Book: Джорджия и магнат



Джорджия и магнат

Уэй Маргарет

«Джорджия и магнат»

Глава первая

— Простите, — вежливо сказала Джорджия и крепко ухватилась за ручку задней дверцы такси.

— Но мне кажется, я первый, — очень холодно заметил мужчина, всем своим видом выказывая пренебрежение к длинноногим блондинкам, которые, с одной стороны, борются за равноправие, а с другой — претендуют на право пользоваться женскими слабостями.

— Как это понимать?

— Так и понимать, что я оказался здесь первым.

В некотором замешательстве Джорджия окинула его внимательным взглядом. Очень высокий, широкоплечий, лет тридцати с небольшим, в прекрасно сшитом костюме. Они стояли так близко друг от друга, что она видела, какая у него гладкая, покрытая золотистым загаром кожа, какие блестящие черные волосы и необычайно светлые глаза под густыми черными ресницами… Бесспорно, он был очень хорош собой, но ей такой тип мужчин никогда не нравился. Слишком энергичный, решительный и самоуверенный. Словом, копия ее собственного отца.

— Мне кажется, что мы подбежали одновременно, — миролюбиво сказала Джорджия. — Может быть, вы и коснулись машины первым, но только потому, что у вас руки намного длиннее. — Привыкшая к тому, что мужчины всегда уступали ей, Джорджия никак не ожидала, что в данном случае наткнется на глухую стену.

— Почему бы вам просто не признать мою правоту? — поинтересовался мужчина.

Казалось, даже воздух вокруг них накалился до предела, и все же Джорджия, очаровательно улыбнувшись, попыталась еще раз. Обычно ее улыбка действовала безотказно.

— Послушайте, я опаздываю на самолет.

— Понятное дело, — отозвался он. — Но, видите ли, я тоже опаздываю.

Проклятье! Даже и не думает уступать…

— Эй, ну и что вы там решили? — подал голос водитель. — За вами уже собралась целая очередь.

— Поедемте вместе, — предложила Джорджия компромиссный вариант.

— Тогда залезайте в машину, — сказал он, глядя на нее сверху вниз.

Джорджия невольно отметила про себя, что нос у него как у римских статуй. Она еще раз очаровательно улыбнулась и с преувеличенной вежливостью проговорила:

— Огромное вам спасибо. — Захлопнув за собой дверцу, девушка с трудом подавила желание сказать водителю, чтобы он немедленно трогался, не дожидаясь попутчика. Слава Богу, мужчина не пытался занять место рядом с ней, а уселся на переднее сиденье.

— Вы летите внутренним или международным рейсом? — спросил он, искоса бросив на нее взгляд. И опять она невольно поразилась тому, какие у него яркие серые глаза. Можно даже сказать, с серебристым отливом. Не чистое серебро, конечно, но очень похоже…

— Внутренним, — холодно ответила Джорджия, приглаживая волосы и глядя в окно. — Так что мне нужен аэровокзал Ансетт.

— Мне туда же, — обратился мужчина к водителю тоном, в котором явно угадывалось раздражение тем, что им по дороге.

Джорджия пододвинулась ближе к окну и с притворным интересом стала разглядывать запруженные людьми в этот обеденный час улицы. Какой странный мужчина. Видимо, он принимает ее за одну из бездельниц, не знающих, куда деть время. А ведь она — деловая женщина с собственным процветающим бизнесом.

Она действительно много работает. Гораздо больше, чем любой ее сотрудник. Доктор считает, что даже слишком много… Всего несколько недель назад напряжение сказалось на ее иммунной системе — она слегла в постель со страшным гриппом и поправлялась не так быстро, как обычно. А вдобавок она приняла тогда решение порвать с Гэвином. Гэвин был судебным адвокатом, причем очень неплохим. В последнее время он, однако, слишком часто в отношениях с ней прибегал к своим профессиональным штучкам. Он был патологически ревнив. Ни разу не дав ему повода к ревности, Джорджия решила, что разорвет помолвку. Но Гэвин не воспринял это всерьез. Он продолжал оказывать ей различные знаки внимания. Джорджия уже устала отсылать обратно цветы.

Отвлекшись от своих мыслей, она заметила, что попутчик и шофер оживленно и со знанием дела обсуждают китайский кризис. Дэн Сяопин… Кто будет у власти… Когда разговор коснулся Гонконга, Джорджия хотела было присоединиться к беседе, но подумала, что может нарваться на еще один презрительный взгляд, и решила промолчать. Минуты летели, и Джорджия начала опасаться, что опоздает на самолет. Конечно, ничего страшного не случится — она просто отправит дяде Роберту факс.

Роберт Мобрей был единственным братом ее матери и крестным отцом Джорджии. Это он настоял на том, чтобы она приехала к нему восстановить здоровье — на принадлежавший ему тропический курорт на одном из островов Большого Барьерного рифа. При мысли о Сансете перед глазами Джорджии возникало необыкновенно яркое синее небо, белые пляжи с пальмами и сверкающее бирюзовое море с прозрачной водой. Несколько недель морских купаний, солнца и прекрасной еды должны поправить ее дух и тело. К тому же она составит компанию дяде Роберту, который недавно потерял Ди, обожаемую жену и делового партнера. Никто в семье не мог поверить в эту утрату. Ди была такой умной, такой энергичной женщиной, прекрасно разбиравшейся во многих вопросах. Дяде Роберту будет недоставать ее и как дорогого друга, и как партнера по бизнесу. Теперь, без нее, площадку для гольфа уже не построят… Ди всегда была полна жизни. Полна планов.

Когда Джорджия оторвалась от мучительных мыслей, она с облегчением заметила, что они уже едут по окраине города. Двое впереди обсуждали рыбалку. Почему они не говорят о действительно важных вещах? Поскольку смотреть в окно ей надоело, Джорджия начала разглядывать затылок своего попутчика. Не часто можно увидеть голову такой правильной формы, да еще с прекрасной темной шевелюрой. Джорджия торопливо отвела взгляд. Чем скорее они приедут в аэропорт, тем лучше. У нее есть занятия поважнее, чем изучение мужских затылков!

Через пятнадцать минут они были в аэропорту и, поровну расплатившись с шофером, вылезли из машины. Свой багаж попутчик взял сам, а Джорджия наняла носильщика. Когда они с носильщиком подошли к месту досмотра, попутчик был уже там, возвышаясь над всеми в очереди. Джорджия с неудовольствием услышала, что они летят в одно и то же место — главный туристический центр Северного Квинсленда, откуда можно было попасть на любой из многочисленных курортов Большого Барьерного рифа.

Оставалось надеяться, что он направляется, скорее всего, в Хейман, международный курорт с пятизвездочным отелем. «Сансет», несмотря на прекрасную природу острова и отличные условия, котировался ниже, чем «Ройал Хейман».

В зале ожидания Джорджия уселась как можно дальше от своего недавнего попутчика. Что-то в нем тревожило душу. Яркая внешность и волнующий голос не могли ее обмануть. От таких мужчин только и жди беды. Отец Джорджии, хотя и по-своему снисходительный, никогда всерьез не воспринимал ее мать. Судя по всему, и к Джорджии он относился бы точно так же, если бы в один прекрасный день она не ушла из дому. Хватит с нее подобных тиранов. Мужчин, для которых самое главное в жизни — работа.

Джорджия села и положила ногу на ногу. Зал ожидания кишел людьми. Все билеты на этот рейс были проданы. Но ведь Квинсленд — настоящий рай, особенно северная часть островов Каприкорн! Большинство пассажиров было одето в яркие пляжные костюмы. Справа от Джорджии несколько молодых женщин оживленно болтали о том, с какими привлекательными мужчинами они наверняка познакомятся на островах. Наверняка?.. Вот уж не обязательно, подумала Джорджия, но от всего сердца пожелала им удачи. Одна из девушек совершенно открыто призналась, что истратила все до последнего доллара на свой гардероб, в надежде подцепить на курорте богатого мужа. Джорджию это признание покоробило. В нем не чувствовалось абсолютно никакой романтики. Кроме того, разве есть еще свободные миллионеры? Наверняка всех их уже расхватали. Мысли Джорджии вновь вернулись к недавнему попутчику. По его одежде и всему внешнему виду было ясно, что деньги у мужчины есть, но почему-то она не испытывала к нему ничего, кроме враждебности. И дело не только в том, что он напоминал Джорджии отца. Здесь было что-то личное. Что-то, что случается между мужчиной и женщиной. Подумав об этом, она не удержалась и бросила взгляд в дальний конец зала. В этот самый момент незнакомец оторвался от газеты, которую держал в руках, и улыбнулся проходившей мимо стюардессе, видимо знакомой ему. Улыбка была необыкновенно обаятельной, сексуальной и завораживающей. Ослепительно белые зубы на фоне загорелого лица. В улыбке даже ощущалась неподдельная теплота. Джорджия едва не прищелкнула языком от удивления. Не такой уж он и суровый, как она думала.

Она отвернулась и в следующую же секунду поняла, что ее приключения на сегодня не закончились. Пухлый малыш с копной ярко-рыжих кудрявых волос, с лицом и руками, перепачканными в шоколаде, ковылял прямо к ней, безошибочным детским чутьем уловив, что Джорджия любит детей. В другое время Джорджия легко выпуталась бы из опасной ситуации, поговорила бы с малышом, но сейчас она была одета в белоснежный костюм.

Она поспешно вскочила, но, к счастью, в самый последний момент отец ребенка успел схватить его за ручку и громко воскликнул:

— Стой, Джош! Смотри не испачкай шоколадом эту красивую тетю.

Джош протестующе заверещал, но, тем не менее, был благополучно отнесен подальше. За происшествием наблюдало множество глаз, следил и недавний попутчик. Он явно посчитал ее одной из тех тщеславных дамочек, которые живут в постоянном страхе, что испортят свой наряд. Джорджия откинула с лица длинные волосы и снова уселась на свое место, чувствуя, что ее лицо залила краска. И вдруг подумала, что придает этому человеку больше значения, чем он того заслуживает. Но с другой стороны, что-то слишком уж внимательно он за ней наблюдает. А может быть, его послал ее отец? Такая возможность не исключалась. Отец постоянно держал ее в поле зрения, хотя, как правило, старался делать это совершенно незаметно. Слава Богу, он перестал прятаться на заднем сиденье ее машины!

Какой абсурд! Она и не собиралась никуда убегать с Гэвином. Ее отцу он никогда особенно не нравился. И в этом был большой плюс Гэвина. Имелся и другой плюс: внешне Гэвин очень походил на американского актера Джеймса Спейдера.

Джорджия делала кое-какие пометки в записной книжке, когда рядом вдруг раздался мужской голос:

— Джорджия, дорогая!

Проявление любви на глазах у почтенной публики. По крайней мере, пятьдесят пар глаз уставились на них, а сидевшие поблизости девицы вытянули шеи, сгорая от любопытства.

— А, это ты, Гэвин. — Джорджия не смогла скрыть неприязни в голосе.

— Дорогая, — он плюхнулся на сиденье рядом с ней, переводя дыхание, поскольку, очевидно, бежал, — Триш только час назад сказана мне, что ты направляешься в «Сансет». Я сразу же бросился в машину и приехал сюда. Меня могли оштрафовать за превышение скорости. А мне это совершенно не надо.

— Я еще поговорю с Триш, — прошептала Джорджия, возмущенная предательницей.

— Просто надо уметь спрашивать, — ухмыльнулся Гэвин. — Бедная Триш проговорилась, сама того не заметив. Но я не понимаю, зачем ты ее держишь. Она тупая как бревно.

— Просто она не так часто общается с судебными адвокатами, — резко ответила Джорджия. — Но никто на свете не разбирается в гардинах, диванных подушках и покрывалах лучше ее.

— Черт, я приехал сюда вовсе не затем, чтобы обсуждать Триш, — сказал Гэвин, оглядев прислушивавшихся к ним людей совсем так, как он обычно это делал в суде. Потом протянул руку и ласково погладил длинные блестящие волосы Джорджии. — Зачем такая секретность, принцесса?

Джорджия подняла тонкие брови.

— Я не хотела тебе грубить, но, раз ты спрашиваешь, отвечу: это не твое дело. Мы расстались, помнишь? — И она отстранилась от него — мягко, но решительно.

Гэвин нежно посмотрел на нее.

— Мы не расстались, дорогая, ты тогда просто поддалась дурному настроению. Ты была больна, впрочем, сейчас ты опять прекрасно выглядишь. А тогда ты переутомилась на работе. Бог знает, зачем тебе эта работа… Ведь от отца ты получишь все, что захочешь, на тарелочке с голубой каемочкой. Работа сказалась на твоем здоровье. Это часто случается. Но мы-то по-прежнему друзья, не так ли?

— Извини, нет. Хотя, возможно, когда-нибудь и опять подружимся. — Джорджия вздохнула. — Мне нужен простор.

Гэвин рассмеялся.

— Ты мне лжешь, куколка. Ну ладно, скажи, сколько ты намерена там пробыть?

— По крайней мере, года два, — бодро соврала она.

— Я, наверное, и сам мог бы взять отпуск, — задумчиво проговорил Гэвин.

— «Сансет» заполнен до отказа, — покачала головой Джорджия. — Дядя Роберт говорил, что сданы даже балконы.

— Сомневаюсь, Джорджия, — сказал Гэвин, устремив на нее немигающий взгляд. — Напротив, я слышал, что «Сансет» потерял свою популярность.

— Это временное явление, — с грустью ответила Джорджия. — Дядя Роберт страшно тоскует по Ди.

— Да, ему нелегко, — согласился Гэвин. — Ему бы лучше продать «Сансет».

— Об этом не может быть и речи. «Сансет» — это его жизнь.

Несколько минут Гэвин молча смотрел на нее, его красивое лицо ничего не выражало.

— Какие глупости ты говоришь, Джорджия, а ведь ты совсем не дура.

— Может быть, ты что-нибудь слышал, о чем я не знаю? — стала допытываться Джорджия.

— Да, я слежу за тем, что происходит с вашей семьей, принцесса. Твой дядя Роберт оказался в затруднительном финансовом положении. Но ты сама наверняка об этом знаешь.

— Ничего непоправимого не случилось, — горячо отозвалась Джорджия. — Почему бы тебе не заняться собственными делами, Гэвин, вместо того чтобы бегать вокруг как ищейка.

— А мне и бегать не надо, дорогая, — заметил он. — Достаточно поднять телефонную трубку. Вести расследования входит в мои служебные обязанности. Ну ладно, лучше посмотри, что я тебе купил. — Он достал из нагрудного кармана маленькую бархатную коробочку.

— Не надо! — Джорджия затрясла головой, прекрасно понимая, что произойдет дальше.

— Ты еще не видела, — самодовольно улыбнулся Гэвин, открывая коробочку и протягивая ей. — Трехмесячная зарплата. Целый карат. Для моей единственной девочки. — Он наклонился и жадно поцеловал ее в губы.

— Ты намекаешь, что мы с тобой помолвлены? — спросила Джорджия, когда смогла, наконец, освободиться от него. Она прилагала все усилия, чтобы говорить спокойно.

— Ну конечно, дорогая. Я очень на это надеюсь.

— Никогда не думала, что ты можешь быть настолько толстокожим. — Джорджия не сдержала гнев, несмотря на глубокое отвращение к публичным сценам.

— Джорджия, я прекрасно знаю тебя. — Голос Гэвина звучал как во время судебного заседания. — Тебе нравится скрывать свои чувства. Но ты любишь меня. — И прежде чем Джорджия смогла остановить его, Гэвин надел ей кольцо на палец, как будто это простое движение могло решить все проблемы.

— Ну, ты и упрямый… — Джорджия рассеянно покрутила кольцо на пальце. Это было очень красивое кольцо, но она сняла его и слегка подбросила в воздух. — Надеюсь, что ты сохранил чек, потому что тебе придется вернуть его обратно.

Группе девиц справа это показалось уже слишком.

— Ужас! — воскликнула одна из них.

— Бедный парень!

— Я бы никогда не смогла вернуть обручальное кольцо, — добавила третья.

Джорджии стало интересно, не начнут ли они причитать хором.

— Ты сама не понимаешь, что делаешь, Джорджия, — сказал Гэвин, аккуратно кладя кольцо в коробочку.

— Давай, растолкуй мне. — Джорджия решительно встала, так как в этот момент по радио объявили о начале посадки в самолет. — Ладно, мне пора. Извини, если я оскорбила твои чувства, но тебе не следовало так поступать со мной.

Гэвин был заметно уязвлен, но сдаваться он и не собирался.

— У нас не все было гладко, Джорджия, но ты и вправду любишь меня. В этом все дело.

Джорджия подняла дорожную сумку. Гэвин двинулся за ней.

— Как ты можешь, Гэвин? — Она почувствовала, что долго этого не вынесет.

— Извини, если я огорчил тебя. — Слова его прозвучали как неприкрытая ложь.

— Ты прекрасно знаешь, что мы расстались навсегда, и, тем не менее, являешься сюда и делаешь мне предложение, причем на глазах у десятков людей. Видимо, внимание аудитории — это то, что тебе действительно необходимо.

Пассажиры тем временем двинулись к выходу, и, глядя на толпу, Джорджия заметила светившиеся насмешкой глаза своего недавнего попутчика. Он наверняка видел сцену с обручальным кольцом.

— Давай прощаться, дорогая, — сказал Гэвин, протягивая руки, чтобы обнять ее. — Я скоро приеду.

Джорджия отпрянула и проговорила резким голосом:

— Гэвин, ты совершишь большую ошибку.

— Ты наверняка будешь чувствовать себя гораздо лучше через недельку-другую. — Его взгляд выражал безграничное терпение, но Джорджия уже повернулась к нему спиной. Собираясь уходить, Гэвин заметил среди пассажиров человека, который показался ему знакомым. Пытаясь вспомнить, кто бы это мог быть, Гэвин бросил неопределенное «Привет!», но недавний попутчик Джорджии только кивнул в ответ, ничего не сказав.



Спустя несколько минут Джорджия уже шла по бетонированной площадке к самолету, пытаясь справиться с яростью. Какие странные существа эти мужчины! Большинство из них относятся к женщине как к собственности. Немного успокоившись, Джорджия задумалась о том, что Гэвин может предпринять. Взять его сегодняшний фокус. Она же ясно дала ему понять, что между ними все кончено. Настойчивость настойчивостью, но то, что он делает, — это уже слишком. По крайней мере, для нее. Она никогда не говорила Гэвину, что любит его. Никогда не спала с ним, хотя он умолял ее об этом тысячу раз. Что же в нем ее привлекало? С ним было весело. Он был хорош собой, умен, только чересчур самоуверен. Конечно, она ему очень нравилась, тем не менее, он никогда не интересовался ее работой. Он не принимал ее всерьез.

При резком порыве ветра Джорджия подняла руку, чтобы придержать развевающиеся волосы, и вдруг почувствовала, что они за что-то зацепились. Что это? Она быстро обернулась.

— Подождите минутку. — Попутчик взглянул на нее с легким раздражением. — Ваши волосы зацепились за мои очки.

— Господи! — Она сказала это таким тоном, как будто он все подстроил нарочно.

— Одно из неудобств, которые причиняют, я полагаю, длинные волосы. — Он стоял волнующе близко — тонкими пальцами отцеплял пряди ее блестящих волос от золотой оправы своих солнцезащитных очков. — Вы попались, как нимфа в греческой легенде, — сказал он насмешливым тоном. — Возможно, теперь будут посеченные концы.

— Это неважно.

— А я думал, что вы добиваетесь совершенства.

— Моя работа обязывает меня выглядеть хорошо, — ответила Джорджия. — Тем не менее — спасибо.

Он пошел рядом с ней.

— Мне кажется, я знаю вашего приятеля. Не напомните ли его имя?

— Я не сообщаю подобные сведения незнакомым людям.

— Да ладно вам, я вполне респектабельный человек. — Тон его стал язвительным.

— Я знаю бесчисленное множество мошенников, которые именно так и выглядят.

— Тут вы правы. Осторожность никогда не помешает. Впрочем, я вспомнил. Он ведь Гэвин Андервуд, адвокат, не так ли?

— Да, и вы прекрасно знаете, что это значит.

— Нет. Расскажите.

— С ним лучше не связываться.

— Правда? — Мужчина рассмеялся. — По-моему, вы так для себя и решили. Вы там ему что-то отдали. Мне показалось, кольцо.

— Дешевка, если вас это интересует.

— А издали похоже на бриллиант.

— Ну, может быть, и бриллиант, купленный по дешевке где-нибудь в Гонконге. Но к чему все эти расспросы?

— Так просто — поболтать. К тому же мы с вами в последнее время что-то часто сталкиваемся.

— Чему я не нахожу объяснения. Наверное, мне показалось, но вы не очень-то ладите с людьми.

— Не понимаю, о чем вы. — Он взглянул на нее.

— А я думаю, прекрасно понимаете. Ведь мне пришлось вступить с вами в борьбу за такси.

Он коротко рассмеялся.

— С тех пор мое настроение значительно улучшилось. Да и потом, вас трудно винить. Наверняка вы с пеленок привыкли, чтобы вам во всем потакали.

— Я действительно не была обделена вниманием, но не думаю, что это сказалось на моем характере, — ответила Джорджия.

— Значит, сегодняшний день в расчет не брать?

— Нет, конечно. Обычно я не сражаюсь за такси, просто сегодня очень торопилась.

— К счастью, мы добрались вовремя. Так что не о чем беспокоиться.

— Да. — Джорджия неожиданно почувствовала раздражение. — Однако я думаю, что теперь мы, наконец, можем распрощаться.

— Я в этом не уверен, — заметил он. — Мы ведь летим одним самолетом. Может, нам придется и сидеть рядом.

— Лично я лечу первым классом. — Через какую-то долю секунды она уже знала, что и он тоже…

— Я понял это сразу, когда увидел вас.

— Ну и прекрасно. Счастливого полета. — Джорджия удивлялась сама себе. Незнакомец произвел на нее слишком сильное впечатление. Не часто она теряла самообладание, и ей такое развитие событий совершенно не нравилось.

Спустя несколько минут, когда она уже удобно устроилась на своем сиденье, рядом остановилась стюардесса и посмотрела на нее так, как будто Джорджии крупно повезло.

— Ваше место у окна, мистер Робартс. — Стюардесса ослепительно улыбнулась высокому мужчине, следовавшему за ней.

— Спасибо. — Над Джорджией сверкнули серебром знакомые уже глаза. — Вы предпочитаете сидеть у окна? — обратился он непосредственно к Джорджии.

— Ну что вы, я не могу лишить вас такого удовольствия. — Неожиданно Джорджия ощутила, как по телу пробежала дрожь возбуждения.

— Но я прошу вас.

— Ладно. — Ей не хотелось затягивать спор. Робартс. Она слышала это имя.

— Пожалуйста, дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится, — проворковала, обращаясь к Робартсу, стюардесса. Очевидно, она знала, кто он такой. Судя по его загару, он часто пользовался услугами этой авиакомпании.

Пока он усаживался, Джорджия выглянула в окно и порадовалась, что захватила с собой книгу, один из детективов, к которым она пристрастилась в последнее время. Она достала книжку из своей дорожной сумки и положила в карман в чехле сиденья напротив.

— Как вы переносите самолет? — осведомился попутчик, когда они начали разбег для взлета.

— Есть вещи, которые мне нравятся гораздо больше.

— Ага!

Опять этот сарказм!

— Но вас беспокоить я не намерена, — холодно пояснила она. — Если начнет отваливаться крыло, я позову стюардессу.

— Думаете, она сможет помочь? Знаете, вашу враждебность я почувствовал уже больше часа назад.

— И пока ничего не изменилось.

— Вы не считаете нужным это скрывать.

— Совершенно верно. — Джорджия взяла конфетку у проходившей мимо стюардессы.

Через минуту они уже были в воздухе, и у нее перестало закладывать уши.

— Ну вот, не так уж плохо, — отметил он, улыбаясь.

— Приземление гораздо опаснее, — сказала Джорджия. — Послушайте, вам совершенно не нужно поддерживать со мной беседу. У меня есть книга.

— А вам надо было со мной посоветоваться, прежде чем покупать ее. Я бы ее высоко не оценил.

— Тогда, скорее всего, она мне очень понравится.

— Наверное, вы увлекаетесь всеми этими детективами из-за Андервуда?

— Вовсе нет, — покачала головой Джорджия. — Я бы так не сказала. А чем вы будете заниматься во время полета?

— Ничем. Я в отпуске, — лениво ответил он.

— Остановитесь в «Ройал Хейман»?

— В этот раз — нет. Сейчас я выбрал «Сансет».

— Правда? — Она едва не лишилась дара речи.

— А вы? Случайно не туда же?

— Совершенно случайно — да. — Она не стала рассказывать ему о своих родственных связях.

— А почему загрустили? Надеюсь, не я тому причина?

— Ну что вы! — Она потянулась за толстой книгой в бумажной обложке.

— Мне кажется, наше знакомство началось классически плохо.

— Не буду с вами спорить. — И Джорджия демонстративно раскрыла книгу.

— Я уверен, вы сразу догадаетесь, кто преступник, — сказал он с насмешкой в глазах.

— Думаю, если вы догадались, то и я тоже смогу.

Он рассмеялся, и Джорджия нехотя признала, что такого заразительного смеха она давно не слышала.

Он заговорил с ней снова лишь спустя пятнадцать минут, и за это время к нему несколько раз подходила та же самая стюардесса. Джорджия, которая только делала вид, что читает, поняла из их разговора, что он их частый пассажир, не женат и что он для них «очень важная персона». И тут ее осенило.

Робартс.

Как она сразу не догадалась? Каждый человек, связанный с гостиничным бизнесом, знает это имя. Сэм Робартс был исключительно богатым владельцем гостиниц. Конечно, совершенно не обязательно, что они родственники. Сэму Робартсу сейчас за шестьдесят, а этому мужчине на вид тридцать один — тридцать два года. Империя Робартса охватывала все крупные города и несколько провинциальных центров. Но Джорджия не предполагала, что у магната есть интересы на севере страны.

Спустя некоторое время другая стюардесса предложила им ланч, от которого они оба отказались, предпочтя просто кофе.

— Избегаете лишних калорий? — спросила Джорджия таким тоном, что можно было подумать, будто она никогда не встречала человека в худшей форме.

— Нет, просто не хочу — и не ем. — Серебристо-серые глаза смотрели на нее с усмешкой. — Вы сама, похоже, соблюдаете диету и занимаетесь гимнастикой.

— Да, я стараюсь вести здоровый образ жизни. Но я много работаю, и у меня нет времени заниматься гимнастикой. Я бегаю.

— Ваша любовь к скорости бросается в глаза, — сухо заметил он. — А могу я спросить, чем вы занимаетесь?

Она покачала головой, но потом передумала.

— У меня довольно успешный бизнес по оформлению интерьеров. А вы?..

— Давайте сначала представимся друг другу, — предложил он. — Меня зовут Линк Робартс.

— Джорджия Беннетт.

Он лениво откинулся в кресле, глядя на нее.

— Значит, вы деловая женщина?

— Вы что-то имеете против? — Она метнула на него холодный взгляд.

— Да нет. Но откуда такая враждебность?

— Наверное, сказываются годы, в течение которых я была вынуждена бороться за себя.

— Надо сказать, вы очень в этом преуспели, — саркастически заметил он.

— Ну а вы — просто бездушная машина.

— Кто это вам сказал? — От удивления он вскинул брови.

— Сама догадалась. Почти всю жизнь я прожила с одним из таких людей.

— Вероятно, это ваш отец?

Джорджия кивнула.

— Как я его ни люблю, но должна сказать, что он всегда вставлял мне палки в колеса.

— Да, нелегко вам пришлось. А ваш отец случайно не Досон Беннетт?

— Сначала скажите, кто ваш отец. Не Сэм ли Робаргс, гостиничный магнат?

— Думаю, он заслужил этот титул.

— И вы, конечно, работаете у него?

— Да, я в руководстве компании. Две моих сестры и их мужья тоже заняты в нашем семейном бизнесе. А еще — два моих дяди и многочисленные кузены. Так что никто не может обвинить отца в том, что он не заботится о своей семье.

— А вам никогда не хотелось начать собственное дело? — Джорджия понимала, что ее вопрос не слишком тактичен, но не смогла сдержать любопытство.

Робартс понимающе посмотрел на нее, сощурив глаза.

— Однажды было такое желание. — Он замолчал, потом философски пожал плечами. — Спустя несколько лет после университета… Планы переполняли молодого архитектора. Но с планами пришлось расстаться, когда мой отец перенес первый инфаркт. С тех пор было еще три, и отец просил меня остаться в бизнесе — быть готовым к тому, чтобы взять все в свои руки. И со временем мне придется это сделать.

— Но наверняка в вашем бизнесе вы можете применить свою профессию архитектора.

— В какой-то степени, — согласился он. — Мне многое хочется переделать. Я глубоко уважаю отца, но не во всем с ним согласен.

— А почему вы решили отправиться в «Сансет»?

— Мне это непозволительно? — Взгляд его резал как ножом.

— Просто я подумала, что, занимаясь таким бизнесом, вы предпочитаете гостиницы высшего разряда.

— Вовсе нет. Кроме того, я уже видел «Сансет». Возможно, там многое следовало бы перестроить, но сам остров великолепен. И побережье, конечно, тоже из лучших. Но почему туда летите вы?

Джорджия взялась за книгу.

— Я была там уже несколько раз, и меня постоянно туда тянет. Но мне все же интересно, что вас в особенности привлекает там?

— Полагаете, вам положено это знать? — Он бросил на нее еще один пронзительный взгляд.

— Да нет. Просто считается, что незнакомые люди склонны доверять друг другу свои секреты.

Ее слова заставили его рассмеяться.

— Вообще-то я никогда никому ничего про себя не рассказываю. Это все ваши глаза — бархатные и невинные… прямо анютины глазки. Кстати, у блондинок не бывает таких глаз. Только не говорите мне, что вы красите волосы, я буду страшно разочарован.

— Нет, я пользуюсь только шампунем, — сказала Джорджия. — Цвет глаз и волос у меня натуральный.

— Так, значит, вы дочь Досона Беннетта? Вы ведь не ответили мне.

— Ну конечно, я его дочь. — Джорджия откинула назад светлые волосы. Что-то в этом мужчине постоянно держало ее в напряжении — как женщину. — Он мой родной отец, он воспитал меня. В течение многих лет мы только и делаем, что ссоримся с ним. Я его единственный ребенок.

— Похоже, он очень заботился о вас.

Джорджия кивнула.

— Но у него слишком архаичные взгляды на женщину и ее место в обществе.

— То есть женщина должна работать где-нибудь в тихом местечке и только до тех пор, пока не выйдет замуж?

— Непозволительные вещи в моем случае. Отец всегда считал, что это его дело — обеспечивать нас с матерью. Мне он не разрешал работать. Моя мать проводит время, посещая галереи, антикварные магазины, ходит куда-нибудь на ланч, за покупками, играет в бридж.

— Даже не знаю, что на это сказать, — заметил он с пониманием. — Моя мать занимается примерно тем же. Многие женщины, вынужденные работать, с удовольствием бы поменялись с ними местами.

— Но я более честолюбива, — заметила Джорджия, сверкнув глазами. — Мне хочется на деле применить таланты, которыми наградил меня Бог.

— А вы учились где-нибудь, чтобы стать дизайнером по интерьерам?

— Вы меня проверяете? — спросила она, расслышав нотку недоверия в его голосе.

— Ну да. — Он широко улыбнулся.

— Так вот, я прослушала курс изящных искусств в университете, а потом два года работала у Бобби Сент-Джорджа. Вы слышали о нем?

— Слышал. — Он поджал губы. — Должен вам сказать, что мне как архитектору не нравятся его интерьеры. Слишком уж они модерновые.

— Я от них тоже не в восторге, — призналась Джорджия, — но Бобби погружен в свое дело. Это профессионал до мозга костей. Каждый, пусть даже не разделяя его вкусов, понимает, что он первоклассный дизайнер.

— Лично я знаю многих, кто гораздо талантливее его, — заметил Линк.

— Ну, тогда вам будет интересно услышать, что под руководством Бобби я завоевала титул «Лучший молодой дизайнер года». Членам жюри понравился мой подбор цвета, масштаба и компонентов. У меня, как они решили, легкая и элегантная рука.

— Вот и слава Богу, — ответил он.

— Больше того, могу вам сказать, что в прошлом году я выиграла конкурс на лучший интерьер для жилого помещения. Об этом писали, по крайней мере, в двух специальных журналах по интерьеру. Даже мой отец приобрел несколько экземпляров этих журналов.

— Если вы мне назовете номера журналов, я попрошу кого-нибудь из моих сотрудников разыскать их.

— Я лучше почитаю немного, — возмущенно процедила Джорджия.

— Ну не будьте такой. Мы ведь на самом деле неплохо поладили.

— Если не считать ваших насмешек.

Глядя в книгу, Джорджия попыталась найти нужную страницу, но в этот момент самолет как-то вздрогнул и, казалось, начал падать. Джорджия всегда боялась летать, и помимо воли она коротко вскрикнула, но тут же замолкла. Рука ее в поисках опоры наткнулась на сильную, надежную руку соседа.

Уже через минуту самолет выровнялся, и Джорджия сама удивилась собственной панике.

— Просто ненавижу, когда такое начинает происходить в воздухе, — обратилась она к Линку Робартсу извиняющимся тоном.

— Я понимаю. Для того чтобы вы решились схватить меня за руку, требуется по меньшей мере угроза катастрофы.

— Ох, простите. — Она с ужасом обнаружила, что все еще сжимает его руку. — Я совершенно не соображаю, что делаю.

— Если вам так спокойнее, мы можем держаться за руки до конца полета, — предложил он.

— Все уже прошло, — ответила она — по-прежнему ощущая мурашки на коже.

Он взглянул на тонкую, нежную женскую кисть, а потом нехотя выпустил ее.

— Значит, у вас с Андервудом нет ничего определенного?

— Обратите внимание, я не спрашиваю вас о вашей личной жизни. — Джорджия посмотрела на него с негодованием.

— Ну что я могу вам сказать? Я не женат;

— Еще не встретили подходящую женщину?

— Я уже смирился с мыслью, что, возможно, и не встречу.

— Да ведь и не каждая женщина сможет жить с таким человеком, как вы, — торопливо проговорила Джорджия.

Он пропустил шпильку мимо ушей.

— А вы живете одна?

— Я не нахожусь ни с кем в связи, если вы это имеете в виду.

— Я имел в виду Андервуда, вот и все.

— Вы очень любопытны.

— Обычно — нет, но ведь я раньше не встречал такой женщины, как вы.

— Не может быть. — В ее голосе слышалось удивление и некоторая тревога.

— Я в этом уверен. Кроме того, мы ведь летим в одно и то же место. Так что наверняка еще не раз столкнемся друг с другом.

Джорджия даже и не пыталась скрыть волнение в голосе.

— Да, это проблема, но дело в том, что я лечу туда отдохнуть, а не вести светскую жизнь.

— В точности мои планы. — Откинув черноволосую голову, он поудобнее устроился в кресле и закрыл глаза.

Джорджия вернулась к книге и минут двадцать переворачивала страницы, не понимая ни слова. Линк Робартс отправился на Сансет не просто так. Существует несколько вариантов. И не последний из них — Робартсы собираются прибрать к рукам еще один отель.

Глава вторая

Стоя на балконе, Джорджия любовалась ослепительно красивыми тропическими садами, которые простирались прямо до кристально чистых голубых вод лагуны. Сансет и в самом деле был великолепен. Это был мир морских пейзажей и пышной тропической растительности. Кокосовые пальмы возвышались подобно часовым на посту, а у их подножия переливалось красками целое море роз всевозможных оттенков. Тут было несметное число и других тропических растений: цветов, кустарников, вьющегося винограда. Все это буйно цвело в благодатных условиях вечного лета. Куда ни бросишь взгляд — повсюду олеандры, красный жасмин, белый имбирь, гардении, белоснежные орхидеи, а в затененных местах — великолепные папоротники… Не зря Ди считали признанным садоводом. Сады Сансета стали ее живым мемориалом.



Джорджия еще не успела поговорить с дядей. Он был занят, когда она приехала. Они издали поприветствовали друг друга, и теперь она ждала, когда он освободится и заглянет к ней…

Джорджия не могла не заметить уже в холле, что отелю требовался ремонт. Вся обстановка тоже имела потрепанный вид. Мебель в ее комнате явно знавала лучшие времена. Джорджия решила выяснить точное положение дел дяди. Вероятно, она как-то сможет ему помочь. Фирма «Интерьеры Джорджии Беннетт» в последнее время процветала. Джорджии было ясно, как следует переоборудовать холл и вход в отель, впрочем, это будет стоить денег. Ну, у ее отца денег полно. Мешало то, что он и дядя Роберт никогда не ладили между собой, и только Ди могла благотворно влиять на Досона Беннетта.

Джорджия еще раз глубоко вдохнула наполненный ароматами воздух и вернулась в комнату. На буфете стояла огромная корзина с тропическими фруктами, другая, полная белых орхидей, украшала кофейный столик. В комнате чувствовалось близкое дыхание моря. Джорджия уже стряхнула с себя усталость и ощущала прилив энергии. Наверняка дядя из чувства гордости выделил Линку Робартсу лучший из номеров, решила она. А возможно, гость выбрал одну из шести вилл, которые находились прямо на побережье, среди садов и белых коралловых дорожек. Дядя и ей предложил поселиться на вилле, но она, как родственница, посчитала неудобным занять лучшее из того, что мог предоставить отель. Ее прекрасно устроит и комната в главном здании.

Джорджия развешивала в шкафу свои шикарные курортные туалеты, когда в дверь неожиданно постучали.

Она открыла дверь и широко улыбнулась.

— Дядя Роберт, как я рада видеть тебя.

— Джорджи, девочка! — Он тоже улыбался. — Никого, ну просто никого на свете нет красивее тебя. Ты замечательно выглядишь.

— Я очень болела.

— Совершенно не заметно, дорогая. Извини, я не сразу уделил тебе внимание, но мне пришлось встречать одну важную персону.

— Это случайно не Линк Робартс?

— Как ты догадалась? — Мобрей удивленно вскинул брови.

— Очень просто. Я познакомилась с ним в самолете. Вернее, у нас была стычка из-за такси.

— Ясно, — сказал Мобрей, кивнув. — Думаю, он приехал на разведку. Я в этом даже убежден.

— Я тоже так подумала. Но ведь отель еще не выставлен на продажу, не так ли, дядя Роберт?

Он глубоко вздохнул, затем подошел к плетеному креслу и тяжело опустился в него. Приятное обветренное лицо дяди было изможденным и усталым.

— Не стану обманывать тебя, Джорджи, дела не слишком-то хороши. «Сансет» был частью моей жизни, но без Ди мне ничего не надо.

— Понимаю. — Джорджия села в кресло рядом с ним. — Я всем сердцем сочувствую тебе, дядя Роберт. Ди была необыкновенная женщина. Я знаю, как много вы значили друг для друга. Конечно, ее смерть для тебя невосполнимая утрата. Для меня тоже.

— И у нас нет детей. — Роберт Мобрей вытащил платок и начал вытирать стекла очков. — Было время, когда мы хотели усыновить кого-нибудь. Но потом купили этот остров, и отель стал нашим ребенком. Это и вправду печально. На самом деле только семья имеет значение. Слава Богу, у нас была ты, Джорджи. Наша крестница. Как поживает моя бедная сестра?

— С мамой непросто. Она всегда говорит, что у нее все хорошо.

— У нее могла бы быть совсем другая жизнь, если бы она не вышла замуж за Досона, — пробормотал Роберт с болью в голосе. — Она была очень красивая девушка. И умная к тому же. Никто из нас не мог понять, как это она полюбила такого жесткого, властного человека. Ты очень правильно сделала, Джорджи, что показала ему свой характер. Ты твердо стоишь на своих ногах. А как поживает твой приятель, адвокат Андервуд?

Джорджия криво усмехнулась.

— Меня он не волнует. Мы с ним расстались.

— Не скажу, что меня это огорчает. Слишком самоуверен для молодого человека. И потом, этот тон судьи… Мне всегда хотелось высказать тебе мое мнение… Послушай, ты не согласишься сделать для меня одну вещь сегодня вечером? — Роберт Мобрей посмотрел на племянницу долгим любящим взглядом. — Я пригласил Линка поужинать с нами. Со мной и моей племянницей. Думаю, это правильный шаг. Я несколько раз виделся с ним на разных деловых встречах. Очень впечатляющий молодой человек. Блестящий архитектор. И унаследовал деловую хватку отца. Сэм несколько лет назад перенес тяжелый сердечный приступ. Мне кто-то даже говорил про клиническую смерть. Но помощь была оказана своевременно, и его удалось вернуть к жизни. Громадный такой, красивый мужчина. Неотшлифованный алмаз, как говорили в прежние времена. Он женился на красавице Кэтрин Линкольн. Аристократка до кончиков пальцев. Линк в мать. Ну, ты, наверное, и сама это заметила. Так ты поможешь мне?

— Нет проблем, — ответила Джорджия, но сердце у нее заколотилось. — Только может возникнуть небольшое неудобство. Я не рассказала ему о нашем родстве.

— Почему же? — Дядя уставился на нее.

— Я хотела остаться инкогнито. И потом, хоть он сказал, что летит сюда на отдых, мне показалось, что и по делу тоже.

— Странно, что они заинтересовались старым отелем, — протянул Роберт Мобрей.

— Сансет — прекрасное место, дядя Роберт. И здесь отличный пляж. А коралловые сады просто великолепны.

— Да, это так, — согласился он. — К тому же у них нет на севере ни одного отеля. Пока нет. С другой стороны, Линк мог сказать и правду. Он жаждет уединения, чтобы никто его не беспокоил. Он выглядит достаточно спортивным парнем. Может, хочет просто покататься на лодке, понырять, что-нибудь в этом духе? Кстати, если это тебя интересует, он не женат.

— Уж не намерен ли ты посватать меня за него? — спросила Джорджия. — Ты лучше, чем кто-либо другой, знаешь, что мне не нравятся слишком энергичные парни, — добавила она.

Несколько минут ее дядя молча смотрел на нее, потом сказал:

— Мне кажется, ты путаешь его с кем-то, кто очень похож на твоего отца. Линк совершенно другой. Я нахожу его очень обаятельным. К тому же он вежлив, что теперь редко встречается среди молодых светских львов. Кстати, я припоминаю, что у него было что-то с этой девицей Харпер.

— С Таней Харпер? — Голос выдал разочарование Джорджии.

— Она ведь одна из тех, чье имя постоянно мелькает в светской хронике? Кажется, возглавляет центр общественных связей у Сэма. Красотка с гривой темных, как южная ночь, волос.

— Я уверена, что они у нее накладные, как у Дайаны Росс[1]. Но он не говорил, что у него есть подружка.

Дядя пожал плечами.

— Ну и что? Такой мужчина, как он, пользуется у женщин особым вниманием.

— Боюсь, что ты прав, — с неожиданной резкостью откликнулась Джорджия. — Но он определенно не мой тип.

— Вот так и Ди говорила обо мне. Но мы были по-настоящему счастливы тридцать лет. — Роберт Мобрей встал — высокий, худой, с редеющими светлыми волосами. — Теперь я должен идти, Джорджи. У меня еще очень много дел. Мне хочется, чтобы ты ни в чем себе не отказывала. Ты не должна ни за что платить. Ты моя гостья, помни об этом.

— Я тебе очень признательна, дядя Роберт, — мягко проговорила Джорджия. — И хочу тебя отблагодарить. Ведь я могу пригодиться тебе как дизайнер, правда?

Дядя задумался на миг.

— Здесь требуется основательный ремонт. Если постояльцы часто меняются, отели быстро ветшают. Раньше, как ты знаешь, за всем присматривала Ди. Извини, сейчас я должен идти, но мы обязательно вернемся к этому вопросу позднее. И не думай, что я не горжусь своей умной племянницей. Возможно, мы что-нибудь придумаем вместе.

— Во сколько сегодня ужин? — спросила Джорджия.

Роберт Мобрей обернулся.

— Тебя устроит — в семь? Перед этим мы могли бы выпить в гостиной. А ужинать будем в «Розовой беседке». Это наш лучший ресторан. Марио обещал приготовить что-то особенное… Быть может, лучше сделать вид, что вы незнакомы?

— Да, наверное. Мне не хочется, чтобы он думал, что мы говорили о нем.

— Тогда до вечера.

— Жду с нетерпением, — сказала Джорджия, испытывая радостное возбуждение и одновременно тревогу. Она понимала, что некоторым дана власть вершить судьбами людей. Линк Робартс — один из таких… В этом она была совершенно уверена.

Близился вечер, когда Джорджия уступила-таки искушению искупаться в лагуне и смогла по достоинству оценить освежающее воздействие кристально чистой воды. Незаметно пролетел час, а она все еще наслаждалась морем. Ее восхищала палитра морских красок. В непосредственной близости от рифа море было кобальтовым, в лагуне его цвет менялся от ярко-бирюзового до аквамаринового, а набегавшие на берег, на белоснежный песок, волны были цвета зеленого яблока.

Большой Барьерный риф был страной сказочной, захватывающей воображение, и этот остров особенно нравился Джорджии за коралловые сады с их фантастическими красками и причудливыми очертаниями. В водах рифа обитало бесчисленное множество ярких рыбок и морских животных — здесь вовсю кипела жизнь. Внешний риф принимал на себя удары мощных тихоокеанских волн, и его повернутая к океану сторона плавно спускалась в темные глубины. Джорджия мечтала увидеть Внешний риф. Но добраться до него было трудно.

Однажды, когда ей было двенадцать лет, им с дядей Робертом и Ди удалось это сделать. Она и сейчас помнила, какой невероятный страх испытывала тогда при мысли, что волны вдруг подхватят их и унесут в глубь океана. Не многие смельчаки рискуют дойти до края рифа. Оказавшись вблизи неизвестного материка, французский мореплаватель Бугенвиль был настолько испуган видом исполинских волн, обрушивавшихся на неприступные скалы, что развернул свой корабль в сторону островов в южной части Тихого океана. Только плававшему под британским флагом капитану Джеймсу Куку удалось войти в опасные воды возле Большого Барьерного рифа. Попав в сказочный мир, он, вероятно, подумал, что очутился в раю. Ведь это самый прекрасный уголок земли.

Когда Джорджия наконец вышла из воды, ярко-розовый шар солнца уже спускался к горизонту. Закат здесь был волшебный: небо светилось, последние лучи солнца золотили перистые кроны пальм. Джорджия вытерлась полотенцем, хотя теплый морской ветерок уже почти обсушил ее, и закрутила волосы греческим узлом. Поднимаясь по песчаному склону, она сорвала прекрасную темно-розовую розу и воткнула в волосы. Цвет розы гармонировал с ее купальником цвета фуксии. Это был цельный купальный костюм, который она предпочитала бикини, когда собиралась по-настоящему поплавать. Пока еще ее кожа была совершенно белая, но через день-два станет бледно-золотистой. Джорджия никогда специально не загорала, но, тем не менее, всегда умудрялась приобрести приятный легкий загар.

Сквозь густые заросли цветущих кустарников и тростника она разглядела стоявшие на побережье виллы, построенные в типичном для этих мест стиле. Ей подумалось, что было бы неплохо переделать их так, чтобы они выглядели загадочней, таинственней. Множество идей уже сформировалось в ее голове. Джорджии всегда удавалась работа с цветом. Это была одна из сильных ее сторон как дизайнера. Одна авторитетная фирма из Сиднея несколько лет назад провела реконструкцию здешнего отеля; впрочем, Джорджия, которая в то время была студенткой, уже тогда поняла, что спокойные, неяркие цвета не гармонируют с буйством красок окружающей природы. Правда, надо сказать, что они пытались угодить Ди, предпочитавшей иметь уютный, комфортабельный отель, без каких-то поражающих воображение архитектурных изысков. Но, в конце концов, это остров. И цветовое решение интерьера должно быть таким же ярким, как и окружающая отель буйная тропическая растительность.

У Джорджии был готов отличный проект для холла: гигантский купол, который наполнил бы помещение светом, великолепный фонтан, а под ним — морской сад. Однако для дяди это, скорее всего, будет не по средствам.

Джорджия всегда стремилась оживить окружающую обстановку, превратить из унылой и однообразной в красочную и радующую глаз. Большую роль при этом как раз играет подбор цветовой гаммы. Нужны стойкие краски, а не те, которые не выдерживают испытания временем. В данном случае ей представлялись уместными все яркие краски моря и неба, весь спектр голубых, зеленых, фиолетовых и ярко-розовых оттенков, свойственных бугенвиллее, а также — много белого, чтобы отразить чистоту белого песка на пляжах.

Картины, висевшие на стенах, тоже следует заменить. Она знала великолепного молодого художника, специализировавшегося в изображении яркой растительности и птиц тропического Северного Квинсленда. Замечательный стиль, в котором реализм смешивается с причудливой фантазией. Надо бы сделать ему заказ именно сейчас, пока он не стал слишком дорогостоящим… Джорджия настолько погрузилась в свои мысли, что лишь в последний момент заметила высокого, широкоплечего спортсмена, шагавшего ей навстречу по коралловой тропинке.

— Что здесь можно делать в такое время? — спросил Линк Робартс своим резким и в то же время таким интимным голосом.

— Вы что, следите за мной? — ответила Джорджия, невольно отстраняясь от Линка, а тело ее наполнилось обжигающим волнением.

— Надо признаться, я знал, что вы пошли на пляж, — сказал он, бросая на нее холодный взгляд серых глаз. — Даже видел, как вы плавали, будто русалка… почти целый час. Скажите мне, это правда, что вы можете дышать под водой?

— Абсолютная правда. Несколько секунд. — Принимая во внимание то, как он смотрел на нее, Джорджия удивилась, что ее голос звучал так спокойно.

— Мне показалось, что несколько минут. — Он возвышался над ней — темноволосый, красивый, в белых хлопчатобумажных брюках и белой в красную полоску рубашке. — Вы невероятно смотритесь в этом купальнике.

— Да хватит вам издеваться! — Ее бархатные глаза вспыхнули. Еще минута — и она взорвется.

— Я серьезен, как никогда, — заверил он ее. — Вы знаете — эта роза у вас в волосах точно такого же цвета, как ваш купальник.

— На самом деле она несколько бледнее. — Джорджия дотронулась до большого яркого цветка в волосах.

— Кстати, мисс Джорджия, могу я как-нибудь пригласить вас на ужин? Хотелось бы сегодня, но, к сожалению, я сегодня вечером занят.

— Правда? Но ведь вы только что приехали.

— Долг вежливости. Я знаком с владельцем этого отеля. Очень приятный человек и, подозреваю, немного сводник. Хочет познакомить меня со своей племянницей.

— Она может оказаться совершенно потрясающей девушкой! — предположила Джорджия, в душе решив именно так и выглядеть.

— Или же совершенно обыкновенной. В любом случае у меня нет времени на романы.

— Как же так? — Джорджия отошла немного в сторону, в тень, чтобы солнце не било в глаза. — Разве не вас так часто видят вместе с Таней Харпер?

Он прищурился.

— Вы удивляете меня, русалка. Правда, удивляете. Вы же говорили, что совсем не знаете меня.

— Ну да. Только потом я сложила два и два.

— Но это все равно не дает пяти, — ответил он резко. — Я был абсолютно свободен, до вчерашнего дня.

— Кто-то вошел в вашу жизнь?

— Кажется, она намерена это сделать, — сказал он с вызовом.

Каждая линия ее тонкого, изящного тела выражала смущение.

— Простите.

— С чего вы взяли, что я имел в виду вас? — Он рассмеялся.

Она понимала, что он смеется над ней.

— Да это и не могла быть я, — парировала Джорджия. — Я не выношу таких мужчин, как вы. А сейчас, если вы не против, мистер Робартс, разрешите мне пройти.

Он тут же посторонился. В лучах заката его загорелая кожа выглядела золотистой.

— Тропинка действительно довольно узкая. И очень романтичная. Для тех, кому не все равно. Слава Богу, к нам это не относится. Я просто вышел прогуляться перед ужином. Идти на свидание я и не собирался. А закат здесь необыкновенный.

Джорджия кивнула, сообразив, наконец, закутаться в купальный халат.

— Могу я вас кое о чем спросить? — Она обернулась и взглянула на него. И опять почувствовала странную дрожь вдоль позвоночника.

— Пожалуйста. — В его голосе слышалась мягкая насмешка.

— Зачем вы все-таки сюда приехали?

Он сжал губы и вскинул свою красивую голову.

— Так вы не верите, что я приехал отдохнуть?

— Не верю.

Он протянул руку и вынул из ее волос розу.

— А какое вам до этого дело? — Его серые глаза внимательно изучали ее, ярко выделяясь на темном от загара лице.

— И вправду никакого. Просто проверяю свою интуицию. Но вы могли бы и ответить.

— Извините, Джорджия, — пробормотал он. — Я ведь вас почти совсем не знаю.

— Ничего, попытка не пытка. — Она помахала ему рукой. — Счастливой прогулки.

— Можно я позвоню вам?

Джорджия прошла еще несколько шагов вверх по песчаному склону и только потом обернулась.

— Пока еще не знаю. А что вы хотите мне сказать?

— Привет, Джорджия. Ну и все такое.

— Тогда без проблем. Я, как и вы, не ищу романтических встреч.

— Это из-за Андервуда? — Он вопросительно поднял брови.

— Возможно, что и так. Но между нами тоже нет ничего серьезного, — добавила она. — Так что не хмурьтесь.

— Не хмурьтесь! Моя дорогая мисс Беннетт, какая вы, оказывается, обидчивая. Вам и в самом деле необходимо отдохнуть. Кстати, мы могли бы это сделать вместе. Обоюдная поддержка, так сказать. До меня долетели слова Андервуда о том, что он собирается вас здесь навестить.

— Я сама знаю, как с ним справиться. — Джорджия вскинула подбородок. — И потом, вы, вероятно, передумаете отдыхать вместе — когда познакомитесь с племянницей владельца отеля.

Яркие серые глаза внимательно посмотрели на нее.

— Сомневаюсь, Джорджия, — сказал он тоном, от которого у нее закружилась голова. — Пока. — И он пошел прочь, мелодично насвистывая когда-то очень популярную мелодию группы «Сикерс». Эта мелодия неотвязно звучала в голове Джорджии на всем пути к отелю.

К ужину она одевалась дольше, чем когда-либо. В конце концов, остановила свой выбор на жоржетовом платье-пеплуме; длиной до щиколотки, оно имело разрез, в который было прекрасно видно ноги. К платью она подобрала золотые сандалии, с высокой шнуровкой, в классическом римском стиле. Цвет платья был необыкновенным: что-то среднее между синим и фиолетовым. Она долго экспериментировала с волосами, выбирая прическу, которая соответствовала бы наряду, и наконец, решила просто распустить волосы.

Джорджия, конечно, понимала, что хочет произвести впечатление на человека, который может принести ей одни неприятности. Нахлынули воспоминания о встрече на коралловой тропинке, о том, что между ними едва ли не пробегали искры, о впечатлении, которое он произвел на нее. Но и он не остался равнодушным, несмотря на все свои иронические замечания. Что ж, такое случается. Самое главное, что она теперь прекрасно все понимала, и будет действовать соответственно… Примерно так рассуждала Джорджия, беря в руки флакон с духами.

Когда девушка вошла в гостиную, взгляды всех мужчин обратились на нее. Только Линк Робартс продолжал сидеть к ней спиной. Джорджия проскользнула между рядами стульев, улыбаясь поднявшемуся ей навстречу дяде. Лицо его светилось любовью и гордостью.

— Джорджия! — воскликнул ее дядя.

Джорджия наблюдала, как Линк Робартс поднялся во весь рост и вежливо повернулся к ней. На какие-то доли секунды он потерял контроль над собой, и на лице его можно было прочесть все охватившие его чувства. Потом его лицо вновь обрело свою спокойную, холодную красоту.

— Джорджия, дорогая! — Роберт Мобрей поцеловал ее гладкую щеку. — Ты сегодня необыкновенно красива. Разреши представить тебе молодого человека, который олицетворяет собой все лучшее в гостиничном бизнесе. Линк Робартс. Моя племянница, Джорджия Беннетт. У нее собственная фирма по оформлению интерьеров.

— Какая у вас умная и предприимчивая племянница, мистер Мобрей! — Линк Робартс стиснул ее руку.

Так вот, значит, как он собирается вести себя с ней.

— Не думаю, что в этом вопросе я могу тягаться с вами, мистер Робартс. — Джорджия улыбнулась ему с восхищенным видом, который, правда, ничуть его не обманул.

— Для вас просто Линк, — проговорил он. — На самом деле меня зовут Джеймс, но с самого рождения мать называла меня Линком. Наверное, потому, что ее девичья фамилия — Линкольн. Кэтрин Линкольн.

— Спасибо, что вы рассказали нам об этом, Линк. — Джорджия села на стул, предложенный ей дядей. — А чем конкретно вы занимаетесь в своем гостиничном бизнесе?

Прислушивавшийся к их беседе дядя казался сбитым с толку. Оба они, Джорджия и Линк, улыбались друг другу, но, тем не менее, в воздухе витало что-то непонятное.

— Линк — правая рука своего отца, Сэма Робартса, Джорджи, — объяснил Мобрей, стараясь заглянуть в глаза племяннице. — Надеюсь, мне не надо тебе рассказывать, кто такой Сэм Робартс.

— Ах, простите! — Джорджия порывисто прикоснулась к руке Линка. — Ну, конечно же, гостиничный магнат. Это просто замечательно.

Он догадался, что она в душе потешается, и взгляд, который он бросил на нее, красноречиво свидетельствовал об этом.

— Так оно и есть.

— Джорджия, что бы ты хотела выпить? — торопливо вмешался дядя, не совсем понимавший, что происходит.

— Бокал шампанского, пожалуйста.

— Вам есть что отмечать? — спросил Линк Робартс, когда Мобрей отвернулся, подзывая официанта.

— Ну, если только то, что удалось сбить вас с толку.

— Я могу когда-нибудь отплатить вам той же монетой, — мягко пригрозил ей Линк.

— У нас сегодня много новых гостей, — довольным голосом проговорил Роберт Мобрей. — Впервые за весь месяц.

— Вам просто надо на всех рекламных брошюрах поместить портрет вашей племянницы, — предложил Линк Робартс.

— Она бы замечательно смотрелась, — согласился Роберт Мобрей. — А знаете, как она увлекается водными видами спорта? — И дядюшка начал рассказьшать о ее спортивных достижениях, начиная с детсадовского возраста. Она ведь научилась плавать, когда ей было всего два года.

— Прямо дочь Нептуна. На ней и платье как у богини.

— Вам нравится? — спросила Джорджия, глядя в его блестящие глаза.

— Мисс Беннетт, ваша красота завораживает меня.

Через пятнадцать минут они пошли ужинать. Роберта Мобрея сразу же вызвали по делам, едва они сделали заказ.

— Я, наверное, раздражаю вас? — Джорджия бросила взгляд на безупречное загорелое лицо.

— Почему это? — удивился он.

— Я не хотела обидеть вас.

— Ну да, вы просто хотели втянуть меня в разговор.

— О чем?

— Не прикидывайтесь. И не делайте невинных глаз. Меня на это не возьмешь. Кстати, вы ради меня так нарядились?

— Что вы имеете в виду?

— Это платье прекрасно обрисовывает вашу фигуру. — Он окинул ее изучающим взглядом. — В нем вы еще соблазнительнее, чем в купальнике, насколько это, конечно, возможно.

— Я всегда стараюсь выглядеть как нельзя лучше, — спокойно ответила Джорджия.

— Значит, мне еще многое предстоит увидеть?

— Вас это тревожит?

— Ну что вы, мне это доставит огромное удовольствие. Если, конечно, мы сможем сохранить наши непринужденные отношения.

— Какие еще отношения? — Джорджия возвысила голос.

— Ну, судьба ведь не зря нас столкнула друг с другом. Скажите, вы расспрашивали меня с целью передать потом информацию вашему дяде?

— Мистер Робартс, в бизнесе каждый за себя.

Он иронически улыбнулся.

— Правда? А сразу вы мне не показались такой уж твердолобой.

— Зато вы мне сразу же показались чересчур энергичным. И вот именно поэтому я не испытываю к вам никакой симпатии.

— Ну ладно, успокойтесь. Видно, вам крепко доставалось от вашего отца.

— Что правда, то правда.

— Но ведь как-то вы пережили это?

— Не только пережила, но и начала самостоятельную жизнь. Полностью самостоятельную.

— А я что, представляю для вас новую угрозу?

Она быстро посмотрела на него, потом опять отвела глаза, почувствовав легкое головокружение.

— Считайте, что так.

— Вы уверены? — опять этот резкий голос. — Вы же сами набросились на меня, как только мы впервые встретились.

— Ну ладно, считайте, что у нас с вами проблема. — Казалось, сердце у нее сейчас выскочит. — Интересно, почему так долго нет дяди Роберта?

— Не нервничайте.

— И не думаю!

— Тогда почему у вас дрожат пальцы?

Ясно, он видит, что ей не по себе.

— Потому, что вы так на меня смотрите.

— Джорджия, на вас все мужчины заглядываются, — начал терпеливо объяснять он. — Длинные светлые волосы. Большие карие глаза. Безупречная кожа. Не говоря уже о прекрасной фигуре.

— Пусть так. Но ни один человек не вызывал во мне желания повернуться и убежать.

— Да? А чему тогда я был свидетелем там, в аэропорту?

— Я же сказала, нас с Гэвином больше ничего не связывает, — бросила она с легким раздражением.

— Это хорошо, потому что без него гораздо лучше, — проговорил он резко.

— Вы так думаете? Но ведь вы видели его только один раз.

— Вовсе нет. Я был в суде, когда он оправдывал этого жулика, Джека Аллмана. Я был свидетелем обвинения.

— Когда это было? — повернулась к Линку Джорджия.

— Так вы ничего не знаете об этом деле?

— Суть я помню плохо, но Гэвин очень нервничал из-за приговора.

— Ему, наверное, половина города потом звонила. — По лицу Линка скользнуло презрение.

Джорджия побледнела.

— Вы хотите сказать, что решение суда было неправильным?

— Все определялось тем, как собирали доказательства. Аллман был по уши виновен. Его оправдали чисто формально. Все его жертвы знали об этом. Через несколько дней один из их числа покончил жизнь самоубийством. Ведь Аллман прикарманил все его деньги, и бедняге оставалось только идти по миру.

— Мне очень жаль. — Джорджия судорожно сглотнула. — Но Гэвин только делал свою работу.

— Он использовал закон, чтобы оправдать заведомо виновного.

— Всем известно, что подобное иногда случается. Тут ничего не поделаешь. Наш мир несовершенен. Я бы не стала защищать человека, если бы сама считала его виновным, но некоторым — адвокатам — приходится это делать.

— Все так, но подобное решение суда я никогда бы не одобрил.

— Я, пожалуй, тоже. — Джорджия потупила глаза. — Как бы то ни было, я и сама поняла кое-что насчет Гэвина. Он для меня — в прошлом.

— Не думаю, что он собирается оставаться там. — Линк пристально посмотрел на Джорджию.

— Если он хочет продолжать свою карьеру, то останется. Но меня это не волнует.

— Ну, и слава Богу.

Спустя несколько минут вернулся Роберт Мобрей и извинился за задержку.

— Все из-за одного нашего беспокойного постояльца, — объяснил он. — Пропал один малыш.

— Пропал? — испуганно спросила Джорджия. — Но вы нашли его, правда?

— Не стоит так беспокоиться, Джорджи. — Дядя мягко похлопал ее по руке. — Маленький шалун просто прятался, вот и все. Мне кажется, это его способ привлечь внимание. Отец у него — слишком серьезный парень. Очень занят своими делами. Достаточно известный пианист и композитор.

— Не Адам ли Кэзуэлл? — спросил Линк.

Роберт Мобрей прищурился.

— Наверное, я должен был сохранить его имя в тайне, но для вас сделаю исключение. Да, Кэзуэлл. Жены почему-то нет. Отец и сын здесь одни.

— А сколько лет мальчику? — Джорджия вопросительно взглянула на дядю.

— Шесть или семь. Думаю, забот с ним хватает.

— Наверное, всему есть объяснение, — заметил Линк Робартс. — Их брак почти распался. Ребенок мог очень тяжело это воспринять.

— Бедный мальчик, — сказала Джорджия грустно. — Интересно… — начала она, но вдруг остановилась.

— Что интересно? — спросил Линк, задумчиво глядя на нее.

— Так, ничего.

— Но вы хотели сказать о чем-то важном.

— Почему вы так решили? — У нее появилось чувство, что он способен читать ее мысли.

— Я за вами наблюдал.

— За чем именно? За моими эмоциями во время разговора?

— Ну и это, помимо всего прочего. — Он улыбнулся.

Джорджия задохнулась, как во время катания на американских горках. Подали меню. Она выбрала чудесные устрицы с имбирем, луком-шалотом и чили, а мужчины — жареную рыбу под тайским соусом. Она с удовлетворением заметила, что блюда были великолепно сервированы и необыкновенно вкусны. Если что и следовало здесь заменить, то только не шеф-повара.

В целом вечер выдался исключительно приятным. Они с удовольствием испробовали морские деликатесы. В этой части света дары моря — одна из главных привлекательных сторон жизни. Помня о фигуре, Джорджия решительно отвергла десерт, а дядя с Линком, как и большинство мужчин, оказались сладкоежками и набрали себе с сервировочного столика разнообразных пирожных. И ведь ни на одном из них пристрастие к сладкому никак не сказывается, с завистью подумала Джорджия.

Разговор шел о разных вещах, интересных и приятных. Никто не коснулся судьбы отеля. Цели своего приезда сюда Линк также не раскрывал. Наконец Роберт Мобрей, извинившись, оставил их наедине — уже в холле.

— Еще рано, — сказал Линк. — Не хочешь пойти в ночной клуб?

— Почему бы и нет? — Как легко принимаются необдуманные решения…

В «Хайдевее» несколько увядшая певица исполняла старый блюз Пегги Ли. Голос ее был глубоким и хриплым, а пела она, едва не проглатывая микрофон.

— Ну и что ты об этом скажешь? — спросила Джорджия, проскальзывая к свободному столику.

— Немного лучше, чем волынка.

— Какой ты злой. — Ее карие глаза смотрели укоризненно.

— Ты начала первой. Что будешь пить?

— Минеральную воду с лимонным соком.

— Диеты придерживаешься…

— Все, что я могу себе позволить, — это два бокала вина за ужином, и я их уже выпила.

— Ты просто подарок для общества.

— Согласна. Побольше бы таких, как я.

— Вы сама скромность, мисс Беннетт.

— Угу.

— И такая юная, а уже процветаешь.

— Для этого мне пришлось постараться на славу.

— Бобби не может тобой нахвалиться, — продолжал Линк, провоцируя ее.

— Ты что, проводил расследование? — спросила Джорджия.

— Только этим и занимаюсь.

— Ты, правда, с ним разговаривал? — Ее глаза на бледном лице казались огромными.

— Я до такого еще не дошел. Моя мама разыскивала тебя.

— Что?

— Нечего на меня так возмущенно смотреть. О тебе говорили только хорошее.

— А для чего все это? — Она рассерженно уставилась на Линка.

— Мне пришло в голову, что ты могла бы уговорить своего дядю переоборудовать отель. Естественно, заказ получат «Интерьеры Джорджии Беннетт».

— Дядя Роберт не будет делать мне никаких одолжений. Но почему тебя занимает устройство отеля?

— Мне по-настоящему нравится твой дядя. И я прекрасно вижу, в какой он депрессии. К тому же у меня нет ни малейшего сомнения в том, что ты так же талантлива, как и красива. Но твой дядя ведь вполне может пойти на риск и предоставить этот сложнейший заказ какой-нибудь малоизвестной фирме.

— То есть ты действуешь из альтруистских соображений?

— Практически только из них.

— Но интересы Робартсов скрыты за дымовой завесой?

— Я уже сказал, что приехал сюда отдохнуть. Просто я не могу не видеть, что творится вокруг.

— Припоминаю твои слова о том, что здесь надо все переделать.

— А ты не согласна?

Она задумчиво посмотрела на него.

— Ну конечно, согласна. И ты совершенно прав относительно депрессии дяди Роберта. Он и моя покойная тетя были очень привязаны друг к другу. Когда у человека горе, он вряд ли в состоянии воспринимать окружающую обстановку. Тем более что именно Ди следила здесь за порядком. Дядя Роберт занимался только финансами.

— Но ты, наверное, знаешь, что отель стал убыточен?

— Да, это очевидно. Дяде Роберту сейчас ни до чего.

— Я его прекрасно понимаю. Сердечный приступ моего отца был для нас тяжелой травмой. Могу себе представить, что такое внезапная смерть близкого человека.

Джорджия опустила голову, и ее белокурые волосы скрыли лицо сверкающим занавесом.

— Откровенно говоря, мне вообще непонятно, как он еще держится. Они с Ди делали все вдвоем. Детей у них не было.

— Но у них была ты.

— Да, мы трое великолепно ладили друг с другом.

— Я вижу, что вы действительно любили друг друга. — Он протянул руку и откинул ее длинные волосы от лица. — Джорджия!

— Да, Джеймс.

— Не издевайся. — Его голос был немного груб и невероятно чувственен.

— Джеймс — хорошее имя. Правда, для тебя простовато.

— Ну а Джорджия — прямо для тебя. Когда мы познакомимся поближе, надеюсь, ты разрешишь называть тебя Джорджи.

— Тебе бы только шутить.

— А что плохого в том, чтобы когда-то и пошутить?

Певица закончила петь, и они вежливо поаплодировали.

— Где же официант? — воскликнул Линк.

— Может, он устал и пошел искупаться.

— Ну, если гора не идет к Магомету, думаю, я лучше сам пойду к бару. — Линк встал и взглянул на нее. У нее замерло сердце — настолько он был хорош. — Все еще настаиваешь на минеральной воде? — сухо спросил Линк.

— Да. А что обычно пьет Таня? Несколько порций рома?

— Она, как я помню, предпочитает всякие коктейли. Чтобы там было побольше фруктов.

— И как ты все это выносишь? — Джорджия посмотрела на него снизу вверх.

— Должен сказать тебе, что Таня Харпер меня совершенно не волнует.

— Как же получилось, что ей не удалось окрутить тебя?

— Я закоренелый холостяк, — ответил он, сверкнув глазами.

— Это положение надо менять, Джеймс. Годы идут, а династию следует сохранить.

— Уж не хочешь ли ты предложить себя? — нагло спросил он.

Джорджия покачала головой.

— Вот уж чего я не хочу, так это всемогущего мужа. Я хочу холодной минеральной воды.

Он метнул на нее еще один завораживающий взгляд и улыбнулся.

— Уже лечу, мадам.

Глава третья

Джорджия проснулась в прекрасном расположении духа, ожидая от наступающего дня только приятных событий. Было начало восьмого, но солнечный свет уже золотил желтые маргаритки в огромном синем горшке на ее балконе. Сверкающие цветочные головки представляли собой захватывающее зрелище. Со всех сторон раздавалось птичье пение, заглушавшее вечный шум морского прибоя. Сами птицы яркими пятнами выделялись на зеленом фоне пышной растительности.

Джорджия повернулась на спину, наслаждаясь сознанием того, что она на Сансете и ей не нужно сломя голову мчаться на какую-нибудь назначенную на раннее время встречу. Фелисити и Мартин, два ее помощника, прекрасно справятся с делами. Она заслужила этот отдых, пусть всего пару недель. Понимая, что она такой же трудоголик, как и ее отец, она отдавала себе отчет в том, что все-таки не обладает его способностью жертвовать всем во имя достижения какой-то цели. Джорджия одновременно любила и ненавидела своего отца. К матери она тоже испытывала двоякое чувство — мать приводила ее в ярость и… в состояние беспомощности. Родители всегда жили вместе, но Джорджия считала, что матери давно уже пора собрать вещи и уехать. Собственная независимость далась ей немалой ценой. А мать оставалась узницей в золоченой клетке, драгоценностью, которую доставали при необходимости — когда хотели блеснуть ею на светских приемах, — а потом про нее опять забывали. И ведь верным мужем Досон Беннетт не был. Они обе с матерью знали о его многочисленных интрижках. Но о разводе он и слышать не хотел. Отец был женат на красивой, утонченной, богатой женщине, которую много лет назад подчинил своей воле. Единственно, на чем сумела настоять ее мать, так это на праве Джорджии любить и быть любимой своими дедушкой и бабушкой и дядей.

Впрочем, им пришлось по-настоящему сражаться за это право, так как Досон Беннетт на корню пресекал всякую попытку жены или дочери обратить внимание на кого-то еще, кроме его собственной персоны. Он был центром семейного мирка. Но Джорджия всегда любила своего дядю Роберта. Несколько раз Ди, однако, ставила под угрозу возможность Джорджии навещать их. Ди открыто выражала сомнение в правоте тех или иных высказываний и суждений Досона Беннетта, и это, конечно, тому не нравилось. Он называл Ди женщиной, которая «слишком много себе позволяет», и как следствие Джорджии иногда месяцами не позволялось ездить к дяде. В такие моменты Досон Беннетт не уставал нахваливать жену, которая «знала свое место» с первого дня замужества.

Еще в детстве, когда Джорджия только-только начала осознавать, как ее красивая мама страдает от своей ненужности, девочка пыталась всячески уговаривать мать научиться давать отпор отцу. Но та не следовала советам, а без устали твердила дочери: она вышла замуж на радость и на горе. Джорджия считала, что дух матери совершенно сломлен.

При воспоминании о родителях настроение Джорджии заметно испортилось — как всегда. Этого нельзя допускать в первый же день отдыха, подумала она. Мать сама выбрала себе путь в жизни. Дочь ни за что не повторит ее ошибку.

Джорджия встала с постели и решила перед завтраком сделать пробежку. Фигура у нее была великолепная, но только благодаря самодисциплине: диете и ежедневной гимнастике. И дядя Роберт не преувеличивал, когда рассказывал Линку Робартсу о ее спортивных достижениях. Еще девочкой она выигрывала все соревнования в бассейне и на беговой дорожке у себя в школе, а это была первоклассная школа для девочек, с усиленной физподготовкой. Подруги даже прозвали Джорджию Артемидой — по имени быстроногой богини.

Джорджия надела розовую майку, шорты и белые с розовым кроссовки, заплела волосы в косу и посмотрела на себя в зеркало. Она прекрасно выглядела и чувствовала себя готовой пробежать мили три. Линк Робартс сказал ей вчера на прощанье: «Я позвоню тебе утром». Но она не собиралась сидеть и ждать звонка. Хотя именно этого ей и хотелось. Ее страшно влекло к нему.

Джорджия бегала примерно час. Иногда ей навстречу попадались такие же бегуны, и она приветливо махала им рукой. Рядом сверкали голубое море и белоснежные коралловые отмели. Она подумала о том, что неплохо бы устроить пикник на Трайоне, необитаемом коралловом рифе, куда ее когда-то возили дядя Роберт и Ди. Джорджии тогда было лет десять, а дядя Роберт только что перебрался на Сансет. Трайон располагался с подветренной стороны Сансета, но добраться туда при спокойном море было достаточно легко. На Трайоне росло много разных деревьев, пальм, кактусов и травы, но не было пресной воды. В детстве для Джорджии Трайон был Островом сокровищ — во многом благодаря тому, что дядя Роберт и Ди всегда припрятывали там для нее какой-нибудь сюрприз, который она должна была разыскать. Обычно она приезжала на Сансет одна. Ее отец побывал здесь всего раз или два, причем только и делал, что за что-нибудь критиковал дядю Роберта и Ди, как будто они были его подчиненными. А матери стоило лишь высказать намерение поехать вместе с Джорджией, как Досон Беннетт тут же находил весомый предлог не пустить ее туда.

По пути в отель Джорджия свернула на пляж. Сняла кроссовки и босиком побежала к лагуне. Она сейчас бы с удовольствием зашла прямо в воду, но купальника на ней не было, так что пришлось удовольствоваться лишь обильным умыванием соленой водой. От интенсивной пробежки она вся вспотела, кровь энергично заструилась под нежной кожей, отчего та порозовела.

Холодная вода производила чудодейственный эффект; Джорджия плескала воду на лицо, шею. И лифчик, и майка скоро совершенно намокли. Если бы она была на Трайоне, окруженная только глупыми чайками и крачками, то сбросила бы с себя одежду и искупалась, а так с плаванием придется подождать. Быстрым движением Джорджия распустила волосы, и ветер мгновенно подхватил их и окутал ее лицо длинными шелковыми прядями.

— Дочь Нептуна! — раздался внезапно чей-то голос.

Она его сразу узнала. Ровный, уверенный, почти гипнотический голос.

Линк Робартс.

Джорджия обернулась, и сердце ее забилось сильней. Какой мужчина! Высокая, мощная фигура в темных клетчатых плавках как бы скользила по песку. Линк напоминал бронзовую скульптуру какого-нибудь героя — широкоплечий, узкобедрый, как атлет. При виде него у Джорджии засосало под ложечкой.

— Я хотел побегать вместе с тобой, — сказал он, приблизившись, — но потом решил не мешать тебе.

Она не могла двинуться под его сверкающим взглядом, а он внимательно осмотрел сначала ее лицо, потом грудь, четко проступившую под намокшей майкой. Взглядом он как бы прикасался к ней и ощущал, какое у нее гладкое и нежное тело.

— Мне почему-то кажется, что ты не угнался бы за мной, — отозвалась она. — А кстати, откуда ты знаешь, что я решила пробежаться?

— Я сам встал очень рано. Искупался, огляделся, и вдруг — ты! Бегаешь, как газель, по тропинке. А почему ты не надела купальник?

Ну конечно, думаешь смутить меня до такой степени, что я бы потеряла всякое самообладание? Нет уж!

Джорджия перевела взгляд на лагуну и ответила как можно спокойнее:

— Сама не знаю.

— Ну и что мы сегодня будем делать?

Он не пододвинулся к ней ни на дюйм, но ей показалось, что они уже стоят вплотную. Как будто они вдруг очутились вдвоем в гигантском воздушном пузыре.

— Я пока еще не думала. — Она пожала плечами, не найдя подходящего ответа.

— А ведь мы решили проводить время вместе!

— Я ничего такого не говорила.

— Не отпирайся, Джорджия, — шутливо сказал он. — К тому же здесь куча приятных возможностей. Как насчет того, чтобы понырять с рифа?

— Ты всегда добиваешься того, чего хочешь?

Он коротко рассмеялся.

— Как и ты, я избалован.

— Не думаю, чтобы меня баловали, — сказала она, вспоминая свое не такое уж простое детство.

— Ну-ка, интересно послушать. — Он мягким движением протянул руку и заложил волосы ей за ухо. Рука его успела к тому же погладить ее щеку.

Она отвернулась.

— Линк, я ведь совсем тебя не знаю. И не могу сказать, доверяю ли я тебе.

— А ведь мне можно довериться скорее, чем кому-то еще. Например, твоему другу Гэвину.

— Забудем про Гэвина. — Она повысила голос.

— Не думаю, что он тебе это позволит. Хотя, конечно, ты знаешь его гораздо лучше…

— Не понимаю, почему он тебя так волнует.

— Сам удивляюсь. Наверное, все дело в твоих глазах. В них какая-то боль.

— Это так заметно?

— Очень.

Что-то в его улыбке задело ее. Неужели и вправду заметно, что она все-таки переживает?..

— Ну, так будем нырять или нет?

Надо отказаться. Вместо этого она произнесла:

— А почему бы и нет? Увидишь, на что я способна…

Вернувшись в номер, Джорджия сразу же прошла в ванную и приняла душ, чтобы хоть немного остыть. В присутствии Линка Робартса она испытывала одновременно возбуждение и какой-то страх. И поддавалась страсти…

Джорджия направлялась в ресторан на завтрак, когда ее внимание привлекло необычное зрелище. Возле одного из пустых номеров стояла большая корзина для грязного белья, внутри которой ясно ощущалось какое-то движение. В первый момент Джорджию охватила паника — она представила, что корзина полна змей. Но, конечно же, на острове их не было. Она подошла поближе, размышляя, не мог ли там очутиться какой-нибудь котенок или щенок, принадлежащий кому-нибудь из прислуги. Это не дело — приносить животных на работу, тем более прятать в корзине возле номера.

Она заглянула в номер, ожидая увидеть там горничную, занятую уборкой, но в комнате никого не оказалось. Джорджия взяла в руки прислоненную к стене швабру и решила потыкать ею в корзине.

К своему удивлению, она услышала громкий крик. Не лай или писк, а именно крик маленького мальчика. Джорджия отбросила швабру, и ее изумленному взгляду предстал шести- или семилетний малыш. Прекрасные сапфировые глаза смотрели на нее из-под густой темной шевелюры.

— Вот это да! — воскликнула она. — Так можно получить инфаркт.

— Извините. — Малыш улыбнулся, как будто с ним удачно пошутили.

— Ничего. Прощаю. Подать тебе руку, чтобы ты мог выбраться?

— Ни за что! — Мальчик повалил корзину на пол, а потом выкатился из нее.

— Чем ты тут все-таки занимаешься? — спросила Джорджия, помогая ему встать на ноги.

— Просто играю. Папа спит, а мне скучно.

— Но в корзинах для грязного белья нельзя играть.

— Больше не буду. Мне просто пришло это в голову, когда горничная ушла отсюда.

Мальчик был маленький, худенький, но, несомненно, очень сообразительный. Одет он был странно. Совсем не для курорта, а, скорее, для игры на скрипке. На нем был даже галстук-бабочка.

— Ну и как тебя зовут? — спросила Джорджия с неподдельным интересом.

— Леон, — ответил мальчик с улыбкой.

— Приятно познакомиться, Леон, а я Джорджия. — Она протянула ему руку, и мальчик с достоинством пожал ее. — Леон не совсем обычное имя, и мне оно нравится.

— Это мамина идея. Я родился в августе. А Леон означает «лев».

— Я знаю, — улыбнулась Джорджия. — Я тоже по гороскопу лев. Разве это не здорово?

— Здорово. Поэтому мы должны стать друзьями.

— Хорошо. Ты в каком номере, Леон? Ты здесь с родителями?

Мальчик неожиданно опустил голову.

— Мама с нами больше не живет.

— Ох, прости, пожалуйста. — У Джорджии защемило сердце. Она мягко похлопала мальчика по плечу.

— Они не развелись, — торопливо сказал Леон, а его глаза были само страдание. — Они просто расстались.

— Я уверена, что все наладится, Леон, — проговорила Джорджия.

— Я тоже. — Он глубоко вздохнул. — Мама просто не может слышать, как папа все время играет на пианино.

Ну конечно. Адам Кэзуэлл, подумала Джорджия. И его маленький сын.

— Иногда он играет всю ночь напролет. — Леон по-взрослому всплеснул руками. — Мама говорит, что это сводит ее с ума.

— Твоему папе надо подумать о хорошей звукоизоляции в одной из комнат, — сказала Джорджия.

— Да, дом у нас большой, можно найти подходящую комнату, — подхватил мальчик. — Просто мама не любит музыку так, как любим ее мы с папой.

— Понятно. А ты уже завтракал? — решила Джорджия отойти от неприятной темы.

— Нет, и я уже проголодался.

— Неудивительно. — Джорджия взглянула на часы. — Уже больше половины девятого. Наверняка твой отец уже встал. Я провожу тебя до вашего номера. — Джорджия взяла его за руку, и мальчик не стал сопротивляться. Ее присутствие его явно успокаивало. Видимо, он очень скучал по своей маме. — В каком номере вы живете?

— 24-А. А я — в 24-Б. Папа сейчас что-то сочиняет. Что-то про море. Поэтому мы сюда и приехали. Папа очень умный. Дедушка говорит, что это у мамы не все в порядке.

Когда они подходили к номеру, из него выскочил высокий, очень худой мужчина и начал беспокойно вглядываться в коридор. Мужчине было около сорока. Приятное, несколько нервное лицо с задумчивыми темными глазами, длинные темные волосы собраны в хвост…

— Леон! — воскликнул он одновременно с облегчением и раздражением.

— Все в порядке, папа, — бодро ответил мальчик. — Это Джорджия. Мы познакомились с ней в холле.

— Здравствуйте, мистер Кэзуэлл, я Джорджия Беннетт. Надеюсь, вы не очень беспокоились?

— Да нет. Леон вполне может о себе позаботиться. — Мужчина улыбнулся той же сияющей улыбкой, которой улыбался его сын. — Эта маленькая обезьянка не очень вам надоедала?

— Совсем нет! — воскликнула Джорджия. — Мы с ним вели приятную беседу. Но ему уже пора завтракать.

— Ну конечно! — Адам Кэзуэлл ударил себя по лбу. — Я опять проспал. Работал почти до рассвета. Бедный Леон. Неважный у него отец.

Мальчик тут же подбежал к отцу и обхватил его колени.

— Все в порядке, папа. Я рассказал Джорджии, что ты сейчас сочиняешь что-то совсем особенное.

— Нам очень приятно, что вы приехали на остров, мистер Кэзуэлл, — улыбнулась Джорджия. Она поймала на себе его напряженный, изучающий взгляд, от которого ей стало как-то неловко.

— Вы очень красивая, — наконец проговорил он.

— Спасибо, — приняла комплимент Джорджия. — Но это не моя заслуга. У меня красивая мать. Кстати, владельцем отеля является мой дядя, Роберт Мобрей. Может быть, вы не в курсе, но у нас здесь есть замечательная игровая площадка для детей на тот случай, когда родители заняты своими делами или дети хотят поиграть со сверстниками. За ними там присматривают взрослые.

— Это очень удобно.

— Ну, мне пора. — Джорджия взглянула на Леона и улыбнулась. — До скорой встречи.

— А можно я пойду завтракать с тобой, Джорджия? — попросил Леон. — Папа только через час соберется.

— Леон, прекрати, пожалуйста. Неудобно злоупотреблять временем мисс Беннетт, — поспешно вмешался его отец.

Джорджия думала недолго. Она была совсем не против того, чтобы взять с собой Леона.

— Никакого неудобства.

Адам Кэзуэлл широко улыбнулся.

— В таком случае веди себя как следует, молодой человек. — И добавил, обращаясь к ней: — Вы очень добры, мисс Беннетт. Я сам обычно не завтракаю.

— А ведь завтрак считается самой важной едой за день, — с легкой укоризной произнесла она.

— Вот и мама то же самое говорит, — вставил Леон. — Она говорит, что папа чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы правильно питался.

Адам Кэзуэлл беспомощно улыбнулся.

— А мы пойдем на веранду, Джорджия? — возбужденно спросил Леон, когда они оказались в обеденном зале.

— Конечно, только давай сначала возьмем себе еду. Здесь во время завтрака самообслуживание.

— Здорово! А то ведь мы все время ели у себя в номере.

— Ну, так сегодня все будет по-другому. — Она подвела мальчика к буфету, где стояло около дюжины гостей. — Хочешь, чтобы я тебе положила, или сам справишься? И не обязательно накладывать полную тарелку. Лучше потом подойти за добавкой.

— Положи ты мне, пожалуйста, Джорджия. Только не кашу. Я ее ненавижу.

— Тогда, может быть, фрукты? Нарезанное манго выглядит просто замечательно.

— Не возражаю. — В голосе мальчика чувствовалось облегчение. — Еще я бы хотел…

— …сосиски, бекон и гренки.

Он улыбнулся, его глаза загорелись.

— Может быть, еще и яичницу, если ты перевернешь ее вверх ногами.

Спустя несколько минут они сидели за столиком на защищенной от солнца веранде. Джорджия потягивала грейпфрутовый сок, а Леон подцеплял вилкой сочные куски манго и отправлял их в рот.

— Это гораздо вкуснее, чем мюсли, — сказал он. — И почему только мама не знает об этом?

— Уверена, что знает. Может быть, тебе стоит чередовать фрукты с кашей? Ведь есть разные каши. Например, та, которая с Железным Человеком на коробке, очень вкусная. И полезная для тебя. Все чемпионы по плаванию едят такую кашу.

Леон покачал головой и приступил к апельсиновому соку.

— Мне об этом особенно беспокоиться не надо, Джорджи. Я буду музыкантом, как мой папа.

— Правда? Ты уже так рано решил, кем будешь? — поразилась Джорджия.

— Я же вундеркинд, Джорджи, ты разве не знала? — (Незаметно из Джорджии она стала Джорджи.)

— Да, я могла бы догадаться, — улыбнулась она. — Что-то такое вокруг тебя витает. А на каком инструменте ты играешь?

— На рояле, как и папа. Конечно, не на его «Стейнвее». У папы большой концертный рояль. Мне придется играть на маленьком, пока не вырасту.

— А как мама относится к тому, что ее сын — вундеркинд?

— Она не возражает, — бесхитростно ответил Леон. — Она мной гордится. А чем занимаешься ты, Джорджи? — спросил мальчик в своей удивительно взрослой манере и благодарно улыбнулся, когда Джорджия отодвинула от него вазочку для фруктов и поставила тарелку с горячим.

— Я занимаюсь интерьерами. Ты знаешь, что это такое?

— Конечно! — кивнул Леон. — Мама приглашала специалиста по интерьерам, когда отделывала наш загородный дом. Она говорила, что до этого дом выглядел так, как будто в нем жили привидения. Такие мрачные комнаты! Нам с папой там очень нравилось, но мама сказала, что жить в деревне — значит загубить свою жизнь.

Джорджия начинала думать, что его мать с отцом жили как кошка с собакой.

— Но ведь вы там не работали, Леон? — спросила она, не в силах представить себе Адама Кэзуэлла на тракторе.

— У нас работает только папа, — ответил Леон. — Иногда он даже засыпает за роялем. Дедушка считает, что ему обязательно надо отдохнуть, иначе он сорвется. К тому же они с мамой постоянно ссорятся. Я просто ненавижу, когда они ругаются. — Мальчик мрачно покачал головой.

— Я сочувствую, Леон. — Джорджия пожала его маленькую ручку и переменила тему разговора: — Мне очень хочется послушать, как ты играешь. Я тоже училась играть на пианино. Я даже сдала все экзамены и получила два диплома, пока училась в школе.

— А потом поступила в консерваторию? — спросил Леон и откусил сосиску.

— Нет, я поступила в университет. Не так уж я хорошо играла, Леон. И уж точно не была вундеркиндом. Но музыку я люблю.

— А что бы ты хотела, чтобы я тебе сыграл? — спросил Леон, намазывая маслом кусок хлеба.

— Я не знаю твоего репертуара. А вот мне бы понадобилось несколько лет, прежде чем кто-то захотел бы послушать мою игру.

— Ты знаешь сонату Моцарта в до мажоре? — спросил Леон.

— Но ты не сможешь ее сыграть!

— Смогу.

— Тогда ты и вправду вундеркинд, Леон. Я тебе просто завидую.

От музыки они перешли к спорту, и Джорджия с удивлением услышала, что Леон не умеет плавать. Все дети в его возрасте, которых Джорджия знала, хорошо плавали.

— Нам надо что-то придумать, пока ты здесь. Но, конечно, если твой папа согласится.

— Я уверен, что согласится. — Леон положил на стол вилку и нож. — Если только ему самому не надо будет приходить. Он совсем не интересуется спортом. Даже крикетом. — Последние слова были произнесены явно с недоумением.

— Я могла бы устроить тебе урок прямо сейчас, — сказала Джорджия после короткого размышления.

— Я буду плавать с тобой, Джорджи? — спросил с надеждой в голосе Леон.

— Нет. У нас есть профессиональный тренер. Билл Дрейпер. Он очень хорошо ладит с детьми. Кстати, на острове немало детей. Хочешь познакомиться с ними?

— Папе, наверное, не захочется, чтобы я с кем-то подружился, — неуверенно произнес Леон. — Он любит тишину.

— Но тебе необходимо общаться со сверстниками, Леон. Давай я сама с ним поговорю?

— Хорошо. Спасибо, Джорджи! — Мальчик явно обрадовался. — Давай пойдем к нему сразу после завтрака. Только попробую вот это датское печенье.

— У тебя хороший аппетит. — Джорджия улыбнулась и подала ему коробку с печеньем.


Потребовалось некоторое время, чтобы устроить Леона, но Джорджия не жалела. Сансет предоставлял все возможности для семейного отдыха, и о детях здесь заботились. Леон будет учиться плавать вместе с другими детьми, а потом присоединится к ним и в намеченных на этот день играх… Долго уговаривать Адама Кэзуэлла не пришлось, хотя Джорджия не могла вспомнить другого такого поглощенного своими делами человека. Было очевидно, что он любит сына и гордится им, но жил Адам Кэзуэлл для музыки. Джорджия удивлялась, как это он обходится без своего любимого «Стейнвея». К услугам музыканта на острове имелось несколько инструментов, но, казалось, они ему были совершенно не нужны для записи рождающихся композиций. Если бы он был более открытым человеком, она могла бы спросить, над чем именно он работает, но сближаться с ним ей не хотелось. По тому, как он смотрел на нее, она поняла, что он не прочь сделать ее своей музой.

Джорджия удивилась, что, несмотря на ее предложение забрать Леона после урока плавания, Адам Кэзуэлл сам добрался до бассейна и остановился поболтать с ней перед тем, как увести Леона переодеться. Затем Джорджия пошла в главное здание отеля и… набрела на Линка, который пил кофе за столиком под тентом.

— Присоединяйся, — вскочил Линк и пододвинул ей стул. — Я везде искал тебя, но твой дядя объяснил, что ты пристраиваешь сына Кэзуэлла.

— Кто-то должен этим заниматься, — ответила Джорджия, глядя в его яркие всевидящие глаза. — Я бы выпила холодного кофе.

— А что к нему? — Линк подозвал официанта.

— Ради Бога, ничего. Мне еще завтрак надо переварить.

— Завтракала ты вместе с маленьким Леоном. — Он снова сел. — А что же его отец не присоединился к вам?

— Его не приглашали.

— Я говорил тебе, что их брак на грани распада.

— Остановись, — предупредила Джорджия.

— Дай мне закончить. Их брак еще можно сласти. Нужно спасти — ради мальчика.

— Ты хочешь меня о чем-то предупредить?

— Джорджия, я не мог не заметить, как Кэзуэлл смотрел на тебя.

— При всей моей скромности, должна тебе сказать, что я привыкла к таким взглядам.

— Ну конечно, — протянул Линк. — Я ведь и сам не могу отвести от тебя глаз, но все же его взгляд был особенным. Кэзуэлл был похож на человека, который долго искал ответ на какой-то вопрос и вдруг обнаружил этот ответ у себя под носом. Ты наверняка почувствовала то же самое.

— Линк, о чем ты говоришь?

— Ну, это же совершенно ясно. И ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.

— Мне просто понравился маленький мальчик. А совсем не ею отец.

— Тогда, я думаю, надо дать понять это отцу, Джорджия, иначе ты попадешь в неприятное положение.

— Спасибо за совет, — сказала Джорджия.

— Пожалуйста. Я вообще человек очень добрый.

— Правда? А похож на крестоносца. Ну ладно, мы, кажется, решили опекать друг друга.

— Именно это и даст нам возможность спокойно отдохнуть, не правда ли? — насмешливо спросил он и улыбнулся. — А вот и твой холодный кофе. Во сколько мы сегодня отправляемся?

— С приливом. Нам надо еще подготовить лодку. Наполнить бак.

— Я уже все подготовил. — Он снова обворожительно улыбнулся. — А скажи мне, так, ради интереса, как бы ты переоборудовала отель, если бы тебе представилась такая возможность?

— Кто! Я? Я ведь еще такой несмышленыш. — Джорджия напомнила ему его слова.

— Не принимай все так близко к сердцу. В конце концов, тебе только двадцать четыре или около того.

— Хочешь посмотреть мои зубы?

— Господи, да мне не пришлось искать твое свидетельство о рождении! О твоем возрасте сказал твой дядя. И о том, сколь многого ты достигла в свои годы.

— Понятно. — Она слегка расслабилась. — Ну, так вот, Линк Робартс, я не намерена давать тебе пользоваться моими мозгами.

— Тогда скажи, сколько стоит твоя консультация.

— Сначала клиент должен мне понравиться.

— Вот поэтому я и спрашиваю. Я нравлюсь тебе, Джорджия. Ты даже хочешь поужинать со мной сегодня.

— Я не затем приехала на Сансет, чтобы охотиться здесь за незнакомыми мужчинами, — холодно ответила она. — Ну а что бы сделал с отелем ты, блестящий архитектор?

— Как насчет того, чтобы начать все сначала?

— Ты имеешь в виду, разрушить отель? — Джорджия широко раскрыла темные глаза.

— Ну, это, конечно, только гипотеза. Мы с тобой профессионалы. Можем обсудить вопрос предметно.

— Гипотеза? Правда? — Джорджия коротко рассмеялась. — Если бы твоя фамилия была не Робартс… Если бы ты и твой отец не собирались вкладывать деньги в Северный Квинсленд… В конце концов, это самое привлекательное место для туристов. Большой риф — одно из чудес света.

— Дело в том, мисс Беннетт, что я знаю это место гораздо лучше вас.

— Тогда вы должны знать его на десять лет дольше, — резко бросила Джорджия.

— К вашему сведению, мисс Беннетт, мне тридцать один.

— Этот возраст многие считают уже средним, — мило улыбнулась она.

— Ты имеешь в виду маленького Леона?

Она улыбнулась еще шире.

— Он говорит, что он вундеркинд.

Линк рассмеялся.

— Ну что ж, он, безусловно, понимает, когда перед ним красивая женщина. И знает, как с ней подружиться. На каком инструменте он играет?

— На фортепьяно.

— Тогда тебе надо организовать небольшой концерт — если мальчик, конечно, согласится. Он приятный малыш. Только плохо подстрижен.

— Вот именно! — вздохнула Джорджия. — Челка падает ему прямо на глаза. Мне кажется, надо спросить его отца, можно ли отвести мальчика в нашу парикмахерскую. И еще ему нужна повседневная одежда.

— Я думал, ты приехала сюда отдыхать, а не записываться в няньки. — В голосе Линка послышалась странная интонация.

— Но здесь оказался Леон, и ему надо помочь.

Взгляд Линка скользнул по ней и задержался на полных, мягких губах.

— Благослови Господь твое доброе сердце, Джорджия, но почему ты не хочешь предоставить отцу заботу о собственном ребенке? Мне кажется, Кэзуэлл только с виду такой беспомощный.

— Скорее нервный, — поправила его Джорджия. — Мне он показался очень нервным.

— Как раз таких людей меня учили избегать.

— Ну конечно. Ты же деловой человек, а он музыкант. Вы как с разных планет.

— А что ты имеешь против деловых людей? Ты же сама решила посвятить свою жизнь карьере.

— А может быть, у меня несколько скелетов в шкафу.

— Тогда нужно открыть твой шкаф, и все сразу станет понятно.

— Я думала над этим. Нет, ничего не выйдет. — Джорджия резко сменила тему разговора: — Значит, ты решил снести отель?

— Тсс, Джорджия. — Он приложил палец к губам.

— Какой ты хитрый, Линк Робартс. — Хитрый. Опасный. Несущий в себе разрушение, подумала она, чувствуя, что ее тело плавится как воск.

— Но это же не смертный грех, ведь нет? А если серьезно, я стараюсь вникать во все отрасли гостиничного бизнеса. Твой дядя основал этот курорт примерно лет пятнадцать назад. Это была хорошая работа. Но для того времени. Теперь, я думаю, нужна совершенно новая концепция.

— Ну и как бы ты поступил? — спросила Джорджия, стараясь противостоять его обаянию.

— Я бы сделал один центральный комплекс и много бунгало по всему острову, — ответил он с энтузиазмом в голосе. — А для семейного отдыха есть множество других островов. Я считаю, что «Сансет» надо предоставить только взрослым. От детей нельзя ожидать бережного отношения к таким маленьким, драгоценным заповедникам.

— Значит, ты бы запретил приезжать сюда детям? — Джорджия даже не стала сдерживать возмущение.

— Послушай, — примирительно сказал Линк, — ты же прекрасно понимаешь, как губительно сказывается на рифах все возрастающее число туристов. На Сансете великолепные рифы. Твой дядя сам говорил мне, какой огромный урон нанесен им в последнее время. Нельзя допустить, чтобы ситуация стала необратимой. Не все родители прививают своим детям бережное отношение к природе. Когда детей много, они превращаются в огромную разрушительную силу. Ты приезжаешь сюда с детства. Ты же видишь, сколько всего уже уничтожено. Даже прогулочная дорожка вокруг острова и та уже значительно пострадала. Я бы постарался уменьшить число приезжающих сюда. Не больше пятидесяти человек одновременно. Вот в этом и состоит моя новая концепция.

— А как же дядя Роберт? Ты ведь знаешь, что у него нет таких денег.

— Знаю.

— Значит, сюда тебя послал отец?

— Ты говоришь так, как будто я заслуживаю тюрьмы, — произнес Л инк с горечью. — Я поехал сюда, чтобы совместить приятное с полезным. Мне надо было немного отдохнуть, и я решил посмотреть, как функционирует один из маленьких курортов. Никакого особенного плана не было, Джорджия. Небольшая туристическая поездка в рай.

— Очень разумная туристическая поездка, — заметила Джорджия, глядя в его светлые пронзительные глаза.

— Я думаю, ты понимаешь: чтобы выжить, нужно быть разумным.

Она пожала плечами.

— Если это для тебя что-то значит, то я согласна: число туристов надо сократить. Я тоже не хочу, чтобы разрушались рифы. Но наш центральный комплекс можно сохранить, а бунгало построить спустя некоторое время.

— Центральный комплекс требует основательного ремонта. Холл слишком темен.

— Я тоже об этом думала. Мне кажется, здесь нужен огромный купол, тогда будет много света. Еще я бы устроила фонтан и водный сад.

— Правда?

— Не издевайся.

— Ну что ты!

— Ты на все способен… Еще я бы поменяла всю цветовую гамму. У Ди был слишком практичный подход, и ее можно понять, но я бы постаралась отразить здесь все краски острова.

— И ты намерена предложить дяде свои услуги?

Тон у Линка был совершенно безобидный, но Джорджия вдруг вскочила. Щеки ее пылали.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что нам понадобится на это твое разрешение?

— Ну не надо, Джорджия. Я только спросил. — Он схватил ее за руку. И держал. Сердце ее бешено колотилось.

— Только спросил? А мне показалось, что ты слишком много внимания уделяешь нашим проблемам.

— Ты сама напускаешь тумана. И вообще, мы собирались обсудить, когда поедем нырять.

— Я жду, когда ты назовешь время, — коротко ответила она. — Ты же у нас за главного.

— А я думал, что я такой простой парень.

Несколько человек на веранде уже посматривали в их сторону, и Джорджия подалась к нему и прошептала на ухо:

— Ты жесткий и колючий, и я тебе совсем не доверяю. Поедем в два часа.

— Прекрасно! — Он улыбнулся своей насмешливой улыбкой и отпустил ее руку. — Увидимся на пристани?

— На пристани. — Она коротко кивнула, чувствуя, что вся дрожит. — Думаю, ты разбираешься в моторах. Я ведь могу бросить тебя там.

Глава четвертая

Сверкающие маленькие рыбки стаями собирались вокруг них, глядя на вторгшихся в их волшебный мир чужаков. Вода была такая прозрачная, что Джорджия отчетливо видела, что происходит почти на самом дне. К тому же солнечные лучи, преломляясь на изгибах рифа, далеко проникали вглубь молчаливого, залитого зеленым светом подводного мира.

Время от времени мириады крохотных серебристо-голубых рыбок с большими плавниками, окутывавшими их подобно струящемуся шифону, подплывали к Джорджии вплотную, на мелководье, а затем рассеивались среди многоцветных кораллов, удивительно изящных и похожих на папоротники. Прекрасные маленькие рыбки-бабочки дружелюбно вились вокруг нее, напоминая своими медленными, порхающими движениями настоящих лесных бабочек. В нескольких футах от Джорджии прятались в кораллах желтые с белыми и черными полосками мавританские идолы, рядом резвились украшенные ярко-красными лентами арлекины. Давным-давно узнала Джорджия, зачем рыбкам, обитающим в коралловых рифах, нужны такие яркие отметины. Столько различных видов рыб водилось в этих местах, что без подобных опознавательных знаков обитателям моря было бы трудно ориентироваться как внутри, так и вне вида. Мужские особи отличались окраской от женских, и окраска же помогала скрываться от врагов среди многоцветных кораллов.

Любимые Джорджией морские коньки сновали взад и вперед среди водорослей, держась совершенно вертикально и управляя движением с помощью только спинных плавников. Джорджия всегда удивлялась тому, что маленькие коралловые рыбки, такие, как рыбки-бабочки, рыбки-красотки и морские ангелы, никогда не покидают своего определенного участка коралловых зарослей. Рыбы покрупнее отплывают на большее расстояние, но и они кружат только вблизи какого-то своего рифа.

Неподалеку от нее Линк рукой пытался дотронуться до любопытной рыбки-бабочки темно-фиолетового цвета, с плавниками, напоминавшими крылья. Просто удивительно, как быстро обитатели подводного мира понимают, когда человек не желает причинить им зла. Опытные пловцы, Джорджия и Линк все равно держались рядом, чтобы при первой необходимости прийти друг другу на помощь. Они договорились обследовать сегодня только одну определенную часть рифа и ограничили себя во времени. Они прекрасно понимали, что заблудиться в коралловых джунглях под водой так же легко, как и в тропических лесах на земле. Тут было представлено самое большое число кораллов в мире — около трехсот видов, — в то время как, например, в Карибском море их было восемьдесят.

Понятно, что желающих понырять с аквалангом в здешних водах находилось немало, но ныряльщикам следовало принять разумные меры предосторожности. При такой чистой воде было достаточно сложно определить глубину правильно, и поэтому возникала опасность нырнуть слишком глубоко. К тому же там, на глубине, обитало так много интересных видов, что человек легко терял всякое представление о времени. Не рекомендовалось также слишком близко подплывать к коралловым зарослям, чтобы не зацепиться за них аквалангом.

Ни Линк, ни Джорджия не стали надевать водолазные костюмы, решив, что в тропиках в них будет слишком жарко. Джорджия была в бикини и купальной майке из лайкры, а Линк надел старую рубашку и шорты. В такой одежде можно не бояться оцарапаться о кораллы — если вдруг занесет на них течением.

Огромные колонии синих кораллов окаймляли фиолетовые, на коврах из мягких желтых кораллов яркими пятнами выделялись голубые, зеленые, рубиновые и цвета миндаля трубчатые кораллы. Зрелище было настолько невероятным, что у Джорджии появилось чувство, будто она находится в каком-то фантастическом мире, а не на планете Земля.

В расщелинах и пещерах коралловых зарослей водилось огромное множество губок — не тех простых, которыми пользуются в ваннах, а губок всевозможных форм и расцветок. Этот густой окаменелый лес изобиловал ракообразными, некоторые светились подобно опалам. Богатство животного мира и являлось отличительной чертой Большого Барьерного рифа. Джорджия знала, что это объяснялось расположением рифа в самом центре западной части Тихого океана, в непосредственной близости от тропиков, где морская жизнь была особенно богатой.

Время проходит незаметно, когда остаешься наедине с такой красотой, подумала Джорджия. Они с Линком держались вместе, подобно рыбкам-бабочкам, которые плавают в основном парами, и вдруг… Буквально через минуту после того, как Линк показал ей на свои подводные часы, давая понять, что время истекло, на них надвинулась опасность. Они прекрасно знали, что море может быть таким же страшным, как и чарующим. Они встретили здесь и морских змей, и угрей, и рыб-гигантов. Сейчас же перед ними возникла… двадцатифутовая тигровая акула.

Она появилась из-за остроконечного коралла и поплыла прямо на них. Им было прекрасно известно, что большинство акул не обращают внимания на ныряльщиков, и все же сердце у них замерло: У Джорджии молнией промелькнула спасительная мысль, что в районе Большого Барьерного рифа случаи нападения тигровых акул на человека крайне редки — из-за огромного числа обитавших здесь морских животных, которые служили им легкой добычей. Когда акула приблизилась на расстояние двух ярдов, Линк с Джорджией ударили в ладоши, что не так-то просто сделать под водой. Акула, впрочем, уловила этот звук. Она развернулась на сто восемьдесят градусов и поплыла в обратном направлении, оставив позади себя шлейф из воздушных пузырьков.

Линк с Джорджией добрались до лодки в рекордное время. Они снимали акваланги в полном молчании, нарушаемом лишь их тяжелым дыханием.

— У тебя завидное самообладание, — наконец произнес Линк, помогая ей справиться с застежками.

Теперь, когда опасность была позади, Джорджия могла позволить себе и съязвить:

— А ты думал, на меня найдет столбняк?

По тому, как он посмотрел на нее, она не смогла определить, сердится он или, наоборот, доволен.

— Я знал, что ты опытная нырялыцица, — сказал Линк, помолчав, — но тигровая акула может испугать кого угодно.

— Ну конечно. — Она мило улыбнулась. — Однако тебе известно так же хорошо, как и мне, что акулы обыкновенно не нападают первыми. А еды им здесь и так больше чем достаточно.

— Все это совсем не смешно! — заявил он.

— Послушай, в чем дело? — Джорджия в недоумении уставилась на него. Он был такой высокий. Сильный. Притягательный. Такой мужественный. Его великолепное тело темным силуэтом вырисовывалось на фоне сверкающего синего неба.

Линк резко пожал плечами, стараясь стряхнуть напряжение и расслабиться.

— Сам не пойму. Определенно я испугался больше за тебя, чем за себя.

— Но я же тебя не разочаровала, верно?

— Нет. — Он оглядел ее с головы до ног. — Тебя можно только поздравить, — сказал он и опустился на скамейку рядом с ней.

— Тогда в чем же дело? — Джорджия не хотела его провоцировать, совсем нет. Но глаза его вдруг загорелись.

— Только в этом. — Он взял ее за подбородок, повернул к себе и на мгновение задержал взгляд на влажных полуоткрытых губах. — Ты и в самом деле дочь Нептуна, — прошептал он.

Джорджия вдруг почувствовала такую странную слабость, что не могла пошевелиться. Его пальцы скользнули вниз по ее шее, а губы прижались к ее губам в долгом, страстном поцелуе. И она вся замерла. Она понимала, как должна воспринимать этот поцелуй. Как торжество жизни. Знак совместно разделенной опасности. Но она поняла также, что Линк Робартс способен в корне изменить ее жизнь.


Когда Джорджия вернулась в отель, она нашла у себя записку от дяди, приглашавшего ее совершить совместную инспекцию отеля. Похоже, дядя действительно собирался произвести некоторую реконструкцию, подумала Джорджия. И когда она пришла к нему в офис, он подтвердил такое свое решение.

— Я был как во сне, Джорджи, — признался он, снимая очки и устало потирая глаза. — Все пустил на самотек. Понадобился ваш с Линком приезд, чтобы встряхнуть меня. — Он опять надел очки.

— Что такое сказал тебе Линк? — испуганно спросила Джорджия.

— Ничего, но у него острый взгляд. Думаю, ему наш отель показался довольно обшарпанным после того, к чему он привык.

— Линк прекрасно понимает твое положение, дядя Роберт. Могу это с уверенностью сказать за него. Сердечный приступ у его отца и последовавшая затем операция заставили Линка очень переживать. Так что ситуация довольно похожая.

— Да, я слышал. У Сэма Робартса репутация крутого парня. Начал с нуля, удачно женился. Но я тебе уже рассказывал. Кстати, как вы поныряли?

— Прекрасно! — ответила она небрежно, хотя это потребовало от нее некоторого усилия. — Удалось даже встретить тигровую акулу.

— Джорджи!

— Ничего страшного, хотя мы слегка испугались. Но акула испугалась еще больше нас.

— Хорошо, что здешние воды кишат рыбой. Но не хотелось бы, чтобы ставилась под сомнение стопроцентная безопасность нашего курорта. А что ты думаешь о Линке? — Роберт Мобрей взглянул на племянницу поверх очков.

— Сказать по правде… — Джорджия взяла в руки папье-маше, потом положила его обратно, — мне он нравится. Не знаю, насколько это умно с моей стороны, но это так.

— А ты ему нравишься?

— Может быть. Но из этого все равно ничего не выйдет.

— Почему?

— Потому что я слишком хорошо знаю, что значит жить с властным мужчиной.

Роберт Мобрей вздохнул.

— Ты не права. Твой отец — сильная личность, но у него совершенно отсутствует чувство юмора, к тому же, он привык командовать. Не хочу обидеть тебя, Джорджи, я знаю, ты даже по-своему любишь его, но ведь он разбил жизнь моей сестре. У нее, по сути, и нет жизни. Нельзя назвать жизнью постоянное беганье по этим художественным галереям. Она даже сюда не могла приехать, если он был против.

— Но тут мы ничего не можем поделать, — сказала Джорджия. — Мама сама выбрала себе такую жизнь. Что до меня… Папа не отказывал мне ни в чем. В материальном смысле. Единственное, что он никак не хотел мне давать, — это независимость.

— Но все же ты ее добилась.

— Не без труда. — Джорджия старалась сохранить спокойствие. — Больше всего меня огорчало то, что мама никогда не принимала мою сторону.

— У нее были свои проблемы. Она вышла замуж слишком молодой, — грустно сказал Роберт Мобрей. — Досон смог вылепить из нее такую женщину, какую и хотел. Полностью покорную и без собственного мнения.

— Давай закроем тему, — попросила Джорджия. — От этих разговоров у меня поднимается давление, да и у тебя тоже. Лучше приступим к осмотру. — Она встала.

— Начнем, пожалуй, с холла, — предложил дядя. — Мне кажется, там нужно побольше света.

К концу осмотра они договорились, что фирма «Интерьеры Джорджии Беннетт» возьмется за переделку отеля. Роберт Мобрей послал за бутылкой шампанского, и они отпраздновали сделку у него в офисе.

— Даже не знаю, как тебя благодарить, дядя Роберт, — с воодушевлением сказала Джорджия. — Я постараюсь, чтобы все было отлично.

— Я верю в тебя, Джорджи. Ты очень умная девушка. В некоторых вопросах у тебя хватка твоего отца.

— Мне и самой так кажется. — Джорджия смотрела на пузырьки у себя в бокале. — Я могу практически сразу сделать ряд предложений. И еще нам нужно обговорить бюджет.

— Да, конечно. — Роберт Мобрей кивнул. — Потребуется взять кредит, но я думаю, что с этим проблем не будет. Хотя особенно увлекаться не стоит.

— Я и не собираюсь. Хочу, чтобы было впечатляюще, но практично. Ну и, конечно, рентабельно. Но сначала я подготовлю проект и смету расходов. Больше всего денег потребует перестройка здания. Это надо сделать в первую очередь, придется многое ломать.

— Перестройка здания, Джорджи? — Роберт Мобрей казался испуганным. — Что ты имеешь в виду?

— Ну, например, огромный купол полностью преобразит холл.

— Думаю, да, но на это уйдет значительная часть денег.

— Сначала все подсчитаем, а потом решим. Надо проконсультироваться с инженерами и архитекторами.

— Один из них как раз под рукой, — напомнил Роберт Мобрей.

— Ты имеешь в виду Линка? Дядя кивнул.

— Мне говорили, что он блестящий архитектор. «Линкольн» в Перте строился по его проекту.

— Надо же! — Джорджия в изумлении откинулась на спинку стула. — Я даже не подозревала, что этот отель принадлежит Робартсам.

— Ты же помнишь, что девичья фамилия его матери — Линкольн?

— Теперь я знаю. Я уже несколько лет не была в Перте. Но кто-то мне говорил, что новый отель просто потрясающий. Странно, что Линк никогда не упоминал о нем.

— Не думаю, что он любит хвалиться. В то же время он держится очень самоуверенно. Не сомневается в своих талантах, я бы так сказал.

— Но что он делает здесь? В действительности? Он всем говорит, что хочет тишины и покоя, но что-то слишком уж он интересуется нашим отелем. Даже спрашивал меня, как бы я перестроила отель, если бы мне представилась такая возможность.

— Правда? Может быть, это был вопрос к профессионалу? А что ты ему ответила?

— Сказала даже больше, чем хотела. Вот такое действие он на меня оказывает. У него и самого есть кое-какие идеи.

— Не сомневаюсь. Интересно было бы послушать, какие.

Джорджия подумала, а потом выпалила:

— Линк видит «Сансет» курортом только для взрослых. Один центральный административный корпус и несколько вилл на побережье. И всего отдыхающих должно быть не больше пятидесяти человек одновременно.

— Мы с Ди тоже не гнались за прибылью и не хотели наносить вред окружающей природе, но туристов становится все больше и больше.

Джорджия кивнула.

— Я понимаю, чем он озабочен. Остров действительно маленький. И этот прекрасный риф надо защитить — воспрепятствовать его разрушению. Совершенно новый подход.

— Верно, но у меня нет такого состояния, как у Робартсов. К тому же я уже не молод. И я потерял Ди.

— Но ты ведь еще не думаешь о продаже отеля, дядя Роберт? — спросила Джорджия.

Роберт Мобрей покачал головой.

— В этом отеле вся моя жизнь.

— А Линк напрямую не предлагал тебе продать?..

— Джорджи, я бы обязательно сказал тебе.

— Ох, прости. Конечно, сказал бы. Но интуиция подсказывает мне, что Линк хотел бы купить этот отель.

— Цена будет соответствующая, — дядя, казалось, думал вслух, — это значит — высокая! Может быть, в последнее время отель пообветшал, но сады — живая память о Ди. Даже посреди великолепия здешней природы они восхищают глаз. И потом: наш риф. Это самый большой козырь.

— Я уверена, что Линк все прекрасно понимает. — Джорджия с тревогой вглядывалась в осунувшееся лицо дяди.

— Но я пока не собираюсь продавать, Джорджи. Вот в чем дело. Мы решили перестраивать наш отель. — Слезы навернулись у него на глаза. — Кроме того, здесь Ди. Она на острове. Я чувствую ее присутствие. Иногда рано утром я даже вижу, как она ходит по саду. — Мобрей заморгал, потом заговорил более деловым тоном: — Я считаю, мы сможем сократить число отдыхающих. «Сансет» всегда был ориентирован на семейный отдых, но для семей есть острова и побольше. Надо серьезно подумать над этим. У меня еще полно своих проблем.

— От твоего решения зависит проект перестройки отеля, — мягко напомнила дяде Джорджия.

— Я знаю. Но на весь сезон места уже зарезервированы. Потом мы сможем закрыться на несколько месяцев.

— Да, нам придется его закрыть, — согласилась Джорджия, — но это окупится.

— Конечно, дорогая. — С печальным видом Роберт Мобрей снял очки и начал их протирать. — Какое ты для меня утешение, Джорджи, девочка. Ди любила тебя как родную дочь. Ей нравился твой задор.

— И я любила ее, дядя Роберт. — Джорджия встала, обняла его и поцеловала в щеку. — Мы будем чтить ее память.


Джорджия уже заканчивала приводить себя в порядок, когда в дверь неожиданно постучали. На мгновение она растерялась. Линк пригласил ее поужинать, но это не мог быть он. Они договорились встретиться в холле. Это не мог быть и дядя, а у обслуги она ничего не заказывала. Она подошла к двери и посмотрела в глазок.

Никого. Или кто-то очень маленький. Может быть, ее новый приятель?

Джорджия открыла дверь. Так и есть.

— Леон, в чем дело? — Она наклонилась к мальчику и заметила, как горят у него щеки и блестят глаза.

— Там папа. Я не могу его разбудить.

У Джорджии екнуло сердце.

— Он что, спит?

— Наверное. Он храпит.

— Слава Богу! — Она вздохнула с облегчением. — А что это у тебя в руке?

— Папина гантель. Он тренирует руки.

— А, вот чем ты стучал в дверь.

— Прости. — Малыш выглядел смущенным.

— Ничего страшного. — Джорджия посмотрела, не пострадала ли дверь. Немного краски с нее все-таки слетело. Джорджия закрыла дверь и взяла мальчика за руку. — Пойдем проверим, все ли в порядке с твоим папой.

— Почему он так крепко спит? — У Леона дрожал подбородок.

— Думаю, потому, что он работал всю ночь напролет.

— Да, над своей симфонической поэмой, — подтвердил Леон.

— А ты ел что-нибудь?

— Ничего, — покачал головой Леон.

— Бедный! — пожалела его Джорджия. — В следующий раз звони в бюро обслуживания.

— А можно? Вот было бы здорово, Джорджи! — Воображение Леона тут же нарисовало ему гамбургеры и чипсы.

Адам Кэзуэлл открыл дверь только после их третьей попытки достучаться к нему. Живой и невредимый. Немного не от мира сего человек — иными словами, композитор.

— Боже милостивый! Опять нас выручает мисс Беннетт. Какая вы добрая. И какое у вас терпение. У меня так разболелась голова, что я был вынужден принять сразу две таблетки. Боюсь, после них я и вырубился.

— Леон очень испугался за вас, Адам. — Джорджия крепко держала дрожавшую руку мальчика.

— Я никак не мог разбудить тебя, папа.

Адам Кэзуэлл глубоко вздохнул.

— Я никудышный отец.

— Дедушка говорит, что папа скоро сорвется, — сказал Леон Джорджии, склонив голову.

— Шш! Твой дедушка слишком много говорит. — Голос у Адама Кэзуэлла был недовольный. — Я просто заработался, вот и все. Думаю, вы слышали, мисс Беннетт, что мы с женой разошлись.

— Да, и мне очень жаль. Пожалуйста, зовите меня Джорджия. Наверное, вам и Леону нелегко. Я, по-видимому, лезу не в свое дело, но мне кажется, что вам было бы лучше на время забыть о своей работе и насладиться всем тем, что может предложить этот остров. Ведь такая творческая личность, как вы, нуждается в хорошем отдыхе.

К удивлению Джорджии и Леона, Адам Кэзуэлл внезапно наклонился и с благодарностью поцеловал Джорджию в щеку.

— Сказать по правде, я очень увлекающийся человек. И ничего не могу с собой поделать. Было время, я прикладывал все силы к тому, чтобы работать строго с девяти утра до пяти вечера. Но у меня ничего не вышло.

— Ну, кое-что об этом я знаю. — Джорджия улыбнулась. — Я сама много работаю по ночам. И тоже слишком увлекаюсь.

— Вы занимаетесь интерьерами! — воскликнул Адам Кэзуэлл таким тоном, как будто находил ее занятие достойным самых высоких похвал. — Леон мне рассказывал. Да вы и должны иметь дело с прекрасным. Поймите меня правильно, но ваша красота просто вдохновляет. А я сейчас работаю над симфонической пьесой для фортепьяно с оркестром.

— Замечательно! — Джорджия уже всерьез беспокоилась о пустом желудке Леона. — На Сансете вы найдете все, что вам нужно для вдохновения: и прекрасные виды, и чарующие звуки. И еще подводный мир. Я сама сегодня ныряла. Только недавно вернулась. Это было что-то невероятное.

В задумчивых глазах Адама Кэзуэлла вдруг засветился огонь.

— Подводный мир! Ну конечно. Подводный мир. Морское царство, в котором правит прекрасная морская богиня. Строго говоря, ваши глаза должны быть зеленого цвета.

— Для этого существуют контактные линзы, — пошутила Джорджия. — Ну, молодой человек, как насчет ужина? — Она посмотрела на Леона и ободряюще пожала ему руку.

— А можно мне пойти с тобой, Джорджи? — спросил малыш.

— А может быть, пойдем все вместе? — предложил Адам Кэзуэлл.

Джорджия мягко покачала головой.

— Это было бы прекрасно, но я сегодня ужинаю с другом.

— Тогда в другой раз, — проговорил Адам Кэзуэлл, слегка покраснев.

— А вот и мистер Робартс! — внезапно закричал Леон, обратив взгляд к лестнице.

Это и в самом деле был он. Леон помахал рукой, приглашая Линка присоединиться к ним. Мог бы и не беспокоиться:

Линк и так направлялся прямо к группке у двери.

— Леон, верно? — Он улыбнулся малышу и пожал ему руку.

— Леон Кэзуэлл, мистер Робартс, — ответил мальчик, радостно пожимая в ответ его руку. — А это мой папа, Адам Кэзуэлл, пианист и композитор. Джорджи вы знаете.

— Да, конечно. Добрый вечер, Джорджи. — Линк бросил на нее блестящий взгляд. — Я забеспокоился — ведь ты опаздываешь.

— Боюсь, тут виноват мой сын, — извинился Адам Кэзуэлл. — Очень рад познакомиться с вами, Робартс.

Двое мужчин пожали друг другу руки.

— Мне хорошо известны ваши произведения, — вежливо заметил Линк. — Совсем недавно я слушал вашу лирическую драму в Сиднее. На меня она произвела большое впечатление.

— Спасибо. — Адам Кэзуэлл казался польщенным. — Мне она очень тяжело досталась.

— А сейчас папа пишет о море, — с гордостью сказал Леон. — И он хочет посвятить это произведение Джорджи.

Джорджии в последний момент удалось сдержать удивленное восклицание, а Линк вскинул брови:

— Это правда?

— Ты придумываешь, Леон, — запротестовал его отец с видом провинившегося школьника, но никак не прославленного композитора.

— Ну а как ты сам говорил, папа? — Леон бросил на него неуверенный взгляд.

— Что мисс Беннетт очень красивая.

— Как морская богиня, — добавил Леон.

— Я думаю точно так же. — Линк был сама вежливость. — Ну а теперь нам действительно пора идти. — Он повернулся к безмолвной Джорджии и взял ее за руку. — Рад был познакомиться с вами, Кэзуэлл. И с тобой тоже, Леон.

— До свидания, Джорджи. Увидимся утром, — сказал Леон. — Я сейчас позвоню в бюро обслуживания.

— Очень умный мальчик, но он может надоесть, — пробормотал Линк, когда они отошли на значительное расстояние.

— Он очень одинок, — сказала Джорджия. — Заброшенный ребенок.

— На этом острове есть другие дети. Ему надо с ними подружиться.

— Конечно, Леон подружится с ними, но он привык к взрослой компании. И очень скучает по матери.

— Но ты же не его мать, Джорджия, так что не увлекайся.

— Трудно не принять в нем никакого участия. Адам слишком занят собой. Он любит сына, но постоянно забывает о нем. Насколько я поняла, Адам заснул так крепко, что Леон не смог его разбудить.

— Может быть, он пристрастен к наркотикам? — довольно резким голосом высказал предположение Линк.

— Надеюсь, что нет, — вздрогнула Джорджия. — Не думаю. У него совершенно нормальные глаза.

— Ты в них смотрела, не так ли?

— У него очень задумчивый взгляд.

— По-моему, он определенно увлечен тобой.

— Но только не моими глазами.

— Что ты имеешь в виду? — Линк взглянул на нее, такую женственную в белом длинном платье с вышитыми незабудками.

— Сказал, что они должны быть зелеными.

— Ах, ну да! — резко воскликнул Линк. — Морская богиня, конечно же. Дочь Нептуна.

— Похоже, он меня именно так и представляет.

Линк подвел ее к свободному столику.

— Кто-то должен сообщить его жене о том, что происходит, — проговорил Линк, пододвигая ей стул.

— В чем дело? — спросила Джорджия таким тоном, что сидевшие неподалеку три пары обернулись на нее. — Что ты имеешь в виду? — повторила она уже тише, когда он уселся напротив нее.

— Джорджия, не будешь же ты отрицать, что он нашел новую музу?

Неожиданно для себя она вспыхнула.

— Меня не в чем винить. Я не давала ему ни малейшего повода.

— Послушай, тебе и не нужно давать повод. Каждый раз, когда ты входишь в комнату, все головы поворачиваются в твою сторону.

— Линк, ради Бога! — с раздражением воскликнула она.

Он пожал плечами.

— Я не хочу, чтобы ты попала в затруднительное положение, вот и все. Насколько я помню, свою лирическую драму он посвятил жене. На самом деле он очень талантлив. Но лично я предпочитаю композиторов вроде Бетховена или Брамса. То есть я считаю, что в музыке должна присутствовать мелодия.

— Я тоже так считаю, — сказала Джорджия.

Линк поднял руку, подзывая официанта.

— Что будем заказывать? Только не говори, что ограничишься минеральной водой.

— Сухой испанский шерри. Охлажденный. Хочу сохранить ясную голову. — Но сохранить голову ясной при его шарме было очень трудно.

Они разговаривали о многих вещах: о музыке, книгах, фильмах, путешествиях, политике. Джорджия спрашивала Линка о работе, упомянула отель, который, как она узнала, был построен по его проекту. В свою очередь он с видимым интересом слушал ее рассказ об интерьерах и о различных находках, которые ей удалось сделать в этой области. И это также отличало его от Гэвина, которому разговоры об интерьерах казались невыносимо скучными. Даже когда Гэвин поздравлял ее с очередной премией, чувствовалось, что особого значения он событию не придает. А Линк Робартс, судя по всему, интересовался не только архитектурой, но и внутренним обустройством зданий.

— Ну а как тебе этот ресторан? — спросил он, обводя глазами стены.

— Послушай, лучше я расскажу тебе новости. — Джорджия доела последний кусочек восхитительной маринованной коралловой форели и отложила в сторону нож с вилкой. — Дядя Роберт поручил мне переоборудовать отель.

— Очень по-родственному, — сухо заметил Линк. — Здесь же масса работы. Интересно, ты-то сама понимаешь это?

— Ну, пока я не занималась отелями, что вовсе не значит, будто я не знаю, как это делается.

— Решение уже принято? — Лицо Линка в золотистом снопе света казалось высеченным из камня. Внезапно он напомнил Джорджии ее отца.

— Да. Я бы даже хотела пригласить тебя приехать сюда снова, когда мы все закончим.

— Джорджия, ведь здесь много чего надо переделывать. — Он посмотрел на нее через освещенный свечами стол. — И перед тем, как ты начнешь думать о цветовой гамме, материалах и тому подобном, необходимо заняться некоторыми структурными изменениями. Твоя идея купола превосходна, но вряд ли Роберт Мобрей согласится на такие расходы. Он будет вынужден придерживаться весьма скромной сметы.

— Ты уже все выяснил? — В голосе Джорджии слышался вызов.

— Мне даже выяснять ничего не потребовалось. Это же мой бизнес. Я прекрасно знаю, какие туристические проекты будут работать, а какие обернутся провалом. И я намеревался сам переговорить с твоим дядей.

— А, вот мы и у цели, — заметила она с глубокой иронией.

— Я хочу предложить Роберту вариант перестройки, при котором он затратит минимум средств и усилий, — ответил Линк.

— По-твоему, я собираюсь разорить его? — Джорджия заговорила громче.

— Послушай, разве я дал тебе повод нервничать? Ты же профессионал. Уверен, чтобы достичь такого положения, как у тебя, нужно не только быть очень способным человеком, но и иметь здравый смысл.

— У меня его столько же, сколько и всего остального, так что лучше помолчи. Советов мне и так хватило на всю жизнь. И я прекрасно знаю, как удержаться в рамках сметы. Тебе, вероятно, будет интересно услышать, что последний ремонт здесь производил Леннокс Ларсон, а это крупная фирма.

— Может быть, — Линк пожал плечами, — но они очень консервативны. В том, что они делают, нет изюминки. Они выбирают самый безопасный и надежный вариант, и во многих случаях это срабатывает. Но я не могу понять, почему они предпочли именно такие обои. — Он окинул скептическим взглядом стены, покрытые обоями в гибискусах.

— К этому наверняка приложила руку Ди, — сказала Джорджия. — Она обожала гибискусы.

— В саду они смотрятся просто великолепно. А на стенах — не очень.

— Стены должны быть бледно-желтыми, — подсказала Джорджия.

— Согласен. — Он напряженно всматривался в ее лицо. — Мне кажется, Джорджия, все-таки надо уменьшить число отдыхающих.

— Ты уже говорил об этом. — Она водила по скатерти покрытым лаком ногтем.

— Но ты понимаешь, что я имею в виду?

— Конечно. — Джорджия подняла голову. — И дядя понимает. Но у него нет средств поддержать новую концепцию.

— Существуют партнеры, — заметил Линк.

— Дядя Роберт не хочет иметь никаких партнеров. Это семейное дело.

— Но твой отец очень богатый человек.

Ее взгляд стал жестким.

— С моим отцом трудно поладить. Он немного похож на тебя, — сказала Джорджия, не в силах скрыть свои чувства.

— А ты не выносишь конструктивной критики.

— В большинстве случаев. Но мне кажется, что у тебя уже есть какой-то план действий.

— Я не собираюсь делать твоему дяде никаких предложений, если ты это имеешь в виду. Я здесь на отдыхе и просто осматриваю место. Не знаю, в курсе ли ты, но ходили слухи о том, что «Сансет» собираются продавать. И такие сведения могли поступить только от твоего дяди.

Джорджия сделала глоток вина. У нее пересохло во рту.

— Наверное, это было сразу после смерти Ди. Дядя Роберт говорил, что в тот момент он подумывал о продаже.

— Его нельзя не понять. Днем и ночью он во власти воспоминаний.

— Он считает, что Ди все еще здесь, — глухо проговорила Джорджия.

— Я уверен, что ее дух витает над этим местом. Сады, которые она создала, неописуемо красивы.

— Их ты бы не стал переделывать? Если бы у тебя была такая возможность — обустроить здесь все заново?

— Я архитектор, помнишь? Я преклоняюсь перед прекрасным. Ты тоже прекрасна, Джорджия.

— А ты послан самим дьяволом.

— Совершенных людей не бывает. — Линк взял ее за руку, и у нее забилось сердце. — Может быть, погуляем по берегу после ужина?

Она отвернулась, не желая, чтобы он видел ее глаза.

— Что ты задумал? — Соблазнение при свете луны? Дует морской ветерок, мириады звезд отражаются в лагуне, и только они двое в этом мире синевы и серебра?

— Если честно признаться, я бы очень хотел продолжить наш поцелуй.

Возбуждение тотчас охватило ее, но она умудрилась ответить беззаботным тоном:

— А это не нарушит наше соглашение?

Он засмеялся глубоким грудным смехом.

— Не думаю. Поцелуй будет вполне цивилизованным.

На ее лице было написано сомнение. Беседа носила легкий, насмешливый характер, но за игривым тоном угадывался мощный безмолвный поток. Одно неверное движение — и поток этот завертит и унесет ее.

— Джорджия? — окликнул ее Линк.

Она сделала еще один глоток вина.

— А не поставит ли это под удар твои отношения с Таней Харпер?

Линк внимательно посмотрел на нее своими блестящими глазами.

— На самом деле я не принадлежу никому. Можно сказать даже, что я никогда ни с кем не был по-настоящему связан.

— Даже в душе? — Как ни старалась, Джорджия не смогла скрыть волнение в голосе. Удивительный человек. Ему уже за тридцать. Не может быть, чтобы у него не было любовных приключений. И среди них — серьезных.

— Вот именно. Ты мне не веришь?

— Я имею основания сомневаться.

— Думаешь, я ищу приключений? — Его глаза изучали ее.

— Могу только заверить тебя, что я-то уж точно не ищу.

— И я тоже. У меня нет на это ни желания, ни времени. Но что все-таки беспокоит тебя, Джорджия? Ведь ты же знаешь, что со мной тебе ничего не угрожает. И весь вечер ты была в прекрасном настроении.

Она посмотрела на его руку, которая все еще держала ее руку. Это была сильная, красивая мужская рука с ухоженными ногтями.

— Должна признаться, что я еще не совсем доверяю тебе, — сказала она. — Мы же еще не близкие друзья.

— Но начало дружбе положено. Думаю, ты знаешь меня достаточно, чтобы не бояться.

— Ты не понимаешь. — Джорджия убрала руку и потерла лоб.

— Ну а ты попробуй объяснить. Наверняка это как-то связано с твоим отцом. По моим представлениям, ты выросла в патриархальной семье. Может быть, на тебя даже давили. Мне так показалось в первый же день нашего знакомства.

— Я люблю отца. Но он в своем роде великодушный диктатор. Великодушный — до тех пор, пока не рассердится.

Линк откинулся на спинку стула, вглядываясь в ее лицо.

— Неужели я кажусь тебе таким же?

— Возможно, было бы преувеличением говорить так, но ты тоже привык доминировать. Такой же умный и вспыльчивый. И можешь быть жестким. Я очень боюсь всего этого.

— Ты, которая так уверена в себе?

— Ты не понимаешь. Независимость досталась мне совсем не легко. Я столько боролась. — Она покачала головой. — И процесс меня вымотан.

— А ты говорила кому-нибудь об этом? — Линк взглянул на нее из-под четко очерченных бровей.

— Психиатру, что ли?

— Психиатры иногда бывают полезны людям с проблемами.

— Да я ничего против них не имею. Просто пока сама справляюсь со своими проблемами.

— А Андервуду ты доверяешь? — спросил Линк жестко.

— Вот уж нет. С ним, правда, всегда было весело. Он умеет наслаждаться жизнью.

— А он приставал к тебе?

— Не больше, чем другие. Он никогда не выходил за рамки.

— В таком случае тебе и жаловаться не на что.

— До тех пор, пока он не стал ревновать.

— А у тебя были и другие мужчины? — спросил Линк вкрадчиво.

— У меня все так же, как и у тебя, — ответила Джорджия. — Гэвина просто злило, что я не хочу иметь с ним постоянную связь.

— Откуда и история с кольцом. Если бы ты мне в лицо бросила кольцо, я бы никогда больше не допустил тебя в свою жизнь.

— Правда? — Джорджия коротко рассмеялась. — Ты считаешь, что я неправильно веду себя с мужчинами?

— Я считаю, что ты могла бы быть снежной королевой. С Гэвином ты тоже была такая же замороженная?

— Любовниками мы не были, — холодно ответила Джорджия. — Хотя тебя это не касается.

— Совершенно верно, Джорджия. — Он склонил голову в шутливом извинении. — Просто я хочу получше узнать тебя.

— Вот уж никак не пойму, зачем тебе это.

— Дай подумать. — С серебристым блеском взгляд пробежал по ней. — Мне очень нравится смотреть на тебя. Мне очень нравится разговаривать с тобой. И мне нравится, что ты такая спортивная.

— Таня не бегает на три мили?

Он удивленно посмотрел на нее.

— Я точно знаю, что она ходит в тренажерный зал. Она в прекрасной форме.

— Она и должна хорошо выглядеть, это входит в ее служебные обязанности.

— Наверное. — Линк посмотрел в меню. — Как ты думаешь, стоит заказать десерт?

— Мне кофе, пожалуйста.

— Мне кажется, ты можешь позволить себе кусочек апельсинового пирога с имбирным кремом. Во время быстрой прогулки калории сгорят…

Прогулка тропической ночью обернулась идиллией.

Луна освещала белый пляж, окаймленный кокосовыми пальмами, которые выделялись на фоне усеянного звездами неба. В одной из вилл на гитаре исполняли протяжную, романтическую испанскую мелодию. Она так же идеально подходила к этой волшебной ночи, как звук морского прибоя и ветерок, шептавший в листьях.

Лагуна представляла собой поистине волшебное зрелище. Ее поверхность светилась голубовато-серебряным светом, который излучали многочисленные обитатели моря. Воздух был напоен сладким ароматом гардений, олеандра и белого имбиря.

Морской ветерок играл с волосами Джорджии, превращая их в летящий шелковый флаг. Она подняла было руку, чтобы поправить волосы, но Линк опередил ее, подхватив прядь и заложив ей за ухо. Потом его руки легко, но крепко обняли ее за талию, и Джорджия почувствовала, что вся дрожит.

— Джорджия? — раздался его глухой голос. По ней пробежала волна такого желания, что она отпрянула от Линка, словно обжегшись.

— Сначала догони! — прокричала она на бегу, оглядываясь на Линка через плечо.

— Согласен.

Джорджия прекрасно бегала на короткие дистанции, он же, без сомнения, был стайером. Она бежала так, как будто спасалась от неминуемого взрыва. Бежала от своих собственных чувств. Ведь за двадцать четыре года только ему удалось разбудить их в ней.

Когда он наконец догнал ее, она буквально упала ему на руки.

— Мне кажется, ты давно не тренировалась, — заметил Линк с триумфом в голосе, при этом ей показалось, что у него даже не перехватило дыхание от бега.

— Я никогда не думала, что так трудно бегать по песку.

— Ты просто поддалась панике.

— Панике? Из-за поцелуя? Меня уже тысячу раз целовали.

— Тогда ты наверняка знаешь, что только некоторые бывают незабываемы.

— Может быть. — Ее голос слегка дрожал.

— Тот короткий поцелуй в лодке потряс меня. Возможно, это была всего лишь случайность. Неужели тебе совсем неинтересно проверить?

— Сначала отпусти меня. — Она старалась говорить как можно спокойнее.

— Ты обманешь и опять убежишь.

— Не надо так плохо думать обо мне.

Он опустил ее на песок, и, когда она повернула голову, чтобы что-то сказать, губы ее встретились с его губами в поцелуе.

Они на миг погрузились в блаженство. Но поцелуй закончился неожиданно быстро.

Джорджию слегка качало; она схватилась за лацкан его пиджака и, кажется, даже застонала.

— Наш маленький договор аннулируется. — Голос Линка звучал совершенно спокойно.

— И не стоит его возобновлять. — Джорджии удалось, наконец, восстановить дыхание, и она перевела взгляд на отливавшую синим лагуну.

Линк внимательно посмотрел на нее.

— Но почему бы нам не попробовать еще разок, если все так здорово получилось?

При свете луны его глаза блестели, придавая лицу слегка ироничное выражение.

— Ну что ты меня все время поддразниваешь?

— Ничего я не поддразниваю. Я стараюсь уговорить тебя.

— Не надо меня уговаривать, пусть все будет как есть, — ответила Джорджия, пытаясь унять бешено колотившееся сердце.

— А может быть, ты обманываешься? Перемены неизбежны. — Он опять привлек ее к себе и прижался губами к ее обнаженному плечу. — Дочь Нептуна. Морская богиня. Теперь я понимаю, где Кэзуэлл черпает вдохновение.

— Не зли меня, Линк, — предупредила Джорджия.

— Боже упаси! Ты немного взвинченная. А какая восхитительная на вкус! — Он короткими поцелуями покрывал ее шею, щеку, приближаясь к губам.

Джорджия совершенно утратила волю. Господи! И это она, которая всю жизнь контролировала свои поступки?

— Ну чем не сцена соблазнения? — вымученно легким тоном воскликнула она.

— Да нет, — усмехнувшись, проговорил Линк, и тут же его губы коснулись ее губ.

Это был поцелуй такой глубины, что, казалось, проник до самой ее души. И он все набирал и набирал силу — до тех пор, пока Джорджия наконец не очнулась. Начать — очень легко, подумала она, а остановиться — практически невозможно. Она тут же отпрянула, но Линк только крепче прижал ее к себе, целуя неистово бившуюся жилку у основания шеи.

— Линк!

Он отпустил ее, и она прислонилась к его плечу.

— Вот, значит, как это — целовать богиню, — прошептал он, глядя на ее покрытые серебристым светом волосы.

В голосе Линка прозвучала еле ощутимая враждебность. Ведь женщина — извечная соблазнительница…

— Думаю, нам пора возвращаться.

— Никто не спорит! Мужчине следует опасаться подобного неземного удовольствия.

— Ты меня в чем-то обвиняешь? — спросила она.

— Только в том, что ты способна открыть дверь в другой мир.

— Поцелуй не моя идея. И иногда он может разрушить дружеские отношения.

Джорджия начала взбираться вверх по склону, Линк легко следовал за ней.

— Если бы ты сейчас видел мои глаза…

— Я бы очень хотел! — Он рассмеялся. — Пойдем ко мне?

— Ни за что! — Джорджия рассердилась. И убыстрила шаг. Но через минуту споткнулась о корень дерева, полускрытый в песке. — Черт! — Она бы упала, если бы Линк не поддержал ее в последний момент. — Не смей потешаться надо мной!

— Джорджия, я вовсе не потешаюсь! Не сердись. Ты ушибла ногу?

В ней шла борьба. С одной стороны, замечательно ощущать, что кто-то беспокоится о тебе. И Джорджии не хотелось отстраняться от Линка. С другой стороны, она непременно должна это сделать.

— Мне кажется, я сломала палец. — Она закусила губу, грудь ее вздымалась.

Он сразу же посерьезнел.

— Ты шутишь?

— Наверное, мне надо в больницу. — Джорджия почему-то решила преувеличить опасность.

— Давай я посмотрю, — предложил Линк. — Вон моя вилла. Я хорошо разбираюсь в травмах.

Она тут же стала возражать:

— Нет, не надо, я думаю, все обойдется. — И продолжила подъем, стараясь сильно не наступать на левую ногу.

— Послушай, облокотись на меня.

— Хорошо. — Джорджия посмотрела на ногу. — Теперь мне, наверное, придется носить какие-нибудь старые ботинки.

Линк рассмеялся своим глубоким, таким привлекательным смехом.

— Ты будешь великолепно в них смотреться.

Я потеряла всякий контроль над собой, подумала Джорджия. Я безумно влюбилась!

Невозможно описать, какой идиоткой она себя при этом почувствовала.

Всю дорогу до номера Джорджии Линк поддерживал ее и даже нес в одной руке ее золотые сандалии.

— Теперь, наверное, ты откажешься от своих утренних пробежек? — сказал он — опять дразнящим тоном.

Она покачала головой.

— Не думаю. Уже не очень болит.

— Тогда, если не возражаешь, я присоединюсь к тебе?

Она посмотрела на него и улыбнулась.

— Если сможешь угнаться за мной. Бег будет не по песку.

— Я приложу все старания, — заверил он ее. — Так твой дядя, кажется, говорил, что тебя в школе прозвали Артемидой?

Джорджия кивнула.

— Я завоевала много наград для нашей школы и была довольно популярной личностью.

— На тебя стоило посмотреть, когда ты рвалась к финишной ленте. У тебя всегда были длинные волосы?

— Всегда. — Ситуация была опасной, но Джорджия никогда в жизни не чувствовала себя так прекрасно.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

— Да. Спасибо, Линк, за приятный вечер. — Она очень хотела пригласить его к себе в номер, но, конечно, не сделала этого.

— И тебе тоже. — Он наклонился и коротко поцеловал ее в щеку. — Спи спокойно. Встретимся утром. Во сколько?

— Давай в семь, пока не очень жарко. Я буду пробегать мимо твоей виллы.

— Прекрасно! И надень купальник. Потом мы с тобой искупаемся.

Глава пятая

Начало недели было таким идиллическим, что Джорджия в душе понимала — долго это продолжаться не может. Чем доверительнее становились ее отношения с Линком, тем большее эмоциональное воздействие она испытывала. Он был настолько яркой личностью, что она от одного его присутствия заряжалась огромной энергией. По утрам они вместе совершали пробежки, ходили купаться, нырять и даже ловить рыбу. Физических упражнений было столько, что они каждый раз с аппетитом набрасывались на великолепную и разнообразную еду, подаваемую в отеле. Австралия славится дарами моря, а возле Большого Барьерного рифа их особенно много. Часто Джорджия и Линк брали с собой на прогулку Леона — если считали, что нагрузки будут ему под силу. Мальчик с нетерпением ожидал этих моментов, а Линк, как оказалось, любил детей не меньше Джорджии. Он рассказал ей, что просто обожает двух своих племянниц, дочек его сестры Пэтрис. Младшая сестра Кимберли только недавно вышла замуж, и детей у нее еще не было. Его самого мать уже давно — и безуспешно — пытается женить…

Леон оказался не очень способным к плаванию. Основная проблема заключалась в том, что он не любил уходить с головой под воду. И, тем не менее, с такими учителями, как Линк и Джорджия, мальчик делал несомненные успехи. Его игра на фортепьяно, напротив, была выше всяких похвал. И Джорджия решила организовать небольшой концерт для желающих послушать маленького музыканта. Когда она пришла спросить разрешения у Адама Кэзуэлла, тот был больше удивлен, чем заинтересован. Весь разговор свелся к его будущей симфонии. Джорджия позаботилась, чтобы обоих, и отца мальчика и Леона, в любое время пропускали на детскую площадку — место проведения концерта, — но Адам не выказал ни малейшего желания побывать там, не говоря уже о том, чтобы сыграть с сыном дуэтом. Игра в четыре руки пришла на ум именно Джорджии. Сначала она хотела взять себе наиболее трудную партию, но оказалось, что Леон может исполнить ее гораздо лучше, чем она. И потом, это же, в конце концов, был его концерт.

В пятницу детская площадка была переполнена. Джорджия увидела среди гостей своего дядю и Адама Кэзуэлла, который, правда, передав ей Леона, тут же исчез, чтобы вернуться к своей симфонии, что повергло Линка в глубокое недоумение.

— И что он за отец? — сокрушался Линк.

— Он любит мальчика.

— Недостаточно любит. И потом, мне совсем не нравится, как он домогается тебя. Разве он не может просто вообразить свою морскую богиню?

— Ну, это всего лишь вопрос творчества, — мягко заметила Джорджия. — Не беспокойся.

Линк нахмурился.

— Я думаю о том, что он способен пожелать большего, чем только созерцать тебя. Тебе совершенно не нужна подобная история.

Это было правдой. Джорджия хотела помочь Леону, но не навредит ли она в результате? Сейчас Леон относился к ней с Линком как к добрым тете и дяде. Но поскольку ребенок был многого лишен в своей жизни, то, когда вернется домой, он будет по ним очень скучать. Джорджии хотелось поговорить с матерью Леона. Почему она его забросила? Уж она-то не могла не знать, насколько ее муж поглощен самим собой. Адам даже себе, не говоря уже о сыне, не мог устроить отдых. Он, казалось, не замечал, что находится на прекрасном тропическом острове. А ведь свою симфонию он писал именно о море! О населенном фантастическими существами подводном царстве, в котором правит морская богиня. Сначала Джорджия считала, что он приехал сюда, чтобы запастись впечатлениями. Но нет. Адам приехал на Сансет затем, чтобы усесться за рояль и предоставить добросердечным людям заботиться о своем сыне.

Для семилетнего мальчика Леон держался на сцене просто великолепно. Он подошел к пианино, поклонился, уселся поудобнее и обернулся к аудитории, подбадривающе улыбавшейся ему. Джорджия подумала, что никто из присутствующих, за исключением нее и Линка, не знал, насколько талантлив мальчик. Как организатор концерта, она сидела в первом ряду, между дядей и Линком. Леон взглянул на нее и обворожительно улыбнулся. Она кивнула, ощущая материнское волнение.

Напрасно она волновалась. За полчаса Леон продемонстрировал весь спектр своих возможностей. Поражала сила его тонких рух, но еще более удивительными были музыкальность и певучий тон исполнения. Вначале он сыграл произведение, подготовленное специально для этого вечера, а затем — еще несколько, написанных для него отцом.

Дуэт Леона и Джорджии вызвал бурю восторга. К удивлению девушки, и ей и Леону подарили по букету цветов, перевязанных шелковой лентой. Как Джорджия узнала позже, это организовал Линк.

— Классно, парень, — сказал мальчик лет восьми, поднявшийся поздравить Леона. — Я никогда особо не уважал игру на пианино, но это было круто.

После концерта Джорджия и Линк пригласили Леона на чай, где мальчик набросился на шоколадное печенье, пирожные и манговое мороженое.

— Здорово, — сказал он, облизывая испачканные губы.

Линк протянул ему бумажную салфетку.

— Мы рады, что тебе понравилось, Леон. Но нет никакого сомнения, что если ты не остановишься, то можешь заболеть.

— Это самые лучшие каникулы за всю мою жизнь! — Леон вскочил и обнял сначала Джорджию, а потом Линка, который с любовью прижал к себе мальчика. На глаза Джорджии навернулись слезы. За такое короткое время Леон стал им по-настоящему дорог.

Когда они собрались уходить, к их столу подошел Адам Кэзуэлл. Под его глазами залегли тени, выражение лица было мрачным.

— Ну и как все прошло? — Он уселся на стул, не сомневаясь, что ему рады.

— Я им понравился, папа. — Леон встал, чтобы обнять отца.

— Замечательно, Леон! — Адам так тепло улыбнулся сыну, что Джорджия даже переменила свое мнение о нем.

— Особенно всем понравился наш с Джорджи дуэт.

— Дуэт? С Джорджией? — На лице Адама было написано недоумение. — Разве вы играли дуэтом?

— Я же говорила вам, Адам, — напомнила ему Джорджия.

— Господи, я, наверное, прослушал. Я бы обязательно пришел, если бы знал.

— Вы имеете в виду, посмотреть на Джорджию? — усмехнулся Линк.

— Я не знал, что она играет.

— Папе надо говорить обо всем два раза, Джорджи, — серьезно объяснил Леон. — Когда он работает, то ничего вокруг не слышит.

— Сейчас я полностью проснулся, Леон, спасибо, — сказал Адам, откидывая завязанные в хвост волосы.

— А как продвигается новое сочинение? — поинтересовался Линк.

— О, прекрасно! Джорджия была настоящей находкой.

— Какая такая находка? — Леон вопросительно посмотрел на Линка.

— Ну, это когда в мозгу наступает прояснение, — объяснил Линк с иронией в голосе. — Подсказка свыше. Мне говорили, что большинство произведений вы посвятили своей жене, — добавил Линк, обращаясь к Адаму.

Тот жестом подозвал официантку.

— Да. Но это было в лучшие времена, — грустно сказал он. — Вы ко мне присоединитесь?

Линк посмотрел на Джорджию с недовольным выражением лица.

— Я — нет.

— А вы составите мне компанию, Джорджия? — попросил ее Адам.

— Ну, если только на несколько минут.

Линк поднялся и помог Леону выбраться из-за стола.

— Пошли, юный друг. Погоняем по пляжу мяч, подождем Джорджию.

— Здорово! — крикнул Леон. Он был на седьмом небе. — Ты с нами, пап?

— Нет, сынок. Это не моя сцена. Я благодарен вам, Линк, за то, что вы занимаетесь с моим сыном. Спасибо.

— Гонять мяч его вообще-то должен учить отец.

— В этих делах я совсем профан, — сказал Адам с грустной улыбкой. — Правда.

Джорджии наконец удалось поймать взгляд Линка.

— Я думаю, вы вдвоем неплохо проведете время. Я не буду долго задерживаться.

— Хорошо. — Линк помахал им рукой, и они с Леоном ушли.

— Кажется, Линк меня не одобряет, — сказал Адам, оставшись вдвоем с Джорджией.

— Ну что вы! — соврала она.

— Он принадлежит к людям, которыми я всегда восхищался. Но мне никогда не стать таким. Люди вроде него нравятся и мужчинам, и женщинам. Рядом с ним я себя чувствую полным ничтожеством.

— Зачем вы так говорите? — возразила Джорджия. Из вежливости. Но в душе полностью с ним соглашаясь.

— Он хорошо сложен. Наверное, он спортсмен?

— Линк еще и великолепный архитектор, — сдержанно ответила она.

— Правда? А я думал, он только гостиничным бизнесом занимается.

— Ну да. Он правая рука отца и его наследник, но еще он проектирует отели. Например, новый отель — «Линкольн» в Перте — его работа.

Адам удивленно уставился на нее.

— Невероятно. Он ни разу не упомянул об этом.

— Наверное, он здесь пытается забыть о делах. Он же в отпуске.

— Вы в этом уверены? — Адам пристально посмотрел на нее.

— Что вы имеете в виду?

— А разве вы не в курсе слухов о том, что «Сансет» продается?

— Отель не продается, Адам. Мой дядя займется его реконструкцией, как только закончится сезон.

— Интересно. Вам надо к этому подключиться.

— Буду рада помочь.

— Мне вы уже помогли, — тут же заметил Адам. — И не только с Леоном. Вы высветили для меня главный персонаж. Вам покажется странным, но для меня теперь нет никакой необходимости спускаться под воду, чтобы почувствовать и воссоздать в музыке атмосферу, царящую там. Я слышу музыку прилива. Я понимаю пение птиц и шум ветра. У меня перед глазами яркие рыбы, хотя я не подхожу к берегу. И я вижу вас в развевающемся наряде морской богини. У меня внутреннее видение.

— Я понимаю. И доказательством всему этому служит ваш признанный талант композитора. Мне только очень жаль, что вы не были на концерте Леона. Это было что-то необыкновенное.

— Да, я знаю. — Адам кивнул. — В детстве я сам был вундеркиндом.

Джорджия улыбнулась:

— Мать Леона наверняка гордится им.

— Да, конечно. Но Лиз совершенно немузыкальна.

— Поэтому у вас проблемы?

— Да, и порой непреодолимые. Сначала было ничего, но постепенно Лиз перестала вообще выносить мою музыку.

— Может быть, она считает, что для нее в вашей жизни не осталось места, — попыталась встать на сторону Лиз Джорджия. — Сочинение музыки поглощает все ваше время.

— Именно. И часто меня выматывает. Ну и потом, со мной вообще непросто. Меня совершенно не интересует светская жизнь. А Лиз она очень интересует. Я совершенно равнодушен к еде, Лиз же обожает рестораны. Мне нравится жить за городом. Ей — нет. Так что ничего удивительного в том, что она бросила меня. И еще она считает, что я должен уделять Леону больше времени.

Когда Джорджия спустилась на пляж, она чувствовала себя опустошенной. Для такого кроткого человека, каким представлялся ей Адам Кэзуэлл, подобные откровения были совершенно необычным делом. Он скучал по жене гораздо сильнее, чем позволял себе показывать. Джорджия даже решила, что он без нее не может жить.

Леон, маленькая жертва семейного разлада, радостно плескался у берега, а Линк, лежа невдалеке, наблюдал за мальчиком. При виде Джорджии Линк сел и начал разглядывать ее молодое совершенное тело в ярком купальнике. Под действием солнца ее кожа превратилась из молочно-белой в светло-золотистую. На Джорджии была большая соломенная шляпа, а в руках — халат и полотенце.

— Значит, тебе все-таки удалось вырваться, — коротко поприветствовал он ее.

— Я же не могла быть невежливой. Хотя бы ради Леона.

— Ну конечно, нет. — Линк встал, похожий на солнечного бога. — Но я его с трудом выношу. Садись, я расстелю тебе полотенце.

— Привет, Джорджи! — раздался крик Леона.

— Привет, Леон. Не заходи далеко.

— Ладно. — И мальчик вновь начал упоенно плескаться в воде.

— Этот его хвост. Никак не пойму, зачем все это, — продолжал Линк раздраженно.

— Наверное, для самоутверждения. Он даже не заметил, что я подстригла Леона. И что купила ему несколько маек.

Линк кивнул.

— Пошли ему чек. Мне кажется, он довольно обеспеченный человек. Леон замечательный ребенок, но что будет, когда малыш вернется домой? Он так к тебе привязался.

— Леон забудет обо мне, — сказала Джорджия. — На мне свет клином не сошелся.

— Вот уж не знаю! По-моему, ты запуталась. Кэзуэллу нужна муза, а жена ею уже быть не может. Так что твоя очередь.

— Не говори глупостей, — пробормотала Джорджия, снимая шляпу и встряхивая головой.

— А что? Эти кажущиеся слабыми мужчины проявляют огромную силу, когда хотят привязать к себе несчастных женщин.

— Несчастных женщин! — Джорджия бросила на него негодующий взгляд. — Это не про меня.

— А тебе не кажется, что твое высокоразвитое чувство сострадания делает тебя достаточно уязвимой?

— Ты и сам жалеешь Леона.

— Но, Джорджия, я уж точно не такой, как Кэзуэлл.

— А он, между прочим, просто обожает тебя. Мечтатель всегда восторгается человеком действия. Но лично мне Кэзуэлл уже начинает надоедать.

— Ну и дай ему это понять.

— Господи, по-твоему, я должна сказать ему, чтобы он катился куда подальше?

— Ну, это грубо. Ты можешь ему сказать, что собираешься за меня замуж.

На мгновение все поплыло у нее перед глазами.

— Я не люблю врать. — Джорджия сделала несколько глубоких вздохов, чтобы прийти в себя.

— Это не ложь, Джорджия. Просто средство защиты. Мне кажется, я вполне подходящий кандидат. Временный, конечно. Мы ведь слишком заняты своей карьерой, чтобы серьезно думать о браке.

— Вот именно! — Наконец она смогла взять себя в руки. — Хотя я ведь просто служу Адаму источником вдохновения. Это всегда так. Лагерфельду нужна Клаудиа Шиффер. У Сен-Лорана тоже кто-то есть.

— Ну, и, кроме всего прочего, ты еще и музыкант! — подхватил Линк.

— Я Леону в подметки не гожусь, несмотря на его юный возраст.

— Не нужно скромничать, — сухо сказал Линк. — Ты играла прекрасно. Ты любишь музыку. И ты хорошо в ней разбираешься, хоть и незнакома с произведениями Кэзуэлла.

— Он принадлежит к новой волне, — заметила Джорджия, чувствуя, что ей уже надоело говорить об Адаме Кэзуэлле. — Кстати, о волнах: я иду купаться. — Она поднялась одним быстрым движением — сверкнули длинные ноги.

— Не больше десяти минут, — предупредил Линк. — Я пока поучу Леона плавать, а потом твоя очередь заниматься им.

Джорджия, закручивая волосы в тугой узел, наклонилась и поцеловала Линка в макушку.

— Ты очень добр, Линк. Не думай, что я этого не ценю. Когда тебя подцепит подходящая девушка, ты будешь замечательным отцом.

Неожиданно он поймал ее за руку, и тысячи мурашек пробежали у нее по коже.

— Уж не говоря о том, какой я буду муж. И любовник.

— Мне казалось, мы решили не говорить о мужьях, — мягко заметила Джорджия, выдерживая его взгляд.

— Подходящая девушка может сотворить чудо. — Его глаза так горели, что у Джорджии закружилась голова. — А кто может сказать, когда такое чудо произойдет?

Вот именно, кто?


Утро принесло новую волну отдыхающих. Первый, кого увидела Джорджия, был Гэвин. Он стоял у стойки администратора — впечатляющий на вид мужчина в песочного цвета брюках и потрясающей рубашке. Гэвин разговаривал о чем-то с Марианн, главным администратором. Марианн смеялась, покраснев до корней иссиня-черных волос.

Джорджию охватило безумное желание убежать. Она начала пятиться к двери, но в этот момент Гэвин обернулся и посмотрел прямо на нее.

— Дорогая!

Все головы повернулись в их сторону. Гэвин бросился к ней навстречу с распростертыми объятиями. Профессия адвоката только усилила его природную склонность к театральным жестам, подумала Джорджия. Все это невыносимо. Гэвин явился на Сансет испортить ей отдых.

— Дорогая, как ты тут без меня? — Он самоуверенно улыбнулся.

Как я буду с тобой? — подумала Джорджия, едва не скорчив гримасу отвращения.

— Что ты делаешь здесь, Гэвин? — спросила она.

Он опять театрально развел руками.

— Дорогуша, но разве так себя ведут? Не хочешь ли сначала поцеловать меня?

— На твоем месте я бы удовольствовалась улыбкой, — ответила она.

— Ну ладно, ладно. — Ни на миг не утратив уверенности в себе, он обнял ее за плечи и запечатлел у нее на губах картинный поцелуй, который мог бы вызвать аплодисменты.

Джорджии хотелось вырваться, но она понимала, как нелепо будет выглядеть в глазах присутствующих.

— Если ты позволишь себе еще раз…

— Дорогая, пойдем куда-нибудь, где мы сможем поговорить. — Гэвин произнес это таким тоном, как будто не слышал ее последних слов, и тепло посмотрел ей прямо в глаза.

— Ни за что, — как можно тверже сказала Джорджия.

— И это после того, как я проделал такой путь, только чтобы побыть с тобой? Полет был трудный, но я не жалуюсь. — Он огляделся вокруг. — Тут все слегка обветшало, не так ли? Дядя должен позволить тебе заняться отелем.

— Гэвин, ты лезешь не в свое дело, — рассердилась она.

Он, как всегда, проигнорировал неприятное замечание и посмотрел в сторону администратора.

— Послушай, я снял одну из вилл на берегу. Нам там будет хорошо.

Джорджия вздохнула.

— Уверена, что тебе там будет хорошо. А меня оставь в покое.

Он взял ее руку и поцеловал в ладонь.

— Мне нравится, когда ты разыгрываешь из себя недотрогу. Кстати, ты отлично выглядишь. У тебя уже не такой напряженный взгляд. И я в восторге от твоего загара. Он очень подходит к твоим волосам и глазам.

— Я знаю, — коротко ответила она.

— Ну конечно! Золотая девочка. Пойдем искупаемся?

— Извини. — Она покачала головой. — Что-то не хочется.

— Тебе, русалке, не хочется?

— Все кончено, Гэвин.

Его взгляд вдруг стал жестким.

— Ну, так считаешь ты, дорогая. А я не согласен.

— Твое мнение не имеет значения.

— Ты что, нашла мне замену?

— Да, сразу.

— Правда? Как его зовут?

— Не твое дело, Гэвин.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Ну, это ты так думаешь. Если ты встретила другого, имей в виду, я не отступлюсь. Я не сомневаюсь, что мы с гобой должны быть вместе. Если хочешь, можем даже пожениться. Ты порядочная девочка. Не из современных. Мне такие нравятся.

У Джорджии упало сердце.

— Я не девочка, Гэвин. Я женщина. Больше того, я знаю, чего хочу. Приятного тебе отдыха, а меня больше не беспокой. — Она повернулась и пошла прочь. И тут же наткнулась на Адама и Леона.

— Кто это был, Джорджи? — Леон смотрел на нее круглыми глазами.

Она пожала плечами и постаралась ответить как можно беззаботнее:

— Один старый приятель.

— А почему он тебя так поцеловал?

— Он любит работать на публику, Леон. Думаю, ты понимаешь, что это значит.

— Хочешь, я поговорю с ним, Джорджия? — неожиданно предложил Адам, который, как и его сын, был взволнован увиденной сценой.

— Господи, конечно, нет. Я сама справлюсь.

— Мне он совершенно не понравился, — пробормотал Адам. — Слишком пижонистый.

И это говорил человек с конским хвостом!

— Правда, Адам, не о чем волноваться, — сказала Джорджия, ослепительно улыбаясь.

— Ну, как скажете. — Было похоже, что она Адама не убедила.

— Мы подумали, что он вас чем-то огорчил.

Джорджия покачала головой.

— Совершенно не о чем беспокоиться.

— Ладно. Леон и я шли пригласить вас на ланч. Хотим хоть как-то отблагодарить вас за вашу доброту к нам обоим. Особенно приятно, что вы организовали тот концерт.

— Да ну что вы, Адам, это было удовольствие. — Джорджия погладила мальчика по голове и убедилась, что тревожное выражение исчезло с его лица. — Охотно отправлюсь с вами на ланч.

Адам обрадовался, но все равно продолжал наблюдать за стоящим у стойки администратора Гэвином.

— Тогда встретимся в час на веранде?

— Давайте в час, — улыбнувшись, ответила Джорджия. — Буду ждать с нетерпением.

Но не успела она подняться на первый этаж, как ее вновь догнал Гэвин.

— Послушай, Джорджия, мне с таким трудом удалось устроить эти несколько дней отпуска, — рассерженно проговорил он. — Почему ты так себя ведешь?

Она с недоумением посмотрела на него.

— А почему ты никак не можешь понять, что между нами все кончено?

— Но ведь нас так много связывает.

Под его пристальным взглядом Джорджия почувствовала некоторую неловкость.

— Извини, Гэвин. Не хочу обижать тебя, но прошу: оставь меня, пожалуйста, в покое.

— В покое? — вскричал он, потрясенный до глубины души. — Джорджия, я признаю, что допустил несколько ошибок, но кто, черт возьми, не ошибается? У тебя свои проблемы, ты, например, зациклилась на отце. Иногда мне даже кажется, что ты просто ненавидишь всех мужчин. И все из-за того, что твой отец такой властный человек. Знаешь, как его зовут в деловых кругах? Мучитель.

— Гэвин, прошу тебя. — Мучитель — это что-то новенькое.

— Не бросай меня, Джорджия, — умолял Гэвин. — Мне кажется, я этого не перенесу.

— Перенесешь. — Она вздернула подбородок. — У тебя было достаточно подобных историй. Если уж мы начали говорить о прозвищах, то, когда я с тобой познакомилась, тебя все звали «плейбой». Так что переживешь.

— Не знаю. — Он покачал светло-каштановой головой. — Просто не знаю. Ты совсем другая. Я люблю тебя…

— Ты просто не любишь проигрывать, Гэвин. Вот и все. А я встретила другого.

Он невесело рассмеялся.

— Уж не тот ли парень с хвостом и круглыми плечами? У него еще, кажется, есть сынок. Просто оскорбление для меня!

— Это мои друзья. — Джорджия начала терять терпение.

— Ты шутишь? Посмотри, на кого он похож! Не хватает только круглых очков в железной оправе.

— Адам — очень известный композитор.

— Представляю, — фыркнул Гэвин. — Но это же глупо.

— Ты все не так понял.

— Нет, ты меня просто разыгрываешь. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Затем его губы заскользили к ее губам.

— Джорджия! А я искал тебя, — раздался рядом глубокий мужской голос.

Да, определенно день не задался. Она оглянулась и встретилась глазами с Линком, который направлялся к ним с совершенно спокойным видом — воплощение достоинства и самообладания.

— А вот и он. Конечно, это он! — пробормотал Гэвин. — Теперь все понятно.

Мужчины обменялись взглядами. Важные сигналы были посланы и приняты.

— Линк, ты не знаком с Гэвином Андервудом? — поспешно спросила Джорджия, становясь между ними. — Линк Робартс — Гэвин.

— По-моему, мы встречались в аэропорту, не так ли? — спросил Гэвин — с протянутой рукой, которую никто и не думал пожимать.

— Да, — резко ответил Линк, — я наслышан о вас, Андервуд.

— Джорджия рассказывала?

— Нет, я присутствовал при вашем выступлении в зале суда.

— А! — Гэвин с удовлетворением кивнул. — Теперь я вспомнил, где мог вас видеть. Я тогда выиграл дело?

— Вы помогли преступнику, — с некоторой издевкой произнес Линк.

Гэвин вспыхнул.

— Я делаю для своих клиентов все, что могу как юрист.

— Для этого требуется достаточно толстая кожа.

— Невинность я потерял довольно давно, — пожал плечами Гэвин. — Если бы вы видели то, что видел я…

— Гэвин приехал сюда на несколько дней отдохнуть, — вмешалась Джорджия.

— Вы прибыли с подружкой? — спросил Линк.

Гэвин уставился на него.

— Нет. Я приехал увидеться с Джорджией.

— Далеко забрались.

— Что-нибудь имеете против?

Линк холодно посмотрел на него.

— Я буду исходить из того, что хочет Джорджия.

— Я хочу мира, — быстро ответила девушка.

— Это не так просто, — медленно произнес Линк, потом повернулся к Джорджии: — Вообще-то я собирался прогуляться по берегу. И собирался предложить тебе присоединиться, чтобы не выпускать тебя из виду.

Она была вынуждена сделать глубокий вдох, иначе бы не сдержалась и ответила дерзостью. Не выпускать ее из виду! Вот еще!

— Хорошо. Сегодня такой замечательный день. Через пять минут я буду готова. — Нужно же, чтобы Гэвин наконец понял, что между ними все кончено. — Пока, Гэвин, — ласково улыбнулась она.

— А как насчет ланча? — Он выглядел сбитым с толку, его губы дрожали.

— Извини. Меня пригласили друзья. Помнишь, тот отец с сыном?

— Ну, это просто невозможно, — сказал он, натянуто улыбаясь.

— Она имеет право сама решать, — произнес Линк сквозь зубы.

— Тогда вперед. — Гэвин повернулся и направился к лестнице. — А я пойду поплаваю с маской.

— Сегодня для этого прекрасная погода, — отозвался Линк. — Надо же, как несправедливо устроена жизнь, — заметил он, когда они с Джорджией остались вдвоем. — Появился именно сейчас, когда нам там хорошо… Надеюсь, это не ты его пригласила?

— Не говори ерунды. — Она посмотрела в его светлые глаза.

— Только один вопрос, — мягко продолжил он. — Ты ясно дала ему понять, что между вами все кончено?

— Совершенно ясно.

— Отлично. Мне бы не хотелось, чтобы тебя с ним что-то связывало.

— Ты вроде бы не имеешь никакого права управлять моей жизнью.

— Джорджия, мы с тобой заключили договор, не так ли?

— Да, конечно, мне нужна помощь. Иначе Гэвин никогда не отстанет, — признала она.

— Какой ужас! — вздохнул Линк. — Адвокат преследует молодую женщину. — В его ироничном замечании слышались металлические нотки.

— Ты придаешь этому слишком большое значение, Линк. И ты был груб.

— Да? А как же тот поцелуй в холле, о котором мне рассказали?

— Что? Кто рассказал?

— Ну, если тебе интересно, мне о нем поведи Адам. Сообщил, что какой-то твой бывший друг пристает к тебе в холле.

— Ну и ладно, — ответила она, устремляясь вперед.

Он легко догнал ее.

— А Леон добавил, что присутствующие аплодировали.

— Как жаль, что тебя там не было, — ехидно заметила она.

— Хорошо, что не было. Даже Адама потрясло увиденное. Вообще, жене Адама давно пора приехать.

— Буду только рада. — Джорджия вытащила ключ из кармана юбки и вставила его в замок.

— Сделай одолжение, Джорджи… — начал Линк.

— Если смогу, Джеймс. — Она повернулась к нему. Он стоял так близко, что у нее бешено забилось сердце.

— Не оставайся наедине с Андервудом без особой необходимости. — Линк сказал это очень серьезно, пристально глядя на нее.

— Гэвин никоим образом не может навредить мне, — успокоила его Джорджия.

— Пусть только попробует. Но имей в виду, что он не такой уж безобидный соблазнитель, как ты думаешь.

— Но и не насильник, — возразила она.

Линк взглянул на нее с изрядной долей цинизма.

— Господи, разве я об этом? Ты что, спала с ним?

— Я думала, что эту тему мы уже обсудили. В любом случае это не твое дело. — Краска залила ее красивое лицо.

— Не согласен. Давай вернемся к нашему маленькому договору.

— Нет.

— «Нет» означает, что не вернемся? Или что ты не спала с ним?

— И то, и другое.

— Ты только что спасла его. Ты знаешь об этом?

— Это шутка? — Она посмотрела на Линка своим бархатным взглядом.

— Никакая не шутка. Быть всегда серьезным — кредо моей жизни.

— А мне кажется, что кредо твоей жизни — говорить загадками.

— Не без того. — Он улыбнулся. — Ну а сейчас надевай купальник. Хочу успеть прийти на пляж прежде, чем там появится Андервуд.


За ланчем Гэвин сел за соседний с ними столик.

Он никогда не отступится, подумала Джорджия, чувствуя на себе его обжигающий взгляд. Она уже решила, что поменяется местами с Леоном и сядет к Гэвину спиной, но в этот момент к нему подошли две молодые женщины. Одна из них, приятная блондинка в облегающих брюках и майке, обратилась к нему с вопросом, свободны ли места за его столиком. Гэвин поднялся и усадил их под желто-белый полосатый зонт. Девицы возбужденно засмеялись, как будто получили приглашение на вечеринку.

Гэвин и в самом деле был хорош собой. И для него никогда не составляло труда завоевать сердце женщины. Удержать ее — другой вопрос. Не каждой понравится, когда над ней постоянно насмехаются.

Леон, пребывая в радужном настроении, улыбался во весь рот.

— Я бы предпочел гамбургер с картошкой, а ты, Джорджи?

— Осьминога, — пошутила она, хотя молодые осьминоги с фенхелем и зелеными оливками действительно значились в меню. — Нет, лучше я возьму запеченную грудку цыпленка, фаршированную креветками.

— Я тоже проголодался, — заметил Адам и улыбнулся. — Наверное, это от морского воздуха…

К вечеру Джорджия собралась пойти искупаться. Она любила позагорать в тот час, когда солнечные лучи становятся мягкими и ласкают кожу.

Она и десяти минут не пролежала на понтоне, когда чья-то голова вынырнула из воды совсем рядом, до смерти напугав ее.

Джорджия села и с трудом перевела дыхание.

— Привет! — Гэвин подтянулся на руках и вспрыгнул на понтон. Его длинное, худощавое тело блестело от морской воды. — Вот что приходится делать ради тебя… Я несколько потерял форму.

Он и вправду тяжело дышал, хотя, как Джорджия знала, был прекрасным пловцом.

Она не стала ему возражать. Гэвин был гостем на острове. И мог отправиться, куда хотел.

— Какое замечательное бикини! — Он посмотрел на нее сверху вниз, охватывая взглядом безупречные линии тела и гладкую, золотистую кожу. — Новое?

— Ну да.

Он сощурил глаза.

— Все для Робартса?

— Вот именно, — твердо ответила она.

— Подожди, я тебе кое-что расскажу, — сказал он, проводя рукой по своим густым волосам.

— Гэвин, не порти, пожалуйста, настроение в такой день. Неужели ты не можешь забыть обо всем и как следует отдохнуть?

— Извини, куколка. Ты слишком многого требуешь. — Он криво улыбнулся.

— А как же твои подружки, которые сидели вместе с тобой за ланчем?

— Я просто проводил с ними время. А что ты нашла в Кэзуэлле? Терпеть не могу грустных, задумчивых парней. К тому же он женат и имеет ребенка.

— Вот этот ребенок, мне и нравится. Он очень скучает по матери. Я стараюсь хоть как-то заменить ее.

— Прелестно! Ты всегда обожала возиться с детьми. Только не перестарайся. Такие, как Кэзуэлл, любят перекладывать свои заботы на других. А кстати, где мать этого мальчика?

— Они разошлись.

— Неудивительно. Ну а Робартс? Что он делает здесь? Я не думал, что его интересует «Сансет».

— Да? Так вот что я тебе скажу: ему здесь очень нравится.

— Ну, это только потому, что он встретил здесь тебя. Такие, как он, предпочитают «Хейман», «Бедарру» и не отдыхают в захудалом «Сансете».

— Он ищет уединения.

Гэвин как-то неприятно улыбнулся и уселся рядом с ней.

— Если ты действительно так думаешь, то ничего не понимаешь в жизни. Наверняка он приехал сюда по какому-то делу. Когда умерла Ди, поползли разные слухи. Вот Робартсы и решили не упустить шанс. Они купят «Сансет» за хорошую сумму и превратят его в первоклассный курорт.

— Ничего подобного.

— Он просто использует тебя, дорогуша. Твой отец перед Сэмом Робартсом совсем школьник. Сэм — это скала. Я наводил о нем справки. А ты знаешь, что его сынок крутит роман с Таней Харпер?

— Нет, — ответила Джорджия упавшим голосом.

— Хочешь, расскажу?

— Подожди, пока он не сделает мне предложение.

— Предложение! — Гэвин повернулся к ней, не в силах скрыть изумление.

— А что, он завидный жених.

— Ну и я тоже. Конечно, у меня не столько денег, но, как я знаю, ты за деньгами не гонишься.

— Не забывай, у меня у самой богатый отец. Впрочем, я уверена, что именно это привлекает тебя больше всего.

— Ну, спасибо!

— Гэвин, ты ведь никогда просто так ни за кем не ухаживал, — фыркнула она.

— Правильно. Но ведь богатые — более интересные люди. Однако хватит обо мне, Джорджия. Расскажи лучше, что у вас с Робартсом.

— Я считаю, что он потрясающий мужчина.

— И еще бабник, — сказал Гэвин таким тоном, как будто за это следует сажать в тюрьму. — Насколько я знаю, он разбил много женских сердец. И я не хочу, чтобы ты оказалась очередной жертвой.

— Спасибо тебе, Гэвин. — Джорджия вздохнула. — Пожалуй, на сегодня хватит солнца. Пора идти. Или хочешь пробежаться со мной наперегонки?

— Ты же знаешь, что я выиграю.

— Ну да, если я дам тебе фору.

Она встала, но он ухватил ее за щиколотки.

— Джорджия, как ты можешь так со мной поступать?

— Пойдем, Гэвин.

— Поужинаем вместе?

— Извини, меня уже пригласили.

— Ну ладно, ты сама этого хочешь. — Он отпустил ее ноги и встал рядом, высокий, худой, но очень сильный. — Поцелуй меня.

Она с удивлением посмотрела на него.

— Ни за что.

— Помнится, тебе это нравилось.

— Ну и что? Те времена прошли.

— А может, опять понравится. — Он обнял ее и крепко прижал к себе.

— Гэвин, думаю, тебе будет полезно узнать, что к нам плывет Линк.

Гэвин коротко рассмеялся.

— Шутишь. — Тем не менее, он повернул голову в сторону берега, откуда по направлению к ним плыла, рассекая волны со скоростью акулы, мощная мужская фигура. Гэвин задумался на минуту, потом сказал: — Пойду собираться. Два человека — компания, три — уже толпа. И потом, этот парень на меня плохо действует.

— Правильно, собирайся. Он, может, именно этого и добивается, — проговорила Джорджия, не уверенная, впрочем, что Гэвин успел услышать ее слова до того, как нырнул.

Буквально через несколько минут из воды, подобно бронзовому морскому богу, появился Линк. Вода ручьями стекала по его тренированному телу, мокрые волосы блестели на солнце.

Он легко подтянулся и уселся на понтон, глядя на Джорджию.

— Прости, конечно, если я назову тебя сумасшедшей, но зачем ты выбрала такое уединенное место?

Джорджия вздохнула и села рядом с ним, опустив ноги в сверкающую сине-зеленую воду.

— Все, что могу сказать, — это то, что я вполне справилась с ситуацией.

— Мне так не показалось, — ответил он.

Она посмотрела в сторону берега.

— Ты, наверное, наблюдал за нами оттуда?

— Да. Даже взял у одного парня бинокль.

— Извини, Линк. Я не могу запретить Гэвину плавать там, где он хочет. Он здесь отдыхает.

— Мне казалось, что ты решила избегать его. — Линк пристально смотрел на нее, с серебристым отливом глаза мерцали на загорелом лице.

— Я не думала, что он поплывет сюда, — беспомощно возразила она.

— Самая большая твоя проблема заключается в том, что ты вообще ни о чем не думаешь.

— Что? — Джорджия вспыхнула и удивленно уставилась на него.

— Ну а что ты сделаешь, если он попытается изнасиловать тебя? Будешь звать на помощь? Из-за шума прибоя и крика чаек тебя вряд ли услышат.

— С Гэвином до этого не дойдет.

У Линка вырвался вздох.

— Ну когда женщины чему-нибудь научатся? Ты лежишь здесь в этом крошечном бикини, которое почти ничего не скрывает, и думаешь, что такой, как Андервуд, останется хладнокровным? Рядом должны быть люди, только тогда можно говорить о безопасности. Или же Андер-вуд значит для тебя гораздо больше, чем ты говоришь.

— Он теперь вообще для меня ничего не значит. — Она пыталась подавить растущее возбуждение. Даже просто сидя рядом, едва касаясь Линка, она чувствовала, что погружается в мощный поток страсти.

— Сейчас ты можешь доказать это.

Джорджия вопросительно посмотрела на него, но, когда глаза их встретились, совершенно забыла, что хотела сказать.

— Долгий, страстный поцелуй — прекрасное доказательство, — мягко проговорил он. — Андервуд наверняка будет пристально смотреть, что же делается на понтоне. Но давай дадим ему время добраться до берега.

— Ни в каких забавах я участвовать не хочу, — заявила Джорджия.

— И я тоже.

— А я про тебя слышала совсем другое.

— Уж не от Андервуда ли?

— Но ты же не будешь отрицать, что и сам прячешь скелеты в шкафу? — спросила она, не отводя от него глаз.

Его красивый рот искривился.

— О чем ты говоришь? Разве можно слушать сплетни? А вон и Андервуд, он наконец добрался до берега. Если бы он как следует тренировался, то мог бы стать хорошим пловцом.

— Но не такой акулой, как ты. — Зачем она так разговаривает с ним? Разве он приплыл сюда не для того, чтобы помочь ей в трудную минуту?

— Хватит, Джорджия, ты заходишь слишком далеко.

— Хорошо, молчу.

— Ну, для того чтобы точно заставить тебя замолчать, есть один надежный способ. — Он вскочил на ноги и легко притянул ее к себе. — И пусть это выглядит красиво.

Она глубоко вздохнула, как будто собиралась нырнуть, и почувствовала на своих губах его губы с привкусом соленой морской воды.

Поцелуй длился до тех пор, пока она не застонала и не обвила руками сильное тело Линка. Его кожа напоминала теплый бархат, волосы на груди приятно щекотали ее тело. Она хотела, чтобы это театральное представление закончилось как можно быстрее, а сама прильнула к нему и не могла оторваться. И даже когда они упали в воду, их тела и губы разъединились не сразу.

Глава шестая

К ужину Джорджия решила надеть топ с воротником-хомутом и яркую юбку-саронг. Топ был цвета баклажана, и этот же цвет повторялся в одном из рисунков юбки. Чтобы усилить эффект тропического наряда, она украсила волосы неким подобием диадемы из перламутра. Даже надевать подобный туалет было достаточно волнительно, не говоря уже о том, как она себя чувствовала под взглядом Линка, когда он встретил ее в холле.

С ними ужинал и ее дядя, и Джорджии показалось, что он чем-то встревожен. Когда они подходили к дверям ресторана, Джорджия мягко спросила:

— У тебя все в порядке?

— Все хорошо, Джорджия. — Он погладил ее по руке. — Не беспокойся обо мне.

— Я не могу не беспокоиться. Ты работаешь без отдыха. И ничего, кроме работы, не видишь.

— Работа — мое спасение, — проговорил усталым голосом Роберт Мобрей.

— Но ведь так можно и переутомиться, Роберт, — заметил Линк, видимо разделяя беспокойство Джорджии. — Вам надо воспользоваться возможностью отдохнуть, когда начнется ремонт.

— Джорджия уже сказала вам, что ее фирма займется дизайном? — спросил Мобрей, переводя взгляд с одного на другого.

— Да. — Линк посмотрел на Джорджию, которая шла между ними. — Это блестящая возможность для молодой компании.

— Она справится, Линк. — Роберт Мобрей с гордостью посмотрел на свою племянницу. — Джорджия — очень умная девушка, и у нее много здравого смысла — от ее отца.

У входа в ресторан их встретил метрдотель. Они обменялись поклонами и улыбками с некоторыми из гостей. Гэвина видно не было. Он или воспользовался услугами бюро обслуживания, или проводил с кем-то время. Группа музыкантов из трех человек наигрывала какую-то грустную мелодию. Сегодня вечером на столах были бледно-желтые скатерти и стояли короткие толстые свечи в подсвечниках кремового цвета с желтым кругом посередине.

Ужин был легким и приятным, и Джорджия с удовольствием наблюдала, как расслабился ее дядя. Естественно, разговор зашел о предстоящей перестройке отеля. Линк высказал ряд блестящих, по мнению Джорджии, предложений. Безусловно, его опыт и профессионализм превосходили ее собственные. Кроме купола в холле, он предложил построить входной павильон со стеклянными стенами, которые позволяли бы видеть роскошный сад, бирюзовое море и коралловые пляжи. Джорджия сразу же мысленно представила себе этот вид. Необходим был белый мраморный пол, который напоминал бы чистые коралловые пески, много синего и белого в обстановке, а также одно или два пятна контрастного цвета. Несколько удачно размещенных консолей, отделанных белым мрамором, и картины Гари Паттерсона с тропическими пейзажами. Она решила как можно скорее связаться с этим художником. Может быть, даже съездить к нему домой на большую землю.

Пока они обсуждали различные детали предстоящей работы, Роберт Мобрей сидел, откинувшись на стуле и с удовольствием наблюдая за увлеченными беседой двумя молодыми умными людьми. Линк, несомненно, был мастером своего дела, но и Джорджия имела свою точку зрения. Роберта Мобрея совершенно не удивляло, что Джорджия одну за другой выигрывала различные премии и награды. У нее была деловая хватка отца, а от матери она унаследовала величайший дар окружать себя красивой и причудливой обстановкой. Это был своего рода талант, который Досон Беннетт воспринимал как нечто само собой разумеющееся. Декор, рассуждал он, чисто женское, а потому совершенно несерьезное занятие…

— Вы двое вполне можете превратить это старое местечко в нечто особенное, — сказал Мобрей за кофе.

— Поддерживать отель в надлежащем состоянии — совсем не простое дело, — заметил Линк. — Джорджия рассказала мне о вашей новой концепции. — Роберт Мобрей сделал большой глоток вина.

— Это просто идея, Роберт. Подобные мысли постоянно бродят у меня в голове.

— Понятно, — кивнул Роберт Мобрей. — Мы с Джорджией в восторге от таких перемен, но я должен придерживаться определенных финансовых границ. Я уже немолод. И не могу позволить себе брать большие кредиты.

— А вы никогда не думали о партнере? — с напускной небрежностью спросил Линк.

— Я же говорила тебе, Линк, — вмешалась Джорджия, — это семейное дело.

Ее дядя вздохнул.

— Боюсь, мне уже ничего не решить. Когда я потерял Ди, я потерял все. Можно сказать, что моя карьера в гостиничном бизнесе подошла к концу. У меня нет ни времени, ни энергии, чтобы начинать что-то сначала.

— А может быть, вам стоит нанять менеджера? — настаивал Линк, не сводя глаз с усталого лица Роберта Мобрея.

— Надо подумать, Линк. Может быть, года через два. Или чуть раньше. Для начала надо привести отель в надлежащий вид. Не хотите быть нашим консультантом по вопросам архитектуры?

Линк покачал красивой головой.

— Я не занимаюсь перестройкой отелей, Роберт. Я могу выдвинуть новую концепцию, и все. К тому же я очень занят. Но порекомендую вам хорошую фирму, специализирующуюся на капитальном ремонте. Джорджия должна ее знать — «Квадрант архитектурал сервисиз».

Джорджия кивнула.

— Прекрасная фирма. Кстати, я занималась интерьером… — Она не закончила, поскольку ее дядя неожиданно резко наклонился вперед, схватившись правой рукой за сердце.

— Дядя Роберт? — в тревоге воскликнула Джорджия. Линк вскочил со своего места и стал искать глазами одного из отдыхающих, доктора Льюиса, который сегодня вместе с женой тоже ужинал в ресторане.

К ним подбежал метрдотель, но Джорджия даже не слышала, что он говорил. Она опустилась на колени, держа дядю за руку. Он был в сознании, даже пытался что-то сказать ей, но боль и испуг мешали ему.

Линк сильными руками обнял Джорджию за плечи и помог ей встать.

— Вот доктор, Джорджия. Давай пропустим его.

Доктор, специалист по сердечным заболеваниям, быстро осмотрел Роберта Мобрея и велел отвести его домой. Все присутствующие выглядели озабоченными. Никто уже не ужинал.

В личном номере Роберта Мобрея доктор Льюис еще раз осмотрел больного, который лежал на кровати и выглядел гораздо более старым и осунувшимся. Доктору принесли его чемоданчик — он никогда не отправлялся в путешествие без него, — и он измерил Роберту Мобрею давление, которое значительно превышало все допустимые нормы.

— Какие препараты вы принимаете? — спросил доктор, снимая стетоскоп и укладывая его в чемоданчик. Доктор явно ожидал услышать, что больной постоянно лечится каким-нибудь известным средством против гипертонии.

Роберт Мобрей действительно назвал один из известных бета-блокаторов, но потом, искоса взглянув на Джорджию, признался, что прекратил его пить — потерял рецепт…

— Ну, тогда вы прямой кандидат на инфаркт или инсульт, — прямо сказал ему доктор. — Нельзя резко бросать пить лекарство. Это очень опасно. На сегодняшнюю ночь я вам кое-что дам, но завтра вам следует посетить вашего лечащего врача, который наверняка назначит обследование. По моему мнению, у вас гипертония и приступ тахикардии — вероятно, вследствие перенесенного стресса. Вы пили что-нибудь за ужином?

— Два бокала рислинга, — ответил Роберт Мобрей, который вообще пил редко.

— Ну, от этого приступа быть не могло. От рислинга вы могли только как следует расслабиться.

— Дядя год назад потерял жену, — объяснила Джорджия, считая именно этот факт причиной дядиного состояния. — Это был большой удар.

— Понятно, — тихо произнес доктор, глядя на больного из-под кустистых бровей. — Можно мне поговорить с вашим дядей наедине, мисс Беннетт?

— Конечно. — Она кивнула и направилась к выходу. — Мы будем в гостиной.

Линк, стоявший у большого окна, повернулся к ней с озабоченным выражением лица.

Чувствуя огромное облегчение от его присутствия, Джорджия подошла к нему.

— Слава Богу, пока, кажется, ничего серьезного. Гипертония, сопровождаемая усиленным сердцебиением.

Линк кивнул.

— Вот от этого, наверное, его паническое настроение. Но так все в порядке?

— Доктор Льюис хочет, чтобы он обследовался. И лучше начать прямо завтра. Доктор сейчас с ним беседует. Дело в том, что дядя не принимал прописанные лекарства.

— Плохо. Роберт неважно выглядит. Я понимаю, что от его горя вылечить невозможно, но отдохнуть ему просто необходимо.

— Я знаю. — Джорджия закусила губу. — Дядя Роберт хотел все сделать как можно лучше, но силы его на исходе. И этот приступ может изменить все планы.


Джорджия сидела на берегу, глядя на бирюзовую лагуну, когда к ней присоединился Линк. Прошло уже два дня, и Роберт Мобрей успел пройти полное медицинское обследование.

— Привет! — Линк опустился рядом на белый песок и пристально посмотрел на задумавшуюся Джорджию. — С тобой все в порядке?

— Конечно. — Она попыталась улыбнуться.

— Что-то ты слишком спокойна.

Джорджия обхватила руками колени.

— Я в полном порядке, Линк. Просто сидела тут и думала, как резко может измениться жизнь, когда что-то случается со здоровьем.

Линк мрачно кивнул, вспомнив о сердечном приступе своего отца.

— Но ведь Роберт, слава Богу, не так уж и болен. Просто ему нельзя вести такой образ жизни.

— Мне надо было принять меры, — Джорджия закусила губу, — я ведь знала.

— Джорджия, тебе не в чем себя винить. Потерять жену — ужасное горе. Роберту нужно как следует отдохнуть. На какое-то время полностью отойти от дел. И потом, здесь слишком многое напоминает ему о прежних счастливых днях.

— Теперь он отдохнет. — Джорджия вздохнула. — Это приказ доктора. Мама планирует провести с ним месяц в нашем доме в Голубых Горах. Папа туда никогда не ездит.

— А что на это скажет твой отец?

Джорджия пожала плечами.

— Мама в разговоре по телефону промолчала, но, кажется, ее в этот раз не волнует реакция отца. Он все делал для того, чтобы отдалить ее от себя. Вот так мужчина может разрушить семью.

— Не только мужчина, — возразил Линк. — Женщины, как известно, тоже способны нанести непоправимый вред взаимоотношениям.

— Наверное. — Джорджия снова пожала плечами. Она была расстроена больше, чем думала.

— В любом случае у меня для Роберта есть хорошие новости, — примирительно сказал Линк. — Я нашел человека, готового немедленно стать менеджером в этом деле, если Роберт даст добро. Его зовут Берни Уилмот. Он работал у нас больше двадцати лет, а потом купил пивной бар, который передал теперь своему сыну. Берни с радостью поработает здесь.

— Отлично, — ответила Джорджия без энтузиазма.

— Тебе все равно?

— Слишком эгоистично думать о своих планах, когда у дяди Роберта такие проблемы, но все-таки что делать с перестройкой отеля? Ее нельзя откладывать.

— Наверное, выход для твоего дяди — продать отель.

— Робартсам? — В ее взгляде читалась ирония.

Тем не менее он кивнул.

— Может быть. Нам надо еще подумать.

— Только не говори так! — взорвалась Джорджия. — Здесь прекрасный риф. Вы всегда мечтали купить это место, Линк. И вполне возможно, что ты использовал меня, чтобы подобраться к дяде.

Она знала, что после сказанного пути назад уже не будет.

Его серые глаза стали холодными.

— Нельзя говорить такие гадости, от них пахнет твоим другом Андервудом.

И он был прав.

— Извини. — Чтобы произнести это, ей потребовалось сделать над собой усилие. — По крайней мере, у Гэвина хватило гордости уехать отсюда.

— Ну да, после того, как он так назойливо преследовал тебя.

У Линка было такое разозленное и напряженное лицо, что Джорджия едва не расплакалась. Она попыталась встать, но он усадил ее обратно на песок.

— Слушай, что с тобой? Можешь мне сказать?

— Мне больно, отпусти, Линк.

— Мне тоже больно, черт возьми. Можно подумать, что я все это спровоцировал. Если у тебя проблемы, Джорджия, их надо решать.

— Мне нечего больше тебе сказать.

— Джорджия, уж не плачешь ли ты? — Он осторожно коснулся ее мокрых ресниц.

Она резко вскинула голову.

— Ну и что? Два последних дня были достаточно тяжелыми.

— Ты думаешь, я не знаю? И еще этот Андервуд со своими насмешками.

— Да, он сделал кое-что, что мне не понравилось.

— Ну и чем ты объясняешь его выходки? — спросил Линк, пристально глядя на нее.

— Ревностью.

— Это уж наверняка, — согласился Линк. — Так что ты, пожалуйста, не навешивай на меня никаких ярлыков. И помни: мне не нужна кисейная барышня. Мне нужна женщина, прочно стоящая на ногах. Женщина, которая знает, чего она стоит. Ты — из таких, но почему-то думаешь, что обязательно совершишь те же ошибки, что и твоя мать. Я прав?

— Почти. — Ей удалось рассмеяться. — Меня так и тянет к деловым мужчинам — хорошо это или плохо.

Он посмотрел на нее одновременно с интересом и раздражением.

— А почему никто из твоих так называемых деловых мужчин не может оказаться хорошим парнем?

— Если я встречу такого, то выйду за него замуж.

— Постарайся сдержать обещание. — Он взял ее за подбородок и поцеловал в губы.

В этот вечер Джорджия обедала с дядей в его номере. Они говорили о будущем.

— Мне надо сделать, как говорит Линк, и нанять менеджера. — Роберт Мобрей помешивал ложечкой кофе. — Мне очень хочется побыть с твоей матерью. А этот Уилмот наверняка хороший парень, если Линк рекомендует его.

— Я тоже так думаю, — кивнула Джорджия.

— В любом случае он приедет сюда на следующей неделе для переговоров.

— Ты уже решил встретиться с ним?

— Я не мог отвергнуть это предложение, Джорджи. Я сейчас не в таком положении. Доктор настаивает на полной смене обстановки. И потом, у Уилмота будет испытательный срок. Через шесть месяцев мы решим, возьмем его на постоянную работу или нет. Ремонт — дело хлопотное. Проводить его надо, но я не могу взвалить все на себя.

— А может быть, дядя Роберт, лучше всего продать отель? — предложила Джорджия, стараясь не выдать охватившую ее тоску.

Он кивнул.

— Да, это было бы лучше всего. Но я пообещал тебе подряд на переоборудование. Вот что меня беспокоит.

— Для меня самое главное — твое здоровье, — твердо сказала Джорджия. — У моей фирмы есть и другие предложения. Так что не волнуйся.

— Как быстро все меняется в жизни, не правда ли? — вздохнул дядя. — Я ведь знал, что не смогу долго прожить на Сансете без Ди. И еще я хотел попросить тебя, Джорджи… — Он замолчал и посмотрел сквозь окно на залитый солнечным светом сад.

— Проси о чем угодно.

— Не могла бы ты остаться еще на неделю, пока не приедет Уилмот, и я не соберусь?

— Нет проблем, — ответила девушка, хотя проблем было в избытке. — Свяжусь с фирмой. Не беспокойся, ситуация под контролем. Мама говорит, что приедет за тобой.

— Да, она настаивает на этом. — Роберт Мобрей улыбнулся. — Ты напугала ее до смерти, Джорджи.

— Я просто пересказала ей слова доктора Коула.

— Завтра утром я переговорю с Линком. — Роберт Мобрей уселся поудобнее на стуле. — С ним очень легко вести дела. — Дядя быстро взглянул на племянницу. — Вы вдвоем замечательно смотритесь.

— Не затевай сватовства, — предупредила Джорджия.

— Но ведь вы подружились?

— Линк замечательный человек.

— И, наверное, именно его присутствие здесь послужило причиной быстрого отъезда Гэвина?

Джорджия вздохнула.

— Гэвин смог вырваться сюда всего на несколько дней. И здесь его ничего не держало.

— Как это похоже на него — зарегистрироваться под чужим именем, — неодобрительно заметил Роберт Мобрей. — Я понимаю, что он хотел преподнести сюрприз, но все-таки! Гэвин — симпатичный и умный парень, но я никогда не доверял ему, Джорджи. Просто здорово, что Линк помог тебе от него избавиться.

Через сорок восемь часов после их решения о возможной продаже «Сансета» Сэм Робартс на вертолете прибыл на остров — в сопровождении красивой темноволосой молодой женщины, оказавшейся Таней Харпер, секретарем Робартса по связям с общественностью.

Линк сообщил Джорджии о приезде отца, но о своей бывшей подружке не упомянул и словом.

Первым вертолет заметил Леон.

— Смотри, Джорджи! — закричал он, подпрыгивая от возбуждения. — Наверное, это папа Линка.

— Очень возможно, — ответила Джорджия, прикрывая рукой глаза от солнца.

— Что случилось? — Леон подбежал к ней, лежавшей на песке, опустился на колени и попробовал заглянуть ей в глаза. — Он тебе не нравится?

— Я его никогда не видела, Леон. — Она с улыбкой посмотрела на встревоженное маленькое личико.

— Ты не хочешь, чтобы он покупал отель?

— Я была еще меньше, чем ты сейчас, когда стала приезжать сюда.

— Но ты и потом сможешь приезжать. Линк разрешит.

— Мне, может, не захочется, Леон. Это место слишком дорого для меня.

— Да, я понимаю. Мне здесь тоже очень нравится. — Леон присел рядом и стал пересыпать песок из ладони в ладонь. — Я рассказал об этом маме, когда разговаривал с ней вчера вечером.

Джорджия удивленно посмотрела на него.

— Ты разговаривал с ней, Леон? Я очень рада.

— Я рассказал ей про тебя.

— Правда? И что же ты сказал? — Джорджия вдруг почувствовала беспокойство.

— Ну, я рассказал, какая ты красивая. Как ты подстригла мне челку, чтобы она не падала на глаза, и как купила майки и кроссовки, чтобы взбираться на риф. Рассказал об уроках плавания и как мы везде ходим вместе. Рассказал о Линке. Потом сказал, что папа пишет симфоническую поэму о морской богине, похожей на тебя.

— Но ты не сказал маме, что он хочет посвятить поэму мне?

— Конечно, сказал, — кивнул он. — Мы долго разговаривали. Я все ей рассказал о концерте и как мы с тобой играли в четыре руки. Она очень внимательно слушала.

— А папа тоже с ней разговаривал? — спросила Джорджия.

— Папа спал. Мама просила ему не говорить.

— О телефонном разговоре?

— Да все в порядке, Джорджи, — успокоил ее Леон. — Она собиралась еще раз звонить. Сказала, что очень соскучилась по мне.

— Конечно, соскучилась. Видишь, как сильно она тебя любит? — Джорджия сжала его руку:

— Думаю, она просто хотела немного напугать папу. Если они разведутся, будет просто ужасно. Я знаю одного мальчика, чьи родители развелись. Он говорит, что это просто ужас что такое.

— Да, — кивнула Джорджия, сочувствуя переживаниям Леона. Но иногда даже хуже, когда двое несчастливых людей остаются вместе.


Ланч был устроен на веранде. При появлении Джорджии все мужчины встали. Линк, легко обхватив ее за талию, представил ей присутствующих. Ее удивил Сэм Робартс. Несмотря на грубоватую привлекательность и пронзительные синие глаза, он был начисто лишен лоска, который отличал его сына. Простоватая манера говорить в сочетании с общительным нравом действительно делали его похожим на необработанный алмаз, с которым сравнил его Роберт Мобрей. А к тому же это был человек, переживший тяжелое детство, но сумевший побороть все препятствия и пробиться на самый верх.

Линк, наверное, был похож на свою мать, поскольку никакого внешнего сходства с отцом Джорджия не заметила. Разве только эта обаятельная улыбка. Таня Харпер выглядела ослепительно в шелковой бирюзовой блузке, на которой было расстегнуто слишком много пуговиц, и обтягивающих брюках.

— Сын сказал мне, что вы занимаетесь дизайном интерьеров, — так, Джорджия? — спросил ее Сэм Робартс, глядя на нее пронизывающим, но довольно приветливым взглядом.

— Да, моя фирма называется «Интерьеры Джорджии Беннетт». — Она улыбнулась.

— Так вы дочь Досона Беннетта?

— Вы же ничего не имеете против этого? — Ее бархатные глаза смотрели прямо на него.

Сэм Робартс рассмеялся.

— Один раз я был кое в чем с ним не согласен и здорово поплатился. Он играет жестко — даже по моим стандартам. Думаю, это он помог вам начать собственное дело?

— Нет. — Джорджия решительно покачала головой. — Я сама всего добилась.

— И вы очень красивы. Вам многое дано. Красота и талант.

Это был необычный ланч: временами — очень приятный, временами ситуация становилась чересчур неловкой. В воздухе незримо витал один животрепещущий вопрос: хочет ли Сэм Робартс приобрести отель? И если хочет, собирается ли тут же начать переговоры? Линк следил за тем, чтобы беседа за столом шла гладко. Было очевидно, что отец им гордится, но к этому чувству примешивалась чуть заметная зависть в отношении некоторых качеств сына.

— Форель была просто восхитительна! — Таня Харпер прикрыла карие глаза, наслаждаясь великолепным шардоне. — Да и все превосходно. Вид, еда, морской воздух. А какие сады!

— Это произведение моей жены, — с гордостью сказал Роберт Мобрей. — Сады должны быть сохранены.

Сэм Робартс с минуту смотрел на него, потом кивнул, как бы соглашаясь с ним.

— Если хочешь знать, Боб, мне кажется, что все здесь проникнуто любовью. Даже сам воздух. После ланча мы, трое мужчин, обсудим будущее острова. А девушки пусть идут купаться.

— У меня пока нет настроения купаться. Во всяком случае, сразу после такого ланча, — сказала Таня Харпер, довольно фамильярно коснувшись руки Сэма Робартса. — Могу просто полежать на пляже и подождать Линка.

Джорджия решила даже не смотреть в сторону Линка. Таня же, напротив, не сводила с него глаз.

— Хочешь, я останусь с тобой? — предложила Джорджия дяде, когда другие не могли ее слышать. — Может быть, тебе понадобится моя поддержка.

— Мне бы, конечно, хотелось, но боюсь, это не входит в планы Сэма.

— Думаю, нет. В некотором смысле он мне очень напоминает моего отца. Такие же пронзительные глаза.

— Мне кажется, Сэм все же помягче. — Роберт Мобрей улыбнулся. — Он обожает Линка. И мне это нравится.

— И не только он обожает… — язвительно намекнула Джорджия.

— Ты права. — Роберт Мобрей поправил очки. — Мисс Харпер, видимо, питает большие надежды.

— Если это в самом деле так, то Линк — бессовестный лжец. Он отрицает всякую связь между ними.

— На твоем месте, Джорджия, я бы верил ему. Он не производит впечатления повесы. И ты должна, помнить, что он один из самых завидных женихов в стране. Стремления мисс Харпер трудно осуждать.

— Мне-то какое дело, в конце концов?

— Я бы сказал — большое.

— Может, ты и прав. — Джорджия улыбнулась и поцеловала дядю в щеку. — Не позволяй им давить на себя.

— Не позволю. — Он крепко обнял ее. — Это просто дискуссия. Без совета с тобой я никакого решения принимать не буду.

В холле Джорджия заметила Линка и Таню Харпер, беседовавших возле входа в отель. По Таниному лицу было видно, что она чем-то огорчена. Размолвка влюбленных? На Джорджию нахлынула такая волна чувств, что она внезапно прижала руку к сердцу. Ее пронзила незнакомая доселе ревность. Но ведь Линк ничего ей не обещал. Винить, кроме себя, некого.

В этот самый момент, как по сигналу, Линк поднял голову и помахал ей рукой, а Таня обернулась посмотреть, кому он машет. Джорджия была вынуждена признать, что молодая женщина очень привлекательна. Уверенная в себе, знающая, умеющая общаться. Джорджия понимала, что и со своей работой она прекрасно справляется. И все же чем-то Таня ей не нравилась. И дело было вовсе не в Линке. Джорджия интуитивно чувствовала, что Таня очень сильная личность. Такую соперницу победить трудно. Джорджия не собиралась мешать их беседе, поэтому лишь небрежно махнула в ответ. В своем номере она сначала позвонила в офис, а затем матери, которая просила звонить ежедневно и рассказывать о состоянии здоровья брата. Джорджии показалось, что мать говорит более уверенно, высказывает мнения, не зависящие от мнений мужа. И Джорджия пожалела, что это произошло лишь сейчас. Но, как говорит Линк, лучше поздно, чем никогда.


Выйдя из воды, Джорджия заметила Таню Харпер в красном бикини и солнцезащитных очках, не позволявших видеть выражение ее глаз.

— Привет! — дружелюбно воскликнула она при виде Джорджии. — Вы отлично плаваете.

— Спасибо. Я люблю плавать. — Джорджия взяла полотенце, пляжную сумку и подошла к Тане. — Нигде так хорошо себя не чувствую, как на пляже. Совсем недавно у меня был тяжелый грипп, а здесь я совершенно поправилась. — Она вытерлась, чувствуя на себе пристальный Танин взгляд. Наверное, смотрит, нет ли у меня целлюлита или варикоза, подумала Джорджия.

— Посидите со мной, — пригласила Таня. — Замечательное место! Я здесь впервые.

— А я приезжаю сюда с самого детства, — призналась Джорджия, расчесывая длинные волосы.

— Тогда вы будете скучать по этим местам. — Таня бросила на нее сочувственный взгляд.

— Пока вопрос о продаже окончательно не решен.

Таня презрительно фыркнула.

— Что Сэм Робартс хочет, то обязательно получает.

— Мне не показалось, что он сторонник поспешных сделок.

— Моя дорогая, Линк наверняка рассказал ему все, что требуется, — произнесла Таня многозначительно.

— Что вы имеете в виду? Я думала, что Линк приехал сюда отдыхать, а не собирать информацию.

Таня рассмеялась.

— Линк — как его отец. Никогда не забывает о деле. — Она искоса посмотрела на Джорджию. — Разве он не говорил вам об этом?

— Нет. Он сказал, что хочет отдохнуть там, где его не знают.

— И вы ему поверили?

Джорджия пожала плечами.

— А почему нет? Вполне разумное намерение.

— На вашем месте я бы не была такой легковерной.

— Я и не была. Вначале. Но при более близком знакомстве Линк Робартс показался мне человеком, которому можно доверять.

— Вы, похоже, влюблены. — Таня вымученно улыбнулась.

— Линк — необычайно привлекательный мужчина. Не мне вам рассказывать.

Таня рассмеялась.

— Да уж. Мы с Линком то сходимся, то расходимся на протяжении уже нескольких лет. Но, с кем бы мы ни встречались, потом обязательно возвращаемся друг к другу. С этим надо наконец покончить. Оба мы не молодеем.

— Так вы не расстались окончательно?

— Ну что вы! А вы сами разве расстались бы с таким мужчиной, как Линк Робартс? Я бы сходила по нему с ума, даже если бы у него не было и десяти центов в кармане.

— Вы из-за него сюда приехали?

— У меня было свободное время. По чистой случайности я поговорила с Сэмом. Он звонил моему боссу, а я подошла к телефону. Мы разговорились, и я попросила его взять меня с собой.

— А вы давно работаете у Робартсов? — продолжала Джорджия свои расспросы, стараясь сохранять спокойствие. Она потом даст волю чувствам. Скорее всего, у себя в номере, где свидетельницей ее слез будет только подушка. Впрочем, Джорджия понимала: Таня далеко не новичок в том, что касается интриг.

— Наверное, года четыре. — Таня зевнула. — И не всегда на хороших должностях. Дружба с Линком никак на мою карьеру не повлияла. Кстати, ваш дядя — очень приятный человек.

— Да. Я так люблю его. Он ни за что не решился бы продать отель, если бы год назад не потерял жену.

— Линк говорил. Мне очень жаль. А вы с дядей разве не собирались перестраивать отель?

Джорджия кивнула:

— Собирались.

— Какое разочарование для вас. — Слова Тани прозвучали искренне.

— В общем-то, да, — призналась Джорджия. — Но дядя мне дороже работы.

— Все равно жаль. Конечно, у вас нет никаких шансов, если Робартсы купят отель. Линк всегда сам делает архитектурные проекты и дизайн интерьера. Линк талантливый художник. Сэм — нет. И Сэм знает об этом.

— Так вы считаете, что Линк не станет поручать работу моей фирме?

— Ну что вы, Джорджия! Но я тут совершенно ни при чем. Я бы доверилась молодой фирме, но Линк работает только с высококлассными профессионалами. Такими, как он сам.

— Вы с ним уже обсуждали этот вопрос?

— Послушайте, я всю жизнь занимаюсь отелями, — ответила Таня. — Разумеется, мы обсуждали это. Линк прекрасно понимает, что я разбираюсь в деле. Он ценит мое мнение.

— Не сомневаюсь. Но я также уверена в том, что он не мог сказать вам, будто «Интерьеры Джорджии Беннетт» не справятся с этой работой.

Таня нахмурилась.

— Послушайте, закончим этот разговор, Джорджия. Я просто хотела предупредить вас. Вот и все.

— Не могу только понять: предупредить в отношении работы или Линка?

Впервые Таня сняла солнечные очки.

— Может быть, в отношении и того, и другого, — сказала она, глядя на Джорджию с открытой неприязнью.

Глава седьмая

Джорджия побежала к дяде. Он открыл дверь своего номера. Мобрей едва сдерживал волнение, которое выдавал слабый румянец на щеках.

— Успешно?.. — спросила Джорджия. Она с ума сходила от тревоги за дядю. И больше всего боялась, что этот делец выжмет из дяди последние соки.

— Садись и слушай, — приказал он.

— Ой, как я хочу узнать поскорее подробности!

— Просто удивительно… — Роберт Мобрей сел на стул рядом с ней. — Я сказал Сэму и Линку, что не приму решения, не посоветовавшись с тобой, но мне кажется, что ты возражать не будешь.

— Нет, конечно, — покачала головой Джорджия. — Что устраивает тебя, устраивает и меня.

— Но ты же моя наследница, Джорджия. К тебе перейдет все, что у меня есть. — И он назвал цифру, которая заставила Джорджию выпрямиться.

— Не может быть! — вскричала она.

— Да! — Роберт Мобрей с удовлетворением потер руки. — Я хотел назначить самую высокую цену, а потом ее сбавить. Все так делают. Но Робартсы почти сразу же согласились. Я не мог поверить своим ушам. А мне говорили, что с Сэмом Робартсом трудно вести дела. У Линка, конечно, есть сердце, я это знал. Но Сэм!.. Ведь я, в конце концов, в трудном положении.

— Прямо не верится! — выдохнула Джорджия. — Я очень рада за тебя, дядя Роберт. Грустно, конечно, терять «Сансет». Но память у нас никто не отнимет.

— Но ты еще не все знаешь. — Роберт Мобрей радостно посмотрел на нее. — У меня будет своя вилла на острове. Линк спроектирует ее специально для меня.

— Он сам предложил тебе? — Джорджия даже схватила дядю за руку.

— Ну да, он сказал, что это доставит ему большое удовольствие.

— Какая щедрость!

— Лично я считаю, что у него золотое сердце. Но и это еще не все.

Джорджия глубоко вздохнула.

— По-моему, я больше не выдержу.

— «Интерьеры Джорджии Беннетт» получат подряд на разработку новой концепции.

— Ты шутишь!

— Нет! — Роберт Мобрей рассмеялся.

— И ты ничего этого не выпрашивал? — с подозрением спросила Джорджия.

— Честно говоря, я хотел, — признался он, — но получилось так, что я и рта не открыл. Выходит, не один я верю в тебя. Линк тоже. Насколько я понимаю, Сэм в эти дела не вмешивается. Всем заправляет Линк. Уверен, что у вас двоих получится замечательный проект. И отель прекрасно впишется в окружающую среду. У вас обоих особое чутье. Линк хочет сам с тобой поговорить. Но я не смог удержаться, чтобы не сообщить тебе эти новости. В конце концов, ты же моя племянница.

— А мистер Робартс не возражал? Он же знает, что у меня нет опыта по переустройству отелей.

— Но теперь отель будет состоять в основном из отдельных вилл. Маленькие дома. А ты прекрасно умеешь их оборудовать. Центральный корпус, конечно, совсем другое дело. Впрочем, тут вы будете работать вместе с Линком. Сделаешь себе на этом имя.

— Даже отцу придется со мной считаться, — мечтательно проговорила Джорджия. Маленькие домики. Все разные. А вместе производят волшебное впечатление. Но самое главное то, что Линк верит в нее. Так что все их разговоры были не напрасными.

— Значит, я говорю им «да»? — мягко спросил Роберт Мобрей.

Джорджия подошла к дяде и обняла его.

— Я прекрасно понимаю, что значит для тебя продать «Сансет». Но радости без грусти не бывает.

— Правильно. И жизнь продолжается, Джорджия. Даже если бы я не потерял Ди, рано или поздно нам все равно пришлось бы отойти от дел. Мы с Ди собирались поехать в длительное путешествие. А теперь я совершу его с твоей матерью. Мы с ней очень дружили, когда были молодыми.

— И опять подружитесь. Мама говорит гораздо уверенней. И она так беспокоится о тебе. А ты не насовсем уезжаешь с Сансета. Мы можем доверять Линку. Я так рада, что даже не верится. У меня столько идей. Три уже сформировались окончательно, но, конечно, я не буду ничего начинать, пока Линк не выскажет свою концепцию. Все это просто замечательно!

Роберт Мобрей улыбнулся, слушая, с каким воодушевлением она рассказывает о своих планах.

— Вы с ним во многом совпадаете. Уверен, что «Сансет» расцветет. Хоть я никогда не думал, что перемены произойдут так быстро.

Вечером Джорджия решила одеться понарядней, чтобы отметить сделку, которая превратит ее дядю в свободного и богатого человека. Что касается ее самой, Джорджия так и не могла поверить в то чудо, о котором ей рассказал дядя и, как она думала, расскажет еще раз Линк. Вообще-то Робартсы ничем не рисковали. Да, она была молода и неопытна, но, по свидетельству самых авторитетных людей, занятых интерьером, у нее был исключительный талант.

Кроме того, Джорджия мечтала, что ей удастся соединить успешную карьеру с замужеством и созданием семьи. Для этого нужен был только подходящий мужчина. Мужчина, который разбудил бы ее чувства, завоевал сердце и покорил душу. И такого мужчину она уже встретила. Вполне возможно, что у Линка была связь с Таней. Но он представлялся ей серьезным человеком, способным на глубокое чувство, а совсем не искателем приключений, каким пыталась изобразить его Таня Харпер. Джорджия испытывала жалость к этой молодой женщине, прекрасно понимая, что та страдает. Впрочем, к жалости примешивалась и изрядная доля настороженности. Ведь некоторые /женщины ни перед чем не остановятся, чтобы сохранить обретенное.

В этот вечер Джорджия надела платье с воротником-хомутом, открытыми плечами и длинной юбкой. Материал был восхитительный: рассыпанные на кремовом фоне розовые, желтые и абрикосового цвета лилии. Для волос она сорвала две превосходные розовые лилии. В довершение туалета Джорджия надела розовые босоножки на высоком каблуке. Великолепный наряд.

Таня украсила темные волосы алыми гибискусами. Пастельные, романтические тона были не в ее вкусе. Она надела короткое, облегающее платье красного цвета, которое открывало стройные ноги в золотых босоножках.

Сэм Робартс встретил Джорджию у входа и проводил к ресторану.

— Думаю, дядя вам уже сообщил приятные новости?

— Относительно продажи? — Даже сейчас Джорджия хотела удостовериться, что не произошло никакой ошибки.

— Ну да. И о вашем участии в этом деле.

Неожиданно для себя Джорджия вся вспыхнула.

— У меня нет слов, мистер Робартс. Я очень благодарна, что вы подумали обо мне.

— Линку можно доверять в таких вопросах.

— Я и не сомневаюсь.

Сэм Робартс доверительно наклонился к ней.

— А что вы думаете о моем сыне? — Он понизил голос до шепота.

— Я восхищаюсь им, — осторожно ответила Джорджия.

— Хорошо. Но это не совсем то, что меня интересует.

— А что тебя интересует, отец? — раздался у него за спиной голос Линка. За Линком следовали Таня и Роберт Мобрей.

— Извини, но это касается только меня и Джорджии.

— Тогда я выспрошу у нее, — пообещал Линк, скользнув взглядом по лицу и обнаженным плечам Джорджии. — Конечно, если мне представится такой случай.

— Знаете, кажется, совместное предприятие Робартсов и Беннетт позволит соединиться двум очень умным молодым людям, — игриво заметил его отец. Он повернул массивную голову. — Вы двое, подходите поближе, — обратился он к Тане и Роберту Мобрею, занятым разговором. — Пора праздновать. Кстати, я собирался завтра пойти на рыбалку, Боб. Однажды я уже ловил рыбу на рифе — вместе с американским актером Ли Мейсоном. Отличный парень.

— А я ему как-то одолжил пиджак и галстук, — заявил Роберт Мобрей, присоединяясь к ним под руку с Таней. — Его иначе не пускали в ресторан в Порт-Дугласе. И впрямь хороший парень.

Мужчины ненадолго собрались в круг, делясь воспоминаниями, и две молодые женщины оказались рядом.

— Какое красивое платье, — заметила Таня, устремив взгляд на Джорджию. — Я предпочитаю что-нибудь поярче, но вам такой женственный стиль идет.

— Спасибо. — Джорджия решила оставаться вежливой. — Вы и сами очаровательно выглядите.

— Ну, думаю, с поздравлениями все в порядке. — Таня пододвинулась поближе. — Правда хорошо, что семейственность никогда не выходит из моды?

— Что вы имеете в виду? — Тон Джорджии резко изменился.

— Да бросьте вы! — Таня быстро взглянула в сторону мужчин. — Только не говорите мне, что ваше участие в перестройке отеля ваш дядя не предусматривал как условие продажи. Впрочем, я ни в коем случае не виню его. Просто я тоже хотела бы иметь такого дядю.

— Извините, Таня, но вы все неправильно поняли, — твердо ответила Джорджия.

— Моя дорогая, это вы все не так поняли. Неужели вы и вправду думаете, что Линк хочет, чтобы вы выполняли эту работу?

Джорджия не долго думала над ответом.

— Давайте спросим его самого.

— И поставим всех в неудобное положение? — парировала Таня. — Ваш дядя наверняка ничего не сказал вам намеренно, чтобы вы считали, что это ваша заслуга.

— Что такое вы говорите?

— Ваш дядя любит вас. Вот что. Я хотела бы, чтобы обо мне кто-нибудь так заботился. У меня не было семьи.

— И поэтому вы решили разбивать другие семьи?

— Не спорьте со мной, Джорджия, — пропустив колкости, наставительно ответила Таня. — Вы многого не знаете. Линк рассказал мне все.

Джорджия ничего не успела ей ответить. Линк закончил свой рассказ, вызвав взрыв смеха у слушателей, обернулся к ней с блестящими от возбуждения глазами и взял ее за руку.

— О чем вы тут шепчетесь? — спросил он, мгновенно уловив ее настроение.

Секунду она размышляла, сказать ему или нет, потом решила этого не делать. Она ни в коем случае не хотела расстраивать дядю.

— Джорджия? — настойчиво повторил Линк.

— Таня сказала, что завидует тому, что я получила подряд.

— И только? — переспросил он сухо.

— А почему ты мне не веришь?

— У тебя какое-то странное выражение лица. И, кроме того, я хорошо знаю Таню. Она всюду сует свой нос, но старается делать это незаметно.

— А может, ей дали понять, что она имеет право вмешиваться в твою жизнь?

— Давай пока оставим эту тему, — холодно проговорил он. — Вообще-то я сам хотел посвятить тебя в наши планы. И, видимо, я слишком многого ждал от Роберта — чтобы он в таком состоянии удержал язык за зубами. Он к тебе относится скорее как к дочери, чем как к племяннице.

— Да. Мне кажется, я должна поблагодарить тебя. — Она постаралась не выдать сомнения, гложущего ее.

— Конечно, должна. — Он коротко рассмеялся.

В этот момент к ним подошел метрдотель и подвел их к столику возле большого, до пола, окна, за которым было видно усеянное звездами небо. Джорджия села между дядей и Линком и взглянула на стол, уставленный хрусталем и серебряными приборами. Посреди стола стоял букет орхидей в серебряном лебеде. Это была любимая ваза для сервировки у Ди.

Джорджия посмотрела на дядю. Они обменялись понимающими взглядами. Ди незримо присутствовала за столом. И Джорджия почувствовала, что она должна собраться. Это был праздник. Дядя выглядел счастливым и довольным. Сэм Робартс тоже был в приподнятом настроении. Но вот Таня, Линк и Джорджия испытывали неловкость. А винить в ней следовало Таню. С ее оживленного лица не сходила улыбка, за которой чувствовалась озлобленность. Джорджия ясно ощущала это. Таня ревновала и завидовала, но умело скрывала свои чувства.

Вокруг них велась беседа, звучала музыка, раздавался смех. Еда, как обычно, была превосходной: форель, устрицы, креветки, пойманные в тот же день и великолепно приготовленные. Только у Сэма Робартса осталось местечко для десерта, но Линк, помня о недавнем сердечном приступе отца, попытался его отговорить. Впрочем, Линку удалось лишь поменять шоколадный торт на салат из тропических фруктов и мороженое.

— Он следит за мной как коршун, — пожаловался Сэм Робартс окружающим, хотя самому была приятна такая забота сына.

— Мы просто хотим, чтобы ты пожил подольше, — ответил Линк.

— Как вы думаете, он похож на меня? — неожиданно спросил Сэм Робартс Джорджию.

— Сходство есть.

— Правда? — Довольный Сэм посмотрел на красивое лицо сына.

— Такая же завораживающая улыбка, — сказала Джорджия.

Сэм Робартс даже порозовел от удовольствия.

— Вы не представляете, как мне приятно это слышать, Джорджия. Его мать всегда повторяла, что у него моя улыбка, но, когда увидите ее, вы поймете, на кого он действительно похож. Она ведь у нас настоящая красавица, правда? — обратился он к сыну.

— Когда она входит в комнату, все замолкают, — ответил Линк.

— Миссис Робартс ослепительная женщина, — подтвердила Таня.

Они перешли на веранду пить горячий, сладкий, крепкий кофе. Разговор переключился на новую концепцию курорта. Джорджия, увлеченная разговором, не заметила, когда именно Таня перестала разыгрывать хорошее настроение. Только что она вносила довольно фривольные предложения, явно раздражавшие Сэма, и вдруг резко встала, так что чуть не уронила стул.

— Вы меня извините, — сказала она с напряженной улыбкой, — я ведь никак здесь не задействована. Это был превосходный вечер, но думаю, мне лучше пораньше лечь спать.

Джорджия уловила в ее словах глубокое отчаяние.

Мужчины поднялись, а Сэм Робартс посмотрел на часы.

— Да, вечер отличный. А во сколько мы поедем на рыбалку, Боб?

— Думаю, в семь. Вам это подходит?

— Прекрасно. А ты, Линк? Ты едешь или нет?

— На этот раз нет, папа.

— Планируешь что-то еще? — с кривой усмешкой спросила Таня.

— Я хотел просто погулять по острову, — сказал Линк, игнорируя намек.

— Хочешь, составлю тебе компанию? — Таня наклонилась к нему.

— Тебе будет гораздо приятнее провести время на пляже.

— Ну как ты изменился!

Роберт Мобрей разрядил обстановку, взяв женщину за руку.

— Позвольте мне проводить вас в ваш номер, Таня.

— Спасибо, Роберт. Вы настоящий джентльмен.

— Она чем-то огорчена, — сказала Джорджия, когда они с Линком остались наедине.

— Она, в отличие от тебя, двумя рюмками не ограничивается.

— Не очень-то снисходительно с твоей стороны.

— Но это правда. А что ты так волнуешься?

— Не люблю, когда люди чем-то расстроены.

— Тане вообще не следовало сюда приезжать. Отцу не надо было брать ее.

— Наверное, она настаивала. Она свободная женщина.

— И прирожденная интриганка, — категорично добавил Линк.

— Но все это никак не отразится на ее работе? Ведь Таня отвечает за связь с общественностью.

— Она плетет интрижки, только если дело касается личных отношений.

— Ты это знаешь не понаслышке?

— Я знаю, что Таню надо по возможности избегать.

— Почему? Вы же с ней уже годы то расстаетесь, то опять соединяетесь.

— Что такое ты несешь, Джорджия?

— А ты хочешь сказать, что вы с Таней не были любовниками?

— Чего ты ждешь от меня? Полного признания? Что бы ни было между нами, все это в далеком прошлом.

— Значит, что-то было? — Джорджия уже не могла остановиться.

— Ну конечно, — ответил Линк. — Было в течение одной недели. И в это же время Таня встречалась с парнем по имени Хэдли. Он делал ей подарки.

— Она разбила твое сердце?

— Да нет. Таня просто хотела, как она выражается, классно провести время. Ну а теперь скажи, почему она тебя так волнует?

— Ничего она меня не волнует, — возразила Джорджия. — Я только хочу выяснить все до конца. Но то, что она интриганка, — это точно.

— А о чем все-таки вы с ней разговаривали?

— Она пыталась уверить меня в том, что я получила подряд только благодаря стараниям дяди Роберта.

— Ну и ты, конечно, сразу же поверила ей? — Линк взял Джорджию за руку. — Пойдем отсюда.

— Терпеть не могу настойчивых мужчин, — пробормотала Джорджия, в душе испытывая совершенно противоположное чувство.

— Никто никогда не обращает внимания на слова женщин, — ответил Линк.

— Лично я всегда говорю то, что думаю. А куда мы идем?

— На виллу. Куда же еще, черт возьми? Только там я могу побыть с тобой наедине.

На нее нахлынула волна чувств. Линку было достаточно только дотронуться до нее, чтобы она вся погрузилась в них.

Небо было бездонным. Оно сверкало мириадами сапфировых, рубиновых и золотых звезд. Прямо над их головами висел Южный Крест. Орион, охотник-великан, блистал усыпанным драгоценностями поясом. На небе не было ни облачка, прохладный морской ветерок. приятно обдувал разгоряченную кожу.

Сдерживаться больше не было сил. Со сдавленным стоном Линк схватил ее в объятия.

— Ведь я тебе не безразличен, правда? — спросил он тихо и настойчиво.

Джорджия молчала. Она сама не могла объяснить почему. Она же влюбилась в него с первого взгляда!

— Не разрушай то, что у нас есть, — предупредил Линк, тихонько встряхивая ее.

— Не буду, — прошептала она.

— Ты знаешь, только ты одна существуешь в этом мире. Только ты одна.

Его слова звучали музыкой для нее.

— Я всем сердцем хочу верить тебе.

— И не расстраивайся из-за Тани. Все это ерунда, что она рассказала тебе о подряде. Она ничего не знает о нас.

— Просто я… — Джорджия не находила слов, чтобы объяснить ему.

— Просто ты Фома неверующий, да? — подсказал он.

— Я боюсь своего чувства к тебе, Линк. Я не перенесу предательства. Только не от тебя… Я не знаю, что тогда со мной будет.

— Боже мой, что ты говоришь! — прервал он ее. — Ты кажешься такой уверенной в себе, а в душе такая ранимая.

— Думаю, Господь такими создал всех женщин,

— Он создал самое прекрасное на земле. — Голос Линка был одновременно резким и нежным. Он взял в руку прядь ее волос и повернул к себе ее лицо. — Ты должна стать моей, Джорджия. Это и рай, и ад.

Она прекрасно поняла, что он имел в виду, и подалась к нему, к его зовущим и ждущим губам. Он уже стал таким удивительно знакомым и в то же время оставался таким загадочным! Она знала сладостный запах его кожи. И не могла сопротивляться ему — одновременно ощущая горячую волну страха, что он помимо ее воли унесет ее куда-то, где все залито светом, где нет границ, где существует одно только чувственное наслаждение, которое превосходит все ее самые смелые ожидания.

Когда его рука начала нежно скользить по ее груди, лаская набухший сосок, она непроизвольно напряглась. Это было всего лишь легкое прикосновение, но оно мгновенно пробудило в ней необычайной силы желание.

— Пойдем со мной, Джорджия, — прошептал он, сам весь дрожа. — Мы не можем здесь больше оставаться.

Они бесшумно проскользнули мимо папоротников и высокого золотистого тростника и остановились у лестницы, которая вела на веранду его виллы. Он держал ее за руку, сердце бешено колотилось в ее груди. Джорджия была взрослой женщиной, но такое чувство испытывала впервые, и это пугало ее. Раньше она только играла с этим огнем, теперь он мог поглотить ее…

Сначала показались только тени. Затем одна из них отделилась от остальных.

— Не знаю, как я смогу все это перенести. Честно, просто не знаю! — послышался женский крик, полный муки.

— Господи, Таня! — Страсть Линка сменилась отчаянным раздражением. — Что, черт возьми, ты тут делаешь? И пожалуйста, перестань кричать.

— Ну вот, разве я не говорила тебе, Джорджия? — Таня подошла к ним. — Он такой безжалостный.

— Да, я достаточно безжалостный, чтобы послать тебя в твой номер. — Линк начал подниматься по лестнице.

— Линк! — Напуганная и взволнованная Джорджия последовала за ним.

— Это не должно тебя волновать, Джорджия, — сказал он ей.

— Ты спал с ней. — Таня неожиданно рассмеялась.

— Давай пригласим ее войти, — предложила Джорджия. — Бедная, она слишком много выпила.

— Да, такое со мной случается, — сказала Таня.

— Зачем она нам нужна? — раздраженно проговорил Линк.

— Разве ты не понимаешь, что нас могут услышать?

— Ну и пусть, — не унималась Таня. — Пусть все знают.

— Господи! — воскликнул Линк, когда Джорджия втолкнула-таки Таню в дом. И повела в комнату.

— Какая ты хорошая, Джорджия. Ты знаешь об этом? — Таня рассмеялась. Потом забралась с ногами на диван. — Я должна тебе сказать, что он самый лучший любовник на свете. Уж я-то знаю.

— Кофе, — проговорила Джорджия без всякого выражения, — только крепкий черный кофе может ей хоть как-то помочь.

— Давайте-ка я оставлю вас тут вдвоем, а сам вернусь в отель выпить чего-нибудь покрепче, — раздраженно произнес Линк.

— А может, нам лучше поговорить? — ответила на это Джорджия. — Таня, видимо, считает, что с ней плохо обошлись.

— Нам ведь было классно с тобой, Линк? — спросила Таня, глядя на него.

— Ты думаешь, я помню?

— Я любила тебя, как никого другого, — простонала Таня. — Кроме тебя, для меня никто не существовал.

— Кофе, Линк, — повторила Джорджия, решив, что Таня вот-вот разрыдается.

— Кофе в буфете. Делай сама.

— Хорошо, я приготовлю кофе и уйду отсюда, — сказала Джорджия.

— Тогда пусть Таня идет вместе с тобой, — ответил он.

— Выкинь нас обеих отсюда, — почти с ликованием предложила Таня. — Он очень жесток, Джорджия.

— Думаю, на его месте я тоже была бы такой, — сказала Джорджия. Она нашла турку, свежемолотый кофе, чашки и блюдца. Потом включила электрический чайник.

— Не правда ли, как здорово — кофе втроем. — Линк выдвинул стул и уселся на него верхом. Прядь волос упала ему на лоб, лицо пылало гневом.

— Линк, то, что было между нами, еще не кончено, — сказала Таня.

— Ты заблуждаешься, Таня, — резко и коротко ответил он.

— Будь с ней повежливее, Линк.

— Повежливее? — Его серые глаза сверкали как хрусталь. — Ты не понимаешь, Джорджия, она же наслаждается всем этим.

— Я люблю его, Джорджия. Тебе бы я врать не стала.

— Давай, выпей вот это, — мягко сказала Джорджия, протягивая женщине чашку. — Я верю тебе, Таня. Ты любишь Линка, но он, к сожалению, тебя не любит.

— Любил, пока ты не подвернулась, — ответила Таня с таким пылом, что выплеснула кофе на блюдце.

— Неправда, — все так же мягко продолжала Джорджия.

— Черт возьми! — засмеялся Линк. — Наконец-то поверила.


Джорджия не стала бегать сегодня утром. Она проспала и позавтракала у себя в номере. Как и следовало ожидать, когда они с Линком отвели Таню к ней в номер, нервы у обоих были на пределе, и они поссорились. Так что, в конце концов, Тане удалось одержать небольшую победу. Линк пошел к себе на виллу, всем своим видом являя оскорбленное мужское достоинство, а Джорджия так и не успела сделать шаг к примирению. До чего это было глупо! Таня Харпер, собственница по натуре, сделала все, что могла, чтобы Линк не достался никому, раз он не достался ей самой.

И уж ни в коем случае Линк не должен был достаться Джорджии…

Когда Джорджия решила, что он наверняка уже отправился на запланированную вчера прогулку, она и сама собралась пройтись. Открыв дверь номера, она, однако, столкнулась лицом к лицу с симпатичной блондинкой, смотревшей на нее с явной враждебностью.

— Мисс Беннетт?

— Да? — Глаза блондинки показались ей знакомыми.

— Я Элизабет Кэзуэлл. — Слова прозвучали как вызов.

— Очень приятно познакомиться с вами, миссис Кэзуэлл. — Джорджия улыбнулась. — Какой сюрприз!

— Почему сюрприз?

— Я не думала, что вы собираетесь приехать сюда.

Элизабет Кэзуэлл не сводила с нее глаз.

— Вы и вправду красивая. Леон мне так и сказал.

— Пожалуйста, не обижайтесь на меня за это, миссис Кэзуэлл, — резко проговорила Джорджия. — Леон замечательный мальчик. Мы с ним прекрасно провели время. Послушайте, давайте выпьем кофе. И немного побеседуем. Если, конечно, вы не очень заняты.

— Давайте, — решительно ответила Элизабет Кэзуэлл.

Они спустились в холл и увидели Линка, шедшего им навстречу. Он был таким красивым и энергичным, что Джорджия моментально сама почувствовала прилив энергии. Скользнув по женщинам своим сверкающим взглядом, Линк подошел к ним, обнял Джорджию одной рукой и запечатлел короткий поцелуй на ее губах.

— Доброе утро, дорогая, — прошептал он глубоким, чувственным голосом. — Я как раз шел сказать тебе, что буду в отлучке до вечера. — Затем он повернулся и вопросительно посмотрел на Элизабет Кэзуэлл.

Она казалась смущенной и, нахмурив тонкие брови, переводила взгляд с одного на другого.

Сама немного смущаясь, Джорджия представила их. Этот поцелуй обжег ее, она чувствовала, что дрожит всем телом.

Линк был обворожителен, он говорил, что и следовало сказать о Леоне и Адаме, о том, как они приятно проводили время здесь все вместе.

— Я хотела пригласить мисс Беннетт — Джорджию — на чашечку кофе, — слегка покраснев от смущения, произнесла Элизабет Кэзуэлл. — Она была так добра к Леону. И вы тоже, мистер Робартс. Леон мне рассказывал. Может быть, когда у вас будет свободный вечер, мы могли бы пообедать вместе?

— Я буду очень рад, — вежливо ответил Линк, все еще обнимая одной рукой Джорджию за талию. — Ну, а теперь мне пора. Вы не возражаете, если я на секундочку отвлеку Джорджию?

— Конечно, нет, — ответила Элизабет. — А может быть, Джорджия, вместо кофе мы с вами сходим на ланч? Мне бы надо сейчас вернуться к Леону и Адаму.

— Уверен, что они обрадовались, когда вы приехали. — Линк улыбнулся. — Мы с Джорджией никогда не видели такую неприкаянную пару!

Элизабет просияла.

— Они ужас как обрадовались! — призналась она. — Мне вообще не следовало оставлять их одних. Они оба как дети.

— Я бы даже сказал, что Леон постарше, — пробормотал Линк, когда Элизабет отошла. — Ну, теперь-то, по крайней мере, ты освободилась.

— Нелепо, но мне кажется, что она решила, будто я пытаюсь увести ее мужа.

— Это точно, — подтвердил Линк. — Видишь, как опасно связываться с женатыми мужчинами?

— Все это так глупо, — сказала Джорджия.

— Да, но ведь она быстренько прилетела сюда. Все хорошо, что хорошо кончается, вот что я скажу.

— Мне кажется, что она все-таки хочет сохранить семью, — выразила надежду Джорджия.

Линк согласно кивнул.

— Они когда-то были счастливы. И вновь могут быть… Просто им надо постараться. Ради Леона.

— Тебе, между прочим, большое спасибо. Твой поцелуй пришелся как нельзя более кстати.

— Это было совсем не намеренно, — ответил он, — но ты можешь отблагодарить меня сегодня вечером.

— Только я хотела бы попросить тебя кое о чем.

— О чем угодно.

— Не приглашай Таню, — поддразнила его Джорджия.

— Она говорит, что совершенно ничего не помнит. Ты ей веришь?

— Нет.

— Я тоже. Ну ладно, я пошел. Хочу исследовать каждый дюйм этого острова. Ты сможешь прочитать, что я напишу, посмотришь мои заметки, когда я вернусь.

— Интересно, почему ты не приглашаешь меня с собой? — Джорджия подняла на него свои бархатные глаза.

— Джорджия, я же сказал, что иду работать.

— Правда? — Она приложила руку к его груди.

— Тебе придется мне поверить.

Ланч с Кэзуэллами прошел удивительно приятно. Распростившись со своими напрасными страхами, Элизабет была очаровательна. Она не могла насмотреться на сына и не выпускала его руку из своих. В ответ на такое заботливое, внимательное поведение жены Адам тоже расслабился и сверкал остроумием. Оба они не уставали благодарить Джорджию за заботу о сыне и выражали надежду, что когда-нибудь она и Линк смогут пообедать с ними. Адам сообщил, что, хотя работа над новым произведением идет прекрасно, он решил ее на время отложить и совершить круиз вокруг многочисленных островов региона, а если позволят погодные условия, то и посетить Внешний риф.

— Вот здорово, правда, Джорджия? — спросил ее позже Леон. — И они вообще не собираются разводиться.

— Это просто чудесно, Леон. Я так радуюсь за тебя. — Джорджия ласково посмотрела в его прекрасные синие глаза. — Тебе будет нужна поддержка, чтобы сделать блестящую карьеру.

— Но мы-то с тобой должны остаться друзьями.

Они пожали друг другу руки.

Успокоенная насчет Леона, Джорджия решила прокатиться на лодке до Трайона.

У самой пристани она встретила Таню в яркой хлопчатобумажной рубашке и шортах.

— Привет! — дружелюбно убынулась ей Джорджия.

— А, привет! — спокойным и ровным тоном ответила Таня. — Послушай, я хочу извиниться за вчерашний вечер. — Она встала перед Джорджией, практически загородив ей дорогу.

— Я уже все забыла, — ответила ей Джорджия. — Не люблю, когда кто-нибудь переживает.

— Но знаешь, ведь все это было на самом деле. — Танины темные глаза горели.

— Таня! — Джорджия вытянула вперед руку. — Я не хочу больше это обсуждать.

— Нет, ты послушай. Линк — наследник Сэма Робартса и единственный обожаемый сынок своей матери. Нет в мире женщины, достойной его. И не знаю, встретишься ли ты с миссис Робартс.

— Посмотрим, встречусь я с ней или нет, — ответила Джорджия.

— Ты хочешь Линка, правда ведь?

— Извини, Таня, это не твое дело. — Джорджия попыталась ее обойти.

— Ну что ж, счастливо. — Таня посторонилась. — Удержать Линка — это все равно, что пытаться удержать тигра за хвост. Кто знает, может, и тебе придется страдать так же, как мне.

Слова ее прозвучали прощальным напутствием, и оно достигло своей цели. Джорджия прекрасно знала, насколько ревнива Таня, и, однако, день был испорчен.

Когда Джорджия добралась до пристани, она совершенно выдохлась. Впервые эта дорога отняла у нее так много сил, и она объясняла все тем, что Тане удалось расстроить ее. В конце концов, она тоже живой человек, к тому же без памяти влюблена. Ей самой с трудом верилось, что с ней произошло такое. Справляться с этим внезапно нахлынувшим и всепоглощающим чувством было нелегко.

Линк вторгся в ее благополучное существование и вместе с восторгом и желанием пробудил в ней страхи и вопросы, с которыми надо было как-то разобраться. Она понимала, что здесь сказываются воспоминания и моральные травмы ее детства и юности. Она давно уже внушила себе, что от мужчин следует ожидать одних страданий. Примером тому служила жизнь ее матери. Конечно, Джорджия была более сильной личностью, чем ее мать, более независимой. А Линк мало чем напоминал отца, разве что твердостью характера. Да, повторяла Джорджия, надо избавиться от этого комплекса, почувствовать себя уверенной и защищенной.

Тяжело дыша, она вытащила лодку на берег. Ей захотелось окунуться в прохладную воду. Как здесь было хорошо. Вода аквамаринового цвета казалась совершенно прозрачной. Некоторые виды птиц выбрали Трайон для выведения потомства. Вот к ней бесстрашно направились — познакомиться — глупые птенцы: крачки и чайки. Зеленые черепашки тоже появились на свет на острове. Совсем неподалеку от нее одна из черепашек старательно прокладывала себе путь к воде.

Несколько лет назад Ди посадила здесь саженцы пальм, и теперь Джорджия отдыхала в их тени. Одна из пальм под действием ветра росла, наклонившись под углом в сорок пять градусов, и Джорджия прислонилась к ней, чтобы перевести дыхание. Растительность здесь стала еще более буйной, чем она помнила. Отсюда вид на Сансет был поистине захватывающим, а вода переливалась всеми немыслимыми цветами. Воздух был настолько чист и прозрачен, что линия горизонта убегала в бесконечность. Как она любила свой Остров сокровищ!

Искупавшись, Джорджия побродила по знакомым местам, собрала красивые ракушки для Леона и прилегла отдохнуть в тени. Тут же ее мысли переключились на Линка, как это всегда случалось в последнее время. Их отношения развивались невероятно быстро. У нее даже не было возможности толком поговорить с дядей и выяснить, добивался он для нее подряда или нет. Теперь она решила не разговаривать с ним об этом. Кому, в конце концов, она должна верить? Двум людям, которых она любила, или этой хитрой Тане Харпер, которая наверняка преследовала свои собственные цели?

Эти мысли утомили Джорджию, и она задремала. Когда же спустя минут сорок проснулась, то увидела, что течение меняется. Надо скорее плыть назад. Она стремительно вскочила и тут же резко опустилась обратно на песок.

Головокружение. Временами она страдала от приступов, особенно после ныряния. К счастью, оно всегда быстро проходило.

Но не в этот раз. Спустя несколько минут Джорджия опять попыталась встать. Голова кружилась как волчок. Приступ тошноты заставил ее снова лечь. Не волнуйся, говорила она себе. Это пройдет. Всегда проходит. Просто нужен покой.

Когда Линк вернулся в отель, Джорджии нигде не было. Она не могла так надолго задержаться на пляже. Солнце село, и на небе появились мириады звезд. Никто из обслуги не знал, где Джорджия. В холле он встретил Таню, сидевшую за рюмкой вина с каким-то мужчиной. Линк подошел к их столику и спросил, не знает ли она, где Джорджия.

— Извини. — Таня мельком взглянула на него. — Я видела ее днем, она собиралась на пляж. — Таня могла рассказать, что Джорджия шла на пристань, но зачем кому-то облегчать жизнь? Пусть помучается. Таня прекрасно знала, что за мужественной внешностью и самоуверенностью Линка скрывается легкоранимый человек.

И только Леон вспомнил, что Джорджия собиралась плыть на Трайон.

— Она хотела взять меня с собой, но приехала мама, — сказал он Линку. — А мисс Харпер тоже знала об этом. Они разговаривали у пристани, я сам видел.

Лицо Линка помрачнело. Но вопрос с Таней он решит позже. Он взял маленькую резиновую лодку, на которой они с Джорджией отправлялись нырять, и поплыл на запад. Самое главное — добраться до Трайона. Найти ее. Он переживал самые страшные минуты в своей жизни. Единственное, что хоть как-то успокаивало его, было то, что Джорджия прекрасно плавала. И хорошо умела управлять лодкой. Он вглядывался в коралловый риф, темным силуэтом выделявшийся на фоне ярко-синего неба. Полная луна, необычайно большая и сверкающая, отбрасывала серебряный отсвет на воду между двумя островами. Под воздействием адреналина зрение его обострилось, тело наполнилось энергией. Но впереди ничего не было видно, кроме темноты и мерцающего неба.

Приблизившись к берегу, Линк ощутил приступ страха. А что, если ее здесь нет? Что, если Леон неправильно понял? Но ведь нырять она не поехала. Он это выяснил. А насчет того, чтобы съездить на Трайон, Джорджия говорила часто. И она хотела взять с собой Леона.

Она должна была хорошо знать этот риф. Высоких мест, откуда она могла бы упасть, здесь не было. Змей и диких животных — тоже. Единственная опасность исходила от моря. Нападения акул были крайне редки в этих водах. Ныряльщики рассказывали всякие ужасы о рыбах-скорпионах, но они водились на большой глубине. Можно было серьезно пораниться о раковины, но Джорджия знала об этом, она ведь выросла здесь.

Линк причалил к берегу и огляделся в поисках лодки или каких-нибудь признаков жизни. Сердце его сжалось в комок.

Он начал звать ее, голос звучал отчетливо в чистом, недвижимом воздухе. Больше всего на свете он хотел бы сейчас увидеть ее, прижать к себе, убедиться, что с ней все в порядке.

Со стороны деревьев послышался легкий шорох. Просто зашелестели листья. А потом она возникла перед ним, подобно газели. Светлые волосы развевались на легком ветру. Длинные стройные ноги сверкали в серебряном свете луны. Он побежал к ней навстречу, крепко обнял ее, начал осыпать поцелуями.

— Зачем, черт возьми, ты так пугаешь меня?

В его объятиях она почувствовала себя маленькой, хрупкой, и все же он обнимал ее как женщину.

— Линк! — Она спрятала голову на его груди, длинные волосы совсем скрыли ее лицо. — Извини, что я заставила тебя волноваться.

— Волноваться? — Он глубоко вздохнул. — Я чуть рассудок не потерял.

— У меня был приступ головокружения, — объяснила она.

— Боже мой! — Он отстранил ее от себя, внимательно вгляделся в бледное лицо. — А как сейчас ты себя чувствуешь?

— Все в порядке. Приступ прошел примерно час назад. А потом начался отлив, и мою лодку унесло. Я ничего не смогла сделать. Стояла и смотрела, как она уплывает.

— Зачем ты поехала одна? — простонал он.

— Да не было никакой опасности. Здесь нет ничего такого, что могло бы угрожать мне. И потом, я была уверена, что ты приедешь за мной. Ты же любишь меня.

— Больше всего на свете, — с глубокой уверенностью сказал он. — У нас с тобой такое будущее, Джорджия! Общая работа. Дети. Семья.

— Дом, — дрожащим голосом добавила Джорджия.

Он поцеловал ее лоб, потом глаза, губы.

— Джорджия, уж не плачешь ли ты? — спросил он, языком слизнув прозрачную каплю с ее щеки.

— Для женщины нормальное явление — плакать от счастья.

— Где же ты была все эти годы?

— Ждала тебя.

— Точно?

— Абсолютно. Я горжусь тобой. И я люблю тебя. — Она поднялась на цыпочки и стала целовать его лицо.

— Я буду заботиться о тебе всю жизнь. — Он наклонился и поцеловал ее. — Как было бы хорошо остаться здесь, но я должен отвезти тебя назад. Все беспокоятся о нас.

— Да, я знаю. — Джорджия ощутила такой прилив энергии, что, казалось, была способна проплыть весь путь назад к Сансету. Она взяла Линка за руку. — Мне это не снится?

— Я сам как во сне. — Он довольно рассмеялся. — Ты знаешь, я уже начал сомневаться, что найду свою второю половину. Недостающую часть моей души.

— Мы ведь снова приедем сюда, правда? — спросила Джорджия.

— Ты сама знаешь, что да. — Он взял ее руку и поцеловал. — Ведь здесь мы признались друг другу в любви.

Эпилог

Канун Рождества, полтора года спустя

Новогодняя елка поднималась до самого потолка, украшенная самыми лучшими игрушками, которые Джорджия смогла найти. Здесь были красные и зеленые шары, крошечные шкатулочки, нарядные барабаны, снежно-белые и золотые колокольчики, маленькие ангелочки, играющие на разных музыкальных инструментах. Гирлянды разноцветных лампочек обвивали каждую ветку, освещая комнату калейдоскопом красок. Верхушку елки венчала сверкающая Вифлеемская звезда, символ мира. А под ней распростер крылья рождественский ангел с изящным фарфоровым личиком, в великолепном одеянии рождественских цветов: рубиново-красный, изумрудный, золотой… Под елкой были сложены подарки в роскошных обертках, красиво перевязанные разноцветными лентами — одна Джорджия это умела. Они с Линком замечательно провели время, наряжая елку. В доме постоянно звучал их счастливый смех.

Оглядываясь вокруг в этом прекрасном доме, который Линк спроектировал и построил для нее, Джорджия ощутила такой прилив радости, что у нее к глазам подступили слезы. Все ее мечты сбылись. Одетая в длинное платье, Джорджия перешла из гостиной в столовую, а потом направилась на выходившую в сторону сиднейской гавани веранду.

Это платье из зеленого с золотой вышивкой шелка, так подходившее к празднику Рождества, подарила ей свекровь. За прошедший после замужества год они с Кейт очень подружились. Кейт и Сэм относились к ней с еще большей заботой и любовью, чем ее собственные родители. Кейт проявляла интерес к ее карьере, к ее работе на Сансете, часто путешествовала с Джорджией на остров.

Замечательный был год, насыщенный работой… Конечно, не обходилось без разногласий, но Джорджии с Линком всегда удавалось найти устраивающее их обоих решение. Джорджия очень гордилась своим мужем, она чувствовала, что сама расцветает под его благотворным влиянием.

Они были безгранично счастливы, и за это Джорджия каждый вечер благодарила Бога. Самой большой радостью и гордостью было то, что Бог послал им ребенка, которого Джорджия сейчас носила под сердцем. Врачи только что подтвердили беременность.

Джорджия с Линком решили объявить эту новость сегодня в полночь, когда вся семья будет в сборе. Кейт и Сэм с ума сойдут от радости. Они были необычайно семейственными людьми. Довольна будет и мать. Джорджия надеялась, что отец тоже будет счастлив. Первый внук. Наверняка возникнет разговор, в какую школу он пойдет учиться. Впрочем, они с Линком не хотели заранее узнавать пол ребенка. Пусть это будет замечательный маленький сюрприз.

Дом наполняли рождественские лилии и любимые Джорджией красные розы на длинных стеблях. Она даже успела нарядить маленькое вечнозеленое деревце и поставить его на белый мраморный камин. Деревце, украшенное дорогими маленькими безделушками, привлечет всеобщее внимание. Джорджия обожала изящные вещицы. Фикус, стоявший в кадке у входной двери, Джорджия тоже украсила красными и золотыми бантами. Рождество всегда было самым любимым ее праздником. Она дотронулась до своего еще плоского живота. На следующее Рождество у них с Линком, с Божьей помощью, уже будет обожаемый первенец.

Через несколько минут должен приехать Линк, который задерживается в городе. Потом он примет душ, переоденется. Сегодняшний вечер посвящен семье. Должно собраться около двадцати человек. Стол, накрытый зеленой камчатной скатертью, смотрелся великолепно. В центре стола на листьях камелии блестели красные яблоки. Вокруг, на серебряных блюдах, были уложены лососевые рулеты, наполненные растертым с майонезом и с сыром крабьим мясом, медальоны из омаров, креветки и перепелиные яйца, тостики с икрой, индейка и ветчина, грибы. Два горячих блюда, одно из говядины, другое из цыплят с гарниром из риса, ждали своей очереди на кухне. Было приготовлено три вида десерта. Сливовый пудинг в виде снежного шара, огромное шоколадное полено и — специально для Сэма — торт со свежими фруктами, уложенными кругами на ванильном креме.

Они хотели собрать на новогоднюю вечеринку друзей и всех тех, кто так им помогал в переоборудовании «Сансета». Дядя Роберт все еще был за границей. Он встретился со своим старым школьным другом. И не где-нибудь, а в Москве. Оба они хотели посетить самые известные художественные галереи Европы. Джорджия позвонит ему на следующее утро. Он наверняка очень обрадуется, тем более, когда она сообщит ему все новости. Может быть, он даже решит поскорее вернуться домой.

— Дорогая! — В дверях возникла темноволосая голова Линка. Он был в парадном костюме, при черном галстуке — они решили торжественно отметить этот вечер. Линк был настолько красив, настолько дорог ей, что при его появлении у нее привычно заколотилось сердце.

Чувства моментально отразились на ее лице.

— Ты уже одет! — радостно воскликнула Джорджия. — Отлично. Они скоро должны приехать.

— Сначала я преподнесу тебе мой рождественский подарок. Хочу, чтобы ты надела…

— А что это? Скажи. — Линк постоянно осыпал ее подарками, и все же каждый раз она испытывала настоящую радость.

— Не смей бегать по лестнице. — Он перехватил ее на полпути и обнял за талию. — Ты для меня — все, не забывай, пожалуйста.

Она прислонила голову к его плечу.

— А ты — для меня, любимый. Мы с тобой получили самый дорогой подарок к Рождеству.

— Это да. — Он нежно поцеловал ее в голову.

В спальне Л инк надел на тонкую шейку жены очаровательную цепочку с кулоном и придерживал ее за плечи, пока они наслаждались своим отражением в зеркале.

— Какой красивый! — Джорджия потрогала кулон, свисавший со сверкающей золотой цепочки. Он представлял собой золотой солнечный лик со вставкой из рубина. И очень подходил к ее вечернему туалету.

— Я сам сделал рисунок и заказал мастеру. Золото символизирует наше счастье. Рубин — нашу любовь. — Линк повернул ее к себе, нежно взял ее лицо в свои руки. — Это был самый плодотворный год в моей жизни, Джорджия. Спасибо тебе за все.

Не успели они спуститься вниз, как в дверь позвонили.

— Вот и родственники, — сказал Линк. Он взял Джорджию за руку, и они пошли открывать дверь веселым, смеющимся гостям.

Линк и Джорджия стояли перед ними рука об руку. Двое. Нет, трое. Под сердцем Джорджии билось еще одно крошечное сердечко.

Примечания

1

Выдающаяся американская исполнительница песен в стиле поп-соул. — Прим. ред.


home | my bookshelf | | Джорджия и магнат |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу