Book: Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса



Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Евгений Худаев

ОДИННАДЦАТЬ МЕРТВЕЦОВ КАПИТАНА

ДЖОНАТАНА ДЭВИСА


БЕГ ДЖОНА КОЛТЕРА

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джон Колтер. 1808 год.

Силы оказались слишком неравные. Два охотника, Джон Колтер и Джон Поттс, а против них большой, военный отряд, целая сотня индейцев черноногих.

«Вот, и поохотились…», — невесело подумал Колтер, ища выход из создавшегося положения.

Колтер и Поттс участвовали в экспедиции Льюиса и Кларка, там они встретились и подружились. Оставив затем экспедицию, приятели решили поохотиться на бобров.

Это были богатые земли, на пушного зверя. Только не стоило забывать про опасность. Здесь иногда появлялись отряды черноногих. Они спускались с гор, чтобы поохотиться на равнинах Миссури на бизонов.

— Мы, можем нарваться на отряд черноногих, — вначале засомневался Джон Поттс.

— Да, можем нарваться, — не стал возражать Колтер. — Но, если мы, будем соблюдать самые простые предосторожности, все обойдется.

— Какие же это предосторожности?

— Днем мы, отсиживаемся, отдыхаем и ведем наблюдение, — стал рассказывать Колтер. — После наступления сумерек, мы устанавливаем свои ловушки, а рано утром быстро их проверяем, и собираем добычу.

Так и сделали, днем отдыхали, вечером расставляли ловушки. Дело пошло. Бобров водилось в изобилии, и охотничьи трофеи росли с каждым днем.

Однажды утром, когда охотники в своих каноэ, двигались между высокими берегами к устью реки Джефферсон, они услышали глухой топот в долине.

— Джон, ты, слышишь этот топот? — спросил обеспокоенный Колтер. — Возможно, это индейцы… Нам лучше снять наши ловушки и спрятаться…

— Дружище, ты, зря волнуешься, — рассмеялся Поттс. — Перестань… Каждый раз, как только дует ветер, ты, думаешь, что это индейцы… Возможно это стадо бизонов…

— Не стоит так, легкомысленно относиться к краснокожим, — Колтеру не хотелось шутить на эту тему. — Ты, недооцениваешь индейцев… Смотри, Джон, если что случиться, не вини меня.

Колтер и Поттс продолжали работать, собирая бобровые шкурки. В это же время топот усилился. Неожиданно на восточном берегу появились темные, крепкие фигуры индейцев. Их было не меньше дюжины. Индейцы с интересом разглядывали двух белых людей.

— Черноногие….- выдохнул Колтер. — Джон, оставьте свои ловушки… Будь осторожен…

Колтер сделал гребок веслом, стараясь отплыть от опасного берега, и в тот же момент индейцы вскинули луки и ружья, целясь в Колтера и Поттса.

— Белые, подплывайте к берегу, — скомандовал вождь, на языке черноногих, сопроводив свои слова жестами рук. — Затаскивайте каноэ на берег!

Общаясь с дружественными индейцами кроу, Колтер немного понимал язык черноногих.

— Не стреляйте, давайте просто поговорим! — крикнул Колтер, внимательно рассматривая индейцев. — Мы, всего лишь охотники….

Вождь черноногих, высокий, мускулистый воин, с резкими чертами лица, дал знак одному из своих воинов. Очень крепкий воин, шагнул в реку, схватил каноэ Колтера и грубо вытащил его на берег. У самого Колтера воины на берегу отобрали ружье.

Джон Поттс все еще оставался, почти на середине реки, в своем каноэ. А индейцев становилось все больше и больше. Их, уже было, на обоих берегах реки около сотни человек.

— Белый, скажи своему другу, пусть он, причалит к берегу, — громко крикнул вождь. — Или мы, его убьем!

— Джон, причаливай к берегу! — закричал Колтер. — Иначе вождь грозится убить тебя! Ты, Джон, сам видишь, что от индейцев невозможно уйти, не по земле, не по воде… Я, попробую договориться с ними…

Поттс покачал головой:

— Нет, я, не собираюсь сдаваться. Краснокожие могут убить меня, и тебя, в любой момент, если захотят… Я, не хочу им, облегчать жизнь…

Прогремело несколько предупреждающих выстрелов, кто-то из индейцев пустил пару стрел в направлении Поттса.

— Колтер, похоже, краснокожие подстрелили меня! — вскричал раненый Поттс. — С ними вообще невозможно вести переговоры!..

— Джон, Джон! Не стоит ничего такого делать, что вызовет гнев краснокожих! — немного испуганно закричал Колтер. — Ты, только все испортишь!

— Джон, я, не боюсь краснокожих! У меня есть карабин, и я, просто так не дамся в руки этим разбойникам, — Поттс продолжал стоять с винтовкой в руках.

— Джон, один твой карабин не сможет нам помочь… — все еще пытался успокоить друга Колтер. — Если сделаешь выстрел, у нас возникнут серьезные неприятности…

Индейцы, рассыпанные по берегам реки, угрожающе кричали, потрясая луками, ружьями и томагавками. Еще несколько стрел пролетело в опасной близости от Поттса. У того не выдержали нервы.

— Эти краснокожие ублюдки, угрожают мне! Скажи им, что я, всегда успею пристрелить хоть одного из них! — неожиданно закричал Поттс, вскидывая приклад карабина к плечу.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Встреча Джона Колтера с Черноногими. Художник Джим Карсон.

Тишину разорвал оглушительный грохот ружья. Поттс был неплохим стрелком. Его пуля ударила в грудь одного из воинов, и черноногий, взмахнув руками, упал на спину. В этот момент все воины взвыли от ярости. Дым из ружья Поттса, не успел еще рассеяться, как в тело охотника вонзилось десятка два, метко пущенных стрел. Поттс умер, как храбрый, но очень упрямый человек, который не захотел сдаться индейцам.

Крича от ярости, черноногие толкаясь, бросились в реку и вытащили каноэ на берег. Тело Поттса вытащили из лодки и в ярости стали рубить его томагавками. Этот ужасный хруст костей, и чавкающий звук, когда томагавк вгрызается в человеческую плоть, Колтер не мог забыть до конца своей жизни. Черноногие выли, и кричали, отпихивая друг друга от тела поверженного врага. Каждый из воинов старался нанести как можно больше ударов томагавками по мертвому телу, отомстив за своего погибшего товарища.

А Джона Колтера трясло от ужаса. Он видел перед собой толпу разъяренных дикарей, которые прыгали около убитого ими Поттса. Видел эти, наносимые томагавками удары. Видел, разлетающиеся во все стороны кровавые ошметки тела друга, видел фонтаны алой крови… Дикари, работающие томагавками, были покрыты кровью с ног до головы, но воины на это не обращали внимание. Для них это была повседневная жизнь…

— Твой друг убил нашего самого храброго воина! — закричал, подскочивший к Колтеру, окровавленный индеец, и что-то бросил в лицо ему.

Колтер с ужасом осознал, что индеец бросил в него часть изрубленной руки Поттса. Затем подбежал еще один воин, и снова бросил в пленника кусок изуродованного тела убитого.

Несколько воинов, скорей всего родственники убитого, жутко закричав, бросились на Колтера с занесенными томагавками, стараясь проломить ему череп. Несчастный оказался на краю гибели и посчитал, что минуты его сочтены.

Резкий гортанный голос заставил воинов остановиться. Вожди черноногих загородили собой пленника, и что-то быстро стали объяснять разъяренным воинам. Индейцы недовольно возражали, бросая злобные, полные ненависти взгляды в сторону Колтера. Воздух содрогался от угроз и оскорблений. Несколько минут продолжался ожесточенный спор, и Джон прекрасно понимал, что сейчас решается его дальнейшая судьба, в любой момент его могли убить пылающие гневом воины.

Его товарищ Поттс, убив индейца, все испортил, он лишил Колтера небольшого шанса договориться с черноногими. Если бы Поттс не пролил кровь черноногих, скорей всего индейцы отпустили охотников, отобрав у них лодки и шкурки бобров… Но индеец убит, Поттс мертв, и сейчас решается судьба самого Колтера.

Шум и крики немного стихли. Вожди черноногих сели в круг, состоялся совет, где они, что-то долго обсуждали. Судя по хмурым, ничего не обещающим взглядам, которые вожди бросали в сторону Колтера, они обсуждали способ, как он, должен умереть.

Наконец совет вождей закончился. Все вожди замолчали и встали на ноги. Вожди повернулись в сторону пленника. Самый главный, пожилой вождь с седыми волосами медленно, с достоинством подошел к Колтеру.

— Длинноволосый, твое лицо мне знакомо, — сказал вождь, вглядываясь в лицо Колтера. — Где я, мог тебя видеть?

Колтер знал, что индейцам надо говорить только правду. Маленькая ложь могла плохо закончиться для него.

— Некоторое время я, жил среди своих друзей — кроу…

В глазах вождя вспыхнула ненависть к пленнику, ведь индейцы племени кроу, были давними врагами черноногих.

— Я, вспомнил, ты, сражался с воинами кроу против нас.

— В тот раз, ваши воины напали на кроу… Мы, всего лишь защищались… — стал оправдываться Колтер.

Вождь обернулся, и громко сообщил о «подвигах» бледнолицего. Снова закричали воины, потрясая оружием. Затем, вождь выкрикнул команду, и к Джону подскочило несколько разбойников, и стали срывать с него одежду. Колтер стал сопротивляться, но получил в лицо локтем…

Главное, нельзя показывать индейцам свой страх. Индейцы четко улавливают, когда человек испускает волны страха. Трусов никто не любит. У трусов конец один — смерть.

Колтер остался совсем голым. Индейцы, раздев пленника, уставились на него с некоторым любопытством. Колтер был в рассвете сил. Его рост составлял пять футов и десять дюймов в высоту. Мускулистые руки и ноги, широкая грудь и крепкое телосложение, так выглядел на тот момент Джон Колтер.

— Длинноволосый, уходи отсюда! — закричал седоволосый вождь на языке воинов кроу.

Колтер огляделся, не совсем понимая, почему индейцы отпускают его.

— Уходи длинноволосый! Тебе быстро надо идти… Потом, по твоему следу пойдут молодые воины, которые хотят отомстить тебе, за смерть нашего воина. Наши воины поймают тебя и убьют…

Значит, черноногие его отпускают, чтобы потом в принять участие в его преследовании. Воины, хотят повеселиться… Они будут гнать его, стрелять из луков и ружей, словно в волка… Отличная перспектива. У Колтера мало шансов убежать от индейцев. Силы слишком неравные. Индейцы ждали, когда пленник начнет убегать. Для черноногих это настоящее развлечение, сродни спорту, и одновременно хорошая практика.

— Иди длинноволосый, убегай! — закричал вождь, толкая Колтера. — Или мы, убьем тебя, прямо здесь!

Воины громко кричали. Некоторые из воинов замахивались, делали вид, что хотят бросить в него копье. Колтер сделал несколько шагов, каждую секунду ожидая выстрела в спину от индейцев.

— Давай, иди дальше! Ты, пойдешь далеко, затем, за тобой пойдут воины. Если тебя догонят и найдут, воины тебя убьют! — кричал старый вождь.

Колтер медленно пошел на восток. У него просто не оставалось иного выхода, как идти. Скорей всего Джон, двигался недостаточно быстро, и старик гневно начал кричать на него:


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Раздетый Джим Колтер убегает от индейцев.

— Длинноволосый, иди быстрей! Или ты, разучился ходить.

Но Колтер не мог двигаться быстрей. Земля была усыпана колючками кактус — груши. Здесь же было полно мелких, острых камней. Не очень-то приятно разгуливать босяком по такой земле. Но индейцев это мало волновало, они высказывали свое нетерпение.

Старый индеец снова подскочил к Колтеру и закричал:

— Белый, иди еще быстрей!

Старик не удержался и дважды толкнул Джона в спину. Колтер ничего не сказал и продолжал идти, осторожно ступая босыми ногами. Пройдя сто ярдов, Джон оглянулся назад. Он увидел, что молодые воины сбрасывали свои накидки и рубахи, готовились к погоне. Они готовились к погоне, чтобы догнать и убить его. Индейцы сохраняли спокойствие, будто это была для них самая обычная работа. Джону стало страшно. Его сердце бешено заколотилось в груди…

С другой стороны, это земля принадлежит черноногим. Он, вторгся в эти земли со своим другом, и значит должен принимать те правила, по которым живут индейцы. Черноногие схватили его, но они, принимают его, как воина, как мужчину. По-своему индейцы поступили с ним честно. Они дали шанс ему, вырваться и спастись. Шанс очень сомнительный, и маленький, но надежда на спасение имеется… Теперь все зависит только от него самого, от его крепких ног, и от его силы духа.

До Колтера, наконец, дошло, что индейцы могут убить его. Черноногим, это доставит большое удовольствие. А воин, которому посчастливиться его прикончить, будет вечерами, сидя у костра хвастаться тем, как он, ловко разделался с бледнолицым. Как ловко проломил ему череп, а затем снял скальп… Колтер облился холодным потом, и теперь побежал уже по-настоящему. Колтер с детства привыкший к суровой жизни в горах, был неплохим бегуном, и бегал ничуть не хуже индейцев. Но, пожалуй, так, как он, бежал сейчас, Колтер еще никогда в жизни не бегал. Джон бежал, уже не замечая, как его ноги больно режут камни и колючки. Сейчас было не до этого.

Джон бежал по голой равнине, стремясь к реке Мэдисон, которая находилась в пяти милях отсюда. Река, это был его шанс на спасение. Достигнув реки, Колтер мог запутать свои следы…

Взрыв криков достиг ушей Колтера. Беглец оглянулся, и увидел, что около сотни молодых, полуголых воинов бросились в погоню за ним. Черноногие оставили себе из оружия только копья и томагавки.

Колтер прибавил шаг, стараясь не сбить дыхание. Он бежал, уже не обращая внимания, как в его стопы впиваются острые колючки от кактусов. Джон наступал на эти колючки, собирая их, словно булавки в булавочную подушечку.

Колтер бежал, то и дело, оглядываясь назад. Джону казалось, что индейцы преследователи быстро нагоняют его. Но это у беглеца не выдерживали нервы.

Вот, уже первая миля осталась позади, а сам Колтер даже не запыхался. Парень хорошо разогрелся. Джон пока не слышал за своей спиной топота ног индейцев. Колтер продолжал бежать в том же темпе, и вскоре еще преодолел одну милю. Теперь его легкие болели, горло пересохло, а голова немного кружилась. Но зато он, был на полпути к реке Мэдисон.

Крики индейцев, как показалось Колтеру стали слабее.

Неожиданно из носа потекла кровь, сбивая дыхание. Скорее всего, лопнул кровеносный сосуд. Это испугало Джона, и привело его к отчаянию. Но, Джон быстро взял себя в руки.

Он оглянулся, чтобы посмотреть, насколько ему удалось оторваться от преследователей.

Все черноногие отстали далеко позади, кроме одного воина. Этот настырный индеец находился всего в ста ярдах позади него. Высокий, быстрый молодой воин, с копьем в правой руке. Через левое плечо переброшена накидка. Уставший и измученный Колтер решил сдаться. Джон замедлил свой бег, давая возможность индейцу догнать его. Индеец приближался. Когда черноногий оказался совсем рядом, Колтер резко повернулся и развел руки, показывая, что он безоружен и не собирается сопротивляться.

— Не убивай меня, я, сдаюсь! — крикнул Колтер на языке Кроу.

Джон застал индейца врасплох. Но, индеец быстро опомнился, вскинул копье, и набросился на Колтера. Воин сделал несколько очень опасных ударов. Копье рассекло воздух, в опасной близости, едва не задев Джона. Индеец подбадривал себя воинственными криками и был полон решимости покончить с бледнолицым.

— Подожди, успокойся! Опусти свое копье! — крикнул Колтер.

Это не остановило воина, который продолжал наседать. С индейцем надо было кончать, пока не прибежали остальные преследователи. По всему было видно, что воин не отступит от своего замысла проткнуть Колтера копьем.

Колтер несколько раз увернулся от острия копья и еще дважды сумел отбить копье в сторону. Затем Джон извернулся и успел перехватить копье, нацеленное ему в голову, и дернуть его на себя. Индеец едва сумел удержать копье в руках. Потоптавшись на месте, Колтер неожиданно нанес удар кулаком черноногому прямо в лицо. От удара у индейца дернулась голова. Из разбитых губ потекла кровь. Явно такого поворота воин не ожидал. Легкая добыча, на которую рассчитывал дикарь, оказалась не такой легкой.

Колтер в очередной раз дернул копье, и древко неожиданно сломалось, а сам воин не устоял на ногах и упал на землю.

Выхватив копье из рук воина, Колтер с короткого размаха всадил копье в грудь индейцу. Тот только успел коротко вскрикнуть и сразу затих.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

По одной из версий Колтер спрятался в доме бобров. По другой, просто затаился за большой корягой. Художник Северино Баральди.

Жутко громкими и гневными криками отозвались отставшие индейцы, которые видели окончание схватки, в которой погиб еще один их соплеменник. Нельзя было терять ни одной секунды. Индейцы, сгорая от ненависти и желания отомстить бледнолицему побежали еще быстрей. Теперь уж точно не стоит ожидать пощады от черноногих. Колтер прекрасно видел, как индейцы поступили с его товарищем Поттсом, который застрелил одного из воинов.

Сдернув с убитого накидку и подхватив поломанное копье, Колтер продолжил бежать в сторону реки. Колтер преодолел один из высоких холмов, впереди блеснула под солнечными лучами река. Река оказалась совсем рядом. Сзади вновь раздался вой воинственных голосов дикарей, который подхлестнул Джона.

Вот, река уже совсем рядом. Но сумеет спастись Колтер? Беглец задыхался, но старался на это не обращать внимания. Сердце от страха и возбуждения готово было выскочить из груди. В такие переделки Колтеру еще не приходилось попадать…



Подбежав к реке, Джон смахнул с лица пот и огляделся по сторонам. Что теперь ему делать? Колтер увидел бобровую плотину, сооруженную на реке, и на ней большой бобровый дом, возвышающийся на целых десять футов над водой. В голову пришла, возможно, единственная спасательная мысль. Несчастный погрузился в воду и поплыл к плотине. Подплыв к плотине, Колтер глубоко вздохнул, задержал дыхание и погрузился под воду. Ему необходимо было найти под водой вход в дом бобра. Удача сопутствовала Джону.

Он, нащупал недалеко от дна вход, через который бобры проникали внутрь своего сооружения. Но вход был слишком мал, бобры явно не рассчитывали, чтобы к ним, в гости приходили чужаки. Колтер полез в узкое отверстие, направив туда голову. Извиваясь словно змея, Колтер медленно проскальзывал внутрь дома, безжалостно расцарапывая о коряги и бревна свои бока. Теперь только бы не застрять. Джон спешил, потому что воздух в его легких заканчивался. Наконец вход немного расширился, и беглец оказался внутри домика.

Как Джон и надеялся, что внутри дом бобров окажется просторным, так и оказалось. Дом был в два этажа, достаточно большой для него. Второй этаж высокий и сухой, где лежали бобры. Туда вверх Колтер не совался, бобры встретили его появление злобным шипением.

Джон остался внизу, где вода доходила ему до самых плеч. Внутри домика было темно и воздуха явно не хватало. Колтер дышал с трудом, хватая воздух ртом.

Вскоре Колтер услышал голоса преследователей. По их, отрывочным выкрикам Джон догадался, что черноногие потеряли его след. Он слышал, как хрустели мокасины врагов, когда они исследовали бобровую плотину. Кто-то из воинов даже тыкал копьями в подозрительные отверстия.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джон Колтер.

Колтер боялся, что индейцы, заподозрив, где он, может скрываться, и подожгут бобровый дом. В таком случае Колтер или поджарится, или задохнется от удушливого дыма.

Джон Колтер, маунтинмен, так называли на Диком Западе охотников, первопроходцев и торговцев мехами внимательно прислушивался, ожидая треск, если бревна загорятся. В один момент, ему даже почудилось, что он, носом уловил сладковатый запах дыма. Колтер тихо погрузился в воду, по самые ноздри, содрогаясь от страха. Но индейцы не стали поджигать плотину.

После долгого времени, голоса индейцев стали затихать. Погоня стала отдалятся. Вскоре все стихло. Колтер продолжал тихо сидеть в своем убежище, опасаясь от черноногих ловушки.

Через некоторое время индейцы снова вернулись к плотине, и снова стали осматриваться, в поисках следов беглеца.

Колтер уже не чувствовал своего тела, которое замерзло без движения в холодной воде. Предательски стучали зубы, выбивая дурацкий мотив… Индейцы могли не найти его, но теперь существовала опасность, что он замерзнет и умрет в бобровом домике. Обидно… Колтер просидел до ночи, дрожа от страха и слушая шум рыщущих в округе врагов…

Наконец черноногие окончательно ушли. Колтер продолжал ожидать, прислушиваясь к любым подозрительным звукам, которые доносились снаружи. Наконец беглец решился выбраться наружу. Колтер снова нырнул в ледяную воду и полез через узкий проход.

Вынырнув из воды, Колтер увидел, что уже давно наступила ночь. Небо было усыпано яркими звездами. Вокруг царила тишина. Никаких посторонних звуков и людских голосов Колтер не услышал. Замёрзшее тело Джона отказывалось подчиняться ему. Он, медленными рывками погреб к восточному берегу реки, постепенно разогреваясь.

Достигнув берега, Колтер некоторое время неподвижно лежал на земле, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Но ему, здесь не стоило задерживаться. На рассвете черноногие могут вернуться, чтобы еще раз поискать следы беглеца. Необходимо было срочно уходить, и как можно дальше. Колтер выжал мокрую накидку, чтоб она быстрей высохла. Кроме мокрой накидки у мужчины ничего больше не было из одежды.

Колтеру необходимо до рассвета преодолеть горный хребет. Мужчина двигался быстро, насколько это было для него возможно. Ноги Колтера были израненные колючками и камнями. Каждый шаг отдавался сильной болью. Беглец крепко сжал зубы. Чтобы не выдать себя стонами.

Колтер в полной темноте, хватаясь руками за камни и кустарник, упорно карабкался вверх на вершину хребта, рискуя в любой момент свалиться вниз. Вверху стало еще холодней, здесь горы покрывал снег. Босым ногам стало очень холодно, но зато боль от многочисленных ран немного утихла.

Когда наступил рассвет, Колтер уже не в силах был двигаться дальше. Он выбрал удобное место, где решил передохнуть. Двигаться днем по горам было слишком опасно. Его могли увидеть, шнырявшие везде индейцы. Колтер пролежал в своем убежище весь день. Его бил озноб, тело гудело и выкручивало от боли, а желудок сжимался от голода. Беглец выкопал несколько корешков, которые отыскал поблизости, очистил их, и потом долго, и тщательно пережевывал. Мокрое одеяло, которым укрывался Колтер, совершенно не спасало от холода. Немного удалось поспать…

В сумерках Колтер стал спускаться с хребта. Он держал направление на Форт Мануэля, который находился на северо-востоке. Это было ужасное путешествие, для голодного человека, который находился не в форме, с разбитыми в кровь ногами. Колтер продвигался вперед, питаясь корой и кореньями. Как-то ему повезло, Джон нашел Белые яблоки, или Индейскую репу, которая немного притупила чувство голода и придала силы. Беглец съел Белые яблоки сырыми, так, как он, даже не имел возможности развести костер. Насколько знал Колтер, в этих питательных яблоках, по вкусу напоминающие сырую картошку, было полно крахмала…

Колтер упорно продвигался вперед, и днем и ночью, замерзая в изодранной накидке. Ему приходилось быть крайне осторожным, избегая диких животных и враждебных индейцев.

Через одиннадцать дней Колтер добрался до ближайшего форта белых людей, который располагался на реке Литтл-Бигхорн. Форт находился в 300 милях, от места, где его схватили черноногие.

Колтера узнали только после того, как он, назвал свое имя. Грязный, очень худой, с изможденным лицом, заросший и израненный, на последних стадиях своего истощения, Колтер едва передвигал свои окровавленные ноги. Увидев живых людей, Джон впервые за эти дни улыбнулся…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джон Колтер исследует Йеллоустон. Художник Джерри Мец.

Джон Колтер родился в 1774 году в округе Огаста, Виргиния. Один из первых маунтинменов. Так называли на Диком Западе охотников, первопроходцев и торговцев мехами. Колтер являлся участником экспедиции Льюиса и Кларка.

Повзрослев, он записывается в отряд рейнджеров, которых возглавлял Саймон Кентон. 15 октября 1803 года Мериуэзер Льюис пригласил его принять участие в первой сухопутной экспедиции, путь которой пролегал через территорию США от атлантического побережья к тихоокеанскому и обратно.

Руководители экспедиции — Мериуэзер Льюис и Уильям Кларк — собрали группу из 43 человек и захватили с собой большой объём припасов, оружие и подарки для индейцев.

Среди участников экспедиции Колтер считался одним из лучших стрелков. Обычно он отправлялся в одиночку в поисках лучших мест для охоты. Именно Колтер обнаружил индейцев племени Не-персе, которые очень помогли участникам экспедиции. Не-персе показали проход через Скалистые горы и подробно рассказали о местности, которую экспедиция должна была пересечь, чтобы попасть на побережье Тихого океана. Цель путешествия была достигнута — экспедиция добралась до Тихого океана.

13 августа 1806 года Льюис и Кларк разрешили Колтеру покинуть экспедицию. В месте слияния рек Йеллоустоун и Бигхорн, Колтер участвует в строительстве форта Рэймонд.

Покинув форт Рэймонд в октябре 1807 года, Колтер исследовал местность, которая позже станет известна как Йеллоустоунский национальный парк и Национальный парк Гранд-Титон. Колтер пересёк Американский континентальный водораздел, исследовал берега озера Джексон, прошёл через Титон-Пасс, горный перевал на западе современного штата Вайоминг, посетил долину Пьерс-Хоул в Айдахо. Потом он повернул на восток и обнаружил озеро Йеллоустон. В форт Рэймонд Колтер вернулся весной 1808 года. Он проделал путь, длиною в сотни километров, причём сделал это в самый разгар зимы, когда температура ночью в январе, в этом регионе обычно держится около — 34 °C.

Рассказы Колтера об источниках и гейзерах считались недостоверными вплоть до 1860-х годов, когда научная экспедиция Дэвида Фолсома, в 1869 году поднялась вдоль реки Йеллоустоун к озеру Йеллоустоун.

В 1810 году Колтер принял участие в сооружении форта на западе Монтаны. В том же году, двое его партнёров были убиты черноногими. Это событие убедило Колтера уехать в Сент-Луис. В Миссури он женился и купил ферму вблизи современного города Нью-Хейвен.

Во время Англо-американской войны Колтер записывается в рейнджеры, под руководством Натана Буна. Точная дата смерти Джона Колтера не установлена. По данным одних источников, он умер от желтухи, 7 мая 1812 года и был похоронен неподалёку от Нью-Хейвена, Миссури. По другим данным, Колтер скончался 22 ноября 1813 года.

ОДИННАДЦАТЬ МЕРТВЕЦОВ КАПИТАНА ДЖОНАТАНА ДЭВИСА

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Капитан Джонатан Дэвис.1854 год.

— Пусть меня дьявол разорвет на сто частей, если я, поверю, что вы, мистер незнакомец не слышали еще эту захватывающую историю, — возмущенно воскликнул старый Том Купер, ударяя жилистым кулаком по столу.

Элегантно одетый высокий, стройный джентльмен, с зажатой в зубах сигарой, выглядел явно растерянным. Он слегка пожал плечами и попытался в некотором смысле оправдаться:

— Здесь нет ничего удивительного. Я недавно в ваших местах…

— Эту историю можно услышать в первый же день, — настаивал на своем Купер.

— Это точно… — прислушивающиеся к разговору завсегдатаи бара согласились с Купером.

В баре к вечеру всегда шумно и весело. Мужчины собирались не только, чтобы напиться, но и услышать последние новости, похвастаться выгодной сделкой и хорошей покупкой. Шахтеры и золотоискатели, торговцы и просто авантюристы, кого здесь только не было.

— Простите мистер, но что это за история, которую я, с ваших слов, обязательно должен был услышать уже в первый день? — спросил высокий джентльмен, явно заинтригованный недоговорками старого пройдохи.

— Несколько месяцев назад, неподалеку от нашего городка произошла настоящая кровавая бойня. За один только день погибла уйма народа, чего у нас раньше никогда не случалось… — старый Купер хитро сощурил слезящиеся глаза, и внимательно посмотрел на собеседника.

— И вы можете рассказать мне, эту историю? — любопытство высокого джентльмена явно разрасталось, как снежный ком, сорвавшийся с высокой горы.

— Конечно, я могу рассказать… Но мистер, надеюсь, вы не из пугливых. Вы, потом, сможете спокойно уснуть, и вам не будут сниться кошмары?

Собравшиеся около стола мужчины встретили слова Купера смехом.

Поняв, что Купер потешается над ним, высокий джентльмен ответил немного резко:

— Послушай старик, за мой сон можешь не переживать. Я всегда сплю, как младенец, особенно когда пропущу пару рюмок виски….. Ты бы не издевался, а рассказал про эту бойню…

Старина Купер залпом выпил содержимое своей рюмки, разгладил густые, седые усы, и огляделся по сторонам.

— Отчего же не рассказать, можно и рассказать. Только я думаю, что Джон расскажет эту историю намного лучше, — сказал Купер.

Стоявшие рядом завсегдатаи одобрительно зашумели:

— Джон иди за наш столик, мы уже скучаем по тебе!

К столу охотно подошел крепкий, жилистый мужчина лет тридцати, с приятным лицом.

— Джон, расскажи нам, про одиннадцать мертвецов капитана Дэвиса, — крикнул один из собравшихся у стола мужчин.

Джон Вебстер был неплохим рассказчиком. Внимание слушателей льстило самолюбию мужчины. Видя среди слушателей новые, незнакомые лица, рассказчик мог перед ними заливаться соловьем.

— Парни, я, вам, совсем недавно рассказывал про одиннадцать мертвецов, — Джон все же решился немного поломаться.

— Джон, у нас здесь новые люди. Они тоже желают услышать про бойню, которую устроил Дэвис бандитам.

— Да мистер, хотелось бы услышать эту жуткую, и надеюсь интересную историю, — попросил высокий джентльмен.

— Да это скорей всего, лишь очередная болтовня, которая выеденного яйца не стоит, — вмешался скептически настроенный мужчина лет пятидесяти, с грубым, сильно загоревшим лицом. — Здесь, для рассказчика необходимо главное условие; — большие уши простаков, в которые необходимо засунуть как можно больше всякой ненужной, и бесполезной всячины. Мне уже посчастливилось услышать эту леденящую душу историю, в которую я не верю от начала и до конца…

— Сэр, я бы на вашем месте не был так категоричен… — вмешался кто-то из завсегдатаев бара, обиженный таким неуважением какого-то чужака, который забрел в их бар.

— Мистер, оставайтесь лучше на своем месте. А я с большим удовольствием останусь на своем, — немного резко оборвал говорившего мужчина с грубым, неулыбчивым лицом. — Я уже несколько раз сталкивался с красивыми сказками, которые оказались пустой болтовней. Эта история с одиннадцатью трупами скорей всего есть очередной плод чьей-то фантазии.

— Все дело в том, что я являюсь свидетелем этого ужасного побоища, — неожиданно заявил Джон Вебстер. — Я, Джон Вебстер, Исаак Харт, и Робертсон находились в миле от произошедшей перестрелки. Мы своими глазами видели, как большая банда напала на трех мужчин. В первые мгновенья двое мужчин были убиты. Капитан Дэвис, оставшись один начал перестрелку с бандитами, и уложил одиннадцать человек. Трое оставшихся разбойников трусливо сбежали…

— Извините, но в такое верится с трудом, — перебил рассказчика мужчина с грубым лицом. — Обычно, в жизни, такие истории заканчиваются по-другому.

Собравшиеся у столика мужчины недовольно зашумели.

— Здесь я согласен с вами. Скорей всего я, сам в нее не поверил, если бы, не видел все происходящее собственными глазами, — заявил Джон Вебстер. — Но все было именно так, как я, вам рассказал…

— Неужели такое возможно? — воскликнул высокий джентльмен, затягиваясь сигарой.

— Да, возможно… Позже, когда схватка с бандитами закончилась, мы, поспешили на помощь этому смельчаку, даже не зная кто этот герой, не побоявшийся головорезов. Храбрым стрелком оказался капитан Дэвис. Мы у него насчитали 28 пулевых отверстий в одежде. 17 в шляпе, и 11 в его пальто. Кроме того у капитана было еще два легких ранения.

— Может это была банда слепых, или головорезы не хотели убивать вашего капитана? — не удержался, и съязвил мужчина с грубым лицом. — Никогда еще в жизни не слышал о таких мазилах, которые имея при себе оружие, не смогли устранить помеху на своем пути. Вы сказали, что бандитов было одиннадцать…

— Четырнадцать, бандитов было четырнадцать, — поправил незнакомца Джон Вебстер.

— Тем более… Я сам неплохо стреляю. Пару раз я сталкивался с индейцами… Это я, к тому, что пытаюсь реально оценить шансы стрелка. И мое мнение, один против четырнадцати, это полный проигрыш. В одиночку против четырнадцати бандитов никому не устоять…

Слова незнакомого джентльмена вызвали новую волну возмущения, среди собравшихся. Хотя несколько человек поддержали недоверчивого мужчину.

Видя, что его слова по-прежнему вызывают у джентльмена с грубым лицом снисходительную улыбку, Вебстер использовал еще один тяжеловесный довод.

— Мистер, вы можете, не верите мне, но я там был не один, кто все видел, от начала и до конца. Со мной еще были два человека, которые в нашем городе имеют репутацию честных и порядочных людей…

— Еще эту историю рассказали на своих полосах газеты из Фриско[1]и Сакраменто, — крикнул один из завсегдатаев бара.

— К сожалению, мне эти газеты на глаза не попадались, — снова в голосе плохо скрытая ирония, незнакомец проявлял незаурядную выдержку. — Но я бы не доверял всему тому, что пишут газеты… Меня жизнь научила быть недоверчивым…

Незнакомец был непробиваемым.

Кто-то принес местную газету, и сунул ее в руки незнакомцу с грубым лицом:

— Мистер, ознакомьтесь с этой статьей…

Незнакомец неохотно взял протянутую ему газету:

— Что здесь должно меня удивить, или поразить?

В газете было напечатано небольшое сообщение, в котором капитан Джонатан Дэвис предлагал собраться всем тем, кто сомневается в его честности, и пройтись к Скалистому Ущелью. Там Дэвис, с удовольствием лично покажет одиннадцать могильных холмиков где зарыты бандиты, которых он прикончил.

— Ну, я не знаю… — наконец-то засомневался мужчина с грубым, неулыбчивым лицом.

— У вас, мистер незнакомец есть отличный шанс, все увидеть собственными глазами,… и прекратить этот бессмысленный спор, — не выдержал кто-то из собравшихся мужчин.

— Капитан Дэвис предлагает замечательное путешествие, только никто еще не согласился пойти с ним прогуляться… — сказал другой мужчина.



— Дураков нет, чтобы так рисковать… Это проклятое место, и лучше его обойти другой дорогой, — понизил голос мужчина лет тридцати, с уродливым шрамом на левой щеке. — Поговаривают, что на рассвете в горах, на развилке, видели одиннадцать окровавленных мужчин, которые преграждали дорогу…

— Я даже знаю кто распускает такие глупые разговоры, — вмешался в разговор старина Том Купер. — Это скорей всего Мэтью Кук, с которым всего неделю назад разговаривала лошадь. Мэтью вполне серьезно заявлял, что возвращаясь из бара, встретил белую лошадь, которая у него спрашивала короткую дорогу на Сакраменто…

— Я представляю эту картину…

— Ему нужно меньше пить! — закричали повеселевшие пьянчуги.

Раздался дружный смех.

— Мэтью никого не обманул, — продолжил Купер. — Только если бы он, поднял голову, то увидел, что на белой лошади сидел Хьюго Хансен, который в действительности и разговаривал с Мэтью. Но Мэтью предпочел общаться с его лошадью, он посчитал лошадь более интересным собеседником…

Смех вспыхнул с новой силой.

— Вернемся к нашему разговору, — старина Купер посмотрел в сторону мужчины, который сомневался в правдивости истории о капитане Дэвисе. — Негодяи решили поживиться, увидев перед собой всего лишь трех человек, и сильно просчитались. Бандиты даже не могли предположить, как им не повезло на этот раз. Джонатан Дэвис известен у нас как первый задира, с которым лучше не связываться…

— Кто же такой этот капитан Джонатан Дэвис? — спросил элегантно одетый высокий джентльмен, с которого и начался этот разговор.

— Капитан Дэвис, один из самых смертоносных стрелков на Старом Западе.

На этот раз банда выбрала место для засады в Скалистом Ущелье, недалеко от тропы, на северной развилке Американ Ривер. Вернее место для засады выбрал главарь банды, Джек Хантер. У Хантера было настоящее чутье, на такие дела, он редко когда ошибался.

За бандой тянулся ужасный, кровавый след. Их дорога была вымощена трупами безвинных людей. Два дня назад головорезы сначала ограбили, а затем безжалостно убили шесть китайцев старателей. На следующий день не повезло четырем американцам. Тела несчастных после расправы бросили на съедение стервятникам. Банда, захватив хорошую добычу, отделалась двумя ранеными. Некоторые из жертв безуспешно пытались сопротивляться, но с ними разбирались в первую очередь.

Кроме Джека Хантера в банде было тринадцать человек. Хантер считал, что это оптимальное количество людей, которое необходимо, чтобы проворачивать грязные делишки. 13 опытных стрелков это не так много, но и не мало…

В банде собрался полный интернационал; два американца, один француз, четыре мексиканца, и пять парней австралийцев, которые входили в банду Сидней Дак. Они являлись членами австралийской банды, которая успела посеять ужас и хаос в окрестностях Сан-Франциско. Парни из Австралии были серьезными ребятами, таким палец в рот не клади…

В те времена в этом не было ничего удивительного, когда в банду вливались люди разных национальностей. Точно так же объединялись охотники, старатели и золотоискатели. Суровые условия жизни подталкивали людей держаться вместе. Так легче было выжить.

У Хантера подобрались отчаянные ребята, которые не боялись замарать свои руки в крови.

Двое из банды наблюдали за дорогой. Место выбрали удачное. Отсюда видно далеко. Так что, если кто покажется на тропе, ребята успеют занять свои места.

Правая рука Хантера, смуглый мексиканец по прозвищу Рамон Весельчак игрался золотыми часами, подбрасывая их в руке. Ему нравилось, как позолота на часах играет под солнечными лучами. Свое прозвище Рамон Весельчак получил за то, что на его лице навсегда застыла добродушная ухмылка. Эта ухмылка вводила людей в заблуждение. Рамон мог, улыбаясь, перерезать любому горло.

— Я с детства мечтал о таких часах, — признался Рамон весельчак. — Таких часов не было даже у моего отца, хотя он, всю свою жизнь пахал как проклятый, за жалкие гроши, которые ему платили… У отца таких часов не было, Зато у меня они есть теперь… И мне плевать, что за часы пришлось кое кому перерезать горло… В пятнадцать лет я, впервые убил человека. Убил из-за золотых часов. Богатый, хорошо одетый сеньор, лет двадцати, прогуливаясь по улице, достал из кармана часы. Не знаю, что на меня нашло, но в этот момент мне, захотелось тоже иметь такие часы. У меня при себе был хорошо заточенный нож. Я подошел к молодому синьору, и приставил к его груди нож. Вежливо попросил отдать мне часы. Синьор испугался, вытаращил на меня глаза, но быстро взял себя в руки и прямо мне в лицо крикнул: «Пошел к дьяволу, сопливый мерзавец!». Я же ему ответил, что у м5еня в руке нож, и если сеньор не отдаст часы, я вынужден буду его убить. На что молодой сеньор презрительно рассмеялся и пообещал отволочь меня в тюрьму, где я буду гнить до конца своих дней. Меня это сильно разозлило, но я не хотел убивать глупого сеньора, поэтому сказал ему: «Сеньор, клянусь святой Девой Марией, мне совершенно не хочется убивать вас, поэтому я прошу вас, просто отдайте ваши часы. Если же вы, станете упрямиться, то я, вас прикончу на месте». Мои слова вызвали гнев сеньора. Он стал громко ругаться, привлекая своими криками прохожих. Интересно, где богатых сеньоров учат таким грязным ругательствам… Мало того, глупый сеньор попытался схватить меня за рубаху… Только тогда я, ударил его ножом. Острый нож вошел по самую рукоятку. Раненый сеньор закричал еще громче, и всё-таки схватил меня за рукав рубахи… Меня, в этот момент покинули последние остатки мужества. Я вырвался, оставив в руке молодого сеньора кусок рукава, и побежал по улице. Только потом до моей безмозглой головы дошло, что я лишился своего отличного ножа. Часы тоже остались у упрямого сеньора… Потом я, таких ошибок уже не совершал….

— Хантер, на тропе появилось три человека, — сообщил один из дозорных.

— Отлично, по местам ребята, — скомандовал Хантер. — Сегодня кому-то крупно не повезло…

То, что сегодня не повезло бандитам, Хантер даже не догадывался.

19 декабря 1854 года капитан Джонатан Дэвис с двумя компаньонами. старателями; Джеймсом С. Макдональдом из Алабамы, и доктором Боливаром Спарксом из Миссисипи направлялись к кварцевой шахте, которая находилась недалеко от Плацервилля, в горах Сьєрра-Невада.

Было довольно холодно и ветрено, поэтому двигались быстрым шагом.

Капитан Дэвис, высокий, стройный мужчина, с большими, аккуратно подстриженными бакенбардами, на мужественном лице, зорко всматривался в горы.

— Док, я вижу, что вы не взяли с собой оружие, — обратился капитан Дэвис, к Спарксу.

— Так уж получилось, — виновато улыбнулся доктор Спаркс и пожал плечами. — Дорогой мой Джонатан, вам известна моя нелюбовь к оружию. Я прежде всего доктор, я лечу людей, от этих страшных ран, которые оставляют в теле человека пули, выпущенные из оружия другими людьми…

— И, тем не менее, вы, Боливар, для доктора очень даже неплохо владеете пистолетом.

— Жизнь и не такому заставит научиться… Но вы, меня хорошо знаете, я, стараюсь использовать оружие только в самом крайнем случае, — у Спаркса была своя философия, которой он строго придерживался.

— Док, я глубоко уважаю вашу точку зрения, но в последние дни у нас стало очень тревожно, — капитан Дэвис внимательно посмотрел на собеседника. — Люди видели в горах вооруженных чужаков. Буквально на днях, кто-то ограбил и убил шестерых старателей китайцев. Таких преступлений у нас давно уже не было.

Джонатан ласково похлопал «кольт», рукоятка которого выглядывала из кобуры.

— Иногда пистолет под рукой может помочь сохранить вашу жизнь…

— Ладно, ладно капитан, не горячитесь, — Спаркс поднял руки вверх. — У меня нет пистолета, зато у вас их два. Джонатан, скажите, зачем вам два пистолета?

Капитан Дэвис выглядел довольно воинственно. На бедрах у него висели две кобуры, с револьверами. Впереди, в чехле находился Нож Боуи. Местные знали, что это не пустое хвастовство. С ветераном американо-мексиканской войны не стоило шутить.

— Для меня второй пистолет лишним никогда не будет, — улыбнулся Дэвис. — Не хочу хвастаться, но я, неплохо стреляю с обеих рук.

— Всегда хотел научиться стрелять с обеих рук, — подключился к разговору молчавший до этого Джеймс С. Макдональд. — Сколько не пытался научиться, у меня ничего не выходило.

Старатели пошли дальше, и в этот момент громыхнул первый выстрел. Горы охотно отозвались раскатистым эхом. За первым выстрелом раздалось еще несколько. Пуля просвистела рядом с головой капитана Дэвиса. Дэвис увидел с десяток бандитов, которые выскочили из засады, и, стреляя из револьверов, бросились к ним.

Джеймс С. Макдональд идущий первым, резко дернулся, взмахнул руками и стал падать, не успев даже достать из кобуры револьвер.

— Джеймс, что с вами? — закричал испуганно доктор Спаркс, бросаясь к товарищу.

Склонившись над упавшим, Спаркс увидел, что ничем не может помочь другу. Макдональд был убит наповал. Реакция доктора была мгновенной, Спаркс выхватил из кобуры убитого шестизарядник, и дважды выстрелил в сторону нападающих. Тут же доктор получил две пули в грудь. Он упал рядом с убитым Макдональдом. Дэвис видел, что Спаркс был еще живым, но раны он получил очень тяжелые.

Бандиты радостно закричали, предчувствуя легкую победу.

Капитан Джонатан Дэвис остался один против целой банды мерзавцев.

Макдональд убит. Спаркс тяжело ранен, и не в силах оказать сопротивление бандитам.

В живых остался только один капитан Дэвис. Джонатан Дэвис заслужил свое звание во время американо-мексиканской войны, провоевав два года в 1846–1848 годах. Капитан заработал репутацию настоящего мастера, владеющего пистолетами, и к тому же был хорошим фехтовальщиком. Сейчас его репутация подвергалась самым серьезным испытаниям.

Дэвис, вооруженный двумя «Кольтами», и Ножом Боуи спокойно стоял один против четырнадцати вооруженных бандитов, которые собирались его убить и ограбить. Четырнадцать отъявленных мерзавцев, опытных и хладнокровных убийц которые не единожды проливали людскую кровь, приближались к своей добыче. О бегстве не могло быть и речи.

Нельзя было терять драгоценное время. Дэвис молниеносно выхватил свои револьверы и, вскинув начал стрелять. Капитан отчетливо видел перекошенные злобой лица бандитов. Волнение, охватившее его тело, пропало с первым же выстрелом.

Первый выстрел достался здоровому небритому верзиле, который оказался ближе всех к капитану. Пуля безжалостно ударила головореза в средину груди. У верзилы сразу подкосились ноги, и он свалился на землю. Второй выстрел для неприятного типа с длинными волосами. Пуля клюнула в плечо, развернув тощее тело бандита. Длинноволосый завизжал от боли, но остался стоять на ногах. Дэвис снова нажал на курок, и на этот раз уже не промахнулся. Третья пуля достигла цели, попав точно в грудь. Второй готов…

Преступники открыли ответный огонь, пытаясь покончить с стрелком. Высокая, широкополая, белая шляпа капитана делала его, для бандитов прекрасной мишенью. По крайней мере, так казалось нападавшим. Пули бандитов проносились рядом, и Дэвис чувствовал их горячее, смертельное дыхание. Они буквально рвали одежду на смельчаке, а несколько пуль продырявили шляпу на голове. Дэвис получил два легких ранения, на которые он, не обратил внимание. Пороховой дым густел с каждым новым выстрелом, и расползался по ущелью.

Джонатан Дэвис казалось, стоял совершенно равнодушный к происходящему. Широко расставив ноги для упора он, попеременно стрелял из двух револьверов, обрушив на бандитов настоящий шквал огня. Навыки стрельбы сослужили Дэвису хорошую службу. Его выстрелы оказались намного точней. Меткие пули укладывали на землю бандитов одного за другим. Мастерство капитана изменило шансы нападавших.

Когда пистолеты Дэвиса оказались пустыми, семь преступников лежали на земле убитыми, или смертельно ранеными. Бандиты тоже перестали стрелять. Боеприпасы быстро закончились с обеих сторон. Перезаряжать револьверы времени не было.

Перед Дэвисом оказалось четыре головореза, оставшиеся в живых. Еще трое спускались по склону, спеша на помощь. Джек Хантер, главарь банды, растерянно оглядел место кровавой бойни, и взревел от ярости, словно раненый медведь. Одному человеку удалось уничтожить половину его банды. Всего в нескольких шагах от него лежал, дергая ногами Рамон Весельчак. Рамон умирал, страшная рана кровоточила у него на груди. Впервые с лица Рамона стерлась вечная ухмылка. Теперь лицо мексиканца исказилось от страшной боли, которую он испытывал. Раненый еще пару раз дернулся, и отдал богу душу, если конечно у него была душа.

— Ублюдок, ты убил моих товарищей!.. Тебе не жить!.. Я убью тебя, и не просто убью, а разрежу твое смердящее тело на тысячи маленьких кусочков… — Хантер выхватил, висевшую в ножнах короткую, кавалерийскую саблю.

— Сомневаюсь, что ты, умеешь считать до тысячи, — с издевкой сказал Дэвис. — Судя по твоей роже ты, даже до десяти не сможешь сосчитать…

— Я прикончу тебя! — повторил в бешенстве главарь.

— Не ты первый мерзавец, кто грозился убить меня, — усмехнулся Джонатан Дэвис, внешне оставаясь совершенно спокойным.

— Тебе пришел конец!

— Я, капитан Джонотан Дэвис, я ненавижу таких ублюдков, как вы… И сейчас я, вас, с большим удовольствием отправлю в ад…

Главаря немного насторожило ледяное спокойствие незнакомца. Он, совершенно не боялся их численного преимущества. Но и Хантер

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Капитан Джонатан Дэвис Ведет Бой Против Бандитов.

Художник Боб Бойзе Билл.

не собирался отступать. С дерзким незнакомцем следовало покончить.

— Убейте его! — закричал Хантер, бросаясь первым на смельчака.

Трое других бандитов, обнажив ножи, последовали за своим главарем. Дэвис привычным движением сунул бесполезные теперь пистолеты в кобуру, и выхватил Нож Боуи, висевший у него на поясе. Бандитов было четверо, но вряд ли они умеют так владеть ножами как он.

Когда первые два, наиболее агрессивные бандита подскочили к капитану, он, стоявший до этого на одном месте, внезапно сам бросился в атаку. Дэвис ловко увернулся от наносимых ножами смертельных ударов. Два удара отразил ножом, и сразу нанес одному бандиту, который открылся смертельный удар. Разбойник вскрикнул, и присоединился к своим погибшим товарищам.

Кавалерийская сабля главаря была длинней ножа незнакомца в белой шляпе, и это давало определенное преимущество. Но незнакомец оказался опытным фехтовальщиком. Его Нож Боуи двигался стремительно, отражая сабельные удары. Последовал короткий, резкий взмах. Лезвие ножа проскользнуло рядом с лицом Хантера. Хантер нервно дернулся в сторону, успевая увернуться от ножа в последний момент…

Капитан Дэвис нанес два размашистых удара. Внезапная острая боль пронзила нос главаря. Тело Хантера покрылось холодным потом от ужаса. Незнакомцу в белой шляпе удалось отхватить ножом часть носа у главаря. Из отрезанного носа хлестала кровища Этому мужчине с бакенбардами удалось изуродовать его лицо. Хантер увидел на губах человека презрительную усмешку. Незнакомец продолжал атаковать.

Дэвис сделал ложный выпад, но уже следующий удар обрушился на правую руку главаря. На землю упала выбитая из руки кавалерийская сабля… и отрезанный палец. Последнее что увидел Хантер, это нож, который вонзился ему в грудь. От жуткой боли свет померк в глазах главаря. Главарь отключился, потеряв сознание, прежде чем он коснулся земли.

Два оставшихся мерзавца были ранены в предыдущих бандитских налетах. Несмотря на свое ослабленное состояние, они, выставив перед собой ножи, двинулись на капитана Дэвиса. Капитан не знал об их ранах, он видел перед собой двух членов банды, которые угрожающе надвигались на него. Дэвис заметил, что бандиты обращались с ножами довольно неуклюже, возможно из-за страха, или природной неловкости. Капитан отреагировал мгновенно. Несколько взмахов ножом, и с бандитами было покончено.

Три оставшихся разбойника, спасая свои жизни, в страхе скрылись в колючем кустарнике.

Когда пороховой дым и пыль немного улеглись, Дэвис оказался один среди окровавленной кучи тел. Капитан обошел поверженных бандитов, чтобы убедиться, что они не представляют для него опасности. Трое бандитов струсили и сбежали. Семь грабителей были мертвы, четыре еще живые, но они получили очень тяжелые ранения, и скорей всего долго на этом свете не задержатся. Среди раненых главарь, с отрезанным носом. Он очнулся, и с ужасом смотрел в сторону Джонатана Дэвиса. Но Дэвиса волновало другое, его товарищ, доктор Спаркс был тяжело ранен, и истекал кровью. Игнорируя собственные раны, капитан Дэвис снял рубашку, разорвал ее на полосы, стал бинтовать Спаркса.

— Док, вы как? — спросил Дэвис.

Спаркс слабо улыбнулся в ответ:

— Терпимо…

Перебинтовав раненого товарища, Дэвис принялся перевязывать раны бандитам.

Неожиданно капитан заметил трех хорошо вооруженных неизвестных, которые быстро приближались по тропе к месту схватки. Неужели оставшиеся в живых бандиты решили вернуться, и покончить с ним? Джонатан Дэвис схватил револьвер Макдональда, из которого дважды успел выстрелить доктор Спаркс. В барабане пистолета оставалось еще четыре пули. У него значит неплохие шансы, четыре пули против трех незнакомцев.

— Стойте на месте! — громко крикнул Дэвис, вскидывая револьвер.

Мужчины сразу остановились. К облегчению Дэвиса, трое вооруженных незнакомцев оказались шахтерами, которые разбили свой лагерь в миле от места засады бандитов, у горного ручья.

Джон Вебстер, Исаак Харт, и Робертсон; они видели весь бой с соседнего холма. Шахтеры, схватив ружья, бросились на помощь отважному капитану, но прибежали, когда все уже было закончено. Картина, открывшаяся глазам, поразила парней. Оставшийся в живых стрелок, и тринадцать окровавленных тел, лежащие на сравнительно небольшом участке горной тропы.

— Я Джонатан Дэвис, — представился капитан. — Рядом со мной лежат два моих друга. Один убит, другой ранен. Здесь же лежат бандиты, которые пытались нас ограбить…

— Я в жизни не видел ничего подобного! — вскричал Исаак Харт. — И скорей всего никогда такого побоища больше не увижу.

— Сэр, вы как? — спросил Джон Вебстер.

— Я в порядке, но мой друг тяжело ранен, — Дэвис указал на раненого Спаркса.

— Надо его, как можно быстрей перенести в наш лагерь, — сказал Вебстер. — У нас там есть кое-какие медикаменты… Я вижу вы, сэр, умеете перевязывать раны…

— Имеется кое какой опыт…

— Вы и бандитов перевязываете? — спросил Робертсон. — Они этого не заслужили.

— Они тоже люди…

— Они бандиты, и если чего заслуживают, то только виселицы, — Робертсон с ненавистью посмотрел в сторону одного раненого головореза.

— Схватка закончилась, разбойники проиграли. Теперь они не опасны для нас. А раненым необходимо оказать помощь, даже если они преступники. К поверженному врагу надо проявлять милосердие, — Джонатан Дэвис грустно улыбнулся. — В свое время мне пришлось повоевать. Сейчас войны нет, но девять трупов это очень много для обычного мирного дня.

Робертсону не верилось, что стоявший перед ним человек несколько минут назад своими руками перебил почти всю банду.

— Они все равно подохнут, — упрямо сказал Робертсон, и плюнул на землю, рядом с раненым бандитом.

— Мистер, мистер, это ваша шляпа, — Исаак Харт рассматривал белую шляпу капитана. — Смотрите мистер. Ваша шляпа притягивает к себе пули. Я насчитал шесть отверстий.

Для наглядности Харт совал поочередно палец в дырки, оставшиеся от пуль.

— Главное, что пулям в голову мою не удалось попасть, — хмыкнул Дэвис, надевая дырявую шляпу.

Дэвис приблизился к раненому, безносому главарю, чтобы перевязать его раны, но тот остановил капитана слабым взмахом руки. Лицо преступника с отрезанным носом выглядело ужасно.

— Не стоит тратить вашу рубашку на меня… И вы, и я, знаем, что я не жилец… — Хантер говорил с трудом, часто останавливаясь, из обрубка носа обильно текла кровь. — Ну, как я выгляжу, с отрезанным носом? Надеюсь, что с такой уродливой рожей врата ада для меня окажутся закрытыми…

— Зря надеетесь, — безжалостно возразил Джонатан Дэвис. — Для таких мерзавцев, как вы, врата ада гостеприимно открыты в любое время. Я думаю, сегодня в аду будет большой праздник, в честь прибытия вашей банды…

Черты лица главаря исказила ярость, глаза лихорадочно заблестели, и наполнились злобой.

— Если о чем я жалею, то только об одном… Что мне, не удалось вас прикончить… — прошипел умирающий бандит. — Вам сильно повезло, что вы, остались в живых… Наша банда недавно объединилась, но мы успели здорово погулять… Только за последние два дня мы ограбили, и отправили на тот свет десять человек… Два дня назад в нашу засаду угодили шесть китайцев. А вчера мы расправились с четырьмя американцами — старателями… Мы, их всех убили… Слабакам не место в этом мире… Если бы вы, нас не остановили, мы бы еще могли хорошо погулять… А вам, просто сильно повезло…

Безносый ослабел, замолчал и закрыл глаза. Его лицо стало белее снега.

Шахтеры вместе с Дэвисом вернулись в свой лагерь, где оказали посильную помощь доктору Спарксу. Всего в лагере обитало восемнадцать человек.

С наступлением темноты три тяжелораненых бандита умерли. Их тела тщательно обыскали. У бандитов нашли 491 долларов в золотых и серебряных монетах. Еще нашли четыре унции золотой пыли, семь золотых часов, и двое серебряных часов.

— Капитан, теперь это, по праву ваша добыча, — сказал Джон Вебстер, остальные шахтеры согласились с ним.

— Если вы не возражаете, я предлагаю всю добычу оставить раненому доктору Спарксу.

Никто не возражал.

Утром похоронили Макдональда. В стороне вырыли десять неглубоких могил, где и схоронили убитых бандитов.

— Я следующий… — прохрипел главарь. — Надолго я, здесь не задержусь…

Хантер не обманул, он умер в тот же день. Для главаря уже была вырыта одиннадцатая могила, в которой его и зарыли.

Робертсон кивнул в сторону свежих могильных холмиков:

— Пусть остальным мерзавцам это кладбище напоминает, чем может закончиться для них жизнь вне закона.

Они ломились через густой, колючий кустарник, который безжалостно цеплялся, и рвал их одежду, и до крови царапал лицо и руки. Оставшиеся в живых бандиты опасались, что этот неуязвимый, крутой мужик бросится за ними в погоню, и если догонит, то прикончит их, как до этого прикончил их товарищей. Один из беглецов зацепился то ли за корягу, то ли за камень и упал.

— Подождите, не бросайте меня! — закричал упавший бандит, чувствуя, что при падении сильно ударил колено.

Двое других бандитов, Бил Кемерон и Ричард Грин даже не остановились. Они предпочли сделать вид, что ничего не слышат.

— Ублюдки, грязные ублюдки! — закричал от бессилия бандит.

Он с трудом поднялся, но уже не смог догнать своих товарищей.

Остальные двое успокоились только на второй день, посчитав что они уже в безопасности.

К вечеру грязные и уставшие они остановились возле зачуханного отеля, в каком-то небольшом городишке.

— Нам не помешает промочить горло, — сказал Кемерон.

Ричард Грин согласился с товарищем.

В грязном баре полумрак. Пробравшись к стойке бара заказали виски. Теперь можно было и расслабиться.

— Кого я вижу!.. Чтоб мне провалиться сквозь землю! Били, это ты? — радостно закричал бородатый верзила, хлопая Кемерона по плечу.

Кемерон нервно оглянулся, на его лице отобразилась жалкая, вымученная улыбка, когда он узнал, своего старинного товарища Энди Карсона.

— Дружище, у тебя лицо такое, словно ты недавно со смертью повстречался, — громко хохотнул верзила.

— Эд, ты не представляешь насколько ты прав, — грустно усмехнулся Бил Кемерон. — Если есть в нашем мире смерть, то я знаю, как она выглядит…

— А где Хантер? Почему я, его не вижу? Он с вами? — начал задавать Карсон вопросы.

— Хантер убит… А вместе с Хантером убито еще десять отличных парней из нашей банды… — Кемерон затрясся от бессильной ярости. — Нас осталось всего только двое… Или трое…

— Вы что, попали в засаду?

— Скорей мы, сами сделали засаду… Да только засада оказалась неудачной… Мы нарвались на крутого бойца, который один перебил всех наших парней… Одного за другим… Сначала из двух револьверов, а когда у него закончились патроны, он выхватил здоровенный нож, и ножом добил остальных…

К необычному рассказу Кемерона стали прислушиваться окружающие. Вскоре около старых друзей собралось два десятка любопытных слушателей.

— Нас оставалось семеро… Но этот сумасшедший сам, набросился на нас, — Бил Кемерон смертельно побледнел, вспоминая это жуткое побоище.

— Дружище, ты хочешь сказать, что человек в одиночку, вместо того, чтобы смотаться или сдаться, полез в драку? — удивленно переспросил Энди Карсон.

— Да, я это и хочу сказать…

— Бил, расскажи, что потом было?

— Он, нас, резал как бешенных псов… У Хантера была кавалерийская сабля, но и она не спасла его… Я видел, как этот сумасшедший легко стал резать Хантера на куски. Он мог просто прикончить Хантера сразу, но не сделал этого… Своим ножом этот дьявол начал кромсать несчастного. Я видел своими глазами, как от Хантера, во все стороны отлетали окровавленные куски… Сначала он, отсек ему нос…

— Да все ты врешь… — громко отрыгнул рыжебородый толстяк.

— Зачем мне врать… Поверь мне, то, что я видел зрелище не для слабонервных, — повернулся к рыжебородому Кемерон с перекошенным лицом. — Эта резня до сих пор стоит у меня перед глазами… Я вижу широкие взмахи ножом парня в белой шляпе… От Хантера отваливаются целые куски… Нос, потом рука, потом вторая рука… Он разделался с Хантером, как настоящий мясник… Хантер ничего не с мог сделать… Дальше я уже не смог досмотреть. Мои нервы не выдержали, и я сбежал…

— Все так и было, — подтвердил Ричард Грин.

В баре стало тихо. Кто-то торопливо крестился, кто-то обращался с молитвой к Богу. Каждый по-своему представил рассказанную картину.

— Кто же этот крутой мужик? — спросил один из выпивох.

— Он назвал себя, прежде чем нас резать… — наморщил лоб Кемерон, вспоминая имя. — Он сказал, что его зовут капитан Джонсон, или Джонатан… Да, точно, его зовут Джонатан Дэвис.

— Я знавал одного человека, которого так звали, — вмешался в разговор мужчина, с резкими чертами лица, и с застывшими ледяными глазами. — Если это тот человек, о котором я думаю, то вам двоим, еще крупно повезло, что вы, выбрались живыми из такой передряги. Парни просто радуйтесь, что остались живыми, и не появляйтесь больше в тех местах…

Чтобы у Джонатана Дэвиса не возникло проблем с законом, Джон Вебстер и другие шахтеры формируют жюри во главе с коронером. Было подготовлено длинное заявление, о произошедшей перестрелке, в Скалистом Ущелье, с изложением фактов по делу.

Жюри пришло к выводу; учитывая все доказательства происшедшего, капитан Дэвис, и его сопровождавшие; доктор Боливар Спаркс, и Джеймс Макдональд, действовали исключительно в целях самообороны. Они были полностью оправданы в убийстве этих разбойников, и люди им благодарны, за то, что они остановили и уничтожили бандитов.

Семнадцать человек подписали протокол, который был доставлен в Плацервилль.

Доклад жюри и коронера, а так же письмо от Джона Вебстера вскоре стали известны широкой публики, и произвели настоящую сенсацию в городе. Горожане только и говорили о мужественном капитане Дэвисе.

23 декабря в Плацервилле, местная газета «Mountain Democrat»[2], вышла с дополнительным тиражом, посвятив большую статью кровавым событиям, произошедшим в горах Сьєрра-Невада. Сенсационную статью успешно перепечатали газеты Сан-Франциско и Сакраменто. В конечном итоге эта же статья появилась в основных газетах, в других частях страны.

Слава героя капитана росла, но в то же время было много сомневающихся людей, которые не верили в газетную сенсацию. Слишком уж неправдоподобной выглядела рассказанная история.

Так даже редактор газеты «Mountain Democrat», которая первой преподнесла сенсацию, оставил свой комментарий, написав, что изложенная газетой история вполне могла быть немного преувеличенной, но вполне возможной.

Редактор «The Sacramento Union»[3], предположил, что история может быть обыкновенной фальшивкой, и ей не стоит сильно доверять.

Немного позже редактор «Mountain Democrat», поменял свою точку зрения, и отметил, что семнадцать шахтеров, входившие в жюри, которое ознакомилось с происшествием, и подписавшие свое заключение, являются уважаемыми людьми, внушающими полное доверие. История, описанная газетой, скорей всего является правдивой. А капитана Джонатана Дэвиса давно знают, как хорошего и честного человека.

У доктора Спаркса оказались тяжелые ранения, но он держался молодцом. Несмотря на оказанную помощь, 26 декабря Боливар Спаркс скончался от ран.

Капитана Дэвиса задевало недоверие к его истории, которое темным пятном ложилось на его репутацию и честь. На следующий день, после похорон Спаркса, Дэвис направился в Плацервилль, где нанес визит редактору «Mountain Democrat». Дэвис подтвердил, что опубликованная в газете статья является правдивой от начала и до конца.

На следующий день редактор получил и опубликовал письмо от Джона Э. Лайлса. Этот Лайлс, который тоже входил в жюри, не подписал исходный отчет дознания. Теперь же Лайсл предоставил дополнительные сведения, подтверждая правдивость истории капитана Дэвиса.

Но упорству, и неверию скептиков можно было позавидовать. Капитана Дэвиса это сильно раздражало. Чтобы покончить с недоговорками, Дэвис сделал публичное предложение в колонке «Mountain Democrat». Он написал, что готов принять любых сомневающихся, и лично отвести их, в Скалистое Ущелье, где покажет могилы убитых им бандитов. На его предложение никто так и не откликнулся. Не нашлось таких смельчаков, готовых удовлетворить свое любопытство, которые рискуя жизнью, полезли бы в горы, где время от времени появлялись подозрительные личности бандитской наружности.

20 марта 1855 года, через три месяца после битвы, капитан Дэвис, и три очевидца его схватки с бандитами; Джон Вебстер, Исаак Харт, и Робертсон появились в офисе газеты «Mountain Democrat». Здесь, перед судьей Андерсоном, и делегацией видных граждан они рассказали в подробностях о схватке с бандитами. После тщательного допроса трех очевидцев, судья Андерсон, и другие приглашенные люди убедились, что схватка имела место так, как ее описали. Трое свидетелей — шахтеров предоставили так же письменные показания боя. Все эти показания окончательно убедили присутствующих в правдивости капитана Дэвиса.

Несколько слов о нашем главном герое.

Джонатан Дэвис родился в Монтичелло, штат Южная Каролина, 5 августа 1816 года.

В декабре 1846 года Дэвис поступил на службу в полк Палметто добровольцем. Участвовал в американо-мексиканской войне 1846–1848 годах. Он был быстро произведен в подпоручики, и воевал с честью во многих сражениях.

В 1847 году, в битве при Чурубуско Дэвис был тяжело ранен. Об ожесточенном бое красноречиво говорит тот факт, что в этом сражении было убито пять офицеров, и восемь ранено.

В 1848 году, Джонатан Дэвис после ранения уволился из армии в почетном звании капитана. После окончания службы Дэвис направляется в Калифорнию, где вспыхнула Золотая лихорадка.

Через шесть лет, 19 декабря 1854 года дорога Джонатана Девиса пересеклась с бандой.

Многие считают, что капитан Девис исчез, побывав на самой вершине своей славы. Это не совсем верно. Через десять лет, после нашумевшей перестрелки Джонатан Рутледж Дэвис появляется в Калифорнии, продолжая заниматься горнодобывающим бизнесом…

КРОВАВЫЙ БИЛЛ АНДЕРСОН


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Уильям Андерсон, он же кровавый Билл. 1864 год.

ЗАСАДА НА ДОРОГЕ.

Лето 1864 года.

Медленно рассветало. Из-за густого тумана солнца не было видно.

По дороге двигалось небольшое подразделение солдат северян в синих кепи, и синих, довольно потрепанных мундирах. Джерри Макгвайер, старался не отставать от старшего и более опытного своего товарища, Тома Саливана.

— Дружище, когда такой туман, поверь мне, легко нарваться на какую-нибудь неприятность, — тихо говорил Саливан, прислушиваясь к подозрительным звукам. — Можно прямо, лоб в лоб столкнуться с конфедератами. У нас был такой случай… В тот раз туман стоял намного гуще чем сейчас. Невозможно было увидеть свои пальцы на вытянутой руке. Шли мы спокойно, когда неожиданно, из тумана выскочили мятежники и столкнулись с нами. Все растерялись и замерли, кто, где стоял… Джерри, вот это была картина. У всех нас морды вытянулись от удивления, и стали похожими на лошадиные…

Саливан тихонько засмеялся, затем продолжил:

— Только один наш сержант Гризли, не растерялся. Вот, у кого отменная реакция. Сержант ловко, одним движением крутнул в своих руках винтовку и заехал ближайшему конфедерату прикладом прямо в лоб. У парня просто раскололся череп… Этот противный хруст до сих пор у меня в ушах стоит. Череп хрустнул, как расколотый орех, а сам несчастный отлетел спиной назад, сбив с ног при этом, еще одного вояку. И тут такое началось… В тот день меня штыком в ногу ткнули, возможно даже кто-то из своих… Но я, на него не в обиде. Там такая свалка началась. Южане оказались со всех сторон… Знаешь Джерри, если бы нас было меньше, все могло закончится по другому… Скорей всего я, с тобой, сейчас бы не разговаривал…

Джерри Макгвайер слушал рассказ и его буквально колотило от страха и ужаса. Длинная, тяжелая винтовка так и плясала в его руках.

— Так, что парень, будь всегда начеку, — продолжался делиться опытом Саливан. — Смотри в оба, прислушивайся ко всем посторонним и подозрительным звукам…

— Том, впереди нас идут разведчики, — немного удивился Джерри. — Если что, они подымут тревогу…

— Это абсолютно ничего не значит. Мы, не знаем, насколько далеко оторвались от наших разведчиков… Между нами может спокойно вклиниться любое заблудившиеся в тумане подразделение противника… Дружище, рассчитывай только на себя и тогда, возможно ты останешься в живых, — пояснил Том.

Туман начал быстро рассеиваться. Сразу увеличился обзор во все стороны. В этот момент, издалека, до слуха солдат донеслись частые выстрелы.

— Это что еще такое? — удивленно спросил один из солдат.

— Возможно, это наша разведка вступила в перестрелку с противником… — предположил Саливан.

— Чего встали! Прибавить шаг! — злобно рыкнул сержант Гризли, первым бросаясь по дороге, навстречу выстрелам.

Вообще-то у сержанта было имя. Генри Хэмилтон, так его звали. Но, из-за двухметрового роста, огромной фигуры, и вечно зверского оскала, застывшем на давно небритом лице, сержанту дали прозвище «Гризли». Да и силой он обладал чудовищной, не меньше чем настоящий медведь…

Рядовых теперь не приходилось подгонять, они бежали на помощь своим ребятам. Выстрелы впереди внезапно стихли.

— Смотреть по сторонам! Не зевать! — командовал сержант Хэмилтон.

Мили через две натолкнулись на свой передовой отряд. Все парни были убиты. Их тела неподвижно лежали прямо на дороге, около небольшой рощи.

— Сержант, посмотрите, это же наши!.. Вот Абрамс лежит, это Хеффс и Лоуз здесь… — закричал молоденький солдатик с бледным лицом, усыпанным веснушками. — Сержант, их, всех убили…

— Заткнись, Диллман! — оборвал солдатика сержант Гризли. — И без тебя вижу, что их убили…

Солдаты подошли ближе к убитым.

— Напали на наших, скорее всего с противоположной стороны… Там, где не росли деревья и кусты, и откуда разведчики, явно не ожидали нападения. Ловко придумано, — оглядывался по сторонам сержант Гризли.

Оружие солдат пропало, а с убитых стащили одежду и обувь. Только Абрамс остался в кителе, продырявленном сразу двумя пулями и залитый собственной кровью.

— Мерзавцы, они добивали раненых ножами, — сержант Гризли склонился над телом убитого разведчика.

Джерри Макгвайер подошел ближе, и его охватил ужас от увиденного. Тела солдат жестоко изуродовали. У ребят были выколоты глаза, отрезаны уши, у некоторых сняли скальпы. Макгвайера тут же вырвало.

Рядом раздались возмущенные крики:

— Господи, что они натворили?

— Грязные ублюдки!..

Саливан похлопал Джерри по спине:

— Ты, как дружище?

Макгвайер с трудом разогнулся, понял белое, словно снег лицо. У паренька дрожали бескровные губы. В глазах застыл первобытный страх. Джерри тихо спросил:

— Том, что это?… Кто мог такое сотворить?.. Это деяние не человека, а дьявола…

— Джерри, ты прав,… - Саливан опасливо озирался, крепко сжимая в руках винтовку Энфилд, похоже, ему, тоже было не по себе. — Это сделал не человек. Это дело рук самого дьявола. Дьявола в человеческом обличии. Такие следы оставляет после себя Кровавый Билл…

— Кровавый Билл? Том, кто это? — голос Макгвайера предательски задрожал, парню хотелось получить ответ, и в то же время он, боялся узнать правду.

— Никто точно не знает, кто он такой… — Саливан бросил испуганный взгляд на изуродованные тела. — Знают только, что у Кровавого Билла есть свой отряд головорезов, которые в плен никого не берут, а раненых добивают. После себя они оставляют вот такие кровавые следы… Джерри, не сдавайся в плен к партизанам. Иначе тебя ждут страшные пытки и издевательства… Лучше убей себя…

Таким взволнованным и испуганным Макгвайер своего товарища еще никогда не видел.

— Это не люди, это звери… Они хуже зверей, — продолжал говорить Саливан. — И сам, никого из партизан не бери в плен. Этих ублюдков надо безжалостно уничтожать!

— Я, так не могу… — сказал в ответ Джерри.

— Макгвайер, тогда ты, скоро станешь трупом! — заявил сержант Хэмилтон, по кличке Гризли.

УИЛЬЯМ АНДЕРСОН.

Ранние годы Уильяма Андерсона малоизвестны. Предположительно, что он, родился где-то между 1837-м, или 1840-м годом, возможно в округе Джефферсон, штата Миссури. На могиле Андерсона указан год рождения — 1840-й. Отец его был шляпником, мать домохозяйкой. Еще у Билла было два брата — Эллис и Джеймс.

В середине 50-х годов отношения между Югом и Севером окончательно испортились. Граница пролегала как раз между Миссури и Канзасом. Семья Андерсонов переезжает жить в город Агнес-Сити, в Канзас, оказавшись у самой границы, разделяющей два штата.

Между Южанами и Северянами вспыхнула ненависть и вражда, они занимались воровством, и в стычках, хладнокровно пускали в ход оружие, убивая друг друга.

Юный Билл промышлял конокрадством, как его братья, этим же занимался его отец.

Андерсону перевалило уже за двадцать лет. Это был красивый, высокий и стройный молодой человек, с длинными черными волосами, с пронзительным взглядом, который часто описывают, как раскаленные угли.

Но в обычной жизни Билл ничем не отличался от других людей. У него была жена и двое сыновей, и соседи считали его хорошим семьянином.

Когда началась Гражданская война, Билл выступал на стороне конфедератов. В начале 1862 года организованные силы конфедерации были изгнаны из Канзаса. Те, кто собирался бороться за Юг, объединились в несколько партизанских групп бушвакеров, /подробнее о них, в следующей главе/. Эти безжалостные партизаны нападали на солдат северян и терроризировали юнионистов, гражданских лиц, поддерживающих северян. Бушвакеры часто носили форму своих врагов и мало придерживались правилам ведения войны. Партизанам южанам удалось распространить страх и террор во всем штате.

Сам Андерсон пока не принимал участия в военных стычках. Но, вскоре вся его жизнь круто изменится…

По одной из версий, отца Билла поймал на украденной лошади местный судья. Соседи знали, что он, занимается темными делами. Отца обвинили в краже сельскохозяйственных принадлежностей, в том числе и в краже лошадей. Во время спора судья застрелил предполагаемого конокрада. Свою ярость Билл обратил в месть. Братья Андерсон нашли людей, убивших их, отца и жестоко отомстили им. Один из убийц был судья, который заработал прозвище, — «Кровавый». Билл в тот момент готов был убить любого человека, которого только подозревал в сочувствии к янки.

Вторая версия была более патриотичной. 7 марта военный патруль федералов, приехавший из города Олат, проводили расследование. Они искали людей, сочувствующих и помогающих партизанам — бушвакерам.

Отец и дядя Уильяма Андерсона были обвинены в пособничестве. Билла и его младшего брата Джима, в это время не было дома. Они поставляли 15 голов крупного рогатого скота кооперативному агенту в Форт- Ливенворт. Когда братья Андерсон вернулись, они нашли отца и дядю повешенными. Их дом спалили, а все имущество разворовали.

Узнав, что в убийстве принимал участие местный житель, Билл с Джимом пристрелили его, отомстив за смерть отца. Теперь уже Андерсоны, обвинялись в убийстве. Проблемы с законом вынудили братьев бежать из Канзаса на враждебную территорию, в Миссури. Вскоре Билл и Джим оказались в партизанском отряде. Позже, Андерсон забрал своих сестер из Канзаса, где они жили в разных местах, опасаясь расправы, и перевез их, в город Манди, штат Миссури.

Когда Андерсона спросили, почему он, присоединился к партизанам, Билл ответил:

— Я, выбрал партизанскую войну, чтобы отомстить за нанесенные обиды, за которые я, не мог с честью отомстить иначе. Когда началась война, я жил в Канзасе. Я, не хотел сражаться с людьми из Миссури, из своего родного штата. Янки не смогли заставить меня, поэтому они стали мстить. Они, убили моего отца, и разграбили все наше имущество.

Андерсон примкнул к крупному подразделению, которым командовал на то время, самый известный партизанский командир южан, Уильям Квантрилл, бывший в мирное время простым сельским учителем.

Правда, Андерсона первоначально встретили довольно прохладно. Другие рейдеры считали его слишком самонадеянным. Билл, вскоре, благодаря своему мастерству в ведении партизанских действий, стал одним из самых опасных бойцов Юга, который совершал рейды по тылам врага.

В начале лета 1863 года, Андерсон получает звание лейтенант. В июне и июле, Андерсон принял участие в нескольких рейдах, против войск Союза, в Вестпорт, Канзас-Сити, и Лафайет, штат Миссури.

Но, в это время личная жизнь Андерсона пошла под откос. Его мать была убита молнией, а брата убили индейцы. Билл стойко перенес эти известия, но он, не подозревал, что жизнь готовит ему ещё большую трагедию.

Силы северян оказались в крайне невыгодном положении, так, как население Миссури поддерживало партизан, предоставляя им укрытие, обеспечивая продовольствием. Рейдеры Квантрилла располагали в Миссури обширной разведывательной сетью, сочувствующих им сторонников, из числа гражданского населения. Было устроено множество хитроумных тайников, через которые передавались сведенья партизанам о передвижении воинских подразделений северян. Федералы не в силах поймать ловкого и дерзкого Андерсона, тем не менее, решили покончить с набегами Билла на свою территорию. Янки боролись с партизанами, как могли. Они, прибегли к надежному в таких случаях способу. Чтобы усмирить партизан, федералы стали производить захват и арест заложников, из числа их родственников.

Сестры Андерсона тоже включились в опасную игру, игру в шпионов. Они стали помогать партизанам, собирая сведенья на территории подконтрольной Союзу. Генерал Томас Юнг-младший, приказал арестовать женщин в семьях известных партизан конфедератов, из группировки Квантрилла. Арестовывают так же женщин, которых подозревали в оказании медицинской помощи и снабжающих продовольствием партизан.

Янки арестовали трёх сестёр Уильяма Андерсона; Марию, Жозефину и Марфу. Женщин заключили под арест, в городе Канзас-Сити, штат Миссури, с девятью другими женщинами. В то время город назывался просто Канзас. Арестованных женщин поместили в пустующее трехэтажное здание, по адресу, улица Гранд, / Grand/, дом 1425, (иначе говоря, улица Большая). В этом здании раньше находился магазин и таверна.

Ночью, 13 августа старое здание рухнуло, скорей всего от ветхости. Погибли четыре женщины, многие были тяжело ранены. Среди погибших оказалась четырнадцатилетняя сестра Билла — Жозефина Андерсон. У другой сёстры, Марии были сломаны ноги, и она осталась калекой на всю жизнь. Третья сестра Молли, получила серьезные травмы спины и рваные раны на лице.

Позднее прошел слух, что солдаты, стараясь разместить большое количество заключенных, в старом здании, преднамеренно удалили опорные балки на нижних этажах. Из-за этого здание и рухнуло.

Говорят, что узнав об ужасной смерти своих сестёр, у Билла внутри что-то оборвалось. Андерсон считал, что это было преднамеренное убийство. Он, потерял рассудок от горя и стал одержим местью. Говорили, что гибель всей его семьи превратила Билла в убийцу-психопата. Он, желал для врагов кровавой мести.

Билл продолжает буйствовать, путешествуя по Миссури, и оставляя повсюду кровавые следы на своём пути. Он, прославился своей жестокостью. Андерсоном было убито огромное количество солдат Севера, и он, не испытывал ни жалости ни раскаяния. Его часто называют “Самым кровавым убийцей, самой смертоносной войны Америки”.

За свои «подвиги» Андерсон получил прозвище “Кровавый Билл”. Убив кого-нибудь, он, затем выкалывал жертве глаза, отрезал уши и снимал скальп. Говорят, что после каждого нападения на федералов, всё лицо Билла было залито кровью. Сам Билл, наслаждался страданиями и страхом своих жертв. Однако, несмотря на свою жестокость, Билл, возможно в память своих сестер, всегда щадил женщин и девушек.

Отряд Андерсона, всего 75–80 мужчин, стали самыми известными головорезами южан.

Легкий утренний туман опустился на лес, размазывая очертания деревьев. Тишину леса нарушало веселое щебетанье птиц, которые проснулись с рассветом. Трое солдат северян, высланных в дозор, затаились в густом кустарнике. Двое из них, Майк Кессель и Люк Стерн были опытными вояками, а Стив Оуэн, попал на войну совсем недавно. Два ветерана бородача, и молоденьки парнишка, у которого еще толком не росли борода и усы.

Оуэн, изо всех сил пытался скрыть свой страх, перед более опытными товарищами, держался напряженно и постоянно крутил головой, вздрагивая от любого шума. Лес казался ему таинственным, он, пугал и волновал паренька.

— Оуэн, расслабься, — хихикнул Кессель, подмигнув своему товарищу Стерну. — Тебе, с нами нечего бояться.

Оуэн вглядывался в сторону позиций конфедератов. Именно оттуда считал парень, исходит главная опасность.

— Смотри Люк, как нам, повезло с напарником, — продолжал подначивать Майк Кессель. — Я, так понял, что мимо нашего вояки, мышь даже не проскользнет. А мы, с тобой, можем спокойно подремать…

В этот момент появились вооруженные всадники. Они внезапно вынырнули из тумана, но не с той стороны, откуда их ожидали. Всадники спокойно ехали со стороны позиций северян. Но, это были не северяне, а партизаны конфедераты. О том, как они, оказались у них в тылу, уже поздно было гадать.

— Это же бушвакеры… — прошептал Стив Оуэн, вскидывая к плечу винтовку.

Новичок оказался храбрей, чем можно было подумать про него. Реакция Майка Кесселя была молниеносной. Он, мгновенно схватился за ствол винтовки Оуэна и сильно дернул ее вниз, к земле. Вторую руку Кессель приложил к губам, в знак молчания. Оуэн увидел, как резко побледнело лицо напарника, а глаза его расширились от страха.

— Ничего не делай, — одними губами прошептал бородач, и покачал головой.

Всадники медленно проезжали мимо, в полной тишине, словно таинственные призраки. Казалось, что они плыли по туману, а не передвигались по земле. Скорей всего копыта лошадей были обмотаны тряпками, чтобы меньше создавать шума. Их было больше полусотни. Дозорным повезло, рейдеры из, не заметили.

— Почему вы, остановили меня? — тихо спросил Стив, когда всадники исчезли из вида. — Это же были наши враги…

— Да, ты, прав, это были враги. Но, они ехали не к нашим позициям, а наоборот, уже возвращались к себе… Если бы ты, Оуэн, сделал выстрел… — Кессель тяжело вздохнул и рукавом вытер вспотевший лоб. — Пожалуй, мы, не прожили бы и минуты, после твоего выстрела… Знаешь парень, кто это был?

— Бушвакеры… — ответил Стив.

— Точно… Это проехал отряд Кровавого Билла, — сказал Кессель.

Упомянутое имя Кровавого Билла, произвело на всех троих солдат гнетущее впечатление. О Кровавом Билле, среди северян ходили жуткие слухи. От рассказов про «подвиги» партизан, у южан стыла в жилах кровь.

— Почему вы, думаете, что это отряд Кровавого Билла? — спросил Оуэн.

— Я, не думаю. Я, уверен в этом… Если бы ты, малыш, был немного повнимательней, то сумел бы разглядеть, что к седлам лошадей были приторочены человеческие скальпы. Такое делают только люди Кровавого Билла… Ублюдки, гордятся своей кровавой работой. Эти ребята не отказались добавить к своим седлам наши скальпы… Лично я, воздам хвалу Господу, что сегодня, не лишился волос на своей голове…

ПАРТИЗАНЫ; ДЖЕЙХОКЕРЫ, КРАСНОНОГИЕ И БУШВАКЕРЫ.

Канзасский городок Лоуренс, в 1860-е годы имел опасную славу. Поговаривали, что там базируются крупные партизанские группировки Севера — Джейхокеры, /Jayhawkers/, (толком не переводится, вероятно, в честь одного из отцов-основателей США, Джона Джея; по одной из версий это означает “Ястребы Джея”), и Рэдлэгс, /Redlegs/, «Красноногие», ответственные за разорение множества южных рабовладельческих плантаций и роспуска рабов.

Красноногие были созданы в 1862 году, генералами Томасом Юнгом и Джеймсом Блантом, чтобы защитить Канзас от рейдерских налетов и грабежей, в помощь силам Союза. Тайная военная организация изначально состояла всего из 163 человек. Но другие источники утверждают, что Красноногих никогда не было меньше 50, и больше 100 человек. В качестве командира выбрали Джорджа Хойта, который год назад подал в отставку из армии. В своем роде это была неформальная милиция или ополчение, к которым также принадлежали Джейхокеры.

Свое название боевики получили благодаря грабежам, а пограбить они любили. Как-то ополченцам попался обувной магазин, принадлежащий человеку по имени Уильяму Дюка. В магазине они нашли около 100 кусков шкур красной овчины, которую сразу же изъяли. Этой красной овчиной мародеры покрыли голенища своих сапог, и приобрели особый облик и новое имя. Теперь мародеры из Канзаса были известны, как Красноногие.

Джейхокеры так называли себя Канзасские противники рабства.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Красноногие, канзаские рейнджеры.

Позже, во время войны, это было прозвище части 7-й Канзаской кавалерии, под командованием полковника Чарлза Дженисона. Но Джейхокеры не всегда были популярны даже в своем родном штате Канзас. Часто, когда Джейхокеры оказывались без федеральной поддержки, они не брезговали заниматься кражами лошадей и обычными грабежами, у канзаских фермеров.

Отряды Джейхокеров проводили многочисленные кровавые вторжения в Миссури. На их совести некоторые из самых известных злодеяний Гражданской войны, в том числе резня в городе Оцеола.

Есть еще одно происхождение термина Джейхокер. Оно означает мифическую птицу, нечто среднее между Голубой Сойкой и ястребом-перепелятником, нападающим на более слабых птиц. Имя Джейхокер стали использовать, чтобы описать ужасы грабежей, мародерства и убийств, которые оставляли за собой партизаны.

У южан были свои партизаны, которые называли себя, Бушвакерами, / Bushwhackers/. Бушвакеры безжалостно преследовали, грабили, и убивали тех, кто стоял на стороне северян. Бушвакеры провели несколько хорошо организованных рейдов, сжигая города, устраивая засады. Они были ничем не лучше, и ничем не хуже Джейхокеров и Красноногих.

Вскоре партизаны оказались вне закона, как с одной, так и с другой стороны. К ним стали относиться, как к обычным преступникам, и особо не церемонились. Партизаны в отместку стали убивать, захваченных в плен солдат.

Во время Гражданской войны в США, партизан было едва ли не больше, чем государственных армий федералов и конфедератов. Причём партизаны в зависимости от штата поддерживали и тех, и других. Одним из наиболее крупных партизанских образований были рейдеры под началом Уильяма Кларка Квантрилла. Квантрилл находился в звании капитана, (у партизаны тоже были звания, как у военных).

Джим Генри Лейн, являлся таким же партизанским командиром, как и сам капитан Квантрилл. Только сейчас они, были по разные стороны фронта.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Уильям Квантрилл, партизанский вожак, бывший сельский учитель.

23 сентября 1861 года, город Оцеола, атаковала, так называемая Бригада Лейна, состоящая из добровольцев. Ходили упорные слухи, что в Оцеола конфедераты хранили свои деньги.

Город разграбили и сожгли. Девять местных жителей схватили, и быстро осудили военно-полевым судом. Затем мужчин быстро казнили под барабанный бой.

Добыча была богатой. Партизаны угнали 350 лошадей, 400 коров, 200 рабов и увезли с собой 3000 мешков муки. Мародеры вытряхнули все запасы, которые находились в городских магазинах. Все награбленное стали загружать на повозки. Сюда входила доля Лейна, включая множество шелковых платьев, и огромное то ли фортепиано, то ли пианино, которое ему, очень понравилось.

У Лейна было твердое намерение стереть Оцеола с лица земли, и он, отдал приказ сжечь город. Из 800 сгоревших городских зданий осталось целыми только три. Город позже никогда больше, полностью не смог восстановиться.

Бригада Лейна отлично повеселилась. Мародеры так напились, что когда пришло время покидать сожженный город, они, не могли сидеть верхом на лошадях. Партизан пришлось размещать на повозках.

Джим Лейн подвергся резкой критики за свои действия в Оцеола. Наиболее сильно выступал против налета на город генерал Генри Халлек, командующий Департамента Миссури. Он считал, что рейд Лейна только усугубил положение, и активизировало сопротивление южан. Два года спустя Оцеола стал причиной рейда на город Лоуренс.

Партизанский предводитель южан, Уильям Квантрилл, родился 31 июля 1837 года в Дувре, штат Огайо. Он был старшим ребенком, из двенадцати детей, четверо из которых умерло в младенчестве. Будучи ребенком, Уильям, уже был не по детски жесток, по отношению к животным. Очевидцы утверждали, что Квантрилл развлекаясь, прибивал пойманных змей к деревьям. Любил стрелять по ушам свиней, чтобы услышать их испуганный визг. Он, связывал кошек вместе, за хвосты и спокойно смотрел, как несчастные животные, при помощи когтей и зубов убивают друг друга.

Когда Квантриллу было четырнадцать лет, у него умер отец от туберкулеза, оставив семье большие финансовые долги. Некоторое время Уильям работал сельским учителем. Через год он, покинул свой дом и отправился в поисках работы в город Мендота, штат Миннесота.

В 1857 году Квантрилл переехал в Канзас и там связался с ворами, убийцами и разбойниками. Общение с бандитами наложило свой отпечаток на характер молодого парня.

Рыжеволосый, с холодными голубыми глазами, Квантрилл создавал вполне приятное впечатление. Но про Уильяма говорили, что он лишен какой либо морали.

Уильям нашел работу на складах, на разгрузке леса. Однажды, во время работы в ночную смену Уильям поссорился и застрелил человека. Квантрилл утверждал, что это была самооборона, но все равно его арестовали. Поскольку не было свидетелей произошедшего, а потерпевший был в городе новым человеком, которого никто не знал, Квантрилла освободили.

РЕЗНЯ В ЛОУРЕНСЕ.

Вообще, Канзас был штатом, где волнения относительно необходимости отмены рабства начались задолго до войны, ещё в 1856 году. Зная, что Лоуренс считается первоочередной мишенью для войск конфедератов, жители поголовно были вооружены, а дома чаще всего напоминали крепость. Но война шла, а боевые действия всё обходили и обходили Лоуренс стороной. К 1863 году бдительность горожан снизилась, война была где-то в других местах, а партизаны-федералы по-прежнему базировались в городе и совершали набеги на южан.

Именно поэтому капитан Квантрилл избрал Лоуренс в качестве очередной мишени для партизанской атаки. Сам он, мотивировал эту атаку как месть за город Оцеола, штат Миссури, взятый федеральными войсками под командованием сенатора Лэйна. Связь была проста: сенатор Лэйн жил в Лоуренсе.

21 августа 1863 года, три часа утра. Отряд партизан южан, в темноте осторожно продвигается по старой дороге Санта-Фе, ведущей в город Канзас. Партизанам попадается дом. В доме находят одного перепуганного мальчишку. Его вытаскивают из постели и заставляют показать дорогу на Лоуренс.

При подходе к городу южане убивали всех фермеров, которых они повстречали по дороге.

С первыми проблесками рассвета рейдеры оказываются на окраине города. Темный силуэт города еще плохо просматривался. Город еще дремал, не подозревая, какая участь его ожидает. В городе не звука, только где-то вдалеке встревоженно тявкала дворняжка.

Квантрилл приказал выслать двух человек на разведку в город, чтобы убедиться, что в городе их, не ожидает засада.

Два всадника отделились и двинулись к спящему городу. Это были опытные партизаны, оба в широкополых шляпах, бородатые, с грубыми чертами лица. Мужчины вытащили из

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Резня в Лоуренс.

седельных чехлов винтовки и положили их себе на колени. С двух сторон пояса у каждого висели по два револьвера.

Разведчики, покачиваясь в седлах, медленно двигались по темным, пустынным улицам, готовые в любую минуту открыть огонь. Убедившись, что в городе все спокойно мужчины повернули лошадей назад.

Квантрилл дал знак, и рейдеры двинулись к городу. В предрассветный час, около четырехсот вооруженных мужчин, ворвались в спящий Лоуренс, на полном скаку, стреляя в неосвещенные окна домов из револьверов. Южанам повезло, они застали город врасплох.

Первой жертвой южан стал преподобный Снайдер, черный мужчина, который состоял в Организации Объединенных Братьев. Он вышел во двор своего дома, услышав шум на улице. Здесь его и расстреляли из ружей и револьверов.

В городе начались поджоги домов. Партизаны грабили и убивали. Когда Квантрилл и его рейнджеры добрались до центра города, они разделились. Бандиты, а иначе партизан трудно назвать, рассеялись по всему городу, отыскивая для расправы несчастных, перепуганных горожан. Многие партизаны даже не слазили со своих лошадей. Они, верхом заезжали во дворы, выбивали двери домов,

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Партизаны Квантрилла на улицах Лоуренса.

или же просто стреляли через разбитые окна, окружая выбранный для расправы дом со всех сторон. Мужчины умирали в своей постели, в ночных сорочках, так и не поняв, что происходит. Немногие успевали дотянуться до своего оружия. Полусонные мужчины, слыша со всех сторон дикие крики и частые выстрелы, не решались оказывать сопротивление, а предпочитали спрятаться, ища убежище в канавах, или пытались вырваться из города.

Женщины пытались спасти раненых мужей, сыновей и отцов, бросаясь к несчастным. Но партизаны грубо их оттаскивали, а раненых добивали выстрелом в голову. Было похоже, что партизаны придерживались четкого приказа, на истребление всех мужчин в городе.

Немногие пытались оказать сопротивление. Но преимущество было на стороне мародеров. Слабое сопротивление быстро и жестоко подавлялось.

Вскоре город стал гореть, улицы заволокло густым, удушливым дымом. Сюда же на улицы выволакивали и бросали трупы убитых, полураздетых мужчин. Между домами бегали обезумевшие от горя и страха женщины и дети, которых, по приказу Квантрилла не убивали.

По воспоминаниям очевидцев партизаны были плохо одеты, а большинство южан смотрели на горожан, словно дикие звери, не скрывая своей злобы. Занимаясь грабежами и убийствами партизаны, тем не менее, не забывали о своей безопасности. На ближайшую гору, около города, отправили несколько человек в качестве дозорных.

Люди Квантрилла носились верхом на лошадях, выкрикивая ругательства и стреляя в любого человека, которого они встречали. Заминка возникла, когда бандиты добрались к Дому Элдриджа, городской гостинице, ранее известного, как Фри Стейт Хотель. Стрельба прекратилась, и партизаны на мгновенье застыли, словно оказались не перед гостиницей, а перед воротами форта. В одном окне они увидели мужчину, который размахивал белым куском бумаги — импровизированным флагом капитуляции.

— Зачем вам, гостиница? — спросил некто, Александр Банки, федеральный прево[4] из Канзаса. — Здесь мирные люди, которые не представляют для вас угрозы.

— Всего лишь для грабежа, — скромно улыбнулся капитан Квантрилл.

Несколько вооруженных мужчин нервно сжимали винтовки. Они не представляли серьезной опасности для южан, но могли их, немного задержать.

— Я, предлагаю вам сдаться! — крикнул Квантрилл, покачивая кольтом.

— Мы, согласны сдаться, если вы, пообещаете нас пощадить, — отозвался Банки.

— Хорошо, не возражаю, — удивительно легко согласился капитан рейдеров.

Мужчины в гостинице сомневались, но всё-таки разоружились. Как только люди сложили оружие, Квантрилл скомандовал своим людям:

— Этих в отеле оставьте в покое, остальных убейте! Лоуренс должен быть тщательно очищен от этой мрази! Единственный способ, чтобы очистить город, их необходимо убить!

Партизаны стали расходиться по улицам, продолжая убийства и грабежи.

— Всем покинуть отель! — скомандовал Квантрилл. — Я, намерен спалить это здание!

Людей охватил ужас и паника. Они бросились выбегать из гостиницы. В этот момент раздались выстрелы. Один из партизан не сдержался и открыл огонь по толпе выбегающих.

— Прекратить огонь! — закричал капитан…

В другом отеле, окруженном партизанами, находилось четырнадцать мужчин, которые сказали, что они могли бы сдаться, если их оставят в живых. Южане согласились. Когда мужчин ограбили, а все ценности были изъяты, партизаны открыли огонь. Погибли двенадцать человек. Повезло только двоим, они отделались только ранениями.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Лидер джейхокеров Джим Лейн, котрый удрал от партизан Квантрила в одной ночной сорочке.

Квантрилл имел сведенья, что в городе присутствуют два небольших подразделения федералов, которые впрочем, не представляли для них большой опасности. Партизаны ворвались в один военный лагерь, в котором расположились солдаты новобранцы из Канзаса. Было убито семнадцать ничего не подозревающих солдат, а пятерых ранили.

Андерсон, снял с капитана, который командовал военной полицией, его, вполне приличную униформу. Партизаны любили переодеваться во вражескую одежду.

Во втором лагере находились солдаты негры. Они даже не были вооружены. Поэтому сопротивления никто не оказал. Солдаты просто разбежались, спасая свои жизни.

Еще одна цель, которую преследовал Уильям Квантрилл, при нападении на Лоуренс, было найти и убить бригадного генерала добровольцев, лидера джейхокеров Джима Лейна.

Человек, который возглавлял «список смертников», в то утро, когда началась резня, находился в городе. Реакция Лейна и его инстинкт самосохранения оказались на высоте. Только заслышав выстрелы, на окраине города Лейн сразу все понял. Выскочив из кровати, в одной ночной сорочке, не теряя ни секунды, Джим Лейн выскочил из дома и убежал от партизан через кукурузное поле. Сенатору повезло, ему удалось уйти незамеченным.

Через некоторое время в дом ворвались партизаны. Пустая, смятая постель и перепуганная жена, вот, что увидели бандиты. Поиски главаря джейхокеров ничего не дали, Лейн исчез.

Выгнав испуганную женщину на улицу, южане подожгли дом. В один миг пламя охватило деревянное строение. Жена стояла, с ужасом наблюдая за этим. Рядом кружили разъяренные неудачей убийцы, посылая угрозы в адрес Лейна.

Уильям Квантрилл удаляется в свой бывший дом, где спокойно завтракает, не обращая внимания на выстрелы и крики. Его же люди спокойно продолжают бойню. Многие горожане сначала считали себя в безопасности, полагали, что ворвавшиеся в город партизаны приехали, чтобы разобраться только с янки и чернокожими. Но партизаны сразу начали убивать всех мужчин, без разбора. Женщин, по приказу Квантрилла не трогали. Женщин не убивали, но они стали невольными свидетелями убийства своих сыновей, братьев и отцов. Они вынуждены были смотреть, как сжигают их дома, уничтожают, или разворовывают имущество. Некоторые женщины под страхом смерти прятали сограждан в своих подвалах.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Лоуренс после рейда Квантрилла.

В нападении на Лоуренс участвовали братья Джеймсы; Джесси и Фрэнк, по окончанию гражданской войны, будущие лихие грабители банков, дилижансов и поездов.

В одном из дворов несколько партизан обнаружили пожилую пару, которые там прятались.

— Умоляю вас, не трогайте моего мужа, — взмолилась женщина. — Мы, уже старые люди. Нам, не так много осталось уже жить… Пощадите… Оставьте нас в покое…

— Вот именно мэм, вам, осталось жить совсем не долго… — зловеще улыбнулся один из партизан, направляя свою лошадь прямо на женщину.

Игнорируя мольбы пожилой женщины, бандиты преследовали старика по двору, стреляя по нему из револьверов, сначала для развлечения, а затем уже и на поражение. Шансов спастись у старика не было…

Видя устроенную в городе резню, молодой Джесси Джеймс брезгливо поморщился:

— Фрэнк, мне это не по душе… Я, не хочу убивать беззащитных горожан…

Фрэнк только усмехнулся.

Одна женщина стала свидетелем жестокого убийства своего мужа. Она попыталась вытащить его тело из горящего дома. Несколько партизан, которые находились поблизости, запретили ей это делать. Когда женщина попыталась хотя бы снять со стены портрет мужа в рамке, ей и это запретили делать. У женщины началась истерика. Бандиты только потешались над несчастной.

— Забирай своих детей, и проваливай! — кричал один партизан, угрожая женщине револьвером.

— У меня там муж… — отвечала женщина.

— Забудь о своем муже. Его больше уже нет…

— Мне надо его похоронить…

— А я, говорю, проваливайте отсюда! — горячился бандит. — Иначе, я, за себя не ручаюсь. Пристрелю всех вас, и тебя, и твоих щенков, так же, как и твоего мужа.

Наконец, после угроз смерти, женщина увела детей в сторону. Там она наблюдала, как горел ее дом. Через открытую дверь женщина могла видеть тело убитого мужа.

Один из бандитов, заметив на ногах убитого новые сапоги, не сдержался, заскочил в дом, охваченный пламенем. Там бандит быстро стянул сапоги с убитого, поменял их, на свои рваные. Партизан, уже на улице примерил обновку.

— То, что надо… — крикнул мародер и ускакал…

Говорили, что Андерсон, в Лоуренсе лично застрелил 14 человек. Некоторые мужчины умоляли его пощадить их, но все было напрасно. Из отряда Андерсона особенно отличились; Арчи Климент и Фрэнк Джеймс.

— Мои бедные сестры, тоже умоляли их, не арестовывать! — пылая гневом, крикнул в ответ Андерсон. — Их, никто не пожалел… В результате, одна сестра погибла, вторая останется инвалидом до конца жизни… Я, этого ни кому, ни прощу…

Партизаны сожгли дотла четверть города, по крайней мере, сгорели около 100 домов, еще столько же оказались повреждены в разной степени. Деловой центр города почернел от дыма и находился в огне. Бандиты ограбили оба городских банка и расстреляли от 170 до 200 горожан мужского пола, почти все мужское население города. Точное число погибших неизвестно, потому что некоторые горожане были заживо сожжены в домах. Они убили всех мужчин, в возрасте от 14 до 90 лет. Пожалели только тех, кто не в состоянии был держать оружие в руках. Восемьдесят женщин остались вдовами, двести пятьдесят детей остались сиротами. Сами партизаны не потеряли ни одного человека.

Несмотря на категорический приказ Квантрилла, не трогать женщин, некоторых женщин всё-таки партизаны убили. Были так же случаи изнасилований женщин.

В 9 утра, после четырех часов бойни партизаны покидали изувеченный город, улицы которого устилали трупы горожан. В нескольких милях от города, одним из дозорных были замечены приближающие войска федералов. Через несколько минут город опустел.

Перед отъездом, капитан Квантрилл выдал молоденькому, перепуганному мальчишке, который вывел их, по темноте к городу, новый костюм и прекрасную лошадь. Мальчишке разрешили вернуться домой.

Отряд Квантрилла покинул Лоуренс, преследуемый войсками федералами. Уже на следующее утро партизаны вернулись к себе в Миссури. За последующую неделю северяне безуспешно пытались найти и захватить Квантрилла, или кого-нибудь из его соратников. Федералы сжигают дома «сочувствующих» конфедератам и убивают около 100 человек, которых они принимают за рейнджеров южан.

25 августа генерал Юнг, в отместку за рейд на Лоуренс принял ответные меры против мятежников. Он, издаёт Генеральный приказ № 11, приказ об эвакуации почти 20 тысяч людей из четырех графств Миссури, вдоль границы с Канзасом, к югу от реки Миссури. К ним относились; Бэйтс, Касс, Джексон и часть графства Верона, /за исключением нескольких городов/. Генерал Юнг был уверен, что население этих графств поддерживает партизан.

Людей насильно заставили покинуть свои дома. Следом шли союзные войска, сжигая опустевшие дома, поджигая засеянные поля и убивая скот. Это делалось, чтобы лишить партизан продовольствия и поддержки. Вскоре область была опустошена. Целый ряд городков и селений были разграблены и сожжены на границе Миссури.

Отряд Квантрилла ушел на юг, в Техас, собираясь там немного отсидеться и собраться с новыми силами. Здесь, в Техасе, Андерсон влюбился и женился на девушке Буш Смит Шерма.

ОБОРОТНИ БИЛЛА АНДЕРСОНА.

После рейда на Лоуренс, отношения между Квантриллом и Андерсоном ухудшились. Квантрилл, возможно ревнуя к успехам Андерсона, считал того вором и убийцей и распространял слухи, что именно тот, несет ответственность, за самые зверские злодеяния партизанской войны на границе Миссури — Канзас. В октябре, Квантрилл пошел дальше, он, расстрелял одного из людей Андерсона, обвинив его в краже. Это стало последней каплей.

Андерсон собрал своих сторонников и покинул основной отряд. С этого момента Уильям Андерсон действовал самостоятельно.

К весне 1864 года Андерсон возвращается в Миссури со своим отрядом, и уже через несколько месяцев приобретает репутацию жестокого и безжалостного человека.

В июне от Квантрилла откололся еще один отряд, во главе которого стал Джордж Тодд. До войны Тодд работал каменщиком по строительству мостов, и служил в государственной охране Миссури. Во время войны Тодд стал одним из главных помощников Квантрилла.

В это время Квантрилл и Тодд становятся менее активными. Зато Андерсон развивает бурную активность. Из всех партизанских вожаков конфедерации, в штате Миссури, именно его боялись больше всего федералы. Благодаря своим успехам Андерсон мог набрать в свой отряд больше новых партизан. Но Билл был избирательным, при наборе новобранцев. Он, отсеивал всех, кроме яростных и дерзких парней, которые были похожи на него самого.

Андерсон и его люди несколько месяцев отдыхали в Техасе, после чего вернулись на Миссури. В это время Эгберт Браун, назначенный бригадным генералом американских добровольцев, боролся с партизанами южанами, охраняя территорию от рейдерских набегов, в глубь пограничной территории. Несмотря на это, Андерсон совершает рейды в Купер и Джонсон Каунти, в штате Миссури, грабит местных жителей.

12 июня 1864 года, Андерсон во главе полусотни своих людей устроили засаду на 15 милиционеров миссури. 12 милиционеров были убиты и ограблены. На следующий день партизаны атакуют поезд, перевозивший членов Союза 1-й Северо-Восточной кавалерии Миссури, убив при этом 9 солдат. В обоих случаях мертвецы были ограблены, а их тела изуродованы и скальпированы.

Пресса испуганно заявила, что повстанцы захватили всю область. А самого Андерсона называли не иначе, как «Дьяволом».

Андерсон и его люди захватили одежду убитых федералов, которую они использовали для нападения на посты северян. Федералы вынуждены были разработать ручные сигналы, чтобы убедиться, что к ним приближаются настоящие солдаты, а не партизаны. Но партизаны быстро разобрались в сигналах. Так, что опасность для федералов не исчезла. Местное население стало серьезно опасаться помогать союзным войскам, боясь, что они могут оказаться переодетыми партизанами. Так в начале июля, люди Андерсона ограбили и убили несколько гражданских, сочувствовавших Союзным войскам, в Кэралл и Рандольф.

15 июля, Андерсон и его люди вошли в Хантсвилл, штат Миссури.

Топот лошадей возвестил горожан о приближении большого отряда. Сонный Хантсвилл быстро просыпался. Люди, оказавшиеся на улице, с напряжением вглядывались, в даль, не зная, кто на этот раз приедет в город, друзья или враги. Еще через пару секунд появились и сами люди, скачущие на лошадях. Их было около 80 человек. В Хантсвилл въехал отряд Андерсона.

Сам Андерсон был красив собой. Стройный, высокий, облаченный в синий, вражеский мундир. Усы, борода и длинные волосы делали лицо этого жестокого человека очень привлекательным.

Увидев, что это свои, горожане успокоились. На центральной улице всадники спешились, отряхивая пыльную одежду. Партизан приветливо приняли. Несколько человек подошли к партизанам, поздоровались.

— Парни, мы рады видеть вас, живыми и здоровыми, — прослезился один из горожан. — Мы, молимся за вас…

Андерсон ловко спрыгнул с лошади. Его больше интересовали местные новости. Все ли у них в порядке, какая вокруг обстановка. Во время разговора Андерсон заметил проходившего мимо, аккуратно одетого мужчину. Первое на что он, обратил внимание, это был ремень.

Андерсон выхватил кольт и громко крикнул:

— Эй, ты, подойди сюда!

Мужчина вздрогнул и растерянно остановился.

— Я, сказал тебе, подойди сюда! — на этот раз Андерсон нацелил дуло револьвера на испуганного мужчину.

— Иду, иду… — пробормотал мужчина, приближаясь к партизанам.

Все вокруг замолчали, не понимая в чем дело.

— Ты, кто такой? — грубо спросил Андерсон.

— Я?… Сэр, я, Дэймон, продавец в магазине… — поспешно ответил мужчина.

— Скажи ка мне, Дэймон, зачем ты, таскаешь на своем брюхе этот проклятый ремень, с пряжкой вражеской армии? Мне кажется, что ты сторонник Союза…

Мистер Дэймон удивленно посмотрел вниз, на свой ремень, словно до этого он, его никогда не видел.

— Сэр, поверьте, я, ничего не имею против вас… Я, всего лишь нашел его… — на этот раз в голосе мужчины чувствовался плохо скрытый страх.

— Я, ненавижу все, что имеет отношение к нашим врагам! — Андерсон на тот момент оставался совершенно спокойным, его лицо не выражало ни злости, ни гнева, ни ненависти по отношению к продавцу Дэймону. — Возможно ты, действительно поддерживаешь конфедератов. Но, на данный момент я, вижу на тебе ремень федералов. И что я, должен думать о тебе?

— У меня не было другого ремня…

— Пожалуй, я, могу решить этот вопрос, — сухо щелкнул взведенный курок револьвера в руке Андерсона.

— Сэр, умоляю вас, не стреляйте! Пожалейте меня! — взмолился несчастный Дэймон. — Я, все исправлю… Сейчас же сниму ремень… Только не стреляйте…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Рисунок, изображает расстрел продавца по имени Дэймон, партизанами “Кровавого Билла” Андерсона,

15 июля 1864 года, в Хантсвилле. Опубликовано 1 октября 1899 года.

Продавец стал дрожащими руками расстегивать ремень.

— Ладно, сегодня зря кровь не буду проливать, — Андерсон опустил пистолет.

Увидев, что угроза его жизни миновала, нервы Дэймон не выдержали, он, неожиданно бросился бежать вдоль по улице. Дэймон совершил очень большую ошибку. Реакция партизан, которые увидели бегущего от них человека, оказалась вполне предсказуемой. Раз человек бежит, значит, он, в чем-то виноват. Годы войны наложили на этих суровых людей жестокий отпечаток. Сразу несколько вояк вытащили свои револьверы и открыли огонь вдогонку беглецу. Большинство пуль пролетели мимо, но некоторые попали в цель. Несчастный упал.

— Этот дурак, сам виноват! — усмехнулся Андерсон.

Партизаны посмеялись и разошлись.

История имела продолжение. Дэймон остался живым. Раненый он, дополз до отеля, где ему оказали помощь, перевязав раны. Но, вскоре весть про оставшегося в живых продавце разнеслась по городу. Когда партизаны узнали, что Дэймон все еще живой, они пришли к нему. Здесь, раненого Дэймона и добили, выстрелив ему, прямо в лоб.

Партизаны покинули Хантсвилл, не забыв напоследок ограбить городское хранилище на 40 тысяч долларов.

Бригадный генерал Клинтон Фиск, приказал своим людям найти и убить Андерсона. Но все попытки добраться, до партизанского вожака потерпели неудачу.

23 июля Андерсон привел отряд, в количестве 65 человек, в город Реник, штат Миссури. По пути партизаны срывали телеграфные провода, а в городе ограбили магазины. Они собирались напасть на поезд, но его проводник узнал о присутствии партизан, и повернул назад, не достигнув города.

Затем партизаны напали на город Аллен, штат Миссури. В городе базировалось 40 военных, из 17-го полка Иллинойс волонтерской кавалерии. Они успели укрыться в крепости. Партизаны могли только стрелять по солдатам со своих лошадей, пока не прибыло к федералам подкрепление. Потеряв трех человек, партизаны отступили.

В конце июля федералы направили на поимку Андерсона, 100 хорошо вооруженных бойцов и еще 650 ополченцев.

30 июля, Андерсон и его люди похитили пожилого отца командира местного объединения милиции. Партизаны жестоко пытали старого человека, пока он, не был близок к смерти. Затем послали к начальнику милиции человека, угрожая убить отца, если те продолжат их преследование. Милиционерам, которые охотились за Андерсоном, не хватало решимости. Они не имели желания, чтобы их, собственные семьи стали жертвами расправы партизан.

Андерсон, в свою очередь пытался заманить милиционеров в засаду, но у него ничего не вышло.

1 августа Андерсон, с частью своего отряда остановились в доме, полном женщин. Партизаны попросили еды, женщины не стали возражать. В то время, когда партизаны отдыхали, на них напала группа местных мужчин. Партизаны стали отстреливаться, и быстро обратили местных в бегство. Но Андерсон во время перестрелки случайно ранил одну женщину, когда она в панике выбегала из дома. Это разозлило его людей, которые считали себя защитниками женщин. Партизаны бросились преследовать мужчин, которые на них напали. Одного убили, и еще одного искалечили.

В прессу просочились слухи, что партизаны Андерсона подвергают захваченных в плен солдат пыткам и избиениям, а с некоторых снимают скальпы. Газета «Morning Herald», обозвала Андерсона «бессердечным негодяем», расписав во всех красках «подвиги» партизан.

В отряде Андерсона был Арчи Клемент, восемнадцатилетний парень, известный, как Маленький Арчи. При сравнительно невысоком росте, не более пяти футов и весом 130 фунтов, Клемент обладал свирепостью и злобой к врагу. Коротышка любил пытать попавшим к ним, в плен солдат федералов, медленно отрезая им уши. За чрезмерную жестокость его даже недолюбливали свои. Но Андерсон, был к парню лоялен. Коротышка вскоре становится лейтенантом у Билла.

У Арчи была своя небольшая банда, в которую попал 16-летний Джесси Джеймс, с которым был знаком раньше, еще при мирной жизни. Вначале Джесси хотел присоединиться к Квантриллу, но тот сказал, что парень слишком молод. Зато для отряда Андерсона Джесси подошел.

10 августа, во время рейда через графство Клэй, Андерсон и его люди столкнулись с 25 ополченцами. Ополченцы бежали, потеряв пять человек.

13 августа партизаны Андерсона захватывают двух военных гонцов, в округе Рэй. Расправа с пленными была короткой. Одного солдата застрелили и сняли скальп, второго застрелили, а тело затем топтали лошадями.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Коротышка Арчи Клемент, убийца и палачь.

28 августа партизан преследовал отряд 4-го полка кавалерии Миссури, но сами попали в засаду. Кавалеристы отступили, потеряв убитыми семь человек. Прежде чем скрыться, бойцы Андерсона изуродовали тела погибших.

Уже 30 августа партизаны напали на пароход Баффингтон, на реке Миссури. Капитан Томас Ватерман убит, а головорезы получают полный контроль над пароходом. Партизаны радуются новой игрушке, кричат и улюлюкают. Они ходят по реке, вверх и вниз, используя пароход для нападения на другие суда, в результате чего движение транспорта на реке останавливается.

Осенью 1864 года силы Конфедерации вынуждены были отступать под давлением войск Союза. Миссури к этому времени уже наполовину принадлежала федералам. Генерал южан, господин Стерлинг Прайс, призвал утроить силы, особенно уделяя внимание уничтожению железных дорог.

24 сентября Андерсон встретил Квантрилла и Тодда. Партизанские вожаки, забыв былые разногласия, решают провести несколько совместных операций. Андерсон предложил напасть на город Файетте, в штате Миссури, в котором был расположен 9-й полк кавалерии Миссури. Квантриллу такая идея не понравилась, он знал, что город сильно укреплен. Но Андерсона поддержал Тодд. Андерсон предложил подойти партизанам к городу Файетте, используя старый прием, переодевшись в форму федералов… Это всегда срабатывало.

Сначала все, так и пошло. Одетые в форму северян, партизаны не вызвали особого подозрения, когда они приблизились к городу. Федералы, хотя и были предупреждены, что поблизости находятся крупные силы партизан, едва не подпустили южан к самому городу. Но затем план партизан стал рушиться. Скорей всего партизаны не выдержали и начали стрельбу раньше времени. Кавалеристы вступили в бой, а мирные жители стали прятаться. Не желая смириться с провалом своего плана, Андерсон и Тодд начинают атаку на форт. Бессмысленная атака приводит только к неудаче. Партизаны отходят, потеряв пятерых людей. Со стороны северян убито двое солдат.

Андерсон предупреждает людей игнорировать призывы, организовать добровольческие ополчения:

«Не берите в руки оружие, если вы, цените свою жизнь и имущество… Если вы, выступите с оружием в руках против партизан, я, вас убью. Я буду охотиться на вас, как на волков, и вы, не сможете избежать смерти»…

Обстановка для партизан складывается не совсем удачной. Все более-менее, близлежащие крупные города находились под усиленной охраной. Трюк с переодеванием вряд ли мог пройти. Недалеко от города Одрейн, партизаны разбили свой лагерь. Здесь собралось около 300 человек.

12 сентября, майор Остин Кинг, командир 6-го полка милиции штата Миссури, размещенный в городе Лафайет, получил сведенья, что неподалеку заметили нескольких партизан конфедератов, которые искали еду.

— Сэр, наши люди узнали среди рейдеров Андерсона! — под конец сообщил сержант вестовой.

— Андерсона! — вскричал, вскакивая на ноги, сидевший до этого спокойно майор. — Неужели, самого Андерсона?!

— Мне так сказали… — пожал плечами сержант.

— Сержант, быстро поднимайте людей! Мы, не можем упустить такой шанс!

Отряд милиции, в количестве 25 человек, немедленно выехал на поиск южан. Желающих поохотиться на самого Андерсона, было очень много.

Рейдеры растерялись, когда увидели скачущих к ним северян. Милиционеры, опасаясь, что партизаны попытаются удрать, сразу открыли огонь на поражение, не слезая с лошадей. Все произошло слишком быстро, южане даже не успели толком оказать сопротивление. В результате короткой перестрелки было убито пять партизан. Милиционеры также захватили семь лошадей и двенадцать пистолетов.

Один из убитых партизан был красивым молодым человеком, с длинными, черными, вьющимися волосами. Около него все милиционеры и столпились, разглядывая убитого.

— Это, что Андерсон? — недоверчиво спросил один из ополченцев.

— Он самый…

— Что-то парень слишком молодо выглядит…

Пока одни спорили, кого же им, удалось застрелить, к убитому шагнул высокий парень, и, выхватив свой револьвер, выстрелил прямо в глаз Андерсону. Затем убитого скальпировали…

Позже выяснилось, что убитым оказался 17-летний Аль Картер, который перевез свою семью в графство Ховард, из Канзас-Сити. Еще одного парня опознали, как Бака Коллинза, которому исполнилось только 17 лет…

РЕЗНЯ В ЦЕНТРАЛИИ.

Мелкие стычки с федералами, начинали раздражать самоуверенного Андерсона, который уже повысился в звании до капитана. Он, хотел повторить «подвиг» Квантрилла, наподобие резни в Лоуренсе, где за раз было уничтожено две сотни северян. Андерсон конечно помнил о приказе уничтожать железнодорожные пути. Поэтому своей мишенью избрал город Централия в Миссури.

Утром 27 сентября, в 9 часов утра, Андерсон приказал своим людям собираться. К нему подошел Квантрилл и полюбопытствовал:

— Билл, далеко направляешься, со своими людьми?

— Пока точно еще не знаю. Но, я, не могу просто так сидеть на одном месте без дела, — ответил Андерсон, стараясь особо не посвящать бывшего начальника в свои планы.

Андерсон взял с собой 80 человек, некоторые парни были одеты в форму федералов, и покинул лагерь. Он, еще не знал, что именно этот день, круто изменит всю его оставшуюся жизнь.

Партизаны устремились по направлению к маленькому городку Централия. Здесь солдат Союза не было, и партизаны смело ворвались в город. Мародеры сразу приступили к своим обычным делам, к грабежам. На железнодорожной станции, кто-то из партизан обратил внимание на расписание поездов. Один поезд должен был сегодня прибыть в Централию. Об этом сразу доложили Андерсону. Билл принял решение дождаться поезда и захватить его. Вскоре южане обнаружили большой склад, с большим запасом виски. Началась пьянка. Андерсон не препятствовал пьянке, понимая, что парням надо расслабиться. Сам командир устроился в холле городской гостинице. Здесь он, решил спокойно отдохнуть, попивая виски.

Отдых вскоре пришлось прервать. В город прибыл дилижанс, и люди Андерсона ограбили пассажиров. Среди ограбленных пассажиров оказался конгрессмен Джеймс Роллинз и шериф в штатском. В этот момент, когда партизаны грабили пассажиров дилижанса, к городу подходил поезд из Сент-Луиса.

— Мы, должны захватить поезд! — закричал Андерсон. — Все, кто в форме федералов выходите на платформу! Пусть машинист увидит, что в городе находятся свои.

Машинист, увидев еще издалека синие мундиры на солдатах, спокойно повел поезд к станции. Машинисту показалось немного странным, что на платформе, кроме солдат, больше людей не было. Один из «федералов» приветливо помахал рукой машинисту.

Не заподозрив ловушки, поезд остановился на станции. Когда же обнаружился обман, было уже слишком поздно. Партизаны успели заблокировать железную дорогу и захватили поезд. В поезде ехало 125 пассажиров, включая 23 солдат Федерации, которые ехали на побывку в отпуск. Все солдаты получили отпуск после битвы за Атланту. Никто, никакого сопротивления оказать не сумел.

Это был первый поезд, который удалось захватить южанам во время войны.

Андерсон приказал своим людям не беспокоить женщин в поезде. Но партизаны продолжали грабить всех подряд, собрав с пассажиров девять тысяч долларов.

Солдат отделяют от гражданских, и под дулами револьверов сдирают с них форму. Андерсон приказывает пленным стать в одну линию вдоль платформы и объявляет:

— Послушайте меня, янки! Вам, не повезло сегодня дважды за день. Первый раз не повезло, что вы, попали к нам в плен. Второй раз не повезло, что у нас нет возможности держать вас в плену, хотя вы бы, пригодились, для обмена… Янки, вам, сейчас, необходимо решить один важный вопрос… Я, хочу спасти вас, хочу дать вам возможность остаться в живых. Вам, необходимо всего лишь дать согласие, на вступление в мой отряд.

Пленные переглядывались между собой, но упорно молчали.

— Ладно, кто у вас командир? — спросил Андерсон. — Пусть он, сделает шаг вперед!

После некоторой заминки из стоя вышел сержант Томас Гудман.

— Ты, кто? — спросил Андерсон.

— Сержант Гудман…

Сержант Гудман прекрасно понимал, что это могло означать для него. Вполне обычное дело, при захвате в плен, расстреливать офицеров. Скорей всего, сейчас, к этому и шло дело. Томас Гудман знал, что ему оставалось прожить несколько минут, и он, не хотел, чтобы солдаты увидели его страх.

Андерсон еле заметно кивнул, и сержанта Гудмана отвели в сторону.

— Закончим начатое дело! — громко крикнул Андерсон и первым выстрелил в ближайшего пленного солдата из револьвера.

Раздетый солдат рухнул, как подкошенный с пулей во лбу. Затрещали выстрелы, партизаны открыли огонь по федералам. Такого поворота событий никто не ожидал, разве только, кроме самих партизан. Закричали испуганные женщины, ехавшие в поезде, увидев жуткую картину расстрела.

Пленные запаниковали, некоторые падали на колени и просили пощады, другие, смирившись, молились своему Богу, но были и такие, кто проклинал подлых убийц.

За полминуты все было кончено. Продырявленные пулями партизан, пленные солдаты остались лежать на земле.

Сержанта Гудмана била крупная дрожь. Всего за несколько секунд, парни, с которыми он еще недавно сражался, были безжалостно убиты. Слабую и глупую попытку, броситься на помощь своим солдатам, остановил стоявший рядом, дурно пахнущий верзила, в грязной синей форме войск Союза. Верзила больно ткнул сержанта в зубы, и, не скрывая ярости, крикнул, брызгая слюной:

— Лучше стой на месте, ублюдок! А не то, я, тебя, пристрелю, при попытке удрать…

Андерсон, с кривой ухмылочкой прошелся вдоль убитых солдат и громко сказал, обращаясь к своим партизанам:

— Ребята, теперь их скальпы принадлежат вам!

Партизаны радостно взвыли, словно толпа первобытных людей, бросаясь к поверженным телам убитых северян.

То, что произошло дальше не стоит описывать. Партизаны Андерсона сняли 22 скальпа с убитых солдат в качестве трофеев [5]. Остальных пассажиров посадили в поезд, подожгли вагоны и предупредили, под угрозой смерти, чтобы они не тушили огонь. Поезд без машиниста отправили в направлении городка Старжон.

Конечно такого размаха, как у Квантрилла, при резне в Лоуренсе не получилось. Два десятка убитых солдат и несколько горожан, которые случайно попали под пули партизан, таким был результат рейда на Централию. Нагруженные трофеями партизаны покидали город, не потеряв ни одного человека.

Оставляя город, партизаны подпалили склад. Сержанта Гудмана оставили в плену, по приказу Андерсона. Его собирались обменять на кого-нибудь из людей Андерсона, кто на тот момент мог находиться в плену у федералов. Гудман провел в плену десять дней, прежде чем ему удалось бежать, во время переправы через Миссури возле городка Рочепорт.

Вот, как позже описывал сержант Гудман Андерсона:

«Глаза Андерсона были холодными, бесчувственными и невыразительными. Он, никогда не стрелял в людей, находясь в гневе. Мне, неизвестен такой случай, чтобы словами можно было вызвать жалость и сочувствие у Билла Андерсона»…

Но, это я, забежал немного вперед.

ПОГОНЯ ЗА ДЬЯВОЛОМ.

Не прошло и часа, как в Централию прибыл по тревоге, 39-й полк Миссурийский конной пехоты[6], в количестве 155 человек, под командованием майора Джонстона. Перепуганные горожане рассказали Джонстону, что в отряде, который напал на город, было около 80 хорошо вооруженных партизан. Майор Джонстон, имея двукратный численный перевес, решил отправиться в погоню за отрядом Андерсона. Вскоре Джонстон нагнал партизан.

— Билл, нас догоняют федералы! — сообщил Арчи Клемент, указывая на приближающееся большое, пыльное облако.

Андерсон понимал, что его людям, нагруженными трофеями, будет нелегко оторваться от федералов, которые уже наступали им, на пятки. Федералы в отличие от партизан двигались налегке.

— Джентльмены, останавливаемся на этом месте! — громко скомандовал Андерсон.

Партизаны недоуменно уставились на своего командира.

— Сэр, зачем мы останавливаемся? Нас нагоняют федералы и нам лучше всего побыстрей сматываться… — крикнул один из парней.

— Парни, мы, принимаем бой.

— Но зачем? Мы, можем спокойно уйти…

— Федералов вдвое больше, чем нас… — недовольно шумели партизаны.

— Далеко уйти, вряд ли у нас получится, — холодно усмехнулся Андерсон, вглядываясь в лица своих бойцов. — Зато у нас, есть хорошая возможность надрать задницы этим чертовым федералам, чтобы у них отпала охота, таскаться за нами! Или у кого есть возражения?

Слишком спокойный голос не понравился партизанам, и никто не стал вступать в спор.

— Спешиться и залечь! — приказал Андерсон.

Майор Джонсон, очень удивился, когда увидел, что партизаны перестали удирать и собираются оказывать им сопротивление.

— Похоже, Андерсон, не такой уж умный человек, каким его считают… — хмыкнул Джонстон. — У него оставался еще шанс оторваться от нашего преследования. Но он, свалял дурака. Интересно, на что он, надеется… Сейчас мы, его раздавим, словно лягушку…

Неужели ему, майору Джонстону, выпала честь разбить самого, Дьявола Андерсона и Кровавого Билла в одном лице? Для Джонстона это означало очень резкий подъем вверх, по крутой карьерной лестнице.

Майор приказал солдатам спешиться, создать линию фронта, и приготовить для боя винтовки. Постояв некоторое время в раздумье, он направил вперед переговорщика.

— Майор Джонсон предлагает вам, сдаться! — прокричал переговорщик.

— Интересно, как поступят с нами федералы, после того, что мы, сотворили с пленными солдатами в Централии, — гадливо засмеялся Арчи Клемент, потрясая свежим скальпом, снятым с головы федерала.

— Арчи, ты иногда говоришь довольно толковые вещи, — похвалил Андерсон, заметив, что на лицах многих парней промелькнул страх.

Страх, это очень хорошо. Вряд ли кто, из его парней решиться попасть в плен к федералам. Теперь его парни будут сражаться насмерть. Они будут грызть северян зубами, только, чтобы одержать над ними победу.

Переговорщик ожидал ответа.

— Передай майору Джонстону, пусть он, проваливает, если хочет остаться в живых! — крикнул Билл, затем он, обратился к своим людям. — Мне надо, чтобы вы, сейчас хорошо разозлили этого напыщенного, самоуверенного осла. Продемонстрируйте федералам, и лично майору Джонсону свои голые задницы. Но, при этом, оружие держите наготове. Оно нам, очень скоро понадобится.

Эту команду партизаны выполнили с большим удовольствием. С дюжину мужчин, стянув штаны и подштанники, повернулись к федералам задом и стали демонстрировать им, свои задницы. Со стороны северян послышались возмущенные голоса.

— Это уже слишком!.. — возмутился бравый майор Джонстон. — Солдаты, слушай мою команду! По моей команде, даете залп, по этим негодяям!.. Целься!

Солдаты вскинули винтовки, стали ловить в прицел свои жертвы.

— Огонь! — крикнул майор.

Солдаты спустили курки. Полторы сотни ружей дружно, с оглушительным грохотом взорвались огнем. Строй федералов окутало густым дымом. Но солдаты Джонсона были в большинстве своем новобранцами, поэтому назвать их стрельбу меткой нельзя.

Пять или шесть парней Андерсона, громко вскрикнув, повалились убитыми на землю.

— Теперь наступил наш черед! По коням, вперед, в атаку! — закричал Андерсон, первым прыгая в седло и давая шпоры своей лошади.

Партизаны быстро садились на лошадей, и сразу бросались в атаку, за своим командиром.

На федералов, с дикими криками, паля из винтовок и револьверов, неслась конница конфедератов. Многие партизаны были вооружены несколькими пистолетами и стреляли с двух рук, при этом зажимая поводья в зубах. Это обычно делалось, исключительно при пальбе по толпе, когда промахнуться было трудно. Рядом с Биллом скакал семнадцатилетний парень, который меткими выстрелами с двух рук подстрелил несколько солдат. Этим парнем оказался Джесси Джеймс.

Партизаны приближались, выбивая солдат оного за другим, а солдаты все еще перезаряжали свои винтовки. Дело в том, что пехотный полк мало был приспособлен для стрельбы на близких расстояниях. Винтовки «Энфилд», образца 1853 года, которые официально стояли на вооружении армии северян, были не совсем удобные для скоротечного боя. Основная проблема состояла в том, что винтовку трудно было перезаряжать. Заряжалась винтовка со ствола. Опытный солдат мог дать три выстрела за оду минуту, новобранец едва успевал сделать один выстрел.

За тридцать секунд несколько десятков бандитов преодолели расстояние до полка Джонсона, и въехали в самую гущу солдат. Южане в упор стали расстреливать несчастных солдат из многозарядных револьверов. Поняв, что они проиграли, солдаты попытались спастись бегством, но было уже поздно. Еще через полминуты все было кончено. Кто не был убит, делал вид, что мертв. Погибло 123 из 155 солдат. Незадачливого майора Джонсона застрелил лично Джесси Джеймс.

Бой закончился. На земле остались лежать более ста убитых федералов. Партизаны не скрывали своей радости, паля в небо из револьверов. Многие из них были пьяные.

Сержант Гудман решил, что все закончилось. Но партизаны так не считали.

— Парни, надо довести наше дело до конца! — прокричал Арчи Клемент, спрыгивая с лошади.

Партизаны радостно заревели. Арчи сунул, еще дымящийся револьвер в кобуру и вытянул из чехла здоровый нож. Он подошел к одному из федералов и перевернул его на спину.

Молодой, светловолосый парень, по возрасту такой же, как и сам Клемент, тихо застонал.

— Да ты, дружок еще живой, — глумливо засмеялся Арчи. — Поверь, это ненадолго…

— Мистер, прошу вас… Мистер, пожалейте меня… — солдатик с ужасом косился на поблескивающий в руке нож.

— О чем ты говоришь, — равнодушно хмыкнул Арчи и перерезал несчастному горло.

Затем Клемент хладнокровно отрезал солдату голову, испачкавшись в крови, что впрочем, его, совершенно не волновало. Палач схватил отрезанную голову за волосы, и продемонстрировал свою «работу» остальным. Другие бандиты радостно взвыли, и тоже бросились глумиться над телами поверженных врагов, безжалостно работая ножами. Убитым федералам отрезали носы и уши, снимали скальпы или просто отрезали головы. Некоторые бандиты нанизывали уши на веревку, делая из ушей ожерелье. Потом такое ожерелье надевали себе на шею и хвастались перед товарищами.

Два психа поставили отрезанные головы на соседние пни.

— Привет Сэм! — дурашливо крикнул один из бандитов.

Второй развернул отрезанную голову в его направление, и крикнул в ответ:

— О, кого я, вижу. Это же мой друг, Фрэнк. Что-то ты, неважно выглядишь сегодня…

Двое негодяев, устроившие этот «концерт», громко рассмеялись, довольные своей выходкой. Засмеялись и другие головорезы, видевшие «представление».

Несколько отрезанных голов партизаны водрузили на забор…

На то, что творили партизаны, невозможно было спокойно смотреть. Пленного сержанта Гудмана трясло от ужаса. Хотя он, был военным человеком, но такого ему, видеть еще не приходилось. Психика обычного человека просто не могла выдержать садистских издевательств, которые творили пьяные партизаны. Многие из людей Андерсона были настоящими больными психопатами, жаждущие пролить море человеческой крови.

Возле сержанта остановился один из бандитов, коренастый мужчина, лет сорока. Низко надвинутая на глаза широкополая шляпа. Синий трофейный китель, заляпанный кровью. Холодные, как у змеи глаза, равнодушно ощупывали пленника.

— Сержант, жалко, что Билл, не разрешает тебя трогать, — тихо сказал коренастый, поигрывая ножом. — Но я, терпеливый. Я, умею ждать… Надеюсь, Билл, изменит свое решение. И тогда, я, не упущу свой шанс…

Гудман от страха едва не лишился сознания. А коренастый сидел рядом, верхом на лошади, пожирая сержанта глазами, и наслаждался исходящим от пленника страхом.

Сержант понимал, что при первом удобном случае ему, необходимо бежать. Его положение было очень шатко и ненадежно в отряде Андерсона. В любой момент Билл передумает, и Гудман сразу лишиться головы, а возможно еще чего-нибудь.

Андерсон завязал несколько новых узелков, на своем шелковом шнуре. Он, с самого начала подсчитывал, сколько лично убил федералов.

На этот раз Андерсон был вполне удовлетворен своей победой. Он одержал крупную победу, почти без потерь. За один день его отряд уничтожил 145 солдат федералов. Не жалких местных жителей, а профессиональных военных.

ОХОТА НА КРОВАВОГО БИЛЛА НАЧИНАЕТСЯ.

Холодная, мрачная осень 1864 года. Потрепанная Армия Миссури, генерала Прайса, по пятам которой шли федералы, откатывалась на юг. Мечтам Конфедерации о блестящей победе на Западе, могущей изменить весь ход войны, был положен конец. Разутые и раздетые солдаты Прайса не получали пайки по три-четыре дня, их ряды основательно и безжалостно выкашивали болезни. Не меньше было солдат, которые дезертировали из армии.

Дорога от Форта Скотт была усеяна разбитыми и брошенными фургонами, павшими лошадьми, а на обочинах лежали больные и измученные конфедераты, ожидавшие плена, как единственного спасения, чтобы избежать смерти. Зловещее пламя пожаров освещало отступающую армию. Это кавалеристы бригадного генерала Джозефа Шелби, безжалостно жгли дома, фермы и амбары юнионистов, людей, поддерживающих федералов. В ответ, преследователи — северяне не гнушались избивать, пытать, расстреливать и вешать пленных солдат-южан.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Бригадный генерал конфедерации Стерлинг Прайс.

Андерсону повезло. Основные федеральные силы, базирующиеся в Миссури, в сентябре были заняты другим делами, их силы на тот момент, были внушительны, одной кавалерии насчитывалось 12 тысяч человек. Андерсон был уверен, что вскоре северяне начнут большую охоту за его отрядом. После удачного рейда на Централию Андерсон встретился с генералом Стерлингом Прайсом, чья недавняя попытка вторгнуться

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Бригадный генерал в армии Союза, Джеймс Крейг.

в Миссури была отбита федералами. Генерал испытал ужас, при виде скальпов, которые украшали седло Андерсона. Прайс приказал удалить скальпы, прежде чем он, будет говорить с партизанами. Андерсон с усмешкой сорвал висевшие на седле скальпы. Генерал выслушал доклад о рейдах вдоль реки Миссури, одобрил его действия и выдал инструкции, чтобы и дальше подрывать железнодорожные коммуникации северян. Генерал Прайс предложил Андерсону капитанскую должность в армии, где все солдаты были от него в восторге. Но Андерсон, отказался. Он теперь, как никогда поверил в свои силы, и не хотел участвовать в настоящих сражениях, не хотел подчиняться чужим приказам. Билла больше устраивали лихие партизанские рейды, грабежи городов и убийства.

— Будь, под командованием у меня пятьдесят тысяч таких бойцов, как вы, Андерсон, я бы сумел удержать Миссури в своих руках, — польстил генерал Прайс напоследок партизанскому вожаку.

Бригадный генерал Джеймс Крейг вызвал к себе подполковника Самюэля Кокса.

— Кокс, я, перейду сразу к делу. Для вас, есть особое задание, — сказал генерал Крейг, вглядываясь в лицо подполковника Кокса.

Год назад генерал Крейг уходил в отставку. Тогда особо никто, из штабных «шишек» не возражал. Но стоило получить от южан пару болезненных оплеух, как о генерале сразу вспомнили. Эти партизаны — бушвакеры, совсем распоясались. Постоянно совершают налеты, сопровождаемые грабежами и убийствами. Джеймсу Крейгу восстановили звание бригадного генерала милиции, и дали задание защитить Миссури от бандитских рейдов южан.

— Сэр, я, вас слушаю.

— Мне, нужна голова Кровавого Билла! — раскрыл сразу все свои карты генерал.

— Голова Кровавого Билла? Но…

Впервые генерал увидел Сэмюэля Кокса растерянным.

— Да, да, вы, не ослышались.

— Почему я? У нас, для этого есть войска… Я, всего лишь, командую милицией…

— Я, в курсе… Дело в том, что лишних людей у нас нет, — генерал повысил голос. — К тому же Кровавый Билл военным не по зубам. Военные, они мыслят слишком… — генерал на несколько секунд задумался, подбирая нужные слова. — Слишком прямолинейно, грубо, предсказуемо. Атака, обход с флангов… Нет, с Кровавым Биллом такая тактика не годится. Здесь нужен другой подход. Кровавый Билл партизан, причем надо признать, очень хороший. В Централии он, продемонстрировал, на что способен. Война идет к завершению. Мы, очень скоро дожмем конфедератов, как бы они не сопротивлялись. Но, такие вояки, как Андерсон, могут доставить нам много неприятностей. Полторы сотни убитых солдат, всего за один день, это слишком много для нас. Незадачливого майора Джонстона, я бы сам приказал расстрелять, если бы он, не погиб в том бою… Ладно, вернемся к Андерсону… Этот негодяй жестоко поиздевался над телами наших солдат. Скальпирование, отрезание голов и ушей, плохо влияет на моральный дух наших солдат… Сэмюэль, вы командуете милицией. Вы, чем-то сами похожи на партизан. Я, думаю, что только в ваших силах остановить Кровавого Билла. Думаю не стоит говорить, что этого ублюдка не обязательно брать живым. Живым он, никому не нужен.

— Если мы, захватим Кровавого Била живьем, вряд ли он, проживет больше минуты, — сказал Кокс.

— Меня это вполне устраивает. Надо только иметь твердые доказательства, что труп действительно принадлежит Кровавому Биллу.

— У вас, будут доказательства, — заверил подполковник Кокс.

Для уничтожения партизан Андерсона, федералы не могли выделить большие силы. Поэтому ответственным за поимку Кровавого Билла назначили командира местной милиции, 36-летнего подполковника, Сэмюэля Кокса. Это был опытный армейский разведчик и ветеран, который объехал не одну тропу вместе с легендарным Кит Карсоном. За его плечами была Мексиканская война и столкновения с индейцами-сиу. В начале Гражданской войны Кокс служил в федеральном конном ополчении, в звании майор. В 1862 году, из-за осложнения после тифа, пришлось уйти в отставку. Но по личной просьбе генерала Крейга, Кокс снова стал в строй. В поддержку Коксу генерал выделили несколько отрядов кавалерии.

Кокс хорошо знал местность Миссури, и разбирался в партизанской тактике.

Андерсон еще не догадывался, что петля вокруг него начинает затягиваться.

ЗАПАДНЯ ДЛЯ КРОВАВОГО БИЛЛА.

Ровно через месяц, после резни в Централии, 25 октября, Билл Андерсон отправился в свой последний рейд. В городке Майями, люди Андерсона хладнокровно застрелили одного юниониста. Пожилого мужчину по фамилии Эйзенхауэр, который поддерживал федералов, заставили быть им проводником, на плохо известной местности.

Старик не скрывал своих симпатий к федералам, поэтому, когда партизаны перестали нуждаться в его услугах, Андерсон подозвал «лейтенанта» Арчи Клемента:

— Арчи, отведи этого негодяя подальше и… отпусти его.

Клемент кровожадно улыбнулся и вытащил из кобуры револьвер. Старик тоже все понял и взмолился:

— Прошу вас, не убивайте меня… Я, для вас, не представляю никакой угрозы… Я, же помог вам, вывел, куда вы, просили…

Эйзенхауэр умолял о пощаде. Клемент, насмехаясь, пинками загнал старика в заросли кустарника и хладнокровно выстрелил из револьвера, убив несчастного с первого выстрела. Затем «лейтенант» достал свой нож и отрезал старику голову. Клемент никуда не торопился, получая от кровавой работы огромное удовольствие. Полюбовавшись своей «работой», Маленький Арчи положил отрезанную голову, на скрещенные, на груди трупа руки.

Опустошив карманы жертвы, партизаны продолжили путь.

В этот же день, 25 октября, две кавалерийские бригады Плезонтона обрушились на арьегард генерала Прайса, у Майн-Крик. В считанные часы три сотни южан было убито или ранено, девять человек оказались в плену, включая генералов Мармадьюка и Кэбелла. От полного разгрома конфедератов спасло лишь отчаянное сопротивление Железной бригады генерала Шелби. После Майн-Крик, на юг отступала уже не армия, а дезорганизованная толпа голодных и отчаявшихся оборванцев.

Утром 26 октября, вести о том, что отряд Андерсона находится в районе деревушки Олбани, стало известно полковнику Коксу. Считается, что госпожа Мэри Роуленд, поддерживающая федералов, ездила лично к Самюэлю Коксу, и сообщила точное место, где партизаны разбили свой лагерь.

— Подполковник, — обратилась миссис Роуленд, к Самюэлю Коксу. — Насколько я, знаю, это отряд убийц, который вы, разыскиваете. Ими командует Уильям Андерсон. Уничтожьте этих негодяев!

Полковник Кокс был немного удивлен. Женщина очень уверенно назвала имя предводителя партизан.

— Мэм, вы, знаете Андерсона?

— К большому моему сожалению… Я, знала семью Андерсон еще до начала войны, и призирала их, как воров и бродяг. Теперь Андерсон стал убийцей и палачом, — сообщила миссис Роуленд. — На днях Андерсон со своей бандой приезжал в Глазго…

Миссис Роуленд рассказала, что партизаны в городе схватили в плен очень богатого человека, который поддерживал Союз. Мужчину жестоко избили, а его, 13-летнюю черную служанку изнасиловали. Горожане собрали 5 тысяч долларов выкупа, для Андерсона. Мужчину освободили, но он, вскоре скончался от полученных ран. Люди Андерсона потом вернулись в дом умершего мужчины, чтобы изнасиловать других служанок.

Полковник Кокс довольно быстро собирает несколько рот 51-го и 53-го полков Миссурийской милиции, конной пехоты. 300 человек, вот, какими силами располагал Кокс. Самюэль Кокс собрал у себя всех офицеров.

— У нас мало времени, — сказал Кокс. — Есть прекрасная возможность покончить с Кровавым Биллом раз и навсегда. Мы, поймаем Андерсона на его уловку, к которой этот мерзавец сам любит прибегать.

— И в чем заключается эта уловка? — спросил майор Джон Граймс, командир 51-го полка.

— Все очень просто, мы, атакуем партизан малыми силами. Втянем их, в перестрелку и после этого быстро отступим. Уверен, что Андерсон, не удержится, бросится в атаку. Он, сам приведет своих людей в западню.

— Слишком все просто… — засомневался майор Граймс. — Этот негодяй, слишком хитер и осторожен. Вряд ли он, купится на такой трюк.

— Наоборот, чем все проще, тем лучше. Андерсон ничего не заподозрит. Хотя… — полковник Кокс внимательно оглядел всех офицеров. — Джентльмены, прошу меня простить. Я, не поинтересовался, возможно, у кого из вас, есть другое предложение, касающееся поимки Андерсона?

Офицеры молчали. Выждав полминуты Кокс сказал:

— Как видите джентльмены, других предложений у нас нет. Генерал Крейг приказал мне, покончить с Андерсоном, и поверьте, я, приложу для этого все свои, ну и, конечно же, и ваши силы. С мерзавцем, который глумится над трупами убитых солдат, не стоит затягивать…

Полковник Кокс резко повернулся:

— Лейтенант Бейкер!

— Да, сэр! — вытянулся молодой офицер.

— В нашей операции, главную роль предстоит сыграть именно вам.

— Сэр, я, не подведу! — заверил лейтенант Бейкер.

Место для засады полковник Кокс выбрал возле деревянного моста, который находился у деревни Олбани, в полумиле от лагеря Андерсона.

— Здесь мы, и встретим Кровавого Билла… У нас нет другого выхода, как только победить или погибнуть! — громко сказал Самюэль Кокс. — Но, я, думаю, что все будет хорошо. Сегодня мы, покончим с этим Мясником… Парни, запомните только одно, стрельбу не начинайте, пока я, не дам команду. Нам нельзя упустить Андерсона…

Около трехсот солдат спешились, рассредоточивались в небольшом подлеске, неспеша занимая позиции от поля на севере, до поля на юге. Кокс лично руководил дислокацией людей. Лошадей отвели в безопасное место и оставили под охраной четырех ополченцев.

В это же время, лейтенант Бейкер, во главе сорока добровольцев отправился прямо в расположение Андерсона. Федералов партизаны не ожидали. Даже часовые, около лагеря растерялись, когда мимо них пронеслись неизвестно откуда появившиеся всадники. Лейтенант Бейкер и его люди начали беспорядочно стрелять по палаткам и партизанам. Грохот стоял неимоверный. Партизаны Андерсона в панике носились между палатками, паля во все стороны, некоторые бросились к своим лошадям. Лейтенант Бейкер посчитал, что свою часть работы он выполнил, после чего дал команду к отступлению. Ополченцы развернулись и, так же неожиданно вырвались из лагеря.

В одно мгновенье, сам капитан Андерсон и его люди оказались в седлах.

— Надо хорошенько проучить этих обнаглевших мерзавцев янки! — крикнул своим головорезам Андерсон.

Посчитав, что на них случайно наткнулся отряд неопытных федералов, рассвирепевший Андерсон, и с ним, два десятка всадников, пришпорив лошадей, бросились в погоню. Бейкер, как и было, договорено раннее, уводил Андерсона к месту засады.

Вдалеке показались спешно отступающие кавалеристы Бейкера. За ними, с отвратительными криками неслись партизаны. Ополченцы, увидев партизан Кровавого Билла, заволновались. Хотя осенняя погода была прохладной, некоторые из солдат, от волнения обливались потом. Полковник Кокс отобрал для засады самых опытных ветеранов, а не новичков, которые могли не выдержать, испугаться и обратиться в бегство, только при одном виде головорезов. Нервы у федералов были на пределе.

Партизан было всего два десятка, но их вид мог напугать любого. С уздечками в зубах и с револьверами в каждой руке, они палили по отступающим солдатам. Двадцать самых храбрых, самых отчаянных и самых жестоких, хладнокровных убийц и преступников. Эти люди выглядели, как дикари. Закаленные во многих схватках они, не раз сталкивались со смертью, и ничего не боялись. Их седла и уздечки украшали скальпы поверженных врагов. Они не щадили северян, в плен никого не брали, и сами старались не попадать в плен живыми.

Ополченцы ждали сигнала, чтобы открыть убийственный огонь. Наконец, когда партизаны приблизились на 75 или 80 ярдов, и оказались под перекрестным огнем, полковник Кокс приказал стрелять. Затрещали выстрелы. Четверо партизан были убиты мгновенно, многие получили ранения. Большинство нападающих быстро сориентировались, увидев засаду они, развернули своих коней и отступили. Сам Андерсон, то ли по неимоверной храбрости, то ли просто по глупости, продолжали нестись вперед, стреляя по федералам. Рядом с ним осталось только двое самых отчаянных людей, коротышка Арчи Клемент и Клелл Миллер.

Случилось нечто необычное, трое бандитов оказались под прицелом трехсот ружей, и после залпа остались целыми и невредимыми. Но, с другой стороны, не так-то легко попасть в быстро скачущего всадника. Андерсон уже понял, что перед ним находятся не новички, а опытные ветераны, которые представляли для них серьезную угрозу. Но отступать Кровавый Билл не собирался. С перекошенным ртом, с длинными черными волосами, развевающимися из-под широкополой шляпы, с бешено горящими глазами, Билл упрямо несся вперед, стреляя из двух револьверов. Отстреляв двенадцать выстрелов, Андерсон бросил пустые пистолеты, и выхватил из кобуры два других, заряженных револьвера. Биллу, и двум сопровождавшим его смельчакам удалось пройти через линию милиции.

Кровавый Билл обернулся, когда заметил, что пуля вышибла молодого Клелла Миллера из седла. Парень был ранен. Андерсон вернулся, чтобы спасти парня, но в этот момент, ему в голову попала пуля. Билл неожиданно бросил поводья, вскинул руки, и на полном скаку упал с лошади. Андерсон был мертв, прежде чем он, упал на землю. Второй залп милиции в упор, оказался намного эффективней. Лошади ополченцев, напуганные оглушительной стрельбой, едва не разбежались от такого грохота.

Арчи Клемент, пройдя линию федералов, решил, что не стоит останавливаться, он погнал лошадь дальше, прямо на мост. Клеменсу повезло, ему удалось спастись. Клемент сбежал, а раненый Клелл Миллер, который впоследствии станет активным участником банды Джесси Джеймса, был взят в плен. Полковник Кокс, с трудом сдержал своих людей от самосуда над захваченным в плен партизаном.

Весь бой у Олбани длился не больше 10 минут.

Ополченцы Кокса преследовали партизан еще несколько миль по дороге, на которой явственно виднелась кровь из ран, подстреленных южан. В этой погоне шестеро юнионистов сами получили ранения, одно из которых оказалось смертельным[7]. Парень по имени Джеймс Маллиган, из графства Дейвис, получил четыре пули. Одна в лоб, вторая прошла через бедро, третья попала в руку, а четвертая оторвало два пальца на руке. Некоторое время он еще был живой, но позже скончался.

Потери партизан оказались сравнительно невелики; пятеро убитых, среди которых был Андерсон, и 10 или 12 раненых, и одного партизана, захватили в плен. Но главная цель была достигнута, Кровавого Билла удалось ликвидировать. Без такого вожака, как Андерсон, его отряд вряд ли представлял теперь серьезную угрозу для северян.

Начальство посчитало, что подполковник Кокс справился со своим заданием блестяще.

КРОВАВЫЙ БИЛЛ. ПОСЛЕДНИЙ АКТ ДРАМЫ.

Андерсон упал мертвым на землю, всего в 20 ярдах от сидевших в засаде ополченцев, получив пулю в левую часть головы, возле уха. Еще один раненый партизан, упавший с лошади, воспользовавшись, что все внимание было приковано к Андерсону, не стал убегать, а тихонько отполз в поле, где и был найден мертвым на следующий день.

Федералы с опаской подходили к убитому Кровавому Биллу, все еще не веря, что им, удалось, наконец, убить самого жестокого партизанского лидера южан.

Андерсон был хорошо и богато одет. Черная рубашка из тонкой ткани, с изящно вышитыми узорами на рукавах и груди. Синий жилет и толстый однотонный сюртук и такие же брюки из превосходной ткани.

Тело Андерсона тут же тщательно обыскали и нашли при нем следующие предметы: снимок младенца, который оказался его сыном, фотокарточку Андерсона с супругой, прядь ее волос, письма жены из Техаса, приказы генерала Прайса, шестьсот долларов; 323 в золотых монетах, и 273 в бумажных купюрах, золотые и серебряные часы, шесть револьверов. В карманах нашли небольшой флаг Конфедерации, подаренный некой поклонницей. На флаге 12 звезд на одной стороне и 11 на другой. На средней полосе, с одной стороны сделана надпись: “Преподнесено У.Т.. Андерсону другом Ф. М.Р». На другой стороне: «Не дайте ему запачкаться в руках федералов!”

В карманах был обнаружен маленький кисет из бизоньей кожи, в котором хранился шелковый шнур с 53 узелками, — таким образом, Билл вел счет тем, кого он убил в знак мести за гибель своих сестер. Считать и писать Кровавый Билл, толком не умел. Чуть позже удалось поймать и лошадь Андерсона. К ее седлу было приторочено несколько человеческих скальпов.

Солдаты отрезали Андерсону палец на руке и стащили его обручальное кольцо.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Тело Кровавого Билла, спустя несколько часов после смерти.

Тело Кровавого Билла отвезли в Ричмонд, штат Миссури. Там, по устоявшейся традиции, его усадили в кресло, вложили в правую руку револьвер и сфотографировали (снимок сделал доктор Роберт Б. Кайс, местный дантист). Почти все волосы на голове Андерсона были срезаны на сувениры. Затем труп выставили на всеобщее обозрение в здании суда; говорят, что посмотреть на ужасного партизана собрались люди со всех окрестностей Ричмонда. Чуть позже федеральные солдаты отрезали у трупа голову и гениталии. Голову водрузили на телеграфный столб при въезде в город, а тело привязали к лошади и несколько часов таскали по пыльным улицам под радостные крики горожан. На следующий день останки Андерсона были положены в ящик, который один из людей Кокса охарактеризовал как “вполне подходящий для такого мерзавца гроб. Мы сделали это из уважения не к мертвецу, а к нам самим, и к человечности”. Гроб опустили в наспех вырытую могилу, которая осталась безымянной, и весь вечер, и ночь на нее испражнялась и плевала солдатня.

Сочувствующие конфедератам женщины, среди местных, приносили на могилу Андерсона цветы, чтобы украсить могилу. Но Джейхокеры, увидев цветы, приехали на своих лошадях и начали топтать цветы, сравняв мягкий могильный холм до уровня земли, в результате чего возникли трудности в последующие годы с местоположением могилы.

Точное расположение захоронения Билла Андерсона установили лишь в начале 20 века, а в 1908 году над могилой была проведена соответствующая похоронная служба, организованная Фрэнком Джеймсом, бывшим южным партизаном.

Лишь в 1967 году над могилой Андерсона появилась надгробная плита. В честь 100-летия окончания Гражданской войны все её преступники были торжественно прощены. Память солдат армии Конфедерации чтится в США не менее, чем армии Федерации. Год рождения на могиле указан примерный, скорее всего, неверный.

Капитану Андерсону, известному как “Кровавый Билл”, было всего 24 года, когда он умер.

Другие партизаны, погибшие вместе с Андерсоном в засаде, были похоронены на поле боя в Олбани.

30-го октября бригадный генерал Крейг подарил ставшему знаменитостью подполковнику Коксу два револьвера Кровавого Билла, его флаг, седло, поводья и саму лошадь — “в знак признательности за неоценимые услуги, оказанные стране”. Остальные трофеи достались штабным офицерам Крейга, за исключением 600 долларов, которые были распределены между семьями убитых и раненых, пострадавших в охоте на Андерсона.


Кокс вернулся в армию, получил звание подполковника и продолжил гоняться за миссурийскими партизанами. Работа ему предстояла долгая и нелегкая…

Лейтенант Бейкер дослужился до бригадного генерала и ушел в отставку. Проживал в Вашингтоне, округ Колумбия.

Через несколько лет, Джесси Джеймс дал понять, что он был другом Билла Андерсона, когда он выстрелил кассиру при ограблении банка в городе Галлатин. Джесси застрелил кассира, потому что он считает, что тот, на самом деле был Самюэль Кокс, человек, который виновен в смерти Билла Андерсона. Именно после этого ограбления банка, Джесси Джеймс начал свою дорогу к славе, благодаря упомянутой в газетной статьи о ограблении банка.

Уильям Квантрилл, бывший командир Андерсона ненадолго пережил Кровавого Билла.

10 мая 1865 года, около городка Тейлорсвилль, в Кентукки, Квантрилла, с небольшой горсткой людей застал сильный дождь. Они укрылись в сарае Джеймса Вейкфилда, старого друга и сторонника конфедератов.

Дождь все лил и не думал прекращаться. Парни Квантрилла от скуки стали выпивать кукурузную самогонку. Квантрилл в этом не участвовал, он, спал на чердаке.

Капитан Джером Кларк Террилл, командир 4-го полка кавалерии Миссури, преследовал Квантрилла. Остановившись в кузнеце, Террилл узнает от чернокожего кузнеца, что несколько всадников южан остановились в сарае у Вейкфилда. Капитан поднимает своих людей…

Джон Росс, один из партизан южан, выйдя на улицу из сарая, замечает приближающихся людей в синих куртках.

— Великий Бог! Ребята! — вскричал Росс, вбежав в сарай. — Вокруг полно федералов, и они идут прямо к нам…

Наступающие северяне открыли огонь по сараю, застав партизан Квантрилла врасплох. Люди бросились к своим лошадям. Но некоторые лошади партизаны завели в сарай, другие оставили на улице, около сарая. Началась паника. Многие партизаны были сильно пьяные и плохо соображали, что происходит.

Пули северян насквозь пробивали стены сарая, пугая лошадей и усиливая панику. Южане вяло отстреливались, пытаясь быстрей покинуть опасное место.

Квантрилл спрыгнув с чердака, бросился к своей лошади, но та, напуганная выстрелами ускакала. Квантриллу не оставалось ничего другого, как прыгать в седло чужой лошади. Но ему не повезло. Когда Квантрилл оказался в седле, что-то сломалось на ремне, и испуганная лошадь вынесла всадника, которого перекосило в седле. Квантрилл крикнул Хоккенсмиту и Гласскоку, чтобы те ехали за ним. Но Гласскок тут же получил пулю.

Следующая пуля досталась самому Квантриллу. Пуля ударила в спину, под левую лопатку, отскочив от кости, попала в позвоночник, и частично парализовала его. Еще одна пуля срезала, словно бритвой указательный палец правой руки. Квантрилл вылетел из седла, обливаясь кровью.

Воспользовавшись суматохой и неразберихой, на ферму вернулся Фрэнк Джеймс и еще четверо парней, пытаясь вывезти своего раненого командира в безопасное место.

— Ребята, уходите! Теперь я, ничего не могу сделать… Я, умираю… Для меня война закончилась… Прощайте… — сказал Уильям Квантрилл.

После боя Квантрилл говорил с капитаном Террилл. Квантрилл отдал капитану свои золотые часы и пять сотен долларов, чтобы тот, позволил ему остаться в доме Вейкфилда. Вейкфилд привел доктора Маккласки, который подтвердил, что у Квантрилла смертельное ранение, и что его не стоит перевозить.

6 июня Квантрилл умирает в возрасте 27 лет.

После засады, в которой погиб Кровавый Билл, упорно ходили слухи, что Андерсон выжил, что он, сумел бежать и поселился в Солт-Крик, штат Техас.

Впоследствии многие люди утверждали, что именно они являются Кровавым Биллом Андерсоном. Пожалуй, по количеству подражателей, Билл уступает только людям, выдававшим себя за Джесси Джеймса после смерти последнего.

Самым известным считается случай, когда некто Уильям Коламбус Андерсон в 1924 году утверждал, что именно он, Кровавый Билл, а тело, протянутое по улицам, ему не принадлежало. Уильям Коламбус умер тремя годами позже в возрасте 87 лет, и теперь уже никто не узнает, был ли он действительно Кровавым Биллом. Скорее всего, нет. Потому что Кровавый Билл так просто бы не сдался.

На тумбочке умершего Уильяма Коламбуса Андерсона стояла фотография с тремя молодыми девушками, как впоследствии выяснилось, это были сестры Андерсона.

Недобрая память осталась о Уильяме Андерсоне, больше известном, как Кровавый Билл. Говорят, если произнести десять раз его имя, призрак Кровавого Билла вернётся, чтобы свершить свою месть. У него гнилое лицо, и оно покрыто кровью. Его глаза горят красным светом, словно он, сам дьявол. Затем он будет охотиться за тобой и убьет точно так же, как убили его.

КАК МАРШАЛ ТОМАС СМИТ ЛИШИЛСЯ ГОЛОВЫ


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Маршал Абилина Томас Смит, по прозвищу Медвежья Река.

1870 год.

— Мистер, вам крупно повезло, что вы, обратились за советом к Бенджамину Далтону, — старик широко улыбнулся, показав на редкость крепкие, для пожилого человека зубы. — Только Бенджамин Далтон даст вам, самый дельный и толковый совет… Вы говорите, что приехали к нам из Абилина. Знавал я, ваш городок, в те времена, когда он, еще только строился. В течение первых шести лет, он, даже на город не был похож. Обычный, забытый богом поселок, который состоял едва ли из полдюжины хижин.

Теодор Грин, сидел напротив старика с натянутой улыбкой, терпеливо ожидая, когда старик наконец выговорится, и перейдет к деловому разговору.

— Вы ищите пару крепких парней, которые могли навести порядок в Абилине, — задумчиво проговорил Далтон, и его лохматые брови медленно поползли вверх.

— Да, Абилину нужен городской маршал, — подтвердил Грин. — Нужны крутые парни, которые не испугались бы пьяных ковбоев. Последнее время, выходки пьяных погонщиков скота, сильно беспокоят горожан. Городское самоуправление послало меня, найти таких ребят.

— Я вас, хорошо понимаю, — Бенджамин Далтон убрал с лица улыбку, и нахмурил брови. — Про ваш город чего только не рассказывают… Одно только разрушение ковбоями городской тюрьмы чего стоит… Это возмутительно…

— Мы живем в этом аду, последние два года. Администрация города не собирается больше терпеть этих чужаков…

— Есть такой человек, который вам подойдет, на должность городского маршала.

— Кто же он? — спросил Грин.

— Томас Смит, по прозвищу Медвежья Река, — сказал Бенджамин Далтон.

— Медвежья Река, странное прозвище для человека, — хмыкнул Теодор Грин.

— Смит получил свое прозвище, после бунта в Медвежьей Реке, два года назад, — пояснил Далтон.

— Это когда Комитет Бдительных линчевал нескольких рабочих с железной дороги? Я слышал про эту историю… На чьей стороне выступил Смит?

— Смит наверно единственный человек, который пытался примерить обе стороны, чтобы не дошло до кровопролития, — ответил Далтон.

— Насколько я знаю, крови избежать не удалось, — не удержался и съязвил Грин. — Хотя с другой стороны, человек, который не побоялся стать между враждующими сторонами, заслуживает уважения.

— Да, не каждый решится на такой поступок, — добавил Далтон.

— Что вам, еще известно про Медвежью Реку, — спросил Грин.

— Я твердо знаю, что всю свою жизнь Томас Смит стоит на стороне закона. У него серьезная репутация… Про Смита ходят слухи, что он, став законником, предпочитает наводить порядок не хватаясь за свои револьверы, — снова улыбнулся Бенджамин Далтон.

— Это как понимать? — не скрывал своего удивления Теодор Грин.

— В спорных ситуациях Смит использует свои кулаки. И поверьте, эффект ничуть не хуже, чем для некоторых палить из револьвера. Зато Смит обходится без лишних мертвецов. Еще Смита прозвали Маршал с кулаками.

— Необычный подход, только боюсь, что кулаками в Абилине порядок навести не получится, — Грин задумался. — Пожалуй, я, что-то слышал про этого парня.

— Впрочем, вы, мистер, можете сами поговорить с Томасом Смитом. Сейчас парень приехал к нам на восток. Он работает на «Юнион Пасифик», но подыскивает для себя работу. Поговорите с ним. Может и сойдетесь…

— В любом случае спасибо вам, Далтон, за помощь.

Теодор Генри, мэр Абилина, решил все же встретиться и поговорить с Медвежьей Рекой.

Генри увидел перед собой красивого рыжеволосого мужчину, с пышными усами, и серыми цепкими глазами. Среднего роста, и среднего телосложения, Том Смит не произвел на Грина должного впечатления. Законник совершенно не был похож на крутого драчуна. Мэр не скрывал своего разочарования. Грин обрисовал Смиту сложившуюся в городе ситуацию.

— Я бы охотно взялся за решение вашей проблемы, — заявил спокойно Томас Смит.

— Что, в одиночку? — удивился Теодор Грин. — Если честно, то я, не могу поверить в ваш успех. Это больше похоже на авантюру.

— Сэр, я никогда не был болтуном…

— Я знаю, мне сказали, что вы, человек слова, — Грин замялся на пару секунд. — Извините мистер, но я, не уверен, что вы, подойдете для этой работы…

— У вас, сэр, есть насчет меня сомнения? — спросил Смит.

— Еще раз извините меня, но я, вынужден отказать вам, — Генри поспешно распрощался с Томасом Смитом.

Абилин, некода тихий, сонный городок. Размеренная жизнь города резко изменилась, когда скотоводческий дилер из Иллинойса, по имени Джозеф Маккой, обратил на него внимание. На его взгляд Абилин, с обилием воды, и травы являлся прекрасным местом для перевозки скота по железной дороге.


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Так выглядел Абилин в 1879 году.

Джозеф Маккой приобрел 250 акров земли на севере и востоке от Абилина. Маккой построил отель, «Коттедж погонщиков», где могли остановиться состоятельные фермеры и ковбои. Рядом с городом строятся складские помещения, амбары, конюшни, и загоны, рассчитанные на 2000 голов крупного рогатого скота.

У Маккоя далеко идущие планы, он рассылает циркуляры по всему Техасу, рекламирует Абилин в качестве нового пункта отгрузки скота. Всего за два месяца Маккой превратил Абилин в основной скотоводческий рынок. Маккоя называют отцом коровьего города.

Город быстро рос. Увеличивалось население города, куда хлынули бизнесмены, игроки, сутенеры, проститутки, и другие искатели приключений.

На окраины города сгоняются тысячи голов скота, для дальнейшей их отправки, по железной дороге на бойни Канзас-Сити. Стада сопровождали ковбои, которые стали настоящей проблемой для Абилина. Закончив свои дела, и получив расчёт, лихие погонщики из Техаса направлялись в город, чтобы там расслабиться и приятно провести время.

В городе открылось множество салонов и борделей, где ковбоев ожидала крепкая выпивка, и женщины легкого поведения. Уровень преступности вырос в одночасье. Драки, поножовщина, убийства и перестрелки стали обычным явлением.

С 1867 года, Абилин пережил два года настоящего террора. Пьяные ковбои в открытую издевались и угрожали местной администрации городского самоуправления. Городской маршал не справился с разгулом преступности и оставил свой пост.

Пьяные ковбои шатались по улицам, размахивая оружием. В такое время горожанам небезопасно было находиться на улице. Можно легко попасть под шальную пулю.

Мэр пытался воздействовать своей властью, издавая указы на запрет ношения оружия в пределах города. Указы вывешивались в разных частях города, на самых видных местах. Но ковбои их, просто рвали в клочья, или расстреливали из револьверов.

Ситуация в городе накалялась с каждым днем.

В Абилине закончили строить тюрьму. Первый кто попал в камеру, оказался черный повар, одного из лагеря для скота, который раскинулся вблизи города. Заключенный просидел в новой тюрьме не долго. В город приехала группа агрессивно настроенных ковбоев, и сразу направились к тюрьме. Охранников разогнали, замок с двери сбили, а пленника выпустили на волю. На этом ковбои не успокоились, они разрушили тюрьму. Выезжая из города, ковбои открыли стрельбу…

Состоялся серьезный разговор между мэром Абилина, Теодором Генри, и другими директорами администрации. Здесь же присутствовал и Джозеф Маккой, который косвенно стал причиной возникших в городе проблем с ковбоями.

— Господа, всему есть предел… Наш Абилин оказался во власти пьяных ковбоев, на которых у нас нет никакой управы, — начал свою речь Теодор Генри, и с упреком посмотрел на сидевшего напротив Джозефа Маккоя. — Горожане напуганы. Мне постоянно поступают жалобы на мерзкие вещи, которые творят обнаглевшие погонщики скота. Горожане боятся лишний раз выйти на улицу… А тут, некстати, сдал свои полномочия городской маршал.

В слова «погонщики скота», мэр вложил все свое презрение, которое он испытывал к этим заезжим головорезам. Уважаемые люди зашумели, соглашаясь с мэром. Теодор Генри взмахом руки остановил шум, и продолжил.

— Городу нужна сильная рука, которая могла бы навести здесь порядок. Нам нужен городской маршал, нам нужны полицейские.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Абилинский скотовод Джозеф Маккой.

Нужна пара решительных парней, которые могли бы обуздать этих выпивох и драчунов, — заявил мэр. — Дошло до того, что ковбои разрушили, только что отстроенную тюрьму.

С предложением мэра все согласились. Даже Джозеф Маккой не возражал, обескураженный таким размахом преступности, которую устроили ковбои в городе.

Кто-то посоветовал Теодору Генри поискать нужных людей в Сент-Луисе. Генри незамедлительно направляется в Сент-Луис, где нанимает двух опытных полицейских.

Паровоз, окутываясь, паром, подтянул к деревянной платформе пыльные вагоны. Среди приехавших пассажиров выделялись два крепких парня сурового вида. Парни сразу направились к мэру.

— Я рад, что вы приехали. Можете приступать к своим обязанностям…

Законники вышли в город. Обстановка в Абилине их поразила. Салоны были заполнены пьяными, дикими ковбоями, которые громко кричали, и ругались. На улицах постреливали. Увидев, что творится в Абилине, у парней пропало желание работать. Законники переглянулись, и вернулись к мэру.

— Сэр, боюсь, мы, не справимся с этой работой, — сказал один из парней.

— Я, и не обещал вам, что будет легко, — с досадой сказал Генри.

— Извините, но мы, не хотим потратить зарплату, на свои похороны, — сказал один из полицейских.

Парни сели на поезд, который в полночь уезжал на восток, и навсегда покинули Абилин.

— Что будем делать? — спросил у мэра Джозеф Маккой, худющий, броско одетый мужчина, поглаживая козлиную бородку.

— Все, оказалось, намного серьезней, чем я предполагал… Хотя у меня есть еще один вариант, — ответил Теодор Генри. — Мне рассказали про одного парня. Его зовут Томас Смит, по прозвищу Медвежья Река. Законник, который наводит порядок при помощи своих кулаков.

— У нас нет, на этот момент других вариантов, — заявил Маккой.

— Согласен… Да и желающих приехать к нам, больше нет…

— Что еще известно про этого Смита… — спросил Маккой.

— Я попросил разузнать про этого парня… — стал рассказывать Грин.

У Смита оказалась солидная репутация. Он в течение шести лет служил сотрудником полиции в Нью-Йорке, затем судебным исполнителем в нескольких небольших городах в штате Вайоминг. Смит был известен своим твердым и решительным характером. Известно несколько случаев, когда Смит отказывался идти на попятную, несмотря на то, что шансы были портив него.

— Я даже встречался с Томасом Смитом, и честно говоря, он, не произвел на меня впечатления, — добавил Генри. — Но все, кто его знает, говорят, что Смит действительно крутой мужик. Что будем делать?

— Надо Смита приглашать… Пусть приезжает в Абилин…

Теодор Генри телеграфирует в штаб — квартиру, «Юнион‑Пасифик», (грузовая железная дорога), где на тот момент работал Смит. Мэр Генри предложил Смиту приехать, и стать маршалом Абилина. Том Смит принимает это предложение.

Том Смит прибыл в Абилин на поезде 4 июня 1870 года.

Смит стал выводить из грузового вагона своего коня по кличке Сильверхилс. Конь раздул ноздри и недовольно заржал. Смит ласково похлопал Сильверхилса по шее.

— Сильвер, я вижу, что город тебе не по душе.

Сильверхилс косил глазом, и прислушивался к голосу хозяина. Коня что-то беспокоило.

— Дружище, мы уже приехали. Это Абилин, где мы, будем, с тобой работать… Город погряз в грязи, и нам придется хорошенько постараться, чтобы вытряхнуть всю эту грязь. Работы много… Но я думаю, тебе Сильвер, здесь понравится, когда мы, наведем порядок.

Смит прошелся по городу, ведя коня под уздцы, и внимательно осматриваясь.

В ожидании Томаса Смита, собрался городской совет во главе с мэром. Отцам города любопытно было посмотреть на смельчака, который решил занять пустующее кресло городского маршала.

Джозеф Маккой, которого завистливо, и презрительно называли Коровьим Королем, цинично улыбнулся, и не смог сдержаться:

— Ставлю десять долларов на то, что новый маршал и дня в Абилине не продержится…

— А если продержится? — многие из администрации недолюбливали этого выскочку — чужака.

— Если глупец сам не смоется, то его наверняка пристрелят ковбои… — уверенно заявил Маккой.

— Маккой, вы, так рассуждаете, словно не заинтересованы, чтобы в городе навели порядок, — вмешался мэр Теодор Генри.

Спор прервал вошедший в комнату Томас Смит.

Глаза всех присутствующих устремились к дверям. Они увидели стройного мужчину, которому на вид было лет сорок. Ни в лице, ни в фигуре ничего устрашающего.

— Пожалуй, я бы рискнул сделать ставку на двадцать долларов, — сказал Коровий Король Маккой.

Теодора Генри снова стали одолевать сомнения, в правильности своего выбора. Справится ли Смит с поставленной задачей. Да и остальные члены самоуправления удивленно переглядывались, на их лицах читалось сомнение.

Смит заметил растерянность уважаемых людей, улыбнулся и сказал, обращаясь к мэру:

— Сэр, вам нужен маршал, и я, соглашусь на ваше предложение…

— Вы в этом, уверены? — прервал его мэр.

— Безусловно.

— Мистер, я, почему спрашиваю вас об этом… Недавно городская администрация приглашала в город двух полицейских. Парни выглядели, очень решительно, и не были похожи на новичков… Но они, и дня не продержались в Абилине…

— Я слышал про эту историю, — улыбнулся Смит. — Сэр, я человек прямолинейный, некоторым это не нравится… Но, если я, что-то обещаю, то стараюсь сдержать свое слово. Иначе я, просто бы промолчал, и не лез в это дело… Вы знаете, когда я, приехал, то перед нашей беседой прошелся по Абилину… Зато теперь имею представление о сложившейся обстановке. Думаю, что я, в состоянии навести порядок в городе.

— Мы слышали, что вы, мистер Смит, пользуетесь не совсем обычным способом, для наведения порядка, — сказал пожилой мужчина с большими бакенбардами. — Вас прозвали Маршал с кулаками…

— Вы про это, — Смит улыбнулся. — Да, я использую свои кулаки, и предпочитаю обходиться малой кровью. Сломанный нос, разбитая губа, выбитый зуб, согласитесь, это намного лучше, чем лишить оступившегося человека жизни. Губа и нос заживет, без пару зубов тоже можно обойтись. А мертвого, к жизни уже не вернуть…

— Здесь собрался лихой народец, который глух к словам, — подал голос кто-то из членов городского самоуправления.

— У вас, мистер, странная философия для наших диких мест, — вмешался Джозеф Маккой. — В Абилине одних кулаков может оказаться недостаточно. Не стоит забывать, что вы, здесь один представитель закона. Ковбоев же в городе, несколько десятков. Численное соотношение явно не в вашу пользу…

— Я понимаю ваши сомнения, — Смит спокойно выдержал взгляд Маккоя.

— Не знаю, возможно, у вас мистер, действительно крепкие кулаки, — Коровий Король гаденько усмехнулся. — Но не забывайте, что у ковбоев есть револьверы, которые они часто пускают в дело по любому поводу… Согласитесь мистер, что кулак не лучший аргумент против пистолета…

— Вот, на этот случай у меня есть ружье, — спокойно ответил Томас Смит.

— Смит, с чего вы, начнете? — спросил мэр.

— Прежде всего, введу запрет на ношение оружия в городе, — у Смита похоже, был уже готов план дальнейших действий. — Если запрет на оружие начнет действовать, дальше будет уже легче…

— Мы, неоднократно пытались запретить оружие… У нас ничего не вышло… — признался Теодор Генри.

— Теперь я, прослежу за этим, — Томас Смит говорил спокойно и уверенно. — Думаю, что за 48 часов я, решу этот вопрос.

Теодор Генри м Джозеф Маккой не скрывали своего удивления.

— Возможно ли это?

— Парням придётся исправляться. Даже если они этого не хотят… — сказал Смит. — Я за этим прослежу.

Томаса Смита приняли на пост городского маршала, и ему была назначена зарплата в 150 долларов в месяц, плюс 2 доллара, за каждого арестованного нарушителя порядка.

— Что-то не так? — спросил Теодор Генри после ухода Смита.

— У меня есть кое-какие сомнения насчёт этого Смита. Боюсь, что парень взялся за дело, которое ему окажется не по зубам… — поделился своими сомнениями Джозеф Маккой. — Как бы этот парень не оказался обычным хвастуном, и болтуном.

— Я тоже представлял нашего маршала другим, — отозвался кто-то из администрации города.

— Не стоит человека судить по первому взгляду, — возразил Генри. — Давайте предоставим Смиту шанс. Тем более, у нас нет, на данный момент других вариантов. Посмотрим, что у него выйдет.

Члены самоуправления вынуждены были согласиться.

Немного расскажем о нашем главном герое.

Томас Джеймс Смит, родился в 1830 году, в Нью-Йорке. Ирландец по происхождению, католик по вероисповеданию. В течение шести лет служил в полиции Нью-Йорка. Когда стал законником на Диком Западе, прославился тем, что при усмирении дебоширов использовал не револьвер, а кулаки.

На Запад перебрался после Гражданской войной.

Смит служил судебным исполнителем в нескольких небольших городах, в штате Вайоминг, в том числе в городе Бир-Ривер, /Медвежья река/, и в городе Кит Карсон, штат Колорадо.

В 1868 году Томас Смит участвовал в бунте на Медвежьей Реке.

Жителям городка Медвежья Река, доставляли много хлопот грубые строители железной дороги, работавшие на компанию «Юнион Пасифик». Горожане организовали Комитет Бдительности. По одним источникам, бдительные арестовали трех особо буйных рабочих, и собирались их повесить. По другим источникам, бдительные линчевали одного подозреваемого, который работал на железной дороге. Это разозлило друзей трех арестованных, или, по другой версии, одного повешенного.

Железнодорожные рабочие берутся за оружие, которое само по себе придает человеку заряд храбрости. Толпа железнодорожников двинулась в город, к тюрьме, имея своей целью освободить задержанных, и не допустить расправы над ними.

Обе враждующие стороны пытался успокоить, недавно назначенный городской маршал Томас Смит. Смиту не удалось осадить ярость работяг, и они напали на город. В городе происходят многочисленные перестрелки. Сопротивление горожан сломлено, они отступают. Железнодорожники прорываются к тюрьме, и освобождают арестованных. Кстати, некоторые источники указывают, что среди трех арестованных парней один был другом Томаса Смита. После освобождения заключенных, железнодорожники подожгли тюрьму. Затем настает черед самого города. Железнодорожники поджигают большинство правительственных зданий, достается и обычным домам.

Смит безуспешно пытается сдержать натиск нескольких сотен участников беспорядков.

Большинство членов Комитета Бдительности укрылись на складе, и были окружены железнодорожными рабочими. Во время переговоров Смит застрелил человека по фамилии Наклс, который ранил Смита, /возможно Наклс, случайно нажал на спусковой курок/.

После этого перестрелка вспыхнула с новой силой. Когда в город для подавления бунта прибыли кавалерийский отряд из Форта Бриджер, на улицах города лежало 14 трупов. Раненых было 35 человек. В числе раненых оказался и Томас Смит. После этого Смит получил кличку Медвежья Река.

Бунт был подавлен, а в городе ввели военное положение. Но Медвежья Река не имел никакого будущего, и город вскоре опустел. А Томасу Смиту пришлось искать новую работу.

Трое пьяных ковбоев, которые успели сдружиться во время перегона скота, неспеша двигались по улице Абилина. После тяжелого, изматывающего перегона скота не мешало хорошенько гульнуть. Парни и гульнули… Горожане, если и попадались у них на пути, поспешно переходили на другую сторону улицы, или просто старались исчезнуть, чтобы не нарваться на неприятности.

У Джошуа Старка, от выпитого подкашивались ноги, что вызывало смех у его товарищей.

— Джо, ты точно хочешь пойти к девочкам? — спросил Старка кривоногий дружок, Мэтью Мейсон.

— Да, если я, куда и хочу пойти, то только к девочкам… — глупо улыбался Старк. — В борделе появилась новая, необъезженная кобылка, по имени Кетти. Я хочу встретиться с Кетти…

— Дружище, боюсь, не в этот раз, — Мейсон хитро подмигивал глазом третьему парню.

— Это почему, не в этот раз? — удивился Старк.

— Сегодня тебе, вряд ли удастся объездить кобылку по имени Кетти, — громко захохотал Мейсон. — Я сильно удивлюсь, если ты, сумеешь вскарабкаться на кровать…

— Ты, Мэт, меня плохо знаешь… — Старк обиженно насупился. — Запомни, еще не одна строптивая кобылка, которую захотел оседлать старина Джо, не ушла от него…

Дорогу весельчакам преградил человек в темном костюме, в низко надвинутой на глаза шляпе, и с ружьем в руках.

— Это еще кто такой? — Старк попытался навести резкость в своих глазах. — А ну прочь с дороги, ублюдок, пока я, не подпортил твою шкуру…

Резкость в глазах восстановилась, и Старк разглядел на груди человека маршальский значок.

— Маршал! — Удивленно вскричал Джошуа Старк, и потряс головой. — Я не верю своим глазам… Или это после поганой выпивки, мне мерещится всякая дрянь… Откуда в этой дыре взялся маршал…

— Успокойся парень, с глазами у тебя все в порядке, — Томас Смит, а это был именно он, холодно улыбнулся, такая улыбка не обещала выпивохам ничего хорошего.

— Не понял…

— Я, Томас Смит, новый маршал Абилина…

— И что с того? — грубо перебил нового маршала Старк.

— Возможно вы, еще не знаете, но с сегодняшнего дня, ношение оружия в городе запрещено, — сообщил Смит.

— И кто это нам, запрещает ношение оружия? — спросил Мэтью Мейсон.

— А как вы, сами думаете?

— Маршал, неужели ты?

— Парень, ты, очень догадливый. Если вы, ребята, направляетесь в бордель, к девочкам, тем более оружие вам, ни к чему.

— Ты наверно издеваешься над нами, — нехорошо прищурился Мэтью Мейсон.

— Даже и не думал.

Мейсон потянулся за пистолетом, но его рука застыла на полпути, когда ковбой увидел, что ствол ружья маршала направлен ему в грудь.

— Я тебя, первым уложу, — пообещал Смит.

Мейсон отдернул руку от кобуры.

— Парни, сдали оружие! Повторять больше не буду, — сказал Смит.

Ковбои не решились возражать маршалу.

Слух о новом городском маршале быстро разлетелся по Абилину.

В салоне подвыпившие ковбои только об этом и говорили:

— В Абилине новый маршал? Один?… Он, или дурак, или сумасшедший, если приехал в эту дыру… Ничего у него здесь не получится…

— Кто же этот дурак, и где его нашли?

— Говорят, это Томас Медвежья Река.

Некоторым ковбоям это имя было знакомо.

— Медвежья Река, крутой мужик… — закричал один из парней.

— И что из того. Он один в городе. Что он, сможет сделать? — возразил другой парень.

— Медвежья Река уже расклеил по городу свой первый приказ. Он запрещает в городе носить оружие…

— Да кем он, себя возомнил! — громче всех заревел, хорошо подвыпивший Большой Хэнк Хокинс, здоровенный, двухметровый парень. — Я заставлю этого Медвежонка, сожрать все приказы, которые он, развесил по городу.

Подогретая спиртным толпа встретила слова Большого Хэнка громким смехом.

— Я проучу этого глупого законника! — пообещал Большой Хзнк, и выпил очередной стакан виски. – — Я слышал, у Медвежьей Реки крепкие кулаки…

— У меня тоже кулаки немаленькие, — Большой Хэнк потряс в воздухе своими здоровыми кулаками.

— Большой Хэнк, мы, тебе, с удовольствием поможем! — закричало несколько собутыльников. — Давай, мы, прямо сейчас, найдем этого дурня, и набьём ему морду! Мы покажем, чей это город, и кто здесь настоящий хозяин!

— Парни, этот новый маршал, сейчас спокойно прогуливается по улице…, - в салон заскочил длинноволосый ковбой.

— Нет, он точно нарывается… Ничего, мы, ему, сейчас испортим прогулку! — закричали разгоряченные выпивкой мужчины.

Пьяные ковбои шумной толпой вывалились из салона на улицу.

Томас Смит медленно и уверенно шел прямо посредине улицы, внимательно всматриваясь в прохожих. Он шел, держа в руках ружье.

Смит понимал, что скорей всего первый день его работы станет самым тяжелым для него. Приказ, о запрете ношения оружия вызвал бурю возмущения среди перегонщиков скота. Эти суровые, тертые жизнью ребята так просто не откажутся от оружия. Именно сегодня возможно произойти серьезная стычка с ковбоями, которые уже веселились в городе. Но Смит и не думал увиливать от встречи с ковбоями. Наоборот он считал, чем быстрей выяснит отношения с ними, тем быстрей начнется устанавливаться порядок в Абилине. Сегодня решится, или ковбои его сломают, или же он разберется с ковбоями, и поставит их на место. Вряд ли перегонщики скота будут устраивать на него засаду, вряд ли будут стрелять ему в спину. Слишком много чести. Он в городе всего один блюститель закона, один кто противостоит этим лихим ребятам. Против одного законника несколько десятков ковбоев. Ковбои считают, что один человек не представляет для них серьёзной опасности…

Томас Смит специально шел посреди улицы, чтобы ковбои его быстрей заметили.

Местные жители с жалостью и сомнением смотрели в его сторону, и торопились быстрей проскочить мимо, и спрятаться в своих домах. О помощи местных жителей не могло быть и речи. Вполне знакомая ситуация, здесь, на Диком Западе каждый сам за себя. Но Смит на местных и не рассчитывал.

Он, Томас Смит, по своей воле взялся за такую работу. Он, в некотором роде наемник, и сам должен разобраться с ковбоями.

Абилин застыл в тревожном ожидании беды. Все шло к тому, что должна была пролиться кровь. Что пострадает в неравном поединке новый маршал, в этом никто не сомневался.

Смит прошел один из салонов, и успел уже отойти около ста футов, когда из салона на улицу высыпали пьяные ковбои.

— Парни смотрите, вот он, новый городской маршал, — закричал кто-то из подвыпивших мужчин.

— Кто разрешил этому ублюдку разгуливать по нашим улицам!.. Все, ему конец!.. — послышались крики за спиной.

Томас Смит повернулся лицом к салону. Он увидел с десяток крепких парней, которые открыто искали драку. Некоторые из парней, правда едва на ногах стояли, и могли упасть от одного легкого толчка. Но большинство ковбоев, наоборот, испытывало большой прилив энергии. А кулаки у них просто чесались.

Один из ковбоев выхватил шестизарядник и разрядил его в небо. Выстрелы привлекли еще нескольких веселившихся парней, которые проводили время в борделях, и других салонах.

— Стой, собака! Нам надо, все поставить на свои места… — крикнул пожилой крепкий мужчина, у которого кровь была такой же горячей, как и в молодости.

Смит смело двинулся навстречу ковбоям.

— Если ты, мистер, новый городской маршал, то я, даю тебе шанс исчезнуть из Абилина, — крикнул, выдвигаясь вперед Большой Хзнк, почесывая свои громадные кулаки. — Иначе на окраине этого вонючего городишки появится новый могильный холмик, а на табличке будет красоваться твое имя…

На маршала это совершенно не произвело никакого впечатления. Смит приблизился к громиле вплотную, и спокойно заглянул ему в глаза. У Большого Хэнка выступила на лбу испарина, от ледяного взгляда маршала. Большой Хэнк не разглядел в глазах Смита ни капельки страха, наоборот он увидел только твердую решимость, и нескрываемую ярость.

— Я, Томас Смит, новый городской маршал. С сегодняшнего дня, по моему указу запрещается появляться в Абилине с оружием… — сказал Смит.

— Да что ты, говоришь, — издевательски перебил маршала Большой Хэнк.

— К тому, кто попытается нарушить мой указа, я вынужден буду применить силу, и забрать оружие, или выдворить вас, прочь из города… — продолжал говорить спокойным тоном Смит.

— Ой, как мне страшно… — Большой Хэнк стал глупо кривляться.

— Маршал, а не много ты, на себя берешь, — вмешался дружок Хэнка, Френк Вайоминг, такой же здоровяк, и известный задира.

— Вот, и хорошо, начну с вас… Вы, парни, должны сдать оружие, — в голосе Смита чувствовалась угроза. — Это не так трудно сделать…

— Большой Хэнк, пристрели этого идиота, — подбадривали из толпы. — Он сам напрашивается на неприятности.

— Дружище, у меня кончается терпение, — не отступал от своего Смит. — Я, вас, вышвырну, и мне даже не придётся использовать для этой цели ружье.

— Да он, действительно дурак… — кричали обступившие маршала ковбои.

Большой Хэнк, не скрывая своего презрения, оглядел фигуру маршала. Смит по росту проигрывал Большому Хэнку почти на голову. Хэнк здоровый парень, с мощной грудью, широкими плечами, и крепкими руками. Смит стройный, жилистый, как натянутая тетива лука. На взгляд Большого Хэнка, Томас Смит ему, как соперник опасности не представлял.

Большой Хэнк сплюнул под ноги маршалу, и в этот момент Смит резко ударил прямым в челюсть. Это был знатный удар. Не зря Томас Смит в молодости несколько лет выступал на ринге, как профессиональный боксер. Большой Хэнк громко клацнул зубами, его голова дернулась, задирая подбородок к небу. Верзила грохнулся на землю, раскинув руки.

Френк Вайоминг схватился за револьвер, и уже потащил его из кобуры. Но Смит держал всех в поле зрения, поэтому сразу заметил опасное движение ковбоя. Смит разворачивает корпус, делает шаг навстречу Френку, и выбивает у него из руки пистолет. Не давая опомниться, Смит бьет прямым, в середину груди. У Френка перехватило дыхание. Сейчас он стал похож на выброшенную из воды уродливую рыбу, с вытаращенными, налитыми кровью глазами, и с перекошенным ртом, который жадно хватал воздух. Второй удар маршал нанес по перекошенному от ярости лицу. Под железным кулаком Смита что-то хрустнуло. У Френка Вайоминга подкосились ноги, и он упал прямо на стоявших рядом пьяных ковбоев.

Но расслабляться времени не было. Большой Хэнк уже успел подняться на ноги. Судя по его лицу, он был очень недоволен маршалом. Взревев, словно раненый бизон, Большой Хэнк бросился на Смита, пытаясь сбить его с ног. Сильный размашистый удар Большого Хэнка мог сбить с ног самого здорового буйвола. Но Смит ловко нырнул под кулак громилы, и, нанес короткий удар по печени Хэнка. Верзила громко хэкнул. А следующие три удара в лицо. Другому этого бы вполне хватило, чтобы досрочно закончить драку, но не Большому Хэнку. У верзилы поистине оказалась чугунная голова. У Смита даже заныли кулаки, словно он, лупил ими не по морде негодяя, а по бревенчатой стене.

— Сволочь, ты, сломал мне нос! — ревел сидевший на земле Френк Вайоминг, держась за окровавленный нос, и корчась от боли.

Ярость же Большого Хэнка возрастала с каждым ударом, который он пропускал. Дружки подбадривали его своими криками:

— Хэнк, мы тебя не узнаем… Что ты, так долго возишься с этим куском дерьма… Убей его!..

— А ты, не хочешь сам попробовать? — обернулся к кричащему мужчине Смит.

У ковбоя моментально пропало желание кричать гадости, и он поспешно отступил за спины своих товарищей. Вокруг дерущихся разрасталась толпа, которая явно болела не за маршала.

Большой Хэнк помотал головой, и неожиданно ударил левой рукой. Смит был наготове, он не стал подныривать под руку Хэнка, а просто блокировал предплечьем удар. С Большим Хэнком следовало кончать. В следующие удары Смит вложил все силы. На этот раз этого оказалось для верзилы достаточно. Большой Хэнк снова растянулся на земле.

Ковбои не верили своим глазам. Еще никому в жизни не удавалось так легко разделаться с Большим Хэнком.

— Мерзавец, ты, сломал мне нос… — прохрипел Френк Вайоминг, мутными глазами найдя фигуру городского маршала.

— Если ты, не уберешься из города, то обещаю, что сломаю тебе еще чего-нибудь, — пообещал Томас Смит.

Маршал в отличие от Большого Хэнка и Френка Вайоминга выглядел свежим и бодрым. Он, даже не успел запыхаться во время драки.

Толпа ковбоев притихла, пораженная результатом рукопашного боя. Такого исхода никто из них не ожидал.

— Теперь внимательно послушайте, что я, вам скажу, — Томас Смит стоял посредине притихшей толпы ковбоев, широко расставив крепкие ноги.

Большого Хэнка уже успели поставить на ноги. Его мощную фигуру немного покачивало из стороны в сторону. Лицо все в крови, губы разбиты, нос разбит, а глазах застыл страх. Рядом стоял Френк Вайоминг, и все держался за свой сломанный нос. Между грязных пальцев у него сочилась кровь.

— Вы, два здоровяка, немедленно покидаете Абилин, и больше здесь не появляетесь. Я бы вам посоветовал, в сторону города даже в бинокль не смотреть… Все остальные, немедленно сдаете оружие, — заявил Смит. — Если кто-то хочет возразить, давайте разберемся здесь, и сразу, прямо на этом месте.

Желающих померяться силами с маршалом не нашлось.

— Мистер, не сильно ли круто беретесь за нас? — не удержался один из пьянчуг, крепкий, жилистый парень, в низко надвинутой на глаза шляпе.

— Я думаю, что с вами по иному нельзя… Дружище, мне кажется, что ты, хочешь возразить…

— Мистер, вам показалось… — парень предусмотрительно отступил назад, не имея желания вступать в драку с маршалом.

Схватка была в чистую выиграна Томасом Смитом. Ковбои вынуждены были подчиниться приказу нового городского маршала. Но победа не означала, что в Абилине больше не найдется желающих пострелять из револьверов. С новыми стадами скота приедут новые ковбои. Всегда найдутся лихие головы, которые не поверят в крутого маршала, и решат испытать Смита на прочность.

— Теперь внимательно послушайте, что я, вам скажу, — Томас Смит стоял посредине притихшей толпы ковбоев, широко расставив крепкие ноги.

Большого Хэнка уже успели поставить на ноги. Его мощную фигуру немного покачивало из стороны в сторону. Лицо все в крови, губы разбиты, нос разбит, а глазах застыл страх. Рядом стоял Френк Вайоминг, и все держался за свой сломанный нос. Между грязных пальцев у него сочилась кровь.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Томас Смит наводит порядок в Абилине при помощи своих кулаков.

— Вы, два здоровяка, немедленно покидаете Абилин, и больше здесь не появляетесь. Я бы вам посоветовал, в сторону города даже в бинокль не смотреть… Все остальные, немедленно сдаете оружие, — заявил Смит. — Если кто-то хочет возразить, давайте разберемся здесь, и сразу, прямо на этом месте.

Желающих померяться силами с маршалом не нашлось.

— Мистер, не сильно ли круто беретесь за нас? — не удержался один из пьянчуг, крепкий, жилистый парень, в низко надвинутой на глаза шляпе.

— Я думаю, что с вами по иному нельзя… Дружище, мне кажется, что ты, хочешь возразить…

— Мистер, вам показалось… — парень предусмотрительно отступил назад, не имея желания вступать в драку с маршалом.

Схватка была в чистую выиграна Томасом Смитом. Ковбои вынуждены были подчиниться приказу нового городского маршала. Но победа не означала, что в Абилине больше не найдется желающих пострелять из револьверов. С новыми стадами скота приедут новые ковбои. Всегда найдутся лихие головы, которые не поверят в крутого маршала, и решат испытать Смита на прочность.

В Абилине восстановилось относительное спокойствие. На улицах, и в салонах стрельба если и не прекратилась, то она слышалась все реже и реже. После запрета на оружие Томас Смит начал закрывать в городе притоны, пользующиеся дурной славой. Женщины, оставшиеся без работы, вынуждены были покинуть Абивиль.

Мэр города, и городское самоуправление остались довольны мерам, которые предпринимал Томас Смит. В городе порядок, и при этом новый маршал никого из ковбоев не пристрелил, да и сам остался живой.

Томас Смит старался не использовать оружие, и на это у него были самые серьезные причины. Три года назад, в 1867 году, когда Смит работал в нью-йоркской полиции, он принял участие в перестрелке, и случайно застрелил 14 летнего мальчика. После этого случая Смит старался не хвататься за пистолеты. В ход шли крепкие кулаки законника.

Одержав победу над двумя задирами — ковбоями, Томас Смит завоевал восхищение и уважение жителей Абилина. Кроме того Смит ненавидел играть в азартные игры.

Закон о запрете оружия не популярен среди ковбоев, которые посещали город. Кое-кто из ковбоев, пытался оспорить решение маршала, но мощные кулаки Томаса Смита ставили все на свои места. В течение двух последующих месяцев Смит пережил два покушения. Теперь ковбои, опасаясь кулаков Смита, не гнушались стрелять маршалу в спину. Были и другие инциденты.

В начале августа Билл Оленья Кожа, и его приятель Фостер болтались неподалеку от Абилина, когда им пришла в голову мысль украсть местных лошадей. В те времена конокрадство считалось очень серьезным преступлением, что впрочем, не остановило приятелей.

9 августа Томас Смит обращается за помощью к должностным лицам Сент-Джозефа, Атчисона и Мэрисвиля. Сам маршал смело бросается в погоню за конокрадами, оседлав своего коня Сильверхилса. Следы украденных коней вели из Диксона на север, вплоть до того места, которое называлось Государство Блэкуотер — рай для конокрадов. Здесь, в городке Пони-Сити, Смит обнаружил часть украденных коней. Здесь же Смит сталкивается с Биллом Оленьей Кожей, который торгует украденными лошадьми. Увидев Смита, конокрад хватается за оружие, и угрожает маршалу.

— Уходите, маршал лучше по-хорошему, пока есть на чем вам уйти отсюда, — кричал Билл Оленья Кожа.

Смита угрозы не остановили, он вступает в переговоры с Биллом Оленьей Кожей:

— Билл, застрелить человека не так просто, как может показаться. Ты, парень конокрад, а не убийца. Если застрелишь законника, тебя ждет виселица…

Маршал заметил, как дрогнуло ружье в руках Билла.

Смиту удается задержать конокрада, и большую часть украденных лошадей. За удачное преследование конокрадов Смиту повысили зарплату. Теперь он получал 225 долларов в месяц.

Оленья Кожа вскоре был посажен в тюрьму, в своем родном городе Браунсвилле, где его отец был уважаемым и достойным гражданином. Второй конокрад, Фостер попал в тюрьму, в Небраске, расстреляв негра.

23 октября 1870 г. Эндрю Макконнелл, живший в лачуге в 10 милях от Абилена, застрелил своего соседа Джона Ши.

В субботу, во второй половине дня, произошла ссора между двумя соседями. Макконнелл, возвращаясь с охоты, обнаружил на своей земле спокойно пасущийся скот Джона Ши.

— Сосед, что делает твой скот на моей земле? — возмущенно закричал Макконнелл.

— А твое, какое дело? — нагло спросил Джон Ши.

— Сосед, ты не прав… Это моя земля, и значит мое дело…

— Да иди ты, к дьяволу! — отвечал Джон Ши.

— Убирайся, иначе ты, пожалеешь…

Джон Ши, теряя терпение, выхватил пистолет из кобуры, и направил его на Макконнелл.

— Не тебе, грязный ублюдок, указывать мне, где надо пасти мой скот!

Эндрю Макконнелл, в это время, стоял на своей земле, опираясь о ружье. Макконнелл никак не ожидал такого поворота, поэтому оказался в самом невыгодном положении. У него было ружье, но он опирался на него, у него был пистолет, но он не успевал его достать из кобуры. А Джон Ши решил закончить спор в свою пользу. Ши дважды нажал на курок, и пистолет дважды сухо щелкнул. Макконнелл не дал соседу возможности нажать на курок в третий раз. Он выхватил свой пистолет и выстрелил прямо в сердце. Джон Ши был убит на месте.

После этого Эндрю Макконнелл сдался властям.

26 октября, во вторник, было назначено судебное заседание, куда пригласили Эндрю Макконнелла, и его соседа Моисея Майлза, в качестве свидетеля. Допрос вел господин Дэвидсон. Макконнелл рассказал все, что произошло с ним.

— Клянусь, все так и было, как я, вам рассказал, — горячился Макконнелл, когда его стали расспрашивать о причинах возникшей перестрелки. — Я не хотел убивать своего соседа, хотя он и был отъявленный мерзавец. Поверьте, если бы я, не выстрелил в Ши, скорей всего, он бы меня прикончил.

Сосед обоих мужчин, Моисей Майлз, подтвердил рассказ Макконнелла:

— Я все видел, от начала и до конца… Первым начал стрелять Джон Ши. Он вообще, в этот день был сильно раздражен… Джон во время спора вскинул пистолет, и если бы не осечка, все могло сложиться иначе. Макконнеллу не оставалось нмчего другого, как застрелить этого психа. Макконнелл защищал свою жизнь, это была с его стороны самооборона…

Суд оправдал и отпустил Макконнелла.

С решением суда не согласились друзья Джона Ши, поддержав вдову убитого, на руках которой осталось трое детей. Позже всплыли некие факты, которые вызвали сомнения в действиях Макконнелла. Друзья Джона Ши потребовали возобновления расследования.

Судья вынужден выписать два ордера на арест Эндрю Макконнелла, и Моисея Майлза.

— Эндрю, Эндрю, ты дома?

Из землянки выглянул Макконнелл. Он увидел запыхавшегося от бега Моисея Майлза. В руках Майлз держал ружье.

— Моисей, ты выглядишь так, словно за тобой гналась стая голодных койотов, — пошутил Макконнелл.

— Мне кажется, ты, сейчас будешь выглядеть не лучше меня… — прохрипел Майлз.

— Что стряслось?

— Судья выписал ордер на наш арест… Маршал Смит уже едет нам…

— Этого не может быть, — в один миг побледнел Макконнелл. — Нас же оправдали…

— Друзья Джона Ши, потребовали у судьи пересмотра твоего дела. Только теперь они настаивают, чтобы и меня арестовали, как лжесвидетеля… Я в тюрьму не хочу…

— Что мы, будем делать? — спросил Макконнелл.

— А ты, сам, как считаешь?

Макконнелл растеряно пожал плечами:

— Надо бежать…

— Поздно бежать. Нас догонят…

— Тогда я, не знаю что делать, — еще больше растерялся Эндрю Макконнелл.

— У нас есть ружья, и мы, будем защищаться, — лицо Майлза перекосилось от злости.

— Это плохая идея… Ты, предлагаешь убить законника. Моисей, это же Томас Смит…

— Ну, и что?

— Говорят, его даже пули не берут…

— Вот мы, это и проверим, — Майлз нехорошо улыбнулся. — Я хочу, своими глазами увидеть, как от Смита отскакивают пули…

2 ноября, маршал Абилина Томас Смит и его заместитель Джеймс Макдональд, получили два ордера на арест Макконнелла и Майлза.

Смит оседлал своего коня Сильверхилса. Смит сунул в седельную кобуру ружье. Обычно он, не пользовался револьвером, но на этот раз посчитал, что револьвер лишним не будет. Макдональд заметно нервничал.

— Мистер Смит, может еще пару человек с собой взять…

— Джеймс, не волнуйся, все будет в порядке, — уверенным тоном сказал Смит. — Макконнелл человек благоразумный, и я, думаю, что до стрельбы дело не дойдёт. Мы сами справимся.

Законники выехали из Абилина, по направлению к ферме Макконнелла…

Через два часа в город влетел Джеймс Макдональд на взмыленном коне, с окровавленной рукой. Он осадил коня перед зданием городской администрации.

На крыльце появился встревоженный мэр Теодор Грин:

— Джеймс, что случилось? Где Смит?

— Сэр, Макконнелл и Майлз убили Смита! — выпалил испуганно Макдональд.

— Джеймс, что ты, такое говоришь… — голос Грина предательски дрогнул.

— Они убили Смита, когда он, начал зачитывать им приговор…

Грин заметил, что у Макдональда не хватает на руке двух пальцев.

— Джеймс, ты ранен?

— Да… Наверное…

Вокруг стали собираться горожане, заметив приезд Макдональда. Со всех сторон посыпались вопросы:

— Макдональд, где маршал?

— Его скорей всего убили…

— Ты видел это?

— Я видел, как в него стрелял Макконнелл из ружья…

— Может Смит, только ранен? Почему ты, Макдональд оставил маршала?

— Он приказал мне, ехать за помощью… — промямлил Макдональд.

— Ты, врешь!

— Да он, струсил! Он смылся с фермы… — стали выкрикивать горожане.

Лицо Макдональда вспыхнуло от стыда, но ответить он не успел.

— Тихо! Прекратите галдеж! — закричал Теодор Грин, подняв обе руки вверх. — Нам нельзя терять время. Надо немедленно высылать отряд, чтобы задержать убийц маршала.

С мэром все согласились. Вскоре собрался небольшой конный отряд, вооруженный винтовками и пистолетами. Макдональд с перевязанной рукой тоже собирался ехать.

— Джеймс, вы бы остались, — предложил мэр города.

— Сэр, я должен ехать, — сказал Макдональд, и дал шпоры коню.

Ферма встретила отряд горожан гробовой тишиной. Макконнелл и Майлз скорей всего удрали, но люди, на всякий случай приготовили оружие. Отряд медленно приближался, охватывая ферму цепью.

— Ребята, будьте внимательны, — крикнул пожилой, коренастый мужчина, перехватив удобней ружье.

— Макдональд, где все произошло?

— Там, возле землянки Макконнелла…

Некоторые всадники спешились, и пошли к ферме.

Макдональд первым увидел тело Томаса Смита. Смит лежал в большой луже крови, а голова у него отсутствовала.

— Этот ублюдок, отрубил Смиту голову, — крикнул пожилой мужчина.

Когда тело маршала перевернули на спину, сразу увидели огнестрельную рану в груди.

Голову Томаса Смита убийца отбросил в сторону. Такое преступление многих шокировало. Даже для этих мест необъяснимая жестокость была в диковину.

Пожилой мужчина принял командование на себя:

— Несколько человек оставайтесь на ферме, отвезите тело маршала в Абилин. Мы же. Начнем преследование этих мерзавцев. Они оба ранены, и у нас есть шанс схватить их.

Горожане, во главе пожилого мужчины вскочили на коней и бросились в погоню.

Обезглавленное тело Томаса Смита бережно погрузили на повозку, и отвезли в Абилин.

Посланная за преступниками погоня долго шла по их следам. Не смотря на то, что Макконнелл и Майлз были ранены, им удалось удрать. В этот раз бандитам повезло.

Джеймс Макдональд постоянно ощущал на себе презрительные взгляды горожан. Он слышал за своей спиной злые перешёптывания. Хотя людей тоже можно понять. Он, Макдональд, сбежал, он бросил своего шефа одного, против двух негодяев. Его, Макдональда считали трусом… Но для Джеймса это было первое такое серьезное дело…

— Джеймс, я понимаю ваше состояние, — мэр Грин попытался успокоить молодого человека. — Вам не стоит так переживать.

— Сэр, люди считают меня трусом, — голос Макдональда задрожал. — Я, действительно струсил…

— Тем не менее, вам, удалось подстрелить Майлза.

— Это ничего не меняет…

— Джеймс, есть старинный, хорошо проверенный способ успокоить нервы. Пойдите в бар, и напейтесь…

— Спасибо сэр. Возможно я, воспользуюсь этим способом, — пообещал Макдональд.

Но в тот вечер Джеймс Макдональд не пошел в бар. Он уединился, чтобы спокойно все обдумать.

В который уже раз Джеймс прокручивал в голове драматические события, произошедшие на ферме Макконнелла…

Смит и Макдональд подъехали к ферме. У своей лачуги стоял Эндрю Макконнелл, чуть в стороне Моисей Майлз. Оба вооруженные винтовками.

— Сэр, они нас ждали, — тихо сказал Макдональд, чувствуя, как от страха у него сильно вспотели руки. — У них оружие…

— Здесь все ходят с оружием, — спокойно ответил Смит. — Сейчас мы, спускаемся с коней, и идем к землянке. Джеймс, держись немного позади меня, и следи за Майлзом.

— Я, понял…

Законники слезли с коней, и направились к фермерам.

— Мистер Смит, что случилось? — натянуто улыбнулся Макконнелл.

— Парни, у меня есть два ордера на ваш арест, — громко сказал маршал. — Я должен, доставить вас в Абилин, для дальнейшего судебного разбирательства.

Смит медленно подходил, не спуская глаз с Макконнелла.

— Здесь какая-то ошибка… — попытался объясниться Макконнелл. — меня только пару дней назад оправдали…

— Мистер, не в моей компетенции, что-либо решать. Это дело суда, — Смит говорил спокойно и уверенно. — Моя задача состоит в том, чтобы доставить вас, в тюрьму…

— Это несправедливо, — Макконнелл постоянно оглядывался на Майлза, ружье у него в руках подрагивало.

— Уверен, что суд во всем разберется.

— Ордер есть… Покажите мне ордер, — голос Макконнелла охрип от волнения.

— Да, конечно…

Вот здесь Смит и совершил ошибку. Потянувшись за ордером, маршал буквально на миг выпустил Эндрю Макконнелла из вида. Фермеру этого вполне хватило. Макконнелл вскинул ружье, и нервно нажал на курок. Ружье оглушительно громыхнуло, и плюнуло огнем. Стрелка окутало пороховым дымом. Пуля ударила Томаса Смита в грудь, пробив правое легкое. У маршала от боли потемнело в глазах. Но только в глазах прояснилось, Смит увидел, перекошенное от злобы лицо фермера. Макконнелл собирался еще раз выстрелить, но не успел этого сделать. Смит молниеносно выхватил пистолет из кобуры, и в упор выстрелил в фермера. Маршал не промахнулся.

Еще не зная, что он, получил смертельное ранение, Смит бросился на противника, пытаясь его разоружить. Подскочив к Макконнеллу, Смит отбил ружье в сторону, и ударил кулаком в лицо. Противники сцепились в смертельной схватке. Любое движение отдавалось острой болью в груди. На губах пузырилась кровь. Смит чувствовал, что силы покидают его. Но он рассчитывал, что успеет обезоружить и скрутить стрелка.

В это же время Моисей Майлз и Джеймс Макдональд тоже успели обменяться выстрелами. Макдональду удалось ранить Майлза, но ответная пуля срезала два пальца на руке законника. А потом у Макдональда не выдержали нервы, и он сначала попятился, а потом стал удирать. Он подбежал к своему коню, прыгнул в седло, и покакал по направлению к городу.

«Я, сейчас, позову людей на помощь… Я вернусь, и спасу Смита…» — успокаивал себя Макдональд, погоняя коня.

Если бы Макдональд не убежал, возможно, дальнейшие события развивались по-другому. Но что произошло, то произошло, ничего уже нельзя было исправить…

Несмотря на смертельное ранение, и на жуткую боль в груди, Смит начал одолевать Макконнелла, которому пришлось на своей шкуре испытать кулаки маршала. В этот момент к Смиту сзади подскочил Моисей Майлз, и ударил прикладом ружья по голове. Маршал упал, потеряв сознание.

— Ох и здоровяк, этот Смит… — не мог отдышаться Макконнелл. — Еще немного… И мне бы конец…

Смит тихо застонал.

— По-моему он, приходит в себя… — сказал Макконнелл.

Майлз молча ушел. Через минуту вернулся с топором.

— Моисей, зачем тебе топор? — спросил Макконнелл.

Майлз не ответил. Судя по отрешенному лицу соседа, и по его пустым глазам, Майлз, в этот момент был где-то очень далеко, далеко от этих мест. Майлз пошел к лежащему на земле маршалу.

— Моисей, что ты задумал?

— С маршалом надо кончать… — ответил Майлз.

Томас Смит очнулся. Попробовал пошевелиться, и все тело отозвалось острой болью. Смит задыхался, он пытался дышать часто, но боль усиливалась с каждым вдохом. Ртом пошла кровь.

Сквозь полуприкрытые веки Смит видел, что к нему направляется Майлз с топором в руках. Смит пошарил рукой, в поисках упавшего пистолета, но ничего не нашел. Возможно, впервые Смиту стало страшно от своей беспомощности.

Майлз остановился перед беспомощным, умирающим маршалом. Он поднял топор, и ударил, целясь по шее. Майлзу удалось только с третьего раза отрубить Смиту голову.

Зачем он отрубил голову маршалу, Майлз потом, так и не смог пояснить.

Смит был настолько популярен, что весь город присутствовал на его похоронах. Похороны Смита состоялись в небольшой баптистской церкви. В этот день магазины, и салоны были закрыты.

Люди следовали за повозкой, на которой лежало тело маршала. Смита похоронили на местном кладбище. Его могила оказалась очень скромной. Соответствующую надпись сделали на простой деревянной доске, из-под ящика для подшипников.

В последнем, прощальном слове мэр Теодор Грин сказал:

— Томас Смит, работая городским маршалом в Абилине, уважительно относился к человеческой жизни… Он, никогда не носил пистолетов, он ни в кого не стрелял, и никого не убил. Смит подавлял преступников силой своей личности… Одного удара кулаком было достаточно чтобы успокоить самого безжалостного ковбоя… Маршала Томаса Смита предательски убили…

Сбежавшие Макконнелл и Майлз, были схвачены в марте 1671 года, и доставлены в Абилин. Разгневанные горожане угрожали их линчевать. Суд испытывает сильное давление.

В таких условиях вершить правосудие было невозможно. Мэр города принимает решение отправить задержанных в Манхэттен, штат Канзас.

Позже убийц приговорили к длительным срокам заключения, Макконнелл получил 12 лет, а Майлз 16 лет.

Джеймс Макдональд продолжил работать в Абилине законником. Но он, постоянно испытывал неприкрытую враждебность со стороны горожан. Многие в открытую заявляли, что Макдональд виновен в смерти Томаса Смита. Когда же кандидатуру Макдональда предложили в качестве городского маршала, горожане отклонили это предложение, заявив, что Макдональд является трусом. Как можно рассчитывать на такого человека, который подло бросил своего напарника, наедине с убийцами, а сам трусливо сбежал. Кандидатура Макдональда с треском провалилась.

После смерти Томаса Смита Абилин снова превратился в неспокойный городок, пока в 1671 году законником в нем не стал Дикий Билл Хикок, который быстро навел в нем порядок.

Несмотря на свою репутацию, Хикок не делал свою работу так хорошо, как это делал Томас Смит. К тому же Хикок был завзятым картежником, который много времени проводил в салонах, за игровыми столами.

Я, уже напасал рассказ, когда наткнулся на еще одну версию этого знаменитого кулачного боя, когда Томас Смит благодаря своим кулакам стал маршалом в Абилине. Вторая версия немного отличается от первой: Смит первым делом разузнал, кого в Абилине считают самым крутым парнем.

— Поверьте, мистер, я, здесь каждую собаку знаю, — заверил Смита пожилой ковбой, по имени Нед Шелтон, почесывая седую бороду. — Здесь есть такой человек, если только его можно назвать человеком за его скверный характер…

— Кто же это?

— Конечно же, Большой Хэнк. Это чистый головорез! — доверительно сообщил старик. — Вы, уверены, что он, вам нужен?

— Уверен, — улыбнулся Томас.

— Боюсь, вы, мистер, не представляете, с кем имеете дело… Большой Хэнк, это огромная глыба, состоящая из костей, мышц и железных кулаков, которыми Хэнк не прочь вздуть кого-нибудь, кто ему попадется на пути. Про Хэнка могу сказать, что у него в голове мозгов отродясь не было… Маршал, зачем он, вам?

— У Большого Хэнка есть оружие? — спросил Смит.

— Да, конечно есть. Здесь, в Абилине у всех есть оружие. И Большой Хэнк не расстается со своим шестизарядником….

— Отлично, я, пожалуй, начну с него, с Большого Хэнка…

— Простите, не понял… Что вы, начнете? — вытаращил глаза старик.

— Я, попрошу этого парня, когда он присутствует в городе, сдавать свое оружие, — пояснил Смит. — Думаю, если Большой Хэнк согласиться, то и другие возражать не будут.

— Вы, наверное, сумасшедший!.. Я вижу, вам надоело жить, — помрачнел Шелтон. — Большой Хэнк никогда, никому не сдаст свой револьвер, даже если вы, мистер, приведете с собой пару крепких парней. Ему совершенно наплевать на вашу маршальскую звезду… Прошу прощение… Для Большого Хэнка это будет, что-то вроде хорошего развлечения. Он умеет драться, и уже не одного крепкого парня уложил на землю. Хэнк дрался против трех, и против четырех человек. Я не завидую тем, кому не удалось увернуться от его кулаков. Все заканчивается сломанными носами, выбитыми зубами… Этот парень умеет грязно драться, знает множество подлых приемчиков. Хэнк, любит первым наносить удар, бьет всегда неожиданно… С Большим Хэнком в Абилине никто не связывается…

— Меня это вполне устраивает, — улыбнулся Томас Смит. — Где Большой Хэнк проводит время?

— Хэнк больше всего на свете любит карты, виски и девочек… Салон для Хэнка родной дом… Маршал, будьте осторожны…

Новый маршал Тома Смит неторопливо направился к салону. А Нед Шелтон покачал головой и подумав, пошел следом, справедливо рассудив, что такое зрелище он, не вправе пропустить. В любом случае будет что вспомнить.

«Новый маршал вроде парень крепкий. Но против большого Хэнка ему не устоять, — размышлял про себя старик. — Интересно, после какого удара маршал окажется на полу? Хватит ему одного удара, или Хэнку придется добивать маршала…».

Томас Смит решительно вошел в салон. В салоне шумно и сильно накурено. Маршал огляделся, и сразу заметил за стойкой громадного, небритого верзилу, яростно трясущего за грудки такого же здоровяка, с разбитым, окровавленным лицом.

— Мне нужен Большой Хэнк! — громко сказал Смит, подойдя к спорящим ковбоям.

Большой Хэнк, не выпуская парня с окровавленным лицом, повернул голову на голос. Его глаза сверкнули бешенным огнем, а ноздри расплюснутого носа хищно раздулись когда он, заметил на груди незнакомца звезду маршала:

— Если ты, не знаю, как тебя звать, хочешь предложить мне, стать маршалом или шерифом, то я, отвечу тебе… Да пошел ты!..

— Вряд ли я, тебе это предложу…

Большой Хэнк грубо отшвырнул от себя парня, которого держал за грудки, повернулся к Смиту, и прорычал:

— Что тебе, тогда надо от меня?

В салоне, как-то внезапно стало тихо. Все уставились на Смита и Большого Хэнка.

— В Абилине, с сегодняшнего дня запрещено носить оружие! — сказал Смит.

— Кто сказал? — скривил дурашливо небритое лицо Большой Хэнк.

— Я сказал…

— А ты, кто такой? — все-таки у Хэнка задергалась левая щека.

— Я, новый маршал Абилина, Томас Смит…

— Мне плевать, кто ты… Я, тебя вижу в первый раз, и ты, мне уже не нравишься, — перебил маршала Большой Хэнк. — Оружие свое, я, в чужие руки не даю, и тебе не собираюсь давать, а если ты, не уберешься с моих глаз, я тебе…

Большой Хэнк грязно выругался. В салоне несколько голосов угодливо захихикало:

— Ловко ты, Хэнк, сделал этого простофилю…

Томас Смит не стал спорить. Он, ударил кулаком, прямо в эту глумливую рожу подвыпившего подонка. Большой Хэнк, как стоял, так и рухнул на пол.

— Маршал, ты, себе, сейчас подписал смертный приговор! — радостно закричал красномордый ковбой, запрыгав от нетерпения. — Сейчас Большой Хэнк подниматься, и надерет тебе задницу…

Все с интересом ожидали продолжение драки. Но, была одна проблема, Большой Хэнк продолжал лежать на грязном полу, и он, даже не шевелился.

Томас Смит склонился над тушей поверженного врага и вытянул у него из кобуры револьвер. Большой Хэнк не стал возражать.

— Видишь, как все вышло… А говорил, что не отдашь оружие, — сказал маршал. — Передайте Большому Хэнку, когда он очнется, чтобы я, его больше не видел в Абилине.

Смит оглядел притихшую толпу, все еще не верящую, что с одного удара удалось вырубить отъявленного драчуна, такого, как Большого Хэнка.

— Большой Хэнк отдал мне, свой револьвер. Теперь ваша очередь, — сказал Смит, обращаясь к присутствующим в салоне. — Или есть возражения?

Возражений не было. Все парни, имевшие оружие, быстро сдали его в руки нового маршала.

Где-то за городом.

Вечером, когда ковбои закончили работу и собрались у костра, все разговоры только и были о новом маршале, который вышвырнул из города Большого Хэнка.

— Парни, вы, хотите сказать, что новый маршал одним ударом покончил с Большим Хэнком? — проворчал местный задира, которого все уважительно называли Вайоминг Франк.

— Да, все так и было! — начал горячиться костлявый парень с длинными волосами. — Маршал предложил Хэнку сдать оружие, затем раз ударил, и Большой Хэнк упал. Он, даже потерял сознание… Я, сам, все прекрасно видел…

— Этот маршал, наверное, был крупнее Большого Хэнка? — спросил Вайоминг Френк.

— Да нет, наоборот, ростом ниже…

— Я, в такое не могу поверить… — покачал лобастой головой Вайоминг Френк. — Такое не может быть… Я, хорошо знаю Большого Хэнка. Еще никому не удавалось справиться с ним.

— Новому шерифу удалось, — вставил другой ковбой, неспеша попивая горячий кофе.

— Заткнись! Завтра я, поеду сам, и разберусь с этим маршалом! — пригрозил Вайоминг Френк.

— Ставлю два доллара, что новый маршал провернет с тобой то же самое, что и с Большим Хэнком, — азартно закричал парень со шрамом на щеке.

— А я два доллара, что Вайоминг Френк вздует фараона!

— Я, разберусь, завтра с маршалом… — пообещал Вайоминг Френк. — Пусть он, попробует отобрать у меня револьвер…

На следующий день Вайоминг Френк шел по притихшему Абилину, сознательно откинув полу плаща, давая прекрасную возможность рассмотреть его револьвер, засунутый в потертую кобуру. Любопытные горожане жались к стенам домов, не сходя с деревянных тротуаров. Всем было интересно, чем же это закончиться.

Дорогу Вайомингу Френку преградил крепкий мужчина, с маршальской звездой на груди.

— Я, маршал Абилина, Томас Смит, — представился мужчина. — Хочу спросить, по какой причине вы, не сдали оружие? При въезде в город висят объявления…

Вайоминг Френк не ответил, он стал отступать, с явным намерением, чтобы маршал последовал за ним. Смиту это не понравилось, но он пошел за нарушителем порядка.

— Куда это вы, собрались? — крикнул маршал.

Френк не отвечал. Он, держал путь в салон, собираясь в том месте, где маршал избил Большого Хэнка, наказать теперь его самого. В салоне уже собралась толпа желавшая увидеть продолжение спектакля. Люди делали ставки, в основном на победу Френка. Вайоминг Френк разорвет маршала, иначе быть не может.

Томас Смит войдя в салон, увидел толпу зрителей, но не удивился этому. Толпа мгновенно окружила Томаса Смита и Вайоминга Френка.

— Мне надоела эта беготня. Почему бы тебе, просто не отдать свой револьвер, — сказал маршал.

Губы ковбоя скривила презрительная ухмылка:

— До меня дошел слух, что ты, вчера разделался с Большим Хэнком… Я, в это не верю…

— А мне, плевать, — сказал Томас Смит и нанес два мощных и очень быстрых удара ковбою в тяжелый подбородок.

История повторилась. Вайоминг Френк грохнулся на пол, но сознание не потерял. Взревев от боли, ковбой попытался встать на ноги. Маршал шагнул к Френку и, выхватив у него из кобуры револьвер, пару раз крепко приложился ему по голове. Голова Френка беспомощно дергалась из стороны в сторону. Потекла кровь, прочертив красными полосами бледное лицо здоровяка. Рев оборвался…

— Будет лучше, для твоего же здоровья, если ты, ковбой, покинешь город, и никогда сюда больше не вернешься, — напоследок сказал Томас Смит.

Френк с трудом поднялся на ноги, и, покачиваясь, направился к выходу на улицу. В салоне воцарилась необычная тишина. Из-за стойки вышел хозяин салона, крепкий мужчина в замызганном переднике.

— Это была самая впечатляющая драка, которую мне, приходилось видеть. А видел я, их, немало на своем веку! — вскричал хозяин салона.

Мужчина бросил на стойку здоровенный кольт, и добавил:

— Вот мой пистолет! Я, думаю, пока вы, будете в Абилине нашим маршалом, револьвер мне больше не понадобится…

Другие последовали его примеру, и с этого времени у Смита было очень мало проблем относящихся к ношению оружия. Теперь никто не смог игнорировать объявления такого содержания, расклеенные по городу возле салонов и магазинов:

«Вы, оставляете оружие у хозяина, до тех пор, пока не будете готовы покинуть город».

10.2014.г.

ДЖОН ЛАРН — ЛИНЧИВАТЕЛЬ, ВОР И УБИЙЦА


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джон Ларн.(1873–1878) г. 22 июня 1878 года.

Шериф Уильям Крюгер, с десятком вооруженных всадников направлялись к ферме Ларна.

— Интересно, Ларн дома? — спросил у шерифа Джон Рассел, высокий мужчина с неприятным лицом, который возможно, больше всех нервничал.

— Сейчас приедем, и увидим… — неохотно ответил шериф Крюгер, занятый своими мыслями. — Парни, будьте осторожны. Ларн, человек очень опасный и непредсказуемый… Но я, думаю, если мы, внезапно нагрянем к Ларну в гости, проблем не будет…

Джон Ларн, ни о чем, не подозревая, вышел из своего дома, с ведром в руках, и пошел в сарай. Заметив вдалеке группу всадников, Ларн не почувствовал никакой тревоги, и через мгновенье забыл про них. Мало ли, кто там ездит, может это фермеры ищут отбившихся от стада коров.

В сарае Ларн нежно похлопал упитанную корову, которая узнав хозяина, приветливо замычала.

— Что, заждалась меня, красавица? И я, рад тебя видеть… — ласково сказал Ларн.

Ларн пододвинул трехногий, крепко сбитый стул, и подставил ведро. Мужчина устроился на стуле, и принялся доить корову. Парное молоко тугой струей ударило о дно ведра.

Ларну нравилось вот так по утрам, самому доить корову. Он, все время стремился к такой спокойной жизни.

Увлеченный работой Джон Ларн, слишком поздно услышал шум во дворе. В дверях показался шериф Уильям Крюгер, и с ним, с десяток вооруженных мужчин, большинство которых состояли в Комитете Бдительности[8]. Четыре года назад, Джон Ларн и Джон Селман сами организовали и возглавили Комитет Бдительности, для борьбы со скотокрадами. Но теперь среди Бдительных много людей, которых Ларн плохо знает.

От плохого предчувствия у Джона Ларна неприятно заныло внизу живота.

— Шериф Крюгер… Джентльмены… Приятного дня всем вам. Если вы, решили мне, помочь, не стоит, я, сам, могу справиться с коровой, — попробовал пошутить Ларн.

Лица нежданных гостей оставались хмурыми, и напряженными.

— Он, еще издевается над нами, — буркнул кто-то из мужчин.

— Джон Ларн, у меня ордер на ваш арест, — громко сказал шериф Крюгер, не спуская глаз с Ларна.

— Это что, шутка такая? — не поверил своим ушам Ларн.

— Шутки давно кончились! — крикнул Джон Рассел, их-за спины шерифа, крепко сжимая винчестер в руках. — Ларн, ты, стал для всех нас, опасен.

Ларн беспомощно оглянулся, и увидел свой ремень, с пистолетом спокойно висящий на заборе, рядом с сараем. Но парни из Комитета Бдительности не дадут ему, такого шанса, схватить револьвер.

— Ларн вставай, ты пойдешь с нами, — подал голос шериф Крюгер. — И не делай глупостей.

— Иначе мы, тебя, просто пристрелим, — снова выкрикнул Джон Рассел.

Как все по-глупому получилось. Ларн встал со стула. Некоторые из Бдительных, даже стволы ружей на него направили.

— Обыщите его! — скомандовал шериф. — Мне сюрпризы, по дороге не нужны.

Ларна быстро и ловко обыскали. Из дома выбежала встревоженная жена Мэри, но ее не пустили к мужу.

— Шериф, что вы, делаете? — кричала Мэри.

— Миссис Ларн, успокойтесь… Ваш муж, арестован…

— Когда же вы, оставите Джона в покое! Он, ни в чем не виноват! — кричала Мэри.

— Миссис Ларн, мы, во всем разберемся, — сохранял спокойствие шериф Крюгер.

— Куда вы, его везете? — спросила Мэри.

— В Олбани. Там ваш муж будет дожидаться суда.

— Почему не в Форт Гриффин? — удивленно спросил Ларн.

— В Форте, у тебя, Джон, слишком много друзей, которые могут вытащить тебя из тюрьмы, — охотно объяснил шериф. — А в Олбани у меня много друзей…

Уильям Крюгер увидел, как побледнело лицо у Ларна.

— Когда-то ты, Уильям, был моим заместителем. И мы, с тобой, делали одно дело, — Ларн просчитывал все варианты, благодаря которым он, мог избежать ареста, но сегодня все было против него.

— Ларн, все изменилось…

— Шериф, ты, делаешь большую ошибку, — обжег Ларн шерифа взглядом полным ненависти.

— Мы сделали ошибку, когда в прошлый раз выпустили тебя из тюрьмы, — ответил Крюгер, и добавил, с легкой издевкой. — Если тебя, это повеселит, мы, сегодня схватим твоего дружка Зельмана. Для полной компании, чтобы тебе, Ларн, не так скучно было в тюрьме. Ваше время кончилось…

— Разрешите с женой проститься… — попросил Ларн.

Просьбу Джона Ларна проигнорировали. Арестованному связали руки, посадили на лошадь, и увезли.

Джон Ларн родился в 1849 году в Мобайле, штат Алабама. Сбежав из дома, подался в Колорадо, где стал ковбоем. В 1871 году поссорился с владельцем ранчо, на которого работал, выхватил револьвер и застрелил его. Опасаясь возмездия, бежал в Нью-Мексико. Некий шериф заинтересовался его прошлым, и попытался его арестовать. Ларн, долго не раздумывал, он убил шерифа.

Ларн бежит в Техас, в район Форта Гриффин. Здесь он, начал работать на ранчера Уильяма Билла Хэйза.

Хэйз решил перегнать стадо на рынок в Тринидад, штат Колорадо, где цены на крупный рогатый скот, были намного выше. Было собрано стадо, около 1700 голов. Некоторые животные были Хэйза, другие принадлежали другим скотоводам.

Осенью 1871 году, в качестве начальника перегонной бригады ковбоев, Хэйз нанял Джона Ларна. Ларну на тот момент было только 22 года, но он, уже имел репутацию жесткого парня, который умел объезжать не только диких коней, но и держать в кулаке диких ковбоев. В команду погонщиков входило десять человек. Среди погонщиков были, как опытные ковбои, так и новички. Своей правой рукой Ларн выбрал Делберт Клемента, известного еще как Билл Буш. Отчаянный головорез имел револьвер, с броской насечкой на рукоятке. Билл Буш хвастался, что уже успел пристрелить пару человек из своего пистолета. Именно такой человек и нужен был Ларну.

Ковбои погнали стадо. Сначала все шло довольно хорошо. Но у реки Пекос, у брода, произошел конфликт с мексиканцами. Дорога была трудная, и Ларн, у Конского Брода решил дать своей команде день на отдых.

Ковбои наслаждались отдыхом, когда на противоположном берегу реки появились двое мексиканских погонщиков. Они остановились, и что-то стали кричать ковбоям на испанском языке.

— Чего надо? — крикнул кто-то из перегонщиков.

Мексиканцы затараторили еще быстрей на своем языке.

— Они ругаются? — спросил Ларн Билла Буша.

— Кто его знает… — равнодушно пожал плечами Буш.

— Ребята, кто-то понимает, чего эти болтуны хотят? — спросил Ларн у перегонщиков.

Нет, из ковбоев никто не знал.

— Мне кажется, что мексикашки угрожают нам… Они, себя ведут слишком агрессивно, — Ларн начинал заводиться. — Мексикашек надо проучить…

— Джон, ты, предлагаешь им морды набить? — спросил Буш.

— Нет, я предлагаю другое… Мне надо несколько человек с оружием…

Джон Ларн вскочил в седло своего коня, и погнал его к броду. За боссом поехало еще трое ковбоев, которые не прочь были развлечься. Мексиканцы, почувствовав опасность, решили скрыться, но было уже поздно.

— Амиго, чего хотели? — закричал Ларн, выхватывая револьвер.

Мексиканцы не захотели вступать в разговор, а стали убегать. Ларн вскинул револьвер, и, прицелившись, нажал на курок. Тот, что бежал справа, взмахнул руками, и упал. Второй метнулся в сторону, пытаясь скрыться в кустах. Но ковбои уже отрезали его от зарослей. Мексиканец заметался между всадниками.

— Не дайте ему уйти! — закричал Ларн, пытаясь взять парня на мушку.

Раздалось еще несколько выстрелов, но парню пока не задело ни одна пуля. Беглец хорошо понимал, что ему долго не может везти. Тогда мексиканец прыгнул в реку, и нырнул. Стоило мексиканцу вынырнуть, как ковбои открыли огонь. Пули вздымали высокие фонтанчики воды, рядом с головой несчастного. Глотнув воздуха, мексиканец снова скрылся под водой. Когда голова беглеца вынырнула из воды, Ларн выстрелил. На этот раз выстрел Ларна оказался точным. Пуля попала в затылок мексиканца.

— Босс, что делать с убитым? — спросили ковбои.

— Ребята, кидайте их в воду, покормите сома, — презрительно улыбнулся Ларн.

Погонщики спешились, и сбросили тело первого убитого в реку.

— Зачем? — спросил Билл Буш.

Джон Ларн внимательно посмотрел на своего помощника, и улыбнулся.

— Джон, зачем ты, мексиканцев убил?

Поймет ли его Буш, Ларн не был в этом уверен. Буш постоянно хвастался, что он, убил несколько человек, и все ему верили. Он, Ларн, тоже успел отправить на тот свет скотовода, и шерифа, но ему никто особо не верил. Считали, что он, слишком молодой, для таких дел. Ларна это сильно злило…

Теперь все изменилось. Ковбои стали откровенно побаиваться Ларна, который, на их глазах хладнокровно убил двух мексиканцев.

Вернувшись в Техас, Ларн пошел работать на местное ранчо, к владельцу по имени Иосиф Бек Мэтьюс, который был одним из самых уважаемых людей в Шакелфорде.

Чтобы укрепить свое положение, 28 ноября 1872 года, Джон Ларн женился на Мэри Джейн Мэтьюс, хорошенькой 15-летней дочери Иосифа Мэтьюз. В качестве свадебного подарка Иосиф Mэтьюс подарил зятю 500 голов крупного рогатого скота.

Поговаривали, что Ларн не был преданным мужем, но свою жену любил безумно. Он даже не курил, и не пил в ее присутствии.

Используя камни, пустующего, еще с 1856 года военного поста, Ларн построил на развилке реки Бразорс, javascript: void(0) трехкомнатное ранчо, которое назвал: «Коттедж Медовый Месяц». Чуть позже он, сам спроектировал, и построил недалеко от коттеджа Г - образный дом, на шесть комнат.

Казалось, что у Ларна есть все шансы, чтобы самому разбогатеть честным трудом. Но наш герой не такой. Джону Ларну этого было мало. Возвратившись в Техас, Ларн объединился с Джоном Селманом, с которым он, впервые познакомиться в Нью-Мексико. Ларн и Селман станут верными друзьями и партнерами в последующих преступных предприятий, первым из которых была коварная кража скота у бывшего босса Ларна, Хэйза.

Селман жил на своем ранчо, в 8-и милях от Форта Гриффин. Он прикупил в Форте недвижимость, в том числе и салун.

Джон Селман был на 10 лет старше Ларна, но он не лез в лидеры. Это вполне устраивало Ларна.

Летом 1873 года Билл Хэйз наконец продал свои стада. Вернувшись, он был потрясен, узнав, что Ларн предал его доверие, и использовал его украденную доверенность, перегнал большинство оставшегося скота Хэйза в свой табун.

Хэйз был в бешенстве, но вынужден был сдерживаться. Хэйз понимал, что если он, обвинит Ларна в краже своего скота, то его жизнь окажется в опасности. Ларн уже был известен, как хладнокровный убийца, который по любому пустяку хватался за оружие, и легко жал на курок револьвера. Ходили тревожные слухи, что во время первого перегона скота, Ларн ни за что убил двух мексиканцев. Может это всего лишь слухи, но Хэйз считал, что Ларн на такое способен.

К Джону Ларну тоже стали доходить слухи, что Хэйз уже знает о его кражах, и теперь он, попытается отомстить ему.

Билл Хэйз, и его брат Джон, получили контракт на поставку 1000 голов крупного рогатого скота, в Форт Силл. В конце осени Хэйз нанимает команду перегонщиков. Братья намекнули нанятым ковбоям, что они, не будут против, если при перегоне скота, парни присоединят к их стаду коров принадлежащих Ларну, и Селману.

Команду ковбоев возглавил Билл Буш, сорвиголова, который в прошлом был правой рукой Ларна, при перегоне скота в Тринидад. В свою команду Буш взял таких проверенных ребят, как Джон Уэбб, Джордж Снов. «Джеси Джеймс», Jeames, Вебстер Хазлетт, Док Херн. Всего в команде, вместе с братьями Хэйз, Биллом и Джоном, было восемь человек.

Узнав о намерениях Билла Хэйза, Ларн тоже не теряет времени зря. Он заручился поддержкой Райли Картера, который входил в комиссию по обеспечению порядка в округе, как констебль. Несмотря на то, что стали появляться слухи о участии Ларна в кражах скота, он, с помощью Картера получает ордер на арест Хэйза, по обвинению в кражах скота.

Ларн собирает отряд, в который входит его друг, и партнер Джон Селман, его брат «Том Кот», инспектор по прозвищу Борода.

Райли Картер решает обратиться за поддержкой армии. Он, встречается с командиром гарнизона Форта Гриффин, подполковником Джорджем Буелл. Рассказав о своей проблеме, Картер просит оказать ему помощь в преследовании скотокрадов, которыми руководит Билл Хэйз. Подкрепляя свои слова, Картер показал подполковнику Буелл ордер на арест Хэйза.

— Я, вам выделю несколько надежных солдат, — пообещал подполковник Буелл, который ненавидел скотокрадов, и конокрадов, от проделок которых иногда страдали солдаты.

Буелл отдает приказ 2-му лейтенанту Эдварду Тернеру, из Отряда «В», 10-го кавалерийского полка, чтобы он, возглавил отряд, который должен оказывать посильную помощь гражданским.

10-й кавалерийский полк был одним из первых сформированных «Буффало полков», который состоял из афроамериканцев. Полк, в свое время успел отличиться в Гражданской войне, когда они сражались против южан. Индейцы тоже побаивались «солдат буффало».

17 черных всадников, прославленные «солдаты буффало», которых выделили для Картера, оказались опытными ветеранами.

3 декабря отряд гражданских, во главе с Ларном и Селманом, и семнадцать кавалеристов, начали преследование скотокрадов Хэйза.

На следующее утро молодой ковбой, Дрю Кирксей Тейлор, с ранчо братьев Браунинг, заметил отряд всадников. Некоторое время мальчик оставался на месте, наблюдая за отрядом. Тейлор вначале принял всадников за индейцев, которые иногда совершали свои кровавые рейды. Эти же всадники двигались строем, скорей всего они были солдаты. Парнишка повернул на запад, но был уже замечен незнакомцами. К нему поскакало несколько человек, охватывая Тейлора с флангов. Можно было попытаться удрать, но мальчик не решился, увидев в руках преследователей ружья.

— Это же просто мальчишка! — крикнул один из всадников.

Тейлор остановился. Всадники, догнав мальчика, кружили вокруг, разглядывая его. Среди чужаков было двое белых парней, остальные чернокожие солдаты. Мальчик сильно был напуган. Он видел в руках незнакомцев винтовки.

— Парень, все в порядке. Не бойся, мы, тебе, ничего не сделаем! — пообещал худощавый незнакомец с холодными, равнодушными глазами.

Ага, легко сказать, не бойся, когда тебя окружают вооруженные дядьки, у которых неизвестно что в мозгах творится.

— Парень, тебя как звать? — спросил тот же худощавый, с холодными глазами.

— Дрю Тейлор, — громко ответил мальчик, стараясь скрыть свой страх.

— Дрю, скажи нам, тебе не попадались сегодня другие ребята…

— Я, утром наткнулся на лагерь братьев Хэйз. Они меня, кофе угостили…

— Где находится их лагерь?

Тейлор рассказал, не догадываясь, что его информация приведет к убийству неповинных людей.

4 октября 1873 года произошло то, что потом назовут Резня в Буш Хандле.

Отряд Ларна — Селмана вышел к месту, которое называлось Буш Кноб Крик, где располагался лагерь братьев Хэйз. Еще издалека увидели спокойно пасущихся коров.

Члены объединенного гражданско-военного отряда спешились. Используя холмы в качестве прикрытия, солдаты стали приближаться к лагерю. В лагере заметили четырех мужчин. Джон Хэйз, Билл Хэйз, Билл Буш и Джордж Снов спокойно обедали. Остальные четверо; Док Херн, Вебстер Хазлетт, «Джеси Джеймс», Jeames, и Джон Уэбб пасли стадо.

События, которые произошли затем, были запутаны и противоречивы.

Лейтенант Тернер, участник перестрелки, доложил своему начальству свою версию в официальном докладе. Он сказал, что, когда четверо мужчин в лагере увидели приближающийся отряд, они сразу схватили оружие, и первые начали стрелять. Солдатам не оставалось ничего другого, как открыть ответный огонь. В результате перестрелки, двое угонщиков скота погибли на месте. А двое других были убиты, когда они пытались спастись бегством.

Версия о перестрелке, в газете «Galveston Daily News», немного отличалась. Согласно этой версии была предпринята попытка взять под стражу всех четверых скотокрадов. Два парня не оказывали сопротивления. Зато другие двое выхватили револьверы, и открыли огонь по констеблю. Когда началась стрельба, двое арестованных бросились бежать. Один из них попытался схватить винтовку охранника, но неудачно. В результате все четверо парней были застрелены.

Что же произошло на самом деле.

Джон Ларн, Джон Селман, и семнадцать «солдат буффало» приближались к лагерю братьев Хэйза. Люди, которых считали скотокрадами спокойно ели. Ларн разглядел в лагере Билла Буша, к которому продолжал испытывать личную неприязнь.

— Я, стреляю первым. Буш мой, он, среди скотокрадов самый опасный! — сказал Ларн так, чтобы услышали все солдаты.

Никто не стал возражать.

Ларн вспомнил старые обиды, когда Буша считали, что он, намного круче Джона Ларна.

Ларн, Селман, и солдаты двинулись к лагерю, рассыпавшись цепью. В лагере заметили приближающихся солдат, и очень удивились, не понимая, что происходит. Солдаты надвигались на лагерь, вскинув винтовки.

Буш узнал давнего партнера.

— Ларн, что происходит? — последнее, что успел спросить Билл Буш.

— Мы, ловим подлых скотокрадов! — крикнул Ларн.

Ларн выстрелил почти в упор, с первого выстрела убив Буша. И сразу начали стрелять солдаты. Вторым погиб Хэйз, он упал рядом с Бушем. Выстрелы гремели со всех сторон. Люди Хэйза не успели оказать сопротивления. Кто-то пытался убежать, но он, успел сделать только несколько шагов.

Прошло всего несколько секунд, и кровавая работа закончена. Все четверо парней лежат убитые на земле, обливаясь кровью.

Никто не подозревал, что рядом оказался случайный, нежеланный свидетель, который хорошо видел, что произошло в лагере Хэйза. Ковбой мальчишка, Дрю Тейлор, показав Ларну, где находится лагерь угонщиков скота, решил поехать за солдатами следом. Мальчишке стало любопытно, почему солдаты разыскивают тех ребят. Тейлор, двигаясь за солдатами, понимал, что он, сильно рискует.

Когда солдаты открыли огонь без предупреждения, и убили всех четверых парней из лагеря, Тейлор не поверил своим глазам.

Позже он говорил:

— Я был одним из тех, кто помог похоронить этих несчастных ковбоев, и когда я говорю, что это было дьявольское убийство, я знаю, о чем говорю.

— Не задерживаемся! Нам нельзя упустить остальных воров, — кричит Джон Селман.

Солдаты бегут вперед. Вскоре были арестованы остальные члены отряда братьев Хэйз.

Снова дальнейшие события туманны и противоречивы.

В своем докладе лейтенант Тернер заявил, что остальные четверо пытались бежать. Солдатам вынуждены были открыть по беглецам огонь.

В своих мемуарах Ричард Генри Пратт, затем лейтенант 10-й кавалерийского полка в ​​Форте Гриффин, и позже основатель знаменитого Карлайл индийского промышленного училища, вспоминал эту историю, но его версия наполнена неточности.

Так, по его словам, солдаты наткнулись на большое стадо крупного рогатого скота воров. Здесь же они увидели два загона для скота, построенные около ручья. Мужчины погонщики, по его словам были разделены на две группы; пять человек находилось в одной, и четыре в другой. Стадо большое, около тысячи голов крупного рогатого скота, и около сорока лошадей.

Отряд солдат захватил обе группы погонщиков без единого выстрела. Но ночью, арестованные попытались сбежать, и все были убиты.

Кражи скота, вдоль границы были настолько распространены, а поймать, и доказать вину скотокрадов не всегда удавалось.

Признавая, что восемь человек погибли в Буш Хандле, военные и гражданские чиновники равнодушно пожимали плечами. Но нашлись такие люди, которые резко осудили это хладнокровное убийство.

Ларн и Селман, в свою защиту заявили, что ковбои сами были виноваты. Они оказали сопротивление, и не собирались сдаваться. Погонщиков пришлось убить, в целях самозащиты.

Дрю Тейлор свидетельствовал против Ларна и Зельмана: ”Они не дали тем ковбоям ни единого шанса, и просто пристрелили их, как собак.”

Комсток, хорошо знавший Джона Ларна, сказал, что он не удивлен в произошедшем. Он утверждал, что сам слышал, как Ларн не один раз повторял такие слова:

«Мертвецы не смогут рассказывать сказки».

Комсток рассказывал совершенно другую версию резни в Буш Хандле. По его словам солдаты, чтобы зря не рисковать, свои жертвы расстреляли в голову, когда те спокойно спали, используя свои седла под подушки. Чтобы замести следы, Ларн приказал сжечь седла, в которых остались пулевые отверстия.

Об этой темной истории еще долго вспоминали потом. Она обрастала жуткими подробностями, от которых у местных жителей стыла кровь в жилах.

Одни люди верили, другие не верили. Одни возмущались кровавой резней, другие одобряли действия Ларна, считая, что с ворами поступать иначе нельзя.

— Джентльмены, а что вы, хотели. Воровство скота принимает гигантские размеры. Каждый из вас пострадал, в какой либо мере от скотокрадов. Надо честно признать, что власти не справляются. Закон надо брать в свои руки. Я считаю, что воров надо вешать. Будем вешать, другие задумаются, воровать ли им скот…

Единственный человек, которому было наплевать на эти разговоры, был Джон Ларн. Ему даже льстили все эти рассказы. Теперь Ларн стал человеком известным и… опасным. Как-то само забылось, что на Ларна тоже имелись заявления, где его обвиняли в кражах скота. Теперь было опасно говорить на эту тему. Человек, который руководил убийством восьмерых человек, так же легко мог уничтожить любого, кто его раздражал…

На пастбищных угодьях, вблизи Форт Гриффин местные фермеры решили осмотреть захваченное стадо братьев Хэйз, чтобы вернуть хозяевам украденный скот. Ларн возглавлял список претендентов, утверждая, что из-за братьев Хэйз он, понес большие убытки.

В 1874 году Ларн, с Джоном Селманом организовал Комитет Бдительности, чтобы бороться со скотокрадами. Знаете, очень удобно ловить скотокрадов, и одновременно самому заниматься таким прибыльным делом, как воровство скота.

У Комитета Бдительности справедливость была быстрой. Пойманных скотокрадов вешали на деревьях. Ларну и Селману конкуренты не нужны.

Вместо того, чтобы следить за порядком в графстве, Ларн стал контролировать Бдительных, с их помощью терроризируя всю округу.

В 1876 году Ларн был избран шерифом графства Шэклфорд. Людям нравился этот молодой парень, который безжалостно расправлялся с ворами. Селман стал помощником шерифа, и часто помогал Ларну производить аресты.

Спустя некоторое время Ларн подписал контракт с военным гарнизоном, по которому обязался поставлять солдатам по три быка в день. Не желая уменьшать собственное стадо, он вместе с Селманом воровал скот у соседей. Фермеры стали замечать, что в то время, как их стада медленно сокращались, у Ларна стадо оставалось неизменным.

Жители округи о воровстве догадывались, и разборки с ними были лишь делом времени.

2 апреля 1876 года Ларн с Бдительными поймали конокрада по имени Джо Уотсон.

— Кто вы, такие? — испуганно закричал конокрад, когда его сбили с ног, и окружили вооруженные люди.

— А как ты, сам, думаешь? — спросил стоявший в стороне стройный мужчина, со звездой шерифа на груди.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джон Ларн.

— Вы же законники…

— Можно и так сказать… Но тебе парень, очень сильно не повезло, мы, линчеватели…

Меньше всего в жизни, Джо Уотсон хотел столкнуться с линчевателями, у которых расправа была короткой и жестокой.

— Сэр, это что, шутка такая? — голос конокрада предательски задрожал. — Вы же шериф… Вы, представитель закона…

— Да, вы, правы, я исполняю функции шерифа. Но сегодня я, не шериф, а линчеватель. А ты, приятель будешь повешен…

— Почему?

— Я, на своей земле не потерплю конокрадов, и скотокрадов. Им, здесь, просто нет места.

От внезапной догадки сердце Уотсона сжалось от ужаса.

— Я, вас знаю… Вы, шериф Ларн… Про вас, ходят разные слухи, — лицо задержанного стало белее мела.

— Интересно, и что, про меня говорят? — на лице шерифа появилась заинтересованность.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Расправа с конокрадами была короткой и жестокой.

— Наверняка вы, сами все знаете… — немного поколебавшись, Уотсон добавил. — Говорят, что вы, сами, не брезгуете воровством чужого скота…

Лицо Ларна исказилось от ярости, но он, быстро взял себя в руки.

— У меня, полно врагов, которые пытаются очернить мое имя… Но я, рад, что сегодня, на одного болтуна станет меньше…

— Всем рот не закроете… — тихо буркнул Уотсон.

Пока Ларн разговаривал с Уотсоном, двое парней перебросили веревку с петлей, через толстую ветку ближайшего дерева.

— Сажайте его на коня, — скомандовал Ларн. — Надо заканчивать с вором.

Конокрада посадили в седло, а коня подвели к дереву, где его уже ожидала петля.

— Парень, как тебя звать? — спросил шериф Ларн.

— Это еще зачем? — равнодушно спросил Уотсон.

— Оставим рядом с тобой бумажку, чтоб люди знали, кого мы повесили, и чтоб знали, чье имя написать на твоей могилке, — пояснил Селман.

— Меня зовут Макбрайд, — ответил конокрад.

— Врет он. Я этого парня знаю. Это Джо Уотсон, — сказал один из Бдительных.

— Мне без разницы. Если парень хочет быть Макбрайдом, пусть будет Макбрайдом, — пожал плечами шериф Ларн.

Джо Уотсона била крупная дрожь, сотрясая все тело. Не очень-то охота умирать молодым. Шею конокрада, пока еще не сильно сдавливала петля. Руки крепко связаны за спиной. Уотсон огляделся. Линчеватели стояли рядом. Ни одного сочувствующего лица.

— Как насчет последней сигареты перед смертью, — спросил Уотсон, пытаясь хоть еще немного задержаться на этом свете.

— Обойдешься, — сказал Ларн.

По знаку шерифа, один из парней ударил коня по боку. Конь дернулся вперед. Уотсон соскользнул с седла, и завис в воздухе, дергая ногами.

Линчеватели оставили тело конокрада висеть, а у дерева бросили кирку и лопату, для тех, кто хотел снять вора, и похоронить его. На одежде повешенного оставили записку, написанную на мятом клочке бумаги:

«Он сказал, что его зовут Макбрайд, но он был лгуном, и вором».

В ближайшие три месяца Бдительные застрелили еще двух конокрадов, а шестерых повесили.

Иногда ситуация выходила из-под контроля. Так однажды, шериф Ларн, имея ордер, доставил в Форт Гриффин двух задержанных воров, и поместил их в тюрьму. Эти парни посчитали, что им сильно повезло. Воров могли сразу повесить. Парни сильно ошибались.

Через некоторое время, узнав, что шериф арестовал двух скотокрадов, в тюрьму ворвались линчеватели. Линчеватели разоружили охранников, и вывели заключенных на улицу. Воров повесили на ближайших деревьях.

Как-то Ларн и Селман заметили на улице Форта Гриффин некого Хамптона.

— Джон, смотри, это же Хамптон… Он находится в розыске…

— Да, точно, это он, — подтвердил Селман.

— Эй, приятель, стой на месте! — крикнул шериф Ларн.

Хамптон продолжал идти, как ни в чем не бывало. Ларн и Селман одновременно потянулись за револьверами.

— Хамптон, если ты, не остановишься, я, тебя, пристрелю! — пообещал Ларн.

Ничего не изменилось. Хамптон даже не обернулся на предостережение шерифа.

— Он, уйдет! — закричал Селман, и нажал на курок.

Селман всегда стрелял хорошо. Хамптон был убит с первого выстрела.

Только потом Ларн, и Селман узнали, что Хамптон был почти глухим и не мог услышать приказа. К тому же, как выяснилось, он был безоружен. Однако никто Селмана наказывать не собирался.

Ларн нанял двух каменщиков построить каменную ограду на его ранчо. Вскоре они оба были найдены плавающие в реке. Коронеру показались обстоятельства смерти каменщиков странными. Но он, не хотел называть это убийством, и тем более не хотел подозревать в смерти рабочих шерифа Ларна. Подобные вещи действительно случаются, время от времени.

— Мне кажется, парни что-то не поделили, — озвучил свою версию шериф Ларн. — Да, я нанял этих ребят, они работали у меня на ранчо. Но они, мне, сразу не понравились. Парни постоянно, ссорились, и ругались между собой… Возможно они, что-то не поделили, скорей всего это, и привело к трагедии.

Вскоре действия законника Ларна стали вызывать серьезные подозрения у местных жителей.

7 марта 1877 года Ларна вынудили сложить полномочия шерифа. Через месяц пост шерифа занял Уильям Крюгер, бывший заместитель Ларна.

Ларн продолжал снабжать Форт Гриффин говядиной. Зато у фермеров пропадало без вести все больше и больше скота. Джон Ларн, все еще продолжал заниматься воровством скота, не заметив, что его положение стало стремительно ухудшаться.

Число насильственных актов не уменьшалось. Группа вооруженных мужчин, предположительно, во главе с Ларном, и с Селманом, продолжали совершать рейды, вторгаясь в земли, принадлежащие другим скотоводам. Все это сопровождалось стрельбой, воровством скота, и запугиванием мирных граждан.

Упорно ходили слухи, что шкуры ворованного скота Ларн топил в пруду, пытаясь таким способом замести следы.

Наконец, в феврале 1878 года группа гражданских лиц, получили ордер на обыск, в пруду, за домом Ларна. Шесть шкур, которые были извлечены из воды, имели чужое тавро.

На ворованном скоту, обычно угонщики тавро сразу меняли. Уличить воров можно было только одним способом, если снять шкуру с коровы или бычка. На обратной стороне шкуры было видно первоначальное тавро настоящего хозяина.

Шесть таких шкур, вытащенных из пруда, указывали, что их хозяин не Джон Ларн. Появилась возможность выдвинуть обвинения против Ларна. Ларн был арестован.

Фермерам недолго пришлось радоваться, Ларн вскоре был отпущен на свободу. Но грейнджеры[9], и фермеры стали объединяться вместе, чтобы добиться ареста Ларна.

Злость и ярость у местных скотоводов возрастала, и в любой момент она, могла выплеснуться наружу.

Так и произошло в мае 1878 года, когда Селман перегонял нескольких быков на своем ранчо. Вокруг было тихо и спокойно. Неожиданно из кустов раздался выстрел из дробовика, и заряд снес седельный рог. Реакция Селмана оказалась молниеносной. Селман выхватил ружье из седельного чехла, и выстрелил по кустам. Ответного выстрела не последовало. Селман поскакал к кустам. В них он обнаружил труп местного фермера, недовольного его воровской активностью.

В июне 1878 года, местный ранчер, по фамилии Треадвелл стал свидетелем воровства скота. Заметив ненужного свидетеля, Ларн и Селман стали преследовать ранчера, пытаясь убить его. Проскакав несколько миль, Треадвеллу удалось уйти от погони. Но он получил ранение.

Треадвелл обвинил Ларна в воровстве скота.

Суд Олбани выдал ордер на арест Джона Ларна. Новому шерифу Уильяму Крюгеру поручено арестовать своего бывшего босса. Перед арестом шериф Крюгер заручился поддержкой уважаемой в графстве семьи Рейнольдс.

22 июня 1878 года Джон Ларн был арестован. Его отвезли в Олбани дожидаться суда. Ларну сковали руки и ноги. Крюгер велел местному кузнецу приковать цепь к полу камеры. Перестраховались на всякий случай, чтобы Ларн не сбежал.

В Олбани примчалась жена Ларна. Она сразу направилась в местную тюрьму. Муж сидел в деревянной клетке, со скованными руками и ногами.

В стороне стоял шериф Крюгер, внимательно наблюдая за свиданием Ларна с женой.

— Сэр, можно освободить моего мужа под залог? — спросила Мэри.

— Мэм, боюсь, что у вас, нет такой возможности, — покачал головой шериф Крюгер.

Никто не хотел рисковать, выпуская Ларна на свободу. Игра шла по крупному. Ларн мог скрыться, и начать мстить своим обидчикам. Никто не будет чувствовать себя в безопасности.

— Мэри, ищи срочно хорошего адвоката, — тихо шепнул Джон Ларн жене. — На этот раз, все обстоит очень серьезно. Меня не собираются отпускать из тюрьмы. Я, для них, как кость в горле.

На Джона Селмана тоже был выписан ордер, но шериф Крюгер опоздал. Селман видел, как арестовали его друга, и сбежал, оставив жену с четырьмя детьми.

Ларн надеялся, что его друг, Джон Селман, что-нибудь придумает, и обязательно освободит его. Но шериф Крюгер словно угадал его мысли, и сказал с легкой издевкой:

— Дружок твой, Селман, похитрей тебя оказался. Опасность почуял, и смылся в неизвестном направлении… И не надейся, что Селман бросится тебя выручать. Если найдем Селмана, рядом с тобой сидеть будет…

Неужели Джон, его бросил? В это не хотелось верить… Получается, одна только надежда на Мэри…

Вечером вооруженные люди, с масками на лицах, сбились в плотный круг. Тихо разговаривали:

— У Ларна много друзей в Форте Гриффин. Если Ларн выйдет на волю, то прольется кровь. Мы, не можем рисковать…

— У него есть шанс выйти?

— Жена Ларна занимается поиском адвоката. Если найдут толкового адвоката… Нам надо действовать решительней…

— Что вы, предлагаете?

— С Ларном надо кончать…

В тюрьме темно, тихо и прохладно. Ларну не спалось. На душе тревожно.

С улицы послышался непонятный шум, и грубые людские голоса.

В тюрьму ворвались люди в масках, с ружьями и револьверами.

— Где Ларн? Давай, показывай где он сидит…

Затопало множество ног. Вскоре пространство перед деревянной клеткой заполнилось людьми, в масках которые скрывали их лица. Ларну стало страшно. Это были люди из Комитета Бдительности. Бдительные, которые не знают пощады, разбираясь с конокрадами, и прочими ворами. Кому, как не ему знать, кто это такие. Было время когда он, Ларн, руководил этими парнями.

— Ключи! У кого ключи от клетки! Дайте же побыстрей сюда ключи!

Принесли ключи, и открыли клетку с заключенным. Люди в масках шумели:

— Что Ларн, не спится?

— Мы, за тобой пришли…

— Выходи Ларн, или мы, тебя, сами вытащим!

Ларн продолжал сидеть. Дверь клетки открыли, и в тесную камеру вошло двое Бдительных.

— Он прикован к полу, — сообщил один из зашедших в камеру.

— Так оторвите его от пола!

Парни стали дергать за цепь. Напряглись, попробовали тянуть. У них ничего не получалось.

— Чего вы, возитесь! — нетерпеливо кричали стоявшие за решёткой люди.

— Иди, сам попробуй… Кто-то хорошо постарался… Дергаем, дергаем, и все без толку…

— Ларн, ты вор, а воров надо вешать, как когда-то ты, их вешал…

— Не получится повесить… Пока цепь не оторвем…

— Мы, зря теряем время, — вперед выступил Рейнольдс.

Рейнольдс один не скрывал своего лица.

— И что теперь? Мы, оставим Ларна в тюрьме? Он, опять останется безнаказанным? — зашумели Бдительные.

— Джентльмены, у меня десть другой вариант, — Рейнольдс оставался спокойным.

Бдительные замолчали. Ларн стоял в клетке, и ждал своей участи.

— Ларн, мы решили не вешать вас, — сказал Рейнольдс.

Понимая смысл сказанного Ларн слабо улыбнулся.

— Как насчет последнего желания?

Ларну не ответили. Бдительные вскинули винтовки, направив стволы на приговоренного. Грохнул оглушительный залп из девяти стволов. Если бы не цепи, прикрученные к полу, Ларна отбросило бы на стенку решетки. Джон Ларн рухнул, как подкошенный.

Так закончил свою жизнь один из самых опасных убийц Техаса.

Джон Селман прожил еще 18 лет. От его руки погиб известный убийца Джон Хардин, который убил, как он, сам утверждал, 40 человек. Через год, в 1896 году, Джордж Скарборо застрелил Селмана в переулке Эль-Пасо.

11.2014.г.

ЧЕРНЫЙ БАРТ ГРАБИТЕЛЬ ДИЛИЖАНСОВ


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

1875–1883 г.

ПЕРВОЕ ОГРАБЛЕНИЕ «УЭЛЛС ФАРГО».

26 июля 1875 года.

Быстро вечерело. Невысокий, худощавый мужчина в длинном кожаном плаще, в черном котелке облегченно вздохнул, заметив вдали появившийся дилижанс, волочивший за собой длинный хвост пыли. Мужчина вытер пот со лба. Дрожавшие руки выдавали его волнение, но отступать от задуманного мужчина не собирался.

Джон Шайн, (позже он стал маршалом США, и сенатором от штата Калифорния), вёл дилижанс из Копперополиса в Милтон. Дилижанс компании «Уэлсс Фарго», быстро приближался к горному перевалу Фанк Хилл. Когда начался подъем, возница вынужден был придержать лошадей. В этот момент из-за камней внезапно появился незнакомец. Весь в черном, на голове мешок с прорезями для глаз. В руках матово отсвечивает обрез двустволки двенадцатого калибра.

— А ну стой! — громко командует незнакомец резким голосом.

Возница Джон Шайн в испуге натягивает вожжи. Дилижанс останавливается. Теперь обрез незнакомца направлен в сторону возницы, и сидящего рядом с ним стрелка, сопровождавшего дилижанс в пути. Парни напуганы и растеряны. Для них все произошло очень быстро и неожиданно. О сопротивлении не может быть и речи. Заряд дроби из двух стволов не оставляет надежды, что после выстрела останешься живым.

— Пожалуйста, бросьте ящик с деньгами на землю! — резким голосом скомандовал грабитель.

Видя, что возница дилижанса не спешит выполнить его требования, грабитель добавил:

— Парни, если в меня кто посмеет выстрелить, просто напичкайте его свинцом.

Джон Шайн огляделся, и сразу заметил торчащие из кустов стволы пяти или шести ружей. Это зрелище отбило у него всякое желание оказывать сопротивление, и он безропотно отдал сейф «Уэллс Фарго», (обычный деревянный ящик с висячим замком, в котором перевозили почту и деньги). На тот момент в сейфе находилось 160 $.

Шайн предупредил своих пассажиров, восемь женщин и детей, и двух мужчин, воздержаться от глупостей. Одна из женщин в панике выбросила из салона дилижанса сумочку. Грабитель поднял сумочку, отряхнул ее от пыли, поклонился даме, и вернул ей.

— Мадам, мне не нужны ваши деньги, — сказал он. — Мне вполне хватит денег «Уэллс Фарго».

Взмахом руки незнакомец разрешил Шайну продолжить свою поездку. Когда дилижанс поехал возница оглянулся назад, и увидел человека в капюшоне, который пытался топором вскрыть ящик — сейф. Открыв его на месте, преступник вынул несколько мешков с золотыми монетами и пару почтовых мешков. Джон Шайн отъехал на некоторое расстояние, а затем остановил дилижанс. Он решил вернуться на место преступления. Идя осторожно назад вниз по дороге, Шайн увидел полдюжины стволов ружей преступников, расположенных в кустах на месте засады. Шайн остановился, удивляясь, почему преступники не двигались, и не пытаются скрыться с места преступления. Подойдя ближе Шайн обнаружил, что на самом деле это были обычные палки, умело обработанные, и действительно весьма походящие на стволы ружей. Сам же грабитель ловкач исчез вместе с деньгами.

Осознав свою оплошность, Шайн рванул в Копперополис. Там он, немедленно сообщил о нападении. Шайн дал законникам описание преступника:

«Мужчина высокий и жилистый. В пыльнике, с мешком из под муки, с прорезями для глаз на голове. Поверх его сапог были надеты носки, возможно, чтобы не оставлять следов».

Еще водитель дилижанса и стрелок обратили внимание, что грабитель был вежлив и просто попросил водителя дилижанса бросить коробку с деньгами. Это резко контрастирует с нецензурной бранью, которую большинство преступников использует при ограблении.

Хотя отряд законников был выслан без замедлений, погоня закончилась неудачей, бандит уже успел скрыться.

Первое ограбление принесло Чарльзу Боулз добычу в 160 долларов. Для сравнения, средняя зарплата сельскохозяйственного или городского рабочего в то время составляла 2 доллара в день.

Компания «Уэллс Фарго», еще не подозревала, что у них в заднице появилась хорошая заноза, которая не даст им спокойной жизни, на ближайшие восемь лет.

ВТОРОЕ ОГРАБЛЕНИЕ.

Чарльз Боулз, был тем человеком, который решился ограбить дилижанс фирмы «Уэллс Фарго».

Свой следующий удар, Чёрный Барт нанёс в декабре, когда о нём уже успели забыть.

28 декабря 1875 года дилижанс, едущий из Сан-Хуан, подвергся ограблению. В грабеже участвовало, по крайней мере, четверо мужчин. К дилижансу вышел вежливый мужчина, на голове мешок с прорезями для глаз, в руках обрез. Трое других грабителей засели с ружьями на холмах, держа возницу и стрелка под прицелом. Возница хорошо рассмотрел их ружья, и не решился оказать сопротивление. Заполучив сейф, грабитель отпустил дилижанс, ни кому не причинив вреда.

Когда, спустя некоторое время, на место преступления прибыли детективы, они обнаружили вместо винтовок, обычные палки.

— Здесь не надо иметь большого ума, чтобы по описанию догадаться, что это тот же вежливый грабитель, с мешком на голове, и с обрезом, который полгода назад уже ограбил наш дилижанс, — босс был в бешенстве, он еле сдерживался, чтоб не сорваться на крик. — Грабитель снова удачно использовал трюк с вооруженными ружьями грабителями, засевшими рядом с дорогой. Не каждый решиться геройствовать, когда в кустах скрываются еще три вооруженных головореза, готовые при любом сопротивлении отрыть огонь. Единственное различие в том, что наш вежливый грабитель на этот раз поленился с «ружьями». Если в первом ограблении участвовало шесть лжеграбителей, то во второй раз он ограничился только тремя «помощниками», посчитав, что и этого количества ему вполне хватит для осуществления нападения… Это указывает на то, что наш вежливый грабитель стал чувствовать себя намного уверенней. Могу предположить, и вряд ли я ошибусь, что грабитель на этом не остановится. Два удачных нападения, могут подтолкнуть грабителя к дальнейшим, более решительным действиям.

Босс медленно прошелся по кабинету, сопровождаемый взглядами своих сотрудников.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Дилижанс «WЕLLS FARGO».

— Джентльмены, позвольте напомнить вам, что наша компания «Уэлсс Фарго», была основана в 1852 году. За это время мы превратились в крупнейшую банковскую и транспортную компанию.

Западной Америки. Мы занимались перевозкой людей, товаров, почты и ценностей, наша компания все это время гордилась своей безопасностью. Детективы «Уэллс Фарго», неустанно выслеживали головорезов, которые осмеливались нападать на наши дилижансы, и грабили перевозимые драгоценности. И вот теперь один человек, в своем странном костюме, с обрезом в руках, безнаказанно совершает уже второе ограбление дилижанса. Этот человек ломает нашу, хорошо отлаженную систему безопасности. Грабитель бросает нам вызов. А мы, не можем ему дать достойный ответ. Наши детективы пока ничего не могут сделать…

— У нас нет ни одной зацепки, — осторожно вставил один из детективов, приглашенный на совещание.

— Я, про это не хочу ничего слышать! — резко оборвал босс детектива. — Преступник, совершая ограбление, всегда оставляет след. Если вы, этот след не обнаружили, значит, плохо искали. Все, кто покушается на наши дилижансы, должен быть найден, и должен понести самое строгое наказание. Не зря девиз нашей компании: «Уэлсс Фарго», никогда не забывает,”… Да, кстати, где наш специальный агент Юм? Чем он занят?

— У Юма, на этот момент другое задание. Он занят поиском нескольких очень опасных заключенных, сбежавших из тюрьмы. Этим Юм занимался еще до своего согласия работать на нашу компанию.

Босс скривился, словно от зубной боли:

— Когда Юм освободится?

— Это известно только одному Юму. Обычно он, любое дело доводит до конца. Юм настоящий профессионал, вряд ли кто сумеет скрыться от него. Он как гончая будет идти по следу преступников…

— Хорошо, если бы эта гончая пошла по следу нашего наглого грабителя.

Босс устало плюхнулся в кресло, и тихо добавил:

— Мне срочно нужен Юм… Как только он освободится, я хочу его видеть у себя в кабинете.

ДЖЕЙМС ЮМ ДЕТЕКТИВ «УЭЛЛС ФАРГО».

Компания «Уэллс Фарго» сильно страдает от участившихся разбойных нападений на дилижансы. Грабители наглеют на глазах. Компания несет большие убытки. Здесь необходимо было полностью менять всю систему безопасности.

Руководители компании договорились о создании внутреннего подразделения детективов — специальных агентов. Они должны были противостоять обнаглевшим бандитам.

Компания «Уэллс Фарго» нанимает на работу Джеймса Б. Юма, на тот момент шерифа Эдь-Дорадо, штат Калифорния. Юму поручено организовать и возглавить группу детективов, чтобы прекратить грабежи дилижансов.

Джеймс Юм на тот момент имел внушительный послужной список, прослужив не один год в Калифорнии и Неваде судебным исполнителем и шерифом. В таких делах он был далеко не новичок. У Юма интересная, полная приключений биография.

Золотая лихорадка, вспыхнувшая в Калифорнии, подхватила 23 летнего паренька. В 1850 году Юм покинул свой дом, как и тысячи других авантюристов, направился на золоторудные месторождения Калифорнии вместе со своим братом Джоном. Как и большинство других, Юму не удалось разбогатеть на прииске.

В 1860 году Юм начал свою карьеру в качестве заместителя сборщика налогов для ElDorado County. Сильный характер, честность и умение отслеживать преступников сделало Юма настоящим профессионалом.

В 1864 году Джеймса Юма избрали городским маршалом. Вскоре после этого он стал начальником полиции, а затем был избран шерифом Эль-Дорадо, прослужив в этом качестве восемь лет.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Детектив «УЭЛЛС ФАРГО», Джеймс Юм.

На посту шерифа, Юм преследовал и поймал много грабителей. Юм не боялся бросаться в опасную погоню за негодяями, совершившими преступления. Он заслужил репутацию судебного исполнителя, который не отступится, и обязательно привлечет к ответственности, тех, кто выбрал для себя криминальный путь.

Юм был высоким, красивым мужчиной. Отличался сдержанным и спокойным характером. В работе настойчивый. Юм использовал современные методы для обнаружения следов и улик на месте преступления.

Появление нового дерзкого и хитрого грабителя не на шутку обеспокоило руководство компании «Уэллс Фарго». Они решили нанять к себе опытного в таких вопросах Джеймса Юма.

Но не все получилось, как это хотелось. «Уэллс Фарго» пришлось ждать почти год, пока Юм отслеживал нескольких опасных заключенных, бежавших из тюрьмы в штате Невада. Юм преследовал беглецов безжалостно, и, в конечном счете, схватил всех сбежавших заключенных.


После этого Джеймс Юм занялся проблемами «Уэллс Фарго». Новый начальник спецагентов оказался высоким, стройным, красивым мужчиной. Высокий лоб, приятная седина волос, внимательный, твердый взгляд, все это внушало доверие у подчиненных.

Юм лично знакомится с возницами и стрелками дилижансов, интересуется их опасной работой. Он подробно расспрашивал, чем стрелки вооружены, где наиболее опасные участки дороги. Его интересовала любая мелочь.

После длительных расспросов, Юм предложил руководству компании изменить маршруты и графики передвижений дилижансов. Он также распорядился увеличить вес ящиков, в которых на дилижансе перевозили деньги настолько, чтобы они стали слишком тяжелыми для одного человека.

ЧЕРНЫЙ БАРТ, ГРАБИТЕЛЬ И ПОЭТ.

Третье ограбление грабитель совершил спустя шесть месяцев. 3 августа 1877 года, он снова совершил налёт на дилижанс, который следовал в Дункан Миллс. После того как он выкрал из сейфа 300 $, грабитель оставил на месте ограбления записку, в которой было сказано:

Всю жизнь как проклятый пахал,

В мозолях мои руки.

Ваш выпендреж меня достал,

Прилизанные суки.

Подпись гласила: Чёрный Барт — поэт.

Мало того, что бандит, оставил после ограбления издевательские стихи. Барт даже имел смелость, сказать вознице дилижанса во время ограбления:

— Пожалуйста, передайте привет детективу Юму, которого я сильно уважаю… До меня дошел слух, что его подключили к моей поимке.

Джеймс Б. Юм только усмехнулся, и сказал:

— А он наглец… этот, Черный Барт…

Джеймс Юм возглавил охоту на Чёрного Барта. Повсюду развешивалось множество розыскных плакатов. Повсюду развешивается множество розыскных плакатов, которые впрочем, никакой пользы не приносят. Юм проверяет каждую улику, каждую версию, он опрашивал деревенских жителей, и фермеров, но не нашёл никакой существенной информации.


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Нападение на дилижанс. Ограбление. Художник Ч. Рассел.

5. НОВЫЕ ОГРАБЛЕНИЯ И НОВЫЕ СТИХИ.

Тем временем Чёрный Барт продолжал своё дело. 25 июля 1878 года, он напал на дилижанс, следовавший из Куинси в Оровилль. Получив добычу, составившую около 400 $ в купюрах и драгоценностях, он скрылся, оставив новую поэму:

«Вот я лежу среди камней, ожидая,

Когда придет утро. Что оно принесет мне?

Может быть удачу, может быть — нет.

Но всегда — это невероятная скука!»

Так пусть случиться, чему суждено.

Бывали времена и похуже.

И если в этом дилижансе окажутся деньги,

Они пополнят мой пустой кошелек».

30 июля 1878 года новое ограбление. Черный Барт грабит дилижанс в пяти милях от Ла Порте. В ящике — сейфе оказалось 500 $, в золотых монетах и серебряные часы. Возница DE Берри не оказывал сопротивления.

В тот момент, когда Черный Барт взломал сейф, внезапно открылась дверь дилижанса. Одна из пассажирок, испуганная, молодая девушка попыталась выйти. Грабитель вежливо остановил ее:

— Леди, прошу вас, не надо выходить. Я никогда не граблю, и не беспокою простых пассажиров. Меня интересуют только сейфы компании «Уэллс Фарго», с которыми у меня свои счеты… Сохраняйте спокойствие, и через минуту я исчезну.

Грабитель действительно через пару минут исчез с деньгами, а дилижанс с выпотрошенным сейфом поехал дальше.

ДВА ОГРАБЛЕНИЯ ЗА ДВА ДНЯ.

Чёрный Барт оставался неуловим. Детективам, несмотря на все их старания, не удавалось напасть на след грабителя. Более того, Черный Барт, в течении 24-х часов сумел ограбить сразу два дилижанса подряд, второго и третьего октября 1878 года в округе Мендочино. Расстояние, которое преодолел Черный Барт, между этими ограблениями, составили около 30 миль.

2 октября Черный Барт остановил первый дилижанс в двенадцати милях от городка Юкайа. Ограбив дилижанс, Черный Барт скрылся.

На этом грабитель решил не останавливаться. Видимо у него заранее был разработан четкий план. Пройдя пешком тридцать миль, Черный Барт, в том же округе Мендосино, в десяти милях от Долины Поттер, на следующий день, 3 октября, ограбил очередной дилижанс фирмы «Уэлсс Фарго». После удачного ограбления Черный Барт исчез, словно в воздухе растворился.

Группа специальных агентов, которую возглавил Джеймс Юм, прибыла на место преступления очень быстро. В ходе опроса возможных свидетелей, один мужчина сообщил детективам, что видел отдыхающего у дороги человека, очень похожего по описанию на Черного Барта.

— Не уверен смогу ли я, вам помочь, но недалеко от Юкайа, я, заметил мужчину, который просто сидел, и отдыхал, у самой дороги. Вот что странно, рядом с этим мужчиной, я не заметил ни повозки, ни лошади.

— Сэр, а как он выглядел? — спросил Юм.

— Извините, я, не обратил на мужчину особого внимания, поэтому и не рассмотрел его.

На следующий день новое ограбление дилижанса. Специальный агент Юм не сомневался, что это дело рук Черного Барта. Дилижанс встретил грабитель, лицо которого было скрыто мешком, с отверстиями для глаз. В руках обрез двустволки. Вел себя грабитель очень вежливо…

— Опять Черный Барт, — сказал Юм.

— Два ограбления, за два дня. Такого от Черного Барта никто не мог ожидать. Босс будет в бешенстве, — предположил один из детективов.

— На его месте любой был бы в бешенстве, — грустно усмехнулся Юм.

Детективы из спецгруппы Юма, крепкие мужчины, вооруженные ружьями и револьверами внимательно осмотрели место преступления. Никаких зацепок.

Небольшой сюрприз ожидал Юма и детективов позже, на ферме Мак Крири. Впервые было получено внятное описание внешности Барта.

Выяснилось, что после ограбления дилижанса, Барт зашел на ферму Мак Крири, чтобы пообедать. Заплатив за ужин, Барт ушел. Сорокалетняя Донна Мак Крири смогла описать его:

«Седеющие каштановые волосы, недостающие два передних зуба, глубоко посаженные, тёмные глаза, под тяжелыми бровями. Ухоженные руки, приятный запах. Барт поддерживал интеллектуальный разговор, в ходе которого вежливо шутил».

На Донну Мак Крири Барт произвел хорошее впечатление.

800 ДОЛЛАРОВ ЗА ГОЛОВУ ЧЕРНОГО БАРТА.

— Юм, я слышал о вас много лестных слов. Мне рекомендовали вас, как очень опытного и профессионального детектива, — босс не скрывал раздражения. — И что я, вижу… Три года обнаглевший грабитель безнаказанно грабит наши дилижансы. Хитрость, наглость, …вежливость и обрез… Не скрою, случай с нашим Черным Бартом довольно незаурядный. Нам попался достойный противник, у которого мозги хорошо работают. Наши детективы не смогли разыскать вежливого головореза. Поэтому вас, и пригласили, чтобы уровнять шансы…

Поймите меня правильно, за три года один человек грабит семь наших дилижансов. За последние два дня, произошло два ограбления… Грабитель просто издевается над нами, и наращивает темп. Я, теперь даже не удивлюсь, если грабитель, на третий день, ограбит третий дилижанс. А может Черный Барт, видя наше бездействие, начнет каждый день потрошить дилижансы.

Специальный агент Джеймс Юм хотел возразить, но босс остановил его небрежным взмахом пухлой, холеной руки.

— Юм, даже не возражайте, я, ничего не хочу слышать, — прокричал босс. — Я слышал, что вы, вчера раздобыли описание этого бандита. Волосы седые, двух зубов не хватает… Этого слишком мало, чтобы найти человека подходящего под наше описание… Ваше расследование Юм, зашло в тупик. Если вы, будете продвигаться такими темпами, боюсь, на след преступника выйдете лет через десять. Больше опрашивайте людей. Наш грабитель передвигается по дорогам. И его наверняка кто-нибудь видел. Просто надо найти свидетеля…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Чарлз Боулз — Черный Барт.

— Предлагаю назначить вознаграждение, для тех, кто сумеет оказать нам помощь, в поимке грабителя. Людей надо заинтересовать, — предложил Юм.

— Согласен с вами. Назначим вознаграждение в размере 500 $, нет, подождите, не будем жадничать, 800 $, я, думаю, вполне хватит. Это должно подтолкнуть людей, чтобы они стали обращать внимание на всех подозрительных мужчин.

Юм с этим согласился.

— Юм, работайте, ищите. Вы, должны разыскать этого негодяя… — босс закурил сигару. — Еще один непонятный момент. Почему этот бандит грабит только дилижансы нашей фирмы? Что такое случилось с разбойником, отчего он занялся грабежами…

— Я, сам уже раздумывал над этим, — заговорил Юм. — Ребята проверили, кого могла обидеть «Уэлсс Фарго». Кто имел конфликты с компанией, за последние пять лет.

— Каков результат?

— К сожалению, люди такие есть, у которых возникали проблемы с компанией. Мы, всех тщательно проверяем. Пока ни один из этих людей не тянет на нашего грабителя, — поспешил объяснить Юм.

— Мне нужен результат! — босс в упор смотрел на старшего детектива.

Босса раздражало, что Юм совершенно не боялся его. Он спокойно выдержал взгляд начальника.

— Мы над этим работаем, — заверил Юм.

— Надеюсь, — буркнул босс, отворачиваясь к окну.

ЧЕРНЫЙ БАРТ ШУТИТ.

Прошло восемь месяцев, когда подзабытый уже Черный Барт снова напомнил о себе..

21 июня 1979 года недалеко от города Оровиль, который находится в округе Плумас, в Калифорнии, произошло очередное ограбление дилижанса.

Проехав поворот, возница дилижанса увидел стоявшего посреди дороги человека. На мужчине длинный плащ, и мешок с прорезями для глаз на голове. При приближении дилижанса мужчина быстро вскинул обрез двустволки.

— Стоять! — крикнул грабитель.

Возница натянул поводья.

— Мне нужен ваш сейф, — заявил грабитель, не спуская глаз с возницы и стрелка. — И джентльмены не делайте резких движений, держите свои руки подальше от оружия.

Получив ящик, грабитель пошутил:

— Надеюсь, что у вас много золота в этом сейфе, а то я, остался почти без денег.

Возница и стрелок на шутку не ответили…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

«Руки вверх!»

ОПИСАНИЕ ЧЕРНОГО БАРТА.

Ночью 25 октября 1879 года, в округе Шаста, штат Орегон, на пути в Бокай, Черный Барт остановил и ограбил свой десятый дилижанс.

Через два дня, 27 октября, снова в округе Шаста, в двенадцати милях от Милвилл Барт грабит очередной дилижанс.

Дело Черного Барта оказалось не таким простым. Старший детектив Джеймс Юм столкнулся с хитрым, и очень умным грабителем, который тщательно продумывал каждое свое ограбление. Но и детектив, имея большой опыт в раскрытии преступлений, не собирался отступать.

Юм посетил все те места, где Чорный Барт совершил свои ограбления, терпеливо собирая нужную информацию у фермеров и местных жителей.

Опрос вскоре принес детективу результат, нашлись свидетели. Люди в день ограбления встречали вежливого, доброжелательного мужчину лет пятидесяти — пятидесяти пяти. Это оказалось первой неожиданностью. Юм был уверен, что грабитель дилижансов был молодым человеком, но он оказался одного возраста с ним, возможно даже немного старше.

Незнакомца описали, как отличного компаньона, и хорошего рассказчика во время ужина.

По описанию это был невысокий, худощавый мужчина, из-за своей скромной одежды похожий на батрака. У подозреваемого были коричневые волосы, седые усы, и козлиная, небольшая бородка. Свидетели рассказали, что мужчина нес в руках одеяло. Юм предположил, что скорей всего подозреваемый таким способом маскировал дробовик, и мешок для головы. Через населенные пункты мужчина проходил пешком, в очень быстром темпе.

Несколько свидетелей обратили внимание, что у этого человека сапоги были аккуратно разрезаны по бокам, похоже, это было сделано, чтобы ослабить давление на свои ноги. Юм уже знал, что Барт носит сапоги восьмого размера.

Странный грабитель, по непонятной причине передвигался без лошади, и без повозки. Но Барт пешком легко преодолевал большие расстояния, и это ничуть его не смущало.

Пока Черный Барт оставался неуловимым для детективов, и он продолжал успешно грабить дилижансы ненавистной ему компании «Уэлсс Фарго». Слухи о его смелости и ловкости распространялись по соседним штатам. Хотя… Хотя мужество не всегда было сильной стороной Черного Барта. Пятнадцатое ограбление легендарного грабителя сорвалось. Об этом в следующей главе…

С ТОПОРОМ НА ГРАБИТЕЛЯ.

20 ноября 1880 года у возницы дилижанса, Джо Мейсона день не заладился с самого утра. В глаза сразу бросалось, что Джо, по какой-то причине был зол как собака.

Стрелок дилижанса Бенн Купер, напарник Джо Мейсона сделал попытку поговорить с ним, но у него ничего не вышло.

— Джо, дружище, у тебя все в порядке? — спросил Купер.

— Даже не начинай! Было бы замечательно, если бы ты, Бенн, вообще заткнулся! — рявкнул в ответ Джо так громко, что даже лошади, уже запряженные в дилижанс испуганно вздрогнули. — Я, не нуждаюсь в твоих утешениях. Мне они ни к чему… Умник, послушай меня, ты, сейчас просто залазишь на свое место, и всю дорогу сидишь рядом со мной очень тихо, не раскрывая рта…

«Интересно, какая муха укусила Джо?», — подумал Купер, решив воспользоваться советом своего напарника, и не лезть к нему с расспросами.

Характер у Джо еще тот. Не каждый мог выдержать его выходки. Но Купер уже привык к Мейсону. Да, Джо бывал очень груб, и резок в выражениях, он не отличался джентльменскими поведением.

Зато как напарник, и как водитель дилижанса Мейсон был незаменим. Купер уверен, что второго такого напарника ему не найти.

Дилижанс отъехал от станции, и покатил по наезженной дороге. Всю дорогу проехали молча. Мейсон пялился на дорогу, и от кипевшей внутри его злости громко сопел носом. Купер же делал свою работу, цепким, внимательным взглядом осматривал далекие холмы, пытаясь заранее обнаружить возможную опасность.

Но недалеко от границы штата Орегон дорогу преградил человек с мешком на голове. Все произошло очень быстро и неожиданно.

— Стойте! — скомандовал незнакомец, и угрожающе навел на Мейсона и Купера обрез. — Мне всего лишь нужен ящик с деньгами.

— Неужели… А больше тебе ничего не надо? — Джо буквально захлебнулся от злости, которая охватила все его тело с новой силой.

— Простите, что вы сказали? — удивленно спросил грабитель.

— Ты, что приятель, еще плохо слышишь? Тогда я, сейчас подойду поближе к тебе, и шепну на ушко… — прошипел Мейсон с угрозой гремучей змеи, спрыгивая с козлов.

Джо Мейсон даже не думал хвататься за револьвер, который висел у него в кобуре на правом бедре. Возможно, из-за своей неуемной злости он просто забыл о его существовании. Мейсон схватил топор, и двинулся прямиком на грабителя с обрезом.

— Сэр, оставайтесь на месте… — попробовал остановить кучера грабитель.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Экипаж дилижанса, возница и стрелок.

— Мистер, у меня сегодня отвратительное настроение… Потому что сегодня отвратительный день, отвратительная погода, отвратительная поездка… А тут еще вы, стоите на дороге, с дурацким мешком на голове, и не даете нам спокойно проехать… Все, кто меня хоть немного знает, предпочитают меня просто не трогать… Вы же выбрали для ограбления не самый удачный день… — Джо ругаясь на чем свет стоит, надвигался на опешившего грабителя.

— Джо, не стоит так рисковать, — Купер сделал слабую попытку остановить напарника, от бездумного решения, но Мейсон его проигнорировал.

Мейсону необходимо было выпустить пар, и, похоже, для этой цели ему очень удачно подвернулся грабитель с обрезом. Бенн Купер не пожалел отдать доллар, чтобы увидеть какое сейчас у грабителя было выражение лица.

— Сэр, вернитесь к карете, — выдавил из себя грабитель, и в его голосе явно слышалась растерянность. — Иначе я, вынужден буду стрелять…

Грабитель поднял ствол обреза, направив его прямиком в голову Мейсона. Но если грабитель думал, что он, так испугает и остановит взбешенного возницу, то очень сильно просчитался. Джо продолжал идти прямо на него, угрожающе покачивая топором.

— Не тебе, мистер решать, что мне делать. А вот тебе, ублюдок в маске, лучше свалить с дороги, пока я, не размозжил твою глупую, пустую голову, — прорычал Мейсон.

Пассажиры дилижанса высунулись из окон, привлеченные шумом на улице. Тихо вскрикнула молодая леди, теряя сознание. Но, ни Мейсон, ни Купер этого не слышали.

Мейсон приближался к грабителю, собираясь ударить бандита топором. А грабитель стал пятиться, все еще не решаясь выстрелить из обреза. Сейчас что-то должно было произойти.

Купер застыл от ужаса, на козлах, с открытым ртом, ожидая кровавой развязки. С такого расстояния промахнуться невозможно. У Мейсона не было шансов остаться в живых…

Но в этот момент нервы грабителя не выдержали, и он трусливо побежал.

— Эй, прохвост, ты, куда это удираешь! — закричал возмущенно и разочаровано Мейсон. — Я, еще не закончил с тобой разговор!

Грабитель удрал. А дилижанс продолжил свою поездку.

ОПРОС СВИДЕТЕЛЯ.

— Джо с топором в руке спрыгнул с козлов, и пошел прямо на грабителя, — рассказывал Купер детективам. — У него с утра было плохое настроение, и в такие моменты Джо лучше не трогать.

— Сэр, вспомните, у разбойника был в руках обрез? — спросил старший детектив Джеймс Юм.

— Да, у грабителя в руках был обрез.

— Это точно?

— Я видел обрез так же ясно, как сейчас вижу вас пред собой, — немного обиделся Купер.

— Грабитель с обрезом в руках не выстрелил в человека, который угрожал его жизни топором… Барт просто взял, и сбежал. Я, вас, правильно понял? Непонятно…

— Я сам подумал, что вижу Джона живым в последний раз, — признался Бенн Купер.

— Может это был не Барт? — предположил кто-то из детективов.

— Нет, это Черный Барт. Это его почерк, — отмел сомнения Юм. — Я это чувствую…

ИЗ ДРОБОВИКА ПО ЧЕРНОМУ БАРТУ.

Прошло два года. Нападения на дилижансы не прекращались. За это время Черный Барт совершил еще семь ограблений. Компания «Уэлсс Фарго» продолжала нести убытки. Детективы шли по следу Черного Барта, но грабитель пока оставался неуловим. В ходе розыскных мероприятий, в 1880 году, даже задержали одного подозрительного мужчину. Некого Френк Фокс, который очень точно подходил под описание Барта. Позже, не сумев ничего доказать Фокса освободили.

День 13 июля 1882 года, для Черного Барта едва не стал последним в его жизни.

Чёрный Барт атаковал дилижанс, идущий из Ла Портэ в Оровилль. Улов для грабителя мог быть богатым. Этот дилижанс был нагружён золотом. Но кучер Джордж Хэкет был хорошо вооружён, и держался начеку.

Когда Барт попытался остановить дилижанс, реакция опытного ветерана оказалась для грабителя неожиданной и молниеносной. Хэкет почти не целясь, выстрелил в Барта из дробовика. Одна дробинка оцарапала голову разбойнику. Барт дернулся, и тут же нырнул в кусты и сбежал, потеряв свою шляпу.

После этого Барт совершил ещё пять ограблений.

ДИЛИЖАНС С ЗОЛОТОМ.

Сколько веревочке не виться, а конец всегда будет. 3 ноября 1883 года удача окончательно отвернулась от Черного Барта.

Ограбление дилижанса ехавшего из Соноры в Милтон, стало последним делом Барта, и поставило жирную точку в его криминальной карьере. Интересный факт, последнее нападение состоялось недалеко от того же места, где произошло его первое ограбление, на горном перевале Фанк Хилл, в округе Калаверас, штат Калифорния.

Было раннее утро, когда дилижанс достиг парома Рейнольдс, на реке Станислава.

Кучером на дилижансе в этот день был 31-летний Ризон Макконнел, (которого друзья называли просто — Мас). Ранее Мас заезжал на шахту Паттерсон, где ему передали для перевозки 228 унций — девятнадцать фунтов золота, которое оценивалось в 4200 $. Кроме того, в сейфе «Уэлсс Фарго» перевозили золотые монеты стоимостью 550 $, и сырое золото на сумму 64 $.В целях безопасности для поездки между Соноры и Милтона, сейф был привинчен к полу кареты. Сама карета в этот день пассажиров не перевозила.

На паромной переправе Макконнела встретил Джимми Роллери, 19-летний сын хозяина парома.

— Мас, привет! — радостно закричал Роллери, выскакивая из гостиницы, и передавая вознице связку почты.

— Рад тебя видеть, дружище Джимми, — улыбнулся в ответ Макконнел. — Я, когда в прошлый раз проезжал в ваших местах, в горах видел много оленей. Ты случаем не ходил на охоту?

— Нет, не ходил, да у меня, еще и патроны закончились… Мас, ты не мог бы купить мне, немного боеприпасов для ружья?

— Мы, это можем исправить. В следующий раз, я, обязательно куплю, и привезу, — пообещал Макконнел.

— Вчерашняя буря скорей всего согнала оленей с гор вниз. Сегодня не придется сильно высоко подниматься в горы, гоняясь за ними, — Джимми хитро улыбнулся. — Я, могу поехать с тобой, если не возражаешь. А заодно, и поохотиться на оленей успею… Я, уже все придумал. Мас, ты, пока будешь медленно подыматься с востока, по крутой дороге на перевал, я успею поохотиться на оленей, на южной стороне перевала. Встретимся уже внизу, на западной стороне. Если задержусь, то немного подождешь меня внизу.

— Рад, что ты хочешь составить мне компанию? А то мне, не с кем поболтать в дороге… Отец твой не будет возражать? — спросил кучер.

— Не будет.

— Знаешь Джимми, я, сегодня, специально взял боеприпасов с запасом. Так и быть, могу одолжить тебе немного патронов для охоты.

Несмотря на юный возраст, Джимми Роллери неплохо стрелял. Макконнелу же лишний человек не помешает, тем более в качестве охранника.

Джимми устроился на козлах рядом с кучером. Четверка коней резво побежала по дороге.

Дилижанс был на полпути к перевалу, когда Джимми взял хорошо пристрелянную винтовку Генри, и сошел у одного из холмов.

— Мас, встретимся за поворотом, — крикнул Джимми.

Мас махнул рукой. Джимми двинулся вдоль ручья.

УДАЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ ДЖИММИ РОЛЛЕРИ.

Дилижанс был недалеко от вершины горевала, когда фигура с капюшоном на голове, и с обрезом в руках выскочила перед ним. Грабитель приказал остановиться.

Это был Черный Барт. Мас натянул поводья.

— Где человек, который недавно спрыгнул? Не вздумай мне врать, я все видел… — спросил нервно Барт.

— Мистер грабитель, это всего лишь ребенок… Он ищет бродячий рогатый скот, — быстро ответил Макконнел. — Мальчишка для вас не опасен.

— Хорошо. Сбрасывай тогда ящик с деньгами на землю! — скомандовал грабитель.

— Я не могу. Ящик привинчен к полу кареты, — сообщил возница.

— Это что-то новое…

Черный Барт немного растерялся, но тут же отдал новый приказ:

— Раз ящик привинчен, давай спускайся на землю, и отцепляй лошадей.

— Тормоз не удержит коляску. Она может скатиться вниз, по склону, — возразил Мас.

— Если вы, мистер, подложите под колеса камни, коляска никуда не скатится.

— Почему бы вам, не сделать это самому? — сказал возница, продолжая сидеть на козлах.

— Меньше болтайте языком мистер, а лучше поживей слезайте с коляски, и подкладывай камни под колеса! — закричал грабитель.

Черный Барт был явно взволнован, из-за непредвиденных обстоятельств, которые опасно задерживали его возле дилижанса.

Мас слез с коляски, и послушно положил под колеса камни.

— Теперь лошадей отцепляй! — Барт держал обрез направленным на возницу, следя за каждым его движением.

Макконнел облизал языком вмиг пересохшие губы. Он переводил свой взгляд с дула обреза, на темные вырезы в мешке, где зло поблескивали глаза грабителя.

Когда Мас распряг лошадей, грабитель махнул обрезом;

— Мистер, берите лошадей, и двигайтесь дальше по дороге, а карета останется здесь, со мной.

Макконнел повел лошадей вверх к перевалу. Барт подступился к дилижансу, приготовив топор для вскрытия сейфа. Пройдя метров двести, Мас остановился на вершине, чтобы отдышаться. Отсюда Макконнел уже не мог видеть грабителя, зато он, хорошо слышал, как бандит стучал топором по железному ящику. С ящиком, оббитым железом грабителю придется повозиться.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса
-

На фото; Джимми Роллери, парень, которому удалось подстрелить Черного Барта, и сломать ему преступную карьеру.

Мас огляделся, и увидел Джимми, который обходил холм, продолжая охоту. У Джимми была винтовка, о которой грабитель не знал. Мас и Джимми имели неплохой шанс застать Черного Барта врасплох, и захватить его живым, или просто пристрелить.

Макконнел махнул рукой, чтобы обратить внимание Джимми.

Джимми был разочарован, оленей нигде не было. Похоже, что они вообще ушли из этих мест.

Обойдя холм Джимми вышел на дорогу, где его должен ждать Макконнел с дилижансом. Но дорога оказалась пустой. Вряд ли Мас уехал без него. Значит, что-то случилось на перевале. Возможно, карета поломалась, и Масу сейчас нужна его помощь. В дороге всякое бывает. Джимми стал подниматься по дороге. На самом верху перевала парень увидел Макконнела, который махал ему рукой, подавая какие-то знаки. Вот, только какие?. Парень поспешил к Масу, думая, что он заметил оленей.

Джимми немного удивился, увидев, что на перевале с Масом были только распряженные лошади, карета отсутствовала, а сам Мас был сильно взволнован.

— Джимми, дай мне, твое ружье… — попросил Макконнел.

— Мас, что происходит? — спросил Джимми.

— Послушай парень, у нас большие неприятности… — Мас вытер рукавом выступивший на загорелом лбу обильный пот. — Нашу карету сейчас грабят… Она здесь недалеко, метрах в двухстах стоит.

— Сколько грабителей?

— Я видел одного, с обрезом, и в капюшоне на голове… Скорей всего, это Черный Барт.

У Джимми от удивления даже рот открылся:

— Неужели сам, Черный Барт напал на нас?… Мас, у нас есть лошади. Может нам поехать за помощью?

— Джимми, у нас есть лошади, но нет времени. Пока мы, вернемся с подмогой, Черный Барт уже успеет скрыться.

— Мас, а что ты, хочешь сделать?

— Я, попробую его задержать. Если бандит вздумает сопротивляться, то я, его пристрелю, — твердо заявил Макконнел.

— Мас, ты думаешь, что сумеешь задержать Черного Барта? Он уже восемь лет остается неуловимым.

— Почему бы и нет. Барт один, и я один. У нас равные шансы…

— Мас, нас двое…

— Джимми, не говори глупости. Оставайся здесь, с лошадьми… Я, сам, как-нибудь справлюсь…

— Мас, я, пойду с тобой! Я думаю, тебе может понадобиться моя помощь… — возразил парень.

Макконнел понимал, что если он хочет задержать Барта, то ему необходимо поторопиться.

— Хорошо. Только парень, держись за мной, и вперед не лезь… Все равно у тебя нет оружия….

Перехватив поудобней ружье, Мас первым стал спускаться по дороге, стараясь идти тихо. Джимми, чуть отстав, пошел следом. Из кареты доносились приглушенные удары топора. Грабитель все еще пытался вскрыть железный ящик.

Когда Макконнел и Джимми находились от кареты в ста метрах, удары топором прекратились.

Из кареты внезапно выпрыгнул грабитель с почтовыми мешками в руках. Бандит явно не ожидал, что возница осмелится вернутся назад к карете.

— Сэр, лучше стойте там, где и стоите! А обрез, и почтовые мешки бросьте на землю! — крикнул Мас, взяв грабителя на прицел. — Если вы, вздумаете оказать сопротивление, то я, вынужден буду стрелять…

Положение грабителя было незавидное. Теперь все преимущества были на стороне Маса. Обрез опущен, а руки занятые ограбленными почтовыми мешками. Но в реакции Черному Барту, если конечно, это был он, не откажешь. Барт не собирался сдаваться. Он бросился бежать, унося с собой почтовые мешки. Макконнел нажал на курок с небольшим запозданием. Оглушительно грохнул выстрел. Пуля продырявила дилижанс в том месте, где секунду назад находился грабитель. Мас повторно нажал на курок. Новый выстрел. И снова мимо.

Бандит быстро убегал, имея намерение скрыться в чаще.

— Мас, дай мне ружье! Я его, точно подстрелю… Иначе грабитель скроется в зарослях, — закричал Джимми. — День сегодня неудачным вышел для охоты на оленей, но если мы подстрелим и схватим бандита, то уже не так скучно будет…

Макконнел неохотно отдал ружье. Джимми вскинул винтовку, прицелился и выстрелил, когда Барт уже приближался к густым зарослям кустарника. Пуля нашла свою цель. Барт после выстрела словно споткнулся, остановился на несколько секунд, но потом побежал дальше, и скрылся в зарослях.

— Мас, ты видел, я в него попал, — закричал радостно Джимми[10], у которого стал просыпаться охотничий азарт. — Я, его точно подстрелил…

— Джимми молодец, это был хороший выстрел, — похвалил парня Макконнел.

— Если я, ранил Барта, то он, далеко не сможет уйти! — горячился парень. — Надо его догнать, и схватить.

— Джимми, не забывай, у грабителя тоже имеется обрез, и он может из зарослей ответить нам, сам оставаясь невидимым, — сказал Мас. — Не забывай парень, раненый зверь вдвойне опасен.

— Неужели мы, дадим уйти грабителю?

— Нет, конечно. Мы пойдем следом за бандитом, но будем сохранять осторожность, — отвечал Мас, снова забирая у парня ружье.

Макконнел и Джимми подошли к тому месту, где они в последний раз видели грабителя. Здесь преследователи нашли один почтовый мешок, который уронил бандит. Второй, увесистый мешок Барт все-таки утащил с собой.

На земле, и на почтовом мешке Мас увидел свежую кровь. Вот и доказательство того, что Черный Барт схлопотал пулю.

Преследовать Черного Барта Макконнел и Джимми не решились.

КРОВАВЫЙ СЛЕД.

Барт пригибаясь, пробирался через заросли, ожидая следующего выстрела. Ему необходимо было уйти, как можно дальше от места преступления.

День не заладился с самого начала. Вначале этот железный сейф в карете, который оказался привинчен к полу. Барту пришлось хорошо попотеть, прежде чем ему удалось вскрыть сейф. По его словам, к тому времени, когда Барт открыл, сейф, он был так измучен, что десятилетний мальчишка мог бы легко захватить его.

Затеи кучер и стрелок все-таки решились вернуться к карете. Кто бы мог подумать. Когда кучер уходил по дороге с лошадьми, он был явно напуган, и не был похож на героя. Но кучер вернулся, прихватив с собой стрелка. Они вернулись и подстрелили его, неуловимого Черного Барта. Им удалось сделать то, что другим не удавалось. Что ж, он сам виноват. Слишком стал самоуверенным…

Барта подстрелили в руку. Теперь рука сильно болела. Барт петляя, прошел с четверть мили, оставляя за собой кровавый след на земле. Он вынужден был остановиться, слишком устал, да и рану необходимо перевязать. Рана сильно кровоточила, так можно запросто истечет кровью.

Вокруг было тихо. Преследователей пока не видно. Барт перемотал рану платком, чтобы остановить кровь. Барт не решился идти с деньгами, поэтому спрятал деньги в надежном месте и пошел дальше. Увидев в дереве дупло, Барт избавился от обреза.

Черному Барту в очередной раз удалось скрыться. Только на этот раз легендарный грабитель оставил весомый след, который мог вывести детективов на него.

ЗАЦЕПКА ДЛЯ ДЕТЕКТИВОВ.

Макконнел вернулся к брошенной карете. Сейф был взломан. Здесь, в карете, лежали брошенные грабителем инструменты, при помощи которых он взломал сейф.

Мас и Джимми запрягли лошадей, они поспешили в Копперополис, где Макконнел и заявил об ограблении дилижанса.

На место преступления выехал целый отряд детективов «Уэллс Фарго», который возглавил лично Джеймс Юм, и шериф округа Бен Торн. Здесь были детективы; Гарри Морзе, Билли Фаган, Милтон Карри. С собой, в качестве проводника, они взяли Джимми Роллери.

Тщательно обыскав местность, прилегающую к дороге, детективы нашли на соседней скале брошенные Бартом личные вещи. В кожаной сумке находилась пара биноклей, ремень, бритва, три грязных манжета, и даже его чёрная шляпа-котелок. Здесь же лежало два бумажных мешка с сухарями и сахаром, и два пустых мешка из-под муки. На дне сумки нашли старый платок, завязанный узлом, в платке горсть картечи.

Юм внимательно осмотрел найденные вещи. На носовом платке, в уголке, Юма сразу привлек внимание номерок из прачечной FX07.

Джеймс Юм подозвал детектива Морзе.

— Гарри, это хорошая зацепка для нас, — Юм протянул детективу платок. — Видишь, на платке есть номерок прачечной. Скорей всего эта прачечная находится в Фриско. Тебе Гарри, надо будет отыскать ее. По этому номерку мы, найдем преступника.

— Если я, не ошибаюсь, то в городе несколько десятков прачечных, — сказал Морзе без особой радости, разглядывая номерок на платке.

— Гарри, скорей всего ты, не ошибаешься, в Фриско полно прачечных… Придется хорошенько попотеть. Но у нас нет на этот момент другого плана. Возьми кого-нибудь себе в помощь. А мы, тем временем проедем по дороге, и поищем свидетелей. Возможно, кто из местных мог заметить подозрительного мужчину.

Гарри Морзе, еще один детектив, который присоединился к команде Джеймса Юма, для поиска неуловимого Черного Барта. Меткий стрелок, охотник, и опытный сыщик, Морзе был в числе самых известных шерифов Запада. Он избирался шерифом округа Аламеда, штат Калифорния, в 1864 году.

У Морзе яркая и захватывающая биография. Он уже, более двадцати лет боролся с бандитами. Морзе в перестрелках удалось застрелить таких отъявленных головорезов как; Нарато Понсе и Хуана Сото. Он же, в течении двух месяцев участвовал в преследовании одной из самой дерзкой и жестокой банды Тибурсио Васкес. Идя по следу преступников, Морзе со своими помощниками пришлось посещать всякие бандитские места, куда обычный человек не решался заезжать.

БЕГЛЕЦ.

Спасаясь от преследователей, Барт потерял свою шляпу. Но путешествующий без шляпы мужчина мог привлечь к себе внимание, а этого Барт опасался. Поэтому при первом удобном случае, разбойнику удалось украсть чужую шляпу.

Барт быстро удалялся от места преступления, всячески стараясь избегать людей.

6 ноября Барт пришел в Сакраменто, пройдя почти 100 миль, преодолев тяжелый путь через горы Калифорнии.

Барт привык в обычной жизни выглядеть прилично. Первым делом он в городе зашел в парикмахерскую, где побрился и подстригся. Затем Барт решил обновить свой поношенный костюм. Он отправился к одному из лучших портных города, где с него сняли мерку.

Барт на вокзале покупает билет на поезд в Рино. В ожидании поезда Барт неспеша прогуливается по улицам города, наслаждаясь хорошей погодой.

Из Рио Барт написал два письма. Одно письмо для хозяйки квартиры, где он проживал. В письме Барт сообщал, что вернется через несколько дней.

Через несколько дней Барт приехал из Рио в Сакраменто, чтобы забрать свой новый костюм.

Барт возвращается в Сан-Франциско, и первую ночь проводит в ночлежке, все еще опасаясь, что преследователи могут найти его. Барт внимательно прислушивался к разговорам. И осторожно расспрашивал людей о последних городских новостях. В городе все было спокойно, никто его не разыскивал.

На следующий день Барт вернулся в гостиницу, где он снимал комнату, и вернулся к своим обычным привычкам. Он продолжил наслаждаться хорошей жизнью, уверовав, что ему снова удалось хорошо запутать свои следы.

ЗНАКОМСТВО С ЧЕРНЫМ БАРТОМ.

В это же время Гарри Морзе, при содействии своих помощников детективов, провел целую неделю в Сан-Франциско, занимаясь розыском нужной прачечной. Каждый новый день для детективов начинался с обхода городских прачечных, в которых они пытаясь найти по номерку на платке нужную. Не все так просто было, в городе оказалось больше 90 прачечных.

В понедельник, 12 ноября, Морзе всё-таки нашёл прачечную, принадлежащую Томасу К. Уэйру, располагавшуюся на Буш Стрит. После проверки своих записей Уэйр заявил, что владельцем этого платка был некто Чарльз Эрл Боулз, занимавшийся горнодобывающим бизнесом. Боулз часто посещал город по делам своего предприятия. Иногда он останавливался в городе, на неделю или

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Помощник Юма, детектив «УЭЛЛС ФАРГО», Гарри Морзе.

две недели, иногда мог пробыть целый месяц. Уэйр также знал, что Боулз был в городе на тот момент, и остановился в гостинице, «Вэбб Хаус» на Сэконд Стрит. Морзе попросил Уэйра проводить его, и показать ему Боулза.

Морзе представился Томасу К. Уэйру, как Гамильтон, бизнесмен, желающий обсудить дела с Боулзом. Уэйр пообещал познакомить их.

Встретившись с Боулзом, Морзе сразу понял, что этот человек подходит под описание людей, видевших незнакомца после ограбления. Чарлз Боулз оказался щеголеватым стариком, и совершенно не был похож на бандита Черного Барта, в его представлении. Боулз был элегантно одет, в руках держал маленькую трость. Он носил алмазные запонки, большое бриллиантовое кольцо на мизинце, тяжелые золотые часы и золотую цепочку.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Детектив Джеймс Юм.

Боулз имел рост 5 футов 8 дюймов. Глубоко посаженные ярко-голубые глаза, высокие скулы и большие, красивые, седые усы. Лицо было чисто выбрито. Боулза можно было бы принять за джентльмена, который нажил свое состояние и наслаждался этим.

Морзе представился как Гарри Гамильтон и спросил:

— Мистер Боулз, действительно ли вы, занимается горнодобывающим бизнесом?

— Да, я занимаюсь этим, — подтвердил Боулз.

Морзе тогда сказал Боулзу,

— У меня есть важный вопрос, касающейся некоторых шахт, и я хотел бы посоветоваться с вами. Не могли бы вы, уделить мне несколько минут?

— Конечно, могу, — ответил Боулз.

Морзе отвел Боулза в офис Компании «Уэллс Фарго». Здесь, в кабинете их дожидался старший детектив Джеймс Юм. Когда Чарльз Боулз вошел в кабинет, он, казался внешне спокойным.

Морзе пригласил гостя присесть. Юм, невнятно представившись, сказал, что хотел немного поговорить с Боулзом. Если Чарльз что-то и заподозрил, то виду не подал. Детектив стал

спрашивать гостя о бизнесе. Затем поинтересовался где расположены его шахты, и как они называются. Юм усиливал давление, а Боулз не мог назвать точное местоположение хоть одной своей шахты. Когда Морзе, стал задавать все более и более острые вопросы. Вот теперь Боулз начал волноваться. Капельки пота выступили у него на лбу и на носу. На вопросы он или не мог, или просто не хотел отвечать. Допрос затянулся, он уже длился на протяжении трех часов.

Не ответив на очередной вопрос, Боулз возмутился:

— Я джентльмен, и я не знаю, кто вы такие. Я хочу знать, по какому поводу вы устроили мне допрос. Иначе я, отказываюсь отвечать на ваши вопросы.

— У нас есть подозрения, что вы, мистер Боулз, имеете отношение к неудачной попытке ограбления дилижанса на перевале Фанк Хилл.

— Интересно, каким образом? — Боулз снова был спокоен.

— Ответ мы, скорей всего найдем в вашем гостиничном номере, — ответил Юм.

Юм вызвал представителей закона, и вместе с ними эскортировал Боулза обратно в гостиницу.

В его комнате детективы нашли большой сундук, два чемодана, три или четыре костюма. Среди костюмов один оказался похожим по описанию, на такой же, в котором грабитель совершил ограбление невдалеке от Копперополиса.

В одном кармане костюма нашелся платок с уже знакомой маркировкой прачечной, которая до этого возникала на месте ограбления. В сундуке было несколько манжет, воротников и рубашек, все с той же маркировкой белья.

— Мистер Боулз, как вы объясните нам, появление вашего платка с номерком городской прачечной на месте ограбления дилижанса? — спросил Морзе.

— Я не единственный, чьи вещи имеют такую маркировку, — отвечал спокойно Боулз, с приятной улыбкой. — Кто-то, возможно, украл платок у меня. Я мог, в конце концов, потерять его, а кто-то мог найти платок, и забрать себе. Я вижу, вы принимаете меня за этого грабителя? Но вы, господа детективы сильно ошибаетесь. Я во всей моей жизни никогда, никому не причинял вреда.

Кроме того, в комнате Боулза была найдена Библия. Надпись в книге гласила:

“Этот драгоценная Библия представляется Чарльзу Э. Боулзу, Первому сержанту компании, 116-й Иллинойсской Добровольческой пехоты, от его жены, как новогодний подарок. Бог дает нам сердца, чтобы в него верить.

Декейтер, Иллинойс, 1865. “

Библия была подписана «Мэри Боулз».

ПРИЗНАНИЕ ЧАРЛЗА БОУЛЗА.

Боулза арестовали на месте, но он продолжал упрямо заявлять о собственной невиновности.

— Я не понимаю о каких ограблениях вы ведете разговор. Я не понимаю, причем здесь Черный Барт… И я, не понимаю, какое отношение к ограблениям имеет мой платок…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Таким изображали неуловимого грабитнля дилижансов — Черного Барта. Только по ошибке Черного Барта изобразили со шпорами на сапогах. На самом деле, Барт не ездил верхом, он боялся лошадей.

— А что у вас с рукой? — поинтересовался Юм.

— Это я, поцарапал руку по неосторожности, при выходе из вагона поезда, — ничуть не смутился Боулз.

По-видимому, Боулз заранее все продумал. Пока задержанному удавалось держать крепкую оборону.

Тем не менее, подозреваемого доставили в Сан-Андреас, поближе к месту его последнего ограбления. Уже на следующий день, Боулз был признан судьей П. Х. Кином, виновным.

После суда детективы решили еще раз допросить Боулза.

Вначале Боулз категорически отказывался признавать свою вину, но и детективы не собирались сдаваться. Они хотели дожать задержанного. Допрос длился больше трех часов. Боулз понимал, что дела его плохи, и на этот раз ему не удастся выкрутиться.

Неожиданно Боулз обратился к Гарри Морзе.

— У меня есть вопрос, — Боулз выглядел сильно уставшим. — Я не признаю, что совершил эти ограбления, но какую пользу будет иметь тот человек, который сделает признания, чтобы признаться во всех ограблениях?

Морзе был взволнован. Неужели Боулз показал первые признаки ослабления своей обороны. Неужели он, понял всю безвыходность своего положения, и решил сделать признание?

Морзе не собирался хитрить, поэтому ответил осторожно, взвешивая каждое свое слово:

— Если человек в суде признает себя виновным в нескольких ограблениях, то судья вполне может дать ему максимальное наказание. С другой стороны, если этот человек сам признает себя виновным в одном преступлении, то судья примет это во внимание, и ему будет предъявлено обвинение только по одному ограблению. Но человека, который признает себя виновным в грабеже, в любом случае ожидает тюремное заключение. Тем не менее, это, будет, несомненно, лучше, чем долгое и нудное судебное разбирательство, а также возможность провести остаток своей жизни за решеткой.

Морзе заметил капельки пота выступившие на лбу задержанного. Боулз над чем-то упорно размышлял, и наконец сказал:

— Поймите меня правильно, я не боюсь тюрьмы. Но я не собираюсь закончить свои дни за тюремными стенами Сан-Квентин. Мой преклонный возраст не позволит отсидеть в неволе долгий срок. А небольшой срок дает мне возможность выйти на свободу. Так и быть, я дам вам, полное описание моих преступлений, расскажу, как планировал каждое из них. Но я согласен признать свою вину только в последнем ограблении на перевале Фанк Хилл. Я даже готов показать, где спрятал мешки с золотом… Остальные ограбления перед судом не признаю.

Детектив Морзе соглашается, что у них есть неплохие шансы для частичного возмещения ущерба компании «Уэллс Фарго»… Детективы Юм и Морзе решают согласится с предложением Боулза. Что получалось. Последнее преступление ими, детективами успешно раскрыто. Грабитель найден и схвачен. Он признается в своем преступлении, и возвращает украденное золото. На суде грабитель получит должное наказание… Вариант имел неплохие шансы. Иначе этот пожилой мужчина не скажет им ни слова.

— Мы согласны с вашим предложением, — сказал Юм.

После чего Морзе вызывал шерифа Торна, и капитана Стоуна.

— Боулз, почему вы, не пользовались лошадью? — спросил Юм, которого уже давно волновал этот вопрос. — На местах ограблений мы находили только отпечатки ваших ног.

Боулз грустно улыбнулся и сказал:

— Я боюсь лошадей, и ничего не могу с собой поделать, чтобы перебороть этот страх. Как говорится, у всех свои слабости имеются. Поэтому я не умею ездить верхом, у меня, никогда не было лошади, а на «дело» я ходил исключительно пешком, или же пользовался дилижансом под видом пассажира. Знаете, так очень хорошо подыскивать удобное место для будущего грабежа.

— Мистер Боулз, почему вы, назвались Черным Бартом? — спросил один из детективов.

Боулз охотно пояснил:

— В свое время я, не отказывал себе в удовольствии читать популярные истории, которые печатались в местных газетах. Было одно такое, которым я заинтересовался, под названием “Дело Саммерфилд”[11], где главного героя звали «Черный Барт», и который кстати, тоже грабил дилижансы «Уэллс Фарго»… Знаете, когда я писал свое первое стихотворение, у меня просто само выскочило это имя. Черный Барт звучит неплохо, а почему бы и нет?

В детстве мы все играли в ковбоев. И я играл. Там были хорошие парни и плохие парни. Я играл и тех, и других. Иногда я был Уайатт Эрп или Дикий Билл Хикок. Иногда я был плохим парнем:

Билли Кидом, Джесси Джеймсом. Надеюсь, играя роль Черного Барта, я не остался в памяти ограбленных мною людей отъявленным мерзавцем.

Морзе показал Юму обрез двустволки Черного Барта. С виду обрез, как обрез. Но при ближайшем рассмотрении обрез оказался ржавым и неухоженным.

— С такого обреза вряд ли можно выстрелить, — воскликнул пораженный Юм.

— Вряд ли, — согласился Боулз, пожав плечами.

— Но как вы, шли на ограбление, не имея при себе нормального оружия?

— Я никого, ни при каких обстоятельствах не собирался лишать жизни, — ответил Боулз. — В свое время я, участвовал в гражданской войне. Я

своими глазами видел, сколько людей полегло на полях сражений… Но то была война…

— Вы предполагали, что в вас могли стрелять?

— Я ожидал, что мне могли оказать сопротивление, — Боулз усмехнулся. — Именно так, пару раз и произошло. Но я, предпочел удрать, оставив свою добычу.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

На фото; Черный Барт, он же Чарлз Боулз.

Пришел шериф Торн и капитан Стоун.

— Джентльмены, не пора ли нам ехать за утерянным золотом? — спросил повеселевший Боулз.

Через полчаса маленький отряд выехал к перевалу Фанк Хилл.

Позже детектив Юм, в полицейском отчете зафиксировал, что Боулз был; “Человеком большой выносливости. Обладал подлинное остроумие в самых сложных условиях. В тоже время очень вежлив в поведении, и сторонится ненормативной лексики.”

ПРИГОВОР.

Следующим утром, 17 ноября 1883 года, Чёрный Барт отказался от суда присяжных.

В суд был приглашен Ризон Макконнел водитель дилижанса, который Черный Барт пытался ограбить. Макконнелу задали вопрос, что если ему покажут подозреваемого, сможет ли он опознать грабителя. Кучер засомневался, объясняя, что когда он, стрелял в Барта, то был от него, по крайней мере, в 100 ярдах, а у бандита на голове был капюшон, скрывавший его лицо.

Все это время Боулз проявлял незаурядную выдержку, и даже позволял себе шутить.

В свою очередь Чарлз Боулз сделал заявление.

— Мне хотелось бы, немного прояснить ситуацию, — сказал Боулз, когда судья предоставил ему слово. — Я не являюсь ни Черным Бартом, ни Чарльзом Эрлом Боулзом. Я Чарлз Болтон.

Он признавал свою вину, в ограблении этапа Сонора-Милтон, на перевале Фанк Хилл, 3 ноября 1883 года. Боулз сказал, что это ограбление совершил, копируя известного бандита Черного Барта. Больше Боулз ни в чем не признался.

Компания «Уэллс Фарго» выдвинула обвинения только на последнее ограбление. Судья Готшелк приговорил Боулза к шести годам, и направил его отбывать наказание в тюрьму Сан-Квентин. Здесь сыграло положительную роль еще то, что за все время Боулз, ни разу не выстрелил из своего обреза. При ограблениях, из пассажиров дилижанса, и людей, сопровождавших их, никто не пострадал. Разве что иногда, какая-нибудь сильно впечатлительная дама падала в обморок.

КЕМ БЫЛ ЧЕРНЫЙ БАРТ.

Кем же был грабитель в настоящей жизни.

Чарльз Эрл Боулз родился в 1829, в Норфолке, в Англии. Его родители, Иоанн и Мария Боулз. Он был третьим из десяти детей. Чарлз имел шесть братьев и три сестры. Когда Чарльзу было два года, его родители эмигрировали в Америку, в округ Джефферсон, штат Нью-Йорк, где его отец приобрел ферму, в четырех милях к северу от деревни Плесси.

В конце 1849 г. Боулз и его братья, Дэвид, Джеймс и Роберт, приняли участие в Калифорнийской золотой лихорадки, начали добычу в Норт Форк, в Американ-Ривер в Калифорнии. Дэвид и Роберт заболели и умерли в Калифорнии вскоре после их прибытия. Боулз проработал на добыче золота три года.

В 1854 году Боулз вернулся на восток и женился на Мэри Элизабет Джонсон, с которой у него было четверо детей. К 1860 году, супруги построила свой ​​дом в городе Декейтер, штат Иллинойс.

В апреле 1861 году в США началась гражданская война. 13 августа 1862 г, Боулза зачислили в 116-й Иллинойский полк. Он оказался хорошим солдатом, дослужившись до звания первого сержанта, в течение года. Боулз участвовал в 17 сражениях, в том числе в битве за Виксбург, где он был тяжело ранен.

7 июня 1865 года, война для Боулза закончилась, он был уволен в Вашингтоне, округ Колумбия, после чего вернулся домой к жене.

Эти три года войны привили Чарльзу жажду приключений, и он просто не смог больше выдержать, тихой, размеренной жизни на ферме. Чарльзу дома спокойно не сиделось, и в 1867 году он, с разрешения жены оставил свою семью, чтобы искать золото. Чарли отправился в Монтану, где был расположен небольшой рудник. Там он и начал работать в одиночку. Для поиска золота Чарли использовал длинные промывочные желоба, сколоченные из досок, 12 футов в длину и от 8 до 10 дюймов глубиной. Поэтому наклонному желобу извлеченная из рудника порода промывается слабым потоком воды. Конец желоба покрыт металлическим листом, с отверстиями в нем, чтобы золотые песчинки не могли пройти. Устойчивый поток воды является ключом ко всем действиям по добыче золота.

Однажды несколько человек пытались купить у Чарли участок, но он отказался, полагая, что возможно шахта принесет ему прибыль. Это решение было окончательным. От дальнейших переговоров Чарли отказался.

Мужчины, которые пытались выкупить у него участок оказались связанными с фирмой, «Уэлсс Фарго». Мужчины не спорили. Они ушли, но вскоре перекрыли воду, поступавшую на участок Боулза. Чарлз был вынужден отказаться от шахты. Чарлз был очень зол, и он упомянул об этом в письмах домой. В одном из писем он сказал: “Я собираюсь принять меры”. Но какие именно меры он собирался предпринять, об этом Чарли никогда никому не говорил.

Оставив свой рудник, Чарльз Боулз, решил объявить «Уэлсс Фарго» войну.

Последнее письмо Мэри Боулз получила от Чарли, из Серебряного Лука, в Монтане, 25 августа 1871 года. Чарльз вообще перестал писать, и через некоторое время Мэри Джонсон решила, что ее муж погиб.

Через некоторое время начинаются нападения на дилижансы «Уэлсс Фарго». Грабитель забирал только деньги перевозимые компанией, не трогая при этом обычных пассажиров.

В это время Боулз по ночам превращается в Черного Барта, который совершает 28 ограблений дилижансов компании «Уэлсс Фарго», по всей северной Калифорнии, между 1875 и 1883 годами.

Черный Барт — самый знаменитый бандит среди грабителей дилижансов.

В Сан-Франциско, где он жил как отставной горный инженер, отставной сержант армии и почтенный участник гражданской войны, его считали в высшей степени добропорядочным и состоятельным джентльменом. Внешне он никак не походил на громилу: низкорослый, худосочный. Никто и думать не мог, что ночами он отправляется в прерию и превращается в «Черного Барта».

Боулз был в ужасе от лошадей, и совершил все свои грабежи пешком. Кроме того, на протяжении всех лет в качестве разбойника, он никогда не стрелял из оружия, и никого не убил, хотя в нескольких случаях, были произведены выстрелы в него.

Боулз был всегда учтивым и не использовал в своей речи нецензурную брань.

Чарльз Боулз был одет в длинное черное пальто и котелок, на голове мешок из-под муки с отверстиями для глаз. В руках дробовик. Эти отличительные черты стали его фирменным знаком.

Его среднегодовой «доход» составил 6000 $. Это была довольно приличная сумма по тем временам.

ТЮРЬМА САН-КВЕНТИН.

В среду, 21 ноября 1883, Черный Барт начал отбывать свой ​​шестилетний срок в тюрьме Сан-Квентин. Его тюремный номер был 11046. Прошло всего 18 дней, как Боулз совершил свое последнее, неудачное ограбление на перевале Фанк Хилл, и вот он уже понес заслуженное наказание.

В Сан-Квентин Боулза официально зарегистрировали, как Чарлза Болтона. Скорей всего таким способом Боулз пытался защитить свою бывшую семью, с которой он, и так уже давно не жил.

Тем не менее, во время пребывания в Сан-Квентин Боулз пишет и получает письма от своей жены, Марии Боулз, и других членов семьи. По большей части его письма были теплыми и доброжелательными.

На протяжении большей части своего пребывания в Сан-Квентин, Боулз работал клерком и бухгалтером в тюремной больнице. Работая в диспансере тюрьмы, Боулз добился уважения врача и аптекаря Фреда Фуллера. Боулз серьезно и ответственно относился к своим обязанностям, благодаря чему он, достаточно хорошо освоился с искусством компаундирование рецептов. Он даже мог, при выходе из тюрьмы получить работу в аптеке.

Находясь в тюрьме, Боулз ни с кем из заключенных не сошелся, чувствуя себя выше других осужденных. Боулза никто не посещал в тюрьме, тем не менее, было много историй и слухов о людях, которые наведывались к нему.

Был один интересный рассказ, от члена семьи Боулза. Рассказывали, что эта информация поступила из одного письма, которое написал Чарлз своей жене. Мария предположила, что один очень богатый человек заинтересовался в нем, и возможно, сыграл важную роль в его досрочном освобождении.

21 января 1888 года, отбыв четыре года и два месяца, вместо шести лет, Черный Барт вышел из тюрьмы Сан-Квентин свободным человеком. Его досрочное освобождение пояснили образцовым поведением Чарлза Боулза.

ГАЗЕТЧИКИ У ВОРОТ ТЮРЬМЫ.

Несмотря на то, что Боулз провел в тюрьме больше четырех лет, интерес к Черному Барту не уменьшился. О легендарном грабителе до сих пор помнили. У ворот тюрьмы Боулза ожидали жадные до сенсаций журналисты. Такое внимание явно понравилось бывшему преступнику.

Журналисты буквально засыпали Боулза вопросами:

— Сер, как вас теперь правильно называть, Боулз, или Болтон?

— Не пора ли раскрыть вашу тайну! Кто вы, на самом деле?

— Мистер Болтон, признайтесь, что вы, и есть легендарный Черный Барт!

Боулз махнул рукой, чтобы немного успокоить горластых крикунов — журналистов, и сказал:

— Еще раз хочу все поставить на свои места. Я не Боулз, меня зовут Чарлз Болтон. Возможно я, многих разочарую, но я, не Черный Барт. Мне чужая слава не нужна. Мое, единственное ограбление, за которое я, понес справедливое наказание, не скрою, совершил, пытаясь копировать Черного Барта. Мое первое ограбление стало для меня и последним.

— Мистер Болтон, как вы, себя чувствуете?

— Вы знаете, тюрьма никому здоровья не прибавляет. Хотя Сан-Квентин и не худшая из тюрем, — Боулз грустно улыбнулся. — Отсидев четыре года, я стал глухим но одно ухо, а для чтения мне теперь нужны очки. Но я нахожусь в добром здравии.

— Вернетесь ли вы, в свою семью? — крикнул кто-то из журналистов.

— Извините, эту тему мне не хочется обсуждать, — резко ответил Боулз.

— Мистер Болтон, не собираетесь ли вы, возвращаться к преступной карьере?

— Так я, вам, журналистам, и скажу, если вдруг решу снова стать грабителем, — вопрос явно развеселил Боулза. — Нет, джентльмены, я порвал со злодействами.

— А стихи будете писать? — спросил другой репортер.

Боулз засмеялся и сказал:

— Молодой человек, вы же слышали, как я сказал, что больше никаких преступлений не собираюсь совершать.

На этом Боулз закончил свое общение с журналистами.

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ БОУЛЗА.

Чарлз Боулз вернулся в Сан-Франциско, и снял номер в «Неваде Хаус», расположенный по адресу 132, на Шестой улице.

«Уэлсс Фарго» не выпускало его из виду, так, на всякий случай. Не зря же девиз компании — «Уэлсс Фарго» никогда не забывает. Боулз чувствовал этот незримый контроль, и сильно переживал из-за этой опеки. Он замкнулся в себе, и не контактировал ни с кем из бывших своих друзей или знакомых, возможно боясь причинить им неприятности.

Боулз не вернулся к жене, Марии, проживавшей в городе Ганнибал, штат Миссури. Тем не менее, он переписывался с ней, после освобождения. В одном из писем он признался, что устал от опеки «Уэлсс Фарго», чувствовал себя деморализованным, и хотел единственное, чтобы его все оставили в покое…

В феврале 1888 года Боулз внезапно покинул «Неваду Хаус», и исчез. Обеспокоенный Юм отдал распоряжение своим детективам разыскать Чарлза. Боулза нашли в городе Висейлия, в «Палас Отель». Владелец отеля рассказал, что мужчина похожий по описанию на Чарлза Боулза зарегистрировался в номере, и затем исчез. Детективы с разрешения хозяина поднялись в номер Боулза. Комната была пустой, но Боулз оставил свой чемодан. Сыщики открыли его. В чемодане банка тушенки, фунт кофе, несколько пакетов с крекерами, сахар, банка желе. Кроме этого там находились два галстука, и две пары наручников.

Детективы все вещи вернули на место, и остались ожидать возвращение Боулза. Но он в отель не вернулся. Что могло означать это исчезновение? Возможно Боулз, которому надоела опека «Уэлсс Фарго», решил таким способом пустить детективов по ложному следу. Бывший разбойник исчез, в очередной раз посрамив хваленых детективов.

В последний раз кто-то из знакомых, видел Черного Барта 28 февраля 1888 года.

Когда Боулз пропал из виду, ходили слух о том, что «Уэлсс Фарго», заплатила ему, чтобы Боулз оставил их дилижансы в покое. Но сама компания это категорически отрицала.

ПОДРАЖАТЕЛЬ ЧЕРНОГО БАРТА.

После освобождения Боулза из тюрьмы произошло еще одно ограбление. 14 ноября 1888 г., очередной дилижанс «Уэлсс Фарго», был ограблен разбойником в маске. Одинокий бандит оставил стих, который гласил:

Так вот я стоял, в то время как ветер и дождь

установили деревьям-плач sobbin,

И рисковал своей жизнью для этой рамки,

что не стоило Робин.

Так вот я стоял, пока ветер и дождь

Поставили деревья плакали,

И рисковал своей жизнью и для этого бокса,

Что не стоило robbin.

Детектив Юм внимательно рассмотрел найденную записку, и сравнил ее с подлинным текстом стихов Черного Барта, которые хранились у них. Юм заявил, что новый стих, скорей всего мистификация, и работа другого человека, который пытался подражать под Черного Барта. Юм был уверен, что Чарлз Боулз отошел от преступных занятий.

КОНЕЦ ЛЕГЕНДЫ.

Чарлз Боулз исчез. Некоторые считали, что Боулз переехал в Нью-Йорк, и там прожил спокойно до конца своей жизни. Другие считали, что Боулз, несмотря на ухудшение зрения, вряд ли мог оставить свое преступное прошлое. Бывший разбойник мог сделать еще попытку ограбить дилижанс.

Предположительно в 1917 году, Нью-Йоркская газета напечатала некролог для Чарльза Эрла Боулза, ветерана гражданской войны. Если бы это был Барт, то ему на тот момент было 88 лет.

От автора.

Уважаемый Читатель, я уже давно хотел, что-нибудь написать в стиле вестерна. И вот попалась мне на глаза интересная тема.

Работая с источниками, которые рассказывали о Черном Барте, я обнаружил, что некоторые сведенья про нашего героя, несли разную информацию, противореча друг другу. И это не удивительно, так всегда бывает, ведь прошло с момента событий почти 130 лет.

Мое произведение не является документальным, поэтому при написании рассказа, я позволил себе небольшие вольности, которые надеюсь, не сильно повлияли на правдивость истории.

Чёрный Барт вошёл в историю Дикого Запада, как один из самых успешных грабителей дилижансов, но его по праву можно также считать и самым необычным преступником тех времен. Помимо своих поэм, он отличился ещё и тем, что за все свои ограбления не совершил ни одного выстрела. Черный Барт поставил своеобразный рекорд, ограбив 28 дилижансов, разбойник 8 лет оставался неуловимым.


БАНДА СЭМА БАССА


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Сэм Басс.1877–1878 гг.

БАНДИТЫ ЧЕРНЫХ ХОЛМОВ.

Все началось еще год назад, в марте 1877 года. Именно тогда Сэм Босс сколотил из отчаянных парней свою банду. В банду вошли; Джек Дэвис, Билл Поттс, Роберт Маккими, по прозвищу Маленький Редди, канадец Том Никсон, Билл Хеффридж, из Пенсильвании, оказавшийся на мели Джим Берри, который бросил в Миссури свою жену и четырех детей.

Сэм Басс, невысокий, сутулый парень, с простоватым лицом собрал как-то болтающихся без дела парней, к которым успел присмотреться.

— Парни, я, хочу предложить вам работу, благодаря которой в ваших карманах зазвенят деньжата, — сразу перешел к делу Басс. — Но для этого надо рискнуть.

Пани знали Басса. Это по виду он, простак из простаков. На самом деле Сэм имел репутацию отчаянного и бесшабашного человека.

— А в чем заключается эта работа, связанная с риском? — поинтересовался Джим Берри, который выглядел так, словно уже догадывался, что хотел предложить им Басс.

— Мы, будем грабить дилижансы, — сообщил Сэм, с интересом изучая лица, отобранных им, для дела парней.

Похоже, его предложение никого сильно не удивило. Испытывая постоянный денежный голод, эти парни уже морально были готовы пойти на ограбление, или другое, куда тяжелое преступление.

— Думаю, вам не стоит напоминать, что пойдя на грабеж вы, оказываетесь по другую сторону закона и получаете в придачу к заработанным деньгам большую кучу неприятностей.

— Сэм, мы согласны, — ответил за всех Билл Хеффридж.

Похоже, этим ребятам не хватало только хорошего вожака, который мог их, объединить и повести за собой. Басс, как раз и оказался таким человеком.

Перед первым ограблением Басс осмотрел свою банду. Банда впечатляла. В низко надвинутых на глаза шляпах, с платками, закрывающими лица, вооруженные винтовками и револьверами, парни выглядели внушительно и устрашающе.

— Одна только просьба, — сказал Басс. — Парни, у вас, есть оружие. Не убивайте зря людей, которых мы, будем грабить…

— А если они, сами начнут стрелять по нам? — спросил Хеффридж.

— В этом случае надо защищаться, — согласился Басс.

До грабителей доходит слухи, что рудник готовиться покинуть дилижанс, набитый золотой пылью, на сумму 150 тысяч долларов. Такой шанс нельзя было упускать. Единственное, чего не хватало им, так это опыта. На первом же деле случился досадный прокол.

25 марта, в десяти милях от Дедвуда, банда устроила засаду, на узкой, каменистой тропе. Когда появился дилижанс, вооруженные грабители вышли из кустов, закрыв лица обычными платками. Возница, увидев грабителей, скорей всего не собирался останавливаться. Положение решил исправить Маленький Редди, который до этого хвастался приятелям, что он, хорошо стреляет из винтовки. И, Маленький Редди не обманул. Он вскинул винтовку и первым же выстрелом сразил возницу. Возница стал заваливаться на бок, а напуганные выстрелами кони рванулись вперед. Грабители попытались остановить коней, но у них, ничего не вышло. Кони пронеслись мимо, оставив грабителей ни с чем.

— Чего стали! — закричал взбешенный Басс, на своих подельников. — Дилижанс надо догнать.

Грабители бросились в погоню. Через несколько миль бандиты выдохлись, и не рискнули дальше преследовать карету.

Необдуманный поступок Редди Маккими, из-за которого банда упустила дилижанс, едва не стоила парню жизни. Разозленные грабители готовы были убить стрелка, но благодаря Сэму Бассу, не стали мараться, а только выгнали его из банды. Маккими бежал в Техас, где вскоре был пойман и линчеван за угон лошадей.

В течение нескольких месяцев банда Басса ограбила семь дилижансов, в которых иногда перевозили золотой песок. Именно за счет дилижансов бандиты хотели поправить свое финансовое положение. Но дилижансы не приносили особого дохода. Доходило даже до смешного. Так, после одного ограбления добыча банды составила около десяти долларов. В другом случае грабители забрали у пассажиров… шесть персиков. Бандиты появлялись слишком часто, что возницы дилижансов стали их узнавать. Так, когда вооруженные грабители преградили дорогу очередному дилижансу, у возницы непроизвольно вырвалось:

— Парни, это опять вы!

Вскоре они стали известны, как Бандиты Черных Холмов.

Обеспокоенные нападением на дилижанс с золотом, шахтеры создали комитет, и начали проводить свое расследование. Власти тоже не сидели, сложив руки. Вскоре дороги стали патрулировать военные патрули, встреча с которыми для грабителей не обещала ничего хорошего. Банда вынуждена была податься на юг.

Ни Басс, ни его парни, не собирались бросать разбойный бизнес. Басс понимал, что с дилижансами надо завязывать. На таком бизнесе невозможно сколотить состояние. Следовало испробовать что-то новое. Первое, что приходило на ум, это грабить банки. Но, с этим многие из парней не согласились. Грабить банки было очень опасно. Банки обычно располагались в центре города, где всегда было многолюдно.

Сэму Бассу пришла в голову мысль напасть на поезд. В поезде и пассажиров намного больше, по сравнению с дилижансом. Значит и куш будет более высокий. Насчет сопротивления пассажиров тоже не стоило опасаться. Вряд ли, кто из пассажиров станет возражать вооруженным грабителям. Идея Басса всем понравилась.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Нападение на дилижанс. Художник Ч. Расселл.

БОЛЬШОЕ ОГРАБЛЕНИЕ ПОЕЗДА НА БИГ СПРИНГС.

18 сентября 1877 года, на маленькой станции, которая носила напыщенное называние Биг Спрингс, состоялось первое ограбление поезда. В то время, здесь еще не было города как такового, просто располагалась железнодорожная станция, и всего несколько домов местных поселенцев.

Вечером, в 10:48, бандиты заставили начальника станции остановить следовавший мимо поезд. Перед этим грабители предусмотрительно уничтожили телеграф, чтоб какой-нибудь смельчак не попытался сообщить властям о нападении на поезд. Шесть человек,

вооруженных до зубов и в масках, скрывающих лица, сели в остановившийся поезд. Это были; Сэм Басс, Джоел Коллинз, Билл Хеффридж, Джим Берри, Джек Дэвис и Том Никсон.

Бандиты уверенно направились в почтовый вагон, где они знали, находился массивный сейф. А где сейф, там и деньги. Курьер, увидев перед собой вооруженных людей в масках, едва не лишился сознания.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса


Билл Хеффридж, недолго думая сунул под нос перепуганному курьеру ствол своего револьвера и грозно прорычал:

— Дружок, мы пришли за своими деньгами. Открывай живо сейф!

Мужчина в форме затряс головой:

— Я, не могу…

— Будем считать, что мне, это послышалось, — Хеффридж вдавил ствол пистолета в лоб курьера.

— Поверьте мне, я…

— Парень, тебе лучше нас не злить! — закричал взбешенный бандит.

— Да что ты, с ним возишься, — не сдержался кто-то из парней, и, подскочив к курьеру, ударил его, несколько раз рукояткой револьвера по голове. — Я, тебя убью, если ты, не откроешь сейф… Давай, пошевеливайся, или может еще тебе добавить?!

Бандит снова замахнулся, но здесь вмешался Сэм Босс::

— Прекрати немедленно! Парень всего лишь, выполняет свою работу.

Бандит тихо ругнулся, но отошел от избитого курьера.

— Почему вы, мистер, не хотите открыть нам сейф? — спросил главарь. — Это же не ваши деньги. Зачем вам, из-за них рисковать своей жизнью.

— Поверьте, здесь дело не во мне, — курьер с опаской поглядывал на окружавших его грабителей. — Все дело в самом сейфе, вернее в его замке… Замок, в целях безопасности поставлен на таймер, и это не позволяет открыть сейф, пока поезд не достигнет своего окончательного пункта назначения.

— Так что, не видать нам сегодня денег? — хмыкнул Хеффридж.

— Да врет он все! — закричал кто-то из парней.

Джоел Коллинз в это время осматривал сейф.

— Ну, что скажешь? — спросил Басс.

Коллинз пожал плечами:

— Возможно, действительно стоит таймер на замке…

— Курьера не трогать, он, здесь, не причем! — отдал приказ главарь. — Пошли, нам, здесь, больше нечего делать. Займемся пассажирами, которые нас уже заждались.

Пока вся добыча составила 450 долларов, которые грабители вытащили из камеры хранения, где пассажиры, на время поездки оставляли свои деньги.

Когда бандиты направлялись к дверям, кто-то обратил внимание на три маленьких деревянных ящика, которые стояли друг на дружке, рядом с большим сейфом.

— Это что за ящики? — поинтересовался Джек Дэвис.

— Я, не знаю… — тихо отозвался курьер.

Дэвис ткнул ногой в ящики, пытаясь его сдвинуть. Но ящики остался на месте.

— Тяжелый, — подытожил Дэвис.

Дэвис, которому стало любопытно, вскрыл крышку верхнего ящика. Грабителей ожидал настоящий сюрприз. В ящике заманчиво поблескивали совершенно новенькие золотые монеты.

— Ничего себе!.. Я не верю своим глазам! — закричал восторженно Джек Дэвис.

Надо сказать, что остальные грабители тоже не верили своим глазам, увидев такую сказочную картину.

— Ущипните меня скорей, чтобы я, убедился, что это не сон! — Дэвис сам же поторопился себя больно ущипнуть за ногу, и довольно промычал, убедившись, что ни ящики, ни золотые доллары никуда не пропали.

Еще через мгновенье Джим Берри вскрыл оставшихся два ящика. Все три ящика оказались набитыми доверху золотыми монетами, по 20 тысяч долларов в каждом ящике. Всего 60 тысяч долларов отчеканили на монетном дворе в Сан-Франциско, для Нью-Йоркского банка. Одним махом хапнуть такую добычу, кому еще такое удавалось. С преступной жизнью можно было кончать. От удивления рты открылись не только у грабителей, но и у курьера.

— А почему ящики с деньгами, не поставили в сейф? — спросил Басс, с трудом оторвавшись от найденного сокровища.

Курьер не знал, что ему ответить.

Бассу казалось, что стоит ему, отвести глаза от золотых монет, и они, тот же час исчезнут.

— Это какой же идиот додумался оставить ящики с деньгами прямо на виду, — громко смеялся Билл Хеффридж, у которого заметно улучшилось настроение. — Или может, в сейфе места для денег не нашлось?

Забрав ящики с деньгами, грабители прошлись по вагонам поезда, выворачивая карманы у пассажиров. И здесь добыча оказалась приличной. Пассажиры добавили грабителям, около 400 долларов, и золотые часы, в количестве четырех штук. Басс. проявил великодушие, и вернул однорукому пассажиру двадцать долларов, а своим подельникам запретил обыскивать женщин.

Под покровом ночи банда скрылась в неизвестном направлении, прихватив с собой огромный куш.

ОХОТА НАЧАЛАСЬ.

Когда сделали первый привал к Бассу подошел Джоел Коллинз, и тихо, так, чтоб никто другой его не услышал, сказал:

— Сэм, будь осторожен… За последний час кое что изменилось…

Басс непонимающе уставился на товарища.

— Большая куча денег легко может вышибить мозги из любой головы…

— Джо, о чем ты, говоришь? — спросил Басс.

— Сэм, я пытаюсь тебе сказать, что некоторых парней мы, плохо знаем. И неизвестно какие мысли могут возникнуть в их головах, при виде такого количества денег… Сэм, возможно, кое-кто, из нашей банды, захочет прибрать все деньги только для себя…

Да, Коллинз прав. Басс тоже обратил внимание на лихорадочный блеск глаз, у некоторых парней.

— Я, хочу тебе сказать, что ты, в случае чего, можешь на меня рассчитывать, — добавил Коллинз.

— Спасибо Джо… Я, и сам, предполагал разделить деньги и разойтись. Так нам, будет легче исчезнуть… — ответил Басс.

Бандитам удалось беспрепятственно покинуть пределы штата. Они поделили захваченный куш, разделив деньги на шесть равных частей. Каждый член банды получил свою долю по 10 тысяч долларов на руки. Потом они разделились, и каждый поехал своим путем.

Но проблемы у грабителей только начинались. Два пассажира, ехавшие в поезде, узнали Коллинза. Владельцы «Юнион Пасифик» уже назначили за головы членов банды награду в десять тысяч долларов. Сразу нашлось много охотников заполучить ее. За бандитами началась охота.

26 октября, Джоэл Коллинз и Билл Хеффридж очутились в Канзасе, на небольшой станции под названием Буффало. Оставив усталых лошадей в тени дома, Коллинз и Хеффридж вошли в строительный магазин, чтобы сделать несколько покупок. В этом магазине, на их беду оказался клерк, который когда-то работал экспресс курьером на «Юнион Пасифик». Ему, после ограбления поезда Биг Спрингс, было рекомендовано быть начеку, и обращать внимание на всех незнакомых, и подозрительных людей, которые могли появиться в их краях.

Случившееся ограбление поезда на Биг Спрингс, наделало много шума, об этом ограблении все только и говорили. Клерк затеял разговор с подозрительными мужчинами, затронув тему успешного напета бандитов на поезд. Чужаки заметно нервничали, и отвечали не очень охотно на эту тему.

— Вы, знаете, что за поимку грабителей обещана солидная награда, — сообщил клерк.

— Да, мы, слышали про вознаграждение, — отвечал Коллинз. — Если бы не срочные дела, мы, не против, присоединиться к розыску грабителей…

Его приятель закивал головой в знак согласия.

Коллинз и Хеффридж коротко сообщили о себе, сказав, что они фермеры. Возможно, сюда они скоро вернуться, перегоняя стадо коров. В ходе разговора Коллинз, не подумав, называет клерку свое настоящее имя. Клерк теперь твердо уверен, что зашедшие в магазин парни, и есть те самые грабители поезда. Еще немного поболтав, парни купили себе кое-какую одежду и собрались уезжать.

Клерк, который не прочь был получить награду за головы грабителей, вспомнил, что в полукилометре от станции Буффало, разбили лагерь кавалеристы из Форта Хейс. Это был один из отрядов, который занимался поисками грабителей поезда. Десять солдат приданных в помощь шерифу Бардсли. Как только Коллинз и Хеффридж возобновили свой путь, клерк взял лошадь, и помчался в лагерь за помощью.

— Шериф, на станции, только что побывало двое грабителей, которых ищут за ограбление поезда, на Биг Спрингс, — выложил все сразу клерк. — Если вы, поспешите, то мы, быстро нагоним грабителей.

— Вы, в этом уверены? — засомневался Бардсли.

— Больше чем… Дело в том, что один из парней проболтался, и имел неосторожность назвать свое имя. Возможно он, был уверен, что заехав так далеко, от места преступления, здесь, ему нечего опасаться…

— И, как же он назвался? — спросил шериф.

— Джоел Коллинз.

Да, именно человек с таким именем подозревался в ограблении поезда, на Биг Спрингс Шерифу больше ничего не надо было объяснять. Сборы были недолгими. Солдаты вскочили на коней, и бросились в погоню.

Чужаки не успели далеко отъехать от Буффало. Вскоре солдаты догнали и окружили «фермеров». «Фермеры» вели себя спокойно, и не делали попыток убежать, заметив за собой погоню. Коллинз, увидел среди солдат шерифа, и настырного клерка, который приставал к ним, с разными вопросами, в магазине. Теперь понятно, кто поднял тревогу.

Шериф подъехал, внимательно осматривая подозрительных мужчин.

— Джентльмены, прошу прощения, но вам, придется вернуться с нами на станцию, — заявил Бардсли.

— Сэр, объясните нам, в чем дело,… Что собственно происходит? — поинтересовался Коллинз, внешне сохраняя спокойствие. — Дело в том, что мы, возвращаемся к себе домой, в Техас… Там у нас, назначена встреча, по поводу покупки скота, и мы, на эту встречу уже опаздываем…

Слова Коллинза не произвели впечатления на Бардсли:

— Это не займет много времени… Джентльмены, вы, подходите под описание грабителей поезда, которые сейчас усиленно разыскиваются властями…

Коллинз рассмеялся, и обернулся к Биллу Хеффриджу:

— Шериф, неужели мы, похожи на грабителей поезда?

— Я, думаю, мы, скоро все выясним, и не станем вас, задерживать, — пообещал Бардсли.

Коллинз пожал плечами, и вымученно улыбнулся:

— Ну-у, если надо… Нам неприятности не нужны. Мы, не станем мешать вашей работе…

Фермеры с большой неохотой повернули коней в сторону станции. Солдаты с шерифом поехали следом.

— Джо, мы, и правду поедем с солдатами на станцию? — шепотом спросил Хеффридж.

— Нет, конечно… — так же шепотом ответил Коллинз. — На станции шериф нас быстро раскусит.

— Что будем делать?

— Билл… Нам остаётся выхватить пистолеты, и перебить солдат… По крайней мере попытаться их перебить. Первым надо уложить шерифа…

— Ты смеешься? Солдат слишком много против нас…

— Джо, у нас нет другого выхода.

— Билл, мне страшно, — признался Хеффридж.

— Мне тоже…

— З-з, что вы, там шепчетесь? — крикнул один из солдат.

— Пора! — крикнул Коллинз, хватаясь за пистолет.

Бандиты развернули своих коней, и выхватили револьверы. Они пошли на заведомый риск, пытаясь вырваться из ловушки, в которую сами угодили. Но солдаты были наготове:

— Осторожно! У парней есть пистолеты…

Загремели винтовочные выстрелы. Испуганно заржали лошади. Солдаты вскинув винтовки, стреляли в упор. Коллинз и Хеффридж так и не успели сделать ни одного выстрела, выбитые пулями из седел. С грабителями было кончено.

— Прекратить огонь! — закричал Бардсли.

Один из солдат подошел к «фермерам», и убедился, что они мертвы. Осмотрев вещи убитых, обнаружили старый комбинезон, в штанинах которого находилось 20 тысяч долларов, в золотых монетах. Штанины были крепко связаны с обеих сторон.

Не было никакого сомнения, что это те самые деньги, украденные из поезда на станции Биг Спрингс.

После того, как грабители разделилась, третий член банды, Джим Берри вернулся к семье, в Андерсон, штат Миссури. Он вносит часть денег в местный банк, и по наивности обменял 3 тысячи долларов, в золотых монетах. Заметив удивленные взгляды банковских работников, Берри сообщил, что он, успешно продал шахту в Блэк-Хиппс. Но, скорей всего те, не поверили в рассказ Берри и заподозрили неладное.

Через несколько дней шериф округа узнал о подозрительном вкладчике, и его депозите в банке, в золотых монетах. Вечером того же дня, шериф, собрав отряд, выезжает на задержание Берри. Но подозреваемого дома не оказалось. Законники обыскивают дом Берри и находят несколько квитанций на недавно приобретенную одежду.

На Берри наткнулись случайно, когда шериф услышал лошадиное ржанье, где-то поблизости в лесу. Берри увидев законников, попытался убежать.

— Парень, лучше оставайся на месте! — крикнул шериф, вскидывая дробовик. — У тебя нет шансов…

Джим Барри решил рискнуть. Видя, что беглец не остановился, шериф нажал на спусковой курок. Выстрел картечью опрокинул беглеца. Одна из дробинок поражает Барри в колено, сильно раздробив кость.

Раненого грабителя переносят в его дом, где оказывают первую медицинскую помощь. Видя, что полученная рана очень тяжелая, вызывают опытного врача. Но, у Барри начинается гангрена, и через несколько дней он умирает.

Добыча, доставшаяся Барри при разделе, была возвращена железнодорожной компании.

Еще один грабитель из банды Басса, Том Никсон, видимо расстался с Берри, где-то в пути. Никсону повезло, он смылся в Канаду, где его следы теряются. Больше о Никсоне никто, ничего не слышал. Известно только одно, что Никсон так и не был пойман.

НОВАЯ БАНДА, НОВЫЕ ОГРАБЛЕНИЯ.

Сэм Басс и Джек Дэвис, выдавая себя за фермеров, благополучно добрались до Техаса.

Во время поездки по индейской территории грабители сделали привал, и разбили свой лагерь в ста ярдах, от расположившегося на отдых отряда кавалерии США. После ужина, Сэм и Дэвис посетили лагерь кавалеристов. Там они разговорились с солдатами. Солдаты сообщили, что занимаются поисками грабителей, которым удалось сорвать приличный куш при ограблении поезда.

Добравшись до Техаса, приятели разошлись. Дэвис подался в Новый Орлеан, а Басс вернулся в окрестности Дэнтона. Днем показываться в городе, Басс не рисковал, но по ночам наведывался к старым друзьям. Так, посетив своего друга Джима Мерфи, Басс не удержался и решил похвастаться своей добычей. Он вывалил на стол приличную кучу золотых монет. Бассу доставило огромное удовольствие наблюдать за Мерфи, который стоял около стола с открытым ртом, не в силах оторвать глаз от заманчиво поблескивающих монет.

— Сэм, поезд это ваша работа? — спросил Мерфи.

— Наша.

— Я, так и знал, — засмеялся Джим.

Сидеть спокойно Басс не умел. Он находит Бывшего напарника Генри Андервуда, который в то время жил спокойно с семьей. Андервуд в свою очередь знакомит Басса, с еще одним бойким парнем, Фрэнком Джексоном, который на первое время соглашается, за приличное вознаграждение, обеспечивать тайный лагерь Басса всем необходимым.

Джексон был сиротой. Учился на жестянщика, долгое время работал ковбоем, на Мерфи, на ранчо в Дентоне. Ранчо Мерфи оказалось одним из укрытий, где скрывался Сэм Басс.

Еще в 1876 году Джексон убил негра, по имени Генри Гудолл, обвиненного в краже лошади. Гудолл возражал против такого обвинения, в результате завязался спор. Джексон выстрелил в Гудолла, и затем перерезал ему горло.

Басса продолжают разыскивать законники. Но, в это время троица приятелей не отказывает себе в развлечениях, они едут погулять в Сан-Антонио. Как-то, изрядно поистратившись в городе, Басс, Андервуд и Джексон, по пути домой, ограбили дилижанс. Улов был так себе…

Зима тянулась слишком долго. Басс изнывал от безделья. Сэм выкупает долю, в одном из салунов Дэнтона. Но находясь в розыске, Басс не может в открытую заниматься своим бизнесом.

На предложение Басса ограбить дилижанс, Джексон, быстро входит во вкус, охотно соглашается. 26 января 1878 года, Басс и Джексон, неподалеку от Форта Уорт, остановили и ограбили дилижанс. Улов невелик. Но если бы грабители обыскали пассажиров дилижанса, то у одного из мужчин нашли в перчатках припрятанные 400 долларов. Оба налета на дилижансы принесли бандитам всего 81 долларов, и три пары золотых часов.

Вспоминая удачное ограбление поезда в Биг Спрингс, Басс все чаще задумывается, не повторить ли ему еще раз такой номер. Вряд ли повезет, наткнуться на большую кучу денег, которую растяпы забыли спрятать в сейф. Но все равно улов намного превысит те крохи, которые они имеют с грабежей дилижансов. Только для налета, на поезд, следовало набрать новую банду.

Андервуд в это время снова оказался за решеткой. Андервуд вернулся в Дентон, чтобы увидеть свою семью в канун Рождества. Здесь он попадается на глаза шерифа Уильяма Эверхарта и Тони Уэйтса, из детективного агентства Пинкертона. Уэйтс, по ошибке принимает Андервуда за Тома Никсона и арестовывает. Андервуда доставляют в тюрьму, а шериф Эверхарт получает вознаграждение в пятисот долларов.

Андервуд пытается протестовать и требует вызвать из Дентона граждан, которые могли бы его положительно охарактеризовать. Естественно, никого не собираются вызывать. Андервуду пришлось просидеть в тюрьме несколько месяцев, прежде чем он сумел бежать.

Фрэнсис Джексон быстро набирался опыта в грабежах, но вдвоем грабить поезд было слишком рискованно.

Бассу повезло. Вскоре в банду вступило несколько новых парней. Это был Сиборн Барнс и Том Спотвуд.

Барнс родился в семье техасского шерифа. Отец умер, когда Бернс был еще младенцем. Если бы не смерть отца, возможно Сиборн по жизни, выбрал для себя другую дорогу… Мать с пятью детьми перебралась к родственниками в деревушку Хэндли. В 17 лет Барнс ввязался в перестрелку и провел год в тюрьме Форта Уорт.

В 1874 году Барнс снова оказывается в тюрьме округа Каллахан, штат Техас. Но засиживаться за решеткой Сиборн не собирается, он бежит из тюрьмы прямо в ножных кандалах. Перейдя улицу, Сиборн направился к кузнецу, который войдя в отчаянное положение парня, освободил его от ненужных кандалов.

В 1978 году Сиборн Барнс, по прозвищу Парша, присоединятся к банде Басса, и вскоре становится его «правой рукой». На тот момент парню было 25 лет.

У Тома Спотвуда правый глаз был стеклянный, что, впрочем, не помешало ему пристрелить несколько человек в Техасе и Миссури.

Именно банда Басса совершила 22 февраля 1878 года, первое в истории Техаса успешное ограбление поезда № 4, идущего из Денисона. Ограбление произошло на маленькой станции Аллен, расположенной в 25 милях от Далласа.

Около экспресс вагона возникла небольшая задержка. Вагон был закрыт, но грабители угрожали спалить вагон вместе, с сидящим внутри курьером. Курьер экспресс-компани, Джеймс Томас открывает дверь, но неожиданно для грабителей стреляет из пистолета, в

первого бандита, который попытался войти в вагон. Из-за сильного волнения курьер промахивается. Произошла небольшая перестрелка, в которой никто даже не был ранен. Томас, предпочел сдаться.

Добыча грабителей составила 1280 долларов.

Том Спотвуд, после совершенного ограбления возвращается к себе домой в Маккини. Но такая заметная примета, как стеклянный глаз Спотвуда не остался незамеченным. Уже через четыре дня

Спотвуда арестовали в его же доме. Спотвуд не отрицал свою вину, но из партнеров никого не выдал. Басс прочитав в городской газете, «Denton Monitor» о поимке Спотвуда, с отвращением

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Капитан Джун Пик, возглавил спецотряд техасских рейнджеров, по поимке Сэма Басса.

заметил:

— Человек, ограбивший поезд в пятнадцати минутах от своего жилья, а затем, как ни в чем не бывало вернувшийся домой, просто не может быть не арестован.

В это время остальная часть банды; Бас, Джексон и Барнс затаилась в Полой Бухте, в юго-западной части округа Кук. Здесь находился шестикилометровый, глубокий овраг, заросший дубами, ореховыми деревьями, виноградником, и прочим кустарником, который напоминал настоящие джунгли. Лучшего убежища трудно было найти.

Единственные обитатели влажных, известковых пещер были ядовитые гремучие змеи, и щитомордники. В полдень солнце едва проникало через толстую крышу из веток и листвы.

Одно из преимуществ такого убежища, рядом находилось ранчо Мерфи. Старый друг Сэма, всегда мог предупредить грабителей, в случае появления незнакомцев или рейнджеров.

Несмотря на все попытки законников отыскать грабителей, Бас, Джексон и Барнс оставались на свободе. Басс не собирался бежать из Техаса.

Через три недели банда Басса ограбила поезд на маленькой станции Хатчинс, в 9 милях южнее Далласа.

Ограбления поездов не остались незамеченными. Окружной прокурор Эндрю Дж. Эванс, и маршал США, Стилуэлл Р. Рассел, создают в городе Тайлер штаб. В штаб вошло специальное жюри, которое начало расследование нападений на поезда, и выяснение, от кого из друзей банда получала свежих лошадей и продукты питания.

В Остин срочно вызвали капитана Джуна Пика. Ему, по распоряжению губернатора было предложено создать специальный отряд из 13 рейнджеров, в чью задачу входило захватить, или ликвидировать Басса и его банду. Теперь за грабителями охотились все шерифы Техаса. Шериф Уильям Эган, обвиненный в бездействии, прилагал все усилия, чтобы напасть на след грабителей. Эган подозревал, что за налетами стоит Сэм Басс.

Капитан Джун Пик, возглавивший спецотряд рейнджеров, был опытным ветераном. В Гражданскую войну Пик сражался кавалеристом, в рядах Конфедерации, под началом генерала Джона Ханта Моргана. Пик участвовал в дерзком рейде по тылам врага, который позже назовут Рейд Моргана. За 46 дней кавалеристы прошли около 1 600 километров, по вражеской территории штатов Индиана и Огайо. Северянам удается блокировать Моргана, и

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Генри Андервуд.

фактически окружить его. Моргану удалось вырваться из окружения, а Пик оказывается в тюрьме, штата Огайо. Но Джун Пик надолго в тюрьме не задержался. Он бежит и пробирается через войска Северян.

Позже Пик служил под командованием Натана Бедфорда Форреста. В битве при Чикамога, Пик был дважды ранен. Оправившись от ран, Пик стал разведчиком в 8-м Техасском кавалерийском полку.

После Гражданской войны Пик возвращается в Даллас, где он, стал работать в качестве заместителя шерифа. В 1874 году Пик избран Городским маршалом. Эту должность он занимал до 1878 года, вплоть до того момента, когда Пику предложили заняться бандой Басса.

Тем временем, из тюрьмы совершил побег Генри Андервуд и Арканзас Джонсон. Вскоре они появились в тайном лагере Басса. Можно было начинать планировать нападение на поезд. Но Сиборн Барнс неожиданно заболел, Джексон решил завязать с преступной жизнью, а Андервуд очень скучал по своей семье и хотел повидаться с родными.

— Генри, я хочу напасть на поезд, — сообщил Басс.

— Извини Сэм, не в этот раз… Мне надо провести некоторое время со своей семьей, — сказал Андервуд. — Пока сидел в тюрьме, я сильно соскучился по ним…

6 апреля, незадолго до полуночи, к маленькой станции Игл-Форд приблизился поезд. В комнату станционного смотрителя ворвались четверо вооруженных незнакомцев в масках.

Это были; Сэм Басс, Арканзас Джонсон и двое других бандитов, чьи имена навсегда остались неизвестными. Пока один из грабителей держал смотрителя на мушке, трое других вытащили из паровоза машиниста и кочегара. Всех захваченных пленников подвели к почтовому вагону.

Смотрителю приказали, чтоб он, попросил сопровождавшего груз курьера открыть дверь.

Курьер что-то заподозрил, и отказался открывать дверь. Тогда один из грабителей направился к железнодорожному тендеру. Через пару минут он, появился с горящим поленом в руках.

— Даю тебе, две минуты, — прокричал Басс. — Затем мы, подожжем вагон, вместе с тобой.

— Не надо поджигать… Я открываю дверь… — курьер не на шутку испугался.

Курьер распахнул дверь, и бандиты ворвались внутрь. Пока одни грабили почтовый вагон, другие держали под прицелом заложников. Кондуктор, из другого вагона решил полюбопытствовать, в чем причина задержки поезда. Бандиты поставили его в ряд с другими пленниками, не забыв отобрать у него часы. Затем к пленникам присоединился местный скотовод, по фамилии Уилсон. Он подошел к столпившимся людям, и только открыл рот, чтобы поинтересоваться, что здесь происходит, когда услышал резкий окрик:

— Уилсон, а ты, какого дьявола здесь ходишь? Ну-ка, живо становись в шеренгу!

Скотовод, увидев оружие в руках грабителей, не стал сопротивляться, и присоединился к заложникам, проклиная себя за чрезмерное любопытство. Уилсон не сразу сообразил, что бандиты

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Капитан техасских рейнджеров Джун Пик. На фото видно, что у Пика на поясе висят два пистолета ручками вперел.

назвали его по фамилии, выходило, что они, его знали. Вот, только сам Уилсон голоса говорящего не узнал.

Когда налетчики скрылись, пленники вздохнули с облегчением.

Позже на месте преступления была обнаружена записка, в которой говорилось, что нападение спланированно и осуществлено… капитаном рейнджеров Джуном Пиком. Босс в открытую смеялся над своим преследователем.

Снова огромные силы были брошены на поиски преступников, и снова безрезультатно. Техасские газеты обвиняли власти в

бездействии, в неспособности справиться с обнаглевшей

бандой. Но никто даже не мог предположить, что Басс уже готовиться совершить новый налет.

Везде рыскали в поисках дерзких грабителей отряды рейнджеров. Здесь нельзя было терять бдительность. Уверенность, что они и есть самые умные, самые ловкие, могла сыграть плохую шутку. Так и произошло с Андервудом и Джексоном. Разбив лагерь, как им показалось, в безлюдной местности, парни уснули, даже не договорившись дежурить по очереди. Самое удивительное, что на них, случайно вышел отряд рейнджеров.

Увидев безмятежно спавших, двух, хорошо вооруженных парней, рейнджеры вряд ли могли подумать, что это и есть те самые грабители. Скорей всего, эти парни к грабежам не имели ни какого отношения. Но на всякий случай, их решили проверить.

Андервуд спокойно спал, когда кто-то толкнул его в плечо. Открыв глаза, Генри увидел перед собой напряженное лицо вооруженного незнакомца, склонившегося над ним. Еще один парень стоял около Джексона. А двое других стояли чуть в стороне, держа винтовки наготове.

— Дружище, ты, только не делай резких движений, — предупредил незнакомец. — Все равно мы, забрали ваше оружие.

Андервуд скосил глаза. Незнакомец не врал, Генри не увидел своей винтовки, которую он прислонил к дереву, рядом с собой. Да и его кобура была пустой. Пока они с Джексоном дрыхли, их ловко разоружили. Это надо так спать, даже не чувствуя, как у тебя из кобуры вытягивают револьвер.

Где-то сзади тихонько хрустнула веточка. Ага, там, у него за спиной еще кто-то стоит, кого Андервуд не мог пока видеть, если только не повернет голову.

— Парень, как твое имя? — строго спросил у Фрэнка Джексона коренастый мужчина с уставшим лицом.

— Джонс… Меня зовут Джонс, — уверенно и быстро ответил Джексон.

— Ты, не врешь?

— А к чему мне врать? — в свою очередь спросил Джексон. — Мы, здесь проездом и нам не нужны неприятности.

— Похоже, не вы, нам нужны, — немного стушевался коренастый мужчина, который скорей всего был здесь за старшего. — Мы разыскиваем негодяев, которые ограбили поезд на станции Игл-Форд… Их было четверо…

Андервуд пожал плечами, и выдавил на лице жалкую улыбку:

— Неужели мы, похожи на грабителей?

— Вам, кто-нибудь попадался в лесу? — спросил коренастый.

— Нет, никого не видели…

Один из патруля быстро осмотрел вещи Андервуда и Джексона, но ничего подозрительного не нашел.

— Зачем вы, столько пушек с собой таскаете? Словно на войну собрались, — спросил коренастый.

— Не спокойно в ваших местах, — ответил Андервуд. — Все только и говорят про банду Басса, которая занимается грабежами.

— Думаю вам, Басса нечего боятся. С вас и взять нечего, — коренастый впервые улыбнулся. — Хотя, если ты, будешь так громко храпеть, Басс, тебя за пару миль услышит и полюбопытствует…

Андервуд пожал плечами:

— Я, сам, от своего храпа иногда просыпаюсь…

— Мы, вам, вернем оружие, надеюсь, вы, не станете стрелять нам в спину? — поинтересовался коренастый.

— Нам с законом проблемы не нужны, — вполне миролюбиво сказал Андервуд.

Законники вернули оружие, и осторожно отошли, к своим лошадям, прикрывая по очереди друг друга.

— Фрэнк, нам крупно повезло, что нас не повязали, эти чертовы рейнджеры, — зло сказал Андервуд, засовывая кольт в кобуру.

Джексон ничего не ответил.

Билли Коллинз, по просьбе Басса отправился в Мескит, разведать остановку.

— Билли, ты, не спеши. Походи по городу, и разнюхай что, и как там, — Басс дружески похлопал Коллинза по плечу. — Мне интересно, не будут у нас проблемы от горожан…

Мескит, маленький городок, выросший прямо в прерии, в двенадцати милях к востоку от Далласа. Коллинз несколько часов слонялся по сонному, небольшому городку, тишину которого нарушал только звон кузнечного молотка. В Городе был всего один салун, но и там было непривычно тихо. Ни музыки, ни пьяных криков, ни женского визга. У коновязи стояло две лошади.

Когда Коллинз стал уходить, он обратил внимание на одну вещь. На запасном пути, около станции стоял специальный поезд. В

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Награда за поимку Сэма Басса.

вагонах жили заключенные, которые работали в строительных бригадах на железной дороге. Вооруженной охраны не было видно. Но это не о чем не говорило. Охранники скорей всего прячутся где-нибудь в тени.

Коллинз сообщил Бассу о вагонах с заключенными.

— Если мы, нападем на поезд, вооруженная охрана может вмешаться, — высказал свое опасение Коллинз.

— Вряд ли охрана вмешается, — усмехнулся Басс. — Им больше достанется, если заключенные разбегутся…

НАМ НЕ НУЖЕН АРАХИС.

Кондуктор поезда оказался очень смелым мужчиной. И, кроме того, у него имелся револьвер. Здесь, на Западе, просто так нацепить кобуру с пистолетом нельзя. Если у тебя есть пистолет, то это означает, что ты, носишь его не для красоты, а умеешь им пользоваться и можешь за себя постоять.

Когда вагоны поезда, при подъезде к станции Мескит стали притормаживать, Морт Хонер,[12] выглянув в окно, и заметил четырех парней в масках, вооруженных винчестерами и кольтами. Парни решительно направлялись к поезду, а с какой целью, об этом не сложно было догадаться. То, что это были грабители, сомневаться не приходилось.

Хонер слышал, что всего шесть дней назад, банда Сэма Басса ограбила поезд на станции Игл-Форд. Последние дни об этом ограблении все только и говорили. Неужели, на этот раз банда решила тряхнуть их поезд?

На банду Басса была объявлена настоящая охота. Власти задействовали огромные силы… Но сейчас Хонер видел собственными глазами, четверых грабителей, которые спокойно приближались к поезду.

Может, кто-то и сочувствовал Сэму Бассу, восхищаясь его лихими налетами, но сам Морт Хонер, имел свое мнение, считая, что грабители есть преступники. А преступники стоят по другую сторону Закона. С бандитами каждый честный человек должен бороться…

Если Хонер испугался, то только на несколько секунд. Он сразу взял себя в руки.

— Господи милосердный, это же грабители! — закричал необычно писклявым голосом потный толстяк с маленькими, заплывшими жиром глазками. — Это наверняка банда Сэма Басса! Они придут, и вытряхнут наши карманы…

Потный толстяк крепко вцепился в затертый саквояж. Наверняка этому господину есть что терять. Одного крика было достаточно, чтобы в вагоне началась паника. Кто-то захныкал, кто-то закричал. Одна пожилая дама упала в обморок. Какую удобную лазейку оставила природа женщинам. Столкнувшись с опасностью, они теряли сознание, отключаясь на некоторое время от суровой, жестокой действительности…

Морт Хонер выхватил из кобуры пистолет, и задержался возле толстяка с саквояжем.

— Мистер, заткнитесь! Нам только паники не хватает, — Хонер пошел по проходу к дверям, громко обращаясь к пассажирам вагона. — Леди и джентльмены, держите себя в руках! Все будет хорошо, я, вам, обещаю…

Морт Хонер взвел курок, и выскользнул из вагона.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Великие грабители поездов.

На этот раз все получилось не так, как задумывали грабители. Они спокойно приближались к поезду, не ожидая ни каких сюрпризов, когда навстречу им, выскочил этот кондуктор с револьвером в руке, который скорей всего считал себя крутым парнем.

— Джентльмены, вам, лучше проваливать отсюда! — закричал кондуктор.

Ребята в масках не успели ему ответить. Пистолет в руке кондуктора злобно рявкнул, плюнув огнем. И в тот же момент громко вскрикнул Сиборн Барнс, раненый в ногу.

— Сэм, этот идиот, меня подстрелил! — закричал испуганно Барнс, скривившись от боли.

Грабители, вскинув винчестеры и револьверы, открыли ответный огонь, пытаясь попасть в кондуктора. Барнс, от боли и вспыхнувшей злости тоже пару раз торопливо нажал на курок

кольта. Он стрелял почти не целясь, поэтому видел, что его пули не причиняют кондуктору никаких неприятностей. Кондуктор пока оставался неуязвим. Сам кондуктор умело прятался в дверном проеме, и полностью не высовывался.

— Да попадет, наконец, кто, в этого идиота!.. — кричал Барнс, ощущая пульсирующую боль в ноге.

Барнсу опять не повезло. Очередная пуля, выпущенная кондуктором, снова попала в раненую ногу, а за ней следом еще одна, уже третья по счету. Три пули в одну ногу, это уже слишком… Сиборн Барнс упал на землю, взвыв от страшной боли.

— Бог мой, как мне, больно!.. — закричал Барнс, катаясь по земле. — Сэм, я, не знаю чем этому идиоту, моя нога не понравилась, только убейте быстрей эту сволочь, иначе он, вообще, ногу отстрелит…

Рядом громко вскрикнул еще один из новых участников банды, сбитый с ног пулей. Но силы были неравные. Шквальный огонь грабителей заставил отступить кондуктора, с раздробленной рукой.

На боковых путях станции стоял поезд с заключенными. Когда началась перестрелка, охрана поезда, вооруженная ружьями и револьверами встревожилась.

— Интересно, что там происходит?

В вагонах заключенные подняли шум. Особенно громко кричал небритый здоровяк, вцепившись в прутья решетки в узком окне:

— Эй, охрана, лучше сами открывайте двери вагона!

Старший охраны, коренастый мужчина, с уродливым шрамом на лице, спокойно сказал, приподняв ствол винчестера:

— Если ты, горластый, не захлопнешь рот, то я, загоню в твою глотку свинец!

Опытный охранник знал, как себя вести с такой публикой. Здоровяк замолчал, и исчез за спинами других заключенных.

— Мы, сходим, посмотрим, из-за чего шум на станции, — спросил один из охраны.

Старший коротко кивнул:

— Давайте, только осторожней. По моему, на станции идет настоящий бой.

Трое охранников двинулись к станции по путям. Стрельба уже прекратилась, раздавался только непонятный шум, и приглушенные крики. Когда подошли еще ближе, навстречу охранникам вышел парень в маске, и с винчестером в руках.

— Парни, я, дам вам, дельный совет, держитесь от станции подальше.

— Что здесь происходит? Мы, слышали стрельбу… — сказал один из охранников.

— Это не ваше дело, что здесь происходит… Уходите… А то ваши заключенные могут случайно разбежаться…

Охранники растерянно переглянулись, и, держа оружие наготове, медленно отступили, решив не усложнять ситуацию. Неизвестно еще, сколько здесь, на станции находилось грабителей.

В этот момент, на перроне появился ехавший в поезде продавец арахиса, с пистолетом в руке, которому стало любопытна причина перестрелки.

— Нам не нужен арахис, вали отсюда! — грубо крикнул, кто-то из бандитов.

Второй раз упрашивать продавца не пришлось, он моментально исчез.

Банда Басса подступила к почтовому вагону. Сэм Басс, рукояткой Кольта постучал в дверь вагона и громко крикнул:

— Дверь открывай!

Бассу никто не ответил.

— Парень, мы, знаем, что ты сидишь в вагоне. Открой двери по-хорошему… Это не твои деньги, и твой героизм ни к чему… Тебе совершенно не зачем рисковать своей головой…

Курьер почтового вагона, по фамилии Алворд, слышал на станции стрельбу и прекрасно понимал, что на поезд произошло нападение грабителей.

— Сэр, я, не открою… Я, не имею права открывать дверь посторонним людям….- раздался голос из закрытого вагона.

— То же самое нам говорил шесть дней назад парень из закрытого вагона, когда мы, наведались на станцию Игл-Форд. Он тоже сначала упорствовал, и не хотел открыть нам двери… Знаешь, что произошло потом?… — Басс подмигнул своим подельникам. — Он, все-таки передумал, и, в конце концов, открыл вагон. Правда, мы, ему немножко помогли в этом решении. Чтоб быстрей парень принял правильное решение, мы облили вагон керосином, и пообещали его поджарить, как индюшку…

Басс прислушался, но в вагоне царила тишина. Тогда главарь махнул рукой. Его ребята быстро облили вагон керосином. Вокруг распространился едкий запах горючего.

— Мистер упрямец, у нас очень мало времени, — повысил голос Басс. — Я, считаю до пятидесяти, и если вы, не откроете дверь, мы, вас поджарим, как бы мне, этого не хотелось делать. Надеюсь, вы, отнесетесь к моим словам серьезно.

Курьеру стало жарко, словно его вагон уже подпалили грабители. Алворд сразу изменил свое решение, рассудив, что его героизм никто не оценит. Но курьер, прежде чем открыть дверь, припрятал в своем ботинке полторы тысячи долларов, надеясь, что грабители не станут его обыскивать.

— Да, еще мистер упрямец, пистолет лучше всего отбросьте в сторону, — добавил Басс. — Нам, так, будет спокойней…

Алворд послушался совета бандита и дрожащими руками отбросил пистолет в сторону.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Таким представляет Сэма Басса Художник Рональд Уилкинсон.

Двери вагона открылись, а в дверном проеме грабители увидели испуганного мужчину с поднятыми вверх руками. Когда грабители, обчистив вагон, собирались уходить, курьер остановил их:

— Джентльмены, я, извиняюсь, но не могли бы вы, дать мне расписку о похищенном имуществе.… Чтобы я, мог отчитаться перед своим начальством.

Даже Сэм Басс, не ожидал от курьера такой наглости. Но расписку написал. После этого банда, прихватив награбленное, скрылась.

Кони быстро мчались, унося грабителей, прочь от разграбленного поезда. Сиборн Барнс стонал все больше и больше. Второй раненый едва сидел в седле, и постоянно терял сознание. Пришлось сделать остановку. Первым делом осмотрели раненых. Барнс был ранен четыре раза, три пули в ногу, и одна в бедро. Второй раненый вообще выглядел плохо. Один из парней осмотрел его раны, и покачал головой:

— Он, долго не протянет…

— Нам нельзя останавливаться, за нами возможна погоня, — сказал Басс, подсаживаясь к раненому.

Раненый вскоре окончательно затих.

Басс с сожалением сказал:

— У нас, поблизости нет врача. Возможно для него это не худший вариант… Мне жаль, он был симпатичным парнем… Но я, всех честно предупредил, что наш бизнес очень опасный для жизни, а кто сомневается, и боится, то ему лучше спокойно сидеть дома. Все кто пошел со мной, хотели по легкому получить деньги…

ТЕХАССКИЕ РЕЙНДЖЕРЫ ПРОТИВ БАНДЫ БАССА.

Четыре дерзких налета за полтора месяца взбудоражили весь Техас. Сэм Басс завоевал нескрываемое восхищение местных фермеров, ковбоев и ранчеров. Все они ненавидели железные дороги и поезда, распугивающие их стада. Многие простые люди восхищались дерзкими грабителями, считая Сэма Басса, чуть ли не Робин Гудом, который грабил деньги и золото у богатых железных дорог и проявлял щедрость к бедным людям. Другие наоборот, боялись грабителей, из-за которых невозможно стало спокойно проехать на поезде. На самом деле Сэм с легкостью тратил «заработанные» деньги на выпивку, проституток и лошадей, хотя следует признать, что он любил делать подарки друзьям.

Только первое ограбление поезда принесло грабителям огромный куш. Стиль остальных трех ограблений был слишком дилетантским. Некоторые внимательные наблюдатели предположили, что грабители были либо очень нервными, или же пьяными. А что еще можно подумать, когда бандиты, во время двух разбойных нападений не заметили крупные суммы денег, которые поспешно припрятали курьеры, сопровождавшие груз.

В штате Техас объявили самую настоящую войну Бассу. Теперь в поисках Басса повсюду рыскали полицейские, рейнджеры и детективы. Банда вынуждена была постоянно находиться в бегах. Кто только не хотел получить награду за голову грабителей.

В Техасе недавно прошли выборы и новое правительство штата было еще пока слабым. Граждане были глубоко обеспокоены дерзкими налетами головорезов Басса и требовали, чтоб в штате восстановили закон и порядок. Проблема с бандой Басса заставила новые власти усилить борьбу.

Техасские рейнджеры, по окончанию Гражданской войны почувствовали угрозу для своей организации. Их могли расформировать за ненадобностью. Поэтому руководители рейнджеров решили доказать властям, что они все еще эффективны в борьбе с преступностью. Первый, из опасных преступников, кто оказался на их пути был Сэм Басс. Техасские рейнджеры бросились на поиски Басса, чтобы захватить его любой ценой. Конечный результат будет или захват Басса, или его ликвидация. Это должно укрепить веру в рейнджеров и обеспечить им финансовую поддержку.

Никто еще не мог предположить, что Война с Бассом затянется на долгих четыре месяца.

Во время Гражданской войны между Севером и Югом, Уильям Иган служил в Федеральной кавалерии. По окончанию войны женился и был избран шерифом Дентона, штат Техас. Во время службы Иган приобретает для себя ранчо. Чтоб не отвлекаться от основной работы Иган нанимает на ранчо молодого Сэма Басса. Молодой парень сразу понравился Игану, он хорошо справлялся с работой, по уходу за скотом. Басс быстро подружился с сыном Игана, Армстронгом. Когда стали доходить слухи, что Басс занимается незаконными делами, Иган поначалу не верил в это. Но затем сам, участвовал в охоте за грабителями.

Теперь на руках у шерифа Игана было четыре ордера выписанных на арест Басса, Андервуда, Барнса и Джексона, которых обвиняли в ограблении поездов.

Перед Иганом лежало описание, полученное на Сэма Басса, и разосланное пограничным батальонам техасских рейнджеров. В нем сообщалось следующее:

«Двадцать пять, двадцать шесть лет. Рост 5 футов 7 дюймов. Черные волосы, темные карие глаза, коричневые усы. Крупные белые зубы, показывает их, когда Басс говорит мало, или ему нечего сказать».

Шериф усмехнулся, прочитав описание. Про зубы точно заметили. Иган испытывал двойственные чувства к Сэму Бассу. Но он, прекрасно понимал, что парень переступил черту, оказавшись по другую сторону Закона.

29 апреля, в воскресенье утром, Джим Мерфи, находясь в своей лачуге на окраине Пустой Бухты, заметил отряд рейнджеров, который двигался в направлении лагеря Басса. Возможно даже, кто-то выдал место, где скрывались грабители. Вел отряд шериф Эверхарт. Необходимо было срочно предупредить Басса, о грозящей им опасности.

Мерфи опередил рейнджеров. Басс поднимает своих людей. Грабители быстро собираются и седлают коней. Когда Басс и его люди выбрались из оврага, они увидели на противоположной стороне подъезжающих рейнджеров. Беглецов и их преследователей разделяет глубокий овраг. Сэм натянул поводья и крикнул, обращаясь к своей банде:

— Хватит бегать от рейнджеров, а то они, в самом деле поверят, что рейнджеры самые крутые ребята в Техасе! Становитесь и сражайтесь!

Разглядев командира среди рейнджеров Басс вскинул ружье и выстрелил, пытаясь попасть в него. Обе стороны открыли огонь из винтовок. Шесть бандитов противостояли превосходящему по численности отряду рейнджеров. Грохот выстрелов разносился далеко по округе. Пороховой дым густел, расползался, заволакивая стрелков, как с одной, так и с другой стороны оврага.

— Сержант Паррот! Ваша цель — Сэм Басс! — крикнул шериф Эверхарт, обращаясь к самому меткому стрелку среди рейнджеров.

— Понял сэр… А как насчет захватить Басса живьем?

— Не стоит обольщаться. Сегодня это вряд ли у нас получится…

Сержант Паррот, найдя среди бандитов невысокую фигуру Басса, спокойно поймал его на мушку. Паррот был уверен, что с такого расстояния он сумеет попасть в Басса. Сержант дважды выстрелил и видел, что попал в Басса…

Первая пуля сорвала с Басса патронташ. Патронташ, можно сказать, спас главарю жизнь. Вторая пуля попала в Винчестер, повредив его механизм и едва не выбив его из рук.

Басс решил больше не рисковать:

— Черт возьми, у рейнджеров есть меткий стреляет! Он, дважды попал в меня! — вскричал Басс. — Не хотелось бы мне, еще раз повстречаться с ним… Парни отступаем!..

Бандиты развернули коней и скрылись за деревьями.

Банде Басса приходилось нелегко. Рейнджеры взялись за банду в серьез. Но Басс хорошо знал местность, поэтому им, пока удавалось ускользнуть от законников. Шериф Иган наседал на грабителей, пока его отряд не уперся в непроходимое болото. Шериф вынужден был признать, что след банды потерян. Идти по болоту рейнджеры не рискнули.

Иган возвращается в Дентон. Здесь он, встречает капитана Пика, который только что вернулся после тщательных поисков Басса, в лесистых районах вдоль Хикори Крик, между Левисвилем и Дентоном.

Грабежи поездов и вооруженные столкновения с бандой Босса наделали много шума. Город Дентон выглядел как вооруженный лагерь. Большинство мужчин, в радиусе 50 миль, кто имел дробовик и лошадь, съехались в город. Желающих захватить Басса живьем, или пристрелить бандитского лидера, было слишком много.

Утром следующего дня Пик и Иган выработали очередной план, по поимке Басса и его банды. Согласно плану, рейнджеры станут охранять дорогу на Даллас, в нескольких милях ниже Дентона. Шериф Иган разделил своих людей на несколько групп, чтобы охватить поисками, как можно большую территорию. Более малочисленные, но зато очень мобильные отряды начнут прочесывать выделенную для них территорию.

Желающих поучаствовать в облаве волонтеров, с каждым днем становилось все больше. Когда собралось много мужчин с оружием в руках, обязательно должна была произойти какая-нибудь неприятность. И она произошла. Один волонтер, случайно отстрелил палец на ноге.

Не сумев найти Басса, представители закона стали использовать новую тактику, стараясь отрезать бандитов от возможной помощи со стороны друзей. По всему Техасу началась истерия. В самом Дентоне, федеральные маршалы хватали всех, кто, по их мнению, попадал под подозрение, в пособничестве банде Басса. Мужчин вытаскивали прямо из своих магазинов, домов, и даже подымали с постели, и отправляли в тюрьму Тайлер. Случались досадные проколы, когда хватали, и бросали за решетку людей, которые не имели никакого отношения к Бассу и его банде. Некоторых задержанных отпускали под залог, другим повезло меньше, они оставались под арестом в течение длительного времени, пока все обвинения не были с них сняты.

Грубые, непродуманные действия властей поставили их, на один уровень с бандитами, и вернули симпатии к Бассу. Наконец «охота на ведьм» утихла, и народ понемногу успокоился.

Тем временем капитан Пик, шериф Иган и шериф Эверхарт из Грейсона упрямо шли по следу Басса. То и дело, кто-то из преследователей натыкался на бандитов. Возникали перестрелки, но пока обходилось, и никого из бандитов не удалось подстрелить.

7 мая, на лагерь бандитов наткнулся отряд шерифа Медойза. Произошла вялая перестрелка. Грабителям в очередной раз удалось скрыться. Шериф Медойз направил в Дентон телеграмму. Капитан Пик поспешил со своей командой на место происшествия. Пик сразу начинает преследование и нагоняет банду. У капитана одно только желание, это покончить с неуловимой бандой Басса. Казалось, что Пик вцепился намертво в банду. Сэм ведет свой маленький отряд через овраги, реки и леса, пытается запутать следы при переходе ручьев. С воскресенья по вторник, фактически не слезая с лошадей, рейнджеры то и дело нагоняют грабителей. Постоянно возникают перестрелки. Наконец Бассу удается оторваться от преследователей.

— Я, все равно захвачу Басса живьем, или убью его, даже если при этом потеряю половину своих людей, — заявил расстроенный очередной неудачей капитан Пик, шерифу Медойз.

Как-то Сэм повстречал четверых фермеров, вооруженных дробовиками. Те с гордостью сообщили, что охотятся за самим Сэмом Бассом, намеривая разделить на четверых и славу и награду за его поимку. Это уже было слишком для Сэма.

— Вы, храбрые ребята, — улыбнулся Басс, похлопав одного из парней по плечу. — Я, тоже, с дуру, вышел на охоту за Бассом, в одиночку… Если вы, не возражаете, я могу присоединиться к вам, со своей винтовкой.

Фермеры простачки не возражали. Другой на его месте, возможно и пристрелил этих «охотников за головами», но только не Сэм Басс. Он, решил подшутить над охотниками.

— Джентльмены, Басс от нас никуда не денется. Я, предлагаю закрепить наше партнерство, распив бутылку виски, — предложил Сэм.

Видя, что парни колеблются, Сэм поспешно добавил:

— Я, угощаю вас…

Новые друзья согласились. Впятером они приехали в ближайший магазин.

— Хозяин, налейте самого отличного виски, для моих новых друзей и партнеров, — потребовал Басс.

Парни очень удивились, когда их, новый партнер вытащил из кобуры Кольт, и направил его на них.

— Думаю вы, меня простите, что я, не составлю вам компанию… А вы, парни не стесняйтесь, и пейте столько, сколько в вас влезет виски…

Фермеры удивленно вытаращились на него.

— Подожди, подожди, мы, не хотим напиваться… А как же охота на Басса? — спросил один из парней. — Или ты, хочешь сам схватить Басса, и получить все деньги?

— Ребята, у вас нет выбора, — усмешка сползла с лица Басса. — Или вы, сейчас напиваетесь до бесчувствия, или я, буду вынужден вас пристрелить. Потому, что я, и есть Сэм Басс.

Парни потянулись за стаканами, выбрав предложенный им первый вариант. Через некоторое время, бедняги выпили столько виски, что уже не могли стоять на ногах. Фермеры крепко проспали до следующего дня. Когда же они проснулись, Басс был уже далеко от этих мест.

Затем Басс, имел наглость совершить налет на Дентон, где находились две отличные лошади, которые ранее захватили у него законники.

— Черт возьми, мы покажем законникам, что они, ничего не могут украсть у нас безнаказанно! — заявил перед дерзким налетом Басс. — Парни, рейнджеры от нас, такого даже не ожидают.

Генри Андервуду такой план понравился:

— Сэм, ты просто сумасшедший!

Угнав лошадей, Андервуд не сдержался, и пронесся с криком прямо по главной улице города, всполошив своими воплями горожан. У дома шерифа, Сэм увидел восьмилетнего сына Игана, идущего к сараю. Давно, когда Сэм работал на Игана, маленький Джон был его любимчиком.

— Привет маленький Пард! — крикнул Сэм, и помахал рукой.

Джон знал, что его старший товарищ Сэм, теперь стал плохим. Он грабил дилижансы и поезда. А его отец — шериф, вместе с рейнджерами ловил Басса. Джон своим детским умом не понимал, почему Сэм вдруг стал плохим.… Мальчик запомнил Сэма добрым парнем. Джон не сдержался и махнул Сэму в ответ.

Шерифа Игана разбудила жена. Он, только что вернулся, участвуя последние несколько дней в погоне за преступниками. Шериф устало натянул сапоги, оседлал коня, и снова возглавил погоню.

Отряд, которым руководил заместитель шерифа Клей, первыми столкнулись с бандой. После небольшой перестрелки с бандитами, отряд отступил, с одним раненым человеком.

Погоня продолжалась, не смотря на жаркую погоду. Ситуация явно складывалась не в пользу Басса. Все тяжелей становилось уходить от погони. Постоянно вспыхивали яростные перестрелки. Некоторые члены банды погибли, другие попали в руки преследователей. Вскоре банду покинул Андервуд, приняв решение скрыться с семьей в Индиане.

Нервы Сэма стали сдавать. Однажды он вошел в лавку, в небольшом городке Дэвенпорт Миллс. Продавец в это время обслуживал двух женщин, но Сэм потребовал выдать провизию в первую очередь ему.

— Минуточку сэр, я должен обслужить этих дам, — отмахнулся продавец.

— Черт побери, — крикнул обычно вежливый Сэм. — Я тороплюсь и хочу, чтобы вы обслужили меня. Я — Сэм Басс.

— Простите, дамы, — извинился продавец, спешно собирая продукты для подгонявшего его бандита.

12 июня люди капитана Пика обнаружили на Солт-Крик лагерь банды. Пик храбро повел своих людей в атаку, стреляя прямо с лошадей. Атака рейнджеров оказалась неожиданной для преступников. На этот раз не повезло Арканзас Джексону. Одна из пуль достала его, и он упал на землю. Остальные бандиты, вяло отстреливаясь, отступили, прячась за деревьями. Дальше преследовать преступников рейнджеры не стали, возможно, опасаясь потерять людей. А банда получила еще одну возможность оторваться от преследователей.

ИУДА.

В то время как, рейнджеры гонялись за бандой, за решеткой оказался старый друг Басса, Джим Мерфи, вместе со своим отцом и братом. Их обвинили в укрывательстве беглецов. Отца Джима Мерфи заключают в тюрьме Тайлер. Многие уважаемые граждане Дентона стали защищать Мерфи — старшего, утверждая, что он, являлся человеком чести и честности. Капитан Пик и шериф Иган возражали, ответив, что по их сведеньям, в этой законопослушной семье, кто-то помогает и предупреждает банду Басса, когда поблизости проводятся облавы.

Именно капитан Пик отдал приказ арестовать Джима Мерфи, который сначала был заключен в Шерман. Чуть позже Мерфи перевели в тюрьму Тайлер, где у него состоялся разговор с майором Джонсом.

— Джим, вы, должны нам помочь схватить Басса, — майор Джонс был прямолинеен.

— Вы, предлагаете мне, предать своего друга? — растерялся Мерфи.

— Называйте это, как хотите. Но, лично я бы, назвал это не предательством, а добровольной помощью властям штата…

— Я, не могу так… Сэм был добр к моей семье. Иногда он, помогал нам деньгами…

— Насколько я, понял, помогал ворованными деньгами, — перебил Джонс.

— Возможно и ворованными, — не возражал Мерфи. — Когда в животе пусто, ты не спрашиваешь откуда взялись эти деньги… С моей стороны, было бы неблагодарно предать своего друга.

— Мерфи, мне понятна ваша позиция, но Басс является опасным преступником и грабителем, который должен сидеть в тюрьме, -

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Главный охотник за Сэмом Бассом,

майор Джон Джонс, командир Техасских рейнджеров.

доказывал свою правоту Джонс. — Вы, должны нам помочь. По нашим сведеньям, Басс возможно, скоро попытается покинуть страну. Вот, тогда мы, не сможем его арестовать…

Мерфи замолчал.

— Хочу вас, предупредить, только поймите меня правильно… Мы, располагаем бесспорными доказательствами, что вы, оказывали помощь бандитам. За действия Басса придётся отвечать вам. Вас, надолго посадят в федеральную тюрьму. Какие там условия, не буду даже рассказывать.… Не будьте дураком, подумайте о своих детях и жене, наконец, об отце. Вы, Мерфи, увидите их не скоро… Если хотите, могу дать вам время, хорошо обдумать сложившуюся ситуацию…

Мерфи увели в камеру. Джим, волнуясь за здоровье отца, решил пойти на сделку с властями.

В маленькой комнате находилось три человека. Двое сидели за столом.

Первым был майор Джон Джонс, командир Техасских рейнджеров, высокий, стройный мужчина, с красивым, мужественным лицом. Джонс одет в гражданскую одежду, но она не могла скрыть офицерскую выправку.

Второй человек, сидевший за столом напротив, Джим Мерфи, худощавый, сутулый мужчина, с бегающими, тусклыми глазами. Мерфи сильно не нравился майору. Но Джонс старался в открытую не показывать своего раздражения. У Мерфи дрожали руки, а сам он, сильно потел. Майор чувствовал этот запах пота, запах страха, который распространял этот мерзавец. То, что Мерфи мерзавец, Джонс в этом не сомневался.

Двое сидели за столом. Третий мужчина застыл у стены, сложив на груди руки. Мужчина в форме Техасских рейнджеров. На оружейном ремне две кобуры. В кобурах Кольты, висевшие ручками вперед. Это Джун Пик, командир созданного специального отряда рейнджеров, который гонялся за бандой Сэма Басса. Бравый вояка, ветеран Гражданской войны.

— Мерфи, мне сказали, что ты, хотел со мной поговорить, — первым нарушил тишину майор Джонс.

— Сэр, придя к вам, я, сильно рискую… — бесцветным голосом сказал Мерфи.

— Ты, парень, сильно рисковал, когда связался с бандой Басса, — резко перебил майор.

— Дело в том, что я, давно уже знаю Басса… С тех еще пор, когда он, не был бандитом…

— Заместитель маршала, Вальтер Джонсон, передал мне, что вы, готовы пойти на сотрудничество с нами, и можете оказать посильную помощь, в поимке Басса, — оборвал воспоминания Мерфи майор Джонс, не спуская с него цепких глаз.

Мерфи быстрым движением руки смахнул со лба пот, и громко сглотнул слюну:

— Вы, арестовали моего отца, и брата… Они, сейчас находится в тюрьме Тайлер… Поверьте, они ни в чем не виноваты, они честные люди, и никак не связаны с Бассом… Я, очень беспокоюсь за отца. У него слабое здоровье…

— А ты, как связан с Бассом? — перебил майор Джонс.

— Что? — Мерфи растерянно запнулся.

— Мерфи, ты, как связан с бандитами? Только не ври мне, — майор повысил голос. — Ты, признался судье Хогту, что ваша семья снабжала бандитов Басса едой. Вы, прятали преступников, вы давали им крышу над головой, вы предупреждали их, когда проводились облавы. Мерфи, я, ничего не путаю?

— Нет, все так и было… Но я, сэр, никогда не принимал участие в ограблениях… — несмело попытался оправдаться Мерфи.

— Мерфи, укрывая преступников, вы, и ваша семья становитесь такими же преступниками. Вы, нарушаете закон, — безжалостно заявил майор Джонс. — Возможно, если бы не ваша помощь, с бандитами давно уже покончили.

— Я, готов вам помочь, — неуверенно сказал Мерфи и опустил голову.

— Чем именно ты, можешь нам помочь? — проявил интерес к разговору майор Джонс.

— Если вы, отпустите отца, я помогу поймать Сэма Басса…

— Каким образом?

— Вы, отпускаете отца и меня. Если появится Сэм… А он, обязательно появится, я, сразу поставлю вас в известность… — поделился своим планом Мерфи.

— Нет, так не годится, — заявил Джонс. — Это плохой план.

— Почему?

— У нас нет времени ждать когда появится Басс и появится ли он, вообще. С бандитами пора кончать! Я ожидаю от вас большего.

— Что же я, должен сделать? — Мерфи снова смахнул рукой пот с лица.

— Мы, тебя, отпускаем… Так и быть, и отца твоего освобождаем из тюрьмы. Мы, снимаем с тебя, и с твоего отца все обвинения, — у Джонса сузились глаза, превратившись в узкие щелочки. — Ты, Мерфи, выходишь из тюрьмы, находишь Басса и остаешься у него в банде. Насколько мы знаем, у Басса сейчас не хватает людей. Теперь он, будет рад любому человеку, который придет в банду. И здесь, появляешься в банде ты, Мерфи, старый, проверенный товарищ.

Джим Мерфи явно не ожидал такого поворота. Он ошарашенно молчал.

Невозмутимый до этого времени капитан Пик придвинулся к столу.

— Мерфи, я жду от тебя ответ, — майор не был уверен, захочет ли Мерфи продолжать разговор с ним. — Если ты, соглашаешься с моим планом, только в этом случае я, могу помочь тебе и твоему отцу.

— Хорошо, я, согласен, — ответил Мерфи, уже приняв для себя должный выбор. — Я, найду Сэма и останусь у него в шайке.

— А если Басс, тебе не поверит? — это спросил капитан Пик. — Спросит, почему тебя, ни с того, ни с сего выпустили из тюрьмы…

— Здесь, все просто, — кисло улыбнулся Мерфи. — Скажу, что вы, не смогли доказать мои связи с бандой. Сэм мне, поверит. Он, же считает меня, своим другом…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Слева направо; Джим Мерфи, друг Сэма, который предал Басса и привел его в западню, в Раунд-Рок, штат Техас; Сэм Басс; и Себерн Барнс, один из его банды.

— Мерфи, я, думаю, не стоит предупреждать, что будет с тобой и с твоим отцом, если ты, надумаешь нас обмануть?

Удовлетворенный разговором с Мерфи и убедившись в его искренности, майор Джонс договорился с окружным прокурором, по западному округу штата Техас, Эндрю Эвансом, чтобы Джим Мерфи и его отец были выпущены из тюрьмы. Эванс подписал соглашение о секретном согласии, по которому все обвинения с Мерфи снимаются, если он, оказывает помощь правоохранительным органам, в аресте банды Басса.

— Для поимки Басса, нам нужен был предатель и мы, его получили, — высказался по этому поводу шериф Эверхарт.

В то время, когда планировалась ловушка для захвата бандитов, Сэм Басс и Фрэнк Джексон, выехали из леса и спокойно посетили Даллас. Здесь они купили свежих лошадей, оружие, пополнили боеприпасы и продовольствие.

15 июня бандиты вернулись в свое любимое убежище, находящееся в Полой Бухте. По дороге Басс и Джексон встретили у оврага Мерфи, выпущенного на свободу. Мерфи знал, где надо искать Басса.

Мерфи, испытав в первый миг откровенную радость от встречи с другом, тут же осознал истинное положение дел и с какой целью он, здесь находится. Еще неделю назад он, с гневом бы отмел все мысли о предательстве. Но теперь все изменилось…

— Джим, я, рад, что тебя выпустили из тюряги, — сказал обрадованный Басс, обнимая старого товарища. — Старина, тебе лучше зря не рисковать и оставаться с нами. Мы, за тебя очень переживали.

«Что мне, твои переживания, — со злостью подумал про себя Мерфи. — Лучше бы ты, вместо своих переживаний, вытащил меня и моего отца из тюрьмы.… И тогда мне, не пришлось самому договариваться о своей свободе…»

— Джим, ты весь дрожишь, — немного отстранился Басс.

— После тюрьмы я, себя чувствую не совсем здоровым, — Мерфи непроизвольно передернул плечами, вспомнив камеру, в которой ему пришлось сидеть.

— Тюрьма никому еще здоровья не добавила, — расхохотался Басс.

— Мне, не хочется туда возвращаться, — пробормотал Мерфи, здесь он, не лукавил.

— А ты, Джим, и не возвращайся. Я, хотел тебе, Сэм, предложить остаться с нами. Что ты, на это скажешь? — спросил Сэм.

Пока все шло хорошо, как он и задумал с майором Джонсоном.

— Джим, обещаю, у нас, тебе понравится, — Сэм не скрывал своей радости от встречи с другом. — У нас, в лагере, полно денег и можно хорошо повеселиться.

— Отлично, я, еду с вами! — согласился Мерфи.

Вечером, сидя у яркого костра, парни пили виски. Басс и Джексон хвастались перед Мерфи своими приключениями и перестрелками, в деталях расписывали ограбления, которые они совершили.

Мерфи поддакивал болтливым бандитам, а сам, старался запомнить, как можно больше их болтовни.

— Джим, у нас, скоро намечается одно серьезное дельце, — сообщил Басс. — Скорей всего оно будет последним. Если все пройдет удачно, мы, окажемся при больших деньгах и сможем стать честными гражданами. Каждый из нас, сможет заняться любимым делом. Кто чего пожелает… Можно будет купить ранчо, ферму, или коней… Но, для этого надо, чтобы вы, пошли со мной, и заработали эти деньги.

— А в чем заключается это дело? Сэм, ты хочешь еще один поезд ограбить? — спросил Мерфи, чтобы иметь хоть какое-то представление о дальнейших планах Басса.

— Нет, с поездами я не хочу связываться. Мы, возьмем банк.

— Банк?!.. Почему банк?… Сем, черт побери, но это же опасно!

— Согласен, это очень опасно, — улыбнулся Сэм, наслаждаясь произведенным эффектом.

Мерфи переводил растерянный взгляд с Басса на Джексона.

— Все, именно так и думают, что грабить банки очень опасно. И все думают, что я, никогда не пойду на такое дело. Джим, когда я, рассказал свою задумку Фрэнку, поначалу у него была такая же морда, как у тебя сейчас…

— Сэм, я, ничего не понимаю, — признался Мерфи.

— Все очень просто, — Басс в один миг стал серьезным. — Банки грабить опасно,… в больших городах. А в маленьких, сонных городишках все по-другому. Там люди живут беспечной жизнью… Мы, проверяли…

Джексон согласно кивнул головой.

— Ну-у, я, даже не знаю… — у Мерфи в голове крутилась только одна мысль, как передать майору Джонсону, все, что ему удалось разузнать.

— Я, считаю, что необходимо еще один раз рискнуть и все… — Басс сделал паузу. — Потом, просто необходимо правильно использовать добытые деньги. Не тратить их, впустую…

Ну, да, Басс постоянно говорил про это, а все заканчивалось элементарной выпивкой и шлюхами…

Мерфи уже придумал вполне правдоподобную причину, по которой ему, можно было покинуть банду, чтобы предупредить власти, о местоположении бандитов и их дальнейших планах.

— Сэм, я, согласен. Грабить банк, почему бы и нет, — Мерфи успокоился, понимая, что вряд ли у них дойдет до ограбления банка.

— Джим, ты молодец. Я вижу, что тюрьма не смогла тебя сломить, — обрадовался Басс.

Мерфи и сам не ожидал от себя такой превосходной, актерской игры.

Мерфи вырвавшись из лагеря Басса, поспешил сразу на встречу с майором Джонсом. Майор рейнджеров внимательно выслушал отчет своего агента и сдержанно поблагодарил его. Из всего, что рассказал Мерфи, Джонс обратил внимание на одну деталь. Басс тщательно готовился к ограблению банка. Только пока не было известно, какой банк он выберет, когда решиться на эту операцию.

— Джим, мне надо знать число вашей акции и банк, на который нацелился Сэм.

— Я, постараюсь узнать, — пообещал Мерфи.

Несмотря на меры безопасности офиса окружного прокурора, наружу просочилась новость, что Мерфи является предателем. Мерфи еще не догадывался, что его жизнь оказалась под угрозой. Судьба предателей была плачевна…

Настроение у Басса иногда резко менялось. Все чаще его охватывала тревога.

— Сэм, что с тобой? — спросил Мерфи.

— Джим, если бы ты, знал, как я хочу все вернуть назад. Чтобы опять жить спокойно, — ответил Басс. — Я бы отдал за это все золото, которое я, когда-либо видел… Но теперь уже слишком поздно думать про это… Пусть все идет, так как идет…

Мерфи не верил своим ушам. Неужели это ему, говорит неуловимый Сэм Басс? Неужели Басс сломался и устал?

Но через мгновенье Басс взял себя в руки и улыбнулся Мерфи:

— Джим, мы, еще заставим говорить о себе весь Техас.

В округе Даллас банда остановилась в загородном магазине. Сэм в лавке купил кулек конфет и угостил ими деревенского паренька. Поедая конфеты, мальчишка похвастался, как он, собирается выследить и поймать знаменитого Сэма Басса. На причитающее вознаграждение малец собирался жить в богатстве и роскоши.

Сэм улыбнулся и искренне пожелал ему удачи…

К лагерю Басса подъехали два всадника. Басс, Сиборн Барнс и Фрэнк Джексон, заметив их приближение схватились за оружие.

— Сэм, мы слышали, что тебе нужны люди… — закричал, подымая руку высокий, черноволосый парень.

— Это правда, люди нужны, — улыбнулся Басс, опуская винчестер.

Парни спрыгнули с лошадей. Увидев Мерфи, они растеряно переглянулись.

— Сэм, если это Мерфи, то он, предатель! — крикнул черноволосый.

— Парни, если это шутка, то она, не очень удачная, — нахмурился Басс. — Я, Мерфи, уже давно знаю. Он, не может быть предателем…

— Сэм, нам незачем тебя обманывать, — вступил в спор второй приехавший парень. — Мерфи работает на шерифа, и продает тебя рейнджерам с потрохами…

— Мерфи надо убить прямо сейчас, — снова крикнул черноволосый.

Испуганный Мерфи повернулся к Джексону:

— Фрэнк, вы, слышали, в чем они, меня обвиняют? Зачем они врут?

Джексон кивнул:

— Я, не верю им, и не позволю причинить тебе вред…

— Сэм, твоя смерть намного ближе, чем ты, это предполагаешь, — крикнул один из парней. — Ты, доверяешь такому человеку, от которого надо держаться, как можно дальше.

— Сэм, нам, нечего зря наговаривать на Мерфи. Мы, его не знаем так хорошо, как ты… Но ходят упорные слухи, что кто-то из парней старого Мерфи сговорился с шерифом… Сэм, посуди сам, брат Джима еще в тюряге, а сам Джим в твоей банде… Вопрос, кто из братьев предатель? — черноволосый злобно косился в сторону дрожащего человека, которого подозревали в предательстве.

Теперь в этой мутной истории стал сильно сомневаться Сэм. Главарь резко повернулся лицом к Мерфи и спросил:

— Джим, скажи, это правда?

— Сэм, о чем ты?

— Джим, не надо мне юлить, просто ответь, ты, предал меня?

— Нет, Сэм, я, не предавал тебя… И брат мой, никогда бы не пошел на предательство…

— Мерфи, если ты, предатель, то ты, умрешь, — пообещал Басс.

— Сэм, Джим честный человек, — Джексон загородил собой растерянного Мерфи. — Если ты, захочешь причинить парню вред, то сначала придется вступить со мной в перестрелку. Давай не будем делать поспешных выводов.

Несмотря на свой возраст, Джексону на тот момент было всего 22 года, он, в банде, зарекомендовал себя, как отчаянный и храбрый боец. Еще Джексон имел большое влияние на Басса, а Басс в свою очередь не мог уже обойтись без него. Поэтому Джексон не побоялся вступиться за Мерфи.

Дело в том, что до Басса доходили слухи о сотрудничестве Мерфи с властями. Если вначале Сэм, решительно такие слухи отметал, не сомневаясь в его честности. Теперь ситуация в корне менялась. Еще два, совершенно посторонних человека подтверждали предательство Мерфи. Ведь нет дыма без огня…

— Я, черт меня возьми, уже не знаю, что думать! — вскричал Сиборн Барнс. — Сэм, я, уже не верю Мерфи… Но, мы, можем прямо здесь с ним разделаться и покончить с пустой болтовней и со всеми нашими подозрениями… — Барнс бросает злой взгляд в сторону Мерфи. — Если у нас имеются сомнения насчет честности Мерфи, мы, можем, просто выгнать Мерфи из банды. И пусть катится к самому дьяволу… — Джексон старался говорить спокойно. — В этом случае он, не сможет принести нам вреда. Позже, если слухи подтвердятся, мы, найдем иуду и пристрелим его… Сэм, решение за тобой.

Фрэнк Джексон, все еще загораживал, съёжившегося, сильно дрожащего Мерфи.

— Фрэнк, отойди в сторону! — закричал неожиданно Барнс, снова хватаясь за револьвер. — Посмотри, честный человек не станет вести себя так, как шелудивый пес… Своим поведением Мерфи выдает себя с головой… Джексон, ты, совершаешь большую ошибку, заступаясь за Мерфи. Этот парень, потопит всех нас!

— Сиборн, не говори чушь! — закричал в свою очередь Джексон, не давая Барнсу пройти мимо него. — Любой из нас может испугаться, когда в тебя станут тыкать пистолетом и при этом грозиться пристрелить!

Жизнь Мерфи висела буквально на волоске. Одно слово Басса могло покончить с ним. Необходимо было, что-то предпринять, чтобы переломить ситуацию и отсеять подозрения.

— Сэм, это все страшная ложь! Я бы, никогда не пошел на предательство! Вспомни, вся наша семья поддерживала тебя… Мы, даже пострадали от властей… Я, мой отец и мой брат, все были арестованы…

— Мерфи, тебя и твоего отца, в конечном счете, подозрительно быстро выпустили из тюряги, — перебил Барнс.

— И что, из того… Томсона[13] тоже выпустили из тюрьмы. Он, что, тоже предатель? — оправдывался Мерфи.

— Причем здесь Томсон. Он, с нами даже никак не связан, — возразил Барнс. — Томсон ничего не может про нас рассказать шерифу. А ты, Мерфи, много чего знаешь…

— Сэм, ты, сам, позвал меня к себе… Я, согласился и теперь я, оказался предателем? — у Мерфи заблестели глаза, он готов был расплакаться. — Я, готов идти с вами на любое дело, чтобы доказать вам, что я, ничего против вас не замышляю. Мне все равно, что это будет… Сэм, хочешь я, первым пойду в вагон — экспресс, или в банк перелезу через перила…

Сэм понимал, что предательство Мерфи, это всего лишь косвенные подозрения. Твердых доказательств у него, пока никаких не было. Да и людей в банде, для последнего, крупного дела очень мало. Сэм надеялся провернуть последнее ограбление и расстаться с Мерфи. Басс собирался покинуть страну, а где-то по пути в Мексику ограбить небольшой банк. Завладев деньгами, Сэм, собирался окончательно покончить с криминалом.

— Так, все остыли и успокоились! — скомандовал Басс.

— Мерфи, запомни, я, буду внимательно смотреть за каждым твоим шагом, — предупредил Барнс. — Слух откуда-то пошел и я, тебе, больше не доверяю.

— Спасибо тебе Фрэнк… Я думал. Что они, меня пристрелят… — признался позже Мерфи.

Джексон пристально посмотрел в глаза человека, которого некоторые считали предателем.

— Мерфи, смотри, не разочаруй меня… Если я, узнаю, что ты, предал нас, я, сам, пристрелю тебя…

БЕГЛЕЦЫ В ПОИСКАХ БАНКА.

По дороге в Роквелл, Басс, Джексон, Мерфи и Барнс, наткнулись на одинокую виселицу, стоявшую у дороги. Четыре всадника остановились и завороженно смотрели на это уродливое сооружение. Легкий ветерок покачивал веревку с петлей на конце. Каждый из бандитов невольно подумал, что именно такая виселица может ожидать его в конце пути.

Позже Мерфи узнал, что виселицу построили для преступника, который в ожидании своего приговора, покончил жизнь самоубийством в своей камере.

— Жуткое зрелище… — пробормотал Джексон.

— Не хотел бы я, болтаться в петле, на радость толпе… Лучше получить пулю в бою, — нервно передернул плечами Барнс, еще не зная, что его пожелание скоро исполнится.

— Это плохой знак, — тихо проговорил Джексон.

— Разбейте лагерь, где-нибудь неподалеку… Я, хочу побыть один… — сказал Сэм и соскочил с лошади.

Бернс и Мерфи отъехали, оставив главаря в одиночестве. Басс подошел к виселице и долго стоял, внимательно разглядывая это жуткое сооружение. Последнее время Сэма, часто посещали мрачные мысли.

Дела у Басса шли все хуже и хуже. Банде приходилось постоянно уходить от преследователей. Молодые фермеры и ковбои, видели, что дела у Басса шли неважно и поэтому не спешили вступать в его банду.

Басс вернулся молчаливый и задумчивый. Парни быстро поели и, несмотря на быстро сгущавшуюся темноту, поехали дальше. Никому не хотелось ночевать рядом с виселицей.

Виселица осталась где-то позади, в ожидании своей жертвы.

На следующий день разговорчивый фермер, который повстречался бандитам, угощал парней арбузами.

— Вижу, вы, ребята, едете издалека… Воды у меня, нет, зато есть арбузы. Они тоже хорошо утоляют жажду. Так что ешьте, сколько хотите…

Басс, Сиборн, Джексон и Мерфи не заставляли себя упрашивать.

— Завидую вам… Вы, путешествуете по старинке, на лошадях… — продолжал болтать фермер. — Сейчас многие отдают предпочтение железным дорогам…

— Я, вижу, вы не любите железные дороги? — спросил Басс.

— А чего я, их, должен любить? Нам, вдалбливают в головы, что мы, не сможем обойтись без железных дорог. Но раньше ведь обходились? Обходились… Запомните, все железные дороги созданы, чтобы грабить бедняков… И мне, все равно, сколько поездов ограбил Сэм Басс. Пусть этот парень хорошенько взгреет эти железные чудовища…

Поели, поехали дальше. На пути попался пограничный городок Кауфман. Первым делом Басс хотел узнать, имеется ли в городе банк. Но в маленьком городке банка не оказалось.

Мерфи несколько раз пытается передать телеграмму, или простую записку, чтобы дать о себе знать шерифу Эверхарту или майору Джонсу. Но вспыльчивый Бернс все еще не доверяет Мерфи, и следит за каждым его шагом. Любая ошибка могла стоить Джиму жизни. Если что, Барнс пристрелит его и даже глазом не моргнет.

Миновав округ Даллас, Басс, не проявлял особой тревоги, что он, находиться в розыске. Басс, в открытую путешествовал по общественным дорогам прямо средь бела дня, со своей обычной смелостью.

В Эннис, Сэм послал Мерфи и Барнса в город, чтобы те осмотрелись. В городе был банк. Но здание выглядело слишком неприступным и Басс отменил свое решение напасть на банк.

Когда достигли Уэйко, банда разбила лагерь на окраине города. Здесь Басс, решил задержаться на два-три дня, чтобы дать своим людям отдохнуть. Они посещали город каждый день. Теперь парни могли заняться собой. Парни впервые, за несколько последних дней, привели себя в порядок; побрились и подстриглись. Затем не спеша поужинали и взяли свежих лошадей.

В салун банда наведалась, чтобы промочит горло. Басс сделал заказ и положил на стойку 20 долларов золотой монетой.

— Это последняя двадцатка, оставшееся от «Юнион Пацифик», — тихо сказал Сэм и улыбнулся. — Эти деньги, как видите, не сделали меня богатым, да и вообще мало мне счастья принесли.

При выходе из города Басс заметил у коновязи красивую кобылу, которая принадлежала местному фермеру Билли Маундс. Басс не удержался, прыгнул в седло и угнал лошадь.

Еще в первый день, Мерфи и Джексон, наслаждаясь спокойной жизнью, прошлись по главной улице города. Здесь они и наткнулись на банк.

— Не зайти ли нам, вовнутрь, — предложил Джексон.

Зашли, осмотрелись, банк им понравился. За решетками, в сейфах они, заметили много золота и денег. Вот где можно было хорошо поживиться. Джексон был в восторге и собирался ограбить банк в первый же день.

— Сэм, если мы, хотим провернуть крупное дельце, то этот банк подходит для нашего мероприятия, — сказал Джексон. — Банк буквально набит деньгами… Я, и Джим, видели все, своими глазами.

Басс заинтересовался рассказам Джексона, но ему необходимо было все обдумать.

— Сэм, сколько мы, еще будем болтаться из города в город. Я, уверен, что у нас, все получится. Это лучший вариант, который нам выпал, — продолжал уговаривать Джексон.

— Джим, а ты, чего молчишь? — спросил Басс Мерфи. — Ты, что думаешь, насчет этого банка?

Мерфи не собирался грабить банк. Ему, наоборот надо было всячески помешать или же сорвать ограбление.

— Городской банк подходит для нас, но… — Мерфи с опаской посмотрел в сторону Барса, который буквально прожигал его взглядом, полным ненависти. — В таком случае, у нас, после ограбления, должны, подготовлены пути отхода. Еще должны стоять хорошие, свежие кони, на которых сразу надо удирать из Уэйко.

— Мерфи, ты, прав, — согласился осторожный Басс. — Здесь, в городе слишком длинный путь отхода от банка. Придется бежать через многолюдные улицы, на окраину города…

— Сэм, ограбить банк в большом городе, это очень опасно. Если мы, во время ограбления, чуть-чуть задержимся, нам не дадут выйти из города живыми, — добавил Мерфи.

— Джим, мы, собираемся взять банк и мы, его возьмем, — вмешался в разговор Джексон. — Если рассуждать так, как ты, то для нас, не один банк не подойдет. Надо быть немного смелее. Поверь, мы, это дело провернем с такой легкостью, словно выпьем стакан воды.

— Банкиров и горожан нельзя недооценивать, — возразил Мерфи.

— А что горожане? — удивился Джексон. — Вряд ли, кто сунется к нам, во время грабежа банка. Это всего лишь, трусливые людишки, которые при первых выстрелах закроются в своих домах, и на улицу никто не посмеет высунуть свой нос. Но, если все это провернуть по-тихому, то горожане об ограблении узнают, когда мы, уже исчезнем из города.

Сидя у костра, грабители несколько часов спорили, что им делать дальше. Грабить банк, или не грабить. Решение оставалось за главарем.

— Мне, надо подумать и все взвесить, — сказал Сэм.

После завтрака Басс сообщил, что он, согласен с Мерфи, и не стоит так рисковать в большом городе.

— Но к тебе, Мерфи, у меня есть вопрос. Подозрительно часто ты, отговариваешь нас, от нападения на банк, — Басс впился в лицо Мерфи рассерженным взглядом. — Что я, не предлагаю, ты, постоянно отклоняешь по разными причинам… Почему? Может ты, вообще не хочешь, чтобы мы, сорвали хороший куш? Ты, или трус, или предатель…

Мерфи побледнел и испуганно затряс головой. С боку к нему придвинулся, с кривой ухмылочкой Сиборн Барнс:

— Сэм, а я, предупреждал тебя…

— Сэм, все не так! — закричал Мерфи. — Да, я, скорей всего трус… Но поймите меня правильно, я, никогда в жизни не участвовал в подобных делах… Я, даже никогда в жизни, никому не угрожал пистолетом… Меня, это все пугает…

Басс неожиданно улыбнулся:

— Джим, когда-то надо начинать грабить банки… Шучу. Я, уже говорил вам, что это будет разовая акция. Мы, берем банк, срываем хороший куш и уходим. Потом в целях безопасности расходимся и живем, как честные граждане, потихоньку тратя денежки, чтобы не привлечь к себе внимание.

Басс отошел в сторону, о чем-то раздумывая. Барнс разочарованно отвернулся, не скрывая своего раздражения.

— Джим, ты даешь дельные советы, с одной стороны, — Басс снова подошел к Мерфи. — Но с другой стороны ты, уже второй банк отклоняешь…

— Сэм, если нам, предстоит брать банк, а я, не скрываю, что боюсь участвовать в таком мероприятии… — Мерфи даже плечами передернул, от такой мысли. — Но я, буду намного спокойней, если буду знать, что после ограбления банка, мы, все, сможем удрать с добычей, а не попадем в тюрьму, а затем на виселицу…

Надо признать, в словах Мерфи был резон.

— Джим, нас поджимает время, на нас идет охота. Я не знаю, сколько мы, еще сможем продержаться в таком темпе, сматываясь от рейнджеров… Отклонить всегда легче, чем что-то предложить. Мерфи, какой банк ты, можешь предложить для нас?

— Я? — удивился Мерфи.

— Да, именно ты. Сейчас я, прошу помощи у тебя. Две головы лучше соображают, чем одна голова. Какой банк ты, Мерфи, выбрал бы для нас?

— Ну-у, я, даже не знаю… — мысли путались в голове Мерфи.

— Давай, давай, Мерфи, напряги свои мозги, — подгонял его Басс.

Первое, что пришло на ум Джиму, это был банк в Раунд-Рок, в котором ему, пару раз приходилось бывать.

— На мой взгляд, в Раунд-Рок есть подходящий для нас банк, «Williamson County Bank».

— Хороший выбор, — похвалил Басс.

— Почему банк в Раунд-Рок? — спросил Барнс.

— Это один из самых крупных банков в округе… — объяснил Басс. — Мерфи, это хорошая идея с банком в Раунд-Рок. Вряд ли нас, там ожидают. Уверен, что у нас все получится. Парни, мы еще утрем нос шерифу Эверхарту и шерифу Игану. Когда мы, будем трясти банк, шерифы и рейнджеры будут искать нас в совершенно другом месте.

В небольшом городке Белтон, через который проезжала банда, Басс решил продать лишнюю лошадь, которую он украл в Уэйко. Покупателю лошадь понравилась, но он потребовал купчую, так как продавцы были в их краях чужаками.

В то время, когда Басс находился в магазине, выписывая необходимый документ, Мерфи воспользовался этим и написал короткую записку предназначенную для майора Джонса:

«Мы, находимся на пути в Раунд-Рок, чтобы ограбить банк. Ради Бога, будьте там, чтобы предотвратить это».

Мерфи повезло на этот раз. Почта примыкала к магазину, это облегчало задачу предателю. Мерфи успел отправить свое письмо, буквально за минуту до того, как Басс, довольный продажей лошади вышел из магазина на улицу.

В Джорджтауне Мерфи послал еще одну записку, предназначенную для майора Джонсу. Мерфи молил Бога, чтобы его записки дошли по назначению. Если законники не получат его сообщений, придётся грабить банк…

Ночью 14 июля, в понедельник, банда Басса достигла предместий Раунд-Рок.

ПЕТЛЯ ЗАТЯГИВАЕТСЯ.

Бандиты разбили свой лагерь недалеко от старого города, который расположен примерно в одной миле к северу от Раунд-Рок. Басс решил дать своим парням и лошадям три-четыре дня отдыха, перед ограблением банка.

Эта задержка играла на руку техасских рейнджеров, давая время майору Джонс, чтобы он собрал свои силы, для отражения нападения бандитов. Но, сами бандиты об этом даже не догадывались.

18 июля вечером, некоторые из банды направились в магазин Блока, купить корм для лошадей.

— Нам, надо украсть лошадей, — неожиданно заявляет Барнс.

— Зачем? — удивляется Мерфи. — У нас же есть лошади…

— Мерфи, ты, серьезно не понимаешь, зачем нам нужны лошади, — в голосе Барнса послышались издевательские нотки.

Мерфи решил промолчать.

— Хорошо, я, объясню тебе, — Барнс посмотрел на Мерфи так, как обычно смотрят взрослые на маленьких, глупых детей. — Надо, чтобы у каждого было по две лошади. Когда мы, потрясем банк, нам сразу придётся сматываться из этих, гостеприимных мест. Вторая лошадь будет на смену, про запас…

— Барнс, я, понял тебя, — неожиданно перебил Мерфи, чем сильно удивил собеседника. — Горожане очень подозрительные люди. Если мы, украдем сразу четыре лошади, я, думаю, что это вызовет подозрение. Сразу возникнет вопрос, почему украли именно четыре лошади?… Мы, только привлечем к себе ненужное внимание.

— Знаешь Мерфи… А ты, прав. Нам нельзя привлекать к себе внимание, — Барнс вынужден был согласиться с доводами Мерфи.

— Нам надо придерживаться первоначального плана, который предложил Сэм, — продолжал Мерфи. — Три или четыре дня мы отдыхаем. Отдыхают наши лошади… Затем мы, ходим по городу и делаем вид, что собираемся купить скот. А сами, спокойно все разнюхиваем…

Барнс признает правоту Мерфи. А Мерфи беспокоят тревожные мысли. Дошло ли по назначению его письмо. И если дошло, успели к Раунд-Рок подтянуться техасские рейнджеры. Мерфи понимает, если рейнджеры не успели, придется ему, участвовать в ограблении банка, вместе с бандитами.

Вернувшись в лагерь, Барнс, заявляет о своем полном доверии к Мерфи. Сиборн даже поблагодарил Джексона, который сумел остановить его, при попытке убить Мерфи, считая того предателем.

Майор Джонс[14] в это время выработал свою систему, расставив небольшие отряды рейнджеров по всему штату. Такие отряды всегда были под рукой и в нужный момент, позволяло в кратчайший срок отправить рейнджеров в любом направлении по железной дороге, или на лошадях.

Когда майор Джонс получил письмо от Мерфи, он, был удивлён его смелостью. Джонс прекрасно понимал, как сильно рисковал Мерфи, отсылая свое письмо. Письмо было отправлено из Белтона и пришло в офис с последней почтой, во второй половине дня.

Джонс направляет капрала Уилсона за рейнджерами в Сан-Саба, который располагался в 115 милях от Раунд-Рок. Еще в Сан-Сабо не имелось телеграфа и кроме курьера, никаким другим способом невозможно было передать туда приказ. Не считая Остина, где находился майор Джонс, только в Сан-Сабо, на тот момент располагался отряд техасских рейнджеров, который находился ближе всех к Раунд-Рок. Из Сан - Сабо, майор Джонс мог безболезненно выделить с десяток рейнджеров для ликвидации Басса.

Майор Джонс прекрасно понимал, что нападение Басса на Раунд-Рок, скорей всего будет заключительным ударом для его банды. Четыре месяца рейнджеры и полиция гоняют банду Басса по всему штату. Сейчас уставшие бандиты собираются сорвать последний куш, и смыться с деньгами в Мексике. Если не остановить банду, они опять исчезнут и возможно, в этот раз надолго.

— Вам, капрал Уилсон, придется поспешить, чтобы передать мой приказ лейтенанту Рейнольдсу, — сказал майор Джонс. — Сэм Бас и его банда направляются в Раунд-Рок, чтобы там ограбить банк… Они, там уже скоро появятся. Кроме того они, уверены, что поблизости нет рейнджеров, которые могут им помешать…

Капрал Уилсон поспешил в конюшню седлать коня.

Отослав капрала, майор Джонс направился в лагерь рейнджеров. У него, для трех рейнджеров было особое задание. Коннор, Гарольд и Вар, направлялись в Раунд-Рок. По прибытии в город, рейнджеры должны были держаться скрытно, не выдавая своего присутствия, пока он, Джонс, на следующий день не приедет в Раунд-Рок на поезде.

Утром следующего дня майор Джонс выехал в Раунд-Рок, прихватив с собой заместителя шерифа, Морриса Мура.

В это время, начальство связалось с Граймсом, заместителем шерифа из Уильямсона, который присутствовал в Раунд-Рок. Граймса предупредили, что банда Басса собирается в городе, совершить нападение на банк. Ему, так же сообщили, что разведчики рейнджеров в скором времени прибудут ему в помощь. Еще Граймса предупредили, чтобы он, был настороже, при появлении посторонних людей в городе, но в то же время, ни в коем случае не пытался арестовать Басса и его людей, пока в Раунд-Рок не приехали рейнджеры.

В это же время, в Сан-Саба на скорую руку формировался отряд рейнджеров для поспешного выезда. Приказ был четким и кратким:

— В Раунд-Рок находится Басс. Отряд рейнджеров должен быть там, не позже завтрашнего дня. Отобрать восемь человек, у кого лошади смогут выдержать такой быстрый переход. Выезд через тридцать минут…

Среди рейнджеров были отобраны; первый сержант Невилл, второй сержант Генри Мак Ги, второй капрал Джиллет, рядовые Абэ Англин, Дэйв Лигон, Билл Деррик и Джон Банистер.

Лейтенант Рейнольдс приказал взять для себя двух крепких мулов, нарубить ровных жердей и соорудить нечто вроде носилок, так как он, был болен и не в состоянии совершить поездку верхом на лошади. Все уговоры остаться в лагере, лейтенант решительно отвергал. Такое мероприятие, как засада на самого Басса, Рейнольдс пропустить не мог. Когда носилки были готовы, лейтенант Рейнольдс устроился там. Кто-то из рейнджеров бросил ему несколько одеял.

Капрал Уилсон, находился в пути более 36 часов, прибыв в лагерь рейнджеров, он, буквально валился с ног. Уилсон прилег, чтобы немного отдохнуть.

Рейнджеры оставили свой лагерь на реке Сан-Саба только на закате и всю ночь гнали лошадей.

Когда взошло солнце техасские рейнджеры пересекли реку Сан-Габриэль, в 15 милях к югу от Лампасас. За ночь они проехали 65 миль, но 45 миль еще предстояло пройти до Раунд-Рок. Отряд остановился у реки, чтобы немного передохнуть и подкрепиться. На завтрак хлеб, жаренный бекон и горячий, крепкий кофе. Через 30 минут рейнджеры продолжили путь.

19 июля, во второй половине дня рейнджеры достигли окраины старого города Раунд-Рок.

Отряд остановился на берегу Браши Крик, в то время, как лейтенант Рейнольдс направился в новую часть города Раунд-Рок. Необходимо было сообщить о своем прибытии майора Джонса.

Первым в Раунд-рок посетил Сэм Басс. Он, неспеша походил по городу, осмотрелся. Тихий, спокойный город ему понравился. Вскоре Басс вернулся в лагерь.

— Джим, ты прав оказался, насчет этого города, — сказал Басс, обращаясь к Мерфи. — Я, уверен, что мы, легко возьмем банк.

Парни сразу оживились. Нервное напряжение достигло предела. Всем уже хотелось быстрей ограбить банк и дать деру из Техаса.

— Как обстановка в городе? — спросил Джексон.

— У меня сложилось такое впечатление, что нас здесь не ждут.

— Сэм, когда мы, пойдем за нашими денежками? — поинтересовался Барнс.

— Думаю, в субботу все и провернем. Во второй половине дня, в 3:30 будет самое подходяще время для нас, — похоже, у Басса все уже было продумано. — А завтра, в пятницу, сходим в Раунд-Рок, на разведку.

— Точно Сэм, сходим, осмотримся в городе. Надоело уже сидеть без дела, — сказал Мерфи. — Мы, заодно с Сиборном, побреемся перед делом…

— Точно, для такого дела мы, должны выглядеть хорошо, — заулыбался Барнс.

Басс не зря выбрал день для нападения именно в субботу. Суббота. Конец рабочей недели, именно в этот день местные фермеры, делают свои еженедельные вклады. Так, что денежки в банке будут наверняка…

БОЙНЯ В РАУНД-РОК.

В пятницу, 19 июля, день выдался жарким и душным. Дождавшись вечера, когда немного спадет жара, бандиты плотно поужинали и оседлали своих лошадей. Проверив оружие, маленький отряд двинулся по направлению к городу.

Банда спокойно въехала в Раунд-Рок, и вошли в Новый город. От некогда грозной банды теперь осталось всего четыре человека: Сэм Басс, Сиборн Барнс, Фрэнк Джексон и Джим Мерфи. Они хотели в последний раз осмотреться, выбрать маршрут отхода, после ограбления, а заодно купить в магазине табак.

Мерфи все время лихорадочно думал, как бы ему отделиться от основной банды, чтобы не попасть под огонь рейнджеров и полицейских детективов. Правда, пока, он, никого из законников в городе не заметил, но это ни о чем не говорило. Мерфи был уверен, что его письмо с предупреждением о нападении на банк дошло по назначению. А рейнджеров не видно потому, что они хорошо спрятались.

Мерфи притормозил лошадь у магазина Мэя.

— Сэм, я, задержусь здесь ненадолго, — сказал Мерфи. — Осмотрюсь и удостоверюсь, что в городе все спокойно и безопасно… Людей поспрашиваю, насчет местного шерифа. Заодно куплю в магазине бушель[15] кукурузы, для лошадей.

Басс не стал возражать.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Бойня в Раунд-Рок. Художник Боб Бозе Белл.

Остальная троица привязала лошадей в переулке напротив банка, на углу Лампасас и направилась вдоль главной улицы. Неподалеку от банка находиться магазин Генри Коппела, в который и направляются грабители, чтобы там, купить себе табак и пополнить запасы еды.

Басс, Барнс и Джексон шли по главной улице города, внимательно осматриваясь по сторонам. Чтобы не привлекать лишнего внимания, у двоих в руках седельные сумки. Вся троица одеты в длинные плащи, чтобы скрыть наличие оружия.

У магазина Коппела они переходят улицу. Бандиты входят в магазин. Пока в городе все спокойно.

Когда трое бандитов вошли в магазин, они не обратили внимания на двух законников.

Заместитель шерифа графства Тревис, Моррис Мур, который стоял на тротуаре с заместителем шерифа Грэймс, из Уильямсона, профессиональным взглядом заметили подозрительную выпуклость под плащом у одного из незнакомцев. Похоже, что у парня при себе был пистолет. Носить оружие в городе запрещалось.

— Я, считаю, что у одного из этих парней, есть при себе оружие, — сказал Грэймс.

— Похоже на это, — согласился Моррис Мур, особо не волнуясь по этому поводу.

Да, в городе есть запрет на ношение оружия. Но люди иногда просто забывают при въезде в город оставлять оружие. Обычно забываки извиняются и выполняют нужные требования.

Мур и Грэймс торчали в городе, в ожидании нападения на банк; «Williamson County Bank», банды Басса. Они не очень верили, что Басс посмеет сюда сунуться. Опытные законники никак не связали зашедших в магазин трех незнакомых парней, в длинных плащах, с бандой Басса.

— Я, пойду, посмотрю, в чем там дело, — сказал заместитель шерифа Грэймс.

Едва троица зашла в магазин, как следом за ними вошел Грэймс.

В магазине компания парней подошла к прилавку, где находился клерк. Через несколько секунд следом за ними входит заместитель шерифа Грэймс. Грэймс не думает, что эти незнакомцы могут быть преступниками, приезда которых они ожидают в городе.

— У вас, есть пистолет? — спросил Грэймс, дружески положив руку на плече Басса.

— Да, имеется… — ответил Басс.

Реакция Барнса была молниеносной. Он, разворачиваясь на месте, выхватывает свой Кольт и в упор стреляет в слишком подозрительного законника. Пули впиваются в грудь Грэймса, отбрасывая его к дверям магазина. Грэймс, даже не успел дотянутся до своего пистолета. В небольшом помещении выстрелы из револьвера грохочут просто оглушительно.

— Парни не надо… — успевает еще крикнуть Грэймс.

На часах было 4:15, когда раздались первые выстрелы.

Моррис Мур непроизвольно вздрогнул, когда в магазине загремели выстрелы. В следующее мгновенье Грэймс с криками, буквально вылетает на улицу, выбивая своей спиной дверь магазина. Вслед Грэймсу продолжают греметь выстрелы. Бедняга падает на асфальт уже мертвым. Оно и неудивительно, в Грэймса попало пять или шесть пуль.

Сбросив оцепенение, Мур тянет из кобуры свой револьвер. В один миг все изменилось. Теперь Мур остался один против трех головорезов, которые ни перед чем не остановятся, чтобы вырываться из города. Шанс на победу у законника минимальный, но он, не собирался отступать. Еще была надежда, что их выстрелы услышали, и к Муру, на помощь бросятся остальные участники засады…

— Фрэнк, вали второго! — кричит Барнс.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Диск Варе, техасский рейнджер. По одной из версий считается, что именно его выстрел смертельно ранил Сэма Басса. Сам Вар, с этим категорически был не согласен.

Джексон уже метнулся к выбитым дверям, вскидывая свой пистолет. Опять загремели выстрелы. Из четырех выстрелов два, все-таки достались Муру, стоявшему на улице, преграждая путь бандитам. Эти две пули ударили Морриса Мура в грудь, пробив ему легкие. Обе раны были смертельные. В глазах законника потемнело от боли. Падая на землю, Мур успевает несколько раз нажать на спусковой крючок револьвера. Один выстрел оказался точным. Мур отстрелил Бассу средний и безымянный пальцы на правой руке. Немногочисленные зеваки видели бегущего Басса, который прижимал к груди окровавленную руку.

Моррис Мур упал на землю, недалеко от мертвого Граймса. Он, видел, как из магазина выбегали бандиты, но ничего уже не мог предпринять для их задержания. Сегодня ему не повезло, Мур выбыл из игры.

Бандиты, увидев, что дорога свободна, бросились в переулок к своим лошадям.

Субботний день клонился к вечеру. В городе все было спокойно. Ричард Вар по прозвищу Дик, техасский рейнджер, прибывший в Раунд-Рок в команде лейтенанта Рейнольдса, решил побриться в парикмахерской, рассудив, что вряд ли сегодня, что-нибудь может произойти в городе.

Скучающий без дела парикмахер, уважительно покосился на два пистолета, висевших на оружейном ремне рейнджера, улыбнулся и вежливо пригласил:

— Проходите сэр.

Вар уселся в удобное кресло и с удовольствием вытянул уставшие ноги.

— Для начала, побрейте меня…

Парикмахер ловко накинул на клиента полосатый нагрудник. Затем он, быстро кисточкой нанес на лицо густую пену. Как только Вар прикрыл глаза, совсем рядом раздались выстрелы. Один, второй, третий… Рейнджер в один миг вскочил на ноги и бросился к дверям. Вар выбежал из парикмахерской с двумя револьверами в руках, с пеной на лице и в полосатом нагруднике. Первое, что увидел рейнджер, это трех бандитов, которые свернули поспешно в переулок и двух лежащих на земле законников, расстрелянные бандитами, один из которых еще шевелился… Значит живой…

Значительно позже Вар, анализируя прошедшие события, вспомнил, что направляясь в парикмахерскую и пересекая улицу он, прошел мимо бандитов, в длинных плащах, даже не догадываясь кем они, на самом деле являются.

Сиборн Барнс был уже одной ногой в седле. Развернувшись, он, навскидку выстрелил в законника, который появился в переулке. Басс и Джексон тоже открыли огонь по рейнджеру с близкого расстояния. Вар укрылся за коновязью, потому что глупо было стоять, в одиночку против трех бандитов. Одна из пуль пронеслась в опасной близости, всего в шести дюймах от головы, зацепила коновязь, и брызнула колючими щепками в лицо.

Дик Вар, прекрасно понимал, что бандиты могут снова безнаказанно уйти. Этого нельзя было допустить. Вар не был трусом и не собирался отпускать бандитов, поэтому он, сразу начал отстреливаться из Кольта 44 калибра. Первым в кого выстрелил Вар, был Сиборн Барнс. Выстрел оказался очень удачным, пуля попала Барнсу прямо в лоб и вышибла бандита из седла.

Джон Джонс в это время находился в помещении телеграфной конторы. Услышав выстрелы, он, сразу догадался, что произошло, и выбежал на улицу. Возле банка «Williamson County Bank», Джонс столкнулся с рейнджером Ричардом Варом, который вступил в перестрелку с грабителями. У генерала Джонса был при себе только двухзарядный маленький Кольт, не лучшее оружие для противостояния бандитам. Но Джонс присоединился к рейнджеру Вару, и начал стрелять из револьвера.

На помощь подоспели рейнджеры Джордж Гарольд и Крис Коннор. В это время однорукий мужчина, по имени Таббс подбежал к застреленному бандитами Грэймсу, подобрал с земли его пистолет и включился в перестрелку, стреляя по убегающим бандитам.

Положение преступников ухудшалось с каждой секундой. Сиборн Барнс был убит, а против оставшихся двоих грабителей, в перестрелке принимало участие все большее количество людей. К рейнджерам присоединялись горожане, которые имели оружие.

Теперь по бандитам со всех сторон велась прицельная стрельба. Пули с яростным визгом рассекали горячий воздух, впивались в землю и в стены домов. Испуганные лошади жалобно ржали, не слушались, шарахались из стороны в сторону. Переулок, ставший местом боя, быстро заволокла густая пелена порохового дыма.

Именно в этот момент рейнджер Джордж Гарольд[16], метким выстрелом из Кольта 45 калибра попадает в Сэма Басса. У Басса смертельная рана, пуля ударила его в спину и вылетела с другой стороны. Позже врачи, которые обследовали Басса, установили, что пуля попала Сэму в оружейный пояс, а затем разделилась на две части. Одна часть входит в спину и выходит около паха, другая часть пули застряет в теле.

Басс крепко схватился за луку седла, но не сумел удержаться и вывалился из седла на землю.

Теперь Фрэнк Джексон остался один из банды, кто пока еще не пострадал. Он мог вскочить на лошадь и прорываться из города в одиночку, но парень был не такой. Каждую секунду, рискуя получить пулю, Джексон бросился на помощь раненому другу.

— Сэм, ты, как! — закричал Джексон.

— Плохо… — прохрипел Басс.

— Сидеть сможешь в седле?

— Вряд ли… Но я, постараюсь… У меня нет другого выхода…

В момент ранения Басса, многие свидетели перестрелки отметили большую храбрость молодого Фрэнка Джексона, которому на тот момент, было только двадцать лет. Джексон прекратил отстреливаться. Он, подхватил стонущего Басса и помог сесть ему в седло.

— Сэм, держись! Мы, выберемся из этого дерьма! — прокричал Джексон.

Правая рука у Басса сильно кровоточила, поэтому главарь схватился левой рукой за луку седла. Джексон подхватил поводья лошади Сэма, запрыгнул в седло и пришпорил лошадь. Когда бандиты бежали через Старый город, Фрэнк придержал коня, увидев, как маленькая девочка игралась на дереве.

— Маленькая леди, немедленно ступайте домой!.. На улице сейчас находиться очень опасно! — крикнул Фрэнк и поехал дальше.

Басс и Джексон миновав окраину города, поскакали дальше, по направлению к своему лагерю. Басс едва сидел в седле и Фрэнк, вынужден поддерживать его рукой, чтоб тот не свалился с коня.

Вспыхнувшая в городе стрельба сильно напугала Джима Мерфи. Отстав от банды, Мерфи не собирался им помогать. Муки совести по отношению к попавшим в засаду товарищам тут же переборол страх за судьбу отца, который мог снова очутиться в тюрьме.

Все так и должно было закончиться. Басса и его банду опознали и вступили с ними в перестрелку. Мерфи знал, что парни вряд ли подымут руки и захотят сдаться рейнджерам. Джим опасался, что бандиты сумеют выскользнуть из города. Тогда, его жизнь окажется в опасности. Сам Басс, да и любой из его банды захочет отомстить и разделаться с Мерфи, за его предательство. От таких невеселых мыслей тело предателя буквально сотрясала крупная дрожь.

Перестрелка усилилась. Казалось, что в городе идет настоящий бой. Из своего укрытия Мерфи видел, как со всех сторон спешат на помощь рейнджерам вооруженные горожане.

Мерфи был уверен, что Бассу и его банде, через минуту придет конец. Но он, очень удивился, когда по улице пронеслось два всадника, оставив после себя пыльный след. Всадники промчались и исчезли за городом. Вдогонку бухнуло еще несколько запоздалых выстрелов, и в городе наступила тишина.

Мерфи, немного успокоившись, пошел разыскивать майора Джонса. Майора он, нашел возле коновязи, где произошла перестрелка. Осмелевшие горожане толпились у двух неподвижных тел, около магазина Генри Коппела. Еще одно тело застыло в переулке.

— Майор Джонс, майор Джонс, — закричал Мерфи, заметив среди толпящихся знакомую фигуру Джона Джонса.

Майор кивнул, подзывая к себе Мерфи.

— Джим, у вас, все в порядке? — спросил Джонс.

— Я, на это надеюсь… — отвечал Мерфи.

— Джим, я, вас, хотел поблагодарить, за своевременное сообщение о планах Басса. Если честно, то мы, едва успели подтянуться в Раунд-Рок. У нас, вся операция находилось под угрозой срыва.

— Я, их видел… — тихо перебил майора Мерфи.

— Кого? — не понял Джонс.

— Два человека вырвались из города на лошадях… — сообщил Мерфи.

— Им, чертовски повезло… Басса мы, скорей всего подстрелили, — поморщился майор, словно от зубной боли. — Это ему, кто-то помог уйти из города. Кто-то, помог удрать раненому Бассу? Мерфи, не возражаете, если я, вас, приглашу опознать труп, оставленный у коновязи. Хотелось бы знать, кого мы, подстрелили, и кто избежал наказание.

Майор Джонс и Джим Мерфи подошли к неподвижному телу. Мерфи, взглянув на лицо и ужаснулся. Пуля, попавшая в голову, изуродовало лицо. Но Мерфи сразу узнал его.

— Это Сиборн Барнс, — сказал Мерфи. — Значит, с Бассом остался Фрэнк Джексон….

— Вот, кого мы, прикончили, — холодно констатировал Джонс, с интересом разглядывая убитого бандита. — Сиборн Барнс, Раунд-Рок стал для тебя конечной точкой…

Вырвавшись из города, Джексон притормозил коня недалеко от Кладбища Раунд-Рок. Погони за ними пока не было. Фрэнк решил перезарядить свои пустые пистолеты и винчестер. Руки от возбуждения сильно дрожали. Пот заливал лицо. Джексон с трудом верил, что ему удалось вырваться из города живым и невредимым. Сильно хотелось пить. Рядом, на лошади сидел Сэм Басс, едва не теряя сознание от боли.

— Сэм, ты, как? — спросил Фрэнк охрипшим голосом, осматриваясь по сторонам.

— Мне, очень больно сидеть… — еле слышно прохрипел Басс, покачиваясь в седле.

— Дружище, потерпи еще немного, — Джексон уже успел перезарядить пистолеты и немного успокоился. — Главное, мы вырвались из города… Похоже, нас там ждали…

Больше всего Джексон опасался погони, но ее пока не было видно. Он, схватил повод лошади Сэма и поехал дальше, свернув налево, к лесу.

Эйфория победы быстро улетучивается. Майор Джонс, командир техасских рейнджеров, прекрасно понимает, то, что произошло в Раунд-Рок трудно назвать победой. Несмотря на численное преимущество рейнджеров, банде удалось вырваться из города. На поле боя остался только один убитый головорез. Сэму Бассу и еще одному бандиту удалось уйти. Басс, вроде бы тяжело ранен, но в этом нет никакой уверенности.

Зато сами законники потеряли сразу двух заместителей шерифов; Грэймса и Морриса Мура.

Майор Джонс ловит первого попавшуюся лошадь, вскакивает в седло и с небольшим отрядом рейнджеров устремляется в погоню за бежавшими бандитами. Не проехав трех миль отряд преследователей останавливается.

— В чем дело? — удивился майор Джонс, останавливая коня. — Парни, бандиты не могли далеко уйти… Среди них один тяжелораненый… Мы, их, сейчас схватим. Они где-то рядом…

Рейнджеры, эти бравые парни, стыдливо прятали глаза.

— Сэр, опасно преследовать бандитов… — сказал один из рейнджеров.

— Что значит опасно? — не понял Джонс.

Рейнджеры опасались преследовать беглецов, из-за страха, что Басса поддержат другие преступники, которые могли скрываться в лесу. Многие не верили, что в банде Басса было только четыре человека.

Переубедить своих людей майору Джонсу не удалось. Отряд вынужден был вернуться в Раунд-Рок ни с чем. Но Джонс надеялся, что Басс находится в плохом состоянии и ему далеко не уйти.

Утром решили продолжить преследование.

СМЕРТЬ СЭМА БАССА.

Далеко уйти Басс и Джексон не смогли. В лесу им, пришлось остановиться. Басс из-за невыносимой боли не смог ехать дальше верхом.

— Фрэнк, дружище, оставь мня здесь, а сам спасайся, — сказал Басс, когда Джексон осторожно снял друга с коня и бережно уложил на землю.

— Басс, я, тебя не брошу… Я, без тебя, никуда не поеду, — присел рядом с раненым Джексон. — Сэм, все будет хорошо…

Басс грустно улыбнулся:

— Фрэнк, ты, сам, в это веришь, что будет хорошо? Пойми, со мной все кончено… Не теряй зря время, уходи… Фрэнк, мне конец, я, это чувствую… Я, умираю…

Фрэнк был очень привязан к Бассу. Он не сдержался и заплакал. Басс похлопал успокаивающе его по руке.

— Забирай все мои деньги… Мне они больше не понадобятся, — продолжал Басс. — Забирай оружие, боеприпасы. Бери мою гнедую лошадь. Она выше и сильней твоей будет… Оставь только свою лошадь. Фрэнк, если мне станет лучше, я, залезу в седло и поеду к нашему лагерю…

— А как же Джим Мерфи? — спросил Джексон. — Он, остался в городе и мы, про него ничего не знаем…

— Фрэнк, ты, ему один, не сможешь ничем помочь… Прошу тебя, уходи!

Джексон оставил свою лошадь с Сэмом и спрятал его седло в кустах здесь же.

Фрэнк плача попрощался с Сэмом и уехал. Он, не собирался бросать друга и разбил свой лагерь неподалеку, собираясь вернуться в Раунд-Рок и разузнать за судьбу Джима Мерфи.

Оставшись один, Сэм Басс провел болезненную ночь, размышляя о своей безнадежной ситуации. Сэма сильно мучала жажда. В спешке Джексон не оставил ему флягу с водой.

Когда рассвело, Басс, с трудом поднялся с земли и побрел к ближайшему дому. Сэм заметил, что там был колодец. Извлечь воду из колодца ему не удалось. Женщина, которая вышла на шум сильно испугалась, увидев мужчину в окровавленной одежде.

— Простите меня, если я, вас, напугал, — попытался улыбнуться Сэм. — Прошу вас, не стоит кричать… Я, всего лишь хотел напиться из колодца. Мэм, вы бы, не могли мне, принести стакан воды… Иначе я, погибну… А я, чтобы вас не пугать своим видом, отойду в сторону от вашего дома…

Но женщина, не дослушав Басса убежала.

Позже несколько строителей железной дороги, которые проходили мимо, и к которым обратился за помощью Басс, проигнорировали его, испугались его окровавленной одежды. Чуть позже один старик сжалился и принес Бассу стакан воды, который тот с жадностью выпил. Становилось жарко. Удовлетворив жажду Басс дошел до ближайшего дерева, которое своей тенью немного спасало его от жары.

Сэм сел на землю, прислонившись к шершавому стволу дерева, и закрыл глаза. Это небольшое путешествие к колодцу забрало у Басса последние силы. О том, чтобы сесть в седло и на лошади смыться отсюда не могло быть и речи.

В субботу, с самого утра, поисковые группы рейнджеров начали прочесывать всю округу. Двинулись в том направлении, где в последний раз видели беглецов.

Сержант Чарльз Невилл, в сопровождении восьми рейнджеров заметили сидящего человека, прислонившегося к дереву. Вначале на него не обратили внимание, посчитав, что это рабочий с железной дороги. Один из поисковиков по фамилии Такер, решил все же проверить человека. Когда он приблизился, незнакомец увидел его, поднял руку и сказал:

— Я, Сэм Басс, человек, который находился так долго в розыске.

В первую минуту рейнджеры просто не поверили своим ушам. Неужели им, так легко и так просто удалось захватить такого опасного бандита и грабителя, Сэма Басса.

— Почему вы, не ушли? — спросил Басса любопытный сержант Невилл. — У вас, было время…

— Время было сбежать, но полученные раны не дали мне сил ехать дальше, а вынудили здесь остановиться… — охотно ответил Басс.

Вскоре о задержании самого Басса доложили майору Джонсу. Он, незамедлительно направился за город, прихватив с собой врача. Джонс попросил врача, чтобы тот осмотрел раны Басса. Доктор Кокран, и так видел, что бандит получил очень серьёзное ранение. Пуля, попавшая в Басса, нанесла ужасные увечья. Она вошла в спину, чуть выше правой бедренной кости, и вышла с другой стороны, возле паха, разорвав по дороге правую почку на куски.

— Скорей всего это поработала пуля 45-го калибра… Сожалею, но я, не в силах ему помочь… — коротко и жестко подытожил осмотр врач.

— Он, не выживет? — спросил Джонс.

Доктор отрицательно покачал головой:

— У него не так много времени осталось…

Если у Сэма была, еще кокая-то надежда на выздоровление, то она рухнула в один миг. Хотя, вначале мелькнула мысль, что это обычная уловка напугать его скорой гибелью, и чтобы он, перед смертью выложил законникам все что знал. Но Бассу становилось все хуже, и он понял, доктор его не обманывает.

В это время появилась основная часть поискового отряда, среди которого находился и Джим Мерфи. Мерфи, узнав, что найден раненый Басс, хотел пойти к нему, но Такер предусмотрительно придержал за руку предателя.

— Ни к чему, чтобы Бас видел, что вы, находитесь в наших руках, — решительно сказал Такер и пояснил свою просьбу. — Так Басс будет более разговорчивым… Да и для вас лучше. Он сразу догадается, кто его предал.

Мерфи буквально передернуло. В который раз он, слышал за спиной слова, обвиняющие его в предательстве. «Иуда» и «предатель», — это самые невинные слова, которые говорили по отношению к нему.

«Если бы не я, вы бы, еще долго ловили Басса», — молча раздражался Мерфи, не решаясь в открытую ответить оппонентам.

Мерфи не смог удержаться. Стоя вдали от раненого Басса, он осторожно выглянул из-за дерева. В последний раз, посмотрев на своего бывшего друга.

— Прости меня Сэм… — прошептали губы Мерфи. — Я, не хотел, чтоб так все случилось…

По распоряжению майора Джонса, раненого Басса осторожно перевезли в Раунд-Рок. Для удобства перевозки, один из жителей, Ричард Харт разобрал детскую кроватку и отдал ее рейнджерам. Рейнджеры аккуратно уложили Басса в задней части фургона и перевезли его в город.

Сэма Басса поместили в маленькой хижине, приставив к дому усиленную охрану.

Майор Джонс направляет телеграмму, о поимке Сэма Басса в Остин, генеральному прокурору Уильяму Стилу.

Басс, на тот момент был уже такой легендарной личность., что в его поимку отказывались верить в его поимку. Генеральный прокурор Уильям Стил, потребовал майора Джонса, подтвердить телеграммой арест Басса и, по возможности доставить Басса в кандалах, в Остин.

Тем временем толпы любопытных стекались в Раунд-Рок, кто на поезде, кто на лошадях, чтобы хоть одним глазком увидеть знаменитого грабителя Сэма Басса. Прибыл даже репортер из газеты «Galveston News», разнюхавший о поимке знаменитого преступника. Настырный репортер надеялся взять интервью у Басса, и он его получил. Басс признался репортеру, что хотел ограбить банк и скрыться после этого в Мексике. Басс с усмешкой добавил:

— Я, не хочу себя выгораживать… Мне приходилось стрелять в людей и нет никакого смысла это отрицать…

В то время, когда Басс цеплялся за жизнь, заместителя шерифа Граймса и убитого бандита, Сиборна Барнса, скромно похоронили на кладбище Раунд-Рок. Граймса вывезли в дешевом, сосновом гробу, и похоронили в углу кладбища.

Майор Джонс приказал, пока к Бассу никого не пускать. Он, сам хотел в первую очередь провести допрос умирающего бандита, пока тот еще мог говорить. Басс отказался сделать предсмертное признание, но ответить на некоторые вопросы согласился. В комнату пригласили стенографиста, чтобы он, задокументировал весь допрос.

Допрос начался.

— Хорошо, я скажу вам, кто участвовал в ограблениях. Джоэл Коллинз, Билл Хеффридж, Том Никсон, Джек Дэвис, Джим Берри и я, участвовали в ограблении Юнион Пасифик, — сказал Басс. — Том Никсон в Канаде, я, его не видел, с того самого ограбления… Джек Дэвис был в Новом Орлеане, потом он, поехал в Дентон. Дэвис звал меня с собой покупать шкуры… Это было еще в апреле…

Майор Джонс не скрывал своего разочарования. Всех людей, которых назвал Басс, уже не было в живых, или они удрали слишком далеко.

— Что произошло в магазине Коппела? Ты убил Граймса? — спросил Джонс.

— Граймс видно что-то заметил. Он, зашел следом за нами в магазин и спросил, есть ли у меня пистолет. Я, ответил, что имею пистолет.… Первым открыл огонь Сиборн Барнс. В Граймса я не стрелял… Если бы я убил его, он был первым человеком, которого я, когда-либо убил.

— А ваш старый приятель, Генри Андервуд. Давно его видели?

— Уже давненько не встречались, еще со времен Солт-Крик. Видел двух Коллинзов, когда я, направлялся в Дентон. Они уже давно не участвуют в ограблениях…

— Сэм, расскажи про ограбление в Эгле-Форд. Кто с тобой был?

— Сэр, кроме себя и Джексона, больше никого не назову. Это не в моих правилах, — ответил Басс.

— Что ты, можешь сказать о Генри Андервуде?

— Он был со мной при Солт-Крик, четыре или пять недель назад… Возможно он, был ранен, этого точно я, не скажу. А вот, Арканзас Джонсону не повезло, его убили.

— Сэм, кто тебе, помог выбраться из города?

— Этого человека я, вам, не назову…

— Я, просто хотел проверить свои сведенья, — усмехнулся Джонс. — Его имя мне известно. Фрэнк Джексон.

Басс промолчал.

— Сэм, где Джексон может находиться сейчас?

— Я, не знаю.

— Как вы, собирались вместе, если приходилось разбегаться в разные стороны?

— Наши друзья подсказывали… — испытывая мучительную боль Басс прикрыл на мгновенье глаза.

— Почему вы, стали заниматься грабежами?

— Сначала я, начинал на забегах спортивных лошадей, делая ставки…

— Конечно не лучший вариант, но все-таки лучший вариант, в вашем случае, чем ограбления дилижансов, — заметил Джонс. — Но я, так понял, что скачки вас, не удовлетворили.

— Точно… Я, на скачках потерял 300 долларов. Все, что у меня было. Можно сказать, что сначала был ограблен я. В один миг мои карманы оказались пустыми… На тот момент мне, не пришло лучшей идеи, чем ограбление дилижансов, — признался с грустью Басс. — Такой способ казался мне, самым удачным, чтобы раздобыть деньги.

— И ты, сколотил банду?

— Да, нашлось еще несколько отчаянных парней, которые были без цента в кармане. Со мной тогда были Джек Дэвис и Том Никсон… Мы ограбили семь этапов на Блэк-Хиллс… Но это не принесло нам больших денег. Пассажиры опасались передвигаться на дилижансе, имея крупную сумму денег на руках.

Сэм Басс без утайки рассказывал о погибших подельниках, но упорно отказывался назвать тех, кто сумел скрыться от закона.

Около полудня в воскресенье Бассу стало намного хуже. Он попросил привести к нему майора Джонса. Джонс незамедлительно явился, надеясь, что это для него хорошая возможность, что-нибудь разузнать.

Басс выглядел еще хуже прежнего. Майор Джонс увидел очень бледное лицо, с заострившимся носом и потухшим взглядом. Было понятно, что бедняга скоро умрет.

Джон Джонс подсел к Бассу.

— Сэм, ты знаешь, что тебе, недолго осталось… — майор Джонс пристально вглядывался в лицо раненого. — Вы, сделали много зла в этом мире… У вас, есть возможность сделать что-то хорошее, прежде чем умереть. Дайте же нам, некоторую информацию, которая хотя бы частично сумеет вас оправдать. Раскройте перед государственными органами имена ваших партнеров и помощников, которых мы, могли бы задержать.

— Я, не могу этого сделать… — тихо отвечал Басс.

— Сэм, почему ты, не хочешь нам помочь?

— Я не выдаю своих приятелей, — тихо ответил Басс. — Если человек знает что-то о других, он должен это унести с собой в могилу. Думаю, что я, в конечном счете, попаду в ад. Скорей всего там, для меня черти придерживают тепленькое местечко… Я, уже ничего не успеваю исправить в своей жизни… Простите меня, но давайте на этом закончим…

Майор Джонс кивнул и отошел.

Басс цеплялся за жизнь до последнего мгновения. Доктор Кокран видел, как мучительно страдает от боли Басс, но помочь ему уже не мог, разве только словом:

— Молодой человек, будьте готовы, ваша смерть быстро приближается… Вы, скоро уйдете в вечность…

— Отпустите меня, — сказал умирающий.

Закрыв глаза на несколько минут, Сэм открыл их, и воскликнул:

— Мир подпрыгивает вокруг меня!

Это были последние слова Сэма Басса.

Басс умер в день своего рождения — в воскресенье 21 июля 1878 года, в 3:58 дня, так и не выдав никого из своих подельников.

КОНЕЦ ИСТОРИИ.

Техасские рейнджеры надеялись забрать тело Басса в Остин, чтобы продемонстрировать Конгрессу, что с Бассом наконец покончено. Тем самым показать свою ценность, как правоохранительного органа, который не зря проедает свой хлеб. Но от этого плана пришлось отказаться, из-за установившейся летней жары и невозможности найти лед, которым хотели обложить тело Басса. Было решено похоронить главаря на кладбище в Раунд-Рок.

Похоронная процессия Басса состояла из двух мулов, тянувших простой сосновый гроб и двух мужчин, которые выкопали могилу. Когда процессия проходила мимо дома пастора Ледбеттера, он присоединился и провел христианскую траурную церемонию прощания с Сэмом. Басс был похоронен рядом с убитым в Раунд-Рок Сиборном Барнсом.

Мария Мэтсон, черная женщина, которая готовила некоторые блюда на поминках, после церемонии видела мужчину на гнедом коне, которого она опознала, как Фрэнка Джексона. Джексон приехал с севера и спешился возле могилы Басса. Он постоял здесь немного, затем бросил на могильный холмик комок земли и скрылся.

Поговаривали, что Джексон вернулся в Дентон и некоторое время кружил около города, надеясь убить Мерфи. Джексон грозился убить и отрезать голову предателю.

Есть много версий, какова дальнейшая судьба Фрэнка Джексона после того, как он покинул Раунд-Рок. Считалось, что он, через несколько дней появился в Дентоне. Некоторые рассказывали, что Фрэнку повезло, и он стал процветающим ранчером в Техасе. Рейнджер Вар утверждал, что он позже, видел Джексона в тюрьме штата Аризона. При этом Джексон использовал чужое имя, Даунинг. Третьи сообщали, что он прожил свою жизнь на ранчо в Нью-Мексико.

После смерти Басса шерифы и рейнджеры продолжили выслеживать оставшихся членов банды. Генри Коллинз, девятнадцатилетний брат Джоэла, который недолго пребывал в банде Басса, вскоре после Раунд-Рок был убит в перестрелке с шерифом.

Еще один Билли Коллинз, которому власти предъявили обвинение в участии ограбления поезда на станции Мескит, как участника банды Басса, удалось выйти под залог из тюрьмы Тайлер. Правда, пробыл он, на свободе недолго. Коллинз вскоре скончался от ран, после перестрелки, в которой он убил заместителя шерифа Уильяма Апдерсона. Тот упорно цеплялся к его крохотному хозяйству, расположенному в городе Пембина, в северной Дакоте.

Менее чем через неделю, после того, как Басс был похоронен, прокурор США Эванс, сдержал свое слово и отклонил обвинительное заключение в отношении Джима Мерфи и его отца. Мерфи вернулся в Дентон, но жизнь его сильно изменилась.

Джим Мерфи провел остаток своей жизни в страхе. Он боялся, что один из друзей Басса, отомстит ему за предательство Сэма, и убьет его. Чуть ли не ежедневно Мерфи получал угрозы, что какой-нибудь молодой или горячий ковбой направляется в Дентон, чтобы убить предателя, продавшего Басса и Барнса. Опасаясь за свою жизнь, Мерфи подолгу жил в здании тюрьмы графства.

Мерфи написал одно письмо майору Джонсу. Он рассказал, что после смерти Басса банда распалась. А Фрэнк Джексон пытался заманить в ловушку Андервуда и других бывших членов банды Басса, в обмен на снятие всех обвинений против него. Это было единственное, что Мерфи мог сделать для Джексона, который не раз заступался за него, когда другие члены банды Басса подозревали Мерфи в предательстве, и даже пытались его убить. Но Джексон затем бесследно исчез, а Мерфи остался в Дентоне, презираемый своими земляками.

Мерфи пережил Басса всего на год, и год этот для предателя оказался невыносимым. В одной балладе, посвященной Сэму Бассу, предателя Мерфи назвали «Иудой границы». Джим сильно переживал и страдал от этого.

В очередной раз прячась в тюрьме, у Мерфи заразился один глаз. Врач дал ему лекарство, прокапать глаз, но предостерег, что капли атрофина смертельно ядовитые. Мерфи выпил все содержимое пузырька, то ли случайно, то ли специально.

7 июня 1879 года, п осле дня агонии и судорог Джим Мерфи скончался.

В 1879 году сестра Басса установила на его могиле небольшой надгробный памятник. Его простая надпись гласила:

«Самуил Басс

Родился 21 июля 1851 года

Умер 21 июля 1878 года

Храбрый Человек покоится на месте своей гибели, почему он был не прав?»

Изначальное надгробье ныне заменено новым, поскольку прежнее на протяжении десятилетий усиленно разбиралось на куски коллекционерами, стремившимися забрать себе куски камня с могилы бандита. То, что осталось от оригинального надгробья, сейчас хранится в публичной библиотеке Раунд-Рок.

До сих пор точно не ясно, кто же сделал этот роковой для Сэма Басса выстрел, оборвавший в конечном итоге его жизнь. Два пистолета, бережно хранимых в музее, оба имеют одинаковое пояснение:

«Пистолет, который сделал роковой выстрел».

В свое время, жюри коронера решило, что Басса убил в бою рейнджер Генри Гарольд. Но многие люди сомневаются в этом и утверждают, что смертельную рану нанес Ричард Вар.

Так закончил свою жизнь Сэм Басс — человек, которого техасское правосудие в течение 101 дня считало врагом номер один. За Сэмом Бассом, была организована первая в истории Техаса полномасштабная охота. И охота эта прошла удачно.

Сэм Басс не был кровожадным бандитом. Он, во время ограблений, не убил ни одного человека, если только возможно, от его руки погиб помощник шерифа, в своем последнем бою в Раунд-Рок.

12.2014.г.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ КАРТЕЧЬ РОБЕРТСА

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Эндрю Бакшот Робертс.

Сколько не искал, нашел только один рисунок этого отчаянного парня. И то у меня нет уверенности, что на нем изображен именно Картечь Робертс.

1878 год.

5 апреля 1878 года.

Лопата с трудом вгрызается в сухую каменистую почву. Двое мужчин работают по очереди, копая на маленьком кладбище две могилы. Два грубо сколоченных, деревянных гроба стоят возле повозки на земле.

— Они были друзьями? — остановился рядом любопытный путник.

— Нет, мистер, скорей они, были заклятыми врагами, — распрямился Джонни Паттен, радуясь, что у него появилась возможность немного передохнуть, и заодно почесать языком. — Эти ребята, даже попав в ад, если отыщут пару револьверов, устроят там такую перестрелку, что чертям станет тошно…

— Я, слышал, что вчера, у вас на мельнице, произошла небольшая войнушка…

— Да, это можно и так назвать. Двоим, в этой перестрелке сильно не повезло, — Паттен кивнул на гробы.

— А что случилось?

— Тринадцать Регуляторов пытались захватить одного крутого парня.

— Захватили? — заинтересовался любопытный мужчина.

— Ничего у них не вышло… Тот, который лежит в правом гробу… Вот, его и хотели схватить. Но парень отбился… Он, насмерть подстрелил главаря у Регуляторов, еще нескольких человек ранил… Сам же получил смертельное ранение, умер уже сегодня…

— Мне кажется, что это очередная байка, которых у вас, на Старом Западе, полным полно, — высказал свое недоверие любопытный мужчина. — Тринадцать стрелков не смогли справиться с одним парнем. Вам не кажется, что это звучит очень неубедительно.

— Здесь мистер, ваше право — верить или не верить, — равнодушно пожал плечами Паттен, и продолжил углублять могилу.

— Нет, но всё-таки, сами посудите… Один, против тринадцати… А как звали этого парня?

— Эндрю Картечь Робертс, — охотно отозвался Паттен.

Мельница Блэйзера, большой двухэтажный дом, одно из деревянных зданий, расположенных на склоне холма, вдоль северного берега небольшой реки Рио Тулароса.

Тулароса же получила свое название, из-за растущего по ее берегам, красного и розового тростника.

В задней части дома была большая комната, в которой находился магазин. В передней части здания несколько комнат взял в аренду индейский агент Фредерик Годфрой. Здесь же он, и жил, вместе с женой и детьми.

Место было более-менее оживленным. На мельницу, почти каждый день приходили посетители, и путешественники. В одной из арендованных комнат Клара Годфрой решила открыть небольшой ресторан, которым она сама, и управляла. Женщина, конечно, рисковала, но, как позже оказалось, миссис Годфрой, не прогадала. Вскоре ресторан стал очень популярным в этом районе, благодаря хорошей и вкусной еде.

Позже, рядом с мельницей появились одноэтажные, глинобитные постройки, одна из которых была домом Блэйзера. Здесь же располагалась пилорама, торговый пост, и почтовое отделение.

Мельница хорошо просматривалась издалека, потому, как деревья были вырублены до ближайших гор.

Управлял мельницей доктор Джозеф Хой Блэйзер, который иногда выступал в качестве врача стоматолога, и почтальона. Работы хватало, поэтому Блэйзеру помогал его сын, Алмер, и еще несколько мужчин.

Услышав какой-то шум на улице, Джозеф Блэйзер выглянул в окно. С холма спускалось с десяток вооруженных всадников, которые направлялись скорей всего, к ресторану миссис Годфрой. Блэйзер побледнел, и непроизвольно отступил от окна. Увидеть парочку вооруженных парней, по нынешним временам, не очень-то приятно, а к ним направлялся целый отряд, неизвестно с какой целью.

Смутные времена настали. В округе Линкольн уже больше года идет настоящая война, которой пока не видно конца. Все крупные скотоводы Нью-Мексико оказались расколоты на две крупные группировки, соперничавшие друг с другом, из-за контрактов на поставку мяса в государственные учреждения, и в индейские резервации. Обе стороны использовали все возможные методы борьбы, для достижения победы. Угон скота, убийство конкурентов было обычным делом. Богатые скотоводы нанимали за деньги опытных людей, среди которых много было известных стрелков, и «охотников за головами».

— Отец, не волнуйся, у всадников значки законников, — сказал подошедший к окну сын.

— Алмер, сынок, в наше время, это ни о чем не говорит, — грустно улыбнулся Блэйзер. — Сейчас обе враждующие стороны нацепили значки блюстителей закона. И каждый считает, что он, может стрелять в людей, и что закон находится на их стороне.

Всадники приближались, они держались настороженно, поглядывая по сторонам.

— Это Регуляторы, — тихо сказал Алмер.

Регуляторы, так называли себя бывшие бойцы Джона Танстелла, убитого конкурентами. Регуляторы собирались, отомстит за смерть своего боса. Но с другой стороны, они, по своим поступкам, мало чем отличались от обыкновенных бандитов.

4 апреля 1878 года тринадцать Регуляторов, во главе с Ричардом Брюером* приехали в индейскую резервацию, на мельницу Блэйзера. В тот день с Брюером приехали; Уильям Мак Карти, он же Билли Кид, Док Скерлок, Джон Миддлтон, Джон Скроггинс, Джордж Коу и его двоюродный брат Фрэнк Коу, Джим Френч, по прозвищу Большой Джим, Генри Браун, Чарли Боудри, Фред Уэйт, Фрэнк Макнаб и Стив Стивенс.

У парней сегодня было хорошее настроение. Тремя днями ранее им удалось прихлопнуть продажного шерифа Уильяма Брэди, одного из виновников смерти Джона Танстелла.

Билли Кид, Джим Френч, и еще четверо парней, устроили засаду на шерифа прямо в центре Линкольна. Этот самоуверенный идиот Брэди, уверенный в своей безопасности, с четырьмя своими помощниками, ничего не подозревая, шли по главной и единственной улице города. Внезапно из-за глинобитного забора, бывшего магазина Танстелла прогремели выстрелы. Шериф и его помощники даже не успели оказать сопротивление. Шериф Брэди умер тут же на месте, получив, по крайней мере, десять огнестрельных ранений. Заместитель Джордж Хиндман также был смертельно ранен.

— Парни, здесь есть хорошее место, где вкусно и сытно могут накормить, — крикнул Фред Уэйт.

— Если ты, имеешь ввиду ресторан миссис Годфрой, то мы, не против, набить свое брюхо! — радостно закричали остальные ребята.

Регуляторы остановились, и спешились возле ресторана. В ресторане миссис Годфрой существовало одно правило, которое безукоризненно выполнялось всеми посетителями. Это правило гласило, что с оружием в ресторан вход запрещен. Если кто пытался нарушить правило, то таких людей просто не обслуживали. Миссис Годфрой сама, строго следила за соблюдением этого правила.

Регуляторы заходить с ружьями в ресторан не стали. Если существует правило, то его необходимо соблюдать. Ружья поставили возле входа, прислонив к стене. А пистолеты выложили в комнате, на стол, предназначенный специально для этой цели.

— Миссис Годфрой, может вы, для нас, сделаете исключение? — ослепительно улыбнулся Ричард Брюер[17], стройный, симпатичный парень, с вьющимися волосами, и раскосыми, холодными глазами. — Нам без оружия никак нельзя. В жизни все так переменчиво. То мы охотимся, то на нас начинают охоту… Миссис, может вы, позволите, и мы, оставим при себе хотя бы револьверы…

— Правила для всех одни, и я, их менять не собираюсь, — жестко прервала Брюера хозяйка ресторана. — И кто за кем охотится, это уже ваши проблемы, а мне они, неинтересны. Если человек хочет зайти в мой ресторан с оружием, то я, ему, сразу дам дельный совет. Пусть он, ищет другое место для себя…

Один из парней, Джон Миддлтон, остался снаружи, чтобы охранять дом, и присматривать за оставленным оружием.

В ресторан Регуляторы входили уже без оружия, поэтому некоторые из парней чувствовали себя неуверенно, и уязвимо.

— Хозяйка, ставь на стол, все, можно съесть, и за выпивку, для нас не забудь… Да, с лошадьми такая же ситуация, напоить и накормить, — крикнул с порога Чарли Боудри, тоном не терпящим возражений.

— Как это понимать? — строго спросила миссис Годфрой.

— Как хотите, так и принимайте, — грубо ответил Брюер. — Скажу только одно, мы, сильно проголодались, и хотим есть…

Главарь видел, как напряглось и побледнело лицо Клары Годфрой. Миссис Годфрой хорошо понимала, что за еду эти ребята платить не собираются. А слопают за раз, не меньше недельного запаса еды. Хозяйке это не понравилось, но она, как человек рассудительный, не собирался возражать. С Регуляторами лучше не спорить. Эти парни, если что, любого пристрелят, и даже глазом не моргнут.

— Миссис, чисто то, как у вас здесь, — хищно улыбнулся один из Регуляторов, небритый, высокий парень, и видимо собирался плюнуть под ноги Клары Годфрой, но натолкнувшись на строгий взгляд Брюера передумал.

— Чисто, как в церкви, — добавил Билли Кид, отряхивая пыль с одежды.

«Мог бы, и на улице пыль стряхнуть», — с неприязнью подумала миссис Годфрой, и испугалась, опасаясь, чтобы по лицу гости не догадались о ее мыслях. В любом случае злить этих ребят не стоило.

Регуляторы шумно расселись за длинным, деревянным столом. Когда подали еду, оголодавшие парни набросились на нее, как стая голодных койотов. Зал ресторана наполнился громким чавканьем, грубыми голосами, и неприятным смехом. Только у Ричарда Брюера не было настроения. Он равнодушно ковырялся ложкой в своей тарелке.

— Дик, ты чего? — спросил Билли Кид, сидевший напротив него.

— Сам не знаю… Что-то мне тревожно… — ответил Брюер.

— Зря ты, не ешь. Еда действительно вкусно приготовлена, — улыбнулся Билли Кид, уплетая за обе щеки.

— Охотно тебе верю, — грустно усмехнулся Брюер.

Несколько слов о Ричарде Брюере. Двадцатишестилетний на тот момент главарь Регуляторов, родился в штате Вермонт. Его семья переехала в Висконсин, оттуда в 1870 году, после ссоры с возлюбленной Брюер уехал в Нью-Мексико, в округ Линкольн.

В 1876–1877 годах Брюер еле выжил, тяжело переболев оспой. Обзавелся ранчо на Рио-Фелис и начал разводить лошадей. Его соседом был богатый англичанин Джон Танстелл. Перейдя к Танстеллу на работу, Брюер вскоре становится на ранчо, старшим работником, отвечающим за ковбоев, и взятых в наем работников.

В 1878 году, после убийства Танстелла, Ричард Брюер возглавил Регуляторов.

Эндрю Картечь Робертс сделал большую ошибку, когда в этот день приехал в индейскую резервацию на своем муле. Только Робертс об этом пока еще не догадывался.

Среднего роста, коренастый, с мужественным лицом, Эндрю Робертс действительно был крутым парнем. Тихий и скрытный человек, который особо ни с кем не сближался, и предпочитал жизнь одинокого волка. Настоящее имя Робертса было Билл Вильямс. Робертс объяснял, что это был его “псевдоним”, который он, использовал в особо стремных случаях. В те дни “Билл”, или “Билли” были очень распространенные имена.

У него оказалась интересная биография, но Робертс никому, ничего не любил рассказывать о себе. Так только кое-какие слухи доходили до людей.

Будучи южанином, Робертс воевал в Гражданскую войну на стороне северян. Потом стал охотником на буйволов, вместе с легендарным Буффало Билом. Робертс успел повоевать с индейцами. Сам Робертс рассказывал, что был в рядах техасских рейнджеров, но скорей всего он, занимался незаконными делами, и техасские рейнджеры охотились за ним. Это и было той причиной, почему он покинул Техас, и перебрался в округ Линкольн.

В одной из перестрелок Робертс получил заряд картечи в правое плечо. После ранения он, не мог поднять винтовку выше бедра, что впрочем, не особо повлияло на его меткость, и Робертс считался отличным стрелком. Благодаря этой истории с ранением, Эндрю Робертс и получил кличку «Картечь».

В 1876 году Робертс купил скот и небольшой участок земли возле долины Руидосо, недалеко от Линкольна.

В 1877 году вспыхнула скотоводческая война в округе Линкольн. Робертс не хотел участвовать в этой войне. Но ему сказали, что нужно выбирать какую либо сторону. Иначе жить спокойно ему не дадут.

В феврале 1678 года был подло застрелен парнями Долана — Мерфи, богатый фермер Джон Танстелл. Горячий парень, Дик Брюер, собирает, команду, которую называют “Регуляторами”, для поиска тех, кого они считали виновными в убийстве Танстелла.

К убийству Танстелла Картечь Робертс скорей всего не имел никакого отношения. Но, так как Робертс работал на Джеймса Долана, и был другом Мерфи, его автоматически записали в их команду. Картечь Робертса обвинили, что он участвовал в убийстве, которое он не совершал, и объявили за его голову награду.

Парень не в силах доказать свою невиновность, но он понимает, что ему, пора сматываться, иначе его шкуру рано или поздно продырявят.

Робертс быстро продал свое ранчо, и стал ждать чека от покупателя. Платежный чек, который так ждал Робертс, должен был прийти на мельницу Блэйзера, где находилось почтовое отделение. Но чек, по непонятной причине задерживался. Поэтому Эндрю каждый день приходилось ездить на почту.

Вот, и в этот день, 4 апреля 1878 года, Картечь Робертс заметил, что на мельницу Блэйзера направилась повозка, которая так же доставляла почту. Возможно сегодня, ему повезет, и он, наконец, получит долгожданный чек, и смоется из этих краев. Робертс, сунул в седельную кобуру винчестер, вскочил на своего мула, и поехал на почту.

Картечь Робертс, с холма, внимательно оглядел мельницу, и не заметил ничего подозрительного. В этот раз ему не повезло, он, не мог увидеть, стоявших за высоким забором, у ресторана лошадей Регуляторов.

Спустившись с холма, Робертс переправился вброд через речку Рио-Тулароса. Робертс привязал мула перед мельницей, возле почтового отделения. Парень оставил свой ремень с кобурой, на муле, набросив их, на луку седла. Винчестер оставил в седельном чехле, но сам чехол расстегнул.

Увидев Робертса, Джозеф Блэйзер вышел на улицу.

— Док, добрый день, — поздоровался Картечь Робертс. — Увидел вашу повозку, и приехал разузнать про свои дела…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Ричард Брюер, первый командир Регуляторов. Погиб от пули Картечь Робертса.

— Мистер Робертс, для вас, к сожалению ничего нет… Но, хотел бы вас предупредить, что несколько раньше, в ресторан миссис Годфрой, приехали вооруженные всадники. Я подозреваю, что это Регуляторы, с которыми у вас, имеются разногласия… Мистер Робертс, я, не хочу никаких перестрелок, на своей мельнице…

— Док, благодарю вас, за предупреждение. Поверьте, мне не хотелось создавать для вас проблемы… — Картечь Робертс еще раз осмотрелся.

Сердце неприятно екнуло внутри. Робертс на этот раз увидел то, чего не заметил сразу. А увидел он, с десяток винтовок, прислоненных к стене ресторана. Выходит, что он, сам же, влез в ловушку.

— Робертс здесь! — громко закричал кто-то в ресторане.

— Дьявол… — тихо ругнулся Робертс.

Бежать поздно, враги его уже заметили. Три пацана, с любопытством наблюдали за происходящим. Сейчас, когда начнется перестрелка, а Робертс в этом был уверен, мальчишки могли оказаться на линии огня.

— Быстро прячьтесь за угол, и не высовывайтесь! — крикнул пацанам Робертс.

Мальчишки неохотно последовали его совету.

Из ресторана, вышел стройный парень, и направился к Робертсу. Парень расставил руки в стороны, показывая, что он, не имеет при себе оружия. Картечь Робертс узнал своего друга, и соседа по ферме, Фрэнка Коу.

Регуляторы с удовольствием набивали свои желудки едой. Не каждый день можно было так вкусно и сытно поесть. Кроме них в ресторане, из посетителей, никого не было.

— Я, уже на неделю вперед наелся, — довольно улыбнулся Чарли Боудри.

Генри Браун внезапно отставил тарелку, и бросил на стол ложку:

— Провалится мне, сквозь землю. Я не верю своим глазам…

— Ты чего? — удивился Билли Кид.

Браун вскочил, и подошел к окну:

— Вот так удача… Это же Картечь Робертс, один из людей Долана!

Регуляторы оживились, сразу забыв про еду:

— Где? Откуда Робертс, здесь взялся?

— Его надо брать, пока не ушел!

— Да куда он уйдет…

— У нас есть ордер, на арест Эндрю Робертса, — подытожил Чарли Боудри.

Фрэнк Коу вскочил из-за стола, преградил парням дорогу, закричал, обращаясь к Роберту Брюеру:

— Дик, останови парней! Не надо стрелять в Робертса!

— Фрэнк, ты, с ума сошел! У нас не будет другого такого шанса! — возмущались парни, расхватывая пистолеты.

— Я, сам заставлю, его сдаться нам, без стрельбы… Я обещаю, Робертс меня послушает… Вы, не будете стрелять, и Робертс не будет стрелять…

— Фрэнк, не дури! У тебя ничего не выйдет, — засомневался Брюер.

— Дик, позволь я, поговорю. Робертс мой друг. Он послушает меня…

— Хотелось бы мне, тебе поверить.

— Дик, обещаешь, что вы, его не пристрелите? — спросил Фрэнк Коу.

Брюер медлил с ответом.

— Дик, Робертс хорошо стреляет. Так просто он, не сдастся. И наверняка пару парней пристрелит, — продолжал уговаривать Роберта Брюера Фрэнк.

— Да мы, его сами свинцом напичкаем, — горячился Джон Мидлтон. — Картечь и выстрела не успеет сделать, как с ним будет покончено.

— Ладно, попробуй, — неожиданно согласился Брюер. — Иди, поговори с Картечью…

Картечь Робертс, и Фрэнк Коу присели на ступеньках главного дома. Робертс заметно нервничал, он то и дело бросая взгляд в сторону ресторана. Робертс хорошо видел, столпившихся у окна, сильно возбужденных парней, готовых в любой момент выскочить из ресторана, и прикончить его.

— Эндрю, дружище, парни тебя, не выпустят живым, — сообщил Фрэнк Коу.

— Я, знаю… На этот раз вы, меня подловили, — грустно улыбнулся Робертс. — Винить мне некого. Сам не пойму, как я, не заметил ружья, которые вы, оставили на улице, прямо на виду. У меня был шанс смыться, если бы я, вовремя вас заметил… Но я, как идиот, думал только о своем денежном чеке…

— Послушай Эндрю, тебе лучше сдаться, по-хорошему, пока дело не дошло до стрельбы, — Фрэнк заметно волновался, у него даже на лбу выступили капельки пота. — Парни все здесь разнесут вдребезги.

— Скорей всего так и будет…

Фрэнку показалось, что Робертс готов прислушаться к его словам.

— Ребята тебя, просто пристрелят. Это они умеют лучше всего проворачивать… Я, тебе, как друг советую, сдавайся…

— И что дальше? — Робертс пристально посмотрел в глаза друга.

— Я, обещаю, что тебя, пальцем никто не тронет…

— Билли Кид с вами? — спросил Робертс.

— Да, он в ресторане… — немного задержался с ответом Коу.

— Билли убьет меня на месте… Неделю назад, он поклялся это сделать, я, все прекрасно слышал своими ушами. У меня с Билли, произошла небольшая перестрелка. В тот раз я, его подловил в Сан-Патрисио. Билли удалось удрать. Но он, пообещал при первой же возможности убить меня.

Фрэнк Коу слышал про эту историю.

— Уверен, что еще парочка ваших парней готовы при встрече пристрелить меня, без всяких разговоров.


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Фрэнк Коу пытается уговорить сдаться Картечь Робертса.

Художник Боб Бозе Белл.

В небе по-прежнему ярко светило солнце, а рядом весело щебетали птички, но Робертса это уже не радовало. Теперь это для него неважно. В один миг весь мир изменился…

— Брюер пообещал мне, что тебя не тронут…

— Фрэнк, извини, я не верю тебе… — тихо, но твердо сказал Картечь Робертсон.

— Почему? — даже не удивился словам друга Фрэнк Коу.

— Вспомни, что случилось с Биллом Мортоном и Фрэнком Бэйкером… Ребятам обещали честный суд. Когда они поверили вам, и сдали свое оружие, их застрелили при попытке к бегству. Я, не хочу кончить, как они.

— Там совсем другое. Ребята боялись, что приедут люди Долана, и освободят их…

— Другое… Интересно, а что изменилось? Я, слышал, что ваши, на меня сильно злые за убийство Танстелла. Только я, к его смерти не имею никакого отношения.

— Я знаю, и я, верю тебе…

— Фрэнк, к сожалению, только один ты, веришь мне. Все остальные уверены в обратном.

— Эндрю, у тебя нет другого выхода, — Фрэнк Коу рукавом смахнул со лба пот, который скатывался вниз, больно щипая, и без того воспаленные от ветра и пыли глаза.

— Выход есть всегда, — уверенно возразил Картечь Робертсон.

— Нас тринадцать, ты, один, — напомнил о соотношении сторон Фрэнк. — Парни сделают из тебя решето…

— Двенадцать… Ты, Фрэнк, надеюсь, не будешь в меня стрелять?

— Я не буду. Только это ничего для тебя не меняет…

— Меняет, дружище, еще как меняет, — Робертс неожиданно улыбнулся. — Если ты, Фрэнк, останешься в стороне, мои шансы сильно увеличиваются.

Фрэнк Коу посмотрел на друга, и понял, что Робертс уже принял для себя решение. Не зря Робертса называли упрямцем. Если Робертс, что-то хотел сделать, то его уже не отговорить.

— Фрэнк, спасибо тебе. Ты, со своей стороны сделал все, что мог. Но этот разговор ни к чему не приведет. Я, не сдам оружие, — твердо заявил Картечь Робертс.

Из дверей ресторана вышло двое парней. Подхватив, стоявшие у дверей ружья, они двинулись к переговорщикам, охватывая их, с двух сторон.

— Наконец-то началось… А то я думал, что никто так и не решиться выйти из ресторана для серьезного разговора, — попробовал пошутить Робертс.

Картечь Робертс поспешно вскочил на ноги. Он подошел к мулу, и одним движением выхватил винчестер из седельной чехла.

Из ресторана вышел третий человек. Он тоже взял ружье, и направился прямиком к Робертсу и Коу. Это был Чарли Боудри, человек, которого следовало больше всех опасаться.

За переговорщиками, из окон ресторана, с напряжением следило дюжина пар полыхающих яростью и гневом глаз. Коу и Робертс сидели на ступеньках, и оживленно, что-то доказывали друг другу.

— Дик, чего мы, выжидаем? Надо выйти, и разобраться с этим ублюдком! — закричал самый нетерпеливый, Джон Мидлтон.

— Подождем еще самую малость. Картечь от нас никуда не денется, — зло усмехнулся Ричард Брюер. — Может Фрэнк сумеет его уговорить сдаться.

— И затем мы, его сразу прикончим? — Мидлтон с надеждой посмотрел на главаря.

— Будет видно…

— Фрэнк слишком много, как баба болтает языком. У меня глаза устали наблюдать за их переговорами… — заворчал Чарли Боудри.

— Нас тринадцать, он один. Не знаю, на что Картечь надеется… — Мидлтон искал поддержки у остальных парней.

— Картечь, насколько я, слышал, слабаком никогда не был. Он, так просто не сдаст оружие…

У Брюера закончилось терпение:

— Мне это начинает надоедать! Двое парней на улицу!.. Обходите Робертсона с двух сторон. Будем брать его… — приказал Брюер.

На улицу вышли Джон Миддлтон и Джордж Коу.

— Пожалуй, я, поддержу ребят, — сказал Боудри, и вышел из ресторана.

— Чарли, подожди… — Фрэнк Коу встал между Робертсом и Боудри.

— Заткнись Фрэнк, и отвали в сторону! — закричал Боудри, занимая удобную позицию. — Тебе давал шанс уговорить этого глупца, а ты, его не использовал… Теперь настала моя очередь.

Фрэнк Коу неохотно, с виноватым видом отошел в сторону.

— Ну, насчет глупца, я не согласен, — усмехнулся Робертсон, не спуская глаз с Боудри.

— Разговоры кончились. Или ты, Картечь, бросаешь свое ружье, и сдаешься. Или мы, тебя, прямо здесь, пристрелим.

— Есть еще третий вариант. Я, сам, вас, всех здесь положу, — Робертс сказал таким тоном, словно численное преимущество было на его стороне.

— Издеваешься, — глаза Боудри превратились в щелочки бойниц.

Картечь Робертс и Чарли Боудри стояли друг против друга, контролируя любое движение, готовые в любой момент вскинуть винтовки, и открыть огонь. Они были опытными бойцами, которые не раз участвовали в перестрелках.

Боудри много чего слышал о Картечь Робертсе. Если даже половина из услышанного окажется правдой, то этот парень очень опасен. Он настоящий хищник. Хищник, который угодил в ловушку, и от этого стал намного опасней.

Если Чарли Боудри чего и хотел, так это лично захватить Робертсона живьем, или же самому пристрелить его. Сейчас Боудри считал, что сможет справиться с этим парнем, который считал себя очень крутым.

Ситуация в которой оказался Картечь Робертс усложнялась с каждой секундой все больше и больше. Мало того, что ему надо было контролировать Боудри, так еще двое парней заняли удобные позиции, обойдя его с двух сторон. Даже если Робертс свалит Боудри первым удачным выстрелом, то он, сразу оказывается под огнем этих двоих ребят. Брюэр, скорей всего послал в обход самых толковых стрелков. Робертс может здесь, на ступеньках и остаться с пулей в голове.

Робертсону пока удавалось контролировать ситуацию. Интересно, надолго ли? Он, немного успокоился, заметив, что Фрэнк Коу, оказался на линии огня, у одного из стрелков. Парень наверняка не будет стрелять, боясь задеть своего. Коу об этом знает. Спасибо тебе Фрэнк.

В ресторане негромко хлопнула дверь. Ричардсон мельком скосил глаза. Этого следовало ожидать. Регуляторы выходили на улицу, разбирая свои винтовки. События стали развиваться слишком быстро…

— Робертс, не дури. У нас есть ордер на твой арест, — сообщил Чарли Боудри.

— Неужели… Если ты, думал, меня, удивить, то я, тебя разочарую, у тебя, это не получилось, — сказал Картечь Робертс. — Скажи по-честному, это все из-за смерти Танстелла?

— Да, мы, поклялись схватить всех, кто замешан в его убийстве.

— Но я, здесь не причём… Я, Танстелла не убивал.

— Робертс, ты сдавайся. Обещаю, что проведем справедливое расследование, — пообещал Боудри.

— Боудри, ты, сам, веришь в свои слова? Вряд ли. Я не могу, вам доверять…

— Подыми руки, и стой спокойно! — повысил голос Боудри, которому эта пустая болтовня начала надоедать.

— Нет! — закричал в ответ Робертс.

Робертс и Боудри вскинули ружья одновременно. Одновременно раздались два выстрела, сливаясь в один. Оба стрелка попали в цель. Только Картечь Робертс, стреляя в живот противнику, отстрелил Боудри пряжку ремня. Здоровенная пряжка ремня, приняв на себя смертельный удар, спасла Боудри жизнь. Пуля же, рикошетом отскочила от пряжки, и попала в руку, стоявшего сбоку Джорджу Коу, срезав ему большой и указательный палец.

Пуля выпущенная из винтовки Брюэра, безжалостно ударила Робертса в низ живота, и он отступил на несколько шагов назад. В глазах Робертса на миг потемнело. От боли перехватило дыхание. Было такое ощущение, словно мул лягнул его в живот копытом.

— Картечь ранен… Чарли подстрелил мерзавца, — закричал кто-то из Регуляторов.

Казалось, что с Робертсом покончено. Но в следующий миг он, снова вскинул винчестер, и от бедра, /как мы помним, выше поднять винтовку Робертс не мог/, открыл огонь, по приближающимся фигурам, медленно отступая к дверям мельницы.

Регуляторы ответили ожесточенным огнем, пытаясь добить тяжелораненого врага. Стрелки накатывались, рывками перебегая к


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Попытка арестовать Картечь Робертса оказалась неудачной.

Художник Боб Бозе Белл.

мельнице. Пули жужжали вокруг Робертса рассерженными осами, с громкими щелчками вгрызались в деревянную стену дома.

Картечь Робертсу удалось отступить, и спрятаться в углублении двери. Вот здесь Робертс, и показал класс стрельбы из винчестера. Первый кому не повезло, оказался Джон Миддлтон, который получил пулю в грудь. Парень рухнул на землю, обливаясь кровью, и выбывая из игры. Следующим взвыл от боли Док Скерлок, когда пуля выбила у него из руки револьвер. Последний кому досталось, был Билли Кид. Его Робертс легко ранил в руку.

Сам же Робертс оставался, пока неуязвим, хотя в него стреляли со всех сторон.

Крики раненых приостановили наступление остальных парней, заставили их приостановить наступление. Регуляторы уже убедились, что разговоры о меткости Робертса не пустая

болтовня. Теперь они не рвались атаковать Робертса, а предпочитали найти для себя надежное укрытие.

— Не очень Картечь похож на ранененого, — засомневался, прячась за углом дома, Джим Френч.

Чарли Боудри даже обиделся на такие слова:

— Джим, я, попал в него… Я видел, как пуля врезалась в Робертса, и выбила пыль из его пальто…

Тут случилось то, чего следовало ожидать. Нападавшие услышали громкий щелчок, извещающий о том, что в винтовке Робертса кончились патроны.

— Кому-то сильно не везет сегодня, — нервно хохотнул Билли Кид.

Винчестер отозвался громким, равнодушным щелчком. Больше патронов у Робертса, при себе не было. Револьвер с патронами остались на муле, и к ним нет возможности пробиться.

— У нашего героя закончились патроны! — злорадно прокомментировал кто-то из нападавших.

— Пристрелите этого гада! — закричал Джордж Коу, наспех перевязывая окровавленную руку какими-то тряпками.

Регуляторы перестали стрелять. Пару человек вышли из-за укрытий, уже не боясь, получит пулю от загнанного в угол врага. Появилась возможность захватить Картечь Робертса живьем.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Перестрелка Картечь Робертса с Регуляторами.

Художник Боб Бозе Белл.

Робертс опустил бессмысленное теперь ружье. Голова закружилась, это скорей всего от потери крови. Живот отозвался резкой болью, которую он, не замечал во время перестрелки.

Робертс опустил голову, и посмотрел на рану. Из рваной дырки в животе сочилась густая, темная кровь, заливая брюки. Здесь сразу видно, что рана серьёзная. Таких ран у него еще не было…

От стены отделился билли Кид, раненый в руку. Он оказался ближе всех. Кид вгляделся в побледневшее лицо врага, но страха не заметил.

— Робертс, я, обещал тебя прикончить?! Теперь тебе конец! — крикнул Кид.

Билли Кид решил, что он, сам, в силах захватить Робертса, и бросился на него. Но Робертс оказался не тем парнем, которого можно было захватить голыми руками. Уже в последний миг, стоявший спокойно Картечь Робертс, быстро перехватил винтовку, и развернув ее ударил коротким замахом. Приклад винчестера угодил точно в лоб Билли Киду. Голова парня дернулась, шляпа отлетела в сторону. Кид рухнул на землю без сознания, под ноги Робертса.

— Дьявол меня разорви! Картечь прикончил нашего Малыша…

Такого поворота никто не ожидал. Робертс развернулся, и толкнул дверь. Дверь открылась, и Робертс шагнул в помещение.

Громко хлопнула закрываемая дверь. Картечь Робертс скрылся в доме, оставив на земле Билли Кида, который не подавал никаких признаков жизни. Кто-то из Регуляторов запоздало пальнул в закрытую дверь.

— Этот гад, удрал! — в голосе крикуна чувствовалась истерика.

— Никуда Картечь не денется. Мельница окружена, кони под нашим контролем, а сам Робертс тяжело ранен, — вышел из-за угла Ричард Брюэр, с ружьем в руках. — Сейчас выломаем дверь, и возьмем этого упрямца.

Регуляторы приближались к дому, уже чувствуя свою победу над бойцом одиночкой. В этот момент, из окна грохнул выстрел.

— Откуда у Робертса ружье? — неизвестно у кого спросил Стив Стивенс, прыгая за угол дома.

Ввалившись в дом, Робертс задвинул дверной засов. Увидел на кровати матрас, стащил его и забаррикадировал им дверь. Робертс понимал, что эти меры надолго не задержат Регуляторов. Они вышибут дверь, и ворвутся во внутрь. Раненый Робертс не сумеет долго отбиваться винтовкой, словно дубиной…

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Картечь Робертс обороняется в доме.

Художник Боб Бозе Белл.

Пока еще есть время, Робертс решил оглядеть помещение. Любое движение отзывалось острой болью в животе. Такое ощущение, что ему воткнули раскаленный нож в живот, и

там его прокручивают, и расшатывают, из стороны в сторону. Робертс чувствовал, что силы быстро покидают его. Ему захотелось лечь на пол, и так лежать, не двигаясь, чтобы не причинять себе боль. Но Робертс переборол себя, начал осмотр комнаты.

Мужчине снова повезло. На стене весела старая однозарядная винтовка Спрингфилд, которая видимо, принадлежала доктору Блэйзеру. Здесь же на столе коробка с патронами.

— Выходит, мы еще повоюем, — через силу усмехнулся Робертс, смахивая пыль с винтовки. — Ты, не останешься без дела…

Осторожно выглянув в окно, Картечь Робертс увидел приближающихся к дому Регуляторов. Парни считали, что он остался безоружным, а значит беззащитным. Он был для них легкой добычей. Если бы Регуляторы узнали, что у Робертса есть ружье, они бы так спокойно не шли по улице…

Робертс вогнал патрон, вскинул ружье, и, прицелившись в одного из Регуляторов, нажал на курок. Ружье оглушительно рявкнуло. Пуля выбила фонтанчик земли у самих ног одного из нападавших.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Билли Кид. Художник Майкл Шрек.

Одного выстрела хватило, чтобы Регуляторы снова рассеялись по улице, в поисках укрытия. Загремели ответные выстрелы.

— Картечь, сдавайся! Ты, окружён…

Робертс на крики, окруживших дом Регуляторов ответил новым выстрелом.

— Мистер Блэйзер, вы, не могли бы помочь нам… — спросил Ричард Брюер, рассматривая перепуганного собеседника.

Вежливые интонации в голосе вожака Регуляторов насторожили доктора.

— Чем же я, могу вам, помочь? — удивился Джозеф Блейзер.

— Док, переговорите с Робертсом, чтобы он, сдался? Так будет лучше, и для него, и для нас… Возможно вас, он, послушает…

— Нет, нет… Извините меня, но я боюсь, что получу пулю… — отказался Джозеф Блэйзер. — Считаю, что переговоры бессмысленны. Робертс не сдастся…

— Док, не хотелось бы прибегать к крайним мерам. Но поймите меня правильно… Если вы, отказываетесь нам помогать… — лицо Брюера исказилось от злости. — Я, не хочу терять своих людей… Мы, спалим вашу мельницу, вместе с Картечь Робертсом. Мы, поджарим этого ублюдка…

Доктор Блэйзер побледнел еще больше, а губы его задрожали.

— Делайте, что считаете нужным, а я, займусь ранеными… Если вы, не возражаете… — Блейзер старался не смотреть в глаза вожаку Регуляторов.

Брюер развернулся, и пошел к дому, где засел Картечь Робертс.

— С Картечью надо кончать! — крикнул Ричард Брюер, которого уже начала бесить сложившаяся ситуация. — Парни, кто-нибудь, из вас может подстрелить эту сволочь. Или вы, ребята, сегодня стреляете с закрытыми глазами… Лучше цельтесь, черт возьми…

Парни палили по окну, пытаясь достать Робертса. Картечь, засевший в доме, отстреливался редкими выстрелами. Под пули никто не хотел лезть, после того, как увидели, насколько метко стреляет Робертс.

— Откуда у Картечи ружье взялось? — неизвестно, у кого спросил Стив Стивенс.

— Да какая разница откуда… Теперь у него ружье, и Картечь может продырявить любого из нас, пока мы, до него доберемся, — отвечал Генри Браун.

— А вы, его постарайтесь первым пристрелить! — закричал Брюер.

После нового выстрела Робертса вскрикнул Док Скерлок, легкораненый в ногу.

Ричард Брюер, видя, что его бойцы предпочитают просто пулять по окну, тихо выругался. Перестрелка могла затянуться надолго. Кто знает, сколько у Робертса патронов при себе.

— Дик, Картечь серьезно ранен… Он сам сдохнет… — крикнул Генри Браун.

— Генри, когда он, подохнет. Сколько нам, еще ждать?… Может Картечь, и не собирается умирать… Я, сам его достану… — прошипел сквозь зубы Брюеру.

Он стал перебегать, приближаясь к дому. Брюер подыскивал для себя новую, удобную позицию, двигаясь по направлению к пилораме. Вот здесь, за грудой бревен, вроде неплохое место, всего в ста сорока шагах напротив окна, где засел Робертс. Отсюда можно попробовать, пристрелить эту загнанную в угол крысу.

Брюэр примостил винтовку на бревне, и прицелился. Когда в окне появился Робертс, Брюер немного поспешил, нажав на курок. Промах. Пуля влетела в окно, не задев Робертса. Брюер выругался про себя, и поспешно спрятался, опасаясь ответного выстрела. Выстрела не последовало, и Брюер снова занял свою позицию. Долго ждать не пришлось. В окне снова показался Робертс. Вторая пуля ударила в край окна, отколов щепки.

— Везет тебе, Картечь…

Первая пуля пролетела очень близко от головы, и ударила в дальнюю стену, выбив куски самана. Картечь Робертс не обратил внимание.

Пульсирующая боль не отпускала. Из-за потери крови Робертсу хотелось спать. Легче всего закрыть глаза, и отложить винтовку. Но если он, так сделает, уже через несколько минут, Регуляторы выволокут его на улицу, и там с ним разделаются…

Вторая пула впилась в край окна, выдрав из дерева щепки.

— Кто же меня, так невзлюбил, — хмыкнул Робертс, осторожно выглянув из окна.

Робертс увидел белый дымок, после выстрела, который подымался из-за бревен. Все понятно. Вот этот стрелок, который подбирался к нему очень близко. Если он не ошибался, в него стрелял Ричард Брюер, главарь этих подонков.

— Брюер, ты не подумал, что я, могу ответить… — сам с собой разговаривал Робертс.

Картечь Робертс направил тяжелый Спрингфилд по направлению на дым, который уже почти рассеялся над грудой бревен. Палец лег на курок. Робертс постарался унять дрожь в руках, и замер, выжидая, когда Брюер допустит ошибку, и высунется из-за бревен. А то, что Брюер выглянет, в этом Робертс не сомневался.

Теперь загнанная дичь снова стала опасным хищником, готовым разорвать своего преследователя.

— Мне, нельзя промахнуться… Не в этот раз… — тихо сказал Робертс.

Из-за бревен показался враг. Главарь Регуляторов приподнял голову, чтобы посмотреть, что делает Робертс. Брюер пока не подозревал, что он, уже сам находится на мушке. Робертс нажал на курок. Грохот выстрела, и сильный удар в плечо. Боль в животе вспыхнула с новой силой. Робертс успел заметить, как дернулась голова Брюер.

Если он попал, то Робертс не завидовал главарю. Спрингфилд мощная дальнобойная винтовка. Соответственно и пуля под винтовку мощная, размером с палец взрослого мужчины. Пуля легко могла сбить с ног взрослого бизона, а что там говорить про человека.

Брюэр больше не появлялся…

Регуляторы еще пару раз пальнули в ответ, а потом раздались крики. То, что происходило на улице, не понравилось Робертсу. Начались непонятные перемещения. С этими мерзавцами надо держать ухо востро. Возможно, Регуляторы что-то задумали против него.

Зарядив винтовку, Робертс пальнул, в неосторожно высунувшегося, из-за постройки парня. Скорей всего в этот раз промазал…

После выстрела Робертса, Ричард Брюер ткнулся головой в бревно.

— Дик, ты, в порядке? — крикнул Фрэнк Мак-Наб.

Брюер не ответил, он, даже не пошевелился. Фрэнк Мак-Наб метнулся к главарю, и потянул Брюера за плечо. Одного только взгляда было достаточно, чтобы понять, что с Брюером все кончено. Пуля, выпущенная Картечь Робертсом, попала Брюеру точно в левый глаз. На выходе из головы, мощная пуля разворотила половину затылка.

— Бог ты мой… — испуганно прошептал Мак-Наб, пораженный увиденным.

— Фрэнк, что с Диком? — спросил Джим Френч.

— Робертс попал Дику прямо в глаз…

— Не может этого быть, — не поверил Френч.

— Дику пол головы снесло. А ты говоришь, что не может этого быть…

— Неужели я, самого Брюера достал! — крикнул из забаррикадированного здания Картечь Робертс. — Черт побери, я таки достал самого Брюера. Я, ведь обещал, что он нарвется. Я убил его! Я убил этого сучьего сына! Где там мой дружок Билли? Почему я, его не вижу среди вас? Он очухался после встречи с моим прикладом, или я, отбил ему голову? Если Билли живой, пусть выглянет, я для него тоже пулю приготовил…

— Заткнись, сука! — закричал Стив Стивенс.

Раздалось еще несколько выстрелов со стороны Регуляторов. Картечь Робертс в ответ только рассмеялся, и пальнул в ответ.

— Парни, нам надо сматываться отсюда! — не выдержали нервы у Дока Скерлока. — Или Картечь нас, всех здесь положит!

— А как же Дик? — удивился Фрэнк Мак-Наб.

— К дьяволу Дика. Дик уже мертв, и ему ничем не поможешь. Надо свои шкуры спасать, — Стивенс стал отползать к лошадям. — Вы, как хотите, а я, сваливаю…

Стивенса поддержало еще несколько человек. Больше никто уже не стрелял по Робертсу.

Билли Кид очнулся, и еще плохо соображал, что происходит:

— Что с моей головой? Боже, как она болит…

— Это тебя Картечь прикладом приложил… Главное, голова на месте, — сказал Стивенс. — Билли, мы уходим…

— А где Картечь? Вы, его пристрелили? — Билли Кид руками поддерживал голову, и морщился от боли.

— Нет, не пристрелили… Картечь засел в доме и отстреливается…

Билли Кид потянулся за своим ружьем.

— Билли, успокойся… Картечь, убил Брюера… И ранил половину наших парней… Джон Миддлтон, пулю в грудь получил. Не поймешь, то ли он живой, то ли скончался…

— Робертса надо добивать… — упорствовал Кид.

— Он, нас быстрей добьет…

— Оставьте, ему все равно конец… Робертс не выживет, сам подохнет, без нашей помощи… — сказал Чарли Боудри.

Билли Кид попытался встать на ноги, но у него закружилась голова, и он снова повалился на землю. Двое парней подхватили Кида за руки, и потащили к лошадям.

Регуляторы отступили, подобрав своих раненых товарищей.

На поле боя остались десятки пустых гильз, и труп убитого Ричарда Брюера.

Стрельба стихла, Регуляторы исчезли, но Робертс держался настороженно, опасался какой-нибудь хитрости от врага.

Из-за здания вышел мужчина, и Робертс сразу взял его на мушку.

— Мистер Робертс, не стреляйте! Мистер Робертс, это я, Джозеф Блэйзер! — доктор отчаянно размахивал белой тряпкой, осторожно приближаясь к дому. — Регуляторы ушли… Не стреляйте!

— Док, не бойтесь, подходите… — крикнул Робертс. — Они, правда, ушли?

— Да, сели на лошадей, и удрали… Только вашего мула с собой прихватили…

— Жаль, там у меня остался неплохой револьвер, к которому я, привык… Док, вы, не против, что я, воспользовался вашим ружьем? Оно, меня, сильно выручило…

Джозеф Блэйзер в это время подсел к Робертсу:

— Мистер Робертс, давайте я, осмотрю вашу рану.

— Да, конечно…

Картечь Робертс лег на спину, не выпуская из рук ружье. Только теперь ощутил, насколько сильно он устал.

— Док, я знаю, что рана у меня тяжелая. Хотелось бы знать насколько…

Блэйзер склонился над раненым, внимательно изучая рану. Рана доктору сразу не понравилась. Пуля, попав в живот, разворотила внутренности. Здесь никакая современная медицина не в силах помочь раненому. Доктор видел, что Робертс не выживет. Он умрет, не сразу, а смерть будет медленной и мучительной.

— Робертс, мне, нечем вас обрадовать… С таким ранением вам, не выжить… Извините…

Картечь Робертс остался внешне спокоен, разве только его губы немного дрогнули.

Док Джозеф Блэйзер помог раненому перейти в здание, где и оказал ему посильную медицинскую помощь.

Эндрю Робертс умер на следующий день, через 36 часов. По иронии судьбы, два бывших врага, Картечь Робертс и Ричард Брюэр, были похоронены бок о бок, на небольшом кладбище Блэйзера, в Мескалеро, Нью-Мексико, недалеко от того места, где произошла перестрелка.

Регуляторы вернулись в свою штаб-квартиру, в Сан-Патрисио, где стали зализывать свои раны. Билли Кид приобрел карболовую кислоту, для Джорджа Коу, чтобы окунуть в кислоту разбитую руку, и прижечь рану.

Регуляторы так же решили выбрать нового главаря. Им стал Фрэнк Мак-Наб.

ДАЛЛАС СТУДЕНМАЙР, МАРШАЛ ДЛЯ ЭЛЬ-ПАСО


Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Даллас Студенмайр.

1881–1882 гг.

НЕМНОГО ИЗ ИСТОРИИ ЭЛЬ-ПАСО.

В 1881 году пограничный городок Эль-Пасо, штат Техас, переживал период бурного развития. Три главные железные дороги: Южно-Тихоокеанская, Техасско-Тихоокеанская и AT&SF, встретились в городе, принося туда игроков, шулеров, стрелков и проституток. Путешественники, передвигающиеся по железной дороге, имели возможность сделать остановку в Эль-Пасо, прежде чем продолжать рискованное путешествие в Калифорнию, по земле апачей.

В ожидании удачи, в Эль-Пасо стекались бесчисленные спекулянты и сомнительные предприниматели. Город становится торговым центром и одновременно настоящим раем для воров, убийц. Преступники из Мексики и Америки, бежавшие от закона, смело оседали в Эль-Пасо, не опасаясь, что рука закона дотянется до них.

Ближайший офис шерифа располагался в пятнадцати милях от города. Это полдня езды на лошадях. Форт Блисс находился ближе, но армия, прежде всего, защищала поселенцев от нападений воинственных индейцев. Проблемы с индейцами, которые не решались во время Гражданской войны, теперь передали под контроль армии и рейнджеров.

В Эль-Пасо, прямо в центре города, располагалась штаб-квартира пограничного батальона техасских рейнджеров. Но сами рейнджеры показывались в городе не часто. По окончанию Гражданской войны, техасских рейнджеров сильно сократили. Всего сорок опытных ветеранов-рейнджеров пытались перекрыть неспокойную границу с Мексикой, которая протянулась на 1250 миль.

Только благодаря капитану рейнджеров Джорджу Бейлору, преступникам не удалось сделать из Эль-Пасо свою штаб квартиру. Несмотря на свою малочисленность, рейнджеры сильно потрепали в Техасе бандитов, убийц и скотокрадов. Преступников потеснили к Мексиканской границе, где они, чувствовали себя довольно вольготно. Густая растительность на берегах Рио-Гранде была идеальным убежищем для бандитов. Здесь же были непроходимые болота, через которым могли провести только опытные проводники.

3 июля 1880 года в Эль-Пасо прошли новые выборы городской администрации. В должность мэра вступил человек по имени Соломон Шультц. Шультц, вместе с членами городского совета, пытался решить вопрос по соблюдению законности и правопорядка

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Эль-Пасо в 1880 году.

в Эль-Пасо. На тот момент город был отдаленным, и в нем царило беззаконие.

В Эль-Пасо не знали, что надо делать с бандами бродяг, игроков, грабителей, воров и убийц, которые буквально терроризировали город.

В июле 1880 года город выбирает Джона Тэйса, на место городского маршала. У Тэйса была плохая репутация. Поговаривали, что он, сдал всю свою команду во время Соляной войны в Эль-Пасо[18]. Но, так поговаривали тихо и соблюдая осторожность. Предательство Тэйса ни подтвердить, ни опровергнуть никто не мог, на тот момент не осталось в живых ни одного свидетеля.

Довольно темная история. 12 декабря 1877 года, в Сан-Элизарио возвращаемся отряд техасских рейнджеров, в количестве 20 человек, под командой Джона Тэйса. Тэйс на самом деле имел специальность горного инженера, а профессиональным военным никогда не был.

Отряд в городе попадает в засаду. Рейнджеры, отстреливаясь, находят убежище в церкви. После двухдневной осады Тэйс соглашается сдаться. Это был единственный случай, за всю историю техасских рейнджеров, когда сдался целый отряд. Мятежники сразу казнили; сержанта рейнджера Джона Мак Брайда, торговца, бывшего лейтенанта полиции Джона Аткинсона, и Чарлза Говарда, окружного судью, который претендовал на соляные озера. Тела несчастных жестоко изуродовали и бросили в колодец. Рейнджеров разоружили и выгнали из города.

Заняв место шерифа, Тэйс назначает Джона Вудса, в качестве своего помощника. Одной из обязанностей помощника маршала было держать улицы в хорошем состоянии. Для этого Тэйс и Вудс использовали дармовую рабочую силу, а именно преступников, которые сидели в городской тюрьме. Частенько тюрьма пустовала, из-за этого улицы города не ремонтировались. Как-то образовалась на улице большая дыра. Тэйс и его помощник решили эту проблему путем засыпания ямы мусором, что являлось недопустимыми действиями. Разгорелся скандал, и блюстители закона были уволены с должности.

Спустя всего два месяца, место Тэйса занял А.И. Стивенс. Бывший помощник маршала стал его преемником. Заместителем у Стивенса был Билл Джонсон. Стивенс должность городского маршала одновременно совмещал с работой налоговым экспертом и оценщиком. Это оказалось для него роковой ошибкой. Уже 26 ноября Стивенс был уволен с работы.

Он, был снят с должности по причине:

«…пренебрежение к работе и неисполнение обязанностей».

В те времена, в Эль-Пасо, маршал зарплату не получал. Он получал свой процент от штрафов пьяниц и других нарушителей спокойствия. Мэр города Соломон Шультц, председательствовал на суде и назначал штраф, за совершенное правонарушение. Обычно вина нарушителя составляла три доллара. Один доллар получал мэр, второй доставался шерифу, а третий шел в городскую казну. При таком суде, очень редко кого из задержанных признавали невиновным.

Если же происходило настоящее убийство, ограбление, или другое какое-нибудь преступление, то бандит уже не мог рассчитывать отделаться штрафом. Маршалу тоже ничего не платили за такое задержание преступника.

Чтобы заработать себе денег, Стивенс вынужден был, постоянно кого-то арестовывать.

Маршал и его помощник, так же собирали взносы с шарлатанов врачей и кассиров. Хороший доход приносили проститутки, платившие за лицензию целых 10 долларов в месяц.

1 декабря место маршала занимает Джордж Кэмпбелл. Некоторое время он работал, не получая свою зарплату, но Кэмбеллу это быстро надоедает. Маршал обращается к городской администрации и ставит вопрос о регулярной заработной плате. Городской совет отказал Кэмпбеллу в категоричной форме, заявив, что они не имеют на это средств.

Городская администрация, чтобы пополнить свои фонды, дает разрешения на собачьи бои, на борьбу между медведями с

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Капитан техасских рейнджеров Джордж Бейлор.

быками, или горные львы сражаются против собак. Такие бои были очень популярны в Эль-Пасо.

Отрицательный ответ взбесил Кэмпбелла, он вступает в спор и даже угрожает уважаемым людям. Но городской совет снимает Кэмбелла с должности маршала. С таким решением не

согласны друзья Кэмпбелла, братья Мэннинг, которых подозревают в воровстве крупного рогатого скота. Они же являлись владельцами салунов и театра. Братья Мэннинг попытались восстановить Кэмпбелла на должности городского маршала. Их люди ворвались в Эль-Пасо, стреляя из револьверов по домам. Кто-то даже оставил на память о себе, огромную дыру в дверях дома мэра, прострелив ее насквозь.

Кэмпбелл, человек, который должен был сохранять спокойствие в городе, в это время сидел в салоне и пил всю ночь напролет, равнодушный к происходящему беспределу. Он, скорей всего надеялся, что мэр Шультц и городской совет испугаются, и прибегут к нему, с предложением о ежемесячной заработной плате, которая его бы устроила.

Первая часть плана удалась, мэр и городской совет испугались очень сильно. Но вторая часть плана забуксовала. Мэр послал гонца, только не к Кэмпбеллу, а за помощью к техасским рейнджерам. На следующий день в город въехали; сержант Джеймс Джиллет, капрал Ллойд и еще четверо рейнджеров. Менее чем за час порядок в городе был восстановлен. На арест маршала Кэмпбелла был выписан ордер, в котором его обвиняли в покушении на убийство. Кэмпбеллу не оставалось ничего другого, как срочно сматываться из Эль-Пасо.

16 января, к присяге был приведен, в качестве маршала Эд Копланд, с заработной платой, в размере 50 долларов в месяц. Помощнику шерифа определили 40 долларов. Но и Копланд задержался в Эль-Пасо ненадолго.

Пятым городским маршалом вновь стал Билл Джонсон. Значок маршала достался городскому пьянице, потому что только он, был единственным человеком, который не побоялся на тот момент занять эту должность в неспокойном Эль-Пасо.

НОВЫЙ МАРШАЛ ДЛЯ ЭЛЬ-ПАСО.

Мэр города, Соломон Шультц, крепкий мужчина, лет шестидесяти, нервно барабанил пухленькими пальцами по столу. Оглядев собравшийся в офисе городской совет, громко сказал:

— Джентльмены, нам, сегодня, необходимо решить один, очень важный вопрос. Мне кажется, что нашему городу нужен новый городской маршал…

— Как же так! Мы, только недавно переизбирали городского маршала, — возмутился местный бизнесмен Уилльям Миллс. — Шультц, чем вас, не устраивает Билл Джонсон?

— Пьет…

— Ну и что из этого, все пьют, — парировал настырный Миллс.

— Джонсон от других, тем и отличается, что он, является городским маршалом, — по всему было видно, что Шультц не собирался уступать. — Это очень плохо сказывается на его работе. Боюсь, что если в городе дойдет до разрешения конфликтной ситуации, наш доблестный маршал, не справится с ней…

— Это почему? — спросил Миллс.

— Во-первых, он, вообще может не заметить, если произойдет ситуация, которая потребует вмешательство маршала… А во-вторых, вы видели, как у него сильно дрожат руки?… Нет? А я, видел, — Шультц хищно раздул ноздри, словно принюхиваясь к чему-то. — Могу поспорить, что Джонсон, с пяти шагов не попадет из своего револьвера в спокойно стоящую перед ним лошадь… Или хуже того, он подстрелит невинного человека.

— Я, согласен с мэром, — вмешался Стэнли Каммингс. — Наш маршал, непозволительно много пьет.

Каммингс не являлся членом городского совета, но был в городе уважаемым человеком. Он владел самым известным в Эль-Пасо рестораном «Глоуб».

— Но позвольте! — Миллс тоже не собирался сдаваться. — Если мы, поменяем маршала… Это уже будет шестой маршал, за последние восемь месяцев. Не часто ли мы, меняем в Эль-Пасо городских маршалов.

— Ничего не поделаешь. Здесь очень тяжелый климат для маршалов, — холодно улыбнулся Каммингс, было непонятно он, так шутит, или констатирует жизненный факт.

— Допустим… Я, пока только сказал, допустим… Мы, откажемся от услуг Джонсона и наймем нового маршала, — Миллс скривил свое лицо, и сразу стал похож на великовозрастного шалопая. — Кто сможет поручиться, что новый маршал, воздержится от пьянства?

— Само собой, за это, никто вам, не поручиться, — вынужден был согласиться Шультц. — На этот раз нашему городу нужен человек не местный, а чужак, со стороны…

— Почему человек со стороны? — спросил еще кто-то из городского совета.

— У нас, было время убедиться, что большинство наших, местных, заняв пост маршала, начинают прокручивать за спиной городского совета свои темные делишки, набивая собственные карманы.

С этим доводом все согласились.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Маршал Эль-Пасо, Даллас Студенмайр.

Художник Лиа Маккарти.

— И еще… Нашему городу необходим человек, от одного имени которого пропадало желание устраивать в городе драки и перестрелки. Нужен человек с репутацией крутого парня, и отличного стрелка… — похоже, Шультц высказывал городскому совету уже давно обдуманную мысль.

И снова вмешался неуемный Миллс. На этот раз он, громко расхохотался, совершенно не на кого не обращая внимание. Лицо торгаша приняло буряковый оттенок, а из глаз даже выкатились крупные слезинки.

— Мистер Миллс, что же я, такого смешного сказал? — поинтересовался мер города, обескураженный смехом оппонента.

Миллс не спешил с ответом. Он вытянул мятый перемятый платок и вначале вытер с гладковыбритых щек слезинки и только после этого ответил:

— Мистер Шультц, судя по вашим запросам, новым маршалом, нам в город нужен Дикий Билл[19]… Возможно вы, не знаете, но этот легендарный стрелок, уже пять лет как погиб.

— Благодарю вас, мистер Миллс, что просветили городской совет относительно смерти Дикого Билла. Но за пять лет, даже в такую дыру, каким был в свое время Эль-Пасо, сюда успевают докатиться все новости… — Шультц с нескрываемым раздражением

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

На фото: Маршал Эль-Пасо Даллас Студенмайр (в центре) с друзями.

посмотрел в сторону Уильяма Миллса. — Но я, не Дикого Билла имел в виду.

— А кого же? — Миллс, с кривой ухмылкой выдержал испепеляющий взгляд мэра. — Кто, в Техасе, на сей момент является крутым парнем?

В комнате повисла тишина.

— Джентльмены! Если позволите, я, могу предложить одну кандидатуру, — первым нарушил тишину Стэнли Каммингс.

Все члены городского совета, как по команде, повернули головы к Каммингсу.

— Давайте, предлагайте, — сказал Шультц.

— Опытный ветеран, бывший техасский рейнджер, Даллас Студенмайр. Да, кстати, у Студенмайра есть кое какой опыт. Пару лет назад он, работал маршалом в Сокорро.

Что сказать, имя названного человека произвело на городской совет должное впечатление. Даже неугомонный Миллс застыл с полуоткрытым ртом.

— Знавал я, одного техасского рейнджера, с таким именем… — сказал один из членов городского совета. — Если это тот парень, про которого я думаю, то он, действительно крутой стрелок, здесь ничего не скажешь… Но, у него очень скверный характер… Джентльмены, с новым маршалом не хотелось бы повторять прошлые ошибки…

— На что это вы, намекаете? — спросил Шультц.

— Я намекаю на бывшего маршала Джорджа Кэмпбелла.

Да-а, что не говори, а про Джорджа Кэмпбелла еще долго будут помнить в Эль-Пасо. В свое время Кэмпбелл много шума наделал, и в прямом, и в переносном смысле. Пытаясь увеличить себе зарплату маршал, при помощи своих дружков захватил весь город, при этом, напугав до смерти горожан. Такое трудно забыть… Соломон Шультц нервно дернул плечами.

— Осталось, только уговорить Стауденмайра на должность городского маршала… Согласится ли он приехать к нам? Жесткая репутация Эль-Пасо вполне подходит к репутации Студенмайра.

— В Эль-Пасо надо наконец навести порядок, — заверил Шультц. — Мы, пообещаем Студенмайру солидную зарплату,

— Я слышал, что Студенмайр искал работу, — сказал Каммингс. — Думаю, что он, согласится на наше предложение.

— Как вы, Каммингс, найдете Студенмайра? — поинтересовался мэр.

— Нет ничего проще… Кроме того я, шурин этого крутого парня, Далласа Студенмайра, — улыбнулся Каммингс.

СТЭНЛИ КАММИНГС.

Как я, уже упомянул выше, Каммингс открыл в Эль-Пасо лучший ресторан в городе. Ресторан назывался; «Глоуб»[20], поскольку подаваемая в нем еда была импортирована со всего мира. Реклама ресторана хвастливо заявляла:

«Никакой пыли и мух».

Надо признать, благодаря Каммингсу, в то время удалось добиться невозможного достижения по обслуживанию. Изысканная кухня производила впечатление на тех, кто хоть раз посещал ресторан «Глоуб».

Никто точно не знал, откуда приехал Док Каммингс в Эль-Пасо. Одни говорили, что из Каролины, другие утверждали, что из Алабамы. Никому не известно, где и когда родился Каммингс, записи насчет этого отсутствуют.

В 1874 году Стэн женился на сестре Далласа Студенмайра. В то время Каммингс с семьей путешествовали по юго-западу, пока в 1881 году он, с женой и маленькой дочкой, наконец, не остановились в Эль-Пасо. Здесь Стэнли, открывает свой ресторан.

Дела у Каммингса шли хорошо. Если что и беспокоило Стэна, то это только братья Мэннинг, конкуренты и владельцы городских салунов. Хотя до прямой конфронтации с ними пока не доходило, но Каммингс нуждался в поддержке. Наконец выпал чудесный повод, заиметь своего родственника на место городского маршала.

При помощи Студенмайра Каммингс собирался значительно улучшить свои дела.

ДАЛЛАС СТУДЕНМАЙР, ЗНАКОМСТВО С НАШИМ ГЕРОЕМ.

Даллас Студенмайр родился 11 декабря 1845 в Аберфойле, штат Алабама, в семье немецких эмигрантов, он был одним из девяти детей Льюиса и Элизабет Студенмайр.

Когда в США началась Гражданская война, Даллас пошел добровольцем в армию Конфедерации, хотя ему было 15 лет. Из-за высокого роста Даллас выглядел старше, но позже, офицеры узнали о его возрасте, и парня отправили домой. Даллас был упертым парнем и очень хотел воевать, он, еще дважды вербовался в армию. В конце концов, его принимают на службу рядовым, в 45-й Алабамский пехотный полк, под командованием генерала Патрика Клеберна. Даллас храбро сражается, он, имеет многочисленные ранения. Две пули так и остались в его теле до конца жизни.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Мэр Эль-Пасо Соломон Шультц.

После окончания Гражданской войны Студенмайр направился на запад и в 1867 году обосновался в Коламбас-Каунти, штат Техас, недалеко от Хьюстона. Говорили, что здесь Даллас, в местных разборках застрелил несколько человек.

Стройный, высокий, при росте в шесть футов и четыре дюйма, (1,94 м), Даллас очень нравился женщинам. Дамы восхищались его манерой, элегантно одеваться. Но он, оставался джентльменом, до тех пор, пока не напивался. Пьяным Даллас становился очень вспыльчивым и невероятно опасным.

Студенмайр постоянно тренировался в стрельбе из револьверов. Вскоре он, одинаково метко стрелял с двух рук. Даллас носил два револьвера, что обычно не характерно для ганфайтеров.

В течение нескольких лет он, перепробовал множество профессий, был овцеводом, мастером по ремонту колес и повозок, владельцем магазина, плотником.

Через некоторое время, в 1874 г оду он вступил в ряды техасских рейнджеров и служил вторым сержантом в роте B, капитана Дж. Р. Уоллера, в течение, трех лет. Впоследствии, он какое-то время провел в Техасской Кастрюльной Рукоятке[21]. При этом Студенмайр постоянно влипал в какие-то истории и передряги.

В 1876 г. в прериях техасского графства Колорадо Даллас столкнулся с давним недругом. Мужчины спешились на некотором расстоянии друг от друга, и после обмена оскорблениями выхватили револьверы. Несколько выстрелов прошли мимо, и противники сошлись ближе. С этого расстояния Студенмайру удалось смертельно ранить своего врага, после чего он, хладнокровно наблюдал, как тот умирает.

В следующем году в Аллейтоне, во время большой вечеринки стал участником ссоры, закончившейся перестрелкой. Он ранил нескольких противников, но и сам получил ранение. Его схватили, связали и поместили под охрану. Когда охранник уснул, Студенмайр освободился, забрал свое оружие и сбежал.

В 1878 г. в окрестностях Аллейтона вместе с друзьями участвовал в перестрелке с группой ковбоев с ранчо братьев Спаркс. Обе группы заявили права на одно и то же стадо, в результате один из Спарксов получил серьезное ранение, а два их ковбоя были убиты. Затем, Студенмайр двинулся на север Нью-Мексико, где устроился маршалом в городе Сокорро, штат Нью-Мексико.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО НЕВОЗМОЖНО ОТКАЗАТЬСЯ.

Стэнли Каммингсу не составило труда найти в городе Студенмайра. В гостинице сразу назвали номер, в котором остановился Даллас. Хозяин замялся, и добавил уже значительно тише, так, чтобы один Каммингс его услышал:

— Только мистер Студенмайр, в своем номере не один…

— Я, не удивлен, но за предупреждение, спасибо, — усмехнулся Каммингс.

На настойчивый стук в дверь, долго никто не открывал. Прислушавшись, Каммингс услышал недовольное бормотание Студенмайра. Когда дверь приоткрылась, первое что увидел Каммингс, это холодно блеснувший ствол револьвера, направленный ему прямо в лоб.

— Стэнли, какого дьявола, — недовольно проворчал Студенмайр, опуская руку с револьвером. — Зачем ты, приперся в такую рань…

— И я, Даллас, рад тебя видеть!.. Извини дружище. На самом деле уже перевалило далеко за полдень и… И мне надоело одному напиваться в баре, — сказал Каммингс.

— Давно ты, там напиваешься?

— Наверное, часа два… Мне, не хотелось тебя, слишком рано поднимать с постели, когда там отдыхает такая роскошная леди…

Даллас усмехнулся и оглянулся назад. На кровати, с кошачьей грациозностью потягивалась очень красивая девица, разметав огненно рыжие волосы по подушке.

— Даллас, у тебя всегда был хороший вкус…

— Я, считаю, что виски и женщины должны быть самого высшего сорта.

— Согласен с тобой.

— Стэнли, тогда дай мне десять минут… Встретимся в баре…

Через десять минут Студенмайр присоединился к Каммингсу. Гладко выбритый, модно одетый, с двумя пистолетами на поясе.

— Если честно, то я, удивлен, увидев тебя здесь… — сказал Студенмайр, наливая в свой стакан виски.

— Даллас, я слышал, что ты, искал работу, — сразу перешел к делу Каммингс.

— Предупреждаю, если тебе нужен плотник, то я, сразу говорю, нет!

Каммингс громко рассмеялся:

— Нет, Даллас. В Эль-Пасо нужен новый маршал.

— Стэн, я могу и ошибаться, но в город, недавно взяли нового маршала. Неужели его так быстро пристрелили?

— В Эль-Пасо маршалов не убивают, но они в городе долго не задерживаются… Наш маршал живой, но от него мало толку…

— Это уже интересно… Я, тебя, внимательно слушаю.

Каммингс рассказал Студенмайру о сложившейся в городе ситуации.

— Пять маршалов сменилось в городе за восемь месяцев, — усмехнулся Даллас. — Не многовато ли?

— Что поделаешь, маршалы в нашем городе не приживаются.

— Наслышан, что у Эль-Пасо плохая репутация… Стэн, я, слишком хорошо тебя знаю, — Студенмайр повернулся к шурину и посмотрел на него в упор. — Мне кажется, что ты, кое-что отложил на десерт. Или я, не прав?

— Даллас, тебя не проведешь, — вынужден был согласиться Каммингс.

— Тогда, смело все выкладывай.

— Братья Мэннинг. Ты, слышал про них?

— А что, должен? — удивился Студенмайр. — Стэн, тебя эти братья беспокоят?

— Пока нет… Но я, думаю, что скоро придется с ними столкнуться…

— Братья Мэннинг… Сколько этих братьев?

— Трое…

— Трое?

— Да, трое. Но, на их стороне городской маршал Джонсон… И еще рядом с Эль-Пасо болтается бывший маршал Кэмпбелл… Все они вместе, одна компания.

— Стэн, ты, меня заинтриговал.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Так выглядел Эль-Пасо, когда в нем был маршалом Даллас Студенмайр.

— Даллас, вряд ли тебя, это остановит, — хитро улыбнулся Стэнли Каммингс. — Или я, не прав?

— Что платят за должность маршала?

— Последний маршал получает 50 долларов в месяц…

— Не густо. Знаю, что некоторые законники получают по 80, или даже по 100 долларов в месяц…

— И где это так платят?

— Неважно где… Я, приму твое предложение, стану маршалом в Эль-Пасо.

— Отлично. Я, и не сомневался в твоем решении, — облегченно вздохнул Стэнли Каммингс.

СМЕНА ВЛАСТИ ПУТЕМ ХОРОШЕГО ВСТРЯХИВАНИЯ ПЬЯНОГО МАРШАЛА.

В понедельник, 11 апреля 1881 года, Даллас Студенмайр приехал в Эль-Пасо на поезде. Стройный, высокий мужчина, ростом почти под два метра. Большелобый, с длинным, тонким носом, густыми усами, квадратной челюстью и с зелеными холодными глазами. Студенмайр производил впечатление решительного мужчины, с которым было опасно шутить, и который мог убить без колебаний любого, кто ему не понравится.

Оглядевшись по сторонам он, направился к офису городской администрации.

— Я, Даллас Студенмайр. Слышал, что вам нужен новый маршал? — спросил Даллас, заходя в кабинет мэра.

— Да, нам нужен маршал, который сумел бы, наконец, навести на улицах нашего города порядок! — Шультц оценивающим взглядом осмотрел нового претендента и Студенмайр произвел не него впечатление. — Я, мэр Эль-Пасо, Соломон Шультц… Мы, вас, ждали, мистер Студенмайр.

— Я, смогу это сделать, — уверенно пообещал Студенмайр. — Сэр, позвольте задать вам, один вопрос. Насколько я, понял, в городе находится человек, который пока еще выполняет обязанности маршала.

— Да, это Билл Джонсон. Городской совет хочет освободить его от должности маршала за постоянные пьянки, — сообщил Шультц.

— А Джонсон об этом уже знает?

Шультц замялся и растерянно развел руки:

— Нет, о своем решении мы, ему еще не говорили. Боюсь, что…

— Я, сам передам этому парню, что он, с сегодняшнего дня больше не выполняет обязанности городского маршала. Вы. не возражаете?

— Но, Джонсон может… Он, может не согласиться с вами… Джонсон хотя сильно пьет, но он, крутой парень… Хочу предупредить, что у вас, могут возникнуть большие проблемы…

— Меня, это, меньше всего волнует, — холодно улыбнулся Студенмайр.

— Но как же?

— Поверьте, я, умею убеждать людей… Даже самых упрямых и тупых.

Шультц выложил на стол оловянную значок городского маршала:

— Мистер Студенмайр, произнесите за мной клятву и можете приступать к работе, — немного напыщенно сказал Соломон Шультц.

В этот момент в комнату зашло еще несколько человек. Члены городского совета каким-то образом узнали о прибытии в город человека, который собирался стать городским маршалом. Они, с любопытством рассматривали высокого, красивого мужчину с мужественным лицом, на груди которого матово отсвечивал значок маршала.

— Джентльмены, это наш, новый маршал… — сообщил мэр Шультц.

— Где может сейчас находиться Джонсон? — спросил Студенмайр.

— Билл, все свое время проводит в салуне, который принадлежит братьям Мэннинг, — подсказал кто-то из городского совета.

— Я думаю, мне не составит труда разыскать Джонсона, — Даллас решительно направился к дверям.

— Да, мистер Студенмайр, еще один вопрос вам, необходимо решить с Джонсоном, — остановил нового маршала мэр Шультц. — У Джонсона находятся ключи от городской тюрьмы. Их надо забрать…

— Я, решу этот вопрос…

Даллас Студенмайр вышел из офиса мэра, и спросил у проходившего мимо пожилого мужчины, где находится салун братьев Мэннинг. Мужчина указал нужное направление.

Студенмайр направился по улице, к салуну. Горожане останавливались, заметив на груди красивого незнакомца значок маршала. Особенно новый законник понравился женской половине Эль-Пасо, у которой при виде Далласа вспыхивал румянец на щеках.

Из здания городской администрации, следом за Студенмайром вышли на улицу все члены городского совета, во главе с мэром. Им, всем было интересно, как новый маршал справится с первым своим заданием.

Студенмайр цепким взглядом осматривал всех мужчин, которые ему попадались на пути.

Далласу повезло, из салуна на улицу выходил тот, кого он разыскивал. Джонсон, в хорошем подпитии, сам с собой разговаривая, поплелся по улице. Уткнувшись в человека, который перегораживал ему дорогу, Джонсон вынужден был остановиться. Подняв тяжелую от похмелья голову, Билл попытался сфокусировать свой мутный взгляд на неожиданном препятствии.

— Отвали приятель в сторону, пока я, тебя, не взгрел, — прохрипел Джонсон, пытаясь пройти.

— Билл Джонсон? — спросил незнакомец, заметив на груди мужчины маршальский значок.

— Он самый… Только откуда ты, меня знаешь? — Джонсону все же удалось рассмотреть мужчину, стоявшего у него на дороге. — Странно, ты, меня знаешь, а я, тебя вижу впервые…

— Я, Даллас Студенмайр, новый городской маршал Эль-Пасо, — сообщил незнакомец.

Теперь Джонсон разглядел на груди незнакомца маршальский значок, точно такой же, какой красовался и у него на груди.

— А я, тогда кто? — спросил Джонсон.

Студенмайр презрительно скривил губы:

— Джонсон, ты всего лишь жалкий пьяница! Мне кажется, что ты, сам об этом прекрасно знаешь…

— То, что я, пьяница, с этим я, не могу согласиться… — Джонсон покрутил головой.

— Мне, нужны ключи от тюрьмы!

— Ключи, какие еще ключи? Что за бред, у меня нет ключей от тюрьмы, — отмахнулся Джонсон. — Кто тебе сказал, что ключи от тюрьмы у меня?

— Мэр города, Соломон Шультц.

— И ты, поверил этому, выжившему из ума старому болвану? — Джонсон захихикал.

— Джонсон, или ты, возвращаешь ключи, или я, сам, отберу их, у тебя. Выбор за тобой! — повысил голос Даллас, продолжая загораживать пьянчуге дорогу.

— Выбор за мной?… Неужели?… Конечно, выбор за мной, — Джонсон покачивался на ногах, пытаясь удержать равновесие. — Хорошо, хорошо, я, сейчас, схожу домой и разберусь, какие ключи мои, а какие от тюрьмы…

— Джонсон, ты что, ключи от тюрьмы оставляешь дома? — немного удивился Студенмайр.

— Да, я, оставляю ключи дома… Мне, их, не к чему по барам таскать… Ключи легко можно потерять, — стал объяснять Джонсон.

Студенмайр заподозрил, что Джонсон врет ему.

— Джонсон, проверь хорошенько свои карманы, — посоветовал Даллас. — Не хотелось бы мне, это делать за тебя…

— Чего мне, проверять свои карманы, я и так знаю, что там, нет ключей, — нагло улыбнулся Джонсон. — Я же сказал, что ключи у меня дома лежат… Сейчас дома поищу… хотя, может, я вначале вздремну, а потом займусь поисками ключей…

Студенмайр видел, что заинтересованные их, словесной перепалкой, на улице начинают собираться любопытные горожане. Ему быстро надоел этот пустой разговор. Дальше произошло нечто неожиданное для всех свидетелей спора двух городских маршалов, бывшего и настоящего.

Даллас шагнул навстречу Джонсону, и крепко схватил одной рукой его за воротник, а другой рукой за оружейный пояс. В следующую секунду ноги Джонсона оторвались от земли, а он, сам, завис в воздухе. Джонсон уступал ростом Студенмайру, но был крепко сбитым, коренастым мужиком. Это не помешало Далласу, без видимых усилий приподнял пьянчужку над землей, и перевернул его, вверх ногами.

— Ты-ы, чего делаешь… Меня, сейчас вырвет! — заорал Джонсон, смешно дрыгая в воздухе ногами.

Не обращая на крики внимания, Студенмайр несколько раз сильно тряхнул в воздухе барахтавшегося Джонсона. Долго трястись не пришлось. На землю, из карманов посыпалась мелочь и выпали ключи от тюрьмы.

— Джонсон, а ты говорил, что ключи дома оставил, — Даллас не церемонился с вруном, он, отпустил его, хотя испытывал сильное желание воткнуть этого болвана головой прямо в землю.

Джонсон грохнулся на землю и неудачно подвернул руку. Студенмайр наклонился над Джонсоном и сорвал значок маршала.

— Хватит позорить закон, — тихо сказал Даллас и подхватил с земли ключи от тюрьмы.

Новый маршал пошел дальше по улице, потеряв интерес к Джонсону.

— Я, так просто это не оставлю! — закричал взбешенный Джонсон, начиная быстро трезветь.

— Джонсон, лучше не попадайся мне на пути, — крикнул Студенмайр. — В следующий раз так легко не отделаешься.

Надо сказать, что члены городского совета были поражены увиденной картиной.

— Давно я, ничего подобного не видел, — признался мистер Миллс. — Я, думал, что процесс отбирания ключей продлится намного дольше…

— Похоже, с новым маршалом мы, не прогадали, — решился высказать свое мнение мер города. — В решительных действиях Студенмайру не откажешь.

Но были люди, которые относились к новому маршалу иначе. Так Джордж Кэмпбелл, бывший маршал, ничуть не пугаясь жестокой репутации Студенмайра, обратился к нему:

— Эль-Пасо жестокий город…

— Вы, не первый, кто это мне говорит.

— Мне кажется вы, совершили большую ошибку, когда приехали к нам. У нас не любят чужаков…

— Мне плевать на это, — ответил Студенмайр.

— В течение пяти дней вас, ждут очень серьезные испытания, — сообщил Кэмпбелл. — Для вас они, могут закончиться очень плохо…

— И, что это за испытания такие? — спросил Даллас.

— Скоро сами увидите…

— Тебе лучше отвалить в сторону, мистер… Обещаю, что сейчас для тебя начнутся испытания, которые тебе, совершенно не понравятся, — пообещал Студенмайр.

Кэмпбелл не решился дальше угрожать Студенмайру и отошел.

Новый городской маршал Даллас Студенмайр вскоре восстановит порядок и закон на улицах Эль-пасо, только никто не мог предположить какую цену придется заплатить за это.

УГНАННОЕ СТАДО КОРОВ И ДВА УБИТЫХ МЕКСЕКАНЦА.

14 апреля, всего лишь три дня спустя, после вступления Студенмайра на должность городского маршала, в Эль-Пасо произошла одна из самых известных перестрелок на Диком Западе, которую подробно описали газеты таких крупных городов, как Сан-Франциско и Нью-Йорк. Газеты назвали эту перестрелку, «четыре мертвеца за пять секунд».

Трагические события предшествующие этой перестрелки развивались несколькими днями раньше и произошли южнее Рио-Гранде, когда братья Мэннинг украли стадо, около 30 голов скота в Мексике и загнали его в Техас, чтобы продать.

12 апреля, на следующий день, после вступления Студенмайра на должность городского шерифа, богатый мексиканский фермер, Дон Унноченте Очоа обратился за помощью к капитану техасских рейнджеров Джорджу Бейлору. Богатый мексиканец был наслышан, что капитан рейнджеров был смелым, храбрым и честным офицером. Поговаривали, что Бейлор имел славу одного из лучших стрелков на границе. Дон Очоа пожаловался, что у него были украдены тридцать голов рогатого скота, с ранчо, которое располагалось в 35 милях к югу от границы. Следы ворованного стада привели к загону на ферму Джона Хейла.

С трудом сдерживая свой гнев, Дон Очоа рассказал все, что смог узнать и попросил посодействовать ему. Сорокадевятилетний капитан Бейлор, при росте шесть футов и два дюйма был стройный, подтянутый мужчина. Он, внимательно выслушал мексиканского богача.

— Дон Очоа, я, сделаю все, что в моих силах, — пообещал капитан.

На самом деле все обстояло намного сложнее. Бейлор уже не раз слышал про ранчо Хейла, знал, что там прячут ворованный скот. На ферме Хейла постоянно находилось несколько вооруженных мужчин. Зато рейнджеры в этот момент были заняты другими делами, и свободных людей у Бейлора пока не имелось. С Хейлом необходимо было кончать, но не в ближайшее время.

Капитан использовал для поиска пропавшего скота возвращавшихся с патрулирования границы рейнджеров. Кроме того Дон Очоа настоял, чтобы рейнджеры взяли себе в помощь восьмерых мексиканцев, которые могли опознать украденный скот. Рейнджеры ничего подозрительного не обнаружили и вскоре прекратили поиски. Мексиканцы оказались намного упрямее.

В команде мексиканцев оказались два молодых парня; Санчес и Хуарес. Один из них, в феврале участвовал в перестрелке с ворами скота, в результате которой погибли трое друзей братьев Мэннинг.

Санчес и Хуарес отделились от основного отряда и занялись самостоятельными поисками, глубоко углубившись на территорию Техаса. Да, они сильно рисковали, встреча с местными могла закончиться для них очень плохо. Но парни решили рискнуть, ведь Дон Очоа предложил неплохое вознаграждение, если ему вернут украденный скот. А парни очень нуждались в деньгах. Санчес и Хуарес были уверены, что сумеют вернуть скот. Они уверенно

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джеймс Бьюкенен Джиллетт, техасский рейнджер.

шли по следам. Грабители чувствовали себя в безопасности и даже не пытались скрыть следы. Конечно, на месте парней надо было позвать кого-нибудь в помощь, но им, не хотелось терять время, а заодно в случае успеха не надо ни с кем делить вознаграждение.

— Санчес, у нас нет времени бежать за помощью. Поверь мне, мы, сами справимся, — Хуарес широко улыбнулся, показав белоснежные, крупные зубы.

Санчес поверил своему другу, что они сами справятся. Мексиканцы увидели впереди какие-то строения. Следы угнанного скота привели двух смельчаков к ферме Джона Хейла. Здесь они увидели в загоне, небольшое стадо коров. Не заметив сторожей Санчес и Хуарес подъехали ближе. Бегло осмотрев стадо, они обнаружили трех украденных коров Дона Очоа.

Слишком поздно мексиканцы увидели двух вооруженных парней. Бывший рейнджер Крис Плевелер и свиной делец Фрэнк Стивенсон, охраняли стадо.

— Мексикашки, какого черта вы, здесь делаете? — крикнул один из мужчин, с расплюснутым носом.

— Мы, ищем пропавший скот нашего сеньора! — на-испанском ответил Хуарес.

— Что ты, там, бормочешь вонючий мексикашка… Я, по-испански ничего не понимаю… — снова крикнул мужчина с приплюснутым носом. — Говори по-английски, черт тебя забери!

— Мы, ищем украденный скот нашего сеньора… — повторил Джуари.

— Мексикашка, ты, не там ищешь!.. С чего ты, вообще взял, что ворованный скот находится на нашем ранчо? — бывший рейнджер Крис Превелер, не спускал настороженных глаз с мексиканцев.

— Следы украденного скота привели на ваше ранчо, — дерзко отвечал Хуарес, переходя на английский. — В вашем стаде я, обнаружил трех коров из стада Дона Очоа…

— Да мне, плевать, что ты обнаружил в стаде, — прервал мексиканца Превелер. — Этих коров мы, купили…

— Если вы, купили этих коров, то покажите нам документы на их покупку, — прервал Хуарес.

— Документы у хозяина, а ты, мексикашка, лучше проваливай к себе домой, пока цел! — крикнул Крис Превелер.

Мексиканцы немного постояли, тихо переговариваясь между собой на-испанском. Было видно, что они не поверили не одному слову Превелера. Чтож, тем хуже для вас. Мексиканцы развернули коней и поехали прочь.

Понизив голос, Превелер добавил для Стивенсона:

— Фрэнк, один из этих мексекашек участвовал в февральской перестрелке, когда троих наших парней подстрелили. Неужели мы, позволим ему снова уйти?

Стивенсон мрачно улыбнулся. Судьба любопытных мексиканцев была решена, они, себе сами подписали смертный приговор. Чуть кивнув Стивенсону, Крис Превелер вскинул ружье и нажал на курок. Хлестко бухнул выстрел, и Санчеса пуля выбила из седла. Следом выстрелил Фрэнк Стивенсон. Он, тоже попал в цель. Второй мексиканец упал на шею лошади.

— Если что, скажем, что мексикашки первые на нас напали, — взволнованно прохрипел Превелер.

— Точно, так оно и было, — нервно усмехнулся Стивенсон.

Убийц даже не смутило, что вроде бы первыми напавшие на них мексиканцы были подло застрелены в спину.

Тела мексиканцев так и оставили где они упали. А лошадей забрали, лошадей всегда можно продать. Убийцы рассчитывали, что на этом все закончится. Но, на самом деле события стремительно начинали развиваться.

Около 75 вооруженных до зубов мексиканцев, пересекли границу Техаса и прискакали в Эль-Пасо, выкрикивая угрозы. Они, разыскивая двух пропавших мексиканских вакеро[22], и тридцать голов скота, украденного с ранчо, расположенного по другую сторону Рио-Гранде. Пропавшие животные принадлежали богатому мексиканцу, Дону Унноченте Очоа, который нанял вооруженный отряд, чтобы вернуть ворованный скот… Конечно, если его найдут.

Мэр Эль-Пасо, Соломон Шультц вынужден был сделать исключение для мексиканцев, что позволило въехать в пределы города хорошо вооруженному отряду. Главарь мексиканского отряда обратился за помощью к Гасу Кремпкау, констеблю округа Эль-Пасо. Кремпкау согласился возглавить поиск и взялся за дело с особым усердием. Так же констебль согласился сопровождать отряд мексиканцев на ранчо Хейла, которого подозревали в кражах крупного рогатого скота.

К 11 часам, около ранчо Джонни Хейла, в 13 милях к северо-западу от Эль-Пасо, удалось обнаружить тела двух убитых мексиканцев, убитых в ночь с 13 на 14 апреля. Здесь же, после обыска нашли трех украденных коров. Само ранчо на этот момент пустовало. Если там и находились люди, они предпочли на время спрятаться.

Тела убитых мексиканцев забрали и привезли на телеге в город. Процессия с грохотом проехала по улице и остановилась перед офисом судьи. Судья вышел к возбужденной толпе мексиканцев и осмотрел тела Санчеса и Джуари. Все указывало, на то, что мексиканские ковбои, Санчес и Хуарес пытались найти украденный скот, и были подло убиты. Вариантов, чтоб успокоить вооруженных мексиканцев у судьи никаких не было, как только начать следствие.

Возле ранчо Хейла задержали двух местных скотокрадов, Криса Превелера и Фрэнка Стивенсона. Их обвинили в убийстве, после того, как кто-то случайно услышал, как скотокрады хвастались перед друзьями в убийстве двух мексиканцев. Подозреваемых в убийстве Превелера и Стивенсона заставили следовать в Эль-Пасо, где они, были помещены под стражу в ожидании слушания в суде.

Запутанный клубок потихоньку начинал распутываться.

Большой, хорошо вооруженный отряд мексиканцев наделал немало шума в Эль-Пасо. Поверьте, зрелище не для слабонервных, увидеть на улицах города такое количество возбужденных людей, обвешанных с ног до головы оружием. Чувствовалось беспокойство и тревога горожан американцев, по поводу присутствия в городе вооруженных мексиканцев. Горожане на всякий случай, стали активно вооружаться. Мексиканцы в свою очередь не собирались отступать, они требовали справедливого наказания, за убийство своих людей.

В городе появился Джон Хейл, возле фермы которого нашли двух убитых парней. С Хейлом приехал предыдущий городской маршал, Джордж Кэмпбелл. Этим двоим было интересно, чем все закончится.

Напряжение в городе нарастало, в любой момент могла вспыхнуть хорошая перестрелка.

Городской совет решился провести в Эль-Пасо суд. Констебля Кремпкау, который свободно владел испанским языком, назначили переводчиком в суде.

В ходе судебного разбирательства установили, что Санчес и Хуарес побывали на ранчо Хейла, ища ворованный скот. Скотокрады, опасаясь, что мексиканцы обнаружив угнанный скот, вернуться на ферму уже с подкреплением, убили их. Но убийцы совершили одну, очень грубую ошибку. Они даже не попытались спрятать трупы мексиканцев.

Сами убийцы во время суда отсутствовали, по соображениям безопасности. Подозреваемых принялся защищать некий Уэлдон, дружок Джона Хейла. Уэлдон утверждал, что имеет свидетелей, которые якобы видели, что мексиканцы первыми напали на его подзащитных.

Таким свидетелем оказался сам владелец ранчо, Джон Хейл. Хейла поддержал бывший городской маршал Кэмпбелл.

— Я, своими глазами видел, что мексиканцы первыми стали палить из ружей. Стивенсон и Превелер всего лишь защищали свою жизнь!

Но, в эти утверждения никто не поверил. Двоих американцев болтунов, Превелера и Стивенсона обвинили в убийстве и немедленно арестовали. В суде объявили перерыв, а толпу зевак разогнали. Продолжение судебного разбирательства решили перенести на более позднюю дату.

Мексиканцы немного успокоились. Они забрали два найденных трупа и вернулись в Мексику, чтобы там похоронить парней.

Могло показаться, что обстановка в городе нормализовалась.

ЧЕТЫРЕ МЕРТВЕЦА ЗА ПЯТЬ СЕКУНД.

Около полудня судебное разбирательство закончилось. Люди неохотно расходились.

Маршал Даллас Студенмайр тоже присутствовал в зале суда, наблюдая за происходящим. По окончанию суда, считая, что ситуация в городе возвращается к нормальной жизни Даллас решил пообедать. Он, пересек улицу и зашел в ресторан «Глоуб».

Констебль Кремпкау, в это время зашел в соседний салон, чтобы забрать свою винтовку и револьвер. Констебль сунул винтовку в седельную кобуру, когда к нему подошли два известных местных дебошира; Джордж Кэмпбелл и Джон Хейл. Оба были уже в изрядном подпитии.

— Кремпкау, нам не нравится, как ты, потакаешь мексиканцам на этом чертовом суде, — заявил Кэмпбелл.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Джордж Кэмпбелл, бывший маршал Эль-Пасо. Один из зачинщиков кровавой перестрелки, убит Далласом Стауденмайр.

— Это уже, не ваше собачье дело! — грубо ответил Кремпкау, пытаясь отвязаться от назойливых собеседников.

— Кремпкау, не стоит с нами разговаривать таким тоном! — зло сощурился Кэмпбелл.

— Кэмпбелл, не лезь, не в свое дело… Ты уже, не городской маршал!

— Гас, ты, зачем выдал двух наших парней грязным, вонючим мексикашкам?! — закричал подскочивший с другой стороны Хейл.

— Допустим, выдал не я, это решение суда… — парировал Кремпкау

— Джордж, ты, слышал? Он, еще издевается над нами… — все больше заводился Хейл.

— Хейл, я, уверен, что тебе есть над чем задуматься…

— Что ты, имеешь ввиду?

— Двух мертвых мексиканцев нашли рядом с твоей фермой…

— И-и, что… — Хейл буквально затрясся от злости.

— И судебное разбирательство еще не окончено, — закончил свою мысль Кремпкау.

— Я считаю, что любой американец, который является другом мексиканцев, должен быть повешен! — неожиданно заявил Кэмпбелл.

Лицо Кремпкау стало красным от гнева. Он, только что участвовал в суде, как переводчик, оказывая помощь мексиканцам. Намек Кэмпбелла был очень откровенным, возможно, если бы он, не был пьян, так бы не посмел сказать…

— Кэмпбелл, я, надеюсь, вы, не меня имеете ввиду? — спросил Кремпкау, резко поворачиваясь к наглецу.

— Если обувь подходит, то ее надо носить! — отвечает Кэмпбелл

Джон Хейл был безоружен. Он стоял рядом, но внезапно делает шаг навстречу Кэмпбеллу и выхватывает у него из кобуры один из двух револьверов и громко кричит:

— Джордж, я, прикрою тебя!

Хейл направляет ствол револьвера на растерянного констебля и нажимает на спусковой курок. Раздался оглушительный выстрел. Пуля ударила Кремпкау под сердце и отбросила законника назад, к дверям салуна, сбивая его с ног. Получив смертельное ранение, Кремпкау, уже лежа на земле, с трудом вытаскивает из кобуры свой револьвер.

Маршал Стауденмайр услышал выстрел. Он выскочил из-за стола, побежал на улицу, выхватывая свои пистолеты, из специально пришитых на бедрах кожаных карманов, которые ему заменяли кобуру, В руках маршала два револьвера, один обычный, второй с коротким стволом, используемый для ближнего боя. Следом за ним из ресторана выскочил Док Студенмайр, прихватив ружье.

Трезвея на глазах, Джон Хейл испугался, поняв, что он, натворил. Увидев, что тяжелораненый констебль Кремпкау выхватил свой пистолет, Хейл не решился повторно стрелять в него, а поспешил спрятаться за толстым саманным столбом. В этот момент перед салуном появился Даллас Студенмайр с поднятыми для стрельбы револьверами.

Студенмайр увидел лежащего на земле раненого констебля Кремпкау и дымящийся ствол револьвера в руке Хейла. Маршал сразу понял, что произошло. Он выстрелил в Хейла, в зачинщика перестрелки. Маршал промахнулся, пуля не задев Хейла, пролетела мимо и попала в одного мужчину, который оказался случайным свидетелем. Мексиканец Ошоа просто перебегал улицу, в поисках укрытия и случайно оказался на линии огня Студенмайра. Ему не повезло, он получил смертельное ранение и скончался на следующий день.

Мгновенье спустя, когда Хейл выглянул из-за столба, Даллас выстрелил снова. На этот раз он, не промахнулся. Пуля попала Хейлу точно промеж глаз, и он, замертво свалился на пол.

Увидев, с какой легкостью Студенмайр разделался с его дружком, Кэмпбелл решил зря не рисковать. Он вышел из салуна, размахивая револьвером и пытаясь остановить стрельбу.

— Маршал, я, не хочу участвовать в перестрелке!.. Это не моя драка и не я, ее начал!..

Гас Кремпкау, ошибочно полагал, что именно Кэмпбелл первым стрелял в него. Прежде чем констебль потерял сознание, он дважды стреляет в него из своего револьвера. Первая пуля попала в револьвер Кэмпбелла и сломала запястье правой руки. Вторая пуля попала в ногу. Кэмпбелл закричал от боли, и, чисто автоматически перехватывает револьвер в левую руку. Студенмайру это сильно не понравилось, он, должен был как-нибудь отреагировать. Даллас прекрасно слышал, что кричал ему Кэмпбелл, но сейчас, это для него был всего лишь человек с револьвером в руке, который несколько дней назад угрожал ему публично. Кроме того Кэмпбелл находился в затянувшейся конфронтации с мэром города, и был явно неугоден для многих членов городского совета.

Маршал развернулся, медленно пошел к Кэмпбеллу и, вскинув пистолет, трижды нажал на курок, всадив все три пули ему в живот. Кэмпбелл выронил револьвер, схватился за живот и рухнул на землю.

— Студенмайр!.. Ты, большой сукин сын,… ты убил меня! — прохрипел раненый.

Кремпкау из последних сил приподнялся. Увидев, что с Кэмпбеллом покончено он, усмехнулся и обессиленно откинулся на спину.

Когда пыль осела, Кэмпбелл и Кремпкау были мертвы.

Револьверы смолкли. Горожане Эль-Пасо были одновременно в шоке, и в восторге от увиденной перестрелки, свидетелями которой они стали. Законник, два подстрекателя и случайный прохожий, четверо мужчин были или мертвы, или при смерти в течение нескольких секунд. Слишком высокая цена, уплаченная за несколько необдуманных фраз. Даллас Студенмайр оказался единственным участником, кто остался живым в этой перестрелке. Такая перестрелка, с четырьмя погибшими за раз, даже для пограничного города была редкостью.

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Четыре человека погибли в течение 5 секунд.

Таким увидел Далласа Студенмайра художник Pixel Pushin.

Трое техасских рейнджеров стояли рядом, но не принимали участие в перестрелке. Позже они заявили, что не вмешались, считая, что у маршала Студенмайра ситуация была под контролем.

Позже эту ожесточенную перестрелку назвали как, «четыре трупа за пять секунд». Хотя, на самом деле прошло значительно больше времени, чем пять секунд. Но, для журналистов главное было броское название, для привлечения любопытных читателей.

Отцы города были довольны решительностью нового маршала. Студенмайру повысили зарплату до 100 долларов в месяц и подарили трость с позолоченным наконечником.

Но была и плохая сторона для Далласа Студенмайра. Он нажил много новых врагов.

Несмотря на репутацию крутого ганфайтера[23], которая продолжала расти в последующих перестрелках, у Студенмайра было мало друзей Эл-Пасо, тогда, как у Кэмпбелла и Хейла, их было гораздо больше. Занимая должность маршала, Студенмайр оставался для большинства горожан чужаком. В итоге, Студенмаеру пришлось в одиночку отстаивать законность своих действий. Обычно, оправданная законом стрельба, практически ничего не значила в городах Старого Запада. Зато здесь были распространены вендетты.

Убийство Хейла и Кэмпбелла, сильно обеспокоило братьев Мэннинг, и они решили отомстить. Это стало началом вражды между Студенмайром и братьями Меннингами.

ЗАСАДА НА МАРШАЛА ЗА КУЧЕЙ КИРПИЧЕЙ.

Недавняя перестрелка наделала много шума в городе и добавила огромный авторитет новому маршалу. Горожане поверили, что Студенмайр сумеет справиться с любой ситуацией, которая может возникнуть на улицах. К нахлынувшей славе тоже необходимо было привыкнуть. Люди, завидев Студенмайра останавливались и пялились во все глаза на него, тихо обсуждая между собой подробности нашумевшей перестрелки в городе. Ничего страшного, разговоры скоро прекратятся…

Была и плохая сторона такой славы. Теперь маршал Студенмайр заимел много новых врагов в Эль-Пасо. Главными же врагами стали братья Мэннинг. Пока они, ничего не предпринимали против Студенмайра, но лучше не расслабляться, когда под боком растревоженное змеиное гнездо.

Вечером в салуне как всегда многолюдно и шумно. Кто пришел поиграть в карты, кто заключить сделку, кто просто безоглядно отдаться выпивке. За одним из столов сидели с мрачными лицами братья Мэннинг; Джордж «Док», Фрэнк и Джеймс. На столе, перед ними бутылка и два стакана наполненные виски. Но к стаканам никто так и не притронулся. Один из братьев, Джеймс уже год, как не пил.

— Я, в это не могу поверить… У меня произошедшее до сих пор в голове не укладывается… Этот подонок Студенмайр, с легкостью пристрелил наших друзей, Джорджа Кэмпбелла и Джона Хейла, — первым нарушил затянувшееся молчание Док Мэннинг. — Он, пристрелил трех человек, и еще стал в Эль-Пасо настоящим героем…

— И все ему сошло с рук… — хриплым, приглушенным голосом добавил Фрэнк.

— Ладно, еще Хейла пристрелил. У него в башке никогда мозгов не хватало, — продолжал Док. — Сколько лет я, его знал, Джон постоянно лез на рожон, постоянно нарывался. И в этот раз вся заваруха началась из-за него. Он первым начал стрельбу. Но Кэмпбелл не хотел неприятностей. С десяток свидетелей видели, и могут подтвердить, что Джордж не хотел этой драки. Зачем Студенмайр стал в него стрелять? Я считаю, что это было хладнокровное убийство.

Остальные братья согласились с этим. Два брата выпили виски, немного помолчали.

— Фрэнк, Джеймс, что вы, об этом думаете? — спросил Док.

— Я, знаю, что так нельзя оставлять убийство наших людей, — поддержал брата Фрэнк. — Если Студенмайр думает, что нацепив на грудь оловянный значок, стал неприкасаемым, он сильно ошибается…

— Что будем делать? — спросил Джеймс.

— Студенмайра надо пристрелить, — высказал свою мысль Док.

— Док, ты, с ума сошел! Студенмайр городской маршал… Так и до виселицы недалеко, — побледнел Джеймс.

— Не горячись брат, если все провернуть с мозгами, то любую проблему вполне можно решить…

— Неужели? Как же мы, это сделаем? — недоверчиво спросил Джеймс.

— Есть еще один человек, который сильно обижен на Студенмайра, — усмехнулся Док.

— Кто же это?

— Хороший наш знакомый. Бывший городской маршал, Билл Джонсон.

— Да, у Билла имеется большой зуб на Студенмайра. Только Джонсон за последние дни совсем не просыхает от виски, — возразил Док. — Если раньше Билл, хоть иногда показывался на

Одиннадцать мертвецов капитана Джонатана Дэвиса

Бывший маршал Эль-Пасо дружил, и проворачивал темные делишки с братьями Мэннинг.

На Фото; Джордж Кэмпбелл и Джим Маннинг. Крепкая дружба, парни даже нежно за ручки держатся.

улице, то теперь складывается такое впечатление, что он, надолго прижился у нас в салуне.

— Мы, сами виноваты, отпуская Джонсону дармовую выпивку, — согласился Фрэнк. — Если так пойдет дальше, Джонсон пропьет свои, последние мозги и ему будет плевать на Студенмайра

— Все это так, но Студенмайр очень сильно обидел Билла, — развивал свою мысль Док. — Даллас прилюдно унизил нашего пьянчугу. Я, думаю, мы, легко сумеем этого болвана Джонсона, расшевелить и натравить на нового маршала. Билл никогда особым умом не отличался, но гордость еще свою не пропил.

— У тебя, брат, всегда неплохо получалось загребать жар чужими руками, — похвалил Дока Фрэнк. — Ловко придумано… Если Джонсон пристрелит Студенмайра хорошо. Если Студенмайр пристрелит Джонсона, мы, здесь ни причём…

— Соображаешь братец, — похвалил Док. — Решено, так и сделаем.

Братья Мэннинг, как по команде обернулись к самому удаленному столику, где в одиночестве скучал Билл Джонсон

Джонсона даже искать не пришлось. Он, безвылазно сидел в салуне, который принадлежал братьям Мэннинг. Получая за счет Мэннингов бесплатную выпивку, Джонсон вслух размышлял о своей, внезапно потерянной работе. При этом он, проклинал Студенмайра, обещая отомстить ему, при первом удобном случае.

— Эта скотина разорит нас, — негромко сказал Фрэнк Мэннинг, кивнув в сторону Джонсона.

— Потерпи немного братишка, — холодно усмехнулся Док. — Поверь мне, скоро Джонсон сполна расплатиться за все выпитое наше виски.

Братья Мэннинг подсели к столу, за которым в одиночестве скучал Билл Джонсон. Было удивительно, как он еще удерживался верхом на стуле. От Джонсона воняло, как от раскрытой бочки с виски.

— Привет Билл, как дела… У тебя голова не болит? — с ехидцей спросил Док Мэннинг.

— Док, я, не понял, на что это ты, сейчас намекаешь? — в глазах бывшего городского маршала сверкнула злость.

— Билл, мы, тебя очень уважаем, — вмешался в разговор Джордж. — Нас вполне устраивало, когда ты, был городским маршалом, пока… Пока в Эль-Пасо не приперся этот выскочка Студенмайр… Он, не прав… С тобой нельзя было так поступать… Схватить и вытряхивать, как бизонью шкуру, на глазах всего города…

Джонсон от злости заскрежетал зубами.

— Я убью этого подонка! — прорычал Джонсон, брызгая слюной и вдруг резко обмяк. — Я бы убил Студенмайра, только у меня нет шансов выстоять против него…

— Билл подожди, тебе необязательно вызывать Студенмайра на честный поединок, — подленько захихикал Док.

Джонсон внимательно вглядывался в лицо Дока Мэннинга, словно видел его в первый раз.

— Ты, можешь все провернуть намного проще…

— Как это? — в глазах Джонсона появилось недоверие.

— Билл, раз Студенмайр с тобой так обошелся, ответь ему, той же монетой, — в другое ухо стал сладкоголосо напевать Джордж Мэннинг. — Ночью, когда наш новый маршал будет обходить улицы, можно его подстеречь и пальнуть в спину…

— Но, это же… — Джонсон начал трезветь. — Это же подло… Хотя Студенмайр со мной тоже подло поступил…

— Так оно и есть, — широко улыбнулся Фрэнк Мэннинг.

— Не исключено, что я, могу промахнуться. Посмотри, на мои руки, — Джонсон вытянул вперед руки и братья Мэннинг сами убедились, насколько сильно они дрожат.

Хотя Билл Джонсон был пьян, он, хорошо понимал, чем для него могла закончиться встреча с новым маршалом.

— Этот ублюдок слишком хорошо и быстро стреляет…

— Билл, если ты, вместо револьвера возьмешь дробовик… У Студенмайра не останется шанса выжить. Дробь разорвет его пополам, — сказал Док.

— Дробовик это хорошо, — повеселел Джонсон. — Я, про дробовик даже не подумал…

В воскресенье, 17 апреля, вечером, около 22:00, Студенмайр как обычно начал привычный обход Эль-Пасо. Два револьвера были скрыты под длинным сюртуком, в специальных кожаных карманах. Студенмайр патрулировал улицы города, вместе с Доком Каммингсом. Каммингсу руководить рестораном было мало, он еще выполнял роль заместителя маршала при Студенмайре.

Студенмайр и Каммингс медленно продвигались по центральной улице, тихо переговариваясь между собой. Даллас то и дело цепким взглядом осматривался по сторонам. Но ни Студенмайр, ни Каммингс не заметили,