Book: Древний. Предыстория. Книга вторая



Древний. Предыстория. Книга вторая

Сергей Сергеевич Тармашев

Древний. Предыстория. Книга вторая

Купить книгу "Древний. Предыстория. Книга вторая" Тармашев Сергей

© С. С. Тармашев, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Древний. Предыстория. Книга вторая

Фотография автора – Татьяна Либерман.

«Родная земля священна и бесценна. Она не может быть передана Чужим ни в дар, ни ради корысти, ни ради милосердия, ибо у всякой расы есть своя земля. Сияющий, отдавший Чужим даже пядь земли своей расы, совершает преступление, которому нет прощенья. С того мига и сам он, и весь Род его обречены на деградацию. И если враги силой Оружия или Обмана отобрали у Рода Сияющих его землю, то не будет покоя тому Роду до тех пор, пока он не уничтожит врага и не вышвырнет его смрадный прах с земли своих Предков».

(Из Заповедей цивилизации Сияющих)

Глава первая

958 000 лет назад, четырёхмерный слой Вселенной, мертвый космос, пространство низких энергий за периметром галактики Пограничная, борт Светоча ближнего боя «Сияющий», 2 часа 87 частей по системе счисления времени цивилизации Сияющих.

Корабельный энергоконтур принял входящий сигнал ближней связи, и спящая в свечении пилотского поста Алина открыла глаза, отработанным до автоматизма импульсом восстанавливая полное слияние с кораблём. Она волевым усилием запретила себе встраиваться в поток несущего вахту возлюбленного, дабы не терять рабочий настрой, и вникла в суть ведущегося им радиообмена. Похоже, длительное бездействие заканчивается.

Сороковая ударная группа командира Харальда висела посреди мёртвого космоса вторую неделю, соблюдая запрет на применение дальней связи, и в целях максимальной конспирации всякая активность боевых кораблей была сведена к минимуму. Ничто не должно выдать противнику ведущееся вдали от солнечных систем строительство. Ибо в самом центре занявших круговую оборону боевых порядков ударной группы кипела бурная деятельность. Полсотни гражданских строительно-монтажных судов в исключительной спешке возводили колоссальных размеров объект. Стационарный межгалактический ноль-переход не спрячешь внутри солнечной системы, и дело тут даже не в совершенно гигантских размерах сооружения. Вызванные его функционированием возмущения пространственно-временного континуума слишком огромны и не позволят удержать режим секретности. Здесь же, за окраиной спирального галактического рукава, за Рубежом, на значительном удалении от ближайших солнечных систем, царит бескрайняя космическая пустота, превосходно справляющаяся с сохранением секретности. Вокруг на многие сотни световых лет[1] нет ничего, кроме вакуума. И у Тёмных нет никакой возможности даже догадаться о ведущемся строительстве, что является определяющим фактором. Стационарный ноль-переход будет собран не просто под носом у врага, он появится внутри пространства низких энергий, в оперативном тылу атакующих пространство Светлых рас неприятельских полчищ. И мощный кулак из боевых группировок Сияющих ударит в тыл противнику прямо из эпицентра пространства высоких энергий. Шансы врага избежать сокрушительного удара стремительно приближаются к нолю, ибо объект уже построен и дело осталось за малым – успеть завершить предпусковую отладку объекта прежде, чем Тёмные его обнаружат.

– …с разведцентра на Дэе передают об обнаружении множественных возмущений в гиперпространстве, – Алина прислушалась к приходящему с флагманского крейсера голосу Харальда, – к нам протянуто не меньше трёх десятков гипер-трасс. Блюстители дают расчёт времени: два часа[2] до контакта с основными силами противника. Тридцать шесть частей[3] до контакта с передовыми эскадрами, идущими на самом малом ходу в режиме максимальной скрытности.

– Тёмные бросили на нас войска только из Пограничной? – уточнил Торбранд.

– Пока других данных нет, – Харальд на мгновение умолк, получая информацию из корабельного потока своего флагмана. – Но, согласно замыслу штаба флота, так и должно быть. Сначала Тёмные захотят убедиться, что мы здесь действительно ведём строительство. И если это так, то они бросят к ноль-переходу всё, что только смогут собрать быстро.

Алина злорадно улыбнулась. На это и был расчёт. Строительство стационарного ноль-перехода ведётся в режиме строжайшей конспирации, но несколько высококлассных гражданских специалистов по возведению космических объектов из касты Мастеров были в срочном порядке отозваны из солнечных систем двух Светлых рас-союзниц. Искусные Мастера оказывали помощь союзникам в возведении космической обороны, и, хотя биоэнергетические технологии Сияющих недоступны техническим расам, зачастую именно расчёты физических процессов, сопутствующих космическому строительству, оказывались для союзников воистину бесценной поддержкой. И вдруг в разгар этих жизненно важных работ Сияющие неожиданно отзывают своих специалистов в срочном порядке и без объяснения причин. И лишь сами Мастера, уезжающие в спешке, прощаясь с друзьями и коллегами из числа союзников, скупо обронили туманные фразы о некоем стационарном ноль-переходе, который им предстоит возвести в кратчайшие сроки неизвестно где.

Агентура Тёмных из числа предателей, занимающих различные посты в цивилизациях-союзницах, проглотила наживку. Изменники, не теряя времени, отправили доклады своим хозяевам и получили приказ во что бы то ни стало определить, куда направились отозванные Мастера Сияющих. А так как Мастера являются гражданской кастой, то, улетая, они отнеслись к соблюдению конспирации недостаточно добросовестно и не сумели досконально запутать следы. В итоге спустя неделю весь сектор попавшего под подозрение Тёмных пространства низких энергий кишел разведывательными кораблями врага, а трое суток назад разведцентр на Дэе зафиксировал присутствие в данном секторе одного из Эмиссаров Высокомерных Тёмных. С того момента сороковая ударная замерла в ожидании нападения, экипажи кораблей непрерывно несли боевое дежурство, а воины отдыхающих вахт спали прямо в свечении своих боевых постов.

И это было очень грустно, потому что экипаж «Сияющего» состоял всего из двух человек, и Алине ничего не оставалось, как нести вахту в то время, когда Торбранд спит, и спать тогда, когда он бодрствует. Она украдкой спрятала вздох. Почти две недели наедине с возлюбленным оказались самым молчаливым периодом в их двухлетнем общении. В условиях, когда кровавая битва может вспыхнуть в любое мгновение, воинская дисциплина соблюдалась неукоснительно, и приходилось довольствоваться скупыми фразами приёма-сдачи боевого дежурства, сопровождающимися коротким поцелуем. Сон – вахта – сон. Ожидание сражения в полнейшем бездействии действовало на неё изматывающе, и Алина в который раз с сожалением соглашалась с собственным умозаключением десятилетней давности: в воинской касте лучше родиться, нежели появиться извне… А вообще с численностью экипажа всё сложилось много лучше, чем могло бы.

И заключалось это в том, что соответствие её личного энергопотока потоку Торбранда являлось идеальным, вследствие чего их энергосвязка Боец – Валькирия имела коэффициент эффективности, объективно равный стопроцентному. Это же обстоятельство привело к тому, что они с Торбрандом решили создать супружеский союз, потому как идеально подходят друг другу. А Валькирия-половинка всегда сражается вместе со своим мужчиной. Поэтому её сразу назначили служить на Светоч Торбранда, ради чего его экипаж был официально увеличен до двух человек.

Вообще все боевые корабли класса «Белая Смерть» обладают весьма серьёзными размерами, а авианосцы и вовсе являются исполинскими колоссами, вмещая в себя Большой Круг штурмовых крейсеров – сто сорок четыре боевых единицы, девять полных кругов. Такую громадину не сажают на поверхность Земель, все операции по её обслуживанию проводятся на орбитах или в открытом космосе. Но Светоч ближнего боя – исключение в классе. Размерами своими он относительно невелик, ибо полностью подчинён ведению ближнего боя, оправдывая своё название. Его Искривители пространства-времени столь мощны, что наносят чудовищный урон всему, что находится в радиусе досягаемости, и потому Светочи ближнего боя действуют в отрыве от остальных кораблей эскадры и почти всегда в режиме «битва насмерть». Инициировать запуск физических процессов в Искривителях и наносить ими максимально возможный урон способен только предельно сильный Сияющий. Поэтому Светочи – это оружие Боевых Асов и могучих Гармоничных бойцов, больше никому не под силу запустить Искривители. А столь мощные воины способны управлять кораблём в одиночку. Поэтому весь экипаж Светоча ближнего боя составляет один-единственный Сияющий. Но если у столь могучего бойца есть Валькирия-половинка, то он имеет право включить её в состав экипажа своего Светоча, ибо и в бою, и в жизни они суть единое целое. Так что можно смело сказать, что с количественным составом экипажа ей ещё повезло.

Потому что поначалу Торбранд не хотел брать её в экипаж. Даже после того, как она чуть ли ни при всей сороковой ударной торжественно вручила ему на помолвку вместо обручального кольца обручальный Светоч ближнего боя. Светочу последней модели Торбранд был рад, словно малое чадо сладкому подарку. А вот её прогнал с корабля спустя миг после того, как вручил ей своё обручальное кольцо…

Алина улыбнулась, вспоминая события двухлетней давности. Она понизила твёрдость боевой брони до минимума и ласково коснулась висящей на груди изящной серебряной вещицы, ощущая частичку энергопотока возлюбленного. Сияние её голубых глаз невольно увеличило интенсивность, и бело-золотые волосы повторили энергетический всплеск. На внутренней поверхности обручального кольца Торбранда выбито имя «Тринадцатый». Она тихо хихикнула. Он так долго носил детское имя, что в тридцать второй день его рождения, когда воин Сияющих достигает возраста заключения супружеского союза, мать подарила ему обручальное колечко с именем Тринадцатый, потому как другого у него на тот момент не имелось. Это так мило!

Но не успела Алина умилиться данной подробностью, как Торбранд в два счета выставил её вон из её же собственного Светоча. Ну, в смысле, теперь Светоч был уже не её, точнее, он же обручальный Светоч, значит, Торбранд вернёт ей его в день свадьбы, как полагается поступать с обручальными кольцами, но на ближайшие два лета корабль принадлежит ему, это верно, но всё равно обидно! Алина даже попробовала возмутиться столь вопиющей несправедливостью, но тут же получила ладонью по упругому месту, и возмущаться сразу расхотелось. В целях личной безопасности пришлось трансформировать платье обратно в броню и покинуть корабль, после чего безмерно опечаленную Алину спасла Сигтруда.

– Ты трансформировала броню в платье, прежде чем решила с ним поспорить? – Сигтруда со знанием дела разглядывала поникшую Алину, болезненно потирающую ладошкой пострадавшую часть тела. – Это было ошибкой. Не расстраивайся, в нашем кругу все так прокололись.

– Больно, – пожаловалась Алина, испуская исполненный вселенской грусти вздох.

– Я в курсе, – на губах знаменитой воительницы мелькнула озорная улыбка. – Но этому месту всё нипочем, так что пройдёт быстро. А по другим местам Валькириям от бесконечно суровых воинов не достаётся. Даже на пользу пойдёт – впредь всегда будешь начеку! Даже тогда, когда ничто не предвещает опасности. Между прочим, очень способствует развитию реакции.

– Он меня выгнал, – Алина почувствовала острую необходимость поделиться своей печалью с кем-то, кто смог бы понять её горе. – Не захотел оставить на Светоче, который я ему подарила. Как же так! Ведь я его половинка, у нас Идеальное Слияние… Мы должны летать вместе…

– Он как-нибудь объяснил своё решение? – в голосе Сигтруды зазвучали нотки любопытства.

– Сказал, что так как он всегда сражается в режиме «битва насмерть», то может погибнуть в любом бою. И потому не собирается губить меня вместе с собой без всякого смысла. – Алина запальчиво вскинулась: – Но это же неправильно! Я не буду обузой, я могу ему помочь! Я хорошо пилотирую, в учебном центре все маневры высшей категории сложности удавались мне лучше всех, даже лучше многих Наставников! Я могу держать Щит, в решающий миг это может спасти корабль, если вражеские удары превысят порог живучести Кристаллов Щита!

– В космическом сражении боевые энергии столь огромны, что их не удержать и полному кругу Валькирий, – Сигтруда покачала головой, но сразу же задумчиво прищурилась: – Хотя… ты Гармоничная, и твоя ёмкость огромна. Повысить защиту корабля на какое-то значение ты, несомненно, сумеешь. Вопрос в том, насколько это значение окажется существенным. Выяснить такое можно только на практике, и я от души желаю тебе, чтобы подобной возможности вам не представилось никогда. Ибо поделиться этой информацией, скорее всего, ты уже не сможешь. А вообще надо покопаться в архивах, что-нибудь на эту тему могло быть запечатлено во времена Первой Великой Ассы. Я свяжусь с Хранителями, а пока пойдём, придумаем, как помочь твоему горю! Не грусти, Адельхейд, всё будет хорошо!

Четырёхметровая красавица ласково погладила невысокую Алину по голове, словно успокаивала расстроенного ребёнка.

– На самом деле он просто замечательный. Ну, подумаешь, немного суров! Ну, может заупрямиться иногда, с кем не бывает? По заднице бьёт больно и может зашвырнуть со всей силы метров на двести, если у тебя Кристалл Полёта активирован, а если нет, то перед этим он его сам активирует… – Бесстрашная даарийская воительница философски вздохнула и вновь улыбнулась: – Но если его не злить, то он очень заботливый, чудовищно добрый и зверски милый. Опять же можно держать повышенную твёрдость брони на мягком месте, это существенно снижает риски. Счастливая ты, Адельхейд! Я жутко тебе завидую! Пошли, я отведу тебя к нам, в расположение Валькирий. Пока разместишься в нашем кругу, сёстры будут рады! А там видно будет.

Сигтруда увела её грустить в жилую зону Валькирий и подала рапорт командиру Харальду с просьбой рассмотреть плюсы, сопутствующие включению Гармоничной Валькирии Адельхейд в состав экипажа Светоча ближнего боя под управлением ветерана Торбранда. Харальд подошёл к вопросу обстоятельно. Он воспользовался небольшой передышкой, выдавшейся в сражениях, и вызвал к себе всех заинтересованных лиц, коих оказалось неожиданно много, ибо на вызов явился не только весь круг Торбранда, но и половина сороковой ударной, не нёсшая на тот момент боевого дежурства. Так как вся ударная группа Харальда состояла из бойцов рода Форнар, то количество заинтересованных исчислялось сотнями.

Как только все собрались, Харальд зачитал рапорт Сигтруды и официально поинтересовался у Торбранда причинами его нежелания включить в команду своего Светоча Гармоничную Валькирию Адельхейд. Тот ожидаемо изложил всё те же основания, и Харальд принял решение проверить, насколько Алина может быть полезной в составе экипажа Светоча, который к тому моменту получил от Торбранда имя «Сияющий». Поначалу всё сложилось не в пользу Алины. Торбранд предложил провести учебный бой на Светочах, ибо теперь их в сороковой ударной два. Он даже уступил ей для этого поединка «Сияющий», который, будучи моделью самого свежего поколения, превосходил его собственный Светоч по всем параметрам значительно. Огневая мощь обоих кораблей была условно признана равной, и всё должно было решить пилотское мастерство. Алина превзошла тогда саму себя, отчаянно пытаясь победить, но бой конечно же проиграла. Сражаться против Гармоничного ветерана никаких женских сил недостаточно, если ты к тому моменту не успела стать Боевым Асом. Из корабля Алина выходила воплощением печали.

Но Харальд был не только искусным командиром. Умудрённый опытом более чем столетней жизни могучий военачальник являлся ещё и любящим супругом, и мудрым отцом шестнадцати детей, выросших достойными частичками Расы Сияющих. Трое его старших сыновей пали в кровопролитных битвах, покрыв себя неувядаемой славой, и Род Форнар занёс их имена в родовую Скрижаль Доблести. Харальд прекрасно понимал всё и умел взирать глубоко в корень. Он без обиняков признал, что Адельхейд далеко до мастерства Торбранда, и спорить тут не о чем.

– Однако речь сейчас идёт о боевой эффективности совместных действий в противовес индивидуальным, – заявил он сразу после поражения Алины. – Вот это мы сейчас и выясним!

После данной фразы Харальд немедленно приказал начать второй учебный бой, в который Алину не пустили. В разыгравшемся сражении Торбранд на своём Светоче бился против нескольких кругов своих соратников. Торбранда победили и провели подсчёт потерь, вычисляя боевую эффективность. Наблюдавшая за боем вместе с Алиной Сигтруда сообщила, что подобные тренировочные поединки Харальд проводит часто и всегда рассчитывает количество противников Торбранда так, чтобы Гармоничный боец не мог выйти победителем. Это заставляет Торбранда совершенствоваться. Но как только разбор учебного сражения был закончен, Харальд приказал повторить сражение. Однако на этот раз по его приказу сражаться на Светоче будут двое: ветеран Торбранд берёт на себя управление огнём и защитой, пилотом же назначается Гармоничная Валькирия Адельхейд. Услышав приказ, Сигтруда заговорщицки переглянулась с Харальдом и прошептала на ухо Алине:



– Не подведи себя и меня! Это лучший шанс показать, насколько ты постигла свой удел! И произвести впечатление на Торбранда! Я буду за тебя болеть!

Объяснять дважды Алине не требовалось. Она метеором влетела в свечение Кристалла пилотского поста, пылая решимостью разорваться на атомы, но показать свой лучший пилотаж. Торбранд занял боевой пост, исполненный задумчивости, и до команды «В атаку!» не проронил ни слова. Потом начался бой, она слилась с заполнившим энергоконтур Светоча потоком Торбранда, и события помчались со скоростью полёта чистой энергии. Алина настолько погрузилась в работу, что даже пропустила момент окончания сражения, и Торбранд сам погасил ход корабля. Оказалось, что они победили. В первый миг Алина даже подумала, что Сигтруда ухитрилась договориться со всеми условными противниками Торбранда, но на разборе сражения стало ясно, что никто не думал поддаваться. Боевая эффективность связки Гармоничный ветеран – Гармоничная Валькирия существенно превосходила потенциал одиночки.

– Ты освободился от пилотажа и сосредоточился на ведении боя, – командир Харальд демонстрировал Торбранду сразу несколько массивов с расчётами применявшихся в учебном сражении манёвров. – Это значительно разгрузило твой энергопоток, и сила Кристаллов Щита и Мощи возросла. Что автоматически означает пиковое увеличение силы воздействия Искривителей материи-пространства в настоящем бою. Поэтому твой Светоч выдал повышенную огневую мощь и увеличенную маневренность, которые позволили тебе уничтожить количество условных противников, с которым в одиночку ты не справляешься. Делай выводы.

– Вообще-то она должна была только мешаться под ногами, – задумчиво изрёк Торбранд, внимательно изучая светящиеся в воздухе вереницы расчётов. – Ведь когда я сам пилотирую, я точно знаю, когда и какой манёвр буду совершать. Сейчас же мне приходилось тратить время на подачу ей команд. В теории это должно было замедлить скорость ведения сражения.

– Расчёты показывают, что так оно всегда и бывает, – согласился Харальд. – Но не в вашем случае. Слияние ваших потоков идеально. Пока вы находитесь в общем контуре, вы действуете как один человек. Она принимает твои мысли в тот миг, когда твой мозг создаёт их. Иными словами, в этот момент она является частью тебя. – Он протянул Торбранду Скрижаль: – Вот, возьми, ознакомься на досуге. Это архивные данные времён Первой Великой Ассы, им полтора миллиарда лет, их прислали с Асгарда, из нашего родового замка. Там задокументирован эффект идеального Слияния Гармоничных бойцов со своими Гармоничными Валькириями-половинками. Такое встречалось не единожды, и вся информация полностью подтверждает полученные нами данные. Этот архивный массив уже направлен во все Учебные Центры касты. Это очень своевременное подспорье, учитывая, что через несколько лет в строй встанут новые Гармоничные Валькирии. Твоя будущая супруга суть первая из них, даром что совсем кроха! Нам всем очень повезло, не считаешь? Особенно тебе!

Прямо сказать, в тот момент Алина жутко боялась, что Торбранд заявит что-нибудь вроде того, что, если они оба погибнут в бою, то вот тебе и везение – все пали, не оставив после себя детей. И всё равно откажется брать её к себе на Светоч. Но удел воинской касты не похож на гражданский, и воины по-иному взирают на мир. Торбранд не стал упрямиться. Наоборот, он изучил все расчёты и остался ею весьма доволен. К вечеру тех же суток Алина уже размещала свои нехитрые пожитки на борту Светоча «Сияющий», радуясь тому, что отныне будет всегда рядом с возлюбленным. Правда, возлюбленный пообещал, что если она будет пилотировать хуже, чем сегодня, то он её выгонит обратно в казармы Валькирий, но к своеобразному юмору воинской касты за восемь лет обучения Алина успела привыкнуть. Зато суровая воинская сдержанность ей никак не давалась, и потому она в тот же вечер потихоньку связалась с Астрид и поделилась с подругой радостными новостями.

– Счастливая ты, Адельхейд! – Астрид встретила её рассказ с восторгом, и Кристалл Дальней Связи донёс до Алины отпечаток энергопотока подруги. Молодая Даарийская воительница радовалась её счастью, словно своему собственному. – Подумать только! У вас Идеальное Слияние в бою! Значит, и в жизни будет так же! Теперь вы везде и всюду будете вдвоём! Отныне вы неразделимы во веки веков! Прямо как в легендах! Ты уже была в его потоке? В смысле, не по-боевому?

– Ещё нет, – Алина досадливо наморщила носик. – Я только что переехала к нему на Светоч! Не могу же я просто нагло влезть в его поток, что он обо мне подумает?! Не успели познакомиться, как я обнаглела! В общем, я не знаю, под каким предлогом это организовать. Я же не утомлена битвой…

– Хи! – прыснула Астрид. – Ну ты даёшь, подруга! Просто попроси его, ты же в воинской касте, тут предлоги не в ходу. Если тебе что-то нужно, надо прямо сказать, и твоя половинка всегда тебе поможет. Вы теперь навсегда вместе, забыла?

– До этого ещё два лета, – напомнила Алина. – Мы обручены всего несколько суток.

– В вашем случае это простая формальность! – беззаботно отмахнулась Астрид. – У вас Идеальное Слияние! Это Любовь с Первого Взгляда, тут иначе быть не может. Просто попроси его, вот увидишь, ему будет приятно пустить тебя в свой поток. Воины любят заботиться о своих половинках! Ах… – она мечтательно прикрыла глаза, восторженно сияющие звёздным свечением, – я тоже так хочу! – Астрид на мгновение умолкла, после чего её взор запылал неукротимой решимостью: – Но вершится Великая Асса, мы сражаемся за будущее Расы Сияющих, так что сейчас не до личного счастья. Весь наш круг единодушно принял решение не объявлять себя Вестами ближайшие девять лет, подобно кругу Сигтруды.

– Не слишком долго? – забеспокоилась Алина. – Всё же круг Сигтруды состоит из Высших Валькирий, они не становились Вестами потому, что держали Круг Щита Торбранда. Но ныне все они замужем, половина хранит в битвах своих супругов, остальные оставили удел Валькирии и стали матерями. Только Сигтруда всё ещё отвергает удел Весты. На днях она в очередной раз отказалась от помолвки, хотя, как рассказывают очевидцы, её энергопоток и энергопоток кандидата неплохо соответствовали друг другу. Командование считает, что с ней творится нечто странное, а командир Харальд вообще заявил, что отправит её на тщательное обследование в касту Целителей, как только нашу ударную группу снимут с передовой для отдыха.

– Угу, – подтвердила Даарийская красавица. – Нам командование объявило то же самое. Конунг Гудбьорг даже сказал, что, несмотря на наше единодушие, спустя четыре лета нашему кругу будет вменена обязанность вновь обсудить принятое решение и изменить его в соответствии с обстановкой на фронтах. И все заявляют одно и то же: бесконечное участие в боевых действиях пагубно сказывается на Валькириях, и ставят в пример Сигтруду. Только на самом деле Сигтруда тут ни при чём. Это военная хитрость командования.

– Хитрость командования? – Алина на мгновение задумалась. – Таким способом они желают сохранить Валькирий для будущего материнства?

– Конечно, – согласилась Астрид. – Это все сразу поняли! Мы связались с множеством Учебных Центров в разных галактиках и с несколькими сотнями кругов Валькирий на всех основных фронтах. Везде одно и то же. Валькирий не хватает, жестокие сражения идут повсюду, все наши подразделения перегружены работой. Переброска нескольких кругов Валькирий через всю Галактику из одного спирального рукава в другой ради участия в боевой операции есть обычная практика. Поэтому везде Валькирии добровольно отказываются от удела Весты до лучших времён. И командование обеспокоено тем, что носительницы эталонного генотипа откладывают материнство, и их риск погибнуть возрастает.

– Командование можно понять, – возразила Алина, – эталонный генотип должен давать потомство.

– Никто не спорит, – согласилась Астрид, – любая из нас мечтает встретить свою половинку и продлить Род доблестных воинов, родив множество прекрасных деток! Но кипят жестокие битвы, в которых Валькирии спасают жизни миллионов раненых бойцов! Если все мы, едва закончив обучение, выйдем замуж, кто станет выносить раненых из боя? Воины? И количество боевых частей, дерущихся с Тёмными, придётся сократить в угоду развёртыванию эвакуационных подразделений? А кто будет выставлять Круг Щита? – Юная Валькирия решительно тряхнула головой, отчего двухметровый водопад её испускающих белоснежное сияние волос, почувствовав активацию боевого режима, переместился с груди за спину. – Никто из нас не бросит Расу в столь тяжёлые времена! Наши воины отдают свои жизни за будущее Сияющих, и мы не останемся в стороне! Абсолютно все круги Валькирий по всему пространству Сияющих откладывают принятие удела Весты!

Алина укорила себя за то, что запоздало поняла смысл слов подруги. Это ей, Алине, переживать не о чем, она же Гармоничная. Вскоре она станет женщиной могучего бойца, и ей не придётся сливаться с боевыми подругами в круг Щита, ибо она способна держать Щит своего возлюбленного в одиночку. Высшие Валькирии, рождённые в Священное Лето, выходя за мужа, поступают так же, ибо их бойцы-половинки, также рождённые в Священные Лета, весьма сильны, и образующаяся в результате заключения супружеского союза энергосвязка очень мощна.

Но законы биоэнергетики расы Сияющих распространяются на всех Сияющих, вне зависимости от мощи их личных потоков. Валькирия способна держать Щит только до тех пор, пока её энергопоток не принадлежит никому, ибо Щит потому и держится, что ёмкость Валькирии нейтральна и не перестроена под мужской потенциал. Как только Валькирия обретает свою половинку и становится женщиной, её ёмкость сопрягается с потоком её мужчины, и личный энергопоток навсегда перестаёт быть нейтральным, ибо отныне две половинки навеки слились воедино. Это изменение происходит раз и навсегда, такова природа Сияющих, и потому в случае гибели своего бойца Валькирия перестаёт быть Валькирией, ибо её емкость уже никогда не сможет соответствовать другому мужскому потоку. То же происходит и в момент зарождения ребёнка. Как только Валькирия понесла дитя, её ёмкость теряет целостность, ибо отныне она принадлежит не только своему мужчине, но и своим детям. Расщеплённая ёмкость не сможет установить надёжный Щит в жестокой битве, разве что лишь совсем немного помочь своему возлюбленному. От сосредоточения на уделе Матери пользы будет на порядок больше.

Поэтому в столь тяжёлый для Родины и Расы час многие Высшие Валькирии, заключившие супружеский союз, откладывают удел Матери, чтобы хранить в жестоких сражениях своих бойцов-половинок. Так поступила половина круга Сигтруды, и сообщения о подобных решениях всё чаще приходят из других подразделений. Но если связка Высшей Валькирии со своим воином, рождённым в Священное Лето, является на поле битвы необычайно смертоносной боевой единицей, то связка обычной Валькирии с обычным воином недостаточно мощна. Гораздо эффективнее выставлять Щит целым кругом Валькирий, ведь в таком случае их ёмкости складываются воедино в процессе Боевого Слияния. Получившийся Круг Щита имеет высокий запас прочности, его можно выставлять и раненому, сраженному в области непосредственного боевого соприкосновения, и воинам, идущим на острие пешей или воздушной атаки, и попавшим под удар мирным существам или объектам, если на их эвакуацию не хватает считаных частей времени. В такой ситуации Валькирии не могут позволить себе удел Весты, ведь обучение Валькирии заканчивается в двадцать одно лето, и в это же время уклад воинской касты позволяет ей стать Вестой. В разгар беспощадных битв никто не захочет променять судьбу Родины и Расы на личное благополучие, так поступают лишь Тёмные, у них это в порядке вещей. Поэтому им никогда не победить Сияющих и никогда не сравняться с нами. Неудивительно, что Валькирии, которых Раса обучала двадцать одно лето, стремятся в битву, дабы исполнить свой удел, и не желают позорно прятаться за уделом Матери спустя пару месяцев после выпуска из Учебного Центра. Алина мысленно усмехнулась. Тёмным этого точно не понять! Но и Валькирия в конце концов должна стать чьей-то половинкой и продлить Род своего мужчины. Поэтому командование стремится оберегать носительниц эталонного генотипа и не позволяет им увлекаться уделом Валькирии чрезмерно.

– То есть ты считаешь, что командование специально ссылается на Сигтруду, чтобы не позволить Валькириям откладывать материнство слишком долго? Она не сама отказывается от помолвки, она выполняет приказ? – Алина попыталась обобщить поведение Сигтруды за дни, проведённые ими в кругу Высший Валькирий. – Честно говоря, мне в это верится слабо, её поток не несёт неискренности… А что сестры думают о воинах, которые хотели сделать её своей половинкой? Они тоже выполняют приказ командования? Это такая хитрая операция – они один за другим предлагают ей помолвку, а она отказывается?

– В этом мы не уверены, – признала Астрид. – Скорее всего, приказ получила только она и её истинная половинка. С этим воином командование тайно обо всём договорилось, и его имя держится в секрете. Сигтруда же своими странными поступками охлаждает пыл Валькирий. Командование всё это придумало, и никакие боевые травмы психики тут ни при чём. Её ранениями всегда занимались лучшие представители касты Целителей, они не могли допустить столь серьёзную оплошность и не заметить, а тем более не излечить такую рану! К тому же мы связались с Валькириями, являющимися представительницами всех Родов, входящих в состав Первых Полутора Сотен, и они обратились к Хранителям. Так вот, во времена Первой Великой Ассы ничего подобного зафиксировано не было. Посему случай Сигтруды либо тайная хитрость командования, либо исключительный нонсенс, что, мягко говоря, слабо соотносится с преемственностью девяти миллиардов лет воинской генетики. Ведь Сигтруда принадлежит к Роду Форнар, а они в числе Первых Полутора Сотен. В общем, все поняли.

– Странно, – логические выкладки подруги не содержали изъяна, и спорить было не о чем. Но всякий раз, когда Алина находилась рядом с Сигтрудой, где-то очень глубоко, в недрах сознания, она ощущала необъяснимую тоскливую боль, которую испытывает знаменитая воительница. И очаровательная улыбка, не сходящая с уст Сигтруды, что завораживала окружающих, всё чаще казалась Алине усталой и печальной. Но никто более не замечал ничего подобного, и Алина решила не делиться с Астрид своими ощущениями, чтобы не плодить ничем не подкреплённых домыслов. Не может же Сигтруда действительно быть влюблена в Торбранда. Разница в их личных потоках огромна, и несоответствие безмерно. Это скорее боевая дружба между двумя воителями, часто сражающимися плечом к плечу более десяти лет. За этот срок любая мимолётная увлечённость на почве выброса гормонов успела бы закончиться раз шесть. Но тогда откуда в её взгляде столь бесконечная тоска? Которую, впрочем, никто кроме Алины не ощущает. Может, всё-таки командир Харальд прав, и Сигтруда больна неким недостижимым идеалом, возникшим в утомлённом бесконечными битвами женском воображении? Позже, при случае, надо будет спросить у Торбранда. Его поток очень силён, наверняка он способен почувствовать многое, и, быть может, знает о Сигтруде больше остальных. Всё-таки они были вместе во множестве битв…

– Что же тут странного? – вопрос подруги вывел её из раздумий. – Никаких нонсенсов быть не может. У Валькирий эталонная генетика Сияющих, такое не даёт сбоев. Особенно в нашей касте.

– Я имею в виду, – уточнила Алина, – что как-то вся эта хитрость лежит на поверхности. Зачем командованию идти на неё, если сразу ясно, что все очень быстро всё поймут?

– Ну, это как раз объяснимо, – Астрид пожала плечиками. – Никто ведь не уличил Сигтруду в неискренности, так что с официальной точки зрения её беда существует. Имея в распоряжении данный прецедент, командование может влиять на личные решения Валькирий отложить удел Весты. Как в нашем случае – мы решили, что проведём в битвах девять лет, но конунг Гудбьорг уже предупредил наш круг, что через четыре лета от нас потребуют пересмотреть решение. В мирное время подобную тайную манипуляцию признали бы коварством и обманом, каста такое бы никогда не одобрила. Но сейчас данная хитрость была предпринята ради уменьшения потерь среди Валькирий. В конечном итоге это оправдано, ведь чаще других Валькириями становятся дочери Валькирий и их более дальние потомки.

– Это верно, – Алина вспомнила свою четырежды прабабку по отцовской линии. – Если бы мой четырежды прадед несколько сот лет назад не занялся бы исцелением одной храброй Валькирии, получившей в битве тяжёлую рану, я бы сейчас не встретила Торбранда.



Услышав такое, Астрид мгновенно оживилась и засыпала её расспросами. Особенно подругу интересовало, когда именно состоялась помолвка, потому что она собралась по истечении двух лет подать командованию рапорт о предоставлении краткосрочного отпуска с целью посетить свадьбу Гармоничной Валькирии Адельхейд. И все возражения Алины на тему того, что до этого на войне нужно ещё дожить, отметались ею немедленно. Уверенность Астрид в боевом мастерстве Торбранда и непобедимости их Слияния была непоколебима, и вскоре Алина уже весело смеялась вместе с ней, вспоминая их совместные конфузы и неудачи, не раз случавшиеся во время учёбы. За этим занятием её и застал Торбранд, первым делом задавший вопрос, почему активация процедуры биологической очистки Светоча просрочена на четыре части. Опытная Астрид, рождённая в воинской касте, технично растворилась в потоках мироздания, разорвав связь при первом же хмуром взгляде Торбранда, а вот Алине тогда влетело. В наказание за халатность Торбранд отправил её сдавать старый Светоч на консервацию, и весь следующий день ей пришлось заниматься этим в одиночестве.

За этим занятием её застала боевая тревога, и Алина едва не опоздала к отлёту сороковой ударной. Когда её перехватчик примчался к месту сбора, там уже никого не было, лишь одинокая точка Светоча «Сияющий» ослепительно сияла в безбрежной черноте космической пустыни. Сгорая от стыда, Алина буквально вонзила перехватчик в стыковочный люк, гася скорость до нулевой непосредственно в доковом гнезде, что являлось одним из обязательных элементов пилотажа высшей категории сложности. Она выскочила из перехватчика прежде, чем он успел закончить трансформацию из лётной формы в посадочную, и помчалась по корабельному коридору – Светоч ближнего боя невелик, и Кристаллов Прямого Перехода на нём не устанавливают. Вбежав в центральный отсек, она едва не столкнулась с Торбрандом. Он стоял посреди помещения и внимательно разглядывал её с высоты пятиметрового роста.

– Очень интересно, – сообщил Торбранд. – Раньше я не видел тебя с золотистыми волосами.

– Я… – убитым голосом выдохнула Алина, срочно меняя коэффициент лучистости волос на максимальный, – опоздала… Прости, я подвела тебя…

– Твоей вины тут нет, – совершенно неожиданно успокоил её Торбранд. – Тревогу объявили внезапно, сразу было ясно, что тебе не успеть вернуться из консервационного сектора. Я получил разрешение дождаться тебя. Вдвоём от нас пользы больше, нежели поодиночке, так что командир Харальд включил нас в состав тактического резерва. Нам следует поторопиться, но в таком состоянии ты много не налетаешь. Ты почему такая тусклая?

– Я переживаю, – удручённо призналась Алина. – С самого мига помолвки я ухитряюсь что-нибудь сделать не так. А сейчас и вовсе чуть от стыда не умерла, потому что опоздать к вылету по боевой тревоге, да ещё когда из-за тебя в бой не пошёл твой корабль, означает продемонстрировать неспособность к уделу Валькирии. Возможно, из-за нашего отсутствия на поле боя погибнет кто-то из Сияющих. Не лучшее начало помолвки, так опозориться…

– У нас есть несколько частей. – Торбранд подошёл к ней, нависая, словно громада замковой цитадели. – Соберись, сейчас не время для переживаний. – Он неожиданно подхватил её на руки, словно пушинку, и глубокомысленно изрёк: – Какая ты всё-таки мелкая…

– Зато меня держать легко. – Алина расцвела, услышав воинский юмор. Значит, он на неё совсем не сердится! Она вспомнила совет Астрид и попросила: – Можно мне в твой поток?

– Когда мы наедине, можешь не спрашивать, – Торбранд усадил её на руку, – встраивайся, если необходимо. Но во время несения службы не забывай, что ты Валькирия. Хоть и мелкая. – Он прислушался к Слиянию их энергопотоков и добавил: – Даже удивительно, как в тебя вмещается столько энергии. И как только тебя во время боевой работы ветром не сдувает?

– Я хорошо маневрирую, – Алина жмурилась от удовольствия, – лучше всех в Учебном Центре…

Она собиралась рассказать ему что-то ещё, но не смогла, Слияние поглотило её целиком. Когда ты устала физически или психологически, встроиться в поток отца, брата или умудрённого сотнями прожитых лет Наставника суть обычное дело, и сильные мужские потоки родичей приятно восстанавливают твои силы. Но слиться воедино со своей половинкой оказалось совершенно иначе. Это абсолютно завораживающие, непередаваемые, фантастические ощущения! Это как… как… Алина растворилась в потоке возлюбленного, и возникающие в сознании мысли постоянно смывало волнами безмерно сладостной эйфории.

– Как будто ты всю жизнь жил с одним лёгким, половиной сердца и одной долей мозга. И вдруг тебе добавили всё недостающее в один миг, – прозвучал в её сознании его голос. Сказал ли он это вслух, она не поняла, и это было неважно.

– И крылья… – мысленно прошептала она, прижимаясь щекой к его щеке и обвивая руками мощную шею. Стабилизационное поле, удерживающее её волосы собранными в поток, потеряло энергию носительницы и отключилось, рассыпая сияющий белоснежным свечением живой водопад.

– Можно и крылья, – с улыбкой согласился он, свободной ладонью зарываясь в густую копну её волос.

От этого прикосновения ей захотелось просидеть у него на руке всю жизнь, а ещё лучше вообще встроиться как-нибудь внутрь него целиком и никогда не вылезать. Неожиданно для себя Алина подумала, что дождаться истечения положенных двух лет будет непросто. Воинам хорошо, они досконально управляют своими энергетическими и гормональными потоками, а вот ей придётся нелегко. Особенно всякий раз, когда их энергопотоки будут совершать Слияние, а уже ясно, что она будет влезать в его поток по малейшему поводу и, скорее всего, без повода тоже…

– Если будешь летать хуже, чем лучше всех, больше тебя в свой поток не пущу, – ласковый голос Торбранда произвёл на неё эффект ушата ледяной воды.

Он бесцеремонно прервал Слияние и вложил ошарашенную Алину в свечение пилотского поста.

– Выделенное нам время закончилось, – в его голосе на мгновенье мелькнули грустные нотки. – Пора лететь. Совершай прыжок по указанным координатам, там уже идёт бой.


Своё первое космическое сражение она запомнила навсегда и одновременно не запомнила совершенно – всё слилось в сплошной поток спрессованных воедино событий. Позже ей пришлось разбирать ту битву подетально, обращаясь к глубинной памяти, ибо обычная сохранила лишь кипящий океаном огня хаос. Цепкая глубинная память Сияющего вкупе с тактическим архивом ударной группы позволили ей восстановить ход сражения в точности, но в самый первый миг боя всё воспринималось совершенно иначе.

Светоч «Сияющий» вышел из прыжка не просто посреди битвы, одинокий корабль оказался в гуще боевых порядков Тёмных. Огромный флот, состоящий из войск нескольких низкоэнергетических рас, атаковал солнечную систему Светлой расы, являющейся союзником Сияющих. Десятки тысяч громоздких многопалубных кораблей, утыканных орудийными башнями всевозможных конфигураций, заполонили космическое пространство вокруг Светоча, и ещё большее количество вражеских отметок обнаружилось вдали, на подступах к живой Земле. Там кораблями Тёмных кишел каждый кубический километр космоса. Общее информационное поле сражения сообщило, что именно в том месте ведут бой силы Сияющих, и в следующий момент мир вокруг Алины мгновенно почернел. В нервные окончания будто впились тысячи крохотных, но острых невидимых игл режима «битва насмерть», в сознании вспыхнула команда Торбранда, и она бросила Светоч в атаку. Слияние превратило их в единое целое, разумы действовали в монолитном потоке, и мысли, рождённые головным мозгом одного из них, в ту же единицу времени вспыхивали в сознании другого. Пылающий чернильно-чёрным сиянием шар Светоча ринулся на врага, насквозь пронзая здоровенную неуклюжую громаду утюгообразного дредноута Тёмных, и Искривители материи и пространства нанесли удар. Всё вокруг полыхнуло ослепительным всплеском бурлящего огня, и жестокая битва захватила её целиком.

Сколько часов она провела в непрерывных атаках и манёврах, Алина не понимала. В её мозгу бесконечным потоком сменялись команды, и она выполняла их с невероятной скоростью. Каждое мгновение она ощущала тысячи кораблей противника, рвущиеся к ней со всех сторон и испускающие бесчисленные россыпи снарядов, сонмы лазерных лучей и моря иных смертоносных энергий. Но уничтожить зловещее антрацитовое пятно Светоча было нелегко. Торбранд оказался не только могучим бойцом и опытным ветераном, он с поразительной точностью чувствовал поведение корабельных Кристаллов вплоть до колебания их атомных решёток. Находящиеся в режиме максимального поглощения энергии системы Светоча вбирали в себя лавины вражеских ударов, и Искривители «Сияющего» наносили противникам страшный урон, запитанные их же энергиями. Материя и пространство в области нахождения кораблей Тёмных ломали свою метрику, и воцарившийся хаос первичных частиц мгновенно разлагал на атомы боевые механизмы врага. Бездонно-чёрное сияние Светоча уничтожало на своём пути всё вокруг, и уже в следующий миг неожиданным рывком бросалось в противоположную сторону, вонзаясь в очередное скопление кораблей противника. В какой-то момент корабельный контур принял входящий сигнал, и в слитном сознании Алины и Торбранда вспыхнул образ командира Харальда.

– Тёмные атаковали систему Нидавель двое суток назад, – Харальд короткими и ёмкими импульсами доводил обстановку, и Алина поняла, что в пылу битвы даже не считала с тактической карты название текущей солнечной системы. – Основные силы захватчиков состоят из объединённого флота трёх шестиэнергонных цивилизаций…

Ближайшие полторы-две тысячи кораблей противника нанесли удар, и огромный кусок космоса захлестнуло шквалом смертоносных энергий. В мозгу вспыхнула мысль Торбранда, и Алина бросила Светоч в сверхсветовой рывок. Бездонно-чёрное пятно прошило заполненную врагами космическую бездну, разнося в клочья десятки вражеских кораблей, оказавшихся на линии форсажа, и Искривители вновь погрузили окружающее пространство в хаос разлагающейся материи.

– …Предводительствует над ними крупная эскадра рептилий восьмиэнергонного пространства, – от Харальда пришел следующий импульс. – Операция была продумана грамотно, под прикрытием широкомасштабного наступления, которое основные силы Тёмных ведут сейчас в Чертоге Лебедя. Межзвёздную связь в системе блокировали практически мгновенно, и местные не смогли подать сигнал бедствия…

Светоч на сверхсветовом ускорении мгновенно изменил вектор движения на перпендикулярный и в следующий же миг – на противоположный. Почти миллион кубических километров космоса накрыло заградительным огнём вражеских орудийных систем, но Светоча в зоне сплошного поражения уже не было.

– …Армия Цвергов разбита, её остатки в настоящее время ведут бои на Нидавеллире, материнской Земле системы Нидавель. Остальные Земли захвачены противником, космические и орбитальные станции либо уничтожены, либо разграблены…

Следующая мысль Торбранда – и Алина ввинтила Светоч в самую гущу противника, всё ещё ведущего обстрел точки их предыдущего местонахождения. Вновь сработали Искривители, заставляя материю и пространство содрогнуться от боли, космический мрак вспыхнул подобно солнцу, и Алина поняла, что Торбранд успевает вести добивающий огонь из излучателей антиматерии. Значит, сил у него ещё достаточно.

– …Горстка обороняющихся совершила подвиг, пробившись из зоны блокады связи, и ценой своих жизней сумела подать сигнал бедствия. Мы прибыли сюда в крайний миг, и на данный момент не ясно, удастся ли отразить нападение. Штаб флота выслал к нам пятнадцать ударных групп, они будут здесь через тридцать шесть частей, до тех пор мы должны сделать всё, чтобы предотвратить бомбардировку Нидавеллира…

Не попавшие в область воздействия Искривителей корабли Тёмных панически набирали скорость, стремясь разорвать дистанцию, и Светоч метнулся за ними, в кратчайшее мгновение настигая крупное скопление беспорядочно отступающих многопалубных монстров.

– …Поэтому все силы сосредоточены возле Земли, так что поддержки не ждите. Ваша задача – сковать боем как можно большее количество противника до подхода основных сил.

Командир Харальд отключился одновременно со следующим ударом Искривителей, и яростная битва продолжилась с новой силой. Светоч на недоступной Тёмным скорости пронзал их боевые порядки, обильно сея вокруг себя смерть, и Кристалл Слежения доносил до сознания Алины эманации бурного радиообмена кораблей противника, истерично сетующих на то, что их системы наведения не успевают за хаотичными сверхсветовыми ускорениями корабля Сияющих.

Вскоре командование сил вторжения сделало выводы. Бездонно-чёрный сгусток смертоносной энергии объявили приоритетной целью, и нескованные сражением с сороковой ударной группировкой эскадры противника начали срочную перегруппировку. Теперь в «Сияющего» били десятки тысяч кораблей со всех сторон, и Тёмные не ослабляли огонь даже несмотря на то, что в устроенном Светочем хаосе их эскадры несли потери от огня своих соседей. Алина почувствовала, как Кристаллы Щитов вибрируют от избытка входящей энергии в опасном диапазоне, и Торбранд перешёл на непрерывную работу Искривителей. В режиме постоянной жесточайшей перегрузки Кристаллы долго не выдержат, мелькнула мысль, в то же мгновение сменившаяся беззаботным ответом, что, мол, на старом Светоче уже бы не выдержали, а на этом выдержат, потому что это обручальный Светоч, такого больше ни у кого нет, и он не собирается ломать хорошую вещь, ибо ещё не всем успел похвастать столь редкостным подарком.

Она непроизвольно прыснула, но в следующий миг прибывшая на помощь потрёпанным силам свежая эскадра Тёмных произвела залп, и окружающий её мир сузился до размеров бесконечного космоса, кипящего нескончаемыми лавинами смертельных энергий. Дальнейшее слилось в безостановочную череду боевых манёвров пилотажа высшей сложности, выполняемых под градом вражеских ударов. Атака – выход из зоны поражения – атака – форсаж – атака – уклонение – атака – выход из зоны поражения – вновь атака… Непрерывный поток действий, имеющих одинаковые названия, и никогда не похожих одно на другое, ибо каждый манёвр, получившийся успешным посреди всепоглощающего бешенства смерти, уникален. Бурлящий яростью разрывающихся элементарных частиц космос давно превратился из чёрного в ослепительный, наведение на цель и ведение огня осуществлялись в режиме восприятия потоков первичных энергий, кишащих тысячами отпечатков вражеских кораблей, которых с каждым мгновением становилось больше и больше.

Скорость маневрирования всё возрастала, потоки входящей энергии лавинообразно увеличивались, мощь Искривителей стала запредельной, все Кристаллы оборудования Светоча находились на грани самоликвидационного резонанса, и корабельный контур тяжело вибрировал, продолжая наращивать частоту. До взрывного распада на атомы оставалось меньше одной части, и чернильно-чёрный сгусток смертоносной энергии ринулся в самую гущу вражеского флота, стремясь забрать с собой как можно больше кораблей противника. В голове мелькнула мысль, что взрыв выйдет знатный, перевозбуждённые Кристаллы Искривителей материи и пространства расщепляются на первичные элементарные частицы вместе с гигантским объёмом прилегающего космоса, и Алина подумала, что её Род сможет гордиться ею по праву. И Род Торбранда тоже, потому что она не подвела возлюбленного в решающей битве…

– Торбранд, выходи из боя! – Единое информационное поле сражения принесло импульс Харальда и окрасилось множеством отпечатков боевых кораблей Сияющих, выходящих из гиперпространства. – Мы передаем работу в космосе соратникам. Двигайтесь к Земле, ваше присутствие необходимо на поверхности!

Следуя мысли Торбранда, Алина мгновенно сменила направление движения на противоположное, взяв курс на охваченный орбитальным сражением Нидавеллир, возле которого быстро увеличивалась в размерах яркая россыпь прибывающих в систему ударных групп Сияющих. Торбранд вывел Светоч из режима «битва насмерть», бездонно-чёрный сгусток энергии вспыхнул звёздным огнём, и она вновь почувствовала, как боль вгрызается в нервные окончания. Придётся потерпеть, возникла мысль в слитном сознании, перенастройка с разрушительных энергий на созидательные суть процесс болезненный. Алина подумала в ответ, что это мелочи по сравнению с тем, как она пару мгновений назад успела попрощаться с жизнью. Ответная мысль была окрашена весёлыми нотками, мол, вот это точно ерунда, потому что таких моментов будет бесчисленное количество, потому что так происходит едва ли не в каждом втором сражении с превосходящими силами противника. И задумываться об этом суть пустая трата времени, потому что погибнуть в бою за Родину и Расу есть смысл жизни воина. Для этого и существует воинская каста. И тут же вспыхнула мысль-приказ о манёвре уклонения. Тёмные обнаружили, что Светоч теряет свечение, сняв нагрузку с перевозбуждённого до критического состояния оборудования, и устремились в погоню, планируя скоростным рывком выйти на дистанцию эффективного удара и добить потерявший боевую мощь ненавистный корабль Сияющих. Пришлось выходить из-под удара на инерционном ходу. Через половину части подразделения Сияющих закончили развёртывание и ударили по Тёмным. В рядах Сияющих оказалось почти полкруга Светочей дальнего боя, авианосцы выпустили эскадры штурмовых крейсеров, и противнику стало не до мести.

Пока испускающий едва заметное тусклое свечение Светоч двигался к Нидавеллиру, Алина торопливо проводила проверку корабельных систем. Каста Творцов не зря носила своё название, а искусность Мастеров Рода Небесной Лазури была не просто так известна на всю Пограничную. Светоч нового поколения выдержал испытание битвой. Всё оборудование сохранило целостность, и в настоящий момент Кристаллы успокаивались, восстанавливая стабильность. Вскоре грозный боевой корабль будет готов к новой битве. А вот ей бы не помешало собраться с мыслями. Сейчас, после боя, они разбегаются в разные стороны, и от волнения она не может оценить, насколько эффективным был её пилотаж… и вообще не помнит всего перечня своих действий в точности… и пребывание в режиме «битва насмерть» оказалось совсем не таким, как она себе представляла… а выход из него не только болезненный, но и сильно разбалансирует концентрацию личного энергоконтура, потому что женский поток не ровня мужскому, и ей требуется время на стабилизацию… и ещё она много болтает… ой, а это чья была мысль?! Самая крайняя?

– Светоч «Сияющий», вы славно поработали, – командир Харальд вновь вышел на связь, – молодцы. Как самочувствие? Предстоит работа на поверхности Земли. Точнее, под поверхностью.

– Светоч в порядке, – ответил Торбранд. – Но Кристаллам необходимо шестьдесят четыре части времени для полной стабилизации, остаточные возмущения атомных решеток всё ещё значительны.

Алина ощутила, как его поток заполняет её собственный, проверяя состояние тела и снижая возбуждение взвинченной сражением нервной системы. Стабильность её личного энергоконтура быстро восстановилась, и она почувствовала лёгкую приятную эйфорию. Похоже, у неё вскоре разовьётся зависимость… или уже развилась… хорошо, я сдам тебя Целителям… Что-что?!

– Мы в норме, – подытожил Торбранд. – Какова задача? Работа в штольнях?

– В подземном граде, – Харальд прислал координаты отметки на поверхности Земли. – Это столица Цвергов. Там двое суток шли ожесточённые уличные бои. Треть града ещё принадлежит местным, в остальной части закрепился противник. Ситуация осложнена захватом заложников. Столицу штурмовал десант рептилий. Как только мы отрезали их от орбиты, они бросились отлавливать мирное население, которое ещё не перебили к тому моменту. Захваченных заложников спустили на нижние уровни подземного града и, как обычно, угрожают местному правительству убить их, если мы не отпустим рептилий восвояси.

– Есть данные о противнике? – поинтересовался Торбранд. – Это одна из рас Мира Иго?

– Нет, это не Игиги, – отверг предположение Харальд. – Внешние обводы их кораблей имеют нечто общее, но Ксенологические Скрижали не обнаружили энергетической тождественности сущностных отпечатков. Вероятнее всего, это представители одной из множества галактик восьмиэнергонного пространства, расположенных близ шестиэнергонных границ. Данные Блюстителей показывают сильное влияние этих рептилий на личный состав флота шестиэнергонных рас, являющихся основными силами вторжения в систему Нидавель. Эти чернокожие коротышки считают их высшими существами, и связь между технологиями рептилий и чернокожих прослеживается отчетливо. Хотя наиболее сильные разработки рептилии приберегли для себя. Видимо, они и создали эти цивилизации чернокожих когда-то давно посредством коррекции недоразвитых приматов и с тех пор используют их по своему усмотрению. Сейчас вот бросили на захват этой системы. Швартуйте Светоч возле флагмана и отправляйтесь в точку сбора. Дальнейшие указания получите от командора Агнара, он командует подземной операцией.

Алина увела корабль прочь от разгорающегося космического сражения и взяла курс на отметку флагмана сороковой ударной, обнаружившуюся на близкой орбите Земли. Вблизи Нидавеллир являл собой довольно мрачное зрелище. Земля крупных размеров с высокой вулканической активностью, обширные континентальные пустоши, накрытые лавовыми морями, застывшими и не очень, пара грязно-бурых океанов, отсутствие растительности. Высокая гравитация, сопоставимая с гравитацией родных Миров Сияющих, частые бури и запылённость атмосферы, сильная загазованность и постоянная деформация озонового слоя, что приводит к бесконечному возникновению и исчезновению множества дыр в естественной защите Земли от солнечной и космической радиации. Как тут можно жить, на первый взгляд совершенно непонятно, тем более что на поверхности не видно массивных жилых центров, лишь сиротливая россыпь каких-то сооружений явно технического назначения.

Орбита Нидавеллира была очищена от захватчиков меньше получаса назад, всюду виднелись бесчисленные рои обломков и сотни остовов уничтоженных кораблей Тёмных, медленно теряющих высоту под действием силы тяжести. Через какое-то время на поверхность Земли начнёт низвергаться настоящий ливень из сгорающих в атмосфере обломков, пока же в небесах над Нидавеллиром шли воздушные бои. Отрезанные от основных сил вторжения, подразделения рептилий отчаянно пытались вырваться в космос, но столкнувшись с непреодолимым натиском Сияющих, спешили скрыться в кратерах, пробитых в земной поверхности орбитальными ударами. Пылающие звёздным свечением капли перехватчиков преследовали боевую технику рептилий до уровня земли, но внутрь кратеров не углублялись, спеша вернуться к атмосферному сражению.

Светоч достиг флагмана, Алина поставила корабль на гравитационную сцепку с крейсером и поспешила следом за Торбрандом в ангар перехватчиков. Обычно на Светоче имелся всего один перехватчик и одно свободное гнездо для приёма извне малоразмерных катеров. Но Мастера Рода Небесной Лазури изначально заложили в конструкцию «обручального» Светоча ангар, увеличенный вдвое, и в его штатных гнёздах была размещена пара перехватчиков. Других средств перемещения на Светочах не устанавливалось в принципе, что было вполне понятно. Светоч ближнего боя либо выходит из сражения своим ходом, либо погибает вместе с экипажем, поэтому аварийно-спасательные катера ему не требуются. Разведывательных и иных функций, не связанных напрямую с нанесением урона, Светочи не выполняют, так что разведывательные катера на нём также не нужны. Для всех остальных надобностей вполне достаточно перехватчика и свободных гнёзд ангара.

Алина добежала до своего перехватчика, на бегу зажигая свечение Кристалла боевого поста, и сходу запрыгнула в переплетение сияющих энергий. Перехватчик Торбранда прочерком звёздного огня покинул Светоч, и она устремилась следом, ловко успевая промчаться в сформированный Торбрандом выходной люк. Адаптивная виброброня Светоча мгновенно зарастила выходное отверстие, наглухо запечатывая корабль, и Алина прибавила скорость, чтобы не отставать. В следующий миг Кристалл Связи принял входящий импульс, и в сознании возник образ Агнара. Командор вёл переговоры с Торбрандом, включив Алину в область их радиообмена.

– Торбранд, мы ждем вас на поверхности в точке касания, – Агнар сразу перешёл к уточнению боевой задачи. – Противник в той или иной мере захватил все грады Цвергов, но командование Тёмных укрылось именно здесь, в столице. Блюстители ощущают присутствие порядка десяти тысяч солдат противника и втрое больше единиц различных боевых роботов.

– У них пилотируемая техника или искусственный интеллект? – уточнил Торбранд.

Его перехватчик вошёл в атмосферу Земли и пылающим метеором устремился на снижение. Алина последовала за ним, занимая позицию ведомого, и сосредоточилась на наблюдении за окружающим пространством. Тёмные поняли, что проигрывают сражение в космосе, и интенсивность воздушных боёв возросла, отчаяние заставляло врагов идти на самоубийственный прорыв к основным силам. Спустя миг оба перехватчика мчались к точке касания сквозь яростную карусель небесной битвы, и излучатели Торбранда вели почти непрерывный огонь, пробивая путь через облака вражеских машин.

– Искусственный интеллект у них только в составе штабов и секторальных командных пунктов, – ответил Агнар. – Боевые роботы управляются дистанционно, атмосферная техника пилотируется, живая сила облачена в экзоскелеты. Эти рептилии не являются прямоходящими, они ползают на четырёх конечностях, и жизнь под землёй является для них нормой. Поэтому у Цвергов с самого начала не было никакого преимущества перед силами вторжения. В космосе их быстро задавили количеством, под землёй на стороне рептилий также оказался численный перевес.

От Агнара пришёл ещё один импульс, и в сознании Алины начали сменяться образы солдат, роботов и прочих боевых единиц противника. Всё это, включая заключённых в экзоскелеты рептилий, было приземистым, длинным и увешанным оружейными подвесками. Кроме того, экзоскелеты пехоты имели возможность орудовать любой из четырёх ног, словно рукой, что увеличивало их боевые возможности.

– Нас слишком мало для освобождения целой Земли, – продолжил Агнар. – Поэтому наша задача – уничтожить командование Тёмных, закрепившееся в столице Цвергов. Лишённые управления Тёмные перестают оказывать централизованное сопротивление, так что Цверги сами вычистят свои грады. Но военачальник рептилий отдаёт себе отчёт в том, что мы пришли по его душу. Он закрылся живым щитом из заложников и требует переговоров с Цвергами.

– А что Цверги? – Торбранд неожиданно перевёл перехватчик в режим «битва насмерть», и атмосферные боевые машины Тёмных шарахнулись в разные стороны, стремясь оказаться подальше.

– Правительство Цвергов рассчитывает договориться с ними о бескровном обмене: заложники во всех городах в обмен на возможность Тёмным покинуть Нидавеллир. Они уже обратились к нам с просьбой позволить рептилиям уйти. Блюстители считают, что Тёмные тянут время.

– Я с ними согласен, – затухающий воздушный бой остался позади, и пылающий бездонно-чёрным свечением перехватчик вновь засиял звёздно-белым огнём. Обе сияющие капли снизились до высоты птичьего полёта и помчались вдоль земной поверхности. – Рептилии ждут прибытия подкрепления. Слишком быстро они пожелали переговоров. В тот момент они ещё не знали, что потерпят поражение в космосе. Зато они с самого начала понимали, что нас недостаточно для зачистки даже одной Земли, не говоря о колониях на соседних Землях.

– Командование считает так же, – согласился Агнар. – Поэтому наша задача – уничтожить военачальников рептилий до прибытия свежих сил противника. А там видно будет. Мы вас видим, приземляйтесь на склон вулкана рядом со мной, Блюститель откроет коридор в защитном куполе.

Сияющие капли перехватчиков вонзились в громадное месиво бушующей на поверхности пыльной бури, и Алина перешла в режим изотопного наблюдения. Мир вокруг вспыхнул потоками энергий, и на горизонте обнаружился старый потухший вулкан неправильной формы. Во время своего последнего извержения он пережил сильный взрыв и наполовину разрушился. С тех пор одна его половина представляла собой нагромождение выщербленных ураганами скал, залитых давно застывшей лавой, другая имела достаточно пологий склон. Между скалами обрывистой стороны ощущалось несколько отпечатков каких-то объектов Цвергов, выходящих на поверхность из чрева горы. Над пологим склоном, в паре метров от поверхности, застыла четвёрка десантных кораблей тринадцатого штурмового отряда во главе с командирским кораблём Агнара. Остальные сияющие сферы находились у подножия вулкана и подобно ожерелью окружали пробитый в поверхности земли кратер, развороченные стены которого яростно терзала буря.

– Как они здесь живут? – Алина окинула взглядом безжизненную пустыню, тянущуюся от горизонта до горизонта, по всей протяжённости которой пыльные воздушные массы мчали десятки тонн каменного крошева. Эти облака природного абразива врезались в склоны потухших и действующих вулканов, отшлифовывая их поверхности, и подскакивали ещё выше, забивая собой небеса. – Солнца не видно, в атмосфере пыль и газы, на земле ни травинки и вечный сумрак!

– Цверги живут под землей, – Кристалл Связи передал в её сознание голос суженого. – На Нидавеллире всё живое обитает под землёй, включая растения.

– Но там же темно, – Алина следом за Торбрандом начала заход на посадку посреди кипящих и завывающих бурунов пыли и вулканического пепла. – Как же они растут?

– Местным растениям не нужен свет. Это эволюционная особенность Нидавеллира, – объяснил он. – В них нет хлорофилла, они в основном жёлтые, невысокие, но густые. Растительность поглощает вулканические газы, выделяет кислород и светится в темноте, какая-то больше, какая-то меньше. Так что там не темно. Не яркий солнечный день, но вполне светло. Хотя Цверги неплохо видят в темноте, они предпочитают хорошо освещать свои города. Вулканического тепла и подземных вод у них в избытке, поэтому паровые технологии Цвергам обходятся в минимум усилий и очень развиты. У них даже есть паровые осветительные приборы, основанные на свойстве одного местного минерала испускать фотоны под действием раскалённого пара. Но прямой солнечный свет Цверги не любят. Для них это слишком ярко и небезопасно. Их кожа не имеет защиты от ультрафиолета, а организм не способен выводить излишки космической радиации. Поэтому на поверхность Цверги без защиты и без особой надобности не поднимаются.

Оба перехватчика опустились на вулканический склон, меняя форму с лётной на посадочную, и Алина поспешила к командирскому кораблю, стараясь не отставать от Торбранда. Внутри не оказалось никого, кроме занимающих свечения боевых постов воинов, лишь командор Агнар стоял у развёрнутой в половину отсека карты подземного города, и его излучающие лёгкое белоснежное сияние броня и волосы резко контрастировали с полумраком изображения. Увидев влетающих в прыжковый люк Торбранда и Алину, он коротко отсалютовал:

– Во славу Расы!

– Во славу! – негромко откликнулись Торбранд с Алиной, повторяя жест салюта.

– Военачальник рептилий скрывается тут, – Агнар указал на подсвеченный на карте массив вырубленных в скале зданий. – На самом нижнем этаже. Мы подавили широкий эфир, и его радиоуправляемые роботы вышли из строя. Но кроме них там порядка тысячи пилотируемых боевых машин, они на улицах, и сотня солдат в экзоскелетах, эти внутри. Весь квартал набит заложниками, здания срочно подготавливаются к подрыву. Мы отрезали квартал от остальных подразделений рептилий и вызвали обрушения всех подземных ходов. Выбраться вожаку рептилий невозможно, и он сильно нервничает.

– Остальные подразделения Тёмных пытаются его разблокировать? – Торбранд скользил взглядом по карте, занося в память подробное расположение объектов и удерживающих их войск.

– Мы загнали под купол града два круга перехватчиков, они отражали натиск противника, но удары антивеществом наносят сильные разрушения, не спровоцировать бы обвал. В этом граде двадцать миллионов мирных жителей, будут большие потери. – Агнар нахмурился. – Сейчас атаки прекратились, военачальник рептилий ждёт ответа правительства Цвергов, попутно минируя здания с заложниками термоядерными фугасами. С каждой упущенной частью количество потенциальных жертв возрастает, более терять времени нельзя. – Он высветил отметку в самом центре нижнего уровня вражеской обороны: – Военачальник рептилий сейчас находится здесь. Он постоянно перемещается по разным участкам позиций своих солдат, но энергетический отпечаток личной радиостанции выдаёт его. Его необходимо уничтожить настолько быстро, насколько вообще возможно. Быть может, Тёмные не успеют подорвать заряды. Если успеют, то мы погасим вспышки, но расстрел заложников по всему граду не предотвратить, так что чем страшнее станет рептилиям без своего штаба, тем меньше у них будет желания накликать на себя ещё большую беду. Если Цверги пожелают, то смогут отпустить их восвояси.

– Если к тому времени в Нидавель не прибудут новые враги. – Торбранд кивнул на Алину: – Её нужно накрыть дистанционной защитой. Места в небесах подземного города немного, по ней сразу же откроют массированный огонь. Мне потребуется не более получасти, но в эти мгновения она должна держать Щит и не отвлекаться на поглощение других атак.

– Сделаем, – коротко ответил Агнар. – Действуйте.

Он вышел на связь с десантными кораблями, удерживающими блокаду кратера, и принялся отдавать приказания. Алина следом за Торбрандом покинула командирский корабль и усилила подачу энергии на Кристалл Полёта. Могучий пятиметровый воин и точёная женская фигурка, уступающая ему в росте почти вдвое, сияющими прочерками устремились к кратеру сквозь беснующуюся пыльную бурю. Энергозащита лица поглощала потоки беснующегося каменного крошева, но видимость практически отсутствовала, и Алина ориентировалась посредством восприятия окружающих энергопотоков. Из-за этого она не сразу разглядела истинный вид подземной столицы Нидавеллира. Они с Торбрандом на высокой скорости преодолели кратер и тут же предприняли ещё большее ускорение, выдвигаясь к блокированному штурмовым отрядом городскому району. Засевшие в развалинах солдаты противника пытались вести по ним огонь, и Торбранд, не меняя курса, бил антивеществом по вспышкам выстрелов. Алина сократила дистанцию, держась ближе к ведущему, и окинула взглядом проносящийся внизу подземный град, оценивая зону боевых действий.

Мир Цвергов, с точки зрения Сияющего, был тёмен и слишком геометричен, но это не мешало ей по достоинству оценить свойственное им трудолюбие и своеобразную красоту творений. Огромный подземный град был полностью вырублен в недрах каменного основания вулкана, и его красота не померкла, даже несмотря на серьёзные разрушения, вызванные тяжёлыми уличными боями. Архитектура града была подобна исполинской пещере, заполненной столь же исполинскими сталактитами и сталагмитами, что соединяли пол и потолок пещеры подобно гигантской толщины колоннам, и одновременно являлись городскими зданиями. Сотни таких могучих сооружений, поддерживающих потолочные своды, были высечены из цельной части скалы, свидетельствуя о том, что высота их увеличивалась с увеличением занимаемой градом глубины. При этом через весь град протекала довольно большая подземная река, искусно разведённая на несколько рукавов, находящихся на разных высотах, заключённых в покрытые геометрическим узором каменные набережные. Похоже, раньше град нельзя было назвать скудным в плане растительности, но сейчас большая её часть оказалась уничтоженной в ходе сражений. То же касалось и городского освещения, из-за чего охваченные боями районы были освещены неравномерно. Сами Цверги оказались совсем маленькими темноволосыми крепышами менее полутора метров ростом, что неудивительно. В условиях высокой гравитации при слабой энергетике своего солнца и ближайших к нему звёздных скоплений, телосложение обитателей тяжёлых планет приобретает низкорослую мощь.

Большего рассмотреть Алина не успела. Торбранд достиг позиций родичей, приземлился, обменялся с несколькими бойцами парой коротких фраз и обернулся к ней:

– Начинай.

Едва коснувшись ногами каменной поверхности, она вновь поднялась в воздух, быстро заняла удобную позицию и расправила энергокрылья. Мощные переплетения энергий за её спиной вспыхнули призрачным свечением, и захваченные противником рукотворные сталактиты городских колонн окрасились сотнями вспышек выстрелов. Тёмные увидели Валькирию и немедленно предприняли попытку уничтожить её массированным огнём. Алину накрыли дистанционной защитой, и она встроилась в поток Торбранда. Её броня и волосы резко усилили интенсивность сияния, и Гармоничная Валькирия второй раз в жизни выставила своему возлюбленному Щит, волнуясь не меньше, чем в первый. В тот раз она допустила столько ошибок… В следующий миг светящаяся белоснежным светом броня Торбранда вспыхнула бездонно-чёрным свечением, и чернильное лучистое облако антивещества с могучим бойцом внутри с огромной скоростью сорвалось с места. Атакующий Гармоничный воин вошёл в каменную толщу городского массива, словно тахионный клинок в бумажный лист, и исчез в ослепительной фотонной вспышке, затмевающей облако мощного взрыва. Алина почувствовала сильный входящий поток жёсткого излучения и сосредоточилась на обработке и поглощении потенциала. Но на этот раз действовать было гораздо проще. Рассчитанные Торбрандом энергокрылья обеспечивали оптимальную пропускную способность, и оставалось только удержать в себе лавинообразно увеличивающийся объём энергии. В считаные мгновения её емкость заполнилась наполовину, как вдруг Кристалл Связи донёс как всегда спокойный голос Торбранда:

– Задание выполнено. Противник уничтожен. Валькирии приготовиться к сбросу потенциала.

Она ощутила, как бьющий в неё поток энергии меняет направление, и к содрогающим подземный город взрывам прибавился ещё один. Ёмкость начала стремительно пустеть, но не успела Алина обрадоваться успешному завершению операции, как что-то незримое и тяжёлое ударилось в её энергопоток снаружи, грозя разметать личный энергоконтур. В тот же миг дестабилизация прекратилась, и в эфире раздался доклад одного из Блюстителей:

– Вспышка погашена. Цепная реакция предотвращена. Остальные ядерные фугасы стабильны.

– Потери? – поинтересовался командор Агнар.

– Потерь нет. Но подразделения рептилий начинают атаки по всему городу. Перехватываю…

– Агнар! – В радиообмен вклинился образ Харальда. – Дальше Цверги работают самостоятельно! Всем подразделениям – немедленно на орбиту! В системе высаживаются основные силы Тёмных!

Чёрное пятно лучистой энергии вырвалось из поднятых взрывами облаков, на лету вспыхивая белым сиянием, и Алина бросила неизрасходованные остатки потенциала на Кристалл Полёта, срываясь в стремительном ускорении. Спустя несколько мгновений они занимали места в свечении боевых постов перехватчиков, ещё через несколько частей Алина уже снимала Светоч с гравитационной сцепки…

То сражение длилось четверо суток, в течение которых их Светоч выходил из боя только тогда, когда до самоликвидационного распада на атомы оставался едва ли не миг. Они отступали в центр боевых порядков Сияющих, швартовались к флагману Харальда и прямо в свечении боевых постов забывались коротким сном. Чтобы через час вновь оказаться в гуще кораблей противника. Неудивительно, что она не запомнила всех подробностей. Система Нидавель из второстепенного участка фронта Союза Светлых превратилась в один из основных театров боевых действий уже на второй день, когда скопление сражающихся в ней войск превысило количество в миллиард вымпелов с обеих сторон. Силы Тёмных продолжали прибывать сразу из трёх галактик, и штаб флота стянул в систему Нидавель почти сорок процентов Даарийской и Харрийской группировок. К началу третьих суток в системе одновременно появились Эмиссары Чёрного и Высокомерный Тор, и интенсивность битвы возросла на порядок. В полдень четвёртых суток Эмиссары потеряли одного из своих и отступили, после чего флоты десяти- и восьмиэнергонных рас одновременно совершили прыжок, отправив представителей шестиэнергонных рас в контрнаступление ради своего отступления. Полностью бои утихли только спустя одиннадцать часов. По окончании сражения Блюститель с флагмана Харальда сообщил, что согласно прежним расчетам Светоч Торбранда в битве такой интенсивности должен был погибнуть не меньше шести раз. Но идеальное Слияние Гармоничных бойца и Валькирии многократно повысило порог выживаемости корабля. Торбранд тогда взял её на руки, ласково поцеловал в щёку и с задумчивой миной глубокомысленно произнёс:

– Какая ты, оказывается, полезная штуковина… А с виду и не скажешь…

– А ещё я готовлю вкусно, – со знанием дела уточнила Алина, встраиваясь в его поток. Спустя миг она уже спала, во сне мечтая о том, как бы перекусить. Впрочем, чьи именно мысли были насчёт перекусить, она не уверена.

Глава вторая

Алина улыбнулась воспоминаниям. Засыпать на руках у Торбранда, прижавшись к возлюбленному покрепче и встроившись в его поток, стало её любимым способом отдыха от ратных деяний. Правда, иногда случались казусы, являющиеся следствием своеобразного юмора воинской касты. Например, можно было проснуться где-нибудь в весьма нестандартном месте, например, на складе вооружения флагманского крейсера в пустом контейнере. Или в аварийном отсеке десантного корабля, внутри хрустального пенала неактивной стазиз-капсулы. Или на вершине рукотворного сталагмита Цвергов. После отражения нападения Тёмных на систему Нидавель, Земли Цвергов очищали от вражеского десанта почти неделю, и космические бои сменились уличными. За это время тринадцатый штурмовой отряд побывал на всех Землях системы и на обеих космических станциях, уцелевших в ходе битвы, но лишившихся искусственной гравитации. Воевать в условиях отсутствия гравитации ей в ту пору ещё не довелось, и учиться тонкостям боевой работы приходилось в буквальном смысле на лету…

Потом были два лета бесконечных сражений с Тёмными по всей Порубежной. Сороковая ударная группа командира Харальда входила в состав группировки, находящейся в распоряжении Высокомерного Тора, и без боевых действий не проходило и недели. Относительно небольшие стычки сменялись тяжёлыми боями, перераставшими в грандиозные кровопролитные сражения, и всякий раз Светоч «Сияющий» занимал место на острие атаки. Порой потери были столь тяжелы, что сороковую ударную выводили в тыл для пополнения и перегруппировки. То были скорбные недели, в течение которых Род Форнар отдавал дань памяти павшим воинам и выставлял на их места новых бойцов. Тысячи молодых воинов пылали неукротимой жаждой мести, занимая боевые посты совершивших Последний Подвиг героев, и Алина проводила много времени в родовом замке, где делилась опытом с ученическими кругами юных Валькирий. Однажды на одно из таких занятий прибыл Торбранд, и они провели юным бойцам и воительницам демонстрацию идеального Боевого Слияния. Ученические круги древнего Рода были в восторге, а сам Торбранд перед уходом коротко обронил, что Валькирию-половинку Адельхейд ему послала сама Великая Вспышка.

Вскоре доукомплектование завершалось, и сороковая ударная возвращалась на передовую, чтобы вновь погрузиться в жестокие битвы. Обстановка на фронтах была нестабильной и почти непредсказуемой. Не поддающиеся подсчёту войска Тёмных шли из глубин пространства низких энергий непрекращающимся потоком, и в каждый миг в гиперпространстве любого сектора обороны фиксировалось не менее сотни активных трасс. Миллионы вражеских кораблей плыли через изнанку пространства, и погружённые в анабиоз экипажи Тёмных не ощущали течения времени. Гиперпространственные скорости флотов противника сильно разнились в зависимости от уровня технологий собравших их рас, но Эмиссары Чёрного, Высокомерные Тёмные, обладали возможностью ускорять их движение по своему усмотрению. Технологии вышних слоев Вселенной позволяли им менять направление гипертрассы того или иного флота самостоятельно, не прибегая к пробуждению экипажей, и Эмиссары Чёрного пользовались данными возможностями для нанесения неожиданных массированных ударов по пространству Сияющих.

Стоило Тёмным нащупать слабину на каком-либо участке обороны самих Сияющих или кого-то из иных Светлых рас, как Эмиссары Чёрного в считаные часы направляли в эту точку не просто все имеющиеся поблизости силы, но и все идущие в гиперпространстве флоты, находящиеся в радиусе быстрой доставки. Это позволяло противнику оперативно сконцентрировать мощный кулак и нанести удар в наименее защищёное место. Подобная тактика давала результаты. Случалось, что подразделения, преграждавшие путь врагу на таких направлениях, гибли в неравной битве в полном составе, и противник прорывался в глубь той или иной порубежной галактики. На ликвидацию прорыва бросались все силы, и из галактик эпицентра пространства высоких энергий приходили новые флоты ратников ополчения, чтобы укрепить ослабленную оборону других участков. Тёмные это прекрасно понимали и потому стремились всегда начинать с одного-двух отвлекающих ударов и лишь потом бросать на прорыв основные силы, рассчитывая столкнуться с ратниками гражданских каст. Но на помощь своим потомкам всегда приходили Высокомерные Сияющие, и невообразимо могучие вышние Сущности сходились в бою с Эмиссарами Чёрного, уравнивая чаши весов. Кто-либо из Высокомерных открывал ноль-переход к месту прорыва основных сил Тёмных сразу отовсюду, и через несколько мгновений агрессорам противостояла совокупная мощь всей воинской касты – сотни миллиардов сияющих кораблей. Противника уничтожали поголовно, прорыв ликвидировался, и войска срочно возвращались на позиции в пространства своих Миров.

Но из бесконечно огромного пространства низких энергий приходили свежие полчища Тёмных, и сражения вспыхивали с новой силой. С каждым месяцем интенсивность боев нарастала, и все понимали, что дальше будет ещё тяжелее, ибо Великая Асса вершилась одновременно во множестве слоёв Вселенной. Эмиссары Чёрного не имели возможности прислать в четырёхмерный слой множество своих представителей, их основные силы были заняты в сражениях в собственных слоях, поэтому сюда, в слой четырёх измерений, отправлялось ограниченное количество Высокомерных Тёмных. Но Высокомерных Светлых сюда приходило ещё меньше, и только их значительное превосходство в личной силе уравнивало шансы. И время, несерьёзный фактор в вышних слоях, но здесь, в четырёхмерном слое, являющееся решающим, играло против Тёмных. Если Сияющих не уничтожить быстро, то за несколько столетий интенсивных боёв в их рядах появятся новые Боевые Асы, количество которых в условиях постоянных сражений будет неуклонно расти, ведь именно в битвах совершенствуются Сущности касты воинов. В конечном итоге Боевых Асов станет настолько много, что мощь четырёхмерных Сияющих окажется непреодолимой для четырёхмерных Тёмных. И Асса зайдёт в тупик, что для Тёмных фактически означает поражение в четырёхмерном слое.

Поэтому Эмиссары Чёрного стремились смять Сияющих, пока такая возможность есть. Время начала Второй Ассы было подобрано ими идеально. Сияющие не вели серьёзных войн полтора миллиарда лет, ополчение ратников существовало только в Скрижалях мобилизационных планов, каста воинов давно уже не имела той численности, с какой заканчивала Первую Ассу, а отсутствие повсеместных глобальных сражений стало следствием малого количества Боевых Асов. Которых, к вящему разочарованию Эмиссаров Чёрного, всё равно оказалось достаточно для того, чтобы отбить самое первое, глобальное наступление, на которое возлагалось множество надежд. Уничтожить Сияющих одним внезапным ударом не удалось, и теперь Эмиссары Чёрного желали задавить сияющую Расу потоком непрерывных сражений, прежде чем в воинской касте возникнет множество новых Асов, которые поведут в бой новые поколения бойцов при поддержке новых поколений ратников гражданских каст.

И в этой связи тактика акцентированных ударов из гиперпространства показала свою эффективность. К исходу второго лета боёв Тёмные сделали её своим основным стратегическим инструментом, и Совет воинской касты в обстановке строжайшей секретности разрабатывал варианты противодействия. Воплощением в жизнь одного из таковых и занималась сейчас сороковая ударная, застывшая в круговой обороне посреди мёртвого космоса в пространстве врага. Стационарный ноль-переход, который в спешке возводится под их охраной, в действительности является ловушкой. Тёмных ожидает крайне неприятный сюрприз. Для того чтобы всё выглядело правдоподобно, в операции не участвует Высокомерный Тор. Мощный ударный кулак Даарийской группировки под его командованием вторые сутки ведёт контрнаступление на войска Тёмных, атаковавших несколько солнечных систем в соседнем спиральном рукаве Пограничной, а отряд Высокомерных Воинов Одина сражается сейчас в других галактиках Сияющих. Всё это подано разведкам противника как отвлекающий манёвр, предпринятый для обеспечения основной атаки объединённой армады галактик эпицентра пространства высоких энергий, направленной в оперативный тыл Тёмных за Рубежом. Якобы Тёмные не ждут от Сияющих подобного удара вообще, а без поддержки Высокомерных – тем более.

Судя по тому, что передали с разведцентра на Дэе, замысел Совета Касты оправдался. Эмиссары Чёрного заглотили наживку и бросили сюда серьёзные силы, стремясь подтвердить факт наличия ноль-перехода. Если он подтвердится, то Тёмные захотят захватить стационарный ноль-переход до наступления Сияющих и через него ударить по эпицентру пространства высоких энергий. Для этого необходимо сделать так, чтобы никто здесь не успел предупредить об опасности эпицентр. То есть блокировать возможность прохождения через ноль-переход тех, кто его строил и охранял. Такого сделать четырёхмерным Тёмным не суметь. Значит, здесь должен появиться Высокомерный Тёмный. И раз с Дэи сообщили, что трое суток назад он появился, то очень скоро всё решится. Высокомерные Тёмные не особо любят подвергать себя опасности и сражаться лично, более их привлекает возможность поруководить своими четырёхмерными потомками. Но на этот раз Эмиссар Чёрного уверен в отсутствии здесь Высокомерных Светлых, и потому может нанести удар лично. Это будет самая тяжёлая и опасная часть операции, потому что мощь представителя вышнего слоя запредельна.

– Одна часть до выхода из гиперпространства передовых сил Тёмных, – в сознании Алины зазвучал голос командира Харальда. – Приготовиться к бою! Строительным судам увеличить интенсивность работ! После первого залпа начинать имитацию паники!

Передовые флоты Тёмных вышли в реальный космос одновременно в семи точках пространства, мгновенно взяв сороковую ударную в окружение, и сразу же пошли в атаку. Судя по идеальной точности, с которой были провешены гипертрассы, Эмиссар Чёрного был где-то рядом. Без него Тёмные не способны на столь филигранную навигацию, ведь за время строительства здесь не появилось ни одного разведывательного корабля противника.

Непроглядно чёрный космос расцвёл вспышками залпов стремительно сближающихся эскадр, и в ледяной пустоте закипело яростное сражение. Передовую волну атакующих составляли корабли, судя по угловатым формам, произведённые Тёмными Цвергами, живущими в ближайшем к Пограничной Мире четырнадцатиэнергонного пространства и являющимися частью Красной расы. Но общий энергопоток сражения показывал, что управляют кораблями чернокожие экипажи шестиэнергонной расы, а приказы им выдаются десятиэнергонным начальством.

– Очень интересно! – Корабельный контур принёс насмешливую фразу Торбранда. – Кто-то из Тёмных изрядно потратился, готовя этот удар. Корабли для Чёрных специально заказывали у Красных. Харальд! – он вышел на связь с флагманом. – Блюстители видят Бессмертных?

– Пока нет, – откликнулся командир. – Но, похоже, без них не обойдётся. Ждите команды.

Передовая волна противника ударила в позиции Сияющих и на треть исчезла в оранжево-чёрных бутонах взрывов. За первой волной быстро приближалась вторая, корабли третьей волны сближались более осторожно, их явно интересовал загадочный объект, отладку которого только что бросили гражданские суда. Подвергшиеся панике строители сбились в кучу у нижнего полюса исполинской сферы, через ось которой проходило массивное сквозное отверстие, и срочно пытались активировать ноль-переход, чтобы спастись бегством.

– Тёмные сканируют объект, – сообщил Блюститель с флагмана. – Вижу излучение Бессмертных. Они командуют кораблями эскадры сканирования. Эскадра специализирована для радиоэлектронной борьбы. Фиксирую активность тридцати аватаров. Сигналы их управления приходят из галактики Юр. Точнее определить не могу, не хватает мощности, но поток управляющих сигналов очень узкий.

– Значит, все они из одного сектора, – подытожил Харальд. – Торбранд, они ваши. Действуйте!

– Начинаем слияние! – Алина услышала приказ Торбранда, и их энергопотоки слились воедино с корабельным контуром Светоча.

Смертоносный сияющий шар вспыхнул чёрным огнём, и антрацитовая лучистая сфера рванулась в атаку. Алина на высокой скорости провела Светоч через боевые порядки Сияющих и в сверхсветовом ускорении помчалась к РЭБ-эскадре Тёмных. Противник попытался избежать атаки, но покинуть зону поражения в полном составе не успел. Искусственный интеллект технократических цивилизаций работает со скоростью электрического сигнала, это слишком медленно в сравнении с биоэнергетическими технологиями Сияющих, действующих со скоростью передачи чистой энергии. Серьёзное расстояние, отделяющее РЭБ-эскадру противника от места сражения, не дало Тёмным существенной форы, и Искривители Светоча нанесли удар. Оказавшиеся в непосредственной близости вражеские корабли смяло в бесформенные комья, сменившиеся ослепительными вспышками атомного распада. Остальные перевели защиту в максимальный режим и приступили к манёврам уклонения, не прекращая сканирования. Маневрирующая РЭБ-эскадра начала ускорение в сторону объекта, и лишь один её корабль помчался в другом направлении.

«Вот их военачальник, – подумала Алина, молниеносным манёвром догоняя выписывающие скоростные зигзаги РЭБ-корабли, – выходит из боя».

Искривители ударили вновь, распыляя троих врагов, и мгновенно возникла ответная мысль:

«Ему нужно дать уйти. Он должен поверить, что мы любой ценой не хотим допустить идентификации секретного объекта».

РЭБ-эскадра противника определила, что ей не уйти от Светоча Сияющих, и её корабли спешно начали манёвр рассредоточения, стремясь рассыпаться по обширному пространству, чтобы не попадать группами под сокрушительные удары Искривителей материи пространства. Светоч уничтожил две недостаточно быстро рассредоточивающиеся группы и принялся метаться от одного корабля к другому. Достойных удара Искривителями целей не было, и бездонно-чёрный сгусток энергии брал противника на таран, насквозь прожигая громоздкие корабли Серых. Но враги упрямо продолжали сканирование, невзирая на скорое полное уничтожение, и не собирались обращаться в бегство, как в таких случаях обычно поступают Тёмные. Это не удивляло. Кораблями РЭБ-эскадры командуют Бессмертные, этот термин Сияющие присвоили Правителям Тёмных Миров, предпочитающим действовать посредством аватаров. Данное удовольствие даровалось им Высокомерными покровителями, и милостью сей были отмечены очень немногие Тёмные. Но гибель в бою для Бессмертных означала не более чем потерю дорогостоящего оборудования, и страха перед смертью они не испытывали. Некоторые из них, самые богатые, участвовали в сражениях ради забавы, большинство же подчинялось Эмиссарам Чёрного напрямую и имело личный финансовый интерес в каждой битве, в которой принимало участие. Не приходилось сомневаться, что сейчас именно такой случай, и Бессмертные от своей задачи не отступятся.

Так и произошло. Бессмертные, ведя непрерывное сканирование, рвались к объекту до последнего, причём Тёмные даже не стали высылать РЭБ-кораблям помощь. Видимо, экипажи этих кораблей своим Бессмертным капитанам были безразличны. Светоч уничтожил всю эскадру, и Алина форсажным ускорением направила его к кипящему сражению.

– Фиксирую всплеск активности Бессмертного, – с флагмана пришёл импульс Блюстителя. – Он связывается с кем-то прямым лучом. Адресат находится в мёртвом космосе, в стороне от направлений на ближайшие галактики.

– Докладывает хозяину, – определил Харальд. – Торбранд, уничтожьте его. Он больше не нужен.

– Даю подсветку цели, – сообщил Блюститель. – Бессмертный ползёт подальше от боя в режиме невидимости. Харальд! Срочное сообщение с Дэи! Эмиссар Чёрного в нашем секторе! Идущие в гиперпространстве флоты Тёмных получили сильное ускорение! Гипертрассы искривляются в нашу сторону! Противник начнёт выход в реальный космос через одну часть!

«Попались! – злорадно подумала Алина. – Сейчас их набьётся сюда пара миллиардов!»

«Теперь остаётся продержаться, – возникла ответная мысль. – Это будет непросто».

«Обязательно продержимся! – воинственно заявила она. – У меня свадьба на носу! Если бы не эта операция, я бы уже четвёртые сутки была замужем! Где эти паразиты?! Я тут всех порву!»


Бессмертный серокожий военачальник явно не относился к числу тех Бессмертных, что отправились в сегодняшнее сражение увеселения ради, и терять дорогостоящий аватар не собирался. Не приходилось сомневаться, что он заранее не исключал полного уничтожения РЭБ-эскадры и подготовил для себя самый лучший корабль. С ходовой частью повышенной мощности и усиленными системами защиты и маскировки, которые позволили ему уползти довольно далеко от боя, в котором сороковая ударная перемалывала его войска. Наверняка отследить его местонахождение в режиме невидимости другим Тёмным не удастся, но Бессмертного выдавали эмоции страха, густо испускаемые членами его команды. Торбранд подал на Кристалл Эмпатии чуть больше энергии, усиливая чувствительность следящих систем, и общий энергопоток сражения пополнился новой отметкой.

«Вот он», – подумал Торбранд, и Светоч рванулся к противнику в форсажном ускорении, мгновенно превосходя скорость света двадцатикратно. Бессмертный даже не успел понять, что его убило, таранный удар пришёлся точно в капитанскую рубку корабля Серых. «Цель уничтожена. Курс на соединение с основными силами».

Могучий ветеран мысленно улыбнулся. Так можно совсем разучиться летать. Его Слияние со своей половинкой столь идеально, что они воспринимают мысли друг друга, как свои собственные. Сознание Алины получает рисунок боя в тот же миг, когда разум Торбранда его выстраивает, и Светоч всегда оказывается там, где ему нужно, и именно в тот момент, как он задумал. Гармоничное происхождение давало Алине повышенную реакцию, что вкупе с высокой личной энергоёмкостью позволяло ей достичь высокого лётного мастерства, и два лета почти непрерывной боевой практики серьёзно улучшили её пилотаж. Опыт – богатство бесценное, и с каждым летом лётное мастерство Алины возрастало. С такой интенсивностью сражений она станет Асом уже через триста лет. Впрочем, нет, скорее, через четыреста. Ведь ей придётся лет на сто прервать боевую работу ради удела Матери. С рождением первенцев Алина потеряет способность к уделу Валькирии, зато позже, когда их самые младшие дети займут свои места в круге воинского обучения, она вновь вернётся в их крохотный экипаж Светоча в качестве пилота, если не изберёт удел Наставницы. Что вряд ли, учитывая идеальность их Слияния. Половинкам, имеющим абсолютную совместимость, с течением времени всё сложнее находиться вдали друг от друга. Сама физика Мироздания препятствует этому.

В том, что он обрёл свою самую настоящую половинку согласно всем законам созданного Великой Вспышкой Мироздания, Торбранд не сомневался с того мига, когда их личные потоки впервые слились воедино вне боевого режима. Уже через мгновение стало ясно, что два лета, положенные согласно Заповедям на принятие решения о создании супружеского союза, в их случае всего лишь формальность. И с тех пор он убеждался в этом каждый миг. И часто вспоминал давний разговор с отцом, когда Харальд рассказывал маленькому Тринадцатому о том, как встретился с Хельгой. Пример отца послужил хорошим уроком, ведь в первое мгновение, когда Торбранд увидел юную взволнованную Валькирию из Рода Свага, он даже не посмотрел ни на её энергопоток, ни даже на внешность. Настолько невпечатляющим ему показался рост голубоглазой крохи. Но после первого боя он вспомнил отцовские слова и после ни разу не пожалел. Два лета битв, в которых неразлучные половинки творения Величайшего Разума вновь становились единым целым, пролетели подобно паре недель, и Торбранд уже не представлял, как можно обходиться без своей возлюбленной. Придёт время, и удел Матери, столь различный с уделом Воина, станет разлучать их на многие дни, и даже недели, и он уже сейчас понимал, насколько сильно будет скучать.

Идеальность Слияния есть идеальность во всём, и половинки одного целого не зря называются половинками. Она была создана для него, и это проявлялось всюду: его радовала её внешность, характер, частоты личного энергоконтура, несколько непривычная смена цветов глаз и волос и даже немного забавная наивность дочери гражданского Рода, оказавшейся в воинской касте в довольно взрослые лета. Но главным свойством идеального Слияния является беззаветная преданность Валькирии-половинки своему бойцу, именно этим она живёт, именно это и делает Боевое Слияние идеальным. Мужи и жены гражданских каст не проводят жизнь в битвах с врагами, любая из которых может стать последней для одной из двух половинок, а чаще для обеих сразу, ибо слившиеся в Идеальном Слиянии половинки сражаются до конца.

Но само Идеальное Слияние есть идеальное всегда и везде, и Сияющие из гражданских каст, которым посчастливилось обрести свою истинную половинку, точно так же идеально понимают друг друга и не знают, что такое спор или ссора. И это великая ответственность, возлагаемая на мужчину собственной Совестью, ибо его половинка всегда безоговорочно послушна своему мужчине. И если он в угоду легкомыслию или самолюбию примет неверное решение, она подчинится, даже если это противоречит её собственным чаяниям. И несчастье её будет целиком и полностью на Совести мужчины, ибо он, получая от половинки абсолютную преданность, свято обязан каждый миг заботиться о своей женщине, ибо знает, что она посвятила ему всю жизнь. Именно потому он несёт ответственность за любое, даже незначительное свое решение и оберегает свою половинку от любых бед и невзгод. Ведь она вверила ему свою судьбу, бывает ли подарок дороже?

Наставники говорят, что в теории даже Тёмные способны на Слияние, хотя генетическая слабость их энергопотоков не способна сделать его идеальным. Но тем не менее само Слияние у них возможно, по крайней мере, у рас четырнадцати- и двенадцатиэнергонного пространства точно. Однако в действительности такого не случается то ли почти, то ли вообще. Этому мешают другие, превалирующие особенности генетики Тёмных: алчность, эгоизм, стремление к власти, жажда статуса, желание выглядеть лучше других и являющиеся следствием всего вышеназванного зависть, подлость и двуличие. Всё это не даёт Тёмным возможности встретить свою половинку. Вместо тщательных и терпеливых поисков они заключают союз ради скорейшего удовлетворения полового или материнского инстинкта, и едва ли не чаще – ради обретения выгоды, по расчёту. В подавляющем большинстве таких союзов супруги не подходят друг другу по энергетическим потенциалам своих сущностей, но до выяснения этого им нет дела. Поэтому их союзы редко бывают счастливыми и никогда – идеальными.

Тёмные вообще считают идеал понятием сугубо теоретическим или даже вымышленным. Что неудивительно, учитывая реалии их жизни: супружеские союзы часто распадаются, заключаются с другими кандидатами по тем же недалёким критериям, снова распадаются и так далее. Многие Тёмные умудряются за свою жизнь побывать в семейном союзе несколько раз и в итоге так и остаться одинокими, с кучей детей не всегда понятно от кого именно. Но даже если семейный союз Тёмных сумел удержаться от саморазрушения, то о Слиянии там даже речь не идёт. Супруги ссорятся, делят лидерство, их сосуществование изобилует претензиями друг к другу, а зачастую супруг и вовсе живёт под управлением супруги, что свидетельствует о низком качестве генотипа мужчины. Что, в свою очередь, тоже неудивительно – качество генотипа, воспроизводимого участниками низкокачественного семейного союза, всегда будет низким. Что даёт медленный, но неизбежный регресс в проекции на будущее.

Всего этого можно было бы избежать, если соблюдать закон Мироздания о соответствии энергопотоков разделённых половинок, стремящихся вновь объединиться в единое целое, но Тёмным не до таких сложностей. Законы Мироздания им неинтересны, более для них важны законы обогащения и возвышения над себе подобными. Поэтому их общество зиждется на удовлетворении собственных потребностей и инстинктов, и наиболее развиты у Тёмных два из них: инстинкт выживания и половой, который Тёмные любят считать основным. Мужи Тёмных, едва обретя половозрелость, озабочены поиском совокупления, жены – поиском замужества, желательно выгодного. Печальный итог подобного воспитания и положения дел заранее понятен и тосклив. Позже, повзрослев и обретя жизненную мудрость, некоторые Тёмные осознают, что живут явно неправильно, и кто-то из них даже пытается что-то изменить. Но за многие лета жизни в противоречии законам Мироздания их и без того слабенькие сущности теряют основную часть своего потенциала, становятся разбитыми, покалеченными и разрегулированными. Зачастую в таком состоянии изменить что-либо уже не хватает сил либо хватает на совсем немногое. Но даже это лучше, нежели ничего, и каста Жизнь Рекущих считает, что именно этот фактор является прямым доказательством того, что у Тёмных есть шанс. Когда-нибудь, через бесконечное множество эпох, они поймут, что жить вопреки Мирозданию суть в лучшем случае топтание на месте. И тогда в нашем слое Вселенной не останется Тёмных рас…

Общий энергопоток сражения вскипел отпечатком смертельной угрозы, и в сознании одновременно вспыхнули две мысли. Первая – о траектории кратчайшего ускорения в наименее опасную точку пространства. Вторая – что на тему эволюции сущностей Тёмных думать явно преждевременно. Получившая его мысль Алина уже начала форсажное ускорение, мгновенно разгоняя Светоч до скорости, тридцатикратно превышающей световую, но чисто выйти из области поражения не удалось. Не хватило краткого мига времени, и Торбранд подал весь свой поток на Кристаллы Щитов. Пространство вокруг Светоча словно раскололось, сменяясь яростным океаном всепожирающих кварковых потоков, и сияющий чернильным свечением сгусток Светоча смело исполинским ударом. В Торбранда ударил океан смертельной энергии, он бросил все силы на перенаправление входящего потока на защиту, но сила удара была немыслима. Мозг словно взорвался разрывающей болью, и Торбранда захлестнуло небытие в то же мгновение, когда мчащийся на огромной скорости Светоч вырвался из зоны сплошного поражения.


Очнувшись, он обнаружил себя зависшим в горизонтальном положении внутри свечения Кристалла Регуляции. Сознание ощущало два часа, проведённых в беспамятстве, но личный энергоконтур не нёс следов тяжёлых травм, лишь отпечаток недавнего медицинского вмешательства.

– Любимый, ты пришёл в себя! – раздался полный счастья знакомый женский голос, и что-то мутное, обрамлённое густыми длинными бело-золотыми потоками, полезло целоваться.

– Ты ещё кто такая? – Торбранд поморгал глазами, возвращая зрению остроту, и мутное пятно сфокусировалось в лучезарно улыбающуюся Алину.

– Неважно, потом расскажу! – отмахнулась она. – Теперь я уверена, что справилась с операцией!

– Что произошло? – Он встроился в корабельный контур и начал проверку бортовых систем.

– У тебя было сильное кровоизлияние в мозг, – Алина внимательно изучала его личный поток в поисках каких-либо шероховатостей, свидетельствующих о не долеченных повреждениях. – Ты едва не погиб! Я в крайний миг успела начать Регуляцию. Еле дотащила тебя до Кристалла! Ты знаешь, что пятьсот килограмм – это тяжело?

– Для кого как, – философски заявил он. – И не пятьсот, а четыреста девяносто шесть. И зачем было тащить, если есть Кристалл Антигравитации? Так… один Кристалл Щита разрушен. Плохо.

– Разрушенный Кристалл Щита взорвался, – она кивнула на засыпанный осколками пол центрального отсека. – Осколками ударило с такой силой, что пробило пилон с носимым оборудованием. Все четыре Кристалла Антигравитации разнесло вдребезги. Я устранила все повреждения, кораблик у нас новенький, виброкомпозит брони имеет повышенный ремонтный ресурс, но полностью разбитые Кристаллы не починить. Когда получу на складе новые, то разложу их по разным пилонам, чтобы не попасть в такое положение вновь.

– Основные бортовые системы в порядке. – Торбранд закончил проверку, открыл глаза и укоризненно посмотрел на Алину: – Без одного Кристалла прочность наших Щитов упала на двадцать пять процентов, придётся выходить из боя чаще. Нас сильно отнесло от места сражения. Почему ты не легла на обратный курс? Там сейчас важен каждый корабль, особенно мы!

– Нас чуть на атомы не разнесло, – она сделала большие глаза и затараторила: – Мы пробыли под ударом одну десятитысячную мига, но если бы в это время не находились в режиме «битва насмерть», нас бы разорвало, как этот Кристалл Щита! Ты успел перенаправить входящую энергию на него, только это нас и спасло! И всё равно ты чуть не погиб! Всё произошло так быстро, что я не успела выставить тебе Щит! Для этого нужно покинуть пилотский пост и отключиться от корабельного контура, но я не умею так быстро двигаться! А потом ты оказался при смерти! Тебе была необходима немедленная Регуляция! Какой обратный курс? Не до того было! Да и что я там буду делать одна? Мне не активировать Искривители, даже если бы меня было две! Мне требовалась безопасная обстановка, чтобы вернуть тебя в строй и провести ремонт корабля!

Она отшагнула и на всякий случай повысила прочность брони до максимального значения.

– Если бы тебя было две, то мне пришлось бы заклеивать рот хотя бы одной из вас. – Торбранд лёгким движением принял вертикальное положение и выскользнул из свечения Кристалла Регуляции. – Когда круг Сигтруды начинал обсуждать что-то своё, у меня в ушах звенело. До сих пор помню. Но с ремонтом ты справилась отлично. – Он подхватил её на руки и поцеловал. – В день помолвки мне досталось сразу два сокровища: Светоч и одно мелкое недоразумение с крылышками!

Он поцеловал её вновь, и распущенные потоки волос и голубые глаза очаровательной Валькирии вспыхнули лучистой энергией. Алина прижалась к могучей груди возлюбленного, закрыла глаза и несколько мгновений нежилась в его мощном потоке.

– Ты же знаешь, моя мама из касты Мастеров, а отец принадлежит к касте Венедов, – промурлыкала она, не открывая глаз. – Папа часто занят в полях субэкваториальной зоны, и до тринадцати лет все считали, что я стану Мастерицей. Я всегда помогала маме, и до встречи с Сигтрудой мне довелось перечинить кучу всякой мелочи. Опыт есть.

– Я не знал, что каста Мастеров в виде мелочи поручает своим маленьким дочерям чинить Светочи ближнего боя. – Торбранд зажёг свечение пилотского поста и привычным движением вложил Алину в сплетение вспыхнувших энергий. – Нечего бездельничать! Война идёт, а она тут женским счастьем упивается! Пора в бой, ложись на обратный курс.

– Слияние? – Сияние её глаз и волос испытало всплеск, реагируя на мощную эмоцию.

– Боевое слияние, – строго нахмурился Торбранд. – Если кто-то не понял.

– Это я тоже люблю! – Она мечтательно прищурилась. – Я всё люблю, что связано с тобой!

Их потоки слились воедино, и украдкой улыбающийся Торбранд занял свой боевой пост. Светоч набрал ускорение и помчался через пустынное пространство мёртвого космоса. Сильные энергетические возмущения оборудование засекло ещё до того, как яростное сражение оказалось в зоне досягаемости обзорных систем. Едва Кристалл Слежения стал дотягиваться до места битвы, Торбранд встроился в единый энергопоток боя. Весь сектор кишел флотами Тёмных, каждый миг из гиперпространства выходили новые подразделения противника. Сияющих стало почти в десять раз больше – согласно замыслу операции, на сигнал тревоги подошли дополнительные силы, скрывавшиеся неподалёку, но это ничего не меняло, численность противника превышала флот Сияющих в сотни раз и продолжала расти. Атакующие подразделения Тёмных не смели силы Сияющих лишь потому, что опасались повредить вожделенный объект. Пылающие звёздным огнём шары в безумной хаотичной пляске бессистемно метались вокруг громады стационарного ноль-перехода, и противник вёл огонь предельно аккуратно. Это существенно оттягивало Тёмным победу, но не более того. Основная масса их флотов висела вокруг без дела, объединяясь с прибывающими из гиперпространства свежими подразделениями, и ждала окончания боя.

Флагман Харальда был ещё в строю, и Торбранд подал на Кристалл Связи повышенный энергопоток, устанавливая связь по прямому лучу. Отец ответил не сразу, отклик Кристалла его крейсера показывал, что Харальд находится на связи с санитарно-эвакуационным комплексом, пузатый диск которого загнали прямо внутрь сквозного тоннеля сферы ноль-перехода. Несколько броненосцев, сильно маневрируя, метались между остатков разбитых кораблей Сияющих и подбирали убитых и уцелевших, захватывая их гравитационным полем, не снижая скорости. Если воин ранен, без сознания и его защита не активирована, подобный рывок с большой вероятностью убьёт его. Но остановка броненосца под шквальным огнём означает неминуемую гибель корабля вместе со всеми, уже спасёнными. К тому же с деактивированной защитой раненый долго в космосе не продержится, поэтому риск был оправдан. Каждые несколько мгновений то один, то другой боевой корабль Сияющих вспыхивал взрывом, потери росли, и скорость эвакуации являлась решающим фактором.

– Торбранд! – Харальд ответил на прямой луч. – В каком состоянии Светоч? Сможете пробиться к нам? Мы несем тяжёлые потери, ваше присутствие позволит выиграть время!

– У нас разрушен один Щит, – доложил Торбранд. – Основные системы в норме. Если защиты хватит, то пробьёмся. Какова обстановка?

– Эмиссар Чёрного нанёс удар сразу, едва появился здесь, – Харальд отвечал быстро, экономя время. – Он специально ударил так, чтобы не задеть ноль-переход, мы успели сблизиться с объектом. Группа потеряла три корабля. Основной целью, похоже, были вы.

«Бессмертный наябедничал!» – в сознании Торбранда возникла мысль Алины.

– Что же он так неточно бил? – удивился Торбранд. – Нас зацепило самым краем.

– Удар не был прицельным. – Харальд отвлёкся, отправил несколько импульсов в общий энергопоток сражения, ставя задачи обороняющимся кораблям, и продолжил: – Думаю, он просто ударил веселья ради. Его основной задачей было дестабилизировать материю вокруг ноль-перехода, лишить нас связи с пространством высоких энергий и перенаправить сюда всё, что нашлось в гипере в тот момент на приемлемом для него расстоянии. Он сделал все это в одно мгновение и сразу ушёл. Совет Касты не ошибся.

– Высокомерный Тёмный побоялся привлечь к себе Высокомерного Светлого, ибо заранее знал, что слабее. – Торбранд презрительно усмехнулся. – Тёмные одинаковы в любом слое Вселенной?

– Похоже на то. – Харальд подал импульс на тактическую карту флагмана, и объём карты Светоча быстро наполнился тактическими данными: – Эмиссар Чёрного применил технологию своего измерения. Нам нечего ей противопоставить, поэтому непонятно, сколько продлится блокада.

– Раз на близком расстоянии связь действует, – Торбранд сверился с полученной обстановкой, – значит, эффект воздействия падает.

– Падает, – подтвердил Харальд, вновь отвлекаясь от сеанса связи на управление боем. – Но возможности уйти в гипер всё ещё нет. Флоты Тёмных выходят беспрепятственно, однако совершить прыжок невозможно. Дальняя связь также не функционирует, ноль-переход наверняка тоже не сработает, но проверить это всё равно некому, Асов нет… Я чувствую изменения в поведении врага!

– Тёмные нас заметили. – Торбранд вслушался в общий энергопоток сражения. Крупный флот противника начал движение в сторону приближающего Светоча. – Идём на прорыв. Конец связи.

Сияющий шар Светоча вспыхнул чернильно-чёрным, и Торбранд просчитал варианты действий. Мощный разум Сияющего мгновенно выдал несколько вариантов, и сразу стало ясно, что даже с полным ресурсом Щитов по кратчайшему расстоянию не пройти. Плотность противника на прямой траектории настолько велика, что ослабевшая защита Светоча не выдержит тысяч таранных ударов. Два ближайших к кратчайшему пути маршрута также вели к гибели: таранов придётся совершить меньше, но противник будет вести огонь, и суммарный поток поглощенной энергии неминуемо приведёт Светоч к взрыву. Выход был один – движение по сложной многосоставной траектории, и малейшая ошибка закончится либо гибелью от лишнего тарана, либо уничтожением вражеским огнём. Эх, сейчас бы исправные Щиты…

«Я справлюсь, любимый! – вспыхнула воинственная мысль. – У меня же свадьба!»

«Хорошо тебе. А у меня?»

«Что?!!»

Сгусток бездонно-чёрной энергии рванулся навстречу вражескому флоту, и Торбранд вложил в Кристалл силовой установки всё, на что был способен. Его мысль, производящая расчёт ускорения, возникала в сознании Алины в миг сотворения, и очаровательная воительница с филигранной точностью пронзала Светочем наименее заполненное вражескими кораблями пространство. Смертоносный сгусток антрацитовой черноты за два мгновения изменил направление движения восемь раз, и его траектория чётко прослеживалась по медленно угасающему следу из вспухших взрывами кораблей противника, оказавшихся на линии таранного удара. Вибрация Кристаллов корабельного оборудования взлетела до максимума, общий контур Светоча задрожал от избытка входящей энергии, и Торбранд перебросил всю энергию с силовой установки на защиту. Раздался короткий громкий хруст трескающегося надвое кристаллического вещества, и Светоч замер возле флагмана Харальда, мгновенно погасив скорость до ноля.

«Получилось! – мысль Алины звенела от перенапряжения. – Мы прорвались!»

«Второй Кристалл Щита раскололся, – Торбранд вызвал на связь флагман. – Но ты у меня умница!»

– На связи, – в слитном сознании вспыхнул образ Харальда.

– У нас пятьдесят процентов защиты, – доложил Торбранд. – Куда наносить удар?

– По Бессмертному, – ответил командир. – Он снова здесь. Мы дважды сжигали его корабль, но он привёл сюда достаточно аватаров. Теперь руководит боем, сидя внутри скопления своих войск. Нам его не достать. Мы дадим вам подсветку цели. Уничтожайте и возвращайтесь. Не рискуйте напрасно, нам нужно продержаться как можно дольше.

Харальд отключился, и пылающая чернильным огнём сфера Светоча вновь ринулась в битву. Бессмертный заподозрил опасность и попытался принять меры. Корабль, на котором он находился, ушёл в режим невидимости, а эскадра охраны открыла массированный заградительный огонь. Но времени серокожему правителю не хватило, Светоч прошил охранение, и Искривители нанесли удар. Корабль Бессмертного разобрало на молекулы вместе с третью эскадры, однако нанести противнику большего урона не получилось. По одинокому Светочу Сияющих открыли огонь тысячи вражеских кораблей, и лишь стремительное ускорение спасло черный сгусток лучистой энергии от немедленного взрывного самораспада.

«Поток входящей энергии слишком велик. – Алина загнала звенящий запредельно перегруженными Кристаллами бортового оборудования Светоч внутрь сферы ноль-перехода и остановилась возле санитарно-эвакуационного комплекса. – Нас хватает лишь на несколько мгновений. Я не понимаю, мы успели сжечь Бессмертного?»

«Цель уничтожена, – откликнулся Торбранд, – но я чувствую его присутствие».

Подтверждая его мысль, Кристалл Связи ожил, формируя в слитном сознании образ Харальда:

– Бессмертный активировал ещё один аватар. – На тактической карте сражения вспыхнула новая отметка. – Теперь он с другой стороны. Сможете дотянуться?

– Кристаллы нестабильны. – Торбранд, досадно поморщившись, вслушался во взвинченные вибрации корабельного контура. – Необходимо дождаться стабилизации. Мы не выдерживаем плотности огня. Их слишком много, по нам бьют все, кто видит. Они даже не обращают внимание на то, что уничтожают своих, когда пытаются залить огнём сразу весь объём пространства, внутри которого мы маневрируем. Мы не успеваем наносить больше одного удара.

– Бессмертному безразлична судьба его шестиэнергонных солдат. Для него это расходный материал, которого много. Так что стабилизируйте оборудование и доберитесь до Бессмертного! – приказал Харальд. – Он должен быть уверен, что мы до последнего надеемся дожить до окончания подавления гиперперехода. Занимайтесь только им! Сделайте, что сможете!

Но вновь уничтожить Бессмертного удалось лишь один раз. Едва корабельное оборудование пришло в норму, Светоч покинул чрево объекта и устремился в атаку. Бессмертный не ожидал возвращения Светоча на поле боя и не успел принять меры. Алина взяла его корабль на таран, Искривители нанесли удар, и стремительно проседающей защиты едва хватило, чтобы вернуться в ядро ударной группы. Бессмертный же появился вновь спустя пару десятков мгновений и больше ошибок не допускал. Теперь его аватар находился глубоко в тылу, среди скопления постоянно выходящих из гиперпространства флотов Тёмных, и добраться до него стало невозможно. Несколько сот вражеских кораблей закрыли флагман Бессмертного экранирующими полями, и его отметка погасла. Лишь единое информационное поле Мироздания, недоступное технократическим технологиям, фиксировало наличие сигнала управления, приходящего со стороны галактики Юр.

Силы Сияющих таяли, но редеющий с каждым мгновением флот пылающих звёздным огнём шаров продолжал удерживать объект. Плотность вражеского огня стала настолько мощной, что любой корабль, выходящий из проекции сферы стационарного ноль-перехода, разрушался сразу же. Остатки флота Сияющих сосредоточились в границах объекта, и в такой обстановке Искривители Светоча стали бесполезны. Торбранд перешёл на работу антивеществом, и Алина встроилась в быстро уменьшающуюся карусель ударных крейсеров. Санитарно-эвакуационный комплекс был переполнен, раненых и выживших подбирал любой, кто оказывался ближе, и броненосцы эвакуационной эскадры сражались в общих рядах.

Светоч на высокой скорости обогнул объект едва ли не впритирку, и сжимающий Боевые Кристаллы Торбранд сконцентрировал огонь излучателей на проносящемся мимо неуклюжем многопалубном дредноуте Тёмных. Поток антивещества пробил защиту, вспорол стальной бок, и здоровенный утюг дредноута окутался бутоном взрыва, медленно разваливаясь на две части. Из быстро угасающего пламени вырвалось облако из почти тысячи корветов, огибающих гибнущую громаду в атакующем маневре. Их капитаны оценили недоступную разницу в скорости и сменили приоритет цели, переключившись на ближайший крейсер Сияющих. В следующий миг слитное сознание бросило пылающую чёрным огнём сферу в противоположную движению сторону, и Светоч оказался точно в центре вражеского построения. Ударить Искривителями не было возможности, слишком близко находились корабли Сияющих, и излучатели Светоча перешли в режим максимального выброса антивещества. Сгусток чёрной энергии пробил в рядах противника сквозной коридор, мгновенно вызывая на себя огонь всех Тёмных, что находились в зоне досягаемости, и вновь сменил направление движения на противоположное, сливаясь с исполинской сферой стационарного ноль-перехода. Что-то знакомо хрустнуло, затихая печальным звоном, и давление на защиту ослабло – Тёмные прекратили огонь, опасаясь повредить объект.

«У нас остался крайний Щит», – слитное сознание вспыхнуло мыслью Алины.

«Зато прикрыли собой наших, – последовал мгновенный ответ. – За нами шла четвёрка, сильно потрёпанная. Они бы не выдержали удара».

«Одного из них зацепило, – Алина выводила Светоч на следующий круг. – Я видела Сияющих среди обломков. Я смогу подобрать их».

Чернильное пятно вспыхнуло звёздным огнём, и Светоч вновь пронесся по только что прожжённому в облаке корветов коридору. Потоки антивещества разметали на обломки несколько кораблей противника, выцеливающих укрывшиеся за расколовшейся серебристой сферой человеческие фигурки в сияющей броне, и ближайшие корветы шарахнулись в стороны. Воспользовавшись сумятицей, сияющий шар Светоча уравнял скорость со скоростью дрейфующих обломков, и гравитационное поле подхватило уцелевших бойцов. Оказавшиеся внутри защитных полей Светоча Сияющие слитным рывком прилепились к его обшивке, и Светоч сорвался с места, виртуозно огибая попадающиеся на пути корабли противника. Опомнившаяся эскадра корветов открыла вслед петляющему Светочу шквальный огонь, но сожгла пару своих и прекратила обстрел. Светоч в стремительном ускорении обогнул объект, вошёл внутрь его полости, высаживая эвакуированных бойцов возле пузатого диска санитарного комплекса, и быстро покинул её, освобождая место сильно повреждённым кораблям.

– Торбранд, в каком состоянии Светоч? – вышел на связь Харальд.

– У нас остался один Щит. Витков тридцать-сорок продержимся.

– У остальных дела ещё хуже. Берите Пирамиду и начинайте. Больше мне послать некого.

Харальд отключился, и слитное сознание направило Светоч к флагманскому крейсеру. Оба сияющих шара уравняли скорости и застыли относительно друг друга, находясь в бешеной гонке фонтанирующей потоками разрушительных энергий карусели смерти. Торбранд покинул свечение боевого поста и устремился в выходной отсек. Могучий воин активировал энергозащиту брони и подал импульс на Кристалл управления выходом. Энергоконтур корабля мгновенно создал вокруг Сияющего шлюз, уравнивая внутреннее давление с забортным, и виброкомпозитная броня Светоча изменила степень сжатия молекулярной решётки, формируя выходной люк. В распахнувшемся люковом проёме виднелась броня флагманского крейсера, идущего на расстоянии вытянутой руки. Сознание опытного ветерана фиксировало ни на миллиметр не изменяющуюся дистанцию между кораблями, что свидетельствовало о высоком мастерстве их пилотов. В следующий миг в борту флагмана сформировался люк, из которого выглянул Харальд. Он быстрым движением протянул сыну руку с зажатым в ладони предметом, и Торбранд забрал Пирамиду. Харальд скрылся внутри флагмана, бортовая броня мгновенно зарастила люк, и крейсер отвалил в сторону, стремительно уменьшаясь в светящуюся точку, исчезающую в смертельной карусели отчаянной битвы.

«Я останусь здесь, – мысль Торбранда окрасила слитное сознание. – Чтобы не терять времени».

«Куда мне лететь? – родился ответ. – Я не могу вести огонь, моих сил недостаточно для запуска твоих излучателей!»

«Сейчас не хватит даже Искривителей, – Торбранд смотрел в открытый космос, густо заполненный бесконечными сотнями миллионов кораблей противника. – Летим к ним в центр, насколько сможем. Если будет возможность, то попытаемся вернуться».

«Девять мгновений до расчетной точки!» – последовала мысль-доклад, и Светоч ринулся в самый центр вражеской бесконечности. Алина набрала максимальную скорость, и стоящий у распахнутого люка Торбранд направил на Кристалл Силовой установки весь свой поток, помогая возлюбленной. Свет далеких звёзд из россыпей превратился в сонмы бесконечных лучей, безнадёжно не успевающих за кораблём Сияющих, и тихоходные потоки фотонов заколебались вокруг – Алина маневрировала, выбирая оптимальный курс. Застывший у лица безграничного космоса пятиметровый сияющий гигант улыбнулся. Даже если они не дойдут до центра, дело всё равно сделано. Благодаря мастерству возлюбленной Светоч ещё жив, а это означает, учитывая скорость, что они проникли внутрь вражеских полчищ достаточно далеко. Это и есть победа.

Светоч ближнего боя предназначен для сражения в гуще врагов, в режиме непосредственного соприкосновения с противником, он не приспособлен для того, что предстояло сделать сейчас, на нём нет даже Кристалла Прямого Перехода, и Пирамиду пришлось забирать вручную. Но вся операция была задумана и воплощена в жизнь ради этого момента. Эмиссар Чёрного попался на предложенную Советом Касты приманку. Он пожелал бросить полчища Тёмных внутрь пространства Сияющих, не обнаруживая себя. Высокомерный Тёмный прекрасно знал, что его серьёзная активность не останется без ответа, и стоит ему возглавить вторжение, как на бой с ним явится кто-нибудь из могучих бойцов Высокомерных Светлых. Такой поединок не сулил Эмиссару победы, и потому он сделал ставку на то, что скованные сражениями Высокомерные Светлые не отреагируют на его мимолётное появление. Он же за этот короткий миг успел сделать всё, что нужно: организовать захват стационарного ноль-перехода, исключить подачу сигналов о помощи его защитниками, предотвратить их отступление и утечку информации и собрать возле ноль-перехода колоссальные силы. Которые дальше справятся без него. А когда в самом сердце пространства Сияющих высадятся все эти миллионы и боевые флоты Сияющих бросятся спасать родные Миры, это оголит оборону пространства высоких энергий. И тогда Эмиссары Чёрного нанесут совместный удар, благо из низкоэнергетического пространства не иссякает поток погружённых в анабиоз флотов.

«Четыре мгновения до точки!» – мысль Алины звенела от запредельного напряжения.

Могучий воин Сияющих протянул к люку руку с зажатой в ладони крохотной Пирамидой. От начала и до конца вся операция, стоившая жизни сотням Сияющих, проводилась ради этого момента. Крохотная Пирамидка на его ладони не принадлежит этому слою Вселенной. Могучее оружие, созданное для своих потомков Высокомерными Сияющими, не питающими иллюзий относительно честности или справедливости Эмиссаров Чёрного. Внутри маленькой фигурки заключена мощнейшая чёрная дыра пятимерной структуры. Сейчас вся её масса располагается за пределами четырёхмерного слоя Вселенной, и Пирамида есть точка её проявления. Чёрная дыра за десятитысячную долю мгновения образуется там, где Пирамида будет разрушена. За один миг она поглотит всё, что движется медленнее фотона, за два – всё, что движется быстрее, за три – сольётся с окружающим её гиперпространством и начнёт высасывать из него то, до чего сможет дотянуться. Импульс её воздействия будет настолько огромен, что она потратит на бросок в гиперпространство саму себя и просуществует лишь четверть части времени, но за этот период её всепожирающий аппетит вычистит гипер от точки касания до границ ближайших галактик. По космическим меркам – ничтожное расстояние, и потому метрика четырёхмерного пространства выдержит это воздействие без повреждений. Но для флота Сияющих в Пограничной это будет серьёзная победа, которая проредит силы Тёмных, идущие в пространство высоких энергий бесконечным потоком. Вскоре Тёмные пришлют новые флоты, но время будет выиграно, войска Сияющих на этом направлении получат передышку, перегруппируются и вступят в новые бои усилившимися и отдохнувшими.

Именно поэтому для осуществления этой операции Совет Касты выбрал лучших бойцов. Весь флот, ставший вокруг объекта насмерть, состоял из эскадр, присланных древними воинскими Родами Первых Полутора Сотен. Сфера стационарного ноль-перехода в действительности таковой не являлась. Каста Творцов мастерски создала муляж, излучающий все положенные стационарному ноль-переходу излучения и спектральные характеристики. Но на деле сфера не способна открыть ноль-переход. Она является монолитным разгонно-эвакуационным блоком. Все, кто выжил, в это мгновение скрываются внутри её полости, и сейчас сфера начнёт ускорение на скорости, опережающей световую на порядок.

«У цели!» – слитное сознание выстрелило мыслью, и пятиметровый воин в сияющей звёздным огнём броне разжал кулак. Крохотная резная Пирамидка оказалась в космосе и исчезла. Корабельный энергоконтур отчаянно завибрировал, сообщая о критической перегрузке Щита, стремительно проседающего под беспорядочным огнём противника, но теперь это не имело значения. Скорость Светоча огромна, Пирамида уже вышла за пределы его защитных полей и осталась далеко позади.

«Возвращаемся! – Торбранд почувствовал, что от напряжения Алина выкрикнула это вслух. – Максимальная скорость! Сколько у нас времени?»

«Кто знает? – могучий воин неторопливым импульсом запечатал люк. – Время для вышних слоёв не имеет незыблемости. И для пятимерных чёрных дыр в том числе».

Он позволил себе победную ухмылку. Эмиссар Чёрного сам сделал так, что его марионетки не смогут уйти в гиперпространство. А флот Сияющих сделал всё, чтобы сюда прибыло как можно больше врагов и было перенаправлено как можно больше гипертрасс. Тысячи лучших бойцов погибли в этом бою, но размен того стоил…

В следующее мгновение метрика пространства содрогнулась, общий энергопоток сражения полыхнул, обжигая нервы, и всё погрузилось в лишённую всего бесконечность.

Глава третья

Связь с аватаром неожиданно пропала, и Бессмертный в очередной раз мысленно рассмеялся. Сияющие вновь достали до него, и вновь безрезультатно. Убить Бессмертного, уничтожая его аватары, невозможно. Может, они планируют разорить его таким способом? Святая наивность! Да, воссоздание аватара бессмертия требует колоссальных ресурсов, но председателю комитета владельцев целой цивилизации по карману сотни таковых! Высочайшая стоимость аватаров бессмертия обусловлена не ценой! Она в эксклюзивности! Это технология вышних слоёв Вселенной, принесённая сюда, в низкоэнергетическое пространство четырёхмерного слоя, самим Чёрным Богом полтора миллиарда лет назад. Её невозможно ни воссоздать, ни скопировать в условиях четырёхмерности. С тех давних пор и до сегодняшнего дня Эмиссары награждают ею исключительно самых ценных последователей Чёрного, доказавших свою полезность. Не то что получить, оказаться в списке номинантов на эту награду – достижение из разряда недосягаемых. Но те, чья выдающаяся ревность в служении Чёрному была замечена, получают её и поднимаются над муравьиной мирской суетой на недосягаемую для прочих высоту. Потому что получают Бессмертие, и не существует в четырёхмерном слое Вселенной ничего ценнее. Да что может быть ценнее Бессмертия?!

Сама по себе технология аватаров в разное время с той или иной степенью успешности была разработана много-таки где. Так или иначе до её изобретения дошли во множестве галактик четырнадцати-, двенадцати- и десятиэнергонного пространства. Вполне вероятно, что и в восьмиэнергонном пространстве смогли бы до этого додуматься, но рептилии традиционно предпочитали различного рода экзоскелеты и роботов как автономного, так и дистанционного управления то ли из-за своего упрямства, то ли из боязни заснуть во время управления аватаром – каждый знает, что, если поместить ящерицу в комфортные условия, она забросит все дела и уляжется спать. Или как минимум попытается сделать это. Как бы то ни было, в восьмиэнергонном пространстве аватары особого распространения не получили, а о шести- и четырёхэнергонных галактиках речь не идёт – там все тупые, как куб бетона. Для них самостоятельное изобретение парового двигателя – уже бесконечно глобальное достижение.

В любом случае поводом для начала исследований в области создания аватаров и прочих нейроинтерфейсов всевозможных видов и размеров всегда служило одно и то же – появление Сияющих. Кто-то из цивилизаций низкоэнергетического пространства по тем или иным причинам сталкивался с Сияющими и начинал попытки разобраться в их биоэнергетических технологиях. Исследователи быстро приходили к выводу, что для низкоэнергонного разума таковые бесполезны, ибо энергетическая матрица Сущности Сияющих эволюционно иная и имеет силу излучений на порядки выше. Однако сам принцип биоэнергетики не был совсем уж безынтересным, и ученые стремились использовать его применительно к возможностям своих рас. В итоге появлялись нейроинтерфейсы и прочие аватары. В определенных отраслях промышленности, экстренных службах и индустрии развлечений они получали достаточно серьёзное распространение, но чем-то из ряда вон выходящим не являлись.

По простой причине: не имелось серьёзных перспектив для использования их в целях поддержания или упрочения власти. Даже никогда не вылезающий из аватара старик всё равно умрёт, так что умнее сосредоточиться на медицине, а созданные из аватаров армии бесполезны. Поначалу различные цивилизации, недавно открывшие технологии нейроинтерфейса, бросались штамповать полчища боевых аватаров и покорять соседей. Но с течением тысячелетий все серьёзные игроки, ведущие экспансию или иные действия на чужой территории, чреватые развязыванием войны, создали или закупили технологии противодействия аватарам. Ломать, как известно, не строить, и способы всевозможного блокирования, обратного удара и прочего подавления нейроинтерфейса оказались намного дешевле того, для нейтрализации чего предназначались. С тех пор в штатную систему радиоэлектронной борьбы, устанавливаемую любой нормальной цивилизацией на каждый более-менее крупный боевой корабль, в качестве обязательного элемента входила система подавления нейроинтерфейса. Что зачастую оказывалось очень к месту во время атак на гражданские объекты и узлы невоенной инфраструктуры противника. Итогом всего этого стал повсеместный отказ от боевых аватаров. К чему нести огромные затраты на их создание и обслуживание, если противник легко нейтрализует их простым нажатием кнопки?!

Но аватары бессмертия были созданы в вышних слоях Вселенной силами науки Высокомерных Тёмных. Они считались с особенностями физики четырёхмерного слоя, но не подчинялись им, ибо частично находились за его пределами. По крайней мере такое объяснение давали научные архивы, хранящие данные о тех, кто получил Бессмертие полтора миллиарда лет назад. Точнее о тех из них, кого нашли и уничтожили Сияющие. Полный комплекс оборудования, предоставляющего Бессмертие, имел размеры малого планетоида, почти полностью занятого технологической начинкой Высокомерных Тёмных. Подобные габариты – это совсем не много и позволяет спрятать планетоид на любых космических задворках от кого угодно, тем более что планетоид постоянно находится в режиме невидимости. Проблема в том, что Асы Сияющих способны ощущать его местоположение через Единое Информационное Поле Вселенной. Если смогут настроиться на конкретное излучение. То есть при личном контакте с аватаром.

Считается, что в последние недели Первой Всеобщей Войны Сияющие перебили всех Бессмертных и уничтожили их планетоиды с соответствующим оборудованием. Насколько это соответствует истине, никто не знал, потому что выставлять свое бессмертие напоказ в те времена являлось не самым умным решением. А так как конфиденциальность в области применения социопсихологического оружия и сопутствующих этому манипуляций ещё никому не мешала, то и после того, как всё утихло, она – конфиденциальность – оставалась веским козырем. Поэтому, если уцелевшие Бессмертные и были, афишировать это они не стали. Хотя по некоторым косвенным признакам относительно некоторых столпов финансового мира, например родной галактики Юр, можно сделать вполне однозначные выводы. Бездоказательные, конечно же.

Но несколько тысяч лет назад ситуация изменилась. Эмиссары Чёрного начали появляться в четырёхмерном слое Вселенной всё чаще, и среди элиты сильных мира сего поползли тщательно скрываемые слухи о подготовке ко второй Всеобщей Войне. Высокомерные Тёмные планировали вновь взять под контроль всё пространство низких энергий, объединить его и бросить на давно расслабившихся Сияющих, уверенных в непоколебимости мирной жизни и собственном величии. Для распространения своей воли Эмиссарам требовалась команда из числа местных хозяев жизни, которую они сформировали с присущим Высокомерным Тёмным прагматизмом. Все, кто не желал исполнять волю Эмиссаров, тихо уничтожались и заменялись на более сговорчивых. Зато наиболее результативным сторонникам полагалась грандиозная награда. Бессмертие!

Неудивительно, что теневые владельцы цивилизаций Галактики Юр отнеслись к предложению Эмиссаров с максимальным пристрастием. Предложение было ограничено, и ради обладания им пришлось выиграть в жёсткой конкурентной борьбе, но цель оправдывала любые средства и траты. Ты ставишь подконтрольные тебе цивилизации на военные рельсы и полностью подчиняешь их подготовке к предстоящей войне с Сияющими и, впоследствии, самой войне. Взамен тебе выдаётся заветный планетоид, появляющийся там, где пожелаешь. Пришлось изрядно попотеть, чтобы оправдать оказанное доверие, конкуренция была огромной, а в его распоряжении была лишь одна цивилизация. Но побеждает сильнейший, и он победил, заняв лидирующие позиции среди сильных мира сего, избранных Эмиссарами для роли Бессмертных. Точнее, в тот момент луна была в женской фазе, и он был самкой, и правильнее было бы сказать, что победила она, что лишний раз подчеркивает превосходство женской доминанты в гермафродитной генетике обитателей Галактики Юр. Возможно, именно в силу того, что сейчас он находится в фазе самца, ему так не везёт с аватарами. Сегодня Сияющие сожгли уже седьмой аватар, и это раздражает. Хотя их наивность его веселит, что компенсирует ситуацию.

Уничтожение аватара бессмертия Сияющим ничего не даёт. Сигнал управления аватаром бессмертия невозможно заглушить. Его даже невозможно обнаружить, хотя Сияющие как-то чувствуют его наличие через Единое Информационное поле Вселенной. Но чувствовать и отследить – далеко не одно и то же. У Сияющих сейчас нет Боевых Асов, другие же не страшны. Да и в боях они не участвуют, что логично, потому что приносят на порядки большую пользу в области своей специализации. Конечно, если объединённым войскам низкоэнергетического пространства удастся выдавить Сияющих в эпицентр высоких энергий, то в бой пойдут все, но это не проблема. Когда планеты Сияющих закипят от орбитальных бомбардировок, им станет не до охоты за Бессмертными, все силы будут брошены на оборону планет. Максимум, на что у них хватит сил и быстро тающего времени, это уничтожить два-три аватара в попытке нарушить управление атакующими войсками.

Но их предсмертные потуги ни к чему не приведут. В состав эскадр управления включается пара десятков кораблей, каждый из которых несёт на борту аватар Бессмертного. Сожгли один – несколько секунд ожидания и твой мозг уже подключён к следующему. И так хоть до бесконечности, если у тебя имеется достаточно средств. Аватары производятся внутри заветного планетоида автоматически, по требованию заказчика. Это требует серьёзных затрат в плане обеспечения энергией и редчайшими ресурсами, но всё окупается с лихвой. Бессмертный недаром называется Бессмертным. Его не просто нельзя убить, он не может умереть. Пока заказчик подключён к аватару, его биологическое тело находится в специальной капсуле, внутри которой процессы старения исключены и в случае необходимости могут быть заменены процессами омоложения. Иными словами, медицина заказчику не нужна, что существенно снижает риск быть устранённым конкурентами, проплатившими смену лояльности твоего лечащего персонала или разработавшими ранее неизвестный способ неподдающегося диагностике замедленного устранения. Потому что теперь это бесполезно.

Безопасность, обретаемая заказчиком, абсолютна! Пока у заказчика есть планетоид, сознание находится внутри его специальной цифровой ёмкости. Впрочем, понятие «цифровая» для обозначения этой ёмкости – абсолютная условность. Как работают технологии Высокомерных Тёмных, неизвестно. Пока планетоид существует, твоё настоящее тело может быть клонировано в любую секунду, если прежнее оказалось мертво. Единственное ограничение – в один момент времени сознание заказчика может находиться только в одном носителе. Либо в аватаре бессмертия, либо в своём теле, либо в ёмкости планетоида. Иных условий нет. Конечно, за всё в жизни надо платить, и свои нюансы имеются и здесь. Их два: уничтожение планетоида компенсировать невозможно, получил бессмертие – сумей его сохранить. И не стоит разочаровывать Эмиссаров Чёрного, потому что тот, кто лишится их протекции, лишится и планетоида, вновь оказавшись внутри своего бренного тела. Так что тело лучше сохранить. На крайний случай.

Но всё это в действительности вполне терпимо. Теневому владельцу целой цивилизации, а в скором времени и не одной, сохранить невидимый планетоид более чем по силам. Устраивается целая сеть из ложных объектов-близнецов, разбросанная по задворкам мёртвого космоса, и никто из охраняющих их войск понятия не имеет, что охраняет. Слухи ползут, небылицы полнятся, шпионы конкурентов и любители теорий заговоров гибнут пачками, а истинный объект расположен у всех под носом, не входит ни в какую сеть и даром никому не нужен. С лояльностью Эмиссарам тоже проблем не возникнет. Война рано или поздно закончится, и они уйдут, а Бессмертие останется. За бесконечную жизнь можно компенсировать любые убытки, связанные с ведением боевых действий. К тому же победная война всегда приносит огромную прибыль, так что в случае победы над Сияющими выгода будет колоссальна и многопланова. Все вложения окупятся тысячекратно, и потому он не жалел средств на закупку кораблей, вербовку наёмников и прочие военные расходы. И его усердие было замечено. Эту операцию Эмиссар поручил возглавить именно ему. Если она пройдёт успешно, то первая солнечная система, захваченная в пространстве Сияющих по ту сторону стационарного ноль-перехода, станет его собственностью.

Собрать нужное количество войск для такого удара не под силу ни одной цивилизации, и Эмиссар Чёрного объединил для этих целей тридцать Бессмертных, каждый из которых являлся тайным бенефициаром той или иной цивилизации в Галактике Юр. Финансовые возможности Бессмертных не были одинаковыми, и это только подчёркивало положение того, кто был назначен руководить всем. Особенно выгодным было то, что Эмиссар направил к месту сражения все войска, идущие через гипер из самых разных энергонных пространств, временно переподчинив всех именно ему. Что гарантировало не только победу, но и возможность карьерного роста. Если всё и дальше пойдёт столь же успешно, то со временем можно будет возглавить Комитет Бессмертных Галактики Юр. А это уже совсем другой уровень, другие средства и возможности!

И первый шаг к этой вершине уже сделан: от флота Сияющих, обороняющих стационарный ноль-переход, остались жалкие ошмётки, которые превратятся в море совсем не сияющих обломков через каких-нибудь пять-десять минут. Ещё через полчаса локальное подавление свойств окружающего объект пространства сойдёт на нет, и ноль-переход заработает. В том, что объект можно успешно запустить, Бессмертные убедились лично. Недаром каждый из них посредством аватара возглавил корабль РЭБ-эскадры. Формально все желали принять участие в сражении, что станет началом разгрома Сияющих. Не приходилось сомневаться, что на самом деле все стремились убедиться в том, что тот, кто назначен Эмиссаром руководить операцией, допустил ошибку, и объект не является ноль-переходом. Что позволило бы им заявить о его некомпетентности и претендовать на лидерство. Но сканирование показало, что ошибки нет. Сияющие построили стационарный ноль-переход. Более того, он полностью откалиброван, готов к запуску и вообще не запущен до сих пор исключительно благодаря вмешательству Эмиссара. Не приходилось сомневаться, что это разочаровало многих, но никто не подал виду. Наоборот, Бессмертные продемонстрировали лояльность общему делу, обеспечивая надёжное сканирование. Позже, как только представится малейшая возможность, никто из них не преминет об этом вспомнить. Сейчас же триумф на стороне того, чей интеллект и талант лидера заметен даже Высокомерным Тёмным.

Внезапно Бессмертный понял, что его сознание пребывает в ёмкости планетоида слишком долго, и потребовал подключения к следующему аватару бессмертия, находящемуся на борту флагмана другого флота. К его недоумению, Искусственный Интеллект планетоида сообщил об отсутствии в указанном секторе пространства аватаров бессмертия, принадлежащих заказчику. Это было по меньшей мере странно, потому что Бессмертный отправил к объекту два десятка своих аватаров в составе разных флотов. Необходимо срочно выяснить, в чём дело, и Бессмертный приказал активировать аватар, расположенный на главной базе сил вторжения Юрских цивилизаций в Галактике Пограничная. Бессмертие, помимо собственно бессмертия, оказалось весьма удобным способом перемещения. Вместо больших, а подчас и очень больших потерь времени, неизбежно связанных с гиперпрыжками на сверхдальние расстояния, он разместил двенадцать своих аватаров в ключевых солнечных системах и перемещался между ними практически мгновенно. Правда, для этого приходилось держать неактивные тела на искусственном жизнеобеспечении и при каждом содержать армию телохранителей, но это мелочи.

– Счастливого возвращения на базу, Могущественная Мше! – главврач медицинской команды подобострастно суетился, помогая встать своему хозяину. Бессмертный вспомнил, что не использовал этот аватар почти полгода, и в последний раз данное тело находилось в женской фазе. Лишённые сознания аватары почему-то не меняли пол своевременно, что для живущего по лунным фазам гермафродита являлось неудобной особенностью. Значит, перестройка половой ориентации начнётся прямо сейчас. Это не займёт много времени, но смена гормонального фона будет несколько отвлекать. Но есть и приятный момент: медицинская бригада несла дежурство возле установки искусственного жизнеобеспечения все эти полгода круглосуточно, что свидетельствует о том, что подчинённые испытывают перед ним все положенные эмоции.

– Адмирала ко мне! Немедленно! – тоном, не терпящим промедления, приказала Мше.

Автономный медицинский отсек, в котором находился аватар бессмертия, являлся частью тщательно охраняемого уровня, принадлежащего лично Мше. Остальное пространство являлось космическим командным центром, мощной крепостью, вооружённой и защищённой по последнему слову техники Галактики Юр. Вокруг командного центра располагались позиции эскадр, входящих в состав флота, принадлежащего Мше, сама крепость находилась на орбите невзрачной планеты, вращающейся на орбите ещё более невзрачного красного карлика.

Десять лет назад на поверхности планеты существовала какая-то убогая колония каких-то краснокожих, по всей видимости, бежавших сюда из родного четырнадцатиэнергонного пространства лет пятьсот назад. Данная солнечная система являлась в этом спиральном рукаве Пограничной одной из окраинных, то есть находилась далеко внутри низкоэнергетического пространства, в области четырнадцати энергонов. Для Красных Рас это родная плотность энергии, и колония беженцев даже ухитрилась немного развиться за это время. Но их проблема была тривиальна: они оказались в ненужном месте в ненужное время. Комитет Бессмертных Галактики Юр выбрал эту солнечную систему в качестве базы своих сил, и сюда прибыли объединённые войска. Краснокожих частично истребили, частично наняли в состав армейских подразделений, их убогую планетку начали разрабатывать. С тех пор её с орбиты потрошат почти три десятка буровых станций. Остальные планеты этой солнечной системы оказались донельзя бедны, и геологический анализ показывал, что когда-то давно, миллионов двадцать – двадцать пять лет назад, кто-то их уже выпотрошил.

Бессмертная Мше в окружении мгновенно оказавшихся рядом телохранителей и помощников проследовала в командный уровень космической крепости, где неожиданно обнаружился адмирал.

– Насколько я понимаю, вам надоела ваша должность, адмирал? – Мше едва сдерживала вспыхнувшее возмущение. – Вам было приказано явиться ко мне немедленно! Вместо этого вы снисходительно ждёте, пока я сама приду к вам?! Вы забыли своё место, адмирал?!

– Нет, мэм! – Изрядно растерянный адмирал пришёл в сильный испуг: – Я не успел! Мне очень жаль! Я никогда не сделаю это вновь, Могущественная Мше! Я клянусь! Но у нас проблема! Связь с объединёнными флотами внезапно пропала! Никто не отвечает! Мы пытались организовать связь по прямому лучу, но там нет никаких космических тел или объектов, на которые можно было бы направить сигнал! Я пытаюсь взять ситуацию под контроль…

– Так отправьте туда курьера! – Оправдания адмирала разозлили Бессмертную ещё сильнее. – Свяжитесь с другой базой наших войск, пусть попробуют установить связь оттуда! Может, на нашем направлении в космосе возникла какая-нибудь аномалия! Мне что, учить вас?! Или, может, уволить?

– Курьеры уже вылетели, мэм! – Адмирал чуть не подавился словами от страха. Ещё бы! Сейчас, пока идёт война, такую работу лучше не терять. И платят превосходно, и второй раз такого тёплого местечка не найти. Конкуренты, разумеется, возьмут тебя к себе с удовольствием. И с удовольствием отправят командовать очередной атакой на Сияющих. – Я отправил их три минуты назад! Штабам двух флотов отданы инструкции установить связь с силами вторжения! Я контролировал их действия в ту секунду, когда вы вызвали меня к себе! Поэтому я не успел, мне очень жаль, мэм…

– Достаточно нытья, адмирал, – оборвала его Мше. – Я не слышу доклада! Где связь с силами вторжения? Через полчаса Эмиссар Чёрного ждёт от меня сообщений об успешном начале наступления на тылы Сияющих! Я даю вам пять минут на восстановление связи, иначе…

– Есть доклад, мэм! – подобострастно воскликнул перепуганный адмирал и на секунду смолк. Он прислушался к звучанию эфира во встроенном в ворот мундира устройстве связи и неуверенным тоном продолжил: – Штабы соседних флотов сообщают об отсутствии каких бы то ни было сигналов из целевого сектора… Курьеры будут там через два часа, они идут на полном ходу, мэм!

– Вы уверены, адмирал, что у вас всё в порядке со слухом? – взъярилась Мше. – Полминуты назад я сказала, что Эмиссар ожидает моего доклада через полчаса! Вы будете уволены с конфискацией имущества и обнулением банковских счетов! Даю вам пятнадцать минут! Вы поняли меня?!

– Да, мэм! – твёрдо отчеканил адмирал, но по паническому блеску черноты его глаз было ясно, что он уже продумывает план бегства. В следующую секунду адмирал вновь умолк, прислушиваясь к эфиру, и невольно воскликнул: – Что-о?! Что вы несёте?! Какие Сияющие?! Мы за Рубежом! Им неоткуда здесь взяться! Вы уверены?! Проверить ещё раз!

– Проблемы? – Бессмертная Мше напряглась, невольно оглядывая экраны внешнего обзора, расположенные во всю площадь боковых переборок, отчего некоторые стены казались прозрачными.

И сейчас данные экраны демонстрировали вместо привычных россыпей миллионов кораблей, сосредотачивающихся для подготовки к вторжению, лишь пару эскадр прикрытия и тускло поблескивающие на солнце космические командные пункты других Бессмертных, окружённых эскадрами телохранителей. Если объединить все войска в этой системе, всё равно получится довольно сильный флот.

– Сияющие! – Адмирал едва не подпрыгнул, сообщая полученный доклад. – Сияющие в системе! Пока мы не знаем их количества! Мэм, я прошу вас срочно эвакуироваться! Ваша безопасность – прежде всего! Все наши силы ушли в бой к стационарному ноль-переходу Сияющих, здесь остались лишь эскадры охраны, а мы не знаем точного количества высадившихся в системе Сияющих…

– Хватит болтать, адмирал! – оборвала его Мше. – Действуйте, а не причитайте! Свяжитесь со всеми крепостями и войсками в системе! Объявите, что на время отражения атаки Сияющих я беру общее командование на себя! Начать сближение крепостей и флотов! Объединить все силы в кулак! Создать укрепрайон и отбросить Сияющих! Исполнять! Немедленно!

Адмирал почувствовал, что у него появился шанс реабилитироваться, и бросился выстраивать оборону. Проблем с взятием под контроль крепостей других Бессмертных не возникло. Их адмиралы, получив от своих служб информацию о появлении в системе Сияющих, все, как один, подтвердили лояльность Бессмертной Мше. А вот с самим объединением всё пошло совсем не так, как предполагалось. Уже через минуту выяснилось, что Сияющие привели сюда всего одну эскадру, менее полутора сот боевых единиц, которая занимается выстраиванием боевых порядков где-то на окраине системы. Каждую крепость охраняло больше сотни мощных кораблей охранения, что в совокупности давало Тёмным колоссальное превосходство над врагом, и многие адмиралы Бессмертных расслабились, уверовав в лёгкую победу. Те, кто был поумнее либо имел опыт реальных боев с Сияющими, наоборот, увеличили свою активность, справедливо стремясь использовать оставшееся до боестолкновения время для объединения. В результате войска сильно растянулись: одни двигались в сектор объединения не торопясь, другие шли на полном ходу. Сияющие словно именно этого и ждали.

Их эскадра разделилась на две части и стремительным ударом едва ли не мгновенно отрезала от остальных самую дальнюю крепость вместе с её боевым охранением. Крейсера Сияющих выпустили перехватчики и сосредоточили огонь на крепости. Определить, кого именно уничтожили раньше, не представлялось возможным, но, скорее всего, охранение погибло первым. Что может противопоставить сотня кораблей шестистам перехватчикам расы, превосходящей тебя в технологиях на порядок? Ответ очевиден. Процентов восемьдесят перехватчиков даже не успело вступить в обмен ударами. Уничтожив первую крепость, Сияющие принялись за вторую. Вот тут-то мозги заработали даже у самых тупых. И, как положено тупым, заработали так, что лучше б не начинали вовсе. Все, кто расслабленно и неторопливо полз к точке сбора, ринулись к ней наперегонки. Не соображая, что время упущено и таким маневром они лишь сильнее растягивают свои силы. Адмирал Бессмертной Мше едва не охрип, вопя в эфир команду всем отстающим остановиться и сгруппироваться прямо в том секторе системы, где их застал приказ.

Пока он добился выполнения, Сияющие успели отловить и уничтожить ещё три крепости. Наконец, все силы Тёмных оказались сосредоточены в четырёх разных секторах, в самом дальнем из которых безнаказанно бесчинствовали Сияющие. В отличие от местных адмиралов, эскадру Сияющих возглавлял опытный военачальник, и в его распоряжении были столь же опытные бойцы, прошедшие не один десяток сражений. Это Мше поняла сразу. Сойтись с ним в тактическом поединке было заманчиво вдвойне: во-первых, опыт, во-вторых, рисковать приходится по большей части чужими войсками. И Бессмертная начала партию, разбив четыре очага обороны системы на две пары. Каждой паре было приказано двигаться друг к другу на слияние, чтобы таким образом в кратчайший срок получить две более мощные группировки, которые впоследствии смогут объединиться в один кулак и нанести контрудар. Войска начали сближение, но Сияющие оказались опаснее, нежели предполагала Мше.

Светящиеся жлобы, по всей видимости, провели расчёт баланса сил, основываясь то ли на своём боевом опыте, то ли на текущей ситуации, и атаковали ближайший к себе очаг обороны. Они не стали увязать в боях с шестью мощными космическими крепостями. Вместо этого Сияющие, игнорируя их огонь, всеми силами ударили по флоту прикрытия. Кораблей Тёмных в количественном плане было значительно больше, сцепившиеся в яростной драке флоты быстро смешались, и крепости были вынуждены прекратить огонь, чтобы не уничтожать своих. Итог оказался плачевен: флоты прикрытия перестали существовать, и Сияющие неожиданно для Мше бросили космические крепости и рванулись в атаку на сближающийся с ними второй очаг обороны. Что произойдёт дальше, было уже ясно, и Мше приказала крепостям первого очага соединиться со вторым любой ценой. Параллельно она соединяла свой очаг с соседним, радуясь тому, что оказалась дальше всех от места появления Сияющих.

Но радость была преждевременной. Сияющие уничтожили флот второго очага и вновь не стали ввязываться в бой с крепостями. Вместо этого они перегруппировались и ударили по очагу Мше, которому до объединения с партнёрами по сектору оставались считаные минуты. Всё оказалось испорчено из-за огромных скоростей Сияющих, недоступных Тёмным. Пылающие звёздным огнём шары сблизились слишком быстро, и вскоре жестокое побоище кипело вокруг командного центра Мше. Это серьёзно уронило боевой дух солдат, и Мше лично возглавила дерзкую контратаку, стремясь воодушевить войска. Это стоило ей аватара. Как выяснилось позже, её решение вызвало обратный эффект. Весь флот был в курсе, что Бессмертного невозможно убить, и гибель Мше есть не более чем уничтожение баснословно дорогого девайса. Тогда как собственные жизни солдатам никто не восстановит. В итоге все решили, что их ведут на смерть ради развлечения, ещё до начала контратаки. И фактически подставили её под удар Сияющих в первые же секунды. Какой-то светящийся звёздным огнём перехватчик, уступающий размерами линкору Мше раз, этак, в сто, залил громадный корабль антивеществом так, что линкор превратился в лохмотья. Что было дальше, Мше уже не видела, потому что очередной удар разнёс на фотоны её капитанский мостик.

Оказавшись в ёмкости планетоида бессмертия, Мше несколько секунд не могла сосредоточиться из-за распирающей её злобы, ненависти и ярости. Ближайший аватар в Галактике Пограничная имелся на запасной базе флота принадлежащей Мше цивилизации, которая находилась Бес знает где от нужного места. Аватар был в мужской лунной фазе, и внеочередные изменения гормонального фона не мешали работе мозга, но это обстоятельство радовало мало. Мше взял половину флота и два часа на полном ходу мчался через гипер, горя всепожирающим стремлением разнести Сияющих на обломки. Но уже было, конечно же, поздно. В атакованной системе Сияющих не оказалось, как не оказалось ни одного корабля Тёмных. Сияющие уничтожили флот подчистую, убедились, что нанести кварковый удар не позволяет близость звезды, сожгли одну крепость сосредоточенным огнём с дальней дистанции и ушли, бросив сбившиеся в кучу остальные командные центры дрожать от страха в ожидании неизвестного. Некого было даже расстрелять за предательство. В ярости Мше хотел отдать адмирала своим чернокожим наемникам в качестве сексуальной игрушки, да тот застрелился ещё до прилета Бессмертного. Настроение было испорчено напрочь, но проблемы на этом не закончились.

Как только Мше вернулся в свой командный центр, с ним связался Бессмертный Элу, наиболее влиятельный из его конкурентов в том секторе Галактики Юр, к которому принадлежала цивилизация Мше. Он, виртуозно скрывая злорадство, переполненным болью и горем голосом сообщил, что военная операция Мше возле стационарного ноль-перехода Сияющих потерпела сокрушительное фиаско. Не выжил никто, потеряны сотни миллионов кораблей и ещё большее количество было уничтожено в гиперпространстве. К тому времени всё уже выяснилось: ноль-переход оказался ловушкой, Сияющие специально заманили туда как можно больше флотов Тёмных и зажгли в самом центре войсковых скоплений чёрную дыру. Точнее, её высокомерный вариант, созданный специально для этого сражения Высокомерными Сияющими, ну, или что-то в том же духе, теперь уже неважно. Важно то, что Мше от начала и до конца всей операции был ведом Сияющими, и теперь по этому поводу с ним желает побеседовать Эмиссар Чёрного. Не успел Элу закончить свой переполненный скрытой язвительностью монолог, как возле командного центра Мше возник корабль Эмиссара.

Вот тогда Мше стало по-настоящему жутко. Бессмертный смотрел на изображение корабля Высокомерного Тёмного и был не в силах пошевелиться от ужаса. Вблизи корабль представлял собой воистину устрашающее зрелище. Огромнейший, в полтора раза больше планеты, которую при его появлении отшвырнуло, словно игрушку, гравитационным дисбалансом, а может, оборудованием Высокомерных, корабль Эмиссара имел асимметричную архитектуру, внушающую ощущение скорой смерти. Жуткая машинерия неизвестного назначения, выполненная из столь же неизвестных сплавов, тускнела тёмно-коричневыми провалами силовых полей и искрилась росчерками гигантских искровых и дуговых разрядов. Но самое страшное ожидало Мше внутри стального монстра – его Хозяин. Одного взгляда которого будет достаточно, чтобы Бессмертный утратил своё бессмертие.

– Ты разочаровал меня, Мше, – замогильный голос Эмиссара, громоподобно зазвучавший отовсюду, заставил Бессмертного сжаться и задрожать от ужаса. Мше понял, что находится уже не внутри своей космической крепости, а где-то внутри корабля Эмиссара, на узком пятачке тусклого света, со всех сторон окружённого непроглядной тьмой. – Я наделил тебя бессмертием, полагая, что ты достоин этой награды. Я ошибался.

– Господи, ты не ошибся во мне! – Мше сорвался на крик, падая на колени. – Я всё исправлю! Позволь мне объяснить! Дай мне ещё один шанс! Господи! Я не подведу тебя! У меня есть беспроигрышный пла…

Жуткая боль вгрызлась Мше в ногу, и Бессмертный взвыл, захлебываясь криком. Пол, на котором он только что стоял, оказался толщей мелких коричневых полупрозрачных червей с множеством едва заметных конечностей. Они сотнями вгрызались в плоть Мше, медленно скрываясь в мышцах и полостях тела, и также медленно пожирали его изнутри. Дикая боль рвала на части мозг и нервную систему, и Мше отчаянно бился в конвульсиях, катаясь по червивому полу.

– Черви, пожирая плоть, выделяют токсин, – гремел голос Эмиссара. – Он не даст тебе истечь кровью, сойти с ума или погибнуть от болевого шока. Ты будешь умирать медленно и очень долго.

Эмиссар расхохотался, и его жуткий оглушительный смех, не переставая, звенел в ушах судорожно бьющегося в червивой мешанине Мше, и заглушал его крики чудовищной боли и ужаса. Потом черви набились Мше в рот и нос, сожрали язык и голосовые связки, и невыносимая боль стала ещё ужаснее, но он больше не мог кричать. Черви пожирали его несколько часов или несколько лет – Мше уже не понимал ничего, кроме непрекращающейся боли. Момент своей смерти он воспринял как миг истинного блаженства и тут же очнулся целым и невредимым, стоя по колено всё в той же мрачной червивой яме. И вновь черви захлестнули его, набиваясь в рот и нос, жестокая пытка продолжилась, и длительность чудовищных мучений увеличилась до бесконечности…

Умерев в седьмой раз, пропитавшийся страданиями Мше внезапно ощутил отсутствие боли и тела. Он находился внутри ёмкости бессмертия, и голос Эмиссара гремел на весь планетоид.

– Я дам тебе последнюю попытку, раб! – презрительно процедил Эмиссар. – Разочаруешь меня ещё раз – и я сделаю твоё бессмертие вечными муками. Теперь ты в курсе, не так ли?

Высокомерный Тёмный вновь захохотал, и Мше ощутил, как черви вгрызаются в его плоть. Он беззвучно заорал, но в следующую секунду понял, что не имеет тела. Психическая галлюцинация пропала, и Мше забылся в беспамятстве, теряя измождённое страданиями сознание.

– Раб! – Голос Эмиссара мгновенно выбил его из небытия. – Я теряю время! В вашем примитивном слое оно неизменно! Это и есть твой беспроигрышный план?! Дождаться той поры, когда все Светлые уйдут в вышние слои Вселенной, и пусть твою работу делают другие?

– Нет, Господи! – Мше вновь обуял ужас. – Я знаю, что надо делать! Мне потребуется твоя помощь, Господи, но это пустяк для тебя! Остальное я сделаю сам!


– Во славу Родов! Во славу Родины! Во славу Расы! – Хранитель Истины Ведамир вскинул руку в небеса, к пылающему ослепительным светом голубому сверхгиганту Аркону. – Я объявляю этот супружеский союз заключённым! Да сольются половинки в единое, отныне и навсегда, во имя Великой Вспышки!

– Во веки веков!!! – Слитный рёв ста десяти тысяч Сияющих громыхнул над цветущей долиной, раскинувшейся у подножия могучей горы, увенчанной исполинской цитаделью из искрящегося в мощных солнечных лучах белого гранита.

Две колонны могучих пятиметровых воинов в сияющих звёздным пламенем доспехах, образовывающие живой коридор, синхронно зажгли тахионные клинки и слитным взмахом скрестили их над проходом. Пылающие потоками энергий скрещенные клинки образовали над сияющим коридором ослепительный свод, и энергокрылья парящих в небесах Валькирий полыхнули всплеском переливающихся потоков. И вновь голоса ста десяти тысяч Сияющих слились в один могучий рокот, раскаты которого сопровождались усилением сияния множества звёздно-огненных и ярко-синих глаз и густых и прямых, словно лазерные лучи, белоснежных и бело-золотых волос.

– Отныне! – Слитный голос двух Родов гремел над долиной.

– Едины! – Сознание держащихся за руки Алины и Торбранда совершило Слияние.

– Во веки! – Возлюбленные, мгновение назад ставшие супругами, синхронно шагнули вперёд.

– Веков! – Ставшая единым целым пара вступила в живой коридор.

– Отныне! Едины! Во веки! Веков! – Мощь двух Родов продолжала греметь, отмечая шаги идущих под сиянием клинков половинок, и сердце Алины рвалось в высь, подобно птице.

Свадебный обряд воинской касты оказался совсем непохож на ритуал гражданских каст, знакомый ей с детства по свадьбам родичей, и от того был ещё прекраснее, воспринимаясь как волшебная сказка о мужественных бойцах и прекрасных Валькириях. Как жаль, что праздник продлится недолго, всего четыре дня, но в условиях жестокой войны каждый час стоит бесконечно дорого, ибо платой являются жизни сражающихся Сияющих.

Из госпиталя будущих супругов выписали сегодня утром. Шесть часов назад Алина проходила итоговый медосмотр у знаменитого на всё пространство Сияющих Медицинского Аса Светодара. Четырёхметровый старец возрастом в две с половиной тысячи лет уже не мог ходить без гравитационного посоха, даже несмотря на всё своё целительское искусство, но вряд ли кто-либо в четырёхмерном слое Вселенной мог справиться с лечением лучше него. Старый Ас от медицины лично занимался их исцелением с самого первого дня, когда Алину и Торбранда доставили на Асгард. Их считали погибшими почти неделю и занесли в списки потерь, которые в тот день были огромными. Флот, ставший насмерть возле объекта, потерял девяносто шесть процентов кораблей и каждого третьего бойца. Когда разгонно-эвакуационный блок набрал ускорение и общий энергопоток сражения погас, сожранный чёрной дырой, командир Харальд до самой остановки не проронил ни слова. Потом их пытались вызывать на связь, но результатов не было. Всех, кто уцелел в том бою, отвели в тыл на доукомплектование, Родам официально сообщили о гибели храбрецов, и на этом всё закончилось. Как вдруг спустя несколько суток с Асгардом связался Высокомерный Тор и потребовал прислать ему Торбранда и его Валькирию для участия в важной операции. Харальд доложил Высокомерному Предку о гибели его лучшего воина, на что Высокомерный Тор ответил, что ощущает присутствие сущности Торбранда в этом слое Вселенной. И лично открыл ноль-переход для поисковой группы.

Светоч «Сияющий» разыскали к исходу суток. Он шёл через мёртвый космос на инерционном ходу с двойной скоростью фотона и не подавал признаков жизни. Спасательные корабли остановили испещрённый пробоинами Светоч и высадили эвакуационную группу, которая проникла внутрь через многочисленные проломы в корпусе. Внутри всё было разгромлено подчистую. Позже специалисты выяснили, что в момент образования чёрной дыры Светоч попал во встречный поток обломков, в которые превратились окраинные флоты Тёмных. Они оказались за пределами смертельной аномалии и не были поглощены ею мгновенно, но запредельная гравитация рванула их к чёрной дыре с такой скоростью, что корабли рассыпались на куски в тысячные доли мгновения. Светоч «Сияющий» задело самым краем этого потока, он пробыл под пронизывающими ударами бесконечно краткий миг, но этого хватило, чтобы получить тяжелейшие повреждения. Благодаря высочайшей скорости на момент возникновения чёрной дыры, Светоч превозмог силу её притяжения и только поэтому не погиб сразу, но с каждыми сутками остатки его энергии таяли.

Экипаж умирающего корабля умирал вместе с ним. Торбранда нашли в маленьком отсеке, отрезанном от остального корабельного объема. В том месте Торбранд создал шлюзовой отсек, когда выбрасывал Пирамидку в космос. За миг до образования чёрной дыры он зарастил люк наружу, заполнил шлюз воздухом, но создать люк внутрь корабля не успел. Это его и спасло. Крохотному отсеку хватило скудных крох быстро тающей корабельной энергии, и он сумел самостоятельно зарастить пробоины, что сохранило остатки воздуха. Сам Торбранд получил несколько десятков осколочных ран от разлетающихся под ударами встречного потока переборок и сильнейший энергетический ожог от вспышки пятимерной чёрной дыры. Подсознание находившегося при смерти воина рефлекторно направило личный энергопоток в режим Саморегуляции, после чего бросило остатки сил на поддержание защиты. Позже Ас Светодар скажет, что помимо этого подсознание Гармоничного бойца постоянно пыталось уравновесить гравитационный контур, но не находило гравитационных воздействий. В общем, сказалась выучка Аса Альвбьорна, но полученный урон вкупе с истощающимися запасами воздуха свели на нет все шансы выжить.

Алина обнаружилась в центральном отсеке, в состоянии комы, сильно посечённая осколками взорвавшихся бортовых Кристаллов. По счастливой случайности единственным не разрушившимся мгновенно в центральном отсеке оборудованием был Кристалл Регуляции. Подобное оборудование является одним из наиболее хрупких, и как этот Кристалл выстоял в такой мясорубке – абсолютная загадка. Как бы там ни было, Кристалл Регуляции получил сильные повреждения и быстро терял энергию, но ещё действовал. Он зафиксировал отсутствие атмосферы внутри корабля, обнаружил умирающую Валькирию и погрузил её в стазис. После чего окончательно вышел из строя. Энергетический кокон стазис-поля вокруг Алины не был приведён в состояние абсолютной стабильности, и его энергия медленно таяла… В общем, если бы спасательная группа разыскала Светоч на полдня позже, спасать там было бы уже некого.

Как только умирающий Светоч и его команда были найдены, возле спасательной группы появился Высокомерный Тор, переместил всех на орбиту Асгарда и вернулся в Пограничную, к кипящему там третьи сутки сражению. Высокомерный Сияющий ничего не объяснял, и всё заняло считаные мгновения, но это вмешательство оказалось решающим для исцеления. На Асгарде раненых встретили представители касты Целителей, сообщившие, что Ас Светодар желает лично заняться оказанием медицинской помощи храбрецам, и Алину с Торбрандом срочно доставили в его госпиталь. О том, что Алина выжила, Радогасту и Нежане на следующий день сообщил Харальд. Оба родителя Алины были предельно заняты на обеспечении заказа для формирующегося в системе Аркольна флота ратников, но Род Небесной Лазури не мог остаться в стороне. Совет Рода немедленно выслал на Прародину совсем небольшую делегацию касты Мастеров, которая уточнила подробности и отбуксировала Светоч «Сияющий» на орбиту Руты.

Легендарный медицинский Ас в очередной раз сотворил невозможное. Он не только вернул к жизни практически мёртвых храбрецов, но и полностью восстановил их тела, и отладил скомканные чудовищным ударом энергопотоки. Светодар вывел Алину из комы через неделю, но ещё столько же не выпускал её из госпиталя, добиваясь идеального исцеления. Почти всё это время она провела во сне, и лишь крайние двое суток ей позволили личный пилотаж под наблюдением Светодара – могучий медицинский Ас проверял качество исцеления. Торбранда она увидела вечером первого дня полетов. До этого её к нему не пускали, Светодар заявил, что ему досталось ещё сильней, чем ей, и прогнал Алину с глаз долой. Целители, занимающиеся лечением раненых в госпитале Светодара, советовали ей не беспокоиться зря, ибо гений великого Аса от медицины блистает вот уже две тысячи лет, не допуская ошибок, но Алина всё равно была словно на иголках. За что её укорила Астрид, связавшаяся с ней прямо в госпитале.

– Переживаниями ты только отвлекаешь себя от восстановления, – заявила Даарийская красавица. – Волноваться надо, когда боец находится на задании без тебя или чего похуже, а сейчас, когда вы оба в руках величайшего Целителя целой Галактики, эмоции лучше приберечь. Они пригодятся тебе в дни свадьбы! – Астрид тихо хихикнула и заговорщицким тоном нарочито серьёзно уточнила: – И в ночи. – Она мечтательно вздохнула: – Счастливая ты, Адельхейд! Мы все за тебя жутко рады!

Подруга тепло улыбнулась, и энергоотпечаток Кристалла Дальней Связи донёс до Алины эманации искреннего счастья:

– Все сёстры нашего круга передают тебе поздравления и пожелания скорейшего выздоровления и самой красивой свадьбы на всём Асгарде! Представляю, как это будет прекрасно и величественно! Свадьба у стен главного родового замка Форнар, легендарного воинского рода из Первых Полутора Сотен! Фантастика! Мы все подали рапорт командованию с просьбой отпустить нас к тебе на свадьбу хотя бы на час, но вряд ли Штаб Флота снимет с передовой целый круг Валькирий… – Она печально вздохнула, но тут же засияла вновь: – Но мы будем смотреть трансляцию! – Взор прекрасной Валькирии затуманился, свидетельствуя об активации личного Кристалла Связи, и Астрид стала серьёзной: – Мне пора, только что объявили тревогу! Я с тобой ещё свяжусь, как только выйдем из боя. Не трать время и силы на пустые переживания, лучше сосредоточься на восстановлении боевых качеств! Они тебе вскоре понадобятся! Ты же не хочешь подвести свою половинку в первом же сражении после свадьбы?

Даарийская красавица отключилась, и Алина провела остаток дня в упражнениях на концентрацию. Астрид права, переживать уже поздно, эмоции лучше оставить до момента, когда они будут к месту. Сейчас же необходимо вернуться в строй, не растеряв боевых умений. Валькирия всегда должна быть на пике формы, она не может позволить себе «спады» и «подъемы». Ибо даже минимальная потеря ёмкости может оказаться той самой каплей, которой не хватит Щиту твоего бойца в решающий миг жестокой схватки.

Но заставить себя не волноваться о возлюбленном оказалось непросто, и Алина, привычно позавидовав соратницам, рождённым в касте воинов, на следующий день продолжила тренировки с удвоенным старанием. За что получила нагоняй от Светодара. Старейший в галактике медицинский Ас велел ей перестать воевать хотя бы в госпитале и грозился отправить в медицинский сон, но Алину спасло появление Сигтруды. К удивлению Алины, Светодар не стал продолжать выволочку в её присутствии. Он лишь бросил на Сигтруду странный взгляд, болезненно закрыл глаза и тяжело вздохнул. Потом сослался на массу дел, велел Алине отдыхать и поручил Сигтруде за этим проследить. После чего исчез в области прямого перехода.

– Дедушка устроил тебе взбучку? – Очаровательная Высшая Валькирия задорно улыбнулась. – Не переживай! Он любит поворчать на нашу касту и всегда так делает. Ты отрабатывала концентрацию?

– Да, – подтвердила Алина и удивлённо уточнила: – Сигтруда, Светодар – твой дед?!

– Нет, что ты! – негромко расхохоталась та. – Просто он очень старенький, мы все его любим и за глаза зовём Дедушкой. Я помню его с тех пор, когда прошла отбор на удел Валькирии, мне тогда было девять. Они с Асом Альвбьорном были дружны в течение двух тысяч лет. Светодар всех нас исцелял не по десятку раз. Особенно меня! Мне больше других доставалось, когда наш круг держал Щит Торбранда… да и после, из-за этой истории с отказом от удела Матери… Как Торбранд? Меня к нему не пустили.

– Меня тоже, – вздохнула Алина. – Светодар заявил, что нечего мешаться под ногами. – Она улыбнулась: – Хотя я прилетела, а не пришла, потому что ходить там точно бы под ногами пришлось! Здесь всюду одни лишь Даарийцы, и я ниже всех ростом на метр двадцать!

– Ага, и за полёт тебе влетело ещё сильнее, – с пониманием подхватила Сигтруда. – Дедушка не говорил что-нибудь вроде того, что тебе ещё рано напрягаться, что любое напряжение для ослабленной недугом жены – это угроза будущему материнству, а Валькирия не вечно будет Валькирией, пора бы уже подумать о замужестве и всё такое?

– Именно так он и сказал, – Алина улыбнулась в ответ. – И даже уточнение, что у нас с Торбрандом скоро свадьба, не помогло. Пробурчал «Тем более!» и всё равно прогнал! Он так забавно делает вид, что жутко сердит, что я с трудом сдерживаю улыбку.

– И правильно делаешь. – Сигтруда была серьёзна. – Потому что он на самом деле сердится. Просто он очень добрый и даже сердитым выглядеть не умеет. Поэтому у нас все делают вид, что жутко робеют, когда он насупливает брови. Чтобы пациенты не выглядели суровее лекаря!

Обе Валькирии тихонько прыснули, и Сигтруда сообщила, что Совет Касты принял решение провести свадьбу ветерана Торбранда и Валькирии Адельхейд сразу после их выписки из госпиталя.

– Поздравляю тебя, Адельхейд! – Сияющие звёздно-огненным светом глаза и волосы Высшей Валькирии испытали всплеск интенсивности излучения. – Скоро ты навеки сольёшься со своей половинкой! Идеальное Слияние – это должно быть невероятно, безмерно прекрасным! Иногда я вижу это во сне… – Очаровательная Высшая Валькирия улыбнулась с лёгким оттенком грусти, но тут же поправилась: – В смысле, видела во сне. В детстве. – Она по-доброму посмотрела на Алину: – Я очень рада за тебя. Вообще-то за вас рады все. Я даже не знаю того, кого не обрадовало данное решение Совета Касты. Когда вас нашли живыми, Штаб Флота получил четыре миллиона рапортов за первые сутки. Все предлагали предоставить вам отпуск для свадьбы, потому что отпущенные Заповедями два лета истекли тринадцать суток назад, и вы не заявляли об отмене помолвки.

– Четыре миллиона?! – Алина опешила от изумления. – Я не думала, что кому-то это интересно… кроме сестёр моего круга и родичей… Столько Сияющих вели подсчёт…

– Да ты что, Адельхейд?! – Сигтруда неподдельно удивилась. – Ты же первая Гармоничная Валькирия за полтора миллиарда лет! А Торбранд – самый мощный Гармоничный боец в Пограничной! Воин самого Высокомерного Тора! Ты – Свага, а он Даариец, при этом у вас Идеальное Слияние! Да об этом знает вся Каста! И не только наша! На второй день после вашего обнаружения Штаб Флота перенаправил поток рапортов напрямую в Совет Касты, потому что их количество исчислялось миллиардами! Там целые подразделения выражали намерение заменить вас собой на поле боя на время свадьбы! В общем, меня прислали выяснить, что тебе необходимо, а заодно проинструктировать, как себя вести. Ты знаешь, как проводится свадьба в воинской касте?

– Ой… – Глаза Алины испуганно расширились. Она поняла, что о свадебном обряде гражданских каст знает всё, как и положено дочери знаменитого Рода Мастеров и Венедов, а вот о свадьбе касты воинов имеет крайне смутное представление. – Я не уверена… В Родах Свага никогда не было воинов… Астрид как-то рассказывала, но тогда не было времени на подробности… Она говорила, что в свадебном обряде для Валькирии есть отдельные особенности! Я же ничего не знаю!

– Сейчас узнаешь, – успокоила её Сигтруда. – Не волнуйся, там всё жутко интересно, так что запомнишь быстро! По отзывам замужних сестёр, главное – не потерять чувство реальности, когда будете идти Путём Под Сенью Клинков. В этот момент Слияние супругов вибрирует в унисон с энергопотоками тысяч Сияющих, и можно запросто погрузиться в эйфорию счастья так глубоко, что пропустишь момент, когда настанет пора расправлять крылья для Поцелуя Слияния. А тебе перед этим ещё предстоит набрать высоту, чтобы ваши лица были на одном уровне! В этот миг вас будут видеть все, Каста будет вести трансляцию для всех желающих, так что у меня есть к тебе маленький заговор! До Поцелуя Слияния делай глаза ярко-синими, и волосы бело-золотистыми, как выглядят Свага! А в момент поцелуя подними коэффициент лучистости глаз и волос до максимума! И ты станешь сиять белоснежным свечением, как Даарийка! Это очень символично – словно ты на глазах у всех становишься частью Рода своей половинки! Олицетворение законов Великой Вспышки, только в миниатюре! Восхитительно прекрасно!

Очаровательная Высшая Валькирия мечтательно вздохнула и заявила обалдевшей от растерянности Алине:

– Но это ближе к финалу, поэтому давай разбирать всё по порядку. Итак, свадьба начинается со сбора представителей Родов. Утром, в долине у подножия замка два Рода торжественно выстраиваются напротив друг друга. Если на свадьбу приглашены представители Родов-побратимов, то они занимают места со стороны солнца…

Инструктаж длился четыре часа, после чего Сигтруда велела ей всё как следует обдумать и сказала, что вернётся на следующий день для повторения и уточнения деталей. В течение всего инструктажа очаровательная Даарийская воительница радовалась за неё, словно за саму себя, и Алина не сдержала любопытства. Она окликнула уходящую Сигтруду и спросила:

– Сигтруда, почему ты сама не выйдешь за мужа? Ты самая красивая Валькирия в Пограничной, столько славных воинов предлагали тебе супружеский союз… Это был бы очень красивый праздник! Вся Даарийская группировка Мира Пограничной обрадуется этому событию!

– Вершится Великая Асса, – жизнерадостная улыбка медленно угасла на лице легендарной Даарийской красавицы, – каждый миг в жестоких сражениях гибнут воины. Свадьба может подождать… – Её взгляд потух, устремляясь куда-то вдаль, и она неопределённо пожала плечами: – Я рождена в Священное Лето, моя энергоёмкость максимальна… для Высшей Валькирии. Пока я не принадлежу никому, я могу поддерживать в бою разных бойцов. При необходимости можно собрать Круг Щита. Валькирий сейчас не хватает, особенно Высших… Так я могу принести больше пользы Расе… Да и детские мечты никак меня не оставят. Всё мечтаю об Идеальном Слиянии… Как-то не тянется сердце ни к кому из кандидатов… Может, командир Харальд прав, когда говорит, что со мной что-то не то… Только Целители так ничего и не нашли. Я признана годной без ограничений!

Очаровательная Высшая Валькирия на мгновение умолкла, её взор обрёл чёткость, возвращаясь в реальность, и она ласково посмотрела на Алину с высоты четырёхметрового роста:

– Тебе досталось бесценное сокровище, голубоглазая кроха. Ты обрела свою истинную половинку, и ты можешь хранить в бою не только свою любовь, но и своё Идеальное Слияние. Береги его, и вы будете неразделимы отныне и вовеки веков, и в этом слое Вселенной, и во всех остальных. – Сигтруда мечтательно улыбнулась: – Хорошо быть Гармоничной!

После того дня Сигтруда приходила ещё дважды, и к моменту выписки из госпиталя Алина знала наизусть каждую мелочь свадебного обряда. Но реальность всё равно превзошла все ожидания степенью грандиозности празднества. Из-за тяжёлой обстановки на фронтах и непрекращающихся сражений, приехать на свадьбу смогла лишь сотая часть всех желающих. Но отменять празднество никто не собирался. Наоборот, Советы гражданских каст присоединились к решению Совета касты воинов о том, что провести эту свадьбу необходимо обязательно. Это событие являлось символом того, что Сияющие не дрогнули перед бесчисленными полчищами врагов и не собираются впадать в уныние или отчаяние. Великая Раса продолжает жить, и даже если жизнь эта отныне проходит в кровавых битвах, на этом она не заканчивается. Сколько бы веков не продлилась Вторая Асса, в конце концов она завершится, как Первая, полным разгромом врагов. Мир вернётся в пространство Светлых, и Раса Сияющих станет ещё сильнее и монолитнее, ибо война закалит её многократно. И потому один процент от общего количества желающих оказался ста десятью тысячами человек.

Все Рода Первых Полутора Сотен, являющиеся побратимами Роду Форнар, прислали своих представителей, но помимо воинской касты на празднество прибыло множество представителей гражданских Родов. Громадная долина у подножия горы родового замка Форнар была заполнена не менее громадным скоплением Сияющих. Командование удовлетворило рапорта всего круга Астрид, отпустив их на свадьбу ровно на сутки, и Сигтруда немедленно привлекла молодёжь для участия в празднестве вместе с остальными воительницами. В миг начала свадебного обряда в небесах над долиной парило множество Валькирий, и их переливающиеся потоками излучений энергокрылья усиливали своё свечение под яркими лучами Аркона. Безукоризненные ряды мощных пятиметровых гигантов в сияющей броне на фоне нестройных, но дружных скоплений гражданских Сияющих, облачённых в белоснежные одежды с узорной вязью различных каст, ярко подчеркивали основу основ Расы Сияющих: Раса едина. И пока одни созидают во благо её развития, другие стоят на страже их труда и спокойной жизни. Гармоничное слияние во всём, будь то центральное и окраинное, гражданское и военное или женское и мужское. Но от столь глобальной знаковой событийности сама свадьба ничуть не стала менее настоящей, и Алина с первого мгновения начала празднества оказалась в собственной сказке о могучих бесстрашных бойцах и их прекрасных преданных Валькириях.

Обрядовые события сменялись одно за другим, отсчитывая оставшиеся до полудня часы, могучий, как сама Раса Сияющих, голубой сверхгигант Аркон поднимался всё выше, и в решающий миг сияющие ряды пятиметровых бойцов образовали Путь Под Сенью Клинков. Пришла пора половинкам подтвердить клятвы, данные друг другу два лета назад, и вернуть обручальные кольца, хранимые на груди возле сердца. Свадебную церемонию проводил Хранитель Истины Ведамир, это была просьба Рода Форнар, ибо в воинской касте сейчас не имеется Асов, и мудрый Ас Хранитель безошибочно исполнил возложенный на него долг. У порога Пути Под Сенью Клинков обе половинки, решившие слиться воедино навеки, принесли клятвы друг другу, и Хранитель Истины тщательно убедился в том, что их мысли не несут фальши, а работа разума стабильна и не находится под влиянием гормональных всплесков. После этого супруги надевают друг другу обручальные кольца. Два лета эти изделия из священного металла пропитывались энергией носителя, и теперь частичка энергетики одной половинки всегда будет со второй половинкой. Где бы они ни находились, крохотная незримая ниточка станет связывать их через Единое Информационное Поле Вселенной, позволяя ощущать биение самого близкого в мире сердца.

От могучих потоков биоэнергии тысяч Сияющих, пронизывающих праздничную долину, захватывало дух, и Алина, ослепительно сияя синевой глаз и белым золотом волос, с замиранием сердца сняла с себя подвеску с обручальным кольцом Торбранда. Она мгновение держала заветный символ супружеского союза на ладони, убеждаясь, что священный металл залит её энергетикой на максимум, и невольно улыбалась гравировке «Тринадцатый», выбитой на внутренней стороне кольца. Алина вернула кольцо владельцу, надевая его на палец возлюбленному, и вдруг поняла, что ему нечего вернуть ей в ответ. На краткое мгновение она растерялась, запоздало сообразив, что никогда ранее об этом не думала, но незыблемый за миллионы лет обычай свершился, как должно. Ас Ведамир кивнул Торбранду, и тот неожиданно сорвался ввысь, исчезая в небесах точно в направлении светила. Ошеломленная Алина проводила его взглядом и перевела взор на Хранителя Истины, но многомудрый Ас был спокоен и торжественен. Он неторопливо обозрел многотысячное море Сияющих, воздел руку к звёздам и сильным голосом произнёс:

– Во славу Расы!

– Во славу!!! – громыхнул единый тысячеголосый ответ, и в небесах над головой Алины вспыхнули звёздным огнём идеальные обводы Светоча, зависшего над долиной в обрамлении сияющих энергокрыльями точёных силуэтов Высших Валькирий. Позже Торбранд рассказал ей, что Род Небесной Лазури поклялся восстановить обручальный Светоч к дню свадьбы. Корабль был полностью отремонтирован и доставлен к родовому замку Рода Форнар за сутки до празднества, и по решению Совета Рода с того момента находился над долиной в режиме невидимости. Сберегая тайну, все заранее облетали Светоч, чтобы сохранить для Алины этот сюрприз. И когда настало время, Торбранд вернул своей возлюбленной её обручальное кольцо!

Потом было шествие по Пути Под Сенью Клинков и Поцелуй Слияния. От безграничного счастья её сердце было явно не с ней, оно витало где-то над сияющей долиной вместе с Валькириями, и Алина последовала совету Сигтруды не столько сознательно, сколь по наитию. Оторваться от поцелуя было совершенно невозможно, и восторженный гул тысяч голосов, взлетевший к вершинам замковых цитаделей, одобрял её желания. И когда Торбранд ласково, но решительно отстранил её ради продолжения обряда, Алина обнаружила, что её глаза и волосы сияют ослепительным звёздным огнём… Позже этот эпизод транслировали по всему пространству Сияющих, и воинские Рода, имеющие в своем составе подрастающих Гармоничных Валькирий, подавали заказы касте Мастеров на изготовление обручальных Светочей.

Затем был ритуальный Танец Половинок, главный элемент свадебного обряда Валькирии, запомнившийся ей надолго. Неторопливый и степенный, где каждое движение, как совместное, так и раздельное, каждая фигура, каждое касание ладоней и каждый взгляд несли в себе строго определённый смысл и прямо демонстрировали степень Слияния. Танец Половинок – парный, но его нельзя репетировать заранее, каждая половинка знает лишь свою партию. Ибо Танец Слияния именно потому Танец Слияния, что исполняется в состоянии Слияния. Именно от степени Слияния, позволяющего половинкам чувствовать друг друга, как самого себя, зависит уровень синхронности и согласованности движений. Это самый знаковый ритуал свадьбы, тысячи глаз устремлены на танцующих половинок, ибо всем интересно увидеть, насколько Слияние заключающих вечный союз воителя и воительницы близко к совершенству, ибо таковым будет и их Боевое Слияние. И танец Алины с Торбрандом свершился идеально, подобно идеальности их Слияния. Это было не только восхитительно, но ещё и очень весело, ведь для того, чтобы быть вровень с возлюбленным, Алина танцевала в гравитационном контуре на высоте двух метров над землёй, расправив пылающие сонмом энергий огромные крылья Гармоничной Валькирии. В тот миг эйфория счастья поглотила Алину целиком…

Вечером накал праздничных эмоций сменился взрывом эмоций любовных, которые оказались даже сильнее, и мысль о том, что именно день был сегодня самым счастливым в её жизни, быстро поблекла в пылающем страстью сознании. В общем, более-менее нормально соображать Алина начала только к утру, после того как замученный ею наповал Торбранд пригрозил запереть её в чулане родового замка где-нибудь на самом нижнем уровне. Пришлось смириться и дать ему выспаться. К ней сон поначалу не шёл, и она некоторое время размышляла о том, что экипаж корабля из двух человек в её случае – это ещё лучше, чем ей представлялось ранее. Главное, чтобы после сражений появлялся хотя бы час времени, не занятого служебными необходимостями.

Потом был второй и третий свадебные дни, поздравления от друзей, сослуживцев и миллионов Сияющих, идущие сплошным потоком по системе дальней связи родового замка из всех галактик пространства Сияющей Расы. Количество гостей сильно сократилось, представители воинской касты поспешили вернуться на передовую, гражданские Рода торопились на свои рабочие места – выживание Расы в беспощадной войне требовало от всех Сияющих единства помыслов и деяний. Как сказал Ас Ведамир, заканчивая торжества вечером первого дня свадьбы, Раса Сияющих выстояла в Первой Ассе, выстоит и во Второй. С тыла на фронт бесконечным потоком идут ратники, боевые корабли, снаряжение, продовольствие и самое главное – слитный порыв сердец и разумов Сияющих. Нет ничего дороже Триединства Рода, Родины и Расы, и до тех пор, пока Сияющие едины, не будет такой силы, что способна сокрушить Небесную Расу Сияния Света.

На четвёртый день свадьбы в родовом замке остались лишь немногие представители приглашённых на празднество Родов, и Алину с Торбрандом оставили одних вскоре после полудня. Счастливые супруги долго летали над родовыми землями, гуляли по бесконечным лесам, ныряли с вершины водопада, взявшись за руки. Потом Торбранд показал ей настоящее гнездо грифонов. Для этого пришлось лететь в горы и медленно красться к одной из вершин в режиме невидимости. Когда до нужного места осталось порядка двух километров, Торбранд подал знак, и они замерли в воздухе.

– Дальше нельзя, не то нас заметят, – его голос тихим шепотом лился из Кристалла Связи. – Нужно подождать, пока самец улетит.

– Мы же в режиме маскировки, – Алина вглядывалась вдаль, прислушиваясь к исходящим с горной вершины энергопотокам. – Как они могут нас заметить… Я чувствую вибрацию системы обнаружения… странно… Откуда она здесь?

– Кристалл Поиска установлен на снаряжении самца, – Торбранд закрыл глаза, изучая входящие излучения. – Это настоящий боевой грифон, он принадлежит Наставнику по воспитанию грифонов и облачён в боевое снаряжение согласно законам военного времени.

– Боевой грифон? – удивилась Алина. – Разве он не живёт вместе со своим Хозяином?

– Живёт, – подтвердил Торбранд. – У него даже есть любимое место на крыше главной цитадели замка. Но сейчас у грифонов период размножения, он создал брачный союз, его самка недавно высидела птенцов, и сейчас самец помогает ей кормить потомство.

– Он вступил в брак с дикой самкой! – догадалась Алина. – Ему не нашлось пары в замке?

– Для удела Боевого Грифона подходят только самцы, – Торбранд продолжал следить за энергетическим отпечатком грифона. – Они мощнее, сильнее и выносливее самок и обладают более уравновешенной психикой, что позволяет им терпимо относиться к гостям Хозяина, если те по незнанию подходят к грифону слишком близко. Поэтому на время брачного периода самцы улетают из замка на поиски самок. Как правило, грифоны образуют пару на несколько десятков лет. Если один из них не погибнет по тем или иным причинам, пара может иметь устойчивый союз всю жизнь. Это упрощает сохранение нужных породных качеств, в генетику грифонов заложена внутривидовая конкуренция, и лучшие самки стремятся сойтись с лучшими самцами… – Он на мгновение замер: – Так, самец улетел на охоту. Приближаемся! Только осторожно, на малом ходу, не то вернётся.

Гнездо грифонов, издалека едва видневшееся среди покрывающей вершину густой травы, вблизи оказалось приличных размеров. Большую часть гнезда занимала мамаша-грифон, поочередно вылизывающая троих совсем маленьких птенцов. Лобастые малыши, неумело пробующие расправлять ещё неоперившиеся крылышки, пытались подниматься на толстых лапах, но плюхались друг на друга под давлением материнского языка, вычищающего короткую детскую шёрстку.

– Позавчера вылупились, – определил Торбранд. – Две самочки и самец. Мать только что поела и моет птенцов. Значит, как только отец найдёт добычу, он принесет её сюда и вернётся в замок, убедиться, что с Хозяином всё в порядке и никто не занял любимое место на крыше цитадели. У нас есть не меньше получаса, можно понаблюдать за малышами с расстояния вытянутой руки. Сближаемся, медленно! Вблизи они такие забавные, особенно когда пытаются рычать друг на друга.

– Какие милахи! – восторженно прошептала Алина, разглядывая устроивших детскую возню малышей. Барахтающиеся лапастые крохи выясняли, кто сильнее, щёлкали беззубыми пастями и сурово клекотали друг на дружку презабавными тоненькими голосами. – У этой породы нет клюва?

– Клюва нет ни у какой породы, – Кристалл Связи донёс до неё веселые нотки в голосе возлюбленного. – У грифонов мощные челюсти, зубы в четыре ряда и острые когти. Всё усилено естественным углеродным каркасом и в случае поломки быстро отрастает вновь.

– Но я же видела сотни изображений грифонов с огромными клювами! – удивилась Алина.

– Это боевое снаряжение, – Торбранд осторожно подавал тоненькую струйку энергии в личный контур ближайшего из птенцов, имитируя сидящего на ухе жука, и неоперившийся малыш с суровым писком неуклюже чесал ушко задней лапой. – Оно активируется в бою по желанию грифона. Предназначено для воздушных таранов и нанесения колющих ударов в пикировании. Заодно служит дополнительной защитой черепа от фронтальных атак. Боевое применение грифона очень разнообразно, при необходимости он способен проводить даже бомбометание, а самец штурмовой породы может унести на себе раненого.

– Почему же тогда они не распространены повсеместно? – Невидимая Алина осторожно коснулась пальчиком мягкой шерстки чешущего ушко малыша, и едва успела отдернуть руку – забавный малыш с завидной скоростью извернулся и попытался совсем по-настоящему цапнуть невидимого пришельца. Детские челюсти сомкнулись на пустоте, и птенец продолжил чесаться.

– Грифонов тяжело выращивать и воспитывать, – объяснил Торбранд. – Это очень кропотливый труд, требующий обширных знаний и ещё более обширного терпения. Грифоны не размножаются вне пространства высоких энергий, в природе грифон – хищник, причём весьма опасный, в небесах у него имеются конкуренты далеко не на каждой Земле, поэтому за его популяцией в каждом конкретном месте необходимо следить. Не говоря уже о том, что на поверхности Земель боевые действия до начала войны случались крайне редко и только на окраинах пространства высоких энергий… – Могучий воин сделал паузу. – Теперь боевые животные вновь востребованы. Летим в замок, скоро вернётся отец семейства, не будем его тревожить.

– Летим, – немедленно согласилась она, недвусмысленно встраиваясь в его энергопоток. – Нас там тоже не будут тревожить! Хранитель Ведамир сказал, что празднество прекрасно закончится без нас!

С первого раза долететь до замка не удалось, поэтому по возвращении пришлось потратить пару частей на вычёсывание из волос травинок и цветочных лепестков. Торбранд попытался воспользоваться моментом и заснуть, но она была настороже, и его коварный план немедленно провалился. Во время следующей передышки Алина устроилась поудобнее на могучей груди возлюбленного и сурово заявила:

– Тебе-то хорошо – мужи способны управлять своими гормональными потоками! Замкнул там у себя в личном контуре что-то на что-то, и носишься по полю боя сорок лет напролёт, об уделе Отца даже не вспоминаешь! А мне как быть?!

– А что тебе? – Торбранд удивлённо нахмурился. – Жены же спокойно относятся к отсутствию любовной близости и без всяких перенаправлений энергопотоков. Разве нет?

– После Слияния?! Да ещё и Идеального?! – Алина сделала большие глаза, намекая, что ответ в общем-то очевиден ещё до постановки вопроса. – Это пока ты сама по себе, тебе ничего не требуется! А я два лета ждала этих ночей! – Она прислушалась к их слитному энергопотоку и томно промурлыкала: – Ты убрал подавление полового инстинкта, я чувствую изменения в твоём контуре. И я собираюсь пользоваться этим чудесным обстоятельством, пока есть время…

Алина пробежалась пальчиками по мощным плечам любимого и коснулась губами его груди.

– А вот я не чувствую изменений в твоём контуре, – Торбранд осторожно подхватил её и привлёк ближе, заглядывая в глаза: – Ты по-прежнему блокируешь детородную функцию.

– Я хотела обсудить это с тобой после свадьбы, – Алина изменила белоснежное сияние своих волос на бело-золотое и обратно. – Я хочу повременить со вступлением в удел Матери. Идёт жестокая война, в бою наше Слияние принесёт Расе больше пользы.

– Очень интересно, – Торбранд иронически хмыкнул: – Наслушалась Сигтруду?

– И вовсе нет! – пылко заявила Алина. – Сейчас многие Валькирии принимают решение отсрочить удел Матери! В моём кругу все сестры решили не становиться Вестами ближайшие девять лет. А хотели вообще на шестнадцать!

– Командование на такое не пойдет, – её пылкость Торбранда явно не впечатлила. – Слишком долго для обычных Валькирий. Половина из них может погибнуть за это время. А это эталонные Образы Родовой Крови. Такое не губят в боях. Они должны дать потомство. Командование найдет способ сделать их Вестами уже через четыре лета, вот увидишь.

– А как насчёт Высших Валькирий? – возразила Алина. – Их же сильно не хватает. И Высшая Валькирия может сражаться, будучи замужем! Она будет хранить в битвах свою половинку, как я!

– Угу, – закивал Торбранд. – В очередной из этих битв оба они и погибнут. Отличное подспорье для касты – два носителя эталонной генетики пали, не оставив своего продолжения. Каста пошла на это не от хорошей жизни. Валькирий не хватает, но это не навсегда. Сейчас каждая дочь воинской касты желает стать Валькирией. Почти все дочери, рождённые в Священное Лето, успешно проходят отбор. А уж от Гармоничных дочерей отбоя и вовсе нет, после твоего примера они даже из гражданских каст толпами приходят.

– И что с того? – Алина хмыкнула, вспоминая свой экзамен на удел Валькирии. – Без воинской генетики Валькирией не стать. Большинство гражданских дочерей такими же толпами идут обратно.

– Это неважно, – Торбранд отверг её довод. – Дочери прошедших сражения Валькирий, как правило, всегда годны для удела Валькирии. Хотя бы уже поэтому Валькирии не должны затягивать с уделом Матери. И тогда через сотню лет у нас будет достаточно Валькирий. А там и Высшими Валькириями разживёмся. Я не вижу причины, по которой ты должна продолжать подавление детородной функции. Отвоюешь пару лет и вернёшься сюда, в замок. Через три лета я желаю увидеть нашу первую пару двойняшек. И чтоб ростом были повыше, ясно?

– Ты без меня погибнешь! – неподдельно ужаснулась Алина. – Я не могу оставить тебя одного! Разреши мне остаться хотя бы как всем Валькириям, на четыре лета!

– Ничего со мной не случится, – отмахнулся он. – Я сражался без тебя двадцать шесть лет. Твоё отсутствие ничего не изменит, не считая снижения боевой эффективности и результативности.

– Как это ничего не изменит?! – Алина возмущённо насупилась. – За эти два лета ты мог погибнуть множество раз, если бы у тебя не было Щита! Вспомни день нашей встречи!

– Это не считается, – отмахнулся Торбранд. – Тогда я о твоём существовании ещё не знал.

– А сражение в системе Цвергов?! Ты бы шесть раз погиб, если б управлял Светочем в одиночку!

– Если бы я управлял им в одиночку, то выходил бы из боя раньше, – парировал Торбранд.

– А наземная операция?! Она длилась восемь суток! За это время мы с тобой провели девятнадцать штурмов в режиме Щита!

– Там ёмкость ни разу не заполнилась больше чем наполовину. Я мог выдержать и сам. Может быть. В смысле, это не исключено.

– Ах так! – Она обиженно засопела: – А освобождение заложников в домашней системе Риулов?

– Ерунда.

– А штурм станции на орбите Карны-5?

– Мелочь.

– Уничтожение десанта в системе двойной звезды в пространстве Ра-Конов?

– Случайность.

– Сражение на материнской Земле Мавов?

– Детская забава.

– Девятая битва за Чертог Раса?

– Тебе просто повезло.

– Чертог Рарога?

– Да я их там всех одной левой.

– Раканта-2?

– Ещё проще.

– Созвездие Лебедя?

– Двадцать шесть.

– Что – «двадцать шесть»?!!

– А что «Созвездие Лебедя»?

– Ты смеёшься надо мной! – Алина задохнулась от чувства острой несправедливости. – Так нечестно! Как я буду жить, если ты погибнешь?! Я не могу оставить тебя в битвах одного!

– Я там буду не один, со мной миллиарды Сияющих, – Торбранд притянул её к себе и поцеловал, немедленно вызвав всплеск сияния. – Обещаю впредь в одиночку действовать осторожнее. Я тоже хочу ощущать тебя в своём потоке каждый миг, но война может длиться тысячи лет, ты же не будешь откладывать удел Матери вечно. В отличие от Сигтруды, с тобой всё в порядке.

– Сигтруда… – Алина печально поникла. – Если бы не она, мы могли бы никогда не встретиться… Мне её бесконечно жаль… Она всегда улыбается, но в глазах её боль и тоска… Что с ней?

– Целители говорят, что ничего, – невесело вздохнул Торбранд. – Полностью здорова. Никаких отклонений не выявлено. Сам Ас Светодар осматривал её раз пять или шесть. И ничего не нашёл.

– Почему же тогда она столько лет одна и делает всё, дабы продлить своё одиночество? – Алина болезненно прикрыла веки, вспоминая никому не заметную тоску во взгляде Сигтруды. – Она такая… такая восхитительная! И такая несчастная… хоть все уверены, что ей всё нипочем. Но я почему-то чувствую, что ей очень больно… Не знаю, как объяснить! Если даже Асы Целителей не видят…

Алина испустила печальный вздох и вопросительно посмотрела на своего возлюбленного:

– Её круг держал твой потенциал много лет, если случалась перегрузка, Сигтруда всегда брала её на себя, рискуя погибнуть… Ты лучше всех знаешь её поток. Как ты думаешь, в чем её беда?

– Скажем так, – Торбранд помрачнел: – Я люблю её, словно младшую сестрёнку.

– Она тоже любит тебя, словно старшего брата!

– Не так, – его мрачный взгляд потяжелел ещё сильнее. – По-другому.

– Но… – на мгновение Алина ошеломлённо замерла. – Но этого не может быть! Несовпадение ваших энергопотоков огромно! Она не удержит и десятой части твоего потенциала! Настоящая Любовь при таком соотношении невозможна, а за то время, сколько вы знакомы, любой гормональный всплеск сошёл бы на нет раз десять! Даже если она влюбилась на фоне романтики и сопутствующих этому выбросов гормонов, всё прошло бы уже через одно лето, максимум через два!

– Более того, – бесстрастно добавил Торбранд, – ложная любовь, не подкреплённая соответствием энергопотоков, была бы заметна любому Асу. Для этого даже не пришлось бы обращаться к Целителям. Но беда в том, что у неё всё в порядке и с гормональным фоном, и с психикой, и уж точно с романтикой – она проводит в сражениях одиннадцатое лето. В общем, у неё нет никаких видимых отклонений и никаких видимых признаков влюбленности тоже нет. Только за крайние два лета её отправляли на полное медобследование восемь раз. Вердикт Асов из касты Целителей тебе известен – она идеальна.

– Как же так… – Алина задумчиво нахмурилась: – Ведь я же чувствую, что ей больно! Почему же этого не видят медицинские Асы? Ты ведь тоже чувствуешь её тоску, я ощущаю это!

– Чувствую, – не стал спорить Торбранд. – Вот только больше никто не чувствует. Даже Асы. Даже медицинские. И, если честно, для меня неожиданность, что ты тоже её чувствуешь. Я не знаю, как всё это объясняется. Ты говорила о ней со Светодаром?

– Я не решилась, – смутилась Алина. – Что может посоветовать сопливая жена двадцати трёх лет отроду многомудрому медицинскому Асу, который за две с половиной тысячи лет прожитой жизни излечил миллионы пациентов?

– А я говорил, – Торбранд флегматично пожал плечами. – Светодар выслушал меня очень внимательно, долго копался в моих потоках, после чего Сигтруда в очередной раз загремела в госпиталь. По окончании полного медосмотра Ас Светодар заявил, что никаких нарушений или отклонений не выявлено. Именно тогда, кстати, он и выдал тот знаменитый вердикт – она идеальна.

– Ничего не понимаю… – в который раз вздохнула Алина. – Всё слишком сложно и печально.

Она упёрлась руками в могучие мышцы возлюбленного и слегка приподнялась, прогибая спину:

– Мне срочно необходимо сделать нечто такое, что поднимет наше настроение!

Алина коснулась грудью груди Торбранда, мгновенно ощущая, как вспыхивает кровь, и сияние её глаз и волос испытало всплеск. Он провёл руками по её телу, заставляя прекрасную Валькирию неровно выдохнуть от нетерпения, и в следующий миг Кристалл Связи зажёг в слитном сознании образ Оперативного Дежурного по родовому замку:

– Боевая тревога! Сороковой ударной группе быть на орбите Асгарда через девять частей!

– Я ненавижу Тёмных! – возмущённо прошипела Алина, чувствуя, как вместо рук возлюбленного по телу привычно растекается почти неосязаемая микроструктура мономолекулярной брони.

Глава четвёртая

Пространство высоких энергий, галактика Туле, звёздное скопление Марнары, дальняя орбита Второй Звезды, пятью сутками ранее.

Многотысячный рой светящихся звёздным огнём искорок бодро плыл сквозь чернильный космический мрак, усеянный бесконечными россыпями обломков миллионов разрушенных кораблей, оставляя позади себя абсолютно пустое пространство. Со стороны могло показаться, что сияющие искры поглощают бескрайний океан всевозможных остовов, но в действительности всё обстояло иначе. Каждый катер сборочного ордера с высокой скоростью анализировал объём окружающего пространства в пределах досягаемости и мгновенно проводил послойное расщепление найденных объектов. Получаемый в результате массив всевозможных молекул посредством проекции области прямого перехода отправлялся в приёмные отсеки перерабатывающего комплекса. Его гигантская сфера неправильной формы медленно плыла следом за сборщиками в миллионе километров позади, подобно блуждающей луне, сорвавшейся с гравитационного поводка погибшей в сражении Земли. Перерабатывающий гигант принимал разномастный молекулярный поток, производил чёткую сортировку и синтезировал чистые ресурсы, которые складировались в бесконечных отсеках согласно своим наименованиям.

Всерад убедился, что его сборщик идёт точно в соответствии с курсом, и протянул руку к бортовому охладителю. Он извлёк из его силовых полей флягу с водой и сделал несколько глотков, обозревая поле предстоящей деятельности. Дело было почти сделано, ещё сутки – и будет убран последний обломок, навсегда истирая с космического пространства шрамы чудовищной битвы, бушевавшей здесь четырнадцать лет назад. Впрочем, полностью её следы стереть невозможно. В ходе сражения звездное скопление Марнары лишилось двух звёзд, и разбалансированная система созвездия будет приходить к новому гравитационному равновесию ещё не одну сотню лет. Всерад утолил жажду и лёгким движением толкнул флягу в сторону охладителя. Силовое поле, удерживающее флягу, плавно загнало её в чрево энергозавесы, и Сияющий продолжил трудиться.

Каста Добывающих очищала систему Второй Звезды третье лето, и сегодняшние сутки можно было смело объявить победными, ибо больше в галактике Туле очищать нечего. Скопление Марнары вычищалось последним в силу того, что не имело живых Земель, что, собственно, следовало из его названия[4]. Четырнадцать лет назад, когда вспыхнула Вторая Асса, Высокомерные Тёмные высадили полчища из пространства низких энергий сразу во всех Мирах Сияющих, и невиданное кровопролитие захлестнуло галактики, не знавшие войны на протяжении полутора миллиардов лет. Каста воинов отразила первый удар. Это стоило ей половины личного состава и почти семьдесят процентов кораблей. Счесть потери Тёмных в той битве лучше не пытаться, ибо хватает более важных дел. После гибели боевых Асов на помощь Сияющим пришли Высокомерные Предки, и сражения сначала переместились подальше от живых Земель, а после отхлынули в порубежные Миры. С тех пор в прилегающих к Рубежу галактиках идёт бесконечная война, и нет ни малейшего признака того, что силы Тёмных пошли на убыль. А ведь только в первом сражении их погибло совершенно бесчисленное количество.

Все четырнадцать лет, минувшие с начала Ассы, Всерад занимался очищением космических полей битвы. Он уже забыл, когда в последний раз трудился на разработке ресурсных астероидных плантаций, как подобает специалисту касты Добывающих. Едва ли не в каждой солнечной системе миллиарды кубических километров космоса были усеяны остовами разбитых кораблей и крепостей, всевозможными обломками различных размеров и заледеневшими трупами Тёмных. Каста воинов сразу после боя подбирала тела павших Сияющих и уходила дальше, туда, где продолжались бои. К россыпям обломков прибывали Жизнь Рекущие, они проводили осмотр разбитой вражеской техники, выявляя доселе неизвестные образцы, подбирали их и отправляли касте Творцов на изучение. В целях выяснения сильных и слабых сторон противника в интересах касты воинов. И всё. Дальше наступал черёд Добывающих.

И каста трудилась не покладая рук по всему пространству Сияющих. Галактике Туле досталось не меньше остальных – бесконечные океаны обломков так же бесконечно вращались по хаотичным орбитам светил, подчас занимая собой большую часть той или иной солнечной системы. Словно моря рукотворных метеоритов, бескрайние россыпи обломков бомбардировали попадающиеся на пути Земли, несли серьёзную угрозу космическим объектам и являлись смертельной опасностью для малоразмерных судов, не имеющих сверхмощной защиты. Даже самое мощное судно рискует погибнуть, если неожиданно попадёт на высокой скорости в исполинский поток обломков, не выставив Щиты на максимум. Не меньшее, если не большее, количество разрушенных кораблей и их фрагментов в момент гибели получали настолько мощное ускорение, что их выбрасывало за пределы гравитационных колодцев звёзд. Они уносились прочь, в глубины мёртвого космоса, и мчались смертоносными потоками дальше, исчезая в ледяной пустоте. Когда-нибудь они достигнут другой звезды и принесут с собой угрозу её системе. Поэтому Сияющие стремились отследить как можно большее количество подобных потоков, дабы вычистить их прежде, нежели они вновь станут опасными. Поисками и чисткой в мёртвом космосе занималась каста Арганавтов, это дело по их части, каста же Добывающих взяла на себя труд по очистке солнечных систем.

Поначалу Всераду казалось, что бескрайние поля обломков не закончатся никогда, настолько бесконечными выглядели тысячи и тысячи океанов мёртвых россыпей. Но глаза страшатся, а руки делают. Сначала была очищена одна солнечная система, затем вторая, третья, и стало очевидно, что упорство способно справиться с задачей любой степени трудоёмкости, а упорства Сияющим не занимать. Флоты сборщиков, сопровождаемые громадами перерабатывающих комплексов, из лета в лето плыли по бесчисленным полям сражений и медленно, но неуклонно делали своё дело. И завтра настанет час, когда родная Галактика будет полностью очищена от обломков. Событие, без всякой скромности, выдающееся. Правда, никто пока не знает, куда девать собранные ресурсы. Десятки мёртвых планет заняты под склады различных материалов, тщательно рассортированных перерабатывающими комплексами. Для техногенных цивилизаций Тёмных эти залежи всевозможных металлов есть великая ценность, а вот куда весь этот бесполезный хлам девать Сияющим? Мёртвые вещества, не способные к хоть сколь-нибудь внятному резонансу, скапливающиеся в немыслимых масштабах. Жизнь Рекущие говорят, что всё это пригодится для разнообразного синтеза позже, когда каста Арганавтов начнёт восстанавливать то, что осталось от уничтоженных в ходе сражений солнечных систем.

Там обломков нет. Точнее, там нет обломков разбитых кораблей и прочих рукотворных объектов. Эти солнечные системы превратились в едкую космическую пыль, очаги нестабильной физики и пронизанные агрессивными потоками элементарных частиц океаны всевозможного крошева, во мраке которого утопают полуразрушенные и чудом уцелевшие космические тела. Так погибали боевые Асы, совершая свой Последний Подвиг. Полчища Тёмных заманивались внутрь той или иной солнечной системы, и Асы воинской касты ценой своих жизней уничтожали её вместе с врагами. Возмущения тёмной материи на местах таких битв будут успокаиваться сотни лет, после чего ещё столько же займёт процесс очистки. Впрочем, со стабилизацией материи, скорее всего, помогут Высокомерные Светлые, многие из вышних Предков видят в подобных деяниях свой удел. А ещё каста воинов предлагает вообще не трогать эти смертельно опасные туманности, если они расположены вблизи Рубежа. Мол, Тёмные постоянно наблюдают за пространством высоких энергий, и это будет внушать им страх. Бред какой-то…

Заслуги воинской касты Всерад ни в коем случае не умалял. Они отдают свои жизни за будущее Расы, с этим никто не спорит. Но, во-первых, это их удел, а, во-вторых, постоянные сражения сделали их способ преодоления трудностей слишком прямолинейным. Врагов – уничтожить, пленных – не брать, всё разнести на атомы и оставить эти атомы в виде смертельно опасных туманностей в назидание остальным Тёмным. Спрашивается, какой смысл оставлять в назидание Тёмным огромные области нестабильной материи, размером с солнечную систему, внутри пространства высоких энергий? Это же наше пространство, а не Тёмных. Что им с того? А вот из Сияющих кто-нибудь может случайно и погибнуть, по ошибке залетев в запретную зону. Всякое может случиться, например, неопытная молодёжь ошибётся в навигации! А воинам всё бы воевать!

– Всерад! – на связь вышел младший брат, восседающий в свечении поискового судна, неторопливо плывущего в тени перерабатывающего комплекса. – Через поле обломков на тебя движется группа объектов. На запросы не отвечают, скорость неестественно высокая, наверняка это корабли Тёмных. Видишь их?

– Сейчас… – Всерад активировал Кристалл Дальнего Обнаружения. – Что-то есть… Две… Нет, три… четыре… пять отметок! Идут по прямой. Вряд ли это управляемые объекты, до меня дойдут два-три, остальные неизбежно совершат столкновение, тут всё засыпано обломками… Вот! – Кристалл Обнаружения принёс отпечаток далёкого соударения, и траектория одного из объектов изменилась. – Один из них только что столкнулся с чем-то. Фиксирую частичное разрушение объекта и изменение направления движения. Ко мне он точно не выйдет. Остальных я зацеплю гравитационным полем, как только дотянусь.

– Мы связались с воинской кастой, – сообщил оператор. – Они сказали, что сейчас пришлют своих. Велели ничего не трогать и не приближаться. В случае сближения отступать, удерживая дистанцию. Бригадир принял решение отвести сборщиков к перерабатывающему комплексу.

– Началось! – Всерад закатил глаза. – Может, ещё оборону займём? Брось, Ирисвет, это всего лишь мёртвые корабли Тёмных, идущие по инерции! Обычно дело. Там, впереди, как раз была Третья Звезда Марнар. Двенадцать лет назад там состоялось гигантское сражение, и её уничтожили вместе со всеми Землями и полчищами Тёмных, ты же помнишь! Эти корабли принесло как раз оттуда. Наверняка они наполовину разрушены и уж точно абсолютно мертвы! За двенадцать лет движения на инерционном ходу их притащило сюда. Скорее всего, их было значительно больше, какой-нибудь флот, который коллапс солнечной системы не стёр в пыль мгновенно. Сами Тёмные погибли, а их корабли долетели до нас и все поразбивались в океане обломков. Это последние. Я зацеплю их сам, и не надо ждать никаких воинов.

– Дежурный в Штабе Флота был очень категоричен, – возразил Ирисвет. – Он предостерегал именно от таких действий. У них какие-то опасения, связанные с данными разведки и информацией из других Миров Расы. Всерад, отойди оттуда, давай дождёмся воинскую касту. Это ведь мелочи.

– Вот именно! – недовольно фыркнул Всерад. – Мелочи. И из-за несерьёзных требований воинской касты мы потеряем кучу времени. Почему вы не связались с Арганавтами? Это же они обычно занимаются летающими в космосе телами. И они были бы уже здесь, их флот действует в мёртвом космосе между соседними с нами системами. А воинской касты в Марнарах нет вообще, им ещё предстоит сюда добраться!

– Мы связались с Арганавтами, – Ирисвет не разделял скептицизма своего брата. – С ними был патруль воинской касты, и они сами переключили нас на воинов. Патрульная группа будет здесь через полтора часа. Они заканчивают обкатку какого-то нового оборудования.

– За это время я зацеплю эти развалюхи дважды, – Всерад усмехнулся. – И вычищу семь процентов этого поля обломков. Последнего поля в галактике Туле, если ты помнишь, Ирисвет.

– Всерад, заканчивай препираться, – мягко порекомендовал оператор. – И выполняй указание бригадира. Все уже отходят к нашему комплексу, ждём только тебя.

– Не занимайтесь ерундой! – пламенно-оранжевые глаза Всерада рассерженно сверкнули. – Мы не впервые встречаемся с блуждающими развалюхами. А каста Арганавтов занимается их отловом постоянно! Для чего четыре тысячи сборщиков будут полтора часа ждать прибытия четырёх патрульных кораблей?!

– Мы четырнадцать лет очищали родную галактику, почему не подождать полтора часа? – парировал Ирисвет. – Если воинская каста попросила не влезать, что сложного пойти им навстречу?

– Сложного ничего, – согласился Всерад. – И разумного – тоже. Мы вычистили сотни солнечных систем, и далеко не всегда при этом у нас было воинское охранение. Что изменилось за сутки до завершения работ в масштабах целой Галактики?! Ничего. Сейчас сам увидишь.

Он остановил процесс сбора обломков и повёл сборщик навстречу блуждающим кораблям, быстро увеличивая скорость. Ирисвет попытался возразить, но увидел, что это бесполезно, и только махнул рукой, мол, делай, как знаешь, не уговаривать же взрослого Сияющего, словно ребёнка. Всерад сосредоточился на пилотировании и ловко скользил через россыпи обломков, плавно огибая распотрошенные остовы громадных линкоров Тёмных. На дистанцию визуального контакта с блуждающими кораблями он вышел через двадцать частей. С первого взгляда стало ясно, что его выводы полностью подтвердились. Мчащиеся напролом корабли Тёмных были не просто давно мертвы, на них, фигурально выражаясь, живого места не имелось. Зияющие дыры размером в сотни метров, вывороченные наизнанку переборки, разорванные в лохмотья надстройки, какие-то фрагменты корпуса и вовсе отсутствуют. Ядром сего блуждающего шествия являлся издырявленный многопалубный монстр совершенно огромных размеров. Всерад сразу определил в нем дредноут Тёмных откуда-то из десятиэнергонного пространства, за четырнадцать лет глаз у опытного Добывающего был намётан изрядно. Измятая разодранная махина имела значительную массу, и вокруг неё, словно спутники, собрались ещё три раздолбанных крейсера и целое облако всевозможных корабельных фрагментов. И эта летающая рухлядь сейчас сталкивается с сотнями обломков и десятками других остовов, придавая ускорение всему подряд.

– Ирисвет, ты видишь? – Всерад вышел на связь с комплексом. – Тут не ждать, тут срочно останавливать надо, пока они всё не разогнали в разные стороны! Потом будем гоняться за этим хламом по всей системе ещё сутки! Давайте все сюда! Я один буду возиться с ними слишком долго!

Он, не мешкая, приступил к гравитационному захвату мёртвого дредноута, вовсю расшвыривающего попадающиеся на пути облака обломков. Остановить разбитого монстра оказалось нелегко. Из-за множественных столкновений поток обломков стал опасным, и приходилось уклоняться от особо крупных, дабы не перегружать защиту и не отвлекать на неё слишком много энергии. Вскоре стало ясно, что останавливать всю эту массу выгоднее по частям, снимая с дредноута крейсера, и дело пошло увереннее. К моменту прибытия своих соратников Всераду удалось остановить все крейсера и затормозить ход дредноута до незначительного. Подоспевшие на подмогу сборщики быстро погасили монстру скорость до ноля и рассыпались в разные стороны собирать всё, что получило ускорение в следствие столкновений.

К тому времени, когда в системе появился патруль воинской касты, возня с мёртвыми кораблями была давно закончена, и океан обломков сократился ещё на восемь процентов. Внутри мёртвых кораблей, естественно, никакой опасности не обнаружилось, лишь трупы Тёмных, только не десяти-, а шестиэнергонных рас, такое Всерад встречал нередко. И рептилии, и гермафродиты любят использовать чернокожих в качестве пушечного мяса, тем более что шестиэнергонное пространство огромно, галактик там полно, и чернокожие вряд ли когда-нибудь закончатся. Короче говоря, после осмотра мёртвых находок воинам ничего не оставалось, как признать тревогу ложной и убыть по своим делам. Что и следовало ожидать. К исходу следующих суток последняя система родного Мира была очищена от обломков, и каста Добывающих галактики Туле объявила один праздничный день.


– Всерад! – С приусадебной стартовой площадки донёсся голос супруги. – Вы где плутаете?

– Мы идём! – Всерад отворил внешнюю дверь, пропуская вперёд семилетнего сынишку. – Мы едва не забыли захватить с собой каску!

Облачённый в детские праздничные одежды, покрытые вязью узоров касты Добывающих, серьёзный мальчуган важно протопал на улицу, на ходу надевая на голову раритетную диадему промышленной энергозащиты со встроенными осветительными кристаллами. Подобным снаряжением каста Добывающих пользовалась миллионы лет назад, с тех пор технологии шахтёрского оборудования и снаряжения ушли далеко вперёд, но профессиональный символ касты остался. Несколько таких древних экспонатов хранились в родовом музее, и время от времени их выдавали детишкам по большим праздникам забавы ради. Старинная вещица была рассчитана на взрослого шахтёра и сынишке оказалась великовата, из-за чего постоянно съезжала набок, но переполненный гордостью ребёнок считал сию трудность несерьёзной мелочью. Он каждые несколько шагов с невозмутимым выражением лица поправлял каску и топал дальше.

– Мама, смотри! – Мальчуган степенно прошествовал к семейному катеру и вошёл внутрь, активируя на каске осветительные кристаллы, контрастирующие с лёгким бело-пепельным свечением детских волос. – Я уже умею зажигать свет! Папа сказал, что, как только я вырасту, он научит меня управлять сборщиком! Это будет совсем скоро, потому что я уже в общем-то большой. Так ведь?

– Конечно, – улыбающаяся Млада сделала серьёзное лицо. – Но ты же собирался стать Арганавтом или Жизнь Рекущим, чтобы пойти в дипломаты?

– Не хочу, – сынишка мгновение подумал и принялся объяснять: – С Тёмными Чужими война неизвестно когда закончится, Светлые Чужие сражаются в союзе с нами, ну и выходит, что дипломатам особо нечем заниматься. У Арганавтов сейчас тоже не очень! Они же Арганавты, АР – Земля, ГА – траектория движения, то есть Арганавты – это Движущиеся среди Земель! Специалисты по космосу! Но ведь пока идёт война, все космические перевозки проходят только там, где разрешает каста воинов, и Арганавты не могут летать везде, где хочешь! Так неинтересно. Интересно искать в мёртвом космосе затерявшиеся подбитые корабли, спасать раненых, схоронившихся в стазис-капсулах, но пока я вырасту, их всех найдут, да и разбитые корабли закончатся! Наш Мир уже полностью очистили, а мне только семь лет! Поэтому я буду Добывающим, как вы! Я выращу множество богатых кристаллических астероидов, а ещё разыщу кучу мёртвых сырьевых Земель и добуду из них резонирующее сырьё! Мастера построят из него много боевых кораблей, и мы победим! Папа сказал, что на фронте каждый день нужны новые корабли, а из чего их строить, если нет ресурсов? Поэтому я научусь процессам ресурсного синтеза… только это сложно… Тогда я буду управлять сборщиком и соберу огромное количество всего! – Он на мгновение умолк. – Столько в сборщик не поместится… Нужен сборочно-перерабатывающий комплекс! Я буду учиться управлять сборочным комплексом!

– Сборочный комплекс не управляется в одиночку, – Всерад зашёл в катер следом за сыном. – Тут требуются усилия хотя бы двух Сияющих, никак не меньше, а вообще эффективное количество экипажа зависит от размеров судна. Кто-то должен быть пилотом, кто-то оператором сепараторов и очистителей, а ещё нужно упаковывать, складировать, оборудование обслуживать опять же. Там много всего, взаимодействие с Кристаллами перерабатывающего комплекса – забота не из простых.

– Тогда я лучше буду управлять сборщиком! – передумал сын. – Искать пригодные для выращивания ресурсного месторождения космические пространства интереснее! Нужно летать по космосу, исследовать всякие разные излучения, изучать плотность тёмной материи, проверять мёртвые Земли, слушать энергопотоки комет и астероидов! – Он обернулся к отцу: – Папа, а мы сегодня полетим на месторождение в астероидный пояс? Ты же говорил, что его уже вырастили!

– Давай через пару дней, – предложил Всерад. – Сегодня праздник, каста отдыхает от трудов. Теперь нагрузки станет меньше, так что у нас с тобой будет время слетать в астероидные поля.

– А ты позволишь мне выплавить ресурсы в настоящей шахте? – Мальчуган поправил съехавшую набок промышленную диадему: – Только одной каски будет мало, мне нужно полное снаряжение!

– Тебе пока ещё не активировать Кристалл Бурения, – расстроил сына Всерад. – Но ты можешь мне помогать. Будешь сверяться с анализом энергопотока и спектрального излучения породы и указывать мне, где надо плавить. Договорились?

– Да! – Мальчуган оживился и, сверкая огненно-оранжевыми глазами от избытка эмоций, немедленно принялся делиться с отцом своими достижениями: – Я умею! Нам дедушка Родислав давал послушать вибрационные спектры всяких пород! Каждая порода имеет свой вибрационный отклик на входящий энергопоток, надо только уметь слушать! Они все разные, хотя на вид многие выглядят совсем одинаково! Но я их слышал! Это так здорово! Правда, пока у меня ещё не получается настраиваться на отклик любого материала, но если приложить ладонь к камню и подать импульс, я уже чувствую, есть внутри него что-нибудь полезное или нет! А самые ценные виды кристаллического сырья, которые выращивает наша каста, я даже не дотрагиваясь могу слышать! У них самые красивые спектры! Я всё запомнил! Дедушка обещал в следующий раз показать нам космическое сырьё, которое выращивается только в астероидах и посевах комет, где гравитации почти что совсем нет!

Увлекшийся рассказом сынишка вспомнил о любимом Наставнике и обвёл глазами свечения пассажирских пилонов катера. Но кроме жизнерадостной стайки старших сестёр, тараторящей о чем-то своём по системе внутренней корабельной связи, никого не обнаружил и расстроенно посмотрел на родителей:

– А где дедушка? Он не полетит с нами на праздник?

– Дедушка уже там, – улыбнулась Млада. – Он с братьями улетел раньше. Вы с папой слишком долго собирались, все уже на празднике, только мы опаздываем! Садись, летим скорее!

– Летим! – согласился сын и заторопился к свободному свечению пассажирского места.

Всерад занял пост второго пилота, и Млада подняла катер в воздух. Они коротко посовещались, с чего начать, и Всерад подключился к частотам касты. Празднество проводилось с размахом. На живых Землях на берегах рек и водных массивов были устроены гулянья, на месторождениях мёртвых Земель и синтез-плантациях астероидных поясов проводились игрища и показательные выступления лучших специалистов в профессии, в столичных градах, объединённых в единое пространство дальней связи, заседали собрания желающих обговорить с соратниками с других Земель те или иные аспекты кастовой деятельности. Несколько часов семейство Всерада провело на различных мероприятиях, путешествуя от одного праздничного очага к другому, после чего расположилось на морском побережье, где убелённые сединами Наставники устроили с детьми строительство космического месторождения, только из песка и в миниатюре. Ребятня была в восторге, занятая возведением песочных построек, и временно оставшиеся не у дел супружеские пары обсуждали последние новости за совместной трапезой.

В целом новости были положительными. Каста Венедов сообщает о высокой урожайности текущего астрономического периода, Жизнь Рекущие отмечают всплеск рождаемости, среднее количество детей в семьях Сияющих увеличилось с шестнадцати до семнадцати, в трёх галактиках эпицентра пространства высоких энергий завершена очистка всех солнечных систем, за пределами эпицентра Галактика Туле очищена первой, на очереди Галактика Свага. В остальном всё подчинено войне. Внутригалактические новости не исключение: очистка мёртвого космоса между солнечными системами, которой занимаются Арганавты, проводится с перебоями из-за требований воинской касты. Они категорически против чьих бы то ни было действий в мёртвом космосе без вооружённого прикрытия. Но так как почти вся воинская каста сосредоточена в галактиках, ведущих боевые действия, то флота, осуществляющего оборону Мира Туле, недостаточно для обеспечения даже сотой части заявок Арганавтов о предоставлении воинского эскорта. Поэтому гражданские касты приняли решение о формировании нескольких флотов ратного ополчения. Из далёких от Галактики Туле фронтовых Миров приходят сообщения о тяжёлых битвах в порубежных пространствах, но пока общий фронт держится в прежних границах, благодаря чему Туле живут без сражений двенадцатое лето. Огромное количество ребятишек родилось и растёт, не зная о том, что такое секторальная, или, не допусти Лег-Хранитель, орбитальная тревога. Но отвоёванная мирная жизнь даётся дорогой ценой. Каста воинов несёт потери, ратное ополчение наращивает свою численность, Мастера безостановочно шлют заявки на ресурсы, Творцы разрабатывают новое поколение вооружения, Целители объявили ещё одну волну мобилизации и собирают медицинские отряды для отправки во фронтовые Миры. Из эпицентра пространства высоких энергий готовится прибытие на фронт двух новых войсковых группировок, численность которых держится в секрете…

Кристалл Связи зажёг в сознании Всерада образ одного из младших братьев:

– Всерад, ты уже в курсе о формировании флота ратного ополчения? – поинтересовался тот.

– Мы только что об этом говорили, – Всерад кивнул супруге, которая на личной частоте сообщила, что идёт собирать детей для обратного полёта. Их Личные Кристаллы показывали состояние накопившегося утомления, пришла пора возвращать весь этот шкодный бедлам в родовую усадьбу. – Но в ополчение я не пойду, убийства мне претят, я человек невоенный. Если враги нападут на Туле, то выбора не останется, в бой бросятся все, но пока такого не произошло, я останусь в касте. Тут от меня пользы на порядок больше. Ты собрался в ратники?

– Нет, но у нас тут возникла сопутствующая идея, – продолжил младший брат. – Мы предлагаем создать несколько сборочных флотов и помочь Арганавтам в очистке. Раз теперь появится ратное прикрытие, воинская каста не будет препятствовать проведению работ в мёртвом космосе. Наша каста чистила солнечные системы почти четырнадцать лет. Сколько Арганавты провозятся с мёртвым космосом, пусть даже внутри Галактики? А совместно мы закончим всё это вдвое быстрее.

– А смысл? – Всерад коротко обдумал предложение брата. – От нас Мастера требуют ресурсы каждый миг, не лучше ли сосредоточиться на их синтезе? От мёртвых кораблей Тёмных нет никакого толка. А обломков кораблей Сияющих много не будет – воинская каста умирает в режиме «бой насмерть», распадаясь на атомы.

– В первой битве воинская каста потеряла две трети кораблей, – возразил младший брат. – Это даже не миллиарды, это триллионы. Даже если один процент из них пал, не успев войти в режим «битва насмерть», суммарно это очень большое количество. Их стоит разыскать, дабы предать огню тела павших героев, как подобает Сияющим. И существует малый шанс найти стазис-капсулу с раненым. Да и разбитые корабельные корпуса будет не лишне отправить в переработку. Раньше на это не было времени, война шла на орбитах наших Земель, потом все были озабочены первоочередными задачами. Сейчас такая возможность появилась. А с добычей ресурсов мы справимся. Помогать Арганавтам можно в свободное от основной деятельности время. Поэтому мы пустили по нашей касте клич и собираем добровольцев, у кого нет совсем малых чад и есть немного личного времени, которое не жаль посвятить Расе.

– Совсем малых у меня нет, – согласился Всерад. – И время найдётся. Я с вами. Где встречаемся?

– В Чертоге Таймир, на дальней орбите шестой звезды, через три дня, спустя полчаса после смены, – младший брат отправил ему образ с координатами. – К тому времени там будет установлен маяк и организован пункт сбора. Собираемся во флот и прыгаем в мёртвый космос, Арганавты сегодня поймали какие-то излучения, похоже на поле битвы, к моменту нашего прибытия будет готов расчёт точки прыжка. Потрудимся пару-тройку часов, после нас сменят другие, добровольцы отзываются на наш клич.

– Сколько нас будет? – Всерад сохранил координаты в атомарной структуре Кристалла Связи. – Перерабатывающий комплекс брать? Я поговорю со своей бригадой, кто-нибудь наверняка захочет полететь с нами. Если Арганавты действительно нашли поле боя, то комплекс лучше взять.

– Возьми, – брат согласно кивнул. – Ещё один комплекс лишним не будет, твоя правда. Чем больше возможностей, тем быстрее дело сделаем. Насчёт общего количества добровольцев пока не знаю. Мы кинули клич полчаса назад, пока ещё не все в курсе. Но из нашего Чертога уже пришло восемь миллионов заявок, Совет Касты сейчас обдумывает оптимальную структуру добровольческих формирований, чтобы сборочные флоты быстро сменяли друг друга. Тогда и на отдых всем времени хватит.

Младший брат отключился, и Всерад направился к морскому берегу помогать супруге призывать к порядку ватагу огнеглазых Добывающих, вооружённых детскими совочками и лопатками и увлечённо пытающихся обрушить в морские волны прибрежную скалу.


– Ну как он? – Зависший в свечении пилотского поста перерабатывающего комплекса Всерад вышел на связь с супругой.

– В восторге, – тихо ответила она, с улыбкой глядя на младшего сына. – Глаза, как блюдца.

Млада управляла сборщиком, сынишка висел рядом в свечении вспомогательного поста и не сводил глаз с плывущих мимо остовов разрушенных кораблей Тёмных. Малыш Данко весь в отца, несмотря на совсем юный возраст, умеет проявить твёрдость характера и быть настойчивым. Сынишка не забыл полученное от Всерада обещание и строго потребовал от отца выполнения обязательств, потому что обманывают только Тёмные. Пришлось взять его с собой в космос. Тащить семилетнего ребёнка на полную рабочую смену было бы слишком утомительно для всех, и потому Всерад с Младой, посовещавшись, решили взять сына на вылет добровольческого флота очистителей. Времени это займёт намного меньше, а эмоций у ребёнка будет гораздо больше: с очистителями идёт эскадра ратного ополчения, и сбор обломков погибших в сражении кораблей есть зрелище во многом поучительное. В итоге решили, что Млада поведёт сборщик и возьмёт Данко с собой, места для вспомогательного свечения там хватит. А если сынишка утомится, то она доставит его к отцу на борт перерабатывающего комплекса. Там огромное количество пространства, в случае необходимости сынишке зажгут спальное место и уложат отдыхать.

– Мама! Это Тёмные? – потрясённый ребенок указал на здоровенный остов вражеского линкора, вывернутый мощным взрывом едва ли не наизнанку. Сборщик приближался к его покорёженной многопалубной громаде, и среди облаков рваных обломков, дрейфующих на орбите уничтоженного монстра, можно было разглядеть силуэты мёртвых Чужих сразу нескольких разных рас. – Они на нас не нападут?

– Нет, сынок, не нападут, – успокоила его Млада. – Их убили в сражении, которое бушевало четырнадцать лет назад. Смотри внимательно и запомни, что видишь. Тёмные пришли в наши Миры, чтобы сделать нас рабами, а тех, кто не пожелает стоять на коленях, они хотели убить. Множество Сияющих пали в этой битве ради того, чтобы ты и твои сестры могли жить мирно и счастливо.

– Их так много… – Сынишка сосредоточенно рассматривал уходящий в бесконечность космоса океан остовов и обломков. – Я не могу сосчитать… Их много больше, чем было Сияющих на прошлом празднике! Почему они нападают на нас?

– Потому что мы не такие, как они, – мягко, но твёрдо ответила мать. – Они завидуют нам из-за того, что у нас от рождения есть то, чего нет у них. Тёмные ненавидят любого, в сравнении с кем чувствуют себя хуже. Даже если они не бедствуют и имеют всё для приемлемого, по их меркам, существования, они всё равно будут ненавидеть тех, кому по праву сотворения дано больше, нежели им самим. А ещё им нужны наши Миры, потому что свои они безжалостно пожирают ради наживы, и им всегда мало. Вот они и захотели забрать наши Земли, чтобы пожрать их так же, как свои.

– А они не вернутся? – Ошарашенный Данко не смог увидеть, где заканчивается океан обломков, и сознание ребёнка начало осознавать масштабы предотвращенной когда-то беды. – Война ещё идёт!

– Нет, сыночек, они не вернутся, – Млада подвела сборщик ближе к разбитому линкору. – Война идёт в порубежных Мирах, это далеко от нашей Галактики. У нас сражения закончились двенадцать лет назад. С тех пор здесь нет ни одного живого Тёмного, и от мёртвых вскоре не останется и следа. Смотри, как мы сейчас расправимся с этой гадостью!

Сияющая капелька сборщика поравнялась с разрушенной махиной линкора, и Млада подала энергию на Кристаллы утилизационного оборудования. Многопалубную громаду Тёмных поглотило сложное переплетение физических полей, в едва заметном мерцании которых металлический монстр начал быстро растворяться палуба за палубой.

– Он исчезает! – победно воскликнул Данко. – Мы его растворили, хотя он намного больше нас!

– Оборудование разбирает его на… – Млада на мгновение задумалась, как объяснить ребёнку сложный механизм молекулярной деструктуризации. – …на такие маленькие пылинки и передаёт их через точку прямого перехода на папин перерабатывающий комплекс. Папа разбирает пылинки на молекулы, которые затем объединяет в большие куски того или иного вещества. Они складируются внутри комплекса, а позже вывозятся на склады. Это оборудование было специально создано кастой Творцов для утилизации бесконечных миллиардов уничтоженных кораблей Тёмных после того, как…

Кристалл Анализатора Структур издал короткий переливистый звук, и информационное поле выдало отметку сразу за исчезнувшей махиной мёртвого вражеского линкора. Млада вздрогнула, машинально пытаясь развернуть сборщик так, чтобы сынишка ничего не увидел, но отметка находилась слишком близко, и она не успела.

– Мама! – Голос Данко дрогнул, и она почувствовала, как энергоконтур ребенка вибрирует, передавая тяжёлые эмоции. – Это корабль Сияющих! – Он едва не выскочил из свечения вспомогательного поста, стремясь прийти на помощь нескольким облачённым в сильно потускневшую белую броню человеческим фигуркам, безвольно застывшим внутри изувеченных останков столь же тусклой серебристой сферы, на треть срезанной мощным ударом. – Смотри! Смотри! Там наши! Почему они не сияют?!

В следующее мгновение сынишка понял, что видит, и умолк, не сводя глаз с тел погибших.

– Млада! – Кристалл Связи вспыхнул образом Всерада. – Что случилось? От Данко исходят потоки сильного эмоционального потрясения! У меня Кристалл Регуляции пульсирует экстренным…

Всерад увидел, на что смотрит ребёнок, и осёкся, быстро обдумывая, что предпринять. Координаты этого поля битвы каста Арганавтов вычислила сегодня утром. Наиболее вероятно, что данный океан обломков был одной из частей самой первой, глобальной битвы во вспыхнувшей войне. В те девять суток страшная и беспощадная резня кипела по всему пространству Светлых, и все эти корабли погибли на подступах к живым Землям Сияющих в ближайшей солнечной системе, но полученное в момент смерти ускорение направило их в глубины космоса. Четырнадцать лет эти обломки мчатся через мёртвый космос, и рассчитать смещение было не просто. А это означает, что некому было в те жуткие дни осматривать океаны погибших кораблей в поисках павших Сияющих, и дальше подобных находок будет ещё больше. Всерад настолько привык к тому, что поля сражений, которые приходилось очищать внутри солнечных систем, не содержат погибших Сияющих, что совсем не подумал об этом.

– Мы их тоже… – тихо прошептал потрясенный малыш, – растворим?..

– Нет, Данко, – Млада избрала самый мягкий тон, стремясь взять ситуацию в свои руки. – Это великие герои, они отдали за нас свои жизни. Мы отвезём тела погибших их родичам, чтобы они могли предать их погребальному костру и провести День Памяти Павших…

– Ирисвет! – Всерад вышел на связь с поисковым судном. – Млада нашла погибший крейсер воинской касты… с экипажем. Передаю отметку. Нужно забрать тела. Думаю, дальше будут ещё.

– Ближайший сектор поля Арганавты осматривали незадолго до нашего прибытия, – откликнулся младший брат. – Было найдено очень много разбитых кораблей и погибших бойцов воинской касты. Всё вывезли. Вашу находку, видимо, не заметили из-за высокой плотности залегания обломков.

– Папа, – Данко не мог оторвать взгляда от тел погибших, зависших внутри разорванной серебристой сферы, – помнишь, ты говорил, что в нашей Галактике не хватает воинов? Это потому что они все погибли, когда сражались с Тёмными, когда те напали на нас?

– Нет, сынок, – Всерад сфокусировал Кристалл Регуляции на энергопотоке ребёнка, чтобы снизить эмоциональный всплеск, и ободряюще продолжил: – Воинская каста очень большая, просто она находится там, где сейчас идут бои, в порубежных галактиках…

– А если на нас опять нападут Тёмные, – невольно перебил его сынишка, – кто нас защитит?

– В Мире Туле имеется один Харрийский флот воинской касты, – заверил ребёнка Всерад. – Он стоит на базе в самом центре нашей Галактики, чтобы иметь возможность быстро добраться в любой спиральный рукав, где есть Земли Сияющих или других Светлых. Просто его недостаточно для того, чтобы обеспечить боевым охранением каждую флотилию Арганавтов. Поэтому Рода Туле создали флоты ратников ополчения. Ты же видел, нас охраняет эскадра ратников, мы с тобой разглядывали их крейсера у астероидного поля, когда готовились к прыжку сюда. Не бойся, сынок, если вдруг в нашу Галактику прилетят Тёмные, то ратники сразу же их уничтожат.

– Но ратников в астероидном поле было совсем мало! – воскликнул ребёнок, указывая на океан обломков. – Мы видели всего четыре круга кораблей! Посмотри, каким числом прилетают Тёмные!

– И все они останутся здесь, как их предшественники! – безапелляционным тоном заявил Всерад. – Сколько бы их не явилось, мы победим! В крайнем случае ратники задержат их на некоторое время, а потом сюда прибудет воинская каста со всех Миров Сияющих!

– А они точно успеют? – Данко проводил взглядом сияющий шар корабля эскадры ратного ополчения, гасящий скорость возле разбитой серебристой сферы погибшего крейсера. – Наших ратников слишком мало!

– Конечно, успеют, – ободрил сына Всерад. – У Воинов самые быстрые корабли. Они всегда успевают. Но в нашем Мире нет Тёмных, тебе нечего опасаться. А с охраной флота сборщиков ратники справятся, им не привыкать. Все мужи Сияющих проходят воинское обучение. В те лета я неплохо летал в составе учебно-боевого звена перехватчиков. Так что, если потребуется, я сам сражусь с Тёмными и защищу вас с мамой.

– Я тоже пройду обучение у воинов, как только стану старше, как братья! А ты был ратником? – неожиданный вопрос сына застал Всерада врасплох. Но мальчуган наблюдал за эвакуацией тел погибших и не обратил внимания на его мимолетную заминку. – Ты тоже защищал нас от Тёмных?

– Нет, Данко, я не был, – ответил Всерад, ругая про себя войны, Тёмных и всё пространство низких энергий вместе взятое. Почему семилетний ребенок должен размышлять о таких вещах?! – Мы с тобой принадлежим к касте Добывающих. На нашем труде держится вся цивилизация. Без кристаллического сырья Мастерам не из чего будет выстроить могучие боевые флоты. На чем же тогда каста воинов будет сражаться с Тёмными? Ты же сам видишь, какие у них полчища!

– Когда я вырасту, я соберу столько ресурсов, что Мастера смогут построить воинам кораблей больше, чем у этих Тёмных! – Эманации подавленности в энергопотоке сына сменились вибрациями эмоционального подъёма. Кристалл Регуляции безошибочно справился с непростой для детской психики ситуацией, и Всерад мысленно поблагодарил касту Целителей. – Я синтезирую самое-самое чистое сырьё! С самым лучшим откликом на резонанс, без всяких примесей!

Корабль ратников забрал тела погибших, взял останки крейсера на гравитационную сцепку и ушёл в прыжок. Стоило воспользоваться переломным моментом в настроении сына, и Всерад перевёл разговор в другое русло, ненавязчиво удаляясь от тяжёлой для ребёнка темы:

– Но ведь примеси можно вычистить. Ты же знаешь об этом, ты сам мне говорил. Если сырьё достаточного качества, то комплекс мер по обогащению и атомарной коррекции позволяет добиться наивысшего качества конечного материала. Перерабатывающие комбинаты занимаются этим процессом прямо в космосе, возле ресурсных полей или на орбитах неживых ресурсных Земель.

– Да! Нам прадедушка рассказывал! – оживился Данко. – Это когда мы с братьями были в…

Кристаллы Наблюдения Млады и Всерада одновременно подали сигналы, и сынишка забыл, о чём говорил. Он попытался слиться с корабельным контуром сборщика, но сил ребёнка было недостаточно для такого воздействия, и Данко старался разглядеть вспыхнувшую на объёмной карте отметку. Сигнал был слабым, но активным, и засекли его на аварийной частоте.

– Мама, что это? Кто-то нашёл ещё один погибший корабль воинской касты? – Сынишка вытянул шею, силясь заглянуть за плечо матери: – Это же сигнал бедствия! Вдруг они ещё живы! – Он с надеждой посмотрел на изображение отца: – Они же могли быть в стазисе, ведь правда? Стазис-капсула может хранить больного тысячи лет! Скорее летим туда! Надо им помочь!

Эмоциональный фон ребёнка вновь зашкалил, и снова пришлось активировать Кристалл Регуляции. Всерад всерьёз задумался, что более уместно в сложившейся ситуации: прекратить экскурсию или, наоборот, продолжить её в воспитательных целях. Пока Млада объясняла сыну, что в сборочном флоте на данный момент имеется две тысячи судов и множество из них находятся гораздо ближе к источнику сигнала бедствия, Всерад вышел на связь с младшим братом.

– Сигнал очень слабый и несёт в себе множество нарушений, – поисковое судно Ирисвета оказалось у края противоположного сектора. – Мне отсюда видно едва-едва. Похоже, его передаёт сильно повреждённый Кристалл Связи. Странно, что он вообще функционирует, может, перед гибелью корабля экипаж успел запитать его напрямую от реликтовых излучений, в этом секторе их интенсивность достаточно высока. Источник сигнала находится в самом центре полей обломков, эскадра ратников туда выдвинулась. Подождём.

Некоторое время ратники добирались до точки назначения, маневрируя в плотных скоплениях остовов разбитых кораблей, густо замешанных в облаках разноразмерных обломков, и сборочный флот продолжал очистку, ожидая вестей. Лишь маленький Данко забыл обо всём и напряженно следил за плывущими по объёмной карте сияющими отметками боевых кораблей. Эскадра ратников не преодолела и половину пути, как вдруг на объёмной карте вспыхнула ещё одна отметка, на этот раз с противоположной стороны. Внимание Данко немедленно переключилось туда.

– Всерад, ты видишь? – Млада торопливо уточняла навигационные данные. – Объект с большой массой движется через поле обломков в нашу сторону.

– Всерад, отводи перерабатывающий комплекс! – вышел на связь командир эскадры ратников. – Третья бригада, прекращайте работы! Не приближаться к объектам! Держите дистанцию! Я отправлю к вам помощь!

– Нет повода для волнений, это обычное дело, – Всерад поспешил успокоить сразу всех: – Сверхкрупный мёртвый корабль Тёмных, линкор или дредноут, тащит на своей орбите несколько остовов поменьше и целое море прочих обломков. Сколько раз мы с таким сталкивались. Ратникам не стоит отвлекаться на это, только время потеряете. Я сам остановлю блуждающие корабли.

Он изменил направление движения, ложась на встречный курс с приближающимися развалинами.

– Всерад, прекрати сближение! – потребовал командир ратников. – Это неоправданный риск! Не исключено, что оружейные системы этих кораблей могут атаковать в автоматическом режиме!

– Это уничтоженные корабли, массивные куски искорёженного металла, – возразил Всерад, увеличивая скорость. – Я видел такое десятки раз. Если бы автоматика Тёмных ещё действовала, эти корабли наносили бы удары по всему, что представляет угрозу. Но вместо этого они мчатся напролом через поля обломков, разрушаясь ещё сильнее. У них давно уже нет ни одной целой внешней надстройки. Даже если внутри что-то сохранило работоспособность, стрелять им всё равно нечем. Пять суток назад я останавливал точно такую же группу развалин одним сборщиком. А сейчас у меня перерабатывающий комплекс. По массе мы сопоставимы, так что я зацеплю и остановлю их прежде, чем вы досюда доберётесь. Такое уже было.

Командир ратников начал возражать, но в эфир вышли сразу несколько соратников Всерада по утилизационному флоту, которые подтвердили факт недавнего контакта в точно таких же условиях. Ратник прекратил спор и отозвал группу кораблей, которую, было, направил на помощь Всераду. Ратники продолжили сближение с источником сигнала бедствия, и Всерад перешёл на канал личной связи, поддерживая беседу с сыном. Маленький Данко был в восторге от того, что наблюдает, как его отец ловко расправляется с кучей-малой из сбившихся в единое облако разбитых кораблей Тёмных. Всё случилось именно так, как и предполагал Всерад, разве что масса несущихся напролом остовов оказалась вдвое больше той, с которой ему пришлось возиться в прошлый раз. Два дредноута Тёмных, судя по остаткам очертаний, точно такие же, то ли сцепились, то ли слиплись друг с другом под действием невероятной температуры и получили мощное ускорение прямо в таком состоянии. Естественно, что столь большая масса мгновенно притянула на свою орбиту несколько развалюх поменьше вкупе с тучей стальных ошмётков. Всё как всегда. Всерад принялся за работу, попутно объясняя сыну тонкости проводимых манипуляций.

– Вот это громадина! – в энергоконтуре ребенка больше не ощущалось тяжёлых эмоциональных отпечатков, лишь небольшое волнение за тех, кого сейчас летит спасать эскадра ратников. – Какой он огромный! Больше нашего комплекса!

– Не больше. Центр масс этой свалки – это два корабля Тёмных. Смотри, я их сейчас разделю! – Всерад точно выверенным воздействием гравитационного поля создал разнонаправленные перегрузки на противоположных плечах искорёженной конструкции и применил к ней манёвр резкой потери скорости. К некоторому удивлению, трупы дредноутов не расцепились, несмотря на колоссальные перегрузки. Однако весь этот гигантский ком рваного металла послушно остановился, теряя ход полностью, и на фоне его абсолютной неподвижности впервые стало заметно, что весь окружающий океан обломков движется.

– Здорово! – восхитился сынишка. – Ты остановил эту кучу одним импульсом! Перерабатывающий комплекс такой мощный! На нём можно сражаться с Тёмными?

– Нет, это гражданское судно, на нём нет вооружения, только системы противометеоритной защиты, – Всерад улыбнулся. – Но мощности у него предостаточно. Не забывай, что комплексом управляют несколько Сияющих. Это сегодня мы с дядей Стояном вдвоём, потому что работа несложная. Когда экипаж полный, мощность комплекса многократно возрастает. Скоро мы утилизируем всю эту рухлядь, и от Тёмных не останется и следа.

– Правильно! – запальчиво подхватил Данко и тут же спохватился: – Только нужно сначала здесь всё обыскать! Вдруг где-то ещё остались раненые воины в стазисе!

Он обернулся в сторону матери, чтобы посмотреть на объёмную карту. Источник сигнала бедствия находился не только где-то очень далеко, но и в области высокой плотности залегания обломков. Эскадра ратников не имела возможности применять форсажные ускорения и шла на обычном ходу, из-за чего на данный момент успела преодолеть только половину расстояния до цели.

– Обязательно обыщем, – заверил сына Всерад. – Тщательно осмотрим каждый кубический…

Общая частота утилизационного флота вспыхнула импульсом экстренного оповещения, и он увидел, как отметки эскадры ратников, плывущие далеко впереди, резко повернули назад.

– Всем совершить прыжок к ближайшей системе!!! – Голос командира эскадры звенел от напряжения. – Обнаружено излучение кваркового заряда!!! Всем уйти в гипер немед…

Далёкий участок космоса мгновенно подернулся серой мутью, пожирая океан обломков и мчащиеся через него отметки эскадры ратников, и связь прервалась. Бортовое оборудование завибрировало многочисленными предупреждениями об опасности, и Всерад запоздало понял, что угроза исходит не только от далёкой области космоса, сожранной разъярёнными частицами первичной материи. Смертельная опасность была совсем рядом.

– Щиты! – Энергоконтур перерабатывающего комплекса донёс до его сознания голос Стояна. – Всерад! Энергию на Кристалл Щита! Множественные ядерные реакции повсюду!!!

Единый энергопоток подлежащего очистке сектора вспухал ослепительными вспышками термоядерных взрывов, пожирая находящихся в непосредственной близости сборщиков и закидывая обломками остальных. Всерад влил всё, на что был способен, в Кристалл Щита и сорвался на крик:

– Все сюда! Кто не может уйти в гипер! Все на комплекс! У нас мощная защита!

В один миг единый энергопоток утилизационного флота сообщил о десятках погибших, и это число увеличивалось с каждым мгновением. Ошарашенные сборщики пытались уходить от ударов жёсткого излучения и потоков обломков и начать гиперпрыжок, но термоядерные вспышки вспухали всюду, и совершить прыжок удавалось не всем.

– Млада! Прыгай! Прыгай! – Всерад с ужасом наблюдал, как цепь ядерных взрывов стремительно приближается к сияющей искорке сборщика, внутри которого находились его супруга и сын.

– Не могу начать прыжок! Оборудование повреждено! – Млада на опасной скорости уходила от мчащихся следом потоков обломков. – У меня нет щита! Кристалл не выдержал! Я не успеваю уйти!!

– Успеем! – Всерад повёл перерабатывающий комплекс ей навстречу. – Стыкуйся со мной! Только не в лоб! Укройся за комплексом и заходи в ангар! Что с Данко?

– С ним всё хорошо, – Млада изо всех сил старалась держаться спокойно. – Я отключила ему обзор, чтобы не пугать! Всерад, что происходит? Что это такое?!!

– Не знаю! – Всерад, экономя драгоценные мгновения, шёл напролом, тысячами расшвыривая попадающиеся на пути обломки. – Наверное, мы попали на минное поле Тёмных! Его могло снести в мёртвый космос вместе с обломками! – Он вновь вышел на общую связь: – Все, кто не может совершить прыжок, направляйтесь ко мне! Щитам комплекса ядерный удар не страшен!

Внезапно корабельный Кристалл Связи запульсировал предупреждением о сильных помехах, и Всерад почувствовал новые отметки на карте сектора. Два слипшихся воедино дредноута, которые он только что остановил, вдруг раскололись надвое и оказались полым объектом, заполненным множеством малых кораблей треугольной формы. Появившиеся корабли плотным роем ринулись к комплексу, быстро набирая скорость, и Всерад закричал в эфир:

– Тёмные! Здесь Тёмные! Это ловушка! Все назад! Млада, назад, назад!!!

Но никто из спешащих к комплексу сборщиков не прекратил движения, и он понял, что из-за близкого источника помех его не слышат. Штурмовики Чужих держались в тени комплекса, лавируя среди пришедших в хаотичное движение масс обломков, и ищущие спасения Сияющие не сразу замечали врага, ибо никто не ожидал его появления там, где с момента последней битвы минуло двенадцать лет.

– Стоян! – Всерад изо всех сил пытался уйти от Тёмных, но гораздо менее крупные штурмовики имели преимущество в маневренности, огибая многочисленные обломки, через которые комплексу приходилось идти напролом. – Отправь сигнал бедствия в Штаб Флота! Надо предупредить всех!

– Нас глушат! – Стоян манипулировал корабельными энергопотоками, формируя прямой луч Кристалла Дальней Связи. – Я передаю на всех частотах, но никто не слышит! Наши идут навстречу кораблям Тёмных! Передаю прямым лучом!

– Назад!!! Все назад!!! – тщетно кричал Всерад. – За нами укрываются Тёмные! Млада, назад!!!

Кто-то из Сияющих заметил опасность, но было уже поздно. Спасающиеся сборщики подошли к перерабатывающему комплексу слишком близко, и штурмовики Тёмных устремились в атаку. Засверкали пунктиры сверхскоростных боеголовок и вспышки ракетных двигателей, и среди хаотичного нагромождения обломков старой битвы вспыхнул неравный бой. Ближайших сборщиков Тёмные сожгли сразу, сосредоточенным огнём, по схеме «одна эскадрилья – одна цель». Щиты гражданских судов не выдерживали таких ударов, а штатная противометеоритная защита наносила врагу слишком малый урон. Поняв, что Чужие стремятся перебить Сияющих по одиночке, несколько шахтёров объединились в подобие эскадрильи и бросились в контратаку, прикрывая повреждённых соратников, пытающихся добраться до перерабатывающего комплекса. Два штурмовика Тёмных удалось сбить, потом защита контратакующих судов не выдержала, и сборщики один за другим погибли.

– Всерад! Стоян! Что с вами?! Вы нас слышите?! – Сквозь муть помех пришёл нестройный импульс Млады. – Дайте стыковочный коридор! Мы не можем пройти через ваши щиты!

Стоян сформировал коридор в защитном поле, пропуская поврежденные суда, но штурмовики Тёмных немедленно устремились туда же, смешиваясь со сборщиками. Кто-то из Добывающих попытался не допустить прорыва, включил форсаж прямо посреди нагромождений обломков и взял врагов на таран. Сияющая капля сборщика разнесла ближайший штурмовик, затем ещё один и лишилась защитных систем. Третью машину противника храбрец уничтожил ценой собственной жизни, но предотвратить прорыв не смог. Тёмные, прикрываясь повреждёнными сборщиками, словно щитом, облепили перерабатывающий комплекс и открыли огонь в упор. Под градом ударов сборщики быстро гибли, уцелевшие машины стремились как можно скорее войти в посадочные люки комплекса. Десятка три штурмовиков Тёмных рванулись следом за ними.

– Они проникают внутрь вместе с нашими! – прокричал Стоян, и Всерад увидел, как сразу несколько штурмовиков, сталкиваясь со сборщиками, вламываются в посадочные люки и врезаются во внутренние переборки ангара. – Надо закрыть коридор в энергозащите!

– Нельзя! Млада ещё там! – Всерад с замиранием сердца смотрел, как сильно повреждённый сборщик супруги неуклюже движется позади всех прямо среди мелькающих вокруг штурмовиков врага. Каждый миг мимо теряющего ход сборщика проносились машины Чужих, но по Младе не стреляли, и он надеялся, что враги сочли её погибшей.

– Их с каждым мгновеньем всё больше! Принимай полное управление! – Стоян выпрыгнул из свечения операторского поста и бросился в хранилище аварийного оборудования.

Корабельный энергоконтур сообщал о присутствии на борту боевых механизмов Тёмных, и Всерад понял, что если не закроет комплекс щитами наглухо прямо сейчас, то враги захватят отсек управления, и не спасется уже никто. Но захлопнуть коридор перед носом супруги и сына оказалось выше его сил. Он дважды закрывал проход, но в следующий миг его охватывала исполненная отчаяния надежда, что Млада успеет, и он открывал коридор вновь.

– Всерад! – крик супруги ударил по нервам. – Закрывай коридор! Их много, они врываются в комплекс! Они специально не убивают нас, чтобы сохранить проход открытым! Не ждите нас, прыгайте! Прыгайте, пока не поздно! Закрывай коридор!!! Закрывай!!!

Уровень помех резко возрос, видимо, Тёмные попытались заглушить передачу Млады, но сборщик был слишком близко к комплексу, и подавить биоэнергетический импульс техногенными средствами не удавалось. Всерад с ужасом увидел, как Млада неуклюже разворачивает почти не слушающийся управления сборщик и направляет его прочь, и наперерез ей отовсюду бросаются вражеские машины. Несколько мгновений он, словно в ступоре, смотрел, как потерявшая свечение капля сборщика теряется в скоплении штурмовиков Чужих, но грохот близкого взрыва вывел его из оцепенения.

– Они прорвались!!! – Кристалл Связи вибрировал от перенапряжения. Всерад запоздало понял, что внутри комплекса идёт бой, и его вызывают сразу несколько человек. – Тёмные прорвались внутрь, нам их не удержать! Всерад! Прыгай на базу ратников! Прямо под излучатели крепости!

Оказалось, что штурмовики Тёмных, ворвавшиеся в ангар комплекса на плечах сборщиков, не вышли из строя от удара о переборки. Их смятые корпуса, деформированные сильным ударом, раскалывались надвое под действием установленных внутри вышибных зарядов, и из чрева каждого штурмовика появлялась тройка боевых дронов, немедленно бросающихся в абордажный бой. Несколько Сияющих под предводительством Стояна добрались до хранилища аварийного оборудования и вооружились, но остальным Боевых Кристаллов не хватило, и в ход пошли ремонтные горелки повышенной мощности. Десяток дронов удалось разрушить, но во внешней обшивке перерабатывающего комплекса уже зияла крупная пробоина, в которую каждое мгновение влетали новые машины Тёмных. Боевых дронов становилось всё больше, и Сияющие быстро гибли под шквальным огнём атакующих. Последние Добывающие дрались в полном окружении, и свежие подразделения дронов стремительно распространялись по отсекам комплекса, сконцентрированным огнём прожигая бреши во внутренних переборках.

– Прыгай!!! Почему ты медли… – энергетический отпечаток взрыва оборвал Стояна на полуслове, и корабельный контур сообщил Всераду о гибели соратника.

Всерад отстранённо посмотрел туда, где совсем недавно находился сборщик Млады, и приказал себе заглушить бушующую в сердце жестокую боль. Боль не заглушалась. Несправедливо… именно сегодня он взял с собой сынишку, и супруга полетела с ними… четырнадцать лет в Мире Туле не появлялось ни одного Тёмного…

Он короткой серией импульсов полностью снял щиты с комплекса, открыл несколько входных люков и отстранённо застыл, безразлично внимая корабельному контуру, сообщающему о прибывающих врагах. Пусть набиваются побольше. Было бы хорошо, если они влезут на борт абсолютно все. Здесь, в мёртвом космосе, комплекс уйдёт в гиперпрыжок мгновенно, Кристалл Прыжка накачан энергией под завязку. Всерад выйдет из прыжка точно перед космической крепостью базы ратников ополчения. Там уже знают о нападении, кто-нибудь из Добывающих, чьи сборщики не повредило серией ядерных взрывов, наверняка уже вышел из гипера и сообщил о случившейся беде. Крепость разметает на атомы комплекс вместе с Чужими, и там, в вышних слоях Вселенной, Младе не будет за него стыдно. Они были половинками одного целого почти пятьдесят лет, будут и дальше. Их детей воспитает Род, потомки героев всегда вырастают достойными Сияющими. Вот только малыш Данко не смог вырасти славным мужем и воплотить в жизнь мечту слушать камни… Что ж, в следующем воплощении ему будет представлено больше возможностей. В каком бы слое не воплотился сам Всерад, он обязательно разыщет малыша Данко в его следующей жизни и загладит свою вину.

Дроны Тёмных перестали прибывать, и Всерад с сожалением отметил, что не все штурмовики Чужих совершили посадку внутри комплекса. Полсотни вражеских машин кружили вокруг на средней орбите, и дредноут-ловушка Тёмных вёл сканирование океана обломков, проверяя, не укрылись ли где уцелевшие кораблики Сияющих. Всерад скривился. Сборщики не оборудуются Кристаллом Невидимости, им не от кого прятаться. Это мирные суда, не имеющие вооружения, с элементарной защитой. Если б хотя бы один крейсер ратников не погиб в кварковой западне… Стало быть, настал его черед. Главное, продержаться во время прыжка, Тёмные попытаются добраться до него за те три части, которые комплекс проведёт в гипере. Надо успеть сообщить крепости, что на борту некого спасать, иначе ратники пойдут на абордаж, и снова будут потери. Хватит уже крови. Всерад заблокировал все переборки, ведущие к отсеку управления, и привёл прилегающие помещения в режим аварийной герметизации. Это должно задержать врагов если не на время прыжка, то на время составления сообщения уж точно. После выхода в реальное пространство, Кристалл Связи передаст крепости сообщение о захвате комплекса в автоматическом режиме.

– Всерад… – дергающееся рваными импульсами сообщение свидетельствовало о смертельном ранении отправителя. Кто-то из Добывающих был ещё жив. – П… прыгай… они… повсюду…

– Прыгаю через четыре мгновения, – ответил Всерад. – Мы приняли на борт всех желающих по максимуму. Теперь можно прыгать.

Он в последний раз бросил взгляд туда, где в рое вражеских штурмовиков исчез сборщик с Младой и Данко, коснулся сознанием Кристалла Прыжка и подал на него пусковой импульс. Кристалл коротко звякнул, сообщая о перегрузке, и стравил энергию на диагностическое оборудование. Корабельный контур констатировал невозможность совершение прыжка, и Всерад скривился. Тёмные заблокировали локальный объём космоса вокруг перерабатывающего комплекса и теперь ингибируют возможность гиперпрыжка. Странно, ведь комплекс оснащён защитой против подобного воздействия, в космическом пространстве достаточно всевозможных аномалий…

– Тёмные… – слабо трепещущий импульс умирающего Сияющего стал почти не слышен, – втащили Ингибитор Прыжка к нам на борт… Я вижу… его… Они устанавливают его рядом… со мной… чтобы я знал… издеваются, сволочи… Надо было раньше… прыгать…

– Ничего, брат, – Всерад вдруг почувствовал, как его охватывает ледяное безразличие, – прыгать не обязательно. У нас есть способ забрать с собой в вышние Миры их всех. Если, конечно, их туда кто-нибудь пустит. Потерпи малость, всё будет по чести.

Он слился с корабельным потоком и перенаправил всю имеющуюся внутри комплекса энергию на Кристаллы силовой установки. Корабельный контур вскипел, отзываясь на чудовищную перегрузку мощнейшего оборудования, но Всерад отключил возможность сброса излишков энергии. Ещё немного, и комплекс взорвётся не хуже, чем взрывались термоядерные фугасы Тёмных…

– Всерад… – буйство помех в радиоэфире внезапно прекратилось, и он услышал сдавленный голос Млады. Она ещё жива!

– Млада! – Всерад невольно дернулся в свечении пилотского поста. – Где вы? Что с вами?

– Нас схватили Тёмные… – слова давались супруге с трудом, – я ранена… у них Данко… с тобой хочет поговорить Бессмертный… Всерад… не соглашайся ни на что… мы не встанем на коле…

Её голос резко оборвался, и тут же сменился импульсом Кристалла Связи, сообщающим о входящем запросе на установление связи посредством техногенного устройства. Катастрофическая перегрузка оборудования перерабатывающего комплекса вплотную приблизилась к значению взрывного резонанса, и Всерад заставил замереть яростно кипящий корабельный контур в этом зыбком положении за мгновение до ядерного распада. Он позволил Кристаллу Связи принять входящий вызов, и в тишине отсека управления зазвучал исполненный дружелюбия голос:

– Многоуважаемый Всерад, моё имя – Бессмертный Мше. – Вспыхнувшая подле пилотского поста объёмная картинка показывала серокожего гуманоида с масляно-чёрными глазами, словно лишёнными зрачков. Серый не картавил и на языке Сияющих говорил чисто, что вкупе с четырёхметровым ростом и мощным телосложением отчасти подтверждало искусственное происхождение его тела. – Я хочу прекратить это бессмысленное кровопролитие. Вместо этого у меня есть к вам выгодное предложение.

– Тебе нечего предложить мне, – с ненавистью огрызнулся Всерад. – Если только ты не желаешь отпустить всех, кого схватил, и убраться восвояси со своими войсками! Тогда я не стану взрывать твоих людей.

– У вас на борту, многоуважаемый Всерад, – Бессмертный был подчеркнуто вежлив, – нет ни людей, ни иных разумных представителей низкоэнергетического пространства. Все дроны управляются автоматически, их ведёт заложенная программа. В этой Галактике в данный момент нет ни одного живого гуманоида. Иначе сюда было не проникнуть, ваши военные довольно быстро засекают присутствие низкоэнергетических форм жизни в пространстве высоких энергий. Но даже не имея в составе своих подразделений живых людей, мне пришлось высаживаться посреди мёртвого космоса, вдали от солнечных систем, чтобы операция прошла успешно. Это обернулось длительным ожиданием, но игра стоила свеч. Так что, если ненависть затмила вам разум, можете взорвать корабль и собственноручно убить себя и свою семью. Все эти боевые железки мне неважны, самого же меня убить невозможно, как вы понимаете. Но вы можете выслушать меня, и все останутся живы.

– Все не останутся. Все погибли, сражаясь с твоими машинами. Остались лишь моя супруга с сыном. И что же ты хочешь предложить нам после всего содеянного тобой, враг? – недобро нахмурился Всерад, стараясь найти в корабельном контуре отпечатки всех дронов, чтобы не оказаться застигнутым врасплох внезапной атакой. – Почему же ты не начал этот разговор, пока были живы действительно все?

– Не надо наивности, многоуважаемый Всерад, – терпеливо возразил Бессмертный. – Все мы прекрасно понимаем, что разговаривать со мной ваши военные бы не стали. Я в курсе некоторых заповедей Сияющих, знаете ли. Кстати, они как-то слишком легко попались на уловку с сигналом бедствия и кварковой ловушкой. Полагаю, это были не регулярные войска? Не имеющие боевого опыта? Впрочем, это только облегчило мне дело. Как бы то ни было, после уничтожения вашей охраны, никто из вас тем более не стал бы вести переговоры. Все поспешили бы совершить прыжок в первые же секунды, а после прислать сюда настоящие войска.

– Войска придут, враг, будь спокоен! – с тихой ненавистью ответил Всерад, не повышая голоса.

– В этом я нисколько не сомневаюсь, – подхватил Бессмертный, – и потому в ваших же интересах не тянуть время. С появлением боевых кораблей Сияющих я буду вынужден убить вашу семью. Вы не оставите мне выбора.

– Я погибну вместе с ними, но никто из нас не станет предателем, – голос Всерада звучал с ледяным спокойствием. – Ты можешь сделать своё предложение моей супруге. Попробуй.

– К сожалению, она оказалась ещё менее внимающей голосу разума, чем вы, – с нескрываемым неудовольствием констатировал Бессмертный. – Я слышал байки о том, что ради эфемерных предрассудков вроде чести, процветания Расы и прочей дребедени Сияющие готовы пожертвовать не только собственной жизнью, но и жизнями своих детей, но, признаюсь, считал это страшилками. Хотя не исключено, что тут дело в том, что это не единственный ваш ребёнок и где-то на обитаемой планете есть ещё. Не так ли?

– У нас двенадцать детей, враг, и если бы не ты, то родились бы и другие, – Всерад закончил лихорадочно проводимые расчёты и понял, что вырваться из западни невозможно. Значит, пришло время погибнуть с честью. Теперь нет смысла ни в страхе, ни в волнении. Жаль только, что свой последний миг он не сможет встретить рука об руку с Младой и Данко. – Но даже если бы здесь были все наши дети, ты услышал бы от нас тот же ответ. Мы Сияющие. Для нас нет смерти.

– Возможно, возможно, – не стал спорить Бессмертный. – Ваши Сущности эволюционно быстрее накапливают энергию, нежели остальные, и переродиться для вас не проблема. Но вы же не станете отрицать, многоуважаемый Всерад, что чем дольше живёт Сияющий, тем больше энергии он накапливает. Если вы не погибнете сейчас, то сможете развиться гораздо сильнее, особенно ваш сын, подумайте об этом! Тем более что мне не требуется от вас предательства. Моё предложение не несёт для вас ни позора, ни бесчестья. У меня, как бы странно это ни звучало, благородные намерения, и я хочу получить от вас помощь. Помощь в прекращении войны. Хотя бы на каком-то её участке!

– Ты хочешь прекратить войну? – Всерад не стал скрывать недоверия. – Один за всех Тёмных?

– Вы же понимаете, что в пространстве низких энергий триллионы галактик, и я не могу говорить от лица всех, – Бессмертный покачал головой. – Но моя Галактика, носящая имя Юр, является одной из тех, что территориально находятся ближе всех к Рубежу. Бремя любой войны с пространством высоких энергий в первую очередь ложится именно на нас! Я владею целой цивилизацией и хочу мира для своих народов. Но я не один хочу сделать это! Я представляю интересы целой группы цивилизаций Юр, и мне необходимо провести переговоры с руководством Сияющих!

– Ты избрал странное начало для переговоров, враг! – усмехнулся Всерад. – Убийство почти полутысячи человек! Кто пожелает разговаривать с тобой после такого?

– Любой достаточно разумный руководитель и дальновидный политик, – парировал Бессмертный. – Я не жду понимания от простого шахтёра, если я правильно интерпретировал узор вашей касты. Если вас это интересует, то я предпринял более десятка попыток добиться переговоров. Но всё безрезультатно. Ваши военные открывают огонь, едва только завидят Тёмных, причём, обращаю ваше внимание, они никогда не делают разницы между военными, гражданскими, стариками, детьми или женщинами. Они убивают всех.

– Родная земля священна, враг! – Всерад вновь усмехнулся. – Если ты «в курсе некоторых Заповедей Сияющих», то тебе это известно! Внутри пространства высоких энергий вам делать нечего! Сидите в своих галактиках со всеми своими военными, гражданскими, стариками, детьми и женщинами, я никого не забыл? Вас сюда никто не звал! Вы начали войну, так что же тебя удивляет?

– Ничего, – спокойно согласился Бессмертный. – У меня нет вопросов, я пришёл сюда не за этим. У меня и моих партнеров есть желание прекратить боевые действия и заключить мир между нашими цивилизациями и всеми Светлыми видами.

– Не боишься, что твои Тёмные собратья не простят вам подобного мира?

– Это наши проблемы, – Бессмертный зажёг рядом со своим изображением изображение таймера и многозначительно посмотрел на бегущие цифры. – Я проделал большую, кропотливую и крайне дорогостоящую работу, чтобы оказаться здесь, в одной из Галактик Сияющих, которая не находится на передовой и потому не нашпигована кровожадными маньяками-убийцами воинской касты. Объединение наших цивилизаций потратило огромные средства на это, но, к нашему глубокому сожалению, продвинуться ещё глубже в пространство высоких энергий мы не в силах. Поэтому я предлагаю вам простую сделку: жизнь, как ваша, так и вашей супруги с сыном, в обмен на сопровождение меня в эпицентр пространства высоких энергий, к лидеру вашей Расы.

– У Сияющих нет лидера, – возразил Всерад. – Мы рождены свободными и живём свободными.

– Многоуважаемый Всерад, – вкрадчиво произнёс Бессмертный, – прошу вас, оставьте лозунги для своих детей, не тратьте моё время, которое стремительно истекает. Цивилизация не может существовать без волевых социальных, экономических и политических решений. Для принятия которых необходим лидер.

– У нас сотни галактик, – Всерад насмешливо фыркнул. – Никакой лидер не удержит в узде такое количество свободных Сияющих. Мы не нуждаемся в кнуте или прянике, как Тёмные. Мы сильны Единством. Единство делает нашу Расу монолитом, на сколько бы Миров она не делилась.

– Единство? – настал черёд Бессмертного усмехнуться. – Не смешите меня, многоуважаемый! Единство – это эволюционная особенность арахнидов и прочих насекомоподобных рас! Их ведёт воля матки, либо патриарха, которая автоматически передаётся всем нижестоящим особям. Более высокоорганизованные виды состоят из индивидуумов, а индивидууму личные интересы всегда дороже общественных. Именно поэтому у любой высокоорганизованной расы имеется лидер. Или группа таковых, в зависимости от нюансов развития, присущих той или иной цивилизации. И Сияющие не исключение. Кто-то же у вас принимает решения в масштабах всей расы, которые потом все усердно выполняют, преисполнившись Единства!

– В воинской касте в военное время имеется Верховный Главнокомандующий, – с лёгкой иронией сообщил Всерад. – Это тот самый единоличный лидер, о котором ты говоришь. Летим к нему?

– Ваш сарказм неуместен! – отрезал Бессмертный. – Если для вас ничего не значит ни ваша жизнь, ни жизнь вашего ребёнка, помогите хотя бы нашим детям! Детям тех, кто не хочет больше войны, крови и смертей! Ваша воинская каста невменяема! Любой из них будет продолжать кровопролитие до победного конца, и даже перспектива поголовной гибели всех Сияющих их не остановит! Я хочу провести переговоры с по-настоящему разумным лидером! Без кровавого тумана перед глазами!

– Тогда тебе нужен любой Хранитель Истины, – пожал плечами Всерад. – Каждый из них имеет право созвать Круг Земли, который инициирует созыв Круга Чертога. Там созовут Круг Мира, по-вашему Совет Галактики, на котором, если понадобится, объявят созыв Великого Круга Сияющих – Совета Расы. Стало быть, прыгаем к ближайшей живой Земле. Как только отпустишь мою семью.

– Есть одна проблема, – Бессмертный поднял руку в останавливающем жесте. – Мы хотим вести переговоры с представителями эпицентра высоких энергий. Мы считаем это наиболее разумным решением. Большая часть Сияющих сосредоточена именно в Галактиках эпицентра, и именно оттуда на передовую постоянно приходят новые войска. Ваш подвид, насколько я понимаю, вы именуете себя Туле, не участвует в боях напрямую, хотя мы фиксируем огромный поток вооружения, идущий от вас на линию фронта. То же можно сказать о Галактике Свага. Вы миролюбивые подвиды Сияющих, и это делает вам честь. Я выбрал для своего появления Галактику Туле именно потому, что уповал на разумность, трезвомыслие и коммуникабельность, присущую вашему подвиду. Установить первый контакт с другими было бы гораздо сложнее, если не сказать прямо – невозможно. Но основные переговоры необходимо вести с теми, кто пестует боевые действия. С теми, кто ежедневно поставляет на фронт миллионы новых бойцов. Если мы сможем заключить мир с ними, их солдаты не станут нападать на наши Земли только из-за того, что мы ослабили натиск и сняли войска с линии соприкосновения. Уверен, что остальные поддержат их решение, раз Единство для Сияющих – не пустой звук. Учитывая всё вышеизложенное, мы хотим провести переговоры на Асгарде. Ведь это столица Сияющих, не так ли?

– Ты собрался прямиком на Прародину? – Всерад вперил в масляно-чёрные глаза Серого пронзительный взгляд. Но аватар Бессмертного управлялся чем-то недоступным его возможностям восприятия, и понять, о чём думает Чужой, не удавалось. – Я не доверяю тебе, враг! Я не поведу тебя на Асгард. Если ты желаешь мира, то можешь найти для переговоров Хранителя гораздо ближе.

– Я не настаиваю на том, чтобы вы сами доставили меня на Асгард, – Бессмертный выбрал успокаивающе-дипломатичные интонации. – И не жду от вас доверия. Тем более учитывая обстоятельства нашей встречи. Но в конечном итоге вести переговоры необходимо там. На этом настаивают мои партнеры, и я с ними полностью согласен.

Всерад вдохнул, собираясь отказать Чужому, но тот ожидал подобной реакции и остановил его:

– Попытайтесь понять, многоуважаемый Всерад! – Бессмертный поднял руку в знак важности своих намерений. – Я забочусь о своей цивилизации! Это несколько миллиардов Юров! Не говоря уже о моих партнёрах, преследующих те же цели. Так или иначе, переговоры пройдут на Асгарде. Но решение об этом будут принимать ваши Хранители. Вас же я прошу о достаточно простой услуге: доставьте меня в Галактику Даария, в любую её солнечную систему, хоть самую окраинную. И вызовите Хранителя. Любого, как вы и сказали. Дальше я займусь переговорами уже с ним. Это вас устраивает? Никакого предательства в этом нет, и вы сохраните жизнь не только себе и своим близким, но и миллионам граждан наших цивилизаций. Вы станете первым Сияющим за всю историю, которого в Галактике Юр будут вспоминать добрым словом и с благодарностью! Разве это плохо? Подумайте об этом! Только думайте быстрее, пока сюда не вломились ваши военные, и всё не пошло прахом!

– Ладно, будь по-твоему, – Всерада обуревали подозрения, и он не собирался этого скрывать. – Допустим, я соглашусь доставить тебя в Даарию. Но для этого тебе придётся лететь со мной. На моём судне. Без своего войска.

– Выбора у меня не много, не так ли? – риторически вопросил Бессмертный. – Конечно, моя флотилия останется здесь. Ваши воины её неминуемо уничтожат, но эти финансовые потери ничто в сравнении с будущим моей цивилизации. Однако, многоуважаемый Всерад, давайте сразу договоримся: вы не доверяете мне, а я не доверяю вам ещё сильнее. Я не хочу получить выстрел в спину. Меня это не убьёт, но миссия, от которой зависит жизнь миллиардов живых существ, будет провалена. Поэтому я поднимусь к вам на борт в сопровождении двоих дронов и передвижного карцера. Ваша супруга и сын будут находиться там под охраной одного дрона, второй будет охранять меня от вас или от ваших соплеменников, если таковые ещё остались на борту. Аватар – предельно дорогостоящее оборудование, и я бы не хотел получить случайные повреждения, которые могут поставить мою миссию под угрозу. Я не претендую на руководство полётом, делайте, что считаете нужным, только доставьте меня к Хранителям Галактики Даария. Как только я увижу Хранителя, вы получите свою семью, и ваши обязательства будут считаться исполненными.

– Если ты планируешь захватить комплекс обманом, то у тебя ничего не выйдет, – предупредил его Всерад. – Я не пущу тебя дальше ангара. Либо так, либо никак!

– Меня устраивает, – согласился Бессмертный. – Я даже готов вообще не покидать борт своего шаттла. Но в этом случае я прошу вас предоставить мне доступ к внутренней связи корабля. Во избежание недоразумений. Надеюсь, многоуважаемый Всерад, вам понятно, что не вы один можете взорвать себя в любую секунду в случае предательства. Тем более что в отличие от вас, мне умирать не придётся, и я сделаю это без проблем!

– Пришли мне запрос на установление внутренней связи, как только окажешься в ангаре, – ответил Всерад. – Ты получишь доступ. Можешь вылетать, щиты сняты, входной люк не требуется – твои дроны пробили в обшивке дыру, достаточную для стыковки. И не забудь вышвырнуть их прочь!

Бессмертный со всем согласился и отключился. Заполонившие перерабатывающий комплекс дроны пришли в движение и начали смещаться в сторону ангара. Из недр расколовшегося надвое дредноута-ловушки показался угловатый силуэт космического шаттла Тёмных, и Всерад торопливо вслушался в колебания корабельного контура в поисках выживших Добывающих. В неравном бою погибли все, единственный раненый, что лежал в коридоре возле Ингибитора Прыжка, находился в коме и доживал последние мгновения. Стремясь успеть до прибытия Бессмертного, Всерад активировал бортовой Кристалл Регуляции и отправил за умирающим эвакуационную платформу. Но Кристалл Регуляции показал невозможность проведения исцеления своими силами. Смертельную рану подобной тяжести может излечить только Ас касты Целителей, и Кристалл выдал заложенный в него информационный отпечаток: случай катастрофический, смерть неизбежна, требуется немедленное погружение в стазис, если на подобную процедуру хватит времени. Счёт пошёл на мгновения, и Всерад, не желая сдаваться, открыл область прямого перехода в медицинский отсек и выпрыгнул из свечения пилотского поста. До пилонов со стазис-капсулами он добрался одновременно с эвакуационной платформой, принесшей на себе умирающего. Пока платформа разворачивалась для передачи пациента стазис-капсуле, Всерад успел активировать режим экстренного сохранения, и стазис-поле сомкнулось над умирающим за два мига до смерти. Хватит ли этих крох времени Целителям, Всерад не знал, но он сделал всё, что было в его силах. Асы мудры и могучи, быть может, они сумеют спасти раненого и за два мига… Кто знает? Главное, что стазис-капсула способна хранить умирающего тысячи лет, её специально разработали для применения в космических катастрофах, когда пропавший в глубинах космоса корабль могут искать очень долго. Но его всё равно найдут, пусть даже на это уйдёт не одно, а несколько тысячелетий. Всерад проводил взглядом пенал из прозрачного хрусталя с неподвижным тусклым Сияющим внутри, занимающий место на пилоне повышенной защиты, и вернулся в командный отсек.

Он с ходу запрыгнул в свечение пилотского поста и слился с корабельным контуром. Шаттл Бессмертного входил в ангар через пробитую в обшивке дыру, его боевые дроны покидали комплекс, выпрыгивая в космос и бестолково повисая рядом с серебристой громадой комплекса. Правитель Серых не обманул, его механическое воинство действительно уходило прочь в полном составе. Всерад подумал, что Бессмертный выбрал очень враждебный способ установления контакта, но если это позволит спасти Младу и Данко, а также вывести из войны хотя бы несколько цивилизаций Тёмных, то разумнее будет оказать Серому содействие. Хранители разберутся, что делать дальше. Асов не обмануть ни живому, ни аватару, они получают информацию напрямую из Единого Информационного Поля Вселенной. А в том, что на переговоры с Чужим прибудут Асы Хранители из числа лучших контактёров касты Жизнь Рекущих, сомневаться не приходилось. Если Бессмертный и задумал обман, его ждёт разочарование.

Шаттл Правителя Серых вошёл в разбитый ангар и остановился посреди захламлённого обломками штурмовиков пространства. Всерад подхватил машину Тёмных гравитационным полем и поставил в доковое гнездо, на всякий случай увеличив силу захвата до максимума. Если Тёмный включит двигатели на полную мощность, захват не удержит его навсегда, но сумеет задержать на несколько мгновений. Корабельный контур сообщил о поступлении входящего вызова, и Всерад включил частоту передатчика Бессмертного в поле внутренней связи перерабатывающего комплекса.

– Прошу вас поторопиться, многоуважаемый Всерад! – Система связи тут же зажгла объёмный образ Правителя Серых. – Перед вылетом с корабля-носителя моё оборудование засекло движение в гиперпространстве. Сюда на высокой скорости движется некое образование большой массы. Уверен, это ваши военные спешат разложить меня на атомы без каких-либо переговоров. Давайте не будем рисковать напрасно!

– Как хочешь, враг, – Всерад попытался свериться с системой обнаружения, но перерабатывающий комплекс не имел надобности в мощном оборудовании подобного типа, а имеющийся для этих целей стандартный Кристалл лопнул, не выдержав предсамоликвидационных перегрузок. – Но имей в виду, с воинской кастой разговаривать в любом случае придётся. Если весть о твоём нападении достигла Штаба Флота Мира Туле, то все ноль-врата перекрыты, и покинуть нашу Галактику можно только в гиперпрыжке. А таким способом мы будем добираться до Даарии лет сорок.

– Переговоры с военными разумнее вести не на поле боя, где только что были уничтожены их товарищи, – Бессмертный заметно нервничал. – Не сомневаюсь, что вы сумеете их убедить, когда мы окажемся в любом другом месте!

– Дай мне поговорить с супругой! – потребовал Всерад. – Я чувствую, что она на борту, но хочу знать, что она цела и мой сын тоже!

– Мы теряем время! – заявил Серый, но сопротивляться не стал, и корабельный контур зафиксировал включение в пространство внутренней связи видеопередатчика одного из дронов.

Дрон находился внутри шаттла, в каком-то стальном мешке с голыми стенами, на одной из которых имелось нечто вроде откидной лежанки. На ней лежал Данко, рядом сидела Млада. На её лице виднелся кровоподтёк, кожа на лбу вздулась наскоро залеченным шрамом от сильного рассечения, лицо супруги было бледным. Похоже, карцер Чужих был экранирован, потому что её энергопоток прослушивался очень слабо, несмотря на близкое местонахождение. Но не почувствовать перелом руки и ноги у своей половинки на таком расстоянии было невозможно.

– У неё несколько тяжёлых травм, враг! – зло процедил Всерад. – Ты едва не убил её!

– Я её спас, между прочим, – возразил Бессмертный. – Она пошла на таран, и мне пришлось приложить серьёзные усилия, чтобы она и ваш сын остались в живых! Травмы, которые вы видите, она получила в результате столкновения со штурмовиком. Вы можете спросить её сами! Всё оборудование пришлось у неё изъять, но она нас слышит, дрон имеет чувствительную аппаратуру.

– Всерад… – посиневшие губы Млады с трудом вытолкнули нетвёрдую речь, – что… происходит?

– Всё будет хорошо, любимая, – пообещал он. – Я вытащу вас оттуда. Я отвезу Тёмного на встречу с Хранителями, взамен он освободит вас. Как Данко? Он цел?

– Цел… – слова давались Младе с трудом. – Сильно… испугался… мне удалось его… убаюкать… Всерад… не верь Тёмному… он наверняка… хочет убить Хранителей…

– У него не получится, – усмехнулся Всерад. – Ты же понимаешь, что никто не даст ему такой возможности. Он либо сдержит свои обещания, либо разлетится на атомы. Потерпи немного, любовь моя, всё будет хорошо, – повторил он и перевёл взгляд на изображение Бессмертного: – Ей требуется лечение! Сними экранирование с карцера, это не медицинское судно, я не могу лечить её прямо так!

– Как только мы уйдём в прыжок, экранирование будет снято, – заявил в ответ Правитель Серых. – Иначе медицинская помощь ей уже не понадобится. Ваши военные уже здесь.

Корабельный контур выдал сигнал об обнаружении точки выхода из гиперпространства, и единый энергопоток сектора вспыхнул отметками боевых кораблей Сияющих. Передовые группы немедленно ринулись на сближение, синхронно проводя манёвр окружения. Судя по отточенности действий и высочайшему уровню маневрирования в условиях сплошной захламлённости пространства, на выручку Добывающим прибыла эскадра воинской касты с базы Харрийской группировки, охраняющей Мир Туле. Кристалл Поиска сообщил о ведущемся извне сканировании комплекса, и Кристалл Связи зажёг в сознании Всерада образ четырёхметрового воина с бездонно-прозрачными ярко-зелёными глазами. Харриец, конечно же, уже знал, что на борту комплекса находятся Чужие и что по крайней мере один Сияющий помещён в стазис-капсулу, а второй закован в механические кандалы. Всерад решил не рисковать и опередил вопрос харрийского командира:

– У нас на борту Бессмертный, у него заложники, он обещает освободить всех, если ему позволят встретиться с Хранителями для заключения мира, – на одном дыхании скороговоркой выдохнул он. – Встретимся у ноль-перехода в системе Аоры-солнца!

Кристалл Прыжка всё ещё был заряжен энергией до состояния критической перегрузки, и Всерад, не дожидаясь реакции воина, послал комплекс в прыжок. Судно ушло в гипер мгновенно, и он запоздало понял, что Кристаллу Прыжка задан курс на базу флота ратного ополчения. Придется ждать выхода в реальный космос и прыгать второй раз. Для этого придётся объясняться с ратниками, но это всё же легче, чем с воинами… По уму необходимо передать им Бессмертного с рук на руки, чтобы дальнейшими заботами о переговорах занимались они, но Серый боится воинов как огня.

– Мы в прыжке! Снимай экранирование! – потребовал Всерад, активируя Кристалл Регуляции.

Правитель Серых не стал препятствовать, и экранирующее излучение карцера исчезло.

– Млада, я зажгу тебе свечение Регуляции, – Всерад спешно манипулировал энергопотоками, пытаясь создать свечение прямо внутри шаттла Чужих. – Побудь в нем, сколько получится!

Зажечь свечение удалось не сразу, сказывался недостаток опыта работы с медицинским оборудованием. Никогда прежде Всераду не доводилось применять корабельный Кристалл Регуляции в ручном режиме. Аварийных ситуаций, потребовавших бы подобного вмешательства, на его веку не случалось, а мелкие ушибы и недомогания Кристалл исцелял сам, едва больной сливался с корабельным контуром. Наконец, медицинское свечение вспыхнуло рядом с Младой, и находящаяся в полубессознательном состоянии супруга, с трудом передвигаясь в механических кандалах, неловко вошла в сплетение потоков лучистой энергии. Её тело повисло внутри энергетического кокона, и Млада забылась медицинским сном. Всерад сконцентрировался на корабельных потоках и точно выверенным импульсом сжёг запорные механизмы кандалов. Стальные замки распахнулись, оковы сползли с рук и ног Млады, и свечение Регуляции сплюнуло их на пол шаттла. Раздалось металлическое звяканье падающего железа, и Бессмертный демонстративно посмотрел на упавшие кандалы:

– Впечатляет. Я очень надеюсь, многоуважаемый Всерад, на вашу честность и совесть. Мы поставили всё на этот мирный договор, и я надеюсь, что не получу от вас удара в спину.

– Не получишь, – огрызнулся Всерад. – Мы не Тёмные, Сияющие всегда держат слово!

– Я искренне рад этому, – заявил Бессмертный. – Весь наш план с самого начала строился исключительно на надежде на честь и совесть Сияющих. Мне очень жаль, что начать пришлось с боевых действий, повлекших за собой многочисленные жертвы, но другого способа не осталось.

Всерад ничего не ответил и сосредоточился на взаимодействии с Кристаллом Регуляции, пытаясь включить в область его действия спящего Данко. Первичная диагностика показывала отсутствие у сынишки биологических повреждений, на обнаружение психологических травм умений Всерада и возможностей стандартного Кристалла не хватало. Данко спал тяжёлым сном, и всё, что было возможно сделать, это перевести его в лишённую сновидений фазу быстрого сна. Убедившись, что предпринять большее вне его возможностей, Всерад переключился на наблюдение за Чужими. Бессмертный сидел в пилотском кресле шаттла и не двигался, неподалёку от него находился дрон-охранник, утыканный оружейными стволами, второй дрон так же неподвижно замер посреди карцера. Тёмные не подавали признаков жизни, вероятно, экономили энергию, и корабельный поток чётко фиксировал спектральное излучение термоядерного заряда, заключённого внутри дрона-охранника. Дрон-тюремщик не был начинён взрывчаткой и предназначался, похоже, для конвоирования, стражи или убийства пленников. Но это мало что меняет, предотвратить ядерный взрыв внутри комплекса Всераду нечем, это не боевой корабль. Но раз Правитель Серых добивается переговоров, пусть даже таким кровавым способом, до взрыва дело не дойдёт.

Всерад невольно посетовал на воинскую касту. Они всегда были чрезмерно непримиримыми. Война – страшная вещь, никто не спорит, но можно же наладить хоть какую-то возможность вступать в переговоры для тех, кто захотел мира! Разве обязательно уничтожать всё, что попадает в поле зрения? Вот к чему это привело в результате! Это правильно, что Всерад совершил прыжок сразу, как только появились воины. Они бы пошли на штурм без каких-либо переговоров, соблюдая Заповедь о неприкосновенности родной земли. Но ведь на этот раз Тёмный хотел переговоров, он не претендует на пространство Сияющих. Остаётся надеяться, что многовековая мудрость Хранителей не позволит им смотреть на Чужого сквозь пелену ненависти, и это положит конец войне хотя бы с несколькими цивилизациями Тёмных.

Кристалл Прыжка сообщил о приближающемся выходе в реальное пространство, и Всерад заранее приготовился выйти на связь с космической крепостью ратников. Едва безликое ничто сменилось россыпью звёзд, утопающих в чернильном безграничье космоса, он отыскал в едином энергопотоке сектора мощный отпечаток центрального Кристалла Связи крепости и послал вызов. Космическая цитадель ответила мгновенно, значит, его появления здесь уже ждали.

– Добывающий Всерад? – Огненно-оранжевые глаза командира крепости излучали минимум сияния, свидетельствуя о крайней степени напряжения. – Мы взяли ваш комплекс на прицел согласно твоему посланию из мёртвого космоса. – Я вижу у вас раненых и Тёмных! Вы в плену?

– У нас нестандартная ситуация, – поспешил сообщить Всерад, дабы ратники, подобно воинам, не решили немедленно уничтожить Чужих. – Бессмертный захватил комплекс и взял в заложники женщину с ребёнком. Но он клянется, что отпустит их, как только ему организуют встречу с Хранителями в галактике Даария. Он хочет провести переговоры о мире между группой цивилизаций Тёмных и Сияющими. Нам он не доверяет так же, как мы ему, и потому грозит взорвать всех, если воины пойдут на штурм. Он Бессмертный, гибель аватара ничем ему не грозит.

– Ради переговоров он убил четыреста девяносто двух человек? – в голосе ратника едва заметно звенели нотки злобы. – Он выбрал не лучшее начало. Всерад, все стационарные ноль-переходы, ведущие из Мира Туле в другие галактики Сияющих, заблокированы воинской кастой. И никто не оспаривает их решение. Они ждут тебя в системе Аоры-солнца, как ты велел. Учитывая сказанное тобою, мы не будем тебе препятствовать и сообщим воинам, чтобы воздержались от поспешных действий. Что с твоим сыном? Он сильно пострадал? Может, Серый в качестве жеста доброй воли отпустит хотя бы ребёнка?

– Я отпущу всех заложников, как только окажусь в галактике Даария, – вклинился в разговор Бессмертный. – Я должен увидеть, что вы не лжёте и позволите моему народу провести эти переговоры, от которых зависят жизни миллионов из них! Я отдам вам и пленных, и шаттл, и своих дронов, больше они мне не нужны. Дальше я готов следовать к вашим лидерам на вашем корабле.

– Я слышал его, – кивнул ратник. – Что ты думаешь об этом, Всерад? На кону жизни твоих родичей и твоя собственная. Тебе решать.

– Думаю, ему нужно помочь, это может спасти множество жизней, не только моих родичей, – Всерад сверился с Кристаллом Регуляции. Данко успокоился и спал ровно, без дурных сновидений. – Я довезу его до Даарии, а дальше пусть разбираются Хранители. Даже если он лжет и задумал подлость, Хранителям он не навредит. Если же что-то пойдёт не так, я взорву комплекс. А если не смогу, то пусть его взорвут воины.

– Да будет так, – подытожил ратник. – Прыгай, Всерад, блокировка прыжка деактивирована.

Всерад выставил новые координаты и увёл перерабатывающий комплекс в прыжок.

Глава пятая

На этот раз на движение в гиперпространстве ушло гораздо больше времени, но обстановка на борту не изменилась. Данко спал, Чужие бездействовали, и Всерад всеми силами пытался максимизировать эффективность процесса дистанционной Регуляции на Младу. Супруга пострадала очень сильно, Кристалл излечивал её лишь частично, для полноценной помощи требовалось вмешательство Целителей. То, что она вообще осталась жива с такими повреждениями, косвенно подтверждало искренность слов Бессмертного. Он не врал, когда сказал, что предпринимал усилия, чтобы сохранить Младе жизнь. Вылечить её Тёмный не в силах, но он приказал своим дронам не открывать огонь и не идти в лобовую атаку, а после крушения сборщика оперативно поднял её и Данко на борт… Это не оправдывает его злодеяний, но только благодаря данным действиям они ещё живы…

Корабельный контур завибрировал на частоте тревоги, и в системе связи раздался испуганный голос Бессмертного:

– Что вы делаете?! Мы же обо всём договорились! Прошу вас, одумайтесь!!!

Всерад в недоумении устремился сознанием внутрь пилотской кабины шаттла и опешил, увидев странную картину: кресло, в котором сидел Бессмертный, превратилось в кусок оплавленного металла, дымящегося вяло пылающей обшивкой, сам Правитель Серых, согнувшись в три погибели, мчался по коридорам шаттла, преследуемый собственным дроном-охранником. Дрон палил в него из всех стволов, оставляя на внутренних переборках пробоины и здоровенные вмятины, и лишь высокая скорость и реакция напичканного электроникой аватара спасала Бессмертного от уничтожения.

– Что случилось?!! – удивлённо выдохнул Всерад, глядя, как дрон-охранник зажал своего хозяина в каком-то крохотном помещении с на удивление прочной дверью, за которой и укрылся Серый.

– Оставьте дрона в покое!!! – верещал тот, навалившись на содрогающуюся от пуль сталь двери. – У нас же договор! Вы дали слово! Вы нарушаете Заповеди своей Расы!!! Зачем вы это делаете?!!

– Я ничего не делаю! – Всерад впервые видел подобное. – Может, твой дрон сломался?

– Для поломанного дрона он неплохо стреляет! – огрызнулся Бессмертный, падая на пол. Робот сменил пулевое оружие на лучевое и принялся прожигать дверную поверхность. – Помогите же! Сделайте что-нибудь! Он уничтожит аватар, и всё было зря! Столько жертв впустую!!!

– Что же я могу сделать?!! – ошарашенно воскликнул Всерад. – Это же техногенный механизм!

– Перехватите управление, экранирования же нет! – Дверь быстро раскалялась, и Бессмертный нервничал не на шутку. – Распахните внешнюю дверь шаттла, пусть отвлечётся! Если аватар погибнет, ядерный заряд взорвётся автоматически! Быстрее же! Где ваши хвалёные технологии?!!

– Это не боевой корабль! Это шахтёрский перерабатывающий комплекс! – Всерад лихорадочно соображал, что можно сделать. Пожалуй, сейчас, когда экранирование шаттла отключено, можно попытаться открыть его внешний люк… – Я попробую открыть люк! Это точно отвлечёт его?

– Не знаю! – Бессмертный как можно дальше отодвинулся от раскалённой двери, сочащейся каплями расплавленного металла. – Это охранный дрон! Согласно программе, должен среагировать на вторжение! Но что случилось с его мозгами, я не понимаю! Да открывайте уже, дверь течёт!!!

Всерад потоками энергий корабельного контура нащупал излучение электроники замка, запирающего входной люк шаттла, и подал на него максимально возможный импульс. Электроника полыхнула вспышкой, раздался громкий хлопок, и входной шлюз заполнился сизым дымом.

– Люк не открылся! – констатировал Всерад, как вдруг обстреливающий хозяина дрон замер.

Боевой механизм резко развернулся в сторону коридора, ощетиниваясь оружейными стволами на звук хлопка, и ринулся в направлении шлюза. В считаные мгновения дрон миновал несколько поворотов, выскочил к шлюзу и вдруг на полном ходу врезался в выходной люк. Лишившаяся замка стальная люковая створа распахнулась, и дрон, не сбавляя скорости умчался внутрь комплекса.

– Где он?! – продолжал вопить Бессмертный. – Куда он побежал? Вы видите его?!

– Бежит в глубь комплекса, – Всерад с возрастающей тревогой следил за отпечатком дрона в корабельном контуре. – В той стороне силовая установка… – Энергопоток судна вновь вспыхнул вибрацией тревоги и сообщил о начале обратного отсчёта взрывателя термоядерного заряда. – Я фиксирую запуск обратного отсчёта! Ты приказал дрону взорваться?

– Зачем мне это надо?! – Бессмертный перешёл на истеричную скороговорку: – Он сам сделал это! Его программа свихнулась! Не выдержала ваших излучений! У нас не было возможности проверять дронов на предмет совместимости с технологиями Сияющих! Меньше чем через две минуты ядерный заряд взорвётся! Всё пропало! Всё пропало! Остановите его!

– Это не военный корабль, – угрюмо буркнул Всерад. – У меня нет такого оборудования. Если у кого-либо из тех, кого убили твои механизмы при штурме комплекса, не разрушились Боевые Кристаллы, я попытаюсь отыскать их и уничтожить этого дрона.

– Если вы атакуете его, термоядерный заряд взорвётся мгновенно! – продолжал истерить Бессмертный. – Мой аватар хорошо вооружён, почему я не стрелял, как вы считаете?!

– Это всё равно лучше, чем безропотно ожидать смерти, – заявил Всерад. – Я попытаюсь.

– Стойте! – Бессмертного осенило. – Есть шанс! Прервите прыжок и бегите сюда, в мой шаттл! Если всё сделать быстро, мы успеем покинуть ваше судно до взрыва! Торопитесь!

Вышедший из-под контроля своего хозяина дрон упрямо мчался к отсеку силовой установки, отсчёт неумолимо истекал, и Всерад мощным импульсом стравил всю энергию с Кристалла Прыжка. Корабельный контур сообщил об экстренном прерывании гиперперехода, и перерабатывающий комплекс вывалился в реальный космос. Неуправляемый дрон тут же взбесился ещё сильнее и открыл огонь, на ходу поливая всё подряд потоками пуль и лазерных лучей.

– Сюда! – вопил Бессмертный. – Скорее! Помогите мне! Я не могу выйти! Дверь заклинило!

Всерад выпрыгнул из свечения пилотского поста, одновременно открывая прямой переход в ангар, на бегу активировал личную энергозащиту и запрыгнул в свечение прямого перехода. Оказавшись в испещрённом пробоинами ангаре, он устремился к распахнутому входному люку шаттла Тёмных. Его внутренние коридоры оказались довольно просторными, и Всерад машинально подсчитал, что аватар Бессмертного имеет рост в четыре метра ровно, стало быть, выше самого Всерада на метр и тридцать сантиметров. Наверное, этот Серый правит довольно рослым народом, и сейчас это обстоятельство серьёзно облегчает перемещение по шаттлу. Во время очистительных работ Всераду не раз приходилось чуть ли не на четвереньках ползать по коридорам мёртвых кораблей Тёмных, изготовленных для рас-коротышек ростом метра в полтора-два.

Дальше по коридору что-то грохнуло, и навстречу Всераду выскочил второй дрон. Всерад замер и прижался к переборке, рассчитывая увернуться от атакующего прыжка, но дрон промчался мимо, не обратив на него внимания. Всерад побежал дальше, по сохранённым в памяти рисункам потоков корабельного контура воспроизводя путь к помещению, в котором застрял Бессмертный, и обнаружил его протискивающимся через дверные обломки.

– Дверь пришлось взорвать, – объяснил Правитель Серых. – Я отправил второго дрона запечатать входной люк в шаттл. Пусть заварит его снаружи и останется на внешней обшивке в качестве охраны. Тут, внутри, он точно не нужен! Я больше не могу доверять автономной электронике! Скорее в кабину! Нужно улетать отсюда! Вы отключили привязь, которая приковывает нас к ангару?

– Нет, – Всерад понял, что в спешке совсем забыл об этом. – Но мощности твоего шаттла хватит, чтобы покинуть ангар. Я проверял, когда включал захваты.

– Надеюсь, что это действительно так! – Бессмертный побежал в пилотскую кабину. – У нас осталась одна минута! Этого должно хватить, если преодолеем захваты!

Пока Чужой возился с управлением, Всерад отыскал карцер. Дрон-тюремщик, покидая помещение, оставил дверь открытой, и он устремился внутрь, к зависшей в свечении Регуляции Младе. Шаттл Тёмных затрясся, набирая мощность, надрывно взвыл и сорвался с места, набирая ускорение. Комплекс мгновенно остался далеко позади, активировалось экранирование, и свечение Регуляции погасло, роняя пациента. Всерад в последнее мгновение успел подхватить супругу на руки и упал от сильного рывка. Он прижал Младу к груди, отводя от столкновения с полом, и бросил взгляд на сына. Откидное ложе, на котором лежал Данко, похоже, имело компенсатор перегрузок, и сынишка не почувствовал рывка. Всерад осторожно уложил супругу на пол и направился в пилотскую кабину.

– Многоуважаемый Всерад! Мы успели! – Бессмертный сидел на подлокотнике кресла второго пилота и был чрезвычайно доволен собой. – Вы, конечно же, почувствовали взрыв? Нам повезло!

– Мне было не до взрыва, – хмуро буркнул Всерад. – Моя супруга в тяжёлом состоянии. Ты можешь определить, где мы находимся?

– Где-то в мёртвом космосе, внутри Галактики Туле, – сообщил очевидное Правитель Серых. – Мое оборудование не видит поблизости солнечных систем, но это не проблема. Этот шаттл имеет гипердвигатель, мы можем добраться на нём до места назначения. Если не ошибаюсь, вы назвали это место системой Аоры? Можете дать пространственные координаты?

– Могу, – Всерад поморщился. – Только как ты собрался считать биоэнергетический образ своим техногенным оборудованием? Я не умею пользоваться техникой пространства низких энергий.

– И это тоже не проблема! – Бессмертный продолжал довольно улыбаться. – Я имею объёмную карту вашей Галактики. Не стану скрывать, она взята нами из архивов прошлой Всеобщей Войны, и ей полтора миллиарда лет, но будем надеяться, что за это время галактика Туле не изменилась до неузнаваемости!

Аватар Бессмертного выдал радиосигнал, и пилотский пульт вспыхнул таблицами светосенсоров. Потыкав в них пальцами, Тёмный активировал трёхмерную проекцию галактики и увеличил её.

– Сможете показать нужную нам систему? – Он водил рукой по воздуху, и автоматика, считывая его движения, разворачивала карту галактики в разные стороны. – Начните со спирального рукава, затем я разобью его на части, потом укрупним и разметим на секторы и так далее!

– Вот Аора-солнце, – спустя пять частей Всерад указал пальцем в огонёк звезды в одном из центральных секторов галактики. – Нам сюда.

– Белый супергигант! – Серый демонстративно коснулся своего лба: – Я мог бы догадаться! И вместо возни с разметкой галактики выделить все имеющиеся здесь звёзды-супергиганты.

– В Мире Туле их около четырнадцати миллионов, – хмуро возразил Всерад. – Здесь хоть и не эпицентр пространства высоких энергий, но в центре Галактики множество таких звёзд. Теперь мы можем лететь?

– Вполне, многоуважаемый Всерад! – Бессмертный пребывал в приподнятом настроении. – Более того, в относительном выражении мы не так далеко от системы Аоры, путь туда займёт порядка десяти часов[5]. Мой шаттл не предназначен для дальних перелётов, однако он оборудован образцами самых передовых технологий пространства низких энергий, так что нам не придётся сидеть в гиперпространстве пару недель!

Правитель Серых принялся колдовать над многочисленными приборными панелями, и спустя несколько частей шаттл совершил прыжок. Бессмертный продемонстрировал Всераду, что дрон-тюремщик надёжно заварил входной люк и закрепился на внешней обшивке шаттла, и волноваться о безопасности не нужно. И даже если электроника дрона откажет, как отказали искусственные мозги его собрата-охранника, то термоядерного заряда внутри себя он не несёт, и потому Тёмный без труда уничтожит его своими силами. Продемонстрировав таким образом намерение соблюдать взятые на себя обязательства, Серый занял кресло второго пилота и перешёл в неактивное состояние, сославшись на необходимость экономии энергии. Всерад вернулся в карцер и уселся рядом с супругой, осторожно встраивая её в свой поток.

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что Млада получила почти два десятка различных травм, и на таком удалении воздействие корабельного Кристалла Регуляции оказалось недостаточно сильным. Два наиболее тяжёлых перелома были залечены грубо, несколько мелких кровоизлияний и травм внутренних органов удалось исцелить почти полностью, остальные повреждения требовали продолжения терапии. Но перерабатывающего комплекса больше нет, носимого Кристалла Регуляции тоже, и всё, что можно сейчас предпринять, это попытаться залечить самостоятельно хотя бы что-то. Всерад не стал выводить супругу из медицинского сна, опасаясь не суметь погрузить её в это состояние вновь в случае развития болевого шока, и весь полёт просидел рядом, исцеляя то немногое, что было по силам. Перед самым выходом в реальный космос проснулся Данко.

– Папа, где мы? – Сынишка подобрался, словно на учебном занятии по охоте, и насторожённо огляделся. – Нас схватили Тёмные! Мы в плену? – Он увидел распахнутую дверь и просветлел: – Ты нас спас! – И немедленно бросился к матери: – Что с мамой? Мы пошли на таран и врезались в штурмовик Тёмных, он развалился, у мамы была кровь на губах! Она включила мне энергозащиту, потом был взрыв, и я ничего не помню… а потом я проснулся здесь, и вокруг были роботы Тёмных! Ты можешь вылечить маму? Она не могла ходить! Ей очень больно, я чувствую!

– Тише, сынок, её сейчас лучше не будить, – Всерад предостерегающе поднял руку, прерывая речь ребёнка. – Маме требуется помощь Целителя, у неё очень тяжёлые травмы, поэтому чем дольше она будет пребывать во сне, тем лучше.

– Давай отвезем её на комплекс! – зашептал Данко. – Там же есть Кристалл Регуляции! Я помогу!

– Комплекс взорвался, – Всерад осторожно убрал с лица своей половинки прядь потускневших пепельных волос. – Мы находимся в шаттле Тёмных, тут нет оборудования Сияющих.

– Тебя тоже взяли в плен?! – ужаснулся Данко и зашептал совсем тихо: – Давай убежим, пока дверь открыта, и нападём на Тёмных! Заберём у них оружие и освободимся!

– Вашему сыну не откажешь в храбрости, – в дверях карцера появился Бессмертный. – И в воинственности, к сожалению, тоже. Эта черта Сияющих печалит меня, непримиримость вашей расы сильно усложняет процесс проведения каких-либо переговоров… Я прошу вас пройти в пилотскую кабину, многоуважаемый Всерад, мы выходим из гиперпространства в системе Аоры, и там нас ждут ваши военные. Со мной они разговаривать не станут.

– Папа! – Глаза Данко расширились от ужаса: – Ты помогаешь Тёмным?!! Мы предатели?!!

– Нет, Данко, это не так, – поспешил успокоить сына Всерад. – Тёмный хочет заключить мир между своей цивилизацией и Сияющими. Мы отвезём его в Галактику Даария, к Хранителям-Даарийцам, на переговоры. И вернёмся домой. Всё будет хорошо, я же сказал, что защищу вас! Подожди здесь, побудь с мамой, если она проснётся, позови меня. Скоро мы будем дома.

Он потрепал сынишку по голове и вышел из карцера следом за Бессмертным. В пилотскую кабину они вошли в тот миг, когда на обзорных поверхностях её переборок вспыхнуло изображение реального космоса. Система Аоры была пуста, видимо, воинская каста запретила на время проведения операции все космические полёты и любую активность вне атмосферы обитаемых Земель. Вдали, прямо по курсу, отчётливо виднелась призрачно подрагивающая чернота энергетического фронта, излучаемого стационарным ноль-переходом. Рядом с дрожащей чернотой едва угадывались крохотные сияющие точки – четвёрка крейсеров воинской касты застыла в ожидании визитёров. Ещё одна такая четвёрка обнаружилась в тылу шаттла, совсем близко, что свидетельствовало о точных расчётах. Значит, каста воинов вела корабль Бессмертного на всём протяжении его пути, и весть о пропаже перерабатывающего комплекса не явилась для них неожиданностью.

– Восемь кораблей класса «ударный крейсер»! – самодовольно заулыбался Правитель Тёмных. – Этого достаточно для уничтожения тысячи таких шаттлов, как мой. Значит, мою скромную персону приняли всерьёз! Это очень лестно со стороны Сияющих, не стану скрывать.

Личный Кристалл Связи Всерада принял мощный входящий сигнал и зажёг в сознании образ.

– Вы бросили комплекс в мёртвом космосе, – Всерад узнал Харрийского командира, возглавлявшего эскадру воинской касты, что прибыла к месту нападения Тёмных на флот Добывающих. – Есть новые жертвы? Бессмертный изменил намерения?

– Нет, – Всерад проследил взгляд Правителя Тёмных, направленный на обзорные экраны заднего вида. Один из крейсеров начал движение и мгновенным ускорением оказался рядом с шаттлом, начиная полное сканирование. – У Тёмного взбесился дрон со встроенным термоядерным зарядом. Он удрал из шаттла, рванул к отсеку силовой установки комплекса и запустил таймер подрыва. Пришлось бросить его вместе с комплексом и дальше лететь на шаттле Чужих. Серый от своих обязательств не отказывается.

Возле Бессмертного вспыхнуло свечение системы связи, заставив того отпрыгнуть от неожиданности. Похоже, Тёмный не ожидал, что его собственный передатчик активируют извне.

– Ноль-переход разблокирован, – без всякой интонации произнес Харрийский воин Серому. – Можешь продолжить движение. На той стороне вас встретят. Дальше полетишь на нашем корабле.

– Я готов! – заявил Бессмертный. – Я держу свои обещания! Как только я окажусь в Галактике Даария, я отпущу всех. Впрочем, ваши соплеменники давно уже перестали быть пленниками и находятся на моем шаттле в качестве уважаемых пассажиров!

Харрийский командир молча отключился, и Правитель Серых, философски вздохнув, повёл шаттл к энергетическому фронту перехода. Сияющая звёздным огнём сфера крейсера двинулась следом, и в трепещущую изнанку пространства оба корабля зашли одновременно. Обзорные экраны шаттла погасли, и Бессмертный засуетился, тыкая пальцами в обилие светосенсоров. Всерад почувствовал, как от Тёмного одновременно исходит множество радиосигналов малой мощности.

– Навигационная система загружает данные по новому местоположению, – объяснил Бессмертный, не отвлекаясь от манипуляций с оборудованием. – Ещё семь секунд!

Обзорные поверхности вспыхнули изображением космоса, густо засеянного мириадами звёзд.

– Надо же, как светло, – ухмыльнулся Правитель Серых. – Сразу видно, что меня не обманули, и я попал в эпицентр пространства высоких энергий! На моей планете на квадратном метре морского пляжа песка меньше, чем звёзд на небе эпицентра! А вот и наши встречающие! – Он окинул взглядом одиноко висящую неподалёку громадную сияющую сферу авианосца: – «Белая Смерть»? Как символично! И возможность гиперпрыжка блокирована. Надеюсь, вы не рассчитывали меня этим удивить! – Он насмешливо хохотнул: – А вот я вас удивлю!

Система связи Тёмного вновь заработала, и всё тот же Харрийский командир произнёс:

– Шаттлу галактики Юр приказываю обесточить силовую установку и лечь в дрейф. Вскоре за вами прибудут. С этого момента шаттлу запрещена любая активность.

– Конечно-конечно! – подобострастно воскликнул Чужой. – Уже выполняю!

Он коснулся какого-то сенсора, и обзорные экраны погасли. Внезапно Всерад ощутил смещение материи пространства, и в следующий миг из карцера раздался испуганный крик Данко:

– Папа!!! Па… – крик захлебнулся на полуслове, и Всерад опрометью бросился в карцер.

Он успел лишь вбежать в коридор, как столкнулся с тройкой боевых дронов. Боевые механизмы Тёмных дали слаженный залп, энергозащита Всерада не выдержала, и тупой удар в живот швырнул его на пол. По всему телу вспыхнула жестокая боль, личный энергоконтур смяло вибрациями тяжёлых повреждений органов брюшной полости, и Всерад захрипел, пытаясь доползти до ближайшего из нападающих. В него выстрелили ещё раз, прожигая лазером руку, и сквозь заполнивший разум кровавый туман Всерад почувствовал, как механические конечности хватают его и волокут куда-то по стальному полу.

– Папа! – плачущий голос сына сделал кровавую муть менее плотной, и хрипящий от боли Всерад разглядел Данко и Младу. Оба были стиснуты стальными руками дронов, которых вокруг оказалось не менее полутора десятков. Стен карцера не было на местах, и он понял, что карцер был фальшивкой, небольшим временным помещением посреди гораздо более обширного отсека, заполненного боевыми дронами.

– Тёмные напали на нас! – Данко, всхлипывая, безуспешно бился в стальной хватке, пытаясь освободиться от хватки многорукого тюремщика. – Они стреляли в маму! Ты же сказал, что мы вернёмся домой! Ты сказал, что защитишь нас, а они ранили её! Скажи этому Тёмному, чтобы отпустили маму… – Вырывающийся из рук дрона сынишка заметил кровоточащую рану на теле отца и дёрнулся от ужаса: – Папа!!!

– Боюсь, твой папа переоценил свои силы! – В заполненный дронами отсек вошёл негромко посмеивающийся Бессмертный. – И свои умственные способности – тоже!

– Всерад… – залитая кровью Млада с трудом шевелила губами. – Что ты… наделал?..

– И не говорите, миссис Шахтёр! – замахал руками Правитель Серых. – Он такого наворотил – не расхлебаешь! Привел врагов в самый, извините за каламбур, центр эпицентра пространства Сияющих! И теперь я организую вторжение нескольких триллионов кораблей в Галактику Даария!

– Ты… – Всерад поперхнулся кровью. – …дал слово…

– Слово?! – неподдельно изумился Бессмертный. – О чём вы, многоуважаемый Всерад?! Обмануть Сияющего – это-таки великий подвиг! Я вам скажу, это богоугодное дело! У Тёмных и Светлых Боги разные, надеюсь, хоть это-то вы помните? Высокомерные бывают не только Светлыми! Так что за это, как вы выразились, «слово» я получу солидную награду!

– У тебя… – из горла Млады вырвался сиплый свист, – …ничего не получится… враг…

– У меня таки уже получилось! – всплеснул руками Правитель Серых. – И, кстати, моё имя Бессмертный Мше, я же говорил! Но для вас, миссис Шахтёр, можно просто Мше!

– Воины поймают тебя и убьют! – запальчиво воскликнул Данко. – Они придут нам на помощь!

– Конечно же нет! – радостно подхватил Бессмертный. – Видишь ли, дружок, ваши воины гораздо подозрительнее твоего папы, но такие же глупые! Они даже не предположили, что мой шаттл может быть снабжён устройством создания ноль-перехода! Да, конечно, оно совсем не мощное, на таком маленьком корабле не уместить гигантские энергонакопители, ресурс которых позволил бы открыть ноль-переход на межгалактические расстояния, но оно есть! У моей цивилизации нет таких технологий, это-то ваших военных дуболомов и сгубило! Устройство ноль-перехода – это подарок одного из Тёмных Богов, очень могущественного, между прочим! Ты же не думал, дружок, что Высокомерные Тёмные не помогают Тёмным в этом слое Вселенной? Помогают не хуже, чем Высокомерные Светлые – Сияющим! Я бы даже сказал – лучше! Так что мы совершили ноль-переход прямо из-под носа ваших хвалёных воинов! И теперь они думают, куда же мы делись?!! Но долго искать нас им не придётся, вскоре сюда, на мой сигнал, полетят несметные флоты Тёмных, движущиеся в гиперпространстве! Вот это будет сюрприз!

– Высокомерные Светлые придут за тобой! – не сдавался ребёнок. – Они поймают тебя!

– Правда?! – Правитель Серых оглянулся по сторонам. – Где же они?! Я никого не вижу! – Он вновь издевательски хохотнул: – Видишь ли, в этом моём маленьком предприятии от начала и до конца рядом со мной не было Высокомерных Тёмных! Поэтому Высокомерные Светлые не придут! Они же очень благородны! Они соблюдают равновесие! Приходят только тогда, когда на Сияющих нападают наши Боги! Как видишь, сейчас на Сияющих напал только я! Но мы это скоро исправим!

Бессмертный подошёл к удерживающему Данко дрону и, наклонившись, громко прошептал отдергивающемуся ребёнку на ухо:

– Открою тебе страшную тайну! На самом деле моё коварство ещё страшнее, чем ты думаешь!

Маленький Данко изловчился, дернул головой и вцепился зубами Бессмертному в щеку. Дрон-тюремщик мгновенно нанёс ребёнку удар в лицо, что-то хрустнуло, и Данко потерял сознание.

– Не трожь ребёнка, погань! – Всерад, хрипя кровавыми пузырями, рванулся к Чужому, но удерживающий его дрон с сухим щелчком выдвинул лезвие клинка и вонзил его Сияющему в ногу.

– Я не перестаю удивляться, – Бессмертный ковырял пальцем дыру в щеке, – как с таким отсутствием инстинкта самосохранения ваша раса ещё жива! – Он зажёг на предплечье электронное зеркало и с сожалением осмотрел полученные повреждения: – Ну, надо же! Таки прокусил щеку насквозь! Вы хоть представляете, сколько она стоит?! Да за такие деньги толпы нищих с моей планеты, не задумываясь, разорвали бы вашего ребёнка на куски голыми руками!

Он перевёл взгляд на Младу. Та находилась на грани беспамятства, но не оставляла вялых бессильных попыток вырваться из хвата дрона. Бессмертный с интересом разглядывал её несколько мгновений, после чего глубокомысленно изрёк:

– Впрочем, за такие деньги мои граждане разорвут на куски кого угодно, включая меня самого, если у них появится такая возможность! – Он философски закивал: – Деньги, деньги… Что они делают с людьми – это просто кошмар! Но Сияющим не нужны деньги, это высокоидейная раса! Вот мы сейчас и посмотрим, насколько дороги вам ваши идеи!

Правитель Серых отшагнул назад, чтобы одновременно видеть и Младу, и Всерада, и заявил:

– Мне нужны пространственные координаты Асгарда! – Он на мгновение прислушался: – Чувствуете ещё один процесс ноль-перехода? Я знаю, Сияющие способны ощущать сдвиги материи-пространства такой силы. Но на случай, если болевые ощущения затмили вам всё остальное, я поясню: мы только что рассчитали курс до ближайшей звезды и переместились туда. И будем так делать до тех пор, пока не окажемся в системе с обитаемыми планетами, а это произойдёт, без сомнения, скоро, ведь Даария – материнская галактика Сияющих, она заселена вдоль и поперёк! Но высаживать флоты куда придётся мне не интересно. Я хочу порадовать своим появлением Асгард! Заодно войду в историю! К сожалению, координат Асгарда у нас нет. Высокомерные Светлые вычистили их из всех баз данных пространства низких энергий ещё после завершения прошлой Всеобщей Войны. Но что-то мне подсказывает, что кто-нибудь из вас знает, где он находится!

– Ты… – едва слышно выдохнула Млада, – …ничего не получишь…

– Посмотрим, посмотрим! – не согласился Бессмертный. – Сейчас я прикажу дронам отделять от тела вашего сына разные части до тех пор, пока он не умрёт в жутких мучениях, либо вы не дадите мне координаты Асгарда. На вашем месте любой из людей… – он сделал короткую паузу, – ну, по крайней мере, любая из людей рассказала бы мне то, что я хочу, после первой же ампутации. Или ещё раньше. Но Сияющие же не такие, не так ли? Для них благополучие Расы прежде всего! Мне давно хотелось проверить, насколько все эти байки о чести, единстве, совести, благородстве и тому подобной чуши соответствуют действительности.

Он подал радиокоманду одному из дронов, тот подбежал к нему и, словно трансформер, разложился в подобие походного кресла. Правитель Серых уселся повольготнее и виновато произнёс, глядя на хрипящего от бессильной злобы Всерада:

– Прошу прощения, но я буду отключать системы восприятия на те секунды, во время которых будет происходить ампутация. Я не могу смотреть на кровопролитие! Особенно на детское. У меня слишком ранимая натура. На моей планете подобными вещами занимаются специально обученные люди, владелец целой цивилизации не опускается до подобных грязных мелочей. Но проникнуть сюда могут только неживые и полностью обесточенные механизмы, так что выбирать не приходится. Это, кстати, было самым сложным моментом – пройти сканирование ваших военных в системе Аоры. Для этого мне пришлось держать дронов в разобранном состоянии в виде запчастей, и не все из них смогли произвести самосборку после дистанционной подачи питания. Надо будет наказать инженеров.

Бессмертный внимательно посмотрел на пленных Сияющих и вкрадчиво уточнил:

– Итак, вы ничего не хотите мне сказать? Пока мы не начали? Нет? Жаль, жаль! Тогда приступим!

Правитель Серых демонстративно закрыл глаза, и удерживающий ребёнка дрон протянул к лицу Данко один из манипуляторов. Он демонстративно разложил рабочую часть манипулятора на составляющие, собрал из них ножницеобразные секаторы и несколько раз щёлкнул ими перед глазами ребёнка. Данко побледнел и забился в стальной хватке ещё сильней, но дрон увеличил усилие и полностью обездвижил ребенка. Секаторы нарочито медленно приблизились к детской ладошке, зажали между клинков большой палец ребёнка и с хрустом отсекли его. Данко закричал, и тщетно пытающийся освободиться Всерад увидел, как Млада потеряла сознание. Он вновь рванулся изо всех сил, но открытая рана и сильная кровопотеря свели попытку на нет.

– Ай-яй-яй! – укоризненно заявил Бессмертный, открывая глаза. – Сбылись мои самые худшие опасения! Вы таки позволили ребёнку страдать! За такое на своей планете я бы лишил вас родительских прав! Вам нельзя доверять детей! – Он бросил взгляд на обмякшую в хватке дрона Младу и скривился: – Миссис Шахтёр самоустранилась от судьбы собственного сына! Как это просто: лишить себя сознания и бросить ребёнка на произвол судьбы!

– Сияющие… доберутся до тебя… – сил говорить у Всерада не осталось, и он хрипел словами с лютой злобой: – Тебе воздастся… за всё…

– А как же! – развеселился Бессмертный. – Обязательно воздастся! Я же сказал – меня наградят за эту миссию! Кажется, ранение сыграло злую шутку с вашей памятью, многоуважаемый Всерад! Но я вам напомню: Сияющим не придётся до меня добираться! Скоро я сам к вам приду! И не один!

Дрон-тюремщик ухватил секаторами следующий палец на руке захлебывающегося рыданиями ребенка, и Тёмный театрально поднял бровь, бросая на Всерада полный упрека взгляд:

– Я вижу, вы собрались последовать за своей супругой? Думаете, если вы перестанете видеть страдания своего сына, ему станет легче? Вы не правы! – Он сделал паузу, прислушиваясь к входящей радиопередаче: – Чувствуете? Мы сделали ещё одно ноль-перемещение! Кажется, нам повезло! В этой системе есть обитаемые планеты! Можно наносить удар! Итак, у вас есть последний шанс назвать мне координаты Асгарда и тем самым спасти своего сына!

Почти лишившийся сознания Всерад не ответил, и встроенный в аватар Бессмертного передатчик послал дронам ещё один сигнал. К Всераду подскочил ещё один вражеский механизм и с размаху вонзил ему в грудь тонкую иглу. Резкая вспышка боли прояснила сознание, и Серый продолжил:

– Это адреналин! – Он кивнул на второго дрона, делающего укол Младе. – Он ведь действует на Сияющих, не так ли? Действует не на всех, но на гражданских точно! С возвращением в реальный мир, мистер и миссис Шахтёры! Я вот подумал, а не изменить ли нам правила игры? Всё как-то слишком просто. Скучно! Давайте попробуем другу схему: дрон ампутирует конечности матери, за этим процессом наблюдает ребёнок, а за ребёнком наблюдает отец. Уверен, это позволит всем участникам нашего эксперимента быть более вовлечёнными в процесс!

Он прервался и с театральной надеждой на лице потянулся к Всераду:

– Может быть, координаты? Нет? – и разочарованно вернулся обратно. – Как пожелаете! Значит, мне опять придётся вас покинуть. На пару секунд! Заметьте, это целиком ваш выбор!

Тёмный закрыл глаза, и удерживающий слабо шевелящуюся Младу дрон выдвинул секаторы. Стальные лезвия сомкнулись на её запястье, готовясь отсечь кисть руки, и в этот момент шаттл вздрогнул. Взвыла сирена, подавая сигнал тревоги, и дроны защелкали выдвигающимися на изготовку оружейными стволами.

– У нас гости? – открыл глаза Бессмертный. – Кто-то хочет присоединиться к шоу?

Со стороны шлюзового отсека раздался грохот взрыва, визг моторов скорострельных пушек и шипение лучевого оружия. Вспыхнула интенсивная стрельба, сопровождающаяся разрывами плазменных зарядов, и Правитель Серых с интересом прислушался к радиодокладам своей техники:

– Кто бы мог подумать! Ваши военные не просто нашли нас, но и решили не уничтожать одним ударом! Они хотят вас спасти! – Он привычно хохотнул: – Зря, зря! Мой шаттл подготовлен к штурму, сейчас они в этом убедятся! А пока будет идти веселье, я начну передавать навигационный сигнал для сил вторжения! И продолжу наш занимательный эксперимент!

Повинуясь радиосигналу Чужого, в переборках под потолком по всей длине помещения распахнулись бойницы, из которых выдвинулись эмиттеры боевых излучателей, и пространство перечеркнули лучи лазерных прицелов.

– И так по всему шаттлу! – уточнил Бессмертный. – У ваших спасителей будут проблемы!

Он повернул голову к удерживающему Младу дрону, приготовившемуся к ампутации кисти, и многозначительно кивнул, словно тот был живым существом, ожидавшим устного приказа:

– Сделай это!

Дрон на мгновение исчез в ослепительной вспышке, теряя больше половины корпуса вместе с приводом манипулятора секаторами, и, превратившись в груду искореженного металла, осыпался наземь. В дверном проёме одна за другой мелькнули затянутые в сияющую звёздным огнём броню четырёхметровые фигуры, и в следующий миг заряды антивещества уничтожили тюремщиков Всерада и Данко. Бессмертный вскинул руки с оказавшимся в них оружием и выстрелил в упор в ближайшего Сияющего, но тут же был сбит с ног. Удар Боевого Кристалла прожёг в его груди здоровенную искрящую короткими замыканиями дыру, и Правитель Серых судорожно затрясся, истекая маслянистой жидкостью. Наводнившие помещение дроны, как по команде, развернули оружие в сторону пленных и открыли шквальный огонь. Потоки испускаемых ими всевозможных зарядов били в энергощиты, дистанционно установленные над ранеными кем-то из воинов, и Всерад ощутил стремительное проседание защиты. Четвёрка сияющих воинов почувствовала это ещё раньше, и пара бойцов синхронным манёвром сместилась прямо под кинжальный огонь противника, перекрывая собой линию вражеской атаки. Собравший в кулак последние силы Всерад попытался выбраться из обломков дрона, но понял, что не может разогнуть заклинившие стальные захваты и с ужасом смотрел в сторону Млады и Данко.

Дроны скоростными рывками перемещались по отсеку, стремясь обойти Сияющих и расстрелять пленных, Сияющие реагировали ещё быстрее, перекрывая собой направления атаки, и в помещении кипел огнём жуткий танец смерти. Большинство дронов били в воина, закрывающего Младу и Данко, излучатели под потолком сосредоточили огонь на второй паре бойцов, быстро уничтожающих огневые точки Серых ответными ударами. Несколько коротких мгновений в отсеке шёл непрерывный обмен ударами почти в упор. Заряды антивещества сминали дронов и орудийные излучатели, превращая их сначала в ослепительную вспышку, а после в груду бесформенного металлолома, но количество противников было слишком велико.

Энергощит бойца, закрывающего Младу и Данко, не выдержал, и вражеские заряды пробили ему грудь. Воина сильно тряхнуло, он осел на одно колено, пытаясь отстреливаться, но следующая очередь опрокинула его наземь. Один из соратников погибшего бойца молниеносным броском занял его место, закрывая раненых, и принял на себя шквал вражеского огня. Всерад понял, что защита бойцов сильно пострадала во время прорыва через шаттл сюда, в помещение с пленниками, и теперь не выдерживает концентрированных ударов врагов. Второй воин продержался немногим дольше первого, потом сразу два излучателя шаттла пронзили его потоками вещества, выгрызая из тела кровавые ошмётки, и переключились на оставшихся бойцов. Но сражённый воин остался стоять. Он ответным огнем уничтожил оба эмиттера, и механические противники вновь сосредоточили на нём огонь. Сгустком плазмы ему разорвало ногу, боец неуклюже рухнул на колено, но удержал равновесие и ударил в ответ, разнося на куски ближайшего дрона. Следующим выстрелом воину раздробило в кровавую пыль правую руку, но он продолжил вести огонь левой. Оставшиеся дроны признали его приоритетной целью, оставили прежних противников и произвели сосредоточенный залп. Превратившееся в кровавую кашу тело воина отшвырнуло в сторону, и в следующий миг последняя пара воинов завершила уничтожение противника. Последние дроны разлетелись на обломки под ударами антивещества, и кто-то из бойцов Сияющих коротким зарядом сжёг последнюю бойницу в стене вместе с торчащим из неё эмиттером.

– Выносите гражданских, скорее! – расстрелянный воин оказался ещё жив. Его изуродованное тело, упавшее у стены в обломки уничтоженных боевых механизмов, слабо шевелилось, пытаясь принять сидячее положение. – Женщина умирает!

Оба бойца бросились к заблокированной в остатках дрона Младе, с металлическим скрипом разогнули сплетения удерживающих её манипуляторов и осторожно извлекли женщину из нагромождения искорёженного металла. Один из воинов поднял её на руки и поспешил к выходу, второй устремился вытаскивать Данко. Как вдруг лежащее посреди помещения тело Бессмертного издало тонкий надрывный зуммер, и под серой кожей головы вспыхнули огни индикаторов.

– Фугас! – воин, несущий Младу, переключился с ходьбы на полёт, но покинуть отсек не успел.

Тело Правителя Серых взорвалось, и помещение захлестнуло огнём. Потоки воздушных масс и обломков ринулись в разные стороны, но Всерад не почувствовал смертельного удара. Вспышка запредельной температуры, ударная волна и осколки обтекли его стороной и вдребезги разнесли несколько переборок. Всё стихло, и он понял, что за миг до взрыва воины накрыли гражданских Сияющих дистанционной защитой. Всерад, превозмогая боль, вновь попытался вырваться из заклинивших манипуляторов разбитого дрона, но сил осталось лишь на поворот головы. Он огляделся и увидел Данко. Ребёнок, всхлипывая и прижимая к животу поврежденную руку, второй рукой тряс лежащего возле него воина в надежде привести его в чувство и что-то тихо шептал. Но отсутствие личного энергоконтура у бойца свидетельствовало о его гибели, и стало ясно, что бойцы Сияющих бросили все оставшиеся ресурсы на спасение гражданских, и защитить себя им было уже нечем. Маленький Данко понял, что его усилия тщетны, и тихо заплакал, оглядываясь на отца.

– Данко… – Всерад заставил свой голос звучать ровно. – Помоги маме! Она у выхода!

Ребёнок встрепенулся и, неуклюже поджимая кровоточащую руку, поднялся на ноги. Он поспешил к выходу, спотыкаясь о разбросанные всюду части разбитых дронов. Возле входа возникло шевеление, и Всерад увидел последнего бойца Сияющих, густо залитого кровью. Тот был ещё жив и лежал поверх Млады, закрыв её своим телом. Воин тяжёлым движением отполз на полметра, с трудом сел и протянул ладонь над Младой.

– Мама! – Данко добрался до него и склонился над матерью. – Что с моей мамой?

– Тряхнуло сильно, – ответил воин слабым, но совершенно спокойным голосом. – В остальном всё нормально. До Целителей довезем запросто. Поможешь мне? Рука сильно болит?

– Я справлюсь! – заявил Данко, размазывая по щекам слезы пополам с кровью. – Что надо делать?

– Будешь показывать дорогу, – воин с трудом поднялся на ноги и остановился, пошатываясь. – Что-то я неважно вижу… Я понесу твою маму, ты пойдёшь впереди. Скоро сюда прибудут наши, мы патрульная группа, натолкнулись на вас неожиданно… Вас всюду ищут… Потом вернёмся за отцом…

Он неуклюже наклонился над Младой, как вдруг часть переборки за его спиной разлетелась вдребезги от пронзившего её выстрела. Заряд элементарных частиц ударил воина под лопатку, мгновенно выжигая половину спины, и бойца швырнуло на Данко.

– Сюрприз! – Из открывшейся за разрушенной переборкой потайной комнаты появился Бессмертный в сопровождении мощного боевого робота. – У меня был припрятан ещё аватар!

Теперь Правитель Серых оказался вдвое шире себя прежнего. Он был целиком затянут в силовую броню, снабжённую наплечными оружейными установками, в руках Бессмертный сжимал полутораметровый эмиттер элементарных частиц.

– Только на этот раз у меня таки есть большая пушка! – игриво заявил он, подходя к выбирающемуся из-под погибшего воина Данко. – Видел, как она бьёт? Прямо через стены! Ну что, дружок, пора подать сигнал к вторжению и продолжить нашу маленькую игру!

Всерад хотел криком отвлечь Бессмертного от сына, надеясь, что Данко догадается выбежать из медленно заполняющегося сизым едким дымом отсека, но закашлялся от наступающего удушья.

– Что вы сказали, многоуважаемый Всерад? – Правитель Серых приложил руку к уху. – Боюсь, я вас не понимаю! В память моего электронного переводчика не заложен перевод кашля Сияющих!

В куче разбитых дронов у стены что-то слабо шевельнулось, и в грудь Бессмертному врезался заряд антивещества. Коротко блеснула яркая вспышка, Бессмертного пошатнуло, но защита Тёмного удержала удар. Передатчик Серого испустил радиоимпульс, и стоящий рядом боевой робот накрыл огнём всю площадь обломков, за которыми скрывался изуродованный боец Сияющих.

– Достаточно-достаточно! – в своей манере хохотнул Бессмертный. – Шаттл и так как решето, силовое поле едва справляется с удержанием воздуха внутри! Мы же не хотим, чтобы наши самоотверженные гости задохнулись в безвоздушном пространстве! Они нам ещё пригодятся!

Боевой робот прекратил огонь, но тут же вскинул несколько своих стволов, направляя их в ту же точку. Отползший в угол Данко невольно посмотрел туда, и Всерад проследил его взгляд. Истерзанный воин Сияющих пытался сопротивляться, но Боевой Кристалл на последней руке был разбит, а сама рука превратилась в кровавые лохмотья.

– Он всё ещё жив? – Бессмертный перевёл театральный взгляд на Всерада: – Как он это делает?

Внезапно боевой робот ощетинился стволами в другую сторону, и Чужой напрягся, вскидывая оружие. В глубине шаттла один за другим раздалась серия стремительно приближающихся взрывов, сливающихся в один, и переборка напротив Бессмертного брызнула фонтаном капель кипящего металла, испаряющихся прямо на лету. Из исчезающей в фотонной вспышке стальной стены появилась мощная пятиметровая фигура в пылающей антрацитово-чёрным сиянием броне, едва не упирающаяся головой в потолок. Боевой робот и Бессмертный ударили по нему из всех стволов, но могучий воин даже не почувствовал урона. Он коротко осмотрел захламленный обломками отсек, одновременно поднимая руку, и не глядя произвёл выстрел в боевого робота. Мощный взрыв разорвал робота на куски, выворачивая наизнанку то, что осталось после аннигиляции материи, и поток обломков захлестнул Бессмертного, заставляя его упасть наземь. Правитель Серых понял, что этого противника ему не убить, и прямо из положения лежа выстрелил в Данко. Шипящий перевозбуждёнными элементарными частицами заряд не долетел до ребёнка полуметра и растворился в защитном поле. Бессмертный сориентировался мгновенно и изменил прицел, нанося удары подряд по Младе и Всераду. Его очереди вновь увязли в дистанционно выставленном Щите, и Правитель Серых злобно выругался на своём языке. Пылающему бездонно-чёрной лучистой энергией воину надоело разглядывать врага, и он коротким движением всадил в Бессмертного заряд антивещества. Чужого разорвало надвое, и окружающие обломки заляпало маслянистыми потеками кровезаменителя. Куски искусственного тела вспыхнули индикацией самоликвидации, но могучий боец бросил на останки внимательный взгляд, посылая импульс собственному боевому оборудованию, и взрыва не произошло.

– Цель уничтожена, – негромко произнёс воин. – Противника не наблюдаю.

Он вышел из режима «битва насмерть», и его броня вспыхнула ослепительным звёздным сиянием, свидетельствуя о мощнейшем энергопотоке владельца. Воин шагнул к забившемуся в обломки дрона Данко и лёгким движением выдернул его из груды искорёженного металла.

– Рука болит? – Могучий боец поставил ребенка наземь и провёл ладонью над его головой, стабилизируя детский энергоконтур.

– Теперь нет, – Данко вытянул шею, пытаясь разглядеть Младу. – Там моя мама!

– С ней всё будет хорошо. Судно Целителей ожидает в миллионе километров отсюда.

Пятиметровый исполин шагнул к изуродованному воину Сияющих и склонился над ним.

– Гражданские… – полностью сожжённые губы израненного бойца шевельнулись, выталкивая струю кровавой пены, – …уцелели?..

– Все живы, – гигант осторожно сжал умирающему плечо. – Вы славно потрудились, братья.

– Это… хорошо… – Изуродованные губы Даарийского воина изогнулись в удовлетворённой улыбке, и взгляд его звёздно-огненных глаз утратил сияние, стекленея.

– Торбранд! – В помещение вбежала голубоглазая Валькирия со сложенными за спиной мощными крыльями. – Почему ты медлишь? – Она бросилась к умирающему: – Ему требуется срочная медицинская помощь! Позволь, я займусь… – Она осеклась и остановилась возле своего бойца.

– Он был в режиме внешнего управления, – могучий гигант поднялся, – отдал остатки своего Щита гражданскому и до последнего держал оборону. Он пал героем. – Воин поднял голову и посмотрел куда-то ввысь: – Увидимся в Вальхалле, боевой брат!

– Увидимся в Вальхалле, боевой брат! – Высшая Валькирия, уступающая ростом мощному Даарийскому гиганту едва ли не вдвое, повторила его взгляд, и оба занялись ранеными.

Пятиметровый исполин скупыми движениями выломал заклинившие манипуляторы дрона, извлёк Всерада из стального плена и аккуратно уложил на пол. Его Валькирия уже стабилизировала энергоконтур Млады, погрузила её в медицинский сон и теперь оказывала первую помощь Данко.

– Не бойся, братец, с твоей мамой всё будет хорошо, – ласково произнесла она, ловкими импульсами медицинских Кристаллов обезболивая Данко повреждённую скулу и травмированную ладонь, одновременно притупляя зашкаливающие реакции психики. – Целители её вылечат, они уже летят сюда! И пальчик тебе восстановят, будет лучше прежнего! Для Целителей это совсем не сложно!

– А папа? – Находящаяся во власти Валькирии разбитая детская психика начала успокаиваться, и слёзы перестали течь из глаз Данко. – Его сильно ранили… Там так много крови…

– И папу обязательно исцелят! – успокоила его прекрасная Валькирия. – Я сейчас же им займусь, а ты пока поспи, договорились? Тебе сейчас нужно отдохнуть.

Она погрузила Данко в сон, осторожно уложила его на полу и поспешила к Всераду. Валькирия начала действовать прямо на ходу, и Всерад почувствовал, как пылающие мучительной болью нервы деревенеют, теряя чувствительность. Охваченный мучениями мозг перестал пылать и начал погружаться в тёплое и мягкое беспамятство медицинского сна, но Всерад сумел произнести:

– Погоди… мгновение… сестра… – Он собрал остатки сил: – Я хочу поговорить… с твоим воином.

– Тебе сейчас нельзя разговаривать, – возразила Валькирия. – Ты получил серьёзные раны и потерял много крови. Тебя нужно доставить Целителям как можно скорее.

В разбитый отсек начали вбегать пятиметровые гиганты в сияющей броне, Данко и Младу подняли Кристаллами Антигравитации и немедленно вывезли из помещения. Несколько бойцов направились к Всераду, и он почувствовал, как его тело поднимается в воздух.

– Я… недолго… – Всерад заставил себя не терять сознание. – У меня к вам… просьба…

– Торбранд! – Валькирия окликнула своего бойца, разговаривающего со столь же могучим воином с личным Кристаллом командира. – Тебя зовёт раненый!

Оба Даарийских исполина подошли к Всераду, и он произнёс:

– Я хочу… стать ратником… помогите мне…

– Ты сможешь подать рапорт после выздоровления, – ответил воин с личным Кристаллом командира. – Когда вернёшься в Мир Туле. У вас как раз формируются новые флоты ратного ополчения для охраны своей Галактики.

– Нет… – тихо, но твёрдо возразил Всерад. – Я желаю попасть в зону боевых действий. Я хочу убивать Тёмных. Возьмите меня в свой отряд.

– В свой не возьмём, – покачал головой командир. – Ты нам по росту не подходишь. – Оба гиганта дружно перевели взгляд на Валькирию. Та сделала большие глаза, тихонько втянула голову в плечи и принялась сосредоточенно стирать кровавые потёки с рукава Всерада. – Но твоё желание будет исполнено. Мы окажем тебе содействие.


– Это был тот же самый Бессмертный? – Харальд внимательно всматривался в переданные сыном отпечатки энергетических возмущений окончившегося штурма. – Который командовал высадкой Тёмных у ложного ноль-перехода в нашей операции за Рубежом? Ты не ошибся?

– Исключено, – Торбранд бросил взгляд на объёмное изображение перерабатывающего комплекса Добывающих, развороченного ядерным взрывом. – Сам посмотри: характеристики излучения, управлявшего его аватаром, в обоих случаях идентичны. И направление, откуда приходило излучение, совпадает, я четко это ощущал.

– Ты бы смог отследить его логово, если бы был рядом с ним продолжительное время? – поинтересовался Харальд. – Если не уничтожать его сразу? На расстоянии сигнал не проследить.

– Я пробыл рядом с ним достаточно, – Торбранд с сожалением поморщился. – Он стоял передо мной в двух метрах и почти упирался в меня оружием. Куда уж ближе. Я хорошо воспринимал управляющий аватаром луч. Заглушить его невозможно, там сразу ясно, что ты ощущаешь не само излучение, а лишь его след, что-то вроде тени, которую основной поток, проходящий через вышнее измерение, отбрасывает в нашем слое Вселенной. Но сам этот луч предельно узконаправлен, пока он активен, по его тени можно дойти до источника сигнала. Но моих сил на это не хватит. Тем более что этот процесс будет состоять из двух частей: нужно отследить логово Бессмертного прежде, чем он разорвёт связь или уничтожит аватар, это раз. И переместиться туда мгновенно, прежде чем он успеет спрятать планетоид, это два. В обоих случаях требуется Ас. Максимум, на что я могу рассчитывать, это вновь подойти к Бессмертному вплотную, если он попадётся нам в третий раз. Но это и всё. Может, запросить помощь Асов из гражданских каст? Жизнь Рекущие могли бы помочь.

– Надо обдумать, как перевести это из теории в практику, – Харальд задумчиво сдвинул брови. – У Жизнь Рекущих, разумеется, есть Асы, способные мгновенно установить контакт с Единым Информационным Полем и увидеть логово Бессмертного. При наличии Кристалла Ноль-Перехода они же смогут открыть туда путь. Но на практике всё гораздо сложнее. Мы не знаем, когда нам в следующий раз попадётся Бессмертный, а возить с собой везде и всюду непонятно сколько месяцев или лет Аса Жизнь Рекущих мы не можем, у него полно более важных дел. Если же Бессмертный вдруг появится, то посылать за Асом будет поздно.

– Если вообще такое окажется возможным, – хмуро согласился Торбранд. – Бессмертные просто так не приходят. Они всегда появляются во время широкомасштабных наступлений, и мы можем оказаться в окружении или в условиях блокировки гиперпрыжка, и уж точно в меньшинстве. Может статься, что послать за Асом будет просто не по силам. Кроме того, Бессмертные дорожат своими аватарами, если я правильно помню, для них это фантастически дорогостоящее оборудование. Поэтому вокруг Бессмертных всегда огромное количество подразделений охраны. Мы можем не довести гражданского Аса до Бессмертного. Асы невероятно могучи, но всё же гражданский Ас не ровня боевому Асу в сражении. Если он погибнет во время штурма, это будет позор для воинской касты. А если нет, но мы допустим хоть малейшую заминку, Бессмертный поймёт, что за ним охотится Ас, и отключится. И мы его не найдём. Чтобы отследить логово Бессмертного, нужно находиться рядом с его действующим аватаром. Отключённый аватар нам ничем не поможет, это не передатчик четырёхмерных Тёмных, который можно отследить по остаточным колебаниям затухающих физических полей.

– Тогда вопрос о присутствии Аса гражданской касты снимается, – решил Харальд. – Мы не можем так рисковать даже обычным гражданским Сияющим, не то что Асом.

– Вот и получается, что я упустил редкий шанс уничтожить Бессмертного, – вздохнул Торбранд. – Когда ещё подобный случай представится во второй раз… Может, и вовсе никогда.

– Не упрекай себя без толка, – строго заявил Харальд. – В том нет твоей вины. Ты не Ас, что ты мог сделать? Всё, что мог – ты сделал, и сделал хорошо. Продолжай и далее сражаться столь же достойно, и лет через триста станешь Асом. А сейчас сожалеть об этом неразумно. Ты осознаешь смысл сказанного мною, сын?

– Да, отец, я тебя понял, – Торбранд склонил голову в знак согласия и кивнул на замерший за бортом развороченный перерабатывающий комплекс касты Добывающих: – Комплекс нашли недавно? Я чувствую, что с момента завершения цепной реакции прошло не более часа.

– Сто тридцать шестая штурмовая обнаружила его около полутора часов назад, – Харальд тщательно сравнивал предоставленные отпечатки. – Внутри комплекса действительно сидел дрон с термоядерным зарядом. И помимо него ещё десятка три других. Бессмертный замаскировал их под уничтоженных, и Всерад не распознал уловки, не хватило опыта. Он поверил, что все неактивные дроны, разбросанные по комплексу, это поверженные в ходе обороны машины.

– Для представителя гражданской касты всё, что произошло, суть немалая беда. Насколько я понял, Всерад в те мгновения даже не думал об уничтоженных дронах и тому подобных вещах. Бессмертный обманул его с лёгкостью. – Торбранд просматривал отчёт штурмовой группы, нашедшей комплекс Всерада. – Но я сомневаюсь, что Серый счёл глупцами нашу касту. Он не может быть столь прост. Здесь кроется что-то ещё.

– Я согласен с тобой, – Харальд закончил сравнение отпечатков и задумчиво добавил: – Обмануть Всерада для Бессмертного не составило труда. Всерад – гражданский, он впервые столкнулся с коварством Тёмных лицом к лицу. К тому же он – Туле, а Род Туле по природе своей коммуникабелен и терпелив. Их Галактика – первый Мир, находящийся вне эпицентра высоких энергий, в котором Сияющие столкнулись с другими Светлыми расами. До этого Сияющим ни разу не приходилось делить Галактики с кем-либо. За несколько миллиардов лет Туле выработали у себя способность всегда находить общий язык с не-Сияющими, и это подвело Всерада. Он поверил Тёмному на слово и искренне пытался помочь ему ради прекращения кровопролития хотя бы на малую толику.

– Но мы не Туле, – Торбранд нашёл в отчёте то, что искал: штурмовая группа, отыскавшая перерабатывающий комплекс, сразу обнаружила на его борту активность гиперпространственного маяка. Бессмертный поместил его по частям внутрь десятка дронов и таким способом доставил внутрь комплекса во время атаки на Добывающих. А позже имитировал полное отступление подразделений дронов, и Всерад поверил в то, что комплекс очищен от вражеских сил. Дальше было ещё проще: Тёмный симулировал выход из-под управления дрона с ядерным зарядом и столь нехитрым образом вынудил Всерада покинуть комплекс и перейти на борт шаттла. Затем комплекс был брошен посреди мёртвого космоса между двумя солнечными системами, и дроны приступили к сборке гиперпространственного маяка. К моменту прибытия штурмовой группы он уже подавал сигнал, наводя на себя полчища Тёмных. Дроны защищали маяк до последнего, после чего взорвали термоядерный заряд. Слишком незамысловато для Бессмертного.

– Это верно, – кивнул Харальд. – Мы не Туле. Я тоже сомневаюсь в том, что Бессмертный не в курсе различий между Великими Родами Сияющих. Рода Даарийцев и Харрийцев защищают Расу от Тёмных миллиарды лет, среди Родов Свага и Туле вообще нет представителей воинской касты, хотя в тяжёлые для Сияющих времена они выставляют очень крупные флоты ратников ополчения. Скорее Бессмертный мог не знать об особенностях Туле, нежели наших.

– Всё он знал, – Торбранд кивнул на изображение размозжённого термоядерным взрывом перерабатывающего комплекса. – Это уловка. Такая же, как его бахвальство перед горсткой запуганных измученных пленных на тему атаки Асгарда. Он предпринял всё это с целью отвода глаз. Нужно искать истинную причину, здесь должно быть что-то ещё.

– И это тоже верно, – вновь согласился Харальд. – Бессмертный заранее делал ставку на то, что мы первым делом захотим разыскать перерабатывающий комплекс или хотя бы то, что от него осталось. Он знал, что мы его найдём. И установил здесь гиперпространственный маяк, чтобы мы решили, что разрушили его планы, и успокоились. Хотя спокойствие теперь будет относительным.

– Маяк успел установить устойчивую связь? – нахмурился Торбранд.

– В сто тридцать шестой штурмовой считают, что да. – Харальд мрачно покачал головой. – Это значит, что где-то в пространстве низких энергий какая-нибудь из цивилизаций Тёмных могла успеть отправить в прыжок боевой флот. Сигнал просуществовал совсем недолго, но в низкоэнергетическом пространстве триллионы галактик, и все они сейчас покорны воле Высокомерных Тёмных. Если кто-либо из Чужих ждал этого сигнала, то флоты врагов уже движутся сюда. И численность их может оказаться огромной. Кто знает, сколько тёмных цивилизаций услышало сигнал?

– Оттуда они будут ползти сюда через гиперпространство десятки тысяч лет, – Торбранд поморщился. – Хотя им в анабиозе спешить некуда. Получается, что анабиозное оборудование и гипердвигатели Тёмных выдержат столь долгий срок? Раньше мы с подобной живучестью машинерии Тёмных не сталкивались. Но Бессмертный же на что-то рассчитывал, когда выставлял этот маяк.

– Рассчитывал, – кивнул Харальд. – Наверняка тут не обошлось без вмешательства Высокомерных Тёмных. Раньше в пространстве низких энергий нашего слоя Вселенной таких технологий не было. Они технократы, любое их оборудование изнашивается рано или поздно. Техногенный гипердвигатель слишком сложное устройство, чтобы бесперебойно проработать десять-двадцать тысяч лет без обслуживания. То же касается анабиозного оборудования. Даже если какая-то из цивилизаций Тёмных сумела изобрести что-то подобное, то такая технология не смогла бы распространиться по всему пространству низких энергий незаметно для нас. Они же каждый за себя. В первую очередь они применяют новые технологии для захвата ещё большей власти, во вторую – начинают ими торговать повыгоднее. Случись что-либо подобное в масштабах триллионов галактик низкоэнергетического пространства, наша разведка была бы в курсе. Да и контактёры Жизнь Рекущих быстро бы заметили такое в Едином Информационном Поле.

– Значит, это дело рук Высокомерных Тёмных, – Торбранд на мгновение задумался. – Раз этот Бессмертный зачастил нам попадаться, то можно предположить, что он получил бессмертие недавно и сейчас выслуживается перед своим Хозяином. Оправдывает оказанное доверие. Тогда всё сходится. Тёмный Бог применил вышние технологии. Возможно, каким-либо образом разогнал ушедшие в гиперпрыжок полчища своих рабов божьих, и их корабли не зависят от собственных гипердвигателей. То же можно предположить и о пребывании в анабиозе. Но тогда для Тёмных это дорога в один конец. Своими силами им не вернуться в родные Миры.

– Когда Высокомерных Тёмных интересовали такие мелочи? – усмехнулся Харальд. – Это не волнует даже обычных правителей Тёмных рас, не то что Бессмертных или Высокомерных. Другой вопрос в том, что для успешного нападения по принципу «дорога в один конец» требуются поистине огромные силы.

– Выходит, с тех пор, как мы перемололи их в эпицентре высоких энергий, они собрали ещё.

– Выходит так, – помрачнел Харальд. – Эта Асса будет идти ещё долго. Высокомерные не зависимы от времени, но у нас от него никуда не денешься. Даже если мы сумеем победить прежде, чем направленные сюда сегодня полчища Тёмных достигнут этого места, сражение все равно состоится. Ибо назад им дороги нет, а, учитывая количество, они вряд ли захотят сдаться без боя.

– А ещё мы не знаем, как быстро они сюда пожалуют, – подытожил Торбранд. – Высокомерный Тёмный мог разогнать их очень по-разному. Полагаю, стоит уточнить, не происходило ли в это же время что-либо подобное в других Галактиках. Особенно в противоположной от нас части пространства высоких энергий. Нужно известить Совет Касты. Теперь придётся держать этот участок пространства под постоянным наблюдением.

– Уже известили, – уточнил Харальд. – И в Совете пришли к такому же выводу, что и мы: это лишь во вторую очередь отсроченный удар Тёмных. В первую очередь это отвлекающий маневр. Бессмертный хотел скрыть от нас что-то более важное. Поэтому мы возвращаемся в Даарию по маршруту Бессмертного. Будем повторять все его перемещения в точности и тщательно обследовать пространство в каждом месте, где он успел появиться прежде, чем его нашла патрульная группа.


Зависшая в свечении пилотского поста Алина слегка шевельнула плечом, тщательно следя за тем, чтобы движение вышло минимальным, и вслушалась в отклик Кристалла Тонкой Настройки. Пилотский пост принял посланный ею импульс, и его атомная решётка завибрировала, запуская каскады усиления. В режиме тонкой настройки все энергопотоки протекали с многократно замедленной скоростью, что давало возможность отследить поведение сигналов на любой стадии усиления вплоть до финального резонанса, и Алина вновь рассчитала конечные данные. На этот раз коэффициент эффективности взаимодействия системы «Пилот – Кристалл» удалось поднять почти на максимум. И это «почти» её не устраивало. Не хватает какой-то пары тысячных процента, вроде бы мелочь, но это только на первый взгляд.

Пилот Сияющих, зависший в свечении пилотского поста, управляет кораблём всем телом. Этим он отличается от операторов других постов. Стрелок ведёт огонь при помощи Боевых Кристаллов, упирающихся ему в руки и ноги. Энергия на производство выстрела выдаётся из личного энергоконтура напрямую, поступает на атомные решётки того или иного резонатора, проходит фазу усиления, после чего подается на Орудийные Кристаллы и так далее. Захват целей осуществляется головным мозгом, но непосредственное наведение производится руками и ногами, для чего, собственно, свечение стрелкового поста и подаёт оператору Боевые Кристаллы. Действия Блюстителя подразумевают намного больше движений, ибо ему приходится иметь дело с множеством оборудования, но самая отточенная моторика и рефлексы всё-таки у пилота. Ведь в отличие от Блюстителя, его эффективность напрямую зависит от скорости действий и реакции.

Поэтому внутри пилотского поста энергопотоки сжимают тебя сильнее, чем в любом другом свечении, и их чувствительность на порядок выше. Внутреннюю физику пилотского поста не перепутать даже во сне, не то что с закрытыми глазами. Корабль чутко прислушивается к каждому твоему движению. Ведь в режиме полного слияния с корабельным контуром пилот не только становится частью корабля, фактически он сам летит сквозь космос, а корабль лишь повторяет его движения, многократно усиливая активность энергопотоков личного контура пилота. Хочешь, например, изменить прямолинейное движение на вектор, направленный вправо-вверх, или ты пожелала развернуться вокруг оси на сто восемьдесят градусов – придётся разворачиваться по-настоящему. Только со стороны этого заметно не будет, ведь корабль провернётся вместе с тобой. Во время пилотирования у пилота задействована не только энергетика личного контура, но и каждая мышца. В общих чертах всё так же, как при личном полёте, только гораздо сложнее. Первые две недели, когда в Учебном Центре начались серьёзные занятия по пилотированию, мышцы у Алины ныли, не переставая. Каждое утро начиналось с регуляции своего потока, чтобы избавиться от неприятных ощущений. В общем, пилоту, который летает много и умело, поправиться не грозит.

Алина подала на Кристалл Тонкой Настройки следующий импульс и принялась тщательно выверенными энергопотоками корректировать атомарную решётку резонатора Кристалла пилотского поста. Любой такой Кристалл устанавливается на корабль в стандартных настройках атомарных решёток всех своих узлов и каскадов. Ведь каждый Сияющий уникален и имеет свой собственный, ни на что не похожий энергопоток. Наставники говорили, что если очень долго жить в низкоэнергонном пространстве, то с течением поколений мощь биоэнергетического потока падает, силовые поля деформируются, теряя силу или исчезая вовсе, но уникальность энергоконтура всё равно остаётся и выражается в деформации кожи на самых чувствительных к энергопотоку местах – ладонях и пальцах. На них образуется какой-то узор. Наставники даже показывали изображения ладоней представителей некоторых низкоэнергонных рас. Жутко мятые ладони, исчерканные кожными складками разной величины, вплоть до мельчайших. Но рисунок на них действительно был – кривой, некрасивый, но при этом индивидуальный. Но дела Тёмных Алину интересуют мало, сейчас важно отрегулировать коэффициент слияния пилота с кораблём до максимального.

Обычно коэффициент слияния Кристаллов пилотского поста гражданских судов устанавливается на заводе-изготовителе равным девяносто пяти – девяносто шести. Для боевых кораблей коэффициент выше – девяносто восемь, потому что воинская энергетика мощнее гражданской, зато уступает ей в гибкости. Но выше этих значений коэффициент не поднимают, ведь каждый Сияющий, занявший свечение пилотского поста, должен иметь возможность эффективно управлять судном или кораблем. А если Кристалл будет настроен исключительно под конкретного пилота, то никто другой на данном корабле далеко не улетит. Сперва придётся обнулить настройки, и только потом подключаться к управлению, если не хочешь в первые же мгновения полета попасть в серьёзное столкновение или иную катастрофу, являющуюся следствием того, что корабль плохо слушается управления.

Однако в бою те самые два процента чувствительности, которые приходятся на индивидуальные настройки коэффициента слияния, порой имеют решающее значение. Даже десятитысячная доля мгновения, выигранная пилотом у врага, может принести победу или спасти жизнь всему кораблю. Поэтому боевые пилоты всегда настраивают атомарные решётки Кристалла пилотского поста под себя с особой тщательностью. Недаром все стандартные пилотские посты имеют два режима взаимодействия – персональный, для конкретного пилота, и стандартный – для тех случаев, когда пилот ранен или погиб и его заменил кто-либо из корабельного экипажа. Но на практике стандартный режим применяется только в случае ремонтных работ, когда кораблём управляют Мастера на заводе. Потому что каждый корабль может, при необходимости, управляться с любого боевого поста. Как, например, происходит в случае со Светочами ближнего боя. Кристалл боевого поста Торбранда соединяет в себе все функции управления. И он, кстати, тоже настроен лично под поток Торбранда, да ещё как! С коэффициентом в девяносто девять и девять в периоде!

Вот как раз этого значения Алина и пытается добиться от своего пилотского поста. После того как они едва не погибли в той битве за Рубежом, Мастера Рода Небесной Лазури восстановили Светоч идеально. Но все основные Кристаллы были разрушены, и потому их заменили на новые. А так как корабль вернулся к Алине в день свадьбы, то возможности провести тонкую настройку не было. Поэтому чем раньше она будет проведена, тем лучше. Тем более что на этот раз родичи не просто изготовили для Светоча новые Кристаллы. Атомарные решётки всего оборудования были рассчитаны под индивидуальные особенности энергопотоков Торбранда и Алины, что ещё больше повышало мощность корабельных систем. Оставалось только поднять коэффициент слияния на максимум. Торбранд уже успел настроить свой боевой пост, опыта у него намного больше, но и она времени даром не теряет.

Корабельный контур сообщил ей о возвращении возлюбленного на борт, и она потянулась к Торбранду, встраиваясь в его поток. Голубые глаза и водопад бело-золотых волос Алины испытали всплеск свечения, и Кристалл Тонкой Настройки отозвался коротким мелодичным звоном.

– Максимальный коэффициент? – Торбранд вошёл в центральный отсек Светоча и сверился с излучениями её пилотского поста. – Молодец! Как тебе новое оборудование?

– Его изготовили персонально под нас, – Алина выскользнула из свечения поста и лёгким прыжком повисла на шее у своей пятиметровой половинки, – стандартных режимов нет, вся кристаллическая структура выстроена под наши личные параметры. Так что архитектура Кристаллов полностью задействована в резонансных взаимодействиях. Это немного увеличило мощность. Мы стали чуть-чуть быстрее, маневреннее и смертоноснее.

– Только теперь кроме нас никто не сможет управлять Светочем, – Торбранд коротко поцеловал её в кончик носа. – Даже мы сами не сможем управлять Кристаллами друг друга.

– Ну и ладно! – Алина устроилась у него на руках, принимая любимое положение. – Я всё равно ни твои Искривители, ни излучатели не продавлю, а всё остальное дублируется с обоих наших постов. И без меня ты всё равно будет пилотировать самостоятельно, тебе мой пост не нужен.

– А как же ремонт? – уточнил Торбранд. – Если мы снова попадём в передрягу и потребуется встать в док, Мастера не смогут занять пилотский пост.

– Я сама встану в док, – Алина беззаботно тряхнула роскошным водопадом волос и изменила его сияние с бело-золотого на белоснежное. – Или пусть поставят через гравитационное поле. В этот раз мои родичи именно так и поступили, всё равно Светоч был не на ходу. Так что без стандартного оборудования мы обойдёмся. Зато индивидуальное оборудование сделало Светоч сильнее!

– Это хорошо, – энергопоток Торбранда нес частоты удовольствия. – Мало что может обрадовать воина сильнее, чем увеличение мощности вверенного ему оружия.

– Мало что – это я! – Алина поцеловала возлюбленного, сорвалась с его рук и закружилась вокруг него в полёте, весело дурачась. – Любимый, когда уже нам предстоит долгий гиперпрыжок?

– Через три части, и даже не один, – Торбранд неуловимым глазу движением поймал её в воздухе на очередном витке. – Вот только вряд ли они будут долгими.

– Уходим в поиск? – Она вновь обвила руками его мощную шею. – Кого будем искать?

– Пройдём по следу Бессмертного. Поищем, не забыл ли он чего по пути следования. – Он поставил её на ноги и указал на распахнутые в стенах центрального отсека пилоны хранения носимого оборудования. – Это что за бардак?

– Я объединила Кристаллы носимого оборудования в комплекты, дублирующие друг друга, – объяснила Алина. – И разложила их по разным пилонам, чтобы не вышло, как тогда, когда взрывом Кристалла Щита уничтожило сразу все Кристаллы Антигравитации. Всё уже готово, осталось только зарастить стены пилонов. Я ждала тебя, чтобы показать, что где теперь лежит.

– Понятно, – Торбранд подхватил Алину на руки, словно пушинку, их губы слились в поцелуе, и он легонько оттолкнул её, направляя точно в свечение пилотского поста: – Запечатывай всё и готовься к старту. Две части до вылета.

Глава шестая

Бессмертный Мше сидел за роскошным обеденным столом в личной резиденции посреди заповедной зоны, расположенной в пригороде столицы своей цивилизации, и наслаждался баснословно дорогими и столь же редкими деликатесами. Он был в превосходном настроении. Задуманная им миссия прошла успешно, и Эмиссар Чёрного доволен. А ведь поначалу всё чуть не пошло прахом, когда эти Сияющие фанатики решили устроить столь свойственное им идиотское самопожертвование. Кстати, надо поставить разведке и госдепартаменту задачу, пусть поищут у разных Чужих более эффективное личное оружие для аватара. Потому что текущее вооружение оказалось неспособным остановить мощного противника. Это странно, потому что у воинской касты Сияющих нет Асов, и, теоретически, Бессмертному ничего не грозит. Но тот пятиметровый жлоб в чёрном сиянии оказался непробиваем. Но его всё равно убило взрывом в момент самоликвидации аватара, так что не обидно. А вот рост аватара, пожалуй, стоит сделать поменьше. Производить впечатление на гражданских Сияющих Мше больше не намерен, и чем ниже и у́же будут коридоры на его флагманских кораблях, тем сложнее будет Сияющим идти на абордаж. А то в этот раз пятиметровые громилы запросто бегали по шаттлу. Но это мелочи, которые он зашлифует. В целом же миссия от начала и до завершения полностью находилась под его контролем.

План «А» был прост и эффективен: охрана Сияющих заманивается в кварковую западню, гражданские уничтожаются настолько, насколько это окажется возможным, несколько последних Сияющих захватываются вместе с любым достаточно крупным космическим судном. Затем пленники сортируются на более впечатлительных и менее впечатлительных. Более впечатлительные подвергаются пыткам, в результате которых соглашаются доставить Бессмертного в галактику Даария. Если же таковых не оказывается, то менее впечатлительным рассказывается сказка о стремлении заключить мир и спасти миллиарды жизней. Сияющие из Галактики Туле, во-первых, славились своей коммуникабельностью среди других Светлых рас, а во-вторых, не были воинственными, не имели профессиональной армии и любили договариваться. Ставка была беспроигрышна! Особенно в первые минуты, когда на одном из маломерных судов очень удачно обнаружилась самка с малолетним детёнышем. Сияющие не могли бросить её на произвол судьбы, и оставалось лишь добраться до их корабля вместе с ней.

И такой стройный план едва не рухнул в последнюю секунду! Эта Сияющая самка решила принести в жертву идиотским принципам Сияющих и себя, и своего ребёнка. Бессмертный Мше харизматично закатил глаза к потолку. Идиоты. Законченные идиоты. Он очень хорошо изучил Сияющих, готовясь к войне с ними, но понять их так и не смог. Что ими движет, что взбредёт в голову в случае чего – можно только гадать. Такие существа неинтересны ни в качестве рабов, ни в качестве подданных, ни в качестве граждан. Слишком независимые и слишком гордые. Да ещё и с изрядным личным могуществом. Любой из их индивидов может доставить массу проблем. Наиболее разумным решением будет уничтожение Сияющих подчистую и перезаселение их лопающихся от избытка ресурсов планет. Чего, собственно, Бессмертные и их Высокомерные Хозяева и добиваются.

Но воплотить в жизнь подобные планы не так просто. Сияющие сильны. Приходится ухитряться! И к каждому плану «a» необходимо продумывать парочку планов «b» и «c», чтобы не оказаться застигнутым врасплох очередным нестандартным заскоком Сияющих. Как это едва не произошло во время его миссии, когда Сияющие запросто решили пожертвовать собственным ребенком. Ни одно нормальное существо не станет жертвовать своим чадом ради каких-то там рас, родин и прочих родственничков, не говоря уже о совершенно чужих людях, которых не то что в глаза, даже издали не видел! Кроме Сияющих. Эти ради всех пожертвуют кем хочешь. У них, чтоб они все передохли разом, Единство! И, приходится признать, очень монолитное единство, такое, что и не поймёшь, то ли им мозги промывают с самого детства, то ли они действительно с такими мозгами рождаются. Таких покорить невозможно, можно только уничтожить. Но, к счастью, Сияющих ненавидят не только в нашем слое Вселенной. В вышних слоях они тоже для всех подобны занозе в заднице, так что есть к кому обратиться за помощью. Но за помощь Богов надо платить, что справедливо, ибо, как известно любому, платить надо за всё. Впрочем, за Бессмертие можно заплатить любую цену, хоть собственным ребёнком пожертвовать, словно Сияющие.

На губах Бессмертного невольно расцвела улыбка. Да уж, потребуй Эмиссар Чёрного в качестве платы жизни его детей, это оказалось бы самой дешевой ценой. Мше стоило избавиться от них задолго до того, как это случилось на самом деле. Впрочем, избавляться пришлось только от одного, самого младшего потомка. Почти три десятка остальных детей младшенькое чадо уничтожило самостоятельно вместе со всеми его женами, мужьями, любовниками и любовницами, кто только имел хоть миллиметр возможности претендовать на наследство. Когда владелец целой цивилизации умирает, делить приходится много чего! И много с кем. В ту пору Мше стал совсем стар и впервые за тысячу двухсотлетнюю жизнь перестал бояться быть убитым или отравленным наследниками. Потому что наследники, поняв, что Мше доживает последние годы, начали потрясающе активно готовиться к дележке наследства. А на уничтожение конкурентов всегда требуется время, и все оказались заинтересованы в том, чтобы дряхлый Мше не умер раньше, чем оно истечет.

Покушения, отравления, убийства и несчастные случаи сменялись более изощрёнными методами вроде клеветы, уголовных обвинений и заключения под стражу или на принудительное психиатрическое лечение. Но претендентов на наследство было немало, и каждого из них поддерживал кто-либо из олигархии, любой из представителей которой сам был не прочь занять место владельца цивилизации. Борьба за такое лёгкой не бывает! Его младшенькому отпрыску потребовалось почти пятнадцать лет, чтобы выстроить ситуацию, в которой никто кроме него уже не претендовал на место родителя. Известия о гибели, необъяснимой пропаже или аресте последних из наследничков Мше получал, будучи прикованным к медицинскому ложу в личной клинике. И в тот день, когда его младшенький, а, точнее, в ту лунную фазу, младшенькая поставила на колени или избавилась от последних конкурентов, Мше понял, что не позже, чем через пару дней его аппарат искусственного поддержания жизни случайным образом сломается, и финансово-политическая элита цивилизации уже запланировала мероприятия, посвященные его трагической кончине.

Именно той ночью в их Галактике появился корабль одного из Эмиссаров Чёрного. Технологии вышних миров недоступны четырёхмерному пониманию, но, в отличие от ручных болванчиков с учёными степенями, Мше это абсолютно не волновало. Ему более чем достаточно того, что Эмиссар мгновенно выяснил полную картину положения истинно важных фигур на финансово-политической арене целой Галактики и сделал некоторым из них предложение, от которого невозможно отказаться. Умирающий Мше оказался в числе избранных. Эмиссар связался с ним в полночь, прямо в больничной палате, из-за чего в первую секунду Мше решил, что уже умер и перенёсся в мир иной. Бессмертие! Что может быть ценнее?!! Разумеется, от такого мог отказаться только идиот или Сияющий. Хотя, нет, у идиота хватило бы мозгов не отказываться. Мше дал своё согласие мгновенно, и связь с Эмиссаром исчезла, словно и не появлялась. В тот момент Мше, признаться, вновь решил, что всё это злые шутки собственного воображения, играющего с умирающим мозгом.

Бессмертный вновь улыбнулся, вспоминая ту памятную ночь. Его сомнения разрешил младшенький отпрыск. То есть младшенькая. Оказалось, что она подкупила весь лечащий персонал его личной клиники, и ей сообщали обо всем, что происходит в палате Мше. Запись его разговора с Эмиссаром, точнее, запись слов Мше, потому что записать Эмиссара оказалось вне возможностей наших технологий, легла на туалетный столик перед кроватью наследницы спустя полчаса после визита Эмиссара. Ещё через час в больничную палату Мше вошел лечащий врач, горящий неистребимым профессиональным желанием провести внеочередной осмотр состояния пациента. В ходе которого эскулап совершенно случайно задел сенсор отключения аппарата искусственного поддержания жизни. Объятый ужасом Мше, будучи не в силах двигаться самостоятельно, мучительно умер секунд за пятнадцать. И очнулся внутри планетоида Бессмертия, который, как выяснилось позже, оказался в его солнечной системе в ту секунду, когда сделка с Эмиссаром была признана заключенной.

Младшенькую, которая уже ожидала вызова от Эмиссара, примеривая на себя не только роль владельца цивилизации, но и доставшееся по наследству Бессмертие, ожидал сюрприз. Не то чтобы приятный, но точно большой. Надо отдать ей должное – она не сдалась сразу и предприняла попытку обвинить Мше в самозванстве и подмене личных идентификаторов, вот что значит семейная генетика! Сила! Эта же генетика и расставила все точки по своим местам. Планетоид Бессмертия восстанавливает тело один в один в том возрасте, в каком пожелает владелец, и Мше получил невероятное удовлетворение, наслаждаясь процессом смешивания с грязью всех, кто посмел его предать, включая персонал личной клиники, хоть это были ничтожно мелкие сошки. Вот что-что, а клиника Бессмертному точно не нужна! С тех пор минуло почти триста лет, но вспомнить те памятные дни всегда приятно. Тем более когда речь заходит о детях.

Да уж, в ту секунду, когда самка Сияющих развернула свой шахтёрский катер прочь от основного комплекса и пошла на таран прямо вместе со своим ребёнком в кабине, а остальные Сияющие собрались устроить торжественный суицид, миссия повисла на волоске! Пришлось срочно приступать к плану «b»! Ему стоило больших трудов захватить Сияющую с ребёнком живыми, они шли на столкновение на огромной скорости, а тут ещё остальные приступили к процессу самоуничтожения – счёт шёл на секунды. Обычному индивиду успеть среагировать невозможно, но аватар Бессмертного напичкан электроникой, и сложные расчёты проводятся едва ли не мгновенно. Опять же не нужно таскать с собой средства связи, пусть даже самые миниатюрные – всё включено в конструкцию. Наиудобнейший девайс!

Особенно, когда дело касается сражений с Сияющими, чьи технологии позволяют развивать совершенно неприличную скорость. Форсажные ускорения их боевых кораблей может зафиксировать оборудование далеко не каждой цивилизации низкоэнергетического пространства. Баллистические вычислители, системы наведения, слежения и прочее попросту теряют цель, когда боевой корабль Сияющих совершает рывок на скорости в два-три десятка световых. А самих Сияющих, похоже, перегрузки даже не заботят. Учёные считают, что это происходит потому, что у Сияющих всё состоит из силовых полей, в которых они находятся внутри своих кораблей, плюс корабли Сияющих постоянно помещены в силовые поля, да и сами Сияющие частично являются в некотором роде силовым полем. Полностью понять биоэнергетические технологии техногенному разуму невозможно. И ненужно. Зачем досконально разбираться в том, что невозможно использовать? Достаточно знать, как это уничтожить.

Тут приходится признать, что уничтожать Сияющих крайне непросто, основное оружие против них – многократный численный перевес. Всякий раз, когда в пространстве низких энергий изобретается максимально эффективная военная технология, оказывается, что Сияющие опять ушли далеко вперёд, и исследования начинаются с новой силой. Некоторые горе-учёные даже заявляли, что наличие Сияющих отчасти является неким двигателем военного прогресса. Бессмертный Мше весело прыснул. У нас в низкоэнергетическом пространстве и без Сияющих хватает подобных «мотиваторов». Постоянно кто-нибудь норовит вырваться вперёд и тем самым нести угрозу национальной безопасности. Не соскучишься! Но, как известно, армия может выиграть битву, войну же выигрывают деньги. На деньги можно купить всё, от наёмников и звездолётов до лояльности чужих министров и симпатий населения чужой цивилизации. Да, это влетает в копеечку, но победа над Сияющими окупит все расходы. А если не над Сияющими, так над кем-нибудь ещё. И необязательно военная, финансово-политическая победа зачастую приносит дивиденды не меньшие. Не говоря уже о том, что своё самое главное сокровище – Бессмертие – Мше уже получил. По части зарабатывания денег он даст фору многим, так что бесконечная жизнь – штука столь же бесконечно увлекательная! Триста лет назад, прикованный к больничному ложу и отсчитывающий свои последние часы, разве он мог представить, что будет иметь столько забавных приключений? Главное только не злить Эмиссара, но эта проблема решаема. И прошедшая миссия тому подтверждение.

Во время подготовки к ней пришлось серьёзно повозиться. Чтобы планы Мше увенчались успехом, ему требовалась техника, лучшая из всего существующего. В техническом плане сейчас лидерство у цивилизаций четырнадцатиэнергонного пространства, но ценник там выставляют запредельный. В обычных условиях дешевле оплатить услуги шестиэнергонных рас. Их совершенно немыслимое количество, и стоят гроши. На изобретение серьёзной техники их куцых мозгов не хватает, основные научные идеи они получают от своих восьмиэнергонных патронов, так что наиболее простой вариант – это приобрести у рептилий флот с прочей боевой техникой и укомплектовать всё это Чёрными, с учётом времени, необходимого на обучение. Конечно, есть ещё пространство четырёх энергонов, но об этих идиотах речь сейчас не идёт. Только законченный глупец доверит им что-то сложнее контактных боёв, планетарных штурмов и прочей примитивной резни.

Но для действительно сложной миссии Чёрные не годятся. Воюют они сносно, но для операций, где требуется наличие высокого интеллекта, не подходят. Объём головного мозга слишком мал, и сильно сказывается эволюционная привычка добывать всё грубой силой, особо не загружая мозг многоходовыми комбинациями. А технологии восьмиэнергонных в целом находились на схожем уровне с возможностями десятиэнергонных цивилизаций. По крайней мере, в ближайшем к Галактике Юр пространстве было именно так. Определенной альтернативой могли бы стать двенадцатиэнергонные цивилизации, но Жёлтые расы столь плодовиты, что им самим лишние рты девать некуда. Поэтому Жёлтые предпочитали укомплектовывать свои корабли своими же экипажами и десантниками, после чего предоставлять желающим услуги уже готовых флотов либо нападать самим. В данном случае всё это не годилось, так как проникнуть в пространство высоких энергий могли только неживые механизмы, а без контроля любой искусственный интеллект может учудить такое, последствия чего будут крайне далеки от запланированного. Кроме того, Мше не был заинтересован в утечке информации. Сейчас нельзя недооценивать ни разведку Сияющих, ни других Бессмертных. Последних – особенно! Конкуренция между «партнёрами» не утихает ни на секунду.

Поэтому Мше не стал экономить. Он сделал спецзаказ в ближайшей четырнадцатиэнергонной галактике и получил в своё распоряжение лучшие образцы боевой техники. После доставки товара на родную планету, в изделия были загружены матрицы Искусственного Интеллекта разработки его собственной цивилизации, что серьёзно уменьшало не только вероятность утечки, но и исключало проблемы со взаимодействием с ИИ Чужих. Не хватало ещё упереться в какие-нибудь сложные тонкости особенностей чужого ИИ прямо в разгар миссии. И замысел Мше с блеском оправдался. В решающую секунду ведомая мощью его интеллекта электроника сработала без ошибок, и самку Сияющих с ребёнком удалось захватить живыми, всё-таки гражданские суда Сияющих не чета военным, что и понятно. Правда, совсем без повреждений обойтись не получилось, в ходе тарана она получила серьёзные травмы, но Сияющие живучи, и её полуобморочного состояния оказалось достаточно. Более того, так эффект был даже ярче.

А дальше всё прошло без проблем. Мше связался с самцом захваченной самки и детёныша и сделал ему заманчивое предложение. План «b» с самого начала не предполагал примитивный шантаж типа «жизнь в обмен на предательство». Мощный интеллект Бессмертного не допускает столь глупых ошибок. Если самка Сияющих поставила фанатизм своей расы выше судьбы собственного ребёнка, то глупо было бы ожидать обратного от её самца. Посему Мше блестяще сыграл на этом самом фанатизме. Сияющему болвану было предложено спасти мир, точнее, заключить его, а они это обожают, особенно Туле, не случайно выбор Бессмертного пал именно на эту галактику Сияющих. В ней были представлены сразу все необходимые для успеха операции условия: наличие миролюбивого подвида, наличие коммуникабельного подвида, минимальное присутствие воинственных подвидов, длительное отсутствие боевых действий и относительная доступность галактики в плане досягаемости. Конечно, в самой Галактике высаживаться было нельзя, воинская каста Сияющих засечёт проникновение. Но высадиться у самого края, так сказать, возле галактической кожи, являлось вполне реальной миссией. Главное не иметь с собой живых низкоэнергетических форм, Сияющие с невероятной скоростью вычисляют появление в пространстве высоких энергий несвойственной ему жизни. Единственной проблемой могло стать время на дорогу и поиск подходящего места для засады, но с этим помог Эмиссар. Миссия проводилась по его повелению и при его поддержке.

После того как самец Сияющих проглотил наживку, всё прошло как по маслу. Мше без проблем добрался до столичной галактики Сияющих и не только выполнил миссию, но и изрядно повеселился, разыгрывая перед врагами спектакль. Как и ожидалось, воинская каста Сияющих оказалась посообразительней своего гражданского неудачника, и сразу заподозрила обман в истории с вышедшим из-под контроля дроном. Как сказал Эмиссар, Сияющие в тот же день нашли комплекс и уничтожили маяк. Он просуществовал слишком мало для того, чтобы на сигнал его транспондера отправились серьёзные армии, но несколько миллионов кораблей Эмиссар успел разогнать до приемлемой скорости. Так что через четыре с половиной сотни лет, когда в галактике Туле давно забудут о произошедшем инциденте, им явится сюрприз из гиперпространства. Остальные гиперпространственные маяки, которые Мше оставлял в Даарии в каждой точке своего маршрута, Сияющие тоже нашли. И успокоились.

Бессмертный Мше поднял бокал за свою гениальность. Они не нашли лишь одного: того, ради чего всё это было затеяно. Выходной коллектор генератора ноль-перехода, продукт вышнего мира, технология Высокомерных Тёмных, устройство, переданное Бессмертному Мше Эмиссаром. Никто из четырёхмерных жизненных форм не в силах обнаружить высокомерное устройство, даже Сияющие, а Высокомерных Светлых, способных сделать это, там не было. Они ведь тоже все из себя идеальные и принципиальные, приходят только тогда, когда без их помощи не обойтись, хранят равновесие и всё такое. В общем, беда фанатиков – это фанатизм, если кто ещё не понял. На месте Высокомерных Сияющих Мше давно бы уже уничтожил всех своих врагов, даже потенциальных, и захватил бы весь четырёхмерный слой Вселенной, но у Сияющих вместо мозгов лозунги и мантры, видимо, в любом слое Вселенной, не только у нас. Кстати, на замысел этой миссии Мше подтолкнули сами Сияющие. Это они первыми использовали против его сил высокомерное устройство своих вышних предшественников – тот самый генератор пятимерной чёрной дыры, которая пожрала столько войск, что запланированное очередное широкомасштабное наступление пришлось полностью отменить. Мучения, которым Эмиссар подверг Мше за это, были настолько жуткими и неописуемыми, что столь мизерная шалость, как расчленение какого-то там детёныша Сияющих на глазах его родителей не могла окупить и миллионной части вытерпленных им по вине этих мерзких светящихся жлобов страданий.

Зато теперь Сияющие в полной мере смогут ощутить всю глубину смысла понятия «справедливость». Мше хохотнул. Вы подсунули машинерию Высокомерных мне, а я – вам! Сейчас сразу несколько Эмиссаров Чёрного собирают совершенно огромные полчища по всему четырех- и шестиэнергонному пространству. Как только они соберут их в кучу, то установят входной эмиттер генератора ноль-перехода прямо там, на окраинах пространства низких энергий, и активируют переход. И в расчудесную Даарию высыплет столько пушечного мяса, что хватило бы Сияющим этих самых пушек! А все остальные одновременно с этим ударом начнут новое наступление. Конечно, Высокомерные Светлые снова вмешаются, но насколько они преуспеют в этом? Вот и посмотрим. Жизнь Бессмертного увлекательна и бесконечна, и Мше не собирался отказывать себе в развлечениях. Кабинетные заботы, связанные с владением цивилизацией, годами занимают всё его время, и порой своей рутиной навевают тоску и меланхолию. Так что возможность развеяться, принимая образ супергероя, бывает очень даже к месту. Тем более что Эмиссары Чёрного хорошо награждают за послушание и результативность. По итогам этой миссии Мше возглавил подкомитет Бессмертных своего сектора Галактики. Это шаг к председательству в галактическом комитете. Чем не цель для Бессмертного?


Четырёхмерный слой Вселенной, пространство высоких энергий, галактика Пограничная, граница гравитационного колодца третьей солнечной системы цивилизации Ра-Конов, одно лето спустя.


– Место здесь немного жуткое, – Алина оглядывала гигантскую залу, окраины которой уходили вдаль на полкилометра и терялись в полумраке. – Но красивое! Словно всё выложено из пёрышек!

Она висела в воздухе посреди залы, совершая размеренные взмахи расправленными энергокрыльями в ожидании контакта с противником. Час назад сороковая ударная группа Харальда подавила огневые точки Тёмных и высадила штурмовой отряд на поверхность космической крепости. Спустя двадцать частей наземная оборона противника была прорвана, и пятиметровые бойцы в сияющей лучистой энергией броне начали операцию по уничтожению внутренних подразделений Тёмных. Тридцать частей назад первый эшелон обороны противника перестал существовать, и с того момента штурмовой отряд осторожно продвигался внутрь крепости, ожидая глубокоэшелонированного сопротивления. Но до сих пор контакта с противником не было, и боевые роботы Тёмных не обнаруживали себя.

– Это Храм Науки Ра-Конов, – Кристалл Связи донёс до неё голос Торбранда. Её могучая половинка находилась в полукилометре впереди, среди бойцов, прочёсывающих утопающее в полумраке исполинское помещение. – Тёмные захватили его пятнадцать лет назад, во время начала Ассы. Ра-Коны тогда потеряли почти все свои солнечные системы. На их Земли традиционно претендовали До-Ра-Коны, но Тёмных рас полно, и все жаждут наживы. В общем, отхватить все системы Ра-Конов у До-Ра-Конов не вышло, пришлось делиться. И система с Храмом Науки им не досталась. Тогда они выторговали у союзничков этот Храм и отогнали его на самую окраину системы в знак того, что это теперь их собственность, и юрисдикция других Тёмных на неё не распространяется.

– А где живут эти До-Ра-Коны? – Пока не начался следующий бой, Алина постаралась рассмотреть незнакомую архитектуру повнимательнее. – Они ведь Тёмные, а Ра-Коны – Светлые!

Посмотреть и впрямь было на что. Исполинский Храм был создан из огромного астероида, представлявшего собой цельный кусок камня, и создатели вложили душу в своё творение. Внешне астероид преобразился полностью, превратившись из бесформенной глыбы в величественную постройку, имитирующую скальную гряду с множеством гнездовий, как открытых, расположенных на скальных вершинах, так и закрытых, находящихся в устроенных в горных склонах и отрогах пещерах и штольнях. Каждый квадратный метр внешней поверхности Храма Науки был иссечён орнаментом Ра-Конов, среди которого были увековечены в камне основополагающие достижения цивилизации: фундаментальные научные формулы, схемы синтезированных веществ, звёздные карты, а также горельефы и имена выдающихся учёных и изобретателей. Многочисленное оборудование связи, навигации и коммуникационных служб, усеивающее поверхность величественного Храма, вписывалось в его экстерьер идеально и ни на миллиметр не портило впечатление от застывших в камне тысячелетий истории.

Штурмовать такую красоту было искренне жаль, тем более, что Тёмные установили огневые точки едва ли не по всей поверхности Храма. Сороковая ударная сделала всё, чтобы сработать с филигранной точностью, и свела разрушения к минимуму, сохранив Храм почти не тронутым. Это стоило Харальду почти двух десятков перехватчиков и полкруга раненых бойцов. К счастью, в этом бою не погиб никто, но теперь штурмовому отряду предстояли бои внутри превращенного в крепость Храма. Ситуация осложнялась тем, что на этот раз Торбранду нельзя прожигать всё подряд, атакуя внутри оболочки из антивещества. Ра-Коны очень просили сохранить Храм. Их флот трижды пытался штурмовать крепость, но огонь её орудийных систем был столь мощным, что всякий раз Ра-Коны были вынуждены отступать, неся серьёзные потери. Перед ними встал выбор: либо Храм подвергнется серьёзным разрушениям в ходе подавления огневых точек противника, либо захватить его не удастся. Тогда Ра-Коны обратились за помощью к Сияющим, и Штаб Флота поставил боевую задачу сороковой ударной.

К моменту начала штурма Ра-Коны сосредоточили на подступах к Храму две военные эскадры и сводную гражданскую флотилию, в состав которой вошли учёные, инженеры и монтажники. Все замерли в ожидании атаки и не сводили глаз с изображения тактической обстановки. После того как космическая оборона крепости была уничтожена, они немедленно начали работы по демонтажу разрушенного Сияющими вражеского оборудования и вооружения с поверхности Храма. Опасность самоликвидационного подрыва изнутри их совершенно не испугала, Ра-Коны полностью доверяли воинскому искусству Сияющих, чем изрядно прибавили Харальду хлопот.

Алина мысленно улыбнулась, вспоминая серьёзные птичьи физиономии Ра-Конов в изображении Кристаллов Связи. Им хорошо, они уже не сомневаются в победе. А вот ей ещё предстоит штурм внутренних помещений. Храм занимает всё внутреннее пространство астероида. Фактически это только так звучит – Храм Науки. В действительности это огромный научно-исследовательский центр, сотни лабораторий, десятки испытательных полигонов, множество конструкторских бюро и тысячи узлов хранения данных. Всё это придётся зачищать в режиме минимальных разрушений. Значит, огневая нагрузка на бойцов резко возрастёт, и основной удар орудийных систем противника примет на себя Торбранд. Ей придётся потрудиться, но именно для этого и существуют Валькирии. Носительница эталонных Образов Крови должна сражаться, ведь эталонная генетика – это не только внешняя красота, совершенство форм и пропорций и идеальность личного энергопотока. Это ещё и боевое применение, подтверждающее силу личностных характеристик Сущности: храбрость, отвага, несгибаемость, преданность своему уделу, готовность погибнуть за Родину, Расу и вверенного тебе бойца – всё то, что делает Валькирию Валькирией. Весь круг Сигтруды сейчас смотрит на неё, перенимая каждый импульс!

Сегодня в кругу Сигтруды не осталось никого из прежних соратниц легендарной Даарийской красавицы. Все закаленные в боях воительницы навсегда оставили удел Валькирии, став матерями. Теперь Сигтруда командует полным кругом выпускниц Учебного Центра, все рождены в Священное Лето, и ей предстоит сделать из них Высших Валькирий. Сигтруда самая опытная Высшая Валькирия во всей Галактике, под её началом юные сёстры быстро добьются успехов. Это не первое их сражение, они уже имеют кое-какую практику и проявляют себя очень неплохо… Алина печально вздохнула. Сигтруда, пожалуй, самая опытная Валькирия во всей касте, на все галактики Сияющих. Она так и не нашла свою половинку, но всё так же прекрасна и улыбчива, и в её сияющих звёздным светом глазах Алина всё так же чувствует боль. Но к Алине Сигтруда всегда относится с искренней любовью, словно кровная сестра, и лето назад, в день её свадьбы, Сигтруда радовалась за неё, словно за саму себя. Алина замечала, что в наземных боях, если на то представлялась возможность, Сигтруда всегда оказывалась где-то неподалёку, словно рассчитывала поддержать в случае смертельной опасности, хотя и так ясно, что потенциала Высшей Валькирии не хватит для существенного расширения ёмкости Гармоничной. Но как и чем можно помочь очаровательной воительнице, Алина не знала…

– Не о том думаешь, – суровый голос Торбранда оборвал её мысли. – Я понимаю, что вы обе как-то связаны, но если ты будешь отвлекаться во время боевой операции, я спишу тебя на Землю. Тебе пора заняться уделом Матери, раз твои мысли в бою заняты посторонними думами.

– Не надо на Землю! – ужаснулась Алина, мгновенно подбираясь. – Я буду хранить тебя ещё одно лето, как договаривались! А потом на Асгард. Я сконцентрировалась! Что там насчёт До-Ра-Конов?

– Ра-Коны и До-Ра-Коны во многом похожи, – от Торбранда донёсся отпечаток иронии, и Алина поставила отметку в памяти: после боя некоторое время не понижать твёрдость брони. На всякий случай. – Большинство их генов совпадают, отчего внешне они имеют мало различий. Но Ра-Коны являются шестнадцатиэнергонной формой жизни. До-Ра-Коны же четырнадцатиэнергонная форма. Они живут на окраине спирального рукава ближайшего к галактике Пограничная Мира четырнадцатиэнергонного пространства. Названия Ра-Коны и До-Ра-Коны – это термины Сияющих. Как ты понимаешь, высвистывать истинные самоназвания нам сложновато. А вообще учёные Ра-Конов считают, что когда Высокомерные Вики сотворили этот сегмент галактик, они специально создали условия для существования схожих видов в близлежащих энергонных областях. Чтобы когда-нибудь раса Ра-Конов нашла способ безболезненного существования в пространстве низких энергий и наставила своих Тёмных родственников на путь истинный.

– Вот как! – удивилась Алина. – Не только у Сияющих есть планы относительно преодоления энергонных законов Мироздания. Но, как я погляжу, у Ра-Конов, как у нас – пока что не сильно получается. Их Тёмные родственники с ними не очень-то дружат. Может, у них выбора не было?

– Выбор есть всегда. А вообще лучше спроси у них сама, скоро они будут здесь. – Торбранд вышел на связь с Харальдом: – В этой зале никого нет. Надо выдвигаться дальше, но нас слишком мало для зачистки всего Храма. Нужна помощь, или мы проведём здесь полмесяца. Может, запросить в Штабе Флота подразделение грифонов? Но здесь почти нет гравитации, нужно предупредить их заранее.

– Помощников у нас хватает, – Харальд улыбнулся. – У меня тут полторы сотни кораблей Ра-Конов, и все жаждут оказаться внутри этого научного центра. Закрепитесь и дождитесь их прибытия. С вами свяжутся специалисты, хорошо знающие внутреннюю планировку Храма.

Ра-Коны появились спустя двадцать частей, и огромное помещение быстро заполнилось могучими крылатыми силуэтами. Птицеобразные пернатые Ра-Коны в боевой броне выглядели сурово и больше походили на летающих ящериц, нежели на птиц, и вытянутые шлемы несколько прямоугольной формы, скрывающие короткие зубастые клювы, ещё больше усиливали это впечатление. Алина вспомнила Землю Роуса и обитающую на ней цивилизацию Роус-Альцев. Полутораметровые милахи с крылышками были совсем крохами в сравнении с мощными Ра-Конами. Алина мысленно хихикнула. Наверное, она сама как раз так и смотрится рядом с Торбрандом. Зато она вполне могла бы уместиться на Ра-Коне верхом и прокатиться на нем, если, конечно, сам Ра-Кон не будет против. Сигтруда рассказывала, что они могут и прокатить, если в хорошем настроении.

На связь с Торбрандом вышел командир десантного полка Ра-Конов, и воины согласовали дальнейшие действия. Штурмовой отряд Сияющих закрепился в зале, десантники Ра-Конов приступили к зачистке научного центра. В случае обнаружения противника союзники вызовут Сияющих в нужную точку и обеспечат подсветку целей. Пока десантники Ра-Конов разбивались на группы, исчезающие в бесконечном множестве коридоров, на связь с Сияющими вышел руководитель научной флотилии и попросил разрешения разместить штаб гражданской экспедиции неподалеку.

– Пусть размещаются в вашем тылу, – велел Харальд, – рядом с Валькириями. Так безопаснее всего. В случае чего Валькирии их прикроют и обеспечат эвакуацию. Сигтруда, принимай гостей.

Гражданская экспедиция Ра-Конов оказалась едва ли не более многочисленной, чем полк десантников. Их руководителя подключили на частоту Валькирий, и он рассыпался в благодарностях, пока его сотрудники доставляли в центр залы бесконечные контейнеры с оборудованием.

– Мы бесконечно благодарны вам за столь аккуратный штурм! – Научный руководитель Ра-Конов вещал на языке Сияющих, и Алина оценила любезность: язык Ра-Конов подобен птичьим трелям, щебетанию и пересвистам, но их голосовые связки позволяют имитировать человеческую речь. – Этому Храму Науки пять тысяч лет! Это не просто научный центр, это уникальный памятник нашей цивилизации! Можно смело заявлять – один из её символов! Сохранить его в целостности значит для нас очень многое!

– Вы не поторопились с благодарностями? – Очаровательная Сигтруда, как всегда, улыбалась. – Мы заняли только эту залу, а весь комплекс огромен. Внутри его помещений наверняка скрывается противник. С самого начала штурма мы не видели здесь живых Тёмных, только боевые беспилотные аппараты, роботы и дроны. Это может означать, что комплекс подготовлен к подрыву.

– Крайне в этом сомневаюсь, доблестная воительница! – возразил Ра-Кон и немедленно принялся объяснять: – До-Ра-Коны, в силу схожести видов, весьма заинтересованы в получении наших знаний. Они не пожалели средств, чтобы выкупить этот Храм у своих союзников, ради чего им пришлось уступить другим Тёмным одну из захваченных у нас живых Земель. Взрывать сокровищницу мудрости они не станут. В силу серьёзного отставания от нас в технологиях, представляется маловероятным, что они смогли разобраться в наших базах данных и скопировать их полностью. Они, без сомнения, получили какую-то часть, но уничтожать остальное не в их интересах. Великая Асса так или иначе завершится. Либо нашей гибелью, и тогда Храм вновь достанется им, либо победой Светлых, и тогда они станут получать от нас знания мирным путём, как это было прежде.

– Что же мешало им и далее придерживаться мирного способа общения? – полюбопытствовала Алина. – Зачем надо было нападать на тех, кто оказывает тебе помощь?

– Такова суть Тёмных рас, – Ра-Кон с сожалением встрепенулся, топорща чешуйки брони на затылке. – Они слишком неоднородны в плане ментальности индивидов. Многие из них не являются одиозно отрицательными личностями и способны на достойные свершения. Но основная масса индивидов алчна либо корыстна, а зачастую и то и другое сразу. Всё их существование подчинено идее обладания как можно большим количеством денежных средств, и те, у кого их больше всего, диктуют свою волю всем остальным. Им принадлежит власть, закон, промышленность, экономика. Те же, кто не лишен положительных качеств, зачастую аморфны и не способны на серьёзное сопротивление. Иногда они пытаются объединиться, периодически это у них получается, но дальше мелких протестов дело не идет, потому что они тоже Тёмные. Корыстным личностям всегда есть что терять, а у эгоистичных всегда будут основания считать сражение за свою свободу делом рук третьих лиц. Потому что для них самих может стать хуже, чем было. В итоге немногочисленные одиночки захлебываются во всеобщей аморфности либо гибнут в неравной борьбе с власть предержащей политико-финансовой олигархией. А основная масса Тёмных трусливо ропщет на своих хозяев и при этом делает всё, что они пожелают. А желают они власти и богатства. Которых у них очень много, но этого им всегда мало. Войны со Светлыми не было полтора миллиарда лет, и всё это время они без устали конфликтовали между собой – экономически, политически, нередко и в военном плане, особенно если кто-то из конкурентов давал явную слабину.

– Чудесное положение вещей, – хихикнула Сигтруда. – И как это они не перебили друг друга?

– О! В пространстве низких энергий сильные постоянно пожирают слабых! – воскликнул Ра-Кон. – Но всё та же алчность зачастую не позволяет победителям перебить всех побеждённых, потому что их можно использовать в качестве рабов или дешёвой наёмной рабочей силы. В итоге Земли побеждённых превращаются в высосанные досуха свалки, но сами побеждённые лелеют мечту о кровавой мести. Что рано или поздно заканчивается новой резнёй, потому что конкуренты их поработителей с удовольствием помогают порабощенным набрать силу, дабы те могли вцепиться в глотку оппонентам. В пространстве Тёмных подобное может длиться до бесконечности.

Научный руководитель Ра-Конов что-то прощебетал одному из своих помощников, явившемуся доложить о ходе развёртывания имущества экспедиции, и печально продолжил:

– К нашему глубокому прискорбию, До-Ра-Коны не исключение. – Он потряс головой в знак своего несогласия с природой Тёмных родственников. – Обычно они не отказываются от мирного сотрудничества. Контакт между нашими цивилизациями был установлен восемьсот лет назад. Во время дипломатической встречи с представителями одной из гуманоидных цивилизаций Красной расы их консул упомянул, что в их секторе галактики тоже существует раса разумных птиц, внешне во многом схожих с нами. Мы не могли не заинтересоваться этим, тем более логика подсказывала, что если в разных энергонных пространствах существуют в той или иной степени схожие гуманоидные виды, то где-то там должны быть и расы, подобные нам. Мы выслали туда дипломатическое посольство и установили контакт. За прошедшие столетия мы сильно подхлестнули их научно-технический прогресс и практически выстроили им цивилизацию…

Научный руководитель Ра-Конов совсем по-человечески печально вздохнул:

– Но Тёмные есть Тёмные. Среди них всегда найдутся и завистливые, и недовольные чьим-то превосходством над тобой любимым и самым исключительным. До начала Второй Ассы между нами периодически происходили некие трения, но в целом взаимоотношения были достаточно спокойными. Они проигрывают нам в технологиях, и война не в их интересах, дважды они смогли в этом убедиться. Но как только все Тёмные объединились против Светлых, желание получить всё и сразу мгновенно возобладало у До-Ра-Конов над здравым смыслом. Нас тотчас возненавидели все и каждый, и теперь До-Ра-Коны исповедуют постулат о том, что нас необходимо наказать за зазнайство, а все наши достояния, начиная от знаний и заканчивая живыми Землями, отобрать. В этой войне они являются первыми претендентами на наши Земли.

– Тёмных слишком много, – усмехнулась Алина. – На всех не хватит никаких Земель вообще, не то что живых. Вот и До-Ра-Конам не удалось заполучить себе все ваши солнечные системы.

– Точнее, они смогли получить всего одну систему из потерянных нами в ходе вторжения, – сообщил научный руководитель. – И одну живую Землю вот в этой системе, которую они почти сразу обменяли на данный Храм Науки. Не заполучить его они просто не могли. Согласно информации, полученной по каналам разведки, До-Ра-Коны даже ввели в заблуждение некоторых своих союзников, сообщив им, то данный Храм является всего лишь культовым сооружением и не имеет иной ценности помимо религиозно-ритуальной.

– Как же они бросили его в такой глуши без мощной охраны? – удивилась Алина. – У самого края гравитационного колодца звезды, да ещё им не принадлежащей? Здесь даже мелких астероидов нет. Когда мы сюда летели, я думала, что тут уже вообще ничего нет.

– На это и был расчёт, – ответил Ра-Кон. – Когда Сияющие выбили Тёмных из этой системы, До-Ра-Коны сделали всё, чтобы спрятать Храм Науки. Они надеются на возвращение, войне не видно предела, и До-Ра-Коны считают, что эта система ещё окажется в их руках. Тем более что соседняя солнечная система, ранее принадлежавшая нам, всё ещё находится во власти Тёмных. И это очень печально. Наши соплеменники страдают под гнетом завоевателей… – Он печально постучал забронированным клювом по какому-то контейнеру. – И потом, вооружение этой крепости не является мощным только с точки зрения Сияющих. Нам отбить Храм, не разрушая его, оказалось не по силам. И До-Ра-Коны, несомненно, об этом знали. Поэтому спрятали Храм здесь, вооружили его всем, чем смогли, и покинули систему, не желая погибать в неравном бою с Сияющими. И это ещё один аргумент в пользу того, что они не станут взрывать Храм Науки.

– Десант Ра-Конов сообщает о контакте! – на общей частоте зазвучал голос Торбранда. – Валькириям занять места в составе штурмовых групп! Выдвигаемся к точке соприкосновения!

Алина сорвалась с места, набирая ускорение, и спустя мгновение была рядом с Торбрандом. Его круг набрал высоту и двинулся к одному из многочисленных коридоров, уходящих от центральной залы в глубь научного центра. Габариты тоннеля были вполне просторными, и прожигать себе дорогу не требовалось, но в точке контакта совсем без разрушений обойтись не удалось. Тёмные перегородили путь к одному из узлов хранения данных мощной стальной стеной в три уровня, испещрённой бойницами автоматических орудий. Натолкнувшиеся на неё десантники Ра-Конов попали под шквальный огонь и были вынуждены отойти, унося раненых. Вражеский дзот был выстроен в самом конце тоннеля и простреливал его почти на всей протяженности длины, и подобраться на дистанцию уверенного прицельного выстрела Ра-Коны не смогли.

– Они знали, что мы не станем применять здесь тяжёлое вооружение, – командир десантного отряда Ра-Конов одним глазом смотрел на Торбранда, другим – на медицинскую эвакуационную платформу, осторожно вбирающую в себя раненых. – И поэтому перегородили дзотом доступ к хранилищу данных. Если туда ударить чем-нибудь серьёзным, то вместе с дзотом разнесёт информационные ёмкости. Этого нельзя допустить! После вторжения мы недосчитались слишком многого, базы данных этого Храма Науки необходимо вернуть цивилизации неповреждёнными!

– Сейчас что-нибудь придумаем, – Торбранд вернулся к своим бойцам: – Начнём с разведки. Схожу туда под Щитом и посмотрю, что да как. Агнар, прикройте Валькирию, если по ней ударят прицельно. Тоннель длинный и прямой, ей придётся находиться на линии огня.

– Сделаем, – командор Агнар кивнул и с серьёзной миной посмотрел на Алину: – Адельхейд, пойдём с нами. Будешь вести себя хорошо, и мы дадим тебе мороженого.

– Он всё равно отберёт, – печально вздохнула Алина, указывая на Торбранда. – И съест сам.

– Мы применим военную хитрость, – Агнар был предельно серьёзен. – Будешь есть мороженое, пока он пойдёт возиться с дзотом. Находиться одновременно в двух местах он не сможет.

– Эй, военные хитрецы, а кто Щит держать будет, пока вы станете моё мороженое поедать?! – возмутился Торбранд.

– Да зачем тебе Щит? – отмахнулся Агнар. – Так выдержишь! Ты вон какой здоровый!

– Очень интересно! – философски вздохнул Торбранд, набирая высоту. – Все против меня. Уже до моего мороженого добрались. На святое замахнулись.

Он полетел к началу тоннеля, и тихо хихикающая Алина поспешила следом. Тоннель действительно был длинным и просторным, видимо, он являлся одним из магистральных проходов, отходящих от центральной залы. Не меньше пары километров в длину и почти восемь метров в поперечнике. По всей его протяжённости в стенах имелось множество боковых коридоров, уходящих к внутренним помещениям Храма, на потолке были расположены направляющие для какого-то транспорта. Во времена бытности Храма научным центром по потолку проходило транспортное сообщение, чтобы персонал мог комфортно перемещаться по огромному астероиду. Но превратившие научный центр в крепость Тёмные демонтировали средства транспорта, дабы не облегчать задачу штурмовым подразделениям противника, и в настоящий момент на потолке остались лишь направляющие. Жаль, подумала Алина, интересно было бы взглянуть, на чём ездят Ра-Коны. Она представила себе передвижной насест приличных размеров и улыбнулась. А что? Мало ли… Вон, у Роус-Альцев авиация в полёте крыльями машет, и ничего. Летают очень даже шустро, а маневренность так и вообще существенно выше, чем у реактивных истребителей Тёмных.

Автоматика дзота засекла появление Сияющих и дала очередь из автоматической пушки. Поток боеголовок преодолевал двухкилометровое расстояние больше секунды, за это время можно было уклониться трижды, но Торбранд не стал смещаться с линии огня. Его броня поглотила очередь, и Алина поняла, что он не хочет выпускать боеголовки из тоннеля в центральный зал, где находится столько гражданских. Значит, на этот раз ей предстоит напряжённая работа. И в этом тоже заключена своя прелесть.

– Боевое Слияние? – лаконично уточнила она.

– Да, – Торбранд оценивающе разглядывал плюющийся обеднённым ураном вражеский дзот. – Технологии, по которым сделано дальнобойное вооружение этого дзота, скончались от старости ещё до того, как первые Ра-Коны вышли в космос. По нам стреляют, не поверишь, пороховыми патронами. Это неспроста. Я чувствую энергоотпечаток взрывчатого химического соединения высокой мощности. Там заложен фугас направленного действия, и он находится в нестабильном состоянии. Поэтому в дзот поставили пороховые орудийные системы, побоялись, что длительное нахождение взведённого фугаса среди сложных энергетических систем вооружения может привести к несанкционированной детонации. А может, просто пожалели высокотехнологичное оружие, потому что с самого начала собирались этот дзот взорвать. Это ловушка.

– Но там же крупный узел хранения данных! – нахмурилась Алина. – Научный руководитель Ра-Конов был уверен, что До-Ра-Коны заинтересованы в его сохранности. Как же так?

– Вот с этим сейчас и будем разбираться, – ответил Торбранд. – Выставляй Щит, пора начинать.

Алина встроилась в его поток и привычным импульсом создала энергоканал «источник-ёмкость». За прошедшие в едва ли не непрерывных боях крайние три лета эта процедура отточилась до автоматизма, и она порою с улыбкой вспоминала свой первый бой. Она тогда даже не смогла подключить Торбранда к ёмкости с первого раза, от волнения выпала из его потока. А сейчас вряд ли найдётся что-либо элементарнее процесса подключения к своему бойцу, который к тому же является твоей половинкой… Торбранд начал сближение, и дзот ударил по нему из всего имеющегося вооружения, стремясь уничтожить цель на дальней дистанции. Нагрузка на защиту бойца возросла, но личные потоки Гармоничного ветерана очень мощны, и поля его Щитов способны выдерживать колоссальную нагрузку. Некоторое время Торбранд не переходил в режим «битва насмерть» и двигался к изрыгающему огонь дзоту на малой скорости, то взлетая под потолок, то перемещаясь вдоль боковых стен, то переходя на пеший шаг. Ёмкость была по-прежнему пуста, и Алина, развернув крылья, полностью перекрыла диаметр тоннеля и принялась отлавливать шальные вражеские заряды. Дойдя до половины тоннеля, Торбранд остановился.

– Дзот усилил плотность огня, – Кристалл Связи зажёг в сознании его образ. – Здесь десантники Ра-Конов понесли потери и повернули назад.

– В тебя начали бить управляемыми ракетами, – Алина одновременно следила за шальными боеголовками, каналом «источник-ёмкость» и общим энергопотоком боя. – Я чувствую отпечатки четырёх пусковых установок.

– Пятая расположена за дзотом и работает с закрытой позиции, – поправил её Торбранд. – По тебе огонь не ведётся вообще. Мол, Валькирий тут не ждали? Странно.

– Почему странно? – Обрабатывать всего лишь три аспекта боя было слишком легко, и Алина принялась рассматривать энергопотоки далёкого дзота. Вражеское оборонительное сооружение было густо пронизано токопроводами и электронными системами наведения, дающими чёткий отпечаток неживых токов. Чужие, устанавливавшие этот дзот, не позаботились даже об элементарном экранировании. Если бы у неё получилось подойти близко, то она сумеет пережечь добрую половину их электроники собственными силами. – Может, До-Ра-Коны не знают о Валькириях. Или не рассчитывали на появление Сияющих.

– Война идёт пятнадцать лет, – Торбранд менял фронтальную позицию короткими рывками, двигаясь едва на половине своих скоростных возможностей, но не приближался к вражескому укреплению. – Все Тёмные, входящие в состав сил вторжения, знают и о Валькириях, и о том, к чьей помощи прибегают Светлые, если не могут справиться с угрозой самостоятельно. А До-Ра-Коны явно понимали, что Ра-Коны не смогут взять Храм без тяжёлого вооружения. И при этом они поставили здесь этот дзот. Обрати внимание, в самом просторном тоннеле, где даже у меня над головой есть пара метров. Почему не организовать оборону там, где мне пришлось бы ползти или прожигать на своем пути всё и вся к великому ужасу Ра-Конов?

– Выходит, здесь ждали именно нас, – Алина недобро сощурилась, тщательнее вслушиваясь в окружающие энергопотоки. – Храм подготовлен к подрыву?

– Полностью, – подтвердил Торбранд. – Этот дзот является детонатором. Именно он должен сделать вывод, что Сияющие находятся внутри астероида. Без применения тяжёлого вооружения подавить его могут только Сияющие. Я чувствую четыре уровня огневого противодействия. На дальней дистанции – пороховое оружие, для отвода глаз и усыпления бдительности. На среднем – ракетное, именно оно отбросило десантников Ра-Конов. Если подойти ближе, заработают излучатели частиц. Сейчас они в неактивном состоянии, но я ощущаю следы активности обслуживающих систем, отвечающих за диагностику их состояния. И для тех, кто подошёл в упор, подготовлен маломощный термоядерный фугас направленного взрыва, замаскированный под химическое взрывчатое вещество. И если после всего этого дзот всё равно будет уничтожен, автоматика подаёт сигнал тому, кто даёт команду на подрыв астероида.

– И этот кто-то будет точно знать, что здесь Сияющие, – закончила за него Алина. – Потому что Ра-Коны не будут громить собственный Храм, а кроме нас они никому его показывать не станут.

– Именно так, – Торбранд вскинул руки с Боевыми Кристаллами и серией быстрых импульсов уничтожил стремительно мчащуюся к нему россыпь управляемых ракет. – Но загвоздка не в этом. Я не чувствую основного заряда. Поблизости его нет, он расположен где-то в другом месте.

Он вызвал на связь Харальда и коротко обрисовал положение дел. Несколько мгновений Харальд обдумывал услышанное, после чего приказал:

– Отступи. Пусть электроника дзота сочтёт атаку отбитой. Мы прослушиваем эфир, но Храм не передаёт никаких сигналов на внешних частотах. Значит, угроза пока ещё не признана серьёзной. Так пусть машинерия Тёмных успокоится, мы же пока поищем основной заряд.

Дзот прекратил огонь, только когда Торбранд покинул тоннель, автоматические пушки пытались достать цель даже за метры до его окончания, что наталкивало на мысль о серьёзном боезапасе, заранее сосредоточенном Тёмными для этих целей.

– Всё-таки странно, что электроника До-Ра-Конов не попыталась сообщить своим хозяевам о появлении Сияющих, – Алина убедилась, что не выпустила из тоннеля в центральную залу ни одного вражеского заряда, и присоединилась к Торбранду. – Как-то всё слишком сложно они придумали.

– Придумали бы не сложно – ничего бы у них не вышло, – Торбранд сидел на одном из ящиков с оборудованием научной экспедиции Ра-Конов и вёл беседу с их руководителем в ожидании указаний от Харальда. – Они же понимают, что мы первым делом заглушим связь в районе Храма. И сигналы местного Искусственного Интеллекта до них попросту не дойдут.

– Тогда почему этот Искусственный Интеллект сам не взорвал Храм, как только увидел нас? – не сдавалась Алина. – Он же наверняка нас идентифицировал!

– Полагаю, мне известен ответ на этот вопрос, – нахохлившийся научный руководитель Ра-Конов был воплощением печали. – Тёмные не стремятся взорвать двух-трёх Сияющих посредством уничтожения Храма. Это не имеет смысла. Их цель не вы. Это послание нам, смысл которого прост: мы обречены, и никто нам не поможет. Они хотят сломить наш боевой дух. И это не дело умов До-Ра-Конов, они на такое не способны. Я чувствую здесь руку Серых или Рептилий, подобное коварство в их манере. Их план прост: мы обращаемся к Сияющим за помощью, Сияющие освобождают Храм, мы высаживаем сюда большое количество научного и инженерного персонала, подгоняем буксиры для транспортировки и флот для охраны… И в этот момент Храм взрывается. А так как мы будем делать всё быстро, то велика вероятность, что Сияющие тоже погибнут… – Убитый горем Ра-Кон трагически защёлкал. – Какая ужасная беда нависла над нами… Этот Храм есть древнейший памятник нашей науки и одновременно крупнейший современный исследовательский центр… Мы с трудом оправляемся от последствий перенесённого вторжения, а одна из наших систем всё ещё находится во власти оккупантов. Это наши соседи, я уже упоминал об этом…

Ра-Кон скорбно умолк, и Алина ощутила исходящий от Торбранда заинтересованный отпечаток.

– Ты что-то нашёл? – Чтобы не тревожить несчастную трёхметровую птицу понапрасну, она вызвала возлюбленного в режиме слияния. – Думаешь, Тёмные ждут сигнала в соседней системе?

– Это напрашивается само собой, потому что она ближе всего, – объединенное сознание зажгло ответную мысль. – Кажется, я понял замысел Тёмных. Давай подождём Харальда. Если я прав, то он не найдёт здесь никаких зарядов.

Харальд вышел на связь через полчаса и действительно сообщил, что поиски оказались тщетны.

– Заряда нигде нет, мы просеяли спектральные излучения астероида по крупицам, – командир сороковой ударной озадаченно развёл руками. – Прослушали все энергопотоки вплоть до мельчайших отпечатков. Тут нет ничего, что могло бы взорваться сильнее, чем небольшой склад с боеприпасами, в котором сосредоточен боезапас для того дзота. Кстати, других укреплений в Храме нет. Это единственное. Торбранд, может, мы слишком сгустили краски? Может, тут действительно нет никакого заряда?

– Думаю, что его здесь и не должно было быть, они предусмотрели, что мы будем его искать. – Торбранд зажёг перед собой объёмную схему космического пространства Ра-Конов. – Вот здесь мы, – он указал на одну из систем. – Вот здесь Тёмные, по соседству. Расстояние между системами минимально. Сигнал дойдёт мгновенно. Я имею в виду, отсюда туда. Там его ждут. А Храм расположен на самой границе гравитационного колодца звезды, дальше уже нельзя, иначе без гравитационного поводка его просто унесёт в мёртвый космос космическими ветрами. Допустим, Тёмные уверены, что взрывом уничтожат не только Храм вместе с флотом Ра-Конов, но и нас. Но ведь у нас погибнут только десантники, потому что наши корабли выживут вне эпицентра любого одиночного взрыва…

– Кроме кваркового, – Харальд понял всё мгновенно. – Храм не заминирован. Он – мишень. В него прилетит из гиперпространства ракета-носитель с кварковым зарядом на борту. Взрывом накроет в десять раз больше пространства, чем занимает Храм, Ра-Коны и наша группа вместе взятые. И бить будут из соседней системы. Гиперпрыжок оттуда сюда займёт не более пары частей даже у самых слаборазвитых Тёмных. Как ты догадался?

– Когда проводил разведку боем. Стало странно, что дзот выстроили в самом удобном для нас в плане габаритов тоннеле. Не функционально с точки зрения военного дела. Значит, ждали именно нас.

– В таком случае пусть считают, что дождались, – сияющие звёздным огнём глаза Харальда увеличили интенсивность свечения. – Избавим их от лишнего кваркового заряда! Торбранд, дай нам полчаса, и начинай штурм дзота. И так, чтобы у электроники Тёмных не осталось сомнения в том, что это именно Сияющие разнесли его на запчасти! – Он вышел на общую частоту операции: – Внимание всем Ра-Конам! Срочно покинуть Храм и отвести все корабли и гражданские суда на расстояние в шестнадцать миллионов километров! Агнар! Десантному отряду вернуться на борт!

– Не переживай, всё будет хорошо, – Алина погладила пришедшего в ужас научного руководителя по гибким металлическим чешуйкам скафандра. – Это страховка на крайний случай, чтобы никто не погиб. Мы спасём ваш Храм. Я подключу тебя к своей частоте, и ты сможешь увидеть всё сам.

– Это не запрещено? – Ра-Кон унял нервное щелканье клювом. – Я же гражданский специалист.

– Всё самое секретное мы с тобой не увидим, – улыбнулась Алина. – Это будет происходить внутри кораблей, на боевых постах Блюстителей. Но ты посмотришь на результаты нашей работы.

Сороковая ударная провела операцию на глазах у флота Ра-Конов специально для того, чтобы немного поднять союзникам боевой дух. Харальд не возражал против присутствия их научного руководителя на видеочастоте Валькирий, лишь потребовал от него сохранять абсолютное радиомолчание. Ра-Коны отвели флот, и сияющие звёздным огнём корабли Сияющих рассыпались вокруг многострадального Храма. Как только астероид был взят в объёмную сеть из крейсеров, Блюстители соединили потоки всех корабельных постов воедино, и Кристаллы Слежения вошли в общий резонанс, закрывая Храм мощнейшей биоэнергетической завесой. Мощь синергирующих Кристаллов искривила структуру завесы, временно меняя свойства материи на абсолютную электромагнитную вязкость, и Харальд отдал приказ на штурм.

Белоснежная броня Торбранда вспыхнула лучистой чернотой, и пятиметровое пятно антиматерии ринулось в бой в стремительном ускорении. Сияющие энергокрылья зависшей в воздухе Алины вспыхнули сонмом переливающихся физических полей, и в ёмкость привычно ударил входящий поток жёсткой энергии. Торбранд миновал два километра ровного, словно стрела, тоннеля за считаные мгновенья и прожёг насквозь стальные стены дзота. Укрепление противника утонуло в ослепительной фотонной вспышке, и энергозащита лица выставила четырёхкратное затемнение. Алина почувствовала, как личный энергоконтур угрожающе дрогнул, но в следующий миг стабилизировался. Поток входящей энергии прекратился, и в эфире раздался доклад:

– Вспышка погашена. – Она узнала голос Блюстителя флагмана. – Цепная реакция предотвращена.

– Дзот уничтожен. Противника не наблюдаю, – это Торбранд, как всегда спокойный, словно ничего не произошло. А ведь это был смертельный риск! Только Боевой Ас может выдержать ядерный взрыв. Алина в который раз вздохнула. Ну вот как тут списываться на Землю?! Если он без неё погибнет, она просто тихо умрёт от тоски где-нибудь в уголке родового замка. Как можно жить без своей истинной половинки после того, как она была обретена наяву?!

– Сигнал противника захвачен. – Доклад одного из Блюстителей выбил из головы мрачные мысли. – Мы удерживаем его в изменённом пространственно-временном континууме. У нас есть полчаса.

– Начать буксировку Храма! – приказал Харальд. – Приступить к установлению ложной цели!

В момент уничтожения дзота стометровый отрезок тоннеля выгорел полностью, стены, отгораживающие его от близлежащих помещений, расщепило в пыль. Но внутреннее содержимое узла хранения данных Алина заранее укрыла силовым полем, и самое ценное не пострадало. Научный руководитель Ра-Конов был в настолько неописуемом восторге, что позже пообещал назвать птенца её именем. Астероид взяли в гравитационное поле, разогнали и отвели на дальнюю орбиту Земли Ра-Конов. На его месте установили Ложный Кристалл, имитирующий излучения Храма, после чего захваченный сигнал Искусственного Интеллекта Тёмных выпустили на свободу.

– Группе – форсажное ускорение! – прозвучала команда, и сияющие шары звёздными лучами пронзили чернильный мрак космоса на скорости, в два десятка раз превышающей фотонную.

– Фиксирую возмущение в гиперпространстве! – Доклад Блюстителя прозвучал, едва сороковая ударная вышла из форсажного ускорения на безопасном расстоянии от Ложного Кристалла. – Цель высокоскоростная, малоразмерная! Время до выхода в реальный космос – половина части! Точка выхода – район первоначального месторасположения Храма Ра-Конов!

Несколько мгновений в эфире стояла тишина, потом корабельный Кристалл Слежения издал короткий мелодичный сигнал. Зависшая в свечении пилотского поста Алина увидела, как где-то очень далеко огромный кусок космического пространства подернулся серой дымкой, и единый энергопоток солнечной системы слабо завибрировал, сообщая о бушующей вдали ярости взбешённых элементарных частиц.

Глава седьмая

– Вкусно, – Торбранд проглотил порцию добавки в два счета и ласково коснулся щекой её щеки. – Ты у меня умница. Где ты достала настоящие продукты? Мы тридцать восьмые сутки в космосе.

Крайний месяц сороковая ударная находилась в состоянии полной боевой готовности, разместившись на космодроме подскока максимальной секретности, прикрывающего подступы к Арктиде. Непосредственное местоположение космодрома менялось ежемесячно, чтобы исключить его обнаружение разведкой Тёмных, но всякий раз оно выбиралось в мёртвом космосе, на удалённом от окружающих солнечных систем расстоянии. Визуально космодром представлял собой сеть гравитационных якорей, неподвижно закреплённых в пространстве. К каждому якорю была пришвартована здоровенная сфера ремонтной базы, отвечающая за свою ударную группу. Сами ударные группы располагались неподалёку в режиме невидимости. Даарийская группировка держала здесь крупную маневренную эскадру, чтобы сократить время реакции на внезапные атаки Тёмных и иметь возможность перехватывать их удары до того, как они достигнут Арктиды.

Арктида была ближайшей к Рубежу обитаемой Землей Сияющих в галактике Пограничная. Солнце, вокруг которого она вращалась, вопреки обычаям Сияющих не относилось к звёздам-гигантам и являлось жёлтым карликом, а сама Земля Арктида была невелика и имела мизерную в сравнении с Прародиной гравитацию. Но географическое положение Арктиды в этом секторе Галактики являлось исключительно удобным. В её системе пересекались космические пути более десятка Светлых рас, существующих в данном спиральном рукаве, что делало её крупнейшим торговым, научным и перевалочным пунктом в секторе. По этим же обстоятельствам до войны на дальней орбите Арктиды проводились торговые операции с представителями низкоэнергетического пространства, если таковые изъявляли официальное желание провести обмен теми или иными ценностями. Сюда же время от времени спешили дипломаты мелких Тёмных рас, стремящиеся получить от Сияющих военную поддержку против крупных Тёмных рас, дабы не оказаться уничтоженными подчистую. За почти двадцать миллионов лет, в течение которых Арктида была заселена Сияющими, такое случалось не единожды.

В связи со спецификой Арктиды, её население до войны было весьма значительным и практически полностью состояло из представителей Родов Туле и Свага. Доброжелательные и терпеливые огнеглазые Туле традиционно занимались внешними контактами с дружественными цивилизациями Светлых и желающими выглядеть дружественно цивилизациями Тёмных. В результате каста Жизнь Рекущих занимала на Арктиде большую часть спектра профессий, за что Арктида получила негласно прозвище «Земля дипломатов». Остальные касты были представлены на Арктиде неравномерно и состояли в основном из синеглазых Свага, чьё искусство Мастеров порой восхищало не только Тёмных или Светлых, но и другие Великие Рода Сияющих. Своей воинской касты на заселённой миролюбивыми Родами Земле не имелось, и Арктиду охраняла крупная эскадра Харрийцев, на сменной основе прибывающая с базы Харрийской группировки в системе Рады.

Однако с началом Второй Ассы положение дел резко изменилось. Арктида, находящаяся ближе всех к Рубежу, испытала на себе чудовищный удар бесчисленных полчищ Тёмных. Если бы целью Эмиссаров Чёрного не являлось скорейшее уничтожение Сияющих в эпицентре высоких энергий, то удержать Арктиду не удалось бы, несмотря на все жертвы. Но основной удар Тёмных в Первой Битве был направлен на исконные галактики Сияющих, и Арктиде досталось захватчиков на какое-то количество триллионов меньше, чем солнечным системам центральных Миров. Обороной Арктиды руководил боевой Ас Эйнар, ради этого сражения покинувший разведцентр на Дэе, о котором Алина не раз слышала, но так и не нашла никаких упоминаний о том, где он находится, и что такое Дэя вообще – Земля, звезда или блуждающая по тылам Тёмных комета.

Ас Эйнар успел подготовить Арктиду к битве, но выплеснувшиеся в систему войска Тёмных в сотни раз превзошли все количественные ожидания. Битва была жестокой, кровопролитной и беспощадной, каковой она была в те Решающие Девять Дней в каждой солнечной системе каждого Мира Сияющих. В ходе сражения Арктида лишилась всех своих лун, её солнечная система потеряла две Земли, являвшиеся опорными пунктами Сияющих, и едва не перестала существовать целиком. Когда флоты Тёмных заполонили всю систему и положение стало критическим, Ас Эйнар открыл ноль-переход прямо в ядро газового гиганта, находившегося в тот момент в центре вражеских полчищ. Он переместился внутрь газового гиганта и ценой своей жизни вызвал его вспышку. Возникшее в системе второе солнце сожгло половину флотов захватчиков и едва не привело к смертельному коллапсу первого солнца. Несколько мгновений существовала прямая угроза вспышки сверхновой, и немалая часть уцелевших вражеских флотов, решив не испытывать судьбу, совершила прыжок. Остальных удержать не удалось, но в самый крайний миг на зов погибшего Эйнара явился Высокомерный Вотан, и чаша весов сражения качнулась в другую сторону. Высокомерный Сияющий зашвырнул оставшихся агрессоров внутрь второго солнца, после чего погасил его и выровнял возникший в системе чудовищный гравитационный дисбаланс, грозивший Арктиде гибелью. Тех Тёмных, кому всё же повезло не попасть под удар Высокомерного, переловили и перебили остатки защитников Арктиды.

Сражение окончилось победой, но Арктида заплатила за неё дорогую цену. Огромные потери, разрушенные грады, большая часть лесов выгорела, океаны заражены, континенты радиоактивны, атмосфера забита пылью на десятки километров и поражена множеством боевых отравляющих веществ. В любую минуту вражеская агрессия могла повториться, и Совет Каст Пограничной принял решение об эвакуации населения. Основная масса Сияющих покинула Землю, и на Арктиде остались лишь двадцать миллионов человек, поставившие себе целью возрождение родной Земли. За четыре лета Арктиду очистили полностью, вплоть до выправления мутаций одноклеточных организмов, с тех пор там идёт восстановление количественного и качественного состава флоры и фауны. Но Штаб Флота запретил возвращение эвакуированного населения. Было ясно, что дальнейших массированных нападений на Арктиду исключать нельзя, и допускать новых огромных потерь никто не желал. Если на Арктиде вновь появятся миллиарды Сияющих, это станет для Тёмных очень сильным раздражителем, и они рано или поздно неизбежно выберут её целью главного удара. Пока же атаки противника удавалось отбивать либо перехватывать на дальних подступах, для чего и был организован космодром подскока со сменными маневренными эскадрами.

– Утром, пока ты спал после вахты, пришёл конвой с Арктиды, – глаза и волосы Алины испытали всплеск сияния от прикосновения возлюбленного. – Каста Венедов прислала поставку продуктов ручного взращивания. Их представитель сказал, что они не могут спокойно спать, зная, что мы месяц сидим в космосе на пище из синтезатора.

– И командование пустило их сюда? – удивился Торбранд. – Мы же в режиме секретности, отсюда до Рубежа рукой подать, Тёмные могут атаковать в любой момент. Видимо, нас решено перебросить в другое место, раз командование раскрыло координаты космодрома.

– Харальд сказал то же самое, – Алина с улыбкой наблюдала за тем, как Торбранд расправляется с салатом из фруктов. – Завтра к полудню здесь не останется ничего, кроме космической пыли. Переброска начнётся сразу после завершения разгрузки конвоя Венедов и распределения груза по кораблям ударных групп.

– Разгрузка уже идёт? – Торбранд замер, насторожённо глядя на неё. – А мы тут едим?

– Там без нас желающих разгружать втрое больше необходимого, – Алина пододвинула к нему пищевой Кристалл Стазиса, выполненный в виде ажурной вазочки. – Венеды, прибывшие с конвоем для разгрузки, остались не у дел. Там столько народа бросилось на разгрузку – арахниды от зависти умрут. Полный круг грузовых судов опорожнили за полчаса. Теперь половина ремонтных баз заставлена емкостями с продуктами, и начальник космодрома в ужасе.

– Ничего, переживёт. За прошедшую неделю не было ни единой боевой тревоги, так что ремонтировать нечего… – Торбранд коснулся сознанием исходящих от Кристалла Стазиса излучений, и его глаза вспыхнули детским восторгом: – Мороженое? Настоящее? Не из синтезатора?

– Настоящее, – Алина вновь улыбнулась. – Родичи специально для тебя прислали.

– У тебя на Арктиде родичи? – удивился Торбранд. – Род Небесной Лазури добрался и дотуда?

– Уже одиннадцатый миллион лет как! – коротко рассмеялась Алина. – Правда, гравитация на Арктиде совсем маленькая, гораздо меньше, чем на Руте, и оттуда редко кто-то переселяется на другие Земли. Обычно наоборот, на Арктиду прилетают в гости или в поисках супруга – других посмотреть да себя показать. Род Небесной Лазури славится высокой квалификацией специалистов из каст Мастеров и Венедов, но ещё в нашем Роду есть немного Жизнь Рекущих. Вот они в большинстве своём на Арктиде и живут. Там сейчас других каст почти нет, с тех пор, как Арктиду восстановили после удара Тёмных. Венеды, Мастера и Жизнь Рекущие – остались только те, кто возрождал Землю. Так что если раньше Род Небесной Лазури на Арктиде был представлен слабо, то теперь нас там большинство! Хотя общее количество родичей не изменилось! – Она вновь улыбнулась: – Я связалась с ними месяц назад и оставила заявку. На мороженое.

– Я тебя обожаю! – Он поцеловал её в щеку и немедленно потянулся за вазочкой.

– Кого из нас ты обожаешь больше? – тихо хихикнула Алина, протягивая ему десертную ложку.

– Тебя или мороженое? – Торбранд скорчил напряжённо-задумчивую мину. – Сложный вопрос…

– Кушай, не отвлекайся, – продолжала веселиться она. – Я знаю, что меня! – Она изменила цвет волос, и её сияние из бело-золотого стало ярко-зелёным. – Потому что я красивее, чем мороженое!

– Никогда так больше не делай, хорошо? – опешил он. – Это жутко. Ты стала похожа на ящерицу.

– Точно? На настоящую ящерицу? – Алина изменила белый цвет кожи на землистый и голубой цвет глаз на блекло-жёлтый. – Эх, зрачки узкими не делаются!

– Я выгоню тебя из дома, – пообещал Торбранд. – Будешь жить у Ра-Конов. В гнезде. И они тебя склюют. По ошибке. Примут за рептилию. Они питаются мелкими неразумными рептилиями, что изрядно бесит разумных рептилий. А их реакция столь же изрядно веселит других Тёмных.

– Не надо меня выгонять, я ещё пригожусь! – Алина переделала свои цвета под Сигтруду. – Так лучше? – Она трансформировала броню в платье, подняла прозрачность до максимума и сняла стабилизирующее поле, удерживающее полутораметровый шлейф её волос собранным в поток. Сияющий снежно-белым огнём живой водопад рассыпался, закрывая точеную фигурку Валькирии, словно одеждами, и Алина закружилась вокруг возлюбленного в игривом танце. – Даарийская вариация! Правда, немного мелковата, зато всё, что есть, всё твоё!

– Так нечестно! – возмутился Торбранд. – У меня же мороженое!

– Я же сказала, что пригожусь, – промурлыкала Алина. – И я планирую пригодиться немедленно!

– Это жестокий беспринципный шантаж, – Торбранд быстрым импульсом вернул вазочку с мороженым в стазис-режим и сгрёб Алину в охапку.

Вернуться к мороженому ему удалось только через час. Пока Алина, лениво потягиваясь, отдыхала от любовной страсти, Торбранд улучил момент и удрал на камбуз. Объединённое сознание окрасилось довольными эмоциями от поглощения любимого лакомства, и Алина невольно улыбнулась. Ну как тут спишешься на Землю?

«Как все нормальные Валькирии, – немедленно вспыхнул ответ. – По причине беременности».

«У меня ещё восемь месяцев, – напомнила она. – Потом спишусь. Я понятия не имею, как смогу оставить тебя на пятьдесят лет! Я без тебя спустя пятьдесят частей уже полуживая от одиночества».

«Почему именно на пятьдесят лет?» – вспыхнула вопросительная мысль.

«Восемь пар двойняшек в среднем раз в пять лет, плюс десять лет, пока подрастёт крайняя пара! – мгновенно выдала Алина. – После можно будет возвращаться на Светоч, всё равно их в этом возрасте из родового замка за уши не вытащишь. Мы с Хельгой уже всё рассчитали!»

«Женский заговор, – определил Торбранд. – Почему ты уверена, что будут только двойняшки? Я вот родился один. И ты, кстати, тоже».

«Гармоничные всегда рождаются по одному, – возразила Алина. – Потому что им требуется очень большое количество энергии. Но так как мы с тобой Гармоничные, у нас запросто могут рождаться и тройни, и даже четверо. Это тоже проверено. Хельга и Нежана насобирали для меня гору информации по Гармоничным матерям. Я уже всё знаю! Пятьдесят лет – это максимум, правда, без поправки на то, что может родиться Гармоничное чадо. Но такое у Гармоничных родителей случается совсем редко. Чаще раза в три-четыре тысячелетия подобных случаев не наблюдалось. Обычно же и того реже».

«Предлагаю начать хотя бы с обычного чада, – весело парировал Торбранд. Судя по счастливым эмоциям, мороженое ещё не закончилось. – Как только родишь, тебе будет чем заняться, разлука сразу станет восприниматься менее остро. Забота о детях выйдет на первый план, и тебе станет не до сражений. Так у всех Матерей бывает».

«Не у всех Матерей бывает Идеальное Слияние, – Алина подумала, что ватага маленьких Торбрандов не даст ей сидеть без дела, но дети в конечном итоге вырастут, и находиться вдали от возлюбленного станет выше её сил. – Я чувствую, что буду скучать по тебе всегда и каждый миг… Просто чувствую. Моей матери это чувство незнакомо, судьба никогда не разлучала их с отцом. А вот Хельга меня отлично понимает и без всякой Гармоничности. Только в отличие от меня она не знает, на какой риск ты идёшь в каждом бою! Поэтому я не собираюсь задерживаться в замке ни единого лишнего часа!»

«Ты ещё не понесла первую пару наших двойняшек, но уже выстраиваешь планы возвращения, – мысль Торбранда переливалась весёлыми нотками. – Не бойся, я буду навещать вас как можно чаще. Я ведь тоже буду очень скучать без тебя. Я же люблю тебя сильнее, чем ты меня».

«Как это сильнее?! – Она ошарашенно замерла. – Мы же половинки! Одна половинка не может любить слабее другой! И сильнее тоже не может…»

– Конечно, может, – наставительным тоном возразил Торбранд с камбуза. – Вон ты какая мелкая, а я – большой. Соответственно, во мне любви больше.

– Ах так! – Алина упругим движением спрыгнула с кровати. – Снова смеёшься надо мной! – Она на мгновение задержалась, и её кожа приняла легкий загар, сияние волос изменилось на бело-пепельное. Алина сверкнула бездонно-зелёными глазами, и при мысли о возлюбленном её сияние резко увеличило интенсивность. – Сейчас я до тебя доберусь!

К окончанию суток продовольственная поставка была полностью распределена по кораблям ударных групп, и маневренная флотилия приступила к сворачиванию космодрома. Гигантские сферы ремонтных баз привели в походное положение, и ударные группы начали образовывать вокруг них походные ордера. Затем настал черед демонтажа пространственных якорей, на время которого Светочи ближнего боя обеспечивали эскадре боевое охранение, и два следующих часа Алина с Торбрандом провели в непрерывном патрулировании. Потом из Штаба Флота пришла шифрограмма с координатами нового места развёртывания засекреченного космодрома, и эскадра ушла в прыжок, оставляя после себя лишь безбрежно пустой океан холодного космоса.

Новое место дислокации находилось относительно недалеко от предыдущего, идти до него через гиперпространство предстояло двенадцать частей. В то же время для Тёмных данное расстояние было значительным, и если их разведчики доберутся до старого места, то определить, куда делся космодром, им не удастся. Алина откинулась на спину, расслабляя тело, и замерла в упругом сплетении энергий пилотского поста, с трудом подавив желание выбраться из него и слиться с возлюбленным не только сознанием. Сейчас не время, этот гиперпрыжок совсем короток, и вскоре им предстоит новое патрулирование, пока эскадра будет разворачивать космодром на новом месте.

Она скрыла грустный вздох. Чем ближе окончание её службы, тем острее она ощущала неизбежность и невероятную тяжесть разлуки с любимым. В крайний день свадьбы они договорились, что Алина проведёт в сражениях два лета, после чего примет удел Матери. Казалось бы, вскоре сбудется мечта любой жены Сияющих – у неё и её половинки появятся дети, это же огромное счастье, она сама не раз мечтала об этом, будучи совсем юной дочерью. Но теперь, когда до наступления первой, и по всем законам самой желанной беременности оставалось восемь месяцев, где-то глубоко в потаённых уголках подсознания Алина всё сильнее ощущала нечто смутное, тревожное и необъяснимое. Понять, что же это, ей никак не удавалось, и все попытки отыскать ответ в глубинной памяти или в вибрациях собственного энергоконтура оказывались тщетны. Всё было в норме, её организм в идеальном состоянии, чистота её женского потока эталонна. Но всё чаще она просыпалась ночью и молча смотрела на спящего Торбранда, тихонько касаясь ладонью его могучего тела, и чувствовала необъяснимую грусть.

Однажды она даже заплакала безо всякой причины, чего с ней не случалось лет, наверное, с четырёх. Торбранд проснулся, и она рассказала ему о своём смятенном состоянии. Они слились воедино, но он не смог обнаружить ничего в объединённом сознании. С Алиной всё было идеально. В итоге он пришёл к выводу, что это берёт свое её страх оставить его одного в жестоких битвах. В тот момент Торбранд ласково сжал её в объятиях, зарываясь в водопады сияющих волос Валькирии, и нежно поцеловал её.

– Не бойся, солнышко моё, ничего со мной не случится, – он очень щекотно потёрся носом о её щеку, и она тихо прыснула. – Ты переживаешь из-за того, что полагаешь, будто в одиночку я буду бросаться в пекло так же, как вдвоём с тобой. Не бойся. Я много лет сражался без половинки и хорошо умею вести бой самостоятельно. Я не собираюсь погибнуть в первом же бою. Эта Асса будет длиться ещё очень долго, и чем дольше я смогу сражаться, тем скорее она завершится. А вот тебе не стоит бесконечно откладывать удел Матери. Ты родишь мне множество сыновей, они станут славными воинами и приблизят нашу победу. Я же буду ждать твоего возвращения каждый миг.

– Я обязательно вернусь, – в его объятиях Алине стало тепло и спокойно. Она закрыла глаза, нежась в потоке любимого, и коснулась губами его лица. – Чего бы мне это ни стоило. Обязательно…

– Это будет стоить тебе полного круга детей, – тихо засмеялся Торбранд. – До тех пор даже не думай о свечении пилотского поста. И потом, мы же не расстаёмся на пятьдесят лет от первого до крайнего. Все эти лета мы будем вместе настолько часто, насколько позволит обстановка на фронтах.

Его слова тогда успокоили Алину, и она уснула в его потоке, улыбаясь прекрасным снам. Но спустя несколько суток смутная тревога вернулась. Она не донимала Алину постоянно, порой всё было просто замечательно днями напролёт, но время от времени ночью необъяснимая тень подсознания будила её, и Алина подолгу не сводила глаз с возлюбленного. А ещё она всё чаще стала ловить на себе внимательный взгляд Сигтруды, в котором незримо угадывалась печаль. И даже Торбранд заметил, что Сигтруда стала реже улыбаться. Всё это было настолько странным и тревожным, что Алина решила посетить центральный госпиталь Асгарда, как только сороковую ударную выведут с передовой на отдых, и поговорить с многомудрым медицинским Асом Светодаром. Ему не впервые заниматься таинственными бедами Высших Валькирий, возможно, могучий Целитель поможет ей словом или делом.


– Госпожа Мше, на связи Бессмертная Элу, – один из личных помощников склонил голову в субординационном поклоне, появляясь в лучах голографического изображения. – Сообщить ей о вашей беспрецедентной занятости?

– Соедините, – распорядилась Мше и приняла демонстративно вольготную позу, устраиваясь в баснословно дорогом персональном кресле полулежа. – Мы сделаем исключение для наших самых ценных партнёров. И запишите наш разговор! Он может оказаться полезным, а канцелярия Элу наверняка попытается воспрепятствовать записи.

– Согласно вашему распоряжению, госпожа, мы тщательно пишем все разговоры, – подобострастно заверил её личный помощник, – в том числе ведущиеся по дипломатическим каналам. Нам предпринять попытку взлома их защитных систем во время вашего разговора?

– Предпримите, – позволила Мше.

А что, это будет даже забавно. Элу, заклятая конкурентка и преданная партнёрша, только и ждущая удобного момента, чтобы сместить Мше с кресла председателя подкомитета Бессмертных и занять её место, хочет что-то сказать, иначе для чего этот звонок? А раз ей нужен разговор, то она не станет бросать трубку сразу, как только служба безопасности сообщит ей о попытке взлома дипломатической линии максимальной степени надёжности. Просто так линию не взломать, единственное слабое место системы – это момент непосредственно ведущегося разговора, если попытка взлома будет осуществляться по линии одного из участников беседы. Вот и посмотрим, как эта выскочка поведёт себя в столь щекотливой ситуации: тебе необходимо высказаться, но чем дольше ты на линии, тем глубже проникают конкуренты. И никого не обвинишь – факт взлома нужно ещё доказать. А уж факт попытки взлома – тем более. Бессмертная Мше позволила себе усмешку. Элу её бесила, но противостояние с ней добавляло остроты в тайное, но от этого не менее бурное кипение интриг, разыгрывающихся между Бессмертными. Элу являлась главной конкуренткой Мше во всем: они были одного возраста, имели примерно одинаковые финансовые возможности, относительно равный политический вес и схожие параметры личных качеств. Обе одновременно получили предложение бессмертия от Эмиссара Чёрного и одновременно вошли в состав комитета Бессмертных, имея равные показатели авторитета. Даже их лунные фазы совпадали день в день, и смена пола происходила у них одновременно, что исключало возможность заключения политически мотивированного брака. Единственное, что было у них не одинаковым – Мше постоянно опережала конкурентку на один шаг. Элу выполняла задания Эмиссара всегда идеально, но никогда не успевала сделать это раньше Мше. В итоге кресло председателя подкомитета досталось Мше, и это не давало Элу счастливо наслаждаться бессмертием.

– Могущественная Мше! – Голограмма системы дипломатической связи зажгла изображение светящейся дружелюбием кудрявой рыжеволосой конкурентки. – Пусть милость Господняя к вам будет вечной, а ваше Бессмертие – бесконечным!

– И ваше, разумнейшая Элу, и ваше! – Мше была воплощением вежливости и преданности идеалам дружбы и взаимовыручки Бессмертных. Таковые, кстати, действительно существуют, но на практике действуют лишь тогда, когда одним Бессмертным необходимо объединиться против других Бессмертных. Сейчас явно не тот случай. – Я безумно рада вас видеть и слышать! Чем могу помочь?

Мше с выражением радости гуманоида, узревшего лучшего друга, буравила конкурентку чёрными глазами. Планета Нод, принадлежащая Элу, находится едва ли не в самой последней солнечной системе галактики Юр. Это ближайшая к Рубежу обитаемая система, заселённая Серой расой. Пока до этого захолустья дойдёт стократно зашифрованный сигнал дипломатической связи, пока его расшифруют и передадут Элу, пройдёт не меньше двух десятых секунды. За это время специалисты Мше по информационным технологиям успеют начать атаку на её канал связи. А вот специалисты Элу в силу отставания по времени смогут отреагировать на это не сразу. Конечно же, они отразят атаку, в сетевых протоколах дипломатической связи используются самые мощные и современные алгоритмы, но сам факт проникновения, пусть даже и неглубокого, станет для конкурентки ещё одним уколом в опухшее самолюбие. Кроме того, кто знает, вдруг на этот раз повезёт, и наши хакеры успеют выудить у соперников что-нибудь ценное.

– Спасибо за предложение, вы, как всегда, очень добры! – Чёрные глаза Элу маслянисто поблескивали в голографическом изображении. – Особенно сейчас. Я всегда рада общению с вами!

Выражение лиц собеседников никак не изменилось, но внутренне Мше весело хохотнула. Конкурентка только что узнала о ведущейся сетевой атаке. Ну так что ты хотела сказать?

Рядом с голограммой Элу вспыхнула голограмма личного помощника, мелькнуло сообщение об активации режима максимальной конфиденциальности, и он испуганно сообщил:

– Госпожа Мше! Мы засекли сетевую атаку на наш канал дипломатической связи! Она ведётся одновременно с двух планет – с Нода и Эдема прямо по каналу Бессмертной Элу! Их мощность вдвое больше нашей! Мы не ожидали такого! Мы срочно задействуем мощности других планет, но на договор с партнёрами потребуется время! Несколько минут мы будем уязвимы!

– Я связалась с вами, чтобы высказать свои соболезнования. – Элу была само сочувствие. – В прошлом месяце ваша идея с западней для Сияющих в пространстве Ра-Конов потерпела неудачу. Вы лишились кваркового заряда большой мощности. Мне очень жаль! Это очень дорогостоящая потеря, компенсировать которую непросто. Я не могу остаться в стороне, когда у моих партнёров проблемы! Может быть, Я могу вам чем-нибудь помочь? – Она выделила голосом «Я», откровенно намекая на то, что в данную минуту Мше пропустила удар.

– Упомянутая вами неприятная случайность произошла давно, – беспечно отмахнулась Мше, виртуозно скрывая бурлящую ненависть. Вот же тварь, задумала плюнуть в лицо! Не выйдет! – Вы несколько опоздали с предложением помощи.

Она незаметным движением отключила передачу звука и лениво посмотрела на помощника:

– Отключите глобальную сеть. Полностью вырубить всю планету до окончания этого разговора.

– Но… тысячи компаний понесут огромные убытки… – опешил тот, – на бирже вспыхнет хаос!

– Отключайте немедленно, – продолжала улыбаться Мше. – И обесточьте эту резиденцию, кроме канала дипломатической связи. Шевелитесь! Если она сумеет получить от меня хоть один бит информации, я вас уничтожу со всем семейством!

Помощник побледнел так, что его серая кожа словно мгновенно выцвела, и отключился.

– За прошедшее время, – Мше продолжила дипломатический разговор, – мы целиком и полностью нивелировали потери. Конечно, изготовить замену кварковому заряду настолько быстро невозможно, но мы приобрели точно такой же фугас на стороне. Вместе со средствами доставки, которые даже превосходят по характеристикам то, что имелось у нас раньше. Такие затраты для нас не проблема.

– Я очень рада это слышать! – В голосе конкурентки зазвучали нотки облегчения. – Особенно в свете предстоящего наступления на эпицентр высоких энергий, которое вы подготовили. Надеюсь, что там всё пройдет без накладок, мы все очень заинтересованы в этом!

Свет в кабинете Мше погас, и Элу с прямо-таки неподдельным удивлением поинтересовалась:

– У вас проблемы с сетью? – Её довольный взгляд безошибочно свидетельствовал о том, что конкурентка в курсе событий и наслаждается удавшимся выпадом. – Я могу прислать вам своих специалистов по информационным технологиям! У меня очень опытные профессионалы!

– Спасибо! – пылая благодарностью, ответила Мше. – Спасибо, дорогой партнёр, но это излишне. С нашей сетью всё в порядке. Мы проводим учения по гражданской обороне, отрабатываем действия на случай карательного рейда Сияющих. В текущих условиях это нереально, но всегда надо быть готовым ко всему. «Будь готов!» – это наш девиз. Так что мы всегда готовы к любым неожиданностям, и недоброжелателям никогда не застать вас врасплох.

– Наш девиз – «Никогда не говори „Никогда“», – вкрадчиво уточнила Элу. – В жизни чего только не случается! Но я искренне рада, что у наших партнёров всё в порядке! Но, не смею отвлекать вас от гражданской обороны! – Не приходилось сомневаться, что хакеры Элу только что сообщили ей об отсутствии глобальной сети в месте взлома и бесполезности дальнейшего продолжения атаки. – Желаю вам и впредь быть готовой! Всегда рада общению! Всего хорошего!

Голограмма системы дипломатической связи погасла, и Бессмертная Мше схватила с рабочего стола инкрустированный бриллиантами стилус и сломала его пополам. Стало легче, и она принялась обдумывать произошедшее. Этой твари удалось вывести её из себя, такое без ответа Мше не оставит! И дело здесь не в убытках, которые понесла экономика планеты от полного отключения глобальной сети на целую минуту! Финансовые потери, конечно, окажутся колоссальными, от глобальной сети зависит всё, но это ничто по сравнению с полученным оскорблением! Эта мерзавка выбрала очень удачный момент, послезавтра начинается наступление на Сияющих, и подготовить адекватный ответ сейчас нет времени. Пожалуй, можно выделить ещё один транш независимым блогерам Нода, кормящимся с руки государственного департамента цивилизации Мше. Пусть наделают карикатур и фотожаб на Элу и выбросят это в сеть в большом количестве. И тысячу-другую дискредитирующих статеек. Пусть несут любую чушь, лишь бы поостроумнее, чтобы веселило электорат. Реальная мощь такой атаки ничтожна, зато в моральном плане приятно – над Элу будет потешаться собственный народец. Она, конечно, начнёт чистку, но чужого стада не жаль.

А вот что необходимо сделать в первую очередь, так это обдумать столь неожиданно обозначившийся союз Нода с Эдемом. Взаимоотношения этих двух планет всегда были подобны взаимоотношениям между Бессмертными: они вечно конкурировали друг с другом и всегда объединялись против внешней угрозы. Законы выживания цивилизаций в пространстве низких энергий продиктованы жизнью и смертью предшественников, это неоспоримо. А вот на устоявшиеся привычки Бессмертных вполне можно влиять. Это непросто, но осуществимо. И Элу только что продемонстрировала правоту данного утверждения. Ведь Бессмертный Хве, закулисный владелец цивилизации на Эдеме, всё это время считался союзником Мше. Хве получил бессмертие столь же недавно и был заинтересован в наличии влиятельного патрона. Он имел определённые виды на лидерство в своей солнечной системе, но с самого начала уступал Элу по всем пунктам. В основном в силу более слабых позиций своей цивилизации и слабой собственной информированности о тонкостях перипетий жизни Бессмертных.

Когда-то, во времена Первой Всеобщей Войны, на Ноде и Эдеме появились Бессмертные. Есть информация, что планетоиды им ниспослал сам Чёрный Бог, и они преданно претворяли в жизнь его волю. За что и поплатились. В конце войны Сияющие вычислили и уничтожили обеих Бессмертных вместе с их планетоидами. И перебили всех их сторонников, которые имели неосмотрительность не доверять информации о способности высших подвидов Сияющих читать мысли. И вроде бы даже, по непроверенной информации, в течение нескольких десятков тысячелетий периодически наведывались в ту солнечную систему с целью выяснить, а не появились ли там Бессмертные заново, и жестоко умерщвляли всех, чьи мысли им не нравились. Впрочем, последнее утверждение явно было уткой. На Сияющих это не похоже, а вот на ушлых писак, накропающих что угодно ради денег, очень даже. Как бы то ни было, итогом всего этого стало отсутствие Бессмертных в той системе в течение полутора миллиардов лет, что в общем-то наблюдалось едва ли не во всей Галактике Юр. К этому приплюсовалась масса суеверий и общественного негатива в отношении Бессмертных, а-ля «Бессмертные приносят несчастье, смерть и разрушения». При этом каждый Тёмный в душе, не задумываясь, отдал бы за это самое «негативное» Бессмертие всё что угодно. И был бы абсолютно прав!

Свет в кабинете вспыхнул одновременно с голограммой личного помощника, и тот с плохо скрываемым страхом доложил, что сетевая атака хакеров Элу успешно предотвращена, и врагам не удалось взломать все уровни защиты. Из-за отключения глобальной сети в масштабах всей планеты на фондовых рынках едва не случился коллапс, сеть заработала буквально в последнюю секунду, но множество сделок, трансфертов, всевозможных платежей, котировок и прочей системообразующей информации смешалось в немыслимую кучу, и все сейчас заняты восстановлением утраченного. Точную сумму убытков ещё не подсчитывали, но уже ясно, что она будет заоблачной. Бессмертная Мше дала помощнику несколько указаний и велела не беспокоить её до появления полного отчёта.

Она откинулась на спинку кресла, отдала автоматике команду привести его в лежачее положение и задумалась. Убытки сейчас крайне не к месту, ведение войны и так отнимает колоссальные средства. Впрочем, экономического кризиса не случилось, остальное терпимо. Самое главное она сделала месяц назад – установила коллектор ноль-перехода Эмиссара в галактической Прародине Сияющих. Остальное не её проблемы, дальше всё зависит от воли Высокомерных Тёмных. Свою миссию она выполнила, и за это Эмиссар назначил её председателем подкомитета Бессмертных в своём секторе галактики Юр. Это открывает дополнительные политические перспективы, но финансовые дивиденды от занятия новой должности поступят не скоро. А деньги нужны сейчас. А ещё лучше, ресурсы. Как бы получить в единоличное пользование хотя бы одну планету Сияющих? Послезавтрашнее наступление наверняка повлечёт за собой захват некоторого количества солнечных систем, но не стоит питать иллюзий. Даария – это материнская галактика Сияющих. На её защиту явятся все и отовсюду. И Высокомерные Сияющие в том числе. Эмиссар Чёрного прекрасно это понимает, более того, это ему и нужно. Его задача – уничтожить как можно больше Сияющих. В идеале, их нужно уничтожать быстрее, чем они плодятся, и тогда в течение некоторого количества столетий Сияющих можно истребить полностью. Да, Высокомерные Светлые всегда будут приходить к ним на помощь, но, если самих Сияющих от раза к разу будет становиться всё меньше, их Высокомерные Предки ничего не смогут с этим поделать. В конце концов Сияющие попросту закончатся, остальных Светлых к этому моменту давно перебьют, и пространство высоких энергий будет поделено между победителями. Что автоматически означает ещё одну Всеобщую Войну. Которая начнётся на вторую минуту после того, как получившие желаемое Высокомерные Тёмные покинут четырёхмерный слой Вселенной. Потому что как бы ни произошёл раздел наследства Сияющих, никто не останется им доволен. Война неизбежна.

И готовиться к ней необходимо уже сейчас. Ибо победят в ней те, кто к моменту её начала сохранят мощные силы, а не растеряют их в ходе уничтожения Сияющих во имя Чёрного Бога и идеалов Тёмных рас во всех слоях Вселенной, где только они есть. Высокомерным плевать на то, что случится после их ухода. Они ткнут пальцем, типа: «Ты заслужил это, а ты – вон то! Повелеваю: владейте!». И уйдут. Вот тут и начнётся самое интересное. Иными словами, если сам о себе не позаботишься, никто о тебе не позаботится. К тому моменту Мше необходимо иметь в своем распоряжении массу мощнейших рычагов влияния: сильную армию, крепкую экономику, обширную ресурсную базу и очень серьёзные финансовые резервы. Готовить всё это необходимо уже сейчас. Имея в распоряжении всего одну цивилизацию, рассчитывать на успех несерьёзно. Сколько бы ты ни накопила, большая часть канет в сражениях по повелению Эмиссара. Значит, нужно обрасти, скажем так, неприкосновенным запасом. Для этого одной цивилизации мало. Самым простым решением, напрашивающимся в первую же секунду, является подмять под себя цивилизации, теневыми владельцами которых являются не Бессмертные. Но теперь это невозможно. Перед войной Эмиссар ниспослал Бессмертие владельцу каждой цивилизации, а в тех, что занимают более одной планеты, довёл число Бессмертных до количества обитаемых планет. Что ж, Выскомерным не откажешь в дальновидности и предусмотрительности, на то они и Высокомерные.

Подминать под себя цивилизации надо было раньше, до обретения Бессмертия, но кто же знал?! За тысячу двести лет своей смертной жизни Мше не раз приходила в голову подобная мысль, но осторожность заставляла его отказываться от таких планов. Захватить парочку цивилизаций его ресурсов и интеллекта, без сомнения, хватило бы. Но вот удержать было бы проблематично. Гарантий успеха нет, зато огромные расходы и тайные войны на политико-финансовых фронтах со множеством конкурентов, высасывающие гигантское количество ресурсов, были обеспечены. В общем, уже поздно. Значит, остаётся только один путь: союз с другими Бессмертными. Объединение группы цивилизаций в одну, создание совместного управления и, соответственно, отказ от многих единоличных функций. Разумеется, потом, после окончательной победы над бывшими слабыми союзниками и раздела наследства Сияющих с бывшими сильными союзниками, участники совместного управления займутся перетягиванием одеяла на себя. Объединенная цивилизация развалится, но это уже бескровная война финансов и социопсихологических методов. Там Бессмертной Мше есть, чем крыть, и есть, чем озадачить оппонентов.

Но всё это будет позже, для начала же необходимо объединиться с другими, и в этом плане Бессмертная Элу, похоже, вырвалась вперёд. Не требуется быть Высокомерным, чтобы понять, что Элу пришла к таким же выводам и теперь собирает коалицию. Союз с ней невозможен в принципе, на это не пойдёт ни она, ни Мше, потому что обе прекрасно понимают, что попытаются утопить друг друга гораздо раньше. Чем, собственно, они и занимаются. Значит, необходимо обратить пристальное внимание на других. С одной стороны, это даже плюс. Ведь на окраинах Галактики расположены в основном аутсайдеры, кроме того, их территории ближе всего к Рубежу, и карательный удар Сияющих возможен там более чем где-либо. С другой стороны, имеется и минус: вдали от окраин цивилизации сильны, и владеющие ими Бессмертные будут не столь уступчивы. Тем более и это стопроцентно, кто-нибудь из них тоже начал или вскоре начнёт делать то, что задумала Мше. И тогда они станут претендовать на неоспоримое лидерство. Чтобы добиться для себя приемлемых условий, нужно представлять собой некую ощутимую величину. И мы вновь возвращаемся к необходимости обретения дополнительной ресурсной базы.

Взять её в эпицентре пространства Сияющих не выйдет. Каким бы ни было послезавтрашнее наступление, так или иначе за один раз всех Сияющих не перебить. Все войска, которые туда направятся, можно вычеркнуть из операбельных списков. Мше это понимала и заранее укомплектовала свой флот чернокожими болванами из галактик шестиэнергонного пространства. Пришлось раскошелиться, но собственные специалисты ей пригодятся для более важной миссии. Ей нужны ресурсы, и она их получит. Мше захватит планету Сияющих в ближайшей галактике – в Пограничной. Нужно тщательно выбрать цель, что потребует дорогостоящих разведывательных действий, но как раз эти расходы окупятся сторицей. А для того, чтобы Сияющие не бросились отбивать планету сразу же, Мше применит нестандартный приём. Она превратит живую планету в мёртвую в первые же часы атаки. Нужно сделать всё, чтобы на целевой планете исчезли даже малейшие условия для жизни, и тогда Сияющие потеряют к ней интерес. Или как минимум отложат возмездие до лучших времен. И это же на какое-то время оградит Мше от внимания союзничков. Ей не нужна живая планета. Ей нужна ресурсная база. А это не только сама планета, но и всё, что имеется в её солнечной системе. Огромные средства, учитывая, что технологии Сияющих в ресурсном плане почти не пересекаются с потребностями технологий Тёмных рас. Всё необходимо тщательно продумать, такую миссию не получится провести самостоятельно, её нужно совместить с очередным всеобщим наступлением, чтобы ударить по подобранной планете в тот момент, когда основные силы Сияющих будут скованы боем с несметными войсками Эмиссара…

Офис Мше внезапно потемнел, затянутый мраком, и она с ужасом поняла, что находится уже не в особняке, а в кругу света посреди тьмы на корабле Эмиссара Чёрного. Неужели он прослушал её мысли и пришёл в ярость от того, что она задумала скрыть от него часть флота?! Но этого же ещё не произошло! Это лишь планы, и они возникли не от хорошей жизни! Этого требует выживание!

– Ты задумала обокрасть меня, раба? – замогильный голос Эмиссара загрохотал вокруг, заставляя Мше съёжиться в ожидании жестокой пытки. – Тебе надоела твоя жалкая жизнь?!

– Нет, Господи, нет! – надрывно заскулила Мше, падая на колени и изо всех сил пытаясь не потерять рассудок от охватившей её животной паники. – Твоя воля для меня священна! Всё, что я делаю – это во исполнение твоих повелений! Моя жизнь принадлежит тебе! Я лишь хотела обрести больше силы, чтобы приносить тебе больше пользы! Это всё ради тебя! Клянусь! Клянусь жизнью!!!

– Не клянись, ничтожная раба, я вижу тебя насквозь! – гулко захохотал Эмиссар. – Сам когда-то был таким же! – В его голосе зазвучала насмешка: – Я помогу тебе! Это добавит остроты в конкурентную борьбу среди моих рабов и выведет тебя на новый уровень. Подбери!

Откуда-то сверху, из тьмы, окружающей пятно света со стоящей на коленях Мше, свалились два небольших предмета, без промаха ударяя её по голове и отлетая к ногам. Бессмертная, вздрагивая всем телом не столько от самих ударов, сколько от ужаса, судорожными движениями торопливо похватала божественные дары. Один из них оказался ёмкостью хранения данных, другой, втрое больше размерами, представлял собой сложный и неизвестный прибор непонятной конструкции с замысловатым комплектом соединительных штекеров.

– Спасибо, Господи! Спасибо!!! – Мше преданно прижала дары к груди. – Могу я смиренно просить тебя рассказать, что ты ниспослал мне?

– Можешь, – хохотнул Эмиссар, в точности копируя любимую эмоцию Мше. – Проси! Смиренно!

– Господи! – заголосила Мше, с готовностью принимая молельную позу. Дело неожиданно приняло полезный оборот, кто же в такой ситуации станет испытывать удачу на прочность?! – Скажи мне, рабе твоей, чем ты одарил меня, недостойную? Как мне использовать бесценные дары твои?

– Накопитель содержит техническую информацию о принципах работы устройства, которое я разрешаю тебе назвать, как пожелаешь, – снисходительно прогрохотал Эмиссар. – Если твои учёные окажутся не совсем тупы, то смогут разобраться в теоретической части и собрать его в условиях четырёхмерного слоя Вселенной. Не бойся, устройство специально разработано для вас, примитивных. Второй элемент – это Ключ, связующее звено, призванное соединить основное устройство с системой наведения. Система наведения не может существовать в четырёхмерном слое, он слишком примитивен для её функционирования. Поэтому я оставил её в пятимерном слое. Но природа пятимерного слоя слишком нестабильна!

Высокомерный Тёмный снова хохотнул, словно Мше, неприкрыто издеваясь над ней:

– Никому не желаю жить в пятимерном слое – тот ещё рак мозга! Если нет возможности развиться до шестимерного, лучше уж оставаться в четырёх! Конечно, если ты можешь жить вечно!

Происходящее явно веселило вышнее существо, но веселье в его замогильном голосе звучало ещё более жутко, чем гнев.

– Из-за нестабильности пятимерного слоя система наведения будет доступна не всегда! – продолжал Высокомерный Тёмный. – Периодически связь с ней будет пропадать. И это хорошо, потому что иначе мои Светлые оппоненты нашли бы её слишком быстро! Я настоятельно советую тебе беречь Ключ, потому что он существует в единственном экземпляре, и ты единственный его владелец. В качестве платы за мою щедрость ты пойдёшь послезавтра в наступление в первых рядах и лично будешь охранять выходной коллектор ноль-перехода! Можешь брать с собой кого хочешь: наёмников или свои войска, которые ты пыталась спрятать от меня, – мне безразлично. Но помни, если Сияющие уничтожат коллектор и сорвут мне наступление, я заберу у тебя и Ключ, и планетоид. И отдам их кому-нибудь более полезному. Например, Элу!

– Я не разочарую тебя, Господи! – истово взмолилась Мше, но оказалось, что она стоит на коленях посреди своего офиса, в выломанных дверях которого застыл личный помощник в окружении телохранителей и пары десятков спецназовцев из элитного отряда личной охраны Мше.

– Госпожа… – обескураженно произнёс он. – Вы три часа не отвечали на вызовы… Вас не было на экранах нигде… Ваш биометрический идентификатор пропал из системы… Мы не знали, что делать…

– Президента Академии Наук ко мне! – Мше поднялась с колен. Она выпала из реальности всего лишь на три часа? И всего-то? На этот раз Эмиссар действительно был в хорошем настроении. – Немедленно! Обеспечить максимальный режим секретности! Всех специалистов, которых он затребует для дальнейшей работы, взять под тотальный круглосуточный контроль! До особого распоряжения они не должны иметь возможности общаться ни с кем! Вам ясно?! Ни с кем! И если хоть кто-нибудь узнает о том, чем они будут заниматься, служба безопасности отправится на фронт в полном составе!

Демонстрировать чудеса профессиональной доблести в бою с Сияющими никто не хотел, и необходимый пул лучших научных специалистов цивилизации был собран в рекордно короткие сроки. Уже через пять часов более сотни самых маститых ученых приступили к работе в стенах глубоко засекреченного исследовательского центра, зарытого под землю на двухкилометровую глубину в самом опасном и оттого безлюдном уголке планеты. Половину из них спецслужбы выдернули прямо из постелей посреди ночи, но это не стоящая внимания ерунда. Их услуги превосходно оплачиваются, так что пускай отрабатывают затраченные средства. Научный пул возился с ниспосланной технологией сутки напролёт и возился бы и дальше, но до наступления на Сияющих оставались считаные часы, и Мше не могла больше тянуть время. Информация требовалась немедленно, и могущественная Бессмертная лично посетила исследовательский центр, изменив своему принципу никогда не нисходить до исполнителей не высшего звена, дабы не почувствовали себя слишком ценными.

– Время не ждёт, мистер Академик! – Мше буравила взглядом сверху вниз начальника исследовательского центра. – Мне необходимо знать, что это такое и как я могу его использовать! От этого зависят мои дальнейшие планы! Я искренне надеюсь, что вы не собираетесь сейчас сообщить мне о том, что они сорваны из-за вашей недостаточной расторопности!

– Мы работаем над предоставленной документацией вторые сутки, мэм! – Перепуганный ученый съёжился, стараясь не смотреть в глаза трёхметровому монстру. – Это невероятно сложные данные…

До начала наступления оставалось полтора часа, и Мше явилась к ученым посредством боевого аватара. Массивное трёхметровое тело было достаточно крупным для того, чтобы эффективно нести на себе всё необходимое оборудование, защиту и вооружение, и в то же время его невысокий относительно агрессивных подвидов Сияющих рост позволял делать корабельные коридоры и помещения на флагманском дредноуте маломерными по высоте. Это затруднит Сияющим штурм флагмана, если вдруг, не дай Бог, до этого дойдёт. Зато на соплеменников Мше, самые рослые из которых едва дотягивали до метр восьмидесяти, аватар производил очень правильное впечатление.

– Конкретнее, академик! – Мше нависла над учёным, усиливая эффект. – Вы тратите моё время!

– Простите, мэм… Мне очень жаль, мэм… Я только хотел сказать, что мы делаем всё, что в наших силах… – учёный испуганно опустил глаза. – Продемонстрировать какие-либо конкретные цифры мы пока не можем… у нас было совсем мало времени… Доскональное изучение проекта потребует месяцы… возможно, годы…

– Вы хотя бы можете сказать, что это?! – Мше придала голосу угрожающие интонации. – Или нашей цивилизации пора менять главную научную команду?

– Нет-нет, мэм! Кое-что мы уже можем рассказать! – засуетился академик. – Данное устройство, пока мы называем его «Стерилизатор», без всякого сомнения, предназначено для полного уничтожения жизни на обитаемых планетах. Устройство накапливает энергию и выбрасывает её в импульсе колоссальной силы. Теоретически, если удастся накопить массивный переизбыток энергии, то импульс даже будет в состоянии взорвать небольшую планету, но обеспечить подобное накопление будет задачей крайне сложной и очень длительной. Проще использовать устройство по прямому назначению. Удар устройства за минуту уничтожает на планете всё живое, включая атмосферу и водные массивы. Реакция носит взрывной характер и сопровождается выделением огромного количества теплоты, иными словами, поверхность планеты получит ожог, способный расплавить полуметровый слой камня до жидкого состояния. Кроме того, уничтожается магнитное поле планеты. Можно с уверенностью сказать, что после обработки устройством жизнь на планете станет невозможна, а разрушения близки к абсолютным, потому что в момент сгорания атмосферы по поверхности планеты будут проходить колоссальные ураганы и цунами, скорость которых будет превышать звуковую в десять – пятнадцать раз.

– Это всё? – уточнила Мше. – Больше никаких функций нет?

– Нет, мэм, это единственная функция устройства, – учёный с сожалением развёл руками.

Мше на секунду задумалась. Втайне она надеялась, что Эмиссар подарит ей какой-нибудь синтезатор бесконечных ресурсов, философский камень или что-то в этом роде. Жаль. Решить ресурсно-финансовую проблему одним махом не удалось. Что ж, то, что есть, тоже неплохо. С таким оружием она станет весомой фигурой на любой шахматной доске. Одна минута – и нет твоей цивилизации. Или, по крайней мере, твоей планеты, без которой ты далеко не уедешь. Как тебе это? И заметьте: спасения не существует! Отразить удар невозможно. С таким козырем можно планировать свою стратегию на любых переговорах совершенно иначе! И с захватом ресурсной базы в виде какой-нибудь планеты Сияющих всё сильно упрощается. После такого удара то, во что превратится планета, Сияющим уж точно станет ненужно. В другое время они обязательно устроили бы кровавую месть, но сейчас идёт Всеобщая Война, и им будет не до того. Тут бы оставшиеся планеты удержать! Кстати, об оставшихся планетах!

– Как часто данное устройство способно наносить удары? – Мше вспомнила об учёном, буравящим её преданным взглядом многоопытного подхалима. – Радиус действия? Габариты?

– В этом заключена главная проблема, мэм… – академик заметно сник в ожидании негативной реакции на то, что будет сказано дальше: – Дело в том, что… эээ… размеры устройства будут огромны… очень… Это сопоставимо с крупной луной или мини-планетой… или около того… сейчас сложно сказать точнее… Мы немедленно начнём исследования… быть может, нам удастся разработать для него гипердвигатель… но отправить в гиперпространство такую массу очень тяжело… это не только затратно и технически сложно, но и весьма проблематично в плане обеспечения устойчивой навигации… Быть может, мы сумеем договориться с одной из восьмиэнергонных рас, имеющих технологию мини-планет, и установить на «Стерилизатор» их двигатели… но есть ещё проблемы…

– Заканчивайте мямлить, мистер Академик! – рявкнула на него Мше. – Ваше время истекает! Говорите конкретно! Что ещё за проблемы?! Что ещё оказалось не в ваших силах?!

– Проблемы в том, – обречённо вздохнул учёный, – что для произведения выстрела устройству необходимо накапливать энергию несколько десятков лет, такова его суть. Принципы обработки энергии узлами и системами «Стерилизатора» таковы, что отдача импульса происходит мгновенно в ураганном режиме, накопление же должно протекать постепенно, чтобы перевозбужденные выстрелом атомарные связи не разрушились полностью. Фактически можно сказать, что в момент выстрела основные узлы устройства ограниченно распадаются, после чего самовосстанавливаются в течение длительного времени. То есть к первому выстрелу мы подготовим устройство быстро, а вот после – после придётся ждать десятки лет. Сколько именно – сейчас сказать трудно. Вторая проблема заключается в крайне малом радиусе действия. Для успешного поражения цели устройство необходимо подогнать к планете чуть ли не вплотную, на расстояние в десять, быть может, в двенадцать миллионов километров, не дальше. Но самое печальное состоит в том, что в конструкции «Стерилизатора» предусмотрена возможность взаимодействия с некоей системой наведения. Согласно описанию, данная система позволяет направить импульс «Стерилизатора» к цели через гиперпространство, при этом сам «Стерилизатор» может оставаться на месте, главное, чтобы в момент выстрела он находился в пространстве, физика которого не препятствует гиперпрыжку. Но, к нашему глубокому сожалению, самой системы наведения у нас нет. Создать подобную систему наведения невозможно, принципы её действия выходят за рамки четырёх измерений. Я сожалею, мэм, но эту проблему в четырёхмерном слое Вселенной не решить никому.

– А вот это очень, просто очень хорошо! – довольно ощерилась Бессмертная.

Глава восьмая

Флагманский линкор Мше в окружении эскадры телохранителей вышел из гиперпрыжка в точке сбора, и вспыхнувшие обзорные экраны показали бесконечные россыпи боевых флотов, расположившиеся повсюду. Каждую секунду к месту сбора прибывали новые войска, и уже прибывшие флоты торопливо смещались в разные стороны, уплотняя построение с целью освободить место прибывающим. Бессмертная Мше затребовала сводку по численности сил вторжения и в ожидании ответа принялась разглядывать флоты партнёров. Приходилось признать, что такого количества войск она увидеть не ожидала. Сбор проводился в мёртвом космосе, в одном из центральных секторов галактики Юр, но сейчас назвать окружающий космос мёртвым можно было лишь сугубо теоретически. На текущую минуту боевых кораблей здесь больше, чем космоса. Она не удивится, если окажется, что Эмиссар заставил каждую Юрскую цивилизацию выставить флот для предстоящего наступления.

– Готова первичная сводка по нашим силам, мэм! – Стоящий рядом с креслом Мше министр обороны зажёг голографический экран и сразу же подтвердил её догадку: – Объединённое командование выставило по флоту от каждой цивилизации Галактики. Девять тысяч флотов, однако, хочу обратить ваше внимание на нечистоплотность некоторых наших партнёров…

– Цивилизации, состоящие из двух планет, – продолжила за министра обороны Мше, – выставили флоты, в количественном плане равные остальным?

– Именно так, мэм! – Министр обороны принялся выводить на голограмму численность войск некоторых цивилизаций. – Смотрите! – Он указывал позиции в бесконечных списках: – Здесь, тут и вот здесь! Все эти цивилизации двухпланетны, но численность представленных ими флотов превышает нашу всего на десять процентов! Это неприкрытое нарушение договора о паритете!

– С этим разберёмся позже. – Бессмертная Мше отыскала взглядом данные о флоте Бессмертной Элу. Конкурентка выставила количество кораблей, равное флоту Мше, вплоть до единого вымпела. Рассчитывать, что это совпадение, было глупо. Особенно после недавней хакерской атаки, предпринятой Элу исключительно с одной целью – нанести Мше пощечину.

– Мистер Министр Обороны, я подозреваю, что цивилизация с планеты Нод имеет в наших рядах своих агентов, – Мше посмотрела на него взглядом, не обещающим ничего хорошего. – И засели они где-то на самом верху. Слишком часто в последнее время Нод обходит нас в традиционно несвойственных им ранее областях! Я хочу, чтобы после этого наступления наши спецслужбы занялись этим в приоритетном режиме.

– Да, мэм! – Министр обороны вытянулся во фрунт. – Я сейчас же свяжусь с руководителями спецслужб, мэм! – Он немедленно подключился к закрытой линии и принялся устанавливать связь.

«Свяжись-свяжись, – Мше мысленно хмыкнула. – Потому что лично передать им это ты вряд ли сможешь. Потому что будешь демонстрировать своё полководческое искусство в галактической Прародине Сияющих. Финал подобных сражений дальновидному руководителю понятен заранее».

Бессмертная углубилась в изучение сводки объединённого командования. Быстро выяснилось, что она не одинока в своих прогнозах. Если не все, то многие Бессмертные выставили на бой флоты, большей частью укомплектованные не гражданами своих цивилизаций, а наёмниками всех мастей. Подавляющее большинство кораблей имели чернокожие экипажи, а кое-где в сводках значились фамилии негуманоидных офицеров. А негуманоиды предпочитают воевать вместе с себе подобными. Значит, кто-то изрядно потратился на покупку или переоборудование кораблей под специфику органов чувств и конечностей негуманоидов. Это большие деньги. Значит, не только Мше желает сохранить за собой силу. Как говорится, делайте выводы. Подготовка к войне после войны началась и скрытно набирает обороты.

– Ваше поручение доставлено, мэм! – доложил министр обороны. – Разведывательное управление сообщает, что два часа назад Эмиссары санкционировали наступление на галактику Пограничная и ещё на три значительно удалённые от нас приграничные галактики Сияющих! Сейчас каналы сверхдальней связи перегружены, получение данных из других атакованных галактик затруднено. Но на Пограничную ведут наступление войска двух ближайших галактик двенадцати- и четырнадцатиэнергонного пространства. Также имеем данные о переброске в район боестолкновений крупных сил Игиги, но какие конкретно цивилизации рептилий приняли участие в наступлении, пока неизвестно. Точно известно, что на текущий час Высокомерные Тёмные в боях участия не принимают.

– Эмиссары нанесли Сияющим отвлекающий удар, – взгляд маслянисто-чёрных глаз Бессмертной Мше сверлил изображение флагманского дредноута Бессмертной Элу. Что-то слишком близко эта мерзавка расположила свой флот. Обычно обоюдная неприязнь заставляет их находиться вдали друг от друга. Мше почувствовала, что её начинают тревожить смутные подозрения.

– Объединённое командование пришло к такому же выводу, – министр обороны зажёг ещё одну голограмму с данными и что-то выискивал в массивах цифр и букв. – Раз сами Эмиссары не вступили в сражение, значит, они не хотят раньше времени привлекать внимание Высокомерных Светлых. Это позволяет заключить, что наш удар является основным. Мы ожидаем их скорого появления и участия в наступлении.

– Обнадёживающие выводы. Значит, сегодня у нас есть шансы добиться многого! – пафосно заявила Мше и мысленно добавила: – «Или многое потерять».

Если Эмиссар лично нанесёт удар, то появление на театре военных действий Высокомерных Сияющих неминуемо. Сам Эмиссар, конечно же, покинет поле боя, как только жареным запахнет слишком сильно, а вот остальным придётся сложить головы во имя идеалов всеобщего равенства и вселенской демократии. Недаром же Высокомерные Тёмные вновь воссоздали Бессмертных – это сделано специально для того, чтобы было легче отправлять на убой флоты целых галактик. Если верить архивам, во времена Первой Всеобщей Войны ход сражений был несколько иной. Коалиция Слабоосвещённых Миров сходу снесла все Светлые расы и откусила от пространства Сияющих больше половины территорий. Многие Светлые виды тогда просто перестали существовать, остальные понесли такие потери, в основном из-за экспроприации захватчиками ресурсной базы, что их развитие оказалось заторможено на тысячелетия. Численность самих Сияющих, согласно одним источникам, сократилась на сорок процентов, согласно другим – на шестьдесят.

В этот же раз Коалиции Низкоэнергетического Пространства не удалось надолго вклиниться в пространство Сияющих. Самое первое сражение началось с массированного вторжения одновременно во все галактики Сияющих, но это не застало их врасплох. Оказалось, что Сияющие знали о приближающейся войне и успели подготовиться. Если верить пропаганде Эмиссаров, то только в ходе первого сражения Сияющих было уничтожено столько же, сколько за всю Первую Всеобщую Войну. Однако при этом первое сражение длилось всего лишь девять суток и закончилось, во-первых, прибытием Высокомерных Светлых, во-вторых – полным поражением. С тех пор сражения идут в полутора десятках приграничных галактик. Конечно, Коалиция жёстко прессингует Сияющих, а уж о других Светлых и упоминать смешно, от них традиционно мало что осталось, но сам факт остаётся фактом: в первую кампанию территориальный успех был явным, а сейчас мы сделали ставку на измор.

Истощить Сияющих до полного исчезновения – это, конечно, способ, и способ оправданный, но в какой перспективе? Никто не знает точной численности Сияющих, но она совершенно точно многократно выше, чем была полтора миллиарда лет назад. Сияющие плодовиты, внутренние конфликты у них невозможны, и ничто не останавливает рост их популяции. Простое доказательство этому – появление Свага и Туле. Это два относительно молодых подвида Сияющих, возникших уже после Первой Всеобщей Войны чуть менее миллиарда лет назад. И за это время они успели полностью заселить каждый свою галактику и выплеснуться в пограничные галактики в большом количестве, особенно Туле. Радует лишь то, что оба этих подвида никогда не участвовали в глобальных войнах и вследствие этого неагрессивны. Но это не значит, что они не будут воевать или строить флоты для агрессивных подвидов. А тех неизмеримо больше было ещё в те давние времена, и можно только догадываться, во сколько раз их поголовье увеличилось за полтора миллиарда лет.

Да, численность их воинской касты на момент начала Второй Всеобщей была минимальна, но это измерялось по каким показателям?

По соотношению с численностью гражданских каст? Но гражданские касты Сияющих чуть что, сразу выставляют ополчение, а прирост гражданского поголовья Сияющих очевиден.

По количеству флотов? Неоспоримо. Но Сияющие единолично обитают в полутора сотнях Галактик, стоит ли объяснять, что за прошедшее с начала войны время они нивелировали все потери в боевой технике и наштамповали флотов сверх этого?

По количеству высших особей воинской касты, боевых Асов? Вот это, пожалуй, единственный веский аргумент. Эмиссары остались довольны результатами проигранного первого сражения именно потому, что в ходе него воинская каста Сияющих полностью лишилась своих Асов. Это, бесспорно, крупная победа. Но она временна. На момент начала Первой Всеобщей Войны в рядах воинской касты Сияющих Асов было ещё меньше, к моменту же её окончания высшей особью являлся едва ли не каждый четвёртый представитель их военных. Они появляются именно в ходе сражений, фактически мы сами их создаём.

Конечно, в пространстве низких энергий триллионы галактик, и закидать мясом полторы-две сотни, или сколько их там, точно не ясно, галактик эпицентра высоких энергий должно быть задачей несложной, если бы не одно «но». Никто не желает умирать. Нельзя бесконечно отправлять флоты в один конец. Люди начнут разбегаться, саботировать, всячески уклоняться от военной службы, придётся прибегать к репрессиям, диктатуре и созданию империй. Что неминуемо завершится несколькими тысячелетиями многократного передела собственности и серьёзного истощения экономик. Всё это низкоэнергетическое пространство проходило не раз. Поэтому Сияющих надо задавить прежде, чем их воинская каста размножится до безобразия, и Асом в ней станет чуть ли не каждый. Если допустить такое, уничтожать Сияющих измором придётся очень долго. Но прибегать к ещё одному массированному удару по всему пространству высоких энергий Эмиссары не торопятся. И Мше понимала почему. Как показывает практика, в таких случаях на помощь Сияющим из вышних слоёв Вселенной спускаются их Высокомерные Предки. И что бы там ни говорили Эмиссары в ходе своей божественной агитации, Высокомерные Светлые намного превосходят их в силе. Эмиссары хоть и Высокомерные, а погибать в бою хотят ещё меньше, чем низшие.

Ведь после смерти совершенно непонятно, где воплотится их сущность. Сами они, естественно, утверждают, что священная борьба с Сияющими поднимает всякого вверх по лестнице развития, но кто это проверял? Деградировавшие сущности уже никогда ни о чём не расскажут, а те, кто возвысился, сами стали Высокомерными, гнут свою линию и преследуют свои цели. На низших им уже глубоко наплевать, для них это не более чем марионетки. Так что Эмиссары правды не скажут, тем более что сами они возвысились не в результате бесчисленного количества прожитых в разных слоях Вселенной жизней, а благодаря воздействию Чёрного Бога. Кто же откажется от такого везения? Да и спешить им некуда, время для Высокомерных значит не больше чем расстояние или высота. В свете всего этого не возникает вопросов, для чего Эмиссарам потребовалось создавать Бессмертных. Чтобы было кому на местах претворять в жизнь их божественную волю…

– Мэм, Эмиссар явился к нам! – Благоговейный возглас министра обороны прервал размышления Бессмертной. – Смотрите! Его корабль появился прямо посреди объединённого флота!

«Надеюсь, он не передавил половину своих недостойных рабов, – невольно подумала Мше, – иначе чем мы будем наступать?» Она вгляделась в изображение грандиозной трапециевидной махины, в сравнении с которой окружающие корабли выглядели муравьями, и нахмурилась: – Это не похоже на корабль Эмиссара, если только он не изменил форму. Кто знает, на что способны технологии вышних слоёв. Возможно, к нам прибыл другой Эмиссар…

– Ты посмела усомниться во мне, раба?!! – замогильный грохот больно ударил по ушам, и Мше увидела себя стоящей в круге света посреди кромешной тьмы. – За это я уничтожу тебя!

– Пощади, Господи!!! – Мше бросилась на колени, леденея от животного ужаса. – Я верую в тебя сильнее всех! Клянусь жизнью! Я ни на секунду не усомнилась в тебе! Я лишь не видела такого корабля прежде! Пощади, молю!!!

– Шутка! – оглушительно загоготал Эмиссар. – Как я тебя взбодрил? Согласись, забавно получилось! Ладно, расслабься, я не стану уничтожать тебя прямо сейчас. Тем более что это действительно не мой корабль. Это эмиттер генератора ноль-перехода, модель для массовых перемещений. Ты со своим флотом пройдёшь через него первой. По ту сторону ты окажешься рядом с коллектором. Он проявится в вашем примитивном слое за секунду до установления ноль-перехода. Его ты и должна охранять. Будь внимательна, это хрупкое оборудование! На него замкнуты сразу несколько десятков эмиттеров, поэтому ради повышения пропускной способности пришлось пренебречь надежностью. И помни мои слова: потеряешь коллектор – потеряешь всё!

– Твоя воля будет исполнена, Господи! – уничижённо поклялась Мше, стоя на коленях посреди капитанского мостика своего флагмана под взглядами опешившего экипажа. Изумлённые подчинённые смотрели на неё с едва ли не мистическим страхом в чёрных глазах, глубоко проникшись осознанием того, с КЕМ только что общалась их бессмертная хозяйка.

– Эмиссар возложил на нас выдающуюся миссию. – Мше неторопливо поднялась с колен. – Мы должны охранять коллектор генератора ноль-перехода на той стороне самого перехода. Это, кстати, входной эмиттер. – Она кивнула на зловещую махину Высокомерных. – Министр обороны, командуйте флотом! Я хочу, чтобы мы первыми оказались на той стороне! От нас зависит успех всего наступления!

Её слова мгновенно подняли боевой дух флота на недосягаемую высоту. Ещё бы! Кого не обрадует известие о том, что тебе не придётся идти в первых рядах лоб в лоб на неубиваемые корабли Сияющих? Едва трапециевидная громадина Высокомерных скрылась за подрагивающей изнанкой пространства, образовавшей вертикальную поверхность ноль-перехода, флот Бессмертной Мше первым устремился в атаку. На всякий случай Мше приказала держать свой флагман позади основных эскадр. Если вдруг по ту сторону перехода их уже ждёт воинская каста Сияющих, то лучше находиться с краю, потому что первый, самый мощный удар они нанесут по максимальному скоплению кораблей.

Флот Мше набрал скорость, и передовые корабли начали бесстрашно нырять в подрагивающую чернотой изнанку пространства. Мше мысленно усмехнулась. Все её ударные части укомплектованы Чёрными, и степенью их доверчивости и преклонения по отношению к Высокомерным Тёмным можно восхищаться. Примитивные шестиэнергонные больше всех падки на сладкую водичку о равенстве и общих перспективах развития для всех. И это замечательно, потому что серьёзно упрощает манипуляцию чернокожими болванами. Сама бы она ни за что не рискнула ломиться в ноль-переход на предельной скорости. Вряд ли автоматика Высокомерных может дать сбой и отключить поле ноль-перехода, зато их специфическое чувство юмора вполне может сделать это. И самые резвые разобьются о громаду эмиттера в пыль. Поговаривают, что пару раз такое случалось в других галактиках, где Эмиссары были недовольны недостаточной ретивостью своих рабов.

Но на этот раз всё прошло гладко. Флагман Мше пронзил вертикальную рябь ноль-перехода и оказался в эпицентре пространства высоких энергий. Перепутать такое невозможно – окружающий космос был усеян звёздами, словно ночной снегопад сияющими снежинками. Всё-таки концентрация звёздного вещества в эпицентре колоссальна, неудивительно, что Сияющие эволюционно наделены таким могуществом! Сама справедливость требует их полного уничтожения! К счастью, войск Сияющих рядом не оказалось, и шансы дожить до этого самого полного уничтожения резко возросли. Бессмертная Мше окинула взглядом обзорные экраны в поисках коллектора ноль-перехода. Он оказался позади-сверху и размерами уступал эмиттеру существенно. Это тоже неплохо, упрощает оборону.

– Флоту обеспечить защиту коллектора! – произнесла Мше скорее ради традиции, нежели по существу. Её министр обороны был достаточно компетентен в своей области и немедленно приступил к перегруппировке сил ещё до реплики хозяйки. Флот Мше двинулся занимать указанные позиции, и в следующую секунду коллектор зажёг вокруг себя три десятка точек выхода.

– Всем эскадрам – полный ход! – Министр обороны едва не подпрыгнул на месте. – Уйти с линий выходов! Избегать столкновений с появляющимися флотами! Двигайтесь, двигайтесь!

Разминуться удалось в последнюю секунду. Из активировавшихся точек выхода разом хлынули потоки эскадр, и флот Бессмертной Мше едва успел избежать множественных катастроф. Пока её эскадры выстраивались вокруг коллектора в боевые порядки, Мше задумчиво наблюдала за происходящим. Да, такого она не ожидала… Рядовое наступление оказалось широкомасштабным вторжением, но Эмиссар, конечно же, ни слова об этом не говорил. Высокомерные Тёмные считают, что пути их должны быть неисповедимы для низших, мнение которых им безразлично. Ничего не поделаешь. Быть марионеткой не всегда приятно, но Бессмертие с лихвой окупает любые неудобства. Хотелось бы знать, во что выльется этот неисповедимый поворот божественного пути.

Пустое космическое пространство вокруг коллектора мгновенно заполнилось десятками тысяч кораблей, и количество прибывающих войск стало стремительно возрастать. Судя по обводам корабельных корпусов, каждый из ноль-переходов был протянут из отдельной галактики, в которой заранее накапливались силы вторжения. Некоторые из кораблей Мше вообще видела впервые, настолько незнакомой выглядела их архитектура. Флагманские корабли всех мастей, транслируя личные идентификационные метки Бессмертных, быстро собирали причитающиеся им армии в поистине огромные полчища и сразу же уходили в прыжок. Спустя несколько секунд на освободившееся место из недр ноль-переходов выплескивались новые сотни тысяч кораблей, и всё повторялось заново.

– Эмиссар рассылает флоты по всей галактике Сияющих! – министр обороны прокомментировал очевидное. – Бессмертные, возглавляющие армии, заранее получили свои миссии!

Это было ясно и без его подхалимажа, и Мше никак не отреагировала на слова министра. Больше её волновало дальнейшее развитие событий. С момента активации коллектора прошло меньше десяти минут, а на её глазах высадились и ушли в прыжок тридцать флотов. И на их месте срочно собираются новые. Всё происходит настолько быстро, что не приходится сомневаться – Эмиссар тщательно продумал и рассчитал вторжение. А это означает, что она, Бессмертная Мше, находится сейчас в ключевой точке всей грандиозной миссии – в месте, которое связывает пространство Сияющих с пространством низких энергий. Именно отсюда Эмиссар решил нанести главный удар. Несложно догадаться, куда в ответ будут бить Сияющие в первую очередь, когда опомнятся.

– Сияющие! – нервно воскликнул кто-то из офицеров капитанского мостика. – Эскадра Сияющих идёт на сближение! Не могу захватить цели, скорость сближения слишком высока!

– Министр, расставьте наши эскадры так, чтобы Сияющие физически не могли достигнуть коллектора без столкновения, – распорядилась Мше. – И начинайте вести заградительный огонь заранее. Если от этого пострадает кто-то из союзников – это будет их жертва во имя торжества всеобщего равенства и вселенской демократии. Все защитные системы – на максимум! Я хочу, чтобы вокруг коллектора была образована непреодолимая стена из всего, что есть в нашем распоряжении – силовые поля, корабельная броня, тела наших чернокожих партнёров – неважно. Выполнять!

Министр ринулся отдавать приказы с удвоенным рвением, и Мше сосредоточилась на тактической карте. Сияющие появились быстро, но их оказалось мало. Скорее всего, это эскадра, охраняющая солнечную систему, на окраине которой началась высадка. В другое время Мше уже совершала бы гиперпрыжок, потому что полторы сотни крейсеров воинской касты Сияющих способны разнести в щепки пару тысяч кораблей её флота, но сейчас всё было иначе. Её войскам не пришлось открывать даже заградительный огонь. Навстречу Сияющим устремились стальные облака из десятков тысяч кораблей, и светящиеся звёздным огнём шары увязли в их бесконечном потоке. Вспыхнул жестокий скоротечный бой, и Бессмертная Мше с мстительной ухмылкой издалека наблюдала за тем, как крейсера Сияющих один за другим превращаются в пятна бездонно-чёрной энергии, бросающиеся в самую гущу врагов. Да-да, бросайтесь-бросайтесь, милости просим! Подохните героически где-нибудь там, подальше отсюда.

Она вновь мысленно скривилась. Эмиссар мог бы снизойти до объяснения своей недостойной рабе хотя бы малой толики планов этого вторжения! Тогда она бы подготовилась более предметно. Надо было сделать ставку на развертывание глухой статичной обороны, а расчёт делался на подвижную! Мше велела министру обороны отвести флагман вплотную к коллектору ноль-перехода.

– Задействуйте все мобильные генераторы защитных полей, предназначенные для моей охраны, – распорядилась Бессмертная. – Отведите их вплотную к объекту. Закрыть коллектор полями внахлёст в столько слоёв, во сколько возможно! И вышлите к коллектору инженерную разведку, пусть выяснят, можем ли мы укрыть флагман и часть охраны внутри его конструкции.

На тактической карте исчезла последняя отметка Сияющих, и Мше бросила скептический взгляд на списки потерь. Уничтожено сто сорок четыре ударных крейсера Сияющих. Потери союзников – что-то около двух с небольшим тысяч кораблей. За три минуты боя. На частотах одержавшего победу флота царило бравурное бахвальство, и поредевшее на десять процентов облако утюгообразных боевых звездолётов двинулось по направлению к центру солнечной системы Сияющих. Ну-ну, Мше безразлично отвернулась к другому обзорному экрану. Вперёд, чернокожие герои! Этих можно смело списывать со счетов. Они потеряли две тысячи вымпелов, а ведь им противостояли обычные ударные крейсера Сияющих, это даже не класс «Белая Смерть», а о Светочах она и вовсе молчит. Сейчас это стадо доберётся до живой планеты Сияющих, где его и вырежет ополчение. Недаром горстка представителей воинской касты бросилась на смерть вдали от космических крепостей. Они выиграли немного времени, но этих минут Сияющим хватит для всеобщей мобилизации. Это их долбаное Единство временами несказанно бесит!

Флот Чёрных ушёл вперёд, за ним с небольшим опозданием пополз океан из тридцати таких же, и в гиперпрыжок ушла третья волна сил вторжения. Дрожащая бездна ноль-переходов немедленно выплюнула из себя четвёртую, ещё более многочисленную. Ого, вот это уже занятно! Бессмертная Мше разглядывала тысячи десантных барж, очень напоминавших обводами неуклюжие многопалубные бараки. Авторство этой конструкции принадлежит какой-то негуманоидной цивилизации восьмиэнергонного пространства, название которой Мше не помнила потому, что та канула в Лету ещё полтора миллиарда лет назад, в то время, когда между бывшими союзниками по разгромленной Коалиции Слабоосвещённых Миров вспыхнула резня за награбленное. Авторы давно стёрты с лица Вселенной, а вот их изобретение живёт и здравствует. Потому что оказалось наиболее функциональным способом транспортировки обитателей четырёхэнергонного пространства, иначе именуемых Бесами. Как ни странно, название Бес – Без Единой Сути – было дано этим существам кем-то из Высокомерных Светлых ещё до Первой Всеобщей. Но в силу удобства и краткости произношения прижилось много где, и до сих пор в ходу.

Обитатели пространства четырёх энергонов и действительно не имели чётко выраженного стандарта как внешне, так и психологически, что только подчеркивало их безнадёжный примитивизм. Какие-то виды Бесов являли собой смесь гуманоида и негуманоида, что-то вроде приматоподобной свиньи или свинообразного примата, эти, как правило, были длиннохвостыми, относительно невысокими и по одиночке трусливыми. Другие имели внушительные габариты, порой до нескольких метров в высоту и в тонну-полторы весом, и гуманоидного в них было ещё меньше, а порой и вовсе ничего, кроме способности пользоваться прямохождением наряду с перемещением на всех конечностях сразу. При этом ДНК-состав у них был близок к гуманоидному на девяносто процентов, что доставляло учёным массу возможностей для заработка денег и регалий на всевозможных диссертациях, практической пользы от которых было немного. Но всех Бесов объединял пул общих качеств: редкостная тупость, яростная агрессия, часто возникающая без особых причин, особенно стадная; стадная же кровожадность и мистический ужас перед теми, кого невозможно убить – то есть перед Высокомерными и Бессмертными. Отличное пушечное мясо.

К сожалению, разумность Бесов недалеко ушла от зачаточного состояния, и использовать их можно только в качестве десанта для захвата и зачистки вражеских планет. Даже на абордаж их лучше не посылать – в силу непроходимой тупости переломают всё на своем пути, и в качестве приза победителю достанется раскуроченный в хлам корабль. Кроме того, Сущность четырёхэнергонного разума имеет настолько невысокий энергетический потенциал, что после смерти физического тела ей может не хватить энергии на инициализацию нового воплощения, вследствие чего обеднённая Сущность пытается найти источник энергии для существования среди ближайших генераторов жизненной энергии. Иными словами – прилепиться к энергетически более сильному живому существу. А так как подобное – не редкость, то в пространстве четырёх энергонов творится настоящая вакханалия: зачастую более сильные индивиды тащат на себе несколько выдохшихся Сущностей. Что означает практически повсеместные раздвоения и раз-не-пойми-на-сколько-деления личности, шизофрению и прочие психические расстройства, ещё более усиливающие агрессию и слепую беспричинную ярость Бесов. Более развитые шестиэнергонные виды, чьи галактики территориально граничат с пространством четырёх энергонов, изобрели множество разнообразных казней и пыток на этой почве. Например, осуждённого чернокожего гуманоида привязывали к Бесу, после чего последнего умерщвляли жестоким способом, чтобы умирающее в муках тело вытянуло из Сущности как можно больше энергии. В результате этого и без того энергетически слабая Сущность Беса после смерти тела оказывалась бессильна начать инициацию нового воплощения и немедленно присасывалась к Сущности осуждённого, словно рыба-прилипала к акуле. И осуждённый вкушал все прелести раздвоения личности на разумную и абсолютно шизофреничную составляющие.

Казалось бы, чем не оружие против энергетически мощных Сияющих, поражающее их после собственного уничтожения?! Это был бы идеальный десант! Убивающий Сияющих при жизни и пытающий их после своей смерти! К бесконечному сожалению, физика шестнадцатиэнергонного пространства слишком мощна и мгновенно выдавливает четырёхэнергонную Сущность за свои пределы. Кроме того, высшие подвиды Сияющих легко справляются с полудохлыми Сущностями, для биоэнергетической расы это не противники. Жаль, жаль. Но пространство низких энергий огромно, и для применения эволюционных особенностей Бесов имеется широкое поле деятельности. А для использования четырёхэнергонных идиотов против Сияющих вполне подойдёт их совершенно бесконечная численность. И, самое главное, они настолько тупы, что крайне нечасто задаются вопросом о том, что десант на планету Сияющих – это, как правило, даже не билет в один конец, это пригласительный на собственную смерть. Именно это качество делает четырёхэнергонных идиотов идеальными десантниками. Дешево и эффективно. Зачастую им даже не требуется выдавать высокотехнологичное оружие, достаточно обеспечить изготовление боевых насадок на рога и копыта, плюющиеся шипы и всё прочее, что там у них есть. Разве что вожакам Бесов обычно выдают оружие посерьёзнее, да и то не столько ради повышения боевой эффективности, сколько ради солидности и увеличения авторитета среди всего этого стада идиотов.

Бессмертная Мше проводила взглядом десятитысячные флоты десантных кораблей, выдвигающиеся к центру солнечной системы Сияющих. Было бы интересно взглянуть на то, что из этого выйдет, там в каждом многопалубном бараке не меньше тысячи Бесов, если из всех десантных флотов до поверхности планеты Сияющих дойдёт хотя бы один, это десять миллионов солдат. Обезумевших от жажды крови и с почти полностью подавленным инстинктом самосохранения, ибо их очень много, и они об этом прекрасно осведомлены. Мше немного подумала и велела министру обороны отправить за десантными полчищами эскадрилью разведчиков, пусть наладят трансляцию и запись планетарного штурма. Будет, на что взглянуть на досуге. Тем временем через сеть ноль-переходов прибыла уже шестая по счету волна сил вторжения. На этот раз Чёрными были укомплектованы не все экипажи, не меньше половины кораблей принадлежали негуманоидным расам. Бессмертный, немедленно забравший себе эти войска, не стал прыгать, а отвёл силы подальше и остановился. Вскоре к нему прибыл флот десантных бараков, превышающий тот, что ушёл к планете Сияющих, раз, наверное, в пять. Едва десантники присоединились к основным силам, Бессмертный увёл в прыжок всех. И подобная картина начала повторяться.

Значит, силы вторжения уже ведут атаки на другие обитаемые системы Сияющих. А самих Сияющих в районе коллектора до сих пор не появилось. Неужели Эмиссару всё-таки удалось застать их врасплох? А с первого взгляда всё выглядело так несерьёзно. Мше мысленно щелкнула себя по носу. Вот как надо готовить переломные миссии! Наверняка так же несерьёзно, как она, к предстоящему наступлению отнеслись все. И не возникло ни ажиотажа, ни чрезмерного пережёвывания нюансов, то есть ничего, что способствовало бы возникновению утечки информации. Можно было смело спорить на свой планетоид, что сейчас подобно Мше в глубине души удивляется каждый Бессмертный. И при этом все делают свою работу. Эффектно, эффектно, ничего не скажешь. Нужно взять на заметку. Век живи – век учись! Пригодится в будущем. Так, а она что тут делает?!

Из ближайшего дрожания изнанки пространства начал вываливаться флот Бессмертной Элу, во главе которого храбро двигался флагман заклятой конкурентки. Мше скривилась. Несложно двигаться в первых рядах, когда выброска производится в тыл союзников! Ну, какие силы тебе придадут и куда ты их поведешь? Но Бессмертная Элу явно не собиралась ни совершать прыжок, ни получать дополнительные подразделения. Она дождалась завершения высадки своего флота и увела его в сторону местного солнца. В душе Мше вновь шевельнулись смутные подозрения.

– Следить за ней! – рявкнула она министру обороны. – Глаз не спускать! Я хочу знать, в чём заключается её миссия здесь! – Мше вернулась к наблюдению за общим ходом высадки.

Ноль-переходы продолжали исторгать из себя бесконечные полчища, и одно из них неожиданно вышло на связь с Мше. Командовавший флотом Чёрный адмирал представился Великим Императором какой-то империи с совершенно не выговариваемым названием из шестиэнергонной галактики, о которой Мше даже не слышала. Великий Император сообщил, что волею Чёрной Матери вступает в тактический союз с Бессмертной Мше и принимает командование на себя. Кто предстал перед чернокожим болваном в образе Чёрной Матери, догадаться было нетрудно, и Мше, мысленно хохоча от избытка иронии, торжественно подтвердила своё согласие. И дражайше попросила Великого огласить ей волю Чёрной Матери. Воля предсказуемо оказалась всё той же: войска Мше защищают коллектор любой ценой. А войска Великого Императора любой ценой защищают войска Бессмертной Мше. В связи с чем бесконечное воинство Чёрных плотной кучей заполонило весь прилегающий к коллектору район космоса. Мше сразу же почувствовала себя увереннее. Теперь в её миссии участвует войск не меньше, чем было под её командованием во время той злополучной западни с лже-объектом стационарного ноль-перехода, которую устроили ей Сияющие в мёртвом космосе. И корабли этих Чёрных значительно лучше, чем были у тех. Сразу видно, что империя Великого Императора более развита в технологическом плане, чем её прежние партнеры. Или Великий Император не пожалел денег на приобретение современного флота у рептилий. Кстати, где они? До сих пор Бессмертная Мше не увидела ни одного представителя восьмиэнергонного пространства. Если Эмиссары используют их для атаки ещё где-то, то хотелось бы знать, где именно…

– Мэм, разведывательная эскадрилья приближается к планете Сияющих! – доложил министр обороны, лично запуская перед ней голографическую трансляцию. – Мы имеем устойчивую связь!

Бессмертная Мше покорнейше попросила Великого Императора простить ей ужасную занятость исполнением воли Чёрной Матери и отключилась от канала чернокожего болвана. Она изменила геометрию персонального кресла, устраиваясь полулежа, и принялась наблюдать за трансляциями разведчиков, ведущимися с нескольких ракурсов. На орбите планеты Сияющих кипело жесточайшее побоище. От первого флота Чёрных давно остались одни обломки, среди которых каждую секунду вспыхивали сотни взрывов. Почти два миллиона тяжёлых многопалубных кораблей и раз в двадцать больше истребителей и прочих малотоннажных единиц изрыгали целые океаны всевозможных зарядов, стремясь уничтожить разномастное, но совсем не маленькое сопротивление Сияющих. Мше почувствовала лёгкое беспокойство. Пока эскадра воинской касты разлеталась на атомы под ударами десятков тысяч кораблей, остальные Сияющие успели поднять в космос чуть ли не все летательные средства, имевшиеся на планете. Орбита была наводнена гражданскими судами всевозможного назначения, которые с фанатичным безумием бросались на боевые корабли Черных.

– Мэм, космические крепости Сияющих ещё сопротивляются, – доложил командир разведывательной эскадрильи. – Десантный флот прекратил движение, существует опасность попасть под удар. Мы вынуждены вести трансляцию с этого расстояния.

Четыре здоровенные луны, представляющие собой космические крепости Сияющих, были почти не видны из-за вскипающих на их поверхности тысяч взрывов, но продолжали вести ответный огонь, поддерживая разношерстное ополчение. Сияющие фанатики объединяли гражданские суда в эскадры и скопом набрасывались на ближайший линкор или дредноут Чёрных. Половина Сияющих гибла в таранных ударах, другая половина добивала мгновенно превратившийся в решето корабль, объединялась в новую эскадру с другими недобитками и бросалась на следующую цель. Сияющие несли огромные потери, но продолжали дохнуть во имя своей исключительности. Любая нормальная раса, увидев такие силы в своей системе, попыталась бы выторговать для себя хоть сколь-нибудь приемлемые условия капитуляции, но Сияющие фанатики не только не желали жить, но и не отвечали на попытки установления связи.

– Вы видите среди Сияющих военные корабли? – Бессмертная Мше невольно подалась вперёд, вглядываясь в голографические изображения. – У ополчения должны быть боевые корабли!

– Нет, мэм! – отрапортовал разведчик. – Согласно нашим базам данных, тут только гражданские!

– Соедините меня с адмиралом атакующего флота! – потребовала Мше. – Немедленно!

Спустя несколько секунд перед ней возникла голограмма губастого чернокожего адмирала в нелепой форме, дизайн которой мог прийти на ум только представителям шестиэнергонного пространства. Чёрный смотрел на неё с пренебрежением, видно, возомнил о себе слишком многое после общения с Эмиссаром, но нарушить субординацию не посмел.

– Что вы хотите, мистер Бессмертный? – холодно процедил он. – Вы отвлекаете меня от уничтожения Сияющих.

– Пока вы уничтожаете Сияющих, – Мше простила чернокожему болвану незнание её половой фазы, – они водят вас за нос! Вам противостоят только гражданские суда! Пока они дохнут на орбите, на поверхности планеты ополчение расконсервирует боевые корабли! Или срочно их строит, от Сияющих можно ждать всего! Необходимо немедленно начать высадку десанта!

– Сейчас это невозможно, – в коричневых глазах Чёрного явственно читалась насмешка над ничего не понимающим в военном деле выскочкой. – Если двинуть десантные флоты через не уничтоженных Сияющих, мы потеряем до половины десантников.

– А если не двинуть, то вы получите на орбите ополчение Сияющих на боевых кораблях! – отрезала Мше. – Вы же видели, на что способны всего полторы сотни их крейсеров! И я таки вам скажу: это были не самые сильные их корабли! Начинайте высадку немедленно! Бесы должны погрузить поверхность планеты в хаос! Пробейте дорогу десантному флоту! Не жалейте сил! Вы же не думаете, что на целой планете не нашлось ни одного боевого корабля! Ни на мобилизационном складе, ни на заводе, в музее, в конце концов! Вы же видите – на орбите нет боевых кораблей!

– Я услышал ваше мнение, мистер Бессмертный! – Пренебрежение в голосе Чёрного сменилось откровенной неприязнью. – Но я здесь адмирал, и я решаю, как мне командовать наступлением.

Чернокожий болван собрался отключиться, как вдруг на их канале связи демонстративно возникла голограмма Бессмертной Элу. Мерзавка даже не стала скрывать, что ведёт прослушивание.

– Последуйте совету нашей партнёрши, адмирал, – произнесла она курчавому недоумку с таким видом, будто вообще Мше не существует на этой линии связи. – Я засвидетельствую перед Чёрной Матерью правоту принятого вами решения о досрочной высадке десанта.

– Как пожелаете, мисс Элу, – галантно улыбнулся Чёрный, и оба одновременно прервали связь.

«Что-о?!!» – мысленно взревела Мше, внешне сохраняя идеальное спокойствие. Вот, значит, как! Элу подчиняется атакующий планету флот! Занятная новость! Она вонзила в министра обороны не предвещающий ничего радужного взгляд чёрных глаз:

– Вы выяснили, чем она здесь занимается?

– Её инженерная флотилия монтирует на орбите звезды какое-то оборудование! – Министр обороны вытянулся по швам, правильно истолковав взгляд хозяйки. – Остальной флот занят их охраной! Это всё, что удалось выяснить, мы не можем подойти так близко к фотосфере звезды! А их защищает какое-то поле. Оно генерируется массивным кораблём неизвестной конструкции, вокруг которого и работают её инженеры, мэм!

Неприятный сюрприз. Мше вновь мысленно скривилась. Эмиссар разыгрывает их в своей игре, словно пешек. Вот почему мерзавка стала такой дерзкой! Значит, смутные подозрения Мше оправданы! Элу тоже получила от Эмиссара некий подарок и считает, что выбилась в фавориты. Он специально дал ей какую-то миссию здесь же, чтобы подогреть их соперничество. Но он не сказал Элу, что подарок получила и Мше. Ему интересно, чтобы они и дальше продолжали конкурировать. Так проще контролировать и выше эффективность. По возвращении необходимо сделать всё что угодно, пусть спецслужбы хоть наизнанку вывернутся, но выяснят, что было ниспослано Элу свыше!

Пока Мше обдумывала варианты будущей многоходовой интриги, Чёрный адмирал отвёл от космических крепостей часть сил и бросил их на прорыв. Следом за ними отправились десантные флоты и эскадрилья её разведчиков. Гражданская орава Сияющих ожидаемо попыталась бросить всё и перехватить десант, но адмирал оказался тупым не безнадёжно. Он немедленно начал наносить орбитальные удары по поверхности планеты, и Сияющие задергались, распыляя силы между десантом и флотами орбитальных бомбардировщиков. На поверхности земного шара начали вырастать термоядерные грибы, и Сияющие ринулись в самоубийственную контратаку, надеясь дотянуться до всех противников сразу. Кинжальный огонь флота в считаные секунды проредил их количество наполовину, но орбитальную бомбардировку всё же пришлось прекратить, чтобы не терять корабли. Смысла в этом уже не было – первый из десантных флотов пошёл на снижение. И тут же оказался под огнём, плотным настолько, что полностью разлетелся в клочья за полминуты.

– Свяжитесь с нашим чернокожим партнёром ещё раз, – Мше была само спокойствие. – Сообщите ему, пусть ищет на планете замки или крепости воинской касты. Как правило, они расположены на вершинах гор или высоких скал. И выразите ему моё удивление тем, что он до сих пор не подавил планетарную оборону низкой орбиты. Разумеется, если он был в курсе её существования. Похоже, наш партнёр всерьёз считал, что планету Сияющих охраняет лишь четвёрка орбитальных крепостей.

Прислушался чернокожий адмирал к её совету или нет, понять не удалось. Тактическая карта выдала появление в атмосфере нескольких тысяч новых отметок, и разведчики сообщили о приближении боевых кораблей Сияющих. Мше закатила глаза к потолку. Черномазый болван не успел. Сияющие все-таки собрали своё ратное ополчение. Теперь нужно, наоборот, отводить десантные флоты подальше, потому что Сияющие займутся ими в первую очередь. Что и произошло очень скоро. Адмирал попытался перехватить ополчение, но порядка тысячи боевых кораблей на недосягаемой скорости всё же прорвались в боевые порядки десантного флота и начали жечь всё, до чего могли дотянуться. Остальное ополчение рванулось уничтожать орбитальные бомбардировщики. Спасти десантный флот удалось только за счёт его колоссальной численности. Чёрные бросили туда половину всех своих сил, одновременно начиная разгонять десантные корабли в направлении прочь от планеты, но к тому моменту, когда кромсающее десант ополчение было разгромлено, численность десанта уменьшилась вдвое.

Мше закрыла лицо ладонью. Пятьдесят тысяч бараков по тысяче солдат в каждом. Потери на ровном месте! И ладно бы, если б остальная часть десанта уже бесчинствовала бы на планете, так ведь куда там! Тем временем адмиралу удалось окончательно уничтожить космические крепости, и остатки ополчения и гражданских судов отступили на низкую орбиту, сосредоточившись над каким-то горным районом. Наверное, прикрывают тот самый замок воинской касты, что служит последним рубежом планетарной обороны. Адмирал возобновил орбитальную бомбардировку, и Бессмертной Мше наскучило созерцание его потуг. Она отвлеклась от трансляции и принялась разглядывать обзорные экраны.

За прошедшие два часа войск в районе коллектора многократно прибавилось, и данный сектор солнечной системы был густо забит миллиардами кораблей. Бесчисленные флоты продолжали объединяться в армии и совершать прыжок, и прибытие новых войск только усиливалось. Мше подумала, что недостаток опыта сражений с Сияющими чернокожие адмиралы легко компенсируют численностью своих войск. Похоже, на этот раз Эмиссары Чёрного продвинулись к своей цели. Конечно, у Сияющих множество галактик, и даже полная потеря одной из них ещё не означает победы, но Даария – их Прародина, это удар не только по численности, но в первую очередь по боевому духу. Сейчас главное – начать!

– Что они там возятся? – До Мше донёсся тихий вопрос министра обороны, адресованный командиру разведывательной эскадрильи. – Почему не высаживают десант?

Бессмертная обернулась к голографическим экранам. Чернокожий адмирал вовсю бомбил планету Сияющих, но эффективность бомбардировки была невысока. Большую часть ударов перехватывала планетарная оборона, замок воинской касты до сих пор не был уничтожен.

– Чёрные потеряли половину десанта и не хотят рисковать оставшейся, – пришёл ответ разведчика. – Адмирал наносит по замку концентрированные удары, орбитальные бомбардировщики бьют прямой наводкой. Остальные корабли поддерживают их огнём. Под таким натиском Сияющим долго не продержаться.

– Странно, – министр обороны изучал приходящие с орбиты изображения, – остатки Сияющих бросили замок на произвол судьбы и даже не пытаются вести согласованные боевые действия с его гарнизоном. Они сосредоточились в другом полушарии. Дайте больше подробностей! Я хочу знать, что там происходит!

– Они сплотились вокруг какого-то объекта в горах, сэр! – Разведчик направил свою машину по планетарной орбите ближе ко второму очагу боевых действий. – Объект имеет очень большие размеры, но мы затрудняемся понять его назначение, так как он полностью обесточен.

– Я хочу увидеть это! – потребовал министр обороны, и разведчик начал увеличивать картинку.

– Что это? – Министр обороны разглядывал здоровенный вертикальный круг, размерами сопоставимый с горами, возле которых находился. – Похоже на неактивный портал! Я хочу, чтобы инженерная команда идентифицировала это немедленно! Используйте архивы!

– Не стоит тратить время, министр. – Бессмертная Мше задала информационным блокам своего аватара поиск по сравнению изображений, и система выдала ответ почти мгновенно. – Это планетарный ноль-переход. В эпицентре пространства высоких энергий планеты Сияющих посредством таких переходов объединены в группы согласно созвездиям.

– Они ждут прибытия помощи! – напрягся министр обороны. – Они защищают ноль-переход в ожидании подкрепления! Офицер! Свяжитесь с адмиралом Чёрных! Пусть бросит туда все силы!

– Отставить, офицер, – меланхолично изрекла Мше. – Пусть адмирал набьёт себе шишку об эту стену. Как известно, дураки учатся на своих ошибках. В этой системе достаточно войск, мы найдём, кем его заменить в случае героической гибели. Продолжайте трансляцию и держитесь на безопасном расстоянии…

– Мэм, мы перехватили зашифрованный сигнал! – воскликнул один из сидящих за пультами офицеров. – Мы работаем над дешифровкой, но уже сейчас ясно, что это канал связи между флагманским дредноутом Бессмертной Элу и линкором адмирала Чёрных!

– Флот адмирала меняет направление основного удара! – сразу же последовал доклад. – Эскадры орбитальных бомбардировщиков начали смещение в сторону второго очага сопротивления!

– Занятно, занятно, – прокомментировала Мше. – Наши дражайшие партнёры с планеты Нод снова вразумили своих чернокожих коллег. – Бессмертная перевела на министра обороны многозначительный взгляд: – Надеюсь, Элу сделала это прямо сейчас не потому, что её шпионы передают ей обо всём, что происходит на моём капитанском мостике, в реальном времени, министр?

Серая кожа министра обороны мгновенно выцвела от страха перед неприкрытой угрозой.

– Исключено, мэм! – поклялся министр, тщательно скрывая страх перед наказанием. – Экипаж флагмана абсолютно надёжен и многократно проверен! Утечка невозможна! Это совпадение!

– Расследование покажет, – холодно процедила Мше и вернулась к обозреванию голографических экранов: – Адмирал полетел бомбить ноль-переход. Надеюсь, что Бессмертная Элу сообщила ему, что зарбин – искусственно созданный Сияющими материал, из которого изготавливаются арки планетарных ноль-переходов – не чувствителен к термоядерным ударам! Иначе адмирал рискует потерять ещё больше сил. Пока он будет бессмысленно бомбить ноль-переход, замок воинской касты Сияющих продолжит жечь его корабли!

– Десантный флот пришёл в движение! – на связь вышел ещё один разведчик. – Они направляются к границе зоны ответственности замка Сияющих! Туда же следуют эскадры прикрытия! Они хотят провести высадку десанта со стороны незащищённых территорий Сияющих!

– Не знала, что у Сияющих бывают незащищённые территории, – развеселилась Мше. – Особенно в галактической Прародине! С удовольствием посмотрю, не расслабили ли их полтора миллиарда лет безбедной жизни! Но сам манёвр хорош! Это планета-гигант с высокой гравитацией, и десантникам адмирала от точки высадки до подножия замка придется преодолеть всего-то четыреста-пятьсот тысяч километров в условиях враждебной силы тяжести. Но, я уверена, адмирал заранее предвидел все нюансы и решил эту проблему до её возникновения! Приданный ему десант оснащён летательными средствами и усиленными экзоскелетами, оборудованными дорогостоящими компенсаторами перегрузок! Все полмиллиона тупых Бесов, которых нельзя подпускать к такому оборудованию ближе чем на выстрел!

Министр обороны засмеялся, оценив шутку хозяйки, и к его смеху немедленно присоединились все офицеры командного отсека. Однако вскоре стало ясно, что адмирал имеет другие планы. Точнее, другие планы спустила ему Бессмертная Элу, так будет ближе к истине. Чёрный флотоводец задумал высадить десант куда придётся, и это не было лишено смысла. Планета напичкана Сияющими, они ведь не живут в городах, значит, их усадьбы можно найти всюду. Десант начнет уничтожать население везде, где только увидит, и ополчению придётся бросить всё и предпринять попытку спасти собственные семьи. Впрочем, зная Сияющих, это ещё вопрос. Эти фанатики легко могут пожертвовать не то что семьями, они всё население планеты могут швырнуть на алтарь благополучия расы. С момента начала штурма уничтожено порядка пятисот – шестисот миллионов Сияющих, не считая гарнизонов космических крепостей, но они всё ещё сопротивляются. А ведь это гражданское население. Но агрессивность Сияющих зашкаливает настолько, что у них даже в мирное время всё гражданское население в обязательном порядке проходит военную муштру.

Любой нормальной цивилизации на такое потребуются колоссальные расходы, но Сияющие не пользуются товарно-денежной системой. Принципы их экономики начисто лишены здравомыслия и даже призрачных перспектив выгоды и личного обогащения. Они фанатично следуют идеалам этого своего идиотского Единства, а сражаться с фанатиками во все времена являлось самой сложной задачей. Бессмертная Мше бросила в сторону флагмана Элу насмешливый взгляд и приготовилась наблюдать за тем, как развернутся события. Может, связаться с конкуренткой и предложить пари со ставкой в один годовой ВВП планеты? Спор на тему: сможет адмирал захватить планету Сияющих самостоятельно, или он потеряет столько сил, что будет вынужден просить подкрепления, либо его и вовсе придется менять на другого военачальника?

– Мэм, мы нашли информацию об объекте, который охраняет флот Бессмертной Элу! – рядом с креслом Мше появился руководитель аналитического агентства. – В архивах обнаружилось описание механизма, схожего по описанию с интересующим нас объектом на восемьдесят процентов! Это продукт технологий низкоэнергетического пространства шестнадцатимерного слоя Вселенной! Это навигационный маяк, мэм! Если мы не ошиблись с идентификацией, то благодаря запуску данного устройства шестнадцатимерные Тёмные смогут высадиться здесь прямо из своего слоя Вселенной!

– Значит, Эмиссар планирует привлечь к наступлению Тёмных Легов? – задумалась Мше.

Это уже серьёзно. Леги являлись обитателями шестнадцатимерного слоя Вселенной, пространство которого так же имеет разделение на высоко- и низкоэнергетические территории. Если в бой вступят Тёмные Леги, то стоит ожидать появления Светлых Легов. А это уже противостояние Высокомерных, в жернова которого лучше не попадать. А если всё же попал, то чем безопаснее будет твоё местоположение, тем больше шансов выжить. Бессмертному гибель обходится не более чем в деньги, но на этот раз Эмиссар повелел сохранить коллектор в целости любой ценой. Это большая проблема, если Высокомерные сойдутся в битве неподалёку.

– Мэм, мы нашли вход внутрь коллектора гиперперехода! – Похоже, министр обороны живо представил себе грядущие перспективы, раз поспешил ответить на вопрос, который она только собиралась задать. – Архитектура коллектора крайне сложна и запутанна, в процессе поиска мы потеряли почти всю инженерную эскадру, но безопасный вход найден!

– Потеряли почти всю эскадру? – удивилась Бессмертная Мше. – Что же вы делали?

– Коллектор оснащён многоуровневой системой защиты, включающей в себя как пассивные, так и активные элементы! – торопливо оправдывался министр. – Он уничтожает всё, что приближается туда, куда не следует! Но у нас нет информации о местах расположения запрещённых участков! Пришлось использовать дроны и роботов с дистанционным управлением! Но мы нашли место, которое, по нашему мнению, служит стыковочным доком или пространством, предшествующим стыковочному доку… Там можно укрыть флагман и один мобильный генератор защитных полей, большего туда не вместить.

– Сделайте это! – приказала Мше.

Эмиссар вновь посмеялся над ней, когда сказал, что коллектор является хрупким устройством. Что ж, не привыкать. В конце концов, может, он и действительно хрупок, с точки зрения Высокомерных. Сейчас это неважно. Сейчас важно то, что внутри коллектора, который будут защищать все, можно укрыть свой флагман. Потерять аватар прежде, чем его потеряет Элу, категорически недопустимо. Такая потеря будет означать поражение в этом раунде их соперничества. Элу попытается представить всё так, будто Мше не справилась со своей миссией, и это ей пришлось защищать коллектор. Учитывая, что эта солнечная система скоро лопнет от обилия беспрестанно прибывающих войск, все тактические изыски сводятся к элементарному манёвру, главное – не потерять свой аватар.

– Сияющие! – нервно воскликнул один из сидящих за пультами офицеров. – Сияющие в системе!

– Планетарный портал активировался? – Министр обороны подался вперёд, ища взглядом голограмму командира разведывательной эскадрильи. – Идентифицируйте силы противника!

Но вместо ответа голограммы разведчиков погасли, и автоматика сообщила о прекращении трансляций. Поправка, мысленно отметила Мше, главное – не потерять свой аватар первой.

– Я вижу ноль-переход на высокой орбите планеты в районе северного полюса! – скороговоркой доложил кто-то из наблюдателей. – Диаметр пятна четыреста тысяч километров!

– Сэр, ещё один переход открылся под южным полюсом! – вторили ему. – Диаметр такой же!

– Ноль-переход в противоположном районе сектора! – ещё один наблюдатель аж привстал в кресле. – Диаметр пятна три миллиона километров!!! Продолжает увеличиваться!!!

– Два ноль-перехода в соседнем секторе! – взвизгнули ему в ответ. – Три! Четыре!!!

Дальнейшее выслушивание докладов не имело смысла. Мше отдала приказ приготовиться к бою и принялась следить за развитием событий. Сияющие хлынули одновременно и отовсюду. Атакующий планету флот перестал существовать в первые же секунды, и на экранах системы дальнего обзора самой планеты не было видно за огромной туманностью из миллиардов сияющих точек. Бессмертная скривилась. Вот тебе и пара сотен галактик эпицентра против бесчисленных триллионов галактик пространства низких энергий. Они все сюда и явились. И приказ Эмиссара об охране коллектора сразу заиграл свежими красками – победа или поражение зависят сейчас от темпов доставки войск с обеих сторон.

– Флоты в районе планеты Сияющих перестали отвечать на вызовы! – доложил наблюдатель. – Второй эшелон наших союзников начал сближение с силами противника!

Заполнившие сектор флоты Тёмных устремились в бой, и со стороны казалось, что сама Вселенная пошла в атаку. Подсчитать, сколько здесь кораблей, абсолютно нереально, количество флотов исчисляется шестизначными цифрами. Правда, часть из них, выходя из ноль-переходов коллектора, продолжает уходить в гиперпространство, но сам факт того, что приток свежих сил не прекращается, внушает оптимизм.

Далёкая сияющая туманность предприняла ускорение на немыслимой скорости, превышающей световую раз в тридцать, и в мгновение ока оказалась у границ сектора с коллектором, вплотную к передовым флотам Тёмных. Противники одновременно нанесли удар, и космос исчез в ослепительном блеске фотонных вспышек. Авангард союзников оказался расщеплен на атомы, и армия Сияющих, словно раковые метастазы, начала быстро проникать в боевые порядки Тёмных. Началась жестокая резня, и Бессмертная Мше хмуро смотрела, как передовые сияющие брызги, опережающие мощный вал сияющей армады, вспыхивают бездонно-чёрным свечением и бросаются в гущу сражения с удесятерённой яростью. Превосходно. Это не просто объединённая армия Сияющих, это объединённые флоты воинской касты. Дело принимает скверный оборот.

Потерявшие авангард силы союзников подняли плотность огня до максимума, стремясь использовать многократное численное превосходство, но удержать продвижение Сияющих не удавалось. Кто-то из флотоводцев бросил часть сил в манёвр окружения, стремясь зайти в тыл Сияющим, и в первые минуты даже преуспел. Бескрайний океан разномастных боевых многопалубных гигантов захлестнул орду Сияющих, и окружение завершилось. Но почти сразу со стороны выплевывающих мириады сияющих точек ноль-переходов пришёл второй вал Сияющих и ударил в тыл тем, кто только что сам ударил в тыл. Бессмертная Мше молча наблюдала за экранами дальнего обзора, на которых авианосцы класса «Белая Смерть» выпускали сотни тяжёлых штурмовых крейсеров, и поглядывала в сторону звезды. До застывшего в режиме невидимости флота Элу Сияющие ещё не добрались. Вряд ли их технологии не засекли её на таком расстоянии, скорее, они посчитали её вторичной целью. Но это ненадолго, можно не сомневаться.

Выходящие из ноль-переходов коллектора силы Тёмных перестали уходить в прыжок и бросились на помощь партнёрам. Численность потрёпанных сил Коалиции резко возросла, и минут тридцать океан Тёмных флотов сдерживал море сияющих точек, передовой фронт которых искрился угольно-чёрной лучистой энергией. Потом Сияющие развернули Светочи дальнего боя по всей линии соприкосновения, и области искривленной материи начали возникать всюду, выгрызая огромные бреши в построениях Тёмных флотов.

– Сканеры фиксируют множественные спектры кварковых зарядов! – Докладывающий офицер на секунду умолк и с облегчением добавил: – Физика пространства нашего сектора исключает возникновение кварковой реакции! Мы слишком глубоко внутри гравитационного колодца звезды!

Это уточнение принесло на командный мостик некоторый оптимизм, но Мше лишь покачала головой. Сияющие не собираются взрывать кварковые заряды. Это не более чем заготовка на случай нашего отступления. Они планируют заблокировать возможность гиперпрыжка, и когда мы дрогнем и бросимся в разные стороны, за нами отправятся брандеры с кварковыми фугасами. Сияющие не собираются выпустить отсюда живым никого. Это значит, что они рассчитывают на победу. А победить они могут только одним способом – прервать бесконечный поток сил, ежеминутно прибывающих из пространства низких энергий.

– Рядом с нами формируется точка выхода из гиперпространства! – воскликнул кто-то из наблюдателей. – Опасность столкновения с прибывающей массой!

– Приготовиться открыть огонь! – в голосе министра обороны опять мелькнули нервные нотки.

Усеянная тысячами кораблей чернота космического пространства, освещаемая миллионами звёзд и ещё большим количеством взрывов, вспыхивающих всё ближе, искривилась, создавая призму выхода из гиперпространства, и выходящие корабли посыпались прямо на боевые порядки Великого Императора. Ну, хоть не на нас, уже неплохо, отметила про себя Бессмертная Мше. С десяток столкновений закончились взрывами, остальные корабли успели избежать катастроф.

– Это корабли наших партнёров! – заявил министр обороны, вглядываясь в изображение вновь прибывших. – Флот цивилизации Эдема! Они вернулись?

Флотом назвать то, что осталось от сил Эдема, можно было сугубо символически. Полсотни сильно потрёпанных кораблей, половина из которых несла на себе повреждения, близкие к фатальным. Первое, что бросалось в глаза, было отсутствие среди них флагманского дредноута Бессмертного Хве. На частотах ближней связи немедленно разразилась ругань, капитаны Чёрных поливали оскорблениями прибывшие остатки флота, суля им немедленный расстрел за гибель дружественных кораблей. Ситуация мгновенно раскалилась, и Мше пришлось вмешаться. Она пообещала десятикратную компенсацию друзьям и родственникам погибших, раненых и вообще всем пострадавшим и понесшим моральный урон сразу после боя, после чего вызвала адмирала флота Эдема на закрытую частоту.

– Что вы здесь делаете, адмирал? – поинтересовалась она, глядя в чёрные глаза флотоводца, нездорово бегающие по сторонам. – Где Бессмертный Хве?

– Его корабль погиб, мэм! Флот разбит! На нас напали миллионы Сияющих! С ними были Высокомерные! У нас не было ни единого шанса! Я сражался до последнего и чудом сумел увести последнюю эскадру! – Адмирал лихорадочно излагал подробности неравного боя, и встроенный в аватар Мше детектор лжи показывал, что как минимум некоторые из его фраз страдали от явного преувеличения. – Я был вынужден принять командование и привёл остатки сил сюда, чтобы продолжить миссию!

– Вы понимаете, адмирал, что собственноручно привели Сияющих к коллектору ноль-перехода? – холодно поинтересовалась Мше. – Они именно этого от вас и ждали. Иначе возможность совершения гиперпрыжка была бы подавлена, и вас бы не выпустили оттуда. Где вы приняли бой?

– Не знаю, мэм! – Нервозность адмирала усилилась. – Мы прыгали по координатам, предоставленным нам Эмиссаром! Это была обитаемая система Сияющих, планета-гигант и несколько крупных поселений на кислородных спутниках пары безатмосферных планет! Сначала мы не встретили сопротивления, но потом они появились со всех сторон сразу!

– Мэм, новая поверхность ноль-перехода Сияющих формируется в непосредственной близости с нашим районом! – Министр обороны вонзил в изображение адмирала пылающий негодованием взор: – Это ваша вина, адмирал! Вы ответите за это!

– Всем сохранять спокойствие! – повысила голос Мше. – Сейчас у нас будет, на кого выплеснуть свои эмоции! А у вас, адмирал, есть шанс искупить свою вину! Занимайте оборону возле коллектора!

Флот Великого Императора открыл массированный огонь по вертикальному чёрному зеркалу рябящей изнанки пространства, но не достиг эффекта. Изменённая физика поглощала входящую энергию, становясь лишь сильнее, и спустя полсекунды в боевые порядки Императора врезался флот Сияющих. Тяжёлые штурмовые крейсера утопили в антивеществе половину сектора, и автоматика активировала затемнение обзорных экранов и систем дальнего обзора. Из бесконечно-яркого моря аннигилирующей материи во все стороны брызнули с полсотни серебряно-пылающих игл, и в океане из сотен тысяч кораблей Великого Императора на огромных ускорениях хаотично заметались Светочи ближнего боя. Тактическое изображение района дислокации флота чернокожих полыхнуло россыпью отметок областей нестабильной физики, и корабли Императора начали гибнуть десятками. Искусственный Интеллект флагмана вывел расчёт прогноза дальнейшего изменения соотношения сил, и Бессмертная недовольно скривилась.

– Флагману перейти в режим невидимости! – распорядилась Мше. – Системы экранирования перевести на полную мощность! Передать приказ адмиралам эскадр: любой ценой защитить коллектор! За нарушение приказа виновный автоматически приговаривается к смертной казни с полной конфискацией семейного имущества, включая собственность близких родственников! Не отступать! – Она окинула взглядом разгорающуюся вокруг битву и добавила: – Отдайте приказ заградотрядам уничтожать трусов и паникёров. Они могут начинать.

Дальнейшие события развивались стремительно. Спустя пять минут всё космическое пространство, занимаемое миллиардами кораблей, кипело исполинским сражением. Едва ли не четверть всей солнечной системы полыхала взрывами, переливалась потоками перевозбуждённых частиц, пестрела ракетно-торпедными залпами, искрила гиперразрядами, прошивалась лучами лазеров и пунктирами боеголовок. Всё смешалось в единое сражающееся месиво, и мощнейшие помехи не позволяли понять, что происходит дальше собственного района. Связь с соседними секторами Сияющие заглушили напрочь, связь с прилегающими к коллектору районами сектора осуществлялась нестабильно, мощностей РЭБ-флотов не хватало для уверенного противодействия биоэнергетическим технологиям. Вскоре выяснилось, что возможность гиперпрыжка полностью подавлена и отступать некуда при всём желании. На порядок уступающие в численности силы Сияющих имели огромный перевес в технологических возможностях, и отказавшиеся от инстинкта самосохранения сияющие фанатики медленно, но неумолимо перемалывали ещё недавно казавшиеся безграничными объединённые войска Тёмных.

Ещё через полчаса Светочи ближнего боя прорвались к ноль-переходам коллектора и искривили материю пространства прямо в точках выхода. Прибывающие из низкоэнергетических галактик силы гибли, едва попадая в солнечную систему, и угроза поражения резко возросла. Мше пришлось прервать режим радиомолчания и организовать массированный огонь по Светочам, но это мало что дало. Попавшие под удар Светочи форсажным ускорением скрывались вдали, и на их место немедленно прибывали другие. Коллектор ноль-перехода до сих пор был цел исключительно благодаря собственным системам маскировки. Если сейчас Эмиссары не предпримут серьёзных действий, то это сражение через трое суток закончится полным разгромом сил вторжения…

– Сияющие обнаружили флот Бессмертной Элу! – доложил министр обороны. – Связь и системы обзора блокированы, но мы получаем информацию на основе идущих от фотосферы звезды колебаний энергетического фронта! На их фоне четко видна тень вспыхнувшего боя!

Сияющие всё-таки нашли у себя лишнюю эскадру и бросили её потрошить флот Элу. Кровожадные неадекватные маньяки воинской касты ринулись в атаку полутора сотнями кораблей на две с лишним тысячи вымпелов, и флот Бессмертной Элу за десять минут боя поредел на треть. Мше как раз пыталась выяснить, цел ли ещё её флагманский дредноут, как вдруг Сияющие обнаружили тот самый маяк, направленный в шестнадцатимерный слой Вселенной, и нанесли по нему акцентированный удар. На секунду все приборы вырубило, потом системы заработали, и электроника оборудования дальнего обзора сообщила об отсутствии помех.

– Тёмные Леги в системе! – злорадно провозгласил министр обороны. – Маяк активирован! Подавители Сияющих больше не действуют! Связь восстановлена! Приготовиться к контратаке!

На обзорных экранах дальнего радиуса была хорошо видна эскадра Тёмных Легов, появившаяся возле звезды на месте маяка. Три десятка громадных крестообразных звездолётов колыхались жидким металлом пульсирующих корпусов, на пике вздутия приобретающих вдвое большие размеры. Кажущиеся в сравнении с ними мошкарой светящиеся корабли Сияющих отхлынули в стороны, мгновенно превратились в пылающие чернотой сферы и тут же ринулись в атаку. Мше театрально закрыла лицо рукой. Тут сразу и не определишь, как это классифицировать: идиотский фанатизм или фанатичный идиотизм… Флагманский корабль Высокомерных исторг мощнейший радиочастотный импульс, и ноль-переходы Сияющих мгновенно погасли. В следующую секунду чёрные сферы кораблей Сияющих нанесли по флагману сосредоточенный удар, не причинивший Высокомерному видимых повреждений, и пошли на таран в сверхсветовом ускорении. Все сто сорок четыре чёрные сферы вонзились в пульсирующий жидким металлом крестообразный корабль, и флагман исчез в яркой фотонной вспышке. Ещё через секунду всплеск светимости сошёл на нет, и Мше с иронической ухмылкой увидела флагман Тёмных Легов на том же месте. Его корпус, потерявший половину своего объёма, неторопливо наращивал потерянное, воссоздавая себя согласно изначальным размерам.

– Первый эшелон наших партнёров перешёл в контрнаступление! – возвестил министр обороны.

Разглядеть происходящее на обзорных экранах было абсолютно нереально, окружающий космос бурлил отчаянным сражением, и помехи, наведённые беспрестанно аннигилирующей материей, с лихвой компенсировали отключение подавителей Сияющих. Бессмертная Мше сосредоточилась на тактической карте, быстро заполняющейся данными – инженерная команда восстановила связь с сетью флагманских кораблей и наблюдательными дронами, и срочно обновляла информацию о текущей картине сражения. Стало видно, что первый эшелон партнёров контрнаступления не начинал. Причина была вполне уважительной – первого эшелона уже не существовало. Второй эшелон полностью увяз в беспощадной резне с Сияющими, и контратаковать собирался третий эшелон, внутрь которого Сияющие успели вгрызться незначительно. Миллионы могучих многопалубных монстров начали обход противника, готовя фланговый удар, и Сияющие бросили им наперерез все силы, которые прибыли из ноль-переходов перед самым их уничтожением.

Но от технологий Высокомерных Тёмных укрыться не может ничто. Эскадра Тёмных Легов заметила маневр Сияющих и оказала поддержку своим Тёмным потомкам. Ничтожная доля секунды – и эскадра Высокомерных уже находится не у звезды, а точно на полпути между проводящими фланговый манёвр флотами и мчащимися к ним Сияющими. Колышущиеся крестообразные корабли синхронно испустили навстречу противнику гигантскую буро-коричневую волну энергии неизвестной природы, и сотни три передовых светящихся шаров полопались, словно сияющие мыльные пузыри. Остальные вспыхнули чернильно-чёрным свечением и продолжили бессмысленную самоубийственную атаку.

– Сейчас кто-то сам себя убьёт об стену, – с видом философа-реформатора изрекла Мше.

Внезапно некая сила словно разделила поток сияющих смертников надвое, направляя его мимо эскадры крестообразных кораблей, и прямо вокруг эскадры Тёмных Легов ярко вспыхнули ослепительно-звёздные сгустки лучистой энергии. Затмевающие светило мини-солнца окольцевали пульсирующую металлом эскадру, и чёрные глаза Бессмертной Мше забегали, оценивая ситуацию.

Светлые Леги. Шестнадцать кораблей, если, конечно, это вообще корабли. Начинаются проблемы. Мше убедилась, что её укрытый режимом невидимости флагман надёжно скрыт в исполинских складках коллектора ноль-перехода, и вновь перевела взгляд на тактическую карту. Разделённый надвое поток чернильно-чёрных шаров врезался в разворачивающийся для флангового удара океан кораблей партнёров, и изображение зарябило от помех, вызванных запредельными выбросами энергии. Ряды третьего эшелона смешались, скованные боем, и пылающие антрацитово-чёрным огнём корабли воинской касты Сияющих принялись фанатично вырезать двадцатикратно превосходящие силы партнеров. За те пару секунд, в течение которых всё это произошло, эскадра Тёмных Легов лишилась десятка кораблей, и Бессмертная Мше тоскливо разглядывала, как остальные двадцать медленно растворяются под воздействием неизвестного оружия Светлых Легов. Силы изначально оказались слишком неравны. Миссия обречена…

Внезапно по ушам резанул тяжёлый, рвущий органы слуха, мощнейший низкочастотный удар, и команда флагмана с криками сжала ладонями головы. Ослепительно сияющие звёздно-огненные сгустки Светлых Легов расшвыряло по солнечной системе словно пинком, и посреди космоса возник внушающий ужас исполинский колосс корабля Эмиссара. Грозящий разорвать барабанные перепонки удар повторился вновь, и посреди освещённого мириадами близких звёзд космоса угрожающе чернели уже два асимметричных колосса, внушающие ощущение неотвратимой смерти. Жуткие конструкции из неизвестных материалов кишели тёмно-коричневыми силовыми полями, перемежающимися с росчерками исполинских искровых и дуговых разрядов. Бессмертная Мше инстинктивно зажала уши ладонями. В космосе звуки не распространяются, Эмиссары Чёрного специально создают этот звук на каждом корабле в каждой точке солнечной системы, оповещая всех о своём появлении. Визитная карточка смерти, сообщающая о её пришествии. Боль вгрызается в тебя, даже несмотря на то что вместо тебя здесь лишь аватар. И регулировать мощность частотных фильтров бесполезно.

– Эмиссары Чёрного! – выдавил из себя кто-то через боль. – Сейчас Сияющие ублюдки подохнут!

Бессмертная Мше стоически перенесла третий болевой импульс и мысленно поздравила себя с тем, что находится внутри архитектуры коллектора ноль-перехода. Сейчас Эмиссары нанесут удар по Сияющим, и сражение завершится. Вряд ли для уничтожения Сияющих им потребуется больше трёх ударов в сумме. А вот насколько эти удары окажутся избирательными – это очень животрепещущий вопрос! Ведь силы Сияющих смешались с силами Тёмных в единое бесконечно огромное месиво, ежесекундно уносящее тысячи жизней. Сейчас увидим, способны ли вышние технологии отличать своих от чужих. Точнее, насколько заинтересованы в этом Эмиссары.

Ближайший из тройки ужасающе-исполинских колоссов исторг из себя воистину безбрежный океан смертоносных зарядов, мгновенно перечеркнувших космос подобно застывшим лучам кроваво-рыжего цвета. Сразу же за первым Эмиссаром ударил второй, и Мше, в попытке проследить хотя бы последствия удара, едва не сожгла себе киберорганические узлы поворота шеи. Миллионы то ли лучей, то ли зарядов, то ли следов от того или другого соединили ужасающие колоссы с каждой сферой, сияющей белым или чёрным огнём, и Мше победно усмехнулась. Удар был избирательным. Всей картины, конечно, не увидеть, сражением охвачено несколько секторов солнечной системы, но и так ясно, что двое из трёх Эмиссаров атаковали все корабли противника.

– Почему они не взрываются? – Министр обороны недоуменно смотрел то на тактическую карту, то на обзорные экраны, на которых кипело безжалостное сражение. – Сияющие не взрываются!

Мше торопливо всмотрелась во множество голограмм и экранов. Сияющие сферы, соединённые с исполинскими колоссами кораблей Эмиссаров потоками рыжей энергии, продолжали бой. Третий Эмиссар немедленно нанёс свой удар, но ситуация не изменилась.

– Оно движется назад! – неуверенно произнёс руководитель инженерной команды. – То, чем Эмиссары атаковали Сияющих! Оно оттекает обратно! Приборы не видят…

Вой сирен тревоги заглушил его слова. Экраны вспыхнули предупреждением о возникновении смертельной опасности, и по флагману разнеслось оповещение Искусственного Интеллекта:

– Угроза жизни максимального уровня! В системе замечен Высокомерный Светлый! Рекомендуется немедленно покинуть систему! Повторяю! Немедленный гиперпрыжок из…

Аватар Бессмертной Мше сгенерировал командный радиоимпульс, отключая сигнал тревоги, и все присутствующие на капитанском мостике одновременно подняли головы к потолочным обзорным экранам. Система дальнего обзора закончила формировать изображение, и первым, что бросилось в глаза, стала непривычная чернота космического пространства. Триллионы звёзд исчезли, уступив место непроглядному мраку. Секунду спустя изображение сменило фокус, меняясь на более общий план, и Мше почувствовала, как от страха холодеет собственное сознание, заключённое внутри планетоида где-то бесконечно далеко отсюда и в то же время угрожающе близко. Над плоскостью эклиптики разверзлось нечто чёрно-фиолетовое, неотвратимо засасывающее в себя колоссы Эмиссаров вместе с миллионами произведённых ими выстрелов. Искусственный Интеллект флагмана чем-то звякнул, выводя данные на главную голограмму, и ещё сильнее посеревший от страха министр обороны прочитал короткое сообщение:

– Маскировочное оборудование коллектора ноль-перехода вышло из строя. Теперь нас видят все…

Бессмертная проводила взглядом исполинские громады кораблей Эмиссаров, исчезающие в недрах чёрной дыры. Если верить приборам, то никакой чёрной дыры тут нет. А если глазам и рассудку – то у них над головами висит нечто размером в четверть солнечной системы…

Чёрно-фиолетовая бездна поглотила Эмиссаров и вспучилась, резко усиливая интенсивность свечения фиолетовых оттенков. Искусственный Интеллект вновь выдал сигнал тревоги:

– Пространственная материя над плоскостью эклиптики испытывает неподдающуюся измерению деформацию. Нахождение в следующих секторах текущей солнечной системы повлечёт мгновенную аннигиляцию…

Искусственный Интеллект принялся перечислять смертельные сектора, и Бессмертная вновь отключила оповещение. Теперь это уже неважно. Высокомерные сошлись в бою друг с другом. От результата этой схватки будет зависеть не только судьба наступления, это ерунда, но и её собственная судьба. В полную победу над Сияющими в результате одного, пусть даже супермасштабного наступления, наверное, может и поверит обычный Тёмный, но только не Бессмертный. Будущее Мше висит сейчас на волоске. Если Эмиссар погибнет, что Высокомерный Светлый сделает с её Бессмертием? Обратит ли внимание вообще? Лучшим решением было бы самоликвидировать аватар, тем самым заметая след, и убраться отсюда подобру-поздорову, пока ещё не поздно спастись хотя бы таким методом. Гиперпространство уже блокировано, коллектор ноль-перехода работает только в одну сторону… Но если Эмиссар выживет, а она не выполнит его приказ оборонять коллектор любой ценой, то дальнейшее её существование превратится в чудовищный кошмар. Впрочем, определение «чудовищный» не несёт и миллиардной доли тех мучений, которым её подвергнет взбешённый Эмиссар.

– Министр обороны, передайте адмиралам флота мой приказ, – властно заявила Мше, прерывая всеобщее гробовое молчание: – Эскадрам действовать согласно складывающейся ситуации. Наша миссия не изменилась – оборонять коллектор ноль-перехода любой ценой до последнего. После того как Эмиссары уничтожат Высокомерных Сияющих, всем военнослужащим будет выплачен беспрецедентный бонус, я лично прослежу за этим. Экипажу флагмана надеть скафандры высшей защиты. Перейти в режим полной тишины. С этой секунды запрещается любая активность, которая может выдать нас Сияющим даже случайно.

Экипаж линкора засуетился, выполняя полученные указания, и Мше перевела аватар в боевой режим. Спустя три минуты затаившийся в складках архитектуры коллектора ноль-перехода флагман затих и замер в ожидании Сияющих. Освещение погасло, мощность силовой установки упала до минимальной, голограммы экранов погасли. Бессмертная перевела взгляд на тускло светящуюся сферу тактической карты, демонстрирующую охваченную яростным побоищем солнечную систему, и тщетно попыталась избавиться от страха. Выбора у неё нет, остаётся только ждать развития событий. Теперь, как гласит Юрская присказка, будем посмотреть.

Глава девятая

Десяток безумно визжащих от бешеной злобы уродливых тварей, утыканных усиленными сталью рогами, шипами и клыками, выскочили из развалин четвёртого этажа дымящейся усадьбы и с разбегу бросились на реющую в воздухе Валькирию. Алина рывком ушла в сторону, пропуская мимо себя мерцающую силовой защитой передовую тварь, и приняла вторую на фронтальную полусферу энергощита. Искрящая плазменной кромкой рогов здоровенная обезьяноподобная свинья врезалась в защитное поле и с чавкающим треском разлетелась на ворох кровавых брызг. В руках Валькирии вспыхнули тахионные клинки, и Алина стремительной серией ударов рассекла на части остальных противников. Рухнувший наземь передовой Бес, снабжённый силовой защитой, развернулся и высокими скачками устремился во вторую атаку. Единый энергопоток боя донёс до Алины отпечаток его жалкой пародии на энергоконтур, быстро приближающийся с тыла, и она развернулась в воздухе, чтобы встретить нападающего. Откуда-то сверху неуловимым глазу штрихом пришёл заряд антиматерии, пронзая воздух с тихим шипением, и тварь лопнула, исчезая в фотонной вспышке.

– Ты как, сестричка? – Кристалл Связи донёс до Алины голос Сигтруды.

– Порядок! – Алина проводила взглядом круг Валькирий, проносящихся на высоте птичьего полета в сторону кипящего уличного боя, и мгновенным движением выбросила руку вниз.

Боевой Кристалл выстрелил зарядом антивещества, и появившуюся из развалин новую тварь разорвало в кровавую ка-шу. Алина зло усмехнулась. Это не с четырёхметровой Астрид в рукопашной сходиться. Если б не огромное численное превосходство, она бы управилась здесь сама, и без помощи бойцов. Но Тёмные успели высадить на Артану десант численностью в шесть миллионов уродливых тварей, обитателей четырёхэнергонного пространства, которых назвать разумными существами язык не поворачивался. Тем не менее они таковыми являлись. Но примитивный разум Бесов постоянно находился во власти агрессивно-маниакальных психических расстройств, и легче от их разумности не становилось. Наоборот, они быстро поняли, что отрезаны от поддержки из космоса, и сменили тактику, перейдя от лобовых атак к полупартизанским нападениям.

Когда штурмовой отряд командора Агнара обрушился на атакованное десантом противника поселение, Бесы понесли потери и скрылись в окружающем поселение лесу. Чтобы не губить тысячелетние деревья, был придуман простой план действий: штурмовой отряд улетел прочь, якобы к месту следующего сражения, а Алину оставили в разрушенном поселении. Валькирия летала от здания к зданию, делая вид, что осматривает руины на предмет наличия раненых. Четырёхэнергонные не распознали ловушки и заглотили приманку. Десантный отряд противника собрался в кучу и атаковал одинокую Валькирию посреди слабо дымящихся развалин. В следующее мгновение разрушенный скуф оказался окружён воинами Сияющих, и западня захлопнулась. Беснующиеся запредельной злобой твари бросились в рукопашную и в короткой безжалостной схватке были перебиты почти полностью. Остатки их трёхтысячного десантного полка штурмовой отряд сороковой ударной добивал сейчас на окраине поселения, и Алина перемещалась в небе над руинами, выискивая попрятавшихся врагов.

Артану удалось спасти в крайний миг. Известия о нападении Тёмных на галактическую Прародину пришли в самый разгар сражений, вспыхнувших по всему пространству Пограничной, прилегающему к Рубежу. Почти сразу выяснилось, что Тёмные одновременно атаковали все порубежные Миры, и широкомасштабные битвы охватили несколько сот солнечных систем в различных приграничных галактиках. Воинская каста спешно перегруппировала флотские соединения, распределяя силы по атакованным направлениям, и натиск противника удалось сдержать. В этот момент Тёмные ударили в тыл. Пока не было понятно, каким образом им удалось проникнуть в самый эпицентр пространства высоких энергий, минуя предшествующие галактики, но факт оставался фактом – Даария, галактическая Прародина Расы, была атакована огромными полчищами врага.

Штаб Флота срочно вывел из боя несколько флотов, в том числе родовую эскадру Рода Форнар, заменив их ратниками ополчения, и бросил на помощь Даарии. Пока галактики Сияющих экстренно собирают в кулак силы для отражения вторжения, лучшие бойцы воинской касты должны задержать распространение противника по галактике. Сороковая ударная ушла в гиперпрыжок прямо из боя и на максимальном ходу переместилась на базу Даарийской группировки в системе Тары. Там её уже ждал ноль-переход, открытый Асами Жизнь Рекущих в галактику Даария. Сороковая ударная сходу прошла переход, но по ту сторону противника не оказалось. С ближайшей Земли сообщали о нападении на Артану, с которой существовало сообщение посредством стационарного наземного ноль-перехода. Через переход с Артаны прислали зов о помощи, туда ушли срочно собранные отряды ополчения, которые вот уже полчаса вели бой по ту сторону ноль-перехода, по району которого агрессоры нанесли главный удар.

– Замки воинской касты не отвечают на вызовы, – командир Харальд коротко обрисовал положение по системе общей связи ударной группы. – Значит, обстановка критическая. Противник уже высадился на поверхности Земли, и ополчение, ушедшее на помощь Артане, не может пробиться через блокаду района расположения ноль-перехода. Счёт идёт на мгновения, поэтому будем прорываться прямо через ноль-переход. По нам сразу же ударят с орбиты, поэтому врата проходить на максимально допустимой скорости. Задача – захват околоземной орбиты, оттеснение противника на расстояние, исключающее возможность ведения орбитальной бомбардировки Артаны, и удержание позиций до подхода основных сил. Действуем!

Светоч «Сияющий», самая мощная боевая единица сороковой ударной, пошёл в прорыв на острие атаки. Едва зарбиновый круг наземного ноль-перехода вспыхнул, сообщая об активации пространственного соединения с Артаной, Алина бросила корабль в ускорение. Полёт в атмосфере на такой скорости может привести к столкновению, Светоч выдержит это без последствий, а вот земной поверхности и тем, кто на ней окажется в тот миг, не позавидуешь. Поэтому стационарные наземные ноль-переходы имеют очень большие размеры и всегда расположены в горной местности таким образом, чтобы выход осуществлялся из вертикальной поверхности горы в не занятую ничем атмосферу. Для гражданской эксплуатации это очень удобно, но в случае осады Земли крупные габариты ноль-перехода делают его хорошей мишенью для ударов с орбиты. Если противник знает, что такое ноль-переход и как выглядит зарбиновый круг, он не оставит его без наблюдения.

Сияющая звёздным пламенем сфера Светоча ринулась в переход и мгновенно оказалась в эпицентре термоядерного взрыва. Тёмные били по переходу термоядерными зарядами, вершины соседних гор были срезаны яростью цепных реакций, окружающие энергопотоки несли в себе сильные отпечатки расплавленного камня. Всё вокруг было погружено в непроницаемую толщу пыли и волны жёсткого излучения. Визуальная видимость отсутствовала полностью, и Алина перешла на восприятие перевозбуждённых энергетических полей. Она подняла Светоч выше, освобождая дорогу остальным, и машинально уклонилась от вздувшейся рядом ядерной вспышки.

«Фиксирую четыре ядерных взрыва, – слитное сознание выдало её мысль. – Тёмные нас ещё не видят, бьют по ноль-переходу. Видимо, не знают, что зарбин не чувствителен к такому оружию».

«Очень интересно, – вспыхнуло в ответ. – Они прислали сюда войска, не получившие должной подготовки. Нужно этим воспользоваться. Переходим в режим поглощения энергии!»

В нервные окончания привычно вгрызлись сотни незримых игл, и затерянное в многокилометровой пылевой толще сияние Светоча сменилось со звёздного на бездонно-чёрное. Могучий корабль мгновенно поглотил окружающий избыток энергии, гася термоядерные вспышки продолжающих сыпаться с орбиты боеголовок. Где-то там, в космосе над головой, возникла заминка, вызванная несрабатыванием сразу десятка бомб, и захватившие орбиту силы противника принялись сканировать утонувшую в радиоактивной пыли местность. Тут же последовал доклад начальству, и Алина проследила распространение радиоволн.

«Вижу флагман противника!» – доложила она, подсвечивая корабль военачальника Тёмных.

Слитное сознание полыхнуло картиной захвата целей и векторной сеткой траекторий сближения с объектами первичного и вторичного ударов.