Книга: Офицер



Офицер

Алекс Каменев

Макс Вольф

Офицер

Глава 1

Система 34-515. Космическая станция «Инкар» — оперативная база Объединенного Флота. Развлекательный клуб для штатного персонала.


На большой площадке веселого двигалась в такт ритмичной музыке разномастно одетая толпа отдыхающих людей.

Извивались соблазнительные женские тела в обтягивающих коротких платьях, рядом с ними подергивались мужчины в расстегнутых мундирах, не отрывая от них взгляда.

Кто-то сходил после смены и переоделся в гражданскую одежду, а кто-то так и остался в форме, здешними правилами это не запрещалось.

Персонал базы отдыхал от службы.

Чуть дальше от танцпола расположилась длинная барная стойка и зал со столиками, отделенные от громкой музыки отсекающим звуковыми пологом. Здесь тоже присутствовало достаточно посетителей.

По внутреннему распорядку, сегодняшний день считался выходным. И учитывая изолированное нахождение системы, где располагалась пустотная станция, выбор отдыха был ограничен.

Конечно, кто-то ходил в тренажерный зал или смотрел новый голобоевик в своей каюте, но большинство служащих предпочитало посидеть и оттянуться в одном из трех развлекательных клубов, обустроенных на борту…

— Так что там говорят о походе, Салли? Вашим уже вроде проводили предварительный инструктаж. Против кого пойдем? — спросил мужчина в темно-зеленом комбезе десанта с нашивками сержант, обращаясь к соседке справа в форме пилота истребителя.

На первый взгляд казалось странным, что пятеро, принадлежащих к совсем разным родам войск, сидели за одним столиком.

Как правило, свои предпочитали отдыхать со своими. Но иногда случались и исключения.

Это небольшая компания, познакомилась, а затем и сдружилась, в ходе выполнения пошедшей не по плану боевой операции. Где так уж вышло, они вынуждено провели какое-то время вместе, прикрывая другу друга в бою.

Когда целую неделю сидишь на заброшенном укреппункте постоянно отбиваясь от врагов, к тем кто находиться рядом начинаешь относится совсем по-другому, невзирая на звания или другие различия.

— Точной информации нет, — заявила короткостриженая брюнетка, вызвав со стороны остальных чувство недоумения.

— Совсем ничего не известно? — спросил другой десантник — Мэл, но уже с офицерскими знаками различия. — А чем Корпус разведки занимается? Из-за чего вообще суматоху подняли?

— Приказали готовиться к возможному противостоянию с неизвестными противниками. На границе Содружества произошло несколько одновременных нападений. Полностью уничтожено ряд небольших колонии, а также несколько пассажирских и транспортных кораблей.

— Пираты? — раздалось вполне предсказуемое предположение.

— Не похоже. Судя по полученным снимкам и записям со спутников — конструкция напавших кораблей абсолютно ни на что не похожа. Кто это или что это — никто не знает.

— Я знаю, — подал голос техник из диспетчерской службы.

Парень слегка за двадцать ловко нажал на сенсорной панели пульта вызова заказов несколько кнопок. Зажурчали изогнутые краны, врезанные прямо в пол, выходившие из центра стола, наполняя сразу пять стопок.

Именно он на атакованном форпосте удаленной планеты сумел наладить связь для вызова подкрепления, тем самым фактически спася всех остальных.

— Что знаешь? Чьи это корабли? — заинтересованно спросил девушка-пилот.

— Нет, про тех, кто напал мне ничего не известно. Зато, я знаю, что к «Инкару» сегодня состыковался сингарийский корабль с какой-то важной шишкой на борту. Судя по переговорам и присутствию в башне контроля самого Старика, дело явно нешуточное. Думаю это все как-то связано с последними событиями.

— Адмирал Довер встречал прибывших лично? — удивленно спросил сержант. — Не похоже на него.

— Да, я тоже удивился. Но кажется в деле замешан Консулат. Получен высший приоритет для будущей миссии.

Над столиком разлилось почтительное молчание.

Консулат — высшее военно-политическое руководство Содружества, состоящее из выходцев с центральных миров всех государств освоенного космоса. Именно в его недрах родилась Хартия Порядка и ряд других законов, регламентирующих международные отношения цивилизованного пространства.

По своей сути, Консулат являлся скорее надзорным органом, чем исполнительным и никогда не вмешивался во внутренние дела других стран, осуществляя лишь общий пригляд за порядком, не допуская глобальных войн и стоя на страже интересов всего человечества.

— Если проснулись любители свода правил и уложений, то значит действительно стряслось что-то серьезное. Тут явно дело не в пиратах, самостоятельно смастеривших пару десятков кораблей где-то на окраинах, — заметил Мэл.

Остальные согласно закивали. За последние три сотни с лишним лет, Консулат еще ни разу не влезал в работу Объединенного Флота, хотя формально тот и подчинялся ему напрямую. Но по сложившейся традиции в мирное время, военные сами разбирались с рутиной в виде пиратских набегов, охране пограничных миров и другой подобной рядовой деятельности.

Обычно взаимодействие между двумя структурами Содружества осуществлялось посылкой инспекторов для проверок. За тщательность и въедливость их за это многие на Флоте тихо ненавидели.

— Но самое интересное, кто именно прилетел на том корабле, — продолжил диспетчер, перед этим лихо опрокинув в рот порцию крепкого стора. — Самый настоящий барон из Доминиона. Клянусь забытыми богами, не вру — там его так и называли — «гра барон». Представляете?

На этот раз тишина за столиком носила недоуменный характер.

— Барон? Аристо из Доминиона? Какого никса он тут забыл? И как надменный дворянин из самого буйного сектора в галактике может быть связан с нападениями на границе? Не понимаю… — сказал последний из пятерки, Шон, занимающий должность старшего оператора бортовых систем вооружений на линейном крейсере.

— Я тоже без понятия, — ответил техник. — Наверху поднялся знатный переполох. И в нем точно замешан Научный отдел нашей базы.

Все присутствующие как по команде повернулись к барной стойке. Там, чуть в стороне ото всех, стояла высокая золотоволосая девушка с умопомрачительно длинными ногами, стройной талией и невероятно яркими голубыми глазами. Строгая черная форма с нашивками научников удивительным образом подчеркивала великолепную женскую фигуру.

— Сингарийцы… — понятливо протянул Мэл. — Должно быть за всем этим стоят они.

— Что, снова хочешь попытаться подкатить к Кейтрин Норд? — насмешливо спросил Салли.

Как и большинство женщин на станции она терпеть не могла генетически измененных сингариек за их идеальную красоту. От которой буквально сходили с ума все мужчины.

— И опять мы увидим, как одним лишь взглядом небесных глаз можно послать человека так далеко и надолго, что он еще целую вечность не сможет понять, как туда его занесло, — продекламировав на манер корявых стихов, Шон тоже растянул рот в улыбке.

Припомнив безуспешный случай попытки заигрывания десантника с блондинкой-красавицей остальные весело рассмеялись. Сингарийка тогда ни слово не сказала на приветствие Мэла и его предложение выпить. Только посмотрела с таким недоумением и неудовольствием, что бравый вояка, побывавший в десятках переделках, смешался и быстро ретировался, промямлив на прощание что-то о срочных делах.

— Не переживай, Мэл. Эту вершину еще никто не смог взять. Ты в этом не одинок, — подбодрил друга техник. — Эта красотка и адмирала из Главного штаба как-то отшила на вечеринке в честь дня независимости Лиманского Союза. И ничего.

— Ха, как будто ей бы за это что-то могло быть, — опять с неудовольствием в голосе сказала Салли. — Это же сингарийцы. Плевать они хотели на всех и вся. Ни солдат, ни корабли во Флот не посылают, а власти имеют как бы не больше Империи и Сайконкой Федерации.

— Они курируют большую часть научных разработок, — примирительно заметил сержант. — Очень много денег выделяют на разные проекты. Не меньше, чем самые крупные державы Содружества. Ученые у них считаются одними из лучших. Так что, все вполне объяснимо.

Тут десантник помолчал, затем добавил:

— Хотя от «сингарийских звезд» в составе десантных секции я бы лично не отказался.

Друзья понятливо закивали. Только ленивый не слышал об инциденте с захватом целой планеты, где задействовали сингарийских солдат. В тот раз они устроили страшную бойню истребляя пиратов тысячами, не беря пленных и не идя на переговоры.

— Да уж, с ними не пришлось бы опасаться наезда «общественности» по поводу превышения жестокости, — заметил Мэл, мечтательно закатив глаза вверх. — Сколько тогда перебили народу — просто жуть. И хоть кто-нибудь высказал протест. Если бы на их месте оказались наши подразделения, то Конгресс Федерации уже давно бы начал выть о неадекватном применении оружия, стремясь заработать очки перед избирателями.

— В Империи не лучше — Сенат обязательно бы стал докапываться о допустимых пределах применения силы, — поддержал товарища сержант. — Комиссию для расследований обязательно бы создали.

— И не говори. А тем даже замечаний не сделали…

Тут Салли припомнила.

— Кажется Лиманский Союз поднял эту тему и требовал разбирательств, разве нет? Когда выяснилось, что солдаты Сингарии даже сдавшихся пиратов начали добивать, после того как узнали, что среди казненных заложников оказались их соплеменники.

— Ну да, лиманцы только заикнулись об этом, а сингарийцы уже через час разорвали все договора на грузоперевозки с ними, передав их Объединению Верон. Причем в последующие сутки все деловые связи между странами были полностью прекращены. Государственные и частные компании Сингарии в одностороннем порядке отменяли контракты. Общество светловолосых тогда пришло в натуральное бешенство от того, что кто-то хотел наказать их солдат за уничтожение пиратов. Лиманцам это дорого обошлось.

— Ходили слухи, что они были как-то замешаны в той истории. Вроде бы предоставляли звездным странникам корабли для транспортировки награбленных товаров. Четких доказательств не нашли, но кое-какие косвенные намеки имелись, — произнес техник из диспетчерской службы.

— Ну это вполне возможно, — согласился Шон. — Лиманцы, как впрочем и веронцы никогда не упускают случая подзаработать. С легкостью идя при этом на риск нарушения закона, если ожидаются хорошие барыши.

— Это да.

— Точно, жадные, как и дэянцы, те тоже…

— Угу, замечала такое…

— Верно.

Сидящие за столом единогласно поддержали Шона. Прозвенели стаканчики, пролетел еще один круг.

— Ох, какой красавчик, — внезапно громким шепотом разорвала наступившее краткое молчание Салли.

— Где? Ты о чем?

Все развернулись в сторону куда смотрела девушка-пилот. Вдоль барной стойки шел мужчина. Высокий, широкоплечий, с резкими чертами лица, светлыми волосами и с такими знакомыми яркими голубыми глазами.

— Еще один сингариец. Похоже у Мэла теперь точно нет шансов с красоткой из научной части, — хохотнул сержант, нисколько не смущаясь у объекта шутки наличия офицерских знаков различия.

Их взаимоотношения давно уже не учитывали армейскую субординацию, принятую во Флоте. После давней заварушки эти условности между ними были отброшены напрочь.

На новом посетителе красовалась та же черная униформа офицера Объединенного Флота, что и у обсуждаемой девушки. Только знаки различия были совсем другие.

— Что это? Флаг-офицер? Новый адъютант для Старика? А куда делся тот парнишка со смешной прической? — спросил Шон.

— Странно, — вдруг сказал техник-диспетчер. — Могу поклясться, что я его видел, когда шел разговор о стыковке. Он стоял позади капитана того, недавно прилетевшего корабля. Правда тогда на нем была не форма, а какой-то военный комбез.

— Хочешь сказать, что это высокородный аристократ из Доминиона? От него же за световую единицу несет чистокровным сингарийцем.

— Может Сингария решила наконец-то расширить свою территорию, — предположил сержант. — По статусу им давно пора.

— Ага, и для этого они влезли в клоаку под названием Доминион, где почти постоянно идут разборки всех против всех, — с сарказмом заметил Шон. — Я читал про этот сектор. Там твориться форменный бедлам. Никто в здравом уме не захочет иметь там свою территорию.

Продолжить обсуждение друзья не успели: Мэл и Салли одновременно замерли на месте с остекленевшими взглядами.

Остальные понимающе переглянулись — похоже кто-то вышел на связь по нейронной сети. И судя по времени, пришедшие сообщения находились на уровне — «ультра», не меньше.

— Срочный вызов в часть, готовность номер один, — первым отмер офицер десантного подразделения.

— Срочный вызов в зал тактических совещаний, приказ явиться немедленно, — вторила ему пилот истребителя.

— Что случились?

— Не знаю. Но готовность к вылету перенесена с двух суток, до трех часов, — ответил Мэл, впрыскивая себе инъектором нейтрализатор алкоголя.

— Почему нам ничего не сообщили? — спросил техник. — Наши корабли, что не идут?

— Лично у меня статус не изменился, — заметил Шон, тоже подключившись к личной наносети. — Эскадра все также готовиться к вылету на послезавтра.

— Значит дело касается только нас, — сказала Салли, поднимаясь с кресла.

Она вдруг остановилась и увидела, как двое сингарийцев в черных мундирах развернулись и направились быстрым шагом в сторону выхода.

— Кажется не только нас срочно вызвали. Чувствую затевается что-то интересное.

* * *

Система 34-515. Космическая станция «Инкар» — оперативная база Объединенного Флота.


Отлет в Содружество занял несколько больше времени, чем первоначально планировалось.

Наемный отряд «Дети Гнева» досрочно завершил контракт и покинул систему вместе со своим крейсером. Стелла осталась, поменяв должность командира десантной секции на главу всех вооруженных сил баронства Канваль.

А они сейчас включали немало. Тут и гвардия в составе сотни отборных солдат в тяжелых штурмовых бронескафах. И планетарная оборона в количестве пятисот легковооруженных пехотинцев. Вместе с различной наземной и воздушной техникой огневой поддержки в виде боевых дроидов и беспилотных платформ. Полностью снаряженных, экипированных и обученных.

И это, не говоря еще о трех отремонтированных эсминцев имперской модели «Хмарь», теперь охранявших локальное космическое пространство планеты.

Дальними подходами занялась автоматическая боевая станция «Бастион». Искин «Мидрад» полностью взял ее под свой контроль, развернул сеть патрулей дронов и взял под прицел бортовых тунельных ускорителей самые удобные точки для финиширования при выходе из гиперпространства.

Так что, по сути, баронство заимело небольшую, но хорошо оснащенную армию, готовую отразить агрессию любого мало-мальски серьезного противника. И всем этим хозяйством теперь руководила бывшая наемница.

Перекресток гиперврат активно строился, специалисты Консорциума обещали запустить первые рейсы в течении пяти месяцев. Но никак не раньше.

На орбите, при содействии сразу нескольких корпорации, чьи небоскребы начали потихоньку вырастать в пригороде Сен-Мар, стартовали монтажные работы по возведению огромной пустотной гавани, состоящей из одного пассажирского и трех грузовых терминалов, а также ряда жилых секций общего назначения. В последствии там разместятся гостиницы, магазины, залы ожидания, таможенный департамент и ряд других заведений.

Благодаря все более обретавшему реальные очертания статусу транзитного мира основной части пространства центральных миров с Доминионом, на Канваль потянулось множество компании желающих открыть свои офисы на планете.

Появилось множество инвестиционных проектов, в ближайшем будущем должные изменить облик бывшего захудалого владения самым кардинальным образом. Через пару-тройку лет на месте обычного непримечательно городка возникнет современный мегаполис с целой гроздью ультравысотных зданий, а остальные поселения получат небывалый импульс для развития.

Все это требовало грамотного управления и контроля. Поэтому в помощь Тисаре и Ламонту наняли дополнительных специалистов. Штат личной канцелярии ее милости баронессы Канваль весьма сильно разросся.

А вот я свою личную собственность решил держать отдельно и не доверять никому.

Транспортная компания «Логистик групп», во главе с Беном Хаятом активно готовилась к активации первых Арок, купив и взяв в аренду больше тридцати специализированных кораблей. Уже на этой стадии были подписано контракты на три года вперед. Уверен со временем небольшое дело разрастаться до небывалых масштабов.

Горнодобывающая компания «Фрест-Марли», полученная в дар за спасение дочери маркиза Дорасского не нуждалась в большом внимании. Тем более, что решающего голоса у меня там все равно не имелось. Оставалось лишь получать дивиденды на отдельный счет. И не сказать, что мне это не устраивало.



Приобретенные акции корпорации «Консорциум Т.А.О.» после новостей о старте строительства нового узла гиперпереходов в ранее закрытый сектор уже внушительно поднялись, хотя до хороших цифр еще не дотягивали. Нереально отыграть крупное предыдущее падение за несколько дней. Хотя могу поспорить, через полгода котировки будет не узнать.

Оставался еще десятимиллионный кредит, взятый у «Галактик Банка» на два года. Но сейчас я не сомневался, что смогу погасить его уже в этом году.

С внешними врагами тоже не возникло проблем. После впечатляющей расправы над герцогом и его прихвостнями, его племянник через пару дней связался со мною и клятвенно пообещал не предпринимать никаких шагов для отмщения. Такое поведение не принесло ему популярности среди остальных благородных Семей, но зато гарантировало хоть какой-то худой мир между нами.

Хотя, признаться честно, у меня мелькали мысли устроить обратный рейд на территорию владения Оран, в качестве ответной «услуги» за причиненные неприятности.

Разумеется, Тисара не пришла в восторг узнав о поездке в Содружество. Но не стала разыгрывать из себя недовольную супругу, с пониманием отнесясь к ситуации с помощью властям Содружества.

В целом обстановка в баронстве сложилась вполне благоприятная на момент моего отбытия.

Правда появились некоторые сложности с ядром «Таасит», зародившимся псионическим модулем. Сеграст заявил, что для полноценного развертывания необходима некое вещество, которое нужно ввести через каанр путем тактильного контакта.

Контролировать осознанно новыми возможности не получалось. В том числе и повторить фокус со смертельными пепельными нитями. Видимо на дуэли сыграла свою роль близость смерти. В простой обстановке пока что ничего не выходило.

Впрочем, я не отчаивался и не переживал. Откуда-то была твердая уверенность, что в конце концов все будет в полном порядке.

С такими оптимистичными мыслями началось мое путешествие на оперативную базу Объединенного Флота Содружества, откуда готовилась стартовать эскадра под командованием имперского адмирала Довера для выяснения причин нападения неизвестного противника.

К сожалению, наши отношения с этим господином при первой же встрече не заладились…

— Вы мне не нравитесь, — категорично заявил крепкий старик в черном мундире со стоячим воротничком. — И вся эта операция мне тоже не нравится.

Сильный напор военного вместо приветствия слегка обескураживал. Пришлось сдержаться, чтобы не послать наглеца куда подальше. За последнее время я уже как-то отвык чтобы со мною разговаривали в таком тоне.

— Если вам это интересно, то могу сказать, что меня тоже не слишком обрадовала поездка сюда, — холодным голосом ответил я.

Мы стояли в ангаре космической станции у открытого корабельного трапа. Наш сингарийский курьер прибыл только что. И как оказалось, глава миссии самолично пришел встречать нас.

А я еще удивлялся его присутствию при переговорах с диспетчерской. Похоже адмирал решил сам разобраться что тут происходит.

— Что еще за «высший приоритет»? За сто пятьдесят лет службы ни разу не слышал о таком. Меня еще ни разу не отправляли на задание давая столь туманные и непонятные приказы. «Следовать рекомендациям научной части». Совсем там наверху спятили?! И уж точно мне никогда не навязывали в адъютанты кого-то со стороны.

Здесь я удивился. Ему что, вообще ни черта не сказали о том, что предстоит сделать? Тогда понятна ярость адмирала. Любой бы разозлился на подобное обращение.

— Вам переслали записи с нападениями неизвестных кораблей? — спросил я.

— Да. И что? Слегка необычные лоханки, скорее всего сделанные где-то во Фронтире.

Я задумался. Записи подкорректировали? Не включив непосредственный момент атак? Где щупальца пришельца как бы высасывали человеческие корабли.

Консулат испугался паники, решил не поднимать волну раньше времени? Похоже так и есть.

Возможно с учетом последних событий в Содружестве это и правильно. Экономический кризис, разборки с межзвездными корпорациями, а тут еще потенциальное вторжение чужих. Общество с ума сойдет. Обязательно начнутся волнения.

Полной информацией владели все несколько десятков человек. И адмирала похоже не включили в их число. По крайней мере, на данном этапе операции. Как ни посмотри, а точных подтверждений природы агрессора все же не имелось.

— Могу лишь сказать, что я буду выполнять функции связного между военной и научной частью экспедиции. Цель миссии очень проста — найти угрозу и нейтрализовать ее. Вот и все, — примирительно заметил я.

Довер просверлил меня бешенным взглядом, ничего не сказал, развернулся и мрачно потопал в сторону выхода.

Вздохнув, я подумал, что с ним еще точно будут проблемы.

Тем не менее, несмотря на недовольство мне выделили каюту на борту флагмана эскадры — имперском линкоре «Белая ярость», причем весьма неплохую надо отметить. Даже предоставили флотскую униформу со знаками различия весьма редкого звания — Флаг-офицера. Это давало мне довольно высокий уровень допуска по всем кораблям эскадры, место в зале оперативных совещаний, и главное свободный личный доступ непосредственно к адмиралу Доверу в любое время суток. Что в наших обстоятельствах являлось очень важным моментом.

Я принял душ, переоделся и направился на встречу с лейтенантом Норд, главой научного отдела базы. Кстати тоже сингарийкой по происхождению.

Место первой встречи удивило, хотя в какой-то мере и немного обрадовало. Когда еще удастся выпить в непринужденной обстановке развлекательного клуба.

— Кейтрин Норд? — спросил я, безошибочно подойдя к высокой блондинке у барной стойки.

— Барон Вольф? — донеслось в ответ.

Голубые глаза девушки озорно блеснули. Она находила мой титул смешным и не преминула указать на это.

Я слегка улыбнулся.

— Можете называть меня Макс, если вам так удобно.

Военная ученая задорно рассмеялась.

— Извините, просто очень странно что один из наших стал аристократом в секторе Доминион. Я слышала о вас и о ваших пси-способностях. Рао Пармар всегда считался гением. И похоже, что не зря. Наши будущие поколения станут еще совершеннее.

Мне не захотелось продолжать тему выведения нового вида сингарийцев, поэтому я предпочел перевести тему в более насущное русло.

— Вы уже установили мобильную лабораторию на флагман?

— Да, все готово. Но планы похоже немного изменятся.

— В каком смысле? Вы о чем?

— Недавно я получила информацию о наемном отряде, непосредственно вступившим в контакт с интересующими нас объектами.

Судя по голосу, девушка явно не имела в виду пиратов, она в отличие от адмирала точно знала за кем мы вели охоту.

Я поневоле бросил взгляд по сторонам. Люди вокруг пытались делать вид, что не обращали на двух высоких светловолосых, сами при этом исподтишка то и дело бросали взгляды в нашу сторону. Ладно еще сохраняли дистанцию, подслушать разговор никто посторонний не мог. Не хватало еще слухов о чужой враждебной расе.

— Что за отряд? — понизив голос спросил я.

— «Головорезы Дигги». Корпус разведки Флота сообщил, что они находились на одной из планет, где уничтожили колонию прямо в момент нападения. Необходимо тщательно расспросить их. Что они видели, как смогли удрать, вступали ли в контакте с кем-то. Мы вдвоем займемся этим. Основная группа научной части останется с эскадрой. Потом их догоним.

— Догоним? На чем? Возьмем сингарийский курьер?

Кэйтрин покачала головой. По алым губам скользнула улыбка.

— Кое-что намного получше. Я запросила для нас тяжелый харанский крейсер «Злая звезда», штурмовой взвод десанта и эскадрилью перехватчиков. На всякий случай.

На такие новости я лишь удивленно кивнул.

— Не слабо.

— Кто знает, что нас ожидает. Лучше подготовиться заранее. Отправляемся завтра утром.

Девушка вдруг замолчала, ее глаза расфокусировались. Верный признак общения по нейронной сети.

— У нас проблемы, — спустя несколько мгновений заявила она. — Мой контакт на Камеи сообщил, что Головорезы подписали контракт с новым нанимателем и в течении следующих пяти дней собираются улетать. Придется спешить. Отправляемся прямо сейчас.

Кэйтрин поставила бокал с напитком на стойку и направилась быстрым шагом в сторону двери.

Мне ничего не оставалось делать, как последовать за ней. Похоже, мы летим на Камею, родину наемников Содружества.

Глава 2

Планета Камея. Тяжелый харанский крейсер Объединенного Флота Содружества «Злая Звезда».


История появления родины наемников Содружества весьма примечательна. В незапамятные времена на безжизненной планете располагалось лишь одно шахтерское поселение. Весьма захудалое, малочисленное, где кучка работяг пыталась выжить, добывая полезные ископаемые с целью дальнейшей самостоятельной продажи.

Небольшая независимая колония, неразвитая и никому не интересная. Около тысячи населения ютились в сотне жилых моделей, расположенных в основном под землей. Ни воды, ни атмосферы, место абсолютно непригодное для жизни без технического сопровождения.

Подобных мест в галактике всегда хватало с избытком.

Вот только однажды некая корпорация заинтересовалась им. И как водиться решила забрать его себе.

Точные причины конфликта не сохранились до наших дней. Может дельцы обнаружили новые залежи ценных ресурсов или сама система им зачем-то понадобилась. Сейчас уже трудно сказать. Но мирные переговоры сорвались почти сразу же, шахтеры не захотели отдавать свой дом, а корпы пошли уже привычным для них путем силового противодействия.

На зачистку поселка отправили наемников.

Профессия солдата удачи давно уже не являлась редкостью. Если имелись люди с деньгами, готовые платить за опасную работу, то всегда находились те, кто выполнял ее. Просто ни о какой централизованной организации тогда речи не шло. Отдельные команды сами предоставляли свои услуги.

На Камею прилетел корабль с отрядом стрелков на борту. Произошло столкновение.

Подробности боя также не сохранились. Лишь известно, что шахтерам каким-то чудом или, что скорее всего — какой-то хитростью, удалось перебить наемников.

Трофей вышли знатные: корабль, оружие, снаряжение. Все хорошего качества и полностью готовое к применению. Бывшее беззащитное поселение получило в свои руки весьма грозные средства для дальнейшей защиты.

И тут опять имелся вполне серьезный пробел: официально считается, что шахтеры самостоятельно научились воевать и встретили новую команду наемных солдат уже во всеоружии. Но лично я считаю, что здесь явно не обошлось без сторонней помощи. Кто-то, скорее всего конкуренты того межзвездного концерна, оказал содействие работягам, никогда до этого всерьез ни с кем не воевавшими.

После потери еще одной группы, корпы поняли, что дело тухлое, не стоит затраченных усилий. Они ушли, поселок остался у своих прежних хозяев.

Казалось бы, вполне типичная ситуация. Ну может немного сказочная — ведь победили хорошие парни, а крупная компания проиграла. Обычно все бывает, как раз наоборот.

Но нет. У истории имелось продолжение. И надо сказать весьма неожиданное.

Через какое-то время, та самая корпорация, что хотела захватить планету, внезапно вышла на связь с горняками с предложением поработать в совсем другой сфере. А именно — наемниками. Кого-то из руководства корпов так впечатлила отчаянная храбрость недавних противников, что возникла идея воспользоваться данным обстоятельством.

Знаю, обычные люди скорее всего с негодованием отвергли бы саму идею сотрудничества с теми, кто всего полгода назад желал их смерти. Вполне объяснимая человеческая реакция.

Но немногочисленные жители Камеи на это счет имели отличное мнение. Здравомыслие, корысть, логика — не знаю, чем они руководствовались, принимая решение, но оно полностью изменило все.

Было получено согласие на контракт. Сначала один, за ним другой, после следующий. Шахты забросили, добывающее оборудование распродали, вместо этого стали закупать оружие, активно осваивали воинские навыки.

Небольшое общество подверглось тотальной милитаризации. Женщины, дети — почти все оказались вовлечены в новое дело. Деньги потекли на забытую планету, сначала небольшим ручейком, а затем и полноводной рекой.

К чести бывших шахтеров, они не расслаблялись, никто не забыл прошлого с попыткой нападения. Полученные гонорары не тратились впустую, почти полностью уходя на дальнейшее развитие развивающейся колонии.

Время шло, никто из уходивших в дальний космос на заработок вольными стрелками не забывал своей родины, всегда возвращаясь назад. Планету подвергли терраформированию, появились новые строения, поселок разросся до города. Молва о нем прокатилась по всем обитаемым мирам и сюда потянулись другие отряды.

Пока в конце концов, один из наемников по имени Беспалый Клайд, командир одной из команд взялся за наведение хоть какого-то порядка в части поиска клиентов и заключении контрактов. Именно ему принадлежали лавры основателя того, что сейчас называют Биржа Найма.

Сначала это был просторный зал в одном из местных таверн, где повесили огромные экраны, куда специальный человек за столиком рядом выводил информацию о свободных командах и желающих нанять себе вооруженных людей для особой работы. Чуть позже построили отдельное здание, создали отдельный сетевой ресурс и доступ к услугам из любого цивилизованного мира.

Так и произошло рождение организации наемников.

На сегодняшний момент считается, что Биржа Найма существует и полноценно функционирует уже на протяжении почти трех тысячелетий. За это время ее неоднократно пытались прикрыть, как-то мешали, ограничивали деятельность законно и незаконно многие государства.

Однажды в систему даже приходил флот Ситойского Альянса с требованием ареста одного командира и всех его подчиненных за нападение на секретную военную базу. Руководство Биржи тогда пошло на принцип, отказав в выдаче, начались приготовления к обороне. Все помнили с чего родилась Камея и никто не собирался отступать перед внешним агрессором.

Со всех концов галактики, многочисленные наемные отряды ринулись обратно в то место, которое они называли домом, готовые защищать его во что бы то ни стало. Чем больше прилетало кораблей в систему, тем понятнее становилось, что словесные угрозы здесь не пройдут и все может закончится большой кровью.

И Альянс отступил. А галактика поняла, что фактически в Содружестве появилось новое государство. Совершенно не похожее на другие, со своими странными порядками, необычными гражданами, но тем не менее вполне самостоятельное.

Все это я узнал из подсказок нейронной сети, пока наблюдал за приближением к планете на тактических мониторах рубки.

Меня вместе с лейтенантом Норд пригласил на мостик капитан Северин предлагая понаблюдать за сближением с целью нашего путешествия.

— Обратите внимание на это, — сказал капитан крейсера, его палец указал на один из дисплеев.

Командный центр управления мощного боевого межсистемника был просто огромным. Он располагался в глубине корабля, скрытый многочисленными слоями брони, силовых щитов и другими системами обороны. Никаких иллюминаторов, как на средних и малых судах здесь не виднелось. Внутри находилось больше десятка человек за различными пультами, расположенными вокруг центра с площадкой, где стояло капитанское кресло.

— Что это? Астероидное поле? Необычное расположение, — спросил я.

Мой взгляд вполне профессионально прочитал показания сканеров дальнего обнаружения. Несмотря на изучение базы пятого ранга по малым межсистемникам, мне хватало знаний, чтобы не выглядеть полным профаном даже на борту крупного военного крейсера.

— Совершенно верно — это астероидное поле. И вы правы насчет его необычного происхождения, — ответил Северин. — Наемники специально раскололи спутник одной из трех необитаемых планет в системе с помощью сверхмощных кварковых зарядов, обломки приволокли в заданную точку пространства и снова подорвали. Еще раз повторили, уже на трех других участках. Бездна знает сколько они на это потратили, но теперь дальние подходы к Камее неплохо замусорены. Финишировать там из гиперпрыжка — полное безумие.

Я уважительно хмыкнул. Чуть подумал и заметил:

— Неплохо еще мины туда поставить. Пару десятков тысяч или чуть больше. Получится еще веселее.

Капитан как-то странно на меня покосился.

— Говорят они так и сделали. Только вот лезть проверять никто не хочет, — произнес он. — У местных паранойя насчет безопасности планеты. На орбите три боевые станции, внизу сильнейшая система ПРО и ПКО. Постоянно дежурит как минимум одна эскадра из десятка кораблей не ниже «ударного корвета» или «эсминца». Сколько всего вооруженных людей на поверхности точно не скажу, явно не меньше нескольких полнокровных дивизии.



— Ну это вы уж загнули, — с сомнением заметил Кэйтрин. — То есть, там конечно может и есть столько солдат, точнее наемников. Но сильно сомневаюсь, что все они постоянно находятся в постоянной боевой готовности.

— И тем не менее, на Камеи достаточно сил, чтобы противостоять весьма внушительным силам потенциального вторжения.

Я махнул рукой.

— Да и Пустота с ними. Учитывая их деятельность, на мой взгляд, вполне здравый подход.

Тут капитан Северин уже не сдержался:

— Вы сами случайно не имеете лицензии наемника? Или это у сингарийцев такой забавный подход к обеспечению мер безопасности? Любой кадровый военный вам скажет, что искусственно формировать астероидное поле — это уже чересчур. Слишком велика опасность случайных столкновений.

От меня последовало возражение.

— Для обычных миров — несомненно. Центральных миров — особенно. Создавать помехи плотному трафику кораблей из множества булыжников, как вы верно заметили — настоящее безумие. Но ведь это Камея. Единственным товаром, которым здесь торгуют — услуги солдат удачи. Я однажды видел транзитную развязку торговых путей в системе Терлана — Мира Вечного Сумрака, протектората Ситойского Альянса. Куча Арок, ежесекундный сплошной поток транспортных кораблей. Разбросать в том месте астероиды выглядело бы не просто безрассудным поступком, а вылилось бы в настоящее преступление с множеством жертв среди гражданских. Так что я отлично понимаю, ваше опасение. Но ведь здесь ситуацию совсем другая. Власти Камеи вполне оправдано сделали то, что сделали.

Офицер Объединенного Флота ничего не сказал на мою длинную реплику. Неопределенно пожал плечами, как говоря, что у каждого свое мнение. Последовал приказ повторно выйти на связь с диспетчерской службой для уточнения выделенного места для крейсера.

Переговоры закончились через пять минут. Мы получили разрешение зависнуть чуть в стороне от планеты, где уже болталось сотня с лишним кораблей.

— Не слишком? — спросил я, чуть развернувшись к Кэйтрин. — Может следовало взять корабль поменьше? Что-то мне подсказывает, что харанский тяжелый крейсер не тот межсистемник, кого не заметят.

— Зато надежный, — возразила ученая, ее руки прошлись по форме, сглаживая невидимые неровности. — А главное у него дальность хода намного превышает малые или средние корабли. Не забывай, нам еще догонять эскадру в приграничном пространстве.

Я не нашелся что возразить, хотя и потребовал:

— Красивые мундиры останутся здесь. Хватит простых комбезов. Можно военных образцов, но без нашивок. Уверен в них мы не будем выделятся среди мерсеров. В отличие от блестящей униформы Объединенного Флота. И так уже засветились больше некуда. Сопровождающих тоже не будем брать. Быстро спустимся вниз, поговорим и отправимся обратно.

Светловолосая красотка согласилась с этим. И вскоре универсальный бот увозил к планете двух сингарийцев-наемников.

Ясный солнечный день и отличные сенсоры наблюдения, выводившие картинку внешнего мира прямо на экраны перед пассажирскими сидениями, позволили сполна насладится открывающимися видами Камеи.

Первое что меня поразило — это циклопического размера сооружение, находящееся прямо в центре гигантского мегаполиса. В форме конуса со слегка искривленной поверхностью оно возвышалось серой громадой над всеми окружающими постройками.

— «Главное здание Биржи Найма», — перед глазами выскочила услужливая подсказка нейронной сети.

Множество флаеров в чистом голубом небе, открытая площадка космодрома чуть в стороне и огромное количество более чем современных зданий — честно говоря, не ожидал от сильно милитаризованного общества подобных пейзажей.

А где стационарные мортиры в 11.0 единиц мощности? Установки ракетных батарей? Систем противодействию вражескому десантированию? Не видать что-то.

Вместо этого, вполне себе обычный развитый город центрального мира. Слегка великоватый по размеру, но в целом не выглядевший местом обитания оголтелой военщины.

— Да… — протянул я. — Местечко выглядит недурно.

— Я тут бывала как-то, — заметила Кэйтрин.

— А я нет. Хотя имею гражданство третьей категории.

— Так значит, капитан Северин оказался прав? У тебя есть лицензия наемника? — удивилась девушка.

— Да, — ответил я, не став делать из этого большого секрета. — Получил с подтверждением сертификатов военной специализации. Третий уровень здесь дают дистанционно.

— Ясно. Весьма удобно, — Кэйтрин откинулась назад. — Я пока попробую связаться с отрядом «Головорезы Дигги». Может получится организовать все прямо отсюда.

В салоне бота повисла небольшая пауза. Лейтенант замерла, ее глаза затуманились, шло взаимодействие с планетарной инфосферой через личную нейронную сеть.

Я не стал мешать, панорамный обзор урбанизированной поверхности захватывал не хуже убойного голобоевика.

Строить в Содружестве умели. Причем не однообразно с типовой планировкой, а очень красиво и где-то даже изящно. Не только одинокие высотные шпили, но и другие многочисленные сооружения самых разнообразных форм и размеров. Оттенки насыщенного серого, матовый черный, отполированный зеркальный — настоящее рукотворное царство стали, металла и пластика. От этого захватывало дух, взгляд никак не желал перемещаться куда-то еще.

Я вдруг подумал, что городские постройки уходят далеко за горизонт. Слишком далеко.

Мигнула вызванная по сети карта планеты. После процедуры терраформирования на Камее не появились океаны и материки, несколько крупных рек и относительно бедная растительность. Мерсеры не захотели слишком вкладываться, создавая подобие пышных садов.

Судя по схеме, единственный город на планете занимал просто невероятно гигантскую площадь, он не покрывал всю планету, но раскинулся весьма широко в районе экватора.

— Да он же просто огромен, — пораженно прошептал я, разглядывая план застройки. — Ничего себе. Вот вам и тупые вояки…

Мне вдруг пришло в голову, что может я зря удивляюсь. Содружество огромно, тысячи и тысячи миров входят в его состав. И многим требуются услуги людей, умеющих хорошо обращаться с оружием. Сколько мерсеров состоит в Бирже Найма? А сколько проживает здесь? Десять миллионов? Тридцать? Сто? Не слишком фантастическая цифра, учитывая размах предприятия.

Глаза сами собой скользнули на верх карты, в северные районы. Непонятные значки привлекли внимание разбросанным положением.

Пара мысленных команд, открылись окна с объясняющими надписями. Оказалось, это полигоны. Оборудованные по последнему слову техники, с имитацией природных или других ландшафтов на любой вкус.

Чуть ниже каждой ссылки приводились контакты для аренды предоставленной тренировочной площадки. В одиночку, в группе, отрядом, большим подразделением, вплоть до дивизионного уровня. С использованием дроидов, беспилотных платформ или даже атмосферных истребителей. При желании здесь легко можно разыграть целое сражение. Лишь бы хватило денег на «развлечение».

Ничего не скажешь. Вот это я понимаю — сервис! Может стоило немного подзадержаться? Прикупить базы, уверен они тут имелись в продаже и скорее всего самых последних обновлений, выучить новые навыки, разогнать хотя бы часть до максимума.

А то, какой толк от слотов сознания, если специальности будут оставаться на уровне пятого ранга? Деньги есть. Не слишком много, но вполне достаточно. Неделя-другая, ускоренный курс обучения, закрепление на практике.

На сегодняшний момент адаптация каанра — модуля Ушедших с телом полностью не завершилась. Прогресс приближался к восьмидесяти процентам и до полного слияния еще далеко. Сейчас доступно десять слотов сознаний, хотя из них занято всего четыре: пилот, воин, руководитель и еще один — с изученными базами, не относящимися к чему-то конкретному. То есть, оставалось еще шесть свободных ячеек, куда можно поместить освоенные специальности самых максимальных рангов. Непростительный разброс ценными ресурсами.

А еще оставались импланты. Из тридцати ячеек подключения каналов взаимодействия с нейронной сетью, сейчас у меня было занято всего одиннадцать штук.

Как-то многовато неиспользуемых возможностей. С этим обязательно надо что-то делать…

— Я договорилась с командиром наемников о встрече. Это нам обойдется в одну тысячу кредитов и оплату обеда на пятерых. Лучше, чем ничего.

Мои размышления о планах по дальнейшему совершенствованию себя любимого неожиданно прервала Кэйтрин. Пришлось отвлечься и слушать.

— Летим сразу в «Короткую шлюзовую». Не спрашивай откуда такое название, сама первый раз слышу. Это какой-то бар-ресторан на крыше высотной гостиницы.

Пилот получил новый приказ, бот заложил вираж, устремляясь к новому пункту назначения. К счастью наш транспорт вполне позволял использовать посадочные площадки для флаеров, и размерами не превышал оные, так что проблем с парковой не возникло.

Мягкий толчок, боковые створки болотного цвета разъехались в стороны, выпуская пассажиров наружу.

Проходя по краю выступа временной стоянки, я с интересом глянул вниз. Четыреста пятьдесят этажей. Дна почти не видать. Не хило. Падать устанешь.

Голова развернулась вправо, чуть в отдалении виднелось здание Биржи. На глазок, раза в три выше гостиничного комплекса.

— Да уж, понастроили. Любители гигантомании блин, — сказал я.

Стало немного обидно за баронство. Самый высокий небоскреб там планировался в двести этажей. На Камеи он бы смотрелся карликом.

— Говорят, на вершине Биржи Найма замаскированы эммитеры силового поля. В случае опасности часть города можно закрыть энергетическим щитом с показателем КЕП чуть ли не в 11.0 единиц, — сказала Кэйтрин.

Ее взгляд проследил за объектом моей недовольной реплики. Она даже немного притормозила для этого.

— Там никаких генераторов не хватит, — резонно заметил я, оценивающе рассматривая острый шпиль в голубом небе.

— И опять же — по слухам, под землей расположено множество укрытий, бункеров и вообще большое количество помещений. Почти что второй город. В том числе и сверхмощные реакторы. Так что проблем с энергией они тут точно не испытывают.

Известия заставили меня покачать головой. Хотя, чего еще ожидать после рукотворных астероидных полей?

— Сумасшедшие они все-таки. Полные психи, — с чувством произнес я.

И тут же подумал, что неплохо бы что-то подобное организовать под Сен-Мар. Да и вообще по всей планете Канваль. Дополнительные склады с оружием, запасы припасов, тайные убежища. На всякий случай. Мало ли. Вдруг кому-то удаться произвести удачный десант. А мы им в ответ — полноценную партизанскую войну. С засадами, неожиданными налетами, диверсиями. Ну и вообще, чтобы захватчикам жизнь медом не казалась.

— Для центральных миров подобное поведение кажется слишком необычным. А местные считают в порядке вещей. Разный менталитет, разная история, разные подходы к обеспечению своей безопасности.

— Думаю, ты права, — ответил я.

Потом взглянул в направлении столиков под красными матерчатыми навесами. Крыша гостиничного небоскреба по площади легко могла поспорить с парой футбольных полей. Кроме посадочной площадки для флаеров, кстати весьма дорогой — семьсот кредитов в час, и ресторана «Короткая шлюзовая», здесь еще виднелся бар, расположенный прямо под открытым небом.

— Нам туда?

Моя рука указала к небольшой возвышенности с балдахинами.

— Да, кухня и часть помещений на последнем этаже, остальное вынесли сюда, — ответила Кэйтрин. — Только я не вижу Дигги. Должно быть он с помощниками еще не пришел. Тем лучше, будет время пообедать.

Мы уселись за свободный столик, заказали несколько блюд.

Строгая форма осталась на корабле, теперь на нас стандартные темно-серые комбинезоны десантных войск Объединенного Флота без опознавательных знаков.

Забавно, что в довольно дорогом заведении мы не слишком выделялись на фоне остальных посетителей. То есть, здесь конечно присутствовали люди в нормальной цивильной одежде. Но при всем этом, примерно две трети щеголяла в чем-то похожем на военный или полувоенный стиль. Деятельность большинства жителей вносила определенный колорит в общественную жизнь всей планеты.

Попробовал бы кто-нибудь заявится в таком прикиде в элитный ресторан на Бетельгейзе. Как минимум не пустили бы на порог, а как максимум вызывали бы полисов для выяснения причин нахождения странно одетого субъекта рядом с приличным местом.

Впрочем, наше появление тоже вызывало небольшой фурор. Двое сингарийцев поневоле притягивали внимание людей со стороны.

В основном, конечно, пялились на изящную фигурку Кэйтрин, более чем аппетитную даже в военном комбезе, хотя и мне кое-что перепало — женщины-наемницы здесь тоже имелись.

К счастью, как-то нарушить покой никто не пытался. Хватило пары предостерегающих взглядов.

Пока шло ожидание заказа, я решил не терять времени даром и занялся просмотром сетевых магазинов для приобретения кое-чего интересного. Ведь, если смотреть со стороны, то Камея специализировалась на военном деле. А забрать все вещи, какие хотелось, с баронства не получилось. Нужно воспользоваться моментом и приобрести себе новые игрушки.

— «Компания „Гермал“ у нас вы найдете бластеры и винтовки самых последних моделей и модификаций. Один из наших главных поставщиков — галактически известная корпорация „Армакорп“, главный военный подрядчик Армии и Флота Империи. Посмотрите наш ассортимент, не сомневайтесь — вы не сможете уйти без покупки».

Почти сразу же после введение запроса в планетарной инфосфере передо мной появилась улыбающаяся сексапильная барышня с кудряшками в чем-то напоминающее короткие шортики, обтягивающую блузку с внушительное полуобнаженной грудью.

Ничего так реклама. Завлекает. Но я предпочитал более профессиональный подход.

Дальше поиск пошел в несколько ином направлении. Он быстро привел меня к специализированному сервису с разнообразными базами самых последних обновлений. Возможности сетевого магазина тоже радовали: хочешь покупай и забирай в реальности, а хочешь скачивай напрямую.

Я предпочел последний вариант, выбрав в качестве места хранения свой имплант «автономный модуль памяти — „Астран-А“», установленный еще в баронстве.

Сначала я решил ограничиться боевыми навыками. Что-то подсказывало, что они мне в скором времени могут сильно понадобиться.

— «Рукопашный бой» — 7 ранг.

— «Тактика ведения одиночных боевых действий на поверхности атмосферных планет» — 7 ранг.

— «Тактика ведения групповых боевых действий на поверхности атмосферных планет» — 7 ранг.

— «Тактика ведения одиночных боевых действий в пустоте» — 7 ранг.

— «Тактика ведения групповых боевых действий в пустоте» — 7 ранг.

— «Стрелковые оружейные системы, легкий и тяжелый тип, класс „А“ и „Б“» — 7 ранг.

«Пустотные боевые скафы класса „А“» — 7 ранг.

Все базы максимального — седьмого ранга. Раз уж есть возможность, то надо не ограничивать себя. А иначе зачем нужна нейронная сеть с возможностью изучения специальностей на высшем уровне?

Да, если изучать все на втором потоке сознание, для баз седьмого ранга потребуется бесконечно много времени. Поэтому придется использоваться медикаментозный разгон. Иначе на освоение уйдут многие месяцы.

Оплата прошла, ползунки скачивания начали свой бег. Я не стал ждать окончания. Снова начался поиск по очень увлекательной планетарной сети Камеи.

Чего тут только не было. Имея деньги, здесь без проблем можно прикупить хоть целый боевой межсистемник. По вполне сходной цене, надо заметить.

Жаль, что настолько крупных сумм у меня пока не водилось.

Спустя какое-то время, нашлось кое-что еще любопытное:

— «Эксклюзивное оружие Старка. Индивидуальная работа на заказ».

И все, больше никаких громких обещаний лучшего и высококачественного товара, доступного только здесь и только сейчас. Простенько и со вкусом. Это обнадеживало.

Я набрал контактный номер для связи. Ответ пришел моментально. Причем далеко не приветливый.

— Да? — спросил мужик неопределенно возраста, его физиономия так раздраженно пялилась с экрана, как будто я ей уже раз двадцать звонил за последние пять минут.

— Гра Старк?

— Если вы клиент, то вынужден сразу же сказать, что у меня очередь расписана на полгода вперед. Хотите сделать заказ? Придется подождать. Мерки могу снять прямо сейчас, как и записать все требования к оружию, но получить все будет готово не раньше, чем через шесть-девять месяцев. А то и больше. Устраивает — приходите по адресу, указанному в буклете. Нет? Тогда до свидания. У меня нет времени на пустую болтовню.

На этом месте, мастер-оружейник хотел было отключить связь, но тут его глаза слегка расширились.

— Вы сингариец? — спросил он с удивлением и почему-то с какой-то радостью.

— С утра им являлся, — ответил я, не совсем понимая, что происходит.

Ладно бы на другом конце сидела сочная дамочка, желающая близкого знакомства со светловолосым мускулистым красавцем. Вполне обычное явление.

А этот почему так обрадовался?

— Вы желаете изготовленное лично под себя оружие? С более мощными характеристиками и разогнанными показателями?

— Подумывал об этом, — протянул я не слишком уверенно, потому что не понимал куда клонится разговор. — Вообще-то я увидел вашу рекламу только что и еще не совсем точно понимаю, чем именно вы занимаетесь.

— А что тут непонятного? — вновь перейдя на ворчливый тон, спросил Старк. — У меня подтвержденный сертификат «Мастера-оружейника» седьмого ранга. У моих помощников не меньше пятого и шестого. Занимаемся конструированием особого снаряжения под индивидуальный заказ. Ручные бластеры, штурмовые винтовки, бронескафы, любая другая экипировка. Все превосходного качества. Намного опережает любые образцы. Даже, состоящие на вооружении спецчастей регулярных армии. У меня самая лучшая мастерская с первоклассным оборудованием. Делаю это уже много лет. Ни одного нарекания от клиентов, одни благодарности. Мы не проводим обычне модификации, мы производим свое собственное эксклюзивное оружие.

Информация заставила уважительно качнуть головой. Надо же, впечатляет, и весьма. До этого момента я лишь слышал о том, как доводят до ума уже произведенные модели оружия.

Изготовление с нуля совершенно новых видов вооружения под определенного человека звучало необычно. Хотя почему бы и нет? Они же скорее всего не полностью все делают у себя. Большую часть деталей скорее всего покупают уже готовыми. Уже из них собирают, разгоняют, улучшают стволы до нестандартных параметров. В принципе идея очень даже неплохая.

Зачем покупать серийный продукт, если есть возможность заказать что-то более совершенное? Естественно, это обойдется куда дороже обычных магазинных покупок, зато результат несомненно стоил потраченных средств.

— Так что? Хотите что-то заказать? — вновь задал вопрос оружейник.

Его испытывающий взгляд так буравил, что не приходилось сомневаться, что ему что-то от меня нужно.

— Возможно, — ответил нейтрально я. — Правда, ждать несколько месяцев я вряд ли смогу. Есть ли возможность как-то ускорить очередь?

Мужик широко улыбнулся, его лицо обрело довольное выражение.

— Кто-то другой однозначно получил бы категоричный ответ — нет. Я никому и никогда не делаю одолжений. Но если вы сможете помочь мне, то думаю мы договоримся.

— В чем проблема? Какая вам нужна помощь?

Старк немного помялся, бросил взгляд куда-то вбок, голова с неопрятной прической пару раз дернулась из стороны в сторону. Вместо радости появилась неуверенность. Чуть поколебавшись, он все же начал говорить:

— Мне поставили диагноз — болезнь Клайберга-Шульца. Генетическое заболевание клеточной структуры организма. Если отбросить всю околонаучную шелуху, то можно сказать, что мое тело не пригодно для процедур омоложения. По словам докторов, эта очень редкая аномалия генов и вылечить ее могут только сингарийцы. Проблема в том, что очередь в ваши клиники намного длиннее моих очередей. Да к тому же, они все расположены на других планетах. У меня есть деньги, я могу оплатить лечение. Себе и своей дочери. Если каким-то чудом попаду в одно из сингарийских медицинских учреждений.

— Ваша дочь имеет ту же болезнь?

— Да, заболевание наследственное. Как и я, моя малышка не сможет прожить больше одного срока жизни. Процедура омоложения не сработает.

Я задумался. Ситуация у мужика мягко говоря не очень. Понятно его отчаяние. Иметь средства и не иметь возможности прожить дольше. От такого положения вполне возможно и спятить. К тому же дочь…

Попросить помощи Кэйтрин? Она сидит рядом, за тем же столиком. Пара звонков, может решить проблему. Или нет? Общество сингарийцев хоть и не так многочисленно, как граждане других стран, но все же это не пара сотен тысяч. Речь идет о сотнях миллионов, как минимум. Если каждому захочется сделать одолжение для своего знакомого, то лечить будут только их, целю вечность.

Нет, тут с наскока дело не решить. Однозначно. Тем более, кто сказал, что у скромного лейтенанта Норд имеются связи для проталкивания постороннего на лечение в лучшие клиники галактики. Разве что обратиться к Рао Пармару…

Я вдруг застыл. Возникло желание хлопнуть себя по лбу. И о чем я только думаю? У меня же на Канваль строится целый медицинский центр, под руководством признанного светила в области изучения человеческого генома. Вовсе не обязательно пытаться влезть в какие-то далекие больницы с абсолютно незнакомыми сингарийскийми врачами. Достаточно подождать начала работы клиники у себя дома, в баронстве.

Что-то я слишком расслабился. Мог бы и сразу сообразить об этом варианте, а не прикидывать как уладить все через новую знакомую. У военных ученых скорее всего совсем иные области интересов.

— Помочь вам попасть в какую-то клинику, куда вы уже обращались, я вряд ли смогу, — сказал я.

Плечи Старка уныло опустились. Он ожидал совсем другого ответа.

— Но, — продолжил я. — Есть другой выход. В настоящее время идет возведение совершенного нового медицинского комплекса на одной из планет в секторе Доминион. Его возглавит, по крайней мере на определенное время — Рао Пармар, заслуженный далхайр Сингарии. Слышали о таком?

К моему некоторому удивлению, Старк энергично закивал. Должно быть выясняя про свою болезнь, он неоднократно встречал имя знаменитого ученого.

— Вы сможете меня и мою дочь туда устроить? — с надеждой спросил оружейник.

— Думаю это будет не сложно, — ответил я, не вдаваясь в подробности. — Только вам придется лететь туда лично. Баронство называется — Канваль. Центр расположен в городе Сен-Мар.

— Доминион значит, — задумчиво приготовил оружейник. — Я о нем мало знаю. Вроде бы там постоянно воюют.

— Не беспокойтесь. Там вполне безопасно. А военные действия, как правило не затрагивают гражданское население. Для этого существует специальный Кодекс Войны. Уверен, вы найдете подтверждение моим словам в Галанете.

Старк эмоционально всплеснул руками перед собой.

— Да нет! Я не об этом. Если в тех местах много воюют, то скорее всего мои услуги окажутся востребованными. Не придется сидеть просто так, пока идут процедуры лечения. Мне говорили, что это долгий процесс.

Я мысленно себя похвалил. Неплохое приобретение для развивающегося мира. Стелла обязательно воспользуется присутствием специалиста высокого класса. Там глядишь и останется насовсем.

Вооружить если не всех, то хотя бы часть гвардии уникальным оружием и снаряжением даст хорошее преимущество в потенциальных сражениях будущего.

Надо будет послать весточку в баронство.

— Значит договорились, — решительно заявил мастер. — Сейчас же начну сборы. Оборудование мастерской, помощники, другие вещи — наверное понадобится арендовать отдельный транспортный корабль…

— Постойте, постойте, — поспешил я умерить энтузиазм разошедшегося собеседника. — Во-первых, вы еще не выполнили мой заказ, мы его еще даже не обсуждали. Полагаю, это надо делать при личной встрече у вас. И главное — во-вторых: как я уже сказал ранее, медцентр еще на стадии строительства. Полная готовность ожидается не раньше пяти-шести месяцев. Не стоит спешить раньше времени.

Старк несколько засмущался на замечания.

— Действительно. Вы абсолютно правы. Просто я так долго ждал этого момента, что не обдумал все детали. Вообще, не будь вы сингарийцем, я еще сто раз проверил бы все. Сейчас встречаются всякие недобросовестные личности.

— А мне значит доверяете?

— Не вам лично. Скорее репутации вашей расы.

У меня не нашлось ответа на столь откровенную ремарку.

— Когда вы сможете прийти? Для вас я теперь свободен в любое время, — сказал оружейник.

— Чуть позже. В данный момент я занят. Думаю, что в течении следующих суток. И кстати, сколько вы обычно выполняете заказ?

— Смотря что вам надо. Мы занимаемся всем: от ручных бластеров до штурмовых скафов. Все что угодно. Обычное оружие занимает от трех до семи дней, в зависимости от сложности исполнения. Другая экипировка — до двух, редко трех месяцев. Но тут стоит иметь ввиду, что одновременно идет работа сразу для нескольких клиентов. Так что, в случае чего, сроки можно сильно сократить. Я прикажу помощник отложить все другие дела.

— Звучит неплохо, — сказал я. — Тогда до связи.

— Всего хорошего.

Окошко мигнуло, канал разорвал соединение.

Разговор завершился очень вовремя. Через пару минут принесли обед. И мы с Кэйтрин принялись наслаждаться изысканными блюдами хорошей кухни. Параллельное шла легкая болтовня ни о чем, та самая какая возникает, когда люди не заняты обсуждением чего-то серьезного.

К сожалению, довести трапезу до конца мы не успели. К столику подошли двое мужчин. Коричневые кожаные куртки, широкий пояс с бляхой, тяжелые ботинки, темно-серые свободные штаны. И конечно же бластеры на правом бедре. Оба лысые, но при этом с густой щетиной, почти бородой. Удивительно похожая друг на друга парочка. Братья что ли?

— Лейтенант Норд? — спросил один из них, взгляд серых глаз пробежался по нам с отчетливой настороженностью.

— Командир Дигги? — прозвучал встречный вопрос от девушки.

— Он самый. Это Барни, мой заместитель. Чуть позже подойдет еще один.

— Присаживайтесь. Знакомитесь, мой коллега — Макс Вольф.

Я небрежно кивнул. Руку не подал. Как, впрочем, и наемник с товарищем.

Легкий ветерок качнул красный навес над головами. На секунду промелькнул солнечный луч.

— Так где моя тысяча кредов? — спросил мерсер, садясь за стол.

— Сначала ответы на вопросы, — мило улыбнувшись, заметила сингарийка.

Дигги что-то недовольно пробурчал себе под нос, но настаивать не стал. Вместо этого последовал вызов официантки. Как и в любом фешенебельном заведении эту роль здесь выполняли живые люди.

Еще какое-то время потратили на уточнение того, кто оплачивает банкет. Удовлетворенные кивки, внушительное перечисление разнообразных блюд.

Мы спокойно ожидали конца представления.

— Ну ладно, им надо время, чтобы все приготовить, давайте ваши вопросы, — наконец заявил командир наемников, спинка стула под его напором слегка скрипнула, когда он откидывался назад.

— Что произошло на Цесте-15? — спросила Кэйтрин.

Она решила не тратить время, начав сразу с самого главного.

— А что там случилось? — попытался прикинуться дурачком Дигги. — Обычный контракт на защиту внешнего периметра от местного животного мира. Там полно хищников, готовых сожрать любого неосторожного глупца. Внутри поселения порядок поддерживали сами колонисты. Никаких конфликтов не случалось. Привычная работа. Мы уже неоднократно выполняли похожие контракты. Установки стационарных плазмоганов, десяток автоматических лазерных турелей, сеть ловушек, сотня-другая мин, периодически вылазки в джунгли для уничтожения лежбищ хищников с выводком, огневая поддержка дроидов. Ничего сложного.

— Джунгли? — я заинтересовался. — А какие именно джунгли? Как конкретно выглядели деревья? Можете описать?

Мерсер на секунду смешался. Он явно не ожидал такого вопроса. Да еще от меня. Должно быть принял меня за обычного охранника симпатичной цыпочки ученой.

— Да не знаю, деревья как деревья. Я что биолог, чтобы искать какие-то особенности?

— Нет, я не про то. Цвет листьев случайной не казался вам синим с зелено-фиолетовым отливом? Ну или как-то похоже.

Брови Дигги взлетели вверх.

— Ну да, так и есть. Дурацкий напрочь цвет. Мы еще замучились подбирать камуфляжный окрас на броню и технику. Оказалось, что в шаблонах красителя ничего похожего не нашлось и все пришлось делать вручную. А что? Это имеет какое-то значение?

Я оставил без ответа вопрос, лишь коротко переглянулся с Кэйтрин. Судя по едва заметному смыканию век, ей известно про необычные джунгли рядом с артефактами Древних. В свое время Рао Пармар очень дотошно расспрашивал о всем, что касалось моих встреч с чужим разумом. Подробные записи наверняка ушли в Сингарию и всем, кому об этом необходимо знать.

— Так что случилось потом? Вы что же, просто взяли и улетели с планеты? Бросили колонистов одних?

Наемник заметил наши переглядывания, он понял, что мы тоже что-то скрываем, но договоренность работала в одну сторону — вопросы здесь задавали ему и щедро платили за ответы.

Хмуро покосившись на заместителя, Диггер недовольно заявил:

— Никого мы не бросали. Если хотите знать, наша команда сама потеряла на той проклятой планетке людей. Вон, Барни не даст соврать. Мы находились там все время вместе.

Второй мерсер с готовностью подтвердил слова командира глубоким кивком.

— Так и было. Почти треть отряда потеряли. Не надо нас в чем-то обвинять. Если Объединенный Флот ищет крайних, то это явно не к нам. Бездна знает кто или что убило на Цесте-15 всех людей. Но клянусь Великой Пустотой, мы к этом никак не причастны.

— Кто или что? — я зацепился за услышанную оговорку. — То есть, вы не знаете, что именно там случилось? Вы видели противника? Непосредственный огневой контакт имел место?

— Да ничего не было. Поймите вы наконец, — сказал Дигги.

Его кулак тяжело грохнул по столу, нервы солдата удачи не выдержали.

— Успокойтесь, — холодным голосом произнесла Кэйтрин. — Лучше расскажите с самого начала про тот день, когда случилось происшествие. И поподробнее пожалуйста.

Льдистые голубые глаза лейтенанта Норд двумя острыми клинками вонзились в собеседника с ожиданием следя за каждым движением лицевых мышц.

Бородатый наемник с бритой головой непроизвольно вздрогнул, почти не слышно прозвучали ругательства в адрес «бешеных светловолосых».

— Ладно, слушайте, — сказал он. — Утром того дня, мы в составе двадцати четырех человек выдвинулись в лес, джунгли или как эти дурацкие заросли правильно называются. В общем, ночью сенсоры, разбросанные по окрестностями, засекли слишком много тепловых излучений. Надо было проверить и, если что уничтожить стаю хищников. У них, кстати еще нет официальных названий, но твари очень опасные.

— Дальше, не отвлекайтесь на лишнее, — поторопила рассказчика ученая.

— Короче, две группы по двенадцать бойцов в каждой. Одна на северо-восток, другая четко на север. Начали прочесывать, стреляли по всему что движется. Тут сканеры уловили что-то большое. Судя по данным, что-то живое. Оно двигалось строго от нас, дальше в джунгли. Поначалу довольно медленно.

— Вы установили визуальный контакт? — спросил я с неприкрытым интересом.

— Нет, ничего мы не установили. Как только начали двигаться следом, эта здоровая туша стала прибавлять в скорости. Мы пересели на «Астры» и ломанулись сквозь деревья, гоня перед собой целое стадо дроидов. Даже в воздух повесили разведывательный дрон. И ничего! Понимаете? Абсолютный ноль! Лишь шевеление листвы и чего-то крупного внизу.

— То есть эта неизвестное существо от вас удрало? — скорее констатировала, чем спросила Кэйтрин. — Вы его упустили.

Дигги мрачно уставился на девушку-офицера Объединенного Флота.

— Я думаю, что эта тварь или чем оно там являлось, специально заманило нас подальше от поселения. Уже позже, на борту корабля, мне в голову вдруг пришло, что не веди мы погоню, то вполне возможно успели бы вернуться назад после получения сигнала о помощи.

— Поселенцы успели поднять тревогу?

— Не они. Мои другие люди, оставшийся десяток. Отправили сообщение о нападении. Ничего конкретного, просто кодированное словосочетание, которые мы используем для быстроты общения в боевых операциях. «Быстрый туман».

— «Быстрый туман»? — переспросил я.

— Да. «Быстрый» — значит атака идет прямо сейчас. «Туман» — противник не идентифицирован. Всего два слова, потом связь полностью вырубилась.

За столом наступила гнетущая тишина. Лица мерсеров стали еще угрюмее, перед ними снова встал тот проклятый день.

— Что случилось после? — уже чуть мягче спросила Кэйтрин, она тоже поняла, что давить сейчас не стоит, люди все-таки потеряли своих братьев по оружию.

— А ничего, — сказал Дигги. — Мы вернулись, а в поселке никого. Вообще. Понимаете? Ни одного мертвого тела. Следы небольших повреждений и все. Оружие на месте, ценности колонистов тоже, пропали только сами люди. Больше ничего не тронули. Маячки в брониках солдат, испарились вместе со своими хозяевами. Ни одного сигнала. Кто или что — это сделал непонятно. И корабль целехонький позади. Мы как это все увидели, так сразу на борт и бегом с планеты. Знаю, надо было остаться и попробовать найти своих, но мы просто не выдержали. Этот пустынный поселок мне еще долгие годы будет сниться. Говорю вам — там произошла какая-то очень дрянная штука. И обычное оружие против этого не поможет.

На такой далеко не оптимистичной ноте закончился рассказ командира наемников. Кэйтрин продолжила расспросы, выясняя подробные детали.

Я же замолчал, пытаясь придумать хоть какую-то приличную теорию одновременного исчезновения почти трех сотен человек.

Мысли текли вяло и не слишком охотно. Что-то внутри меня начало вызывать странный дискомфорт, мешающий сосредоточиться на проблеме. Я тряхнул головой, пытаясь прийти в себя.

И тут же застыл на месте. Мой взгляд уперся в приближающегося к ресторанной площадке высокого человека, одетого как мерсеры рядом.

— А вот и Арни пожаловал. Я вам о нем говорил. Это еще один мой зам…

Завершить фразу Дигги не успел, подходивший наемник вдруг резко остановился, замер, его глаза уставились прямо на меня. Выражение удивления в них начало меняться на опасливое недоумение.

Миг — и мерсер попытался отступить.

Почти сразу наткнулся на веселую компанию позади. Только что вышедшую нестройной толпой из дверей.

Задержка, секундное колебание. А потом резкий скачок к высокому бетонному бортику на краю крыши. Всего в десятке метрах от нас.

В моей голове молнией мелькнула догадка необычного поведения солдата удачи.

— Это метаморф! — крикнул я Кэйтрин. — Держи этих, я за ним!

Не слушая возражений, я повторил маневр древнего существа и нырнул прямо с края небоскреба вслед за беглецом вниз.

Глава 3

Плотные потоки воздуха с силой обтекали тело с ускорением падающего вниз. Поверхность небоскреба проносилась мимо смазанной лентой стекла и металлопласта. Ни земли, ни неба, ничего. Мир сузился до фигуры, летящей впереди. Также неотвратимо приближающейся к земле.

— «Активация „Смертельного ока“».

Сообщение сеграста возникло и тотчас же исчезло. Зрение расцвело дополнительными пиктограммами, развернулось прицельное наведение боевого режима.

Руки прижались к бокам, ноги сошлись вместе, я сгруппировался в единый монолит, неотвратимо догоняющий беглеца.

Двадцать метров.

Падение продолжалось. На экране нейронной сети побежали цифры до цели.

Семнадцать метров.

Мелькнула мысль использовать бластер. Но тут же была отброшена прочь. На таких скоростях стрелять бесполезно. К тому же, метаморф нужен живым.

Пятнадцать метров.

Кэп на ходу проводил расчеты столкновения двух летящих объектов. Последствия и возможные травмы. К счастью мое измененное тело более чем приспособлено даже для схваток в подобных нестандартных условиях и сильных повреждений не ожидалось.

Десять метров.

Тело сжалось еще сильнее. Замаскированное под помощника командира Дигги существо стало еще ближе.

После последних событий теперь уже ясно, что наемникам не просто так дали уйти с Цесты-15. К ним внедрили крота. Скорее всего подмена произошла при погоне за неизвестным крупным животным. Убрать одного и поставить вместо него абсолютную копию в густых джунглях при непрерывном движении не должно составить труда.

Пять метров.

Вопрос только зачем Древним это делать? Неужели Ушедшие действительно пытаются развязать новую войну? Послали разведчика в Содружество для оценки ситуации на месте, в самую военизированную планету в галактике. Вполне вероятно, что шпион не один, и в других мирах тоже находятся создания, способные произвольно менять свой облик.

Три метра.

Надеюсь этот шустрик знает хотя бы часть ответов. Потому что шансов удрать у него уже нет…

— Хоп!

И тут ситуация вдруг резко изменились.

Только я приготовился схватить метаморфа, как его фигура рывком исчезла из поля зрения.

Приглушенный хлопок, неожиданный кульбит, а в следующее мгновение я уже лечу в полном одиночестве.

Секундное замешательство и сразу же догадка развернуться назад.

Высоко надо мною парило то, что еще совсем недавно более чем походило на обычного человека. Размашистые крылья, вытянутый силуэт.

Забытые боги вселенной! Эта тварь превратилась в птицу!

Ну или что-то похожее.

— «Режим планирования!»

Команда или скорее громкий приказ, заставила Кэпа запустить наноброню чуть раньше, чем я рассчитывал.

— «Принято к исполнению. Активация „техико“, режим планирования».

В то же мгновения, спрятанные под комбез элементы высокотехнологичной брони, начали выпускать массу запрограммированных наноботов.

Руки и ноги раскинулись в стороны, между ними образовалась жесткая пленка черного цвета. Я превратился в большое парящее крыло.

Тело дернулось как от сильного удара и скачком затормозилось. Воздушные потоки подхватили в свои объятия неся между высотных городских зданий. Падение продолжилось, но уже на более пологой траектории.

Метамфор находился чуть выше, также скользя вниз и вперед. Стало понятно, что это не полноценная птица, а всего лишь некий аналог моей системы приземления. Только основанное на способностях биологических превращений, а не техники, как у меня.

Что, впрочем, не делало его менее эффективным.

Погоня постепенно уводила все дальше от гостиничного комплекса. Мы отдалялись куда-то на север.

Счастье, что на пути не попалось ни одного воздушного шоссе с потоком летящих флаеров. Иначе все могло закончится куда раньше и намного трагичнее.

Здесь, ниже уровня верхних этажей царил полумрак. Интегрированный модуль автоматически запустил подсветку, давая возможность не терять беглеца из виду.

Мы не петляли из стороны в сторону, путь шел строго в одном направлении, между мрачными тяжелыми постройками. Отсюда город уже не казался величественным и грандиозным, скорее на ум приходило сравнение с каменными джунглями.

Периодически приходилось смыкать веки из-за слишком сильных порывов ветра. Хотя прищуренный взор не мешал четко следовать за древним созданием.

Вдруг справа вспыхнул яркий свет. В глаза ударил солнечный день. Как-то незаметно исчезли небоскребы. Рукотворный лес высоток остался позади. Мы вырвались на открытое пространство.

Поверхность начала обретать очертания. Невысокие строения, кривые улочки. Великая Пустота! Нас порядочно отнесло от центра!

Сколько этажей в том здании откуда мы сиганули вниз? Четыреста пятьдесят. Это порядка полутора-двух километров. Неплохой вышел затяжной прыжок.

Земля приближалась. Настало время чуть притормозить. Иначе при таком ускорении даже мне с измененной костной структурой и кучей имплантов может грозить гибель.

Действуя руками, я подкорректировал курс. Затем как бы начал приподниматься, тем самым гася инерцию разгона.

Беглец также старался сбросить скорость, шевеля удлиненными конечностями с полупрозрачными бежевыми перепонками.

Чтоб его! Да это никакая не птица, а скорее летучая мышь. Крайне уродливая и отвратительная на вид.

Он что, все это время пытался закончить трансформацию? Ну и пакость. У метаморфа явно пошло что-то не так. Видимо, поэтому он планировал вниз, а не улетел свободно в любом направлении.

Показались трех-четырех этажные постройки. Пришлось опять немного поработать руками и ногами, обтянутые пленкой наноботов для маневрирования.

Одна крыша выглядела вполне пригодной для посадки. Широкая, достаточно просторная. И абсолютно пустая.

Разумеется, окажись на моем месте обычный человек, он бы не смог провернуть нечто подобное. Его бы ожидала более чем вероятная смерть. Что весьма логично и ожидаемо.

Но для модификанта с измененным геномом, такой трюк не представлял слишком больших сложностей.

Мощное усилие, сведение рук перед собой и тело на мгновение перешло в вертикальное положение, как бы зависнув на одном месте.

Мышцы затрещали от напряжения. Сильный удар. Ощущение как будто врезался в бетонную стену. Искусственная черная ткань нанитов раздулась на манер небольшого парашюта.

И тот час же началось свободное падение. С высоты где-то пяти-семи метров. Прямо на жесткую поверхность выбранной крыши.

— Хоп!

Ряд перекатов и кувырков, чтобы снизить ускорение и вот я уже стоял целым и невредимым после прыжка с верхушки ультравысокого небоскреба.

— «Деактивация режима планирования».

По самостоятельной команде Кэпа наноботы резво втянулись обратно в элементы невероятного устройства корпорации Армакорп.

Техико сегодня сработала на пять с плюсом, фактически спася мне жизнь. Надежда на высокотехнологичную броню полностью оправдала себя.

Я подбежал к краю крыши, бортик чуть ли не сам прыгнул навстречу.

В самом начале было заметно, что метаформ упал где-то неподалеку. И судя по его дерганьям у него это вышло не так ловко, как у меня.

Неясная тень мелькнувшая справа вызвала отклик у Смертельного ока.

— «Цель обнаружена. Производится захват. Режим сопровождения невозможен. Необходима сеть геопозиционирования».

Ну да, логично, к местной спутниковой группировке доступа нет, как и к системам безопасности. Кэп не слабо раскатал губу, раз заикнулся об этом.

Длинный прыжок на соседнее здание, затем на следующее и еще одно. Быстрый бег вперед, металлопластиковое покрытые упруго пружинило под ногами, помогая легко и стремительно двигаться вперед.

Еще шаг. И еще один.

Лежащий метаморф становился все ближе и ближе. Сначала он барахтался, но потом что-то затих. И сейчас лежал безмолвной грудой странного вещества цвета человеческой кожи у самого края крыши.

Еще чуть-чуть. Ну же!

Тело слегка болело, сумасшедший прыжок с вершины гостиничного комплекса все же не обошелся без последствий. Несмотря на улучшенный организм и более совершенные гены.

Последнее препятствие…

— Бездна! — я в сердцах выругался.

Всего лишь на мгновение отвел взгляд в сторону и метаморф умудрился куда-то исчезнуть.

— Дерьмо!

Я побежал к тому месту, где всего несколько секунд назад находился беглец. Устремленный взгляд за край показал хромающую фигуру в лохмотьях внизу на три этажа ниже. Прямо в узком переулке между зданиями.

Он опять превратился в человека. И уже почти добрался до выхода на более широкую улицу.

Без всяких сомнений и колебаний последовал еще один прыжок, на этот раз вниз. Слегка жесткое касание, а за ним опять переход на спринтерскую скорость. Прямо на ходу доставая стандартный бластер десантных сил Флота из держателя на бедре.

Все больше никаких шуток. Буду стрелять на поражение.

Стоило признать, эта древнее существо весьма расторопно умело передвигаться. Глазом не успел моргнуть, а оно уже скрылось за поворотом. От былой хромоты не осталось и следа. Притворялся что ли. Или, что скорее всего — природная регенерация уже позаботилась о своем хозяине, вернув тому прежние силы.

Тихий закоулок сменился широкой улочкой, чем-то похожей на те, что раньше преобладали в Сен-Мар: бары, кафешки, торговые лавочки, рядом с ними понятное дело гуляющая публика.

Неожиданное появление с оружием наперевес не осталось незамеченным. Кое-кто начал недоуменно поворачиваться ко мне.

Вооруженных тут хватало с избытком, точнее говоря почти все люди могли похвастать как минимум легкими импульсниками. Но никто из них не размахивал своей пушкой, и не вертел головой, окидывая всех яростным взглядом.

Эта тварь умудрилась удрать! Ни черта ни видно!

Вслух снова прозвучали проклятье. И в ту же секунду мои глаза вдруг остановились на фигуре в безликом длиннополом плаще. Не знаю откуда, но я вдруг почувствовал, что вот оно — это метаморф. Странная ниточка, связывающая меня с древним созданием, четко позволила его опознать.

Он стоял в метрах тридцати, шел довольно спокойный разговор с парочкой полисов.

Я торжествующе взревел и ринулся на беглеца. На мой невольный крик обернулись оба стражи порядка. Фигура в плаще что-то произнесла, его рука взлетела вверх, недвусмысленно указывая на меня.

Оба полиса синхронным жестом выхватили штатные импульсники, беря предполагаемого нарушителя закона на прицел.

Мне ничего не удалось сделать, как метаморф снова испарился. Его бесследно поглотила толпа, начавшая скапливаться вокруг, заметив телодвижение парочки полицейских.

Вот ублюдок. Ловко он меня провел.

— Бросай оружие! Бросай немедленно! — иступлено заорали кретины в черно-синей униформе, их бластеры находились в положении готовности для стрельбы.

— Спокойно! — скривив губы ответил я, злясь на себя за просчет.

Надо было сразу стрелять. Еще когда просто падали. Собрали бы потом по кусочкам. Вполне возможно, что метаморф смог бы выжить и после такого. Учитывая поразительную скорость восстановления после приземления. Ошибка в восприятии противника и полное отсутствие опыта в противостоянии с подобным врагом. В будущем стоило обратить на это внимание.

— Я сказал — бросай ствол! Сейчас же! — все никак не успокаивались полисы.

Судя по их настрою и решительному виду, отступать эти ухари не собирались. Интересно, что им наплел фальшивый наемник? Явно что-то нехорошее. Ишь как пучат глаза от напряжения. Никак боятся потерять из вида опасного преступника.

Мой взгляд заледенел. Внутри вспыхнуло бешенство на этих растяп. Пристрелить бы обоих прямо здесь…

— Офицер Макс Вольф, Управление научных исследований и разработок, Объединенный Флот Содружества, — я раздраженно представился. — Хватит дурью мается, вы два болвана упустили важного подозреваемого, проходящего по делу об информационном шпионаже.

— Ну да, а я святая Кровавая Мэри, — нагло заявил один из полисов. — Ты похож на ученого, как Томми на стриптизершу из припортового кабака. Это ты прекращай нести всякий бред и сдавайся!

Его напарник, имеющий более чем впечатляющую комплекцию, проигнорировал выпад в свой адрес, мясистый палец полиса нетерпеливо поглаживал курок бластера, словно с нетерпением ожидая возможности открыть огонь.

Это начинало выводить из себя. Что-то нехорошо они на меня смотрели. Прямо уже видели, как их будут награждать за нейтрализацию опасного субъекта.

Рука поневоле перевела прицел на самого нервного. И не сказать, чтобы в мыслях не мелькнула возможность начать стрелять первым.

— Я сказал — бросай оружие!

— Сначала вы, — нагло ответил я.

Зрение раскрасилось пунктирными линиями траектории возможных выстрелов. Боевой имплант начал анализировать обстановку, предлагая различные варианты ухода с линии атаки, перехода в безопасное место с одновременной ликвидацией угрозы в лице двух потеющих стражей правопорядка.

Воздух застыл. Невольные зрители замерли на месте, с жадностью поедая глазами трех человек.

Ну да, все правильно. Зрелища любят все. Даже наемники. Тем более неожиданные и халявные. Будь я на их месте, тоже бы с удовольствием уставился на троицу индивидов, желающих прикончить друг друга. Еще бы орешки захватил и прохладительное, для настроения.

— Последний раз говорю, бросай…

Выкрик застрял в горле полицейского. Сверху раздался раскатистый гром звуковой волны заходившего на посадку по крутой дуге десантного штурм-бота.

Изрыгающая пламя маршевых двигателей махина затормозила буквально над самой землей. На серой поверхности сбоку эмблема Содружества — вычурный знак, похожий на меч, обвитый лозой на звездном фоне — древний символ союза объединенных систем.

Толстые бронированные створки разъехались в стороны, черные в свете солнечного дня недра военного катера изрыгнули из себя множество безликих фигур.

Десантники горохом посыпались вниз, занимая позиции вокруг моей многострадальной тушки. Крупные дула мощных винтовок уставились на толпу и полисов, тоже с явным намерением пристрелить хоть кого-нибудь за сегодня.

Забрала опущены, бронескафы переведены в боевой режим, поверхность темно-серого, почти черного металла изредка играла голубыми сполохами, показывая активированные энерго-щиты.

Собранные, уверенные, готовые действовать в любой момент. Эта волна непреклонной решимости настолько четко исходила от солдат, что поначалу зароптавшая толпа потихоньку затихла.

Опытные мерсеры сразу поняли, что дело серьезно. Любое агрессивное движение и начнется пальба.

И с учетом разницы в экипировки, победители явно будут не из числа обывателей Камеи.

Последней спрыгнула лейтенант Кэйтрин Норд, собственной персоной. Она в том же комбезе, средней длины светлые волосы зачесаны назад, невероятно яркие голубые глаза выделяются двумя сапфирами, сияя на строгом лице с идеальными чертами, присущими сингарийской расе.

— Лейтенант Норд. Руководитель научного отдела базы «Инкар», оперативное подразделение Объединенного Флота Содружества, — разнеся над головами людей высокий чистый женский голос.

Сомневаюсь, что многие поняли о чем идет речь, но стоило признать звучало все более чем внушительно.

— Кха… кхммм, — как-то уже неуверенно прокашлял старший напарник патруля полисов.

Солидный эскорт впечатлил его достаточно, чтобы начать разговаривать вежливо, впрочем, как и остальных присутствующих. Те застыли соляными столбами, не понимая, что происходит, но явно что-то интересное и захватывающее.

Уже вечером по местным барам начнут гулять байки одна безумнее другой. Кто-то просто расскажет, что видел происшествие, слегка приукрасив подробности, ну а кто-то обязательно заявит, что лично перебил целый взвод десантников, а обворожительная дева, спасенная из плена, обещала храбрецу целую ночь, полную страсти. Вот он сейчас допьет эту кружку и ага, пойдет в постель к прекрасной незнакомке. Только вот еще кружечку и все, точно пойдет…

Со временем слухи разойдутся еще шире, охват затронет всю планету и не исключено, молва выйдет далеко за пределы системы Камеи.

— Что тут происходит? Офицер Вольф вел преследование опасного преступника. Где он? Вы его задержали?

— Ммм… Нет, грэса лейтенант, — все же разродился после череды кхеканья полис. — Мы не знали, что это преступник. Наоборот, он заявил, что это за ним гонится один из разыскиваемых ист-гинверских грабителей.

— Кто? — недоуменно спросила Кэйтрин.

Напряжение спало. Оружие опустилось вниз, у меня и полицейских убралось в держатели на боку. Десантники перестали изображать смертоносные машины убийства, готовые действовать прямо сейчас. Разношерстная толпа случайных прохожих слегка облегченно зашевелилась.

Мерсеры с освоенными военными специальностями отлично представляли, что может натворить мощная скорострельная ЭРВ винтовка в руках бывалых бойцов, затянутых к тому же в стальную броню, с единым боевыми интерфейсом и другими полезными примочками, созданными для уничтожения себе подобных. Именно поэтому никто не стал дергаться, ведя себя смирно.

Это какой-нибудь дурак, ни разу не державший в руках оружие, мог бы попытаться сделать что-нибудь смелое и крайне глупое, изображая из себя героя. Но профи отлично умели оценивать ситуацию, никаких эксцессов в ходе короткого противостояния не последовало.

— Неделю назад по Камеи прокатилась серия краж со складов с амуницией. Самое последнее случилась два дня назад, в комплексе «Ист-Гинвер». При этом ранили двух живых охранников, было сожжены пять сторожевых дроидов. Злоумышленников прозвали — «ист-гинверскими грабителями». Объявили розыск на всю планету, назначили денежное вознаграждение в сто тысяч кредитов. Хотя все склады принадлежали разным частным компаниям, власти настроены найти и покарать виновных во что бы то ни стало. Авторитет Биржи Найма подорван. Никогда раньше здесь не случалось ничего подобного.

— А вы значит, развесили уши, слушая того умника. Небось уже представляли себя, дающими интервью и получающими награду, — спросил я.

Тщеславные засранцы. Врезать бы им пару раз.

— Да нет, мы просто…

— Он говори убедительно…

Я усмехнулся. Два полиса выглядели сейчас очень глупо. И так показалось не мне одному. Из окружающей массы людей послышались смешки.

— Потрясающая оперативная работа. Уверен, ваше начальство будет вами гордиться.

Мне хотелось еще им что-нибудь сказать на прощение, но пришлось остановится. Над нами зависло сразу три воздушных бота черно-синего окраса. Угловатые силуэты с выдвинутыми оружейными пилонами легко определяли в новых гостях далеко не безобидные лоханки.

Кэйтрин кивнула мне.

— Пойдем. Они вышли на связь. Требуют объяснений. Мы летим в главное здание Биржи Найма. Какая-то оттуда хочет поговорить и выяснить, что на их планете делает подразделение Объединенного Флота.

В сопровождении почетного эскорта, мы отправились к гигантскому конусу, застывшему в центре громадой бетона, стекла и стали.

Не менее огромная посадочная площадка с легкостью приняла наши транспорты у подножия штаб-квартиры известной в галактике организации наемников. Дальше путь проходил пешком.

Я с большим интересом бросал по округе любопытные взгляды.

Строительный размах мерсеров внушал уважение. Даже на Терлане, развитом мире Ситойского Альянса мне не доводилось видеть ничего подобного. За тысячи лет, солдаты удачи неплохо постарались, осваивая свою планету.

Красиво, монументально, величественно — эти слова приходили на ум, когда ты смотрел на Биржу Найма.

В просторном вестибюле с высоким потолком находилось три-четыре сотни людей, горели экраны, в воздухе крутились голографичекие проекции, во всю работали различные информационные табло.

Здесь царила деловая суета. Чуть ли не каждую минуту заключались новые контракты, шли переговоры, множество коридоров уходило в другие помещения, где царила более тихая обстановка и детали договоров можно было обсудить без лишнего шума.

— Сюда, — сказала миловидная девушка в деловом костюме.

Она встретила нас у входа, представилась помощником кого-то там и пригласила за собой.

Внутрь зашли только мы с Кэйтрин. Десантники, как и полисы из сопровождения остались снаружи.

Путь через зал с дневным освещением занял не меньше десяти минут. По дороге, сотрудница поведала, что работа Биржи не прекращается ни на одну секунду. Без перерывов, без выходных, за все время существования она еще никогда не останавливала свою деятельность. Случались технические сбои в сетевом сервисе, но резервные матрицы делали поломки для клиентов и пользователей совсем незаметными.

Мы поднялись на семисотый этаж на скоростном лифте, переговорный зал с длинным овальным столом и рядом стульев показался после увиденного маленьким и немного стесненным. Хотя вид из широкого панорамного окна на город внизу открывался просто потрясающий.

— Знаешь, а мне тут нравится, — сказал я, после того, как девушка-гид оставила нас наедине. — Очень красивый город.

— Уверена ты успел его хорошо рассмотреть, пока падал с крыши гостиничного комплекса, — едко заметала Кэйтрин. — Ты совсем с ума сошел, вытворять нечто подобное? Я, конечно понимаю, что ты далеко не так прост, как обычные моды, но это уже перебор.

— Никакой опасности не ожидалось, — ответил я, чуть помедлил и решил уточнить: — По крайней мере, от падения с большой высоты. Комплект наноброни имеет соответствующую систему для этого. Когда я прыгал, это был полностью обдуманный поступок.

— «Техико» значит, — задумчиво произнесла лейтенант, она встала рядом со мной, тоже любуясь урбанистическим пейзажем мегаполиса. — Редкая штучка. Насколько я знаю, в обычном магазине не купишь такую игрушку. Приобрел на распродаже по случаю?

Я усмехнулся. Напарница по охоте за метаморфами шутила.

— Сейчас меня больше интересует предстоящий разговор, а не уже прошедшее событие. Что будем делать с разгневанными хозяевами?

— Я уже связалась с командованием Флота. Они по своим каналам выйдут на руководство Биржи. Правда это займет какое-то время и не факт что все пройдет гладко.

Следующий вопрос я задать не успел. Дверь позади неслышно раскрылась, внутрь офисного помещения зашли двое. Их присутствие мы ощутили одновременно, и так же одновременно развернулись к пришедшим.

Двое мужчин, оба в похожих строгих костюмах, какие в центральных мирах предпочитали носить бизнесмены. Один короткостриженый, высокий чуть плотнее и шире в плечах. Другой среднего роста, худощавого телосложения, с аккуратной прической темных волос.

Именно последний начал говорить первым.

— Добрый день. Меня зовут гра Шелдон, я отвечаю за внешние связи Биржи Найма, — сказал он, небольшой взмах руки в направлении стоящего рядом: — Это мой коллега, гра Андерсон. Он представляет здесь Директорат. Если вы не знаете, то это главный управляющий совет нашей организации.

Наступила небольшая пауза. Впрочем ненадолго, Кэйтрин решила ее разрушить встречным приветствием:

— Добрый день. Я лейтенант Норд. Это офицер Вольф. Мы представляем здесь Объединенный Флот Содружества.

— Точнее какую-то из его вторичных структур, — заметил Шелдон. — Сотрудники полицейского Департамента доложили, что вы назвались учеными.

Говоривший мне показался слишком лощенным для того, кто имеет дела с наемными отрядами. Странные у них тут подходы для работы. Любой мерсер пошлет при общении этого пижона куда подальше.

— Управление научных исследований и разработок, — пояснил я, назвав один из флотских отделов. — Мы занимаемся наукой и в то же время несколько другими делами. Разнонаправленная деятельность. Сейчас вот осуществляем поимку преступника, укравшего из нашей лаборатории результаты одних исследований. Нас послали найти его.

Второй человек, более походивший на бывшего наемника, прошел к столу и уселся за один из свободных столом, сложив руки на животе.

— Ну да, конечно, — сказал он.

В его голосе скрывалась едва заметная насмешка. Качок не поверил моим словам.

— А можно узнать, что конкретно похитил злодей? У нас тут тоже знаете ли, в последнее время случились несколько краж. И весьма масштабных. Далеко не типичных для наших окраин.

Вперед выступила Кэйтрин. Военная ученая решительно заявила:

— Это вас не касается. Дело находится под прямым патронатом Консулата Содружества и имеет гриф секретности — «ультра». Мы не можем вам ничего сказать. У вас нет необходимого допуска.

— Ну тогда мы не сможем вам ничем помочь, — снова подключился к беседе ответственный за внешние отношения. — В связи с чем, вынуждены попросить вас покинуть пределы Камеи немедленно. Если будете сопротивляется, то мы оставляем за собой право применить силу. И не думайте, что нас напугает тяжелый харанский крейсер на орбите. Здесь есть чем встретить любого агрессора. Мы можем уничтожить всех вас, без всяких проблем.

Зрачки девушки потемнели от гнева, бурные ледяные водовороты источали волны ярости.

— Вы посмеете нарушить положение Хартии Порядка о всеобщей безопасности?! Вы спятили?! Уже завтра сюда прибудут ударные эскадры и от вашей помойки в считанные часы ничего не останется! Затем на поверхность спустятся «сингарийские звезды» и зачистят эту дыру до основания, истребляя всех выживших. Никто не может угрожать силам Объединенного Флота!

Кэйтрин нависла над гра Шелдоном разгневанной валькирией с явными намерениями свернуть мелкому крысенышу шею. Тот не выдержал бешенного напора, его ноги сами отступили на шаг назад, пряча хозяина за стул с сидящим гра Андерсеном.

Последний никак не отреагировал на возникшую бурю, все так же олицетворяя собой абсолютное спокойствие.

— Мой коллега вовсе не имел в виду, что мы станем нападать на вас или на ваш корабль, — сказал мужчина. — Не стоит драматизировать ситуацию. Понимаю, что вы привыкли к другому обращению, но и вы нас поймите: прилетаете, высаживаете десант прямо на улицы, угрожаете оружием прохожим. Выглядит не слишком хорошо — не находите?

— Не больше, чем обещание физического уничтожения, — заметил я, решив тоже подключится к беседе.

Осторожно взял за руку Кэйтрин и отвел ее немного назад.

Признаться честно, меня тоже несколько шокировали прямые угрозы от задохлика.

Однако, уравновешенное поведение другого представителя властей Камеи наводили на размышления о возможной проверке. Видно таким незамысловатым способом они решили посмотреть на нашу реакцию. Оценить, так сказать, кто это такой прилетел к ним и с чем его следует есть. Или же начать общение.

Несколько секунд Андерсон глядел мне прямо в глаза, его не испугал мой взгляд, хотя он достаточно проникся, чтобы сказать:

— Ладно, померялись размерами эго и хватит. Конечно же, мы не собираемся атаковать крейсер Объединенного Флот и тем более не хотим убивать вас. Гра Шелдон слегка преувеличил. С нашей стороны сотрудничество в рамках Хартии Порядка будет обеспечено в полной мере. После соответствующего официального запроса от верховного командования, конечно же. Вам не будет трудно это обеспечить?

Кэйтрин молча кивнула, алые губы девушки сжались в узкую полоску недовольства. Она и впрямь не привыкла к подобному поведению. Работа в научной части базы не предполагала широкого общения с незнакомыми людьми. А ведь они всякие бывают. Кто-то будет с готовностью содействовать, а кто-то с большим удовольствием начнет мешать.

— Так значит мы договорились? Вы нам поможете? — поинтересовался я на всякий случай еще раз.

— Безусловно. Я так понимаю, вы ищете человека по имени Арни, заместителя командира наемного отряда «Головорезы Дигги»?

Я мысленно поаплодировал местным спецслужбам. Шпики Биржи успели в кротчайшие сроки выяснить всю подноготную дела.

Ну, конечно, не всю, но произошедшую здесь часть — точно. Оперативно работают мастера плаща и кинжала. Твердая пятерка.

— Верно, — сказала Кэйтрин. — Он сбежал, пока ваши полисы пытались задержать офицера Вольфа.

— Это не их вина, они действовали строго по инструкции, — снова подал голос координатор по внешним отношениям.

— У нас нет к ним никаких претензии, — поспешил заявить я.

Не хватало еще снова начать выяснять отношения. И так потеряли кучу времени на болтовню.

— Отлично, — сказал Андерсон. — Так что именно вы хотите от нас? Доступ к городским системам безопасности? Без проблем. Можем организовать прямо сейчас. Под надзором наших полицейских сотрудников, разумеется.

— Звучит неплохо, — ответил я. — Но этого недостаточно.

— Тогда что еще?

Представитель Директората поднялся, его руки скрестились на груди. Он как будто предчувствовал, что сейчас услышит нечто нехорошее и совершенно неприемлемое.

И я его не разочаровал.

— Необходима полная блокада планеты. На одну неделю. Чтобы ни один корабль не мог улететь или прилететь на Камею.

— Вы спятили! — чуть ли не простонал Шелдон. — Как вам вообще могло прийти такое в голову? Вы хоть представляете, о чем просите? Это невыполнимо!

— Разве?

По моим губам пробежала улыбка, глаза двумя алмазными наконечниками уставились на бюрократа-менеджера. Он мне не нравился. Скользкий тип, и хитрый. Такому нельзя доверять.

Под моим взглядом проныра смешался и не знал, как возразить. Бешенный нрав сингарийцев известен в галактике наряду с их идеально-выверенной красотой и пренебрежительным отношением к другим расам.

Начнешь наезжать на светловолосого или как-то докучать, в ответ может легко прилететь здоровенным кулаком по макушке. Случались прецеденты.

— Хорошо, вы получите свою блокаду, — внезапно заявил Андерсон. — На три дня. Не больше. Служба полисов поможет вам в поисках. Если это все, то позвольте откланяться. У меня еще дела.

Пораженный до глубины души Шелдон развернулся к коллеге, явно намереваясь что-то сказать, но неожиданно передумал и замолчал.

— Еще один вопрос, если вы не против, — произнес я, до того, как в дверном проеме исчезнут обтянутой дорогой тканью цивильных костюмов фигуры собеседников.

Посланник Директората пожал плечами, как бы говоря — почему бы и нет, валяйте.

— Один из полисов на улице сказал что-то про ограбление складов. Вы не могли бы уточнить, что именно украли?

— Несколько хранилищ почти полностью обчистили. Взяли армейскую амуницию, оружие — бластеры, мины, гранаты, винтовки, различные запасы, в том числе продуктовые суб-пайки, автономные модули энергопитания и еще ряд предметов. Самое последнее — со складского комплекса «Ист-Гинвер» вынесли уже вооружение потяжелее: два десятка беспилотных платформ, боевые дроиды, пять средних шагоходов — «Бер-3000». Хватит на небольшую армию.

— Звучит солидно, — заметил я. — Есть какие-то предположения, кто это мог быть?

— Нет, расследование еще идет. Уверяю вас, мы обязательно поймаем воров и они очень сильно пожалеют, что посмели провернуть свои дела в нашем мире. В независимости от того, кем преступники окажутся.

— Достойное желание, — сказал я.

Андерсон кивнул и вышел из зала.

* * *

Планета Камея. Кабинет председателя Директората, управляющего совета Биржи Найма.


— Не понимаю, почему вы согласились с ними, — спросил Шелдон, входя в кабинет своего непосредственного босса.

Человек за широким столом, представившийся двадцатью минутами ранее обычным представителем Директората, небрежным жестом смел голо-проекцию активированной консоли с потоком входящих данных о последних контрактах.

— И зачем нужно было притворяться? Полагаю, что для них не составит большого труда выяснить вашу истинную должность. Представились-то вы настоящим именем.

Гра Андерсон, председатель совета исполнительных директоров организации наемников пожал плечами.

— Сейчас — скорее всего. Когда шел сам разговор — они общались вполне свободно. Хотелось самому взглянуть на тех, кто устроил переполох в нашем городе.

— А согласие на сотрудничество?

— А что ты хотел? Действительно начать воевать с Объединенным Флотом? Устроить разборки с Консулатом из-за юрисдикции? Зачем?

Шелдон упрямо набычился, он не привык идти на компромиссы, хотя и занимался внешними связями. Биржа Найма славилась своими упертыми переговорщиками.

— Анри Коул — гражданин Камеи. Он лицензированный наемник и вправе ожидать безопасности на территории планеты.

— Ерунда, — довольно неожиданно для подчиненного произнес один из руководителей Биржи. — Я видел записи с уличных мониторов наблюдения. Можно однозначно заявить — то, что спрыгнуло с крыши гостиницы «Первый приют» не является обычным человеком.

— Не понял? Что вы имеет в виду? В каком смысле — «не является обычным человеком»? А кто же он тогда? — удивленно переспросил Шелдон.

Его лицо приняло слегка глупое выражение, он совершенно не понимал о чем вел речь начальник.

— Видел этих двоих? Производят впечатление правда? Сингарийцы… В некоторых мирах их называют «голубоглазыми убийцами» за их ледяные взгляды. Потрясающая красота и настолько же потрясающая безжалостность ко всем, кроме своих. Эта раса всегда меня завораживала этим странным сочетанием.

Ответственный за внешние связи никак не отреагировал на реплику, продолжая внимательно слушать председателя.

— Думаю, все просто, — все же прояснил свою позицию тот. — Не зря прислали научников. Ну, точнее девчонка и впрямь похожа на ученого, а вот парень скорее всего из силового прикрытия. Сказка про информационный шпионаж не выдерживает критики, тогда бы здесь крутились парни из Корпуса разведки Содружества, вместо этой парочки.

— Все равно ничего не понимаю, — обреченно сказал Шелдон.

Андерсон наклонился вперед, терпеливо объясняя:

— Можешь представить, чтобы в погоню за шпионом отправили сотрудников Управления научных исследований и разработок? Да еще дали им под командование тяжелый харанский крейсер с полной десантной секцией? Я — нет. Понимаю, ты чиновник, а не воин, в отличие от меня не командовал собственным отрядом мерсеров. Но даже ты должен понимать, что это все выглядит чересчур странно.

— Тогда почему они не подготовились лучше? Светловолосых считают одними из самых высокоинтеллектуальных представителей человечества. А это не слишком умное поведения.

Председатель пожал плечами.

— Не знаю, может времени на легенду не осталось. Или что скорее всего — им просто наплевать. Думаю, из тайной лаборатории сингарийцев сбежала какая-то зверушка. Получеловек-полуживотное. Или еще какая-то дрянь. Эту сладкую парочку срочно снарядили всем необходимым, предоставили весьма широкие полномочия по линии Консулата и отправили в погоню. Веритас-документы с мандатом от Содружества, кстати, у них подлинные. Я проверял. Так что если мы попробуем помешать, не исключено, что Сингария поднимет крик на всю галактику. Сам знаешь, какое у них влияние. Обязательно найдутся те, кто воспользуется конфликтом против Камеи. У нас достаточно врагов в центральных мирах, как явных, так и тайных. Поэтому, бездна с ними, пусть охотятся на свой «образец» дальше. Три дня потерпеть не сложно. Контракты заключать все равно не прекратим, немного сдвинем сроки тех, чьи наемники находятся сейчас на планете. Не велика беда, на самом деле. Проследи, чтобы им оказали помощь, полное содействие, без всяких ограничений. Затем напомни, что по истечении выделенного срока, они должны убраться отсюда, в независимости от результатов поисков.

Широкоплечий мужчина с ежиком темных волос неторопливо погладил изображение когтя на правой руке, затем дополнил приказ:

— И прикажи спецам из наблюдения держать оперативную группу наготове. Кто знает, может нам удаться захватить того беглеца. Уверен, в Содружестве найдутся покупатели на живой результат новых экспериментов сингарийцев. Может выйдет подзаработать на этом происшествии.

Подчиненный молча склонил голову в поклоне, принимая распоряжение к исполнению.

* * *

Планета Камея. Высотный гостиничный комплекс «Первый приют».


Фойе отеля не могло похвастаться роскошным оформлением, большей части дорогих заведений. Не видно кричащей роскоши: ни экзотических растений, ни пестрых орнаментов, ни ковров с толстым ворсом и любых других безвкусных украшений.

Вместо этого, приятные глазу светло-коричневые тона, компактные симпатичные люстры, минимум мебели, максимум свободного пространства, услужливый персонал. Все сделано со вкусом и вниманием.

— Я сняла весь предпоследний этаж. Нам и еще десяти десантникам со «Злой Звезды». Развернем там штаб. Два штурм-бота будут дежурить на крыше постоянно, — проинформировала Кэйтрин подходя ко мне. — Есть идеи с чего начать?

Неторопливо качнувшись с носка на пятку и обратно, я утвердительно сказал:

— Вообще-то даже две. И они взаимосвязаны между собой.

— Да? Интересно послушать. Лично я слабо представляю, как мы найдем это существо. Если у него действительно есть способность превращаться в любого человека, включая полное изменение тела, то поймать его будет очень трудно. Не проверять же ДНК у всех подряд. Никакого времени не хватит. А у нас всего три дня. Подозреваю после этого мы получим «вежливое предложение» на выход.

— Скорее всего. Тот крепыш показался очень серьезным субъектом.

Мне на ум пришла небольшая татуировка на правом запястье в районе большого пальца у мужчины. Коготь — гражданин первой категории. Прошедший через так называемые — «Семь кругов» для проверки своих воинских навыков. Личность неординарная и далеко не простая. Более чем уверен, что мы имели дело с какой-то очень важной шишкой из руководства Биржи Найма.

— Так как это сделаем?

Мы неторопливо двинулись в сторону лифта. Остальные уже высадились с крыши, скорее всего занимали снятые номера.

— Точно не знаю, могут ли метаморфы копировать память людей при трансформации, но понятно, что как минимум выяснить все про заместителя Дигги он был обязан. Про его жизнь, знакомых, привычки. Узнаем то же самое — сможем хотя бы примерно прикинуть в какую сторону двигаться дальше.

Скоростной лифт вознес нас на верхние уровни отеля за считанные минуты.

— А второй путь? — спросила Кэйтрин.

— Мне не дают покоя те ограбленные склады с военным снаряжением. Судя по датам все началось в то же время, когда наемники вернулись с Цесты-15. Это не может быть совпадением. Разберемся куда делась экипировка — возможно выйдем на след беглеца.

— Неплохая мысль.

Девушка остановилась у своего номер, дверная панель отъехала в сторону, приветствуя нового постояльца.

— Уже поздно, сегодня вряд ли получится начать поиски. Займемся завтра с утра.

Встав в открытом проеме, Кэйтрин потянула застежку комбеза вниз, показалась ложбинка упругих грудей. Последовало непринужденное приглашение:

— Не хочешь зайти? Обсудим план действий более подробно.

Мой взгляд скользнул по соблазнительно заблестевшим женским губам, сексуального алого цвета, прошелся по стройной шеи, скользнул вниз…

— Почему бы и нет?

Я решительно шагнул внутрь, закрывая за собой дверь номера.

Глава 4

Планета Камея. Гостиничный комплекс «Первый приют». Ресторан на крыше «Короткая шлюзовая».


Ранее утро. Краешек местной звезды только-только показался из-за горизонта. Небеса начали постепенно светлеть, знаменуя собой начало нового дня.

Легкий завтрак на открытой террасе в том же самом ресторане, где проходила встреча с наемниками. Та же крыша, те же красные балдахины и разбросанные на невысокой площадке столики.

По молчаливому согласию, мы не затрагивали тему прошлой ночи. Нечего обсуждать. Взрослые люди, прекрасно понимающие и осознающие происходящее.

Это не веселая прогулка по пляжу и не отдых на морском берегу, наше задание куда более опасно. Адреналин, гуляющий по венам, постоянное напряжение. Весь этот стресс как-то необходимо снимать. И свободный, ни к чему не обязывающий секс подходил для этого лучше всего.

— Из полицейского департамента прислали всю имеющуюся у них информацию по Арни Коулу, — сказала Кэйтрин, проворно опустошая тарелку с салатом.

— Что-то интересное? — спросил я.

Мое блюдо тоже исчезало с умеренной быстротой. Зверский аппетит требовал насыщения для восстановления потраченных сил.

— В целом ничего особенного. Родился где-то на окраинах. Какое-то время состоял в уличных бандах. Ни одного полноценного гражданства. Около двадцати лет назад остепенился, взялся за ум, изучил военные базы, подтвердил сертификаты и появился на Камее. Сначала летал охранником на простых грузовых транспортниках. Некоторые компании нанимают их для противодействий возможным абордажам. Глупая трата денег на мой взгляд — если уж пираты застопорили корабль, то отбиться вряд ли получится.

— Смотря какие понесут потери при штурме, могут и бросить попытки, зависит от размера потенциальной добычи. В случае перевеса затраченных усилий, абордаж принесет убытки. Звездные странники неплохо умеют считать деньги, ради них и нападают, а не из-за какой-то пустой злобы. Экономическая составляющая имеет первостепенное значение, — заметил я, прикинул и добавил: — Что не помешает им при отступлении всадить пару ракет в обездвиженную мишень. В качестве урока на будущее остальным.

Девушка выслушала мои рассуждения без комментариев. Она хоть и ученая, но вполне достаточно провела времени среди военных, без проблем представив возможную ситуацию.

— Вот и я о том же, — сказала она. — Глупое расходы.

— Что-то еще?

— После пары лет полетов, Анри Коул сменил направление деятельности. Побывал в нескольких отрядах. Переходил в новые почти каждый год. Пока пять лет назад не попал к «Головорезам Дигги», где как-то прижился. И даже сделал небольшую карьеру, дорастя до заместителя командира. Вот собственно говоря и вся жизнь. Типичная для наемника. Похожих здесь миллионы.

Я задумался. Подмену на Цесте планировали целенаправленно, сейчас об этом можно заявлять уже почти с уверенностью. А вот что касается объекта копирования, то тут возникали определенные вопросы.

Могли метаморфы знать заранее подробности о членах команды солдат удачи? Выбор личности являлся случайным или осознанным? А если осознанным, то как Древние получили информацию о наемниках? И почему выбор остановился именно на Арни Коуле? Он чем-то выделялся? Судя по рассказу Кэйтрин — не похоже.

Хотя стоп…

— Надо проверить корабли, на которых он раньше летал в качестве охранника, — сказал я.

Девушка кивнула.

— Уже послала запросы. На сегодняшний день из двадцати одного транспортника, где объект раньше бывал, трое сейчас находятся здесь, на Камеи. Причем не где-то на орбитальной стоянке, а на двух планетарных космодромах.

Пара команд в окне поиска локальной инфосфере через нейронную сеть вывела подробную карту-схему близлежащих к городу окрестностей.

— Ого, — уважительно произнес я. — У них тут целых семь посадочных площадок для космических межсистемников. И довольно обширных.

— Те, у кого есть средства на собственный корабль предпочитают использовать малые и средние типы. По количеству людей в отряде. Сверхкрупных соединений не так уж и много. Большинство — это группы от десяти до ста человек, — сказала Кэйтрин.

Окно свернулось вниз, мои глаза вновь смотрели на голубоглазую собеседницу напротив.

— И они предпочитают их сажать на поверхность. Чтобы иметь возможность погулять в волю, — продолжил я ее мысль. — Вполне понятное желание.

По губам Кэйтрин пробежала улыбка. То что мы не обсуждали прошлую ночь, вовсе не означало, что она испарилась из нашей памяти.

— В любом случае, всех трех владельцев грузовозов надо проверить. На предмет возможного общения с беглецом.

— К тому же, надо ведь ему как-то вывезти с планеты украденное снаряжение, — сказал я. — Для кучи того добра, что стащили, понадобится обширный трюм. Судя по списку, возможно среднего транспортника может и не хватить. Если только отправка не шла в несколько заходов.

Сингарийка небрежным жестом подхватила стакан сока со стола, отпила, так же легко поставила обратно.

Налетел небольшой прохладный ветерок, попытался нарушить аккуратно зачесанные назад светлые волосы, но быстро сдался и отступил назад.

Глядя на идеальные черты открытого лица, с прямым носом, тонкими бровями, острыми скулами и слегка острым подбородком, складывающихся в удивительную красоту, в голову само собой пришли мысли о несомненной гениальности сингарийских ученых-генетиков.

Все естественно, совершенно и в то же время без фальши, присущей искусственной пластики хирургов.

Понятное дело, у всех свои вкусы и кому-то нравились совершенно другие женщины, но в том-то и дело, что красота сингарийцев имела неумолимую притягательность, умеющую внушать чувство восхищения абсолютно всем, невзирая на их былые предпочтения.

— Что ты на меня так смотришь? — немного удивленно спросила Кэйтрин.

— Любуюсь, — вполне правдиво ответил я.

Неожиданно молодая ученая слегка смутилась.

— Слушай, если ты хочешь поговорить о…

— Нет-нет, — поспешил я ее успокоить. — Просто вдруг подумалось, что генетическое моделирование может легко поспорить по степени значимости, с такими открытиями, как гипердвигатель или конструирование пустотных сооружений. Абсолютное совершенство, возникшее в результате победы человеческого разума.

Кэйтрин на пару мгновений зависла, ее взгляд убежал куда-то вверх, затем вернулся обратно.

— Не совсем поняла к чему это ты. Но не могу не согласиться с озвученным утверждением.

Мы одновременно рассмеялись.

— Ладно, а если по делу. Как поступим?

Я отодвинул пустую тарелку, допил остатки сока, рука несколько рассеяно покрутила пустой стакан в воздухе.

— Три корабля. Проверить надо все. Лучше разделимся. Вместе с пятеркой десантников отправишься к одному. Я возьму на себя другой. Последним займемся вместе.

— Ты пойдешь один? Почему бы не взять оставшихся пять солдат? К тому же у нас два штурм-бота.

Моя голова качнулись в отрицании.

— Нет, сделаем по-другому. Они, вместе с последним воздухолетом останутся здесь, на всякий случай. В качестве резерва, в полной боевой готовности, в бронескафах, с винтовками наперевес. Ты же не собираешься своих снаряжать по полной? Пусть так же переоденутся в обычные военные комбезы без знаков различия. Чтобы не привлекать лишнего внимания.

— Ладно, — согласилась девушка. — Тебе виднее. У меня нет опыта в подобных миссиях. Когда отправлялись сюда, то предполагался простой разговор, а не погоня за одним из существ. В противном случае, взяли бы полевых агентов из Разведкорпуса.

— Ничего, сами справимся, — успокоил я собеседницу.

Волновалась за карьеру? Не исключено. Упустим метаморфа, Консулат будет в бешенстве. Включая сингарийских представителей. Это я свободная птица, Вольный барон Великой Пустоты, владелец собственной звездной системы и планеты типа «G-P» с населением в семь миллионов. Хочу спасаю человечество, хочу нет. Начнут возбухать — пошлю всех на три веселых буквы и улечу в свой домен, в объятия двух обворожительных леди. Плевать.

А Кэйтрин состояла на действительной службе Объединенного Флота. Пойдет что-то не так, можно не сомневаться, дома будут недовольны. В последнее время Сингария очень плотно работала с властями Содружества. Не захотят терять свои позиции там, особенно из-за какого-то лейтенанта. Хоть и начальника научного отдела целой базы. После провала запросто отзовут назад. А это удар, как ни посмотри.

— Значит договорились, — подытожил я короткое совещание. — Отправлюсь прямо сейчас. Увидимся через несколько часов.

Девушка кивнула, ее гибкое тело, обтянутое в темно-серый комбез десантных сил, грациозно выскользнуло из-за стола и направилось в сторону входа.

Проводив взглядом ладную фигурку с длинными ногами, узкой талией и упругой попкой, я двинулся на стоянку, расположенную здесь же на крыше, где в ожидании клиента уже стоял вызванный заранее флаер-такси.

* * *

Планета Камея. Частная компания «Эксклюзивное оружие Старка».


Мастерская оружейника располагалась в весьма фешенебельной части города. Три этажа в небоскребе общего назначения вмещали в себя небольшую компанию, занимающуюся производством оружия и снаряжения под индивидуальный заказ.

Ультрасовременная обстановка, стеклянные стены и раздвижные двери, море яркого света и блеск стерильной чистоты, сотрудники в ослепительно белых спецовках, рядом с ними мелькали юркие ремонтные сервы последней модели. Почти в каждой комнате виднелось разнообразное оборудование.

Похоже дело Старка процветало и приносило весьма приличный доход.

Интересно во сколько он оценит свои услуги? Покупка баз максимальных рангов неплохо повлияла на мой счет. А привлечь дополнительные средства вряд ли быстро получится.

Стоило подумать о возможной рассрочке. Скидку мне конечно сделают, и вполне допускаю, что неплохую, но вряд ли станут работать бесплатно. Лечение в клинике тоже ведь проведут не просто так.

Капитализм. Рыночные отношения. С этим ничего не поделать.

И в принципе, я ничего не имел против подобного ведения дел. Наоборот — только за.

Идея всеобщего благоденствия и равноправия так же утопична, как и мир во всем мире.

— У вас тут довольно неплохо, — я с ходу отпустил похвалу подошедшему человеку. — Это больше похоже на высококлассную лабораторию, чем на…

— Кустарную сборку в полуподвальном помещении? — жизнерадостно оскалился оружейник.

У него сегодня отличное настроение. Никакого ворчливого голоса и раздраженного выражения на лице. Он получил надежду на долгожданное выздоровление. А с ней и шанс на куда более продолжительную жизнь. В районе пяти-шести сотен лет. По меньшей мере.

К тому же выздоровеет дочь, родная кровь. Фактор, тоже имеющий огромное значение.

Определенно, можно ожидать очень неплохую скидку…

— Мы тут имеем дело с очень высокотехнологичными заказами. Не лепим дешевые поделки из второсортного сырья. Для этого наличие изученных навыков и простых рук мало. Требуются инструменты. И весьма сложные. Можете мне поверить.

Я вежливо улыбнулся.

— Охотно соглашусь.

Старк чуть суматошно потер ладони, высказывая долю нервозности.

— Вы уверены, что в том центре у докторов хватит квалификации для полноценного лечения столь редкого заболевания? — спросил он, заглядывая мне в глаза, со скрытым страхом услышать плохие вести.

— Абсолютно. Как я вам говорил ранее, медицинский центр возглавит Рао Пармар. Он и его люди будут там работать. По крайней мере, какое-то время. Весь остальной персонал будет также состоять из специалистов высокого класса. У них хватит подготовки для решении вашей проблемы.

При каждой моей фразе, оружейник все сильнее сжимал кулаки, пока наконец облегченно не разжал их с явным облегчением на лице.

— Да, я много слышал о выдающемся докторе Пармаре. Если уж он задействован в создании какого-то учреждения, то можно не сомневаться, что все будет на самом высоком уровне.

— Совершено верно. Вам не о чем волноваться.

Поняв, что беспокойство было слишком заметным, Старк виновато пожал плечами.

— Вы должны понять…

— Я отлично все понимаю, — перебил его я слегка невежливо. — Может приступим к делу, ради которого я здесь?

— О да, конечно, конечно, — засуетился спец по оружейным системам. — Пройдемте ко мне в кабинет.

Мы проследовали дальше, мимо пары десятков обширных комнат, пока не уперлись в глубине широкого коридора в дверь. В отличие от остальных она имела непрозрачный вид, как и стены кабинеты хозяина компании.

Оформление внутри озадачивало. Посередине стоял огромный стол, на потолке продольно расположились три осветительные полосы, а пурпурные стены не могли похвастать ничем, кроме своего приятного цвета. Ни кресел, ни стульев, ни кадок с живыми растениями, какие так любят преуспевающие фирмы, ни других посторонних предметов.

— Не обращайте внимания на обстановку. Я здесь работаю, а не сижу просто так. Приступим?

— Конечно.

— Итак, что вы хотите?

— Для начала ручной бластер и винтовку. Возможно новый комбез и бронескаф. Вы этим тоже занимаетесь?

— Мы занимаемся всем, — внушительно заявил Старк.

Пространство над столом замерцало, развернулось голографическое поле насыщенного салатового оттенка. Мастер-оружейник отдавал компьютерной системе приказы без слов, напрямую через нейронную наносеть.

Чуть погодя по центру сформировалось изображение чего-то отдаленно похожего на импульсник.

— Это заготовка. Шаблон для основы. По мере добавления необходимых частей, ее вид начнет видоизменятся в зависимости от заявленных предпочтений. Хочу сразу же предупредить, что обычно ко мне приходят профессионалы военного дела, соответственно модификанты. Поэтому мое оружие вам может поначалу показаться тяжелее всех тех, с чем вы имели дело до этого. Ничего страшного, вы быстро привыкните. Многие клиенты чуть позже говорили, что освоение занимало буквально сутки, редко чуть дольше. Зато технические характеристики у моих образцов значительно превосходят любые заводские изделия. В этом вы тоже сможете сами убедиться.

— Хорошо, я понял.

— Отлично, — инженер сместился вправо, встав у края стола, сбоку от меня. — Тогда приступим. Что для вас предпочтительнее скорострельность или мощность импульсного заряда?

— Мощность, — без тени сомнений заявил я.

— Хорошо.

К тонкой основе прилепилось несколько блоков.

— Максимально возможный уровень КМЗ для оружия легкого класса «А» составляет — 0.5 единиц. Как вы, скорее всего знаете, это очень высокий показатель, характерный для обычных штурмовых винтовок.

— Да, знаю.

Старк понимающе прищурился, он и не сомневался, что атлетического сложения блондин напротив имеет в наличии освоенные высокоранговые базы по владению ЭРВ оружием.

— Мы сделаем импульсный заряд на выходе более плотным и сжатым, для лучшей баллистической траектории. При этом темп стрельбы снизится до 0.5–0.7 выстрела в секунду. Хочу обратить ваше внимание на то, что существуют модели ручных бластеров с 0.5 единицы мощности, но при этом их скорострельность составляет 1.5–2 секунды. Как видно из приведенных данных, наша продукция значительно обгоняет корпоративных изготовителей по скорострельности, при тех же значениях убойной силы оружия. Уверяю вас, это много стоит.

Я еще раз кивнул. Признаться честно, повторяющиеся фразы о превосходстве именно его стволов начали слегка надоедать. Но приходилось терпеть. Старк привык обрабатывать клиентов именно так. Не стоило расстраивать мастера. А то, что он им является у меня уже не вызывало никаких сомнений.

— Дополнительный разгонный блок, автоматический стабилизатор для повышения кучности. Кстати, у вас имеется какой-нибудь боевой имплант?

— Да. «Смертельное око».

— О, превосходный выбор. Но нам все равно придется провести обновление для прицельного комплекса модуля. Синхронизация работы единой боевой сети очень важна.

— Без проблем. Делайте что нужно.

На ум пришло, что в случае чего Кэп обязательно разберется с любой загруженной программой. Можно не опасаться за вредоносные последствия.

— Так, дальше значит идут двойная охлаждающая система и модифицированные энергоблоки боепитания, — на этом месте конструктор пояснил: — Это не обычные энергоблоки, мы их немного усовершенствовали. Благодаря им, количество зарядов увеличено до 70 штук. У всех других аналогов это значение с трудом достигает 50. Тоже наша эксклюзивная новинка, которой мы очень гордимся.

— Стандартные энергоблоки не будут подходить? — спросил я.

— Будут, но число зарядов значительно снизится. Так что рекомендую использовать наши. В комплекте идет шесть штук. Этого обычного хватает надолго.

Старк остановился, немного повертел принимающую все более четкие очертания голографическую модель и заявил:

— Забыл вам сказать, что износоустойчивость наших изделий ниже, чем у стандартных вооружений, включая те, что делают для специальных частей. При регулярной, каждодневной эксплуатации срок полноценной работы составляет не больше двух лет. Обычный бластер, например, тот, что у вас сейчас на бедре, легко прослужит значительно дольше, скорее всего несколько лет. За улучшение приходится платить свою цену. Вы должны понимать.

Мои плечи равнодушно дернулись. Ха, два года. При моей жизни этого более чем достаточно. Крутая пушка стоила подобных временных ограничений.

В конце концов, потом можно заказать еще. Далеко искать умельца не придется, если он переселиться в Сен-Мар.

Отдельные куски ручного импульсника сложились вместе, соединившись в единое целое.

Виртуальная модель выглядела массивно, немного угловато, задняя часть выступала далеко за рукоятку. Модули улучшения не сидели во внешних пазах, все спряталось под единый корпус.

— Пожалуйста встаньте сюда, хорошо, не двигайтесь, проведем сканирование тела.

Пробежали световые лучи все того же зеленого цвета. Секунда на обработку и над столом зависла моя фигура, чем меньшего размера, но в остальном полностью идентичная настоящей.

— Расчет балансировки оружия произведем основываясь на вашем анатомическом строении. Не нужно будет прилагать усилий для удержания в прямом положении. Так же смоделируем эргономичный дизайн рифленой рукоятки. Как я и говорил, при нашем первом разговоре — мы изготавливаем эксклюзивное оружие, сделанное под конкретного человека.

— Что насчет ДНК определителя? Все пушки класса «А» имеют соответствующее ограничение на использование одним человеком.

— Несомненно. Эта возможность тоже имеется. Никто кроме вас не сможет произвести выстрел из данного бластера. Система доступа входит в базовый пакет.

— Отлично. Это полезная функция.

Моя голографическая копия подняла правую руку, в ней находился новый импульсник. Картинка мигнула, ладонь с оружием увеличилась.

— Выглядит превосходно, — признал я. — Сидит, как влитой, очень органично. И смотрится отлично. Может немного большим, но в пределах допустимого.

— Не забывайте об улучшенных параметрах, — напомнил Старк. — Обычный человек вряд ли смог бы им нормально пользоваться. Однако для модификанта это не составит труда. Наоборот — вам еще понравится это оружие.

— Не сомневаюсь.

Оружие и впрямь произвело большое впечатление. Мощное, грозное и в то же время стильное.

— Тогда займемся следующим образцом, — произнес оружейный конструктор.

Процесс повторился, но теперь уже с макетом винтовки. Больший по размеру голый каркас постепенно оброс разнообразными деталями. Неоновая проекция с точностью до миллиметра отображала все вносимые изменения.

— Обратите внимание на доступные режимы, не только одиночный и автоматический, а еще и особый — снайперский.

Висящая в воздухе голографическая модель по команде создателя изменила свою форму: ствол и передняя часть вытянулись вперед, став длиннее.

— Принцип с увеличением плотности выпускаемого заряда тот же, разве что еще более сильный. С активацией этого режима в вашем импланте автоматически запустится прицельный комплекс с возможностью многократного увеличения.

— Как такое возможно? — спросил я. — Ствол, как будто сам вырос. Никаких выдвижных частей. Раз и стал больше. Или это ошибка в отображении?

— Ну что вы, никаких ошибок. Здесь мы используем отдельные элементы технологии «техико». Думаю вы слышали о ней.

— Приходилось, — ответил я, не вдаваясь в подробности.

— Ствол не просто удлиняется, изнутри он покрывается самовосстанавливающемся слоем особых нанитов, при выстреле они как бы облепляют импульсный заряд, формируя нечто вроде кокона. В абсолютных величинах совсем ненадолго, буквально две-три секунды, после они уничтожаются. Но этого хватает чтобы заряд просуществовал как можно дольше. Ведь любой из них, со временем рассеивается. Пятьсот-семьсот метров — как правило предел для ручного ЭРВ. А мы добились стабильного полета на дальность в два с лишним, почти три километра. Впечатляет да?

— Еще как, — пораженно выдохнул я.

Черт! Да здесь и впрямь создавали «эксклюзив», какой нигде не найти. Ни одна корпорация не выпускала ничего подобного. Может в каких-нибудь секретных службах у крупных государства и имелось в загашнике нечто подобное, но увидеть в свободной продаже такие игрушки точно невозможно.

Поняв мое искреннее восхищение Старк польщенно заулыбался. Какой творец не любит, когда восторгаются его творениями?

— Что же, если вы довольны, то я тоже. Может кроме оружия вам нужно что-то еще?

Я задумался. Не помешал бы комбинезон и бронескаф. Однако возникал вопрос оплаты. Денег не так много, как хотелось бы.

— Сколько будут стоить бластер и винтовка?

Оружейник как-то нерешительно посмотрел на меня, помолчал и сказал:

— Послушайте. Я отлично понимаю, что вы мне очень и очень поможете с лечением в клинике. Поэтому считайте это моим вам подарком. Все полностью за мой счет.

Щедрое предложение вызывало у меня прилив позитива.

— В таком случае, еще не помешали бы комбез и броня. С похожими увеличенными характеристиками.

На лице Старка едва заметной тенью промелькнуло выражение ужаса. Стоимость элитного скафа класса «А» в базовой комплектации легко могла достигать нескольких сотен тысяч кредитов. С учетом усовершенствования, подгона под определенного человека, с использованием необычных деталей число вырастало как минимум в два раза.

Плюс, естественно, работа спецов, затраченное время и усилия. Это тоже немало стоило.

— Ммм, — сначала протянул конструктор, после решительно заявил: — Конечно, сделаем все в лучшем виде.

Я весело рассмеялся, наблюдая за растерянностью мастера. Он никак не ожидал влететь в настолько большие расходы. Хотя и не посмел возражать.

— Не волнуйтесь, уважаемый гра Старк. Я готов заплатить за все… Ну скажем шестьсот тысяч кредитов. Этого хватит? Правда не сразу, а чуть погодя. Но можете не сомневаться, что я сдержу слово и вы получите свои деньги.

— Да-да, ну что вы, я и не сомневался в вас, — заторопился Старк, растягивая рот в улыбке. — Ваше предложение более чем щедро и я с радостью его принимаю.

— Нельзя заставить высококлассного специалиста работать хорошо за просто так, — философский заметил я. — Любой труд, особенно выполненный отлично, требует оплаты. Иначе вместо прекрасных изделий на выходе получится дрянная поделка, которую легко изготовит кто угодно. Необходим стимул. И это правда жизни.

— Как верно сказано, — почтительно произнес оружейник. — Вы абсолютно правы, от слова до слова. Недаром вашу расу считают одной из умнейших в галактике.

Мы приступили к созданию виртуальной модели бронескафа. Описывать процесс по новой нет необходимости. Так же добавлялись повышенные возможности на виртуальную модель, подогнанную под мое тело.

В отличие от оружия здесь умельцы Старка пошли от обратного: масса брони, как и весь размер были значительно снижены. Внешний вид среднего скафа, но при этом характеристики тяжелого штурмового варианта.

Индивидуальные энергетические щиты с увеличенным временем действия и с показателем КЕП в 4.0 единицы. Автоматический медкомплекс, готовый поддерживать жизнь чуть ли не в полуразложившемся трупе. Искин пятого поколения с набором боевых программ. Встроенный микро-ракетный комплекс в спрятанных выдвижных боксах на плечах. Прыжковая система. Небольшие ускорители для передвижения в безвоздушном пространстве. И еще куча всяких полезных девайсов.

Моя прежняя «Элита А9» серьезно проигрывала новому скафу по целому ряду показателей. И это очень радовало.

А вот комбез получилось взять прямо сейчас. Благодаря мультиразмерной функции, ничего подгонять не пришлось. На складе нашлось сразу несколько экземпляров уже готовых на продажу.

Встроенный комп, смена цветовой раскраски, внутреннее и внешнее покрытие из наночастиц, умеющих мгновенно капсулировать раны. Пять слотов под любые технические модули. Дополнительный слой для защиты от ЭРВ выстрелов. Спрятанная в воротник дыхательная система. Надолго ее не хватит, но мало ли, может пригодиться. Режим полной герметизации в случае попадания во враждебную среду. И конечно же, сам материал: немного жестковатый, зато имеющий умопомрачительную степень стойкости. В прямом смысле этого слова, он мог легко выдержать воздействие сразу нескольких видов самых сильных кислотных соединений без угрозы для жизни носителя.

— Хотите нанести какие-то знаки на заказанные предметы? Некоторые предпочитают свои имена, кто-то эмблемы свои отрядов. И кстати, название тоже можно придумать. Все ведь изготовят с нуля, никаких обозначений пока еще нет.

— Знак? — спросил я. — Интересная мысль. Можете нанести вот это изображение?

На личную почту Старка отправилась картинка с гербом баронства: звездный небосвод, схематичный звездолет и меч позади, острием вниз. Все в черно-белых тонах.

— Конечно, без всяких проблем. На бластер, винтовку, скаф. И даже, если вы подождете, на комбез.

— Отлично, — с чувством сказал я. — А насчет названия… Имя говорите заказывают? Что же… Вольф… нет, лучше — Volk. Импульсник пусть будет — «Volk-I», винтовка — «Volk-II», бронескаф — «Volk-III», а комбез, соответственно — «Volk-IV». Нанести во все цифровые носители эти обозначения.

— Волк? — переспросил Старк. — Незнакомое слово. Что оно обозначает?

— Есть такой хищный зверь на одной далекой планете, — ответил я.

— Понятно, звучит неплохо. Все сделаем в лучшем виде.

— Отлично, я подожду.

Примерно через час, я покидал частную оружейную фирму уже облаченный в новый комбез. Окрас выбрал черный, с несколькими вставками из угловатых узоров насыщенного красного цвета. Не привлекая внимания, на левой груди красовался герб, размером со спичечный коробок.

Остальное, Старк клятвенно пообещал изготовить в ближайшие три дня. Весь персонал будет безостановочно трудится только над моим заказом.

Мой банковский счет просел на сотню тысяч кредитов, оставленных в качестве аванса и сейчас показывал не слишком обнадеживающую сумму в двадцать одну тысячу.

На ближайшее время придется позабыть о больших тратах. Затягивать пояс не придется, но шиковать уже не получится.

По большому счету я не переживал, так как знал, что это все временно и на самом деле мое личное состояние на данный момент более чем приличное. Не свободные денежные средства, но и не бесполезный мусор. Акции Консорциума, транспортная контора, горнодобывающая компания — было чем гордиться. И это не говоря еще о самом баронстве, где я мог претендовать как минимум на половину доходов.

С такими мыслями я вызвал такси, поехал по первому адресу.

Капитан транспортника, где раньше работал Анри Коул нашелся без проблем. Он сидел на борту своего корабля, готовый вылететь в любой момент с планеты, на чем свет стоит кроя власти, неожиданно установивших запрет на старт.

Колоритный персонаж, ничего не скажешь. Этакий «морской волк». Кряжистый старик с седой бородой, ругающийся без остановки, держащий экипаж в ежовых рукавицах, с четким пониманием о чести и достоинстве. Хотя и не возражающий срубить немного лишних деньжат.

Три сотни кредитов и он легко позволил осмотреть его трюмы, не смог вспомнить наемника, когда-то летавшего с ним, вместо этого щедро поделился мыслями насчет всяких проверок и куда их нужно засунуть всем любителям совать нос в чужие дела и на прощание попросив передать Директорату пожелание провалится под землю, захлопнул передо мной выдвижной трап.

Ничего интересного внутри не нашлось. Скорее всего это не наш клиент. Значит следовало отправляться дальше.

Я связался с Кэйтрин, она тоже закончила со своим без результата, и сейчас летела на всех парах к последнему из троицы подозреваемых.

Уточненный адрес, вызвал усмешку. Кабак в припортовой зоне космодрома. Неплохое местечко для встреч.

С другой стороны — время приближалось к обеду, можно заодно и перекусить. А то, ранний завтрак вышел слишком уж незапоминающимся.

Короткий запрос в планетарную инфосферу и через пару минут рядом опускался флаер воздушного такси.

На пути получилось полюбоваться видами на посадочную площадку космопорта. Отсюда, с высоты сотни метров, занятое на две трети пространство казалось огромным матовым зеркалом с угольно-черной поверхностью, с вкраплениями разноцветных корпусов космических кораблей.

На Камее использовали не обычный сверхпрочный сталебетон, а специальное покрытие с отражающим эффектом. Чтобы работающие дюзы маршевых двигателей при взлетах и посадках межсистемников не могли нанести вообще никаких повреждений. Частота использования наземных площадок тут могла поспорить с интенсивностью движения в пустотных гаванях центральных миров. Мерсеры решили не заморачиваться заменой раз в сотню лет, положили дорогой и невероятно долговечный, а главное прочный материал.

Весьма практичный подход. Оставалось только порадоваться за хозяйственную жилку руководителей Биржи Найма.

Полет продолжался недолго.

Спустя десять минут передо мной раскрывались двери нужного питейного заведения, где предпочитал проводить свободное время некий капитан Виласкарес.

Одноэтажное строение изнутри выглядело куда хуже, чем снаружи. Плохое освещение и хаотично разбросанные невысокие столики соседствовали с неприятным запахом плохо приготовленной еды, пота и скисшего алкоголя.

На небольшой сцене в одном из дальних углов дергались под ужасную музыку три потасканного вида девицы. И хотя на них кроме узких полосок, заменяющих трусики, ничего не виднелось, глядя на них в голову приходило что угодно, кроме похотливого настроя. С десяток посетителей, совсем не глядевших в их сторону, похоже полностью разделяли мое мнение.

Да уже, неплохой контраст после развитого центра.

— Решил сменить одежку? — спросила Кэйтри, проскользнув сзади, намекая на исчезновение скучного десантного комбеза.

— Ну да, вроде того, — ответил я. — Это ты в любом рубище будешь смотреться на пять с плюсом, а нам мужикам приходится прилагать усилия.

— Шутник, — сказала она, проведя рукой по моему плечу. — Я оставила парней в боте. Увидела тебя, входящего сюда и решила дать им небольшой отдых.

— Были проблемы? — спросил я.

— Да, Мэл Грегсон, капитан нашей бравой силовой поддержки, полез на какого-то дебила, попытавшегося со мной позаигрывать. Он отчего-то решил, что я срочно нуждаюсь в защите. В выяснение отношений довольно быстро подключились другие. И очень скоро все вылилось в массовую драку.

— Вы поэтому задержались?

Теперь понятно, почему мы прилетели одновременно, хотя мое посещение мастера Старка заняло не меньше пары часов.

— Да, прибыли полисы, начали разбираться. Активных участников задержали. Нам сказали постараться вести себя приличнее. К счастью, никто серьезно не пострадал.

— Весело, — сказал я без всякого интереса.

Подумаешь, подрались. Из-за такой красотки это не удивительно. Даже странно, что никому голову не разбили.

Полукруглая барная стойка имела такой же неухоженный вид, как и весь кабак, я поостерегся облокачиваться, удовольствовавшись взмахом руки бармену на другом конце.

Лысый мужик с частыми морщинками на хитроватой физиономии сразу же вызывал бессознательное желание устроить собеседнику небольшую встряску перед началом разговора. Прямо физически представлялось, как он сейчас начнет юлить, изображая из себя незнайку.

Никто из людей в зале не походил на объект наших поисков. И с учетом информации о его частом здесь появлении, не знать его бармен не мог. Но обязательно начнет делать круглые глаза, открывать в удивлении рот и вообще строить из себя невинность.

«Я здесь просто работаю. Ни за кем не слежу».

Знаю, уже проходили.

Так что я решил не терять времени даром, прямо в лоб заявив:

— Получишь пятьдесят кредитов если скажешь где найти некого капитана Виласкареса. Он тут завсегдатай.

Я слегка повернулся к Кэйтрин. Та понятливо активировала голографический снимок пилота грузовоза.

— Начнешь нести чушь, я возьму тебя и протащу головой вперед по всей стойке, собирая всю грязь, что на ней скопилась за последние годы. Потом, возможно, займусь полами, в качестве тряпки все так же продолжая использовать твое тело. Заодно и полезное дело сделаю. Небольшая уборка вам тут явно не повредит.

Бармен бросил на меня настороженный взгляд, особо задержавшись на лице, глазах и волосах, посмотрел на стройную женскую фигурку рядом, так же внимательно задерживаясь на хорошо заметных особенностях внешности. Безошибочно угадал в нас сингарийцев, так что не стал пытаться играть, последовало вполне искреннее заявление:

— Он в задней комнате. И он здесь не завсегдатай, он владелец. По крайней мере, наполовину. Вторая принадлежит мне.

— Что-то больно быстро ты сдал своего делового партнера, — подозрительно прищурилась Кэйтрин.

— Я смотрю новости и не хочу, чтобы сюда вломилась толпа десантников в полном боевом обвесе, — заявил бармен.

Рука в засаленном рукаве взмахом активировала монитор позади хозяина. Появились кадры с места вчерашней стычки с патрульными полисами. Включая эффектные сцены с высадкой солдат из военного бота.

Толпа обывателей стояла не просто так. Многие усиленно переносили происходящее в цифру. Сразу же заливая в планетарную сеть.

Ну да, как же иначе. Что еще им делать. Надо же поделится со всем миром.

— Ясно, — сказал я. — Как пройти к Виласкаресу?

— Вон там дверь в служебные помещения.

— Хорошо. Надеюсь не стоит говорить, что мы очень расстроимся, если никого там не найдем и обязательно вернемся назад? Не стоит делать опрометчивых шагов и предупреждать его о нашем визите. Идет?

Бармен молча кивнул.

Следуя подсказке, мы завернули в узкий тупичок, прошли через раздвижную дверь, за ней обнаружился слабоосвещенный коридор.

Окинув полумрак, я обратился к Кэйтрин:

— Может подождешь снаружи? Не похожа эта дыра на безопасное место.

Высокая светловолосая ученая оскорбленно вскинулась.

— Я не собираюсь отсиживаться где-то вдалеке. В случае необходимости, я смогу за себя постоять.

— Как скажешь, — ответил я. — Главное помни простое правило: если что, стреляй не раздумывая. Противник уж точно не будет об этом размышлять.

Мое замечание осталось без ответа. Вместо этого, девушка выдернула бластер из держателя на бедре, обретя довольно воинственный вид.

Пожав плечами, я направился вперед. Тоже держа руки неподалеку от своего оружия и запустив боевой имплант.

Вызывать подмогу не стали. Слишком большая группа наделает много шуму. Бывший капитан транспортника мог сбежать раньше времени.

С десяток хозяйственных кладовок выглядели ничуть не лучше главного зала. Комнаты заполненные каким-то хламом, вообще непонятно каким образом относились к деятельности развлекательного заведения.

И самое любопытное, суммарно выходила весьма приличная площадь. В настоящий момент совсем никак не использующаяся.

Могли здесь что-то еще разместить что ли. Да хоть тот же самый бордель, на крайний случай. Вместо натуральной помойки, как сейчас. Все лучше. Десяток дроидов уборщиков наведут здесь порядок за пару часов.

Лампы тускло светились, с трудом доставая до обшарпанных стен, коридор петлял, сделал несколько крутых поворотов, пока наконец не вывел в комнату с человеком за столом.

Увидав незнакомцев, тот ничего не спрашивая, молниеносно вскочил, резво ринувшись к противоположной стене.

Гигантским скачком я догнал беглеца, с ходу врезался в него плечом и отправил его на пластиковые коробки.

Вместо попыток подняться последовала череда невнятных криков, закончившихся вполне четкими словами:

— Я не хотел! Это все не я!

— Что — не ты?

Не церемонясь я вздернул его на ноги перед собой. Капитан Виласкарес оказался ниже среднего роста человеком, с испуганными бегающими глазками.

— Я не виноват! — придушенно прошептал он, болтаясь в моих крепких руках.

— О чем ты? — подключилась к экспресс-допросу Кэйтрин.

— Говори! Ну!

Я слегка простимулировал пленника, сильно встряхнув его из стороны в сторону. Голова бывшего пилота затряслась, он прикусил язык и зашипел от боли.

— Слушайте, ну какая разница откуда пришел товар. Главное ведь все точно по списку, разве нет? Зачем применять силу?

Ничего не понимая, но догадываясь, что речь идет о чем-то весьма важном, я уже намеревался заняться этим говоруном вплотную, как вдруг Кэйтрин удивленно воскликнула:

— Этого не может быть. Запах, чувствуешь?

— Запах? О чем ты? — спросил я.

Не обращая внимание на мой вопрос, девушка откуда-то из-за спины достала компактный прибор и поднесла его к небольшой кучке земли, высыпавшейся из одного упавшего контейнера.

— Секунду. Это молекулярный анализитор. Мне кажется или это действительно…

Я принюхался, пряный аромат что-то напоминал. Что-то очень далекое и уже почти подзабытое.

— Лакран!

— Лакран!

Мы с Кэйтрин произнесли название одного из самых дорогих веществ в галактике одновременно.

Я не успел удивиться неожиданному открытию, как ученый специалист продолжила:

— Великая Пустота! Результаты сканирования! У него чистота очистки девяносто девять и девять десятых процента! Этого просто не может быть! Максимальный допустимый предел того, что добывают на Антаре — восемьдесят процентов. И то не всегда. Остальное различные примеси, при избавлении от которых теряется слишком много полезной доли продукта.

— Хочешь сказать, что этот лакран добыли где-то еще? — спросил я.

Кэйтрин растеряно замерла. О такой возможности она еще не успела подумать.

Не ожидая ответа, я посмотрел на Виласкареса.

— Похоже нам есть о чем с вами поговорить, капитан.

Глава 5

Планета Камея. Задние комнаты припортового бара.


— Откуда лакран? Да еще такой чистоты? — без предварительных вступлений я начал допрос.

Мои руки все также удерживали Виласкареса в слегка приподнятом состоянии. Ноги бывшего капитана транспортного грузовоза болтались почти в воздухе, едва касаясь земли. Лицо налилось кровью, а весь вид прямо кричал об остром приступе страха.

Впрочем, получив короткую передышку он смог приглядеться к нам с Кэйтрин и несмотря на плохое освещение легко понял, кто к нему так бесцеремонно вломился пару минут назад.

Последовала короткая пауза, закончившаяся встречным недоуменным вопросом:

— Сингарийцы? Что вам от меня нужно?

Этот предприимчивый деятель кого-то очень боялся и принял нас за него. А опознав, начал стремительно обретать былую самоуверенность.

— Вы не имеете право! Это частная собственность! Кто вам позволил вторгаться в мой офис?

Кэйтрин скривилась, повела рукой в сторону, жестом охватывая все помещение.

— Офис? Хорошая шутка. Больше похоже на помойку. Неужели так трудно прибраться? Если не самому, то пригнать сервов. Железяки здесь быстро все вымоют за несколько минут.

Вместо поддержки предложения от меня последовало ядовитое возражение:

— Нельзя. Тут же целая куча лакрана. Вдруг примут за мусор и выбросят. Так ведь, Виласкарес?

При последних словах я снова встряхнул тщедушного проныру, каким-то образом связанного с нашим беглым Ушедшим.

— Хватит молчать. Говори немедленно, откуда лакран? И как с этим связан человек по имени — Арни Коул? — сказал я. — Клянусь, Великой Пустотой, будешь молчать, все окончится куда печальнее, чем ты можешь представить. Нынешнее общение тебе покажется верхом вежливости.

— Это противозаконно! Я гражданин Камеи. Требую вызова…

Мне надоели его крики, последовал короткий резкий удар в живот.

— Где Арни Коул?!

Делец согнулся, похоже желая рухнуть на пол, но я этого не позволил, все также удерживая его на весу.

Раздались приглушенные ругательства. Паршивец быстро пришел в себя. Что неудивительно, врезал я далеко не в полную силу.

— Это предупреждение. Пока что. Начинай отвечать. И не вздумай пытаться обмануть.

Поняв, что дело и впрямь может закончится чем-то нехорошим, Виласкаерс наконец-то заговорил:

— Я его не видел уже два дня. Как последний груз прибыл, он забрал ящики, куда-то уехал, прямо на транспортных грави тележках. Полагаю, на территорию космопорта. Должно быть на корабль.

— Точнее на твой корабль, так? — спросил я.

Владелец самого отвратительного кабака, который я только до этого видел, страдальчески поморщился. Он не хотел показывать свое отношение ко всему происходящему больше необходимого. Хотя очевидно, что без его участия тут не обошлось.

— Да, на моего старого «Бродягу». Коул предложил арендовать его, я не возражал. Что здесь противозаконного?

— Ничего. Если транспортное средство не используется для вывоза награбленного, — произнес я с ухмылкой.

События начинали обретать очертания. Еще далеко не полностью, но туман уже потихоньку рассеивался.

— Откуда лакран? Получил от Арни Коула? В качестве платы за ворованную технику и снаряжение? Зачем ему военная экипировка и оружие? Он что-нибудь говорил по этому поводу?

Виласкарес замолчал. Пришлось снова простимулировать его небольшим тычком.

— Ладно, ладно. Не надо применять силу… Забытые боги! Какая нетерпеливость! Я просто хотел немного подумать.

— Подумал? А теперь отвечай!

Кэйтрин в это время обходила комнату, внимательно пересчитывая находившиеся здесь контейнеры. Из плотного пластика, дешевые, черного цвета, размером со средний чемодан, при других обстоятельствах, я не задумываясь прошел бы мимо, слишком уж они выглядели неброско, обыкновенно. Многие применяли похожие ящики для хранения или перевозки малогабаритных грузов.

— Все началось около двух недель назад. Или чуть больше. Точно уже не помню. Ко мне вдруг заявился один из тех наемников, что работал несколько лет назад на моем «Бродяге». Арни Коул — вы правильно его назвали. А я вот тогда имя поначалу не мог вспомнить. Он спросил про мой старый корабль. Все ли в порядке, на ходу ли. Я сказал — да, но заявил об отставке старичка. После многих лет в пустоте, как-то начало тянуть пожить на планете, и я его продал. Занялся другими делами.

— Разведением пыли в заброшенных помещениях, — ехидно вставила Кэйтрин.

Она все также возилась с ценной находкой. Молекулярный анализатор порхал в ее пальчиках, пролетая над каждым ящиком на полу.

— Дальше, — поторопил я бывшего капитана.

— Я свел его с Одноглазым, это нынешний хозяин Бродяги. Они договорились об аренде.

— И где он сейчас? Транспортник? На планете?

Бывший пилот отрицательно покачал головой.

— Нет, он сменил идентификаторы и два дня назад улетел с последней партией. Куда точно — не знаю.

Я мысленно чертыхнулся. Выходит, все зря. Здесь древнего не найти.

— Как вы вообще начали вести дела с Коулом?

— Он поинтересовался, где лучше всего купить снаряжение для группы наемников. По нескольким оговоркам, стало понятно, что нужна качественные игрушки для одноразового задания. Также ему хотелось знать к кому обратиться для продажи партии лакрана. Вот и все.

Я отпустил Виласкареса, пару раз ударил по плечам, имитируя стряхивание пыли.

— Видишь, ничего сложного. Потом ты, наверное, прикинул и решил, что неплохо бы на этом самому заработать. Так?

Неудачливый делец пожал плечами, уклончиво ответив:

— Вроде того.

— Подробнее. Что именно произошло дальше?

Раздосадованный моей дотошностью, Виласкарес тем не менее продолжил рассказ:

— Да, я подумал, что лишние деньги не помешают. Дела с заведением идут не так хорошо, как хотелось бы. Вот и сказал Коулу, что достану ему все что нужно, а также куплю весь лакран. Точнее, с удовольствием произведу бартерный обмен без лишних оформлений бумаг и официальной возни через сетевые торговые площадки. Ему почему-то очень понравилось последнее, он сразу же согласился.

Я мысленно кивнул. Правильно, меньше следов, включая транзакции денежных переводов за покупки, меньше шансов отследить в дальнейшем товар. Метаморф хотел оставить сделки за пределами планетарной инфосферы, не привлекая к ним внимание.

Забавно, что именно это желание в конечно итоге сыграло против него. Это и жадность человека стоящего сейчас напротив меня.

— И ты ограбил сразу несколько складов с военной амуницией. Прямо здесь, на Камее. Гениально, — с неприкрытым сарказмом заметил я.

Кэйтрин, прислушавшаяся к разговору громко хмыкнула. Ей тоже показалось это смешным.

— Слушай, а кого ты так испугался, когда мы пришли? Ждал своих подельников? Неужели обманул их? — спросила она.

Последний вопрос прозвучал с явными ироничными оттенками.

— Нет, я думал, что это вернулся Коул. Что он узнал о настоящем месте, откуда появилось оружие. Поднялся большой шум, на всю планету. Ему вряд ли это понравилось. Вот я и немного и перенервничал. Знаете, у него очень страшный взгляд. Пустой и равнодушный. Как будто не на живых людей смотрит, а на каких-нибудь дроидов. Чувствую, для него убить, все равно что сломать робота за пару десятков кредитов. Это по-настоящему внушает ужас. Никогда не видел, чтобы человек так смотрел на других людей.

Потому что, он не совсем человек, мысленно докончил я. Даже точнее — совсем не человек.

Любопытный финт вышел. И не однозначный. Метаморф зачем-то скупил оружие на сто с лишним человек, расплачиваясь лакраном, непонятного происхождения. Не мог же он внедриться в отряд Дигги, чтобы только приобрести обычные пушки? Или мог?

Есть куда более быстрые и безопасные пути. Устраивать целое нападение на колонию в качестве отвлечения слишком затратно. Возможно тут дело в конечной точке назначения?

Камея. Планета, где расположена Биржа Найма. Родина наемников Содружества. Здесь легко нанять солдат удачи для выполнения опасной работы.

Использовать ресурсы противника против него самого, пользуясь всеобщим незнанием о начале противостоянии. Хитрый ход.

Но зачем тогда экипировка и запасы? У каждой наемной команды, с хорошим показателем рейтинга, более чем отличное снабжение. Нет необходимости в получении чего-то со стороны.

Может Арни Коул, то есть существо, взявшее его личность, решило набрать одиночек для формирования собственного отряда? Нанять, вооружить, снабдить экипировкой, взять командование на себя, а затем…

А вот дальше совершенно непонятно. Сотня хорошо подготовленных бойцов не играла абсолютно никакой роли в масштабах галактики. Это даже не песчинка в море. Намного меньше. Содружество действительно огромно. Для оперирования возможными последствиям нужны более значимые понятия. Или нет?

«Дайте мне точку опоры — и я переверну мир». Древнегреческий мыслитель из Сиракуз вполне четко понимал возможность приложения малых сил для достижений больших результатов.

Если ударить в какую-то уязвимую точку, то реально вызвать кризис во всем обитаемом пространстве. Как ни посмотри, а человечество вовсе не являлось сплошным монолитным образованием. Правительства разных стран не доверяли другу другу, корпорации постоянно вели конкурентную борьбу между собой. Алчность, зависть, жажда власти — все это присуще человеку и никуда не ушло. Появится повод, и никто не откажется вцепиться в глотку ближнему ради обретения куска пирога послаще. Так есть. И от этого никуда не уйти. Рефлекс самовыживания стал доминантным у человеческой расы. Естественный отбор во всей красе.

Мы далеко не ангелы, отрицать данный факт невозможно. Да, я говорю «мы», потому что, несмотря на измененные гены, все же отношу себя именно к человеческому виду, а не к кому-то еще. И от этого тоже никуда не деться.

С другой стороны, наступи в Содружестве всеобщее благоденствие, не начнут ли люди через пять-семь тысяч лет, садиться в одноместные челноки, направляя их затем на ближайшие звезды, как когда-то давно Ушедшие, желая покончить с собой, избавляясь от бремени этого мира? Такого благополучного и такого скучного.

Кто знает.

Не скажу, что этот вариант лично мне казался неосуществимым. Вполне вероятное развитие событий…

— Что будем со всем этим делать? — спросил я.

— Ты о чем? — удивилась Кэйтрин.

— Обо всем.

Выброшенная вперед рука схватила Виласкареса за шею, небольшое усилие и тот свалился на пол в бессознательном состоянии.

— Полежи пока, — сказал я, обращаясь к лежащему телу, потом повернулся к напарнице с пояснением: — Не стоит ему знать подробности.

Кэйтрин с пониманием кивнула.

— Значит так. Для начала надо разобраться с лакраном. Появление катализатора-усилителя топлива из неизвестного источника вызовет огромный ажиотаж в обществе. Нам пока этого совсем не надо. Похоже метаморфы узнали о побочных эффектах устройств на Антаре, в результате работы которых появилось вещество и принялись синтезировать его уже для своих нужд. Для начала в качестве денежной валюты.

— Так значит это правда? Я читала в отчетах Рао Пармара об этом, но не слишком верила. Как оборудование может продолжать функционировать спустя сотни тысяч лет? И чем именно оно занималось на Антаре?

Я прошел к единственному в комнате столу.

— Это не совсем привычные нам агрегаты. Скорее квази-живые механизмы. Там нет шестеренок, болтов и других металлических частей, выходящих со временем из строя. Органическая субстанция, запрограммированная на выполнение определенных действий. На Антаре у Древних было что-то вроде убежища.

— Да, они находились в состоянии наподобие крио-сна.

— Не совсем. Хотя сравнение допустимо, — сказал я и сразу же резко сменил тему, указывая на беспорядок на столе. — Вот что еще непонятно: как этот Виласкарес сумел организовать ограбления складов? Не похож он на преступного гения. Скорее наоборот. Ты только глянь на это.

Кэйтрин посмотрела на грязный стол, комп-консоль устаревшей модели с внушительным слоем пыли, какие-то пластиковые листки, другой мусор, ее взгляд пробежался по слабоосвещенной комнате, где творился похожий бардак, согласно кивнула.

— Ты прав. Скорее всего у него имелся сообщник или сообщники. В одиночку он бы ни за что не смог провернуть дело с кражей военной амуниции.

— Вот и я чем.

Неожиданно послышался шум из коридора, ведущего в главный зал бара. Слабый, едва заметный, но все же отлично различимый для ушей сингарийцев.

Я кивнул девушке на дверной проем. Мы оба синхронно выдернули импульсники, направив стволы на вход.

Ожидание не продлилось долго. Из полутьмы вынырнули три человеческих силуэта: два женских и один мужской.

Сначала мне показалось, что это обман зрения слишком девушки походили одна на другую. Но приглядевшись понял, что это сестры, причем близнецы.

Симпатичные мордашки, длинные рыжие волосы, стянутые в простой хвостик, полная грудь, тонкая талия, крутые бедра и стройные ноги, заключенные в обтягивающие брюки цвета городского камуфляжа, короткие куртки и тяжелые ботинки. Они выглядели абсолютными копиями друг друга.

Так же, как и два бластера, нацеленных прямо на нас.

Боевой модуль начал работу, оружие противников окрасилось в красный, перед глазами появились короткие сноски-подсказки:

— «Ручной импульсный бластер — „ТР-20“. Максимальный уровень КМЗ — 0.2 единицы. Скорострельность… Эффективная дальность… Темп стрельбы… Количество зарядов…»

Побежала информация о ТТХ ЭРВ стволов, затем расчет исхода вероятного боестолкновения в условиях тесного помещения при наличии на мне нового комбеза.

Сеграст без напоминаний активировал «Смертельное око», аккумулировав свои возможности с боевым имплантатом.

Показательно, что третий участник небольшой группы не держал в руках никакого оружия. Мужчина спокойно стоял между фигуристыми валькириями.

Судя по короткой стрижке ежиком и практичной одежде темных тонов, похожей на прикид его спутниц, мы повстречали еще одного солдата удачи.

— Вы кто такие? И что здесь делаете? — спросил гость, не пытаясь представиться.

— Лейтенант Норд, офицер Вольф. Объединенный Флот Содружества, — ответила Кэйтрин, не отпуская бластер. — А кто вы такие?

— Я Бред Стайлз. Справа Грета, слева Хильда. Мы зашли в гости к моему другу Вилли. Но похоже он уже отправился в мир иной.

Наемник кивнул в направлении лежащего совладельца бара, где мы находились.

— Он жив, — заметил я.

— Да? Это хорошо, — без всякой заинтересованности сказала Стайлз.

Какой любопытный «друг». Безразличный тон скорее говорил об обратном.

Догадка о роли нового гостя возникла вспышкой озарения. Ну как же. Кто еще попрется в эту дыру, кроме сообщника капитана Виласкареса?

— Вы тут случайно не из-за этих ящиков? — невинным голосом произнес я, пиная ближайший контейнер.

Одновременно с этим наружу ушло сообщение парням в штурм-боте о необходимости срочной поддержки.

По данным Кэпа выходила не слишком радостная картина в случае начала перестрелки.

Насчет меня беспокойства не возникало, шанс избежать серьезных ранений, при ликвидации всех трех противников колебался далеко на уровне в девяносто процентов.

А вот Кэйтрин могла получить довольно серьезные ранения. Без всяких гарантий стопроцентного выживания. Что, естественно не слишком устраивало.

Попытаться договориться? Вряд ли получиться. Кто захочет бросить такую кучу денег? Навскидку, в комнате лакрана на несколько миллионов кредитов. Эта троица однозначно не захочет пойти конструктивным путем переговоров.

Странно, что вообще не сразу начали стрелять…

Впрочем, у нас же тут просыпанное вещество. Должно быть заметили. Случайное попадание и привет. Бабахнет — мало не покажется.

— Да, это мое, — неожиданно заявил наемник. — А что? Есть какие-то проблемы? Мой друг Вилли отдал его мне в качестве старого долга. Вот я и пришел забрать свое. У меня есть все необходимые веритас-документы владения.

Поначалу я опешил от удивительной наглости невольного собеседника. Взял и признался. Без всяких попыток откреститься от незаконного добра.

Но затем пришло понимание, что в этом что-то есть. Напрямую связать лакран с ист-гинверскими грабителями невозможно. По крайней мере, прямо сейчас. Нужно взять официальные показания у свидетеля. А еще лучше — провести ментосканирование в полицейском департаменте Камеи. До тех пор, все остальное лишь слова и догадки.

Права собственности в Содружестве считались «священной коровой» и пытаться трогать их, значило покушаться на вековечные основы. Достаточно сказать, что в случае убийства грабителя в доме, в развитых государствах не только не начинали заводить дело на хозяина, а выносили тому благодарность за ликвидацию социально опасного элемента.

Так что, выхода нет. Придется будить Виласкареса и на основе его слов брать хладнокровного субчика за жабры.

При последней мысли, сразу с двух сторон, в комнату ворвалась пятерка десантников. Одетые в гражданскую одежду, они тем не менее держали в руках более чем мощные импульсные винтовки.

— Никому не двигаться!

— Десант Объединенного Флота! Всем замереть на месте!

— Бросить оружие!

Увидев подавляющее численное преимущество, рыжие близняшки синхронно опустили бластеры, положив оружие на пол.

— Очень вовремя, — сказала Кэйтрин, отступая назад.

Мужчина по имени Бред Стайлиз равнодушно воспринял появление новых действующих лиц. Чуть ниже меня, широкоплечий, коренастый — он не выглядел не то что испуганным, а даже смущенным. Вполне спокойно оглядел переодетых солдат, прошелся по светловолосой ученой, демонстративно задержав взгляд на выразительных женских прелестях, и под конец посмотрел прямо на меня.

Яростные голубые водовороты ледяных вихрей столкнулись с темными омутами остраненных карих глаз.

Мгновение сопротивления и мерсер не выдержал, переведя взгляд куда-то в сторону. Осознал, что показал слабость, набычился, почти с ненавистью заявив:

— Круг Равных. В течении часа. Бой до смерти.

Смысл необычных коротких фраз дошел до меня не сразу. Понадобилось секунды полторы, чтобы сообразить, о чем идет речь. Какой неожиданный ход.

— Ты что дурак? Я уполномоченный офицер Объединенного Флота, личный адъютант адмирала Довера. Меня нельзя вызывать на поединок.

— Уверен? — вызывающе спросил Стайлз. — А я вот вижу, что ты зарегистрирован, как наемник на Бирже Найма. Значит имеешь гражданство третьей категории. Сеть не врет.

— Здесь проходит операция под патронатом Консулата. У нас высший уровень допуска. Приоритет — «Ультра». Вы хоть представляете, что это? — вмешалась Кэйтрин.

— Не очень. Да мне и плевать. Главное, что я знаю о том, кто я сам, — ответил наемник. — И вам бы не помешало.

На краткий миг в комнате возникла звенящая тишина, вдребезги разбитая всего одним словом, сказанное хрипловатым голосом солдата удачи:

— Коготь.

Я чуть поморщился. Если этот хрен и впрямь имеет полноценное гражданство Камеи, то дело дрянь. Разобраться с ним быстро не выйдет. Местные стеной встанут. И плевать, какой он там вероятный преступник.

Ограбил склады? Что же, благодарим за информацию, дальше мы сами разберемся. И можно быть уверенным — действительно разберутся. Скорее всего даже казнят. Спуску точно не дадут. Но сделают все сами, без вмешательства посторонних.

Как там говорится: «он конечно мерзавец, но это наш мерзавец».

Разумеется, никаких поблажек, приговор вероятно будет весьма суровым.

Стайлз это прекрасно знает. Не может не знать. Так зачем устраивать цирк с Кругом Равных?

Очень старая традиция местного социума, направленная для выпускания пара без сильных последствий для других людей. Что-то вроде дуэли, подогнанной под сильно милитаризированное сообщество.

Или он осознал наступление неминуемого краха и решил уйти достойно? За маской хладнокровия пряталась обреченность близкого конца. Ни единый мускул не дрогнул на лице наемника, когда в комнату врывались десантники. При этом Стайлз мгновенно понял и принял происходящее.

Что же, столь высокий уровень выдержки заслуживал уважения. Мерсер очень крут.

— Запись вызова уже в планетарной сети. Очень скоро она разойдется по всему Галанету. И все увидят, что сингарийцы не такие храбрецы, как всем стараются показать, — заявил он с насмешкой.

Бездна и все ее обитатели! Да он же меня разводил на слабо. И весьма недурно, стоило отметить.

— Ты разыскиваемый преступник, — холодно произнес я. — Все остальное неважно.

— Может да, а может и нет. Главное, что люди будут помнить меня не как труса, в отличии от тебя — офицер Вольф.

Краем глаза я обратил внимание, как стоящие десантники переглянулись.

Просто отлично, бравые солдатики, похоже встали на сторону задержанного. И почему-то была уверенность, что они окажутся в этом не одиноки.

— Но, если для сингарийцев отстоять свою честь в поединке недостаточный повод, то я так и быть, сделаю еще один подарок. Сразу после вступления в Круг Равных — назову место, куда доставляли украденное снаряжение. В отличии от моего друга Вилли, я предпочитал знать все подробности дела.

Я мысленно выругался. Причина действительно звучала весьма заманчиво. Мы так и не нашли Арни Коула. А время кончалось. Очень скоро власти Камеи станут уже не столь приветливы, попросив удалиться с планеты.

— Ты мог бы выбрать способ и попроще, чтобы покончить с собой, — заметил я. — Сделай всем одолжение, прострели себе голову прямо здесь и прямо сейчас.

По губам Стайлза пробежала самодовольная улыбка.

— Зачем, если есть шанс прожить дольше? Более чем уверен, в случае победы, приговор будет не столь суровым. Здесь любят храбрецов. И победителей.

— Ну что же, хорошо. Если ты так жаждешь отправиться на тот свет, то я не буду тебе мешать.

Я развернулся к одному из группы силовой поддержки.

— Полисы уже прибыли?

— Да, ждут снаружи.

— Хорошо, передай, чтобы все подготовили для Круга Равных.

— Есть.

Десантник лично отправился разговаривать насчет неожиданного поединка. Следом увели задержанную троицу. Мы с Кэйтрин остались одни.

— Это безумие, — решительно заявила девушка. — Зачем ты пошел у него на поводу? Это же полный бред. Многие видели, как ты дрался в Доминионе, никто не посмеет обвинить сингарийца в трусости.

— И не говори, слишком уж часто меня вызывают на поединки. Лицо что ли такое? — пошутил я. — Не волнуйся, вряд ли будут какие-то проблемы. Я даже не стану его убивать. Вырублю и отдам полисам. Пусть гад ответит по закону за свои проделки. Красиво уйти не получиться.

— Схватка до смерти одного из участников, — напомнила Кэйтрин условие вызова, ранее бывавшая в мире наемников. — Здесь редко такое случается. Обычно это просто кулачные бои, без тяжелых последствий. Оружие почти не применяют.

— Да, верно. Я тоже читал правила. В них также указано, что запрещено добивать противника в бессознательном состоянии. Так что, формально я ничего не нарушу. Зато узнаем куда перевезли краденное оружие и экипировку. Шансы найти метаморфа тают с каждой минутой. Существо, умеющее превращаться в любого человека найти почти невозможно. Будем действовать по-другому.

— Все равно, я не согласна. Это неоправданный риск.

Я молча покачал головой. Слова голубоглазой ученой звучали взвешенно и логично. Однако, на данный момент, другого более удобного выхода из ситуации не существовало. Получить настолько быстро интересующую нас информацию невозможно.

К тому же, мне и впрямь не хотелось прослыть на всю галактику человеком, струхнувшим перед крутым Когтем с Камеи. Пятно на репутации запросто могло прилипнуть надолго, если не навсегда.

Макс Вольф? А да, слышали, слышали. Тот самый, что спрятался за документами офицера Объединенного Флота. Трусоватая личность. Не советуем иметь с ним что-то общее.

Как-то не радовала подобная перспектива. Лучше проучить наглого мерсера, отправив его после на скамью подсудимых.

Мы тоже вышли из бара, перед этим в отель ушло сообщение остальной пятерке солдат. В бронескафах и с оружием на перевес, они займутся перевозкой и охраной лакрана.

Идеальный круг диаметром в десять метров расположили на небольшом помосте невдалеке от периметра космопорта. Полисы сработали оперативно, подготовив все в кротчайшие сроки.

Целый рой летающих неподалеку камер, говорил о том, что зрителями выступит чуть ли не вся планета.

Хлеба и зрелищ.

Меняются времена, меняется технологический уровень цивилизаций. Неизменным остается лишь сам человек…

Бред Стайлз, переодетый в какой-то темно-синий комбез военной модели, первым вскочил на небольшое возвышение. Приосанился, гордый взгляд обежал небольшую толпу зевак, собравшуюся вокруг на непонятную суматоху, затем посмотрел с меня, с четко выраженным ожиданием и насмешкой в глазах.

Нет, этот индюк меня уже начал бесить.

Что же, не будем заставлять публику ждать. Я одним прыжком взлетел на ровную площадку, встав напротив соперника.

И в ту же секунду, круглая платформа под ногами вздрогнула и полетела строго вверх.

Вот черт! Антигравы! Мы находились в воздухе!

Пожалуй, я поторопился, не узнав деталей поединка. Мне лишь скороговоркой сказали, что использовать пси-силы запрещенно, без оружия, только руки и ноги. Честная схватка лицом к лицу.

— Не ожидал? — спросил мерсер. — Я не удивлен, сингарийцы с самого рождения считают себя выше других. Ты и не подумал уточнять условия. Считаешь себя уже победителем.

Я мрачно взглянул на противника.

— Куда они отправились? Говори, пока нас не догнали камеры наблюдения с земли.

Наемник торжествующе улыбнулся. На краткий миг показалось, что он ничего не скажет и что все это лишь большой обман. Но ответ все-таки последовал:

— Звездная система 33-11РЛ-83Д, планета Камасати. Это приграничный сектор на окраинах. Лучше передай своим прямо сейчас. Потому что, отсюда ты уже живым не уйдешь.

Я посмотрел на ухмыляющееся лицо Стайлза, молча пожал плечами. Хотя советом все же воспользовался.

— Ну что, сингариец, ты готов умереть?

Мерсер уверенно сделал шаг вперед. Поединок начался.

* * *

Планета Камея. Кабинет председателя Директората Биржи Найма.


— Хочешь сказать — это транслируют сейчас на всю планету? — спросил гра Андерсон, кивая в направлении работающего огромного экрана на стене.

— Да, все каналы срочно прервали свои программы и запустили в эфир будущий поединок, — утвердительно ответил гра Шелдон.

Ответственный за внешние связи, стоял справа от стола хозяина кабинета, наблюдая за широкоформатной картинкой с непонятной тоской.

Высококачественное изображение передавалось напрямую от автономных мобильных комплексов наблюдения, сопровождающих взлетевшую платформу прямо в воздухе.

От босса не укрылось плохое настроение подчиненного, и он поинтересовался:

— Чем это ты так недоволен? На мой взгляд все идет отлично. Думаю, уже сегодня к вечеру, прыткие ребята из Объединенного Флота ускачут с планеты куда подальше. Слишком громкий отголосок заставит их прервать свои «операции высшего приоритета», что бы это не значило.

— Да, гра председатель. Я тоже так считаю.

— Тогда в чем дело? Откуда кислая гримаса?

— О нас опять пойдут нелицеприятные слухи по Содружеству. Дикари, которые устраивают поединки перед публикой. У Биржи и так не слишком хорошая репутация. А такие события делают ее только хуже. Сколько времени потратили на улучшение имиджа. И теперь снова все по прежнему.

Услышав объяснение плохого настроения Шелдона, председатель жизнерадостно расхохотался.

— Брось. Забудь. Неужели думаешь о нас станут думать еще хуже, чем уже есть? Все осведомлены кто мы и чем здесь занимаемся. Бесполезно пытаться это как-то изменить. Мы продаем услуги вооруженных специалистов по решению проблем силовыми методами. Глупо скрывать данный факт.

— Да, все так. Но я все же надеялся, что так мы сможем…

— Глупость, — решительно заявил Андерсен. — Мы те, кто мы есть. Все остальное ничто.

Дискуссия замерла. Шелдон не решился продолжить возражать непосредственному начальству.

Тем временем площадка остановила подъем примерно в километре над поверхностью. Внизу расстилались городские постройки мегаполиса, кружившие вокруг камеры охватывали весь пейзаж на заднем фоне открывающегося вида на парящий круг с двумя поединщиками.

Фигуры, одна в темно-синем, друга в черном с красными угловатыми узорами замерли друг напротив друга. Сначала ничего не происходило. Оба человека стояли не двигаясь.

И вот, наконец, раздался тонкий протяжный сигнал, знаменующий начало схватки.

В то же мгновение тело мерсера Стайлза как будто размазалось в воздухе.

Раз — и он материализовался рядом с высоким светловолосым крепышом.

Удар прямо в грудь. И следом целая серия атакующих выпадов по всему корпусу сингарийца.

С первых же секунд инициатива прочно перешла к короткостриженому брюнету. Он буквально ураганом набросился на противника, нанося ему множество ударов.

— Бред Стайлз имеет седьмой уровень по рукопашному бою, — прокомментировал происходящее на экране, Шелдон. — У нашего друга из Объединенного Флота лишь пятый.

— Тогда почему он согласился? — удивился председатель Директората. — По правилам можно было отказаться. Его бы не осудили, скорее тонны негатива вылилось бы на его соперника.

— Не факт, — возразил подчиненный. — Это же сингариец. Тут появляются иные категории оценки. Люди это знают.

— И тем не менее…

Договорить один из руководителей Биржи Найма не успел. Голубоглазый офицер перешел в стремительную контратаку. Переведя бой сначала в позиционное состояние, а затем не останавливаясь начал теснить мерсера к краю площадки.

Сингариец двигался легко, быстро и удивительно расчетливо. Каждый жест, каждое перемещение, каждый блок и каждый удар походили на действие высокоточного автомата. Никаких лишних рывков или отвлеченных финтов. Все экономно, строго и невероятно эффективно.

— Да… — пораженно произнес гра Андерсон. — Такого я еще не видел. Хотя мне доводилось видеть множество схваток, как настоящих, так и тренировочных.

— Идеальная машина для убийства, — не менее восхищенным голосом заметил Шелдон. — Сингариийцы действительно самые совершенные создания во вселенной.

Наемнику в синем комбезе не помогали освоенные более высокого ранга базы. Все его попытки, как-то снова переломить ход схватки наталкивались на безупречную стену защиты плечистого красавца.

Уходы, атаки, блоки, уклонения — сменялись одно за другим. Противники не остановились ни на долю секунды, передвигаясь по всей площадке.

Иногда обе фигуры выпадали из кадра, настолько они ускорялись.

В какой-то момент Вольф взвился в воздух, уйдя с линии атаки Стайлза и обрушился безжалостным ударом кулака на голову мерсера. Не выдержав, тот рухнул вниз сломанной куклой.

Мягко коснувшись площадки, светловолосый боец замер, глядя на поверженного соперника.

— Похоже победа, — негромко заметил председатель. — Впечатляет. И весьма сильно.

— Сингарийцы снова показали всей галактике, что с ними лучше не связываться, — ответил на реплику босса Шелдон.

Антигравы начали спускать летающую платформу вниз. Поединок закончился.

Оба зрителя в кабинете уже отворачивались от экрана, полагая, что смотреть больше не на что, как вдруг лежащее тело тяжело приподнялось, быстро проползло в направлении края, исчезнув где-то за бортом.

Вольф было дернулся к нему, но сразу же остановился, поняв, что поздно и все кончилось.

— Бездна! Покончил с собой! — потрясенно выдохнул сотрудник Биржи по внешним отношениям.

— Да, предпочел смерть позору суда, — с заметными нотками удовлетворения произнес гра Андерсен. — Настоящий воин.

Сугубо гражданский человек Шелдон не поддержал босса в этом вопросе. Он бы точно не пошел на такой шаг. Даже под следствием, но неделя жизни стоила того.

— Ну что же, похоже все. Проследи, чтобы наши гости, как можно быстрее покинули планету. Не хочу их больше здесь видеть.

— Разумеется, гра председатель. Но сначала, необходимо уладить кое-какие формальности.

— Ты, о чем? Что там еще?

Шелдон выпрямился, чуть поправил костюм.

— У нас уже давно не случались похожие прецеденты, потому что обычно Когти предпочитали решать проблемы разговорами, а не в Круге Равных.

— Ну да, это же не напичканный адреналином молодняк, кому только дай повод помахать кулаками, — заметил председатель. — И что?

— По закону, если кто-то из Когтей бросает вызов нижестоящему в Круг Равных и проигрывает, то все его имущество, включая сам статус гражданина первой категории, переходят к победителю. Это старая традиция, пришедшая к нам с начала основания Биржи.

— Имеешь в виду что…

— Совершенно верно. Офицер Вольф стал прямым наследником Бреда Стайлза.

* * *

Планета Камея. Квартира в жилом высотном комплексе «Берлога сильных».


— Хотите сказать, что это все теперь принадлежит мне? — удивленно спросил я стоящего рядом полиса, обводя рукой обширное пространство перед собой.

Дверь находилась чуть выше уровня пола, благодаря открытой планировке с минимум перегородок, отсюда просматривалось почти все жилище погибшего наемника.

Отличная мебель, стильный дизайн интерьера, чистота и порядок. Широкие окна щедро делились ярким солнечным днем, позволяя хорошо рассмотреть всю квартиру.

Шикарное местечко. Наемник умел жить, не поспоришь.

Скажу честно, мое отношение к Стайлзу после поединка изменилось. Он оказался великолепным бойцом и окажись на моем месте кто-то иной, то исход был бы скорее совсем другим.

В самом начале даже мелькнула мысль о поражении, когда силуэт в синем налетел бешеным вихрем, яростно тесня назад и не давая возможности что-то сделать в ответ.

Невероятный напор, великолепная техника и сила ярости чуть не позволила мерсеру скинуть меня с километровой высоты. Я не ожидал ничего подобного и только собравшись смог выстоять, переведя схватку в более гладкое русло.

После развязки с прыжком вниз, он уже не воспринимался высокомерным болваном. Скорее тем, кто выбрал путь попроще в поисках легких денег. Не святой, но и не отъявленный подонок. Просто обычный человек, каких миллиарды.

Хотя непонятно, почему при наличии столь роскошной «хаты», он решился на дело со складами.

— Он был богат?

Полицейский, проводивший меня в дом наемника, отрицательно качнул головой.

— Судя по записям нет. Квартира — привет из прошлого, когда Бред Стайлз командовал собственным наемным отрядом. Тогда он и стал Когтем.

Я кивнул. Теперь рядом с моими регистрационными данными нейронной сети красовался небольшое стилизованное изображение черного когтя неведомого зверя на фиолетовом фоне.

Передача всех прав от побежденного к победителю. Кто бы мог подумать. Этот закон не применяли уже много лет.

— Ладно, спасибо за помощь, — я пожал руку полису, провожая его к выходу.

Но дверь закрыть за ним не удалось. Давешние рыжие девушки внезапно нарисовались на пороге моей новой собственности, как по мановению волшебной палочки.

— Эээ… — недоуменно протянул я. — Разве вас не арестовали, как сообщниц? Что вы тут делаете?

— Пришли к новому владельцу, — ответила одна. — Я Грета, это Хельга. Мы сестры Ренер. У нас с Бредом Стайлзом был заключен пожизненный контракт. Мы его телохранительницы и помощницы. После смерти, права собственности перешли к вам, гра Вольф.

— Это что, шутка?

— Отнюдь. Как людей подневольных, нас избавили от любой ответственности в совершенных ограблениях и отпустили к новому держателю контрактов. И вот мы здесь. Все по закону.

Мои брови взлетели вверх. Ничего себе сюрприз. Вот уж точно — не ждали, не гадали.

Я уже раньше слышал о пожизненных контрактах, но никогда не думал, что когда-то сам столкнусь с этим явлением. Тем более, займу сторону одного из подписантов.

Подобные приемы обожали применять сервисы эскорт-услуг в некоторых государствах. Набирали девушек в слаборазвитых мирах, как правило в приграничном пространстве, обещали молоденьким дурехам веселую жизнь и море денег, а после начинали эксплуатировать их по полной программе.

Некоторые корпорации применяли этот подход к низкоквалифицированным рабочим, вроде шахтеров.

Если отбросить юридическую шелуху, то по сути, пожизненные контракты являлись самым настоящим узаконенным рабством, со всеми атрибутами, включая полное подчинение держателю договора.

Нельзя говорить о широком распространении этого практики по Содружеству. Хартия Порядка крайне отрицательно относилась к столь явному ограничению свободы разумных. Но и тотально запрета не существовало. Любой человек, мог добровольно отказаться от своей свободы в пользу кого-то другого. Законами это не запрещалось.

— Так, понятно, — сказал я, разглядывая двух фигуристых девушек с бластерами на бедрах. — Не буду осуждать вашего прежнего нанимателя, глядя на вас, я его где-то даже понимаю, но лично мне ваши услуги не требуются. В течении получаса мне пришлют сетевые документы Стайлза, и я сразу же аннулирую ваши контракты. Вы свободны. Можете идти… эээ… куда хотите. Всего доброго.

Я намеревался закрыть дверь, однако девушка, стоящая чуть впереди, решительно придержала металлопластиковую створку.

— Вообще-то, мы успели обсудить это между собой. На самом деле, мы и не сомневались, что сингариец сразу же предложит нам свободу, как только узнает о бессрочных контрактах. Но тут дело вот в чем: при работе на Бреда Стайлза, я и Хильда причинили неудобства многим здесь людям. В том числе и очень плохим. Если мы с сестрой сейчас обретем свободу, но они получат возможность отомстить нам. А ведь мы только выполняли приказы. Вы же не захотите отправить нас на верную смерть?

Приехали, еще одна попытка манипулирования. Нахватались у хозяина что ли?

— Уже сегодня я покидаю планету. На тяжелом харанском крейсере Объединенного Флота. Вряд ли в ближайшее время вернусь на Камею. Понимаете? Я офицер на задании по приказу Консулата Содружества, а не наемник. У меня нет времени с вами возиться.

— Мы можем оказаться полезными.

Грета отправила на мою почту внушительный список освоенных баз, преимущественно с боевыми навыками, а также установленных имплантов.

Ого, внушает. Кто-то не жалел денег на близняшек. Чуть ли не целое состояние потратил.

— Возьмите нас с собой. Позже мы сойдем в любом месте, подальше отсюда.

Чуть подумав, я все же распахнул дверь, предлагая девушкам зайти. Направился следом, на ходу прикидывая реакцию лейтенанта Кэйтрин Норд на новых спутниц. Что-то подсказывало, что она явно останется не слишком довольной.

Глава 6

Тяжелый харанский крейсер Объединенного Флота Содружества «Злая Звезда».


Грузовой отсек боевого межсистемника не мог сравниться размерами с трюмом транспортного грузовоза. По большей части металлическое нутро крейсера занимало различное оборудование военного и около военного назначения.

Хотя определенный простор здесь также присутствовал. Высокие потолки, хорошее освещение, пустое пространство, площадью с большой ресторанный зал, вытянутый в разные стороны и заполненный едва ли на треть.

Здесь любили крутиться десантники, техники, каждый возясь со своими железками, оптимизируя, налаживая и подгоняя для более эффективной работы.

С недавнего времени к ним присоединились пилоты приданной эскадрильи, навострившиеся затаскивать внутрь по одной свои птички для проведения дополнительного технического обслуживания.

Конструкция харанского крейсера тяжелого типа не предполагала использования перехватчиков на постоянной основе. Это не полноценный носитель, предназначенный для базирования аэрокосмических истребителей. Но такая возможность тут тоже имелась.

На специальных внешних захватах, с установкой в полуоткрытых гнездах можно без проблем разместить до двух десятков машин различного типа, класса и моделей. Универсальные держатели позволяли осуществить данную операцию без лишних затрат и усилий.

Включая размещение на борту летного состава и некоторого количества специалистов из технического обслуживания.

Вот и сегодня новенькие на корабле решили опять потеснить старожилов в грузовом отсеке, затянув внутрь один из перехватчиков для внеплановой проверки, перед самым стартом на разгон ухода в гиперпрыжок.

— Салли, когда-нибудь вас все-таки вышвырнут отсюда. И не удивлюсь, если прямиком в пустоту, — сказал капитан Грегсон, слегка посмеиваясь, подходя к небольшой толпе в серых рабочих спецовках, возившихся вокруг боевой машины, выпирающей во все стороны острыми гранями керратитовой брони.

Он и его солдаты давно уже служили на Злой Звезде, являясь тут ветеранами.

Девушка, одетая в такой же комбез, как и все, обернулась на знакомый голос с заранее подготовленной улыбкой. С начала отбытия с базы «Инкар» они редко виделись с Мэлом.

— Сомневаюсь, что у кого-то здесь хватит духа на столь решительный шаг, — ответила она, вытирая грязные руки тряпкой.

Десантник широко ухмыльнулся, отлично понимая намек на своих подчиненных, недавно участвовавших в боевом выходе на Камее, где не получилось толком отличиться. Все лавры достались одному человеку — личному адъютанту адмирала Довера, флаг-офицеру Вольфу.

— Ты можешь в это поверить? Светловолосый оставил рабынь себе, — сказала Салли, отходя с другом чуть в сторону, чтобы не мешать остальным заниматься своими делами.

— Вообще-то они не рабыни, они — высококвалифицированный персонал на пожизненном контракте, — педантично поправил девушку Мэл без труда угадав о чем идет речь, весь экипаж уже знал об итогах операции на планете наемников. — Это совершенно разные вещи. Никто не заставлял их подписывать бессрочный договор, все полностью на добровольной основе.

— Да брось… это софистика, с фактами не поспоришь.

— И о каких фактах ты говоришь?

— Об очень простых, — лейтенант Флота кивнула в направлении небольшой компании, занявшей один из дальних углов трюма. — Эти куклы обязаны делать все что прикажет им новый хозяин. Абсолютно все. Без всяких шансов на отказ. В противном случае их объявят преступницами на территории всего Содружества.

Капитан посмотрел на двух девушек рядом с Максом Вольфом. Рыжеволосые сестры, облаченные в облегающее тренировочное трико, притягивали взгляды всех мужчин, находящихся сейчас поблизости.

— Любуетесь? — спросил один из технарей, решивший тоже сделать перерыв и подошедший к ним ближе. — Я вот тоже чуть шею не свернул, разглядывая этих соблазнительных крошек.

Худосочный паренек едва за двадцать мечтательно причмокнул.

— Дышать забываешь, глядя на эти совершенные формы.

В этот момент одна из девушек немного изменила позу, тугое бедро, затянутое в эластичную ткань, изогнулось вперед, тем самым еще больше почеркнув соблазнительный женский силуэт в тесном черном костюме.

Не выдержав, техник протяжно застонал.

— О, всеблагие боги всех забытых миров! Я бы все отдал всего за один час, проведенный в обществе этих двух прекрасных богинь! Душу бы не пожалел, лишь бы прикоснуться к их обольстительным телам.

Мэл жизнерадостно заржал, увидав выражения невообразимой тоски на лице парня. Тот прекрасно понимал несбыточность озвученных желаний.

А вот Салли, наоборот нахмурилась. Ей совершенно не нравилось, как мужики пускали слюни на двух развратных девиц.

Сама лейтенант Сторм не могла похвастаться слишком уж привлекательными формами. Невысокого роста, с небольшой грудью, симпатичная, но далеко не красавица, она почти не следила за внешностью, предпочитая тратить время куда более продуктивно.

— А что, Томми, ты не теряйся, попробуй подкатить к одной из этих красоток. Может что и получится. Глядишь, удастся немного подержаться за выпирающий упругий бюст. Уверена, тебе этого хватит, — подначила она.

Снова послышался негромкий смех десантника. Его забавляла возникшая ситуация.

Впрочем, говоря откровенно, как мужчина, он полностью понимал настроение парня. Огненные сестры близняшки несомненно стоили искреннего восхищения.

— Знай я, что призом будет такой лакомый кусочек, сам бы вызвал мерсера в Круг Равных, — сказал Мэл.

Техник ничего не ответил на шутливую подколку, вместо этого спросив:

— Чем они там занимаются? Это что ЭРВ винтовка?

Мэл с Салли, как по команде посмотрели в сторону, куда указывал палец Томми.

Как раз в это время сингариец достал из высокого металлопластикового грузового контейнера импульсную винтовку.

Стильный дизайн матово-черного корпуса казалось скрывал внутри себя убойную силу так и ждущую возможности показать свою смертоносную мощь.

— Неплохая игрушка, — уважительно заявил капитан Грегсон. — Вот что оказывается привезли в той посылке. Я слышал, что из-за нее даже немного задержали старт.

— Контейнер слишком большой, — проницательно заметила девушка пилот. — Для одной винтовки многовато места.

— А вот и бластер, — сказал Томми.

Из недр ящика показался большой ручной импульсник, обгоняющий по размерам стандартное оружие десантных сил Объединенного Флота.

— Ничего себе. Спорю на что угодно, выходной показатель КМЗ у него не меньше 0.4 единиц, — произнес десантник, окидывая опытным взглядом оружие.

— Судя по внешним особенностям, это не серийная модель, — сказал Салли, внезапно продемонстрировав знания о ручных стрелковых комплексах.

Естественно, базовые навыки владением современным ЭРВ имелись у всех военных пилотов. Но, как правило, дальше дело не шло. Отличить или что еще больше — как-то распознать особенности разных моделей никто из них не умел. Хватало забот на более насущные дела. В кабине истребителя необходимы умения совсем иного толка.

— Ты права, — согласился с подругой Мэл. — Скорее всего, сделано на заказ под индивидуальные характеристики. Только гляньте, как ствол лежит в руке голубоглазого. Идеальное расположение. Явно балансировку подгоняли специально под его анатомию. Такое кучу денег стоит…

Под конец, капитан уже не скрывал завистливых ноток. Он себе не мог позволить подобное оружие, несмотря на более чем щедрую плату на службе в Объединенном Флоте.

То есть, в теории, конечно можно потратить пару месячных зарплат, но это будет как-то уж слишком расточительно.

— Снимают стенки. Контейнер раскладной, — Томми продолжил комментировать действия троицы людей в пятидесяти метрах дальше.

— Что это? Бронескаф? Круто выглядит.

Остатки мягкого пластика внутренней упаковки отлетели в сторону, обнажив человекоподобную фигуру из металла.

Зализанные углы, покатые плечи, шлем со сплошным забралом, относительно компактная форма и окрас в пепельно-черном тонах с несколькими ломанными красными линиями производили сильное впечатление с первого взгляда.

— Ничего себе… — протянул десантник.

На этот раз в его словах слышалась не зависть, а искреннее изумление.

— Бездна! Посмотрите — лицевой щиток полностью скрыт за броней, должно быть обзор идет через внешние сенсоры напрямую в нейронную сеть владельца. Он как бы смотрит «электронными глазами» скафа. Я однажды читал об экспериментах в данной области, не думал, что дело пошло дальше прототипов.

— Почему? — с интересом спросила Салли.

Она хоть и пилот, но тоже прониклась от эффектного внешнего вида новой игрушки голубоглазого красавчика-адъютанта.

Хотя, тут девушка мысленно скривилась, по документам он может и адъютант адмирала, но кто такой на самом деле очень большой вопрос. Чего только стоит информация о задержке отлета. Ради доставки личного груза ни один офицер на борту не смог бы отложить старт. А тут пожалуйста.

Ничего не скажешь, сингарийцы…

Салли внезапно вспомнила состоявшийся на Камее поединок между офицером Вольфом и каким-то наемником. Показ шел на всю систему, включая корабли в космосе.

Завораживающая схватка продлилась недолго, оставив после себя целый океан эмоций.

Никогда она еще ни видела ничего подобного. И вряд ли еще увидит. Необузданная ярость одного и стремительные, выверенные до миллиметра движения другого. Молниеносные удары и резкие перемещения сменялись так быстро, что глаза не поспевали за изменяющейся картинкой.

Позже, ей вдруг пришло в голову, что случись невероятное и начни кто-то из десантников драку с плечистым блондином на борту «Злой Звезды», она бы ни секунды не колебалась в выборе возможного победителя…

— Да, непонятно, если есть способ закрыть уязвимую часть тела, к тому настолько важную, как голова, то почему это до сих пор не делают? — подключился к расспросам Томми.

Техник тоже переместил взор с изящных женских фигурок рыжих сестричек на безмолвную темную громаду железа, только что вытащенную из упаковочных материалов.

— И вам не кажется, что скаф выглядит хлипковато? У нашего бравого десанта и то посолиднее смотрится. Основательно, массивно. Чувствуешь, что не прошибешь из плазмогана и ОД-граната не поможет. А здесь что? Прямо легкий уровень или с натяжкой средний. Не серьезно.

Мэл насмешливо покосился на Томми.

— Эх ты, а еще сертифицированный «специалист технического обслуживания малых боевых кораблей». Масса не всегда означает надежность. Спорю на что угодно, на этой штуке стоят «персоналки». Энергетические щиты с перекрестными накрытием, с функцией разнопланового переброса мощности по всему периметру. Плюс облегченный вариант керратитовых сплавов. Дорого, но весьма продуктивно в плане повышения уровня защищенности. Более чем уверен, значение КЕП у него в районе 3.0 единиц. Вряд ли меньше.

Троица снова развернулась к сингарийскому снаряжению, наблюдение шло молча, без всяких обсуждений.

В свете ярких ламп дневного света на потолке грузового отсека стройные фигурки сестер в обтягивающих костюмах опять привлекли внимание обоих мужчин. Узкая талия, высокая подтянутая грудь и длинные ноги имели поразительный эффект притяжения, поневоле заставляя не отводить от них взгляда.

Мэлу вдруг подумалось, что если бы в чем-то похожем здесь появилась глава научного отдела лейтенант Норд, дело вообще могло окончится небольшим скандалом.

Женщины на борту, как правило не одевались в столь вызывающие одежды, предпочитая практичность, сексуальности. По крайней мере в боевом походе. В выходные на базе наряды встречались и более откровенные.

Только это ведь тогда, а не сейчас…

Первой не выдержала Салли.

— А что там насчет шлема? Ты сказал: проводили эксперименты, сделали прототипы, но они так и не пошли в серийное производство. Так и не ответил, почему?

Капитан Грегсон с трудом оторвался от завлекающих женских форм, вновь посмотрев на Салли.

Могло показаться странным, что он как болван пялился на двух рыжих близняшек, как юный девственник, ни разу не бывший с женщиной, но эта парочка в тонких тренировочных костюмах выглядела настолько возбуждающее, что никого не оставляла равнодушным.

— Что? Какой шлем?

— На скафе, закрытый лицевой щиток, полностью скрытый за броней, без единой смотровой щели, — терпеливо повторила лейтенант Сторм. — Почему их не производят массово.

Поняв о чем идет речь, командир десантной секции облегченно усмехнулся.

— Как я и сказал ранее, применяется так называемый способ «полного контакта», когда обзор идет напрямую от внешних сенсоров через нейронную сеть носителя бронескафа. Для этого необходимо иметь не только определенную модифицированную наносеть, но также изученную базу по «боевым пустотным скафам», максимального седьмого ранга. Что не слишком подходит для серийного выпуска из-за небольшого количества потенциальных покупателей, — сказал он. — К тому же, выяснилось, что определенная часть людей через какое-то время активной эксплуатации такого скафа начинает испытывать чувство дискомфорта, постепенно переходящую в нервное раздражение, дезориентацию, в конец-концов заканчивающуюся состоянием полной потерей боеспособности.

— «Эффект линковода», — сказал Томми. — Я видел несколько передач в Галанете об этом. Если мозг человек подключить к каким-то посторонним механизмам, то рано или поздно у большинства людей проявляются негативные симптомы. Пилоты-линководы полностью сливаются с кораблями, поэтому отказ для неподходящего сознания заканчиваются смертельным исходом. А в скафе последствия должно быть не столь разрушительными.

Десантник пожал плечами.

— Вполне возможно, я не знаю подробностей, говорю только то, что читал на одном из сетевых ресурсов по военной тематике.

Плечи Салли непроизвольно передернулись.

— На курсах подготовки в летной Академии я проходила тестирование на совместимость с нейрошунтами. До сих пор в дрожь бросает. Нас подключали через переходные разъемы к обычному атмосферному шаттлу всего на две-три минуты. Его не запускали, лишь проводили простую проверку бортовых систем. Но мне этого хватило до конца жизни.

— И как это было? — Томми с любопытством уставился на стоящую рядом невысокую девушку.

Он даже позабыл о парочке сексапильных крошек в дальнем конце грузового отсека, настолько его увлекла новая тема.

Что не удивительно. Любой живущий в Содружестве испытывал интерес к пилотам-линководам и всему тому, что с этим связано.

Они считались уникальными личностями, намного отличающимися от обычных жителей. Почти волшебники в мире простых обывателей.

Уметь управлять огромными межсистемными кораблями одной лишь силой мысли… Это вызывало подлинный восторг. Каждый ребенок в детстве мечтал стать линководом. И почти все они, став взрослым, испытали чувство разочарования после получения отрицательных результатов тестирования. Слишком мал процент тех, кто способен без последствий сливать свой разум со сложными механизмами. Психика выдерживала далеко не у всех.

— Не знаю, это трудно описать, — ответила Саллин. — Как нырнуть в глубокий бассейн, наполненный ледяной водой и пытаться там что-то делать. Руки, ноги не чувствуешь, повсюду непонятное шевеление и оглушительная тишина. Ты ничего не видишь, ничего не слышишь, не можешь дышать и не можешь двигаться. Потом мир внезапно взрывается невероятным объемом информации. Она вкачивается в тебя и ты ничего не можешь с этим поделать. Как будто начинают насильно кормить, только вместо еды поступают пакеты данных.

Техник пораженно покачала головой.

— Должно быть не слишком приятно.

— Это мягко сказано. Я отключилась на первой минуте. Остальные кадеты не лучше. Из всей группы не прошел никто. Со всего выпускного потока подходящими признали одиннадцать человек. До конца обучения дошло всего трое. Пятеро сошли с ума, трое покончили с собой, после того как отказались разрывать контакт и провели принудительное отключение. Как видите, не слишком хорошая статистика.

— Капитан Северин — линковод, — припомнил Мэл. — И вот этого я всегда не понимал. Он в одиночку может управлять крейсером, но кроме него на борту почему-то еще куча народа. Зачем они нужны, раз он может справиться сам?

Таким незамысловатым способом десантник попытался намекнуть на бесполезность флотских корабельных офицеров. Коих он иногда терпеть не мог из-за слишком вызывающего поведения.

Салли Сторм хмыкнула.

— А если с ним что-то случится? Кто тогда поведет корабль? А? Это же боевой межсистемник, тут всякое может произойти. Как существуют дублирующие системы, так существует и запасной вариант для пилотирования.

— Прямое подключение самое потрясающее изобретение, какое только человечество делало, — невпопад заметил Томми.

Наступила короткая пауза, затем беседа продолжилась, переключившись на преимущества и недостатки использования нейрошунтов.

Так получилось, что друзья совершенно забыли о первоначальных целях своего наблюдения.

О них сразу вспомнили, стоило широкоплечему сингарийцу облечься в новый бронескаф и начать разгуливать по ребристому полу грузового отсека…

* * *

Тяжелый харанский крейсер «Злая Звезда». Система 33-11РЛ-83Д, близлежащее пространство планеты Камасати.


Путь до искомой точки занял восемь дней. Включая период разгона в системе Биржи Найма, откуда мы улетели настолько быстро, насколько это получилось.

Мастер-оружейник Старк успел почти вовремя, изготовив заказ в день нашего отбытия. Да, пришлось попросить капитана крейсера немного попридержать старт, иначе не выходило.

Комбинезон, винтовка, бластер и бронескаф, сделанные индивидуально под меня, с увеличенными характеристиками, намного обгоняющие стандартные образцы военного снаряжения стоили того, чтобы из-за них немножко нарушить правила…

— Вышли из гиперперехода, начинаем сближение с точкой назначения, — в рубке раздался безжизненный голос бортового искина.

Я посмотрел на капитана Северина, его закрытые глаза, расслабленная поза в откинутом назад кресле создавала впечатление сна, что, естественно совершенно не так.

Позади раздался шум открытия гермостворок, на мостик ступила Кэйтрин.

— Мы уже завершили прыжок? — спросила она, окидывая взглядом помещение с пультами, развернутыми экранами, вместе с людьми за ними.

Моя голова качнулась в подтверждении. Я не стал ее поправлять. Почему-то обычные люди обожали применять слово — «прыжок», относя его к путешествиям между звездами. На самом деле, так говорить неправильно. Все пилоты использовали понятие — «переход», из-за его более верного значения.

Что, впрочем, не обязательно, я и сам грешил этим.

— Когда подойдем к планете? — продолжила расспросы сингарийская ученая.

— Приблизительное время сближения — один час, — сказал я, взглянув на один из светящихся мягким оранжевым светом голографических дисплеев справа от себя.

К счастью вопросов насчет того, почему крейсер не появился сразу на орбите планеты не последовало. Об этих особенностях Кэйтрин знала.

Перед самым выходом в обычное пространство, за миллионные доли секунды, масс-детекторы корабля проверяли наличие поблизости от точки выхода посторонних объектов для предотвращения столкновения. Если что-то мешало, то гипердвигатель автоматически продолжал работать, унося межсистемник чуть дальше.

В звездных системах частого посещения для финиширования выбирали определенный кусок пустого пространства. Без специального маяка все гиперпереходы старались заканчивать несколько в стороне от любых планетойдов, во избежание катастроф.

Приходилось поработать маршевым двигателям, немного подождать, зато без риска оказаться внутри каменюки массой в миллионы тонн твердых пород.

Едва слышно пропищал сигнал от места оператора бортового вооружения, расположенный слева у самой стены.

— Запуск ракет дальнего радиуса действия с зондами доразведки, — прокомментировал я звук.

Начальник научного отдела оперативной базы «Инкар» лейтинант Норд не имела специализации пилота, слабо представляя, что сейчас происходит.

Так что я выступал в роли некого гида, объясняя действия экипажа. Точнее говоря, капитана Северина, в настоящий момент взявшего на себя контроль над всеми корабельными механизмами.

— Разве у нас плохие сканеры? — спросила Кэйтрин. — Зачем еще какие-то зонды? Всегда думала, что харанские корабли считаются самыми лучшими в галактике. Неужели пространственные локаторы не достают далеко?

— Достают. И на «Злой Звезде» превосходные сканеры. Конечно, у них существует определенный порог дальности идентификации объектов. Но сейчас проблема не в этом, а в самой планете. Своим телом, она создает мертвую зону, не видную нам. Там вполне можно спрятать целую ударную эскадру, разместив ее на орбите с обратной стороны. Плюс, у потенциальных врагов, есть возможность скрыться в плотных слоях атмосферы. Что тоже не слишком хорошо. Вот для этого и нужны зонды доразведки. С их помощью охват сканируемой территории значительно расширяется. Сейчас сверхскоростные ракеты долетят до определенных координат, зонды развернутся, два зависнут на полюсах, еще два расположатся чуть дальше, тем самым образовав форму неправильной трапеции, направленную от приближающегося крейсера в открытый космос, автоматически запустится единая сеть и начнет поступать информация.

Девушка с пониманием кивнула.

— Так надежнее, чем просто сканеры, — сказал я. — Чем дальше расстояние, тем сложнее становится получить точные данные.

Несколько прошло минут в тишине.

И как бы поддерживая меня в этом вопросе, один из корабельных офицеров, отвечающий за навигацию, сообщил вслух:

— Началась передача от зондов.

Кэйтрин с интересом наклонилась чуть вперед, вытянула шею в направлении пульта от которого прозвучал голос.

Она впервые находилась в рубке боевого межсистемника в момент почти боевой обстановки. Должность ученого, хоть и военного, не предполагала участия в подобных мероприятиях.

— Выведите на главный экран, — попросил я.

Оператор недоуменно оглянулся, не узнав говорившего, увидал две фигуры в строгих черных флотских мундирах неподалеку от капитанского кресла, немного подумал, видимо колеблясь, затем все же выполнил просьбу.

Изогнутая голографическая проекция в центре мигнула, расцвела сбоку бегущими столбиками данных.

— И что там? — спросила моя напарница, разглядывая целый ворох информационных показаний с микросканеров на борту ракет.

Я пригляделся, вчитываясь в экран.

— Ничего важного. Предварительные результаты. Главное — посторонних кораблей не обнаружено. Совсем никаких искусственных объектов в локальном пространстве планеты.

Обернувшись, на этот раз влево, к уже другому корабельному офицеру, сидящему к нам поближе, от меня послышалась еще одна просьба-приказ.

— Дайте информацию о Камасати из Единого Галактического Реестра.

Знаю, командовать в рубке чужого корабля, да еще военного, с моей стороны небывалая наглость. В обычных обстоятельствах, такого умника давно бы вышвырнули с мостика.

Однако, учитывая далеко не стандартный характер миссии, а также главенство в ней Управления научных исследований и разработок Флота, мне предоставлялась определенная свобода действий. В том числе и на мостике крейсера.

К тому же, капитан Северин в любо момент мог отменить мои распоряжения, если бы посчитал, что вмешательство слишком серьезно.

— Вывожу.

Я передвинулся поближе, при этом плечо Кэйтрин потерлось о мое. Она тоже хотела посмотреть на справку из базы данных.

— Итак, что тут у нас, — сказал я. — Открыта почти четыре тысячи лет назад. Ого! Необычно для пограничных миров… Атмосфера непригодна для дыхания, уровень полезных ископаемых — индекс — «GF-3», то есть почти ничего ценного, с высокой себестоимостью добычи, множество пылевых выбросов, ураганы, штормы, полное отсутствие растительности… Ясно, дыра та еще. Попытка проведения терраформинга в автоматическом режиме не завершилась по неизвестным причинам.

После этих слов, следовала ссылка-указатель на текст с пояснениями. Нажатие вызывало окно озаглавленное как «Проект Экспансия».

Мои глаза быстро пробежали не очень длинный текст, после этого я удивленно заметил:

— Не знал о таком. Все же имперцы иногда мыслят несколько странно.

Девушка, которая также ознакомилась с ознакомительным фрагментом, с сарказмом произнесла:

— Ну да, столько денег вбухали в какую-то ерунду. Того, кто все это придумал, надо судить за нецелевое расходование средств. Тогдашний Император выставил себя полным кретином, раз одобрил данный проект. Не удивительно, что об «Экспансии» мало кто знает. Даже в Реестре указаны лишь общие положения, без конкретных фактов: кто, где, когда и почему. Наверняка, это доступно только для военных, в гражданской версии Реестра никаких упоминаний не оставили. Не удивительно. Идиоты…

Я хмыкнул. Несмотря на определенную резкость, не согласится с блондинкой нельзя. Это же надо такое придумать. Похоже пилить казенные средства любили не только на Земле, но и в галактическом Содружестве.

Если коротко, то дело было так. Некие «светлые умы» в Империи четыре тысячи лет назад для ускорения процесса освоение нового пространства предложили для этого несколько экстравагантный способ.

Беспилотные станции для терраформирования, работающие полностью в автономном режиме. Сами летают, сами находят подходящие под определенные требования планеты и сами начинают преобразование. После завершения, посылался сигнал о готовности нового мира принимать поселенцев.

Эти гении запустили целый флот таких устройств по разным направлениям. Уж не знаю чем они там думали, но явно не головой, осуществляя данный план.

Спустя две сотни лет, после начала операции «Экспансия» пришло чуть менее одного процента от кибер-комплексов о завершении терраформирования какой-то планеты.

К тому же, проверка показала, что из готовых к заселению миров, с экономической точки зрения более или менее пригодными оказалось еще меньшее число.

Зачем основывать колонию, если придется постоянно ее поддерживать извне?

Короче говоря, все так и заглохло. Уйму кредитов благополучно списали на непредвиденные расходы, проект закрыли, постаравшись похоронить его как можно глубже. Полнейший провал.

— И не говори, — сказал я, мысленно ухмыляясь, представив, как некие личности тогда радостно поздравляли друг друга с «открытием новой страницы в истории галактики».

Куча орденов, многочисленные премии, награды и тому подобные материальные стимулирования. Уверен, чиновники неплохо погрелись на этом, выдумывая и ставя себе в заслугу еще не произошедшие события. Станции еще не стартовали, а они уже поздравляли народ с обретением тысячи новых планет.

Уроды. Стрелять таких сказочников надо прямо на месте. Как, в общем-то и тех, кто весь этот балаган одобрил.

Это тоже самое, что наделать золотых патронов и палить в противника не только не видя его, но и не зная точно, существует ли он вообще.

— Что с поверхностью планеты? Заметна какая-нибудь искусственная активность? — спросил я.

Ближайший оператор отрицательно покачал головой.

— Нет, гра флаг-офицер. Исходя из поступающих данных ничего не заметно. Камасати полностью мертва. На ней ничего нет. Хотя точно утверждать пока нельзя. В некоторых районах в настоящий момент бушуют пылевые ураганы, что затрудняет действие бортовых сканеров крейсера и зондов доразведки.

Я поблагодарил кивком, взгляд метнулся к другому экрану, куда выводились данные бортовых систем. Корабль ходко приближался к планете. Оставалось подождать выхода на орбиту.

Прошло чуть меньше двух часов, крейсер наконец-то завис над Камасати, в районе условного северного полюса. К этому времени, капитан Северин уже отключился от нейрошунтов, стоял у одного из пультов, прихлебывая местный аналог кофе.

Широкая чашка исходила ароматом корицы, неосознанно заставляя морщить нос от резкого запаха.

— Судя по наблюдению здесь ничего нет, — сказал капитан, поворачиваясь к нам с Кэйтрин. — Вы уверены, что тот наемник сказал правду перед смертью? Не похоже чтобы тут кто-то расположил секретную базу.

Мои плечи неопределенно дернулись. Мог ли Бред Стайлз соврать перед тем, как зайти в Круг Равных? Да легко! Я же не телепат, чтобы знать наверняка.

— База потому и секретная, что ее трудно найти, — заметила Кэйтрин. — Может провести более детальный осмотр поверхности?

Капитан Злой Звезды посмотрел на голографическую проекцию в центре рубки, перевел взгляд на один из приборных пультов, взглянул на свое кресло на небольшом возвышении.

— Можно запустить парочку истребителей поближе к планете, прямиком в атмосферу. Погодка здесь не очень, может поболтать немного, зато даст возможность присмотреться более внимательно к этому мертвому булыжнику. У нас все-таки не разведывательное судно, выявлять замаскированные убежища, да еще под прикрытием естественных фоновых шумов на поверхности планеты бортовых сканеры не смогут. Направленность не та. Мы больше по открытому космосу.

Я кивнул. Естественно, тяжелый харанский крейсер проектировали не для поиска скрытых нор в земле под толстым слоем пыли, а для выявления и уничтожения вражеских кораблей в Великой Пустоте.

— Давайте попробуем так. Глупо улетать, ни с чем.

Северин, молча отсалютовал дымящейся кружкой, молчаливым жестом подтвердив приказ одному из офицеров, прекрасно слышавший наш разговор.

Еще через десять минут с борта крейсера стартовали два перехватчика, вниз к планете Камасати.

Приданная эскадрилья состояла из «Бекад-С», универсальных истребителей атмосферно-космического типа имперской постройки.

Не самая современная модель на сегодняшний день, но и далеко не бесполезный металлолом. В меру защиты — показатель КЕП — 4.5 единицы, в меру атакующих возможностей — две плазменные пушки в 3.0 единицы мощности, довольно неплохая маневренность, как в плотных слоях атмосферы различного состава, так и в вакуумном пространстве.

Про таких говорят — «рабочая лошадка», хорошо зарекомендовавшая себя в условиях долгой эксплуатации.

А вообще, если подумать, то можно было взять что и получше. Возможности внешних захватов, с многофункциональными пазами крепления позволяли перевозить на борту харанского крейсера любые классы и модели перехватчиков всех типов.

Здесь не имелось полноценного ангара, боевые машины лишь наполовину заходили в корпус корабля, оставаясь большей частью снаружи. Пилоты занимали свое место через специальные микро-шлюзы, ныряя в кабину сверху.

Не слишком удобный способ, но весьма рациональный в плане практичного применения ресурсов корабля.

Все-таки харанцев не зря считали одними из лучших корабелов в Содружестве. Никто кроме них не умел создавать военные суда с наиболее оптимальными характеристиками, имеющие обширный запас для проведения различных модификаций.

Небольшое государство специализировалось на выпуске боевых межсистемникав, обогнав в этом деле, даже такого признанного лидера, как Главные Имперские Верфи.

— Кажется мы что-то нашли, — спустя еще полтора часа ожидания, в рубке крейсера раздался женский голос одного из вылетевших пилотов.

— Что конкретно? — спросил капитан, вновь заняв свое кресло.

— Ретранслирую изображение. Это в квадрате 11–25, у склона небольшой горной гряды.

Ожил широкий голо-дисплей, начался показ записи с борта перехватчика, пролетевшего на высоте пяти километров над поверхностью. Компьютерная программа, обрабатывая поступающий данные сразу же обратила внимание на неестественный кусок рельефа местности.

Видео перешло в покадровый режим, в конце концов остановившись на нужном моменте.

Под нависающей грязно-коричневой скалой стояло с десяток ровных прямоугольников бурого цвета.

— Что это? Не похоже на камни, — сказал Кэйтрин, внимательно разглядывая на замершую картинку.

— Клянусь, Великой Пустотой, это же стандартные жилые модули, — заявил Северин.

Он почему-то до последнего не верил, что на планете что-то обнаружится.

— Пусть сделают еще один заход над квадратом, осмотрят окрестности. Возможно там есть что-то еще, — попросил я.

Капитан крейсера продублировал приказ, с ожиданием уставившись на экран. Теперь наблюдение перешло в онлайн режим.

Мелькали изломанные линии горных образований, провалы небольших каньонов, острые пики скалистых выступов. Поверхность планеты цвета сырой глины вперемешку с небольшим добавлением красного оставляла после себя гнетущее впечатление.

И впрямь — мертвый мир.

Чем-то напоминающий Марс, только в более темных тонах.

— Больше ничего не наблюдаем. Разве что рядом с первыми объектами чуть дальше находится слишком ровная площадка. Вряд ли работа природы. Скорее всего ей помогли, — донеслось из динамика.

— Энергетическая или любая другая активность, указывающая на присутствие людей? — спросил я.

— Отрицательно. Не регистрируем никаких признаков какой-то активности.

— Ясно, — я повернулся к капитану Северину. — Это может и ничего не значить. Те, кого мы ищем, имеют отличные от нас технологии. Но все равно, проверить надо.

Тот кивнул, задумчиво вертя в руках опустевшую чашку. Высокий, жилистый, в темной униформе Объединенного Флота, он напоминал стальной брусок, всегда готовый к любым неожиданностям, откуда бы они не пришли.

— Несомненно. Разведка на поверхность нужна. Отправим штурм-бот с группой десанта. С воздуха их прикроет еще одна пара птичек. На всякий случай. Крейсер тоже разместим над квадратом 11–25. Если что, окажем поддержку орбитальными ударами туннельных ускорителей. Не при контактном бое, но все же. Как вы и сказали — неизвестно, что там может еще скрываться.

— Хорошо. Неплохая идея. Я тоже пойду в первой партии. Хочу лично осмотреться на месте.

Капитан крейсера «Злая Звезда» ничего не ответил на прозвучавшее желание, лишь молча пожал руку, желая успеха в предстоящей вылазке.

Кэйтрин ничего не стала говорить, интуитивно поняв, что брать с собой я ее не планирую. Это не современный мегаполис с кучей народа и одним беглецом. Предстояла боевая операция, там научные сотрудники без соответствующего опыта будут только отвлекать внимание, требуя для себя дополнительной защиты.

Вот проверим все, тогда и она спустится вслед за остальными.

* * *

Планета Камасати. Поверхность. Квадрат 11–25.


Мы решили не мудрить, свалившись прямиком к металлопластиковым боксам-модулям, стоящих двумя ровными рядам под вытянутой скалой.

Толстая створка ушла вправо, выпуская из штурм-бота первую двойку солдат с винтовками наизготовку.

За ними последовали следующие, потом еще. Я выходил последним. Передо мною на землю пустынной планеты смело шагнули Грета и Хельга.

Облаченные в одолженную экипировку десанта, они ничем не отличались от остальных бойцов, двигаясь так же слаженно и уверенно.

Взметнулись облачка пыли от поступи тяжелой пехоты, закованной в техно-броню. Налетел порыв ветра, бессильно разбившись о бронескафы.

И тишина.

Никакой реакции на появление нежданных гостей.

Любопытно. Может действительно никого нет.

На секунду солдаты замерли полукругом, потом рассыпались в разные стороны, разбившись на пары. Три группы десятников, и мы с сестрами Ренер. Всего девять человек.

— «Каналы внутренней связи открыты».

— «Анализ обстановки».

Перед глазами всплыло сообщение и сразу же исчезло. Нейроинтерфейсное подключение к бронескафу поначалу казалось слегка непривычным. Глядеть на окружающий мир электронными сенсорами вызывало странно чувство нереальности происходящего.

— «Оценка угроз».

— «Вероятные места расположения вражеских позиций».

— «Расчет оптимального маршрута».

Местность окрасилась в различные цвета, появилась подсветка опасных зон ярким красным, умеренного нахождения — желтым и относительно безопасных мест — насыщенным зеленым.

Последний цвет превалировал неподалеку от штурм-бота и внутри него.

Ха! Кэп в своем репертуаре. Намекает: типа не сесть ли на обратно на эту посудину и не свалить куда подальше. Тоже мне, юморист…

— Третьей справа, — я подсветил маркером один из жилых модулей.

Одновременно с этим у Греты и Хельги на лицевых щитках появились точно такие же отметки.

Близняшки поняли команду, вскинули винтовки, быстрым скользящим шагом двинулись вперед.

Я последовал за ними. Металлопластиковая коробка ринулась мне навстречу.

Дверь открыта, не заблокирована. Короткий шлюз зиял пустотой. Никаких признаков жизни. Управляющие панели мертвы. Энергии нет.

Вторую створку пришлось открывать вручную, раздвигая в разные стороны.

— «Анализ обстановки».

Снова мимолетно промелькнуло сообщение от сеграста. Искин взял под полный контроль бронескаф, изготовленный мастером Старком, включая все боевые программы.

— «Попытаться обнаружить любые следы человеческой активности», — приказал я беззвучным посылом.

— «Выполняю. Начинаю сканирование».

В правом верхнем углу завертелся сферический значок, показывая работу встроенных в броню сканеров.

Мы прошли дальше. Автоматически запустился режим ночного видения. Окрасив мир в черно-белые краски.

Темное помещение внутри мобильного бокса не радовало ничем кроме обычных мелочей, создавая впечатление покинутого в спешке места.

Парочка столов, стулья, двухъярусные кровати, кухонный закуток и душевая. Ничего необычного. Стандартный набор.

— Тут никого нет, — сказала Грета, успевшая уже осмотреть дальний конец длинной комнаты. — Судя по остаткам еды на тарелках, убрались отсюда очень быстро.

— Да, похоже на то, — произнес я, отпуская винтовку вниз.

Сразу же произошло отключение синхронизированного прицела перед глазами. Как только вскину оружие вверх, снова появится. Особенности продвинутой техники.

— Что будем делать?

— Проверять все модули. Где-то должен располагаться командный центр. Осмотрим его. Возможно торопыги забыли стереть носители с информацией. Нужно найти комп-терминалы или хотя бы персональные консоли.

Мы вышли наружу. На улице ветер усилился, пыль летела уже не ленивыми облачками, а стремительными порывами.

Да чтоб его… Неужели начинался ураган? Очень вовремя.

— «Никаких признаков активности не обнаружено», — сообщил Кэп результаты сканирования.

Еще через минуту доложились остальные группы. Как и мы, они ничего не нашли.

Тайная база оказалась покинутой.

Метаморфа на Камее не нашли, здесь тоже пусто. Как-то не слишком обнадеживало развитие ситуации.

— Хорошо. Всем искать командный центр. Не могли же они просто здесь жить и ничего не делать. Надо разобраться, зачем сюда привозили снаряжение и для кого.

Десантники подтвердили получение приказа, снова разбредаясь в разные стороны…

Глава 7

Система 33-11РЛ-83Д. Планета Камасати. Покинутый секретный лагерь неизвестных.


Беглый осмотр оставшихся жилых модулей не занял много времени. Как и в предыдущих, в них не обнаружилось ничего полезного для дальнейших поисков метаморфов.

Нашли продовольственный склад с кучей пищевого концентрата и парочку резервуаров с водой в объемных металлопластиковых емкостях.

Разного рода повседневные мелочи, кухонная посуда, какие-то предметы, используемые в обиходе, ничего не говорящие о личности прошлых владельцев.

В общем ничего такого, что помогло бы в установлении причин появления секретной базы на затерянной планете.

Одно совершенно ясно — здесь жили люди. Древним нет нужды использовать дополнительные устройства и укрытия для нахождения во враждебной среде. А если они вдруг находились в человеческом состоянии, то скорее всего мы бы увидели что-нибудь относящееся к их технологиям.

Поселок же выглядел абсолютно заурядным. Такие можно встретить в галактике где угодно на новых планетах. Особенно в приграничных секторах, в начале процесса терраформирования при первых этапах колонизации.

Боксы для проживания, запас продовольствия, техническая и питьевая вода с портативной фильтрационной станцией, пара десятков технических скафов для выхода наружу. И собственно говоря все, можно въезжать и жить.

Так… Стоп…

Я замер на месте внезапно поняв, чего не хватает в этом списке.

— Хельга, Грета загляните за ближайшие коробки, оглядитесь вокруг, — сказал я по каналу связи.

Не задавая лишних вопросов, девушки вскинули винтовки, быстрым шагом направились выполнять приказ.

Через минуту раздались голоса.

— На месте. Здесь пусто.

— Подтверждаю. Ничего нет.

— Выпирающие дополнительные блоки нигде не заметны? Или другие, бросающиеся в глаза механизмы?

Последовала короткая пауза.

— Отрицательно. Ничего похожего. Только гладкие металлопластиковые стены жилых моделей.

— Интересно, — негромко произнес я. — И на крыше ничего не видать.

— Вы о чем, ваша милость?

На этом месте, я мысленно поморщился. Сестрам невероятно понравилось, что у нового нанимателя есть аристократический титул, теперь обе, при каждом удобном случае, с большим удовольствием обращались ко мне, как принято в Доминионе.

— В модулях нет автономных генераторов и на крышах не видать приемников беспроводной электросети, что в целом вполне понятно, учитывая здешний климат, так выходит более надежно. Значит энергопитание поступало по кабелям. Где-то должен находиться источник. Мобильный реактор или другая похожая силовая установка.

— Найдем кабели, найдем командный центр, — прозорливо довершила мою мысль Хельга.

— Верно, — сказал я. — Проверьте землю. Сомневаюсь, что они тут делали глубокие канавы для прокладки энергосети.

Продублировав распоряжение остальным солдатам, я сам двинулся к одному из боксов неподалеку.

Но лично поучаствовать в поисках не получилось, на связь вышли крутящиеся наверху птички.

— У нас тут назревают проблемы. С условного юго-востока надвигается широкий грозовой фронт, — сообщил женский голос по связи.

Я развернулся в указанном направлении.

Затянутый тяжелыми темными тучами горизонт вызывал неосознанное чувство опасения.

Сработала функция зума в сенсорах шлема. Картинка прыгнула вперед, приблизилась. Темная мгла затянула все видимое вдалеке пространство. Стали видны огромные пылевые массы, парящие на большой высоте.

Отсюда они казались медленными, даже ленивыми, но это скорее всего обманчивое впечатление. Не успеешь опомнится, а буря моментально накроет с головой.

Совсем не хотелось находиться на открытом пространстве в этот момент. Подхватит, завертит и унесет на другой конец планеты в мгновение ока. Будешь потом падать с километровой высоты и гадать, какого размера пятно от тебя останется при ударе о поверхность.

Здесь фокус, как на Камее не пройдет. Никакое «техико» не сможет удержать бронескаф.

— Ладно уходите, — сказал я истребителям. — Мы тоже улетаем. Переждем на борту крейсера. Модули вроде бы укреплены на случай непогоды, видны специальные фиксаторы для сцепки с землей, но рисковать не будем. Полюбуемся с орбиты на этот бардак.

— Хорошая идея. До встречи на корабле.

Я активировал общий канал.

— Уходим, гра и грэсы. Сюда идет буря. Не будем изображать из себя легкие мишени, переждем на борту «Злой Звезды». Потом вернемся и продолжим поиски.

Послышалось одобрительное ворчание. Никому не улыбалось оказаться в эпицентре сильного урагана.

Направляясь обратно к десантному катеру, вдруг пришло понимание, что картинка, передаваемая от сенсоров наблюдения, встроенных в скаф, более чистая, чем несколько минут назад.

Проверка настроек выявила активированный режим удаления посторонних «шумов». Кэп самостоятельно запустил его для более удобного ориентирования на местности.

Отключение моментально вернуло грязно-коричневые порывы пыльного ветра.

Это приложение программного пака я пропустил. Неплохо.

Вот оно «электронное зрение». Раз и переключился на «чистую картинку». Не понравилось, нажал еще раз нужную пиктограмму на дисплее нейронной сети, реальность вернулась к своему истинному облику.

Ничего не скажешь, технологии…

Чуть задержавшись, я подходил к штурм-боту самым последним.

До него оставалась всего пара десятков метров, когда вдруг появилось уже знакомое чувство внутреннего неудобства.

Словно какая-то неведомая сила на короткое мгновение сжала все органы, а потом брызнула на них непонятным клеем, который в свою очередь быстро испарился.

Совершенно не больно. И без всяких негативных последствий. Скорее вызывая легкое ощущение раздражения от промелькнувшего дискомфорта.

Дерьмо!

Меня осенило. То же самое организм испытывал на крыше небоскреба гостиничного комплекса в ресторане. Когда метаморф, замаскированный под наемника Арни Коула, заходил на площадку ресторанного зала.

Резким скачком я расширил поле зрения с обычных ста двадцати градусов до двухсот десяти. Внешние механические сенсоры без проблем позволяли сделать то, что недоступно простому глазу.

Долго смотреть так не очень удобно в плане обратного привыкания к повседневному мировосприятию после снятия шлема. У меня уже имелся негативный опыт во время проверки скафа на борту крейсера. Но в экстремальный период, возможность охватить как можно более большой угол обзора вполне могла спасти жизнь. Можно и потерпеть.

Заднюю полусферу взял на себя Кэп.

Пытаться запускать режим на триста шестьдесят градусов я не собирался. Так и свихнуться не долго. В конце концов человек к подобному совершенно не привык.

— Всем внимание! Возможно приближаются противники!

Предупреждение заставило десантников остановится. Шестерка фигур в тяжелых бронескафах высокой защиты как раз подошла к нашему транспорту. Сестры двигались чуть впереди меня и не успели подойти так близко.

— БУММ!!!

Послышался гулкий удар из-под земли.

Штурм-бот массой в несколько тонн словно пушинку подбросило вверх на пару метров. Показалось, что машина на долю секунды зависла в воздухе. А затем грузно рухнула вниз, вызывая падением небольшое землетрясение.

В ту же секунду, раздался противный звук разрываемого металла. Прямо на наших глазах военный суборбитальный челнок согнулся надвое. Нос и корма задрались вверх, а центр раскрылся на манер цветочного бутона. Откуда вырвались толстые отростки антрацитово-черных щупалец.

Одно с ходу накрыло ближайшего солдата, толстой змей обивалось вокруг бронескафа, резко дернулось назад, унося добычу с собой. Закованная в сталь фигура бесследно исчезла где-то в глубине мрачного провала на месте бывшего штурм-бота.

— Назад!!! — бешенным голосом заорал я, одновременно вскидывая винтовку в положение для стрельбы.

Материализовался перекрестный прицел. Начался расчет уязвимых точек для первоочередного уничтожения.

К сожалению, почти сразу же выскочило сообщение о недостатке данных и неизвестном типе противника.

— «Идентификация невозможна».

Кто бы сомневался. Монстров Древних еще не успели включить в каталоги военной техники Содружества.

Не дожидаясь новых подсказок, я открыл беглый огонь, переведя мощность на максимальное значение.

Импульсы понеслись вперед, с жадностью вгрызаясь в биологическую субстанцию, выжигая, неся смерть и разрушение.

Выстрел, выстрел, выстрел…

Изделие мастера Старка демонстрировало великолепные показатели, подтверждая, что за него не зря заплатили такие деньги.

Грета и Хельга не отставали, с их стороны начался обстрел появившегося врага.

Оставшиеся десантники чуть замешкались, но к счастью успели собраться, показав неплохую выучку по слаженной стрельбе в одиночную цель.

Воздух наполнился ярко-синими зарядами, размером с грецкий орех. С сумасшедшей скоростью они летели вперед, уничтожая все на своем пути.

Казалось еще чуть-чуть и мы полностью сожжем вырвавшуюся из-под земли тварь.

Но уже через несколько секунд стало понятно, что до победы также далеко, как и в самом начале боя.

Каждый кусочек плоти монстра регенерировался с огромной скоростью. Раны зарастали чуть ли не мгновенно.

Дальше — хуже. Тварь начала стремительно прибавлять в объеме. Постепенно выбираясь наружу.

Похожая на гигантского спрута с бесконечным числом гибких, извивающихся щупалец, покрытая черной густой слизью — эта штука вызывала неосознанное чувство гадкого отвращения.

Что-то похожее, и в то же время с некоторыми особенностями, я уже видел при первой встрече с Ушедшими. Тогда почти такой же монстр охранял убежище спящих метаформов и не сказать, что справиться с ним оказалось так уж легко.

— Разорвать дистанцию! — приказал я, сразу же переключил каналы и продолжил: — Воздух, нужна поддержка. Ставлю маркер, врежьте по гадине чем-то серьезным. Мы отходим.

Показавшееся вечностью пауза ожидания и приход неожиданного ответа, заставшего врасплох всю группу:

— Отрицательно. Мы на форсаже. Ушли далеко. Верхние слои атмосферы над квадратом 11–25 затянуло. Вернуться быстро не сможем, — прошелестел в динамиках все тот же голос девушки-пилота. — Простите, в ближайшие десять минут вам придется справляться самим.

— Ну отлично, — сказал я.

Другие десантники выразились более крепко, припомнив аэрокосмическим силам всю их родословную.

Еще не успели стихнуть страсти по поводу нерасторопности перехватчиков, а если быть точным, как раз из-за их слишком большой прыти, позволившей так быстро и далеко удрать, как внезапно на связь вышел капитан Северин:

— ОТГ-1 это Злая Звезда, к нам приближается неизвестный объект с умеренным ускорением. Не другой корабль. Что-то иное. Сканеры не могут опознать. Прогнозирую возможность начала боя. Как приняли?

Полученные известия заставили скрипнуть зубами от злости.

Чтоб вас всех! Проклятье! Поймали скоординированной атакой, на группу внизу и на межсистемник в космосе.

— Принято. Удачи вам. Это далеко не обычный противник. Соблюдайте осторожность.

— Постараемся. Вы тоже продержитесь. Если не выйдет, отходите как можно дальше. Истребители скоро вернутся.

Канал отключился. Мы остались наедине с творением Древних.

— Приготовить ОД-гранаты. Кидаем по сигналу, — скомандовал я, снова перейдя на линию группы.

К этому моменту монстр выбрался почти полностью, колыхающееся масса с кучей отростков покоилась на остатках штурм-бота.

С ума сойти! Разорванная напополам машина говорила об огромной силе создания.

Признаю, керратитовые пластины брони в основном предназначались для защиты от плазменного или любого другого энергетического оружия, но все равно необходим колоссальный уровень физического воздействия для того, чтобы их сломать.

Эта тварь обладала сокрушительной мощью. Просто невероятной.

Хорошо еще, что мы тоже не пальцем деланные.

— По команде. Раз, два, три. Бросаем!

К «не идентифицированному биологическому объекту» полетело сразу восемь продолговатых ребристых цилиндриков.

За ними с секундной задержкой еще одна партия.

— БУММ!!! БУММ!!! БУММ!!!

Слитная череда грохотов накрыла близлежащую территорию. Суммарная мощь сдетонировавших гранат легко уничтожила бы среднюю беспилотную боевую платформу, без всяких шансов на дальнейшее восстановление.

Взглянув на результаты совместной атаки, я только убедился в качестве продукции имперских военных корпораций: тело монстра разнесло на множество мелких кусочком тугой и твердой плоти темного цвета.

Огня не случилось. Состав атмосферы на планете не подходил, но этого и не требовалось. Плазма успела нанести внушительные повреждения, за доли секунды успев выжечь большую часть организма чужого.

— Вот так это делается!

— Сдохни уродская мразь!

— Это тебе за Эрни, гад!

Десантники веселились в эфире, обступая место побоища. Сестры Ренер встали рядом со мной, держа винтовки наготове, не расслабляясь даже после победы.

— Неплохо, — сказал я, рассматривая останки.

Старый проверенный способ с большим количеством гранат снова сработал. Помниться в прошлом это тоже неплохо подействовало. Правда стреляли пираты с «Некроникса». И ко всему прочему использовали еще и встроенный ракетный комплекс. У меня сейчас тоже такой имелся, но я решил пока свой приберечь на всякий случай.

Но ведь от этого суть не менялась. Оказалось, что создания Древних страсть, как не любили горячую плазму.

— Почему эту штуку не заметили раньше? — спросила Хельга, с расстояния двадцати метров разглядывая месиво искусственно выращенной биомассы.

— Сканеры скафа не зафиксировали сейсмической активности. Как и теплового следа. До последнего момента, монстр находился в неподвижном состоянии. На вроде «живой мины в спящем режиме», — ответил я, потом заметил: — Меня больше удивляет, как это мы «удачно» посадили штурм-бот. Прямиком на него.

— Должно быть прежние постояльцы тоже использовали эту площадку для своих транспортов, — предположила Грета. — Вот и оставили «подарок» для гостей.

— Вполне допустимо. Хотя, до сих пор не верю, что здесь жили не люди, — сказал я, качнув головой, не вдаваясь в детали.

Сестрам лишь вкратце обрисовали цели миссии, не посвящая в большие подробности. Как и члены экипажа крейсера, они думали, что идет погоня за некими существами, вырвавшимися из секретных сингарийских лабораторий, где проводились генетические опыты над человеческой ДНК-архитектурой.

Вся галактика знал о неумном желании светловолосых постоянно улучшать свою расу. Поэтому фальшивку приняли за чистую монету без особого упорства.

По всему Содружеству гуляли жуткие слухи об очередных достижениях сингарийских ученых. Так что неверующих попросту не нашлось.

Лишь я, лейтенант Норд и капитан Северин знали всю правду о наших предполагаемых противниках.

— Так, мы остались без катера, улететь не можем, а буря никуда не делась. Необходимо найти укрытие, чтобы переждать…

Договорить не получилось.

Рассматривающие поверженную тварь десантники вдруг начали палить из всех стволов в яму из которой всего несколько минут назад вылез монстр.

Прошло всего секунды полторы, как по стоящим солдатам пробежала темная полоска какой-то жидкости, выплеснутой снизу.

Раз — и все пятеро повалились на землю, иступлено крича во весь голос от жуткой боли.

Зум автоматически приблизил картинку и я с ужасом увидел, как на месте лицевых щитков шлемов зияли огромные дыры, выжженные кислотой.

— Чтоб вас!

Идиоты! До этого имели дело только с пиратами, не смогли сдержать любопытства, совершенно забыв об осторожности.

Я тоже хорош. Знал ведь, как бывают опасны создания Древних. Не запретил подходить ближе.

Вот дерьмо!

Уже без команды, сестры Ренер швырнули сразу по паре ОД-гранат в яму среди обломков штурм-бота.

Прогремели взрывы.

И опять вверх рванулись изгибающиеся плети спрута. Монстр регенерировал с поразительной быстротой. Намного опережая в этом ранее виденного мною своего предшественника.

— «Активация „Лестера“».

На плечах бронескафа приподнялись небольшие заслонки, на свет показались кончики миниатюрных ракет.

Сильно модифицированный встроенный комплекс «Лестер-М». Ракеты еще меньше, плазменные боеголовки еще мощнее, улучшенная дистанционная смена целеуказания и наведение полностью в автоматическом режиме делали из стальных малышек незаменимых помощников в деле решения сложных проблем.

Перекрестье прицела зафиксировалось на твари, окрасился в зеленый цвет, сигнализируя о захвате цели.

И сразу же — пуск, пуск, пуск, пуск.

Четыре микро-ракеты, сверкая ускорителями метнулись вперед. Немного разошлись в стороны перед самым попаданием и одновременно врезались в истекающее черной слизью монстра.

— БУММ!!!

На этот раз, подрыв оказался куда более мощный, разнеся колыхающуюся массу щупалец на мелкие кусочки.

— Охренеть!

Вот это бабахнуло! Чтобы не использовали в боеголовках Лестера, это стоило потраченных денег. Какая мощь! Меня даже отшвырнуло назад на пару шагов.

Эффект вышел намного более разрушительным, чем от слитных взрывов гранат ранее.

Черт! Да одной такой игрушкой можно без проблем уничтожить любой орбитальный бот военной модели.

Хорошенько порадоваться не получилось: как будто обладая бесконечным запасом жизни, создание метафорфов снова восставало из проклятой дыры в земле, вырастая прямо на наших глазах до прежних размеров.

— Какого…

Теперь уже точно не до шуток. Все тяжелые боеприпасы подошли к концу. Осталось только ЭРВ оружие.

А ленивые сволочи на перехватчиках так и не потрудились выйти на связь.

— Назад, отходим, — приказал я Грете и Хельге.

Из всей оперативно-тактической группы, спустившейся на поверхность планеты, в живых остались лишь мы. Шестеро десантников и два пилота штурм-бота уже никогда не покинут пределы Камасати живыми.

И снова замелькали импульсные заряды…

* * *

Система 33-11РЛ-83Д. Локальное пространство планеты «Камасати». Тяжелый харанский крейсер Объединенного Флота «Злая Звезда».


— Появились отметки сигнатур. Началось быстрое сближение. Сканирование. Идентификация не проведена. В базе данных корабля не обнаружено похожих образцов.

Оператор слежения еще не окончил доклад, а капитан Северин уже устраивался поудобнее на своем главном рабочем месте.

Голова откинулась назад, руки легли на подлокотники, ноги встали на подставку, все тело расслабилось. Кресло раздвинулось в положение ложемента, принимая форму слегка искривленной линии.

Из встроенного в подголовник паза выдвинулся провод нейрошунта. Резкий удар, контакт и началось соединение.

Как и всегда, на сотые доли секунды затылок взорвался острой вспышкой боли. Будто в голову вонзили стальную иглу.

Затем сознание рассыпалось на множество осколков.

Тишина, холод и темнота.

В реальном времени проходило всего пара мгновений, однако линководу казалось, что намного больше.

А потом разум вновь обретал способность мыслить. Сознавая себя уже не в жалком человеческом теле, а в гигантском космическом корабле.

Понимание этого состояния вызывало всплеск эйфории. Пилот ощущал себя неким богом, получившим власть над огромной силой. Нужны были определенные усилия, чтобы вновь начать действовать осознанно.

Вместо сердца — ходовой реактор, вместо рук — оружейные пилоны, вместо — кожного покрова — бронированный корпус.

Ни с чем не передаваемое ощущение.

— «Вектор сближения на 100 единиц. Трехкратное ускорение».

— «Вероятность враждебных намерений — 93 %».

Промелькнули сообщения от сканеров. Капитан крейсера, бывший сейчас с боевым межсистемником единым целым, всего одним мысленным посылом активировал маршевые двигатели, выдвигая «себя» на более удобную позицию для боя в пустоте.

Локальное пространство на орбите планеты не слишком подходило для этого. Необходима возможность маневрирования.

— «Тревога! Приближение малых объектов в количестве тридцати одной неизвестной цели».

— «Идентификация невозможна».

Возник бортовой искин, выступавший сейчас помощником человеку в управлении огромной металлической махины.

— «Расчет показывает отсутствие энергетической составляющей на объектах. Предполагается использование кинетической силы для разгона. Состав плотный, масса каждого от трех до пяти стандартных тонн».

Северин слегка удивился. Словно кто-то взял огромные булыжники, а потом запустил их в качестве снарядов по «Злой Звезде».

Безумие какое-то. Примитивно и совсем для корабля не опасно. Эти камни даже долететь до них не смогут, не то что нанести какой-то вред.

Еще один импульс-приказ, сейчас капитан общался не словами, а короткими информационными пакетами со всеми механизмами напрямую, и главные орудия харанского крейсера открыли огонь.

Четыре туннельных ускорителя с показателем мощности в 10.0 единиц выпустили сразу несколько сжатых под высоким давлением плазменных шаров с умопомрачительным ускорением.

Пилоту не пришлось целиться и вводить какие-то команды, разум за одно мгновение все сделал, используя вычислительные мощности оборудования корабля.

Вспышки уничтоженных объектов и обратные данные о поражении целей.

Еще один залп.

Опять исчезновение отметок на сканерах.

И новые выстрелы, без труда поражающие быстролетящие мишени.

В ответ со стороны неизвестного объекта появились новые снаряды, в намного большем количестве.

Теперь за работу пришлось взяться сначала ракетам-перехватчикам, а после уже и турелям ближней обороны.

Массированный обстрел осколками не прекращался, напоминая каменный ливень в пустоте, обращенный в одном направлении — на человеческий крейсер.

Сработали энергетические щиты, принимая на себя удары пропущенных шаров, силовое поле безжалостно сжигало вражеские снаряды.

На задворках сознания капитана мелькнула сумасшедшая мысль о способности объекта синтезировать камни прямо в своем нутре. Иначе не объяснить продолжающийся до сих пор бесконечный поток.

Или, что скорее всего, это и не камни вовсе, а что-то другое со схожей структурой, плотностью и массой.

Очень скоро основной противник вошел в пределы зоны действия главный орудий корабля, все так же исторгая из себя невесть откуда берущиеся обломки твердых пород.

Не колеблясь, Северин перенес огонь главных орудий на него, увеличив темп стрельбы туннельный ускорителей до максимума.

Общая масса объекта стала снижаться, не критично, но вполне ощутимо. Значит выстрелы оказывали негативное воздействие.

Чуть позже к ним присоединились все ракетные установки на борту, запустив друг за другом двадцать тяжелых противокорабельных ракет модели «Шторм».

Ожесточенный бой вспыхнул с новой силой, заставив неизвестного врага резко ускориться, чуть ли не прыгая к крейсеру.

Разгадав намерение противники, капитан включил форсаж для резкого уклонения в сторону.

К сожалению, тяжелый крейсер не обладал характеристиками для подобного маневра. Массой покоя в миллионы тонн, боевой межсистемник попросту не успел увернуться от надвигающегося объекта.

В это время, операторы на мостике, выступающие сторонними наблюдателями, смогли как следует рассмотреть то, что на них двигалась с такой поразительной скоростью.

Рассмотреть и недоуменно нахмуриться. Астероид далеко несимметричной формы, покрытый множеством ворсинок и с огромным провалом посередине вызвал у всех присутствующих офицеров Объединенного Флота искреннее замешательство. Никто и никогда из них не видел ничего подобного в Великой Пустоте.

Впрочем, долго удивляться им не пришлось. Из огромного объекта вырвалось множество жгутов, впившихся в корабль на манер присосок, пробивая внешнюю обшивку и проникая внутрь.

По рубке разнеслись сигналы тревоги о разгерметизации отдельных отсеков.

Выпущенные в начале боя истребители, так и не получив указаний, кроме держаться подальше до нужного момента, увидав атаку на крейсер, ринулись вперед рассерженной стаей стальных хищников.

И моментально погибли один за другим, ничего не сумев противопоставить гибким и смертоносным щупальцам.

Уже понимая, что это конец и корабль погибает, капитан Северин внезапно осознал, что они совершили ошибку, задействовав те же методы и тактику войны, которые использовались в обычных космических боях.

Против такого противника нужен совершенно иной подход, отличный от привычных способов ведения схваток в пустоте. Тут необходима не плазма и мощные боеголовки ракет, а что-то влияющее на биологический материал. Вроде жесткого излучения или может даже вирусной инфекции.

В идеале еще на сверхдальних дистанциях стоило задействовать сверхмощные боезаряды, по типу кварковых бомб. Только так можно достичь полного уничтожения. И никак иначе.

А начальный обстрел служил лишь для отвлечения внимания и велся исключительно для того, чтобы дать противнику сблизиться с крейсером как можно ближе. Этого делать категорически нельзя.

Но успеть передать обретенное знание уже не получалось. Передатчик гиперсвязи, как и большая часть механизмов на борту Злой Звезды уже не подчинялись капитану.

Оставалось сделать последний шаг. Короткий импульс отправился в двигательный отсек, запуская в ходовом реакторе режим нестабильной перегрузки.

Еще через пару минут неподалеку от планеты Камасати вспыхнула сверхновая, поглощая в себе обоих противников.

* * *

Звездная система 33-11РЛ-83Д. Планета Камасати. Покинутый секретный лагерь неизвестных.


Пропала связь с кораблем, не отзывались больше перехватчики. Грета и Хельга вместе со мною остались одни против изуродованного черного спрута.

Гранаты кончились, ракеты тоже, дополнительное вооружение оставалось на штурм-боте и теперь уже никак не могло нам помочь.

Выбора не было, только отходить назад дальше, стреляя по гибким щупальцам, сжигая их огнем и не позволяя схватить кого-то еще.

Вместе с никуда не исчезнувшей бурей, положение становилось почти безвыходным.

Хельга перезарядила винтовку, опустошенная энергоячейка отлетела в сторону, времени положить в контейнер уже нет, покрытые толстым слоем слизи извивающиеся нити так и норовили вцепиться в металлические фигуры.

Одно неосторожное движение и монстр внезапным броском приблизился к девушке.

Поразительная проворность оказалась для нее полной неожиданностью. Не успев среагировать она сразу же очутилась в кольце черных щупалец.

На канале связи раздался крик боли. Тварь без промедления начала сжимать добычу, приподняв ее в воздух с явным намерением отправить в бездонную пасть.

Понимание, что сделать ничего нельзя, осознание этого факта, подняла во мне дикую волну злости, переходящую в жгучую ненависть к неуязвимому монстру.

Я хотел смерти этому мерзкому созданию. Я жаждал сдавить его и не отпускать, выдавливая из уродливой туши жизнь капля за каплей.

Не просто убить, а убить так мучительно, как только это вообще возможно.

Ярость переполняла меня, она обрела материальность и побежала по венам, наполняя тело невероятной силой.

— «Активация ядра „Таасит“».

Пришло сообщения от сеграста, мгновенно пропало, не оставив после себя ничего.

Сейчас мне плевать на это, мне плевать на все. Только одно необузданное желание билось набатом в мозгу — убить тварь! Во что бы то ни стало. Не взирая ни на что и ни на кого.

Убить, растоптать, разорвать на мелкие кусочки, чтобы ни одна частичка больше не смогла выжить.

Горячая, почти осязаемая ненависть охватила все тело. Я не сопротивлялся ей, наоборот, разжигал огонь все больше и больше, в несокрушимое пылающее пламя.

Я наслаждался этим, полностью погрузившись в приятное чувство ярости.

Ничего не могло остановить меня. Ничего и никто.

Повинуясь безвучному приказу из моей груди вырвались четыре струйки дыма, чем-то напоминая щупальца монстра, но состоящие из черного тумана.

Они метнулись вперед с быстротой молнии, вцепляясь в спрута, погружаясь внутрь огромной туши.

Монстр вздрогнул, по земле пробежали трещины. А я почувствовал, как его организм начал распадаться на клеточном уровне, превращая такую еще недавно неуязвимую плоть в горки праха.

Не знаю сколько это продолжалось, но закончилось так же внезапно, как и началось.

Слабость накатила неожиданной волной, смывая ярость и ненависть, оставляя после себя лишь чувство опустошенности.

Сознание не исчезло, но колени вынужденно подогнулись.

Подскочившие сестры Ренер подхватили с двух сторон, помогая двинуться к ближайшему уцелевшему жилому модулю.

Ураган набирал обороты, унося в вышину потемневшего неба мертвых десантников, обломки штурм-бота и невесомую пыль, все что осталось от создания Древних после моей необычной атаки.

Привалившись спиной к одной из двухярусных кроватей, я равнодушно наблюдал, как рыжеволосые двойняшки в тяжелых скафах задвигают обесточенные створки.

Разбушевавшаяся непогода, стремилась помешать этому, врываясь внутрь бокса упругими порывами сильного ветра.

Навалилась апатия, ничего не хотелось делать. И несмотря на задрожавшие от бури металлопластиковые стены всего в паре шагов, разум настойчиво стал требовать покоя. Слишком много энергии потратилось на уничтожение монстра.

Веки сами стали смыкаться, отправляя тело в глубокий сон.

* * *

Звездная система 33-11РЛ-83Д. Планета Камасати. Покинутый секретный лагерь неизвестных. Жилой модуль.


Трудно сказать, сколько длился отдых.

Пробуждение наступило от скрежета металла об металл.

Открыв глаза, я увидел, как Грета и Хельга все-так же стоят у перехода шлюзовой, на этот раз выполняя обратные действия — открывая створки дверей.

В узкую щель пробился блеклый лучи солнечного света насыщенно-красного оттенка.

Прислушавшись, стало понятно, что ураган закончился.

— Долго я был без сознания? — спросил я, активируя аудиоканал связи группы.

Обе фигуры в скафах одновременно замерли на месте, синхронно, как по команде развернулись в сторону глубин жилого модуля.

Не заставляя себя ждать, я поднялся на ноги, чуть качнулся, удерживая равновесие, слабость все еще была, но судя по ощущениям стремительно шла на убыль.

— Около пяти стандартных часов, — ответила Хельга.

Забавно, что я научился различать сестер уже через пару дней знакомства. Они этому очень удивлялись. А для меня выглядело странным, что кто-то мог не заметить разницы между более импульсивной и стремительной Гретой и сдержанной, мягкой Хельгой. Они даже хвостики огненно-рыжих волос завязывали чуть-чуть по-разному. Не говоря уже о характерном взгляде каждой из девушек.

— Уже выходили на связь с крейсером?

Возникла короткая заминка, показавшейся мне чрезвычайно подозрительной.

— Нет, Злая Звезда не отвечает на запросы.

Потом Грета вдруг добавила:

— Мы думаем, что корабль уничтожен.

От неожиданных известий я даже приостановился.

— В каком смысле? То есть как — уничтожен? Вы что тут с ума посходили, от долгого сидения взаперти?

Откат после внезапного проявления всплеска псионических сил на пару с беспамятством в бронескафе не делали настроение веселым и радужным.

— Еще во время боя, я видела очень яркую вспышку наверху. Слишком сильную для детонации обычных ракет. С учетом тишины в эфире и отсутствия подмоги, можно предположить худшее, — рассудительно заметила Хельга. — Скорее всего крейсер взорвали.

— Ерунда какая-то, — сказал я, проходя мимо близняшек, выбираясь наружу.

Ураган и впрямь прошел, что, впрочем, не слишком повлияло на привлекательность самой планеты. Все те же коричневые цвета и мрачные красноватые скалы.

— Злая Звезда, это ОТГ-1, - сказал я, включив канал прямой связи с кораблем.

— Злая Звезда, это группа с поверхности. Капитан Северин, как меня слышите?

В ответ ни слова, тяжелая гнетущая тишина.

— Какого… Это офицер Вольф, кто-нибудь есть в эфире? Вызывает поверхность.

И снова ничего. Не единого шелеста. Ни звука.

Не зная на что надеясь, мой взгляд метнулся вверх на затянутые грязными тучами хмурые небеса.

Естественно, без всякой пользы для дела. Что можно рассмотреть отсюда на орбите? Тут никакие сенсоры и функции зума не помогут.

— Что будем делать? Запасы кислорода падают. Осталось меньше чем на два часа, — спросила Грета, указывая на правое запястье бронескафа, где располагался небольшой плоский экран на случай поломки лицевого дисплея шлема.

Все еще не веря, что кто-то умудрился уничтожить тяжелый харанский крейсер, я оглядел окрестности.

Если придется здесь задержаться, то и впрямь следовало задуматься о дальнейших действиях. Вылазка на Камасати не планировалась долговременной. Короткий развед-рейд, без нахождения внизу больше необходимого.

Сколько продержатся еще скафы? Десантные модели у близняшек рассчитаны на восемь часов. Мой, примерно на десять. Потом могу еще какое-то время прожить, но в конечном итоге все равно умру. Измененный геном с имплантами вовсе не делали из человека бессмертного бога. Простой недостаток воздуха в конечном итоге разил не хуже меткого выстрела плазмой.

— Значит так, — сказал я. — Вопрос с крейсером пока отложим. Нам неизвестно что точно произошло, стоять и гадать не получится. Грета права. Надо решать проблему со скафами. Предлагаю вернуться к первому плану найти кабели энерговода и отследить командный пункт базы. Если отсюда удирали в спешке, но вряд ли вывезли оборудование.

— Они могли его испортить, — педантично предположила Хельга. — Или заминировать.

Я скривился. Команда так и блещет оптимизмом. Еще пара подобных фраз и можно смело снимать шлемы. Чего мучиться, уж лучше сразу сдохнем.

Не хотелось думать о возможности взрыва Злой Звезды. Ведь тогда придется считать, что на борту погибли все. Включая Кэйтрин.

Нельзя сказать, что мы с ней слишком сблизились, став влюбленной парочкой. Однако будет также глупо отрицать, что ее гибель могла оставить меня равнодушным.

Так что прочь грустные догадки. Займемся делами.

— Осмотрим модули, распложенные дальше. Те, что во втором ряду, — сказал я. — Мы их не успели обойти в прошлый раз.

Сестры Ренер ничего не ответили, молча отправились выполнять приказ.

И почти сразу же удача улыбнулась Грете, стоило ей увидеть заднюю стенку одного из жилых мобильных боксов.

— Кажется нашла. Похоже на распределительный щит.

Я подошел, взгляд пробежался по неказистому выступу на уровне пояса взрослого человека. От него уходили под землю несколько парных кабелей в металлической изоляции.

Что интересно, судя по начальному изгибу, они тянулись прямиком к основанию скалы, под которой расположились жилые модули.

— Любопытно, — пробормотал я.

Затем двинулся вперед, намереваясь проверить наличие тайного входа в каменной поверхности.

Кажется, мы все же нашли то, что искали. Зная примерное местонахождение обнаружить дверь получилось почти без труда. Как, впрочем, и открыть ее.

Волнистая поверхность стальных створок, с камуфляжным покрытием под цвет окружающей местности подалась под простым механическим воздействием.

Тут также не было энергии. Все получилось сделать вручную.

Не слишком широкий, но и не маленький, шлюзовой переход встретил новых гостей полутьмой.

Мир снова окрасился в черно-белые краски, автоматически запустился режим ночного зрения.

Идущие справа и слева сестры Ренер одинаковым движением вскинули импульсные ЭРВ винтовки, делая шаг вперед, тем самым обгоняя меня.

Ну прямо классическое поведение телохранителей. Защищают хозяина от возможной опасности. Становясь стеной. Как там — служить и защищать. Хотя стоп. Это кажется из другой оперы.

Захотелось сказать что-нибудь язвительное по этому поводу, но сдержался. Незачем обижать девчонок зазря. Короткий период нашего знакомства все-таки показал их вполне вменяемыми, чересчур серьезными на мой взгляд, но вполне адекватными людьми.

В общей постели мы с ними так и не очутились за все время полета, но успели вволю пообщаться на предмет эффективного применения ручного вооружения различных типов и моделей. Обе сестры действительно оказалась профи высокого класса с большим опытом полевой работы.

— Похоже здесь тоже никого нет, — сказал Грета.

Большое полукруглое помещение с несколькими нишами, где располагались спальные места, закуток с кухонными принадлежностями, а также комната с еще одной парой створок, распахнутыми настежь.

Именно там виднелся стационарный комп-терминал на длинной узкой подставке, вместе с пятью выключенными мониторами.

— Напоминает схрон для временного укрытия, — заметила Хельга. — На десять-пятнадцать человек. Вряд ли больше. Что-то похожее устраивают трейсеры для своих контрабандных дел.

— Думаешь? — спросил я, одновременны тыкая в пластиковую консоль с кнопками активации.

— Ну а зачем еще в этой дыре строить что-то подобное?

— Без понятия, — честно ответил я, наконец получив отклик от компьютера.

Центральный монитор загорелся, побежали строчки загрузки.

— «Кэп, ты можешь дистанционно подключится? У меня подозрение, что тут стоит пароль».

— «Выполняю. Сетевой роутер найден. Произвожу подключение».

Удостоверившись, что сеграст приступил к делу, я уже собрался развернуться и пойти обратно к шлюзовой, чтобы заняться герметичностью, как вдруг глаза случайно увидели крутящийся символ на одном из запустившихся экранов.

— Что еще за черт? Эмблема Ситойского Альянса? А что они тут позабыли, во имя Великой Пустоты?

Глава 8

Звездная система 33-11РЛ-83Д. Пограничные территории Содружества. Планета Камасати. Покинутый бункер.


— «Загрузка завершена».

— «Доступ получен»

— «Операционная служебная система готова к работе».

Скупые строчки программного кода резво пробежали по экрану, исчезнув так же быстро, как и появились.

Вместо них дисплей озарился примитивным меню с коротким списком выбора:

— «Хранилище данных общего назначения».

— «Управление системой жизнеобеспечения бункера».

— «Состояние мобильной силовой установки „Булла-Орем“».

— «Внутренние системы бункера».

Последний пункт украшал мигающий красный предупредительный значок. Развертка показала новые сообщения:

— «Внимание! Герметичность бункера нарушена. Рекомендуется срочная проверка внутренней обшивки на предмет разрывов».

— «Внимание! Отсутствует связь с „Паутиной“. Рекомендуется проверить антенну внешнего доступа».

— «Внимание! Необходима срочная диагностика системы жизнеобеспечения. Отсутствуют данные по комплексу воздушной регенерации. Нет отклика от системы фильтрации воды».

— «Предупреждение! Обстановка в бункере может нести опасность для жизни личного состава. Необходимо срочно провести восстановительные работы».

И все это справа от крутящейся фигурки в виде футуристического якоря с четырьмя концами в разные стороны.

Ситойский Альянс, чтоб его…

Вот же блин…

Государство, входящие в список десяти сильнейших, как в экономическом, так и в военно-политическом плане в Содружестве.

Не настолько мощное, как скажем Империя или Федерация Сайкон, однако и далеко не мелкое образование из пары звездных систем и одной освоенной планеты.

Серьезный игрок на галактическом поле.

И он каким-то неведомым образом оказался связанным с метаморфами.

Древними чудовищами, совсем недавно вышедшими из спячки, а затем решившими…

Черт! А что Ушедшие хотят сделать? На данный момент, если говорить начистоту, никакой точной информации по этому поводу у меня нет.

Какая-то возня на Камее, дела с Биржей Найма, атаки на приграничные колонии, захват наемников. Что еще эти психи успели натворить? Впрочем — нет. Создания из глубин тысячелетий явно не могут быть обычными сумасшедшими.

Или могут?

Спятили во время долгой спячки, теперь занимаются всякой непонятной херней…

Такой вариант все же исключительно маловероятен. Ушедшие имеют какой-то план действий. Вряд ли иначе.

— «Кэп, проведи диагностику систем жизнеобеспечения. Перезагрузи ее, заставь работать».

— «Приступаю».

Отдав приказ сеграсту, я занялся изучением первой строчкой в меню — «Хранилищем данных общего назначения».

Интерфейс здесь, мягко говоря, не слишком сложный, разобраться получилось весьма оперативно.

Это не военная база с продвинутой инфраструктурой сетевой инфосферы под управлением отдельного искина и с кучей автономных вспомогательных защитных программ. Скорее набор приложений, связанных между собой в слабое подобие операционной системы.

К сожалению осмотр имеющейся информации занял немного времени, кто-то успел перед отлетом неплохо тут все почистить.

Зато нашлась парочкой файлов с логами последних операции, в основном по поводу консервации самой базы. Ничего интересного, обычные технические подробности выполнения отданных команд.

Если не считать одного сеанса связи, без самого текста, но с указанием любопытной аббревиатуры в исходниках передачи.

— Хмм… — задумчиво произнес я.

— Что там? — сразу же поинтересовалась Грета, так и простоявшая рядом все время пока я возился с комп-терминалом.

Кстати, тоже интересный момент, на стационарнике все слишком примитивно для серьезной работы. Скорее всего прошлые обитатели бункера не использовали его в каких-то важных делах, вероятно предпочитая портативные комп-консоли. Которые при уходе, не мудрствуя лукаво, легко прихватили с собой.

— Б.О.К. — сказал я.

Девушка недоуменно нахмурилась. Сквозь забрало десантного шлема с отключенным затемнением, ее непонимающее лицо отлично просматривалось.

— Бюро общественного контроля, — пояснил я. — Служба безопасности Ситойского Альянса. Занимается всякими тайными делами, включая разведку, контрразведку и тому подобные делишки.

— Спецслужба, — с пониманием произнесла Грета.

— Точно, спецслужба.

Хельга, пытающаяся как можно плотнее закрыть внешние гермостворки шлюза тоже поучаствовала в разговоре, активировав канал связи группы.

— Что они тут делали? Это же дыра, каких поискать. Зачем на безжизненной планете устраивать тайную базу?

— Не знаю, — ответил я. — Скорее всего следили за Периферией и Фронтиром. Отслеживали обстановку или что-то в этом роде. Можно предположить, что бункер использовали, как один из опорных пунктов на дальних территориях. Вроде удаленного форпоста.

— Тогда спасибо им за это, — ответила Хельга, наконец-то справившись дверь. — Иначе мы бы тут не смогли выжить.

В ту же секунду, в помещении вспыхнул свет. На потолке и боковых стенах зажглись осветительные полосы.

Другая дверь шлюза тоже захлопнулась, послышалось мягкое шипение, воздуховод заработал, начав стремительно наполнять внутренне пространство пригодным для дыхания воздухом.

После отключения режима «ночного зрения», как и в случае с планетой, не ставшей привлекательно выглядеть после окончания бури, окружающая обстановка в убежище так же не претерпела значительных изменений. Унылый серый цвет и скудный интерьер без всяких излишеств.

— «Система жизнеобеспечения переведена в активную фазу», — доложил Кэп. — «Никаких повреждений не обнаружено».

— «Шустро ты», — похвалил я искина.

— «Местная система не отличается сложной структурой управления», — заявил сеграст.

— «Да, я тоже заметил. Отличная работа».

Проверка датчиками на скафах показала, что атмосфера действительно стала не опасной для жизни.

Шлемы сразу же с большим удовольствием оказались снятыми, отложенными в сторону.

Не иметь возможность вылезти из скафов немного действовало на нервы своей бескомпромиссностью.

— Любопытно другое, — продолжил я. — Где-то в системе, в космосе, развернута сеть наблюдательных спутников, объединенных в комплекс «Паутина». Хозяева имели возможность следить за всем, что происходит в округе.

— А передатчик здесь есть? — с надеждой спросила Грета.

Я отрицательно покачал головой.

— Они хитро сделали. Не единый центр управления, а целая цепь. Если в логах все верно, то можно сделать вывод о некой специальной схеме работы. Гиперпередатчик есть где-то снаружи, он соединен со спутниками, они в свою очередь с этим терминалом, а сам комп, подсоединялся к отдельной консоли. Ее, как видим, здесь уже нет. Выдерни любое из звеньев, и вся цепочка рассыплется. Даже не так — без особой портативной комп-консоли отсюда нельзя получить доступ к остальным устройствам. Бывшие хозяева бункера знатные перестраховщики, раз все так устроили.

— Хорошо еще, что систему жизнеобеспечения не додумались вынести куда-то подальше, — мрачно пошутила Хельга.

Замечание вызвало у меня усмешку.

— И не говори.

Вообще, ситуация продолжала оставаться странной и непонятной. Какого лешего ситойцы связались с метаморфами? Что за ерунда тут творилась?

Альянс по своей структуре являлся нетипичным государственным образованием. Не пирамида с жесткой вертикалью властью, а скорее равномерная сеть, где каждая ячейка, читай звездная система, имела равные права со всеми остальными.

Общий регулятор — конституция, во многом напоминающая Хартию Порядка, за исключением обширных дополнений в плане уменьшения внутренних торговых барьеров и ограничений, вместе со свободным перемещением гражданского населения.

Что-то вроде Соединенных Штатов Америки, но без федерального правительства. То есть оно как бы тоже имелось, но с сильно урезанными правами.

Пожалуй, даже скорее Швейцария, с ее кантонами, чем отдельные штаты. Конфедерация с единой внешней политикой и очень широкой автономией внутри.

Сложно объяснить. Очень нетипичное для Содружества строение государственных институтов.

Большинство предпочитало идти по пути Сайкона или Империи. А зачастую и вовсе, используя методы корпораций.

Те же веронцы, раса торговцев, при всех своих громогласных заявлениях о приверженности всеобщим правам и свободам, по сути являлись самым настоящим коммерческим конгломератом, растянувшимся на множество звездных систем. Где главную скрипку играл Устав и все сопутствующее огромной коммерческой структуре.

Впрочем, несмотря на некую экзотичность, Альянс показал себя более чем жизнеспособным объединением, просуществовав уже не одно тысячелетие.

Раз в несколько лет созывалась большая Ассамблея, где обсуждали накопившиеся вопросы и проблемы. Слетались представители всех планет, на определенный период времени собираясь вместе.

Существовал Арбитраж для спорных разбирательств. К его чести, стоило заметить, что за всю историю еще ни разу не случалось, чтобы итоговый приговор кем-то начинал оспариваться после слушаний.

Единая армия тоже имелась, как и единые стандарты в экономической и промышленной сферах.

В целом нельзя сказать о большой разнице между большинством ситойских систем.

Офисы Бюро Общественного Контроля располагались в каждом отдельном мире, действуя по одинаковым правилам и законам. При этом у них не было главной штаб-квартиры. Обмен информацией, помощь в разных делах, совместные операции — все это присутствовало. Но в остальном — полная автономия. Какое-то одно представительство не имело больше власти над другими.

Также работали полицейские, судебные и иные ветви исполнительной власти. Похожие друг на друга, как две капли воды. И вместе с тем полностью независимые друг от друга.

Отсюда следовал неутешительный вывод: любая из звездных систем, могла здесь засветиться. Определить точно какое именно Бюро развернуло форпост на Камасати сейчас уже невозможно.

Проклятье! Если подумать, то Альянс, напоминал этакое сборище клонов небольших стран, собранных в единое целое. Или это так и задумывалось?

Жуть какая-то…

Поняв, о чем размышляю последние пару минут, я встряхнулся. Нашел время. Как будто сейчас других проблем не хватило.

Ситойцы могут иметь целую толпу тараканов в голове и решать дела коллегиальным путем или единоличным. Плевать. В данный момент могла возникнуть другая проблема.

— Если Злая Звезда и впрямь уничтожена, то нам придется провести на планете не меньше двух недель, пока сюда не прилетит разведчик из Объединенного Флота, чтобы прояснить судьбу исчезнувшего крейсера. — сказал я. — Таков протокол на случай чрезвычайных происшествий.

Обе сестры понимающе кивнули, перед этим переглянувшись. Должно быть успели во время бури обсудить наше возможное будущее.

Это хорошо. Мозги у девчонок соображают. Да и в бою они показали себя более чем прилично, что также очень радовало. Без истерик, четко, слаженно. Одним словом — грамотно отработали.

Рассматривая более чем приятные глазу женские формы, в настоящий момент, скрытые за штурмовыми бронескафами высокой защиты, мало кто мог разглядеть под ними военспецов высокого класса. Все внимание уходило совсем не туда.

Рыжие красотки могли не только выгодно изгибаться, подчеркивая свои соблазнительные формы, тем самым дразня технарей в грузовом отсеке корабля, они также отлично управлялись с мощными ЭРВ винтовками, не оставляя противнику не единого шанса избежать попаданий. Это действительно внушало уважение.

Не просто красивые куклы, а настоящие бойцы. В сложившейся ситуации — это будет весьма и весьма полезно.

Вышло бы намного хуже, если бы Бред Стайлз держал их только ради постельных утех. На безжизненной планете умение раздвигать ноги, знать сто и одну позу в сексе, однозначно не те навыки, благодаря которым можно выжить.

Хотя…

В голове промелькнули фривольные сцены с моим участием и близняшками рядом. Не удержавшись, глаза сами пробежались по полными алым губам на симпатичных мордашках. Сначала на одной, потом у другой.

Боги…

И о чем я только думаю? Моя недавняя любовница скорее всего мертва, разнесенная на атомы в локальном пространстве планеты, а я тут фантазирую на эротические темы уже с другими девицами.

Что поделать. Такова, наверное, наша мужская природа. Измененный геном не сделал из меня какого-то инопланетного монстра. Психология осталась все та же, как и типичные человеческие реакции.

Мы можем измениться и перестать быть собой, только если вместо живой плоти, вставим себе в череп кремниевые платы, тем самым удалив все возможные чувства и эмоции.

Впрочем, по части сдержанности, умения абстрагироваться и концентрироваться, сингарийцы легко могли дать фору, любым обитателям Содружества.

Поэтому хватит заниматься ерундой, надо сосредоточится на проблемах, затем последовательно их начать решать.

Ощутив небольшую заминку, Грета спросила:

— И что нам делать сейчас? Ждать прилета корабля Флота?

Девушка не догадалась, о чем я задумался. А вот Хельга, похоже сумела правильно истолковать мой взгляд, на ее лице появилась обещающая улыбка. Она совсем не против близости. Скорее наоборот, с большим удовольствием готова оказаться в объятиях рослого светловолосого красавчика напротив.

Я прямо-таки без слов прочитал это в ее заблестевших шальных глазах.

Ничего себе, а ведь я ее считал более сдержанной чем сестра. Видимо в повседневных делах так и есть, а вот во всем остальном страсть брала вверх над взвешенным поведением. Стоило иметь в виду.

— Есть два выхода, — сказал я, делая пару шагов вдоль стойки с мониторами, чуть отойдя от продолжавшего работать комп-терминала. — Первый, и впрямь ждать, ничего не предпринимая. Судя по всему, запасов должно хватить. Энергии достаточно, силовая установка, спрятанная внизу функционирует нормально. Рециркуляция воздуха работает, кое-какая вода есть, еда тоже в наличии. Концентрат, но вполне съедобный. Пару недель протянем без проблем. По крайней мере, если ничего не случится.

— Я за, — ответила Хельга, стрельнув по сторонам озорным взглядом.

Кажется, чертовка искала достаточно вместительную кровать для всех троих одновременно. Ну или на крайний случай предметы, из которых ее можно будет соорудить.

Грета подозрительно покосилась на сестру, почувствовав охватившее девушку возбуждение.

— А второй вариант? — спросила она.

— Самим найти передатчик снаружи, попытаться взломать его на аппаратном уровне, чтобы послать сигнал о помощи. Тут, как понимаете тоже все может обойтись не слишком гладко. Еще неизвестно кто сюда прилетит, услышав зов. Это не пространство центральных миров. Приграничная зона. Так называемая — «Периферия». Почти Фронтир, с кучей пиратов, бандитов с диких миров и другой подобной публики. Бездна знает, кто сюда заявится.

— Разве гиперпередатчики могут перехватить кто угодно? — спросила с недоверием Грета. — Всегда считала, что контакт идет между двумя абонентами с высоким уровнем шифрования.

— Это если используешь свое оборудование. Сомневаюсь, что получится организовать обычный сеанс связи. Вероятнее всего, как я и говорил ранее, для полноценного общения на дальних расстояниях бывшие хозяева бункера использовали дополнительную портативную комп-консоль. Где стояло соответствующее программное обеспечение и вообще все что нужно для нормальной передачи. Без аппаратуры, мы не сможем «позвонить», как по Галанету в любую точку галактики. Чудес не бывает. А вот на сигнал в широком диапазоне вполне можно рассчитывать. Скорее всего.

Девушки задумались. Даже Хельга на некоторое время забыла о своих прошлых намерениях придаться более приятному времяпрепровождению, чем обычная беседа.

Все-таки сестры очень рассудительные. Этого у них не отнять. Понимают когда время развлечений, а когда стоит притормозить.

— Имеется и третий вариант, — неожиданно для обеих собеседниц сказал я. — И он уже не столь приятен, как первые два. Не исключено, что узел гиперсвязи располагается вообще не где-то здесь. Судя по наличию антенного комплекса такое тоже вполне возможно. Если использовать какие-нибудь лоханки для маскировки, без нормального оборудования и соответственно без гиперпередатчиков, так намного удобнее выходить на связь с Содружеством, нет необходимости каждый раз садиться на поверхность планеты.

Грета скрестила руки на груди.

— Звучит логично. Тогда делать вылазку наружу бесполезно.

— Не только, — сказал я. — Если в космосе развернута сеть из спутников, а так скорее всего и есть, судя по меню операционного терминала. Тогда существует вероятность…

— … что там имеется устройства наблюдения, в том числе и сканеры. Возможно в пассивном режиме, — сурово докончила мою мысль Хельга.

Передо мной снова стоял собранный боец, а не легкомысленная девица с настроем на постельные приключения.

— В точку, — сказал я.

— Если оборудование засекло взрыв крейсера и гиперпередатчик подключен к спутникам, то они могут послать сообщение своим хозяевам. Наверняка, на этот случай в программных кодах есть какой-нибудь особый протокол.

Это уже говорила Грета, не отставая от сестры в плане умения быстро соображать.

— Тогда сюда первыми прилетят те, кто владел базой раньше. Сначала выйдут где-то на окраине, просканируют пространство, подойдут ближе и в конце концов спустятся сюда.

Мне ничего не оставалось, как молча кивать, соглашаясь с услышанными предпоролжениями.

— Совершенно верно, — сказал я. — Вместо спасателей из Объединенного Флота, мы рискуем встретиться с бывшими хозяевами этой богадельни.

Сестры, как по команде, одновременно недоуменно вскинулись, услышав незнакомое слово.

Небрежный взмах руки показал, что это не имеет значения. Обе девушки правильно истолковав жест не стали заострять на этом внимания.

Между тем вдруг подумалось о возможном прилете не только людей, но и кое-кого куда похуже.

Древние. Эти гады тоже могли припереться, посмотреть, что стало с их кораблем.

Не трудно догадаться, что если нас не атаковали после уничтожения харанского крейсера, посудина метаморфов также не пережила скоротечной битвы. Капитан Северин все же смог захватить врага с собой на тот свет.

— Так, мне надо вам кое-что рассказать, — произнес я, внимательно оглядывая близняшек перед собой. — Думаю, в нынешних обстоятельствах вам нужно знать о кое-каких подробностях о нашей миссии.

Грета и Хельга подобрались, поняв что речь идет о чем-то серьезном. Хотя куда уж еще серьезнее. И так о жизни и смерти по сути разговаривали.

— Слышали, когда-нибудь об Ушедших? Глупый вопрос, конечно же — да. Недавно на ряд приграничных миров произошло несколько нападений. Кое-кто предположил, что это дело рук пиратов, но это не совсем так. Точнее, звездные странники не имеют к этом вообще никакого отношения…

Сжатый рассказ без излишних деталей занял около двадцати минут и вызвал довольно необычную на мой взгляд реакцию.

Обе рыженькие красотки, умевшие быстро и метко стрелять практически из всех видов многочисленного ЭРВ оружия, довольно спокойно восприняли шокирующие новости о появлении расы Древних, о ком ходило столько легенд и домыслов по всему Содружеству со дня его основания.

Лично я, окажись на их месте, будучи на Земле и узнав о том, что по миру шляются какие-нибудь атланты или гиперпорейцы, да еще к тому же, вроде как с планами о захвате всего человечества или того хуже — его тотального истребления, выпучил бы от изумления глаза, открыл рот и побежал звонить в «компетентные органы».

Не сразу, понятно, а в случае полной достоверности полученной информации с железобетонными доказательствами.

В любом случае, вряд ли смог бы спокойно перенести такие известия.

А тут ничего, стоят, сосредоточенно слушают.

— Их намного труднее убить, чем обычного человека? Включая военного мода? — деловито поинтересовалась Грета.

— Против сильной регенерации неплохо помогают многочисленные ранения. Главное не дать противнику шанса отлежаться, — заметила Хельга.

Сказки оживают на их глазах, а вместо удивление парочка со знанием дела обсуждает как будет приканчивать персонажей многочисленных мифов.

Круто. Люблю тех, кто не тратит время зря. Мое искреннее восхищение. Сестры Ренер нравятся мне все больше и больше.

— Это как-то связано с тем, как вы, ваша милость, убили того монстра? — спросила Грета, испытывающее глядя на меня.

— Вроде того, — неопределенно ответил я.

Полностью изливать душу про трансформацию себя любимого не хотелось. Мы же не в церкви на исповеди, в конец концов.

— Сингарийские дела, — с пониманием протянула Хельга. — Новое поколение, овладение псионикой, безопасность расы и все такое…

— Ну да, — я улыбнулся. — Рад что вы все понимаете.

Девушки опять переглянулись быстрыми взглядами. Общаются они так что ли. Этим двоим никакая Сеть не нужна. Посмотрели друг на друга и без слов все поняли. Прямо телепатия.

— Раз уж мы пока все обсудили, полагаю мне все же стоит осмотреть окрестности на предмет размещения гиперпередатчика. Мой скаф еще продержится не меньше четырех часов. Шансов немного, но все же проверить стоит. Вы пока освойтесь здесь. Найдите станцию подзарядки для блоков питания. Уверен здесь она есть. Скорее всего универсальная, как для оружия, так и для скафов.

Сестры одновременно кивнули. Дальнейших расспросов о проявлении необычных способностях, по сути спасших всех в последней схватке с тварью Древних, не последовало.

И я был этому весьма рад. Не хотелось врать или как-то изворачиваться, а говорить всю правду считал слишком опасным.

Пожизненный контракт не давал полной гарантий сохранения секретов. Не утверждаю, что девушки стали бы болтать, но ведь их могли захватить в плен и провести ментосканирование или еще что похуже. Осторожность не повредит.

С такими мыслями я выбрался наружу под алый свет местного солнца. За время отсутствия новая буря к счастью не началась и горизонт на всех сторонах оставался относительно чистым.

Два ряда жилых модулей так все так же оставались на своих местах. Некоторые из них несли следы недавнего боя с монстром.

Картинка от внешних сенсоров шлема без прикрас передавала изображение окружающего мира.

Бывшие хозяева бункера вряд ли поставили передатчик где-то далеко, на случай возможной поломки с необходимым в дальнейшем ремонтом. Поэтому схема для поисков подходила только одного типа: по расходящейся спирали, где в центре находился покинутый лагерь.

Шагая по каменной поверхности, щедро присыпанной коричнево-красным песком, я материл на все лады чудаков решивших столь странно обустроить свою базу.

Непонятно, зачем ситойцам так поступать. Ведь дураку понятно, что главной защитой форпоста является его скрытное месторасположение. Найдут его — найдут все. А эти кретины разбросали все в разных местах, да еще позаботились о том, чтобы никто кроме них не смог воспользоваться гиперсвязью отсюда.

Ну не гады ли? Прямо злости не хватает. Можно ведь поступить, как цивилизованные люди, всю аппаратуру разместить в одном месте. И удобно, и практично, и экономно.

Поставить хороший комп-терминал со всеми программами, прямой канал с сетью микро-спутников, открытый доступ без всяких паролей и другой фигни для защиты от чужаков. Пришел, запустил и вызвал кого надо. Красота.

А вместо этого что? Устаревшая модель примитивного стационарника, отдельная антенна в самом бункере, спрятанный где-то передатчик гиперсвязи, а главное — невозможность всем эти добром полноценно воспользоваться из-за отсутствия управляющей комп-консоли.

Найти бы этих «рационализаторов» и хорошенько с ними побеседовать по душам. Рассказать, что излишняя перестраховка еще никого до добра не доводила.

Вредные редиски…

Пройдя чуть больше трех километров по расширяющемуся кругу, я вдруг подумал, что ситуация на планете могла оказаться куда хуже в плане погодных условий.

Давно отправленный сюда автоматизированный кибер-комплекс для терраформирования неплохо начал работу, успев создать атмосферу, еще не пригодную для дыхания, но все же хоть какую-то. Определенный прогресс есть.

Притяжение — тоже, вполне нормальное, со стандартным показателем. Терпеть не могу находится в невесомости долгое время.

Техника неплохо потрудилась, прежде чем сломаться. Интересно, что с ним случилось и можно ли довести процесс до конца.

Припомнив дату старта проекта «Экспасния», пришлось отбросить эту идею, как абсолютно неосуществимую. Технология людей, не то же самое, что механизмы Древних. Нормально функционировать несколько тысяч лет не могут. По крайней мере, мне подобных фактов не известно.

Комплекс давно уже, наверное, где-то рассыпался грудой металлического хлама. Какая-то часть несомненно осталась, запас прочности у таких штук должен быть приличным, но точно без шансов на дальнейшую работу по терраформированию.

— «Ну что там, Кэп? Есть что-нибудь?», — спросил я, обращаясь к сеграсту.

Кроме меня, окружающим пространством занимался искин, путем сканирование через внешние сенсоры скафа, на предмет необычного рельефа местности. Слишком прямые линии, углы, какие-то необычные фигуры из камня. Все это могло выдать расположение передатчика.

— «Отрицательно. Никаких следов искусственных построек. Также не зафиксировано какой-либо энергетической активности».

— «Ясно. Продолжай дальше».

А ведь это идея. Ситойцы могли убрать станцию подальше от бункера для маскировки последнего. Чтобы не выдавать его месторасположение в момент сеансов связи. Грамотные спецы на подготовленном корабле с орбиты без проблем смогли бы засечь откуда идет передача.

Только вот это все равно не поможет против тщательной разведки планеты. Как говорится: «кто ищет, тот всегда найдет».

Забавно, это относится к моей нынешней задаче? Хотелось надеяться, что — да. Не нравилась мне здесь. Ну вот совсем.

Не спорю, любители марсианских пейзажей от Камасати пришли бы в полный восторг. Мир и впрямь походил на третью планету Солнечной системы. Чуть более мрачный разве что. Хотя в целом, вполне себе Марс.

И однозначно не мой вкус. Мне бы что-нибудь поярче, попривлекательнее. Где есть нормальное солнышко, чистое голубое небо, аккуратно постриженная травка.

А еще лучше — песчаный пляж на берегу моря, шезлонг и милые официантки в бикини, готовые выполнить любые желания дорого клиента…

Эх, мечты, мечты.

Вместо этого, все та же дурацкая каменная пустыня с кучей пыли цвета перезрелого томата и бесконечный поиск не менее идиотского передатчика.

Сволочи из Альянса, чтоб вас всех…

— «Отмечаю необычную состояние каменной поверхности. Возможно следы применения энергетического оружия», — заявил искин в подходящий момент, отвлекая меня от новой порции ругательств в адрес ситойских затейников.

Сработал зум, изображение укрупнилось, стало видна относительно плоский кусок скалы, похожий на скошенную пирамиду.

Похожих булыжников здесь хватило с избытком. Некоторые из них, чуть в отдалении, достигали размеров суборбитальных грузовых челноков. Поблизости от моего маршрута пока не встречались настолько больших каменюк.

— «Что это?» — спросил я, мысленно у искина и почти сразу же сам ответил на вопрос: — «Мишень? Мне кажется или это действительно напоминает самую настоящую мишень?»

Валун, чуть меньше меня, почти в самом центре имел выжженную до стеклянного блеска плоскость в форме круга где-то в полметра диаметром.

Кажется в него кто-то не раз и не два попал из ЭРВ, постепенно превращая твердый камень в подобие не менее твердого непрозрачного зеркала.

Оглядевшись по сторонам, фиксируя похожие булыжники с такими же отметинами, разбросанными в разных местах, в голову вдруг пришли ассоциации с чем-то знакомым. Где-то я уже видел что-то похожее. Только вот где?

Великая Пустота! Ну конечно!

— Обалдеть! Да это же тренировочная площадка для отработки практических навыков по стрельбе! — не удержавшись заявил я вслух.

Благо канал связи с девчонками оставался закрытым, и никто кроме сеграста меня сейчас не слышал.

— Настоящий полигон в естественных условиях.

Взяв круто вправо, и забравшись на один из скальных обломков, откуда открывался неплохой вид сверху, я только убедился в своей правоте.

Дальше впереди виднелась неглубокие извилистые углубления в каменном породе, похожие на обычные трещины в земле, а также при должном воображений на коридоры с неожиданными препятствиями.

Убежден, там тоже полно следов применения высокоэнергетического скоростного вооружения различного типа.

Вот почему разведчики с крейсера ничего не заметили: здесь не проводили каких-то дополнительных изменений, пользовались тем, что создала сама природа.

Очень умно. Ничего не скажешь. С орбиты или с большой высоты этого невозможно засечь.

Вот зачем сюда привозили украденное оружие и военное снаряжение со складов Биржи Найма — они тут учились им пользоваться.

Или нет? Зачем метаморфам человеческое оружие? Более чем уверен, у них хватает собственного.

Не хотят светиться? Приняли облик людей, используют нашу экипировку, возможно изучают общественное устройство. Готовят операцию по инфильтрации.

Изучают базы по военной тематике, для получения боевых навыков. Затем отрабатывают на практике, проводя слажевание отрядов.

Все равно непонятно. Сто боевых единиц живой силы никак не смогут повлиять на обстановку в Содружестве. Это просто невозможно. Слишком велико количество цивилизованных миров и проживающих в них людей.

Понятие — «капли в море» не передавало общих масштабов. Скорее — «капля в нескольких сотнях океанах». Да и то, скорее всего маловато будет. Несопоставимые пропорции.

Что же Ушедшие задумали?

И каким боком ко всему этом Ситойский Альянс?

Одни вопросы и никаких ответов.

Ладно, пора возвращаться обратно. Судя по всему, передатчика гиперсвязи здесь все-таки нет. Должно быть размещен где-то в космосе, неподалеку от планеты. А может и дальше. Мощности антенного комплекса на поверхности вряд ли хватит дотянутся далеко, но возможно сеть спутников так же могла выполнять роль пассивных ретрансляторов для двухстороннего обмена. В любом случае, сейчас проблему нельзя как-то решить.

Обратный путь занял значительно меньше времени. Бродить, нарезая круги, не то же самое, что топать прямиком к центру спирали.

Уже знакомая скала и тайное убежище безопасников Альянса появились через двадцать минут.

Стальные створки входа щелкнули, открывая путь внутрь бункера. Послышалось негромкое шипение, началась процедура герметизации шлюзового перехода. Еще один щелчок и перед глазами вновь обширное помещение секретного форпоста.

Внутри ничего не изменилось, за исключением появления на столе рядом с кухонным закутком разогретых порций пищевых наборов.

Грета и Хельга не теряли времени даром, подготовившись к моему приходу.

Ну а дальше, ночью случилось то, что случилось.

Трудно что-то возразить или сделать, когда к тебе с двух сторон прижимаются горячие обнаженные женские тела. Ни один настоящий мужчина не сможет устоять против такого.

* * *

Эсминец оперативного назначения Бюро Общественного Контроля члена Ситойского Альянса планеты «Эвер-Прайм» — «Белор».


— И зачем мы летим обратно? — спросил навигатор с неудовольствием вводя значения нового курса. — Оставалось ведь совсем немного до станции «Гелион-5». Там и выпивка, и девочки, и наш долгожданный отдых. Мы разве не заслужили себе отпуск?

Капитан корабля посмотрел на подчиненного. Тот говорил, не отрывая взгляда от дисплея перед собой. Пальцы парня порхали над голографическим интерфейсом пульта управления с невероятной скоростью, выдавая большую сноровку в этом деле.

— Затем, что от «Паутины» получен сигнал тревоги. Что-то взорвалось там совсем недавно.

— Ну и что? Поэтому мы и удрали оттуда раньше времени. Наверняка, Объединенный Флот развлекается. Все равно они там ничего не найдут.

— Что-то ожидалось, это правда. Но не настолько мощных взрывов. Там явно произошло нечто незапланированное. Наши… — тут лидер оперативной группы и он же капитан, сделал небольшую паузу, подбирая более подходящее слово. — Наши «союзники» говорили, что все будет кончено быстро и не так громко. Оставленные в системе подарки позаботятся о слишком любопытных флотских Содружества.

— Вот они и позаботились, — теперь подал голос третий и последний член экипажа, кроме всего прочего выполнявший роль еще второго пилота и оператора бортового вооружения.

Эсминца последнее поколение, класса «А» позволял обходиться минимумом людей на борту, не теряя при этом общей боевой эффективности.

— Слишком большой взрыв, — повторил капитан. — Чуть ли не кварковая боеголовка. А вот это уже проблема. Наши партнеры попросили понаблюдать за системой с Камасати, в случае чего сообщить им. Мы так и сделали. В ответ те пожелали узнать подробности, что конкретно случилось. Их кораблей поблизости не оказалось, поэтому летит наш Белор.

Навигатор зябко передернул плечами.

— Меня они пугают до дрожжи в коленях. Эти наши «партнеры», — сказал он. — Взгляд у них, даже словами не передать. Словно у рептилии. А вроде на людей похожи.

Командир нахмурился, прозвучали резкие слова.

— Может ты недоволен полученными дарами? Хочешь вернуть все назад? Ты скажи, не стесняйся. Гарантирую, если попросишь, то все так и будет. И в твоем неблагодарном брюхе снова появится дыра величиной с твою тупую башку.

Пальцы навигатора пробежались по слегка длинным волосам необычного серебристого цвета.

— Всем я доволен. Просто говорю, что делать нам там больше нечего. И так просидели в этой дыре столько времени. А до этого на задании. Уже полгода в нормальных местах не бывали.

— Заткнись и прекращай ныть, — поддержал капитана второй пилот. — Меньше будешь болтать, быстрее все сделаем и уберемся обратно. Не только ты хочешь вернуться.

Самый молодой член экипажа замолк, поняв, что товарищи по оружию, мягко говоря не приветствовали его критические замечания по поводу полета в систему, откуда они еще совсем недавно улетели.

Он снова вернулся к прокладке маршрута разгона для ухода в гиперпрыжок, проверяя выдаваемые рекомендации бортового искина.

Пилоты тоже не стали развивать тему дальше, занявшись каждый своим делом.

Через полчаса все было готово. Средний боевой межсистемник запустил на форсаже маршевые движки выходя на траекторию разгона.

Если бы кто-нибудь посторонний сумел заглянуть в рубку эсминца, то скорее всего первое на что он обратил бы внимание это не ультрасовременный дизайн корабля, а странные волосы серебристого окраса, красовавшиеся на головах всех трех членов экипажа…

* * *

Звездная система 33-11РЛ-83Д. Пограничные территории Содружества. Планета Камасати. Покинутый бункер.


Прошло восемь дней с момента уничтожения твари, а также с нашего появления на безжизненной планете.

За это время не случилось ничего такого, о чем стоило упоминать без особой необходимости.

Я изучал закаченные на Камее базы по военной подготовке, развивая слот-сознание «Воин» индивидуальной нейронной сети до максимального значения 7-го ранга уровня — мастер.

Сестры активно помогали мне в этом, закрепляя навыки на практике в спаррингах, учебных стрельбах и конечно же в изучении скафов и оружия.

Они обе имели более чем впечатляющую подготовку в этой сфере, являясь незаменимыми помощницами.

Прогресс шел довольно резво, вплотную приближаясь к необходимым значениям освоенных специальностей.

В дальнейшем обязательно следовало заняться слот-сознанием «Пилот». Я сглупил, что не продал полученный лакран Бреда Стайлза сразу же и не обновил все также до седьмого ранга. Думал, чуть еще успею, а вон оно как вышло на самом деле…

Ночь оставалась для безудержной страсти. Которой все трое отдавались настолько полно, насколько это вообще возможно.

Хандрить в ожидании смерти? Да бросьте! Не собираюсь хоронить себя раньше времени, ожидая конца в тяжелых раздумьях.

Если две соблазнительные девушки предлагают свою любовь на затерянной планете, только идиот будет из себя изображать недотрогу.

Поэтому, бездна со всеми. Будем наслаждаться друг другом, пока есть возможность. Кто знает, что нас ждет впереди…

— «Осуществляется попытка дистанционного подключения к системе. Получены коды для активации комп-терминала бункера».

Сообщение от Кэпа появилось утром на восьмой день, заставив суматошно сесть на кровати, сбросив руки близняшек в стороны.

— «Верные коды? Или попытка взлома? Уточни».

— «Не взлом. Легальный запуск. Вероятно вернулись бывшие хозяева бункера».

— Отлично, — сказал я уже в полный голос, тем самым будя Грету и Хельгу. — Просыпайтесь, кажется наконец-то прибыл наш транспорт отсюда. Не будем заставлять его ждать.

Глава 9

Звездная система 33-11РЛ-83Д. Пограничные территории Содружества. Планета Камасати. Покинутый лагерь.


Для того, чтобы избежать внимания детекторов энергетической активности с борта приближающегося корабля, нам пришлось кое-что предпринять со своими бронескафами.

Все системы за исключением дыхательной были вырублены напрочь. Включая двигательные функции, тем самым делая из нас запертых в неподвижных консервных банках статичные мишени.

А куда деваться? В противном случае, местоположение работающих скафов светилось на экранах сенсоров яркими точками.

Зато так, да еще под прикрытием крыш боксов, служащих дополнительным экранированием, шанс, что нас засекут стремился к абсолютному нулю.

Любая техника, в том числе разведывательная, имела определенный порог срабатывания.

Не спорю, какая-то вероятность существовала. Кто знает, что за девайсы у них там стоят и вообще на чем бывшие хозяева бункера летают.

Однако я все же надеялся, и говоря начистоту — совсем не без причины, что фокус удастся и все пройдет как по маслу.

Засаду решили устроить неподалеку от злополучной площадки, откуда вырвался монстр Древних.

Кроме дыры и небольшой кучки обломков штурм-бота, так и не унесенных ураганом, там еще оставалось достаточно места для посадки крупного объекта.

Провал в земле и всякий хлам в округе сыграют роль дополнительного отвлекающего фактора для гостей.

Нормально сесть для корабля тут больше негде. Если только прилетевшие не хотели поработать ножками около получаса, добираясь до лагеря.

Грета затаилась на северной стороне в одном из жилых модулей, Хельга на южной, а я встал на юго-западной, тем самым образовав неправильный треугольник с центром вероятного приземления.

Знаю, звучит дико и слишком рискованно. С полным незнанием противника, его сил и вооружений идти в бой безумно. Но что еще оставалось делать в сложившейся ситуации?

Сильно сомневаюсь, что переговоры принесут пользу. Вряд ли ухари, имеющие дела с метаморфами позволят отсюда кому-то уйти живыми.

Судя по размерам бункера, здесь базировалось не так уж много человек. Может пять-десять. Жилые боксы поставили позже и не относились к первоначальным хозяевам. А благодаря попытке дистанционного подключения стало понятно, что это именно они заявились, получив сигнал от спутниковой сети наблюдения.

Так что шанс на победу присутствовал. И весьма серьезный.

Неожиданная и слаженная атака давала неплохое преимущество.

При этом я, используя новомодные сенсоры внешнего обзора сейчас скорее проигрывал, чем имел преимущество. Близняшки благодаря обычным прозрачным лицевым забралам на шлемах, получили возможность наблюдать за посадочной площадкой, тем самым получив преимущество первой атаки.

Хотя, разрыв будет не столь ощутимым, чтобы сильно повлиять на одновременность нападения. Пока механизмы скафов запустятся, пока придет сигнал.

Думаю, пройдет секунды полторы-две, синхронность почти не пострадает. Десантные модели отличаются от эксклюзива мастера Старка, у которого активация займет намного меньше времени.

А пока я сидел в темноте, замерев металлической статуей внутри бывшего жилого модуля, рядом с открытым настежь переходным шлюзом. Не слишком далеко, но и не так близко.

Сейчас бы не помешали мониторы наблюдения на внешних носителях. Какие-нибудь миниатюрные разведдроны или что-то похожее. Умеющие находится в полуспящем режиме, с функцией мимикрии для абсолютной маскировки во всех диапазонах сканирования.

Нет не пойдет. С ними следует поддерживать постоянную связь, а это тоже выявление позиций.

Нужно что-то другое… Менее вещественное…

— «Активация ядра „Таасит“».

Сообщение от сеграста застало врасплох непредвиденным появлением.

Это еще что за ерунда? Не хватало только разрушительных возможностей сгустков энтропийного тумана. Разнесет тут все, включая крышу бокса и привет. С таким же успехом можно лично выйти на связь с оперативниками Бюро Общественного Контроля Альянса.

Подумав об этом, я постарался очистить сознание, препятствуя выбросу псионической энергии.

В ту же секунду в окружающей реальности произошли крутые перемены. Не постепенно и плавно, а резким скачком.

Вот я нахожусь в темноте, пытаясь взять под контроль разбушевавшийся подарок Древних, а в следующее мгновение словно вишу в воздухе, разглядывая покинутый лагерь металлопластиковых коробок буро-коричневого цвета с высоты десятка метров.

— Что за…

Захотелось ругнуться, но внезапно пришло осознание, что говорить не получается. Думать — да, сказать что-то вслух — нет.

Рот исчез, как и руки, ноги, голова и вообще все тело. Я словно превратился в бесплотного духа, оторванного от физической оболочки.

— «Режим астральной проекции включен».

Снова появился Кэп, услужливо подсказывая что произошло.

С ним связь, как ни странно осталась. А ведь он, вроде должен быть где-то внизу, сросшимся с бренной тушкой хозяина.

— «Причина активации?» — спросил я, не слишком надеясь на ответ.

Что тут думать, скорее всего это работа каанра, модуля-импланта все тех же приснопамятных Ушедших.

— «Подсознательный приказ носителя».

Отличный ответ, просто превосходный. А если в следующий раз я захочу побегать голышом в жерле вулкана? Это тоже будет исполнено?

— «Невозможно выполнить приказ, несущий вред носителю», — педантично заметил искин.

— «Спасибо», — с сарказмом донеслось от меня.

Пытаться спорить сейчас не лучшее время. Возможность обзора получена, наблюдение за внешним пространством имеется. В принципе, я этого и хотел. Глупо выдвигать какие-то претензии.

Вместо этого предпринял попытку переместиться. Что получилось сделать достаточно легко. Вперед-назад, вверх-вниз. С вполне приличным ускорением и без всякого непряжения.

Не слишком далеко, метров на десять. Словно привязанный к земле шарик с гелием, прыгающий от порывов ветра в разные стороны.

Необычные ощущение вызвали желание по-глупому захихикать. Слишком неожиданной оказалось новая способность. Ничего похожего раньше не доводилось испытывать.

К тому же, очень скоро в голову начали лезть нехорошие мысли насчет невозможности вернутся обратно в родное тело.

Воображение живо нарисовало картинку возможного будущего, где тело внизу продолжает стоять, а сознание носится снаружи без всякого успеха пытаясь залезть обратно в покинутую оболочку.

Ужас просто…

Кошмарная перспектива окончить дни, превратившись в Каспера, не очень вдохновляла. Лучше уж получить заряд в голову, чем так, бесплотным духом…

Мрачно додумать до конца не вышло. Как и в прошлый раз действительность стремительно изменилась. Вместо хмурого пейзажа красного ландшафта наступила непроглядная тьма.

— «Функция астральной проекции деактивирована».

Вот значит, как. Начал переживать и бац — обратно в тело. Это хорошо.

Снова мысленным усилием взмыл вверх, мелькнула мысль попробовать вызывать плети пепельного дыма, превращающие любой материал в прах. Но сразу же одумался и не стал экспериментировать. Они требовали слишком много сил, остаться слабым перед боем совсем не то, что нужно.

Немного попрактиковался, привыкая к необычным ощущениям. Не стану скрывать, сюрприз от пси-сил пришелся по душе. Это точно пригодится в будущем.

Через какое-то время высоко в небесах появилась небольшая точка, постепенно выраставшая в продолговатую форму боевого межсистемника.

Изученная база пилота пятого ранга дала возможность без труда опознать средство передвижения альянсеров.

Имперский ударный эсминец модели «Арван». Судя по силуэту корпуса сильно модернизированный. Должно быть в рейдовую специализацию для долговременных вылазок в приграничном пространстве.

Отличная машинка.

Класс «А», последнее поколение, полная автоматизация управления, мощные маршевые движки, улучшенный гипердрайв и комплекс маск-поля.

О вооружении, на данном этапе, трудно сказать. Но никаких сомнений насчет его высокого уровня не имелось.

Забавно, что ситойцы летают на имперском корабле. Наверное, и остальное тоже не собственного изготовления.

Как в России на слегка подзабытой Земле, где элитный спецназ покупал экипировку за рубежом, предпочитая иностранных производителей отечественному снаряжению из-за высокого качества последних, спецы Альянса брали имперскую технику.

Патриотизм патриотизмом, а пользоваться хочется только лучшим…

Дюзы заработали в тормозном режиме, медленно опуская многотонную серую махину на пыльную поверхность планеты.

Внизу раскрылись люки, откуда развернулись выгнутые опоры.

Мягкое касание, небольшой пружинистый толчок и тишина. Посадка осуществлена.

Без спешки, четко и в то же время довольно резво. Профессионально. Неизвестного пилота можно только похвалить за отлично проделанную работу.

Развернулся трап, одновременно с этим раскрылись гермостворки. На металлических сходнях появились три фигуры.

Обращала на себя внимание камуфляжная расцветка всей троицы. Бирюзовый с голубыми изломанными вкраплениями.

Цвет джунглей, какие так обожали Древние. Понятно где недавно побывал экипаж корабля.

Если шедшие позади две имели вполне антропоморфные формы, то вот первый гость совсем не походил на человека.

Чертов боевой дроид. Они притащили сюда робота.

Похожий на смесь каракатицы, жука и паука, механическое создание расторопно сбежал вниз, прямиком отправившись на импровизированную улочку из жилых модулей в лагере. Тем самым вынуждая меня волевым броском вернуться в тело, перед этим отдав приказ сеграсту запустить системы бронескафа на полную.

Мир снова расцвел видением через сенсорные устройства. В ту же секунду заработала связь с сестрами Ренер:

— Начали!

По всем канонам, необходимо сначала убрать железного уродца на множестве тоненьких лапках. Но вместо этого, я поставил маркеры первоочередных целей на двух людей, неторопливо идущих позади.

— Стрельба по готовности.

Выполняя приказа, Грета и Хельга открыли ураганный огонь с противоположных концов, зажимая группу прибывших в импровизированные клещи.

Яркие импульсы понеслись вперед к фигурам в военных скафах.

Один из сотрудников Бюро сразу же рухнул на землю, пораженный не менее десятком высокоэнергетических зарядов. Его защита попросту не смогла сдержать настолько сильный одновременный напор.

Второму повезло больше, в длинном перекате он успел укрыться за одним из жилых модулей.

Не тратя время на разговоры, маркер окрасил корпус дроида в новую мишень, следующую на ликвидацию.

И снова обе сестры не сплоховали, четко выполнив беззвучный приказ, перенеся огонь на другого врага.

Я не стал терять время, как можно быстрее понесся к открытому корабельному трапу, ни на что не обращая внимание.

Имелось вполне оправданное опасение, что узнав о ловушке, оставшиеся на борту могут не бросится помогать товарищам, а попытаются свалить куда подальше. Чтобы потом, чуть позже вернуться более подготовленными.

Корабль стремительно приближался. Моя первоначальная позиция располагалась не так уж далеко от места посадки.

Начавший подъем широкого спуска лишь подтвердил мой первоначальные опасения.

Кто-то хотел удрать.

Дюзы маршевых двигателей разворачивались перпендикулярно земле, готовые забросить эсминец высоко в небеса в режиме форсажа.

К счастью, не так расторопно, как им хотелось бы.

Прошло всего двадцать секунд с момента начала атаки. На борту поздно поняли, что нужно делать.

Прыжок вперед, и я внутри, жестко раздвинул не успевшие закрыться гермостворки.

Словно по команде, корабль вдруг замер и остановился. Хотя уже успел на метр оторваться от поверхности. Сейчас же вдруг снова оперся на выдвижные опоры.

Я не успел удивиться необычному поведению — им наоборот надо стартовать быстрее вверх — как вторая очередь заслонок шлюзового перехода гостеприимно распахнулась навстречу.

Предчувствуя подвох, сломя голову вперед лезть не стал. Как, впрочем, и стоять на месте.

Через пустой грузовой ангар в проход, дальше в глубину корабля.

Шаг вперед, винтовка плотно прижалась к плечу, готовая к тому, ради чего ее создавали. Прицельный комплекс анализировал обстановку в прямом невзрачном коридоре с зажженными световыми полосами на стенах.

Еще одно движение и тотчас предупредительный звук. Электроника сенсоров уловила что-то раньше человеческого взгляда, успев подать сигнал тревоги.

Уход в сторону за небольшой выступ слева. Лишь наполовину скрывший от невидимого врага. Одновременно с этим неясная тень в конце полутемной коридорной развязки окрасилась в насыщенно красный цвет опасности.

На рефлексах палец нажал на курок, вдоль стен коридора полетел целый поток ярко синих импульсов.

Спустя секунду раздался приглушенный звук какого-то падающего предмета. Мысленным приказом обзор дисплея сменил режим на поиск тепловых сигнатур. Ночное зрение в условиях работающих ламп не столь эффективно.

В двадцати с лишним метрах впереди, в полумраке, на полу лежало чье-то тело. Судя по пропорциям — человеческое.

Неужели их всего трое? Двое снаружи, один внутри? Поэтому и не стал продолжать старт. Решил принять бой, опасаясь, что успею пройти слишком быстро и доберусь до рубки.

Странно, мог бы приказать искину взять управление на себя. Или проснулась совесть, решил не бросать коллег, тоже поучаствовать в схватке? Тогда — дурак. Ничего у него не вышло.

Я уже начал идти вперед, собираясь проверить остальную часть эсминца, но тут случилось неожиданное.

Мертвец, до этого момента лежащий неподвижной грудой, вдруг резво вскочил, а затем сделал то, от чего мои брови взлетели на середину лба.

Противник высоко подпрыгнул на месте, крутым кульбитом перевернулся ногами вверх и встал в полный рост, как будто прилипнув к потолку.

Тотчас же открыв огонь в мою сторону. И на этот раз куда результативнее.

— «Попадание в левую часть корпуса. Поглощение первым энергетическим щитом».

— «Попадание в центральную часть корпуса…»

— «Попадание в левую руку…»

— «Попадание в правое бедро…»

Мелькали сообщения Кэпа на дисплее, показывая результаты беглого огня вражеского стрелка.

Преодолев секундную заминку, вызванную необычным положением противника, я произвел ответные выстрелы, ориентируясь на показания системы прицеливания.

Три секунды мы фактически стояли друг напротив друга, ведя стрельбу чуть ли не в упор. Времени спрятаться или укрыться уже не оставалось, как и попытаться предпринять что-то еще.

В конечном итоге победа досталась, как самому меткому, так и лучше экипированному. То есть мне.

Снова противник упал на пол, теперь уже не просто с ног, а с высоты потолка.

— Классный трюк, чел, — сказал я, подходя к мертвецу в легком бронескафе веселой расцветки салатового и лазурного камуфляжа экзотичных джунглей.

Звук через внешние динамки эхом раскатился в пустом коридоре, ударяясь от металлических стен. Меня накрыло небольшим откатом после скоротечного боя. Не каждый день приходится стоять, принимая на себя вражеские выстрелы.

Мастер-оружейник Старк все же крутой спец, создал превосходную техно-броню, показавшую великолепные результаты в боевой обстановке. Ни одного ранения. Лишь требование подзарядки блоков энергопитания.

— Как же ты на потолок умудрился запрыгнуть? Ни разу еще такого не видел.

Пинком перевернув мертвеца, я вскинул винтовку, готовый к неожиданностям, но в ту же секунду опустил ствол, вместо этого грязно выругавшись.

— Вот дерьмо! А это еще откуда?

На месте ранений, вместо привычной и нормальной человеческой крови алого цвета, из тела неизвестного текла густая черная жидкость.

Какая знакомая картина. Помнится, у меня такая же была, в самом начале эпопей с трансформацией организма.

Тут стоило уточнить кое-что. Откровенно говоря, к моему улучшенному геному сингарийцы не имели никакого отношения. В основе лежали технологии Древних.

Все началась на Антаре, родине самого ценного вещества в галактике. Когда волей случая под его влиянием и крови существ, созданных корпорацией «Филора», занимающейся биоинженерными исследованиями, начался процесс мутации генетическое строения.

Позже, модуль метаморфов скорректировал изменения, во время адаптации к телу, при возникновении угрозы отторжения чужого ДНК. Подвергнув кардинальной перестройки все клеточную структуру. Вернув часть изначальной внешности блондина с глазами цвета чистого неба, полученное с рождения еще на Земле и многократно усилив физическое развитие до небывалых параметров.

Именно это заинтересовало светило сингарийской науки Рао Пармара. Причем настолько, что он согласился работать на отдаленной планете в секторе Доминиона, построив там научно-исследовательский центр для детального изучения «феномена Макса Вольфа». С вполне практичной целью — выведения новой породы сингарийцев.

Поэтому, строго говоря, все превращения моего организма никак не связаны с человеческой наукой, являясь продуктов деятельности технологии Древних.

И вот теперь, я похоже уже не один такой.

Покачав головой от появления новых фактов, я встряхнулся, отодвинув изумление в сторону. Сейчас не время, следовало двигаться дальше.

Осмотр корабля занял какое-то время, подтвердив догадку о малочисленности экипажа.

Оперативные сотрудники Бюро Общественного Контроля Ситойского Альянса, как и большинство агентов разных спецслужб предпочитали работать в поле малыми группами.

Что же, выходит план удался. Корабль захвачен, осталось только разобраться с дроидом и выжившем шустряком снаружи.

Снова заработал выделенный канал связи.

— Как у вас там дела? — спросил я.

— Нормально, ваша милость, — моментально откликнулась Грета. — Хотя помощь не помешает. Одного мы успокоили, а вот второй все никак не сдохнет.

— Мясо или железяка?

— Железяка, — сразу же поняла, о чем идет речь девушка. — Мяса уже нет. Это он сначала прытко двигался. После чуть зазевался и Хельга поймала его в перекрестье.

— Значит дроид еще функционирует, — подытожил я результаты схватки. — На борту тоже был один. Больше не помешает. Держитесь, я сейчас подойду помочь. Только найду где тут вычислительный отсек и вырублю борт-искина. Как бы не сработал скрытая программа отхода домой. Неизвестно, что ему приказано делать при гибели всего экипажа. Это далеко не обычная посудина. Даже странно, что получилось так легко ее взять.

— Ну не так уж и легко, — заметила Грета. — Мы все еще под огнем.

— Ждите. Скоро буду.

Узкое помещение, мельком осмотренное при первом обходе, я заприметил сразу же. Именно глядя на оборудование, с расположением искусственного мозга корабля, мне пришло в голову вариант автономного полета. Черт его знает, что сюда напихали.

Традиционно в Содружестве не доверяли полностью искусственным интеллектам в плане самостоятельных полетов между звездами. При использовании Арок, статичных гиперпереходов, одно дело. И совсем другое полная самостоятельность.

Считалось, что это не слишком безопасно и может нести угрозу другим путешественникам.

Кто-то соблюдал данное правило, а кто-то считал его излишним. Как, например, корпорация «Техварп», лидер по производству робототехнических устройств различного назначения. Начиная от простых бытовых дроидов и заканчивая целыми автоматизированными кораблями.

Но и они, позволяли такую свободу только межсистемникам, оборудованным искинами седьмого уровня, самого продвинутого и развитого. По сути, электронного сознания. И никак иначе.

А так как вероятность наличия здесь именно такого искина более чем высока, учитывая крутость всего эсминца, следовало позаботиться о том, чтобы он никуда без нас не удрал.

— Извини, малыш, но тебе пора баиньки.

Кубический ящик, обвитый проводами, с выдернутыми коннекторами отправился в дальний угол.

Хорошо еще, что на борту не оказалось никаких систем внутренней безопасности. А то пришлось бы повозиться, разбираясь со всяким встроенными лазерными турелями, укрепленными перегородками, сервами с защитными программами поведения.

Кстати об этом, если кораблик приватизирую, то надо будет позаботиться о том, чтобы никто другой не смог так легко завладеть уже моей собственностью. Чутка апгрейда в этом плане здесь точно не повредит.

Закончив возню, я быстро побежал к выходу кляня про себя слишком извилистую планировку корабельных коридоров.

— Уже иду, — прошелестело по связи.

— Осторожнее, ваша, милость, — ответила Грета. — У него кроме плазмы в запасе бутоны.

Известие заставило скривиться. Бутоны — ракеты с особой начинкой, несущие не обычные боеголовки, а кое-что похуже. Это даже не полноценная ракетная установка, а скорее что-то вроде многозарядного миномета.

Снаряд стартует вертикально вверх, затем по наклонной уходит в сторону вражеской позиции. На подлете происходит подрыв, вместо взрыва изнутри в разные стороны брызгает особое вещество с термитными свойствами. На манер гигантского цветка эта дрянь охватывает определенный участок местности, полностью выжигая там все что есть.

Металл, пластик, броня — неважно, все уничтожается высокотемпературным горением.

Страшная вещь. И весьма эффективная. Особенно от пехоты в бронескафах. Если от первого дождика еще сможет спасти персональное силовое поле, то второе и третье накрытие гарантировало смертельный исход. Никакой керратит не мог долго противостоять губительному воздействию бутонам.

Разве что толщиной в пару десятков сантиметров, как на корпусах боевых межсистемников. Но его на солдата не повесишь. Так что, вариант только один — все время двигаться.

Наружный пейзаж поражал кардинальными изменениями. Из двух десятков жилых модулей целыми осталось штук пять, не больше. Все остальные зияли оплавленными дырами, прожженными поверхностями. Кое-где до сих пор дымились редкие островки продолжавшихся тлеть возгораний.

Термитной смеси не требовался воздух для горения. Эта пакость запросто могла действовать в самых неблагоприятных условиях.

Не слабо дроид разошелся. От лагеря почти ничего не осталась. Куча обломков металлопласта вперемешку с остатками бытового хлама.

Обнаружив механического убийцу, я не стал сразу бросаться в бой. Зашел ему с фланга по внешнему периметру базы, сохраняя внушительную дистанцию. Привел винтовку в снайперскую модификацию. Поймал в прицел уродливый силуэт. Дождался пока железяка снова откроет порты со снарядами, а затем хладнокровно расстрелял их на старте, в момент выхода из разгонных пазов.

— БУММ!!!

Дроида накрыло собственным боеприпасом. И несмотря на присутствие серьезной защиты в виде броне-пластин и энерго-щита, сдержать губительное воздействие они не смогли.

Повар сам отведал своей похлебки. Сожгло за милую душу.

— Вы там в порядке? — спросил я.

— Да, мы живы, ваша милость. Отличный выстрел. Точное попадание. Вы очень вовремя. Он уже стал нас выжимать на открытую местность, — донесся голос Греты.

— Ладно, тогда займемся делами. Где трупы? В этих развалинах, я их что-то не вижу.

— На два часа от вашей позиции. Они там рядом лежат. Буквально в паре метрах друг от друга.

— Хорошо, подходите туда же.

Мертвый ситоец на земле отличался от собрата на борту корабля моделью более тяжелого скафа и более мощным ЭРВ оружием. А вот темная жидкость, вытекающая из ран, оказалась к сожалению та же.

Снятый шлем отлетел в сторону, обнажив лицо мужчины за тридцать, с острыми скулами, тонким подбородком и впалыми щеками. На голове небрежной копной красовались волосы цвета темного серебра.

Худшие подозрения подтвердились.

— Проклятье! — с чувством сказал я, проверив второго и обнаружив такой же неестественный окрас. — Так и знал.

— Что это? — спросила Хельга, с любопытством наблюдавшая за моими манипуляциями.

Вместо ответа, я приказал, указывая на первого мертвеца.

— Открой у того скаф в режиме экстренного извлечения. Посмотри на левую руку. Нет ли там черного прямоугольника.

— Как у вас? — проницательно заметила девушка.

Наши ночные развлечения позволили досконально изучить рыжим симпатяшкам вся мое тело.

— Да, как у меня. Проверяй.

Сам я склонился над другим трупом, нашел кнопку аварийного извлечения из недр бронескафа на случай поломок, а также при срочной эвакуации раненных с поля боя и нажал на нее.

Легкий щелчок поделил недавно единое целое металла боевой техно-костюма на несколько частей, разделившихся между собой.

Пара небрежных движений, включая закатывание рукава комбеза альянсера и перед моими глазами предстала чистая кожа человека.

Нет каанра.

Процедура повторилась с правой конечностью. Там тоже ничего не обнаружилось.

Не останавливаясь и не стесняясь, я полностью раздел мертвеца, тщательно изучив поверхность его тела.

Безрезультатно. Абсолютно никаких следов импланта Древних. Только три дырки от попаданий в груди.

Странно. Я ожидал найти точно такое же устройство, как у себя.

— У него ничего нет, — доложила Хельга, с точностью повторив мои действия со своим трупом.

— Да, это не что я ожидал, — задумчиво произнес я, продолжая разглядывать необычные волосы трупа.

Надо что-то с этим делать.

— «Кэп, корабельный искин отключен, бортовая сеть должна все равно работать. Ты можешь через нее подключиться к гиперпередачику эсминца?»

— «Мало данных. Могу попытаться».

— «Действуй. Мне нужен выход в Галанет. И как можно скорее».

— «Приступаю».

Забавный выверт судьбы. Детище метаморфов сейчас помогает мне против создателей.

— Они что — братья? — недоуменно спросила Грета, обращая внимание на одинаковый цвет волос.

— Вроде того, — неопределенно ответил я. — Не по рождению.

— В каком смысле?

— Неважно. Сейчас надо обоих занести на корабль. Там нет криокамер и медкапсула всего одна, насколько я успел заметить. Поэтому поместим их в шлюзовую. Выйдем в космос, откроем створки, заморозим, после будем поддерживать отрицательную температуру. Не слишком оптимально, зато не протухнут, пока будем лететь.

— Куда? Возвращаемся обратно в Содружество, ваша милость? — спросила Хельга.

— Да, скорее всего, — ответил я, перестав пытаться отучить девчонок от обращения, принятого в Домининоне.

Хотят играть, ну и пусть. Спорить некогда.

— Но сначала мне надо связаться кое с кем и поговорить насчет всего этого бардака.

* * *

Звездная система 33-11РЛ-83Д. Пограничные территории Содружества. Планета Камасати. Бывший эсминец оперативного назначения Бюро Общественного Контроля Ситойского Альянса.


Сеграст сумел пробить защиту локальной инфосферы эсминца. Включая банк памяти, хранящий судовой журнал корабля. Там нашлось не так уж много чего, зато стала известно с какого именно мира родом члены экипажа.

Так же стала понятной причина удивительного трюка с хождением не потолке. Какие-то умельцы с Эвер-Прайм сделали на основе обычного грави-пояса, используемого молодежью для затяжных прыжков из стратосферы, устройство ограниченного влияния на гравитационное поле вокруг небольшого объекта.

Неплохая игрушка. Она обязательно пригодится. Если приделать «гравитек» к комбезу, то ему цены не будет. Герои из Матрицы слюной изойдут от того, что можно будет с ним вытворять.

Без искина сетевые программы не продержались долго, рухнув под напором творения Древних с полной капитуляцией всех бортовых систем.

Это потребовало определенного времени, однако в конце концов терминал связи заработал как надо.

— «Подключение к сети Галанет».

— «Соединение».

— «Запрос: „поиск местоположения Рао Пармара“».

— «Обработка запроса».

— «Выполнение. Бетельгейзе».

О как, сингарийский генетик уже не в баронстве. Что он делает в столичном мире Империи?

— «Создание персонального канала связи».

— «Введите реквизиты для оплаты…»

Да уж. Мне этот звонок, учитывая общую протяженность встанет в целое состояние. А денег на счету не так много, как хотелось бы. Закончатся средства, произойдет обрыв. Корпораций, предоставляющие коммуникационные услуги в Содружестве не занимались благотворительностью.

Впрочем, был выход.

— «За счет абонента».

— «Отправлен запрос от имени Макса Вольфа».

— «Одобрено».

— «Начинается процедура соединения».

Заработали проекторы на мостике эсминца. В центре развернулась трехмерное голографическая изображения светловолосого человека, известного в ученых кругах всей галактики.

— Гра Вольф, приветствую вас, давно не виделись, — сказал Пармар широко улыбаясь. — Или теперь мне стоит называть вас — офицером Вольфом?

— Как вам будет годно, уважаемый гра Пармар, — ответил я.

По моим губам скользнула легкая улыбка. Этот моложавый сингарийц с внешностью юного атлета и острым умом всегда мне нравился ровным и приятным отношением.

— Что случилось? Последнее, что я слышал, что вы с далхайр Норд отправились на крейсере Флота с Камеи куда-то в приграничные территории. Она сообщила об этом в последнем отчете.

— Крейсер уничтожен, — мрачно заявил я, с ходу вывалив неприятные новости.

Пармар сурово нахмурился. Имеющий легкий и веселый характер, голубоглазый ученый умел при необходимости становится весьма серьезным человеком.

— Кто это сделал? Что с экипажем? — коротко спросил он.

— Все мертвы, включая лейтенанта Кэйтрин Норд. Сказать кто напал точно не могу. Но сильно подозреваю, что это наши «спящие друзья». Я вместе с группой десанта в этот момент находился на поверхности планеты. Судя по силы взрыва, подозреваю, что агрессор тоже не выжил.

— Вы нашли их? Тех кого искали?

Сингариец не стал продолжать расспросы, сосредоточившись на главной проблеме.

— Нет. Самих нет. Но есть кое-что другое. Думаю, вам это будет интересно.

Я отправил файлы записей осмотра мертвых тел оперативников Бюро Контроля с Эвер-Прайм, одной из планет Ситойского Альянса.

— Что это? Вы нашли их на планете?

— Нет, они прилетели сюда позже. Обратите внимание на внешность. Помните мой рассказ об Антаре?

Физиономия ученого стала озадаченной.

— А разве это не…

— Да, именно так, — перебил я его. — Это первая стадия трансформации. Только без каанра, сосуда душ. Очевидно схема перестройки генома изменена. ДНК-архитектура также подвергается воздействию, но похоже идет в совсем другом направлении.

— Преобладание чужих генов?

— Скорее всего, — ответил я. — У меня на определенном этапе начался процесс отторжения. Модуль-импланту пришлось проводить вмешательство с использованием мета-вещества. В результате чего, доминирующей все же осталась человеческая составляющая. Но тут похоже пытались сделать с точностью наоборот.

Пармар откинулся назад. Ученый сидел в каком-то кресле с высокой спинкой недалеко от окна с видом на мегаполис.

— А вы вообще, что делаете на Бетельгейзе? — не удержавшись, спросил я. — Вы разве не хотели следить за возведением медицинского центра на Канваль постоянно?

— За этим я сюда и прибыл. Возникли трудности с закупкой некоторого специфичного оборудования. Пришлось менять подрядчика и лично прибыть для переговоров к другому поставщику, чтобы уточнить кое-какие детали для новых лабораторий, — рассеяно ответил ученый.

Длинные худые пальцы сингарийца неторопливо ударились друг от друга, сложившись вместе.

— Что вы обо всем этом думаете?

— Разве это не очевидно? Если они поставят на поток процесс создания таких существ, то начнется война. Человечество не будет воевать с внешним агрессором, оно будет воевать само с собой. А кукловоды преспокойно останутся в стороне.

Светило генетики покачал головой.

— Полагаю, все не так просто. Слишком мало шансов, что начнутся широкомасштабные боевые действия. Изменение ДНК и внешности? Ну и что? Характер-то и психология останется прежними. По крайней мере вначале. Посмотрите на нас. Сингарийцев недолюбливают, но ведь не убивают. К тому же, судя по описанию самого процесса будет трудно организовать настолько массовую операцию по трансформации большого количества людей. Рано или поздно это заметят и примут меры. Режим изоляции, карантин — все это легко поможет сдержать порыв. Эти ваши беловолосые экземпляры скорее всего просто единичные случай. Я считаю, что тут дело намного сложнее.

— В каком смысле?

— Мето-вещество. То самое, что вы недавно упоминали. Мы успели провести кое-какие тесты и выявили поразительную способность у субстанции к влиянию на другие биологические объекты. Оно не только умеет преобразовывать отдельные элементы генома, как случилось с вашей супругой, урожденной баронессой Канваль, но и при необходимости вносит куда более значительные изменения. Если его правильно запрограммировать, а потом распространить, то это будет похоже на действие вируса.

— Обычные болезни в Содружестве давно уже умеют лечить, — сказал я. — В том числе особо смертельные. Но когда дело коснется генетических преобразований, то это уже совсем иной уровень.

— Верно. Против эпидемий такого типа мы ничего не сможем сделать. Определенно, что-то постараемся предпринять, но шансы на успех далеко не гарантированы.

Я задумался. Хотел сообщить неприятные известия Пармару, а вместо этого, тот выдвинул еще более ужасающую теорию.

Сотня тех, кто находился в лагере, вполне могла оказаться не боевым отрядом, а набором курьеров для распространения заразы по обитаемым мирам. С начальной военной подготовкой, знаниями о человеческом социуме, с поддержкой оперативников спецслужбы Альянс — они без труда могли получить доступ на любую планету.

— Постойте, — сказал я. — Но ведь мето-вещество не убивает. Скорее наоборот, излечивает, у него невероятно сильные регенерирующие свойства. Какой толк использовать его, как средство поражения? Или оно может оказывать негативные эффекты на биологические ткани?

Пармар покачал головой.

— Вы меня не совсем верно поняли, гра Вольф. Я вовсе не имел в виду, что его используют в качестве биооружия. Как я ранее и говорил: дело намного серьезнее.

— Тогда, о чем идет речь?

— У мета-вещества имеется что-то вроде исходного года в структуре строения. Основа, заложенная туда его создателями. При определенных условиях, оно может как бы переносить этот самый код в другие биологические образцы. Не совсем копировать, скорее наделять похожими свойствами. Понимаете?

— Не совсем, — сказал я неуверенно. — В каком смысле — наделять похожими свойствами? Чьими еще…

Тут я замер, озаренной внезапной догадкой. Страшной, невероятной и оттого вполне вероятной.

— Вы что, хотите сказать, что они хотят превратить всех людей в метаморфов? Разве такое возможно?

Сингарийский ученый пожал плечами.

— На данный момент, ничего сказать точно нельзя, но я не отрицаю подобный вариант развития событий. Сами подумайте — это очень умно. Зачем воевать, если можно превратить врага в себе подобных? Причина конфликта исчезнет. Вместо этого появится одна раса разумных существ. Не спорю, скорее всего далеко не сразу и будут определенные разногласия и конфликты. Но человеческое общество точно уже не будет походить на себя прежнего. Причем навсегда из-за необратимости процесса.

— Бред… — сказал я, сам не чувствую уверенности в своем голосе.

— Может и так, — легко согласился Пармар. — А если нет? Представляете последствия?

Пришла моя очередь качать головой.

— Это будет конец всему. Тот мир, что нас сейчас окружает исчезнет без следа. И очень сильно сомневаюсь, что когда-нибудь вернется обратно.

— И что нам теперь делать? — спросил я. — Есть идеи?

— Для начала необходимо получить материал для более подробного исследования.

— Все три тела модифицированных в порядке. Могу привезти в течении нескольких дней.

— Они тоже не помешают, но я говорил о живом представителе расы метаморфов. Вам не стоит терять время на поездки в Содружество, гра Вольф. Отправьте трупы с другими. А сами лучше займитесь новыми поисками.

Пармар печально улыбнулся.

— Знаете, я хоть и выступаю за искусственную эволюцию человеческой расы. Однако не испытываю никакого желания превращаться в одного из Ушедших. Так что вы уж постарайтесь там.

— Договорились. Скоро вы получите объект для своих исследований.

Глава 10

Бывший эсминец оперативного назначения Бюро Общественного Контроля Ситойского Альянса.


«Бортовое вооружение»:

— «Основное орудие — плазменная пушка „ИФР-100“ с коэффициентом мощности заряда 8.0 единиц».

— «Дополнительное орудие — ионная пушка „Бенар-МК“ для активного воздействия на энергетические щиты противников. Максимальный показатель эффективности силового поля с уровнем КЕП в 9.0 единиц».

«Ракетное вооружение»:

— «Ракетная установка среднего радиуса действия „Шквал-Б“. Полный боекомплект — 36 штук. Возможен одновременный запуск четырех штук. Тип боеголовок — стандартный, противокорабельный. Область применения: воздушное и безвоздушное пространство. В воздушном пространстве радиус действия снижается в зависимости от плотности атмосферы».

«Защитная составляющая»:

— «„МЛ-4-КВ“ — наружные импульсные турели ближней обороны в спаренном варианте с показателем мощности заряда в 4.0 единицы. Интегрированный комплекс прицеливания и сопровождения целей „Зоркий глаз“ выполняет задачу по уничтожению враждебных объектов в режиме полной автономности».

— «Энергетический щит модели „Калура-К“ производства корпорации „Навис Индастриз“ с параметром КЕП 10.0 единиц. Дополнительная функция многовекторного переброса энергопитания на разные сегменты полусферы обороны. Полноценную работу обеспечивают двадцать эмиттеров, расположенных по всему корпусу корабля».

— «Усиленное керратитовое покрытие брони по всей поверхности внешней обшивки».

«Внутренние системы»:

— «Модернизированный комплекс сканирующей аппаратуры „Крикун-М3Р“ с увеличенной радиусом действия».

— «Навигационная система — „Амара-5“ от корпорации „Бианти-Корп“».

— «Комплекс гиперсвязи — „Зов“. Устойчивость к помехам и преодоление вражеских систем глушения».

— «Система жизнеобеспечения с дублирующим составом по всем отсекам корабля».

— «Энергетическая силовая установка „Астра-ВЭЛ“ от корпорации „Бианти-Корп“».

«Двигатели»:

— «Четыре маневровых двигателя „ДИК“ с разогнанными характеристиками передвижения на долговременном форсаже».

— «Гипердвигатель класса „А“ с блоком срабатывания при наличии минимального необходимого количества энергии».

Внушает да?

Характеристики захваченного корабля вызывали полный восторг.

И все это хозяйство управляется искином последнего поколения седьмого уровня класса «А».

Точнее надо сказать — управлялось. Потому что бортовой искин пришлось отключить от всех систем во избежание возможных неприятностей с его стороны по отношению к захватчикам корабля.

А вообще, эсминец, конечно, впечатлял. Причем весьма и весьма. Рейдовая модификация, выполненная специалистами имперской кораблестроительной корпорации «Навис Индастриз» сделала из обычного среднего межсистемника хорошо вооруженное средство для долговременных космических путешествий.

Максимально возможная автономность — один стандартный год. Пищевые припасы, медицинский модуль с продвинутой капсулой, оборудованной последней версией кибердока, пять комфортабельных кают со всеми удобствами.

Оперативники Альянса ни в чем себе не отказывали, проводя разведку в приграничных территориях.

И все бы хорошо, лети себе да наслаждайся, если бы не одно — но.

Чертова система терморегуляции начала сбоить почти сразу после ухода в гиперпрыжок.

Перестрелка в коридоре, неподалеку от двигательного отсека, как оказалась не прошла бесследно для бортовой аппаратуры.

Проведенная диагностика показала сбой в результате нарушения целостности кожуха одной из подсистем.

Короче говоря, случайный выстрел из сверхмощного творения мастера-оружейника Старка с Камеи пробил не только тушку акробата на потолке, он также прошел дальше, продырявив насквозь стену и коммуникационную развязку.

Поломка не являлась критической, так что поначалу никак не замечалась. Только спустя сутки, мы вдруг обнаружили, что температура на борту начала постепенно повышаться. Не сильно, хотя и вполне ощутимо.

С помощью сеграста нам удалось поднять корабль с поверхности негостеприимной планеты, а затем взяв разгон уйти в прыжок.

Вот только Кэп не являлся специализированным искином, заточенным под функции управляющего боевым межсистемником. Останавливаться для выполнения ремонта слишком рискованно, учитывая все обстоятельства. Приходилось терпеть, ожидая окончания полета.

К концу пятого дня, я и близняшки уже щеголяли в одном нижнем белье, стараясь делать как можно меньше лишних движений.

Развалиться в удобных креслах на мостике стало любимым занятием нового немногочисленного экипажа корабля.

— А почему мы вообще летим на станцию «Гелион-5»? Не лучше взять курс на какой-нибудь из форпостов Объединенного Флота? Судя по Единому Навигационному Реестру здесь неподалеку есть пограничная пустотная крепость, — сказала Хельга, ленивыми взмахами листая перед собой данные с голографического экрана.

Я скосил взгляд на обнаженные женские ноги, заброшенные на приборную консоль. Гладкие, стройные, атлетичные и невероятно длинные.

Скользнул дальше, по темным трусикам, плоскому рельефному животу, упругой груди, затянутой в обтягивающий микроскопический топ.

Соблазнительно. Не поспоришь. Жаль, что с такой красотой придется вскоре расстаться. Тащить за собой близняшек дальше будет не слишком честно.

Как ни крути, а пожизненный контракт — это не то, что хотелось бы иметь в своем распоряжении.

Отвечать за того, у кого по сути нет другого выбора, кроме как идти за тобой, не слишком хорошо влияет на карму.

Временами может я и не образец для подражания, но становится полной сволочью совершенно не хочется.

Пришло время для расставания.

— Это ближайшая станция. Там можно получить техническую помощь для корабля. Поставить новый бортовой искин. Отремонтировать систему терморегуляции. К тому же, если судовой журнал не врет, трупы в шлюзовой обожали посещать это место. Вполне вероятно получится узнать какую-то информацию.

— Будем выбивать из плохих дядей нужные сведения? — с наигранной кровожадностью поинтересовалась Грета.

Она разместилась в кресле навигатора, почти полностью повторив позу сестры с заброшенными ногами вверх.

На обоих девушках красовалась лишь черное нижнее белье спортивного стиля и больше ничего. Рыжие длинные волосы были собраны в одинаковые плотные хвостики.

— Скорее это я буду выбивать из всяких проходимцев необходимые данные о прошлых делишках прежних хозяев корабля. Вы же с сестрой по прилету будете освобождены от контракта. Мне удалось продать лакран вашего бывшего босса через Галанет прямо на Камее. Вышло не так много, как я надеялся, но и не мало. Получите долю в размере трехсот тысяч кредитов на каждую.

Сестры как по команде вскинулись, выпрямившись в креслах.

— Вы нас прогоняет?

— Вы разрываете договора?

— Но почему?

— Мы вас не устраиваем?

Посыпались недоуменные вопросы. Я страдальчески сморщился, как будто откусил здоровенный кусок свежего лимона.

Уродская жара достала даже меня. Несмотря на изменения организма произвольно контролировать температуру тела я еще не научился. Приходилось терпеть бардак вместе со всеми.

— Нет, никаких претензий лично к вам нет, просто пришло время расстаться. Вспомните, мы договаривались, что я вывезу вас с Камеи подальше от врагов Бреда Стайлза. Но остальное — уже не ваше дело. Уверен, вы не пропадете.

Сестры пытались еще что-то сказать, но я непреклонно отвечал отказом. Короткое знакомство вышло увлекательным и запоминающимся. Однако держать возле себя фактически рабынь я не собирался. Не хотелось становиться отъявленным мерзавцем.

К тому же, вскоре я планировал связаться со Флотом и снова привлечь серьезные силы для выполнения миссии. Один раз девчонкам повезло остаться в живых, там, где погибли десантники. Второго раза может и быть. Пусть идут своей дорогой. Так будет лучше для всех.

На какое-то время наступила тишина. Хельга и Грета куда-то вышли, а я равнодушно следил за пробегающими по тактическим дисплеям данным о продолжающемся полете, меланхолично размышляя о несовершенстве любой техники.

Бортовые ремонтные сервы без центрального командования искина ни хрена не смогли сделать с поломкой. Лишь устранили повреждения, без налаживания полноценной работы системы терморегуляции.

Сеграст что-то говорил там о необходимости перезагрузки всех корабельных систем, но рисковать тормозить, выпадая черт знает где в нормальное пространство и оставаться на несколько часов в мертвом куске металла, в который по любому превратится эсминец слишком опасно.

А если что-то пойдет не так? И произойдет еще что-нибудь? Нет уж, проще потерпеть и немного пострадать от жары, чем потом чесать затылок, оказавшись посреди океана Великой Пустоты.

Неисправность на самом деле не столь уж серьезна. В конце концов, это пока еще не уровень финской сауны или русской бани. Потерпим. До конца осталось меньше суток. Ну, а потом, на станции корабль приведут в порядок. Заодно установив новый бортовой искин.

Как-то незаметно потянуло в сон. Где-то на краю сознания мелькали мысли о возможности превращения всех людей в метаморфов.

Жуткая перспектива, если подумать. Даже если хотя бы вспомнить о той же самой женской красоте.

Представляете размножение в виде песчаных червей? А рыб? Секс с водоплавающими тварями, в кого превращались Ушедшие при колонизации водных миров. Ужасная картина.

Это им легко, взяли поменяли слот-сознание и вперед. А вот у меня сейчас данный процесс ничего кроме чувства омерзения не вызывал.

Нет уж. Такие развлечения не для меня.

Тотальный слом человеческой психики. Настолько большие изменения, что люди уже не смогут называться людьми.

Иная логика, иная этика, иные ценности, иной уклад жизни. Полностью все иное. Ничего не останется прежним.

Это по-настоящему пугало. Заставляло опасаться метаморфов как никого в этой галактике…

На следующий день мы прибыли в пункт назначения, выйди из гиперпрыжка в точно рассчитанном месте.

К счастью, кроме проблем с климат-контролем, других неполадок не борту не случилось.

— Это диспетчерская служба станции «Гелион-5», неизвестный корабль назовите себя.

— Военный корабль Объединенного Флота «Дорестер», — ответил я, держась за навигационного-маневровые джойстики захваченного эсминца.

От прежнего идентификатора по понятным причинам пришлось избавиться. Новый установить в полевых условиях не представлюсь возможным.

И все мои заявления по сути сейчас не представляли никакой фактической ценности. Зато упоминание Флота Содружества давало словам определенный вес. Скажи я, что это частный боевой межсистемник, без опознавательных кодов, как минимум получил бы подозрение к принадлежности к пиратам.

Несомненно, к звездным странникам в этих краях относились намного лучше, чем в тех же центральных мирах. Но ни о какой любви и доверии речи не шло. Кто захочет пускать к себе в дом непонятно кого?

А вот с Флотом совсем другая история. Его уважали везде в обитаемом космосе. Ну или по крайней мере не относились слишком враждебно…

— От вас нет отклика по системе идентификации, Дорестер, — спустя секунду сказал диспетчер.

— Знаю, на борту имеются поломки серьезного уровня. В том числе бортового искина. В качестве доказательства личности, я перешлю веритас-документ флаг-офицера оперативного соединения базы «Инкар» Объединенного Флота.

Выбирая название для эсминца, я в первую очередь позаботился о том, чтобы оно ни в коем случае не напоминало о принадлежности к незарегистрированным военным формированиям.

Никаких фривольных «Похотливых Мэри», «Бродяг», «Острых кинжалов» и чего-то подобного. И никаких броских, легко узнаваемых «Злых Звезд» и «Белых Яростей». Лучше быть неприметнее, как можно обычнее.

Естественно, опознать корабль можно по сотням других признаков, чем обычный сигнал-идентификатор. Начиная от характерного силуэта и заканчивая энергетическим следом на экране пространственных сканеров.

Появляться на территории Альянса точно нельзя. Быстро вскроется кто являлся прежними хозяевами эсминца.

Другое дело независимая станция. К тому же с документами действующего офицера Объединенного Флота. Тут расклад шел уже совершенно в другом направлении.

— Проверка закончена. Ваша личность подтверждена, флаг-офицер Вольф. Добро пожаловать на борт станции «Гелион-5». Передаю координаты стыковочного узла.

— Спасибо, диспетчер.

Ну вот, и никаких проблем. Как там говорится: без бумажки ты букашка, а с бумажкой — человек? И хотя этот примитивный материал в Содружестве давно не использовали, смысл оставался здесь точно таким же, как и на далекой Земле.

Дальнейшая процедура оформления не заняла много времени. Уже через полчаса мы спускались с заднего трапа на причальной палубе станции.

— Пора прощаться. Деньги переведены на ваши счета. Их с лихвой хватит, чтобы убраться отсюда куда подальше, — сказал я, поворачиваясь к сестрам Ренер. — В ближайшее время пограничные территории могут стать далеко не безопасными. Так же хочу посоветовать не распространятся о событиях последних дней.

Понятно, начни они рассказывать о появлении Древних им бы никто не поверил. Но предупредить на всякий случай все же стоит.

Максимум что случится, по припортовым кабакам и злачным местам пойдут гулять байки о чужих, жаждущих захватить Содружество. Похожих россказней сейчас и так хватает с избытком.

Девушки так до конца и не поверившие, что контракт действительно отменен и все необходимые формальности улажены, неуверенно переглянулись.

— Какое-то странно ощущение, — сказала Хельга, просмотрев присланные файлы с досрочно погашенным договором на пожизненную службу.

— Свобода? — усмехнулся я. — Вы ее заслужили. Точнее она вам всегда принадлежала. Как и должно быть.

— А вы куда сейчас, ваша милость? — спросила Грета, также успевшая полюбоваться на появление внушительной суммы на личном счете.

До этого момента, всех их средства принадлежали держателю контрактов. Они не имели право владеть ничем, за исключением нескольких личных вещей.

— У меня еще полно дел, — ответил я.

— Так может мы…

— Нет, никакой помощи. Вы и так чуть не погибли на Камасати. Хватит с вас. Вы очутились там только из-за меня и моего дурацкого самомнения. Признаться честно, беря вас с собой, я и не думал, что все так выйдет. В конце концов, вы на это не подписывались.

— Но мы вовсе не против, — возразила Хельга.

Я пожал плечами, обтекаемо заметив:

— Может да, а может вы просто настолько привыкли подчиняться чужой воле, что уже не замечаете этого, выдавая желание другого человека за свои. Не хочу быть кукловодом. Пора начинать учиться жить самостоятельно, девочки. Попробуйте. Вам это должно понравиться.

Сестры, поняв, что действительно это все, конец, одновременно качнулись ко мне, обнимая и целуя на прощение.

— Это были самые увлекательные дни в нашей жизни.

Я снова усмехнулся.

— И весьма.

Сделав несколько шагов к стойке таможенного контроля, видневшегося дальше по коридору, я остановился и заметил:

— Насчет отлета отсюда я вовсе не шутил. Если верить карте из местной инфосферы, вон там справа есть терминал для поиска попутных кораблей. Не тяните, садитесь на ближайший и летите обратно в Содружество. Удачи там. Галактика маленькая, может быть еще увидимся.

Больше ничего не сказав, я решительно развернулся и зашагал по коридору, оставляя бывших невольных спутниц позади.

На долгое прощание нет времени. Следовало побыстрее разобраться с делами, чтобы приступить к выполнению основного задания. Уверен, с девушками будет все нормально.

* * *

Независимая пустотная станция «Гелион-5». Приграничное пространство Содружества.


— «Процесс авторизации».

— «Сканирование личной нейронной сети. Распознавание записей регистрации гражданства».

— «Обнаружено три положения:»

— «Статус полноправного гражданина первой категории Сингарии».

— «Статус полноправного гражданина первой категории Камеи».

— «Статус полноправного владельца собственной планеты класса „G-P“ в системе Канваль, отдельного сектора „Доминион“».

Тумба с проекцией голограммы приветственного сообщения мигнула, свернув стандартное изображение.

Вместо простой картинки появилась миловидная девушка с аккуратной прической темных волос.

— Дорогой гость, приветствую вас на борту станции «Гелион-5». Искин таможенной службы перенаправил вас с автоматического автоответчика на живого представителя властей станции для более комфортного обслуживания. Меня зовут Тера, я готова лично встретить вас в любом удобном для вас месте и в любое время для проведения подробного ознакомления с местными достопримечательностями. Сколь долго вы планируете пробыть на борту? Не желаете заказать номер в отеле?

Показной энтузиазм симпатичной сотрудницы станции вызвал у меня легкое удивление. Надо же, как оперативно работают. Стоило узнать о попадании к ним гражданина первой категории моментально засуетились.

Что в целом неудивительно, учитывая сложность получения полноправного гражданства в развитых государствах Содружества. Какой-нибудь прощелыга с улицы без гроша за душой никогда не сможет получить соответствующую запись в личную нейронную сеть.

Не понадобилось даже предъявлять выписку с личного счета для подтверждения платежеспособности.

А про последний пункт и говорить не приходиться. Пригодная для жизни планета в личной собственности. Это внушало уважение почище пары сотен миллионов кредитов из-за многократного перекрытия в стоимости.

Отсюда и отношение поменялось. Надо же подоить богатенького буратино, раз уж он забрел на огонек.

Спорю на что угодно, такие гиды предоставляются всем вип-гостям.

Впрочем, это могло сыграть и положительную роль. Не придется искать кого-то для более удобного ориентирования в незнакомой местности.

— Необходим ремонт корабля. Для начала свяжите меня с техническими службами.

Оценив холодный блеск голубых глаз, девушка не пыталась больше радостно рассказывать, как мне будет здесь хорошо и уютно.

— После прохождения процедуры авторизации в локальной сети инфосферы станции для вас активируется протокол расширенного доступа, в результате откроется более глубокий уровень только для постоянно проживающих жителей, — сказала Тера, перейдя на деловой тон. — Все запросы можно осуществить в режиме онлайн. Как и покупки.

— Хорошо, спасибо за справку. Вы очень полезны. Если ваше предложение еще в силе, то мне не помешала бы небольшая экскурсия по «Гелиону-5».

— Конечно, гра… — сотрудница офиса обслуживания споткнулась, ее взгляд метнулся куда-то вбок, и она закончила явно не так, как рассчитывала: — Офицер Вольф…?

— Все верно, офицер Вольф, — подтвердил я, не обращая внимания на удивление.

Похоже такие посетители у них тут бывали не слишком часто. Хорошо еще, что нет необходимости скрывать личность. С моей внешностью сделать это будет не так-то просто.

Еще через пару минут я разговаривал с инженером из технического отдела. Договорился о ремонте и установке искина.

Заполучить полноценную замену для продвинутой прежней «семерки», конечно, не вышло. Откуда здесь настолько крутой модуль искусственного интеллекта? Пришлось довольствовать шестым уровнем с инфо-паком для среднего боевого межсистемника.

Говоря начистоту, понятие «искин» вообще нельзя применить к ничему, кроме как к седьмому рангу. Именно этот тип на самом деле обладал собственным электронным сознанием. Все остальные скорее относились к компьютерным программам разной степени сложности с возможностью действовать как по заранее заложенным алгоритмам, так и с определенной самостоятельностью.

Несомненно, все они являлись самообучающимися цифровыми структурами. Особенно «пятерки» и «шестерки». Но назвать их по-настоящему искинами все же нельзя.

В отличие от семерок. Те и в самом деле были полноценными электронными разумами. Разумеется, с большими ограничениями в плане поведения и границами выполнения необходимых задач.

Кстати об этом, так и не отойдя от входа, я снова вышел в локальную сеть станции, нашел самую популярную торговую площадку, где разместил объявление о продаже трофейного искина с эсминца.

От этой штуки надо обязательно избавиться. И как можно скорее.

Прямо отсюда организовал упаковку и отправку на Бетельгейзе трех тел мертвых агентов. Имея достаточно денег сделать это оказалось совсем не трудно. Рао Пармар будет рад заполучить новые образцы для исследований.

С учетом полученных денег от сбыта лакрана, выплат близняшкам и оплаты услуг станционных спецов у меня в наличии оставалась вполне серьезная сумма почти в три миллиона.

Ах да, надо не забыть старика Старка. Ему я должен шестьсот тысяч кредитов.

Последовала еще одна транзакция через мой любимый «Галактик Бэнк Инкорпорейтед».

Этим упырям я тоже должен десять миллионов. Может вернуть часть прямо сейчас?

Нет. Обойдутся. По условиям все равно придется платить процент в независимости от срока погашения кредита. Подождем до конца года.

Итак, после всех выплат у меня под рукой два миллиона четыреста тысяч. Вполне неплохо.

Если сильно прижмет, так же можно продать квартирку Бреда Стайлза на Камее. Наемник не поскупился на жилье. В случае чего на роскошную берлогу в высотном жилом комплексе обязательно найдутся покупатели.

Хотя пока этого делать не буду. Иметь запасной аэродром тоже не помешает.

Впрочем, об этом потом. Теперь надо заняться основными делами.

Найденная на борту эсминца портативная комп-консоль, принадлежащая оперативникам Бюро Общественного Контроля Альянса оказалась настолько хорошо зашифрована, что сеграст спасовал. Удалось узнать лишь одно имя — Бертран. Некий контакт, связанный напрямую со станцией «Гелион-5».

Выйду на него, выйду на хозяев дохлых сереброволосых модников в салатово-голубой броне. Надо же выяснить где они шлялись в таком камуфляже.

Перекрестный поиск по местной инфосфере ничего не дал. Никаких упоминаний этого имени.

Пришлось шагнуть в открывшиеся ворота из доковых зон, не имея четкого плана дальнейших действий.

Сразу за небольшим шлюзовым тамбуром началась широкий двухуровневый проспект. Людная, шумная, наполненная разноцветными вывесками, с превеликим множеством лавок, кафе и баров, больше похожих на пивные забегаловки.

— Офицер Вольф? — справа раздался мелодичный женский голос.

Откуда-то сбоку вынырнула давешняя сотрудница местных властей. Невысокого роста в чистом костюме неприметного серого цвета с цветущим ухоженным видом она несколько выделялась на фоне остальной публики, видневшейся чуть дальше по улице.

Как, впрочем, и я в своем новеньком комбезе за несколько тысяч кредитов. Остальной народ одевался тут куда как проще. С этим надо что-то сделать.

— Просто — гра Вольф, — ответил я, зашагав вперед.

— Рада познакомиться, гра Вольф, я Тера, ваша сопровождающая.

— Очень приятно. У вас тут многолюдно.

— Да, это третий сегмент, есть куда более приятны места. Всего на станции…

— Восемь больших сегментов? — спросил я, прервав собеседницу.

— Да, совершенно верно. Успели посмотреть схему-карту?

— И это тоже, а еще я видел станцию снаружи. Напоминает огромный восьмиугольник с толстым хвостом позади. Кстати, что это за длинные сооружения? Не похожи на жилые отсеки.

— Складские и перевалочные терминалы для перегрузки с корабля на корабль. Основная сфера деятельности «Гелион-5» — скупка добытых ресурсов у свободных шахтерских поселков в данном секторе. С дальнейшей перепродажей частным лицам или корпорациям из Содружества.

— Бедолаги горбатятся каждый день и продают вам по дешевке добытое, а вы взамен обеспечиваете их развлечениями, — сказал я, кивнув в направлении ближайшего питейного заведения.

Вот кто все эти люди. Старые комбезы, поношенные спецовки. Шахтеры приехали продать необработанные полезные ископаемые, напиться, трахнуть девицу легкого поведения, а через несколько дней улететь обратно на затерянный невесть где астероидный пояс, чтобы продолжить долбить руду.

— Администрация строго следит за ценами. Все в пределах рыночных показателей, — сказала Тера, причем таким голосом, что становилось понятно, что она и сама не очень-то верит в сказанное.

— Ладно, — я махнул рукой. — Это не мое дело. Вы же не ставите этим работягам импланты подчинения. Законы Хартии Порядка не нарушаются.

Девушка еще хотела что-то сказать, но я резко свернул влево, зайдя в магазинчик под голографической вывеской с надписью: «Любая одежда, на любой вкус».

Где приобрел всего за шестьсот кредитов длиннополый черный плащ из кожи неизвестного животного. Такой прикид любят пираты, контрабандисты и наемники. Будет чем прикрыть слишком бросающийся в глаза крутой комбинезон.

— Хороший выбор, гра Вольф, — радостно улыбаясь одобрила покупку Тера.

На что я усмехнувшись ответил:

— Не переигрывай. Лесть не должна быть слишком заметной. Иначе она становится похожей на скрытую издевку. Ты же не хочешь, чтобы клиент подумал будто ты над ним надсмехаешься?

Брюнетка смущенно опустила глаза к полу.

— Извините, я недавно на этой работе. Перешла с отдела продаж по работе с поставщиками.

— Поставщики — это шахтеры?

— Да. Мой отец раньше возглавлял одну из вольных артелей. Пока не погиб под завалом на руднике. У меня остались связи поэтому станционные управляющие предложили занять пост одного из младших менеджеров.

— А почему ушла? На этой должности денег больше? — спросил я, пробуя помахать руками, проверяя удобство обновки.

Вроде ничего, сидит плотно и в тоже время не стесняет движений. К тому же бластер на бедре теперь скрывается полами.

— Да. И не так напряженно.

Лицо девушки нахмурилось.

— Бывшие друзья считают предательницей? — спросил я, легко догадавшись о причинах резкого спада ее настроения. — Раньше ты была одной из них, а теперь одна их тех, кто ставит условия сделки.

— Вроде того, — не стала возражать Тера.

Я еще пару секунд понаблюдал за ней, затем решил сменить неприятную тему разговора.

— Ладно, слушай. Я согласен снять самый дорогой номер в лучшем вашем отеле на неделю. Не могу обещать, что буду там жить все время, но оплачу все заранее. Это должно порадовать твое руководство. Плюс ты лично получишь щедрые чаевые. Взамен я хотел бы от тебя получить кое-какую информацию.

Сотрудница по работе с важными гостями на станции вопросительно посмотрела на меня ожидая продолжения.

И я не заставил ее долго ждать, задав интересующий вопрос напрямик:

— Ты когда-нибудь слышала о человеке по имени Бертран? И если — да, то где мне его найти?

* * *

Пустотная станция «Гелион-5». Третий сегмент.


Тера с легким испугом взглянула на своего первого клиента, не зная что ответить на неожиданный вопрос.

Она не думала, что статный плечистый офицер Флота с кучей гражданств первой категории станет расспрашивать об одном из боссов криминальной стороны стационной жизни.

Формально власть на Гелионе принадлежала Администрации. И по сути это так и было. Вся торговля жестко контролировалась обитателями восьмого сегмента. К сделкам по ресурсам с Содружеством никого не подпускали, кроме избранных лиц.

Однако, большая часть развлекательных заведений на станции: бордели, клубы, бары, рестораны, в сегментах с первого по шестой, принадлежали совершенно иным людям. Тем, с кем лучше не иметь общих дел.

С другой стороны, возможно вот ее шанс покинуть это проклятое место и никогда больше сюда не возвращаться.

Получение перевода в отдел по работе с важными гостями не достался ей просто так. За это она обязана приходить в апартаменты второго заместителя главного станционного управляющего два-три раза в неделю и на протяжении всей ночи делать все что он прикажет. Исполнять любые желания, ублажая и выполняя все что тому будет угодно.

Уже после первого посещения, уходя на дрожащих ногах ранним утром домой, Тера отчетливо поняла, что так долго не выдержит.

Она планировала за год скопить достаточно средств, чтобы улететь куда-нибудь подальше, но столько времени продержаться у нее вряд ли получится.

К тому же, больной ублюдок с извращенной фантазией случайно обмолвился, что вскоре она познакомится с его остальными друзьями.

Такого она точно не переживет. Так может быть стоило рискнуть и сыграть по-крупному, навсегда избавившись от чьей бы то ни было власти?

Девушка остановилась, еще раз внимательно посмотрела в невероятно яркие голубые глаза светловолосого сингарийца.

Эту расу знала вся галактика. Знала, побаивалась и уважала. Их не любили за высокомерие и надменность, но отдавали должное высоким достижениям в научной сфере и военном деле.

Можно ли довериться этому высокому красавчику? Не обманет ли он?

— Зачем вам, Бертран? — спросила Тера испытывающим взглядом пытаясь проникнуть сквозь ледяные водовороты.

— Хочу с ним побеседовать кое о чем, — как-то вполне спокойно ответил гра Вольф, словно совсем не удивившись, что собеседнице известен разыскиваемый им человек.

— Должно быть, беседа будет не слишком приятной, — произнесла Тера напряженным голосом, все еще не решаясь перейти прямо к делу.

— Так ты знаешь где его найти?

— Возможно. Это босс одной из местных преступных группировок. Не самой крупной, зато довольно влиятельной. Зачем он вам?

Блондин в черном плаще и темном комбезе с рисунком из редких ломанных фигур красного цвета терпеливо повторил:

— Я же сказал — хочу с ним поговорить. Задать кое-какие вопросы. Ничего сложного.

— А если он не захочет с вами общаться? Позовете друзей из флотского десанта? Разнесете тут все, стремясь получить ответы от тех, кто не хочет много болтать?

— Беспокоишься за станцию? Не стоит. У меня нет времени вызывать сюда подмогу. Думаю, справлюсь сам.

По губам голубоглазого парня пробежала жестокая улыбка. Тера почему-то сразу поверила, что с этим человеком лучше ни в коем случае не враждовать. И все местные бандиты перед ним, как стадо травоядных перед голодным хищником, готовым к броску за добычей.

Внезапно ей пришло в голову: это же сингариец, к тому же военный, их специально изменяют еще до рождения на генетическом уровне. Выведенный для нахождения и уничтожения любых противников. Он один стоит целого боевого отряда.

По галактике ходили зловещие слухи о грозных «Сингарийских звездах» и об их беспощадности к врагам. Ни одна террористическая организация не рисковала брать в заложники граждан расы ученых-генетиков, прекрасно понимая во что обернется в конечном итоге опрометчивый поступок. Тотальное истребления всех и вся, невзирая ни на что и ни на кого.

Если стоящий перед ней такой же, то Бертрану явно осталось жить не так уж долго.

Неужели бандитский босс с периферийной станции каким-то образом умудрился перейти дорогу светловолосым? Тогда он глупец, раз не попытался спрятаться получше.

— Я вам помогу, — сказала Тера. — Скажу где находится Бертран. И даже больше, сделаю так, что вы сможете пообщаться с ним без лишних свидетелей довольно долгое время.

Офицер оценивающе оглядел невысокую девушку. И без подсказок видно его недоверие к обещаниям такой крохи выполнить обещанное.

— Как вы это провернете? Если я правильно понимаю, криминальный босс засел в каком-нибудь укрепленном отсеке, куда будет сложновато пробраться.

Девушка торжествующе усмехнулась.

— Богатые любят подстраховываться на случай возможных чрезвычайных происшествий. Существует специальный протокол капсуляции жилого модуля в случае начала разгерметизации. Отсек полностью изолируется от внешнего мира. При необходимости происходит активация принудительной отстыковки.

— Возможен дистанционный запуск? — с интересом спросил сингариец.

Кажется, его по-настоящему заинтересовала ее предложение.

— Да, я смогу достать необходимые коды. А также провести вас заранее туда по техническим коммуникационным шахтам. Это несложно, при наличии времени.

— До послезавтра я отсюда все равно не улечу. Корабль на ремонте.

— Этого хватит, — сказала Тера.

Высокий красавчик положил руки на пояс, откинув полы тяжелого плаща назад. Для разговора они остановились в небольшом закутке, чуть в стороне от шумной людной улицы третьего сегмента станции.

— Как я понимаю, вы согласны сделать это не по доброте душевной.

От услышанного Тера нервно хихикнула.

— Ну уж точно не из-за своей доброты. Я хочу пятьдесят тысяч кредитов на личный счет в сети, окончательным подтвержденным переводом.

Вольф кивнул.

— Справедливо. Я согласен. При условии, что выполните все что обещали.

— Договорились. Уже к завтрашнему утру коды будут у меня. А еще через день, вы встретитесь с Бертраном лично.

Она не врала. Она действительно все сделает. А потом улетит с этой проклятой станции в Содружество. Но перед этим, обязательно навестит второго заместителя главного управляющего станцией «Гелион-5»…

* * *

Пустотная станция «Гелион-5». Приграничная территория. Гостиничный комплекс «Блажь и роскошь» в седьмом сегменте. Номер-люкс.


— «Соединение…»

— «Установление связи с общим сервером Объединенного Флота».

— «Ввод данных».

— «Подтверждение полномочий флаг-офицера Вольфа».

— «Выбор абонента».

— «Отрицательно».

— «Абонент находится за пределами действия сети Галанет. Необходим выделенный канал гиперпространственной связи».

— «Повторный запрос. Приоритет — Ультра».

— «Создание нового канала связи».

— «Конечная точка — передатчик гиперсвязи линкора „Белая Ярость“».

— «Вызов по личному шифру адмирала Довера».

— «Подтверждение полномочии вызывающей стороны».

— «Приоритет — Ультра. Чрезвычайный мандат Консулата. Оказывать всемерное содействие».

— «Комп-терминал командующего эскадрой».

— «Ожидание ответа…»

Я терпеливо ждал, глядя на пульсирующую надпись голографической проекции в окружении роскошной обстановки самого дорого номера лучшего из отелей на станции.

Не переодевшись, не пообедав, практически сразу с дороги, первым делом я начал дозваниваться через сеть до своего формального командира, желая поделиться последними новостями.

После разговора с Рао Пармаром, я не выходил на связь ни с кем, ограничившись сжатым сообщением об уничтожении тяжелого харанского крейсера «Злая Звезда» и гибели всех десантников на поверхности планеты Камасати переданным Командованию Объединенного Флота.

И вот теперь пришла пора пообщаться с тем, у кого я числился вторым личным адъютантом.

— Ну что там еще… — сказал Довер, появляясь на весь экран.

И сразу же осекся, пораженно разглядывая мое лицо.

— Вольф?! Мне сказали, что вы погибли, вместе со «Злой Звездой» в какой-то безымянной системе. Что случилось? Они ошиблись? Крейсер в порядке?! Что с экипажем?!

Я печально покачал головой.

— Сожалею, гра адмирал. Тяжелый крейсер «Злая Звезда» вместе со всем экипажем погиб. Выжил только я.

Командующий экспедиционной эскадрой нахмурился.

— Как это произошло? — скупо спросил он.

— Атака неизвестного противника. Я сам не видел, что случилось. Находился на поверхности, ведя бой против твари Древних.

— Думаете это был их корабль?

— Скорее всего. Никто больше не смог бы так быстро разобраться с харанским тяжелым крейсером.

Довер еще сильнее сдвинул брови.

— Где сейчас находится эскадра? — спросил я. — Вы вступали в контакт с чужой расой?

— Нет, мы только недавно добрались до первой системы, где произошло нападение на одну из колонии. Сейчас научные специалисты заниматься сборами образцов для исследований. Им тут очень не хватает бывшего начальника.

Пришла моя очередь хмуриться. Сволочь, ударил по больному. Кэйтрин погибла, когда находилась вместе со мною.

— Сейчас не лучшее время начинать выяснять отношения, — сказал я мрачно. — Если вы не против, поговорим лучше о деле.

Адмирал не стал возражать, глядя на меня все так же угрюмо. Я ему не нравился. Причем очень сильно. И он не собирался этого скрывать.

Ну и бездна с ним…

— Есть подтвержденные сведения о сговоре между Древними и представителями спецслужб Ситойского Альянса. Пока трудно сказать, имела ли место отдельная инициатива или же это полноценное участие всех властей.

Казалось невозможно еще больше выразить злость, но адмирал это с успехом продемонстрировал.

— Рассказывайте, — сказал он. — Причем тут Ситойский Альянс…

Глава 11

Пустотная станция «Гелион-5». Ремонтный пирс в техническом ангаре А2. Эсминец «Дорестер».


Регистрация захваченного корабля оперативных агентов Бюро Альянса в Едином Галактическом Реестре не заняла много времени. На получение нового идентификатора понадобилось буквально пять минут, потраченных на заполнение двух форм и перевода пяти тысяч кредитов за срочность услуги.

Ах да. Еще пришлось воспользоваться чрезвычайными правами действующего офицера Объединенного Флота Содружества для преодоления бюрократических проволочек. Система не желала выдавать документы межсистемнику в данных момент находящемуся за пределами цивилизованных миров.

Как правило, данная процедура сопровождалась куда более сложными действиями с тотальным сканированием корабля, полной проверкой его происхождения, а также тщательными изучением личности нового владельца.

Космическое пиратство и сопутствующие ему угоны межсистемников считались одними из самых тягчайших преступлений в галактике. И власти любой страны строго следили за тем, чтобы преступники не могли легко легализовать похищенное транспортное средство.

Да, в Галанете имелись конторы, предоставляющие возможность приобрести поддельный идентификатор. Но соваться с таким в порты или на станции с высоким уровнем безопасности, а это посчитай везде на территории развитых государств, таких, как Империя или Федерация Сайкон, значило гарантировано обеспечить себе незапланированный тюремный срок.

Поэтому мои действия с использованием чрезвычайных полномочий, полученных от Консулата, где-то запросто могли посчитать незаконными, требующими серьезных судебных разбирательств.

Но в сложившихся обстоятельствах мне на это было уже наплевать. Лучше немного схитрить и слегка нарушить правила, чем тратить время на полет в Содружество для заполнения кучи бумажек с объяснительными.

А летать с фальшивкой я не собирался. Рисковать попасть в категорию пиратов при встрече с любым военным кораблем Флота значило нарываться на неприятности.

Их в приграничной зоне пространства в последнее время бывало достаточно много.

После установки искина и загрузки всех необходимых программ и кодов, эсминец будет определяться, как частный корабль с портом приписки в баронстве Канваль, сектор Доминион.

Что-то вроде личной баронской яхты, правда слегка вооруженной и с целым комплексом защиты.

А что? Мало ли какие у богатых причуды. В Содружестве попадались и похлеще примеры.

— Ну что, гра инженер, вы уверены, что успеете сделать все вовремя? — спросил я у стоящего рядом мужчины в коридоре Дорестера.

— Несомненно, гра Вольф, — ответил главный в команде техников, занимающихся ремонтом корабля и установкой бортового искина.

Прежний удалось продать через пару часов, за вполне приемлемую цену в один и два десятых миллиона кредитов.

С учетом необходимой перенастройки это не так уж и мало. Конечно, нулевый он стоил намного больше, в районе трех-четырех миллионов. А что делать? Выгоднее избавится здесь и сейчас от опасной высокотехнологичной игрушки, чем где-то еще.

Во время полета сюда, я все время ждал, что отключенный от кабелей кусок железных мозгов что-нибудь выкинет, навредив кораблю еще больше, несмотря на отсутствие питания. Ведь беспроводная локальная сеть эсминца продолжала функционировать. Черт его знает на что способны эти штуковины. Активация и подзарядка без непосредственного контакта не казалась совсем уж невозможным явлением.

К счастью, ничего подобного не произошло.

— Отлично, я планирую вылететь со станции уже завтра, ближе к позднему вечеру. К этому времени все будет готово к старту?

Инженер посторонился, пропуская мимо паренька в серой рабочей спецовке.

— Думаю закончим намного раньше.

Тут слегка полный мужчина невысокого роста в такой же безликой одежде, как у подчиненных, хитро прищурил правый глаз и вкрадчивым голосом добавил:

— Если вы, конечно, не захотите заказать еще каких-нибудь изменений.

Я с любопытством посмотрел на него.

— В смысле? Разве на борту нет всего необходимого? Вооружение, защита, внутренний комфорт и все необходимое для межзвездных путешествий. На мой взгляд, вроде бы все более чем хорошего качества.

— Рейдовая модификация предполагает ограниченность вооружения. Одно плазменное и одно ионное орудие. Для основного оружия не так уж много, вам не кажется?

Мои плечи качнулись в недоумении.

— Ходовой реактор не выдержит больше. То есть, установить дополнительные плазменные ускорители можно, но темп стрельбы сильно снизится. К тому же силовое поле ослабнет. Что плохо для боя. Плюс снижение мощности маршевых двигателей существенно понизит маневренность. Это ведь все неоднократно просчитывалось. Спецы из кораблестроительной корпорации не идиоты делать из военного межсистемника неповоротливое слабозащищенное корыто, умеющее только стрелять. Необходим баланс, и они его достигли.

Сотрудник технического сервиса станции покачал головой, снова делая шаг назад, чтобы дать пройти уже ремонтному серву в виде шестиногого большого паука с надетыми манипуляторами-инструментами.

— Ни в коем мере не ставлю под сомнение квалификацию специалистов-разработчиков «Навис Индастриз». Это широко известная компания, зарекомендовавшая себя, как великолепный строитель кораблей различного типа. Я имел в виду кое-что другое.

— Что? Ракеты? Еще одну пусковую установку?

— Нет, кое-что получше. Хотя этот вариант мне тоже нравится, — ответил инженер. — Я предлагаю вам боевые дроны и комплект гравитационных мин с возможностью автодоставки при помощи средних торпед.

Сказанное мужиком вызывало у меня удивление. Либо он держит меня за идиота, с кого легко стрясти лишние бабки, либо тут происходит что-то неладное.

— Какие еще гравитационные мины? Первый раз о таких слышу. Ни в одной изученной базе пятого ранга по средним боевым межсистемникам самого последнего обновления ничего подобного не упоминается.

Блин, неужели опять что-то придумали, а в базу не успели внести?

В принципе возможно. Галактика велика, Содружество невообразимо огромно. Здесь постоянно изобретали что-то новенькое. Включая сферу военного применения.

— Это не лицензированный продукт, — слегка замявшись, признался главный станционный техник. — Наша местная разработка. Мы еще не подавали на регистрацию патента.

А вот эта новость заставило уже меня откровенно поморщиться. Все с этим субчиком ясно. Хочет втюхать какую-то ерундовину за кучу бабла.

Поняв негативный настрой клиента, инженер суетливо принялся объяснять принцип действия своей вундервафли:

— От корабля отходит транспортная пустотная торпеда. В заданной точке происходит разделение на восемь частей. Те самые мины. В случае появления поблизости какого-нибудь объекта они срабатывают. Но не взрываются, как обычные мины, а создают волну гравитационного возмущения высокого порядка. Причем, чем большую массу имеет цель, тем более серьезные разрушения она получит. Мы испытывали их уже несколько раз, всегда выходил неплохой результат. Корабли с массой покоя в сотню тысяч тонн получали повреждения, несовместимые с дальнейшим полетом.

— То есть, они не взрывались? — спросил я.

— Нет. Подобный вид воздействия оказывает влияние на корпус корабля, а не на его энергетическую установку. При определенной удаче взрыв, конечно, может произойти. Но основной упор все же сделан на разгерметизацию и нарушение работы маршевых двигателей. Тотального уничтожения трудно добиться. Но ведь так дела обстоят и с обычными минами. Редко когда под их воздействием полностью взрывался корабль. Разве что малого типа. Обычно все заканчивалось выведением из строя энерго-щита, нарушением целостности внешней обшивки или частичной поломкой одного из обычных движков. Слишком серьезную сейчас делают защиту на кораблях. Хотя, понятное дело, большую роль также играет тип боеголовки. Например, от кварковой мало что спасет. Даже гигантский дредноут из старых легко обратит в пыль. Если вдруг экипаж оплошает и даст осуществить близкий подрыв.

— Тогда почему мне не взять обычные мины? В чем преимущество ваших изделий? — спросил я, все еще скептично настроенный в отношении данной идеи.

— Радиус действия, — моментально ответил инженер. — Он больше, чем у обычных мин. К тому же, вы здесь их не найдете. Тем более снаряженные в транспортные торпеды.

— Про это я тоже первый раз слышу, — сказал я с неудовольствием. — Еще одна из ваших поделок?

Собеседник энергично закивал, подтверждая мои худшие опасения. Тоже мне, изобретатели нашлись. Одно дело заниматься сборкой личного оружия, как гра Старк, другое мастерить что-то крупное в отсутствии необходимых производственных мощностей.

Это как Гватемала на Земле начала бы собирать у себя истребители пятого поколения.

Да что там пятого, обычные самолеты с реактивным двигателем. Не имея заводов, обученных специалистов и вообще всей научно-технической базы.

Сказочники блин. Ну точно хотят развести на деньги.

— Не беспокойтесь, это просто красивое название. На самом деле, транспортная торпеда представляет собой, по сути обычную ракету из металлического корпуса с тихоходным двигателем-ускорителем простейшего инерционного действия. Ничего сложного в ней нет.

— Ну да… — туманно заметил я, не выдавая боязни довериться неизвестной технике.

В голове вдруг промелькнула мысль о принципе действия рекламируемых мин и устройства, найденного у мертвяка, ловко разгуливающего вверх ногами во время перестрелки на корабле.

Такой фокус еще долго не удаться забыть.

— А вы случайно тут не занимаетесь переделкой грави-поясов для прыжков из стратосферы? Слышали, как молодежь развлекается в Содружестве, с грави-джампингом?

И снова голова инженера резво затряслась в подтверждении.

Вот блин. Неужели угадал? Иногда сам себе удивляюсь.

— Гравитеки. Да, это наше изобретение. Создание искусственного изменения гравитации в ограниченном поле вокруг носителя. В отличие от обычных спортивных поясов, постепенно гасящих ускорение тяготения при затяжном прыжке для медленного приземления, мы создали возможность влиять на силу притяжения в строго определенных границах. Для человека меняется центр тяжести на другое заранее выбранное значение. Можно ходить по стенам, потолку или где угодно, не обращая внимания на работу стационарных генераторов гравитации. Правда область применения ограничивается конкретной зоной действия. Если встать где-нибудь на открытом месте на планете, то взлететь вверх разумеется не получится. Это не какой-то обычный антиграв, здесь принцип действия несколько другой.

О как! Довольно неожиданно. Гватемала оказалась вовсе не Гватемалой, а чем-то значительно большим. Как минимум Тайванем или Сингапуром. Там может истребители и не собирали, но зато снабжали электроникой чуть ли не всю Землю.

Тогда может грави-мины вовсе не бесполезные самоделки для выманивания денег у простофилей, а вполне себе надежное оружие?

Стоило подумать о покупке.

— В одной торпеде восемь мин. Полагаю развертка идет в трехмерном пространственном значении, а не только в одной плоскости. С учетом этого для покрытия более или менее значительного куска космоса понадобится сотни торпед, никак не меньше. А на эсминце отсек с ракетным боекомплектом вмещает только тридцать шесть единиц.

— Мы могли бы увеличить его. Потесним немного грузовой трюм. Места хватит, — сказал инженер.

Он поднял правую руку вертикально, заработал наручный комп. В воздухе замерцала картинка, развернулась голографическая проекция схемы Дорестера. Некоторые фрагменты подсветились разными цветами.

— Так же, если убрать две из пяти кают, имеется возможность создать мини-ангар для боевых дронов. Что также серьезно повысит боевые возможности вашего корабля.

На это предложение я ответил отказом.

— Для этого понадобится слишком много времени. Как и на полноценную перестройку корпуса. У меня есть другая идея. Давайте сделаем проще: вы слегка модернизируете свои транспортные торпеды. Подгоните их для нынешних пусковых. Вместо слабых, поставите нормальные ускорители. Плюс, увеличите хранилище боекомплекта процентов на шестьдесят. Чтобы хватил на двадцать ракет с начинкой из грави-мин.

— Хотите запускать их в сторону противника как обычные ракеты? — оторопев спросил инженер.

Затем задумался, представив возможный ход боя с необычным применением оружия, предназначенного совсем для другого.

— Оригинально.

— В идеале на каждую мину желательно приделать небольшой автономный микродвигатель для самостоятельного полета. Недалеко, просто для занятия более выгодной позиции. Чтобы не просто разлетались кто куда.

— А также чтобы скорректировать курс, если вражеский корабль попробует куда-нибудь свернуть, — догадливо предположил главный ремонтник станции. — Умно. Вот только столь сложное дополнительное усовершенствование обойдется вам в кругленькую сумму. И не уверен, что мы успеем сделать все до завтрашнего вечера. Хотя бы и позднего.

— Захотите заработать — успеете, — холодно ответил я. — И не забывайте, что моя идея требует отдельного разговора. Вы наверняка захотите ее повторить позже снова. Разве не так? Следует обсудить этот момент более подробно.

Несколько шокированный борзым наездом, инженер поначалу не нашелся что ответить. Он не ожидал от меня столь рационального подхода к сделке. Думал, небось, сингарийцы только и делают, что бросаются деньгами направо и налево, не очень-то считаясь с разумностью трат.

А вот хрен ему на рыло. Период времени, когда пришлось соображать на что заказать оружие и бронескаф на планете наемником совершенно мне не понравился.

Чтобы там не говорили, а наличие внушительной суммы на счету делали жизнь значительно легче.

Совершенно не вдохновляло снова опустошить его до минимальных значений.

Начался торг, быстро переросший в жаркий спор с выяснением конечной стоимости заказа и платой за идею с отдельными ускорителями на минах для управляемой смены траектории полета.

А вообще задумка неплохая. Если вспомнить уничтожение тяжелого харанского крейсера. Перед встречей с кораблем Древних иметь в запасе некий козырь совершенно не помешает. Эти любители трансформации весьма шустро разнесли далеко не последний по мощи корабль Объединенного Флота.

У среднего эсминца вряд ли будет больше шансов в потенциальном столкновении. Надо мыслить нестандартно.

— Ладно, Великая Пустота с вами, гра Вольф, — наконец в сердцах сказал инженер, соглашаясь с выдвинутыми условиями. — По тысяче кредитов за мину и еще сорок за работу. Всего двести тысяч. Клянусь, всеми последними обитателями Бездны, мне еще никто выворачивал так руки одними лишь словами. Не зря про сингарийцев говорят всякое. Вы похоже и пытать умеете, не прикасаясь к жертве.

— Взамен вы получите полное право делать новые транспортные торпеды с грави-минами по моей схеме, — обнадеживавшее сказал я, ударяя по руке корабельного специалиста.

Тот лишь поморщился на замечание.

— Когда еще будут новые клиенты.

— Будут, не волнуйтесь. Если ваше творение покажет себя с лучшей стороны, известность вам обеспечена. Командование Объединенного Флота обязательно заинтересуется новинкой и захочет заполучить ее в свой арсенал. Огромных контрактов здесь не обещаю, но выкуп технологии с наймом для запуска массового производства где-нибудь в центральных мирах более чем возможен.

Инженер скупо улыбнулся, молчаливо признавая заманчивость озвученной перспективы.

Я не стал ему больше мешать, направившись прочь с борта эсминца. Следовало поужинать и лечь спать, завтра предстоял трудный день.

* * *

Пустотная станция «Гелион-5». Территория приграничного пространства Содружества. Одна из развязок технических коридоров седьмого сегмента.


Долгожданный сигнал готовности от Теры пришел вместе с пакетом инфопака кодов доступа тогда, когда я уже начал переживать и предполагать о провале миленькой брюнетки получить необходимые сведения.

Могло показаться странным, что я решил довериться незнакомке, не опасаясь попасть в ловушку.

Если бы не взгляд молоденькой крошки из отдела обслуживания важных клиентов.

В глазах симпатичной малышки, где-то в самой глубине, скрывалась жгучая ненависть к этому месту и тем, кто тут всем заправляет.

Не знаю точно, что именно ей сделали, как обидели, но могу однозначно сказать о желании девчонки свалить отсюда подальше и побыстрее. Постаравшись напоследок устроить на борту Гелиона небольшой кавардак.

Подозреваю, активация изоляции жилого отсека бандитского босса будет не последним ее деянием на станции перед отлетом. Она еще что-нибудь натворит, вполне вероятно кого-нибудь даже убьет.

Ну да мне это неважно. Главное, получить доступ к преступному заправиле, пообщаться с ним на предмет связей с Бюро Общественного Контроля и древних тварей. А потом тоже уйти не попрощавшись.

Адмирал Довер пообещал, что ситойцами вплотную займется Корпус Разведки Флота для выявления необычной активности. Вполне возможно подключат к делу имперскую СБ и другие спецслужбы Содружества.

В конечном итоге речь идет, ни много ни мало о судьбе всего человечества. Рано или поздно информация о метаморфах все равно всплывет. Как и об их враждебных намерениях. Пусть уж лучше начинают сотрудничать прямо сейчас. Глядишь из этого что-нибудь выйдет путное.

— «Готово. Коды приняты. Доступ получен», — доложил Кэп через нейронную сеть, успев внедриться в подсистему жилого модуля.

Небольшая створка технической шахты медленно отползла в сторону, давая проход в похожий полутемный узкий коридор.

Сегодня нет кожаного плаща, как и мощной винтовки. Лишь комбез и бластер. А еще, конечное же, безотказная «техико», на пару с устройством по изменению гравитации, отлично подошедшего к набору экипировки. Поэтому двигаться ничто не мешало.

Через несколько метров грязный коммуникационный тоннель стал медленно погружаться во тьму. Здесь не бродили техсервы следя за работой осветительных ламп.

— «Активация „Смертельного ока“».

Боевой имплант запустился сам, окрасив окружающий мир в черно-белые краски.

— Дерьмо. Надеюсь тут крысы не водятся, — прошептал я, осторожно пробираясь по небольшому проходу.

Эти ублюдки кроме общей блокировки доступа не потрудились запустить сюда своих роботов для поддержания порядка. Ленивые свиньи. Или что скорее всего — жадные. И как только не бояться, поломок? Никогда не слышали о предварительной профилактике?

Тупые уроды.

А мне тут ползай теперь, собирай пыль, оставшуюся за последние несколько лет.

Гады…

— «До старта процедуры капсуляции осталось — 3 минуты».

Отлично, девчонка сделала все как надо. Интересно, как ей удалось заполучить допуск к внутрисистемным командам станции? Соблазнила какого-нибудь техника? Подкупила? Видимо так.

Сама она не походила на крутого хакера, способного вскрыть защитные программы локальной сети более глубокого уровня защиты.

Еще несколько шагов, поворот направо, пять метров вперед и очередной темный выступ.

В левом нижнем углу перед глазами мигала красная точка, двигающаяся по зеленой линии, обозначенной на карте местных коммуникационных шахт. Это здорово помогало передвигаться, без угрозы заблудиться черт знает где.

Помню, как бродил на пиратском корабле, пробираясь на мостик. Незабываемое ощущение. Тогда столь удобной подмоги не имелось. Как и возможности не замечать темноту благодаря ночному зрению.

Так что мне сегодня еще повезло. И довольно серьезно. В прошлый раз было куда тяжелее с технической стороны оснащения.

— «До старта процедуры капсуляции осталось меньше минуты».

Ну вот, время подходило к концу. Отметка на схематичной карте тоже приближалась.

К выходу непосредственно в сам жилой отсек я вышел, имея в запасе чуть больше десяти секунд форы.

— «Системный код допуска принят», — снова ожил сеграст, сообщая об успешности применения полученных данных.

Еще бы. Эти коды нельзя перепрограммировать ниоткуда, кроме главного вычислительного центра станции. Администрация хорошо позаботилась о том, чтобы никто кроме них не мог управлять железом на борту огромного пустотного сооружения. Тем более, какие-то бандюганы.

Опять мелькнула узкая створка, тесный тупичок, снова заслонка, на это раз декоративная, отошла в сторону пропуская в царство света, хрома и ярких цветов.

Класс. Вот это сортир у мужика. Прямо произведение искусства.

На отключение внутренних системы безопасности нет времени. Хотя Кэп и получил команду попробовать.

Сам осторожно выскользнул в следующую комнату. Где сразу же наткнулся на здоровенного лба.

Приехали. Чего этот шкаф тут встал? Толчок охраняет? Дурдом.

Глаза бритого хмыря пораженно расширились, принимая форму здоровенных блюдец.

Я его полностью понимаю. Стоишь на посту, точно знаешь, что в туалете мимо тебя никто не проходил, а тут раз и оттуда какой-то здоровяк вылазит. Да еще с таким характерным цветом волос и сиянием голубых глаз.

Отойти от шока неожиданной встречи я ему не дал.

Резкий рывок вперед, слегка пригнувшись. Основание правой ладони стремительно врезалось в солнечное сплетение, выбивая воздух из легких противника и сбивая тому концентрацию для вызова подмоги по нейронной сети.

Хекнув амбал согнулся пополам.

И сразу же еще один удар, все той же правой рукой, но на этот раз сжатым кулаком прямо по голому затылку.

Бах! И вырубленное тело охранника рухнуло на пол.

Один ноль в мою пользу.

Впрочем, порадоваться открытию счета толком не удалось. Дверь в конце помещения открылась, внутрь зашел еще один дуболом похожий на коллегу, почти как брат-близнец.

Этот успел среагировать на атакующий бросок, подставив под выпад сжатую руку.

Короткая связка почти вбила шустряка в закрывшиеся вертикальные створки.

Завершающий удар локтем в висок и еще одна туша благополучно устроилась на мягком покрытии.

Два — ноль.

Погнали дальше.

К этому времени уже пришло сообщение о блокировке всех входов и выходов с переведением жилого отсека в режим полной изоляции. А это значило, что в ближайшие двадцать-тридцать минут сюда точно никто не зайдет. Таковы параметры аварийного протокола при чрезвычайных происшествиях.

На шум прибежал еще один ухарь. В отличие от первых двух, держа наизготовку короткоствольный импульсный автомат.

Подождав пока оружие покажется в проеме, я терпеливо дождался его хозяина, после чего отправил его так же в бессознательное состояние.

Три — ноль.

Недурно. Значит осталось еще пара придурков. А после, хозяин на закуску.

Подхватив тело под ногами, я включил замок, после чего толкнул тушку в открывшийся просвет.

— Взжиж! Взжиж!

— Взжиж! Взжиж!

Как и предполагалось оставшимся хватило мозгов не лезть напролом. Взяли на прицел выход из комнаты, где творилась непонятная хрень и стали ждать, держа пальцы на курке.

Ошибка с их стороны.

Пока изрешеченная туша оседала вниз, а два быка судорожно перезаряжали энергоблоки ЭРВ пушек, я в длинном прыжке-кувырке сблизился с ними, поднявшись точно перед безоружной в данной момент парочкой.

Четыре — ноль.

Пять — ноль.

Гейм овер, гра и грэсы.

Огляделся вокруг. Тишина. Автотурелей вроде нет, дроидов тоже не видать. Что хорошо. Видать экономят не только на ремонтных сервах.

Только кричащая обстановка гостиной с различными дорогими финтиплюшками. Челу явно надо пригласить профи дизайнера для смены стиля. Полная безвкусица.

Впрочем плевать, не до этого.

Пришло время заняться главным злодеем.

Сейчас лучше воспользоваться способностью астральной проекции. Посмотреть не подготовил ли главный бандит какую-нибудь бяку в виде ОД-гранаты или еще чего-то подобного, спрятавшись в дальних помещениях.

Я это собирался сделать еще в первой комнате, но тот телохранитель толчка все испортил. Осуществить разведку из технического тоннеля не позволило малое количество времени. Ну да ладно. Так вышло тоже вполне неплохо.

Приступить не удалось. Внезапно по всему организму пронеслась знакомая волна неуютного дискомфорта.

Вот дерьмо!

Метаморф!

В жилом модуле было одиннадцать комнат, преимущественно расположенных одна за другой. Я появился на одном условном конце этого вытянутого прямоугольника.

С противоположной стороны сейчас быстро приближался источник неуютного раздражения.

Рука сама легла на бластер. Щелкнул захват, освобождая мощный импульсник. Автоматически заработал прицельный комплекс, связанный напрямую через нейронную сеть. Перед глазами возникло перекрестье. «Смертельное око» начало обрабатывать данные, предлагая различные варианты укрытий с наиболее удобными векторами атаки.

Я почему-то не стал прятаться, оставшись стоять посреди разгромленной комнаты.

— Приветствую Пробуждающего от снов, — слегка пафосно заявил криминальный босс, возникая в коридорном проеме.

Обычная внешность, ничего особенного. Невысокого роста, крепкого сложения, невыразительное лицо с покатым лбом и мощной челюстью, короткая стрижка темных волос. Немного помятый костюм бордового-коричневого цвета.

Словом, типичный делец средней руки, прочно связанный с криминалом.

Абсолютно не похож на древнее существо из легенд.

— Что ты тут делаешь? — спросил я, игнорируя напыщенное обращение Ушедшего.

— Живу, — ответил Бертран, а точнее тот, кто скрывался за этим именем. — Просто живу. Наслаждаюсь после долгого забвения в Коконе Спокойствия. Ты не представляешь, что значит пролежать несколько сотен тысячелетий ничего не испытывая, не мысля и в то же время иногда осознавая свое положение. Всего на краткий миг и не полностью придя в себя, где-то на самом краю разума. А после мгновенно снова засыпая, видя сны, не похожие ни на что в этой вселенной. Чувствовал себя, когда-нибудь растением? Представь, что это ощущение растянулось на тысячи лет. Иногда мне казалось, что в одно из мгновенных пробуждений я сойду с ума от ужаса положения, в котором оказался.

Я равнодушно качнул головой.

— Какой кошмар. Мне стоит пожалеть тебя и твоих соплеменников?

Древний сделал шаг на ходу изменяясь. Фигура выросла, лицо потекло словно сделанная из мягкой глины, голова из круглой приняла овальную форму, волосы куда-то исчезли, нос уменьшился, зато глаза стали непропорционально большими, а кожа начала менять цвет с обычного на бирюзовый.

Удивительно, одежда так же трансформировалась в некое подобие голубой свободной тоги, водопадом свисающей вниз.

Это-то как он делает? Не тело ведь. Материальный объект. Применяет псионику на уровне субатомных преобразований? Обалдеть, не встать! Крутой трюк!

Как ни странно, несмотря на абсолютную ни на что непохожую внешность, никаких отталкивающих впечатлений новый облик Ушедшего не производил.

— Так мы выглядели изначально, — сказало древнее создание, останавливаясь в десятке метрах от меня.

— Думал, вы всегда умели преобразовывать себя, — произнес я, делая короткий шаг влево, тем самым обходя лежащее под ногами тело одного из охранников.

— Надо же появляться на свет в каком-то виде, — усмехнулся метаморф, спокойно воспринимая мои перемещения.

— Что вам нужно?

— Мы хотим того же, чего и обычные разумные — вернуть себе свой дом обратно.

— Теперь галактика принадлежит человечеству. Боюсь вы несколько запоздали предъявлять претензии.

Тонкие светло-зеленые губы Древнего растянулись в улыбке. Необычное лицо приняло выражение похожее на печаль. Хотя точно утверждать не берусь. Слишком оно не походило на людское. Мимика легко могла означать выражение совсем других чувств.

— Мы не желаем противостояния. Это уже случалось давным-давно и ничего хорошим не закончилось для обеих рас. Лучше пойти на компромисс.

— Превратить всех в себе подобных?

Пальцы на руке чуть сжались на рукоятке импульсника.

Если у этого существа уровень регенерации на заоблачном уровне, придется стрелять очень много. Куда целиться сначала? В голову? Или в грудь? А если у него нет сердца? Или оно вообще находится где-то в другом месте? Это вполне возможно. Имея способность в любой момент переделывать тела, изменить расположение внутренних органов не должно составить проблем.

— А что в этом плохого? — сказал необычный собеседник, все так же стоя на одном месте. — Представь новый мир без насилия, войн, глупой конкуренции между своими.

— В конкуренции рождается совершенство, — возразил я. — А войны, некоторые считают двигателем прогресса. Помнится, вы уже властвовали единолично в галактике и к чему это привело? Раса самоубийц.

Последний слова поневоле прозвучали с презрением.

До сих пор не понимал, как метаморфы дошли до этого состояния. Изучили все и вся, познали сокровенные тайны природы? Ну так отправляйтесь куда-нибудь еще. Во вселенной полно галактик, где еще много загадок, ждущих исследователей.

Но нет, эти индивиды предпочли застыть, перестать двигаться вперед, а потом и вовсе кончали собой, сгорая в ближайших звездах.

Это что за ущербное поведение? О чем они только думали? Депрессивные меланхолики хреновы…

А Пармар все же оказался прав. Эти психи и впрямь хотели переделать все человечество в себе подобных.

Ученый генетик с телом спортсмена умел не только окучивать молоденьких дурочек, но и весьма точно строить догадки, прогнозируя действия противника. Его не зря считали одним из умнейших людей в Содружестве.

— Мы не допустим старых ошибок. Все пойдет по иному пути…

Древний оборвал сам себя на полуслове и без всякого предупреждения вдруг атаковал длинными нитями черного дыма, вырвавшимися из его груди.

Черт! Как неожиданно.

Я резко дернулся в сторону.

Уход назад, прыжком через голову, опираясь на левую руку. Одновременно с этим, правая, сжимавшая бластер, нацелилась на врага.

Переведенный в режим скорострельного темпа импульсник за полторы секунды выпустил больше десятка мощных зарядов. Радостно понесшихся к заставшей в другом конце гостиной фигуре.

Снова очутившись на ногах, благополучно увернувшись от бестелесных щупалец, не останавливаясь, я сдвинулся дальше, непрерывно ведя огонь по Древнему.

За шесть секунд изделие оружейника с планеты наемников исторгло из себя пятьдесят выстрелов. Мигнула иконка оповещения необходимости смены энергоблока.

Руки рефлекторно произвели необходимые манипуляции, продолжив поливать импульсами стоящего метаморфа.

Никакой защиты, никаких силовых полей. Все до единого заряды попадали в цель, жадно вгрызаясь в живую ткань, оставляя после себя выжженные раны.

Вот только вместо них, невероятно быстро появлялась новая, свежая плоть, полностью скрывая под собой все полученные повреждения.

Очень быстро. Невероятно быстро.

Ни один имплант на регенерацию не смог бы сделать ничего подобного.

Очевидно ЭРВ оружием его все же не достать.

Бластер отлетел в сторону мягкого пуфика. Придется действовать по-другому.

— «Активация ядра „Таасит“».

В груди появился комочек тепла, сотканного из крутящихся теней, стремительно перерастающий в крупный шарик.

И вот теперь уже от меня к метаморфу протянулись черные нити пепельного дыма, несущие с собой мощь разрушения энтропийного поля.

Противник не стал ждать контакта, выбросив вперед точные такие же плети.

Они столкнулись, переплелись, присосавшись другу к другу, как настоящие щупальца осьминогов.

Уже через мгновение я почувствовал, как по всему телу начинает распространяться слабость. И вместе с ней жар. Будто каждую клетку в организме отдельно подожгли высокотемпературной плазмой.

Странно, в привычном понимании боли не было. Это скорее походило на иссушение, вытягивание жизненных сил. Словно очутился в пустыне, но обезвоживание наступило не через несколько дней, а через несколько секунд.

— Аааа!!! — не выдержав закричал я.

И снова откуда-то из глубин возникла волна дикой ненависти. Она вдохновляла, придавала сил, а главное помогала четко увидеть врага, кристаллизуя желание уничтожить его, отбрасывая все остальное прочь.

Мои дополнительные конечности из струек темного тумана точно получили дополнительную мощь, яростно напирали на вражеские щупальца, все ближе и ближе подбираясь к их хозяину.

И вот уже он, не выдержав, издал мучительный стон, разнесшийся по всей комнате:

— Аааа!!!

— Умри, тварь!!!

Я хотел этого, я жаждал этого — смерти существу, стоящему в нескольких шагах от меня.

Древний, прикидывающий преступным боссом по имени Бертран, не смог удержать атаку, позволив нитям дотронуться до своего тела.

И в этот миг скоротечная схватка закончилась. Так же внезапно, как и началась меньше минуты назад.

Метамфорф сначала опустился на колени, затем рухнул на спину вниз, гулко ударившись головой о лакированное покрытие пола.

Я устало подошел к поверженному противнику. Он все еще находился в сознании. Хотя уже было видно, как тело, прямо на глаза распадается, превращаясь в прозрачные облачка праха. Шел необратимый процесс распада.

— Кхаа, — сказала Древний, медленно поднимая правую руку вверх. — Все равно вам ничего не остановить. Мы уже выиграли. Просто вы об этом пока не знаете.

Не знаю зачем, но я взял его за руку, немного сжав необычного цвета кисть.

И замер, увидав невероятное по реализму видение…

Огромный мегаполис упирался в затянутые блеклыми тучами небеса сверхвысокими небоскребами.

Воздух замер, превратившись в густую массу, стелющуюся в каменных джунглях между зданий из стали, стекла и пластика.

Но не это обращало на себя внимание в первую очередь.

Рваные сгустки серой паутины виднелись повсюду, оплетая собой абсолютно все сооружения в пределах ультрасовременного города.

Картинка дернулась. Приблизилось одно из окон ближайшего офисного здания.

Внутри вповалку лежали люди, завернутые в непрозрачный серый материал, напоминая гусениц в период превращения в бабочку.

Коконы. Великое множество коконов.

Это и есть конец человечества…

Видение прервалось. Я снова стоял в изолированном отсеке, глядя на умирающего метаморфа.

Он не улыбался, но почему казалось, что в глубине огромных глаз скрывалась насмешка над моим ошарашенным видом.

— Теперь ты видел. И ты знаешь. Это начало нового мира.

Я встал, забрал бластер с дивана, перезарядил его. И не дожидаясь, пока древнее существо само сдохнет, всадил ему в голову несколько зарядов. На этот раз без всяких попыток восстановления с его стороны.

Во время контакта, кроме видения умирающего города от мета-вещества, в мой разум вошло еще одно знание, переданное от мертвого метаморфа. Оно оказалось столь невероятным и ошеломительным, что мне совершенно не хотелось верить в его достоверность.

Ведь если это правда, то все еще хуже, чем мы предполагали с самого начала…

* * *

Пустотная станция «Гелион-5». Изолированный отсек преступного босса.


— «Соединение».

— «Установка связи».

— «Идентификация пользователя — флаг-офицер Макс Вольф».

— «Приоритет — Ультра. Чрезвычайный мандат Консулата».

— «Автоматическая переадресация».

— «Прямой выход на личный канал адмирала Довера».

— «Соединение».

Перед глазами довольно быстро появилось озабоченная физиономия адмирала.

— Вольф? Что случилось? Вы уже нашли образец для исследований?

Покосившись на превратившийся в пыль труп на полу, я отрицательно покачал головой.

— Нет, не вышло. Здесь возникли проблемы похуже. Метаморфы уже начали приводить свой план в исполнение. Одна из планет Содружества атакована. Похоже над ней недавно распылили мето-вещество.

— То, что приводит к трансформации человека в метаморфа? — спросил Довер.

— Да, то самое. И похоже в ближайшее время Древних станет намного больше в количественном отношении. Если на Антаре их проснулось не больше пары тысяч, то сейчас речь идет уже о миллиардах. По крайней мере, если судить по численности населения индустриально развитой планеты с высоким уровнем урбанизации.

Не стесняясь адмирал от души громко выругался вслух.

— Вы уверены в этом? Где это происходит? И почему никто об этом не сообщает?

— Не знаю. Наверное, они каким-то образом смогли организовать что-то вроде карантина. Где тоже неизвестно. Миров в Содружестве много.

— Сколько у нас времени? Где лучше всего начинать поиски? Вы можете в этом помочь?

— Фаза трансформации занимает не меньше сорока восьми часов. Возможно чуть больше. Я бы в первую очередь обратил внимание на «Эвер-Прайм», одну из планет Ситойского Альянса. Прилетевшие на Камасати оперативные агенты Бюро именно оттуда. Думаю, это не совпадение.

На лбу командующего эскадрой оперативного назначения пролегла складка мрачной задумчивости.

— Если мне не изменяет память, Эвер-Прайм почти на окраинах Альянса. Может зараза не получила широкого распространения.

— Может, — сказал я. — Но в любом случае, с ней придется что-то делать.

— Сделаем, — решительно заявил Довер. — У вас есть еще что-нибудь для меня?

В голове поневоле пронеслись мысли о другом полученном знании. Нет, об этом рассказывать лучше не стоит. Хватало других проблем.

— Нет, на данный момент это все.

— Хорошо, тогда до связи, офицер.

— До связи, гра адмирал.

Глава 12

Территория приграничного пространства Содружества. Пустотная станция «Гелион-5». Изолированный отсек преступного босса Бертрана.


Перед тем как покинуть закапсулированный жилой модуль мертвых бандитов, а если быть точным — обратившегося в прах метаморфа, здесь следовало хорошенько осмотреться в поисках чего-нибудь полезного для выяснения дальнейших планов Древних.

Более чем уверен, атака на одну планету — это всего лишь начало. Эксперимент. Посмотреть, как будут развиваться события дальше. Сможет ли человеческое общество противостоять агрессии. Или же по-быстрому сложит лапки вверх, с радостью ожидая момент трансформации в чужого.

Люди не идеальны, это абсолютная правда. Вполне допускаю момент с добровольным согласием части населения на изменение, если им объявят о получении новых способностей.

Произвольно изменять свое тело? Уметь обходится без тяжелых и крайне неудобных технических средств для нахождения во враждебной среде? Разделять сознание на несколько частей, тем самым многократно усиливая возможности разума?

Кто от этого откажется? Скорее радостно заявят: дайте мне поскорее эту серую штуку и место чтобы полежать в коконе.

Ну а если станет известно о практическом бессмертии, без необходимости проводить дорогостоящие процедуры продления жизни, то очередь из желающих легко увеличится раз в десять, а то и все двадцать.

В данный момент дожить до тысячи лет могли далеко не все жители Содружества. Не говоря о том, чтобы перейти этот рубеж.

Триста-четыреста лет — вот предел для обычного человека. А потом смерть. Без всякой возможности вернуться назад.

Разумеется, для землян данный срок мог показаться более чем впечатляющим. Но здесь, в освоенных мирах, тем более центральной части Содружества, три сотни лет жизни не считались чем-то экстраординарным и воспринимались само собой разумевшемся, не требующим каких-либо особых усилий.

Зато все знали о богачах, покупающих себе лишние годы за умопомрачительные суммы. Кто из обывателей мог заплатить сто-двести миллионов чтобы перевалить за тысячелетний порог существования? А полмиллиарда? Никто. Такая возможность имелась лишь у ограниченного количества людей.

А ведь долго хотели жить все.

Отсюда и более чем вероятный сценарий, где желающих пройти через трансформацию может быть очень и очень много.

Вот только они не смогут понять, что изменения коснуться не просто физической оболочки. Разум также подвергнется трансформации. Причем довольно серьезной.

Не так, как бывает сейчас при установке нейронная сети. Уровень преобразований напрямую затронет психику и сознание.

Человек уже не будет человеком. Он перестанет им быть, превратившись в настоящего метамфорфа. Совершенно другая мораль, этика, ценности, логика и устремления в жизни. Сама натура подвергнется сильному изменению.

Я не знаю подробностей общения и тонкостей поведения социума Древних. Зачем они существуют, для чего и чего хотят добиться. Вполне вероятно, что в какой-то мере, если смотреть на ситуацию со стороны, поглощение и объединение в одну расу кому-то могло показаться не такой уж и плохой идеей.

Кто-то мог подумать и так. Но точно не я.

Я заглянул в разум Древних и понял насколько мы отличаемся друг на друга.

Они не испытывали чувств в привычном понимании слова. Скорее притворялись, чем по-настоящему что-то ощущая. Годы использования слотов-сознания оставили неизгладимый след, превратив их в эмоциональных дистрофиков.

То, что доставляло удовольствие песчаному червю могло показаться водоплавающему чудовищной пыткой. Находясь в форме одного существа и позже меняя облик на другой, Древние сами не замечали, как коверкали рассудок подобными переменами.

В какой-то мере, они все являлись психопатами, не умеющими отличить добро от зла, хорошее от плохого. Точнее говоря, считающие эти понятия совершенно иными, чем люди.

Хорошо еще, что у меня слот-сознания использовались совсем по-другому, иначе меня могла постигнуть та же участь…

Если смотреть со стороны человечества на процесс трансформации все выглядело куда хуже.

Потеря самоидентичности, вполне вероятно прежних воспоминаний, превращение в иную расу с полным отказом от личности, казалась слишком высокой ценой за шанс прожить несколько лишних тысяч лет.

Стать абсолютно другим и перестать быть собой — вот что ждало, попавших под действие мета-вещества.

Без корректировки, с сохранением преобладания человеческого генома. Наоборот, тотальное изменение с получением всех признаков метаморфов.

Более чем уверен, на той, неизвестной планете, из коконов начнут выбираться уже не люди, а кто-то совершенно иной. Фаза перерождения многократно ускорена, не будет больше несколько циклов, как случилось со мной и парнями из спецслужбы Альянса. Все произойдет мгновенно.

Представив картину с пробуждением миллионов и миллионов новых Ушедших, я поневоле передернул плечами.

Ха, а я еще опасался наемного отряда. Тут за пару дней целая армия чужих могла появиться. И почти без всяких затрат со стороны вражеских военачальников.

Идеальная тактика противостояния. В конечном итоге ведущая к стратегии полной победы.

Раз, два и половина галактики уже не люди.

Три, четыре и оставшиеся разделяют судьбу остальных.

Пять, шесть — исчезает Содружество и все государства.

Конец. Человечество, считавшее себя венцов творения и хозяином всего сущего благополучно отправляется на свалку истории.

Вот так вот все просто.

— Мда, невеселая перспектива… — задумчиво протянул я тихим голосом, осматриваясь в комнате, рядом со спальней, похожей на рабочий кабинет.

Понятия не имею сколько именно метаморф заменял настоящего бандитского босса, но вряд ли он стал тут что-то слишком менять. Так что сейф или скрытый тайник скорее всего использовал от старого владельца жилых апартаментов.

Где криминальный главарь средней руки обустроит себе хранилище ценных вещей?

Оно должно быть хорошо замаскированно и под надежной охраной. И в то же время легко доступно, всегда находясь под рукой на случай возможного бегства.

За стенными панелями? Как вариант.

Простейший перестук не дал результатов. А время все уходило. Скоро двери откроются и сюда ворвутся коллеги амбалов в гостиной. Наверняка они успели вызвать подмогу через сеть. И только протокол безопасности сдерживал толпу жаждущих добраться до нарушителя, не давая им проникнуть внутрь заблокированного жилого модуля.

— «Режим сканирования помещения», — скомандовал я сеграсту.

Снова заработал имплант «Смертельное око», зрение разукрасилось изломанными линиями анализа окружающего пространства.

Обстановка в кабинете по сравнению с другими комнатами была не такой кричащей. Пластик с имитацией под темно-коричневое дерево, несколько художественных иллюстраций, четыре удобных кресла, массивный стол с широкими боковыми отделениями.

Именно в последнем обнаружилась зона, скрытая от сканирования. По крайней мере, через здоровенный кусок размером со средний чемодан не проходило ничего, включая обычное тепловое излучение.

Как будто туда вмонтировали кусок прямоугольного камня. Плотного, тяжелого и непроницаемого для любого просвечивания.

Любопытно.

Похоже я нашел тайник.

Левая тумба под столешницей скрывала сейф бандитского босса.

Я обошел стол, внимательно изучая монументальную конструкцию. Захотелось ругнуться.

Как я раньше не заметил. Да ведь эта штука сделана из керратитового сплава! Бронированного металла, применяемого в сфере оружейных технологий. Начиная от производства военных скафов и заканчивая боевыми межсистемниками.

Ну, Бертран, ну хитрец. В его случае пример укрытия под столом от стрельбы принимал совершенно иной оборот, нежели с придурками в голливудском кино, гордо опрокидывающих тонкую фиговину, какую можно проткнуть голым пальцем, а затем героически пережидающих под ней вражеский огонь.

Здесь же все по-настоящему, по-взрослому. Что-то подсказывало, эта защита без проблем выдержит и взрыв плазменной ОД-гранаты.

Молодец, ничего не скажешь. Заслуженные аплодисменты.

Вскрыть сейф получилось за пару минут. Сеграст подключился к электронному замку и сумел подобрать шифр, избавив меня от необходимости применять физическую силу. Хотя с бронесталью пришлось бы здорово повозиться.

За толстой дверью внутри обнаружился интересные предметы, требующих самого тщательного осмотра.

К сожалению, времени разбираться на месте уже не оставалось. К тому же трофеев оказалось не так уж и много: несколько инфо-чипов и вытянутый пластиковый контейнер, похожий на пенал.

Прихватив добычу, я ринулся в самую дальнюю комнату отсека, туда, где предусмотрительный гангстер оставил для себя запасной путь отхода на случай нежелательного вторжения со стороны станции.

— «Активация брони „техико“».

Прямо на ходу сплошной темной массой по телу побежали наниты, скрывая под собой комбез, разворачиваясь в броню.

Миниатюрный шлюзовой переход автоматически включил режим разгерметизации стоило закрыть за собой створку.

На ней же оставил подарок в виде небольшого цилиндрика гранаты с отложенным таймером.

А дальше быстрое перемещение по внешнему корпусу пустотного сооружения Гелион-5.

Полюбоваться красотами звездного полотна не удалось. Стоило поторапливаться.

Спустя тридцать секунд, я обернулся и увидел, как на месте шлюза взбухает небольшой шар огня. Вслед за ним в открытый космос с приличным ускорением вылетели несколько человеческих фигурок с нелепо болтающимися конечностями, быстро отдаляясь от станции.

Отлично. Ловушка сработала как надо. Коллеги Бертрана дождались прекращения блокировки, браво вбежали внутрь отсека, скорее всего размахивая оружием и крича что-нибудь воинственное, а затем произошел подрыв, вынесший их наружу.

Кажется, пираты называли это «отправить на прогулку меж звезд». Неплохое наказание для преступников.

Через полчаса, добравшись до технического шлюза в доковой зоне, я благополучно дошел до своего корабля уже по внутренним переходам станции.

* * *

Частный военный корабль «Дорестер». Полет по вектору разгона для гиперпрыжка.


В найденном непрозрачном контейнере обнаружились базы знаний по различным специализациям. Все свежие, самого последнего обновления и самой невероятной направленности.

Чего тут только не было.

И медицина, и юриспруденция, и гуманитарные науки, не говоря уже о технических профессиях. Просто инфо-паки с общими данными по истории Содружества. Короче говоря, все что только нужно и не нужно.

Больше двухсот кругляшков, загнанных в тесные пазы переносного хранилища.

Я вытащил один из них, вчитался в матовую поверхность плоской монетки:

— «Специалист по созданию транспортной сети „Орбита-планетарная поверхность. 7 ранг“».

— Охренеть… — не удержавшись пораженно выдал я в тишине рубки управления эсминца.

Это же подготовка инженера для возведения орбитальных лифтов. К тому же максимального уровня.

Сколько такая база стоит на рынке? Двадцать миллионов? Тридцать? Вряд ли меньше.

Быстрый перебор показал, что как минимум большая часть баз так же относились к седьмому рангу.

Ничего себе находка. Да это настоящий Грааль технологии скоростного обучения в Содружестве. Тут баз на многие сотни миллионов кредитов. Или даже скорее на миллиарды.

Обалдеть… Просто нет слов.

Странно, откуда метаморф взял это богатство? Неужели друзья из Бюро Общественного Контроля подсобили? Или купили за лакран?

Скорее всего.

Древние посчитали возможность быстрого получения знаний подобным образом полезным? Не полностью уничтожить цивилизацию людей, что-то оставить? Довольно прагматичный подход для психов, устраивающих по сути геноцид.

Ладно, теперь это по праву мое. Пригодится в будущем, особенно при развитии баронства…

Отложив контейнер на свободное место ближайшей приборное панели, я откинулся в капитанском кресле, задумчиво разглядывая три пластинки инфо-чипов.

Включать или нет? А если там какой-нибудь зверский программный вирус? Как прыгнет в локальную инфосферу корабля, как начнет творить всякое нехорошее.

На борту нет автономных терминалов, отрезанных от общей сети, чтобы произвести безопасное подключение.

Последние событий показали более чем успешную адаптацию Древних к человеческим технологиям. Черт его знает, что они могли учудить.

Немного поколебавшись, я все же решил попробовать, приказав бортовому искину проследить за контактом.

Установленный недавно машинный разум, справедливо начал возражать безжизненным мужским голосом с характерным металлическим оттенком:

— Данная процедура не безопасна для систем корабля. Рекомендую не подключать незнакомый носитель через бортовой терминал. Лучше воспользоваться отдельной комп-консолью с набором защитных приложений.

— Знаю, — недовольно проворчал я, обращаясь в пустоту. — Нет у меня еще одной комп-консоли. Как-то не подумал купить…

Тут я осекся, припомнив стальную коробку мобильного комп-терминала мертвых оперативников.

Сеграст не сумел полностью дешифровать его и по идее надо бы железяку отправить к спецам Флота, но чего уж теперь об этом жалеть.

Пусть послужит благой цели здесь и сейчас.

— Дорестер, отключи беспроводное соединение сети по всему кораблю, — приказал я, выбираясь из кресла и направляясь в каюту.

— Слушаюсь, капитан.

Иконка активного подключение к бортовым системам через нейронную сеть в правом верхнем углу зрения поблекла, став серой.

Стоило сказать, что несмотря на отсутствие нейрошунтов для прямого управления эсминцем, последний относился к самому последнему поколению класса «А» и позволял легко справляеться с собой без многочисленного экипажа. Запредельный уровень автоматизации давал возможность пилотировать огромную махину в одиночку без всяких проблем и каких-либо опасений.

Удобно, учитывая сложившиеся обстоятельства.

Портативная комп-консоль приняла по очереди две первые флэшки, вызвав своим содержимым легкое удивление.

Веритас-файлы электронных облигаций на предъявителя, ровно по миллиону каждая.

Серьезная заначка. Бертран или его копия однозначно знали толк в методах хранения денежных средств. Лично я горячо приветствовал неожиданные сюрпризы с крупными суммами.

После перевода на лицевой счет у меня в распоряжении окажется чуть меньше четырех с половиной миллионов кредитов. Довольно неплохо.

Третий, последний инфо-чип загружался почему-то долго, под конец раскрывшись коротким сообщением в маленьком окне посреди экрана:

— «Ключ принят. Защита с части файлов под литерой „Б-7“ снята».

О как. Интересно девки пляшут. Зашифрованная информация на комп-консоли имела не один пароль или программу для открытия, а несколько. Похоже разбросанных по разным носителям.

Это окончательно связывало компанию ситойцев с агентами метаморфов. От таких доказательств уже не отвертишься. Флотскому командованию и Корпусу Разведки обязательно стоило об этом узнать.

Я начал просматривать вскрытые файлы, внимательно изучаю доступные записи. Транспортные накладные, расписания отправлений грузовозов, схему торговых артерий по Содружеству, расположение станции-факторий, связи с независимыми мирами, а также отношения между государствами.

Не скажу, что все было разложено по полочкам с подробными пояснительными сносками, но общие контуры задумки плана противника начали проступать, становясь уже куда более ясными.

Выяснилось, что предыдущее предположение о курьерах с мета-веществом оказалось в корне неверным. Даже сотня человек не смогла бы объехать территорию освоенных миров достаточно быстро, чтобы получилось осуществить массовое заражение.

Эти хитрые гады пошли другим путем. Для начала проведя эксперимент на Эвер-Прайм. Одновременно с этим захватив грузовые терминалы на спутнике планеты, откуда шло наблюдение за процессом и подсчетом необходимого количества мета-вещества для заражения определенного числа людей.

Параллельно шла подготовка транспортных кораблей арочного типа для отправки по системе гиперврат по всему обжитому космосу.

Это не межсистемники, большинство из этих лоханок умели летать полностью в автоматическом режиме. А значит, запрограммировав их определенным образом, можно отправить их почти куда угодно, где есть работающие стационарные гиперпереходы.

Когда наступит час «Х», через Галанет пройдет команда и тысячи грузовозов выпустят из трюмов тонный этой дряни, прямиком в атмосферу планет.

При наличии внушительных денежных средств и связей в криминальных структурах и спецслужбах, в том числе среди контрабандистов, организовать это не представлялось неразрешимой задачей.

Более чем уверен, Бертран не единственный кого заменили копией.

Сволочам не откажешь в изобретательности. Использовать преступников очень умно. Не устраивать вторжение извне, а применить уже готовые схемы.

Правда, насколько я понял из документов, у плана имелся довольно значительный изъян. А именно — всего одна начальная точка отправления мета-вещества.

Древние не стали усложнять, организовав процесс погрузки на спутнике Эвер-Прайм — Таларе. Откуда постоянно шли транспортники в разные концы галактики.

Черт! Как же все просто! И в то же время продуманно и эффективно.

Та сотня бойцов с полигона на Камасати вовсе не разлетелась по Содружеству. Они и в самом деле являлись спаянным боевым отрядом. Который в данный момент находился на сателлите мира Альянса, осуществляя захват необходимых кораблей.

А мы, как идиоты гадали куда метаморфы направят удар. Мое предположение об Эвер-Прайм оказалось полностью верным. За исключением роли транспортной развязки грузовых потоков на спутнике планеты.

Необходимо срочно связаться с Командованием Объединенного Флота. Повезет, успеем перехватить отправку мета-вещества по всему Содружеству. Если верить записям, они не должны это делать до тех пор, пока на зараженной планете не начнут вылупляться новые особи. Похоже, этой заразы у них сейчас не так много, как хотелось бы, и они хотят точно рассчитать сколько понадобиться на каждую конкретную населенную планету.

* * *

Звездная система Прайм. Ситойский Альянс. Граница финиширования межсистемников. Ударный корвет «Невемед». Объединенный Флот Содружества.


— Прыжок закончен. Вышли в нормальное пространство, — доложила Белла, сладко потягиваясь. — Все системы готовы к бою.

Капитан, суровый мужчина лет сорока в черном форменном кителе Флота с неудовольствием покосился на подчиненную. Новый оператор бортового вооружения с самого первого дня назначения на корвет вызывала у него стойкое чувство раздражения из-за слишком вольных манер и постоянного хорошего настроения.

Старый служака не привык, чтобы на боевом корабле офицеры все время улыбались и обращаясь с другими словно с друзьями.

— Что с остальными? Насколько велик вектор разброса? — спросил он, вызывая на тактический экран данные двигательного отсека.

Так и есть. Уже третий раз подряд мощность силовой установки проседала с пиковых значений на пять десятых процента при выходе из гиперпрыжка. Разрыв с каждым разом увеличивался. А это не слишком хорошо. Еще не так заметно, однако дальнейшее продолжение разбалансировки скажется на боевой готовности корабля самым губительным образом.

Необходимо провести повторную диагностику…

— Вся эскадра вышла в пределах допустимой зоны. Начинаем перестроение, — ответил навигатор Веймар, отправляя приказы капитанам других ударных корветов.

— Хорошо, курс на сближение. Ордер — «Гамма-1».

— Есть, капитан, — браво ответил молодой парень чуть старше вертихвостки, управляющей всем оружием на борту.

Капитан мысленно покачал головой. Ну и за что ему это? Чуть ли не весь экипаж — молодняк без малейшего опыта ведения боевых действий. А судя по приказу из главного штаба сюда их направили отнюдь не по учебной тревоге.

Великая Пустота! Дай ему силы прожить несколько следующих дней без потерь.

— Как думаете, капитан, Командование предполагает пиратский рейд на Эвер-Прайм? — спросила Белла, задорным голосом.

— Вряд ли, — сразу же влез Веймар, даже не потрудившись подождать несколько секунд ожидая возможного ответа командира.

Хотя капитан и не собирался вступать в дискуссию, прыткий навигатор его покоробил своим беззастенчивым поведением. И где этих сопляков учат субординации? Неужели в Кринайской республике разучились готовить толковых флотских офицеров?

Попробовал бы этот говорун, вякнуть так на имперском военном корабле с намеком перебить старшего по званию. Мигом бы вылетел на гражданку с рекомендацией негодного для службы на боевых межсистемниках.

С такой характеристикой в личном деле ни о какой нормальной работе можно уже не мечтать. Ни одна корпорация не возьмет к себе подобного клоуна.

А тут, пожалуйста… Никакой дисциплины…

— Почему? — спросила девушка, повернув голову в сторону навигатора.

— Потому что приказ касается самой планеты, а не охраны пространства в системе, — охотно ответил тот, изображая из себя бывалого космического вояку.

— Нам предписано расположиться рядом с Эвер-Прайм и наблюдать, никого не впуская и не выпуская, организовав полную блокаду, — заявил капитан строгим тоном. — Так что хватит болтать, займитесь лучше делом. Для начала рассчитайте удобные позиции на ближние и дальние орбиты для всех семи корветов. А потом свяжите меня с планетарной диспетчерской службой. Надо же им объяснить, что происходит.

Спустя какой-то время, Веймар, выполняющий также роль связиста, удивленно произнес:

— Странно, тут творится, какая-то ерунда, гра капитан. Инфосфера планеты ведет себя необычно. Выскакивает предупреждение о неизвестной сетевой угрозе и работе антивирусных файрволлов.

— У них проблемы с Галанетом?

— Не только, с локальной сетью тоже. Еще не встречал настолько обширных повреждений в сети.

— Что с диспетчерской? Удалось связаться с живым человеком?

— Нет, только автоответчик на аварийных частотах с предостережением о приближении к планете.

— Бред какой-то… — неуверенно произнес капитан.

Оператор вооружений заметила, выведя результаты сканирования системы на главный экран в рубке.

— Смотрите, судя по этим данным здесь нет ни одного межсистемника. И вообще ни одного летающего объекта за исключением пары пустотных сооружений.

— Ни одного корабля? — недоверчиво переспросил капитан, вглядываясь в показания прибора.

— Верно, ни одного, — ответила девушка. — Удивительно правда? Я еще не видела систем в которых совершенно нет межсистемников.

— Это потому что, ты еще не бывала во Фронтире, там полно необитаемых мест или диких миров, где еще не доросли до космических технологий, — снова не удержавшись, вмешался Веймар.

— Но мы ведь не во Фронтире, — логично возразила Белла выпрямляя спину в кресле. — Это Содружество. Ситойский Альянс. Что могло случиться такого, из-за чего корабли перестали летать? К тому же все разом?

— Не знаю, — ответил капитан. — И мне это однозначно не нравится. Нужно запросить детали у Командования. Спорю на что угодно, там знают в чем тут дело.

— Организовать канал связи? — с готовностью спросил навигатор.

— Пока нет, сначала выйдем на расчетные позиции, выполняя приказ. И уже потом свяжемся с главным штабом.

Вэймар молча кивнул, вводя необходимые поправки в курс сближения с планетой. Хотя по его виду было видно, что напряженность от капитана передалась и ему.

Следующий час прошел незаметно. Семь ударных корветов заняли позиции на дальних подступах к планете, организовав формальную блокаду. Почему формальную? Потому что за все время нахождения эскадры в системе здесь так ни разу не появился ни один космический корабль.

К этому моменту стало известно, что планетарная инфосфера уже около двух стандартных суток посылает сигнал о неполадках с призывом держаться подальше от системы.

— Не понимаю, — сказала Белла. — Если о вирусном заражении сети известно уже столько времени, то отчего нас не предупредили перед отправкой? Мы ведь летели сюда примерно полтора дня, значит уже около двенадцати часов шла трансляция с предупреждением. Могли бы и рассказать.

— Думаешь это компьютерный вирус? — скептично спросил навигатор. — Что-то сильно сомневаюсь. Даже сверхсложные вредоносные программы с зачатками псевдоразума не смогут вырубить инфосферу мира с развитой коммуникационной сетью. Специализированные искины уже справлялись с похожими сетевыми порождениями без всяких трудностей.

— Это точно, — поддержал слишком шумного подчиненного капитан. — Не похоже это на проблемы с Сетью.

— Тогда почему об этом не поднялся шум по всему Галанету? — продолжала удивляться единственная на мостике девушка.

— Потому что это обычная, самая рядовая из рядовых планета Ситойского Альянса далеко на границе, а не Бетельгейзе, столичный мир Империи. Вот если бы там началось нечто подобное, шум подняли бы моментально на всю галактику. А это лишь отдаленная, никому не интересная система, каких в галактике много тысяч, — здраво рассудил командир корвета.

В рубке наступила тяжелая тишина. Пять офицеров одновременно подумали, что их родные миры ничем не отличаются от этого и в случае неприятностей, на их дома так же могут почти не обратить внимание.

— Сообщение от командования, — проинформировал вслух капитан, а затем пораженно произнес: — Они там что, с ума посходили?!

— Что случилось, гра капитан? — спросила Белла, тревожно поворачивая голову.

Остальные одними лишь взглядами поддержали вопрос девушки.

— Приказано нанести орбитальные удары по планете. В том числе с применением ракет типа «КР-Б».

— С кварковыми зарядами? — не веря себе переспросил Вэймар и сразу же добавил: — Так вот зачем на базе нам загрузили усиленный боекомплект.

— Этого не может быть. Согласно Единому Галактическому Реестру на Эвер-Прайм проживает более пяти миллиардов жителей, — потрясенно произнесла оператор бортового вооружения. — Совместный удар с семи корветов четырьмя ракетами с кварковыми боеголовками уничтожат внизу все живое. Сама атмосфера полностью выгорит.

— Как будто я сам не знаю, — недовольно проворчал капитана, отдавая приказ искину просчитать ситуационную модель массированной атаки на планету. — Но факт остается фактом: мы так и не смогли ни с кем связаться внизу и не заметили какой-либо активности на поверхности. Здесь явно что-то нечисто.

— Провести био-сканирование еще раз, — добавил он спустя минуту.

— Мы это делали уже два раза, био-детекторы показывают какую-то муть с обширными помехами, — проворчал навигатор.

— Выполнять! — рявкнул капитан и один из офицеров-операторов на мостике мгновенно прилип к своему пульту, осуществляя необходимые манипуляции.

На главном экране появились результаты, опять выдавая непонятные значения индекса биологической активности на поверхности планеты.

— Я же говорил, — сказал Вэймар, прищуренным взглядом окидывая выведенные данные. — Признаки живой и неживой субстанции. Чепуха какая-то…

— И так на всех кораблях, — заметила Белла.

Зубы капитана скрежетнули так громко, что заставили оглянуться на его кресло всю четверку на мостике.

— Навигатор, запросить подтверждения приказа Командования.

Офицер торопливо активировал канал связи.

— Подтверждено. Приказ об уничтожении Эвер-Прайм выполнить немедленно.

Капитан резко произнес:

— Лейтенант Белла Новар! Приготовить ракетные пусковые установки для нанесения массированного удара! Это мой прямой приказ! В случае отказа, вы отправитесь под арест по обвинению в неподчинение вышестоящему командиру в период проведения боевой операции. Согласно параграфу Д-43, Устава Объединенного Флота.

Лицо совсем еще молодой девушки побледнело, она сама отшатнулась назад, как бы не веря в реальность происходящего. Но уже через секунду тренированные рефлексы заставили сделать нужные операции невзирая на возражения со стороны разума.

— Управление вооружением перевести на мой пульт. Запустить программу синхронизации с остальными корветами! — продолжал отдавать команды стальным голосом капитан.

Больше никто ему не пытался перечить. Согласно заключенному соглашению между Кринайской республикой и Объединенным Флотом все военнослужащие попадали под юрисдикцию Устава Флота и отдельным положениям Хартии Порядка о вооруженных силах Содружества.

Дальнейшие пререкания вполне тянули на военно-полевой суд с обязательным вынесением смертного приговора.

— Выполняю.

— Готовность номер один.

— Все корабли заняли ударные позиции. Ждем приказа на старт.

Эскадра сдвинулась, выходя на ближнюю орбиту, перестраиваясь в атакующий ордер в форме сферического шара с направленными оружейными пилонами на планету внизу.

Освещение в рубке притухло, корвет перешел в боевой режим, силовая установка приготовилась снабжать энергией первоочередные системы.

Капитан провел дрогнувшей рукой по голове, отблеск голографических дисплеев с оранжевой подсветкой не дал хорошо рассмотреть этот нервный жест остальным членам экипажа.

— Огонь!

В тишине рубки прозвучала команда, сказанная приглушенным голосом. И сам себе подчиняясь, командир корабля решительно нажал на кнопку сенсорной панели перед собой.

Корабль вздрогнул, потом еще и еще раз. Ракеты уходили одна за другой, выходя на курс поражения заданных точек.

Четыре выстрела, четыре легких толчка. С семи ударных корветов. Всего двадцать восемь ракет, несущих в недрах квинтэссенцию самого понятия разрушения.

И снова в помещении управляющего центра среднего боевого межсистемника наступило мертвое безмолвие.

А потом на главном экране появилась картинка творящегося внизу безумия.

Багровые цветки взрывов кварковых боеголовок распухали на фоне затянутой серыми тучами поверхности одна за другой, формирую расходящиеся во все стороны волны сплошного огня.

Отсюда казалось, как будто сам воздух начал гореть на планете, полыхая не хуже ракетного топлива.

Глядя на воцарившийся внизу ад, экипаж не смог сдержать свои эмоции.

— О Всеблагие боги…

— Бездна…

— Пять Апостолов и все их последователи…

— Великая Пустота…

Какое-то время все снова молчали. Даже опытный капитан находился под впечатлением от проведенной бомбардировки. Никогда еще ему не приходилось видеть ничего подобного, тем более участвовать в этом самому.

Но, как и надо, первым очнулся все же он, скомандовав хрипло новый приказ по эскадре:

— Всем: приступить ко второму этапу операции. Уничтожение Арок. Начать сход с орбиты, курс 31-А-98. Идентификация и захват целей в пустоте. Приготовить главные орудия.

Так толком и не отошедшие от величественного зрелища гибели целой планеты, тем не менее флотские военные четко выполнили отданные команды.

Понадобилось еще тридцать минут и семьдесят шесть ракет уже с обычными боеголовками, чтобы взорвать двенадцать стационарных гипеперерходов в системе.

— На связь вышел главный штаб Флота, — сообщил Вэймар бесцветным тоном.

— Соединяй, — сказал капитан.

В его голове мелькнули мысли о необходимости использования медпрепаратов для приведения в чувство всех членов экипажа.

Кажется, для людей шок оказался слишком велик. Не помешает принять взбадривающие боевые коктейли на какое-то время.

На главном экране появился мужчина в форме вице-адмирала Объединенного Флота.

— Отличная работа «Невемед», мы уже получили данные с подтверждением от бортовых искинов кораблей. По приказу командующего гросс-адмирала Грея поздравляю вас с успешным выполнением задания. Капитаны кораблей эскадры «Алеф-11» будут награждены орденами Консулата — «Честь и Верность» второй степени, члены экипажей — медалями «За Смелость».

Капитану жутко захотелось послать этого напыщенного болвана из штаба куда подальше с пожеланием засунуть награды себе в сидалещное место, однако вместо этого он сдержался и спросил:

— Зачем нужно было уничтожать планету? По данным Е.Г.Р. там проживало порядка пяти миллиардов человек.

— Ошибаетесь, капитан, — холодно ответил представитель Командования. — На Эвер-Прайм в момент удара не находилось ни одного существа человеческого вида. Ни вы, ни ваши подчиненные не должны думать, что совершили массовое убийство. Наоборот, ваша эскадра спасла многие миллиарды жизней. Так им и передайте.

— Не понимаю, успели провести эвакуацию? Когда и какими силами? В системе не заметно ни одного корабля.

Вице-адмирал покачал головой.

— Эвакуации не проводилось. На планете объявлен наивысший уровень биологической опасности. И вы с вашими людьми ее ликвидировали, тем самым воспрепятствовав дальнейшему распространению. Вы герой, которые спасли другие миры.

От прозвучавшего пафоса в словах мужчины на экране появилось жуткое желание сплюнуть под ноги. Но и в этот раз бывалый вояка сдержался.

— Арки тоже уничтожены.

— Отлично. Приступайте к третьему этапу: охране спутника Эвер-Прайм — Талар. Вскоре начнется войсковая операция по десантированию на него.

— У нас же на борту нет солдат, — заметил капитан.

— Через несколько часов в систему прибудет имперский большой десантный корабль «Удар Хаоса», он несет роту штурмовиков, которые проведут десант. Ваша задача — оказывать им любое содействие.

— Командовать высадкой будет командир десантников?

— Нет, эскадра, как и десантный транспорт перейдет под командование флаг-офицера Вольфа, личного адъютанта адмирала Довера, а заодно сотрудника Управления научных исследований и разработок.

— Ученый? Главным станет какой-то яицеголовый? — неприкрыто удивился капитан.

Вице-адмирал скупо улыбнулся.

— Не беспокойтесь, у него более чем достаточный боевой опыт. Офицер Вольф имеет чрезвычайный мандат Консулата с уровнем приоритета — «Ультра». Любая попытка как-то ему помешать будет считаться саботажем и предательством. Со всеми сопутствующими последствиями. Вы меня понимаете, Тодд?

Обращение по имени вместе с заледеневшим голосом старшего офицера заставили командира корвета крепко сжать челюсть.

— Так точно, гра вице-адмирал.

— Превосходно. Значит все решено. Приступайте к охране спутника. Подкрепление придет в течении ближайших часов.

Не попрощавшись и не потрудившись что-то еще сказать напоследок, представитель Командования оборвал канал связи, со своей стороны.

— Что будем делать? — спросил навигатор, откидываясь в кресле назад.

Белла ничего не говоря, сидела уставившись на мониторы приборной панели управления бортовым вооружением. Как и двое других офицеров, сосредоточившихся на собственных дисплеях.

— Выполнять приказ, что же еще. Меняем курс, возвращаемся к планете. Перестроение в охранный ордер вокруг спутника Эвер-Прайм.

Обещанный военный транспортник пришел в систему через семь с половиной часов. Еще через час появился имперский эсминец класса «А» модели «Арван» под названием «Дорестер».

Все это время на поверхности планеты продолжали бушевать гигантские огненные штормы постепенно превращая когда-то обжитый мир в кусок безжизненного камня.

— С нами пытаются связаться, — доложил Вэймар.

Капитан лишь устало кивнул в направлении главного монитора. Его, как и всех донельзя вымотала вся эта ситуация нахождения практически с уже мертвым миром. В чьем уничтожении они приняли самое непосредственное участие.

Увидав светловолосое лицо с яркими голубыми глазами, командир эскадры уже не удивился необычному приказу о подчинении какому-то умнику из Управления научных исследований и разработок.

Сингарийцы. Ну, конечно же. Кто еще в Содружестве мог так сильно надавить на Командование и Консулат, чтобы назначить на руководящую должность боевой операции своего человека.

Могущественная раса ученых-генетиков за последние годы приобрела очень большое влияние в центральных мирах.

— Слушаю вас, офицер Вольф, — сказал капитан ровным голосом, стараясь не показать красавчику с пронзительным взглядом, что он ему совсем не нравиться.

Молодой парень с резкими чертами лица едва заметно кивнул, приветствуя командира эскадры ударных корветов и уверенно заявил:

— Принимаю командование всеми силами Объединенного Флота в системе Прайм на себя…

Глава 13

Большой десантный корабль Объединенного Флота «Удар Хаоса». Зал тактических совещаний.


— Командир, может вы теперь наконец-то расскажете из-за чего мы так быстро рванули в эту систему, не успев собрать батальон в полном составе? — спросил лейтенант Бауэр, входя с двумя другими взводными в комнату совещаний.

Стоящий у стола с активной голограммой, изображающей какие-то плоские однотипные постройки, расположенные под прямым углом на горизонтальной поверхности, офицер поднял голову придирчиво разглядывая подчиненных.

— Приказ Командования, что же еще, — ответил он. — Умники из штаба сказали, что времени мало и поэтому стартовать надо как можно быстрее, хоть и в составе всего одной роты.

Десантники в серых комбезах с офицерскими нашивками по примеру майора подошли ближе к столу, разглядывая изображение.

— Так что мы тут делаем? Спасаем каких-то богачей из центральных миров попавших в беду?

— Не совсем. Если быть точным, то по моей информации — спасать уже вроде некого.

Послышался глухой щелчок, одна из стен ожила, превратившись в большой экран с огромным пылающим шаром посередине.

— Это прямая трансляция в онлайн режиме с внешних сенсоров визуального наблюдения корабля, — произнес майор Лабэ, махая рукой в сторону появившейся картинки. — Позвольте представить вам нынешний Эвер-Прайм в самой ее невероятной красе. Нравиться?

Последний вопрос прозвучал с отчетливыми мрачными нотками. Судя по тону, командир батальона испытывал что угодно, но только не радость, при виде пылающей планеты.

— Какого…

— Это что такое?

— Кто ее уничтожил?

— Что за дела?

Посыпались предсказуемые недоумевающие вопросы. Еще бы. Далеко не каждый день в Содружестве сжигали целый мир, да к тому же силами Объединенного Флота.

Точнее говоря, ничего подобного еще никогда не случалось за всю историю существования вооруженных сил обитаемых систем.

— Около восьми часов назад по Эвер-Прайм, члену Ситойского Альянса, по приказу Командования был нанесен массированный удар с применением ракет, оснащенных кварковыми боеголовками. Эскадра ударных корветов «Алеф-11» с опорной базы Флота «Алеф» в секторе 433-9871 успешно выполнила задание, поразив заданную цель.

В помещении возникла ошеломленная тишина.

— Зачем, во имя Великой Пустоты они это сделали?! — спросил Бауэр, выражая возмущения всех десантников.

С легким шелестом входная створка отошла в сторону, впуская внутрь крепко сложенного блондина в черном комбезе с рисунком редких изломанных красных линий. Он успел услышать гневную фразу, ответив вместо майора:

— Из-за высокого уровня биологической опасности.

Военные, как по команде, развернулись в сторону говорившего. Новый человек прошел дальше, встав рядом с командиром десантного батальона.

Разглядев его внешность лейтенанты Бауэр, Ольсен и Фриман понимающе переглянулись.

Не узнать сингарийца мог бы только слепой или ни разу, не слышавший о них. Последние в Содружестве вряд ли встречались.

— Какая еще биологическая опасность? Какой-то вирус?

— Не совсем. Кое-что намного хуже, — ответил тот, чью расу зачастую называли «белокурыми отродьями бездны» за высокомерие и надменность по отношению ко всем чужакам. — Много сказать не могу, но хочу уверить, что другого выбора, кроме как произвести тотальное уничтожение зараженной территории не было. Ликвидация всего живого на Эвер-Прайм спасла жизни людей на других планетах.

— То есть, вы подозревали распространение инфекции? — спросил Ольсен, имевший также специализацию доктора-травматолога. — Не лучше ли ввести карантин и попытаться найти лекарство? Какой инкубационный период у вируса? За сколько бы он заразил несколько миллиардов человек?

— Это не совсем обычный вирус, — яркие синие глаза сингарийца опасно блеснули. — Как я уже сказал, это нечто другое. Намного более смертоносное с чем Содружеству приходилось сталкиваться до сих пор.

— Ясно. Давайте вернемся к теме нашей миссии, — вклинился в разговор майор Лабэ, показывая командиру третьего взвода не продолжать дискуссию. — И кстати, я еще не представил нашего гостья. Это флаг-офицер Вольф, личный адъютант адмирала Довера. Он принял командование всеми силами Объединенного Флота в системе Прайм на себя. Операция будет проводиться под его руководством.

Услышав о каком-то штабном во главе десанта, Бауэр намеревался возразить, указав на вероятное отсутствие опыта у плечистого светловолосого, однако что-то сказать он не успел.

Снова отъехала входная створка, давая возможность войти невысокой женщине с ядовито-зелеными волосами. Представительнице еще одной широко известной в галактике расы.

Кхайя. Оголтелые любительницы матриархата. И ярые ненавистницы искусственного изменения генома людей. А значит и тех, кто регулярно этим занимался.

Лейтенант мысленно выругался. Ну сейчас начнется. Эти двое сцепятся друг с другом не хуже пограничного корвета с пиратским рейдером.

В отличие от морозной стужи сингарийца в глазах кхайи горело неприкрытое торжество, щедро приправленное злым весельем.

— Услышала о совещании, решила узнать, как продвигается подготовка, — заявила она, не отрывая взгляда от Вольфа.

Тот не стал задавать уточняющие вопросы у стоящего рядом майора, напрямую обратившись к неожиданному визитеру:

— Кто вы такая и что тут делаете? Здесь проходит обсуждение боевой операции Объединенного Флота, — сказал он, и тут же осекшись, резко спросил: — Даже не так — как вы вообще попали на военный корабль?

Строгий темный деловой костюм женщины, из весьма дорогой ткани, однозначно указывал на ее принадлежность к гражданскому населению.

— Это Линария Дарлис, — кисло объяснил майор.

— Чрезвычайный посланник Консулата, — докончила за него кхайя. — Я здесь чтобы проследить за уничтожением угрозы человечеству и убедиться в отсутствии повторного возникновения похожей ситуации. У меня имеется такой же мандат с допуском «Ультра», как и у вас. Ловите веритас-файл.

Глаза Вольфа затуманились, он начал работать с нейронной сетью, получив информационный пакет через локальную сеть корабля.

— Выглядит солидно, — вежливо заметил он, закончив просматривать документ. — Как будете наблюдать? Отсюда, через мониторы? Или же лично пойдете с нами на высадку? Уже приготовили скаф и оружие?

Ощутив скрытую издевку, чиновница вспыхнула.

— Как вы смеете? Думаете я не знаю, кто стоит за всем этим инцидентом?

Лицо блондина приняло озадаченное выражение.

— В смысле? У вас же вроде полный доступ к информации по операции? О чем вы говорите?

— Мне известно, что там написано! И так же знаю, что Сингария запросто может подделать данные, чтобы вести в заблуждение власти Консулата выдуманными историями. Но я-то отлично знаю вашу природу и сущность. Весь этот бред про Древних можете рассказывать доверчивым простофилям из комитета безопасности, но не мне.

— Древних? — удивился Бауэр. — Разве они не умерли миллионы лет назад?

Линария Дарлис энергично закивала.

— Вот-вот. Именно их Управление научных исследований и разработок поставило в качестве первоочередного фактора угрозы всему человечеству. Как будто кто-то поверит в эту чушь.

Флаг-офицер изумленно уставился на зеленоволосую женщину, видимо не находя слов для возражений.

— Что? Поняли, что в Консулате есть еще здравые люди с ясным мышлением? Мы не позволим сингарийцам скрывать свои преступления, маскируя за деяниями мифических, давно вымерших Ушедших. Это все продукты ваших секретных лаборатории по генно-модифицированному производству противных природе особей, лишь отдаленно напоминающих людей. Вы и сам один из таких субъектов. Думаете, я не знаю о ваших пси-способностях?

Переживший первоначальный шок, высокий блондин в темном комбезе, как-то расслабленно скрестил руки на груди, с иронией спросив:

— Видели ролики из Доминиона? Поздравляю, понравилось зрелище?

— О да. Весьма. Убивая того бедолагу вы, наверное, чувствовали себя превосходно, — язвительно ответила кхайя.

— У него были точно такие же шансы изрубить меня в куски, как и у меня, — пожал плечами Вольф.

А Бауэр незаметно покачал головой. Ничего себе, довольно неожиданно. Похоже направленный сюда командовать операцией из главного штаба вовсе не какой-то карьерист, захотевший заработать лишние очки для очередного повышения, а человек, отлично умеющий, как минимум постоять за себя. Впрочем, это же сингариец, с ними всегда все так просто…

— Вы его убили, а потом еще несколько человек, стоящих в толпе. Без всякой жалости.

Брови майора Лабэ поползли вверх. Для него услышанная информация тоже оказалась полнейшим сюрпризом.

Фриман и Ольсен с любопытством уставились на объект обсуждения. Который, впрочем, вовсе не подал виду, что его как-то задело эмоциональное выступление бюрократа из Консулата.

По губам блондина пробежала холодная улыбка.

— Да, пришлось там немного почистить грязь. Кое-кто считал себя неприкасаемым, способным вредить другим и оставаться безнаказанным. Пришлось их в этом переубедить. Возможно слегка радикальным, но зато очень действенным способом. Не находите?

И именно в этот момент, по спине Бауэра пробежала целая толпа перепуганных мурашек. И уверен, не только у него одного.

Потому что на какое-то мгновение от плечистой фигуры сингарийца вдруг повеяло такой невообразимой стылой жутью, что даже бывалые солдаты испытали желание оказаться отсюда как можно дальше.

Это длилось недолго, всего долю секунды. Словно из молодого красивого парня на миг выглянуло что-то страшное, чуждое и жутко голодное. Готовое сожрать любого, оказавшегося поблизости.

Стало понятно, что еще чуть-чуть, еще одно слово от стервы в модном костюме за несколько тысяч кредитов и эта появившаяся сущность начнет убивать.

Это поняли все, кто сейчас находился в зале совещаний. Не осмысленно, в результате раздумий, а на каком-то интуитивном уровне.

Вот все стоят и разговаривают. А в следующий момент, вдруг ловят себя на мысли о скором смертоубийстве.

Руки десантников сами собой поползли к держателям с бластерами, чиновница Консулата со стуком захлопнула рот, уставившись на Вольфа с откровенным испугом.

Но тут все прекратилось так же внезапно, как и началось. Адъютант адмирал Довера вновь превратился в обычного офицера Объединенного Флота.

— Может стоит приступить к обсуждению операции? — благожелательно поинтересовался он, указывая рукой на стол с запущенной голо-проекцией.

Не отвечая, с выражением страха на лице, женщина-кхайя развернулась и стремительно вышла прочь.

— Хм, я думал она хотела поучаствовать в высадке, — сказал флаг-офицер. — Как же она это не сделает, не будучи в курсе подробностей плана?

— Получит схему атаки на искин бронескафа, как и все рядовые солдаты, — грубовато пошутил майор, облегченно выдыхая.

Он и в самом деле поверил, что навязанный штабом светловолосый сингариец прямо у него перед глазами прикончит зеленоволосую пассажирку, навязанную из канцелярии Консулата.

В принципе Лабэ с удовольствием бы и сам прибыл вздорную дамочку, весь полет строящую из себя чуть ли не спасительницу всего человечества и где-то даже понимал пришедшего в ярость флаг-офицера. Однако участие в дальнейших разбирательствах после возможного инцидента, не говоря уже о необходимости заполнения целой горы объяснительных по этом поводу, перевешивали удовольствие наблюдения за смертью стервы из центра.

Ну их обоих в бездну. Хотят друг друга убить? Пусть это делают где-нибудь подальше отсюда.

— Продолжим, — непринужденно произнес Вольф, делая пасы руками в интерактивном меню, висящем в воздухе.

— Пси-подавители уже смонтированы? — спросил он, выведя трехмерную план схему территории, застроенной однотипными зданиями вытянутой формы, похожие на складские ангары.

— Да, по запросу Командования на «Ударе Хаоса» установлены аппараты излучения, влияющие на псионическую форму энергии, — доложил майор. — Зачем они, кстати? Там что дэянские кудесники засели?

Вольф отрицательно покачал головой. Развернутая проекция после пары жестов развернулась в видимую плоскость, обретя объем.

— Итак вводная: вероятный противник, хорошо вооружен ЭРВ оружием различной модификации и мощности, имеет неустановленное количество боевых дроидов и стационарных турелей активной обороны, в том числе умеющих работать в режиме зенитного противодействия.

— То есть легкой посадки нам не ждать? — спросил Ольсен, приглядываясь к картинке с голограммой.

— Совершенно верно. Легкой прогулки не будет. Скорее всего противник занял оборонительные позиции, готовый отбивать атаку до последнего заряда. Но это не главное. Как вы уже слышали, на внешней обшивке транспортника установлено не совсем типичное для него оборудование: волновые излучатели пси-поля. На спутнике не дэянцы, но у них есть способности оперирования псионической силой. А также то, что можно назвать — «произвольной сменой физической оболочки». Сначала они постараются остаться в человеческом обличье для более эффективного использования нашего вооружения и техники. Что случиться дальше — уже трудно сказать. Возможно все. В том числе и копирование кого-то из десантников, участвующих в атаке.

Офицеры непонимающе замолчали, пытаясь переварить полученную информацию. То что говорил представитель Командования не входило ни в какие привычные рамки.

— Я не понял, — первым подал голос Фримен. — Они что, умеют превращаться в других людей?

— И в людей в том числе, — невозмутимо ответил флаг-офицер. — А также принимать любую другую биологическую форму. Надеюсь пси-подавители помогут и преобразование на субатомном уровне у них не получится. Правда рассчитывать на полную блокировку способностей я бы все же не стал. Это даст преимущество, но не станет абсолютным оружием. Понимаете?

И хотя никто так ничего и не понял, десантники все же неуверенно кивнули.

— Значит, эта психованная баба была права? Вы и впрямь создали какие-то особи усовершенствованных людей, а те сбежали из лаборатории? — негромко спросил Бауэр. — Или это все же Древние?

Остальные, включая майора с ожиданием уставились на адъютанта адмирала Довера. Всем хотелось услышать ответ на столь неординарный вопрос.

Вольф стойко выдержал осмотр, поджал губы, затем все же объяснил:

— Если говорить откровенно, то да — это ожившие Древние из старых легенд. Вы идете сражаться против них, так что имеет право знать. Как, почему и откуда — сейчас уже не важно. Важно другое — эти создания совершенно не дружелюбны и не хотят жить в мире с людьми. Пример с заражением населения Эвер-Прайм весьма показателен. Нам необходимо нейтрализовать боевой отряд на спутнике, обязательно при этом захватив в плен, как минимум одного, двух или трех метаморфов.

— Метаморфов? — вскинул брови Ольсен.

— Да, мы называем их так за способность менять физический облик. Долго объяснять, сейчас на это нет времени. Лучше обсудим тактику нападения.

Вперед выдвинулся майор Лабэ, вызвал со своей стороны стола меню управления, активировав иконку изменения масштаба.

Картинка дрогнула, ее размер стремительно изменился, вместо построек появился шарик планетойда.

— Это Талар, спутник Эвер-Прайм. Как видите, по сути он обычный булыжник без атмосферы, с минимальным притяжением на поверхности. Здесь находится две сотни промышленных зон. Большая часть на открытом пространстве, там преобладают полностью механизированные системы, не требующие участие живых людей. Пять зон скрыты за климатическими куполами с системами жизнеобеспечения. По предварительным расчетам, именно там находятся наши цели.

— А что с работниками грузовых терминалов? — поинтересовался Фримен. — Полагаете они в заложниках?

Вместо майора ответил адъютант адмирала, категорично заявив:

— Нет, там уже никого из людей нет. Они бы не стали рисковать держа рядом с собой обычных людей. Так что в лучше случае бывшие докеры уже трупы, а в худшем, превратились в метаморфов.

— Превратились в метаморфов? Как это? Вы об этом не говорили, — шокировано произнес Бауэр. — Что еще за фокусы?

— Это то, что они хотят сделать со всем человечеством, — сказал Вольф. — Преобразовать в себе подобных. Лишить прежней личности, полностью изменив.

— Какой-то бред…

— Ничего себе…

У десантников наступил еще один момент для удивления. Сегодня им рассказали такое, о чем даже в самом диком кошмаре никто не смог бы увидеть.

— Короче, — жестким тоном продолжил флаг-офицер. — «Удар Хаоса» зависнет чуть в отдалении от спутника и начнет облучение пси-подавителями. Мы в составе пяти отдельных оперативно-тактических групп с поддержкой из дроидов пойдем в десантных капсулах прямо на купола. Для пробития силового поля, перед самым касанием задействуем заряды с ионными боеголовками. Разрывы быстро затянутся, но полторы-две секунды для проникновения будут. Вектора сближения рассчитают искины.

— Какая основная цель операции? — спросил Фримен.

— Первоочередная: взять в плен одного из метаморфов, в идеале двух. Всех остальных уничтожить. Дальше по обстоятельствам. Еще вопросы?

* * *

Система Прайм. Дальняя орбита спутника Талер.


Конструкция одиночной десантной капсулы представляла собой металлическое яйцо с несколькими слоями защиты.

При помощи специальной разгонной шахты на борту корабля, эту штуку и заключенного внутрь солдата в штурмовом бронескафе запускали в необходимый район ведения боевых действий.

В случае обычной планеты устанавливалась дополнительная обшивка с толстой прослойкой для сгорания при входе в плотные слои атмосферы.

Потом срабатывали устройства торможения. Они могли быть самого различного типа, тут и обычные парашюты, и антигравы, и ракетные установки, и даже такие экзотические механизмы, как гелиевые взрывпакеты, создающие на месте приземления подушку из мягкого упругого материала, куда падал десантник.

Неважно, что применялось, главное солдат оказывался в заданной точке целым и невредимым, готовым к выполнению поставленной задачи.

Однажды я уже участвовал в десантировании подобным способом, на планете Канваль, в первое появление в баронстве. И не могу сказать, что это мне слишком понравилось.

Сидя в запертой со всех сторон железной коробке, в полной темноте и ощущая, как перегрузка все больше начинает давить на тело из-за набранного ускорения, как ни странно ты не думаешь о том, что станешь делать, когда окажешься на месте.

Нет. В голову лезут нехорошие мысли о вражеской противовоздушной и противокосмической обороне, об индексе ее эффективности, о том, хватило ли у противника денег на хорошие зенитные комплексы и тебе осталось жить несколько минут или же он пожадничал, ограничившись всяким старьем и очень скоро ты сумеешь наказать его за скупердяйство.

Конечно, у Десанта Объединенного Флота в распоряжении имелась целый ряд преимуществ, дающих шанс избежать смерти даже против передовых систем ПВО и ПРО. Но не имея возможности никак повлиять на процесс десантирования, ты начинаешь чувствовать себя подвешенной в воздухе, или в нашем случае в вакууме, открытой мишенью, которую все только и ждут, чтобы подстрелить.

— «Начался сброс ловушек для наведения ложных целей», — как бы отвечая на мрачные мысли носителя, заявил сеграст, выведя перед глазами условную картинку с капсулой и отделяющимися от нее множеством точек.

— «Запускай помехи. Не дадим заскучать вражеской системе наведения», — скомандовал я, проверяя канал мониторинга боевой сети группы.

Пока вроде все в порядке. Летели по расписанию.

— «Фиксирую радарное облучение».

Ну вот, началось. Эти шустряки украли довольно много военного оборудования со складов на планете наемников. Уверен им есть чем нас встретить.

— «Запуск зенитных ракет», — все никак не унимался Кэп, вколачивая в настроение железные гвозди.

А может в гроб? Ну точно, вот на что похожа капсула — на чертов гроб, прямо в нем и прибьют еще на дальних подступах к спутнику…

Надо было выбрать другой вариант…

Началась тряска. Яйцо еще больше ускорилось, подлетая к точке назначения.

В какое-то мгновение под ногами что-то сильно ударило, прошли вибрации снизу-вверх, поневоле заставляя сильнее стиснуть челюсть.

Чтоб его…

Надеюсь траектория проложена правильно, иначе меня со всей этой грудой металла размажет тонким блином по пыльной поверхности Талара.

По сути, нас как-бы выстрелили из недр транспортного корабля при помощи разгонных туннелей. Капсулы при этом выступали в роли обычных пуль. Неплохо — да?

Представляете, что бывает с пулей после столкновения с бетоном? Ее плющит. И весьма сильно.

Так вот, здесь ситуация еще хуже. В случае чего, никакая регенерация не спасет. Моментально отправишься на тот свет.

— «Подрыв ионного заряда», — сообщил сеграста.

И почти сразу же:

— «Пробитие купола. Движение внутри».

— «Изменение силы тяжести».

Произошел еще один рывок.

Бах! Отдельные боковые панели отлетели в стороны, обнажая нутро десантной капсулы.

Я теперь как бы стоял на железной тарелке, быстро приближающейся к темным сооружениям где-то внизу.

Испугаться не успел. Сработал антигравитационный генератор на дне остатков капсулы, сначала замедливший падение, а затем опустивший меня на крышу длинного здания.

Все! Приехали! Мягкая посадка!

Шаг вперед, из-за плеч выдвинулось дополнительное навесное вооружение, позаимствованное у парней с военного транспорта.

Над левым — портативная ракетная пусковая установка — «Гроза-М», над правым — плазмомет с коэффициентом мощности в 2.0 единицы и энергобатареей на двести выстрелов.

Кэп начал обработку поступающей информации, перед глазами побежали потоки данных. Слева появилась панель с иконками, отображающие состояние солдат в группе. Судя по ним все были в порядке.

— Гнездо, это ОТГ-1, мы прибыли, потерь нет.

— Понял тебя ОТГ-1, - донеслось из наушников шлема голос майора Лабэ.

В отличие от меня, командир батальона не пошел на высадку, координируя действие десантников на расстоянии.

— Двое не дошли до точки. Остальные приступают к прочесыванию местности, — сообщил он.

Так, а вот это уже плохо. Две капсулы похоже разбились при десантировании. Не известно, что послужило причиной, но к несчастью такое тоже бывало. Неправильный угол сближения, слишком сильное ускорение, ошибка в расчетах, просто невезение, задержавшее импульс ионных частиц для прорыва силового поля, или, что скорее всего бедняг достал один из зенитных снарядов еще на подлете. Черт его знает, что случилось. Сейчас уже некогда об этом думать.

— Начинаем, идем с юга на восток, построение — «невод», стрелять по готовности, — скомандовал я парням из своей группы.

Восемнадцать точек на тактической карте внизу слева одновременно начали движение вперед, построившись в форму незавершенного треугольника с уплотнением по сторонам.

При посадке, сеграст засек опорные пункты, откуда велся обстрел. Вот к ним-то мы и выдвинулись, петляя между безликими постройками промышленной зоны одного из грузовых терминалов.

Однотипные здания в черно-белых тонах ночного зрения напоминали кадры из кинофильмов о заброшенных городах. Здесь не было мусора, битых кирпичей или чего-то подобного, однако общее впечатление давно покинутого места все равно оставалось очень реальным.

Наша группа действовала в куполе, в это время находящегося за пределами света местной звезды. Создавалась иллюзия ночи, хотя на самом деле это конечно не так.

— ОТГ-3 вступила в огневой контакт с противником, — сообщил майор по зашифрованному каналу.

— Принято. У нас тихо.

Сказал и тотчас же левофланговый доложил:

— Наблюдаю противника на западе. Вектор 10, направление 3.

Кэп без подсказок вывел карту, уменьшая масштаб с охватом прилегающих территории.

Что там у нас? Ну конечно, причальные доки грузовых кораблей арочного типа. Выходит, я оказался прав. Отряд метаморфов не стал кучковаться в одном месте, рассредоточившись по разным куполам для затруднения уничтожения с одного удара.

Все согласно изученным базам по тактике ведения боевых действий. Увидев разрушение Эвер-Прайм, они затаились, окопавшись на укрепленных позициях.

Интересно, ждут эвакуации? Где та огромная махина, что уничтожила «Злую Звезду»?

Эскадре ударных корветов на случай ее появления выданы точные инструкции с четкой моделью поведения в бою.

— Так, разворот на запад. Правый фланг вместе дроидами выдвигается вперед, центр укрупняется, слева остаются только двое. Пошли! — скомандовал я.

Теперь наш отряд напоминал толстый тесак, двигающийся вперед под острым углом.

— «Засечка старта ракет. Время подлета — 8 секунд», — как всегда вовремя проинформировал Кэп.

— Рассредоточиться, — среагировал я и сразу же приказал: — Ускоряемся. Стрельба по готовности.

На этот раз десантники начеку, хорошо вооружены, в том числе ТП-гранатами с термо-плазменной начинкой, вместо обычных ОД.

Солдаты знают с кем имеют дело и у них есть поддержка от пси-подавителей, затрудняющих пользование псионикой.

Не так уж плохо, учитывая прошлую схватку. Будем надеется, что сегодня все выйдет куда лучше, чем тогда на Камасати.

— Огневой контакт! Веду обстрел!

— Это красный-девять, вижу противника, открываю огонь!

— Обнаружил врага, открываю огонь!

— Всему ОТГ-1, это красный один, — произнес я, впервые применив временный позывной. — Не отдаляемся от основной группы. Преследование не вести. Держим дистанцию. Работаем вместе.

Наконец и в мое перекрестье попал силуэт в техно-доспехах.

Крестик прицела окрасился в приятный глазу зеленый, безмолвно сообщая о готовности поражения.

— Вжиж! Вжиж!

С легким жужжанием плазмомет выплюнул друг за другом два заряда, величиной с кулак, радостно понесшихся к замершей на открытом месте фигуре.

Разогнанные до немыслимых скоростей, переливающиеся фиолетовым и голубым сгустки плазмы преодолели расстояние в три сотни метров практически мгновенно, поразив цель прямо в грудь.

Секунда, другая и вот уже метаморф упал на спину, замерев на земле нелепой грудой металла.

Не давая ему очухаться, начинает работать «Гроза» выпуская сразу две ракеты с усиленными боеголовками точно туда, где валялся подстреленный.

— БУММ!!! БУММ!!!

Расцвели огненные вспышки необычного для пламени синего цвета. Эти игрушки выжигали все на своем пути, уничтожая любое вещество до молекулярного уровня.

— Ничего себе! — не выдержав произнес я, глядя на дело рук своих.

Метаморфа не убило. Нет, его попросту испарило, вместе с телом и навешанным на него железом. Бронескаф превратился в невесомый дым, медленно поднимающийся вверх, едва заметными облачками.

— Бездна! Вот это убойная мощь! — кто-то из группы.

Он тоже заметил последствия моих выстрелов с чувством поделившись впечатлением от зрелища с остальными.

— У вас не хуже, — успокоил говорившего я. — Продолжаем операцию.

— Есть, гра офицер.

И мы продолжили.

Обученный отряд метаморфов оказался не так хорош, как ожидалось. Подготовленные и отлично экипированные десантники не оставляли им никаких шансов, продвигаясь вперед и уничтожая перед собой все живое.

На Таларе не было страшных тварей, похожих на осьминогов или каких-то других искусственно выведенных монстров. Только метаморфы и только в обличии людей.

Они даже не использовали темные плети энтропийной энергии, пытаясь хоть как-то сдержать наше продвижение. Лишь оружие и технику, что удалось украсть со складов на Камее.

Пара средних боевых беспилотных платформ, автоматические лазерные турели, с десяток дроидов. Вот по сути и все с чем нам пришлось иметь дело.

Мы тоже задействовали пять дроидов в штурмовой комплектации, погнав их вперед на острие атаки. Но в основном, как и обычно, большую часть работы выполнили живые солдаты.

Кто-то подвесил вверх дрона и угол обзора значительно повысился. Началась передача данных с дальнего конца рубежа границ купола.

— «Обнаружение скопления противников».

— «Сигнатуры целей внутри складского комплекса».

— «Наведение по пеленгу».

— «Пуск».

И сразу же:

— Тукп! Тукп! Тукп!

С глухим перестуком из гнезд выходили одна за другой миниатюрные ракеты, исчезая между постройками.

Автоматическая система целенаведения повела стайку хищных птичек к выбранной точке, заставляя по дороге игнорировать случайных противников.

— Бум! Бум! Бум! Бум! Бум!

Раздались где-то вдали приглушенные взрывы.

Отлично, большая часть отряда под этим куполом уже уничтожена, пришла пора брать пленников.

К этому моменту ОТГ-1 потеряла красного-три, красного-восемь и красного-девять. Раненными оказалось еще пятеро человек.

Таким образом у меня осталось десять десантников, экипированных в тяжелых штурмовые бронескафы. А против нас осталось всего четверо метаморфов, упрямо продолжающих стрелять, прячась за складскими постройками в северо-западном секторе промышленной зоны.

Повсюду виднелись пожарища и многочисленные следы разрушений. Буквально за десять минут мы превратили тут все в груду развалин и дымящихся обломков.

— Хорошо, начинаем зажимать оставшихся с трех сторон. Действуем так же — сохраняя дистанцию. Близко не подходить, — произнес я на общем канале группы.

— Командир, здесь двое полудохлых метов, вроде живы, — неожиданно заявил один из солдат.

Ха, «метов», рядовые Древним уже прозвище придумали. Вот дают…

— Замри на месте, не приближайся. Скоро буду, — сказал я и двинулся к говорившему, ориентируясь по маркеру на карте.

Через пару минут, я убедился в правдивости сообщения, увидав парочку метаморфов в бронескафах незнакомой модели, лежащих неподалеку друг от друга.

Кажется, обоих приложило близким взрывом, мы не экономили ракет, когда в начале боя вели обстрел с дальних дистанций.

Видимо, терять сознание от сильных ударов метаморфы умели не хуже людей. Вот если бы не оглушило, а просто ранило, тогда другое дело.

Я хотел взять в плен, под угрозой окончательной смерти, но так тоже сойдет. Даже лучше.

— Гнездо, это ОТГ-1, мы нашли посылку, высылайте боты.

— Принято, ОТГ-1, - голос майора звучал устало.

Несмотря на относительную быстротечность боя, для некоторых одиннадцать с лишним минут существенного растянулись.

— Очень вовремя, ОТГ-1. У остального дела обстоят не так хорошо, как у вас. Потери до пятидесяти процентов личного состава. Начинаем эвакуацию.

— Принято. Ожидаем.

Ничего себе. Другие группы потеряли до половины десанта. Нам похоже еще повезло. Древние и без своих чудовищ неплохо навострились воевать, используя наши технологии.

Хотя, учитывая общее соотношение сил, может все обстоит не так плохо. Без пси-подавителей мы вообще бы так далеко не зашли.

Эвакуационным ботам с борта военного транспортника понадобилось четыре с половиной минуты, чтобы достигнуть поверхности, благополучно пройдя сквозь купол, используя вспышку ионного разряда.

В этом, кстати, нам тоже можно сказать сильно подфартило. Здесь стояло обычное силовое поле для технических нужд. Если бы оно относилось к боевому классу, мы бы устали в него долбиться, пытаясь сделать прореху, учитывая мощность и плотность стандартных образцов военного типа. Разве что задействуя эскадру ударных корветов. Да и то, пришлось бы серьезно повозиться.

К моему безмерному удивлению, первым кого я увидел за открытыми створками боковых люков севшего бота, была та самая стервозная дамочка из канцелярии Консулата.

В легком гражданском скафе, она решительно вылезла вперед, с ходу заявив:

— Образцы должны быть помещены в крио-камеры и доставлены под охраной на борт «Удара Хаоса». После чего они направятся на экспертизу в одну из независимых лаборатории Содружества. Необходимо выяснить природу возникновения монстров, виновных в гибели пяти миллиардов граждан Ситойского Альянса.

Я помахал указательным пальцем правой руки перед прозрачным лицевым щитком наглой бюрократки.

— Нет. Оба захваченных будут доставлены на борта Дорестера, моего корабля. Их необходимо, как можно скорее переправить специалистам для изучения.

Мадам взъярилась, категоричным тоном произнесла:

— Этого не будет. Вы сможете скрыть доказательства своих преступлений. Вся галактика должна знать, что в возникшем кризисе виновны сингарийцы.

Вот же блин, быстро она оправилась от моего воздействия. Думал еще долго будет прятаться по углам, избегая личных встреч.

Долбанные любительницы матриархата, никакого чувства самосохранения…

Пока пленных, так и не пришедших в сознание упаковывали, настырная тетка с замашками Гитлера так и стояла рядом, контролируя вход в шаттл.

Вредная гадина, только мешает работать.

Когда обе крио-камеры занесли на борт, чиновница вознамерилась полезть следом, но не успела сделать ни одного шага.

— Взять ее! — скомандовал я.

Как по волшебству зеленоволосую женщину в сером скафандре зажали с двух сторон массивные фигуры десантников.

— Отправить под арест за создание препятствий при проведении боевой операции Объединенного Флота. Полностью ограничить контакты с внешним миром. Выполнять!

— Есть, гра офицер.

Не слушая возмущенных воплей, солдаты подхватили стерву и потащили к другому замершему неподалеку штурм-боту.

Проводив ее взглядом, я занял место рядом с замороженными пленниками, приказав взять курс на лежащий в дрейфе эсминец.

Спустя примерно двадцать минут, с борта Дорестера ушла команда боевой эскадре ударных корветов «Алеф-11» нанести массированный удар по поверхности Талара, с обязательным уничтожением всех промышленных зон, включая не скрытые за куполами.

Через несколько часов в систему войдет подкрепление и поможет в бомбардировке, полностью истребив всех метаморфов на спутнике вместе с грузом мета-вещества.

Операция прошла более чем успешно. Я направлялся на Бетельгейзе для встречи с Рао Пармаром.

* * *

Частный военный корабль «Дорестер». Режим гиперперехода. Пункт назначения — Бетельгейзе, столичный мир Империи.


Полет продолжался чуть менее суток, внезапный сигнал от передатчика гиперсвязи застал меня в момент ускоренного изучения закаченных ранее баз из слот-сознания «Воин».

Седьмой ранг каждой из специальностей требовал уйму времени даже с учетом использования медикаментозного разгона.

К этому времени полностью освоенными стали:

— «Рукопашный бой» — 7 ранг.

— «Тактика ведения одиночных боевых действий на поверхности атмосферных планет» — 7 ранг.

— «Тактика ведения групповых боевых действий на поверхности атмосферных планет» — 7 ранг.

Все остальные оставались на прежнем уровне. А еще своего часа ждала: «средние боевые межсистемники — 7 ранга», база, найденная в коллекции мертвого гангстера. Она тоже требовала времени, причем довольно немалого.

Выбираясь из медкапсулы и направляясь в рубку, я лениво размышлял о таком ценном ресурсе, как время и невозможности его восполнения.

— Да? Что случилось, Пармар? — спросил я, устраиваясь в капитанском кресле.

Несмотря на то, что последние дни нельзя было назвать легкими, я находился в благодушном настроении расслабленного покоя.

В конце концов, все кончилось, осталась сущая ерунда и можно возвращаться обратно в баронство в объятия горячей супруги с официальной любовницей и к повседневным делам повелителя звездной системы.

В отличие от меня, сингарийский ученый, судя по напряженному взгляду и морщинкам на лбу, так не считал.

— Линария Дарлис, знакомое имя? — спросил он, без всяких приветствий.

— Эээ… Вроде да. Не та припадочная из Консулата с претензиями ко всем сингарийцам? Она мне здорово могла помешать при операции на спутнике Эвер-Прайм. А что?

— Считай, что помешала, — без улыбки ответил Пармар. — Два часа назад она добилась твоего отстранения, снятия всех полномочий, включая флотское звание и объявление в общегалактический розыск по обвинению в предательства интересов Содружества.

— Что?! — пораженно произнес я. — Она что спятила?!

— Не отрицаю данный факт. Только вот, проблема в том, что есть определенные личности, готовые поддержать ее бредни.

— Чтобы навредить вашей фракции? Кому-то не нравиться возросшее влияние Сингарии? — спросил я, легко догадавшись об истоках возникшего противостояния.

— Да, кое-кто считает, что мы добились слишком много, потеснив на вершине властных институтов Содружества более опытных старичков.

Я помолчал. Новости слишком неожиданные, даже для моей беспокойной жизни.

— Что делать? Метаморфы в крио-стазисе, готовые к передаче. Лететь на Бетельгейзе, как понимаю, сейчас не лучшая идея?

Пармар невесело хмыкнул.

— Это еще мягко говоря. Но мне все равно надо их забрать для детального изучения. Лучше все будет встретиться где-то подальше от обжитых систем, в открытом пространстве. А потом уже решим, что предпринять дальше. Пока угроза от Древних остается, нельзя отдавать наш единственный шанс для создания нейтрализатора от воздействия мета-вещества в руки сумасшедших фанатиков.

— Верное замечание. Ладно, я прерву полет где-нибудь между звездами в пустом пространстве и вышлю вам координаты местонахождения. До встречи!

— До встречи, Макс, — сказал Пармар.

Глава 14

Свободный порт Тамп. Территория Фронтира. Бар «Звездный коктейль».


Городок Тамп располагался в песчаной местности в окружении пары десятков невысоких скальных островков и представлял из себя кучку разбросанных в произвольном порядке двух-трехэтажных сооружений.

Явление Свободных портов возникало в то же время, как человечество вышло в дальний космос и решило упорядочить межгосударственные отношения. То есть, на заре сотворения Содружества.

Всегда находились люди, не желавшие платить торговые пошлины и проворачивающие сделки на грани закона.

Сначала они искали безлюдные места на территории, так называемого освоенного пространства, а позже вышли за его пределы.

Пограничные зоны, Периферия и дальше во Фронтир.

Это не города в привычном понимании этого слова. Нет, они скорее напоминали цыганские таборы, путешествующие с одной бесхозной планеты на другую, останавливаясь на одном месте иногда на несколько месяцев, а иногда и на несколько десятков, а то и сотен лет, в зависимости от удобства найденного месторасположения.

Люди прибывали, обустраивались и начинали вести торговлю, своим появлением притягивая с ближайших окрестностей самую разнообразную публику.

Пираты, контрабандисты, бывшие жители диких миров, безумные паломники, ищущие рай в бескрайних просторах Великой Пустоты — здесь можно было встретить кого угодно со всех концов галактики.

Сюда прилетали сбыть краденного, купить припасы или даже целый корабль, развлечься в борделе или напиться в баре, а зачастую и то и другое, и третье.

Поселение с непередаваемым колоритом базара и постоянными вечеринки. Для тех кто ни разу не бывал в Свободном порту, трудно описать этот феномен, появившийся в ответ на создание Хартии Порядка. Настолько он не походил на привычные города Содружества.

Не имелось полиции, чиновников или каких-то других представителей обычного магистрата. Владельцы сами следили за порядком в собственных заведениях, зачастую действуя достаточно жестко против нарушителей и дебоширов, в том числе легко доводя ситуацию до смертельных исходов.

Оказавшемуся тут в первый раз, казалось будто здесь полная вольница с признаками беспредела и хаоса.

Что, естественно, вовсе не так. Какие-то рамки существовали, переходить за которые крайне не рекомендовалось.

Например, если некий придурок попробует ограбить лавку и у него вдруг это получится, к нему могут применить меры воздействия другие постоянные жители Свободного порта. Начиная от штрафа и запрета посещать его снова и заканчивая публичной казнью на открытой площади. Такое тут тоже случалось.

Так что совсем уж анархии тут не бывало. Некие правила поведения все же присутствовали.

Хотя из-за основного контингента, прилетающих сюда сбыть награбленное — звездных странников, обстановка несомненно носила своеобразный характер.

Впрочем, об этом можно долго рассказывать. Главной особенностью лично для меня являлось полное неприятие законов Содружества и правило не иметь дела с представителями Флота или Консулата.

Понятия не имею, откуда Рао Пармар узнал об этом месте. Иногда необычный кругозор сингарийского ученого удивлял небывалой широтой даже меня.

Но, стоило признать, Тамп идеально подходил чтобы пересидеть какое-то время вдали от поднятой шумихи. Отсюда уж точно не станут выдавать преступника и вообще разговаривать с кем-то из официальных властей.

Оставив эсминец с отключенным идентификатором неподалеку от множества других кораблей самых разнообразных классов и моделей, я спустился вниз, зайдя в первый попавшийся бар, неподалеку от посадочной площадки за пределами города.

Сутулый лысый мужик, стоящий за стойкой показался вполне вменяемым собеседником, готовым поделиться информацией о местных делах.

В черном кожаном плаще поверх комбеза и с бластером на бедре, я бы не очень выделялся на фоне остальной публике в заведении, если бы не слишком светлые волосы и яркие голубые глаза.

К сожалению эти особенности знали все хоть раз побывавшие в Содружестве. Как регульцы отличались огромным ростом, мощной мускулатурой и красной кожей, так и сингарийцев без проблем узнавали с первого взгляда, в какие бы шмотки они не рядились.

— День добрый, — я вежливо поздоровался, небрежно облокачиваясь на барную стойку. — Что у вас тут пьют постоянный посетители?

Бармен, настороженно оглядел неожиданного клиента, потом все-таки ответил:

— Многие предпочитают крок. Налить?

— Да, одну порцию.

Пара неуловимо быстрых движений и передо мной появился металлический стакан, наполненной некой жидкостью.

Сделав мелкий глоток, я оценил вкус на твердую четверку по пятибалльной системе. Не потрясающий нектар, но и не верблюжья моча.

— Неплохо, — сказал я, чуть разворачиваясь чтобы окинуть взглядом зал.

Учитывая недавно переваливший полдень, народу тут виднелось не слишком много. Должно быть отлеживались после вчерашней попойки.

— На втором этаже сидят те, кто ищет работу, — внезапно сообщил бармен, увидав, с каким вниманием я пялюсь на людей за столиками.

— Сюда приходят нанимать команду?

— Верно. А вы разве не за этим?

— Вообще-то нет. Я только с посадочной площадки, первым увидел ваш кабак и зашел. Как правило в подобных местах знают расклады на весь город и не прочь поделиться с вновь прибывшими, — честно ответил я, снова разворачиваясь к стойке.

— Большой опыт в этом? — спросил бармен. — В посещении незнакомых мест.

— Случалось, — ответил я. — Не подскажете к кому тут можно обратиться по поводу нового идентификатора для корабля?

Бармен на секунду задумался, не прекращая протирать здоровую кружку из толстого стекла.

— Жирный Хью. Он занимается всякими корабельными приблудами. Он продаст приемопередатчик с измененными регистрационными позывными. Только вот для установки придется обратиться уже к другому. Я бы порекомендовал Заточку Бетти. Она разбирается в механике, вроде даже имеет подтвержденные сертификаты по корабельным специализациям. У нее должно хватить квалификации выполнить необходимое.

От меня последовал короткий салют стаканом в качестве признания за полученные сведения.

— С мужиком, имеющим прозвище — Жирный, все понятно, — сказал я. — А откуда — Заточка?

Бармен усмехнулся, с удовольствием произнес:

— Бэтти, видная девка, с хорошими формами, выпирающими где надо. Все при ней. От этого в первые дни появления здесь у нее начались проблемы. Кое-кто подумал, что такому добру нечего пропадать зря и она будет лучше смотреться голой, лежащей на спине с широко раздвинутыми ногами. Как будто придуркам обычных шлюх не хватало.

— А она, наверное, не разделяла это мнение? — на моем лице нарисовалась ухмылка.

— Еще как. К ней в мастерскую зашли трое любителей женской ласки, а наружу не вышел никто. Всю троицу Бэтти прикончила куском острой стали, разделав придурков не хуже заправского мясника. Перерезанные шеи, рванные раны, кровища повсюду и все это одним лишь штырем длиною в пару ладоней.

Я уважительно качнул головой.

— Впечатляет. И где мне найти эту неукротимую воительницу? И заодно того продавца?

— В самом конце пятой улицы находится магазинчик Жирного Хью. Мастерская Заточки неподалеку. Они почти что соседи, так как оба имеют дела с корабельной техникой. Не трудно найти.

Опрокинув стакан, я допил остатки крока, отправив на открытый счет бара через сеть сотню кредитов. Здесь так же действовала система безналичных расчетов, что меня очень обрадовало.

Бармен оценил щедрый жест со стороны благодарного клиента за предоставленную информацию.

— Хотите совет? — спросил он и сразу же продолжил: — Не представляю, что сингарийца привело в Тамп и знать не хочу, но вам нужно быть здесь поосторожнее. Гостей с центральных миров у нас тут не слишком жалуют.

Я не стал ничего говорить в ответ, изображая из себя героя и с гонором утверждая, что справлюсь с любым, просто кивнул, спокойно направившись к выходу.

* * *

Свободный порт Тамп. Лавка Жирного Хью.


— Не понял, — сказал я нахмурив брови рассматривая миниатюрную проекцию на прилавке запущенную хозяином магазинчика при помощи голокуба. — Зачем мне это показываете? Я пришел за новым идентификатором, а не за новым кораблем.

Жирный Хью, оказавшийся действительно субъектом с весьма внушительной комплекцией человека склонного к избыточному чревоугодию, упрямо ткнул пальцем в оранжевую трехмерную картинку.

— Это намного лучше, — сказал он. — Готов поменять на ваш эсминец и без всякой доплаты с моей стороны.

Несколько обескураженный странным предложением, я поинтересовался:

— Откуда знаете на чем я сюда прилетел? Корабль остался наверху. Есть выход на диспетчерскую? Там мне по сути ничего не сказали, указав лишь рекомендованную орбиту для стоянки.

Торговец закатил глаза вверх.

— Конечно же у меня есть связи среди техников, обеспечивающих подобие упорядоченного движения в локальном пространстве планеты, где болтается столько межсистемников. Я сразу же узнал о таком необычном госте, стоило вашему имперскому эсминцу сблизиться с планетой.

— И что? — сказал я, не скрываясь поморщившись.

— Вы хотите сменить идентификатор. Вот только поддельный сигнал легко распознается в космопортах и на станциях с хорошим уровнем безопасности.

— Это неважно. Мне хватит устранение проблем при встрече с кораблями Флота. Их тут в последнее время развелось не мало. Не хочу удирать каждый раз, стоит на экране сканера появится сигнатуре пограничного корвета.

Делец воодушевленно сплеснул руками.

— Ну вот и я о чем! Лучшая маскировка — это смена корабля!

Неожиданно для самого себя, я вдруг задумался над внезапным предложением.

Сейчас меня ищут и судя по источникам Пармара, рассказавшего при передаче замороженных метаморфов о поднятом переполохе. И ищут довольно серьезно.

Дорестер засветился по самое не могу. Видный эсминец последнего поколения экспроприированный у трех дохляков заметен почти так же, как я с сингарийской внешностью среди пиратов.

Затеряться в принципе можно. Если улететь достаточно далеко, в самый дальний неизведанный космос.

И уж точно невозможно пролететь через все Содружество в сторону Доминиона в ставшее родным домом баронство. Крюк выйдет настолько большим, что полет займет минимум несколько лет.

И непонятно, когда друзья Пармара с верхов смогут разрулить ситуацию. Охота на Древних в этих обстоятельствах уже отходила на задний план, выдвигая вперед вполне логичное желание не попасть в коготки товарок Линарии Дарлис. Эта сумасшедшая баба здорово мне нагадила своими идиотскими обвинениями.

Сдаться, пойти на переговоры и согласиться на глубинное ментосканирование?

А вот хрен! Еще чего не хватало. Ублюдки, которым спасаешь жизнь еще смеют в тебя плевать и обвинять черт знает в чем, могут пойти в задницу вместе с зеленоволосыми стервами. Не собираюсь идти на поводу у всякой мрази, возомнившей себя невесть кем.

И кстати, если вдруг с флотскими встреча все же состоится, лично я не буду изображать из себя покорную овцу на заклание. Начну убивать всех, кто попытается встать на пути, в независимости от какой-либо принадлежности.

Пошли они…

Возникшая ситуация здорово выводила из себя. Сегодня ты уважаемый офицер и доверенное лицо высшего органа власти Содружества, а завтра преступник, разыскиваемым по абсурдным обвинениям.

Дурдом какой-то…

С другой стороны, шансов попасться на Дорестере больше, чем на другом корабле.

Глаза поневоле обратились на висящую голограмму и тотчас же расширились в удивлении.

До этого момента, я как-то не приглядывался к изображению представленного корабля, считая затею дурной блажью дельца, решившего нагреться на прилетевшем растяпе.

Но тут рассмотрел, какой именно межсистемник медленно крутился в воздухе в виде полупрозрачной проекции.

— Это что, крейсер проекта «Лидер-Один»? Харанской постройки, — спросил я не скрывая изумления. — Откуда он тут? Его так и не пустили в серию из-за дороговизны производства. Никто не захотел покупать, отдавая предпочтение обычным эсминцам. Всего изготовили пять прототипов, а после проект прикрыли.

Физиономия жирдяя расплылась в довольной улыбке.

— Радует видеть профессионала, понимающего толк в технике. Этого малыша купила одна из полулегальных корпораций. Не спрашивайте, как он попал ко мне, слишком долгая и запутанная история.

Я не стал слушать дальше, подняв руку в останавливающем жесте.

— Ладно, ладно. Уверен, тебе есть что рассказать, но мне по любому это не походит. Корабль неплохой и довольно редкий — спору нет. Однако мой на порядок лучше. И вы это прекрасно знаете. Так что давайте без всякой лишней болтовни, завершим сделку по идентификатору. И кстати, почему нужно ставить новый приемопередатчик? Разве нельзя провести перепрошивку через обычное сетевое подключение?

Поняв, что замануха не сработала и рыбка не клюнула, Хью недовольным голосом заявил:

— Потому что мы не сервис Е.Г.Р. и не умеем заменять через закаченный инфопак с новой кодировкой, стирая прежнюю цифровую матрицу данных. Это слишком сложная технология для нас. Проще отключить передатчик и поставить вместо него другой, сделав замену по простому — на аппаратном уровне. Возни меньше и значительно быстрее.

— Насчет быстрее — я бы поспорил, — негромко сказал я, припоминая как оперативно сменил регистрацию прежних хозяев эсминца не прилагая усилий.

— Это не Содружество, — проворчал торговец. — Тут не так все продвинуто, как там. Либо так, либо никак. Не нравится, можете обращаться к другим.

— Может и обращусь. Слышал, здесь еще есть те, кто продает и покупает детали от межсистемников.

Не прощаясь, я развернулся, намереваясь покинуть оказавшийся не слишком гостеприимным магазин.

Жирный Хью не выдержал, сердито заявил в спину:

— У них нет то, чего вам действительно надо.

Увидав, что не помогло и возможный клиент продолжает двигаться к двери, делец произнес уже более торопливым тоном:

— Официальная корпоративная регистрация военного корабля. С ней никто не станет докапываться. Не захотят связывать с влиятельной компанией.

Это заставило притормозить, с интересом спросив:

— Что за компания?

— Рудная корпорация. У меня есть один прикормленный сотрудник из техотдела внешнего представительства. За определенную плату он выдает официальные идентификаторы корпов. Гарантированно действует в течении месяца, корабль как бы числиться в их базе данных. Потом запись удаляется.

— Месяц? Дорестер будет считаться частным боевым межсистемником, приписанным к военизированному корпусу Рудной корпорации?

— Точно, целый месяц и без всяких лишних вопросов. Если кто повстречает, никто не сможет опознать фальшивку, потому что все по настоящему, по закону, — вкрадчивым голосом сказал Хью. — Интересует?

Ничего не оставалось, как пожать плечами, изобразив колебания. Хотя, если быть честным, услышанная тема показалась весьма недурной идей.

К корпам обычно не лезли из-за плохой привычки хозяев начинать поднимать крик о притеснениях со стороны национальных правительств и сдерживании экономического развития звездных систем.

В Содружестве старались не злить тех, на ком по сути держались почти все торговые взаимоотношения между государствами. К тому же, как правило имеющие волосатую лапу на самом верху пирамиды власти.

— Сколько? Вместе с новым идентификационным приемопередатчиком? — спросил я, готовый услышать умопомрачительную сумму.

И не прогадал.

— Двадцать пять тысяч кредитов, — внушительно заявил жирный хрен, с выражением готовности начать спорить, отстаивая несуразную стоимость услуги.

Я коротко хохотнул и прищурив левый глаз холодно ответил:

— Да ты спятил. Может сразу миллион? Даже не думай. Я не собираюсь платить прорву денег за то, что стоит намного меньше.

К чести Жирного Хью сразу начинать настаивать на своей точке зрения он не стал, вместо этого последовало вполне мирное объяснение:

— Регистрация легальная, не подделка. А сам прибор полностью новый. Их собирают на Кеване-6 и привозят мне по спецзаказу. Обнуленные, с заводской маркировкой. Все будет полностью по закону. Ни один юрист не сможет доказать, что дело нечисто. Как и системы распознавания. Не говоря уже о тупых вояках на постах контроля навигации и связи.

Несмотря на убежденность в словах дельца Свободного порта, моя голова все равно отрицательно качнулась после прозвучавшей речи. За смену прежнего идентификатора оперативников Бюро Альянса я выложил пять штук. И это с учетом срочности.

— Слишком дорого. Не знаю, сколько ты платишь тому проныре, но уверен не так много, как запрашиваешь с меня. Я не противник наживы и отлично понимаю желание заработать. Но ты однозначно перегнул с ценой, ты должен это понимать. Двенадцать тысяч.

— Двадцать две и то, только благодаря моему хорошему настроению.

— Двенадцать с половиной, больше не дам, без торга. Либо так, либо никак, — под конец я процитировал недавнюю фразу торговца.

Мужик насупился, толстые щеки колыхнулись от движения лицевых мышц, выдавая напряженную работу мысли.

— Забери тебя Кровавая Мэри, сингариец, пусть будет четырнадцать тысяч и по рукам, — наконец заявил он со вздохом обречения выдавая последнее предложение.

Ощутив, что это предел, дальше давить бесполезно, моя ладонь ударилась о его, заключая сделку.

На прилавке моментально появилась небольшая металлическая коробка с двумя универсальными разъемами, сверху лег обычный инфо-чип стандартного типа.

— Приемопередатчик, данные с кодированной матрицей идентификатора военного корабля Рудной корпорации. Рекомендую поставить как можно скорее. Сразу после покупки я отправлю сигнал человеку из техотдела, он внесет регистрационную запись, закрепленную за этим чипом в базы данных компании.

Деньги отправились по местной локалке на счет Жирного Хью. Увидев появление необходимой суммы он снова повеселел.

— Отлично. Все в порядке. Можете забирать. Если нет специальности корабельного техника или инженера у меня есть на примете тот, кто поможет с установкой и настройкой. Вы ведь понимаете, что это требует определенных знаний? У пилотов иногда бывают затмения, когда они вдруг воображают себя высококлассными спецами, готовыми разобрать и собрать любой межсистемник, изучив лишь основы по важным системам.

Подхватив покупки, я равнодушно бросил, идя к выходу:

— Не беспокойтесь, я не из таких, обращусь к профи.

Улица Тампа встретила ясной погодой без облачка в небе, с жаркими лучами полуденного солнца. Автоматически запустился климат-контроль комбеза, охлаждая перегретое тело.

Направляясь вниз по дороге, между невысокими домами, мне вдруг пришло в голову, что окружающая обстановка чем-то напоминала сцены из старых вестернов, с ковбоями на Диком Западе. Того и гляди вдали из-за горизонта голой степи с выжженной травой покажется группа всадников в широкополых шляпах.

Как будто надсмехаясь над разыгравшимся воображением на высоте пары десятков метров двигаясь куда-то на запад надо мною пролетел атмосферный флаер весьма потасканного вида.

Ха, нашел, о чем думать. Последние недели в конечном итоге все же давали о себе знать. Того и гляди начну фантазировать о всякой ерунде, бездумно пялясь в бездонное чистое небо и размышляя о всяких глупостях.

Или так и надо? Нельзя быть все время в напряжении. Появление незапланированного отпуска можно приветствовать в какой-то определенной степени. В конце концов, короткую передышку я заслужил по праву.

А угрозой Древних пусть занимается злобная зеленоволосая стерва с придурками друзьями из канцелярии Консулата.

* * *

Свободный порт Тамп. Мастерская Заточки Бэтти.


— Вы заняты? — спросил я со спины у фигуры в обтягивающем рабочем комбезе немаркого темного цвета.

Бэтти по прозвищу Заточка обернулась на голос от раскрытых настежь створок в огромное помещение напоминающее ангар с большим количеством разнообразного оборудования.

В момент моего появления она возилась с каким-то агрегатом, издалека напоминающим ежа, утыканного полупрозрачными трубками.

Система очистки воды что ли? Похоже на деталь фильтрационной станции.

Техник с внешностью симпатичной женщины лет тридцати с каштановыми волосами, загорелой кожей и подтянутой стройной фигуркой обернулась, разглядывая кто к ней пожаловал. А разглядев, слегка приподняла брови.

— Да, слушаю. Что вам нужно? — судя по выражению лица она удивилась от появления в своей мастерской сингарийца.

Хотя и одетого, почти как пират, но все же сингарийца.

— Необходима установка идентификатора-приемопередатчика на имперский эсминец, — сказал я, входя внутрь под защиту крыши мастерской от знойного солнца.

— Корабль здесь? Вы его посадили на поверхность? — по-деловому спросила Бэтти не начиная глупых расспросов по поводу причин моего появления здесь.

О расе, изменяющей человеческий геном, слышали все. Но лично встречали немногие. Тем более в Свободном порту, по сути настоящем пиратском городе. Как никак галактика велика, а сингарийцев не так уж и много — Пока нет. На орбите. Сначала решил спуститься на боте.

Признаться честно, легкий пятиместный орбитальный шаттл, выполняющий роль такси на эсминце не создавал впечатления надежного средства передвижения. И при любой возможности я хотел от него избавиться, взяв что-то более крепкое.

— Замена приемопередатчика и все? — спросила женщина.

Я задумался. В принципе не помешало бы слегка подправить основной режим активности силовой установки для изменения энергетического слепка на экранах сканеров. Для каждого корабля он индивидуальный, при необходимости эти характеристики неплохо отслеживаются.

Вопрос в том, есть ли у дамочки необходимые для столь сложной модернизации навыки? Обычный техник, хоть и седьмого ранга, с этим не справиться. Нужен инженер, не меньше. Пусть и пятого уровня.

— Какая у вас специализация? Работали раньше с ходовыми реакторами?

Заточка вытерла руки о тряпку, положив их на узкую талию.

— А что случилось? Разброс по выходной мощности? Перегрузка в бою, с отказом части систем?

— Нет, сама установка в порядке. Хотелось бы поменять конфигурацию в стандартном режиме активности.

— Для смены энерго-слепка? Опасаетесь, что по нему корабль узнают? — спокойно спросила Бэтти совершенно не возражая кому-то помочь обмануть официальные власти в Содружестве.

— Совершенно верно.

— Тогда и силуэт стоит поправить. Эсминец? Как насчет дополнительных керратитовых сегментов брони на внешнем корпусе?

— Это лишне. Корабль модернизирован в рейдовую комплектацию кораблестроительной корпорацией «Навис Индастриз». Не персональный заказ, серия. Как и сам имперский эсминец. По силуэту вряд ли опознают. Это ведь не какое-то судно сделанное по персональным чертежам.

Женщина пожала плечами.

— Как хотите.

Случайно я увидел лежащего у стены дроида рядом с разноцветными баллонами.

— Краска? — спросил я кивая на них.

— Ага, — ответила Бэтти, тоже разворачиваясь в ту сторону. — Сверхстойкое покрытие для пустотных объектов. Клиент недавно заказывал обновить шаттл.

— Есть черный и серебристый?

Корабельный спец легко догадалась куда ведут расспросы, вместо ответа спросив:

— Весь корпус?

Так же поняв, о чем она спрашивает, я сказал:

— Да, весь. Основа черный, на фоне несколько серебристых изломанных линий. Без определенного рисунка, просто в хаотичном расположении. Сможете?

— Без проблем. Как и возню с перенастройкой ходовой установки, — тут Заточка остановилась и добавила: — Если конечно, у вас хватит денег.

— Сколько за все? Включая монтаж идентификатора с полным перепрограммированием?

— Десять тысяч кредитов.

Если она рассчитывала впечатлить, у нее это не вышло. После жирдяя в лавке выше по улице, расценки в мастерской показались более чем приемлемыми.

— Идет. Когда все будет готово?

— Приступлю сразу, как появится с чем работать, — сказала Бэтти.

— Хорошо. Тогда ждите. Скоро буду.

— Прямо за мастерской есть свободная ровная площадка. Ваш эсминец вполне поместиться там. И мне удобнее, чем ходить на общественную стоянку на северной стороне.

— Хорошо, — повторил я. — Ждите.

Полет с поверхности на орбиту занял двадцать минут. Это не Земля с ее примитивными технологиями доставки груза на орбиту по исходящей пологой траектории в несколько оборотов вокруг планеты.

На каждой машине, умеющей выходить за пределы атмосферы, да и вообще способной подниматься в воздух, в Содружестве ставили весьма полезное приспособление под названием — «гравикомпенсатор». Благодаря ему биологические существа внутри быстро передвигающегося объекта не испытывали нагрузок, несовместимые с жизнью.

Перегрузки не исчезали полностью, но они значительно уменьшались, позволяя вполне комфортно выходить в космос разрывая силу притяжения на высоких ускорениях.

Технологии… Без никак.

Посадив эсминец в указанном месте, я снова встретил статную женщину-техника с аппетитной фигуркой.

Зайдя на борт и увидав внутреннее оформление она не стала ничего говорить, лишь уважительно цокнула и покачала головой.

Ее можно понять, после хлама с чем доводилось иметь дело до этого, эсминец производил сильное впечатление.

Что говорить, я и сам раскрыл рот поразившись привычкам полевых агентов Бюро Общественного Контроля летать на задания. Умели паршивцы хорошо устроиться, ничего не скажешь.

— Какое ставить новое имя? Для передачи отклика при запросе? — спросила Бэтти, беря в руки приемопередатчик и инфо-чип с регистрационными данными Рудной корпорации.

— Разбойник, — ответил я.

Название придумал недавно, под влиянием обстановки на Тампе. Корабль солдат удачи на службе корпорации вполне мог иметь такое название.

— Звучно. Начну прямо сейчас.

Отдав распоряжение бортовому искину следить за работой нанятой специалистки, я направился в свою каюту изучать базы.

Дальнейшие два дня прошли в скучно, без каких-либо происшествий. Я устроил себе каникулы с посещением развлекательных заведений.

Разумеется, все время оставался настороже, всегда держа под рукой оружие. Хотя, как оказалось одинокий сингариец здесь вовсе не являлся какой-то невиданной экзотикой, кого все так и захотят прикончить.

Здесь встречались экземпляры и почище меня. Иногда казалось, что сюда слетелись со всех концов галактики самые разные личности. Начиная от дэянских кудесников и заканчивая офицером-дезертиром в поношенной форме имперской Флота.

Оживающий после обеда город показал, что это действительно Свободный порт где без проблем мог остаться любой в независимости от его прошлых деяний.

Не стану скрывать, это импонировало, увлекало и поневоле заставляло все дальше оттягивать момент старта.

Бэтти Заточка выполнила все необходимое вместе с покраской внешнего корпуса меньше чем за сутки, а я все продолжал сидеть на планете.

Мы договорились с Пармаром, что мне лучше нигде подолгу не задерживаться, но черт возьми, надоело находиться все время в пути, хотелось небольшой передышки.

Это никак не связано с объявлением в розыск и обидой на придурков из Консулата. Скорее я стал относиться к сложившейся ситуации по принципу: не хотите, ну и не надо, разбирайтесь самостоятельно.

Бездна с ними со всеми, включая метаморфов. В конец концов, в древности правильно говорили: насильно мил не будешь. Слушают бредни психованной бабы — не моя проблема, а их.

Но вот слегка отдохнуть и впрямь не мешало. Что я и сделал, по очереди посещая все городские бары по очереди.

И как это обычного бывает, в самый неожиданный момент произошло то, что опять заставило вспомнить брошенные дела Содружества.

В кабак, выбранный мною на третьей день пребывания в Свободном порту ближе к вечеру зашли двое моментально обратившие на себя пристальное внимание.

— Ничего себе, совпадение, — пробормотал я, разглядывая парочку в комбезах со знакомой камуфляжной расцветкой аквамарина и синего.

— Ты их знаешь? — спросила Бэтти, присевшая за мой столик несколько минут назад.

Мы с ней пересекались пару раз после того, как она закончила с кораблем. Никакого секса и отношений, просто выпивали, болтая ни о чем, расслабляясь в приятной компании.

— Нет, но похожие комбезы уже приходилось видеть. Точнее, бронескафы с подобной маскировкой. Любопытно, а я думал, что удаться задержаться подольше.

Услышав серьезный тон в моем голосе, женщина не стала продолжать расспросы. Здесь так не принято. Никто не хотел влезать в чужие разборки, чтобы потом заиметь для себя проблем. Как и остальные, Бэтти Заточка тоже не любила появления лишних сложностей.

Мы переключились на другую тему, вечер вошел в привычное русло.

А под конец, увидав, как парочка в шмотках приметных цветов выходят, я последовал за ними, решив посмотреть на чем и с кем они прибыли.

Вот честно, и не думал, как-то вмешиваться. Посмотреть, может запомнить корабль или название на шаттле. И все, ничего больше.

Позже рассказать об этом Пармару. Как ни посмотри, а угроза от метаморфов касалась всех людей, включая уже ставшим родным баронство Канваль.

Но тут опять все пошло наперекосяк. Два утырка оказались слишком глазастыми, к тому же после порции алкоголя изображать из себя ниндзя меня совсем не тянуло. Поэтому все закончилось так и должно, с учетом сложившейся ситуации.

Рядом с южной посадочной площадкой, на плохо освещенном пятачке, придурки попытались напасть на как им показалось преследователя.

Уж не знаю о чем они думали, рассмотрели меня или нет, но с подготовкой у них имелись большие проблемы.

Вбитые на уровне рефлексов навыки изученного базы рукопашного боя, с легкостью перекрыли неожиданность нападения из засады.

Три секунды и на земле лежал труп, а второй баюкая правую руку, жалобно причитал о несправедливости жесткой защиты со стороны потенциальной жертвы.

— Ну вы и дебилы, — с чувством сказал я, носком ботинка переворачивая мертвяка.

Волосы обычные, темные, никаких следов проведения трансформации. Хотя об этом я узнал еще в баре, хорошенько рассмотрев их внешность.

— Ты кто? — спросил раненный, не прекращая прижимать к груди сломанную конечность.

— Дед Мороз, не видно что ли? — невпопад ответил я, быстро обшаривая погибшего.

Ничего полезного, пара безделушек, кредитный чип и всякая другая мелочь, какую обычно можно встретить у любого космолетчика.

— Кто? — недоуменно переспросил теперь уже пленник.

— Заткнись, — приказал я, прислушиваясь к окружающей обстановке.

Вроде никто не орет и не бежит спасать невинных овечек, подвергшимся вероломному нападению подлого сингарийца. Это хорошо, не хотелось бы делать новых трупов.

— С какого вы корабля? И даже не думай врать, я все равно узнаю.

Оценив с каким безразличием прозвучал мой голос, выживший в молниеносной схватке произнес:

— Дальше, у кромки площадки, «Бирюк», средний лиманский грузовоз.

— Сколько людей на борту? Есть вооруженные?

На этом моменте пленник ничего не стал говорить. Настаивать, проводя полевой допрос, не получилось в связи с нехваткой времени. Поэтому пришлось действовать по-другому.

— Ясно, благодарю за сотрудничество, — сказал я и вырубил парня резким ударом.

Короткий штурм гражданского транспортника прошел как по нотам. Через полчаса в трюме корабля лежало пять трупов и двое живых. Пленник, захваченный ранее и капитан грузовоза.

Вот с него я и начал.

— Это что за хрень? — спросил я, стоя в широком помещении грузового отсека, указывая на продолговатые шары, покрытые чем-то напоминающем жуткую смесь кожи и дерева. — Какие-то коконы? Кто там внутри?

Капитан, похоже так и не пришедший в себя после внезапного сухопутного абордажа, выполненного всего одним человеком, судорожно сглотнул, глядя со страхом мне в глаза.

— Ннеет, — слегка заикаясь ответил он, все же найдя силы заговорить. — Там никого внутри нет. Это зародыши.

— Зародыши? Что еще за зародыши? Тварей перевозите для Древних?

С досады за прерванный отпуск, я чувствительно пнул носком ботинка по коленной чашечке мужика.

— Говори, иначе клянусь, Великой Пустотой и Кровавой Мэри, ты у меня отсюда выползешь без всех конечностей, глаз, носа, ушей и языка. Понял?

Недавнее общение с некоторыми пиратами при уничтожении алкогольных запасов в барах Свободного порта давало о себе знать проявляясь в нынешней речи.

И не зря. Походу перспектива страшных мучений конца святого мученика не привлекала капитана транспортника лиманской постройки.

— Я не знаю никаких древних. Нас наняли, чтобы мы предлагали вольным командам боевых межсистемников новую технологию модернизации кораблей в обмен на службу.

Признаться честно, я ни черта не понял из сказанного. Но однозначно, звучало все очень интересно. Из этого явно торчали уши метаморфов.

— Что еще за модернизация? О чем это ты? Давай не тяни, рассказывай, — спросил я, не давая капитану подняться с металлического пола.

— Если поместить зародыши на любой корабль, а затем активировать, то начнется процесс преобразования. Я точно не знаю как это происходит, вроде бы оно касается бортовых коммуникаций и других систем. Главное, что после этого междсистемником можно управлять напрямую, как с нейрошунтами, но без линковода.

— Так, стоп. Хочешь сказать, эти штуковины делают корабль живым?

— Не живым. Они имеют полусинтетическую, полумеханическую и полубиологическую форму. Что вроде нервной системы для звездолетов, созданнюу по совершенно другим принципам, чем те, что используют в Содружестве.

Ничего себе новости. Да это же гибрид — осенило меня. Смесь технологии Древних и людей.

Ублюдки не смогли быстро вырастить себе флот из астероидов осьсминожек и пошли другим путем.

Прелестно…

В умении импровизировать метаморфам не откажешь.

— И много вы уже успели завербовать? — спросил я, еще раз врезав по ноге замолчавшего капитана грузовоза.

— Троих, — сразу же ответил он. — Пиратские корветы, вместе с командами.

Ну это вряд ли. Спорю на что угодно, по прибытии лишних людей ссадят с боевого межсистемника, отдав того под управления метаморфа.

А что? Неплохая идея. Многочисленный экипаж не нужен. Хватит одного на каждое судно. И погнали.

Сколько там эти гадов проснулось? Две-три тысячи? Это же блин, целый флот. Да какой там флот — целая армада.

— Что мешает после этой вашей модернизации капитанам кораблей послать вас подальше и улететь куда-то еще? Есть какие-то ограничители, препятствующие свободному перемещению?

— Нет, насколько я знаю, ничего такого нет. После того, как процедура завершиться, необходимо еще кое-что, для управления кораблем, как линковод. Его ставят в другом месте.

Мужик засучил левый рукав, где я к своему безмерному изумлению увидел небольшой черный прямоугольник.

Вот дерьмо! Вечер и впрямь перестает быть томным. Это же каанр! Модуль-имплант Древних!

— Откуда это у тебя? Кто поставил имплант? И вообще, как вы в это ввязались? — спросил я с напором, не предусматривающим молчание от невольного собеседника.

— Мы обычные старатели, раньше кололи астероиды и сбывали добычу в Свободных портах. Ничего особенного. Похожих команд много сотен в округе. Пару недель назад, нам предложили заработать. Сказали, что один независимый мир разработал новую технологию, умеющую значительно повышать параметры обычных кораблей. Включая методику управления напрямую. Мы и согласились. Кто откажется стать линководом? Да к тому же при этом еще и серьезно заработать?

Я понимающе кивнул. Действительно, на его месте мало кто отказался бы. Предложение слишком заманчиво.

Ладно, допрос пока придется отложить, надо как можно быстрее связаться с Пармаром и сообщить ему неприятные известия.

Консулат и Флот думали, что все закончилось. После устранения угрозы на Эвер-Прайм, метаморфы скрылись, зализывая раны. А оказалось Древние обходили человечество с самого начала, обгоняя на два шага наперед и ведя игру сразу на нескольких уровнях.

Люди слишком привыкли быть на верхушке пищевой цепочки, отвыкли бороться из-за всех сил, сражаясь на пределе возможностей, всегда оставаясь настороже.

И похоже вскоре нам всем придется за это придется жестоко расплатиться.

Глава 15

Свободный порт Тамп. Посадочная площадка за мастерской Заточки Бэтти.


— «Запуск ядра „Таасит“».

— «Активация астральной проекции».

Сообщения промелькнули перед глазами едва заметными тенями. Разум не заострил на них внимание, сосредоточившись на передвижении вне тела.

Бесплотным духом, не обращая ни на что внимания, я пролетел вперед, прямиком к изящному силуэту стоящего на земле имперского эсминца.

Меня не интересовали окрестные пейзажи безымянной планеты где расположился Свободный порт Тамп. Лишь замерший корабль, внутри которого прямо сейчас происходили процессы трансформации под влиянием технологии Древних.

Все верно. Обдумав ситуацию и тщательно расспросив пленного капитана лиманского транспортника, я решил задействовать один из зародышей на борту Разбойника.

Каанр и сеграст, вросшие в мое тело также являлись продуктом деятельности метаморфов. Почему бы не использовать оружие врага против него самого?

Допускаю наличие возможной угрозы от непосредственной эксплуатации непроверенной технологии. Но если все окажется правдой и управлять боевым межсистемником можно будет по типу линководов через прямое подключение ко всем корабельным системам одновременно, любой риск стоил того, чтобы пойти на такой шаг.

В конце концов, в эпопеи Макса Вольфа случались ситуации намного хуже. Причем неоднократно.

На затерянной в необъятных просторах Фронтира Земле правильно говорили: кто не рискует, тот не пьет шампанского.

А я не хотел пить какую-то мочу, плетясь позади всех в роли аутсайдера.

Нужно достигнуть паритета с новыми кораблями Ушедших? Значит для этого будет сделано все, невзирая ни на что.

Тем кто трясется и постоянно оглядывается по сторонам, боясь сделать что-то не так, подвергнув жизнь опасности, лучше сидеть дома и не лезть в драку с древними существами пришедшими из глубин тысячелетий.

Проскользнув сквозь переборки, я направился в трюм, где огромный шар, напоминающий орех, уже раскрылся, выпуская наружу блеклые, полупрозрачные хлопья.

Кружась и прыгая в воздухе, невесомые тонкие листочки какое-то время оставались на месте, постепенно заполняя помещение грузового отсека.

Потом, как будто получив команду, эта странная масса стремительно рванула во все стороны, проникая в любые отверстия, растекаясь неудержимой волной по всему кораблю.

Поначалу казалось, что это образование попросту заполнит все пустое пространство на борту. Но уже через несколько минут стало понятно, что основной целью являлись технические шахты и вентиляции с проложенными проводами.

— Не слабо, — пробормотал я мысленно, наблюдая за процессом.

Хлопья словно облепляли провода, накладывались на развязки, проникая везде, где присутствовала техника, изменяя ее, делая несколько другой. Внедряясь на молекулярном уровне, создавая иное, подобие биомеханического сплава, выполняющего роль новых коммуникационных путей.

И это творилось везде.

Аппаратная с центром управления всех важнейших корабельных систем подвергалась трансформации. Обычные пластиковые щитки покрылись чем-то напоминающее прорезиновый металл матово-черного цвета.

В рубке рядом с приборными пультами образовались утолщения ведущие внутрь коробок, напичканных электроникой.

Рядом с подлокотниками кресел выросли непонятные подставки с чем-то похожим на гладкие бутоны.

К счастью экраны и мониторы с клавиатурными консолями остались прежнего вида, как и направленные проекторы голографических дисплеев.

Все происходило очень быстро, в буквальном смысле слова на глазах.

Я было испугался, что эта штука займется и внутренним убранством, изувечив стильный дизайн творения конструкторов корпорации «Навис Индастриз», превратив в какое-нибудь подобие уродливых пещер, но в определенный момент преобразование начало тормозиться, постепенно полностью прекращаясь.

— Ладно хоть до кают не добралось, а то вышло бы не очень хорошо, — сказал про себя я.

Если приглядеться и взглянуть на картину в целом, то выходило, что эсминец не так уж сильно и изменился. По крайней мере внешне и касательно внутренних помещений.

Бывший старатель не соврал, в основном субстанция влияла на техническое оснащение, оставляя интерьер практически тем же.

Это радовало. Лично меня не вдохновляло находиться во время полета в чуждой, совершенно незнакомой обстановке, оформленной по вкусу метаморфов.

— «Отключение астральной проекции».

Короткая команда, отданная мысленным усилием, и я снова стоял на сухой истрескавшейся земле неподалеку от мастерской Бэтти, перед эсминцем.

Наверху жарко светило местное солнце, заставляя климат-контроль комбеза работать на полную.

Поведя плечами, я прищурился, разглядывая корпус Разбойника, пытаясь разглядеть на внешней обшивке отличия до начала процедуры усовершенствования.

— Все в порядке? Как прошло? — сзади раздался голос Бэтти.

Она наблюдала за моими манипуляции с любопытством корабельного инженера и опасением обычного человека.

Не каждый день приходилось видеть, как привычный порядок вещей нарушался. Биотехнология в строительстве межсистемников? Это могло поразить любого.

Хотя влезать в непонятные дела, она все же не спешила, предпочитая оставаться на расстоянии. Жизнь во Фронитире приучила ее не лезть туда, где ждали возможные неприятности. Трудно ее винить в осторожности. К тому же, меня это более чем устраивало.

— Вроде да, — ответил я, так ничего толком и не заметив, те же керратитовые листы брони, та же черная поверхность с рисунком из редких серебристых изломанных линий.

— Кстати, я поговорила тут с одним приятелем, — продолжила женщина-спец, вставая рядом со мною и тоже принимаясь внимательно рассматривать эсминец. — Он согласен обменять твой орбитальный шаттл на полноценный военный штурм-бот. С доплатой с твоей стороны, разумеется.

— Да? Что за бот? И какова цена? — спросил я, слегка застигнутый врасплох прозвучавшим предложением.

Вроде бы тема смены слабозащищенного и почти не вооруженного корыта, что стояло на эсминце поднималась вскользь на одной из посиделок. Не думал, что Бэтти запомнит, тем более наведя справки по данному вопросу.

Тоже забавно, что на таком крутом корабле был такой посредственный шаттл для планетарных поездок. Уверен, в изначальной комплектации на борту имелось что-то намного получше.

Пробухали, агенты Бюро что ли старый бот? Взамен начали использовать первую попавшуюся машину. Купили где-нибудь подешевке и успокоились, засранцы. Или, что скорее всего, рассчитывали взять нормальный на базе, до куда так и не добрались.

— Штурм-бот военной модели «Задира», имперского производства. Универсальная компоновка для действий в атмосферном и пустотном пространстве. Шесть мест. Вооружение: две сдвоенные плазменные пушки с коэффицентом мощности в 3.0 единицы, блок легких ракет в выдвижном боксе, керратитовыая броня, мощные маршевые двигатели, системы противоракетной защиты. По габаритам он должен идеально подойти для эсминца. Не с завода, конечно же. Общий уровень износа всего 31 процент.

Бэтти зажгла миниатюрную голограмму на тех-компе левой руки. Подрегулировала плотность, настраивая более высокое разрешение, тем самым позволяя разглядеть картинку даже в лучах яркого солнца.

Показанный бот чем-то походил на десантные катера солдат Флота, когда шли разборки с погоней на Камее, планете наемников. Только существенно меньшего размера.

Сюда взвод тяжеловооруженной пехоты в бронескафах точно не влезет. Максимум три-четыре человека и это без пилотов.

Впрочем, а чего я хотел? Эсминец далеко не крейсер, здесь сильно не разгуляешься, как в плане размещения большого количества людей, так и в плане использования больших транспортных воздухолетов.

— Выглядит неплохо, — признал я, глядя на крутящуюся голограмму. — Сколько он хочет доплаты?

— Сто двадцать семь тысяч кредитов. Полный боекомплект ракет входит в стоимость.

Я задумчиво посмотрел на безоблачное небо, прикидывая возможную цену. В принципе, если подумать, то с учетом износа и характеристик выходило вполне приемлемо.

— Согласен на сто двадцать тысяч. Если он пригонит бот уже сегодня, — высказал я вердикт после двух минут размышлений.

Бэтти не торопила, терпеливо дожидаясь решения, но услышав цену по ее лицу промелькнуло едва заметное выражение досады.

Ясно. За посредничество ей видимо полагалась доля. И скорее всего, как раз те семь штук, накинутый сверху круглой суммы в сто двадцать тысяч.

Это Свободный порт, здесь все хотели заработать. Ничего не поделать.

— Впрочем, — сказал я, спустя небольшую паузу. — Я не против заплатить тебе семь тысяч за покраску Задиры в те же цвета, что и Разбойник.

Учитывая размеры первого и второго, а также десять штук, отданные мною в первую встречу за работу на эсминце, для Заточки сделка выглядела более чем привлекательно. В обычных условиях за то же она не смогла бы получить больше одной-полутора тысяч кредитов.

И все останутся в выигрыше.

— Согласна, — ответила женщина, без труда разгадав мой маневр. — Спасибо.

— Тебе спасибо. Ты отличный спец.

— Я свяжусь с ним прямо сейчас. В течении часа штурм-бот будет стоять уже здесь.

— Хорошо, а я пока прогуляюсь по обновленному кораблю. Вроде эта штуковина закончила преобразование.

Из-за открытых створок заднего шлюза в трюм с первых мгновений дохнуло сильным холодом. Я сначала подумал, что это просто реакция после жаркого дня снаружи, но пройдя дальше обнаружил, что внутри корабля везде стояла отрицательная температура.

— Ничего себе… зима пришла… — сказал я, хлопая себя по плечам.

Встроенной в высокотехнологичный военный комбез системе обогрева понадобилось время, чтобы сгенерировать необходимое количество тепла.

Из-за недействующего бортового искина, пришлось терпеть, побыстрее шагая в рубку. Электронный разум эсминца был отключен на период проведения далеко нетипичной модернизации.

На мостике первым делом проверил новые кресла и частичное покрытие приборных пультов.

— Вроде ничего, мягко и упруго, — вслух заявил я, усаживаясь на капитанское место, при этом выводя силовую установку из спящего режима.

Тут необходимо отметить, что технология Древних не влияла на функционирование первоначальных систем корабля. Пустотный сканер работал точно так же, как и раньше. То же касалось жизнеобеспечения, вооружения и вообще всех механизмов на борту.

Подвергшиеся трансформации коммуникационные сети позволяли оператору подключаться напрямую к системам, но никак не улучшая или ухудшая их первоначальные характеристики.

Словно эсминец получил квази-живую наполовину синтетическую, наполовину биологическую нервную систему дающую возможность человеку без нейрошунтов управлять всем на борту, не имея специального импланта в затылке.

Необходим только модуль в руке — каанр, убирающий всякую опасность спятить, как в случае с обычными линководами.

— Приветствую, капитан, — в рубке раздался голос проснувшегося искина.

— Необходимо провести полную диагностику всех систем, — сказал я. — Начать прямо сейчас.

— Приступаю.

На трех пультах зажглись экраны, замигали панели с индикаторами, главный голографический дисплей начал показывать бегущие данные результатов первичной проверки.

Я расслабленно откинулся в кресле назад. И тут же суматошно дернул левой рукой в сторону — из псевдопластиковой подставки рядом с подлокотником выполз какой-то гибкий отросток и попытался заползти под рукав.

— Проклятье! Это еще что такое? — спросил я в пустоту и тут же понял, что уже знаю ответ.

Тактильный коннектер для подключения через канаар к кораблю. Он похоже пытался достать до черного прямоугольника на левой руке.

Немного подумав, я позволил ему это сделать, устроившись поудобнее и приготовившись впервые напрямую войти в корабельные системы, как делают линководы…

Темнота. Вначале появилась она.

Ни звуков, ни запахов, ни пятнышек света.

Безграничная, тяжелая тьма, окружавшая со всех сторон. Как будто повис в абсолютной пустоте, где нет ничего материального, включая собственное тело.

В первые секунды это состояние напугало до чертиков с желанием выйти назад. Потому что на краткий миг, показалось, что я умер и попал на тот свет. Слишком уж ощущение отличалось от всего того, что испытывал раньше.

А потом все вдруг изменилось. В единый миг нахлынул океан ярких огней, обрывков какой-то информации с постепенно нарастающим потоком данных.

Грубый рывок и ментальный удар, закончившийся осознанием себя в теле корабля.

Невероятно…

Я был эсминцем, боевым межсистемником, ощущая его, как собственный организм.

Ходовой реактор — сердце. Оружейные пилоны раструбов главных орудий — руки. Маршевые двигатели — ноги. Энерговоды — вены.

Эти впечатления еще больше усилились, стоило подумать о невозможности пошевелить старым телом. Как будто его никогда и не существовало.

Вместо этого, я представил, как подпрыгиваю на месте и моментально заработали движки, с ходу практически швырнув корабль в небеса на режиме форсажа.

— Ооо, полегче… — не знаю, толи сказал, то ли подумал я, сформировав инфопакет в глубине корабельного вычислительного центра.

— Опасность. Слишком крутая траектория старта, — сообщил искин.

В ту же секунду перед мысленным взором появился график с состоянием физической оболочки. Судя по ним, компенсаторы погасили большую часть перегрузки, хотя и не до безопасных величин.

— Ничего себе. А если бы еще больше разогнался? Тело могло сплющить? Я же ни хрена не почувствовал!

Кроме диаграммы с показаниями здоровья, больше никаких негативных эффектов от внезапного старта для меня не последовало.

— Если тело умрет, я что здесь останусь? Что за ерунда? — ни к кому конкретно не обращаясь произнес я, опять же неким единым мысленным посылом.

Тут даже мозговая активность шла совершенно по-другому. Думаешь не отдельными фразами, а как бы сжатыми пакетами данных.

Полный дурдом…

А потом активировалось подключение к внешним сенсорам и все переживания мгновенно улетучились. Потому что стало понятно, почему линководам все так завидуют.

Я летел.

Я был кораблем, и я летел в атмосфере планеты, набирая скорость и уходя по глиссаде разгона, выходя на орбиту.

Это состояние ни с чем не сравнить. Эсминец и я стали единым целым.

Многие в детстве мечтали уметь превращаться в драконов, свободная паря над землей в высоких небесных сферах.

Не знаю, что там насчет драконов, но убежден, прямое нейронное подключение к звездному кораблю не сможет сравниться ни с чем в этой или любой другой вселенной.

Меня захлестывали небывалые эмоции. И я никак не мог остановиться.

Обычное мысленное усилие давало жизнь главным орудиям, выпускающим заряды плазмы в открытый космос.

Движения эсминца подчинялось простейшему желанию изменить курс полета или даже выполнить резкий разворот на месте.

В течении часа я летал в околопланетном пространстве, слившись сознанием с Разбойником, пока наконец с поверхности не пришел сигнал от Бэтти Заточки. Ее приятель привез бот для обмена.

* * *

Приграничная территория Содружества. Неизвестное пространство между системами.


— И сколько еще мне ждать? — спросил я, обращаясь к лицу Пармара, спроецированному на главном дисплее посреди мостика. — Уже почти сутки прошли, как я здесь торчу, дожидаясь посыльный корабль. Сколько можно?

— Задержка вызвана необходимостью замести следы при отправлении, — ответил сингарийский ученый проживший уже не одну сотню лет, но до сих пор сохраняющий тело тридцатилетнего атлета в расцвете сил. — Мы же не хотим, чтобы к тебе заявились корабли Флота с требованием сдачи в плен. Сторонники кхайи приложили немало сил для поисков, в том числе, отслеживая всех моих помощников. Пришлось постараться, отправляя кого-то на встречу.

Сегодня Пармар сидел в пилотском кресле своей личной яхты, везя в трюме захваченных метаморфов для исследований в баронство Канваль.

После нашей последней встречи прошло всего одиннадцать дней и он точно не ожидал, что от меня поступят так быстро новые известия, да еще такого важного характера.

— Слушай, Макс, а ты уверен, что эта технология Древних? Может зря поднимаешь панику? Независимые миры иногда могут удивлять изобретениями не хуже ведущих конструкторских бюро крупных компаний центральных миров. Помню один раз…

— Я более чем уверен, — перебил я ученого-генетика. — Подключение к управлению идет через каанр. Ни какой задрипанный мирок на отшибе не смог бы придумать ничего подобного. Это не совсем чистая технология метаморфов, основанная на био-активном веществе, как на Антаре, скорее какой-то сплав, вместивший в себя достижения Ушедших и человечества, но однозначно без этих шустряков здесь не обошлось. Можешь мне поверить.

Пармар не обиделся на мой нетерпеливый тон, спокойно заметив:

— Никогда не мешает уточнить. Если все окажется правдой, то Эвер-Прайм могла выполнять роль отвлекающей ловушки. Готовый флот для агрессивного вторжения с последующим распылением мета-вещества в атмосфере планет это… Я даже не нахожу слов, чтобы описать положение. Полнейшая катастрофа. Три-четыре тысячи боевых межсистемников, управляемых линководами не остановить силами всего Объединенного Флота.

— Они используют всякое старье, — сказал я. — Когда шло преобразование эсминца я понял принцип действия зародышей. Они не делают корабли лучше в глобальном смысле этого слова. Улучшаются отдельные характеристики? Может быть, но не критично. Основная идея — дать возможность одному человеку управлять целым кораблем, без экипажа и без ошибок с задержками, свойственными ручным режимам.

— Этого тоже много стоит. Давно известно — показатель эффективности военного судна в бою под командой линковода на порядок превосходит обычные с полным составом экипажа. Уровень маневренности, уровень реагирования на изменение обстановки в битве, производительность применения бортового вооружения — все выше. И значительно. При прочих равных показателях соотношение идет не меньше чем один к пяти, семи, а то и десяти. Понимаешь?

— Да, я уже успел оценить удобство подобного управления. И могу однозначно сказать, что это что-то невероятное.

Вытянувшись в кресле, моя рука неосознанно провела пальцами по гладкой поверхности подставки с держателем, откуда появлялся щуп биосинтетического коннектора.

— Могу себе представить, — без тени улыбки произнес Пармар.

Я замер на месте.

— У тебя стоит нейрошунт?

— Да, с того времени, как я впервые прошел тестирование, вместе с получением сертификата пилота малых и средних межсистемников гражданского и боевого назначения.

Я уважительно качнул головой. Вот это сюрприз так сюрприз.

Старый, в кавычках, яйцеголовый, обожающий общество молоденьких крошек со свежими телами и ветром в голове по части постельных утех, не уставал удивлять, все время открывая себя с довольно неожиданных сторон.

— Полагаешь это безопасно? Использование их технологии на своем корабле? — спросил Пармар.

— Думаю да, по крайней мере в этом варианте. На самом деле, зародыши лишь создают сеть нервных волокон, мозга там нет, управление идет от оператора с каанром. Если кого и контролировать, то это его. Проще, легче, удобнее. Не отвергаю полностью идею наличия каких-то неприятных подарков, но все же считаю, что это маловероятным. Не уверен даже, что они успели все толком протестировать. Когда они проснулись? Чуть меньше полугода назад? Не спорю, шустро работают, но они все же не боги.

— Ладно, я тебя понял. Но сейчас это к делу не относится. Лучше подумаем, что делать дальше, — сказал он.

— А что тут думать? Пусть уже твои друзья в Консулате начинают щемить ту сумасшедшую идиотку с явным психическим расстройством и восстанавливают меня в должности со всеми полномочиями, — бесхитростно ответил я. — Взяв под командование сотню другую ударных эскадр, я переверну вверх дном Периферию, найду место базирования метаморфов, прикончу их всех, и мы спокойно отправимся по домам, заниматься своими делами. Как тебе план?

Сингариец весело рассмеялся. Ему понравилась моя решительность и непосредственность.

— План превосходный. И к сожалению, пока полностью невыполнимый. Кстати, что там с лиманским транспортником и координатами, полученными от его капитана? Куда отправляли завербованных пиратов.

— Я его продал, перед вылетом с планеты. Мужику по имени — Жирный Хью.

— Ты продал корабль, измененный технологиями Древних? — крайне удивленно произнес Рао Пармар.

— Ну да, а что? Пленники с оставшимися зародышами в трюме Разбойника ожидают твоих людей, а посудину в сотню метров длинною куда? Утащить с собой никак не получалось. Пришлось сбыть местному дельцу в Свободном порту. Дал неплохую цену. Хочешь свою долю?

У меня на лице появилась улыбка, показывая, что последняя фраза всего лишь обычная шутка.

— Да нет, конечно, — ответил ученый. — Просто как-то странно видеть, как такой экземпляр по сути пропадает.

— Ничего, — мрачно заявил я. — Если все правда, то у тебя может оказаться приличное количество материала для детального изучения уже в ближайшем будущем.

Побарабанив по твердому подлокотнику, я продолжил:

— А что касается тех координат, то скорее всего это первое место для дальнейшей переброски. Пересыльный пункт, ничего более. Не будь я настолько приметен и не засветись уже несколько раз, можно было бы притвориться еще одним рекрутом и прилететь туда под видом желающего стать линководом.

— Предлагаешь провести разведку? — быстро сообразил природный сингариец.

— Разве что боем, — проворчал я. — Посылать туда кого-то постореннего вряд ли успеем. Что там с Корпусом Разведки Флота? Тоже намочили штаны и отсиживаются в сторонке, наблюдая за бюрократическими разборками?

Под конец, не выдержав, мой голос начал сочиться ядом насмешки. Чиновничьи ублюдки, воспользовались полоумной дурой и устроили разборки за сферы влияния. Что на далекой Земле, что здесь, эта камарилья везде одинакова.

Перевешать бы половину Консулата, а вторую расстрелять. Показать шоу на всю галактику, многие бы дорого заплатили за шанс глянуть на это…

Мои глаза мечтательно заблестели. Я прямо наяву представил, как расправлюсь с кучкой бюрократов, не нашедших ничего лучшего, чем устраивать свару в момент нависшей опасности над всем Содружеством.

Пармар посмотрел на меня с беспокойством.

— Зря ты так, Макс. Адмирал Довер, например, продолжает поиски в приграничном пространстве. Как и вся его эскадра.

— К Доверу никаких претензий нет и быть не может, — категорично заявил я. — Он военный на службе, исполняющий приказы вышестоящего начальства. А что касается Консулата. Кто поддерживает сингарийцев? И кто против, на стороне кхайя?

— Все как обычно, — немного усталым голосом ответил ученый, видно его тоже достали разборки внутри высшего военно-политического органа власти Содружества. — Нас традиционно поддерживает Империя, союз существует уже на одну сотню лет и как правило мы всегда можем рассчитывать на их поддержку. На сторону Матриархата встала Федерация Сайкон. Не потому что они верят в ту чушь, что несут зеленоволосые, среди сайконских политиков в основном прагматики, они прекрасно понимают, кто на самом деле ответственен за разразившийся кризис, просто хотят воспользоваться моментом и набрать побольше влияния для себя.

Мне захотелось выругаться вслух. Все как всегда, споры, свары, и плевать, что над головой навис меч, люди будут выяснять отношения до последнего момента, стараясь подвинуть соперника вниз, а самим залезть повыше наверх.

Ничего не имею против конкуренции, в ее основе лежит само понятие прогресса. В том числе и всей цивилизации.

Вышли бы земляне в космос в двадцатом веке, не будь столь острого соперничества между СССР и США? Кто знает. Однако в конце двадцатого века и начале двадцать первого, после исчезновение гонки, фактическое развитие космической техники начало еле двигаться. Какие-то проекты делали, не спорю, но до реальных результатов с полетами на тот же Марс, не говоря уже об основании там постоянных колонии еще очень далеко. Слишком уж все затормозилось без духа соревнований.

С другой стороны, если бы появился общий враг, смогли бы русские и американцы объединиться, чтобы дать совместный отпор? При этом не ругаясь и не пытаясь подсидеть другого?

Хороший вопрос. И к сожалению сейчас полностью риторический.

— Слушай, а почему бы не подставить Федерацию? Указать на их возможную связь с Древними? — сказал я. — Уже есть доказательство участия в сговоре, как минимум одной из планет Альянса. Почему гипотетически так же не могут поступить и сайконцы?

Глаза сингарийца пораженно расширились.

— Зачем нам это делать, во имя Великой Пустоты? Ты что хочешь развязать галактическую войну? Этого нам еще не хватало!

— Да нет. Я не предлагаю подделать доказательства всерьез. Просто пара намеков, распространение слухов. Дискредитируем Сайкон, чтобы они отступили. Надавить на общность человечества и выживание единой расы. Ну и все в таком духе.

Светило генной инженерии задумчиво пошевелил губами.

— Хмм. Может это и неплохая идея. Так вообще-то не принято, но раз уж кхайя заговорили о требованиях полного доступа во все сингарийские лаборатории с правами проверяющих комиссии закрывать любую из них, может тоже пора перейти в наступление. Я сообщу о результатах.

— Отлично, — сказал я. — Будем держать связь.

— До свидания, Макс.

— До свидания, Рао.

Проекция мигнула, бесследно растворившись в воздухе, канал гиперсвязи закрылся.

За ним выскочило уведомление о списанной сумме за предоставленные услуги от корпорации за передачу трафика через пол галактики.

Да уж. В следующий раз пусть Пармар сам оплачивает звонок. Если от корабля до ближайшего планетарного хабба сигнал шел бесплатно, то дальнейшая переброска через инфосферы других миров выливалась в целое состояние.

Не успеешь опомниться и снова окажешься на нуле. Ну у них и расценки. За пятнадцать минут разговора почти двадцать тысяч кредитов. С ума сойти.

Ожидание корабля с посыльным затянулось еще на двое суток. Кроме уже привычного изучения, а если быть точным — то скорее доучивание закаченных баз стало уже рутинным времяпрепровождением.

Кроме учебного транса, я начал тренироваться, поддерживая физическую форму на должном уровне.

Одну из пяти кают, переделал в подобие спортивного зала, где стал проводить довольно много времени.

Естественно, ни о каких специальных тренажерах и речи не шло. Пустая ровная площадка, турник и парочка удобных выступов в виде скамеек. При наличии фантазии этого хватало с лихвой для выполнения самых разнообразных упражнений как силовых, так и разминочных.

Единственно, что совершенно не нравилось, так это безвкусные наборы концентратов из протеиновых пайков на обед, завтрак и ужин. С нормальной едой время на борту дрейфующего эсминца катилось бы куда быстрее. Но выбирать к сожалению не приходилось.

Пока наконец не прибыл курьер. Какая-то разновидность малого межсистемника гражданского назначения.

Передача пленников и трупов вместе с четырьмя зародышами прошла без сучка и задоринки. Трое сингарийцев в белоснежных комбезах молча приняли груз, пожелали удачи, а потом их корабль исчез на траектории разгона в глубинах освоенного пространства.

А я взял курс на систему куда приглашали всех, согласившихся изменить свои корабли.

Проклятье! Учитывая, что каждый пилот с момента получения подтвержденного сертификата мечтал стать линководом от желающих скорее всего отбоя нет.

С технологией подключения через имплант Древних человек не ощущал себя заключенным в кусок мертвого железа, превращенным наполовину в бездушный компьютер.

Именно из-за этого состояния проводилось тестирование на психо-интеллектуальную совместимость с нейрошунтами.

А здесь все по-другому. Меня захлестывали эмоции при полном контакте. Никакого негатива от слияния с машиной не испытывал. Наоборот. Я искренне радовался возможности ощутить единство с кораблем и не представлял себя придатком к куче железа.

Кто сможет от такого отказаться? Кто пошлет подальше человека, предложившего осуществить детские фантазии?

Очень сильно сомневаюсь, что многие.

Поэтому направляясь на место встречи, я внутренне был готов увидеть столпотворение кораблей в звездной системе. Вряд ли, плененный капитан лиманского грузовоза единственный эмиссар метаморфов вербующий сторонников среди пиратов Фронтира.

Расчеты показывали, что полет продлится порядка семидесяти часов, так что времени продолжить освоение закаченных баз оставалось более чем достаточно.

Однако, в самый неподходящий момент, как раз после начала гиперперехода, перед моими глазами появилось сообщение, заставившее замереть от неожиданности.

— «Адаптация каанра достигло предельного значения».

— «Началась процедура преобразования».

— «Рекомендуется занять удобное положение».

Вот блин! Совсем забыл про это. Модуль древних продолжил врастать в тело. И сейчас, видимо, полностью развернулся в организме.

Сколько я там раньше лежал в период последнего изменения? Сорок восемь часов? Многовато для данного перелета. Придется снова выходить в обычное пространство, дрейфуя в космосе.

И не никак не остановить процесс. Сеграст уже об этом несколько раз упоминал. Иначе полное отторжение с вероятным разрушением перестроенного генома.

Бездна и все ее обитатели! Надеюсь я не проснусь метаморфом после конечной трансформации…

* * *

Приграничная территория пространства Содружества. Корабль-буксир вольной команды «Дядюшкин нос».


— Говорю же тебе, видел сигнатуру, похожую на дрейфующий корабль. В полуактивном состоянии с нулевой траекторией движения, — убежденно вещал Зорг, тыча грязным пальцем в не менее грязный монитор дальнего сканера.

Капитан буксира с большим сомнением посмотрел на физиономию товарища, где на первом месте выделялись расширенные до максимальных размеров зрачки.

Опять закинулся какой-то дрянью на вахте, сволочь. Увидел в глюках что-то на экране и побежал будить Леви, а тот всего час назад заснул после целого дня работ по установке мобильных бурильных вышек.

Экипаж «Дядюшкиного носа», как и большинство в этом секторе пространства, занимался самостоятельной добычей полезных ископаемых в никем не занятых звездных системах.

После руду упаковывали в раскладывающиеся грузовые контейнеры, цепляли на буксир и приволакивали на ближайшую станцию для продажи.

Выходило не так уж и много, но на жизнь вполне хватало.

К тому же, иногда они занимались куда более грязными делами, действуя почти, как пираты.

Сами, конечно, корабли не перехватывали и не брали на абордаж. А вот прилететь на сигнал спасения и добить терпящих бедствие для Леви, Зорга и Топтуна давно не являлось незнакомым занятием.

Если быть точным, на их счету уже было целых три подобных корабля. И самый последний, частная яхта какого-то торгаша из Содружества, прилетевшего невесть зачем сюда, запомнилась Леви большего всего.

Три пышные девки-дочки дуралея-папаши, потащившего семью в деловую поездку на окраины, скрасили досуг команды буксира почти что на целый месяц своими сочными телами…

Правда в последнее время колоть астероиды выходило довольно выгодно. В одном укромном местечке появился аванпост некой коммерческой группы из центральных миров где скупали любые камни с содержанием металла за весьма неплохие деньги. Там же располагались пустотные перерабатывающие комплексы, куда уходила вся добыча множества старателей.

Не известно зачем им столько железа. Говорили, что все идет на ремонт целой пиратской флотилии, в скором времени готовой вторгнутся в пределы Содружества.

Леви не знал, так ли это или дело тут в чем-то другом. Ему, как и двум его парням на это было наплевать. Главное платили хорошо и вовремя.

Ну а если все же рейд звездных странников все же состоится, то он на своем стареньком буксире обязательно последует следом, чтобы поживиться при будущем разграблении мирных планет. Поход сулил неплохие трофей.

Вот только пока что, все это лишь туманные слухи, ходившие между старателями на протяжении последних недель.

— Смотри! Вот он! — оглашено заорал Зорг снова елозя указательным пальцем по монитору.

Леви присмотрелся и вынуждено признал правоту подчиненного. Сканер показывал неизвестный корабль с минимальной исходящей энергетической активностью.

— Что за корабль? Еще один гость из Содружества?

В рубку зашел третий и последний член экипажа «Дядюшкиного носа» — Топтун, здоровенный высокий парень с неимоверно широкими плечами. Раньше он ходил в мусорщиках, добывая хабар на разборе старых кораблей в приграничном пространства. Потом у него что-то пошло не так и он оказался здесь.

— Опять распознавание тормозит, — ругнулся Зорг, в сердцах ударяя по крышке приборного пульта.

И тотчас на дисплее промелькнула строчка с результатами данных сканирования.

Наступила потрясенная тишина.

— Имперский эсминец! — с восторгом сказал Зорг. — Это же имперский эсминец! Настоящий боевой межсистемник! Мы богаты!

Леви не дал парню порадоваться, чувствительно врезав тому по башке.

— Придурок! В том то и дело, что это боевой межсистемник, а значит что-нибудь заработать не получиться. Нас поджарят быстрее, чем мы сумеем подойти ближе. Попробуй вызвать, может там кто-то есть.

Десять минут непрерывных передач с предложением помощи не принесли результата. Эсминец молчал, напоминая безжизненный гроб.

— Что он делает рядом с астероидным полем? — спросил Топтун, перегнувшись над спинкой кресла. — И почему энерго-активность почти на нуле? Похоже на спящий режим в дрейфе.

— Какая разница? — злобно прорычал капитан, вспомнивший, что его разбудили.

Выходит все зря, мог бы и дальше спать, не отвлекаясь на пирог, который им не по зубам.

— Если по каким-то причинам, корабль бросили, то на его борт вполне можно проникнуть, — сказал тот, кто раньше занимался потрошением звездолетов.

— Разве? Там же целая куча всяких защитных боевых систем. Для нашего буксира хватит обычной турели ближней обороны, работающей в автоматическом режиме.

— Это если подлететь на быстрой скорости, — ответил Топтун. — Но если зависнуть подальше, не входя в область поражения, так называемого — «радиуса безопасности», то шансы сблизиться вырастают. Подлетим в скафах. Это займет немало времени, но куш того стоит.

— В шахтерских скафах увеличенные аккумуляторы, — задумчиво произнес Леви. — Есть встроенные портативные двигатели. Возьмем дополнительные блоки с регенераторами, сможем хоть целые сутки не вылазить из них.

Зорг дернул руками, привлекая внимание собеседников.

— Спятили? Какая разница на чем лететь, на буксире или в скафах? Нас по любому сожгут. Может они там просто небольшой ремонт. А тут мы заявимся. Спорю на что угодно, это один из военных кораблей корпорации. Они же сначала стреляют, а только потом смотрят в кого.

Топтун покачал пальцем перед собой в отрицательном жесте.

— Если двигаться очень медленно, используя круговой вектор сближения, система не воспримет такие объекты опасными. Особенно, если находится в спящем режиме, экономя энергию. Я уже встречался с такими случаями. Правда, если на борту искин последнего поколения, тогда ничего не выйдет.

— Это безумие. В твоих словах что-то слишком много — если, — сказал Зорг, все таким же недовольным голосом.

— Можем послать вперед какую-нибудь приманку. Начнет стрелять — отойдем обратно и снова вернемся к транспортировке булыжников, — сказал Леви, не отрывая взгляда от монитора, где горела заманчивым огоньком сигнатура висящего в пустоте брошенного корабля.

Препирались недолго. Возможность заполучить прорву денег за настоящий боевой межсистемник перевешала все доводы осторожности.

Понадобилось два часа на сборы и еще десять на полет в скафах, чтобы подобраться поближе к небывалому трофею.

— Какой красавец, — с чувством сказал Топтун, глядя на стремительные обводы хищного силуэта эсминца. — Имперцы всегда умели строить прекрасные корабли. Даже просто глядя на него, становиться страшно. Представляю какой он в бою.

— Надеюсь этого мы никогда не увидим, — проворчал Леви в микрофон шлема. — Моя шкура мне все так же дорога.

— Если в медкапсулах найдем баб, то я первый, — влез Зорг, державшийся чуть позади.

— Ты первый пойдешь сейчас, сблизишься и попробуешь боковой шлюз, — ответил капитан, недвусмысленно указывая рукой в направлении видневшегося острой кромки на боку звездолета.

— А почему я? Это Топтун у нас спец по всяким корабельным штучкам. Вот пусть он и лезет вперед.

— Заткнись! И делай что говорят! Иначе уменьшу долю. Понял?

Еще что-то проворчав, кажется проклиная все свете, Зорг тем не менее вынужденно полетел вперед. Лишаться существенной части добычи ему не хотелось.

Как ни странно, последний километр старателю в шахтерском скафандре удалось преодолеть беспрепятственно, никак не потревожив систем корабля.

А дальше и вовсе невиданное дело — шлюзовой переход гостеприимно распахнулся от набранного универсального кода, применяемого спасателями для экстренных эвакуаций на терпящих бедствие гражданских судах.

— Парни я зашел, — сообщил Зорг, стоят в полутемном шлюзовом переходе.

Но вместо ожидаемой радости, Леви неожиданно скомандовал:

— Не нравится мне все это. Открой створки, создай разгерметизацию.

— Зачем, нам же самим придется не снимать скафы?

— Делай что говорю и не вякай.

Обиженно замолчав, Зорг все же выполнил приказ. Запустив принудительную разгерметизацию помещений на борту.

И только спустя еще полчаса, убедившись, что внутри все так же тихо, как и раньше, Леви с Топтуном присоединились к товарищу. Вся троица весело пошла в направлении мостика.

Но дойти до цели никто не успел. Сделав всего с десяток шагов, старатели замерли на месте, круглыми от ужаса глазами разглядывая небывалую картину.

Прямо посередине коридора, в условиях абсолютного вакуума стоял парень в одном лишь черно-красном комбезе, без каких-либо дополнительных защитных средств.

Стоял и улыбался, наблюдая за вторжением на свой корабль.

Нехорошо так улыбался…

Глава 16

Приграничная территория Содружества. Окраина неизвестной системы. Эсминец «Разбойник».


— «Адаптация завершена».

— «Каанр полностью развернулся в организме носителя».

— «Уровень интеграции — 100 %».

Три коротеньких сообщения сразу после пробуждения перед глазами мгновенно заставили вспомнить где я нахожусь и что произошло.

— Кэп? — мысленно спросил я, призывая искина-симбионта.

В прошлый раз, после превращений именно он давал пояснения произошедшим изменениям. Никаких ссылок в нейронной сети не появлялось с подробными объяснениями, что, как и почему. Технология Древних работала совсем по иному принципу, нежели Галанет.

— Личный сеграст готов к работе, — сразу же отозвался мой неизменный спутник.

Голосовой ответ дублировался обычным сообщением чуть выше центра, смещенное вправо в полупрозрачном окне.

— Доложи о новых отличиях. Сколько слот-сознаний доступно на данный момент? Сколько каналов подключения для элементов искусственного увеличения отдельных характеристик организма?

На долю секунды возникла пауза.

— Количество слот-сознаний, готовых принять новые образы, возросло до двенадцати единиц. Количество каналов взаимодействия через нейронное подключение возросло до тридцати шести единиц. Доступна функция частичного преобразования физической оболочки. Взаимодействие с каанром вышло на абсолютный уровень полного слияния.

Так, а раньше было десять и тридцать, вроде как. Не столь большой прирост, как рассчитывалось, но и не маленький. В любом случае, это намного лучше, чем при использовании обычной нейронной сети с имплантами. А про способность физической трансформации, хоть и частичной, раньше и вовсе речи не шло.

— Преобразование затронуло физическую оболочку носителя. Изменения коснулись строения ДНК-архитектуры и всего генома. На данный момент общие отличия от изначального образца достигли показателя в тридцать процентов.

Припомнив с каким удивлением, я разглядывал себя в зеркале на корабле баронессы мне сразу же захотелось увидеть себя нынешнего.

— Дай картинку с камеры наблюдения внутри медкапсулы. Выведи через нейросеть напрямую, — приказал я.

Сказал и тут же подумал, что это можно сделать позже. Не обязательно сейчас. Потому что на самом деле сильного любопытства я не испытывал. Скорее наоборот, равнодушие и безразличие в данный момент превалировали над всеми остальными чувствами.

Никаких переживаний по поводу прошедшей трансформации, никаких беспокойств. Лишь едва заметный интерес к новому состоянию, появившемуся сразу после прихода в себя.

Что-то новенькое, раньше ничего подобного не замечалось…

Появилось изображение из закрытой капсулы медотсека корабля. Голое тело, лежащее на мягком белом покрытии в свете ярких осветительных ламп, превосходно просматривалось с верхнего ракурса.

С первого взгляда стало понятным, что тело потеряло былую массивность и грузность тяжелоатлета. Фигура человека с развитой мускулатурой, высоким ростом, но чуть более стройная и подтянутая. Как будто после недельной голодовки с выполнением обязательного комплекса физических упражнений каждый день. Далеко не дистрофик, однако уже и не перекаченный качок.

Хм, в принципе не так уж и плохо. Даже лучше прежнего, наверное.

Лицо слегка изменилось. Подбородок немного заострился, а скулы наоборот, уже не так выступали вперед. Остальные черты тоже поменялись, но уже не так сильно. Светлые волосы остались прежними.

Разглядывая новую внешность, разум с отстраненным педантизмом указал на несоответствие облика на уже подзабытой Земле и сегодняшнего. Тогда, на втором этапе слияния с модулем Ушедших, сеграст заявил, что использовал мои изначальные данные.

Но прямо сейчас, довольно неожиданно для себя, вдруг пришло понимание, что землянин по имени Максим Вольф совершенно не походил на того, кто вышел из капсулы на родовом корабле семейства Канваль.

Да, я был блондином, и глаза у меня тоже были голубого цвета. Но это все. Больше ничего общего с обликом того, кто занимался предпринимательской деятельностью в сфере строительства не было. Абсолютно разные люди. Даже не родственники.

Открытие, в любых других обстоятельствах, вызвавшее бы шок, сейчас встретилось с каким-то бесстрастным осознанием. Словно принял во внимание факт, без последствий для общего эмоционального состояния.

— Кэп, откуда брались вносимые изменения во внешность при переходе второго цикла адаптации каанра? — спросил я, при этом вдруг отчетливо понимая, что вопрос задал не потому что, мне на самом деле интересно, а скорее по инерции необходимости как-то среагировать на поступившие сведения.

Надо же что-то сказать. Почему бы не обратиться к сеграсту?

Где-то глубоко внутри, я понимал, что это неправильно и скорее всего напрямую связано с последними превращениями, после полной развертки модуля метаморфов внутри организма. И при этом все равно, меня это совсем не заботило.

— Некоторые черты заимствовались из особенностей расы под названием — «сингарийцы».

— Так это сделал ты, а не каанр, — утвердительно произнес я. — Внес необходимые поправки. Зачем?

— Для лучшей инфильтрации в местный социум. Я проанализировал общественное устройство в Содружестве и посчитал, что