Книга: Петля времени



Петля времени

Грач Игорь


Петля времени



Петля времени


Все совпадения случайны.


Вместо пролога.


- Ну, вот представь себе, что ты... - Леха покрутил правой рукой в воздухе, как бы подыскивая нужную аналогию, - Ну, вот представь, что ты изобрел новые правила дорожного движения. Универсальные. То есть такие, что их применение позволяет изучившему использовать их везде. То есть, для того чтобы двигаться по дорогам общего пользования - нужно знать эти самые правила. Для движения по водной поверхности - нужно просто выучить эти же УПДД. Для передвижения под водой, перемещения в космосе... Да везде, там где нужно двигаться, можно и нужно применить твое изобретение.

Леха дернул себя за мочку правого уха и продолжил:

- И ты понимаешь, что использование этих самых твоих правил сразу решает целую массу проблем. Во-первых, для того чтобы научить водителя любого транспортного средства, достаточно сделать только две вещи. Освоить эти самые правила и привить моторику управления конкретным транспортным средством. То есть практически все это означает, что достаточно только научить человека 'рулить' своим средством движения - автомобилем, самолетом, подводной лодкой... А правила движения для всего этого - едины. Во-вторых, раз всё это определяется едиными правилами, то и обучение можно сделать более простым и понятным. И контролировать всякие нарушения, если они и будут, нужно и можно по единым стандартам. Всякие там ГИБДД, водная инспекция, воздушный контроль и прочие, могут работать единообразно. То есть человек, который знает УПДД, может работать в любой области контроля. А водитель - сдавать экзамен только на особенности управления своим конкретным мобилем...

Леха замолчал, а я задумался.

- Ну и что? Что это дает, кроме этого самого единства и единообразия?

- Как это что? Единая служба движения. Раз. Значит, единый подход к контролю и критериям оценки их труда. Единая методика оценки выполняемой работы. Два. Значит единая база и систематизация накопленного опыта. И создание единых методик обучения, что тоже немаловажно. Единая структура управления службой движения. Три. Ну и, естественно, экономия ресурсов, как финансовых, так и человеческих. Поскольку не нужно будет никакого взаимного согласования и создания разных межведомственных комиссий, которые должны решить банальный вопрос о наказании пилота, который посадил свой самолет на автомобильную дорогу общего пользования...

Леха опять замолчал, а я, подумав, снова его спросил:

- И для чего ты это все сказал?

- А вот ты представь, что пользы от твоего изобретения - вагон. А внедрить ты его не сможешь.

- Это еще почему? Ведь если предположить, что такие правила можно создать, то это же решит целую массу проблем!

- И породит целую кучу недоброжелателей, которых ты оторвешь от кормушки и лишишь их законного куска черной икры, который они кладут на свой тонкий кусочек масла.

- Это еще почему?

- Ну, так вот сейчас что есть? ГИБДД на автомобильных дорогах. Контроль воздушного движения. Контроль морского движения, который неявно выполняет функции и подводного. Благо подводный флот у нас государственный. Да и среди всех этих служб есть общегражданские, а есть и корпоративные. Военные те же. Так что если пилот посадит самолет не в том месте, то заниматься всем этим будет целая прорва охламонов, которых по большому счету и допускать до такого дела совсем нельзя. Ведь конечная цель любой проверки - это получение преференций именно для своей структуры.

Леха посмотрел на мою удивленную физиономию и продолжил:

- Непонятно? Ну, хорошо, слушай. Вот ты, к примеру, представляешь МЧС. К данному воздушному происшествию отношения не имеющего никакого. Но! Ты ведь имеешь контрольные функции. И должен соответствовать. Поэтому тебя включают в состав комиссии, которая разбирается с данным происшествием. И обладаешь властью поставить или нет свою подпись под неким протоколом. И не важно, что данный случай не привел ни к чему значительному: горючее там не вылилось на дорогу, дома не пострадали, не наступил вселенский катаклизм. Могло же быть, верно? Главное, что ты можешь выразить свое личное мнение, которое можешь внести в протокол. А у твоего начальника сложные отношения с... ну какой-нибудь другой контролирующей службой. Не включили, стервецы, ваших ребят в обслуживание пожарной сигнализации на своем жирном объекте. И вот тут-то ты и можешь показать свою значимость, внеся особое мнение своей службы в протокол. Все, конечно же, поймут, что это личные счеты. Но ведь особое мнение есть? Есть. Значит, не все в порядке в датском королевстве. И будут дополнительные проверки. Мстя! Мелкая такая, но вода камень точит.

- И к чему ты это все говоришь? Вроде как начали с правил...

- Начали-то с правил, а закончили отношением различных организаций. Потому, что каждый хочет показать себя значительным, при самом незначительном деле. Так что придуманные тобой правила, дающие самые глобальные и очевидные преимущества, никогда не пробьются сами по себе, даже если все окружающие будут понимать те блага, которые они несут.

- И в чем же дело? Что надо сделать, чтобы эти правила вошли в жизнь?

Но Леха, похоже, уже потерял интерес к данной теме и, посмотрев на меня каким-то задумчивым взглядом, проговорил:

- Да ерунда все это. Забудь. Пошли лучше в кабак, напьемся с горя.

- А что за горе у тебя случилось?

- Вот там и поговорим.

***

Леха Шихман мой единственный друг. Ну, может быть, до той самой преданной мужской дружбы он и недотягивает, но, по крайней мере, он именно тот, с кем можно поговорить в стенах нашего НИИ. И этот разговор, во-первых, никому не будет передан, а, во-вторых, с Лехой можно поговорить обо всем. И если это в его силах, то поможет. И подскажет. За просто так.

Ах, да! Совсем забыл.

Роман Гончаров, мнс, хотя и остепененный. Это я. Но, как водится с должностями для тех, кто не... мммм... имеет с начальством нашего института родственных или коммерческих интересов, всего лишь простой сотрудник рядовой лаборатории нашего славного богоугодного заведения. Да и наш институт, ФТТ, совсем не на слуху. Все-таки физика твердого тела, она не то чтобы совсем не нужна, а востребована в очень специфических областях. И там где востребована, там пристроились либо родственники нашего славного руководителя, либо его старые друзья, которые прекрасно понимают, что уже настолько старые, что в любом другом месте и не нужны. А здесь, смахивают пыль с, еще в старые времена положенных в архив, диссертаций на соискание... и внедряют в нашу жизнь то, что может быть и не совсем нужно, но может дать хоть какой-то экономический эффект. На который можно жить и не тужить. Вот и приходят все эти заслуженные кандидаты и доктора на работу только лишь для того, чтобы получить свое денежное содержание, да еще дать указания молодым дарованиям, чем именно им нужно заниматься, отбирая в институтском архиве старые работы и выискивая в них какие-то проблески еще не комерциализированных знаний.

Вот и я тоже смог отметиться на этой стезе. В смысле, сортировать старые разработки. А теперь должен создать полупромышленную установку для нанесения одного очень хитрого покрытия на... В общем, не суть. За данную работу зацепились военные, и деньги на этой теме есть. Так что, приходится сейчас хоть что-то делать практически и писать толстые отчеты о проделанной работе. Правда, пока всех расписанных в найденном мною материале параметров достичь не получается. Похоже, автор все же был не настолько глуп, чтобы описать весь технологический процесс для наших перд... старых сотрудников. И теперь приходится мудрить с магнитными полями и накачкой плазменного контура, для того, чтобы описываемый в диссертации процесс получился как надо. Хотя, по моему глубокому убеждению, автор где-то схитрил и описал... мммм... несколько модифицированные условия получения нужного покрытия. А в чем эта самая модификация, благоразумно умолчал. И достичь заявленных свойств получится совсем не скоро. Да и есть у меня смутные подозрения, что, на самом деле, та установка, которая описана в найденном мною материале, совсем не соответствует тому, что декларируется в выходных данных. Поскольку даже моих скромных познаний хватает для того, чтобы понять, что с такой напряженностью магнитного поля...

В общем, не хрена у меня не получается.

Вот собственно именно из-за этого я и пошел к Лехе.

Алексей Арнольдович Шихман. Тридцать четыре года, доктор наук. И это вам совсем не хухры-мухры. Голова у Лехи очень светлая. Собственно собираемся мы уже не в первый раз, и не в первый раз все его советы позволяли достичь некоторого улучшения качества выходного покрытия. Но, все же, до окончания моих мытарств, все еще очень далеко. Да и Леха не стремится особенно въехать в тему. У него своих забот хватает.

Собственно вся его лаборатория, а в ее составе есть даже пара кандидатов, трудилась над одной внешне малоперспективной темой, имеющей, тем не менее, большое научное значение. Только вот ведь какая странность. Тема малоперспективная, а денег у них... Ну, в общем, хватает. Я даже пару раз занимал у них аппаратуру, чтобы провести исследование своего покрытия.

А все это связано с тем, что сугубо формально, наш славный институт - научно-исследовательский. А что можно исследовать там, где все уже исследовано и изучено. Вот и дали Лехе тему, которая позволяет (гипотетически) произвести прорыв в наших институтских делах. И он один прикрывает своей..., ну, в общем, закрывает все научные разработки института. И даже уже пару раз выступал на собраниях Академии, где его вклад в 'большую науку' был соответственно отмечен.

Но вся Лехина беда в том, что хотя тема его и не секретная, и хорошо финансируемая, а интереса как у руководства, так и институтской общественности не вызывает. И даже его выступления на институтских НТС совершенно не приводят к горячей полемике и бурным обсуждениям. Так, зададут пару вопросов для проформы и все.

Вот и нервничает Леха, постоянно пытаясь придумать что-то такое, что показало бы необходимость и значимость всей его работы для институтских дел. Правда еще пару-тройку лет его трогать никто не будет. Все же понимает руководство, что даже пары его академических выступлений вполне достаточно, чтобы дать ответ заинтересованным - все у нас с наукой в порядке. И нечего к нам с проверками лезть. И копать под нас не надо.

***

В кабаке (а на самом деле во вполне приличном ресторане) Леха выбрал отдельную кабинку и сам сделал заказ. Ну, собственно, пить на халяву да еще выпендриваться - это не в моем стиле. Хотя я и попросил включить его в рацион томатный сок. Как-то вот еще со времен института привык. Водка и томатный сок. Делать каждый раз 'кровавую мери' лениво, а вот запить холодную водочку томатным ароматом - самое то.

Когда местные халдеи притащили все заказанное и благополучно покинули поле предстоящего боя, Леха посмотрел на меня и спросил:

- Что ты знаешь о времени?

Вот я уже давно заметил, что стоит только кого-то из окружающих спросить, что он знает о времени, как тот тут же начинает тянуться к часам на левом запястье или более современным средствам коммуникации и синхронизации с реальностью, к примеру, своему смартфону, ну или, на худой конец, озираться и искать большие настенные часы, чтобы проверить, что стрелки все еще движутся.

Но этот фокус я знал. Был у нас на курсе один такой любитель. И поэтому я, конечно же, сунул руку в карман (исключительно для того чтобы убедиться в том, что мой телефон все еще на месте), и посмотрев в честные Лехины глаза, спросил:

- В смысле источника сигнала синхронизации или общефизическом представлении?

Такой ответ-вопрос ввел спрашивающего в некоторый ступор. Но заставить моего оппонента долго находиться в этом состоянии мне не удалось.

- Хорошо. Зайдем с другой стороны. Дай определение массы тела, - как ни в чем не бывало продолжил Леха.

Вот ведь, экзаменатор какой. Да еще в школе нам дают это самое определение. Только вот, судя по несколько лукавому взгляду моего коллеги, его интересовало совершенно не это.

- Скалярная неотрицательная релятивистски инвариантная физическая величина. В нерелятивистском приближении, когда скорости тел много меньше скорости света, определяет их инерционные и гравитационные свойства. Отсюда следует несколько понятий, определяющих массу как пассивную гравитационную, активную гравитационную и инертную.

- О как! Ты что же помнишь все эти определения?

- Да нет. Просто совсем недавно это потребовалось в моих расчетах, вот и пришлось освежить память.

- Хмм. Ну, тогда давай поговорим о самом простом - инертной массе. Тебе никогда не приходило в голову, почему вообще в нашем физическом мире проявляется эта самая инертность?

- А что здесь такого необычного. Открываем учебник и там все разжевано...

- Нет, нет. Я не об этом. Фотоны, глюоны, гравитоны... Взаимодействие с полями Хигса... Все это, конечно, очень здорово. Только вот ведь какое дело. Все это искусственно слишком. Не находишь?

- Ну, я не физик-релятивист, чтобы с тобой поспорить. Ну да. Как-то уж слишком все получается сложно. И самое очевидное, на мой взгляд, это то, что все эти построения очень похожи на попытки притянуть готовые формулы к существующему строению мира.

- Хмм. Строению мира... Вот тут не будем спешить. Все же попробуй объяснить, почему мы ощущаем это самое инерциальное воздействие? Ведь из всех формул, что так любят пришпиливать к теории, всего этого не следует.

- То есть, как это не следует?

- Ну не объясняют современные научные теории, почему на самом деле существует инертность тела. Да, есть масса моделей, которые пытаются все это как-то понять и показать. Есть притянутые за уши к этим моделям математические построения... Только вот что самое странное. Сами по себе, в отдельности, все эти модели вполне себе уместны. Ну, допустим, то же инерциальное проявление свойств частиц. Там все достаточно хорошо уложено и придраться практически не к чему. Но вот ведь в чем проблема. В общее строение мира, все эти модели вписываются достаточно плохо.

- Почему?

- Да потому что наш мир многогранен и живет не по принципу последовательного использования физических явлений, а использует их одновременно. То есть все эти модели должны сработать сразу. Единовременно. И вот тут то и начинают появляться вопросы. Время во всех этих моделях скалярная величина. И участвует в расчетах только как параметр. А на самом деле объяснить, разумно объяснить, почему пущенный камень не падает, а продолжает свое движение ни одна модель не может.

- Это еще почему? Камень получил некоторое количество энергии, кинетической энергии, и расходует ее на свое движение.

- Всё это так. Только вот ты опять неявно используешь модель движения, которая совершенно не определяет почему камень не упал, после того как получил эту самую энергию. Ведь формально, если следовать тем же моделям фотонов, глюонов, гравитонов изменились их суммарные импульсы, за счет этого изменился вектор движения массивной элементарной частицы, совокупность этих самых частиц, составляющая наш камень, получила вектор движения и камень 'полетел' в цель.

- Ну, примерно так. А что здесь нелогично?

- Время.

- То есть?

- Момент воздействия на камень достаточно мал. Но камень 'запомнил' свое движение и летит в ту сторону, куда его бросили. А теперь попробуй представить момент инициации этого самого движения с помощью той самой фотон-глюонной модели. В самый первый момент (замечу, что ничтожно малый) вектора составных частиц модели получают импульс, направленный в нужную сторону. Но следом они отражаются от стенок виртуального сосуда (согласно той самой общепринятой модели), и начинают в нем двигаться вперед-назад, тем самым гася средний импульс. Вот и вопрос - как камень сохраняет свое направление движения? Ведь воздействие уже закончилось и дополнительного импульса движения он не получает. А тот самый вектор постоянно действующей силы (правда, это уже из другой модели) направлен в сторону центра гравитации. В нашем случае к центру Земли. И камень, вырвавшись из наших рук, должен был бы сразу упасть. А ведь он не падает, подлец.

Пока я готовил свои аргументы против этого злыдня, мой оппонент продолжил:

- Если мы рассуждаем о камне, то есть о небольших скоростях, то все более-менее увязывается. Нет, там тоже достаточно вопросов при внимательном анализе этого процесса. А вот если под камнем понимать космический объект, двигающийся с околосветовыми скоростями, то начинаются уж совсем явные странности.

- Да никаких странностей нет. Все происходит точно также.

- До той поры пока не начинают работать релятивистские эффекты. Пока не начинает сказываться особое поведение той самой скалярной величины, которую мы оставили за скобкой - время. Мы же в конечном смысле воздействуем на элементарные частицы, когда отправляем наш камень в полет. И там, а ведь их скорости неизмеримо выше скорости нашего суммарного объекта, должны проявляться все эти фокусы с массой и временем. Только мы их не чувствуем. Точнее их эффект настолько мал, что нам проще считать их воздействие за ошибку вычисления. А вот когда скорость нашего камня возрастает до огромных величин, то эти эффекты начинают сказываться и на наших расчетах. Для целевого объекта. Только вот поясни мне одну простую вещь. Ведь движение относительно? А если это так, то этот самый эффект должен быть заметен и для камня, только в несколько другой системе отсчета. Не находишь?



- Погоди. Ты хочешь сказать, что если наш объект... измерять в разных системах координат, то он одновременно будет иметь разную массу?

- Не совсем так, но почти. Он будет иметь разные параметры, одним из которых может быть масса.

Леха замолчал и разлил уже успевшую несколько согреться водку. Выпили, я по привычке стал запивать соком, все еще пытаясь осознать то, что сказал Леха.

Или он тонко намекает мне на что-то необычное, или просто занимается провокацией. Хмм. Провокатором Леха никогда не был и к своим словам относился достаточно критически. Но тогда что? Для чего весь этот разговор?

А впрочем, чего мудрить-то. Надо просто об этом спросить:

- И для чего ты затеял весь этот разговор? Времени не хватает на работу?

- Да нет. Со временем все в порядке. В смысле, с тем временем, что нужно на работу. Просто тут я с Максом зацепился языком, и он предложил одну очень интересную теорию. И мне нужен оппонент и помощник, который бы при всем этом был бы еще не болтлив. Сам понимаешь, что даже если его мысли и верны, то для того чтобы их подтвердить нужен эксперимент. А для этого нужно создать установку, на которой можно кое-что проверить. Есть у меня немного денег на теме и их можно пустить на это самое дело. Только вот в чем проблема. Мало. И времени особо нет для всех этих опытов. А у тебя есть средства, которые можно использовать для этого дела.

- Хмм. Ты что же думаешь, что Самвел позволит взять деньги с моей темы и использовать их неизвестно на что?

- Да нет. Самвел такого конечно же не позволит. Но! Ему ведь нужен результат твоей работы. А вот с этим мы тебе можем помочь.

- Как это? Вы что готовы поучаствовать в моей работе и определить правильные параметры для моей установки?

- Нет. Работать ты будешь один. Как и работал. Но ведь и тебе нужен результат? И этот результат должен быть получен не позже чем через год. Так?

- Так.

- Тогда мы можем помочь тебе в другом. Мы можем дать тебе старую установку Карапетяна, на которой он получил все свои данные. Ты ее изучишь и добавишь в свою недостающие компоненты. А, может быть, просто снимешь с той, старой. Тогда все сэкономленное ты используешь для заказа наших деталей. Ну и твое участие в настройке и запуске.

- Погоди! Так это что получается, у вас была старая установка Карапетяна, а вы о ней молчали?

- Во-первых, помогать Самвелу мы не обязаны. И то, что у нас есть, добыто тяжким трудом, шантажом руководства и прямым вымогательством фондов. Так что это не обсуждается. Во-вторых, установку Карапетяна мы обнаружили пару дней назад, когда решили провести ревизию того, что есть у нас в наличии. На предмет построения рабочего стенда по теории Макса. Так что в плане сокрытия информации мы совершенно чисты. Но! Как я сказал выше, помогать Самвелу за просто так, мы не будем, поскольку он совершенно не умеет делиться. А раз так, то и передавать ему установку, чтобы он заработал денег на новую машину и любовницу, нам совершенно не резон. Поэтому я тебе и предлагаю присоединиться к нашему дружному коллективу и стать его неотъемлемой частью. За это мы тебе поможем. Ну а ты, соответственно, не забудешь наши усилия. В рамках разумного, конечно.

Прикольное предложение. И, скорее всего, на него нужно соглашаться. Хотя, есть тут один подводный камень. Все же Леха и Макс чистые теоретики. Есть, правда, и в их лаборатории пара ребят, которые знают где у паяльника жало. Но, похоже, их двоих для этого неординарного процесса будет мало. И я, в качестве направляющей и организующей силы, тут мог бы получить определенные дивиденды.

А Самвел... Ну да, прав Леха. Самвелу, как начлабу, нужен результат. И если удастся запустить нашу установку и получить покрытие надлежащего качества, то какая Самвелу разница куда ушли деньги. Все равно нужно заказывать новые магниты, с питанием что-то принципиальное делать, да и плазменный контур надо бы радикально перелопатить. А если есть уже готовая установка, то и какая для темы разница, откуда взялись комплектующие? Все равно нужно заказывать новые детали. И проверять их соответствие установленным на стенде никто не будет. Работает? И слава богу. Главное, чтобы по бумагам все соответствовало. А это вообще никак не сложно. Назвать циркониевый магнит улавливающей катушкой рассеянного поля - это нам как два пальца... Так что проблем с этим не намечается. Тут главное не вылезти за бюджет. А в остальном, все будет чики-пок.


Глава 1. Начало.



Самвел Ашотович Браян решил разделить все полученные материальные блага (в виде денежной премии) на один. Собственно чего-то подобного я и ожидал, поэтому и пришлось уйти к Лехе, благо к тому времени у него открылась вакансия. А Самвел получил то, ради чего все это и затевалось - всеобщую известность. Нууу... В институтском, конечно, масштабе.

Только вот, наверное, не ту, ради которой прокатил меня и всех остальных сотрудников нашей славной лаборатории с полученной премией.

В общем, как только стало понятно, что наш начлаб решил всех кинуть, пришлось несколько подредактировать программу управления этим дьявольским агрегатом. И он начал работать совершенно не так, как было до момента раздела незаслуженно полученных денежных благ. И даже повторные компиляции программного кода (замечу совершенно безошибочные), восстановление параметров из архивных копий, заранее полученных у меня Самвелом и спрятанных от лихих людей в свой начлабовский сейф, пляски с бубном вокруг работающего стенда, докладные записки на меня руководству, как на пособника врага и потенциального террориста, старательный стук в первый отдел о том, что я передал все полученные данные потенциальному противнику - не помогли.

Установка не работала. Точнее, не работала как надо.

Воспитательные меры, в отношении меня, начальство, по полученным письменным наветам, предпринять попыталось. Только я в этот раз повел себя так, как и советовали старшие товарищи.

Преданно смотрел в светлые очи высокого руководства, подробно рассказывал о проделанной работе и заслугах Самвела Ашотовича, как руководителя темы, делал невинные глаза на попытки навести на меня порчу в виде незаслуженно высказываемых предположений о моем сотрудничестве с ИТР вероятного противника и клятвенно заверял спрашиваюших, что сам ничего не ведаю и знать не знаю.

А то, что полученный при экспериментальной отработке результат был, а потом как-то стал несколько нестабильным... Так все это связано с несовершенством техпроцесса, флуктуациях электронных полей и поспешностью руководства сообщить о достигнутых успехах в попытке получить еще не заслуженное вознаграждение.

В общем, чур меня, чур!

В кабинете начлаба так и остались лежать первые опытные образцы с нашим покрытием. Вот только радости Самвелу все это не доставляло, поскольку получить нечто аналогичное на установке удавалось один раз из десяти. То есть установка работала, да еще и полностью выполняла свою работу, если около нее сиднем сидел я. Но, стоило мне только отлучиться от сей своенравной машины, как выход годных составлял не более 9 процентов от всех пропущенных через установку деталей. А повторно нанести покрытие на деталь, прошедшую через чрево установки, уже не получалось. Специфика процесса, влияющего на распределение орбит электронов, в прошедшем преобразование внутренней структуры целевом объекте. И ничего не попишешь.

Начальство, естественно, рвало и метало. Самвелу пришлось вернуть незаконно полученное вознаграждение, а срок сдачи работы передвинули еще на год, благодаря дружеским связям руководства нашего славного института и Заказчика.

Только вот радости начлабу все это совершенно не принесло. И по слухам он собирался через месяцок покинуть свой боевой пост и посвятить остаток жизни выращиванию клубники на своей даче.

Что делать?

Возраст, наверное.

***

Так что, удачно вывернувшись из мягких лапок любителя незаслуженных почестей, я перебрался к Лехе. Благо все то, что можно было 'выдоить' из моей бывшей темы, было с успехом превращено в железо, потребное для реализации идей Макса и нашего творческого консорциума.

Да, пообщавшись с Лехой и Максом, я понял, насколько все еще далек от осознания того, что может измыслить столь неординарный разум моих старших товарищей. Не в том смысле, что что-то до нельзя неприличное, а в том, что в такие дебри математики и физики я, наверное, никогда не заберусь.

Поначалу всё, предложенное Максом, сводилось к паре-тройке формул. И вся его теория могла бы с успехом уместиться на одном листе бумаги.

Параллельные пространства.

Вот вроде бы всё, что могли измыслить самые извращенные умы физиков этого мира, уже было озвучено. И тема параллельного пространства была описана не один раз.

Только в представлении Макса все это принимало несколько неожиданный оборот.

Если моих скромных познаний в этой интерпретации будет достаточно, то попробую вам что-то пояснить. Ну, по крайней мере, так, как без слишком заумных формул все это понимаю я.

На пальцах.

Так вот, Макс предположил, что наша вселенная состоит из временных слоев, одновременно находящихся в едином физическом пространстве. И каждый такой временной слой является, как бы, своеобразной полноценной вселенной. И все отличие, между живущими в этих слоях разумными, состоит в том, что они существуют на небольшой временной интервал раньше или позже нашего... ну пусть будет континуума или слоя.

Собственно, все отличие между этими самыми слоями состоит в том, что каждый следующий за нами слой в будущее (куда стремится и весь поток времени, но об этом чуть позже) имеет несколько меньшую удельную энергию пространственного континуума, соизмеримого по объему с нашим.

Кстати, хочу заметить, что в целом два наших слоя расположенных рядом по временной оси (хотя понятие временной оси здесь и не применимо) будут иметь практически одинаковую энергию всего континуума. Просто в том, который находится в будущем, эта самая энергия будет распределена в большем объеме физического пространства.

Понятно, что ничего не понятно.

В общем, каждый следующий за нашим в будущее слой имеет, по отношению к предстоящему перед ним, несколько меньшие размеры своих элементарных частиц, и, как следствие, всех материальных предметов, что из них получаются.

Ну, если подумать (при условии принятия такой модели), то все это совершенно логично.

Энтропия. И ее вектор устремлен в будущее.

Другими словами, из-за того, что каждый следующий слой реальности имеет несколько меньшую удельную энергию в сравнимом с нашим слоем объеме, и соответственно меньшие размеры орбит электронов (к примеру), то и все материалы и предметы этого слоя будут несколько меньше, чем в нашем. Не забудьте, что наш слой и следующий за нами отличаются по размерам, поэтому мы должны взять за эталон размера какой-то один из них. Правда, оценить все это можно только с помощью формул. В реальности притащить из слоя, который относится к будущему какой-нибудь предмет, и сравнить его с аналогичным, находящимся у нас - очень не просто. Хотя, как оказалось, вполне себе возможно.

Конечно же, все сказанное выше может показаться каким-то бредом. Вот только стоит лишь чуть-чуть подумать, как сразу начинаешь находить подтверждения сказанному и в нашей жизни.

Вот что такое скорость света?

А с точки зрения теории Макса, это всего лишь скорость прохождения фотонов через границы временных слоев. А энергию на это самое преодоление границы фотон отдает за счет уменьшения своего размера. И 'убегает' свет на самом деле ни куда-нибудь, а в будущее. А мы же видим те фотоны, которые пришли к нам из прошлого.

И красное смещение это полнейшая нелепица. Нет того самого красного смещения. А видим мы всего лишь те фотоны, которые смогли прорваться к нам из далекого прошлого минуя одновременно по 2-3 слоя (есть оказывается и такой эффект в теории Макса). И 'красными' они стали именно из-за того, что перемещаясь между слоями реальности, просто отдали свою энергию на преодоление границ временных слоев.

Непривычно?

Еще бы! И верить в эту 'хрень' совершенно не хочется.

Вот только если чуть-чуть напрячь свой мозг, то вся теория относительности на такой модели пространства становится совершенно простой и понятной. И все эти необъяснимые (с точки зрения современной науки) фокусы с сокращением линейных размеров, катастрофическом росте массы тела, при приближении к скорости света, становятся понятными и ясными.

Ведь что такое увеличение массы тела? Это попытка 'протащить' через барьер между слоями огромную энергию, которой, в конечном смысле, и является масса. И, естественно, эту энергию нужно куда-то деть. То есть теория Макса не запрещает достичь той самой скорости света. Проблема в другом. При достижении этой самой скорости происходит пробой временного слоя (причем именно в будущее, ведь энергия теряется) и переизбыток энергии, которая появляется тогда, когда 'старая' материя пытается встроиться в новую реальность, то есть отдать избыток энергии пространству.

Кстати, и сокращение линейных размеров движущихся тел имеет ту же природу. Ведь для того чтобы встроиться в новую реальность старому физическому телу нужно стать меньше. Вот и происходит сокращение его размеров.

В общем, понять, что именно придумал Макс, а его поддержал Леха, уже можно. Только вот возникает логичный вопрос: ну создали новую теорию и что? Сколько таких или похожих теорий было придумано и создано! Сколько 'копий сломано', доказывая, что эта новая полностью закрывает все потребности физики и теперь уже ничего нового просто не надо.

И опять находится идиот, который придумывает что-то новое.

Зачем?

Ну, для чего это делали все остальные - не скажу. Тут можно предполагать всё что угодно.

А вот для чего Леха зацепился за теорию Макса, знаю совершенно точно.

Портал.

Макс смог показать, что можно создать портал в будущее.

Смекаете?

ПОРТАЛ В БУДУЩЕЕ!!!

Как-то вот не встречал я раньше следствий из всяких там теорий поля и им подобных, что можно будет сделать то-то и то-то, если...

А вот Макс просто и ясно показал - можно. И не так уж много энергии нужно для этого. Вполне себе достижимо на современном техническом уровне соорудить такое устройство. Да и более того. Вся энергия, которая требуется для портала, нужна только для его открытия. А для поддержания достаточно самой малой толики.

А вот основная проблема, которая может возникнуть - это закрытие портала. И вот тут энергию, которая при этом выделится, нужно куда-то деть.

И здесь была самая большая засада.

Вся современная техника, хотя и использует электричество, как 'движущую силу', все же использует его несколько в другом виде, чем тот, который можно получить от генерирующей станции.

Все современные устройства в своем большинстве предпочитают постоянный ток. И переменный, за редким исключением, преобразуется именно в тот, который удобен для автоматов управления, магнитных полей и прочих потребителей.

С бытовой точки зрения, какой род тока находится в розетке - совершенно не важно. Важно то, что его можно преобразовать в другой (нужный) и использовать для работы конечного устройства. И это самое конечное устройство благополучно переведет все полученное электричество в тепло. Ну, естественно, выполняя свою основную функцию.

И этот процесс потребления электрической энергии и превращения её в тепло, достаточно хорошо отработан в современной электротехнике.

А вот теперь представьте себе обратную задачу.

Ваша установка вырабатывает энергию, при совершении именно того действия, которое от нее и требуется. И если этой энергии не очень много, то опять же все просто - в тепло. И пусть рассеивается в окружающем пространстве и само собой утилизируется.

А если ваша установка, при некоторых условиях, способна в доли секунды выдать несколько мегаватт? Да еще не в той любимой всеми форме переменного тока 220/380В и частотой 50Гц, а в виде электрического поля напряженностью в сотни тысяч вольт на метр?

И куда все это девать прикажете?

В тепло? Да таким количеством тепла можно будет запросто нагреть небольшое море.

На пару десятков градусов.

И самое неприятное во всей этой ситуации было то, что чем 'дальше' мы будем пытаться открывать портал в будущее, тем больше энергии мы в него вбухаем. А, следовательно, при его закрытии и получим обратно.

Разом.

И куда ее утилизировать?

Вот и пришлось открывать новую тему, целью которой был поиск такого решения этой проблемы, чтобы, с одной стороны, не вызвать нездорового интереса всех заинтересованных посторонних, а с другой - решить эту проблему и не превратить место эксперимента в кратер вулкана.



И вот все эти, не относящееся к целевой задаче проблемы, господа титеретики благополучно свалили на меня.

Год! Целый год мы искали решение этой задачи. Да, в основном, всем этим занимался я. Ну вместе с нашими локальными гениями. И все же решили. Правда, несколько неординарно.

Самым очевидным было построить установку, которая могла бы использовать электрическое поле и преобразовывать его обратно в полноценное электричество.

Хмм. Решить-то такую задачу можно. Теоретически. Только где же найдешь такого дурного энергетика, который обрадуется тому, что на его энерголинии в доли секунды обрушится водопад энергии.

Пиковая нагрузка будет такой, что придется построить совершенно отдельные проводящие всю эту электроэнергию магистрали, да еще передающие ее неведомому потребителю. Который должен ее потребить и при этом остаться вполне себе довольным.

Нет таких дураков в природе. Даже клинических.

Вот если бы все эти мегаватты можно было бы получить за достаточно большое время... Не доли секунды, а там... часы, а может быть и дни. Вот тогда бы это имело смысл.

А для этого, весь энергетический океан нужно было куда-то временно 'слить'. И постепенно черпать из этого 'куда-то' энергию. То есть нужен был аккумулятор, в который можно было бы загнать все эти мегаватты, а потом потихоньку забирать.

Вы размеры такого монстра себе представить можете?

Так что это решение даже не стали рассматривать.

Но! Ведь идея сохранить и использовать осталась.

И тогда решение предложил я.

Все же в моей бестолковке тоже есть пара полезных извилин. И совсем не зря за годы своего обучения в альма матер я получал повышенную стипендию.

Проблема-то упиралась не только в закрытие портала, но и в его открытие!

Да, когда мы закроем портал, то ощутим энергетическое опьянение. От свалившегося на нас счастья.

А как тогда открыть портал?

Ась?

Ведь и в этот момент тоже нужно подключиться к этому энергетическому океану. Ведь найти того самого дурного энергетика, который с радостью выдаст нам наши мегаватты за доли секунды, нам тоже не светит.

Ну, нет у нас таких идиотов!

А значит, нужно опять искать тот самый аккумулятор, в котором можно заранее накопить всё потребное.

И я нашел место, в котором можно все это энергетическое безобразие аккумулировать.

Когда я изложил свою идею Лехе и Максу, то на меня посмотрели как на неадеквата.

Макс забрал мою писанину, покрутил пальцем у виска и ушел, а Леха посмотрел на меня и произнес сакраментальную фразу:

- Перегрелся. В отпуск тебе надо.

Ну, да. Как самим что-то предлагать, так это, пожалуйста. А как чужие идеи принять - так сразу неадекват! Вот же черти!

Но, через пару дней Макс пришел взмыленный, как после хорошей бани. Держа в руках пару листов бумаги, он тыкал в написанные там строчки и орал на Леху.

Удивительное зрелище!

Макс, повысивший голос на своего шефа! Всегда сдержанный и для тех, кто его не знает, даже какой-то внешне заторможенный. А тут орет и требует внимания.

В общем, когда я зашел в кабинет к Лехе, меня с порога огорошили.

В руках у Макса я узнал свои собственные листочки, которые были исчерканы его дополнениями.

На меня взглянул пребывающий в своем мире Леха, а Макс произнес совершенно невероятное:

- Я предлагаю назвать это безобразие преобразованием Гончарова, - и ткнул скрюченным пальцем в мою писанину.

На лице моего теперешнего шефа явно проступило удивление:

- Это с чего бы?

- Ну, во-первых, надо столбить приоритеты, а во-вторых, он не совсем безнадежен.

Леха откинулся на своем стуле, внимательно оглядел меня, как неизвестное науке животное, и сказал:

- Вот когда сделает реальный макет и это заработает, вот тогда и будет преобразованием Гончарова. А пока, все это - только мысли вслух. Ничем не подтвержденные. И это, идите уже. Страна морщинами покрывается, а вы тут научные приоритеты расставляете.

***

Вы будете смеяться, но я, все показанное Лёхе и Максу, сделал.

Да-да!

Назло врагам!

Собственно, моя идея была проста, как апельсин.

Наши параллельные пространства существуют в одном общем физическом... пространстве.

Самое простое, что можно представить - это море и кораблики. Ну, или для простоты мысленного эксперимента большую ванну с водой, а в ней и плавают небольшие кораблики-модельки - параллельные пространства.

Вода - общая энергия и находится как бы за пределами всех прочих энергий, которые распределены по частным пространствам. И зона, где разлито это самое море общей энергии, не что иное как подпространство. Или гиперпространство. Кому как удобнее.

А теперь представьте себе, что вы мензуркой долили в эту ванну воды. Или забрали, для своих целей.

Много вы сможете утащить в стекляшке?

Один, два, десять грамм?

А в ванной больше трехсот литров.

Нет, конечно, никого сравнения в объемах энергии я не собираюсь приводить. Это так - качественная картина. Но и из нее ясно видно, что море энергии, которое находится в гипере (пусть будет так), совершенно не сравнимо с тем жалким огрызком, который расположен в отдельно взятом параллельном пространстве. А уж если говорить о частичной энергии в размере нескольких мегаватт... то это даже не сравнение капли и моря, а, наверное, одной молекулы и воды во всех земных океанах.

И если мы сможем освоить сброс энергии в гипер, и получение энергии оттуда, то проблема создания портала, в его энергетической составляющей, будет полностью решена.

И вот представьте себе лицо моего шефа, когда он получил от меня в подарок... зажигалку.

В последнее время Леха решил быть похожим на всех великих. А что их отличает от прочих простых обывателей?

Две вещи - борода и курение трубки.

Ну, с бородой у него все было не совсем хорошо. Какая-то редкая растительность, которую и бороденкой назвать - значит выдать невероятный аванс.

А вот трубка... тут Леха был на высоте. Кто-то из его академических знакомых притащил из своей командировки этакое произведение искусства, внешне напоминающее тот предмет, которым пользовался Шерлок Холмс. А может доктор Ватсон...

Но не суть.

Так вот, к этому курительному шедевру явно не хватало зажигалки. Такой... пафосной, с претензией.

Вот я и подарил ему такую.

Размером с пачку сигарет, золоченая, скругленная передняя грань, большая кнопка-стартер и факельное пламя, как у газовой горелки. А самое невероятное у этой зажигалки было то, что она не требовала внешней энергии. Разных там бензинов, керосинов, газа или тока, от встроенного аккумулятора. Она была полностью самодостаточной. И работала по тому самому принципу, который я и предложил Лехе и Максу, то есть брала энергию для своей работы из гипера. А факел получался за счет разогрева воздушной струи и превращения ее в сверхвысокотемпературную плазму.

Шедевр!

Но самым неприятным для будущего владельца была надпись по всей боковой поверхности: 'Преобразователь Гончарова. С благодарностью, от автора'.

Надо было видеть лицо теперешнего владельца этого сверхтехнологичного агрегата. И радость (вот ни у кого нет, а у меня есть), и задумчивость (когда он смотрел на мое творение и на меня) и некоторая печаль (наверное, от того, что не все важные моменты теории Макса были открыты именно ими, как первопроходцами).

Ну да, не в этом дело!

Самое главное, что теперь мы были в состоянии начать разработку реальной установки, на которой можно будет опробовать то, ради чего все это и затевалось.

Портал!

И мы были к этому полностью готовы.

***

Самой большой проблемой стало, как это может быть и не парадоксально звучит - наличие денег. Точнее их отсутствие в необходимом количестве.

Часть деталей была уже изготовлена и дожидалась своего времени на складе. Только вот какая незадача: когда мы строили планы на первый вариант нашей установки, мы как-то не задумывались о проблеме энергии. Точнее предполагалось, что решение энергоснабжения является столь очевидным, что усилия по созданию соответствующего оборудования не займут у нас много времени. Ведь там все просто: энерговводы, преобразователи, конверторы... Все технологии отлажены и существуют. Так что нужно лишь взять готовое, ну, или слегка модернизировать существующее.

Но жизнь показала, что это было нашим основным заблуждением.

Вопросы снабжения энергией вышли на первый план, когда Макс закончил свои расчеты и оказалось, что для нормального открытия портала нужно порядка 100 мегаватт. Правда, в импульсе. Но сразу.

И где же их взять?

На бумаге все выглядело просто. Подается инициирующий импульс, и он открывает окно в гипер. Магнитным полем формируется виртуальный энерговод и дальше, используя энергию гипера, окно расширяется до тех пор, пока не получится прокол метрики.

Все очень просто.

Ха! И еще раз ха!

Этот прокол метрики будет осуществлен лишь на один тик, то есть мы сможем открыть портал в соседнее параллельное измерение.

И вот скажите мне, зачем? Ну, кому нужен портал на доли террасекунды? Только для того чтобы проверить саму возможность создать нечто такое? А может быть удовлетворить научное любопытство? Или порадоваться за себя любимых, умных и супергениальных?

А чтобы 'раздвинуть' портал дальше 'во времени', нужно повторять эту операцию снова... и снова.

И каждый раз вкладывать эти самые 100 мегаватт.

Это сколько же днепрогесов нужно 'присобачить' к этому порталу?

А?

Тупик!

Окончательный и бесповоротный!

Ведь для того, чтобы просто прокачать такую мощность до установки, нужно построить такие распределительные энерголинии, что мама не горюй!

А потом закрытие портала...

Ведь все эти мегаватты мы просто подарим гиперу. Сольем энергию в великое ничто и всё.

Правда, был и совсем крохотный плюсик.

Для поддержания открытого портала нужно было всего-то порядка киловатта. А такой энергопоток можно было добыть и из обычной домашней розетки.

А та самая проблема с финансами, как раз и росла из проблемы с мегаваттами.

Вы представляете себе, сколько стоит обычный трансформатор на сотню киловатт? А на мегаватт? А энерговводы? А изолирующая аппаратура? А площадка для размещения такого оборудования согласно всех нормативов?

А банальное согласование самого энергетического объекта... А лишние уши и носы, которые полезут во всю эту кухню...

И это притом, что тема, которой мы официально занимались, к физике времени, а уж тем более порталам во времени, никакого отношения не имела.

И что делать, было совершенно непонятно...

До тех пор, пока ко мне не пришел Леха и не спросил банальную вещь:

- Роман Сергеевич! А не расскажите ли Вы нам, убогим, как Вы достигаете прокола гипера в моей суперзажигалке, - и положил на стол сей сверхтехнологичный девайс.

И только прочитав на боку сего предмета мною же писанное - 'Преобразователь Гончарова. С благодарностью, от автора', меня стукнуло. В смысле, пробило на идею.

Пытаясь подняться со старого дивана, на котором предавался ничегонеделанию, запнулся в полах рабочего халата и растянулся перед шефом в позе кающегося грешника.

- Ну-ну. Не стоит корить себя за бесконечную тупость. Это присуще всем моим сотрудникам, - ласково начал этот эстет, а потом почти в ухо мне заорал, - У тебя же есть решение, паршивец. Так чего же мы топчемся на месте? А?

После такого начальственного наставления, так и захотелось схватить лом (вот уж и не знаю, почему именно этот инструмент, видимо соответствующий моим интеллектуальным способностям и физическим кондициям) и бежать долбить и долбить... всё и всех, кто был супротив руководящих установок.

Так и не встав с колен, молитвенно сложил руки, и с превеликой любовью и обожанием смотря в глаза шефу, произнес:

- Каюсь, Алексей Арнольдович, каюсь. Бес попутал. Глаза дураку застило. Сей же час всё исправим, сей же час.

Шеф оценил лицедейство и благословил:

- Дуй к Максу, шут гороховый. И чтобы без решения не возвращался!

Вот так и удалось нам чутка сэкономить. Не сильно, так. На порядок где-то. Но, и то дело.

***

В общем, рассказывать во что мне лично встало создание блока начальной инициации портального окна, можно долго. А вкратце...

Все решилось совсем просто. И Днепрогэс остался на месте и энергией природа поделилась. В том смысле, что освоили мы перекачку энергии из гипера к нам и обратно. Не так уж все это оказалось и сложно. И действительно, зажигалка шефа, в смысле, 'Преобразователь Гончарова', сыграла в этом не последнюю роль.

Ведь в чем все дело-то было. Надо лишь сделать точечный прокол гипера, чтобы 'присосаться' к энергопотоку, который можно оттуда взять. А потом просто использовать дармовую энергию для постепенного расширения окна и увеличения необходимой мощности. И самое замечательное в этом решении было то, что слишком дорогих и объемных прибамбасов, так горячо любимых всеми нашими энергетиками, нам совершенно не потребовалось.

Нет. Мы, конечно же, использовали шины соответствующего сечения и нужных нам конфигураций. Только вы и сами знаете, что для того чтобы получить 'домашнее электричество', совсем не нужно заниматься всеми этими разводками магистральных линий, типа ЛЭП-500, строить энергоподстанции и тому подобную чепуху.

Просто подходишь к розетке, вставляешь вилку и радуешься горящей лампочке или довольно урчащему холодильнику. А вот кто будет заниматься всей этой электробижутерией за стенкой, нам без разницы. Пусть голова болит у тех, кто за это отвечает. В глобальном, так сказать, масштабе.

Правда был в этом деле и определенный негатив. И пришелся он, как вы сами понимаете, опять же на мою голову.

Ведь увидев такой энергетический беспредел, я сразу же загорелся идеей начать производство промышленных 'Преобразователей Гончарова'.

Поди, ведь как здорово, а! Приехал на дачу, вынул из кармана коробочку с пачку сигарет, и питаешь всю дачную электротехнику совершенно бесплатной энергией.

Красота!

Но мой порыв очень быстро остудил Леха. Да и Макс встал на его сторону.

- Если попробуешь заняться всей этой хер...й (вот так прямо и сказал), то можешь для начала сходить в паспортный стол и сменить фамилию.

Я посмотрел на шефа и, естественно, спросил:

- А причем здесь фамилия?

- А притом, что ты из гончара, то есть труженика, превратишься в 'Горюнова', то есть огребающего. И совсем не звонкие монеты, а кучу проблем.

- Это еще почему?

- Во-первых, если не хочешь в очень скором времени сам платить кому-то ушлому, то должен оформить патент. На себя. И в патенте объяснить принцип работы прибора. И слова типа того, что 'на эту пимпочку поступает божественная энергия, данная нам как благословление', в нем не прокатят. А начав составлять описание прибора, ты покажешь принцип его работы. И тем самым вызовешь массу не нужных вопросов. Ведь научных работ на эту тему у тебя нет, а значит, умные заинтересуются: 'откуда дровишки'? И начнут копать. А тема эта, сам понимаешь, стратегическая. Ведь ты собрался дать по мордасам, не много не мало, а всем транснациональным корпорациям. Да и нашим олигархам не слабо прилетит. Во-вторых, деньги, которые крутятся в этом бизнесе такие, что тебя будет проще закопать, чем с тобой делиться. А пары полков охраны у тебя нет. Да и не помогут они против тех сумм, которые сидящие на этой теме люди могут потерять. А это означает, что сидеть тебе в железобетонном бункере, до конца своих дней. Ну и, в-третьих. Начнут копать, выйдут на нас. И разумно объяснить, чем мы здесь занимаемся за казенный кошт, никому не удастся. А значит, тему эту у нас заберут. И нас всех закроют в таких местах, где солнце видно только на экране монитора, да и то, после годового согласования с начальством. Сам понимаешь, что даже в своем теперешнем состоянии, наша работа тянет на десяток нобелевок. И то государство, которое получит эту технологию первым, будет иметь преимущество. А противостоять государственной машине, мало у кого получалось. Не 37-й, конечно, но под такую тему для нас всех сделают исключение. Так что если надумаешь что-то монетизировать, то советую предварительно всё это хорошенько обдумать. Да и с нами идеей поделиться. Поскольку сидеть будем вместе, а если ты упрешься, то мы, хотя бы, попробуем уехать куда подальше.

Вот так вот! Порадовал. И загубил идею на корню.

Хотя...

Прав Леха! Еще как прав!

Ведь если хорошо подумать, то действительно, таких технологий ни у кого нет. Даже мой 'Преобразователь', в общем-то, может дать миллиарды звонкой монеты. А делиться... как наши богачи, так и западные -вряд ли захотят. А значит, проблем будет просто не меряно.

Да и Родина!

Ну, кто в здравом уме откажется от таких возможностей? И сколько не доказывай, что это твой приоритет, и ты имеешь полное право распоряжаться своей разработкой как хочешь...

В общем, не прокатит.

И аргументировано возразить против действенных аргументов, никак у нас не получится.

Так что молчание - это золото.

В том смысле, что жить можно и на свою скромную зарплату.


Глава 2. Танцы с бубнами.



Первые испытания первой версии нашей первой опытной установки портала, начались в начале осени.

Макс даже забил на свой летний отпуск, который всегда проводил на своей даче. Чем-то таким совершенно невероятным он был обязан своим родственникам, что у него был договор с Лехой о его отпуске строго в период летнего солнцестояния. Но в этот раз он как-то смог уговорить своих домашних и тратил все свое безотпускное время, а в августе даже и выходные, в стенах нашего славного института.

Мне же было еще проще. Девушек в настоящее время не было, а та, которая претендовала на мое свободное время, как-то постепенно потеряла интерес к моей скромной зарплате и переключилась на более прибыльных кандидатов. А из моих домашних была только мама, которая делила свое пенсионное время со своими подругами.

Какие жизненные обстоятельства были у нашего шефа, я откровенно не ведал. Но и он тоже находил время для того, чтобы отметиться в наших с Максом бдениях.

И вот он славный момент!

Все проверенно десятки раз, отдельные узлы испытаны, программное обеспечение настроено...

Осталось только нажать рубильник и...

Счастья не наступило.

Перед днем, на который намечался пуск, веселый и жизнерадостный тракторист, пытаясь в очередной раз отыскать древний клад, перебил питающий кабель. И ладно бы один! Так нет. Этот гад, в составе бригады таких же обормотов, нашел не только основной, но и резервный ввод.

Во всем нашем богоугодном заведении наступил праздник. Поскольку раньше чем через неделю, местные энергетики не гарантировали подать питание к стенам нашего энергопотребляющего объекта.

То ли марка нужного кабеля не совпадала с уже установленным, то ли не нашлось нужного на складе, но неделю отсутствия переменного напряжения, как в розетках, так и подводящих фидерах, нам обещали твердо. А учитывая 'твердое' слово тех, кто всегда относится к своим обязанностям совершенно безответственно, реально стоило рассчитывать на две, а то и три недели.

С одной стороны это было даже хорошо. Можно было забить на всё и поехать отдохнуть. И Макс, вроде бы как, попытался выполнить обещанное своим родственникам.

Ага! Сейчас!

Леха проявил какое-то совершенно непонятное рвение и озаботился тем, что где-то раздобыл передвижной дизельгенератор на 80 киловатт.

А дальше вызвал нас с Максом и сказал, что проводить пробный пуск мы будем в ближайшие выходные. Так как даже хорошо, что нет внешнего питалово. В случае чего никто на нас не подумает.

После такого заявления мы с Максом переглянулись и как-то не очень радостно посмотрели на шефа, и хором спросили, что именно он имеет в виду.

Леха смутился, и попробовал объяснить, что ему вроде бы как приснился вещий сон, и он был не совсем позитивным.

Вот ведь, то же мне, эта, как ее, а... Кергерайт, что ли? Накличет же беду, блин.

В общем, так и получилось.

В смысле беды.

***

Суббота.

Во всем институте никого. Кроме охраны и пары дежурных - сантехника и дворника. Хотя присутствие сантехника было всего лишь номинальным. Вся водянка запитывалась от электричества, то есть использовала электрические насосы. И естественно в настоящее время не функционировала. Собственно, именно эта причина послужила тому, что объявили общеинституские выходные, а вовсе не отсутствие электричества. Точнее отсутствие электричества привело к отсутствию воды, а в летний период, когда это особенно актуально, да еще в присутствии большой массы людей посещающих места общего пользования... Ну, в общем, и так все понятно.

Так что, когда Василич, по привычке, мел территорию своим многофункциональным инструментом (метла универсальная, березовая), сантехник отсыпался в дежурке, охрана бдела, забивая очередную партию в 'козла' - мы и заявились.

Сказать, что охрана удивилась - это не сказать ничего. На нас посмотрели как на зомби, которые так и не смогли найти места своего упокоения.

Вот только наш шеф что-то шепнул старшому и нас, еще раз, недоверчиво оглядев, пустили на территорию.

Недовольство охраны было вполне себе объяснимо. Ведь теперь придется заниматься ИБД (изображать бурную деятельность), шляясь по корпусам и делая вид, что тут и мышь не проскочит. А то ведь, кто его знает, зачем заявились эти незваные гости? Может быть именно для того, чтобы потом доложить руководству, что охрана даже мышей не ловит? А партию в 'козла' придется перенести на вечер, при свечах...

Да, уж. Неувязочка.

Мы же прошли к месту предполагаемого триумфа и принялись за дело.

Негромко прошелестев, стартер дернул дизель, пыхнувший вонючим черным дымом, стрелки вольтметров прыгнули и застыли у той самой отметки - 220/380 и по кабельным вводам потекло желанное электричество. В общем, жизнь начала налаживаться.

Дальше мы запустили рабочие компы и пока они раздумывали над своим внутренним миром, начали готовиться к великим свершениям.

И вот первым моментом, который нас с Максом сильно удивил, был наш шеф, волокущий на передвижной тележке огромный порошковый огнетушитель, литров на 50. Но самым странным было не это. Приторанив эту дуру в лабораторию, он, не говоря ни слова, скрылся, чтобы вернуться через десять минут со второй аналогичной телегой.

Макс, задумчиво поглядев на Леху, почесал пятерней затылок и спросил:

- Пожар?

- Пока нет. Но береженого, как известно, и святые любят. И пусть будет. Может для чего и сгодится.

И ведь, прохвост, как в воду глядел!

Ну, дальше у нас встала дилемма. Пить чай сразу, или провести это мероприятие после триумфа технологий?

Решили, что файв-о-клок в одиннадцать утра будет в самый раз и ненадолго отсрочит торжество науки над здравым смыслом. И принялись за дело.

Леха организовывал процесс доведения жидкости до третьего агрегатного состояния, а мы с Максом готовили бутерброды.

На финальном этапе пищевой феерии Леха, естественно, воскурил свою трубку.

Ну, вот вроде все обязательные ритуалы соблюдены, оборудование прогрето и выведено на режимы...

Можно начинать.

Теоретики расселись за компы, а мне досталась самая приятная работа: включать рубильники и следить за процессом издалека. Правда и у меня был свой пультик. Не такой навороченный, как у моих старших товарищей, но пара стрелочных приборов и пяток лампочек на нём были. А еще возможность дистанционного отключения пускателей энерговводов. А самое главное, только у меня, на моем рабочем месте, была установлена система видеонаблюдения. Никто ведь не хотел получить неизвестное науке излучение себе ниже пояса. Так что весь процесс активации установки писался на жесткий диск. Да еще параметры датчиков фиксировались на промышленный комп, который тоже был в моем распоряжении.

Макс был у нас за старшего, Леха на контроле, ну а я... Да что я делал, я уже сказал.

Вот ведь совсем забыл сказать, где размещалась наша шарабайка.

Операционный зал площадью метров сто, из структурированного бетона. То есть прямое попадание бетонобойной бомбы он должен был выдержать. В центре был расположен подиум, на котором и должно было открыться окно портала...

- Отсчет пошел, - произнес Макс, и все напряглись.

Еще бы, такого ведь никто никогда не делал. Ну, или мы об этом ничего не знали.

- ...три, два, один. Прокол гипера.

На моем пультике индикатор мощности потока начал плавно отклоняться вправо. Дошел до середины шкалы и встал, как вкопанный.

- Стабилизация. Есть поток, - сообщил Макс.

Впрочем, это я уже и так знал.

- Включаю разрыв метрики.

В этот момент, согласно нашего плана, микропрокол должен был начать расти и, достигнув критического размера, открыть новый слой реальности. Или, другими словами, сформировать первый временной портал.

Второй индикатор на моем пультике начал шевелиться, показывая, что энергия, которую мы черпали из гипера, начала накапливаться в зоне открытия портального окна.

- Есть разрыв. Формирую второй прокол.

Теперь в зоне портального окна должен был быть сделан микропрокол второго слоя. Вот этого момента я ожидал с некоторым... трепетом. Все дело в том, что я пытался доказать Максу, что делать этого не надо. Мы уже имеем контакт с гипером, то есть с тем самым местом, где по нашим предположениям и находится энергия, которой мы должны воспользоваться. И ее параметры нас полностью устраивают. А если мы сделаем второй прокол и начнем смешивать энергию из первого и второго слоя, то может быть... не совсем здорово. Но Макс, и вставший на его сторону Леха, с пеной у рта доказывали мне, что я не прав. И энергия в гипере первого прокола ничем не отличается от энергии гипера второго. А вот на этот счет у меня были сильные сомнения.

- Прокол второго слоя.

Индикатор мощности потока на моем пульте резко упал, почти до нуля. Постоял так пару секунд и скакнул вверх до самого ограничения. И если я мог хоть примерно оценить мощность потока по шкале показаний (в попугаях, естественно), то теперь я даже не представлял, сколько энергии вывалил на установку Макс.

- Глуши, - я заорал, почувствовав как стали вставать дыбом мои волосы.

И встали дыбом волосы не от страха, а от того, что вокруг нас все стало электризоваться.

- Макс, глуши. Перебор.

Но он, словно в каком-то оцепенении, смотрел на экран компа и ничего не делал.

Вот и пригодились мне мои тумблерочки. Нисколько не сомневаясь, я отрубил пускатели энерговводов.

Индикатор мощности потока резко вернулся в середину шкалы, постоял там секунду и рухнул вниз. А второй индикатор, наоборот, скакнул вверх, до ограничения.

А вот это было совсем не здорово. Это означало, что в портальном окне осталось море энергии. И ее не получилось вернуть в гипер.

И сейчас будет бум!

Вскочив со своего места, я схватил Леху и Макса за шкирки и поволок из комнаты операторов на улицу.

За спиной что-то пронзительно засвистело, небо погасло, а потом с резкой световой вспышкой нас накрыла ударная волна.

Но к тому времени я уже успел выволочь находящихся в неадеквате теоретиков на улицу и, бросив их тушки около какого-то дерева на лужайке, рванул к дизельгенератору.

Уж, коль начал отключение энергии, так надо довести процесс до конца.

***

Смотреть на Макса было до невозможности забавно.

Есть какой-то мультик, так вот там сумасшедший профессор с всклокоченными волосами бегает вокруг своей непонятной установки и пытается что-то сделать.

Вот и Макс сейчас был похож на это самого профессора.

А Леха... А у Лехи была своя напасть. Сев за рабочее место, он остался в своем супер-пупер костюме. Только накинул на себя белый лабораторный халат. А когда прикуривал свою трубку, положил подаренную мной зажигалку в боковой карман своего пиджака. И она как-то нашла взаимопонимание с энергией гипера, которая вывалилась из установки.

И вот сейчас на месте, где должна была лежать зажигалка, было огромное прожженное пятно. Но это совершенно не смутило его. Он, как ни в чем не бывало, достал свою трубку и готовился ее раскурить.

А я вот никогда не страдал этой зловредной привычкой. Но сейчас взял у Макса сигарету и с наслаждением тянул в себя едкий дым. И вроде бы как отпускало.

- Ну и чего будем петь руководству? - Макс посмотрел на творение наших рук, где что-то еще сверкало и искрило, а потом перевел взгляд на нас.

- Главное петь в голос и одно и то же, - сказал я, затягиваясь этой гадостной сигаретой, - а то нас быстро выведут на чистую воду. Идеи есть? - и мы с Максом уставились на шефа.

- Есть, есть. Только нам надо прибраться тут. И оценить степень разрушений. Вот тогда и получите вводные.

В этот момент к месту нашего временного расположения подбежала охрана. Старшой был в своем синем мундире, а его напарник в пожарной робе и с пожарным рукавом в руках.

- Погибшие есть? Что случилось?

Мы с удивлением посмотрели на проявившего неожиданную заботу охранника, а шеф произнес:

- Да какие погибшие? Все целы. Курицу-гриль решили приготовить, да вот газовый баллон и рванул.

Недоверчиво посмотрев на всех нас, старшой произнес:

- Так что? Все нормально? Пожарные не нужны?

- Зачем? - Макс затоптал бычок, - Сейчас само погаснет. Вот только догорит и погаснет.

- Так это... я тогда пожарным отбой.

- Да зачем они нужны-то. Зальют тут все пеной, потом год отмывать будем. Стопари их. Нормально всё.

Старшой выхватил свою рацию и что-то забубнил в нее. Потом развернулся и, махнув рукой помощнику, потопал в сторону своих.

- Ну что, товарищи алкоголики и тунеядцы. Сокроем следы нарушения техники безопасности? - шеф с некоторым лукавством посмотрел на нас и пошел в сторону остатков лабораторного имущества.

И мы, вместе с ним, направились прибираться в созданном нами же хаосе.

***

Разрулить ситуацию с нашей аварией, Лехе удалось до безобразия просто.

В воскресенье (когда дежурила уже другая смена охраны) он подогнал грузовик и, прицепив к нему дизельгенератор, уволок его за территорию. Сброшенный из грузовика старый, даже местами проржавевший, газовый баллон, довершил сцену разгрома.

А ущерб, оцененный нами в субботу, сразу после аварии, оказался каким-то смешным.

Выгорели фиксаторы энерговводов, частично оплавилась конструкция подиума, да вышел из строя управляющий комп. Ну, может еще что-то перешло из рабочего состояния в нерабочее. Но установить все это можно будет только тогда, когда будет полноценное электричество.

Вот и непонятно, что такое взорвалось в операционном зале, да еще с такими визуальными эффектами.

А прибывшее в понедельник на место техногенной катастрофы высокое руководство, пройдясь по местам боевой славы, усмехнулось и отбыло в свои пенаты.

Ну, еще Леха, как руководитель темы и лаборатории получил сразу два выговора. Правда, справедливо распределив по одному мне и Максу.

И вот вроде бы все наказаны, печеньки розданы и пора вновь приниматься за великое.

И вот тут мне пришлось проявить силу воли и попробовать взять власть в свои руки.

Да и пора уже было прекращать этот 'теоретический' беспредел. Надоело. Все же у Самвела с техникой безопасности было не в пример как лучше.

Сказать, что мне это удалось, так это самому себе слукавить. Удалось выторговать из этих великовозрастных гениев, что план эксперимента мы будем обсуждать и согласовывать заранее. И неукоснительно выполнять. И исполняться будет только то, что у всех не вызывает вопросов. А если есть несогласные (ну, там в моем лице), то в этом случае будет искаться способ, как избежать проблем, которое это несогласие с мнением меньшинства, может привнести в наш дружный коллектив.

А иными словами: нечего искать приключений на пятую точку. И если у кого-то есть сомнения относительно того, что предложенное решение будет работать как нужно, то следует к этому мнению прислушаться и найти возможность это самое решение опробовать на чем-то более простом. Чтобы потом не стало финансово больно за порушенное лабораторное оборудование.

Но вот приступить к дальнейшим экспериментам, мы смогли только через месяц.

Как и было обещано (да кто бы в этом сомневался), через три недели нам дали электричество.

И первое же включение нашей аппаратуры показало, что ущерб на самом деле более внушителен, чем нам виделось вначале.

Правда, выявить его без опробования аппаратуры, так бы никогда и не получилось.

Так что всю неделю мы ремонтировали то, что еще поддавалось ремонту и заменяли безвозвратно вышедшее из строя.

А потом...

- Отсчет пошел...

Я с некоторой нервозностью следил за своими приборами, а Леха и Макс за своими компами.

- ...три, два, один. Прокол гипера. Стабилизация. Есть поток. Включаю разрыв метрики.

Я опять вздрогнул - что-то будет на этот раз?

- Есть разрыв. Накачка окна. Есть поток. Стабилизация. Разрыв метрики.

Всё. На этом мы должны были бы остановиться и вернуться обратно.

- Уменьшение потока. Восстановление метрики.

В голосе Макса почувствовалось облегчение. Да и у меня отлегло от... пятой точки.

- Уменьшение потока. Восстановление метрики. Портал закрыт.

Слава те... Ну, в общем тому, кто нам сегодня это позволил.

- Проверка остаточной напряженности поля... Норма. Доступ разрешен.

И вот мы как дети рванули в операционный зал и принялись рассматривать нашу установку.

Вроде бы все в порядке. По крайней мере, ничего необратимого я не вижу.

А значит, это первый заметный успех.

***

Все наши дальнейшие эксперименты показали, что использовать последовательное открытие портальных окон, очень... неэкономично.

По времени.

Ведь чтобы открыть портал на заметную величину, ну хотя бы на секунду, нужно было проделать нашу операцию несколько миллиардов раз. А если открытие портальных окон мы будем проводить хотя бы раз в секунду, то для дельта-секундного портального окна (дельта-секунда, а? Каково?) нужно будет потратить больше тридцати лет. И столько же лет закрывать окно.

Так что требовалось решать эту задачу как-то по-другому. Ведь реальная ценность нашего открытия будет только в том случае, если мы научимся быстро открывать окно хотя бы на несколько дней вперед. А для этого нужна была генеральная идея.

Макс и Леха засели за расчеты, а я занялся тем, что просматривал данные, которые мы получили в самом первом эксперименте.

Была там какая-то несуразность. И эта несуразность сразу заставила меня насторожиться. Только вот за всеми этими телодвижениями, которые за этим последовали, мысль ушла на задний план сознания. И билась там, в попытке достучатся до моей бестолковки. А я старательно делал вид, что все это меня не интересует.

Но теперь я снова и снова просматривал ту первую запись и пытался понять, что же в ней не так?

Вот, вот же оно.

Макс говорит: 'Прокол второго слоя', и индикатор мощности потока падает.

ПАДАЕТ!!!

То есть если сразу за первым открыть второй слой (а, наверное, так будет и дальше), то у нас есть время, чтобы успеть 'запереть' энергию между слоями.

То есть, если буром пропереть сотню проколов сразу, то это как бы закрывает энергию между слоями, и она не выливается бешеным потоком из портала, а остается в этом зазеркалье.

Остается только понять, как зафиксировать две крайние точки. То есть первый и последний слой. Ведь потом, через пару секунд и произошел этот самый катастрофический выброс энергии. И весь наш первый опыт пошел псу под хвост.

Хмм. А что если попробовать применить стабилизацию ко второму слою? Отдельным управляющим контуром? И одновременно держать первый и последний слои портала.

А если не фиксировать первый слой? А?

А также буром добраться до нужного и фиксировать уже его?

То есть вся проблема открытия портала в нужный временной зазор тогда упрется у нас в то, что мы должны сразу и быстро открыть портал на нужный временной зазор и зафиксировать энергию последнего слоя.

Логично?

А закрытие портала?

Как быть с ним?

А тут всё вообще может быть просто.

Если использовать первый и последний слои, то все остальные можно просто бросить. И пусть материя сама их 'устаканивает'. А последний корректно закрыть. И портал в нашей реальности 'свернется'.

А если идти по второму варианту, то можно 'выскочить' из портала, открыть первый слой и быстро его закрыть.

Тогда весь негатив застабилизируется в первом слое. А закрыв его, мы просто 'отрубим' энергии дорогу в нашу реальность.

И осталось решить только самый простой вопрос.

Если для открытия одного слоя нам нужно 100 мегаватт, то сколько мегаватт нам потребуется, чтобы открыть, ну допустим, 1000 слоев разом?

***

Когда я пришел в кабинет к Лехе, то застал там мрачную картину.

Накурено было так, что туман, в самый дождливый день, дающий видимость до десяти метров на дороге, выглядел бы как ясный и четкий путь, в этом курительном аде.

Ну, говорить про топор я уже не буду. Хотя меня всегда забавляла эта присказка: причем здесь топор, в дымной комнате?

Я подошел к окну и открыл его. И когда за рассеивающимся дымом проступили фигуры утомленных гениев, удовлетворенно хмыкнул.

Макс, что тот мультяшный профессор, запустил руку в свои кудри и тупо пялился на лист бумаги, где был выведен только один символ - знак вопроса.

А Леха сидел и, подняв голову вверх, разглядывал какие-то щели на потолке. При этом пытаясь всосать дым из своей погасшей трубки.

- Ну что, мастера. Не выходит каменный цветок?

Не отрывая взгляда от потолка, шеф пробурчал:

- А что, есть идеи?

- Только на обмен.

Макс встрепенулся и уставился на меня.

- И что же ты хочешь получить, любезный?

- Желание.

Теперь и Леха присоединился к Максу.

- Надеюсь ничего непристойного?

- Не-не. Все совершенно прилично. От каждого по одному.

Леха пробежал взглядом по моей фигуре и проговорил:

- Денег нет. И премии в этом квартале не будет.

- Жаль. Но это я и так знаю. И тратить на это желание нерационально. Все равно не исполнится.

- Тогда что?

- Если я прав и моя идея сработает, то вы оба, взявшись за руки, обойдете главный корпус и всю дорогу будете кричать: какие же мы дураки.

Макс посмотрел на Леху и подмигнул ему.

Вот знаю я это подмигивание. Потом скажут, что идея не прокатила и ничего они не должны.

Щаз!

- Ну, давай свою идею, холоп.

- Вот-вот! Именно этого я и опасался. Сначала договор. На бумаге. И подпись.

- Кровью? - хищно глянул на меня Леха.

- Да не будет у вас столько крови, болезные. Так что, чернилами.

- И зачем тебе это?

- А вот повешу в рамочку в своем кабинете, буду смотреть на нее и восхищаться своим величием. Все же когда Леха Шихман и Макс Гирневич признают свою... мммм... некомпетентность...

- Но-но. Полегче. Сам-то кто?

- Гений. И вы это сейчас поймёте.

А дальше, я действительно получил 'благодарность'... от слушателей.

Только, как и предсказывал, мне было сказано, что вся моя идея полная туфта.

И работать это не будет.

***

- Отсчет пошел...

И опять я нервно следил за своими приборами, держа руки на выключателе. Только теперь он отключал не пускатели энерговводов, а автоматом закрывал первое окно слоя нашей реальности.

- ...три, два, один. Групповой прокол гипера. Стабилизация. Есть поток. Групповой разрыв метрики...

Все повторялось, как и в прошлые разы. Только вот чего ожидать от данного эксперимента?

- Накачка окна. Есть поток. Стабилизация портала. Портал в работе.

Всё. На этом мы должны были остановиться и вернуться обратно. Через десять секунд. По расчету Макса этого времени должно было хватить для проявления всех негативных моментов. Если они, конечно же, будут.

Палец лег на клавишу записи. Привычно ощутив ее упругость, я двинул кнопку вперед.

Да, теперь мы еще и фиксировали всё, что могло показать окно портала. А так как портал был зеркальным, то есть не имел выраженного направления, то камер было четыре, по две с каждой стороны. И писали они картинку, которую видели каждой парой со своей стороны. В тысячу кадров в секунду.

- Десять, девять... два, один.

А вот теперь предстояло сделать самое необычное - закрыть портал.

Да нечего тут смеяться! Да закрывали мы портальное окно, и уже не один раз. Только в этот раз это было не однократное окно, а групповой прокол. И от того как все пройдет, зависело очень многое.

- Уменьшение потока. Восстановление метрики. Маркер снят.

Точка привязки, или окно последнего слоя закрылось. Теперь нужно быстро вернуться к первому окну и закрыть его, проведя стабилизацию.

- Прокол гипера сброшен. Уменьшение потока. Восстановление метрики. Портал закрыт.

Слава те... Вот же привязалось. Но это еще не всё.

Ждем десять секунд... Время, палец на клавише записи. Всё, останов.

- Проверка остаточной напряженности поля... Норма. Запрет доступа на два часа. Выключаемся.

Вот так вот!

Все, как и предвиделось, сработало. А два часа ожидания это время, в течении которого могли проявиться остаточные эффекты. А так как никому не хотелось получить... производственную травму, то и решили расчетный час увеличить вдвое.

- О чем мечтаешь, - это Леха, он уже встал и набивает трубку.

- Да вот думаю, сбудется или нет?

- Это ты о чем?

- Да, о желании. Было ведь обещано...

- Так это если бы твоя идея сработала полностью. А её еще Макс дорабатывал. Ну, уж так и быть. Можем, чтобы тебя потешить, пройти вокруг главного корпуса. Только без твоей дурацкой речёвки.

- Хмм. А дацзыбао?

- А это еще что такое?

- Договор.

- Так ты и так всю кровь из нас выпил. Нечем писать.

- Вот и я про то же. Как идеи тырить, так это мы первые. А как платить... так и крови-то у нас нет...

- Ладно-ладно, гений! Ты за словами-то следи. А то останешься не только без премии, но и без зарплаты.

- Вот-вот. Сначала банальное воровство, потом угрозы, а следом и шантаж. Эх... Пойду в кабак. Напьюсь с горя.

- В кабак мы сегодня все вместе пойдем. Я угощаю.

- А что так? Звезды неровно встали?

- Поговорить надо. Без посторонних ушей.


Глава 3. Портальные хлопоты.



Посещение отдельной кабинки в любимом Лехой кабаке, оставило у меня какое-то совершенно противоречивое чувство.

Вместо того, чтобы довести свои исстрадавшиеся организмы до максимальной степени алкогольной интоксикации, мы опять начали разговоры о работе.

Будь она не ладна. Ну, никакого отдыха, всю душу вымотала.

И начал этот разговор, как ни странно, я.

Точнее, с моего задумчивого вида, все и началось.

Я сидел, уставившись в никуда, и цедил коньяк. Да, сегодня ради некоторого разнообразия, а может быть в высших сферах так положено: при незначительном успехе надираться коньяком, мы пили исключительно коньяк. Даже моего любимого томатного сока не заказали.

Леха посмотрел на меня и спросил:

- Что такой задумчивый?

- Картинки с камер нужно повнимательнее посмотреть.

- А что в них не так? Камеры же поставили больше для проформы.

- Вот и я говорю, что проформа странная. Мне показалось, что стены в окне портала двигаются.

- С чего бы это?

- Опять же идею стырите.

- Ты не канючь, а рассказывай, что в них не так?

Я посмотрел на своего шефа и сказал:

- Есть два сценария реальности будущего. По-первому, все слои реальности движутся синхронно, с постоянным интервалом между ними. По-второму - в силу энтропии и интервал между слоями тоже сжимается.

Сказал и замолчал, ожидая реакции.

- И что? - Леха все же не выдержал и счел более простым выбить ответ из меня, чем самому разбираться в этом мутном деле, тем более на... несколько неадекватную голову.

Я зевнул, взял в руки стакан с соком (сок в этот раз был апельсиновым) и, откинувшись на спинку стула, в его любимой позе, уставился на трещины в потолке.

- Если все слои реальности движутся синхронно, то это очень плохо.

Помолчал и добавил:

- Для нас, - отпил соку и продолжил, - впрочем, плохо и во втором случае.

- И что же такого плохого пришло в твою дурную голову.

- Наводить портал в нужную точку пространства мы не умеем. И пока не понимаем, как это вообще можно сделать.

Опять отпил соку и замолчал, старательно изображая работу уставшего разума. А может мозга?

Не знаю.

Вот только отомстить крадущим мои идеи, мне очень хотелось. А сделать это по-другому я просто не мог. Наорешь на шефа - останешься без зарплаты. Впрочем, если не поделишься сокровенным - тоже.

- И что? - пока Леха крепился и не требовал быстрых ответов.

- А то, что чем дальше по шкале времени мы пойдем, тем более велика вероятность получить неприятности.

- И в чем же?

- Земля движется. И с каждым новым слоем, точка нашего целевого места назначения, смещается назад по оси ее движения. Так?

- Ну.

- И если мы откроем портал часов на сто вперед, то может оказаться, что Земли-то там уже и нет. Бездна. В смысле вакуум. И наш воздух со свистом рванет в это окно. И мы даже чухнуться не успеем, как получим безвоздушное пространство. А дышать в нем нам будет несколько... затруднительно. Так?

Леха задумался.

- Как это там называется... барометрический удар, что ли? Мы даже не сможем свернуть окно, как умрем. И это - во-первых.

Снова отпил сока, поставил стакан на стол и продолжил:

- И даже если мы точно рассчитаем временной интервал на год вперед, то в силу того, что вся Солнечная система тоже движется, то может так оказаться, что орбита Земли сместится. И тогда мы больше не получим возможность попасть на Землю. В смысле не сможем совместить точку входа и точку выхода так, чтобы в окне портала была земная твердь. И получается, что максимум, что мы можем сделать - это открыть портал на несколько часов вперед. И всё. Если, конечно, еще пожить хотим.

Макс, до этого момента делавший вид, что его эта тема не интересует, насторожился.

- И какое предложение?

- Ну, для начала нужно понять, как можно 'загнуть' пространство. В смысле сместить точку выхода. А потом, нужно придумать, как оценить целевую точку не открывая портала, чтобы не нарваться на неприятности.

Даже на изрядно замутненное сознание партнеров мои слова произвели сокрушительный эффект. И похоже, что сказанное мной начало постепенно доходить до них.

- Это же что? Тупик? - Макс задумчиво почесал лоб.

- В настоящий момент - да. Если только мы не найдем решение.

- А что там ты говорил про камеры? Это-то какое отношение имеет к твоим... предположениям?

- А самое непосредственное. Если интервал между слоями реальности сжимается, то мы увидим небольшое движение в окне портала.

- Это почему?

- Потому, что наша базовая точка тоже движется. Как и конечная. И, соответственно, интервал времени, на который мы открыли портал, тоже сжимается. Естественно очень незначительно. И значит, реальность за окном портала может динамически изменяться.

- Ерунда! Такого не может быть!

- Может или не может - это только предположения. А как оно на самом деле - нужно смотреть.

***

Да! Своими сомнениями я посеял в головах моих товарищей очень крупный раздрай.

И сильно подорвал их веру.

В торжество научных представлений о природе.

И породил целую массу споров. Разрешить которые, без принципиальной идеи, было совершенно невозможно.

Все озвученное мной оказалось достаточно близко к истине.

Настолько, что после очередного эксперимента, мы прекратили все наши попытки смирить мироздание.

Портал открылся на высоте в сотню километров от поверхности Земли, и мы едва не задохнулись.

В общем, до того момента, как мы смогли найти решение, прошло девять месяцев.

Хмм. Смешной срок! И значимый!

На три месяца пришлось оставить наши непрофильные занятия, чтобы сдать очередной этап теоретических исследований, которыми формально занимались Макс и Леха.

Да и меня примазали к ним. Правда, не за просто так.

В одной из статей появилось и мое имя. Как соавтора идеи. И даже пришлось выступить на очередном академическом заседании с небольшой ремаркой.

Леха сказал, что пора кончать кустарничать и надо выводить меня в люди.

Ну-ну. Серый кардинал...

И вы опять будете смеяться, но решение нашей проблемы нашел я.

Не совсем, конечно, решение. А основную идею.

И суть всего моего предложения сводилась к следующему.

Вот фиксируем мы точку прокола в нашем слое реальности. Сделали прокол гипера и потянули оттуда энергию.

А где будет следующая точка прокола? Кто ее определяет?

А ведь, скорее всего, следующий прокол будет там, где образовался недостаток энергии. То есть место прокола слоя реальности как бы стало 'беднее' на энергетическую наполненность, 'истончилась' его естественная защита и... как пленка, которая стала тоньше, лопнуло 'под давлением'.

То есть, если во время прокола гипера, сделать нашу 'иглу' не прямой, а несколько... 'изогнутой', то можно сделать следующий прокол в другом месте.

А сформировать эту самую 'кривую иглу' можно магнитным полем.

И коридор, который образуют локальные порталы слоев, сам себя сформирует, ведь он будет поддерживаться перетоками энергий, которой для фиксации портала нужно сравнительно немного.

Заумно звучит?

Ну, в этой теории, чем больше копаешься, тем больше раскорячивается ум.

Или то, что его заменяет...

Я втолковывал эту ерунду Максу полдня.

Тот чесал лоб, закатывал глаза, что-то пытался тут же записывать... В общем делал вид, что понял.

А в конце нашей 'содержательной' беседы, сказал:

- Ерунда! Полная чушь! Работать не будет!

Ну, не будет, так не будет.

Сами думайте. Вы за это зарплату получаете. И ушел.

И вот опять, как и в прошлый раз: '...пришел тягач, и там был врач...'. В смысле, пришел Леха, послушал бред Макса, вызвал меня, тоже выслушал и выгнал нас обоих.

А через три дня родилось преобразование Шихмана-Гирневича-Гончарова.

Или как пошутил Макс - Ш2Г (шадваг).

Вот этим шадвагом мы и занялись.

И лучше бы я ничего не придумывал.

***

Как вы правильно подозреваете, все основные монтажные и электротехнические работы свалились на меня.

Господа титеретики ничего тяжелее ручки в руках удержать не могли, так что весь тяжелый физический труд был возложен на мои хрупкие плечи. А так как вес этих деталюшик был совсем не малый, то я своими царапками часто не попадал в установочные пазы. За что получал негативную оценку моего творческого рвения и командные окрики.

Гады!

Ну, ничего! Будет и на моей улице праздник! И бочка с пивом случайно упадет с проезжающей телеги...

В общем, через четыре месяца основные изменения в нашу шарабайку, были внесены.

И вот тут уже я оторвался.

Поскольку, наши великие решили, что писать сложные программы - это не мой профиль.

Там подай-принеси - это моё. А точное творчество - это уже их. А моих скромных интеллектуальных единиц на этот непрогнозируемый процесс, у меня не хватает.

Ну, нет и не надо.

Поэтому утром и вечером я заходил в кабинет, где гении имитировали творческий процесс в клубах табачного дыма, и скромно спрашивал:

- Еще не готово? Ну ладно, пойду, покемарю.

Через неделю на меня орали. А через две закрыли дверь и не пускали внутрь, чтобы 'интеллектуальные пары' не осели на мой неразвитый ум.

В этих нервных бдениях прошел еще один месяц.

И вот, наконец, что-то похожее на окончательное решение, было сделано.

Всё это время я тоже не сидел без дела.

В программы централизованного управления установкой я не лез. Но были еще и другие, которые не были замечены моими партнерами, поскольку предполагалось, что всё это мелочи. И заработает само.

Ага! Сейчас!

Юстировка установленных вихревых магнитных эффекторов (во, слова-то какие! Это Макс отличился), была совсем не простым делом. А я, заранее предполагая такую подставу, озаботился тем, что этот процесс должен быть дистанционным и контролируемым.

Всё же достаточно неприятно будет, под понукания моих старших товарищей, бегать у работающей установки и вручную крутить здоровенные чушки. Так что я, еще когда их заказывал, предусмотрел небольшие сервоприводы. И теперь занимался тем, что отлаживал свою часть управления. Да и напряженность и плотность поля не мешало проконтролировать. А так же было совсем неплохо предусмотреть на будущее возможность прохода через портал двуногих особей (а зачем тогда его ещё строить?), и, следовательно, расположить эффекторы так, чтобы процесс их юстировки и калибровки, и уж тем более работы, не мешал открытию портального окна.

В общем, не сидел я без дела.

Да и косяков, как выяснилось, тоже хватало. Все же, когда на тебя смотрят четыре глаза и требуют ускорить и углубить, то это совсем не способствует правильности и безошибочности выполнения работы.

Так что к моменту, когда из рабочей комнаты перестали доноситься радостные вопли, что компиляция завершилась успешно, и у меня почти всё было готово.

А значит пришло время новых испытаний.

***

Всё же, наверное, у всех нас в роду были... кулинары. А может быть и один общий предок. Тоже не лишенный этих самых способностей.

Первый блин, как обычно, вышел комом.

В смысле, ничего хорошего, из нашего шадвага, не получилось.

Ну не хотела, эта самая игла прокола, 'загибаться'. Не в смысле умирать, а искривляться.

Никак!

И сколько мы не прыгали вокруг установки и не пытались ее заставить сделать невозможное, ничего не получалось.

Неделю.

До тех пор, пока, как-то расслабившись, я заранее включил эффекторы поля и дал им поработать несколько минут. А потом по команде Лехи включили всю остальную электронику.

И, о чудо!

Прокол 'загнулся'.

То есть сделал именно то, что от него и требовалось.

И вот тут все стали чесать репу. Ну, то есть, голову.

С чего бы? Это получается, что шадваг работает. А почему не сразу? И зачем нужно это самое время стабилизации, как тут же окрестил его Макс?

Теоретики отправились воскурить трубку мира, в смысле искать ответ на очередную загадку мироздания, а я отправился к себе, чтобы приготовить новую каверзу своим товарищам.

Ну, вот ладно. Разберутся они с этим самым временем стабилизации. Принципиально-то всё работает.

И что дальше?

А ведь захочется открыть портал не на дельта-часы, а на дельта-дни, а может быть и годы.

И как тогда быть?

Да, я уже вижу улыбки на ваших лицах. Типа, а в чем проблема-то? Ну, давай направление и коли (в смысле, прокалывай) твердь мироздания.

Ха-ха!

А куда?

Вы можете себе представить, насколько сместятся небесные тела за годы? А сама Солнечная система? А галактика?

Я вот - нет.

А открывать портал наугад - себе дороже.

И здесь две причины.

Первая. Нужно точно попасть на земную твердь. В том плане, чтобы под ногами оказалась что-то, на что их можно будет поставить.

И желательно, чтобы этот портал открылся в дружественную среду. А не в огненную бездну (в кратер действующего вулкана, к примеру).

И вторая. Надо как-то оценить агрессивность среды за порталом. Чтобы не оказалось, что там вас поджидает тираннозавр, открывший свой рот и ждущий, когда в него сами упадут сладкие человечки. А может быть там километровая пропасть, или бескрайняя водная поверхность...

И хорошо еще, если портал откроется над опасным местом. А если внутри горы? Или под поверхностью озера?

Была еще и третья причина. Но её я решил оставить на потом. И заключалась она в том, как нужно совершить сам переход? Ведь по тем первичным предположениям, которые являлись исходными при построении всего этого теоретического беспредела, предполагалось, что объекты за окном портала... менее энергетически насыщены. То есть размеры их элементарных частиц несколько меньше, чем в нашей реальности.

И вот представьте себе, что вы переместили нечто (какой-то предмет, а о человеке даже не хочется думать) и оно имеет большую собственную энергетику. Куда денется эта излишняя энергия, когда ваш объект будет 'встраиваться' в новую реальность?

Лично у меня ответа на это вопрос не было.

И виделось, что как только новый объект из более 'старого' времени попадет в 'новое', будет большой бум.

***

Разобраться со временем стабилизации у моих товарищей получилось только через неделю.

А если быть точным, то ответ на вопрос: для чего нужно это самое время - так и не был найден. Из теоретических построений.

А вот практически...

Практически оказалось, что если включить эффекторы поля за пару минут до открытия окна, то шадваг работает. И работает согласно рассчитанной теоретической модели.

А вот почему так происходит?

Макс высказал предположение, что этот фокус связан с тем, что нужно дать реальности самой 'захватить' направление прокола. То есть, если подержать направление 'иглы прокола' перед самим фактом прокола некоторое время, то слои реальности 'запомнят' направление предполагаемого прокола и распределят энергию соответствующим образом. А дальше, после разрыва метрики, произойдет эффект самофокусировки направления и образуется канал, который будет держать заданный вектор.

Ерунда полнейшая!

Согласиться с таким мистическим подходом к реализации шадвага я не мог.

Нет, ну сами подумайте!

Перед тем, как вы что-то сделаете, сложите руки в молитвенной позе и реальность (бытие, то есть) сама исполнит ваше желание.

Ну, вот сколько раз не пытался, ну никак не получается.

Как не складывал руки и не желал получить внеочередную премию - фигушки.

Не работает.

А тут...

Задай направление и включай установку...

Дааа! Надо принести святой воды. Может получится избежать незапланированных аварий? Или от дурного сглазу убережет?

Ну, в общем, как только теоретики наигрались с предсказаниями еще не произошедшего, я их и обрадовал.

Вы можете себе представить лицо гаишника, который явился на место вашего правонарушения в надежде поправить свое благосостояние, а вы его ставите перед фактом, что за совершенное вами будет платить именно он?

Вот примерно так и выглядело лицо моего шефа.

А Макс... тот просто достал сигареты и закурил. Прямо на рабочем месте.

Когда прошел первый шок, я услышал вопрос, который удивил меня самого:

- И какие предложения?

- Ну, так это. ЭВМа нам нужна. Что-то типа CRAY-я. Можно бушного. И специалист по небесной механике.

После моих слов, рабочий день можно было заканчивать.

Все равно необходимо время, чтобы буря в мозгах моих партнеров хоть как-то улеглась.

Только Леха уж слишком быстро пришел в себя. Достал мобилу и начал рыться в записной книжке. И при этом тихо бубнил:

- Специалист, говоришь. Ну что ж. Поищем.

Наверное, такой вариант развития событий он предполагал. И мои слова не стали для него чем-то уж совершенно необычным. Поскольку через пару дней он с Максом резко собрался и укатил в командировку. На три дня.

А меня оставили на хозяйстве. И приказали навести полный порядок во вверенном мне бардаке.

***

Оставшись один, я сразу же возомнил себя Наполеоном.

Ну, может быть и не настолько крутым, но уж точно каким-нибудь большим военноначальником. В распоряжении которого бездна времени и бескрайние ресурсы.

Может быть, забить на всё и предаться разврату?

Вон Ленка, секретарша нашего директора, как-то необычно посматривает на меня.

Пригласить её к нам и заняться совращением зрелой подруги?

Уж мы тут за три дня всё поставим с ног на голову. Под рокот работающей установки.

Нет!

Нельзя!

Приедет шеф и вклеит по первое число. А то еще лишит квартальной премии. И тогда даже на автобусный билетик придется просить в долг.

Так что надо браться за ум.

И вот тут была самая большая проблема. Где же его отыскать в моей бестолковке, меня не уведомили.

Ни родители, ни Леха с Максом...

И тогда я сам придумал себе дело.

Собственно, дело это было не настолько важное, чтобы делать его именно сейчас. Но вот есть время, а заняться всеми этими улучшениями нашей шайтан-машины, как-то не доходили руки. Все откладывали на потом. А это потом, за чередой неотложных дел, так и не приближалось.

В общем, проблема была в том, что рано или поздно, встанет задача пройти через портальное окно прямоходящим разумным.

А вот где именно находится это самое окно, было не очень понятно.

То есть, примерное расположение окна было жестко задано. Но в силу того, что среда за портальным окном была точно такой же, как и в нашем помещении, а открытие портала не приводило к таким замечательным спецэффектам, которые были показаны в известном фильме, то точно определить границы перехода не получалось.

И для того чтобы определить место окна и не нарваться на границы портала, нужно было их как-то обозначить.

Поначалу Макс предложил установить парогенератор, чтобы таким образом обозначить зону перехода. Еще он очень долго печалился, что портальное окно никак не отличается от простого воздуха и понять где оно заканчивается, никак не удается. Отсюда и была идея с парогенератором, чтобы пар сам показал, где у окна провал (зона перехода).

Но, по здравому размышлению, решили, что пар будет растекаться в разные стороны и увидеть, где именно находится портальное окно со стороны установки, так просто не получится. Конечно, со стороны 'потустороннего мира' будет такое паровое окно хорошо видно. Вот только и там могут быть нестыковки. Ведь если пар 'затечет' в стороны от окна, то он просто скроет его точные границы.

Правда Макс бубнил о том, что вот никак не хочет себя показать эта самая зона перехода. Ведь как хорошо было в фильме: сразу понятно - открылся портал или нет.

На это Леха сказал, что судить об открытии портала можно и по другим признакам. А вот то, что за такой водной поверхностью, как в том самом фильме, совершенно не будет видно, что расположено с той стороны, это совсем не здорово.

Так что паровая пелена это не выход. Надо искать что-то более понятное и четкое.

Ведь то, что окно открывается без всяких там визуальных выбросов энергии, даже хорошо.

И сразу ясно, куда ведет второй выход.

И я решил, что самое простое и четко видимое - это светодиодная лента, которую нужно установить по его обрамлению (или по границе, которую создает поле разрыва метрики).

Вот этим нехитрым делом я и занимался, пока мои посредственные (в смысле, по средствам своим оплачивающие мой невеликий труд) руководители не вернулись из своей командировки.

***

Оказалось, что господа титеретики совершили вояж в Питер.

Есть там у Лехи пара знакомых астрономов.

И вот вчетвером они и квасили два дня.

И за этой антиалкогольной компанией они и обсуждали наши проблемы.

В общем, со слов Лехи, удалось договориться о следующем.

Рассчитать, где будет небесное тело, если его орбита определена с известной точностью, можно очень просто.

А в отношении Земли и вообще - элементарно.

Несколько подивились постановке задачи, по которой в точке бывшего нахождения Земли должен был остаться спутник (или некий маркер), относительно которого и шел расчет на будущее поведения материнской планеты.

Только в этой задаче было одно ограничение.

Чем дальше в будущее нужно было получить координаты, тем менее точным было определение этих самых координат.

Приемлемую точность в 1-2 км, давал расчет только на сотню лет вперед. Ну, плюс-минус лапоть. А дальше вмешивались процессы, которые было невозможно учесть без периодической коррекции. Всякие там случайные возмущения гравитационного поля, пролет различных космических тел, солнечная и галактическая активность и еще тысячи причин.

Ведь для астрономии ошибка в пару тысяч световых лет, и не ошибка вовсе. А так, расчетная точность.

То есть дальнейшие координаты (свыше этой оговоренной сотни лет) можно было получить только как вероятные величины.

А значит, эти расчеты открывали лишь окно вероятности. Или как говорят в разных летательных экспериментах, когда пытаются попасть летящей болванкой в неподвижную мишень - пятно вероятности.

И для уточнения всех этих вероятностных событий нужны были дополнительные расчеты по ходу пьесы.

Ну, собственно, всё это имело смысл только тогда, когда мы замахнемся на что-то уж совершенно великое.

Посмотреть там, на конец света. Через несколько миллиардов лет.

Или понаблюдать за рождением новой галактики. С фиксацией точек просмотра в миллион годков.

А в нашем теперешнем качестве нас вполне устраивала и такая точность.

Хотелось бы, конечно получше, но что есть, то есть.

А самым замечательным во всей этой идеи было то, что Лехины астрономы готовы были рассчитать все нам потребное самостоятельно. Просто по нашей заявке.

Дел-то там, как они говорили, всего-то на пару секунд работы их супер-пупер компа.

Так что нам, собственно, индивидуальный расчетный центр не потребовался. Нужно лишь было понять, в каких координатах нам все их расчеты будут предоставляться.

И вы правильно подозреваете, что подвох, который вытекал из последнего заявления, должен был разгребать именно я.

Ведь когда я только одним глазком попытался глянуть, что такое баллистические расчеты, то просто выпал в осадок.

Вот же извращенцы.

Такую простую и ясную вещь как милые декартовы или полярные координаты, превратить в нечто совершенно непотребное.

Это надо уметь.

Ну да бог им судия.

В конце концов, мне удалось продраться сквозь кучу преобразований одних координат в другие и понять, как нам задать вопрос Лехиным астрономам, чтобы получить правильный ответ. И ввести эти данные в нашу установку.

Правда, на решение этой ординарной задачи у меня ушел месяц.

Ну да может быть и не зря.

Поскольку, что бог не делает, то всё к лучшему.

***

Если вы думаете, что я сознательно тянул время, то думаете совершенно верно.

Ведь что будет после того, как я закончу с расчетами и выдам координаты точки назначения?

Правильно!

Начальники бросятся к установке и...

Хорошо еще если в моих расчетах не будет ошибки. И за окном портала окажется твердь земная.

А если я ошибся? На пару тысяч километров?

Ась?

Боюсь даже подумать об этом.

Так что я предложил подумать о возможности создания полуактивного окна портала.

В смысле, такого варианта окна, чтобы в нем было что-то, что не дало бы окружающему нас воздуху совершить необратимое путешествие в одну сторону, оставив нас в обеднённой молекулами кислорода среде.

Самое простое решение, которое прямо таки напрашивалось, это сделать прозрачную кабину. Ну, там, типа параллелепипеда из стекла. И в ней открывать портальное окно.

И если всё сложилось удачно, то через одну из плоскостей (которая будет снята после удачного открытия) и работать с окном.

Сам предложил, сам же и забраковал такое решение.

Мало того, что всё это потребует переделки всей установки под этот кубик, так и еще сам куб должен быть герметичным и выдержать давление земной атмосферы против чистого вакуума.

В космических станциях иллюминатор если и есть, то площадью несколько квадратных дециметров. А нам нужен куб (в смысле, параллелепипед) с размером передней стенки метра три на два. Да еще и обладающий свойствами переходного шлюза космического аппарата. И при том - полностью прозрачный.

В общем, беда!

Никаких денег, чтобы сотворить такую штуковину, у нас не хватит.

А значит нужно искать другое решение.

Сидел, мешал в кружке чай и думал. И вдруг под наклонными солнечными лучами увидел пленку поверхностного натяжения водной (в смысле, чайной) поверхности.

Так вот же оно. Вот!

Пленка!

Нужно просто не прокалывать один, а может быть и пару слоев, а оставить их как бы внутри открытого портала. И тогда сама реальность закроет окно от сквозного прохода.

Только вот... Только вот... да!

Нужно эту пленку расположить с дальнего края портала. Нам ведь нужно оценить безопасность перехода. И если даже мы не увидим истинной точки назначения, отстоящей от пленочной на террадоли секунды, то и это очень хорошо.

А еще будет совсем здорово, если оператор (вот же дошло и до ручного управления порталом) сможет оценить ситуацию за порталом. А потом принять решение - 'доколоть' портал и открыть его, или свернуть и закрыть.

В общем, всё должно быть очень просто.

Открываем портал, доводим до конечной точки... и оставляем пелену. Или пленку.

Оцениваем ситуацию в окне и - либо 'докалываем', либо закрываем.

Вот так и родилась 'пелена'.

Макс, 'вложивший' всю свою душу в построение математической модели, решил присвоить этому процессу своё имя. Но Леха, посмотрев на молодого гения, произнес:

- Хватит жить за чужой счет. Надо и мальца к делу пристраивать. Так что, это будет 'пелена Гончарова'.

Удивил! Вот уж удивил!

А мне осталось только скромно потупить глазки и не возгордиться.


Глава 4. Побег из Шоушенка



Ну вот, собственно, настало время, когда можно перейти к практическим вопросам.

Оставались, правда, и несколько теоретических, которые так и остались не решенными. Но их отработку можно было совместить с работой нашей установки по основному целевому назначению.

Два вопроса были подвешены. И получить на них ответ, можно было только 'практическими стрельбами по тарелочкам'.

И опять, основные испытания Леха назначил на субботу.

Меньше посторонних, которые болтаются по территории, меньше начальственного пригляда. Да и если будет нештатная ситуация, то разрулить её последствия, будет существенно проще. Ну и, не дай бог, что-то фатально порушится... Так есть иллюзорная надежда, что спасатели приедут быстрее. Хотя и у них в субботу тоже может быть расслабленное состояние.

В общем, к десяти мы прибыли на место эпохального события.

Включили аппаратуру и файф-о-клок.

Традиция, блин.

Расселись по местам, провели начальные проверки и запустили юстировку.

Вот совершенно не зря я тратил свои интеллектуальные единицы на этот процесс. Автоматизированная юстировка, скажу я вам, это просто чудо. На экране моего компа (а мне теперь доверили и это сложное техническое устройство) было наглядно видно, как 'устаканиваются' магнитные поля. Ну и кроме всего прочего, теперь оператору установки не было нужды орать, для остальных олухов, в каком режиме находится процесс открытия портального окна.

Все режимы на экране. И у каждого точный временной отсчет.

Да! И камеры теперь, точнее мониторы, которые отображали всё происходящее с установкой, были у всех участников работы...

Вот установка вышла на режим, открылось окно портала и за 'пеленой' проступили очертания индустриального пейзажа.

Макс (а он сейчас был за главного оператора) разрешил полное открытие.

Я с некоторой тревогой уставился на показания разностного барометра. Было у меня смутное чувство, что, при открытии портала, давление в нашей реальности и в той, куда достало портальное окно, будут несколько отличны. Но различия составили совсем незначительную величину. Правда, это только лишь означало, что с той стороны давление, как минимум, не ниже нашего. А вот если оно выше, то определить это у нас не получится. Ну, да и это было хорошо.

Вот сделать забор воздуха, чтобы оценить безопасность потусторонней реальности, у нас не получится. В принципе. Портал-то односторонний. Только в будущее.

Но была у меня приготовлена одна домашняя заготовка. И как только на моем мониторе появилась надпись: 'Работа разрешена', я запустил свою приблуду.

Открывать портальное окно, чтобы просто удостовериться в том, что расчетные координаты целевой точки правильные, это как-то слишком мало. Ведь если всё срастется и портал откроется, то не мешало бы провести и какой-нибудь эксперимент. Вот я и уговорил своих партнеров на простую проверку.

До сих пор я никак не мог успокоить своё внутреннее чувство опасности, что переход или перенос чего-то материального через портал, не выдаст большой бум. С воздухом, который может 'перетечь' в будущее, всё было просто. Слишком маленькие материальные тела. Молекулы всё же. И если и будет какой-то эффект бума, то он может быть и не заметен. Рассеется в пространстве, и мы его просто не увидим. Хотя на этот случай я и установил тепловизор, который фиксировал состояние портала, но заметного эффекта так и не увидел.

А вот если попробовать задвинуть в портал что-то более... весомое. То и эффект, который может получиться, будет более заметен. Только вот сразу пихать в портал пару тонн металла, было несколько неправильно. И я решил попробовать отправить в будущее кусок проволоки. Диаметром пару миллиметров (чтобы не согнулась под собственным весом) и длиной сантиметров двадцать. Если такая штука и рванет, то образуется не очень много энергии, которая попадет в наше пространство. Макс оценил максимально выделенное значение, как эквивалент от взрыва ручной гранаты. Тоже, конечно, не айс. Но ничего более мелкого, с заметным эффектом, просто не нашлось.

Не! Была еще возможность попробовать кинуть в портал пару скрепок или кнопок... Но для этого нужно было изобретать что-то типа баллисты или катапульты. А времени на это просто не было.

А для того чтобы продвинуть проволоку в портал ничего не нужно было придумывать. Запасной сервопривод эффектора (нет, ну как звучит, а?) позволял провести эту операцию совершенно запросто. И ничего не нужно было строить дополнительно.

Присопливил к сервоприводу маленькие зажимы, поместил в них кусок проволоки и... стал ждать разрешения на проведение научного эксперимента.

Вот только после полученного разрешения, эксперимент вышел какой-то не экспериментальный.

Мы ожидали того, что когда конец проволоки окажется в портальном окне, мы увидим некий визуальный эффект его проникновения в иное измерение. Ну, там, искры посыпятся в разные стороны, дым пойдет, начнет выделяться тепло, 'серой запахнет'...

Ха!

Как только окно поглотило краешек проволочного куска, как вся проволока разом исчезла. А сервопривод эффектора, который осуществлял эту операцию, как-то странно выгнулся и чуть сам не нырнул в окно, застыв от него в паре миллиметров.

И что это означает?

Понять, что же произошло на самом деле, помогла только видеокамера, которая, как я раньше говорил, снимала все происходящее очень шустро.

На замедленном просмотре было отчетливо видно, что как только кончик проволоки погрузился в окно, как какая-то неведомая сила быстро затянула весь проволочный кусок внутрь окна. И он, исчезая из нашего мира, потащил за собой зажимы, которыми крепился к серву и сам сервопривод, как следствие, попытался скользнуть в мир иной за проволокой.

И только то, что я дал зажимам некоторую слабину, позволило ценной конструкции остаться у нас. А проволока, вырвавшись из зажимов, скрылась за гранью.

А вторая камера, которая показывала общую панораму событий за окном, не зафиксировала наличия кого бы то ни было, провернувшего этот фокус. Только самостоятельно прыгнувшую в портал проволоку и её падение на землю.

Так что получается, что сама реальность потустороннего мира набросилась на высокоэнергетический объект и втянула его в себя? С отсутствием видимых негативных эффектов.

Вот и возникает вопрос: что будет, если попробовать сунуть мизинчик в портал?

Наверное, как в той присказке: дай только пальчик, так она и всю руку, по самую шею, откусит.

***

Наши игрища с портальной установкой, в конце концов, подошли к той стадии, когда явно встал вопрос: что дальше?

В смысле, куда дальше двигаться?

Вот сделали мы портальную установку. Отладили худо-бедно процесс переброса неодушевленных предметов в иную реальность.

И что?

Так дальше и восхищаться этим завораживающим процессом переноса материальных тел в будущее? С замиранием сердца наблюдая как вещи из нашего времени появляются в другом?

Или и дальше совершенствовать наш агрегат, совершенно не представляя ради чего?

Ну, ответ на все эти вопросы был, в общем-то, очевиден.

Нужно переходить к экспериментам на живых биологических объектах. Ведь, хотя мы об этом и не говорили, но создавая всю нашу машинерию, подспудно строили планы на то, что у нас получится перемещение человека в будущее.

И вот тут был затык.

И это отсутствие внятной цели, к которой и стоит стремиться. И это постарался донести до нас с Максом Леха.

По большому счету, все наши телодвижения можно было разделить на две части.

Первая - техническая. То есть, доведение установки до того потенциального уровня, когда она будет в состоянии обеспечить перенос живого человека к светлым идеалам. В будущее. И на этом пути мы достигли определенных успехов. И надо думать, что решение сугубо технической задачи, обеспечивающий безопасный переход через портальное окно - не за горами.

А вот второе... Это, скорее всего, некая морально-этическая проблема, решение которой и должно убедить нас самих в целесообразности проведения дальнейших работ.

И ради прояснения этой непонятной и неявной цели, Леха даже дал нам всем выходной. Чтобы на природе обсудить общерусскую проблему: 'Что делать?'.

Правда, дополнив ее местной спецификой: 'И как быть дальше?'.

Смотрелось это, конечно, несколько... необычно: доктор наук, с бокалом французского вина в одной руке и бутербродом с бужениной в другой, в окружении русских березок, на расстеленном на зеленой травке коврике, произносит речь, достойную совершенно иного антуража:

- Любая государственная машина, в конечном итоге, представляет частные интересы людей, находящихся у власти. И как бы всё это не называлось: демократией, тоталитаризмом или как-то иначе, цель в конечном итоге одна - продлить свое собственное время пребывания на властной вершине. И для таких людей наша установка - сущая находка. Ведь с ее помощью, в своей текущей реальности, можно так изменить ход истории, что всем окружающим будет казаться, будто, руководящие конгломератом разумных личности, гениальны от кончика пальца до самого последнего волоска. И все окружающие будут слепо следовать их указаниям. А если они еще и получат технологии продления жизни и контроля над поведением толпы... То, как сами понимаете, всё это, в конечном итоге, приведет к стагнации и полному отсутствию развития общества.

Отхлебнув божоле и закусив ветчиной, он продолжил:

- С другой стороны, есть и возможность развития. Так сказать снизу. Когда само общество ищет свой путь движения вперед и созданию новых жизненных пространств. С ошибками, с тупиками, с прорывами в технологиях... Но разумные это делают сами, без навязывания им директивных идей сверху. А властные верхи нужны лишь для одного - организации жизни всего этого сообщества с максимальной эффективностью. Сами, при этом, пользуясь точно такими же возможностями, как и все остальные.

Оратор замолчал, как-то грустно взглянул на нас с Максом, и произнес:

- Возможно, всё это звучит несколько... наивно. Но! Отдавать свое детище в руки власти, я не хочу. Лично у меня нет властных амбиций. И становиться диктатором или президентом - я не буду. Поэтому, хочу дать людям возможность жить так, как им самим хочется. И при этом, по мере сил и возможностей, помогая им в развитии.

Макс, затянувшись сигаретой, посмотрел на нашего шефа и спросил:

- И что? Какой из всего это следует вывод?

- А всё это означает, что отсюда нужно уходить. И как можно быстрее. И там, на новом месте, лет через сто или двести, создавать корпорацию и двигать прогресс вперед. А здесь... Не дадут нам заниматься творчеством. Не дадут. Завтра или послезавтра придут ушлые дяди, опечатают наше помещение и будут изучать то, что мы смогли достичь. Чтобы потом засекретить и использовать по назначению. Такому, которое именно они считают важным и главным. А нас... распихают по 'клеткам', и будут ставить опыты, как на мышах. На предмет получения новых идей.

Леха замолчал, а я сидел, задумавшись, и крутил в руках карандаш, которым пытался начертить что-то на листке бумаги (вот даже на отдыхе не отпускала жажда... творчества).

- Значит, всё бросаем?

- Почему? У нас еще есть целый ряд вопросов, которые нужно решить. До часа 'Х'. И не стоит терять время на пустые разговоры.

Макс хмыкнул и стал собирать вещи.

Леха аж поперхнулся, и из бокала в дрогнувшей руке плеснулось на землю вино.

- Нет, ну я понимаю, что нужно спешить. Но, не так же, сразу... - в глазах нашего шефа явно стояло сожаление.

- А чего ждать? - Макс как-то странно глянул на нас, - трясти надо, - и пошел подгонять машину к месту нашего 'природного' банкета.

***

Воодушевленные вновь открывшимися 'радостными' перспективами, мы с новыми усилиями принялись за работу.

Самое важное, что предстояло сделать - это обеспечить возможность присутствия человека около портального окна. Ведь в настоящее время, нахождение вблизи работающей аппаратуры, создаст настолько некомфортные условия, что даже подойти к открытому окну будет совсем не просто. А ведь надо не только к нему подойти, а перейти через него.

И насколько негативно или позитивно этот переход повлияет на живое существо, мы не имели понятия.

И как решить эту проблему, даже не предполагали.

Дурацкую идею подкинул Макс.

Посмотрев на фарфоровые изоляторы, через которые крепились высоковольтные шины, он, тихонько постукивая по ним карандашиком, произнес фразу: 'Тренироваться надо на кошечках'.

Ну да, классика. А мы-то дураки...

Стоп!

А если, в самом деле?

Кидать через окно какого-то бомжа, чтобы проверить целостность его тушки после перехода, как высказал предположение Леха, как-то не хотелось.

Несколько... мммм... негуманно.

А вот кошку... ну, ради достижений отечественной науки... скрепя сердце - было можно.

Тем более кошку отправляли не куда-нибудь, а в светлое будущее. А там, как известно, на каждом углу стоят автоматы с бесплатной едой... для кошачьих.

Вот и представьте себе - заказ на кошачью клетку в наших мастерских. Да еще оплачиваемую по официальному наряду. С соблюдением точных размеров и выполненную из высококачественной стальной сетки. С двойным экраном.

Смешно?

Нам нет. А работяги потешались, как могли.

Ну, да и фиг с ними. Пусть посмеются.

А потом мы с Максом ловили котейку на территории нашего института. Тащить через проходную уличного кота посчитали неразумным.

Дико-с.

А вот использовать, гуляющих по территории свободолюбивых животных, было не так... стыдно.

Выловили, сунули в клетку с двойным экранированием и включили установку. А котяра сидел в своей конуре и трескал вискас.

И что?

Да ничего!

Сожрал весь вискас и даже не подавился, когда установка вышла на режим, и открылось портальное окно.

И смотря на всё это, шеф сказал:

- Надо делать клетку для людей.

Макс решил подколоть начальство и проговорил, стараясь сохранять внешнюю серьезность:

- И сколько вискаса положим внутрь?

Шеф строго посмотрел на своего подчиненного и прибил его ответом:

- Персонально для тебя - не больше двух пачек. А то в окно не пролезешь.

Макс огорчился и ушел, ну а мне предстояло претворить в жизнь распоряжение высокого руководства.

***

Теперь, около портального окна, точнее места, где оно открывалось, располагалось нечто похожее на загон для крупного рогатого скота.

Из высококачественной стальной проволоки и с хорошим заземлением.

Аналогия напрашивалсь... несколько фривольная.

Но ведь надо же как-то защитить своё бренное тело. Вот и построил я всю эту несуразность.

И первый опыт, который мы провели с этим... загоном, закончился несколько неожиданно.

Чтобы оценить степень опасности, которую могло представлять поле, создаваемое работающей установкой, мы решили выпустить туда нашего котяру. Все равно он был какой-то неспешный и спокойный.

Вот и рассудили, что запустим установку, посмотрим на реакцию котейки, и вот уже тогда будем двигаться дальше.

Запустили.

Установка вышла на режим, за портальным окном показался потусторонний мир...

И тут котейка резко сорвался с места и рванул в сторону открытого портала.

И опять!

Как только он сунул туда свою морду, как тут же исчез.

Вжик! И пропал.

Уж не знаю, как этот переход отразился на состоянии его кошачьего организма, вот только оказавшись за порталом, он резво припустил прочь. И весь наш эксперимент смог показать лишь то, что проход через окно вполне себе возможен. Для биологических организмов. И после этого перехода они даже остаются живыми. Ну... на некоторое время, пока их видно в портальном окне.

Мы с Максом собрались было рвануть за новыми подопытными, но шеф остудил наш энтузиазм.

- Нечего сокращать популяцию кошачьего населения. Переход работает. И это главное.

Макс, посмотрел на шефа и проговорил:

- И всё же, я бы провел еще один опыт. Надо послать туда биологический организм (не кота, а организм!) в клетке. Он окажется за порталом, и мы сможем посмотреть, как он себя ведет... некоторое время.

- И что даст нам такое наблюдение? А если изменения после перехода наступают через сутки, или полгода? А может быть, организм через некоторое время сам с ними справляется. Вот если бы могли вернуть, этот твой организм, назад. То да. Отдали бы его биологам и получили бы полное представление. А так. Только кота угробим. Будет там сидеть в клетке и орать. А в этом месте, может, и люди никогда не появляются.

***

И начались трудовые будни...

И мелкие доработки портального хозяйства.

Идей было еще много, но для их осуществления у нас уже не было ресурсов.

Финансовых, разумеется.

Ведь формально мы занимались созданием новых покрытий на основе трансмутации элементов. Тоже интересная и многообещающая тема. Которая предполагала открытие новых возможностей и создание невероятных материалов.

И ради этого мы даже довели до совершенства установку Карапетяна, которой я занимался раньше. Всё же наше высокое начальство требовало практических результатов, а теоретические разработки Макса и Лехи фактически были завершены.

Нет-нет. И в той официальной теории, которой занимались наши гении, было очень много белых пятен. Но под то, чтобы снять туман с теоретических построений, требовалось провести серьезные эксперименты. И только тогда, по полученным экспериментальным данным, можно было двинуться вперед.

Только вот какая штука.

Никто не собирался давать серьезные деньги на научный поиск. Если он не сулил в разумные сроки создания прорывных технологий.

И чиновники от науки пытались всячески доказать, что без их непосредственного участия в этих работах, ничего у нас не получится.

Естественно не получится!

Ставить-то эксперименты не на что. А только создание прототипа установок по трансмутации требовало довольно специфических материалов и зарубежных комплектующих. Поскольку использование того, что могла дать отечественная промышленность, как-то не вписывалось и в бюджет потенциальных исследований и в массогабаритные размеры создаваемых устройств.

А привлечение посторонних к нашим работам, как вы сами понимаете, было очень-очень нежелательно. Если впустить этих... желающих приобщиться к перспективным исследованиям, в наш огород, то в один прекрасный момент может обнаружиться, что и собирать урожай будет негде. 'Обгрызут' не только 'вершки', но и 'корешки'. В том плане, что растащат наши наработки по своим лабораториям и будут годами исследовать полученный десяток лет назад образец, 'строгая' на этом кандидатские и докторские. И обещанных финансов, мы так и не получим. Поскольку и им самим тоже нужно заниматься 'новыми' разработками. И на что-то содержать свои майбахи и роллс-ройсы.

Вот и приходилось крутиться на жалкие остатки средств, которые пока еще выделялись на обслуживание созданного нами безобразия.

***

Самое последнее, что я запомнил перед тем, как события понеслись вскачь, было следующее.

Экранировка сеткой, которая позволяла находиться в зоне перехода людям и не давала статике, возникающей при работе установки, попасть на их бренные тела, была, конечно же, важной, но далеко не последней модернизацией, которую пришлось внести в конструкцию нашей шайтан-машины.

Наверное, более важным было то, что нам пришлось перенести пост управления установкой максимально близко к портальному окну. Внутрь операционного зала. И связано это было с тем, что события, показываемые камерами, не позволяли своевременно среагировать на возможные... нештатные ситуации.

И вот, в один из таких запусков, у пульта управления нашей установкой находился Макс, а мы с Лехой сидели за компами в зале управления.

Теперь можно было управлять установкой только из одного места. И сам процесс управления порталом был по максимуму автоматизирован, чтобы не отвлекать оператора на различные второстепенные действия. А мы просто страховали Макса, на тот случай, если что-то пойдет не так.

Когда портал установился и стабилизировался, произошло совершенно невероятное.

Только-только начала проявляться другая сторона портального окна, которая обретала явь и плоть индустриального пейзажа, как сквозь цепочку потихонечку прибавляющих яркость светлячков светодиодного кольца влетел какой-то предмет.

Стоявший у пульта управления Макс заорал:

- Граната, - и, наверное, рефлекторно, дал команду на выключение портала.

Кольцо, проступающего сквозь портальное окно пейзажа будущего, пропало, а мы с Лехой резко бросились на пол. А сам Макс так и стоял с открытым ртом около пульта.

Вот ведь дурак. Сам предупредил об опасности и как истукан застыл и ничего не делает. А ведь сейчас рванет. И Макса уже не спасти.

Но прошли пять, потом десять секунд... Минута... А граната и не думала взрываться.

Когда мы с Лехой поднялись с пола, то стали как-то по-идиотски хмыкать.

Нам-то как раз ничего бы и не было, даже если граната рванула бы в операционном зале.

Сотне грамм тротила, который мог находиться в теле гранаты, ни за что не разрушить стены, которые могли выдержать куда более значительное внешнее воздействие.

А вот Макс - дурак. И дурак в квадрате. Там, около того места где он стоял, был установлен отражающий щит, на котором мы проводили опыты по трансмутации. И инструмента, которым его можно было бы распилить или разрезать, мы так и не нашли. В нашей физической реальности. А размеры этого щита позволяли укрыться за ним совершенно спокойно.

И Макс должен был, не раздумывая, за ним спрятаться. А вместо этого стоял и пялился на влетевший предмет.

***

Рассматривая странного вида коробочку, которая прилетела к нам из портала, мы находились в несколько удивленном состоянии.

Совершенно непонятно - как?

Как эти неизвестные смогли сделать переброс через односторонний портал?

И кто это может быть? Кто знает о наших экспериментах и времени их проведения?

Ну, да ладно. Ответ на этот вопрос все равно был нам не известен.

А вот коробочка...

С коробочкой получилось всё вообще прикольно.

У Лехи и Макса в руках коробочка так и осталась коробочкой, никак себя не проявив.

А стоило только мне взять ее в руки...

Мелодично что-то тренькнуло, откинулась крышка и явила нашему взору... часы. Но уж какие-то слишком навороченные. Такие, если судить по их внешнему виду, могли стоить не одну тысячу зеленых.

Ну, раз уж на моё касание открылась крышка, то, скорее всего, сей девайс предназначен именно мне.

Я уже протянул руку, чтобы взять его, как тут вступил Леха:

- Не боишься?

- Чего?

- Какой-нибудь подлянки. Уж очень всё это необычно.

- Необычно, согласен. Только вот найди мне на Земле хотя бы пару человек, которые умеют пользоваться обратным порталом? Мы, как считается - первооткрыватели, и то ничего подобного не можем. И если посылать кому-то подлянку, то я бы выбрал часы попроще.

- Хмм. Ну, твое право.

Я взял часы в правую руку. Повертел их и поднес к запястью левой. Ничего похожего на полноценный ремешок на них не было, хотя и были какие-то ушки по бокам. Поэтому я просто приложил корпус в нужное место. Часы прилипли к коже, последовал укол (ну даже не укол, а так некоторое неудобство) и появился голографический экран.

Фигасе! Генетическая идентификация. И точно на того, для кого предназначен подарок.

По развернувшемуся экрану побежали строчки текста. И самое интересное было то, что видел этот текст только я. А все остальные - только непонятное марево около запястья моей левой руки.

И вот то, что содержалось в этом тексте, было совершенно невероятно.

В этом чертовом устройстве (браскоме, как потом выяснил я) находилась подробная инструкция по настройке портального окна для прохода через него... разумного прямоходящего. И предназначалась эта инструкция непосредственно мне.

Ну, рассказывать, что пережил я, как только шеф и Макс въехали в то, что содержалось в браскоме, наверное, не стоит.

Они, как чумные, гнали меня вперед, не давая даже испить чаю. Похоже, что-то почувствовали. А может это открылся дар предвидения?

Не знаю.

Но через неделю я добил все необходимые модернизации.

Тестовые проверки и...

Нет-нет!

Запуск, рабочий запуск, Леха отложил на пятницу. А нам с Максом приказал быть в ресторане в семь часов ровно.

***

Наши посиделки в кабаке начались с того, что Леха достал какую-то коробочку, что-то нажал на ней и положил на стол.

Три светодиода, горящие красным, поморгали и два из них переключились на желтое свечение. А один так и остался гореть красным.

Леха поморщился, достал из кармана блокнот и ручку, и что-то там написал. Потом передал Максу, ну а тот, мне.

'Нас слушают. Подавить не получается. Все разговоры только через блокнот'.

После прочтения мы посмотрели друг на друга и стали говорить... о бабах.

А о чем еще могут говорить трое мужиков в кабаке? Только о них, любимых.

Пока двое обсуждали женские достоинства, третий писал в блокноте. Передавал для ознакомления другим и ждал от них ответа.

Леха периодически выдирал листики из блокнота и, скрутив их в трубочку, сжигал в пепельнице. А один раз он что-то написал, и, не выпуская блокнот из рук, дал нам прочитать с Максом, чтобы сразу уничтожить написанное.

Да, уж. Ситуация складывалась совсем нехорошая.

Каким-то образом, там, наверху, узнали о наших достижениях. И решили принять меры. Экстренные.

Нас взяли в плотную разработку. Откуда Леха это знал - он не сообщил. Сказал только (написал, естественно), что времени у нас один или два дня. До момента получения санкций самого высокого руководства.

А всё из-за тех успехов, которых мы добились.

И естественной мерой сохранить наши достижения в тайне и использовать их в своих целях, со стороны наших оппонентов, была возможность полной изоляции исполнителей. Поскольку мы, дураки, могли уйти из-под контроля. То есть, банально сбежать. А этого нельзя было допускать категорически, ведь никого другого, знающего наши наработки, не было.

А с установкой все было совсем просто. Ведь институт государственный. Вот государство и закрывает доступ в определенное место, чтобы провести там секретные исследования, знать о которых посторонним совершенно не нужно.

Вот так вот.

И Макс с Лехой решили уйти.

Через портал.

В светлое будущее.

Поскольку все остальные пути отхода уже перекрыты. И покинуть город у нас никак не получится. Да и собрать нечто подобное нашей шайтан-машине мы не сможем.

Негде!

Искать нас будут. И искать очень тщательно. Так что любые попытки построить что-то необычное, сразу же станут известны. Тем более, что для размещения установки, деревянный сарай в деревне, не подойдет.

А я должен был остаться. И на мне было выполнение двух задач.

Демонтировать установку, чтобы её нельзя было использовать. А если не получится демонтировать, то уничтожить блоки прокола гипера, без которых вся установка - только набор непонятного железа.

Сам делал, мне и рушить.

Ну и задача на перспективу. Обеспечение нашего финансового благосостояния. В будущем. Согласно получаемым инструкциям, о которых я узнаю в свое время.

А потом они меня найдут. И вытащат из лап... кознеустроителей.

***

С утра в пятницу Леха позвонил нашему большому шефу, и, получив согласие, договорился с отделом кадров, что он и Макс с понедельника в отпуске. Деньги пока у них есть, поэтому пусть рассчитают и переведут на карточный счет.

Хмм. А карточки они отдали мне. И наказали, что если будет возможность - передать их родным. А не будет - использовать по своему усмотрению.

Почистили сейфы от лишних предметов, сдали документы, уничтожили все записи, которые могли пролить свет на наши занятия...

Макс помог мне подготовить к демонтажу блоки, которые мы решили уничтожить.

Да, еще подумав, пришли к выводу, что было бы неплохо организовать аварию. Но такую, мелкую, типа небольшой неисправности, чтобы кинувшиеся к установке любопытные не стали сразу ее включать.

А то будут требовать немедленно запустить наш агрегат. А он кроме портала ничего и не умеет делать.

А так, можно всё списать на то, что установка давно уже не работает. Тем более, что мы заказали новые управляющие компы и ждали их только через месяц.

А после обеда состоялся переход.

Привычно настроили параметры, загрузили программы и... Макс и Леха исчезли в портальном окне.

Буднично как-то. Как будто проделывали всё это сотни раз.

А я?

С некоторым сожалением выключил аппаратуру. Прошелся вдоль стенки, где была проложена дорожка обслуживания...

Снял блоки прокола гипера и любимым железным молотком превратил в груду корёженного железа. И для полноты картины, одев защитные перчатки и маску, залил внутренности соляной кислотой.

Вот только слышал, как это весело происходит. А тут и вживую увидел. Фиг восстановишь.

Потом надрезал высоковольтный кабель и обмотал его силовым проводом. Подал напряжение и когда высоковольтные блоки вышли на режим, включил дистанционники.

Искры, щелчки отключающихся автоматов, гарь жженой изоляции...

Даже компы не пришлось выключать. Сгорели напрочь. Сами.

С удовлетворением оглядев свою работу, оценил еще раз ущерб и отправился домой.

В проходной знакомому охраннику сдал пропуска Макса и Лехи, сказав, что они выехали за территорию на директорской машине.

***

Понедельник.

И я снова на своей любимой работе.

Двери в операционный зал закрылись с тихим шелестом. Негромко клацнули замки. Правда, в тихом помещении зала этот щелчок прозвучал неприятно резко и громко, эхом отразившись от стен.

Я подошел к подиуму, посмотрел на место портального перехода.

Да нет! Вроде все на месте. Ничего фатально не изменилось. Правда, если сюда проникали посторонние, те, кто хотел понять принцип работы нашей установки, то, скорее всего, всё вернули обратно. Чтобы не спугнуть хозяев.

Хотя нет. Вот здесь должен был стоять отражающий щит. А его нет.

Я обернулся. Нет, не видно. А ведь я хорошо помню, что отодвинул его именно сюда.

Хмм. Странно. А впрочем, ведь щит прошел преобразование. А значит, такого материала в этой реальности точно нет. Могли утащить на исследование.

Обернулся и еще раз осмотрелся.

Пыль с боковин ограждающего барьера пропала. А ведь я точно знаю, что тут отродясь не было уборщиц. Значит стерли. Или тоже забрали на исследование.

Винты на контрольной панели... Нет-нет. Все были на месте. Но вот этот, один единственный, пришлось закручивать с трудом, потому что резьба не встала как нужно, и он застрял в отверстии. И потом его пришлось высверливать и ставить больший. А сейчас все они были одинаковые.

Значит, панель вскрывали. А времени было мало и просто закрутили новый, сорвав у старого шлицы.

И это совсем не здорово. Могли ведь, разбирая панель, что-то повредить в коммутации.

Хотя...

Какая теперь разница.

Я прошел по подиуму, совершив круг почета.

Да, вот еще мелочь. Здесь было только три винта, а теперь четыре.

Так, а вот это здесь больше не нужно. Этот конвертор мы использовали при первых пусках. А потом Макс изменил схему накачки, и он стал не нужен. И убирать его было в лом. Тогда я просто отсоединил питание, скрутив штекер. А сейчас он на месте. Значит тот, кто проверял установку, не совсем понимает, зачем нужны отдельные компоненты. Но это пока. Потом разберется. А сейчас, посчитал, что соединение просто отвалилось само по себе, или от вибрации. И решил сделать благое дело.

Ну-ну.

Так, а вот это уже не здорово. Эффекторы магнитного поля крутили. И мне это хорошо видно, ведь если встать точно на этот стык плит, то через край эффектора (а он как прицел на пистолете) должна быть видна трещина в стене. А сейчас её не видно.

Плохо. Могли сбить всю настройку. И поле в портальном окне будет иметь совершенно иные фазовые искажения. На будущее надо изменить схему юстировки, автоматику другою поставить и это... лазерный дальномер приспособить. А то так можно и влететь... не знамо куда.

Но раз все вернули назад, значит, еще изучают установку. И не все поняли. Иначе меня бы сюда не пустили...

Хмм. А ведь тогда тут должны были установить и камеры. Они-то не понимают, что стоит установку запустить, как вся их хилая электроника посыплется. У нас-то везде двойная или тройная экранировка. Да и остаточное поле статику наводит, будь здоров.

Я посмотрел наверх. Ха! Точно есть. Вон там и там черные зрачки. Ну ладно, буду уходить, запущу тест, поставлю дураков на бабки. Пусть меняют свои прибамбасы на новые. До следующего пуска.

А все-таки, что надо сделать, чтобы сюда больше не лезли?

Хмм. Боюсь, что ничего и не выйдет. Имущество-то государево. А значит, моего здесь ничего нет. И хотя все это раньше было лишь отдельными деталями, из которых можно было бы собрать и самолет и бронепоезд и портальную установку, изначальный собственник - Родина. И мне никак не доказать, что соединяя элементы этого конструктора во что-то осмысленное, мы все вложили в него свою интеллектуальную собственность. Возражение будет до безобразия простое - мы тоже можем из этих деталей собрать свою установку. А то, что она не будет работать, так это все зависит от удачи. Вот вам повезло, а мы еще раз попробуем.

Я обошел всё наше творчество по дорожке на полу около стен.

С неким ностальгическим чувством прикоснулся к железным фермам, паре особенно запомнившихся болтов, поручням переходного мостика...

Да, жалко.

Бросать жалко.

Но если мы хотим сохранить свое инкогнито, то отдавать это сокровище в чужие руки не стоит.

Подошел к железному шкафу, невесть как здесь оказавшемуся и одел свой старый рабочий халат. Перчатки на руки, инструмент в зубы и вот сюда, в этот лючок.

Ага, везде пыль. Значит, не лазили. Или пока не осознали, что все самое важное находится в недрах.

Так, вот это надо откусить, это оторвать, а вот этот блок вынуть. Наверху утилизируем. Тааак... этот разъем снять, этот вернуть на его место, и... Черт, придется лезть из второго лючка, здесь не достать.

Через полтора часа моих мучений я сделал главное. Превратил рабочий стенд в черте что. Тестовые проверки он пройдет, а вот когда кто-то умный попытается запустить открытие портала, вот тут и начнется то самое.

Веселье!

Ох! Как же я не завидую этим 'специалистам'.

Ну, теперь прощальный подарок и нужно сматываться.

***

На дверях операционного зала, еще при его постройке, кто-то шибко умный установил ручную блокировку замков. То есть можно было закрыться изнутри и творить в этом зале безобразия.

Зачем? Сие нам было не ведомо, но в данный момент оказалось очень даже актуально.

Открыл резервный лючок, спустился в недра переходного коридора и вышел... за стеной операционного зала.

Найдут злопыхатели этот тайный ход. Найдут, безусловно.

Только вот понять, как оказались заблокированы замки не смогут. Они ведь надеются на то, что их камеры всё запишут. А потом они по этим картинкам всё восстановят.

Ну-ну.

Камеры-то автономные. И сквозь этот железобетон дистанционно работать не могут. А значит где-то здесь, в зале, стоит и видеосервер. И пишет всё, что снимают камеры.

Так, теперь в комнату управления.

Еще там в зале, я постарался убрать следы недавней аварии. Так что теперь нужно только заменить компы и на установке можно будет поработать.

Чуть-чуть.

Свой функционал она уже безвозвратно потеряла.

Привычно загудели компы, установленные по временной схеме, защелкали выходящие на режим блоки питания, включились вентиляторы, которые обеспечивали охлаждение работающего оборудования...

Ну, вот и норма.

Я запустил программу проверки целостности установки.

Есть, все в порядке. Да и как могло быть иначе. Ведь все, что проверяется, я знал до мелочи. И куда нужно внести изменения, чтобы программа выдала полное соответствие - тоже.

Теперь второй этап. Запуск генераторов и накачка эффекторов. Особо ничего не значащая операция, которая покажет, что фатальных утечек в установке нет.

Но! Она подготовит следующий этап, который запустит высоковольтные преобразователи. А так как 'сливать' свои высокие вольты установке некуда (портальное окно не активировано), то соответственно всё, что находится в операционном зале, получит неплохой заряд статики. Киловольт под сотню. Вот и посмотрим, как это переживут шпионские видеокамеры.

Любопытство, оно, как известно, не порок. Только быть слишком любопытным всё же не стоит. Расточительно это. Для своего кармана.

***

Так, завтра начнем планомерный разбор всего оставшегося безобразия.

А что делать? Я человек подневольный, получил указание и строго следую начальственным распоряжениям.

Надо снять пару блоков, чтобы любопытные не попытались включить наш агрегат, и отнести их на склад. Все же часть аппаратуры вполне себе рабочая и её можно использовать в новой реинкарнации нашего агрегата. Дабы такая напасть случится. И мне удастся заняться восстановлением потерянного функционала. Верится, правда, в это с трудом. Ведь если Леха прав, то никого из старой гвардии к этому железу уже не подпустят. Вдруг чего-нибудь важное отвинтят... на память?

Ладно, всё это ерунда.

Думаем дальше.

И что у нас там по плану следующее?

А вот чтобы отбить настойчивое желание у кознеустроителей, сразу запустить наш пепелац и насладиться результатами его работы, то первое демонтируемое оборудование должно быть силовое. Сложно будет запустить нашу установку, если она не получает питания. Правда надеяться на то, что восстановить энергоснабжение у злоумышленников не получится - глупо. Всё же они не зря лазили по установке все выходные. И наверняка в силовой части легко разберутся.

Ну, да и флаг им, большой и красный, в руки.

Я усмехнулся.

Вот будет удивление, когда они запустят питание и попробуют получить целевой результат. Тут будет как в известном анекдоте про 'жигули' - что только инвесторы не делали, а на выходе сборочного конвейера все равно получается ведро с гайками. Место-то - проклятое.

Вот и создадим ауру безнадежности в храме науки.

Да и потом, формально управляющих программ для компов у меня нет.

Шеф он такой... недоверчивый. Всё самое ценное хранит у себя в сейфе.

А в его сейфе...

Вот ведь Леха приколист. Зря он, конечно, это сделал. Только разозлит недругов. А мне отдуваться.

Нет там ничего в начальственном сейфе. Вместо резервных копий программ, там сидюки с документальным фильмом. О природе Карелии.

Хорошо хоть от первоначальной идеи - оставить крутое порно, его Макс отговорил. А то бы сразу стало ясно, для кого такое кино с намеком оставили. Хотите получить установку на халяву - вот и... займитесь сексуальным творчеством.

Так, ладно. Нечего предаваться ничегонеделанию.

Шеф в отпуске.

А что делают 'правильные' сотрудники в таком случае?

Отмечаются на работе, пьют утренний чай и быстренько сваливают по личным делам.

Да и потом, сегодня понедельник.

А в понедельник - великие дела не начинают.


Глава 5. Борьба с ветряными мельницами.



- Роман Сергеевич Гончаров? - раздался голос за моей спиной, когда я подошел к проходной и собирался зайти на территорию института.

Я обернулся.

Высокий молодой человек, в темном костюме смотрел на меня и ждал ответа. Сзади, справа и слева стояли еще двое - парень в полуспортивном костюме (джинсы и какая-то курточка, которую обычно носят легкоатлеты) и девушка, тоже спортивного телосложения, но в легком платьице. Но стояли они так, что сразу было понятно - дергаться бесполезно. К моему потенциальному сопротивлению они готовы и блокировать будут жестко, не уйдешь.

- Возможно. А вы кто?

Он вынул удостоверение и махнул им перед моими глазами так, как обычно любят делать оперативники спецслужб, чтобы огорошить противника и вместе с тем не дать подробно рассмотреть фотографию на удостоверении и организационную принадлежность.

- Лейтенант Артонов, ФСБ. Пройдемте.

- А в чем дело?

- Пройдемте, Вам всё объяснят.

Да! Прав был Леха. Вот и настал момент истины. Сейчас возьмут и начнут потрошить. Вспомнят все прошлые прегрешения, придумают новые и незаметно подведут к тому, что теперь ты просто обязан сообщить всё, что знаешь и не знаешь. Если не хочешь быть обвинен в пособничестве... врагам Родины. А тему, которая им интересна, замаскируют так, что сразу и не поймешь, о чем же тебя спрашивают.

Пять шагов от проходной и открылась дверь резко подъехавшего микроавтобуса, с наглухо тонированными стеклами.

Меня, не спрашивая согласия, мягко, но твердо, направили внутрь салона и усадили на сидение так, что резко встать и выпрыгнуть при всем желании не получится. Тем более, что вся уличная команда расселась вокруг. Как только дверь автобуса закрылась, он сорвался с места.

- Это что, похищение?

- Вам все объяснят.

- Я вообще-то на работу шел...

- Там в курсе.

Задавать вопросы, как видно, бесполезно. Это, скорее всего, простые опера, которым дали приказ задержать и доставить, вот они и рвут... пятую точку. А для чего и как, сами не знают.

Минут десять со скрипом и визгом тормозов в поворотах, микроавтобус летел по улицам и вот мы остановились у красивого здания, без всяких вывесок и табличек.

Никогда бы не подумал, что в нашем городе могут быть такие строения. Два этажа, подъезд с колоннами, и роскошный парк вокруг. Чисто выметенные дорожки и старинная чугунная ограда в рост человека, отсекающая, прилегающую к крыльцу, территорию от шумной улицы.

Ну, прямо частный дом олигарха, не особенно желающего светить свои богатства.

Опер Мартонов (или Артов?) пошел вперед, а меня, опять же мягко, но так, что и не посопротивляешься, извлекли из микроавтобуса и направили следом. И направляли так, что сразу стало ясно - у сопровождающих большой опыт в таких делах.

Холл, поворот, несколько шагов по коридору и дверь в кабинет. Меня ввели внутрь.

Это был не кабинет. Кабинетище. Я даже и не мог предположить, что в этих неказистых хоромах может быть такая роскошь.

Стол для совещаний буквой 'Т', как любят все большие начальники, куча телефонов на пристольной тумбе, какие-то шкафы по стенам. Наверняка кабинет начальника этого заведения.

Мне указали на свободный стул около торцевого стола, рядом с руководящим креслом, дождались когда я сяду и сделали шаг назад.

В руководящем кресле сидел представительный мужик лет пятидесяти. Тот кивнул моей охране? конвою? сопровождающим? и когда она вышла, стал смотреть на меня, ничего не говоря. И взгляд был такой... как смотрят на жука, которого насадили на булавку, а теперь думают - в какую коробочку поместить. А приведших меня оперов сменили двое, которые расселись на свои места так, как будто этот кабинет был им очень хорошо знаком.

Мужик за столом, так и не представившись, продолжил смотреть на меня, оценивая и размышляя, что со мной делать? И в его глазах, я читал вопрос, который он не мог решить - убить сразу или достать ножи и начать потихоньку сдирать кожу, чтобы клиент сам вспомнил нужное и начал рассказывать.

Но, с другой стороны... Есть такой психологический момент: начавший разговор, всегда в проигрыше. И вынужден непроизвольно - открыться. А молчащий, может оценить его манеру говорить и выстроить систему защиты. Психологической, конечно.

Вот и посмотрим: кто кого!

А потом мне стало смешно. И я улыбнулся.

Прессуют как матерого уголовника. Ну-ну. Посмотрим, что вы сможете мне, как это там... а, инкриминировать. Вот!

Через минуты три, мужик проговорил:

- Вот значит как. Ну, хорошо...

Снова немного помолчав, заговорил:

- Я начальник отдела дознания ФСБ России, полковник Сердюков, Александр Иванович. Роман Сергеевич, вы доставлены сюда для того, чтобы дать пояснения по вашей работе в институте. И чтобы не терять времени, мне бы хотелось, чтобы вы максимально подробно рассказали нам о своей работе за последние два года. И ответили на возможные вопросы.

Я перевел взгляд на руки следака. Тот крутил ручку, самую обычную шариковую ручку, и ждал ответа.

- Вы, может быть, не в курсе, но специфика моей работы в нашем институте... накладывает на меня некоторые обязательства. И, без разрешения первого отдела, знакомить посторонних (специально уколол этого сноба) с подробностями моей работы, не имею права.

Полковник открыл папку, которая лежала у него на столе, извлек оттуда листок и положил его передо мной.

- Вот официальное согласие Вашего руководства на раскрытие сведений по работам, в которых Вы принимали участие.

Прочитал листок, отпечатанный на бланке нашего института, и обратил внимания на дату. Три дня назад.

Подготовились, значит.

А сам документ был достаточно банален. В нем руководство нашего института давало разрешение на проведения опроса меня по тематике работ нашей лаборатории.

Правда была и хитрая оговорка: в части меня касающейся.

Подпись директора и начальника службы безопасности, в ведении которого и был первый отдел.

- Хорошая бумага, - положил на стол, перед полковником, - Даже на бланке. Только вот я никаких указаний не получал. И этот документ нужен вам и руководству института. А мне будет достаточно указания начальника первого отдела.

Полковник усмехнулся. Повернулся к селектору, нажал кнопку и бросил:

- Пригласите.

Открылась дверь, и вошел институтский начальник первого отдел.

- Николай Матвеевич, вот ваш сотрудник выражает сомнение в подлинности полученного нами от вас документа и хочет лично удостовериться, что ваше руководство дало разрешение на открытие информации.

На меня укоризненно посмотрел вошедший. Я знал его. Это действительно был наш начальник первого отдела.

- Роман! Не валяй дурака. Мы дали согласие на твой опрос. И документ настоящий.

- Угу. А потом, без такой бумажки, вы меня со свету сживете: зачем рассказывал, да зачем показывал. Нет, уж увольте.

Следак посмотрел на меня и спросил:

- Затруднения сняты? Спасибо, Николай Матвеевич.

Солидно. На мой непроизвольный фортель, заранее готовое решение. И думаю, что меня теперь не отпустят. Будут 'доить' до последнего. И могли уже предварительно с кем-то поговорить и кое-что узнать.

- На Вашем опросе будут присутствовать два наших сотрудника.

- Ваше право. Хоть пятьдесят. Но вопросы только по тематике моей работы.

Следак опять ухмыльнулся. Ох, не нравится мне всё это, ох не нравится.

- Это, - указал он на одного из присутствующих (седенького дедка, затрапезной внешности), - профессор Преображенский, Михаил Наумович. Это, - рука показала на моложавого господина, в котором угадывался младший брат полковника (в смысле занимаемой должности), - капитан Ермолаев, Николай Георгиевич. Он будет вести Ваше дело.

О, как! Уже дело шьют!

Классика.

Ну что ж. Придется играть в эти игры.

И вдруг до меня дошло, что было написано в бумаге: раскрытие сведений по работам, в которых я принимал участие. Бумага официальная, а значит и работы, по которым могут опрашивать, тоже должны быть официальные. А всё что делалось в инициативном порядке, никого касаться не должно. По крайней мере, доказать, что я в них участвовал, у них не получится.

Или я слишком оптимистичен?

В этой конторе официальные работы никого интересовать не должны. В том смысле, чтобы выпытывать подробности проведенных исследований у лиц, их проводящих. По ним и так можно получить любую информацию. Официальным порядком. И для этого не нужно никого дополнительно опрашивать. Ведь опрашивают тогда, когда возникают нестыковки в этих самых работах... или результатах.

А это означает, что в папочке полковника, лежит еще один сюрприз для меня, в виде официальной справки из института, с подробным перечнем работ, в которых я принимал участие. С точным описание тематики и полученных результатах. Так что скрывать очевидное - бесполезно.

- Итак, расскажите нам о своей работе за последние два года.

Вы когда-нибудь пытались вспомнить, что делали последний год? И так, чтобы всё было разложено по датам, темам, времени отпуска, больничным, срокам командировок и тому подобное. Да еще без ваших черновых записей и возможности свериться с официальной и личной бухгалтерией.

Причем, 'вспомнить' всё нужно было так, чтобы у сидящих в этом кабинете не возникли лишние вопросы. Ответы на которые, породят новые вопросы. Потом уточняющие вопросы. Потом уточнения на уточнения. И вот... вы попались.

Не бьются даты. Или последовательность событий не соответствует реальным. Или еще какая-то мелочь.

Будет время, попробуйте.

Я почесал голову и сказал:

- Календарь есть?

- Зачем?

- А вы что, считаете меня Вольфгангом Мессингом? Он там мог запомнить несколько тысяч цифр, а потом выдать их по любому запросу. Я вот не могу все вспомнить так сразу. Мне нужно подумать и восстановить события.

- Хорошо. Тогда назовите нам работы, в которых Вы участвовали.

Ну вот. Так и думал. Первая проверка на вшивость.

- Ну, это просто, - и я перечислил всё, к чему удалось прикоснуться.

- Вот тут, пожалуйста, подробно поясните, для чего Вам потребовались консультации с Шихманом.

Ай! Прокол. Не мой, а полковника.

Или сверхтонкая игра: заметит или не заметит клиент подставу.

- Кроме обсуждения развлечений на вечер, я с Шихманом ни о чем не консультировался. Не его тематика. А вводить чужих в тему, у нас не положено.

- То есть, Вы хотите сказать, что ничего со своими коллегами не обсуждали?

- Не ничего, а конкретно относящегося к теме работ. Общие принципы и математические модели - безусловно, обсуждались.

И вот так три часа. Скажи как? А так? А видел? А если не знал, то тогда как?

Гора вопросов, чтобы притупить мое внимание. И вдруг:

- А где сейчас Шихман?

- В отпуске.

- То есть, проверить ваши слова у нас не получится?

- Ну почему? Выйдет из отпуска - проверите. Или отзывайте.

- А где он отдыхает?

- Я не настолько близко знаком с Алексеем Арнольдовичем, чтобы он посвящал меня в столь интимные подробности.

- То есть, знать, где он отдыхает, может только руководство института?

- Мне казалось, что наше обсуждение затрагивает несколько иные темы. А вопросы мест отдыха сотрудников, стоит обсуждать с их родными или начальством.

- Хорошо. Тогда продолжим...

И опять - что, где, когда?

Через час полковник решил, что я дозрел и задал вопрос, который поставил меня в тупик:

- Какие конкретно функции выполняет установка, которую Вы собрали в операционном зале?

Что-то в груди ёкнуло - началось.

- Что значит функции? Это установка служит для получения новых покрытий. И в этом её основная функция.

- А не основная?

- А нет у нее не основных. Всё остальное обеспечивает её функционал.

Полковник помолчал и задал следующий вопрос:

- А для чего вы начали снимать блоки с установки?

- Что значит для чего? Для её модернизации. И эти работы проводятся с установкой постоянно.

Следак посмотрел на меня долгим изучающим взглядом и спросил так, как будто уже нашел вредителя и теперь просто поясняет ему всю меру его заблуждения.

- Это Ваша личная инициатива?

- Что значит личная? Я на работе и подчиняюсь распоряжениям руководителя.

- И по чьему же указанию вы проводите эту работу?

- Алексея Арнольдовича. За время его отпуска я должен полностью очистить площадку. И подготовиться к монтажу нового оборудования.

- Значит, у Вас есть план размещения этого нового оборудования?

- Откуда? Все планы в голове у шефа... Алексея Арнольдовича. А я просто выполняю его распоряжения.

И вот тут в разговор вступил этот непонятный профессор.

И начал подробный допрос. И его вопросы были не такими простыми, а были составлены так, чтобы выяснить все нюансы работы нашего аппарата. И для того, чтобы не упустить что-то важное, он регулярно заглядывал в свой конспект и шпарил по нему.

Для чего нужны эти и эти узлы? Как работает этот блок? Что делает эта схема? Откуда берется питание на эти элементы?

Мне сразу стало понятно, что установку пытались изучить. Втихаря, с привлечением сторонних специалистов. Но полностью понять все тонкости её работы не удалось. И вот сейчас под видом опроса из меня пытались достать информацию об особенностях конструкции.

И большой бедой было то, что я знал, для чего предназначены все узлы этой установки и как они работают. Ведь я ее и собирал. По существу я был ее Главным конструктором. Да, вместе с Максом и Лехой, но делал всё я. Они только говорили, что должно получиться на выходе, как нужно ориентировать магнитное поле, где поставить ловушки, активаторы, каких характеристик поля нужно достичь...

А я всё это считал, собирал или заказывал готовое.

И самое страшное было то, что прокол гипера придумал я. Точнее, как сделать этот самый прокол. И реализовать в железе.

Правда, сейчас часть модулей установки отсутствовала. А часть была заменена на другие.

Но остались... как бы это сказать, определенные элементы, которые изначально не предназначались для трансмутации. И их использование было несколько нелогичным. Можно было бы использовать совсем иные технические решения, более оптимальные именно для задачи нанесения покрытий.

Но тут было самое банальное объяснение.

Научная мысль не линейна. И то, что вчера казалось полезным, сегодня может быть признано вредным. То, что использовалось вчера и выглядело верхом совершенства, сегодня может быть сделано совершенно иным образом.

И тогда, многие элементы снимаются, или заменяются. А часть блоков, в которых много лишних функций, остаются памятником бесхозяйственности. Кажущейся бесхозяйственности. Потому, что в ряде случаев переделывать макет гораздо дороже, чем временно, на 'соплях', изменить конструкцию и проверить полученный результат. А ради достижения эфемерной эффективности и промышленного дизайна курочить работающее железо и добиваться оптимальности, чтобы завтра бросить в корзину и переделать все заново - нонсенс.

Вот на это я и упирал.

Где-то врал.

Где-то импровизировал.

Иногда говорил правду.

- И как же всё это у вас работало? - вопрос профессора не поставил меня в тупик, а согрел внутреннее эго.

- Устойчиво.

- И вы сможете все это продемонстрировать?

- Нет.

- Почему?

- Потому, что перед отпуском шефа... в смысле, Алексея Арнольдовича, у нас пробило высоковольтный кабель. Выбило внутренние автоматы и по питающим проводам сожгло управляющие компы. Их нужно менять, ставить новую прогу и только тогда можно запустить установку. Да и часть блоков я уже снял.

- То есть, если заменить управляющие машины и вернуть блоки на место, то установка заработает?

- Нет. Вы меня не слушаете. Нужно восстановить выгоревшую проводку, установить новые программы, провести юстировку и только тогда можно будет запускать установку.

- Я так понимаю, что проводку Вы уже восстановили?

- Нет. Только в пункте управления. А есть еще часть проводки в операционном зале. Да и смысла восстанавливать её там - никакого. Всё равно нужно будет перекладывать.

- А управляющие программы?

- У шефа в сейфе. И это тоже, когда он вернется. Да и всё равно ставить некуда. Компов-то нет.

- А если мы найдем машины?

- И вскроете сейф шефа? Нет, без него ничего не получится. Программы писали Макс и шеф. В смысле, Гирневич и Шихман. А без них я не смогу их установить.

- То есть, помочь нам, Вы отказываетесь?

- Не понял? Я-то здесь при чем? Я занимался только установкой силового оборудования. А ответственный за все шеф. И он дает допуск.

Я помолчал и затем сказал, стараясь выказать свое пренебрежение этим торопыгам:

- И потом, зачем вам так срочно нужна эта установка? Ну, да! Она дает уникальное покрытие и может сделать то, что не делает никто в мире. Но это не означает, что нужно срочно её запускать ради каких-то непонятных ваших целей. Приедет шеф, и получите возможность на ней поработать. Чего так спешить-то?

Полковник и профессор как-то быстро переглянулись.

Следак, каким-то уж слишком изучающим взглядом оглядел меня и произнес:

- Роман Сергеевич! Боюсь, что в ближайшее время увидеть Алексея Арнольдовича Шихмана у Вас не получится. Впрочем, как и Максима Гирневича.

И сказано это было таким тоном, что я непроизвольно вздрогнул.

- Они что... погибли?

- Нам это неизвестно. Но никуда из города они не выезжали. И это совершенно точно установленный факт.

- И вы подозреваете меня в их смерти? - уж если меня пытаются привязать к этому делу, то надо, хотя бы, выяснить на что они рассчитывают.

- Отчасти. Пока вы проходите по делу об их исчезновении - как свидетель.

Помолчал и добавил с нажимом в голосе:

- Самый важный свидетель. И поэтому мы не можем отпустить Вас домой. И сегодняшнюю ночь Вы проведете в изоляторе.

- Не понял? - это вызвалось у меня совершенно непроизвольно, - Я что - арестован?

- Пока задержаны. До выяснения. А дальнейшую Вашу судьбу определит следствие.

Полковник кивнул капитану, который до этого времени молча сидел за столом и изображал предмет мебели, тот показал мне на выход и мы друг за другом вышли из кабинета.

Может быть специально, а может и непроизвольно, но капитан, прикрывая дверь кабинета, не закрыл ее на щеколду замка, она немного приоткрылась, и получилась небольшая щель.

В коридоре он остановился, задержал меня и кликнул сопровождающего.

А в приоткрытую дверь до меня донеслось:

- Что скажете, Михаил Наумович?

- Вы знаете, Александр Иванович, а он не производит впечатление знающего человека. Так, нахватался верхушек. И мыслит не современными представлениями, а какой-то фантастикой. При этом даже формулы может привести. Странно. Но, похоже, он действительно был всего лишь ассистентом... с кандидатской степенью. И его не очень-то допускали к тайнам.

Молчание. Какие-то шорохи, затем снова:

- Вы знаете, нужно искать Шихмана и этого... - пошелестела бумага, - Гирневича. Похоже, что авторы именно они. И я бы поставил на Шихмана. Все-таки доктор наук. А у нас, у докторов, идеи приходят совершенно неожиданно.

Кто-то подошел к двери и закрыл её. Голоса стихли. Но и сказанного было достаточно. Если это только не игра. Так что надо и дальше придерживаться той же линии поведения.

***

Оказавшись в новом кабинете, со своим новым интервьюером, я вновь был вынужден пройти через муки ада.

Только теперь всё то, что звучало у полковника, кратко писалось на бумагу. Естественно, после уточняющих расспросов.

Правда, все наукоподобные вопросы этот следователь благополучно пропустил. И в протокол были внесены только те моменты, которые интересовали следствие с точки зрения моей работы в институте и отношений с Максом и Лехой. А так же подробности нашего последнего свидания с пропавшими.

Затем меня препроводили в камеру и оставили одного.

Правда, предварительно тщательно обыскав.

Хотя и тут был смешной момент.

То, что у меня есть часы (мой браском), наверное, отметил еще следователь. И охрана попыталась его у меня изъять.

Ага! Изъяли!

Когда охранник потребовал у меня часы, я испугался. Но делать было нечего, спорить с силой бесполезно и я, задрав рукав пиджака... увидел, что браском исчез.

То есть, я его ощущал на руке. Но совершенно не видел.

- А нету! - сказал я и показал охраннику пустое запястье.

Злобно сверкнув глазами, тот охлопал мои карманы и завел в камеру. Может быть, вещи задержанных они потом делили между собой, кто их знает. И поэтому был так... невежлив.

Вот ведь гады!

Весь день выносили мозг, лишили всех мелочей и оставили как без обеда, так и без ужина.

В камере под потолком были установлены две видеокамеры, расположенные по диагонали помещения. Значит и здесь меня ни на секунду не оставят без пригляда.

Делать в этом месте заточения было совершенно нечего. Дико хотелось есть. Но нарываться на неприятности я не стал.

Как был в своей одежде, так и улегся на дощатые нары и попробовал уснуть.

Но и здесь меня не оставили в покое.

Через полчаса откинулось окошко в железной двери, и голос охранника произнес:

- Задержанный! Ужин! - и через узкий лючок двери мне задвинули поднос с едой.

Утром картина повторилась. В восемь утра меня разбудил охранник, громким голосом возвестивший о начале нового дня:

- Задержанный! Подъем! Завтрак!

А потом опять продолжение допроса у молодого следака.

И опять всё по новой.

Те же вопросы про Макса и Леху, те же подробности работы в институте. Но добавилось и нечто свеженькое. Кто нас курировал по нашим работам, кто определял нам направление исследований, кому мы отчитывались по результатам... Ну и так далее.

А после обеда за меня опять взялся неизвестный науке профессор. И слушая его вопросы, я всё никак не мог понять - в каком времени он живет? Что-то из теорий Эйнштейна, что-то из физики середины двадцатого века. И, судя по уровню его вопросов и стилю их воплощения, этот ученый (а, скорее всего, даже псевдоученый) если и смог что-то опубликовать, то написал это явно со слов своего шефа, которого подслушивал во время его лекций студентам сельскохозяйственной академии, которым физика нужна лишь с одной стороны: земля - это твердь, а вода - это жидкость. И, видимо, кто-то порекомендовал этого научного неандертальца на сладкую должность и вот теперь он старательно делал вид, что в данном туманном деле он единственный авторитет, и только он сможет 'добыть' секретные знания у молодого шалопая.

***

- Что вы знаете о времени, Роман? - прозвучал очередной вопрос профессора.

Ну, вот опять! Еще один теоретик, который решил проверить меня на вшивость.

Но, зная, для чего он это делает, я произнес:

- В смысле, сколько сейчас времени?

- Нет-нет. Ответ на этот вопрос мне не интересен. Меня интересует время, как физическая величина.

Профессор посмотрел на меня и усмехнулся.

И вот что он ожидает в ответ?

- Ну, время измеряется с помощью различных приборов и...

- Нет-нет. Меня интересует не то, что Вы знаете об измерение времени, а что Вы знаете о времени. Как координате единого пространства-времени.

- Вы хотите поговорить о теории относительности? - сыграв удивление, спросил я.

- Нет. Вы меня не понимаете, - Ага, как же, не понимаю, ты старый пень пытаешься меня развести на мои знания теории Макса и Лехи, и это твои начальные подколки, - меня интересует время, как форма протекания физических процессов.

- А что конкретно Вас интересует?

Ага, вон как глазки загорелись. Сейчас будет подсекать.

- Как вы используете время в ваших расчетах?

И почему сразу не спросить: в расчетах теории Шихмана-Гирневича?

- Да очень просто. Скалярная величина, которая позволяет определить длительность процесса...

Дальше я плел то, что помнил из институтского курса. Но там нам давали совсем не много, поэтому через минуту я иссяк.

- Дааа. И это всё?

- А что Вы хотите? Я ведь не физик-теоретик. И мне время нужно только в расчетах. И моих знаний о времени мне вполне хватает.

Профессор помолчал.

- А что вы можете сказать о теориях, в которых используются несколько... нестандартные определения времени.

- Вы знаете, для того чтобы ответить на Ваш вопрос, мне нужно понять, что Вы понимаете под стандартным определением времени?

Профессор задумался. Сам спросил и, наверное, не смог определиться с ответом.

А может он рассчитывал на то, что я, как молодой фанатик-ученый, брошусь с разъяснениями неправильности господствующих представлений и сам начну рассказывать, как должно быть устроено это самое пространство-время. С точки зрения тех постулатов, на которых и построена наша установка.

- Ну, к примеру, теория времени Козырева...

- Полная ерунда. Только для фанатов чего-то необычного.

Профессор опять задумался и начал перебирать все известные ему теории. Было их не так и много, но я избрал тактику, при которой о первой отзывался положительно, а о следующей - отрицательно. И при этом, не особенно задумываясь над смыслом вопроса.

Попрыгав по теоретическим вопросам, ученый муж решил перейти к практике.

- А в чем состоит особенность идеи, которую Вы применили для вашей установки?

- В её необычности.

- И в чем же проявляется эта необычность?

- В полученном результате.

- И все же, на каких принципах базируется ваша... - он посмотрел в бумажку и продолжил, - трансмутация.

- Сугубо на физических. Никакой мистики.

- А...

Еще полчаса он делал вид, что его крайне интересует тема нанесения новых покрытий и наша установка, реализующая именно этот подход. Впрочем, иногда он вставлял и вопросы об особенностях ее работы. Но они были сформулированы так, что становилось ясно - меня колют на тонкости работы нашей шайтан-машины. А всё остальное - необходимый флёр.

Но, по задаваемым вопросам я смог уловить главное.

На самом деле профессора интересовало всего лишь следующее.

Первое: откуда в нашей установке взялось там много энергии, что произошел взрыв (вот ведь гады, докопались до нашей первой неудачи).

И второе: кто автор идеи нашей установки.

На второй я смог ответить честно и откровенно. Вот и пусть попробуют использовать установку Карапетяна. И получить эту самую трансмутацию. Ну, или при удачном стечении обстоятельств - портал.

А вот первый... На первый я стал плести околонаучную чушь, рассказывая о том, что если 'накачать' материал кристаллической решетки электромагнитным полем, то при определенной частоте воздействия, это поле может перейти на самогенерацию. И тогда можно получить очень много энергии, которую будет вырабатывать сама материя. И вот эту энергию и можно использовать для преобразования атомов.

Мой слушатель кивал головой с умным видом, а мне оставалось смотреть на него и удивляться. Он на самом деле такой тупой, или прикидывается?

В общем, сейчас я во всю развлекался. Но и понимал каким-то задним умом (а, может, тем самым вторым потоком сознания?), что профессор просто раскидывает сети. Чтобы в них попался такой лох, как я.

Следом он проанализирует мои ответы и составит новый перечень вопросов. Уже куда как более конкретных. И я просто буду должен на них хоть что-то ответить.

Потом новая итерация и... попался.

Дальше будут конкретные вопросы, на которые нужны четкие ответы...

***

И всё же я никак не мог понять только одного.

Ну, вот меня два дня мучают совершенно бестолковыми расспросами. А согласно нашему уголовному кодексу (правда, тонкостей его я совершенно не знал, а только располагал общедоступными слухами) меня могут задержать на три дня.

Потом необходимо предъявить обвинение и суд должен дать санкцию на мой арест.

А для этого нужно собрать доказательную базу по моей виновности.

А сбора этой самой базы как-то не прослеживается.

Ну не понесут же они в суд мой околонаучный бред о трансмутации и на этом основании потребуют ареста меня как особо ценного лица, обладающего знаниями, интересующими иностранную разведку?

Да нет, конечно.

А значит, они чего-то готовят. И мое задержание нужно именно для того, чтобы я не сорвался с крючка и не сделал ноги. Лови меня потом по дебрям Великороссии. А там еще могут и пристрелить случайно. Если объявить в розыск, как особо опасного преступника.

Значит, что?

Единственное, в достаточной степени криминальное, что мне можно предъявить - это исчезновение Макса и Лехи с работы. Правда во всех фильмах и книгах говорят о том, что раз нет трупа, то доказать следствие ничего не сможет.

Но это следствие. Которому нужно списать 'висяки'.

А этим джентльменам на трупы плевать. Не интересуют они их. Совсем.

Им необходимо совершенно другое.

И навешивание на меня ауры потенциального злодея нужно лишь для одного - подготовиться и выжать из меня информацию по установке.

И боюсь, что они могут пойти на многие не совсем законные действия.

Что у нас, мало в тюрьмах умирает подследственных? Которые раскаялись в своих преступлениях?

Попробуй потом докажи, что ты умер не насильственной смертью.

Мертвые молчат.

А значит, всё это очень хреново.

***

Самые мрачные предчувствия начали сбываться.

Вечером меня вызвали на допрос к молодому следаку и предъявили обвинение.

Глупые, конечно же. Но, это с моей точки зрения. А для суда - более чем достаточные.

Злодей Гончаров лишил жизни двух сотрудников института.

Предположительно, из корыстных побуждений.

И факты этой самой корысти были на лицо. В портмоне Гончарова были обнаружены зарплатные карточки пропавших сотрудников. С пин-кодами, чтобы можно было обналичить деньги.

И для сокрытия следов своего преступного деяния, он вечером, через знакомого охранника, вернул пропуска пропавших сотрудников на место. Чтобы завести возможное расследование в тупик.

Предположительно, свой коварный умысел он осуществил на установке, которую создали в лаборатории, где и трудились означенные выше лица. А для заметания следов, совершил диверсию, выведя установку из строя. А на ней проводились совершенно секретные опыты, результатами которых должно было явиться создание новой прорывной технологии.

Ну, там еще по мелочи: нанесение материального вреда организации, путем уничтожения предметов, которые составляли коммерческую тайну (вот про что это они, я так и не понял).

Дааа. Факты упрямая вещь!

А жонглирование фактами - истинное мастерство.

И ведь со стороны и не подкопаешься.

Всё верно.

Победно смотря на меня, как только я ознакомился с перечнем предъявленных мне обвинений, следак произнес:

- Так что, Роман Сергеевич, как минимум три или четыре статьи уголовного кодекса Вы себе нарисовали. И по самой интересной, пятнадцать лет строгого режима Вам уже обеспечено. И это минимум. Плюс материальные выплаты, которые вы будете делать всё это время. Да и когда Ваш срок окончится, за Вами так и останется очень значительная сумма.

Вот зачем всё это было говорить? То, что всё сфабриковано, прекрасно понимал и я и он.

Но, всё же, мне подумалось, что маловато у них материала. Серьезный следователь поймет, что эти факты можно интерпретировать по-разному. Правда, вот он - серьезный. Сидит напротив меня. И прекрасно всё понимает. А значит, должен последовать и пряник. Уж слишком круто они меня пугают.

- Всё, что вы тут мне рассказали, можно представить и по-другому, - посмотрел в глаза следака, но никакого отклика там не увидел - мертвый взгляд снулой рыбы, - тем более, что фактов у вас никаких нет.

- Ну почему же нет. Вот есть биологическая экспертиза. Которая однозначно говорит о том, что обнаружены следы крови и борьбы на установке...

Это он имеет в виду те следы, которые мы все там оставили, когда меняли эффекторы. Порезались тогда все вместе знатно. Кто же знал, что они будут такие тяжелые и иметь столь острые грани.

- ...вот следы кислоты, в которой Вы растворяли трупы...

Нашли, значит, гады, остатки моего творчества по ликвидации блоков прокола гипера. А ведь я их на помойку вытащил и зарыл в мусоре. Так ведь нет, раскопали.

- ...вот ваши отпечатки на сейфе Шихмана...

Врет! Нет там моих отпечатков.

А впрочем... Нет, могут быть. Только очень старые. Леха иногда оставлял нам с Максом ключи, когда куда-нибудь уезжал.

- И кстати! - посмотрел на меня с интересом, - А зачем Вы уничтожили все записи Шихмана и Гирневича? Неужто, на самом деле, собирались сбежать на запад?

Ну, вот что на это сказать?

Что собирался сбежать? Сочтут за признание. Что не собирался? Так всё равно найдут удобную для них причину моего столь странного поведения. А то, что бумаги уничтожали все вместе и по вполне прозаической причине, так это их и не заинтересует.

Так что, оставим без ответа.

Следак замолчал.

И молчал достаточно долго.

Наверное, давал мне возможность проникнуться мыслью о моем незавидном положении.

Я отвернулся и смотрел на противоположную стену.

- Впрочем, - начал очередной заход мой визави, - у Вас есть возможность существенно смягчить вашу вину.

Здесь, по закону жанра, я должен был заинтересоваться и начать вымаливать снисхождение.

Ну что ж, не будем отступать от канона.

- И каким же образом?

- Вы должны чистосердечно ответить на все вопросы следствия. Тогда мы, учтя Ваше искреннее... именно искреннее раскаяние, будем ходатайствовать перед судом об уменьшении Вашего наказания.

То есть, меня делают козлом отпущения, и, так уж и быть, немного уменьшат срок, который мне назначат. Вместо пятнадцати лет, дадут четырнадцать... с половиной.

Стоп! А ведь меня совсем не простят. А только учтут 'моё раскаяние'. А это значит, что у ребят серьезные проблемы.

Хмм. Да они, наверное, получили по первое число.

Прошляпили Шихмана и Гирневича, а теперь имеют какого-то лаборанта, который в принципе ничего нужного знать не может. Так, отдельные детали, которые для понимания процесса совсем не существенны.

А значит...

- Ничего, сверх того, что я уже сообщил, мне не известно. Это, во-первых. А во-вторых - никакой моей вины в исчезновении (не в гибели, а именно исчезновении - ведь трупов-то не нашли) Шихмана и Гирневича нет. И все ваши попытки подтасовать факты, считаю должностным преступлением. И считаю, что суд в этом разберется и не я, а все вы, понесёте наказание.

Да! Давно я не видел такого удивления в глазах своего оппонента.

Ведь вроде уже всё! Вот он преступник - сидит и трясётся!

Спёкся!

Ща я его дожму...

И вдруг!

Гав-гав.

Удивление медленно сменилось злостью. И даже искорками ярости, которые мелькнули в глазах этого следака.

- Роман Сергеевич! Вы сами себе выбрали свою долю. Охрана! Проводите в камеру.

***

Никаких мыслей в голове.

Точнее, что-то там есть, но все какой-то сумбур.

Не спится.

Глаза закрыты и перед мысленным взором следак с удивленным лицом...

Левая рука ощутила небольшую дрожь в районе запястья. А следом за этим, пискнул браском. Лежа на нарах, поднял руку к глазам и увидел сообщение: 'На противоположной стене портал. Активация через...'. И строка времени, показывающая, сколько осталось до его открытия.

Я встал, подошел к стене и начал искать место, где может появиться портальное окно.

Странно, но именно сейчас, коридорный охранник откинул окошко, через которое оценивал мои безобразия в камере и заметил, что я стою у пустой стены и пытаюсь что-то на ней рассмотреть.

Загремели ключи, которыми он начал быстро открывать дверь моей кельи. В этот момент окно портала мигнуло и показало точное место перехода, и я понял, куда нужно идти.

Шаг в неизвестность и заполошный крик за спиной:

- Стой, су...


на главную | моя полка | | Петля времени |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 11
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу