Book: Аш 6



Вадим Львов

Аш. Книга 6

Глава 1

Время — странная субстанция. Оно может растянуться, так, что минуты кажутся вечностью. А может пролететь так, что не успел оглянуться — и год прошёл. Он и прошёл. Даже нет — пролетел, так, что Сашка и не заметил.

Весь год он провёл безвылазно на Аркаме, и его самые дальние поездки были до основной научной базы, расположенной на другом континенте, куда он один–два раза в неделю летал на осмотр артефактов, что иногда ещё находили поисковые команды. Два–три раза в месяц он проводил поиски на соседних континентах, «крутя спирали» на челноке в местах, где по предположению учёных могли быть объекты Предшествующих, и иногда они действительно там что–то находили. Но большую часть рабочего времени он проводил в научном центре, находившемся всего в четверти часа от его дома.

За этот год команда под его руководством полностью изучила и запустила все те виды ремонтного оборудования, что было найдено в сервис–центре Предшествующих на Ольвилии. Прогресс был и в обучении псионов новым методикам — сейчас в научном центре стажировалась уже четвёртая по счёту команда псионов, набранная из различных общин Гардарры. По возвращении эти псионы смогут передать знания остальным членам своих общин, расширив тем самым число обученных.

Казалось бы, они находятся на острие современной науки Содружества, и всё в их центре должно кипеть и бурлить Но ничего подобного и близко не было. Работа шла по плану, в спокойном ритме, но тут, Сашка признавал, была заслуга Велибора. Старый учёный на дух не переносил авралы и штурмовщину. Он всегда выговаривал молодым учёным, что с наскока никакие открытия сделать нельзя, и чуть ли не насильно отправлял их после работы из лабораторий домой, с требованием предоставить отчёт, как хорошо они отдохнули в выходные. И это было абсолютно правильно — не только учёный, но любой специалист, вымотанный до предела, вряд ли будет способен работать с полной отдачей.

Утром, как обычно, перед домом стоял грав, забиравший на работу учёных и сотрудников из спального района. Поздоровавшись с уже сидевшими в граве коллегами, Сашка уселся на свободное место. Грав направился дальше по маршруту забирать оставшихся, а Сашка спокойно разглядывал спальный район, по которому они проезжали.

Всего год — а Синташта разрослась почти до уровня Берсуата, каким тот был на момент его прибытия на Аркам. Всего два года назад здесь был небольшой лагерь из модулей временного проживания — а теперь располагался город — «стотысячник». Население Синташты в этом году достигло 142 тысяч человек, и тенденция к росту сохранялась. За прошедший год в Синташту прибыло 100 тысяч колонистов с Земли. Прибыли шесть тысяч переселенцев из Малой Гардарры — последствия гражданской войны ещё будут долго сказываться на достатке и благополучии её жителей. Многие жители систем кластера Нисакус были вынуждены перебраться в гардаррские системы — туда, где есть работа. Ехали и в колонии. Ну, и как вишенка на торте — 12 тысяч аграфов, покинувших Тартан в поисках: кто — справедливости, а кто — просто лучшей доли.

А Берсуат к этому времени перевалил за 700 тысяч. Город разросся, уже шло строительство и заселение второго спального района. За этот год линия монорельса соединила его с космопортом и была уже почти доведена до Бахты. Но уже началось продление монорельса в сторону Синташты. Были заложены ещё два города, Арсаком и Макент, в каждом сейчас жило по 20 тысяч человек. А почти 30 тысяч пополнили растущие вокруг городов фермерские посёлки. Многие прибывшие с Земли, увидев, что уровень жизни и комфорт проживания фермеров, занятых в производстве продовольствия, ничуть не уступает занятым в других сферах, приняли решение переехать «в провинцию». Самое интересное, что это были те, кто всю жизнь на Земле прожили в городах.

Расширялся космопорт, увеличивалось производство металлоконцентратов в астероидных поясах системы. В следующем году из Милетты должны прибыть два «плезиозавра» — корабли для сбора дейтерия в атмосфере газовых гигантов, что обеспечит системе ещё и энергетическую независимость. В общем — Аркам рос и развивался.

Утренний брифинг в оперативном центре прошёл в дежурном порядке. Всем группам были определены задачи на сегодня, и персонал разошёлся по своим лабораториям.

— Аш, зайди к мне — Велибор позвал Сашку в свой кабинет.

В кабинете Велибор включил глушилки и продолжил:

— Азар хочет с нами поговорить.

На развернувшемся голоэкране появилось изображение кабинета с сидящим в кресле Азаром Бальдовым.

— Здравия, други. — попроветствовал он их. — Как дела продвигаются?

— Всё по плану — Велибор не любил не только авралы, но и показуху с пусканием пыли в глаза. — Оборудование, привезённое с Ольвилии, полностью активировано, проверено в работе. Группа псионов проходит стажировку в соответствии с программой. Учатся по методикам Предшествующих, под контролем Жегора и его людей. Поисковые команды пока ничего нового не обнаружили. Специалисты изучают базы знаний, полученные от Аша. Изучение информкристаллов дало ещё ряд координат, большей частью за пределами Гардарры.

— Вот об этом я и хотел поговорить. Аш, — Азар обратился к Сашке. — Пришло время. Мы можем начать поиски артефактов за пределам Гардарры.

— Где?

— Армарра. Попробуем вначале провести операцию там. Вначале — система Аламо. Потом Аканса. Группа уже подобрана. Ты, Траян, Идан. И несколько сопровождающих. Сейчас подставные фирмы развили бурную деятельность в этих двух системах. Ну, да тут тебе всё Траян сообщит.

За этот год Траян сильно изменился. Ещё бы — установка импланта «Эспер» и стажировка в общине псионов на Арте ни у одного человека не проходила бесследно. Сейчас он находился в научном центре уже в качестве псиона, но выполнял всё ту же работу, что и раньше, о чём ничуть не жалел.

— Когда вылет?

— Не спеши. — усмехнулся Азар. — Вам нужно ещё несколько дней на подготовку. Ну и семьи свои подготовьте, что уедете на несколько месяцев.

Вечером грав привёз его обратно домой.

— Папка! — к нему прибежал Яр.

Сашка подхватил сына на руки. Подошла Лораниэль, держа на руках Дана, и поцеловала его в щёку.

— За стол! — скомандовала она, и всё семейство направилось в столовую.

Сидя в столовой, уминая аппетиные пирожки (это Лораниэль научилась у Наташи) и запивая чаем, Сашка рассказал, что вскоре ему нужно будет уехать на несколько недель.

— Что же — вздохнула Лораниэль. — Не впервый раз и не в последний… Я, кстати, поговорила с Недой. С женой Велибора — уточнила она.

Семь месяцев назад Неда была выбранана мэром их города, и, как казалось, ничуть не уступала своему мужу в организаторских способностях.

— В общем, надо мне на работу выходить. — подвела итог Лораниэль. — Пусть неполный день — но надо. С Яром и Данном старики будут, вскоре Яра в детский сад отдадим.

— А Неда не против?

— Нет. Сказала, полгода я зарплату получать не буду, так как буду работать на общественных началах. Но потом перейду в штат мэрии, как её заместитель.

— Пусть будет так. — Сашка понимал, для его супруги работа будет ещё одной отдушиной.

— Когда отлёт?

— Через неделю. — Сашка поставил пустой стакан на стол. — Ну — пойдем гулять!

Вся семья отправилась на вечерний променад.

За этот год Аркам испытал настоящий демографический взрыв — перевезённые с Земли люди почувствовали вкус полноценной жизни, да и медицина так же внесла свой вклад. Практически в каждой второй семье сейчас или возились с новорождённым, или ждали пополнения. Что говорить — в этом году Сашка стал дедом — Настёна родила девочку, и уже назвала её Еленой.

Были и смерти. Умер Хатальдир. Старик прожил 122 года, и встретил смерть тихо и спокойно. Если земляне приняли гардаррский обычай, то для аграфов выделили небольшое поле за городом, где их хоронили. Сейчас на нём уже проросли привезённые из Галанте семена четырех меллорнов — деревьев, являвшихся у аграфов надгробиями.

Главенство среди старейшин перешло сейчас Гильдору. К старейшинам, кстати, пару месяцев назад приехали их дети с семьями. Приехали — и остались. Число прибывавших на Аркам аграфов так же неуклонно росло.

На следующий день после очередного брифинга в кабинете у Велибора собралась команда, задействовоанная в предстоящей операции.

— Вылет послезавтра, чартером до Аламо — вводил всех в курс операции Траян. — Едем на фестиваль «Хаома без тормозов». Его устраивает созданная нашей конторой фирма, залезшая на местный рынок оптовых поставок алкоголя. Мы — сотрудники фирмы, наша цель — техническое и информационное обеспечение фестиваля. Место проведения — как раз в районе поисков. Понимаю, что поиски придётся проводить среди фестиваля, где будет полно накачавшихся хаомы, но это и лучший способ отвести пристальное наблюдение со стороны местных спецслужб. Благо, что и часть оборудования, необходимого нам для работ, можно завести как необходимое для подготовки фестиваля.

— Едем под своими именами? — Идан всегда ставил правильные вопросы.

— Нет. Вам заменят учётные записи в нейросетях. Аш, твоя нейросеть может заменить имитацию на другую нейросеть?

— Да. — Сашка дал команду нейросети на имитацию «Техник‑2М». — Вот, смотрите.

— Устраивает. — Траян помолчал, что–то обдумывая. — Много вещей с собой не берите, вам передадут каждому туристические наборы перед вылетом.

Через два дня несколько человек с туристическими рюкзачками погрузились на борт пассажирского транспорта «Антакея», за шесть дней доставившего их на Новую Аладьегу. Там они пересели на транспорт, следующий рейсом в систему Аламо, Свободные Миры Армарры. Перелёт был прямой, без остановок в других системах, и все одиннадцать дней полёта пассажиры отдыхали, проводя время в барах, развлекательных центрах и тренажёрном зале, или просто смотрели головизор.

Космическая станция Содружества в системе Аламо ничем не отличалась от виденных Сашкой ранее — такой же «Вавилон» (хотя, правильнее следовало бы сказать «Вавилон 5»). Он не стал задерживаться на её осмотр, а сразу отправился к терминалам, откуда регулярно отправлялись челноки на поверхность. Челнок заполнился за 10 минут, отстыковался от «рукава» и сразу направился на поверхность. За двадцать минут полёта он успел осмотреть летящих с ним. Контингент в челноке был разношёрстный — делуссцы, оширцы (или синтонцы?), один «кузнечик» Иллиминари, семейство прямоходящих крыс Печембу. Были двое, темнокожие, почти как арварцы, и похожие лицами на галифатцев — это ракшассцы. Вот куда ещё нужно съездить, пришла к Сашке мысль, когда он краем глаза разглядывал ракшассцев, сидящих в креслах с отрешённо–умиротворёнными лицами.

— Цсель фашефо физита? — на него смотрел любопытно–проницательным глазёнками «крыс» Печембу, сидевший в отделении иммиграционного контроля.

— Техническое обеспечение проведения фестиваля.

— Какофо фестифаля??

— Как какого? — изобрзил Сашка удивление. — Фестиваль «Хаома без тормозов»! Туда приезжает театр с новой голо–постоновкой! Дегустация новых алкогольных напитков! Показы мод! А потом — нудистская вечеринка — он заговорщически подмигнул «крысу» — Девчонки приедут, оторвусь!

— А дегустация платная? — «крыс» проявлял искренний интерес.

— Нет! Три дня всех поят бесплатно!

— А я могу туда попасть? — упоминание про халявный алкоголь взяло «крыса» за живое.

— Конечно! Вот, лови файл! — он отправил «крысу» пригласительный билет. — Вход по приглашениям, но бесплатный.

— Спасибо! — «крыс» был доволен. — Приветствуем Фас в системе Аламо Сфободных Мироф Армарры! Щастлифофо отдыха! — «крыс» переслал ему файл с гостевой визой. — До фстречи на дегустации!

Прямо около выхода из здания космопорта стоял человек, над которым было развёрнуто голоизображение с символом фирмы–организатора фестиваля, рядом с ним уже были несколько туристов. Впрочем, какие туристы — это были летевшие с ним в чартере Траян, Идан и десять сопровождающих.

— Вы последний, Аш — сказал ему ожидавший их человек. — Можем ехать.



Глава 2

До нужного им мегаполиса они доехали на монорельсе, откуда до места проведения фестиваля, находящегося в трех десятках километров от города, добрались на граве.

Континент, на котором они находились, находился немного «севернее» тропика. Монорельс словно рассекал бескрайнюю степь, прорезанную маленькими многочисленными речушками и изредка разбавленную небольшими рощицами. Два часа — и они на месте.

Под фестиваль была отведена площадь в несколько сотен гектар, активно застраивающаяся прямо на глазах. На парковке для гравов их встретил представитель фирмы, организовавшей мероприятие, и провёл в развёрнутый лагерь, состоящий из модулей для временного проживания. Там же находились модули, где размещалась администрация фестиваля.

— Для вас выделены модули с 15–243 по 15–247. — представитель администрации переслал им коды доступа в модули. — Размещайтесь, отдыхайте. Что–то ещё нужно?

— Да. Челнок. — Траян решил не терять времени даром. — Хотим посмотреть окрестности.

— Без проблем. Челноки на соседней площадке. Берите любой, оплата в установленном в челноках терминале. Все?

— Да.

— Тогда — хорошего отдыха!

Челнок нарезал «спираль», центром которой был лагерь для прибывших на фестиваль. Через четверть часа от Малыша пришёл отклик — место нахождения артефактов было установлено. Оно было немного в стороне от основных площадок, где будут проходить «перформансы» и «инсталляции», но в пределах арендованой территории. Сашка продолжил нарезать круги в надежде найти ещё что–нибудь. Безуспешно.

— Ничего, нам пока и этого достаточно. — Траяна это абсолютно не расстроило. — Точка есть, возвращаемся.

Посадив челнок на площадке, они перебрались на ту, где стояли гравы.

— Для уточнения места съездим туда.

Грав за несколько минут доставил их к месту, где Малыш зафиксировал артефакты.

— Здесь. — Сашка стоял на месте, под которым находились информкристаллы и базы знаний. — Глубина — 6 метров.

— Тогда начнём этой же ночью. — Траян быстро принял решение. — Оборудование для нас уже доставили, ближе к ночи развернём шатёр и приступим.

К вечеру лагерь наполнился народом. Хотя открытие фестиваля будет только завтра утром, бесплатную выпивку начинали наливать уже с вечера. Естественно, такое событие никто не мог пропустить. Приглашённые — а их было не меньше 50 тысяч, шустро наливали и опророжняли в себя емкости с халявой. Лагерь гудел. Естественно, никто не обратил внимания на возникший почти на краю территории фестиваля одиноко стоящий шатёр. Да и на кой он сдался, если и тут наливают?

— Я первый — сказал Траян, глядя вглубь вскрытого проёма. Он молча ухватился за держатель мономолекулярного троса и спустился внутрь. — Все нормально, спускайтесь!

По информации, имевшейся у Сашки, во вскрытом ими помещении во времена до Катастрофы находился головной офис компании, занимавшейся производством оборудования для автоматических линий. Это её реклама содержалась на одном из информкристаллов, что они с Иданом нашли во время раскопок на Ольвилии.

Фактически они сейчас находились в одной из двух десятков комнат подвала, соединявшихся между собой кольцевым коридором. В этой комнате на полу лежали несколько информкристаллов и дисков с базами знаний.

— Посмотрим, что тут у нас, — сказал Сашка, «скармливая» Малышу первый информкристалл.

Они обошли все помещения, но кроме одного стоявшего в углу одного из них пищевого синтезатора «Шатта» ничего не нашли.

Малыш за это время подготовил переводы содержимого информкристаллов.

— Мда… Негусто. — Траян с трудом скрывал разочарование.

— Ничего подобного. — Сашка, успевший ознакомиться с переведённым содержимым информкристаллов, наоборот был доволен. — Наоборот! Информация, которую мы получили, стоит всех вложений на этот побухальник.

— Вот смотрите — он переслан Траяну и Идану файлы с переводами. — Первое, и самое главное — это координаты исследовательсого центра этой компании. Здесь, на Аламо! Центр, где собственно и разрабатывали найденное нами оборудование! Второе — координаты автоматической линии, где производилось то самое оборудование — система Ганверивала. Это в Ракшасе. Третье — переписка с сервис–центрами и договора с потребителями оборудования. Ещё шесть координат. Три, правда, нам уже известны — это в Хакдане, системы Хамон, Ицтлан и Риона. Но одна координата — здесь, в Армарре. Система Канасога. И одна — просто удача — у нас, в Гардарре. Система Милетта.

— А на дисках что? — Траян немного повеселел.

— Пока Малыш перевёл два. Содержимое первого я изучаю. Это руководство по эксплуатации для оборудования автоматической линии по производству медкапсул. Остальные три диска, думаю, такого же рода.

— Неплохо. Тогда выбираемся. Парням надо ещё закрыть лаз и ликвидировать следы нашей деятельности, чтобы никто не догадался., чем мы тут занимались.

Утро красит нежным светом… рожи местных «синяков». Пьянка в лагере шла до самого утра не прекращаясь, пока, наконец, руководство фестиваля не дало команду прекратить накачивать прибывших спиртным. Еще бы — сейчас состоится торжественное открытие фестиваля, пройдут показательные выступления приглашённых артистов — а потом уже снова можно будет раздавать выпивку направо и налево.

Сашка с Траяном и Иданом сидели в модуле и размышляли, что им делать дальше.

— Есть предложение — делился мыслями Сашка. — Мы возьмём челнок и вылетим на разведку по найденным координатам. Это континент по другую сторону экватора, до него лёту часа три- три с половиной. Проверим, есть ли там вообще что–либо. Если Малыш засекёт артефакты — отмечаем точки. И тогда уже решим, что дальше делать.

— Принимается. — Траян встал. — Не будем терять времени даром.

До указанных координат челнок доставил их за три часа, как и планировалось.

Сейчас челнок завис на краю одной из многочисленных небольших долин, которыми изобиловал этот гористый континент. Поселений в этой долине не было, но вся земля использовалась — все участки возделывались и выглядели ухоженными.

— У нас проблем не возникнет? Типа, на частную собственность вторглись? — Сашка не знал, что делать.

— Если просто пролетим над долиной — то нет. А вот если сядем в ней… Не знаю. Тут ведь везде свое собственное местное законодательство. — Идан, хоть и был эрудит, но явно не в вопросах местного законодательства Армарры.

— Тогда — пролёт над долиной, поиски — и если что найдём, тогда и решать будем. — Траян не любил «плодить сущностей сверх необходимого».

Поиски над долиной пришлось проводить по другой схеме — челнок словно «заштриховывал» долину, пересекая её туда–обратно. Наконец, через полтора часа, пришёл отклик от Малыша.

«Хозяин, есть контакт. Объекты Создателей, и много. Разные..» — «Они в одном месте?»

Малыш задумался на минуту.

«Можно выделить пять мест, где они раполагаются близко друг к другу» — и выдал на вируальную карту осматриваемого ими участка долины пять групп точек.

«Часть объектов — информкристаллы и базы знаний, есть один объект «Шатта», остальные мне неизвестны»

— Есть контакт. Малыш засёк объекты. — Сашка переслал Траяну и Идану точки расположения объектов на карте. — Глубина — разная. Вплоть до 20 метров.

— Возвращаемся. — Подвёл итог Траян. — Вопрос с доступом сюда буду решать я.

Через три часа они снова были в лагере фестиваля. Открытие к этому моменту состоялось, первые группы артистов уже выступили, и посетители снова занялись тем, ради чего они, собственно говоря, и прибыли на фестиваль — ударно квасить.

Траян улетел в мегаполис решать вопрос с доступом к найденным артефактам, свободного времени у Сашки и Идана было много, и они решили сходить посмотреть, что же происходит на фестивале.

А на фестивале шли ночные фаер–шоу, под дегустацию различных сортов алкоголя. Вокруг выбранной ими наугад площадки, на которой шло очередное шоу, располагались несколько десятков длинных столов, заставленных маленькими контейнерами с выпивкой, и каждый мог подойти и отведать содержимое. И повторить, если понравилось. Среди регулярно подходящих к заветным столам Сашка узнал и «крыса», которому вчера подарил пригласительный билет.

— Здырафстфуйте, уфашшаемый! — «крыс» расплылся в пьяной улыбке, тоже узнав его.

— Как Вам мероприятие? Неплохо, не правда ли?

— Неплохо??!! Та просто ссамешательно! — «крыс» был просто на седьмом небе от счастья. Ещё бы, не каждый день можно задарма налакаться до потери пульса.

— Рррекомендую!!.. — он показал на контейнер, и махнул лапой в сторону соседнего стола. — Отлишьная фыпифка!

Ну, если «крысу» понравилось, то и им можно попробовать. Ещё бы — Печембу были признанными гурманами и в выпивке тоже толк знали. Многие из них работали шеф–поварами в лучших ресторанах по всему Содружеству. Почти по всему, за исключением двух государств — ну, да тут отдельная песня. Сашка взял контейнер с хаомой, рекомендованный «крысом» и сделал маленький глоток — так, на пробу. О как! Так он же это уже пробовал! Вкус напитка был один в один с тем, что он попробовал вместе с охранниками и учёными в научном центре Аркама. Вкус напитка, изготовленного одним из найденных пищевых синтезаторов «Шатта». Видимо, гардаррцы смогли синтезировать его на имеющемся у них оборудовании, и теперь эта и другие разновидности хаомы Предшествующих пополнят список экспортных товаров.

Потягивая напиток Предшествующих, Сашка с Иданом просмотрели все фаер–шоу «от и до». После шоу они отправились в лагерь по своим модулям, а гулянка продолжалась вплоть до утра.

Утром их вызвал Траян.

— Все нормально, договорились. — Траян выглядел невыспавшимся, но спать явно не собирался. — Наша группа сопровождения уже вылетела в долину и проводит подготовительные работы.

— А мы?

— А мы — вылетаем сейчас.

Через три часа они были на месте.

В указанных Сашкой местах уже были возведены три шатра, внутри которых уже шли работы.

— Как тебе удалось решить вопрос с допуском в долину? — Сашке было интересно, что же пришлось предпринять Траяну, чтобы они смогли работать.

— Не я — наш человек в фирме, устроившей фестиваль. — Траян хмыкнул. — Посмотрел на карту долины, узнал, у кого в аренде земля. И пробил информацию об уплате налогов. У хозяина задолженность крупная, последние годы урожай не баловал. Вот ему и предложили взять в аренду на год всю долину, а в качестве оплаты — закрыть его долги. Сразу согласился. Ну так мы ему ещё билет на фестиваль подарили. Наверное, уже там. К культуре приобщается. О, нас зовут!

Они направились к ближайшему шатру.

Глава 3

Сашка не знал, сколько денег было потрачено на аренду этой долины, но найденное в первом же вскрытом объекте многократно окупало все траты.

Он бродил по помещениям с раскрытым ртом и широко раскрытыми глазами. Ещё бы, найденная ими производственная часть исследовательского центра была в целости и сохранности.

«Хозяин, я слышу их. Они пока спят, но их можно разбудить!» — шептал Малыш.

«Кто- они?» — не понял Сашка.

«Ну как же?! Искины! Промышленные искины, занимающиеся программированием искинов изделий, закладывающие в них алгоритмы и ограничения и управляющие процессом их роста. Да вот же они, смотри чуть левее!»

Чуть левее находились матовые, словно из броневого стекла, вертикально стоящие «дыни–типа- торпеда», толщиной сантиметров пятьдесят и высотой почти метр.

«Это они?» — «Да. Они сейчас спят»

«А подставка?» — Сашка перевёл взгляд на «подставку», на которой размещался ряд из четырех искинов.

«Устройство, обеспечивающее их питание и объединение в кластер».

«А по отдельности их можно вывезти?» — «Сейчас они спят, поэтому возможно. Но перед пробуждением лучше их снова объединить в кластер».

— Траян! Это блок промышленных искнов. В спящем состоянии. Можно извлекать. — Сашка показал рукой на блок искинов и пошёл в следующее помещение.

— Тут на несколько дней работы — прошептал стоящий рядом Идан.

В каждом помещении хоть что–нибудь, да находилось.

«Корыта» и «корытца» разных размеров и форм были устройствами, в которых выращивались спроектированные образцы оборудование для автоматических линий. В них заливался специально подготовленный реагент, после чего под управлением блока промышленных искинов запускался процесс роста искина изделия, его программирование, «воспитание» — и, одновременно с ним, наращивание «тела» изделия.

Диски и информкристаллы, содержащие конструкторскую и технологическую документацию на последние перспективные разработки, которые так и не успели пойти в производство, и сами перспективные разработки.

Уже виденные им на Ольвилии трёхметровые «бочки» стасис–контейнеров с подготовленными реагентами, простоявшие 12 тысяч лет в ожидании, когда же их содержимое будет использовано.

— Всё находящееся здесь оборудование готово к демонтажу, никаких операций по сворачиванию не требуется — рассказывал Сашка Идану и Траяну, объясняя, в какой последовательности лучше проводить демонтаж.

Вывоз оборудования начался практически сразу — оборудование извлекали на поверхность и помещали в контейнеры для перевозки металлоконцентрата. Челнок уже несколько раз успел куда–то отвезти груз и вернуться с новым контейнером.

Оставшиеся два объекта были складом продукции и, если так правильно выразиться «архивом». Если на «складе продукции» они нашли готовые к отправке потребителям комплекты опытных партий оборудования с сопроводительными дискам база знаний и информкристаллами, то в «архиве» находились реальные прототипы моделей, на момент Катастрофы снятые с производства. Хранились не только сами образцы продукции, но и вся сопроводительная конструкторская и технологическая документация. Лежали информкристаллы, как оказалось, с рекламациями и отзывами от пользователей оборудования, и отчётами по расследованию каждого случая отказа оборудования. И у Предшествующих оно могло ломаться и выходить из строя, правда, случаев таких были считанные единицы, если судить по количеству имеющихся нареканий. Самое ценное, что было в этих документах — опять же координаты, позволявшие расширить поиски подобного уцелевшего оборудования. Изучение всего найденного в этой сокровищнице займет не один год.

Работы по изучению и вывозу артефактов заняли 11 дней — так много их было.

Неделя пьянства и веселья, прошедшая под маркой фестиваля, закончилась. Персонал сворачивал оборудование и отправлял его в систему Аканса — следующую, куда им предстояло ехать. Лагерь так же начинал сворачиваться, половина модулей уже отправилась вслед за оборудованием. Через два дня не будет и оставшихся модулей — ничто не будет напоминать, что больше недели на этом месте было настоящее столпотворение.

До окончания работ в долине, по словам Идана, оставалось ещё пару дней, Сашкина помощь не требовалась, и он думал, чем бы ему заняться.

Сашка вспомнил, что тут, в системе Аламо, жил главный подрядчик по строительству Биржи на Аркаме, Джар ОБрилнер. Джар говорил, что здесь он личность известная — и не соврал. Сашка быстро нашёл его координаты и направил ему вызов.

— Кого там харши принесли — с вируального экрана на Сашку смотрела знакомая ему ушастая физиономия. — Бррррр… Гардаррец! Аш! Ты ли это?

— Я, Джар! Вот, приехал в Аламо, на фестиваль.

— Оооо! Я ведь тоже три дня назад там был! — Джар засмеялся. — Весело! И выпивка хорошая! Слушай, заезжай ко мне в гости!

— Когда?

— Да хоть сейчас! Я на природе, в своём имении, с семьёй отдыхаю. Приезжай!

— Тогда жди, скоро буду!

Траян не высказал возражений, и, получив от него напутствие и указания на непредвиденные случаи, Сашка поехал в гости к Джару.

— Всё–таки здорово, что ты приехал! Ну, за ещё раз за встречу! — Джар чокнулся с ним стаканчиком хаомы и махом опрокинул его. Сашка решил, что с пустыми руками ехать в гости «некомильфо», и захватил упаковку контейнеров с понравившейся ему выпивкой Предшествующих. Джар уже отведал на фестивале этот напиток, и сейчас они на пару потихоньку опустошали гостинец, сидя за столиком на веранде особняка и просто разроваривая ни о чём.

— Вот, закуска вам, выпивохи! — к ним за столик присела жена Джара, поставив поднос с бутербродами. Красивая стройная блондинка с голубыми глазами, длинными волосами и грудью пятого размера. Одень её вместо комбинезона в джинсовые шортики, сапожки на ноги, рубашку с короткими рукавами и на голову ковбойскую шляпу — Дарха точно стала бы «Мисс Техас» и этого года, и следующих, и всех предыдущих. И ведь не скажешь по её фигуре, что она мать–героиня, как–никак семь детей родила Джару — их четверо сыновей и три дочки сейчас резвились в бассейне рядом с особняком.



— Я только неделю как домой вернулся, очередной проект сдавал. — рассказывал Джар. — Сейчас новые заказы нарисовались, один, кстати, на Аркаме. Так что скоро снова туда поеду.

— Приедешь — обязательно сообщи. Я конечно в разъездах бываю, но если буду на Аркаме — обязательно встретимся!

— Аш, а у тебя есть семья? — спросила Дарха.

— Есть. Жена и двое сыновей. — Сашка переслал обоим файл голографии — он с Лораниэль и двое малышей у них на руках.

— Ой какая она у тебя красивая! И детки хорошие! — Дарха прямо расцвела в улыбке. — Вы не останавливайтесь, вот мы с Джаром хотим ещё одну девочку…

— Да, Аш. С детьми сложно. С детьми непросто. Но это — настоящая радость. — Джар смотрел на своих отдыхающих детей с огромной нежностью. — Лишь бы наш мудак в войну нас не втянул. Не для того я детей ращу, чтобы их потом на убой погнали. — Джар помрачнел.

— Какой? — Сашка не понял, о ком речь.

— Да Барак наш…. Убара. Как этого придурка Правителем выбрали — никто в Армарре до сих пор понять не может.

Джар включил головизор. Там шли какие–то дебаты.

— … да как вы вообще смогли это сделать???!! — орал в истерике ведущий, обращаясь к гардаррскому дипломату. — Изобразить нашего любимого Правителя в виде этой мартышки Ашанти!!!!..

Зрителям продемонстрировали выпущенный в Гардарре голо–постер, на котором была изображена семья обезьянок Ашанти. Папа, мама и ребёнок, с лицом армаррского Правителя.

Гардаррский дипломат был само спокойствие и наглая уверенность.

— Все нормально, — спокойно отвечал он. — Мы провели расследование, и выяснили, что ничего страшного не произошло. Это не Барак Убара изображён в виде мартышки Ашанти, а мартышка Ашанти изображена в виде Барака Убара. Так что повода для паники нет. Но если обезьянки Ашанти потребуют убрать голо–постер из продажи, мы непременно рассмотрим их просьбу…

Зрители в зале хохотали, держась за животы, хохотали и Джар с Дархой.

— Вы молодцы, гардаррцы, — вытерев слёзы, и продолжая хихикать, сказал Джар. — Утёрли нос нашим идиотам. Эх, мне на мгновение даже захотелось к вам жить переехать!

— А переезжайте! Нет, я абсолютно серьёзно! Хорошим людям Гардарра всегда рада.

— Спасибо, Аш!. Но здесь, в Аламо, я родился и вырос. И Дарха тоже здесь родилась и выросла. Здесь мы встретились, здесь родились наши дети… Это моя земля, и я её не брошу. Помирать буду — не брошу. — Джар смотрел на него со спокойной уверенностью. — Родина это. Но за приглашение — всё равно спасибо.

Поздним вечером Сашка попрощался с Джаром, Дархой и их детьми и поехал обратно в лагерь. Завтра днём он отправится в систему Аканса.

— Уффашаемый! — на стойке иммиграционного контроля в космопорте снова сидел знакомый «крыс». — Спассипо за приглашшение! Фаша хаома — самая лутшшая! Я соопщил моей родне ф Акансе, штопы оппязателно посетили фестифаль… Фсефо фам хорошшефо!

«Крыс» доброжелательно проставил отметку в его файле об отсутствии нарушений во время пребывания в Аламо и помахал на прощание лапой.

Через восемь дней они прибыли в систему Аканса. Здесь Сашка никого не заинтересовал, и иммиграционный контроль был пройдет моментально. Лагерь фестиваля к их приезду уже был развёрнут, их снова разместили в модулях временного проживания и переслали каждому файл с программой фестиваля.

По имеющейся информации, в этом районе должна была находиться оптовый склад товаров для пилотов. Поиски, осуществлённые в первый же день, показали, что артефакты есть, но немного, и разбросаны они по большой площади. В процессе раскопок выяснилось, что помещение склада сильно пострадало во время Катастрофы, и в результате уцелели лишь несколько помещений, не связанных друг с другом.

Фактически приходилось бить шурфы над каждым уцелевшим помещением, при этом работы приходилось проводить по ночам, из–за чего за пять ночей они извлекли лишь несколько артефактов — но находки того стоили. Помимо универсальных источников, им попались модули корабельных гравипередатчиков, и, самое интересное — три модуля системы маскировки малых кораблей, что важно — с базами знаний к ним. Судя по всему, на этом оптовом складе шло формирование заказа по заявке от одной из военных баз космофлота — один из найденных информкристаллов содержал накладную с перечнем товаров и изделий, которые так и не попали заказчику. Это был единственный информкристалл, содержавший полезную информацию — координаты той самой базы космофлота, находившейся в системе Сар — Чаордж, где теперь обитали прямоходящие «черепашки–нинзя» Са — Крахх.

— Что дальше? — вопрос, заданный Иданом Траяну, был сейчас самым актуальным.

Фестиваль на Акансе подходил к завершению, местное население благосклонно отнеслось к мероприятию и высоко оценило качество спиртного. По словам Траяна, фирма, организовавшая фестиваль, уже получила массу заявок на поставку алкоголя от торговых центров Армарры. Прибыль была в итоге копеечная (что поделать — львиная доля средств всегда уходила государству в виде налогов и ввозных пошлин), но, по крайней мере, позволяла проводить операции прикрытия, (что, собственно, и было главной целью фестивалей) не задумывась, где получить финансирование на их проведение.

— Пока перерыв. Армаррская контрразведка засуетилась. Так что следующие фестивали пройдут на следующий год уже просто как фестивали, без нашего участия, чтобы армаррцы успокоились и привыкли к этому мероприятию. А мы можем возвращаться домой.

Сейчас они сидели втроём в одном из гостиничных номеров на станции Содружества. Сашка смотрел на стену, на которой отображался вид со станции на планету системы Аканса, покинутую ими буквально несколько часов назад.

— Мы здесь, в Армарре, совершили настоящий прорыв — поделился он мыслями с Иданом и Траяном. — До этого у нас в наличии были лишь образцы оборудования автоматических линий для производства конечных товаров. А теперь мы имеем оборудование, на котором производилось само оборудование автоматических линий. И даже устройства, использовавшиеся для проектирования этого оборудования. Но есть один отсутствующий компонент, который так же необходимо получить.

— Источники энергии? — произнёс внимательно его слушавший Идан. — И где их искать?

— Источники энергии — это наше самое узкое место. — вздохнул Сашка.

Прошедший год ни на шаг не приблизил их к пониманию, где и как добывали Предшествующие антиматерию и как изготавливли источники энергии.

— Но я имел в виду другое. — продолжил он. — А именно автоматические линии, производящие контейнеры с реагентами, используемыми при производстве товаров этим самыми автоматическими линиями. И вот тут мы что–то, да можем сделать.

— Ракшас? — Сашке всегда нравилось работать вместе с Иданом, тот умел сразу вникать в суть дела.

— Да. Система Мухья. Там должны находиться автоматические линии, где производились эти самые реагенты. Получим их — расширим возможности по использованию имеющегося у нас оборудования.

— Принимается. — Сказав это, Траян «завис» на минуту.

— Билеты до Мухьи куплены — выдал он после минутного молчания. — наш вылет через 18 часов. Регулярный рейс, из Цинцины через Акансу и далее, с четырьмя остановками в системах Хакдана и Ошира. Время в пути 27 дней. С нами летит наша группа обеспечения, все 10 человек, с необходимым оборудованием.

Перед отлётом они посетили находившееся на станции отделение «Нейросети — Армарра» и приобрели по комплекту баз 3‑го уровня «Содружество. Ракшас», «Содружество. Оширский Директорат». Для себя Сашка ещё приобрёл базу «Содружество. Цивилизация Печембу». Будет чем занять себя в полёте, помимо изучения найденных дисков с базами Предшествующих.

Глава 4

Пассажирский транспорт вынырнул в системе Джум — Лао Оширского директората и за два с половиной часа достиг космической станции Содружества. Стоянка занимала 10 часов, поэтому они просто слонялись по станции, как когда–то он слонялся по такой же станции в системе Аквинк вместе с Войданом. После того, как Сашка изучил базы знаний, спускаться вниз на поверхность у него не было никакого желания. Как «гвоздь в крышку гроба» был рассказ Траяна про то, что ни в каких базах не содержалось.

Ошир был очень закрытым государством. К примеру, в новостях всегда можно было посмотреть репортажи о различных событиях в системах Директората. Вот только все голозаписи новостей оширцы снимали сами, и в готовом виде передавали всем желающим показать их информационным агенствам. Если же какие–либо СМИ выражали желание самим снять репортажи, они получали завуалированный, но от этого не менее категоричный отказ. Ни одно иностранное СМИ не имело аккредитации на территории оширских систем. Так же обстояло дело и с туризмом. Оширцы с удовольствием принимали туристов (кто же будет против поступления денег?), но при каждом туристе постоянно были местные соглядатаи. Вроде и запретов как таковых не было, но, к примеру, если вы пожелали бы заехать в глубинку, чтобы посмотреть местную жизнь как она есть, а не туристическую витрину, то быстро выяснили бы, что ни билетов на монорельс вам не продадут, ни челнок в аренду получить невозможно. Даже грав арендовать у вас не выйдет. Если же Вы начнёте проявлять настойчивость, от окажется, что разговаривавшие с вами оширцы моментально разучатся говорить на стандартоязыке, и будут лопотать перед вами на старооширском, радостно хлопая глазами. Туристов возили по определённой самими оширцами программе, показывали то, что хотели показать сами оширцы, и рассказывали лишь то, что сами же оширцы и хотели рассказать. Впрочем, организованные властями турпоездки были абсолютно безопасны, поэтому даже на такой отдых было немало желающих. Были безопасны, но не для всех. Исключение составляли — «крысы» Печембу. Дело в том, что, к несчастью для грызунов, они были полной копией божества, которму поклонялись оширцы — Священного Урша.

Как рассказал Сашке Траян, Печембу десятой дорогой обходили системы Ошира. Всё началось пару тысяч лет назад, когда после включения в Содружество государства «крысюков» первые грызуны, отличавшиеся невероятным любопытством, стали путешествовать по открывшимся перед ними мирам. К несчастью для одного из первых путешественников, он попал в оширскую систему Ба — Хао — и пропал без вести. А в монастыре, находившемся в на планете в этой системе, появилось живое воплощение Священного Урша — в общем, этот самый пропавший грызун. Монахи этого храма сразу оценили преимущество обладания «крысюком» — поток паломников к ним возрос чуть ли не на два порядка. Монахи других монастырей быстро ухватили инновацию, и за Печембу началась чуть ли не настоящая охота — крыс зазывали посетить на халяву оширские системы, поили дармовой выпивкой, а по приезду в Ошир навсегда закрывали в одном из монастырей. Переняли передовой опыт заклятых врагов и синтонцы. Рано или поздно это стало известно руководству государства Печембу, и в Ошир отправилась официальная делегация, чтобы решить вопрос с выкупом соплеменников и их возвращением домой. Уехала — и так же пропала с концами. А по словам туристов, посетивших храмы в оширских монастырях, в этих храмах они видели живые воплощения Священного Урша, как один по описанию похожих на членов пропавшей делегации. С тех пор каждому грызуну чуть ли не с детства вбивали в голову, что оширцев и синтонцев нужно обходить дальней дорогой. И все равно, каждый год по всему Содружеству пропадали Печембу — и оказывались в итоге в оширских и синтонских монастырях.

Содружество ничего не могло сделать с оширцами — международным комиссиям, прибывавшим в оширские системы с целью освободить грызунов, демонстрировали отъевшихся, упитанных и изрядно пьяных крысюков, одетых в лучшие одежды, сидевших в центре храмов и благославляющих прикосновением своих лап проползающую мимо них очередь оширских паломников.

Печембу жили в монастырях безвылазно, с крысами из других монастырей контакта не имели. Секса были лишены. Впрочем — тоже до определённого момента. Однажды одна экзальтированная, но при этом богатая оширская дамочка изъявила желание заняться сексом с самим воплощением Священного Урша. При этом она намекнула монахам на сумму кредитов, размер которой сразу отогнал у тех желание прибить на месте богохульницу. Недолго думая, дамочку привели на ночь к грызуну. Не думайте, что крысам это нравилось, но отсутствие секса для Печембу было настоящим мучением, поэтому, недолго раздумывая, крыс удовлетворил дамочку по полной программе. Пересчитывая уже в двадцатый раз полученную сумму, монахи задумались — а почему это крысюки так страдают без женских ласок? И идея пошла в массы — теперь многие оширки с детства копили кредиты, мечтая лишиться девственности с самим воплощением Священного Урша, о чём потом в монастыре им будет выдан документ, удостоверяющий сие действо. Такие дипломированные «невесты божества» всегда удачно выходили замуж.

Сашка чуть не проблевался, когда слушал эту историю. Нет, к оширцам и синтонцам он не ходок.

Он даже вздохнул с каким–то облегчением, когда транспорт покинул оширскую систему и ушёл в гипер.

А вот цивилизация Ракшаса оказалась на его взгляд более интересной. Долгое время 23 системы Ракшаса были колониями Объединённого Королевства Галанте. Самыми богатыми колониями, пока аграфы не выкачали оттуда все доступные им ресурсы, после чего объявили колонии независимым государством. Несмотря на тысячелетия пребывания под властью аграфов, ракшассцы не утратили свою культуру, и как ни в чём не бывало продолжали жить — тихо, мирно, производя что умели и могли. Уровень жизни в системах Ракшаса был один из самых низких в Содружестве, но ракшассцы не сильно стремились к его повышению. Время у них словно застыло, и уклад жизни от поколения к поколению не менялся. Так же, как и оширцы, ракшассцы поклонялись собственному божеству, Шриганати, изображаемому в виде «слоника», сидящего в позе лотоса. В каждом храме Шриганати обязательно была его статуя.

Ракшассцы были чуть светлее, чем арварцы, и имели более правильные черты лица, чем у галифатцев. На первый взгляд можно было решить, что они являются помесью и тех, и других. Но упаси Создатель кому–либо сказать это самим ракшассцам — страшнее оскорбления для них, наверное, не было. И если галифатцев ракшассцы тихо ненавидели, то арварцев просто открыто презирали. А вообще в основной массе это были тихие беззлобные люди, спокойные, умиротворённые, постоянно проводящие свободное время в медитации.

Общество ракшассцев можно было назвать кастовым. В детстве молодой ракшасец выбирал, чем будет заниматься — и этот выбор определял его жизнь до самого её конца. И горе тому, кто откажется от выбранного пути — он выбрасывался из социума, становясь «неприкасаемым». Поэтому торговец — торговал, даже если дела были совсем плохи. Техник или инженер — работал на заводах и автоматических линиях, даже если их вид уже вызывал у него приступ бешенства. Чиновник — мог влачить нищее существование, но продолжал выполнять возложенные на него задачи. Ракшассцы лишь разводили руками — такова Судьба, дарованная им Шриганати, и отказаться от неё — значит отказаться от божественного дара.

Были у них и монахи, как у оширцев, но вот чего не было у оширцев — это отшельников.

Об этих людях, не имеющих ничего и живущих лишь тем, что им подадут, информации в базах практически не было. Но, как опять же рассказал Траян, отшельники ракшассцев были сильными псионами, и пользовались безоговорочным авторитетом у всего местного населения. Из подобранной Траяном информации следовало, что район поисков находится на территории монастыря, в котором живёт один такой отшельник. Сашкино шестое чувство взвыло, когда он это услышал. Ему обязательно нужно будет увидеть этого отшельника.

Лайнер вышел из гипера в системе Мухья и вскоре пристыковался в доке станции Содружества — наконец закончился почти месяц их перелёта.

Спуск на челноке на поверхность планеты, континенты которой утопали в зелени. Иммиграционный контроль в космопорте, который они прошли без проблем. Переезд в составе монорельса, отвезшего их на край континента. Сашка заметил, что в последнее время все поездки для него становятся однообразными.

На вокзале их обступили водители гравов, наперебой предлагая отвезти куда угодно, хоть к чёрту на куличики. Выбрав первого попавшегося водителя, они сели в его грав, и водитель без разговоров сразу повёз их в монастырь — ну а куда ещё ехать иностранцам? Дорога была недолгой, и через полчаса они стояли перед центальным входом в монастырь, конечной точки их маршрута.

— Думаю, вначале осмотрим все что есть на территории вокруг центрального храма — говорил Сашка, глядя на парадный вход на территорию монастыря.

Траян и Идан приняли Сашкино предложение без возражений.

Монастырь занимал большую площадь, не менее двух сотен гектар. В центре располагалось здание храма вычурной формы, украшенное статуэтками Шриганати, стоящими, сидящими, лежащими и даже парящими в воздухе в разных позах.

От входа в монастырь к входу в здание храма шел постоянный ручеёк посетителей — туристы и паломники стояли в одной общей очереди. Сашка неспешным шагом обходил территорию монастыря, заходя во все небольшие пристройки, стоящие по бокам храма.

— Как? — спросил Траян, когда он вышел из последней пристройки.

— Пока Малыш ничего не обнаружил. Осмотрим территорию за храмом…

Через полчаса Малыш дал о себе знать.

«Здесь, хозяин!» — «Что там?»

Сашка смотрел на строение, находившееся на прямой линии за храмом почти на краю территории монастыря. Оно стояло обособленно, и туда, почему–то, никто на заходил.

«Там, впереди, на глубине 11 метров, есть объекты Создателей»

Сашка внимательно пригляделся к стенам здания — так и есть, оно было отстроено на фундаменте сооружения Предшествующих — на их гранитную кладку у Сашки уже был набит глаз. Вот, значит, где находится автоматическая линия по производству контейнеров с реагентом.

— Нашёл — коротко сказал он спутникам и направился ко входу в здание.

Однако как только он подошёл к его входу, из здания к нему вышли два монаха.

— Извините, Вам сюда нельзя.

— Совсем нельзя? — опешив, спросил Сашка.

— Совсем — улыбаясь, ответил один монах. — И не только Вам. Вход разрешён только монахам.

Сашка с товарищами стояли около здания и не знали что делать. Вот они, артефакты, рядом лежат — а не доберёшься. Мыслей, как до них добраться, у него не было, его спутники так же не знали что ему посоветовать.

— Ладно, что просто стоять… Давайте храм посмотрим — предложил Траян.

Никаких других предложений не поступило, и они направились снова ко входу в монастырь, откуда начиналась общая очередь. Очередь шла довольно быстро, и уже через минут 10 троица зашла внутрь храма.

Очередь двигалась к статуе Шриганати («слоник» словно стоял на задних ногах, оторвавшись передними от земли, подняв вверх свой хобот), паломники и туристы разглядывали внутреннее убранство помещения. Вот и статуя, перед которой сидел в позе лотоса абсолютно голый человек с длинным седыми волосами и седой бородой. Глаза его были закрыты, и создавалось впечатление, будто он спит. Отшельник. Паломники, шедшие перед ними, вдруг встали на колени, поклонились человеку, и, встав пошли на выход. Он оказался прямо перед сидящим ракшассцем.

«Ты пришёл. Я ждал тебя. Давно ждал» — раздался у Сашки в голове чей–то голос.

Сашка удивленно посмотрел на лицо отшельника и задержался. Тихий ропот раздался сзади — мол, не задерживайся. И в этот момент отшельник поднял вверх правую руку. Очередь, стоявшая позади них, сразу остановилась и притихла.

«Всё верно, это ты. Должны быть трое. Один спящий, один прозревший. И ты, просветлённый».

Сашка понял, что имел в виду отшельник. Идан имел псионический потенциал, но не собирался идти на госслужбу псионом — наука ему нравилась гораздо больше. Траян теперь псион. И он сам так же псион. Но почему «просветлённый»?

«Откроются тебе многие тайны. И сюда ты пришёл, чтобы открыть тайны. А заодно помочь нам» — Отшельник всё так же сидел с закрытыми глазами и поднятой вверх рукой.

«Но как я вам могу помочь? Я ведь даже не знаю, что вы хотите»

«Для этого я здесь и ждал тебя. Видение было мне давно, но яркое, что до сих пор помню — просветлённый вернул в Ракшас живое воплощение Шриганати. Верни нам воплощение Шриганати, и любую твою просьбу здесь выполнят…»

Шриганати…. Слона им, что ли, привезти?…

Сашка почему–то вспомнил, как водил в цирк Настёну, когда она была маленькой. Дочке тогда очень понравился слонёнок, которого всем детям позволяли погладить. Дети гладили слонёнка, а он поднимал свой хобот и издавал трубный рев, вызывая у детишек неописуемый восторг.

Отшельник вдруг вскрикнул и открыл глаза, уставившись на Сашку — он увидел его воспоминание.

«Это он! Ты знаешь, где он! Верни его нам!»

«Я… постараюсь. Но… это не божество. И оно не одно. Их вообще–то, много…»

«Привези нам хотя бы одного! А если привезёшь нескольких — весь Ракшас будет у тебя в долгу»

Отшельник продолжал пристально смотреть на Сашку.

«Я… сделаю, что в моих силах, чтобы привезти вам слона.» — чувствуя, что отшельник его не понял, уточнил — «Так называют воплощение Шриганати там, откуда я их привезу»

«Легкой тебе дороги, просветлённый. Я буду ждать тебя» — отшельник закрыл глаза и опустил руку.

Трое товарищей поспешили на выход.

— Так ты хочешь привезти сюда животное, похожее на здешнее божество?? — Траян с Иданом уже в третий раз переспрашивали Сашку, выясняя подробности его общения с отшельником.

— Да. И не одного. Благо, там, на Земле, их хватает.

— И тогда нам позволят провести раскопки в том помещении?

— Надеюсь, что — да. — Сашка развёл руками. — В любом случае, надо попытаться.

Траян вздохнул.

— Вот и не знаю, успешно мы сюда съездили, или нет. А, ладно… Едем в космопорт.

Следующим днём они улетел на рейсовом лайнере в сторону Гардарры. Им предстояло лететь 18 дней до Новой Аладьеги, откуда они смогут попасть обратно

Глава 5

В космопорте Аркама их встречал Умир. Он сразу провёл и посадил их в стоящий на краю поля челнок.

— Велибор занят обустройством прибывшей сегодня новой группы псионов, просил меня встретить вас — Умир говорил с каким–то извинением в голосе.

— Ничего, всё нормально. — Траян, видимо, уже был в курсе дел. — Мы куда сейчас?

— Сегодня — домой. Велибор сказал, что вам вначале родных надо увидеть, а вот завтра уже на работу можно выйти.

— Правильно сказал, — спокойно произнёс Идан. — За что я нашего шефа уважаю — в сотрудниках видит в первую очередь людей, и лишь потом учёных. Ну, тогда что стоим?

Челнок поднялся в небо и направился в Синташту.

— Мама! Папка велнулся! — из дома выбежал ему навстречу Яр. Сашка подхватил сына и пошёл к дому.

— Вернулся, путешественник! — Лораниэль с Даном вышла на крыльцо. — Я сегодня вернулась пораньше, Неда отпустила с работы. Ей Велибор сообщил, что ты прилетел. Так. Ты, наверное, голоден? Мыться — и за стол!

Сашка поцеловал жену. Что ни говори, а повелевать у Лораниэль было в крови. Одно слово — порода! Но здесь её таланты пошли в конструктивное русло — она действительно стала настоящей хозяйкой, матерью семейства и хранительницей домашнего очага. И такая Лораниэль ему нравилась, причём безумно.

Вскоре они сидели и ужинали за общим столом. Но не одни — узнав, что Сашка вернулся из поездки, к ним заглянули на огонёк Гильдор и Храванон.

— Как дела в городе? — Сашке было интересно абсолютно всё, что происходило в их «провинции».

— Ой, милорд… Жизнь здесь так меняет аграфов… — Гильдор делился с ним своими мыслями. — Там, на Тартане, собачились друг с другом. Тот клан, не тот клан… А здесь все вдруг осознали — делить то нам тут нечего. Всё что было, осталось там, в Галанте… Нет, мы помним, кто мы, откуда мы… А вот дрязг между нами стало меньше.

— Сюда собираются переехать старейшины ещё нескольких кланов. — включился в разговор Храванон, старейшина клана Мака Лугового. — Они, вообще–то, уже почти год в Гардарре, но жили пока на Новой Аладьеге. А сейчас решили сюда перебраться. Тут наша община — самая большая в Гардарре. Да и комфортнее здесь…

— А что сейчас в Галанте происходит?

— Ох, милорд… Грустно там всё. Калиария вообще ум потеряла. Что на Тартане, думаю, Вы и так представить можете. «Новые» дорвались до должностей и денег. Едят в три глотки и не подавятся. Некоторые из «старых», ну, те, кто поумнее, сразу поняли, куда ветер дует, и уже переехали в Армарру. Вроде как в турне отправились… А самые умные сразу сюда, в Гардарру рванули — поняли, что надо ноги уносить, а Армарра может гарантировать лишь сохранение финансов, но вряд ли сохранение жизни — ребятки из Секретной Службы чувствуют себя там как дома. Сейчас проедают то, что из накопленного удалось вывезти. Что дальше будет — не знаю. Впрочем — почему не знаю? Помыкаются, получат у гардаррских властей политическое убежище, да и переберутся сюда, на Аркам. Да только ли аристократы… Уже многие «чавы» чешут головы — хорошие места тартанцам ныне не получить, причём не только на Мерсии. Так что хорошие специалисты начали покидать Тартан. Кто в Армарру, кто в Делус, а кто и вообще в Хакдан. А вот в Гардарру пока мало кто едет.

— Да если бы только Тартан, — снова включился в разговор Гильдор. — но ведь теперь и за аристократию Камбрии взялись…

— Не пойму — чего же в итоге добивается Калиария?

— А Вы смотрите, милорд — прищурился Гильдор. — У старой Королевы аристократия была как противовес. Не давали друг другу с ума сойти. А сейчас Калиария получит полную власть, неограниченную абсолютно ничем. «Новые» это пока ещё не поняли, а когда поймут, будет поздно. Тех из них, кто не начнёт пресмыкаться перед Королевой, сожрут свои же. Страна просто скатится в диктатуру. Нет, внешне всё будет очень красиво — вот только за этим голо–постером будет совсем другая картинка, очень неприглядная. Что может быть хуже монарха с абсолютной и неограниченной властью? Такой же монарх, но к тому же ещё и самодур. А затем Галанте скатится в эпоху дворцовых переворотов. Верхи будут ни в чём себя не ограничивать, низы будут оплачивать их праздник жизни, снимая с себя последнее.

— Вот поэтому, милорд, мы так надеемся на Вас с Леди и Ваших сыновей. Наших Лордов. — снова продолжил Храванон. — Король независимого Тартана — это в первую очередь символ, а не власть. Но этот символ — как точка сборки, может собрать вокруг себя всех аграфов, желающих построить нормальное государство. Государство в интересах всех слоёв общества, и аристократов, и «чавов».

Утренний брифинг прошёл так, будто они никуда не уезжали. Велибор уже распределил работы по изучению привезённого из Армарры оборудования, Сашка передал файлы с переведённым содержимым информкристаллов и руководства по эксплуатации приборов. Сейчас Малыш готовил ему переводы очередного руководства для работы с «корытами» — емкостями, где выращивали под управлением кластера промышленных искинов прототипы оборудования для различных автоматических линий.

Псионы работали в своем режиме. Жегор уже организовал процесс обучения прибывшей вчера группы, подключив к ним в помощь членов своей команды, после чего сам присоединился к Сашке.

А сам Сашка уединился в отдельной лаборатории, где уже ждал его кластер промышленных искинов, привезённый из Аламо.

«Хозяин, необходимы ещё источники питания. Имеющиеся исчерпаны. Последний остался» — подсказывал ему Малыш. — «Нужно шесть универсальных источников, по одному на каждый искин, один на хаб, и один резервный, на всякий случай»

Сашка осмотрел «подставку» — из шести мест под установку источников занято было только одно.

«Запас 18 %" — подсказал Малыш.

Умир привёз из хранилища шесть «карандашей» с запасом не менее 80 % в каждом. Их сразу установили в «подставку», и лишь после этого заменили стоявший исходно «карандаш» на более полный.

«Готово» — обратился Сашка к Малышу. — «Как их теперь активировать?»

«По одному» — «А последовательность? Какой из них основной, какие вспомогательные?»

От Малыша пришла эмоция смеха — «Не бойся, они сами между собой разберутся, кто из них будет основным, а кто вспомогательными. И задачи так же сами между собой разделят. Так что сконцентрируйся на любом из них и попытайся разбудить его»

Сашка полчаса пытался включить самый первый искин, но никакого отклика от него не было.

«Давай я попробую» — предложил Малыш. — «Ну, попробуй»

Через несколько минут, на глазах у Сашки и Жегора одна из «дынь» словно засветилась изнутри.

«Хозяин, он проснулся!» — Малыш излучал тихий восторг.

«Здравствуйте, Создатели!» — искин поздоровался с ними «на другой волне», но Сашка с Жегором услышали его оба. — «Задание?»

Сашка растерялся — а какой работой–то его загрузить?

«Пока — помощь в активации остальных спящих искинов» — выручил Сашку Малыш.

За следующие несколько дней они с Жегором всё–таки научились активировать спящие искины — для этого им пришлось несколько раз активировать искины и переводить обратно в спящий режим. «Работу по специальности» они предложить искинам не могли, но активно общались со всеми четырьмя искинами, изучая их возможности, в чем им с радостью помогал Малыш — в «лице» этой четвёрки он словно нашёл себе «старших товарищей».

Искины Предшествующих представляли из себя не просто тупые вычислители, а подобия личностей, со своей логикой мышления у каждого. Искины нельзя было дублировать на синтезаторах — в итоге получался именно мощный вычислитель без элементарных зачатков разума. Их выращивали — и в процессе роста формировалась псевдоличность у каждого искина. Совсем по–другому выглядело объединение искинов в кластер, нежели он себе представлял. Кластер искинов Предшествующих можно было уподобить человеческому коллективу, а точнее — артели. Искины, объединённые в кластер, сами определяли себе «бригадира», сами коллегиально решали, какие ресурсы от каждого из них нужно выделять на решение поставленной им задачи. При этом и выбор «бригадира», и выделение ресурсов шло каждый раз под каждую поставленную кластеру задачу, таким образом, теоретически, каждый из них мог побывать и «командиром», и «подчинённым».

Три недели общения с кластером пролетели как один день — оно оказалось невероятно интересным.

Активация доставленных с искинами «корыт», в которых выращивались прототипы оборудования, пока откладывалась — Сашка только добрался до изучения руководств по их эксплуатации, к тому же, не вся номенклатура контейнеров с реагентами была сейчас в наличии на базе. Но Жегор, так же освоивший общение с кластером, уже привлёк пару молодых девушек–псионов для обучения работы с ним — ему пришла в голову мысль попытаться подключить кластер к процессу разработки существующих видов техники и оборудования, шедшему в различных проектных отделах гардаррских корпораций.

На двадцатый день после возвращения его пригласил к себе в кабинет Велибор — с Арты пришёл вызов от Азара Бальдова.

— Поздравляю с успешной поездкой, Аш. — на экране Азар смотрелся как само благодушие. — Я уже в курсе результатов вашей поездки. Найденное оборудование действительно уникальное, так что псионы будут загружены работой на годы вперед. Да, по поводу псионов… Как там твои подопечные? Те, что воспитателями теперь работают?

— Работают, насколько знаю. — Сашка старался быть в курсе дел тех семи человек, кто, пройдя стажировку на Арте после установки импланта Чизахи, прибыл на Аркам работать воспитателями и учителями. — Работой довольны, вкладывают в неё всю свою душу.

— Я вот почему о псинах вспомнил… — продолжил разговор Азар. — В ходе обсуждения на верхах появилась идея — привить дар и установить импланты Чизахи группам специалистов, занятых в тех областях, где катастрофически не хватает псионов. Идея следующая. Псионы на Арте отобрали по каким–то своим критериям по 20 человек из каждой группы предложенных специалистов. Сказали, что им можно и нужно стать псионами. 20 дипломатов, для работы на самом тяжёлом участке — Галанте, естественно. 20 контрразведчиков, 20 офицеров коммандос, 20 мэров небольших мегаполисов с разных систем… И 20 учёных. Эти люди, после того, как станут псионами, продолжат работать по своей специальности. По оценкам самих псионов, эффект проявится в ближайшие пару лет. Такая идея пришла им после того, как прошли стажировку девять человек из подчинённых Витеня Тривова. Витень, кстати, просит ещё увеличить число псионов. Процесс вывоза репатриантов только набирает обороты, те двое псионов, что у него были, да девять, кому привили дар, уже начинают не справляться с увеличивающимся потоком людей, проходящих собеседование.

Азар замолчал на несколько мгновений, призадумавшись.

— В общем, планы пока такие. Ты летишь Землю, тебе передадут десять «Сампадан». И один «Параврит». Вообще, когда обсуждали возможности этого артефакта, все единогласно высказались за уничтожение всех экземпляров. Страшная это вещь. Использовать его, или нет — решать тебе. Но учти — после того, как решишь, что всё, больше он не нужен — его уничтожат вместе со всеми остальными имеющимися экземплярами.

Азар снова замолчал на минуту.

— Так вот… Тебе передадут так же универсальные источники. Можешь передать дар семидесяти землянам. Но! Четыре десятка — это будут те, кого подберут находящиеся там псионы для своей команды, для отбора репатриантов. И из оставшихся тридцати половина должна согласиться пойти на госслужбу. Ну, а оставшиеся пятнадцать пусть будут учителями, если так хочешь. После этого ты должен заполнить все пять «Сампадан» — передача дара подобранным специалистам будет осуществляться у вас, на Аркаме — они заранее прибудут, как раз к моменту твоего возвращения.

— Сколько раз я смогу использовать «Параврит»?

— Запас универсальных источников позволит тебе осуществить 200 перемещений сознаний. На всё работы выделяется 15 дней. Да, попробуй выйти на контакт с Боевой станцией Предшествующих. Достаточно будет получения ответа для искина военной базы Предшествующих.

— Я помню об этом. Азар, у меня ещё одна просьба… Не знаю, Вам Траян наверное сообщил результаты нашей поездки в Ракшас…

— Да. Что тебе необходимо?

— Я хочу вывезти с Земли животных, очень похожих на местное божество ракшассцев.

— А проблема–то в чём? Два транспорта, задействованные в перевозке животных с твоей планеты, как курсировали между Землёй и Аркамом, так и курсируют. Скажешь Алексею, какие животные необходимы, их для тебя отловят и на одном из транспортов перевезут на Аркам. Думаю, ничего с ними не случится, подождут тебя на Аркаме. А когда соберёшься лететь в Мухью, тебе выделят под них малый транспорт. Устраивает?

— Вполне.

— Тогда — завтра вылетаешь на Землю.

Лораниэль вздохнула, узнав об очередной Сашкиной отлучке, но отнеслась с пониманием.

Утром Сашка попрощался с семьей и сел в ждущий его около дома грав, доставивший его на площадку с челноками, курсирующими между Синташтой и космопортом.

Через три часа он был на борту пассажирского лайнера, постоянно курсирующего между Аркамом и Землёй. С Аркама транспорт шёл пустой, никаких других пассажиров, кроме Сашки, на борту не было.

Через два часа лайнер достиг точки перехода и нырнул в гипер.

Глава 6

— Аш вернулся! — Витень Тривов радостно обнял его и похлопал по спине. — Больше года, считай, не виделись…

Они были в кабинете, с которого был виден весь оперативный центр, в котором кипела работа — сотрудники сидели за тактическми экранами, вносили в общую базу поступающие данные, поддерживали связь с тактическими группами, работавшими «в поле».

— Наверное, одной «Майвы» уже маловато? — Сашка показал рукой на кипучую деятельность.

— Нет, пока справляемся. — Витень уселся в кресло. — Но через год — нужно будет расширяться. Жаль, я не увижу этого.

— Почему?

— Я здесь ещё полгода буду — и в метрополию. И так, кстати, на год задержался. Скоро мой сменщик сюда прибудет. Введу его в дела месяца за три — и домой. Вначале на Тавру, с делами разобраться. А потом — на Аркам. Так что, думаю, ещё свидимся.

В кабинет зашли четверо человек — Алексей и трое из тех, кому Сашка в прошлый раз привил дар.

— Приветствую, Александр! — Алексей и остальные трое крепко пожали ему руку. — Какими судьбами к нам?

— Подготовить вашей команде новых псионов. — новость вызвала живой интерес у пришедших.

— Отлично! А то мы уже немного зашиваться начали.

— Кстати, как оно вам — быть псионами?

Алексей задумался.

— Вообще — здорово. Но и ответственность немалая — я это осознал, когда стажировку проходил.

— Кандидаты в вашей команде на передачу дара есть? Нужно сорок человек.

— Есть. Как только скажешь — сразу людей тебе предоставим.

Последующую неделю Сашка провёл на транспортах, куда продолжали свозить «трудовые резервы» для «Баз 51». Сашку привезённые интересовали лишь как некоторое количество дара, которое нужно было собрать в «Сампадану». Как только два агрегата были заполнены, Сашка сообщил Витеню, и тот оперативно прислал на транспорт 40 человек. Процедура передачи дара была уже откатанной, и вскоре все отобранные кандидаты получили свою порцию дара.

— Вот и отлично — прокомментировал Алексей Сашкино сообщение, что все 40 человек можно отправлять на установку импланта Чизахи. — С первым же транспортом они отправятся на Аркам. Пока будут лететь — дар проявится. Чем быстрее им установят импланты, тем быстрее вернутся к нам обратно.

— Теперь надо выбрать 15 человек, кто согалсится пойти на госслужбу. Псионом. А потом ещё 15 человек, кто захочет хочет после установки импланта работать на Аркаме учителем.

Алексей задумался.

— Давай так. Первых 15 человек мы тебе подберём. А вот с остальными… А ты будешь ещё «омолаживать» стариков?

— Да. На 200 человек есть запас источников энергии.

— Тогда и этих подберём. Со стариками непросто — далеко не все сохранили в целостности память и здравый рассудок. Но такие есть. Ты пока отбирай дар у «мяса», а мы привезём тебе людей, которых выберем.

— А тела где будете брать? Там же?

— Часть — там же. Но всех набрать вряд ли получится. — Алексей покачал головой. — На британских военных базах уже год как повышенные меры безопасности после тех пропаж. Не будем лишний раз светиться.

— А где же тогда?

— В Польше! — без всяких эмоций ответил Алексей. — Поляки просто идеально подходят по всем параметрам. Внешне — как русские. А поскольку все они русофобы — то их не жаль. Парней наберем на военных базах, девушек — в университетских кампусах.

Сашка не возражал.

За следующую неделю Сашка полностью выполнил поставленные задачи — 30 колонистов получили дар, и по приезду на Аркам направятся в Арту, все 10 «Сампадан» были заполнены под завязку. В числе уезжавших на очередном пассажирском транспорте были две сотни молодых парней и девчонок — ещё неделю назад влачивших жалкое существование в дряхлых телах.

Сашка тоже полетит обратно на этом транспорте.

— Как вообще обстоят дела с вывозом людей на Аркам? — Сашка спрашивал Алексея, сидя у того в кабинете.

— По плану. В том году мы вывезли 523 тысячи 600 человек. В этом получили дополнительные 10 транспортов, так что к концу года вывезем ещё 814 тысяч 600 колонистов.

— И что, все из Средней Азии?

— Нет, что ты. Конечно, две трети вывозимых были оттуда, но мы уже начали работать по всем республикам бывшего СССР.

Сейчас разворачивался вывоз русских из республик «Северного склона южной горы». Вроде — ЭРЭФия, а фактически — как иностранные государства. Хуже всего положение русских было на «территории ДИЧ», и сейчас среди остававшихся там шла массовая вербовка. Впрочем, звали далеко не всех. Не звали тех, кто, приняв радикальную версию ислама, переезжал жить в эти республики сам, добровольно. В общем — предателей.

Несколько тысяч человек вывезли из Молдовы. Там вообще сложилась странная ситуация. На верхах сидели сплошь клинические русофобы, а низы жили своей жизнью. Для русофобской риторики властей процент смешанных браков у простого населения был просто аномально зашкаливающим. Из представленной Алексеем статистики следовало, что состоящих в смешанных браках сейчас уже почти половина от числа состоящих в браке со своими. Не только русские (великороссы и малороссы), но и многие гагаузы, болгары, евреи, греки, и даже некоторые молдаване, хотя и не разу не были в России, считали её своей далёкой Родиной, а себя — русскими.

— Вот вчера пару вывезли на транспорт. Валера строительством занимался в Москве, а Лена с детьми жила на то, что он в Москве заработает — в Молдове с работой полный швах. Он русский, она молдаванка. Простые работяги. Не делить же семью — вот их вместе с детьми забрали. — Алексей продолжал свой рассказ. — И сколько ещё таких семей… Ладно, сколько сможем — всех вывезем.

Начинали вывозить людей и из южных областей Казахстана.

— Там на севере ещё ничего, а вот в южных областях наших выдавливают потихоньку ото всюду. И если бы только русских. На предыдущем транспорте одна семья уже улетела. Данила — русский, а жена его, Асем, чистокровная казашка. Тоже были вынуждены уехать. Ему постоянно угрожали, а её вообще убить обещали. Говорили — за то, что русне продалась… Там тоже такие семьи забираем. Некоторые немцы и корейцы, из местных, так же с радостью уезжают. — Алексей отпил воды из стаканчика. — Да даже из Прибалтики некоторые согласились уехать. Немного, по нескольку сотен человек из Латвии и Эстонии. «Неграждане».

Последняя новость удивила Сашку. При всём его неоднозначном отношении к прибалтам, крайне отрицательном отношении к практиковавшемуся в тех республиках непредоставлению гражданства тем, кто там родился и вырос, он тем не менее помнил — в отличии от Кавказа и Средней Азии, в Прибалтике русских не убивали. Да, многие русские в Латвии и Эстонии не получили гражданства этих стран. Но даже будучи негражданами, они вполне могли устроиться на работу в любой из стран Евросоюза, чем многие и воспользовались. Те же русские, кто получил гражданство, порой и юридически, и финансово были защищены гораздо лучше, чем многие русские, живущие в Россиянской Федерации.

— А, собственно, в ЭРЭФии… Забираете людей?

— Конечно. Пока для этого дополнительно выделены два транспорта, вывозящие в гардаррские метрополии тех, кто имеет высокий коэффициент интеллекта. И семьи их тоже. Немного — по 28 тысяч человек в год выходит.

По словам Алексея, они поставили вывоз колонистов на промышленную основу. Сейчас на территории Россиянской Федерации они выкупили десяток пансионатов и домов отдыха, висевших в своё время на балансе различных предприятий. Если бы эти санатории и дома отдыха располагались на морском побережье, они ещё могли бы рассчитывать на приток туристов. Но они находились в некурортных районах — в нескольких примыкавших к границе областях. Их прежние владельцы с радостью продавали их созданным фирмам–однодневкам, перепродавшим эти объекты уже другим фирмам. Связи между ними никакой не было, фирмы однодневки давно уже были ликвидированы, и концы найти было невозможно. Более того, лица, организовавшие фирмы–однодневки, давно уже находились на Аркаме. Казалось бы, выкупленные дома отдыха и пансионаты новые владельцы разберут по кирпичику и снова продадут — но те, наоборот, вложилось в ремонт зданий, привели в нормальный вид инфраструктуру. Сейчас в эти дома отдыха приезжало достаточно много отдыхающих. Вот только уезжающих обратно было гораздо меньше, чем приехавших.

В эти пансионаты и дома отдыха приезжали те, кто уже принял решение перебраться с Земли в мир «светлого будущего». Люди получали путёвку на трёхдневный отдых в пансионате, приезжали туда. И уже оттуда сформированные группы приезжали на места, откуда их забирали транспортные челноки, вмещавшие до 100 человек.

Тут был важен ещё один момент. Все эти объекты находились вдали от городов и посёлков, и лишних глаз в их окрестностях не было. Сотрудниками этих заведений были те, чьи родственники уже были на Аркаме. Люди работали несколько месяцев в обслуживающем персонале этих заведений, после чего их так же забирал на Аркам. А на освободившееся место уже была очередь из желающих.

— А спецслужбы? — задал Сашка напрашивающийся вопрос.

— Местное руководсво ФСБ подлечило свои болячки, болячки членов своих семей, и в наши дела не лезут. Тем более, что им популярно объяснили — будут помогать, так же с семьями со временем переедут в Гардарру. А будут мешать — пропадут с концами. Они всё поняли, никаких оперативных мероприятий в окрестностях наших объектов не проводят.

— Алексей, у меня есть ещё одна задача. Только не смейся! — Сашке самому было смешно от своей просьбы. — Я здесь ещё с одной целью. Веришь, нет — но надо вывезти на Аркам пару десятков семей слонов.

— Слонов? — переспросил Алексей

— Да. Слонов. Ушастых, с хоботами, бивнями и маленькими глазками. Более того, слонов, привыкших к виду людей. Вообще идеал — из тех, которые работали в цирке или жили в зоопарке. Не спрашивай зачем — сказал Сашка, видя улыбку Алексея. — А то вообще помрёшь со смеха. Но тем не менее, нужны хоботастые. Будет три десятка семей — ещё лучше. Отправьте их с одним из транспортов, что животных забирают.

— Хорошо, сделаем. — не в силах подавить улыбку, ответил Алексей. — Думаю, из цирков их и заберём.

Наконец, пришло время выполнить поручение искина военной Базы Предшествующих. Сашка сел в свободный челнок и направился к Луне. Сейчас челнок дрейфовал по орбите в 10-ти тысячах километров от её поверхности. Отсюда Луна смотрелась совсем не так, как с Земли — сейчас она была похожа на шарик из коричневой глины.

«Малыш, ты слышишь его?..» — «Да, он отвечает мне. Требует не приближаться ближе»

«Передай ему сообщение» — Сашка скинул Малышу зашифрованный файл, полученный от искина военной базы.

«Отправил» — Малыш замолчал.

Полтора часа Сашка сидел в челноке, ожидая реакции искина Боевой станции.

«Он точно получил послание? Может, ещё раз отправить?…» — Сашка уже начал волноваться. Если не удастся получить хоть какой–либо ответ, то неизвестно, как отреагирует искин военной базы в системе DPYH‑2711-ZCNE. Наконец, Малыш заговорил.

«Хозяин… Он получил послание, но требует подтверждение. Он сам сейчас с тобой поговорит…»

На «другой волне» Сашка услышал вызов.

«Я слышу тебя» — отправил он ответ на той же «волне».

«Создатель… Я должен получить от тебя подтверждение, что ты являешься офицером Сварги» — «Я не офицер… Только рядовой. Мой искин может переслать тебе файлы о подтверждении присяги Сварге и приказа о присвоении звания рядового».

Малыш подтвердил отправку файлов искину Боевой станции. Снова потянулись минуты ожидания.

«Ты слышишь меня, Создатель?» — пришёл первый ответ от искина через четверть часа.

«Да, я слышу тебя» — «Я признаю тебя рядовым военнослужащим Сварги. Но твое звание недостаточно для предоставления тебе допуска не только на саму станцию, но даже на её поверхность. Но ты сможешь получить допуск, как только предоставишь мне документ о присвоении тебе офицерского звания»

Что же, хоть это неплохо. Сашка спохватился — а что он предоставит искину военной базы?

«Мне для отчёта нужно получить от тебя сообщение тому, от кого ты получил послание»

Искин Боевой станции ответил через несколько минут:

«Да. Принимай файл. Послание кодировано, тебе нужно просто доставить его обратно»

Нейросеть выдала сообщение о приёме кодированного файла.

Все. Можно возвращаться обратно, на «Майву».

Пассажирский транспорт проекта «Варкада», везущий 2800 колонистов, набрал скорость, двигаясь в сторону Сатурна. Сашка смотрел на проецируемый на стене каюты вид удаляющейся Земли. Две недели — и он будет дома.

Глава 7

— С возвращением! — Лораниэль поцеловала его в щеку.

Сашка приехал домой почти под полночь.

— Дети спят?

— Спят, уже десятые сны смотрят. — Лораниэль смотрела на него с нежностью. — Ты голоден?

— Нет, на корабле перекусил. Так что — душ, и в кровать.

В кровати Лораниэль игриво спросила его:

— Спать будем?

— Вот ещё! Я тебя столько не видел! — он обнял её, погладил по плечу и нежно поцеловал в губы…

Утром на работе (Сашка приехал невыспавшийся после бурной ночи) Велибор и Траян представили ему прибывших с Арты специалистов для передачи им дара. Оборудование, которое он вёз, уже ждало его в лаборатории. Передачу дара от «Сампадан» всем прибывшим удалось провести за полдня, и тем же днем вся группа отбыла в космопорт — сегодня же они вылетят обратно на Арту.

Следующим утром в кабинете Велибора состоялся брифинг, на котором (в режиме телеконференции) присутствовал находящийся на Арте Азар.

— Все 170 человек, кому передали дар, и на Земле, и здесь на Аркаме, вчера вылетели на Арту. — Азар не проявлял никаких эмоций. — Что ещё нового?

— Удалось выйти на контакт с искином Боевой станции Предшествующих, что на орбите Земли. — начал Сашка. — Искин признал меня, чтобы общаться со мной, но для допуска на станцию моего звания, полученного на базе в системе DPYH‑2711-ZCNE, недостаточно. Искин требует офицерское звание, а мне хотя бы получить «суб–офицера». С суб–офицерским званием вопросов, думаю, не будет — искин на базе говорил, что по выполнению полученого от него задания присвоение состоится автоматически в срок. А вот офицерское… Пять лет нужно прослужить в должности суб–офицера.

— Аш… Научись ждать. — Хитрый прищур глаз Азара чем–то напомнил Сашке Витеня, когда тот учил его уметь доверять людям. — Иногда это — самое тяжелое и невыносимое. Но порой нужно, вздохнув, отложить дело в сторону на определённый срок. Тем более, что в мире немало ещё интересного. Да, а что там с животными, похожими на божество ракшассцев?

— Я заказал Алексею два–три десятка семей слонов. Транспорт должен прибыть через пару недель. Пока жду.

— Сегодня на Аркам отправится малый транспорт, как раз приспособленный под перевозку крупных животных. Через две недели будет у вас. Как только… сло–нов… привезут с Земли — так сразу можете лететь в Ракшас.

Две недели Сашка осваивал работу с «корытами» — устройствами, в которых шло создание прототипов изделий Предшествующих. Руководства по эксплуатации для всех типов оборудования уже были переведены, изучены, и переданы учёным. Как и ожидалось, полноценный запуск откладывался из–за отсутствия полного набора необходимых контейнеров с реагентами, но они с Жегором научились включать, оборудование создавать программы, по которым будет идти создание синтезируемого изделия, и даже проверили подключение кластера к одному из «корыт». Кластер, вообще–то, не простаивал — вначале искины не понимали, почему им дают такие простые задачи, но затем взялись за их решение, и теперь кластер с полной нагрузкой работал на нужды нескольких исследовательских центров, специализирующихся в проектировании космических кораблей.

— Аш! Траян! Идан! — их снова звал к себе в кабинет Велибор.

Транспорт привёз слонов с Земли. 48 животных сейчас перегружались на борт малого транспорта, из них — 12 слонят в возрасте до 2‑х лет. В сопроводительном информкристалле Алексей сообщал, что слоны, все как один, были выкуплены за хорошие деньги из различных цирков по всей Земле. Животные дрессированные, вида людей не боятся. Особенно он рекомендовал обратить внимание на двухгодовалого слонёнка, выкупленного у сидящего на мели латиноамериканского цирка — он уже умел выполнять некоторые трюки.

— Я, пожалуй, съезжу, посмотрю, как там они… — Сашка хотел лично осмотреть тех, кому предстояло стать живыми воплощениями божества Шриганати.

— Мы тоже — Траян с Иданом как сговорились.

— А… можно я супруге их покажу? — вдруг пришла Сашке мысль в голову.

— Езжайте, покажите, — Велибор спокойно и невозмутимо кивал как китайский болванчик.

— Лораниэль, бери детей — кое–что покажу. Челнок уже ждёт в космопорте, будет детям на час развлечение. А то послезавтра улетим, так и не увидите, что я повезу.

Лораниэль никогда не спрашивала про его работу — у мужчин свои дела, и женщине незачем в них лезть. Не знала она, куда он каждый раз улетает. Она уже была в курсе его скорого отлёта, но не ожидала, что Сашка предложит ей посмотреть на то, что он повезёт в какую–то систему.

Через два часа они вчетвером были на борту малого транспорта «Арима».

— Там уже Траян и Идан с семьями — усмехнувшись, капитан корабля махнул рукой в сторону трюма.

В трюме действительно стояли его друзья с женами и детьми, и разглядывали стоящего в ближайшей клетке маленького слонёнка, наверное, того, о котором сообщал ему Алексей.

— О Создатель… — прошептала Лораниэль — это же Шриганати!.. Бог ракшассцев — пояснила она Сашке. — Отец, когда мы с Гормиэлем были маленькими, возил нас в Ракшас. Я помню статуи в их храмах — и это существо полная их копия!

— Вот я и повезу их в Ракшас. Думаю, их жизнь там будет гораздо лучше, чем там, откуда их забрали. — О посмотрел на Лораниэль. — Хочешь погладить его?

Лораниэль не знала что сказать.

— А… можно? Он не кусается?

Сашка молча прошёл в клетку, и, погладив слонёнка по верхней части хобота, дал ему очищенный банан (те уже были заложены в пищевой синтезатор, стоявший рядом с каждой клеткой, как, впрочем, многие другие фрукты с Земли). Слонёнок принял банан, отправив его в рот, после чего затрубил.

Все стоящие снаружи клетки смотрели на Сашку и слоника как заворожённые.

— Ну, кто хочет покормить слона? — спросил он всех присутствующих.

Первым, как всегда, вызвался Траян. Но после него скормили слону по банану и Идан, и их жены с детьми. Последней покормила животное Лораниэль. Сашка, держа сыновей на руках, стоял рядом.

— Аш, а почему бы на Аркам таких животных не привезти? — задал Сашке вопрос Идан, когда все три семейства час спустя спускались в космопорт на челноке. — Дети будут рады покормить такое чудо. Он такой умный!..

— Да, — поддержали Идана его жена, Квета, и Иля, жена Траяна. — детям так понравилось! Лораниэль, как тебе?

— Понравилось. Очень… — она посмотрела на Сашку. — Может, оставить их здесь? На одном из континентов они вполне приживутся — там тепло, и еда для них найдется…

— Этих нужно отвезти в Ракшас. Там им тоже будет хорошо. А Ракшас получит живые воплощения своего божества. — Сашка с нежностью посмотрел на свою супругу. — Но следующих — точно привезём сюда.

После 22‑х дней перелёта Сашка с огромной радостью ступил на поверхность — космос уже откровенно приелся. Челнок с транспорта доставил их на поле космопорта, где их ждали два грава — пассажирский и грузовой. Через полчаса они снова были перед входом в монастырь. За гравом, на котором приехали трое товарищей, стоял грузовой, на котором возвышался закрытый контейнер.

Очередь в храм шла быстро, не прошло и четверти часа, как они снова стояли перед отшельником. Тот всё так же сидел в позе лотоса с закрытым глазами.

«Здравствуй, уважаемый!» — мысленно обратился Сашка к отшельнику — «Я привёз Шриганати».

Отшельник поднял вверх правую руку, давая понять очереди, что он общается, и открыл глаза.

«Где он?» — до Сашки донеслась эмоция очень сильного волнения, хотя по лицу отшельника сказать этого было нельзя.

«Перед входом в монастырь. Я не знал, можно ли его завести на территорию монастыря».

«Идём, просветлённый!» — и случилось то, что никто из паломников не ожидал — отшельник встал и знаками показал Сашке, чтобы тот вёл его. С боковых пристроек внутри храма выскочили двое монахов, чтобы успокоить взволнованную паству.

Тем временем, троица, отшельник и присоединявшиеся к ним по пути монахи шли в парковке гравов около центрального входа в монастырь.

— Вот здесь он, — Сашка показал на контейнер, стоящий на граве. — Сейчас выведу его.

Боковая стенка контейнера съехала вверх, Сашка зашёл внутрь — и вывел наружу маленького слонёнка, того самого, которого он показывал жене и детям.

Все стоящие пали ниц.

— …Шриганати!.. — неслось от всех пришедших. — …Шриганати вернулся на Ракшас!..

— Подождите! — усмехнувшись, Сашка накормил слонёнка бананами, взятыми из контейнера. Трубный рёв слонёнка разнесся над территорией монастыря.

«Ты вернул Ракшасу живое воплощение нашего бога» — волнение отшельника теперь было пропитано радостью. — «Монахи из других монастырей едут сюда, чтобы увидеть живое воплощение Шриганати. Ты выполнил нашу просьбу — мы выполним твою»

«Я ищу некоторые вещи. И они находятся на территории вашего монастыря»

Отшельник, умилённо глядя, как слонёнок уминает местные фрукты в окружении поющих ему песни монахов, был настроен доброжелательно. — «Если это не статуи Шриганати — ты можешь это забрать».

«Нет, не статуи. Но раскопки должны идти в том помещении, что находится за храмом, на самом краю монастыря. В прошлый раз меня не пустили туда, сказав, что вход только для монахов».

«Тогда это точно ты, просветлённый…» — Сашка даже почувствовал какую–то уверенность, шедшую от отшельника. — «Для тебя берегут то, что скрыто внутри того здания. Как было сказано в одном из видений, много столетий назад — там лежит та плата, которую нужно отдать просветлённому, что вернёт в Ракшас Шриганати. Иди спокойно, один ли, со спутниками — никто не воспрепятствует вашим делам. А как возьмещь плату — возвращайся»

Двое суткок кипела работа в здании — теперь монахи не только не препятствовали им, но даже, наоборот, охраняли их покой, чтобы никто не мешал их работе. В здании, как оказалось, ничего не было — просто пустая коробка. Вскрыв гранитную плиту, являющуюся полом здания и одновременно крышей находящегося ниже сооружения Предшествующих, поисковая команда устремилась в открытое помещение.

Вот и очередная «пещера Али — Бабы». Знакомые уже по виду трехметровые стасис- контейнеры — но здесь они были уже готовой продукцией. А вот и устройство по их изготовлению — плоский цилиндр диаметром почти 2 метра и высотой сантиметров 60. Вокруг него располагались различные емкости с минералами, измельчённым до состояния пыли. Вокруг каждого «цилиндра» располагалось где пять, а где и семь таких контейнеров. Скорее всего, каждый из «цилиндров» был запрограммирован на выпуск определённого реагента, но мог быть перенастроен на выпуск любого другого.

В других помещениях вскрытого подземелья были найдены документация на комплекс, базы знаний по самим реагентам, и сферам их применения. Нашлись информкристаллы, правда, только 2 штуки. На одном — каталог производителя оборудования, тех самых «цилиндров». Здесь же, в Ракшасе, система Дхолавир. На другом — уведомление об отправке подарков от фирмы трём отличившимся сотрудникам, фактически — координаты трёх «усадеб» на соседних континентах.

— Как мы это вывезем отсюда? — вырвалось у Идана при виде подготовленного к вывозу оборудования. — Если бы можно было челнок с транспорта посадить…

Но монахи, услышав их просьбу, сразу позволили челноку сесть рядом со зданием прямо на территории монастыря. Челнок несколько раз садился, загружался оборудованием и увозил его прямо на борт транспорта — никаких проблем с диспетчерскими службами не возникло. Видимо, слово отшельника здесь действительно было весомым.

«Я вернулся» — Сашка снова стоял в храме перед сидящим отшельником.

«Прошу тебя, поговори с монахами, что прибыли из других монастырей!» — К Сашке подошли из боковых пристроек двое монахов. — «Иди за ними, они отведут тебя к ожидающим твоей милости»

Сашка шел по территории в сопровождении монахов. В одном из боковых зданий слышались песнопения. Иногда его прерывал трубный глас слонёнка. «А неплохо парень устроился», подумал Сашка, увидев как к зданию уже выстроилась очередь паломников, каждый из которых нёс с собой местные фрукты.

В соседнем со слоником здании его уже ждала делегация почти в сотню человек.

— Приветствуем тебя, просветлённый! — вежливо обратился к Сашке самый старый монах. — да будет твоя Судьба милостива к тебе!

— Здравствуйте! — Сашка не знал, о чём ему говорить с монахами, но те сами перешли к существу вопроса.

— Просветлённый! — продолжил свою речь старый монах. — Наши монастыри тоже хотят получить по Шриганати. Отшельник сказал, что это в твоих силах. Помоги нашим храмам обрести Шриганати — твоя плата уже заждалась тебя!

— Я могу хоть сейчас передать вам Шриганати! Но у меня их сейчас лишь 47.

Монахов словно одновременно иголкой в задницы укололо — они чуть не подскочили, услышав про количество имеющихся слонов. Но тут же деловито выстроились в очередь — оказалось, в видениях были чёткие указания, какой монастырь и в каком порядке получит себе божество — или даже пару, а то и семью из трех (такое тоже было в видениях).

Восемь дней прошли в однообразном ритме — челнок привозил в стоящий по очереди монастырь слона, монахи проводили ритуал (пели вокруг него, пока тот ел), и отводили Сашку на место, где должна была быть, по их словам, плата ему. Иногда это место было на территории монастыря, иногода — за ней, но всегда раскопки там что–нибудь да давали — «жидкие» брони и маскировки, 3D-принтер, стасис–контейнеры, головизоры, Кулоны Преданности, деструкторы «Дханва», или просто россыпи ннформкристаллов или универсальных источников. Три указанные в информкристалле координаты усадеб так же были в числе мест, охраняемых монахами. Наконец, передав последнего слона и указав поисковикам места залегания артефактов там, куда в очередной раз их отвели монахи, Сашка почувствовал, как же он устал за эти дни. Друзья и команда сопровождения выглядели ничуть не лучше.

— Спасибо, просветлённый — старый монах расплылся в улыбке. — Если ты сможешь привезти нам ещё Шриганати — вези! У нас ещё много монастырей по всему Ракшасу! К тому же отшельник сказал — ты ещё вернёшься к нам…

Команда сопровождения с Иданом отправились обратно на Аркам на малом транспорте, увозя все собранные находки, а Сашку с Траяном ждал на орбите Мухьи знакомый ему корвет «Сугда».

— Рад снова тебя увидеть, Аш! — капитан корвета, Горан, за это время практически не изменился. — Ну, опять в известную систему?

— Да! Место назначения изменить нельзя. — усмехнулся Сашка.

— Тогда — поехали! — разрешение от диспетчерских служб Горан уже получил, и сейчас выводил корвет в точку перехода. Через два часа «Сугда» нырнула в гипер.

Глава 8

За проведённое время в пути к системе DPYH‑2711-ZCNE Сашка изучил руководства по эксплуатации «цилиндров» и теперь имел полное представление о производственной цепочке Предшествующих.

Корабли–шахтёры добывали разнообразные минералы, поступавшие на производство широкой линейки реагентов. Те, в свою очередь, шли на автоматические линии, на которых изготавливалась разнообразная продукция, в том числе и оборудование для этих самых автоматических линий. Так же реагенты шли на корабельные верфи — они были тем «питательным раствором», который обеспечивал рост корпусов кораблей Предшествующих. Последним компонентом, который и обеспечивал этот праздник жизни, но которого не было у них в наличии, был источник энергии, на основе антиматерии.

Одна из научных групп работала по адаптации имеющихся в Содружестве термоядерных источников для замены «карандашей» в активированном и работающем оборудовании Предшествующих, и, по оценкам Идана, в ближайшее время они смогут отказаться от использования «карандашей» для работы с пищевыми синтезаторами «Шатта». Последние были выбраны как обладающие минимальной научной ценностью. Затем — кто знает, может, получится запитать таким образом и промышленное оборудование. Проблема была в том, что термоядерные аналоги в отличии от «карандашей» не могли компенсировать многократные пиковые нагрузки потребления, которые возникали при работе многих устройств Предшествующих. «Шатта» тем и отличалась от многих устройств, что при её работе такие пиковые скачки потребления мощности не возникали.

Но вот в космических кораблях такую замену не произвести, даже теоретически — во первых, размеры «аналога», приспособленного для питания корабельных систем превысят размеры самого корабля, а для запитки гипердрайва Предшествующих даже «аналог» не обеспечит той мощности, которая была необходима для формирования «червоточины». Поэтому поисковые группы продолжали без устали искать по всем Гардаррским системам «шары для боулинга» — те самые контейнеры с антиматерией, которые были предназначены для гипердрайвов Предшествующих.

Корвет вынырнул из гипера и направился к третьему газовому гиганту.

— С базой будем связываться? — обратился к Сашке Горан, сидящий в пилотском ложементе. Сашка с Траяном стояли у входа в капитанскую рубку, глядя на приближающуюся на тактическом экране планету.

— Да, предупредим Радовида, что — свои. Чтобы не беспокоился.

Радовид, начальник «Базы 51», получив от них сообщение, ответил, что будет рад их снова увидеть. Корвет тем временем достиг к газовому гиганту и аккуратно приближался к краю «сферы безопасности» второго планетоида.

«Я вернулся» — Сашка уже минут двадцать вызывал искин базы.

«Здравствуй, Создатель» — наконец, пришёл ответ от того. — «Ты снова вовремя»

«Я выполнил задание» — Малыш оправил искину базы полученный на Земле шифрованный файл.

Искин думал почти полчаса.

«Твоё задание выполнено. Ты можешь прибыть на базу» — искин снова передал ему очередной код допуска.

Вроде, нужно было садиться в челнок и лететь на базу, но Сашку что–то остановило.

— Траян, а ты… слышал сейчас хоть что–нибудь?

— Ментальный шум, правда, довольно сильный.

«Малыш, а возможно ли связать как–нибудь с искином базы Траяна?» — спросил он свой искин. Тот задумался.

«Я попытаюсь установить связь между ними. Создателя, которого ты зовёшь Траяном, я слышу, и хорошо. Думаю, мне это по силам»

Потянулись минуты ожидания. Траян вдруг резко повернулся к нему:

— Я … слышу!!!!

— И что он говорит?

— Говорит, что я тоже могу прилететь на базу! Вместе с тобой!

«Все нормально, они договорились» — от Малыша шла эмоция удовлетворения от хорошо проделанной работы.

— Тогда — летим! — они направились на лётную палубу корвета, где их ждал челнок.

Весь путь до поверхности астероида Траян просидел тихо, как мышь под веником. Но, как чувствовал Сашка, Траян, настроившись «на волну», слышал (и внимательно слушал) все его переговоры с искином базы.

На лётном поле базы их ждали уже два грава, доставившие их в уже знакомый ему зал для брифингов. Там их уже ждала голография «головы».

«Ты» — искин обратился к нему — «За выполнение поставленной задачи получаешь отметку в личном деле. Так же по выслуге тебе присваивается суб–офицерское звание. Подравляю»

Сашке пришёл файл с уведомлением о присвоении очередного звания.

«Ты» — искин теперь обращался к Траяну. — «Можешь рассчитывать на статус вольнонаемного персонала. Это даёт тебе допуск на поверхность планетоида, и на саму базу, правда, только в два её помещения. Одно из них — этот зал для брифингов. Но из–за отсутствия у небя необходимой нейросети максимум, на что можешь рассчитывать — получение со временем звания рядового»

«Ты» — искин снова обращался к нему. — «Едешь на ознакомление с помещениями, в которые у тебя есть теперь допуск»

«Ты» — это снова искин обращался к Траяну — «Если решил принять предложение — готовься к присяге»

Сашка уже минут двадцать ехал на граве по длинному петляющему коридору. Наконец, грав довёз его до тупика.

«Проходи в шлюз» — услышал он искин, когда слез с грава. Стена тупика моментально словно испарилась. Сашка зашёл в открывшее перед ним помещение. — «Это одна из станций ПКО»

Форма помещения была… в общем, странной. Оно напоминало перевёрнутый конус со срезанной вершиной, Если пол представлял собой круг диаметром метров 10, то потолок имел диаметр метров 40, находящийся на 20-тиметровой высоте. В центре помещения располагалась установка ПКО, напоминающая матовый стержень высотой метров 15, установленный в основание полутораметровой высоты. Её вид чем–то напомнил Сашке ручку механической корбки передач в земных автомобилях. Установка ПКО могла наклониться в любом направлении в пределах определённых габаритами помещения сектора.

«Это стационарный деструктор «Вадхар»" — рассказывал искин. — «Сеть таких развёрнута по всему планетоиду, обеспечивая полное перекрытие пространства вокруг планетоида»

«А что является для них источниками питания?»

«Такие же источники питания, что и использутся для гипердрайвов» — хмыкнул искин.

«Могу ли я на них посмотреть?» — «Можешь. Грав отвезёт тебя на базу хранения»

Грав привез его к очередному тупику. Не успел Сашка слезть с него, как в стене тупика открылся огромный проём, и грав шустро заехал внутрь. Стена за ними снова затянулась.

«Это лифт» — комментировал искин. — «Сейчас вы спускаетесь на несколько уровней вниз».

Проём снова открылся, и грав, выскочив из лифта, понёсся по коридору. Десять минут — снова тупик.

«Всё, приехал» — донеслась мысль от искина. — «Заходи в хранилище»

Это помещение было похоже на склад, на котором ему в прошлый раз выдали «кирпич» брони.

Так же «предбанник» был отделён от основного помещения прозрачным силовым полем, за которым располагались уходящие далеко в даль стеллажи. По его просьбе из глубин помещения к силовому полю просеменил дроид, неся «шар от боулинга» — тот самый контейнер с антиматерией. Но на просьбу передать ему хоть один такой шар искин ответил категорическим отказом — по его словам, в ближайшие 5 лет об этом можно было и не мечтать. Впрочем, искин сообщил ему координаты баз снабжения, с которых на его базу до Катастрофы прибывали транспорты с контейнерами антиматерии и расходниками. Малыш сразу перевёл координаты и нанёс их на звёздную карту — следовало, что две такие базы находились в поясах астероидов безжизненных систем USGW‑6291-RLTA и USGW‑8240–0723, находящихся в нейтральном части космоса, около Фронтира. Кто знает — может там он найдет и координаты того места, где эти контейнеры изготавливают, а так же место, откуда Предшествующие привозили саму антиматерию? К сожалению, в этих вопросах искин ничем ему помочь не смог.

«Вот, прими от меня» — дроид принес Сашке очередную «капитошку» и диск базы знаний. — «Это охранный дроид «Дхаранга». Пусть защищает тебя».

«Спасибо!» — Сашка подобрал подарок, сразу поставив на изучение базу знаний.

«А теперь — последний объект» — сообщил ему искин, когда он зашёл в очередное помещение. — «Это собственно сердце базы. Командный центр. И здесь физически располагается мой носитель.»

Обычное помещение, столы, образующие кольцо диаметром метров 10, в центре которого находился светящийся и переливающийся изнутри различными цветами прозрачный шар, диаметром так метра полтора, стоящий на подставке, изолированный уже виденным им ранее прозрачным с сиренемым отливом силовым полем.

«Вот это я и есть» — от искина вдруг пришла эмоция какой–то усталости.

«Где — ты?» — «Ну как же? Ты же сейчас на мой носитель смотришь!»

«Этот шар, что ли?» — «Да. Искин, предназначенный для управления военным базами»

Искин замолчал на несколько минут, пока Сашка осматривал помещение (хотя и осматривать было особо и нечего), и, решившись, снова заговорил с ним.

«Я не могу присвоить тебе офицерское звание. Вернее могу — но лишь после того, как ты пройдёшь трёхгодичное обучение в военном колледже. У меня есть координаты двух колледжей, откуда сюда на базу прибывали офицеры. Понимаю, что за это время там ничего не осталось. Но там могут сохраниться базы знаний и тренажёры — тогда при самостоятельном изучении тобой баз и освоению изученного на тренажёрах я имею полномочия для присвоения тебе офицерского звания. Вот координаты колледжей».

Малыш шустро перевёл полученные координаты — это были независимые миры, известная уже система Лорбонца и Раэлия. А Искин продолжал:

«Я устал. Безумно устал от одиночества и бессмысленности своего существования. Помоги мне! Я хочу к людям, общаться, помогать им. Быть нужным…Офицерское звание предоставит тебе допуск, который позволит отключить силовое поле и снять с меня ряд ограничений, и тогда ты сможешь перевести меня с спящий режим. Тогда ты сможешь извлечь мой носитель и вывезти его в твой мир»

«Хорошо, я сделаю это. А сейчас что мне делать?»

«Вот очередное шифрованное сообщение для искина Боевой станции. Сразу скажу — тот искин тихо умирает. Ему уже никак не помочь. Пара сотен лет — и он умрёт. Я просто уведомляю его, что ты получил очередное звание, и через пять лет получишь первое офицерское. Кто знает, может, это поможет тебе»

Нейросеть приняла очередной кодированный файл.

«Твой спутник принял присягу. Теперь он сможет бывать на базе. Если кто–либо, кто может слышать, захочет стать вольнонаёмным, я всегда предоставлю ему такую возможность»

«А корабли… Они смогут получить допуск к месторождению?»

«Теперь, если корабли будут управляться получившими статус вольнонаёмного — да. Твой спутник ждёт тебя на лётной площадке. Тебе тоже пора»

Грав довёз его до лётного поля, где уже стоял не знающий чем себя занять Траян. Челнок Сашка предложил вести обратно ему, а сам взял на себя роль инструктора — кто знает, может, Траяну ещё не раз придётся самому прилетать сюда, и так же обучать псионов, которые будут сопровождать транспорты к наконец открывшемуся им месторождению «аграфена».

«Я буду ждать вас!» — донеслось до обоих, когда челнок покинул «сферу безопасности» и направился обратно на корвет.

Они на день заглянули на «Базу 51» — просто чтобы нанести визит вежливости, хотя их тут больше ничего не держало. Гости тут были редки, поэтому Радовид всегда был рад новым людям. Через сутки они покинули систему DPYH‑2711-ZCNE с чувством выполненного долга. Перелёт до Арты занял 16 дней, и в кои–то веки Сашка все эти дни просто бездельничал — ел, пил, спал и смотрел записи голо–программ, которых у Горана хватило бы и на целый год непрерывного просмотра. Передав дела на Арте, он вернётся на Аркам и снова займётся тем, что ему нравится. Чуть больше месяца — и он обнимет любимую жену и сыновей…

Так он думал, такие были его планы. Если бы он мог сообщить их Создателю — тот бы просто расхохотался…

До Арты «Сугда» добралась без приключений. Корвет должен был причалить в док одной из гардаррских гражданских станций на орбите столичной планеты, но Горан, сразу по выходу из гипера получил приказ следовать на находящуюся поблизости военную станцию.

Через четыре часа корвет пристыковался в доке и оба пассажира перешли по «рукаву» на стыковочную площадку, где их встретили военнослужащие в форме офицеров ВКС. После дежурного приветствия они доставили Сашку и Траяна в помещение для брифингов, в котором уже расположилась в креслах целая делегация — сам Азар Бальдов в окружении трёх высших чинов ВКС. Лица их были — словно по десятку лимонов съел каждый.

— С возвращением, други, — как–то невесело поприветствовал их Азар. — Новости последние видели?

— Нет, когда бы мы успели… — Траян смотрел на сидевших не понимая, что происходит. — А… что, что–то случилось?

— Война… — просто сказал один из присутствующих военных — Война случилась.

— Когда… — только и смог выдавить из себя Сашка.

— И с кем? — Траян тоже не ожидал таких новостей.

— Не с нами. — успокоил их Азар, хотя самому ему было явно не до смеха. — Галифат напал на Аратту. Три недели назад. А за пару дней до этого официально объявил войну Арраме. Не понимаете, чем нам это грозит? Войной, на стороне Аратты. Сложившийся альянс — не в нашу пользу. Одна надежда — на идею, что ты, Аш, подкинул мне почти два года назад.

Глава 9

Система Беккея. Четыре планеты земного типа, отделённые от двух газовых гигантов двумя астероидными поясами. Обжитыми были третья и четвёртая планеты, Сах — Тира и Сах — Сида, захлёбывающиеся от перенаселения, с полностью убитой экосистемой. Вид на планеты из космоса был удручающим — огромные опустыненные континенты, утратившие растительность, растерявшие в пыльных бурях весь плодородный слой почвы, изборождённые многочисленными пересохшими руслами рек и речушек. А ведь пару тысяч лет назад, до того, как эти планеты колонизировал Галифат, они были вполне комфортными для проживания. Теперь все их континенты представляли собой сплошную пустыню с чудом уцелевшими оазисами, к которым жались многочисленные мегаполисы, и разбросанные по всему континенту многочисленные фермы, где выращивали «порочных животных» — пурко.

«Мы — дети пустыни» — всегда чванливо говорили галифатцы.

«Нет, вы не её дети» — зубоскалили ящеры Аш — Камази. — «Вы — её отцы».

И это была чистая правда. Куда бы не приходили галифатцы — после себя они оставляли лишь безжизненную пустыню, не пригодную к жизни.

Галифатцы не развивали науку, не создавали высокотехнологичные производства — по заветам Муталиба мужчины должны были только торговать и воевать, истребляя порочных во имя Зиятдина, а женщины — ублажать их и рожать новых воинов.

Вся власть принадлежала Мудрым Старцам — фактически потомкам сподвижников Муталиба, главы тоталитарной секты, захватившей власть на Медоне и распространившейся на остальные 12 систем. Места в Совете Мудрых Старцев фактически передавались по наследству, и не имеющему родственных связей в Галифате ловить было нечего.

Прямые потомки сподвижников Муталиба вообще ничем не занимались, проводя время на охоте или отдыхая с наложницами своих гаремов.

Те, кто был роднёй правящей верхушки, занимали кресла чиновников или высшие посты в Армии Пророка. Родственники родственников жили в мегаполисах, проводя всё время в принадлежащих им торговых павильончиках, но могли пристроиться на работы по обслуживанию инфраструктуры, те, где не нужно мозги напрягать, или заполняли нишу «офисного планктона». Уделом остального населения была пожизненная работа на фермах, где выращивали пурко. Впрочем, они могли пойти в служить в Армию Пророка и отправиться на одну из Священных Войн в качестве пушечного мяса — правда шанс выжить там был не больше, чем в русской рулетке с пятью патронами на шесть отверстий в барабане револьвере. При огромном везении галифатец мог выжить и скопить некоторое количество кредитов, а иногда даже серьёзно пополнить накопления за счёт награбленного — и тогда он уже сам мог купить ферму по разведению пурко, купить себе женщину, или нескольких, после чего ни о чем уже не думать. В представлении галифатцев, человек с таким жизненным путем считался состоявшимся.

У галифаток же выбор был ещё проще — как только они достигали половозрелости, родители привозили их на местые рынки. И продавали. Самых красивых покупали к себе в гаремы представители правящей верхушки, менее красивых выкупали городские торговцы. Ну, а кому не повезло уродиться красивой, тем было суждено так же жить на фермах, разгребая всю жизнь навоз пурко. Но если их семьи оказывались на мели (а такое случалось часто), галифаток безо всякого зазрения совести продавали в бордели.

Впрочем, был ещё один шанс вырваться с ферм — у галифатцев так же были свои псионы, хоть и гораздо меньше, чем у остальных народов. Если у ребёнка обнаруживался дар, его выкупали у родителей за хорошую сумму, а сам ребёнок отдавался на обучение гуфиям. Со временем он сам становился гуфием, и либо вводил бойцов перед боем в транс, либо предсказывал будущее, либо контролировал и управлял настроениями вверенного населения в назначенном ему филлаяте. Именно гуфии и представляли реальную власть в Галифате, будучи «серыми кардиналами», и стать им была мечта каждого малолетнего галифатца.

Казалось бы, государство, живущее по таким канонам долго не просуществует — но Галифат существовал уже не одну тысячу лет, отравляя жизнь практически всем своим соседям. Причин тому было несколько. Немаловажную роль в этом играло то, что у Галифата были деньги, и деньги немалые. Достаточные для того, чтобы подкупать население, будучи тем пряником, без которого ни один кнут не может быть эффективным.

Астероидные пояса их систем, пожалуй, одни их самых богатых во всём Содружестве, они отдавали в консцессию компаниям Хакдана, Делуса и Галанте, и получаемые суммы составляли основную статью дохода Галифата. Так же в системах Галифата действовали лаборатории хакданских компаний. Что там испытывали на людях — лучше и не знать.

Второй статьёй дохода Галифата были бордели, размещающиеся на космических станциях практически во всех системах Галифата, и являющиеся тем ещё «общепризнанным брэндом» в Содружестве. Их «сотрудниками» были галифатки и галифатцы, проданные туда собственными родителями. Мудрые Старцы в своё время объяснили пастве, что таким образом их дочери и сыны зарабатывают деньги на Священную Войну с порочными, и даже приравняли их солдатам Армии Пророка.

То есть, просто блуд был вне закона — за это сразу сжигали живьем. А вот такая «работа» была даже почётной. После пары десятилетий труженицы «сферы добрых услуг» даже могли накопить средства, после чего выходили замуж — работающие на фермах галифатцы с радостью брали себе таких жён. Накопленное ими приданное позволяло безбедно жить не один год, к тому же, рассуждали работники ферм, лучше такая жена, чем самка пурко.

Третьей статьёй дохода Галифата были отчисления от каждой сделки, совершавшейся на Бирже Наёмников. Фактически это было несколько космических станций, находящихся в безжизненной системе, попавшей в экономическую зону Галифата, где отряды разнообразного сброда со всего Содружества могли наняться на выполнение любой грязной работёнки абсолютно для любого заказчика.

И, наконец, последней статьёй дохода было, как ни странно, сельское хозяйство — Галифат был основным поставщиком пурко во все миры Содружества.

Естественно, где есть доходы, там есть и расходы. А расходы у Галифата были, и немалые. Так как сами галифатцы не обременяли себя получением какой–либо специальности, то практически всё высокотехнологичное им приходилось закупать извне.

Города им отстраивали хакданцы, аграфы поставляли роскошь для местной верхушки и медицинское оборудование, специалисты из Делуса строили и обслуживали опреснительные установки (с водой проблема была абсолютно на всех планетах Галифата), линии монорельса, энергостанции. Там же, в Хакдане и Делусе, галифатцы приобретали корабли и оружие.

Значительная часть средств распределялась через фонды среди населения — но распределение шло «сверху вниз». Главы семейных кланов по своему усмотрению часть средств оставляли себе, часть раздавали родственником. Те так же решали, сколько оставить себе, а сколько отдать нижестоящим. В итоге до самых низов доходили лишь крохи — но Мудрые Старцы всегда с гордостью говорили, что Галифат — самое социальное государство в Содружестве.

И, несомненно, постоянной статьёй расхода в бюджете Галифата была Священная Война. Каждые несколько лет Галифат обязательно нападал на какого–либо из своих соседей — и никакие договора о мире и дружбе, заключённые с ним, его не останавливали. Вот и сейчас шла очередная «Священная Война с порочными Аратты и Аррамы».

Почти что все силы Галифата сейчас были сосредоточены в трёх прифронтовых системах, непосредственно граничащие с системами Аратты, там же сейчас дислоцировались эскадры галифатского флота. Две резервные эскадры стояли в тылу, прикрывая значимую систему АльРиад и столичную Медону. Поэтому появление неизвестной эскадры в окраинной системе Беккея, находившейся по отношению к Аратте в глубоком тылу, стало для местного руководства неожиданным.

Эскадра вывалилась из гипера на самом краю системы и быстро устремилась в сторону четвёртой планеты. Галифатцы не сразу сообразили, что это не союзная эскадра хакданцев, частенько использовавших системы Галифата как места стоянки флота, поэтому лишь через пару часов четыре модуля защитной призмы на орбите каждой из двух планет были выстроены в защитный ордер вокруг боевых станций. Срочно прибывший на командный пункт, расположенном глубоко под поверхностью горного массива планеты Сах — Тира, Реджитап, командующий силами галифатцев в системе Беккея, Проникшийся Мудростью третьей ступени, смотрел на переданную ему сводку и ничего не мог понять:

— Раздери тебе задницу жезл Угилькафара!.. — орал он подчинённому, склонившемуся в поклоне. Все офицеры, сидевшие на комадном пункте, молчали, боясь даже пикнуть. — Да кто это??? Корабли — арварские, построение эскадры — тоже арварское, это я и сам вижу. И всё?! Но для формирования такой эскадры необходимо объединить силы десятка арварских кланов! Ты можешь это себе представить? Что даёт сканирование переговоров между кораблям эскадры?

— Ничего не даёт, Проникшийся Мудростью, — не поднимая голову, ответил Оглух, один из его заместителей. — Шифрованные переговоры, шифр — стандартный, арварский, без дополнительного кодирования. По общению между капитанами кораблей эскадры порочных- это действительно арварцы. Мы постоянно пытаемся связаться с ними, но он не идут на контакт.

— Безмозглые пурко!.. — чуть не взвыл Реджитап. — Естественно порочные не выходят на связь! Зачем им это? Они сюда грабить прибыли, а не договариваться о чём–то! С Медоной связались?

— Нет, Проникшийся Мудростью… Я подумал, что там могут неправильно воспринять моё послание. Если окажется, что эскадра с Медоны или АльРиада будет вызвана напрасно, это скажется на Вашем положении.

Реджитап сидел в раздумьях. Если они вызовут эскадру, а арварцы просто сбегут, как уже не раз случалось при их наскоках на системы Галифата, его не просто лишат звания и должности — сожгут, как продавшегося Угилькафару, припомнив все его грехи. В мирное время он мог бы и выкрутиться, но сейчас — война. Его должность в системе Беккея была местом хлебным, а сама работа не пыльной. Но это не значит, что он всё время предавался отдыху и неге — почти всё время на своем месте он тратил на интриги, позволявшие удержаться на этом самом месте, а дело это было непростым. Слишком много было желающих его занять, причём из родни нынешних Мудрых Старцев.

Решено. Он не будет вызывать помощь с Медоны. Когда дела пойдут совсем плохо — а состав прибывшей эскадры арварцев не оставлял в этом никаких сомнений — он свяжется с Медоной, и сообщит, что подчинённые ему силы связали арварцев своей героической обороной. Естественно, под его мудрым руководством.

— Так мне отправить запрос в Медону?.. — вывел его из раздумий так и стоявший склонив голову Оглух.

— Нет. Сами справимся. — Реджитап говорил уверенно, вот только в душе его этой уверенности не было ни капли. — отведите все корветы на орбиту Сах — Тиры. Пусть порочные растеряют силы при осаде Сах — Сиды, тогда мы сможем принять бой.

Одно неправильное решение — сыгравшее роль камушка, попавшего в шестерни огромного механизма.

Эскадра арварцев подошла на дальность выстрела установок МКО, размещённых на восьми тяжёлых крейсерах арварского проекта «Кёнтинбаш», сразу начавших обстрел одного из боевых модулей оборонительной призмы. Со стороны обороняющихся тоже начали обстреливать корабли эскадры — помимо модулей и боевой станции в дело включились наземные установки МКО. Четыре арварских носителя малых кораблей проекта «Харамзада» выпустили из стартовых ячеек тяжёлые истребители «Магюлиз» — сотня их, словно рой мошки, устремились к модулям призмы. В дело вступили 12 средних ракетных крейсеров «Жамбаш», выпустив пачку ракет по тому же выбранному боевому модулю. Здесь обороняющихся ожидал первый неприятный сюрприз — крейсера оказались оснащены ракетами «Брамос» производства Делуса. Это было странно — для их использования к операторам предъявлялись более высокие требования, и арварцы, как правило, никогда их не использовали, обходясь более простыми, типа «Оракоча», хакданского производства. К тому же стоимость их была раз в двадцать меньше делусских. Но сейчас все избыточные траты себя полностью окупили — щит боевого модуля уже был просажен вольфрамовыми стержнями, выпущенными из орудий тяжелых крейсеров, ракеты же, увернувшись все до единой от выпущенных по ним противоракет, поразили выбранный боевой модуль, сбив силовой щит, уничтожив его орудия. Одна ракета пробила броню, защищающую энергостанцию модуля, следующая, шедшая следом за ней, уничтожила саму энергостанцию — вышедшая в ней из–под контроля термоядерная реакция превратила модуль на несколько мгновений в солнце — после чего на его месте осталась одна лишь разлетающаяся пыль.

Тем временем «Магюлизы» обложили боевую станцию, своими уколами снимая понемногу её силовой щит и нанося удары по отрываемым в нём «окнам». Боекомплект истребителей подошёл к концу, и стая мошкары отправилась на свои «матки», но смену им уже летела вторая стая — боевая станция должна быть постоянно связана этой «мошкарой», чтобы крейсера эскадры могли, не отвлекаясь, разбираться со следующим боевым модулем. Первая группа истребителей вернулась на носители не в полном составе — остатки 12-ти сейчас плыли в пустоте около боевой станции.

Всего четверть часа заняло уничтожение первого модуля призмы, ещё через полчаса по такой же схеме был уничтожен второй. Крейсера эскадры переключились на третий модуль. У нападавших тоже были потери, 34 истребителя были уничтожены боевой станцией — но серьёзного сопротивления крейсерам эскадры она оказывать не могла — вокруг неё постоянно вился рой в сотню истребителей. По логике, боевая станция должна была выпустить рой своих истребителей, чтобы те связали боем истребители с носителей эскадры, и тогда боевая станция смогла бы нанести серьёзный урон хотя бы паре кораблей агрессоров — но почему–то этого не происходило. Ларчик открывался просто — только Реджитап и его заместители знали, что сейчас со всех боевых станций тыловых систем изъяли все тяжёлые истребители «Эриш», укомплектовав ими новейшие носители, полученные от Хакдана и сразу же направленные в араттские системы, где сейчас шли кровопролитные бои. Хакданцы должны были поставить на боевые станции новые истребители в течение буквально пары недель. Не успели.

Планетарные МКО, такое впечатление, управлялись какими–то дилетантами — мало того, что все наземные орудия били по разным кораблям (когда логичнее было сосредоточить обстрел на одной цели), так ещё и через раз промахивались. Почти каждый из крейсеров уже словил по одному вольфрамовому стержню, но щиты ни на одном корабле не были сбиты. Двадцать минут — и третий модуль, как до этого самый первый, вспыхнув солнцем, перестал существовать как единица в оборонительной схеме. В появившиеся бреши в обороне устремились две группы арварских эсминцев «Каддиб» — их задача нейтрализовать силовые щиты, прикрывающие планетарные МКО и комплекс космопорта.

Тяжёлые крейсера эскадры перераспределили цели — сейчас половина вела обстрел последнего боевого модуля, а остальные перенесли огонь на боевую станцию — она не должна мешать приближавшимся к планете эсминцам. Тем и так сейчас придётся несладко — планетарные МКО переключились на них с крейсеров. При этом на планете, видимо, появилось вменяемое руководство, трезво оценившее ситуацию и взявшее на себя координацию действий всех наземных установок и целеуказание для них. Вот первый эсминец, получив одну за другой три вольфрамовых стержня, разваливался на части от взрывов внутри него — щит был сбит первым, последующие прошили его насквозь, вызвав детонацию в оружейных погребах.

Но и эсминцы уже начали наносить урон защитникам планеты — как только они вышли к планете на дальность отстрела управляемых бомб, так сразу же поток смертоносных гостинцев с них отправился на поверхность. Пять минут — и силовой щит, прикрывавший одну из ближайших МКО, размещённых вокруг мегаполисов, схлопнулся, оставив орудие беззащитным. Ещё через 5 минут часть отстреленных бомб из второй волны уничтожила её.

За час обстановка изменилась кардинально — крейсера уничтожили последний боевой модуль и добивали боевую станцию, оставшуюся без силового щита и потерявшую большую часть своих орудий. Носители к этому времени недосчитались уже 78 истребителей — впрочем, их миссия на данном этапе была завершена и пришла очередь арварских штурмовиков «Кыждыл». Первая волна их устремилась к планете, чтобы обеспечить безопасность десантных ботов и челноков, ожидавших на транспортах, приближавшихся к планете вслед за крейсерами и носителями.

Часть штурмовиков сосредоточила огонь на щитах планетарных орудий, доставлявших самые большие неприятности атакующим. В центре управления эскадры, размещённом на одном из носителей, искины подводили статистику по каждому планетарному орудию, определяя, какое из них представляет наибольшую опасность. Эти МКО становились первоочередными целями и эсминцев, и штурмовиков, и подошедших крейсеров. Один тяжёлый крейсер вырвался вперёд — и тут же одновременно был поражён из четырёх МКО. Корабль потерял щит, его двигатели были выведены из строя. Сейчас его экипаж экстренно покидал корабль на спасательных челноках, устремлявшихся на стоящие во второй линии носители малых кораблей. Сейчас обездвиженный крейсер без силового щита представлял просто идеальную мишень — и большая часть наземных МКО сосредоточила свой огонь на нём.

За один выстрел из всех планетарных орудий крейсер был распылён — но сразу же остальные крейсера эскадры спокойно нанесли удары по отстрелявшимся наземным орудиям. К тем, над которыми после ударов больше не чернели пузыри силовых щитов, устремлялись штурмовики, расстреливая оставшиеся без защиты орудия.

Первая группа эсминцев уже потеряла четыре единицы из пятнадцати- но полностью зачистила район космопорта и расположенных вокруг него мегаполисов. Вторая понесла большие потери, сократившись на семь единиц, но так же обезопасила район, где находился административный центр планеты, плотно окружённый мегаполисами.

Крейсера продолжали последовательный обстрел силовых щитов, прикрывавших мегаполисы на двух соседних континентах — лишь для того, чтобы добраться до тех планетарных орудий, что размещались на территории некоторых мегаполисов.

Тем временем эсминцы обоих групп переключились на собственно космопорт — его силовой щит уже был просажен штурмовиками, и после первого отстрела бомб щит не выдержал и схлопнулся. Со стоящих во втором эшелоне транспортов «Онисангякут» моментально стартовали на поверхность десантные боты. Вторжение на планету началось.

Глава 10

Высадка десантных ботов проходила по всем канонам военного искусства — вначале территорию в районе космопорта прошерстили «Кыждылы», нанеся удары по всем местам, где могли находиться расчёты ППКК, и лишь после этого на лётные поля приземлились первые пятьдесят десантных ботов. Боевые дроиды «Бардер‑3М», первыми выскочившие из них, и последовавшие за ними бойцы в сопровождении мехов, сразу же устремились к комплексу зданий космопорта, где должны были засесть силы обороняющихся.

Но здание космопорта было пустое — нет, там не было тех, кто должен был их встретить с оружием в руках, но зато было несколько тысяч словно ждавших их молодых галифаток, в чём мать родила, и молодых галифатцев, субтильных, с нежными чертами лица, жеманно бросавших томные взгляды на арварских бойцов и покачивавших бёдрами. Бывало, арварцы делали удачные налёты на галифатские системы, и тогда от них откупались наложницами обоих полов — гуталиновые были известными любителями «заднего привода». Впрочем, галифатцы от них недалеко ушли. Видимо, руководство планеты собрало местных проституток обоих полов, чтобы откупиться от налётчиков — мол, забирайте и проваливайте. Арварцы всегда так и поступали, увозя себе в гаремы галифаток — и галифатцев, кто «любитель». Всегда — но не сейчас. Смотревший глазами зомби командир арваррцев махнул рукой — и стоявшие за ним бойцы в сопровождении дроидов открыли огонь по безоружной толпе. Через двадцать минут на месте толпы осталась лишь растекающаюся кровью по всему зданию космопорта огромная куча фарша из мяса, костей и испражнений..

Командир арварцев, глядя на результат работы, так же молча указал рукой вперед — бойцы направились к выходу из здания, дроиды семенили впереди них…

— … Проникшийся Мудростью … — заместитель Реджитапа снова стоял перед ним, склонив голову. — Случилось непредвиденное…

— Что такое? — Реджитап недовольно оторвался от тактического экрана, отображавшего ход обороны Сах — Сиды. Впрочем, правильнее сейчас это было бы назвать ходом уничтожения силами вторжения последних элементов системы обороны планеты.

— Они отказались от наложниц.

— Как — отказались?.. — не понял Реджитап. — Они потребовали других наложниц? Или хотят больше?

— Нет. — Маленький толстяк Оглух говорил с нескрываемым страхом в голосе, пот стекал по его лбу, заливая заплывшие жиром глазки. — Они уничтожили всех, кого мы отправили в космопорт в качества откупа.

— Как — уничтожили?… — это не укладывалось у Реджитапа в голове.

— Просто уничтожили. Всех. Сейчас в космопорт прибыли десантные транспорты, арварцы укрепили в космопорте оборону.

— Да что себе позволяют эти выкидыши пурко??!! Они что, собираются удерживать космопорт? — Реджитапу была абсолютно напонятна логика действий арварцев.

Оглух молчал.

— Сконцентрировать силы в примыкающих к космопорту мегаполисах. — наконец, сказал он. — Если сунутся — дадим им бой. Не хотели по хорошему — мы можем и по–плохому.

А космопорт принимал сейчас один десантный транспорт за другим. Вот у очередного севшего на лётное поле откинулась аппарель — и на поле съехали пять десятков бронированных многоместных гравов, вооружённых тяжёлыми плазменными пушками.

Десантный транспорт, освободившись от груза, снова взмыл вверх, возвращаясь обратно на свой носитель за очередной порцией груза.

Тем временем находившиеся на лётном поле построенные по подразделениям арварцы быстро уселись в гравы и в сопровождении мехов колонна направилась в сторону ближайшего мегаполиса. Через полчаса колонна по три грава в ряд, охраняемая следующими по бокам мехами и прикрываемая с воздуха штурмовиками, достигла спального района ближайшего мегаполиса. Перед началом колонны вперёд были пущены несколько цепей «Бардеров», им отводилась честь первыми зайти во вражеский город. Следом за ними шли мехи. Предосторожности были не напрасными — первая цепь дроидов, лишь достигла крайних построек района (щита над ним уже не было, как и над остальными районами этого мегаполиса), была уничтожена из ручных гранатомётов. Впрочем, уничтожившие первую волну своими выстрелами демаскировали себя, и практически сразу были уничтожены ракетами, выпущенными следующими за дроидами боевыми мехами. Вслед за ними в город устемились высадившееся из гравов бойцы, пробираясь вглубь застройки. Гравы, после того, как их покинули пассажиры, отправились в космопорт за очередной партией арварцев, а привезённые в первой партии вступили в бой. Со стороны это, наверное, смотрелось сюрреалистично. Арварцы всегда славились халатностью, необязательностью и раздолбайством. Но эти арварцы действовали как слаженное подразделение армии Делуса или Армарры — беспрекословно подчиняясь приказам командиров и чётко их выполняя. Первая группа закрепилась на окраине спального района, и по прибытии подкрепления пошла без разговоров на штурм оборонительных сооружений, наспех сооружённых галифатцами. Здесь обнаружилась вторая несуразность в поведении напавших — как правило, натолкнувшись на упорное сопротивление противника, арварцы отступали. Но эти, не обращая внимания на потери, только усилили натиск, увенчавшийся успехом благодаря своевременно оказанной поддержке с воздуха. Сейчас галифатцы в страхе бежали в сторону делового центра, даже не пытаясь обороняться от напавших — те, как оказалось, в плен никого не брали. Более того, никого они не оставляли за спиной — все попадавшиеся им на пути местные жители просто и без разговоров уничтожались. Через пять часов спальный район мегаполиса был в руках захватчиков, занимавшихся теперь зачисткой занятой территории от всего живого. Арварцы понесли при штурме значительные потери, не менее 2 тысяч бойцов, но это их не остановило — следующие группы сразу пошли на штурм соседних с занятым спальных районов. Пока галифатцам удавалось держать в них оборону — подкрепления, состоящие из тыловых частей, прибыли из других мегаполисов континента по монорельсам. А вот связи с соседним континентом не было — все челноки сбивались стоящими на орбите арварскими корветами «Джаляб», подключившимися, наконец, к процессу. Тем временем эсминцы начали последовательное уничтожение инфраструктуры континента — бомбовые удары разрушали линии монорельса, нарушая связь между мегаполисами, уничтожались энергостанции, оставляя целые районы без энергоснабжения.

Наконец, после ударов с воздуха по обороняющимся, арварцы сломили оборону и заняли не только соседние, но и следующие за ними спальные районы, тем самым отрезая деловой центр города от внешнего мира — последний удерживаемый спальный район оставался единственным путём доставки в деловой центр подкреплений. И всего–то прошло 7 часов…

В захваченных районах города шла бойня. Захватчики не щадили никого — ни женщин, ни детей, ни стариков. После того, как сектор зачищался, задействованные подразделения сразу перебирались в следующий или присоединялись к тем, кто сейчас штурмовал деловой центр — немало галифатцев успело сбежать туда из «спальников». После себя арварцы оставляли лишь дымящиеся руины, заваленные трупами местных жителей. А вот своих погибших собирали — и везли в деловой центр. То, что делали эти арварцы, рвало шаблоны всем галифатцам — они сажали тело погибшего на ховер, каких много находилось в захваченных районах, и, разогнав, направляли его на сооружённые обороняющимися галифатцами огневые точки. Если такой ховер долетал до огневой точки, тело арварца взрывалось, отправляя к Зиятдину немало защитников. Это было немыслимо — смертиков для прорыва раньше использовали исключительно галифатцы, счтая это своим «ноу–хау».

Галифатцы регулярно ходили в контратаки, и даже несколько раз потеснили арварские подразделения — но тем на помощь сразу прилетали штурмовики, и, умывшись кровью, галифатцы бежали обратно. Кольцо сжималось, уже несколько несколько подразделений обороняющихся оказались в полном окружении, контролируя лишь несколько зданий в своих кварталах.

Без поддержки с воздуха, лишённые подкреплений, боекомплектов, полностью деморализованные, уцелевшие подразделения галифатцев сдались в плен — и после сдачи оружия их сразу же расстреляли арварцы с оловянными глазами, тут же пополнившие из сданного галифатцами оружия свои боекомплекты.

Впрочем, одно подразделение арварцев было занято очень прагматичным делом — обходя все филиалы банков в деловом центре, они выгребали из их хранилищ кредитные жетоны. Этот груз сразу же был отправлен обратно в космопорт.

Арварцами из подразделений, понёсших самые большие потери, пополнили менее пострадавшие в ходе переукомплектования, и сформированная походная колонна отправилась к следующему на очереди мегаполису. Сутки понадобились арварцам, чтобы шумный мегаполис, в котором проживали почти 12 миллионов галифатцев, превратился в руины и кладбище для этих 12-ти миллионов…

Другие мегаполисы, примыкавшие к космопорту, население покидало, не дожидаясь судьбы жителей своего соседа. Потоки уезжающих напоминали полноводные ручьи, вытекающие из всех спальных районов, и никакие призывы наместников Мудрых Старцев не могли его остановить. Это пока всё было хорошо, население соглашалось со всеми речами, что толкали наместники и как один клялись положить жизнь в борьбе с порочными во славу Зиятдина и пророка его Муталиба. Как дошло до дела — все стали драпать, причём первыми сбежали именно наместники спальных районов с семьями и своими гаремами. Лучше бы они этого не делали — корветы агрессоров принялись уничтожать всё живое, двигавшееся по трассам из мегаполиса. Удары наносились в самое начало колонн убегавших, и там как раз были наместники с домочадцами. Затем к процессу уничтожения подключились штурмовики, расстреливавшие все живое на пути до соседних мегаполисов. Добавили своё и эсминцы, кучно отстреливших бомбы по пути следования толп галифатцев. Удары унесли жизни ещё 9 миллионов.

Арварцы тем временем проводили зачистку брошенного мегаполиса, уничтожая тех, кто решил спрятаться и переждать нападение в городе. И, как в предыдущем городе, в деловом центре вычищалось содержимое хранилищ местных банков.

Реджитап наблюдал за развиващейся на 4‑й планете драмой.

— Что они делают…. — дрожащим голосом произнёс он в пустоту.

Реджитап прикидывал различные варианты, но не мог найти никакого выхода из сложившейся ситуации. Имеющимися силами он никак не мог помочь осаждённой планете. Отправь он сейчас имеющиеся в наличии пятнадцать корветов на перехват пришедшей эскадры — их просто уничтожат ещё на подходе к планете.

Ну чего ещё нужно этим идиотам? Не хотят наложниц — откупились бы кредитами. Но мегаполисы–то зачем уничтожать? Скрепя сердце, Реджитап принял решение.

— Девлет! Передай сообщение на Медону. — обратился он ко второму заместителю. — У нас проблемы. И очень большие проблемы. Опиши наши действия как попытку сохранить Сах — Тиру.

Подчинённый, не поднимая головы тихо удалился. Не прошло и пяти минут, как Реджитапу пришёл вызов с Медоны — с ним связался лично Проникшийся Мудростью второй ступени, командующий ВКС Армии Пророка Мехмельтан.

— Что, обосрался, выкидыш пурко? — сразу расставил точки в разговоре Мехмельтан. — По голо уже все каналы показывают, что у вас в Беккее происходит! Несколько часов как показывают!!! А ты только сейчас сообщил о нападении??!!!

— Могущественный… — Реджитап упал на колени — У меня в системе нет сил сопротивляться прибывшей эскадре. Флот — полтора десятка корветов, даже на боевых станциях нет истребителей. Вы же сами приказали перегнать все «Эриши» на наши новые носители, отправившиеся повергнуть в прах порочных Аратты… Я рассчитывал, что эскадра порочных арварцев после того, как высадится в космопорте Сах — Сиды, заберёт добычу и уберётся к себе — они всё время так поступали.

— Добычу? — ухмыльнулся Мехмельтан. — Сколько шлюх ты им отправил в космопорт?

— 6 тысяч, о могущественнейший… Но они не взяли их…

— Ты что, старух им отправил? — Мехмельтан не мог понять — Или порочные просили добавить сумму кредитами, а ты пожадничал? — взгляд его не предвещал ничего хорошего для Реджитапа.

— Нет, могущественный… Вот запись с одной из камер в здании космопорта… — Реджитап отправил файл и ждал, пока тот не просмотрит его.

Мехмельтан просмотрел голозапись, после чего посмотрел на Реджитапа бешенным взглядом:

— Так почему ты сразу не связался с Медоной, после того, что произошло в космопорте?!!

— Могущественный… Я командовал наземными силами. Вернее, теми, кто остался, после того, как все гарнизоны были экстренно переброшены на АльДоху, для штурма араттских планет. Мы смогли уничтожить несколько кораблей эскадры прочных — 1 тяжёлый крейсер, 11 эсминцев….

— Заткнись, тварь!!! — вдруг завизжал Мехмельтан. — Ты, чью мать покрыл грязный пурко, хоть понимаешь, что за эти сутки все эти голо–передачи увидели не только по всему Галифату, но и в государствах порочных?? Аграфы только что сообщили, что из арварских систем сюда направились клановые эскадры — все видели, что сейчас планета беззащитна! Нам только удара в спину не хватало, и так всё держится на пределе!

Переведя дух, Мехмельтан приказал ему ждать решения.

Через час с Медоны ему пришёл приказ. В систему Беккея срочно отправлена эскадра, дислоцированная сейчас в системе АльРиад. Время в пути до Беккеи — четыре дня. За это время он должен не допустить падения Сах — Тиры. Лишь защита планеты может быть частичным оправданием его действий, которые обязательно будут рассмотрены на совете Мудрых Старцев. И только сейчас Реджитапу пришла в голову мысль — а почему арварцы, напавшие на Беккею, ничего не сделали, чтобы подавить гиперсвязь с другим системами? Они даже не уничтожили ретрансляторы, через которые передавалось, что они творили на планете. Словно налётчики прибыли не за добычей, а именно для того, чтобы показать своими зверствами всему Содружеству беспомощность Галифата. Если это так — то этой цели они уже достигли…

Глава 11

Системы обнаружения галифатцев видели эскадру арварцев — но не всю. Три корвета, находившиеся во второй линии эскадры среди транспортов, не были доступны никаким имеющимся в наличии средствам обнаружения. Ещё бы, сейчас на этих кораблях стояли активированные псионами маскировочные устройства Предшествующих, найденные во время раскопок в армаррской системе Аканса. На двух корветах размещалась команда в четыре десятка псионов — сейчас проведение операции напрямую зависело от их умений и навыков. Именно они и составляли тот центр управления, на который были завязаны действия и капитанов кораблей эскадры, и командиров наземных сил. А на третьем корвете, уже знакомой «Сугде», располагалась поисковая группа из десяти человек, и неразлучная троица — Сашка, Траян и Идан. В данный момент они сидели в одном из трёх челноков, стоящих на лётном поле корвета, и просто ждали.

— Пора! — Траян, сидящий в пилотском ложементе, включил маскировку, и лишь после этого вывел челнок в космос. Следом за ним вышли два челнока с поисковиками. Их цель — точка на том же континенте, где сейчас развернулись бои.

Тогда, три недели назад, Азар кратко объяснил им сложившуюся диспозицию в мире.

— Ясно было, что рано или поздно, но эта война состоится. Положение сил, верных Саргону Второму, с каждым днем становилось хуже, уже год как всё держалось на добровольцах из Аратты. Мобилизационный ресурс у сил, верных Саргону Второму, сейчас практически исчерпан, а у прогалифатских повстанцев — нет. Да тут и удивляться нечему — галифатцы всю Биржу Наёмников подрядили, чтобы те отбросы со всего Содружества на войну регулярно отправляли. Хакдан оказывает им техническую поддержку поставками кораблей, Делус — оружием. Даже Ошир продал им небольшую партию своего барахла. Ну, да тем вообще всё равно, кому продавать — лишь бы кредиты платили. А организовали всё ушастые. Армарра пока вывела свою эскадру из системы Аррамы, показав свой нейтралитет. Так, стоят рядышком, на Егеве. Но армаррские частные компании так же замечены в работе в тесной связке с ушастыми. Галифат за эти два года был очень неплохо подготовлен к войне. Как ушастые поняли, что все готово — сразу дали отмашку. Вот он на Аратту и набросился. А Аратта сейчас не в самой лучшей форме. Оружие — мы помогли, конечно, насколько возможно. Но корабли у них старые, флот обновить не успели. Не выдержат они такого наката.

Азар замолчал.

— В общем, мы в шаге от объявления войны Галифату. — продолжил один из генералов ВКС. — Варианта два. Либо мы отсиживаемся, тогда Аратта будет раздавлена Галифатом — тут ушастые и Делус с Хакданом все усилия для этого приложат. А когда Галифат присоединит все системы араттцев — тогда следующими будем мы. И война будет не только с Галифатом, но и с Армаррой, Галанте, Хакданом и Делусом. Даже Ошир присоединится, если нас раскатают в пыль. Либо мы сейчас вступаем в войну на стороне Аратты — и получаем полноценную войну с теми же Галанте, Делусом и Хакданом. Армарра сразу не ввяжется — посмотрит на результаты. Условия — получше, конечно. Но даже такая война для нас будет неподъёмным бременем.

— Сейчас в двух сражениях флот галифатцев разргомил флот араттцев. — вторил ему другой генерал. — Три системы Аратты находятся в блокаде, Галифат туда только успевает подбрасывать наземные силы. Араттцы пока держат оборону — генералитет там опытный, бойцы обученные и мотивированные, на поверхности уже две волны десанта галифатцев уничтожили. Но на их опыт и умение галифатцы отвечают количеством — они каждый укрепрайон просто заваливают трупами…

— Вот поэтому надежда на тот безумный вариант, что ты предложил — продолжил рассказ Азар. — Спровоцировать войну между Империей Арвар и Галифатом. И тебе придётся принять там самое прямое участие. Как и многим нашим псионам…

Со включенной маскировкой челнок нарезал «спираль» в окрестностях очередного мегаполиса, подвергавшегося сейчас бомбардировке с орбиты.

— Есть. Здесь — сообщил Сашка об обнаружении артефактов. — Что там у нас?

— Немного в стороне ферма. — Траян быстро сверился с картой. — На таких галифатцы пурко разводят. Чтобы нам гарантированно не помешали, запросим эсминцы нанести по ферме удар — он тут же скинул запрос на второй корвет.

Через 10 минут ферма полностью прекратила существование — остались одни воронки.

— Вот теперь — приступаем — Траян посадил челнок на поверхность, из него сразу высыпала команда поисковиков в сопровождении стада «Герсеев».

Следом вышли Сашка с Траяном.

— Вот здесь — Сашка точно указал на место перед собой. — Глубина — 11 метров.

Поисковики без разговоров приступили к работе — времени у них в обрез, кто знает, когда галифатская эскадра прибудет с АльРиада или Медоны. Попадаться им на пути желания ни у кого не было.

Почти час понадобился, чтобы добраться до гранитной плиты и вскрыть её. В проём сразу полез дроид, передавая им на нейросети то, что показывала его камера. А показывала камера полностью сохранившееся помещение склада продукции. Наверное, когда–то универсальные источники были упакованы в контейнеры, но время не пощадило их — сейчас весь пол был звален несколькими горками этих самых универсальных источников.

— Это — сразу на вывоз — прокомментировал Сашка. — Такая находка нам точно не помешает.

По предварительной оценке, здесь находилось не меньше 10 тысяч универсальных источников энергии. Дроид, тем временем, выбежал из открытого прохода в длинный коридор, и начал осматривать одно за другим помещения, соединённые с ним.

Помещение, заставленное не виденными им ранее устройствами. Скорее всего, именно на них и производили «карандаши». Чем–то напоминающие мясорубку, поставленную «на попа», рядом с которыми стояли стасис–контейнеры.

Помещение, заставленное стасис–контейнерами — это склад, где хранились реагенты для автоматизированной линии.

Помещение, где, скорее всего, располагался персонал. На полу в пыли лежали информкристаллы и базы знаний, а так же стоял в углу уже знакомый пищевой синтезатор «Шатта» с несколькими картриджами.

Несколько пустых помещений.

Последнее помещение. Закрытое гранитной плитой, как тогда, в подземелье Талмирана.

— Ну что, спускаемся? — возражавших не было, и он первым спустился по тросу вниз. Следом за ним отправились несколько поисковиков, сразу же начавших собирать в свои рюкзаки лежащие на полу универсальные источники, а Сашка, дождавшись Идана, отправился в помещение, где дроид обнаружил информкристаллы и диски с базами знаний.

Три недели назад во время того памятного разговора Азар выложил на стол все карты:

— Мы не зря потратили прошедшее время. Алексей, помощник Витеня, увеличил отлов «мяса» — только везли их не на «Базы 51», а на одну из наших секретных баз, расположенные в незаселённых системах. Там фактически был развёрнуты огромный тренировочный лагерь. Там всем «арварцам» установили нейросети, рабские импланты и готовили как штурмовиков и экипажи кораблей эскадр, которые должны будут совершить два налёта. Впрочем — лови файл! — это отчёт Алексея о проделанной работе.

Сашка ознакомился с присланным ему отчётом. Алексей подошёл ответственно к поставленной ему задаче — для экипажей кораблей и космодесантников, составящих эскадру «арварцев», его команда отлавливала военнослужащих Заира, Судана и Либерии. Но в первую очередь они старались отловить «арварцев», проходящих службу в морской пехоте США на многочисленных военных базах, раскиданных по всей Земле. Почему именно военнослужащих? Дело в том, что после установки рабских имплантов тех, кому их устанавливали, научить чему–либо было очень сложно — можно лишь использовать те их навыки, что были уже получены.

— Планы у нас такие — снова продолжил рассказ Азар, после того, как Сашка и Траян ознакомились с отчётом. — Находившиеся в отстойниках захваченные корабли арварцев уже отремонтированы. Нам это, правда, влетело в немаленькое количество кредитов… Ну да ладно, если всё выгорит — это многократно окупится, если нет — и спрашивать уже будет не с кого… Со скрипом, но набрали полноценную эскадру. К эскадре довесок — 60 транспортов, которые повезут силы для наземной операции, 120 тысяч «арварцев». Эта эскадра «арварцев» совершит нападение на галифатскую систему Беккея — там две заселённые планеты. Их задача — максимально уничтожить местное мирное население. Почему эта система? Да потому, что пока будет идти наземная операция на поверхностях планет, ты и твоя команда должны будете найти и вывезти артефакты Предшествующих. Первоочередная задача — автоматизированная линия по производству универсальных источников на Сах — Сиде — это 4‑я планета системы Беккея. Так что, в связи со сложившимися обстоятельствами, ваше возвращение домой откладыватся.

Сразу скормив Малышу информкристаллы, Сашка помог Идану взгромоздить на прибежавшего дроида «Шатту» и отправил его к выходу.

— Что–нибудь есть? — Спросил Идан, когда он скормил Малышу диск с базой знаний.

— Есть. В информкристаллах — заявки от оптовых покупателей на поставку товара. Есть четыре координаты. Есть договор на поставку реагента — кстати, снова в Ракшасе! Ох, прав был отшельник, придётся мне туда ещё раз приехать. А может, и не раз… Есть договор с сервис — центром изготовителя оборудования. Здесь же, на этой планете. Успеем всё вывезти отсюда — нужно будет посетить то место. Но интересно даже не это!.. Один информкристалл — это архив учёта антиматерии! То есть, «карандаши» содержат её в себе!

Идан просматривал полученную информацию. Сашка, тем временем, получил от Малыша перевод содержимого диска — снова руководство по эксплуатации — и поставил его на изучение.

— Осмотрим саму производственную часть.

Они прошли в помещение, где находился собственно производственный комплекс.

— Как его вывозить? — выдал задумчиво Идан, глядя на стоящие устройства.

— Здесь как раз проблем нет — он уже деактивирован. Так что пусть вывозят по одному устройству.

Поисковики, тем временем, уже извлекли наружу и погрузили в челнок все универсальные источники, так же в трюме челнока был помещён синтезатор «Шатта». Идан быстро объяснил прибывшим в помещение, что и как надо вывозить из производственного помещения. Поисковики были ребята с хваткой и сообразительные, поэтому разжёвывать им не пришлось — руководитель группы быстро распределил работу, и те шустро начали извлекать на поверхность артефакт за артефактом.

— Это устройство изготавливает за один цикл больше сотни универсальных источников. — комментировал Сашка, наблюдая за работой поисковиков — Вначале из реагента формирует корпус «карандаша», а так же выращивается… нет, не искин — скорее, контроллер, ответственный за работу устройства. Он обеспечивает формирование внутри тела «карандаша» магнитного поля, в котором удерживается помещаемый кусочек антисвинца — так, грамм 10, не больше. Там же находится контейнер с аргоном под давлением. Контроллер управляет реакцией аннигиляции регулируя подачу газа на антисвинец. Получаемая в ходе реакции энергия преобразуется в электрический ток, от него же идёт и запитка как самого контроллера, так и устройства формирования магнитного поля. Это же магнитное поле фактически удерживает каркас «карандаша». Как только антиматерия израсходуется — поле исчезает, «карандаш» рассыпается в пыль.

— Вот оно как… — Идан всё это время внимательно слушал его. — Поэтому мы и не могли вскрыть универсальный источник. Любые попытки лишь приводили к тому, что на поддержание целостности «карандаш» тратил свой запас антиматерии…

— Ладно, не будем отвлекаться. Идём, посмотрим, что за закрытой дверью. Кажется, нам улыбнулась удача.

Они вышли в коридор и направились к закрытой «двери».

Открыть «дверь» сразу не получилось — Малыш клялся, что устройство доступа не отвечает, и вообще он его не чувствует. Пришлось прибегнуть к старому испытанному средству — строительному реагенту. Дроид вырезал в двери кусок «пластилина» и аккуратно извлёк его.

— Опять засада, — пробормотал Сашка, глядя в отрывшееся окно.

Помещение, закрытое гранитной плитой, было шахтой лифта. Сейчас платформа лифта находилась на нижнем ярусе, до которого, по скромным прикидкам, было не меньше полутора сотен метров — просто фонари дроидов давали освещение на эту глубину.

Идан, однако, так же посмотрев вглубь шахты, не стал впадать в уныние.

— Дроида спустим. Несколько тросов сцепим — и спустим.

Шахта лифта была словно проплавлена в гранитной породе и до блеска отполирована — дроид за всё время спуска так и не смог зацепиться хоть за что–либо, провисев всё время, пока его спускали вниз.

Сто метров… Двести… Двести сорок. Дно. «Герсей» шустро отцепился от держателя, после чего так же споро отцепил висящий контейнер со строительным реагентом. Дверь лифта на этом ярусе была вскрыта таким же образом, и через 15 минут дроид неторопливо перебирал конечностями по длинному коридору, передавая стоящим наверху изображения с его камер. Коридор закончился очередной дверью. «Герсей» обрабатывал реагентом гранитную плиту, а Сашка с Иданом уже извелись от нетерпении узнать, что же там, в конце–то пути…

— Как тут у вас дела? — к ним подошёл Траян.

— Вон, смотри. — Идан показал ему на вырезанный проём в гранитной плите. — Лифт оказался. «Герсей» сейчас внизу, ждём, когда можно будет вскрыть дверь в конце коридора.

— Парни уже почти всё извлекли, два челнока уже отправились на корвет полностью загруженные. Третий сейчас дозагрузят и так же отправят на корвет. Как он вернётся — грузим оставшееся, что ещё к этому времени найдём — и сами тоже улетаем. С корвета сообщают, что галифатцы очухиваться начали. Не исключено, что и сюда могут нагрянуть, просто посмотреть, что тут произошло. — Траян посмотрел на них очень серьёзно. — Так что если не успеете, всё придётся бросить. Впрочем — ребята захватили ульранит, чтобы следы нашего пребывания скрыть.

Дроид вырезал размягчённый гранит и извлёк кусок в коридор, после чего забрался внутрь открывшегося помещения. Так, небольшой склад в глубине — но от увиденной картины Сашка чуть не взвыл как раненный зверь. Ещё бы, ведь на двух подобиях стеллажей стояли в ряд по десятку «молочных бидончиков» — магнитные ловушки, содержащие в себе по несколько килограмм антивещества. То, что это они, сомнений не вызывало — Сашка уже успел частично изучить обнаруженное руководство по эксплуатации этим комплексом. А причина для бессильного воя была весьма конкретна — пространство, занимаемое стеллажами, было закрыто уже виденным им силовым полем, прозрачным пузырём с сиреневым отливом. Вот тебе и облом.

— Что? — Траян с Иданом не понимали резкую смену Сашкиного настроения.

— Жопа. — кратко подвёл итог Сашка. — Там, на стеллажах, стоят контейнеры, в которых доставляли сюда антиматерию. Двадцать штук. В каждом — по несколько килограмм антивещества. Но они закрыты силовым полем. И что делать? Пробивать поле? Там охранные системы, уничтожат дроидов в момент. Такое сокровище — и оставлять этим пуркоёбам?

— А что мы ещё можем? — Траян сам был не рад такой перспективе. — Нам через полчаса эвакуироваться. Это край. Так что максимум, что можем, это завалить помещение на верхнем ярусе.

— Можем. — глаза Сашки загорелись недобрыми огоньками. — Ты говорил, парни захватили ульранит?

— Да. И что ты предлагаешь?

— Спустить его вниз. «Герсей» расставит его блоки по периметру силового поля и выставит таймер для синхронизации подрыва всех блоков. Если для ювелирного отключения поля у нас нет возможности, то снять поле взрывом мы вполне можем. Нужно не менее 40 блоков ульранита. Тем более — взрыв будет в ограниченном объеме.

— Но разве содержимое контейнеров не пострадает? — Траян не до конца понимал Сашкину задумку.

— Пострадают. Да ещё как! Нам же нужно ликвидировать следы нашего присутствия? Вот аннгиляция антиматерии из пострадавших контейнеров и будет самой лучшей маскировкой.

Челнок уже минут двадцать летел к следующей точке проведения поисковых работ, как по поверхности материка, над которой они пролетали, словно прошла волна — аннигиляция антивещества была сродни подземному ядерному взрыву. Пять мегаполисов, находившихся ближе всего к эпицентру подземного взрыва, были сметены как по мановению руки прошедшим землятрясением. Один толчок, унёсший жизни не менее чем 40 миллионов галифатцев.

Глава 12

— Оглух!!! — заорал Реджитап — Экстренная связь с Медоной!

На тактическом экране появилось лицо Мехмельтана, и его выражение не предвещало Реджитапу ничего хорошего.

— Могущественный!! — чуть не зарыдал Реджитап. — Исчадья Угилькафара применили неизвестное оружие!! Пять мегаполисов уничтожено… Полностью!!! Мне срочно нужна помощь….

Мехмельтан сам с трудом держался, чтобы не впасть в истерику.

— Помощь просишь, выкидыш пурко???! — прорычал он. — Если не можешь противостоять этим порочным — то хотя бы не показывай этого всем остальным. Срочно отрубай гравипередатчики — включишь, когда в Беккею придёт наша эскадра. А эти трое суток сиди без связи. И надейся, чтобы до прихода нашей эскадры к этим арварцам не прибыло подкрепление.

Реджитап смотрел на погасший экран как в пустоту.

— Оглух, приказываю перевести гравипередатчики в спящий режим.

Заместитель без разговоров отправился выполнять полученный приказ, а Реджитап так и продолжал смотреть на пустой тактический экран, предаваясь грустным раздумьям.

Система обороны Сах — Сиды была полностью разрушена. Арварцы хоть и порезвились лишь на том континенте, где продолжали до сих пор удерживать космопорт, но планомерно уничтожали из космоса инфраструктуру на всех трёх. Они уже полностью вывели из строя все линии монорельса, соединяющие мегаполисы, и сейчас шло уничтожение энергостанций и опреснительных установок. Мегаполисы, все как один лишённые энергоснабжения и пресной воды — Реджитап даже не хотел думать, что там будет через пару дней.

— Могущественный! — снова незаметно к нему подошёл Оглух. — Гравипередатчики отключены. Мы отрезаны от остального мира…

Следующая их цель находилась на соседнем континенте. Место находилось в самом центре континента, на тысячи километров вокруг была лишь одна пустыня, и никаких поселений поблизости не было. Поисковая команда быстро развернула оборудование и приступила к извлечению артефактов. В том месте во времена до Катастрофы находился игровой центр. За пять часов они извлекли и погрузили на челнок все находки. Улов был стандартный — несколько медкапсул, устройства по перемещению сознаний «Параврит», универсальные источники. Но были и не попадавшееся им находки — напоминающие по виду пеналы из тонкого прозрачного стекла — контейнеры для хранения тел. Все пустые.

— Негусто. — подвёл итог Траян, пока они ожидали возвращения челнока, отправленного на корвет с находками. — Но зато план работ на Сах — Сиде выполнили.

— Но у нас есть ещё одна точка для поисков. Это из информкристалла, что нашли на комплексе по производству универсальных источников. Правда, там поблизости мегаполис… — задумался Сашка. — Как думаете, стоит ли попробовать?

— Стоит — подвёл итог его размышлений Идан. — К найденному оборудованию ещё и оборудование для его профилактики и обслуживания получить было бы неплохо. Ты же сам сетовал, что мы не можем восстановить полную производственную цепочку. Вот тебе и шанс.

— Это всё прекрасно, вот только вы забываете — отрезвил их Траян. — операция у нас расписана по времени. Штурмовые группы уже отходят к космопорту, откуда уже начат вывоз групп десанта обратно на транспортники. Потери оказались чуть ниже запланированных — 46 тысяч арварцев. Но у нас ещё операция на третьей планете системы, Сах — Тире. Сейчас все штурмовики заняты сопровождением отходящих в космопорт колонн, после чего они вернутся на носители, и подержки с воздуха не будет.

Через несколько минут прибыл челнок, и когда все загрузились в него, Траян сообщил:

— Я связался с корветом, там дали добро на проведение поисков. У нас в распоряжении 7 часов. За это время мы должны успеть добраться до места, провести раскопки и вывезти оттуда все на «Сугду».

Челнок скользил над поверхностью континента, ещё не испытавшего на себе прелести наземного вторжения арварцев. Нет, мегаполисы уже получили свои порции гостинцев из космоса — ни один из них не защищался сейчас силовым щитом. Были уничтожены все планетарные МКО, разрушены энергостанции, удары пришлись и по местам дислокации подразделений Армии Пророка — впрочем, там оставались только необученные новобранцы. Но высадки десанта арварцев на континент ещё не было. Однако у местного населения уже началась паника — жители мегаполисов покидали свои жилища и уезжали за город, на фермы, в надежде пересидеть там несколько дней. Вот тут и проявилась давняя «любовь» галифатцев, живших и работавших на фермах, к городским — приезжающих из городов обитатели ферм тут же обирали — и убивали, скармливая тела пурко. Городские привозили с собой своих жён и наложниц — и их тут же пускали по рукам те, кому скопить кредитов на покупку жены, разгребая навоз, не светило до конца жизни. Первый серьёзный кризис показал, что Галифат подобен гнилому ореху — с виду неприступная твердыня, а только чуть надави — и просто рассыпался, демонстрируя пустоту всего его устройства.

— Прибыли — наконец, произнес Идан, молчавший весь путь до места. — Твоя очередь.

За полчаса Сашка локализовал место, где находился центр развлечений Предшествующих.

— Здесь. — он сразу повёл челнок на посадку. От мегаполиса их отделяло меньше двух километров.

— Да тут мегаполис вообще под боком! — оценил ситуацию Траян. — Эсминцы нам тут вряд ли помогут. Придётся вызывать десант. — он сразу связался с капитаном корвета и объяснил ситуацию.

Через пару минут пришёл ответ с корвета.

— В наше распоряжение выделен десант одного транспорта. Высадка начнётся через пятнадцать минут — Траян призадумался. — Так что у нас от силы три–четыре часа в запасе.

— Тогда не будем терять время — Сашка выскочил из челнока и отправился к месту, где Малыш обнаружил залегание артефактов.

Не успела поисковая группа отметить точки для пробивания шурфов около мест залегания артефактов, как в пятистах метрах от них приземлились первые десантные боты, доставившие полтысячи бойцов в сопровождении сотни дроидов и 25 мехов. Прибывшие сразу приступили к возведению оборонительных линий. Вовремя. Ещё до того, как вслед за ботами начали приземляться один за другим транспорты, из спального района мегаполиса была предпринята попытка с наскока уничтожить первую волну десанта.

Местный гуфий не стал ничего выдумывать, а накачал психотропом — «ринни» — тех бывших под рукой бойцов, и отправил их в бой с арварцами.

Галифатцы перли волна за волной, никто не отступал, никто не прятался — для сидящих в обороне они были как мишени в тире. Впрочем, наступавшие не только орали призывы во славу Зиятдина — они умудрились уничтожить четыре десятка «Бардеров» и 6 мехов. Пехота арварцев так же понесла потери — не менее сотни отметок бойцов исчезли с виртуального тактического экрана их командира. Впрочем, потери наступавших были несравнимы — три тысячи галифатцев так и не добрались до передовой линии обороны арварцев, и теперь их тела лежали на всем пути от окраин «спальника» до позиций арварцев.

В это время за позициями обороняющихся приземлился первый транспорт, привёзший подкрепление обороняющимся — 150 бойцов, 12 дроидов и три меха. Транспорт, выгрузив пополнение, взмыл вверх, а через пару минут на его место сел следующий.

— Могущественный! Порочные отступают! — Оглух сообщил эту новость с нескрываемым оптимизмом. — По поступющим данным все арварцы отступают к космопорту, грузятся на траспорты и покидают планету. Уже двадцать два планетарных десантных транспорта взлетели с территории космопорта.

— Сколько их ещё осталось? — Реджитап не спешил радоваться.

— По ориентировочным оценкам, нашими силами уничтожено около 50 тысяч порочных, остатки — 30 тысяч, сейчас приступили к эвакуации. Везде наблюдается одна и та же картина — арварцы оставляют города, и их колонны под прикрытием штурмовиков направляются в космопорт… Да, сообщают, что в одном месте фиксируется высадка десанта. Ориентировочно 2000 арварских пехотинцев, с парой сотен дроидов и 50 мехами.

— И на что они рассчитывают с такими силами? — Реджитап за эти дни уже отказался от мысли понять логику напавших. — В общем, нам нужна победа. Хоть маленькая — но победа. Поэтому пусть отступающие арварцы убираются в космопорт и улетают отсюда, но вот эту высадившуюся группу — нужно уничтожить. Все силы бросить на неё.

Последующие два часа поисковики работали чуть ли не под огнём — вторая волна галифатцев смогла потеснить сидевших в обороне. Правда, потери второй волны исчислялись семью тысячами «укуренных в хлам», но и сидевшие в обороне потеряли три с половиной сотни бойцов. Галифатцы уничтожили больше 120 «Бардеров», правда сами потеряли все пущенные во второй волне 50 аналогичных дроидов. Но всё же главной потерей арварцев являлись 16 мехов — с их потерей огневая мощь обороняющихся значительно снизилась.

Тем временем галифатцы готовили третью волну атакующих — сейчас в мегаполисе хватали всех мужчин и доставляли на одну из площадей, где бойцы засовывали им в рот пластинки «ринни», а гуфий читал изречения Гаксуда, Зульхака и Куледина, вручая новоиспечённым воинам оширские «Корзы‑108» — командующий бойцами на континенте здраво рассудил, что арварцев можно победить, лишь завалить трупами.

Несмотря на уничтожение всех линий монорельса на континенте, по проложенным трассам к мегаполису направлялись колонны гравов, везущих подкрепление из других городов. Но Проникшиеся Мудростью не ставили прибывших в первые ряды атакующих. Зачем? Пусть первый удар примет на себя толпа необученных, ещё вчера пасших пурко, а находящиеся за их спинами бойца Армии Пророка смогут нанести больший урон арварцам.

Прокричав в виде напутствия изречения Мудрых Старцев, местный гуфий Муэддин, дал отмашку на третий штурм позиций порочных.

— Что там? — Траян с трудом скрывал нетерпение.

— Несколько уцелевших артефактов. — Вскрытые ими помещения сильно пострадали, поэтому улов артефактов был небольшой. — Главное — это ремонтно–диагностический комплекс с управляющим искином. Никаких информкристаллов или баз знаний… Но есть ещё несколько артефактов, которые, думается мне, могут нам пригодиться. Четыре охранные дроида «Дхаранга», как тот, что мне подарил искин на военной базе.

Сашка вылез из вскрытого проёма и достал из рюкзака четыре «капитошки».

— Нам нужно ещё час, чтобы извлечь комплекс — Гудим, старший в группе поисковиков, сразу оценил время, необходимое его команде.

Траян молчал минуту, потом обрадовал всех:

— Сейчас галифатцы снова пошли в атаку. Не считаются ни с какими потерями, прут и прут. По оценке псионов, арварцы, стоящие перед нами, продержатся от силы полчаса.

Сашка задумался. Он уже был вынужден уничтожить запас антиматерии, первый найденный за всё время — и теперь снова уничтожать найденное?

— Универсальные источники у нас есть? — спросил он поисковиков.

— Один. Всегда носим с собой. — Гудим передал ему «карандаш».

— Аш, что ты хочешь?… — Траян на самом деле понял, что хочет сделать Сашка.

А тот не стал тратить время на объяснения, а молча установил «карандаш» в выемку «капитошки» и дал команду на активацию. Бесформенный пузырь моментально трансформировался в «скорпиона» — охранный дроид Предшествующих, оснащённый деструктором, был готов к выполнению задач.

— Извлекайте оборудование. А я пока буду управлять дроидом. — Гудим кивнул и пошёл ко вскрытому проёму, а Сашка, активировав обе «жидкости», погнал впереди себя «скорпиона» к позициям, занимаемым арварцами.

Третья атака галифатцев была отбита — ещё 10 тысяч воинов Армии Пророка отправились на встречу с Муталибом, но и потери арварцев были колоссальны. Из 2 тысяч бойцов в живых осталось семь сотен. Были потеряны все «Бардеры», да и от полусотни мехов осталось шесть штук. Если бы не охранный дроид Предшествующих, галифатцы просто смели бы их. Дроид был сразу преведён в автономный режим, ему были указаны дружественные объекты, а так же очерчен периметр, за которым всё находившееся подлежало уничтожению. Он сам в соответствии с заложенными указаниями перемещался по позициям арварцев, выбирая самые критичные участки обороны и помогал обороняющимся, просто распыляя приближающихся галифатцев. Дроид при этом сам выбирал цели, и его выбор всегда правильным — уничтожались не одетые в легкие штурмовые скафы «Керамин-С», бежавшие в первых рядах, а следующие за ними бойцы и их командиры, одетые в хакданские тяжёлые бронескафы «Ихев‑4В» с мышечными усилителями и экипированные тяжёлыми плазменными орудиями «ДИЛ‑20Т».

— Аш! — пришёл Сашке вызов от Траяна. — Гудим с парнями извлекли все части комплекса. Сейчас за нами уже отправлен челнок. Нужно продержаться ещё 15 минут. Сможем?

— Да. Как раз через минут 15 галифатцы пошлют в атаку очередную толпу смертников.

— Тогда выбирайся оттуда. Арварцам уже передали приказ стоять до конца и не отступать.

Сашка с сожалением посмотрел на «скорпиона» — жаль, но его придётся оставить. Он дал дроиду последние указания — после того, как все защитники периметра погибнут, направляться в мегаполис. Цель — уничтожение всего живого.

Вздохнув, Сашка побежал к месту проведения раскопок.

Челнок со включенной маскировкой поднялся вверх и направился к ожидавшему их корвету «Сугда», увозя 13 человек и добытый ими груз.

— Что там, внизу? — вдруг спросил Гудим.

— Галифатцы в четвёртый раз пошли в атаку. Арварцев минут на 10 хватит.

— А охранный дроид?..

— А ему — многозначительно ухмыльнулся Сашка — ещё воевать и воевать…

— Могущественный, порочные уничтожены… — Оглух сообщил это как–то растерянно. — Наши воины уничтожили всех арварцев, высадившихся на втором континенте Сах — Сиды.

— Так чего ты не рад? — настрение подчинённого немного испугало Реджитапа.

Оглух молчал, не решаясь произнести вслух нечто неприятное.

— Проклятые порочные применили образец какого–то нового вида дроидов. Он уже уничтожил всех наших бойцов, атаковавших порочных, после чего направился в мегаполис… — губы Оглуха дрожали. — Его не берут никакие виды нашего оружия… Его расстреливали из МКВ, из тяжёлой плазмы, били по нему ракетами… Его ничего не берёт!!!

— И что он сейчас делает?

— Направляется вглубь мегаполиса, уничтожая всё живое на своём пути…

Реджитап вдруг осознал, что проблемы после отступления арварцев для Сах — Сиды не закончились.

Глава 12

— Оглух!!! — заорал Реджитап — Экстренная связь с Медоной!

На тактическом экране появилось лицо Мехмельтана, и его выражение не предвещало Реджитапу ничего хорошего.

— Могущественный!! — чуть не зарыдал Реджитап. — Исчадья Угилькафара применили неизвестное оружие!! Пять мегаполисов уничтожено… Полностью!!! Мне срочно нужна помощь….

Мехмельтан сам с трудом держался, чтобы не впасть в истерику.

— Помощь просишь, выкидыш пурко???! — прорычал он. — Если не можешь противостоять этим порочным — то хотя бы не показывай этого всем остальным. Срочно отрубай гравипередатчики — включишь, когда в Беккею придёт наша эскадра. А эти трое суток сиди без связи. И надейся, чтобы до прихода нашей эскадры к этим арварцам не прибыло подкрепление.

Реджитап смотрел на погасший экран как в пустоту.

— Оглух, приказываю перевести гравипередатчики в спящий режим.

Заместитель без разговоров отправился выполнять полученный приказ, а Реджитап так и продолжал смотреть на пустой тактический экран, предаваясь грустным раздумьям.

Система обороны Сах — Сиды была полностью разрушена. Арварцы хоть и порезвились лишь на том континенте, где продолжали до сих пор удерживать космопорт, но планомерно уничтожали из космоса инфраструктуру на всех трёх. Они уже полностью вывели из строя все линии монорельса, соединяющие мегаполисы, и сейчас шло уничтожение энергостанций и опреснительных установок. Мегаполисы, все как один лишённые энергоснабжения и пресной воды — Реджитап даже не хотел думать, что там будет через пару дней.

— Могущественный! — снова незаметно к нему подошёл Оглух. — Гравипередатчики отключены. Мы отрезаны от остального мира…

Следующая их цель находилась на соседнем континенте. Место находилось в самом центре континента, на тысячи километров вокруг была лишь одна пустыня, и никаких поселений поблизости не было. Поисковая команда быстро развернула оборудование и приступила к извлечению артефактов. В том месте во времена до Катастрофы находился игровой центр. За пять часов они извлекли и погрузили на челнок все находки. Улов был стандартный — несколько медкапсул, устройства по перемещению сознаний «Параврит», универсальные источники. Но были и не попадавшееся им находки — напоминающие по виду пеналы из тонкого прозрачного стекла — контейнеры для хранения тел. Все пустые.

— Негусто. — подвёл итог Траян, пока они ожидали возвращения челнока, отправленного на корвет с находками. — Но зато план работ на Сах — Сиде выполнили.

— Но у нас есть ещё одна точка для поисков. Это из информкристалла, что нашли на комплексе по производству универсальных источников. Правда, там поблизости мегаполис… — задумался Сашка. — Как думаете, стоит ли попробовать?

— Стоит — подвёл итог его размышлений Идан. — К найденному оборудованию ещё и оборудование для его профилактики и обслуживания получить было бы неплохо. Ты же сам сетовал, что мы не можем восстановить полную производственную цепочку. Вот тебе и шанс.

— Это всё прекрасно, вот только вы забываете — отрезвил их Траян. — операция у нас расписана по времени. Штурмовые группы уже отходят к космопорту, откуда уже начат вывоз групп десанта обратно на транспортники. Потери оказались чуть ниже запланированных — 46 тысяч арварцев. Но у нас ещё операция на третьей планете системы, Сах — Тире. Сейчас все штурмовики заняты сопровождением отходящих в космопорт колонн, после чего они вернутся на носители, и подержки с воздуха не будет.

Через несколько минут прибыл челнок, и когда все загрузились в него, Траян сообщил:

— Я связался с корветом, там дали добро на проведение поисков. У нас в распоряжении 7 часов. За это время мы должны успеть добраться до места, провести раскопки и вывезти оттуда все на «Сугду».

Челнок скользил над поверхностью континента, ещё не испытавшего на себе прелести наземного вторжения арварцев. Нет, мегаполисы уже получили свои порции гостинцев из космоса — ни один из них не защищался сейчас силовым щитом. Были уничтожены все планетарные МКО, разрушены энергостанции, удары пришлись и по местам дислокации подразделений Армии Пророка — впрочем, там оставались только необученные новобранцы. Но высадки десанта арварцев на континент ещё не было. Однако у местного населения уже началась паника — жители мегаполисов покидали свои жилища и уезжали за город, на фермы, в надежде пересидеть там несколько дней. Вот тут и проявилась давняя «любовь» галифатцев, живших и работавших на фермах, к городским — приезжающих из городов обитатели ферм тут же обирали — и убивали, скармливая тела пурко. Городские привозили с собой своих жён и наложниц — и их тут же пускали по рукам те, кому скопить кредитов на покупку жены, разгребая навоз, не светило до конца жизни. Первый серьёзный кризис показал, что Галифат подобен гнилому ореху — с виду неприступная твердыня, а только чуть надави — и просто рассыпался, демонстрируя пустоту всего его устройства.

— Прибыли — наконец, произнес Идан, молчавший весь путь до места. — Твоя очередь.

За полчаса Сашка локализовал место, где находился центр развлечений Предшествующих.

— Здесь. — он сразу повёл челнок на посадку. От мегаполиса их отделяло меньше двух километров.

— Да тут мегаполис вообще под боком! — оценил ситуацию Траян. — Эсминцы нам тут вряд ли помогут. Придётся вызывать десант. — он сразу связался с капитаном корвета и объяснил ситуацию.

Через пару минут пришёл ответ с корвета.

— В наше распоряжение выделен десант одного транспорта. Высадка начнётся через пятнадцать минут — Траян призадумался. — Так что у нас от силы три–четыре часа в запасе.

— Тогда не будем терять время — Сашка выскочил из челнока и отправился к месту, где Малыш обнаружил залегание артефактов.

Не успела поисковая группа отметить точки для пробивания шурфов около мест залегания артефактов, как в пятистах метрах от них приземлились первые десантные боты, доставившие полтысячи бойцов в сопровождении сотни дроидов и 25 мехов. Прибывшие сразу приступили к возведению оборонительных линий. Вовремя. Ещё до того, как вслед за ботами начали приземляться один за другим транспорты, из спального района мегаполиса была предпринята попытка с наскока уничтожить первую волну десанта.

Местный гуфий не стал ничего выдумывать, а накачал психотропом — «ринни» — тех бывших под рукой бойцов, и отправил их в бой с арварцами.

Галифатцы перли волна за волной, никто не отступал, никто не прятался — для сидящих в обороне они были как мишени в тире. Впрочем, наступавшие не только орали призывы во славу Зиятдина — они умудрились уничтожить четыре десятка «Бардеров» и 6 мехов. Пехота арварцев так же понесла потери — не менее сотни отметок бойцов исчезли с виртуального тактического экрана их командира. Впрочем, потери наступавших были несравнимы — три тысячи галифатцев так и не добрались до передовой линии обороны арварцев, и теперь их тела лежали на всем пути от окраин «спальника» до позиций арварцев.

В это время за позициями обороняющихся приземлился первый транспорт, привёзший подкрепление обороняющимся — 150 бойцов, 12 дроидов и три меха. Транспорт, выгрузив пополнение, взмыл вверх, а через пару минут на его место сел следующий.

— Могущественный! Порочные отступают! — Оглух сообщил эту новость с нескрываемым оптимизмом. — По поступющим данным все арварцы отступают к космопорту, грузятся на траспорты и покидают планету. Уже двадцать два планетарных десантных транспорта взлетели с территории космопорта.

— Сколько их ещё осталось? — Реджитап не спешил радоваться.

— По ориентировочным оценкам, нашими силами уничтожено около 50 тысяч порочных, остатки — 30 тысяч, сейчас приступили к эвакуации. Везде наблюдается одна и та же картина — арварцы оставляют города, и их колонны под прикрытием штурмовиков направляются в космопорт… Да, сообщают, что в одном месте фиксируется высадка десанта. Ориентировочно 2000 арварских пехотинцев, с парой сотен дроидов и 50 мехами.

— И на что они рассчитывают с такими силами? — Реджитап за эти дни уже отказался от мысли понять логику напавших. — В общем, нам нужна победа. Хоть маленькая — но победа. Поэтому пусть отступающие арварцы убираются в космопорт и улетают отсюда, но вот эту высадившуюся группу — нужно уничтожить. Все силы бросить на неё.

Последующие два часа поисковики работали чуть ли не под огнём — вторая волна галифатцев смогла потеснить сидевших в обороне. Правда, потери второй волны исчислялись семью тысячами «укуренных в хлам», но и сидевшие в обороне потеряли три с половиной сотни бойцов. Галифатцы уничтожили больше 120 «Бардеров», правда сами потеряли все пущенные во второй волне 50 аналогичных дроидов. Но всё же главной потерей арварцев являлись 16 мехов — с их потерей огневая мощь обороняющихся значительно снизилась.

Тем временем галифатцы готовили третью волну атакующих — сейчас в мегаполисе хватали всех мужчин и доставляли на одну из площадей, где бойцы засовывали им в рот пластинки «ринни», а гуфий читал изречения Гаксуда, Зульхака и Куледина, вручая новоиспечённым воинам оширские «Корзы‑108» — командующий бойцами на континенте здраво рассудил, что арварцев можно победить, лишь завалить трупами.

Несмотря на уничтожение всех линий монорельса на континенте, по проложенным трассам к мегаполису направлялись колонны гравов, везущих подкрепление из других городов. Но Проникшиеся Мудростью не ставили прибывших в первые ряды атакующих. Зачем? Пусть первый удар примет на себя толпа необученных, ещё вчера пасших пурко, а находящиеся за их спинами бойца Армии Пророка смогут нанести больший урон арварцам.

Прокричав в виде напутствия изречения Мудрых Старцев, местный гуфий Муэддин, дал отмашку на третий штурм позиций порочных.

— Что там? — Траян с трудом скрывал нетерпение.

— Несколько уцелевших артефактов. — Вскрытые ими помещения сильно пострадали, поэтому улов артефактов был небольшой. — Главное — это ремонтно–диагностический комплекс с управляющим искином. Никаких информкристаллов или баз знаний… Но есть ещё несколько артефактов, которые, думается мне, могут нам пригодиться. Четыре охранные дроида «Дхаранга», как тот, что мне подарил искин на военной базе.

Сашка вылез из вскрытого проёма и достал из рюкзака четыре «капитошки».

— Нам нужно ещё час, чтобы извлечь комплекс — Гудим, старший в группе поисковиков, сразу оценил время, необходимое его команде.

Траян молчал минуту, потом обрадовал всех:

— Сейчас галифатцы снова пошли в атаку. Не считаются ни с какими потерями, прут и прут. По оценке псионов, арварцы, стоящие перед нами, продержатся от силы полчаса.

Сашка задумался. Он уже был вынужден уничтожить запас антиматерии, первый найденный за всё время — и теперь снова уничтожать найденное?

— Универсальные источники у нас есть? — спросил он поисковиков.

— Один. Всегда носим с собой. — Гудим передал ему «карандаш».

— Аш, что ты хочешь?… — Траян на самом деле понял, что хочет сделать Сашка.

А тот не стал тратить время на объяснения, а молча установил «карандаш» в выемку «капитошки» и дал команду на активацию. Бесформенный пузырь моментально трансформировался в «скорпиона» — охранный дроид Предшествующих, оснащённый деструктором, был готов к выполнению задач.

— Извлекайте оборудование. А я пока буду управлять дроидом. — Гудим кивнул и пошёл ко вскрытому проёму, а Сашка, активировав обе «жидкости», погнал впереди себя «скорпиона» к позициям, занимаемым арварцами.

Третья атака галифатцев была отбита — ещё 10 тысяч воинов Армии Пророка отправились на встречу с Муталибом, но и потери арварцев были колоссальны. Из 2 тысяч бойцов в живых осталось семь сотен. Были потеряны все «Бардеры», да и от полусотни мехов осталось шесть штук. Если бы не охранный дроид Предшествующих, галифатцы просто смели бы их. Дроид был сразу преведён в автономный режим, ему были указаны дружественные объекты, а так же очерчен периметр, за которым всё находившееся подлежало уничтожению. Он сам в соответствии с заложенными указаниями перемещался по позициям арварцев, выбирая самые критичные участки обороны и помогал обороняющимся, просто распыляя приближающихся галифатцев. Дроид при этом сам выбирал цели, и его выбор всегда правильным — уничтожались не одетые в легкие штурмовые скафы «Керамин-С», бежавшие в первых рядах, а следующие за ними бойцы и их командиры, одетые в хакданские тяжёлые бронескафы «Ихев‑4В» с мышечными усилителями и экипированные тяжёлыми плазменными орудиями «ДИЛ‑20Т».

— Аш! — пришёл Сашке вызов от Траяна. — Гудим с парнями извлекли все части комплекса. Сейчас за нами уже отправлен челнок. Нужно продержаться ещё 15 минут. Сможем?

— Да. Как раз через минут 15 галифатцы пошлют в атаку очередную толпу смертников.

— Тогда выбирайся оттуда. Арварцам уже передали приказ стоять до конца и не отступать.

Сашка с сожалением посмотрел на «скорпиона» — жаль, но его придётся оставить. Он дал дроиду последние указания — после того, как все защитники периметра погибнут, направляться в мегаполис. Цель — уничтожение всего живого.

Вздохнув, Сашка побежал к месту проведения раскопок.

Челнок со включенной маскировкой поднялся вверх и направился к ожидавшему их корвету «Сугда», увозя 13 человек и добытый ими груз.

— Что там, внизу? — вдруг спросил Гудим.

— Галифатцы в четвёртый раз пошли в атаку. Арварцев минут на 10 хватит.

— А охранный дроид?..

— А ему — многозначительно ухмыльнулся Сашка — ещё воевать и воевать…

— Могущественный, порочные уничтожены… — Оглух сообщил это как–то растерянно. — Наши воины уничтожили всех арварцев, высадившихся на втором континенте Сах — Сиды.

— Так чего ты не рад? — настрение подчинённого немного испугало Реджитапа.

Оглух молчал, не решаясь произнести вслух нечто неприятное.

— Проклятые порочные применили образец какого–то нового вида дроидов. Он уже уничтожил всех наших бойцов, атаковавших порочных, после чего направился в мегаполис… — губы Оглуха дрожали. — Его не берут никакие виды нашего оружия… Его расстреливали из МКВ, из тяжёлой плазмы, били по нему ракетами… Его ничего не берёт!!!

— И что он сейчас делает?

— Направляется вглубь мегаполиса, уничтожая всё живое на своём пути…

Реджитап вдруг осознал, что проблемы после отступления арварцев для Сах — Сиды не закончились.

Глава 13

Корабли захватчиков тем временем покидали орбиту Сах — Сиды, формируя походный ордер. Все подразделения были вывезены из космопорта обратно на транспорты, на которых в настоящий момент шло их переукомплектование. Силы вторжения на планете потеряли 50 тысяч бойцов, но ущерб, нанесённый планете, был несоизмерим. Только от прямых действий напавших погибло более 20 миллионов жителей Сах — Сиды, и около 40 миллионов погибли в результате искусственно вызванного землятрясения. Но даже это были мелочи по сравнению с тем, что в течение ближайших нескольких суток от нехватки воды погибнет не меньшее количество населения планеты — нападавшие покинули Сах — Сиду, уничтожив на её поверхности все энергостанции и все установки по опреснению воды. Реджитап чуть не впал в бешенство, глядя на тактичесий экран, на котором отображался ориентировочный курс эскадры арварцев — он вёл прямо к Сах — Тире. Уже через четыре часа здесь будет жарко. А долгожданная эскадра с АльРиада прибудет только через двое суток…

Поисковая команда сидела в корабельной столовой «Сугды» и обсуждала дальнейшие действия.

— Мы выполнили программу–минимум, поставленную перед нами — вводил всех в курс дела Траян. — Все объекты на Сах — Сиде изучены, их содержимое извлечено и доставлено на «Сугду». На Сах — Тире находится лишь очередной игровой центр Предшествующих. Никаких серьёзных находок там не ожидается, но проверить локацию необходимо. Тем более, что нам просто необходимо уничтожить все защитные системы этой планеты. Почему? Да потому что без них вся система Беккея останется беззащитной. Любой может прилететь, набить транспорты галифатцами и отвезти их на продажу арварцам. Галифатцы будут вынуждены снять с фронта силы на охранение этих планет. По оценкам наших аналитиков, это кардинально изменит положение дел на фронте — араттцы смогут выбить эскадры галифатцев из своих систем, и даже попытаться нанести контрудар по одной из галифатских систем. В общем, через два часа эскадра подойдёт к Сах — Тире и начнёт уничтожение боевой станции и модулей защитной призмы. По нашим планам через сутки мы сможем приступить к нашим изысканиям на поверхности. А вот дальше — всё покрыто неизвестностью. И самый неизвестный фактор — это когда прибудет галифатская эскадра. Ну, да это потом. А сейчас — всем отсыпаться!

Эскадра подошла к Сах — Тире на расстояние ведения огня и тяжёлые крейсера сразу приступили к обстрелу из МКО модулей защитной призмы. Слаженному огню кораблей эскадры не менее слаженно отвечали боевые модули и боевая станция, прикрывавшие планету.

— Могущественный… — к Реджитапу снова незаметно подошёл второй заместитель, щуплый дылда Девлет. — Они снова действуют так же, как и при атаке на Сах — Сиду.

Он указал на тактический экран, на котором была развёрнута схема боя. В этот момент одна отметка на развёрнутой модели погасла — это один из модулей защитной призмы прекратил существование после поражения его ракетами «Брамос».

— Они концентрируют огонь на одном из модулей, а когда просаживают его щит, ракетоносцы выпускают пачки ракет «Брамос». — продолжал говорить Девлет. — Даже если модулю удается уничтожить часть ракет на подходе, оставшихся достаточно для его уничтожения.

— И что мы можем им противопоставить? — Реджитап просто смотрел на схему боя как на простую картинку, понимая, что без минимальной эскадры охранения и хотя бы сотни истребителей они ничего не могут сделать агрессорам.

— Ничего. — грустно подтвердил его выводы Девлет. — Только лишь сконцентрировать огонь на каком либо одном крейсере. Остальные при этом будут чаще вести огонь, но у нас есть шанс нанести порочным больший ущерб.

— Действуй… — махнул рукой Реджитап.

Тактика, предложенная Девлетом, всё же принесла определённый успех — с одной стороны, захватчики уничтожили оставшиеся три модуля призмы и боевую станцию быстрее, чем они расправились с такими же на Сах — Сиде — всего за час. Но за этот час эскадра лишилась двух тяжёлых крейсеров и трёх ракетоносцев, а на носители не вернулись 63 истребителя «Магюлиз», уничтоженных оборонительными турелями боевой станции.

— Могущественный! — вскрикнул Оглух, показав Реджитапу на тактических экран. — Слава Шамсуддину, он помутил разум порочных!

Исходя из схемы, отображённой на тактическом экране, следовало, что арварцы приступили к высадке десанта не дожидаясь, пока эсминцы уничтожат силовые щиты над установками планетарных МКО — сейчас на орбиту планеты выходили 19 эсминцев и 25 транспортов, с которых уже начали вылетать к поверхности десантные боты и планетарные транспорты.

— Оглух! Приказ всем операторам МКО — сосредоточить огонь на транспортах эскадры. Расчётам ППКК — приступить к уничтожению десанта порочных.

За последующие полчаса все 25 транспортов были уничтожены — защита их не могла сравниться с защитой крейсеров. 18 успели выплюнуть из своих чрев все десанные боты и планетарные десантные транспорты. Но до поверхности планеты смогли добраться лишь один из десяти — грустный опыт обороны Сах — Сиды пошёл впрок, и просто так позволять захватчикам сесть на планету галифатцы не собирались.

Реджитап потёр свой огромный мясистый нос — какое–то шестое чувство говорило ему — что–то тут не так…

Эх, если бы он знал… 25 транспортов, посланных к планете вместе с эсминцами, были пустыми — кроме экипажей и пилотов десантных планетарников, никого там не было. Да и быть не могло — те десантники, должны были находиться на их борту, погибли на Сах — Сиде. Как правило, арварцы свои транспортники берегли — десант мог погибнуть, но освободившееся место арварцы использовали под размещение награбленного и отловленных рабов. Реджитап и помыслить не мог, что сейчас транспорты отвлекали на себя внимание всех планетарных МКО, и пока те уничтожали транспорты, их, в свою очередь, уничтожали бомбовыми ударами эсминцы. А десантные боты и планетарники вскрыли места нахождения расчётов ППКК, после чего по ним сразу отработали высланные следом эскадрильи штурмовиков. Среди них тоже были потери — 12 штурмовиков попали под удар ракет хакданских ППКК «Мацона», но свою задачу они выполнили — высадке десанта на планету ничто не будет угрожать.

Семь часов продолжалась бомбардировка защитных систем планеты — за это время арварская эскадра лишилась ещё трёх эсминцев, но ценой таких потерь уничтожили большую часть планетарных МКО и сейчас приступали к уничтожению силовых щитов, защищающих мегаполисы. Стоявшие на охранении оставшихся транспортов корветы направились к месту расположения пятнадцати корветов галифатцев. Бой растянулся на два часа, в ходе которого все галифатские корветы хакданского проекта «Каннут» были уничтожены, потери арварцев были сопоставимы — обратно к транспортам вернулись лишь 27 «Джалябов» из 40.

За последующие шесть часов эскадра арварцев уничтожила последние уцелевшие планетарные МКО и сбила силовые щиты над космопортом и соседними с ним мегаполисами, правда, потеряв ещё 3 эсминца.

Бодрое настроение Реджитапа снова сменилось на уныние. С начала атаки они полностью лишились всех защитных систем, и в космосе, и на планете, потеряли все корветы — а прошло только 16 часов. Им бы сутки простоять, и 12 часов продержаться…

Как только эсминцы уничтожили силовые щиты над комплексом космопорта и парой соседних с ним мегаполисов, все оставшиеся 35 транспортов пришли в движение, приближаясь к планете, и как только они встали на низкой орбите, на поверхность в район космопорта отправились десантные боты. Высадившиеся смогли закрепиться лишь на нескольких отдалённых лётных полях, а вот комплекс зданий космопорта представлял сейчас неприступную крепость — ещё до подхода к Сах — Тире арварской эскадры командующий наземными силами филлаята, занимавшего этот континент Сах — Тиры, Хашимит, Проникшийся Мудростью 6‑й ступени, подготовил космопорт к обороне. Сейчас комплекс зданий и станцию монорельса обороняло 15 тысяч бойцов, облачённых в бронескафы «Ихев‑4В», 500 лёгких хакданских дроидов «Абай‑2В» (всех тяжёлых дроидов забрали на войну) и сотня мехов. Арварцы после первой попытки штурма откатились на занятые позиции, оставив на площадках перед зданиями десятки тел и несколько дроидов, и пока не предпринимали никаких попыток штурма комплекса зданий. Тем временем на захваченные лётные поля начали приземляться первые планетарные транспорты, привозя арварцам подкрепление.

К Хашимиту подбежал ответственный за связь Мулим:

— Проникшийся Мудростью, наш гуфий требует атаковать порочных…

Хашимит в душе матерно выругался — от этих гуфиев одни проблемы. Как какие–то успехи — всё приписывают себе, дескать, хорошее наставление дали воинам, правильные цитаты Старцев прочли. А как неудачи — винят во всём командиров. И если бы просто винили — на костёр отправляли, твари, по обвинению в сговоре с Угилькафаром… Сидеть бы им сейчас в обороне — тогда арварцам самим придётся идти на штурм, не вечно же они сидеть тут будут? Тем более, им нужно просто удержать позицию хотя бы сутки, а там и эскадра с АльРиада подойдёт. Даже имея поддержку с воздуха, арварцы понесут при штурме колоссальные потери, и в бойцах, и в технике. А если самим атаковать аварцев, то у них никакой поддержки с воздуха не будет. Наоборот, это их будут ровнять с землёй арварские штурмовики ещё на подходе к арварским позициям.

— Что советует гуфий? — спросил он глупо хлопающего своими вылезающими из орбит глазами Мулима. — Сколько бойцов нужно выделить для атаки порочных?

— Не знаю… Гуфий ничего не сказал…

— Ну так выясни, и тогда приходи с ответом, — отослал его Хашимит обратно, а сам задумался.

С гуфием им не повезло. Его сослали на Сах — Тиру за фактически профнепригодность — если бы не родословная АльСауди, идущая от самого Гаксуда, он давно бы уже сгорел на костре. Гуфии заводили бойцов перед боем, скармливая им «ринни» и читая изречения Мудрых Старцев — но АльСауди сам постоянно сидел на «ринни» и никогда в себя не приходил. Несколько раз его заставали покрывающим самку пурко, а однажды, приняв три дозы «ринни», он потребовал от Джахаша, его заместителя, чтобы тот взял его как женщину. Тьфу, бля…

— Приникшийся Мудростью, — прибежал запыхавшийся Мулим. — Узнал! Гуфий сам поведёт в бой наших воинов и уничтожит всех порочных! Он берёт командование на себя!

Первое чувство, какое испытал Хашимит — это бешенство от идиотского приказа и горечь от несправедливости, что его отстранили от операции. Но Хашимит быстро пришёл в себя, а потом даже обрадовался — есть шанс, что этот идиот погибнет вместе со всеми, кого поведёт в атаку. А то, что все, кого он поведёт за собой, погибнут, у него сомнений не было. Бойцов, конечно, жалко, но сейчас надо думать, как самому уцелеть.

— Я прошу гуфия оставить несколько сотен бойцов охранять космопорт.

Мулим снова убежал, но вернулся буквально через пять минут.

— Проникшийся Мудростью, гуфий АльСауди оставил тебе на охрану сотню бойцов. — переведя дыхание, выпалил он. — Остальные пойдут в атаку на порочных.

Хашимит еле сдержал радость, с трудом удерживая на лице маску грусти и разочарования.

Атака галифатцев на арварские позиции шла по стандартной схеме. Каждая из двух первых линий атакующих состояли из десятка штурмовые колонн, по 4 сотни бойцов в каждой, между которыми семенила дюжина «Абаев», несущих на себе две плазменных пушки. Третью линию составляли три цепи мехов, вооружённых переносными ракетными установками. Замыкала построение такая же линия атакующих, как и первые две. Именно в последней линии атакующих и находился гуфий АльСауди.

Хашимит же с оставшимися бойцами, которых он лично отобрал (все как один были его родственники), наблюдали за атакой из космопорта.

— Они уничтожат порочных? — спросил находившийся рядом с ним Джахаш.

— Нет. — спокойно ответил Хашимит. — Зато сами — точно погибнут.

— Но почему ты не отговорил гуфия от этой атаки? — Джахаш был хороший боец, но слишком уж туповатый. Даже для галифатцев.

— Чтобы сгореть на костре, как пошедший против воли Муталиба? — ухмыльнулся Хашимит, видя как вытянулось от удивления лицо Джахаша. — Да и кто я такой, чтобы идти против воли разговаривающего с духом Муталиба? — ханжески развёл он руки.

— Может, их гибель — это часть плана Зиятдина по уничтожению порочных? — продолжал он с загадочным видом размышления, и его вид окончательно ввёл в ступор Джахаша. — А наш удел — рассказать всем, как погибли эти герои, чтобы их подвиг остался в памяти.

Тем временем сидящим в укрытиях в космопорте в визоры было хорошо видно, как на атакующих, не успевших даже пройти половину пути до позиций порочных, обрушился удар с неба — это отработали эскадрильи арварских «Кыждылов». Удар наносился в первую очередь по бегущим в третьей линии мехам и дроидам, семенящим между штурмовыми колоннами. С арварских позиций открыли шквальный огонь из плазменных и лазерных орудий, выкашивая галифатских бойцов, следующих в штурмовых колоннах. За несколько минут от ударов с неба атакующие потеряли две тысячи бойцов, полторы сотни дроидов и четыре десятка мехов, а огнём дроидов и мехов с арварских позиций были уполовинены все штурмовые колонны первой линии — но галифатцы продолжали бежать вперёд.

— Во имя Зиятдина!.. Смерть порочным!.. — неслось от наступающих бойцов.

Первая группа арварских штурмовиков ушла на перезарядку боекомплекта, но им на смену пришла вторая волна, уничтожившая своим ударом оставшихся мехов и дроидов третьей линии, и три штурмовые колонны второй. Через 15 минут остатки штурмовых колон галифатцев из первой линии отделяли от передовых позиций арварцев лишь сотня метров, но пройти её никому из атакующих не было суждено — все они полегли, не пройдя и её половины.

Арварцы тоже понесли немалые потери — три десятка мехов лежали неподвижной дымящейся грудой металлопластика, полторы сотни дроидов представляли сейчас кучки металлолома, а количество отметок арварских бойцов уменьшилось на шесть сотен.

Все же гибель штурмовых колонн первой линии не прошла даром — своей гибелью они дали возможность колоннам второй линии, хоть и не без потерь, добраться до передовых позиций арварцев и вступить в рукопашный бой.

Тут галифатцы показали, что ещё чего–то стоят — потеряв всех дроидов и более тысячи бойцов, они захватили первую линию обороны арварцев, уничтожив двадцать мехов, полсотни дроидов и почти пять сотен арварцев. Положение обороняющихся было критическим, и если бы не потеря галифатцами мехов и дроидов, то победа была бы за ними, пусть и ценой гибели более чем 10 тысяч бойцов. Но подоспевшие к арварцам подкрепления из вовремя прибывших планетарных транспортов переломили ситуацию — огнём прибывших мехов и «Бардеров» галифатцы были уничтожены. Бойцы четвёртой линия галифатцев не успели к этому времени добраться до оборонительных позиций, поэтому представляли из себя легкие мишени. В этот момент арварцы поднялись со своих позиций и пошли в контратаку. В этой контратаке арварцы отбили утерянные позиции, но не остановились, а устремились к комплексу космопорта, от которого их отделяли уполовиненные к тому времени штурмовые группы 4‑й линии галифатцев. Вернувшиеся после перезарядки боекомплекта эскадрильи арварских штурмовиков отработали по оставшимся колоннам галифатцев, уничтожив шесть штурмовых колонн. В числе погибших оказался и гуфий АльСауди…

— Девлет!!! — просипел Реджитап. — Свяжи меня с тем идиотом, что командует обороной космопорта…

— Проникшийся Мудростью 6‑й ступени Хашимит — на тактическом экране отобразилось смуглое склуластое лицо с глубоко посаженными глазами и орлиным носом.

— Ты что творишь, выкидыш пурко!!! — заорал Реджитап. — Как тебе вообще пришла в голову мысль идти в атаку на арварцев, не имея прикрытия с воздуха??!!

— Я отстранён от проведения операции. Атаку возглавил лично гуфий АльСауди, после того, как ему было видение Муталиба. — как ни в чём не бывало развёл руками Хашимит. — Он погиб геройской смертью, но память о нём останется в наших сердцах!

Реджитап осёкся. Попробуй что–нибудь вякнуть против гуфиев — мигом на костре окажешься.

— Сейчас арварцы пошли в контрнаступление и имеющимися силами гарантированно возьмут космопорт под свой контроль. У меня осталась сотня бойцов. — продолжал добивать его Хашимит. — Сейчас мы отходим на станцию монорельса, где будем держать оборону 10 минут. После этого, если нам не поступит подкрепление, мы уезжаем в ближайший мегаполис.

Тактический экран погас, а Реджитап рухнул в кресло и взялся за голову. План по обороне планеты рушился на его глазах.

Глава 14

Скрытый маскировочным полем челнок снова нарезал спираль в районе нахождения одного из игровых центров Предшествующих. Место поиска находилось на континенте, расположенном на другой стороне планеты, по отношению к тому, где сейчас шли кровопролитные бои в районе космопорта. Расположенные здесь мегаполисы вообще не пострадали — эсминцы уничтожили все находившиеся на континенте планетарные установки МКО и переключились на уничтожение инфраструктуры континента, на который была осуществена высадка десанта. По линиям монорельса курсировали как ни в чём не бывало составы, гравы перемещались по трассам, никакой паники не наблюдалось — только чёрные пузыри силовых щитов, закрывавших районы мегаполисов, были молчаливым свидетельством того, что планета находится на военном положении. Случайного наблюдателя ещё больше удивило бы, что космическая станция Содружества, висящая на высокой орбите Сах — Тиры, вообще никак не пострадала — она как принимала следующие транзитом космические лайнеры и транспорты, так и продолжала принимать. Правда, не принимались челноки с поверхности планет — такие заварухи в Содружестве были не редкими, и, как правило, при начале боевых действий в отношении населения систем вводился запрет на посещение станции. Причина была проста — никому не были нужны толпы беженцев.

— Ничего. — подвёл итог Сашка почти часовому кружению челнока над предполагаемым местом нахождения объекта Предшествующих.

— Может, ниже спустимся? — пришла мысль Идану. — Вдруг они глубоко залегают?

— Нет, спускаться ниже не будем. — поставил точку в их поисках Траян. — Возвращаемся на «Сугду».

Через полчаса они снова сидели в корабельной столовой, подводя итог работы в системе Беккея.

— Делать нам здесь больше нечего, так что мы можем возвращаться на Арту. А два наших корвета с псионами останутся. — Траян вздохнул. — Они должны сейчас управлять арварцами, что ведут бои на планете. А потом дождаться прихода галифатской эскадры и управлять ходом боя. Да, риск есть, и немалый — но выбора нет, нужно нанести галифатцам максимально возможный урон. А нам нужно доставить в Гардарру все найденные здесь артефакты. Да и контейнер кредитных жетонов там не помешает — хоть как–то компенсирует затраты на подготовку эскадры.

— А как развивается ситуация на планете? — задал вопрос Сашка после недолгого молчания.

— Все наземные планетарные установки МКО уничтожены. Эсминцы сейчас сбивают силовые щиты галифатских мегаполисов, после чего уничтожают энергостанции и опреснительные установки. Так же последовательно уничтожаются линии монорельса. В общем, планомерно уничтожают инфраструктуру. Сейчас они обработали примыкающие к космопорту мегаполисы и переключились на мегаполисы около соседнего оазиса. Космопорт в наших руках — тут нам галифатцы помогли. Эти идиоты всеми имеющимися в космопорте силами пошли в атаку на позции десанта. Их штурмовики с воздуха покрошили, а арварцы были сразу направлены на захват комплекса зданий космопорта. Там и не было никого. В общем, отделались малым потерями. Но, надо сказать, нам тут с арварцами повезло… Были бы настоящие арварцы — врядли бы мы смогли добиться таких успехов.

Сашка хмыкнул. Ещё бы — Алексей не зря организовал отлов «арварцев», служивших в морской пехоте США. «Арварцы» могли бы гордиться — там, на Земле они были рядовыми, сержантами, максимум — младшими офицерами армии США, а тут, если перевести занимаемые должности на земной манер, сразу стали майорами, полковниками и генералами.

— Но мы же можем задержаться на сутки? Кто знает, вдруг нашим на тех двух корветах понадобится помошь. Я могу активировать пару найденных охранных дроидов и отправить их на поверхность в помощь тем подразделениям, что сейчас в космопорте.

— Хорошо. — Траян пошёл на компромисс. — Ждём результатов штурма мегаполиса. Потом ты активируешь дроидов, мы на челноке доставим их в космопорт, ты поставишь им задачу — и тогда улетаем.

— Могущественный! Информация с Сах — Сиды… — Оглух отвлёк Реджитапа от грустных размышлений. — Нашим силам на Сах — Сиде удалось уничтожить неизвестную модель дроида порочных…

— Только сейчас??

— Да, могущественный… В ходе ликвидации неизвестной модели дроида порочных наземные сиды потеряли 53 дроида «Абай», 14 мехов, 1483 бойца…

Реждитап молчал. Если порочные начнут массово использовать такие дроиды, это будет катастрофа.

— Остатки дроида сохранить. Потом продадим хакданцам. На изучение.

— Могущественный… — Заплывшие жиром глазки Оглуха бегали из стороны в сторону. — Не осталось никаких остатков… После того, как его вывели из строя, он взорвался…

Да что же за напасть–то… То ли Угилькафар помогает этим арварцам, то ли они лишились милости Зиятдина…

Хашимит не стал тогда ждать обещанные 10 минут — с приданной сотней бойцов он прыгнул в стоящий на станции монорельса состав и они сразу же отбыли в ближайший мегаполис. Как оказалось — поступил он правильно. Задержись они тогда хоть на 5 минут, и попали бы под удар арварских корветов, приступивших к уничтожению примыкавшей к космопорту инфраструктуры. В мегаполисе шло настоящее столпотворение — толпы жителей стремились покинуть мегаполис до того, как на него пойдут штурмом арварцы, засевшие в космопорте.

— Что будем делать, командир? — спросил Джахаш.

— Точно не бежать вслед за этими идиотами. — фыркнул Хашимит. — Как только они выберутся из города, так сразу станут целью для арварских корветов и штурмовиков. Если и есть где для нас возможность уцелеть — так это здесь. Причём не в «спальнике», а тут, в деловом центре.

Руководство города уже сбежало, и Хашимит с чистой совестью занял с бойцами виллу местного наместника.

— Здесь будет штаб обороны. — кратко вводил в курс своих подчинённых. — Джахаш, на тебе обеспечение связи. Сейчас свяжись с Проникшимся Мудростью 3‑й ступени Реджитапом, и передай ему, что я беру на себя оборону этого города. Мне нужны подкрепления. Хамид — под твое командование все силы, что сейчас находятся в спальных районах. Всех бойцов и технику перевести из «спальников» в деловой центр — мы не можем сейчас распылять наши силы. БенХамад! Тебе — найти гуфиев. Вместе с ними начнёте отлов всех тех, кто может стоять на ногах и держать в руках штурмовую винтовку. Гребите всех, чтобы они не говорили и какими родственниками не пугали. Да! Гуфиям использовать весь имеющийся у них запас «ринни». Если кто не может держать в руках винтовку — пойдёт смертником. Так же подготовьте для смертников ховеры. Либо мы выстоим, тогда мы будем победители, либо погибнем — ну тогда уже никто с нас ничего не спросит. Остальным — подключать новобранцев и гражданских к созданию укреплённых точек на местах въезда в деловой центр, а так же на всех каких возможно перекрёстках улиц и авеню. Так же укреплять сами небоскребы — будем оборонять каждое здание. Да, часть новобранцев посадите в небоскрёбы на пятый- шестой этажи, уничтожьте лифты и лестничные пролёты на уровне 4‑го этажа. А то ведь сбегут, сволочи…

За последующие четыре часа деловой центр мегаполиса поменялся на глазах — как ниоткуда на въездах в него возникли укреплённые огневые точки, на улицах появились баррикады, каждый небоскрёб превратился в укрепрайон.

Реджитап, услышав его просьбу, не стал орать, а без разговоров прислал подкрепление — несколько сотен «Абаев» пополнили ряды обороняющихся.

Походная колонна арварцев достигла спального района мегаполиса. Цепь дроидов устремилась вглубь района, но никакого сопротивления на своем пути не встречали — только мирные жители, уничтожавшиеся по ходу продвижения вглубь к деловому центру. Следом шли мехи, за ними ехали бронированные гравы. Арварцы ничего не меняли в своей тактике — их подразделения просто охватывали в кольцо деловой центр мегаполиса, переходя из одного «спальника» в другой. За три часа все «спальники» были зачищены от остававшихся там галифатцев, тем временем корветы утюжили из космоса трассы, по которым шли потоки беженцев в соседние города. Сейчас деловой центр города был в полной блокаде — в каждом спальном районе сконцентрировались группировки по десять тысяч арварцев. Все арварские подразделения одновременно пришли в движение, направляясь ко въездам в деловой центр мегаполиса. Штурм начался.

Бои завязались сразу по въезду в деловой центр, причём на всех направлениях. Арварцы сразу понесли потери — оборонявшие въезды уничтожили десятки дроидов, шедшие в первой волне. В дело вступили мехи, уничтожая укреплённые точки ракетами, и расчищая дорогу шедшим вперёд группам бойцов. Следующие препятствия возникли на первых же перекрёстках. Галифатцы соорудили баррикады, и как только штурмовые группы арварцев приблизились к ним, на них обрушился огонь, и не только с баррикад, но и с верхних этажей небоскрёбов, мимо которых они прошли. Первые группы оказались в огневом мешке, и несмотря на помощь следующих за ними мехов и вызванную поддержку с воздуха были полностью уничтожены. Теперь следующие группы арварцев продвигались вперёд под прикрытием бронированных гравов, снабжённых плазменными и орудиями и ракетницами. Продвижение резко замедлилось, но и сократились потери среди наступающих. Теперь каждый небоскрёб, мимо которого они продвигались, осматривался, шла зачистка его нижних этажей, а те, что были недоступны из–за уничтоженных лифтов и лестничных пролётов, получал порцию с неба — штурмовики сейчас оказались очень востребованными. Тем не менее, обороняющиеся всё равно умудрялись наносить чувствительный урон атакующим. На бронированные гравы нападали смертники, и, подрываясь, выводили их из строя. Штурмовики в условиях застройки небоскрёбами оказались легкими мишенями — два десятка после очередного налёта не вернулись на свои носители. При подходе к очередной баррикаде их каждый раз контратаковали накачанные психотропами толпы плохо экипированных галифатцев — и пока атакущие были заняты их уничтожением, их самих уничтожали укрытые в небоскрёбах бойцы в бронескафах. Потери арварцев уже превысили 20 тысяч, а они не прошли и половину пути до центра.

— Проникшийся Мудростью 6‑й ступени, — официально обращался к Хашимиту Реджитап с одного из тактических экранов, развёрнутых в оперативном штабе. — Выбранная тобой тактика полностью себя оправдывает. По нашим данным, арварцы сейчас сконцентрировали все силы на штурме обороняемого тобой делового центра. В настоящий момент в космопорте остались лишь 10 тысяч порочных, они полностью задействованы в обороне космопорта и никакой угрозы для соседних мегаполисов не представляют.

Реждитап замолк на несколько мгновений, после чего продолжил:

— Я отдал приказ подразделениям, занявшим оборону в двух соседних мегаполисах, выдвигаться тебе на помощь. У нас есть хороший шанс блокировать в городе всех этих выкидышей пурко — пока они увязли в обороне делового центра, подошедшие их соседних городов силы нанесут им удар в спину. Тебе нужно продержаться 6 часов. А ещё через 5 часов в систему должна прибыть эскадра с АльРиада.

— Благодарю тебя, Проникшийся Мудростью 3‑й ступени, — так же официально ответил Хашимит, после чего тактический экран погас.

Неплохо, думал он. Не таким уж выкидышем пурко оказался командующий силами в их системе. Что же, с подкреплением его шанс выжить ещё возрастает.

Арварцы не ослабляли свой натиск, продвигаясь по улицам делового центра. Полчаса назад им прибыло подкрепление из космопорта — на смену уничтоженным бронированным гравам прибыли последние из резерва. Штурмовики продолжали обрабатывать верхние этажи небоскрёбов, оттуда в их сторону шли постоянные пуски ракет, приземливших ещё 14 «птичек». Несмотря на упорное сопротивление защитников и понесённые потери, арварцы продолжали теснить их вглубь — за два часа галифатцы отошли на четыре квартала вглубь на четырёх направлениях из шести.

Впрочем, по оценкам Хашимита, через час наступит перелом — не зря он привлёк к прямой работе гуфиев — те шустро похватали тогда тысяч 50 гражданских, которых сейчас и бросали на убой, сохраняя тем самым обученных бойцов.

Подкрепление из самого ближайшего соседнего мегаполиса прибыло даже на час раньше того, что обещал Реджитап. Они сразу углубились в спальные районы, отсекая арварцам возможность отступить и получить подкрепление из космопорта — впрочем, при оставшихся силах арварцам оставалось лишь сидеть в обороне и нос не высовывать… Сейчас прибывшие 20 тысяч бойцов при 30 тысячах «добровольцев» блокировали один за другим все выезды из делового центра, и ожидали прибытия подкреплений из второго соседнего мегаполиса. Через час, когда прибыли ещё 10 тысяч бойцов при 25 тысячах гражданских, накачанных «ринни», подразделения галифтцев направились в деловой центр.

Они успели. Оставшиеся в деловом центре силы галифатцев с трудом удерживали оборону последнего удерживаемого квартала. Арварцы теперь пёрли вперёд не считаясь ни с какими потерями — но в этот момент им ударили в спину прибывшие подкрепления, внеся сумятицу в их ряды. Теперь сами арварцы оказались в окружении. Позиции для обороны были для них крайне неблагоприятны, поддержка штурмовиками уже не оказывала того эффекта, что в самом начале — сказывались понесённые за это время потери. За полчаса прибывшие подкрепления полностью уничтожили оставшихся чёрных, правда и сами потеряли не менее 30 тысяч, большей частью принявших «ринни» гражданских, кого бойцы гнали впереди себя.

— Проникшийся Мудростью 3‑й ступени! — с торжеством в голосе сообщал Хашимит Реджепу — Мы отстояли город! Все порочные уничтожены!

— Да хранит тебя Зиятдин! — Реджеп был доволен. — Я подготовил на тебя представление к повышению тебя до 5‑й ступени. Да, космопорт сейчас блокирован, арварцы из него не могут и нос высунуть. И ещё — Реждеп не скрывал радости. — Десять минут назад в Беккею прибыла эскадра с АльРиада. Она уже направляется к Сах — Тире. Считай, мы уже победили!

Глава 15

— Траян! — на лётное поле корвета пришёл вызов от Горана, капитана «Сугды». — Эскадра галифатцев вышла из гипера и направляется к Сах — Тире. Время прибытия — три часа. Состав эскадры — 12 тяжёлых крейсеров хакданского проекта «Хафиз», 4 крейсера прорыва, делусский проект «Хемниц», 5 носителей, проект «Хурзум». Сопровождение — 26 эсминцев «Хамнук» и 28 корветов «Каннут».

— Твой выход, Аш. — тяжело вздохнул Траян, указав Сашке на челнок. — отвозим этих ско–рпи–о-нов… — он показал на двух активированных охранных дроидов, стоявших рядом с челноком. — В общем доставляем их в космопорт, ты ставишь им задачу — и сразу же обратно. На все — сорок минут.

«Скорпионы» шустро заскочили в трюм челнока. Два человека заняли пилотские ложементы, и челнок, включив маскировку, вылетел из корвета, направившись в космопорт.

Посадка в космопорте прошла незаметно — Сашка не стал покидать челнок, дав дроидам все установки в трюме, перевёл их в автономный режим и выпустил на лётное поле.

— Все, можем возвращаться, — сказал он Траяну, усаживаясь в соседний ложемент.

Челнок так же незаметно взмыл вверх.

— Что ты им задал? — почему–то спросил Траян.

— Да как и с предыдущим. Определил защитный периметр комплексом космопорта и дал команду после гибели всех защитников пробираться в ближайшие мегаполисы и уничтожать всех кто встретится на пути.

— Нормально — хмыкнул Траян.

После того, как челнок сел на лётную палубу «Сугды», корвет направился к ближайшей точке перехода.

Корабли арварцев стали покидать орбиту Сах — Тиры и формировать защитный ордер. Сейчас эскадра выглядела сильно поредевшей — несущимся к Сах — Тире на полных парах галифатцам противостояли 5 тяжёлых крейсеров, 9 средних крейсеров–ракетоносцев,

13 эсминцев и 27 корветов. Странным выглядели среди этого построения 35 транспортов — Реждитап подумал, что порочные решили сбежать и бросили всех своих, оставшихся в космопорте. Ладно, Угилькафар с ними — они не принесут больше вреда. Из поступающих ему сводок следовало, что в ходе нападения на Сах — Тиру погибло три миллиона жителей. Что же, хоть не так много, как на Сах — Сиде.

— Оглух! — крикнул он заместителю. — Включай гиперсвязь. Я — в аппартаменты. Меня не беспокоить. И пришли ко мне прекрасную НурЗизи.

Его наложница, черноокая смуглянка НурЗизи, последние дни находилась на командном пункте, снимая ему напряжение свою любовью и лаской. От ощущения вкуса победы у Реджепа «встал» — и сейчас НурЗизи примет его жезл Кабира в свою влажную пещеру.

Хашимит спокойно смотрел на тактические экраны — подходившие подкрепления со всех мегаполисов филлаята уже взяли в кольцо космопорт. Взять его — вопрос времени. Впрочем, если он имеющимися у него силами возьмёт космопорт до подхода прибывшей эскадры, это будет ещё одним плюсом для его карьеры. Сейчас он воспринимал руководство операцией как возможность не только возвыситься самому, но и дать возможность подняться своей родне, а так же отомстить врагам и конкурентам из недружественных родов. Сейчас на штурм космопорта пошли принявшие «ринни» собиратели навоза из окрестных ферм, за ними следовали обученные бойцы — но никого из его родни среди них не было. Наоборот, бойцы были из родов, враждующих с его родом. Жалость и сострадание вообще не были свойственны галифатцам, вот и Хашимит не терзался от мыслей, сколько его земляков погибнет сейчас при штурме (а погибнут, по его прикидкам, все — 25 тысяч «навозников» и прикрывающиеся ими 5 тысяч бойцов), лишь думая, как быстрее очистить космопорт от порочных. Хашимит вспомнил — сегодня ведь день Возвышения — день, когда Муталиб со своими сподвижниками захватил административный центр Медоны. Прекрасная дата!.. Хаким отдал приказ на штурм.

Пошедшие на штурм полегли все до единого — и обдолбанные «ринни» ханурики с ферм, и бойцы из враждебных родов. Впрочем, сразу же отправленная вслед за ними вторая волна атакующих смогла отбить станцию монорельса, загнав арварцев внутрь комплекса зданий. От второго «добровольческого корпуса» остались жалкие 12 тысяч — и сейчас они прорывались под огнём к окраинным зданиям комплекса. Потеряв 5 тысяч «навозников», остатки второй волны смогли достигли нескольких зданий и смогли укрепиться на первых этажах. Тем временем на отбитую станцию монорельса прибыло подкрепление — 50 дроидов и 5 тысяч бойцов, доставленных с других филлаетов. С их помощью удалось зачистить от арварцев захваченные здания и начать продвигаться к следующим. Потери среди арварцев были катастрофическими, поэтому они не стали оборонять весь комплекс, заняв оборону в нескольких центральных зданиях. Сейчас эти здания находились в плотном кольце галифатцев. Можно, конечно, было дождаться подхода эскадры, корветы и эсминцы котрой просто разровняют и сами здания, и сидящий в них арварцев — но Хашимит, не дрогнув, дал отмашку на очередной штурм — пусть при этом погибнут тысячи его земляков, но победа будет его, и только его. А воины?… Ничего, бабы новых нарожают.

А в космосе сейчас развернулось настоящее сражение.

Из стартовых ячеек галифатских носителей галифатцев стартовали все имеющиеся на борту 2 сотни средних истребителей «Каллард», сотня тяжёлых «Эришей» и две сотни перехватчиков «Фальми», направившихся к арварской эскадре. Следом за ними, отрываясь от своей эскадры, на всех парах мчались 4 галифатских крейсера прорыва.

Арварские носители так же выпустили все оставшиеся 213 тяжёлых истребителей «Магюлиз», устремившихся в сторону приближающейся стаи галифатской «мошкары».

Тяжёлые крейсера замедлившей ход галифатской эскадры начали вести обстрел из МКО их арварских визави, вынуждая тех переключить огонь на себя с крейсеров прорыва.

Перед эскадрами шли схватки истребителей, крейсера прорыва, вышедшие на дистанцию открытия огня, сконцентрировали огонь своих плазменных пульсаров на тяжёлых крейсерах арварцев, но тут арварцы опять поступили нестандартно — их транспорты стали перестраиваться, принимая на себя удары плазмы. В этот момент арварские ракетоносцы выпустили в сторону тяжёлых крейсеров галифатцев по пачке делуссовких ракет «Брамос», а с арварских носителей вдруг взлетели 73 штурмовика, направившиеся к крейсерам прорыва. К этому времени галифатские истребители и перехватчики уже возвращались на свои носители, и перехватить штурмовики уже не имели возможности. Такого коварства галифатцы не ожидали — штурмовики, пусть и потеряв более полутора десятков единиц от огня автоматических пушек, добравшись до крейсеров прорыва, не стали обстреливать их, а просто пошли на таран, сбив с них силовые щиты и выведя из строя двигатели. Тяжёлые крейсера арварцев сразу же перенесли на них огонь МКО, и через полчаса от крейсеров прорыва остались лишь газовые облака и обломки. Галифатские тяжёлые крейсеры так же были вынуждены перенести огонь на оказавшиеся более опасным цели — ракетоносные крейсера. Выпущенные ими ракеты уничтожили один тяжёлый крейсер, и сейчас ракетоносцы отстрелили вторую пачку «Брамосов». Впрочем, с галифатских носителей уже направлялись после перезарядки 114 «Каллардов», 58 «Эришей» и 131 «Фальми», а вот встретить их было уже некому — все арварские истребители были уничтожены и сейчас представляли из себя космический мусор. Защиту от «мошкары» придётся взять на себя арварским эсминцам и корветам. Так же были уничтожены 19 арварских транспортов, оставшиеся 16 сейчас принимали на себя удары вольфрамовых стержней от галифатских крейсеров — но эта импровизированная защита скоро перестанет существовать.

Через 7 часов всё было закончено — от загадочной арварской эскадры остались лишь одни обломки. Без прикрытия истребителями арварские корабли стали лёгкой добычей галифатской «мошкары», тяжёлые крейсеры галифатцев выбивали один за одним арварские носители МКО. Следом пришла очередь арварских ракетоносцев. Правда, и галифатская эскдра понесла потери — помимо четырёх крейсеров прорыва арваррцы уничтожили 3 тяжёлых крейсера, 1 носитель, 14 эсминцев и 8 корветов. Попытки взять на абордаж арварские корабли так же не привели к успеху — все абордажные команды, выпущенные с тяжёлых крейсеров, погибли, так как захваченные ими корабли арварцев самоуничтожались.

А на планете, тем временем, был взят космопорт. Хашимит с гордостью сообщил об этом Реджитапу, упомянув, что это очень символично — освободить планету от порочных в годовщину Возвышения. А умолчал Хашимит о том, что последняя атака была фактически против двух (всего двух!) дроидов порочных, которые продолжали четыре часа оборонять последние два здания, после того, как последний порочный арварец был уничтожен. Умолчал он и о потерях, понесённых в результате штурма комплекса космопорта. По самым скромным оценкам, галифатцы потеряли не менее 90 тысяч человек, завалив трупами все площадки и здания космопорта. Но да кто же будет судить победителя?

Два невидимых галифатцами гардаррских корвета покинули орбиту Сах — Тиры, направившись вслед за «Сугдой» к точке перехода. Через три часа они нырнули в гипер, навсегда покинув систему Беккея. Псионы, находившиеся на корветах, тут же повалились спать — эти дни полностью высосали из них все силы. Они выполнили поставленную перед ними задачу, и по возвращении в Гардарру отчитаются о проделанной работе.

Но кое–что они рассказать не могли. Не могли потому, что это произошло уже после того, как корветы покинули Беккею — в систему одна за другой ввалились 5 клановых эскадр арварцев — теперь уже настоящих.

Оглух сидел в командном пункте и смотрел на тактически экраны, где отображался ход операции по освобождению комплекса космопорта, когда пришёл вызов с Медоны.

— Могущественный, — глотая слова, зачастил Оглух, увидев на тактическом экране смуглое бородатое лицо Проникшегося Мудростью 2‑й ступени Мехмельтана. — Проникшийся Мудростью 3‑й ступени сейчас молится Зиятдину за победу наших доблестных воинов…

Из соседних апартаментов доносились женские охи, стоны и вскрики — Реджитап уже который час «сажал морковку» в прелестную НурЗизи, и судя по его хрипам, останавливаться не собирался.

— Мы отстояли Сах — Тиру, последние порочные, занимавшие космопорт, полностью уничтожены. — продолжал он частить. — Прибывшая эскадра полностью уничтожила все корабли порочных…

— Вы хоть смотрите на то, что на Сах — Сиде творится? — выражение лица Мехмельтана не предвещало ничего хорошего.

А про Сах — Сиду Оглух забыл.

Переключившись на тактический экран, отображавших текущую ситуация в системе, Оглух чуть не вскрикнул — к Сах — Сиде следовали вышедшие из гипера 5 арварских клановых эскадр.

— Могущественный! — взвыл он. — Мы ничего не можем сделать! Наша эскадра понесла немалые потери… Если она вступит в бой с арварскими эскадрами, то уничтожит их ценой своей гибели! Мы сейчас можем лишь защитить Сах — Тиру…

— Жирный вонючий пурко! — взбесился Мехмельтан. — Если вы не уничтожите этих арварцев, то они будут здесь пастись пока не вывезут всё население Сах — Сиды на Хаар — Махрум!! Идиоты! Я приказываю уничтожить прибывшие эскадры арварцев — или выгнать их из Беккеи!

Корабли арварцев сразу направились к Сах — Сиде, и встав на её орбите, стали отправлять на поверхность один планетарный транспорт за другим — когда же ещё появится возможность набрать на дармовщину столько рабов? Арварские планетарники только успевали проходить со станером над фермами, разбросанными на континенте, после чего деловито загружали в трюмы галифатские тушки и отчаливали обратно на транспорты, где привезённых шустро и без остановок укладывали в криокапсулы и отвозили на склад, а планетарник снова выходил на охоту.

Галифатской эскадре пришлось срочно сниматься с орбиты Сах — Тиры и следовать к Сах — Сиде. Через 4 часа, когда она достигла планеты, её ждал тёплый приём от объединённых в одну эскадру кораблей пяти арварских кланов. К этому времени два десятка арварских транспортов, набитые по завязку криокапсулами с захваченными галифатцами (не менее 10 тысяч в каждом), были уже на полпути к точке перехода в гипер.

Этот бой с арварцами был для прибывшей эскадры неудачным. Потеряв в столкновении с прибывшими клановым эскадрами все оставшиеся истребители и перехватчики, галифатцы испытали все недостатки от отсутствия в их эскадре ракетоносцев — тяжелые крейсера атаковались арварскими «Кыждылами», просаживающим своими автоматическими пушками силовые щиты, ракетоносцы арварцев один за другим отстреливали пачки простеньких ракет «Оракоча». Противоракетные лазеры крейсеров отбирали немалую мощность у генераторов — в результате накопители мощности МКО заряжались в разы медленнее. Несмотря на это, даже потеряв три из четырёх оставшихся носителя, 6 тяжёлых крейсеров, 12 эсминцев и 16 корветов, они почти уничтожили объединённую арварскую эскадру. Но к этому времени из гипера уже час как вывалились ещё три арварские эскадры, через два часа они включились в бой, а ещё через час галифатская эскадра полностью прекратила своё существование. Теперь в системе Беккея безраздельно хозяйничали арварцы.

При этом всё происходящее так же транслировалось по канала «голо». В Беккею потянулись клановые эскадры со всех соседних арварских миров. Почти неделю не покладая рук арварцы ловили и вывозили на Хаар — Махрум галифатцев с обоих планет Беккеи, и никто им не мог помешать.

Глава 16

Система GSFA‑1352-KWED в гардаррском секторе ответственности не имела пригодных для жизни планет. Тем не менее, сейчас около одного крупного планетоида размещалась полноценная эскадра, состоящая из кораблей хакданского производства. Странным смотрелись находящиеся около него три корвета гардаррской постройки и гардаррский же крейсер.

Сейчас на его борту в помещении для брифингов шёл «разбор полётов».

— Вы выполнили поставленную вам задачу, — обращался ко всем присутствующим Азар Бальдов. — Команда псионов — отработала без единого нарекания. Оборонительные системы обоих планет Беккеи уничтожены, потери среди населения Сах — Сиды вообще превысили в разы все наши предварительные оценки. Да и выручка с операции не так и плоха. 7 корпов хумалей — это почти тысяча корпов в кредитах Содружества. Но, по независящим ни от кого из присутствующих причинам, самая главная цель нашей операции не достигута. Галифат так и не объявил войну Империи Арвар.

— В принципе, даже полученный результат не так и плох — попытался сгладить выступление Азара один из генералов ВКС Гардарры, знакомый Сашке по Арте. — Чтобы защитить Беккею и не рисковать безопасностью АльРиада, Галифат вынужден был отозвать две эскадры, блокировавшие араттские системы Керпалла и Раммата — планеты им всё равно захватить не удалось. Сейчас там снова стоят корабли прибывших эскадр ВКС Араты. Полученные от нас, к слову. А у нас все верфи сейчас загружены под завязку, заказы нашего Департамента обеспечили их работой на годы вперёд. Хорошо, что верфь Милетты теперь наша… Да, Аратта восстановила контроль над этими системами, сейчас галифатские эскадры остались лишь в системе Фаллуша. Война теперь перешла в стадию позиционной, и такое состояние может затянуться на годы.

— Вот это и плохо. — Азар не скрывал своего разочарования. — Фактически, война переходит в соревнование экономик. Причём не Галифата и Араты — а объёдинённой, Хакдана, Делусса, Галанте — против нашей. В дальней перспективе это всё равно будет проигрыш.

Азар вздохнул.

— Та эскадра, которая находится рядом — по сути копия той, что вы управляли. Только подопечными вашими теперь будут «галифатцы». Задача та же — нанесение максимального урона населению системы, на которую нападёт эскадра. А нападёт она на систему Аксума, Империя Арвар. — помолчав, он продолжил. — Парни, у нас нет выбора. Если мы не смогли добиться, чтобы Галифат объявил войну Империи Арвар — значит, Империя Арвар должна объявить войну Галифату.

— Аш! Траян! Идан! — после брифинга Азар отозвал троицу в отдельный зал. — С результатами проведённой вами операции ознакомился. Всё просто отлично. Сейчас Гудим с парнями перегрузят всё найденное на крейсер и я отправляюсь на Арту. Чувствую, нам тоже придётся вмешаться в эту войну. А вам — задание. Планета системы Аксума оказалась богата на локации — целых три штуки. Вот их обследование и есть ваша цель. Да, чтобы вопросов не было — ловите файл.

Полученный файл содержал отчёт Алексея о проделанной работе. Не только «арварцев» тогда отлавливали по заданию Азара — так же шёл отлов «галифатцев», направляемых на вторую базу, где был развёрнут такой же тренировочный лагерь. Для экипажей кораблей и космодесантников, составящих эскадру «галифатцев», его команда отлавливала военнослужащих армий Турции, Катара, Саудовской Аравии и Эмиратов.

Пришлось сократить поставки на Хаар — Махрум до изначальных уровней, о чем БарАбаса уведомили пилоты, перегоняющие туда транспорты. Как оказалось — не зря. С началом войны БарАбас сразу прислал сообщение, в котором он приносил глубокие извинения, что в связи с падением цены на товар он больше не сможет давать за него оговоренную цену. Ящер сожалел, что так получилось, но поступление рабов на Хаар — Махрум после начала военных действий возросло в разы. Теперь, судя по всему, их поставки прекратятся совсем. Да, терялся один из источников дохода, позволявший им обеспечивать репатриантов с Земли, но здесь уже проявил организаторские способности Витень Тривов — количество «Баз 51» за прошедший год выросло в несколько раз. Более того, большинство таких баз было создано за пределами Гардарры, в Диком Космосе — там вообще никакие законы Содружества не действовали. Так что, несмотря на потерю одной статьи дохода, финансирование репатриантов шло пусть на пределе, но без провала в долги.

Так же через подставные фирмы в различных системах Хакдана были выкуплены корабли, проведён их ремонт. Сейчас эскадра, и приданные ей транспорты со 120 тысячами десантников была готова имитировать ответный визит галифатцев в арварскую систему Аксума. Перед командой поисковиков ставилась задача — в первую очередь исследовать объект, где до Катастрофы располагался центр по выращиваию тел для игровых площадок.

— Но почему же галифатцы не объявили войну арварцам? — Сашка озвучил вопрос, на который не мог найти ответа.

— Вы поймите, Галифат только с виду такой сильный и независимый. Реально он зависит от поставок всего и вся. — Азар проводил политинформацию, и видно было, что ему самому это нравилось. — Священные войны Галифат ведёт в том числе и потому, что ему эти войны спонсируют. Тот же Хакдан, или Делус. Им выгодно, чтобы был такой потребитель их товаров, расплачивающийся ресурсами, и развязывающий войны против тех, кто сам хочет поднять свою экономику. Да и Мудрые Старцы… впрочем, какие они старцы? Здоровые жлобы–осеменители, самому старшему и 50-ти лет нет. Так вот, все они большую часть времени живут со своими гаремами в Галанте, пользуясь всеми благами, за которые рядовых жителей Галифата сразу бы сожгли на костре. Поэтому и держат их аграфы в кулаке. Вот, как в этот раз — Совет Мудрых Старцев трижды объявлял голосование по вопросу объявления войны, и сам же его отменял. В третий раз голосование состоялось, и с небольшим перевесом было принято решение не объявлять войну. А потому что из посольства ушастых в это время постоянно шли вызовы каждому Старцу — и каждому чётко объяснили, что если он и дальше хочет месяцами жить в Галанте, то должен делать так, как ему аграфы скажут. Тут, конечно, и хакданцы свой вклад внесли. Из тех данных, что мы имеем, они пообещали галифатцам предоставить ещё одну эскадру — но при условии, что война будет идти против Аратты.

— А не получится ли так же с арварцами? — спросил Траян. — Так же надавят на них ушастые, и Чорный Властелин закроет глаза на нападение?

— А вот тут, думаю, ничего у ушастых не получится — делился своими мыслями Азар. — Если Покасса Тридцать Седьмой решит закрыть глаза на такое нападение, вожди арварских кланов порвут его на части. И будет у арварцев другой Чорный Властелин. И хорошо, если Покасса Тридцать Восьмой. А ведь может быть Некто Первый, а клан Покассы вообще прекратит своё существование. Так что если сможете нанести арварцам большой ущерб — война будет.

Азар взял лежащий на столе контейнер и передал Сашке.

— Аш, это тебе. Тут такое дело… Жена твоя приехала к Велибору и передала это. Сказала, мол, говорит её женское чутьё — тебе это понадобится. Ну Велибор и отправил это мне, а я сюда посылку захватил.

Сашка открыл контейнер — там лежало колье. Цепь с девятью подвесками, на конце каждой был установлен помещённый в оправу информкристалл Предшествующих. То колье, что ему сделал и прислал старый оширец, старьёвщик с космической станции Содружества в системе Аквинк. А он про него и забыл. Информкристаллов для изучения ему хватало и тех, что они находили, вот колье и пролежало в одном из боксов у него дома. А ведь информкристаллы для него оширцу прислали как раз из системы Аксума, куда им предстоит сейчас лететь…

— Что это? — спросил Идан. — Информкристаллы? В качестве колье? Оригинально…

— Я, когда летал в Хакдан, купил колье для Лораниэль. А один из камней оказался информкристаллом. Я заказал ещё одно колье, с такими вот камнями. И знаете, что самое интересное? Поставщик этих камней — а старьёвщик даже не знал, что это информкристаллы Предшествующих — был из Аксумы. Почему был, спросите? Да после покупки этого колье я хотел ещё заказать одно — но оширец сообщил, что того поставщика осудили на астероиды. Видимо, за продажу на сторону этих камушков…

Малыш «съел» один за другим все девять информкристалов, быстро перевёл их содержимое и скинул девять файлов на Сашкину нейросеть. Прочтя их, Сашка молча скинул их всем присутствующим. Сейчас все сидели и обдумывали свалившуюся на них информацию…

Девять кристаллов — и все как один содержали не просто полезную — бесценную информацию.

Уведомление о приёме на работу в должности главного инженера по обслуживанию автоматизированной линии, выпускающей медкапсулы «Вирасанк». Сама же автоматизированная линия находилась на Аксуме, на том же континенте, что и центр по выращиванию тел для игровых площадок.

Два запроса на поставку магнитных ловушек для сбора антиматерии, отправленные на завод–производитель. Завод находился там же, на Аксуме, а заказ поступил с баз флота сборщиков антиматерии. Оба места — безжизненные системы RLYU‑3173-FDWS и RLYU‑8317-FDWS, расположенные в безымянном кластере — ни одна из его систем не была обжита.

Уведомление от корабельной верфи заводу, что тот являтся победителем в тендере на поставку оборудования. Корабельная верфь располагалась в незаселённой системе VNWH‑3122-MKXP, находящейся в экономической зоне независимого мира Лассел, а завод, выпускающий системы магнитной защиты кораблей, обеспечивающие изоляцию их корпусов от антиматерии, размещался опять на Аксуме.

Отчёт о диагностике оборудования автоматической линии, отправленный на завод–производитель оборудования. И снова производство оборудования располагалось в системе Аксума, а изготовленная на нём автоматическая линия находилась в независимом мире Лорбонца. Интересно было то, что выпускала эта автоматическая линия — деструкторы «Дханва». Первое оборудование по производству оружия Предшествующих.

На трёх кристаллах содержались договор о поставке на завод оборудования, договор на его сервисное обслуживание и сообщение о выводе из эксплуатации и утилизации двух устаревших линий, изготовленных этим же заводом. Автоматических линий, производящей конейнеры с антиматерией для космических кораблей. Производство оборудования снова располагалось на Аксуме, а завод по производству контейнеров находился в незаселённой системе RLYU‑6592-FDWS, недалеко от мест базирования флотов–сборщиков антиматерии. Определённо, местонахождение источника антиматерии было где–то в том районе…

Вот это была настоящая удача!

Последний, девятый информкристалл, содержал отчёт об испытаниях магнитной защиты кораблей. При этом он сопровождался голо–записью.

Человек в сопровождении аграфов что–то рассказывал на фоне космического корабля, напоминающего вытянутый стакан, половину высоты которого занимало дно — того самого сборщика антиматерии.

Затем картинка сменилась — аграфы, уже без человека, комментировали свои действия из корабельной рубки. На центральный тактический экран корабельной рубки выводилась звёздная карта. Вот проведены какие–то последние подготовительные операции (судя по всему, аграфы включили тестируемое оборудование) — и корабль уходит в пространственный «прокол», тут же выходит из него и… тактический экран не отображает ни одной звезды! Но аграфы, как ни в чём не бывало, занимаются своим делами. Пара минут пути в «черноте» — вспышка света — и корабль выныривает непонятно где, центральный тактический экран корабля обновляет звёздную карту, соседний справа отображает вид на звёздную систему, в которую попал корабль.

Картинка снова сменилась. Корабль достигает газового гиганта с огромным пылевым кольцом, входит в него, и продолжает в нем двигаться, а на расположенном слева тактическом экране начинает отображаться картинка, напоминающая процесс зарядки сотового телефона — отметки прогресса в заполнении «батарейки». Только на экране сотового телефона отображалась одна такая «батарейка», а на тактическом экране их было под сотню. Вот последняя «батарейка» на втором тактическом экране заполнилась — довольный аграф, сидящий в капитанском ложементе, что–то сообщает сидящим рядом коллегам и выводит корабль из пылевого кольца.

Новая картинка. Видимо, корабль дошёл до точки перехода и тактический экран показывал уход в пространственный «прокол». И снова по выходу из него на тактическом экране не отображается ни одной звезды. Две минуты пребывания в «черноте» — вспышка — и снова корабль выходит в очередной системе. Аргафы радостно переговариваются. Капитан направляет корабль к очередной точке перехода.

Новая картинка. Снова уход в пространственный «прокол». А вот тут никакого парения в чёрном «ничто» не было, как не было никакой вспышки света. Корабль сразу же появился в очередной системе, тактический экран сразу обновил карту звёздного неба. Судя по всему — вернулись в точку отправления…

Снова картинка сменилась — человек в сопровождении этих же аграфов, осматривает корпус корабля и что–то комментирует с довольным видом. Конец…

— И эта информация всё это время просто так лежала у тебя дома в контейнере с вещами?? — истерично заржал Траян, прочтя полученные файлы — Аш!! Дорогой ты мой человек!! Люблю тебя как родного… Прости меня сто раз, но — ты идиот!! — Траян ещё несколько минут истерично ржал. — Такая ценная информация — и просто лежала у тебя дома!!

Сашка ничего не мог возразить. Более того, в этот момент он называл себя куда более обидными словами. Что бы он делал без Лораниэль…

— Столько всего… — теперь прервал молчание Идан. — И всё это нам нужно.

— Тогда меняем приоритеты. — Азару не очень нравилось вносить изменения в уже сложившийся план, но больно уж куш вырисовывался хороший. — Вначале — линия по производству медкапсул. Кто знает, может, когда–нибудь мы сможем добраться до АльРиада — там должна находиться линия по производству картриджей к ним. Затем — автоматическая линия по производству магнитных ловушек для кораблей–сборщиков антиматерии. Пока никаких координат для поиска самой антиматери у нас нет, но если появится — у нас будет с чем туда соваться. Третье — завод, выпускавший оборудования для производства контейнеров с антиматерией для кораблей. Остальное — как успеете… Да, Траян… Вам с Иданом — получить по комплекту «жидкостей». Тебе лично — одну «Дханву». А тебе, Аш — охранного дроида, «Дхарангу». Так, на всякий случай…

Глава 17

Было в Содружестве государство, ненавидимое не менее, чем Галифат. Это была Империя Арвар, и причина для ненависти жителей остальных государств Содружества была проста — Империя Арвар была единственным государством, в котором было узаконено рабство, причём не просто узаконено — людоловство и работорговля поощрялись, так как являлись первой статьёй пополнения казны Чорного Властелина.

Казалось бы — в мире продвинутых космических технологий рабства вообще не должно быть — ведь глубокая автоматизация, затронувшая все сферы человеческой жизни абсолютно во всех государствах Содружества, позволяла вполне обходиться без этого мерзкого явления. Да, человек вполне мог обойтись без принуждения другого человека к выполнению работы. Мог — да вот не всегда хотел.

Сашка не любил вспоминать два этапа своей новой жизни в Содружестве, и оба они были связаны с рабством — это пребывание в качестве раба на «Атхе», и тот момент, когда он выкупал из рабства гардаррских детей на Хаар — Махруме. Он и на Земле не очень то жаловал местных «арварцев» — здешних же ненавидел лютой ненавистью.

Человек, выросший в европейской культуре, никогда не сможет понять логику жителей «рубероидного континента». Дело в том, что базовые установки для европейца подразумевают уважение к ближнему — отсюда берут начало и уважение к личной собственности, и способ решения конфликтов в суде. И даже такие качества белого человека, как совесть и сострадание. Ничего этого у «арварцев» и близко не было.

Если проходя мимо европейца упадёт человек — тот по крайней мере поинтересуется, нужна ли упавшему помощь. Индус пройдёт мимо — мол, карма у упавшего такая, кто он такой, чтобы вмешиваться. Так же не будут вмешиваться жители Юго — Восточной Азии. Но ни у кого из перечисленных сам факт падения человека не вызовет радости. А вот у «арварцев» — вызовет. Более того, если при падении человек сломает руку или разобьёт себе голову — радости «арварца» не будет конца. Он будет заливаться хохотом, глядя на мучения упавшего.

К собственности у «арварцев» точно такое же отношение — он никогда не сможет понять, что вещь чужая. Если он может эту вещь у вас отобрать — значит, это вещь его. Если не может — то просто пока не его. И никаких моральных терзаний «арварец» никогда не испытывает. Хорошо то, что хорошо ему, и абсолютно неважно, что при этом может быть плохо окружающим людям. «Арварцы» патологические лжецы — причём врут все и всегда, и даже зачастую не ради какой–то выгоды, а исключительно «из любви к искусству». Естественно, у них нет понятия «дать слово». «Дать» — то могут, вот только держать его точно не будут. Лень их давно уже являлась притчей воязыце — «арварцы» способны лишь физическому труду под страхом сурового наказания. Особое отношение у «арварцев» и к женщинам — если «галифатцы» рассматривали женщин своего гарема как свою частную собственность, то для «арварцев» они были «народным достоянием» — для них нормой считается поменяться жёнами с соседом, причём не спрашивая самих жён.

Здешние арварцы ничем не отличались по своим повадкам от земных собратьев.

Три тысячи лет назад Объединённое Королевство Галанте предоставило независимость почти полусотне систем, заселённым населением, напоминающих цветом голенище кирзового сапога. Вначале каждая из систем была независимым государством, но в одной из них, системе Лим — Бепе, появился царёк по имени Покасса, который придавил все кланы на своей планете, став единоличным диктатором. В наличии у него оказались несколько старых списанных кораблей, подаренных ему лично аграфами, чьей компании он разрешил без ограничений вести добычу минералов в астероидном поясе. Денег было не так уж и много, а жить Покасса хотел красиво — ему довелось побывать на Мерсии, и тот уровень жизни, что был на столичной планете аграфов, он никак не мог забыть.

Покасса сразу придумал, как использовать старые корабли — он загрузил в них свою армию и направился в ближайшую к Лим — Бепе систему Дире — Джуа, бывшую от неё всего в одном переходе, где местный Президент, выучившийся в Галанте, безуспешно наставлял на мировой путь развития своих соплеменников. Никто в Дире — Джуа не ожидал нападения (ведь аграфы обещали всем защиту!), и бойцы Покассы шустро захватили столицу планеты, в том числе и Президента с его семьёй. Их Покасса показательно казнил, причём с особой жестокостью, продемонстрировав населению, что власть поменялась. И пока бойцы его армии грабили местных жителей, объявил тем, что жить теперь будут по его закону. На Дире — Джуа он урвал неплохой куш — стоявшие на приколе старые аграфские корабли сразу удвоили его флот. Покасса решил ковать железо пока горячо — оставив одного из своих младших братьев, он не стал возвращаться на Лим — Бепе, а последовал в следующую соседнюю систему. Обжитые системы в кластере Арвар располагались близко друг к другу, поэтому буквально за месяц его государство из одной системы разрослось до пяти. Естественно, в пять раз увеличился и флот. Так же, как и на Дире — Джуа, на остальных захваченных планетах полностью уничтожалась правящая верхушка, а населению предлагалось присоединиться к победителю. Вначале аграфы хотели удавить наглеца — но Покасса предложил компаниям Галанте просто сказочные условия для работы — и вопросов у аграфов больше не возникало. Ещё бы — он просто снизил вдвое консцессионные отчисления, посчитав, что с пяти систем ему перепадет всё равно больше, чем с одной. За четыре года Покасса планомерно захватил оставшиеся 27 систем кластера Арвар — ни одно из новоиспечённых государств не смогло ему противостоять. Вот тогда Покасса объявил свое государсво — Империей Арвар, всех своих подданных — арварцами, ну а себя — Чорным Властелином.

После этого были ещё несколько десятилетий, за которые были присоединены последние 15 систем, примыкающие к кластеру Арвар, но сам Покасса уже не стремился к захватам — кредитов, получаемых со всех захваченных миров, было вполне достаточно, чтобы до конца жизни купаться в роскоши в окружении сотни местных красавиц, составивших его гарем. Как говорится — мечты сбываются.

Сам Покасса проправил без особых проблем — а вот сынку его пришлось туго. Не успел Покасса отбросить копыта, как на всех захваченных планетах вспыхнули восстания — и возглавляли их не какие–либо вожаки из низов — наместники этих систем, его родные дяди и кузены! После того, как флоты восставших прибыли к Лим — Бепе, Покасса Второй согласился со всеми требованиями наместников захваченных систем. Он оставался номинальным правителем Империи Арвар, но лезть в дела каждой системы не имел права. Наместники становились вождями кланов, куда записывали всё население систем. Была урезана численность армии, подчиняющаяся Чорному Властелину, но каждый клан теперь мог иметь собственную, и их численность ничем не регламентировалась. И, самое главное, каждая система теперь отчисляла Чорному Властелину чётко оговоренную сумму — ведь дяди и кузены тоже были арварцы, и тяга к роскоши была им не чужда. Самое последнее, что добило Покассу Второго — это то, что наследника теперь он не выбирал — он избирался Советом Вождей, хоть и из его потомства. А критерий для выбора был простой — у кого елда длиннее. Ходили слухи, что вождям это посоветовали аграфы…

Жизнь в новых условиях была для Покассы Второго настоящим прозябанием. Кредитов не хватало ни на что — даже гарем разбежался, из сотни жён осталось всего пять. Покасса Второй напрягал свой ум в поисках финансов — но ничего в голову не приходило. Все месторождения были в консцессиях у аграфов, изменить договор в лучшую для себя сторону он не мог — аграфы сразу дали понять, что после такого решения на следующий день в его дворце начнутся выборы Покассы Третьего. Но удача однажды улыбнулась ему — как–то, пережрав афродизиаков, он загремел в медцентр, куда в то же время доставили пилота–аграфа в спаскапсуле. Пилот пробыл в ней несколько лет — и ничуть не постарел за это время. Прибывшие представители из посольства Галанте скромно поблагодарили за спасение их соплеменника, даже отстегнули некоторую сумму. Покасса поинтересовался, что это за система, что позволяет так сохранять человеческое тело. Оказалось — давно разработанная система гибернации, позволяющая спасти пилота, заморозив его. Разморозить обратно человека можно было и через год, и через десять лет. У Покассы Второго в голове словно щёлкнул переключатель. Он связался с представительством фирмы, выпускающей такие устройства, и заказал партию устройств гибернации, выполненных по форме в виде обычного ящика, в котором человек просто лежал бы. Закупка вытянула из казны все средства, даже пришлось залезть в долг аграфским банкирам — но вскоре она была полностью окуплена. Небольшая эскадра, сопровождающая транспорты, набитые криокапсулами, совершила несколько налётов на соседние системы ракшассцев и галифатцев — и вернулась обратно с первой партией рабов. Ракшассцы заплатили выкуп, сразу закрывший долги перед банком, а на средства, вырученные за галифатцев, проданных своим же землякам, Покасса закупил очередную партию криокапсул. Так Империя Арвар вступила в рабовладельческую эпоху.

За последующее столетие сложились и определённые правила, которые так или иначе были вынуждены принять все государства Содружества — арварцы выделили систему, куда прибывающие за выкупом могли добраться с гарантией того, что их самих не заберут в рабство — тот самый Хаар — Махрум. Там же находилась единственная на всю Империю космическая станция Содружества. Были установлены маршруты до этой системы, на которых никого никто не трогал — за это арварцев сурово карали свои же. Почему же не самое сильное государство смогло навязать всему Содружеству свои условия? Все очень просто — за их спиной стояло Объединённое Королевство Галанте. Аграфы неплохо зарабатывали на арварцах. Во–первых, арварцы ослабляли всех своих соседей, что уже было на руку аграфам. Во–вторых, встал вопрос о содержании рабов в подчинении — на раннем этапе рабы частенько восставали, или просто убивали своих хозяев. Есть спрос — появилось и предложение. Вначале это были рабские ошейники, которые устанавливал на шею каждой жертве. Аграфская компания, предложившая товар Покассе Второму, озолотилась. Следующим этапом стало создание корпорацией «Нейросеть» для своего подразделения «Нейросеть — Арвар» рабских имплантов — и рабы, которым их устанавливали, были полностью покорны воле хозяина.

Более того, все средства, выручаемые за счёт работорговли, арварцы тратили в том же Галанте для закупки всего необходимого — кораблей, оружия, различного оборудования — и, естественно, роскоши. Но однажды аграфы заметили, что рабские ошейники всё чаще и чаще оказывались на шеях их соплеменников — и потребовали от арварцев в категорической форме освободить всех подданых Её Величества. Потребовали — и были жёстко обломаны. Никого арварцы возвращать не собирались. Когда же аграфы ввели эмбарго на продажу арварцам всех видов оборудования, кораблей и оружия — арваррцы разорвали консцессионные договоры с компаниями Галанте. Ответным ходом с подачи аграфов на арварцев напал Галифат. Лишённые возможности получения пополнения взамен уничтоженных кораблей, арварцы лишились четырёх звёздных систем. Три из них, Ансэба, Касс — Ал и Маах — Ир, до сих пор оставались за Галифатом. А вот четвёртую, Аксуму, с огромными потерями удалось отбить. После заключения мира Покасса Шестой понял, что надо всё выпускать самим, чтобы ни от кого не зависеть. И арварцы стали развивать собственное производство, начав выпускать свою продукцию — корабли со столь странными названиями на старогалифатском, оружие, и, конечно, криокапсулы. От рабов арварцы отказываться не собирались.

Арварцы не обладали высоким интеллектом, но не очень–то переживали по этому поводу. Они сразу оценили преимущества рабовладения. Если ты не можешь управлять каким–то механизмом — значит, нужно поймать того, кто может, и заставить его это сделать. Не можешь проектировать космические корабли — поймай проектировщика, не можешь обслуживать автоматические линии — поймай техника или инженера. Не можешь воевать — поймай бойца. Естественно, при таком подходе желание «мочь» у них и не могло появиться. Каждый арваррец с детства знал, что его благополучие напрямую зависит от того, сколько у него будет рабов. Если раб не нужен сейчас в данный момент — его можно сдать в аренду. Или поменять на нужного. Буквально за одно поколение сложился настоящий рынок услуг — только предлагаемые услуги выполнял не арварец, а его рабы.

В Империи Арвар сложилось особое отношение к труду — его презирали в любом виде (и физический, и тем более интеллектуальный), и считали уделом рабов. Даже торговля не поощрялась, хоть и признавалась необходимым злом. Эталоном успешного арварца был тот, за которого всю работу делают рабы, а он только раздаёт приказы.

Был и ещё один момент, психологический. Какое удовольствие от того, что пнёшь дроида? Да никакого — только ногу ушибёшь. То ли дело раб — его можно бить, унижать, пытать, а то и вообще убить. Арварцы получали от этого истинное наслаждение…

В настоящее время Империя Арвар насчитывала 44 системы. Кроме Хаар — Махрума никакой полной информации по остальным системам не было — мало кто бывал в них, а если и бывали, то только с рабским ошейником. Естественно, никакой информации по системам выкупленные из рабства предоставить не могли. Впрочем, не зря говорят — «как аукнется — так и откликнется». Самих арварцев так же мало где принимали. В пространстве многих государств они могли побывать лишь транзитом, как туристы, не покидая космической станции Содружества. Спуск на поверхность для них был категорически запрещён. Еще дальше пошла одна из тоталитарных сект, «Церковь Очищения», расположенная на одном из многочисленных островов планеты Раэлия в одноимённой системе — они целенаправленно отлавливали арварцев. Пойманных убивали в ходе ритуала очищения. Считалось, что арваррец, убитый во время ритуала, забирал на себя все грехи того, кто его проводил. Спрос на арварцев на Раэлии был постоянный.

Окраинная система Аксума находилась на границе с Галифатом. После того, как Покасса Девятый заключил мирный договор с Галифатом, он нарушался не одну сотню раз. Впрочем, дальше космических перестрелок в пограничных системах дальше дело не заходило. Иногда арварцы пощипывали галифатские планеты, иногда галифатцы уничтожали арварские конвои — но непосредственно на арварские планеты не нападали. До этого момента. Сейчас в пространство Аксумы вывалился полноценный галифатский флот — и сразу устремился к единственной обжитой планете системы.

Глава 18

Аксума часто подвергалась нападению галифатцев, поэтому само появление галифатской эскадры никого не удивило. Удивлял только её состав — галифатцы послали в Аксуму целый флот. Первыми следовали 8 хакданских тяжёлых крейсеров «Хафиз» в окружении полутора десятков хакданских эсминцев «Хамнук», следом шли 12 ракетоносцев делусского проекта «Хашке», так же в охранении полутора десятков эсминцев. Замыкали процессию 5 носителей «Хурзум» и 60 транспортов проекта «Ворисар», в охранении четырёх десятков корветов хакданского проекта «Каннут».

На её перехват сразу отправилась объединённая эскадра всех четырёх арварских кланов, занимавших континенты Аксумы. Арварские кланы регулярно вступали в стычки друг с другом, доходило и до стычек в космосе, но это было — так, спор между своими. Но когда галифатцы вторгались в арварские системы, все споры между вождями кланов прекращались, и все силы арварцев объединялись для отпора агрессору. Сейчас арварская эскадра насчитывала 4 тяжёлых крейсера «Кёнтинбаш», 3 носителя «Харамзада» и 6 ракетоносцев «Жамбаш»; сопровождали их 20 эсминцев «Каддиб» и 60 корветов «Джаляб». С арварской боевой космической станции были выпущены сто тяжёлых истребителей «Магюлиз», к их рою присоединились ещё две сотни истребителей, выпущенных с арварских носителей эскадры. Сейча туча этой мошкары неслась навстречу такой же туче, выпущенной с пяти носителей галифатской эскадры. Сейчас с арварскими истребителями вступили в бой сотня легких хакданских перехватчиков «Фальми», подкреплённых сотней средних истребителей «Каллард» и полсусотней тяжёлых «Суфуров».

Морской бой скоротечен — скоротечными были и схватки истребителей. И арварцы, и галифатцы не оборудовали свои истребители системами спасения пилотов, предпочитая использовать пространство истребителя под установку дополнительного боекомплекта либо дополнительных пушек. Естественно, при поражении истребителя пилот погибал, поэтому вопросов со спасением выживших ни у тех, ни у других не было. Сейчас два роя столкнулись вместе, и бой рассыпался на индивидуальные дуэли. Вот тут и проявило себя наличие у галифатцев перехватчиков. Легкие «Фальми» не несли никакой брони, и при первом же попадании в них превращались в кучку металлолома (если вообще не взрывались) — вот только попробуй попади в такой. В результате усилий хакданских проектировщиков «Фальми» приобрёл невероятную манёвренность и скорость, на 30 процентов более высокую, чем у арварских «Магюлизов». «Магюлизы» могли принять бой с «Фальми» — но не могли его навязать. При этом, в отличии от кинетических пушек, установленных на арварских истребителях, «Фальми» несли две плазменные автоматические пушки. Запаса энергии в их накопителях хватало лишь на пару минут непрерывной стрельбы — но этого было достаточно для подобных столкновений. Сейчас плохоманёвренные «Магюлизы» сцепились с такими же медленными «Суфурами» и «Каллардами». При столкновении один–на–один победа осталась бы за ними, но «Фальми» оказались тем джокером, что бил все арварские карты. Тактика арварцев была стандартной — два своих истребителя на один истребитель противника, после уничтожения переключение на помощь своим, потерявшим одного напарника — и так далее, пока всех не уничтожат. Сейчас эта тактика дала сбой. Истребители галифатцев отвлекли на себя внимание арварцев, а тем временем перехватчики парой уничтожали их и переключались на следующего. Четверть часа — а от трёх сотен «Магюлизов» остался один космический мусор. Галифатцы так же понесли потери — но они был несоизмеримы. 28 «Суфуров», 43 «Калларда» и 17 «Фальми» не вернулись на носители, причем основные потери нанес не огонь кинетических пушек, а применение арварцами ракет «Аг — Шак» собственного производства. Большая их часть была уничтожена противоракетами, запущенными с «Суфуров», от многих «Фальми» просто увернулись. От многих, но не ото всех. Впрочем, результат был просто отличный — с учётом того, что для галифатских пилотов этот бой был первым в их жизни. Военнослужащие турецкой армии с установленными рабскими имплантами отлетали на «пять».

Эскадры приблизились на расстояние обстрела из дальнобойных МКО, установленных на тяжёлых крейсерах, и начался взаимный обмен ударами. Ракетоносцы «Хашке» выпустили по нескольку ракет, устремившихся к арварским кораблям, с арварских «Жамбашей» так же выпустили в сторону противника пачки ракет. Вот тут и проявилась разница в уровне технологий Империи Арвар и Конфедерации Делус — ракеты «Брамос» не переключились ни на одну выпущенную обманку и уклонились от всех противоракет, в отличии от которых две трети арварских ракет были сбиты с тех же ракетоносцев. Все шесть арварских «Жамбашей» были уничтожены попаданием в каждого тремя ракетами, потери галифатцев ограничились лишь двумя «Хашке» и одним эсминцем «Хамнук», на который переключились две сбитые с курса арварские «Рорги». Оставшиеся ракетоносцы галифатцев выпустили вторую пачку «Брамосов» — их целью теперь были арварские носители «Харамзада». С арварских носителей экстренно стартовали последние находившиеся в стартовых ячейках сто штурмовиков «Кыждыл» и направились к галифатской эскадре. Ещё до того, как они пролетели половину пути, их носители превратились один за другим в облака обломков. С «Хурзумов» навстречу штурмовикам стартовали по полсотни «Сафиров» и «Фальми». «Кыждылы» успели добраться до галифатских кораблей в первой линии — но не стали вступать в бой с истребителям, а устремились к к двум стоящим по центру тяжёлым крейсерам. Галифатские истребители успели уничтожить 26 штурмовиков, ещё 12 были уничтожены автоматическими пушками крейсеров, но оставшиеся штурмовики пошли на таран, сбив силовые щиты с обоих крейсеров. Вольфрамовые стержни, выпущенные по ним со всех четырёх арварских «Кёнтинбашей», завершил их боевой путь.

Поединок тяжёлых крейсеров продолжался, но исход его был очевиден — у арварских «Кёнтинбашей» силовые щиты были просажены более чем на 90 процентов, а у оставшихся десяти «Хафизов» не более чем 10. Остававшиеся арварские эсминцы и корветы направились к галифатской эскадре — впрочем, у них другого выбора и не было. Либо их после уничтожения тяжёлых крейсеров расстреляют издалека, либо они смогут приблизиться на расстояние выстрела и смогут нанести хоть какой–то ущерб противнику. Вариант отступать под прикрытие модулей защитной призмы арварцами сейчас даже не рассматривался — это только даст противнику возможность перестрелять их до того, как они смогут добраться до призмы.

Галифатская эскадра отреагировала лишь выпуском очередной пачки ракет — впрочем, это были не «Брамосы», а более простые «Гильды», как раз предназначенные для уничтожения кораблей класса корвета, максимум эсминца.

Причина была проста — не успели арврские эсминцы выйти на линию огня своих кинетических орудий «MASH‑6», как все четыре арварских «Кёнтинбаша», окончательно лишившись силовых щитов, взорвались после нескольких попаданий в них вольфрамовых стержней, выпущенных установками МКО с галифатских «Хафизов». Как только крупные корабли арварской эскадры были уничтожены, «Хафизы» переключились на уничтожение арварских эсминцев. К этому времени первая пачка «Гильд» достигла построения корветов, уничтожив 4 «Джаляба» и сбив силовые щиты ещё с тринадцати.

После уничтожения арварских тяжёлых крейсеров галифатская эскадра снова стала набирать скорость, двигаясь навстречу арварским эсминцами и корветам. Вот теперь вперед вырвались шедшие в охранении транспортов галифатские корветы, вступив в бой с приблизившимися корветами арварцев. Тех к тому времени уже проредила вторая пачка ракет «Гильда», выпущенная ракетоносцами — в строю оставались лишь 33 «Джаляба», у шести из которых силовые щиты уже были сбиты. Арварские эсминцы так же подошли к линии открытия огня в сокращённом составе — одного попадания с МКО было достаточно для уничтожения «Каддиба», и сейчас в строю оставалось всего 11 единиц. Остатки арварской эскадры открыли огонь из кинетических орудий по приближающимся галифатским корветам, сконцентрировав огонь на шести самых ближних. За десять минут произошёл размен — галифатцы потеряли эти самые шесть корветов, а арварская эскадра вообще перестала существовать. «Джалябы» были уничтожены совместным ударом высокоточных лазерных пушек галифатских «Каннутов» и очередной пачкой ракет «Гильда», выпущенных с галифатских ракетоносцев, эсминцы же просто расстреляли из МКО тяжёлых крейсеров.

После уничтожения арварской эскадры галифатцы не остановились и не повернули назад — вся эскадра продолжила следовать к планете. Впрочем, от неё отделились две группы, по 5 корветов и одному эсминцу в каждой, направившиеся в сторону двух гравипередатчиков.

Эскадра приблизилась к планете, по пути выпущенные вперёд эсминцы с помощью специальных ракет «Красс» ликвидировали два минных поля, обеспечив кораблям эскадры безопасный проход к цели. А целью были находившиеся на орбите планеты четыре модуля защитной призмы и боевая космическая станция. Вот тут стало понятно, почему против эсминцев и корветов арварской эскадры галифатцы не выпустили истребители — они были нужны им сейчас, чтобы связать боевую станцию. Сама же станция осталась без прикрытия — все находившиеся на ней «Магюлизы» были уничтожены. Сейчас к ней устремились оставшиеся 36 «Суфуров» и 54 «Калларда» — половина из уцелевших после боя с арварскими «Магюлизами». Оставшиеся ждали в стартовых ячейках — как только выпущенные истребители разрядят по боевой станции весь запас накопителей и отправятся на перезарядку, они стартуют, чтобы сменить их.

Тяжёлые крейсера и ракетоносцы эскадры приступили к последовательному уничтожению модулей боевой призмы, через полчаса первый модуль был уничтожен, огонь кораблей эскадры был перенесён на следующий. В этот момент подошедшие к гравипередатчикам пятёрки корветов стали уничтожать защитные турели, принимая на себя ответные удары, а эсминцы отстрелили в сторону гравипередатчиков первую партию управляемых бомб. Через несколько минут, от гравипередатчиков оставались лишь груды металла, вскоре разнесённых внутренним взрывом — это рванули вышедшие из под контроля термоядерные реакторы, обеспечивающие их энергоснабжение. Группы, потерявшие три корвета, следовали к своей эскадре. Поставленная перед ними задача была выполнена — система Аксума осталась без связи.

За последующие восемь часов галифатская эскадра, потеряв ещё один тяжёлый крейсер «Хафиз», три ракетоносца «Хашке», и половину остававшихся «Суфуров» и «Каллардов», уничтожила все четыре модуля защитной призмы и боевую космическую станцию. Сейчас в дело включились простаивавшие до этого эсминцы «Хамнук» — они потому и не принимали участия в бою, что были под завязку напичканы управляемыми бомбами. Пришло время отправить их груз на планету. А чтобы им не смогли помешать, с носителей вылетели к планете специально придерживаемые до этого момента полсотни штурмовиков армаррского проекта «Лифей». Сейчас они утюжили на всех четырёх континентах Аксумы силовые щиты, закрывающие планетарные установки МКО. Тем временем тяжёлые крейсеры переключились на новые цели — две арварские гражданские космические станции, планомерно начав их утюжить. Сбив за пару часов их силовые щиты, крейсеры начали целенаправленно наносит удары по местам расположения генераторов. Арварские транспорты и пассажирские лайнеры экстренно отстыковывались от космических станций и устремлялись к ближайшей точке перехода, но за ними устремлялись галифатские корветы. Транспортам и лайнерам отстреливали двигатели, после чего спокойно уничтожали, при этом в первую очередь галифатцы стремились уничтожить именно пассажирские лайнеры.

А вот на планете проявились особые качества арварцев. Больше половины силовых щитов над мегаполисами планеты так и не включились, по причине либо халатности, либо просто небрежной эскплуатации. Не работали многие МКО — по причинам, которые ни в Гардарре, ни в Армарре, ни в Хакдане с Делусом просто не могли возникнуть. Некоторые из МКО вообще не были подключены к энергостанциям, некоторые — были подключены, но помимо них на этих энерговодах сидели городские потребители, в результате чего зарядить накопители орудий не представлялось возможным. И — просто песня — большая часть орудий оказалась без вольфрамовых стержней. Тех самых «патронов», которыми МКО должно было вести огонь. Сейчас все планетарные установки МКО были уничтожены, эсминцы отстреливали очередные порции управляемых бомб на единичные силовые щиты, сумевшие включиться и закрывшие мегаполисы матово–чёрными пузырями. Часть эсминцев уже переключилась на энергостанции, обесточивая континенты.

За 19 часов очередной этап был выполнен — все установки МКО, силовые щиты над мегаполисами и космопортами (их было по одному на каждом континенте), энергостанции, обнаруженные расположения клановых армий — были уничтожены. Уничтожены были обе арварские космические станции, пара десятков пассажирских лайнеров и несколько транспортов. Эсминцы продолжали наносить управляемыми бомбами точечные удары — их цель теперь были основные линии монорельса и их станции, на которых погибли по всей планете сотни тысяч арварцев, стремившихся покинуть города. Удары наносились по городам, где уничтожались водоочистные установки, а так же по местам скопления арварских войск.

Только теперь к планете подошли все 60 транспортов, с которых в районы космопортов двух соседних континентов стартовали десантные боты. Следующий этап операции начался.

Глава 19

Три гардаррских корвета, скрытые маскировочными полями, располагались позади пятёрки носителей. На двух, как и в прошлый раз, размещались псионы, руководившие ходом атаки на Аксуму, на третьем корвете, «Сугде», в трёх челноках, стоящих на лётной палубе, снова томились в ожидании команда поисковиков и наша троица — Сашка, Траян и Идан. Каждая минута сейчас казалась им длиннее чем все 17 дней перелёта до Аксумы.

— Старт! — пришла команда от Горана, и все три челнока, включив маскировку, покинули корвет, направившись к первой точке поисков.

Завод по производству медкапсул «Вирасанк» они нашли довольно быстро — Малыш сразу откликнулся, как только они вышли в заданную точку. Все четыре континента Аксумы располагались на экваторе, океаны со всех сторон омывали их скалистые обрывы высотой не менее трёх сотен метров. Континенты были холмистые, покрытые пятнами растительности, среди которых возвышались равномерно разбросанные мегаполисы. Из космоса картинка была красивая — этот континент напоминал немного смятый и местами вытертый зелёный ковер, на котором кто–то разбросал мелкие алмазы — это так сверху выглядели мегаполисы. Место поисков располагалось как раз в такой «вытертости». Рядом находились возделанные поля, относящиеся к находящейся в пятнадцати километрах усадьбы рабовладельца. Никакой активности поблизости не наблюдалось, поэтому все три челнока спокойно сели на поверхность. Сашка указал места нахождения артефактов и места, где, на его взгляд, нужно было бить шурфы, после чего Гудим с командой приступили к работе. Ещё на корабле все члены поисковой группы активировали маскировочные устройства, представляющие из себя силовые генераторы, формирующие вокруг носителя кокон, на поверхность которого выводилось изображение с противоположной стороны кокона. Неподвижного человека в ней заметить было сложно, но вот в движении маскировка работала неважно — впрочем, ничего лучше в Содружестве пока придумано не было. А вот троица друзей была облачена в «жидкости» — и в бронь, и в маскировку, под которыми находились комбинезоны Предшествующих. Вот тут никаких проблем с маскировкой не было — поисковая команда ориентировалась только на голос, если кто–то из троицы говорил, так как абсолютно не видели их.

За полчаса шурф был пробит и внутрь спущен дроид.

Сама медкапсула «Вирасанк» была длиной более двух метров, «корыто» же, в котором её выращивали, представляло по форме «кирпич» с габаритами 3 на 2 на полтора метра. Таких «корыт» в открытых ими помещениях было три десятка. Но управление процессом роста во всех них осуществлялось одним уже знакомым кластером промышленных искинов — те же четыре вертикальные «дыни–торпеда», установленные на подставку. Сохранилось помещение операторной, где были найдены диски с базами знаний и три информкристалла — а вот склад готовой продукции и склад стасис–контейнеров с реагентом не выдержали испытания временем — ничего в них, кроме гор мелкой пыли, не было.

— Вывоз займёт почти сутки — делился с ними своими прикидками Гудим, глядя, как его подчинённые приступили к извлечению кластера искинов. Кластер был полностью отключен, ни одного универсального источника в нём не осталось. — Тут столько «корыт», что во все челноки не поместятся…

— Значит, загруженные челноки надо сразу отправлять на «Сугду». Это конечно добавляет вероятности демаскировки. Но зато вывезем всё быстрее.

Сашка выбрался из шахты наружу, следом вылезли Идан с Траяном.

— Слушайте, а ведь можно сэкономить время. Риск определённый есть, но мы вообще рискуем даже просто находясь здесь…

— Это о чём ты? — Траян с одной стороны не хотел идти на излишний риск, но и с другой стороны хотел провести поиски по максимуму.

— Мы берём один челнок и отправляемся ко второй точке — она в двух часах лёта отсюда на соседнем континенте. Пока Гудим с парнями будут заполнять челноки, мы определим, есть ли там артефакты или нет. Если будут — я определю точные места залегания. А у них работа будет идти так: отправили первый челнок — грузят второй. К моменту возвращения с «Сугды» первого второй, заполненный, отправляется на «Сугду». Когда все извлекут и отправят на корвет, прибывают на одном челноке на наше место и начинают работу. А второй челнок с «Сугды» прибудет уже на вторую точку

Траян посовещался с Гудимом, после чего сообщил им.

— Вариант принят. Гудиму сейчас наша помощь не требуется, сами справятся. Вторая точка для поисков ему известна. А мы даже поможем им — возьмем тройку дроидов, они к прилёту Гудима и его команды подготовят шурфы. Так что — летим!

Лететь до второй точки пришлось чуть дольше из–за изменения в маршруте — исходный проходил поблизости с одним из мегаполисов, который в это же время хорошо утюжили с орбиты эсминцы эскадры. Здесь пришлось почти минут сорок «покрутить спираль» — но место было найдено. Судя по количеству отметок, засечённых Малышом, здесь их не ожидает большой хабар. Траян посадил челнок, и Сашка принялся отмечать места, под которыми находились артефакты.

Место, где они сели, оказалось на краю проплешины — здесь была саванна, разреженная небольшими рощицами редких деревьев, и в окрестности сотни километров никто не жил.

— Всё, отметил — Сашка скинул друзьям файл, содержащий картинки с местами размещения отметок и указанием глубин залегания под ними артефактов и рекомендуемой точки для выкапывания шахты. — Судя по всему, остался лишь склад готовой продукции и операторная. Впрочем, они всегда защищены лучше…

Идан молча управлял тройкой «Герсеев», оборудующих раскоп и выгребающих землю. Через полтора часа все трое находились в открытом помещении на глубине 15 метров. Помещение сильно пострадало — оно было наполовину завалено грунтом, дроидам пришлось раскапывать породу, чтобы добраться до двух дисков с базами знаний и трёх информкристаллов. Грунт попал в помещение из коридора, соединяющего это помещение с такими же. Коридор был так же полностью заполнен грунтом, и Идан, недолго думая, принял решение делать второй раскоп, чтобы добраться до находившихся во втором помещении артефактов.

Второе помещение так же пострадало — они смогли откопать шесть магнитынх ловушек и один модуль, бывший когда–то элементом автоматической линии.

Сашка с Траяном загрузили все находки в трюм челнока, следом Идан загнал в трюм дроидов. Друзья уселись в челнок и Траян направил его к третьей точке поисков, определённой Азаром. С момента, как они расстались с командой Гудима, прошло 9 часов.

До континента, расположенного на другой стороне планеты, они добирались больше четырёх часов. Сашка успел «скормить» Малышу все информкристаллы и базы знаний, но, получив от того переводы, не спешил их изучать — кто знает, вдруг одна из найденных линий будет в сборе и придётся экстренно изучать руководство по её эксплуатации. Поиски на месте заняли ещё полчаса — но себя полностью оправдвли. Судя по количеству артефактов, обнаруженных Малышом, в этом месте находился полностью сохранившийся завод, как они нашли в системе Аламо.

Место находилось в глубине джунглей, напоминавших верховья Амазонки — челнок не мог найти место для посадки, и Сашке с Иданом пришлось спуститься вниз на тросе, вслед за ними спустились дроиды. Идан, управляя дроидами, готовил площадку для посадки челнока, а Сашка лазил по джунглям в поиске оптимального места для обустройства раскопа. Сам же Траян не стал терять время — высадив их, он направил челнок на «Сугду», где собирался выгрузить магнитные ловушки.

Четыре часа понадобилось Идану, чтобы с помощью дроидов подготовить место для посадки сразу двух челноков, Сашка же это время бродил по джунглям, уточняя места залегания артефактов. Что–то не давало ему покоя.

«Малыш, а ты мог бы хоть ориентировочно показать 3D-модель этого места с указанием точек залегания артефактов?» — «Конечно могу! Уже подговил!»

Одного взгляда на присланную Малышом 3D-модель местности было достаточно. Вот оно в чём дело! Ландшафт на модели был ровным как стол, на котором возвышалось небольшое плато высотой метров 10 — и именно там Малыш засёк артефакты, как раз на глубине около 10 метров.

— У меня всё. — Идан в споровождении дроидов подошёл к нему. — Ты уже определил места для шурфов.

— Не для шурфов. Для туннеля — Сашка скинул Идану 3D-модель местности. — вот здесь, прямо на склоне.

К возвращению Траяна дроиды выкопали пятиметровый туннель и вскрыли гранитную стену. Перед ними предстал нетронутый временем завод по производству автоматических линий, производящих контейнеры с антиматерией для космических кораблей Предшествующих.

Все трое бродили по помещениям и разглядывали находки. Самая ценная ждала их в ближайшем же — полностью готовый к отгрузке комплект автоматической линии.

— Горан сообщил, что Гудим заканчивает работы. Наверное, его команда уже вылетела к нам. — прервал их молчание Траян. — Не будем их ждать. Мы с Иданом грузим в челнок элементы автоматической линии, а ты, Аш, разбирайся с производственным комплексом.

А разбираться действительно было с чем — ко всем четырём десяткам агрегатов были подключены стоящие около них стасис контейнеры с реагентом. Для того, чтобы вывозить их, требовали деактивация комплекса. В операторной нашлись диски с базам знаний с руководствами по эксплуатации этой автоматической линии, и Сашка сразу же поставил её на изучение. Изучение займёт 28 часов — но поисковикам будет чем заняться. В несколько помещений были полностью заставлены промышленными стасис–контейнерами с реагентом. Планировка завода напоминала обследованный ими на Беккее завод по производству универсальных источников — в конце длинного коридора находился лифт, закрытый сейчас гранитной плитой. Коды доступа лифт не требовал, дверь сразу открылась при активации панели вызова. Ехать?…

— Трян! Я съезжу на лифте, посмотрю, что там внизу…

— Куда???… Только со мной! Вдруг там что–то… — Сашкина идея Траяну не понравилась. — И охранного дроида возьмём.

Они за два часа погрузили часть оборудования, Траян ещё раз связался с Гораном. Тот подтвердил — один челнок поисковиков уже прибыл с последней партией груза и сейчас разгружается, второй через пару часов прибудет к ним.

— Вот теперь едем. — Идан остался ждать поисковиков, а Сашка и Траян направились в лифт.

— Ох ни хрена себе… — только и смог произнести Траян, когда лифт достиг нижней точки — они пролетели почти триста метров буквально за десять секунд.

Гранитная плита ушла в сторону, они вышли в длинный коридор, и, попетляв по нему минут пятнадцать, достигли очередной двери. Вот тут активационная панель требовала код доступа…

«Хозяин, не вводи коды!..» — запричитал Малыш — «Тут охранные системы, неправильно введёшь код три раза — тебя деструктор распылит!.. "

«А ты можешь подобрать код доступа?» — «Конечно нет! У меня же нет доступа к искину системы защиты!»

«А где он находится?» — «Да внутри помещения, под силовым полем. Так что и не пытайся.»

Несолоно хлебавши, друзья поднялись обратно наверх.

Гудим, осмотрев фронт работ, только покачал головой.

— Здесь — двое суток, не меньше. Даже с учётом того, что вы удачно пробили тоннель. Сутки на вывоз стасис–контейнеров, да сутки на вывоз автоматической линии. А она ещё не деактивирована…

— Деактивируем, через 25 часов изучится руководство по эксплуатации. — успокоил его Сашка. — Так что работайте спокойно. А мы — начнём исследование на следующей точке. Через сутки вернёмся.

А вот по вопросу, куда им дальше лететь разгорелись нешуточные дебаты. Идан настаивал проверить лабораторию по выращиванию тел, Траян — завод по производству автоматических линий, производящих деструкторы «Дханва».

— Так вам скажу — подвёл итог спора Сашка. — Ближайшая к нам точка — это завод, где производились системы магнитной защиты для кораблей — сборщиков антиматерии. Туда и полетим. Оно вроде не самое необходимое сейчас — но окажется очень нужным, когда мы найдем место, где шёл отбор антиматерии. Именно «когда», а не «если» — я в этом не сомневаюсь. Будет у нас доступ к антиматерии — и тогда всё у нас будет.

Через шесть часов троица снова рассматривала найденное и вскрытое ими подземелье. Не зря Сашка настоял именно на этом объекте — автоматическая линия по производству магнитных защит так же была целой и невредимой. За оставшиеся им из отведённых 17-ти часов Траян вывез на «Сугду» 12 промышленных 3D-принтеров, полсотни различных емкостей с измельчёнными минералами и даже часть готовой продукции — пару сотен напоминающих канцелярские кнопки шастигранных пластин, где–то полметра в диаметре, с выступающей по центру иглой. Видимо, корабль обшивали защитой, просто «накалывая» пластину к корпусу — и через иглу шло её энергоснабжение, обеспечивающее формирование магнитного поля. Как Сашке не было грустно, но пришлось оставить в подземелье несколько тысяч таких пластин — времени на это не хватало. Вернулись они в срок — поисковики отправили челнок с последними извлечёнными стасис–контейнерами, а он наконец изучил руководство по эксплуатации на комплекс.

Глава 20

А на планете уже двое суток шла бойня — два десанта галифатцев высадились в космопортах на двух соседних континентах. Арварцы успели организовать их оборону, но поддержка десанта штурмовиками сделала своё дело — комплексы были взяты буквально за несколько часов. Галифатцы потеряли не менее 6 тысяч бойцов при штурме каждого, но все оборонявшие космопорты силы были уничтожены. Тут повлияло то, что операций по обороне своих планет арварцы давно уже не проводили, и соответствующего опыта для этого у них не было. Значительную часть обороняющихся составляли рабы с установленными рабскими имплантами, они использовались арварцами как пушечное мясо. Вложений почти никаких — дал комбез, сунул в руки «Узочу‑50» — и всё, готов боец. Но чтобы управлять группой бойцов, нужно так же было иметь определённый уровень интеллекта — чем выше, тем большим количеством рабов можно было управлять одновременно. А вот с интеллектом у арварцев было туго. Приходилось ставить над рабами десятника, такого же раба, через которого шло управление действиями десятка. Над десятниками стояли сотники, уровнем выше уже находились сами арварцы. Не лучшая модель управления, но арварцев она полностью устраивала — она хорошо себя зарекомендовала при налётах на чужие планеты или нападении на пассажирские лайнеры и грузовые транспорты. Не сказать, что сами арварцы не участвовали в боевых действиях — многие рабы были арварцами, загремевшими в рабство за долги или за преступления. Но свободные арварцы старались никогда на рожон не лезть. Их задача вернуться живыми с захваченными рабами, а не мёртвыми героями — никто их героизм не оценит. Но вот при обороне космопорта эта схема дала сбой — после ударов с эсминцев по зданиям комплекса космопорта тысячники арварцев просто сбежали, бросив рабов оборонять здания. Естественно, без руководства и координации действий между подразделениями галифатцы без особых проблем взломали оборону и за час уничтожили всех сопротивляющихся — не менее 25 тысяч в каждом из космопортов. После прибытия всех десантных планетарных транспортов из каждого космопорта выдвинулась колонна к ближайшему мегаполису. Но тут арварцы просчитались — достигнув по транссе въезда в ближайший мегаполис, галифатцы не пошли на его штурм, а, создав на развязке блок–пост, последовали дальше. Таким образом они пропустили ещё два мегаполиса на их пути, добравшись до своей основной цели — траспортная магистраль упиралась в кольцевую дорогу, охватывающую столицу этого континента. Столицу, где размещалась резиденция местного вождя клана. На втором континенте силы вторжения поступили таким же образом — достигнув кольцевой магистрали, они устремились по ней, так же расставляя блок посты в местах развязок с другими трассами, ведущими в столицу. Всего восемь часов — а столицы обоих континентов оказались в окружении, силовые щиты над их районами отсутствовали, энергостанции уничтожены. Когда к галифатцам прибыли подкрепления из космопортов, оба экспедиционных корпуса начали штурм окружённых городов.

Оборона городов для арварцев была «терра инкогнита», и проблемы в её организации возникли у них с самого начала.

Если в галифатских мегаполисах на Беккее находились командиры, бравшие на себя управление обороной городов — у арварцев таких не нашлось. Да и рядовые жители, в отличии от галифатских, при первом серьёзном столкновении сразу сбегали — стойкости у арварцев было ноль, а коллективизм возникал лишь тогда, когда можно было напасть толпой на одинокого безоружного. В других случаях арварцы поступали по ещё одному своему принципу — «Лулумба за всех — а каждый за себя».

Фактически единой обороны мегаполиса не существовало — каждое подразделение арварцев защищало лишь свой квартал. При этом оказать помощь соседнему кварталу у них и мысли в голову не приходило. Когда же дело доходило до их квартала, нередки был случаи дезертирства.

Сами вожди не ожидали, что враг окажется рядом буквально через несколько часов после взятия космопортов — по их понятиям минимум пару суток галифатцы должны были потратить на грабёж и мародёрство. По крайней мере, сами бы они так и поступили. В результате мегаполисы, где находилось они сами, оказались в полной блокаде, все челноки, пытавшиеся покинуть окружённые города, сбивались зависшими над ними корветами галифатцев. Нельзя сказать, что арварцы совсем не оказывали сопротивления — они уже сбили пару десятков галифатских штурмовиков, утюживших спальные районы столиц, а из мегаполисов, оставленных позади, разрозненные группы пытались ударить в спину галифатским колоннам. Но все атаки на галифатцев были разрозненными уколами, которые не могли остановить захватчиков.

Особое внимание галифатцы уделили связи — они планомерно уничтожили на этих двух континентах все ретрансляторы. Теперь два вождя этих континентов не могли даже запросить подкрепление из соседних мегаполисов.

Галифатцы же, передохнув пару часов, пошли на штурм столиц. Они не проводили полную зачистку кварталов — установив лишь укреплённые точки на перекрёстках основных магистралей, обеспечивающих контроль за ними, они прошли спальные районы насквозь и достигли въездов в деловые центры, где располагались резиденции вождей. Сейчас к наступающим снова подключились штурмовики «Лифей», утюжа всё на пути наступающих войск. Через семь часов обе резиденции вождей были взяты в плотное кольцо. Собранные в правительственном квартале клановые войска пошли в контратаку — но лишь положили десяток тысяч бойцов, откатившись назад — за короткое время галифатцы сумели организовать эффективную оборону. От галифатцев последовал ультиматум — единственной гарантией жизни является полная и безоговорочная сдача. Сдавшимся будет сохранена жизнь — командир галифатцев публично поклялся Зиятдином, пророком его Муталибом и всеми его сподвижниками — Гаксудом, Гамалем, Инсаром, Зульхаком и Шамсутдином. Клятва была серьёзной, поэтому оба вождя, Нгози и Мбепе решили сдаться. Ох, зря они это сделали…

Вначале было записано обращение вождей кланов к своим подданным, где вожди объявляли о капитуляции и требовании сдать галифатцам оружие и всех рабов. А после того, как оба вождя передали командирам галифатцев доступ к хранилищу ценностей (находившемуся в их же резиденциях — никаким местным банкам вожди не доверяли) а так же номера секретных счётов и пароли в банках Галанте и Армарры, их тут же пристрелили вместе с семьями.

Сейчас выделенный отряд галифатцев занимался изъятием из клановых хранилищ запасов арварских кредитных жетонов, которые сразу вывозились в космопорт. Особое внимание было уделено находящимся в деловом центре отделениям корпорации «Нейросеть — Арвар» — туда сгонялись разоружённые клановые бойцы, сдавшие оружие и бронекостюмы, где им как на конвейере устанавливали рабские импланты. Рабы у арварцев были как расходный материал, поэтому в каждом крупном отделении корпорации постоянно был запас в 10 тысяч имплантов. Через несколько часов, когда импланты активируются, армия галифатцев увеличится на 20 тысяч бойцов.

К блок–постам в спальных районах потянулись процессии. Арварцы сдавали своих рабов и передавали галифатцам коды доступа к их нейросетям и рабским ошейникам — только после этого они могли живыми с семьями покинуть город. Рабы, у которых уже были установлены рабские импланты, отвозились в резиденции вождей, где галифатцы их экипировали и вооружали, тем самым восполнив потери своей армии, и даже увеличив её на сорок тысяч. А экипировка и оружие теперь у них были — не только изъятые у сдавшихся в плен, но и найденные в арсенале, опять же на территории резиденции вождей. Галифатцы специально отпускали арварцев — пусть, по прибытии в соседние мегаполисы, расскажут всем, что вожди капитулировали, а напавшие на них гучи всего лишь хотят забрать рабов.

Но отпускали из столиц не только жителей, но и некоторых рабов, а именно арварцев, с установленными рабскими нейросетями. Они покидали столицы с беженцами и устремлялись в ближайшие мегаполисы. По прибытии туда они должны были выполнить поставленный им галифатцами приказ — углубиться в толпу побольше, лучше из военных, и привести в действие устройство, спрятанный под комбинезонами пояс с ульранитом.

Не во всех спальных районах арварцы сразу принимали капитуляцию — тогда наставал черёд заменить пряник на кнут — эти районы галифатцы брали штурмом.

Не все арварцы горели желанием передать часть своих рабов в клановую армию. Во время налёта и грабежа это учитывалось при делёжке прибыли. Но одно дело делить прибыль, совсем другое — убытки. Вооружать рабов хорошим оружием так же никто не собирался — арварцы не могли даже представить, как их примитивная жадность сыграет с ними злую шутку — плохо вооружённые рабы не смогли противостоять хорошо экипированным галифатцам.

Командиры галифатцев красовались в тяжёлых скафах «Суад‑5В» с установленными наплечными плазменными пушками «Дил‑23Т». На командирах рангом ниже были более простые «Ихев‑4» с пушками «Дил‑20». Даже рядовые галифатцы были одеты в легкие защитные скафы «Керамин-С» и вооружены штурмовыми лазерами «Грок‑4» или штурмовыми винтовками «РТХ‑120».

Но самое главное — подразделения галифатцев поддерживались мехами и дроидами. Делусские «Бардер‑3М», снабжённые 4‑х ствольными пулемётами РТХ‑260, и хакданские тяжелобронированные «Тиссом‑4М», несшие по две тяжёлые автоматические плазменные пушки АГ‑48, составляли ударный костяк, ломавший хребет обороны арварских мегаполисов. Простивостояли им большей частью оширские дроиды «Чунн — Жень», единственными достоинствами которых было хорошее бронирование, простота управления — и самая низкая цена из всех имеющихся моделей. В прямом противостоянии с галифатскими дроидами все арварские были сожжены.

Арварцы были падки на всё цветное и блестящее — все свои бронескафы отделывали золотом или хромом, чтобы они ярче светились на солнце. Теперь они стали замечательными мишенями — их выбивали в первую очередь, и в результате шла потеря управления подчинённых им бойцов. Более того, многие по привычке не доверяли рабам, и если рабы, которым установили имплант, после гибели хозяина продолжали выполнять последнюю полученную команду, то те, кто ещё носил рабский ошейник, просто умирали от разрыва сердца — такую команду закладывали в ошейники, чтобы рабы не пытались убить хозяина. Захватывая очередной квартал, галифатцы сгоняли все местное население на площади — и тут же, изъяв у арварцев все имеющиеся кредиты, пускали всех в расход. Это так же было арварцам в новинку — галифатцы ранее так никогда не поступали. Что удивляться, что к концу вторых суток с момента высадки десантов обе столицы континентов были захвачены?

По истечении двух суток с момента высадки десанта из столиц континентов в сторону удерживаемых космопортов потянулись колонны захватчиков. Колонны сразу направились на лётные поля, где сразу же стали загружаться в ждавшие их десантные боты и планетарники. 30 тысяч прибывших в каждый космопорт бойцов вместе с дроидами и мехами отправились на штурм космопорта третьего континента.

Над соседними со столицами мегаполисами тем временем зависали транспортные планетарники, с которых шла трансляция выступления Нгози и Мбембе — вожди призывали жителей мегаполисов не сопротивляться гучам и выполнять их требования.

К тому времени в те города уже прибыли арварцы, которых отпустили из административного центра, успевшие в красках рассказать про всё произошедшие с ними. Арварцы были вруны, поэтому в рассказах прибывших фигурировали многомиллионные армии гуч, которые во–вот прийдут следом за ними. Добавили паники и арварцы–смертиники — десятки взрывов прокатились по соседним мегаполисам, и хоть ущерб физический от них был минимален — погибли в основном гражданские, но вот паника там вспыхнула нехилая — арварцы просто боялись выйти из своих домов.

Поэтому, когда покинувшие разбитые и разорённые административные центры галифатцы добрались до ближайших мегаполисов, те были наполовину пусты — большая часть арварцев, нахватавшись слухов, сбежала из городов. Тактика захвата городов себя полностью оправдала, поэтому её не меняли — штурмовые группы галифатцев прорывались в спальные районы по основным магистралям до перекрёстков, где устанавливали блок–посты, укрепляли оборону и ждали следующей за ними штурмовой группы, если встречали сопротивление — им на помощь прибывала поддержка с воздуха. Так же брались и деловые центры, после чего шла планомерная зачистка кварталов. Так же условием выхода из города была передача арварцами имеющихся у них рабов. Не забывали и про отделения «Нейросети — Арвар» — всех сдавшихся бойцов арварцев прогоняли через установку рабских имплантов, после чего они пополняли галифатскую армию. Пополнив потери изъятыми рабами с установленными имплантами, экипировав их оружием, изъятым у погибших, армии галифатцев на обоих континентах продвигалась от мегаполиса к мегаполису.

Тем временем на третьем континенте операция столкнулась с определёнными трудностями — несмотря на то, что по комплексу зданий местного космопорта отработали эсминцы и штурмовики, превратив большую часть зданий комплекса в руины, более пяти десятков десантных ботов, шедших на посадку в местном космопорте, были сбиты из ППКК. Штурмовики так же потеряли 14 единиц — каким–то образом у арварцев этого клана оказались делусские ППКК «Нидл». Высадившуюся группу сразу же атаковали арварцы — несмотря на понесённые арваррцами потери, они полностью уничтожили первую группу высадившихся. Пришлось снова вызывать штурмовики и снова утюжить космопорт и его окрестности, и одновременно осуществлять посадку десантных транспортов. Потеряв 23 тысячи бойцов, галифатцы сумели закрепиться в космопорте. Им пришлось сидеть в глухой обороне — арварцы на этом континенте собирали и бросали на штурм галифатских позиций одно подразделение за другим, не считаясь с потерями. Через 12 часов к ним на подмогу прибыли первые партии «новобранцев» — захваченных на первых двух континентах арварцев, у которых уже активировались рабские импланты. Пополнение сразу же было брошено в контрнаступление.

Галифатцы не стали менять оправдавшую себя на предыдущих континентах тактику — они, прорвав оборону арварцев вокруг космопорта, так же устремились по магистрали, ведущей в местную столицу. Здесь пришлось так же оборудовать блок–посты для защиты трассы от подразделений арварцев, набрасывающихся на них из примыкающих мегаполисов. Галифатцам пришлось перебрасывать в третий космопорт дополнительные подкрепления, ещё по 30 тысяч арварцев с рабскими имплантами прибыли с каждого из двух континентов. На этом континенте пришлось в три раза увеличивать численность гарнизонов блок–постов на трассе от космопорта до столицы. Тем не менее, к концу третьих суток столица третьего континента так же была в кольце и начался её штурм.

Здесь через спальные районы приходилось прорываться с боями — местный вождь, Мнгуни, успел подготовиться к обороне — по его приказу ещё до начала высадки десанта из всех мегаполисов пригнали 100 тысяч рабов для обороны столицы. Его родня, руководившая мегаполисами, выла и визжала, но приказ выполнила.

Сейчас галифатцы с боем прорывались через подготовленную оборону спальных районов. Если бы не постоянные подкрепления, присылаемые с двух других континентов, шансов пробиться к деловому центру столицы у них бы не было.

Подкрепления сделали своё дело — потеряв не менее 40 тысяч при штурме спальных районов, галифатцы пробились ко въездам в деловой центр и сразу устремились внутрь. А арваррцы к этому времени положили на контратаках почти 80 тысяч рабов с имплантами. Сил на оборону делового центра у арварцев не осталось и они откатились в резиденцию вождя. Взяв резиденцию в кольцо, галифатцам пришлось ждать очередного подкрепления — сил на штурм резиденции у них не осталось.

Галифатцы штурмовали резиденцию, а в это время их эскадра вступила в бой с прибывшей арварской эскадрой. Оба сражения были удачны для галифатцев — прибывшая эскадра была уничтожена, а резиденцию взяли, хоть и с большими потерями. Мнгуни и его родня все как один погибли при штурме. К моменту выхода из гипера второй арварской эскадры все ценности из кланового хранилища были вывезены в космопорт.

А на двух первых континентах галифатцы продолжали захватывать мегаполисы. В захваченных городах они получали пополнение, перевооружались в местных арсеналах и двигались к следующему городу. Но был ещё один процесс — ведь часть рабов ещё не имела импланты и носила ошейники. Арварцев и галифатцев сразу гнали к отделению «Нейросети», на установку рабского импланта и после его активации отправляли в бой, а остальных увозили в космопорт. Там их грузили в планетарники и перевозили на транспорты, которые по заполнению разгонялись к точке подскока и уходили в гипер. 34 транспорта покинули Аксуму к моменту появления там второй арварской эскадры.

Никто не знал, что через две недели, в третьей системе подскока их встречали корабли гардаррской эскадры. Сымитировав абордаж, гардаррские десантники снимали с перевозимых рабские ошейники и сообщали, что они теперь свободны и будут доставлены на ближайшую космическую станцию Содружества.

Глава 21

За четыре часа все комплексы по производству оборудования автоматизированной линии были деактивированы и команда Гудима сразу приступила к их вывозу и погрузке в стоящий челнок.

— Можно лететь, — сказав это, Сашка направился к их челноку. Здесь мы больше не нужны.

— Туда, где была лаборатория по синтезу тел? — Идан рвался туда всей душой. Ещё бы, биотехнологии Предшествующих…

— Нет. Сейчас к ближайшей точке — автоматической линии, где изготавливали оборудование для оружейного завода. Она одна на соседнем континенте. А вот оставшиеся три — на четвёртом, где мы ещё не были. Времени на перелёты будет меньше. — посмотрев на Идана, Сашка добавил — вот затем мы отправимся в лабораторию по выращиванию тел.

Почти весь этот континент был покрыт тропическим лесом. Мегаполисы арварцев и их усадьбы размещались на относительно небольшом пятаке высокогорья (раз в пять меньше по площади самого континента), где было не так влажно и душно. За время, которое арварцы занимали эту планету, можно было уже раз десять провести терраформинг континента, превратив его в Парадиз — но арварцам было непонятно, зачем делать что–то, что они могут и не застать при своей жизни. Жили они днём сегодняшним, и брали от жизни всё. Сейчас этот ублюдочный принцип арварцев сыграл на руку поисковикам — как и на предыдущей локации, здесь никого не было на десятки километров в округе. И снова место нахождения артефактов совпало с небольшим плато — Сашка не сомневался, что это закрытый тропическим лесом и слоем грунта такой же полноценный завод. И точно так же здесь нужно было готовить площадку для посадки челнока.

Только через 8 часов с момента прилёта на эту точка друзья вошли в открывшееся им подземелье — три часа заняла лишь подготовка места для посадки челнока. Сашка ошибся только в одном — это был не завод, а центр разработки, где создавались новые образцы оружия и под них проектировалось и выпускалось оборудование автоматизированных линий.

В ближайшем вскрытом помещении располагались образцы разработанного вооружения. Шесть экземпляров деструктора «Дханва», с которым Траян теперь не расставался. Шесть матовых стержней, около одного конца которых находилась нашлёпка в виде небольшого блюдца, на другом рукоятка — их Сашка выдел на военной базе Предшествующих. Вот шесть единиц, напоминающие стартовые пистолеты со стволом длиной сантиметров 40 и диаметром около пяти, он ещё не видел.

— Аш, бери одну «Дханву» — Траян взял с гранитной подставки один деструктор и передал Сашке. — Не помешает. А это что, кстати?… — он указал на остальные изделия.

— Знаю лишь это — Сашка указал на стержни. — «Нексама». Считай — снайперская винтовка Предшествующих. Только работает как деструктор. Нашлёпка на конце — гравиподставка, удерживает оружие на весу и подстраивает его под цель. Целеуказание получает от нейросети. Остальные — не знаю…

— Ну что… и это хорошо!.. Ладно, вы смотрите, что тут есть, я буду загружать челнок.

Содержимое следующих помещений уже заинтересовало Идана. Ещё бы — в одном помещении находились целых три кластера промышленных искинов, правда, все отключенные. В соседнем с ним огромном зале стояли четыре десятка «корыт», в одном из которых находился — 3D-принтер!

— Под каждую модель изготавливался специализированный 3D-принтер, заточенный под изготовление конкретного изделия. — Обяснял своё видения Сашка ощупывающему принтер Идану. — Они могут выпускать различную продукцию — но при массовом производстве заточены под одну конкретную.

— Неужели это оправдано? — Идан с трудом извлёк тяжёлый блок 3D-принтера и поставил его рядом с «корытом». — Ведь «Виштамара», которую ты нашёл, может создать всё. Ну, кроме тех устройств, что содержат в себе искины.

— Оправдано. — Сашка размышлял вслух. — Если речь идёт о том, чтобы установить 3D-принтер на корабле, для изготовления замены вышедшим из строя компонентам, то лучше ставить универсальный, чтобы использовал любое сырьё, что есть в наличии. Там критерий простой — выжить. А вот когда речь идёт о массовом производстве — то критерий другой, получить прибыль. Поэтому выгоднее вложиться в создание специализированного 3D-принтера. Он так же может выпускать все изделия, но заточен под изготовление конкретного изделия. Его сразу создавали так, чтобы продукция, на которую он заточен, выпускалась максимально быстро и с минимальными затратами сырья и энергии. И после выпуска сотни тысяч изделий он не только окупит вложения, но и принесёт прибыль.

— А как их проектировали? — тема была интересна Идану.

— Пока не знаю. Но у нас есть три кластера — когда активируем их дома, тогда и спросим.

В одном помещении находились три десятка 3D-принтеров четырёх различных типов.

— Наверное, склад продукции — делился мыслями Сашка. — Как раз на небольшой оружейный завод.

— Следующим рейсом надо вывозить их — В отличии от самого оружия, оборудование по его производству интересовало Идана ничуть не меньше, чем биотехнологии Предшествующих. — Как Траян вернётся, пусть сразу здесь и приступает.

Траян уже перевёз на челнок все образцы оружия и кластеры промышленных искинов, а так же извлечённых Иданом 3D-принтер, и отправился на «Сугду» сгружать находки.

Они уже обошли все помещения — склад стасис–контейнеров с реагентами, несколько небольших помещений, где нашли два десятка дисков с базами знаний и полсотни информкристаллов. Малыш готовил переводы руководств по образцам оружия, следующие в очереди были руководства по эксплуатации 3D-принтеров, потом — описание на производственный комплекс. Информкристаллы Сашка ссыпал в рюкзак — не до них…

В конце коридора находился лифт. После активации боковой панели гранитная плита ушла в сторону, приглашая внутрь.

— Аш, мне Траян голову оторвёт, если узнает, что ты поехал без него. А мне нельзя — хоть кто–то должен остаться здесь на непредвиденный случай — с извинением в голосе произнёс Идан. И самое обидное — он был абсолютно прав.

— Тогда ждём его возвращения…

Траян был категорически против лезть куда–либо, пока они не вывезли найденное оборудование.

— У нас не так много времени. В любой момент может выйти из гипера эскадра арварцев из соседней системы — и тогда у на вообще будет пара часов, чтобы убраться, пока они будут галифатскую эскадру уничтожать. Тут найденного добра вывозить ещё сутки, не меньше. — Траян с пониманием посмотрел на них обоих. — Лучше помогайте мне. Кстати — «Сугда» уже заполнена, сейчас приходится сгружать всё найденное на корветах, где псионы сидят…

За последующие 12 часов Сашка изучил все найденные описания видов оружия. Тот самый «стартовый пистолет» являлся ракетным комплексом «Томара», причём применяемые в нём ракеты были интеллектуальными — оператор задавал точками ломаную траекторию их полёта. Нужно поразить меха, прячущегося за углом здания? Нет проблем. Оператор выставлял две точки — точку поворота и точку, куда после поворота должна следовать ракета. На втором участке ей выставлялся приоритет по поиску цели, и ракета отстреливалась. Долетев до здания, она уходила за угол и поражала ближайшую значимую цель. То есть, если за углом прятались бойцы в сопровождении дроидов и одного меха, ракета наводилась на меха. При его отсутствии — на тяжёлого дроида или бойца в самом защищённом скафе. Вообще же, при желании и знании рельефа, можно было заложить траекторию полёта по десяти точкам. Сашке вдруг самому захотелось проверить этот ракетомёт в действии — но зарядов к нему, напоминающих крупные жёлуди, здесь почему–то не было.

Изучено было руководство по эскплуатации на один из найденных типов 3D-принтера. Ничего особенного — та же «Виштамара», только заточенная под массовое производство деструкторов «Дханва».

— Траян, нам всё же нужно посмотреть, что там внизу — обратился он к тому, когда тот вернулся с корвета. — Идан тебя сейчас сменит, а мы съездим и посмотрим.

— Харш с тобой, поехали. — видно было, что Траян уже устал, и сам хочет немного отдохнуть. — Кстати, Гудим с парнями уже закончили работы с вывозом компонентов комплекса. Я сказал ему, чтобы начинали вывоз компонентов магнитной защиты. Ну, тех пластин с иглами … Нехорошо их арварцам оставлять.

Лифт снова доставил их на глубину почти три сотни метров и выпустил в коридор — только теперь они оказались в его середине. Сашка выпустил впереди себя охранного дроида, и тот шустро побежал в левое крыло. За десять минут они добрались до закрытой двери с виденной ими ранее активационной панелью. И так же панель требовала код доступа. То же повторилось в правом крыле коридора.

— Возвращаемся. — Траян уже зашёл в лифт. — Видишь, мы ничего не можем сделать… Вздохнув, Сашка зашёл в лифт, следом вбежал дроид, и через десять секунд они были наверху.

— У нас тут и так хватает работы — подитожил Траян. — Пошли помогать Идану.

Траян улетел на корвет с очередной партей груза, Идан командовал дроидами, извлекающими найденные артефакты поближе к выходу и помощь ему не требовалась. Сашка, просто глядел на его работу, сидя у выхода из тоннеля. Все диски баз знаний по оставшимся типам 3D-принтеров Малыш перевёл, ставить их сейчас на изучение Сашка не видел смысла. Рука словно сама залезли в рюкзак, достав пригоршю информкристаллов, сразу скормив первый Малышу. Перевод пришёл почти сразу — это было приглашение на прошедшую тысячелетия назад выставку вооружений. А проходила эта выставка в ныне независимом мире Раэлия. У сектантов, в общем. Следующий кристалл — заявка на реагент и координаты поставщика. Теперь это система Мергар, независимый Ракшас… И почему он не удивлён? Следующий… Сашка скармливал Малышу кристаллы один за другим и с интересом изучал из содержимое. Вот очередной. Тут Малыш запнулся.

«Хозяин… Это не переводится…» — «Почему? Кристалл повреждён?»

«Нет. Но тут только две строки символов. Они вообще бессмысленны…»

Две строки… Две двери… А, может — это коды доступа в те помещения?!!

— Идан! — чуть не заорал Сашка. — Мне срочно нужно снова съездить вниз на лифте!

Идан с трудом уговорил его дождаться Траяна.

— А может, не стоит? — отговаривал его Траян, глядя на активационную панель.

— Две попытки у нас есть. — успокаивал его Сашка. — Не получится — вернёмся обратно.

Он набрал первую комбинацию символов, что была в файле. Отлуп. Активационная панель сообщила ему, что осталось две попытки.

Вторая комбинация. Тот же результат. А попытка осталась последней.

— Пойдём лучше отсюда, — Траян поёжился. — Не нравится мне здесь.

— Проверим на второй двери. Нет — значит, ошибся я. — но верить в это как–то не хотелось.

Дойдя до второй двери, Сашка снова ввёл первую комбинацию символов. Есть!

Открывшееся помещение было заставлено неизвестным оборудованием, на боковых стенах находилось по двери, так же закрытых гранитными плитами. Плита на левой боковой стене уехала в бок сразу же, как Сашка прикоснулся к активационной панели, открыв помещение с кластером промышленных искинов и парой «корыт» — там, наверное выращивали оборудование, находившееся в предыдущей комнате. Вторая дверь так же открылась сразу по прикосновении к активационной панели.

— Ох ты ж бля… — охнул Траян, разглядывая открывшееся помещение. — Что это, Аш?!

— Склад боеприпасов. Вот те «желуди» — ракеты для «Томары». — Сашка показал на закрытые сиреневым отливом силового поля стеллажи, на которых лежали похожие на жёлуди те самые ракеты. — И теперь понятно, что это за оборудование — на нём боеприпасы и производят. А кластер искинов управляяет процесом создания такого оборудования. И всё это теперь у нас есть.

Сашка подошёл к пузырю силового поля — и ввёл второй код в поле развернувшейся перед ним голографической активационной панели. Силовое поле сразу отключилось.

— Вывозим. — прошептал Траян. — Всё вывозим.

Они вывезли всё. Через 12 часов все трое выгружали оборудование на лётной палубе корвета «Тава», откуда псионы управляли ходом боевых действий. За это время в систему вошла первая арварская эскадра, вступила в бой с галифатской и была полностью уничтожена. Команда Гудима ещё продолжала вывоз пластин магнитной защиты — больно неудобная была у них форма для транспортировки.

— Аш, Траян… Ну давайте хоть посмотрим, что там в лаборатории Предшествующих… — глядя на них с с надеждой, спросил Траян.

— Летим! — поддержал его Сашка. — Если появится арварская эскадра, мы успеем улететь.

Траян с кем–то связался, потом, вздохнув, сообщил:

— Как только Гудим с поисковиками закончат работы, «Сугда» сразу улетает. Нас подберёт «Тава». Они с «Зурой», вторым корветом, будут до последнего — пока будет оставаться целым хоть один корабль галифатской эскадры. Поэтому — по первому вызову с «Тавы» улетаем, бросая всё.

Эта точка поисков находилась на четвёртом континенте, до которого не успели добраться десанты галифатцев. Сейчас челнок висел над над полем, на котором росли какие–то огромные лопухи. Одна сторона его примыкала к глубокому оврагу, где протекала речушка, с остальных же сторон находились такие же поля.

— Есть. Малыш фиксирует множество объектов. Садимся вон там — Сашка указал Траяну место для посадки челнока.

Пока дроиды готовили шурф, от капитана «Тавы» пришло сообщение — Гудим со своей командой вернулись на «Сугду», и корвет уже набирал скорость, двигаясь к точке перехода, а в систему Аксума вывалилась вторая аграфская эскадра и через три часа она доберётся до планеты.

Глава 22

Дроиды вскрыли гранитную плиту и один из них спустился в проём, сразу передав троим ждавшим наверху людям изображение с камеры.

Огромный подземный зал, метров 50 на 50, высотой метров 8. Он был полностью заполнен стасис–конейнерами для хранения тел, попадавшиеся им на Сах — Сиде. Только теперь «пеналы» из тонкого прозрачного материала были заполнены какой–то так же прозрачной жидкостью, в которой плавали человеческие тела. Спустившийся дроид оказался на самом верху этого параллелепипеда, сложенного из контейнеров, от верхней стены его отделяло чуть более полуметра. Он осветил «пенал», на котором сейчас стоял — в нём плавало молодое красивое тело аграфки. На этом складе сейчас находилось около 10 тысяч контейнеров с телами…

Дроид, тем временем, пролез до ближайшей стены и спустился в узкий проход между ней и «пеналами». Люди наверху вздыхали — им тут не пролезть… «Герсей», двигаясь по периметру вдоль стен, достиг, наконец, выхода из склада. Выскочив в коридор, дроид расправил ноги — здесь перемещаться можно свободно. Помещение напротив — такой же склад, только заполненный от силы на четверть. Дроид добежал до Т-образного перекрёстка — в каждом ответвлении было по два входа в помещения. Не долго думая, Идан направил «Герсея» в крайнее левое помещение. Операторная. Аккуранто лежат на гранитной полке диски с базами знаний и информкристаллы — всех их дроид переместил в сумку в своём «подбрюшьи». Следующее помещение — двенадцать одинаковых комплексов. Кластер искинов, похожий на автоклав контейнер, от которого шло пара десятков тонких шлангов к блоку… хм… «газовых баллонов». Рядом с первым комплектом на подставке аккуратно стояли миниатюрные стасис–контейнеры. Кубики с ребром сантиметра три… Дроид просеменил в правое крыло. Следующее помещение — два десятка очередных комплектов. В центре — напоминающий по виду стасис–контейнер с реагентом какой–то блок, так же соединённый тонкими шлангами с шестью емкостями такого же размера. «Герсей» семенил вокруг этих огромных пилюль, трое людей с вниманием разглядывали передаваемую картинку.

— Как думаешь, что это? — Идан не мог оторваться от изображения, получаемого от дроида.

— Емкость–то? Не знаю. Наверное, органический синтезатор. — фантазировал Сашка. — В нём и осуществляется процесс синтеза тела. Сырьё поступает в него по трубкам из одних емкостей, трубками же выводятся нежелательные продукты, появляющиеся при синтезе.

Дроид тем временем переместился в соседнее помещение, бывшее складом всех виденных ранее типов контейнеров.

— А из этих контейнеров в емкость должны были поступать амино– и другие органические кислоты… — комментировал Сашка увиденное — Хотя… могу и ошибаться.

Три часа пролетели как мгновенье — открывшаяся им лаборатория Предшествующих дала возможность хоть краешком глаза увидеть реальный уровень биотехнологий погибшей цивилизации.

— Аш, Идан! — Траян показал скрешенные руки. Всё. Нужно убираться.

«Герсей» выбрался наружу, сразу передав Сашке диски и информкристаллы. Диски сразу пошли Малышу на перевод, и информкристаллы переместились в рюкзак, где лежал деактивированный дроид «Дхаранга». Дроиды аккуратно заделали шурф, замаскировали место раскопа и забежали в трюм челнока.

— Ну, поехали… — Без лишних ожиданий Траян поднял челнок и повёл его на низкой высоте- им нужно уйти на окраину континента, там уже челнок покинет атмосферу и направится прямо к корвету.

— С «Тавы» сообщили, что галифатскую эскадру арварцы уже добивают. — рассказывал Траян, ведя челнок. — Они дали последний приказ командирам подразделений на поверхности держать оборону в захваченных городах до последнего, в плен не сдаваться. Тем арварцам, что сейчас находятся под контролем, одевают пояса с ульранитом и отправляют за город. В город они потом вернутся как беженцы. Ну и устроят там фаер–шоу…

Квози стоял как идиот, держа на плече трубу с ракетой от ППКК «Нидл». Их континент агрессии не подвергся, эскадра гуч из Галифата уничтожена, поэтому все бойцы его клана, привлечённые к защите континента, уже бросили трубы с ракетами в кучу и теперь сидели на травке и курили тренг. А его, как самого молодого, оставили стоять — чтобы место своё знал, как сказал командир, и «дедушек» уважал. Квози вытер пот. Жутко хотелось жрать — «дедушки» отобрали все полученные им сухпаи и обменяли их в усадьбе на выпивку. Для себя, естественно. Сейчас бы развалиться на траве и пыхнуть…

Сигнал от управляющего искина комплекса был для Квози как игла в задницу — он на автопилоте развернулся в направлении цели, и комплекс дал команду на отстрел ракеты.

Местность под челноком стала меняться, обжитое плоскогорье сменялось на нетронутый тропический лес.

— «Зура» и «Тава» уже отправились к точке перехода, «Таву» мы перехватим через два часа, как атмосферу покинем. Ну и через час уйдём в гипер.

— Жаль конечно, — вздохнул Идан. — Если бы у нас было время, чтобы вывезти хоть один…

Удар! Взрыв! Челнок стал резко терять высоту — его только что поразила ракета «Нидл».

Ещё в полёте он развалился на части, и теперь его пилот и двое пассажиров просто летели вниз как камни. Если бы не «жидкости», облачённые на комбинезоны Предшествующих, никого из троих уже бы не было в живых.

Каково это, лететь вниз с высоты пары километров, зная, что парашюта у тебя нет? Сорок пять секунд парения закончились сильным ударом об землю. Сашка провалился в чёрное «ничто».

— … и у нас остается ещё часть средств, которые мы можем разместить в банке на годовой депозит. — объяснялала Лораниэль Неде свой вариант городского бюджета на следующий год.

Она вдруг замолчала, и побледнев, схватилась за сердце.

— Что такое?! Тебе плохо? Давай срочно в вмедкапсулу! — Неда не на шутку испугалась её перемене.

— Плохо. Не мне. — по щекам Лораниэль потекли слезы. — Ашу. Я чувствую это…

Неда встала и подошла к ней.

— Лораниэль… Никто сейчас не может знать, где он. Нам нужно только надеяться, что всё у него будет хорошо… Ты вот что — поезжай домой. Пусть у тебя будет выходной.

Лораниэль ехала домой как в прострации. Аш… Она ведь так и не сообщила ему в последнем послании, что ждёт ещё детей. Двух. Девочек. О Создатель, только бы он выжил — она будет его ждать столько, сколько придётся…

«Аш!!! Траян!!! Отзовитесь!!!» — кто–то звал его.

Сашка открыл глаза. Он лежал в каком–то густом кустарнике. Кустарник смягчил его падение, активированная бронь уберегла от травм, но всё равно — приложился он об землю конкретно. Сколько же он пролежал тут?…

«Аш!!! Траян!!! Отзовитесь!!!» — а это же ментальный вызов, от псионов с «Тавы»!

«Это Аш! Я жив! Нас сбили!» — на той же «волне» начал «орать» он.

И его услышали.

«Аш, «Тава» уже около точки перехода. «Зура» четверть часа как ушла в гипер. Куда отправить челнок за вами?» — но где он, Сашка не знал.

«Не возвращайтесь! Это приказ! Арварцы не видят «Таву», но могут сбить высланный челнок, так же как нас сбили… Мы сами выберемся!» — при этом как он будет выбираться, Сашка не знал. Но зато точно знал — он не имеет права рисковать жизнями экипажа корвета и двух десятков псионов.

«Передайте Лораниэль — я жив, я выберусь. И я люблю её!!!»

Несколько минут длилось молчание, пока наконец не пришёл последний ответ:

«Аш! Продержитесь два месяца! За вами пришлют спасателей. И — простите нас…»

После уничтожения галифатской эскадры арварцам пришлось потратить немало сил, чтобы разобраться с галифатским десантом. Да какой он там галифатский… Большая часть галифатцев, прибывших на транспортах эскадры, уже давно погибла в боях — сейчас арварцам противостояли их же бывшие рабы и их же соплеменники, арварцы, кому галифатцы установили рабские импланты и загнали в свою армию. Пять дней прибывавшие с арварскими эскадрами клановые войска выкуривали этих «галифатцев» из занятых ими городов, потери при этом были страшными. Особую проблему доставляли смертники — они просачивались в другие мегаполисы и, подрываясь в толпах, уносили с собой к Лулумбе массу гражданских арварцев. Тут к процессу подключился Мажумба — вождь клана, занимавшего четвёртый континент, сейчас его войска перебрасывались на остальные три континента. Впрочем, они занимались более полезным делом — объясняли популярно жителям, что теперь у них другой вождь, подкрепляя слова пинками и ударами прикладов штурмовых винтовок. Самых тупых лечили «Узочами». После такого доходчивого объяснения все арварцы как один приняли Мажумбу своим вождём.

Разрушения на континентах были колоссальными, её восстановление займёт пару лет. Впрочем, это теперь было головной болью Мажумбы.

А через неделю после уничтожения галифатской эскадры от Чорного Властелина всем вождям пришёл вызов — их приглашали принять участие в голо–конференции. Вопрос, который собирались обсуждать, был и так всем понятен.

Огромный длинный зал был пустым, только в самом конце его, на золотом троне, восседала огромная гуталиновая туша в каких–то тонких кожаных ремешках. На голове у туши была одета большая фуражка–аэродром из чёрной кожи и с огромной золотой кокардой, на шее висела толстая золотая цепь, на руках — широкие браслеты, так же из золота. Напоказ выставлялся огромный член туши, выступающий дальше колен сантиметров на пять. Посмотришь — и сразу ясно, это не абы какой арваррец, это — Чорный Властелин, Покасса Тридцать Седьмой. Перед ним в зале находились только подставки голопроекторов. Сейчас они одна за другой включались, отображая таких же сидящих на тронах арварцев. Все как один были в кожаных ремешках, фуражках и обвешаны золотом — только «аэродромы» были чуть поменьше, цепи — чуть потоньше, да и выставляемые напоказ члены — чуть покороче. И правильно — место свое в этом мире надо знать. В общем — вожди арварских кланов подключились к общей голо–конференции.

— Ну чё, браззы, тему базара нашего секёте? — начал Покасса Тридцать Седьмой, после того, как все голопроекторы, за исключением трёх, отобразили вождей кланов.

— Секём, бразза… — дружно ответили Покассе изображения вождей.

— Фешка нарисовалась. И фешка нехорошая… — Покасса замолчал, разглядыва лица вождей. — Это я про Аксуму. Гучи совсем рамсы попутали. И за чё, в натуре?

Покасса замолчал, разглядывая реакцию вождей.

— Вот, шла передача с галифатской эскадры, которая наехала на Аксуму — Покасса включил голоролик. — Это типа гучи предъяву нам кидали.

— …Во имя Зиятдина, могучего и милосердного — сдохните, порочные! — орал какой–то галифатец в странном головном уборе — словно вокруг его головы обмотали половую тряпку. — Муталиб придаст своим воинам силы одолеть нечестивцев, посягнувших на детей его в системе Беккея! Гамаль ослепит порочных, Гаксуд лишит их силы, Зульхак лишит разума…

Проповедник перевёл дух, и, вращая дикими глазами, продолжил хрипло орать:

— Шамсуддин укрепит взор своим воинам, дабы без промаха разили врагов, а Инсар направит стопы их по телам павших порочных! Знамёна Галифата взвеются над планетами порочных, а сами они сгинут к Угилькафару!!!

После этого проповедник завизжал неизвестный арварцам клич:

— Alla, ya v bar!!!!!

— Чё думаете, браззы? — снова обратился к вождям Покасса.

— Бразза, — начал говорить первым Пунга, вождь клана, контролировавшего целую систему Каан — Габа. — наши пацаны немного пощипали их в Беккее. Ну чё в этам такова? Всегда так поступали.

— Да не пощипали. — скривился Покасса. — Беспредел там устроили. Не по понятиям поступили! Кто гуч в Беккее ощипывал?

Вожди молчали, ибо каждый их них с разорённых планет системы Беккея хоть десяток транспортов, под завязку набитых тушками галифатцев, но вывез.

— Я скажу, браззы. — подал голос Мажумба, вождь четвёртого, непострадавшего континента Аксумы. — Это Нгози, Мвембе и Мнгуни устроили. Чомба им разум смутил, и Мопуту лишил своей благодати. Они это беспределили, Лулумбой клянусь. Вот гучи из Галифата и напали на нас.

Мажумба врал как пел, но имел на то личный интерес — сейчас все три «осиротевших» континента перешли под контроль его клана. Неожиданно он стал вождём всей системы.

Покасса понимал, что Мажумба сейчас сваливает на отправившихся к Лулумбе трёх вождей все провалы в обороне планеты, но сейчас его враньё было Покассе на руку — воевать с Галифатом ему не хотелось.

— И чё? — взвизгнул Чака, мелкий коротышка, вождь системы Даар — Фур. — Так всё и оставить?? Браззы, да вы ваще с катушек слетели!!? Если мы сейчас не застроим гуч — да нас же все за терпил будут держать!!!

— В тему базаришь, бразза!!! — поддержал его дружный хор голосов.

— А тема проста — за беспредел гучи должны ответить! — распалялся Чака. — Войну гучам! Всем ошейники оденем!!!

Вожди начали орать, одобряя Чаку. Покасса посмотрел на три пустых голопроектора, и мысли в голове сложились в план.

— Не кипишись, браззы… — Покасса поднял свою руку, и вожди разом замолчали. — Гуч надо застроить — это в натуре. Но этого мало! Чтобы другие гучи хайло прикрыли, мы должны не просто объявить войну Галифату. Галифат наехал на Аксуму — а мы отберём у них наши потерянные системы — Ансэбу, Касс — Ал и Маах — Ир.

Вожди молчали. Хотели войны? Вот вам война. А Покасса продолжал:

— Чака! Ты, Пунга и Джама возглавите наши эскадры, что отправятся в эти системы. Захватят, и будут держать их, пока не подойдут наши подкрепления.

— Бразза!.. — Чака сообразил, как его подставили. — Несправедливо получается! Мы за дело пострадаем, а чё нам с этого будет?

— Все гучи в этих системах — ваши. — Скалил зубы Покасса. — Хоть всех вывозите!

В других обстоятельствах это было бы просто сказочное предложение. Но не сейчас. Чака очком чуял — подкрепление придёт тогда, когда его флот полностью уничтожат галифатцы. А отказываться нельзя… Ничего, он что–нибудь придумает.

— Принимается, бразза! Гучи заждались ошейников! — радостно заорал Чака, и все вожди так же радостно заорали — Война Галифату!! Слава Чорному Властелину!!!

Послушав минут десять славословия, Покасса поднял руку. Вожди в момент замолкли.

— Я объявляю войну Галифату! Через неделю три наши эскадры должны отправиться в системы Ансэба, Касс — Ал и Маах — Ир! И захватить их!!! Ну чё, замётано?

— Замётано, бразза!!! Базара ноль!!! — радостно заорали все вожди.

Через 12 дней три арварские эскадры вывалились в пространстве галифатских систем. Война между Империей Арвар и Галифатом началась.

Конец 6‑й книги



home | my bookshelf | | Аш 6 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 51
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу