Book: Что нам Содружество



Что нам Содружество

Скворцов Владимир Николаевич

Что нам Содружество





Скворцов Владимир Николаевич


Что нам Содружество?


Аннотация

Любителям мира EVE уже одно название книги скажет, о чём она. Да, это действительно миры Содружества, но хотелось бы сделать одно замечание. Мне очень нравится созданный трудами многочисленных последователей Хорта мир, но в то же время он не может быть принят полностью и безоговорочно.

При этом существует и мир игры EVE, в которую я играл, пытаясь понять, насколько она соответствует Содружеству Хорта. А кроме того, есть ещё множество миров, созданных усилиями других авторов, не уступающих мирам EVE и Содружеству. Ну, и как вишенка на торте - при прочтении многих творений, касающихся фантастических космических миров, в конце концов появилось ощущение, что всё может быть несколько по-другому.

Так и появился замысел этой книги. Это не Содружество в чистом виде, хотя его название сохранилось, и не миры EVE, хотя имеются многие из присущих им атрибутов. Надеюсь, такая версия Содружества вам понравится. Приятного прочтения.




Часть 1


Глава 1


Ничего не сделал, только вошёл. Что произошло, и где я нахожусь? И почему всё тело ломит, будто его прокрутили в стиральной машине? Во рту сухо, даже дышать тяжело, да вдобавок ощущение, что все кошки устроили тут общественный туалет. И почему вокруг сплошная темнота? Вдруг вдали забрезжил какой-то огонёк, постепенно он стал увеличиваться, вплоть до того, что заболели глаза, а я провалился в спасительное забытьё.

Следующее пробуждение было гораздо приятней. Как оказалось, лежу в каком-то ящике или в чём-то, напоминающем ванну, крышка, прикрывающая это сооружение, откинута, и я могу оглядеться по сторонам. Конечно, всё окружающее разглядел потом, когда вылез из вместилища моего тулова. Вокруг белые потолок и стены, вдоль которых стоят стойки с аппаратурой непонятного назначения, мигают какие-то лампочки, светятся экраны. И неистребимый запах больницы, который ни с чем никогда не спутаешь.

- Молодой человек, давай выбирайся из капсулы, с тобой всё в порядке, и нечего занимать место. В ней всё равно ничего не узнаешь, так что не задерживай меня, подходи сюда, и узнаешь всё, что необходимо знать.

Выслушав требование, прозвучавшее откуда-то со стороны, быстро выбрался из этой самой капсулы. Как оказалось, на мне был костюм Адама, и надеясь скрыть свою наготу, глаза зашарили вокруг в поисках какой-нибудь одежды.

- Возле капсулы на тумбочке лежит комбинезон, а рядом на полу ботинки - произнёс тот же голос со стороны. - Их и надевай, только предварительно зайди в душ, дверь туда открыта. - Как оказалось, всё это говорил человек в белом комбинезоне, сидящий за столом немного в стороне и занятый рассматриванием информации на экране перед ним. И при этом не забывающий приглядывать за мной. Надо думать, это доктор.

Рядом в стене была приоткрыта дверь, за ней располагалось небольшое помещение, судя по всему, совмещённый санузел. Назначение находящихся там предметов было интуитивно понятно, так что я справил свои естественные надобности, а потом принял душ. Правда, вместо привычных водяных струй окунулся в водяную взвесь, что-то наподобие направленного потока тумана, но даже в таком экзотическом виде душ - это хорошо.

Жаль, что водные процедуры быстро закончились, дверь вновь открылась, как бы поторапливая и напоминая, что у меня впереди ещё разговор с доктором, который должен объяснить происходящее. С комбинезоном худо-бедно разобрался, всё-таки не бином Ньютона, вот только он какой-то мешковатый, слишком велик оказался, не мой размерчик.

Но тут я поторопился со своими оценками, как только комбез оказался на мне, да вдобавок были выполнены несколько вполне обычных движений, он начал ужиматься и вскоре уменьшился в размере, став почти по фигуре, чуть-чуть свободным. А вот с ботинками оказались сплошные непонятки. Какие-то стельки, а не ботинки. Пока я их вертел в руках и пытался сообразить, что с ними делать, получил очередной совет от доктора, не прекращающего за мной наблюдение.

- Молодой человек, положи полоски на пол и встань на них ногами. Кроме этого тебе ничего делать с ними не надо.

Как ни удивительно, но эти стельки сами обернулись вокруг ног, превратившись в обувь, напоминающую ботинки, а потом срослись с комбинезоном. Так что после этого я оказался готов к предстоящей беседе и направился к столу доктора. Как ни странно, хотя язык был для меня незнакомым, но я прекрасно понимал говорящего.

По внешнему виду тот ничем не отличался от обычного человека, рост порядка ста семидесяти сантиметров, на голове темные волосы, причёска короткая, голова несколько вытянута вверх, уши обычные по форме, слегка прижатые к голове. Глаза темного цвета, немного раскосые. Подборок типично англосаксонский, квадратный, по виду, об него можно кирпичи колоть. Губы тонкие, нос с небольшой горбинкой, в общем, типичный европеец. Одет в такой же комбез, только белого цвета.

Док не стал меня дожидаться, пошёл мне навстречу и представился:

- Меня зовут Син Гра, я доктор, и мне поручено заботиться о тебе первое время. Обращаться ко мне можешь Син или Док. Как тебя зовут, а то всё молодой человек да молодой человек?

Я чуть не добавил "потанцуйте же со мной" и с опаской покосился в его сторону. Кто их знает, этих незнакомцев, но раз просят представиться, надо знакомиться.

- Пётр Рощин, инженер по специальности автоматика и телемеханика, работаю ведущим специалистом на электроаппаратном заводе.

- Значит, обращаться к тебе надо Пет Ро, у нас, знаешь ли, принято использовать короткие имена.

- Можно и Петро, только вот где это, у нас?

- Мы с тобой об этом поговорим чуть позже. Но сначала предлагаю немного перекусить, не знаю, как ты, но я проголодался, а тут рядом расположена столовая.

Короткая, буквально несколько десятков метров, дорога открыла для меня путь в новую жизнь. Выяснилось, я очутился в космосе, причём сам не знаю, как. Со слов Дока, моя история выглядела так.

Военный патруль республики Минматар совершал патрульный облёт ближайших систем Фронтира, когда из гипера ему навстречу вышел какой-то транспорт без работающего идентификатора. Здесь надо уточнить, что идентификатор - специальный опознавательный сигнал, присваиваемый каждому кораблю при его постройке и начале эксплуатации.

По нему всегда можно определить государственную принадлежность корабля, проверить его статус и благонадёжность, а также понять, с кем довелось встретиться. На любом корабле он должен работать всегда. Только пираты отключают свой идентификатор, так что любой корабль, не подающий при встрече определённый сигнал, априори считается пиратом, контрабандистом или работорговцем.

Так вот, этот транспорт в ответ на требование военных остановиться и принять досмотровую команду попытался скрыться, сбросив при этом свой груз. Его-то он сбросил, а вот убежать не смог. А грузом были криокамеры, в которых перевозились замороженные рабы. Видимо, работорговец надеялся, что пока военные будут спасать людей, ему удастся скрыться. Не удалось, как выяснилось, вояки хорошо стреляют, и ракет у них в достатке.

Так что, уничтожив работорговца, военные собрали рассеянные по космосу камеры и разделились. Крейсер отправился на ближайшую республиканскую систему для передачи рабов администрации планеты. Невольникам там будет предоставлена свобода, но вот за это им, скорее всего, придётся послужить в армии. Пушечное мясо всегда нужно, армия его употребляет в неимоверных количествах.

А в самой системе остался фрегат с целью убедиться, все ли капсулы собраны, и надеясь перехватить возможных компаньонов незадачливого работорговца. Военным за уничтожение работорговцев и пиратов во время патрульных рейдов платят неплохие премии, так что им было ради чего стараться. Вот во время этого повторного поиска и нашли капсулу с моим телом.

По рассказу Дока, энергия в ней уже подходила к концу, так что меня вытащили в состоянии, близком к клинической смерти, но всё же сумели откачать. По сути дела сейчас Док проводил надзор за пациентом после сложного случая излечения.

Всё сказанное стало для меня сравнимо с ударом пыльным мешком по голове. Я впал в состояние прострации и с трудом воспринимал происходящее. Это всё Доку быстро надоело, он затребовал сюда какого-то дроида и в его сопровождении отправил меня спать в выделенный мне кубрик.

На военном корабле, если ты конечно не адмирал, достаточно комфортное место найти трудно, так что ночевать пришлось на гауптвахте. Но для меня сейчас ничего не имело значения, свалившиеся новости просто перегрузили мозг, так что, добравшись до выделенного места, я просто отключился.

Утром был разбужен чьим-то голосом, раздавшимся в кубрике.

- Это искин корабля. Пассажиру Петро необходимо присутствовать в медсекции, его ожидает доктор Син Гра. У входа в кубрик находится дроид, который и проводит пассажира до нужного места. Собирайся, Петро.

А затем всё сказанное повторилось ещё раз, и ещё. Так что мне, чтобы прервать устроенное представление, пришлось встать. Ну а дальше всё предсказуемо - утренние процедуры, короткая дорога в медсекцию, и вот я перед доктором.

- Ну что, Петро, успокоился?

- Если это можно назвать так, то да. Как я понимаю, деваться мне некуда, и домой меня отправить не удастся?

- А никто и не знает, где он и куда отправлять, хотя надо честно признать, об этом ни у кого даже мысли не возникло. Кто ты такой, неизвестно. Могу только сказать, у тебя теперь одна дорога - станешь нормальным гражданином какого-нибудь государства Содружества. Так что сначала ты рассказывай всё про себя, а потом я познакомлю тебя с Содружеством.

Ну, рассказывать, так рассказывать. Я Петр Рощин, житель планеты Земля, двадцать восемь полных лет, образование высшее техническое, специальность - автоматика и телемеханика, последняя должность - ведущий инженер электроаппаратного завода, занимался микропроцессорными системами управления на производстве. Холост, родители погибли в автокатастрофе, братьев, сестёр нет.

По характеру нелюдим, предпочитаю одиночество, возня с железом и механизмами для меня гораздо приятней любой компании и, тем более, вечеринки. Нравится путешествовать по незнакомым местам, в качестве транспорта предпочитаю автомобиль и лодку. Этому занятию отдаю всё время, остающееся после занятий с железом и электроникой.

В армии не служил. Из увлечений стоит отметить любовь к чтению, читаю самые разные книги, правда времени на это остаётся немного, только во время пути или при ожидании в очередях. В последнее время приохотился к разнообразной фантастике. Как оказался в капсуле работорговцев, не имею ни малейшего понятия, в памяти не сохранилось никаких сведений о последних произошедших на Земле событиях.

Док, выслушав меня и задав несколько вопросов, выдал своё заключение.

- Похоже, Петро, для тебя ничего не изменится. Будешь заниматься своими железками, программами и непонятными механизмами, только вместо путешествий по лесам и рекам станешь бродить по планетам и астероидам. Ну а теперь послушай, куда ты попал.

Это место называется Содружество. По сути дела, так называется добровольное объединение нескольких государств в единое целое. На территории каждого из них действуют общие для всех законы, хотя имеются и свои, порой отличающиеся от общепринятых. Подробней об этом ты можешь узнать из учебной базы знаний Содружества.

Док достал из стола какую-то пластинку, по внешнему виду напоминающую обычную карту памяти, и что-то наподобие планшета. Как оказалось, это и был планшет. С его помощью можно изучать простейшие базы знаний и управлять механизмами.

- Кроме основных государств, образовавших Содружество, есть множество мелких. Так, наш фрегат принадлежит республике Минматар, можно сказать, крупнейшему государству Содружества. А летим мы на планету Фирад, центр одноимённого баронства. Там располагается база патрульных сил Минматар, к которой и приписан наш фрегат.

Прибыв на базу, мы передадим тебя гражданским властям баронства, у них имеется специальное управление по работе с новыми гражданами, или по-другому - центр беженцев, где тебе следует принять гражданство и определиться с будущей специальностью. Здесь надо сделать несколько пояснений. Определяющим при выборе профессии является индекс интеллектуального развития.

Кстати, у тебя он очень высокий - сто шестьдесят три единицы. Именно этот индекс определяет возможности человека к обучению и будущую профессию. Подробней всё изложено в переданной тебе базе. Кроме того, я открыл гостевой допуск к искину корабля, там есть много материалов по нашему обществу, так что можешь их изучать дополнительно и обращаться с вопросами к искину. Нам до прибытия на базу осталось пять дней, так что постарайся использовать их с максимальной эффективностью.

Сказано было много, информация нуждалась в осмыслении, так что я отправился в выделенный мне кубрик. Док сообщил, что гостевой допуск позволяет посещать кроме медсекции ещё и столовую, показал, как пользоваться пищевым синтезатором, и на этом я был предоставлен сам себе.





Глава 2



Первым делом, оказавшись у себя, я запустил планшет, вставил в считыватель переданную мне базу и попытался понять, что это за Содружество и с чем его едят. В известной на сегодняшний день галактике в основном проживают гуманоиды. Нельзя назвать их совсем обычными, встречаются какие-то незначительные отличия, но центральные миры заселены, на первый взгляд, обычными людьми, тогда как дальше от этих миров встречаются довольно любопытные и экзотические создания. Но об этом буду потом думать.

Так вот, Содружество - добровольный союз в первую очередь сильнейших из известных людских государств:

- Минматар;

- Кадари;

- Амар;

- Галанте.

У каждого из них свой строй правления - республика, монархия, теократия, демократия, но на подведомственной государствам территории действуют общие законы Содружества. Правда, в отдельных случаях существуют исключения, с которыми всем остальным приходится мириться. Так, если рабовладение запрещено по всей территории Содружества, то на планетах государства Амар частным лицам разрешается иметь в собственности живых людей, правда, по их добровольному согласию.

Естественно, каждый раб такое согласие даёт и с радостью служит своему господину. Нельзя сказать, что подобное скрытое рабство одобряется остальными участниками Содружества, но личная свобода всеми признаётся и ставится превыше всего. Так что юридически никто не может оспорить желание одного индивидуума служить другому, выраженное в явной и всем доступной форме.

Но это так, один их самых ярких примеров. Есть множество других, может, не таких показательных, но у каждого государства имеются свои внутренние особенности. Хотя в целом на всей территории Содружества действуют одни законы, имеет хождение одна валюта, используются в технике одни стандарты и нормы.

Всего центральные миры Содружества насчитывают около двухсот обжитых и развитых планет. Кроме этих четырёх, так сказать, основателей Содружества, в него входит множество других государств, располагающихся в самых разных частях известной галактики, и отличающихся по величине и численности населения. Одним из них является баронство Фирад, включающее в себя обитаемую планету, четыре астероидных пояса в двух соседних звёздных системах и два газовых гиганта.

Сила и могущество Содружества держится на обладании несколькими базовыми для всего человеческого ареала обитания технологиями. К ним можно отнести:

- эмиссию и обращение единой валюты - кредита;

- гипердвигатель, позволяющий осуществлять перелёты между звёздными системами:

- нейросети;

- медтехнику, включающую в себя медицинские капсулы, дроидов и препараты, продлевающие жизнь и способные оживить даже мёртвого, правда, если ещё цел мозг;

- базы знаний, дающие возможность быстро и качественно получить любую профессию.

Эти технологии являются как бы общей долевой собственностью четырёх государств. Получены они были благодаря находкам нескольких уцелевших кораблей Древних, по-видимому, добравшихся сюда из другой вселенной. Предпринималось немало попыток отыскать и другие следы их присутствия, но больше ничего не было найдено. У многих даже сложилось впечатление, что это был просто подарок высокоразвитой расы.

Так вот, когда были обнаружены корабли Древних и стало ясно, что учёным с ними удалось разобраться, в частности с тем, для чего необходимы нейросети и гипердвигатель, между самыми сильными государствами развернулась настоящая война за обладание этими технологиями. Разведка у всех работала отлично, так что участники конфликта были прекрасно осведомлены, что даёт освоение наследия Древних.

Никто не хотел уступать, выбор был невелик - или погибнуть как состоявшееся сильное государство сейчас, или через некоторое время превратиться в заштатную провинцию обладателя технологии Древних. Война всех со всеми была долгой и кровавой и чуть не закончилась взаимным истреблением, но в конце концов здравый смысл победил, совместными усилиями были созданы несколько корпораций, которыми в равной степени владели стороны конфликта.

Все прекрасно понимали, какую силу могут приобрести созданные корпорации, поэтому и были приняты специальные меры, ограничивающие их возможности. Со временем всё более-менее успокоилось, гипердвигателии и медицинское оборудование каждое государство стало выпускать самостоятельно, а также вести работы по их совершенствованию, так что соответствующие корпорации совместным решением их создателей были закрыты.

Но технология производства нейросетей так и осталась общей собственностью. И подобные устройства на рынок поставляла только корпорация "Нейросеть", которая и находилась в общей долевой собственности и не подчинялась напрямую ни одному из государств Содружества. Тем не менее, был предусмотрен механизм, позволяющий каждому из них отстаивать и свои интересы.

Хотя разговоры и слухи о том, что каждый из основателей Содружества не оставляет попыток создать что-то своё, не прекращались. Здесь надо пояснить, что такое нейросеть. Это специальное устройство, своеобразный биоэлектрический механизм, вживляемый в мозг человека. Как оно работает, из предоставленных данных мне понять не удалось, только сумел разобраться в его предназначении.

Так вот, нейросеть является устройством, напоминающим по своему назначению компьютер и располагающимся в голове у человека. Оно и служит своеобразным компьютером, да кроме того, используется как электронный кошелёк, регистратор, навигатор, справочник, следит за здоровьем человека и поддерживает его в нормальном состоянии, ну и ещё выполняет целый ряд функций. Кроме того, нейросеть оптимизирует работу мозга, так что у человека улучшается память, реакция и скорость восприятия.

Если головной мозг рассматривать как процессор, то по сути дела можно сказать, что нейросеть является сопроцессором, осуществляющим приём и передачу данных от процессора и обратно, их предварительную обработку и сортировку, а также выполняет целый ряд дополнительных функций.

Нейросеть позволяет мозгу напрямую управлять работой любых механизмов, например космическим кораблём или горнопроходческим оборудованием. Обязательно надо отметить, что нейросеть предоставила возможность по-новому организовать процесс обучения. Для этого были созданы специальные базы знаний по всем специальностям, например пилот, шахтёр, абордажник и так далее. Они содержали основные знания, навыки и умения, необходимые для той или иной профессии.

Такую базу знаний напрямую загружали на нейросеть, и оттуда знания и информация поступали в мозг. А так как они представляли собой опыт не одного специалиста по конкретной тематике, обучаемому оставалось усвоить передаваемый материал, а потом закрепить его на специальных тренажёрах. Таким образом достаточно быстро можно было освоить любую специальность.

Правда надо признать, что только навыки работы по специальности. Реальный опыт, например управления космическим кораблём или действий абордажников, нарабатывался при самостоятельном выполнении работ. Но создаваемая таким образом основа позволяла довольно быстро получать достаточно большое число пусть не слишком опытных, но подготовленных к работе специалистов. А опыт, что опыт? Это дело наживное, были бы кости, а мясо нарастёт.

И вот тут решающую роль играл так называемый индекс интеллектуального развития. Чем он был выше, тем с нейросетью более высокого уровня мог работать мозг. Скажем так, нейросеть восьмого уровня обрабатывала информацию на порядок быстрее, чем нейросеть четвёртого. Кроме того, так же отличались скорости усвоения информации в процессе обучения. Но как известно, за всё надо платить, так что и стоимость сетей последнего поколения порой становилась для многих людей недоступной.

Вот примерно такую информацию я усвоил из предоставленной мне Доком базы знаний о Содружестве, имеющихся в распоряжении искина фрегата данных и собственных размышлений над полученными сведениями. Картина моего будущего вырисовывалась какая-то мрачная - денег нет, можно пойти только в армию или записаться в колонисты. Это две основные специальности, которые всегда востребованы.

Вояки, конечно, проспонсируют, поставят сетку, дадут базы, а потом отправят отрабатывать свои затраты в самые беспокойные места. Я совсем не пацифист, но что-то не хочется совать свою голову под пули или гореть в самолётах и кораблях. А с колонизацией ещё непонятней, законопатят тебя в какой-то медвежий угол, там и будешь сидеть всю оставшуюся жизнь, если не сожрут местные аборигены или не сдохнешь от какой-нибудь чумки.

Я конечно плохо представляю себе обычную жизнь в Содружестве, но не думаю, что есть только два озвученных выхода. Поэтому и напросился на беседу к Доку, рассчитывая получить так нужные мне разъяснения. И надо признать, в своих ожиданиях не ошибся.

- Знаешь, Петро, - неторопливо начал беседу Док после изложения моих соображений о текущей ситуации. - Ты правильно понял общую картину, сложившуюся в Содружестве, правда она далеко не полная, но в основном всё верно. Чувствуется, что при более подробной информации выводы были бы совсем другие. Поэтому предлагаю обдумать следующий вариант поведения. Он конечно не единственный, но думаю, подтолкнёт тебя к размышлениям в правильном направлении.

- Я весь внимание, Док.

- Тогда слушай. Во-первых, ты был найден в криокапсуле, и по законам Содружества она является твоим имуществом. Пусть её стоимость невелика, но какие-то, пусть самые минимальные, деньги у тебя есть. На эту тему я говорил с командиром, и он готов купить её у тебя за тысячу кредов. Она нам не нужна, но считай это своеобразной помощью.

- Спасибо, это действительно уже что-то.

- Далее. Тебе по закону положена установка базовой нейросети. Конечно, это не самый лучший вариант, но она стоит три тысячи кредов. Ты можешь отказаться от её установки и взять стоимость сети деньгами. Итого, у тебя будет четыре тысячи на самый первый момент.

- А как же жить в Содружестве без сетки, ни на что другое у меня ведь денег нет?

- Не торопись, к этому мы сейчас и вернёмся. Я составил твой психопрофиль с учётом проведённого мной ментоскопирования в процессе лечения. Получилось, что ты предпочитаешь жить если не полным отшельником, то ограничиваешься минимальными контактами с окружающими людьми. А из этого следует, что для тебя наилучшим выходом станет жизнь и работа в космосе, когда твой круг общения с людьми будет крайне ограничен.

И одной из таких специальностей, когда человеку приходится много времени проводить в одиночестве, является шахтёр. Это широко распространённая профессия, и многим из них приходится подолгу жить в космосе. Хотя при желании можно устроиться и вблизи добывающих центров крупных корпораций, правда, заработки при этом будут минимальные. Хорошо платят за редкие металлы, но за ними приходится уходить далеко во фронтир или вообще в дикий космос.

Существует множество корпораций или небольших отрядов шахтёров, которые промышляют именно таким образом. Правда, опасность нарваться на пиратов или каких-нибудь отморозков в этом случае достаточно велика. Но зато есть возможность неплохо заработать.

- А как быть с сеткой? У шахтёров же должна быть специализированная, а она денег стоит?

- А вот тут начинается самое интересное. Я конечно не знаю всех тонкостей, но общую канву изложу, детали тебе придётся прорабатывать самому.

- Я готов.

- Существует множество учебных заведений, обучающих различным специальностям, в том числе и готовящих шахтёров. Конечно, можно самостоятельно выучить нужные базы, но сам понимаешь, без соответствующего опыта и навыка тебе хорошего результата ждать придётся долго. Да и вопрос с сеткой в этом случае далеко не простой.

Но есть такой вариант. Под твой высокий индекс интеллекта банк может выдать кредит, если я не ошибаюсь, он составит около сорока пяти тысяч кредитов. И второй момент. В центральных мирах армия и флот сейчас переходят на сети десятого поколения, гражданские пользуются седьмым-восьмым поколением. Во фронтире в ходу сети пятого-шестого поколения. И есть множество сетей третьего-четвёртого поколения, которые стоят сущие копейки.

Исходя из этих предпосылок, ты и должен действовать. Первоначально по прибытию в центр беженцев на планете принимаешь гражданство Фирада. В Содружестве не имеет большого значения, откуда ты, главное - ты подданный какого-то государства, а не дикий. Хотя, в общем-то, и последний факт не может служить таким уж сильным препятствием на твоём пути в новую жизнь.

Потом, если захочешь или потребуется, можешь сменить гражданство, это процедура достаточно простая, но на первое время тебе подойдёт и гражданство Фирада.

- С этим понятно, мне сейчас выбирать-то особо и нечего.

- Получив в центре беженцев гражданство, отправляешься на биржу шахтёров, при ней есть несколько обучающих центров, и вот там записываешься на краткосрочные, не более месяца, курсы получения специальности шахтёра.

- А почему не более месяца?

- Все такие курсы платные, а деньги у тебя будут только те, что получишь в банке в виде кредита. В таких случаях, а они, поверь мне, далеко не редки, в подобных заведениях стараются подобрать сетку и обучение под возможности клиента. Скорее всего, тебе предложат нейросеть третьего-четвёртого поколения, причём вторичную. Но зато дешёвую и рабочую, тем более, что ты сможешь её проверить во время практических занятий.

- Ну да, ну да.

- Так что сетка у тебя будет специализированная, базы знаний, скорее всего, тоже устаревшие, а значит, дешёвые, а в процессе обучения ты должен получить практику работы шахтёром. Так что с минимальными затратами освоишь хоть и рискованную, но доходную специальность. И кроме того, у тебя за время учёбы будет возможность осмотреться и понять, как живут люди в Содружестве. Примерно такой же план можно использовать при освоении других специальностей. Но тут уже решать тебе.

- Спасибо, Док, это очень интересный подход, я пойду думать дальше.

- Давай, дерзай. Думаю, у тебя всё получится.



Глава 3



Когда фрегат прибыл на базу, Док посоветовал мне первое время не суетиться, дождаться пока схлынет первая волна желающих покинуть борт, и только потом отправляться в центр беженцев. Дорогу мне уже объяснили, и все нужные люди были предупреждены о появлении очередного дикого. Так что я челноком с фрегата добрался до космической станции, там обратился на пост таможенного контроля, и его служащие передали меня вызванной с планеты из центра беженцев команде.

Конечно, виды космоса, станции, маневрирующих и спокойно висящих на парковке космических кораблей стали для меня настоящим потрясением. До самого последнего момента, несмотря на длительные беседы с Доком, общение с искином, пользование непонятной техникой, в глубине души теплилась надежда, что это сон и всё скоро вернётся к привычному порядку. Однако открывшиеся виды чуждого поначалу пейзажа поставили крест на призрачных ожиданиях.

Расставание с Доком вышло достаточно тяжёлым. Понятно, что впереди меня ждал новый, неизвестный мир, и расставаться со ставшим за последние дни привычным окружением было страшно, но Док для успокоения сделал укол, и всё пришло более-менее в норму. Он передал мне банковский чип с кредитами за криокапсулу, подарил планшетник, посоветовал подключиться к Галонету, и на всякий случай оставил свой адрес.

Вот и всё, чем я обладал, отправляясь в новый мир. Надо признать, что уже и это немало, особенно если учесть ранее полученные советы и рекомендации. Так что к моменту прибытия в центр беженцев я был собран и спокоен. План дальнейших действий разработан, на три дня местом проживания и питанием я обеспечен (именно столько времени давалось беженцам на принятие решения о дальнейшей своей судьбе), так что осталось только реализовать задуманное.

И у меня всё получилось. Первоначально пришлось прослушать часовую лекцию о прекрасном мире баронства Фирад, потом пройти полное обследование, которое подтвердило данные Дока, принять гражданство и получить карту ФПИ (аналог нашего паспорта). На этом рабочий день чиновников центра был закончен, и я отправился до завтра устраиваться на выделенном мне месте в общежитии.

Космос предполагает несколько иной распорядок дня, чем постоянная жизнь на поверхности планет. Так что многие учреждения, по роду своей деятельности связанные с ним и обслуживанием кораблей, работают круглосуточно, что для меня было прямо-таки спасением. Времени я терять не стал, и заселившись в комнату, кстати, кроме меня, там никого не было, используя имеющиеся в центре терминалы, первым делом связался с банком.



Там мне подтвердили, что могут под мой индекс интеллекта выдать кредит в сорок пять тысяч. Правда, только после установки нейросети и открытия банковского счёта. Пришлось связываться с шахтёрской биржей и уточнять условия обучения. К сожалению, дистанционно всё решить не удалось, вернее, это не позволило отсутствие у меня сети. Так что пришлось вызывать такси и ехать на биржу.

Дорога заняла не слишком много времени, да я на неё, честно говоря, и внимания особо-то не обращал. Как же, первый в моей жизни инопланетный город. Так что всю дорогу я вертел головой, пытаясь хоть из окна такси разглядеть, как тут живут люди. И не заметил никакой разницы с тем, что видел на Земле. Нет, дома конечно отличались, на улицах не видно каких-то дымящих и коптящих монстров, город не опутывали километры проводов, транспорт использовался в основном воздушный, многоэтажных небоскрёбов не было, все дома и здания не превышали четырёх этажей.

Хотя имелись некоторые сооружения, возносящиеся на недостижимую высоту, но таких было очень мало, и видимо, это стремление в небеса каким-то образом подчёркивало статус владельцев подобных монстров. А люди на улицах вели себя вполне привычно - гуляли парочки, играли в парках дети, кто-то кого-то ждал, кто-то торопился домой или в ресторан. Так, разглядывая жизнь за окном такси, я добрался до биржи шахтёров.

Там нашёл центр обучения, где встретился с его директором. Во всяком случае, для меня он был директором. Мы определили порядок оплаты услуг центра, составили договор. Под него мне банк должен был выделить кредит и перечислить нужную сумму. Правда, возник вопрос, что и как я должен буду учить, и тут пришлось пригласить куратора группы.

Им оказался старый шахтёр, его звали Ант Ин. Это был внешне крепкий мужчина, уже в годах, с густой шевелюрой и внимательными тёмными глазами, сразу выделявшимися на лице. От его кряжистой фигуры веяло силой и уверенностью, чувствовалось, что ему не раз приходилось смотреть в глаза опасности и успешно с ней справляться. Одет, как и большинство тех, кому пришлось провести много времени в космосе, в обычный комбинезон.

- Так, Петро, прежде, чем мы начнём обсуждать твоё обучение, и сколько это будет стоить, скажи, какие ставишь перед собой цели и что у тебя есть. Ну и хорошо бы знать, чем думаешь заниматься впоследствии, - так начал разговор Ант Ин. - Пойми правильно, это не простое любопытство, а попытка оптимально организовать обучение.

- А ничего у меня нет, я дикий, буквально неделю назад капсулу с моим телом выловили в космосе военные, оживили и направили в центр беженцев. Индекс интеллекта составляет сто шестьдесят три единицы, получил гражданство баронства Фирад, договорился с банком о кредите в размере сорока пяти тысяч кредов.

- И это уже далеко не мало, Петро, - высказался Ант. - С таким индексом ты сможешь сделать очень много. Честно говоря, я редко встречал людей с подобным показателем интеллекта. Как тебе удалось избежать армии или не попасть в сети корпораций?

- А мне ещё и не удалось, это я сейчас и пытаюсь сделать. Мне никогда не нравилось быть под чьим-то контролем или зависимым от кого-то. А если я выберу армию или приму помощь корпорантов, то надену на себя поводок на всю жизнь. Конечно, я сейчас попадаю в зависимость от банка, но надеюсь, что временно, я смогу заработать денег и расплатиться с кредитом. Кроме того, это самое меньшее зло на моём пути.

- Не могу с тобой не согласиться, - ответил Ант.

- Вот я и подумал, что самое лучшее для меня будет оказаться как можно дальше и от вояк, и от корпорантов. И самое простое, что смог придумать - стать шахтёром. Причём я одиночка и предпочитаю больше времени проводить в своём обществе. Мне в нём никогда не бывает скучно. Ну а как я понимаю, у шахтёров для этого если не самые лучшие возможности, то близкие к ним.

- И здесь ты прав. Но должен понимать, что просто так от тебя никто не отстанет и попытки в том или ином виде склонить к работе на армию или какую-нибудь корпорацию продолжатся.

- Я это понимаю, поэтому в дальнейшем хочу заработать достаточно денег, как - ещё не знаю, купить корабль и большую часть времени проводить во фронтире, появляясь в обжитых мирах лишь по необходимости. Поэтому я сейчас у вас, мне надо к тому моменту, когда заработает центр, решить хотя бы на ближайшее время все свои проблемы.

- Мне нравится твой подход, парень. Свободу и независимость я тоже люблю, поэтому и провёл не один десяток лет во фронтире, ковыряя астероиды. Могу предложить такой вариант обучения. Мы ставим тебе сетку "Шахтёр 4У". Она четвёртого поколения и конечно устарела, но для тех кораблей, что используются в наших местах, её возможностей хватает с запасом. Зато она дешёвая и надёжная, сейчас её и не найти в свободной продаже. Но у нас ещё остались, так что тебе, можно сказать, повезло.

Кроме того, она универсальная, что позволит со временем управлять средними кораблями, вплоть до крейсеров. Конечно, для этого нужно изучить соответствующие базы, но это можно будет сделать потом. И она даст тебе прирост индекса интеллекта в пятнадцать процентов, в результате чего он у тебя станет равным ста восьмидесяти семи, и в дальнейшем может вырасти ещё на несколько пунктов, когда сеть полностью развернётся.

Конечно, хорошо бы ещё поставить имплантаты на память и интеллект, хотя бы плюс пятьдесят, но это, в конце концов, можно сделать и потом. Теперь, что касается баз. Все они будут устаревшими как минимум на одно поколение, но зато гораздо дешевле. Работать шахтёром ты сможешь, а если захочешь, то потом купишь дополнительно обновление. Чтобы ты мог как можно быстрее приступить к работе и уйти во фронтир, предлагаю изучить следующие базы до минимальных уровней:

- шахтёр - третий;

- геология - первый;

- астрогеология - первый;

- разработка астероидных месторождений - третий;

- двигатели малых кораблей - третий;

- техник малых кораблей - третий;

- навигация - первый;

- лазеры - первый;

- промышленные лазеры - третий;

- энергосистемы малых кораблей - третий;

- сканеры - третий:

- космический транспорт - второй;

- дроиды, общая база - второй;

- дроиды добывающие - третий;

- дроиды ремонтные - третий:

- инженерные комплексы, общая база;

- инжиниринг - первый;

- кибернетика - первый;

- робототехника - первый:

- пустотные скафандры - первый;

- ракетное оружие - первый;

- энергетическое оружие - первый:

- медицина - первый;

- экономика - первый;

- промышленное производство - первый;

- материаловедение - первый;

- математика - первый;

- физика - первый;

- химия - первый;

- торговля - первый;

- юрист - второй.

Это тот минимум, что позволит тебе начать работу шахтёром и понять, что делать дальше, если ты решишь и в дальнейшем ковырять руду. Почему я так уверенно говорю - так ты не первый, кто хочет найти уединение во фронтире. Поверь мне, таких много, правда не всем удаётся намеченное, но это уже зависит от человека.

И ещё, надо тебе знать, учить базы ты будешь под разгоном?

- А это что такое?

- Специально подобранный комплекс медицинских препаратов, улучшающих восприятие мозгом новых данных. Позволяет значительно сократить время обучения, но его нельзя применять постоянно, и после определённого количества сеансов необходим перерыв. И лучше всего после каждого приёма разгона проведение интенсивных физических упражнений. Тогда для мозга не будет никаких последствий от такого обучения.

Но это не всё, что тебе надо знать. Учти, сам по себе сразу ты работать шахтёром не сможешь, только в составе команды.

- Что это означает? - задал я резонный вопрос.

- Ладно, придётся мне для тебя, парень, прочитать маленькую лекцию. Так вот, все шахтёрские корабли условно делятся на классы. Модели могут быть разные, изготовители тоже, но в главных своих характеристиках они совпадают.

1. Тяжёлый шахтёрский корабль (ТШК) - объём трюма для перевозки руды не менее десяти миллионов кубометров. Точнее, не руды, а уже концентрата металлов, полученного при первичной её переработке. ТШК обязательно оснащается перерабатывающим комплексом, его щиты и пушки соответствуют линкору. По сути дела, это и есть линкор, на котором получают из руды концентрат металлов и перевозят его. Вот только корпус и броня у него не линкорные.

2. Средний шахтёрский корабль (СШК) - объём трюма для перевозки концентратов металлов не менее миллиона кубометров. Фактически - тяжёлый или линейный крейсер по щитам, вооружению и возможностям перемещения между системами. В обязательном порядке оснащается перерабатывающим руду комплексом.

3. Малый шахтёрский корабль (МШК) - объём трюма не менее двадцати тысяч кубометров, по щитам и вооружению - фрегат. Обычно на нём также ставится перерабатывающий комплекс. Чаще всего используется в роли разведчика, способен самостоятельно совершать прыжки не менее чем на пять систем.

4. Шахтёрский бот (ШБ), малое судно, не имеющее возможности самостоятельно перемещаться между системами, с ограниченной автономностью (тридцать дней), способное разрабатывать астероиды и подготавливать руду к последующей переработке. Трюм имеет объём пятьсот кубометров. Оружия практически нет, оснащён несколькими добывающими лазерами и мощным сканером.

Обычно используется в составе малого или тяжёлого шахтёрского корабля для разработки астероидов. Заполнив свой трюм, направляется к кораблю-матке для разгрузки руды. Чтобы тебе была ясна специфика каждого из этих кораблей, скажу, что на разработке астероидных полей во фронтире или диком космосе работают шахтёрские эскадры.

В их состав входит несколько тяжёлых и средних шахтёрских судов, да ещё нанимается эскадра боевых кораблей для охраны. Если астероидное поле богатое и там присутствуют редкие минералы, а другие поля такие эскадры не разрабатывают, то в трюмах у кораблей будет концентратов на несколько миллиардов кредов. Так что тем, кто будет работать в составе такой эскадры, можно только позавидовать.

Так вот, возвращаясь к началу, ты сможешь после завершения обучения у нас управлять именно ботом, и работать тебе придётся в составе шахтёрской эскадры. Я уверен, что мы сможем даже найти такую, куда тебя примут после окончания наших курсов.

- И во что мне обойдётся обучение по такой программе?

- С выкупом сетки, её установкой в нашем центре, практическими занятиями на тренажёре и в космосе - сорок тысяч.

- И сколько это займёт времени?

- Установка и развёртывание сети - сутки, изучение всех баз - две недели, практика - две недели. Фактически, не позже, чем через тридцать дней, ты сможешь покинуть планету и начать зарабатывать деньги. Да, забыл сказать - в стоимость обучения входит питание и проживание в нашей гостинице. Там нет особых изысков, но есть всё необходимое для учёбы и отдыха.

- Когда можно будет начать обучение?

- Я предлагаю прямо сейчас подписать договор и установить сетку. Это позволит тебе уйти из центра беженцев и на какое-то время избавит от внимания лиц, заинтересовавшихся твоим высоким индексом.

- А у вас можно поставить сетку?

- Наша больница неоднократно проводила такие операции, а врачи сертифицированы корпорацией "Нейросеть".

- Я согласен со всем, вот только как быть с оплатой?

- Не волнуйся, не ты первый, процедура давно отработана. Вот тебе договор на обучение в нашем центре, подписывай его и отправляйся на установку сетки, а об остальном мы позаботимся. Завтра скажешь в центре беженцев, что уже поставил сетку и проходишь обучение на шахтёра. И после этого отправляешься сюда, устраиваешься в гостинице и ждёшь, когда развернётся сетка.

Всё прошло, как и планировалось. Правда, пришлось выдержать небольшое столкновение с начальником центра беженцев, он уже приготовил для меня контракты с теми, кого заинтересовал мой высокий индекс интеллекта. С его стороны были даже попытки давления и угрозы, заставляя разорвать договор на обучение с шахтёрами, но после моей просьбы повторить сказанное под протокол, он резко заткнулся и только смотрел крайне враждебно (под протокол - форма общения, когда всё происходящее фиксируется нейросетью и может быть использовано в суде в качестве доказательства).

Начальник центра даже не стал возражать, когда я потребовал перевести на мой счёт цену базовой нейросети и стоимость за два дня проживания на территории центра, которые мне не понадобились. С открытием счёта и выделением мне кредита проблем не возникло. Так что на следующий день ближе к обеду я устроился в гостинице шахтёрской биржи, оплатил обучение и ждал, когда можно будет приступить к освоению своей будущей специальности.

Первые две недели моего обучения слились в одно воспоминание - крышка капсулы поднимается или опускается. Именно там, в капсуле, и происходило усвоение необходимого материала. Правда, надо признать, что большинство предложенных мне для изучения баз я усваивал за несколько минут. Это касалось в основном первых уровней, по сути дела, они были ознакомительными, описывая изучаемую проблему в целом и формируя о ней у курсанта нужное понимание стоящей перед ним задачи.

Вторые уровни баз знаний уже рассматривали изучаемую задачу более детально, хотя по-прежнему укрупнёнными блоками. Например, общую проблему управления автомобилем на втором уровне можно было рассматривать как отдельные блоки, касающиеся поведения транспортного средства в условиях бездорожья, скользкой дороги, атмосферных осадков и прочих внешних воздействий.

Всё вышесказанное - плод моих размышлений о процессе обучения. И только базы третьего и выше уровней давали практические знания о работе по выбранной специальности. Полученные знания впоследствии закреплялись на симуляторах и на практике. Это время для меня наступило после окончания теоретического курса, причём в первую очередь пришлось знакомиться с низкоуровневыми базами, и лишь затем началось изучение шахтёрского ремесла.

По окончании теоретического курса настала очередь симуляторов, позволяющих закрепить полученные знания и выработать практические навыки. Затем последовал небольшой экзамен по всем пройденным дисциплинам, и только после этого мы приступили к практическим занятиям - разработке астероидов, находящихся внутри системы.

В них давно не осталось никаких, даже малоценных руд, только пустая порода, но всё равно эти камни приносили пользу, использовались как учебные пособия. Первый самостоятельный выход в космос, естественно, в сопровождении инструктора, произвёл на меня сильное впечатление. Проведённое в капсуле и на тренажёрах время оказалось потраченным не зря, руки сами знали, что надо делать, и я легко управлял кораблём.

Как только я первый раз вышел в космос, он принял меня в свои объятия, окутал лёгким, как восточный шёлк, покрывалом, сквозь который дружелюбно перемигивались звёзды.

- Эй, парень, не спи, ещё насмотришься. Нам работать надо, - вывел меня из оцепенения голос наставника.

Постепенно исчезли всяческие сомнения в правильности своих действий, появилась уверенность, возникло понимание, что надо делать в той или иной ситуации и как управлять кораблём. И мне это понравилось, благодаря твоим стараниям от огромного камня откалывается подходящий по размеру кусок, его захватывают зацепы и тащат на мельницу, а затем бункер заполняется размолотой рудой, из которой потом будет создано если не всё, то многое, необходимое для жизни человека.

Во всяком случае, такая профессия, на мой взгляд, достойна нормального человека, она позволяет понять, что ты не просто какое-то существо, занятое пустым времяпрепровождением, а действительно вкладываешь свои силы и умение в нужное дело. Конечно, это сугубо личное восприятие шахтерского труда, кто-то с ним не согласится, для кого-то куски камня и поток размолотой руды будут ассоциироваться с потоком кредов, но я воспринимал свою работу именно так.

А для кого-то вообще любой труд - лишь форма наказания. Я понял, что не ошибся, выбрав профессию шахтёра. И невольным подтверждением моим мыслям стало крепкое рукопожатие Анта, который был инструктором в этом первом практическом занятии.

- Я рад, что не ошибся в тебе, Петро, - сказал он, когда наш корабль занял своё место в ангаре. - Из тебя получится очень хороший шахтёр, поверь мне, я многих видел в деле и не один год копаю руду, так что при настойчивости и желании ты сможешь стать настоящим мастером.

Ну а дальше всё оставшееся время он делился со мной тонкостями и хитростями своей профессии. На каком расстоянии в каждом случае лучше располагать корабль, как настроить лазеры, чтобы они работали эффективней, куда направить луч, чтобы отколоть кусок от астероида с минимальными затратами времени и энергии. И многими другими секретами, которые делают из новичка опытного специалиста.

Да, конечно можно прочитав учебник по автоделу, сесть за руль автомобиля и начать им управлять. Что-то и получится, но как это будет выглядеть со стороны, насколько окажется опасен такой водитель на дороге и сколько ему потребуется усилий, чтобы самостоятельно разобраться во всех тонкостях вождения и обслуживания машины? Так что всё происходящее стало ещё одним подтверждением моего убеждения, что осваивать новые знания лучше всего под руководством опытного наставника.

Но всё когда-нибудь заканчивается, так что закончилось и моё обучение. Мне поставили на нейросеть отметку об изученных базах, выдали сертификат "шахтёр малого корабля" и подсказали, к кому надо обратиться по поводу трудоустройства.

- Я тут переговорил кое с кем, - сказал мне Ант при нашем расставании. - Это капитан и владелец среднего шахтёрского корабля Нил Крат. Человек он далеко не простой, но своих работников не обижает. Платит хорошо и даже помогает в учёбе, давая базы и позволяя пользоваться его медкапсулами. Конечно не бесплатно, но не дороже, чем на станциях и планетах.

Через три дня он уходит в составе шахтёрской эскадры в дикий космос, рейс должен продлиться не менее, чем полгода. Говорят, где-то разведчики нашли богатые поля, так что в поход идут три ТШК, пять СШК и десяток МШК, каждый из бортов комплектуется под завязку ШБ. Нил готов взять тебя, он мне доверяет и всегда прислушивается к моему мнению.

Я думаю, хоть ты и ушёл из центра беженцев чисто, но история с твоим индексом интеллекта ещё не закончилась. Так что отсидеться в диком космосе тебе будет полезно. И учи базы, думаю, у Нила ты сможешь что-то прикупить, тем более, он продаёт их в счёт заработка. Список необходимых для дальнейшего освоения ремесла шахтёра я тебе уже переслал. Удачи тебе, парень.



Глава 4



После пятой серии выстрелов часть выступающей глыбы бесшумно отделилась от астероида и попыталась отправиться в свободный полет, но была подхвачена грузовыми захватами и направилась в сторону моего кораблика. Простое столкновение этой каменюки с ботом ничего хорошего ему не сулило. Конечно, он не развалится, но постоянная работа в таком режиме отрицательно скажется на его техническом состоянии. Так что мне пришлось сманеврировать, как бы подсесть под глыбу, и уравняв скорости, принять его на мельницу.

Всё, теперь оборудование будет автоматически дробить этот булыжник, и готовая к обогащению руда отправится в бункер бота. Руды, содержащие какой-то один металл, сейчас почти никого не интересовали. Как правило, шахтёры вели добычу тех, которые у нас на Земле называли полиметаллическими. Только кроме привычных для землян металлов, в них входили те, о которых им ещё не известно.

Они использовались в ответственных деталях космических кораблей, оружии, иных изделиях хайтека. Стоимость таких металлов была высока, и спрос на них не снижался. Вплоть до того, что некоторые месторождения объявлялись государственной собственностью, и их разработку могли вести только специально выделенные на это корпорации.

Здесь необходимо сделать ещё одно уточнение. При переработке исходной руды получался не какой-то один металл, а их смесь. Ну например, железо, ванадий, хром. Типы металлов определялись той рудой, из которой они добывались, и соответственно, каждый тип смеси имел своё название. Дешёвая руда давала малый выход готового продукта, и для получения достаточного его количества требовалось перерабатывать большие объёмы сырья, из богатой выход готового продукта был гораздо выше.

Обычно речь шла не об отдельном металле, а об их смеси. Ей присваивалось определённое обозначение, и тем самым стандартизировалось процентное содержание в ней входящих компонентов. Повторюсь - смеси получались разные, в зависимости от типа используемой руды менялся её состав и процентное содержание компонентов. Такой продукт назывался концентратом смеси металлов (КСМ), и нужные пропорции между компонентами нормировались и обеспечивались на этапе переработки руды в концентрат.

Стоимость такой стандартизированной смеси металлов, как правило, на порядок превышала стоимость руды, хотя в процессе её переработки обычно не менее половины исходного объёма уходило в отходы, всё определялось типом руды. Исходя из этого, должно быть понятно, сколько приходится её добывать, чтобы заполнить трюмы корабля-матки готовым концентратом. Именно его, а не руду, везли шахтёры из своих дальних рейдов.

Вообще с точки зрения цены, все руды можно было разделить на три категории - широко распространённые и дешёвые; ограниченно распространённые и более дорогие; и редко встречающиеся, дорогие. К первым, например, относились омбер по цене сто пятьдесят кредов за кубометр, скордит по сто восемьдесят кредов, велдспар по двести десять кредов.

К рудам средней ценовой категории относились пироксар по двести тридцать кредов за кубометр, плегиоклас по двести шестьдесят кредов и джаспет по двести девяносто кредов. Самым дешёвым из дорогих руд был крокит, его стоимость составляла триста двадцать кредов за кубометр. А обычно добытчики предпочитали брать бистоп по четыреста семь кредов и арканор по четыреста шестнадцать кредов. Ну а самой желанной добычей являлся мерксит по семьсот три креда за кубометр.

Вот и посчитайте разницу, что лучше всего добывать. Самый дешёвый омбер по цене сто пятьдесят кредов способен превратиться в КСМ омбер по цене тысяча пятьсот кредов за кубометр, а мерксит после его переработки в КСМ мерксит принесёт семь тысяч тридцать кредов за кубометр.

Конечно, это не все типы руд, и цены на них меняются, особенно при продаже через аукционы и биржи, но понять, что даёт шахтёрам добыча руды, можно вполне. В обжитых системах, несмотря на наличие в них астероидных полей, найти можно только дешёвые руды. Дорогие добываются в диком космосе, причём в тех системах, где есть всяческие аномалии - магнитные, гравитационные, радиационные и прочие.

Или присутствуют червоточины. Правда, найти их без специального оборудования проблематично, так что шахтёры в этом плане порой оснащаются не хуже картографических судов. Вот и отправляются шахтёрские эскадры в неизвестные и дикие места галактики в поисках редких металлов, рискуя своим здоровьем и самой жизнью. Не всем удаётся дожить до старости и заиметь свой домик на спокойной планете, но когда это останавливало желающих лучшей жизни?

Тем более, что существует немало примеров, когда при удаче и правильной организации дела шахтёры создавали свои корпорации, приносящие им приличные доходы.

Многие, решившие связать свою судьбу с этой профессией, работают в обжитых системах или ближнем фронтире, довольствуясь невысоким, но стабильным заработком. И только малая часть, отъявленные авантюристы, рискуют отправляться в глубины космоса. А что там им встретится - никто не знает. Это могут быть излучения, гравитационные ловушки, неизвестные формы жизни, негуманоиды, и много чего ещё. Космос велик и неисчерпаем.

Но я что-то отвлёкся, хотя мысли в голове и не мешают вести добычу руды. Так вот, шахтер, кроме поиска подходящих для разработки астероидов, должен провести её разработку с максимальной эффективностью и в короткие сроки. Никому не хочется долго испытывать свою удачу и зря рисковать. И поэтому мастерство шахтёра, того человека, что сидит за пультом добывающего корабля, является определяющим в успехе всего процесса.

Непонятно? Поясню на некоторых примерах. Так, если отколотый от астероида кусок руды слишком большой, то он просто не влезет в мельницу, а значит, придётся тратить энергию корабля и время, чтобы его расколоть ещё раз. Если же куски будут мелкие, то во-первых, они не обеспечат полную загрузку мельницы, а во-вторых, часть отколотых кусков будет потеряна. Опять лишние затраты энергии и времени.

Если не обеспечить равномерное поступление породы в мельницу, то удлиняется весь процесс добычи. А это опять же неэффективное использование ресурсов корабля и увеличение времени пребывания в достаточно сложных условиях. Я уже не один раз поблагодарил судьбу или богов, направивших меня на обучение к Анту. Прошло три месяца с начала моей работы в бригаде Нила, и я уже далеко не тот новичок, которого приняли по рекомендации Анта.

Об этом можно судить хотя бы по уровню моей зарплаты. В таких бригадах действует обычай - капитан предоставляет шахтёру корабль, как правило, шахтёрский бот, и всё необходимое для работы в космосе и жизни на судне-носителе. Руду капитан принимает по цене в три четверти от средней по Содружеству, доля опытного шахтёра в сданной руде составляет не менее десяти процентов от её стоимости.

При таких условиях опытные шахтёры, работающие быстро и эффективно, за рейд зарабатывали не менее четырёх миллионов кредов, конечно если попадалась богатая руда. Так вот, если сначала мне, как новичку, Нил установил оплату в три процента от стоимости сданной руды, то сейчас моя доля поднялась до ставки восемь процентов. На мой взгляд, совсем даже неплохо, тем более, что благодаря науке Анта я работал быстрее и эффективней многих.

Руды в этом астероидном поле были богатые, так что заполнение трюмов матки шло быстро, а это обещало хороший заработок и скорое возвращение к цивилизации. Правда, я туда и не спешил, мне нравилась работа среди астероидов. И хотя больше всего времени приходилось проводить одному в космосе, меня это не напрягало. Интересно было управлять ботом, как мне кажется, после полётов среди астероидов и маневрирований при добыче руды, я смог бы летать в любых условиях.

Кроме всего прочего, относительно спокойная работа позволяла учить в фоновом режиме базы. Конечно, скорость усвоения знаний была совсем не та, что в капсуле при разгоне, но тем не менее, пусть и медленно, но я учился. Тем более, что у Нила был большой выбор самых разных баз знаний. Ну а во время пребывания на корабле, я обычно устраивался спать в капсуле, совмещая отдых и учёбу.

Так что мне нравилась моя специальность, и я не собирался её менять. Наоборот, намеревался всячески совершенствовать свои навыки и даже начинал задумываться о будущем. При этом не упускал возможности лучше понять организацию дел в таких шахтёрских рейдах и устройстве кораблей.

Так, по прибытию в систему, где планировалось вести добычу, в ней размещались разведзонды, причём таким образом, чтобы обеспечить максимальный контроль пространства. И этим дело не ограничивалось, зонды ставились и в соседних системах, так что подобраться к кораблям незаметно было достаточно трудно.

Каждый корабль-матка занимал определённый сектор системы, причём они нарезались таким образом, чтобы корабельные пушки держали под прицелом как можно больший объём и всегда были готовы встретить противника с любой стороны. Да, основным оружием шахтёров были энергетические пушки. Ракеты как-то не приветствовались, их запас ограничен, а пополнить их во время рейда негде.

Сами шахтёрские корабли были почти одинаковы, отличались в первую очередь размерами и числом членов экипажа. Так, СШК имел длину в четыреста метров, ширину сто двадцать и высоту восемьдесят, по форме напоминал кирпич, у которого немного срезаны боковые грани и один из торцов.

Там располагались ангары для добывающих кораблей, в которых размещалось до двадцати шахтёрских ботов, запасы топлива для их заправки, ремонтные службы и всё прочее оборудование, необходимое для обеспечения их нормальной эксплуатации. Рядом с ангарами на нескольких отдельных уровнях, соединённые между собой лифтами, находились жилые помещения. Так, мне одному достался двухместный кубрик, в который при необходимости можно было подселить ещё трёх человек.

Такие же условия были и у других шахтёров. Нил предпочитал использовать опытных специалистов, и соответственно, их требовалось меньше, так, в этот раз нас было четырнадцать человек добытчиков. Тут же располагалась кают-компания, столовая, бар, спортивный зал, медсекция, учебный класс и тренажёры. Конечно, класс и тренажёры были небольшими, но они были.

Обычно рейд занимал не менее полугода, причём примерно два месяца в гипере, поэтому большинство людей не хотели терять впустую время и занимались самообразованием, учили базы и получали необходимые сертификаты. Всё это сказывалось на уровне мастерства, и соответственно, уровне оплаты.

За жилыми помещениями находилась рубка, где располагались первый и второй пилоты, оператор-оружейник, оператор по щитам, операторы связи и контроля пространства. Следующим по порядку шёл трюм для концентрата, там же располагался перерабатывающий комплекс, которым рулил инженер, и химическая лаборатория для получения катализаторов, используемых в работе комплекса.

Следующим по порядку в сторону кормы был грузовой трюм, где хранилось всё необходимое для длительного полёта - резервный запас воздуха, воды, продукты питания, одежда и прочее имущество, нужное для автономного существования в космосе в течение года. Ну а на другом конце корабля располагались реакторы и двигатели. Вот что примерно собой представлял обычный средний шахтёрский корабль.

Общее число специалистов, требующихся для его управления, составляло примерно тридцать человек, хотя по мере автоматизации многих процессов их число могло быть уменьшено. Другие шахтёрские корабли имели примерно такую же конструкцию, различаясь разве что в незначительных деталях.



Глава 5



Вот уже три года я живу в Содружестве, овладел специальностью шахтёра, причём получил звание мастер-шахтёр. Подобных специалистов немного, чтобы достичь такого уровня мастерства, надо освоить знания полной базы "Шахтёр" шестого уровня. А она включает в себя умение пилотировать как минимум средние корабли, получение сертификата "Техник-универсал", знание баз "Промышленность" и "Металлургия" не менее пятого уровня и множество баз по другим специальностям.

Да, потребовались очень значительные финансовые вливания, но мне удалось справиться и с этим. Заработанные деньги я тратил на приобретение новых баз. А заработки у меня были приличные. Все прошедшие годы я работал в бригаде Нила, мы добывали редкие руды в диком космосе, и из каждого рейда я привозил не менее пяти миллионов кредов.

Ну и кроме того, я пользовался методом, подсказанным в своё время Антом. Мною для изучения приобретались устаревшие на одно-два поколения базы, и потом к ним отдельно покупались обновления. В итоге это получалось процентов на двадцать дешевле, чем покупать полностью свежую базу.

Фактически, я не знаю, как живёт Содружество, так как постоянно нахожусь или в рейде, или в обучающей капсуле. Конечно, были и походы в бары и рестораны, кратковременные выезды на курорты и визиты к "весёлым девочкам", но они как-то меня не затронули. Мне было интересней получать новые знания или осваивать их в космосе.

По большей части я общался во время рейдов с такими же шахтёрами или Нилом, капитаном и владельцем СШК "Нилин". Он чем-то походил на Анта, такой же обстоятельный и готовый выслушать и помочь хорошему человеку. Но и требования у него к людям были соответствующие, и если ты не оправдал его ожиданий или надежд, то увы, ничего уже не могло изменить мнение этого упёртого рудокопа.

А при возвращении на планету я много времени проводил в обществе Анта, если конечно не учился в капсуле, он для меня стал наставником, учителем и другом. Не знаю, может быть это и неправильно, но мне такая жизнь нравится. А она в Содружестве долгая, в среднем около двухсот пятидесяти лет, если конечно проходить процедуры омоложения. И сейчас, похоже, завершался какой-то этап этой уже сложившейся жизни, или начинался новый. Во всяком случае, я считаю, что первую проверку Содружеством я прошёл.

Мой фрегат возвращался из разведки астероидного поля. Это был уже третий полёт по его изучению. Да, я теперь не просто шахтёр на арендованном корабле, у меня собственный малый шахтёрский корабль, по обычной классификации класса "Фрегат". И в состав бригады Нила я вхожу на правах его заместителя, в качестве оплаты мне положены две средние ставки шахтёра и пятая часть стоимости того концентрата, что я сдам на матку.

Моей задачей является поиск и наведение добытчиков на астероиды с дорогой рудой. Это было предложение Нила. Он обратил внимание, что я всегда привожу ему самые дорогие руды. С чем это связано, я не знаю, но если всех шахтёров направляют работать в одном астероидном поле, самые богатые руды оказываются у меня. Вот Нил и решил использовать мой талант таким образом - теперь я ищу астероиды с богатой рудой и навожу на них других добытчиков.

И такой подход, как ни удивительно, сработал. Это мой третий выход на разведку, в первый свой полёт я обнаружил участок, где располагались астероиды с бистопом, одной из самых дорогих руд, во второй раз нашёл арконит, а вот сейчас мой трюм был забит меркситом. И каждый раз я сбрасывал на матку карту разведанных полей и прокладывал дорогу, позволяющую ей спокойно добраться до богатых залежей.

Честно говоря, меня и самого несколько удивило моё желание стать владельцем собственного шахтёрского корабля. Вспоминается разговор с Антом, состоявшийся после получения мною сертификата мастера-шахтера. Мы тогда сидели с ним в небольшом уютном баре, принадлежащем бывшему шахтёру, хорошему знакомому моего наставника.

- Скажи мне, Петро, чего ты хочешь добиться? - спросил он меня. - Я уже как-то при нашей первой встрече спрашивал об этом, но мне кажется, что в тебе что-то меняется, а как насчёт целей в твоей жизни. Они прежние или уже другие?

- Для меня всё в этой жизни пока остаётся по-прежнему. Мне нравится космос и нисколько не тяготит одиночество в рубке своего корабля. Искать и находить руду - подлинное удовольствие, это как игра в прятки - один прячется, другой ищет, трюм с рудой - признание моего умения и приз победителю. Мне легко и спокойно среди камней, порой я даже с ними разговариваю. И поверь, Ант, иногда мне становится грустно, когда заканчивается рейд. Так что я не ищу ни силы, ни власти, мне хочется только совершенствоваться в своём умении и продолжать вести такую жизнь.

Старый шахтёр сделал несколько глотков пива и ответил:

- Ты ведёшь себя как маленький мальчик, Петро, которого любящие родители постоянно балуют и дарят дорогие подарки. Все трудности и боли каждодневной жизни проходят мимо таких баловней, к ним она повёрнута всегда только своей улыбающейся стороной. Ты думаешь, что так будет продолжаться всегда? Что тебя ждут только победы, успех и всеобщее признание?

Ты ошибаешься. У меня создаётся впечатление, что тебя ожидает какая-то большая опасность. Поверь, я многое видел, встречались на моём пути и те, чей разум и душу похитил космос. Они либо уходили и не возвращались, либо оставались на планетах, боялись выходить в пространство, и тогда их жизнь становилась пуста и бессмысленна. Смотри не ошибись, парень.

Сдаётся мне, ты сейчас на распутье и даже сам не знаешь, чего ты хочешь. Но помни всегда - ты человек, и не променяй ценности человеческой жизни на призрачные сказки космоса. Он обманет, заберёт у тебя всё, что ему нужно, и будет ждать следующую жертву.

Вот такой разговор почему-то вспомнился мне сейчас. Да и на душе неспокойно, хотя надо бы радоваться. Почему я приобрёл МШК? Возникли у меня кое-какие идеи, вот для их проверки мне и нужен был фрегат и пара ботов. Посвящать посторонних в это дело было преждевременно, я надеялся проверить свои идеи в ближайшем астероидном поле, а тут поступило предложение Нила, и я опять в диком космосе.

Правда, в этот раз мы отправились в несколько неожиданный рейд. СШК ушёл не в составе эскадры, а один. Так делают иногда, когда предстоит посетить новую, неизвестную систему. Вот Нилу и досталась доля разведчика, ему предстояло собрать информацию об этом месте, и если оно заслуживает внимания, сюда впоследствии придёт эскадра. С известных систем сливки уже были сняты, а люди как-то не хотели мириться со снижением своих доходов.

Поэтому я и был привлечён как разведчик, у многих уже сложилось устойчивое мнение о моей удаче. Мне в общем-то было всё равно, где заниматься воплощением своей идеи. А идея была проста, как пять копеек, я собирался полностью автоматизировать процесс добычи руды. Возможно, что Ант и прав, и у меня едет крыша? Порой мне действительно приходили в голову мысли, а что же там, дальше, куда я ещё не летал?

А чтобы отправиться туда, нужен большой корабль. А управляется он совсем не маленьким экипажем. Но мне-то надо лететь одному. Отсюда следует совсем простой вывод - надо заменить людей искинами, тогда и всё получится.

Вот я и пытался для начала заменить шахтёров на ботах искинами, для чего написал соответствующие программы, благо изученные базы кибернетики и робототехники это позволяли. Так что я установил на боты искины класса "Фрегат", загрузил в них свою программу, и кроме разведки занимался её отладкой. Эта авантюра завершилась успехом.

Сейчас я сам практически руду не копал, два бота и мой фрегат делали это самостоятельно. Последние испытания показали, что всё работает успешно. Теперь предстояло автоматизировать процесс переработки исходного сырья, точнее, сделать автоматический подбор катализаторов под фактически накопанную руду и добиться получения правильного соотношения компонентов в концентрате смеси металлов.

Мои мысли были прерваны неожиданным сообщением с матки:

- Тревога, атакован неизвестными кораблями, всем ботам замаскироваться и ждать. Принимаю бой.

Что-то ничего подобного в моей практике ещё не было. Однако перебирать воспоминания будем потом. Я ушёл в сторону от проложенной мной тропы среди астероидов, тут как раз нашёлся подходящий огромный камень, в котором была глубокая расщелина, куда я и загнал фрегат и где он оказался полностью скрыт от внешнего наблюдения.

Затем по максимуму отключил всё оборудование, постаравшись стать чёрной кошкой в темной комнате. Правда, на верхней точке астероида расположил разведзонд, сканирующий в пассивном режиме окружающее пространство и передающий по кабелю информацию на фрегат.

Никаких признаков, что рядом идёт бой, не было. Несколько раз фиксировалось неизвестное излучение, видимо, кто-то сканировал пространство, да один раз по проложенной мною тропе туда и обратно пролетел неизвестный кораблик, по размерам примерно как бот, а больше ничего о нём сказать не могу.

Сидеть в убежище мне пришлось почти сутки. Разное вспоминалось, да, были и раньше попытки атаковать караван. Но обычно это происходило на обратном пути, когда трюмы забиты концентратом, и захватив караван, можно ожидать хорошей добычи. И атаковали обычно пираты в силах тяжких, приходилось отбиваться и от линкоров, и от тяжёлых крейсеров. Но отбивались, среди шахтёров были и бывшие военные, в своё время водившие в бой эскадры поболе нашей. А тут один кораблик, и уже сутки в эфире тишина.

Наконец датчики уловили момент гиперперехода, надеюсь, это кто-то ушёл из системы, а не наоборот. Выждав ещё с полчаса, я стал поднимать фрегат из расщелины и выбираться на проложенную мною тропу. В эфире стояла тишина, и ничего другого, как отправиться самому к "Нилину", мне не оставалось. Двигался я вперёд очень осторожно, примерно как кошка, которая подбирается к стайке воробьёв.

Так, крадучись, я и добрался до края астероидного поля. Сканеры показали, что система пуста, "Нилин" находится на своём месте, люки и створки ангаров раскрыты. Корабль производил впечатление мёртвого куска железа. Никаких следов жизни, никакого движения на нём не наблюдалось. Судя по отсутствию электромагнитного излучения, всё оборудование на корабле не работало.

Я рискнул и запустил сканеры в активном режиме. Они подтвердили, что система пуста. Окружающая действительность, несмотря на вполне мирный вид, производила тягостное впечатление. Тут оставалось несколько десятков живых людей, когда я отправлялся по маршруту, к кораблю непрерывно швартовались боты, разгружая руду, в эфире, несмотря на запреты, постоянно велись переговоры. И куда всё это делось?

Нервы были напряжены, состояние, как у человека, движущегося в темноте в неизвестном месте - и страшно, и надо что-то делать. Так что я, оставив фрегат у кромки астероидного поля, на боте направился к "Нилину". Облачившись в скафандр и вооружившись лазерным пистолетом, прихватив тестер и малый ремонтный набор техника, я перескочил на корабль.

Мой бот остался висеть возле открытого люка "Нилина". Связаться с его искином не удалось, проверка показала, что на корабле нет энергии. Мне становилось тревожней и тревожней. Все дроиды застыли неподвижно, не было заметно следов абордажа и повреждений внутри судна, отсутствовали какие-либо свидетельства сопротивления.

Складывалось такое впечатление, что все живые мгновенно и добровольно покинули корабль, а оборудование в тот же миг остановилось. Жуткое ощущение, мёртвый корабль, тогда как ты точно знаешь, что совсем недавно он был силён и могуч. Несмотря на открытые люки, переборки не были опущены, так что я, постоянно оглядываясь и озираясь по сторонам, добрался до рубки. Она была пуста.

Проверка искина показала, что он не работает. Страх, настоящий ужас охватил меня посреди рубки мёртвого корабля. В голове не осталось ни одной мысли, мной владело только одно желание - забиться в какую-нибудь нору, ничего не видеть и не слышать. Казалось, ещё немного, и я сойду с ума. Перед глазами была темнота, вокруг тишина и ощущение великой, всемогущей пустоты вокруг.

Вдруг я почувствовал какой-то укол и в голове зазвучал посторонний голос. Затем последовало ещё несколько уколов, и перед глазами замелькали непонятные вспышки. Последние силы покинули меня, и я почти свалился в стоящий рядом ложемент. Как оказалось, сработала аптечка, впрыснув успокаивающий препарат, да и нейросеть, оценив состояние как критическое, стала приводить меня в чувство.

Я постепенно успокаивался и приходил в себя. Это всё космос, вот он и повернулся той, другой стороной, о которой и говорил Ант. А значит, главное - оставаться человеком и не сломаться. Чувство непоправимой беды начало отступать, в голове появились какие-то мысли, всплыли прежние воспоминания и образы. Вот я играю с мамой и папой в парке, они от меня убегают, а я их догоняю.

Вот папа ловит меня, берёт за руки и начинает кружиться. Я хохочу и лечу над землёй, испытывая огромное наслаждение. Вот я прихожу на первое своё свидание, весь из себя смущённый, растерянный, старающийся выглядеть при этом уверенным молодым человеком. А вот могила моих родителей, на памятнике их свадебное фото, где они такие весёлые и счастливые. И в голове звучат слова Анта:

- Помни всегда - ты человек, и не променяй ценности человеческой жизни на призрачные сказки космоса. Он обманет, заберёт у тебя всё, что ему нужно, и будет ждать следующую жертву.

Мои губы сам по себе прошептали:

- Я в порядке, Ант. И спасибо тебе ещё раз, наставник.

Всё, истерика прошла, теперь я снова мастер-шахтёр, способный справиться с любой неприятностью. Стряхнув с себя страхи и наваждения, навеянные космосом, отправился в реакторный отсек. Реакторы оказались заглушены в аварийном режиме. Придётся поработать, чтобы их запустить. И здесь мне нужен будет помощник. Но сначала надо попытаться выяснить, что здесь произошло, и постараться найти выживших.

Я осмотрел все помещения корабля, нигде не оказалось никого живого, как не было заметно следов какой-нибудь борьбы. После этого я отправился обратно на свой фрегат и затем на нём прошёлся по местам разработки астероидов. Я нашёл все боты, занимавшиеся добычей руды, и там тоже не было никого живого. Затем облетел все разведзонды, установленные в системе. Из них результаты наблюдений за системой сохранились только на одном.

На нём было видно вхождение в систему неизвестного корабля, по внешнему виду относящегося к классу "Крейсер". С него запустили несколько ботов или аналогичных небольших кораблей, которые подлетев к "Нилину", облучили его какими-то лучами розового цвета, а потом отправились вглубь астероидного поля. Эти боты, или скорее корветы, были похожи на то судно, которое зафиксировали мои сканеры, когда я прятался в расщелине.

Вот и всё, что мне удалось установить о произошедшем в системе. А затем я занялся восстановлением "Нилина". Используя технических дроидов с моего фрегата, удалось запустить реакторы. Как оказалось, корабль вполне исправен, не работают только искины и дроиды, причём только те, что находились в рабочем состоянии. Хранящиеся на складе удалось запустить, и они функционировали вполне штатно.

У меня складывалось такое впечатление, что корабль попал под воздействие какого-то вида электромагнитного импульса. Именно он характеризуется подобным избирательным воздействием на электронику. В первую очередь в этом случае отказывают микропроцессоры. Пришлось выкручиваться. Я собрал все боты и загрузил их на борт, чем больше материалов для изучения окажется у наших умников, тем, думаю, будет лучше.

А потом пришлось разбирать свой корабль. У меня на нём было три искина класса "Фрегат", один пришлось поставить на управление реакторами и двигателями, а два, объединённые в кластер, заменили собой искин "Нилина". После такой замены он, скажем так, мог двигаться в аварийном режиме. И я отправился в долгий путь на Фирад.



Глава 6



- Вот такая история приключилась с нами, Ант. Кто это был - я не знаю, никаких других следов чужого присутствия в системе мне найти не удалось. Теперь надо решить, что делать, и здесь я надеюсь на твою помощь.

Да, я добрался всё-таки до дома, правда всю дорогу мне пришлось просидеть в ложементе пилота, удерживая корабль на курсе чуть ли не в ручном режиме, но я долетел. Сейчас, смертельно уставшему, мне хотелось только спать. Диспетчер признал корабль, поздравил с возвращением и указал парковочную орбиту. У меня хватило сил связаться с Антом, попросить срочно навестить меня и дождаться его прибытия.

- Сейчас ты, как единственно выживший член экипажа, фактически являешься собственником корабля и его груза, - задумчиво произнёс Ант. - Насколько я знаю, наследников у Нила не было, так что придётся тебе заниматься и этим.

- Ты понимаешь, что меня тут же грохнут, когда станет известно, что стоимость концентратов в трюмах корабля превышает пять миллиардов кредов.

- А вот это очень интересно, с точки зрения новых богатых руд поход был удачным?

- Ну да, я нашёл бистоп, арканит и мерксит. Правда, мерксита в бункерах немного, его ещё просто не разрабатывали, я как раз возвращался на корабль после обнаружения руды. Но там его вполне достаточно, чтобы забить трюмы эскадры, да и не один раз.

- Значит, придётся ещё разбираться и с капитанами всей эскадры. Кто был инициатором полёта в эту систему?

- Нил, ему откуда-то стало известно, что там хорошие места.

- Значит так, Петро. Я сейчас связываюсь с юридической фирмой, у тебя будет свой защитник, без его ведома не говори ни слова и ни с кем не встречайся. Ты прав, кусок слишком жирный и привлекательный, да вдобавок ко всему, пока и бесхозный. А заодно подниму нашу службу безопасности. Потом тебе придётся заключить с ними договора.

Дождись адвоката, передай ему все материалы и потом ложись в капсулу лечиться. А пока сделай копии всех материалов, что мне показал. Сдаётся мне, с тебя их потребуют не один раз.

Адвокат появился достаточно быстро. Им оказался энергичный, немного полноватый и невысокий мужчина, на его лице выделялись густые брови и слегка крючковатый нос. Густая шевелюра тёмного цвета была тронута сединой, что выдавало его вполне приличный возраст. Это совсем не характерно для большинства людей, обычно лечебные капсулы устраняли все изменения внешнего вида, связанные с возрастом, но в данном случае седина почему-то осталась. Одет он был в обычный деловой костюм.

Адвокат молча выслушал историю, принял копии всех имеющихся в моём распоряжении материалов, огласил свои условия и после согласия с ними и заключения договора, принялся за дело. Как оказалось, он был представителем крупнейшей и хорошо известной в Содружестве фирмы "Юридический консультант" или сокращённо Юркон.

Она отличалась очень высокой репутацией, профессионализмом и ради защиты интересов клиентов была готова идти на конфликт с любыми представителями власти. Так что, оставив Анта и адвоката разбираться с делами, я отправился в лечебную капсулу, крайняя степень перенапряжения, истощение нервной системы и многочисленные стимуляторы, к которым мне пришлось прибегать во время полёта, не пошли на пользу моему здоровью.

В капсуле я пролежал тридцать шесть часов, вышел из неё вполне здоровым и с огромным желанием поесть. Одевшись, направился в столовую питаться. Там меня уже ожидали три человека - Ант, адвокат Иг Самв и начальник службы безопасности шахтёрской биржи Фир Фан. Его я знал постольку-поскольку, просто приходилось несколько раз встречаться чисто в деловой обстановке.

Пока я насыщался огромной порцией мяса с овощами, мне пришло сообщение, мой самодельный искин отчитывался о произошедших событиях. Он хоть и был слабоват для управления кораблем класса "Тяжёлый крейсер", но со всеми остальными обязанностями справлялся вполне успешно. Как оказалось, около места стоянки корабля на минимальном расстоянии расположились два линейных крейсера, а пространство вокруг посменно контролировали два звена лёгких истребителей.

- Что, меня уже арестовали? - поинтересовался я у окружающих.

- Это не конвой, это охрана, - ответил Ант. - Ты знаешь, что творится на планете и на станции? Сюда рвутся тысячи газетчиков, со всех экранов звучит одна история - дикий из неизвестного мира попадает в Содружество, после его обучения основам цивилизации в знак благодарности ведёт доблестных шахтеров в заповедные места, известные только его предкам.

Там они находят богатейшие руды, на обратном пути на них нападают неизвестные враги, все гибнут, а израненный главный герой доводит караван с сокровищами до цивилизованных земель. А там его уже ожидает красивейшая девушка этого мира, чтобы подарить ему своё благородное сердце и прекрасное тело.

А другую часть пытающихся добраться до тебя составляют представители спецслужб различных государств, шахтёры, желающие знать подробности последнего рейда и расположение богатейших рудных полей, торговцы, собирающиеся скупить на корню весь имеющийся концентрат, и многие другие. У каждого из них своё понимание того, что тебе надо, и они готовы предоставить всё, что потребуется.

- М-да, кажется я попал. А нельзя было обойтись без всей этой шумихи?

- Мы её и не поднимали. Материалы были переданы в суд, только он может признать за тобой право собственности на корабль и груз. Ну а суд - такое место, где информация не хранится, а распространяется, причём зачастую репортёры могут позавидовать скорости, с какой это происходит.

- И когда состоится этот суд, самый гуманный и справедливый?

- Завтра, - ответил адвокат. - А сегодня тебе придётся посетить местную СБ, пока она не поговорит с тобой, суда не будет. Это их право первыми получить информацию.

- Надо - значит, надо. Вот поем и отправлюсь.

- Мы отправимся вдвоём, - сказал Иг.

- В сопровождении отряда охраны, - добавил Фир.

- Пусть будет так, - согласился Иг.

На подготовку у нас ушёл где-то час. Я помылся, надел новый комбез, взял необходимые материалы, а Иг договорился с СБ о встрече. В общем, через час мы отправились на встречу, которая должна была состояться на космической станции. В челноке был ещё десяток бойцов в абордажной броне, а его сопровождала пара истребителей.

Диспетчер направил нас в ангар, где наша группа сходу была атакована многочисленными репортёрами, выкрикивающими какие-то вопросы и желающими знать подробности произошедшей трагедии. С трудом, но мы пробились к ожидающим нас гравиплатформам и отправились на территорию СБ. Отряд охраны остался в вестибюле, а нас с Игом в отдельном кабинете ждал какой-то невзрачный человек в штатском.

После традиционной процедуры знакомства состоялся и сам допрос. Невзрачный человек представился как майор Вас и первым делом поинтересовался моим видением всего произошедшего. Я рассказал ему всю историю, заранее проинструктированный Игом, не касаясь подробностей, не имеющих отношения к делу. Например таких, как расположение астероидов с богатой рудой, и наоборот, подробно, с мельчайшими деталями описывал всё происходящее с демонстрацией имеющихся у меня материалов. Которые потом добровольно и передал майору.

Тот начал интересоваться различными деталями и выяснять, какие были повреждения на корабле, и как мне удалось его восстановить. Узнав, что снятые искины и повреждённые дроиды находятся у меня, потребовал их передать вместе с самим кораблём и его грузом в СБ как вещественное доказательство произошедшего. Кроме того, заявил, что все они должны пройти дополнительную экспертизу на предмет выявления степени их повреждения и установления механизма воздействия на них неизвестного оружия.

Тут же последовал мой ответ - да, я согласен передать их СБ, но за плату, равную средней стоимости всех этих вещей на открытом рынке. Майор сначала не понял, что от него хотят, но потом обрадовался и назвал моё требование противодействием следствию и пригрозил за это меня арестовать.

Вот тут и сказал своё слово адвокат. Во-первых, несмотря на то, что весь разговор записывался, он потребовал у майора повторить своё требование под протокол.

- И что такого странного в требовании представить вещественные доказательства произошедшего? - поинтересовался майор.

- Налицо попытка завладеть чужим имуществом и факт превышения должностных полномочий, - ответил Иг.

- И в чём же это выражается?

- Все факты, касающиеся смерти участников экспедиции, тебе предоставлены, причём, нур майор, - совершенно добровольно. Имеющихся данных вполне достаточно для того, чтобы прийти к выводу, что мой клиент не имеет к исчезновению своих коллег никакого отношения. А это и есть суть того дела, что будет рассматривать суд. Кроме того, установлено, что он в момент происшествия находился совсем в другом месте.

Исходя из этого, можно утверждать, что как единственный выживший в произошедшей трагической случайности, он в соответствии с действующим законом становится наследником уцелевшего имущества. Твое же требование, нур майор, предоставить для дополнительного исследования и экспертизы уцелевшее имущество моего клиента, причём бесплатно, не имеет к рассматриваемому делу никакого отношения.

Оно, очевидно, может служить частью какого-то другого дела, смею предположить - поиска виновных в нападении на шахтёрский корабль, или определения механизма воздействия неизвестным оружием на искины и людей. Можно открыть любое дело, не имеющее отношения к моему клиенту, и потребовать представить вещественные доказательства в виде корабля и его груза. А их общая стоимость, как следует из сообщений СМИ, составляет пять миллиардов кредов.

И ты считаешь, что забрать без всяких на то оснований имущества на такую сумму является рядовым событием? Смею тебя заверить, что моя компания уже неоднократно выступала против подобных требований вашей службы и всегда выигрывала дело в суде. А виновные лишались своего нагретого местечка и компенсировали материальный ущерб. Вот и в этот раз твое требование никоим образом не вписывается в суть рассматриваемого дела.

Создаётся впечатление, что кто-то из вашей службы заинтересован в присвоении имущества, принадлежащего Петро, на крупную сумму. Поэтому я и прошу, нур майор, повторить всё сказанное под протокол. Хотя могу уведомить, что пакет с информацией и нашим разговором уже ушёл в центральный офис. Ты наверняка знаешь, что у нас существует определённый механизм, не позволяющий перехватить важную информацию.

Так что я могу начать ходатайствовать об открытии против СБ дела о попытке хищения крупной суммы и превышении полномочий отдельными лицами. Не сомневайся, майор, что крайним в этом случае будешь ты. Надеюсь, мы всё выяснили в рамках интересующего СБ дела о признании разумного Петро собственником корабля "Нилин" и всего имущества, уцелевшего при гибели экспедиции, работавшей на этом корабле?

Майор немного подумал, поёрзал на своём месте и потом, видимо получив нужную команду по сети, сказал:

- У службы безопасности в настоящий момент нет претензий к разумному Петро.

- Мы можем идти? - поинтересовался Иг.

- Да, конечно.

В общем, разговор в СБ занял у нас три часа, но зато исчезли последние сомнения в том, каким будет итог рассматриваемого дела. На следующий день после короткого судебного заседания я стал владельцем СШР "Нилин" и всего груза в его трюмах. А там только концентрата, по моим оценкам, было на пять миллиардов. Сумасшедшие деньги. И груз был продан в течение часа после вступления в силу решения суда по цене на десять процентов выше среднерыночной.

Вот мы и сидели с Антом в кают-компании "Нилина", просто переводя дух после завершения всей эпопеи. Последней в списке произошедших событий была встреча с капитанами, входящими в шахтёрскую эскадру. Выслушав мои оценки астероидного поля в системе XZ 3901642872 (так официально называлась место, где произошла трагедия), несмотря на привезённый груз концентратов, капитаны решили отказаться от дальнейшего посещения перспективного района.

Это было ожидаемое решение, и теперь передо мной во всей красе встал второй извечный вопрос: "что делать?". Его мне и задал Ант.

- Понимаешь, дружище, всё не так просто, как кажется на первый взгляд. У меня есть своё понимание произошедшего. И самое главное, я не считаю себя единственным владельцем доставшегося мне имущества и денег. Во многом благодаря тебе я овладел профессией шахтера и попал на этот корабль. И хоть ты сам там не присутствовал, но твоё незримое участие позволило мне справиться с возникшими проблемами.

Так что я считаю, что это наша совместная собственность. Проблема не в том, чем заняться. Этих денег нам с тобой хватит на всю оставшуюся жизнь. Самое простое - поделить поровну и отправиться тратить их на какой-нибудь курорт. Если ты согласен, то я готов перечислить тебе твою долю прямо сейчас.

- Очень щедрое предложение с твоей стороны. И деньги большие. Конечно, соблазн принять их велик, но я не могу на это пойти. Затрудняюсь сказать, почему, но деньги я не возьму. Надо как-то по-другому распорядиться богатством. Думаю, это не всё, что ты хотел сказать, Петро, - ответил мне наставник. - Я тебя слушаю дальше.

- Проблема заключается в том, что сейчас заложена бомба под дальнейшее существование самого Содружества. Как я понимаю, всё его развитие основано на расширении территории, освоении новых планет, звёздных систем и получении дополнительных ресурсов. Потребность в них только возрастает, и значительную их часть дают шахтёры и крупные добывающие корпорации.

Первыми новые места открывают вольные шахтёры типа нас, снимают сливки, а потом туда приходят корпорации и добирают остальное. Теперь же экспансия может замедлиться, на звёздных дорогах появился неизвестный враг, который, судя по первому столкновению, легко справляется с хорошо вооружённым шахтёрским кораблём. Говорить о том, что все сейчас забьются в щели, преждевременно, но первый звоночек прозвучал - шахтёрская эскадра отказалась идти в богатую систему.

- Думаю, ты слишком сгущаешь тучи и излишне раздуваешь проблему. Да и военные пока не сказали ни одного слова о произошедшем, не думаю, что при угрозе Содружеству они останутся в стороне.

- Да я не о том, Ант, что собираюсь в одиночку бороться с неведомой опасностью и примеряю на себя венок спасителя Содружества. Ты лучше меня знаешь, что невозможно, сидя здесь, предусмотреть всё, что случится там, в космосе. Я и не думаю бросать работу, которая мне нравится, хочу по-прежнему летать и открывать новые миры, но при этом не намерен становиться чьей-то добычей. А мы оба не сомневаемся, что все наши друзья попали кому-то в руки, лапы, или на зуб, не знаю.

И в первую очередь я бы хотел найти того, кто их всех забрал. А уж потом думать о своих дальнейших планах. Но одному мне с этим не справиться.

- А ты думаешь, что мы с тобой сможем решить проблему, стоящую перед всем Содружеством?

- Нет конечно, но и у тебя, и у меня в этом рейде пропали друзья. Не знаю как ты, а мне бы хотелось докопаться до истинной причины всего произошедшего. Вот, скорее всего, этим я и займусь.

Ну а дальше мы переключились на обсуждение других проблем, я показал ему съёмки, как работают автоматически мои боты и фрегат, и он пришёл в полный восторг. Затем обсудили предстоящий ремонт "Нилина", но ни к какому определённому решению не пришли.

А потом я был просто шокирован, ну не бывает таких совпадений. На меня вышел адвокат Иг Самв и попросил встретиться, предупредив, что будет не один. Отказать я ему не мог, тем более, с его фирмой мною был заключён договор о юридическом обслуживании моих интересов сроком на три года. Так что встреча состоялась на борту "Нилина", с адвокатом был какой-то незнакомый человек.

- Позволь представиться, Ник Раф, майор флотской разведки республики Минматар. Поверь, я знаю о твоём стремлении сохранить личную свободу и держаться подальше от армии и корпораций, тем более, что сейчас это не представляет никаких проблем. Но у меня к тебе серьёзный разговор, и он чрезвычайно важен для моей службы, надеюсь, ты сможешь понять наше беспокойство.

Зная какой разговор у тебя состоялся в СБ, я попросил нура Ига организовать нашу встречу, и моё руководство согласилось на его присутствие в ходе предстоящей беседы. А также всех тех, кого ты посчитаешь необходимым к нему привлечь. Если ты не согласен вести какие-либо переговоры с разведкой, то я сразу же покину твоё общество.

Стоящего передо мной мужчину скорее можно было назвать жилистым, чем худым. Есть такие люди, при одном взгляде на которых почему-то не хочется мериться с ними силой. Обычно это громилы, подавляющие своей массой и размером, но встречаются и такие люди, не поражающие своим внешним видом, но оставляющие впечатление ядовитой змеи, с которой лучше не связываться и обойти стороной.

Обычное, ничем не примечательное лицо, как говорится, таких двенадцать на дюжину, одет во флотский комбинезон технических служб, взгляд серых глаз спокойный и уверенный.

- Хорошо, раз ты смог уговорить Ига организовать нашу встречу, значит, всё обстоит достаточно серьёзно. Я ему верю. При нашем разговоре будет присутствовать он, а также мой наставник и учитель Ант Ин. Думаю, тебе не надо ничего про него рассказывать. Пройдёмте присядем.

- Прежде всего я хотел бы очертить круг интересов разведки Минматар, - начал разговор Ник, после того как мы все разместились за столом в кают-компании. - Думаю, мне не надо напоминать всем присутствующим, что при любом результате наших переговоров не стоит их касаться при общении с другими людьми. Никаких тайн вы этим не откроете и никакого ущерба не причините, да и на вас это никак не отразится, но мне будет просто неприятно, что я в ошибся в своих оценках.

- Понятно, мы слушаем тебя.

- В первую очередь хочу сообщить, что нас не интересует твоё имущество, точнее, интересует повреждённое и вышедшее из строя, но об этом мы сможем поговорить потом, когда станет ясна твоя позиция по основному вопросу. Нас уже давно беспокоят многочисленные случаи исчезновения отдельных кораблей и целых караванов за пределами фронтира.

Как вы понимаете, мы сами следим за всем, что происходит не только у нашей границы, но и далеко за её пределами. Таких случаев не слишком много, но в последнее время они происходят всё чаще и чаще. Никаких свидетелей, разве что иногда удаётся найти брошенные и разбитые корабли. По мнению наших аналитиков, на работу обычных пиратов известные случаи не похожи.

Тут что-то другое, а вот что, нам бы и хотелось знать. Причём конкретно твой случай резко отличается от всего, что происходило раньше. Создаётся впечатление, что нападение совершил кто-то другой, будто в нашем пространстве появилась новая сила. И это вызывает опасение вдвойне.

Поэтому и возникло предложение привлечь к наблюдению за дальними подступами к границам Содружества тех, кто бывает там довольно-таки часто. В первую очередь это шахтёры, пираты, картографы, торговцы. Поверь, нас не интересует, по какой причине чьи-то корабли оказались в этом месте, нас не интересует сама система и её описание. Конечно, если будет предоставлена подобная информация, она будет принята с благодарностью.

Нас интересует, с кем там пришлось столкнуться, или кого там видели. Если будут обнаружены повреждённые корабли, желательно хотя бы сообщить их координаты. Это работа не будет бесплатной, но и много денег на ней заработать не удастся. Поверь, мы сумеем рассчитаться так, чтобы сохранить твою заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве. Правда, в первую очередь всё будет определяться ценностью предоставленной информации.

Главное - она должна быть подлинной. Не стоит придумывать мифические силы, встреченные в диком космосе. Любая информация рано или поздно проверяется, и ложь выходит наружу. И ещё. Для выполнения этой работы не требуется служить во флоте. У нас есть такие программы как "Демилитаризация" и "Спасатель". Приняв в них участие, ты, не вливаясь в ряды флота, пользуешься почти всеми привилегиями военнослужащего. По твоему желанию возможно даже присвоение воинского звания. Вот какое сотрудничество тебе предлагает флотская разведка.

- Очень интересное предложение, майор, - после небольшой паузы ответил я. Ант и Иг молчали. - Надеюсь, ты не рассчитываешь на получение немедленного ответа? Как минимум, стоит не торопясь обдумать всё сказанное.

- Иначе бы я и не принял твоё решение всерьёз, - ответил майор. - И последнее, что я хотел тебе сообщить. Если с твоей стороны будет согласие на это предложение, мы готовы провести ремонт пострадавшего корабля своими силами и за свой счёт на флотской верфи. Естественно, всё, нуждающееся в замене, будет заменено, но повреждённое и снятое с корабля оборудование переходит в собственность флота, и дальше мы распоряжаемся им по своему усмотрению. Сказанное относится и к искинам.

При необходимости может быть проведена и модернизация. Конечно, все изменения надо будет обсудить заранее, но думаю, мы сможем удовлетворить твои запросы. На этом действительно у меня всё. Вот мой контакт для связи, - и капитан выложил на стол свою визитку. Можешь ко мне обращаться в любое время. Если вопросов нет, то разреши мне покинуть ваше общество.

Жду ответа два дня. Если его не будет, считаю, что мое предложение не принято. Прости, Петро, ещё хочу уточнить, мне можно заказать челнок?

- Давай я тебя доставлю до базы на своём челноке, - предложил Иг. - Мне всё равно нечего сказать в предстоящем обсуждении, так что думаю, спецы вполне обойдутся без меня.

- Ну, и что скажешь? - обратился я к Анту, когда мы остались одни. - Не о том же самом мы говорили два дня назад? Значит, не только у меня произошедшее вызывает беспокойство.

- Да, если два разных человека приходят к одинаковым выводам, это заставляет задуматься, - ответил Ант. - Что ты хочешь от меня, Петро?

- Мне нужна твоя помощь. Раз ты отказываешься принять деньги, то давай помогай по-другому. Как мы организуем работу, обсудим позже. А пока, я думаю, надо в рейде выделить две самостоятельные задачи - добычу руды и разведку. Мы всё-таки шахтёры, чем и зарабатываем себе на жизнь.

Вот я и предлагаю тебе заняться именно этим. А я буду искать следы неизвестных и новые места, богатые на руды. Ты же займёшься организацией работ по добыче руды. Мне нравится предложение разведки, если они согласятся с моими требованиями, надо будет идти на сотрудничество.

- Что ты у них хочешь потребовать?

- Максимальной модернизации корабля. Новые, более мощные движки, размещение на борту дополнительно не менее двадцати пусковых ракетных установок, пушки и лазеры средней дальности, систему маскировки на крейсер, восстановление всех ботов и их модернизацию под размещение искинов класса "Фрегат", чтобы они могли работать в автоматическом режиме. Дополнительные разведзонды для контроля за системой. Что ещё - надо будет подумать и обсудить.

- Зачем тебе всё это?

- Добывать руду будем по-новому. Корабль спрячем среди камней и накроем полем невидимости, боты будут копать руду сами, зонды будут следить за системой, как только появятся следы перехода, вырубаём всё и сидим, не дышим.

- Разумно.

- А корабль загоним вглубь астероидного поля, будет он стоять среди камней с меркситом и спокойно их ковырять, там его никаким сканером не найдёшь.

- А пушки и ракеты тебе зачем?

- Ты обратил внимание, что облучение началось, когда эти самые чужие боты подошли почти вплотную. А после этого прекратилось всяческое сопротивление. Там было до "Нилина" где-то тысяч десять километров. Значит, если эти боты не подпускать к себе, то можно и отбиться.

- Да, это аргумент.

- Есть и другие соображения, как по конструкции корабля, так и технологии добычи. Многое надо пробовать, скорее всего, большую часть замыслов реализовать не удастся, но я не хочу больше терять друзей, поэтому буду думать и испытывать разные варианты, чтобы сделать наш труд безопасней. Поэтому ты и нужен мне, с твоим опытом и авторитетом многое сделать будет проще. И в этом помощь военных нам будет совсем не лишней. Да в конце концов, они многого от нас и не требуют, почему бы не помочь.

- Как ты это себе представляешь?

- Надо организовать фонд или корпорацию, причём акционером может стать любой желающий, работающий в ней. Но только работающий, никаких сторонних инвесторов. Хочешь участвовать в делах - садись за пульт управления ботом и начинай добывать руду. У простого рабочего - одна акция, у мастера две и так далее. Чем выше твоя должность, тем больше у тебя акций.

Если ты головастый малый или толковый шахтёр, то со временем поднимешься по административной лестнице, вплоть до вхождения в совет директоров. Никаких других путей попасть в руководящий состав фонда не будет. Со временем, возможно, появятся и какие-то другие направления развития кроме добычи руды, но это будет не сейчас, и думать об этом пока нет времени.

- А откуда возьмутся деньги для работы этого фонда?

- От нас с тобой, от других шахтёров и всех, кто работает на добыче руды.

- Ну ты и оптимист, Петро. Такое сделать очень трудно. Многие пытались подняться на руде, но это почти невозможно.

- Давай посчитаем, Ант. Трюм СШК берёт миллион кубометров руды. Пусть мы добудем гнейс, а ничего дешевле нам добывать нельзя. Кубометр руды стоит триста восемьдесят четыре креда, кубометр концентрата уже три тысячи восемьсот сорок кредов. Итого за один рейд мы можем получить три миллиарда восемьсот сорок миллионов кредов. Теперь начинаем их делить.

Примерный расчёт будет таким. Пятьдесят процентов выручки отходит в фонд или корпорацию, это составит миллиард девятьсот двадцать миллиона кредов. На долю собственника корабля и корпорации придётся пятнадцать процентов - пятьсот семьдесят шесть миллионов. Столько же оставляем на долю корабля - ремонт, подготовка к следующему рейду, топливо, ЗИП-ы и всё прочее.

Свободными остались двадцать процентов - семьсот шестьдесят восемь миллионов кредитов. Это на зарплату экипажу, премии, обучение и подготовку нужных специалистов, текущие расходы. На первый взгляд, при таком раскладе денег должно хватить на многое, но у нас пока нет конкретных планов, так что и траты обсуждать нечего. А на первый раз нам поможет разведка.

Теперь прикинь, как изменится расклад по деньгам, если добывать не гнейс, а мерксит, он дороже в два раза. А если довести мои опыты по автоматизации добычи до конца, то просто получится в год делать один дополнительный рейд. Вот этим делом я тебе и предлагаю заняться - будешь руководить добычей руды и продажей концентрата.

- Да согласен я, Петро, согласен.

- Вот и отлично, давай теперь готовиться к разговору с майором.



Глава 7



Разговор с Ником состоялся через день, правда мы его заранее предупредили, что сделанное им предложение принимается по сути, только нам ещё нужно немного времени для подготовки окончательных условий. Это было встречено с пониманием, требуемая отсрочка была предоставлена, и вот мы опять сидим напротив друг друга. Файл с нашими пожеланиями я уже переслал Нику, теперь с ним работают специалисты, и мы ждём их ответа.

Вот, похоже, и вердикт готов.

- Петро, как всегда, надо искать компромисс между желанием и реальностью. Мне понятно твоё стремление привести в порядок свой корабль, но и наши ресурсы не беспредельны. Конечно, если будет решение высшего руководства, то их выделят в достаточном количестве. А сейчас это наша пробная инициатива, и возможности для её реализации довольно ограничены.

- Ты хочешь сказать, что несколько офицеров решили привлечь к своим делам шахтёров и теперь частным порядком пытаются реализовать задуманное?

- Нет, всё совсем не так. Точнее, не совсем так. Ладно, думаю, в этом нет никакого секрета, и вам можно сказать, что же послужило причиной сделанного тебе предложения. Это действительно идея нескольких аналитиков и специалистов, озабоченных складывающейся ситуацией и слабой информированностью о событиях в диком космосе.

Об этом было доложено руководству, и оно одобрило предложенный ими план, но с одной оговоркой - разрешить эксперимент сроком на год и потом оценить, насколько он оказался успешным. Не знаю, как сказать, к счастью или несчастью, произошла трагедия с твоими друзьями, и руководство озаботилось изучением возможностей вероятного противника, для чего потребовалось приобрести все, что попадало под воздействие его оружия.

Понимая, что просто так никто нам ничего не отдаст, тем более, всем понравилось рассуждение твоего юриста о материальных ценностях, прозвучавшее в стенах СБ, было решено предоставить замену на повреждённые узлы, ну и провести за свой счёт работы на флотской верфи. Как видишь, официально наши возможности довольно ограничены. Но есть и другая сторона дела.

Ты попадаешь на военную верфь, а она может оказывать коммерческие услуги, используя свои запасы и резервы. Это надо понимать так, что некоторое, вполне исправное и рабочее оборудование, по тем или иным причинам списывается, вот его и можно приобрести, причём цена будет гораздо ниже, чем на открытом рынке. Почему я и говорю, давай искать компромисс - что-то мы предоставим взамен твоего имущества, те же искины, а что-то ты сможешь купить со значительной скидкой.

- Спасибо за откровенность, Ник, я это ценю и не забуду.

В общем, в итоге длительного обсуждения, причём с привлечением специалистов верфи, мы нашли приемлемый вариант модернизации. Да, договор о нашей работе по программе "Демилитаризация" и "Спасатель" мы подписали, как и кучу расписок о неразглашении ставших известными нам сведений закрытого характера. И я, как владелец корабля, заключил договор о ремонте СШК и фрегата с верфью.

Работы по их восстановлению заняли почти месяц. На "Нилине" заменили искин, поставили более мощный, класса "Линейный крейсер", оснастили его системой маскировки "Невидимка", теперь не каждый радар мог обнаружить наш корабль. Она, конечно, была устаревшей, от радаров шестого поколения и выше "Невидимка" не защищала, но такие стояли только у военных на кораблях последних модификаций. Ещё одним её недостатком была возможность создать хорошую маскировку только для неподвижного корабля, при его движении она не работала или не обеспечивала режима полной маскировки.

Появились на "Нилине" и дополнительные пусковые для ракет, значительно было усилено ближнее артиллерийское вооружение, теперь в зоне до ста тысяч километров уцелеть нежданным гостям становилось достаточно проблематично. Лазеры, противозенитные ракеты и турели позволяли надеяться избежать повторения трагедии. Увеличилось и общее количество пушек, особенно работающих на средней дистанции.

Удалось даже поставить защитные поля от линкора вместо штатных крейсерских. Правда, в связи с ростом энергопотребления пришлось ещё ставить пару реакторов и накопитель. В общем, корабль стал более зубастым и способным даже в одиночку отбиться от пары-тройки тяжёлых крейсеров.

Это, конечно, несколько уменьшило трюм корабля, но на нём дополнительно появились места крепления для стандартных контейнеров на обшивке, что позволяло компенсировать потери. И пришлось в рубке установить рабочее место для артиллериста, чтобы эффективно управлять вооружением крейсера. Примерно такие же изменения произошли и на фрегате - "Невидимка", ракеты, оружейные системы.

И как ещё одна дополнительная мера защиты - экранирование, вокруг рубки и искина, в этих местах было сделано что-то наподобие броневого пояса, точнее, сама рубка оказалась закрыта бронированной капсулой. Поможет она, не поможет, никто сказать не берётся, как говорится, не проверишь - не узнаешь. После всех этих изменений корабли получили новые имена. СШК теперь стал "Сарматом", а мой фрегат - "Гунном".

Да, стоит обязательно сказать, что на борту появились абордажные дроиды. Не знаю, насколько они будут нужны, но пусть лучше будут, чем их не окажется в нужный момент. В общем, мы были, насколько это возможно, готовы к новому походу. Ант набрал экипаж, сколько нужно будет людей в дальнейшем, пока сказать трудно, но все вновь принятые - добровольцы. Это два пилота и артиллерист, все бывшие военные, его хорошие знакомые.

Им провели за наш счёт лечение и омоложение, так что теперь они снова оказались полны сил и здоровья. Приняли доктора, а также ещё пять пацанов, выпускников школы шахтёров, которых учил Ант. Мы рассчитывали на автоматизированный способ добычи руды, так что численность экипажа старались держать минимальной. На лётную палубу приняли трёх техников, в их задачу входило обеспечение работоспособности ботов-добытчиков.

Ещё четверо под руководством главного инженера занимались обслуживанием "Сармата", а инженер и техник по промышленным установкам обеспечивали работу перерабатывающего комплекса. Итого, не считая нас с Антом, на борту было девятнадцать человек. Многовато что-то, а я надеялся обойтись меньшим количеством.

К нашему рейду в шахтёрской среде проявлялся немалый интерес. Все знали, что из своего последнего похода корабль пришёл сильно повреждённым. Можно сказать, в аварийном состоянии, но с грузом очень даже приличной стоимости. Это говорило, что найдены места расположения богатых руд. Всем также было известно, что капитаны шахтёрской эскадры отказались идти туда.

Не меньший интерес вызывали и организаторы рейда - новичок, но отметившийся своим мастерством и удачей, и ветеран, решившийся по каким-то своим соображениям опять вернуться в космос. Так что слухов и сплетен хватало, и на их волне набрать можно было любое количество специалистов, но как я сказал, их и сейчас оказалось больше, чем ожидалось.

Про сам полёт рассказывать нечего, всё шло штатно и спокойно, никто на нас не нападал, все необходимые данные по навигации я передал Анту, так что теперь он вместе с пилотами определял курс. Правда, с целью безопасности, шли мы под невидимостью, хотя она при движении и не обеспечивала надёжной маскировки, а также старались держаться безлюдных и малопосещаемых систем.

Дорога до системы, где произошла трагедия, и называемой нами с Антом просто XZ (без длинного цифрового индекса), заняла два месяца. В пути люди притирались и привыкали друг к другу, учились, в общем, шла обычная походная жизнь. Прибыв на место, мы убедились, что ничего не изменилось, и никто здесь не появлялся (в системе продолжал работать единственный уцелевший разведзонд).

Дальше я провёл "Сармата" по известному мне пути к астероидам с меркситом. Честно говоря, я и не ожидал, что куски камня, висящие в пространстве, будут встречены с таким одобрением. Я конечно понимал, что это не обычные куски, и руда, которую из них можно получить, очень редкая и дорогая, но воодушевление всего экипажа меня порадовало. Правильно говорят, что за удачливым капитаном люди идут охотней.

На этом мы расстались. "Сармат" нашёл хорошее место, устроился за астероидом, прикрывшись им от сканирования со стороны ближайшей границы астероидного поля, и к тому же накрывшись маскировкой, стал невидимым. Теперь он будет два месяца набивать свои трюмы концентратом мерксита, а я отправлюсь на разведку новых мест добычи руды и поиски следов неизвестных, уничтоживших моих друзей.

У меня были данные, предоставленные разведкой флота, где предположительно отмечены места пропажи нескольких кораблей. В своё время в некоторые системы флотскими отправлялись патрули, и были известны районы, которые подлежали обследованию. Вот их я и собирался посетить в первую очередь. Добираться до этого района мне предстояло ещё неделю, так что убедившись, что процесс добычи налажен, боты работают в автоматическом режиме, я на "Гунне" ушёл в разведку.

Повезло мне в третьей системе. Там был обнаружен один из патрулей, мёртвые и разграбленные лёгкий крейсер и фрегат. На первый взгляд, сказать, кто нападавшие, было невозможно, с кораблей сняли почти всё - оружие, искины, реакторы, самые разнообразные механизмы, дроидов. Складывалось такое впечатление, что поработали мусорщики, именно им свойственно полностью обирать мёртвые корабли. И никаких следов пропавших людей.

Но тщательный осмотр кораблей принёс свои плоды - в техническом тоннеле был найден застрявший дроид, видимо в момент нападения он проводил там какой-то ремонт. И в бытовых помещениях в одном из шкафов нашёлся планшет. Естественно, всё не работало, так что я предположил, что отказ вызван воздействием оружия неизвестных, и захватил находки с собой. Флотские разберутся.

Найденные останки развеяли последние сомнения - где-то в этих местах находится, или по крайней мере появляется, таинственный враг. Пропажа кораблей, изъятие образцов техники свидетельствуют, что противник изучает наше оружие и возможности. А следовательно - готовится к встрече с нами, и отнюдь не мирной.

Всего мною оказалось осмотрено и обследовано полтора десятка систем, но больше подобных находок не попадалось. Заодно все эти системы были проверены на запасы руды. Ничего необычного я не нашёл, попадались в основном рядовые руды, были лишь редкие скопления бистопа и арканора. Правда, их хватало для заполнения трюма Сармата.

И похоже, я нашёл какой-то новый минерал, во всяком случае, определить, что это за камень, сканер не смог. Я забил им несколько контейнеров, пусть наши умники дома поразвлекаются.


"Гунн" вышел из гипера под покровом невидимости. На первый взгляд, всё было спокойно, присутствия чужаков не наблюдалось. Определившись с собственными координатами, я отправил по направленному лучу сообщение:

- "Сармат", это "Гунн". Ответь, Ант.

- Петро?

- Да, Ант. Вы на месте? Всё в порядке?

- Да.

- Ждите, иду к вам.

Я оглядел экипаж "Сармата", собравшийся в кают-компании. Бункеры крейсера оказались полны, и все ждали только моего возвращения перед отправкой домой. Экипаж результатами рейда оказался доволен. Чувство радости, возникшее у людей при обнаружении скоплений богатой руды, по мере заполнения трюмов "Сармата" трансформировалось в ожидание хорошего дохода по результатам рейда.

И многие уже говорили о своём желании ещё раз посетить эти места, уже напрочь забыв о произошедших здесь событиях. Придётся немного приоткрыть карты, чтобы охладить горячие головы.

- Как вы знаете, я всё это время занимался разведкой соседних систем. Найти ещё одно такое же поле мерксита мне не удалось, везде есть бистоп и арканор. Правда, мерксита ещё здесь вполне достаточно, и можно будет набить им трюм ещё не один раз. Но суть не в этом. Вы забыли о той трагедии, что произошла здесь недавно. Теперь у меня есть подтверждение, что она была не случайностью.

Я подписан на программу "Спасатель", и в её рамках получил задание на поиск пропавших флотских патрулей, несколько лет назад работавших по соседству. Так что кроме простой разведки я занимался ещё их розысками. И я их нашёл. Они погибли, примерно так же, как экипаж "Нилина". А это свидетельствует о том, что здесь гораздо опасней, чем мы думали.

Так что прежде чем решать, идти сюда или нет, хорошо подумайте, чем это может обернуться для вас. Честно говоря, я вернусь, ну если не сюда конкретно, то рядом. Мои дела тут ещё не закончены. И если вы согласитесь меня сопровождать, как и в этот раз, буду только рад.

Установившееся молчание прервал Сэм Вюрт, первый пилот "Сармата".

- На мой взгляд, дорога сюда гораздо опасней, чем пребывание тут. Мы сидим в астероидном поле, в его глубине, да ещё под покровом невидимости. Найти нас очень сложно, а добраться ещё тяжелей. Поэтому я считаю, что пребывание в этой системе ничуть не опасней, чем в любом другом месте.

Его дополнил наш артиллерист, Пол Найт.

- Что, на мой взгляд, немаловажно, добыча идёт в автоматическом режиме. И если увеличить число ботов, занимающихся разработкой астероидов, то можно значительно сократить время нашего пребывания в этих местах. А это напрямую скажется на безопасности.

- С большим объёмом не справится перерабатывающий комплекс, - не остался в стороне наш инженер.

- Значит, надо ставить либо более мощный комплекс, либо ещё один.

В общем, моя попытка охладить охвативший экипаж энтузиазм окончилась ничем. Все, как один, были согласны лететь сюда ещё раз. Что поделаешь, золотая лихорадка способна и не на такое. Единственное, что я потребовал от всех - никому ничего не рассказывать о моём сообщении и новом способе добычи под угрозой исключения из экипажа. Ну и не распространяться о месте расположения богатой руды. Правда, это было и так всем понятно. Если будут приставать - всех отправлять к Анту или ко мне. Доктор даже пообещала настроить у всех на нейросети запрет разговаривать на эту тему.

Более обстоятельно сложившуюся ситуацию мы обсудили с Антом. Я передал ему информацию о разведанных системах и о новом минерале. Он пообещал заняться им. А потом последовал его любимый вопрос:

- И что ты будешь делать дальше, Петро?

- Моя война не закончена, Ант. Я не нашёл своих врагов, поэтому буду продолжать поиски. Извини, что привлекаю вас всех, если тебе трудно, то оставь меня. Хотя вы не только обеспечиваете мою финансовую свободу, но своей верой в благополучный исход всего дела сильно поддерживаете меня.

- Какой-то ты непонятливый, Петро. Сейчас рождается новая технология добычи и переработки руды. Понимаешь, всегда было мало тех, кто готов забираться в такие дали, как мы. А теперь эта проблема снимается. Можно в одиночку залезть куда угодно и вернуться с большими деньгами. Скоро, поверь мне, начнётся небывалый спрос на автоматические шахтёрские боты и перерабатывающие комплексы.

И если подсуетиться, то на этом можно заработать не меньше, чем на добыче самой руды. И опять нужны те, кто будет учить работать по-новому. А мы сейчас как раз и стоим у истоков нового дела. Так что хорошо подумай, как будешь пускать в продажу свои автоматические боты. Вот в чём сейчас главная проблема, а ты всё война, война.

Да, об этом действительно стоило подумать. Правда, сама технология была ещё до конца не отработана, оставались моменты, которые предстояло проверить на практике в следующем рейде, но скажем так, базовый элемент новой технологии уже работал, и действительно обещал если не произвести переворот в шахтёрском промысле, то существенно его изменить. Но я ещё не был готов представить своё изобретение на всеобщее обозрение.


Наше возвращение на Фирад произвело настоящий фурор. Мало того, что небольшой СШК доставил концентратов на восемь с половиной миллиардов кредов, так сделал это ещё и таким способом. Сравнивая полученную за руду деньги, время, за которое это было сделано, и численность экипажа, всех одолевали вопросы:

- где копали руду;

- как её копали;

- кто это делал.

Но со всеми этими вопросами приходилось разбираться Анту, я же работал с разведкой и флотскими специалистами. Результатами разведки Ник был доволен. И полностью поддержал мой вывод, что где-то появился враг, который изучает наши возможности. В переданных мною изделиях повреждения оказались такими же, как и в предыдущем случае.

Умники, которые занимались изучением характера повреждений в доставленных образцах, пришли к выводу, что это какое-то неизвестное излучение. Сейчас ими отрабатывались разные гипотезы, но никакого результата пока не было. Я же с Ником обсуждал изменение методики поиска нашего неуловимого противника.

- Не стоит думать, что только мы с тобой такие умные, майор. Если я двигаюсь под пологом невидимости, почему то же самое не могут делать и они? И кроме того, за два месяца я не могу посетить больше десятка систем, а вот появиться они могут и там, где меня нет. Или когда нет. Поэтому нам стоит подумать как минимум о двух вещах:

- новых датчиках, способных обнаруживать объекты под невидимостью;

- установке автономных систем наблюдения, чтобы они осуществляли контроль обстановки в наше отсутствие.

- Предложение хорошее, но как его реализовать?

- Надо говорить со спецами. Я думаю, что датчики гравитации и электромагнитного излучения хоть как-то должны нам помочь.

Судя по отсутствующему взору, Ник уже с кем-то связывался по сети. Буквально через пять минут в кабинет ворвался настоящий сгусток энергии, оказавшийся начальником научно-технической лаборатории базы, и принялся расспрашивать, что мы можем ему сказать про новые датчики.

- Пит, успокойся, мы тебя позвали совсем для другого. Нам, наоборот, самим нужны датчики, и мы хотим узнать, что ты нам можешь предложить. А заодно и выяснить, есть ли что-то похожее на сканер с подобными датчиками.

- Ник, ты понимаешь, чего хочешь от меня? Я должен бросить все свои дела и собрать для тебя гравитационный радар.

- Я не удивлюсь, если он у тебя уже собран и используется для каких-то своих нужд. Ведь так, Пит?

- Ну не совсем так, но кое-что похожее у меня есть.

В общем, этот фанат науки и вымогатель стребовал с меня два куска неизвестной руды, вернее руды, тип которой стандартным шахтерским сканером не определяется. Видите ли, ему интересно, что это за камешки. А я же стал обладателем двух устройств, каждое из которых позволяло определять координаты объекта, невидимого в оптическом диапазоне, по результатам гравитационных и электромагнитных замеров.

В самой конструкции не было ничего необычного, и я смог бы повторить её сам, были бы датчики. За несколько дополнительных датчиков пришлось отдать ещё два куска руды. Ну а обычные разведзонды, способные автономно работать не менее года, я просто получил на складе. Можно было считать, что подготовка к новому походу началась.

В этот раз при посещении планеты я поменял себе сетку. Выбор остановил на нейросети "Исследователь". Как оказалось, эксклюзивная вещь, даёт прибавку к интеллекту пятьдесят процентов, способна работать с любым оборудованием и обрабатывать огромные массивы информации. Фактически - универсальная сеть: пилот, инженер, медик, управленец, шахтёр, тактик - она подходила для любой из перечисленных специализаций и ещё доброго десятка других.

Ещё поставил имплантаты на интеллект плюс сто, память плюс сто две штуки, на реакцию, на восприятие, защиту от внешнего воздействия и прикупил десяток пакетов баз. Обошлось мне это удовольствие в десять миллионов, но дела начинались крутые, так что мелочиться не стоило.

С Антом мы обсудили изменения, которые необходимо было проверить на практике. Мы вдвое увеличили число ботов-добытчиков и дополнительно приобрели пару грузовых ботов, которые должны были обеспечить доставку руды от добытчиков до крейсера на переработку. Теперь одни боты только добывали руду, другие её перевозили. Это, по нашим оценкам, должно было сократить общее время переработки астероида.

В общем, подготовка к рейду была завершена, и мы отправились копать руду. Да, корпорацию я всё же создал, назвал её "Горняк", перечислил на выделенный счёт необходимые суммы и на этом пока остановился. Управлением фирмой, штатами и производственной деятельностью придётся заниматься потом.

Моя работа в рейде на этот раз ограничилась облётом прежних систем и установкой в них разведзондов, посещением и изучением новых систем и опять же размещением там средств наблюдения и испытанием радаров.

Они показали себя вполне работоспособными. Я оставлял "Гунна" под невидимостью, отлетал на боте в сторону и находил свой фрегат под маскировкой, используя сканер гравитации. ЭМ сканер оказался более капризным, его эффективность зависела от определения частоты излучения укрытого объекта. Если частота известна, то найти объект оказывалось достаточно просто, в противном случае всё выглядело гораздо хуже.

Из интересных находок стоит отметить, что нашёл просто огромное астероидное поле, по моим оценкам, оно превышало размером звёздную систему, полностью забитую камнями. Каких-то новых месторождений мерксита я не нашёл, хотя бистопа и арканора было вполне достаточно. Избаловались мы, хочется чего-то подороже и побольше.

В общем, этот рейд оказался коротким, что опять вызвало немалое воодушевление всего экипажа. Как же, два месяца посидели среди астероидов - и куча денег на кармане. Энтузиазм личного состава только возрастал, и все горели желанием увеличить своё благосостояние и постоянно интересовались сроками ухода в новый рейд, даже не успев закончить текущий.

Так что в скором времени "Сармат" опять устроился на привычном месте под пологом невидимости, а я отправился проверять данные на оставленных для наблюдения за системами разведзондах. На них ничего не было, хотя мне казалось, что мельтешение фрегата, перебирающегося из системы в систему, должно бы вызвать интерес неизвестных, в результате чего они будут замечены зондами. Не получилось.

Мне удалось немного исследовать то огромное астероидное поле, что обнаружил в прошлый раз. Самое главное - я нашёл тропинку, по которой можно было попасть в его середину. А там оказался планетоид, по размерам с нашу Луну, и вокруг него достаточно много свободного пространства. Можно сказать - идеальное место для базы, тем более, что вокруг было много богатых руд. Надо думать, что с этим делать.

А вот на обратном пути меня подловили. Как говорится, сбылась мечта идиота - меня атаковали. До "Сармата" оставалось ещё два перехода, я только что вышел из гипера, поле невидимости было включено, защитное тоже. Привычно запустив гравитационный сканер, я попытался понять, прячется кто-то под невидимостью или нет, когда меня "обрадовал" искин.

- Ракетная атака. Координаты точки пуска зафиксированы.

Стреляли по мне из-под невидимки, расстояние до стрелка оказалось совсем небольшим - миллион километров. Причём сканер показал, что в месте, указанном искином, находятся две массы, по величине примерно равные "Гунну". А на меня шли шесть ракет. В первое мгновение я как-то растерялся, но быстро пришёл в себя и скомандовал искину.

- Активировать ПРО и РЭБ. Провести захват цели и открыть огонь на поражение, по каждой цели отдельный залп. Начать маневр уклонения, щиты вывести на максимум.

Всё это конечно хорошо, но расстояние было не очень большим, и ракеты достаточно быстрыми, так что мне всё же прилетело. Хотя две ракеты уничтожила ПРО, одну увела в сторону система РЭБ, а вот остальные подарки приняли на себя щиты. Уже после попадания двух ракет защитное поле просело до пяти процентов, так что третья его уничтожила и приложилась со всей дури.

Хорошо, что она попала в трюм с концентратом. Там при этом мало чего осталось целым, обшивка превратилась в сплошное решето, в дыры можно было пройти, даже не нагибаясь, но не случилось ничего непоправимого. Искин, часть пушек и ракетных пусковых, реакторы и двигатели уцелели, так что мы ещё посопротивляемся. Похоже, уцелел и один из ботов. Мои усилия также не пропали даром. Один из врагов застыл на месте, искин сообщал, что в него попали четыре ракеты.

Если бы столько прилетело мне, скорее всего, от "Гунна" ничего не осталось. А противник ещё ничего, с виду выглядит лучше меня. Зато второй сохранился гораздо лучше и сейчас направлялся ко мне. Ему, конечно, тоже досталось, но не от четырёх, а от двух ракет.

- Искин, прекратить всякое движение. При достижении противником дистанции восемьдесят тысяч огонь из всего возможного оружия.

Геройствовать мне не нужно, похоже, я нашёл свою цель, по внешнему виду эти незнакомцы сильно смахивали на тех, что были засняты при атаке на "Нилина".

Когда неизвестный добрался до назначенной дистанции открытия огня, по нему отработали две ракетных установки и лазер. В общем, этого оказалось достаточно, что и подтвердили дроиды-абордажники, отправившиеся на уцелевшем боте на разведку. Внутри корабля не осталось ничего живого. И теперь стало понятно, с кем пришлось столкнуться. Не гуманны. Пауки. Арахниды.

Уцелевший концентрат я выбросил в космос. С помощью дроидов собрал все остатки кораблей архов, сложил их в бункер и хорошенько закрепил. Он у меня сейчас с вентиляцией. А космос - лучший холодильник, так что, думаю, останки пауков доберутся до базы в целости и сохранности.

Как оказалось, я рано обрадовался, что фрегат уцелел. Маршевые двигатели развивали не более половины своей мощности, и на разгон для прыжка в гипер мне потребовалось двенадцать часов вместо обычного часа. Так я и ковылял оставшиеся две системы, прыгнуть сразу больше, чем на одну, не получалось. Хорошо хоть к моменту прихода в XZ удалось частично восстановить антенну и опознаться. А то ведь можно было и нарваться на дружественное угощение.

В общем, кое-как я до "Сармата" добрался. Было много охов и ахов, переживаний при виде разбитого фрегата, но в конце концов все успокоились, и наш корабль взял курс домой.






Часть 2


Глава 8



По поверхности жидкости, налитой в стоящие перед нами стаканы, пробегали небольшие концентрические волны. Такое бывает, когда, например, разгоняется поезд, а сейчас "Сармат", мой СШК, ускорялся для ухода в гипер. Мы с Антом сидели напротив друг друга и молчали. Слова были не нужны, каждый из нас понимал, что закончился важный период в нашей жизни, и какой будет новая дорога, сказать никто не мог.

- Значит, всё-таки избавился от своего морока? - спросил наконец Ант.

- Надеюсь, избавился. Хотя не уверен, что надолго, и не нашёл себе новую головную боль.

- Поясни.

- С самого начала моего появления в мире Содружества всё вокруг воспринималось мною в какой-то мере отстранённо, как что-то нереальное и происходящее с кем-то другим. Я оказался вырван из привычного мне образа жизни и смотрел на окружающее как бы со стороны. Пираты, межзвёздные корабли, удивительные устройства - нейросети, медицинские капсулы, базы знаний и прочие атрибуты обычной жизни воспринимались как непреложная часть разворачивающегося вокруг действия.

Да и само участие в этой жизни носило некий элемент нереальности. Кто я такой, и почему всё идёт именно так? Как будто читаешь какую-то книгу, и подгоняемый неведомым азартом, перелистываешь страницу за страницей, желая скорее узнать, а что же там дальше. Мой первый выход в космос - ощущение могущества, когда ты чувствуешь в себе силы справиться с любым препятствием. И по мере роста моего мастерства шахтёра это чувство только усиливалось.

Ты был прав, тогда я увидел, ощутил космос с одной стороны - он был как всемогущий волшебник, дающий тебе силу и готовый открыть для тебя все тайны мироздания. А потом случилась трагедия с "Нилином", гибель новых друзей, тех, чью поддержку и помощь я ощущал всегда, тех, кто готов был встать рядом со мной или вытащить из беды. И тогда я испытал страх, нет, бояться в своей жизни приходилось каждому, и я не исключение.

Но охвативший меня в тот момент ужас едва не привёл к тому, что я перестал ощущать себя личностью, человеком. И я увидел космос с другой стороны - безжалостный властитель, воспринимающий тебя как обычную пылинку на своём пути в вечность. И чтобы доказать, в первую очередь самому себе, что это не так, я попытался разгадать лишь одну из его маленьких тайн, в данном конкретном случае связанную с исчезновением моих друзей.

Ради этого мне пришлось почти отказаться от профессии шахтёра и стать настоящим кочевником космоса. Я посетил десятки систем, провёл в одиночестве сотни часов, ощущая только окружающую силу, безразличную к любой искорке жизни, появляющейся у неё на пути. Но как говорится, что нас не убивает, то делает сильнее. И я увидел ещё один космос - безмолвную силу, живущую по своим законам, которой нет никакого дела до той плесени, что время от времени появляется в укромных уголках её мирозданья.

И найдя таинственных врагов, уничтоживших моих друзей, я в конце концов стал самим собой. С меня как будто спали наложенные чары, гнавшие меня вперед и вперёд, не давая задуматься, зачем и почему надо делать так, а не иначе. Получается, что именно сейчас окончательно умер землянин Пётр Рощин и родился другой человек, житель Содружества Петро. Хотелось бы думать, что это начало новой дороги, и она не будет скучной и унылой.

- Чего-то подобного я и ожидал, - ответил Ант на моё признание. - Я ведь уже больше ста лет работаю в космосе. Видел, как люди, подчиняясь зову космоса, уходили навсегда в его просторы. Видел, как пугались и оставались на планетах, боясь выйти в пространство. Видел, как становились или вялыми, неспособными противостоять любому влиянию куклами, или наоборот, превращались в кровавых маньяков.

Много чего происходило за эти годы, и не каждому удавалось хотя бы научиться жить с космосом в мире. Тебе это удалось, но помни, что космос велик и неисчерпаем, рано или поздно он откроется для тебя новой гранью. Да и люди, живущие в привычных для тебя мирах, преподнесут ещё немало сюрпризов.

Мы оба немного помолчали, каждый отпил сок из стоящего перед ним стакана, и Ант задал свой вечный вопрос:

- Что будешь делать дальше?

- Учиться. В первую очередь отправлюсь учиться строить корабли и делать новое оружие.

- Почему ты выбрал для себя такое занятие?

- Трудно сказать, Ант. Наверное, тут сложилось несколько причин. Я ведь в первую очередь шахтёр, вернее будет сказать, мне хочется надеяться, что я им остался. И ты уже видел, как новые способы добычи руды позволяют облегчить труд. Хотя думаю, что если так пойдёт дальше, настоящего шахтёра, такого, как ты сделал из меня, скоро будет трудно найти.

- Не исключено, можно говорить, что твоё изобретение если не уничтожит профессию рудокопа, то существенно её изменит.

- Мне только одно непонятно, Ант, почему что-то подобное никто не сделал раньше. Ведь всё достаточно просто, и сама идея лежит на поверхности.

- А ты сам немного подумай. Существовал определённый порядок, который всех устраивал и обеспечивал средствами для вполне нормальной жизни. Множество людей с достаточно низким индексом интеллекта работали шахтёрами. А где они будут работать сейчас? Существовала отдельная инфраструктура, обслуживающая как шахтёрские корабли, так и их самих. И где все они окажутся при широком использовании твоего метода добычи?

- Так я ведь задумал такой подход для условий глубокого космоса, куда сунется не каждый.

- Вот то-то и оно, а теперь его будут стараться применить везде, где только можно, ведь это позволяет снизить затраты на добычу руды.

- Знаешь, Ант, мне кажется, прятать новый способ добычи нам не стоит. Думаю, надо его запатентовать, но сделать так, чтобы в условиях ближнего космоса и фронтира его использование было невыгодным. Давай подумаем, может стоит продавать готовые комплексы в виде ботов для добычи и транспортировки. Они ведь будут далеко не дешёвыми и доступны не каждому.

И оправдается их использование только на дорогих рудах. Ты обдумай эту идею, посоветуйся со специалистами, бухгалтерами, экономистами, может, действительно создать в рамках нашей корпорации отдельное производство, выпускающие такие дорогие добывающие комплексы?

- А ты что, больше не хочешь иметь отношения к шахтёрским делам?

- Думаю, что приоритетным для себя направлением на этом этапе я выберу всё-таки шахтёрские корабли, причём рассчитанные именно для применения в условиях дикого космоса. Мои корабли должны не только позволять людям работать далеко в космосе, но и обеспечивать им при этом безопасные условия. Надеюсь, ты один справишься с делами нашей корпорации за это время.

- А что, корпорацию закрывать не хочешь?

- Не хочу. Она даёт деньги для нашего развития. Тем более, есть много уже разведанных мест, которые обеспечат хорошую прибыль.

- А не страшно нам будет там появляться, после того, что произошло?

- Трудно сказать, но я смог засечь архов под невидимостью, поэтому не думаю, что они теперь так же опасны. А на мой взгляд, сейчас надо сделать следующее - заиметь ещё один СШК и прикупить или нанять пару тяжёлых крейсеров для охраны. Деньги это позволяют.

- Что, будешь создавать собственную шахтёрскую эскадру?

- Ну не совсем эскадру, но думаю, расширяться надо.

- Соглашусь с тобой, и даже буду строить планы на приобретение со временем большого контейнеровоза и соответствующей охраны для него. Я тут на ниве обучения новичков сошёлся с докторшей нашей, у неё здесь два сына учатся. Способные ребятишки, будет из них толк. Так вот, решили мы с ней жить семьёй, буду дальше пацанов учить, а там посмотрим.

А раз дело таким образом поворачивается, то мне ещё лет пять придётся летать. Хотя честно скажу, если всё пойдёт успешно, то готов трудиться и больший срок. Так что за работой корпорации в космосе я присмотрю, надо найти кого-то, кто будет вести дела на планете и на станции.

- Найдём, думаю, Иг нам поможет. А может быть и сам возьмётся порулить. Надо будет предложить ему и такой вариант.

Неспешное обсуждение прошедших событий, текущих дел и ближайших планов мы с Антом вели всю дорогу. Можно сказать, я передавал полномочия по управлению корпорацией. Хотя внешне это и было незаметно, но судьбоносные, скажем так - определяющие будущее корпорации вопросы, я решал сам, Ант занимался текущей деятельностью. Задел ему я оставлял хороший, было разведано много перспективных мест для добычи руды, так что дело было за малым - накопать её и продать концентрат.

Несколько другим был разговор с Ником. Как я выяснил за это время, в структуре разведки Минматар он занял далеко не последнее место, став заместителем начальника управления флотской разведки нашего сектора.

- Не обрадовал ты меня, Петро, не обрадовал, - такова была его первая реакция на мои слова об уходе, пусть и на время, из шахтёров. Я его понимал, моя работа принесла ему много плюшек, так что думаю, в скором времени он пересядет в кабинет на более высоком этаже, да и звание его изменится. В армии Минматар с этим вполне правильно - заслужил - получи, или втык или плюшку, что заработал, то и принимай. - И куда теперь намереваешься податься?

- Для начала - учиться. Ты ведь знаешь все наши дела. А помотавшись по космосу, я понял, что если не всё, то кое-что мы делаем неправильно. Шахтёрские корабли должны быть другими. Вот я и хочу построить настоящие корабли для работы в диком космосе.

- Погоди, погоди, так ты не на курорт намылился тратить свои денежки?

- Нет, Ник, курорты обойдутся пока без меня. Посетить я их, наверное, посещу, но ненадолго. А так у меня другие планы.

- Как я понимаю, ты и дальше будешь шастать в диком космосе, только планируешь создать для этого специальный корабль?

- В общем-то, да.

- Послушай, так ведь это совсем другой разговор. Дай мне три дня, и я сделаю тебе предложение, от которого ты точно не сможешь отказаться.

- Договорились.

Забот у меня хватало, надо было привести дела в порядок, так что три дня пролетели совсем незаметно. Ник сам связался со мной и пригласил на встречу. Что ж, послушаем, о чём будут петь сладкоголосые сирены в погонах, завлекая доверчивых путников в свои сети.

- Что ты знаешь о планете Муран? - сразу ошарашил меня Ник при встрече.

- Э... сейчас соображу. Там располагается крупнейший в республике комплекс правительственных верфей, в том числе и военных. И там же находится один из ведущих центров по подготовке технических специалистов. Пожалуй, больше ничего.

В последнее время меня интересовали места, где можно стать инженером-кораблестроителем, получив при этом соответствующую практику. Честно говоря, такой подход был не особо распространён в Содружестве, больше практиковалось самостоятельное изучение необходимых баз и потом прохождение проверки полноты их изучения в сертификационных центрах.

Я сначала тоже думал пойти по этому пути, но в результате раздумий решил воспользоваться классическим способом - учиться под контролем специалистов в аккредитованных для этих целей центрах. Всё дело в практике. Уже моё освоение профессии шахтёра под руководством Анта показало, что обучение, совмещённое с практикой будущей работы, не в виртуале, а на реальных объектах, эффективней, чем освоение профессии самоучкой. В результате такого обучения моё дальнейшее совершенствование происходило быстрее, и конечные результаты оказались выше.

Скажем так, самостоятельное изучение баз позволяло получить допуск к управлению работой инженерных комплексов и дроидов, давало общее понимание стоящих задач и позволяло, в конце концов, с ними справляться. Конечно, это был вполне рабочий вариант, и порой единственно возможный, когда требовалось получить специалиста нужной квалификации в условиях отрыва от центров обучения.

Например, при восстановлении корабля со значительными повреждениями в условиях космоса. Но это всё исключения из правил, частные случаи. А обычных инженеров для работы на всех кораблях, в первую очередь военных и правительственных, готовили в специальных центрах. Вот один из них и находился на планете Муран. Обучение в таких центрах подразумевало годичную практику по будущей специальности, так, инженер-кораблестроитель должен был отработать этот год на муранских верфях.

- Молодец, чувствуется, основательно подходишь к освоению будущей специальности. Так вот, я могу предложить тебе обучение в специализированном центре, готовящем военных инженеров-кораблестроителей. Это закрытый военный центр, попасть туда со стороны просто невозможно, но для тебя будет подготовлено специальное направление от флотской разведки, - продолжил Ник.

- Я понимаю так, что мне придётся стать военнослужащим и вступить в доблестные ряды флотских служащих?

- Это был бы оптимальный вариант. Он позволит тебе получить допуск ко всем материалам, в том числе и самым последним, касающимся конструкции современных кораблей. В крайнем случае, надо быть хотя бы офицером запаса. Для вольнонаёмных, обучающихся даже по направлению спецслужб, допуск к новинкам техники будет закрыт.

Кроме того, действующие офицеры обучаются бесплатно, офицеры запаса - за четверть стоимости, вольнонаёмные оплачивают обучение полностью. Таковы правила и их изменить нельзя.

- А в чём интерес разведки Минматар? Почему она так заинтересована в моём обучении?

- Давай говорить откровенно. Несмотря на всю твою помощь нам, разведке в целом, нет до тебя никакого дела. А вот мне и моему руководству есть. Ты проявил себя как очень грамотный и везучий специалист, способный справиться практически с невыполнимым заданием. И судя по твоим планам, ты и в дальнейшем будешь показывать не менее выдающийся результат. Ведь использовать ты будешь специально изготовленные для этих целей корабли.

И пусть пока ты ограничиваешься сферой деятельности, связанной с шахтёрским трудом, но как показал опыт, ты способен получить отличный результат и в других областях деятельности. Вот я и надеюсь, что мы после окончания твоего обучения продолжим нашу совместную работу. И то, что я пытаюсь сделать сейчас - вклад с моей стороны в будущее сотрудничество.

- Ну да, коготок увяз - всей птичке пропасть. Согласившись единожды на сотрудничество, от него уже не освободиться никогда.

- Не стоит быть таким пессимистом, тебе ведь тоже от нас достались какие-то плюшки.

- Вот только ваши вложения в меня принесли разведке гораздо большие дивиденды.

- Ладно, ладно, не будем спорить, - остудил мой напор Ник. - Что ты скажешь о моём предложении?

- Ты ведь знаешь, Ник, что я в своё время приложил немало сил, чтобы избежать контракта с военными. И если бы не гибель моих друзей, не пошёл бы на сотрудничество с вами даже как вольнонаёмный. Мы вот с тобой понимаем друг друга, и ты не пытаешься гнуть меня через колено, потому что знаешь - это бесполезно. А вот станешь ты большим начальником, вместо тебя придёт какой-нибудь хлыщ, и прикрываясь погонами, будет пытаться мне, как военнослужащему, диктовать свои права. Ничего хорошего из этого не выйдет.

- Я всё прекрасно понимаю, Петро, но попытаться я должен был? Думаю, всё сказанное ты можешь повторить и для варианта военного в отставке.

- Даже ещё больше. Сегодня ты в отставке, а завтра большой командир опять призовёт тебя на службу, только теперь у тебя не будет никакого морального права отказаться от выполнения его приказов.

- Хорошо, тогда самый распоследний вариант. Внештатный сотрудник. В этом случае ты действуешь вроде бы как обычный работник, но делаешь только то, что считаешь нужным. С одной стороны, таким образом официально признаётся твой статус как действующего специалиста управления, с другой - командовать тобой не может никто, так как ты не в штате.

По сути, ты будешь восприниматься как полевой агент - с одной стороны наш, и тебе можно отдать нужный приказ, с другой стороны, все понимают, что выполнить его порой невозможно. Причём не всегда по причине сложившихся обстоятельств.

Перед тобой можно только поставить ту или иную задачу, а уж как ты станешь её выполнять, и будешь ли вообще, никто сказать не может. Во всём ты действуешь самостоятельно, на свой страх и риск и за счёт собственных сил и средств. В то же время ты можешь в некоторых случаях рассчитывать на поддержку со стороны управления. Но не обольщайся, это чаще всего проявляется в виде вознаграждения, своеобразной премии за хорошо сделанную работу.

Честно говоря, мне как-то не хотелось ни под каким соусом связывать свою судьбу с армией или флотом. Но очень уж сильно притягивали Муранские верфи, считавшиеся лучшими в республике. Да и доступ к военным технологиям манил. Оружейные системы, энергетическое, ракетное оружие, системы маскировки и РЭБ (радиоэлектронной борьбы) я для себя считал обязательным к изучению.

И не в той, усечённой версии, что существовала для гражданских кораблей. Внутренний голос мне просто кричал, что при моих последующих посещениях дикого космоса всё будет происходить гораздо серьёзней, и готовиться к этому надо уже сейчас. Так что, скрипя зубами, пришлось согласиться с предложением стать внештатным сотрудником разведуправления флота Минматар.

На оформление и согласование всех бумаг ушёл ещё день, и вот мне на сетку приходит пакет документов, дающих право проходить обучение в учебном центре "Муран 123", для чего необходимо явиться на станцию "Муран 3" в отдел управления персоналом, к его начальнику. Потратив ещё день на завершение своих дел, я вылетел на станцию "Муран 3".




Глава 9



Встреча с начальником управления персоналом свелась к ознакомлению им с моими документами и выдачи мне направления на служебный бот, направляющийся на "Муран 123". Там встречающие бот дежурные быстро сориентировались в ситуации, и вот я сижу перед начальником центра, теперь он изучает мои сопроводительные документы, периодически сравнивая их с какими-то данными на своём компьютере. Закончив с этим делом, он обратился ко мне:

- Меня зовут Сенг Мор, я инженер-полковник, начальник центра "Муран 123". Обращаться ко мне можешь нур полковник или нур Мор. А ты, судя по документам, внештатный сотрудник разведуправления, почему-то заинтересовавшийся созданием кораблей. Или это интерес разведуправления? Не объяснишь ли мне, какую цель ты преследуешь? Вопрос далеко не праздный и задаю я его с целью правильно спланировать процесс обучения.

- Мне скрывать нечего, я шахтёр, причём, если можно так сказать, специализируюсь на поиске и добыче редких и дорогих руд в диком космосе. Не надо говорить, что это дело далеко не безопасное и рискованное, достаточно вспомнить уничтожение СШК "Нилин". Надеюсь, ты знаешь, о чём я говорю.

Полковник кивнул, вгляделся в моё лицо и спросил:

- Не ты ли привёл крейсер обратно домой?

- Я. Так вот, мне пришлось потом, кроме своей работы по поиску и добыче руд, по просьбе разведки искать пропавшие в тех местах корабли. В ходе всех этих работ у меня сложилось впечатление, что они, корабли, даже самые современные при всех их достоинствах, не подходят для таких целей. Это касается многих аспектов их использования - конструкции, автономности, защищённости, вооружения.

Список можно продолжить, вот у меня и стали появляться мысли, как можно избавиться от замеченных недостатков. Часть из своих задумок я реализовал, но несмотря на изученные самостоятельно базы, понимаю, что для получения желаемого результата мне не хватает практики и специфических знаний. Разведуправление, надеясь использовать имеющийся опыт и умения по работе в диком космосе, преследуя свои цели, поспособствовало моему появлению в этом центре. Вот вкратце и всё, почему я оказался здесь.

- Амбициозные у тебя замыслы, молодой человек. Неужто ты считаешь, что никто ни о чём подобном не задумывался?

- Да мне всё равно, кто о чём думает, главное, кто что делает. Вот тебе для ознакомления, нур полковник, три небольших фрагмента, показывающие некоторые из моих переделок. Они уже существенно помогли мне. На первом - автоматический рудодобывающий комплекс, на втором - немного изменённый при модернизации СШК, на третьем - грависканер, позволяющий обнаружить укрытые полем невидимости объекты. Всё это работает, и я этим пользуюсь.

Пока полковник изучал переданные ему материалы, я осматривался и старался понять, куда же я попал и чего мне стоит ожидать. Кабинет был так себе по размеру, ни большой, ни маленький. Он даже чем-то напоминал кабинеты земных начальников. Когда кроме рабочего места хозяина помещения присутствует стол для совещаний. Обращало на себя внимание другое - на полках, специальных растяжках, каких-то держателях были установлены и закреплены модели различных кораблей.

Их оказалось много, причём в конструкции каждого из них присутствовало что-то особенное, порой непонятное с первого взгляда, но оставляющее впечатление уникальности каждого образца. У меня закралось подозрение, что все эти корабли сделаны учениками или выпускниками центра, но тут меня от разглядывания необычных моделей отвлёк вопрос полковника:

- Что, нравится?

- Пока не знаю, но выглядит интересно. Что, всё это сделали выпускники центра?

- Догадливый какой. Так оно и есть. Может быть, и модель твоего кораблика здесь будет висеть.

- Поживём - увидим. Так что там насчёт обучения, или мне искать другой центр?

- Картинки ты мне интересные показал. Сам делал или кто помогал?

- Сам. Гравитационные датчики только дали готовые. Ну и использовал стандартные узлы.

- И много у тебя таких идей?

- Задумок много, да вот реализовать сразу не получится.

- Почему?

- Пока сам ещё не могу окончательно сформулировать, каким должен быть кораблик. У меня ведь свои требования ко всей линейке шахтёрских кораблей - от малого до большого. И пока не будет готова общая концепция нового подхода, думаю, преждевременно говорить о каких-то изменениях отдельных кораблей.

- Твоя позиция понятна, и она выглядит вполне здравой. Но вернёмся к твоему обучению. Мы ведь готовим военных инженеров, а ты говоришь о мирных, шахтёрских кораблях.

- А вот это и есть один из элементов общей концепции. Меня ведь не зря привлекало к решению своих задач Разведуправление флота. Его устраивает та информация, поступление которой обеспечивают шахтёры. Да и картографы всегда готовы принять описание новых систем. Так что в данном случае нет какой-то чёткой границы между военными и шахтёрскими кораблями. И корабль рудокопов вполне может использоваться как вспомогательное военное судно. При соответствующем оснащении, конечно.

- Хорошо, я понял, чего ты хочешь добиться. Пожалуй, центр сможет в этом помочь, тем более, судя по имеющимся отметкам на сети, ты достаточно подготовлен к процессу обучения. Вот тебе направление, - и мне на сетку мне пришло уведомление о необходимости прохождения медосмотра, - пройди его, маршрут до медсекции там указан. Вот ещё направление на заселение в комнату гостиницы, - пришло ещё одно уведомление.

- После медкомиссии можешь заселяться, а завтра мы продолжим этот разговор. Предварительно могу сказать, что обучение тебе обойдётся примерно в пять миллионов. Окончательно сумма будет установлена завтра, когда станет ясно, какой разгон тебе надо, и определим набор изучаемых баз. Так что до завтра, Петро.

Медсекция особого впечатления на меня не произвела, да и сам осмотр носил почти формальный характер - подтвердили мой текущий интеллектуальный индекс и подобрали индивидуальный разгон. Гораздо больше меня заинтересовали учебные классы, расположенные на этом же этаже. В них стояли обучающие капсулы, и мне, не особо присматриваясь, мельком, удалось обнаружить не менее десяти таких классов. Чувствуется, процесс обучения тут поставлен с размахом.

Для проживания мне выделили небольшую комнату, оборудованную вполне стандартно - убирающаяся в стену кровать, стол, на котором располагалось индивидуальное рабочее место, что-то наподобие нашего компьютера, но только с большими возможностями. Также имелся шкаф - одна штука, простой пищевой синтезатор с ограниченным набором готовых блюд - одна штука, стул, или скорее табуретка, - две штуки, дроид-уборщик - одна штука. Был ещё санитарно-гигиенический блок, вот пожалуй и вся обстановка, почти спартанская, но меня всё устраивало.

Допуск на станции у меня был гостевой. Находиться мне разрешалось в учебных помещениях, медсекции, столовой, баре и спортзале. На данный момент меня интересовала столовая и собственная кровать. В этом порядке я и отправился реализовывать свои потребности.

Столовая оказалась довольно большой, видимо, здесь питалось много народу, но в данный момент почти никого не было. Лишь в отдалении ели и беседовали несколько групп, судя по комбинезонам - техники. Я заказал мясо с овощами, сок и пирожное. Когда поел и уже собирался уходить, от проходящей мимо группы отделился молодой парень, на вид - мой ровесник, подошёл поближе и поинтересовался.

- Новенький? В какую группу направили? Я Вил, учусь в тридцать третьей.

- Петро, новенький, но пока никуда не приписали, сказали, всё завтра объяснят.

- Ну да, время тянуть они могут. Ладно, ещё пересечёмся, побегу.

Вот, уже знакомые появились. На мне что, мёдом намазано? Я человек замкнутый и предпочитаю своё общество любому другому. А тут вдруг ни с того ни с сего ко мне знакомиться лезут. Буду надеяться, что просто этот разумный из числа тех, которые не могут существовать без общества. Сам-то я всё это время общался с довольно ограниченным кругом людей, так что можно сказать, плохо знаком с местными реалиями. Но ничего не поделаешь, со своим уставом на чужое болото не лезут.

- Так, Петро, - приступил к заключительному этапу нашего общения полковник Сенг Мор, - мы получили данные твоего медицинского обследования, оценили общий уровень подготовки, освоенные базы и практический опыт работы, изучили цели, которые ты хочешь достигнуть, и готовы предложить не совсем обычный вариант обучения. Кстати, познакомься, твой куратор Ал Бут.

В этот момент дверь в кабинет открылась и вошёл незнакомый мне человек, среднего роста, с густой шевелюрой чёрных волос. На его круглом лице выделялись широкие брови, мясистый нос, уши несколько оттопыривались, квадратный подбородок упрямо выпирал вперёд. При этом тёмно-карие, почти черные глаза смотрели на меня насторожено и изучающе. На кураторе был пилотский комбинезон, на котором выделялись нашивки пилота, техника и инженера-универсала. М-да, серьёзный дяденька.

- Мы решили, если ты конечно согласишься, провести для тебя наполовину индивидуальное обучение. Скажем так, теоретические дисциплины ты будешь изучать в несколько этапов - сначала те, что потребуются для получения сертификата "инженер-кораблестроитель III категории". Эти знания будут подтверждаться практикой в составе группы, обучающейся по стандартной методике. Твоей будет группа тридцать три.

Что можно сказать? Вчера в столовой был намёк на толстые обстоятельства или предупреждение? Сделаем посмотреть.

- Дальше я хотел бы подтянуть твои знания до уровня инженера-корабельщика I категории или даже мастера-инженера, - вступил в беседу куратор. - Чем я руководствуюсь? Твоими амбициями. Полковник сообщил, для чего ты прибыл в наш центр и какие цели ставишь перед собой. Честно говоря, это не оставило меня равнодушным, и я решил посмотреть, какая информация о тебе есть в открытом доступе.

Узнать твою историю не составило никакого труда, слишком широко она в своё время прогремела. Во всём этом меня заинтересовало несколько моментов - получение тобой звания мастер-шахтёр, создание корпорации "Горняк" и направление на учёбу к нам от имени разведуправления.

Я немного знаком с Антом, твоим первым наставником, так уж получилось, что и мне в своё время пришлось поработать под его руководством, поэтому я связался с ним и задал ему несколько вопросов. Он характеризовал тебя только в превосходной степени, а услышать нечто подобное от него можно крайне редко. Он же дал мне свою оценку твоих изменений в конструкции кораблей и способе добычи руды.

Узнав, что я, скорее всего, буду заниматься твоим обучением, высказал пожелание после его окончания увидеть не просто инженера, а настоящего мастера. И добавил, что не часто учителям попадает такой благодатный материал. А ещё он сказал, что гордится, что учил тебя. Остальное было тоже достаточно просто - отчёты об успехах и походах корпорации "Горняк" давно будоражат Галонет, а какая-то непонятная шумиха, поднятая в первую очередь разведкой и аналитиками, заставляет кое о чём задуматься.

И я решил попытаться ещё раз воспитать ученика. Можно сказать, немного позавидовал Анту, он-то подобного уже добился. Я тебе всё это рассказал, чтобы потом между нами не было никакого недопонимания. Если согласишься с моим предложением, придётся работать на пределе всех имеющихся сил, благо твоя сетка это позволяет, да и сам ты парень настойчивый и отступать не привык.

Мама, роди меня обратно! Тут же окопались настоящие садисты и изуверы. Я же не вылезу из капсулы, у меня же крыша поедет.

- Я согласен на все условия, нур Ал.

- Тогда ещё один момент, - полковник, внимательно прислушивающийся к нашему разговору, решил добавить свои пять копеек. - Стоимость такого обучения будет выше, чем обычного. По оценкам, опять же предварительным, она составит восемь миллионов. Ты готов пойти на это, Петро?

- Под протокол. Я, Пет Ро согласен оплатить восемь миллионов кредов за обучение в инженерном центре "Муран 123".

- И ещё, - добавил Ал. - Обучение займёт три года, теоретический курс - восемь месяцев, практическая работа на верфях - год, и затем экзамен - изготовление по собственным чертежам корабля среднего класса, но не ниже фрегата.

- Принимается, - ответил я.

- Тогда у тебя есть час, чтобы подписать все документы, а после этого я жду тебя в учебном классе номер три. И не вздумай опаздывать.

Здесь следует сказать несколько слов о практикуемой методике обучения в этом центре. В ней основную роль играли именно практические занятия. Теоретические материалы, общие положения, устройство и работа отдельных узлов и механизмов изучались в капсулах под медикаментозным разгоном. Это можно было сравнить с лекциями и работой с литературой в вузах на Земле.

Но не меньше времени уделялось практическим занятиям. Как пример - после изучения правил и теоретической части нашим ученикам и студентам на Земле приходилось решать задачи и примеры для закрепления полученных знаний. Здесь для этой же цели использовались различные симуляторы, позволяющие, пусть и виртуально, но выполнять работы по ремонту и обслуживанию конкретных механизмов.

Вот простейший пример - можно изучить устройство автомобиля, прекрасно им управлять, но вот выполнить хотя бы какой-нибудь простейший ремонт для такого водителя будет большой проблемой. Надо ведь знать, каким ключом крутить какую гайку, в каком месте придержать эту хреновину, куда и как засунуть эту фиговину, где и как нажать на эту пимпу.

Так что практика рулит. И хотя можно изучить полностью все базы в капсуле и сдать экзамен на тренажёре, но как практик такой специалист будет слабоват. Это ещё мягко сказано. А в центре упор делался именно на практические занятия. Но я что-то отвлёкся.

Мне пришлось в течение выделенного времени подписать договор на обучение, получить комбинезон курсанта и успеть добраться в учебный класс номер три. Там мне Ал объяснил, что сейчас я займусь в первую очередь изучением и поднятием уже освоенных баз до необходимого уровня. Как мне было сказано, это не будет непрерывный процесс, каждый день, ну или после окончания изучения какой-либо базы, мне предстоят занятия в спортзале, не менее четырёх часов, для поддержания физической формы. О дополнительном объёме знаний, который мне придётся осваивать дальше, в рамках задуманного им процесса обучения, можно будет поговорить позже.

Когда я выбрался из капсулы на следующий день, меня слегка потряхивало. Как оказалось, мне специально подготовили разгон, максимально ускоряющий процесс обучения. Нейросеть сообщила мне, что я изучил базу знаний "Инженерные комплексы" третьего уровня (у меня был изучен только первый уровень), "Инженерные дроиды" второго (был первый), "Конструкция судов" третьего (был второй).

Честно говоря, результат мне понравился, но вот чувствовал я себя после учебного сеанса не самым лучшим образом. Сначала после выхода из капсулы я отправился в столовую, где получил назначенный медиком легкий завтрак, а потом в спортзал, где инструктор предложил мне при полуторной силе тяжести бегать, прыгать и выполнять разнообразные физические упражнения, заставляя мой организм компенсировать лежание в капсуле.

Так что лёгкое состояние утомления и головокружение, присутствовавшие после обучения в капсуле, сменились болью в натруженных мышцах после занятий в зале. Я вообще-то и раньше старался поддерживать физическую форму и не отлынивал от ежедневных занятий на тренажёрах, но тут уже был совсем другой уровень нагрузок. Но что поделаешь, попал в ощип, пищи, но беги.

После довольно плотного обеда я отправился на практические занятия, где впервые встретился со своей группой. Ал представил меня как курсанта, подготавливаемого специально для работы по программам "Демилитаризация" и "Спасатель", т.е. кандидата в мусорщики (поясняю - мусорщиками называли тех, кто работал на местах гибели кораблей, разбирая их и восстанавливая). Предупредил остальных, что встречаться мы будем большей частью на практических занятиях, и тут же предложил их начать.

Группа оказалась небольшой, пять человек - трое парней и две девушки. Мы только успели познакомиться, как сразу пришлось приступить к выполнению предписанного задания. Каждому курсанту был выделен простенький инженерный комплекс "Искра", в состав которого входило шесть дроидов, и предоставлен для разборки разбитый бот, их видимо специально притащили со свалки. Нам предстояло, используя комплекс, сначала разобрать эти боты. Что будет потом, можно только строить предположения.

Работа по разборке битого космического мусора продолжалась до конца дня, а потом после ужина я опять отправился в обучающую камеру, поднимать инженерные базы до нужного уровня. А с утра всё повторилось по новой - спортзал, практические занятия по работе с инженерным комплексом, поздний ужин, и опять обучающая камера. Не знаю, какие базы осваивали остальные, но моё обучение, на мой взгляд, шло несколько нестандартно.

В качестве примера могу рассказать, как для меня закончилась история с разборкой космического мусора. После того, как всё, что можно было снять с разбитых ботов, оказалось снятым, большую часть деталей куда-то вывезли, а из того, что осталось, мне предложили собрать новый бот. Задачу поставили вполне конкретную - у меня есть неработающий инженерный комплекс "Искра" с пятью дроидами, те детали, что лежат передо мной, и запас кислорода на неделю.

Требовалось собрать бот и добраться до спасательного судна в соседней системе. Правда, радовало то, что в зачёт шло время, непосредственно затраченное мною на работу. Пришлось вспоминать всё про дроидов и космические корабли. Правда, то сооружение, что у меня получилось, трудно было отнести к космическим кораблям, но как говорится, за неимением гербовой....

В большинстве случаев, когда дело касалось практических занятий, Ал поступал аналогичным образом - ставил меня в очень жёсткие условия, и мне приходилось решать порой не самую сложную инженерную задачу при нехватке материалов, инструментов, оборудования.

Как он говорил сам, таким образом я учился мыслить нестандартно, и вынужден был не просто применять полученные знания на практике, но и творчески их усваивать. Непонятно? Ну представьте, вам надо выкопать яму глубиной один метр, вот только никаких инструментов у вас нет. А время на работу ограничено и от её успешного завершения зависит ваша жизнь. Вот похожие задачи мне и ставились.

В случае, если я не справлялся со своим уроком или не укладывался в заданные сроки, мне приходилось выполнять другие аналогичные задания, до тех пор, пока они не превращались для меня во что-то заурядное. Какой бы сферы ни касались практические занятия, они всегда носили сугубо утилитарный характер, и для их выполнения требовалось хорошее знание теории.




Глава 10



- Ну вот, ты и получил вожделенный сертификат инженера, - такими словами Ал встретил меня после окончания церемонии выпуска новых инженеров. Да, я всё-таки сумел выдержать этот изматывающий учебный марафон, и меня признали инженером-кораблестроителем III категории. - Теперь у тебя впереди практическая работа по выбранной специальности на верфях. Без знаний и умений, полученных там, ты не можешь считаться настоящим инженером.

- Ал, я как-то не задавался вопросом, чему меня будут учить. Первый этап, как я понимаю, подразумевает освоение стандартных знаний, необходимых для получения сертификата инженера. А что будет потом?

- Я не забыл, какие ты ставишь перед собой цели. И следующий этап обучения должен позволить тебе самому понять, что ты можешь, и пригоден ли для этого. Работая на верфях, ты должен ощутить, что такое корабль и как он рождается. Любой из них, даже простейший бот, не просто куча железа, собранная определённым образом.

И вот, если ты сможешь это почувствовать, ощутить, как рождается корабль, - то ты будешь кораблестроителем. Если же тебе этого не дано - то останешься просто инженером, способным собрать разнообразное железо в кучу и заставить его работать. И тогда сам решишь - будешь ли ты добиваться своей цели. А для этого надо, кроме обычной работы на верфи, быть готовым к появлению неведомых проблем. Так что наша учёба продолжится.

- А что мне предстоит изучить?

Во-первых - поднять, как минимум, на один уровень уже изученные базы, лучше бы конечно все, но не думаю, что на это нам хватит времени. Но над некоторыми придётся поработать особо.

- Например?

- Конструирование кораблей, энергетические установки, материаловедение, робототехника, программирование - тебе весь список предоставить?

- Да было бы неплохо, я, может быть, и со своей стороны что-нибудь добавлю. Тем более, мне хотелось бы знать, за что я деньги плачу.

- Твоё право, но ничего плохого я тебе не посоветую.

- Да никто не говорит, что мне предлагается что-то плохое или лишнее. Просто извечное человеческое любопытство.

- Хорошо, я тебя понял. Кроме того, раз ты собираешься строить корабли, то должен на них летать. Так что придётся осваивать весь пакет знаний, связанных с пилотированием тяжёлых кораблей и получать сертификат пилота-универсала.

- Готов начать хоть немедленно.

- И ещё, ты планируешь подолгу находиться в самых отдалённых местах, тебе необходимо оснастить корабль медицинскими и обучающими капсулами, а самому изучить медицину как минимум до четвёртого ранга.

- И это принимается.

- Так как ты намереваешься создавать автоматизированные комплексы, то в этом случае нельзя обойтись без углубленного изучения промышленного оборудования, установок по переработке руды, ну и само собой, армейских баз, затрагивающих различное вспомогательное оборудование.

- Это тоже дело нужное.

- Оружейные базы - вот без чего твоё образование как кораблестроителя будет ущербным. Ты должен знать, какое оружие на что способно, его устройство и способы защиты от него. Так что придётся изучать ракетное, энергетическое, кинетическое, лучевое и все остальные виды оружия. Ну и соответственно, способы защиты от него - энергетические поля, щиты, и прочее, и прочее.

- Сам хотел предложить изучение подобных дисциплин.

- Ну и немаловажное значение имеет правильное применение оружия и управление кораблём при столкновении с противником, здесь нужно освоить как минимум до четвёртого ранга целый ряд воинских дисциплин, таких как тактика ведения боевых действий, маневрирование, боевое пилотирование и многие другие. Список я тебе сбросил на сетку.

- Всё это необходимо усвоить в свободное от работы время?

- А ещё пройти практику, хотя бы на тренажёрах.

- И ты считаешь, Ал, что только после этого мне стоит задумываться о строительстве кораблей?

- Ну почему же, можешь заняться этим прямо сейчас, кое-какие основы ты уже знаешь. Но только освоив предлагаемый к изучению объём знаний, научишься правильно соизмерять свои возможности с желаниями. Одно могу сказать - решение что-то делать или не делать каждый принимает самостоятельно. Это его выбор.

- Не буду с тобой спорить, но думаю, что хуже от того, что я освою предлагаемые базы, мне не будет. Лишних знаний не бывает. Так что буду учиться дальше. И скажу даже так - чем больше самых разных баз технической и боевой направленности мне придётся выучить, тем, думаю, легче будет в дальнейшей самостоятельной работе.

И процесс обучения продолжился, правда не в такой интенсивной форме, как раньше. С утра я на штатном челноке отправлялся на верфи, где работал в различных инженерных службах. На определённый срок, обычно на месяц, меня приписывали на какой-нибудь производственный участок, где я и осваивал премудрости выполняемой там работы.

Я участвовал в закладке кораблей, на практике освоил создание силового каркаса, в том числе и отдельных его элементов, научился выполнять юстировку двигателей и их настройку, обеспечивающую максимальную отдачу. Ну и поработал на многих других участках сборки кораблей. Во всяком случае, как мне сказал Ал, я полностью увидел процесс создания корабля и поучаствовал на всех этапах технологического цикла его строительства.

В ходе всех этих работ мне стали известны многие тонкости, не учтённые в базах знаний. Ну и немаловажное значение имели многочисленные разговоры между специалистами, когда происходило обсуждение тех или иных кораблей, их характеристик, конструкции, эксплуатации. Это тоже была школа, пожалуй, не менее важная, чем изучение баз.

Нельзя в моём понимании создать что-то, только изучив учебник и поиграв в компьютерные игры. Это всё равно, что ознакомить человека с азбукой, научить его писать и читать, а потом ожидать, что он напишет "Войну и мир".

И хоть меня большинство специалистов не считали настоящим инженером, так, молодым специалистом, только осваивающим свою будущую профессию, но для себя я сделал немало открытий. Больше всего пришлось поработать в конструкторском отделе. И это произошло на заключительном этапе практики. Вот именно тогда все мои несколько разрозненные знания, полученные в процессе обучения, слились между собой, и я наконец-то понял, что такое настоящий корабль.

Конечно, верфи выпускают хорошие суда - транспорты, линкоры, крейсера, и без них невозможно освоение космоса, но все они обычные рабочие лошадки. И это правильно, именно на них приходится основная нагрузка. Но как есть обычная, пусть и хорошо обученная армия, так есть и спецназ. Так вот, настоящий Корабль - штучная работа. Может быть, он и будет незначительно отличаться от серийных судов, но это будет Корабль.

Практику я закончил с лучшими отзывами, мне было присвоена II категория инженера-кораблестроителя, и теперь передо мной стояла задача - создание своего корабля. Именно об этом мы и говорили в настоящий момент с Алом.

- Процесс первичного обучения ты закончил, Петро. Но не забывай, что это только начало, учиться тебе придётся всю жизнь, так что сильно не расслабляйся. И хоть ты ещё не готов к настоящей работе, но нельзя откладывать испытание до бесконечности. Так что приступай к постройке своего корабля, все необходимые знания и умения для этого у тебя есть.

Ну да, как говорится, всё, что хочется, за ваши деньги. Ангар, точнее верфь, позволяющую собирать корабли длиной до полутора тысяч метров, мне разрешили арендовать. Все механизмы, устройства и оборудование я мог покупать на военных складах с приличной скидкой. На открытом рынке я бы вообще ничего подобного не нашёл. И если первоначально я хотел ограничиться постройкой фрегата, но хомяк вместе с жабой вынудили меня пересмотреть свои планы.

Так что пришла пора немного о них рассказать.

- Скажи, Ал, какие ограничения стоят передо мной? Я имею в виду по стоимости, используемым деталям и узлам, доступу к армейским складам? Мы как-то этого уже касались, но хотелось бы уточнить, как обстоят дела сейчас.

- Для тебя открыты склады списанного и восстановленного оборудования и вооружения. Не думай ничего плохого, зачастую на самом разбитом или изношенном корабле находятся детали и узлы в хорошем состоянии. Например, корпус разбит, а вот движки остались целыми. И таких случаев немало, так что на таких складах можно найти если не новые, то близкие к этому механизмы.

Сказанное наставником меня немного успокоило. Конечно, о флотских кладовщиках ходило немало баек и различных историй, вот, похоже, мне и представится возможность самому убедиться в их правдивости. Но больше всего повезло с конструкторским комплексом - мне удалось купить списанный, но в очень хорошем состоянии комплекс разработчика "Вержбен". Я почему-то сразу дал ему имя Бен, искин комплекса оказался этим весьма доволен.

Что явилось замечательным бонусом - в придачу к нему шли библиотеки и математические модели огромного числа деталей и запчастей, используемых при создании и ремонте космических кораблей. Подобный комплекс позволяет проектировать и работать с любым типом кораблей, вплоть до линкоров. Правда и стоит он как крейсер, но тут уж никуда не деться - без какого-нибудь аналогичного рабочего места не имело смысла даже заикаться о создании нового корабля.

- Ал, - обратился я к наставнику. - Ты мне какую-нибудь помощь окажешь?

- Нет, Петро, здесь ты должен сделать всё сам. Я даже консультировать тебя не смогу после начала работы над кораблём.

- Но пока она не началась, мы можем с тобой обсудить концепцию задуманного судна?

- Пока ты не начал работу над ним - да.

- Тогда давай сделаем это сейчас.

- Хорошо, я тебя слушаю.

- Я хочу создать универсальный корабль для исследования дикого космоса. Это будет не рейдер и не разведчик. Разведчик и рейдер отличаются тем, что приходят неизвестно куда, быстренько выясняют, что там творится, и уходят. Рейдер ещё может при этом пострелять и перемолоть на фарш всех, кто ему попытается помешать. Всё это хорошо при проведении военных операций - пришёл, увидел, победил.

Если же требуется получение более подробной информации о месте или исследование достаточно большого неизвестного района, всё получается не так просто. Боевой корабль есть боевой корабль, и заставлять его заглядывать во все дыры и закоулки - на мой взгляд, не самое лучшее занятие. Изнашиваются механизмы, людям приходится подолгу находиться не в самых лучших условиях, военное судно - это не то же самое, что круизный лайнер.

Так что есть целый круг задач, связанных с неизвестными местами, разведкой новых территорий, определения их потенциальной пригодности к колонизации, условий навигации, ну и множество других. Сейчас этим занимаются военные, хотя существует целый класс кораблей, способных справиться с этой задачей.

- Интересный подход, причём он поднимается уже не в первый раз, - высказался Ал. - Но продолжай, извини, что перебил.

- Давай посмотрим на это с другой стороны. Зачастую в неизвестные места первыми приходят шахтёры. Понятно, что не цветочки собирать и бабочек ловить. Они ищут богатые астероидные поля. И если находят, то задерживаются в таких местах не на один день. Почему бы им при этом не собрать дополнительную информацию, за которую они могли бы получить и оплату.

Например, управление картографии узнает всё, что их интересует, без особых затрат. Те же военные будут знать, что находится в тех местах. Информация по новым системам может заинтересовать и крупные корпорации, которые со временем решат основать там свою стацию. Шахтёры ведь снимают сливки, а много чего ценного остаётся болтаться в космосе. А получить все найденные ресурсы могут только корпорации.

- Вполне жизнеспособный и часто реализуемый план колонизации неизвестных территорий. Примерно по такой схеме и происходило расширение обитаемого космоса раньше, и вполне возможно, будет осуществляться в будущем.

- Так вот, как я уже говорил, в моём понимании лучше всего для этих целей подходят шахтёрские корабли, но и они страдают целым рядом недостатков. Не буду перечислять, их устранение возможно, вот я и хочу получить корабль, наилучшим образом подходящий для длительной работы в неизвестном космосе.

- Всё понятно, Петро. Скажу сразу - мне нравится концепция твоего корабля. Такие проекты уже были, не ты первый задумываешься о подобных вещах. Может получиться очень интересный и оригинальный корабль. Это всё, что я могу тебе сказать, да и наше обсуждение пора заканчивать, сейчас тебе придётся затрагивать конструкцию и прочие его элементы, а это уже будет прямое нарушение условий твоего испытания, - сказал Ал. - Так что удачи, Петро, у тебя всё получится.



Глава 11



Ну что же, сам так сам. Как там поётся в песне - никто не даст нам избавленья, и что-то там мозолистой рукой. До рук дело пока не дошло, а вот головой можно поработать. Занимаем своё рабочее место перед инженерным комплексом, и вперёд. Многое, касающееся Корабля, давно обдумано, теперь же пора приступить к осуществлению своих замыслов.

Итак, за основу берём десантный транспорт типа "Вояж". Его отличительная особенность - повышенная прочность силового набора и вместительные трюмы, предназначенные в первую очередь для перевозки планетарной техники и живой силы. Этот корабль будет основой создаваемого малого исследовательского комплекса, назовём его привычно - средний шахтёрский корабль модернизированный, СШК-М.

По своему вооружению и защите он не должен уступать тяжёлому, а лучше линейному крейсеру, но до этого ещё доберёмся. А пока на экране передо мной появился во всей своей красе транспорт. Длина - восемьсот тридцать, ширина - двести пятнадцать, высота - сто восемьдесят метров, форма - трапециевидная, слегка сужающаяся к носу. Передняя грань немного скошена.

Покрутив изображение во всех плоскостях, инженерный комплекс позволял и не такое, рассмотрел корабль в мельчайших деталях. Да, не красавец, точнее, красота совсем другого, непривычного мне типа. Нет в нём стремительности атакующего хищника, плавности обводов и изящества линий скоростного болида. Зато он удивительно гармоничен и создаёт впечатление несокрушимой скалы. Как говаривал в таких случаях один из моих знакомых строителей на Земле - красота, к чему она, прочность лучше красоты.

Ну да ладно, с кораблём-маткой определился, теперь надо заняться тем, что необходимо для выполнения задуманных задач вне корабля. Так, в первую очередь это будут два фрегата, способных прыгать не менее, чем на пять систем, и оснащённые необходимым оборудованием для разведки астероидных полей и неизвестных территорий.

Прелестно, вот комплекс подкинул на рабочее поле два фрегата, берём первый и ставим его на боковую грань таким образом, чтобы его дюзы находились в одной плоскости с основными. При закреплённом на корпусе фрегате, его двигатели могут служить в роли дополнительных, в первую очередь маневровых двигателей. Отлично, как раз на боковую грань корпуса встал фрегат, место как будто и предназначено для него. А на другую грань - второй фрегат.

Так, что нам нужно ещё? Не будем забывать, это шахтёрский корабль, значит надо на нём установить автоматический добывающий комплекс. А это как минимум десять ботов и два буксира-транспортировщика руды от добытчиков. А на корме-то всё не умещается! И что? Пятёрки ботов-добытчиков на одну бригаду будет маловато, маловато. И внутренний объём занимать нельзя, на него свои планы.

Значит, ещё одну бригаду добытчиков вешаем спереди. М-да, как-то не очень. А собственно говоря, почему нельзя всю верхнюю плоскость транспорта превратить в своеобразную взлётную площадку. А как их все запускать? Поставим электромагнитные катапульты. А чтобы никого не смущать таким необычным зрелищем, закроем всё декоративным кожухом, который при необходимости можно будет просто отстрелить. Да, совсем забыл, надо поставить ещё два беспилотных истребителя-разведчика, они при случае послужат и в роли ПВО.

И что получилось в целом? М-да, транспорт ещё узнать можно, но вот только он сильно в корме увеличился, какой-то толстозадый получается. Хотя, нет худа без добра, от такого увальня никто не будет ожидать никаких неприятностей. А мы о них позаботимся, позаботимся.

Я скомандовал Бену убрать обшивку и всю внутреннюю начинку транспорта, оставить только на экране скелет корабля и расположенные сверху фрегаты и боты. Ну вот, предварительную компоновку можно начинать. Безопасность - наше всё, поэтому экономить не будем. Самое главное - не подпускать никого к себе близко. А значит, использовать будем ракеты и ещё раз ракеты.

А какие ракеты нужны? Вопрос далеко не простой и праздный. Ракеты Содружества - не совсем то, к чему я привык. Существует несколько их типов. Первый - привычные мне, на которых стоят боеголовки, чаще всего ядерные, и срабатывающие при попадании в корабль противника. Второй тип ракет - электромагнитные или ЭМ-ракеты. Они взрываются вблизи вражеского корабля, и в результате этого он оказывается в потоке мощного электромагнитного излучения, вследствие чего у него выгорает вся электроника.

Корабль остаётся целым, но уже не представляет никакой опасности. Ну и третий тип ракет - лазерные. В этом случае боеголовка, как правило, состоит из нескольких автономных платформ, оснащённых обычными или гамма-лазерами. Достигнув нужного места, головка разделяется, и платформы начинают самостоятельно вести огонь по заданной цели.

Правда, энергии им хватает на три секунды стрельбы, но зато она производится практически в упор, наносит сильнейшие повреждения и при поражении двигателей или реакторов гарантированно выводит корабль из строя. Таковы три основных типа. Существуют и другие виды ракет, в частности ракеты РЭБ, создающие ложные цели или нарушающие работу ПРО (противоракетной обороны), но их стоит рассматривать как отдельный класс.

Хорошо, что пусковые установки (ПУ) всех этих ракет одинаковы. Так что в первую очередь необходимо разобраться с их количеством. ПУ были достаточно большими, да и сами ракеты не отличались миниатюрностью. А если учесть склады хранения, пути транспортирования ракет и машины заряжания, тут есть, над чем подумать.

Радовало одно - стрелять можно было с любого борта в любую сторону. На первом этапе своего движения, после выстрела, ракета занимала заданный курс, потом срабатывали мощные ускорители и разгоняли её до скорости не менее половины световой. Ускорения при этом возникали просто чудовищные, и конструкторы вынуждены были принимать специальные защитные меры, в частности использовать компенсаторы гравитации.

После разгона до нужной скорости ракета какое-то время двигалась по баллистической траектории, отслеживая в пассивном режиме заданную цель, а потом, на заключительном этапе, срабатывали двигатели последней ступени, корректируя её положение и выводя точно на цель. Вот такое это было сложное и дорогостоящее оружие. Достаточно сказать, что стоимость одной ракеты порой превышала цену фрегата, а то и приближалась по цене к крейсеру.

Да и запас их в диком космосе пополнить было негде. Но их самое главное достоинство - они позволяли держать противника на значительном удалении, что давало кораблю возможность разогнаться и уйти в гипер при неблагоприятном для тебя развитии событий. А жизнь и свобода однозначно дороже денег.

Так что я ограничился пока установкой двенадцати пусковых в центре корабля по каждому борту и занялся другим вооружением. Меня интересовало в первую очередь способное остановить нападающих на средней дистанции - от ста тысяч километров и больше. По моим оценкам, на эту роль лучше всего подходили лазеры и гразеры. И опять же, решающим фактором при выборе оружия было желание избежать ближнего боя.

У меня не боевой корабль, мне необходимо всячески избегать рукопашных схваток, а уж если они становятся неизбежными, надо врезать так, чтобы хватило одного удара. В результате длительных размышлений на эту тему мне захотелось установить гразер с линкора на свой транспорт. Когда я понял, о чём размышляю, то в первое время буквально остолбенел, но постепенно настолько осмелел от своего нахальства, что стал прикидывать варианты реализации подобной идеи.

И ведь действительно это оказалось возможным. Такие пушки могли быть только курсовыми, наведение на цель осуществлялось поворотами корпуса корабля, как у истребителя. Скорострельность такого оружия составляла один выстрел в два часа, причём необходимо было иметь на каждую пушку свой накопитель энергии. И требовалось значительно повысить энерговооруженность корабля, вплоть до того, что необходимо было ставить отдельный реактор, обеспечивающий зарядку накопителей.

Но в конце концов мне удалось установить на свой корабль три гразера - два по курсу движения и один назад. Они были размещены вдоль всего корпуса по днищу. Надеюсь, что много стрелять из этих пушек не придётся, по замыслу, они должны были с одного выстрела уничтожить любого противника размером с тяжёлый крейсер, а у всех более крупных кораблей вызвать если не фатальные, то близкие к этому повреждения. Причём наличие таких пушек невозможно было определить при визуальном внешнем осмотре.

Но эти пушки не будут единственными. Надо поставить ещё как минимум шесть пушек меньшего, но достаточно крупного калибра. Пусть считаются за основное оружие крейсера. Теперь пришла пора заняться собственной ПРО. В общем-то, ничего нового здесь не предполагалось, я ставил обычные турели для зенитных ракет. Они высокоскоростные, а турели отличались хорошей скорострельностью.

Для обеспечения высокой плотности огня турелей надо много, хотя каких-либо достаточно твёрдых критериев для определения, много или мало, не существовало. По предварительным оценкам, чисто прикидочным, они должны были справиться с полновесным ракетным залпом линкора.

Но практика показывает, при начале сражения все предварительные расчёты становятся если не ошибочными, то не полностью отражают реальную картину. Дополнительно на внешней обшивке были установлены лазеры ПРО. Как говорится, защиты много не бывает.

И это ещё не всё. На корабле я установил гравитационное защитное поле. Здесь надо сделать небольшое пояснение - учёные Содружества только недавно получили первые практические результаты в области изучения гравитации. Одним из таких открытий явилось создание гравитационных генераторов. Они оказались простыми и надёжными, но страшно прожорливыми, и при своей работе потребляли очень много энергии.

Зато создаваемое ими поле оказалось практически непробиваемо обычным оружием. Правда, при очень сильной нагрузке оно могло просто схлопнуться. И ещё были недостатки у этого поля - оно оказалось непроницаемым, то есть не пропускало ничего снаружи, но не выпускало и изнутри. Так что стрелять через него оказалось невозможным. К ограничениям в применении стоило отнести и тот факт, что генераторы могли создавать поле только ограниченных размеров - примерно пятьдесят на пятьдесят метров.

Правда, с другой стороны, это могло послужить и некоторым достоинством - защитное поле можно было создать по типу чешуйчатого доспеха, в своё время широко использовавшегося на Земле. В этом случае отдельные поля, созданные генераторами, накладывались краями друг на друга, образуя полностью непроницаемую защиту. При необходимости вести стрельбу один из генераторов отключался и открывалось окно, через которое и вёлся огонь по противнику.

Подобная технология защиты ещё широко не использовалась и была испытана только на экспериментальных образцах, зарекомендовав себя с лучшей стороны. Правда, в этом случае требовался оператор защиты, а также дополнительный искин, но это сущие мелочи. И да, для её использования необходимо ставить отдельный реактор.

Необходимо упомянуть ещё о двух специфических способах защиты, которыми я хотел воспользоваться в обязательном порядке. В первую очередь речь идёт о системе невидимости, сейчас оказалось возможным без особых препятствий со стороны военных использовать комплекс "Невидимка" третьего поколения. Это позволяло защитить корабль гораздо лучше, чем мне удалось раньше.

Скажу так, теперь под невидимостью можно было выходить непосредственно из гипера без потери маскировки или ухудшения её качества, а также двигаться внутри системы, оставаясь незаметным для сканеров противника. Правда, скорость в этом случае значительно падала, но лучше так, чем никак.

И ещё я предполагал широко использовать системы РЭБ (радиоэлектронной борьбы). Пока предполагал поставить стандартный флотский комплекс "Мираж", позволяющий создавать помехи, ложные цели и сбивать наведение ракет противника. Конечно, этого было маловато для полноценной РЭБ, но как говорится, на войне и поросёнок божий дар.

Когда была закончена предварительная компоновка корабля, у меня наступил полный упадок сил. Да и не мудрено, я просидел перед экраном почти сутки. Сил хватило добраться до кровати, сбросить ботинки и упасть в объятия Морфея. Спал я двенадцать часов, после чего вскочил полным сил с желанием продолжить работу. Небольшая разминка, душ, свежий комбинезон, завтрак и вот я снова перед экраном Бена.

Итак, смотрим свежим взглядом, что же я вчера наворотил. Пока всё в порядке, конечно есть желание внести небольшие изменения, но к этому можно будет вернуться позже, после размещения всех остальных механизмов и узлов при окончательной компоновке. Начнём с двигателей. На исходном транспорте использовались такие же, как на тяжёлом крейсере. Этого хватало на неспешное маневрирование при полной загрузке и отличной экономичности.

Но мне этого было мало. Самый главный приём у таких как я, шастающих в неизведанных местах, - делать ноги при встрече с сильным противником. А для этого нужны движки помощней, особенно учитывая, что я рассчитывал грузить на борт не менее трёх миллионов кубов концентрата. Масса полностью загруженного корабля будет сравнима с линкором, так что и движки следует использовать от него.

Смотрим в существующей линейке двигателей, что из них можно позаимствовать для себя. Пожалуй, два двигателя от линкора типа "Инвикт" подойдут, тем более, они почти вписываются в габариты транспорта по ширине. Вот именно, что почти. Да и по длине они значительно больше, так что внутренний объём корабля станет существенно меньше. А этого не хотелось бы.

- Бен, давай смотреть движки от линейных крейсеров.

- В данный конструктив могут войти маршевые двигатели линейного крейсера типа "Никея", причём их можно поставить три штуки вместо двух от линкора. Правда, придётся несколько удлинить и расширить секцию, но это вполне возможно, - выдал свои рекомендации искин комплекса.

И что получится? Тяга уменьшится на семь процентов, но с учётом меньшей массы корабля увеличение времени разгона составит не более трёх процентов, при этом он будет разгоняться быстрее линейного крейсера. Приемлемо. Прочность набора всё равно придётся увеличивать, но это буду проверять потом, когда всё скомпонуется.

Теперь на очереди реакторный отсек. Для него пока просто оставлю место, не совсем понятно, какая мощность потребуется, с ней надо ещё определяться. Можно примерно прикинуть трюмы для перевозки концентратов.

- Бен, система трюмов должна располагаться ближе к носовой части, ориентировочный объём - три миллиона кубов.

Что я ещё забыл?

- В этом объёме поставь комплекс по получению концентрата руд, думаю, "Добытчик 100" будет в самый раз, его производительность позволяет переработать до ста тысяч кубов руды за сутки. Две бригады добытчиков при круглосуточной работе обеспечат не менее пятидесяти тысяч кубов. Годится, пусть у переработчиков будет запас. Количество добытчиков всегда можно увеличить.

Так, с рудой в первом приближении разобрались, идём дальше.

- Бен, пустую породу пропускай через комплекс "Дорит".

Здесь, наверное, требуется небольшое пояснение. Для маршевых и маневровых двигателей требуется топливо. Оно представляет собой гель, обычно получаемый из углеводородов. Их закачивают на специальные перерабатывающие заводы, а потом топливо доставляется на заправки, располагающиеся возле каждой станции. Такое топливо очень дёшево, гораздо дешевле, чем использование всевозможных делящихся материалов.

Правда, без них тоже не обойтись, но это уже отдельный вопрос. Так вот, благодаря своей дешевизне и достаточно высокой эффективности, топливо-гель используется очень широко. Но углеводороды - не единственный источник сырья для этих целей, хотя экономически самый выгодный. Как бензин можно получить из нефти, угля, торфа, так и гель можно получить из компонентов, образующихся в процессе переработки руды в концентраты.

Так что комплексы типа "Дорит" позволяют решить все проблемы с топливом в самых отдалённых местах, тем более при установке на шахтёрах, сбрасывающих сырьё для его получения как отходы.

- Бен, пора браться за управление. Центральный искин поставь класса "Линкор", ему в дополнение ещё один такой же. В рубке должны располагаться капитан, первый и второй пилот, навигатор, операторы защиты, связи, РЭБ и ПРО, артиллерист. В мирной обстановке там же должно быть и место для диспетчера-шахтёра. Пока такого количества специалистов будет достаточно.

Маневровых двигателей, опять же класса линейного крейсера ставь четыре штуки, размещай их на пилонах, два спереди, два сзади. Передние надо спрятать в корпусе, они должны выдвигаться на специальных консолях. И поставь гипердвигатель от линкора, пусть будет от того же "Инвикта".

Для управления всеми устройствами должны быть установлены отдельные искины, даже если на рабочем месте предусмотрено присутствие оператора. Жилой отсек размести между бункером для концентрата и рубкой. Он должен быть рассчитан на сто человек и оснащён по требованиям Содружества для кораблей, отправляющихся в дальние экспедиции.

Так, нам с тобой осталось найти место для размещения производственной мастерской, исследовательской лаборатории, склада вооружений, технического склада, где будут располагаться все дроиды и запчасти, и трюма для хранения необходимых запасов в дороге. Наверное, потребуется ещё много чего впихнуть в имеющийся объём, но пока давай остановимся на том, что есть.

Теперь по оборудованию. В мастерской поставь средний 3D-принтер, пусть будет возможность изготовить нужную деталь в нужное время в нужном месте. Пусть там же стоит универсальный сборочный комплекс "Джинн" со своими двадцатью четырьмя дроидами всех типов, необходимых при выполнении разнообразных сборочных работ, в том числе и в открытом космосе.

В мастерской ещё должен быть малогабаритный универсальный плавильный горн "Вертакс", позволяющий из концентрата получить нужный металл. Где же мне при необходимости брать сырьё для принтера, как не у себя на складе? Для этих же целей предусмотри установку среднего универсального промышленного синтезатора, а также комплекс оборудования для монтажа, демонтажа, проверки и изготовления блоков электроники.

Естественно, должен быть склад необходимых элементов и готовых узлов. Потом я ещё уточню состав необходимого оборудования. Не стоит забывать и про комплекс "Алхимик", он позволит разобраться с неизвестными веществами, синтезировать нужные и послужит хорошей поддержкой для промышленного синтезатора.

В исследовательскую лабораторию хорошо впишется комплекс "Знайка", позволяющий проводить разнообразные исследования. Конечно, ему по своим возможностям далеко до самых простых лабораторий. Но в походных условиях он показывает неплохие результаты. Обычно такие комплексы ставят на суда дальней разведки.

Бен, дай мне примерную оценку необходимой мощности реакторного отсека. М-да, а осетра, видимо, придётся урезать, и значительно. Я ещё раз посмотрел на виртуальную модель корабля. Он мне нравился, ещё нуждался в испытаниях и осмыслении полученных результатов, но в нём чувствовался потенциал, который надо раскрыть, для чего требовалось, как минимум, согласовать работу отдельных узлов корабля и подготовить квалифицированный экипаж.

Корабль не просто сырой, сейчас его можно рассматривать лишь как прототип макета, но пожалуй, он мог бы выстоять против гораздо более сильного противника. И самое главное - в нём можно было отправляться куда угодно и при этом чувствовать себя достаточно защищённым. Вот только бы удалось реализовать задуманное.

Разработка проекта заняла у меня три недели, все они прошли в непрерывном совместно с Беном поиске оптимального варианта размещения всего необходимого. В результате корабль стал немного длиннее и шире, но по-прежнему напоминал десантный транспорт. Только достаточно наблюдательный человек мог бы определить, что под обликом грузового судна скрывается опасный хищник. Внешне он напоминал немного сужающееся к носовой части веретено трапециевидной формы, передний торец которого был скошен.

Использовать целиком готовый корпус от десантного транспорта, как планировалось изначально, не удалось, пришлось разрабатывать свой силовой набор, хотя он во многом повторял отлично зарекомендовавшую себя конструкцию прототипа, но и она была значительно усилена во многих местах. Такой модернизированный корпус позволил разместить всё необходимое без дополнительных ухищрений.

Здесь ещё свою лепту внесло использование современных узлов и механизмов. Транспорты типа "Вояж" были разработаны и выпускались более ста лет назад, хотя некоторые экземпляры эксплуатировались и до сих пор. Тем не менее, современные двигатели и реакторы имели меньшие габариты при лучших характеристиках, что позволило дополнительно установить несколько реакторов и решить проблему энергообеспечения корабля.

Свою лепту в это внесло использование мощных накопителей энергии от линкора. Накопители подобны земным аккумуляторам, заряженные, они способны долго хранить запасённую энергию, сглаживая пики потребления и обеспечивая достаточный её запас при любых ситуациях. Их удалось поставить восемь штук, что при шести работающих на полную мощность реакторах перекрывало все потребности.

Однако даже такой комбинированный вариант позволял совершить всего четыре выстрела каждому из гразеров, правда потом повторно стрелять из них можно будет только через восемь часов, пока не зарядятся накопители. Но как говорится, нет худа без добра - такой режим стрельбы позволял не заморачиваться с отводом тепла от пушек, они не успевали перегреться и остывали естественным образом.

Вся летающая техника, кроме обычных разъездных ботов в количестве трёх штук на небольшой лётной палубе, располагалась на внешней обшивке, прикрытая от любопытных глаз декоративным кожухом, но не думаю, что это будет таким уж большим недостатком. Во всяком случае, двигатели фрегатов могли работать и как маршевые корабля, обеспечивая дополнительную тягу при разгоне. Или как маневровые, это тоже было неплохо, учитывая, что кораблю предстояло крутиться в астероидных полях.

Кстати, для улучшения манёвренности на носу была предусмотрена установка ещё двух маневровых двигателей, скрытых внутри корпуса и выдвигаемых на специальных консолях. В результате корабль мог разворачиваться на месте или кувыркаться через себя. Проверено на симуляторе. Правда, пришлось использовать гравикомпенсатор от линкора, ведь маневрирование на огромных скоростях, до которых приходится разгоняться кораблям, создаёт огромные перегрузки.

Стоит отметить ещё одно нововведение, которое удалось реализовать. Корабль стал наполовину бронированным. Я понимаю, что невозможно быть чуть-чуть беременной, но что-то подобное нам с Беном удалось совершить. Двигатели, реакторы, рубка, жилой сектор, мастерские, то есть вся задняя часть корабля были забронированы, как у тяжелого крейсера. Передняя часть, где располагались бункеры для концентрата, прикрывалась тонким слоем брони, примерно такой же, как и на фрегатах. Концентрат и сам мог послужить хорошей защитой.

Фактически, даже в случае, если от корабля останется только половина, задняя его часть, он сможет летать, стрелять и защищать свой экипаж. Особо надо отметить, что я постарался скрыть от любопытных глаз многое из того, что было на борту. А также исключить все подсказки, позволяющие оценить возможности корабля. Внешне он производил впечатление громадного увальня, едва способного двигаться под собственным весом.

А фактически, в манёвренности он не уступал фрегату, в скорости - тяжёлому, по вооружению и защите - линейному крейсеру. И это при полной загрузке. Таковы были результаты виртуальных испытаний, проведённых нами с Беном, когда проект был готов. В том случае, если корабль был пустой, а мы предусмотрели возможность экстренно сбросить при необходимости часть контейнеров с концентратом, он по скорости и манёвренности оставлял своих оппонентов далеко позади, превосходя их в степени защиты и вооружённости.

Ещё неделя у меня ушла на модернизацию фрегата, выполняющего на моём корабле роль разведчика. Работы на нём были выполнены почти такие же, только не все. Двигатели удалось подобрать от легкого крейсера, защитное поле стояло обыкновенное, электромагнитное, правда, четвёртого поколения от тяжёлого крейсера, система невидимости третьего, лучшей просто не было.

В качестве оружия погонно располагался гразер крейсерского класса, турели ПРО и зенитные ракеты. Имелась возможность выстрелить обычными ракетами, но их запас оказался достаточно ограниченным. Основным оружием фрегата являлась его невидимость и скорость, чтобы успеть сбежать при неблагоприятном развитии событий. Экипаж такого разведчика составлял два человека.

Ещё три дня у меня ушло на доработку ботов, в дополнение к возможностям по добыче руды их можно было использовать в качестве ракетоносцев. Каждый из них мог взять на внешнюю подвеску две ракеты крейсерского класса. Так что вооружение моего "Скифа", а именно так я решил назвать свой новый корабль, было далеко не слабым. Кстати, фрегаты получили название "Печенег" и "Хазарин". Вот такой отряд кочевников я собирался запустить на просторы космоса.

По окончании первого этапа работ я устроил себе выходной день - проспал до обеда, а вечер провёл в баре на станции, немного выпил, а потом отдал себя во власть "весёлых девочек". В общем, отдохнул по полной.



Глава 12



Начать работу по постройке своего творения пришлось с поисков нового места жительства. Вести строительство космического корабля таких размеров в условиях постоянной гравитации было неправильно. Да и не подходил выделенный ангар под мои задачи. В течение нескольких часов после достаточно интенсивных переговоров удалось арендовать сроком на год среднюю и малую верфи со всем необходимым оборудованием.

На средней верфи будет заложен "Скиф", на малой - фрегаты и боты. Точнее говоря, там они будут проходить нужную модернизацию. Ещё день ушёл на переезд вместе с Беном на новое место, а потом процесс пошёл. В первую очередь мне пришлось залезть в свой кошелёк. Это ещё хорошо, что я знал, к кому надо обратиться, да и чертежи были выполнены как положено, с учётом местных требований.

В первую очередь я заказал элементы силового набора "Скифа", а потом стал искать всё необходимое на складах. Как оказалось, у меня был допуск первого уровня, что позволяло приобретать детали, узлы и механизмы из достаточно широкого списка, не содержащего только изделия последнего поколения. Понятно, что я не сам себе всё выписывал, а только оставлял заявки.

Но с кладовщиками мы быстро нашли общий язык и взаимопонимание, и после поступления некоторых сумм на названные ими счета, всё проходило быстро и без задержек. Так что вскоре на склады верфи стали поступать двигатели, реакторы, пушки и ракеты, сканеры и прочее, прочее, прочее. Чего не было в наличии, обещали доставить за короткое время. Меня это пока устраивало. Всё равно элементы силового набора будут изготавливать не менее двух недель.

А пока закупалось нужное оборудование и механизмы для "Скифа", я занялся фрегатами и ботами. Начал с фрегатов, с ними предстояло больше работы. Пришлось снимать внешнюю обшивку и многое штатное оборудование, местами усиливать каркас, чтобы он мог выдержать повышенные нагрузки. Работы оказалось много, но она не была в тягость. Если на этапе проектирования я радовался возможности выразить свои мысли и чаяния в виде электронных моделей и чертежей, то теперь пришла пора увидеть их воплощёнными в металле.

Возникало ощущение собственной силы и поистине неограниченных возможностей. Это было мне наградой за долгие часы, проведённые в обучающих капсулах, литры пота, пролитые на тренировках, и усилия, затраченные на освоение специальности инженера-корабельщика. Как меня учили Ал и другие опытные инженеры, я начал понимать и чувствовать ещё не рождённый корабль.

Это были непередаваемые ощущения. Наверное, это нельзя сравнить с рождением новой жизни, но ведь корабль был плодом моего разума, я его задумал, и сам создал. Не знаю, но мне приходилось постоянно сдерживать себя от приступов эйфории и сохранять критическое отношение к результатам своего труда.

Не стоит думать, что я постоянно проводил время в невесомости, вися там в скафандре и наблюдая за работой дроидов. Больше всего я находился в жилом отсеке, где поддерживались нормальная гравитация, атмосфера и прочие условия, необходимые для обычной жизни. За всем следил Бен и постоянно докладывал мне о ходе выполнения работ. Но вольно или невольно, по несколько раз в день я покидал своё жилище и лично осматривал строящиеся корабли.

На верфях была нормальная атмосфера и очень небольшая гравитация, достаточная для того, чтобы можно было различить верх и низ. Но тем не менее, несмотря на некоторые неудобства, мне нравилось находиться на строящихся кораблях, видеть, как твои мысли и идеи воплощаются в металл, и ощущать, как твоё детище с каждым днём просыпается и выходит из небытия.

Конечно, нормальному человеку подобные чувства кажутся нереальными и фантастическими, но это было действительно так. Во всяком случае, именно их я и ощущал - как из кучи мёртвого железа рождается что-то пусть и неодушевлённое, но имеющее свой характер. Наверное, это похоже на поведение некоторых земных водителей, буквально вкладывающих частицу себя в свой автомобиль, и что интересно, самая обычная техника у таких людей служила дольше и надёжней.

Ну да ладно, что-то я отвлёкся. На фрегат удалось установить двигатели с лёгкого крейсера, защиту с тяжёлого, систему РЭБ крейсерского класса, четыре ракетных установки, шестнадцать установок для запуска зенитных ракет и восемь лазерных установок ПРО. Кроме того, стояла курсовая пушка (лазер) с линейного крейсера. Нельзя забывать и про систему невидимости третьего поколения, позволяющую оставаться фрегату невидимым и при движении. Всё это получало энергию от двух реакторов и двух накопителей класса "Тяжёлый крейсер".

Вдобавок ко всему, корабль имел бункер на двадцать четыре тысячи кубов концентрата, комплекс по переработке руды и нёс два добывающих бота. Управлялся он экипажем из двух человек, совмещающих обязанности пилотов, операторов РЭБ, защиты, артиллериста, инженеров, техников, ну и всех тех, кто мог потребоваться для нормального функционирования корабля.

Правда, условия проживания были спартанские - одна каюта на двоих, крохотный спортзал, он же кают-компания, и столовая, где с трудом могли одновременно разместиться оба члена экипажа. Третьим можно было считать искин класса тяжёлого крейсера, его вычислительных мощностей хватало для управления всей машинерией, включая разнообразные сканеры, радары, системы связи и прочая, прочая, прочая. Вот таким должен у меня получиться фрегат-разведчик "Печенег", а затем его брат-близнец "Хазарин".

Бот-добытчик остался практически без изменений, я ничего пока с ним мудрить не стал, только закрепил на обшивке две пусковые для ракет. Таким образом я попытался получить из бота-добытчика ещё и бот-штурмовик. Не знаю, насколько это будет эффективно, но иметь такую возможность, думаю, будет полезно.

К тому моменту, когда были закончены основные работы по укреплению силового набора фрегата и начался монтаж его основных узлов, начали поступать первые элементы конструкции крейсера. Верфь была приспособлена для изготовления кораблей, начиная с нуля, так что все детали размещались на стапеле, выравнивались и закреплялись в нужном положении, после чего за дело принимались дроиды-сварщики.

Качество каждого шва проверялось специальной аппаратурой, в процессе работы постоянно контролировалось положение деталей и отсутствие их смещений при сборке, так что скелет "Скифа" постепенно рос, занимая всё больше места в ангаре. И при этом он в точности соответствовал математической модели, разработанной нами с Беном.

Всё происходящее носило несколько мистический характер - из вспышек сварки, мельтешения дроидов и непонятной паутины каких-то направляющих, упоров, держателей постепенно, казалось, сам по себе, появлялся скелет корабля. Обычному человеку было бы просто не по силам проследить за происходящим, но Бен, искин инженерного комплекса, используя управляющие искины дроидов, был в курсе всего, что творилось на верфи.

И вот свершилось - на стапели стоял остов корабля. Первого корабля, воплощающего мои мечты и надежды, плод долгих раздумий и сомнений, своеобразный билет в будущую жизнь, подводящий итог сделанному за этот период. Работы предстояло ещё не просто много, а очень много, но был виден первый зримый результат затраченных усилий.

Так что нет ничего удивительного, что я устроил себе очередной выходной, проведя его уже по привычке сначала в ресторане, а потом в компании девушек. Что ж тут поделаешь, се ля ви есть се ля ви.



Глава 13



- Ну что же, нуры, сегодня мы рассматриваем работу, которую представляет Петро, - универсальный шахтёрский корабль, на соискание звания "Мастер-инженер", - так открыл заседание комиссии по оценке результатов моей деятельности Сенг Мор, начальник учебного центра, где я проходил обучение.

Комиссия была небольшая, но квалифицированная и авторитетная. В неё входил уже упомянутый Сенг Мор, мой куратор и наставник Ал Бут и главный инженер верфей Мурана Дин Спек.

- Вы все ознакомились с проектом корабля, результатами испытаний, так что прошу высказаться каждого из членов комиссии, - продолжил Сенг Мор.

- Позвольте мне, - начал Дин Спек. - Сначала я хотел бы отметить перспективность задачи, которую взялся решить Петро. Это далеко не первая попытка подобного рода, правда предыдущие в большей части относились к вспомогательным боевым кораблям, что не принципиально. И надо отметить, ещё ни разу подобная задача не была решена в полном объёме.

Не стала исключением и эта попытка. Как ни печально констатировать, но на мой взгляд, универсальный корабль не вышел и сейчас. Как боевой корабль он по силе уступает даже самому маленькому линкору, как разведчик - слишком большой, чтобы остаться незамеченным противником, и недостаточно быстрый, чтобы своевременно от него уйти.

Разве что шахтерская матка получилась хорошая. Да и реализованная концепция непрерывной добычи руды, на мой взгляд, достаточно перспективна. Сам по себе корабль несомненно хорош, мы видим отличную работу автора на всех этапах проекта, но вынужден отметить, что цель, обозначенная в названии проекта корабля, не достигнута. И кроме всего прочего, я не увидел в конструкции каких-то новых технических решений, которые подняли бы наше судостроение на новые высоты.

Вот так вот, как говорится фейсом об тэйбл. И ведь многое в сказанном справедливо, я и сам стал это понимать уже в ходе строительства, но сдавать обратно было поздно.

- Позвольте с вами не согласиться по некоторым из уже озвученных проблем, - пришла очередь высказываться начальника центра. - Давайте начнём с революционных открытий, способных поднять наше судостроение на новую высоту. Такое вообще происходит чрезвычайно редко, если посмотреть на историю, - и Сенг Мор показал на модели, парящие под потолком его кабинета, - можно буквально по пальцам перечислить подобные случаи.

Так что не стоит на это обращать внимание. Теперь давайте коснёмся технических характеристик корабля, в первую очередь вооружения. Нет ничего удивительного, что по числу пушек он уступает очень многим. Но у него есть свои преимущества, и как они будут использованы, уже зависит не от автора проекта, а от экипажа. Опять же, на мой взгляд, те возможности, что предоставляет корабль, позволяют ему справиться один на один со многими другими, имеющими гораздо больше пушек.

Что же касается скорости, то по абсолютному её значению корабль уступает по этому показателю лишь некоторым более лёгким типам, например эсминцам, но вот при встрече с ними у него хватит других аргументов, тех же пушек и ракет, чтобы оставить последнее слово за собой. А для лучше вооружённых, но менее быстрых кораблей удивительным открытием станет манёвренность и скрытность этого тихохода.

Не стоит забывать, что перед нами не один корабль, а целый комплекс, в том числе и пара специализированных фрегатов, заточенных на разведку. И речь надо вести не просто о корабле-матке, а о комплексе различных судов, позволяющих решить множество задач. В первую очередь надо говорить об автоматизированной разработке астероидов.

Вторым не менее важным моментом будет возможность разведки и картографии как ближних, так и достаточно отдалённых систем. И при этом стоит помнить, что рядом находится пусть временная, но удобная база. Да и сами по себе фрегаты вряд ли бы добрались в те места, куда способна дойти шахтёрская матка.

Хотелось бы отметить, что этот корабль выступает не только в этой роли, но и как носитель штурмовиков. Конечно, ботам трудно будет противостоять истребителям, но взяв на подвеску ракеты или торпеды, они смогут поддержать атаку, как в пространстве, так и на поверхности.

Понятие универсальности - достаточно обширное и неопределённое, и каждый может трактовать его по-своему. В данном случае скорее бы подошло понятие - многофункциональный корабль, но при определённых граничных условиях я не вижу причин, почему бы не воспользоваться термином "универсальный". На мой взгляд - просто отличный корабль.

Вот так вот. То за упокой, то за здравие.

- Я бы ещё хотел добавить к сказанному несколько особенностей конструкции, на которые вы, нуры, не обратили внимания, или решили про это умолчать, - вступил в обсуждение Ал. - Впервые создан гравитационный щит таких размеров, раньше его пытались применить лишь на кораблях типа "корвет". И судя по результатам испытаний, показал он себя просто отлично. Кроме того, создана система управления щитами, теперь возможна стрельба и при их работе.

Кроме того, уровень автоматизации таков, что кораблём такого класса стало возможным управлять и в одиночку. Ничего подобного ещё никто не делал.

Что да, то да. У меня просто не было выхода, экипаж мне набирать некогда, да и нет желания посвящать посторонних в свои маленькие секреты, так что пришлось ставить везде, где только можно, искины. В рубке, для управления всеми механизмами, щитами и ведения стрельбы пришлось ставить целый кластер крейсерских искинов. Очень много времени пришлось потратить на отработку их взаимодействия и написание специальных программ, но в конце концов всё заработало.

Эффективность такого электронного экипажа была ниже, чем живого. Дело в том, что каждый раз искин использовал модель ситуации, максимально близкую и соответствующую складывающейся обстановке. Это позволяло ему выполнять правильные действия. Нужно было расширять, скажем так, библиотеку штатных ситуаций, перечень возможных действий искина в таких случаях и модели его поведения.

Предстояла длительная, непростая работа, и для её реализации требовался далеко не единственный программист. Ну а сейчас был написан минимальный объём программ, позволяющий управлять кораблём одному человеку.

- Учитывая хотя бы два этих момента, можно считать, что работа выполнена успешно и заслуживает самой высшей оценки.

- Я бы всё же по согласию всех членов комиссии изменил название темы на "многофункциональный корабль", - гнул свою линию начальник центра. - Есть возражения? Если нет, то прошу искин внести изменения в документацию.

- Нуры, прошу понять меня правильно, - опять начал говорить Дин Спек. - Я не говорю, что корабль плох, просто первоначально неверно был определён уровень, которому он должен соответствовать. Тем более, не конкретизированы требования к самому этому уровню. А после внесения названных Сенг Мором изменений, всё становится совсем просто. Корабль действительно неплохой, и в нём есть хорошие технические решения.

Думаю, нам стоит взять их на заметку, а Петро будет нас своевременно информировать о полученных результатах. Надеюсь, это не вызовет у вас, нуры, возражений?

- Ну что же, думаю, мы все высказались по поводу представленного нам многофункционального корабля. Позвольте мне, как председателю комиссии, огласить общее мнение. Петро, тебе удалось спроектировать и построить хороший корабль. Надеюсь, мы продолжим сотрудничество дальше, и ты нас порадуешь новыми кораблями. А пока объявляю решение комиссии - курсанту Петро присваивается звание "мастер-инженер" с соответствующей отметкой на нейросети.

Затем последовало моё ответное слово, приглашение и сам ужин в лучшем ресторане станции, ну а для меня вечер ожидаемо закончился в обществе, может быть не самых прекрасных, но дам. Как-никак, завершён ещё один, и далеко не маленький, период моей жизни в Содружестве.

На следующий день я начал готовиться к возвращению на Фирад. К моему удовольствию, Ант был там, а не в рейде. Наоборот, они недавно вернулись и сейчас отдыхали. Я попросил меня дождаться, были темы для обсуждения. На сборы мне дали три дня, после чего я должен был сдать арендованные помещения и оборудование. Надо сказать, что обучение досталось мне недёшево.

Сам курс знаний и практика обошлись мне почти в девять миллионов, "Скиф" стоил полтора миллиона, "Печенег" и "Хазарин" по пятьсот тысяч, и их цена была как минимум в полтора раза выше, чем средняя рыночная аналогичных кораблей. И это ещё притом, что я использовал списанные узлы и механизмы с военных складов по льготным ценам! Дорогие получились игрушки, но зато таких нет ни у кого!

Тут ко мне подошёл Ал, мы с ним ещё вчера договорились встретиться.

- Скажу прямо, я доволен нашим с тобой сотрудничеством. Конечно, тебе многому ещё придётся учиться, во многих твоих действиях и решениях чувствуется некая торопливость, но в целом ты идёшь в правильном направлении. Не сверни с этой дороги. Честно говоря, я рад, что мне пришлось стать твоим наставником, и надеюсь, что хоть иногда тебе потребуется, нет, не помощь, а хотя бы совет старого инженера. Я на это надеюсь. И на память о нашей совместной работе возьми вот эту базу - ничего подобного ты никогда не найдёшь в открытом доступе.

Она называется "Гравитация" и содержит материалы, проекты и идеи, высказанные учёными, инженерами, изобретателями за долгие годы. Многие из них кажутся наивными, многие глупыми и устаревшими, но собрать всё вместе сейчас никому не удастся. Здесь так же много теоретических материалов, отчётов об исследованиях, давно забытых или засекреченных по тем или иным причинам. Работу над этой базой начал ещё мой учитель, дополнил её я, надеюсь, и ты внесёшь свой вклад. Думаю, это не последняя наша встреча.

Вот ведь какой человек беспокойный. И хоть наше общение нельзя назвать особо плотным, скорее оно напоминало короткие, буквально не более получаса, лекции по методике обучении и освоения знаний, но тем не менее, между нами установились доверительные отношения. И похоже, они затронули что-то в душе старого инженера. Да и мне нравилось с ним общаться, его советы всегда были краткими и чрезвычайно полезными.

На прощание я подарил ему дорогущую бутылку напитка, напоминающего коньяк. Ничего лучшего, что можно использовать в качестве подарка, придумать не смог. Но по внешнему виду Ала понял, что угодил. Так что мы расстались с ним довольными с надеждой на будущие встречи.



Глава 14



- "Скиф", цель появления в системе? - запросил диспетчер после выхода корабля из гипера.

- Отдых, деловые встречи и переговоры.

- Капитан, место кораблю зарезервировано на парковочной гостевой орбите, прими курс, по сигналу передать управление искину станции. Хорошего отдыха и удачи в делах.

- Принято, диспетчер. И спасибо.

Ну здравствуй, система Фирад. Здесь я высунул свой клюв из гнезда, оперился и отправился в свой первый полёт. А теперь вернулся. Правда, особой ностальгии я не испытывал, но на душе стало немного теплее. Я связался с Антом. Он первым делом отругал меня, а потом начал переговоры с диспетчером о моей парковке рядом с остальными кораблями корпорации.

После него меня отругал диспетчер и выдал новый курс. Переполох получился знатный, так что теперь вся система знает, что у корпорации появился новый корабль. А вот и остальные борта висят на орбите, помигивая парковочными огнями. А мой-то "Скиф" поболе их будет, по размерам никак не меньше крейсеров охраны. Но ничего, хватило и для него места.

Первыми ко мне прибыли Ант и Сэм Вюрт, первый пилот "Сармата", как-никак с ними я начинал работать, с остальными буду знакомиться завтра. Понятно, что после дружеских рукопожатий, обниманий и похлопываний по плечам пришлось проводить экскурсию по кораблю. Конечно, обо всех его возможностях я говорить не стал, но и увиденное удивило обоих. Сэм после беглого осмотра корабля быстро отправился к себе, понимая, что у меня с Антом будет далеко не праздный разговор и приятное застолье.

- Значит, построил свой корабль мечты? - спросил Ант.

- Корабль построил, а вот мечту не исполнил. Теперь мне хочется построить много кораблей, самых разных. Надеюсь и дальше этим заниматься.

- А что, шахтёрить больше не будешь? В космос уже не тянет?

- Буду конечно, и в новые места полечу, и руду буду ковырять, но и корабли строить тоже буду.

- Так ты, Петро, и не угомонился! Всё тебе мало, всё куда-то тебя тянет. А я уж думал, немного отдохну.

- А что не так, Ант? По отчётам, дела идут нормально, каждый рейс даёт немалую прибыль, деньги у корпорации есть, и хорошие деньги. Или я чего-то не знаю?

- Не хотел сразу об этом говорить, но, видимо, придётся. Тут у нас намечаются большие перемены, вернее, они уже начались, да вот только хорошего в них мало. Почти не осталось вольных шахтёров, да и небольшие шахтёрские объединения и группы давно работают не сами по себе. Шахтёрский труд уже не котируется, если раньше была возможность заработать себе на жизнь даже людям с невысоким интеллектуальным индексом, то теперь об этом и речи не идёт.

- А что изменилось, Ант?

- Появилась тут страховая компания "Звезда шахтёра". Принуждением, всякими ухищрениями, обманом заставляет шахтёров страховать корабли, сами рейсы, добычу и вообще любые свои действия у них. Тариф один - двадцать пять процентов от добычи.

- Так это же обычный грабёж. И что, кто-то с этим соглашается?

- Не просто соглашается, а те, кто добывает руду, именно столько и платят. Не платим только мы, да ещё пара таких же достаточно больших компаний. А кто не соглашается с их условиями, теряют корабли и порой не возвращаются из рейдов, даже если они имеют своей целью всего лишь соседнюю систему. И постоянно у несогласных с требованиями этой "Звезды шахтёра" происходят какие-то несчастные случаи с родными и близкими.

- И что, ни полиция, ни служба безопасности ничего с ними сделать не могут?

- А всё по закону, ещё ни разу эту компанию не поймали на том, что она кому-то причинила вред или что-то сделала не так. Каждый раз, как её удаётся хоть чуть-чуть прижать, у неё есть обращение о помощи под протокол. Ходят слухи, хотя этому нет никаких доказательств, что хозяевами компании являются пираты, причём не просто кто-то из их капитанов, а настоящий синдикат.

На территорию Республики они не лезут, но практически весь фронтир в нашем секторе уже прижали. Их филиалы есть на любых станциях, они уже начинают контролировать биржи, так что вскоре негде будет продавать руду. Не трогают они горнодобывающие корпорации, да и то только тех, кто работает на собственных кораблях и под охраной. А вольных шахтёров уже и не осталось.

- И что, уже к тебе приходили?

- Пока ещё нет, но жду в ближайшее время.

- Да-а-а, я-то думал заняться мирными делами, а тут война начинается.

- Я тоже хотел найти себе тихое место на курортной планете, но после нескольких несчастных случаев с такими же отставниками, понял, что самое безопасное место - под прикрытием пушек своей эскадры. И то я в этом уже не уверен.

В общем, не получилось у нас дружеских посиделок и задушевного разговора. Мы конечно поговорили о том, как прошло это время для каждого из нас, поделились мыслями и планами, но ощущение надвигающихся неприятностей отравляло общение. Так что вскоре Ант оставил мне все имеющиеся материалы по складывающейся ситуации и отправился восвояси, а я остался их изучать и готовиться к завтрашнему общему разговору с капитанами.

Народу прибыло достаточно много, но все разместились в моём кабинете. На текущий момент эскадра состояла из двух СШК - "Сармата" и "Нилина", так назвали новый корабль, купленный уже после моего отъезда на учёбу. К ним добавлялся "Скиф", так что мы могли вести разработку астероидных полей, используя три матки. В качестве охраны использовались два тяжёлых крейсера. Вот такая получалась эскадра.

От каждого шахтёрского корабля на совещании присутствовало по четыре человека - капитан, главный инженер, главный шахтёр и первый пилот. Да, у меня со временем сложилась именно такая структура, капитан, как и положено на корабле, первый после бога, и кроме ответственности за всё, на нём лежит ведение боевых действий при нападении и подготовка экипажа корабля в мирное время.

Главный инженер отвечал за техническое состояние корабля, фрегатов, ботов, оружия и всего железа, главный шахтер обеспечивал добычу и переработку руды в концентрат. Конечно, у каждого из них в подчинении имелись свои специалисты, но зона ответственности была определена однозначно.

- Так, нуры и нурессы, давайте знакомится. Я Петро, владелец шахтёрских кораблей "Сармат", "Скиф", на котором вы сейчас находитесь, и корпорации "Горняк". Так уж сложилось, что я вынужден был отсутствовать долгое время, но сейчас я вернулся и хотел бы как можно быстрее войти в курс дела. Просто для сведения - обладаю званиями мастер-шахтёр, мастер-инженер, мастер-пилот, техник-универсал и множеством других достижений из самых разных областей. Говорю это для того, чтобы вы зря не пытались вести бесплодные разговоры, надеясь ввести меня в заблуждение.

И ещё - этот корабль спроектировал и построил я сам. Так что не стоит считать меня богатым бездельником, проматывающим наследство, а лучше прошу всех настроиться на серьёзный разговор и тяжёлую работу. Сразу предупреждаю - решение принимаю сам, и оно, когда озвучено, обсуждению не подлежит. В процессе его принятия выслушаю всех желающих высказаться и буду благодарен за хороший совет.

Для друзей и своих сотрудников готов сделать всё, что в моих силах, врагов предпочитаю уничтожать. Кто не согласен с моей политикой - никого не держу. Теперь прошу высказаться каждого из вас, "Сармата" трогать не будем, там я всех знаю. Пошли дальше по кругу.

Первым встал и представился ближайший к экипажу "Сармата" мужчина.

- Капитан шахтёрского корабля "Нилин" Ген Свар, майор ВКФ Минматар в отставке. Отслужил шесть контрактов, уволился по личным обстоятельствам после прихода нового командующего эскадрой. Буду рад работать дальше вместе с квалифицированным и грамотным командиром.

Невысокий, держится уверенно, спина прямая, плечи развёрнуты, чувствуется военная косточка. Взгляд прямой, лицо слегка вытянуто, нет никаких особых примет, глаза круглые, волосы тёмные. Одет в стандартный пилотский комбинезон.

- Честен, порой до неприличия, служака до мозга костей, открыт к сотрудничеству, отличный командир, имеет богатый опыт ведения боевых действий в самых разных условиях, - по сетке нашёптывал мне Ант.

- Рад знакомству, Ген Свар. Надеюсь, мы с тобой сработаемся.

- Главный инженер шахтёрского корабля "Нилин" Рез Гро, работал на разных инженерных должностях ВКФ Минматар, после ухода в отставку по семейным обстоятельствам работал инженером на средних и тяжёлых шахтёрских кораблях. Надеюсь, полученный мною в течение долгих лет службы опыт окажется полезен и дальше.

Рослый, крепкий мужчина, серьёзен, производит впечатление обстоятельного человека, не склонного к принятию поспешных решений.

- Умён, имеет богатый опыт работы на разных кораблях и с разными механизмами. В критической обстановке способен найти нестандартное решение. Вверенная ему техника всегда находится в отличном состоянии, - нашёптывал Ант.

- Надеюсь на твою помощь и поддержку, нур Рез Гро. Нам предстоит много работы.

- Я не подведу тебя, Петро.

Встал следующий по порядку мужчина и продолжил процедуру знакомства:

- Главный шахтёр корабля "Нилин" Фил Пирин. Отработал пятьдесят лет в космосе на всех типах шахтёрских кораблей. Все шахтёрские специальности подняты в седьмой ранг. Буду рад оказаться полезным, нур Петро.

Коренастый, плотного сложения широкоплечий человек. Я бы сказал, внешне чем-то похож на гнома. Нос картошкой, глаза небольшие, густые брови, лицо округлое, комбинезон черного цвета.

- Очень опытный шахтёр, бывал во многих дальних рейдах, умеет наладить добычу и переработку руды в самых трудных условиях. Открытый по характеру, немного застенчив, отдаёт работе все силы, - не упустил возможности Ант охарактеризовать нового для меня человека.

- Рад с тобой познакомиться, Фил. Много слышал от Анта о твоих походах в дикий космос. Думаю, общий язык найдём.

Так, с шахтёрами, похоже, знакомство закончили. Теперь пришла очередь наёмников.

- Капитан тяжёлого крейсера "Вентра" Юр Сенч. Работаю по контракту с корпорацией "Горняк", выполняю конвойные и охранные функции.

Вся фигура поднявшегося человека буквально излучала силу и уверенность. Так и чувствовалось, что такой не оставит тебя одного разбираться с навалившимися неприятностями.

- Хороший профессионал, бывший военный ВКФ Калдари. Воевал, огромный опыт противодействия нападениям на караваны. Не давал повода усомниться в своей преданности, - подсказал Ант.

- Контракт длительный?

- Да, нур Петро. Осталась ещё два года.

- Условиями контракта, оплатой доволен? Есть претензии, пожелания?

- Никак нет, всё устраивает

- Хорошо, более плотно познакомимся в процессе работы.

И кто у нас там остался?

- Капитан тяжёлого крейсера "Кижель" Ирма Прог.

Крепкая, ладно сбитая женщина с гордой осанкой и властным взглядом. А ты далеко не так проста, дамочка, хотя и выглядишь вполне обычно.

- Самолюбива, но своё дело знает. Служила командиром эсминца в ВКФ Галанте. Хороший тактик, имеет опыт борьбы с пиратами, в наёмниках уже десять лет, участвовала в отражении нападений пиратов на десять караванов.

- Я понимаю так, у тебя, нуресса, тоже длительный контракт?

- Так точно.

- Условиями контракта, оплатой довольна? Есть претензии, пожелания?

- Никак нет.

- Хорошо, знакомство продолжим в процессе работы.

Я ещё раз оглядел людей, собравшихся в кабинете. Какие они - смелые, добрые, открытые к сотрудничеству и щедрые душой, или трусливые, подлые и хитрые, пытающиеся урвать кусок побольше и свалить подальше? Судя по их послужному списку, моё первое предположение более вероятно. Ладно, что тут долго раздумывать, будем лепить из того что есть.

- Ну что же, я рад, коллеги, что мы познакомились. Надеюсь, в ходе совместной работы сумеем узнать друг друга ещё лучше. А сейчас позвольте сформулировать наши ближайшие цели. Мы начнём готовить новый поход, он планируется дальний и длительный, можете не сомневаться. Думаю, и трудностей при этом окажется немало. Кроме того, надо набрать экипаж для "Скифа".

Ну и третьей первостепенной задачей я вижу подготовку наших экипажей к боевым действиям. Как вы знаете, обстановка тут становится несколько напряжённой, и думаю, следствием станет возросшее желание некоторых отморозков поживиться за чужой счёт. Так вот, нам надо ничего подобного не допустить, для чего подготовить людей к действию в самых неожиданных ситуациях.

Начнём с того, что хотел бы узнать вашу оценку технического состояния кораблей, а также возможность и необходимость их модернизации. Ант, ты капитан "Сармата", давай и начнём с тебя.

- Корабль полностью исправен, профилактические работы и необходимый ремонт выполнены, экипаж полностью укомплектован и здоров. Необходимо частично пополнить запасы провизии, и мы готовы к рейду.

- Отлично. Ген Свар, в каком состоянии "Нилин"?

- К походу готов.

- Хорошо. Эскорт, что у вас?

- Мы готовы, - ответил Юр Сенч.

- Прекрасно, и меня это радует. Я верю вашим оценкам, но мне хотелось бы понять, насколько наши корабли смогут противостоять неожиданному нападению. Поэтому я предлагаю завтра провести небольшую игру - вы будете идти караваном, я на вас буду нападать. У меня есть флотский тренажёр, так что за сегодня я подготовлю его к работе и завтра мы поиграем. Договорились?

- Это отличная идея, Петро, - высказался Юр.

- Посмотрим, как вы оцените её завтра. Да, и ещё, если у кого-то из вас есть предложения по найму людей в экипаж "Скифа", отправляйте их искину. Может быть, кто-то из ваших специалистов готов перейти на новую должность, может быть, есть знакомые, в первую очередь меня интересуют бывшие военные, которые не откажутся ещё поработать, я рассмотрю все кандидатуры.

А пока на этом наше первое совещание закончим, жду вас завтра в это же время. Ант, тебя прошу остаться.

Народ, негромко обсуждая прошедшее знакомство, не спеша направился к ботам на лётной палубе. Ну да, была у меня и такая, специально выделил для приёма гостей.

- Ант, как ты говорил, шахтёрская биржа уже закрылась?

- Да, так что многие остались не у дел.

- Скажи, а Фир Фан, бывший начальник службы безопасности биржи, как специалист и человек, что из себя представляет?

- Ты хочешь привлечь его к делам корпорации?

- Да.

- Он бывший офицер службы безопасности Минматар, хотя ты сам должен понимать, что бывших офицеров СБ не бывает. Честен, верен своему слову, предан нанимателю и скрупулёзно выполняет свои обязанности. Не был замечен в двуличности, и не ходило никаких слухов об его отношениях с СБ. Да и история там была какая-то непонятная, так что ушёл он не сам.

- Думаю, нам пора создавать свою службу безопасности. Вот и раздумываю над кандидатурой его начальника.

- Неплохая идея, мне кажется, он должен справиться.

- Так связывайся с ним, договаривайся о встрече.

Ант на некоторое время завис, видимо обменивался сообщениями с Фиром, а потом сообщил:

- Он готов прибыть в указанное место через три часа. Извинился, что быстрее не получится.

- Годится, пусть направляется сюда. А нас с тобой сейчас навестит Иг Самв.

Иг был адвокатом нашей корпорации, точнее, он являлся сотрудником широко известной независимой компании "Юридические консультации", но у нас с ней заключен договор на обслуживание.

- Рад тебя видеть, Петро, - поздоровался Иг.

- Взаимно, дорогой. Вот, хотел тебя немного привлечь к нашим делам.

- Что-то случилось?

- Пока нет, но надо принять меры заранее. Меня интересует страховая компания "Звезда шахтёра". Что можешь про неё сказать?

- Никто не знает, откуда она взялась, но работает на станции где-то два с лишним года. Грязно, надо признать, работает. Было множество случаев, когда её пытались прижать, но каждый раз она каким-то образом выкручивалась. То пропадали свидетели, то исчезали улики, то появлялись неизвестно откуда записи под протокол от заявителей, что они всё делали добровольно.

- Что необходимо, чтобы её уничтожить по закону?

- В наших условиях нет способа добиться такого решения. Могу только высказать свои предположения.

- Я тебя внимательно слушаю, Иг.

- В своё время, когда "Звезда" подмяла под себя довольно крупную транспортную компанию "Сорма", контролирующую пятнадцать процентов перевозок в баронстве, ходили не слухи, а намёки, что она работает под прикрытием одного из центральных миров, причём это не Минматар. Больше ничего я сказать не могу.

Мы ещё немного пообсуждали сложившуюся ситуацию, а потом Иг отправился по своим делам. Тут и Фир прибыл, его мы встретили на лётной палубе и прошли в кабинет, там уже был накрыт дроидами столик с соком и лёгкими закусками. Отдав должное угощению, начали серьёзный разговор.

- Скажи, Фир, ты сейчас занят каким-либо делом? Ант говорил, что после закрытия биржи ты вроде бы как свободен.

- С какой целью интересуешься?

Ну да, кто бы сомневался, что СБ-шник сразу ответит на самый простой вопрос.

- Меня тут долго не было, а как только появился, посыпались неприятные новости. И всё происходящее не внушает оптимизма. Хоть меняй место дислокации. Правда, не думаю, что это поможет.

- И что тебе не нравится?

- Всех шахтёров кто-то прижал, очень сильно прижал, так что они даже дышать уже боятся. И не нравится мне страховая компания "Звезда шахтёра".

- Умеешь ты задавать вопросы, Петро. Ответить на него и просто, и сложно. Самое очевидное решение - не связывайся, сожрут. А если свяжешься - готовься воевать по настоящему, дело миром не закончится.

- Ты сам как к ним относишься?

- Это не имеет значения. Как можно относиться к катаклизмам, хоть природным, хоть техногенным? Да, они никому не нравятся, а если происходит что-то похожее, лучше оказаться где-то в стороне. А ты что, хочешь повоевать?

- Не знаю пока, скорее всего, придётся. Вот думаю создать свою службу безопасности, тебя не заинтересует предложение её возглавить?

- И какую задачу ты перед ней поставишь?

- Да как у всех аналогичных служб, обеспечение безопасности корпорации и её личного состава. Подробности и прочие детали будем обсуждать, если согласишься с моим предложением.

- Поэтому и интересуешься "Звездой"?

- В том числе. Пока за меня не брались, но думаю, скоро они исправятся. - Мне не нравилось поведение Фира, он говорил спокойно, но это придавало его словам некую обречённость. Как будто нас впереди ожидала какая-то непреодолимая сила, она надвигалась неторопливо и неумолимо, оставляя после себя только трупы и руины. - Я стараюсь подготовиться к будущей схватке, не думаю, что в моём лице им встретится лёгкий противник.

- Знаешь, если ты готов схлестнуться с ним не на жизнь, а на смерть, я бы встал с тобой рядом. Не хочу принимать участие в фарсе, в каком бы виде он ни происходил - различных судах и переговорах, попытках найти компромисс или договориться. Здесь может быть только один вариант - или-или, - высказался Фир.

- Как говорится, победитель получает всё.

- Именно так.

- Этого я и хочу добиться. У меня много других интересов, и тратить своё время на каких-то бандитов мне не хочется.

- Ну что же, Петро, тогда я в деле. Я займусь созданием службы безопасности корпорации.

- Прежде ответь ещё на один вопрос. Почему ты ушёл из СБ, не придут ли по твоему следу неприятности, не станет ли корпорация объектом интересов самой СБ? Я знаю, что люди из этой службы очень любят деньги и порой достаточно вольно и широко толкуют понятие государственной безопасности.

- В твоём вопросе содержится и ответ. Я тогда работал в центральном аппарате, считался перспективным офицером и мне прочили блестящую карьеру. Но как оказалось - преждевременно. Занимаясь каким-то незначительным и совсем пустяшным делом, я обнаружил ниточку, ведущую далеко наверх. Не буду говорить, куда, это было одним из пунктов договора, заключив который, я остался цел и невредим.

Мне пришлось пойти на соглашение, что я прекращаю это дело, а мне сохраняют жизнь. Мои противники вынуждены были согласиться с этим, в случае моей смерти по любой причине вся информация о делах тех высокопоставленных личностей была бы вытащена в открытый доступ. Со службой пришлось расстаться и отправиться во фронтир, к тому же я стал парией, общение со мной, чем бы оно ни было вызвано - личным интересом или делами службы - отрицательно влияло на карьеру и судьбу моих визави.

Так что от меня все старались держаться подальше, и в этом плане можешь быть спокоен - моё присутствие в корпорации только заставит СБ воздержаться от лишних контактов.

- Это радует. Тогда считай, что мы с тобой договорились, и ты теперь глава службы безопасности корпорации. Если мы с тобой решили действовать совместно, то поделись своими знаниями об этой звёздочке.

- Ты знаешь, Петро, а почти ничего конкретного я тебе сказать не могу. Никто ничего про эту компанию не знает. Есть не ниточки, а только тени от них, которые указывают в сторону фронтира и дикого космоса. И можно высказать одно предположение - судя по наглости и уверенности в своих силах, а также организации всей работы и умению прятать концы, это действуют не дилетанты, а профессионалы.

Только государственные конторы ведут свои дела так основательно и надёжно, что даже нет и намёка на их присутствие. Но как говорится, иногда очень хорошо - тоже нехорошо. В данном случае высокий профессионализм и отсутствие каких-либо следов указывают на участие в этом деле какой-нибудь спецслужбы, причём определить её государственную принадлежность невозможно. Опять же можно предположить, что это не соседи, а кто-нибудь из тех, кто располагается подальше.

- Это нам что-то даёт?

- С одной стороны, ничего конкретного, но у всех спецслужб, какому бы они государству ни принадлежали, есть особенность - им всем не нравится, когда об их деятельности становится широко известно. И если пираты и бандиты к подобной известности относятся безразлично, хотя и они не любят излишней славы, то спецслужбы предпочитают если не свернуть все свои операции, то во всяком случае, затаиться, хотя бы на время. Вот на этом и можно сыграть.

- Что ты предлагаешь?

- Надо действовать резко, грубо, и я бы даже сказал, кроваво, так обычно работают бандиты. Это, во-первых, привлечёт внимание к самой "Звезде", что не понравится её хозяевам, во-вторых, возможно, подтолкнёт тех, кто имеет зуб против них, к каким-либо действиям. А сейчас все, видя силу и всевластие "Звезды", просто молчат в тряпочку и ничего не предпринимают.

И характер ответа на такие действия также послужит своеобразным индикатором, кто стоит за этой "Звездой". Бандиты будут стараться нанести свой, не менее жестокий и кровавый удар, а вот спецслужбы затаятся, на время, но их ответ будет не менее кровавым и разрушительным. Но будет он реализован не сразу.

- Мне нравится такой подход, Фир. Я хотел набрать по десять бойцов на каждый корабль абордажной команды, да дать им ещё абордажных дронов. Я понимаю, что после стрельбы ракетами и орудиями крупных калибров от корабля мало что остаётся, но этих бойцов намеревался использовать в качестве вспомогательной силы. Думаю, их число надо увеличить и подчинить на время пребывания на станции тебе.

Если есть идеи о проведении какой-нибудь операции, добро пожаловать с предложениями. Ну, если ты посчитаешь нужным разгромить там офис этой компании, или у них что-то где-то захочет загореться или взорваться, мы с тобой это обсудим. Не думаю, что у меня будут какие-нибудь возражения против техногенных катастроф, особенно затрагивающих звёздочку. Как ты говорил - с этим ничего не сделаешь и надо смириться? Так тому и быть.

Да, ещё попрошу тебя, проверь всех наших сотрудников, не хотелось бы, чтобы от кого-нибудь из них информация уходила на сторону. И если есть возможность, посодействуй со своей стороны найму экипажа на "Скиф", ты знал многих хороших людей, думаю, некоторым из них в это трудное время не помешает приличная работа. Что касается условий твоего контракта, то не думаю, что он должен быть хуже, чем на бирже.

Набросай сам, а мы с тобой его обсудим. Не думаю, что здесь возникнут трудности. Жду тебя завтра в это же время.

День прошёл очень насыщенно и плодотворно. Самое главное - появилось хоть понимание той суеты и невольного страха, связанного с происходящими вокруг событиями. Травля шахтёров послужила своеобразным спусковым механизмом, аналогичные, пусть и не такие эффективные рейдерские захваты стали происходить и с купцами, производственниками, перевозчиками.

Правда, тут всё было проще, чувствовалось, что работают бандиты, но итог получался одинаковый - народ начал потихоньку сворачиваться и намыливаться в более спокойные места. Деньги, они ведь тишину любят.

Кстати о деньгах, неплохо бы о них позаботиться, мало ли как дело повернётся, а тут на тебе, висит вполне приличная сумма на счетах корпорации и вводит знающих людей в смущение. Как говорится, подальше положишь, поближе возьмёшь.

- Скиф, - обратился я к искину корабля. Такое имя получил главный искин класса "линкор", остальным имена я присвоил по роду деятельности - Навигатор, Защитник, Канонир и так далее.

- Да, капитан.

- Надо посмотреть в Галонете, как можно перевести наши деньги на анонимные счета, так, чтобы до них никто кроме меня не мог добраться. И должна быть система идентификации, чтобы исключить отдание мною приказов под принуждением или воздействием химии. Наверняка есть что-то готовое и в этой области.

- Принял, уже начал работать.

А я отправился в спортзал, надо немного размяться, мне ведь ещё и симулятор готовить к завтрашнему поединку.




Глава 15



Караван судов шёл по пустынной звёздной системе. Ничего примечательного в ней не было, обычная транзитная система; примерно на расстоянии пятнадцати миллионов километров от каравана, сбоку и немного впереди, находился газовый гигант, несколько сзади с другого бока располагался астероидный пояс.

Пять судов растянулись в колонну друг за другом, впереди и сзади шли тяжёлые крейсера, посередине три судна, в которых опытный взгляд узнал бы средние шахтёрские корабли. По бокам и впереди шли фрегаты, обшаривая своими радарами окружающее пространство. Всё понятно - добытчики и охрана.

Судя по тому, что корабли двигались со стороны дикого космоса, возвращались они из рейда. И опять начали ускоряться, готовясь к следующему прыжку.

- Многочисленные ракетные пуски слева по курсу, - раздался в рубке крейсера встревоженный голос вахтенного. - Подлётное время сто секунд.

Капитан внимательно разглядывал стремительно приближающиеся отметки ракет, стараясь понять, откуда они взялись и кто стрелял.

- Появились отметки вражеских кораблей, идентифицированы два линкора и два линейных крейсера, - прозвучал следующий доклад вахтенного.

- Приказ по эскадре, - начал командовать капитан, но его прервал связист:

- Связь с кораблями потеряна. В эфире помехи, глушат все передачи.

- Операторы ПРО, защиты. Работать по плану "Стена", - всё же скомандовал капитан.

- Многочисленные пуски ракет сзади, время подлёта шестьдесят секунд, - в очередной раз обрадовал вахтенный. Цели идентифицированы - линкор и два тяжёлых крейсера.

А дальше началось форменное избиение каравана. С атакующих кораблей следовал залп за залпом, часть ракет была уничтожена ПРО, часть ушла по ложным целям, остальные ударили по кораблям. В каждом залпе линкор отправлял восемнадцать ракет, четырнадцать запускал линейный крейсер, тяжёлый добавлял свои двенадцать. Интервал между залпами составлял сто пятьдесят секунд, именно столько времени требовалось на перезарядку пусковых установок по нормативу.

Итого, раз в две минуты на караван обрушивалось шестьдесят четыре ракеты с фланга и сорок две сзади. Ни системы РЭБ, ни ПРО не могли справиться с таким количеством ракет, так что вскоре в пустом пространстве плавали лишь останки каравана и его сопровождения.

- Итак, нуры, я смог оценить степень нашей готовности к походу, - сказал я, выключая симулятор. В произошедшем столкновении я играл за атакующую сторону, мои капитаны защищали караван.

- Что-то мне непонятно, откуда взялись эти корабли, ведь там недавно прошли разведчики, - засомневался в реальности происходящего Юр Сенч. - Тем более, что они оснащены детекторами массы и должны были обнаружить засаду.

- Вот я и говорю, нечисто дело, - поддержала его Ирма Прог.

- Ну что же, давайте разберём, что и как у нас получилось. Вы забыли, что за спиной у атакующих кораблей находится газовый гигант. Его излучение забило ваши сканеры, и корабли противника оказались незаметными. Да и вдобавок я заглушил все неиспользуемые системы, реакторы перевёл в холостой режим. Так мои корабли оказались незаметными на фоне излучения планеты.

То же самое произошло с детекторами массы - на фоне огромной массы гиганта, линкоры и крейсера оказались слишком малы, чтобы прибор смог их обнаружить.

- Ну да, ну да, всё верно. Очень хороший тактический приём, - согласился со мной Юр.

- Во-вторых, вы зачем-то полезли между планетой и астероидным полем. Я не рассчитывал на такое, но на всякий случай расположил там ударную группу. И как оказалось, не прогадал. Вы сами залезли в ловушку.

- Вынужден признать вашу правоту, Петро, - не стал спорить Юр.

- Ну а всё остальное было просто. У вас не было противодействия помехам в эфире, и вы оказались не готовы к массовой ракетной атаке.

- И всё равно это неправильно, - не удержалась Ирма. - Такими силами и таким образом пираты не атакуют.

- А давайте мы поступим по-другому, - предложил я. - Теперь я поведу караван, а вы попробуете атаковать меня теми же силами. И мы сразу поймём, бывает или не бывает такое, и что нам делать дальше.

И снова та же система, и вновь в ней идёт тот же конвой. Только в этот раз он пошёл другим путём, оставив в стороне астероидное поле и далеко обходя газового гиганта, до него было не менее пятидесяти миллионов километров. Да и строй был другим, теперь два крейсера шли впереди рядом, а за ними в ряд расположились шахтёры.

Возможностей для атаки каравана, как мне казалось, не было, тем не менее, она последовала.

- Зафиксированы многочисленные пуски ракет, подлётное время триста секунд. Идентифицированы цели - три линкора, два линейных крейсера, два тяжёлых крейсера - доложил вахтенный.

- Присвоить группе целей индекс "Бандит". Эскадре принять строй "Птица". Тактик, сколько времени до ухода в гипер?

- Шестьдесят минут.

- Как сократится расстояние до "Бандита" к этому времени?

- Они разгоняются с места, видимо прятались в верхних слоях атмосферы планеты. И хотя их максимальная скорость не уступает нашей, они отстают.

- Курс "Бандита"?

- Идут на перехват в зону перехода.

- Приказ по эскадре - держать максимальную скорость. Тактик.

- Слушаю.

- Объединить ПРО в общую сеть. Работаем по плану противодействия "Вал". Щиты поднять.

- Принято.

В результате строй кораблей изменился и стал напоминать букву "V", повёрнутую набок. Корабли по-прежнему шли достаточно плотной и компактной группой, но при этом никто никому не мешал. Да и стрельбу каждый мог вести без каких либо ограничений.

- До входа ракет в зону действия ПРО шестьдесят секунд, - последовал доклад Тактика.

- Что "Бандит"?

- Ускоряется, но больше не стреляет. Похоже, он и сам понимает, что ничего нам сделать не может, и это был просто выстрел престижа. Мол, он хотя бы попытался напасть.

- Да, похоже. Ладно, при входе ракет противника в зону действия нашей ПРО начинать работать без дополнительной команды.

- Принято.

А вот и нам прилетело. Что ни говори, а сто шесть ракет в одном залпе выглядят впечатляюще. Однако в данном случае получилось не очень. На первом этапе после выстрела ракеты ложатся на курс и потом ускоряются до половины скорости света. После этого двигатель, отработав своё, отстреливается, и ракета летит по баллистике. И только на дистанции двести - сто пятьдесят тысяч километров включается второй двигатель, который должен точно навести ракету на цель.

А вот тут-то и зарыта собака. На этой дистанции ракету встречают ПРО и РЭБ защитников. Причём стрельба ведётся с каждого корабля, все пушки, зенитные ракеты и искины объединяются в единую систему, и эффективность такой ПРО возрастает на порядок. Поток ракет, выпушенных "Бандитом", столкнулся с лавиной противоракет, запущенных крейсерами.

Они небольшие, летели недалеко, но очень быстрые, разгонялись до трёх четвертей скорости света, скорострельность турелей составляла выстрел в тридцать секунд, но этих турелей на каждом корабле было не меньше сотни. Время преодоления зоны ПРО атакующей ракетой составляло не менее двух секунд, и общая система управления ПРО могла отправить сюда за это время тысячу двести противоракет.

Здесь же концентрировался огонь лазерных пушек системы ПРО, что не увеличивало вероятность её преодоления противником. И третьим элементом защиты становилась система РЭБ. Заранее выведенные на позиции платформы создают огромное количество помех, забивающих все сканеры атакующей ракеты. И кроме того, перед ней появляется множество ложных целей.

И когда ракета просыпается после баллистического полёта, она просто сходит с ума от обилия целей или просто ничего не видит. А в таких случаях, когда потеряна ориентация, ракета обычно подрывается. Что и произошло, когда волна выпущенных издалека ракет попыталась найти свою цель, то просто не смогла этого сделать. И череда взрывов за границей зоны поражения подтвердила их самоликвидацию. А тех, кто не самоликвидировался, уничтожили противоракеты.

- Тактик, забрать разведчиков. Сколько до перехода?

- Сорок минут.

И через озвученное время, набрав скорость, все корабли дружно, одной группой ушли в гипер.

На моих капитанов-наёмников было жалко смотреть. И тем не менее, Юр, поборов себя, сказал.

- Приношу свои извинения, Петро. Как оказалось, мы не готовы к походу. И если ты решишь разорвать контракт со мной, я не буду выдвигать к тебе никаких претензий.

- Полностью присоединяюсь к сказанному, Готова принять любое твоё решение о нашем дальнейшем сотрудничестве, - Ирма была настроена не менее категорично, чем её коллега.

- Я рад, что вы нашли в себе силы на такое признание. Но давайте не будем торопиться, прошу обоих немного успокоиться, попить соку, и через час жду в своём кабинете.

И вот следующее действие марлезонского балета.

- У меня нет в настоящий момент каких-либо претензий к вам. Но вы должны понимать, что такое положение недопустимо. Мне нужны корабли, ни в чём не уступающие по своим техническим характеристикам и подготовке экипажей военным Минматар. Понимаю, что жизнь наёмника и служба на флоте - две разные вещи, но мне нужны лучшие.

Пока этим требованиям ни ваши корабли, ни экипажи, не соответствуют. Корабли нуждаются в модернизации, экипажи в обучении, так что для вас не всё потеряно. Но сами понимаете, это дело долгое и весьма затратное. Никто просто так нести такие расходы не будет. Поэтому вот моё предложение - я выкупаю ваши корабли по их текущей рыночной стоимости, и они входят в состав эскадры корпорации.

При первой возможности я проведу их модернизацию. Экипажи остаются теми же самыми, если конечно захотят работать в новых условиях, фактически, они теряют статус наёмников и становятся работниками корпорации. Командовать ими по-прежнему будете вы.

Только вам придётся заняться обучением своих людей и провести немало часов в работе на симуляторе и реальных учениях в пространстве. Могу только сказать, что будет тяжело. Если вы готовы действовать так, то добро пожаловать в корпорацию, если это вас не устраивает, расстанемся мирно без взаимных претензий.

- Очень интересное предложение, но ты же понимаешь, Петро, что ни я, ни Ирма сейчас тебе не дадим ответа.

- Я бы и не поверил при вашем немедленном согласии. Жду обоих с готовым решением завтра в десять часов, надеюсь, вам этого времени хватит.

Так, а ситуация лучше не становится. Даже если натаскаю эти экипажи, моих сил не хватит на нормальный бой. С пиратами, надеюсь, справлюсь, а вот если звёздочка решит меня прижать, будет звиздец. Они-то сил не пожалеют. И что делать?

- Скиф.

- Да, Петро.

- Посмотри, есть ли в продаже линейные крейсера или среди наёмников отряды с хорошими кораблями.

- Принято.

Ничего так не помогает процессу мышления, как смена деятельности. Пошёл, немного помахал руками, ногами, потом решил слегка перекусить. Когда закончил, пришёл вызов от Анта.

- Привет, Петро. Я тут встретил своего хорошего знакомого, он до недавнего времени командовал небольшой эскадрой ВКФ Минматар, да вот неожиданно оказался гражданским. С ним ещё несколько специалистов. Не хочешь с ними поговорить?

- Ты где сейчас?

- В баре, где мы обычно с тобой встречаемся.

- Хорошо, через час буду.

Бар тот, совсем неприметный, называется "Рудокоп". Тихое, спокойное место, где удобно проводить переговоры или деловые встречи. Хозяин - бывший шахтёр, так что нас с Антом он встречал всегда с распростёртыми объятиями. Так оказалось и в этот раз.

- Привет, Гер, - поздоровался я с хозяином, сегодня он сам стоял за стойкой. - Меня тут Ант должен ждать.

- А вон там он сидит с какими-то вояками, тех сразу по выправке узнать можно, - показал мне бармен. - Такие хоть голые будут, а погоны сразу видно.

Я уже сам заметил Анта, он мне махнул рукой, приглашая в компанию. Рядом с ним сидели четыре человека, в которых точно сразу можно было узнать военных. Подошёл, представился.

- Петро, владелец кораблей, корпорации "Горняк", мастер-пилот, мастер-шахтёр, мастер-инженер.

- Бывший флаг-полковник ВКФ Минматар Вик Тор. - Среднего роста, русые вьющиеся волосы, высокий лоб, немного скуластое лицо, серые глаза смотрят на меня внимательно и с интересом. Ведёт себя спокойно, как человек, знающий себе цену. - Это мои друзья - мой бывший старпом Син Мал, бывший пилот Рен Хорст, бывший тактик Лина Крей.

- Очень приятно познакомиться. Но не будем тянуть время, Ант сказал, что вы в отставке и подыскиваете работу. Мне нужен экипаж на новый корабль. Скажем так - многофункциональный корабль, в первую очередь это шахтер, но может выступать в роли рейдера, разведчика, корабля-матки, ну и в ряде других ипостасей. Он же будет флагманом моей эскадры, общий её состав - три средних шахтёрских корабля и, возможно, два тяжёлых крейсера. Эскадра, как правило, работает в диком космосе, обычный шахтёрский труд, но порой не обходится без приключений.

- Мы вообще-то не шахтёры, а военные.

- Я вас приглашаю не руду добывать, а обеспечить безопасность кораблей во время работы и дороги.

- Для этого нужны хорошие корабли, а не те, что используются гражданскими.

- Ну да, я это уже слышал не один раз. Вот вы нам дайте линкоров побольше, тогда мы всех пиратов на их фрегатах размажем тонким слоем. Я так понимаю, моё предложение вас не устраивает? Тогда извините за беспокойство.

- Вик, ты что из себя строишь неизвестно кого. Ты же согласился на эту работу, а сейчас что, цену набиваешь? Я не ожидал от тебя такого, - высказался Ант.

- Пожалуй, я дам тебе ещё одну попытку, - решился я. - Мы с тобой сядем за симулятор, у тебя будет три линкора, два линейных и два тяжёлых крейсера, у меня три средних шахтёра и два тяжёлых крейсера. Я войду в систему, и если ты сможешь мне помешать уйти оттуда, значит, ты действительно профессионал. А вот если я уйду из системы, то уж извини, ты просто хвастун.

- Хорошо, но я буду работать со своим экипажем.

- Да хоть по пять человек сажай за пульт, мне всё равно. Значит, до завтра. Ант объяснит, как до нас добраться. Жду вас в десять часов.

Ишь, перец какой, мне-то понятно, он цену себе набивает. Сразу просёк, что мне нужен экипаж, вот и решил вытрясти денег побольше. Ничего, денежки мы потом посчитаем. Нельзя сказать, что результатами встречи я был расстроен. Этот Виктор производил впечатление умного человека, так что посмотрим, как он поведёт себя дальше.

А вечером меня навестил Фир. Вот кто принёс хорошие новости. Он нашёл абордажников для экипажей судов, причём сразу предупредил, что три десятка оставит себе и будет готовить команду быстрого реагирования. Это предложение встретило у меня полную поддержку. Нашёл и специалистов, шахтёров, инженеров, техников и пилотов, согласных поработать на корпорацию. Оказались среди них и бывшие военные, вот только все они давно оставили службу и сейчас нуждались в повторном обучении.

И ещё мы с ним обговорили, что он начнёт готовить зачистку основного и дополнительных офисов звёздочки, причём так, чтобы на нас не упало даже тени подозрения. С волками жить, по-волчьи выть.

А потом на связь со мной опять вышел Ант и извинился за своего протеже. Его поведение стало для моего наставника неожиданностью. Пришлось Анта успокоить, я обрисовал своё видение ситуации, и он согласился с моими выводами. Окончательное решение мы отложили до завтра, решив посмотреть, что же собой представляет этот Виктор как профессионал. Двоих я уже видел, и они не произвели на меня впечатления. Ант пообещал сам привести гостей и понаблюдать за представлением.

А потом доложился искин, Скиф. Кораблей нужного класса на продажу нет, да я в этом и не сомневался. Нет и наёмников, после того, как шахтёров здесь разогнали, большинство хороших отрядов подались в другие места. А затем мы с ним занимались отработкой системы идентификации, позволяющей оградить меня от постороннего воздействия.

С утра на корабле опять было полно гостей. Первыми прибыли Юр с Ирмой. Они приняли моё предложение, правда не все в их экипажах согласились с изменениями, и около десяти процентов людей собирались уйти после расчётов. Баба с возу, кобыле легче. А потом Ант привёз Вика с компанией, я дал им время ознакомиться с их кораблями, системой, и мы начали.


Конвой вышел из гипера компактной группой, два тяжа впереди, три шахтёра сзади.

- Навигатор, планету оставляем справа, в её поле не заходить, начать разгон.

- Принято.

- Идентифицированы неизвестные корабли, выходят из-за планеты, идут пересекающимся курсом. Два линкора, один линейный крейсер, один тяжёлый.

- Тактик, сколько им до пересечении курса?

- Четыре часа.

- Сколько нам до выхода в гипер?

- Шесть часов.

- Почему так много?

- Мы залезли в поле планеты, сначала будем выбираться из него.

- Понятно. Что, по-твоему, задумал противник?

- Перекрывает дорогу в зону перехода. Надеется удержать в поле планеты и не дать нам уйти.

- Присвой обозначение группе "Бандит один". Я вижу, они разделились. Где-то ещё линкор, линейник и тяж. Вторую группу обозначь как "Бандит два". Она может быть или в астероидах, или спряталась за планетой. В любом случае, либо первый, либо второй бандит выйдет нам навстречу, а другой будет сзади. Классический капкан.

- Навигатор, мы можем ускориться благодаря полю притяжения планеты?

- Можем, если ляжем на курс сто семьдесят - тридцать - девяносто пять и попытаемся пройти между планетой и астероидным полем.

- Какая дистанция при этом будет до "Бандита один"?

- Примерно двенадцать миллионов.

- Тактик, подлётное время ракет в этом случае?

- Восемьдесят секунд.

Так, и что делаем? Ломиться вперёд и пытаться пробить "Бандита один"? У него превосходство в залпе в два раза, да и идти мы будем на сходящихся курсах, он меня сожрёт и не поморщится. Остаётся идти на "Бандита два", там бой будет на встречных курсах, да и плотность ракет там ниже. Это плюс. А теперь плюс, про который никто из них не знает.

- Тактик, отстрел декорации, все фрегаты под невидимкой пусть уходят по курсу сто семьдесят - тридцать - девяносто пять и проверят астероиды. Если найдут там "Бандита два", пусть сбросят данные по коммуникационному лазеру, да так, чтобы их не обнаружили. Сами пусть заходят "Бандиту два" сзади. Если в астероидах его нет, пройти дальше и посмотреть за планетой, занять такое место, чтобы опять при движении "Бандита два" зайти ему сзади.

Теперь ещё. Все боты оснащай двумя ракетами и отправляй в сторону поля астероидов, пусть там располагаются на его краю. Эскадре потихоньку менять курс на сто семьдесят - тридцать - девяносто пять.


- Командир, изменение статуса.

- Что случилось, Лина?

- Караван сбросил сорок ботов, и они ушли в сторону астероидов. Идут строем "вертикальная стена".

- И что бы это значило?

- Не могу понять. Идут на максимальной скорости и пока уходят от конвоя.

- Странно это. А я не люблю странностей.

- Командир, потеря связи, в эфире заработали глушилки, все диапазоны забиты белым шумом.

- Вот тебе и ответ, Лина. Он снабдил свои боты глушилками и пытается таким образом лишить нас связи. Молодец, шахтёр, сообразительный мальчик. Но ты мне всё равно заплатишь, дорогой. Тебе это не поможет. Что у нас с данными для стрельбы?

- Стрелять можно, но очень плохо. Слишком далеко. Надо бы сократить дистанцию хотя бы на треть.


Ситуация застыла в состоянии неопределённости. Конвой уходил в сторону астероидов, "Бандит один" пытался нас догнать и не мог, мы успели разогнаться и теперь сохраняли дистанцию, вполне комфортную для нас и неудобную для "Бандита один".


- Изменение статуса. Обнаружен "Бандит два". Занимает позицию за планетой. Готовится выдвигаться на перехват.

- Связист, переход в импульсный режим глушилки. Передать сообщение: цель для ботов - "Бандит два". Атака после того, как начну я.

- РЭБ, готовить имитатор Скифа. Выпустить его в момент перестроения.

- Принято.

- Тактик, принять строй "Птица". В момент перестроения включить невидимость, вместо "Скифа" поставить имитатор, крейсер опустить ниже и начать сбрасывать потихоньку скорость. Наша задача - зайти в заднюю полусферу "Бандита один". После ухода "Скифа" восстановить работу глушилок в полном объёме. Цель для стрельбы эскадры - "Бандит два".


- Изменение статуса, Командир.

- Что ещё случилось, Лина?

- Караван изменил строй, теперь они идут строем "Птица".

- Опять какие-то странности. Что это ему даёт?

- Может, он думает, что так прорываться будет легче, каждый корабль имеет возможность стрелять самостоятельно?

- Может быть, может быть. Что там с данными по стрельбе?

- Через тридцать минут будет приемлемый уровень.

- Как только будешь готова, начинай без команды, что-то мне это уже надоело.


Итак, всё пока идёт по плану. "Скиф" опустился ниже, и "Бандит один", можно сказать, пролетел над головой, чуть невидимку не сдул. Хватит уже тянуть, моё положение для стрельбы почти идеальное.


- Тактик, маркировка целей: левый линкор - номер один; другой линкор - два; линейник - три; тяжёлый крейсер - четыре.

- Готово.

- Распределение целей: погонные орудия - оба, дуплетом, по линкору один, правый борт, ракеты - линкор два, левый борт, ракеты - линейный крейсер, перезарядка и огонь по дюзам четвёртой цели.

- Принято.

- Огонь.


Первым в огненной вспышке исчез линкор, затем второй вместе с линейником, по команде тактика корабль немного довернулся, и исчез оставшийся тяж. Даже как-то неинтересно стало. Столько подготовки, а всё закончилось чуть ли не одним махом.

Немного дольше пришлось возиться с "Бандитом два". Ну, тут и понятно, у фрегатов ракеты послабее, но зато их вышло по два на каждый корабль противника. Сначала произвели полный залп боты. И пока "Бандит два" лихорадочно принимал меры и был полностью занят отражением ракетной атаки, фрегаты спокойно всадили всем кораблям не по одной ракете в дюзы. Хотя это было уже излишним.


Сняв шлем, я посмотрел на ошарашенного Вика и спросил:

- Ну и где твои корабли, полковник? Чем ты меня будешь останавливать. - И уже направляясь к выходу из зала, добил беднягу. - Если у нас все командиры на флоте такие, то мне его жалко. А ещё одной наградой мне были удивлённые лица Анта, Ирмы и Юра.



Глава 16



Надо ли говорить, что после третьей победы над разными командами военных, причём каждая из них отличалась от предыдущей стилем выполнения, мой авторитет среди них вырос просто неприлично. А Виктор попросился на встречу на следующий день.

- Прости, Петро, сам не знаю, что на меня нашло. Видно, сложилось всё одно к одному. С флота выперли, враги побили, корабля лишился, половину людей потерял, работы нет, а тут ты появился. Весь из себя такой - владелец кораблей и корпорации. Ну я и решил, что ты и заплатишь мне за мои неприятности. Я только потом узнал, что тебе пришлось самому зарабатывать своё благополучие, и космос ты знаешь не понаслышке.

А тогда, при первой нашей встрече, меня понесло, ну и наговорил неизвестно что. А как ты щёлкнул по носу и показал, что не всё так просто и очевидно, будто глаза открылись и мозги на место встали. Самому стыдно за себя, но сделанного не исправишь. Прости за мою выходку.

- Прощаю, а вот на счёт не исправишь, не согласен. Предлагаю начать всё с начала.

- Я только за.

- Итак, я повторяю своё предложение - мне нужен экипаж на шахтёрский корабль, который одновременно служит флагманом моей эскадры. За три месяца надо подготовить корабль и всю эскадру к походу в дикий космос. Квалификация экипажей всех кораблей эскадры, как боевых единиц, оставляет желать лучшего, так что их надо будет учить и муштровать. Если потребуется небольшая модернизация, готов провести её за это время. Экипаж смешанный - военные и гражданские.

Задача военных - поддержание порядка на борту корабля, охрана места работы шахтёров, обеспечение безопасности во время пути туда, и самое главное, обратно, с грузом. Поддержание технического состояния корабля и его механизмов, кроме промышленных, лежит на военных.

- Я согласен, работать буду на твоих условиях. Могу использовать людей со своего бывшего корабля? Найдётся человек пятьдесят разных специальностей.

- Не возражаю, а теперь удовлетвори моё любопытство, если это конечно возможно. За что выгнали со службы целого полковника?

- Не хочется вспоминать, да ладно. По вине одного штабного, мою рейдовую группу из трёх кораблей, выполняющую обычное патрулирование, бросили против полновесной пиратской эскадры в десять бортов, причём каждый из них оказался не слабее моего флагмана. Они планировали пощипать одну планетку, на которой, кстати, располагается достаточно много собственности, принадлежащей этому штабному.

Эскадру мы конечно отогнали, пиратский рейд сорвали, но и наши корабли превратились в металлолом. А во всём обвинили меня, будто я самостоятельно ввязался в бой с превосходящими силами. Правда, хоть цели мои оставили благородными - защита мирного населения. А так разжаловали бы и лишили всех наград и привилегий.

И вот теперь я гражданский человек, а со мной все выжившие в той бойне. Мы так в основном и держимся вместе, многие люди мне верят и ждут решения, доверяя своему командиру. Работы для бывших военных тут нет, а здесь у многих дома и семьи. Чтобы перебраться в другое место, деньги на переезд ещё надо заработать. Вот и перебиваются многие случайной работой.

- Мне всё понятно, Виктор. Не ты первый, не ты последний, кого использовали большие начальники для прикрытия своей пятой точки. По оплате твоей и экипажа поговорим немного позже, думаю, она не будет меньше той, что вы получали раньше. А сейчас я хотел бы, чтобы ты в первую очередь ознакомился с кораблями эскадры. Поговори с капитанами, специалистами, ознакомься с техническим состоянием кораблей и определись в необходимости модернизации, обучении экипажей.

Хотел бы услышать твои предложения о подготовке к рейду. Учти, что скорее всего, в этот раз нас наверняка попробуют растрясти на весь груз.

- Разведсведения? - уточнил Виктор.

- Нет, общая ситуация такова. Всех шахтёров на этой станции уже нагнули, остались только мы. Так что теперь ожидаю любой подлянки. Если передумаешь ввязываться в эту драку, я тебя пойму.

- Не обижай лишний раз, Петро.

- Добро, пусть тебя Ант сопровождает, я ему скажу, он сейчас будет.

Ант и Виктор проводили инспекцию три дня. В свою очередь я занимался тем же, только дистанционно, используя возможности "Скифа". Кроме того, слетал ознакомиться с одной системой. Она располагалась в восьми прыжках отсюда. В этой системе имелась небольшая кислородная планетка, но жить на ней было затруднительно. Среднегодовая температура составляла плюс тридцать, в жаркий период температура достигала плюс семидесяти.

На планете имелось несколько районов, в которых оказалось возможным проживание без дополнительных защитных мер. И хотя система оказалась забита астероидными полями, они все являлись пустышками, полезные руды отсутствовали. Но кроме пусть плохонькой, но кислородной планеты, в данном случае имелось ещё одно немаловажное достоинство - попасть в систему можно было лишь в нескольких местах, там, где в астероидных полях располагались свободные от камней зоны.

Именно в таких местах возможен выход из гипера, и от этих зон шло ограниченное количество проходов в астероидных полях. Всё это позволяло организовать надёжную оборону системы и заиметь там свою хорошо защищённую базу. Честно говоря, сложившееся положение неустойчивого равновесия меня стало напрягать. В любом случае, для развития, как корпорации, так и своей личности как специалиста, требовалось надёжное место.

Исходя из этих соображений, Мирана, соответствовала предъявляемым требованиям, при относительно небольших затратах она могла превратиться в почти неприступную крепость. Да и обитаемые миры находятся достаточно близко - восемь систем можно покрыть одним прыжком.

Так что я слетал туда, посмотрел собственными глазами, убедился, что задуманное можно реализовать, провёл картографирование и теперь потихоньку прикидывал свои технические и финансовые возможности для воплощения планов в жизнь. И наш юрист, Иг Самв, начал прорабатывать возможности и условия приобретения этой системы в собственность корпорации.

Инспекция Анта и Виктора, да и моя собственная, не выявила каких-то существенных нарушений. Виктор был доволен возможностями кораблей, особенно его порадовал "Скиф". После долгих обсуждений сошлись на проведении минимальной модернизации - установке в рубках всех кораблей рабочих мест для военных специалистов, если их там нет - тактика, операторов ПРО и РЭБ, канонира, а также коммуникационных лазеров на всех судах и оснащении их системой "Невидимка" третьего класса.

Я, пока имел доступ к складам на верфях Мурана, договорился с кладовщиками, и пять запасных комплектов этой системы за соответствующее вознаграждение осели у меня в трюмах, поэтому проблем с модернизацией не предвиделось. Экипажи всех кораблей, в том числе и "Скифа", оказались полностью укомплектованы как военными, так и гражданскими специалистами. И все они дружно осваивали новую технику, шлифовали свои навыки и отрабатывали взаимодействие.

Для этого корабли часто уходили в соседние, малопосещаемые системы, при этом учились прыгать и выходить из гипера одновременно, отрабатывали работу под покровом невидимости. Виктор оказался требовательным и въедливым командиром и добивался безупречного выполнения экипажем поставленной задачи.

В общем, потихоньку сборище отдельных кораблей превращалось в единый организм, способный противостоять многочисленным и разнообразным угрозам со стороны. Среди всех встреч, произошедших за время подготовки рейда, хотелось бы особо выделить две.

На учёбу я отправлялся по рекомендации разведуправления Минматар, да и числился я у них как агент за штатом, так что вольно или невольно мне пришлось встречаться с собственным куратором. Им был Ник Раф. И хотя особой дружбы между нами не было, относился я к нему с немалым уважением. Это был настоящий профессионал, ставивший интересы службы, а значит и государства, превыше всего.

Думаю, и его ко мне отношение было схожим. Мы ценили друг друга как профессионалов. Вот и в этот раз я, так сказать, отчитался о завершении командировки на верфи Мурана, куда меня направляло разведуправление Минматар, рассказал об учёбе и строительстве "Скифа", а заодно поинтересовался, что дало изучение пауков и их кораблей, доставленных мною в прошлый раз.

- А ничего не дало. Ну да, разрезали эти трупы, изучили, что-то предположили, получили премии и звания, и на этом всё. Примерно то же самое и по кораблям. Единственно, что точно известно - мы с ними находимся на одном уровне или ступени технического развития. Да, ещё сумели примерно выяснить их ареал обитания. Точнее, не так.

Мы обнаружили область пространства, откуда наши разведчики не возвращаются. В попытках разведать эту область погибло восемь экипажей.

- Ник, скинь мне известные тебе данные по паукам, покумекаю на досуге. Может быть, и помогу тебе.

- А у тебя какие планы на дальнейшее? Сейчас в системе для шахтёров сложились не лучшие условия.

- А ты что-то об этом знаешь?

- Нет, не наша область интересов, и мы не занимались ничем подобным.

- А по-дружески шепнуть на ушко, что там знающие люди говорят?

Ник задумался, а потом удивлённо посмотрел на меня.

- А ты знаешь, ничего не говорят. Как ни странно, даже каких-то слухов нет.

- Спасибо, Ник, ты мне сильно помог.

- Чем же, если не секрет?

- Когда о чём-то, хорошо известном многим людям и задевающем их интересы, нет никаких слухов, то это может свидетельствовать только о работе профессионалов.

- Я с такой точки зрения на происходящее не смотрел. Надо будет подумать. Спасибо за наводку, Петро. И всё же, чем будешь заниматься? Может быть, мы с тобой продолжим наше сотрудничество?

- Вполне возможно, и на этот раз я даже не стану особо сопротивляться. Но ответ дам после возвращения из рейда.

- Буду ждать твоего вызова, Петро.

Следующая встреча произошла случайно, там же, в коридоре разведуправления, когда я уходил после разговора с Ником. На меня налетел какой-то вихрь и чуть не сбил с ног.

- Извините, извините, не заметил, - начал бормотать человек, собираясь отправиться куда-то дальше, и вдруг буквально замер на месте. - Петро? - удивлённо и как-то неуверенно спросил он.

Всмотревшись в него, я узнал знакомого мне чокнутого учёного, работавшего раньше начальником технической лаборатории, благодаря которому я получил опытный образец гравирадара.

- Пит Край? - так же неуверенно спросил я.

- Петро, ты мне нужен, - начал старую песнь мой знакомый, но я его быстро осадил.

- Пит, я сейчас очень тороплюсь, но с удовольствием встречусь с тобой через час в баре "Рудокоп".

- Я буду, ты мне действительно нужен.

- Значит, договорились, бар "Рудокоп", через час.

Никаких срочных дел у меня не было, но вести какие-либо разговоры на посторонние темы в стенах разведуправления я посчитал не слишком правильным. Поэтому и перенёс нашу встречу на нейтральную территорию.

- Гер, ко мне тут должны прийти, если что, я буду вон там, в углу, - предупредил я бармена. Он мне просто кивнул, занимаясь своей вечной работой - стараясь протереть до дыр очередной стакан.

Пит не заставил себя ждать и плюхнулся за стол в назначенное время. По моей просьбе Гер принёс нам по кружке пива, так что Пит первоначально сделал добрый глоток, а потом поинтересовался:

- Ты сюда надолго? Я имею в виду, сколько ещё пробудешь на Фираде?

- Немного, собираюсь в рейд.

- Так это же хорошо. Помнишь, Петро, ты мне камни давал?

Честно говоря, я уже и забыл о тех камнях, да к тому же так и не поинтересовался, что это за минерал.

- Помню, а что?

- Ты не мог бы мне ещё передать таких камней?

- Так, Пит, не строй из себя самого умного. Говори, что это за камень и для чего он может использоваться?

Мне пришлось потратить немало сил, чтобы этот фанатик науки раскололся. Как оказалось, найденный камень обладал уникальным свойством - он был способен запасать энергию в огромных количествах. Удельные характеристики изготовленных на его основе накопителей во много раз превосходили существующие. Другими словами, такие накопители позволяли решить множество проблем в самых разных областях техники, в первую очередь там, где требовался мощный и компактный источник энергии.

Пит прекрасно понимал, что может дать такой накопитель его изобретателю. Но также понимал, что только я знаю, где можно найти этот минерал. Так что волей-неволей ему пришлось делиться со мной информацией.

- Скажи, Пит, тебя устраивает твоя сегодняшняя работа? Только ответь точно, это очень важно.

- Сама работа вполне, а вот отношения с моим начальством в последнее время складываются не очень.

- Что так?

- Пришёл новый руководитель отдела, назначенный из центрального управления. Себя он считает очень умным, хотя это совсем не так. Как начальник, он приписывает себе все успехи, но во всех ошибках обвиняет исполнителей. Я подавал докладную записку, планируя организовать работу по новым накопителям. Мне пришёл ответ за его подписью, что это полный бред, все работы по данной теме прекратить и объявить мне выговор за самодеятельность. Так что теперь даже поднимается вопрос о моём увольнении.

- Ты военный или наёмный?

- Наёмный, но не думаю, что у него получится решить с моим увольнением.

- А ты ему помоги.

- С чего бы это?

- Я предлагаю тебе перейти на работу в нашу корпорацию. Скажу честно, у меня пока нет постоянной базы, но я думаю над этим. Я планирую создать свой научный центр, интересующие меня темы - гравитация и возможности её использования в различных областях техники, модернизация существующих видов оружия, приборов и вообще любого оборудования, что позволит улучшить его характеристики, ну и ряд других тем.

Общая направленность работ - кораблестроение и работа в дальнем космосе. Я как-никак мастер-инженер, кораблестроитель. Ну и организация производства разработок своего центра. Кстати, я готов купить у тебя лицензию на новые накопители. Готов заплатить небольшую первоначальную сумму и платить отчисления с каждого изготовленного накопителя. Поверь, ты не останешься обиженным.

Работы по интересующим меня тематикам профинансирую по максимуму. Не имею ничего против, если кто-то станет вести свои исследования. Сможешь набрать ещё людей, готовых работать на таких условиях, приму всех. Сказанное мной относится и к твоему накопителю. Камень я тебе дам, только если будешь работать в моём центре. Никто другой его не получит.

- А ты не думаешь, что кто-то ещё найдёт, где его можно добывать?

- Сколько лет народ уже пилит астероиды? И много таких, кто нашёл что-то подобное?

- Уел, - согласился Пит.

- Я не требую ответа сию минуту. Скоро я опять ухожу в рейд и появлюсь примерно через полгода. У тебя будет достаточно времени, чтобы обдумать мое предложение и принять его.

- Ты так уверен в себе?

- Я уверен в тебе. Никто не предложит тебе лучших условий. Если ты их отвергнешь, всю жизнь будешь маяться под каким-нибудь другим начальником и жалеть об упущенной возможности.

- Я тебя понял, Петро, и обещаю хорошо обдумать твоё предложение.

На этом мы и расстались. Я занимался подготовкой эскадры к рейду, Фир выслеживал "Звезду" и готовил бойцов, Виктор тренировал экипажи. Сложившаяся ситуация, когда эскадра готовилась уйти в рейд самостоятельно и ни с кем не собиралась делиться доходами, по-видимому, кого-то не устраивала.

И за три дня до ухода на меня вышел, как он представился, юрист компании "Звезда шахтёра" и предложил застраховать эскадру и корпорацию от неожиданностей, на которые так богат дикий космос. Весь разговор пересказывать не буду, мы оказались достойны друг друга в искусстве словоблудия, но один отрывок приведу.

- Что имеется в виду под неожиданностями? - на всякий случай решил уточнить я.

- В космосе много пиратов, зачастую корабли становятся их добычей и не возвращаются домой, - услышал я в ответ.

А вот это уже прямая угроза и намёк на толстые обстоятельства. Но как говорится, кто предупреждён, тот вооружён.

- Я подумаю над вашим предложением, давайте вернёмся к этому разговору после моего возвращения.

- Хорошо, но как бы не оказалось поздно, - настаивал на своём юрист.

- И тем не менее, давайте поступим именно так.

Этот разговор мы несколько раз проанализировали с Фиром и Виктором и однозначно пришли к выводу - на нас нападут. Но играть мы решили своей колодой с краплеными картами и по своим правилам. Была организована утечка информации, что на обратном пути мы обязательно посетим систему XZ 4680753490, мол, там у нас намечена важная встреча.

И через три дня эскадра ушла в рейд. А Фир получил добро на проведение операции, названной "Звездопад".


ЧАСТЬ 3


Глава 17



Места добычи руды были определены нами заранее, и сейчас все матки стояли на определённых для них позициях внутри астероидного поля. Снаружи сканированием обнаружить корабли было затруднительно. Астероидное поле богатое, конечно хотелось найти залежи меркита, но и арконор для многих оставался в числе редких. Для шахтёров и добытчиков пришла горячая пора, зато военные немного успокоились и готовились к обратной дороге.

Много хлопот было и у разведчиков. Приходилось расширять район поисков, во-первых, запасы руды в найденных астероидных полях не вечны, а во-вторых, нужен мерксит, с него навара больше. Нилин, тот самый новый минерал, на базе которого можно изготавливать новые накопители, я уже напилил. Смотался даже два раза, и дважды забил глыбами минерала бункер фрегата.

На первое время хватит, а потом будет видно. Если Пит не согласится на моё предложение, то придётся самому заниматься разработкой накопителей. Уж больно шикарная плюшка получается. Не плюшка, а целый торт. Но об этом после. Да, кстати, теперь я летаю не один, а с напарником, точнее с напарницей. В чехарде всех дел по подготовке эскадры совсем забыл, что на мой разведчик нужен ещё один член экипажа.

Хорошо, что вспомнил ещё вовремя, из всего состава эскадры нашлась лишь одна девчонка, подходящая под указанные требования. Правда, уровень освоенных баз у неё был не тот, но самое главное, они позволяли ей работать с гравитационными щитами. Так что пришлось соглашаться на напарницу. Всю дорогу она учила базы, а теперь осваивалась со щитами.

Пока всё у неё получалось. Да и сама она была симпатяжкой, с нужными округлостями в нужных местах. Но в полёте ни-ни! Один всегда на вахте, а тут расслабляться нельзя. И её сразу предупредил, пусть губы не раскатывает, здесь вам не тут. Всё строго по уставу. Так что напарница, когда не занималась практикой, поднимала свой общий уровень образования в капсуле. Лия Нарв, кстати, её звали.

Я уже забрался довольно далеко от расположения эскадры, и меня начали обуревать смутные беспокойства. И хотя корабль постоянно находился под покровом невидимости, а я пользовался всеми возможными способами контроля пространства, моё беспокойство только усиливалось.

В очередной раз всматриваясь в карту созвездий, до меня дошло, что я приближаюсь к зоне, которую Ник называл закрытой и где гибли разведчики. Ещё немного, и я нашёл бы себе приключения. Но ситуация складывалась любопытная, и надо было попытаться её использовать себе на благо. Так что, не собираясь лишний раз дразнить гусей, я быстренько раскидал по системе разведмодули, а сам укрылся среди астероидов.

Всё оборудование "Хазарина" я перевёл работать в режим минимального потребления и принялся обдумывать ситуацию, наблюдая за системой. Как оказалось, суетился я не напрасно. Мои датчики зафиксировали следы гипер-перехода, но визуально я никого не видел. Хотя датчики гравитации показывали, что по системе движутся три корабля. Судя по их массе - один крейсер и два фрегата. Очень похоже на патруль под невидимкой. Ну или что-то аналогичное, используемое архами для подобных целей.

Главное, я уже установил, что они имеют такую аппаратуру. Пройдя систему и не заметив затаившегося "Хазарина" и развешанных платформ, патруль ушёл. И это радует. У меня появился план, правда для его реализации придётся немного отойти назад. К этому моменту напарница вышла из капсулы, вся такая радостная и довольная, она базу "программирование" доучила до шестого ранга.

Пришлось ей радости немного поубавить. Объяснил ситуацию с чужаками и запретной зоной для полётов. Про пауков, кстати, знали только специалисты, разведка свои тайны хранить умела. Так что Лия оказалась в шоке, хорошо, что в истерику не впала. Но быстро оклемалась и поинтересовалась, что ей делать. Поставил задачу - перелететь в соседнюю систему и там замаскироваться среди астероидов.

Перелёт прошёл тихо и спокойно. Никто нас не заметил и не стрелял вдогонку, ушли по-английски. На новом месте корабль замаскировали и продолжили подготовку к реализации плана. А он был прост, как пять копеек. Стандартная ракета разбиралась, боеголовка снималась и вместо неё ставилась разведплатформа. Ограничивалось время работы разгонных двигателей, чтобы скорость ракеты не превышала трети световой.

А потом, по замыслу, ракету надо было запустить таким образом, чтобы она разогналась до нужной скорости, и у неё затем отключилось почти все оборудование. Благодаря этому она в баллистическом режиме, как обычный кусок железа, пролетала через систему. Работали только датчики в пассивном режиме, осуществляя исключительно запись информации. Я даже планировал убрать реактор, заменив его накопителем.

После пролёта системы мой фрегат должен был встречать ракету и считать с неё информацию. План был сырой, в нём зияли сплошные дыры, ответ на один вопрос порождал множество новых. Но постепенно дело двигалось. Хорошо, что на фрегате была крошечная мастерская с минимумом оборудования, но этого хватило, чтобы создать шедевр шпионской мысли. Шутка такой.

И вот первая разведракета готова. Понятно, что реализация не самая лучшая, но из чего было, из того и слеплено. А задумка мне нравилась всё больше и больше. Вернее, в голову приходило всё больше и больше областей, где такая ракета окажется просто незаменимой. Проверка показала, что ракета полностью готова, так что я поручил Лии готовить следующую, она как-никак техник-универсал, вот пусть и работает по готовому проекту, а сам занялся проработкой маршрута полёта.

После долгих раздумий я выбрал два из многих возможных. Каждый из них подразумевал запуск ракеты не в соседней с интересующей меня системой, а в предыдущей. На мой взгляд, так повышалась безопасность, я ведь не исключал возможности наблюдения за ближайшими системами с помощью стационарных средств контроля. Если вы не видите чёрную кошку в черной комнате, это не значит, что её там нет.

Задумано было два маршрута, короткий и длинный. Короткий предполагал пролёт системы за месяц и затрагивал лишь её краешек, не позволяя в подробностях рассмотреть происходящее внутри, но давая обзорную картинку. И кроме того, он служил своеобразным испытательным полётом, позволяя оценить задуманное и конечный результат.

Движение по длинному маршруту предполагало пересечение системы не посередине, а примерно на расстоянии трети диаметра от центра. Времени на такой полёт требовалось почти год, но и информации должно быть получено гораздо больше. Одной из основных трудностей, на мой взгляд, являлось получение данных с ракет. Найти их будет практически невозможно, стартовые точки выбраны были различными, чтобы исключить совместное движение. Но финиш их предусматривался в одном районе.

Предсказать конечное местоположение на таких расстояниях при полёте в баллистическом режиме просто невозможно, сказывается воздействие слишком многих факторов, начиная с отклонений от курса при запуске и влияния внешних условий во время полёта. Чтобы как-то решить эту проблему, я решил оснастить ракеты специальным маяком, испускавшим раз в сутки на заданной частоте кратковременный сигнал, больше похожий на помехи в системе.

Зная примерно, где и когда он должен прозвучать, запеленговать его было делом техники. А зная точку запуска, можно определить с большой вероятностью район поиска. Автоматика управления всеми механизмами простейшая, так что засечь её работу - задача далеко не тривиальная, да ещё надо знать, что искать.

Всего я готовился отправить пять ракет по длинному маршруту и три по короткому. На подготовку нужного их количества ушло две недели. И вот ракеты запущены, а "Хазарин" отправился в обход опасного участка, чтобы встретить своих посланцев на другой стороне запретной зоны.

Надо сказать, что выглядевшая первоначально достаточно просто реализуемой, работа по подготовке ракет отняла немало сил и потребовала глубоких знаний в области навигации, двигателях, оружии, электроники, автоматики и ещё целого ряда смежных дисциплин. Вон Лия у меня свалилась без сил, отсыпается и лечится в капсуле от последствий принятых стимуляторов.

А идея разведракет сама по себе богата на варианты использования. Можно будет в автоматическом режиме производить одновременно исследование нескольких систем, знай перелетай из одной в другую, а ракеты сами по себе будут летать по заданному маршруту и собирать информацию. А можно организовать патрульную службу, ракеты будут контролировать закреплённую за ними территорию и своевременно оповещать обо всех изменениях. Да много чего ещё можно придумать, благо время позволяет этим заняться.

Перелёт до нужной системы занял у нас три недели и прошёл без каких-либо трудностей. Мы по очереди несли вахты, учились в капсуле, много разговаривали, я старался понять, что за человек моя напарница, она занималась тем же самым. В этом нет ничего удивительного, представьте, что вам приходится жить длительное время с кем-нибудь в купе поезда.

Примерно такая же ситуация сложилась и у нас. И мы с ней справились вполне успешно. Каждый из нас пытался найти себе занятие, стараясь при этом поменьше обременять напарника своим присутствием. И в этом плане вахты можно было считать благом. В это время ты оставался в рубке один, а так как всё было автоматизировано, и вмешиваться в работу оборудования не требовалось, фактически вахта превращалась в личное время, да при этом ещё давала уединение. Не знаю, с чем это связано, но с присутствием напарницы я свыкся довольно быстро и особых неудобств не испытывал.

Да и сама Лия была девахой очень даже ничего, и цену себе знала. Вольно или невольно, но взгляд задерживался на её выпуклостях и округлостях, и она этим нимало не смущалась, а наоборот, подчёркивала свои достоинства. Тут всё понятно, есть самец, и он должен быть твоим. На этом стояла и стоять будет жизнь гуманоидов. Не знаю, может у пауков или там тараканов по-другому, но мне нравился такой подход. Результат тут был предопределён, но крепость пока держалась, и осада не прекращалась.

И вот мы добрались до ожидаемого места появления ракеты. По системе были развешаны платформы, всё подготовлено к пеленгации цели, сканеры постоянно обшаривают не только выделенный район, но и гораздо большие объёмы пространства. "Хазарин" поджидал ракету, неподвижно вися в районе её наиболее вероятного появления. Прошли уже намеченные сроки возвращения, а наш разведчик пока так и не появился в ожидаемое время.

Когда раздался кратковременный скрип и вой - сигнал маяка ракеты, была моя вахта. Эта какофония звуков прозвучала для меня лучшей музыкой на свете. Не подвела и автоматика, сумев запеленговать источник сигнала, так что "Хазарин", уточнив местоположение ракеты, отправился к ней навстречу.

Она существенно отклонилась от своего курса и вышла далеко от ожидаемого района. Когда её можно стало рассмотреть визуально, глазам предстало жалкое зрелище - корпус во многих местах пробит, там и сям свешиваются лохмотья металла, двигатель наполовину уничтожен, но как ни странно, электроника работает. Не дожидаясь, пока тяговые лучи смогут захватить ракету и затащить её на фрегат, я стал скачивать информацию.

Судя по объёму, запись велась всё время. Так что получившийся массив был очень большой. Ничего, в данном случае, чем больше, тем лучше. Когда вся информация была перекачана, я распорядился искину создать резервную копию и подготовить материал к просмотру. Лия не могла остаться в стороне, и вот наконец мы видим, что скрывает таинственная система.

Поначалу - ничего необычного не видно, несколько планет, газовый гигант, астероидный пояс. Самая заурядная звёздная система. Но наконец нам удаётся рассмотреть что-то непонятное, концентрирующееся у третьей от звезды планеты. И когда приходит понимание, что там находится, по коже пробегает озноб. Там корабли, их не просто много, их множество. Самые разные - размером как с хорошую станцию, так и с наш фрегат. Что там происходит, определить невозможно, но само наличие таких сил вызывает чувство страха.

Почему-то сразу, при одном взгляде на разворачивающуюся картину, приходит понимание, что это враждебные человеку силы, и ждать от них снисхождения или дружеского отношения бесполезно. Между людьми и ими возможна только война, и в ней останется один выживший. Откуда взялось такое понимание, не могу сказать, но Лия потом сказала, что она почувствовала то же самое.

Можно сказать, мы своё дело сделали. Беспилотные разведчики показали свою эффективность, время, выделенное нам на поиски, подходило к концу, так что пора была возвращаться домой. Возвращались мы, естественно, другой дорогой, через те места, где ещё не приходилось бывать. Не зря говорят, удача смелых любит, в трёх системах от места работы нашей эскадры я обнаружил хорошие запасы мерксита.

Да и несколько астероидов с нилитом обнаружил. Живём, братцы! Так что теперь есть куда прийти в следующий раз, да и свои ракеты-шпионы надо будет забрать. А пока вперёд, нас ждёт обратная дорога. И если мы не ошиблись - то и пираты.




Глава 18



Система встретила нас мирной обстановкой и пустотой. Сканеры не видели никого, хотя по каким-то непонятным периодическим электромагнитным импульсам можно было предположить, что в середине астероидного поля что-то происходит.

- "Хазарин" - "Скифу". Я вернулся.

И через некоторое время пришёл ответ:

- "Скиф" - "Хазарину". Поздравляем, давай домой. Ждём с нетерпением.

Уф, с нашими всё в порядке. Невольная улыбка набежала на лицо. Значит, какая-то часть очередной задачи опять решена успешно. Эскадра на месте, и судя по тому, сколько она тут стоит, бункера должны быть полными. Посмотрел на напарницу, она почему-то хмурится и как бы и не рада возвращению.

- Лия, что случилось?

- Ничего, командир.

- Откуда грусть и печаль? Домой же вернулись?

- А чему мне радоваться? Полёт окончен, теперь меня отправят обратно в техслужбу заниматься чем придётся.

- Ну это ты брось, подруга. Ты теперь не абы кабы, а мой напарник, приписана к "Хазарину", будешь заниматься только им и изучать базы. Какие - скажу. У тебя я теперь командир.

- Да и ты про меня быстро забудешь, вон у тебя сколько дел.

- Вот что, подруга, ты на меня своими женскими штучками не дави, испортишь всё. Как говорится, учи матчасть.

- Чего учить?

- Базы.

- А, понятно.

Прибыли мы вовремя, бункера уже полны арконором, так что пора отправляться в обратный путь. Правда, он будет далеко не простым, но уж тут придётся постараться, чтобы неприятности достались встречающим. Хотя пока нервничать приходилось именно нам. Результаты моей разведки были встречены неоднозначно. То, что обнаружен мерксит, всех порадовало, а вот флот чужаков привёл Виктора и Анта в трепет.

Но это была проблема послезавтрашнего дня, а сейчас нам предстояло разобраться с другим противником. Никто не сомневался, что нас ждёт засада, причём её подготовили заранее, и сил встречающие не пожалеют. Но и у нас есть немаловажное преимущество - мы знаем, где нас будут встречать, а одно это уже превращает эскадру из добычи в охотника.

Но вот и финальный акт марлезонского балета - система XZ 4680753490. Так уж вышло, что она походила на ту, в которой мы работали на симуляторе. Хотя в этом нет ничего удивительного, мы сами выбирали, какой колодой играть. А карты у нас краплёные.


- Капитан, зафиксированы несколько гиперпереходов.

- Идентификация целей?

- Пока не завершена, слишком далеко.

- Ждём.

- Всё, цели определены. Три средних шахтёра, два тяжа, собирают конвой в кучу, при выходе их разбросало, правда не очень сильно.

- Значит, доносчики не ошиблись, это те, кого мы ждём. Что-то ещё можно сказать про цели, Идиф?

- Они вышли несколько неудачно, слишком глубоко зашли в поле тяготения звезды и обратно в гипер уйти не смогут. Если хотят двигаться дальше, надо обходить звезду или пытаться выйти сбоку от неё в прыжковую зону.

- Что они делают?

- Собрали караван и пошли в обход звезды.

- Сколько времени им потребуется до выхода в прыжковую зону?

- Двенадцать часов.

- А на возврат назад?

- Восемь.

- Сколько надо нам до выхода в зону уверенной стрельбы?

- Восемь часов.

- Ждём.


Эскадре при выходе из гипера работать по плану "Призрак" - таков был приказ Виктора перед прыжком, выводящим нас в систему XZ 4680753490. И началось представление. Все пять крейсеров прыгнули одновременно и вошли как один корабль. Причём определить это не мог никто - мы были укрыты невидимкой. Фрегаты в этот раз прыгали отдельно, и тоже под невидимкой, и с таким расчётом, чтобы создать впечатление у наблюдателей о разбросе кораблей при выходе.

Но самое интересное началось потом. Каждый фрегат, оставаясь невидимкой, выпустил имитатор, создающий излучение определённого корабля. Таким образом, когда собрался конвой и двинулся вглубь системы, там было только пять фрегатов, укрытых невидимкой, и каждый из них управлял своим имитатором. Хотя на приборах любого наблюдателя высвечивались три шахтёра и два тяжа. Имитаторы рулят!

Шестой фрегат ушёл в направлении астероидов на разведку. А сама эскадра компактно двигалась в сторону, намереваясь при появлении противника оказаться у него сзади.


- Что там с конвоем, Идиф?

- До входа в зону нашей уверенной стрельбы им шесть часов, до выхода в прыжковую зону - восемь, назад - тоже восемь.

- Их курс?

- Триста двадцать-сто семьдесят шесть-сорок пять.

- Идём на перехват.


- Изменение статуса, командир!

- Что там, Лина?

- Появились множественные отметки целей. Идентифицирую как восемь линейных крейсеров. Движутся наперехват фрегатам.

- Не пожадничали ребятки, какую силу собрали. Присвоить цели индекс "Бандит один", нам - "Конвой один", имитаторам - "Конвой два", разведчику - "Конвой три". Каково положения "Конвоя два"?

- До прыжковой зоны - шесть часов хода, но через четыре часа он попадает в зону уверенной стрельбы и поражения "Бандита один".

- Видишь, Петро, что он творит? Он перекрывает кораблям путь в прыжковую зону. По силе залпа нам с ним не сравняться. Исходя из этого, у нас один выход - убегать. Вот только куда? Назад - не успеть, достанут раньше. Единственный шанс, и то призрачный - попытаться обойти звезду с другой стороны. А для этого надо залезть ещё глубже в поле тяготения и распрощаться с надеждой выйти в прыжковую зону. Что должны выбрать гражданские - конечно бежать. Так что наш ответ очевиден.

Лина, "Конвою два" принять курс сто шестьдесят-восемьдесят-тридцать, цель - обход звезды с другой стороны. Увеличить скорость, имитируя максимально допустимую. Сколько потребуется времени "Бандиту один" для выхода в зону его уверенной стрельбы при таком курсе?

- Шесть часов.

- А когда мы будем готовы стрелять?

- Через четыре часа.

- Заходи им в хвост, Лина. Да, и включи глушилку, думаю, с другой стороны звезды у них висит ещё группа. Не будем облегчать им жизнь.


- Капитан, конвой изменил курс.

- Что там, Идиф?

- Они пытаются от нас оторваться и обойти звезду с другой стороны.

- Ничего другого они сделать не могли. Увеличить скорость, сообщи, когда выйдешь в зону нашей уверенной стрельбы.

- Капитан, они глушат эфир.

- Им это не поможет, но молодцы, молодцы. Продолжать движение.


- Изменение статуса, командир.

- Что-то новенькое появилось, Лина?

- Доклад "Конвоя три". Среди астероидов стоят два линейника, реакторы выведены на минимум.

- Сколько нам до зоны уверенной стрельбы?

- Тридцать минут.

- Маркируй и распределяй цели, Лина. Номера первый, второй - для "Вентры"; третий, четвёртый - для "Кижеля"; пятый, шестой - для "Сармата"; седьмой восьмой - для "Нилина"; "Скиф" - резерв. Принять строй "Птица". Приказ "Конвою три" - зайти линейникам в астероидном поле в хвост. Приказ "Конвою два" - оставить имитаторы двигаться заданным курсом, самим отправиться на помощь "Конвою три".

В рубке установилась напряжённая тишина. Все команды отданы, положения сторон определены, так что осталось дождаться финальной сцены. Приятно осознавать, что противник до последней минуты так и не понял, с кем воюет.

- Командир, минута до начала стрельбы.

- Хорошо, Лина.

- Время, командир.

- Эскадра, огонь!


Пираты так и не поняли, что произошло. На месте восьми линейных крейсеров вдруг расцвели огненные цветы, при этом вокруг ничего не изменилось.

- Лина, сними глушилку.

- Сделано.

- Связь, передать сообщение на линейные крейсера в астероидах.

- Готов.

- Линейным крейсерам, спрятавшимся среди камней, не думайте, что отсидитесь. Вас ждёт то же самое, вы под нашим прицелом. У вас есть один выход - сдавайтесь, и я доставлю вас на Фирад. Вы сами знаете, что вас ждёт там, но во всяком случае, вы будете жить. В любом другом варианте отправитесь путешествовать по космосу без скафандров. На раздумья - одна минута. Время пошло. Лина?

- Да, командир?

- Пусть "Конвой три" из пушки пройдётся по корпусам линейников. Думаю, это ускорит их мыслительный процесс. Из-под невидимости не выходить.

И действительно, выстрелы имели скорее психологическое значение. Напуганные пираты согласились сдаться, тем более, что альтернативу им только что показали, и они не имели понятия, с кем столкнулись, из-под невидимки мы так и не выходили. Так что абордажные команды отправились на захват кораблей и успешно справились со своей задачей. К сожалению, больше никто не уцелел, но и два линейных крейсера - неплохая добыча.



Глава 19



Наше возвращение на Фирад было встречено с большим воодушевлением. По сути дела, мы остались единственным шахтёрским объединением, сохранившим независимость, так что деятельность корпорации и её успехи поддерживали в людях веру и надежду на восстановление прежнего порядка. К тому же после нашего ухода в рейд на планете и соседних станциях развернулась криминальная война.

В любом обществе всегда есть те, кто предпочитает жить по своим законам, а не тем, что устанавливает государство. Правда, зачастую они прекрасно маскируются, прикрываясь легальным и вполне официальным бизнесом, ведут свои, порой совсем неприглядные дела. И хотя в Содружестве многое разрешено, тем не менее, остаются ещё сферы деятельности - бандитизм, торговля людьми, производство и реализация тяжёлых наркотиков, финансовые махинации - находящиеся под запретом.

Область интересов криминала достаточно ограничена, а желающих получить свой кусок запретного пирога много, так что периодически между участниками этого рынка происходят столкновения, имеющие целью устранить конкурента и усилить свои позиции. Вот как раз через неделю после нашего ухода разразилась очередная криминальная война.

Как удалось выяснить полиции в ходе последующих разбирательств, компания "Звезда Шахтёра" в своей неумеренной экспансии залезла на чужую территорию, за что и поплатилась. Несколько криминальных банд объединились и устроили Варфоломеевскую ночь для нарушителя. Правда, они не знали, что это за ночь, и в чём нарушены их права, но тем не менее, всё, как-то связанное со "Звездой Шахтера", было уничтожено, причём не только на Фираде.

Подготовка этой войны мне обошлась в пару миллионов кредов, а Фир проделал всё настолько хорошо, что не возникло даже тени подозрения о причастности корпорации "Горняк" к произошедшим событиям. Вдобавок ко всему, после полного разгрома "Звезды Шахтёра" осталось много бесхозного имущества, которое было реквизировано местной властью и реализовано куда-то на сторону.

Так, через подставных лиц я за бесценок стал владельцем тяжёлого и среднего шахтерских кораблей и пары больших транспортов. Фиру были оставлены на различные нужды несколько миллионов кредов, вот он и распорядился ими таким образом. Прав был кто-то из древних, сказавший, что война должна сама себя кормить.

Так что обстановка на станции стала куда приятней, пропала накрывшая её пелена безысходности, опять зашевелились люди, обуреваемые своими желаниями и планами. Наиболее одиозные личности из криминального братства были призваны к порядку силами правопорядка (каламбурчик, однако), тем более что Фир анонимно передал на них полиции довольно обширный материал.

Порадовали меня и другие новости. Иг Самв сообщил, что система Мирана никому не принадлежит и в реестре картографической службы Минматар числится среди бесперспективных планет. Так что стать её обладателем достаточно просто - надо подать заявку, заплатить пошлину и прочие необходимые поборы, не слишком, кстати, обременительные, и можно начинать создавать собственный мирок.

Ник Раф, заместитель начальника разведуправления сектора, был шокирован переданными ему сведениями о происходящем в арховской системе. Мы с ним согласились, что это только обзорные данные и делать по ним окончательные выводы преждевременно, но нетрудно понять, что концентрация таких сил вблизи границ Содружества добром не кончится. Но для принятия какого-то решения необходимо иметь больше информации.

Честно говоря, мне не понравился разговор с Ником. Он как-то выбивался из общей канвы всех наших предыдущих бесед. У меня складывалось такое впечатление, что Нику всё равно, что будет дальше, как будто его интересовали какие-то другие, более важные проблемы. Однако, несмотря на такое несколько прохладное отношение, помочь мне в подготовке рейда он не отказался.

Мне был предоставлен доступ к складам, правда ограниченный, но у меня уже имелся опыт преодоления таких ограничений, так что я не сильно расстроился. Основные договорённости соблюдались, а это самое главное. Сдаётся мне, пора определяться со своими целями, чего же мне надо. Тем более, если соберусь браться за обустройство Мираны. А то сам мечусь, сегодня сотрудничаю с военными, завтра не сотрудничаю, а от других требую какой-то ясности и стабильности.

Пит принял моё предложение о переходе и создании научной лаборатории в корпорации. И назвал ещё несколько человек, готовых перейти на новую работу. С Питом мы согласовали условия его контракта и первоочередные задачи, решением которых он должен заняться. Я уже говорил, что меня очень интересовала гравитация, вот на работу с ней я его и нацелил.

Имелось много самых различных областей, где можно использовать гравитационные поля. Дело в том, что Содружество почему-то не проявляло интереса к подобной тематике. Были созданы, или скорее скопированы с находок Древних, генераторы гравитации, громоздкие, неудобные в работе, прожорливые, и видимо, отсутствие каких-то прорывных результатов и значимых открытий охладило интерес к этой теме.

Конечно, адаптацию к действующему уровню техники Содружества генераторы гравитации прошли, да ещё кое-какую модернизацию благодаря усилиям энтузиастов, а также нашлось несколько областей, где были изготовлены и испытаны опытные образцы. И на этом всё развитие нового направления застопорилось.

Мой же интерес к использованию гравитации становился всё более сильным. Поймите правильно, я не замахивался на основы мирозданья и не требовал ничего подобного от Пита. Меня не интересовала теория, я нацеливался на практическое применение и улучшение того, что уже создано. В моём понимании имелась чисто инженерная задача - доведение опытного образца до практического использования, его улучшение и модернизация.

Мы с Питом долго обсуждали задачи, которые собирались решить. В первую очередь это касалось новых накопителей, необходимо организовать их нормальное производство, причём я не думаю, что они пока будут широко распространены. Слишком непостоянен и нестабилен источник сырья. Но для нужд специальных сил такой накопитель окажется просто незаменим.

Пит всё это прекрасно понимал, и мы пришли к согласию о его доле в стоимости каждого проданного изделия. Другим, не менее интересным устройством, требующим также улучшений и модернизации, был гравитационный сканер. Я хотел иметь прибор, позволяющий мне выявлять любые объекты, обладающие массой, определять их текущее состояние и параметры движения.

Короче, мне требовалось устройство, дающее возможность выявить потенциальную опасность. И здесь мы с Питом пришли к пониманию, так что его доля оказалась определенной и в этом случае. Что поделать, это меркантильный мир, и действовать любой его житель станет лишь в тех случаях, когда видит свою выгоду или угрозу собственной безопасности. На мой взгляд, это несколько однобоко, но судить не буду, оставлю своё мнение при себе.

Затем я собрал своих помощников, и мы всем кагалом отправились смотреть систему Мирана. Пора было принимать решение об обустройстве собственной базы. После ознакомления с планетой, самой системой, окружающими астероидными полями все собрались в кают-компании "Скифа" обсудить моё предложение.

- Вот в этом месте я и предлагаю основать нашу базу. Защитой от внешнего вторжения послужат астероидные поля, добраться до планеты возможно только по нескольким проходам, которые достаточно просто защитить. Жить можно и на планете, пусть там условия достаточно суровые, но можно поставить купола или, в крайнем случае, создать огромные навесы для защиты от солнца и под ними строить поселения.

- С точки зрения защиты от внешнего вторжения, место несомненно удобное, - задумчиво протянул Виктор. - Но жить я бы предпочёл в космосе, а не на планете.

- Мне кажется, это не самая лучшая твоя идея, Петро. - Ант был более категоричен. - Во-первых, здесь не самое безопасное место - при возникновении неприятностей дождаться своевременной помощи от кого-нибудь окажется достаточно проблематично. Во-вторых, люди неохотно отправятся куда-то в неизвестное место, расположенное где-то в неосвоенном космосе.

Им нужно то, к чему все привыкли - магазины, бары, публичные дома и всё прочее, что подразумевает их образ жизни. И пусть со временем это будет и тут, но всем хочется всего здесь и сейчас. Так что найти тех, кто захочет жить добровольно, да ещё не в самых лучших условиях, будет проблематично.

И, в-третьих, что мы выиграем, устраивая тут свою базу? Я не могу найти, как ни стараюсь, выгод от её создания. Тем более, стационарная база значительно сократит нашу мобильность и сделает нас более уязвимыми.

- Я полностью согласен с Антом, - вступил в разговор Фир. - Несмотря на то, что сейчас исчезла угроза со стороны "Звезды", никто не может исключить появления новой, причём с самой неожиданной стороны. Мое мнение - пока мы не станем очень сильными, нам не стоит устраивать стационарную базу.

- Поддерживаю мнение Фира, - высказался Пит. Он хоть и был для нашего коллектива новым человеком, но на него слишком многое замыкалось, и принимать без обсуждения с ним решения, влияющие на эффективность работы научного центра, было бы неразумно. К тому же все сведения, которые удалось о нём получить, указывали на его честность и порядочность, верность своим словам и нанимателю, если последний не начинал его предавать.

- Нам надо обустраивать целый ряд производств, необходимых для выживания корпорации. Мне бы не хотелось затратить на это уйму сил и средств и вдруг узнать, что всё это досталось кому-то просто так. Я планировал создавать пусть и небольшие, но мобильные производства. И остаюсь при этом мнении, сейчас не то время, чтобы оказаться привязанным к одному месту.

В общем, почти все высказались против предложения по обустройству стационарной базы. Да я и сам понимал, что время для подобных решений не пришло, так что особо не огорчился. Зато получил встречное предложение по организации временной базы в системе Фирад, немного в стороне от станции. Там было небольшое астероидное поле, никому не нужное и содержащее только камни с пустой породой.

Вот там, после достаточно продолжительного обсуждения, мы и решили устроить свою временную базу. Почему не воспользовались уже имеющимися местами вблизи планеты? Нам надо было проводить модернизацию большого числа кораблей, захваченных линейных крейсеров, ТШК, транспортов, а это дело непростое, да и не стоит всем знать, на что способны наши корабли.

Конспирация прежде всего! Вот и оказалось востребованным такое удобное во всех смыслах местечко. И до планеты недалеко, и видно всех, кто попробует сюда добраться. Да и астероиды обеспечат какую-никакую защиту, хоть и с одной стороны. А базу мы создали довольно-таки быстро.

На территории Содружества был прикуплен бывший круизный лайнер, способный с приличным комфортом перевозить тысячу человек. Его отремонтировали, обновили систему жизнеобеспечения и стали использовать в качестве жилого комплекса. К лайнеру пристыковали несколько транспортов, в которых организовали необходимые производства и мастерские.

Таким образом, на пустом месте благодаря нескольким соединённым вместе старым кораблям возникла своеобразная станция, на которой и велись все работы, требующие хоть какой-то конфиденциальности. А обычный офис корпорации находился на планете. Причём при необходимости корабли можно было расстыковать и отправиться обустраиваться на новое место.

С проводимыми работами по модернизации кораблей приходилось поторапливаться. Сейчас первоочередной задачей было введение в состав эскадры линейных крейсеров и СШК. Самое первое, что требовалось - установить на них систему "Невидимка" третьего поколения. К счастью, удалось договориться с Ником о получении нужного количества этих систем с военных складов.

Но и самому пришлось раскошелиться. Во-первых, пришлось отдать описание и документацию на разведракеты, использованные при изучении системы архов. А во-вторых, простимулировать кладовщиков и самых разных "прапорщиков", но в итоге я получил желаемое, причём в двойном количестве. Ну и кое-что ещё, о чём совсем не обязательно знать начальству. Хотя не думаю, что с перечисленных мною сумм им ничего не досталось.

В своё время один политический деятель на Земле произнёс коронную фразу, которую можно считать основополагающим принципом существования любого человеческого общества: - "Делиться надо". Если этот принцип выполняется, причём на любом уровне, то всё будет тип-топ. А вот если нет, то на виновника ополчатся небеса, ад, морские бездны, праведники и грешники.

Так что у меня было всё необходимое для ремонта и модернизации своих кораблей, Виктор набрал необходимый экипаж из бывших флотских и сейчас муштровал их, доходчиво объясняя, что вся их предыдущая служба была только подготовкой к работе на новом месте. На кораблях менялись старые, изношенные механизмы, проводились регламентные работы, о которых пираты и не думали никогда, наводился элементарный порядок.

В общем, корабли приводились к виду, ставшему, скажем так, внутренним эталоном для всей эскадры. В первую очередь это касалось выучки экипажей и организации управления ведением боевых действий. Кроме срочных работ по подготовке кораблей и экипажей были изготовлены несколько десятков разведывательных ракет. Не знаю, что там творится в разведке у флотских, но я посчитал нужным попытаться запустить хотя бы ещё одну их партию.

Да, совсем забыл. Допрос пиратов и тех личностей, что удалось захватить и разговорить в ходе операции "Звездопад", указывал, что за всем этим стоит пиратский синдикат, возглавляемый группой "Повелители". Но самое странное, он оказался лишь тем исполнителем, что был на виду. Имелись свидетельства, что добыча, а это были захваченные люди, передавались кому-то ещё. Очевидно, именно этот неизвестный и дёргал за нужные верёвочки.

Установить его не удалось. Просто в показаниях пиратов было несколько упоминаний, что в каких-то заранее определённых местах появлялись корабли без всяких опознавательных знаков, забирали криокапсулы с замороженными людьми и уходили в неизвестном направлении. Так что и в истории со "Звездой" рано было ставить точку, похоже, всё ещё только начинается.

Три месяца прошли совершенно незаметно, и вот эскадра отправилась в очередной рейд. На этот раз в поиск ушли четыре шахтёрских корабля, два линейника и два тяжа. Все бункера планировали забить концентратом мерксита, найденное мною поле обещало хорошую добычу. А вот приведя эскадру на место, я собирался отправиться ловить свои ракеты, подходил срок их возвращения. Уходил я опять на "Хазарине", вместе с Лией.

За прошедшее время она значительно подтянула свои базы, стала хорошим оружейником, да вдобавок ко всему оказалась превосходной любовницей. Ну да, моя крепость не выдержала длительной осады, и гарнизон капитулировал на милость победителя. После чего был подвергнут длительной экзекуции.

Но как бы то ни было, вот уже три недели мы болтаемся в предполагаемом районе рандеву, ожидая свои ракеты. Хотелось бы верить, что им удалось пройти через систему с архами и собрать нужные сведения. Но как томительно ожидание, когда в любой момент может прозвучать сигнал маяка! И вот наконец удалось запеленговать нужный сигнал, и "Хазарин" отправился ловить путешественницу.

Скачивание информации с ракеты давало надежду, что всё было сделано не напрасно. И после её обработки искин показал, что творится на самом деле в той загадочной системе. По оценкам, в ней находилось порядка двух тысяч кораблей, от небольших, типа фрегатов, до просто огромных, в Содружестве таких не строили. И все они висели на орбите планеты, очевидно используемой ими в качестве базы.

Из полученных сведений я сделал как минимум два вывода. Эти корабли прибыли в нашу галактику откуда-то извне, иначе непонятно, почему они крутятся около одной планеты. Цель их в этом случае может быть только одна - что-то или кто-то заставил архов покинуть родные пенаты, из-за чего они отправились на поиски новых мест обитания.

И второй, ещё менее радостный вывод - это только разведчики, которые подготовили и удерживают плацдарм для вторжения. И сейчас они ждут подхода основных сил, ну или ещё одной группы кораблей. А это вызывает следующий вопрос - а как справиться с таким их количеством?

Несмотря на все ухищрения, установить возможности кораблей и их технические характеристики не удалось. Правда, некоторые данные свидетельствовали, что по уровню развития архи не сильно отличаются от людей. Но опять же, по косвенным оценкам. Ладно, об этом пусть болит голова у экспертов, я своё дело сделал, всё, что можно было узнать о будущем противнике, узнал и сообщил кому надо. Точнее, осталось сообщить последние сведения.

И тут раздался второй сигнал, пришла ещё одна ракета. Вся процедура поиска и скачивания данных с ракеты повторилась, и в итоге второй массив информации занял место в накопителях "Хазарина". Мы с Лией запустили ещё десять ракет и подготовили карту их возможного выхода. Данные я передам Нику, теперь методика отработана, и пусть этим занимаются флотские разведчики, а не такие любители как я.

На этом свою миссию мы посчитали выполненной и вернулись в расположение эскадры. Больше в походе ничего интересного не происходило, разведчики искали руду. Добытчики колупали астероиды, а матки забивали бункера концентратом. Так что в установленный срок наши корабли отправились домой, всех нас ждало много работы.



Глава 20



- Ник, что происходит? - спросил я своёго шефа. Как-никак, общался я исключительно с ним и никого другого из разведуправления не признавал. - Я второй раз привожу тебе уникальные сведения о будущем противнике, а ты совсем этому не рад. Создаётся впечатление, что такая важная информация никому не нужна. Что случилось?

Ник немного помялся, потом отвёл глаза в сторону и спросил?

- Ты точно хочешь это знать? При всём моём уважении к тебе, Петро, я не могу ничего сказать по этому поводу.

Мне сразу стало понятно, дело тут не чисто. Если готовится какая-то огромная неприятность, в таких случаях обычно бывает замешана большая политика. Иначе такой человек, как Ник Раф, не мог бы пренебречь своими служебными обязанностями.

- А ты и не рассказывай. Ты просто перескажи слухи и сплетни, что ходят вокруг чужаков.

- А тут дело даже не в них, а в нас самих.

- Договаривай, Ник.

- Я понимаю так, что ты совсем не интересовался происходящим в Содружестве и в республике за всё прошедшее время?

- Да как-то не до того было.

- Тогда почитай газетки, не центральные, а брехливые, распространяющие, как принято считать, самые гнусные сплетни и вымыслы, да не один выпуск, а как минимум за год.

- Ну что же, спасибо и на этом.

Добравшись до "Скифа", я пригласил Фира, передал ему состоявшийся разговор и попросил его помочь мне с анализом прессы. Ник не тот человек, чтобы беспокоиться без какой-либо причины. Да ещё припахал и Скифа, искина корабля. На анализ нам с Фиром потребовалось два дня, а затем мы собрались обменяться мнениями.

- Ты знаешь, Петро, - сказал Фир, - если бы я сам всё это не читал, то вывод из всего происходящего звучал бы полным бредом.

- Ну так озвучь этот бред.

- Перво-наперво, ситуация доведена до абсурда. Нет никаких фактов, просто гипотетические рассуждения. И сводятся они к тому, что если на нас нападут враги, то нужно ли с ними бороться, ведь при этом погибнет множество людей. А вместо собственной защиты необходимо договариваться с противником. Исходя из сказанного, порочат всех командиров, способных выступить против возможного врага. Как-то это всё гнусно!

- Скиф, что можешь добавить?

- Развёрнута настоящая кампания по дискредитации руководства флота. Постепенно увольняются лучшие адмиралы и офицеры, на их место приходят новые люди, не отличающиеся высоким профессионализмом. Такой вывод следует из тех кадровых перестановок, что мне удалось отследить по сообщениям открытой прессы.

- Скажу больше, - внёс свою лепту я. - Если довести ситуацию до абсурда, то следует сделать два вывода. Первое. Минматар не собирается сражаться с пауками. Второе. Такой подход подразумевает за собой организацию переворота, сначала всё вокруг должно стать очень плохо, это позволит обвинить действующее правительство и флот в бессилии, а затем на смену им придёт кто-то другой "в светлом венчике из роз" и поведёт за собой народ на битву с агрессором.

И под шумок, воспользовавшись ситуацией, провозгласит себя единоличным правителем. А будет ли при этом уничтожен противник, его уже абсолютно не волнует. Он своей цели достиг.

- Уж больно всё нереально выглядит. Сначала всё развалить, а потом строить то же самое.

- Реально, Фир, реально. Во всяком случае, я знаю, когда люди действовали таким образом. Вот только этот умник забыл о том, что сейчас нам противостоят не люди, а пауки. И не думаю, что с ними можно договориться.

- Так ты думаешь, что готовится переворот?

- Я этого не исключаю.

- И что ты предполагаешь делать?

- Меня устраивает существующий порядок, не устраивают некоторые правители, вот с ними и надо бороться.

- Как ты это собираешься осуществить?

- Во-первых, спутать все планы заговорщикам. Ты знаешь какого-нибудь известного независимого журналиста, слова которого всеми будут хотя бы выслушаны?

- Да, есть такие люди, и не один. Было несколько случаев, когда они собирали огромные пресс-конференции, после которых правительство вынуждено было уйти в отставку.

- Вот это и надо сделать. Нужно только обеспечить утечку секретных материалов из мест или организаций, внушающих всем доверие. И сделать надо так, чтобы не подставить никого из невиновных.

- А второе? Ты сказал во-первых, а что будет во-вторых?

- Надо готовиться воевать. Строить свой флот и держать порох сухим?

- Какой порох?

- Неважно, главное быть в боевой готовности.

- Что, я готовлюсь к поездке в Минматар?

- Сначала я переговорю с Ником.

Наш разговор состоялся в баре "Рудокоп" через два дня. Ник ни опроверг, ни подтвердил мои предположения, так же оставил без комментариев желание раскрыть все известные материалы о пауках. И вообще, за всё время нашей встречи он сказал только слова приветствия. Но зато его прощальные слова внушили мне оптимизм.

- Удачи тебе, Петро. Я надеюсь, у тебя всё получится.

И вот "Скиф" летит в столицу, на планету Матар. Нас разместили на дальней парковочной орбите, да ещё и выговор сделали - нечего, мол, на таких уродцах соваться в столицу. Ну и ладно, на поверхность мы с Фиром спустились на лифте, а затем разбежались, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

Любоваться столичными красотами и посещать достопримечательности мне было некогда, так что ничего рассказать ни о городе, ни о самой планете, не могу. Я искал подходы к Теру Нильсу, независимому журналисту, прославившемуся своими разоблачениями. Вот он и должен был озвучить те материалы, что для него подготовлены.

Фир обеспечивал легальный источник получения нужных материалов, причём такой, на который можно было сослаться и не скрывать. Он с помощью своих хакеров подготовил вирус, который умудрился запустить в сеть сенатора Сик По. Ничего не требовалось ломать, похищать или уничтожать. Вирус должен был от имени сенатора прислать приглашение независимому журналисту Теру Нильсу на ежегодный благотворительный вечер, устраиваемый правительством. К этому приглашению будет прикреплён небольшой файл.

А накануне я договорился о конфиденциальной встрече с ним. Она состоялась и носила очень интересный характер. Встретились мы в парке, на лавочке перед фонтаном. Я понаблюдал за журналистом, убедился, что он один, и после этого подошёл.

- Разреши присесть рядом, нур Тер. Это я добивался нашей встречи.

- И что же заставило тебя её искать? Предупреждаю - я человек недоверчивый и просто так втянуть меня в какие-то непонятные игры не получится.

- Это уж ты сам решишь, стоит ли эта информация, - и я передал ему носитель, - твоего внимания.

- Я могу с ней ознакомиться?

- Я бы даже настаивал на этом. Тебе всё равно потребуются мои комментарии.

Журналист подключил носитель и при помощи сетки просмотрел информацию. Там было четыре файла. Первый - история появления архов, пропажа экипажа СШК "Нилин", захват трофеев после моего боя с пауками, фото их внешнего вида. Второй файл содержал результаты разведки паучьей системы, показ кораблей, оценка их количества и возможностей. В третьем были выводы аналитиков - идёт подготовка к полноценному вторжению, первой на пути архов должна оказаться республика Минматар.

На четвёртом был анализ внутренней обстановки, выводы о поднятой травле руководства флота, обзор последних назначений и перемещений командования эскадр, флотов и отдельных кораблей. Вывод был однозначен - боеготовность флота существенно снизилась. Была представлена версия о намерении правительства отказаться от защиты собственного населения и возможности государственного переворота.

- Ты понимаешь, что это за материал? - спросил потрясённый журналист. - Откуда он у тебя?

- Я его и добыл. Именно я проводил разведку указанных систем, именно я в бою уничтожил два фрегата пауков, а после того, как понял, что правительство не собирается использовать полученные данные, вынужден передать их тебе для всеобщего ознакомления. Мне кажется, только таким способом можно заставить его принять меры по защите собственного народа.

- Мне никто не поверит в подлинность этого, - и он постучал по корпусу носителя.

- Тебе не надо подтверждать подлинность материалов, достаточно только потребовать от разведки и правительства опровергнуть приведённые факты. И доказать, что всё это не подделка. Думаю, никто не решится напрямую объявить приведённые факты ложью. Клятвопреступление, если в данном случае кого-то уличат, грозит немалыми бедами.

- И как я объясню их наличие у меня?

- Завтра тебе придёт приглашение на ежегодный благотворительный вечер от имени сенатора Сик По. К нему будет приложен файл, содержащий всю эту информацию, - и я постучал по корпусу носителя. - Откуда она к тебе попала, можешь рассказывать всем и каждому.

- Что ты хочешь от меня?

- Только чтобы ты донёс эту информацию до всего Содружества. Я хочу, чтобы о пауках кричали на всех углах и вещали со всех экранов. И чтобы народ понял, что его никто защищать не собирается. И инициатором этого является правительство, которое специально убирает военных, способных справиться с нашествием чужаков. Уцелеет правительство, не уцелеет - мне всё равно, главное, чтобы военные получили карт-бланш на войну с пауками. Да, хорошо, чтобы бы об этой напасти говорили и в соседних государствах.

- Как мне с тобой связаться при необходимости?

- А зачем? Всё, что знал, я тебе рассказал. Ничего нового добавить не смогу. Что ты будешь делать, мне безразлично, главное, чтобы об угрозе Содружеству узнали его жители. Не станешь заниматься этим делом ты - через две недели передам материалы другим людям. Рано или поздно они прозвучат на всё Содружество, вот только почести достанутся кому-то другому. Самый лучший вариант - если про меня не будет упомянуто нигде.

На этом мы расстались, я ушёл, а журналист продолжал пребывать в задумчивости. И вот через пять дней по всем информационным каналам пошла реклама, приглашающая всех представителей массмедиа на пресс-конференцию независимого журналиста Тера Нильса.

Саму пресс-конференцию я смотрел вместе с Фиром с борта "Скифа", её передавали в прямой трансляции многие информационные агентства.

- Нуры и нурессы, - начал Тер. - Вы знаете мою репутацию и знаете, что я всегда даю важную и правдивую информацию. За всё время никто никогда не сумел опровергнуть те факты, что я сообщал. Но то, что вы узнаете сейчас, настолько важно, что я счёл необходимым предупредить об этом всех. Тем более, что она касается не только населения нашего государства, а всех жителей Содружества.

После такого небольшого вступления на огромном экране, расположенном за спиной Тера, пошли кадры первого файла. В зале царила тишина, слышны были порой лишь звуки работающей аппаратуры. Изображение пауков вызвало непроизвольную дрожь отвращения у всех присутствующих, картины скопления кораблей сопровождались проклятьями и удивлёнными возгласами, выводы аналитиков - гробовой тишиной.

После окончания последнего файла в тишине Тер произнёс заключительное слово.

- Как вы могли видеть, это не просто горячая, для большинства из нас это просто смертельная информация. Я не стал ничего в ней менять, чтобы избежать обвинений в подделке. Хотя последний файл несколько выбивается из общей канвы, но зато он прекрасно объясняет бездействие правительства. А теперь я готов ответить на все ваши вопросы, коллеги.

- "Правительственный вестник", откуда у тебя, нур Тер, эта информация? - таким был первый вопрос от собравшихся журналистов.

- От сенатора Сик По. Я получил от него приглашение на благотворительный вечер, к нему было прикреплены эти файлы. Я в меру своих возможностей проверил подлинность информации. По оценкам тех экспертов, что я привлекал, материал подлинный, не видно ни следов монтажа, ни какого-либо другого вмешательства.

Причину, почему ко мне попал этот файл, я назвать не могу. Вся информация, касающаяся будущего вторжения, засекречена. Так что нам с вами стоит обратиться к военным, СБ и разведке, пусть они попытаются опровергнуть этот материал. Но давайте сразу всех предупредим, что представленная информация, судя по всему, известна многим, так что просто так назвать её ложью и отмахнуться, не получится.

- "Звезда Матара", нур Тер, ты согласен с выводами аналитиков, представленными в этих файлах? - а вот пошли вопросы по существу.

- У меня нет причин им не верить. Выводы, которые они делают, не противоречат всему увиденному. Скажу даже больше - у меня складывается мнение, что они не в полной мере оценивают опасность, вполне возможно, что ситуация гораздо хуже, и многим из нас придётся умереть из-за близорукости и неправильных действий правительства.

- "Новости Галанте", нур Тер, насколько, по твоему мнению, в опасности всё Содружество? - вот и соседи забеспокоились.

- Я не эксперт по вопросам выживания, но просто, рассуждая здраво, не могу найти причин, почему бы пришельцам, преодолевшим галактические просторы, а у меня нет сомнений, что чужаки пришли извне, остановиться на захвате только одной или, скажем, сотни планет. Раз они ушли из своей галактики, вынужденно или по своей воле, они будут строить тут свой мир. А мы им при этом нужны? Ну, разве что в качестве обеда.

- "Вести Содружества", нур Тер, что, по твоему мнению, стоит предпринять Содружеству?

- Готовиться к войне. Собирать союзный флот, куда должны войти представители всех государств, и заниматься подготовкой к битвам. Не думаю, что их будет много. Я конечно не эксперт, но скорее всего, всё решится в одном-двух сражениях. Так что нужно собирать лучшие корабли, лучших адмиралов, лучшие пушки. Это в том случае, если мы хотим жить. А если пытаться отсидеться каждому по отдельности, то мы все погибнем.

И так далее, и тому подобное. Тер был великолепен, действительно профессионал высочайшего класса. Каждое его слово вбивало в сознание всех людей одну мысль - архи идут, готовьте оружие. Нам предстоит война не на жизнь, а на смерть. Жить будет победитель. Трансляция продолжалась ещё два часа. А потом все каналы были забиты срочными новостями о вторжении пауков.

Проводились многочисленные круглые столы, какие-то встречи с военными, по большей части отставниками, но правительство и военные молчали. А мы направились в систему Муран, пора было навестить моего учителя.



Глава 21



"Скиф" разгонялся, готовясь к переходу, следующей по маршруту движения была система Муран, цель нашего путешествия.

- Командир, G-сканер фиксирует неизвестное судно под покровом невидимости, - доложила тактик "Скифа" Лина. - Судя по массе - тяжёлый крейсер, дистанция восемь миллионов.

- Боевая тревога! Невидимку запустить, щиты поднять, ПРО, РЭБ, приготовиться к отражению атаки, - отреагировал Виктор. - Без команды огня не открывать. Сколько до перехода?

- Восемь минут

Мы находились в самом сердце республики и не предполагали в этом месте каких-либо пиратских или иных враждебных сил. Как видимо, ошиблись. Просто так под невидимкой не прячутся. Хотя, может быть, кто-то просто тренируется или испытывает оборудование?

- Изменение статуса. Фиксирую пуски ракет, двенадцать штук. Подлётное время шестьдесят секунд.

- Канонир - огонь по противнику, плотность огня максимальная, ПРО, РЭБ - принять меры по отражению атаки.

"Скиф" огрызнулся залпом в двадцать четыре ракеты. Он мог стрелять в любую сторону с любого борта, на каждом из них стояло по двенадцать пусковых. Но если вражеский крейсер нацеливал каждую свою ракету индивидуально, то Скиф стрелял тройками. Профиль залпа был построен таким образом, что впереди шли две ракеты РЭБ, а за ними или ЭМ-ракета, или обычная, с лазерными боеголовками или ядерным зарядом.

В первом нашем залпе шли восемь троек, в двух из них были ЭМ-ракеты, в двух - стандартные, с лазерными боеголовками, в остальных - ядерные боеголовки. Но первыми в бой вступили системы ПРО и РЭБ. Навстречу двенадцати атакующим птичкам рванулись наши двадцать четыре ракеты РЭБ, за ними шли зенитные.

На участке корректировки маршрута движения и выхода на дистанцию поражения все ракеты противника были ослеплены помехами, создаваемыми системой РЭБ. Сквозь сплошную пелену белой вьюги, забившей датчики атакующих ракет, просто невозможно было определить положение реальной цели. И кроме того, вдруг появилось ещё множество идентичных целей, выделяющихся на фоне помех. И ракеты навелись именно на них.

Однако это были ложные цели, и весь первый залп тяжёлого крейсера ушёл мимо "Скифа". Тем не менее, был произведён второй, и очередные двенадцать ракет сорвались в его направлении. Но теперь слово было за ним, на рубеж атаки выходили посланцы "Скифа". И они вели себя совершенно по-другому.

Ракеты РЭБ атаковали систему ПРО крейсера, так же забивая его датчики помехами и отвлекая ложными целями. Но слишком низкой была плотность залпа, так что вражеская ПРО смогла уничтожить объекты, создающие помехи и мешающие её нормальной работе, и переключилась на другие цели. А зря. Ракеты РЭБ выполнили свою задачу, создали иллюзию уничтоженной цели и прикрыли свою напарницу, идущую следом.

Когда ПРО обнаружила вместо двух уничтоженных на том же месте ещё одну ракету, было уже поздно. Захват новой цели, определение её характеристик, наведение лазеров и противоракет потребовало времени. А его хватило для выхода на рубеж поражения атакующей птички. Мощный электромагнитный импульс буквально выжег всю электронику корабля и превратил его в обычный кусок железа.

А следующие ракеты "Скифа" превратили его в мёртвое железо. Лазерные лучи рвали броню, глубоко проникая в защищённое нутро крейсера, ядерные заряды, встретившись с беззащитной тушей когда-то могучего корабля, разносили его на куски, вдобавок выжигая ядерным пламенем всю начинку и людей, пытавшихся укрыться во внутренних отсеках.

Буквально за несколько секунд крейсер превратился в груду развалин, части силового набора были переплетены между собой, сам корпус разорван на несколько частей, летящих в пространстве в неизвестном направлении. А виновник всего этого разрушения совершил гиперпереход и исчез из звёздной системы.

- "Скиф", какова причина вашего появления в системе? - запросил диспетчер после выхода корабля из гипера.

- Деловые переговоры и заключение контракта, - проинформировал его Виктор.

- Добро пожаловать в систему Муран, - ответил диспетчер. Примите курс на гостевую орбиту. По сигналу передайте управление искину станции.

- Принято.

После завершения всех обязательных процедур, связанных с приходом в систему и занятия кораблём выделенного ему места, я связался с бывшим своим куратором.

- Рад тебя видеть, Петро, - ответил Ал. - Не забываешь старика. Что привело тебя в наши края в этот раз?

- Хотелось бы встретиться, Ал. Как тебе будет лучше - посмотришь "Скифа", каким он стал, как-никак он своим рождением обязан и тебе? Или посидим в ресторане?

- Конечно на корабле, какой может быть вопрос. Буду через два часа.

Я сбросил Алу координаты парковочной орбиты и стал ждать бывшего куратора. Челнок-такси появился в обещанное время, его приняли на лётную палубу. Ала я встречал вместе с Виктором. Учитель почти не изменился, разве что черты лица стали немного резче, хотя, может мне просто показалось, ведь местная медицина почти не позволяет организму стареть.

- Куда сначала, наставник, на экскурсию по кораблю или сразу в кабинет? Там приготовлено лёгкое угощение, будут мои товарищи по походам, познакомлю тебя с ними, если ты конечно не возражаешь.

- Давай посмотрим корабль. Я его видел, скажем так, только что родившимся. Сейчас, думаю, он возмужал. Хочу посмотреть, во что он превратился. А с твоими друзьями встретимся немного попозже. Мне конечно же будет интересно с ними поговорить, в первую очередь узнать, как они оценивают корабль. У нас, знаешь ли, порой и сейчас возникают споры, нужен ли такой корабль. А ты как считаешь, капитан? - обратился он к Виктору.

- Для кого-то и штурмовая винтовка бесполезный груз, а кто-то и с обычным ножом - грозная сила. По своим возможностям в чистом виде он, конечно, уступает, пусть и не сильно, тяжёлому крейсеру. Но в умелых руках и при правильном использовании всех его достоинств, справится и с линкором.

- Что, были уже прецеденты?

- Были, и не раз.

- Думаю, меня ждёт приятный вечер. Петро, жду от тебя рассказов о твоих приключениях.

- А что я? Вот Виктор пусть и рассказывает.

Экскурсией Ал остался доволен. И хотя всё он уже видел, но в некоторых случаях понимание деталей происходит не сразу. Вот такое повторное знакомство и происходило в этот раз.

- Замечательный корабль, и я горжусь, что учил тебя.

А затем мы перебрались в кабинет. Там был накрыт стол с лёгкими закусками, из экипажа присутствовали Виктор, его старпом Син Мал, офицер-тактик Лина, пилот Лия, Фир, начальник службы безопасности корпорации. Я специально пригласил такой состав, чтобы Ал мог расспросить каждого из них о возможностях и поведении "Скифа" в реальных условиях.

После того, как Ал удовлетворил своё любопытство и пришло время серьёзного разговора, все приглашённые под разными причинами покинули кабинет и оставили нас с наставником вдвоём.

- Ну так что ты хочешь от меня, Петро?

- Мне нужны корабли, учитель. Самые разные - шахтёрские, военные, линейники и эсминцы, фрегаты и боты. И их надо не только строить, но и использовать уже имеющиеся корпуса. Мне требуется верфь, на которой это всё можно сделать. Мне нужны люди, которые на ней будут работать. Ты знаешь, что сейчас творится вокруг. Нас ждёт война, и предсказать её результат не берётся никто.

- Кстати, хотел поинтересоваться, не твоя ли работа все найденные разведданные?

- А это имеет какое-либо значение? Главное, что враг установлен, и с ним надо бороться.

- Понятно, иногда отсутствие положительного ответа является самым явным подтверждением. Про корабли, верфи и людей я понял. От меня тебе что надо?

- Я хотел бы просить, учитель, чтобы этим делом занялся ты. Я конечно буду и сам заниматься кораблями, но просто не успею везде. Я ведь ещё создал научно-техническую лабораторию. И пригласил туда людей. Они мне уже разработали и довели до ума сканер масс, теперь я могу находить корабли под невидимостью и воевать с ними. А впереди ещё столько нового. Вот, смотри, что ты скажешь про такой накопитель?

И я сбросил Алу на сетку примерные его характеристики.

- Фантастика, - протянул Ал. И что, это можно будет использовать при строительстве?

- Только на моих кораблях. Пока не удалось найти больших запасов минералов, идущих на их изготовление. А что касается верфи, я не собираюсь ограничивать тебя в средствах и ставить какие-либо другие ограничения. Думаю, надо организовать какую-нибудь экспериментальную верфь, на которой будут создаваться новые корабли, а также модернизироваться старые. Вот эту работу я и хочу попросить тебя возглавить, учитель. Кстати, Ант тоже работает в корпорации, всё летает и руду добывает.

- Ты, вообще-то, очень нехороший человек, Петро. У меня всё сейчас пришло в порядок, спокойная, налаженная жизнь, интересная работа и крепкое положение в нашем обществе. А ты хочешь, чтобы я всё бросил и опять, как в молодые годы, очертя голову занялся ловлей призрачной птицы счастья?

- Время такое, учитель. На моей планете бытует такое проклятье - чтоб ты жил в эпоху перемен. С нами сейчас это и происходит. Мир меняется, и каким будет в нём место каждого из нас, сейчас не скажет никто.

- И где ты хочешь организовать свою верфь?

- В системе Фирад, там уже создано что-то наподобие станции, просто состыковали несколько кораблей, теперь есть место, где могут разместиться люди.

- На пути движения пауков? Не боишься?

- Я собираюсь жить долго, а значит, им придётся умереть. А если случится наоборот, то не имеет значения, есть у меня верфь или нет у меня верфи.

- И что тебе надо для начала работ?

- Пока только верфи и корпуса кораблей. Верфи нужны разные - большая, средняя и малая. Причём не пустые, а со всем оборудованием, пусть и не новым. У меня есть тяжёлый шахтёрский корабль, его надо модернизировать и пустить в работу. Мне нужны крейсера, хотелось бы купить не очень старые корпуса и вооружить ими мою эскадру. Мне нужно строить боты и малые корабли, потребность в них будет просто огромная.

И мне нужны оружейники, которые будут доводить оружие. На моих кораблях всё должно быть лучшим. Вот самые ближайшие планы. Если не захочешь сам принять в этом участие, может быть подскажешь, кто согласится.

- Ты же понимаешь, Петро, что так сразу решения не принимаются.

- Я подожду, сколько тебе надо времени на раздумье?

- Три дня.

- Договорились. Жду тебя через три дня.

Эти три дня я провёл с пользой. Мне удалось восстановить коё-какие из прежних связей, наработанных на верфях и среди военных во время практики и строительства "Скифа". Да и местные "прапорщики" хорошо меня запомнили, и думаю, потирали свои ручонки в предвкушении возможностей, связанных с моими заказами.

На местной свалке, где собирались списанные корабли, я обнаружил два линейных крейсера четвертого поколения класса "Марион". Это был совершенный хлам, негодный к использованию, но у останков оказался очень крепкий силовой набор, нисколько не пострадавший со временем. А то, что он не соответствовал общепринятым современным стандартам кораблестроения, меня интересовало мало.

Бен, искин моего инженерного комплекса, быстренько прикинул новую компоновку. На такой крейсер вставало по двадцать четыре ракетных пусковых установки на один борт, две сотни противоракетных зенитных установок, сотня лазеров ПРО, четыре движка от линкоров типа "Инграм", двенадцать реакторов того же типа.

При этом я предусмотрел установку на выносных пилонах маневровых двигателей, каждый из которых имел возможность поворачиваться вокруг своей оси. Традиционно внутри корпуса ставились погонные пушки, в роли которых использовались лазеры главного калибра от линкора, две пушки курсовых и две арьергардных. Как говорится - оружие последнего шанса. Имелись и бортовые пушки, стреляющие на среднюю дистанцию. Но ракетное вооружение оставалось основным.

Жилой отсек мог принять батальон десанта с соответствующим вооружением, на лётной палубе могло разместиться до сорока ботов, используемых как для высадки десанта и абордажа, так и в качестве тяжёлых штурмовиков. Обширные трюмы позволяли иметь значительный запас ракет и припасов для длительного пребывания в условиях автономного полёта.

Ну и как стандарт для моих судов, стояли системы невидимости и гравитационные щиты. На эти крейсера много ещё чего было нужно, но требование надо уточнять уже в ходе дальнейшей проработки. Главное, получилась общая компоновка. Фактически на этих кораблях был только силовой набор, что значительно упрощало работу. Я даже успел арендовать две верфи, разместив там заказ на изготовление крейсеров.

Вик, как только увидел, что я хочу сделать, моментально влюбился в новые корабли и высказал немало полезных замечаний. Так что пусть в виде математической модели, но корабли уже существовали, и старые списанные корпуса начали свой путь к возрождению. Для них я уже закупил нужные двигатели, реакторы, вооружение и почти всё необходимое. И это имущество начало собираться в складах арендованных верфей.

В ходе поисков, я наткнулся на совершенно неожиданную вещь - мобильную ремонтную верфь. По сути дела, это был транспорт, на котором установлен стапель и всё необходимое оборудование - дроиды, подъёмники, стенды, позволяющие в походных условиях производить очень серьёзный ремонт повреждённых кораблей. Я их тоже сразу выкупил. Взял бы ещё, но больше не было, но "прапорщики" мне пообещали поискать по другим местам и найти такие игрушки.

Кроме того, весь внутренний объём этих транспортов был забит имуществом, необходимым как для ремонта и модернизации самих транспортов, так и других кораблей, прихваченных мною дополнительно. В одном размещались два полуразобранных фрегата, в другом - три десятка ботов и всё потребное для их ремонта. Ну и многое другое, весь список просто слишком долго перечислять. В общем, всё, заработанное непосильным трудом в последнем рейде, осталось на верфях Мурана.

По истечении трёх дней Ал дал ответ на моё предложение. К сожалению - отрицательный. Как говорится, хороший дом, хорошая жена, что ещё нужно для того, чтобы встретить старость. Но он согласился принять участие в строительстве линейников, точнее - выступить моим представителем в отношениях с верфью и при необходимости вносить изменения в их конструкцию. Как говорится, ну и ладно, зелен виноград.

По прибытии на Фирад меня захлестнул поток неотложных дел. Как оказалось, за то время, что я добирался сюда от столичной планеты, всё Содружество было поставлено с ног на голову. Не могло и речи идти, чтобы уступить архам. В каждой стране начались чуть ли не революционные волнения, когда люди узнали, что их собираются оставить на съедение паукам. Как говорится, достаточно только намекнуть, а ваша фантазия сама придумает остальное.

Так что, вольно или невольно, был создан штаб союзных сил, и он приступил к организации союзного флота (СФ). Причём его руководство обязано было еженедельно отчитываться перед народом о проделанной работе. Желающих пнуть правительство или вытереть ноги об какого-нибудь чиновника, хватало. Ведь кому война мачеха, а кому мать родная.

Имея такой повод высказываться, безопасность всего человечества - тема благодатная и неисчерпаемая, - многие газетчики и политики использовали ситуацию для своих пиар-кампаний и не собирались снижать степень напряжённости в обществе. С одной стороны, это было хорошо, но как известно, слишком хорошо тоже не очень хорошо.

И апофеозом всей развернувшейся кампании для меня явился обычный букет цветов, доставленный курьером какой-то фирмы с вложенной в него запиской без подписи. "Отличный бенефис. Поздравляю с мастерским исполнением всей партии. Спасибо". Думаю, нет, уверен, что это от Ника. Ещё не пришло время раскрывать все карты, так что просто продолжим работать.

Кроме оглушающего потока новостей, льющихся с экранов визоров, не менее ошеломляющую весть принёс Фир - баронство Фирад выставлено на продажу. Можно предположить, что барон, напуганный происходящими событиями, решил избавиться от своей собственности и перебраться куда подальше. Я тут же связался с Игом и попросил его выяснить, как обстоят дела.

Через три дня у меня на столе лежала развёрнутая справка. Финансовое положение баронства оставляло желать лучшего. Уже около полусотни лет оно являлось убыточным. На нём висели кредиты, выданные в более благополучные времена, погашать которые оказалось нечем. По сути дела, барону грозила долговая тюрьма. А тут ещё и угроза вторжения пауков уменьшила его возможности по перекредитованию до нуля, хотя они и так были невелики.

Причём предлагалось уступить не титул, а только, так сказать, лен - планету, пространство, астероидные поля, то есть всё то, что составляло территорию баронства. И соответственно, с переходом права собственности принять на себя долги баронства. Пришлось опять собирать свой хурал и обсуждать сложившееся положение. Наш кошелёк, конечно, ещё дно не показал, и до этого было далеко, но расходы начинают уже напрягать.

Но ситуация складывалась уникальная. Так что, поскрипев зубами и поворчав, поручили Игу провести переговоры по покупке собственности баронства и внесению изменений в кадастровый реестр республики Минматар. В общем, в течение недели корпорация "Горняк" стала собственником территории и прочих объектов недвижимого имущества, ранее принадлежащих баронству Фирад.

Дела складывались так, что вечер переставал быть томным. Новая собственность и деньги, находящиеся в распоряжении корпорации, требовали профессионального управления, подобными делами нельзя заниматься от случая к случаю. Да и у остальных моим единомышленникам забот хватало. И опять нам на помощь пришёл Фир. Он порекомендовал профессионального финансиста, раньше занимающегося делами баронства в должности младшего помощника управляющего.

По информации, этот человек, Вен Хак, честен, в достаточной степени честолюбив и мечтает о хорошей карьере. Занять пост управляющего будет для него большой удачей. Женат, имеет детей, сам проживает с семьёй на Фираде. Вредных привычек и пристрастий нет. Предложенную кандидатуру одобрили. Правда, право подписи финансовых документов не дали. Рано "исчо".

Так что у нас появился настоящий управляющий, принявшийся создавать полноценное управление, а мы все занялись текущими делами. Как-никак нам теперь предстояло заботиться не только о себе, но и о целой планете.



Глава 22



Эскадра ушла в очередной рейд добывать руду, на орбите нашей самодельной базы на всякий случай висел линейный крейсер. В этот раз я остался на базе, экспедицию повёл Ант. Слишком много скопилось незавершённых дел, связанных с модернизацией флота корпорации, да и с её реорганизацией из-за приобретения в собственность баронства. И у Пита накопились проблемы, надо было ему помочь.

У него дела шли если не блестяще, то близко к этому. Самое главное, ему удалось найти и привлечь к работе нескольких хороших специалистов, так что работы в различных областях продвигались семимильными шагами. Мы уже внедрили на своих кораблях его G-сканеры, позволяющие обнаруживать любые суда под покровом невидимости. Правда, в этом направлении были кое-какие результаты и раньше, что, в общем-то, неважно, главное, мы получили отличные приборы.

С их производством мы разобрались достаточно просто, электронные блоки можно было использовать серийные, в них только менялось программное обеспечение. Изюминка во всём процессе гравитационного сканирования заключалась в датчике. Существующие серийные датчики были слишком грубыми, из-за чего могли улавливать только сильный сигнал.

Питу и компании удалось их модернизировать, повысив чувствительность и уменьшив габариты. В сочетании с новым ПО сканера, мы получили превосходный аппарат, позволяющий исследовать пространство, оставаясь при этом невидимым. Кроме того, так как гравитационные волны используются редко, и не существует серийных приборов, способных обнаружить слабое гравитационное излучение, то оказалось возможным работать и с гравитационным радаром, оставаясь при этом невидимым для противника.

Так что одной из ближайших целей нами намечалось создание производства по выпуску сканеров и радаров. Естественно, всем разработчикам и специалистам, участвовавшим в этой работе, выписали хорошую премию.

Был готов и серийный образец накопителя, я его как-то для краткости назвал крайпитом (от Край Пит), так это название и прилипло. Для производства подготовили целую линейку разнообразных накопителей, предусмотренных для использования начиная с линкора и заканчивая обычным скафандром. Широкое внедрение таких устройств сдерживало только отсутствие в достаточном объёме нилита. Сейчас велись работы по использованию отходов и пыли, образующихся в процессе изготовления крайпитов.

Однако производство накопителей по действующей технологии мы подготовили, и я рассчитывал на их внедрение в первую очередь на своих судах. Но работы по новым источникам не прекращались, теперь задача стояла получить крайпиты меньших габаритов без уменьшения или с небольшим ухудшением характеристик и не требующие в таком количестве нилина.

Уже достигнутые результаты открывали нам новые темы для исследования. В первую очередь по созданию сверхсветовой связи. Именно об этом я и заявил Питу.

- Вообще-то всегда считалось, что нет ничего быстрее света, - возразил он.

- Не всегда, есть гипотезы, утверждающие, что для гравитационных волн скорость света - их нижний предел, а сами они могут распространяться гораздо быстрей. Сейчас у тебя есть всё, чтобы точно узнать, так ли это. У нас есть генератор, который может создавать гравитационное поле. Пусть он ещё не совершенен, я не сомневаюсь, что со временем ты его доработаешь.

У нас есть датчик, способный улавливать небольшие изменения гравитационных волн. Так что теперь только осталось сгенерировать определённую последовательность гравитационных импульсов (прим. - по аналогии с азбукой Морзе) и понять, права ли была старинная гипотеза.

- Неужто всё так просто? - удивился Пит.

- А ты возьми и проверь.

- И проверю.

- А вот тебе ещё одна идея. Как ты знаешь, в наших двигателях в реакторной зоне стенки от контактов с образующейся там во время работы плазмой защищает электромагнитное поле. А ты попробуй использовать гравитационное поле. Оно должно при меньшем энергопотреблении обеспечить большую степень сжатия плазмы. И соответственно, увеличится скорость её истечения из реакторной зоны, повысится мощность двигателей и скорость кораблей при тех же самых габаритах и повышенной экономичности.

- Ты уверен, Петро?

- Возьми и проверь. Ты же учёный.

- Сделаю. Что-то ещё подскажешь?

- Хватит тебе пока.

Другим, не менее приятным подарком для меня оказался подарок оружейников. Они собрали Автономную Кассетную Пусковую Установку. Принцип её работы был простой - в специальную кассету помещали двенадцать ракет. Такая кассета могла помещаться где угодно в пространстве, а размещённые в ней ракеты запускались после поступления сигнала откуда-то извне.

Таким образом, в каком-либо месте можно было скрытно сосредоточить большое количество ракет, размещённых в кассетах, и заведя противника в западню, нанести ему значительные повреждения. Или за счёт одновременного запуска ракет с нескольких кассет добиться высокой плотности залпа. В общем, ракетные кассеты значительно расширяли имеющиеся возможности по ведению боевых действий.

Производство таких кассет было начато в экспериментальном порядке, я планировал провести отработку различных тактических приёмов по их использованию. А пока все эти проекты шли своим чередом, я занимался кораблями. К этому моменту в состав будущих верфей на работу было принято несколько инженеров и два десятка техников, обладающих нужной квалификацией.

Кстати, на планете организовали специальные курсы, на которых готовили техников и инженеров для работы на создаваемых верфях. Обучение бесплатное, сетку ставили бесплатно, базы знаний предоставлялись бесплатно, вот только после обучения выпускник должен был отработать на верфи до десяти лет в зависимости от установленной сетки и изученных баз. В общем, ничего нового, такой подход давно использовали крупные корпорации, вот только срок отработки у меня гораздо меньше.

А сейчас первоочередной задачей являлось введение в строй мобильных верфей. При всей привлекательности их возможности оказались достаточно ограниченны, но мне их на первое время хватало. Тем не менее, вскоре обе верфи были приведены в полный порядок, и там закипела работа. На одной я строил для себя новый фрегат. "Хазарин", которым я обычно пользовался, входил в состав "Скифа", а мне нужен собственный корабль, на котором можно отправиться в любое место в любое время.

Вот его я и ваял. Кораблик внешне получался небольшой, метров двести пятьдесят длиной, пятьдесят шириной и тридцать высотой. На него я поставил маршевый двигатель от лёгкого крейсера и дополнительно два выносных родных маневровых двигателя на пилонах, расположенных ближе к носу. При обычных условиях они прятались внутри корпуса, что позволяло скрыть от любопытных глаз новые возможности фрегата.

Энергию обеспечивали три реактора (два основных, один резервный) также от лёгкого крейсера и три крайпита крейсерского класса. В качестве оружия использовались шесть пусковых установок по каждому борту и лазер от линейного крейсера, установленный как курсовое орудие. Как обычно, была мощная ПРО и РЭБ, система невидимости и защитные гравитационные щиты.

Предусмотрел я и возможность работы фрегата в роли шахтёра, но в данном случае приоритетной целью являлось получение нужной породы для выработки топлива. Для чего имелась мельница и комплекс получения топлива. Правда, всё-таки я оставил у фрегата небольшой бункер, куда можно при необходимости загрузить пять тысяч кубов концентрата.

Как и на "Хазарине", имелась небольшая, но хорошо оснащённая мастерская, в которой можно выполнять различные виды работ. Техническое обслуживание осуществлял инженерный комплекс, в комплектацию которого входили нужные дроиды. Для расширения его возможностей имелись ещё два технических комплекса и несколько универсальных дроидов.

В медсекции удалось установить три капсулы - лечебную, реанимационную и обучающую. Основной экипаж составляли два человека - я и Лия, но предусматривалась возможность размещения дополнительно до десяти человек. Имелся небольшой спортзал, кают-компания, служащая ещё и столовой.

Управлял работой всего хозяйства искин класса "линейный крейсер", дополнительно имелись искины для работы со щитами, пусковыми ракетными установками и промышленным оборудованием. В общем, должен был получиться небольшой разведывательный кораблик, способный длительное время находиться в автономном режиме в отрыве от базы.

На внешней подвеске такой фрегат мог нести до пятисот тысяч кубов груза в контейнерах, сверху стояли два универсальных бота, выполняющих роль, как добытчиков руды, так и штурмовиков. Имелась и небольшая лётная палуба, способная вместить два пассажирских бота. По внешнему виду фрегат напоминал наконечник стрелы, правда остриё у этой стрелы было срезано, там располагалась лётная палуба для приёма ботов.

Вот такой кораблик должен был получиться. Скажу так, он, на мой взгляд, являлся изменённой версией предыдущего разведчика и был лучше приспособлен для несколько изменившегося круга задач.

Как бы хорошо себя ни зарекомендовала в предыдущих случаях наша ПРО, у меня были сомнения, что она справится с тем шквалом ракет, что смогут на нас выпустить архи. К тому же мы ничего не знали о возможностях их кораблей и тактике боевых действий. Одним из вариантов как-то усилить свои корабли мне представлялось использование ботов, вооружённых скорострельными зенитными ракетами и лазерами.

По задумке планировалось использовать беспилотные аппараты, расширяющие зону действия ПРО кораблей и принимающие на себя первый удар. Планировалась их автономная работа, но с учётом достаточно близкого расположения ботов относительно кораблей, задержка распространения сигнала не должна была достигать критической величины. Во всяком случае, при некоторых благоприятных условиях, ими мог управлять и искин корабля.

Так что, если первой мерой, позволяющей усилить атакующее воздействие нашего оружия, я видел использование кассет с ракетами, то беспилотные боты должны были укрепить и расширить зону ПРО. Конечно, такие мобильные пункты ПРО могут быть достаточно быстро уничтожены, но тем не менее, позволят уменьшить общее число атакующих ракет.

При обычных условиях эти боты использовались на шахтёрах в качестве добытчиков. Однако достаточно было установить такому судёнышку в бункер специальный контейнер, оснащённый пусковыми установками (ПУ) зенитных ракет и лазерами, как обычный бот превращался в мобильный пункт ПРО. Такое перевооружение занимало не более пяти минут.

В тех же случаях, когда с самого начала предусматривалось использование бота только в варианте ПРО, у него имелась возможность принять на внешнюю подвеску четыре тяжёлых ракеты, так что он мог выступить ещё и в роли штурмовика-ракетоносца. Работы по модернизации ботов велись на второй мобильной верфи, и уже заканчивалась сборка первого варианта. Вскоре придётся заняться его испытаниями.

Совсем забыл упомянуть, готовился специальный корабль, предназначенный для установки кассет на позиции. Здесь я воспользовался аналогией с земными эсминцами и тральщиками, успешно справлявшимися с минными постановками. На роль такого своеобразного тральщика пока у меня готовился обычный транспорт, на котором монтировался механизм подачи и сброса кассет.

В этом процессе ещё оставалось немало своих трудностей и тонкостей, но для их решения хватало изменения ПО искина, управляющего работой по установке кассет. Во всяком случае, до момента возвращения Виктора и остальных наших военных спецов, я надеялся все проблемы решить. Были сомнения и по самому кораблю, но ничего другого из-за ограничения по времени я придумать не смог.

Дело потихоньку продвигалось вперёд. Проекты один за другим выходили на этап проведения предварительных испытаний, после чего необходимо будет передавать их нашим военным. Преобразования корпорации оказались, можно сказать, завершены, теперь имелся нормальный аппарат управления, Вен Хаг проявил себя как грамотный и профессиональный специалист.

Некоторые налоги и пошлины с населения были отменены, по ряду других предоставлены льготы, что вдохнуло жизнь во многие предприятия, связанные со сферой услуг. А это в свою очередь позволило значительно сократить убытки и давало надежду на получение прибыли в ближайшее время. Во всяком случае, корпорация в новых условиях если и не процветала, то и загибаться не собиралась.

С момента создания союзного штаба флота Содружества прошло уже четыре месяца, начали формироваться первые флоты и эскадры, когда на меня вышел Ник и пригласил на встречу.

- Здравствуй, Петро, - приветствовал он меня на пороге своего кабинета.

- Что понадобилось доблестным служителям плаща и кинжала от простого шахтёра?

- Не прибедняйся, простой шахтёр. К тебе есть предложение, правда не знаю, согласишься ты или нет. Но сделать его я обязан.

- Так не тяни, излагай.

- Как ты знаешь, сформированный союзный флот приступил к подготовке операции "Избавление", имеющей своей целью уничтожение пауков, - тут он несколько картинно хмыкнул, намекая на моё участие в создании этого самого флота. - Однако никто до сих пор не знает, что собой представляет наш противник. Исходя из этого, принято решение провести разведку боем.

В занятую архами систему отправится небольшая эскадра из двадцати кораблей. В основном в неё войдут лёгкие крейсера и эсминцы. Нам важно не только зайти в эту систему, но и получить информацию обо всём, что там произойдёт во время этого визита. Конечно, с кораблей будут отправляться разведывательные ракеты, в которые запишут всё, что зафиксируют сканеры, выводы и мнения специалистов, но принято решение отправить вместе с эскадрой пару разведывательных фрегатов, на которых дополнительно станет сохраняться полученная информация.

Мне предложено находиться на одном из них и своими глазами наблюдать всё происходящее. Зная твоё фантастическое везение и умение выбираться из самых невероятных ситуаций, я приглашаю тебя принять участие в этой разведке.

- Так ты предлагаешь мне добровольно отправиться на съедение к паукам, и наверное, даже за свой счёт?

- И откуда ты такой умный, Петро?

- От папы с мамой. А что там вообще напридумывали ваши аналитики? Как планируется выполнение всей операции?

- Корабли входят одной группой в систему, крейсера идут к планете, фрегаты под невидимостью держатся в стороне и тщательно протоколируют происходящее. А потом, когда будет собрана вся доступная информация, корабли отправляются домой. Если вкратце, то где-то так.

- Бред, самый настоящий бред. Ты бы, Ник, посадил этих аналитиков на один из кораблей, отправляющихся в систему, чтобы они хотя бы посмертно поняли, что это за операция. Уточняю сразу - все боевые корабли, что войдут в систему, погибнут. Никто не вернётся. Разведчик, если повезёт, уйти сможет.

- Почему ты так думаешь?

- Ник, чем, по-твоему, занимались пауки всё это время, пока мы тут наводили у себя порядок и пытались понять, чего же мы хотим? Отвечаю - укрепляли систему на случай нападения. А мы не напали, так что у них в этой системе очень хорошо подготовленная оборона. Ты не задумывался, почему они так выстроили свои корабли? Если говорить образно, то это наковальня, на которую лягут все, кто придёт в систему, а сверху их прихлопнет молот.

- Но там же нет никаких других кораблей.

- Если ты их не видишь, это не значит, что их нет. Наверняка они спрятаны в астероидных полях или висят по сторонам под невидимостью. Кроме того, вы все забыли про те самые розовые лучи. Что будет с экипажами кораблей, когда они попадут под их действие? И я тоже не знаю, только догадываюсь, что ничего хорошего.

Так что если не хочешь, чтобы люди попали к паукам, на обед или на опыты, приготовься взрывать свои корабли. И ещё, чем и как ты собираешься исследовать систему? Раз ты готов платить такую цену, надо собрать о противнике всю возможную информацию, максимально скрыв свою.

- Излагай свой план.

- Хорошо. Надо войти в систему, но сразу не лезть вглубь. И начать запускать разведывательные ракеты, пусть именно они собирают всю доступную информацию и передают её на эскадру. Использовать гравитационный радар. Всё время корабли должны находиться на границе зоны гиперперехода. Уйти им всё равно не дадут, но они должны спровоцировать архов на атаку. А вот когда те смогут обездвижить наши крейсера и начнут их штурмовать, с фрегатов должен поступить сигнал на подрыв реактора. Вот примерно так в общих чертах видится мне эта операция.

Да, ракеты с информацией надо отправлять непрерывно, и заодно транслировать её на фрегаты. Те с самого начала должны удаляться как можно дальше и незаметней в сторону от эскадры. Если архи их не будут очень усердно искать, то может быть, разведчики смогут вернуться. И последнее. Если я соглашусь принять участие в этой авантюре, то буду действовать самостоятельно, я готов лететь вместе с эскадрой и получать от неё передаваемую информацию, и не более того.

- Я согласен с твоими условиями, - принял решение Ник. - Мне поручено руководство этой операцией, и я включаю твой фрегат в состав разведывательной эскадры. Как он у тебя называется?

- "Росич".

За оставшееся до вылета время на фрегате были устранены мелкие замечания и недоделки, пополнены запасы и установлены на флагмане и нескольких крейсерах эскадры, отправляющейся на разведку, гравитационные радары. Было отработано взаимодействие, корабли стали перемещаться как единое целое, включая вход и выход в гипер. И вот настал тот день, когда разведывательная эскадра отправилась в путь.

Всё прошло достаточно буднично и прозаично. Не было никаких прощальных речей, шумных проводов и массовых мероприятий. Эскадра разогналась и ушла в гипер, словно на учениях отрабатывала подобный манёвр. Не знаю почему, но у меня при взгляде на мирный вид планеты и окружающего пространства вдруг всплыла бессмертная фраза римских гладиаторов: - "Аве Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!".

На корабле нас стало трое, и поэтому в рубке установили дополнительное рабочее место для Ника. Всё было заранее определено, так что полёт протекал мирно и спокойно. Дорога до злополучной системы заняла у нас месяц, эскадра шла быстро, демонстрируя хорошую подготовку, и вот настало время последнего прыжка. Следующей будет система архов.

Корабли вышли одновременно, на самой границе поля гравитации системы. Вокруг расстилался пустой космос, до ближайших астероидов было пятьдесят миллионов километров, вдали, по показаниям сканеров и радаров, находились планеты, возле одной из них располагался флот архов. Всё казалось спокойным, но иллюзия безопасности рассеялась очень быстро.

Нас ждали, точнее не нас конкретно, а любого, кто попытается войти в систему. Сканеры "Росича", работающего в пассивном режиме, зафиксировали несколько групп кораблей, укрытых полем невидимости. Наш фрегат, также укутавшись покрывалом невидимки, начал потихоньку смещаться в сторону, удаляясь от эскадры.

- Лия, скорость держать минимальной, в зону гравитации не входить, - распорядился я. - Курс держи на зону перехода. Начинай запуск разведывательных платформ.

Даже оставаясь в стороне, мы должны видеть всё, что произойдёт с нашими кораблями и доставить полученную информацию командованию. Иначе их гибель окажется напрасной. А то, что итог окажется таким, у меня не имелось ни малейших сомнений. С кораблей эскадры запустили вглубь системы разведывательные ракеты. Но поступающая информация пока не принесла ничего нового.

И хотя отдельные группы арховских кораблей начали постепенно собираться вместе, никаких заметных изменений в системе не происходило. Все перемещения архи совершали под покровом невидимости. Хотя общая картина начинала проясняться. Как я и предполагал, пауки не собирались никого выпускать из системы, глубоко в зоне перехода располагались отдельные группы кораблей, готовые атаковать любого, попытавшегося скрыться.

- Лия, уклоняйся, на нас идёт группа кораблей, маркирую её "Бандит один". Ближайшие к нему маркирую "Бандит два, три, четыре".

Время как бы застыло и тянулось медленно-медленно. А тем не менее, ситуация изменилась кардинально. Эскадре уже полностью отрезали выход в прыжковую зону для разгона, и теперь загонщики начинали приближаться к своей добыче. "Росич" двигался на минимальной скорости, используя разрывы в построении загонщиков, и почти преодолел их линию.

Передатчик на флагмане работал непрерывно, обращаясь к неизвестным кораблям с призывами к переговорам. Они оставались без ответа. Что так и будет, никто не сомневался, но эти передачи позволяли скрыть те пакеты информации, что собрали корабли эскадры и передавали нам. И хорошо, что был предусмотрен вариант с замаскированным кораблём.

Как оказалось, загонщики архов располагались не просто так, а перекрывали пути движения разведывательных ракет. Те натыкались на защитные поля и просто разрушались. В рубке висело тягостное молчание, нервы были напряжены до предела, и судя по всему, развязка приближалась. И вот этот момент, пришло сообщение с эскадры.

- Флагман - "Росичу". Нас почти окружили. Судя по предварительным оценкам, число кораблей в системе увеличилось в два раза и составляет шесть тысяч, видимо, пришло ожидаемое подкрепление. Попытаюсь вызвать огонь на себя, начну движение в сторону астероидов, а потом сменю направление, буду прорываться обратно в прыжковую зону, попытаюсь пройти через край загонщиков. Уведу всех за собой. Не поминайте нас лихом! И пусть с вами будет удача. Наша смерть не должна быть напрасной.

Было видно, что корабли приняли построение, чем-то напоминающее полусферу, и выдерживая между собой минимальные расстояния, начали ускоряться в направлении астероидного поля. Таким манёвром флагман пытался уйти из центра цепи загонщиков, намереваясь в дальнейшем прорываться через фланг. В этом случае ему должно было противостоять меньше кораблей.

Но я не зря говорил, что если ты чего-то не видишь, то это не значит, что его нет. Из астероидного поля на максимальной скорости ему навстречу выскочило больше сотни кораблей. Вот он и пришёл, тот момент истины, когда станет ясно, на что способен противник. Пауки шли странным построением, впереди в линию глубиной в несколько рядов двигались небольшие корабли размером не больше фрегата, скорее, их можно было отнести к корветам. Таких кораблей оказалось порядка сотни.

Их скорость примерно равнялась скорости наших крейсеров, хотя они и двигались на восьмидесяти процентах своей максималки - обычный режим движения военных, они берегут ресурс, и как правило, не используют предельные режимы. За корветами, выстроившись в виде сферы, несколько медленнее, по оценкам искина, на десять процентов, двигались более крупные корабли, размером примерно с крейсер. Их было двадцать восемь. Создавалось впечатление, что эти небыстрые, но мощные корабли являлись ударной силой, а движущиеся впереди корветы служили своеобразным щитом и авангардом.

Было заметно, что арховские крейсера не успевают перекрыть зону прорыва, тем более, что наши изменили вектор движения, намереваясь прорываться с края цепи загонщиков. Однако и те не собирались отступать. Вражеские корветы ускорились, пытаясь преградить путь эскадре, а в глубине прыжковой зоны активизировались новые группы кораблей, начавшие выдвижение навстречу нашим крейсерам.

При движении с кораблей эскадры отстреливались разведывательные платформы, которые, не маскируясь, передавали всю доступную им информацию на флагман и "Росич". Видя, что прорваться ходом не удаётся, эскадра открыла огонь, причём её целями оказались как корветы, так и паучьи крейсера. И судя по зафиксированным результатам, у корветов оказалась слабая, можно даже сказать никакая, ПРО.

Да и ответный их огонь не впечатлил. Похоже, на корветах стояли не более двух пусковых установок и обычные лазеры. А вот крейсера выглядели гораздо опасней. Их ПРО уверенно справилась с залпом, а потом полетела ответка. Что можно сказать про арховские ракеты? Они казались немного медленней наших и гораздо мощнее. Кроме того, и плотность залпа вражеских крейсеров была в два раза выше нашей.

С борта флагмана постоянно поступала текущая информация о работе бортовых систем и атаках противника. Но время изучать её ещё не пришло, бой продолжался и, похоже, складывался не в нашу пользу. Защита от мощных залпов арховских крейсеров перегружала ПРО эскадры, даже несмотря на то, что все её корабли были объединены в единую сеть. Этим сразу воспользовались вражеские фрегаты.

Их меньшие по мощности, но гораздо более многочисленные ракеты, причём выпущенные одним залпом, стали проходить ПРО, которая явно не справлялась с одновременной атакой с двух направлений. Пришлось искинам эскадры часть своей ПРО использовать для отражения паучьих ракет с крейсеров, а часть - с корветов. Плотность ракетного залпа последних постоянно возрастала из-за увеличения числа вражеских кораблей, выходивших на дистанцию стрельбы.

Но тем не менее, пусть с трудом, пусть пропуская часть ракет, но наша ПРО демонстрировала просто фантастическую результативность. Понятно, что долго такое продолжаться не могло, здесь вступал в действие закон больших чисел и её величество статистика. Так и произошло. Ракета с корвета, прорвавшись сквозь защиту, повредила одну из турелей.

И пока искин перераспределял цели, а образовавшуюся прореху в защите лёгкого крейсера пытались прикрыть другие орудия, две ракеты с арховских крейсеров вышли на ударную позицию, нашли свою цель и смогли её поразить. Это был "золотой выстрел". Мощный поток рентгеновских лучей, пробив броню крейсера, добрался до пусковых установок, и там детонировали ракеты. Огромный кусок бортовой обшивки буквально исчез при этом взрыве.

Однако ещё хуже обстояли дела после другого выстрела. Он пришёлся в район реакторов крейсера, автоматика не успела отстрелить реактор, и на месте корабля расцвёл яркий огненный цветок. Это была тяжёлая потеря, но её последствия оказались поистине гибельными для эскадры. И если до этого бой складывался пусть тяжело, но не предвещал трагического конца, то сейчас ситуация изменилась коренным образом.

Своим огнём корабли Содружества до этого поразили три арховских крейсера. Как оказалось, воздействие ЭМ-ракет на паучьи корабли ничем не отличалось от обычного, лазерные боеголовки отлично расправлялись с их бронёй и наносили сильнейшие повреждения, а ядерные заряды чуть ли не разрывали их на части. Уменьшение количества атакующих кораблей пауков несколько снижало нагрузку на нашу ПРО и оставляло надежду на благополучный прорыв.

Уничтожение же крейсера создало на какое-то время значительную прореху в оборонительных порядках наших крейсеров, и пока искины приводили в порядок сеть ПРО, а корабли перестраивались, несколько корветов прорвались на дистанцию использования своего секретного оружия. По строю крейсеров ударили розовые лучи. И пусть они задели не все наши корабли, а сами атаковавшие корветы были уничтожены, но в результате этого огонь наших крейсеров существенно ослаб.

На передаваемых кадрах мы потом увидели, что люди просто падали или замирали на месте, как будто превратившись в статуи. Попавшим под действие излучения не помогали инъекции аптечек, встроенных в скафандры, а замена операторов потребовала дополнительного времени. А дальше ситуация развивалась по принципу снежного кома. Ослабление огня крейсеров позволяло прорываться к ним ещё большему количеству корветов, в результате чего увеличивалось число людей, попавших под воздействие этих необычных розовых лучей.

Так что по показаниям телеметрии вскоре на кораблях не осталось людей, способных вести бой, а пауки начали принимать меры по захвату наших крейсеров. Автоматика заглушила ректоры и двигатели, и они двигались по инерции. Архи начали стыковаться с кораблями и тормозить их. Вскоре они все были остановлены и начались попытки проникновения внутрь.

- Ник, взрывай корабли, не знаю, что будет с людьми, но они достойны лучшей участи, чем плен архов.

Мы предусмотрели и такой вариант. На всех крейсерах установили устройства самоликвидации. Они были настолько примитивны, что для их срабатывания требовался только нужный сигнал, полученный извне. И Ник отправил короткий шифрованный пакет.

Это был прощальный салют, ничего другого для погибших геройской смертью мы сделать не могли. На месте эскадры остались только отдельные искорёженные обломки, да и все арховские корабли, собравшиеся в ожидании трофеев, были уничтожены. Теперь настала наша очередь, мы собирались сделать всё возможное, чтобы принесённая жертва не оказалась напрасной.



Глава 23



- Ну что, Петро, давай двигай домой, как мне кажется, информации для анализа мы получили вполне достаточно.

- Не торопись, Ник. Не надо бегать от снайпера, умрёшь усталым.

- Ты о чём, Петро? Нам срочно надо доставить эти данные командованию.

- А мы и доставим. Только торопиться будем медленно. Ты думаешь, всё закончилось? Ошибаешься, всё только начинается.

В это время наши сканеры, работающие в пассивном режиме, зафиксировали запуск двигателя глубоко в зоне перехода и начало разгона какого-то корабля. И буквально через несколько минут на этом месте произошла вспышка, свидетельствующая, что корабль уничтожен.

- Вот о чём я тебе и говорил. Архи плотно контролируют зону перехода, думаю, что чуть ли не до следующей системы. Они будут искать разведчиков и прочешут всё пространство. Мы сейчас должны стать дыркой в пространстве, нас тут нет.

- Но ведь датчики показывают, что тут никого нет.

- Я тебе уже говорил, что если ты чего-то не видишь, это не значит, что его нет. Паучьи фрегаты и корветы достаточно маленькая цель, и её масса находится на грани чувствительности сканера. Вот он и не видит малоразмерные объекты, разве что сможет определить их на близком расстоянии. Вот если этих корветов будет два или три в одном месте, то мы их увидим.

- И как нам отсюда выбираться?

- Потихоньку, Ник, потихоньку, на ощупь. Лия, ректор на холостой ход, двигаемся по инерции, отключить двигатели и всё оборудование кроме системы жизнеобеспечения, искина и навигации, для всех режим потребления минимальный. А пока предлагаю вам отдохнуть. Мы и так почти сутки на ногах.

Сам я занялся подгонкой работы сканера именно к сложившейся ситуации. Среди всех собранных данных был найден четко различимый гравитационный сигнал, соответствующий одиночному корвету. Так что я быстренько соорудил фильтр, доработал ПО сканера (для экспериментов использовал запасной комплект) и подключил его к системе. Бинго! На экране стали видны одиночные фрегаты и корветы, контролирующие зону перехода. Так что теперь мы стали видеть своих противников и могли своевременно от них уклониться.

В общем, худо-бедно, но мы приспособились. "Росич" медленно, но продвигался вперёд. За прошедшую неделю мы уже вполне прилично удалились от арховской системы, да и патрульные фрегаты стали попадаться заметно реже. Это позволило нам несколько увеличить скорость движения. Тут Ник прав, полученные данные жизненно необходимы союзному командованию.

Зато мы имели возможность вдоволь пообсуждать полученные результаты. И честно говоря, они меня насторожили. Анализ показал, что силы противников примерно равны. Если Содружество можно было воспринимать как фехтовальщика, поражающего противника изящным выпадом шпаги, то архи напоминали рыцаря, размахивающего огромной секирой.

А такая аналогия заведомо предполагала, что при наличии хороших доспехов победить закованного в сталь бойца шпагой нереально. И это мы ещё не видели в бою другие типы кораблей, которые можно сопоставить с линкорами, дредноутами и боевыми станциями. Если в случае примерного равенства сил наша ПРО с трудом справлялась с ракетами противника, что же будет, когда в бой вступят монстры, замеченные у планеты.

Увеличение численности архов свидетельствовало о скором начале их движения вглубь наших территорий. Нами было замечено, что крейсера и корветы соотносятся как один к трём. И хотя ракетное вооружение последних недостаточно эффективно, но и оно вносит свою лепту в ход боевых действий. А их основным оружием, скорее всего, служат те самые лучи. Поэтому они самые быстроходные и пытаются прорваться на дистанцию ближнего боя, на которой им нет равных.

В общем, если вкратце попытаться сформулировать результаты разведки боем, то необходимо отметить, что корабли архов по своим возможностям сопоставимы с кораблями Содружества. У наших противников можно выделить следующие классы судов по классификации Содружества:

- корветы, слабо вооруженные и плохо бронированные небольшие корабли. Их основная задача - прорваться в ближний бой и поразить врага какими-то лучами, вызывающими паралич живых организмов. Можно их рассматривать как первую линию ПРО, правда задачу защиты они выполняют ценой собственной гибели, принимая ракеты на себя. По предварительной оценке, общая их численность составляет не менее трети от всех кораблей архов;

- фрегаты - немногочисленные, со средним по количеству и качеству ракетным вооружением, имеющие по отношению к корветам улучшенное бронирование. Судя по данным ранних наблюдений, используются как разведчики. Так же, как и корветы, по скорости не превосходят максимальный уровень наших кораблей (по нормативам боевые корабли при отсутствии особых условий не должны превышать восьмидесяти процентов максимальной скорости для сохранения технических возможностей двигателей);

- крейсера. Многочисленный, хорошо вооружённый и бронированный класс кораблей. По своим возможностям соответствуют, как минимум, тяжёлым крейсерам Содружества. Если проводить усреднённую оценку их технических характеристик, то они тихоходней, их скорость примерно на десять процентов уступает нашим аналогам, но имеют большее число пусковых ракетных установок, что позволяет им поддерживать повышенную плотность залпа, а это является одним из основных условий для конечного успеха в ракетных дуэлях. Отличаются хорошим бронированием и мощной защитой;

- линкоры и дредноуты. Подобные корабли в бою не участвовали, но они были определены как входящие в состав флота, размещённого на орбите планеты. Следуя наметившейся тенденции в технических характеристиках, можно предположить, что это крупные, хорошо бронированные и вооружённые корабли, способные в одиночку противостоять достаточно многочисленному противнику;

- звёздные крепости или боевые станции. Таких монстров даже как-то язык не поворачивается называть кораблями. Огромная сфера диаметром в несколько десятков километров. Про уровень бронирования, вооружения можно только строить предположения. Скорее всего, тихоходны.

Наше и арховское оружие по своему воздействию на противника практически однотипное, обе стороны отдают предпочтение ракетам, хотя может быть, мы просто не видели энергетического оружия пауков. По характеру наносимого повреждения также полное совпадение - используются лазерные и рентгеновские лучи в боеголовках, ядерные боезаряды. Было замечено, что арховские корабли, попавшие под воздействие ЭМ-ракет, останавливаются и прекращают всяческую активность.

Сами ракеты у пауков менее быстрые, но больше по величине, и их боеголовки отличаются повышенной мощностью. Единая сеть ПРО была замечена только на уровне крейсеров и позволяла объединить вместе три корабля, тогда как наша использовала в сети до шестнадцати судов любых типов.

Самый главный вывод - не было замечено каких-то принципиальных особенностей ни в конструкции кораблей, ни в оружии и тактике его применения, дающих одной из сторон значительное преимущество. Если конечно оставить в стороне неизвестные лучи, но с ними было понятно, как бороться. Нашим несомненным преимуществом можно считать использование гравитационных сканеров и радаров, судя по отсутствию подобного вида излучений со стороны архов, им такое неизвестно.

В общем, по предварительным оценкам, пока у нас примерный паритет, хотя неизвестно, как скажется использование архами в бою дредноутов и крепостей. Вполне возможно, что это будет достаточно убедительный аргумент, дающий им превосходство. У Содружества не было кораблей подобного типа. Разве что в системах использовались форты и прочие элементы, характерные для стационарной обороны.

Общий вывод получался достаточно безрадостный - нам удастся устоять против удара архов только на заранее подготовленных позициях, используя те возможности, которые они дают и которых лишён в настоящее время флот. И тогда я высказал Нику идею об использовании ракетных кассет и мобильных катеров ПРО. Эти предложения позволяли уровнять наши возможности с архами и противостоять их мощным ракетным атакам. Я показал Нику имеющиеся материалы предварительных испытаний, пусть думает.

А тем временем "Росич", двигаясь словно призрак, судя по всему, преодолел полосу арховского охранения и вышел в свободный космос. Уже несколько дней впереди и по бокам не фиксировалось ни одного паучьего корабля, только далеко позади можно заметить их отметки. Тем не менее, я не спешил начинать разгон, расчёты показывали, что эта область ещё достижима для ракет противника.

И только когда результаты наблюдения и расчёты показали, что мы в зоне безопасности, "Росич" ушёл в разгон и совершил первый прыжок, торопясь донести важную информацию. У нас получилось добыть нужные сведения и уйти от ищеек противника, правда за это пришлось заплатить высокую цену, но как говорится, а ля гер ком а ля гер.

Возвращение "Росича" вызвало настоящий ажиотаж, как оказалось, нас давно похоронили и сейчас готовили новую, усиленную эскадру для повторной разведки. Полученные данные очень внимательно изучались аналитиками флота, но они в целом подтвердили наши с Ником выводы о военном потенциале сторон. Поэтому для меня не явилось неожиданностью переданное им приглашение на встречу с адмиралом союзного флота Пиром Импом.

На это мероприятие я отправился с флотской базы вместе с Ником. Когда мы вошли в рабочий кабинет адмирала, там кроме него присутствовали ещё несколько мне незнакомых человек. Оказывая нам уважение, адмирал вышел навстречу и пригласил устраиваться вокруг отдельно стоящего стола, где уже располагались остальные приглашённые.

Я бы не сказал, что адмирал соответствовал моему представлению о своей должности. Где гренадёрский рост, оглушающий голос и замашки человека, привыкшего распоряжаться тысячами жизней? Где орлиный профиль и густые брови, откуда должны грозно посверкивать пылающие жаждой битвы глаза?

Адмирал был среднего роста, обычное, ничем не примечательное лицо, на котором выделялись глаза, в которых светился незаурядный ум. Двигался он мягко и как-то плавно, буквально перетекая с места на место. Обычная форма ВКФ Минматар - китель тёмно коричневого цвета, такого же цвета брюки, форменные ботинки, на голове берет - сидела на нём ровно, демонстрируя хорошую фигуру и намекая на отличную физическую форму.

Никаких лишних украшений и висюлек на мундире не было, выделялись только орденские нашивки, свидетельствующие о богатом боевом опыте адмирала. Он представил меня окружающим, а потом последовало представление остальных. Здесь собрались Хет Мин, начальник штаба союзного флота, Пур Сат, главный инженер флота Минматар, Бон Кет, начальник разведки флота Минматар, Вис Нор, старший аналитик флота Минматар.

Закончив представление, адмирал начал наше совещание.

- Честно говоря, Петро, на меня произвели немалое впечатление ваш уход из системы архов, первичный анализ полученной информации и сделанные на его основе предложения по разработке мер противодействия противнику. И это не только моё мнение, его разделяют все присутствующие.

Мы не будем касаться военных аспектов результатов разведки, хотя и по ним у штаба к вашим выводам нет претензий. Меня сейчас интересует несколько вопросов - насколько вы готовы к сотрудничеству с флотом, как быстро и на каких условиях мы можем получить нужную документацию, и как вы видите использование ваших идей на практике.

- Давайте начнём по порядку, нур адмирал. К сотрудничеству с флотом я готов в полной мере и сделаю всё от меня зависящее, чтобы оно было длительным и плодотворным. Документацию на кассеты, мобильные ПРО и заградители я готов передать хоть сейчас.

Я понимаю, что в военное время не стоит говорить о каких-то преференциях и наградах, особенно перед началом сражения, но надеюсь, в дальнейшем моё поведение не забудется, и мне разрешат покопаться на складах списанного оборудования и кладбищах кораблей. Может быть, мне удастся найти что-то полезное, естественно за все находки будет уплачено по установленным вами ценам.

- Ты прав, Петро, сейчас не время торговаться, но действительно, сделанное мы не забудем. А документацию можешь передать Пур Сату, он разберётся, что с ней делать.

Я перебросил несколько файлов на сетку главному инженеру, пусть смотрит.

- Теперь что ты можешь сказать о применении этой техники? - продолжил адмирал.

- Кассеты для ракет достаточно просты в изготовлении, так что их надо делать как можно больше. Их назначение - повысить плотность ракетного залпа. Поэтому они должны располагаться поблизости от кораблей, чтобы те имели возможность оперативно внести необходимые коррективы в их расположение и направление стрельбы. С корабля так же осуществляется программирование профиля полёта ракет и распределение целей.

Конечно, ракеты можно транспортировать непосредственно на кораблях и устанавливать их на позиции перед стрельбой, но я решил использовать для таких целей специальные корабли, назвал я их заградители. По сути дела, это обычные транспорты, дополнительно оснащённые устройством для подачи кассет на позицию. Запуск ракет осуществляется искином корабля. Подобные кассеты могут быть использованы различным образом - примеры этого приведены в файле, - и я выложил на стол кристалл с информацией.

Предлагаю всем, если это конечно вам интересно, поприсутствовать завтра на учебных стрельбах, проводимых моей эскадрой. Дополнительно могу сказать, что несмотря на всю простоту применения, работать с кассетами надо уметь, так что чем скорее они поступят на корабли, тем лучше.

- Есть какие-то особенности в изготовлении кассет? - поинтересовался Пур Сат.

- Нет. Есть тонкости в подготовке их к стрельбе, но это можно будет увидеть завтра, вся процедура нами уже отработана.

- Хорошо, с этим понятно. А что по мобильной ПРО?

- С этим немного сложней, хотя тоже нет ничего особенного. Лучше всего выбирать их позиции ниже уровня кораблей километров на сто и располагать на предельной дистанции перехвата корабельной ПРО. Благодаря меньшей скорости ракет архов, у искинов будет дополнительное время на целеуказания и стрельбу. Да, надо бы повысить вычислительные мощности искинов. Самое простое - создать кластер из нескольких вычислителей.

Это то, что касается применения таких ботов. С их изготовлением трудностей быть не должно, ведь используются стандартные изделия, вот только на них нужен более мощный искин и новое ПО. Искинов у меня нет, а нужное ПО есть в переданных вам файлах, вот только оно написано под искин фрегата и определённый тип бота. При использовании других устройств придётся делать какую-нибудь адаптацию. Работу мобильной ПРО также можно будет увидеть завтра.

- Значит, увидим. На какое время назначены стрельбы? - поинтересовался адмирал.

- На десять часов. Да, я ещё хотел уточнить один вопрос, хоть он и не относится к теме настоящего совещания.

- Задавай.

- К архам пришла подмога, так что надо полагать, что в скором времени они начнут свою экспансию. На мой взгляд, атаковать систему бесполезно, надо где-то готовить встречу паукам, для чего необходимо окружить её наблюдателями, примерно так, как это сделано архами. Это позволит своевременно выявить начало движения пауков.

- Мы позаботились об этом, Петро, так что не забивай себе голову лишними вопросами.

Наше совещание продолжалось ещё несколько часов, но касалось оно только имеющегося опыта изготовления кассет и ботов ПРО, а также наработанного опыта их использования. Кроме этих сведений от меня ничего другого не требовалось.

Результаты испытаний подтвердили состоятельность предложенных мер. Три бота ПРО без заметных затруднений выдержали полный залп линейного крейсера. Но вот залп с пяти кассет оказался для них смертельным. Мне показалось, что флотские остались довольны, у них исчезли последние сомнения в необходимости внедрения нововведений.



Глава 24



Прошло три месяца с момента принятия решения о вооружении флота кассетами и мобильной ПРО. Всё это время было заполнено участием в работах по подготовке союзного флота. Точнее сказать, передаче имеющегося опыта и разъяснения тонкостей использования нового оружия. В общей сложности собралось около пяти тысяч кораблей, откликнулись все страны Содружества, но от них набралось не более одной тысячи судов. Основную же силу составляли корабли республики Минматар.

Вот их в первую очередь и вооружали ботами мобильной ПРО, хотя они уже и начали приписываться к союзным кораблям. Система Фирад была буквально забита кораблями, тут даже просто перебраться с одного места на другое сейчас представляло проблему. А кроме того, постоянно прибывали и отправлялись в дорогу по своим задачам сотни кораблей. Бардак был страшенный, но тем не менее, подготовка союзного флота продвигалась вперёд семимильными шагами.

Общее учение всего СФ не планировалось, но отдельные эскадры и целые флоты проводили время в постоянных тренировках. Чего добивались адмиралы, я не знаю, не та я букашка, чтобы командование со мной советовалось и делилось планами. Мне было разрешено сформировать отдельную усиленную эскадру. В неё вошли все мои четыре линейных крейсера (было закончено строительство двух на базе тех каркасов, что я в своё время нашёл на Муране), два тяжёлых, а также четыре средних шахтёра.

Последние я решил использовать в качестве заградителей, их бункера, способные принимать миллионы кубов концентрата, идеально подходили под размещение ракетных кассет, благо оснастить корабли системой их сброса не составило труда. Общее количество кассет впечатляло. Их изготавливали везде, где только можно, и этим занимались все предприятия ближайших планет. Счёт готовых уже перевалил за пятьсот тысяч, а их выпуск и не думали сокращать.

Наибольшую сложность, в моём понимании, составляли сами ракеты, но видимо, военные Минматар полностью выгребали свои арсеналы и залезли в стратегические запасы. Кому они будут нужны, если нам не удастся победить?

Очередной новинкой, использовать которую пока не представлялось возможным, было завершение Питом работ по созданию сверхсветовой системы управления стрельбой. Да, такое оказалось возможно, и теория, найденная мною в базе "Гравитация", оказалась справедлива в этой части. Теперь одна из ракет, идущих в залпе, несла аппаратуру управления.

Использование сверхсветового канала устраняло всяческие задержки в распространении сигнала и позволяло операторам с борта корабля чуть ли не вручную в реальном режиме времени управлять каждой ракетой.

Такую же систему управления можно разместить и на ботах ПРО, так что ей в реальном режиме сможет управлять бортовой искин. К сожалению, изготовить таких систем управления и ракет в достаточном количестве пока не удавалось, но свои крейсера и боты я сумел оснастить нужным оборудованием.

Но вся суета и неразбериха прекратилась как по команде, когда пришло сообщение, что архи двинулись вглубь нашей территории, имея направление на Фирад. Правда, движение это было достаточно медленное, их крепости и дредноуты действительно не отличались высокой скоростью и возможностью совершать дальние прыжки.

Так что каждый раз флот архов в несколько приёмов прыгал на три системы, там собирался вновь и опять прыгал на три системы. Вектор их движения, как я уже говорил, был направлен на Фирад. Судя по оценке количества в двигающейся армаде, в системе осталось порядка двадцати процентов кораблей. Всего же на нас шло восемь тысяч бортов. Из них три тысячи корветов, три тысячи крейсеров и две тысячи линкоров, дредноутов и крепостей. Да, численность армады пауков опять увеличилась.

А противостоять им могли пять тысяч кораблей Содружества, правда почти все крейсера не ниже тяжёлого, и несколько сотен линкоров. И в этом раскладе неизвестными были возможности линкоров, дредноутов и крепостей архов. Но как бы то ни было, карты розданы, и играть придётся тем, что есть. Выбор места будущего сражения много времени не занял. Нам подходила любая система.

Дело в том, что архи не входили в зону действия гравитационного поля звезды, а там, в открытом космосе, искать какие-то укрытия было бесполезно. Единственное, что давало знание системы выхода пауков - возможность заранее расположить на позициях кассеты с ракетами.

Вот и сейчас навигаторы архов не ошиблись и вывели первую волну своих кораблей там, где и хотели. Не ошиблись и наши специалисты, спрогнозировав точку выхода с необходимой точностью. Архи шли тремя волнами - сначала корветы, около двух тысяч и тысяча крейсеров. Затем появлялось около тысячи линкоров, дредноутов и крепостей в сопровождении тысячи крейсеров и тысячи корветов.

Последней появлялась ещё одна такая же группа, после чего паучий флот собирался воедино и начинал разгоняться для следующего прыжка. Именно такой порядок движения зафиксировали наши разведчики при всех предыдущих перемещениях архов, и он, вольно или невольно, давал нам небольшое преимущество, позволяя атаковать противника по частям.

На расстоянии восьми миллионов километров от точки выхода эскадры были размещены пять тысяч кассет с ракетами. Такое их расположение обеспечивало для ракет подлётное время шестьдесят секунд. Сам же флот находился на дистанции в пятьдесят миллионов километров и при появлении противника должен был сократить расстояние для обеспечения лучших условий стрельбы.

Именно в связи с неопределённостью места выхода, я напомню, что имелись только расчётные данные по результатам предыдущих прыжков архов, и было размещено такое небольшое количество кассет. Тем не менее, они должны были обеспечить в залпе шестьдесят тысяч ракет. Такая прорва ракет, идущая в атаку, как-то слабо укладывалась в голове. Умом-то это понималось, но вот представить нечто подобное было трудно.

Все прогнозы и предположения подтвердились - в предсказанной точке начали выходить первые паучьи корабли. И когда, по оценкам командования, первая волна архов полностью завершила прыжок, последовала команда: - "Кассетам залп". По ней на кассетах сработали стартовые ускорители, напором сжатого воздуха выбрасывая ракеты в свободное пространство.

После этого на каждой ракете запустился основной двигатель, она сориентировалась, определила свою цель и начала разгон в её сторону. В это время включились ускорители, разгоняющие ракету до скорости, равной половине световой. Возникающие огромные нагрузки частично смягчались гравикомпенсатором. И всё это повторялось шестьдесят тысяч раз, точнее, было выполнено одновременно шестьдесят тысяч раз - именно столько ракет отправилось к архам.

Но надо отдать им должное, пауки не растерялись. Корветы сразу бросились навстречу флоту, надеясь прорваться на дистанцию воздействия своих таинственных лучей, а крейсера попытались принять какое-то построение, улучшающее их защиту. И все они успели определить цель и дать хотя бы один залп.

А учитывая, что по предварительным оценкам на каждом крейсере имелось не меньше тридцати пусковых, а крейсеров было тысяча штук, к нам навстречу неслись тридцать тысяч ракет. Но нашим до цели было ближе, и в рядах пауков начался ад. В первую очередь они ослепли из-за работы РЭБ. Все их датчики были забиты помехами, они не могли определить, что творится вокруг, и вели стрельбу по площадям, надеясь создать своеобразный огненный вал. Но это не помогло.

Нет, какое-то количество ракет было сбито, но существенно ослабить удар не удалось. Началось что-то невообразимое. Корветы, что попадали под удар, просто разлетались на части. Отдельные крейсера вообще порой уничтожали по несколько раз - сначала по такому "счастливчику" приходился удар ЭМ-ракеты и сжигал всю электронику. Затем этот уже полутруп попадал под лазерные лучи другой боеголовки.

В этом случае от корабля летели клочья обшивки, начинали парить пробоины, взрывались боеприпасы. А потом прилетала ракета с ядерной боеголовкой, и внутри уже распотрошённого корабля просто всё уничтожалось. Что поделать, в этот раз вражеских кораблей было мало, а вот наших ракет гораздо больше.

А потом прилетело и нам. И хотя вражеский залп был слабее, да ещё сделан впопыхах и без должной подготовки, он показал, что противник у нас серьёзный и не прощает наплевательского к себе отношения. Сначала ослепли наши датчики, забитые помехами, но использование сложных фильтров, осуществляющих селекцию движущихся целей, позволило хоть как-то контролировать ситуацию.

Благоприятно сказалось и увеличение вычислительных мощностей искинов. В общем, пусть и сквозь пелену тумана, но ПРО видела цель и справилась со своей задачей. Правда, как и положено по статистике, в таких условиях возможен любой результат. Примерно пятьдесят крейсеров получили попадания, но обошлось без серьёзных повреждений, и они остались в строю.

И адмирал в этот раз почему-то решил обойтись без мобильной ПРО, все её катера остались на борту и участия в сражении не принимали. Но как бы то ни было, авангард паучьих сил был уничтожен. Конечно, это не бог весть что, но соотношение сил немного выровнялась. Да и первая победа в столкновении со страшным и неизвестным врагом оказалась за нами. А это внушало людям надежду и оптимизм.

- Флоту выдвигаться на позицию три, построение "Стена", - последовал общий приказ адмирала. И специально для нашей эскадры. - Шахтёру занять позицию С1. Действовать по собственному усмотрению.

Всё сказанное означало, что флот выдвигался на дистанцию тридцать миллионов километров и там выстраивался в своеобразный квадрат в вертикальной плоскости. Такое построение позволяло принимать участие в сражении всем кораблям. Не знаю, мне оно кажется слишком громоздким и неуклюжим, я лично предпочитаю построение "Птица". Но дело не в этом. Приказом нашей эскадре ставилась задача организовать неожиданный мощный фланговый удар в нужный момент.

Всё необходимое для него у меня было - корабли-невидимки, большой запас кассет с ракетами и определённые навыки, отработанные на тренажёрах на многочисленных тренировках. По сути дела, для этих целей и была задействована моя эскадра. А предписание занять позицию С1 означало, что я должен подобраться к противнику под покровом невидимости на минимально возможное расстояние.

- Виктор, приказ флагмана слышал?

- Да.

- Вот и выполняй. Давай на цыпочках, выходим во фланг, точнее, там, где мы предполагаем фланг, на дистанцию восемь-десять миллионов, думаю, этого хватит. Там на месте будем выставлять кассеты и ждать подходящего момента. Всё делаем под невидимкой.

И мы отправились давать. Нам удалось отойти немного в сторону, когда стали появляться из гипера корабли из второй группы. Их наш флот тоже попытался атаковать, но не преуспел. Дистанция была слишком велика, и противник успел занять нужное построение и успешно отразить атаку. Правда, несколько крейсеров всё равно подбить удалось, но этим наш успех и ограничился.

А потом начали выходить дредноуты с крепостями, и ПРО архов стала почти непреодолимой. Флот стрелял и не мог добиться никакого результата. В общем, что-то подобное и ожидалось. Пробить ПРО дредноутов и крепостей силами крейсеров, пусть и достаточно многочисленных, было проблематично. Понятно, что сейчас не они являлись основной целью флота.

Подобная ситуация уже неоднократно обсуждалась тактиками Содружества, и наилучшим вариантом действий в такой ситуации было признано уничтожение в первую очередь крейсеров противника, и лишь потом предполагалось начать борьбу с остальными кораблями. При этом наша ПРО должна выдержать совместные атаки всех кораблей архов. Принцип простой - слона можно съесть только по частям, кусочек за кусочком.

А затем вышла последняя группа пауков, и тогда началось что-то невообразимое. Пауки выстроились сферой и медленно двинулись в сторону нашего флота. Причём это было не какое-то статичное построение, а постоянно меняющееся, одни корабли уходили внутрь, другие выдвигались вперёд, и все они вели непрерывный огонь, а сама сфера продвигалась вперёд.

Позиции снаружи занимали крейсера и линкоры, но периодически вперёд выходили крепости и дредноуты, и тогда по нам отправлялся чудовищный по своей мощности залп. Выстрелив, монстры уходили назад, и возобновлялась прежняя карусель. Не знаю, что творилось у пауков, но наши искины буквально сходили с ума от обилия целей.

Если бы заранее не были увеличены их вычислительные мощности, то бой давно бы закончился. Но принятые нами меры оказались эффективными, искины на пределе своих возможностей, работая на перегреве, справлялись с задачей защиты кораблей. Заметный вклад вносила и мобильная ПРО. За счёт расширения зоны её действия удавалось сдерживать ту волну ракет, что непрерывным потоком шла в нашу сторону.

Правда, такой же поток шёл и в сторону пауков. Принимая основной удар на себя, неся потери, флот был далеко не лёгкой добычей. И пусть треть кораблей получила повреждения, а некоторые были просто уничтожены, накал сражения не уменьшался. Стоит сказать, что и положение архов было не намного лучше. Число крейсеров в рядах пауков значительно сократилось, их место уже заняли дредноуты. Крепости пока оставались по большей части внутри сферы.

Было заметно, что стрельба шла не вообще в сторону противника, а по конкретным целям. Не было залпов, размазанных по всему паучьему построению. Чаще всего, огонь велся на определённые участки сферы, занятые противником. Конкретные цели выбрать было трудно, одни корабли уходили, другие приходили. Но тем не менее, нам даже удалось если не уничтожить, то сильно повредить одну из крепостей, когда она вышла вперёд. В этот момент туда пришёлся залп с кассет. Их, кстати, сбрасывали почти непрерывно, и они вносили свою значительную лепту в происходящее.

Дистанция между кораблями не превышала пятнадцати миллионов километров. Ракеты преодолевали её за полторы минуты, так что можно сказать, что по космическим меркам враги сошлись врукопашную. Бой продолжался уже почти двенадцать часов, и создалось положение неустойчивого равновесия, так что необходимо было решающее усилие одной из сторон, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Наши корабли гибли, но из боя никто не выходил. Можно только предполагать, что арсеналы всех кораблей скоро опустеют, вот тогда и настанет момент истины. Флотские заградители уже по несколько раз успели сходить в тыл и загрузить новый запас ракет.

И в этот момент шахтерские корабли моей эскадры закончили сброс кассет. Всего их было поставлено на позиции сорок тысяч, а это составляло почти полмиллиона ракет. Архи находились по отношению к эскадре немного впереди, так что выстрел придётся им в бок и чуть сзади. На мостиках наших кораблей царило чудовищной напряжение, все видели гибнущие корабли нашего флота, но вопреки обуревающим чувствам вынуждены были внешне бездействовать.

- Ну что, Виктор, похоже, твое слово будет решающим в этой битве. Командуй.

- Кассеты - залп.

И грянул Армагеддон! Такой плотности залпа не мог припомнить никто. Тем более, что большинство сил архов было сосредоточено в передней полусфере. Их ПРО даже не сумела толком среагировать на новую угрозу, как удар практически в упор развалил всю вражескую армаду. Была уничтожена половина паучьих кораблей, а вторая получила значительные повреждения, в том числе крепости и дредноуты.

Дружный вопль восторга буквально оглушил. Всем стало ясно, что мы победили. Нет, сражение ещё не закончилось, но исход его стал уже ясен. К тому же, увлечённые сражением, пауки забрались в зону тяготения звезды, и сейчас им дорога в гипер оказалась закрыта. А уйти в зону перехода даже уцелевшие корабли не могли, мы были быстроходней.

- Пленных не брать, - последовал приказ с флагмана.

В общем, дальше началась зачистка. Уцелевшие корабли по-прежнему держались вместе, пытаясь отойти в прыжковую зону. Они огрызались и отступали, и хоть представляли собой вполне грозную силу, но противостоять флоту Содружества не могли. Архов было несколько сотен, от союзного флота осталась половина, причём многие корабли повреждены и нуждались в ремонте. И всё равно, их было гораздо больше пауков.

Так что зачистка вскоре закончилась, не ушёл никто. А побитый, но не побеждённый флот Содружества остался зализывать раны, приводить корабли в порядок и готовиться к визиту в занятую пауками систему.












1








home | my bookshelf | | Что нам Содружество |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 40
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу