матерью вашего ребенка, а вы умрете.

По моей спине прошел холодный пот. Способен ли Риан на такое? А если да, то что мне делать? Ведь в будущем дочери я не видела себя. Риана да, но не себя. О Высшие, неужели…? Нет, он никогда так не поступит.

— Миледи, вы забываете о ком говорите! — рассвирепела я, не желая слушать ее. — Вы обвиняете короля в заговоре против супруги!

— Нет, моя королева, просто сообщаю вам правду. А если не верите, посмотрите третью книгу с левой стороны на правой полке в кабинете вашего супруга.

И она ушла. Я же осталась, с ужасом глядя на то место, где еще совсем недавно стояла женщина.

А выйдя из ступора, бросилась в кабинет мужа и нашла нужную книгу. От прочитано мне стало еще хуже.

«От того, кто вырастит высшее дитя будет зависеть, чью сторону примет сильнейшая дочь в войне света и тьмы, и будет ли эта война.» — гласила книга. — «Дочерью света девочка станет при наличии рядом матери. Если рядом будет только отец — девочка станет серой и будет использовать и магию жизни и магию смерти. А в случае попадания ребенка к старейшинам — девочка будет игрушкой в их руках. Мать даст право выбора, отец всесилие, а старейшины поработят.» Т. е. Риан хочет забрать дочь себе, сделав ее всесильной. Ему плевать на ребенка. Ему нужна власть, которую он может получить рядом с малышкой . О Высшие, за что? Хочется плакать, руки трясутся, а в голове только одна мысль. Надо бежать и защитить мое дитя. Но как?

— Решила заняться просвещением нашей малышки? — раздался голос того, о ком я сейчас думала.

Риан! Холодный пот потек по моей спине.

— Нет, просто я давно ничего не читала. — попыталась улыбнуться я, быстро переворачивая несколько страниц и молясь, чтобы он не понял, о чем я думаю.

— Что читаешь? — спросил он, делая шаг ко мне, а я не сдержала дрожи. — Ты в порядке?

— Да, все хорошо. Просто устала. «Легенды небес» — зачастила я, с трудом вспоминая название книги.

— Хорошая книга, — улыбнулся Риан — хочешь, я тебе почитаю?

— Нет, у меня уже нет времени, надо вернуться на кухню, я обещала помочь с составлением меню. Прости.

Я подскакиваю и выбегаю из кабинета. Теперь в моей голове только одна мысль. Надо быстрее заканчивать осаду и бежать. И только где-то в глубине сознание раздается отчаянный крик:

«Мама, не надо! Папа не хочет нам вреда. Не горячись, подожди! Ты все не так поняла!»

Но я не слушаю ее. Не сейчас. Я должна спасти дочь любой ценой. От него. От старейшин. И от самой себя если потребуется.


Четыре месяца спустя.

Риан.

Она изменилась. Будто боится меня. Но почему? Я уже и поговорить пробовал и даже чуть ли не заставлял оставаться рядом, спрашивая в чем дело. Но она в ответ напоминала о ребенке, делала вид что ей плохо и мне приходилось отпускать ее. О ночах рядом с ней я вообще молчу. Стоило мне прикоснуться и она становиласьхолодной, как ледышкаи даже ласки не способны были разогреть ее. А когда засыпала, я снова чувствовал ту знакомую, любимую и страстную Амиру. Она прижималась ко мне и становилась похожей на замерзшего котенка, если я ее не обнимал. Что же случилось? Неужели они добрались до нее? Нет, весь замок был закрыт еще до ее пробуждения. А это началось утром в конюшне. Сначала страх и паника, а потом паника сменилась ужасом и решительностью, а ее сердце и мысли резко закрылись для меня. Как жаль, я не могу прочесть ее мысли. Она закрыла и дочку тоже. Малышка пытается прорваться и что-то мне сказать, но броня матери сильнее. Ее подпитывает материнский инстинкт и ужас, поэтому все слова превращаются в гул, не больше. Что же произошло?

Вывожу лошадь со двора и скачу из замка. Осада закончилась три дня назад. Теперь я езжу и истребляю оставшихся на моей земле троллей. Но в голове только паника за жену и дочь. Как достучаться? И главное, что сказать?

Как же сложно с женщинами!

— Мой король, смотрите! Вон там и их много! — кричит стражник и я погружаюсь в бой, радуясь возможности отвлечься.

А ближе к вечеру возвращаюсь в замок, с решением поговорить с женой и на этот раз ее уловки ей не помогут.

— Попросите принести мне ванну и скажите миледи, что я хочу чтобы она помогла мне помыться.

И тут же замечаю, как побелел слуга.

— В чем дело?

— Миледи поехала кататься и до сих пор не вернулась.

— Верхом? — с испугом спрашиваю я — Кто ее сопровождал?

— Нет в коляске. Охранник и конюх милорд. Но ее светлость сказала, что едет на час, а прошло уже пять.

Чертыхнувшись, сажусь на коня и скачу прочь, молясь, чтобы она была жива. А уже к вечеру ругаюсь, на чем свет стоит. Она велела запрячь свою лошадь. И едва отъехав от замка и скрывшись с зоны видимости, смогла связать двух мужиков и сбежала.

Наругавшись вдоволь и наказав нерадивую охрану я поклялся, что найду ее. Они добрались до нее, но это не значит, что я не верну жену. Она моя и будет со мной чего бы это мне не стоило!


7


Три месяца спустя.

Шейла.

Сын проснулся раньше времени и потребовал еды. Тихонько выбравшись из объятий супруга, Шейла подошла к колыбельке. Кряхтит и тянет ручки. Так похож на мужа. Улыбнувшись, женщина поднимает его на руки и тут же видит, как он тянется к материнской груди. Прямо как его отец.

— Он похож на тебя. — раздается за ее спиной голос мужа.

— Нет! Он твоя копия. — качает она головой.

— Опять споришь!

— Прости! — улыбнувшись, ложится на кровать и тут же чувствует, как он устраивает меня на своем плече, а малыш уже причмокивает, поглощая молоко. — Ты с Рианом говорил?

— Да. — устало вздыхает муж.

— Все так же?

— Да, она все еще скрывается.

Надо же, сбежала на пятом месяце. Хотя чего еще от нее ждать.

— Он найдет ее. — уверенно говорит Шейла. Ее видения никогда не подводят. Главное чтобы Риан не переборщил, иначе… А перед глазами совсем иное видение. Страх снова сжимает грудь.

— Что с тобой? — муж чувствует ее как никто другой. — Было новое видение?

— Да.

— И что там?

— Ничего. Это неважно. Просто не бросай меня и обними покрепче.

А перед глазами стоит усмехающееся женское лицо и муж, прижимающий его владелицу к себе. Главное не сорваться и больше не совершать того, что могло уничтожило их брак повторно.


Амира

Удар ножкой и очередное недовольство. Она постоянно просится к папе и чем старше становится, тем сложнее ей отказать. Все попытки ей что-то объяснить встречаются с недоумением, непониманием и взрывом гнева.

Пробираюсь к своему убежищу. Я превратилась в гонимое существо боящееся любого звука, вот и сейчас крадусь, замирая от каждого шелеста листвы. И снова удар.

«Беги, беда! Папа, помоги!» — кричит дочка, но я ее не слушаю. Этот голосок стал для меня привычным, и я молилась, чтобы когда она родилась это прекратилось. Еще два месяца и все.

Еще шаг и вот уже любимая пещера. В ней все для меня и главное безопасно. Осталось пройти несколько шагов и все. И зачем я только вышла? Продукты кончились, опытная хозяйка блин! Но до убежища мне добраться не удалось, едва я вышла на плато перед входом, как была окружена.

Оглядевшись вокруг, я сразу узнала людей стоящих вокруг меня с оружием. Прихвостни Старейшин. Муж не раз делал мне ловушки, но мне удавалось уйти, да и Агре с ее людьми пробовала, но ей не удавалось, до сегодняшнего дня.

Все же беременность сделала меня слабее и моя защита уже не помогает, все силы идут к дочери.

— Агре, какими судьбами. — улыбаюсь я, ища возможность бежать и понимая, что ее нет. Беременность ослабила меня, сделала неповоротливой и теперь я почти беспомощна, но так просто я не сдамся.

— Да вот старейшины решили, что пора тебя забрать, да и малышка должна родиться в верхнем мире, а не в какой-то пещере.

Делаю шаг в сторону. Там каменная стена и никто не нападет со спины. Мой клинок появляется из ниоткуда. Золотистый цвет играет по стали оружия — это остатки моей силы, иначе никак.

— А кто сказал, что я пойду с вами?

— Ради бога, Амира, не будь дурой, ты против нас не справишься! Да и зачем? Ребенок все равно окажется у нас. — «охотница» делает шаг вперед.

— Не подходи!

— Как скажешь! Прав был твой смертный Риан ты действительно дура! Не понимаю, зачем твой сопляк или соплячка старейшинам. Схватите ее и по животу не бейте.

А дальше на меня бросилось сразу пятеро и засверкало оружие. В былые времена эти пятеро были бы размазаны по стене в течении трех минут, но опять же — я была похожей на бегемота, а моей магии почти не было, вот и пришлось сражаться как могла. Минут через тридцать я осталась один на один с Агре.

— Даже беременная умудряешься побеждать и убивать. — покачала она головой.

— Уходи, ты же знаешь, что ты мне не чета. — бросила я, пятясь ко входу в пещеру. Если смогу добраться буду в безопасности.

— Ты сильнее меня и мы обе это знаем, но не сейчас! — рассмеялась она. — Беременность сделала тебя слабой, а ты что думала. Ведь именно поэтому любая из нас уходит в свои убежища чтобы благополучно родить, а ты что вытворяешь. — покачала она головой — Сдавайся.

Малышка хныкала и звала отца, и пожалуй я впервые за эти семь месяцев дала ей доступ к отцу. Сама не зная почему, но я раскрылась, позволяя ей докричаться до Риана. Мне было страшно и я понимала, что против этой дряни я не выстою.

«Риан, где же ты? Ты преследовал меня по пятам, а когда надо тебя нет. Ну почему все так?» — взывала я к нему, чувствуя его присутствие в моих мыслях.

Но реальность все же взывает к себе. Агре делает шаг вперед, и я выставляю окровавленное оружие.

— Нет!

— Как хочешь. — пожимает плечами она, бросаясь на меня. Ее магия обжигает. Клинок летает вокруг меня, а я еле успеваю уклоняться и парировать удары. А сил все меньше и меньше и вот уже я на земле. Поясница ноет от удара спиной о землю, клинок лежит далеко от меня выбитый противницей, а надо мной Агре глядящая с радостью.

— Вот и все. А знаешь, мне ведь не говорили, что ты тоже должна быть жива. Ты нам не нужна, только ребенок. А малютка уже выживет. Так что не серчай!

Я закрываю глаза, прощаясь с малышкой и Рианом, прося у них прощение за поражение. Чувствую, холодный ветер от поднимающегося оружия и слышу свист от удара направленного мне в сердце, а потом вдруг раздается скрежет оружия друг от друга и такой родной голос:

— Не так быстро Агре.

Открываю глаза и смотрю на него, не веря, что он тут и нашел меня. Во мне борется страх, радость и паника. А побеждает все же мысль о спасении дочери, и я начинаю медленно пятиться ко входу.


Риан.

Я искал ее все эти три проклятые месяца то приближаясь, то снова теряя след. Но чем больше становился срок, тем слабее становилась ее защита, и я подходил все ближе. Она уже не могла постоянно держать свой барьер, и когда он ослабевал, дочка могла передать мне короткие сообщения.

Малышка была напугана. Старейшины тоже их искали и были совсем близко. А сегодня так конкретно броня трещала по швам с самого утра. Малышка смогла передать несколько сообщений, одно из которых где они находятся. И вот я тут, крадусь к пещере где должна быть моя жена и дочь. Надо успеть до Агре. Чертовы старейшины!

«Папа, помоги! Их много! Мама не справится!» — новое послание дочери достигло меня и снова тишина.

Ускоряю шаг, почти бегу. Рядом доверенные солдаты, знающие о моих возможностях и не боящиеся меня.

Прошло минут тридцать, и снова дочкин зов только теперь я слышал и жену.

«Риан, где же ты? Ты преследовал меня по пятам, а когда надо тебя нет. Ну почему все так?» — спрашивала меня Амира, а малышка кричит, что мама осталась против Агре и ей не выстоять. Я уже бегу позабыв о безопасности, боясь потерять жену и дочь, а выбежав на площадку перед пещерой, еле успел подставить оружие.

— Не так быстро Агре! — еле сдерживая ярость, бросаю я, не зная, кого больше хочется убить ее или Амиру.

Агре поморщилась и ненавидяще уставилась на меня.

— Ты мне помешал! И теперь умрешь за это!

Она бросается на меня, явно не понимая, с кем связалась. Чтобы справится с этой женщиной, мне хватило несколько минут, а потом я замер и медленно повернулся к жене. Она была уже у входа в пещеру, медленно отползая к защитным рунам.

— Амира, замри!

— Нет!

Она не могла закрыться, сил уже не было, и я слышал все ее мысли о книге и придании.

— Я никогда не стану использовать мою дочь! — делаю шаг к ней, видя, как она пытается еще отползти, но там камень.

— Не подходи! — отчаянье и страх в голосе.

— Амира успокойся! — делаю еще шаг.

А дальше я сам поразился, где взялась такая ловкость. Она смогла извернуться подскочить и бросилась в убежище. Я не успел и замер перед стеной. Господи как же мне надоело за ней гоняться.

— Амира, выйди немедленно! — гнев прорывается наружу.

— Нет! — еще шаг вглубь пещеры.

- Не вынуждай меня зайти, если я это сделаю тебе не поздоровиться. — предупреждаю ее я.

И снова отступает. В глазах ужас. А мне уже все равно и я делаю шаг вперед, просто прорывая ее защиту. Бросается прочь я за ней, едва успевая поймать, прежде чем она упала.

— Ты совсем сдурела? Дочь убить решила? — встряхиваю я ее, зло глядя ей в глаза.

— Лучше пусть умрет, чем такая жизнь как будет рядом с тобой! — кричит жена, рыдая на взрыв, а в ее глазах уже понимание, что она беззащитна и поймана и вопрос — как я смог прорвать защиту.

Устало гляжу на нее, понимая, какая каша в ее голове. Прижимаю к себе и переношу в замок. Звоню в колокольчик у кровати и требую у испуганной служанки ванну и ужин. А через пять минут, отпустив слуг и глядя на жену, велю.

— Раздевайся!

— Зачем? — спрашивает Амира, отползая по кровати подальше от меня.

— Тебе надо помыться и смыть чужую кровь, да и свою тоже. — бросаю устало ожидая ее подчинения, а поняв, что она этого не сделает просто подхожу и разорвав остатки одежды и стянув их переношу ее в ванну.

Протесты и ругать моей жены не слушаю, пока не убеждаюсь что она и серьезных травм нет, а затем укутав кладу на покрывало. Раздается стук в дверь.

— Войдите! — бросаю холодно, прикрыв ее покрывалом, и тут же входит служанка с подносом. Отпустив ее, я быстро проверяю пищу на яд. Мало ли Арания и не на такое способна.

— Иди ешь! — встречаю ее гневный и недовольный взгляд. Как же я устал! — Немедленно!

Встает и укутавшись в покрывало подходит к столу бросая на меня полные ярости и обиды взгляды. Я внимательно смотрю, как она ест. Дочка довольна. Да ей не нравится, что я кричу на маму, но она признает, что мама заслужила и не злится. А значит все нормально.

Когда тарелка опустела, она снова смотрит на меня, поднимая бровь в знаке вопроса.

— Разденься. — велю как можно спокойнее.

— Что ты задумал? — вцепилась в покрывало, будто оно может спасти. Глупая.

— То, что ты заслужила. — зло бросаю, ставая и ставя ее на ноги. Потом забираю покрывало и полотенце, оставляя ее в чем мать родила. Пытается убежать, ловлю и слышу отборную ругань. И откуда только такие слова?

Злости уже нет. Остался только страх и печаль. В тот миг, выскочив на то каменное плато, и увидев, как замахивается на нее клинком Агре, я понял, что если потеряю ее, то не переживу этого.

Кладу супругу на кровать. Пытается отползти, продолжая ругать меня последними словами, ловлю ее за ногу и обхватываю за щиколотку, шепчу заклинание.

— Нет! Что ты делаешь? Прекрати! — она чувствует, как заклятье пробивает ее ментальную защиту и впивается в ее плоть. Пытается вырваться. Ей больно. Мне жаль причинять ей эту боль, но иначе никак. Тело изгибается под рукой. Крик срывается из ее рта. Как же мне жаль это делать, но иначе я не смогу их защитить.

— Вот и все! — когда все закончилось говорю тихо я, глядя на съежившуюся фигурку на кровати. Подогнула ноги под себя и волчонком следит за каждым моим движением. — Тебе стоит знать, что если ты попытаешься уйти от меня больше чем на километр ты умрешь.

— Ненавижу! — глаза горят, и сомнений в ее словах просто нет.

— Я знаю, но это неважно, ты моя жена и этим все сказано. — встаю и начинаю раздеваться.

— Что еще? — быстро выпрямляется и начинает пятиться, натягивая невидимую цепь. Теперь я чувствую каждое ее движение.

— Если ты не заметила уже поздно. Спать пора! — ложусь и поймав ее заставляю лечь рядом. — Спи.

Сопротивляется, но я сильнее и в конце концов, измучившись, засыпает, а я еще долго лежу и вспоминаю тот ужас, испытанный мною когда увидел клинок направленный ей в сердце.


8


Шейла

Проснулась я в постели одна. Оглядевшись, я сразу вспомнила, что пора кормить малыша. Подскочив с постели, бросилась к кроватки, но она была пуста. Одевшись, пошла в игровую. Муж специально оборудовал ее, но малыш был слишком мал, чтобы его туда брать, а едва войдя в комнату, замерла от ужаса. Кошмар воплотился в жизнь.

Мой сын лежал на руках той, кто в течение нескольких месяцев был моим ужасом. Неужели это все же сбудется?

Придя в себя, я подошла к женщине и забрала у нее малыша. Быстро проверяя все ли с ним в порядке, и, убедившись, что ребенок цел, направилась прочь из комнаты.

— Милая? — вопрос мужа заставил меня посмотреть на него. И он тут! Как же больно! — Ты в порядке?

— Кто это? И почему у нее на руках мой сын? — спросила я, сверкнув на него злым взглядом, чем очень его удивила.

— Это Мия, она будет нянчить сына, пока ты занимаешься хозяйством. Не дело это — таскать ребенка по замку.

— Нет, не будет! — ответила я, прекрасно понимая что он прав и если бы это была не она я бы порадовалась, но это она, и пришла женщина не для того чтобы нянчить ребенка — Я не подпущу эту к своему ребенку!

— Шейла…! — возмутился муж, но я его перебила.

— Нет! Или она исчезнет из этого замка и сегодня же или исчезнем мы!

С этими словами я развернулась и ушла в свою спальню, заперев дверь и еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться. В дверь стучали, но мне было все равно. Началось! Старейшины, за что? Я была верна, слушала вас, а что сделали вы? Ненавижу! Права Амира, вы приносите только боль. Но я не отдам вам сына, хотите мужа, пожалуйста, я смирюсь, но сын будет со мной!


Амира


Проснувшись и вспомнив, что со мной произошло, я первым делом бросилась к двери. К моему огромному удивлению она была не заперта. Вызвав служанку и одевшись, я спустилась вниз.

— Ваша величество. — приветствовала меня экономка замка, готовая услышать распоряжения, но мне было не до того.

Свобода манила меня, но уходить было нельзя. Я чувствовала взгляды людей, поэтому решила, прежде чем испытать «цепь» отвлечь внимание людей и занялась домашними делами. Чем и занялась, а к вечеру ощутила потерю интереса к себе и предприняла попытку бегства.

Я спокойно дошла до сада, потом прошла до места, где когда-то отдавала Амере сына, и все. С каждым новым движением я ощущала, как ноги становятся все тяжелее, а боль все сильнее, при этом с каждым шагом мне все тяжелее дышать. В какой-то момент я упала на колени и так и осталась сидеть, пока не появился он.

— А я ведь предупреждал.

— Ненавижу тебя! — прошептала я, хватая воздух ртом, и чувствуя, как текут слезы отчаянья.

— Знаю. — кивнул он, подхватывая меня на руки и тут же, переносясь в спальню, кладя на кровать.

— Отпусти меня! — взмолилась я.

— Нет. — жестко бросил он.

— Зачем мы тебе? У тебя итак власти хватает, зачем тебе еще она? Ты же отец, не делай этого! — уже не могла сдержать рыдания я.

— А кто сказал, что я охочусь за властью? — поинтересовался он, спокойно звоня в колокольчик. Зашла служанка, не давая мне ответить. — Принесите нам с ее величеством ужин сюда! — а когда та вышла, добавил. — Если бы я хотел править миром я бы правил.

— Тогда я не понимаю, чего ты хочешь? Зачем тебе мы?

— Амира, ты моя жена, которую я хочу и этого никто не отменял. — глядя мне в глаза и будто несмышленому ребенку объясняя произнес он.

— Ну конечно! — усмехнулась я — Ты, живущий столетия один, вдруг воспылал страстью к молоденькой хранительнице людей! Сам в это хоть веришь?

— Амира! — воскликнул мужчина, явно теряя терпение.

— Что Амира! Я всего лишь говорю что думаю! — закричала я в ответ. — Я не позволю тебе использовать моего ребенка в своих планах. Лучше сразу убей!

Он долго молчал, а потом вдруг спросил.

— Что ты знаешь о первом поколении старейшин?

— Ты говоришь о богах? — удивленно переспросила я, не понимая его резкой смены темы и пытаясь вразумить, о чем это он.

— Да. — кивнул он. А у меня открылся рот от шока, и я никак не могла найти слов. Зачем эму знать мои познания в истории? Боги существовали давно, уже несколько тысяч лет как они все погибли. С чем связан этот странный вопрос? — Ну же расскажи мне, что знаешь о богах. — потребовал он врываясь в мои мысли.

— Было много богов, они правили миром жестокостью и кровью, а потом их свергли их сыновья и появился совет старейшин, которые принесли мир и процветание.

— Это их сокращенная версия, да? — спросил он, а дождавшись моего кивка, продолжил — Но есть и еще одна, только правдивая, которую ни один старейшина не допустит до общественности. Боги были справедливы и, пусть и правили порой войной, они были во много раз добрее и справедливее нынешних старейшин. У каждого из богов был ребенок. Сын или дочь, рожденные не от себе подобного, а от более слабых созданных ими хранителей. Со временем эти детки должны были занять место родителей, но случилось нечто все изменившее. На свет родился ребенок, родителями которого были чистокровные боги. Сначала все решили, что мальчик ничем не отличается от своих, но со временем стало очевидно, что малыш сильнее всех и не менее умен и добр чем его родители. Молодое поколение полукровок, к несчастью, все как один были жестоки, а их родители, видя это, никак не могли понять, как могли их замечательные малыши стать такими, ведь они были такими добрыми малышами. Но факт оставался фактом, из всех детей, растущих для правления, только чистокровный малыш был честен, добр и справедлив, поэтому боги приняли тяжелое решение. Они решили отдать всю власть в руки мальчика, тогда уже ставшего сильным мужчиной воином. Узнав это, молодые полубоги рассвирепели, и напали на родителей, убив их всех, и только один бог выжил. Мое имя Риан Теос, я сын бога войны и богини мудрости. Я выжил, потому что сильнее их всех, и они просто не смогли меня убить. Но я не желаю править миром, иначе бы давно пошел и взял власть себе. Так что вам рассказывают ту версию, которая им выгодна. А правда совсем в другом и, чтобы ты не прочитала в той книге, это только часть правды. Ты не узнала главного. Я начну мстить им и собирать власть в том случае, если ты умрешь от рук старейшин. Иначе говоря, твоя смерть станет катализатором пробуждения во мне всего плохого, что только есть, именно поэтому я надел на тебя эту цепь, чтобы защитить тебя и не дать добраться врагам!

— Не верю! Этого быть не может! — отползая от него, белыми губами прошептала я, вспоминая легенду. Да, существовал сын двух богов. Как он появился, никто не знал, просто однажды богиня мудрости оказалась беременной и при этом она была бесплодна и уже потеряла надежду стать матерью. Когда ее спросили кто отец, ответил бог войны.

«Она носит моего сына» — а богиня только кивнула и улыбнулась.

Не прошло и семи месяцев, родился малыш. Он рос хорошим мальчиком, пока в него что-то не вселилось. Став жестоким, молодой человек убил людей из нескольких селений, а родители прикрыли это. Когда же хранитель людей попытался возразить, его убили уже по приказу богов. Тогда-то и вспылили дети богов и без того расстроенные зверствами своих предков, а тут еще и новый источник жестокости который не знает удержу. Юного бога и остальных богов убили. При этом полегло множество детей полукровок-богов, а выжившие образовали круглый стол и стали править миром.

— Ты рассказала мне не всю легенду, не так ли. — улыбнулся мой муж, а потом быстро подошел ко мне и положив руку на лоб сказал — Тогда смотри.

И я увидела. Память нельзя подкорректировать. Это поток, который можно открыть и показать кому-то. И вот я вижу мальчика на руках у богини.

— Мама, а за что меня так Миррос не любит? — спрашивает малыш, в то время как нежные материнские руки обрабатывают ранку, нанесенную явно намерено.

— Он просто завидует, Риан, ты чистокровный, а он полукровка, не обращай внимания — улыбается женщина, с грустью глядя в окно где десяток мальчишек поджидали ее мальчика. То, что сегодня он вернется в синяках, женщина не сомневалась, но и как помочь сыну она не знала.

Воспоминания сменяют друг друга в каком-то калейдоскопе, и я с ужасом понимаю, что он мне не врал. Вот жестокость молодых полукровок. Если сначала это были более слабые соплеменники и те кто не мог дать сдачи, то потом они перешли на более слабых существ — людей. И вот новый виток памяти. Кричат люди, горят деревни, а они насаждаются этим, издеваясь над беззащитными людьми. Господи и снова бег событий. Я вижу, как Рииан пытается защитить одну из деревень и ему это удается. Затем ссора родителей. Богиня мудрости считает, что такое решение приведет к трагедии, а бог войны говорит, что трагедией будет допустить молодых полукровок к власти и вот уже совет.

Решение однозначно и единодушно, хоть и с тяжелыми сердцами. Молодой Риан займет место богов. Молодой человек не хочет власти, но боги объясняют, что только так можно сохранить мир и процветание и он сдается.

Молодая девушка полукровка. Он смотрит на нее с обожанием, она на него, у них любовь и сердце колит от ревности к этой неизвестной мне красавице, но и это воспоминание исчезает, сменяясь другим.

Ночь. Горят стены и кричат боги. Риан окружен, дерется сразу с десятью противниками. Тела родителей и девушки, кровь… Молодой бог ранен, но уходит и успевает затеряться среди людей, став почти не отличимым от них.

Образы меркнут, и вот снова смотрю в его глаза и вижу его боль и тоску.

— Они решили, что ты больше всех подойдешь, чтобы стать матерью ребенка бога. Дочь, которую ты носишь почти чистокровная. Она сильнее их всех, но все же слабее меня, но она может стать их оружием против меня. Я никогда не пойду против дочери. А что касается твоего вопроса, мне она не нужна, чтобы иметь власть, ведь она слабее меня, а значит, пользы мне от нее нет!

— Но тогда я не понимаю! Почему я? Зачем я и она тебе? Зачем? — окончательно сбитая с толку поинтересовалась я.

— В тот день погибли не только мои родители, но и женщина, которую я любил. Я поклялся, что больше никто больше не займет место в моей душе, но мне пришлось жениться. Выбор был сделан в пользу молодой и красивой смертной девушки, а она возьми и стань для меня центром вселенной. Я влюбился как мальчишка, совсем позабыв о тысячелетнем опыте и о врагах в верхнем мире. Они выбрали молодую, не созревшую хранительницу, и я просто не понял, с кем имею дело. Потом вы умерли. Вы с сыном были моей жизнью, и я думал, что умру следом. Я разрешил себе стареть, чтобы последовать за вами следом и тут выяснилось, что умерла не моя жена, а ты вернулась злая и ненавидящая меня. Тогда даже злясь на тебя, я понял, что должен тебя удержать любой ценой. И тут твой цикл материнства. Прости, я не сдержался. Так и появилась наша дочь. Она не средство для меня, а отчаянная попытка удержать ее маму. И я просто не знаю, как тебя сохранить. Ты моя жизнь и видеть тебя в таком состоянии это просто больно!

— Тогда отпусти! Ты же знаешь, что я тебя ненавижу! Ты делаешь мне больно!

— Знаю, но я не могу. Прости, просто не могу отпустить, ты мой воздух и я не смыслю жизни без тебя! Вы с дочкой моя жизнь и без вас я жить не смогу.

Он развернулся и ушел, а я так и осталась лежать, глядя туда, где он только что стоял и думать о том, что мой мир перевернулся. Но главным вопросом, который стоял передо мной, был: как же теперь жить и могу ли я верить в его желание иметь семью, или это просто обман чтобы я доверилась и осталась с ним пока не родится дочь.


9


Шейла

Он уже все решил и я ничего не могу сделать. Все чаще и чаще эта женщина заменяет мать моему ребенку, а меня держат взаперти. Если я пытаюсь что-то сделать или как-то возразить ей, достаточно сказать, что так для ребенка будет лучше и он идет у нее на поводу.

В очередной раз проверяю ручку двери и снова заперта. Сползаю по стене, рыдая на взрыв от отчаянья.

Что же делать? Как так получилось? Почему он верит ей во всем, а меня считает чуть ли не больной?

Щелкнул замок и в комнату вошел муж.

— Где мой сын? — спросила я, даже не пытаясь подняться с пола, только слезы утерла, пока он открывал дверь и входил. Не хочу, чтобы он видел меня плачущей.

— Он играет с Мией. — устало ответил он, внимательно глядя на меня и ставя поднос на стол — Я принес тебе обед. Поешь.

— Не хочу! Верни мне сына!

— Когда ты пообещаешь, не делать глупостей. — скрестил руки на груди упрямо сверкнув глазами.

— Если ты про побег, то не дождешься! — зашипела я, вспоминая, как он поймал меня во время моего побега месяц назад и отобрал сына, передав его Мие на попечение, а меня запер тут. С тех пор я вижу только его и сына с Мией когда муж в хорошем настроении.

— Тогда ты останешься тут, а сын будет с Мией. — пожал плечами супруг.

— Она погубила наш брак, но я не отдам ей сына! — вскакиваю на ноги я, зло буравя его взглядом.

— Ты не права, не Мия виновна в наших проблемах, а ты! — беря поднос с так и не тронутой едой и направляясь к двери — Когда же ты поймешь, что только ты в этой семье рушишь все, позабыв построить что-то взамен!

И он уходит, я же остаюсь все в той же позе, ненавидя себя и его, и не понимая, почему же мой, некогда счастливый, брак превратился в последние полтора года в настоящий ад.


Амира.

И снова этот сон. В последние полтора месяца он стал постоянным и это пугает меня.

Шейла, рыдая, тянет руки к сыну, но его уносит какая-то женщина. Подруга плачет, а король эльфов просто стоит и наблюдает за происходящим. Я просыпаюсь. Что же происходит? Почему он позволяет кому-то забрать у Шейлы ребенка.

В том, что это просьба о помощи я не сомневаюсь. Я уже несколько раз посылала ей голубей, но ответа так и не получила, что тревожит меня еще сильнее.

Медленно встаю и тут же ощущаю резкую боль в животе. Смотрю на кровать и вижу, что простыни мокрые. Воды отошли, но судя по ощущениям, в ближайшие десять часов я не рожу. Поэтому спокойно одеваюсь, старательно игнорируя боль, и иду в кабинет мужа.

Он как всегда уже занят делами. Все эти шесть недель он ко мне почти не приближается. Даже ночует где-то в другом месте и это бесит меня. Хочется рычать и биться в истерике. Все время меня мучает мысль, что он с Аранией. Не даром же она такой довольной ходит. Хочется выцарапать эти хитрые глазки и в то же время безумно рада, что он оставил меня в покое. Или не оставил? А может и не рада? Какая разница! Я стараюсь не думать о наших отношениях и сложностях, которые из-за них возникают.

Вхожу в кабинет без стука и тут же двое советников Риана подскакивают с места и кланяются мне. Киваю, в знак признания их присутствия, и один из них уступает мне кресло. Сажусь, глядя только на Риана.

— Нам надо поговорить! — как можно безразличнее сообщаю я, зная, что один из присутствующих советников отец моего главного врага. С них будет достаточно и того, что я сюда пришла.

Внимательный супружеский взгляд на меня и тут же команда.

— Оставьте нас!

Мужчины кланяются и исчезают, а мы остаемся одни.

— Что случилось? — спрашивает с тревогой.

— Я хочу поехать к Шейле. — говорю я.

— Нет. — резкий отказ.

— Почему?

— Если ты не забыла ты на последнем месяце и поездка может навредить и тебе и малышке.

- А после родов? — спрашиваю, стараясь не морщиться от боли из-за схваток.

— Вот родишь тогда и поговорим. — уткнувшись в бумаги отвечает мужчина.

— Риан! — прикрикиваю я, заставляя его поднять голову. — Я нужна ей! У нее беда! Пожалуйста!

— Нет. — упрямый взгляд и сжатые губы. Спорить бесполезно.

Встаю и иду к двери, но на пороге не выдерживаю и посмотрев на мужа произношу:

— Жаль! А знаешь, что печальнее всего? Я пришла к тебе за помощью, доверилась тебе, а ты отказал! Даже не захотел понять! А сам клялся помогать! Так о какой совместной жизни мы говорим, если ты даже не хочешь услышать меня!

Ухожу в расстроенных чувствах. Сейчас бы поплакать, но увы замок большой и от хозяйственных дел меня никто не освобождал, да и не стоит пока приближаться к постели, иначе боль просто наброситься на меня как хищный зверь и тогда несколько часов могут перерасти в нечто иное более страшное.

В середине дня вышла Арания. Девушка явно только проснулась и теперь оглядывалась, ища на ком бы потренировать свое жало. Перетерпливая очередную схватку, которые становились все чаще и более болезненными, я наблюдала, как она набросилась на бедную служанку за мелкий проступок. Но, то ли терпения у меня не осталось, то ли боль заставляет делать глупости, я подошла к ним.

— И чего это, ты моя дорогая Арания, набрасываешься на бедных слуг. Случилось чего? — медовым тоном спросила я, прекрасно зная, что ей не меняли постель уже месяц. Такое унижение она стерпеть не может. А отсутствие возможности что-то изменить бесит ее.

Зло глянув на меня, соперница присела в знак уважения, а потом ответила.

— Все нормально, моя королева, просто девушка груба и плохо себя ведет.

Ложь!

— Правда? И в чем же это проявляется? Не в том ли, что она не достаточно быстро поставила перед тобой тарелку? — спросила с милой улыбкой, прекрасно помня, с чего все началось.

Вижу, как она сжимает губы, еле сдерживая ответ, а потом вдруг ее взгляд просветлел. Мне даже не надо гадать почему.

— Что здесь происходит? — поинтересовался Риан, за моей спиной, подтверждая мои догадки.

— Служанка плохо выполняет свои обязанности. — тоном обиженного ребенка сообщила любовница моего мужа.

— А миледи Арания встала не с той ноги и увы девушка попалась под горячую руку. — не осталась в долгу я и тут же схватилась за живот. По сравнению с предыдущими схватками эта была куда сильнее. Я ошиблась, у меня нет десяти часов, всего пять, не больше. И мой кредит времени уже закончен.

— Что с тобой? — бросается ко мне муж.

Сил отвечать нет, просто прижимаюсь к нему и стараюсь перетерпеть. Когда же боль немного отступила говорю.

— Твоя дочь решила, что ей хватит сидеть в животе и пора появиться на свет.

Выругавшись, Риан подхватил меня на руки и понес в спальню.


Риан

Я отказался уходить когда меня выгоняли, и теперь с ужасом наблюдал за мучениями супруги. Проклиная себя и клянясь мысленно, что больше детей у нас не будет.

То, что у нее что-то болит, я понял еще утром в кабинете, когда она еле заметно морщилась, поэтому решил за ней приглядеть. Да что я себе лгу! Я не спускаю с нее взгляда все эти недели. Сначала казалось она в депрессии и это беспокоило меня. Потом появилась злость и что-то похожее на ревность, что не могло не обрадовать, значит, есть желание жить. Затем она стала развлекаться, доставая Аранию, а я не вмешивался, радуясь, что хоть не хандрит и получая тайное удовольствие от ее выходок.

Тело Амиры опять выгнулось, пытаясь вытолкнуть ребенка. И я напрягся, ощущая ее боль и пытаясь забрать ее. Вытираю пот с лица, а сам думаю о ней..

Как же плохо по ночам, когда лежишь рядом со спящей женой и боишься прикоснуться, чтобы не разбудить. Она не знает. Думает, сплю в другом месте, даже смешно — с любовницей. А я, как только засыпает, уже с ней, не могу быть в другом месте, нуждаюсь в ней. Завишу от нее.

Красивая моя. Даже сейчас, рожая и морщась от боли, она кажется мне настоящей богиней красоты. И как меня так занесло?

— Риан! — голос срывается. Губы плотно сжаты от боли, но все равно зовет. Значит, я ей нужен.

— Я тут, любимая. Все будет хорошо. Осталось чуть-чуть, просто потерпи и постарайся. — шепчу нежно на ушко, не зная как помочь.

— Пожалуйста… Шейла… Я нужна ей, прошу!

Даже сейчас она думает о других. Наверное, этим она меня и покорила. Хочется улыбнуться, и я не сдерживаюсь. Как ей откажешь? Да никак!

— Как только вы окрепнете, мы к ней поедем. — обещаю ей я.

И тут же вижу полный благодарности взгляд и как на личике, полного боли, появляется улыбка.

- Спасибо! — улыбается мне жена, а потом добавляет. — Помоги мне!

Мы оба знаем, что это значит. Она капитулирует. Дает мне шанс. Предлагает мир. Осознавая это киваю головой, и сменив служанку беру руки жены в свои. А через сорок минут я смотрю на маленькую девочку, укутанную в пеленке, лежащей на животе супруги.

Красненькая, сморщенная, но моя и это главное. Сам не знаю почему, но никак не могу прекратить улыбаться. Амира ловит мой взгляд и ее глаза загораются счастьем.

— Спасибо тебе за нее и за поездку к Шейле. — тихо произносит она усталым тоном.

— Это тебе спасибо за то, что вы у меня есть! — Тепло отвечаю ей. — Поспи, ты совсем измотана.

Ее полный гордости материнский взгляд опускается на малышку, а потом ресницы опускаются и женщина засыпает.

Когда я убедился, что супруга уснула, перенес дочку в колыбельку, выгнал слуг, а сам устроился рядом с женой. Я счастлив, ведь теперь у меня есть все о чем я даже и мечтать не мог. Амира во сне повернулась и, как каждую ночь, прижалась ко мне. Обнял ее бережно, боясь причинить вред. Она моя. Любимая и родная и больше я никому не дам разрушить наш брак и ту тоненькую ниточку взаимопонимания, которое сегодня между нами зародилась.


10


Шейла

Я сидела на кровати и смотрела в окно, мечтая хотя бы из комнаты выйти. Конечно, я могу выбить эту проклятую дверь и уйти, меня никто не остановит, но мой сын… Я не смогу уйти без него, а Дэриан мне его не отдаст и сила тут не поможет. Это уже проверено, муж сильнее меня.

Встаю и подхожу к окну. Супруг приказал запереть ставни и теперь в окно можно смотреть только через маленькие щели. Никогда не думала, что моя свободная, любящая побегать по траве персона, однажды окажется вот в таком вот положении! И главное — выхода нет!

Хочется плакать, только слезы уже все выплаканы. Во мне осталась только ярость и ненависть к мужу и это проклятой Мие.

Думая о своем, не сразу замечаю, что на улице хаос. Эльфы-слуги бегают по двору спеша выполнить свои обязанности. Интересно с чего это такой переполох?

Звук открывающейся двери меня не удивил. Наверное, время обеда. Кормит он меня хорошо — единственный плюс моего заточения, горько усмехнулась я.

Но к моему удивлению в дверь вошли не слуги, а мой муженек. Супруга я не видела уже месяц. Все команды шли через слуг, а о сыне и мечтать не приходилось. А все потому что Мия заявила, что я причиняю боль ребенку и он плачет! Ненавижу гадину!

— На горизонте появились знамена людей. К нам едет Риан с супругой. — сухо сообщил мужчина. — Я выпущу тебя из спальни, и ты сыграешь роль королевы. Если будешь паинькой, будешь видеть сына ежедневно по часу в день, если нет, начнется война, а мальчика ты больше никогда не увидишь! Понятно?

— Да! — кивнула я, понимая, что выбора у меня нет. И еще надеясь, что они пробудут у нас долго и я смогу выходить из комнаты и бывать с сыном.

— Вот и славно! Готовься, они прибудут через три часа. Сына тебе принесут через два, но под присмотром Мии.

Он ушел. А я занялась приготовлением к встрече с гостями.


Амира.

К несчастью, чтобы восстановиться после беременности и родов, мне потребовалось больше времени, чем я рассчитывала. Но я старалась как можно быстрее прийти в форму, чтобы поехать к Шейле, ведь сны так и не прекратились. И наконец, я увидела замок, в котором была несколько раз.

— Как ты? — спрашивает Риан, нас аккуратно поправляя пеленку в которой спит наша малышка.

— Устала немного, но рада, что мы почти добрались.

Мне нравится смотреть, как Риан нежен к дочери. В минуты, когда Мирра рядом с ним, в нем просыпается заботливый отец и сейчас он смотрит на нас так, будто в мире ценнее ничего нет.

— Вот и хорошо! Сейчас приедем, и ты отдохнешь, а уже вечером займешься «спасением» Шейлы, если той это, конечно, нужно.

Я только пожимаю плечами, прекрасно зная, что Риан не верит в то, что Шейла в беде и предпочитаю с ним не спорить.

Ворота открываются, и наш экипаж въезжает в замок. Но едва наша карета оказалась во дворе, Риан вдруг меняется в лице и напрягается. Потом берет с моих рук ребенка, при этом, тихо велит никому дочь, когда она будет со мной в замке, не давать.

— Но почему? — удивилась я, глядя на его сурово сжатые губы.

Муж странно на меня посмотрел, затем наклонился и шепнул мне на ухо.

— Магия порабощения.

Я в шоке уставилась на супруга. Этой магией пользовались очень старые девы-отпрыски богов. Считалось что эти ведьмы, как их называли, рожающие детей богам, способные околдовать любого бога, при желании, давно вымерли и тут такое.

— Я начинаю понимать, почему ты чувствовала, что Шейле нужна помощь. — тихо произнес Риан, глядя на крыльцо, пока слуги открывали для нас дверцы экипажа.

Отследила его взгляд и увидела Шейлу рядом с мужем. Она выглядела измученной и усталой, но мой взгляд приковал другой человек. Рядом с королем и королевой стояла молодая женщина, которая держала на руках их сына.

— Это ведьма! — ужаснулась я.

— Знаю, но прежде чем что-то предпринимать, надо забрать у нее ребенка, иначе он тоже погибнет.

Я кивнула, подключив божественный взор и видя толстую нить энергии, идущую от малыша к женщине. Более того, такие же, только более тонкие ниточки, шли от ведьмы ко всем кто тут был, кроме Шейлы, что говорило о том, что весь замок порабощен.

Риан улыбнулся, вышел из кареты не спуская спящую дочку с рук и пошел здороваться с Дэрианом, я же подошла к подруге и обняв ее шепнула:

— Я все знаю, потерпи, все будет хорошо.

Подруга еле заметно кивнула и с мольбой и надеждой посмотрела на меня. Кивнув ей иду к женщине, и начинаю сюсюкать с малышом, а потом спрашиваю:

— Можно мне его подержать? — смотрю при этом на Дэриана и избегаю взгляда ведьмы. Попасть под ее контроль легко, а вот выбраться…

— Конечно! — отвечает мне муж подруги, а в глубине взгляда пустота. Будто мужчина как марионетка выполняет чьи-то приказы. Бедная Шейла! Как же она выживала все это время. И вообще, почему жива? Такие ведьмы быстро избавляются от конкуренции, а тут… Снова вглядываюсь в глаза мужчины и ловлю косой взгляд на жену. А ясно! Даже под давлением магии принуждения его любовь к жене оказалась сильнее и хоть он и подчинен ведьме, но Шейлу он ей убить или причинить ей вред не даст.

Беру малыша на руки, и продолжая с ним разговаривать направляюсь к мужу стоящему рядом с Дэром. Он придумает, что делать главное дойти!

— Дорогой, посмотри какой он милашка! Я уже начинаю подумывать, а не завести ли нам сына. — говорю супругу, стараясь не слышать, как кряхтит малыш из-за натянувшейся связи с ведьмой и боли которую он в этот миг испытывает.

— Да он просто чудо! — кивает Риан, а потом протягивает мне руки с дочерью — Может, ты заберешь девочку и дашь мне его подержать?

— Конечно! — натянуто улыбаюсь я.

Аккуратно, чтобы не уронить обоих детей, я забрала дочку и передала мужу мальчика. И тут же вокруг нас четверых возникает щит, а ребенок начинает плакать.

— Что происходит? — удивляется Дэр.

— Прости, друг, потом ты мне скажешь спасибо, а сейчас не поймешь. — укачивая малыша сказал Риан.

— Риан, прекрати это! — король эльфов явно сердится — Ты же сейчас войну начинаешь!

— Нет! Просто спасаю тебя и твое королевство.

— Стража…!

Но мой король не стал слушать, что скажет его друг, а просто начал читать заклятие.

— Я призываю воду, очищающую землю. Я взываю к огню, сжигающему тьму. Приди, услышь, помоги! — прочитал нараспев мой супруг, и в этот же миг ведьма согнулась пополам, а ребенок страшно закричал. — Тьма ведьмы изыди! Свет любви озари это дитя, излечив от тьмы и сохранив его душу! Ибо в этом воля моя и сила моя!

Ребенок продолжал кричать, и вдруг прямо из его грудки что-то стало подниматься. Черное, как тьма, это нечто приобрело в воздухе над грудкой малыша форму сердца и растворилось, а в Адриана ударила волна белого света. Ребенок перестал плакать, потер глазки, и вдруг просто прижался к Риану, что-то радостно лепеча, будто понимая, что его только что спасли. Ведьма же вдруг упала на колени и стала стареть на глазах.

К нам бросилась Шейла и Риан, на миг сняв щит, пропуская её и тут же восстанавливая его. После чего отдал ей сына.

— Как ты смел вмешаться в мои дела юнец! — зашипела старуха, поднимаясь с земли. И я ужаснулась, насколько она стара и безобразна.

— Так же как и ты смела, вживить свою жизнь и сосать молодость с ребенка! — зло отрезал Риан, закрывая нас с Шейлой собой.

Моя малышка проснулась, огляделась вокруг и заплакала. Я стала укачивать дочку, а вокруг, будто от какой-то спячки, просыпались люди.

У ведьмы больше не быловласти над людьми. Она потеряла ее, когда Риан убрал ее сердце из сына Короля. Ребенок был проводником ее магии, и без него она потеряла возможность качать энергию из обитателей замка. У нее осталась только своя сила, но и она не маленькая и это пугало меня.

Дэриан выглядел каким-то пораженным и потрепанным. В его глазах появилась осмысленность. Казалось, он как-то постарел и все время смотрел на жену, явно зная, что натворил.

— Шейла… — позвал он ее.

— Ненавижу! — был ему ее ответ. Подруга прижимала ребенка к себе и медленно пятилась, будто желая убежать отсюда.

— Не сейчас! — поймала я ее за руку. — Не горячись. Подумай хорошенько, он не мог ей сопротивляться. Хотя и сопротивлялся, когда речь заходила о тебе. Ты жива только благодаря ему. Не спеши, дай Дэриану шанс. И ты нужна нам. Она очень сильна и нам потребуется вся сила, чтобы ее убить.

Она смотрела на меня, будто не понимая о чем я, затем кивнула и замерла.

— Я уничтожу тебя! — тем временем все больше распалялась ведьма.

— Попробуй. — усмехнулся мой супруг и начал читать заклинание. Но у него явно не хватало сил. Слишком много их ушло на то, чтобы уничтожить сердце этой старухи. Поэтому я стала повторять за ним, усиливая его магию. С каждой секундой все больше ощущая, как ведьма колдует, стремясь нас убить, я сильнее прижимала к себе дочь, и все больше энергии отправляла на заклятие. Потом к нам присоединился и Дэриан. Его сила омывала нас и укрепляла, но и ее не хватало. И только когда заговорила Шейла ведьма начала сдавать свои позиции. Шит трещал от ее нападок и был готов лопнуть, но наша магия была сильнее и в какой-то момент ведьма просто закричала и упала, начиная гореть и обугливаться. Когда все закончилось, остался только пепел там, где совсем недавно стоял человек.

Устало я оперлась на плечо мужа. Все же рановато я поехала к подруге. Беременность и роды забрали больше сил, чем я думала и теперь я с трудом стояла на ногах и еле держала дочку. Чувствуя это, муж подхватил меня на руки.

— Ей нужен отдых. Где она может отдохнуть?

Ответа я уже не слышала. Уткнувшись в плечо любимого, я уснула, даже не увидев, как он поднимается по лестнице в сторону нашей спальни.


Когда я проснулась, за окном сияло ясное солнышко. Оглядевшись вокруг, я поняла, что лежу раздетая в спальне. Рядом стоит колыбелька, в которой, наверное, спит дочка и мы одни. В полусне я чувствовала, как Риан прикладывает дочь к моей груди и слышала, как он ее баюкает, чтобы та спала. Малышка всегда лучше засыпает с папой, но и я нашла ее слабое место — колыбельные, без которых она по вечерам не уснет. И я готова поспорить, что муж пел для нее своим мелодичным голосом.

Улыбнувшись от этого воспоминания, тянусь на кровати как кошка и сажусь, тут же замечая кучу защитных оберегов, установленных мужем, чтобы никто не мог войти из врагов. Спустив ноги с кровати, заглянула в люльку и… не нахожу в ней ребенка.

Сначала я подумала, что она с Рианом. Он взял ее с собой, чтобы она меня не разбудила. В полусне я слышала, как он нашептывает ей, что не надо плакать, потому что мама очень устала и ей надо поспать.

Успокоив себя этой мыслью, хотя во мне уже растет страх, что я потеряла ребенка, я быстро оделась и иду искать супруга. Он был в зале, разговаривал с Дэрианом и без ребенка.

Наверное, дал малышку Шейле! — из последних сил успокаивала я себя, идя к нему. Заметив меня, муж обернулся и улыбнулся, но глянув на мои руки, которыми я обхватила себя за плечи, напрягся.

— Как ты? Что-то случилось? Где Мирра? — посыпались на меня его вопросы.

— Я у тебя хотела спросить?

— Как это у меня? Она должна быть в спальне, спать в колыбельке! — теперь уже муж выглядел напуганным. — Ее что, там нет?

Я качала головой. Из глаз уже текут слезы отчаянья.

— Верни мне моего ребенка. — всхлипываю я, все еще надеясь, что это его деяние.

Риан чертыхнулся, потом обхватил мое лицо руками, заставляя смотреть в свои глаза, и раскрыл для меня свое сознание.

— Смотри! Я не брал ее и не забирал. Я ушел на час, оставив вас под защитой амулетов. И проверял каждые десять минут все ли в порядке! Смотри же!

Он говорил правду. Его воспоминания ясно показывали, что он ушел оставляя дочку спящей рядом со мной, при этом проверив работоспособность всех амулетов и провел это время рядом с Дэрианом, который мучился совестью и не знал как заслужить прощение супруги.

— Я не брал ее!

— Тогда где она! Где мой ребенок? — окончательно потеряла я над собой контроль от ужаса. Боясь даже подумать о том, что старейшины могли до нее добраться.

— Мы найдем ее! — вмешался Дэр, который уже успел отдать приказ о поисках девочки.

Но ее не нашли. Через три часа, обыскав весь замок, мы выяснили, что пропала Арания, а дочери в замке нет. Более того, одна из служанок призналась, что вынесла девочку Арании в коридор, а на вопрос зачем, сказала, что думала, что я забрала у Арании ребенка и жалела бедную мать.

Сомнений не оставалось, ребенок похищен. Риан начал седлать лошадь. На вопрос, куда он, мужчина сказал только одно:

— К старым знакомым, пора напомнить кто здесь кто.

В этот момент я испугалась не только за дочь, которой ничего не сделают, ведь она им нужна, но и за мужа, которого могу потерять. Их там куда больше и у них армия. А по взгляду Риана мне было очевидно, что он пойдет до конца.

— Я еду с тобой! — начиная седлать лошадь, сообщила мужу я.

— Нет!

— Да!

— Я не хочу подвергать тебя опасности!

— А ты не подумал, что я просто не смогу остаться тут и ждать! Я не хочу тебя терять! Ты мне нужен! — а потом добавила, сама не веря, что говорю это. — Я люблю тебя!

Наши взгляды встретились, потом он прижал меня к себе, поцеловал, шепнул, что тоже меня любит и стал помогать с лошадью.

Мы выезжали из замка, не зная чего ждать. Все, о чем я могла думать это: Что ожидает, нас дальше? Вернемся ли мы назад живыми вместе с дочерью? Или наша малышка станет сиротой и вырастет таким же монстром, как и те, кто ее забрал.


11



Шейла

— Мы можем поговорить? — спросил меня супруг, входя в спальню.

Я как раз укачивала сына, которого почти не спускала с рук. Малыш успел забыть меня, и от этого сердце обливалось кровью. А мой гнев только усиливался. Может поэтому я отвернулась от супруга и холодно поинтересовалась:

— О чем?

— О том, что произошло. — он замер за моей спиной. Слишком близко для меня, но я решила не показывать своей слабости.

— А что произошло?

— Шейла, ради Бога, прекрати! — вскипел он, а потом вдруг я услышала звук падения, а обернувшись, увидела, что муж стоит передо мной на коленях. — Молю, прости! Я виноват! Она заколдовала меня! Я не мог ей сопротивляться! Дай мне шанс! Я буду самым лучшим мужем и больше никогда вас не подведу.

Как же тяжело! Гнев и любовь вперемешку не дают мне дышать от боли. Хочется кричать и простить, но я не могу. Не после того, что из-за него было с сыном. Поэтому, взглянув на него, я тихо, но уверенно, ответила, постаравшись вложить в свой голос всю свою решимость:

— Ты просишь прощения, но за что? За то, что позволил себя очаровать красивой внешности? Или за то, что наш сын был ее пищей в течение нескольких месяцев? Нет, Дэриан, я не могу так просто сказать — «хорошо, дорогой, ты прощен». Я могу еще понять и принять, что ты лишил меня сына, причиняя при этом неимоверную боль. Но простить тебе то, что она с ним сделала, я не могу. У меня в ушах все еще звучит его дикий плач. Мой сын кричал от боли и все из-за того, что ты не смог нас защитить!

— Шейла… — начал мужчина, но я его перебила.

— Уходи! Просто уходи! У тебя есть наследник и будет время, когда ты будешь его учить и наставлять, но это время будет тогда, когда я скажу! И еще я намерена занять другую спальню, так как эта мне теперь напоминает тюрьму, а не королевские покои.

Наши взгляды сталкиваются. Кажется, сейчас он возразит и что-нибудь скажет, но он молчит. Плечи медленно опускаются, будто он потерял надежду и веру во что-то, и Дэр отворачивается. А потом быстро уходит, даже не обернувшись.

Из моих глаз стекает одинокая слезинка, но малыш шевелиться во сне и я сразу забываю о себе, думая только о нем. Ведь теперь сын это моя жизнь и мне больше ничего не нужно.


Амира.

Чем дальше мы отъезжали от замка Шейлы, тем более горной становилась местность.Мы ехали на вершину самой большой горы, которая являлась входом в верхний мир, и с каждым часом нам было все тяжелее дышать, а тропинка становилась все уже и уже.

Наконец мы оказались возле входа в верхний мир. Спешились, привязали лошадей, так как их с собой не возьмешь, и сделали движение в сторону воронки, которую могли видеть только избранные.

— Ты готова? — голос озабоченный и тревожный.

— Да. — киваю и улыбаюсь ему — Я люблю тебя, и все будет хорошо!

— Я тоже тебя люблю! — получаю в ответ и тут же поцелуй, как обещание счастья.

Сжимает мою руку, и мы делаем шаг вперед. Мир идет рябью, потом меркнет, оставляя только ледяной ветер, затем собирается заново и вот уже вокруг верхний мир. Ухоженные сады с цветущими цветами всех светов радуги, ручейками, где плещется рыба, и птицами, поющими свои красивые песни.

— Идем? — снова тревога.

Киваю и позволяю ему меня вести. С каждым шагом я все ближе к своему ребенку и я чувствую это. Будто тоненькая ниточка, натянутая до предела, говорит куда мне надо идти. Я ощущаю, что нужна дочери. Слышу ее зов и понимаю, что ей страшно.

В какой-то момент перед нами оказалась развилка, муж сворачивает не туда, но я его останавливаю, влекомая зовом материнского сердца.

— Риан, нам туда. — указываю ему правильное направление.

— С чего ты взяла? — смотрит на меня с удивлением.

— Она там и зовет меня! — признаюсь, не зная, как он отреагирует.

В его очах появляется понимание. Он подходит ко мне, и обхватив мое лицо руками смотрит прямо в глаза. Мир исчезает, сменяясь картинками чужого сознания… Я вдруг оказываюсь в помещении с высокими потолками и колоннами, красивой резной деревянной мебелью и огромными окнами, в которые светит солнце. Вокруг меня старейшины и все они смотрят на меня. Мне страшно и хочется к маме. Но эти дяди и тети не хотят меня отпускать! Мама, где ты? Помоги!

Кричу дочери, что я тут. Скоро приду, чтобы она не волновалась, но увы она меня не слышит, а образы тем временем сменяются. Я вдруг превращаюсь в птичку, которая вылетает из комнаты и летит вдоль дороги. Я вижу людей бредущих по каменной тропе, травы и цветы и так до тех пор, пока не вижу себя с высоты птичьего полета стоящую в объятиях мужа. Образы исчезают и передо мной оказываются только расширенные зрачки мужа.

— Ты права, нам туда. — говорит он как-то устало.

Мы снова движемся. В иной ситуации я бы наслаждалась пейзажем, но не в этой и не тогда, когда муж выглядит встревоженным.

— Что случилось? — не выдерживаю молчания я. — Что ты увидел?

— Скоро узнаешь. Все будет хорошо.

И снова тишина. Только птицы, которые вдруг стали раздражать своими наигранно-веселым пением. Муж замирает и смотрит прямо перед собой.

— Что…?

— Ш-ш-ш, помолчи. — перебивает он, а потом вдруг громко произносит — Эйнар, Майлона, выходите я знаю, что вы тут!

Я с удивлением смотрю на мужа, и тут же из кустов появляются двое. Мужчина и женщина, красивые, сильные и с мечами на изготовке. Оба явно не боги и не хранители, скорее воины, имеющие какую-то особенность, которую я никак не могу разобрать и определить. Они не просты и я это знаю, но меня привлекает другое. В ее глазах печаль. Будто она знает, что сегодня умрет и что-то еще… Что-то, обращенное к ее спутнику. Какая-то связь, которую я никак не могу перевести, но сама знаю и испытывала. Что же это?

— День добрый, Риан. — приветствует моего супруга мужчина.

— Здравствуй, Эйнар, давно не виделись. — кивает в ответ Риан — Нам бы пройти.

— Прости, друг, не могу тебя пропустить. Приказ… — Эйнар смотрит на свою партнершу, и я вижу печаль в его глазах. Будто хочет что-то ей сказать, но никак не может собраться. Решиться. Слишком много между ними недоговоренностей. Но о чем? — Сейчас правят старейшины, а ты отказался от власти, хотя я не раз предлагал и просил у тебя помощи.

— Я помню, друг, но и ты пойми, там моя дочь и я не оставлю ее.

— Значит, ни у вас ни у нас нет выбора. — ответила женщина. У нее был нежный и в то же время очень сильный голос. Она явно была воительницей и сражалась очень давно. Неужели бессмертная? Но как?

— Выбор есть всегда! — вскипел мой муж, глядя ей прямо в глаза — Где твой материнский инстинкт, женщина? Как ты можешь позволять им командовать собой, отправлять себя на смерть, зная, что носишь дитя своего избранника!

Повисла пауза. Мужчина смотрел на женщину, а она побледнела как полотно.

— Так она тебе так и не сказала, что в этой битве вы не просто умрете в очередной раз, а возможно и навсегда, если старейшины умрут, но и потеряете дитя, которое зачали!

Эйран не сводил очей со своей спутницы:

— Лони?

— Прости, я должна была тебе сказать, но у нас так все сложно, я просто не знала, как быть!

И снова гнетущая тишина.

— Я могу отпустить вас. Я сильнее их и вы это знаете. Просто дайте пройти, и я клянусь, вы будете свободны!

Взгляды скрещиваются.

— Это предательство! — вскрикивает она.

— Я должен думать о вас с ребенком! Прости! — а в следующий миг мужчина бросается к женщине и хватает ее за руки зажимая так, что она даже шевельнутся не может.

— Сними заклятье и иди! — шипит он, еле удерживая брыкающуюся женщину.

Риан вытягивает руку и пару охватывает белый свет. А когда рассеивается, они оба стоят на коленях и при этом она опирается на него.

Мы идем дальше, но нас догоняет тихий женский голос:

— Спасибо!

— Не за что, Майлона. Береги своих мужчин, у вашего уже рожденного сына большая судьба, а дочку которую ты ждешь, ждет славное будущее.

— Сына? — восклицает Эйран, а женщина вскрикивает, явно из-за усилившейся хватки ее половинки.

— Тебе еще многое предстоит понять «одинокий воин», но главное то, что пока ты не примешь ее такой, какая есть твоя «правительница», она буде сбегать, рожая детей тайком и пряча от тебя, боясь, что ты посчитаешь, что что-то ей обязан. Она слишком горда, чтобы принимать твои подачки. Ей нужен весь ты и вся твоя любовь. Когда ты откроешься для нее, она даст тебе все, а пока ты прячешься за стенами изо льда она так и будет прятаться от тебя и хранить свои секреты. Неужели ты, за все эти столетия, что вы знакомы, так этого и не понял?

Риан пошел дальше, я за ним, а пара так и осталась сидеть на земле, глядя на нас.

— Кто они? — спросила я, когда мы отошли достаточно далеко.

— Проклятые войны.

— Кто?

— Я потом тебе расскажу. — качает он головой, глядя перед собой на дворец. Нас встречала армия хранителей. Они смотрели со страхом и ненавистью. Но в глазах некоторых можно увидеть и надежду. Старики верят и ждут, что Риан спасет их. Спасет нас всех и от этого становится не по себе.

— И ради чего вы тут собрались? — голос мужа звучал глухо и устало. — Чего вы хотите? Неужели вам, живущим дольше, чем все старейшины, нравится их правление? — он явно обращался не к молодежи, а к тем, кто стар и многое повидал. К тем, кто наставлял когда-то меня и чье мнение до сих пор играет для меня большое значение — Вы забыли, каким было первое поколение? Ладно молодые, они просто не знают, а вы старые, умудренные опытом хранители, рожавшие нас! Куда вы смотрите?

В толпе поднялся шепот.

— Вы можете продолжать себя обманывать, но факты остаются фактами. Старейшины убили своих отцов и матерей, захватили власть и уже не одно столетие правят диктатурой, заставляя вас выступать в роли рабов и прогибая ваши спины! Вам это нравится?

Теперь уже стоял гомон. Часть возмущалась, вторая поддерживала Риана, и вдруг раздался женский глас.

— Хватит! — к нам вышла пожилая женщина. Я знала ее, она была моей наставницей и матерью одного из старейшин. — А что ты нам предлагаешь Риан сын Аймы, начать новую войну? И кто же займет их место? Ты отказался, а больше нет достойной кандидатуры.

Риан молчал. Потом посмотрел на меня, будто прося прощение, и вдруг сказал:

— Я и моя жена займем место правителей через двадцать пять лет, когда моя дочь и еще не рожденные дети подрастут и смогут сами о себе позаботиться. А у людей появятся достойные правители и защитники. И прости меня Мирра за мою просьбу, ибо один из них твой сын, но так больше нельзя и ты сама это знаешь.

И снова голоса, но женщина шикнула на толпу и все смолкли. В ее глазах была печаль когда она произносила свой вердикт.

— Хорошо, мой сын и остальные дети перешли грань и это нужно остановить. Остается только один вопрос, а кто будет править сейчас?

— Мы, но только с земли.

Люди шептались, кричали и спорили. Я видела как сомнения и страх отражаются на лицах и как надежда начинала появляться в глазах, а потом, не сговариваясь, они стали расходиться, приветствуя нас и создавая для нас живой коридор.

Идя по коридору, получившемуся между расступившимися людьми, я вдруг поняла, насколько тяжелое решение принял мой муж. Он ненавидел власть, но на земле взял под свою защиту людей, как самых слабых из живущих. Теперь же снова идет на жертву, только на этот раз ради верхнего мира. Мне стало жаль его, но в душе я дала себе клятву, что всегда буду рядом с ним и сделаю все, чтобы он был счастлив, в каких бы условиях мы не оказались и где бы не жили, я всегда буду рядом с ним.

И вот он тот зал, который я видела глазами дочери. Резная мебель и старейшины, стоящие кругом и глядящие на нас.

— Как ты смел вернуться, Риан? — загремел председатель.

— А как ты смел, украсть мою дочь? — спокойно ответил Риан.

— Она должна расти в верхнем мире! — ответила женщина справа от председателя.

— Она должна жить там, где те, кто ее зачал! — отрезала я.

Злой взгляд в мою сторону. Они никогда не ожидали сопротивления. Думали я послушная раба, а оказалось…

— Вы умрете за то, что сопротивляетесь воле богов!

— Вы не боги, вы узурпаторы и пора вам уйти с этих земель! — покачал головой мой супруг и поднял руку.

Белое пламя вырвалось на встречу черному. Их двенадцать, а он один. Но с каждой минутой лица противостоящих менялись. Если по лицу Риана можно было прочитать что он сильно напряжен, то у старейшин уже тек пот по лицу, а лица с каждой секундой становились все более белыми.

И так до тех пор, пока одна из женщин не нарушила правила. Она прервала свое воздействие и бросила в Риана заклятием. Риан мог бы отразить его, и тогда бы в него попало черное пламя, либо поймать заклятие и тогда бы никто не гарантировал, что он выживет. В обоих случаях его ждало поражение. Ведьма женщина не учла одного — меня. Щит появившийся вокруг мужа отразил заклятие и оно вернулось к нападавшей. Смерть наступила мгновенно.

А уже через миг оставшиеся одиннадцать старейшин потерпели поражение. Но не умерли, как я ожидала, а упали на землю, и из них потекла сила. Не знаю, как это описать. Просто потоки их мощи вытекали из них, и тут же смешивались с воздухом, окрашивая его почти в черный цвет, но потом начал рассеиваться, будто ничего и не было. Риан не хотел принимать их силу, считая проклятой, и просто рассеивал ее.

— Теперь вы смертны и будете жить с теми, кого так ненавидели и использовали, а ты предательница, будешь казнена, ибо украсть ребенка у своей королевы это измена, а значит не может быть прощения.

Только тут я увидела Аранию, сжавшуюся от ужаса в уголке.

— Забери нашу дочь, и пошли домой. — обратился супруг ко мне, но меня уже и не нужно было об этом просить. В этот момент я уже держала дочку на руках, а она радостно прижималась ко мне, узнав мой запах.

Мы ехали молча, решая куда возвращаться, после чего все же поехали домой, в безопасность нашего гнездышка.

А ночью, устроившись на одеяле и прижимаясь к мужу, я шепнула ему на ухо.

— Какой бы путь ты не выбрал и где бы не был, я буду рядом. Сейчас, завтра и даже через тысячу лет.

— Значит, ты простишь мне принятое без твоего согласия решение? — с надеждой посмотрел на меня муж.

— Я люблю тебя и прощу тебе все, кроме одного. — улыбнулась ему.

— И что же это?

— Если ты не убережешь наших детей.

— Детей?

— А ты думаешь, малышка единственный наш ребенок? — подняла бровь, с вопросом глядя на него. Риан посмотрел на меня. Потом на малышку, которую мы устроили в гнездышке из седел и одеял, а потом рассмеявшись произнес

— Нет, у нас их будет четверо, но я не хотел тебя огорошивать раньше времени. — и припал к моим губам.


Эпилог


5 лет спустя


Три женщины сидели в беседке, наблюдая за играющими детьми.

— Мама, ручки! — подбежал к Амире двухлетний сын.

Женщина взяла сына на руки и продолжила начатый разговор:

— Ты же понимаешь, что ты мучаешь и себя, и его, и сына, который не знает к кому из вас стремиться. — внушала королева людей своей подруге. — Мальчик запутался и вчера, вместо того чтобы прийти к тебе или к Дэриану, за советом пришел к нам. И знаешь, что он нас просил?

— Нет! — покачала головой Шейла, не сводя взгляда с поляны, где тренировались мужчины, и среди них было трое маленьких мальчиков. Эльфийка отслеживала только одного, и он в этот миг дрался с дядей Рианом.

— Он спросил «а почему мама с папой не дружат!» — ответила Амира, видя взгляд подруги. — Сколько это еще будет продолжаться? Ты ведешь себя так, будто не считаешь его достойным доверия. Страдает твой сын, в конце-то концов. Прекрати, пока ты не убила мужа! Ты же любишь его и не смей обманывать меня!

Все видели, как Дэр снова пропустил удар. В последние годы король сильно сдал и уже не походил на того сильного и красивого мужчину каким был ранее. Он пил и все чаще по утрам мучился с похмелья, и только одна радость в жизни оставалась у мужчины — сын.

— А я ему и не доверяю! А любовь можно и перетерпеть.

— Да, ради бога, Шейла! — не выдержала Кра — Если говорить о той ситуации, то тогда и он должен тебя ненавидеть!

— Что? — возмущенно воскликнула Шейла зло взглянув на подругу.

— А кто у нас хранительница эльфов и кто не справился с защитой своего народа и собственного сына? — гнула свое Кра, давя на самые больные места. — Пойми, вы оба виноваты, и валить все на него просто нечестно! Прекрати, пока еще не поздно!

— Мама! — к ним бежал юный принц эльфов — А я почти победил дядю Риана!

Все прекрасно понимали, что Риан поддался малышу, ведь он еще совсем крошка и только начал учиться, но мать обняла его и расцеловала, искренне гордясь сыном, а в следующий миг вскрикнула от ужаса.

Она увидела как от удара тяжелым, пусть и деревянным, мечом ее супруг падает на землю. Поднявшись, чтобы убедиться, что король цел, Шейла с ужасом, даже на расстоянии, заметила кровь, растекающуюся по песчаной полянке, и бросилась к нему.

Только в этот миг она услышала слова подруг и поняла, что натворила. И Кра и Амира все эти годы взывали к ее разуму, а она, закрывшись в своей боли, даже слышать их не хотела, а ведь все могло быть совсем по-другому.

— Дэр! — падая на колени возле мужа, вскрикнула королева. В этот миг не существовало никого. Был только он — его бледное лицо и ужас от мысли, что она его сейчас потеряет — Только не умирай молю!

Слезы потекли из глаз, а вокруг тем временем собиралась толпа. Риан подошел и положил руку другу на грудь.

— Он жив!

— Надо унести его в замок! — вскрикнула Шейла.

Мужчины подхватили раненого и унесли в замок, его супруга шла впереди, открывая двери и с мольбой глядя на мужа. Детьми занялись Кра и Амира, стараясь успокоить их, и то и дело обещая маленькому принцу, что с папой все будет хорошо.


Шейла.

Я просидела возле кровати ночь, и он так и не очнулся. Что же произошло? Как получилось, что он в таком состоянии. И почему я зря теряла время?

Хотелось кричать, рыдать и биться в истерике, но я держу себя в руках из последних сил, молясь, и то и дело, начиная разговаривать с любимым. Вот и сейчас я шепчу ему как его люблю и заклинаю открыть глаза.

— Я сделаю все, что ты захочешь, только открой глаза, живи, будь с нами! — шепчу ему на ухо в отчаянье.

— Даже простишь меня? — слова еле слышны, а голос еле узнала. Сначала подумала, что почудилось, а затем заметила подрагивающие ресницы и поняла, что он в сознании, но очень слаб.

— Да прощу. И впущу в свою спальню и скажу, что безумно люблю и не хочу терять, только не умирай!

— Ляг рядом.

Мой удивленный взгляд.

— На плечо, прошу!

— Нет, ты ранен!

— Пожалуйста!

Встаю, скидываю накидку, затем аккуратно приподнимаю одеяло и устраиваюсь на его плече. Мужская рука тут же обхватила меня, и пусть она не такая сильная, как это было ранее, но ее прикосновение подарило мне такой прилив радости, счастья и покоя, что я чуть не разрыдалась.

— Я люблю тебя Шейла. Прости меня, умоляю.

— Простила и тоже люблю тебя, только не умирай!

Мы так и лежали в обнимку, я слушала, как бьется его сердце и клялась, что никто и никогда больше нас не разлучит. А потом уснула, убаюканная его сердцебиением и лаской его рук.


Шейла не видела, как приоткрылась дверь, и в комнату заглянул Риан.

— Спасибо. — прошептал король, глядя на друга и прижимая к себе только уснувшую супругу.

— Не за что. Это Амире спасибо скажи, она придумала. Сказала, что иногда любящей женщине нужен толчок, чтобы понять, кого она любит и что не сможет без него.

— Скажи ей, что я ее должник.

Риан кивнул и вышел из спальни. Бог шел в свою комнату. Войдя в спальню, он увидел четверых детей, спящих на кровати и супругу, сидящую в кресле и наблюдающую за детьми.

— Как у них дела? — с тревогой поинтересовалась женщина, едва супруг прикрыл дверь.

— Помирились. — улыбнулся Риан, подходя и целуя жену.

— Как думаешь, это надолго? — с сомнением поинтересовалась Амира.

— Навсегда. — уверено ответил ей муж — Он слишком долго страдал без нее, а она испугалась слишком сильно и теперь просто не даст ему свободы.

Оба кивнули, взглянули на детей.

— Где принц? — спросил Риан.

— У Кра. У нас слишком много душ на одну кровать! — усмехнулась королева. — Тем более у нас сегодня плановое управление верхним миром.

Мужчина кивнул и взглянул на детей.

— Нам пора.

— Знаю, но к утру надо вернуться.

— Знаю.

— А как же дети? Я не позвала Мари. Сейчас вызову!

— Не надо! Я пригляжу за ними! — раздался голосок с кровати. Родители разом обернулись, увидели свою дочку, приподнимающую головку. Времена, когда за нее боролись боги прошли. Теперь принцесса была старшей сестрой и хранительницей страны, у которой в будущем будет много приключений и не меньше горечи, чем у ее матери, но и счастья не меньше, а может даже и больше.

Кивнув, оба правителя вышли из спальни и уже через секунду они были в верхнем мире, в коридоре главного дворца, готовые разойтись, чтобы заняться делами. Но прежде чем расстаться бог припал к губам жены со словами.

— Я люблю тебя!

— И я тебя люблю. — был ему ответ, прежде чем королева вырвалась и как птичка убежала по коридорам дворца верхнего мира. У них было мало времени. Утром их снова ждал нижний мир и дети, поэтому сделать надо было очень многое…


Король Риан и Королева Амира умерли в один день после двадцати пяти лет благополучного правления, принесшего людям много добра и процветания. Говорят, пара ни капельки не состарилась за годы совместного правления. Их старшая и единственная дочь заняла их место, а трое сыновей разбрелись кто куда. Кто-то рассказывал, что эти мужчины вели ни одну армию в бой и были сильнейшими королями своих государств, которые сами же и создали.

Королева Шейла с супругом прожили долгую и счастливую жизнь. Их сын стал наследником и справедливейшим королем из всех ранее правящих эльфов, а трое дочерей счастливо вышли замуж и прожили свои жизни в любви и процветании.

О старейшинах после их падения ничего не было слышно.

В верхнем мире шепчутся, что они спустились на землю и затерялись среди людей, но так ли это, никто не знает.

Но были и другие войны и другие герои. Ведь в вселенной двух миров нет покоя и мира, и всегда есть те, кто готов захватить власть и те, кто будет защищать свою землю до последней капли крови, а еще любить и быть любимыми. Главное только понять и вовремя смирить свою гордыню, но это уже совсем другие истории и возможно я расскажу вам их в следующий раз.


home | my bookshelf | | Любовь королевы или игрушка богов (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу