Book: Аш 7



Вадим Львов

Аш. Книга 7

Глава 1

Сашка уже полчаса плутал по дебрям. Где он сейчас находится? Неизвестное место на враждебной планете. Он присел на землю. Тело болело — хоть «жидкость» и приняла на себя значительную часть удара, а чувствовал он себя всё равно хреново. Что ему сейчас делать, куда идти? Надо в первую очередь найти своих. Но куда их отнесло?

«Тра–ян!!!!» — «заорал» он, не очень то и раcсчитывая на ответ.

«Аш!!!!» — ответ пришёл сразу. — «Ты где???»

«Не знаю… Кустарник вокруг…»

«Выходи на возвышенность, там сориентируемся!» — Сашка огляделся — вон она, в нескольких километрах. Так, телепатически общаясь, они встретились через пять часов.

— Аш, ты? — говоривший невидимка точно был Траян. Впрочем, Сашка так же был ему не видим.

— Я это, я… — Сашка подошёл к источнику голоса. — Вот и нашлись. А Идан?..

— Не знаю… После взрыва он вначале рядом падал, а потом я потерял его из виду… — Траян задумался. — Смотри, мы летели в направлении заката. Это как раз туда, где сейчас солнце находится. Примем эту вершину за точку отсчёта, будем искать его в двух направлениях. Ты с одной стороны вершины, я с другой. Я и его вызывал телепатически, но от него ответа нет…

— А откуда он будет, ответ–то? Слышать тебя Идан в принципе мог, а вот ответить нет. Он же себе имплан «Эспер» не устанавливал…

— А ведь верно! — Траян даже взбодрился. — Тогда через сутки — встреча на этой вершине!

«Жидкости» они решили не деактивировать, мало ли что — вдруг прилетят арварцы разбираться с тем, что сбили. Как искать Идана, он не представлял — тот так же был в маскировке и разглядеть его на поверхности было нереально, но исходя из того, что арварцев пока поблизости видно не было, он просто орал его имя.

Через несколько часов безуспешных поисков, за время которых ему попались лишь несколько мелких обломков их челнока, Сашка почувствовал голод. Хм… А что тут вообще съедобно? Только теперь он стал более внимательно приглядываться к тому, что росло под ногами.

Ягоды. А съедобны ли?

«Хозяин!..» — вдруг пробудился Малыш. — «Тебе помочь?»

«Даже не знаю. Ты можешь проверить на яд продукты?» — «Могу. Прикоснись образцом к браслету». — Сашка поднёс первую ягоду.

«Повышенное содержание растительных алкалоидов. Несъедобно!»

Из шести сортов попавшихся ему ягод съедобным оказался только один. Сашка с опаской попробовал ягоду на вкус. Кислятина… Давясь, он через силу съел несколько пригоршней. Пора дальше двигаться. Хорошо, что Малыш может определить… Стоп! Малыш!

«Малыш! У нас потерялся друг. Он может слышать нас, но не может ответить. Вернее, может… но мы его не слышим!»

Малыш несколько минут думал. — «Хозяин, позови его снова!»

Сашка снова передавал телепатически сообщения, адресованные Идану.

«Я слышу его!» — пришёл через несколько минут ответ от Малыша. — «Он отвечает! Говорит, что с трудом выбирается из топи, куда упал»

«Малыш! Я буду говорить ему, а ты передавай мне его ответы»

Через такой испорченный телефон он смог наконец определить, куда занесло их товарища. Идан рухнул в топь около небольшой речки, делавшей в том месте несколько петель. Место это было видно с лысой вершины холма — нужно было возвращаться в обратном направлении.

«Траян, я связался с Иданом! Он попал в топь, там, где река несколько поворотов делает. Я иду в том направлении, ты тоже выдвигайся!» — «Понял! Уже выдвигаюсь!»

Трое друзей сидели на лысой вершине холма и решали, что дальше им делать. Сашка к этому времени пересказал им последний диалог с псионами на «Таве». Просто так сидеть два месяца в ожидании спасательной команды никто не пожелал.

— Чтобы убраться с Аксумы, нам, так или иначе, нужно добраться до космопорта. — Излагал свой план Траян. — У нас есть маскировка. Мы можем проникнуть на любой транспорт и захватить его, после чего поменять курс и рвануть к нашим. Оружие для захвата есть, «Дханва» у меня осталась.

— В общих чертах — так. — продолжил Сашка. — «Дханва» и у меня осталась, так что мы не безоружны. Да и дроид в рюкзаке уцелел. Но для начала — куда нам нужно двигаться? По моему — так в обратную сторону, от той, куда летели. Почему? Да потому что там по пути находятся усадьбы местных рабовладельцев. Мы сможем набрать там сухпаев, да и выбраться на граве оттуда можно, когда кто–то поедет в ближайший город. А может, и челноком разжиться. Следующее. Сейчас на Аксуме после нападения все на ушах стоят, и контроль в космопорте сейчас повышенный. К тому же, сейчас, после уничтожения гражданских космических станций, добраться до пассажирских лайнеров нереально. Да и пока не наладят нормальное сообщение с другими системами, нам, может, придётся отсиживаться недели, пока все не успокоятся. Опять же — где отсиживаться? Как вариант — там же, около усадьбы. Но тут сложно сейчас планировать.

Молчавший до этого Идан наконец подал голос:

— А почему бы нам не поставить цель добраться до той усадьбы, рядом с которой мы откопали биолабораторию Предшествующих? Такая же усадьба, ничем не отличающаяся от остальных. Но пока мы там будем находиться, можно попытаться извлечь часть находок.

Траян заржал:

— Ну ты приколист! Как мы всё откопаем? Как извлечём? И как мы это вывезем?

— Усадьбы что–то производят. — как ни в чём ни бывало отстаивал свою точку зрения Идан. — Там должны быть дроиды, ведь рабов всё равно на все работы не хватает. Вот вам и техника для работ. То, что производится в усадьбах, куда–то да поставляется. Кто знает, может и в другие системы. А может, и за пределы Империи Арвар. Такой вариант ведь нельзя исключать? Вот вам и способ достичь космопорта и попасть на транспорт — в грузовой отсек, вместе с контейнерами. А там из него выбраться трудов не составит. Тогда и экипаж можно захватить, и корабль увести из арварских систем…

Что–то в этих словах было…

— Тогда двигаемся в сторону усадеб. — подвёл итог Траян. — А там сориентируемся.

Сашка, ничего не говоря, поставил на изучение полученные от Малыша переводы руководства по эксплуатации обоих комплексов биолаборатории Предшествующих.

Они уже одиннадцать дней пробирались по тропическому лесу. Направление их движения было «в гору» — именно там, на высокогорном плато, и находились мегаполисы, вокруг которых были разбросаны многочисленные усадьбы арварцев. За это время они преодолели всего километров шестьдесят — двигаться в тропическом лесу это вам не по шоссе бежать. Сложно было с пропитанием — мясо местных животных и птиц большей частью было непригодно к пище. Наконец, к концу двенадцатого дня джунгли стали редеть — они поднялись на плато плоскогорья. Последующие дни они просто двигались в направлении рассвета, определяя утром ориентир для пути на день. За неделю они добрались до первых возделываемых полей, на которых рос уже виденный ранее «лопух». Значит, до усадьбы максимум двадцать километров.

— Всё, отдых. — Трава около поля примялась, это Траян уселся на неё.

Сашка с Иданом присоединились к нему.

— Вроде добрались. — продолжал делиться мыслями Траян. — Сейчас нам главное оставаться незаметными. Это — наш единственный бонус. Поступим так — добираемся до усадьбы, ждём ночи, тогда проникаем внутрь. Ни на что не отвлекаемся, нам нужно для начала понять, где мы вообще оказались.

Следуя по дорогам, разделяющим поля, они добрались к вечеру следующего дня к комплексу зданий усадьбы и расположились на его окраине.

«Так… Охрана — 19 арварцев, 6 оширских дроидов…» — делился с ними увиденным Траян.

Во избежание обнаружения общение между ними было исключительно мысленным.

«Вилла по центру — там должен хозяин жить с семьёй. Вон те боковые дома — там охрана обитает. А вон те бараки, наверное, для рабов».

«А мы рядом с чем находимся?» — Сашка разглядывал четыре ангара.

В это время с полей вернулись гравы, управляемые рабами, и заехали в самый первый ангар. Троица невидимок приблизилась к открытому входу в ангар и сейчас разглядывала с интересом, как привезённые на гравах контейнеры подаются на установку, с выхода которой на стоящую гравиплатформу поступаю какие–то зелено–коричневые брикеты.

«Да они тут тренг выпускают!» — пришла им мысль Траяна. — «Психотроп это такой…»

Наполненная тренгом гравиплатформа поплыла к противоположному выходу.

Они не стали заходить внутрь, а прошли к следующему ангару. Тут был склад техники — в ряд стояли оширские дроиды «Хи — Чунь», упрощённая версия «Герсеев». А вот в третьем и четвёртом ангаре шла перегрузка тренга с гравиплатформ в стандартные контейнеры, использующиеся для перевозки грузов между системами. Десяток контейнеров малого размера (где–то 4 х 3 х 3 метра) уже были закрыты, последние два сейчас догружались.

«Контейнеры транспортировочные…» — продолжал размышлять Траян. — «И их должны отсюда вывозить. Вот что — ждём грав, который их вывезет. Я не я, если их не в космопорт сразу повезут».

Уже к закату с противоположного входа в ангары стали заезжать гравы. Как только на первый грав загрузили два контейнера, трое невидимок шустро заскочили в ангар и, ухватившсь за выступы на углах, залезли на верх контейнера. Раб, управляющий гравом, вывел его из ангара и остановил на большой площадке в ожидании остальных. Как только шестой грав выехал из четвёртого ангара, гравы один за другим направились к выезду из усадьбы. За двадцать минут колонна достигла широкой трассы, выйдя на которую, сразу набрала скорость. Троица друзей лежала на крыше контейнера, держась за выступ на ребре — гравы неслись с хорошей скоростью, и даже лежать наверху было сложно.

Они так и пролежали все два часа пути, пока гравы не стали сбрасывать скорость.

«Подъезжаем» — сообщил Траян. — «Готовьтесь, скоро придётся спрыгивать».

Гравы тем временем остановились — впереди была очередь из таких же гравов при въезде на территорию космопорта. Очередь двигалась шустро, вскоре их грав подошёл к въезду, закрытому «чёрной плитой» — так со стороны смотрелся силовой экран, закрывавший въезд на территорию космопорта. К водителю подошли одетые в лёгкие бронескафы два арварца, поигрывая «Узочами‑50».

Раб, управлявший гравом молча отдал им два кредитных жетона, после чего силовое поле было снято и грав спокойно проехал на территорию.

Несмотря на то, что уже была ночь, жизнь в транспортной секции космопорта продолжалась в том же ритме что и днём — поток гравов на сдачу груза и вывоз не уменьшался. Их грав ушёл на одно из полей, где на размеченных квадратах уже стояли несколько сооружений из контейнеров, два ряда по четыре контейнера в каждом, высотой в два этажа. Подъехав на свободный квадрат, грав остановился.

«Прыгаем!» — по команде Траяна все трое спрыгнули на поле и отбежали в сторону.

Тем временем к контейнеру подлетел погрузчик, перенёсший оба контейнера внутрь очерченного квадрата. Грав уехал, а ему на смену заезжал второй.

Тем временем над одним из квадратов, заполненных контейнерами, сел, выпустив опоры, транспортный челнок. Створки нижнего люка ушли вбок, и вся конструкция контейнеров, оказавшаяся под ним, разом поднялась в его чрево. Створки снова встали на место, и челнок, убрав опоры, взмыл вверх.

«Хреново…» — поделился мыслями Сашка. — «Контейнеры в челноке занимают всё место. Считай, встают заподлицо. Попасть в транспортный отсек челнока невозможно — контейнеры при погрузке раздавят».

«Тогда попытаемся пробраться в пассажирскую секцию» — поделился своей идеей Траян. — «Если получится попасть на любой лайнер, следующий в другие государства, то вариант очень даже ничего. Так что уходим отсюда».

Сашка с Иданом ждали Траяна около прохода для персонала, который вёл в пассажирскую секцию космопорта. Охранные датчики пару раз отреагировали на Траяна, когда тот пересекал проход, но арварцы даже не пошевелились, чтобы проверить, что там такое.

Снова дважды пискнула охранная система.

«Это я» — услышали они Траяна. — «Бежим отсюда! К ангарам!».

Уже добежав до ангаров, стоявших вплотную к высокой стене, отделяющей пассажирскую секцию, Сашка, оглянувшись увидел, как несколько охранников с тремя охранными дроидами выскочили к переходу и тупо разглядывали поля грузового сектора. Махнув рукой, один что–то сказал им, и все охранники ушли обратно.

«Глухо…» — новости от Траяна были неутешительные. — «Все пассажирские рейсы из системы Аксума — только по арварским системам. На Хаар — Махрум, на Лим — Бепе, на другие хрен–как–выговоришь. А за пределы Империи — ни одного».

«Интересно, а грузовые транспорты за пределы Империи отсюда отправляются?» — подумал Сашка. — «Давай поищем! Идан, ты жди нас здесь, в стороне от ангаров. Датчиков охранных систем здесь нет, гравы не ездят, арварцы… вроде не шастают. А мы с Траяном посмотрим, куда контейнеры отправляют».

Они снова были на полях, где размещались стопки контейнеры. Сейчас они перебегали от одной стопки контейнеров к другой и читали информацию на чипе, в котором указывалась вся информация — адрес отправителя и дата приёмки груза, его индивидуальный код, место назначения и получатель, содержимое, вес, а так же рейс, которым этот контейнер будет отправлен из системы и дата отправления.

Уже наступало утро, а результаты были… скажем так, не ахти. Большинство грузов отправлялись во внутренние системы Империи Арвар. Немало грузов отправлялись в Армарру, Делус и Галанте — но все они вначале доставлялись на Хаар — Махрум, где находился не только рынок рабов, но и крупнейший в Содружестве логистический центр, и уже оттуда переправлялись в упомянутые государства. Впрочем, прямые рейсы за пределы Империи были. Они нашли несколько стопок таких контейнеров, ожидавших отправки до оширских систем Хуа — Сяо и Ван — Жень, до хакданской Граппы, и — Сашка поверить не мог — в независимый мир Раэлия.

«Идан!.. Идан!!.. Ты где!??» — мысленно Сашка чуть не орал. Идан куда–то исчез.

«Здесь он, только подошёл» — передал им Малыш. Напрямую общаться без импланта Идан не мог, для мысленного разговора с ним приходилось привлекать Малыша.

«Неутешительные у нас результаты» — рассказывал Идану Траян. — «Нашли лишь четыре рейса. Регулярные, но лишь раз в несколько дней. Да и системы назначения… Две оширские, одна хакданская, а одна — вообще сектантская».

Малыш передал им суть рассказа Идана — пока Сашка и Траян проверяли контейнеры, Идан не стал терять время даром и осмотрел ангары и поле за ними. На поле за ангарами была площадка, заполненная тяжёлым гравами, а в ангарах размещалась «автобаза» — там их ремонтировали. И там же Идан нашёл план доставок на сутки, с указанием грава, выделенного для каждой поездки — приводился индивидуальный код его чипа. Несколько гравов должны были этим утром отправиться в усадьбу, около которой они проводили раскопки биолаборатории Предшествующих.

Идея Идана, изложенная без эмоций Малышом, оказалась на редкость разумной. Если они не могут попасть в транспорт вместе с контейнерами — значит, им нужно попасть туда в самих контейнерах. А уже на транспорте они что–нибудь да придумают.

«И он предлагает ехать в ту усадьбу, около которой проводились раскопки» — подытожил Малыш.



Глава 2

Почти полдня им пришлось ждать, пока те самые гравы сделают пару рейсов и вернутся обратно. Наконец, в путевом листе очередного прибывшего после рейса грава появилась первой строкой та самая усадьба. Выезжающие гравы, если были пусты, вообще никого из охраны не интересовали — грав пропустили, даже не глядя на него, будто его и не было.

Очередная усадьба ничем не отличалась от виденной ими ранее. Те же здания, просто немного в другой компоновке. Грав добрался до усадьбы глубокой ночью, но работа в ангарах шла свои чередом. Грав и три следовавшие за ним остановились на площадке перед ангарами, рабы, управлявшие ими, вылезли из кабин и направились внутрь ангаров.

«Слезаем! И к воротам первого ангара!» — по команде Траяна все трое добрались до первого ангара и теперь разглядывали место, куда они попали.

То же самое, что видели ранее — два ангара под загрузку тренга, третий для дроидов, четвёртый — установка по получению тренга из «лопухов».

«Идём дальше! К центральной вилле!» — продолжал направлять их Траян, следуя впереди.

Двухэтажная вилла напомнила Сашке виденные в кино домины, в которых на Земле живут латиноамериканские наркобароны — та же показная вычурность, те же понты. Они обошли здание по периметру — в одной комнате громыхала какая–то жуткая какафония, сопровождавшаяся пением местного рэпа.

«Ну и песни… Уши вянут!» — поделился он мыслями с Траяном.

«Это не песни. Это они так молятся своему Лулумбе» — ответ Траяна чуть не вызвал у Сашки хохот. Да… Арварцы — они и в Содружестве остаются арварцами.

Сейчас они стояли в стороне от виллы и думали, куда идти дальше. Позади домины находился круглый бассейн, диаметром метров двадцать. Из виллы вывалилась, горлопаня, изрядно датая толпа — крупый арваррец, облепленный несколькими арварками, следом шли ещё несколько арварцев, обнимая по паре девиц. Толпа забралась в бассейн, и там началась групповуха.

«Я в дом, там сейчас почти никого нет. Вы — ждёте здесь!» — Траян решил воспользоваться моментом. Чрез несколько минут ко входу прибежали шестеро охранников, перед ними, как сторожевые псы, семенили дроиды. Наверное, сработала охранная сигнализация. Осмотрев выход, охранники, чертыхаясь, убрались.

«Все, идём к домикам охраны» — Траян вернулся. Охрана в этот раз не пришла. Наверное, решили, что сигнализация сбоит, и нечего им отвлекаться от более приятных вещей.

Домики охраны были обычными коттеджами, только изрядно захламлёнными. В ближайшем на кровати храпел арваррец в обнимку с галифаткой, и по виду галифатки нельзя было сказать, что она как–то умучена непосильной работой. Следующие несколько домиков были пустыми — их обитатели сейчас, наверное, охраняли виллу. Ещё несколько домиков — так же дрыхнущие арварцы.

«Последнее осталось. Посмотрим, что там в бараках».

А в бараках находилось более чем сотня рабов, лежащих на простых нарах. Одни возвращались с работы, другие вставали на работу, третьи тут же ели какой–то сухпай. Половина — арварцы, остальные — интернационал. Галифатцы, оширцы, ракшассцы. Двое с ошейниками — белые, то ли делуссцы, то ли армаррцы.

Друзья, посмотрев на барак, убрались обратно к ангарам.

«В общем, ситуация ясна» — рассказывал Траян. — «Охранников 26. Есть хозяин, есть его десять жён. Охранных дроидов — 10. Оширские. Ещё рабов, по моим подсчётам, 127. Охранная система — местная, арварская»

«И что нам это даёт?» — задал Сашка самый сокровенный вопрос. — «Мы дождёмся очередного грава с контейнерами, заберёмся туда и отчалим из Аксумы»

«Куда мы отчалим? В другую арварскую систему?» — от Траяна пришла эмоция смеха. — «Нам нужно, чтобы контейнер отправлялся за пределы Империи, а значит, нужно, чтобы заявка была на поставку товара из другого государства».

«Так что нам делать? Ждать, пока хозяину виллы не прийдёт запрос из хакданской или оширской системы?» — ждать здесь Сашке почему–то не хотелось.

«Нет!» — от Траяна шла какая–то эмоция ухмылки. — «Мы не будем ничего ждать. Мы просто захватим эту усадьбу».

День они просто отлёживались в стороне от виллы, просто наблюдая — кто знает, вдруг они что–то упустили. А когда наступила ночь, Траян направился к вилле.

«Всё нормально, отключил» — сообщил он, вернувшись через полчаса. — «Приступаем к очередному этапу нашей операции».

Первым было помещение для охраны, где сидели на полу и смотрели по «голо» какую–то порнуху четверо арварцев. Четыре выстрела из «Дханвы» — от охранников осталась лишь кучки пепла и поднимавшийся вверх пар. Тут же из углов помещения выехали дроиды–уборщики и собрали весь мусор на полу. Словно и не было никого…

«Теперь — за хозяином!» — они поднялись на второй этаж. Комнату, где находился главный арваррец, труда найти не составило — храп его раздавался на всё крыло. Трое невидимок зашли в комнату, где на огромном траходроме лежал хозяин усадьбы, рядом с ним пристроились четыре арварки. Точно рассчитанный удар по голове каждому лежащему — всё, эти в отключке.

«Вы — тащите его в лифт! Я по остальным комнатам пройдусь» — Траян ушёл, а Сашка и Идан с трудом дотащили гудроновую тушу до лифта.

«Всё чисто, везём его в медбокс» — это вернулся Траян.

В медбоксе тушу поместили в первую из шести медкапсул (простую, оширскую «Ируна‑3В»), и Траян загрузил в неё взятый откуда–то гелевый шарик с имплантом.

«Сейчас мы установим главному арварцу рабский имплант, и через шесть часов он будет полностью под нашим контролем» — комментировал Траян свои действия. — «Я когда в первый раз сюда пробрался, первым делом осмотрел медбокс. Тут пара десятков рабских имплантов. Вот мы их всем арварцам и установим»

Медкапсула закрылась, запустив процесс превращения рабовладельца в раба, а трое друзей направились в соседнее помещение — там находились несколько десятков рабских ошейников. Им пришлось снова вернуться наверх и одеть ошейники всем арваркам, что спали в разных комнатах. Вилла зачищена, можно переключиться на охранников.

Они обошли все домики охраны, вырубая спящих там и вешая ошейники. Двух охранников, бывших на обходе, снова пришлось распылить «Дханвой», как и ещё двух, занимавшихся друг с дружкой непотребством около хозяйского бассейна.

«Считаем. Хозяин — один. В медкапсуле. Его девки — десять. Четверо в комнате хозяина, трое вместе через комнату. Трое — по одиночке. В комнатах в другом крыле. Все с ошейниками» — подводил подсчёт Траян. — «Охранники. Четверо — уничтожены в комнате охраны. Двое — уничтожены на обходе, ещё двое «заднеприводных» — у бассейна. В домиках — двенадцать. Вырублены, получили себе ошейники. Остаются ещё шесть! Где могут быть?»

«В рабских бараках. Больше негде» — других вариантов у Сашки не было.

Раздались крики — из бараков выкатили двое охранников и шатаясь, направились в домик, где лежали отключенные охранник с рабыней–галифаткой.

«Быстро, туда! Они не должны ничего увидеть!» — Они с Траяном побежали наперехват этой парочке. Те уже почти дошли до домика — наверное, хотели позвать своего напарника присоединиться к их веселью. Там, у порога домика, Траян отрубил обоих быстрыми и чётко выверенными ударами — арварцы были упившиеся в дым, и второй даже не успел понять, что его напарник уже отключен.

«Идан! Бери гравиплатформу на вилле, нужно отвезти в медбокс двух охранников, лежащих у четвёртого домика охраны. Обоих в капсулы, каждому — рабский имплант. А мы пока завершим оставшуюся работу».

В рабском бараке четверо арварцев издевались над двумя «снежками».

— Встать, мтумва! — орал один арваррец под хохот троих дружков.

Лежащие на земле двое белых с рабскими ошейниками с огромным трудом поднимались — их уже хорошо избили к приходу Сашки и Траяна.

Когда через несколько минут они с трудом, помогая друг другу, поднялись, арваррец дал команду ошейнику — и двое белых снова упали на землю, корчась от сильной боли.

— Встать, мтумва! — снова заорал арварец.

— Не могу… — еле прошептал один из белых. Второй через силу пытался помочь ему.

Услышав это, все четверо гуталиновых жлобов набросились на лежащих и стали избивать их ногами.

«Пора заканчивать это» — обратился Сашка к Траяну.

«Не спеши» — Траян остановил его порыв перестрелять всех арварцев. — «Упакуем всех на выходе».

Арварцы еще минут десять избивали «снежков», после чего направились к выходу, оставив на полу два тихо стонущих тела. Все четверо направились по своим домикам — развлечение на сегодня закончилось, можно идти спать. Там их по одному так же вырубили и одели на них ошейники.

Идан тем временем загрузил тушками оставшиеся пять медкапсул и теперь просто свозил в медбокс тела охранников. Присоединились к ним и эти четверо — пусть пока полежат в ожидании очереди. Ещё оставалась работа по установке всем арварцам рабских имплантов, но уже сейчас можно было с уверенностью сказать — захват усадьбы прошёл успешно.

Первое, что сделали трое друзей, выйдя из медбокса — пошли в столовую и наелись до пуза — первый раз за прошедшие 24 дня.

День как день — рабы трудятся на плантации, хозяин нежится в бассейне с подругами, охранники слоняются парами по всей усадьбе. На первый взгляд ничего особенного. Особенным было то, что все перечисленные теперь были рабами. И охранники, и хозяин с подругами — все сейчас выполняли полученные от Траяна приказы.

А трое друзей наконец смогли просто поговорить, сидя в кабинете Зибебу, как звали рабовладельца. Со стороны это смотрелось странно — разговор трёх невидимок. Идан к этому времени изучил все информкристаллы, что были в кабинете, остальное им поведал сам Зибебу.

— Этот Зибебу занимался отправкой тренга на Хаар — Махрум перекупщику и не интересовался, куда он дальше уйдёт. — Рассказывал Идан. — Далее, через него мы получили доступ к местному «Гало». Я посмотрел расписание в космопорте этого континента. Раз в пять дней отсюда уходит транспорт в хакданскую Граппу. Раз в четыре дня отправляется транспорт в оширские системы. И раз в 12 дней — в Раэлию.

А теперь про то, что есть в усадьбе. Дроиды. Оширские, «Хи — Чунь», но для наших нужд вполне могут заменить «Герсеи». Гравиплатформы с погрузочным модулем — тоже есть. К чему я это — мы можем снова начать раскопки биолаборатории Предшествующих. Эх… у меня уже руки чешутся приступить! А потом закажем контейнеры, загрузим добытым и отправим в Армарру…

— Куда??? — переспросил Траян.

— В Армарру, на Аламо. — как ни в чём не бывало, продолжал Идан. — В адрес той фирмы, что устраивала фестиваль «Хаома без тормозов».

Траян молчал минут пять, но потом вдруг поддержал задумку Идана:

— Да! Так и поступим. — он хитро прищурился. — Только — с маа–леньким отличием. Вы занимайтесь работами в биолаборатории, а я решу, как и куда мы их будем вывозить.

— И где его искать?.. — развёл руками Идан, глядя на поле с лопухами. Они так хорошо спрятали раскоп, что искать его теперь было проблематично. — Новый копать? Так у нас же нет строительного реагента…

Сашка осматривал окраину поля, за которым, отделённый негустой порослью, скрывался овраг.

— Давай–ка осмотрим во–оон там! — и он направился в сторону этого оврага.

Так и есть. Метрах в десяти от оврага Малыш фиксировал одиночный объект — активационную панель входной двери.

— Тут дверь входная. Мы можем сейчас прокопать туннель, прямо к ней. Времени это, правда, займёт часов шесть, а то и больше. С такими–то дроидами… — оширские уродцы ему никогда не нравились. Неудобные для работы, с ограниченным набором насадок, да и ломались они чаще — оширская техника имела только одно достоинство — низкую цену.

За восемь часов туннель в рост человека был готов. Сашка дошёл до гранитной плиты и прикоснулся к активационной панели, дверь ушла в сторону, открыв широкий коридор.

Идан сразу же загнал следом обе гравиплатформы, на которых они сюда приехали.

За полдня Сашка деактивировал все комплекты обоих комплексов, Идан сразу начал перемещать на гравы искины первого комплекса.

— Кстати, а что этот комплекс выполнял? Ты не ошибся тогда? — спросил он, не отвлекаясь от процесса погрузки.

— Да вот ошибся. Этот комплекс и есть 12 комплектов органического синтезатора.

— Маловат он для человеческого тела — с сомнением произнес Идан.

— А в них не тела синтезируются. Каждый комплект синтезирует всего лишь одну человеческую клетку. Оплодотворенную яйцеклетку, из которой вырастает тело, полностью соответствующее тем требованиям, которые закладывались при создании этой клетки. А процессом «проектирования» занимается кластер искинов. Предшествующие знали, что информацию по наследственным признакам несут не только молекулы ДНК и РНК в ядрах и митохондриях клеток — информацию о наследственности несёт каждая её частичка. Поэтому они не разменивались на изменение в цепочках нуклеиновых кислот, а просто создавали человеческую клетку целиком. Ну а блоки «баллонов» содержат наборы органических кислот, необходимых для синтеза клетки. Видел миниатюрные стасис–контейнеры? Так в каждом из них содержится одна такая синтезированная клетка.

— А что же второй комплекс выполняет? Ну введи эту клетку в матку любой женщине–аграфке, и она родит ребёнка… — Идан предался размышлениям.

— И этот ребёнок ещё должен вырасти — сколько это займёт лет? — продолжил его мысли Сашка. — А во втором комплексе из этой клетки вырастает человеческое тело, да не за годы, а пару десятков дней. Вот тебе и ответ.

Идан только молча сопел.

Ночью трое друзей снова сидели в кабинете Зибебу и делились новостями.

— Тоннель в биолабораторию прокопан, все комплекты оборудования деактивированы — рассказывал Идан. — За сегодня мы вывезли в два захода только два комплекта первого комплекса.

— Да, такими темпами вывозить придётся долго. — поддержал его Сашка. — В общем, нужно рабов привлекать. И желательно все имеющиеся грузовые гравы, что есть в усадьбе.

— Надо — привлекайте. Сколько времени займёт вывоз оборудования в ангары?

— Само оборудование обоих комплексов дня за три, максимум четыре. Ёмкости с реактивами со склада — ещё дня два–три…

— Пока — достаточно. — остановил его Траян — Завтра утром сюда привезут контейнеры.

Глава 3

— Новостей у меня много, — теперь Траян рассказывал им, что успел сделать за день. — Во–первых, хочу вас поздравить. Наша операция на Аксуме увенчалась успехом, Чорный Властелин объявил войну Галифату. Сейчас уже идут сражения флотов в трёх галифатских системах, Ансэбе, Касс — Але и Маах — Ире, да такие, что в Аксуме была просто детская игра по сравнению с ними. Есть и плохая новость… Аррама пала. Пять дней назад какой–то новый галифатский военноначальник послал все имеющиеся в его распоряжении силы на штурм двух последних оплотов Саргона Второго. Галифатцев полегло при штурме — сказать страшно. Зато командующий галифатский отчитался о взятии планеты к какому–то галифатскому празднику. В ходе штурма последного оплота погиб и сам Саргон Второй, и его семья. Кстати, командир галифатский туда был переведён из Беккеи, он командовал обороной Сах — Тиры. Но есть и ещё одна хорошая новость — флот Аратты полностью деблокировал последнюю систему, Фаллушу. Галифатский флот свинтил оттуда за один день, бросив наземные силы на произвол судьбы. За пару месяцев максимум галифатский экспедиционный корпус капитулирует.

Траян перевёл дух и продолжил:

— Вернёмся к делам нашим насущным. Итак, наш дорогой Зибебу заказал 24 контейнера, их, как я сказал, привезут завтра…

— И где их все размещать?… — перебил его Идан. — Местные обычно дюжину заказывают. Это не вызовет подозрение?

— Отвечаю по порядку. Подозрение — не вызовет, так частенько поступают. Размещать — перед ангарами. Это тренгом их загружать неудобно на площадке, но это не наш случай. Тем более что не хотелось бы сейчас светить то, что доставлено из биолаборатории и сейчас в тех ангарах находится. Поэтому завтра вы вывозите в ангары компоненты комплексов, а вечером можете переключиться на заполнение контейнеров. Да. Ещё один момент — вес контейнеров не должен вызывать подозрений, они должны весить так, как весят загруженные под завязку тренгом. Я могу продолжать?…

— Да. — Идан остался удовлетворён подробным ответом.

— Так вот, — продолжал Траян, — груз уйдёт не в Армарру, как ты, Идан, предлагал. Дело в том, что на Хаар — Махруме его могут досмотреть — и вероятность этого очень большая. Поэтому мы отправим груз в Хакданский Орден, систему Граппа. Оттуда, не покидая космопорт, груз будет как бы перекуплен и сразу же отправлен в Гардарру первым же рейсом, а рейсы там частые.



— Но как мы сможем перенаправить груз, когда он достигнет Граппы? — вопрос Сашки был абсолютно логичным.

— Не мы перенаправим, а те, кто будут числиться грузополучателями. Это стандартная практика. Гардарра вообще не имеет никаких отношений с Имперей Арвар, ни дипломатических, ни торговых. Но товары так или иначе поступают — наши к арварцам, ихние — к нам. Хакдан уже давно живёт на этом транзите. — объяснял им Траян. — Сейчас в Хакданском Ордене, так же созданы и действуют подставные компании, занимающиеся оптовыми поставками хаомы из Гардарры. Наш дорогой Зибебу выслал коммерческое предложение в эту фирму с предложением приобрести 24 контейнера с тренгом. Тренг не одобряется в Ордене, но не запрещён. Почему именно так? Местная «Гало» в Империи Арвар отключена от общей сети Содружества, отправка сообщений просматривается местными спецслужбами. Мы не можем просто написать сообщение в Гардарру, что мы живы и ищем способ выбраться отсюда. А вот коммерческие предложения рассылаются отсюда миллионами в день, их просмотреть сил не хватит. А текст я составил такой, что тот, кто его получит, сразу передаст его в гардаррское консульство.

Сегодня заместитель Генерального директора компании, занимавшейся оптовой торговлей элитным алкоголем в Хакданском Ордене, Ромедо Чамбиноли, получил на один из очень редко используемых адресов письмо из Империи Арвар. «Арварские письма», бывшие в «Гало» аналогом земного спама, как правило сразу отсекались фильтром и шли в «мусор». Но этот адрес не был практически засвечен, и сейчас Ромедо с интересом читал содержимое письма, к которому был прикреплен стандартный договор на поставку товара.

Ромедо автоматически выхватывал те слова в первом абзаце, номер которых по порядку текста был простыми числами, и выделял их первые буквы — они сложились в кодовое слово — «в Гардарру». Из второго абзаца выделил первые слова. В последующих абзацах он подчеркнул все слова с ошибками — сложился вполне осмысленный текст.

«Всево тебе Гуча!

Я аксумский плантатор, реализую тренг высокава качиства. Доставка из Аксумы каждые пять дней ригулярным премым рейсом до Граппы. Можна увеличить поставку до 24 кантейнеров разом.

Мы, Гуча, можем хорошо раскрутиться! Все нам завидовать будут. Живы будем и купаться в кредитах.

Я тебе как только отправлю кантейнеры сразу вышлю грузовые коды, каторые их. Через пять дней они прибудуд ф касмапорт Грапы к тебе, и ты, гуча, сраззу насладишься самым лучшим аксумским тренгом. Ну а ты мог бы периправит мне хорошей хаомы, ты ф Гардару за ней ездишь.

Цену я не ломлю, всего 112 тысяч кредитов за контейнер, они уже ждут свой отъезд ис Акссумы. Со второй поставки мы вибиремься на новый уровнь! Не будем привлекать перекупщиков, сделаем все самы.

Зибебу, плантатор.

Усадьба Мбабве, континент Гатанга, система Аксума, Империя Арвар»

Ромедо сразу же переслал полученное письмо с другого адреса тому, кто знает, что дальше с ним делать. Через несколько часов ему пришёл ответ — срочно заключить присланный договор на поставку 24 контейнеров с тренгом и внести предоплату.

В тот же день на стол заместителя руководителя внешней разведки Гардарры послание попало уже в расшифрованном виде:

«Мы все живы.

Контейнеры, которые прибудут в космопорт Граппы, сразу переправить в Гардарру.

Из Аксумы выберемся сами»

— Живы, слава Создателю… — прошептал Азар, прочтя послание.

Он сразу же связался с Велибором.

— Здравия, Азар! — учёный был удивлён столь раннему вызову.

— Здравия… Велибор! Сегодня же собери Лораниэль, Квету и Илю — и сообщи им — их мужья живы. Сейчас они далеко…. Очень далеко. Но они — живы, и у них всё нормально.

С утра работа пошла ударными темпами. Восемь гравов, управляемые рабами–арварцами, курсировали между раскопом на окраине усадьбы и ангарами, перевозя извлекаемые компоненты. Сашка с Иданом сразу разделились — Идан занимался погрузкой оборудования в биолаборатории, а Сашка принимал груз и размещал его в ангарах.

Тем временем к обеду прибыла колонна тяжёлых гравов, доставившая транспортные контейнеры из космопорта. Раб–арварец, которого отрядили на приём контейнеров, показал водителям гравов (таким же рабам) места под установку контейнеров — в ряд перед ангарами. Те выполнили указания без разговоров и через полчаса отбыли обратно.

Выделенные рабы–арварцы приступили к заполнению первого контейнера оборудованием, находившимся в ангарах, Сашка только определял им, что грузить и в какой последовательности — перевеса или недовеса контейнеров быть не должно, нехватку веса компенсировали тренгом.

Поздний ужин в столовой шёл под рассказ Траяна.

— Хорошая новость, други. Днём из Хакдана пришёл ответ. Договор на поставку заключен, даже переведена предоплата 50 %. Ждут ближайшим рейсом. А ближайший рейс у нас — через 5 дней. К этому времени все 24 контейнера должны быть готовы к отправке. Хоть круглосуточно работайте — но за сутки до отправки все контейнеры должны быть заполнены. Как ваши успехи?

— За сегодня загрузили шесть комплектов органических синтезаторов. Заняли 4 контейнера. — подвёл итог дня Идан. — В ангары доставлены ещё 2 комплекта. Такими темпами мы не успеваем. Точно придётся работать по ночам. Тогда не будем тратить время, начнём прямо сейчас.

За последующие трое суток Сашка с Иданом успевали поспать не больше часа. Работа шла круглосуточно. Но если рабы–арварцы после 12-ти часовой смены шли отсыпаться в барак, потому как приходила их смена, то у обоих друзей сменщиков не было. Но результат того стоил — на четвёртый день они, пошатываясь от усталости, смотрели на результат своего труда. Все 24 контейнера стояли закрытыми, пряча в себе бесценный груз — 12 комплектов органических синтезаторов и 16 устройств ускоренного роста.

Вечером из космопорта прибыла колонна гравов. Загрузив контейнеры, гравы отправились обратно, а следом за ними, на пассажирском граве, ведомом рабом–арварцем, уехал Траян.

— Мне нужно убедиться, что все контейнеры будут погружены на транспорт и покинут Аксуму — объяснял он двум товарищам мотивы поездки. — А заодно закажу ещё контейнеры. Вы пока отсыпайтесь. Когда вернусь — тогда и будем дальше решать, что делать.

Спали по очереди, пять часов Сашка, потом пять часов Идан — они не стали рисковать, кто знает, что учудят арварцы, оставшись без контроля.

Грав вернулся лишь под утро. Траян был в самом распрекрасном настроении.

— Все прошло успешно. Я проследил за тем, что все контейнеры были доставлены челноком на транспортник, и тот отправился в Граппу. — рассказывал он по пути в столовую — Через 13 дней он доберётся до места назначения, откуда наш груз должны сразу же переправить в Гардарру. Ещё 18 дней. Так что лишь через месяц наши смогут узнать, что мы им отправили.

Они снова сидели в столовой. Траян набрал себе поднос еды и продолжил рассказывать.

— Сейчас наш дружок Зибебу отправил сообщение, что груз ушёл и указал все грузовые коды контейнеров, после чего предложил сразу осуществить следующую поставку. Думаю, к обеду мы уже получим положительный ответ из Хакдана. А новая партия контейнеров прибудет уже к обеду.

— Ну хорошо, мы вывезем следующим рейсом последние 4 комплекта оборудования комплекса ускоренного роста. Поместятся в 4 контейнера. Содержимое склада биолаборатории… думаю, полностью поместится в остающиеся 20 контейнеров. А дальше–то что? — высветил перед друзьями перспективу Сашка. — Да, остаётся «склад готовой продукции», но там «пеналов» тысяч 12. Вот смотрите — в 24 контейнера помещается около четырехсот «пеналов». И сколько раз нам придётся отправлять груз? Правильно, тридцать. С учётом, что рейсы раз в пять дней — нам тут почти полгода сидеть. Что–то мне этого не хочется…

— Верно говоришь, — поддержал Траян. — Поэтому после вывоза оборудования мы переключимся на другие объекты. Первый — это точка розничных продаж товаров для пилотов. Я посмотрел по карте континента — это на окраине континента, там джунгли. Туда на челноке надо лететь. Челнок можно взять в аренду на несколько суток. Вот этим я и займусь в ближайшие дни, чтобы успеть к следующей отправке грузов.

— А успеем ли всё сделать? — с сомнением спросил Идан. — У нас и на биолабораторию сил может не хватить…

— Идан, пойми… — Траян говорил с каким–то извинением в голосе. — Я понимаю, что вы сейчас вымотались, и вам нужен хотя бы день чтобы выспаться. Но мы должны быть готовы в любой момент бросить всё и бежать отсюда, надеясь на то, что маскировка, которую нам обеспечивают «жидкости», не даст сбоя. Поэтому не то что день — каждый час у нас на счету. Да в любой момент к этому Зибебу могут гости приехать. Дружки его, или просто соседи — такие же рабовладельцы, как он сам. Они же сразу просекут, что у хозяина, его жён и охранников — рабские импланты. И что нам тогда делать?

Идан тяжело вздохнул — доводы Траяна была просты и понятны.

Очередную партию контейнеров им удалось загрузить за трое суток содержимое. Сутки Сашка с Иданом отсыпались, Траян же эти дни вёл какую–то абсолютно непонятную им бурную деятельность. Он от имени Зибебу договорился об обмене на рабской бирже ближайшего мегаполиса тех рабов с установленными имплантами, которые были не арварцы, на таких же рабов, но уже арварцев. Три дня одни рабы увозились в мегаполис, другие прибывали им на замену. Логика этого обмена была непонятна Сашке, но он не спрашивал — если Траян делал, значит, у него для этого есть свои резоны.

С площадки перед ангарами уезжала колонна из шести гравов, увозящих в космопорт вторую партию груза, следом снова ехал пассажирский грав. Управлял им охранник, рядом сидел раб арварец, а никому не видимый Траян расположился на пассажирском сиденьи позади них.

Грав вернулся под утро, кроме охранника там никого не было. А через полчаса на площадку перед ангарами приземлился небольшой планетарный челнок, откуда вылез раб–арварец. Траяна, естественно, никто не видел — маскировку все эти дни они ни на минуту не снимали. Раб получил приказ возвращаться к работе, а сам Траян направился к ангарам, куда привозили извлечённое оборудование.

— Вы здесь, други?

— Я здесь — откликнулся Идан. — Аш отсыпается. Как всё прошло?

— Штатно. Груз ушёл… Зибебу опять напрягаться — отправлять сообщения в Хакдан. Неплохо копчёный устроился — целый день лежит в бассейне с тёлками, а мы тут пашем как проклятые.

— Ну так ты же сам дал ему приказ весь день сидеть в бассейне! — удивлённо ответил Идан. — Он и сидит. Гадит туда и мочится, и всё равно сидит — приказ же.

— От ты!.. Пусть рабы срочно очистят бассейн! А то не дай Создатель кто в гости к нему заедет — так сразу спалимся! Впрочем — не отвлекайся, я сам всё решу. Да, как Аш проснётся, отсылай его ко мне — пришло время исследовать оставшиеся точки.

Глава 4

Челнок сел на площадку перед ангарами.

— Идан! Я вернулся! — крикнул Сашка.

— Здесь я, здесь… Как слетал?

— Место нашёл, всё, что там было, забрал. — он выгрузил в ангаре свои находки.

Только было этого всего негусто — несколько обмылков комбинезонов, да пищевой синтезатор с шестью картриджами к нему. Зато времени на поездку угрохал 14 часов.

Когда они решали, как дальше вести работы, Сашка предложил лететь на поиски одному ему — на Траяне висит контроль за всеми рабами в усадьбе, а Идан приступил к вывозу в ангар «пеналов» с аграфскими телами. Траяну не хотелось отпускать его одного, но доводы Сашки были, к сожалению, железными. Поэтому, взяв тройку оширских уродцев, и строительный реагент (Траян подсуетился, по его приказу рабы купили в ближайшем мегаполисе) Сашка совершил первый пробный вылет.

— А я «пеналы» вывожу. Как привозим их из биолаборатории, так сразу и перемещаем в контейнеры. Эту партию контейнеров заполним менее чем за трое суток. Отсыпаться будешь?

— Нет. Отдохну немного и отправлюсь на третью точку. Проведу разведку, может, там вообще ничего нет. Но вопрос надо закрыть. Траян–то где?

— На вилле. Чем занят — не знаю, у меня своих дел хватает.

После отдыха, загнав в челнок для видимости управления охранника, Сашка вылетел к последней известной им точке поисков, где должен был находиться игровой центр Предшествующих.

Точка поисков находилась ближе к центру континента. Место представляло невозделанную территорию, заросшую плотным кустарником, практически на стыке окраинных полей трёх усадеб. Удачно.

Малыш определил нахождение на почти десятиметровой глубине уже известных двух «Сампадан» и одного «Параврита», а так же одного неизвестного устройства.

Челнок завис над плотным кустарником, вниз спустились все три дроида и приступили к подготовке места для его посадки. Это всё же был не тропический лес, где огромные деревья срубить под корень было недостаточно, требовалось ещё срубать все его ветки и сучья, которыми они переплелись друг с другом — дроидам было достаточно срубить деревца кустарника, чтобы его можно было оттащить в сторону. Через полчаса челнок сел на подготовленное место, полностью скрывшись от чужих взоров.

А вот добраться до артефактов оказалось гораздо сложнее — объект не просто пострадал в результате Катастрофы — он, судя по виду двух вскрытых помещений, был полностью уничтожен. Скрытые помещения были полностью заполнены грунтом, и дроидам, после того, как они вскрывали гранитные плиты, приходилось прокапывать норы, чтобы добраться до желанных находок. Работа шла очень медленно, Сашка опасался как–то повредить находки. В итоге почти двух суток работы в трюме челнока лежали обе «Сампаданы» и один «Параврит». Оставался ещё неизвестный Малышу артефакт, но Сашке уже было нужно возвращаться — его товарищи могли начать волноваться.

Идан словно специально не закрывал контейнеры, ожидая его возвращения. Привезённые артефакты сразу переместились в них, заняв место извлечённых обратно брусков с тренгом.

— Это всё? — спросил Идан, глядя, как рабы–арварцы закрывают и запечатывают контейнеры, — больше ничего не было?

— Было. Но не хватило времени извлечь. Объект полностью разрушен, всё время убил на раскопки внутри помещений.

— Ладно, хоть это хорошо. Пойдем, нас Траян ждёт.

На вилле, в кабинете рабовладельца, шло живое обсуждение.

— Други! Завтра я поеду в космопорт, чтобы проконтролировать отправку третьей партии контейнеров. А вам задание — скрыть следы нашей деятельности. В общем, запечатывайте биолабораторию. Что смогли вывезти — то смогли. — Траян сам был не рад такому решению.

— Но его всё равно затем откопают… — Идан понимал умом решение Траяна, но не принимал его сердцем. — Рано или поздно обнаружат, что плантатора сделали рабом, и тогда начнут выяснять, что тут происходило. Будут распрашивать и рабов. Да, более чем половину ты заменил. Но ведь остались те, кто управлял гравами, заргужал контейнеры. Они покажут место туннеля.

— Не покажут! — засмеялся Траян. — Я всё продумал.

— А как нам тогда выбираться? — Сашка так же не понимал, в чём заключается идея Траяна.

— В контейнере, как и планировали. — как ни в чём не бывало ответил Траян. — Я заказал последнюю партию контейнеров, их должны будут привезти как раз тогда, когда меня не будет.

— А… что загружать–то в них? — ни Сашка, ни Идан не могли понять всю глубину замысла Траяна. — Ведь мы же запечатаем биолабораторию…

— Други! Помимо контейнеров прибудет ещё… хм… груз. В общем, как придёт — сразу всё поймёте. Если нет — я всё расскажу. А сейчас просто поверьте — так надо.

— Ладно. — вздохнул Идан. — Я тогда займусь консервацией места. В принципе, там я сам справлюсь.

— А я хочу слетать снова на то место, посмотреть, что за артефакт неизвестный. — заявил Сашка — Не думаю, что там нечто важное, но просто из принципа, чтобы здесь не оставлять.

— Хорошо. — теперь вздыхал Траян. — Слетай. Только не рискуй.

Сашка вернулся уже после того, как Траян уехал вслед за колонной гравов, отвозящих в космопорт последнюю партию груза из биолаборатории Предшествующих. Рабы все сидели в бараке, охрана — у себя в домиках, Зибебу вместе с подружками лежал на своём траходроме. Идан ждал его в столовой виллы.

— О, Аш, ты вернулся… — утвердительно хмыкнул он и продолжил есть. — Что нашёл?

— Вот — и Сашка, достав из рюкзака, положил на стол — отливающую золотом и украшенную каким–то прозрачным камнем «корону Российской Империи».

— Это что такое? — Идан подержал её и положил на стол.

— Не знаю. — Сашка набрал поднос еды и приступил к трапезе. — Никаких носителей информации там не уцелело, эти–то чудом сохранились…

— И куда его?… — продолжал одновременно есть и рассуждать Идан. — Придётся тебе эту штуку у себя в рюкзаке таскать.

— Это не проблема — Сашка набрал поднос харшатины и уселся за стол. — Ты — то работы в биолаборатории завершил?

— Да… Да, харш побери… — Идан даже прекратил есть. — Обидно, Аш, ты не поверишь как!.. Сколько тут ещё осталось «пеналов»!

— Обидно, да. Мне вот тоже обидно, что не смогли проникнуть в одно из помещений на объекте, там, где производили оборудование для оружейных заводов. У всего есть рамки возможного, а мы всё это время работали за их пределами. Тем более, что нас ждут более важные дела. Так что отсыпаемся — Траян обещал нам какой–то сюрприз.

Ещё до возвращения Траяна из космопорта привезли 10 контейнеров, а сразу после его возвращения очередная колонна гравов доставила более полутора сотен криокапсул.

— Транспорт с третьей партией контейнеров сегодня улетел на Граппу. — Делился с друзьями своими мыслями Траян, глядя вместе с ними на уезжающую колонну. — У меня все эти дни был план наших дальнейших действий, но я не делился с вами, не зная, получится ли нам выполнить здесь поставленные задачи. Пришло время его раскрыть. В общем — улетать мы будем в контейнере, но не на Граппу. Мы полетим в Раэлию.

— В Раэлию?.. — речь Траяна обоих слушателей, мягко говоря, удивила. — А почему туда?

— Потому, что там находится военный колледж Предшествующих. И если там найдутся базы знаний, да к тому же военные тренажёры Предшествующих, Аш сможет получить офицерское звание Сварги. А это очень важно.

Сашка с Иданом молчали.

— Так вот. План наших действий следующий. Транспорт на Раэлию отбывает через трое суток. Наш груз — 157 тушек арварцев, которые будут помещены в криокапсулы, для чего я их и заказал…

— Ты хочешь отправить на Раэлию рабов? — вырвалось из Сашки. — А почему 157?

— Считаем. 125 рабов–арварцев. Я за все дни, пока вы работали в биолаборатории, обменял всех неарварцев на арварцев. Далее. 18 охранников. Далее — 10 тёлок нашего дорогого хозяина усадьбы. И, несомненно, сам Зибебу. Вот вам и 154 криокапсулы. Они займут почти полностью 9 контейнеров. Ну а в 10‑м будем мы с тремя криокапсулами, для веса.

— А как же их в космопорт вывезут?

— У нас остались ещё два раба. Ты не забыл о них?

Сашка не забыл — те два делуссца, которых избили при них арварские охранники.

— Эти двое — продолжал Траян, — попали в усадьбу буквально за пару дней до нас. А захватили их в Беккее, они там строили очередную опреснительную установку. После нашего отлёта арварцы похватали всех до кого могли добраться. Местный вождь клана доставил сюда несколько десятков транспортов, набитых арварцами, и на аукционе этих купил Зибебу. Эти двое всё время просидели в бараке, что снаружи происходит — им неизвестно. Тем временем, за них из Делуса пришёл выкуп. Нам это только на руку.

— За день до отлёта транспорта на Раэлию мы загоним всех арварцев в криокапсулы и погрузим их в девять контейнеров. В десятый загрузим запас сухпайков и пакеты с водой. Перед приездом гравов делуссцы получат указания — они закроют последний, десятый контейнер, проследят за их погрузкой, после чего проследуют в космопорт следом за колонной гравов. После того, как достигнут космопорта, они должны будут пройти в пассажирский сектор и сесть на транспорт до Хаар — Махрума. Билеты для них уже куплены, а наличие прямого приказа Зибебу даст им возможность без проблем сесть на транспорт. Через сутки, как их транспорт уйдёт в гипер, они должны будут изучить содержимое информкристаллов, на которых находятся уведомления от Зибебу об их освобождении и коды доступов к их ошейникам. А так же доступ к счёту, на котором есть некая толика кредитов, что позволит им купить билеты до ближайшей системы Конфедерации.

— Ну а мы–то… — сейчас их собственная судьба волновала Сашку гораздо больше. — И почему рабы, кстати? К нашим контейнерам вопросов не возникнет?

— Не возникнет. — успокаивал друзей Траян. — Они же и отправляются, как контейнеры с рабами, а не с тренгом. Опасность? Есть, но не более, чем тогда, когда мы вывозили оборудование под маркой тренга. А грузы на Раэлию проверяют ещё реже, чем следующие на Хакдан. С получателем нашего груза, Преподобным Фирзином, я уже договорился. Для арварцев это обычная сделка, по 10 тысяч за тушку. Но предоплата сейчас не предусмотрена — перевод денег состоится лишь по получении товара, и перевод средств будет осуществлён не в арварскиё банки, а в уполномоченный на Раэлии Банк «Очищение».

Вот и пришёл долгожданный день. Сам Зибебу, его жёны, охранники и большая часть рабов уже лежали в криокапсулах, оставшиеся десять рабов–арварцев загрузили криокапсулы с их тушками в восемь контейнеров и запечатали их. Следом пришла их очередь — теперь уже Идан с Сашкой заргужали десяток криокапсул в девятый контейнер.

После этого они перетащили из бараков три сотни сухпайков и столько же пакетов с водой — этого должно хватить на время перелёта до Раэлии.

По вызову Траяна из пустого рабского барака в ангар пришли двое делуссцев с рабскими ошейниками. Взяв на подставке у входа в ангар по информкристаллу, они в соответствии с полученными указаниями закрыли десятый контейнер.

Они молчали всё время пока грав вез контейнер. Вот грав остановился, минут двадцать двигался рывками, после чего снова набрал скорость. Пять минут — снова остановка.

В этот момент их контейнер словно подкинуло вверх и тут же опустило на землю.

«Вроде, приехали» — Траян снова перешёл на мыслесвязь. — «Сейчас осталось лишь дождаться, когда челнок заберёт контейнеры и доставит их до транспорта»

Ждать пришлось долго.

Прошло почти десять часов, пока их контейнер снова не подхватило и не подняло вверх. Друзей в этот момент вообще притянуло к потолку контейнера, а последовавшее за ним падение вниз было показателем того, что челнок, в трюме которого сейчас был груз, направился к транспорту. Выгрузку контейнеров в трюме транспорта они не заметили, так же как и начало разгона транспорта к точке перехода в гипер. Не почувствовали они и самого перехода — лишь Траян через какое–то время снова перешёл на обычную речь, и наконец деактивировал маскировку.

— Поздравляю, други! — улыбаясь, поздравил он так же деактивирующих маскировку Идана и Сашку. — Мы уже час как идём в гипере, через 21 день этот транспорт достигнет Раэлии.

— А что это вообще за мир? Там же сектанты какие–то живут? — первое, что пришло на ум Сашке.

— А это — отдельная история, — хмыкнули оба, и Траян, и Идан. — впрочем, можно и рассказать…

Глава 5

На самом краю условной границы, разделяющей скопления систем Ракшаса и Оширского Директората, находился кластер, именуемый кластером Свободы. Планеты там были условно пригодны к жизни — из тех, на которых существовать вполне возможно, а вот жить полной жизнью нет. Около тысячи лет назад началась их спонтанная колонизация — туда ехали те, кто не смог ужиться в тех обществах, что сложились в существующих государствах. Сами государства интереса к этому отшибу не проявляли и закрывали глаза на то, что там делается — в своих системах проблем хватало. Группы энтузиастов, движимые какой–то идеей, прибывали на никем не занятую планету, объявляя её своей собственностью и устанавливая те законы и правила, по которым они собирались жить, и приглашали к себе жителей всех государств, если те были согласны с определёнными на этих планетах нормах и правилах. В простонародье кластер Свободы называли просто — «сектантский».

Многие колонии на планетах загнулись и вымерли, со многих прибывшие просто разбежавшись, убедившись, насколько практика может быть далёкой от теории. Но тем не менее, несколько миров кластера прошли болезненную стадию роста, и теперь просто были одними из многих отдалённых независимых миров. В каждом из них были своеобразные законы, но за несколько поколений потомки колонистов притёрлись ко всем экзотическим правилам, и либо свели их к профанации, либо научились извлекать из них выгоду.

В настоящий момент в кластере Свободы было четыре системы, достигшие уровня, позволявшего считать их «метрополиями» — Лассел, Лорбонца, Раэлия и Кольцо Ларуа.

У каждой была своя история и свой путь развития.

К примеру, планету независимого мира Лассел занимали ярые ксенофобы, поставившие своей целью уничтожить всех негуманоидов. Идея была завёрнута в релгиозную обёртку — жречество Лассела каждый год приносило в жертву обезьянок Ашанти, отправляя набитые ими транспорты на светило. Обезьянки корчились и умирали, это показывали камеры, установленные на транспорте, а на планете шло торжество — праздник величия человечества. Немало желающих посмотреть на это событие прибывало на Лассел каждый год, в основном из Армарры и Делуса.

Обитатели планеты системы Кольцо Ларуа выводили «сверхчеловека» — что это, судя по всему, они и сами толком не понимали.

А вот планету в системе Раэлия исходно заселили… в общем, местные хиппи. Сама планета была выбрана ими неспроста — она, в отличии от других, была вполне пригодна для жизни. На поверхности её находились тысячи островов размерами с земной Хоккайдо или Тайвань и десятки тысяч более мелких, разделённых небольшими проливами, климат был тёплым и мягким. Условность же жизни на ней определялась крайней скудностью местной флоры и фауны. «Хиппи» ничего не делали на планете — просто жили в своё удовольствие, да потребляли стимуляторы и психотропы. Интерес к их колонии в государствах Содружества очень быстро сошёл на нет, все потенциальные репатрианты давно приехали, и ждала бы эту планету судьба многих, на которых колонии быстро прекратили своё существование, если бы не один человек, полностью изменивший на Раэлии ход жизни.

Судьба никогда не баловала Гортена Халверса — он был обычным выходцем из провинциальной системы протектората Норрик. Лишь благодаря своей энергии и упорству он смог вырваться из провинциального мирка, сумев поступить в университет Орднуна и умудряясь каждый год выигрывать стипендию — только это позволило ему получил прекрасное образование и получить выгодное предложение от одной крупной компании. Он обязался отработать 20 лет в обмен на установку ему нейросети седьмого уровня и профильные базы знаний. Другой бы воспринял такой успех как дар небес, и остановился бы на этом, начав устраивать личную жизнь. Но Гортен, сжав зубы, шёл к только одному ему известной цели. После окончания контракта он не стал его продлевать, чем несказанно удивил работодателей, а организовал собственную торговую компанию. К этому времени у него были не только капиталы, но и многочисленный связи в клиентской среде. За десять лет его компания вышла в десятку крупных торговых сетей на одной из планет Конфедерации Делус. Работа стала для него смыслом жизни.

Один из конкурентов предложил ему объединить капиталы. Во время деловой встречи на вилле того он познакомился с его дочерью. Вскоре состоялось не только объединение капиталов, но и семей — Гортен женился на понравившейся ему девушке. К пятидесяти у него было всё то, о чём он мечтал в молодости — он был хозяином крупной компании, у него была красавица- жена и трое детей, в которых он души не чаял.

Жить бы и жить — но одна туристическая поездка отняла у него всё что он имел.

Их пассажирский лайнер подвергся атаке арварских рейдеров. При захвате погибло много пассажиров — и в том числе его жена и все дети. Сам он, в тяжёлом состоянии, был вывезен арварцами с оставшимися пассажирами на Хаар — Махрум. Арварцы за его выкуп выбили из него все средства, что у него были. Компания его была по дешёвке распродана, продан был дом. Только через год, так и не оправившись от тяжёлого ранения, он смог вернуться в Делус, где у него ничего не осталось. Но Гортен, даже потеряв всё в этой жизни, не опустил руки — лишь ненависть к арварцам поселилась навеки в его душе.

Он был хорошим специалистом, поэтому устроиться на работу смог сразу же. Но вот круг общения его поменялся — те, кто раньше считали за счастье хоть пообщаться с ним, теперь демонстративно его игнорировали. Зато образовался другой круг общения — из тех, кто так же, как он, смог побывать в арварском рабстве и чудом вырваться из него. Зарабатывал он хорошо, но жил аскетично, эта привычка осталась у него с детства, зато постоянно выделял средства на помощь тем, кто после вызволения не мог снова вернуться в колею. Он часто собирался с такими как он бедолагами в кафе — потом они переместились в рестораны, куда приглашали тех, у кого не было возможности даже на посещение кафе. Люди, приходившие на их посиделки, пополняли его организацию — они наконец встретили тех, кто полностью понимал их, ибо сами через то же прошли. Фактически из круга общения по интересам сформировался круг единомышленников, ставший со временем организацией помощи вызволенным из рабства. А затем организация начала помогать выкупать тех, чьи семьи не имели средств на выкуп родственника. Пошли пожертвования от многочисленных спонсоров — и Гортен не скурвился и не скрысятничал, все получаемые средства он до последнего кредита тратил на помощь людям. Многочисленные комиссии, проверявшие финансовую отчетность по анонимным доносам, только разводили руками — вся отчётность была безупречна, и при этом абсолютно прозрачна. В этом ему помогла одна из его соратниц, которая, как и он, провела в арварском рабстве почти год. Однажды пришедшая к ним на собрание Мирелла, тихая хрупкая девушка, стала ему соратником, единомышленником — а потом верной женой и матерью его детей.

Вскоре стало ясно, откуда шёл поток анонимных доносов — на власти Конфедерации Делус стало оказывать давление Объединённое Королевство Галанте. Не удивительно — банки Мерсии в лице организации Гортена увидели конкурента, которой смел выкупать рабов — к огромному огорчению руководства этих банков, лишавшихся клиентуры. Встал вопрос о ликвидации их организации. Формальные причины для этого нашлись — Гортен не отличался политкорректностью, и никогда не скрывал, что его мечта — очистить Вселенную от арварцев. Надо сказать, именно после таких выступлений организация получала самые большие пожертвования — но сейчас это стало формальной причиной для запрета деятельности. Вначале Гортен рассматривал в качестве варианта Хакдан, для этого организация, возглавляемая Гортеном, была переведена в разряд религиозных общин — как оказалось, зря. Хакдан поддерживал деловые отношения с арварцами и рвать их по прихоти какого–то бывшего раба никто из духовенства не хотел. Гортену намекнули, что лучше ему покинуть территорию Ордена, добавив, что если он немного пересмотрит свои взгляды — заменит в своих речах арварцев, к примеру, на ящеров Аш — Камази — то мнение Капитула может поменяться… Гортен не предал свои принципы.

Именно тогда Мирелла предложила ему перебраться в кластер Свободы, и даже подобрала систему, куда они вдвоём отправились, чтобы изучить место, где их религиозная община могла бы разместиться. Транспорт был до Раэлии, где они собирались арендовать эскорт, чтобы добраться до интересующей их системы. Но, прибыв на Раэлию, они никуда не поехали — осмотрев острова планеты, из которых к тому моменту были заселены лишь четыре, Гортен понял — он нашёл место для их общины. К тому времени жившие на Раэлии «хипари» уже влачили жалкое существование. Работать они не хотели, жили за счёт того, что привозили новые колонисты, пропивали, прокуривали, и ждали прибытия новых. Предложение Гортена все гуру «хиппи» восприняли с полным одобрением — Гортен выкупал за небольшие деньги десяток островов, и в жизнь «хиппи» не лез. На Раэлию сразу перебрались все его единомышленники.

Но встал вопрос о том, как община теперь будет зарабатывать деньги. Вот тогда и взошла звезда над основанной им «Церковью Очищения», или, как её называли сами адепты, Церковью Чистоты. Гортен объявил, что любой, желающий очиститься от грехов, может это легко сделать. Нужно–то всего ничего — прибыть на Раэлию и принять участие в обряде, в ходе которого жрец Церкви Чистоты убъет арварца, который заберёт с собой все грехи того, над кем проходил обряд.

И Церковь Чистоты сразу получила массу адептов — ведь она ничего от них не требовала. Можешь верить в Создателя, Праматерь, Шриганати, Священного Урша — это твоё личное дело. Главное, если ты провёл обряд очищения, то полностью избавился от всех своих грехов. Желающие (а таких в последствии оказалось немало) могли сами при проведении обряда убить арварца. Арварца можно было привезти — тогда жрецы проводили обряд абсолютно бесплатно. Если не было арварца — его можно было купить у самой Церкви Чистоты, за 50 тысяч кредитов. Поток желающих очиститься от грехов (а заодно убить хоть одного арварца), направившийся на Раэлию, стал возрастать с каждым годом. Естественно, появился спрос на арварцев. Сами раэлиты (а теперь так называли именно адептов Церкви Чистоты, а не «хипарей») покупали их в любом количестве, но лишь за 10 тысяч кредитов.

Желающих заработать оказалось немало. В районе Ракшаса стали действовать рейдеры, открывшие на арварцев охоту. Были группы, что отлавливали арварцев в других государствах Содружества и переправляли их на Раэлию. Но самым основным источником получения арварцев была — сама Империя Арвар!

Нельзя сказать, что в самой Империи Арвар спокойно отнеслись к такому явлению, как Церковь Чистоты. Но место было не только отдалённым, но и прикрытым Ракшасом, лидеры которого всегда заявляли, что не позволят арварцам напасть на Раэлиию. Арварцы щелкали зубами и злобно выли — но ничего сделать не могли. Но однажды Чорному Властелину, Покассе Тридцать Третьему, пришла в голову мысль — а почему бы самому на этом не заработать?

Покасса связался с тогдашним Предстоятелем Церкви Чистоты и без обиняков сразу предложил поставлять своих подданных. Предстоятель вначале при. уел от такого предложения, но Покасса Тридцать Третий был абсолютно серьёзен. Он сообщил, что первая партия арварцев уже отправлена на Раэлию, и по прибытии он ждёт перевода денежных средств.

И действительно — в прибывших контейнерах находились самые настоящие арварцы. Предстоятель, недолго думая, перевёл кредиты поставщику — и взаимный бизнес начался.

На первый взгляд это было абсолютно невыгодным Чорному Властелину — стоимость раба на рынке в Хаар — Махруме была минимум 60 тысяч кредитов, а сами арварцы скупали их за 30 тысяч. Но в том то и дело, что выглядело так только на первый взгляд. Дело в том, что немалую часть рабов в Империи Арвар составляли сами арварцы — те, кто попал в рабство за долги или преступления. Через несколько лет после того, как им устанавливали рабские импланты, они превращались в «овощей», продать их было невозможно, и их нужно было утилизировать. Вот тогда Чорный Властелин и подумал — а почему бы не попробовать продать тех, за которого в Империи не получишь и кредита.

И дело пошло. Паломники оставались с чёткой уверенностью, что теперь они полностью чисты перед Создателем или теми божествами, в которых они верили, раэлиты неплохо наваривались на проведении обрядов, а Чорный Властелин получал немалую прибавку к своим доходам. Со временем к процессу подключились и другие вожди кланов, а теперь с раэллитами торговали даже рядовые работорговцы.

Немало тех, кто посещал Раэлию, остались там жить — экономическая политика была там ультралиберальной, а преступность — практически нулевой. Сам Гортен точно определил, какое место займёт Раэлия в Содружестве — она стала одним из государств–транзитёров. Из–за постоянно напряжённых отношений между Оширским Директоратом и Корпоратократией Синто последняя смогла перебрасывать свои товары через космическую станцию Раэлии, постройка которой завершилась через несколько лет после смерти Гортена.

Так же ещё при его жизни началось терраформирование планеты, и процесс выкупа у «хипарей» других островов. Те с радостью продавали их, тратя полученные средства на развлечения, выпивку и психотропы. Естественно, траты у раэлитов на выплаты были немалые. Но уже прошло более полутора сотен лет, как они выкупили последние два острова «хипарей» — на условиях, что те могут дожить на них, никого более к себе не принимая. Раэлиты даже снабжали их бесплатной выпивкой и тренгом — в итоге, через пару десятков лет такой жизни последний «хипарь», «сторчавшись», «поставил кеды в угол». Раэлия полностью перешла во владение Церкви Чистоты.

Как и в любом обществе, на Раэлии существовала своя система деления. Хочешь подняться выше по социальной ступени? Проводи обряды! Один обряд — и ты, очистившийся от грехов, можешь получить доступ к большинству островов планеты. Десять обрядов — считаться достойным получения гражданства Раэлии и организовать свой бизнес. Сто обрядов — уже можешь занимать посты в государственном аппарате. А тысяча обрядов — это уже право на получение сана, и к твоему имени будут добавлять «Преподобный», а ты можешь сам проводить обряды для паствы. Нынешний Предстоятель Церкви Чистоты мог похвастаться — за свою жизнь он успел убить более 40 тысяч арварцев.

«Какая хорошая система! И люди там тоже хорошие. Вот с кем нужно наладить бизнес!» — подумал Сашка, слушая рассказ товарищей. Ему сразу вспомнилось, сколько двуногого скота цвета крема для обуви бродит по Земле, в то время, как по ним плачут ритуальные ножи раэлитов. Перспективы для бизнеса вырисовывались просто завораживающие.

Глава 6

— Как только мы доберёмся до Раэлии, сразу покинем контейнер. — продолжал разъяснять свой план Траян. — Нам нужно будет незаметно пробраться в зону прибытия космопорта и там уже пройти через иммиграционный контроль вместе с пассажирами с какого–нибудь пассажирского лайнера. Получим отметки о въезде на планету — и можем приступить к операции по легализации и внедрению.

— Какая–такая легализация? — у Сашки уже сложилось представление, что как только они попадут на планету, то сразу могут приступить к поискам места, где раньше находился военный колледж Предшествующих.

— Как какая? — удивлённо спросил его Траян. — Самая обычная. Вот кто мы там будем? Никто, и звать нас никак. Так, паломники, и доступ у нас ограничивается пределами острова, где находится космопорт и главный Храм Очищения. Пока не проведём обряд, никто с нами даже разговаривать не станет — чего тратить время на грешников? А вот после обряда — другое дело. Нам нужно каждому провести обряд хотя бы с десятком арварцев…

— Да где же мы столько денег возьмём? — Идан задал справедливый вопрос. Доступа к гардаррским счетам ни у кого не было.

— Какие деньги, Идан? — вопрос абсолютно не смутил Траяна. — А наш груз? Полторы сотни арварцев… на всех хватит! Ладно, нечего сейчас рассуждать. Давайте так. Вы двое сейчас ложитесь в криокапсулы, я жду двое суток, потом размораживаю Аша, а сам ложусь на заморозку. Ты, Аш, сидишь двое суток, потом размораживаешь Идана и сам так же ложишься в криокапсулу. Так по два дня будем дежурить, чтобы от безделья с ума не сойти…

— … Вставай, Аш! Твоя смена. — Голос Траяна звучал как из загробного мира.

Сашка вылез из криокапсулы, поёжившись от холода.

— Всё, через двое суток буди Идана. — Траян улёгся в криокапсулу, Сашка закрыл за ним крышку и активировал режим гибернации.

Двое суток сидеть в закрытом помещении одному — не самое приятное времяпрепровождение. Чтобы хоть как–то себя занять, Сашка стал изучать содержимое информкристаллов, которые он забрал из биолаборатории. Ничего интересного — очередные заявки на изготовление тел по индивидуальным требованиям. Он извлёк из рюкзака «корону» и стал её разглядывать. Неизвестно для чего предназначенный артефакт Предшествующих, не попадавшийся ранее — насколько он помнил, в каталоге антикваров такого экземпляра не было. Сашка подержал «корону», потом одел на голову. Да, носить такую было бы не очень неудобно. Сняв её, он снова стал её рассматривать. На внутренней стороне, прямо по центру, находился канал, шедший прямо к закреплённому на вершине короны кристаллу. А ведь он как раз по размеру для «карандаша»… Попробовать установить, что ли? Сашка извлёк из охранного дроида универсальный источник, после чего вставил его в отверстие, утопив заподлицо с внутренней поверхностью «короны» — «карандаш» встал на место, словно всё время там находился. Осмотрев «корону», Сашка отметил — острый конец «универсального источника» касался поверхности кристалла.

«Хозяин, устройство «Корона Контроля» готово для активации!» — вдруг проснулся Малыш.

Так… это что же он такое может активировать?

«Малыш, а что это такое?» — «Устройство «Корона Контроля» является усилителем, используемым для мыслесвязи. Позволяет осуществлять мыслесвязь на больших расстояниях. На малых расстояниях предусмотрена возможность взять под контроль аграфа».

«И как им пользоваться?» — «Элементарно! Одень его на голову и представь того, с кем хочешь пообщаться».

Руки сами одели корону на голову…

Он был внутри контейнера, летящего в трюме транспорта в гипере. И в это же время он был… на Аркаме. Вот его дом. Вот Яр с Данном спят в своих кроватках. Вот их комната — Лораниэль лежит на кровати, собравшись в комочек, и плачет во сне…

«Лораниэль!!!» — вырвалось из него.

И Лораниэль его услышала.

— Аш!!! Ты где??? — она поднялась на кровати и с испугом, но и одновременно с какой–то надеждой разглядывала всё вокруг себя.

«Лораниэль, любимая! Я далеко, очень далеко. Мы все трое живы, целы и невредимы, сейчас летим на Раэлию… Лораниэль, девочка моя! Ты должна передать Азару Бальдову следующее послание — поставок из Аксумы больше не будет. Мы летим на Раэлию. Будем там через 20 дней»

— Я не понимаю… — расплакалась Лораниэль.

«Любимая, ты у меня сильная. Прошу — просто поверь и передай Азару, то что я сказал. Мы летим на Раэлию. Будем через 20 дней. Поставок из…»

Сашку словно вышвырнуло в реальный мир — он с удивлением разглядывал внутренности контейнера. Какая визуализация… Словно дома побывал. Он снял «корону» — из неё на голову высыпалась мелкая пыль — универсальный источник полностью израсходовался.

Лораниэль сидела на кровати и не знала, что делать. Наконец, она решилась.

— Неда, мне нужно поговорить с Велибором. — сообщила она своей начальнице, связавшись с ней. — Понимаю, что ночь, но это важно. Это касаемо Аша…

Велибор, услышав её просьбу, отнёсся к ней абсолютно серьёзно — через час Азар Бальдов сам с ней связался.

— Здавствуй, Лораниэль! — начал он. — Велибор сообщил, что ты хочешь сообщить что–то важное.

— Да. Я понимаю, что сейчас вы подумаете, что я сошла с ума от горя… Но я буквально пару часов назад с ним говорила — увидев сочувствие на лице Азара, он, тем не менее продолжила — и он просил передать лично Вам следующее. Поставок из Аксумы больше не будет, они летят в Раэлию, будут через двадцать дней.

Теперь сочувствие на лице Азара сменилось плохо скрываемым удивлением.

— Лораниэль… — начал он и не знал, как продолжить.

— Понимаю, Вы мне не верите…

— Верю! — перебил он её. — Верю, и ты не представляешь, как. Две недели назад я сообщал тебе, Иле и Квете, что ваши мужья живы, хоть и находятся очень далеко. Так вот — они были на Аксуме. А вчера из… не буду говорить, откуда, но пришло подтверждение — прибытие из Аксумы одной партии груза, что отправили ваши мужья. И теперь твоё сообщение… Да, харш меня побери — твой муж не перестаёт меня удивлять! Я верю, Лораниэль, что это он смог с тобой связаться. Как — не знаю. Но — верю, до единого твоего слова! Если он ещё будет передавать тебе что–либо — вызывай меня сразу. И не плачь — они все живы. И… спасибо тебе!

После этого разговора Лораниэль вытерла слёзы и в первый раз за последние недели улыбнулась. Теперь она точно знала — её мужчина жив, и скоро вернётся к ней. И всё них будет хорошо.

Утром в своём кабинете Азар вел беседу с Витенем Тривовым.

— Они летят на Раэлию. Я верю тому, что мне рассказала Лораниэль.

— Но почему они не сообщили нам о своём решении? — Витень задумчиво смотрел на стену напротив. — У нас же есть резидентура на Раэлии? Могли бы с ними связаться.

— Есть. Но Траян не знал о ней. А вот о компании в Хакдане знал, поэтому и организовал через неё доставку груза. Ох, ладно… Самая лучшая новость на сегодняшний день, это то, что они покинули Аксуму. — Азар потёр виски. — Правда, Раэлия тоже не сахар — но там они хоть помощь от наших смогут получить. В общем, сколько нужно финансов для их поддержки — столько и выделите. Финансы… Опять по сусекам скребём. Хорошую же дыру в бюджете пробили эти операции в Беккее и Аксуме…

Азар ушёл в размышления.

Несмотря на то, что все корабли для «арварской» эскадры были в наличии (их в разное время захватили во время стычек с арварскими рейдерами), подготовка пилотов и командиров подразделений «арварцев» высосала из скудного бюджета все средства. Львиную долю трат составили нейросети и военные базы знаний. Помощь оказали ВКС — на их складах конфиската оказалось гораздо больше рабских имплантов, чем предполагал Азар, хватило на обе эскадры. Немногим меньше оказалась сумма, потраченная на ремонт кораблей эскадры и закупку через третьи руки истребителей, штурмовиков, ракетного вооружения и экипировки для боевиков. Часть денег получилось вернуть за счёт конфискации в хранилищах галифатских банков обезличенных кредитных жетонов, но это были крохи — добытые тысяча корпов кредитов Содружества лишь окупила закупку ракетного вооружения и истребителей.

Вторая же эскадра, «галифатская», обошлась ещё в более весомую сумму — для неё пришлось закупать часть кораблей (только эсминец обходился не менее чем 200 корпов, что говорить про носители и тяжёлые крейсера) и полностью — экипировку хакданского производства для боевиков. Правда, и улов на Аксуме оказался существенней — только средств, которые выгребли из клановых хранилищ, набралась за 14 тысяч корпов кредитов Содружества. Секретные счета вождей кланов в банках Армарры дали ещё почти 3 тысячи корпов, и в итоге операция на Аксуме хоть и осталась убыточной, но убытки по сравнению с суммой затрат были чисто символическими. Не было бы и их, если бы удалось изъять средства с секретных счетов в банках Галанте — но ушастые каким–то образом прознали, что вождей уже нет в живых — суммы на каждом из счетов исчислялись двумя–тремя десятками тысяч корпов, но доступ к ним ушастые оперативно заблокировали.

— Брось, Азар… — махнул рукой Витень. — Эти операции достигли самого главного — Империя Арвар сейчас ввязалась в войну с Галифатом. Если бы не они, трат у Гардарры было бы на порядки больше. Да за эти недели вся политическая ситуация полностью поменялась! Аратта уже восстановила контроль за всеми своими системами, на Фаллуше, думаю, сегодня–завтра галифатские гарнизоны капитулируют. Теперь Галифат вынужден вести войну на два фронта. Думаю, в ближайшее время он утратит контроль над тремя системами, где идут бои с арварцами. Полученные от Хакдана эскадры уже перемалываются в этих системах, новых подкреплений в ближайшее время у них не будет. Так что скоро наземные силы арварцев установят полный контроль над всеми планетами этих трёх систем, которые у них галифатцы в своё время отобрали.

— Да не всё так хорошо. — Азар, наконец, уселся в кресло. — Потеря Аррамы слишком серьёзный удар для нас.

— Ничего, и с Аррамой вопрос решится. — Витень так и оставался абсолютно спокойным. —

Аратта не остановится, и не пойдёт на сепаратный мир — это уже наше условие предоставления им помощи. Да они и сами не хотят, уже строят планы по захвату трёх галифатских систем — уж больно ситуация хорошо складывается. И заодно они оккупированную Арраму освободят. Так что теперь время играет не против нас, а против наших врагов. А там, глядишь, и другие соседи Галифата, как увидят, что его разбирают по частям, подключатся к процессу дележа.

— Кто же? — хмыкнул Азар.

— Ракшас. У них к галифатцам старые счёты — те у них когда–то оттяпали систему Дейр — Маскат. Судя по получаемой информации, как раз в примыкающих системах Ракшаса сейчас объявлены военные учения.

— Да и Аш — Камази тоже привели свои силы в полную боеготовность. — Азар с усмешкой взглянул на Витеня. — В интересные времена мы живём!

— Вставай, Аш! — его снова разморозил Траян.

Сашка вылез из криокапсулы и снова ёжился от холода

— Давай расскажи мне подробнее, что ты говорил Идану. — Траян не спешил ложиться в соседнюю криокапсулу. — Ну, про «корону», и как ты с женой говорил…

Сашка подробно рассказал Траяну всё, что он делал с «короной», показал, куда он устанавливал универсальный источник, и постарался максимально описать свои ощущения при использовании артефакта.

— А ты знаешь, — обдумав услышанное, сказал Траян. — Я — верю. Верю, что ты смог связаться с Лораниэль. И не сомневаюсь, что она передала твое сообщение Азару. Вот бы ещё одно сообщение передать… У нас больше не осталось универсальных источников?

Сашка лишь грустно развёл руками.

— Что же, мы даже на это не могли надеяться… — Его жест всё же немного расстроил Траяна. — Ну, я в капсулу. Удачи!

Включив на его капсуле режим гибернации, Сашка уселся на пол и закрыл глаза — начались очередные двое суток «одиночки».

— Всё, други! По времени наш транспорт уже вошёл в систему Раэлия следует к планете — сообщил им Траян, не успели они вылезти из криокапсул. — Сейчас всё будет зависеть от того, как мы сможем реализовать мой план. А план следующий. Как только транспорт припаркуется к космической станции, грузовые контейнеры начнут вывозить челноками на планету. Нам надо сразу же, как только наш контейтер опустят на поле грузового сектора космопорта, вскрыть его — Траян похлопал по «Дханве», висящей у него на бедре.

— Затем мы должны выбраться из грузового сектора и проникнуть в пассажирский. Естественно, при включенной маскировке — включайте её сразу. Затем нам нужно дождаться в зоне прибытия очередной группы туристов с первого же прибывшего туристического лайнера. Тут очередной узкий момент, нам нужно снять маскировку и прибиться к этой толпе, чтобы пройти иммиграционный контроль. Лишь тогда, получив отметку о въезде на территорию Раэлии, мы сможем, не прячась, приступить к следующему этапу. Да — начинаем общаться только мыслесвязью.

Глава 7

— Пора! — Траян поднял «Дханву» и направил её на стену контейнера.

Стена целиком осыпалась металлической пылью — но за ней была стена другого контейнера. Траян молча развернулся и разрядил «Дханву» в противоположную стену. Вот теперь перед ними открылось поле, укрытое сумерками — утро ли, вечер ли, они не знали.

«Вперёд!» — три невидимки выскочили из контейнера и покинули зону, очерченную квадратом, предназначенную для складирования грузов.

«Налево! Бежим до ограждения!» — за десять минут они достигли стены, разделяющей грузовую часть космопорта от пассажирской.

«Малыш! Идан здесь?» — «Здесь, в стороне от вас стоит. Он устал от бега, просит подождать немного, чтобы отдышался»

Дав Идану перевести дух, они направились вдоль стены, добравшись за несколько минут до служебного прохода.

«Я в пассажирскую секцию, вы ждите меня здесь» — и Траян исчез, только на мгновение заорала охранная сигнализация. Выскочившие охранники, обыскав всё вокруг, ворча, удалились обратно в пассажирскую секцию.

Через час сигнализация тренькнула снова — Траян вернулся. Странно это конечно смотрелось, они стояли метрах в тридцати от входа и спокойно общались мыслесвязью, а выскочившие охранники как ошпаренные бегали вокруг, не замечая их. К этому времени стало темнее — всё же тут был вечер.

«Все нормально. Система сигнализации тут, конечно, хорошая. Но точки контроля я обнаружил, мёртвые зоны нашёл. Одна как раз в том месте, где проходят прибывающие на планету» — сообщал Траян о увиденном. — «Теперь чётко делаете то, как я говорю. По моей команде пробегаем все через служебный проход, и бежим дальше ближайшего здания. От него — поворот направо и до стены следующего. Далее можно идти спокойно. Вдоль стены налево к основному входу. Около него встаём и ждём. Внутрь не заходить!»

Охрана, снова ничего не найдя, удалилась, но они выждали ещё десять минут.

«Пора» — пришло от Траяна. — «Бежим!»

«Это собственно терминал для всех прибывающих, если кто не понял» — они сейчас стояли в паре десятков метров от его входа. Вокруг было ни души.

«От входа надо идти через зал по направлению указателя на полу, она ведёт в длинный коридор. Коридор делает два поворота. Вот на коротком его участке находится «мёртвая зона». По крайней мере, я там никаких датчиков не обнаружил. Стоим в этом участке и ждём, когда пойдут первые пассажиры с лайнера. Я посмотрел информацию о прибытии — через три часа прибывает лайнер из Армарры» — Траян не сомневался в успехе его плана.

«А может, лучше здесь подождём?» — предложил Сашка — «Коридор такое место, мало ли кто из персонала пройдёт… А так, дождёмся прибытия первого челнока с пассажирами — и впереди них пройдём в коридор».

«Верно. Но ждать пассажиров лучше внутри терминала. Сейчас кто–то из персонала пройдёт на вход или выход — они тут постоянно шастают — и мы сразу проскочим вслед за ним внутрь терминала. Так мы пройдём очередной участок с сигнализацией»

Ждать пришлось долго, почти час, пока, наконец, какой–то сотрудник космопорта не вышел на лётное поле. В этот момент три невидимки проскочили внутрь здания и устремились к противоположной стене зала прибытия. Сигнализация снова тренькнула, но в этот раз охрана не прибежала — наверное, довольствовались картинкой с камер наблюдения. Через два часа на поле перед входом сел первый челнок, из которого вышли первые пассажиры, прибывшие из Армарры. Трое друзей, никому не видимые, устремились в коридор, после поворота деактивировав маскировку. Сашка снял рюкзак и переместил в него «Дханву», Траян так же спрятал в свой рюкзак оружие. Сейчас они стояли около Идана, что–то искавшего в своём рюкзаке, и изображали интерес к его поискам. Вот мимо них проследовал ручеёк туристов. Пропустив десяток человек, Идан закрыл рюкзак и повесил на плечо, после чего друзья направились в окружении туристов дальше по коридору к линии иммиграционного контроля.

— Цель Вашего визита на Раэлию, как вас там… Аш? — на Сашку смотрел… в общем, типичный сектант. Хорошо одетый, опрятный, ухоженный — но взгляд… Разговаривавший с ним сотрудник иммиграционного контроля смотрел на него, как на недостойного, на низшее существо, которое просто необходимо приобщить к истине, чтобы тот ужаснулся своей ущербности и, может быть, со временем, стал хоть как–то подобен этому самому сотруднику. Сашка ещё на Земле насмотрелся на таких кадров — иеговисты, пятидесятники, сайентологи и адепты десятка подобных им сект не раз встречались ему в Москве.

— Пройти обряд Очищения! — бодро ответил он.

— Это хорошо!.. Это очень хорошо!.. — Сашке показалось, что ещё чуть–чуть, и сотрудник просто впадёт в религиозный экстаз и забъётся в падучей.

— Пройти обряд, и не один раз! — добил он раэлита своим ответом.

— Ты допущен, Аш! — торжество так и звенело в голосе раэлита. — Пройди обряд — и я назову тебя братом!

— Да будет так! — так же пафосно ответил Сашка, получив файл с разрешением на посещение планеты Раэлия.

По пути к выходу из космопорта он мельком взглянул на документ — из десятка строк, разрешительная отметка стояла только на первой. Всё было как говорил Траян — виза давала возможность пребывать лишь на острове, где находится космопорт. Сашка вышел из терминала и стал ждать друзей. Через пару минут к нему присоединился Идан, а следом из терминала вышел Траян.

— Траян! — Сашка делился своим неприятным открытием. — А каким образом мы сможем с острова выбраться?! У нас же ограничение в визе! И что нам дальше делать?

— Ждать! — улыбнулся Траян. — Сейчас — только ждать.

Они сидели на краю стоянки гравов — и что–то ждали. Прибывающие туристы сразу куда–то увозились, работники же космопорта вообще не замечали их. Сашке даже показалось, что они забыли отключить маскировку. Они просидели уже почти восемь часов, уже дело шло к полудню, но Траян так и продолжал невозмутимо сидеть и успокаивал их, что надо подождать ещё немного.

— Всё, едем! — Траян вскочил и направился к ближайшему четырёхместному граву. — Что сидите? Идём, говорю!

Они уселись в грав, и Траян повёл его вслед за такими же гравами, покидающими стоянку.

— Преподобный Фирзин получил товар и перевёл на счёт в местном банке корп и 540 тысяч кредитов Содружества. А я тут же связался с ним и заказал проведение обряда для всех нас троих. В общем, мы оплачиваем ему полтора корпа за то, что с каждым проведут обряд… в общем, для каждого из нас прирежут по десять тушек арварцев.

— …А почему так сложно? — механизм сделки был Сашке непонятен. — Неужели нельзя было тебе связаться с компанией на Граппе, чтобы получателем товара была она? Тогда ты, как её представитель, сейчас бы получал груз.

— Каким образом? Принимает товар местная компания. А я не мог её открыть, потому что зарегистрировать компанию могут лишь прошедшие ритуал Очищения. Вот такой замкнутый круг. Ну да ладно, нашей главной задачей было выбраться с Аксумы, и мы это успешно сделали. Так что — у нас есть повод сегодня выпить!

— Повод–то есть, — грустно сказал Идан. — А вот возможности, боюсь, не будет…

— О! Мы приехали! — Траян вывернул грав к стоянке перед каким–то странным сооружением, напоминающим пирамиду Майя. — Идём, други! Нас ждёт обряд Очищения!

Им не пришлось подниматься по ступенькам до самого верха «пирамиды» — лифт внутри сооружения доставил их на самую вершину, где одетый в кроваво–красный балахон лысый человек как на конвейере пробивал ритуальным ножом сердца выложенных на длиной полке арварцев, смазывая их кровью лица стоявших рядом туристов, проходивших посвящение и читая при этом нараспев какие–то молитвы. Обряд закончился, прошедшие обряд получили файлы уведомления о прохождении ритуала. Подбежавшие две девушки в балахонах из красной газовой ткани, не скрывающие их аппетитных форм, прилепляли к комбинезонам всех участников обряда стикеры, отливающие хромом, на которых была изображена цифра «1». Только сейчас Сашка обратил внимание, что все сотрудники космопорта носили на комбинезонах такие стикеры, только цифры на них были разные.

Преподобный Фирзин прочёл всем напутственную речь, после чего участники обряда направились к лифту, а к полке тут же подскочили неизвестно откуда взявшиеся дроиды. Одни шустро стаскивали тела и уволакивали их в боковую пристройку (там, скорее всего располагался технический лифт), другие так же шустро отмывали от крови всю площадку.

Сашка смотрел на лица прошедших ритуал Очищения. У каждого из следующих к лифту в душе была своя буря эмоций. Торжество… Глубокое удовлетворение от прошедшего… Чувство свершённой мести… Чувство восстановленной справедливости… Да, многим людям в Содружестве нагадили арварцы. Да что людям — вот среди прошедших обряд зашёл в лифт похожий на «кота в сапогах» М» Зин, так же, наверное, претерпевший невзгод у арварцев в рабстве.

— Что привело вас, странники? — обратился к ним Преподобный Фирзин, после того как все участники обряда уехали на лифт вниз. Две девицы сейчас стояли по бокам от него, с интересом разглядывая троицу.

— Желание очиститься от грехов и очистить мир от арварцев! — пафосно выдал Сашка.

— Как далеко вы готовы пойти на пути Очищения? — Преподобного Сашкин пафос никак не тронул.

— На десять ступеней, каждый — Ответ Траяна вызвал у Преподобного интерес. — Мы оплатили обряд, буквально час назад.

— Верно! — вот теперь Преподобный Фирзин довольно улыбнулся. — И когда вы хотите очиститься от грехов?

— Прямо сейчас! — так же пафосно продолжил Сашка.

Преподобный, недолго думая, предложил им подождать полчаса.

Через полчаса полка снова была заполнена телами арварцев. Сашка узнал в лежащих охранников с усадьбы, которых они сами отправили сюда в криокапсулах. Он посмотрел на остальные тушки. Ба! Да это же сам рабовладелец Зибебу! Есть всё же в этом мире справедливость.

Тем временем, Преподобный начал обряд — без каких–либо эмоций шёл от тушки к тушке, протыкая её ритуальным ножом, и кровью смазывал Сашке лицо, читая над каждым арварцем молитву. Молитва была несложной, напоминающей какой–то бабкин заговор — «Все мои грехи — на арварца перейди!».

Вот десятая тушка затихла после удара ножом, снова Преподобный вытер свои ладони, смоченные в крови, о Сашкино лицо и перешёл к следующей группе тел. Траяна теперь «очищать» будет…

Обряд закончился. Не только трое товарищей, но и сам Преподобный были измазаны в крови, но последнего это нисколько не смущало. Он переслал друзьям файлы о проведении обряда. Две девицы прилепили к груди каждого по стикеру — на них красовалось число «10».

— Вы очищены, братья! — радостно поднял руки к небу Преподобный. — Я сразу понял, вы хорошие люди. Да, редко бывают люди такой широты души, чтобы сразу провести обряд на десять шагов…

— Большая душа требует больших жертв! — с постным выражением лица выдал Сашка очередную банальность.

— Воистину благостно говоришь, брат! — Преподобный был счастлив. Заработок сегодня был просто отличный.

— Не забывайте меня! — Фирзин лично проводил их до лифта. — Когда захотите пройти по пути очищения, Фирзин всегда поможет вам! Не прощаюсь, говорю — до встречи!

По пути к их граву Сашка чувствовал сильный дискомфорт. А вы бы как себя чувствовали, идя с двумя друзьями, у которых, как и у вас, лица измазаны в крови? Но на удивление, местные жители, до этого демонстративно не обращавшие на них внимания, радостно приветствовали их, махали руками, и проявляли самое лучшее расположение.

Одна из проходящих девушек, увидя цифры на их стикерах, послала всем троим воздушный поцелуй.

— Как мало нужно, чтобы понравиться здешним красавицам! — как–то грустно вздохнул Идан. — Укокошь десяток–другой арварцев, и для них ты уже герой…

— Теперь нам обратно в космопорт. — Траян словно побывал не на бойне, а на очень скучной постановке провинциального театра. — Последнее дело на сегодня осталось.

— А может в гостиницу? — Сашка, честно говоря, устал, сутки были слишком богаты на впечатления.

— Да не парься, Аш, — Траян уже выводил грав со стоянки. — Дело плёвое — передадим на иммиграционный контроль наши файлы, и сразу отдыхать.

В том же терминале прибытия они подошли к стойке, стоящей прямо у выхода. Служащий заулыбался, увидев их лица в крови и стикеры с «десяткой» на груди.

— Мы хотим обновить въездные визы, — начал Траян. — Вот файлы о проведении ритуала Очищения.

— Братья! — служащий, получив файлы и увидев, что прибыли они и ритуал провели прямо сегодня, просто расцвёл. — Вот ваши обновлённые визы! Вам теперь будут рады в любом месте на Раэлии! Как вам обряд?

— Торжественно! — изобразив идиотскую радость, ответил Сашка.

— Ты прав, брат! — с такой же идиотской улыбкой поддержал его служащий. — Преподобный Фирзин очень популярен у паствы, так что твой выбор абсолютно правильный! А какие он проводит мессы!!! Обязательно посетите их, братья!

Распрощавшись с раэлитом, друзья вывалились из терминала и, сев в грав, направились в ближайший мегаполис. Траян насвистывал нехитрый мотивчик, Идан просто смотрел по сторонам. Сашка тоже разглядывал окрестности, но думал совсем о другом. Почему–то он чётко ощутил и не побоялся признаться себе — ему не нравится Раэлия. И её жители тоже.

Глава 8

Гостиница, где они остановились, находилась в спальном районе столичного мегаполиса. Цены, конечно, кусались, но Траян решил не жлобиться и без разговоров оплатил трое суток их пребывания. Вечером он хотел отпраздновать с друзьями успешное бегство с Аксумы, но тут их ждал полный облом — заказать элитную выпивку не получилось, так как ни одна из торговых сетей спиртным не торговала. Он попытался получить спирт — но как только он выбрал его на пищевом синтезаторе, вместо долгожданного контейнера с выпивкой над «Дугинаком» появилось голоизображение какого–то Преподобного в жреческом красном балахоне, отчитавшего грешника за тягу к праздности, лени и разврату.

— Я же говорил вам, — вздохнул Идан. — с выпивкой здесь проблема. А не дай Создатель застанут на улице даже с запахом — отдадут на суд местной Церкви. Будь мы просто туристы, нас бы просто депортировали. А теперь, после обряда, как своим, могут и порку публичную устроить. Да, и девицам местным комплименты лучше не отвешивайте — могут воспринять как ухаживание. А там и до свадьбы недалеко…

— А если ты уже женат!? — А Сашка думал, что Траяна ничем не удивишь.

— А про это можешь вообще забыть. И лучше не вспоминай — тогда за блуд могут и осудить, и счастье, если лишь на неделю–другую трудовых работ. А если совратишь девицу — то и на «астероиды» загреметь можно.

Да, весело тут… Сашка попытался посмотреть по «голо» новости — но почти все новостные каналы были местными. Половина показывала проповеди различных Преподобных, половина рассказывала о местных новостях, причём таких, что выеденного яйца не стоят. Складывалось впечатление, что население Раэлии отгородилось от остального мира, и что происходит за пределами системы Раэлия их абсолютно не волновало. Было лишь три бизнес–канала, Армарры, Делуса и Синто, по которым сообщали лишь котировки акций компаний и освещали бизнес–события. Не лучше обстояло дело и с доступом в «Гало» — как и в Империи Арвар, информационная сеть Раэлии не была связана с сетью Содружества.

Утром, позавтракав в столовой гостиницы, в которой они остановились, три товарища направились к стоянке гравов.

— Сейчас у нас осталось чуть больше 33‑х тысяч кредитов. — рассуждал Траян, ведя грав по только ему известному маршруту. — Мы вполне можем сейчас арендовать челнок на пару дней, этого вполне достаточно для проведения поисков. Сегодня же и приступим.

На краю спального района размещалась площадка, где в ряд стояли планетарные челноки. Усевшись в первый же и оплатив через терминал его аренду на двое суток, три товарища направились к точке поисков.

Вообще сама планета была очень красивой — с челнока все острова, над которым они пролетали, смотрелись как пятнышки зелени, окружённые светло–голубой окантовкой отмелей среди чисто синего моря. Остров, на котором находилась столица Раэлии, находился, если по–земному, на 32‑й параллели — за прошедшие столетия раэлиты превратили его в настоящий рай. Нельзя сказать, что Церковь Чистоты просто обувала лопоухую паству на деньги — средства, получаемые за проведение ритуалов, раэлиты тратили на образование своих адептов, строительство, терраформинг, и — на выкуп рабов. Немало бедолаг из уроженцев Делуса и Армарры, кого не могли выкупить родственники и кому уже должны были вскоре установить рабский имплант, вдруг узнавали, что получили долгожданную свободу — они становились теми счастливчиками, на кого падал выбор в ежемесячно проводимой на Раэлии лотерее. Этих немногих выкупали сами раэлиты, причём абсолютно безвозмездно — так было завещано ещё самим Готреном.

Точка поисков попала на один из трех десятков близко расположенных островков размером с Арубу или Гренаду.

— Неизвестный челнок, вы входите в зону частной собственности — с ними кто–то вышел на связь. — посадка на острове запрещена!

— Вот же блять… — выругался Траян, давая искину челнока указание продлить маршрут.

— Мы получили предупреждение, — передал он на остров, — мы просто проследуем не совершая посадку.

Никто ему не ответил. Челнок прошёл не снижаясь на островком и последовал дальше — нельзя дать понять тем, кто там живёт, что именно их остров и был главной целью.

Тем не менее, Малыш успел засечь пару артефактов, залегающих как раз по пути их следования.

— Пройдём не меняя курс и вернёмся в столицу, — сообщил друзьям Траян.

— Подождите. — остановил его Сашка. — Ведь здесь есть ещё одна точка.

— Какая? — Траян не мог припомнить, что ещё находится на Раэлии.

— Как же? А место, где до Катастрофы проходила оружейная выставка? Вот начальные координаты для поиска.

Идан даже не успел что–то сказать, как Траян поменял курс и направил без разговоров челнок ко второй точке.

За три часа челнок достиг острова размером с земную Ямайку, расположенную на 38‑й параллели. За несколько минут поисков они обнаружили место, где до Катастрофы проходила оружейная выставка, после чего Сашка локализовал места залегания артефактов. Их условно можно было разбить на несколько групп. Носители информации — информкристаллы, и, что самое главное, базы знаний. Несколько единиц оружия и брони, как та, что ему выдал искин военной базы в системе DPYH‑2711-ZCNE. И последними были три единицы неизвестных ранее артефактов — Малышу они тоже не были знакомы.

— Удачно. — Идан был доволен результатами их полёта. — Ну что, возвращаемся?

По возвращении Траян в местном муниципалитете зарегистрировал за пять минут компанию «Путь к цели», сферой деятельности были заявлены торговые перевозки. Сашка тем временем узнал, где взять в аренду дроидов за не очень большую сумму кредитов, и даже договорился о том, что завтра утром три армаррских дроида «Цульд» уже будут ждать их у места парковки арендованного челнока. Чего нельзя было отнять у раэлитов, так это деловой хватки — бизнес вести с ними было очень просто.

— За завтра всё извлечём. — он был абсолютно уверен в этом.

С чувством выполненного долга друзья вернулись в гостиницу, но повалиться спать им не удалось — в холле их уже ждали хозяйка гостиницы в сопровождении какого–то Преподобного, крепкого мужчины лет тридцатипяти на вид в красном балахоне, и четверых его помощников.

— Кайтесь, падшие души! — припечатывал их стальным голосом Преподобный. — Вы хотели получить вместо пропитания, дарованного Создателем для поддержания и укрепления плоти, жидкое зло?

— Да, Преподобный, — опустив глаза бормотала покрасневшая хозяйка, миленькая, опрятненькая, немножко пухленькая девушка, эдакая «немецкая фройляйн». — Система охраны зафиксировала попытку получения на пищевом синтезаторе «проклятой воды»… Я грешна, Преподобный, что не сообщила сразу об этом вопиющем случае.

— Преподобный!.. — Сашка быстро вошёл в роль. — Вчера у нас был самый замечательный день в жизни! Мы втроём, как только прибыли на Раэлию, так сразу прониклсь мудростью заветов Святого Гортена и сразу провели обряд на десять шагов! Каждый! Преподобный! Мы были в таком восторге от обряда, что не удержались, попытавшись получить «проклятую воду» — но мудрость Преподобного остановила нас в шаге от падения!

Преподобный пристально разглядывал всех троих тяжёлым взглядом.

— Вы совершили вчера благое деяние, но это начало долгого пути очищения, — сурово отчитывал их Преподобный. — Крепитесь в вере, братья. А для того, чтобы вера в вас не угасла — посетите мессу. Завтра, на закате.

Он сразу развернулся и вышел из гостиницы, следом вышли его помощники.

— Э… сестра… — Сашка не знал, как обратиться к хозяйке. — А где её проводят?

— Братья!.. — хозяйка вдруг расплакалась. — Простите, братья, что я сразу не сообщила Преподобному о вашей минутной слабости! Он бы просто поддержал вас в трудную минуту по «голо», не приходя сюда…

— Сестра, сестра… — Сашке даже стало жаль эту в общем–то неплохую женщину. — Тебе не за что просить прощения! Ты лучше скажи нам, где мессу–то устраивают?

— Мессу..? — всхлипывая, переспросила «фройляйн». — Так в центре нашего района, около храма. Я тоже должна пойти с вами, вдруг Преподобный Скард спросит…

— Тогда завтра, перед закатом, мы будем ждать тебя здесь, сестра. — Сашка кивнул друзьям — Пойдёмте, братья! У нас завтра важное мероприятие!

«Вот что» — обратился он к ним, пока они шли до номеров. — «Здесь, в городе, общаемся мыслезвязью. Тут кругом тотальный контроль»

Следующим утром у арендованного грава их ждали, поджав под себя щупальца, три заказанные вчера дроида, около них стоял зарядный модуль.

— Что ни говори, а работают тут нормально. Всё, как договаривались. — оперативность здешних фирм Сашку приятно удивила.

— Торопитесь, — Траян уже уселся в пилотский ложемент. — У нас сегодня мало времени.

Загнав дроидов в трюм, Сашка забрался следом за ними, люк закрылся и челнок, взмыв в небо, направился к «Ямайке». Через три часа он уже стоял в одной из долин этого острова, а друзья, разделив дроидов, приступили к битью одновременно трёх шурфов над местами нахождения артефактов.

Глубина залегания артефактов была от 3 до 4 метров — создавалось впечатление, что под выставку Предшествующие никаких серьёзных сооружений не строили. К моменту завершения работ в трюме челнока лежали два «кирпича» брони «Канката», откопанные Траяном, ракетница «Томара» с четырьмя «желудями» ракет в защитном контейнере, и извлечённые уже им несколько десятков информкристаллов. Негусто — но хоть что–то. Содержимое взятых наугад пары кристаллов Сашка успел изучить — так, рекламные ролики, в которых красочно демонстрировались не попадавшихся им ранее орудий, корабельных версий деструктора и силовых щитов.

— Вот, рядом нашёл — подошедший последним Идан положил свою добычу — небольшую коробочку, размером не более женской пудренницы, внутри которой лежали три свинцово–фиолетовые «семечки», и диск с руководством, находившийся рядом с ней. Сашка сразу поставил этот диск на изучение.

— Пора возвращаться. — Сообщил он Траяну, который сейчас с любовью разглядывал ракетницу. — Что–то мне говорит, что на мессу надо успеть, иначе себе дороже выйдет.

— Летим, — полностью поддержал его Идан. — Я тоже почему–то в этом уверен.

К концу полёта Сашка уже знал, что это за «семечки» — ему в первые попались разведывательные дроны Предшествующих «Правивикта». Одноразовые дроны, связь с которыми поддерживалась ментально.

— Это, пожалуй, главная находка, совершённая здесь — согласился с его выводами Траян.

В холле гостиницы их уже ждала Хильза — та самая «фройляйн», хозяйка гостиницы.

— Братья! — обрадовано защебетала она. Такое впечатление, что у неё сейчас камень с души свалился. — Идёмте, а то можем опоздать… Преподобный Скард очень огорчается, когда прихожане опаздывают на его службы…

На граве они добрались до храма (такой же по сути «пирамиды Майя», только меньшей по размеру), и зашли в соседнее с ним сооружение. А там народу было!..

Вышел Преподобный Скард, прочёл проповедь «о вреде пьянства и алкоголизма», сразу после неё хор детей в каких–то бесформенных балахонах спел «пионерскую зорьку», после чего — начался «цирк с конями». Сашка с трудом удерживал на лице постно–благостное выражение, чтобы не заржать во весь голос — происходящее напоминало какое–то заседание клуба анонимных алкоголиков. Выходил на сцену местный житель, сообщал о своих грехах (ну, там, жену друга возжелал, или дочку его, либо обманул какого–то грешника из приезжих, содрав с него больше положенного кредитов), каялся в них, клялся, что больше этого не повторится. Все присутствующие радостно прощали его, и очередь переходила к следующему.

После третьего десятка «кающихся» его уже просто стало клонить в сон.

— Но у нас есть новые братья! — вдруг громогласно возвестил Преподобный Скард, и с Сашки сон как ветром сдуло. — Брат Аш! Выйди к нам и поведай о грехах своих!

На деревянных ногах Сашка забрался на сцену и подошёл в Преподобному. А, была не была…

— Я Аш, братья!! — сразу начал он, встреченный радостными аплодисментам и свистом. — Я много грешил в своей жизни. Но позавчера, братья, я приобщился к Истине!!! Я от волнения не удержался и попытался заказать в пищевом синтезаторе «проклятую воду» — но слава Преподобному Скарду! Он остановил меня от шага в пропасть пьянства и безумия!!! Слава Преподобному Скарду!!! Слава Святому Гортену!!! Смерть арварцам!!!!

В зале творилось нечто неописуемое. Одни пели молитвы, другие впали в экстаз, третьи орали вслед за ним его лозунги. Женщины просто плакали от счастья.

— Спасибо, брат Аш! — остановил его Скард. — Иди, и если почувствуешь слабость духа — не стесняйся, говори — братья и сёстры тебя подержат!

Снова на сцену забежала группа детей и принялась петь свои песенки. Взрослые в зале наконец успокоились, и Скард завершил мессу, напомнив всем, что через неделю он снова ждёт всех в то же время.

— Брат Аш! — вытирала слёзы Хильза. — Ты так проникновенно говорил! А Преподобный Скард! Он… такой!.. — видно было, что «фройляйн» Хильза очень хочет стать «фрау», «фрау» «герра Скарда». — Спасибо вам, братья!!!

Люди стали расходиться, направился к друзьям и Сашка.

— Брат Аш, подожди! — остановил его голос Преподобного. — Я хочу поговорить с тобой и твоими друзьями наедине.

Через полчаса, когда все прихожане покинули помещение, трое друзей, ведомые Преподобным, прошли в отдельный кабинет.

— Присаживайтесь, братья! — указал Скард на лавку, усаживаясь в креслом.

Когда троица уселась, он демонстративно достал из своего балахона кубик «глушилки» и акивировал его. И в этот момент Преподобный Скард словно преобразился, вместо фанатичного проповедника перед ними сидел обычный уставший человек. Помолчав минуту, Скард усмехнулся и выдал фразу, от которой у всей троицы отвисли челюсти:

— Ну… и нахрена вы под своими именами здесь зарегистрировались?

Глава 9

Друзья молчали, а Скард продолжал говорить:

— Ладно Идан с Ашем, они как бы учёные — но ты–то, Траян, неужели не знал, что все прибывающие находятся «под колпаком»? Ваше счастье, что никто не смотрит, откуда прибывают туристы — гардаррцев здесь не то, что не любят, но относятся к ним настороженно. — Скадр выдержал минуту, дав сидящей перед ним троице время прийти в себя, после чего продолжил. — Азар просил во что бы то ни стало вас найти. Где только не искал — нет вас. А вы, оказывается, тут, прямо под боком, и даже не скрываетесь. Аш, да убери ты с лица эту дурацкую улыбку! Вот ни за что не поверю, что ты уверовал в эти бредни, что слышал на мессе. Я сам за двадцать лет в этом дурдоме умудрился не поверить, а вы тут только третий день…

Сашка перестал притворяться, друзья тоже расслабились.

— Ладно, я смотрю, устроились вы хорошо. Обряд сразу же провели у Преподобного Фирзина — это правильно. Гостиницу выбрали — это вас просто Создатель направил. Её хозяйка, Хильза, моя прихожанка…. — продолжил Скард. — Компанию, смотрю, уже организовали. Молодец, Траян. Если у вас есть какие вопросы, или помощь нужна — чем смогу, помогу. И — да, я передал вчера Азару, что вы на Раэлии, и уже легализовались.

— Есть вопрос. — Траян сразу перешёл к делу. — Нам нужно получить доступ на один остров. И провести на нём работы. Но он в частной собственности — он скинул Скарду координаты «Арубы». И некоторое количество груза нужно переправить в Гардарру.

— Хорошо. Постараюсь решить этот вопрос. — обдумав, ответил Скард. — С ответом я сам к вам приеду завтра в гостиницу. Только выпивку на синтезаторе больше не заказывайте…

Скард выключил «глушилку» и проводил их до двери.

Покинув помещение, все трое были приятно удивлены. На площадке около храма стоял одинокий грав — Хильза ждала своих постояльцев.

— Спасибо, сестра! — начал разговор Сашка, как только все расположились на сиденьях и грав плавно стронулся с места. — Преподобный Скард проводит самые лучшие мессы! Он обещал навестить нас лично в ближайшие дни!

— Правда?… Сам Преподобный?.. — и Хильза залилась пунцом.

«Есть идея», — выдал Траян, когда они собрались у него в номере для обсуждения дальнейших планов. — «У нас есть возможность изучить остров, причём прямо сейчас. У нас аренда челнока до утра — вот давайте и слетаем на соседний остров».

«И… как ты хочешь с соседнего острова изучить интересующий нас? — мысль Траяна была непонятна ни Сашке, ни Идану.

«Не я изучу» — глядя на Сашку сказал Траян. — «Ты, Аш, изучишь. Ты активируешь один из найденных разведывательных дронов и отправишь его на тот остров».

Сашка обдумывал мысль.

«Малыш, скажи, а ты сможешь поддерживать связь с дроном на большом расстоянии?» — «Могу. А заодно и принимать от него видео, и даже транслировать его, как тебе, так и твоим спутникам»

Вот теперь мысль трансформировалась в план.

— А не съездить ли нам, друзья, на ночное рандеву? — вслух произнёс он.

Остров, на который они прибыли, был в собственности государства, поэтому никаких проблем с доступом не было. Сейчас они втроём сидели на песочном пляже, глядя в море, в котором отражался свет двух спутников Раэлии. Где–то там, впереди, в паре десятков километрах, находился тот самый остров, «Аруба».

— Давай, Аш, теперь надежда на тебя — не отводя взгляда от моря, произнёс Траян.

Сашка положил «семечку» себе на ладонь. — «Он ждёт тебя, Малыш»

«Семечка» вдруг расправила маленькие крылья, став похожей на мотылька, поднялась вверх — и исчезла из видимости. А троим друзьям на нейросеть стала выводиться картинка — дрон уже летел над морем, с каждым мгновением приближаясь к заветной цели.

За десять минут дрон добрался до береговой линии и теперь облетал вдоль неё «Арубу». Через восемь километров высокий берег сменился долиной, в которой, в нескольких сотнях метров от берега находилась вилла владельца.

— Направляй дрон на виллу — командовал Траян — нам нужно изучить систему охраны.

Малыш направил дрон вглубь острова. Дрон пересёк шикарный пляж из мелкого кораллового песка, пролетел над аккуратной набережной и добрался до площадки, к которой подходили три пешеходные дорожки. Прямая вела на виллу, левая — к площадке, на которую сел челнок, из которого вывалилась шумная компания, мужчина в красном балахоне и семь девиц. Хозяин, получается, какой–то Преподобный… Толпа, смеясь, направилась к вилле.

— Следуем за ними. — продолжал Траян.

У самого здания уже стояли несколько охранников, один из них подошёл к прилетевшему мужчине, и что–то очень учтиво сказал. «Балахон» махнул рукой направился внутрь здания, девицы стайкой последовали за ним.

— Так, теперь осмотр виллы. Нужно определить состав охраны.

Дрон сделал облёт вокруг виллы, залетал в соседние сооружения — два из них были казармами для охранников, потом сделал облёт первого этажа и вылетел из здания.

— Ну что… охранников 36. Три смены, по 12 в каждой. Как часто смены меняются — пока неизвестно. — объяснял Траян то, что они все увидели. — Последний, тридцать седьмой, судя по всему, начальник охраны. Это тот, что хозяина виллы встретил. У каждого охранника, заступившего на смену, по одному охранному дроиду в сопровождении. Армаррские,

«Слэндалы». Серьёзная штучка…

— А теперь надо виллу осмотреть. — Сашка направил дрон внутрь здания.

Первый этаж — комната охраны, где сейчас расположился начальник, несколько залов и гостинная были пусты.

— На второй этаж. — комментировал он свои действия. — Посмотрим, чем тут хозяин занимается.

Но на втором этаже все комнаты, куда залетал дрон, был пусты.

— Куда все пропали? — Сашка ничего не понимал.

Приоткрылась дверь в центральное помещение, откуда донеслись женские визги, стоны, хохот. Из открытого проёма наружу выскочила молодая девица с аппетитным формами, маня за собой кого–то. А вот следом выскочил и тот, кого она манила — схватив девицу, повалил её на пол и, улегшись на неё, стал усыпать её поцелуями — аграф!

— Вот оно что! Да тут у хозяина база ушастых! — вырвалось у Идан.

Дрон пролетел в само помещение. А тут уже в разгаре шла групповуха. На нескольких голо–панелях идёт показ порнухи, сам хозяин на огромном траходроме «берёт сзади» одну молодуху, две по бокам гладят его, ещё три ублажают второго аграфа. На столиках — хаома (их, гардаррская!), и поднос с какими–то слизнями. Вот хозяин, кончив в девицу, достал из неё свой конец, одна из гладивших его мигом заняла его место, а отыметая пристроилась сбоку. Третья девица взяла поднос со слизнями, и, взяв один, скормила его хозяину, после чего налила себе стакан хаомы и разом опрокинула его.

— Ну, всё тут ясно — смеясь сказал Траян. — Можно возвращать наше насекомое.

Дрон вылетел из помещения в коридор, где первый аграф уже вовсю пыхтел на девице, та стонала, тихо выла и царапала ему спину.

— Подожди! Запишем это! — Сашка снова завёл дрон в помещение и включил запись нейросети.

Хозяин был просто монстр — отымев этих трёх девиц, он переключился на тех, что ублажали аграфа — и так же всех троих отымел по очереди. Тем временем в комнату вернулись первый аграф с седьмой девицей. Девица залезла на кровать, легла, раздвинув ноги, и стала тереть себе промежность, тихо постанывая. Преподобный влез на неё, девица ловко вставила в себя его конец, и они слились в едином хрипо–стоне. Остальные девицы уже разделились на тройки и снова ублажали двоих аграфов.

— Вот теперь всё, можно улетать — дрон так же незаметно покинул помещение, после чего вылетел из виллы.

— Подождите! — подал голос молчавший всё время Идан. — Давайте осмотрим место, где Аш засек артефакты.

— А ведь верно, пока есть ресурс дрона, нужно его с пользой истратить. — Сашка молча направил дрон к площадке, на которой стояли три грузовых грава.

От площадки с гравами дорога уходила вглубь острова, и попетляв, вышла из долины и упёрлась перекрёсток. Недолго думая, Сашка направил дрон налево, по дороге, идущей вдоль побережья. Но через час дрон снова вернулся к тому же перекрёстку — дорога оказалась кольцевой.

— Куда теперь? — Сашка не знал, что им ещё тут может быть интересно.

— Туда, где Малыш засёк артефакты! — Идан был настроен изучить всё что возможно.

Сашка поднял дрона на высоту 40 метров от поверхности и повёл его к плато, где до Катастрофы располагался военный колледж Сварги.

Плато, размерами километр на два, сейчас было поросшим редкими лесом и кустарниками. Дрон только добрался до его края, как сразу стал выдавать на передавемую им картинку отметки залегания артефактов и их описание. Хм… Полезная вещь…

За два часа дрон составил полную карту залегания артефактов с указанием глубин и даже перечислением самих артефактов.

— Вот теперь всё, — Идан был доволен результатами. — Гони его обратно.

Когда дрон снова сел на Сашкину ладонь и сложил крылья, снова превратившись в «семечку», Малыш сообщил, что остаточный ресурс дрона — 28 %.

Их цели на этом острове были достигнуты, и троица направилась обратно к челноку. В гостиницу они вернулись лишь под утро и сразу улеглись спать.

Срок аренды дроидов и челнока подошёл к концу, поэтому весь день друзья безвылазно просидели в гостинице — лететь ещё куда–либо смысла не было. Впрочем, это не значит, что им было нечем заняться. Траян с Иданом изучали содержимое информкристаллов, переведённые Малышом. Фактически почти все кристаллы содержали рекламные ролики, где Предшествующие красочно показывали возможности по уничтожению себе подобных. Идан тоже просматривал переведённые файлы, но скорее в поисках описания оборудования и координат оружейных заводов, где всё рекламируемое производилось. Сашка же изучал список артефактов, обнаруженных дроном на место военного колледжа.

Несмотря на большое количество зафиксированных дисков баз знаний, многие из них были копиями. Изучив подготовленный список и сравнив его со списком баз, которые необходимо изучить для аттестации на офицерское звание, Сашка пришёл к неутешительному выводу — полный комплект баз набирался лишь по программе 1‑го года обучения, программа 2‑го года обучения закрывалась лишь наполовину, а по 3‑му году и вообще было лишь несколько баз. Среди обнаруженных дроном артефактов была масса информкристаллов (кто знает, вдруг там так же будут обнаружены координаты аналогичных колледжей?), несколько «жидкостей», а так же три артефакта, опознанных дроном как устройства «Акария». В любом случае, здраво рассудил Сашка, для начала надо извлечь все обнаруженные находки, а потом ещё и вывезти их с Раэлии.

Наконец, всем троим пришёл вызов от хозяйки — Хильза звала их в гостиную, где их уже ждал Преподобный Скард.

— Приветствую вас, братья! — Преподобный Скард был сама строгость. — Сестра Хильза, я прошу тебя выделить кабинет — хочу исповедовать их…

Хильза сидела в кресле как на иголках, сцепив пальцы рук, вся покрытая пунцом:

— Преподобный!.. Вы же знаете!.. Для Вас!..

— Спасибо Хильза! — Скард встал и жестом пригласил троицу за собой.

Они сидели в кабинете Хильзы, на столе снова мерцал активированный кубик «глушилки».

— К вопросу по доступу на остров. — сразу перешёл к делу Скард. — Остров в частой собственности. Его владелец — Преподобный Лифанд, мой конкурент, кстати. На острове находится вилла, куда он прилетает каждый выходной, после мессы. Там постоянно живёт охрана, они практически не выбираются с острова. Сколько их там — могу лишь догадываться. Вроде как около сорока человек. Так что попасть туда нереально.

— Тридцать семь. — спокойно произнёс Траян. — Охранников 37. Один начальник, три смены по 12 охранников. И 12 дроидов «Слэндал». Мы тоже не зря время теряли.

— Тогда я вряд ли смогу сделать что–то больше. — развёл руками Скард.

— А откуда на остров отправляются челноки? — Траян, судя по его виду, уже придумал план.

— Один челнок. Он постоянно стоит на площадке за храмом, где Лифанд является настоятелем. После вечерней мессы Лифанд берёт несколько прихожанок и везёт их на остров. Возвращаются обратно через сутки. Впрочем, в течение недели челнок летает на остров с грузами — что–то доставляет для охраны.

— Тогда перейдём ко второму вопросу. Как нам переправить в Гардарру контейнер с грузом? Сразу скажу — груза немного, и на четверть контейнера не наберётся.

Скард задумался.

— Я, как Преподобный, имею возможность выбираться на космическую станцию Содружества без осмотра груза. Многие Преподобные этим постоянно пользуются, привозя со станции запрещённые на Раэлии грузы. Выпивку там, психотропы…

Я, чтобы лишний раз не светиться, ни разу этим правом не воспользовался. Впрочем, в основном стараются скрыть груз, что ввозят на Раэлию, а не наоборот. Так что если груз небольшой, то я вывезу его в моём багаже. Вы когда собираетесь покинуть Раэлию?

— Пока не знаем. — ответил за всех Траян. — Вначале доберёмся до острова и заберём там всё, что нас интересует. Не смотри так, Скард, я уже знаю, как мы туда попадём.

— Учтите. Если попадётесь, даже я не смогу вас спасти. — Скард встал. — Ну ладно, мне пора, да и Хильза наверное нервничает.

— Ну, тогда может быть тебе это будет интересно. — и Сашка переслал Скарду запись, сделанную на вилле Преподобного Лифанда.

Глава 10

Эта неделя выжала из Сашки все соки.

Каддый день он утром ударно перевыполнял план по приему и переработке органики (аж на целых три платформы!), а после обеда работал на комлексе по переработке металлолома. К полуночи три подходивших с выключенными габаритными огнями гравиплатформы загружались почти полутора сотней кубов металлоконцентрата — все как по договоренности. Водитель пересылал Сашке файл о приемке груза и отбывал, а Сашка, взяв со стоянки ховер, принадлежащий фирме, ехал к вокзалу Теодорополиса. Добравшись до Херсонеполиса, он добирался до гардаррской базы, где пару часов над ним издевался, измывался и глумился тренажер. Вымонтанный до предела Сашка возвращался обратно в казарму, на сон ему оставалось чуть более трех часов.

За прошедшие пять суток, тем не менее, он прошел на «вертушке» практику по вторым уровням пилотирования и кинетического оружия, и уже оплатил третий уронеть по кинетическому оружию.

Сегодня был какой–то особенный день — слишком много событий на него приходилось.

Во–первых, проснулся его искин, сообщив, что развертывание первого импланта, на усиление костной ткани, произошло нормально, и уведомил о запуске развертывания второго, на усиление мышечной ткани. Процесс так же должен был занять четыре недели. Сашка уже и забыл, что у него есть искин, настолько привык браслету на руке.

Во–вторых, после официальной работы, прийдя в офис за обеденным пайком, Их встретил Ворн, который почему–то всю неделю не появлялся, хоть и исправно перечислял всем на счет по сто кредитов ежедневно, и выдал всем работникам зарплату. Делал он это, как всегда торжественно, и Сашка с трудом удержался, чтобы истерически не расхохотаться. На его счет поступили 6500 кредитов. Меньше, чем Сашка сейчас получал за сутки от продажи «левака». Сашке даже пришла в голову шальная мысль отказаться от переработки органики и полностью сосредоточиться на переработке металлолома, но он тут же остановил такой полет мысли. Его «левак» возможен лишь пока Ворн не интересуется этим, удовлетворяясь его работой на переработке органики.

В третьих, наконец доучились базы по медицине по пятый уровень. Сашка задумал и их аттестовать в перспективе, а пока поставил на изучение базу 6‑го уровня «Инженерное дело» — просто данное дело было ему по душе.

И в четвертых, Сашка сегодня на базе должен был встретиться в Войданом — на сегодня была запланирована аттестация Сашкиных баз.

Загруженный металлоконцентратом гравиплатформы поплыли по своему назначению, а Сашка сел на ховер и направился к вокзалу. По прибытии на базу его уже ждал Войдан.

— Ну, здорово, бродяга! — радостно его поприветствовали. — Видел твои результаты. Но не будем отвлекаться, поехали, там только тебя ждут.

Они быстро добрались до соседнего с тренажерным корпусом здания и зашли в него.

Комната, куда завел его Войдан, напомнила чем–то интстутские аудитории. Нет, обстановка была как раз не очень похожа, но вот дух…

В конце «аудитории» за длинным столом сидели трое гардаррских офицеров. Войдан подвел Сашку прямо к столу, и представил его.

— Какие базы хотите аттестовать, молодой человек? — спросил его сидящий в центре офицер, мужчина по виду «около пятидесяти», с полностью седой головой.

— «Пилотирование малых кораблей», по 3‑й уровень, и «Легкое ручное оружие. Кинетическое» 2‑го уровня, господин офицер… простите, я не знаю Вашего звания.

Офицеры заулыбались.

— Успокойтесь, молодой человек, — мягко сказал все тот же, сидевший по центру. Но стальной блеск в глазах говорил, что он явно не «плюшевый медвежонок». — Вы не на действительной службе, поэтому и не обязаны по уставу. Можете так и дальше называть нас.

Сашка спросил:

— Господин офицер, а могу ли я пройти аттестацию еще и по второму уровню баз «Легкое ручное оружие. Энергетическое» и «Медицина»? У меня только сейчас появились средства на оплату…

— Можно, оплачивайте.

Минуту понадобилось Сашке чтобы отправить файл запроса Сивеору и получить от того файл уведомления об оплате. Хм. Да спит ли он вообще?

Файл был отправлен офицерам, и началась аттестация.

Аттестация чем–то напоминала Сашке экзамен. Вначале, сев прямо перед офицерами, Сашка отвечал на вопросы, которые сыпались на возникший перед ним виртуальный экран. Офицеры наблюдали на его реакцию и контролировали ответы. Собственно говоря, вопросы были по изученной им программе, и Сашка, хоть вначале и волновался, но ответил на все. А вот затем экран исчез, и офицеры задали по одному вопросу. И вот тут Сашке пришлось напрячь все свои извилины. Вопросы хоть и касались тематики, но были довольно «пограничными», затрагивая случаи, на которые в базах ответов не давали. Возможно ли заменить у твоей винтовки АР 12 подающую часть на подобную от винтовки производства других государств? Инженерная смекалка помогла — ответ был можно. От какой другой винтовки? «Корза‑103», производства Оширского директората. Но только действительно в крайнем случае. Почему? Точностные допуски «Корзы‑103» хуже, чем у АР‑12, постоянное использование такой замены приведет к быстрому выходу из строя оружия.

Лица аттестующих не выражали абсолютно ничего (вот это выдержка!), но, видимо, его ответы удовлетворили офицеров. Зачет по второму уровню кинетического оружия получил их единогласным решением.

Так же прошла аттестация на третий уровень пилотирования малых кораблей. Тут Сашку так же ждали каверзные вопросы. На один из вопоросов он ответил с трудом. Вот тебе и третий уровень. Тем не менее, зачет ему все же поставили, хоть и двумя голосами против одного.

Остальные базы второго уровня после базы пилотирования он сдал снова при единогласном решении всех трех членов комиссии.

— Поздавляем, молодой человек, с успешным прохождением аттестации — Сидевший в центе офицер всал, встал и Сашка, и тот пожал ему руку.

Сашке тут же пришел файл уведомления о лицензировании упомянутых баз.

— На сегодня комиссия прекращает работу — сказал этот же офицер, и все трое экзаменаторв покинули «аудиторию».

— Лихо ты, — сказал Войдан, отводя Сашку в корпус с виртуальными тренажерами. — Старику твои ответы явно понравились.

— Какой же он старик? — удивился Сашка.

— Обычный. Больше ста лет уже. Начальник учебного центра. Любит порой прийти и молодых повоспитывать.

— Не похож он на преподавателя. Скорее коммандо какой–нибудь — высказал Сашка мысли вслух.

— Так он и есть коммандо. А как же иначе?

— А что, просто преподавателей на базе нет? — Сашка и не ожидал, как его вопрос не просто убьет — сразит наповал Войдана.

— Ты думаешь, можно стать преподавателем в армейском учебном центре, не имея боевых операций за спиной? Да что за бред! — Войдану сама мысль об этом казалась дикой. — Да и только ли в армии. Вообще, как можно что–либо преподавать, не имея практических навыков и реального опыта? Вот я учился — так меня гоняли маститые зубры, которые до прихода в университет сотни кораблей своими руками перебрали, несколько моделей нового типа спроектировали… А чему бы меня научили те, кто только окончил университет? — Видно, мысль его сильно зацепила. — Неужели ты думаешь, что где–то возможно преподавать сразу после того как сам только выучился?

— Где–то, к сожалению, возможно — грустно произнес Сашка, вспомнив виденных им современных преподавателей россиянских ВУЗов.

Они зашли в тренажерный комплекс, и Войдан уже собирался попрощаться.

— На следующей неделе меня не будет, но ты уже все вроде знаешь. Думаю, по остальным базам у тебя вопросов не будет.

Сашка не знал, стоит ли ему раскрываться так перед Войданом или нет, но рискнул.

— Войдан, тут такое дело… — замялся он. — а по «закрытым» базам можно пройти обучение?

Войдан посмотрел на Сашку подозрительным взглядом, но ответил:

— Как ты будешь проходить тренировку, если сама база не изучена? А получить её ты точно не можешь, не распространяются они.

— Есть у меня база. Даже две, шестого уровня. — Глаза у Войдана округлились.

— Откуда они у тебя?

— У пирата, который меня захватил, на искине много разных баз было. Меня к ремонту подключили, баз давали вначале по чуть–чуть, а потом им надоело каждый раз со мной возиться, и мне открыли полный доступ к архиву. Там я их и нашел. Ну и изучил втихую.

— О как… И какие базы у тебя есть?

— Для коммандос. «Рукопашный бой» и «Использование холодного оружия». — Слова Сашки словно успокоили Войдана.

— Ну, это еще не страшно. Изучил и изучил. Только никому — слышишь? — вообще никому про это не говори. Урканские СБ могут замести как гардаррского шпиона.

— А насчет тренировок–то что? — Сашке не терпелось получить ответ.

— А вот насчет этого я ничего сказать не могу. Я, конечно, аккуратно прозондирую почву. Но раньше чем через месяц ответа не жди. — Не особо обнадежив его, Войдан ушел.

Сидя в монорельсе, Сашка пересматривал вкладки нейросети. Вот в огромном уже списке изученных баз появились отметки о прохождении «вертушки» по двум позициям, а у прошедших аттестацию баз строчки в списке сменили цвет с серого на янтарный. Вот почему базы «серыми» называют, понял он. Сегодня начались тренировки на третьем уровне пилотирования и пройден первый уровень владения энергетическим оружием.

Сегодня ему поспать не удастся.

Увидя, какой Сашка вернулся под утро, трое его товарищей переглянулись, и Надей сказал:

— Аш, активируешь комплекс — и ложись спать. Мы твою норму переработаем.

Глава 11

Вот и месяц прошел.

Для Сашки он пролетел чуть ли не мгновенно, он осознал это, когда снова получил уведомление от искина об успешном развернывании импланта на усиление мышечной ткани, и объявил о начале развертывания третьего импланта, на усиление реакции.

К этому моменту Сашка прошел аттестацию по третьим уровням ручного оружия, и кинетического, и энергетического оружия, а так же трехуровневой «Тактики малых групп». Сашка для себя решил, что вряд ли где–нибудь еще кроме военных центров он сможет получить такие практические навыки по владению оружием, поэтому из ситуации решил выжимать максимум. На счету у него оставалось чуть меньше двадцати тысяч, и на ближайшей аттестации он собирался сдать 3‑й уровень «Полевых операций». К тому времени у него было бы достаточно для этого кредитов.

Тренировки Сашка не пропускал ни дня, сейчас у него были выполнены практические занятия по двум базам 3‑го уровня, пилотской и по ручному кинетическому оружию, и двум уровням базы по энергетическому. Сейчас перед ним предстояло пройти тренировку на 3‑й уровень по ручному энергетическому оружию, который займет тринадцать дней.

Но и об изучении баз не забывал. «Инженерное дело» 6‑го уровня он уже двно изучил, как, впрочем, и шестиуровневые «Ремонтные механизмы» и «Программирование». Последняя ему пригодилась для работы — он оптимизировал программы дроидов по сбору металлолома. На производительности комплекса это никак не сказалось, зато у него появилось во время работы свободное время. Сейчас Сашка доучивал 6‑й уровень «Электроники» — в его далеких планах он представлял себя инженером где–нибудь на космическом заводе. Это даже были не планы, а так, мечты. Ну а в списке уже дожидалась своей очереди «Кибернетика» 6‑го уровня.

Товарищи по работе видели, что Сашка нашел себе занятие и даже перестал ходить в бар, но отнеслись с пониманием. Сейчас работать стало проще. Ворн в офисе не появлялся, лишь отправляя каждому по 100 кредитов каждый день за перевыполнение плана, рогули тихо пили бухло и спали. Идилия, если не считать, что это свалка. Снова поступила зарплата, ну Сашка относился к ней как к деньгам на проезд, и не более. Тратить их на что–либо еще ему было незачем, да и некогда. Войдана за весь месяц он увидел только раз, две недели назад, когда приезжал на аттестацию. Тот сказал, что помнит о Сашкиной просьбе, но пока никаких результатов нет. Сашка не расстроился. Просто у него сейчас свободного времени не было от слова совсем, эта постоянная занятость не дала ему впасть в депрессию, как к этому ни располагала монотонность его бытия.

А потом в жизни Сашки появилась отдушина. К нему пришла девушка. Не пришла, конечно, а приехала на ховере. Подошла к нему с пакетом и спросила:

— Вы есть хотите?

Светлые волосы, голубые глаза, и невероятно чистый взгляд — Сашка чуть не утонул в нем.

— Нет… То есть да… То есть, я хотел сказать, спасибо…

— Вот. Возьмите. Это я приготовила — и она протянула Сашке пакет.

Сашка открыл его, и до его ноздрей дошел запах который он уже забыл — запах домашней пищи.

— Я Мита — представилась прекрасная незнакомка. — Я тут иногда приношу поесть работникам. Отец плохо их кормит. А мне тут сказали, что есть еще один, но почему–то забрался на самый конец свалки…

— Это точно про меня. Да, извиняюсь…. Я Аш. Просто Аш.

— Аш… Странное имя. Никогда не слышала. А почему ты не со всеми, не в ближних полях?

— Не знаю. В самом начале привезли сюда, так я тут и остался. Вот, комплексы в порядок привел, а на других полях снова все придется настраивать… — Сашка замолчал.

— Ты какой–то осунувшийся — помолчав, продолжила Мита. — Видимо, отец тебе еды дает мало.

Сашка и вправду выглядел осунувшимся. Тут и имплатны сказывались — мышцы Сашки стали вроде меньше, но зато налились сталью, постоянный недосып тоже брал свое. Из–за этого жрать Сашке хотелось постоянно, не спасал даже удвоенный паек, и он тут же начал уминать то, что принесла Мита. Это было что–то вроде пиццы, только в несколько слоев. Вкуснятина!!!

— Ты не спеши, ешь спокойно. Видно, надо тебе почаше еду привозить — и Мита засмеялась. Смех её был как звонкий колокольчик, у Сашки аж сердце кольнуло.

— Буду … с нетерпением… ждать — все, что смог он выдавить.

— Ну, тогда до завтра, — и Мита, сев на ховер, уехала.

Глядя на неё, уезжающую вдаль, у Сашки возникло чувство, будто его здесь, посреди ада, на несколько мгновений навестил небесный ангел.

Приехав к обеду в казарму и получив свои два пайка, Сашка уселся с товарищами.

— А ко мне сегодня девушка приезжала, — сказал он, расплывшись в мечтательной улыбке. Видя его настроение, все заулыбались.

— Мита приезжала? — спросил Надей.

— Да. А кто она? — Сашка старался не показать интереса, но у него плохо получалось — ему было жутко интересно узнать все про эту девушку.

— Дочка Ворна.

— Точно? Не похожа она на мамашу, — выдал Сашка, жуя паек, — видел я ту в суде.

— А она и не мать ей. — продолжил Надей. — Матушка её, Светлого ей Ирия, была наша, ну, из гардаррцев. Сам я точно не знаю, сам только два года тут, но из того что рассказывали, погибла она, когда Рекомендательное Объединение рассыпалось. Ворн остался один с годовалой дочкой на руках. Пил много. А потом подвернулась ему эта… — В слове «эта» у Наудея выплеснулось столько яда…

— Так что дальше то, — прервал возникшее молчание Сашка. Ему все равно хотелось узнать как можно больше про Миту.

— Ну а что дальше… Окрутила его эта рогулиха. Обженила на себе. Вот еще одну дочку сразу родила… Та еще сука. — Надею было неприятно про это говорить. — Старожилы говорят, что и бизнес этот Ворну достался от другого владельца. Того вынудили по дешевке отдать свалку. До этого свалка даже на свалку не походила. Все поля были чистыми, большей частью были покрыты травкой. Можно было спокойно расположиться на ней и поспать. Ворн все захламил. Да и плевать ему на Тавру, при первой же возможности сдернут с женушкой на Рогул…

— А Мита что? — не унимался Сашка.

— Ачто Мита… Жена Ворна воспитавать её не стала, отдала нянькам. Те и воспитывали её, и то, пока маленькой была. Потом у Ворна откуда–то появились деньги. Откуда — никто не знает, и, скажу тебе, лучше не выяснять. — медленно продолжал Надей, жуя свой паек. — Миту он отправил в дорогой интренат. Там ей несладко пришлось, но материнская кровь все же в ней взяла верх — не озлобилась девчонка. Поставила себе хорошую нейросеть, базы выучила, университет окончила в Киворе. Наверное, жена Ворна уговорила её туда отправить, чтобы глаза не мозолила. Ну вот уже почти два года как вернулась. Работает в каком–то офисе секретарем. — помолчав, добавил. — И нас подкармливает.

— А что ты про младшую сестру говорил? — Сашке до той вообще не было никакого дела, если не считать, что она была вместе с напавшими на него. Может, Надей что–нибудь еще про Миту вспомнит?

— Не хочу — как отрезал Надей. — Говорить о ней не хочу. И не проси. Пожалуйста.

Сашка и не стал.

На следующий день Сашка заметил, что он ждет прихода Миты, и даже стал волноваться, когда время стало подходить к полудню. Но вот вдали показался ховер. Минута — и Мита снова стояла рядом, протягивая ему пакет с «пиццей».

— Спасибо. Ты очень вкусно готовишь.

— Я только синтезатор запустила — рассмеялась Мита, после чего спокойно добавила — а вот рецепт для него остался от моей мамы.

Площадка перед комплексом по переработке металлов была уже очищена, и даже немного рекультивирована. Сашка решил, что если будет смотреть на срач целый год, то умом двинется, и слделал для себя небольшую лужайку с травкой. Как она сейчас пригодилась! Сашка жестом пригласил Миту на «лужок», и уселся на нем. Мита села рядом.

— Ты такой странный… Откуда ты? С Рогула? Нет? С Кивора?

— «Дикий» я. — не собирался скрывать Сашка.

— Из дикого мира?

— Да.

— Непохож ты на «дикого» — с раздумьями в голосе сказала Мита. — Я видела «диких»…

— Ну, мой мир не такой уж и дикий. В космос уже выбираемся.

— А где он? — Мите действительно было интересно.

— А вот это, — вздохнув, сказал Сашка, — я и сам не знаю. Меня же похитили. Чудом сбежал. Так что только похитители лишь и знают, где мой мир, но врядли захотят этим со мной поделиться. Даже если я и попрошу — и Сашка улыбнулся.

— А какой он, твой мир?

— В двух словах и не расскажешь… Он…разный.

— Расскажи про него. — Мита явно заинтересовалась. — Я кроме Тавры только на Киворе была. Так хочется посмотреть другие планеты…

И Сашка стал рассказывать. Почему–то ему пришла в голову Камчатка.

— Ты понимаешь, там вся часть полуострова сейсмоопасная. Их постоянно трясут землятрясения. Люди их уже и не замечают, ну то есть если они не сильные. А еще там вулканы есть. Тут есть на Тавре вулканы? Нет? А там много вулканов. Обычно они спокойные, у нас говорят, «спят». Но когда проснутся — только держись. Сами они коптят, лаву изливают, а заодно выбрасывают булыжники из жерла и швыряют их на десятки километров. Попадает такой в город, да так и остается.

— А почему? У вас нет таких машин, чтобы его убрать?

— Есть, но мало. И дорогие они. Доставить такую машину ради уборки одного — бешенные деньги. Вот потому и стоят. Табличку на них только прибьют, мол, упал тогда–то, из такого–то вулкана. И все.

Рассказ Сашки был явно не укладывающимся в представления Миты о мироздании. Вдруг она спрохватилась:

— Ой, мне уже пора. А то на работу опаздаю.

— Ты приедешь завтра?

— Да. А у тебя еще много историй?

— Много! — и оба рассмеялись.

Мита уехала, а Сашка только сейчас вспомнил, что пропустил обед. Перехватив у кладовщика два пайка, он сразу же отправился обратно — сегодняшний план на металлоконцентрат с него никто не снимал.

Мита стала каждый день приходить к Сашке. Теперь она стала захватывать еду и для себя, и у них был теперь совместный обед под Сашкины рассказы. Чего он её только не рассказывал… И про Байкал, невероятно глубокий и такой же чистый. И про русские реки Сибири, тянущиеся на сотни километров. И про пустыни. Тут он ей честно признался, что в Сахаре не был, а почерпнул информацию из телевизора, «дедушки» головидения.

— Наверное, у вас там и «Гало» есть? — спросила она.

— Есть сеть по обмену данными по всей планете (тут, конечно, Сашка приврал), а вот насчет «Гало»…

— Ты что, не подключен к «гало»?

— Нет. Я даже не знаю куда обращаться и как это сделать.

Мита засмеялась.

— Глупенький!.. Это же проще простого! Давай сделаем так — ты поедешь сейчас со мной, я завезу тебя в ближайший офис, и ты подключишься. — Сказано это было так, что Сашка возражать не решился. Да и не хотел, по–хорошему. Нравилась она ему.

Менее чем через полчаса Сашка стал полноправным обладателем аккаунта в «Гало». Стоимость месяца месячного подключения к «Гало» составляла 500 кредитов, и Сашка заплатил сразу за полгода.

— Как пользоваться, завтра расскажу — сказала на прощание Мита, и они разъехались.

Сашка ехал обратно, но ему казалось, что он летит на крыльях. Крыльях любви.

Глава 12

— Вот там что делается… — Скард откинулся на спинку кресла, после того, как просмотрел запись, присланную ему Сашкой. — Сразу скажу. Предстоятель Церкви Чистоты уже в возрасте, и не может исполнять обязанности. Через год должны состояться выборы нового Предстоятеля. Сейчас на его место есть несколько кандидатур — моя в том числе. Вообще, претендентов четверо, это Преподобные Варлон, Сикаб, известный вам Лифанд, и я. Шансы самые большие у меня и Лифанда, но он в последнее время увеличил количество проводимых обрядов. Если вы не поняли, главный показатель при выборах нового Предстоятеля — это сколько обрядов провёл кандидат. У Варлона 22 435 обрядов, у Сикарба — 22 893, у меня — 26 723. Да, столько арварцев я лично отправил к ихнему Лулумбе. И Лифанд — он провёл 26 802 обряда. Теперь понятно, откуда у него такие финансовые возможности — аграфы решили протащить подконтрольного им Преподобного, и если получится, то тот будет у них марионеткой. Не зря же его на лингусы подсадили.

— На что подсадили? — не понял Сашка.

— На лингусы. Личинки, которые они жрали перед тем как групповухой заняться. — объяснил Скард. — Сильный афродизиак, стояк после него гарантирован… Вы же сами видели, сколько девиц он покрыл. Тьфу, бля… — Скарда аж передёрнуло. — Вот только откат от них страшный. Насколько приёмов — и секс становится навязчивой идеей. А вот без приёма лингуса — уже «не стоит». И его начинают принимать постоянно. Они вообще запрещены во многих государствах, что уже говорить про Раэлию. Надо срочно сообщить об этом нашим. Конкурировать с Лифандом я ещё могу. А вот с Объединённым Королевством Галанте — уже вряд ли.

— Скард… А что нужно, чтобы вырваться вперёд по числу проведённых обрядов? — вопрос, заданный Сашкой, был сам по себе напрашивающимся.

— Ну, что нужно… Я нужен, нож ритуальный, — Скард усмехнулся. — и такая мелочь, как арварцы. А вот с этой мелочью все проблемы. Даже не с ними — с финансами на их закупку. А вот с ними непросто. Я, конечно, получаю определённые средства от проведения ритуалов — но большая их часть идёт на выплаты в казну Церкви Чистоты. Финансовая отчётность у меня прозрачная, по другому нельзя.

— А могут ли братья подарить тебе не финансы, а самих арварцев? Или прислать с просьбой провести для них ритуал?

— Можно, почему нет? — пожал плечами Скард. — Только почему–то так никто не делает.

— Тогда вскоре трое братьев — улыбнулся Сашка, показав на себя и своих спутников — покинут Раэлию, с целью заработать финансы на проведение обряда, и начнут присылать тебе арварцев целыми транспортами. Тысяч по пять в каждом… Ну а тебе только грехи наши снимать… дистанционно, так сказать…

— Ты знаешь, где заработать такие средства? — с сомнением в голосе произнёс Скард.

— Я знаю, где можно взять столько арварцев. Просьба — как свяжешься с Азаром и сообщишь новости, передай ему от меня просьбу, дословно — «направить на Раэлию арварцев, откуда я знаю». Азар поймёт.

— Хорошо, я передам. — Скард деактивировал «глушилку» и все четверо покинули кабинет.

— Братья!.. — Смущённо сказала им Хильза, снова сцепив пальцы, когда Скард, распрощавшись, покинул гостиницу. — А… Преподобный ничего не говорил про меня?…

— Он говорил, что будет сюда регулярно заходить, сестра! — улыбнулся ей Сашка.

По лицу Хильзы расплылась мечтательная улыбка.

К одиноко стоящему на площадке челноку подъехал грузовой грав.

— Брат! — обратился водитель к сидящему в челноке пилоту. — Это челнок Преподобного Лифанда? Мне нужно передать груз. — он указал на стоявшую на платформе грава коробку.

— Да, брат. Что за груз? — лениво спросил пилот, тут же получив от водителя грава файл накладной на груз. — А, картриджи к пищевому синтезатору… Грузи его в трюм, брат.

Коробка шустро переместилась в трюм челнока.

— Готово, брат! Поставь отметку о получении груза. — Получив от пилота файл, водитель вернулся на грав и быстро отчалил.

Пилот только сейчас заметил, что люк в трюм оставался открытым. Закрыв его он подумал, как это он мог забыть об этом? Впрочем, мысли его сразу вернулись к предстоящему полёту. Весь заявленный на сегодня груз был получен, и, получив разрешение, он поднял челнок и направил его на виллу Преподобного.

Через три часа челнок сел на площадке около виллы, к нему уже семенили несколько дроидов, за которыми неторопливо плыл грузовой грав. Пилот уже открыл трюм и сейчас просто сидел и ждал. Дроиды быстро перекинули груз на грав, сразу же отправившийся в сторону виллы, следом за ними посеменили дроиды.

Пилот поднял челнок в воздух и развернув его, направил обратно в сторону столицы.

«Вперёд!» — скомандовал Траян, как только люк челнока раскрылся. — «Налево, к окраине поля!»

Три невидимки выскочили из трюма и втопили в сторону от приближавшихся к челноку дроидов и грава. За минуту они достигли края поля и теперь смотрели, как челнок поднимается вверх…

Два дня Траян вёл наблюдение за челноком и составил расписание его вылетов. Для поставки он заказал одного «Герсея», запечатал его в коробку, указав, что содержимое — картриджи к пищевому синтезатору, и заказал её доставку к челноку как раз ко времени его отлёта. Груз доставили по расписанию, к этому времени все трое стояли около люка челнока, со включенной маскировкой. Как только в трюм переместился их груз, все трое заскочили внутрь, Сашка при этом использовал свои возможности псиона, отвлекая внимание пилота — тот не должен был обратить внимания на небольшой перевес груза, находившегося в трюме.

Этот наряд на объезд территории брат Крандор помнил очень плохо. Он направился к площадке, где стоял грузовой грав, уже сел в него, как непонятно почему направил его к выезду из склада. Заведя грав внутрь, он взял первую попавшуюся под руку коробку и поместил её на платформу, и только после этого направил грав по определённому маршруту. Через полчаса пути он зачем–то остановил грав, но сразу же направился дальше по маршруту. По возвращении обратно он пытался вспомнить, что же он сделал не так… Крандор осмотрел грав. Ничего особенного. Грав, с патфомы которого соскочил на площадку приданный ему в сопровождение охранный дроид. Странно… Крандор подумал, что тот напиток, что они вчера втихую принимали с братьями, плохо влияет на его память. Он направился в домик и сразу лёг спать. Что–то устал он сегодня…

«Отлично получилось!» — радовался Траян, когда они спрыгнули с грава и стащили с него коробку, в которой находился Герсей.

Охранник, бывший это время под Сашкиным контролем, направил грав дальше по определённому ему маршруту, и вскоре грав скрылся за поворотом.

«До места доберёмся за час» — прикидывал Сашка оставшийся путь, глядя на дорогу, по которой ездил грав с виллы. Так, широкая лесная тропа, окружаемая со всех сторон не очень густым лесом. «Герсей» тем временем выбрался из коробки, достав из неё контейнер со строительным реагентом и моток троса. Саму коробку аккуратно сложили и понесли с собой.

«Ну… идём!» — Сашка повёл друзей, сообщая ориентиры.

За полтора часа они добрались до плато, на котором разведывательный дрон обнаружил артефакты. Лес вокруг был не густой — южный, но не джунгли, через которые на Аксуме им приходилось тратить на такое расстояние сутки.

Почти сутки шла работа по извлечению носителей информации. С одной стороны, глубина залегания была небольшой — три–четыре метра. С другой стороны, ни одно из зданий, бывших когда–то частями военного колледжа Сварги, не уцелели, поэтому «Герсей» закапывался на несколько метров вглубь в поисках небольших дисков — в первую очередь работы шли там, где находились базы знаний.

— Ну, что здесь? — Траян смотрел на диски, извлечённые Герсеем из очередной прорытой норы.

— То же. Уже третий экземпляр одной и той же базы… — Сашка закинул диск в рюкзак.

— Ладно, теперь выкапываем «Акарии», уж не знаю, что это.

Через четыре часа перед ними красовались три одинаковых артефакта, напоминающие по виду «Флюр». В двух даже были установлены универсальные источники.

— Как думаешь, что это? — Идану всегда было интересно всё новое.

— Честно? Ты помнишь «Флюр»? — спросил с усмешкой Сашка. — Вижу, что помнишь. В нашем центре никто его забыть не может… Так вот это — военная версия «Флюра», и при активации тебя встретит не изумительная аграфка, готовая на всё, а какой–нибудь инструктор рукопашного боя. И что он сделает с неподготовленным бойцом, думаю, лучше не представлять…

У Идана сразу пропало желание активировать это устройство.

Все находки поместились в рюкзаки троицы, и сейчас они неспеша спускались с плато обратно к дороге. На плато остался деактивированный дроид — придётся выплатить за него неустойку.

— Теперь надо отсюда выбираться. — подвёл итог их изысканий Траян. — Аш, сколько ещё нужно баз знаний для полного комплекта?

— На 2‑й год шесть баз, а на 3‑й — считай, почти все …

— Тогда сразу летим на Лорбонцу. — сказал как ни в чём не бывало Идан. — Там ведь второй военный колледж находился.

— Нам бы с этого острова улететь. — не разделял его оптимизма Траян.

— С этим, думаю, не проблема. — сказал Сашка. — Так же под маскировкой сядем в трюм челнока и доберёмся до столицы.

За разговором они вышли к дороге. До виллы было километров пятнадцать, и друзья просто пошли в её сторону.

Через три часа они снова находились на краю лётного поля — по всем прикидкам, через несколько часов должен прилететь челнок с очередной партией груза для обитателей виллы. На самой вилле стояла тишина — одни охранники были на обходе, другие спали, третьи сидели в своих домиках и носа не казали.

Прошло почти четыре часа, пока наконец над площадкой не стал снижаться долгожданный челнок.

«Всё, бежим к нему!» — Траян снова взял на себя командование их коллективом.

Челнок сел на площадку в спальном районе столицы. Пилот зачем–то открыл трюм, затем, посмотрев на приборную панель, спохватился и закрыл люк, после чего покинул челнок. Уфф… Уставать он начал на этой работе, думал он, неспешно направляясь к своему ховеру на соседнюю площадку.

Тем временем трое невидимок уже добрались до одного из примыкающих к площадке помещений, где деактивировали маскировку, после чего вышли из него как ни в чём не бывало и направились в гостиницу.

— Братья!.. — в холле стояла Хильза. — Вы не представляете! Со мной связался сам Преподобный Скард! Он просил сообщить ему, когда вы вернётесь!.

— Так в чём дело, сестра? — так изображать приблаженность как Сашка не мог ни Идан, ни Траян. — Сообщи ему, что мы уже вернулись.

— Как?… Я?… Сама?… — такая постановка вопроса словно выбила из под ног Хильзы почву.

— Конечно, сестра! — продолжал Сашка. — Разве Преподобный просил связаться с ним нас?

— Нет… — пролепетала Хильза. — Брат Аш, молю тебя, подскажи, как мне поступить…

— Просто взять — и связаться с Преподобным! — улыбнулся ей Сашка. Вообще–то чисто по человечески Хильза ему почему–то нравилась. — Ну же! Не теряйся!

Хильза, красная как рак, связалась со Скардом, и, запинаясь, сообщила ему, что трое её постояльцев уже вернулись.

— Спасибо, сестра Хильза! — Скард посмотрел на неё так, как до этого никогда не смотрел, с какой–то нежностью и невероятной теплотой. — Я навещу этих прихожан завтра утром. И тебе, сестра, наверное, нужно моё пастырское слово. До скорой встречи, Хильза!

Девушка сидела в гостиной и не могла поверить — сам Преподобный так говорил с ней…

Она увидела впервые его двадцать лет назад, когда её родители с ней пришли на мессу, которую вёл молодой проповедник. Хильза испытала то, что называется детской влюблённостью. Многие девочки из её подруг тоже тогда влюбились в проповедника Скарда. Но у них это со временем прошло, они вышли замуж и теперь вели размеренную семейную жизнь — а у неё эта влюблённость осталась. Все эти годы она исправно ходила на его мессы, чтобы хоть раз в неделю увидеть его рядом — такого стройного, красивого, сильного…

Родители знакомили её с молодыми людьми, и очень переживали, что дочь всем отказывала. Есть образование, есть своё дело, а вот в личной жизни их ребёнок не определился, сетовали они. А она уже давно определилась. Либо станет женой Преподобного Скарда, либо ничьей. Личной жизни у Хильзы не было — были лишь работа в её гостинице, и грусть о несбыточной мечте, о Преподобном Скарде. Были, пока к ней в гостиницу не приехали эти трое необычных посетителей. За эти дни Преподобный столько раз говорил с ней, и даже побывал в гостях!..

Создатель, пусть он наконец заметит её — а она для него сделает всё, чтобы он был счастлив!

Глава 13

Наконец, пришло время спокойно осмотреть находки. Сашка выложил из рюкзака всё содержимое и просто разглядывал его. Деструктор «Дханва». Броня «Канката». «Корона Контроля». Деактивированный охранный дроид «Дхаранга». Один военный тренажёр «Акария», с установленным «карандашом». И несколько десятков дисков с базами знаний и информкристаллов.

Он отсортировал диски по годам обучения и теперь смотрел на результат их поисков. Вот он, комплект на первый год обучения — 12 баз. Сашка по одному скармливал диски Малышу и после получения перевода сразу загружал их в «плейлист».

Перед сном Сашка поставил на изучение переведённые Малышом базы знаний:

«База «Рукопашный бой. 1‑й цикл». Время изучения — 23 суток 16 часов».

«База «Холодное оружие. 1‑й цикл». Время изучения — 29 суток 04 часа».

«База «Стрелковое оружие. 1‑й цикл». Время изучения — 23 суток 16 часов».

«База «Тактика малых групп. 1‑й цикл». Время изучения — 43 суток 22 часа».

«База «Разведсредства и их применение. 1‑й цикл». Время изучения — 17 суток 14 часов».

«База «Системы связи и её подавления. 1‑й цикл». Время изучения — 15 суток 20 часов».

Нейросеть сообщила о заполнении свободной памяти. Что же, пока и этого достаточно, даже изучение этих баз займёт немало времени. С этим мыслями Сашка сгрёб находки обратно в рюкзак и улёгся спать.

Утром их снова позвала Хильза — Преподобный Скард уже ждал их в выделенном Хильзой кабинете.

Идан, зайдя последним, закрыл дверь в кабинет, и Скард активировал «глушилку».

— Здравия, други! — начал он. — Как ваши успехи?

— Мы выполнили всё, что планировали, можем улетать. — сказал первым Траян. — Так что хоть сегодня. Да, у нас есть непредвиденный момент — нам нужно заплатить неустойку за дроида, а финансов почти не осталось…

— Не вопрос, — махнул рукой Скард. — Лови перевод! Этих средств, думаю, достаточно для оплаты неустойки. Доступ к остальным финансам получите на космической станции Содружества. На билеты до неё средства у вас есть?

— Да, даже немного останется.

— Вот и отлично. Можем хоть сразу ехать в космопорт. Да, спасибо за предоставленную информацию по Преподобному Лифанду. От Азара пришёл ответ, моё возвращение теперь откладыватся, и надолго.

Скард призадумался.

— В общем, — наконец, продолжил он — из полученной от вас информации аналитики сделали выводы, что ушастые уже готовятся к перехвату контроля над Раэлией, поэтому моё задание немного меняется. Теперь я должен стать Предстоятелем Церкви Чистоты.

— А в чём опасность перехвата власти ушастыми здесь, на Раэлии? — Сашка понимал, что ничего хорошего в этом нет, но насколько это может оказаться плохо?

— Как тебе сказать… Общество Раэлии сейчас находится на перепутьи, как бы это странно не звучало. С одной стороны, оно уже сложилось — религиозные взгляды местного населения полностью переплелись с существующей на Раэлии экономической моделью. Приносимые в жертву арварцы — это лишь то средство, которое перераспределяет доходы в обществе, обеспечивая развитие всего общества. Если ты активный член общества, но единоличник, то ты имеешь возможность хорошо зарабатывать, но не сможешь добиться больших высот — с тобой мало кто захочет иметь дело. Хочешь достигнуть большего — приноси кредиты на проведение обрядов — а на эти кредиты общество в лице Церкви обеспечит минимумом попавших в сложные жизненные обстоятельства, улучшит инфраструктуру мегаполисов, даст возможность получить образование перспективным молодым людям, у кого нет возможности пока получить кредит в банке на нужную сумму. С этой точки зрения общество Раэлии полностью сложилось. Но вот когда встаёт вопрос, в каком направлении оно будет двигаться дальше — тут всё покрыто туманом. И сейчас идеологически можно развернуть Раэлию в двух разных направлениях. Мы хотим, чтобы Раэлия развивалась в одном направлении, аграфы — в противоположном. Скард посмотрел на Сашку:

— Не понимаешь, что хотят протолкнуть ушастые? Всё просто. Церковь Чистоты сейчас вступает в период роста религиозной мысли. Уже начинаются вопросы — а как жить, когда они уничтожат всех арварцев? Гортен не оставил ответа на этот вопрос, а в последнее время его вдруг стали поднимать. Так вот, некоторые Преподобные, и, кстати, Лифанд в их числе, уже проталкивают мысль — мол, закончатся арварцы, но их заменят галифатцы, закончатся эти — есть ракшассцы, оширцы, синтонцы… Понимаете мысль? А я и другие Преподобные настаиваем, что Святой Гортен боролся с рабством, и арварцев он уничтожал в первую очередь за работорговлю и их образ жизни. Поэтому вопрос надо рассматривать исключительно в этой плоскости. Нас пока большинство — но Лифанд приобретает всё больше сторонников. В общем, времени у нас, как оказалось, не так уж и много.

Друзья думали над услышанным.

— Скард… — вдруг спросил Идан. — Я понимаю, не тот вопрос, что стоит задавать… Ты тоже побывал в рабстве?

На мгновение лицо Скарда исказила мимиолётная гримаса боли.

— Да. И родных потерял… Ладно, не будем об этом. Аш! Я передал Азару слово в слово что ты мне сказал — и он действительно всё понял. Сказал, чтобы я ждал транспорт с арварцами. Осталось за малым — жениться.

— К тебе жена прибудет из Гардарры? — спросил Идан.

— Нет. Тут жена должна быть из местных. С роднёй, чтобы все в округе их знали. Свои, в общем. Я ведь не рассчитывал, что надолго здесь зависну, поэтому и не женился. А теперь пришло время, причём жену надо подобрать как можно быстрее.

— И неужели у тебя нет подходящих кандидатур из твоих прихожанок? — удивился Сашка.

— Там, наверное, Хильза уже вся извелась… — почему–то грустно сказал Скард.

— Она к тебе неровно дышит — с хитрецой сказал Сашка. — Я не я, если Хильза не мечтает стать твоей женой.

— Хорошо бы. — как–то неуверенно продолжил Скард. — Предстоятель Церкви должен быть образцом пастве — женат, с кучей детишек. А Хильза из семьи первых колонистов. С родословной, в общем. И… просто очень хорошая девушка.

— Ну, у тебя есть год до свадьбы.

— Нет. Меньше. Я, вообще–то… — и Скард впервые за время их общения замялся. — В общем… Я хотел сегодня сделать Хильзе предложение… Я ведь давно её знаю. С тех пор, когда она с родителями впервые пришла на мою мессу, она не пропустила ни одной из них.

— А она тебе хоть нравится?

— Нравится. Из всех моих прихожанок — больше всех. — абсолютно серьёзно сказал Скард. — Пусть вас не удивляет, но она действительно добрая чистая девушка. Не её вина, что она выросла в таком обществе. Её предки хоть и были одними из первых колонистов Раэлии, но не достигли никаких высот, в том числе и потому, что искренне во всё верили. В таком обществе, как здесь, наверх пролезают не те, кто искренне верит и готов во имя этой веры чем–то пожертвовать, а шарлатаны и прохиндеи. Те, кто двуличнее, беспринципнее, и у кого язык более подвешен. Вот и Хильза — вывези её в нормально государство, вначале испытает культурный шок. Но те моральные установки, которые в ней заложены её родителями, никуда не денутся. Она и в другом обществе будет жить как и здесь — несмотря на все искушения, что есть в других государствах, она не ударится во все тяжкие, а будет усердно работать. А после замужества будет рожать детей и всё время посвящать им. И быть поддержкой своему мужу.

Сашка всё понял.

— Скард… Подожди здесь. В общем — мы тебя сейчас сосватаем!

Они вышли из кабинета в холл гостиницы, где на диване ждала Хильза, так же сцепив пальцы от волнения, такая же пунцовая.

— Братья… А где же Преподобный Скард?.. — пролепетала она, увидев троицу.

— Дорогая сестра! — торжественно начал Сашка. — Хильза! В жизни каждого мужчины наступает момент, когда ему нужно выбрать свою спутницу по жизни…

— Простите, брат Аш. — прошептала Хильза. — Вы хороший человек, но моё сердце принадлежит другому…

— Вы не поняли, сестра! Я обращаюсь к вам от имени достойного уважаемого человека, который давно уже неравнодушен к тебе. Ты, сестра, самая лучшая его прихожанка…

— Я… — так же тихо прошептала Хильза. И тут до неё — дошло!

— Я согласна! — возбуждённо произнесла она, вскочив с дивана. — Да, брат Аш, я согласна! Передай Преподобному, что он… он самый замечательный!! — и Хильза расплакалась.

Через несколько минут на диване рядом с ней, держа в руках её ладони, сидел Скард, и, смущаясь, признавался ей в любви, а троица друзей отбыла в свои номера — не нужно мешать голубкам ворковать.

Через час все трое спустились в холл, где уже стояли под руку Скард и Хильза.

— Братья! — Скард улыбался, а Хильза, хоть по её щекам ещё текли слёзы, тоже улыбалась и уже держалась за его руку как супруга. — Моя прихожанка Хильза согласилась стать моей женой. Спасибо вам! А… вы уже покидаете нас?

— Да, Преподобный. — скорчил постную физиономию Сашка. — Мы поняли, что нужно заработать много кредитов, и тогда мы будем регулярно отправлять к тебе нечестивых арварцев, а ты, Преподобный Скард, сможешь провести обряд, снимая с нас наши грехи.

— Я провожу вас, братья. — Скард, смущённо чмокнув Хильзу в щеку, прошептал ей — Я скоро вернусь! Подожди меня!

Терминал отправления был полупустым. Скард, поместив их груз на гравиплатформу, как ни в чём не бывало направился через «зелёный коридор».

— Нам — туда! — показал Траян линию иммиграционного контроля.

— Вы покидаете нас, братья? — с какой–то грустью спросила сидевшая на линии контроля девушка, проверив их файлы.

— Да. Преподобный Скард объяснил нам, что нужно заработать много кредитов — и тогда мы сможем провести много ритуалов. — выдал Сашка.

— О да, братья! — заулыбалась девушка, отправляя им обратно обновлённые файлы. — А потом возвращайтесь! Раэлия всегда вам будет рада!

Челнок пришлось ждать почти два часа. Наконец, объявили посадку, и все пассажиры (Скард в том числе) направились на лётное поле. Полчаса полёта — но Сашка просто душой почувствовал радость от того, что он наконец вырвался с Раэлии.

По прибытии на станцию Содружества Скард направился в секцию, где размещались торговые павильоны, ведя за собой гравитележку, и завернул в павильон, торгующий экзотическими сладостями со всех миров Содружества. Трое друзей следовали за ним. Дверь в павильон закрылась, хозяин молча указал им на подсобное помещение, где на столе уже стояла активированная «глушилка».

— Забирайте. — Скард указал на рюкзаки. — Азар передал, чтобы собственными счетами вы не пользовались. Вот вам доступ к счетам Промышленного банка Плезира и Первого Банка Егева. — он отправил им файл с номерами счетов и кодами доступа.

— Ну, вроде всё. — продолжил Скард. — До Гардарры прямых рейсов нет, только до Ракшаса, а там…

— Не до Гардарры. Мы летим в Лорбонцу — Сказал за всех Траян.

— Ку–да??? — Сашка в первый раз увидел Скарда с выпученными от удивления глазами.

— В Лорбонцу. Нужно нам туда.

— Харш лысый… — вырвалось из Скарда. — Да вы хоть бы предупредили…

— А что не так? — Сашка не понимал его реакцию.

Переведя дух, Скард наконец сказал:

— Да нет туда никаких регулярных рейсов отсюда. Только грузовые транспорты остановки делают.

— А как же туда туристы добираются?

— Какие туристы??! О чём ты, Аш! Лорбонца закрытый мир, дай Создатель, если несколько тысяч человек в год бывает на её поверхности… Да и смотреть там нечего — болота одни и топи. Из всех достопримечательностей — только пиявки… Ну и статуи Лорбонцы.

Скард завис на минуту, что–то выясняя.

— В общем так. Отсюда раз в неделю отправляется пассажирский эскорт до Лорбонцы. Следующий рейс через два дня, так что вы вполне успеете и билеты купить, и номера снять на это время. Ну, а мне нужно скупиться тут. Куплю Хильзе сладости с Шонфир — Зана. Умеют же их делать Печембу!.. На Раэлии они не запрещены, в отличии от хаомы, хоть и не поощряются. Ну да ладно… должен же жених сделать хоть маленький подарочек своей невесте.

Рюкзаки с бесценным содержимым уже висели за спинами троицы, пришло время заняться вопросами перелёта на Лорбонцу.

— Прощайте, други. — Скадр по очереди обнял каждого и похлопал по спине. — И помоги вам там Создатель…

Не оборачиваясь, они вышли из павильона и направились в сектор, где находились гостиничные номера.

Сашка никогда больше не встречал Скарда. Лишь через несколько лет ему домой прислали информкристалл, содержащий голограмму — на ней Скард, Предстоятель Церкви Чистоты, стоял, держа на руках двух карапузов. Рядом с ним, положив руку на его плечо, стояла Матушка Хильза, чей большой живот красноречиво давал понять, что малышей у них скоро станет больше. И одна строчка под голограммой — «Брату Ашу».

Глава 14

Неделя подолшла к концу. Мита за это время, как настоящая учительница младших классов, терпеливо и снисходительно учила Сашку, как пользоваться «Гало». Казалось бы, ну тот же «Интернет». Но привыкнуть к системе поиска, научиться правильно устанавливать фильтры (а спама и здесь хватало, с лихвой), просто привыкнуть к новому пользовательскому интерфейсу Сашке удалось не с первого раза. Новое — оно всегда непривычное.

Естественно, Сашка искал информацию, которая могла бы помочь ему при сдаче аттестации в учебном центре гардаррской базы. В «Гало» можно было найти все, если знать где его искать. Была своя «Вики», были форумы энтузиастов по разным специальностям. Именно на форумах Сашка почерпнул немало полезных советов начинающим пилотам и «стрелкам».

Очередная аттестация в конце недели, на которой он «очистил» трехуровневые «Полевые операции», «Снайперское дело» и «Использование масировки», благодаря дополнительным знаниям, почерпнутым на форуме, прошла на ура — комиссия аттестовала его единогласно, хоть и задаваемы вопросы были ой как не простые. На счету у Сашки оставалось около 26 тысяч, и он решил, что надо будет переключаться на медицинские базы. Как оказалось, аттестацию на медицинские базы можно было пройти в любой медицинской клинике. Понятно, что возможный уровень аттестуемых баз зависел от уровня клиники — какие медкапсулы там стоят, есть ли операционные комплексы (по сути те же медкапсулы, только более высокого уровня), специалисты какого уровня там работают. Цены на аттестацию, впрочем, были те же. Но было одно очень важное отличие — никаких виртуальных тренажеров практика не предусматривала. Нет, «медицинские» программы для тренажеров все же существовали, но результаты тренировки на них не засчитывались совсем. Хочешь получить отметку о практических навыках — плати и проходи реальную практику в медцентре. Объяснялось это просто — техника всего лишь железо, а разумный — это, понимаешь ли, разумный…

Однако, если с практикой по медицинским базам выходил полный швах, то саму аттестацию медицинских баз можно было вполне пройти в учебном центре базы. Более того, именно это и рекомендовал ему Войдан, которого он встретил, идя в тренажерный комплекс. Сашке оставалось два часа на тренажере, чтобы «закрыть» базу по ручному энергетическому оружию.

— Ты пойми, Аш! — объяснял он. — Военная медицина — она всегда, хоть на пол–шага — но дальше, чем обычная, гражданская. И даже лишь аттестация медицинской базы армейскими медиками негласно ценится сама по себе.

— Так отчего же все не проходят аттестацию у военных медиков?

— Ну, во–первых, вас, с «серыми» базами, по отношению к общему количеству, не так уж и много. Лишние проблемы никому не нужны, поэтому люди покупают лицензионные базы и никакая аттестация им не требуется. А тем, кому нужна, знают, что, как правило, в медцентрах аттестация чистая формальность. А вот военные медики могут тебя и «засыпать». Кому хочется рисковать?

— О как… — о возможности «не сдать» Сашка не знал.

— А ты как думал? От твоих умений в бою зависит жизнь. И твоя, и твоих товарищей. Но одна пересдача бесплатно. Слушай, Аш! — переключился сразу Войдан. — Ну, во первых, насчет баз твоих… До третьего уровня их тебе могут засчитать, и бесплатно. Тогда и вполне возможно будет тренинг пройти. Я тут связи свои на базе напряг, и немаленькие… Но и ты должен помочь. Ты можешь увеличить производительность твоего комплекса… Ну хотя бы вдвое?

Новости были интересные. Сашке очень хотелось пройти курс подготовки коммандо, но вот как быть с увеличением производства металлоконцентрата?

— Войдан, смотри. Мой комплекс работает на номинальной нагрузке. Вот дает он полторы сотни кубов — и все. Но есть другая возможность, не знаю, понравится она тебе или нет. У меня там есть три товарища. Наши, гардаррцы — Сашка только сказав это, заметил, что уже воспринимает для себя гардаррцев своим. — У них сейчас должны быть полностью изучены базы о переработке металлов. Комплекс еще один я настрою, они смогут поочередно работать на нем. Но насчет оплаты тебе придется договариваться с ними самому. Впрочем, я сегодня же поговорю с Надеем. Уверен, он будет только «за». Тут правда один момент. Все трое одновременно работать не смогут — рогулы рано или поздно заметят и настучат Ворну. Тогда вся наша лавочка закроется.

Войдан переваривал сказанное Сашкой.

— Идет. Говори с людьми, настраивай второй комплекс. А я буду ждать их послезавтра в том же баре. Думаю, они узнают меня?

— Определенно.

— Тогда до скорого! — и Сашка направился на «вертушку».

Прийдя в казарму, Сашка не собирался спать. Тихо растолкав Надея, он знаками показал тому, чтобы будил остальных и шел с ними за Сашкой. Отойдя от казармы ближе к полям с мусором, Сашка дождался прихода заспанной троицы и начал разговор.

— Тема есть. Подзаработать. И хорошо.

Сон сразу слетел с его товарищей.

— Аш, ты если не криминал какой затеял, то мы «за», — даже не выясняя, что им хотят предложить, сразу ответил Надей.

— Криминала нет. Но проблемы от Ворна могут быть. Поэтому все надо делать тихо. В общем так. Кой–кому нужны металлоконцентраты. Платят стандартную таксу — пятьдесят кредитов куб. Интересно?

Троица дружно закивала головой.

— Тогда так. Заказчик хочет поговорить с вами. Завтра, вечером, сходите в тот же бар, куда мы вместе последний раз выбирались. Если решитесь — то работать будем так. Я настрою один перерабатывающий комплекс, вы на нем будете работать поочередно. Двоим, к сожалению, придется сидеть в казарме, пока третий будет работать. Нельзя, чтобы рогулы что–то унюхали. Если будут вдруг спрашивать, надо отмазку придумать — мол, девок себе нашли, ходим к ним по очереди. Базы то вы выучили?

— Да. — ответил вдруг Кукша. Он, как правило, всегда молчал — Как только получили, сразу поставили их на изучение. Сейчас все базы выучены.

— Вот и отлично. Я с завтрашнего дня начинаю готовить к работе комплекс на соседней с моей площадкой. Как восстановлю его — сразу сообщу. Ну, а условия оплаты такие — гардаррские кредиты.

— Иди ты… — удивления не сдержал никто из троих.

— Но… — перебил их тихий восторг Сашка — на счету в гардаррсом банке. Здесь снять нельзя. Можно расплатиться при покупке билета в Гардаррские системы. Туда или обратно…

— Только туда — По настрою Надея Сашка понял — друзья согласились.

— Ну, тогда, завтра не пропустите поход в бар. А пока — вздремнуть бы. — И Сашка зевнул. Спать ему хотелось жутко, и организм начинал брать своё.

Вернулась троица из бара видимо в приподнятом настроении — хоть Сашка и застал их, лишь когда приехал их Херсонеполиса, но какая–то тихая эйфория не отпускала их до сих пор.

— Ну, как сходили? — спросил он, когда они снова вышли из казармы.

— Отлично. Спасибо, Аш! — Лицо Надея прямо светилось. — С Войданом обо всем договорились. Мы должны начать выдавать металлоконцентрат с начала следующей недели. Так что сейчас снова от тебя многое зависит.

— Я уже сегодня успел осмотреть комплекс. В неплохом состоянии. Даже полный комплект дроидов остался. Засыпали их металлоломом и остальным мусором, да и забыли про них. Я их уже извлек, проверил. Износ, конечно, есть, но еще долго протянут. «Кран» тоже в норме. Сам комплекс, конечно, требует ремонта, но дня за три потихоньку управлюсь. Если возникнут сложности, придется кого–то из вас привлекать.

— Чинить что ли? — удивленно спросил Миран — у нас, к сожалению, баз таких нет…

— Нет, чинить буду я, — улыбнулся Сашка. — А вы перехватите управление моим комплексом. Да, я уже несколько недель этим занят.

Сашка, конечно, шел на риск, рассказывая такие подробности, но в стоящих пред собой людях почему–то был уверен — не сдадут.

Привлекать к его замене товарищей, к сожалению, пришлось. Не получалось одновременно проводить дистанционный ремонт и управление перерабатывающим комплексом — слишком далеко они были друг от друга. Пришлось Сашке каждый день после обеда привозить очередного сменщика, и приставлять к работе его комплекса, а сам Сашка тем временем чинил соседний комплекс. Нет худа без добра — через три дня воторой комплекс был готов к работе, а его товарищи к этому моменту уже освоились с его управлением.

Наконец, подошел день «Д». Первым на комплекс поехал Кукша. Надей с Мираном громко обсуждали прелести какой–то девахи, которую сейчас окучивает Кукша, и предвкушали свой поход к ней. Мол, девица воспитанная, принимает только по одному. Рогули слушали в полуха, но интереса абсолютно не проявляли. В данный момент их внимание было привлечено к трем бутылкам пойла, которые притащил один из них.

Кукша быстро активировал комплекс и до вечера успел выдать нарму — 144 куба.

В тот день на свалку заехали уже не три, а шесть гравиплатформ. Пустой не уехала ни одна.

Вот и еще месяц прошел, думал Сашка, глядя на сообщение искина о завершении развертывания импланта на усиление реакции. Осталось развернуть еще три.

Неделя снова пролетела незаметно. Сашка был доволен — удвоение поставки металлоконцентрата он обеспечил, как и обещал. За это время он прошел на «вертушке» тренинг по третьему уровню ручного энергетического оружия и тактике малых групп.

Перед аттестацией на медицинские базы 3‑го уровня «Медицина», «Физиология», «Микробиология», и «Биохимия» его перехватил Войдан.

— Я по твою душу — начал он — Ты сегодня можешь пройти аттестацию по тем базам. Сам понимаешь… Но — аттестация отдельно на каждый уровень. Такое условие.

Сашку это не смутило. Ну шесть раз надо вместо двух, так придет шесть раз.

— Металл пошел — продолжил Войдан. — Если появится возможность нарастить выпуск продукции — говори, примем всё.

— Пока такой возможности нет. — задумался Сашка — но на всякий случай при возможности еще один комплекс восстановлю.

На том и расстались. Сашка направился в привычную уже «аудиторию», где его уже ждала комиссия. Надо сказать, что сам он всегда старался прийти вовремя, и пока ему это удавалось.

Первый уровень баз по рукопашному бою и владению холодного оружия ему засчитали довольно быстро, особо не мурыжа. Но вот при сдаче медицинских баз Сашку ждал облом. На ряд дополнительных вопросов он ответить не смог, и комиссия аттестовала его только на вторые уровни медицинских баз. Третий уровень он защитил только по базе «Медицина» и «Биохимия». Комиссия, как ни в чем не бывало, объявила о завершении работы и ушла.

Сашка шел в тренажерный комплекс в изрядно подпорченном настроении. Снова его перехватил Войдан:

— Ты сегодня же можешь пройти тренажер по этим базам. Я сказал оператору, чтобы для тебя подготовили программу. Ты чего невеселый?

— Аттестацию не сдал. По медицине.

— А ты чего хотел? Ты сколько баз аттестовал?

— Четыре. На третий уровень.

Войдан взмахнул рукам:

— Аш, да ты совсем охренел! Четыре базы зараз сдавать по медицине! Ну, старики тебя и притормозили. Не боись, сдашь. Только в следующий раз, на пересдаче, аттестуй хотя бы две базы. Так что не расстраивайся, и дуй на «вертушку».

Последующие два часа тренировок по программе для спецназа гардаррских ВКС действительно выбили из его головы всякую дурь. В первый раз он выполз из шара настолько избитый, что был вынужден на час лечь отлеживаться в медкапсуле.

Возвращаясь обратно в монорельсе, Сашка еще раз осмотрел вкладку нейросети с изученными базами. Теперь оранжевых строк у него стало значительно больше. Платой этому было то, что на счету у него оставалось только восемь тысяч. Но ничего, он еще заработает.

Глава 15

Дни давно уже слились воедино в том довольно таки напряженном ритме, в каком жил Сашка. Уже две недели он и его товарищи обепечивали двойную поставку металлоконцентрата Войдану. В конце прошлой недели Сашка все же прошел аттестацию по двум медицинским базам третьего уровня — «Физиологии» и «Биохимии». А вот тренировки проводил по базам «Полевые операции». С одной стороны, они стояли у него по плану, с другой стороны, следующие уровни базы коммандос ему пока не дали аттестовать. А с третьей стороны, как себе чесно признался Сашка, после предыдущего тренинга ему нужно отдохнуть. Два дня подряд он таких тренировок он физически не выдержит.

Мита продолжала навещать его каждый день. Ей самой это было и приятно, и интересно. Видимо, на работе у неё была скука, а дома ничего не ждало. Сегодня они как обычно разместились на «лужайке» — Сашка специально расширил её еще больше — и под еду разговаривали ни о чем.

— Аш, слушай, а ты слышал, что сюда делегация приезжает? — спросила Мита.

— Нет. А какая делегация?

— От аграфов. Какой–то там визит по нескольким системам Урканы. Дочь одного из лордов её возглавляет.

— И что? Нас–то это как трогает?

— Ну как же! Будет официальная встреча…

— Ну, нас с тобой туда все равно не пустят. — жуя, спокойно ответил Сашка.

— Не пустят… — Мите, наверное, очень хотелось побывать на таком официальном приеме. — Но хоть посмотрим, как она проедет. Давай, выберемся в город, устрой себе выходной!

Сашке и вправде нужно было хоть на чуть–чуть сменить обстановку, и он сразу согласился.

— Ура! — Мита захлопала в ладоши. — Тогда не забудь — я за тобой завтра заеду, и мы сразу после обеда поедем в город. Народу будет!!

Приехав на обед, Сашка попросил Надея сменить его на комплексе.

— Решил сходить завтра с Митой в город. Помощь твоя нужна. Поуправляй сегодня моим комплексом, деньги за работу тебе переведут.

— Да я и без денег могу. Аш, ты, если что, обращайся. Мы же видим какой ты замордованный. Возьми отдых, а ребята не подведут.

Вопрос был решен, хоть Сашка и настоял насчет оплаты.

На следующий день, пообедав вместе, Мита торжественно объявила о намечающемся у них отдыхе.

— Я сегодня опросилась с работы. У нас все отпросились, хотят аграфку знатную посмотреть. Так что — едем! — они сели на ховеры и поехали в центру города.

Ховеры пришлось оставить на парковке перед въездом в центр, и дальше они пошли пешком. Путь следования кортежа уже был очищен от гравов, на тротуарах вдоль пути следования уже стояли группы зевак. Были и гардаррцы, и рогулы. Даже гулгры — и те выползли посмотреть на делегацию.

Они прошли подальше и заняли место там, где было чуть посвободнее.

— А что хоть за делегация–то такая? — спросил Сашка у Миты. — Ты не узнала?

— Ну… Какая- то организация… Впомнила! «Миротворцы без границ» называется. — Мила лучилась улыбкой, а вот Сашке почему–то вдруг стало не весело.

Просто он вспомнил, как еще в той, другой жизни, на Земле, в его страну так же наезжали одно время такие вот «безграничные». И там, где они побывали, сразу начиналась война, приходил голод, лишения, беспредел. И тут, получается, такие же есть.

Тем временем, на стенах зданий высветились панели с изобржениями главного проспекта. В самом его начале появилась процессия. Она состояла из трех гравиплатформ, на первой сидели приехавшие официальные лица, последнюю занимали приехавшие из Кивора урканские шишки, а вот на центральной платформе, стоя как оловянный солдатик, ехала аграфская аристократка. Все экраны на стенах домов показывали крупным планом её красивое личико. Аграфка стояла с прямой спиной, поднятой головой, взгяд был направлен прямо. Вот тебе и ушастая принцесса из сказок для взрослых.

Платформы медленно плыли, по бокам их следовали охранники, тоже из аграфров, стройные, в черных комбинезонах, в руках штурмовые винтовки. «РТХ‑120, производства конфедерации Делус», уже на автомате отметил Сашка. Он снова стал разглядывать аграфку. Она была одета в бальное платье изумрудного цвета, переливающееся на осеннем солнце, как трава, на которой играют всеми цветами капли росы. На груди у неё висел невзрачный кулон, цвета бронзы. И больше никаких других украшений на ней не было. Да ей они и не нужны были — и без них аграфка смотрелась как мечта любого мужика, если не в роли жены, то уж в роли любовницы точно. Процессия уже подъехала достаточно близко к месту, где стояли Сашка и Мита, уже отчетливо слышались из скрытых источников звука объявления на публику:

— Нас посетила член правления благотворительного фонда «Мир баз границ», уполномоченная Её Величеством королевой Объединенного Королевства Галанте Бетаниэль Второй, дочь лорда Мака Предгорного, Леди Лораниэль!!! — неслось над толпой.

В этот момент вдруг пробудился искин:

«Хозяин, внимание!»

«В доступном радиусе действия обнаружено устройство Создателей»

«Устройство «Кулон Преданности»"

«Активировать? Да / Нет»

Сашка ошалел. Прямо в этот момент кулон на шее «принцессы» вдруг засветился ровным зеленым светом. Вся толпа охнула. Аграфка же, хоть и была сама надменная невозмутимость, и ни один мускул на её лице не дрогнул, глаза все–таки расширила от неожиданности.

В этот момент его спросила Мита:

— Вот это представление! Тебе нравится процессия?

«Нет»

Ответил он искину, не заметив, как произнес это вслух.

— Как нет? — смотрела на него непонимающим взглядом Мита.

В это время кулон потух. Вздох пронесся по всей толпе, которая стала свидетелем этому.

— Ой, я хотел сказать «Да». — сказал Сашка растерянно.

Мита подошла к нему вплотную и положила руки ему на плечи.

— Аш, ты такой смешной! — сказала она и поцеловала его в губы.

У Сашки словно душа запела.

Процессия двигалась, в толпе что–то кричали, но для Сашки в этот момент весь мир перестал существовать. Были лишь двое — он и она. Сашка ответил ей своим поцелуем, и потом они прсто стояли и целовались.

А потом они пошли гулять по проспекту. Посидели в парке. Зашли в кафе рядом с огромным развлекательным центром и выпили по стаканчику чего–то, похожего на кофе. Нагулявшись по центру города, Сашка проводил Миту к её дому. Она так и жила с отцом, мачехой и сводной сестрой.

Поцелуй на прощание — и Мита упорхнула к себе. А Сашка направился на вокзал — романтика всколыхнула ему душу, но он должен был ехать в Херсонеполис.

В здании консульства Объединенного Королевства Галанте кипела работа.

Приехала Леди Лораниэль, дочь и наследница лорда клана Мака Предгорного. Консульство, пребывавшее все время в полусонном состоянии, словоно кто–то смачно пнул, заставив всех его обитателей носиться как обосравшихся котов.

Лораниэль сидела в своей комнате и просматривала различные записи её проезда по проспекту этого богами забытого мира. Ну и задание скинул на неё папаша. Мало того, что дома приходится улыбаться перед каждым «чавом», так и тут ей приходится рассыпаться в любезностях перед местными дикарями.

— Леди. — в дверь постучали.

— Войдите.

К ней в комнату вошел её помощник, приставленный к ней её отцом, Франэль.

— Леди Лораниэль, — начал он — Ваш отец уже в курсе произошедшего сегодня на маршруте Вашего следования. Это первый случай на памяти всех Ваших предков, чтобы кулон, символ вашего рода, вдруг активировался сам по себе. Тем не менее, многочисленные голо–записи подтверждают, что это не была иллюзия, а был самый что ни на есть факт активации кулона…

Франиэль, словно искин, перечислял все утомительные подробности, уже и без того ей известные.

— Франиэль, — настроение у аграфки было препаршивое — Переходи к делу. Не надо рассказов про старые добрые времена. А про древность моего рода мне талдычат с моего рождения.

Лораниэль впала в задумчивость. На приеме, приехавший с ней из столицы… какая она там у этих дикарей? А, Кивор! Так вот, этот поддонок на приеме предложил ей выйти за него замуж. Ей! Чей род ведет начало от Катастрофы, кулон чему подтверждением. И кто? Какая–то безродная мразь, вылезшая на верхи местной власти лишь потому, что набил карманы, обобрав своих земляков. И это ничтожество искренне считало себя равным ей!

Франиэль тем временем невозмутимо развернул на виртуальном экране схему следования кортежа, и как её старый учитель монотонно комментировал:

— Взгляните сюда. Вот точка, где активировался Ваш кулон. Вот точка, где кулон деактивировался и погас. Считаю, что у кого–то из присутствовавших было с собой некое устройство Предшествующих, которое могло бы активировать кулон. Видимо, из–за Вашего перемещения, Вы вначале попали в зону действия второго устройства Предшествующих, а потом покинули её. Соответственно, если где и искать, то на линии, перпендикулярной середине Вашего отрезка пути с активированным кулоном…

Лораниэль взмолилась:

— Франиэль… Еще ближе к делу!

Тот продолжил:

— Вот два вероятностных пятна, — он добавил две каплевидные площади, накрывающие зевак. — Вот список попавших в пятна. — Справа от изображения на экран вывалился список имен с пометками.

— А что за отметки перед некоторыми именами? — спросила Лораниэль

— Проверенные. Вот первым по списку был гулгра. Вот он на видео — показал Франиэль — Да, этот, жирный и пускающий слюни. Работает в местном отделении банка «Прайвит», круг интересов — деньги, и методы как облапошить доверчивых жителей. Вычеркнут…

Франиэль продолжал разбирать список, от чего у Лораниэль вообще возникло отвращение к данному делу. Она просто разглядывала жителей, пришедших посмотреть на неё, а на комментарии Франиэля просто кивала головой.

Вот дикарка стоит с двумя детьми. У дикарей дети должны быть противные, вечно орущие. Эти почему–то тихо и культурно стояли около матери. Матери… Ей уже за тридцать, а отец так и не выбрал ей пару для брака. А она так хочет свою семью и, конечно, детей… Аграфки из «чавов» уже по нескольку раз к её возрасту вышли замуж и развелись, а она… Вот оно, бремя лучших, как постоянно твердили ей все в её семье.

А вот следующая пара. Красивая дикарка с голубыми глазами, смотрит то на неё, то на стоящего рядом свого парня. У того в глазах изумление. Девушка его спрашивает о чем–то, тот отвечает невпопад. У Лораниэль возникло в душе некое чувство маленькой победы. Вон дикарь — увидел её, и нет ему дела до своей подружки. Но в этот момент девушка поцеловала парня, и тот, отвернувшись от процессии, стал сам целовать девушку. И не было ему дела ни до Лораниэль, ни до чего вообще вокруг неё. А как он её целовал! Ласково, нежно. Чуство маленькой победы в душе Лораниэль сменилось на чувство сильной горечи. Вот, даже любви у неё нет. Как переспать — очередь выстроится, а просто, вот так, полюбить, с душой и лаской — ни одного… Да что там — у неё же и мужика еще не было. Отец держал их в семье стальной хваткой, и строгость для неё всегда была нормой жизни. Лораниэль чуть не расплакалась.

— А это кто? — показала она на ту самую пару Франиэлю.

— Дочка мусорщика… — скривил тот брезгливо лицо.

— Кто? — не поняла Лораниэль.

— Дочка владельца местной фирмы по переработке мусора. И работник их фирмы. — официозно ответит Франиэль, профессионально быстро убрав эмоции у себя на лице. — Проверили и их. Ничего интересного. Работник — «дикий». Работает по годовому контракту, помойку местную разгребает.

«Работник свалки… Даже он может осчастливить женщину. А вот наши лорды только и могут, что твердить о долге перед Короной» — с грустью думала Лораниэль. Нет, против долга она никогда бы не пошла — это было немыслимо. Но почему долг и любовь заменяют друг друга, а не идут вместе?…

Франиэль, тем временем, уже почти закончил:

— Итак, из подозреваемых, двое пилотов, в настоящий момент уже покинули систему. Принимаются как основные подозреваемые. Расследование передано в Королевство, им займутся соотвтетствующие органы.

Ну и слава богам, подумала Лораниэль, и так уже от всего этого она устала. Скорее бы все закончилось…

Уже поздно вечером Сашка возвращался с аттестации. Ему, хоть и со скрипом, аттестовали 3‑й уровень базы по «Микробиологии», а так же вторые уровни спецназовских баз. Войдан снова ждал его.

— Привет! Сдал медицину?

— Да. Спасибо за совет. Сдавал в этот раз одну базу, но из меня все соки выпили. — устало сказал Сашка. — И спасибо за те … ну ты пронимаешь… базы. Второй уровень аттестовали сегодня.

— Чем мог — тем помог. Да. — спохватился он — Сегодня оператор гравов сказал, что вместо тебя был Надей.

— Это так. Я попросил Надея подменить меня. Тут получается, девушка у меня появилась. — замялся Сашка — Нет, Войдан, ты не подумай, что там все у меня накроется. Просто сегодня упросила съездить красотку ушастую посмотреть.

— А… — понял Войдан, — ну и как тебе Леди Лораниэль? Что об этом думаешь?

Сашка замолчал, собираясь с мыслями.

— Леди… как ты её назвал? В общем, красивая, что там говорить. У нас говорят — порода. А вот что об этом думаю… Думаю, жопа здесь будет, и очень скоро.

— Это почему так? — спросил Войдан. Вроде и ответ Сашки ему был интересен, и в то же время сам он прекрасно это ответ знал.

— Знаешь, Войдан — начал Сашка издалека — я хоть из «дикого» по меркам Содружества мира, но что такое политтехнологии все же знаю. И того, что вы тут называете благотворительными фондами, у нас там тоже хватает в изрядном количестве. Только у нас народ, в отличие от здешнего, на Тавре, все же понимает, что это такое на самом деле. А это просто шпионская структура, обеспечивающая полулегальное финансирование из–за границы местных предателей. И глава такого «фонда» это же по сути кадровый сортудник спецслужб иностранного государства. Как–то так.

— Интересная у вас там планета — медленно сказал Войдан. — Ну и познания у тебя тоже.

— Так вот. Если сейчас глава приехала сюда, в Уркану, с инспекцией — жди беды. Я буду не я, если скоро не начнутся повсеместные антиправительственные волнения. — Сашка посмотрел прямо в газа Войдана — Впрочем, могу и ошибаться, тогда — извини.

— Не извиняйся. — Взгляд Войдана был серьезен как никогда — Лучше подумай, как увеличить выпуск металлоконцентрата. Боюсь, времени у нас будет очень мало.

Глава 16

Билеты на эскорт были куплены сразу — отделения Промышленного Банка Плезира были на большинстве космических станций Содружества, поэтому с доступом к полученному счёту у них проблем не возникло. Так же сразу были арендованы на двое суток три номера, где друзья наконец могли спокойно выспаться.

Сейчас они сидели в номере Траяна и под еду просто делились впечатлениями от Раэлии.

— Я, честно говоря, не могу понять. — спрашивал Сашка. — Как так получилось, что единственные борцы с работорговлей — это здешние сектанты?

— Ну почему единственные? — спокойно ответил Идан, прожевав и проглотив кусок харшатины. — Вообще–то таких сект, борющихся с рабством, было много. Но какие–то влились в Церковь Чистоты, убедившись в их эффективности, другие распались после смерти их лидеров. Были и вообще трагикомические случаи. Вон, секта Левюра…

— Это что такое?

— Да такая же секта, по сути. Левюр, их духовный наставник проповедовал, что рабство у арварцев из–за того, что у них дроидов мало для выполнения работ, а сами они милые и замечательные ребята. Каждый раз, когда наши мстили арварцам за налёты на наши системы и захваты наших лайнеров, этот придурок с пеной у рта защищал арварцев и обливал грязью Гардарру. Сам же он предложил собрать кредитов, купить на них самых простых в управлении дроидов и подарить их арварцам. А те, по его мыслям, должны были от такого подарка сразу дать свободу всем рабам. Вообще деятельность его секты была сразу запрещена в Гардарре и, как ни странно, в Галанте — и это при том, что центральное отделение спокойно размещалось на Мерсии.

Идан съел очередную порцию харшатины и продолжил:

— И вот, накопив кредитов, его паства купила транспорт, наполнив его под завязку оширскими дроидами. Первый транспорт собрался вести сам Левюр. Он со сторонниками отправились в Империю Арвар. Вышли из гипера в первой же арварско системе и стали орать на весь эфир, что они везут арварцам подарки.

— И что в итоге? — в душе Сашка понимал, чем это могло закончиться, и Идан его не разочаровал. — Арварцы приняли груз, заодно забрали себе транспорт. И никаких рабов они, естественно, не освободили — более того, на всех дураков, бывших в экипаже, включая самого Левюра, одели рабские ошейники. И ты знаешь… Если рядовых пилотов из рабства всё же выкупили, то за Левюра никто и кредита не захотел заплатить. Так и сгинул неизвестно где после установки рабского импланта. Ну, что заслужил, то и получил.

Сашка слушал и вспоминал — ведь на Земле так же регулярно появлялись идиоты наподобие Левюра. Сердобольные европейские дамочки, укрывавшие «беженцев», которым грозила депортация, после чего эти «беженцы» в качестве благодарности насиловали их или вообще убивали. Американские «борцы с расизмом» — вынужденные бежать сломя голову из районов, куда скопом переселялись ими же защищаемые «арварцы». Россиянские «правозащитнички», встававшие грудью на защиту «гастарбайтеров» из Средней Азии — которых эти «гастарбайтеры» затем кого обворовывали, а кого так же убивали. Ни к кому из них Сашка не испытывал и капли жалости — они получили что заслуживали.

Два дня прошли абсолютно незаметно. Они пару раз выбирались из номеров просто пройтись по станции и осматривали сувенирные магазинчики. Ничего интересного никто для себя не нашёл. Почему–то здесь, на космической станции Содружества, как и на самой Раэлии, так же не принимались никакие информационные каналы из других государств. Сидеть в информационном вакууме было некомфортно.

— Я предал сообщение для наших семей, что у нас всё нормально. — вернувшись откуда–то, сообщил им Траян. — Аш — я от твоего имени поблагодарил Лораниэль. Думаю, она поймёт.

— У нас через пару часов вылет — напомнил Идан. — Может, пойдём?

— Да. Забирайте всё — и идём. Что–то засиделись мы.

Посадка на эскорт к их приходу только началась. Передав капитану файы их билетов, они зашли на борт.

— Ваши каюты третья и четвёртая — абсолютно равнодушно сообщил капитан. — питание в общей столовой. Развлечений на борту никаких нет. Вы уж потерпите — меньше двух суток лететь.

Сашка и Идан заняли первую двухместную каюту, Траян разместился во второй. Каюты представляли из себя тюнингованные кубрики, в которых места было только на койки и узкий проход между ними. Вообще каюты напоминали обычное купе в пассажирском вагоне, лишь с той разницей, что верхние полки были приспособлены под багаж пассажиров, да и вместо стекла размещалась панель, на которой отображался вид на планету с эскорта.

Пришло время отлёта. Эскорт отстыковался от космической станции и направился к точке перехода. Всё это время Сашка молча глядел на удаляющийся с каждой минутой диск Раэлии. Нет, сюда он больше не вернётся.

Идан во время их перелёта рассказывал Сашке всё, что сам знал о системе Лорбонца.

Сама система имела три астероидных пояса, очень богатых редкими минералами, а два газовых гиганта обладали повышенным содержанием гелия‑3, к тому же одна из планет была условно пригодной для обитания — её атмосфера полностью соответствовала стандарту, будучи азотно–кислородной без добавок ядовитых газов. Недостатком же было то, что фактически вся поверхность планеты представляла из себя сплошную топь. Сашке почему–то вспомнилась Вениола из «Билла — Героя Галактики» — Лорбонца была словно её клоном, только без присутствия разумных форм жизни. Местная флора изобиловала ядовитыми растениями, а местная фауна с энтузиазмом жрала друг друга и рассматривала людей как пополнение к их скудному рациону. Чего стоили ставшие знаменитыми на всё Содружество пиявки размером около метра. Если такой удавалось присосаться к человеку, она за несколько мгновений выпивала его досуха. В общем, для нормальной жизни на планете требовался весьма дорогостоящий и долгий терраформинг, поэтому ни одно из государств Содружества не проявило никакого интереса к её колонизации, благо поблизости хватало и систем получше. Неизвестно, колонизировали бы эту систему или нет, если бы не одна женшина, Лорбонца Деглайм.

Лорбонца выросла на Райтене, одном из «диких» миров, уровень развития которой соответствовал земному Средневековью Эпохи Возрождения. Население Райтены по классификации Содружества считалось «дикими хакданами». Система находилась за пределами Содружества, и обнаружили её, абсолютно случайно, пираты из захудалого арварского клана. Отловив на планете несколько десятков местных жителей, отдавая предпочтение красивым девушкам, арварцы отправились обратно на Хаар — Махрум продавать добычу. По пути арварцы неоднократно насиловали пленниц, не обошла эта участь и Лорбонцу. Естественно, никто из них не собирался делиться такой находкой с вождём клана, предпочтя втихую вывозить тушки на Хаар — Махрум, и продавая их как обычных хакданцев. Это и спасло Лорбонцу. Хакданский Орден выделял некоторые средства на выкуп земляков, и на счастье Лорбонцы, она оказалась в числе счастливцев, сумевших избежать участи получить рабский имплант. По прибытию в хакданскую систему Картахана обнаружилось, что девушка — «дикая». Откуда её похитили, она не знала, поэтому, потеряв к ней интерес, власти предоставили ей гражданство и забыли про неё. Она смогла устроиться на работу в фирму, проплатившую ей средненькую нейросеть и предоставившую в кредит комплект баз. Шесть лет Лорбонце пришлось работать за мизерную зарплату, пока наконец она не выплатила все долги. За это время Лорбонца хорошо ознакомилась с бытом и нравами в Хакданском Ордене, и ни минуты после окончания контракта не желала там оставаться. Поэтому, как только закончился её контракт, она сразу же уехала в Плезир.

Жизнь в Плезире стал тем поворотным моментом в её истории, без которого ничего бы не произошло в дальнейшем. Лорбонца открыла своё дело по торговле товарами с миров негуманоидов — и преуспела в этом. Вначале она очень удачно выбрала товары, которыми стала торговать, точно угадав, что на них будет спрос. Затем встал вопрос о расширении дела, и Лорбонца сама отправилась в миры негуманоидов, учила их язык и культуру, что помогло ей заключить не одну очень выгодную сделку. Из девушки, занесённой судьбой с глухого мира за пределами Содружества, она стала настоящей бизнес–леди, владелицей фирмы с годовым оборотом в сотни корпов кредитов Содружества. С личной жизнью у ней не сложилось — выросшая в средневековом обществе, она так и не смогла принять нормы поведения, принятые в Содружестве, и найти того, кого бы полюбила всей своей душой. А потом всё время съедал бизнес — и поиски Родины. Она никогда не забывала, откуда она, и массу свободного времени потратила на сбор и изучение информации о тех, кто забрал её в рабство, на что тратилось немало кредитов.

Однажды ей попал информкристал с записью допроса одного из пиратов, что был на том корабле, который отвёз её на Хаар — Махрум. Очередной рейд арварцев оказался неудачным — корвет попался патрулю ВКС Орднуна, и из всего экипажа уцелел лишь один арварец. Она сразу узнала этого арварца — именно он во время полёта регулярно выбирал её для любовных утех. Из рассказа арварца следовало, что они постоянно вывозили небольшое количество её земляков, но систему не указал, так как не был навигатором.

Из приведённой в кристалле информации Лорбонца установила систему, где был уничтожен рейдер. Другой человек опустил бы руки, но только не она.

У Лорбонцы были две точки — система, где уничтожили рейдера и Хаар — Махрум, куда он следовал, был тип корвета, который использовался этими арварцами с его лётным характеристиками. Но Лорбонца знала ещё один параметр — время. Она помнила все дни, что провела на арварском корвете, с момента её похищения до прибылия на Хаар — Махрум.

Имевшийся в наличии искин был загружен задачей поиска пути, с учётом времени пути в каждой системе от одной точки перехода до следующей. Через неделю искин выдал результат — вероятностное пятно для поиска её родной системы. Лорбонца сразу выделила десяток систем, приоритетных для поиска. Теперь все её мысли были о Райтене.

Полгода она потратила на изучение баз знаний по пилотированию и тренировкам на тренажёрах. К этому времени Лорбонца сколотила неплохой капитал, позволивший ей купить небольшой корвет и нанять экипаж. Три человека экипажа были набраны ей из таких же как и она, «диких», а капитаном, и по совместительству штурманом, была она сама. Ещё через два месяца её корвет отправился на поиски её Родины.

Полгода их экспедиции увенчались успехом — очередная система оказалась её родной Райтеной. Лорбонца нашла свою Родину — но теперь вдруг осознала, что не знает, что ей дальше делать. Спуститься на планету и жить как ни в чём не бывало? Пожив в Содружестве, она это даже и не рассматривала. Помочь своим землякам… Но как? Передать корвет властям государства, где она выросла? Это было даже не смешно — что–что, а о местных феодалах у неё не осталось ни одного доброго воспоминания. Вывозить родню в Содружество? А это идея…

Лорбонца спустилась на челноке на планету, туда, откуда её в свое время похитили. Жизнь в их посёлке словно застыла на все эти годы — менялись люди, а всё остальное было неизменным. Её родители к тому времени уже умерли, а родные братья и сёстры имели свои семьи и её появление восприняли как возвращение с того света. Она не стала сразу рассказывать, что побывала в космосе, а по ходу сочинила историю, о том, как её и других жителей похитили какие–то разбойники, и вот, выкупившись, она вернулась домой. Шоком для неё было то, что никто из родственников не признал её. И братья, и старшие сёстры не хотели вешать себе на шею вернувшуюся нищенку, и просто прогнали её. Никто, кроме младшей сестры, которая, потеряв мужа, еле сводила концы с концами, с трудом обеспечивая себя и четверых детей. Она была единственной, кто предоставил кров и поделился скудным пропитанием. Тогда, проведя ночь под крышей старого домишки, Лорбонца решила — она будет вывозить в Содружество людей. Именно людей, а не тех, в чьих душах не осталось ни капельки милосердия и сострадания. Утром она попросила сестру с детьми проводить её на окраину посёлка, откуда их всех забрала на свой челнок и доставила на корвет.

Немало времени ей пришлось потратить, чтобы привести в чувство сестру и племянников, испытавших шок, оказавшись на космическом корабле — она с огромным трудом убедила их, что это всё же она, их сестра и тётя, и этот корабль её. Миры, где нет голода, а все люди чистые и хорошо одетые, воспринимались её роднёй как несбыточная сказка, и Лорбонца поняла — не все жители её планеты смогут сразу привыкнуть к жизни в Содружестве. Тем не менее, сестру с детьми она всё равно решила отвезти в Плезир.

Корвет без происшествий выбрался из «дикого космоса» в зону Содружества, и Лорбонца уже думала над тем, что станет делать после возвращения, как за несколько подскоков до ближайшей плезирской системы её корвет остановил патруль плезирских ВКС. Осмотр корабля выявил наличие на борту нескольких «диких», из–за чего Лорбонце грозили автоматически «астероиды». Но на судебном заседании вдруг выяснилось, что «похищенные» — никакие не похищенные, а добровольно согласившиеся уехать её родственники, с её же родной планеты. Возник казус — она была гражданкой одного из государств Содружества, но в то же время планета, которую она нашла, была её родной. Выслать её на планету было невозможно по причине наличия гражданства, а привлечь по законам Содружества за утаивание информации о планете «диких хакданцев» так же было нельзя по той причине, что на момент отбытия в поиск она не знала, где находится Райтена. Встал вопрос о будущем Райтены, и к разбору подключился Хакдан, в надежде урвать себе халявную систему. С одной стороны, по формальным признакам он мог на неё претендовать. С другой стороны, Лорбонца уже поменяла гражданство, будучи на момент нахождения Райтены подданной Плезира. Голоса в Совете разделились пополам — одни стояли на стороне Хакданского Ордена, другие — на стороне Плезира. И тогда аграфы предложили компромиссный вариант — пусть система Райтена считается принадлежащей Лорбонце, а та сама решит, кому её передать. Все участники согласились с таким решением.

Но решение Лорбонцы было неожиданным абсолютно для всех — она отказалась передавать Райтену какому–либо государству вообще, оставив планету в своей собственности. Нельзя сказать, что кому–то понравилось её решение, но все вынуждены были принять его, напомнив строптивой женщине, что её планета «карантинная», так как по уровню развития не дотягивает до права быть принятой в Содружество. Она может забирать своих земляков с планеты, но не имеет права передавать технологии и вмешиваться в местную политическую жизнь.

Так и возник в юридической практике Содружества прецедент Лорбонцы — Райтены. Именно поэтому Сашка, как первый представитель Земли, получивший гражданство одного из государств Содружества, имел полное право вывозить своих земляков в любое государство Содружества — если, конечно, они сами этого хотят, и если их готово будет принять то государство Содружества. А сама Земля по этому прецеденту считалась его собственностью.

Глава 17

Питались они в корабельной столовой, с ними за ужином за соседним столиком сидели четверо, две девушки и два парня. Взгляды, которые бросали на них их соседи, выражали какое–то выскомерие и одновременно любопытство. А вот в душе у них — Сашка без труда почувствовал — жуткая, дикая зависть… К чему, интересно?

Вернувшись в каюту, Сашка поделился наблюдениями с Иданом.

— Так это же лорбониты. — удивлённо ответил Идан. — Детишки местной правящей верхушки, возвращаются с отдыха. Небось, в Армарре отрывались. Потому и отношение к нам такое. С одной стороны, у себя они небожители, которым позволено то, за то остальных пиявкам на корм отправят. А с другой — любой из нас имеет больше прав и свобод, чем даже они. Вот и завидуют. Ох, понимаю, что надо — но меньше всего мне хочется лететь в Лорбонцу…

И Идан продолжил свой рассказ.

Ситуация, в которой оказалась Лорбонца, была действительно странной — она хотела улучшить жизнь своих земляков, но при этом не могла вмешиваться в исторический ход развития на Райтене. Она могла вывезти своих земляков в государства Содружества — но там, как ей не раз намекнули, хотели принимать лишь обладающих высоким интеллектом, да и тех, полная гарантия, вначале бы просто облапошили, пользуясь их незнанием законов Содружества, повязав невыгодным контрактом.

Ей случайно попалась на глаза реклама — очередная секта вербовала последователей перебраться жить в одну из систем кластера Свободы. Лорбонца машинально осмотрела сам кластер, просмотрела характеристики систем, условно пригодных для жизни, отметив для себя одну систему. Планета была сплошное болото, зато богатые астероидные пояса вполне позволяли развернуть космическую станцию. А почему бы и нет?…

Для начала Лорбонца организовала вывоз земляков, обладающих высоким интеллектом. Для этого она продала свою компанию за немалую сумму кредитов, на которые выкупила нестарый пассажирский лайнер, а так же закупила необходимое оборудование — медкапсулы, простейшие базы знаний по Содружеству и высокоранговые нейросети.

За два месяца её маленькая эскадра добралась до Райтены.

Лайнер в сопровождении корвета стоял на орбите Райтены, куда свозили на проверку тех, кто хотел улучшить свою жизнь. Собственно говоря, людей просто похищали. Если проверка выявляла у привезённых высокий уровень интеллекта, то их приводили в сознание и рассказывали о том, какая удача им выпала, и если те соглашались, им устанавливали нейросети, обучали стандартоязыку и давали на изучение простейшие базы знаний по Содружеству. При этом они заключали свой первый договор в Содружестве — каждый колонист обязался выплатить стоимость нейросети и баз знаний, после чего до конца жизни выплачивать Лорбонце 10 % от своего дохода. Остальных просто возвращали обратно на планету. Заполнив корабль колонистами, лайнер покинул Райтену, но не для того, чтобы попасть на выбранную Лорбонцей планету — нет, их везли в государства и трудоустраивали. Лорбонца здраво решила, что её капиталы не позволяют ей пока полностью развернуться в выбранной системе. Первая же поездка полностью оправдала себя — все переселенцы с Райтены были трудоустроены в первой же системе Плезира буквально в течение одной недели. Закупив на оставшиеся деньги очередную партию нейросетей и баз знаний, она снова отправилась на Райтену.

За последующие десять лет Лорбонца стала обладательницей настоящего флота — десяток лайнеров теперь постоянно курсировал между Райтеной и Плезиром, перевозя туда специалистов с высоким интеллектом. За это время основную долю поступления финансов стали составлять отчисления с зарплат вывезенных. Она могла и дальше расширять процесс вывоза, но не стала — вместо этого она закупила небольшую космическую станцию и оплатила её транспортировку в выбранную систему в кластере Свободы. Наконец, пришло время для того, чтобы воплотить её мечту.

Два транспорта были задействованы по перевозку тех, кто, пусть и не обладал высоким интеллектом, но хотел покинуть Райтену. Первый транспорт с такими колонистами отбыл к ничейной системе, где их дожидалась развёрнутая космическая станция. Новая система обживалась с космоса. Самые первые колонисты жили на космической станции и занимались добычей металлоконцентратов. Следующие прибывающие включались в расширяющийся рынок — добывали гелий‑3, занимали места на разворачивающихся производствах. Дошло дело и до колонизации планеты. Через пятнадцать лет лет перевозка колонистов в государства Содружества прекратилась и все колонисты теперь перевозились в кластер Свободы. К этому времени сюда перебралась жить и сама Лорбонца, и колонисты к её возвращению сделали ей подарок — поставили перед фактом, что их номерная система теперь носит её имя — Лорбонца.

Колонизация планеты прожирала значительные финансы — но первый искусственный остров Лорбонца увидела ещё при своей жизни. Он был небольшой, где–то 10 на 10 километров, но это был действительно клочок поверхности, на котором действительно можно было нормально жить. Его общим решением жителей системы отвели под космопорт. Но первым сооружением, возведённом на этом островке, была статуя. Статуя женщины высотой метров 200. Статуя Матери–основательнице их колонии, Лорбонце.

Процесс создания искусственных островов набирал обороты — за последующие тридцать лет на соседних создаваемых островах появлялись поселения тех, кто был задействован в терраформинге, а потом и те, кто занялся сельским хозяйством. Кто знает, как бы что получилось с этой колонией, если бы не трагедия — во время инспекции работ по созданию очередного острова на Лорбонцу набросилась пиявка. Женщине не успели вовремя оказать помощь и она погибла…

Гибель Лорбонцы была шоком для всех жителей системы. Кто ими будет управлять? Что им дальше делать? Удивительно, но никто не мог найти ответа на эти простые вроде бы вопросы. Лорбонца сама вела все дела, заключала договора, и планы на развитие колонии держала у себя в голове. Колонистов это более чем устраивало — не нужно забивать голову какими–то мыслями о будущем, о тебе всё подумают. И вот они столкнулись с тем, что думать о них некому… Кто–то предложил, чтобы Лорбонцу заменила её сестра. Других предложений не было, поэтому все дружно поддержали эту идею. Но Клертиния была лишь хорошей матерью своим детям, но никоим образом не организатор. Она просто махнула рукой, пустив процессы на самотёк. Колония какое–то время продолжала жить по накатанной, но без управления общественный механизм начинал давать сбои. Колонисты продолжали завозиться на планету, где для них не успевали подготовить место для жилья, вместо строительства нужных объектов на каждом острове возводили огромную статую Лорбонцы. Стал уменьшаться поток поступлений денежных средств из государств Содружества — со временем все те, кто был вывезен Лорбонцей в Орднун, Плезир и Хакданский Орден, вышли на пенсию, и все поступления от них прекратились. Колония в системе Лорбонца оказалась без средств.

На счастье колонистов, старшая племянница Лорбонцы, (и её тёзка — вот совпадение!), видя, куда идут дела, взяла на себя бразды правления. Её мать не возражала — она всё равно ничего в этом не смыслила. Первое, с чего начала эта решительная женщина — навела порядок в бухгалтерии. Проворовавшихся ссылали на поверхность заниматься терраформингом. Следом она стала устраивать проверки на всех предприятиях, так же выгоняя всех некомпетентных руководителей. В колонии был объявлен режим жесточайшей экономии и объявлено о переходе экономики на самообеспечение — всё равно нет кредитов на закупку товаров в государствах Содружества. Думаете, основное население роптало? Ничего подобного! Все только приветствовали «жёсткую руку»!

За последующие сорок лет её правления колония смогла, хоть и с трудом, перейти на самообеспечение продовольствием, а за счёт продажи добываемых ресурсов были развёрнуты многие производства товаров, ранее закупавшихся в Содружестве. Колония Лорбонцы совершила настоящий скачок в развитии — в системе была развёрнута космическая станция Содружества и установлены два гравипередатчика. Но какой это было сделано ценой…

Для обеспечения населения космической станции продовольствием по её приказу изъяли весь урожай у фермеров, что на следующий год привело к голоду на планете, что привело к массовым голодным смертям. Затем — ещё больше. С фермерами разорвали арендные договора, заставив вступить в «кооперативы». Оплаты в кооперативах не было, люди работали просто за еду. С учётом голода на поверхности, это было просто сказочное предложение. А покинуть поверхность и перебраться на космическую станцию люди не могли — Лорбонца–младшая ввела внутренние визы, определяющие для каждого человека, куда он может попасть. Большинство жителей планеты не могли выехать даже за пределы острова, на котором они находились. Впрочем, космическая станция расстраивалась, и для обслуживания приходилось привлекать людей с планеты. Так же требовались рабочие руки для создаваемых производств, большую часть которых поставили армаррцы. Количество предложений на производствах было ограничено, прием колонистов с плантеты имел строго установленный ежегодный предел, и счастливчиков, выбравшихся с планеты, так и называли — «предельные». Не надо думать, что жители космических станций жировали — жизнь там для рядовых жителей была немногим лучше обитавших на планете. На семью выделялась каюта, размерами как та, в которой сейчас располагались Сашка с Иданом. Питание было «по квотам». Выделили тебе «квоту» на месяц — как хочешь, так и выживай.

Терраформинг планеты шёл дикими темпами — в отличии от Лорбонцы–тёти, предпочитавшей планомерную работу по созданию островов, её племянница не стала мелочиться — по её проекту, вдоль меридианов прокапывались огромные каналы, соединявшиеся на полюсах. По задумкам Лорбонцы–младшей, в итоге вода из болот должна была собраться на полюсах, уйдя с экваториальных зон. Для этого и извлекаемую землю для новых островов возили с приполярных районов. Проект был затратным даже для крупных государств Содружества — но младшенькую это не остановило. Естественно, под такой проект требовались много людей для его выполнения — и Лорбонца–младшая стала снова завозить колонистов из Райтены. Им обещали сказочные горы — но по прилёту в систему их спускали на поверхность, где они оказывались в фактически трудовых лагерях. Сколько колонистов погибло при терраформировании — никто уже и не скажет.

В итоге, как и все глобальные проекты, этот накрылся медным тазом, и сейчас от него остались лишь видимые из космоса остатки каналов, затянутые болотами, да память о огромном количестве сгинувших на их строительстве.

Естественно, вставал вопрос — а как держать народ в подчинении? А вопрос был непраздный, народ уже начинал роптать. Тут «младшенькая» ничего нового не выдумала — она создала тайную полицию, именуемую Высшим Благочинием. Благочиние получало доносы — и те, кто был обвинён, навсегда исчезали, попав в трудовые лагеря. Но это был кнут — а в качестве пряника она создала новую религию, в адепты которой записали всех жителей системы. Созданное религиозное объединение она назвала просто и скромно — Светлое Будущее, все же остальные религии и верования в Лобронце были запрещены и их исповедование сурово каралось. Жрецы новой религии с утра до ночи полоскали мозги жителям, рассказывая им, в каком прекрасном государстве те живут, ну, а чтобы никто не смог испортить такую замечательную картинку, всем жителям было запрещено не только покидать систему Лорбонцы, но и даже поддерживать контакты с иностранцами, за это так же следовало суровое наказания.

При самой племяннице созданный ей репрессивный и пропагандистский аппарат работал как часы — любимчиков у неё не было. Худо–бедно работала промышленность, со скрипом шло производство продовольствия. Кто знает, на что надеялась племянница, но к концу её жизни она сама, своими руками, создала прослойку тех, кто был около неё и неплохо устроился — и эти люди ничего не хотели менять в сложившейся системе.

— …Дай продолжу, — перебил Сашка Идана. — После её смерти началась грызня наверху за то, кто займёт её место. Были наверное, дворцовые перевороты. Потом сложившиеся кланы — полная гарантия, жречество Светлого Будущего и верхушка Высшего Благочиния — как–то поделили сферы влияния, поставив у власти компромиссную фигуру. Народу дали поблажки — так, немного, чтобы не расслаблялись.

— Верно… — удивился Идан. — У тебя на Земле есть подобное государство?

— И были, и даже осталось одно. Все они идут по одному и тому же пути. Как правило, потом верхушка отделяется от самого населения, власть де–факто начинает передаваться детям. Нет, населению продолжают втюхивать, что любой может всего достичь в этой жизни — но достигают всего почему–то лишь их отпрыски.

— Всё так, — грустно сказал Идан. — Вот с нами едут четверо — полная гарантия, их папы старшие жрецы Светлого Будущего. Или из руководства Высшего Благочиния. Со временем они займут места своих родителей. Но даже тогда, имея власть над рядовыми жителями, они не смогут у себя дома позволить себе жить так, как живут рядовые жители в той же Армарре или Делусе. Вот откуда их дикая зависть.

Вскоре от капитана пришло уведомление — эскорт вышел из гипера в пространстве системы Лорбонца. Через три часа они втроём снова стояли на космической станции Содружества, и разглядывали её с удивлением. Впервые Сашка увидел станцию Содружества, которая была полупустой. Ещё больше его удивило расписание — следовавшие транзитными рейсами из Армарры и Корпоратократии Синто в Галифат лайнеры худо–бедно следовали через станцию два–три раза в день, а вот челнок на поверхность спускался лишь раз в сутки. Предыдущий ушёл три часа назад, и им теперь оставалось лишь ждать почти сутки следующего.

Глава 18

Первое, что сделал Сашка, когда они сняли номер в гостинице — прилип к головизору, с жадностью впитывая все последние новости Содружества. Сеть «Гало» так же не была связана с общей сетью Содружества, а вот информационные каналы из Содружества, хоть и в ограниченном количестве, но были доступны. А новостей с момента, как их челнок был сбит над Аксумой, накопилось много.

Как и говорил Траян, Империя Арвар объявила войну Галифату, и объявила на всё Содружество, что её война освободительная, за возвращение утраченных систем Ансэба, Касс — Ал и Маах — Ир. Раньше арварцы просто делали налёты на системы, и, похватав украденное и награбленное, быстро смывались к себе. Но теперь флоты, состоящие из арварских клановых эскадр, упорно держались за эти системы и не собирались отступать. Галифат был вынужден экстренно отозвать свои эскадры, стоявшие в последней осаждаемой араттской системе Фаллуша. Оттуда даже не успели полностью эвакуировать экспедиционный корпус, и он, сам уже оказавшись в окружении, через месяц капитулировал, а Аратта полностью восстановила контроль за своими системами.

К этому времени арварцы уже полностью контролировали планеты двух систем, и оттуда уже пошёл поток транспортов, вывозящих в арварские системы криокапсулы с тушками галифатцев. Цена на рабов на Хаар — Махруме упала до исторического минимума — за раба теперь давал всего 12 тысяч кредитов. На Маах — Ире сейчас шли кровопролитные бои, но итог был всем уже очевиден — в течении пары недель сопротивление галифатцев будет подавлено. Чорный Властелин, кстати, и не скрывал, что Империя Арвар не остановится на достигнутом — первые арварские рейдеры уже стали прощупывать оборону систем Телль — Чидда и АльРиад.

Не собиралась заключать мир с Галифатом и Аратта — получив от Гардарры несколько эскадр, пусть устаревших, но вполне добротных кораблей, они сразу разместили их на границе с Галифатом, не скрывая своих намерений — отторгнуть три пограничные галифатские системы, ЭнДжарах, ЭсМухаррак и АльДоху. Атака на эти системы ожидалась со дня на день, но ничего ей галифатцы противопоставить уже не могли — все их силы были либо связаны боями с арварцами, либо уже были уничтожены.

Была и плохая новость — Аррама пала. Сашка дважды просмотрел ролик, в котором командующий экспедиционным корпусом Армии Пророка, Проникшийся Мудростью 4‑й ступени, Хашимит, позировал в бункере перед трупами Саргона Второго и его семьи.

Хашимит, оказыватся, совершил просто головокружительную карьеру — за успешное проведение обороны планеты Сах — Тира в системе Беккея, он получил повышение на одну ступень, после чего, получив следующее повышение, возглавил экспедиционный корпус Армии Пророка в системе Аррама. И опять ему улыбнулась удача. Сейчас, получив очередное повышение, он получил перевод в систему ЭнМаан, возглавив там все силы Галифата.

Они втроём слонялись по полупустым секторам космической станции, убивая время.

— Давайте, что ли, в ресторан сходим? — предложил Траян. — Хоть как–то время убьём.

В ресторане владелец предложил им отведать на пробу местную кухню. Каждому принесли по большой тарелке мяса, очень нежного и прямо тающего во рту.

— Зззамечателльноо… — жуя первый кусочек, сообщил Траян друзьям. — Обязательно попробуйте!

Сашка с Иданом уже сами вовсю наворачивали — им тоже понравилось.

— Уважаемый! — позвал Траян владельца заведения, сидящего в отдельном уголке. — А что это за мясо? Невероятно вкусное!

— Ну как же? — удивился подошедший к ним владалец. — Это мясо лорбонской пиявки.

— Так это мы что, пиявку ели? — не мог поверить Сашка.

— Ну да. — Подтвердил владелец ресторана. — А вы разве не охотиться на них приехали?

— Да, охотиться! — радостно заговорил Траян. — Мы вот только прибыли сюда, и не знаем, что для этого нужно купить и куда надо обратиться за разрешением?

— Спуститесь на поверхность, укажете цель визита — охота. Вас передадут представителю туристического агенства, устраивающего охоту для иностранцев.

— А что нужно купить для охоты на пиявок? — включился в разгов Идан.

— Да ничего, собственно… Их ловят на наживку. Привязывают около берега клетну со шмуршем и просто ждут. Пиявка, если есть поблизости, выпрыгивает из болота и впивается в шмурша, пока не высосет всю его кровь. Ну а тут нужно успеть подбежать к ней и отрубить присосавшуюся часть. После этого её либо тушат, либо запекают. Шмуршей вам выделят, это входит в стоимость охоты. Главное — быстрее разделывайте пиявку, а то если рядом находится ещё одна, шмуршем для неё станете вы сами.

Хорошо посидев и расплатившись с хозяином, друзья отправились дальше слоняться по станции. Сашка от нечего делать купил для Лораниэль благовония и сладости с Шонфир — Зана — кто знает, будет ли у него время купить их в другом месте?

— Ну, наконец–то… — с облегчением вздохнул Идан, когда объявили посадку на челнок, следующий на поверхность. За оставшееся время они посетили ещё пару заведений общепита, где Траян аккуратно порасспрашивал у владельцев о том, как и где устраивается охота на пиявок.

Сашка за это время уточнил место, куда им нужно было попасть. Жизнь на планете Лорбонца сосредоточилась на искусственных островах, формирующие несколько десятков архипелагов. Вот в паре сотен километров от одного из архипелагов и находилось место, где раньше распологался военный колледж. Интересно Лорбонца смотрелась из космоса. Многочисленные экраны сейчас показывали вид на ночную сторону планеты — тёмный диск, на котором светились точки обжитых островов, словно мелкие ягоды, собранные в несколько десятков гроздей. Красиво…

Челнок был пустой, никого кроме них больше не было, что после рассказов хозяев ресторанов было не удивительно — сейчас был «не сезон», охотники поедут только через два месяца. Так втроем они и прибыли в космопорт Лорбонцы, размещённый на самом первом созданном насыпном острове. Выйдя из челнока, Сашка по привычке огляделся — и застыл. Лётное поле примыкало к совмещённому терминалу вылета–прибытия, а за ним…

За ним виднелась огромная, метров 200 в высоту позолоченная статуя женщины с короткими волосами, протягивавшей вперёд свои руки ладонями вверх. Словно она встречала всех прибывших и звала к себе. Первая на планете статуя Лорбонце, Матери–основательнице.

— Ох ты ж бля… — только и смог пробормотать Сашка. — Так вот ты какой, «последний выдох Господина ПэЖэ»…

— Идёмте! — вернул Траян в реальность его и Идана, так же зависшего от зрелища. — Потом посмотрите. Тут на каждом острове такие памятники. Этот ещё небольшой…

Они добрались до здания терминала и прошли внутрь, направившись к линии иммиграционного контроля.

— Цель Вашего прибытия в Лорбонцу. — на него строго смотрела девушка. Даже не просто строго, а как на врага народа, которого она сейчас выведет на чистую воду.

— Отдых… На пиявок поохотиться… — выдавил из себя Сашка.

— Ваше гражданство?

— Гардаррская Федерация. — вроде простой ответ, а взгляд девушки стал ещё более неприветливым.

— У нас здесь не бывают граждане Гардарры… — процедила она. — Обладаете ли Вы достаточной платёжеспособостью, чтобы не иметь финансовых проблем на планете Лорбонца?

— Да, у меня есть финансы. — Сашка переслал девушке файл подтверждения о финансовом обеспечении, полученным в отделении Промышленного Банка Плезира.

Девушка молча разглядывала его пару минут.

— А обратный билет у Вас имеется? — выдала она, наконец.

— Нет… Но я собирался купить его по возвращении на космическую станцию.

— Вот и возвращайтесь на космическую станцию! — ледяным голосом ответила девушка. — Купите обратный билет, тогда и приходите. А пока вам в визе отказано.

Сашка ошарашенный шёл обратно к выходу из терминала. И что ему сейчас делать?

— Аш! Иди сюда!

Опа! Да его друзья уже стоят у выхода.

— Тебе чего сказали? — по–деловому спросил Траян.

— Сказали — нет обратного билета из Лорбонцы.

— Нам тоже самое сказали. Ничего! Купим билеты на возврат через неделю. — не унывая, успокаивал друзей Траян. — На какой–нибудь первый рейс в сторону Гардарры. А пока давайте быстрее на челнок, пока он не улетел обратно. А то нам тут ещё сутки сидеть.

Вернувшись на станцию Содружества, Траян купил всем троим билеты на эскорт до такого же независимого мира Лассел, отправлением через одиннадцать дней. Следующий рейс челнока обратно на поверхность будет только завтра, и им ничего не оставалось, как на ночь размещаться в гостинице. Утром они снова сели в челнок. В этот раз с ними летели трое армаррцев — по их виду и объёму багажа, эти точно были охотниками.

На иммиграционном контроле теперь сидела та же самая девушка, словно и не уходила со вчерашнего. Документы теперь были в порядке, обратный билет куплен, и даже уплачено за обратный отлёт на челноке на космическую станцию.

— А вы оплатили тур? — вдруг задала она вопрос.

— Вы издеваетесь? — вскипел Сашка. — Они же у вас только на планете продаются! Как я могу его купить, если я не попал к вам?!

— Без оплаченного тура вы не можете получить визу. — девушку его проблемы никоим образом не волновали.

Сашка краем глаза заметил, что прилетевшие с ними в одном челноке армаррцы уже прошли линию контроля, причём контейнеры их багажа никто не осматривал.

— А почему армаррцы прошли? — спросил он возмущённо.

— Потому что они купили туры — девушка смотрела на него как на идиота. — Продаются в павильоне, слева от входа в терминал.

Они снова стояли перед входом в терминал с лётного поля. В павильончике был перерыв — сотрудники ушли на политинформацию к местному жрецу Светлого Будущего. Через час вернулась тётка лет пятидесяти, открыв павильон.

— Есть только тур «Максима». — безапелляционно заявила она.

— А что это? — не понял Траян.

— Неделя путешествия по островам Лобронцы, — бубнила тётка — посещение всех достопримечательностей.

— А… охота?… На пиявок?… — Траян не мог понять, за что им такое наказание.

— А на охоту туры раскуплены. — зевая, ответила тётка. — Армаррцы последние купили.

Траян с Иданом не знали, что делать, а вот Сашка вдруг вспомнил советские времена.

— Уважаемая, — начал он глубокомысленно, — я вижу, что мы с вами можем договориться, и в результате мы сможем помочь друг другу…

— Вы что мне предлагаете?!! — строго посмотрела на него тётка.

— Так, Траян, Идан… Подождите на выходе! — выставил Сашка друзей из павильона. — Уважаемая, мы очень хотим попасть на охоту! Мы не ожидали, что окажемся в такой сезон…

Сашка скорчил грустную физиономию.

— Уважаемая, пусть этот маленький подарочек растопит лёд наших отношений!.. — и Сашка поставил на стол перед тёткой сладости Печембу. Тётка залилась краской.

— Ой… Это мне?… Ой, спасибо… — тётка шустро спрятала пакетик и теперь смотрела на Сашку с некоторым сочувствием. — Есть комбинированные туры, но они самые дорогие. Сорок тысяч кредитов Содружества…

— А что это такое?

— Пять дней поездок по островам, четыре дня охоты в любом доступном районе.

Сашка покачал головой.

— Да, дорого… Но — охотаааа!!! А, ладно — покупаю! — и Сашка перевёл тётке 40 тысяч, подумав, что Станиславский сейчас точно не сказал бы ему — «Не верю!».

Продав три тура, тётка посоветовала купить три контейнера, такие, что были у армаррцев.

— Их опечатывают при въезде, гарантируя отсутствие осмотра. Распечатать их содержимое можно лишь после того, как вас отвезут на выбранное место ловли. Так же перед возвращением их снова опечатывают при хозяине.

Идея оказалась стоящей. Купив три контейнера, друзья поместили в них свои рюкзаки. Траян купил двух дроидов местного производства и зарядную станцию, а мономолекулярный трос и контейнеры со строительным реагентом так и лежали в его рюкзаке ещё с Раэлии.

— Ну, теперь пусть только попробуют нас не пропустить… — прошипел Идан, идя позади гравитележки, везущей его контейнер. Его попутчики были настроены точно так же.

По выходу из терминала их встретили трое, девушка–гид с двумя «сопровождающими». Вид этих двух мордоворотов говорил однозначно — единственно место, куда они могут «сопроводить», это ближайшее здание Высшего Благочиния.

— Здравствуйте! — натянув неестественную улыбку, поздоровалась с ними гид. — Мы приветствуем Вас на планете Лорбонца, носящей имя нашей Матери–основательницы! Ваша программа предусматривает пять дней на ознакомление с достопримечательностями нашей планеты, после чего четыре дня вы проведёте, наслаждаясь красотами её природы! Меня зовут Ларделла, это мои помощники, Акутион и Мардарий.

Мордовороты попытались улыбнуться, но получились у них лишь звериные оскалы.

— Сегодня мы посетим первый из нескольких островов, созданных ещё при жизни нашей Матери–основательницы — и Ларделла показала рукой на стоящий в стороне челнок, приглашая сесть в него.

Глава 19

— Ох бля… — Сашка рухнул на кровать. Сил не было, но и заснуть он не мог.

Эти пять дней выжали из него все соки. Сашка уже не помнил, сколько островов они успели осмотреть, статуи Лорбонцы в разных позах, одна выше другой, уже начинали мерещиться в глазах. Траян с Иданом были в таком же состоянии.

Ларделла таскала их с острова на остров, где осмотр местных достопримечательностей шёл по одной и той же накатанной программе.

На каждом острове располагалось поселение, назвать которое мегаполисом язык не поворачивался. В центре находилась огромная пустая площадь без иллюминации, рекламы, маленьких павильончиков, да и просто посетителей, то есть всего того, что оживляет город — но с огромной статуей Лорбонцы. Иногда статуя изображала её племянницу, Лорбонцу–младшую. Несколько раз это была совмещённая статуя, тёти и племянницы. Вообще же увиденная картина повторялась с пугающим однообразием. По разные стороны от статуи на краю площади находились два помпезных здания — местные управления Высшего Благочиния и Светлого Будущего. Площади при этом были абсолютно пустыми, что придавало увиденному какой–то жутковатый налёт, но ни Ларделлу, ни сопровождающих её мордоворотов, молчавших все эти дни, это никак не удивляло. Вокруг площади начинались жилые постройки, напоминавшие советские многоэтажки — одинаковые коробки под десять этажей, стоявшие рядами чуть ли не вплотную друг к другу. Выше, как объяснила Ларделла, дома не строят, так как они не должны загораживать статую Матери–основательницы. Почему–то Сашка был уверен, что зайди он внутрь любого из этих домов — и увидишь обшарпанные стены, выкрашенные в цвет, вызывающий лишь одно желание подсознательное — поскорее заскочить в свою квартирку. Да и сами квартирки будут напоминать какой–то скворечник, в котором чудом умещается целая семья.

Следом обязательно было посещение какого–нибудь предприятия (в основном по переработке продуктов питания) и встреча с его трудовым коллективом, где однообразно одетые люди с бледной кожей (сказывалось плохое питание) чуть ли не соревновались друг перед другом, доказывая им, что они, эти самые люди, живут в самом прекрасном государстве во Вселенной.

Обязательно была экскурсия в торговый центр (единственный на весь остров), почему–то опять же пустой, где продавцы клятвенно заверяли, что имеющегося скудного набора товаров вполне достаточно для счастливой жизни любой семьи лорбонитов.

И — естественно, школа. Ничему полезному в этих школах не учили (всё равно в 18 поставят нейросеть и зальют базы знаний), но детишки были постоянно заняты на политической подготовке. К 18-ти годам из такого заведения выходили с полностью промытыми мозгами готовые Строители Светлого Будущего.

Частной собственности на Лорбонце так и не появилось, после того, как «племянница» её ликвидировала. На работу из многоэтажных «скворечников» людей отвозили трехъярусные гравы, они же отвозили детей в школу. Свои «квоты» жители отоваривали после работы в этом самом торговом центре.

Ну, а вечером, на очередном острове, их ждала культурная программа — школьный хор, певший песни «о любви к Родине и Партии». Иногда вместо школьного хора был хор трудового коллектива имени очередной годовщины создания острова, на котором они были. По возвращении в гостиницу Сашка в первый день включил сдуру головизор. Канал на нём был один, и по нему показывали «сводки с полей» — жителям рассказывалось, на сколько процентов в этом сезоне они перевыполнили план по добыче чего–то и клятвенные обещания в следующем году снова перевыполнить план. Потом показывали жителей, добровольно отказавшихся от части получаемой «квоты» в пользу государства. Поступок этих героев должен был стать примером для всех жителей Лорбонцы. Под конец шла патриотическая постановка — «Умереть за Лорбонцу», где бдительные школьники раскрыли заговор, организованный шпионами из Кольца Ларуа.

— Вот здесь какое… Самое важное из всех искусств… — пробормотал он тогда, выключая головизор.

Все эти дни у Сашки было чёткое ощущение, что он не в мире Содружества, а на Земле, точнее, в одном её государстве на Дальнем Востоке. Его аж передёрнуло от осознания этого. Наконец, последний день этого дурдома сегодня закончился, и завтра они смогут приступить к долгожданным поискам.

Утром в холле гостиницы их снова ждала Ларделла с мордоворотами.

— Сегодня вы вылетаете на охоту и проведёте на ней трое суток. Ваши контейнеры ждут вас в космопорте, откуда вы отправитесь в любое место, которое выберете для охоты.

Для охоты, как выяснилось, есть несколько выделенных секторов. На их счастье, зона поисков как раз попала к один из них.

— Вот в этом секторе! — Сашка как бы наугад ткнул пальцем на место в развёрнутой голограмме планеты.

— Вы сами предпочтёте выбрать место для охоты, или… — снова начала Ларделла, но Сашка её перебил.

— Сами! Что это за охота, когда для нас всё готовят? Может, вы ещё и пиявок к этому месту подвозите?

Ладелла покраснела, а мордовороты выпучили глаза от удивления, их лица словно задавали немой вопрос — и откуда эти иностранцы всё узнали?

— Хорошо. Контейнеры уже загружены в челнок, там же находятся клетки со шмуршами. — Быстро пришла в себя Ларделла. — Там же находится плот, на котором вы будете находиться эти дни. Сопровождающие окажут вам помощь при….

— Какие сопровождающие? — опять перебил её Сашка. — Они что, собираются охотиться за нас? Так мы, вообще–то, сами хотим…

— Учтите, если вы отказываетесь от сопровождения, то мы снимаем с себя ответственность за то, что с вами произойдёт за это время. Подумайте, ещё не поздно отказаться! — Ларделла смотрела на них с какой–то жалостью.

— Нет. Охота она тогда и охота, когда есть хоть малейший риск, что не ты, а тебя! — нравоучительно заявил Идан.

— И что они вообще будут делать, сопровождающие? — Сашкин вопрос поставил Ларделлу в тупик. — Таскать шмуршей? Забивать пиявку? Так мы это сами собираемся делать.

— А просто понаблюдать за охотой?… — теряя надежду, спросила Ларделла, глядя на них умоляющими глазами.

— Ну… — посмотрев ей в глаза, ответил Траян. — Разве что только вы, прекрасная Ларделла.

Челнок достиг сектора и сейчас друзья смотрели на топь, раскинувшуюся до горизонта во всех направлениях.

— Ну, что, сбрасываем плот? — спросил пилот.

— Ну… не знаю. — ломал комедию Сашка. — что–то не нравится мне здесь. Давай дальше двигай.

— Куда дальше? — пилот не понимал, что от него хотят.

— Прямо. А я буду смотреть, где лучше.

Челнок полчаса зигзагами шёл до их цели. Наконец, Малыш сообщил, что под челноком, на глубине 21 метр от поверхности, находятся носители информации.

— О, вон!.. Стой!.. Чуть назад сдай! — заорал Сашка пилоту. — Пиявка! Ты видел? Она тут, рядом!

— Да они везде тут рядом… — прошипел накалённый до бешенства пилот, выполняя его команду. — Всё?

— Да, выбрасывай плот!

От челнока отстегнулся и упал вниз небольшой контейнер, тут же раскрывшись и превратившись в плёнку метров 60 на 60, покрывшую поверхность топи. Через минуту плёнка, накачав внутрь воздух, превратилась в настоящий плот, высотой сантиметров 40. Челнок сразу же сел на него. Несмотря на вес челнока, плот под ним не прогнулся ни на сантиметр. После того, как все контейнеры из трюма были выгружены, пассажиры покинули свои места, челнок поднялся в воздух и вскоре скрылся из глаз.

— Разворачиваем жилые блоки, потом займёмся остальным, — бросил друзьям Траян, взяв упаковку, напоминающую свёрнутые в трубочку полиэтиленовые пакеты.

— Да, и мне разверните, пожалуйста — попросила Ларделла, сидя на плоту посреди контейнеров.

Модули разворачивались так же, как и плот — достаточно было раскрыть упаковку и положить её на пол, и через минуту рядом стоял полноценный домик, где внутри можно было с комфортом уединиться. За десять минут все модули были поставлены в ряд.

«Аш, сейчас начинаем имитировать охоту» — передал Траян. — «Ночью я беру Ларделлу на себя, а вы с Иданом должны начать работы по извлечению артефактов.»

«Понял» — ответил Сашка, продолжая перетаскивать свой контейнер в выбранный им модуль. После того, как по модулям разобрали контейнеры с выпивкой и пищевые пакеты, дошла очередь и до клеток со шмуршами. В клетках сидели эдакие толстые хомяки–переростки, размером с хорошего кабанчика. Их пока оставили в центре плота, как и разделочные принадлежности.

— Ну что, приступим? — Траян оглядел всех — Ставим одну клетку на краю, ты, Аш, держишь наготове вторую клетку. Если выскочит пиявка, двигай клетку к первой, а мы с Иданом будем разделывать пиявку. Ларделла, не желаешь принять участие в охоте?

— Ой, нет, спасибо, — Ларделла сидела в центре плота и перемещаться ближе к краю не собиралась.

До вечера они просидели как дураки, наблюдая за клеткой со шмуршем. Сам шмурш просто уснул, наверное, поблизости никаких пиявок не было. Наступила ночь.

— А… вы так всю ночь будете сидеть? — поёжилась Ларделла.

— Я буду! — ответил Идан. — И Аш тоже, он на подстраховке.

— Пожалуй, я спать пойду — зевнув, Траян втал и пошёл к себе в модуль. — Ларделла, не желаете отведать благовоний с Шонфир — Зана?

— Ой, а что это?

— Пойдёмте, узнаете… — и Траян, приобняв, завёл Ларделлу в свой модуль.

Вот и разошлись подарки для Лораниэль, думал Сашка, слушая, как из модуля Траяна раздались женские стоны.

«Аш!» — донеслось до него от Траяна — «Пока я её трахаю, вскрывайте контейнеры, извлекайте дроидов и… Ооооо!! Рабоооотайте!!!!!»

— Идан! — коротко бросил Сашка. — Пора!

До утра им удалось извлечь десяток дисков с базами знаний. Из них полезными оказались только шесть — по три базы знаний за 2‑й и 3‑й годы обучения, оставшиеся четыре оказались копиями уже имеющихся. Работа замедлялась тем, что на глубине топи передвигаться дроиду было гораздо сложнее, как и проводить работы по вскрытию гранитных перекрытий. Хорошо ещё, что Идан разобрался с управлением плота — тот мог перемещаться по топи со скоростью около километра в час. К утру оба дроида, помещённые в контейнер Идана, стояли на подзарядке, а сам Идан с Сашкой уже снова заняли места неподалёку от клеток со шмурфами, словно и не уходили.

Утром Ларделла как ни в чём не бывало выползла из модуля Траяна, жуя содержимое пищевого пакета. Посмеявшись над горе–охотниками, она снова уселась посреди плота.

День снова прошёл впустую — они ели, кормили шмуршей, перемещали плот по топи — но ни одна пиявка на их приманку не позарилась. Вечером всё повторилось — Траян увёл Ларделлу в свой модуль, и как только из него стали раздаваться женские стоны, Сашка с Иданом приступили к работе.

— Ну вот, так ничего и не поймали… — смеялась Ларделла, глядя на невыспавшиеся лица Сашки и Идана. Те хмуро отворачивались.

На самом деле все поставленные цели были достигнуты уже на вторую ночь — им удалось не только найти недостающие базы знаний 2‑го и 3‑го годов обучения, но и четыре базы 4‑го года. Про 4‑й год обучения искин военной базы ничего Сашке не говорил. Последняя ночь так же принесла хороший улов — десяток информкристаллов и герметичный контейнер, в котором лежало пять рукояток от мечей, которые Малыш уверенно определил как холодное оружие, которым награждались все офицеры. Сейчас все найденные артефакты были сложены в контейнере, в другом снова разместились дроиды.

«Хозяин!!» — вдруг заверещал Малыш — «Фиксирую приближение двух опасных объектов!!»

Да это же пиявки! Точно они!

«Идан! Готовься! Малыш пиявок засёк!» — Сашка сразу полностью сосредоточился на клетке со шмуршем, стоящей на краю плота.

— Может, плохое место выбрали? — изображал поддержку друзей Траян. Сейчас он подошёл к Идану вместе с Ларделлой и смотрел на тёмную с красноватым оттенком воду.

И в этот момент пиявка со всплеском выпрыгнула из воды и впилась в заверещавщего диким голосом шмурша.

— Траян!!! Быстро!!! — заорал Сашка, лихорадочно толкая вторую клетку к краю плота. Идан уже махал тесаком, отрубая пиявке «голову», присосавшуюся всеми четырьмя присосками и выкачивающую из «хомяка» кровь. Траян схватил тесак и бросился на помощь Идану, следом бежала Ларделла.

Ещё всплеск! Вторая пиявка впилась присосками во второго шмурша.

— Траян, сюда! — Сашка схватил свой тесак и только занёс его над пиявкой, как снова заверещал Малыш. — «Хозяин!! Третий объект, уже рядом!!»

Твою мать!.. Пиявок трое! Траян уже переключился на вторую пиявку, быстро нанося ей удары своим мачете, а Сашка со всей мочи бросился к центру плота за третьей клеткой. Ларделла стояла рядом с Траяном и подсказывала ему, как лучше разделывать пиявку — шкура у неё оказалась очень прочной, и разрубить её оказалось не так просто.

Сашка уже двигал третью клетку к краю поля, как вдруг время будто остановилось — нейросеть отобразила ему на витруальном экране траекторию полёта пиявки — прямо на голову Ларделлы, и траекторию, по которой он должен был бросить клетку со шмуршем. Решение было принято за мгновения.

Последующее осталось в его памяти как в замедленной съёмке — он поднимает тяжёлую клетку и бросает её в Ларделлу. Клетка попадает в спину девушке, сбивая её с ног, та начинает падать — и в этот момент из воды выпрыгивает пиявка, прямо в то место, где должна была находится её голова, а теперь оказался шмурш. Присоски пиявки впиваются в «хомяка», и оба, пиявка с жертвой, падают на уже лежащую девушку…

Пронзительный женский визг слышно было, наверное, за несколько километров.

Пиявок они всё же разделали, хоть и были сейчас все перемазанные в крови. Ларделла тогда потеряла сознание, а после того, как её привели в чувство, забилась в жилой модуль и наотрез отказывалась выходить, даже когда прилетел челнок. С огромным трудом её заставили выскочить и забраться в пассажирский салон. Пилот опечатал их контейнеры и загрузил в трюм, туда же отправились все оставшиеся пожитки. После того, как челнок взлетел, пилот подцепил тросом плот, сразу же сдувшийся и собравшийся в форму компактного контейнера, и подтянул его к челноку, после чего направил его обратно.

Когда челнок сел на площадку перед гостиницей, их уже ждала целая группа одинаково одетых людей, в том числе и Акутион с Мардарием, но, увидев трёх перемазанных кровью туристов, вытаскивающих Ларделлу, тоже всю крови, не произнесли ни слова.

— Вот! — радостно сказал Сашка. — На нас сразу три пиявки напали! Ларделле только немного сплохело. Пиявка на неё прыгнула, но мы её отбили!

Ларделла еле стояла на ногах, глаза её блуждали, а тело трясло.

— Ну, нам уже в космопорт надо! — сказал Идан. — где наш грав?

Ларделлу увели, грав подали через полчаса. Ещё через час, пройдя имиграционный контроль, трое друзей снова стояли перед выходом из терминала в ожидании челнока.

— Ух… — вдруг выдохнул Траян. — Какая девка попалась выносливая… Ещё одну такую ночь я бы точно не выдержал.

— Это ты про Ларделлу? — спросил Идан? — Гида нашего?

— Какого гида? — усмехнулся Траян. — Из Высшего Благочиния она. Вынюхивала, не шпионы ли мы из Кольца Ларуа…Так! Иле про это — ни слова!

Глава 20

— Вот одно не могу понять, а где же живут все местные небожители. — размышлял вслух Сашка, глядя на панели, показывающие вид на планету с космической станции Содружества. — Ну не в тех же многоэтажных «скворечниках», что мы видели на островах?

— Конечно нет. Ты разве не видел, что у Лорбонцы не одна космическая станция? — удивился Идан. — На двух космических станциях размещено производство, там же живут поколениями те, кто там работает. Ну, и те, кто попадает по «пределу». А на третьей космической станции живёт всё руководство, и всё управление планетой и двумя другим космическими станциями идёт оттуда. Доступ на неё иностранцам вообще закрыт — впрочем, перебежчики, смывшиеся из Лорбонцы, рассказали, что там за жизнь. С одной стороны, полный доступ ко всем благам, что есть в Содружестве — медицина, питание, одежда, комфорт проживания… А с другой стороны — там постоянная грызня за власть. Проигравшие навсегда покидают станцию. Вначале ссылали поверхность, в лагеря, где жили занимающиеся терраформингом. Теперь, вроде, ссылают только на две другие космические станции. Те перебежчики просто поняли вовремя, что скоро их турнут, вот и смылись в Кольцо Ларуа, не дожидаясь. Сейчас возглавляют там правозащитное движение «Свободная Лорбонца». Борятся, так сказать, с диктатурой…

— Кто же им мешал с ней бороться, когда они жили там, на Лорбонце? — хмыкнул Сашка.

— Да брось, Аш… Сам же прекрасно понимаешь — борятся они против диктатуры лишь потому, что сами выбыли из окружения диктаторов. А дай им власть — так окажутся ещё пострашнее нынешних. Сразу забудут о всех обещаниях, что поют сейчас.

Объявили посадку на эскорт до Лассела.

Сашка ещё раз взглянул на экран — прощай, Лорбонца. Дай Создатель, больше не свидимся.

В этот раз они были единственными пассажирами эскорта. После того, как эскорт покинул космическую станцию, в каюту, которую снова занимали Сашка с Иданом, зашёл Траян.

— Аш, нужно связаться с нашими. — сразу начал он. — Сообщить, что мы покинули Лорбонцу. Ну и семьям нашим тоже передать, что всё у нас нормально.

Траян передал Сашке универсальный источник.

— Вот, извлёк из «Акарии», что в моём рюкзаке лежит.

— Три процента. — ххмыкнул Сашка, — Заряд источника три процента, — уточнил он, увидев непонимание Траяна. В том, что у меня в рюкзаке лежит, заряд вообще два…

— Тогда используем этот. — Абсолютно не расстроился Траян. — В общем, составим текст, ты его прочтёшь Лораниэль, может, ещё на что заряда хватит.

Пока Траян с Иданом составляли текст, Сашка достал из рюкзака «Корону» и установил в неё универсальный источник.

— Лови файл! — Идан скинул ему текст послания.

Сашка, держа текст перед глазами, одел на голову «корону» и активировал её.

Лораниэль сидела в своем кабинете и разбиралась с текущими вопросами, что передала ей сегодня на проработку Неда.

«Лораниэль!» — услышала она далёкий и такой родной голос. — «Лораниэль, любимая, ты слишишь меня?..»

— Аш!! — чуть ли не заорала она. — Аш, я слышу тебя!

«Лораниэль! Мы покинули Лорбонцу и сейчас летим в систему Лассел! Через два дня будем там…»

— Аш!! Слушай меня и не перебивай! — сейчас Лораниэль уже кричала в полный голос — Азар просил тебе передать — Сугда отправилась в Хараппу и будет вас там ждать!!

«Любимая, я понял… Сугда отправилась в Хараппу и бу…»

— Аш!.. Аш!!!.. — Снова стояла тишина.

К ней в кабинет зашла Неда.

— Лоранриэль, ты как? — смотрела она на Лораниэль с беспокойством.

— Снова с Ашем говорила… — Лораниэль улыбалась. — И с ними всё хорошо.

— Ну прекрасно. — улыбнулась ей в ответ Неда. — Поменьше волнуйся…

Она глубокомысленно посмотрела на уже выросший у Лораниэль живот.

— …. ты что, Аш, так и не передал ничего для наших? — разочарованно произнёс Идан.

— Извиняйте, — буркнул Сашка, снимая «корону». Снова ему на голову просыпалась мелкая пыль, оставшаяся от универсального источника. — Что успел, то и передал. Да, Лораниэль передала нам послание от Азара — в систему Хараппа отправилась «Сугда», и будет там ждать нас. Так что нам нужно туда.

— В принципе, я и планировал, что мы из Ласела отправимся в Ракшас, — задумался Траян. — Други! А ведь в Ласселе тоже есть места для поисков. Может — попробуем?

— Вот уж не надо, — заворчал Идан. — С меня Раэлии с Лорбонцей хватило.

— Это да, — поддержал его Сашка. — Очередную Раэлию ещё можно пережить, а вот очередную Лорбонцу я уже не вынесу.

— Да успокойтесь Вы! — Траян загорелся пришедшей ему идеей. — Я же не в Кольцо Ларуа зову вас. А на Ласселе всё даже проще, чем на Раэлии! Единственные, у кого там могут быть огромные проблемы — это негуманоиды. Ну, и у тех, кто их защищает. А в Кольцо Ларуа я и сам бы не полетел.

Как потом рассказал Идан, мир Кольцо Ларуа был назван в честь капитана плезирского разведчика, его открывшего. Пригодная для жизни планета обладала пылевым кольцом, таким, как встречаются у газовых гигантов, и поэтому название открытой системе напрашивалось само по себе. Сама планета планета никого не заинтересовала — да, земного типа, да, есть десяток крупных континентов, занятых бескрайней степью. Но в общем, ничего особенного. Внимание на неё обратили колонисты из Орднуна, задолго до появления Конфедерации Делус. Не шатко ни валко система заселялась её колонистами, со временем туда стали подтягиваться колонисты из Плезира и Жюва. Население было занято в сельском хозяйстве и не стремилось как–то интегрироваться в Содружество — не для того они уехали от тамошней суеты. Но несколько десятков лет назад все изменилось — после того, как Конфедерация Делус потерпела сокрушительно поражение в войне против Рекомендательного Объединения, огромное количество офицеров и генералов Конфедерации, участвовавших в войне, а так же многие военнослужащие, сумели сбежать от правосудия победителей. Кольцо Ларуа просто идеально подходило для убежища — там жили те же, по сути, делуссцы. Бежали военные преступники не с пустыми руками, за время войны они награбили немало ценностей, поэтому в довольно бедном Кольце Ларуа их приняли довольно радушно. Если бы только знали добродушные и бесхитростные фермеры, какую лису они запустили в курятник…

Быстро разобравшись в местных несложных политических реалиях, Зигги, генерал ВКС Конфедерации Делус, устроил там переворот, в результате став правителем целой звёздной системы. Населению быстро объяснили, что теперь к власти пришли те, кто лучше знает, куда вести народ. Зигги взял себе титул Вождь Нации, всё его окружение составляли его же подельники из Делуса. Вождь Нации объяснил подданным, что Конфедерация проиграла войну лишь потому, что там было слишком много неполноценных. Ну что же — пусть теперь страдают, такова их доля. Но здесь, в Кольце Ларуа, они смогут, наконец, спокойно вывести настоящего сверхчеловека, который потом семимильными шагами пойдёт, покоряя Вселенную. Население быстро поделили на две категории — высших, кто удовлетворял очень жёстким критериям (интеллект, псионические способности, физическое развитие), и неполноценных, кто этим критериям не удовлетворял. Целью высших было способствовать реализации планов Вождя Нации, а планы там были простые — мировое господство. Зигги проявил милость к неполноценным, объяснив им, что путь в высшие для них не закрыт, но он долог и тернист, и лежит через тяжёлый труд, боль и страдания. Так и появились два самых распространённых в Кольце Ларуа лозунга — «План Вождя — победа высших!» и «Неполноценные должны страдать!». Правда, злые языки говорили, что ни сам Зигги, ни его окружение ни одному из предъявленных критериев не соответствуют — да кто будет слушать этих неполноценных?

Уже почти семь десятков лет как Зигги был бессменным правителем Кольца Ларуа, за которые планета из фермерской окраины превратилась в известный индустриальный центр, а на орбите планеты появилась космическая станция Содружества. Неудивительно — фермерский мир не мог претендовать на мировое господство. Если на планете царила диктатура и полное отсутствие свободы слова, то вот в её экономике царил полный либерализм. Благодаря этому, а так же запрету на профсоюзы, немало армаррских и делусских компаний открыли в Кольце Ларуа свои производства и даже научные центры. Впрочем, Зигги не был бы Зигги, если бы даже в таких условиях не пытался что–либо захватить. Он и не скрывал, что первой его целью будет система Лорбонца, находившаяся ближе всех остальных. Но, учтя предыдущий опыт, Зигги решил к будущей войне подготовиться основательно — в Лорбонцу засылались шпионы, оттуда принимались сбежавшие представители местной правящей верхушки. В общем, подрывная работа шла полным ходом. У себя же на планете его Тайная Государственная Полиция отправляла в «центры по исцелению от неполноценности» по даже малейшему подозрению в нелояльности, в том числе иностранцев. Поэтому желающих посетить Кольцо Ларуа в мирах Содружества практически не было.

А вот Лассел действительно был похож на Раэлию — похожа была планета, покрытая массой небольших островов, похожим было и сложившееся в этом мире общество. Первые колонисты прибыли на неё из Хакданского Ордена около полутора тысяч лет назад, когда духовный лидер одного из течений вдрызг разругался со всеми членами Капитула и был вынужден покинуть Хакдан — даже для такого религиозно терпимого образования, идеи, пропагандируемые им, были радикальны. Ну ладно, соглашалось с ним большинство членов Капитула, хочешь уничтожить всех ящеров Аш — Камази — так много кто этого хочет. Медвежата Хиш — вроде тоже приятных эмоций не вызывали, хотя, справедливости ради, из своего «медвежьего угла» никогда и не выбирались. Но остальные–то негуманоиды чем ему не угодили? Дело в том, что жрец Татион объявил, что задача человечества заключается в том, чтобы уничтожить всех негуманоидов. Сашка за время пребывания в Содружестве успел насмотреться на различных негуманоидов, и, положа руку на сердце, многих из них считал более человечными, чем представителей некоторых человеческих государств. Не зря говорится в поговорке — каков поп, таков и приход. Вокруг Татиона собрались его единомышленники, и, когда у их духовного лидера возникли проблемы с Капитулом и самим Магистром, вслед за ним покинули Содружество, направившись в кластер Свободы. Планета в системе Лассел была ничем не хуже остальных, и сразу была заявлена колонистами как мир, чистый от негуманоидов.

Так же, как и на Раэлии, секта, основавшая колонию, несмотря на свободу предпринимательства и уважение к частной собственности, души своей паствы держала под железным контролем.

Вроде бы, какие могут быть вопросы — ты человек, и этого должно быть достаточно. Куда там! Как ты докажешь свою лояльность? Для этого каждый год жители выделяли средства на покупку негуманоидов, которых потом в транспорте отправляли на местное светило. Вообще для обряда подходили любые негуманоиды, но вот незадача — большинство из них могло постоять за себя, хорошо настучав по кумполу тому, кто посягнёт на их свободу. Поэтому и ловили самых беспомощных. Обезьянки Ашанти, глуповатые, надоедливые и невероятно болтливые, были в то же время, пожалуй, самыми безобидными созданиями в Содружестве. Вот их и отлавливали по Содружеству «охотники за головами», продавая с хорошей для себя прибылью жрецам Храма Возвышения. Впрочем, те же арварцы с радостью продавали Храму Возвышения тех негуманоидов, кого им удавалось захватывать в рейдах. Нередко паства сама приобретала негуманоидов и передавала жрецам, зарабатывая для себя бонусы. Но встал вопрос — Ашанти отловить было не так уж и сложно, их тысячами завозили на Лассел. А вот поймать и привезти М» Зина или Аш — Камази было чревато — и «кошаки», и ящеры за своих всегда мстили. Так как же, спрашивала паства, можно их приравнивать к Ашанти? И жречество удачно выкрутилось — оно ввело Единую Тарифную Сетку, в качестве единицы измерения которой была принята мартышка Ашанти. Теперь, поймав, к примеру, крысюка Печембу, «охотник за головами» чётко знал — этот эквивалентен 50 мартышкам. М» Зинов и Аш — Камази засчитывали по 250 мартышек, «кузнечики» Иллиминари и напоминающие крупных прямоходящих волков Скон — Тары оценивались в 500 обезьянок. Были предложения распространить тарифную сетку и на арварцев (причём горячо поддержанное большинством паствы) — но их отклонили. Портить отношения с Раэлией, составляя конкуренцию жрецам Церкви Чистоты, не стали.

Перелёт на Лассел больше ничем не запомнился. Через двое суток эскорт вынырнул из гипера и быстро достиг космической станции Содружества.

— А здесь бойкое место, — заметил Сашка, разглядывая снующие в разные стороны толпы, когда они, гоня перед собой гравитележки с контейнерами, купленными на Лорбонце, направлялись в гостиничный сектор.

— Странно, — Идан тоже с удивлением смотрел на толпы, словно это не мир на окраине содружества, а столичная Арта.

На стенах коридора, по которому они двигались, превращённых в два огромных экрана, шла какая–то реклама:

— … до Дня Возвышения осталось пять дней! Спешите купить билеты на лучшие места на Арене!

— У них тут праздник какой–то? — спросил Идана Траян.

— Точно! — вспомнил радостно Идан. — Их ежегодный праздник! Вот отчего так много туристов! А основные мероприятия у них проходят на специально подготовленной Арене.

— А что за мероприятия? — вопрос заинтересовал и Сашку, и Траяна.

— Да Предстоятель Храма Возвышения вначале будет потрошить негуманоидов, потом других негуманоидов будут заставлять драться с опасными представителями фауны, завозимых с разных миров. Ну, и под конец, прямая трансляция с борта транспорта, который направят на светило.

— И что, Арена настолько большая, что вместит столько желающих? — с сомнением спросил Сашка.

— Нет, конечно. Но трансляция в это время идёт по всей планете. Все её смотрят.

— То есть, все в это время смотрят на происходящее на арене? — с интересом уточнил Траян. — Други! Летим на поверхность! Лучше момента не придумать!

Глава 21

Иммиграционный контроль в здании терминала они прошли без проблем — то, что они люди, было и так видно, при этом каждый клятвенно заверил, что негуманоидов он на дух не переносит. Сашка при этом даже поклялся независимостью Польши. Что это за мир такой, служащий не знал, но поверил ему на слово. Досматривать их не стали — да и нечего было смотреть, ещё на станции Содружества Траян поместил их бесценный груз в арендованные ячейки Промышленного Банка Плезира, и сейчас их багаж состоял лишь из одного контейнера с дроидами и зарядным устройством, вывезенные с Лорбонцы.

На острове, где находился и космопорт, и административный центр планеты, и собственно Арена, найти свободные места в гостинице не получилось — всё, оказывается, было забронировано за пару месяцев до праздника, так же обстояло дело и на соседних островах. Они оплатили перелёт на челноке на отдалённый остров, где заранее забронировали места в одной из немногих гостиниц, где эти места ещё оставались, и почти час наслаждались видами бескрайнего моря, над которым пролетал челнок.

На острове их уже ждал грав, доставивший до гостиницы, находившейся на самой окраине спального района мегаполиса.

— Сегодня отдыхаем, а завтра приступим. — сказал Траян, перед тем как скрыться в своём номере.

Жители Лассела не только не поддерживали никаких контактов с негуманоидами, но и не вели с ними никаких товарных обменов. В ресторанах Лассела не был шеф–поваров Печембу, как и не было в торговых центрах сладостей и благовоний с Шонфир — Зана. Не было там представительств банков Аш — Камази, не работали на возведении городов «черепашки- нинзя» Са — Крахх. Впрочем, и жители некоторых государств не могли попасть на Лассел — те же арварцы могли и не вернуться обратно на станцию с поверхности, или возвращались в криокапсулах, чтобы последовать по последнему маршруту, до Раэлии.

Так же на Ласселе не было полноценного доступа в «Гало», так же головизор не транслировал информационные каналы многих государств Содружества. Исключение составляли каналы Корпоратократии Синто — дело в том, что немалая часть туристов прибывала на праздник именно оттуда. Синтонцы были те ещё ксенофобы.

Посмотрев полчаса синтонский канал, Сашка без сожаления вырубил его — новости самой Корпоратократии (а кроме них никаких других не показывали) его не интересовали абсолютно.

Арендованный челнок нарезал спираль в районе, где должен был находиться завод по производству шахтёрского оборудования. Исходная точка поисков располагалась аккурат на краю одного из небольших гористых островков, но облёт его не дал никаких результатов.

— Аш, неужели ничего нет? — расстроился Траян.

— На острове — точно нет. — Сашка призадумался, остановив челнок над начальной точкой поисков. — Но мы в море не искали.

Челнок пришлось снижать до 10 метров над уровнем моря. Полчаса они крутились в районе поисков, пока Малыш не сообщил о том, что один артефакт он кратковременно зафиксировал.

«Глубоко слишком, Хозяин!» — словно извинялся его маленький помощник.

— Есть точка, — сразу сообщил Сашка спутникам. — Но глубина… Метров 200. Малыш с трудом уловил один артефакт.

— И что нам делать? — ни Траян, ни Идан не знали, как им дальше поступить.

— Надеяться на то, что комбез Предшествующих не подведёт.

Сашка, открыв люк грузового отсека, передал управление ничего не понимающему Траяну. Молча он извлёк одного дроида, моток троса и, закрепив один конец, скинул его в море. Комбинезон по его команде нарастил перчатки и полностью закрыл голову, сформировав прозрачную полоску в районе глаз.

— Аш… Ты что, собрался погружаться на глубину?… — недоверчиво спросил Идан.

«Да. Ждите» — отвечать пришлось мыслесвязью.

Спуск вниз шёл медленно, но исключительно потому, что на глубине четырёх десятков метров было уже почти ничего не видно. Дроид медленно спускался по тросу, освещая включенными на полную мощность фонарями находившуюся под ним толщу воды. Чем глубже Сашка погружался, тем более отчётливо стал ощущать, что мягкий материал комбинезона становится всё жёстче, а после того, как спустился ниже ста метров, вообще почувствовал, что сейчас на нём одет не комбинезон, а экзоскелет. Несмотря на то, что давление воды снаружи было уже свыше 10 атмосфер, его тело не испытывало никакого избыточного давления извне.

Дно. 231 метр. 23 атмосферы. Но ему сейчас основную проблему доставляло то, что находился он в полной темноте. Собственная нейросеть лишь частично давала контуры дна, и приходилось ориентироваться на пятно света от фонаря дроида.

«Есть, хозяин!» — обрадовал его Малыш. — «В двадцати метрах перед тобой, глубина — меньше метра. Информкристаллы»

Но какого же труда стоило эти двадцать метров пройти! Скальная часть, покрытая кораллами, не очень–то была приспособлена для ходьбы по ней. Дроид так же с трудом перебирался следом за ним.

«Есть! Вот прямо здесь. Глубина меньше метра».

В воду поднялась взвесь от отложений и мелких частей кораллов — это дроид только приступил к расчистке места. Приходилось постоянно останавливаться и ждать, когда слабое течение снесёт в сторону всю муть, что полностью обнуляла всю видимость.

За три часа Сашка смог, наконец, добраться до двух информкристаллов. Ну, на сегодня всё. Пора наверх.

За пять дней они смогли извлечь лишь восемь информкристаллов и два диска базы знаний. А больше ничего не осталось — сами помещения завода были разрушены и оборудованние, наверное, было уничтожено ещё в Катастрофу. В последний спуск Сашка, забрав у дроида последний из найденных информркристаллов, почему–то обратил внимание на росшие кораллы. Его внимание привлёк один, цвета антрацита, напоминающий невысокое аккуратное «деревце–бонсай» с огромным количеством «веточек». Пусть хоть такой подарок будет его жене, думал Сашка, давая команду дроиду аккуратно извлечь «бонсай».

Наверху друзья так же с интересом разглядывали его добычу.

— Вот, подарочек для Лораниэль… — объяснил он друзьям, зачем доставал коралл со дна.

— Аш… — Идан посмотрел на него как–то… грустно, что–ли. — А мы нашим жёнам ничего не приготовили…

— Будут и у вас подарки! — комбез снова скрыл Сашкину голову, и он опять спустился в воду.

Такие кораллы на дне встречались не очень часто, но Сашка нашёл два достойных экземпляра — такие же «деревца бонсай», только фиолетового и свинцового цветов. Подъем не предвещал никаких проблем — дроид полз по тросу вперёди, Сашка — следом за ним.

«Хозяин!!! Опасный объект!!!» — только и смог крикнуть ему Малыш.

Чёрная тень проскочила над его головой — и Сашка обнаружил, что дроида над ним нет. Нихрена себе…

Наверху друзья не могли поверить, что все эти дни он, оказывается, ежеминутно рисковал оказаться в пасти местной глубоководной твари.

— Ладно, — подвёл итог Сашка. — Вот два коралла. Кому какой, сами разберётесь. Но лучше давайте–ка улетим отсюда. Что–то мне здесь неуютно.

— Делать здесь больше нечего, надо выбираться. — подвёл итог их пятидневного пребывания на Ласселе Траян. — Сегодня День Возвышения, самое время. Все сейчас смотрят головизоры, никто на нас внимания не обратит.

Челнок доставил их в космопорт как раз к началу «торжественной части» — когда они подошли к линии иммиграционного контроля, на всех экранах шла трансляция с Арены. Предстоятель Храма Возвышения приступил к ритуальному умерщвлению десятков визжавших в ужасе обезьянок Ашанти.

— Покидаете? — не отвлекаясь от передачи, спросил сотрудник космопорта.

— Да, рейс у нас скоро! — как бы извиняясь, сообщил Сашка. — Хотим попасть на станцию Содружества как раз к отправке транспорта на светило.

— А! — Видно было, что сотруднику нет сейчас никакого дела до него. На автомате он переслал Сашке файл со всеми отметками. — Следующий!

Челноки следовали один за другим, привозя туристов на планету, поэтому первым же рейсом они отправились на космическую станцию. Но и там все экраны показывали одно и то же. К их прилёту трупики всех мартышек уже убрали, Предстоятель Храма Возвышения уже вернулся в свою ложу и открыл официально начало Игр.

На поле выгнали несколько десятков различных негуманоидов, на другом конце поля выпустили хищных животных, по виду напоминающих львов, по габаритам — здоровых буйволов. Под вой трибун началось уничтожение жертв — негуманоиды разбегались в разные стороны, пытаясь укрыться от хищников, но лишь раззадоривали тех. Вот убегает невысокий М» Зин. «Лев» в несколько прыжков настиг его. Щелк! И голова «кота в сапогах» катится по песку арены, а «лев» уже прожевал и почти проглотил тельце. Вот второй «лев», прижимая лапой к земле тело крыса Печембу, отрывает пастью от него лапы. Вот неравная схватка — «лев» перекусил пополам ящера Аш — Камази, а сам ящер умудрился перед своей смертью защёлкнуть свою пасть на глотке «льва», порвав её. «Лев», истекая кровью медленно оседал на землю. Вот лежат ошмётки, бывшие всего несколько минут назад мартышками Ашанти…

Сашка отвернулся от экранов, ощущая какое–то омерзение от происходящего..

— Я купил нам билеты в систему Дхолавир. Это ближайший рейс до Ракшаса. — Траян переслал Сашке и Идану файлы. — Отправление через пять часов.

— Скорее бы, — пробормотал Идан. — Мне уже тошно смотреть на это.

— Тогда займёмся делом!

В Промышленном Банке Плезира Траян забрал содержимое ячеек, где хранились найденные ими артефакты, после чего они направились к месту посадки на лайнер.

Но и там экраны на стенах показывали то, отчего им хотелось убежать — Игры закончились, и теперь начинался третий этап праздника. Трансляция теперь шла из трюма транспорта, в котором, словно сельди в бочке, стояли вплотную друг к другу мартышки Ашанти. Ведущий переключался то на Арену, где толпа заходилась в истерическом визге, то обратно на транспорт, показывая обезьянок. Те обречённо стояли, тихо дрожали от страха и плакали, чувствуя неизбежное приближение смерти.

Объявили посадку на их лайнер.

— Идёмте быстрее, не хочу я на это смотреть — повернулся Сашка к друзьям.

Те без разговоров погнали две гравитележки к посадочному шлюзу.

Пассажирский лайнер уже отстыковался от станции и двигался к точке перехода. Первая система подскока будет через четыре дня, а следующая, ещё через четыре дня, находится уже в зоне ответственности Ракшаса.

— Знаете, други, — задумчиво произнёс Сашка, когда они пили хаому в корабельном баре. — Мы ведь сейчас покидаем кластер Свободы? А ведь нет тут нигде этой самой свободы.

— Естественно. — хмыкнул Траян. — Одно дело — что–то, другое — декларация этого чего–то.

— А что ты хотел, Аш? — по философски ответил Идан. — Ты посмотри, кто создавал здешние общества? В лучшем случае, люди с изломанной судьбой и искалеченными душами. Это в лучшем — потому что как правило, это либо мизантропы, либо маргиналы, либо психопаты. Те, кто не мог ни при каких условиях дорваться до власти в Содружестве, нашли себя вот в таких мирках. И плевать, что большинство населения живёт здесь намного хуже, чем даже в наших колониях — правящие верхушки в таких мирах удовлетворяют свои инстинкты. А инстинкт у них реально один — безграничная жажда власти. Они же просто кончают от осознания факта, что пусть хоть здесь, на самом отшибе цивилизации, но от них зависят судьбы не нескольких человек — а населения целой планеты. И они могу кого карать, кого миловать, кого возвысить, а кого втоптать в грязь. Просто, потому что хочется.

Сашка молча крутил опустошённый стакан.

— А ведь я мог так же…

— Что мог? — не понял Идан.

Сашка вдруг горько рассмеялся.

— Идан, когда я был на Лорбонце, то не раз вспоминал её историю. Не планеты — женщины. Ведь милость Создателя, что я в итоге попал в государство, где меня приняли как своего, и в котором я почувствовал душевный комфорт и равновесие. А представь, что попал бы я куда–нибудь в Делус или Хакдан. Прижиться бы не смог, точно говорю. А если бы к тому времени ещё и Землю бы нашёл, то точно пошёл бы по пути Лорбонцы. Стал бы искать планету, куда вывезти моих земляков, какую–то часть был бы вынужден отправить в те же Делус или Армарру. Но вот скажи… А что сейчас из себя представляет Райтена?

— Райтена? — удивился Идан. — Да так же находится на карантине. Из–за того, что оттуда стали вывозить людей, их массовые пропажи привели к усилению местного религиозного культа. В общем, там сейчас полная теократия, планета застыла в развитии.

— Вот, то, что я и предполагал… — после раздумий продолжил Сашка. — Земетьте, Лорбонца искренне хотела помочь жителям её мира. Но что в итоге? Кому она помогла? Тем, кто живёт в мире, носящем её имя? Или Райтене? А никому. Только хуже сделала, хоть и была полна благих намерений. Так и я, в итоге, ничего хорошего своим землякам бы не принёс.

Он опрокинул поставленный барменом второй стакан хаомы.

— В Гардарре я понял одну вещь — прежде чем задумывать великие планы, которые, может быть, будут воплощаться и после тебя, ответь себе честно — а что ты после себя оставишь?

Что оставляли после себя все эти герои с пламенным взором? И что бы оставил после себя я? Кучу техники Предшествующих, которую я собрал бы как харш в своё логово, но которая без меня оставалось бы снова кучей металлолома? Толпу долбоёбов, что смотрят мне в рот, пуская слюни?

Сашка замолчал. Почему–то в этот момент ему вспомнились жители Киева, с придыханием слушающие своего постмайданного мэра и пытающиеся найти в его фразах сакральный смысл.

— Заметьте, — продолжил он. — Лорбонца, с одной стороны, хотела осчастливить своих земляков. А с другой стороны… она же никому не доверяла. Даже своей родне. Всё сама делала, обманывая себя, что когда–нибудь она найдёт достойных и передаст им бразды правления. Нелепая смерть — и вся выстаиваемая ею система полностью рухнула.

Он оглядел грустным взглядом товарищей.

— Я только теперь понял, какой судьбы я избежал. Я смог вывести моих земляков с обочины цивилизации на её магистраль, а не перевёл, как Лорбонца, на другую обочину.

Глава 22

— Уважаемые пассажиры! — пришло сообщение от капитана лайнера. — Наш лайнер вошёл в систему Дхолавир Ракшаса и через три часа осуществит стыковку на космической станции Содружества. Стоянка 8 часов…

11 дней их перелёта подошли к концу.

Они сошли с лайнера на космической станции — и не могли поверить. Их встречала целая делегация ракшасских жрецов, во главе которой стоял голый человек. Отшельник, тот самый, из монастыря на планете Мухья.

«Здравствуй, просветлённый!» — донеслось до Сашки. — «Я же говорил тебе, что ты ещё приедешь к нам!» — отшельник излучал сильную эмоцию радости.

«Сюда прибыли транспорты, которые привезли нам воплощения Шриганати, и мы ждали тебя, когда же ты передашь их нам»

А про транспорты Сашка и не знал.

«А… где они?» — лучше мысли в голову Сашке не пришло.

«Здесь, в Дхолавире. В Ганверивале. И последний транспорт ждёт в Лотхале» — продолжал улыбаться отшельник. — «Тебе придётся потрудиться, просветлённый».

Сашка повернулся к ничего не понимающим друзьям.

— Други… Работа у нас тут наклёвывается. — с хитрецой сообщил он Траяну и Идану.

Но до того, как отправиться на поверхность, Сашка попросил монахов подождать — он хотел наконец поговорить с женой.

— Лораниэль, любимая! — увидел он на виртуальном экране дорогую ему женщину.

— Аш!!.. О, Создатель, наконец!.. — Лораниэль готова расплакаться от радости. — Ты где? В Хараппе?

— Нет, мы в Дхолавире… Это тоже в Ракшасе. Всё хорошо, мы у друзей… Лораниэль!..

— Аш!..

— Как дети?

— Ой, ты же не знаешь!.. Яр уже в детский сад пошёл, Дан пока со стариками… — Лораниэль вдруг спохватилась. — Я же так и не успела тебе сказать!

Она включила на одной из стен комнаты режим «зеркала», и Сашка увидел её отражение- в изумрудном комбинезоне, и — с большим животом.

— Лораниэль?!! Когда? — радостно прошептал он.

— Когда ты в последний раз из Ракшаса вернулся. — улыбнулась она. — Роды через две недели.

Сашка погрустнел.

— Я не успею. Только через полтора месяца, не раньше… А… кто?…

— Девочки, две. Близняшки. Аш… — Лораниэль посмотрела на него с нежностью и… с пониманием, что ли. — Ты главное возвращайся — а мы тебя встретим все впятером.

Как же он соскучился по этим изумрудным глазам…

Целый месяц Сашка провёл в Ракшасе. Как оказалось, Азар, ещё когда они были на Раэлии, распорядился отправить транспорты с выкупленными на Земле слонами в Ракшас. Транспорты прибыли в упомянутые отшельником системы буквально за несколько дней до того, как трое товарищей сошли с лайнера на космической станции в системе Дхолавир. Но, к удивлению гардаррцев, ракшассцы, хоть и смотрели с благоговением на слонов, категорически отказывались их принимать, говоря, что отшельник сказал им ждать просветлённого.

На запросы капитанов, мол, что им дальше делать, с Арты пришёл ответ — ждать. Так и стояли транспорты на орбитах планет в ожидании прибытия просветлённого, даже не представляя, кто это где его искать.

Передача каждого слона очередному монастырю шла в торжественной обстановке. В этот раз каждый транспорт вез по паре сотен хоботастых, и их передача могла растянуться на месяцы. Чтобы не терять время, Сашка сказал, что вначале будет передавать монахам всех живых воплощений Шриганати, и лишь потом заберёт всё, что ему причитается, что монахи восприняли с огромной благодарностью. Но даже в таком ритме работа занимала много времени. Подключился помощник консула Гардарры в Дхолавире, огранизовав доставку контейнеров и выделив несколько человек из персонала консульства в помощь Идану и Траяну, занявшихся извлечением артефактов. А извлекать было что. В первой же точке куда доставили их монахи, Сашка обнаружил полностью сохранившийся комплекс, на котором производили оборудование автоматизированных линий по производству стасис–контейнеров с реагентом, а так же немало носителей информации в дюжине следующих локаций. Извлечённое оборудование доставлялось на транспорт, который привёз слонов. После того, как выделенные им в помощь сотрудники консульства доставят на него все артефакты, транспорт направится обратно в Гардарру.

Через десять дней они в сопровождении той же группы монахов с отшельником во главе прибыли в систему Ганверивала. Передача слоников местным монахам заняла четыре дня, после чего Сашка взял выходной — ещё бы, в этот день Лораниэль родила двух дочурок. В тот день с ним пили все — и Траян с Иданом, и многие монахи, и даже отшельник пригубил немного гардаррского мейда.

А за последующие три дня Траян с Иданом работали как за троих — на обнаруженном заводе, создававшем оборудование автоматизированных линий, они нашли несколько экземпляров оборудования по производству картриджей для медкапсул «Вирасанк» и, что очень порадовало Траяна, «жидких маскировок», не считая известных уже артефактов, извлечённых в семи локациях, где раньше находились усадьбы Предшествующих. Так же, как и на Дхолавире, со стороны консульства им была оперативно оказана помощь.

Перелёт в систему Лотхал занял два дня. Как по накатанной Сашка передал местным монахам всех имеющихся на прибывшем транспотре слонов, после чего пошёл процесс поиска и извлечения артефактов в любезно предоставленных монахами местах.

Энтузиазм у Траяна вызвала найденная автоматизированная линия, на которой производились армейские брони «Канката». Десяток мест, бывших то ли офисами, то ли торговыми центрами, дали хороший улов в полсотни информкристаллов. Изучить их содержимое Сашка пока не мог — его «плейлист» был забит под завязку военными базами. Но, тем не менее, Малыш осуществлял переводы содержимого информкристаллов и пересылал их напрямую Траяну и Идану. У Идана, ознакомившегося с полученной информацией, уже строились в голове планы по маршруту их будущего путеществия — перспективные локации для поиска космической техники Предшествующих оказывались в мирах негуманоидов.

Но самая главная находка ждала их в самом последнем месте — частично разрушенный ангар для космических яхт не содержал самих космических кораблей, но в одном из его отсеков они нашли то, что безуспешно искали уже почти два года многие поисковые группы — на гранитной полке стояли, словно дожидаясь именно их, три «шара для боулинга». Контейнеры с антиматерией, предназначенные для космических кораблей Предшествующих.

Сейчас они втроём стояли внутри ангара, любуясь на освещаемые дроидами три шара.

— Аш… — с каким–то тихим восторгом спросил Идан. — Это… они?..

— Да. — Сашка сам чувствовал какой–то внутренний подъем. — Это — они.

— А у нас на Аркаме как раз «птичка» в ангаре застоялась. — радостно прошептал Траян. — Ну что же… Вот теперь и полетаем…

Трое путешественников стояли на космической станции Лотхала в окружении монахов, рядом с Сашкой снова был отшельник. До рейса в столичную систему Хараппа оставалось чуть более часа.

«Спасибо тебе, просветлённый» — мысль отшельника шла с какой–то грустью. — «Ты сделал много для Ракшаса. Приезжай сюда в любое время, тебе всегда в любой системе будут рады. Жаль только, мы больше не увидимся».

«Неужели я никогда больше сюда не вернусь?» — Сашке вообще–то понравился Ракшас и его жители.

«Не знаю» — грустно улыбнулся отшельник. — «Знаю лишь, что наша встреча последняя. Но скажу напоследок — у тебя есть ещё цель, и для того, чтобы её достичь, ты зайдёшь за изнанку этого мира, а потом вернёшься обратно»

«Что это значит? Скажи, пожалуйста!» — Сашке было одновременно непонятно и интересно.

«Не могу. Прости, просветлённый — но не могу. Твой это путь, и не в праве я вмешиваться в него. Пройдёт не так и много времени, и ты вспомнишь мои слова. А может и меня».

И отшельник обнял Сашку, а, отстраняясь, провёл ладонью по его лбу.

— … благословил! — слышал шёпот окружающих Сашка.

Отшельник без разговоров развернулся и пошёл по коридору в конец сектора, следом, одаривая всех троих благословениями, уходили монахи.

— Нам пора. — Траян сказал это даже с какой–то легкой грустью. — Посадка на лайнер уже объявлена.

За три дня лайнер доставил их на станцию Содружества в столичной системе Ракшаса Хараппе. После того, как они покинули лайнер, Траян с Иданом отправились выяснять, где сейчас находится «Сугда», а его оставили с гравитележкой, на которой возвышался один контейнер с их пожитками.

Сашка ждал, когда вернутся Траян и Идан, и просто разглядывал снующий мимо него народ.

— Здаввв… ствуй…ттеее… — услышал он какой–то сильный шёпот.

Его вначале чуть кондратий не хватил, когда он обернулся — вот как бы вы отреагировали, увидев стоящих рядом с собой… то ли «ходячих мертвецов», выползших из могилы после похорон, то ли зомби? Вид подошедшей к нему троицы, двух девушек и парня — бледные лица с синеватым оттенком, водянистые глаза, заторможенная речь и такая же заторможенная моторика — вызывал лишь только такие ассоциации. Впрочем, носы у них были покрасневшие, и от троицы хорошо несло алкоголем.

— Скажжииитттеее… по…жжжаа… лууйстааа… — спрашивал его парень с каким–то эстонским акцентом — кааак… нааам… попаааа…сссть… на… плааанеее…тууу?

— Налево, до конца сектора, пройдёте через второй сектор торговых павильонов и там будет зал для пассажиров, отправляющихся на поверхность.

«Зомбяшки» стояли, открыв рты, и медленно хлопали глазами.

— Просстииитеее… — наконец, прошептал парень. — Мыыыы неее пооонялиии… Выыы нее мооглиии быыы… повтрооорииить…

Сашка потратил минут двадцать, медленно проговаривая каждое слово, пока, наконец, по лицам «зомбяшек» не расплылись дурацкие улыбки.

— Спасссиии…боооо. — И троица, медленно развернувшись, так же медленно двинулась по указанному ей маршруту.

— Аш, ты чем тут занят? — а это Траян с Иданом вернулись.

— Да вот, почти полчаса объяснял им — Сашка показал рукой на словно плывущих «зомбяшек», — как добраться до челноков, отправляющихся на поверхность.

— Хм… Терпение у тебя, Аш… — отреагировал Траян. — Просто бесконечное, я бы сказал…

— Да просто интересно стало. Не встречал ещё таких негуманоидов.

— Ну, траббалты вообще–то считаются гуманоидами… — заметил Идан.

— Траббалты? — Сашка ни разу не слышал про такую расу.

— Ну да, траббалты. Живут они в системе Траббалт. — Продолжал Идан. — Физиологически — такие же люди, только у нас за перенос кислорода в крови отвечает гемоглобин, а у них гемоцианин. Нет у них почти железа на планете, но есть много меди. Вот и обмен веществ у них такой замедленный, и кожа синевой отдаёт.

— Ну, пьют они, по крайней мере, как люди. — заметил Сашка.

— Так и пьют они потому, что на их планете углекислого газа в атмосфере почти нет, да и давление немного поменьше. А на космических станциях атмосфера имеет повышенное для них содержание углекислоты, из–за чего её вывод из организма сильно ухудшается. Вот и выводят её избыток таким образом — бухают, в общем. Но крепкий алкоголь им пить нельзя — вот и квасят постоянно наш мейд или, как здесь, ракшасскую сому.

Сашка лишь головой покачал — и чего только нет в Содружестве…

— Аш! Таян! Идан! — к ним через весь пролёт сектора космической станции спешил Горан.

— Живы, слава Создателю! — крепко обнял он каждого. — Ну что, пошли?

«Сугда» пробыла в Хараппе почти месяц, ожидая троих «блудных сыновей».

Как только они попали на борт корвета, Горан сразу запросил диспетчерские службы разрешения на вылет, и, получив его, отстыковал «Сугду» от космической станции и направил её к точке перехода. До Аркама ей лететь три недели.

Сейчас все трое путешественников сидели в корабельной столовой, делясь впечатлениями.

— Аш… А мы ещё будем сюда слонов привозить? — почему–то спросил Идан. — Просто… спокойно тут. И интересно.

— Мы лично — уже нет. Но я договорился с отшельником, что теперь они будут принимать всех слонов сами. А места указывать нашим парням, что подчиняются помощнику консула. Они же и будут проводить все работы. А нам и дома дел хватит.

— Идан, да неужели ты по семье не соскучился? — удивился Траян.

— Соскучился. Очень. — Мечтательно улыбнулся Идан. — Но я решил. Как вернусь, попрошу, чтобы мне установили имплант «Эспер». А там следом трёхмесячная стажировка в общине псионов на Арте.

— А мне придётся псионов учить. — вздохнул Траян. — Чтобы транспорты могли проводить к месторождению аграфена. Так что месяц побуду дома, а потом снова на два–три месяца уеду.

— А у Аша Лораниэль дочек родила. — напомнил Идан. — Думаю, пару лет ты, Аш, точно никуда с Аркама не уедешь.

— Нет, не уеду. — подтвердил Сашка. — Да я и сам не захочу уезжать.

Душой он уже был на Аркаме.

Глава 23

Хашимит проснулся посреди ночи. Мысли метались в голове — где он? И как он вообще здесь оказался? Лежит в каком–то шикарном номере на кровати, а рядом, прижавшись к нему, спит изумительно красивая аграфка. Кукольное личико, нежная белая кожа, длинные белые волосы, стройная фигурка, груди–трёшечки…

Память потихоньку стала подсказывать — его пригласили в консульство Галанте на праздник, организованный аграфами в честь его прибытия. Он выпил, к нему подошла эта самая аграфка, которая сейчас сладко спит, прижавшись к нему. Ильмарэ. Дочь консула…

Хашимита аж пот пробил. О Зиятдин, да застань сейчас их её отец, и Хашимита просто порежут на лоскутки, а потом сожгут на костре, причём свои же. Хашимит не сомневался — обязательно найдутся его завистники, кто с радостью это сделает.

В этот момент аграфка проснулась.

— Хашимитик… — проворковала она, посмотрев на него заспанными глазами. — Ты такой хорошенький! — и она поцеловала его в губы.

Хашимит посмотрел в её голубые глаза — большие, красивые, невероятно глупые — и пропал. Не женщина — мечта! А, провались оно всё к Угилькафару! Плевать, что будет потом — а сейчас он её хочет.

Подмяв её под себя, он аккуратно ввёл ей. Аграфка застонала, обхватив его бёдра своими ногами. Он целовал соски её грудей, гладил тело, и продолжал загонять в её врата Фаджры свой жезл Кабира. К моменту, когда он кончил, аграфка успела кончить раза три. После секса Ильмарэ снова уснула, прижавшись к нему, а Хашимит, счастливый, лежал и думал, как же поменялась его жизнь за эти месяцы.

После восстановления контроля над Сах — Тирой бои в космосе продолжались ещё долго — из араттской системы Карпалла пришлось отзывать все эскадры на обеспечение защиты всей системы Беккея. Командующий силами в системе Беккея, Проникшийся Мудростью 3‑й ступени Реджитап, всё же оказался настоящим выкидышем пурко. Как только начался «разбор полётов», все свои ошибки свалил на всех кого мог. Хашимиту повезло — он–то как раз мог отчитаться о своих действиях, и поэтому ему сделали предложение, от которого он не мог отказаться. Он, с повышением ещё на одну ступень, назначался командующим экспедиционным корпусом Армии Пророка в системе Аррама. Предыдущие командующие не добились существенных результатов — несмотря на потраченное время, два оплота Саргона Второго продолжали оказывать сопротивление и до окончательной победы силам Галифата было «как до Луны пешком».

Хашимит поставил лишь одно условие — он, как Проникшийся Мудростью, теперь уже 4‑й ступени, по своему усмотрению мог забрать с собой из системы Беккея своих заместителей и подчинённых вплоть до командиров нижнего звена. Вообще–то это было из ряда вон выходящее требование, но Реджитап с радостью отдал всех запрошенных Хашимитом людей — ему не нужны были свидетели его провала.

По прибытию в систему Аррама Хашимит быстро оценил ситуацию. Предыдущие командующие были ограничены количеством имеющихся в их распоряжении подразделений. Имея преимущество в количестве войск и возможность в регулярном получении подкреплений галифатцы рано или поздно добили бы последние два укрепрайона, но случилось то, на что никто не рассчитывал — на систему Беккея напал арварцы. Естественно, часть флота пришлось перебрасывать туда, а подкрепления теперь нужно было направлять в системы Аратты, так же осаждаемые галифатцами, и в итоге, война на планете Аррама давно перешла в разряд позиционных. Как только командующим сообщили, что новых подкреплений для экспедиционного корпуса в ближайшем обозримом будущем не будет, их наступательный порыв сразу упал практически до нуля. Никто из командующих Армии Пророка не хотел брать на себя ответственность за наступление с неизвестным результатом, поэтому прибытие молодого командующего все восприняли с радостью — будет теперь на кого свалить неудачи.

Хашимит не дал им такой возможности. Проинспектировав все подразделения, занятые блокадой последних оплотов аррамцев, он поехал знакомиться с положением в захваченных районах. Он сразу обратил внимание на то, что большинство населения, приветствовавших приход Галифата, теперь почему–то не очень этому рады. Что же, за что боролись — то и получайте, думал Хашимит, отдавая приказ хватать всех местных жителей, поднявших мятеж против Саргона Второго, и направлять в создаваемые подразделения Армии Пророка.

Через всего лишь неделю он удовлетворённо разлядывал новые подразделения, состоящие их набранных отовсюду местных сторонников Галифата. Хашимит не стал мудрствовать лукаво, а решил использовать оправдавшую себя тактику, что он применил при штурме космопорта Сах — Тиры. Штурмовые колонны, набранные из местных, плохо экипированные и накачанные «ринни», он сразу бросил на штурм первого укрепрайона. В первый же день боёв галиифатцы потеряли более 300 тысяч человек, но Хашимита это не остановило — отправки в бой уже ждала вторая партия местных, а его военные уже доукомплектовывали третью партию, отлавливая всех кто мог стоять на ногах и держать в руках оширскую «Корзу 74» или арварскую «Узочу 50». После второго штурма за галифатцами осталась часть укреплений аррамцев. Хашимит не стал ждать, сразу отправив вслед за полностью полегшей второй группой третью, а следом — боеспособные галифатские подразделения. Такой накат аррамцы не выдержали. За сутки оборона была прорвана в нескольких местах, и галифатцы устремились вглубь укрепрайона. К концу третьих суток укрепрайон был взят и над ним развевалось знамя Галифата. Потери при штурме достигли 850 тысяч, но Хашимита это не волновало. Главное, потери среди приданных ему войск экспедиционного корпуса были минимальны, а местных жителей он был готов хоть всех отправить в эту мясорубку.

Но Хашимит не стал останавливаться — буквально за двое суток уцелевшие части были переброшены к последнему укрепрайону аррамцев, тому, где находился сам Саргон Второй. Тем временем в том районе из местных уже сформировали четыре «штрафные армии». Гуфии с ног падали, скармливая «ринни» новоиспечённым воинам Армии Пророка, но к прибытию Хашимита все подразделения были готовы. Хашимит вспомнил — через четыре дня очередная годовщина создания Армии Пророка. Хорошая дата!

Штурм логова Саргона Второго был, наверное, самым кровопролитным из всех сражений на Арраме. Галифатцы пёрли на позиции волна за волной, не обращая внимания на потери. Аррамцы бились до последнего — знали, что отступать некуда. Трое суток шло просто заваливание трупами позиций аррамцев, уже три «штурмовые армии» полностью полегли на подходе к оборонительным позициям арратцев, но Хашимита это никоим образом не волновало. Есть ещё одна «армия», завтра прибудет следующая, и рано или поздно, но качество перейдёт в количество. Так и оказалось — четвёртая армия, хоть и полегла как три предыдущие, но смогла в двух местах прорвать оборону арратцев. Так же, как и до этого, на расширение плацдарма была брошена последняя армия смертников, за которой следовали войска из экспедиционного корпуса. За сутки единая оборона укрепрайона перестала существовать, рассыпавшись на многочисленные очаги сопротивления.

К концу четвёртого дня Хашимит стоял в бункере, рядом с телами Саргона Второго, его жены и детей. Репортажи по «голо» из последнего логова Саргона транслировали все каналы Галифата, показав его триумф, и напомнив зрителям, что победа состоялась в такую замечательную дату.

От Мудрых Старцев Хашимиту пришло поздравление с такой замечательной победой, и предложение принять командование всеми наземными силами в системе ЭнМаан, естественно, с повышением на одну ступень. Хашимит не мог поверить — для других это бы означало ссылку, но для него (и это почти никто не знал) это было возвращением на землю его предков. Он согласился без разговоров. В честь его прибытия консульство Галанте устроило торжественный вечер, куда пригласили его. И вот он здесь… Лежит в постели с дочерью консула, после любовных утех с ней.

Хашимит встал, тихо оделся и выскочил из комнаты — но там, в зале, глядя на него, сидел в кресле сам консул Галанте.

— Как ты мог, Хашимит… Я принял тебя в своём доме!.. — дрожал голос у пожилого аграфа. — А ты!.. Мою дочь!..

— Папа! — послышался голос Ильмарэ. — Хашимитик хороший! И я люблю его!

Она, в чём мать родила, подбежала к Хашимиту и прильнула к нему.

— Милорд! — прохрипел Хашимит. — Я люблю вашу дочь! И хочу взять Ильмарэ в жёны!

— Да ты хоть понимаешь, о чем просишь??!! — взвыл консул, но тут же был осажен.

— Папа! Я согласна! — Ильмарэ чмокнула Хашимита. — И не смей отказать! Мы с Хашимитиком всё равно поженимся!

Консул сидел, молчал, а потом, заплакав, махнул рукой, мол, женитесь…

— Милорд! Я сделаю Вашу дочь счастливой! — продолжил Хашимит, набравшись храбрости. — Мы с ней поженимся… Свадьба через три дня.

— Что!?? — снова взвыл консул. — Моя дочь, как простолюдинка, и через три дня замуж??

— Успокойся, папа! — крутила Ильмарэ из отца верёвки. — Сегодня мы с Хашимитиком объявим помолвку. А свадьбу сыграем через два месяца — приличия–то надо соблюдать.

Два месяца Хашимит сидел как на иголках. С одной стороны, он сам безумно хотел эту женщину. С другой стороны, никто бы не поверил, скажи, что Хашимит жутко боится — вдруг консул передумает и откажет ему? Но всё обошлось. К назначенной дате приехали родственники из Галанте. Свадьбу отмечали в консульстве, со всем шиком.

После мероприятия и застолья молодые отправились в опочивальню, отмечать начало «медового месяца». Впрочем, он у них не прекращался с того вечера в консульстве.

Тем временем консул общался с Гэлторном, заместителем главы Иностранного Департамента Объединённого Королевства Галанте.

— Ну как, всё получилось? — спрашивал консула старый аграф.

— Да. Последнюю дочь наконец–то пристроил. Теперь могу и умереть спокойно.

— Дочку–то не жалко? — участливо спросил Гэлторн.

— Жалко конечно. Родная кровиночка, всё же — и за дикаря отдать пришлось. — вздохнул консул. — Эх, и в кого же такая уродилась? Все старшие сёстры и замуж хорошо вышли, и положение в обществе имеют. Кто на госслужбе, кто уже консультантами в совете директоров банка… А младшенькая… ведь самая моя любимая!.. а из всех умений — только хвостом перед мужиками вертеть да ноги раздвигать. Ну, да тут она все свои таланты и раскроет. Раздвигать ноги умеет, а рожать научится.

— Ну что же. Пора тебе и с зятем поговорить. — глубокомысленно заметил Гэлторн. — Время пришло.

Утром Хашимит вышел из их комнаты. Он не стал будить Ильмарэ, пусть поспит после бурной ночи, а ему надо подкрепиться. В столовой уже завтракал консул.

— Ну, здравствуй, зятёк! — приветливо сказал он, продолжая есть. — Как дочка? Спит?

— Да… папа… — всё же Хашимит побаивался тестя.

— Разговор у нас с тобой назрел, Хашимит. — как ни чём не бывало, продолжал завтракать консул. — О будущем. И твоём, и моей дочери.

— Папа… Я для Ильмарэ готов на всё!.. — начал Хашимит.

— Вот и прекрасно. Ты, конечно, выдающийся командир, это да… — продолжил консул. — Но для моей дочки мало быть женой военного, пусть и высокопоставленного. Другие аграфки, вон, королевы…

Консул замолчал, пристально глядя на Хашимита.

— Но я не король… — вырвалось у него.

— А можешь им стать. Можешь, Хашимит… ибн Джумад… ибн Куссир… ибн Кассам … ибн Сабир…

Хашимит сидел весь покрытый потом, не в силах даже произнести слово, а консул медленно и размеренно повторял одно за другим имена его родословной. Настоящей родословной, за которую его здесь, в Галифате, Хашимита сразу сожгут на костре. Ещё бы — перечислив четыре десятка имён, консул произнес последнее — «ибн Муталиб». Да, никто из его окружения и не догадывался, что Хашимит — прямой потомок сына Муталиба, рождёного от любимой наложницы. У Хашимита на шее висел амулет — на самом деле информкристалл, где были собраны голозаписи всех его предков, от самого сына Муталиба. Все его предки подтверждали свою родословную, перечисляя своих предков и называя наследника.

— Ты так и собрался быть на побегушках у этих придурков, сидящих в Медоне? — задал вопрос консул. И Хашимита прорвало.

— Знаешь, папа… Моя мать после смерти отца раскрыла мне эту тайну, и рассказала, что это я должен был быть на месте этих уродов! Я, а не они!!!.. — несло его — Я все эти годы жил, ложась спать каждый вечер и не зная, встречу ли следующий вечер живым, или буду гореть на костре к тому времени….И ты представить себе не можешь, как я ненавижу тех тварей в Медоне!!! Не можешь, ты это понимаешь!!?

— Вот и отлично! — улыбнулся консул. — Ты готов стать королём?

— Чего — королём? — ошарашено спросил Хашимит.

— Как — чего? — деланно удивился аграф. — ЭнМаанского Королевства. Твоего. А ты будешь его Королём — Хашимитом Первым. Твои дети будут уже именовать его не просто ЭнМаанским, а — Хашимитским Королевством. Ну, как тебе перспктива?

— Перспектива мне нравится — прошептал Хашимит. — Но… как?..

— А вот об этом, зятёк, пока не думай. Время придёт — и тебе нужно будет лишь просто согласиться…

Через месяц, когда Галифат потерял почти все системы, консул позвал его в гости.

— Вот теперь время пришло, дорогой зять. — приоткрывал перед ним план тесть. — Сейчас мы сделаем запись твоего обращения к жителям ЭнМаана. Что, не знаешь, что сказать? Не беспокойся — текст тебе уже составлен, ты главное прочти его. Все твои заместители, которые обязаны тебе, под нашим контролем. Гуфиев всех сегодня ликвидируют. В общем, не забивай голову, иди за моим заместителем, он всё организует.

И действительно — Хашимит даже понять не мог, что произошло в тот день, но на следующий день его уже короновали как Короля ЭнМаанского Королевства, прямого потомка Муталиба, Хашимита Первого. Короновалась и Ильмарэ, как его жена.

Волнений на планете почти не было — все части сразу присягнули ему на верность. Более того, на оставшихся двух системах Галифата, Медоне и АльРиаде, так же вспыхнули мятежи. Мятежники как–то очень быстро захватили всех Мудрых Старцев и в тот же день показательно казнили вместе с семьями. После чего — вот неожиданность! — от населения планет поступило обращение с просьбой принять обе системы под его руку. Так, буквально за несколько дней возникло ЭнМаанское Королевство, Галифат исчез со звёздных карт Содружества.

Глава 24

Заместитель Главы Иностранного Департамента Объединённого Королевства Галанте, Лорд рода Алой Розы Гэлторн сидел в кресле в маленьком уютном кабинете, глядя на стену, отображающую вид на Мерсию из космоса. Сегодня — последний день работы созванной конференции, на которой решался вопрос о «наследстве Галифата». С минуты на минуту должен был прийти приглашённый им для приватного разговора глава делегации Гардаррской Федерации, и этот разговор будет итогом его напряжённой работы в течении почти пяти месяцев.

Опала коснулась не только знатных родов Тартана. Теперь королевскую немилость почувствовали старейшие аристократические семьи Камбрии, и род Алой Розы не был исключением. Не успели пройти празднования коронации новой Королевы, как начались массовые отставки во всех департаментах Объединённого Королевства. Гэлторн, Лорд рода Алой Розы, занимавший пост Главы Иностранного Департамента, был в числе первых, получивший предписание удалиться в родовой комплекс. Вскоре дети Гэлторна лишились хороших мест в финансовых учереждениях на Мерсии и были вынуждены перебраться в Армарру. Сам он уже почти два года жил в своём родовом комплексе на Камбрии, и даже волна смертей, выкосившая немало представителей «старой» аристократии, не заставила его бросить свой дом и уехать к детям. Гэлторн решил, что умрёт в своём доме, там, где он родился и вырос, там, где находилась меллорновая роща, под каждым деревом которой лежали его предки. И он тоже скоро к ним присоединится, недолго уже ему осталось. Сейчас же он просто жил и наслаждался каждым отведённым ему Создателем днём. Новости он давно уже не смотрел — чего лишний раз портить себе настроение? Пришедший ему на смену выскочка из «новых» уже за первый месяц наворотил столько дел, что любому, кто прийдёт на его место, на разгребание «наследия» придётся потратить годы.

Вызов от личного секретаря Её Величества Калиарии Первой с приглашением на аудиенцию Королеве удивил Гэлторна, но ничуть не напугал. Что бояться? Смерти? Не в его 118 лет. Но, как бы он не относился к преемнице Бетаниэль Второй, Гэлторн, как истинный аристократ, сразу же по получении вызова отправился на Мерсию, хоть и не понимал, чем же это такой покрытый мхом старый пень, как он, заинтересовал Королеву.

Сутки перелёта с Камбрии он от нечего делать развлекал себя, пытаясь представить, как же это ребята Её Величества собираются его ликвидировать. Может, тихо удавят в его каюте? Нет, банально. Или отравят его в корабельном баре? Нет, тоже оригинальностью не отличается. Устроят сердечный приступ в челноке, когда нет доступа к медкапсуле? Хм… ну, это было бы уже пооригинальнее… Или аварию челнока устроят, как тогда поступили с Ниэллоном… Однако никто не пробрался к нему в каюту, не отравил ни один из напитков, челнок доставил его на поверхность как часы и без происшествий, и по дороге к Королевской резиденции никто его не пристрелил.

В назначенное время он уже был у поста охраны Королевской резиденции, ожидая сопровождающего. Прибывшие дворецкие провели его в приёмную, где его уже ждал личный секретарь, без ожидания сразу же сопроводивший его в рабочий кабинет, где сидела Её Величество Калиария Первая.

— Здравствуйте, Лорд! — Королева не была настроена на долгие разговоры ни о чём.

— Ваше Величество! — поклонился Гэлторн Королеве.

— Ваши опыт и знания снова нужны Галанте. — Калиария с трудом произнесла эти слова.

Не любила она «старую» аристократию, что поделать. Но «новые» сейчас показали свою профнепригодность, и она, скрепя сердце, была вынуждена привлекать специалистов из «старых».

— У нас проблема возникла, с Галифатом. — Калиария выжидающе смотрела на него.

— Полгода. Максимум. — просто ответил Гэлторн.

— Что — полгода?

— Полгода на то, что от Галифата ничего не останется, Ваше Величество. — как бы мимоходом отметил он. — А то и меньше.

Калиария молчала, обдумывая его слова.

— Лорд, давайте поговорим начистоту. Я предлагаю Вам возглавить Иностранный Департамент, чтобы навести в нём порядок и решить возникшие за последнее время проблемы.

— Упаси Праматерь, Ваше Величество… — замахал руками Гэлторн. — Старый я уже, 119 будет скоро… Вот консультантом могу пойти. Ну, заместителем Главы Департамента, да и то, в самом крайнем случае…

— Сейчас и есть крайний случай — оборонила Калиария. — Мы не ожидали, что Империя Арвар нападёт на Галифат.

Гэлторн молчал, потом, вздохнув сказал:

— Ваше Величество! Вы сами просили говорить на чистоту. Так вот — Галифат как проект в лучшем случае придётся отложить в самый дальний контейнер. Он себя полностью исчерпал. Максимум, что возможно сделать сейчас — это сохранить несколько галифатских систем, но в другой упаковке. Нынешний Глава Департамента развил бурную деятельность, подбивает всех заступиться за Галифат, объявить войну арварцам и араттцам… Этот идиот не понимает, что он добьётся только противоположного результата. Никто не заступится за Галифат, даже его главный торговый партнёр, Хакданский Орден, поскольку Галифат никому не симпатичен. Что поделать — мы сами его таким создали.

— Вы сказали — проект, Лорд? — удивлённо спросила Королева.

— Проект, — подтвердил Гэлторн. — Думаете, каким образом ихнему Муталибу с кучкой голодранцев удалось захватить власть на Медоне, а потом прибрать к рукам соседние системы? Без нашей помощи харша лысого бы у них получилось…

— Но… сейчас–то что можно сделать? — Калиарии стал интересен разговор.

— Эту вывеску — я про Галифат — надо сменить на что–либо новое. Есть у меня один вариант, глядишь, несколько систем можно будет и сохранить. Три, максимум четыре.

— Действуйте, Лорд… Точнее — Заместитель Главы Иностранного Департамента, с этого момента. — Калиария поняла, этот — сделает.

За эти месяцы Гэлторну пришлось поднять всю резидентуру в Галифате и просмотреть все возможные кандидатуры для нового проекта. Вот самая подходящая — уроженец системы ЭнМаан Хашимит, прямой потомок Муталиба. А паренёк–то шустрый, и с хваткой, подумалось ему, когда он читал его послужной список. Вон какую карьеру уже сделал, и только своими силами. По горам трупов пойдёт ради цели. Впрочем, почему «пойдёт»? Уже идёт, широкой поступью.

За последующие месяцы консулы Галанте вели Хашимита по одному Гэлторну известному пути. Несколько бесед с Командующим Армией Пророка, плюс перевод немалой суммы кредитов на один из счетов в банке Мерсии — и вот Хашимит переведён с повышением на ЭнМаан. Домой, туда, где его родня. Гэлторн какое–то время наблюдал за его самостоятельными действиями — Хашимит сам забрал с собой на ЭнМаан своих подчинённых, тех, кто прошли с ним Беккею, а потом и Арраму. Это хорошо, есть люди, кто зависит от него. Консул Объединённого Королевства в ЭнМаане получил от Гэлторна обещание — если тот организует свадьбу Хашимита на своей младшенькой, (та еще… «простипраматерь»), его старшие дети получат хорошие должности на Мерсии. Получилось. Дичь попала в сладкую ловушку, из которой ей теперь не выбраться.

Два месяца до свадьбы, пока новый командующий силами Галифата в системе ЭнМаан брал штурмом в постели прелести своей ненаглядной, во всех консульствах Объединённого Королевства в Галифате кипела работа. Было куда спешить — Галифат начал терпеть одно поражение за другим.

Вначале его флоту, а потом и эскпедиционным корпусам пришлось покинуть почти захваченные аратские системы, затем — потеря одной за другой трёх систем, захваченных Империей Арвар. Свадьба состоялась, так сказать, «под звуки канонады». За несколько дней до неё системы Галифата был одновременно атакованы флотами Аратты, Ракшаса, Аш — Камази и — Гардарры! Уцелевшие галифатские эскадры оставались лишь в трёх системах, столичной Медоне, АльРиаде, и самом ЭнМаане, и бросать их против любого их противников означало обречь их на уничтожение — они уже ничего не могли исправить в сложившейся ситуации. Аратта планомерно захватывала планеты граничащих с ней систем ЭнДжарах, ЭсМухаррак и АльДоха, а так же буквально недавно захваченную Галифатом Арраму. Силы Ракшаса штурмовали близкорасположенный к нему Дейр — Маскат. Хитрые Аш — Камази, зная, что армаррцы, чей флот так и стоял в системе Егева, не смогут бросить их на произвол судьбы, все имеющиеся силы направили в системы Беккея, выгнав оттуда арварцев, и примыкающую к ним же систему Телль — Чидда. На их счастье, арварцы потеряли в схватках с галифатцами немало своих эскадр и больше не могли осуществлять захваты. Ну и просто то, что никто не ожидал — гардаррские эскадры появились в самой окраинной, но, пожалуй, самой важной галифатской системе Каппадия, через которую, собственно, и шёл транзит в системы Хакданского Ордена. Гардарра, старый верный враг…

Пришло время раскрыть карты перед Хашимитом, и консул на ЭнМаане справился на отлично. Паренёк сразу понял открывающиеся перед ним перспективы и дал своё согласие. Ещё бы, воплощались его самые сокровенные мечты.

В медовый месяц Хашимит не слезал со своей суженой, обрюхатив её в итоге, а в консульствах на ЭнМаане, АльРиаде и посольстве в Медоне от работы сотрудники просто падали с ног. Фактически в трёх оставшихся системах Галифата все было подготовлено к государственному перевороту. В назначенный день Гэлторн дал отмашку.

Те дни он безвылазно просидел в здании Департамента, и на сон у него уходило максимум два часа в сутки — в его–то возрасте! Но за эти три дня на его глазах творилась история. Вначале все подразделения Армии Пророка на всех трёх системах подняли мятеж. Командиры были либо куплены, либо прижаты имеющимся на них компроматом. По всем голо–каналам в системе ЭнМаан пустили обращение Хашимита к населению системы. Ребята из аналитического отдела хорошо поработали, текст был составлен просто безупречно. Ну и сам Хашимит не подкачал — произнес его искренне и проникновенно. Он обвинил Мудрых Старцев в узурпации власти, привёл факты нарушения ими тех законов, за которые простых жителей отправляли на костёр, после чего сообщил, что является потомком чудом уцелевшего сына Муталиба, приведя в доказательство свою настоящую родословную. После чего, объявил, что повинуясь великой жалости сердца, и по праву от рождения, править ЭнМааном он будет единолично. Система ЭнМаан объявлялась Королевством, а сам он — его Королём, Хашимитом Первым.

Одни группы военных сразу взяли под контроль ключевые объекты — станцию контроля гравипередатчиками, основные станции монорельса, банки. Другие малочисленные группы занимались ликвидацией гуфиев и наместников Мудрых старцев. Возникли некоторые проблемы с частью кораблей эскадр, стоявших в системах. Часть отказалась присягнуть новоиспечённому Королю — и на орбите ЭнМаана развернулся настоящий бой, впрочем, с предсказуемым результатом. Станции МКО были в руках сторонников Хашимита, координации между кораблями, сохранившими верность Мудрым Старцам, не было, и их просто по одному уничтожили.

На следующий день состоялась коронация Хашимита и его супруги. Трансляция этого события шла не только на весь ЭнМаан, но и на АльРиад и Медону — там так же восстали военные.

На АльРиаде переворот осуществлялся по тому же сценарию, что и на ЭнМаане — взятие под контроль ключевых объектов и ликвидация гуфиев и местного руководства. Так же по всем галифатским информационным каналам шла трансляция выступления Хашимита, а на следующий день — коронация его вместе с красавицей–женой. Взявшие власть военные обратились к населению планеты с призывом обратиться к Королю Хашимиту Первому с просьбой принять их систему по свою руку и избавить от арварцев, чьи рейдеры уже без опасения паслись на дальних подступах к планете.

А вот в столице Галифата, Медоне, не все части перешли на сторону мятежников, и на планете развернулись кровопролитные бои. Пришлось брать штурмом дворцы, где жили Мудрые Старцы. Впрочем, штурм дворцов прошёл успешно — ещё бы, костяком штурмовых отрядов были тайно прибывшие из Галанте группы специального назначения, попросту говоря — ликвидаторы. Вскоре по информационным каналам пошли репортажи из взятых дворцов — населению показывали, в какой роскоши жили Мудрые Старцы, как они сами нарушали все запреты, к соблюдению которых сами же и призывали. И, естественно, показали трупы Мудрых Старцев, а так же всех членов их семей.

Только Гэлторн, да и выполнявшие эту работу диверсанты знали — кое–кто спасся. Точнее, сами же аграфы и спасли по одной наложнице каждого Мудрого Старца, выбрав тех, что были беременны. Их в тайне вывезли в Галанте — кто знает, может, однажды придётся уничтожить ЭнМаанское Королевство, вот тогда и пригодятся потомки сподвижников Муталиба, эти самые ещё не родившиеся дети. Ведь точно так же, давно, когда нужно было уничтожить всю семью Муталиба, ликвидаторы спасли его любимую наложницу, чей потомок теперь пребывал в эйфории от наличия на голове королевской короны.

На космической станции Содружества в системе Мерсия подходила к завершению Конференция по вопросу Наследия Галифата. Конференция была созвана по требованию Хакданского Ордена, Конфедерации Делус и, как ни странно, Оширского Директората. Объединённое Королевство вроде бы занимало нейтралитет в этом вопросе, и предложило свои услуги посредника для проведения Конференции. Вот только мало кто знал, что дипломаты Галанте приложили немало усилий в приватных беседах с оширцами, хакданцами и делуссцами, чтобы убедить их требовать проведения Конференции сообща. Ведь главными интересантами были сами аграфы.

Впрочем, и противная сторона вступила консолидированно — Гардарра, Аратта, Ракшас, Егев и Империя Арвар заявили, что условием их участия в Конференции является признание территориальных приобретений. Скрепя сердце, инициаторы Конференции согласились с этим условием.

Конференция шла уже четыре дня, за которые были в общем решены все вопросы. Галифат официально объявлялся ликвидированным, его правопреемником объявлялось наскоро сколоченное ЭнМаанское Королевство, все системы, захваченные другими сторонами, признавались перешедшими под юрисдикцию этих сторон. Оставался самый последний, и самый важный вопрос, без решения которого все остальные решения не будут приняты — принадлежность системы Каппадия. Окраинной системы Галифата, граничащая с Хакданом, через которую шёл поток товаров из Ошира в Делус. И сейчас эта система оказалась в руках гардаррцев.

— Дорогой Будивой, — обратился Гэлторн к главе делегации Гардаррской Федерации. — Вы же понимаете, что Каппадия слишком важна для многих государств, от Ошира до Делуса, чтобы позволить вам владеть ею…

— Дорогой Гэлторн, — сидящий в кресле напротив гардаррский дипломат смотрел на него с какой–то лёгкой иронией. — Так в чём проблема? Да, система Каппадия даёт нам возможность прямого транзита и в Хакданский Орден, и и в Егев, и даже в Империю Арвар. Мы так же понимаем, что наличие ещё одного государства на такой важной линии транзита вызывает беспокойство производителей и покупателей товаров. Но что мы можем получить в обмен на то, что откажемся от прав на неё?

— Все государства Содружества признают аннексию вами урканских систем…

— Этого мало, дорогой Гэлторн! — улыбнулся Будивой. — Помимо этого, все государства должны признать независимость Малой Гардарры и признать результаты референдума.

— Какого референдума? — не понял Гэлторн. — Вы их уже столько провели…

— Как какого? — Будивой продолжал улыбаться, изобразив удивление. — Референдума в Малой Гардарре о вхождении в состав Гардаррской Федерации, конечно!

— Мы…. — Гэлторн призадумался на мгновение. — согласны! Итак — Гардаррская Федерация передаёт систему Каппадия новому ЭнМаанскому Королевству. А Содружество признаёт все приобретения Гардаррской Федерации, признаёт государство Малая Гардарра, и признает результаты референдума, который пройдёт там.

— Нет, дорогой, Гэлторн! — расхохотался Будивой. — Вначале — признание воссоединения систем с Гардаррской Федерацией, на основании проведённых там референдумов. Затем — признание Малой Гардарры. Это — должно быть сделано на Конференции. Затем — признание результатов референдума о воссоединении Малой Гардарры с Гардаррской Федерацией… А чтобы ни у кого из присутствующих на конференции не возникли сомнения в наших намерениях, этот референдум пройдёт уже через неделю. И лишь только после этого самого воссоединения — передача системы Каппадия под юрисдикцию… Нет, опять не угадали — Хакданского Ордена!

Гэлторн чуть дара речи не лишился от такой наглости.

— Это несерьёзно! — выпалил он. — Никто с этим не согласится!

— Ошибаетесь, дорогой Гэлторн. — Будивой словно издевался над ним. — Это предложение уже разослано всем делегациям. И знаете что? Делегация Хакданского Ордена полностью одобряет такое решение. Оширцы и делуссцы, кстати, тоже — они будут рады, что одним государством на транзитном пути станет меньше. При этом им самим от Малой Гардарры ничего не надо. Согласны Аратта, Ракшас и Егев — им надо побыстрее легитимизировать свои приобретения. Негуманоиды так же ничего не имеют против — они заинтересованы в как можно скорейшей ликвидации очага напряжённости.

— Хорошо, — прошептал Гэлторн. Выиграть эту партию он никак не мог. — Мы согласны…

Глава 25

— Они прошли последнюю систему подскока на пути к Аркаму и ушли в гипер — Азар Бальдов делился последними новостями с сидящим в его кабинете Витенем Тривовым.

— Слава Создателю… — вздохнул тот. — Аш сейчас будет нужен как никогда… На Земле.

— А что там такого?

— Пришло время выйти на контакт с властями того государства, где живут тамошние гардаррцы, его земляки. И снова нужны псионы. Имеющихся снова не хватает. — Видно было, что сам Витень не очень рад перспективе контакта с местными властями.

— Думаю, там ситуация ещё сложнее, — вздохнул Азар. — Скоро придётся представить Землю в Совете Содружества. Лучше мы это сделаем сами, нежели нас заставят это сделать добрые соседи. Вот тут Аш понадобится ещё больше.

— Прецедент Лорбонцы — Райтены? И мы выложим им Землю на подносе?

— Да, — продолжил Азар. — Выложим. Всё как положено. Предъявим Аша, предоставим его историю. Выдадим место Земли на звёздной карте. И объявим его владельцем этой планеты.

— Так наши дорогие соседи сразу туда направят свои экспедиции… — Витень уже представлял себе будущее той планеты, после того, как её посетит «эскпедиция» из Империи Арвар.

— Пусть отправляют. — ухмыльнулся Азар. — Почти два года полёта в один конец…

— Три?… — Витень понял задумку Азара.

— Конечно, три. — Азар улыбался в 33 зуба. — Мы обязаны предоставить координаты самой звёздной системы. А вот о кратчайшем маршруте до неё речи нет. Да, открою ещё маленькую тайну — наши бродяги нашли в Ракшасе три контейнера с антиматерией для космической яхты, что до сих пор стоит в ангаре на Аркаме. Если найдём сам источник антиматерии, перелёты между системами сократятся на порядки.

— Её Величество ждёт вас, Лорд. — сообщил личный секретатрь, проводив его в кабинет Калиарии.

— Моя Королева!.. — Гэлторн поклонился в пояс Её Величеству Калиалии Первой.

— Здавствуйте, Лорд! — Калиария сидела в кресле около столика, заполненного экзотическими фруктами, приглашая его присоединиться к ней. — Какие хорошие новости Вы принесли мне сегодня?

Гэлторн уселся во второе кресло и начал свой рассказ.

— Конференция завершилась, Ваше Величество, — неспеша говорил он, — мы достигли всего, что было возможно. Как я обещал, три системы мы сохранили — ЭнМаан, АльРиад и Медона теперь имеют вывеску «ЭнМаанское Королевство». Сегодня состоялся референдум в Малой Гардарре, и уже через два дня, после объявления его результатов… впрочем, результат там был вполне предсказуем, произойдёт объявление о воссоединении Малой Гардарры с Гардаррской Федерацией. В тот же день состоится передача планеты в системе Каппадия прибывшей администрации Хакданского Ордена.

Гэлторн перевёл дух и продолжил:

— Самое главное, Гардарра не получила систему Каппадия, и, как и до этого, не имеет прямого выхода к системам Хакданского Ордена и Империи Арвар. Как раньше Каппадия перекрывала им этот выход, так и перекрывает. Формально теперь они получили выход на Хакдан, через саму Каппадию, но фактически это ничего им не даст.

— Гардарра?.. — с легким удивлением переспросила Калиария. — Она–то тут причём?

— Она, Ваше Величество, и являлась главной точкой приложения усилий нашей дипломатии все эти тысячелетия. — спокойно излагал Гэлторн. — Что бы там не говорили по информационным каналам, но именно Гардарра — главная угроза Объединенному Королевству. Была, есть и будет.

— Но разве не Оширский Директорат или Свободные миры Армарры являются нашим главными конкурентами? — Калиария стала проявлять интерес к разговору. Излагаемый Гэлторном взгляд на мировую политику был очень своеобразным. Она лично налила старику в чашку горячий напиток, показывая ему своё расположение.

— Оширский Директорат замкнут на самого себя. — Продолжал размышлять Гэлтор, взяв чашку с напитком и аккуратненько отпив глоток. Хмм… Нечто новое. Божественно… — Армарра… да, это конкурент. Но это же и «дальний родственник» Галанте. Армарра хочет быть первой в соревновании с нами. А с Гардаррой у нас не соревнование, а битва насмерть. Армарра сделает нас вторыми, Гардарра — вообще уничтожит. Не зря один из моих предшественников говорил, что чувствовал себя неуютно, когда Гардарра ни с кем не вела войну.

— Тяжело стало с гардаррцами, — вздохнул он. — Эх, как хорошо было при Рекомендательном Объединении. Насвистишь им про всеобщую справедливость, а эти идиоты сразу слюни пускают. Да, славные были времена… А теперь… Все, вернулась та, старая Гардарра. Эти в ответ тебе в три раза больше насвистят, да ещё издеваются, сволочи… Работать нужно теперь по–новому, а то расслабились, понимаешь…

— Как вам напиток? — вдруг спросила Калиария.

— Божественно, Ваше Величество. — абсолютно искренне сказал Гэлторн. — Никогда ничего подобного не пробовал. Что это? И откуда?

— Из Гардарры. Называется «чай». — с усмешкой смотрела на него Калиария. — Доставили в Галанте наши ребята, по возвращению из Аркама. Колония такая у Гардарры. Там сейчас собираются все маргиналы с Тартана. Ребята выясняли возможность ликвидации дочери одного из лидеров тартанских сепаратистов.

— Аркам? Помню, помню… — задумался Гэлторн. — А вот насчёт ликвидации… Скажу своё мнение, Ваше Величество. Ликвидация дочери старого Лорда клана Мака Предгорного будет огромной ошибкой. Во–первых, это даст гардаррцам повод объявить нам войну. А во–вторых, никто из других государств не встанет на нашу сторону. К сожалению, Галанте в последние годы окончательно перестало быть симпатичным для своих соседей.

— И что же Вы, Лорд, предлагаете? — вспылила Калиария. — Оставить всё на самотёк? Туда уже перебрались старейшины полсотни тартанских кланов! Думаете, я не понимаю, что они хотят?! Выбрать себе нового Короля и разорвать Унию!!

— И я это понимаю, Ваше Величество — абсолютно спокойно продолжил Гэлторн. — Вот только смерть Леди Лораниэль начего не даст. Её клан уже присягнул её старшему сыну. А младшему принесли присягу старейшины их клана–союзника. На Аркам уже перебралось более чем полсотни тысяч аграфов, покинувших Тартан, и поток не останавливается.

— Но что же Вы, Лорд, можете предложить? — логичные доводы Гэлторна вернули Калиарии успокоение.

— Усилить охрану короны Тартана. А лучше вообще вывезти её в Вашу резиденцию. Сюда, на Мерсию.

— Корону? — Калиария снова не понимала ход мысли собеседника.

— Да, Ваше Величество, корону. К сожалению, уехали в Гардарру не маргиналы, а реальные лидеры и старейшины тартанских кланов. И там, на Аркаме, происходит что–то непонятное. Уже многие аграфки и аграфы вступили в браки с местным населением. В браки! Освящённые в храмах, с клятвой перед Создателем! И речь идёт не только о «чавах» — в брак с гардаррскими дикарями вступили и аристократы! Но, что самое пугающее — их потомство имеет процент соответствия эталону выше, чем у королевской семьи здесь, на Мерсии… Сейчас на Аркаме убийство одного человека ничего не решит. Как и уничтожение сотен, а, может быть, и тысяч… Мы не в состоянии помешать проведению самих выборов нового Короля — формальности кланы соблюдают, а их количества скоро будет достаточно для кворума. Но мы можем не допустить возложения на голову выбранного Советом Кланов самой короны Тартана. А без коронации выбранный никаким Королём никем считаться не будет.

Калиария долго молчала. Ситуацию с тартанскими кланами Гэлторн показал ей с другого ракурса, и его мысли были абсолютно правильными.

— Я согласна с Вашим мнением, Лорд. — наконец, произнесла она. — Я передам Главе Секретной Службы, чтобы его подчинённые воздержались от активных действий в отношении тартанцев.

— Спасибо, Ваше Величество, — улыбнулся в первый раз за весь разговор Гэлторн. — Ваше Величество… а… можно мне… ещё этого напитка?

Они продолжали разговор под очередную чашечку чая.

— В чём Вы видите главное направление деятельности Вашего Департамента, Лорд? — Калиария положила ему на блюдце несколько долек каких–то экзотических фруктов.

— Пока — улучшение имиджа Галанте. Благо для этого появились хорошие ресурсы. Только изъятых средств трех вожачков арварских кланов, что погибли при нападении галифатцев на Аксуму, у нас оказалось несколько десятков тысяч корпов кредитов Содружества. — Гэлторн съел дольку какого- то очень приятного на вкус фрукта. — Ну, и работа с той же Империей Арвар. Нужен новый инструмент воздействия на Хакдан, Делус и ту же Гардарру, и она сейчас подходит лучше всех. Но для начала нужно там привести к власти того, кто будет нам и обязан, и нами же контролируем. Да и кандидатура хорошая уже имеется. Герой, принявший первый удар галифатцев, единственный из трёх глав кланов, кто участвовал в возвращении утерянных арварских систем и уцелел в бойне… Да, что–то слишком большой номер у их нынешнего Чорного Властелина. Надо бы сбросить счётчик…

Калиария улыбалась — ей понравился разговор с этим старым Лордом.

— Лорд, а что там с этим… как его… ЭнМаанским Королевством?

— Пока ничего — ему надо… устояться, что ли. Да и соседям надо к нему привыкнуть.

— Но мы, получается, потеряли инструмент воздействия и на Гардарру, и на Аратту, и на Ракшас — подвела неутешительный итог Калиария.

— Не потеряли — просто отложили на время. Не смотрите на вывеску, Ваше Величество, смотрите на содержание… — Гэлторн съел ещё одну дольку — вкусные, заразы… — По сути своей это останется тот же самый Галифат, с теми же законами и порядками. Придёт время — и ему найдётся своё применение.

— И когда мы сможем снова использовать для наших целей этот новый Галифат? — Калиария смотрела на Гэлторна с огромным интересом.

— Если честно, Ваше Величество — не знаю. — прямо ответил Гэлторн. — Просто в нужный момент этот инструмент выполнит своё предназначение.

— Тогда в чём смысл… всего этого?.. — Калиария чувствовала какую–то досаду.

— Ваше Величество, не смотрите на мировую политику как на некий план по строительству автоматизированной линии. Это не стройка, и не научное исследование. — Гэлторн смотрел на Королеву, как отец на дочь–подростка. — Это игра. Даже не так — Игра, длиною в вечность. Мы — лишь те, кто приходит за её стол. Эта Игра, на которую я потратил всю свою жизнь, и те, кто придут мне на смену, так же потратят свои. Они так же однажды передадут место у её стола молодой смене — а Игра шла, идёт, и будет идти. Столько, сколько будут существовать в этой вселенной разумные существа…

Вот они и дома, их почти десятимесячное вынужденное путешествие подошло к концу. Из челнока, приземлившегося на лётном поле космопорта Аркама, вышли трое и направились к большой группе встречающих.

А встречающих было много. Квета с тремя детьми обступили Идана. Иля с визгом повисла на Траяне, и сейчас их обоих обнимали двое сыновей. А к Сашке подходили по очереди — Велибор с учёными, несколько охранников. Мэр Берсуата, самого крупного мегаполиса Аркама, Войдан в сопровождении Соли с уже двумя малышами. Игорь и Наташа со своей двойней, Настя с Бакуней, держащим на руках маленькую Елену. Все обнимали его, радуясь их возвращению. И вот, наконец — она, его жена, мать его детей.

Лораниэль подошла, держа за руки шедших по бокам Яра и Дана.

— С возвращением, муж мой! — Сашка просто наслаждался, глядя на неё.

Он крепко обнял Лораниэль и теперь нежно целовал её губы, щёки, аккуратный носик.

— Как же я по тебе соскучился! — Сашка снова утонул в этих двух изумрудных омутах.

— Папа! — теребили его Яр с Данном. — А мы?

— Вот вы где, мои герои! — Сашка подхватил обоих сыновей себе на руки.

К ним подошли четверо аграфов. Гильдор взял у него Яра, Храванон — Дана, а два незнакомых ему аграфа поднесли двух младенцев в комбинезончиках — девочек- близняшек, ушастеньких, как их мама.

— Милорд! — вдруг перешла на официоз Лораниэль, и Сашка почувствовал в ней какую–то неуверенность и в то же время надежду, что ли…

— Это ваши дочери. — продолжала Лораниэль. — Я неделю назад провела обряд приёма в семью, дав имена дочерям.

Лораниэль, замявшись, замолчала. Собравшись духом, она продолжила:

— Милорд… Это — Мита. — Лораниэль показала на девочку по левую руку от него. — А это — Тура.

Она снова замолчала, и Сашка почувствовал то сильное волнение, что было в её душе — Лораниэль очень нуждалась в его поддержке и одобрении.

— Спасибо… — он снова обнял Лораниэль. — Спасибо за дочерей. И особенно за их имена.

— Я… Я должна была так сделать. — Лораниэль смотрела ему прямо в глаза.

— И ты всё правильно сделала. — Он с нежностью смотрел на так дорогую ему женщину.

И в этот момент не нужно были никаких слов, ибо никакие слова не могли передать то, что почувствовала Лораниэль в его взгляде. Нежность и радость, понимание и благодарность. И бесконечную любовь. Сашка поцеловал Лораниэль, и она со страстью ответила ему.

Сейчас они стояли слившись в долгом поцелуе и не обращая внимание ни на что вокруг. Где–то в Содружестве одни государства воссоединялись, другие пожирали друг друга, отрывая друг от друга как куски плоти целые звёздные системы, третьи, как ящерицы, отбрасывающие прищемлённые хвосты и менявшие окрас, преобразовывались, оставаясь по сути тем же, чем были. Кипела торговля, интриговали дипломаты и спецслужбы. Где–то в потаённых уголках Вселенной великие тайны тысячелетиями ждали, когда же, наконец, их кто–то приоткроет. Но именно в этот момент и Сашке, и Лораниэль не было дела ни до одних, ни до других, ни до третьих — вся их Вселенная сейчас была здесь, на этом лётном поле космопорта далёкой колонии Гардарры. Самое ценное, самое дорогое, то, ради чего и стоит вообще жить — было здесь, рядом, сейчас. Потом они вернутся к своим заботам и обязанностям — но это будет потом.

А сейчас — пусть весь мир подождёт.

Конец 7‑й книги.



home | my bookshelf | | Аш 7 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 50
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу