Book: Чудовищ.net



Чудовищ.net

Чудовищ.net

Лена Обухова, Наталья Тимошенко


Чудовищ.net

© Обухова Л., Тимошенко Н., текст, 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019


* * *

Благодарность

Авторы выражают благодарность Обухову Александру, брату Лены, за помощь в написании этой книги.


Пролог

31 января 2016 года, 1.15 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

Под мерное гудение микроволновой печи попкорн задорно хлопал, постепенно разворачивая пакет и наполняя его объемом. Крыска опиралась руками и пятой точкой на обеденный стол, заставленный грязной посудой и тарелками с недоеденными закусками. Пока готовился попкорн, можно было успеть загрузить посудомойку первой порцией работы – а работы после дня рождения на двадцать человек для нее скопилось много, – но Крыска ленилась. Она даже не могла себя заставить убрать в холодильник засыхающие на тарелках остатки еды. Вместо этого завороженно наблюдала, как раздувается в микроволновке пакет, периодически накручивая на палец длинный темный локон, и принюхивалась, стараясь не пропустить момент, отделяющий сладковатый кукурузный запах от горелого.

Из смежной гостиной, погруженной в темноту, доносились крики. Пока еще не очень жуткие, но Крыска все равно поежилась. Она не любила ужастики и особенно не любила смотреть их ночью или на ночь, но в коттедже с ней остались только четверо самых близких друзей, танцевать или даже просто слушать музыку уже не было сил, и гости настояли на киношке. Почему «киношкой» выбрали глупую историю про спиритическую доску, Крыска так и не поняла, она просто осталась в меньшинстве.

Поэтому, как только сюжет перешел от пугающих теней, пробегающих где-то на периферии зрения, к действительно жутким кадрам, она сбежала на кухню готовить новую порцию попкорна. Тот как раз перестал активно хлопать, теперь зерна взрывались раз в несколько секунд. Горьковатый запах горелого коснулся ноздрей за пятнадцать секунд до конца выставленного таймера, и Крыска поторопилась нажать на кнопку «стоп». В гостиной что-то громыхнуло, заставив ее непроизвольно вздрогнуть, снова раздались истошные крики, за которыми последовал взрыв хохота. Кричали в кино, а смеялись друзья.

В заднем кармане джинсов, плотно облегающих полноватые бедра, знакомо пиликнул смартфон, сообщая об очередном, очень важном событии в кибермире. Осторожно вытаскивая пакет из микроволновки, другой рукой Крыска достала ультратонкий гаджет и привычным движением махнула пальцем по экрану.

«Ну, ты там где застряла?» – светилось сообщение в мессенджере. Пришло оно от Светки, сидевшей сейчас в считаных шагах от нее, в гостиной перед телевизором. Крыска закатила глаза и проворно настучала ответ, высыпая остатки нераскрывшихся зерен из предыдущей партии попкорна в мусорное ведро и ставя освободившуюся миску к пакету. К сожалению, открыть пакет одной рукой не представлялось возможным.

«Уже иду».

«Пиво захвати:)»

– С этого и надо было начинать, – пробормотала Крыска.

Смартфон отправился на место – в задний карман, открытый пакет дохнул в лицо обжигающим ароматным воздухом. Подхватив со столика заново наполненную миску и вытащив из холодильника упаковку пива на шесть бутылок, Крыска вернулась в «кинозал» к остальным.

Четверо друзей развалились перед телевизором: кто на большом угловом диване, кто в кресле, а Радик, как самый оригинал, и вовсе растянулся на полу, хотя более комфортных мест хватало. На экране огромного телевизора что-то мельтешило, Крыска успела заметить девочку с затянутыми белой пеленой глазами. Ее передернуло, и она тут же отвернулась, ставя пиво и попкорн на низкий столик у дивана. Лерик тут же слепо потянулся к миске, а Михыч – к пиву. В телевизор никто не смотрел, друзья фильм в лучшем случае слушали, лишь иногда бросая рассеянный взгляд на происходящее. Все остальное время они пялились каждый в свой смартфон, листая ленты соцсетей.

Крыска решила последовать их примеру, потому что в кино дело, судя по всему, шло к развязке, количество ужасных кадров и громких криков превышало всякие разумные пределы.

В итоге они даже не сразу заметили, как кино кончилось и пошли титры.

– Ну что, еще одно включим? – предложила Светка, что-то сосредоточенно набирая на сенсорной клавиатуре. Она сидела в обнимку с бутылкой, которую так и не открыла.

– Не-е-ет, – протянула Крыска жалобно. – Хватит уже.

– Тогда давайте сами поиграем в Уиджи? – Светка тут же выступила с новым предложением, но от экрана телефона так и не оторвалась. – Вызовем какого-нибудь духа?

– Зачем? – меланхолично поинтересовался Лерик. Это вообще был его любимый вопрос: он помогал избежать многих действий, если на него не находился ответ.

– Чтобы из астрала к нам вылез какой-нибудь демон и откусил башку, – рассмеялся Радик, хрустя последним попкорном. Ради этого он даже сел, прислонившись спиной к дивану.

– Не, все эти спиритические доски – это прошлый век, – отмахнулся Михыч. – Хотите разбавить скучные будни жутью – установите это.

Синхронно пиликнули четыре смартфона. Крыска свернула Инстаграм, в котором как раз с интересом рассматривала очередной «лук» от любимой блогерши, и переключилась в мессенджер. В групповом чате от Михыча висела ссылка: чудовищ.net.

– Чо-то бред какой-то, – хмыкнул рядом Радик, который перешел по ссылке быстрее всех.

– Да такой адрес вообще не может работать, – проворчал Лерик. – Ща вирусняков наловим…

– Не ной, – хмыкнул Михыч. – Просто ткни пальчиком.

Крыска машинально повиновалась, хотя команду отдали не ей. Окна приложений проворно сменили друг друга: браузер перехватил инициативу у мессенджера. Открылся простенький сайт. Впрочем, в понимании Крыски это и на сайт не было похоже: так, страничка с надписью и кнопкой. Надпись гласила: «Узнай, кто в комнате вместе с тобой», а кнопка предлагала скачать и установить приложение.

– И чего это? – поинтересовалась Светка. – Что делать надо?

Михыч театрально прижал ладонь к лицу и покачал головой.

– На кнопку ткни, – тоном утомленного жизнью и собственной мудростью старца протянул он. – Оно само все для тебя сделает.

Крыска снова послушно ткнула в кнопку и тут же испуганно скривилась.

– Оно ругается на приложение из непроверенного источника.

Кто «оно», Крыска и сама доподлинно не знала, но всегда называла так любые уведомления, возникающие на телефоне, планшете или ноутбуке.

– Еще бы оно не ругалось! – хмыкнул Лерик, держа внушительных размеров смартфон одной рукой и тыкая в экран большим пальцем. Пальцы ему от природы достались длинные и ловкие. Второй рукой он поднес ко рту бутылку.

– Если бы это было приложение с официального маркета, было бы не так интересно, – назидательно изрек Михыч.

Судя по тому, что он никуда не тыкал и даже – невиданное дело! – отложил смартфон в сторону, он обсуждаемое приложение уже и установил, и опробовал. А теперь с нетерпением наблюдал за друзьями, предвкушая их реакцию.

– Ну, я установила, а дальше что? – отозвалась со своего кресла Светка.

– Кнопку видишь?

– Я ж не слепая! Тут, кроме этой кнопки, и нет больше ничего.

– Вот и нажимай, гениальная ты моя. Блин, как же тупеют год от года юзеры, бедные разрабы, – сокрушенно добавил Михыч. – Уже сделали вам всего одну кнопку. Всего одну! То есть вообще без вариантов, что дальше делать, просто ткни! Не, они все равно спрашивают, как дебилы, что дальше? Как так-то? Светуль, ты ж даже не блондинка.

Светка посмотрела на него поверх смартфона, скорчила выразительную рожицу и показала средний палец. Крыска непроизвольно прыснула, стараясь сдержать смешок. С ребятами они обе познакомились уже в университете, попав в одну группу, но сами дружили еще со школы, а потому Крыска знала, что на самом деле Светка почти блондинка: ее настоящие волосы были светло-русыми. Она красила их в огненно-рыжий из чувства противоречия и любви к более ярким цветам.

Михыч изобразил не то страх, не то шок, и пока он гримасничал, Крыска тоже успела нажать на огромную кнопку «Поиск» – действительно единственную на экране приложения. Тут же появилась картинка, похожая на радар, каким его изображают в фильмах: точка посередине экрана и бегающая по кругу линия. Она сделала несколько оборотов и исчезла. В тот же момент Радик рядом фыркнул: видимо, его поиск прошел быстрее или начал он его раньше. Крыска увидела результат на своем смартфоне спустя пару мгновений.

«Рядом с вами 1 чудовище», – гласила надпись на экране. А еще одна большая зеленая кнопка под ней кокетливо интересовалась: «Найти?»

Крыска ткнула в кнопку – приложение запросило разрешение на обращение к камере, а получив его, сразу включило.

Лерик и Радик уже увлеченно водили телефонами в разные стороны, осматривая комнату через глазок камеры и экран смартфона.

– Ну и где это чудовище? – лениво поинтересовался Лерик.

– Вам надо его найти. – Михыч широко улыбнулся.

– А тут нет карты или чего-то в этом роде? – спросила Светка.

Было видно, что никому не хочется сползать с насиженного места ради странной игры.

– Тогда бы это не было так неожиданно, – парировал Михыч. – Нужно искать самому, оно может оказаться где угодно. Давайте, ребят, растрясите попки. Чего вы как старики?

Крыска поднялась с кресла первой. Хотела зажечь свет, но Михыч не дал.

– Во-первых, будет не так весело, – заявил он. – А во-вторых, на свету чудовища хуже видны, можно и проморгать случайно.

С каждой секундой он демонстрировал все менее здоровое возбуждение по поводу прикола с приложением. Однако вскоре все они медленно перемещались по комнате, как полоумные водя телефонами в разные стороны. Со стороны наверняка смотрелось очень смешно. По крайней мере Михыч едва сдерживал смех.

– Рядом – не значит в комнате, – подсказал он через пару минут бесплодных поисков. – Оно может быть где-то в доме. И даже на улице. Я свое нашел в ванной, например, но, думаю, оно легко могло оказаться и в соседней квартире.

После его объяснения ребята рассредоточились. Кто-то пошел в техническое помещение, где стоял котел, кто-то – в санузел, Крыска даже слышала, как кто-то поднялся на второй этаж. Сама она заглянула в кухню, обследовала прихожую и даже открыла дверь в гараж, который сейчас пустовал, потому что родители умудрились забрать обе машины. Нигде не обнаружилось ничего подозрительного.

Наконец в холле у лестницы она снова сошлась со Светкой и Лериком, Михыч и так тенью следовал за ней все это время.

– Какой-то тупой прикол, – раздраженно отозвалась Светка. Было видно, что она успела напрячься, но отсутствие развития сюжета ее разочаровало. Как будто ее распалили, но не удовлетворили.

– Просто искать надо лучше, – заметил Михыч, выразительно глядя на ведущую на второй этаж лестницу. – Радик вон ушел наверх и до сих пор не вернулся.

У Крыски нехорошо заныло внутри не то от дурного предчувствия, не то от переизбытка попкорна этой ночью. Часы уже почти добрались до двух ночи, а она не привыкла не спать так поздно. Даже в сессию она умудрялась построить режим так, чтобы не сидеть над билетами ночами. Светка, правда, не уставала ей напоминать, что это благодаря состоятельным родителям и возможности не подрабатывать ради получения денег на карманные расходы.

Мысли, ушедшие в каком-то не том направлении, прервал громкий вскрик, донесшийся со второго этажа и быстро оборвавшийся. Крыска, Светка и Лерик одновременно вздрогнули, только Михыч остался невозмутим, как будто ждал чего-то подобного.

– Идете? – подначил он с улыбкой демона-искусителя. – Как бы чудовище там уже не сожрало Радика.

Его нарочито мрачный, а на самом деле довольно легкий тон давал Крыске понять, что все это шутка и бояться нечего, но сердце все равно гулко билось, когда она ступила на лестницу. Поднимаясь, она смотрела вперед то через экран смартфона, то поверх него. Пока картинка ничем не отличалась. Светка и Лерик следовали за ней, Михыч как бы невзначай отстал, но держал их в поле зрения.

Второй этаж был полностью погружен в темноту. Здесь находились только спальни, отцовский кабинет, еще один санузел да просторный холл с выходом на не менее просторный балкон, тянувшийся над аналогичной террасой на первом этаже. Свет фонарей, залезавший в окна, конечно, слегка разгонял мрак, но все равно видимость оставляла желать лучшего.

Пол под ними не скрипел, как в дурном ужастике, паркетная доска лежала уверенно и совсем не шумела, когда на нее наступали четыре пары ног в носках или тонких колготках, но все равно каждый новый шаг сквозь полутьму отдавался в ушах стуком сердца.

– Радик? – напряженно позвала Светка. – Ты где?

Ответа не последовало, второй этаж оставался наполнен лишь тишиной и их затрудненным дыханием.

– Я проверю ванную, – прошептала Светка.

– А я гостевую спальню, – заявил Лерик.

Крыска без лишних слов шагнула к собственной комнате, осторожно повернула ручку, задерживая дыхание, и открыла дверь.

На первый взгляд комната выглядела как обычно, но стоило Крыске пересечь порог, как раздалось едва слышное рычание. Из-за кровати выросла бесформенная, ни на что не похожая тень. Крыска громко охнула, рычание стало громче, а тень вдруг стремительно кинулась на нее, вырастая еще выше, устремляясь под самый потолок.

Крыска закричала, попятилась назад, зацепилась за что-то ногой и шлепнулась на попу, уронив смартфон и испуганно зажмурившись.

– Криста! – крикнула где-то Светка.

– Что случилось? – испуганно вопросил Лерик.

А еще рядом раздался громкий смех Радика, который секунды спустя подхватил и Лерик.

– Дебилы, блин, – процедила Светка.

Дрожащая Крыска почувствовала, как подруга коснулась ее плеча, и открыла глаза. Радик стоял рядом, закутавшись в какой-то плед, и неприлично ржал. Лерик тоже смеялся, но не так задорно. Сердце колотилось, и ладони все еще оставались мокрыми. Хотелось плакать. От пережитого ужаса и обиды на то, что она так глупо повелась.

Светка помогла ей подняться, смартфон, к счастью, пережил падение без последствий. Обнявшись, подруги с гордым и независимым видом, игнорируя вопросы ребят типа: «Ну вы чего? Это же просто шутка!» – спустились вниз.

– Эй, вы же еще не нашли чудовище, – попытался остановить их раздосадованный поворотом событий Михыч.

– Да пошел ты, – огрызнулась Светка.



31 января 2016 года, 4.08

Спать они улеглись лишь к трем часам ночи. Сначала Радик долго ходил за Крыской, вымаливая прощение, а Михыч нудел, что необходимо найти чудовище. В конце концов он заявил, что на его дне рождения, который они собирались отмечать в следующие выходные, никто не отвертится от этой игры. Светка каким-то чудом умудрилась загрузить часть грязной посуды в посудомойку и убрать недоеденное в холодильник, после чего все разбрелись по спальням. Крыска со Светкой заняли спальню хозяев, Лерику досталась комната Крыски, а Радику и Михычу – гостевая спальня.

Светка отключилась, кажется, даже раньше, чем легла, а вот Крыска долго ворочалась с боку на бок. Сердце ее то и дело пускалось вскачь, перед глазами вставала то страшная девочка из фильма, то бесформенное нечто, поднимающееся над кроватью.

Ей почти удалось задремать, когда смартфон на тумбочке привычно пиликнул и зажег экран. Крыска приоткрыла один глаз, снова испытывая это неприятное, тянущее ощущение внутри. Следовало просто выключить звук и перевернуть смартфон экраном вниз, но она зачем-то села на кровати, взяла его в руки и прочитала уведомление: «Рядом с вами 1 чудовище. Найти?»

Страх маленькой, шустрой змейкой скользнул по спине. Сон моментально слетел, хотя Крыска продолжала себя уверять, что это все глупые интернет-приколы, вирусный маркетинг и все такое прочее.

Палец сам собой ткнул в уведомление, открылось приложение, и сразу включилась камера. Крыска обвела телефоном всю комнату, но на экране так никто и не появился. Она спустила ноги с кровати и вышла в холл.

Время в уголке экрана показывало начало пятого. Чувствуя себя глупо, Крыска обошла весь второй этаж, заглянула в каждую комнату, даже в кладовку, но так ничего и не нашла. Она и сама не смогла бы объяснить себе, почему продолжает поиски. Утром все это наверняка покажется глупостью.

Но до утра еще предстояло дожить. Крыска спустилась на первый этаж. Здесь было почти так же тихо, как наверху, только посудомоечная машина шуршала, продолжая трехчасовой цикл мойки. Крыска дошла до гостиной, внимательно глядя на экран смартфона и не замечая, как тянет холодом по босым ногам. Она убеждала себя, что ей просто интересно наконец увидеть, как же выглядит «чудовище».

– Бред все это, – прошептала она, проверив кухню.

Руки со смартфоном опустились. Девушка взъерошила волосы и прикрыла глаза, повторяя про себя снова и снова, что все это просто бред. Внезапная догадка заставила ее встрепенуться и подойти к окну, выглянуть в него через экран смартфона. Михыч же сказал, что «рядом» – это может быть и на улице.



В той части двора, что была видна из кухонного окна, никого не оказалось. Только елка продолжала подмигивать разноцветными огоньками гирлянды. Новый год давно прошел, но убирать гирлянду никто и не собирался, пока зима не кончится.

Крыска торопливо вернулась в гостиную, движения ее стали быстрее и увереннее, потому что она почувствовала, как замерзает в майке на тонких бретелях и коротких шортиках. Следовало разобраться с этим поскорее. Выглянув в окно гостиной, она едва не выронила смартфон второй раз за ночь.

Оно было там. Стояло на подъездной дорожке, спиной к Крыске. Очертаниями похожее на человека, но какое-то… мутное. Как образ, не до конца проявившийся на фотографии. Его было видно только на экране, стоило поднять глаза и посмотреть просто сквозь стекло – во дворе, залитом ярким светом мощного фонаря, оказывалось пусто.

Крыска затаила дыхание, завороженно разглядывая видение. Она не могла понять, принадлежит ли призрачная фигура мужчине или женщине, силуэт был размыт, а может быть, существо и вовсе было бесполым. Оно стояло неподвижно, ветер, перекатывавший по двору свежевыпавший снег, как будто не касался ни длинных светлых волос, ни одежды, похожей на балахон. Могло показаться, что существо просто нарисовано на экране.

Но внезапно оно вздрогнуло. Шевельнулось и принялось медленно поворачиваться, словно почувствовав устремленный в спину взгляд. Крыска охнула, одновременно испытывая любопытство – какое у существа лицо? – и страх.

Страх победил. За мгновение до того, как существо повернулось полностью, Крыска метнулась в сторону, прижалась спиной к стене, прислушиваясь к гулко бьющемуся в груди сердцу. На кухне продолжала шуршать посудомойка, в углу тикали часы, где-то далеко залаяла собака – все это напоминало о привычном, понятном мире, в котором не было места мутным силуэтам во дворе.

Справившись с испугом, Крыска заставила себя снова выглянуть в окно. Во дворе было пусто. Все так же светил фонарь, а ветер перекатывал по двору недавно выпавший снег. За высоким забором виднелись очертания высоток, в которых, несмотря на поздний час, горело несколько окон. Или для кого-то начало пятого – это уже ранний час?

Сердце постепенно успокоилось, волнение улеглось, и только тогда Крыска вспомнила, что сама она так ничего и не видела. Подняла руку, в которой сжимала смартфон, махнула пальцем по экрану. Приложение с включенной камерой открылось сразу, и Крыску парализовало, пригвоздив к месту. Она не смогла даже закричать.

Оно стояло прямо у окна, прижимая бледное лицо к стеклу, и таращилось на нее темнотой отсутствующих глаз.

Глава 1

14 февраля 2016 года Музей современного искусства «Эрарта» г. Санкт-Петербург

Лиля отчаянно скучала, но изо всех сил старалась это скрывать, держась за локоть Нева и следуя за ним по бесконечным залам музея современного искусства и давно не вслушиваясь в то, что он говорит. Она скользила взглядом по многочисленным картинам, часть которых напоминала краски, развезенные по холсту несмышленым ребенком, часть – унылые черно-белые фотографии, сделанные не в фокусе. Атмосфера вокруг царила угнетающая.

Ее спутник – не только большой специалист в области истории и культурологии, но и просто человек с фотографической памятью, запоминающий все прочитанное, – что-то объяснял про постмодернистские концептуальные направления в живописи, трактовал иносказательные образы, выискивал в замороченных инсталляциях намеки разной толщины. Лиля улыбалась, кивала и постоянно напоминала себе, что очень любит этого мужчину, а потому может перетерпеть полуторачасовую экскурсию по почти безлюдным залам, в которых каждый шаг отдается гулким эхом и на тебя то смотрит ощетинившаяся стальными шипами матрешка, то радостно приветствует пятиконечная звезда, слепленная частично из листов жести, частично – из кусков искусственной кожи. Кстати, на ее «шее» болтался внушительных размеров деревянный крест, и инсталляция называлась «Поп-звезда».

Пожалуй, из всего, что они увидели за эти полтора часа, Лилю впечатлили только эта самая звезда, рядом с которой ее разобрал совершенно неприличный смех, и скрученная из тонкой проволоки человеческая голова, полая внутри, набитая смятыми газетами. Этот образ оказался ей понятен без дополнительных разъяснений. В остальном залы разной степени освещенности или навевали тоску, или вызывали стойкое ощущение неприятия, отторжения. В некоторых картинах и инсталляциях и вовсе было что-то пугающее, вызывающее желание как можно скорее отвернуться и уйти подальше.

Ноги, обутые в высокие сапоги на тонкой длинной шпильке, давно болели, но Лиля не подавала вида. Она слышала энтузиазм в голосе Нева, когда он рассказывал об очередном художнике или рассуждал о том, что может значить его творение, и по обыкновению дивилась тому, сколько информации хранится в этой седеющей голове. Пусть она не запоминала и четверти его рассказа, милый сердцу голос слушала с удовольствием. Первые полчаса ей даже удавалось довольно живо изображать ответную реакцию. Уж если связала жизнь с питерским интеллигентом, который – как любят повторять окружающие, в том числе и сам интеллигент, – годится ей в отцы, то нужно соответствовать. Хотя бы иногда. К чести Нева, он не стремился превратить ее жизнь в круговорот выставок и театральных премьер и регулярно ходил с ней в кинотеатр на какой-нибудь супергеройский блокбастер или эпичный фильм-катастрофу.

К тому же третий этаж они прошли подозрительно быстро, Лиля и оглянуться не успела, как снова оказалась у лифта.

– На четвертом тебе должно больше понравиться, – неожиданно заметил Нев. – Там сейчас идет выставка Грекова, его относят к мастерам реалистического искусства. Иногда немного мрачно, но картины отражают реальность такой, какая она есть. Или можем подняться сразу на пятый, там есть очень интересная инсталляция. Здесь такие называют тотальными или «юспейс», что бы это ни значило. Тема – бесконечность. Позволяет почувствовать единство бесконечности внутренней в соприкосновении с бесконечностью внешней…

Из всего вдохновенного рассказа Лиля уловила только одно: она недооценила размеры здания, здесь еще как минимум два этажа. Два упоительных этажа, наполненных современным искусством. Вероятно, на ее лице невольно отразился испытанный в тот момент ужас, потому что Нев вдруг осекся и немного виновато улыбнулся:

– Тебе все это не интересно, да?

– Почему? – тут же возмутилась Лиля. – Это все очень интересно, просто… Всего этого так много. – Она натянуто улыбнулась в ответ. – Я боюсь, что у меня вот-вот случится культурный передоз.

Однако провести его не удалось. То ли он давно заметил, что она скучает, то ли сейчас ее энтузиазм выглядел очень уж фальшиво. Нев выразительно посмотрел на Лилю, и та сдалась.

– Прости, но современное искусство – это не совсем то, что меня заводит, – призналась она, старательно изображая раскаяние и всем своим видом давая понять, что это только ее проблема.

Не помогло: Нев все равно выглядел огорченным.

– Почему ты сразу не сказала?

Лиля пожала плечами, все еще виновато улыбаясь.

– Это же твой подарок на день влюбленных. Как бы это выглядело, если бы я, увидев билеты, сказала: ой, знаешь, я терпеть не могу современное искусство? Я не хотела тебя обижать.

– Мне показалось, что это романтично, – пробормотал Нев, снимая очки и доставая из кармана пиджака платок.

Лиля очень хорошо знала этот жест: Нев всегда протирал очки, когда смущался или нервничал. Раньше это происходило постоянно, теперь – реже, но от того стало только более заметным маркером его настроения. Она тут же почувствовала себя виноватой. Раз не сказала сразу, надо было до последнего идти в отказ и делать вид, что наслаждается культурным мероприятием.

– Послушай, – мягко начала она, касаясь его руки и делая шаг вперед, чтобы сократить расстояние между ними. – Мне правда все равно, где быть, если мы в этом месте вдвоем. Честное слово. Просто я немного устала. Эти каблуки меня убивают. Может, оставим остальные залы на следующий раз?

И она быстро поцеловала его в уголок рта. Сожаление исчезло с лица Нева, он быстро вернул на место очки и платок, чтобы освободить руки и обнять ее, прижимая к себе. Краем глаза Лиля заметила недовольный взгляд, который бросили на них две проходящие мимо дамы – примерно одного с Невом возраста, но она проигнорировала их, обнимая его за шею и целуя уже более вдумчиво.

– Тогда пойдем посидим в их кафе, – предложил Нев, не выпуская ее из объятий, когда поцелуй прервался. – У них сегодня в честь Дня святого Валентина бокал игристого вина в подарок всем парам.

– Один на двоих? – игриво уточнила Лиля.

– Точно не знаю, – растерялся Нев, не заметив лукавства в ее взгляде.

– В этом наверняка можно было бы найти глубокий философский смысл. Как в тех инсталляциях.

Нев рассмеялся.

– Пойдем, проверим?

Лиля кивнула, еще раз быстро поцеловала его и снова взяла под руку.

Оказалось, что бокалом игристого вина все же угощают каждого, кто пришел в паре. Это в сочетании с внушительным куском чизкейка и на удивление вкусным кофе быстро подняло Лиле настроение.

– На самом деле это был самый необычный подарок на день влюбленных, – призналась она, задумчиво поглядывая на пузырьки в своем наполовину опустевшем бокале. Они уже в целом успокоились, но иногда отдельные еще отрывались от дна или стенки и устремлялись к поверхности, где моментально лопались. – До сих пор мне дарили только плюшевых мишек, шоколадные конфеты и цветы.

Нев подпер рукой подбородок, глядя на нее с мечтательной улыбкой. Их отношения начались больше года назад, и тогда он не думал, что это продлится дольше двух-трех месяцев. Но вот уже они отпраздновали вместе второй Новый год и впервые отмечают День святого Валентина (прошлый по причине пребывания в разных городах прошел мимо них), а он по-прежнему до конца не верил в то, что это правда.

– Я тоже подарил цветы и конфеты, – заметил Нев сокрушенно. – Интернет утверждал, что это обязательный минимум.

Лиля улыбнулась, но как-то отстраненно, словно и не услышала. Сегодня она несколько раз так реагировала на его слова, но если в залах старательно скрывала скуку, то сейчас явно о чем-то задумалась.

Нев смотрел на нее, но вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. На них часто обращали внимание: кто-то смотрел с завистью, кто-то с осуждением, чаще мужчины просто любовались красавицей Лилей, а его даже не замечали, но сейчас было иначе. Он настороженно осмотрелся по сторонам, стараясь не шевелить головой.

Этого и не потребовалось: женщину, которая сверлила его взглядом, он заметил почти сразу. Она сидела в другом конце почти пустого зала кафе, в углу. Перед ней стоял маленький пузатый чайник, чашка и тарелка с каким-то шоколадным тортом, но она игнорировала все это великолепие и смотрела только на него. Когда Нев заметил ее, она не смутилась и не отвернулась, только улыбнулась.

Это было странно: люди редко так пристально разглядывали именно его. Неву в этой жизни достались весьма необычное имя – полностью оно звучало как Нурейтдинов Евстахий Велориевич – и совершенно непримечательная внешность. И хотя год жизни рядом с Лилей, обладавшей прекрасным чувством стиля, ее несколько облагородил, магнитом для женских взглядов Нев все равно не стал.

Женщина казалась его ровесницей, но ее весьма ухоженный вид намекал, что на самом деле она может быть и немного старше. Седина в темных волосах отсутствовала благодаря своевременному окрашиванию, по утрам женщина определенно не жалела время на укладку и макияж. Не брезговала услугами косметологов, но явно не прибегала к помощи пластических хирургов: лицо выглядело абсолютно естественно. Она сидела с прямой спиной, как царица на троне, в ушах и на пальцах поблескивали драгоценные камни, но в умеренных, приличных для обычного выходного дня количествах. Сохранившее форму тело было облачено в элегантный костюм, который сидел на незнакомке как влитой. Благодаря Лиле Нев и сам научился разбираться в таких вещах: или одежда очень дорогая, или вообще сшита на заказ.

Не отрывая взгляда от его лица, женщина улыбнулась и поднесла к губам чашку. Нев почему-то почувствовал себя очень неуютно.

– Дело не в цветах и не в конфетах, – донесся до него голос Лили, но звучал он как будто издалека. – Дело в том, кто дарит. Самое пошлое плюшевое сердечко может оказаться или крайне раздражающим или, наоборот, невыносимо милым. Как думаешь?

Нев кивнул в знак согласия, хотя не был уверен, что услышал всю речь Лили. Его словно засасывало в темную воронку глаз незнакомки: он переставал замечать предметы и людей, а голос Лили звучал все глуше и тише. В мире не оставалось ничего, кроме женщины за столиком в углу. Неву начало казаться, что он слышит шепот ее мыслей.

– Нев?

По тону Лили он понял, что она зовет его не первый раз. Нев перевел извиняющийся взгляд на ее обиженное лицо.

– Я тут вообще-то тебе душу изливаю, в любви признаюсь, – едко заметила она. – А ты как будто на другой планете.

Нев тряхнул головой, сбрасывая наваждение. Постепенно мир вернулся в фокус, звуки обрели былую четкость, и Лиля снова оказалась в центре его внимания.

– Прости. Я задумался.

– О чем?

– О ерунде, – отмахнулся он, стараясь не смотреть больше на столик в углу. – Ты что-то спросила?

Лиля все еще изображала смертельную обиду, но уже было видно, что это просто кокетство, которое она себе время от времени позволяла, изображая ту анекдотическую блондинку, какой пыталась казаться в самом начале их знакомства. Тяжело вздохнув, она повторила:

– Насколько оригинальным по шкале от одного до десяти тебе показался мой подарок?

Нев улыбнулся:

– Он самый оригинальный, потому что это мой первый подарок от девушки на День святого Валентина.

– Серьезно? – вполне искренне удивилась Лиля, хотя Нев считал это очевидным.

– Да, если не считать того случая, когда студентка с хвостом по сессии подарила мне коробку конфет в форме сердечек, придя на позднюю пересдачу.

– Вот как? – Ее брови взметнулись вверх. – Расскажешь подробнее?

– Ни за что, – рассмеялся он. И уже серьезнее добавил: – Но из всех когда-либо полученных мною подарков этот самый милый и необычный.

– Правда? – Лиля заметно просияла.

– Конечно. Я даже не знал, что существуют пледы с рукавами. И тем более не знал, что бывают модели на двоих.

Звонок мобильного телефона прервал их разговор. На экране высвечивалось: «Дворжак», что заставило Нева удивленно нахмуриться. Обычно «шеф» не звонил по воскресеньям и вообще звонкам предпочитал текстовые сообщения.

– Да, Войтех, – сказал Нев в трубку.

Лиля сделала круглые глаза, ее взгляд красноречиво говорил: «Чего ему не отдыхается в воскресенье?» Пока Нев лаконично «угукал» в трубку, Лиля как бы невзначай обернулась через плечо. Она, конечно, видела, что ее спутник, столь неожиданно выпавший из реальности, смотрел на что-то за ее спиной. Или кого-то? Однако в зале никого не оказалось. На некоторых столиках лишь дожидались официантов пустые чашки и тарелки.

Когда Лиля снова повернулась к Неву, тот уже закончил разговор.

– Что случилось?

– У нас внезапно новое расследование. В Москве.

– А почему мы узнаем о нем сейчас, а не на совещании завтра утром в офисе?

– Потому что завтра мы уезжаем самым ранним «Сапсаном», в офис уже не поедем.

– Все так серьезно? – удивилась Лиля.

– Как я понял, это личное поручение Ляшина.

– Оу, – понимающе протянула Лиля. – Придется сегодня лечь пораньше. Против Ляшина не попрешь.

Нев хмыкнул и потянулся к бокалу.

– Тогда поедем домой собираться? – предложил он.

– Да успеем еще, день только начался, – отмахнулась Лиля. – Я чувствую в себе силы добить сегодня четвертый и пятый этажи. Чего билетам пропадать?

– Вообще-то они не пропадут, – заметил Нев, снова выглядя немного виновато. – Это годовой абонемент, а не обычный билет.

Лиля заметно переменилась в лице, глаза ее вновь округлились.

– Серьезно? То есть мы сможем ходить сюда целый год? Без ограничений?

– Да, обычно годовой абонемент это и предполагает.

– Супер! – нарочито бодро отозвалась Лиля, широко улыбаясь.

И они оба рассмеялись.



14 февраля 2016 года Институт исследования необъяснимого г. Санкт-Петербург

Звонок Эдуарда Александровича Ляшина, депутата Государственной думы и негласного покровителя недавно созданного Института исследования необъяснимого, в значительной степени испортил Войтеху Дворжаку день. Саша выглядела очень недовольной, когда он посреди воскресенья, которое к тому же оказалось Днем святого Валентина, сорвался в офис. Он клятвенно пообещал, что вернется через пару часов, но уже понял, что обещание сдержать не сможет: из-за выпавшего снега город встал в рекордные для выходного дня пробки. По крайней мере на том маршруте, по которому ехал он. Дорога в офис заняла в два раза больше времени, чем он рассчитывал, и обратный путь обещал занять столько же, а ведь еще требовалось уладить несколько дел, ради которых он и поехал в офис института. Вдобавок оказалось, что в кофемашине закончились зерна, а новой пачки Войтех нигде не нашел. Видимо, секретарь не успела его вовремя заказать.



В общем, день был безнадежно испорчен, и поднять настроение в данной ситуации могло только одно: требовалось срочно испортить день кому-нибудь еще. На Лилю с Невом у него рука не поднялась. К тому же Войтех считал, что портить день человеку, все еще обладающему некоторыми магическими силами, вредно для кармы. Присутствие в офисе Ивана грозило перевести день из разряда просто неудачных в категорию совершенно невыносимых. В итоге Войтех ограничился звонками Дементьеву и Долгову с просьбой приехать в контору ради срочного инструктажа.

И вот теперь он стоял посреди пустой по случаю выходного дня приемной (на Лидию, милую девушку-администратора, у Войтеха рука тоже не поднялась) лицом к лицу с весьма недовольным Владимиром Дементьевым.

Эти двое вполне могли сойти за братьев – старшего и младшего. Как минимум для того, кто не знал, как на самом деле выглядит старший брат Войтеха Дворжака – пражский чиновник и бывшая рок-звезда Карел. Имелось во внешности бывшего пилота чешских ВВС Дворжака и бывшего следователя Следственного комитета Дементьева что-то неуловимо схожее: одинаково подстриженные темные волосы, спортивные фигуры и следы военной выправки, сходная манера одеваться. Дементьев лишь был чуть выше и старше.

Однако сейчас он выглядел непривычно помято: слегка отекшее лицо, уставшие, покрасневшие глаза, взъерошенные волосы, расстегнутая зимняя куртка. Дементьев тяжело дышал, хотя обычно подъем на четвертый этаж, где находился ИИН, не вызывал у него затруднений. Видимо, сегодня физическая форма бывшего следователя оставляла желать лучшего. К сожалению, в старом доме, где им досталось небольшое для организации со столь громким названием помещение, лифта не было и в помине, а потому подниматься по лестнице приходилось независимо от состояния здоровья. Что сегодня определенно не шло на пользу настроению Дементьева: он сверлил традиционно бодрого шефа мрачным взглядом, и взгляд этот не предвещал ничего хорошего.

– Вот скажи мне, Дворжак, чего я тебе плохого в жизни сделал? – почему-то хрипло поинтересовался бывший следователь СК и нынешний следователь ИИН. – Может, я у тебя женщину увел? Или на работе тебя подсидел? Нет?

Войтех отрицательно мотнул головой, глядя на него с настороженным непониманием.

– Тогда скажи мне, скотина ты иностранная, какого черта ты вытащил меня сюда в мой законный выходной?

– Я хочу тебе напомнить, что у нас ненормированный график, – спокойно заявил Войтех, присматриваясь к нему внимательнее. – Поэтому вызовы в офис в выходные вполне возможны. Как видишь, я и сам здесь, хотя тоже предпочел бы быть совсем в другом месте.

Дементьев набрал в грудь побольше воздуха, собираясь разразиться более длинной и наверняка более яркой и образной тирадой, но ему вдруг стало лень. Он резко выдохнул, плечи его заметно поникли, а сам он подошел к высокой стойке секретаря, сложил на ней руки и уронил сверху голову.

– Ко мне вчера бывший сослуживец заезжал, – донесся до Войтеха глухой голос. – Мы так хорошо посидели, поговорили. Я вот вообще не планировал сегодня куда-то выходить. Честно говоря, даже из постели сегодня не планировал вылезать.

Войтех выразительно выгнул бровь, но, осознав, что оценить это все равно некому, вернул ее на место.

– В твоем возрасте пора бы уже быть поосторожнее с алкоголем, – заметил он.

– В каком таком – моем? – все так же глухо возмутился Дементьев. – Я тебя всего на пять лет старше!

– Во-первых, почти на шесть. Во-вторых, мне еще нет сорока, – педантично пояснил Войтех, который лишь приближался к тридцать шестому дню рождения. – А после сорока мужчинам стоит более внимательно относиться к своему здоровью, особенно к сердечно-сосудистой системе.

Дементьев поднял голову, повернулся к нему, демонстрируя свирепый, угрожающий взгляд.

– Я тебя, зануду, пристрелю когда-нибудь.

– Хм, – улыбнулся Войтех. – Забавно, обычно я этим угрожал Ивану.

– Так вот имей в виду: теперь пушка есть не только у тебя.

– Но ты же не станешь стрелять в человека за чистую правду?

– Я что, раз в полгода расслабиться не могу?

– Есть другие способы расслабляться.

– Например?

– Я бегаю.

Дементьев театрально закатил глаза. А потом махнул рукой, повернулся, привалился к стойке спиной и скрестил руки на груди.

– Ладно, – вздохнул он, решив бросить этот разговор, пока Войтех не добрался со своими рекомендациями до темы гармоничных здоровых отношений с постоянной женщиной. С тех пор как у самого Войтеха удачно сложилась личная жизнь, он стал считать это панацеей от всех проблем. У Дементьева же личная жизнь категорически не складывалась, и он как-то перестал к этому стремиться. – Что у нас там такого стряслось, что понадобилось срочно сюда приезжать?

– Вот сразу бы так, – усмехнулся Войтех, протягивая ему папку, которую все это время держал в руках. – Погиб молодой парень, Родион Соловьев. Смерть весьма необычная, а он сын знакомых знакомых Ляшина. Они смогли выйти на него, а он позвонил мне. Хорошая новость в том, что следователю, который ведет это дело, велено с нами сотрудничать и делиться информацией, так что у нас везде будет зеленый свет. Вам покажут место обнаружения тела, ответят на все вопросы, дадут осмотреть тело, а не только ознакомиться с отчетом о вскрытии. То, что у следствия есть сейчас, в этой папке, успеешь изучить.

– Да тут и изучать почти нечего, – буркнул Дементьев, листая стандартные протоколы и справки. – Больше похоже на отписки, чем на следствие.

– Вероятно, поэтому нас и подключают, – кивнул Войтех. – Выезжаете завтра утром шестичасовым «Сапсаном», я уже забронировал вам места в бизнес-классе.

По губам Дементьева скользнула улыбка: бизнес-класс он любил, хоть с этим повезло. Но он тут же снова напустил на себя хмурый вид.

– Кто едет?

– Ты, Долгов, Сидоровы и Нев.

Дементьев оторвался от изучения копий документов в папке и страдальчески посмотрел на Войтеха.

– Опять Долгов? Почему со мной теперь всегда ездит Долгов?

Взгляд Войтеха стал чуть-чуть колючим и холодным.

– Потому что Сашу ты просил с собой больше не отправлять. А у нас всего два медика. Поэтому, пока не возьмем третьего, будешь ездить с Долговым.

Дементьев вздохнул. После возвращения с эпичной охоты на «чупакабру» он на эмоциях заявил Войтеху, чтобы тот или приучал свою подружку – Сашу Рейхерд – к порядку, или больше не отправлял ее с ним. В свое время Войтех разбаловал ее, спуская любое неподчинение и закрывая глаза на то, что она регулярно пыталась себя угробить во время расследований. Эта мадам сначала делала, а потом начинала думать, что, конечно, придавало ей определенного шарма, но крайне раздражало, если ты бывший следователь, привыкший к порядку и субординации. И при этом в нее не влюблен.

Войтех тогда промолчал, но, видимо, обиделся за подружку, скотина злопамятная. И теперь упрямо включал в его группу Долгова и только Долгова. От этого были не в восторге и сам Долгов, и Дементьев.

– Костя тебе тоже чем-то не угодил? – невинно уточнил Войтех.

К Константину Долгову, который в свое время принял правильную сторону и помог им справиться с ЗАО «Прогрессивные технологии», у Дементьева почти не было претензий, если не считать, что тот казался ему нытиком и чистоплюем. Долгов терпеть не мог поездки «в глубинку», постоянно ворчал на тему плохих гостиниц, еды и прочих условий, которые ему не подходили. Он даже Санкт-Петербург считал большой деревней и заметно тосковал по своей жизни в Москве. Но после предательства «Прогрессивных технологий» остаться в столице не решился, предпочел воспользоваться приглашением Войтеха вступить в команду Института исследования необъяснимого.

– Да нет, – отмахнулся Дементьев. – Расследование в Москве ему должно понравиться. А чего сам-то не едешь? Ляшин же твой… «друг». – Дементьев изобразил пальцами кавычки.

– Вас и так едет много, должен же кто-то остаться на случай другого дела.

– Жаль, нам бы пригодились твои видения, потому что пока, – он ткнул пальцем в папку, – вообще непонятно, за что хвататься и где искать ниточку.

– Раньше же ты как-то справлялся без экстрасенсов, – усмехнулся Войтех. – Ладно, если в течение суток у вас не появится ни одной зацепки, я приеду. Пока точно могу сказать, что здесь дело… нечистое, как вы говорите. То есть имеет смысл искать сверхъестественные причины.

После создания ИИН это стало основной работой Войтеха: проверять входящие запросы на аномальную составляющую. Когда его экстрасенсорное восприятие обострилось, заставив надеть на руки тонкие перчатки и носить их, практически не снимая, он стал чувствовать сверхъестественное, даже просто читая письмо или изучая фотографии. Когда ситуация того требовала, он снимал перчатки и касался входящих материалов руками, чаще всего ловя короткое видение.

Поскольку в этот раз дело касалось гибели молодого человека, Войтех проделал это с фотографией с места преступления. Пересланная по почте и распечатанная на цветном принтере, она, конечно, потеряла большую часть «заряда», но кое-что он успел увидеть, поэтому добавил:

– Перед смертью он был напуган, метался, крутился вокруг своей оси, – Войтех прищурился, вспоминая, – словно его окружали. Может быть, это поможет.

– То, что парень перед смертью был напуган? – Дементьев выразительно посмотрел на него. – Да, это определенно зацепка.

Войтех ничего не успел ответить на едкий сарказм: в приемной как раз появился Долгов. Он принес с улицы не только холод, но и бодрость зимнего дня. На контрасте с угрюмым Дементьевым выглядел непривычно позитивным и веселым. Он, как всегда, был облачен в идеальный деловой костюм, поверх которого сейчас красовалось стильное кашемировое пальто, и заговоренные от любой грязи ботинки. На голове волосок лежал к волоску, лицо казалось свежим, кожа как будто сияла (хотя на самом деле просто раскраснелась от холода). В одной руке он держал кейс, в другой – ячейку с тремя стаканами кофе.

– Я подумал, что нам не помешает взбодриться, а кофе закончился еще в пятницу, – весело заявил он, ставя ячейку на стойку секретаря.

Дементьев оказался прав: перспектива расследования в Москве действительно подняла Долгову настроение. Беря себе стаканчик кофе, Войтех выразительно посмотрел на следователя, как бы говоря: вот видишь, он отличный парень. Судя по ожившему взгляду, Дементьев уже и сам так считал.



14 февраля 2016 года, 20.12 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

Длинный острый поварской нож проворно кромсал вареную морковь на аккуратные кубики, но перед глазами вместо разделочной доски вставал темный ночной лес. Густой, глухой, наполненный пугающими звуками.

Она бежала, не обращая внимания на ветки, цепляющие ее за волосы и одежду, на боль в босых ногах, которые словно ступали по битому стеклу – сухая хвоя, мелкие камешки и острые обломки веток впивались в нежную кожу, царапали и рвали ее…

– Теть Оль, вы меня слышите? – Голос Кристины прорвался к Ольге сквозь пелену фантазии, возвращая в реальность.

Лес исчез вместе с бежавшей сквозь него девушкой. Ольга снова очутилась на собственной кухне. Точнее, в просторном помещении, объединившем в себе кухонный уголок, столовую и гостиную. Кристина сидела с другой стороны высокого стола, отделявшего зону кухни от зоны столовой, и делала вид, что чистит и нарезает в салат вареные яйца. Судя по прогрессу, ее мысли были так же далеки от кухни, как и мысли Ольги.

– Что? – рассеянно спросила Ольга, нарочито внимательно глядя на девушку и пытаясь вспомнить, слышала ли она хоть слово из того, что та ей говорила. В какой момент она отключилась?

При посторонних Ольга очень старалась не проваливаться в свои фантазии, но так уж повелось, что за приготовлением и поглощением еды она чаще всего продумывала очередную сцену. Особенно трудно было противостоять этому, когда новая история только начинала формироваться в голове, захватывала в свой плен, и слова сами просились на бумагу… точнее, в электронный файл.

И все же сегодня Ольге следовало взять себя в руки. Ее маленькая соседка (впрочем, не такая уж и маленькая, Кристине как раз недавно исполнилось двадцать лет) редко искала ее компании, когда родители оставляли коттедж в ее полном распоряжении на несколько дней, но сегодня оказался именно такой случай. Вечно занятые родители Кристины укатили каждый по своим делам в разные концы планеты до конца следующей недели, и девушка написала Ольге сообщение, едва стемнело, с вопросом, не нужна ли той компания за ужином.

Ольга с куда большим удовольствием провела бы вечер с бокалом вина и ноутбуком, выплескивая в Word задумки и первые сцены новой книги, но согласилась. Со своими соседями по коттеджному поселку она дружила и всегда была рада, когда те забредали в гости. И что-то еще, какая-то смутная мысль, которую Ольга так и не смогла уловить, не позволила ей отказаться.

Но хоть они и взялись развлечения ради готовить вместе любимый салат Кристины – весьма вольную вариацию на тему «оливье» с креветками, – Ольга никак не могла выбраться из глубин зовущего ее последние пару дней мира.

Кристина между тем выглядела очень печальной. И, кажется, даже раздосадованной тем, что Ольга не услышала ее вопроса. Оставалось надеяться, что она не вываливала тут последние полчаса какую-нибудь очень важную личную драму, из-за которой проводила вечер дня влюбленных в компании соседки вдвое старше ее. И которую эта самая соседка равнодушно прослушала. В двадцать лет девочки так ранимы!

– Я спросила, верите ли вы в призраков и… прочие потусторонние сущности, – повторила Кристина, бросая на нее настороженный взгляд, ерзая на высоком барном стуле и вяло ковыряя вареное яйцо.

Ольга слегка опешила и сгрузила порезанную морковку в миску одним четким движением ножа, выразительно глядя на Кристину. Не то чтобы ей никогда не задавали этого вопроса. Напротив, последние десять лет она слышала его с утомительной регулярностью наряду с «Как вы начали писать?» и «Как вы придумываете свои сюжеты?».

Вот только обычно об этом не спрашивали друзья и знакомые и их уже взрослые дети. Поэтому взгляд Ольги сейчас с легким оттенком укоризны вопрошал: «И ты туда же?»

– Нет, – медленно протянула Ольга, беря с тарелки большое зеленое яблоко и меняя поварской нож на маленький, каким обычно чистила овощи и фрукты. – Почему ты вдруг спросила?

Кристина пожала плечами, наконец заканчивая очищать многострадальное яйцо и принимаясь его резать.

– Просто… Вы столько лет пишете обо всей этой чертовщине, и у вас так убедительно получается. Про призраков, демонов, экстрасенсов и медиумов… Про ведьм и магов. Про семейные проклятия и могущественные артефакты, благодаря которым люди обретают сверхъестественную силу. Вот я и подумала: нельзя же так долго и так убедительно писать про то, во что совсем не веришь.

Ольга улыбнулась и покачала головой. Да, как порой ошибаются люди, старательно выискивающие в книгах авторов то, чем они живут, во что верят и чего боятся. Конечно, как и любой другой писатель, Ольга закладывала в тексты в том числе и это: собственные мысли, страхи, ожидания, а иногда даже мечты, но все это старательно пряталось в обертку сюжетных слоев, призванных развлечь читателя, созданных по определенным законам, а порой и – что уж скрывать, если критики все равно с удовольствием об этом говорят? – шаблонам.

– Крис, я пишу не только о магии, призраках и всякой чертовщине. Я еще пишу о смелых, благородных, верных мужчинах и умных, решительных, открытых женщинах. Об искренней любви, которая расцветает на фоне преодоления совместных трудностей и остается с героями навсегда. О дружбе, которая крепче кровных уз… Это не значит, что я верю в существование чего-либо из перечисленного. Я пишу о том, о чем приятно и интересно писать. О том, что люди хотят читать. Люди же в массе своей не хотят читать об обыденности повседневности, о собственной злобной мелочности, о равнодушии и лицемерии, в которых живут. Этого нам всем и так хватает.

Заявив это, она рубанула яблоко пополам с чуть большей злостью, чем оно того заслуживало, и, вычистив середину, принялась нарезать такими же аккуратными кубиками, как и морковь. Лишь когда вдруг заколотившееся быстрее обычного сердце пришло в норму, снова исподлобья глянула на соседку.

– А что? Почему ты вдруг заинтересовалась именно этой темой?

Кристина закусила нижнюю губу и уже набрала в легкие воздуха, чтобы объяснить, когда вдруг оглушительно засвистел чайник. Все дома в коттеджном поселке были подключены и к электричеству, и к газу, плиту каждый выбирал себе по вкусу. И хотя особой финансовой необходимости в этом не было, Ольга предпочитала экономить электричество и готовить на газовой плите. Потому и чайник у нее был старомодный, со свистком достаточно пронзительным, чтобы она могла услышать его даже со второго этажа, из рабочего кабинета. Даже глубоко погрузившись в написание романа.

– Извини.

Ей пришлось отвлечься на заваривание чая, а когда Ольга вернулась к Кристине, у той, как было видно по погасшему взгляду, запал прошел. Она потеряла интерес даже к приготовлению салата и сидела, слепо пялясь в смартфон.

– Так почему тебя вдруг заинтересовал потусторонний мир и моя вера в него?

– Просто… Радик так странно погиб, – пробормотала Кристина. – Никто нам ничего не говорит, но слухи все равно прорываются. Говорят, когда его нашли, у него не было глаз.

Ольга едва не стукнула себя ладонью по лбу. Вот что не дало ей сегодня уклониться от совместного ужина! Она, конечно, слышала о том, что один из близких друзей Кристины погиб пару дней назад. Это объясняло, почему в голову Кристины полезли мысли о призраках. Сталкиваясь со смертью близкого человека, даже самые убежденные скептики начинают задумываться, а есть ли там что-то? За чертой…

Теперь стало понятно, почему Кристина такая вялая и печальная и почему в День святого Валентина сидит на ее кухне, делая никому не нужный салат. Ольге захотелось стукнуть ее родителей по голове чем-нибудь тяжелым. Разве можно оставлять ребенка в таком эмоциональном состоянии одного? Пусть даже ребенок уже не совсем ребенок.

Впрочем, она знала, что никогда не выскажет им этого (и ничем по голове не стукнет, как бы ни хотелось). На подобные замечания всегда следовал закономерный ответ: своих бы родила и воспитывала, как считаешь нужным. Своих Ольга не родила и уже не родит, слушать напоминания об этом не любила, а потому со своим невероятно ценным мнением ни к кому не лезла. Предпочитала между делом вставлять подобные вещи проходными эпизодами в романы: как бы и высказалась, но при этом как бы и молчала. А если кто-то вдруг принял на свой счет, так на воре и шапка горит, а она вовсе ничего такого не имела в виду. Этот удобный «лайфхак», как называла это Кристина, она придумала еще в те годы, когда и не собиралась становиться издающимся писателем, а просто черкала что-то в тетрадке для собственного удовольствия.

Но родители Кристины могли хотя бы попросить приглядеть за ней… Впрочем, может быть, они и просили. Ольга не всегда помнила, о чем с ней говорят, время от времени неконтролируемо проваливаясь в мир своих фантазий и почему-то отчаянно это скрывая. А иногда просто забывала, другие мысли вытесняли из ее головы разговоры. Вот так она и забыла про смерть парня – друга Кристины.

Ольга сочувственно посмотрела на девушку, сидящую напротив, и вдруг заметила то, на что не обращала внимания уже почти час, с тех пор как она появилась на пороге ее дома. Кристина была не просто грустной. Она выглядела… напуганной.

– Ты что, его видишь? – недоверчиво поинтересовалась она. Этот вывод – единственное, что пришло ей в голову, учитывая заданные вопросы.

Кристина вздрогнула, посмотрела на нее круглыми от страха глазами, но покачала головой. И как показалось Ольге, это было правдой. Но откуда же этот ужас?

– А что тогда? Ты чего-то боишься?

Кристина медленно кивнула.

– Я боюсь, что со мной случится то же самое, – тихо призналась она.

У Ольги немного отлегло от сердца. Да, еще одна реакция людей на смерть ровесника – страх собственной преждевременной кончины. Она положила нож, обошла стол и обняла Кристину за плечи, погладила по длинным каштановым волосам.

– С тобой ничего не случится, – мягко заверила она. – Гибель Радика – это, конечно, трагедия, но то, что он погиб, еще не значит, что с тобой случится то же самое. Поняла? И не думай об этом. Чем больше задумываешься о таких вещах, тем чаще они случаются. И нет, это не мистика, а закон взаимного притяжения. Давай лучше поскорее разделаемся с готовкой и поужинаем перед телевизором. Возьмем какой-нибудь смешной фильм. Хочешь вина? Может быть, это не очень педагогично, но ты уже взрослая девочка и наверняка знаешь, что бокал вина способен немного изменить восприятие мира. Главное – не увлекаться.

Кристина вздохнула и кивнула. Ольга напоследок чмокнула ее в макушку и направилась к бару, который находился в зоне гостиной, чтобы достать и переложить в холодильник бутылку белого вина.

Пока она ковырялась в баре, выбирая, что больше подойдет сегодняшнему вечеру – «шардоне» или «пино гриджио», – Кристина снова махнула по экрану смартфона и ткнула в иконку приложения «Чудовищ.net». На несколько секунд палец замер над кнопкой поиска, а потом все же нажал на нее.

Радар сработал довольно быстро, на экране высветилась зловещая надпись: «Рядом с вами 5 чудовищ. Найти?»

Почувствовав, как на глаза навернулись слезы, Кристина быстро смахнула приложение с экрана и резким движением отложила смартфон в сторону, экраном вниз.

Глава 2

15 февраля 2016 года г. Санкт-Петербург

Утро началось рано, а потому день обещал быть отвратительным. Даже с учетом того, что все вещи они собрали накануне, а завтракать собирались чашкой кофе – в такую рань, темную, как ночь, в Лилю все равно больше ничего не влезло бы, – ей пришлось встать пораньше, чтобы успеть уложить волосы и сделать приличный макияж, который скрыл бы следы недосыпа.

Когда спускались к ждущему у подъезда такси, Нев по привычке метнулся к почтовым ящикам. Все то время, что Лиля жила с ним в Питере, он проверял почтовый ящик с маниакальной регулярностью. При том, что не выписывал ни журналов, ни газет и не состоял ни с кем в бумажной переписке. Ему приходили лишь счета за квартиру и электричество да разного рода рекламные буклеты и бесплатные газеты, набитые той же рекламой. Обычно Нев просто сминал бумажный мусор и выбрасывал, но бывало, что он на какое-то время зависал, читая. Вот как сегодня. И именно сегодня Лилю это раздражало.

– Ты идешь? – позвала она, нетерпеливо притоптывая ногой. – Такси, конечно, подождет за наш счет, а вот «Сапсан» ждать не будет.

– Да, конечно, – отозвался Нев, сминая какие-то бумажки и засовывая их в карман пальто, чтобы выбросить позже.

На поезд они, естественно, успели. Несмотря на безбожную рань, места в вагоне бизнес-класса уже активно занимались. В понедельник утром многие ехали в столицу по делам. Дементьев и Долгов уже были на месте. Правда, сидели в совершенно разных местах: Дементьев занял кресло за столом у окна и против хода поезда, а Долгов – в паре рядов от него с другой стороны от прохода. Лиля помахала ему по пути на свое место, он только вежливо кивнул в ответ.

– А почему Костя сидит отдельно? – поинтересовалась Лиля, когда они устроили верхнюю одежду на вешалках, дорожные сумки – на полках, а самих себя – в креслах за столом. Нев сел рядом с Дементьевым, зная, что Лиля терпеть не может ездить «задом наперед».

– Потому что нас едет пятеро, а за столом всего четыре места, – меланхолично отозвался Дементьев. Он тоже заметно страдал от раннего подъема и угрюмо смотрел в темное окно, за которым сновали люди, торопясь добраться до своего вагона. – Одно пришлось взять отдельно, и так повезло, что стол оказался полностью свободен. Долгов сам выбрал сесть там. Так что рядом с тобой поедет твой неугомонный братец.

Лиля демонстративно скривилась. Своего брата-близнеца она, конечно, искренне любила, но особенно сильно это чувство расцветало, когда они долго не виделись. Потому что в повседневном общении Иван чаще всего был невыносим.

– Все равно как-то неправильно, что именно он сидит отдельно, – пробормотала она. – Как будто мы от него отгораживаемся.

Лиля и сама не смогла бы внятно объяснить, почему ее это огорчает. Особой дружбы с Костей Долговым она завести не успела. Никто не успел. Но он ей понравился еще при первой встрече, когда она не знала, на кого он работает. И ей казалось, что, хотя он помог им победить своих вынужденных нанимателей, Долгов так и не смог до сих пор почувствовать себя частью их команды.

– Это не мы от него отгораживаемся, а он от нас, – все так же меланхолично возразил Дементьев. – Его право.

Лиля перевела взгляд на Нева, как бы ища его поддержки, но тот снова был где-то на другой планете: смотрел прямо перед собой невидящим взглядом, о чем-то думал и совершенно точно не слышал их разговор. Он казался напряженным, хмурился, и Лиле вдруг подумалось, что время от времени он становится таким после проверки почтового ящика. Что там за спам ему кидают? Или дело не в спаме, просто он что-то от нее скрывает? О последнем думать не хотелось. Лиля надеялась, что этап отношений, в который они что-то скрывали, для них обоих миновал.

Время шло, до отправки поезда оставалось всего несколько минут, по громкой связи уже мягко напоминали о том, что провожающим стоит покинуть вагоны, а Вани все не было. Лиля уже начала волноваться, но старательно это скрывала.

Он влетел в вагон за две минуты до отправления, привлекая мощной фигурой и тяжелым дыханием всеобщее внимание. Его куртка была расстегнута, шапка сбилась набок, щеки раскраснелись. В одной руке он держал дорожную сумку, в другой – объемный промасленный пакет, от которого вагон сразу наполнился запахом жаренного в прогорклом масле теста, мяса и лука. Ваня Сидоров был большим любителем вредного вокзального фастфуда.

Подойдя к их столу, Ваня громко поздоровался, плюхнул пакет на стол и резким движением закинул сумку на полку, заставив рядом сидящих испуганно втянуть головы в плечи. Лилю от вида и запаха пакета моментально замутило.

– Господи, зачем ты притащил эту дрянь? – простонала она.

– А ты как думаешь? – хмыкнул Ваня, стаскивая с себя куртку. – Подвинься лучше, дай сесть.

Лиля вместо этого встала, пропуская его на место у окна. Его этот вариант тоже устроил. Поезд как раз плавно тронулся с места, но они этого даже не заметили.

– Я не позавтракал, – объяснил Ваня, приоткрывая пакет и засовывая в него нос. Блаженно улыбнулся. – Поэтому жрать хочу, как из пушки.

– Здесь же кормят, – вредным тоном напомнила Лиля.

– Да ну их с их кормежкой, – отмахнулся ее брат. – Дадут несчастный круассан или яйцо какое запеченное. Или, прости господи, кашу.

Он демонстративно скривился, а Лиля покачала головой и театрально закатила глаза.

– Это еще не повод вонять подобной дрянью на весь вагон!

– Дрянью? – возмутился Ваня. – Все, ты беляшик не получишь, так и знай. Будешь есть свой круассан.

– Ох, я так расстроена этим фактом, сейчас расплачусь, – едко парировала Лиля. – Я эту гадость есть не стала бы, даже если бы мне за это приплатили, здоровье дороже.

Ваня медленно развернул края пакета, выпуская запах в свободный полет по вагону. Дементьев заметно оживился, видимо, тоже не позавтракал. Наблюдая за тем, как они достают из пакета пышущие жаром коричневые беляши и с аппетитом вгрызаются в них зубами, Лиля почувствовала, как ее замутило еще сильнее. То ли от голода, то ли от мерзкого запаха. Нев оставался в прострации, ни явление Вани, ни запах беляшей его как будто не тронули, но теперь он прятал ее за «чтением» взятой в дорогу книги. Лиля поняла, что осталась в противостоянии с братом в меньшинстве, а потому решительно встала и вернулась на пару рядов назад.

– К тебе, я так понимаю, никто не пришел? – улыбаясь, поинтересовалась она у Долгова и кивнула на кейс, лежащий на соседнем с ним кресле. – Можно подсесть пока?

– Сюда никто и не придет, – отозвался Долгов, но после небольшого промедления кейс все-таки убрал. – Я выкупил второе место, чтобы мне никто не мешал в дороге.

– Надеюсь, я тебе не помешаю. – Лиля подарила ему еще одну обезоруживающую улыбку, опускаясь в кресло.

– Поскольку ты не толстый потный мужик, не дамочка, окутанная удушающим шлейфом духов, и не мамочка, везущая на коленях гиперактивного ребенка, то скорее всего нет, – едким тоном отозвался Долгов.

Лиля тихонько рассмеялась. Она уже привыкла к болезненному стремлению Долгова к максимальному личному комфорту, но каждое новое проявление неизменно вызывало у нее улыбку.

– Бедный, как ты вообще переносишь командировки с такой острой реакцией на окружающую действительность?

– Годы тренировок, – лаконично отозвался Долгов. – По крайней мере в этот раз не придется терпеть гостиницу.

– Почему? – искренне удивилась Лиля.

– У меня же квартира в Москве. – Долгов заявил это с таким видом, словно считал ее неосведомленность о его личной недвижимости чуть ли не оскорблением.

– Я в курсе, но ты разве ее не сдал? – удивилась Лиля. – Мы с Ванькой свои сдали, отличный бонус к ежемесячному доходу. Я бы даже сказала, что сдача в аренду моей квартиры приносит мне почти столько же, сколько работа в ИИН. Ты, наверное, мог бы получать за свою еще больше.

Лиля была счастливой обладательницей «однушки» в пешей доступности от станции метро «Проспект Мира». И хотя квартира была довольно маленькой, а дом – довольно обычным, благодаря отличному состоянию и месторасположению стоимость ее на рынке аренды была соизмерима с хорошей питерской зарплатой. Насколько Лиля знала, квартира Долгова была вдвое больше, дом – в разы престижней, местоположение ничуть не хуже, а потому получить он за нее мог еще больше.

– Чтобы кто-то чужой ходил по комнатам, которые я обустраивал для себя? – скривился Долгов. – Лежал на моем диване, смотрел мой телевизор, ел из моих тарелок, спал в моей постели или, что еще хуже, занимался в ней сексом? Нет уж, уволь. Я предпочитаю иметь возможность в любой момент вернуться домой и хочу, чтобы он ждал меня в том виде, в каком я его оставил.

Лиля долго сверлила его слегка ошалевшим взглядом.

– Нелегко тебе живется. Как ты сам-то смирился со съемной квартирой?

– Нашел вариант в новостройке, которая сдается впервые. – Он пожал плечами. – Взял квартиру без мебели и прочих вещей, купил все свое.

– Недешевое удовольствие, – заметила Лиля.

– Раньше я очень хорошо зарабатывал.

– Ну да, противозаконные эксперименты на людях дорого стоят, – тихо хмыкнула она.

Долгов сделал вид, что не услышал: уткнулся в папку с документами, которые изучал, когда Лиля к нему подсела.

– Это по нашему новому делу? – поспешила сменить тему Лиля. Она пока не успела прочитать ни строчки из присланных материалов. – Что там с бедным парнишкой?

Долгов молча протянул ей несколько листов с распечатанными фотографиями. На них на прозекторском столе лежал молодой парень. Глаза его были приоткрыты, но зияли черной пустотой, вызывая неприятные ассоциации.

– Они что… выжжены? – удивилась Лиля, морщась.

– Да, и это единственное повреждение, которое и стало причиной смерти: глаза выжжены, мозг спекся.

– От чего такое может быть?

– От удара током, например. Но ему для такого должны были оголенные провода под напряжением в глаза сунуть. Только в этом случае они бы выгорели так. Но я слабо себе представляю, чтобы подобное могли проделать посреди жилого двора, пусть и ночью. Да и Дворжак уверен, что здесь есть сверхъестественный след. Но пока зацепок очень мало. Я, конечно, проведу осмотр тела, но сомневаюсь, что найду что-то еще.

Лиля покосилась на него:

– Наверное, для тебя это не очень приятно? Я имею в виду проводить вскрытие. Ты ведь диагност, а не патологоанатом.

Долгов снова равнодушно дернул плечом:

– Эти две специальности близки. Только у диагностов при исследовании пациентов очень много ограничений, связанных с тем, что объекты еще живы и им нельзя своей диагностикой вредить. Вскрытие – это тоже своего рода диагностика, и обычно оно дает исчерпывающие ответы на наши вопросы.

– Вот как, – удивилась Лиля. – Никогда об этом не думала в таком ключе.

Он повернулся и уставился на нее, серые глаза излучали холод, но на их дне прятался тщательно скрываемый интерес.

– Это что, вежливый small talk[1], как говорят наши англоязычные соседи по планете?

– Нет, это просто разговор. Знаешь, коллеги иногда это делают – разговаривают. Ты что-то имеешь против?

– Да нет, – хмыкнул Долгов. – Не имею. Просто мне не видно отсюда Нева, и я нервничаю: не заревнует ли? Не хотелось бы превратиться в крысу.

Лиля машинально бросила взгляд на Нева, но тот все еще сидел, уставившись в книгу, и хмурился, о чем-то думая.

– Он никого не превращает в крыс, – парировала она, снова поворачиваясь к Долгову.

Тот не выглядел убежденным ее заявлением. Или не хотел выглядеть.

– Он темный маг, как бы фантастично это ни звучало.

– Ты не следишь за новостями? – делано удивилась Лиля. – Нев сошел с этой дороги почти год назад, отказавшись от даров Темных Ангелов.

– Не от всех, – безжалостно напомнил Долгов. – Книга у него осталась, так ведь? А я видел, на что способен человек, у которого была даже не Книга, а лишь несколько ксерокопий ее страниц. Так что твой приятель отказался лишь от того, чтобы стать марионеткой Ангелов, а не от самой магии.

– Он никому не вредит, – напряженно возразила Лиля, уже жалея, что влезла в этот разговор. И что вообще подсела к Долгову. – Он никогда никому не причинял зла, даже когда у него был почти полный набор даров.

– Тебе напомнить, что случилось с теми, кто похищал его для «Прогрессивных технологий»? – усмехнулся Долгов. – Или что случилось с теми, кто его там охранял.

– То была самооборона, – отрезала Лиля. – И без него мы бы все там погибли. Если не нападать на него или кого-то из нас, то ничего и не будет.

– Да, пожалуй, сейчас так и есть. Но что дальше? – не отступал Долгов, снова поворачиваясь к ней и сверля холодным взглядом. – Он выиграл одну битву за свою душу, но его война не окончена. И она никогда не закончится его победой над этими силами, он никогда от них не откажется. Знаешь, почему? Потому что, отказавшись, он проиграет тебя, а этого он допустить не может.

Глаза Лили нехорошо сверкнули, Долгов – нечаянно или нарочно – задел больную тему.

– Я с ним не из-за его способностей, – отрезала она.

– Неужели? – Долгов презрительно усмехнулся. – Еще скажи, что тебя прет от его начитанности. Нет, Лиля, я знаю таких женщин, как ты. Вы цените только одно – силу. Проявляется это по-разному: одни предпочитает мощных качков вроде твоего брата, другие – силу, которую дают деньги и власть. Есть те, кто предпочитает, так сказать, мужскую силу, ну а ты… Ты тащишься именно от того, что он может любого скрутить в бараний рог щелчком пальцев.

Лиля непроизвольно вздрогнула, когда он щелкнул своими пальцами прямо перед ее носом.

– Тебя заводит мысль о том, на что он способен. Ведь если это потребуется тебе, Нев обрушит небеса на землю или откроет врата в преисподнюю. Да, отказавшись от даров Ангелов, он потерял большую часть своей силы, но он все равно могущественнее девяносто девяти процентов населения Земли, лишенного какой бы то ни было магии. И вся эта огромная магическая мощь – у твоих ног, преданно заглядывает в глаза и готова пылинки с тебя сдувать. Для тебя это круче любой мускулатуры, круглогодичного отдыха на Мальдивах и семи оргазмов за ночь. Пока у него это есть, ты будешь с ним, и он это прекрасно понимает. Поэтому никогда не расстанется с Книгой, поэтому все равно будет искать способы получить больше магической силы. И однажды проиграет.

Лиля тяжело сглотнула, отчаянно желая треснуть его по голове чем-нибудь тяжелым, и через силу изобразила ухмылку.

– Ты, наверное, думаешь, что самый умный и знаешь меня лучше, чем я сама себя? Ты ошибаешься и в том, и в другом.

– Да неужели? – Он сделал вид, что удивился. – Ты хочешь рассказать мне, что любишь его за что-то другое? Что у вас много общего, вам хорошо и интересно вместе? Да брось. Я с трудом представляю, о чем вы разговариваете. Между вами пропасть в двадцать с лишним лет. Когда мы с тобой залипали на мультяшных трансформеров по телевизору, он уже был скучным взрослым дядькой, начавшим половую жизнь… Даже если она состояла из фантазий на тему его студенток, которые не обращали на него внимания.

– Я не залипала в детстве на трансформеров, – фыркнула Лиля.

Долгов выразительно посмотрел на нее и смотрел до тех пор, пока она раздраженно не сдалась.

– Ладно, я смотрела их, потому что Ванька смотрел. Но это еще не значит, что ты меня знаешь.

– Да я даже знаю, кто был твоим любимчиком, – хмыкнул Долгов, переводя взгляд на документы в своих руках с высокомерием, свойственным выпускникам факультета психологии, уверенным, что они уже до последнего штриха познали человеческую натуру. – Оптимус Прайм.

– А вот и нет, – вредным тоном возразила Лиля. – Мне нравился Бамблби.

– Врешь, – спокойно парировал он.

У Лили вскипела кровь. Мало кому, кроме родного брата, удавалось настолько вывести ее из себя.

– Ладно, мне действительно нравился Оптимус Прайм. Но то, что ты угадал, не значит, что ты меня знаешь.

Он снова посмотрел на нее с высокомерной ухмылкой.

– Значит. Потому что это подтверждает: в первую очередь ты ценишь в мужчинах силу, это в тебе еще с детства. И поскольку магия – это единственная его сильная сторона, тебя в Неве привлекает именно она. Поэтому он будет держаться за нее, пока она его не уничтожит. Хочешь доказать, что я неправ? Попробуй убедить его отказаться от Книги. А если тебе вдруг это удастся, посмотришь, что останется от ваших отношений. Рядом с тобой останется обычный старик, который не сможет с удовольствием смотреть с тобой «Трансформеров», потому что это унылое говно, а не фильм.

– Да я и сама не стану их смотреть, потому что это действительно унылое говно. – Лиля нервно дернула плечом.

– Да, но для нас с тобой это воспоминание о детстве, а для него – нет.

Лиля сцепила руки в замок и бросила на Нева быстрый взгляд. Он уже вышел из состояния крайней задумчивости и наконец заметил, что она пересела к Долгову. Поймав ее взгляд, Нев улыбнулся, в его глазах читался вопрос: «Что ты там делаешь?» Лиля и сама им уже задавалась. Зачем она здесь и зачем разговаривает с этим невыносимым человеком, который просто-напросто пытается вывести ее из себя?

– Зачем ты так ведешь себя с людьми? – спросила она, вместо того чтобы вернуться на свое место. – Тебе так нравится всегда сидеть одному?

– Просто за годы работы на ЗАО «Прогрессивные технологии» я устал от лицемерия, – холодно объяснил Долгов.

– Мой опыт показывает, что «усталость от лицемерия» – это всего лишь обида на окружающий мир и желание отомстить ему глупыми наездами на окружающих.

– О, теперь ты решила открыть мне глаза на меня?

– Да нет, – холодно отозвалась Лиля, поднимаясь из кресла. – Зачем мне это? Я лучше пойду, съем свой завтрак в компании любимого мужчины. А ты и дальше сиди здесь один, уверенный в собственной офигенности.

И она вернулась в кресло за столом, пытаясь унять нервную, злую дрожь. По крайней мере все беляши уже были съедены, и их запах почти растворился в запахе подаваемого завтрака.

– Все в порядке? – спросил Нев.

Лиля ослепительно улыбнулась. Надевать маски она умела мастерски. А сейчас ей к тому же пришла в голову внезапная идея, которая мигом подняла настроение. Она потянулась за ноутбуком, лежащим в сумке, и заверила:

– Конечно.



15 февраля 2016 года, 12.49 ЖК «Зеленый дом» Московская область

Василий Карпов с тоской посмотрел на часы, поерзал на сиденье и потянулся к пачке сигарет. Вовремя вспомнил, что жена просила не курить в машине из-за астматических приступов младшей дочки, поэтому вылез из салона и только на улице зажег сигарету. Холодным ветром неприятно потянуло по ногам, захотелось, чтобы куртка была подлиннее, но в более длинной было неудобно ездить за рулем, поэтому приходилось идти на компромиссы.

Он прошелся из стороны в сторону, разглядывая высокие дома, натыканные посреди практически пустого поля, грязный снег, укрывший типовую детскую площадку. Эти новые жилые комплексы, вырастающие за МКАДом как грибы после дождя, навевали на него тоску.

Еще большую тоску навевали идиотские распоряжения начальства, из-за которых ему приходилось сейчас морозить здесь задницу. Нет, он, конечно, был бы счастлив спихнуть на кого-нибудь расследование странноватой смерти двадцатилетнего парнишки, которая грозила повиснуть на их отделе еще одним глухарем, но название «Институт исследования необъяснимого» не внушало ему доверия.

Что еще за институт? С каких пор какие-то там НИИ… ну, или в данном случае ИИН расследуют убийства? Попытка найти информацию об этой организации в Интернете выкинула его на запись какого-то телешоу с экстрасенсами… Дожили! Эта ересь мало того что заполонила все каналы, так теперь еще лезет в серьезные дела. Или он тоже стал участником какого-нибудь телешоу, просто пока не знает об этом?

Карпов оглянулся по сторонам, против воли ища взглядом машину телевизионщиков, но ничего похожего не нашел. И ииновцы что-то не торопились, а ему еще к аттестации готовиться. Он задумчиво почесал живот через толстый пуховик, вспоминая, что так и не решил, как будет выкручиваться с нормативом по физподготовке. В его возрасте бегать на скорость, как и на большие расстояния, было уже опасно, хоть по работе порой и приходилось. Он в упор не видел смысла рисковать здоровьем лишний раз. Но если он хочет индексации зарплаты, то рисковать придется, потому что двое маленьких детей сами себя не прокормят. Хорошо хоть, старший, от первого брака, наконец вышел из того возраста, когда на него надо платить алименты.

Карпов так глубоко погрузился в собственные мысли, что не заметил ни как докурил, ни как подъехали два черных «Фольксвагена». В заставленном под завязку дворе обе машины припарковались как пришлось. Из одной вышли двое мужчин, из второй – еще двое и весьма привлекательная блондинка. Они оглянулись по сторонам и решительно направились к нему. Впрочем, во дворе больше никого и не было, даже на площадке никто не гулял. История с трупом отбила желание у местных мамочек выгуливать тут детей.

– Я полагаю, вы ждете нас? – весьма дружелюбно улыбаясь, спросил мужчина лет сорока, протягивая ему руку. – Меня зовут Владимир Дементьев, я старший следователь ИИН.

– Капитан Карпов, – мрачно отозвался он, крепко сжав и коротко тряхнув протянутую руку. – Василий. Я никогда не слышал про ИИН и не знал, что в нем работают следователи.

Карпов пробежал быстрым взглядом по остальным, задержался чуть дольше на блондинке. На ученого никто из них не тянул. Тот, что помоложе и в хорошем пальто, скорее походил на бизнесмена. Или адвоката всякой богатенькой мрази. Светловолосый – на качка. Блондинка могла бы быть ученой (ну, или следователем) разве что в кино. Пожалуй, только немолодой мужик в очках был похож на какого-нибудь университетского профессора.

– Наша организация создана недавно, – сообщил ему Дементьев.

В нем чувствовалось что-то свое, родное, он вполне мог быть из органов, но Карпова это почему-то совершенно не вдохновляло.

– Организация? Теперь это так называется? – хмыкнул он. – Раньше это считалось шарлатанством. А теперь – организация!

Ииновцы переглянулись, с трудом подавляя улыбки. Разве что бизнесмен-адвокат остался серьезен и невозмутим.

– Слушайте, я понимаю, что все это выглядит немного странно. – Дементьев примирительно поднял руки. – Поверьте, я был на вашем месте и знаю, что вы чувствуете…

– Да ну? – хмыкнул Карпов. – Тоже экстрасенс? Или телепат?

– Нет, я бывший следователь, – терпеливо пояснил Дементьев. – Но я тоже когда-то впервые столкнулся с тем, что не укладывалось в мои представления о нормальном. И потребовалось время, чтобы я понял: это не мир сошел с ума и не я, просто мне открылась новая сторона бытия.

Его спутники удивленно посмотрели на него. Да, даже бизнесмен-адвокат с каменным лицом. Карпов на это только фыркнул.

Дементьев понял, что по-хорошему не получится, а ведь видит бог: он пытался. Поэтому он перестал улыбаться и посмотрел на полицейского чуть свысока.

– Ладно, давайте не тратить зря наше с вами время. Вас ведь просили нам помочь? Так давайте осмотрим место обнаружения тела и обсудим детали.

Было видно, что капитану Карпову много есть чего сказать на тему «просьбы» помочь, но он сдержался. Шагнул в сторону детской площадки и поманил их за собой, зябко втягивая голову в плечи.

– Вот здесь его и нашли, – сообщил он, останавливаясь рядом с песочницей, но взгляд его указывал на пятачок пространства между песочницей, горкой и двойными качелями.

Естественно, сейчас уже не осталось никаких следов: продолжительные снегопады за пару дней укрыли все новым слоем снега.

– Погиб парень ночью, около трех часов, нашел его дворник в половине шестого, – продолжал Карпов. – При себе у него не было ни документов, ни даже кошелька, только телефон и ключи. Позже мы выяснили, что он шел от приятеля, который живет в том доме, – Карпов ткнул в одну из высоток у себя за спиной, – к себе домой. – Кивок в сторону здания перед ними.

– Почему он шел так поздно? – поинтересовалась Лиля. – Он живет с родителями?

– Нет, они с однокурсником снимают на двоих однушку. Сокурсник, ясное дело, за его приходами-уходами не следил, у каждого был свой ключ и каждый жил по своему расписанию.

– А что он делал у приятеля? – поинтересовался Ваня.

– Они пили пиво и играли в приставку, – с презрительным смешком обронил Карпов. – Дети великовозрастные.

– У вас есть какие-то версии, как он погиб? – задал, в свою очередь, вопрос Долгов. – Как он получил эти травмы?

Вот тут капитан Карпов заметно сник и неловко пожал плечами.

– Да черт его знает. Возможно, какая-то модификация шокера или еще какая приблуда. Орудие убийства мы не нашли, но предполагаем, что это какой-то прибор, который выдает мощный электрический разряд. Скорее всего самопальный.

– А что у вас с мотивом? – поинтересовался Дементьев.

Карпов опять вздохнул.

– Сосед по квартире говорит, что в последнее время погибший вел себя странно. Был дерганым, ему все время казалось, что за ним кто-то следит. И, я цитирую: «Иногда он начинал гонять чертей». Так что мы думаем, что дело в наркотиках. Вероятно, он задолжал дилеру. Может быть, его даже не собирались убивать, только припугнуть. Или помучить током, но что-то пошло не так.

– Токсикология в отчете отрицательная, – нахмурился Долгов.

– Это да, на момент смерти парень был чист, – кивнул Карпов.

– Вы нашли у него наркотики дома? – осторожно предположила Лиля. Когда Карпов отрицательно мотнул головой, она уточнила: – Тогда с чего вы взяли, что дело в них?

– А что еще это может быть? – Карпов уставился на нее мутно-серыми глазами. – Паранойя и галлюцинации начались у него, по словам соседа, недели две назад, до этого он был абсолютно нормальным. Психических заболеваний среди ближайших родственников нет, пил он умеренно, как все молодые люди, не больше и не меньше, а стало быть, допиться до чертей в двадцать лет не мог. Значит, наркота.

Долгов громко хмыкнул, одним коротким звуком выражая все, что он думает о качестве следствия по делу. Карпов на это недовольно прищурился.

– Вы вольны поводить руками над местом обнаружения трупа, произнести какую-нибудь абракадабру и предоставить нам собственную версию случившегося. Обещаю, мы ее проверим.

Дементьев почувствовал, что начинает злиться. И даже не столько на отношение оперативника к ним – к такому он был морально готов, не в первый раз сталкивался с тех пор, как его пути разошлись со Следственным комитетом и сошлись с ИИН, – но вот это наплевательское отношение к своей работе и попытка притянуть возмущающие факты за уши его по-настоящему бесили.

– Наш штатный экстрасенс остался в Питере, – невозмутимо заявил Деменьтев, с деловым видом поглядывая в свою папку. – Но наш эксперт по магии и демоническим сущностям, я полагаю, сейчас с удовольствием ознакомит нас со своим предварительным заключением. Правда, Евстахий Велориевич?

Нев, который все это время без особого энтузиазма топтался в стороне, искренне считая, что его присутствие здесь совершенно излишне, удивленно вскинул голову, услышав свое имя. Хлопнув глазами, он на мгновение перевел растерянный взгляд с дьявольски серьезного Дементьева на Лилю, а потом снова посмотрел на «старшего следователя». Оба забавно округляли глаза, явно пытаясь подать ему какой-то сигнал, смысл которого от него ускользал. Нев не очень-то вслушивался в разговор до этого, погрузившись в ряд тревожных мыслей.

– Просто подыграйте ему, – едва слышно шепнул как бы невзначай прошедший мимо Ваня.

– Эм… да… хорошо… конечно, – пробормотал Нев, снимая очки в тонкой стильной оправе. Он потянулся за платком, но удержал себя, вспомнив, что решил бороться с этой привычкой. – Выжженные глаза… Есть определенная категория демонических сущностей, которая охотится за человеческими душами и вытягивает, так сказать, их через глаза. Воздействие темной энергии способно наносить травмы, похожие на сильный удар током. Преследование демонической сущностью также может выглядеть со стороны как психическое расстройство или галлюцинации, вызванные наркотиками.

– Вы это серьезно? – настороженно уточнил капитан Карпов, прищурившись. А ведь этот человек на первый взгляд показался ему самым адекватным среди этих… следователей-исследователей.

Нев развел руками и отвернулся, чтобы полицейский не видел его лицо. Его мгновенно пригвоздило к месту, буквально парализовало.

На другой стороне двора, посреди дороги стояла машина. Хороший дорогой седан, но вполне обычный, ничем особо не примечательный. Его внимание привлек пассажир на заднем сиденье. Стекло было опущено, поэтому лицо наблюдающей за ними женщины Нев разглядел хорошо. И сразу узнал его: именно она так пристально смотрела на него в кафе музея современного искусства накануне. Заметив его взгляд, женщина улыбнулась. Совсем как тогда. Ошибки быть не могло. Как не могло это быть случайным совпадением.

Нев сделал шаг вперед. Просто от неожиданности подходить к незнакомке с расспросами он не собирался. Однако женщина поняла его движение по-своему: стоило ему шевельнуться, она откинулась на спинку сиденья, стекло плавно, но проворно поднялось вверх, а машина тронулась с места и мгновение спустя исчезла из виду.

Дементьев не заметил, как внимание Нева что-то отвлекло, решил, что тому больше нечего сказать. Его собственный взгляд как раз упал на одну из распечатанных фотографий: во время обнаружения тела парень держал в руке мобильный телефон. Дементьев вспомнил слова Дворжака: «Перед смертью он был напуган, метался, крутился вокруг своей оси, словно его окружали».

– Я так понимаю, в момент смерти парень держал в руках телефон? – уточнил он у Карпова.

– Это поколение свои гаджеты из рук не выпускает.

– Вы проверяли его? В том смысле, может быть, он успел что-то сфотографировать перед смертью или записать на диктофон?

– Нет, это вряд ли, – качнул головой Карпов. – Телефон нерабочий был.

– То есть как? – заинтересовался Ваня, подходя к капитану и Дементьеву ближе.

– В прямом. Сгорел он. Наши эксперты проверили: вся начинка спеклась. Вероятно, парень собирался сдать его в ремонт.

– Тогда зачем он держал его в руках? – задала закономерный вопрос Лиля. – Если телефон не работал?

– По привычке? – предположил Карпов.

– А вы не думаете, что телефон мог сгореть в процессе нападения? – предположил Дементьев. – Есть в этом некоторая закономерность: выгоревшие глаза, сгоревший телефон…

– Думаете, та демоническая сущность выпила душу из глаз через телефон? – хмыкнул Карпов с видом человека, морально готового вызвать неотложную психиатрическую помощь.

– Все может быть, – глубокомысленно изрек Дементьев.

– Даже если так, – нахмурился Карпов. – Телефон сгорел, вся информация сгорела с ним.

– А в облаке вы смотрели? – спросил Ваня.

– Конечно! – раздраженно отозвался Карпов. – И в облака смотрели, и на кофейной гуще гадали. Что там еще нужно было? Карму прочитать?

Ваня театрально прижал ладонь к лицу и покачал головой:

– Я спрашиваю про облачное хранилище. Слышали о такой технологии? Место в памяти смартфона не резиновое, поэтому у многих настроена закачка видео и фотографий в так называемое облако – то есть файл через Интернет загружается на сторонний сервер, и до него можно добраться с любого другого устройства.

Карпов поджал губы и промолчал. Почему-то это никому не пришло в голову, они как-то сразу списали телефон со счетов, решив, что он не работал.

– Ясно, – резюмировал Ваня. – Тогда мне нужен ноутбук погибшего. Или планшет. Что у него там было? Оно у вас?

Карпов кивнул.

– Ноутбук. Да, мы проверяли его соцсети и мессенджеры, искали связи с… дилером. Я уточню у начальства, могу ли отдать его вам.

– А давайте прямо сейчас поедем вместе к вашему начальству, вы спросите, и я заберу ноут с собой, – бодро и уверенно предложил Ваня. И обратился к друзьям: – Вы ж мои вещи в гостиницу закинете без меня?

Ему пообещали, что закинут. Когда Ваня с полицейским отправились к машине последнего, Лиля предложила:

– Мне, наверное, стоит задержаться здесь и еще раз поговорить с соседом парня и с приятелем, у которого он был.

– Да, отлично, тебе они могут рассказать больше, – кивнул Дементьев.

– А меня ждут в морге, – подал голос Долгов. – И в гостиницу я все равно не еду.

– Значит, заселением в гостиницу пока займемся мы с Невом, – резюмировал Дементьев.

Глава 3

15 февраля 2016 года, 14.15 г. Москва

– Что значит наша бронь отменена?

Дементьев вопросительно смотрел на молодую девушку-администратора. Та беспомощно оглядывалась на старшего коллегу, но он был занят другой пытающейся заселиться группой.

– Ее сегодня утром отменили, понимаете? – повторила она, неловко переминаясь с ноги на ногу и нервно поправляя волосы. – Кто-то зашел на сайт, через который вы бронировали номер, под вашей учетной записью и отменил бронирование.

– Да кому такая глупость могла прийти в голову? – возмутился Дементьев, все еще сверля своим лучшим следовательским взглядом несчастную девушку. Еще немного – и она вполне могла признаться ему в паре мелких правонарушений.

– Ну, откуда я знаю? – несчастным тоном спросила она. – У кого есть пароль от вашего аккаунта?

Дементьев прикрыл глаза и вздохнул. Да у всего ИИН! Они пользовались одним. Обычно бронированиями занималась Лидия, но в воскресенье это делал Дворжак. Тем же аккаунтом порой пользовались Аня, Лиля, Саша и Ваня, когда им было проще забронировать самим, чем попросить секретаря. Логин и пароль также были у самого Дементьева, хотя он всячески избегал этой задачи: ему всегда было проще попросить секретаря. Наверняка доступ имелся и у Долгова с Невом. То есть искать крайнего сейчас было бесперспективно.

– Хорошо, – вздохнул Дементьев, смиряясь с неприятным фактом, – но не могли же вы успеть сдать номера, которые мы бронировали?

– М-м-м, так получилось, что мы их сдали. – Девушка снова виновато посмотрела на него. – Поэтому мы даже не стали вас штрафовать за позднюю отмену, – с энтузиазмом добавила она. – У нас остались номера премиум полулюкс, люкс и семейный люкс.

Дементьев вздохнул еще раз. Он не очень хорошо разбирался в стоимости гостиничных номеров, но понимал, что слова типа «премиум» и «люкс» – синонимы «очень дорого». Дворжак его за такие командировочные расходы по головке не погладит. Или еще хуже: вычтет из зарплаты. Поэтому он вежливо улыбнулся девушке, покачал головой и вернулся к Неву, который ждал в сторонке с кучей вещей.

– Что-то не так? – поинтересовался тот.

– Каким-то образом наша бронь номеров была отменена. Так что надо искать другую гостиницу в том же ценовом диапазоне. Это же большой город, наверняка подходящие свободные места найдутся.

И он с надеждой посмотрел на Нева. Тот покачал головой:

– На меня даже не смотри. Гостиницами всегда занимался Войтех, а те пару раз, что мы с Лилей ездили отдыхать, ими занималась она. Я понятия не имею, как люди их находят.

Дементьев страдальчески запрокинул голову к небу, точнее, к потолку, и тихо простонал:

– Господи, за что мне это? Я просто хочу принять душ, выпить чашку кофе и поесть. Разве я так много прошу? Почему все должно быть через одно место?

Нев посмотрел на него с сочувствием и пониманием: он испытывал сходные желания, и перспектива сейчас искать новую гостиницу или ждать, когда освободится Лиля, которая сможет сделать это за них, его не радовала.

Он достал смартфон и набрал короткое сообщение, описывающее их проблему. Немного подумал и добавил к сообщению печальный смайлик. Однажды Лиля сказала ему, что сообщения без смайликов выглядят так, словно отправитель холодно цедит слова. С тех пор он всегда старался их добавлять.

– В офис, что ли, позвонить, – задумчиво протянул тем временем Дементьев, тоже доставая смартфон. – Пусть секретарь поищет нам новую гостиницу. Надеюсь, нас не выгонят пока отсюда.

Ответ от Лили пришел неожиданно быстро: «Так езжайте пока к Долгову, уверена, он будет не против. А потом разберетесь». Нев показал ответ Дементьеву, и тот мгновенно просиял:

– Отличная идея! А мы знаем его адрес?

Словно в ответ на его вопрос смартфон Нева пиликнул еще раз: Лиля прислала адрес. Нев нахмурился, все это начинало казаться ему подозрительным.

– Хм, подготовленная у тебя подружка, – протянул Дементьев, когда Нев показал сообщение с адресом ему. У него тоже возникли нехорошие подозрения. Однако он мотнул головой, стряхивая их с себя. Какое ему дело? – Так, куда он там поехал? Нам ведь нужны ключи.

– Я могу открыть квартиру и без ключей, – напомнил Нев. – Поэтому достаточно договориться с Константином.

Дементьев поморщился, понимая, что договориться с Долговым будет непросто. Но душ, чашка кофе с сигаретой и еда были уже так близко, что туманили разум. Ничего не нужно ждать, просто руку протяни и возьми. Он быстро набрал сообщение: «У нас проблема с гостиницей, собираемся временно перекантоваться у тебя. Ты же не против?»

Ответного сообщения пришлось ждать целых две минуты. Вполне вероятно, Долгов в тот момент по локоть залез в мертвое тело. По крайней мере Дементьев очень живо представил его в одноразовом фартуке с полупрозрачной шапочкой на голове, в окровавленных латексных перчатках и больших очках, призванных защищать глаза от случайных брызг крови. Откуда взялся именно такой образ и насколько он соответствовал действительности, Дементьев не представлял.

Тихое пиликанье смартфона разрушило фантазию. На экране высветилось лаконичное: «Даже не думайте!»

Дементьев быстрым движением заблокировал экран, убрал у смартфона звук, спрятал его в карман и с невинной улыбкой посмотрел на Нева.

– Он не против.



15 февраля 2016 года, 18.30 Шмитовский проезд, г. Москва

– Если что-нибудь разобьете или испачкаете – убью, – заявил Долгов, когда Ваня открыл ему дверь его же квартиры.

Он как раз жевал кусок пиццы и держал остаток «треугольника» в руке. Изобразив испуг, от которого еда едва не застряла в горле, Ваня отступил в сторону, пропуская хозяина в квартиру. Долгов оказался последним, кто добрался сюда, и, судя по выражению лица, успел за это время смириться с нашествием на свое жилище.

До тех пор пока не увидел забитую окурками пепельницу. Желание разбить бывшему следователю голову этой самой пепельницей внезапно поднялось внутри высокой волной. Но в поле зрения появилась Лиля с чашкой кофе в руках и очаровательной, чуть плутоватой улыбкой на губах. Кровавая пелена спала с глаз, и Долгов ограничился едким замечанием:

– В моей квартире нельзя курить. На этаже есть балкон, через него лестница проходит, кури там.

Дементьев, блаженно развалившийся на кухонном диванчике, лишь приподнял брови. Он уже никуда не хотел переезжать, просторная квартира Долгова с дизайнерской отделкой, двумя удобными комнатами и огромной кухней вполне тянула на тот самый семейный люкс. Здесь имелась заметная проблема со спальными местами, но ее они решили, попросив Ивана купить по дороге пару надувных кроватей. В хозяйстве всегда пригодятся. Зато у Долгова были огромный холодильник, тостер и крутая кофемашина. И даже винный шкаф на дюжину бутылок, что поразило Дементьева до глубины души. Нет, он определенно собирался тут задержаться.

– А зачем тогда тебе пепельница? – лишь лениво поинтересовался он.

– Не твоего ума дело, – огрызнулся Долгов, высыпая окурки в плотный полиэтиленовый пакетик.

Завязав, он засунул его в еще один пакет, а потом в еще один. Лишь на этом успокоился, выкинул все в мусорное ведро и принялся мыть пепельницу.

– Все это очень мило, но, может быть, немного о деле поговорим? – предложил Ваня, вернувшийся за стол.

Он потянулся к еще одному куску пиццы, довольно улыбаясь, что обычно означало: «У меня есть клевая информация, но сначала посмотрим, что нарыли вы, неудачники».

– Я провел повторный осмотр тела погибшего, – первым решил отчитаться Долгов, вытирая пепельницу бумажным полотенцем, залежи которых остались в шкафчике с тех пор, как он тут жил. – Добавить к отчету патологоанатома мне нечего. Могу только сказать, что версия с модификацией шокера – это полный бред. Очень уж аккуратно вошел предполагаемый разряд в глаза. Даже если представить, что несколько человек держали Родиона и надежно фиксировали ему голову, все равно при попытке засунуть ему что-то в глаза любой человек зажмурится. Это естественная защитная реакция. И тогда должны были пострадать веки, а они не тронуты.

– Разве нет способов заставить человека не моргать? – поинтересовался Дементьев.

– Есть, но я слабо представляю себе их использование ночью посреди заснеженного двора на сопротивляющемся человеке.

– А если его сначала усыпили? Или парализовали? – поинтересовался Нев.

– Токсикология это показала бы, – пожал плечами Долгов, садясь за стол. Он с тоской посмотрел на жирную пиццу, но голод сегодня был сильнее его гастрономических предпочтений и диетологических убеждений, поэтому он взял себе на тарелку пару кусков.

– Магия не оставляет следов, – заметил Нев.

– Представить себе мага, который парализует человека какой-нибудь абракадаброй, – Долгов передразнил тон капитана Карпова, – а потом убивает разрядом тока из модификации шокера через глаза, я лично не могу.

Нев на это только согласно кивнул.

– Я тоже почти ничего не могу добавить к отчетам полиции о беседах с соседом и приятелем Родиона, – переняла инициативу Лиля. – Но я уточнила, что означали слова «чертей гонял». Сосед Родиона сказал, что в последнее время иногда заставал его за попыткой снимать на камеру в телефоне пустоту. Когда он это замечал, Родион смущался и убирал телефон.

– Значит, осознавал, что сосед ничего не видит, – вставил Дементьев.

– Значит, это не были галлюцинации, – добавил Долгов. – Тот, кто галлюцинирует, не осознает этого, он уверен, что галлюцинация – часть объективной реальности.

– Но он действительно пытался что-то снимать на телефон, – наконец не выдержал Ваня. – И в ночь своей гибели тоже.

Он взял со стула ноутбук, раскрыл его и поставил на стол так, чтобы большинство присутствующих могли заглянуть в монитор.

– Незадолго до смерти Родион успел записать четыре коротких ролика. Возможно, записал он больше, но, прежде чем телефон сгорел, в облако загрузились только эти четыре.

Ваня включил воспроизведение, и все напряженно уставились в экран.

Первый ролик длился всего восемь секунд. На нем было слышно чье-то тяжелое дыхание, проскользнуло одно нецензурное замечание, сделанное сквозь зубы, а на картинке лишь промелькнул заснеженный двор, освещенный фонарями. Изображение сильно «дрожало», и вскоре с тихим «кликом» запись прервалась, и начался второй ролик.

Картинка на нем была та же самая, за кадром прозвучало приглушенное и слегка истеричное: «Да чтоб тебя!» – потом камера несколько раз метнулась из стороны в сторону, и запись снова прервалась.

Чтобы возобновиться через несколько секунд в том же месте, с той же картинкой.

– Да что же это за хрень? – почти всхлипнул за кадром Родион. – Крыска, ребят, вы это видите? Да как же…

Голос прервался вместе с записью. Четвертый ролик оказался совсем коротким и на нем почти ничего не было видно. Было только понятно, что Родион резко крутанулся вокруг своей оси, прежде чем запись опять оборвалась.

Лиля почувствовала, как аппетит окончательно пропал и отставила в сторону недопитый кофе.

– Он был так напуган, – пробормотала она печально.

И почувствовала утешающее прикосновение руки Нева к своей руке. Улыбнувшись ему, она снова перевела взгляд на теперь темный экран ноутбука и нахмурилась.

– Почему он снимал такими отрывками?

– Я тоже задался этим вопросом, – кивнул Ваня. – Раз двадцать пересмотрел все ролики, пока до меня дошло. Вы замечаете этот звук в конце каждой записи?

Он запустил видео еще раз, и теперь коллеги не столько смотрели на изображение, сколько прислушивались к звуковой дорожке.

– Какое-то кликанье, – первым отозвался Дементьев. – Это что-то значит?

– Да, потому что простой «стоп» не добавляет никаких шумов.

– А что добавляет? – заинтересовался Долгов.

– Попытка переключиться с приложения камеры на другое приложение, – торжественным тоном заявил Ваня. – Он включал запись и пытался переключиться в другое приложение. Запись в этот момент прерывалась.

– Пытался написать кому-то? Или позвонить? – предположила Лиля.

Ваня покачал головой.

– Ни в одном мессенджере или соцсети я от него сообщений не нашел.

– Как не было с его телефона исходящих звонков, это полиция проверила, – добавил Дементьев.

– Он что-то видел и пытался это что-то снять на видео, – задумчиво пробормотал Нев. – Но каждый раз, включая запись, осознавал, что камера смартфона не фиксирует то, что ему нужно. Его досада скорее всего связана с этим. Может быть, он пытался переключиться в какое-то другое приложение с камерой? Надеялся, что получится через него записать то, что он видел?

– Какое – другое приложение? – с сомнением нахмурилась Лиля. – Инстаграм? Чем ему это могло помочь? Камера-то одна и та же, каким приложением ее ни включай.

Нев пожал плечами, давая понять, что это всего лишь предположение и аргументов в его защиту у него нет.

– В общем, пока это только ничего не дающий нам факт, – признал Ваня. – Но зато мы теперь знаем как минимум одного человека, который может быть в курсе произошедшего с Родионом.

И он снова включил третий ролик, чтобы остальные еще раз услышали: «Да что же это за хрень? Крыска, ребят, вы это видите? Да как же…»

– Крыска? – переспросила Лиля. – И что нам это дает?

– Кристину Зорину, однокурсницу Родиона, – с видом фокусника, только что заставившего исчезнуть на глазах у изумленный публики самолет, заявил Ваня. – Крыска – это ее никнейм в Инстаграме. Возможно, кличка. Кристина, Криска, Крыска… – Он развел руками. – Я нашел ее через его друзей и контакты.

– Уверен, что имеется в виду именно она? – уточнил Дементьев.

– Ну, сто процентов, конечно, никогда дать нельзя, – хмыкнул Ваня. – Но имеет смысл с ней поговорить. Я проверил ее расписание: завтра у нее занятия с третьей пары, так что утром можно ее перехватить дома. Адрес я нашел. Люди порой слишком беспечно относятся к геотегам. Она живет в коттеджном поселке недалеко от новостроек, где снимал квартиру Родион.

– Хорошо, Лиля, мы с тобой завтра отправимся туда, – решил Дементьев. – Нев, а что у вас?

– Я еще в процессе поиска, – признался тот. – Очень уж мало зацепок. Фактически все, что у нас есть, – это выжженные глаза. По такому запросу в нашей базе очень мало информации. Собственно, только те самые демоны, которых я упоминал ранее…

– Так они действительно существуют? – удивился Дементьев.

– Легенды о них существуют, – поправил Нев. – А по запросу «глаза» выдается слишком много информации, нужно время, чтобы ее изучить. Или какие-то дополнительные критерии для поиска.

– Сгоревший телефон? – предложил Ваня.

Нев снисходительно улыбнулся.

– Боюсь, что, когда писались книги, информацию из которых мы включили в базу данных, телефонов еще не существовало, поэтому в тематические указатели они не вошли.

Ваня разочарованно кивнул.

– Хорошо, тогда вы продолжайте изыскания. Вань, можешь выяснить, кто еще входит в тех «ребят», которых упоминает Родион? На случай, если с Крыской выйдет осечка или она ничего не знает. Или не захочет говорить.

– Да, надо будет прошерстить соцсети, определить ближний круг, – кивнул Ваня. – Работа большая, но есть у меня идейка одного скрипта, он может нам помочь.

– Отлично. Костя, тогда ты пока помогаешь или Неву, или Ване. В зависимости от того, кому помощь будет нужнее. Возражения, предложения?

Ни у кого не нашлось ни того, ни другого. Дементьев удовлетворенно кивнул и продолжил:

– Тогда последний вопрос, технический. Полагаю, кровать в спальне отдадим Неву и Лиле? – Он вопросительно посмотрел на Долгова. – Чтобы место зря не пропадало. Всем остальным спать в одной постели будет как-то странно.

– Обещаю, мы не будем заниматься сексом, – с невинной улыбкой заверила Лиля, от чего Нев поперхнулся, а Ваня недовольно скривился.

– Ну, если ты обещаешь, – протянул Долгов, выразительно дернув бровью.



15 февраля 2016 года, 21.45 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

– Я не могу достучаться до Светки, может быть, она уже тоже погибла!

Крыска в отчаянии взмахнула руками, меряя нервными шагами кухню достаточно скромных размеров. Лерик наблюдал за ней исподлобья, неосознанно ероша волосы, которые и без того постоянно забавно топорщились.

– Да перестань! – прикрикнул он на подругу. – Не накручивай себя. То, что случилось с Радиком, может вообще быть никак не связано с тем, что происходит.

– Да неужели? – Крыска метнула на него раздосадованный взгляд, остановившись на месте и сердито скрестив руки. – Ты это серьезно? Ты знаешь, что с ним случилось?

– Нет, а ты? – парировал Лерик. – Все, что мы знаем, – это то, что он погиб ночью у себя во дворе.

– Вот именно. Никто не говорит, как он умер. – Голос Крыски звучал на грани истерики. – Если бы его пырнула ножом шпана или огрели по голове, чтобы украсть кошелек или телефон, нам бы так и сказали. Но все смущенно молчат. Там что-то нечисто, Лерик. Это же ежу понятно! Мы должны кому-нибудь рассказать об этом…

– О, нет-нет-нет, – встревожился Лерик.

Он оттолкнулся от кухонного шкафа, подошел к Крыске, взял ее за плечи и заглянул в глаза.

– Нельзя этого делать. Нельзя никому говорить. Потому что знаешь, чем это кончится? Проверкой на наркоту или освидетельствованием у психиатра. А ты знаешь, как это бывает? Может, ничего и не найдут, но клеймо психованной наркоманки на тебе поставят пожизненно.

– Зато мы будем жить, – отрывисто произнесла Крыска и резко втянула в себя воздух, то ли всхлипнув, то ли просто задохнувшись от эмоций.

– Уверена? И как думаешь, кто же нас защитит, если все это действительно правда? – Он насмешливо посмотрел на нее. – Полиция? Родители? Преподаватели в универе? Забудь, в лучшем случае про нас снимут передачу с плохими актерами для ТВ-3. И это, если нам в принципе кто-нибудь поверит.

– Мы можем показать им приложение, – несчастным голосом произнесла Крыска, чувствуя, что вот-вот заплачет.

– А мы сами-то как подумали, когда его впервые увидели? – Лерик грустно усмехнулся. – Что это просто прикол. Какая-то новомодная техническая фишка, вроде усиков и кошачьих ушек в Инстаграме.

Крыска была вынуждена признать его правоту. Она расплела руки, прижала ладони к груди и низко опустила голову, теперь уже действительно всхлипывая.

– Я боюсь, – тоненьким голосом призналась она.

Лерик неуклюже обнял подругу и погладил по спине.

– Я знаю. Но я не думаю, что нам есть чего бояться. Это наверняка какая-то уловка, потому что такого не бывает, понимаешь? Мы не в фильме «Звонок» или «Убрать из друзей». Приложение – просто чей-то жестокий прикол, который сводит нас с ума и расшатывает психику. Возможно, Радик просто слишком увлекся этими фантазиями. Потому и погиб. Но если мы будем держаться за реальность, если мы не станем вестись на все это… С нами ничего не случится. Поняла?

Крыска молча кивнула. Ее все еще душили слезы, и она боялась, что не сдержится, если заговорит.

– Твои родители когда вернутся? – спросил Лерик, когда она немного успокоилась.

– В пятницу.

– Может, снова у своей писательницы переночуешь?

Крыска активно помотала головой:

– Неудобно навязываться. Да и она поймет, что что-то не так, начнет расспрашивать. А если она начнет, я точно все расскажу.

– Тогда просто спи со светом, – с улыбкой предложил Лерик, отстраняясь. – Потому что темнота – лучший друг паранойи.

– Может, останешься у меня переночевать? – с надеждой предложила Крыска. – Посмотрим киношку… только не страшную, закажем роллов…

– Нет, прости. – Лерик изобразил виноватую гримасу. – Родители и так мне устроят за позднее возвращение, ты же знаешь мою маму. Если я скажу, что ночую у тебя, она мне всю плешь проест, пугая ранними детьми.

Крыска против воли улыбнулась. Да, мама Лерика была тем еще персонажем. С нее станется явиться сюда и рассказать ей, не стесняясь в выражениях, как она, такая нехорошая, соблазнила ее мальчика, а ему учиться надо и карьеру строить.

Девушка бросила взгляд в давно темное окно.

– Может, тебе такси вызвать?

– Да перестань, тут от вашего поселка до автобусной остановки всего-то две минуты хода, а потом метро – и там уже не страшно. Да и не так уж поздно на самом деле. Давай, не кисни только, ладно?

Крыска еще раз кивнула, но сердце у нее все равно было не на месте, пока Лерик одевался. Не встало оно на место и тогда, когда он вышел за дверь. Она заперлась и лишь минуту спустя подумала, что стоило выйти и запереть за Лериком калитку. Крыска даже потянулась к замку, но тут же отдернула руку, вспоминая странную фигуру, которую регулярно показывало приложение в ее собственном дворе. Нет уж, она не выйдет сейчас на улицу ни за какие коврижки.

Вместо этого она убедилась, что гараж тоже надежно закрыт, как и все окна на первом этаже. В глубине души Крыска понимала, что если призрачные сущности, которых она видит через приложение, настоящие, то двери им не помеха, но так ей все равно было спокойнее.


* * *

Лерик свое спокойствие, наоборот, растерял, едва оказавшись на пустынной улице коттеджного поселка. Хоть она и была ярко освещена фонарями, пустота все равно гнала по коже спины морозец, невзирая на теплую куртку.

Мысленно напомнив себе все то, что минуту назад вещал Крыске, Лерик сунул руки в карманы – перчатки он традиционно забыл утром дома – и торопливо зашагал к воротам поселка, прислушиваясь к хрусту снега под ногами и монотонному лаю далекой собаки. Смотреть он предпочитал себе под ноги.

До ворот он добрался довольно быстро. Они, против обыкновения, были широко распахнуты. Видимо, механизм, открывающий створки сигналом с пульта, какой имели все местные жители, в который раз вышел из строя. Лерик на это только тихо хмыкнул, подумав про себя, что как ни пытаются отгораживаться от других люди, дорвавшиеся до более или менее приличных денег, все равно у них ничего не получается.

Как бы подчеркивая этот факт, он вышел через распахнутые ворота, а не через всегда открытую калитку сбоку, и оказался на лесной дороге. Достаточно широкой, чтобы на ней могли разминуться две крупные машины и осталось место для прохожих. Сейчас дорога была абсолютно пуста, поэтому он так и пошел посередине, решив, что заметит фары машины, с какой бы стороны она ни появилась.

Теперь он смотрел вперед, думая о том, что автобусная остановка и широкое, вечно загруженное шоссе совсем рядом. Но как ни цеплялся за эту мысль, боковым зрением все равно заметил что-то странное.

Оно промелькнуло где-то на краю дороги, рядом с кромкой леса. Возможно, даже между первыми деревьями. Темное, бесформенное, юркое.

Лерик на секунду замедлил шаг, но усилием воли заставил себя не поворачивать голову, а снова пойти быстрее. Даже быстрее, чем шел до этого. Под ногами с удвоенным энтузиазмом захрустел снег, позади все еще надрывалась чья-то собака, но лай ее звучал уже едва слышно. Впереди мерцали огни шоссе, но Лерик пока застрял в вязкой темноте лесной дороги.

Еще одна бесформенная тень мелькнула прямо перед ним, перебежав дорогу подобно черной кошке-переростку, заставив снова остановиться. Тут же что-то словно ткнуло его в спину, но, когда Лерик обернулся, позади никого не оказалось.

Он тяжело сглотнул, снова повернулся к шоссе и даже сделал шаг вперед, но тут же отпрянул назад, почувствовав кожей что-то холодное, невидимое, но на ощупь похожее на кисель.

– Твою мать, – процедил Лерик, нащупывая в кармане смартфон.

Он не хотел этого делать, но все равно достал его, разблокировал экран и после секундного колебания запустил приложение.

«Рядом с вами 21 чудовище. Найти?»

– Твою мать, – повторил Лерик дрогнувшим от напряжения и страха голосом.

Но на кнопку нажал и смартфон поднял, чтобы дорога перед ним попадала в угол обзора камеры.

Они все стояли там. Или почти все, потому что Лерик не мог их сосчитать: бесформенные фигуры, не имеющие четких очертаний, перегораживали дорогу, стоя плотным рядом.

Лерик непроизвольно попятился назад, но, сделав несколько шагов, почувствовал, что опять угодил в холодный кисель. Он резко отпрыгнул в сторону, поворачиваясь и ловя камерой еще несколько фигур.

А дальше, ближе к коттеджному поселку, кто-то стоял. Лерик не мог различить в темноте, мужчина это или женщина, но человеческая фигура явно вырисовывалась на фоне подсвеченного огнями фонарей поселка.

– Эй! – крикнул Лерик. – Помогите мне! Подойдите, пожалуйста!

Ему почему-то казалось, что если незнакомец приблизится, то он будет спасен. Лерик точно не знал, почему так думает. Наверное, потому что монстры никогда не чудились ему наяву, когда он находился среди людей. Тогда он мог только увидеть их через приложение. Он точно не знал, как это работает, хватит ли одного человека, чтобы иллюзия развеялась, но других вариантов сейчас не видел.

Однако фигура осталась неподвижна. Человек, кем бы он ни был, просто стоял и смотрел на него.

– Эй! – снова крикнул Лерик и попытался сам шагнуть к незнакомцу, однако существа – безликие, бесформенные, похожие не столько на людей, сколько на их отголоски – преградили ему путь. Он увидел это через приложение.

Лерик в отчаянии посмотрел на человека, от которого его отделяло совсем незначительное, если задуматься, расстояние. Тот стоял, надвинув на лицо капюшон объемной куртки и что-то держал в руках. Лерик не сразу понял, что это смартфон.

У этого парня тоже установлено приложение, и он видит, что происходит? Может, он что-то знает?

– Эй, пожалуйста! Помогите мне! – в отчаянии заорал Лерик, кидаясь напролом.

Бестелесные сущности, похожие на холодный кисель, взметнулись, как потревоженные сухие листья на асфальте. Они закружили Лерика, обступили со всех сторон, не пуская его вперед. Он хотел вновь поднять смартфон с приложением повыше, чтобы разглядеть на экране хоть какой-то зазор между дьявольскими сущностями, но рука вдруг стала невыносимо тяжелой. Или это просто воздух стал слишком плотным?

Лерик не сразу понял, что все-таки угодил в вязкий кисель невидимых монстров. Они сомкнулись вокруг него, как смыкаются морские волны. Двигаться стало совсем невозможно и дышать тоже стало нечем. Лерик попытался сделать вдох, но в легкие хлынула только обжигающая волна боли.

Она длилась лишь несколько секунд. За болью пришли покой и темнота. Страх исчез вместе с лесной дорогой, лающей вдалеке собакой и яркими огнями, что подсвечивали коттеджный поселок.

Когда безжизненное тело Лерика рухнуло на снег, незнакомец равнодушно ткнул пальцем в экран смартфона, останавливая запись. Спрятав руки в карманы куртки, он шагнул в сторону деревьев и растворился в темноте леса.

Глава 4

16 февраля 2016 года, 8.05 Шмитовский проезд, г. Москва

Утро в квартире Долгова было похоже на эпизод из какого-нибудь комедийного ситкома про жизнь в коммунальной квартире. Сам Долгов умудрился встать первым и занять ванную комнату. Надолго. И никакие увещевания о том, что Лиле и Дементьеву нужно успеть перехватить свидетельницу до того, как она уедет на пары, не помогали.

– Хорошо хоть, санузел здесь раздельный, – проворчал Дементьев и хмуро отправился курить на указанный накануне балкон.

Лиля только возмущенно зарычала и прижалась спиной к двери ванной, чтобы было удобнее время от времени долбить в нее пяткой и напоминать о том, что здесь вообще-то очередь. Сонный Ваня только посмеялся над этим. Он никуда не торопился, а потому ему хватало чашки кофе и ноутбука, с которых он обычно и начинал свой день. Нев, проходя мимо, быстро поцеловал Лилю и отправился на кухню готовить завтрак. Он тоже никуда не спешил, а потому пребывал в полной гармонии с миром. Лилю это даже немного разозлило.

Минут пятнадцать спустя скрипнула щеколда, и дверь толкнула зазевавшуюся Лилю, которая не успела отскочить. Из ванной появился Константин Долгов во всем своем холеном великолепии, то есть с влажными после душа, темными волосами, капельками воды на обнаженных плечах и в одном только полотенце, обернутом вокруг бедер. Он нагло улыбнулся, пользуясь тем, что в коридоре они с Лилей оказались одни, уперся рукой в косяк и изобразил насмешливый приглашающий жест.

– Прошу.

Лиля непроизвольно скользнула по нему взглядом, машинально отмечая про себя, что костюм на нем всегда смотрится прекрасно не просто так: Долгов и без костюма выглядел очень и очень хорошо. Наверняка рядом с его не без труда найденной новостройкой имеется тренажерный зал. Подняв взгляд к его лицу, она наткнулась на снисходительную усмешку и тут же скрестила руки на груди в защитном жесте, демонстративно нахмурилась.

– Вообще-то ты здесь не один, чтобы расхаживать в подобном виде.

– Вообще-то я у себя дома и никого из вас сюда не звал, – справедливо парировал он. – Поэтому в следующий раз, если захочу, могу и голым выйти. Имей это в виду, когда будешь дежурить под дверью.

С этими словами он оттолкнулся от косяка и не торопясь направился в гостиную, в которой они ночевали вместе с Дементьевым. Лиля проводила его чуть прищуренным взглядом, явно думая много всего совершенно нецензурного, а потом торопливо скрылась за дверью ванной.

Однако, несмотря на этот эпизод, завтрак прошел в достаточно дружеской обстановке: ароматы поджаренного в тостере хлеба и свежего кофе сами собой настраивали на более благодушный лад, и даже банальный омлет казался непривычно вкусным, когда за окном загоралось солнце, от которого они успели отвыкнуть, перебравшись в Санкт-Петербург, а в углу тихо мурлыкало песенку радио.

– Все-таки Дворжака с его корицей в кофе порой не хватает, – заметил вдруг Ваня, заставив всех замереть на мгновение, словно магию применил.

– Я передам ему, что ты по нему скучаешь, – хмыкнула Лиля.

– Только попробуй! – Ваня угрожающе ткнул в нее вилкой.

Лиля изобразила коварную улыбку, которая вызвала смех у Нева и Дементьева. Долгов тоже улыбнулся, но прочувствовать всю прелесть общего веселья не мог: к корице в кофе он привыкнуть не успел, а о сложных отношениях Вани и Войтеха и вовсе знал мало.



16 февраля 2016 года, 10.35 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

В результате неспешного завтрака Дементьев с Лилей безнадежно опаздывали, а потому пришлось ехать с максимальной скоростью там, где не было пробок. На их счастье, почти на всем их маршруте пробок не оказалось: они ехали из центра за МКАД, а утреннее движение преимущественно было направлено в другую сторону.

Неприятность поджидала их, едва они, повинуясь указаниям навигатора, свернули с шоссе на дорогу, которая должна была привести их в коттеджный поселок: им сразу преградила путь полицейская машина, стоящая поперек проезжей части. Полицейский рядом с ней недвусмысленно показал руками, что им следует развернуться и поехать другим путем.

– Это еще что за ерунда? – пробормотал Дементьев, останавливаясь и отстегивая ремень безопасности. – Подожди здесь.

Лиля и не думала выходить. Сквозь лобовое стекло она наблюдала, как следователь поздоровался с полицейским, махнул перед его глазами своим удостоверением. Если не присматриваться, оно выглядело достаточно внушительно, а слова «старший следователь» часто производили впечатление на представителей закона низких чинов, несмотря на незнакомое название – Институт исследования необъяснимого.

О чем они разговаривали, Лиля не слышала, но поняла, что проехать они не смогут и что полицейский показал на карте в телефоне альтернативную дорогу. После чего Дементьев благодарно кивнул ему и вернулся в машину.

– В чем дело? – поинтересовалась Лиля.

– Говорит – оперативные мероприятия, проезда нет, – объяснил Дементьев, сдавая назад. – Конкретики не дал, сказал, не имеет права. Что верно, конечно. Надо будет потом у Карпова поинтересоваться, что тут случилось. И связано ли это с нашим делом.

– Думаешь, это может быть связано? – усомнилась Лиля. – Если там не тело этой Крыски, то едва ли.

– Да черт его знает, – пробормотал Дементьев, разворачиваясь в два захода. – Всегда меня настораживают такие совпадения.

– Это у тебя профессиональная деформация, – улыбнулась Лиля.

– Может быть, – не стал спорить Дементьев.

– Так мы сможем попасть в поселок?

– Да, есть еще два въезда, но придется сделать внушительный крюк.

– Да что ж за день-то такой? – сокрушенно покачала головой Лиля.

– А когда нам было легко? – резонно заметил Дементьев.

На объезд они потратили еще чуть больше двадцати минут, поэтому столкнулись с Кристиной Зориной тогда, когда она уже выходила из калитки, чтобы уехать на учебу. Дементьев едва успел припарковаться у высокого забора, окружавшего ее участок, и выскочить из машины.

– Кристина? Добрый день! Меня зовут Владимир Дементьев, это моя коллега Лилия Сидорова, мы хотели бы задать вам несколько вопросов.

И он снова быстро сверкнул удостоверением, но с такого расстояния, с которого даже маленькую официальную фотографию рассмотреть было проблематично. Он решил, что для двадцатилетней девушки хватит и самого наличия удостоверения.

Кристина испуганно замерла, переводя взгляд с него на Лилию и обратно. Нерешительно возразила:

– Вообще-то, мне в универ надо, у меня пары.

– Мы не займем у вас много времени, – заверил Дементьев. – Больше одной пары не пропустите.

– А нельзя перенести? – Она почему-то оглянулась через плечо, словно ждала чьего-то появления. – У меня важная лекция.

– Это касается гибели вашего друга, Родиона Соловьева.

На лице девушки промелькнул испуг. Она нервно поправила вязаную шапочку, одернула стильную, но коротковатую для зимы курточку.

– Радика? – переспросила она, горестно морща лоб.

– Да. Мне кажется, то, что с ним случилось, важнее лекции, – добавила Лиля, всем своим видом изображая сочувствие и участие. – А вам?

Кристина снова тревожно обернулась, и теперь Дементьев понял, что она действительно ждала чьего-то появления. Или кто-то ждал ее.

Из калитки соседнего участка вышла женщина – примерно его ровесница, только выглядела заметно лучше, чем побитый жизнью бывший следак. Одета она была просто: в джинсы и свитер с высоким горлом, поверх которого была накинута короткая шубка с рукавами, едва прикрывавшими локти. В таких удобнее вести машину. Длинные темно-каштановые волосы были свободно рассыпаны по плечам и красиво играли на солнце, Дементьев непроизвольно залюбовался этой игрой.

– Кристина, ты чего закопалась? – настороженно поинтересовалась женщина, подходя к ним и сверля недоверчивым взглядом Дементьева и Лилю. – Я тебя жду вообще-то.

– Да тут вот… – Кристина неловко указала на визитеров. – По поводу Радика.

– Вы из полиции? – Голос женщины моментально стал жестче.

– Мы сотрудники ИИН, следователь Владимир Дементьев.

На этот раз фокус с мелькнувшим где-то вдалеке удостоверением не прошел: соседка Кристины протянула руку и потребовала:

– Ну-ка дайте сюда, я не успела рассмотреть.

Дементьев вздохнул и протянул ей корочку. Женщина внимательно изучила золотое тиснение «Институт исследования необъяснимого», потом открыла удостоверение, придирчиво сверила фотографию с оригиналом, прочитала каждую строчку и даже потерла подушечкой большого пальца печати.

– Никогда не слышала про такой институт, – заявила она, возвращая удостоверение. – А в Интернете можно купить любую корочку.

– Наша организация создана недавно, – объяснила Лиля, доброжелательно улыбаясь. – Мы работаем по приглашению полиции. В связи с тем что смерть Родиона… несколько необычна.

Дементьев слышал, как Кристина тихо охнула. И решил немного додавить:

– Если вы сомневаетесь в наших полномочиях, то мы можем сейчас уехать и попросить следователя вызвать Кристину на допрос официально. Время, правда, будет поджимать, поэтому не исключаю, что ее придется снимать с занятий и в сопровождении оперативников вести в отделение. Или мы можем просто спокойно поговорить сейчас.

Темноволосая – и на взгляд Дементьева чертовски привлекательная – соседка Кристины прищурилась и снисходительно хмыкнула, давая понять, что разгадала его маневр. Ее взгляд так и говорил: «Я знаю, что ты блефуешь». Однако Кристина вдруг заявила:

– Лучше поговорим сейчас, заходите.

И она толкнула калитку. Дементьев победно улыбнулся, а бдительная соседка недовольно поджала губы.

– Вы не имеете права допрашивать ее одну, – заявила она.

– Это не допрос, это просто беседа, – мягко возразила Лиля.

– И к тому же ей двадцать лет, она взрослая и дееспособная, а потому – имеем, – добавил Дементьев. – Но, если вы желаете к нам присоединиться, мы не будем возражать.

И он обворожительно улыбнулся. По крайней мере он считал эту свою улыбку достаточно милой. Однако соседка Кристины, очевидно, не была с ним согласна. Она скептически приподняла бровь, смерила его недовольным взглядом и решительно прошла в калитку вслед за Кристиной. Весь ее вид давал понять, что ей плевать, будут они возражать или нет.



16 февраля 2016 года, 11.05 Шмитовский проезд, г. Москва

Нев с головой закопался в работу с базой данных, настолько, что даже не заметил, как Лиля чмокнула его в щеку на прощание и они с Дементьевым отправились к Кристине. Даже более молодой Ваня, который тоже с утра торчал за ноутбуком, то вставал сделать себе очередную чашку кофе, то ерзал на месте, принимая более удобную позу, то полностью менял дислокацию, перемещаясь из кухни в гостиную, а из гостиной – в кухню. А Нев сидел, почти не двигаясь, сосредоточенно глядя в экран и только то кликая мышкой, то скроля ею бесконечно длинные пдф-файлы.

Долгов знал, что в основу базы легла личная библиотека Нева, который годами собирал дома весьма специфическую литературу. Тематический указатель по примеру библиотечных он начал составлять уже давно, еще после первых расследований с Дворжаком. Когда образовался ИИН, было решено отсканировать все книги, тегировать файлы, добавить тематический указатель и поиск и «залить» все это на сервер, чтобы сам Нев имел доступ к своим книгам с любого устройства и в любом месте, как и остальные сотрудники ИИН. Так было удобнее, чем таскать книги с собой или каждый раз искать, кто сможет в них покопаться, пока команда на выезде.

Пока система была далека от совершенства, в ней отсутствовал поиск по тексту, потому что текст присутствовал в виде картинок: для быстроты создания ограничились сканами, но работа над их распознаванием и оцифровкой шла.

Однако сейчас приходилось искать глазками. И Нев настолько увлекся процессом, что было понятно: лезть к нему с предложениями о помощи не имеет смысла. Та же ситуация сложилась и с Ваней: он писал какие-то скрипты, ждал, пока они дадут ему некий результат, хмурился, чесал затылок и писал новые. Долгов ничем не мог ему помочь, поскольку с трудом понимал, что он вообще делает.

Долгов занялся единственным, что смог придумать: изучением четырех видеофайлов из облачного хранилища Родиона Соловьева. При обычном просмотре они не смогли разобрать детали: камеру слишком сильно трясло, Родион переводил ее с места на место слишком быстро, ролики заканчивались, не успев начаться. Но покадровая развертка могла дать больше информации.

И она дала. Долгов проверил все несколько раз, выгрузил из программы для обработки видео отдельно все кадры, на которых присутствовало то, что он разглядел. Еще некоторое время рассматривал их, убеждаясь, что каждый раз это находится в одном и том же месте.

– Иван, – позвал Долгов, поскольку тот как раз снова работал на кухне, жуя бутерброд.

Когда реакции не последовало, Долгов поднял на него взгляд и понял, что тот сидит в больших наушниках. Пришлось взять со стола салфетку, которых накануне с пиццей доставили в избытке, скомкать из нее шарик и кинуть его в Ваню.

Тот вздрогнул от неожиданности и поднял на Долгова недовольный взгляд. Пришлось быстро показывать жестами, что он кое-что нашел и просит его освободить уши.

– Ну что там у тебя? – недовольно буркнул Ваня, стаскивая громоздкие наушники.

– Я кое-что нашел на записях с телефона Родиона. Вот смотри. – Он повернул свой ноутбук экраном к Ване. – Здесь, здесь и здесь. В кадр попадает арка, проход сквозь этот длинный дом. Видишь?

Ваня сначала пытался присмотреться с места, но потом сдался, встал и подошел ближе.

– Это человек? – уточнил он, вглядевшись в слегка размытое пятно, видневшееся в свете фонаря. – У смерти Родиона был свидетель? Тогда почему его тело не обнаружили раньше?

– Кто знает? Он мог испугаться. Или иметь проблемы с законом. Или этот человек пьян и сам не понял, что случилось. Смотри, он попал на три записи из четырех, в совокупности прошло минуты две, судя по тайм-кодам и времени сохранения записей. За две минуты он не двинулся с места. Не подошел, чтобы помочь, не ушел. Он просто стоял… и смотрел.

– Наблюдатель, – пробормотал Ваня задумчиво. – Или соучастник? Что, если этот парень и стал причиной произошедшего? Мы уже сталкивались с гипнотизерами, которые внушали людям всякие ужасы. Да что там далеко ходить? Сашка наша прекрасно сама это умеет.

– Вы нашли что-то? – поинтересовался появившийся на кухне Нев.

Он прошел к кофемашине, снял с платформы подогрева чашку и ткнул в кнопку, другой рукой стаскивая с носа очки и массируя пальцами переносицу.

– То ли дополнительного свидетеля, то ли предполагаемого виновника смерти Родиона, – отозвался Ваня. – Пока непонятно. А у вас там как дела?

– С переменным успехом. Мой список сверхъестественных сущностей, чье нападение может быть связано с выжженными глазами у жертвы, увеличился до пяти наименований, но смущает то, что каждая из них требует либо призыва, либо наличия определенных способностей у жертвы. Имею в виду экстрасенсорные способности. Даже ближе к дару медиума. Но, как понимаю, Родион не производил впечатления человека, увлекающегося призывом демонов и духов или имеющего особый дар.

– А вот пусть Дементьев это уточнит у его подружки, – заметил Ваня, доставая смартфон и быстро набирая сообщение. – Заодно про чувака на записи ему расскажу. Пусть имеет в виду и его.

Долгов согласно кивнул, а Нев в этот момент забрал у кофемашины чашку и подошел к столу. Взгляд Нева зацепился за выведенный на экран стоп-кадр с изображением неизвестного. Точнее, с едва различимым силуэтом неизвестного. Однако он вглядывался в него так долго, словно пытался разглядеть лицо. Долгов какое-то время молча наблюдал, а потом осторожно поинтересовался:

– У вас есть предположение, кто это может быть?

Нев вздрогнул, бросил на него быстрый и какой-то испуганный, как показалось Долгову, взгляд, снова торопливо снял очки и потер переносицу.

– Н-нет, конечно нет, – быстро ответил он. – Я просто задумался. А тут ничего не видно. Ладно, я пошел искать дальше. Будет что-то интересное, зовите.

И он исчез в недрах квартиры, а Долгов снова повернул экран ноутбука к себе, вглядываясь в стоп-кадр и пытаясь понять, что могло так взволновать Нева. Почему-то ему казалось, что дело все-таки в неясной фигуре.



16 февраля 2016 года, 11.15 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

Кристина и ее неприветливая соседка провели их в просторную светлую гостиную, внушительное место в которой занимал угловой диван. Впрочем, тут оставалось место и для глубокого кресла, и для развесистого фикуса в кадке, и для телевизора размером с экран малого зала в кинотеатре, в который иногда ходил Дементьев, и для шкафов с прозрачными стеклами. За одними скрывались корешки красивых книг, за другими – вычурные вазочки и бокалы.

Сразу стало понятно, что на предложение чая или кофе рассчитывать не приходится: Кристина выглядела слишком напуганной, а ее соседка – слишком недовольной. Поэтому, устроившись на диване вместе с Лилей, Дементьев сразу перешел к делу:

– Насколько мы понимаем, Родион был вашим близким другом?

– Мы вместе учимся… учились, – уклончиво ответила девушка. Она села в кресло, ее взгляд метался от него к Лиле и обратно, словно она не знала, от кого ожидать большего подвоха.

Неприветливая соседка осталась стоять у дверей гостиной, привалившись спиной к стене и скрестив руки на груди.

– В последнее время вы не замечали ничего странного в его поведении? – продолжил Дементьев.

– Странного?

– Он говорил о том, что его кто-то преследует? Может быть, выглядел напуганным или иногда вел себя так, словно видит то, чего нет? – подсказала Лиля.

Кристина почему-то посмотрела на соседку, тут же опустила взгляд в пол и неуверенно пробормотала:

– Да вроде… я не замечала.

Дементьев и Лиля переглянулись. Никому из них не требовалась интуиция Дворжака, чтобы понять: девушка врет. И вероятно, потому, что не хочет говорить при знакомой. Короткого взгляда от Дементьева Лиле хватило, чтобы улыбнуться женщине и предложить, кивая в сторону смежной кухни:

– Может быть, мы пока с вами сделаем чай?

Женщина снова усмехнулась, не двинувшись с места.

– Хорошая попытка, но нет, – отказалась она. – Попьете его в другом месте.

У Дементьева пиликнул телефон, на мгновение отвлекая его от беседы. Быстро извинившись, он прочитал сообщение, слегка нахмурился и поинтересовался у Кристины:

– Скажи, а у Родиона в принципе когда-нибудь бывали видения? Он никогда не угадывал будущее? Или не демонстрировал другие… необычные способности?

На этот раз взгляд Кристины казался искренне удивленным и недоумевающим.

– Что у вас за вопросы? – Ее соседка удивилась вслух.

Дементьев недовольно посмотрел на нее. Нет, она ему все-таки иррационально нравилась, напоминала какую-то актрису, только он никак не мог понять, какую. Пожалуй, при других обстоятельствах он пригласил бы незнакомку на кофе, но сейчас ее присутствие мешало, а потому – раздражало. Вот же, и не отвяжешься, и не выгонишь.

– Как вас зовут, вы так и не представились? – поинтересовался он.

– Ольга. Иногда Марина, но Ольга привычнее, – загадочно объяснила женщина.

Дементьев нахмурился и посмотрел на Лилю, молчаливо спрашивая у нее, что бы это значило. Лиля как-то странно улыбнулась, но промолчала.

– Ладно, Ольга, вы же изучали мое удостоверение и видели на нем надпись – «исследование необъяснимого». Так что могли бы догадаться, что вопросы у нас будут… необычные. Но, поверьте, это не праздное любопытство. Речь идет о гибели молодого человека. Трагичной и необъяснимой. Поэтому не мешайте нам, пожалуйста. Спасибо.

Загадочная Ольга-иногда-Марина открыла рот, чтобы что-то возразить или как-то прокомментировать его тираду, но Кристина ее опередила:

– Что случилось с Радиком? Нам никто ничего не говорит. Он как-то… необычно умер?

– Он был очень напуган чем-то, – не стал скрывать Дементьев. – Видел что-то, чего не видели другие и не могла записать видеокамера в его смартфоне. Он пытался, но не смог. В этой записи он обращался к вам. Крыска – это ведь вы, да? Вы знаете, что он мог видеть? На записи он спрашивает: «Крыска, ребят, вы это видите?» Что вы с ребятами видите, Кристина? И кто эти ребята?

Кристина снова низко опустила голову и только равномерно ею качала, как бы говоря, что она ничего не знает, но по тому, как тряслись ее руки, было видно, что она просто боится рассказать.

– Есть вероятность, что за Родионом кто-то следил той ночью. Вы не знаете, кто это мог быть? – Дементьев попытался зайти с другой стороны. – Вы никогда не замечали слежку за ним? Или за собой?

Кристина снова удивленно вскинула голову и на этот раз помотала ею активнее. В глазах у нее стояли слезы, а губы тоже заметно дрожали.

– Вы когда-нибудь участвовали с Родионом в ритуале по призыву темных сил? Может быть, в шутку? Вызов духа или что-то в этом роде? Может быть, Родион рассказывал о чем-то подобном?

Кристина снова покачала головой и наконец расплакалась, закрыв лицо руками.

– Пожалуйста, оставьте меня в покое, я ничего не знаю! – сквозь слезы попросила она.

– Так, ладно, хватит! – не выдержала то ли Ольга, то ли Марина.

Она подошла к Кристине, села на ручку ее кресла и обняла за плечи, словно беря под защиту.

– Уходите, – велела она, в упор глядя на Дементьева. – Если вы действительно работаете с полицией, то в следующий раз приходите с ней. И беседуйте под протокол. Посмотрим, будут ли тогда ваши вопросы такими же… – Она не смогла подобрать достаточно экспрессивного, но приемлемого для себя слова.

– Хорошо, извините за беспокойство, – улыбнулась ей Лиля, вставая с дивана.

Однако, вместо того чтобы сразу отправиться в прихожую, она протянула рыдающей девушке визитку.

– Если ты все-таки что-то вспомнишь или захочешь рассказать, – мягко предложила она.

Визитку Кристина взяла и нервно сжала в руке, но даже до двери, не говоря уже о калитке, их никто не проводил.

– Девчонка определенно что-то знает и чего-то боится, – заметил Дементьев, пока они шли к машине. – Если бы не эта Ольга-Марина… Надо будет попытаться поговорить с ней еще раз, наедине. Может быть, поймаешь ее сегодня после занятий?

– Не думаю, что сегодня она на них пойдет, – хмыкнула Лиля. – Кажется, наши вопросы ее очень расстроили.

– Эх, додавить бы ее, – досадливо протянул Дементьев. – Вот какая нелегкая принесла эту соседку? Кстати, что это значит: иногда Марина, но лучше Ольга?

– А ты ее не узнал? – удивилась Лиля, уже залезая на пассажирское место. – Я тоже не сразу, пока она не представилась. Это же Марина Вранова, писательница. Видимо, это псевдоним, а на самом деле она Ольга.

– Не слышал про такую, – буркнул Дементьев, заводя машину и пытаясь развернуться. – Что пишет?

– Мистику, как ни странно, – хмыкнула Лиля. – Такую… детективно-ужастико-романтичную. По ее книгам даже сериал снимают. «Тайные страницы» называется. Не смотрел? Мне понравился, а вот до книг я пока так и не добралась.

– Не, это не моя тема, – отмахнулся Дементьев. – Я всю эту лабуду еще со времен «Секретных материалов» не люблю. Предпочитаю что-то более…

Он собирался сказать «жизненное», но осекся, вдруг осознав, что его жизнь теперь скорее похожа на те самые «Тайные страницы». Или как минимум «Секретные материалы».

Лиля улыбнулась, словно прочитав его мысли.

– А ты попробуй, – предложила она. – Вдруг понравится? Не попробуешь – не узнаешь.


* * *

Когда за странной парочкой закрылась дверь, Ольга еще обнимала плачущую Кристину за плечи, гладила ее по волосам и думала о том, как бы помягче задать свои вопросы. От нее, как и от Дементьева, не укрылись реакции девушки, и она поняла, что Кристина действительно знает о гибели Родиона больше, чем говорит. Потому Ольга и прогнала незваных гостей так резко: догадалась, что пару дней назад, когда Кристина напросилась к ней на ужин, хотела ей что-то сказать. Хотела, но не решилась. Настал момент выслушать ее, и лучше бы сделать это до того, как из нее выпытают правду какие-то непонятные люди из непонятного ведомства.

– Ладно-ладно, – пробормотала Ольга, когда Кристина успокоилась. – Вот теперь уже можно и чай попить, да? Заваришь?

Кристина кивнула, не глядя на нее. Ольга подтолкнула ее в сторону кухни, считая, что простое и привычное действие вроде заваривания чая пойдет нервам девушки на пользу, а сама заперла входную дверь.

Когда они обе уселись за обеденный стол с чашкой горячего ароматного чая – почему-то в семье Кристины предпочитали чаи с фруктовыми добавками, – Ольга спросила:

– Криста, объясни мне, что происходит? Что случилось с Родионом? И почему ты думаешь, что с тобой случится то же самое?

В последнем она не была уверена, но смутно помнила, как Кристина говорила что-то такое в воскресенье вечером. Судя по тому, как она вздрогнула сейчас, помнила Ольга все правильно. Да и видно было, что в слезах девушки больше страха за свою жизнь, чем грусти по погибшему приятелю. Не говоря ни слова, Кристина встала, нашла брошенную в гостиной сумку, с которой собиралась ехать на учебу, и достала смартфон. Что-то в нем потыкав, она вернулась на кухню и положила аппарат перед Ольгой.

– Вот. Мы скачали это приложение, когда отмечали мой день рождения, – хриплым голосом, все еще постоянно шмыгая, объяснила Кристина. – И с тех пор это началось.

Ольга взяла смартфон в руки, машинально нажала на единственную кнопку – Поиск. На экране завращался радар и несколько секунд спустя появилась надпись: «Рядом с вами 9 чудовищ».

– Их количество все время растет, – шепотом объяснила Кристина. – Сначала было одно, потом их стало пять, теперь больше. И у остальных так же. Сначала мы думали, что это какая-то игра. Радик пытался в ней разобраться, понять, что нужно делать. И у него снесло крышу, он стал говорить, что чудовища настоящие, что они преследуют его. Потом запаниковала Светка. Лерик говорит, что это просто жестокая шутка или какое-то тайное исследование. Что приложение нарочно вызывает у нас паранойю и психоз, а мне так не кажется. Я думаю, Радик был прав, чудовища настоящие, приложение просто помогло нам их увидеть.

– И как их увидеть? – напряженно уточнила Ольга.

Она пока не чувствовала никакой внутренней реакции – ни принятия, ни отторжения слов перепуганной девушки. Пока ей было просто любопытно, какой дальше сюжет у этой жутковатой истории.

– Там есть кнопка, – шепотом, словно их могли подслушать, подсказала Кристина.

Ольга кивнула и нажала на зеленый прямоугольник с надписью «Найти?». На экране появилось изображение с камеры – сейчас это была расфокусированная поверхность стола.

– Они обычно толпятся во дворе. Видно через окно гостиной, – снова шепотом подсказала Кристина.

Кивнув в знак понимания, Ольга вернулась в гостиную и подошла к окну, глядя сквозь экран смартфона. Сначала ей показалось, что это просто какие-то блики – солнце причудливо играет на снегу. Но потом поняла, что ошиблась.

На экране шевелились почти прозрачные размытые фигуры. Сначала они стояли неподвижно, потому она и подумала, что это просто блики, но потом фигуры встрепенулись и зашевелились. Они начали стекаться к окну.

– Твою мать, – выдохнула Ольга, одним резким движением смахивая приложение с экрана.

И посмотрела в окно. На улице лишь ярко светило солнце, чистый снег во дворе блестел и переливался под его лучами. Более позитивную и умиротворяющую картину придумать сложно.

Но сердце тревожно колотилось в груди, и Ольге казалось, она чувствует, как нечто невидимое стоит по другую сторону стекла и вглядывается в нее так же пристально, как она сама – в искрящийся на солнце снег.

– Где вы взяли это приложение? – вмиг охрипшим голосом спросила она.

– Михыч прислал ссылку. А где взял он – точно не знаю.

– Дай мне ее.

Кристина помялась.

– Вы уверены, что тоже хотите это видеть?

Ольга повернулась и уверенно кивнула:

– Да, дай ссылку. Я хочу скачать приложение.

Кристина вздохнула, забрала у нее из рук смартфон и переслала сообщение, которое две недели назад прислал Михыч. Ольга услышала, как в кармане шубки, оставшейся висеть в прихожей, пиликнул ее собственный телефон.

– Хорошо, – резюмировала она. – А теперь скажи: тебя к метро-то все еще надо везти?



16 февраля 2016 года, 12.30 Шмитовский проезд, г. Москва

Победный клич Вани заставил Долгова вздрогнуть, а Нева – снова прийти из гостиной, где он все это время предпочитал работать.

– Вы что-то нашли? – поинтересовался он, разминая по очереди то поясницу, то шею. И то, и другое нещадно болело после нескольких часов почти неподвижного сидения.

– Ага, еще двух «ребят», которых Родион наверняка имел в виду. Один – Валерий Лавров. Они трое – Родион, Кристина и Валерий – постоянно лайкают и комментируют публикации друг друга. Но очень важно то, что все трое прокомментировали вот этот пост в Инстаграме некой Светланы Раковой.

Ваня щелкнул мышкой и открыл вкладку с фотографией, которая была похожа на скриншот с телефона: через какое-то приложение камера показывала в маленьком помещении – вероятно, кладовке или, наоборот, большом, но захламленном шкафу, – нечто белесое, скрюченное, сидящее спиной к тому, кто снимал. Это было похоже то ли на очень уродливого человека, то ли на некое человекоподобное существо. Слишком большую голову обтягивала очень светлая кожа, покрытая едва заметным пушком, на загривке она собиралась складками. Дальше шла согнутая спина с выпирающими позвонками. Были также видны согнутые, острые коленки. И судя по их местоположению, существо обладало довольно длинными ногами.

Подпись под фотографией гласила: «Оно живет в моей прихожей. Мне страшно». Счетчик лайков показывал, что фотография приглянулась сотне с хвостиком людей, внизу тянулась лента из двадцати трех комментариев. Большинство были лаконичными: «Круто!», «Класс!», «Это кино?», «Что за приложение?», «Да видно, что фотошоп!» и просто смайлики разной степени оригинальности.

Но трое комментаторов отреагировали иначе.

– Вот это написал Родион, – пояснил Ваня и прочитал вслух: «Не надо было это сюда выкладывать». А вот это уже Крыска: «Напиши мне в ватсап». А Валерий решил дать совет: «Не позволяй этому свести тебя с ума!»

– Похоже, все трое знают, о чем идет речь, – сделал вывод Нев. – Остальные решили, что это шутка или анонс фильма.

– А как ей удалось сфотографировать существо? – Долгов нахмурился. – Родион пытался, но у него ничего не вышло: камера ничего не видела.

– Возможно, дело в том, что у Светы – не видео, а скриншот, – задумчиво протянул Ваня. – Видно, что смотрит она не через стандартное приложение камеры, а через какое-то другое. Но это и не Инстаграм.

– Это что-то, что показывает, но не фотографирует и не записывает видео, – понял Долгов. – Какое-то приложение, которое позволяет видеть то, чего нет? И Родион пытался переключиться именно в него?

– Да, возможно, – согласился Ваня. – Он был слишком напуган или слишком хотел записать именно видео, поэтому не стал делать скриншот.

– Или, когда сделал, было уже поздно, тот не успел загрузиться в облако, – кивнул Долгов. – Но что это за приложение такое?

– Черт его знает. Сейчас.

Ваня открыл ту вкладку на компьютере, на которой он был авторизован в сервисах Гугла как Родион Соловьев. Зашел в установленные приложения и принялся прокручивать весьма длинный список. В несколько совсем незнакомых в процессе ткнул мышкой, но ни одно не было похоже на то, что они искали.

– Ничего необычного, – разочарованно вздохнул он. – Но приложение могло быть установлено в обход гуглплея, из стороннего источника.

– Полагаю, Светлана должна знать, что за приложение, – заметил Нев. – Нужно поговорить и с ней тоже.

– Да, вот только этот скриншот она запостила в прошлое воскресенье, а дня три назад пропала из всех соцсетей, хотя до этого выкладывала буквально каждый свой чих.

– Три дня назад? – переспросил Долгов. – До или после гибели Родиона? Может быть, она тоже погибла, но их смерти между собой никто не связал, поэтому мы знаем только об одной?

– Не знаю, но сейчас выясню.

Пока Ваня азартно стучал по клавишам и щелкал мышкой, Нев и Долгов успели сварить и выпить еще по чашке кофе. Долгов то и дело замечал, как Нев бросает задумчивые взгляды на его ноутбук, словно до сих пор думает о том человеке, что равнодушно наблюдал за гибелью Родиона и оставил его тело лежать в снегу, дожидаясь прихода дворника.

– Уверены, что у вас нет предположений, которыми вы забыли с нами поделиться? – тихо поинтересовался он, хотя Ваня сейчас не услышал бы, даже если бы кто-то из них к нему обратился.

Нев снова вздрогнул, но на этот раз даже не посмотрел на него, сразу отвернулся.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, Константин.

– Бинго!

Восклицание Вани дало ему возможность избежать дальнейших расспросов.

– Нашли ее? – торопливо поинтересовался Нев.

– Да, Светлана Ракова три дня назад внезапно купила билет на «Сапсан» и в тот же день уехала в Санкт-Петербург. Ее банковской картой также оплачена поездка на такси вот по этому адресу. – Ваня ткнул в монитор, где на карте Санкт-Петербурга светилась точка с адресом.

– Фрунзенский район, недалеко от Волковской, – первым опознал Нев. – Остается выяснить наверняка дом и квартиру и можно попросить Сашу или Войтеха туда доехать.

– Сейчас поищу, может быть, она заказывала какую-нибудь еду на дом и тоже оплачивала картой, – пробормотал Ваня, снова закапываясь с головой в сомнительные, с точки зрения закона, изыскания.

– Кстати о еде, – заметил Нев. – Мне очень нужно немного пройтись, пойду дойду до магазина, куплю что-нибудь на обед и ужин.

– Да ладно, не парьтесь, закажем еще пиццу, – отстраненно отозвался Ваня.

Долгов болезненно скривился.

– Нет уж, если Неву все равно хочется пройтись, пусть купит нормальной еды. Или предлагаю заказать доставку из приличного ресторана.

– А чем тебя пицца не устраивает? – удивился Ваня.

– Слишком долго объяснять, – проворчал Долгов.

– Я куплю что-нибудь, – с натянутой улыбкой пообещал Нев, торопливо направляясь в прихожую.

Уже на лестничной площадке, когда за ним захлопнулась дверь квартиры, он вытащил из кармана письмо в конверте без марки и адреса, которое достал накануне утром из своего почтового ящика. На листе бумаги в аккуратную клеточку не было ни обращения, ни подписи, лишь одна короткая фраза. Вопрос.

«Ты правда думаешь, что ты лучше меня?»

Глава 5

16 февраля 2016 года, 13.00 Институт исследования необъяснимогог. Санкт-Петербург

– И это происходит каждую ночь. Я просыпаюсь в районе трех часов, неподвижная, распластанная на кровати, обнаженная и беспомощная. А потом появляется он. Средоточие мужской силы и красоты с дьявольским, похотливым и таким порочным взглядом…

Войтех не удержался и закатил глаза, но женщина, сидящая в кресле напротив его стола, не заметила этого. Она вся была в образе томной и трагичной роковой женщины: говорила низким голосом с придыханием и хрипотцой, театрально прижимала руку ко лбу, свешивающиеся с головы, старательно завитые кудряшки мелко дрожали.

Его раздражало в этой женщине все: и эта театральность, и явная, неприкрытая ложь, похожая на пересказ порнофильма с мистическим уклоном в суккубов-инкубов, и нелепая шляпка с вуалькой, совершенно не соответствующая повседневной моде. Но больше всего его раздражали перчатки на ее руках: маленькие, тонкие до полупрозрачности, едва доходящие до запястья. На улице было холодно для таких перчаток, а значит, сверху женщина надевала настоящие, теплые, а эти носила только для образа. Поскольку Войтех был вынужден носить такие же постоянно, его это раздражало.

А еще в ее присутствии интуиция молчала. Причем ее молчание можно было назвать гробовым. Значит, сверхъестественное не то, что непричастно к фантазиям томной мадам, но и сама мадам прекрасно об этом знает.

Женщина как раз замолчала и подняла на него страдающий взгляд. У нее даже поволока слез получилась.

– Вы можете с этим что-нибудь сделать?

– М-м-м, нет, не думаю, – протянул Войтех, едва удерживаясь от какой-нибудь едкой шутки или откровенной грубости. – Инкубы не по нашей части. Они демоны, поэтому на их счет вам в другое ведомство.

– В какое? – не поняла женщина.

– В церковь, – пожал плечами Войтех. – Они скажут, что в этом случае будет эффективнее. Думаю, что экзорцизм – это чересчур, вероятно, дело обойдется временным сексуальным воздержанием и ежеутренней и ежевечерней молитвами.

– Насколько временным? – нахмурилась женщина.

– Это они вам сами скажут. Может, года хватит, может, два потребуется. Зависит от усердия молитвы и того, насколько быстро вам удастся очистить помыслы.

– Разве инкубы, напротив, не предпочитают развращать невинных? – с сомнением уточнила женщина. Ей явно не нравилось то, в какую сторону пошел разговор.

Войтех в упор посмотрел ей в глаза и обезоруживающе улыбнулся.

– Но тогда с чего бы он стал тратить свое время на вас?

Лицо женщины моментально изменилось: губы сжались в тонкую линию, глаза зло сощурились, ноздри раздулись. Она резко встала и бросила:

– Хам! Понаехали всякие…

Повернулась и, остервенело стуча каблуками, вышла из кабинета.

Войтех выждал, пока стук каблуков завершится хлопаньем далекой двери. За это время добавил пару пометок от руки в стандартный бланк первичного опроса, после чего тоже встал и более медленно и расслабленно вышел в приемную к Лидии.

– Ушла? – уточнил он на всякий случай.

Лидия кивнула и посмотрела на него с любопытством. Эта девушка постоянно расспрашивала его после таких интервью и, кажется, втайне мечтала однажды лично отправиться на расследование… Особенно если для него не придется ехать куда-нибудь в тайгу.

– Надо подумать, каким образом отсеивать на ранних стадиях чокнутых нимфоманок. Чтобы они не тратили мое время.

Войтех протянул ей листы бланка первичного опроса, чтобы Лидия ввела данные в базу и подшила бумажку в папку, которую они между собой называли «Ерунда». Каким бы бестолковым ни было базовое исследование (будь то осмотр или опрос), они всегда сохраняли результат. На всякий случай.

– Мимо, да? – сочувственно вздохнула Лидия. И, видимо, решила его порадовать: – Зато скоро привезут кофе, я уже заказала.

Войтех хотел возмутиться тем, что его до сих пор не привезли, но, глядя в светящиеся сочувствием глаза секретаря, не смог. Лидия протянула ему тонкую стопку из писем, пришедших по почте, и распечатанных электронных сообщений, которые падали на общий электронный адрес института. Едва взяв стопку в руку, Войтех почувствовал, как сердце легонько екнуло: как минимум одно письмо может быть перспективным. Осталось понять какое.

Он кивнул, пробормотав благодарность, улыбнулся и медленно побрел обратно в свой кабинет, на ходу с надеждой просматривая тексты писем. Войтех уже жалел, что не поехал в Москву сам: ему срочно требовалось чем-то заняться, иначе административная работа и безрезультатный перебор входящих заявок сведут его с ума.

Сообщение от Ивана Сидорова пришло ровно в тот момент, когда он задержался у дверей медицинской лаборатории, размышляя, не зайти ли к Саше и не вытащить ли ее куда-нибудь за чашкой капучино, раз уж в офисе второй день продолжался кофейный апокалипсис. И, пожалуй, еще никогда он так не радовался сообщению именно этого отправителя. Вопрос с дружественным визитом решился сам собой: Войтех уверенно потянул на себя дверь.

Саша сидела в своем кабинете, пристально уставившись в стену и о чем-то глубоко задумавшись. Войтех постучал костяшками пальцев по дверному косяку, чтобы привлечь к себе внимание. Саша тут же встрепенулась, повернулась к нему и улыбнулась. Войтех некстати подумал, что ее кудряшки никогда его не раздражали.

– Привет! Ты соскучился или у нас нашлось еще одно настоящее дело? – с надеждой поинтересовалась Саша. И было понятно, что надеется она не на то, что Войтех страшно заскучал за те два часа, что они не виделись.

– И то, и, возможно, другое, и совершенно точно – третье. Есть предчувствие, – он взмахнул стопкой писем, – что мне сегодня повезет. А пока мы можем помочь Дементьеву и ребятам: одна девушка, замешанная в их дело, сейчас в Питере. Они просят с ней поговорить, задать несколько вопросов по поводу одной публикации в ее Инстаграме. Ваня обещал скинуть мне подробности на почту в ближайшие пару минут. А пока у нас есть адрес и имя.

– Это уже кое-что. – Саша с энтузиазмом подскочила с места и шагнула к шкафу, где висела ее верхняя одежда.

Десять минут спустя они уже ехали через заснеженный город. Саша сидела за рулем, поскольку Войтех так и не полюбил водить ее громоздкого коричневого монстра, да и Питер она лучше знала. Он же читал ей письмо Вани, вводя в курс дела. Саша сосредоточенно кивала.

На звонок в дверь долго не отвечали. При этом в квартире было так тихо, что казалось, там и нет никого.

– Может быть, ушла куда-то? – предположила Саша.

Войтех покачал головой и после секундного колебания стянул с себя перчатку. Под настороженным и слегка недовольным взглядом Саши коснулся ладонью двери, прикрывая глаза.

– Нет, она там. Просто она… боится.

Войтех отнял руку и, повысив голос, позвал:

– Светлана? Вы дома? Откройте, пожалуйста. Меня зовут Войтех Дворжак, я из Института исследования необъяснимого. Мы с коллегой здесь, чтобы помочь вам. Это касается вашего друга – Родиона Соловьева.

Какое-то время за дверью оставалось тихо, но потом замок неуверенно щелкнул и дверь приоткрылась. В образовавшейся щели показалось лицо девушки, которое на фоне огненно-рыжих волос казалось особенно бледным.

– Что вы знаете о смерти Родиона? – спросила она, настороженно глядя на них.

– Мы можем войти? – мягко спросил Войтех и на всякий случай достал свое удостоверение, в который раз мысленно благодаря Ляшина за то, что тот смог выбить для них вполне внушительный официальный статус.

– Что вы знаете о смерти Родиона? – повторила Света, лишь мазнув взглядом по раскрытой перед ее глазами корочке.

– Нечто… сверхъестественное выжгло ему глаза, – по наитию ответил Войтех.

На лице девушки отразился ужас, она скривилась, словно собиралась заплакать, но зато его слова явно заставили ее доверять им. Повернувшись к ним спиной, девушка исчезла где-то в глубинах квартиры, но дверь не закрыла. Войтех с Сашей переглянулись и решили, что это можно считать приглашением войти.

Свету они нашли на кухне, где та, зябко кутаясь в растянутый мужской кардиган, смотрела на только что включенный чайник. В квартире тем временем было довольно жарко и душно, но девушка все равно мерзла.

– Светлана, ответьте, пожалуйста, на несколько наших вопросов, – попросил Войтех все тем же мягким тоном. – Это может быть важно.

Она рассеянно кивнула, жестом указала им на стол, предлагая сесть за него, и машинально поправила спутанные волосы, которые сегодня, видимо, так и не собралась расчесать.

– Что вы хотите знать?

– Вот этот пост в вашем Инстаграме. – Войтех протянул ей телефон для демонстрации фотографии, о которой шла речь. – Через какое приложение вы смотрите на существо, прячущееся в кладовке?

Его спокойный, деловой тон, как показалось, придал девушке уверенности. Она подняла на него взгляд и без запинки ответила:

– Чудовищ.net.

– Чудовищ нет? – переспросила Саша.

– Нет. – Света тряхнула головой. – Чудовищ-точка-net. Net – английскими буквами. Знаете, как в адресах сайтов?

Войтех кивнул.

– Что это за приложение? Где вы его взяли?

– Скачали в Интернете. Мы думали, это прикол такой. Но оказалось, что оно действительно показывает чудовищ.

К последним словам ее голос упал до заговорщицкого шепота.

– Знаете, чудовища – они повсюду. На каждом углу. Они прячутся в твоей кладовке. И под ванной. Они поджидают тебя на лестнице в темном углу. Я ходила раньше и не видела их, а они все это время были рядом.

– Они вам что-нибудь сделали? – осторожно уточнила Саша.

Ее голос изменился, Войтех заметил это и тревожно покосился на нее. Хотя ее личное чудовище, которое преследовало девочек в роду Саши пару веков, давно прогнали, она до сих пор не снимала кулон, который от него защищал. Сама Саша говорила, что просто привыкла его носить, но Войтех знал – точнее, чувствовал, – что Сашин страх перед бесплотной, но крайне могущественной сущностью никуда не делся.

– Как-то себя проявляли? – продолжила спрашивать Саша. – Через физический мир.

Света покачала головой и тем же шепотом объяснила:

– Нет, они не успели, я сбежала.

– Сюда? – уточнил Войтех.

Она кивнула.

– К папе. Они с мамой давно развелись, но пока он жил с нами, он всегда защищал меня от чудовищ. Здесь я в безопасности.

– А мама осталась с чудовищами? – осторожно уточнила Саша.

Света погрустнела и неловко пожала плечами.

– Она мне не поверила. Я объясняла… показывала… а она не поверила. Сказала, что если я хочу к нему… ну, к папе, то могу ехать, ей все равно, но вешать лапшу на уши не надо.

– А здесь чудовищ нет? – поинтересовался Войтех.

– Не знаю. – Света вздохнула. – Я оставила телефон и ноут дома. Теперь я их снова не вижу. Но так ведь лучше, правда?

В ее глазах промелькнула надежда. Она посмотрела на Войтеха так, словно ждала от него подтверждения своим словам.

– Я не вижу их, они не видят меня – и всем хорошо.

– Тогда вы могли просто удалить приложение, – заметил Войтех. – И остаться дома, просто снова не смотреть на них. Было бы то же самое.

Света недоуменно моргнула. То ли такой вариант не пришел ей в голову. То ли для нее было очевидно, что он не мог сработать. Оказалось, второе.

– Но я же уже знаю, что они там. В моей квартире. В кладовке… И под ванной! Нельзя жить рядом с чудовищами, зная о том, что они хозяйничают у тебя, понимаете? Даже когда их не видишь, ты уже знаешь, что они там.

Войтех понимающе кивнул, всем своим видом признавая, что был неправ.

– Полагаю, ссылки на сайт, где вы скачали приложение, у вас нет? – на всякий случай уточнил он.

Света покачала головой и предложила:

– Спросите у Крыски. Она его тоже качала. У нее ссылка наверняка есть. Она ведь… – Света болезненно нахмурилась. – С ней ведь все хорошо?

– Думаю, да, – кивнул Войтех, хотя наверняка не знал. – Мы спросим у нее. Спасибо.

Света кивнула, о чем-то задумавшись и игнорируя наконец закипевший чайник. Войтех и Саша попрощались с ней, но ушли, лишь убедившись, что девушка заперла за ними дверь.

– Что ты об этом думаешь? – спросил Войтех, на ходу набирая сообщение Ване с результатом беседы.

– Похоже на невроз. – Саша пожала плечами. – Она напугана тем, что видела, но вот вопрос: что она видела? Если это никак не проявляло себя физически, Света могла сама себя запугать. Такое бывает с эмоциональными натурами.

– Бывает, – согласился Войтех. – Но я сомневаюсь, что можно запугать себя до такой степени, что выгорят глаза.

– С этим не поспоришь, – улыбнулась Саша. – Как думаешь, Дементьев возьмет нас на общее совещание через Скайп? Очень интересно, до чего они уже дошли в своем расследовании.

– Вообще-то я здесь босс. – Войтех нарочито театральным жестом пригладил волосы. – Я могу ему приказать.

– Как мне повезло, – протянула Саша, беря его под руку.

И они оба рассмеялись.



16 февраля 2016 года, 14.00 г. Москва

В последний момент Дементьев передумал возвращаться в город. Уже перед самым выездом из коттеджного поселка внезапно снова съехал на обочину и достал смартфон. Под вопросительным взглядом Лили набрал номер капитана Карпова и в ходе короткой беседы выяснил, что тот действительно сейчас находится рядом с поселком на месте происшествия.

– У них там труп, – объяснил Дементьев Лиле, убирая телефон и задумчиво постукивая пальцами по рулю. – И хотя он говорит, что ничего похожего на смерть Родиона, я нюхом чую, что это «ж-ж-ж» неспроста.

– Нельзя нюхом чуять жужжание, – возразила Лиля с улыбкой. – Что, поедем туда?

Дементьев еще постучал по рулю, после чего виновато поинтересовался:

– Если я тебя довезу до метро, доберешься сама до Долгова? А я вернусь и покручусь там. Одному будет проще, все-таки я бывший следователь, я смогу расположить их к себе и выяснить, что там да как.

– Да не вопрос. – Лиля пожала плечами. – Я вполне умею пользоваться метро. Но если ты не против, я заеду по одному личному делу, раз уж мы все равно в Москве. Думаю, очень срочно я низачем не понадоблюсь?

– Конечно, без проблем.

На том и порешили. Однако Лиля довольно быстро пожалела о том, что согласилась на метро: за время жизни в Санкт-Петербурге она успела отвыкнуть от ада Московского метрополитена в разгар рабочего дня. Создавалось впечатление, что в этом городе никто не работает или большинство работают, переезжая со станции на станцию.

Зато ей не пришлось стоять в пробках, и она достаточно быстро нанесла короткий визит вежливости бывшему куратору. Пусть она уже не считала себя частью Общества – группы добровольцев, из поколения в поколение препятствующей распространению истинного тайного знания о сверхъестественном, – Борис Евгеньевич Дятлов оставался другом ее семьи, которого она знала с детства и любила почти как отца. Или по крайней мере как дядю, хоть они и не состояли в родстве.

Они продолжали и общаться, и сотрудничать. Когда ситуация требовала, Лиля обращалась к нему за содействием и за информацией. Он, в свою очередь, был ей благодарен, если она сдавала на хранение в тайники Общества найденные во время расследований опасные артефакты.

Борис Евгеньевич был рад ее видеть, но в их отношениях все равно появился неприятный холодок, который не позволил ей задержаться в его кабинете больше, чем на десять минут. Они вежливо поинтересовались здоровьем и настроением друг друга, куратор заверил ее, что Общество продолжает искать решение проблемы с останками ведьмы, терроризировавшей деревню в Пермском крае. После чего они попрощались, и Лиля снова нырнула в душное, тесное метро.

Тем не менее до квартиры Долгова она добралась в целости и сохранности. Пока она пила реабилитационную чашку кофе, Ваня и Долгов посвятили ее в свои последние находки. Лиля, в свою очередь, объяснила им, где застрял Дементьев, и предложила отправить ему еще одно сообщение, чтобы он был в курсе.

– А где Нев? – спросила она, наконец убеждаясь, что в квартире нет никого, кроме этих двоих.

– В магазин пошел, – хмыкнул Долгов.

И почему-то Лиле не понравилась его ухмылка. Такую реакцию пояснил Ваня:

– Часа полтора назад, с тех пор и не видели. Справедливости ради он сказал, что ему нужно пройтись.

– Пойду, составлю ему компанию, – решила Лиля, чувствуя неладное. Хотя и не знала толком, что именно.

Спустя десять минут и несколько сообщений, она встретилась с Невом в небольшом супермаркете в формате «магазин у дома: хороший, дорогой». Судя по тому, что тележка его была пуста, он сам либо пришел сюда только что, либо все это время бездумно бродил по магазину, не видя перед собой товаров.

– Привет. – Лиля по привычке быстро поцеловала его. Потом пригляделась к задумчивому лицу и мягко поинтересовалась: – Все в порядке? Или эти двое умудрились вывести тебя из себя? Ты скажи, я им устрою.

Она улыбалась, изображая легкомысленную блондинку, как умела, но на дне зеленых глаз внимательный собеседник мог бы заметить озабоченность.

– Совсем нет, – заверил Нев, тоже прячась за своей обычной мягкой улыбкой. – Просто я немного устал сидеть за ноутбуком и пить кофе. Нужно было проветриться. И нам пригодится хороший чай. – С этими словами он взял с полки небольшую коробочку листового чая.

– Только не бери ничего под кодовым названием «к чаю», – с притворным ужасом попросила Лиля. – Иначе придется завести дома пару тренажеров, чтобы я не толстела.

– Нам их некуда ставить, – возразил Нев.

– Да ладно тебе, – отмахнулась Лиля. – Для одного я даже у себя в Москве место находила. А ведь у меня однушка. Можно поставить в спальне.

– Тебе не жалко той красоты, что ты там навела?

С тех пор как Лиля перебралась к нему, под ее чутким руководством была обновлена вся квартира, за исключением тайной комнаты, в которой Нев хранил особо ценные книги и магические артефакты. Там же «жила» и Книга Темных Ангелов – последний дар могущественной силы, который у него остался.

– Вообще-то да, жалко, – протянула Лиля, опуская в тележку сразу несколько упаковок и баночек, которые успела схватить с полок. – Там сейчас все так выверено и уютно. В гостиной тоже не вариант, – словно размышляя вслух, продолжила она. – Но у нас есть еще одна комната.

Нев остановился, настороженно глядя на нее. Лиля заметила это, обернулась и обезоруживающе улыбнулась.

– Она занята, – лаконично напомнил Нев.

– И об этом я давно хотела поговорить. – Лицо Лили стало серьезнее. Она вернулась на пару шагов назад, чтобы иметь возможность говорить совсем тихо. – Рано или поздно ее придется освободить, ты об этом не думал? Мне кажется, опасно держать все это дома.

– И куда ты предлагаешь деть мои… мою коллекцию? – настороженно уточнил Нев. – Это не те вещи, которые можно собрать в коробку и убрать… в кладовку.

– Мы можем передать их на хранение Обществу, – осторожно предложила Лиля. Заметив, как переменилось его лицо, она быстро добавила: – Или организовать для них хранилище в офисе.

– Лиля, – Нев сжал ее плечи и заглянул в глаза, – милая, я люблю тебя, правда. И я хочу, чтобы в моей квартире ты чувствовала себя как дома, потому что теперь это наш общий дом. Поэтому я не возражал против ремонта, переделок, новой мебели и прочего. Я хочу, чтобы тебе было удобно. Но я прошу тебя не забывать о том, что это все еще и мой дом тоже. Та комната и все, что в ней хранится, неприкосновенно, понимаешь?

Внутри заскреблось что-то неприятное, тревожное, но Лиля сохранила на губах улыбку. В конце концов это еще не значит, что Долгов – прав и Нев держится за остатки своей магической силы. Он собирал эти вещи и книги годами, большинство из них, вероятно, даже не обладает никакими чудесными свойствами, они просто дороги его сердцу.

Повинуясь внезапному порыву, Лиля решила проверить, может ли что-то оказаться для него ценнее.

– Даже если нам будет очень нужна та комната?

– Очень нужна для чего? Для домашнего тренажерного зала?

– Для детской, например.

Его лицо переменилось, но совсем не так, как хотелось бы Лиле. В глазах появился… ужас, пожалуй. Он убрал руки и напряженно уточнил:

– Я надеюсь, ты не?..

Он не договорил, хотя смысл вопроса и так был понятен.

Теперь уже переменилось лицо Лили: улыбка исчезла, взгляд похолодел.

– Ты надеешься? – переспросила она, делая акцент на выбранном им глаголе.

Его слова задели ее. Не то чтобы Лиля действительно была беременна, имела подобные подозрения или, если уж на то пошло, планы или хотя бы осознанные желания. Но почему-то была уверена, что Нев был бы рад. До сего момента.

– Но мы же… – Нев, конечно, заметил перемену в ней и смутился. Даже снова заметно испугался, но уже совсем другого. – Лиля, мы же это даже не обсуждали. Я не думаю, что мы готовы… Тут надо как следует подумать, взвесить все «за» и «против».

– Подумать? Готовы? – снова переспросила она, выходя из себя. – Нев, тебе пятьдесят шесть лет.

– Спасибо, что напомнила, но я и так об этом никогда не забывал, – холодно отозвался он.

– А мне почти тридцать четыре, – с нажимом добавила Лиля, давая понять, что это тоже проблема. – Сколько еще лет нам с тобой будет нужно, чтобы все обдумать и подготовиться?

– Я не говорю, что на это потребуются годы, – уже мягче возразил Нев. – Я говорю, что это надо было бы сначала обсудить. Потому что я не уверен…

– Что хочешь детей? – резко уточнила Лиля.

– Что мне стоит иметь детей, – поправил он. – И дело тут не только в моем возрасте…

Лиля покачала головой, повернулась и торопливо пошла прочь, испытывая непривычное, гадостное чувство. Странно, она завела этот разговор только для того, чтобы прощупать почву, понять, откажется ли Нев от своей магии ради чего-то более значимого в жизни. Она ведь и сама не думала о том, чтобы заводить сейчас ребенка, они даже не были женаты. Их отношениям едва исполнился год, и факторов действительно было немало… Тогда почему ее так ранила его реакция?

– Лиля, постой, – огорченно окликнул ее Нев. – Прости, я не хотел тебя обидеть.

Он догнал ее вместе с тележкой, но когда она не остановилась, дотянулся до ее руки и крепко сжал. Лиля не обернулась, делая вид, что крайне внимательно изучает ассортимент молочной продукции. Нев отодвинул тележку в сторону, чтобы дотянуться до второй руки Лили и развернуть ее к себе. Но Лиля все равно не хотела смотреть ему в глаза.

– Послушай, если все уже случилось, – мягко начал Нев, – то ничего не надо делать. Ну, то есть… Надо рожать. Просто… Я был не готов к такому, понимаешь? Пожалуйста, посмотри на меня.

Лиля выполнила его просьбу, но легче Неву от этого не стало: ее взгляд мог заморозить.

– Не бойся, ничего такого еще не случилось, – бесцветным тоном заявила она. – Я взрослая девочка и знаю достаточно о контрацепции. Я забеременею тогда, когда захочу. Но, пожалуй, теперь это произойдет нескоро. Или вообще не с тобой. Нет ничего хуже, чем делать мужчину отцом насильно.

Она высвободилась из его рук и пошла дальше. Нев вздохнул и покачал головой, запоздало желая откусить себе язык. Какие бы метаморфозы с ним ни произошли за последние годы, он по-прежнему часто говорил не то и не так. И этот разговор между ними не мог случиться в менее удачный момент, чем сейчас.

Одно Нев знал точно: сейчас пытаться помириться нет смысла. Пока Лиля сама не остынет и к ней не вернется возможность спокойно воспринимать его слова.

Оставшиеся покупки они делали в гробовом молчании и довольно бестолково. Из магазина Лиля вышла первой и даже не оглянулась, когда он остановился, заметив на другой стороне улицы знакомый темный автомобиль.

Конечно, это могла быть другая машина. Ни тогда, ни сейчас Нев не видел номера. У этой все стекла были подняты, ни водителя, ни пассажира он не смог бы разглядеть. Даже не смог бы с уверенностью сказать, что они там есть.

Но он чувствовал на себе взгляд и снова слышал едва различимый на фоне городского шума шепот, словно чьи-то мысли проникали в его голову.

Однако переходить улицу и стучаться в стекла машины с двумя объемными пакетами в руках было глупо, поэтому Нев повернулся и пошел вслед за Лилей, которая успела заметно оторваться.

Глава 6

16 февраля 2016 года, 19.45 Шмитовский проезд, г. Москва

– Так, давайте подытожим, что у нас есть на данный момент, – предложил Дементьев, откидываясь на спинку кухонного диванчика и с любопытством поглядывая в сторону плиты, на которой стояли кастрюльки и сковородки с едой, пахнущей умопомрачительно по-домашнему.

К ужину все уже было готово, но на этот раз Долгов категорически воспротивился совмещению ужина и обсуждения дела.

– Я могу иногда понять необходимость подобного, хотя это и мерзко: есть из коробок на столе вперемешку с ноутбуками, – заявил он. – Но сегодня у нас приготовлено прекрасное мясо, есть все для здорового салата, несколько простых, но вкусных закусок, вполне адекватный гарнир и пара бутылок хорошего вина. Оскорблять все это деловым разговором, отчетами о вскрытии и ноутбуками я не позволю.

Учитывая, что они планировали так и остаться в его квартире, пришлось согласиться и соблюсти «правила дома».

– Прежде всего, – продолжил Дементьев, – теперь у нас официально серия, а не единичный случай. Хотя причина смерти Валерия Лаврова совсем другая, она наверняка связана с гибелью Родиона Соловьева. Как минимум потому, что оба погибли с телефонами в руках, были знакомы и наверняка что-то видели перед смертью.

– А я думал, серия начинается при трех жертвах, – задумчиво заметил Ваня.

Он участвовал в совещании, не выпуская ноутбука из рук, и до этого момента казалось, что вообще не слушает.

– Типа один – случайность, два – совпадение, три – система, – пояснил свою мысль Ваня.

– Сейчас у нас есть еще как минимум две потенциальные жертвы, поэтому уже можно говорить о серийности, – пояснил Дементьев.

– А в чем отличие смертей Валерия и Родиона? – поинтересовался из другого ноутбука голос Войтеха.

Они с Сашей сидели в его питерском кабинете и участвовали в обсуждении по видеосвязи.

– Родиону что-то выжгло глаза и фатально повредило мозг, – объяснил Дементьев. – А Валерий… хм, предварительно – утонул.

– Утонул? – переспросил Войтех. – У вас там оттепель? Если я правильно понял, его нашли на лесной дороге, а не в реке.

– Да, – кивнул Дементьев, – это-то и странно в его смерти. Правда, пока у нас только предварительное предположение эксперта, сделанное по косвенным признакам. Более точную информацию получим завтра.

– Пока как-то одно с другим не стыкуется, – согласился Долгов.

– Вообще ничто не стыкуется, – добавил Нев.

Они с Лилей сидели за большим обеденным столом Долгова рядом, и мало кто мог заметить, что днем они серьезно поругались: оба выглядели довольно спокойно, нейтрально, не желая выставлять свои личные проблемы напоказ.

– Сегодня я потратил полдня на то, чтобы определить, какая сверхъестественная сущность, убивая, оставляет у жертвы выгоревшие глаза. И мне удалось составить список из пяти вероятных сущностей. Среди них демон, парочка злобных духов, мелкие, но противные потусторонние вредители, и один ведьмовской культ, который таким образом приносил жертву Сатане ради обретения силы. Но ни один пункт списка нам не подходит. Демона и духов нужно вызывать, это весьма непросто, требует определенной подготовки и знаний. Ведьмовской культ вообще маловероятен, потому что такие ритуальные убийства практиковал всего один ковен[2] в Ирландии в четырнадцатом веке.

– Может быть, кто-то решил возобновить тот культ? – предположила Лиля.

– Тогда они остались бы на записях Родиона, – возразил Нев. – Или юноша сам их не видел бы и не пытался снимать. Ведьма либо становится полностью невидима, либо остается полностью видимой. Накладывать на материальное тело чары, скрывающие его именно от камеры, – бессмысленно, если не невозможно.

Лиля кивнула в знак понимания, а больше никто предположений не высказал, поэтому Нев продолжил:

– Больше всего нам подошли бы те самые мелкие вредители. – Он вздохнул, заметив непонимание на лицах собеседников. – Как бы вам объяснить? Это такие сущности, которые и не духи умерших людей, и не демоны. Подобно демонам, они никогда не жили и не умирали, но, в отличие от них, не являются порождением… преисподней или чем-то могущественным. Это своего рода сгустки энергии… Ошметки или осколки чего-то большего. Ни своей формы, ни мышления, ни воли они не имеют. Так, болтаются где-то в астрале, неподвижные и бессмысленные. До тех пор пока не появляется наблюдатель.

Долгов и Ваня одновременно вскинули на него вопросительные взгляды, но Нев тут же энергично замахал руками.

– Нет, я не его имею в виду. Я имею в виду любого наблюдателя. Того, кто эти сущности… или одну из них заметит. Такое доступно только очень чувствительным медиумам или очень мощным экстрасенсам. – Нев непроизвольно кивнул в сторону экрана ноутбука, на котором было видно сосредоточенное лицо Войтеха. – Становясь объектом наблюдения, это существо… как бы оживает. Чем больше ты вглядываешься в него, тем больше оно вглядывается в тебя, пытается обрести материальную форму или хотя бы очертания, тянет из тебя сознание и… осознанность. Оно как бы паразитирует на человеке, его увидевшем. Рано или поздно все заканчивается смертью для наблюдателя. И поскольку именно глаза становятся, скажем так, каналом контакта, в первую очередь страдают они.

– Судя по поведению Родиона на записях, он видел как минимум несколько таких объектов, – заметил Долгов. – Он постоянно крутился вокруг своей оси, как будто его окружали. Это нормально? То есть… они всегда ходят группой?

– Нет, это не нормально, – признал Нев. – Но не невозможно. Понимаете, в первоначальном состоянии эти сущности… как бумажный мусор. Куда их влечет условный ветер, там они и остаются, пока не найдется тот, на ком можно паразитировать. Теоретически Родион мог набрести на скопление таких сущностей. Или собрать их по всему городу, если вдруг стал очень четко их видеть. Как вариант, их что-то привлекло к нему… – Нев пожал плечами и развел руками, давая понять, что этот вариант кажется ему маловероятным.

– Если мы правильно поняли слова Светы, то именно приложение «Чудовищ.net» помогло ребятам обнаружить вокруг себя этих существ, – задумчиво протянул Войтех. – Не знаю, как именно такое может работать, но оно вполне могло стать заменой экстрасенсорного дара.

– Теоретически – да, – кивнул Нев. – Практически… Эти существа никак не связаны со смертью от утопления и не могут выглядеть так, как существо на скриншоте Светланы.

– Это всего лишь означает, что приложение позволяет увидеть разных… чудовищ, – предположила Лиля. – Родион видел что-то свое, Света – свое, а Валерия преследовало что-то третье.

– Чудовища повсюду, – вдруг подала голос Саша. – Так сказала Света. Мол, они прячутся на каждом шагу.

– На самом деле это действительно так, – согласился Нев. – Мы часто представляем себе, что ад – это где-то внизу, под землей, а рай – наверху, на небесах. Но сколько ни спускайся под землю, сколько ни поднимайся вверх – ничего такого не увидишь, зато монстр может прятаться у тебя в кладовке. Потому что наши миры существуют параллельно, невидимые и неосязаемые друг для друга. Рядом с нами на других уровнях реальности могут находиться десятки существ, но мы их не видим и не чувствуем, а они не видят и не чувствуют нас. Проблемы начинаются тогда, когда мы пытаемся проникнуть на эти уровни. Или что-то с этих уровней пытается проникнуть на наш.

– И кто-то создал приложение, способное заглянуть на другой уровень? – с сомнением прищурился Дементьев. – Круто, нобелевку, наверное, получит. Когда мы его найдем.

– Если оно действительно существует, это приложение, – раздраженно проворчал Ваня. – Что-то я никак не могу его найти. Ни Гугл, ни Яндекс ничего не находят по запросу «Чудовищ.net». То есть они находят много всего, но не того, что нам нужно. Если сайт, с которого ребята скачали приложение, и существовал, то его либо отключили, либо он закрыт от индексации.

– А он не может так и называться? В смысле, может, «Чудовищ.net» – это адрес? – предположил Дементьев.

– Да я уже пробовал, – отмахнулся Ваня. – Все варианты транслитерации перебрал, даже тот, в котором «ч» – это цифра четыре, но ничего похожего не отзывается.

– Нет, я имею в виду, если так и набрать? Чудовищ-точка-net, – объяснил Дементьев, за что удостоился выразительного взгляда поверх края крышки ноутбука.

– Не позорься, таких доменов не бывает.

– Это невозможно технически? – уточнил Долгов.

Ваня задумался на секунду и мотнул головой.

– Технически – возможно, но не думаю, что такие домены регистрируют. Потому что это тупо и неудобно – переключаться при введении адреса с кириллицы на латиницу.

– Просто попробуй, – вздохнул Долгов. – Почему надо обязательно пререкаться?

Прежде чем Ваня успел разразиться длинной тирадой на тему того, почему пререкаться по жизни необходимо, Войтех произнес:

– Оно реально работает.

Все удивленно уставились в ноутбук, через который Войтех и Саша присутствовали на совещании, но те смотрели не в камеру, а на экраны своих смартфонов.

– Я скачиваю, – заявила Саша.

– Стой, это может быть опасно! – Дементьев нервно подался вперед. – Дворжак, скажи ей!

– Я уже тоже скачиваю, – отозвался Войтех. – Мы будем осторожны. Нам завтра с утра на свое расследование вылетать. Приложение, которое показывает монстров, нам может и пригодиться.

– Два сапога на одну ногу, – проворчал Дементьев, снова откидываясь назад и беря со стола собственный смартфон, поскольку тот как раз прорычал, вибрируя: в общий чат пришла ссылка от Саши, которая, несмотря на необычный домен, работала.

Первым приложение успел установить Долгов. Он нажал на кнопку поиска и пару секунд спустя прочитал полученный результат вслух.

– Рядом с вами два чудовища. Аж мороз по коже, – усмехнулся он нарочито бодро. – Вот так жил я тут и не знал, что целых два чудовища прячутся где-то поблизости.

– Не переживай, если бы они знали, кто живет рядом с ними, боялись бы еще больше и скорее всего давно сбежали бы, – не удержался от подначки Ваня.

Долгов тем временем включил камеру и обвел смартфоном кухню.

– Ух ты, – пробормотал он, останавливая камеру на Неве. – Оказывается, одно чудовище сидит прямо с нами за столом.

Теперь уже все смартфоны обратились глазками камер к Неву. Дементьев присвистнул, разглядывая темное облако, которое клубилось вокруг их старшего товарища, то ли ласково обнимая его, то ли опутывая и сковывая.

– И правда, Нев, выглядит это жутковато.

– Самое интересное то, что мне приложение тоже показывает двух чудовищ рядом, – отстраненно заметил Нев. – Возможно, оно все-таки имеет в виду не меня, а то…

– Что так неутомимо стремится в ваши объятия, – закончил Долгов, за что получил предупреждающий взгляд от Лили.

– А мне кажется, я понял, как это работает, – хмыкнул Ваня. – Дополненная реальность. Не скрою, сделано хорошо, но все это может быть обычной мистификацией.

– То есть? – Дементьев вопросительно покосился на него, не отводя смартфона от Нева, который пытался сохранять независимый и невозмутимый вид.

– То есть это облако, как и тот монстр, которого Света заскриншотила и выложила в Инсту, существуют только на экране наших смартфонов, – объяснил Ваня. – Это как всякие усики и кошачьи ушки на фотках. Есть ряд игр, построенных на эффекте дополненной реальности. То есть используется реальное изображение с камеры и определенным образом дорисовывается. Никогда не видел, чтобы это получалось так… правдоподобно, но думаю, что это вполне возможно.

– Ну да, и это чистое совпадение, что загадочное облачко тьмы нарисовалось именно вокруг Нева, – хмыкнул Долгов, опуская смартфон. Никаких других монстров в кухне приложение не обнаружило, а отвлекаться от разговора и обходить всю квартиру сейчас не хотелось.

– Возможно, это очень удачное совпадение, – пожал плечами Ваня.

– Я согласна с Ваней, – снова подала из ноутбука голос Саша. – Света сказала, что чудовища никак себя физически не проявляли. А когда она перестала смотреть на них через камеру в смартфоне, тем более исчезли из ее жизни. Думаю, пройдет еще немного времени – и она перестанет так бояться. А сейчас она похожа на человека, который сам себя загнал в угол ужастиками.

– Думаешь, приложение просто провоцирует острый приступ психоза? – уточнил Дементьев.

– Слушай, особо впечатлительные люди, даже взрослые, посмотрев на ночь фильм ужасов, боятся встать и дойти до туалета в собственной квартире в темноте. – Саша выразительно развела руками. – Что говорить о вчерашних подростках, которые привыкли верить Интернету больше, чем родителям и преподавателям, вместе взятым? И если это действительно выглядит так реально, как вы говорите… Тут у многих крыша двинется.

– Но как быть с погибшими? – возразил Войтех. – Все это хорошо, но я не представляю себе психоза настолько острого, чтобы выгорели глаза. Даже утопление посреди снежного леса выглядит не так фантастично на этом фоне.

– Там кто-то был, – чуть более возбужденным тоном, чем обычно, напомнил Долгов. – На видео Родиона был кто-то, кто наблюдал за его сумасшествием. Мы точно не знаем, кто это и что он делал потом. Что, если это он… как-то подстроил гибель обоих ребят?

– Ты же сам говорил, что Родиона не могли убить обычным способом, – возразил Дементьев. – Что выжечь человеку так глаза – нельзя.

Долгов на мгновение замер, растерявшись, потом пожал плечами и откинулся на спинку стула.

– Я сказал, что нельзя сделать это против его воли, что вариант зажмуриться остается всегда, – поправил он мрачно. – Но что, если этому неизвестному удалось убедить Родиона, что он пытается ему помочь? Возможно, он пообещал ему, что после некоего действия тот перестанет видеть чудовищ.

– И Родион поверил? – усомнилась Лиля. – И позволил сделать подобное с собой? Или даже сделал сам?

– Ну, случаи, когда люди сами резали себя ножами, пытаясь достать из-под кожи жуков, которые им мерещились, существуют, – не смутился Долгов. – И порой исход бывает летальным. Если у Родиона психоз дошел до такой стадии, что чудовища начали мерещиться ему наяву, а не через приложение… А судя по тому, что он пытался снять их на обычную камеру, ему могло казаться, что он уже видит их и так… В общем, я допускаю, что на такой стадии человек уже не совсем адекватен.

– И сколько времени нужно на то, чтобы дойти до такой стадии психоза? – нахмурился Дементьев. – Как долго приложение должно сводить тебя с ума?

– Сложно сказать, – пожал плечами Долгов. – Зависит от психики и интенсивности воздействия.

– А когда они его скачали? – поинтересовался Дементьев у Войтеха.

Но тот только виновато пожал плечами и признал:

– Этот момент мы не уточнили. Если очень нужно, можем еще раз заехать к девушке по пути домой.

– Да ладно, вам собираться надо, – отмахнулся Дементьев. – У нас тут есть у кого спросить. А пока хорошо, предположим, это мистификация. Какова ее цель? Для кого разыгрывается весь этот спектакль?

– Хороший вопрос, потому что приложение определенно не особо популярно, – вклинился Ваня. – Тут есть счетчик установок. Всего пятнадцать раз. Причем надо понимать, что семь из них – это мы.

– Валерий, Света, Кристина, Родион – это еще четыре, – сосчитал Дементьев. – Кто еще успел установить?

– Как минимум, если бы я размещал такой сайт, я бы проверил, как все работает, – предположил Ваня. – На себе и еще на ком-нибудь как минимум. Но могло, конечно, и четыре теста быть.

– Или с ребятами был кто-то еще, – возразил Дементьев. – Надо уточнить у Кристины и это тоже. Лиля, съездишь к ней завтра еще раз? Только лучше в универ, чтобы эта Ольга-Марина не помешала опять.

– Хорошо.

– Еще уточни, где они взяли ссылку, – попросил Ваня, на что Лиля снова кивнула. – Пока получается, что мистификация направлена конкретно против этих людей.

– Если только это действительно мистификация, – пробормотал Нев с сомнением в сцепленные в замок руки, которыми подпирал голову. – А не нечто большее.

– Слушай, а вот сейчас, имея под рукой только сайт, откуда можно скачать и установить приложение, ты можешь как-то расковырять само приложение до… как это называется? – обратился Дементьев к Ване. – Исходный код? В общем, посмотреть, что там внутри, как оно работает? Действительно ли это технология дополненной реальности или что-то еще?

– Ну, любое приложение на андроид – это просто apk-файл. В нашем случае мы качаем его не с маркета, а со стороннего сервера, что значительно упрощает задачу. Мне понадобится инструмент, чтобы декомпилировать файл, но в Сети их даже в свободном доступе достаточно. Конечно, тот, кто сваял приложение, мог обфусцировать код, но это все равно проще, чем, например, дизассемблированная программа…

Дементьев моргнул и предупреждающе вскинул руку, останавливая поток Ваниной мысли.

– Давай без грязных подробностей. Просто да или нет?

Ваня надменно усмехнулся и милостиво уточнил:

– Да. Сколько на это уйдет времени, будет зависеть от того, как это сделано.

– Чудесно, тогда займись этим. Костя, с тебя морг и осмотр тела. Если они уже сделали вскрытие, то почитай результаты. Ищи все, что может указывать на мистификацию. И, конечно, то, что может ее полностью исключить.

– Без проблем, – кивнул Долгов.

– Нев… – Дементьев запнулся, точно не зная, что поручить ему, но Нев его опередил:

– Я знаю, чем мне заняться, – непривычно спокойно и уверенно заявил он. У него снова появился этот взгляд, который Дементьева иногда… нет, не пугал, но напрягал.

– Отлично, люблю инициативных людей! Питер. – Дементьев притянул к себе ноутбук, через который они держали связь. – Не шалите там и будьте осторожны. Удачи вам с расследованием, но если в использовании нашего приложения появятся какие-то интересные подробности, пишите, звоните. Пока-пока.

И он нажал на красную кнопку отбоя.

– А сам-то ты чем займешься? – насмешливо поинтересовалась Лиля. – А то всем задания раздал, только себе не взял.

– Я тоже найду чем заняться, – заверил Дементьев. – Проведу одно небольшое изыскание.

И он вбил в строку поиска «Марина Вранова», но его ноутбук был повернут так, что никто не смог этого увидеть.

– Так, все изыскания завтра, – безапелляционно заявил Долгов, доставая из винного шкафа пару бутылок. – Ужинать пора. Все ноутбуки прочь.

Никто не стал возражать. Пока остальные накрывали на стол, Лиля отнесла стопку ноутбуков в гостиную, собираясь на обратном пути помыть перед едой руки. В комнатах свет был выключен, но Долгов жил в хорошо освещенном центре, поэтому полной темноты можно было добиться, лишь плотно зашторив окна. Сейчас же шторы были раздвинуты и включать свет не требовалось. Лиля умудрилась даже воткнуть в каждый ноутбук проводок зарядки.

Она уже собиралась вернуться на кухню через ванную комнату, когда в заднем кармане джинсов пиликнул смартфон, который Лиля засунула туда машинально. На экране светилось уведомление от приложения «Чудовищ.net»: «Рядом с вами 2 чудовища. Найти?»

В животе что-то неприятно заворочалось и потянуло, покалывая, сердце непроизвольно застучало быстрее, несмотря на то что с кухни доносились бодрые голоса мужчин и даже их приглушенный смех, а на улице шумели машины, наверняка сновали туда-сюда люди, горели фонари, вывески магазинов и ресторанов, рекламные щиты… Однако Лиле в одно мгновение показалось, что все это стало далеким, как будто скрытым от нее плотной пеленой. И через эту пелену не прорваться к веселой беззаботной вечерней жизни реального мира. И никто не сможет прорваться к ней, ее даже не услышат, если она закричит.

Она тряхнула головой, отгоняя от себя наваждение, и все же ткнула пальцем в уведомление. Экран разблокировался, приложение запустилось и сразу включило камеру. Лиля пару секунд просто смотрела в экран, потом подняла смартфон и принялась обводить им комнату.

Телефон едва не выпал из рук, когда на экране на фоне окна возникла фигура. Женская, как сразу определила Лиля. По крайней мере хрупкое телосложение и завеса длинных прямых волос заставляли думать на женщину. Незнакомка сидела на подоконнике, опустив голову, перекинутые через плечо волосы скрывали ее лицо. Одной рукой она касалась стоящей на подоконнике пепельницы: водила кончиком пальца по тонкому краю. Круг за кругом, равномерное, даже немного гипнотизирующее движение.

Шаг в ее сторону сделался как-то сам собой, Лиля осознала его, уже переставив ноги, и тут же заставила себя остановиться. Следовало заодно убрать смартфон и не смотреть, но она не могла. Она смотрела перед собой то через экран телефона, то поверх него, поражаясь тому, как естественно выглядит комната и с таинственной фигурой, и без нее.

Незнакомка вдруг как будто вздрогнула, ее рука замерла, палец остановился, прерывая движение по кругу, но от пепельницы не оторвался. Девушка сначала подняла голову, а потом начала поворачивать ее к Лиле. Делала она это мучительно медленно, как будто через силу, дергаными, рваными движениями, которые были так не похожи на плавное скольжение пальца по кромке пепельницы.

Дышать стало труднее, сердце забилось в груди уже не просто быстро, а как-то болезненно, ладони вспотели. Перед внутренним взором Лили успела промелькнуть фотография парня с выгоревшими глазами, на мгновение она снова услышала, как Нев говорит, что чем больше смотришь на потустороннее существо, тем больше оно смотрит на тебя.

«Не смотри!» – мысленно велела себе Лиля.

И успела опустить телефон, смахивая с экрана приложение, за секунды до того, как призрачная женщина повернулась полностью и смогла бы заглянуть сквозь камеру ей в глаза.

По телу бегали мурашки, колени подгибались, а руки и губы слегка дрожали. Лиля и хотела бы поскорее уйти, но не могла двинуться с места.

– Эй, – позвал вдруг совсем рядом голос Долгова.

Лиля едва не вскрикнула от неожиданности, но только вздрогнула и повернулась. Долгов поднял руки раскрытыми ладонями к ней.

– Тихо-тихо, это всего лишь я. Ты чего тут застряла?

– Тут кто-то есть, – объяснила Лиля. Почему-то шепотом. – Второе чудовище. Женщина на подоконнике. Играется с твоей пепельницей.

– Женщина? – удивленно переспросил Долгов. – Какая женщина?

– Не знаю. Невысокая, хрупкая, с длинными волосами.

В полутьме Лиля толком не видела лица Долгова, так что скорее почувствовала, как в нем что-то переменилось. Он торопливо достал свой смартфон и тоже включил приложение. Однако судя по тому, что он бестолково водил им в разные стороны, никакой фигуры он так и не увидел. Лиля осмелела достаточно, чтобы взглянуть снова. Комната оказалась пуста.

– Она только что была здесь, я ее видела!

Повторный поиск показал, что рядом с ними осталось только одно чудовище. И чудовище это разогревало на кухне мясо, а потому никого из них по-настоящему не пугало.

– Ладно, идем, – пробормотал Долгов, как показалось Лиле, немного разочарованно.

Но расспрашивать его она почему-то не решилась.



16 февраля 2016 года, 20.25 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

Ольга писала ровно столько, сколько себя помнила. Кажется, с тех пор как в школе ее научили соединять буквы в слова, она начала пытаться соединять эти слова в истории. Даже читать она полюбила позднее. А вот писать школьные сочинения так и не полюбила. Поэтому вопрос о том, как она начала писать и почему, который часто задавали на интервью, постоянно ставил ее в тупик. До сих пор. Она просто-напросто не помнила, что ею двигало в том нежном возрасте. Откуда вообще взялась эта странная потребность: не только придумывать истории, но и записывать их.

Второй вопрос, который всегда ставил ее в тупик, звучал так: «Откуда вы берете сюжеты?» Сюжеты возникали в ее голове спонтанно. Она могла ехать в поезде вдоль лесного массива, смотреть на мелькающие деревья и увидеть задумку в этом мелькании. Или зацепиться за строчку в песне, иногда даже за словосочетание – и придумать из этого целый мир. С тех пор как она начала издаваться и успешно продаваться, она стала лучше понимать, чего от нее ждут, и мозг как-то сам собой работал в нужном направлении даже тогда, когда спал. Нет, во сне ей сюжеты не приходили, но иногда они стучались в ее голову ранним утром, как будто всю ночь ждали под дверью.

Ольга пыталась это объяснять, но люди не понимали. Ее спрашивали, читает ли она криминальные хроники (потому что в ее книгах присутствовала детективная составляющая), верит ли в мистику, магию и приметы (потому что в ее книгах присутствовало сверхъестественное), использует ли личный романтический опыт, описывая героев (потому что каждая ее книга была в том числе и о любви). Но она не интересовалась криминальной хроникой, просто перечитала и пересмотрела за свою жизнь такое количество детективов, что знала о темных уголках человеческой души если не все, то очень многое. А если бы на ее жизненном пути повстречалась хотя бы десятая часть тех шикарных мужчин, которых она описала в своих книгах, Ольга едва ли ограничилась бы одним браком, бесславно закончившимся еще двенадцать лет назад.

В мистику она тоже не верила. Она всегда любила страшилки. Те, что дети рассказывают друг другу по ночам. Когда фильмы ужасов стали активно показывать в России, Ольга смотрела все подряд, без разбора. Искусственный, безопасный страх помогал ей расслабиться. На его фоне реальная жизнь уже не казалась такой… беспросветной. Возможно, только поэтому она и пробыла замужем так долго.

Сейчас, готовя себе легкий ужин, Ольга то и дело косилась на смартфон, лежащий на высоком столе, который помогал отделить кухню от столовой и служил аналогом барной стойки. Мысли в голове бродили странные. Она видела, как была напугана Кристина. Ее друг погиб при загадочных обстоятельствах (Ольга погуглила то происшествие, информация по Сети бродила противоречивая, но одинаково пугающая). Подруга куда-то пропала. Сама Кристина, по ее словам, постоянно чувствовала присутствие потусторонних сущностей в своем дворе, которых могла увидеть только через приложение, и это сводило ее с ума.

Вернувшись к себе, Ольга тоже запустила поиск на приложении. Он обнаружил рядом с ней одно чудовище. По словам Кристины, у нее тоже все начиналось с одного. Однако сколько Ольга ни бродила по дому, сколько ни выглядывала в окна, свое чудовище она так и не нашла.

Но то было при свете дня. Кристина предупредила, что на свету сущности видны хуже. И эта мысль не давала Ольге покоя с тех пор, как стемнело. Теперь можно было погасить свет в доме и пройтись по нему с приложением в поисках чудовища, но что-то все время останавливало. Она твердила себе, что сначала нужно дописать «дневную норму», потом – заняться спортом, чтобы разогнать кровь после долгого сидения за ноутбуком. Дальше пришло время готовить ужин… И только сейчас, в очередной раз покосившись на смартфон, Ольга поняла, что боится. Банально боится увидеть сквозь камеру смартфона и магию приложения что-то необычное, пугающее. Боялась, что оно заметит ее и приведет друзей. В голове от одной мысли об этом родилось не меньше трех вариантов развития сюжета, один другого ужаснее для главной героини.

– Перестань, это просто смешно, – разозлилась она на себя настолько, что заговорила вслух. Хоть Ольга и жила одна, она редко разговаривала с собой в голос, считая это тревожным признаком.

Она отставила в сторону тарелку, на которой смешивала для себя салат, машинально вытерла руки бумажным полотенцем и подошла к столу, взяла смартфон в руки.

Приложение. Поиск. Результат: «Рядом с вами 1 чудовище. Найти?» Глубокий вдох, выдох – и Ольга запустила камеру, дотянулась до выключателя и погасила свет. Конечно, полной темноты не случилось: в прихожей горело бра, в холле второго этажа – торшер, на улице – фонари. Но все равно стало немного не по себе.

Ольга обвела смартфоном все огромное пространство объединенных кухни, столовой и гостиной, но ничего не обнаружила. За французскими окнами во дворе тоже не было видно ничего необычного. Она последовательно обошла прихожую, санузел первого этажа, заглянула в свой маленький тренажерный зал и даже в техническое помещение, где стоял котел. Ничего.

Осмотр второго этажа тоже ничего не дал. Ольга проверила даже гардеробную. Пусто.

– Ну и дура же ты, – снова пробормотала она себе под нос. – Дети друг друга пугают – и ты туда же.

Она решительно убрала смартфон в карман просторных домашних брюк и отправилась обратно на первый этаж. Ее ждал салат и вечерний сериал. Вероятно, сегодня она даже заслужила реабилитационный бокал вина.

На середине лестницы Ольга замерла. Она точно помнила, что выключила свет в гостиной-столовой-кухне, а теперь он снова горел. Рука сама собой потянулась к смартфону, приложение она и вовсе забыла закрыть. Всматриваясь в квадратик на экране, Ольга медленно двинулась вперед, чувствуя, как сердце глухо бьется о ребра. Ей казалось, что она слышит что-то еще: приглушенные шаги. Точно не ее, они доносились откуда-то из закутка кухни.

Ощущая дрожь во всем теле, Ольга осторожно вошла в двери гостиной, и желая, и боясь заглянуть за угол. Она смотрела только в экран, но внезапно квадратик, показывающий изображение с камеры, резко потемнел. Боковое зрение успело зафиксировать надвигающуюся на Ольгу тень, а потом она столкнулась с чем-то. Вскрикнув от ужаса и неожиданности, Ольга выронила смартфон на пол и отскочила назад.

То, с чем она столкнулась, тоже взвизгнуло и грязно выругалось.

– Ну вы, блин, даете, – протянул Олежка, держась за голову. – Марин, вы меня так до инфаркта доведете. Я думал, вас дома нет. Чего вы в темноте сидите-то?

Ольга прикрыла глаза, прижимая к груди руки, словно пытаясь ими удержать в груди рвущееся наружу сердце. Она снова отругала себя, на этот раз мысленно.

– Извини, я тоже не знала, что ты собираешься зайти, – выдохнула она и наклонилась поднять смартфон.

– Да я решил сегодня вам вещи из химчистки привезти. – Он кивнул на сваленные на кресле пакеты. – И если есть что отправить по почте, давайте заберу, а завтра тогда уже не приеду.

– Другие планы? – с натянутой улыбкой уточнила Ольга, возвращаясь к оставленному салату и мысленно приказывая себе перестать дрожать.

– У меня завтра лекции полдня, вечером Катюхе кино обещал, а в прогнозе стоит потепление, снегопад и ухудшение дорожной обстановки. – Олежка картинно пожал тощими плечами и развел руками. – Не хотелось бы застрять и опоздать на свидание. Сами понимаете, тогда секса можно и не дождаться.

Ольга бросила на него укоризненный взгляд, который красноречиво говорил: «Я обошлась бы и без этих подробностей». Олежка только плутовато улыбнулся, склонив голову набок.

В его движениях и манерах всегда было слишком много девчачьей жеманности. Впрочем, как и во внешности: он был невысок, худощав, носил вычурную стрижку, сережку в ухе, цепочку на шее и браслеты на запястьях. Одежда тоже наталкивала на мысли о не совсем традиционной ориентации, но Олежка демонстрировал стабильный интерес к женскому полу, а женский пол – к Олежке, что вызывало у Ольги даже больше вопросов. В конце концов она перестала стремиться понять, а просто решила, что слишком стара, чтобы оценить современные стандарты мужской красоты.

Зато Олежка, невзирая на несерьезный вид, прекрасно справлялся с переложенными на него бытовыми мелочами вроде отправки корреспонденции, химчистки, регулярных покупок и прочих мелких поручений. Благодаря ему, как бы глубоко Ольга ни погружалась в написание очередной книги, в ее холодильнике не переводились свежие продукты из одобренного ею списка, дом не зарастал грязью, а двор всегда был расчищен от снега. Она не моталась на почту или по мелочам в издательство, не занималась проблемами со сломавшейся техникой или необходимостью лично проходить техобслуживание в автосалоне… Олежка во всем демонстрировал крайне ответственный подход, за что и получал гибкий график и регулярный доход. Ольга даже жалела, что через год он закончит учиться и ей придется искать нового помощника или помощницу.

– Почты нет, – ответила она на его вопросительный взгляд. – И, конечно, завтра можешь не приезжать.

– Оки, супер, – обрадовался Олежка. – Закинуть вещи наверх?

– Я сама. Чай или кофе хочешь?

– Разве что кофе, – со вздохом сказал Олежка, плюхаясь на высокий стул. – Погода явно меняется, меня прям размазывает, а еще обратно ехать и над рефератом надо поработать. А чего вы тут впотьмах-то сидели?

– Да так, – отмахнулась Ольга, тыча в кнопочки громоздкой кофемашины. – Вдохновение искала.

– А-а-а… – протянул Олежка, утыкаясь в смартфон и что-то быстро строча в нем.

Ольга поставила перед ним чашку кофе, задумчиво наблюдая за его увлеченным общением с кем-то. Вероятно, с Катюхой. Ей внезапно пришло в голову, что он примерно того же возраста, что и Кристина.

– А ты что-нибудь знаешь про приложение «Чудовищ.net»? – спросила она, внимательно наблюдая за его реакцией.

Не отрываясь от экрана, Олежка мотнул головой:

– Не, а что это?

– Приложение, которое позволяет увидеть призраков и всяких монстров.

На этот раз он все-таки поднял на нее взгляд, демонстрируя удивление, сомнение и интерес.

– Это сюжет новой книги?

– Пока нет. – Она пожала плечами. – Думаешь, об этом можно написать книгу?

Чем еще Олежка очень нравился Ольге – он был ее искренним фанатом и часто выпрашивал книги еще до того, как они выходили в издательстве, но потом покупал каждую и просил подписать.

– Думаю, получится клевый роман. Надо только добавить какие-то страшные последствия от использования приложения. И вирусный эффект его распространения, безжалостный и неотвратимый. Чтобы по-настоящему пугало, как зомби-апокалипсис, который происходит быстрее, чем люди успевают его осознать.

Ольга кивнула, глядя прямо перед собой, но ничего не видя. Как Олежка допил кофе, попрощался и уехал, она помнила смутно.

Глава 7

17 февраля 2016 года

Полночи Лиля не могла уснуть. И не только потому, что продолжала мысленно прокручивать разговор в магазине. Они с Невом улеглись спать в состоянии холодного мира, когда каждый чувствовал, что недосказанность осталась, но старательно делал вид, что ничего не произошло, не желая обсуждать это при наличии потенциальных свидетелей за стенкой.

Помимо того, что Лиля снова и снова возвращалась мыслями к внезапной ссоре, она никак не могла выбросить из головы женскую фигуру на подоконнике. Стоило закрыть глаза – и незнакомка снова медленно поворачивалась к ней. От воспоминания сердце заходилось в груди, сразу хотелось теснее прижаться к мирно спящему рядом мужчине, чтобы лучше чувствовать его присутствие.

А еще приложение. Нев уснул достаточно крепко и, видимо, не слышал, но Лиля, едва задремав, просыпалась от тихого жужжания уведомления. Приложение снова и снова напоминало ей, что рядом с ней находятся два чудовища. С одним все было понятно, а вот второе – напрягало. И постоянное предложение: «Найти?» – жгло кончики пальцев.

Когда смартфон зажужжал снова, вырывая ее из уже довольно глубокого сна, Лиля мысленно разозлилась и решила, что надо просто его отключить. И плевать на будильник, их тут пятеро, найдется кто-нибудь, кто разбудит. Тело, однако, было уже ватным, тяжелым, непослушным, и Лиле для начала с трудом удалось разлепить глаза.

В комнате, конечно, было темно, но благодаря свету с улицы все предметы она разглядела довольно отчетливо. Как и постороннюю фигуру, стоящую в нескольких шагах от кровати. Дыхание перехватило, и в груди что-то болезненно сжалось. Из того положения, в котором лежала Лиля, она видела только женские коленки. Все ее внимание сосредоточилось именно на них – острых и слегка угловатых на худых, стройных ногах. Подол, который их не прикрывал, ускользал от внимания. Это могло быть и короткое платье, и ночная сорочка, и даже деловая юбка – ни цвета, ни фактуры Лиля не различала. Смотрела только на коленки.

Они вдруг шевельнулись: незнакомка сделала медленный шаг вперед, к кровати. Лиля сжала зубы, силясь повернуть голову, скользнуть взглядом вверх, но какой-то древний инстинкт в то же время вопил внутри: «Не надо! Не смотри на нее!»

Но делать что-то было нужно: женщина приближалась. Томительно медленно и все также нервно, ломко, дергано, но неотвратимо. Надо было как-то отползти, разбудить Нева, чье размеренное дыхание слышалось за спиной. Он наверняка знает, что делать с такими непрошеными гостями.

Однако Лиля не могла сделать ровным счетом ничего. Только лежать, чувствуя, как по телу прокатывается дрожь, тяжело дышать и смотреть на приближающиеся ноги. Ее тело словно парализовало.

Женщина наконец подошла достаточно близко и остановилась. Лиля была готова позорно заплакать от страха, но не могла даже этого. Она попыталась передвинуть руку, которая лежала вдоль тела, дотянуться ею до Нева и толкнуть его, но рука словно весила тонну и едва шевелилась.

«Что она делает?» – пронеслась в голове непрошеная мысль.

Казалось, что женщина просто стоит, но, когда кончики чужих волос коснулись кожи, Лиля поняла, что женщина наклоняется к ней. Зачем? Ей почему-то совсем не хотелось это выяснять! Ужас захлестнул новой волной, неожиданно придавшей сил: Лиля все-таки смогла резко повернуться. Она потянулась рукой вперед, хватая Нева за плечо…

Или пытаясь схватить, потому что Нева рядом не оказалось. Пальцы сжали только его одеяло. Лиля приподнялась на локтях и с удивлением поняла, что уже светло. В комнате она находилась одна: ни Нева, ни таинственной призрачной незнакомки. За окном серело хмурое утро, в квартире было довольно тихо. Схватив смартфон, Лиля выяснила, что уже десять утра.

Сон, это был всего лишь сон. С их работой ночные кошмары – обычное дело.

Голова раскалывалась, тело все еще казалось чужим, вместо бодрости Лиля ощущала дикую усталость, как будто вовсе не спала. День обещал быть пасмурным, низкое тяжелое небо сыпало снегом. Хотелось перевернуться на другой бок, накрыться одеялом с головой и проспать еще часов пять, но Лиля заставила себя встать.

Судя по напряженному стуку клавиш, Ваня уже вовсю работал в гостиной. Каким бы исследованием ни занимался Дементьев, делал он это там же, а Долгов и вовсе уехал в морг. На кухне обнаружился только Нев, и, судя по запаху, он готовил для нее на завтрак тосты с жареным бананом, которые она очень любила, но старалась не есть часто. Губы сами собой растянулись в улыбке, и, проходя мимо, Лиля не удержалась от того, чтобы не обнять его и быстро чмокнуть в щеку.

– Доброе утро, – мягко поприветствовала она.

Утром их ссора и вовсе стала казаться далекой и незначительной.

– Доброе. – Нев улыбнулся, бросив на нее настороженный взгляд. Лиля скорее почувствовала его, чем увидела. – Рад, что ты сама проснулась, я уже собирался тебя будить.

Кофемашина приглушенно зашуршала, перемалывая кофе, и Лиля привалилась плечом к холодильнику, дожидаясь спасительной порции утренней бодрости. Глаза закрывались сами собой.

– Ты в порядке? Хорошо себя чувствуешь? – встревоженно спросил Нев. – Ты какая-то вялая.

– Плохо спала, – отмахнулась Лиля.

– Может быть, мне поехать с тобой? Чтобы ты не садилась в таком состоянии за руль.

– Ты не справишься с московским движением. Ты и в Питере-то за руль не садишься.

– Сложно поспорить, – признал Нев, ставя на стол тарелку с тостами. Водить машину он умел, права у него имелись, но этот навык было сложно назвать его сильной стороной.

– Ничего, сейчас я позавтракаю, накачаюсь кофеином, взбодрюсь под душем – и буду в порядке, – легким тоном пообещала Лиля.

Тоном, который был очень обманчив, и Нев хорошо это знал. Он повернулся к ней, заглянул в глаза и даже набрал в грудь воздуха, собираясь что-то сказать, но Лиля улыбнулась и жестом остановила его.

– Не надо, все в порядке. Извинения, – она демонстративно посмотрела на тарелку, – приняты.

Нев облегченно выдохнул и кивнул. На этом тему можно было считать официально закрытой, но каждый понимал, что рано или поздно к ней придется вернуться. Просто никто не хотел возвращаться к ней сейчас.

Лиля постаралась привести себя в порядок максимально быстро и очень надеялась, что удастся попасть в институт, где училась Кристина, во время перерыва, но ей не повезло: выпавший снег создал проблемы на дорогах, поэтому по нужному адресу она добралась как раз тогда, когда началась третья пара. Пришлось ждать ее окончания.

Только для того, чтобы выяснить: Кристина сегодня на учебе не появлялась. Как и накануне. Это означало, что придется снова прорываться сквозь пробки и ехать к девушке домой, рискуя нарваться на ее нервную соседку. Однако делать было нечего, и Лиля снова села за руль.

До коттеджного поселка она добралась всего лишь в начале четвертого, но день, который и начинаться-то не очень хотел, казалось, решил уже закончиться, поэтому на улице было темно почти как вечером.

Калитка на участок оказалась открыта, поэтому Лиля позвонила сразу в дверь. Ей долгое время не открывали, она уже успела подумать, что Кристины нет и дома, когда дверной замок щелкнул и дверь распахнулась.

Кристина выглядела зареванной и потерянной. В ее взгляде перемешались страх, отчаяние и призрачная надежда.

– Что вам нужно? – настороженно спросила она, не здороваясь.

– Ответы на пару вопросов, – миролюбиво ответила Лиля. – Послушай, мы знаем, что ты в беде, и хотим помочь. Погибли уже двое. Как минимум двое, – поправилась она. – Не хочу давить, но ты можешь стать следующей. Мы уже знаем про приложение, поэтому все, что нам нужно, – это несколько деталей. Мы выясним их и сами, но ты можешь помочь нам сэкономить время. И, вероятно, спасти твою жизнь.

– Проходите, – едва слышно пригласила Кристина, пропуская Лилю в дом.

Судя по царившей внутри тишине, девушка была одна. Лиля прошла в ту же гостиную, в которой они разговаривали в прошлой раз, но на этот раз не стала ни раздеваться, ни садиться, как бы подчеркивая, что она «на минутку».

Кристина тоже осталась стоять, обхватив себя руками.

– Что вы хотите знать?

– Где вы взяли приложение? То есть откуда о нем узнали, потому что сайт, с которого вы его скачали, мы уже нашли.

Кристина нахмурилась, вспоминая, потом лицо ее просветлело.

– Нам всем скинул ссылку Михыч.

– Михыч?

– Михаил Шульгин, он тоже из нашей группы. Мы отмечали мой день рождения…

– Когда это было? – тут же уточнила Лиля.

– В последние выходные января…

Лиля не сдержала удивленного возгласа. Получалось, что Родион погиб меньше двух недель спустя. Версия с мистификацией и психозом трещала по швам: для столь быстрого развития нужны либо серьезные предпосылки в психике, либо очень сильное давление, возможно, в условиях изоляции.

Заметив на себе настороженный взгляд Кристины, она постаралась напустить на себя более спокойный вид и кивнула:

– Продолжай.

– Мы смотрели это кино про доску Уиджи, – послушно принялась рассказывать Кристина. – Кто-то предложил попробовать провести сеанс, а Михыч сказал, что сеансы и доски – это прошлый век. И скинул нам ссылку.

– Сколько вас было?

– На тот момент пятеро.

– Ты знаешь еще кого-то, кто скачивал приложение?

– Только тетя Оля, – Кристина неопределенно мотнула головой, явно имея в виду соседку. – После вашего визита я ей все рассказала, а она попросила ссылку.

Лиля удовлетворенно кивнула и попросила:

– Дай мне, пожалуйста, какие-нибудь контакты этого Михаила, мы поговорим и с ним тоже.

Кристина кивнула, но не двинулась с места.

– Радик и Лерик погибли, – сообщила она дрогнувшим голосом. – Мы думали, это просто шутка, но они мертвы. Я следующая? Они придут и за мной тоже?

– Мы не знаем точно, – мягко возразила Лиля. – С гибелью ребят пока не все понятно.

– От этого нет спасения, да? – словно не слыша ее, пробормотала Кристина и повторила: – Они придут за мной…

Лиля шагнула к девушке, положила руки ей на плечи и слегка сжала, стараясь выглядеть ободряюще.

– Кристина, не надо себя накручивать! Чем больше ты боишься, тем уязвимее становишься. Нужно просто соблюдать определенные меры безопасности. И лучше удали к чертям это приложение!

Только на этих словах Кристина осознанно взглянула на нее и быстро-быстро замотала головой.

– Нет-нет-нет, я не могу этого сделать! Только так я их вижу. Только так я знаю, что в доме их нет. Я проверяю каждый день по несколько раз весь дом! Иначе как я узнаю, что чудовища уже близко?

– Послушай, мы до конца не уверены в том, что приложение на самом деле показывает чудовищ, – с нажимом произнесла Лиля, хотя сама уже и не была в этом так уверена. – Все это может быть мистификацией, мотивы которой нам пока непонятны. Это определенно не шутка, но вполне возможно, что убийца – существо из плоти и крови, а от такого можно защититься. Одно из главных условий – не оставаться одной. Если хочешь, мы поедем к нам.

– К вам? – Кристина нахмурилась. – Куда?

– Ну, у нас тут что-то вроде оперативного штаба, – улыбнулась Лиля. – Там тесновато, но зато не страшно. Или я могу отвезти тебя куда-нибудь еще. Как я понимаю, твои родители вернутся только в конце недели?

Кристина сначала кивнула, потом тут же покачала головой.

– Я лучше побуду у тети Оли. Думаю, она будет не против.

– Тогда давай контакты Михаила, и я провожу тебя к ней, – улыбнулась Лиля. – И главное – не бойся ничего. Если это человек и он специально запугивает своих жертв, то ты только сыграешь ему на руку, если будешь бояться.

– А если нет? – напряженно уточнила Кристина.

– То тем более нельзя бояться, – уверенно заявила Лиля. – Поверь, я сталкивалась в этой жизни с разными проявлениями сверхъестественного. С ними действует тот же принцип: чем больше боишься, тем большую власть они получают.

Кристина долго смотрела ей в глаза, как будто что-то искала в них, и наконец снова кивнула. Лицо ее неуловимо переменилось, словно она приняла для себя какое-то решение, но решимости ее хватило ненадолго.

Когда наверху что-то громыхнуло, девушка испуганно вздрогнула, лицо ее скривилось, словно она собиралась заплакать, как ребенок, испугавшийся грозы.

– Дома кто-то есть? – напряженно уточнила Лиля, подняв глаза к потолку. – У тебя кошка или собака?

– Никого, – почти шепотом отозвалась Кристина.

Они замерли, напряженно прислушиваясь, и обе едва не подпрыгнули, когда в оглушающей тишине почти одновременно пиликнули их смартфоны. Достали они их тоже почти одновременно.

«Рядом с вами 15 чудовищ. Найти?»

Лиля и Кристина переглянулись, и на этот раз страх читался на лицах обеих.

– Они всегда были только во дворе, – прошептала Кристина. – Я проверяла пару часов назад: в доме никого не было.

В ответ на это что-то громыхнуло и на первом этаже. Лиля тяжело сглотнула, стараясь унять бешено колотящееся в груди сердце. Она откашлялась, чтобы голос не подвел, но почему-то все равно произнесла шепотом:

– Одевайся.



17 февраля 2016 года, 16.00 Ул. Тверская, г. Москва

На встречу с Михаилом Шульгиным поехали Дементьев и Нев. Долгов еще не вернулся из морга, Ваня продолжал ковырять приложение, а Лиля застряла в пробке, образовавшейся на въезде обратно в пределы МКАДа. Она переслала Дементьеву контакты юноши, и тот по телефону договорился с ним о встрече в центре, куда из квартиры Долгова было проще доехать на метро: от двери квартиры Долгова до двери кофейни, где была назначена встреча, они добрались за полчаса.

Михаил Шульгин выглядел спокойно и уверенно, что немного сбивало с толку. Он не проявил ни малейшей нервозности ни при виде удостоверения, ни при упоминании приложения. Было похоже, что его чудовища не пугают.

– Да, я скинул ребятам ссылку на это приложение. Правда, они в тот вечер не оценили, зато потом как-то очень уж им увлеклись.

– В каком смысле? – уточнил Дементьев.

– Да в прямом. – Михаил слегка поморщился. – Пугали друг друга в чате какими-то жуткими историями, мерялись, кому сколько чудовищ оно показывает. Особенно Радик активничал. Сначала все пытался выяснить у меня, как в это играть, что делать с чудовищами. Потом понес какую-то фигню о том, что чудовища настоящие. Потом другие эту тему подхватили. Я сначала думал, они прикалываются, даже слегка подыгрывал. Потом меня эта тема утомила. Учеба, то да се, сами понимаете.

– А вас чудовища не преследуют? – поинтересовался Нев, внимательно следя за реакцией парня.

Тот снова нахмурился, неуверенно улыбаясь. Он переводил взгляд с одного мужчины на другого, как будто пытаясь понять, в чем прикол и где скрытая камера.

– Вы серьезно? – уточнил он, когда понял, что его собеседники не шутят. – Это же просто игра. Нет, даже не игра, потому что играть там не во что. Прикол! Чудовищ не существует. Все это просто компьютерная графика, дополненная реальность или что-то в этом роде. Спецэффекты. Играешься с приложением – тебя преследуют чудовища. Не играешься – живешь себе спокойно.

– Вы в этом уверены? – мрачно спросил Дементьев, не сводя с парня своего лучшего «следовательского» взгляда. – Двое ваших друзей погибли из-за этого приложения.

– Да перестаньте, – отмахнулся Михаил.

Однако и Нев, и Дементьев смотрели на него так серьезно и с таким подозрением, что он вдруг переменился в лице и сел прямее.

– Да ладно! – пробормотал он недоверчиво. – Ну, не может же такого быть. Это все сказки. Вы взрослые люди, вы не можете в это верить!

– Откуда вы узнали про приложение? Где взяли ссылку? – строго спросил Дементьев тоном, который обычно обещал допрашиваемым десять лет колонии строгого режима, если их ответ ему не понравится.

– Да ее один приятель опубликовал, еще школьный, – торопливо сообщил Михаил. – Ну как приятель? Одноклассник. У себя на стене запостил, я случайно на тот пост попал. Скучно было, вот и пошел смотреть, что там. Он потом, кстати, ссылку удалил.

– Что именно было в том посте? – чуть мягче поинтересовался Нев. – Он что-нибудь объяснял про приложение?

– Нет. – Михаил мотнул головой. – Просто поделился ссылкой. Меня она удивила, никогда не видел кириллицу и латиницу в одном домене, даже не знал, что так бывает. Вот я и кликнул. Фишка показалась мне забавной, я скачал, протащился, поделился с остальными. Вот и все.

– И вы просто забыли потом про приложение? Не запускали поиск, не замечали, что чудовищ становится больше? Приложение само не слало вам напоминания о том, что рядом чудовища? – Дементьев продолжал придерживаться амплуа «злого полицейского».

– Да я как-то… – Михаил вдруг замялся. – Понимаете, у меня ведь тоже день рождения был, мы с Крыской с разницей в три дня родились. Мне родители новый смартфон подарили еще на тех же выходных, гораздо круче прежнего. Я до сих пор половину официальных приложений на него не установил снова, а этого ведь даже на маркете не было. В общем, так и не поставил я его снова. А тот мобильник как разрядился, так и лежит выключенным.

– Ясно, – резюмировал Дементьев таким тоном, словно Михаил только что признался в двойном убийстве. Он протянул ему блокнот и ручку и велел: – Запиши все данные твоего одноклассника. Как зовут, где живет, где учится, телефон… В общем, чтобы мы смогли побыстрее его найти и поговорить с ним.

Парень согласно кивнул, сначала быстро застрочил что-то, потом задумался, залез в телефон и что-то списал с экрана, после чего протянул блокнот обратно Дементьеву.

– Вот только я точно не знаю, где он учится. В смысле, точно знаю, что в Бауманке, но факультет – без понятия. Что-то унылое, вроде ракетостроения. Он вообще странный парень, Серега в смысле. Всегда себе на уме был, но в программировании со школы шарил. Собирался вроде на программиста и учиться, но то ли не поступил, то ли еще что – не знаю уж, что там не срослось. Может, он сам это приложение и сделал.

– Мы разберемся, – мрачно пообещал Дементьев. – Не распространяй ссылку больше. Свободен.

Михаил радостно кивнул и уже собирался встать, но задержался.

– Вы правда думаете, что Радик и Лерик погибли из-за приложения?

Нев и Дементьев переглянулись: вопрос парня прозвучал с таким отчаянием, что даже у «злого полицейского» язык не повернулся ответить жесткое и лаконичное: «Да».

– Мы пока точно не знаем, – уклончиво ответил Нев. – Но их гибель с ним определенно как-то связана.

Михаил тяжело сглотнул, опустив взгляд, все-таки встал и вышел из кафе, совершенно забыв заплатить за чашку капучино.

Дементьев откинулся на спинку кресла и постучал пальцами по столу.

– Что думаешь об этом? – спросил он Нева, глядя перед собой.

Однако Нев не отозвался. Когда Дементьев поднял на него взгляд, оказалось, что он смотрит на кого-то за другим столиком. И судя по всему, женщина за тем столиком тоже смотрела на него.

– Знакомая? – насмешливо поинтересовался Дементьев. И, понизив голос, предположил: – Или бывшая подруга?

Нев заметно дернулся, как будто не ожидал, что его поймают за игрой в гляделки с другим столиком. Заметно смутился, хотя сейчас это происходило с ним уже не так часто, как раньше.

– Нет, я не знаю эту женщину, но вижу ее уже не первый раз, – признался он после небольшой паузы. – Третий, если быть точным. С воскресенья.

– С воскресенья? – Дементьев нахмурился, глядя на него с тревогой. – То есть ты видел ее еще в Питере?

Нев кивнул.

– Тайная поклонница?

– Маловероятно.

– Может быть, стоит подойти и спросить, что ей нужно? – Дементьев снова перевел взгляд на женщину, но та уже не смотрела в их сторону, все ее внимание было направлено на пирожное перед ней. – Это ведь преследование. Или она следит за тобой.

– Вряд ли следит. Она не прячется, наоборот, постоянно обращает на себя мое внимание, – заметил Нев. – Ей что-то от меня нужно, да, но она хочет, чтобы я подошел первым. Это даст ей преимущество.

– Какое?

– Пока не знаю. – Нев пожал плечами. – Но пусть подходит первой и сама начинает разговор.

– Как скажешь, – не стал настаивать Дементьев.

Ему как раз пришло сообщение от Вани, поэтому немолодая странноватая дама, пылающая к Неву нездоровым интересом, перестала его интересовать.

– Ваня что-то нашел и спрашивает, когда мы вернемся. Думаю, перед разговором с этим, – он глянул в блокнот, – Сергеем Лукьяновым имеет смысл выслушать его.

Нев кивнул, соглашаясь. Пока Дементьев рассчитывался с официанткой, он быстро написал Лиле: «Как там пробка? Твой брат что-то нашел, мы возвращаемся к нему. Успеешь присоединиться?»

Сообщение повисло непрочитанным и без ответа. Видимо, пробка все же рассосалась, и Лиле было некогда смотреть в телефон.



17 февраля 2016 года, 16.30

На их появление у своего порога Ольга Воронцова, она же Марина Вранова, отреагировала вполне спокойно. Даже немного отстраненно. Лиля обтекаемо объяснила ей ситуацию. Не вдаваясь в подробности, дала понять, что Кристине может грозить опасность. Убедилась в том, что Воронцова не против взять на себя связанные с этим риски.

– Оба ее друга погибли, оставшись в одиночестве вечером или ночью на улице, – заметила Лиля. – Если вы останетесь в доме и не забудете запереть калитку, то скорее всего ничего не случится. Я надеюсь, что за пару дней мы разберемся в ситуации и никому больше ничего не будет угрожать.

Ольга кивнула. Серьезно так кивнула, без тени сомнений или иронии. Маньяк, играющий с людьми с помощью современного мобильного приложения, конечно, более понятная опасность, чем неосторожно призванный дух. Можно было надеяться, что и Ольга, и Кристина будут вести себя осмотрительно.

– Кристина сказала, что вы тоже скачали приложение, – не удержалась Лиля напоследок. – Вы запускали его?

Ольга почти не переменилась в лице, лишь брови и уголки губ слегка дрогнули, как будто она так и не решила, какую эмоцию продемонстрировать: удивление или смущение.

– Да, запускала, – не стала отнекиваться она. – Хотите знать, что оно мне показало?

Лиля кивнула, а Ольга пожала плечами.

– Убеждало, что рядом со мной чудовище, но сколько я ни ходила по дому, сколько ни выглядывала в окна, оно мне так ничего и не показало. Что это значит, как вы думаете?

Лиля ничего не смогла ответить: с таким пока никто не сталкивался. Ольга могла и просто не найти место, в котором увидела бы нечто. Или приложение дало сбой.

Обо всем этом она рассказала Дементьеву по телефону, угодив в пробку. Скинула ему контактные данные Михаила Шульгина, посмотрела по приложению длину пробки, вздохнула и вернула телефон в держатель, прикрепленный к стеклу, чтобы удобнее было следить за указаниями навигатора.

Она честно пыталась расслабиться и не раздражаться. Торопиться ей было некуда, поэтому она вполне могла потерять полчаса в пробке. Может быть, к возвращению в квартиру Долгова уже будут известны новые факты, на основании которых получится продвинуться дальше?

Но расслабиться все равно не получалось. В голову лезли воспоминания о приснившемся ночью кошмаре и размышления на тему, было это все сном или она действительно снова видела неизвестную девушку? Без помощи приложения? Возможно ли это?

Все говорило о том, что перед смертью Родион начал видеть своих чудовищ без посторонней помощи. Видел ли их Валерий? Значит ли это, что чудовища настоящие? Или все-таки приложение сводит с ума и ты начинаешь галлюцинировать? Можно ли свести с ума за две недели?

Но если чудовища часть виртуальной… или как назвал Ваня – дополненной реальности, то почему каждый видит что-то свое? Как неизвестный разработчик угадывает, кому что показывать? Они все видели тьму вокруг Нева, и каждый наверняка был готов признать ее настоящей, потому что они знают, что Нев кое-что умеет. Она сама видела какую-то женщину, услышав о которой, Долгов подозрительно оживился. Он ее знал? К кому относится эта женщина – к Долгову или все-таки к ней? Ведь ему женщина не показалась. Почему? Почему Ольга так и не нашла свое чудовище? Лиля не была программистом, но за годы общения с братом усвоила: чем больше сценариев, тем сложнее алгоритм. Зачем так заморачиваться, если устраиваешь мистификацию для четырех человек? Или все это часть чего-то большего?

От вопросов голова шла кругом. Они продолжали мучить Лилю и тогда, когда прокатная машина прорвалась через пробку, образовавшуюся из-за несерьезной аварии, и поехала по более свободным улицам. Снегопад прекратился еще до полудня, к пяти его последствия на основных шоссе расчистили, до вечернего часа пик оставалось еще немного времени, поэтому у Лили имелись все шансы добраться до дома достаточно быстро.

Смартфон пиликнул, вырывая ее из размышлений. Лиля скосила глаза и успела заметить, как вверху экрана промелькнуло уведомление от «Чудовищ.net»: «Рядом с вами 2 чудовища. Найти?»

По коже пробежал холодок, хотя климат-контроль поддерживал в салоне достаточно высокую температуру. Пальцы крепче сжали руль. Лиля попыталась сосредоточиться на дороге, но взгляд упорно возвращался к экрану. И совсем не для того, чтобы посмотреть на маршрут. Уведомление уже превратилось в крошечный значок вверху экрана, и значок этот притягивал к себе взгляд.

Поток шел ровно, навигатор показывал, что еще семь километров Лиле предстоит ехать прямо, поэтому после недолгого колебания она позволила себе протянуть руку к смартфону и ткнуть в гипнотизирующее уведомление. При этом она не забывала смотреть на дорогу, то сбрасывая, то добавляя скорость в зависимости от ситуации, чуть поворачивая руль, следуя за плавными изгибами шоссе.

На экране включилась камера приложения. Лиля осторожно вынула смартфон из «лапки» и перенесла ногу на педаль тормоза, постепенно останавливая машину на светофоре. Пока красные циферки отсчитывали время до нового старта, она перевела камеру на сиденье рядом.

Пусто.

Сзади раздался короткий раздраженный сигнал: красный свет горел недолго. Все еще держа смартфон в руке, Лиля тронулась с места, продолжая движение в потоке. Следующий светофор удалось проскочить на зеленый, чему она не обрадовалась: Лиля надеялась за время остановки проверить сиденье у себя за спиной. На мгновение ее взгляд упал на зеркало заднего вида.

«Да нет, – возразил внутренний голос. – Призраки не отражаются в зеркалах!»

Впрочем, и камера тоже не должна их видеть, поэтому Лиля все-таки попробовала: быстро подняла смартфон и посмотрела сквозь камеру в зеркало.

Они были там. Бесформенные, безглазые. Сидели с ровными спинами, словно высокородные пассажиры. Стоило Лиле взглянуть на них в отражении, оба повернули то, что могло бы быть головой.

«Когда ты смотришь на них, они смотрят на тебя», – снова прозвучал в голове голос Нева.

Лиля испуганно охнула, рука дрогнула, и смартфон упал куда-то под кресло. В то же время рядом протяжно засигналила машина. Лиля вцепилась в руль обеими руками, пытаясь выровняться, и, испугавшись, ударила по тормозам.

Оглушительный визг царапнул уши, машину резко развернуло. Резкий удар и пронзительная боль были последними, что Лиля успела почувствовать.

Глава 8

17 февраля 2016 года, 20.35 Шмитовский проезд, г. Москва

В дверь никто не звонил, Долгов открыл замок своим ключом, но все трое мужчин, в тревоге дожидавшиеся их в квартире, услышали и выстроились в прихожей еще до того, как дверь распахнулась и Лиля, держащаяся за руку Долгова, чуть пошатываясь, вошла в квартиру.

– Сестренка, ты как?

Ваня оказался рядом с ней первым: сжал руками плечи, скользнул изучающим взглядом по синякам и ссадинам на лице, заглянул в глаза. Потом помог присесть на низкую тумбу для обуви и сам снял с нее сапоги, чтобы ей не пришлось наклоняться.

Нев, помедлив мгновение, присоединился к помощи: стянул с Лили полушубок и шарф, но ничего при этом не сказал, лишь бросил быстрый взгляд на Долгова, который, конечно, раздевался сам.

– Ребят, да все в порядке, – заверила Лиля чуть смущенно. Что бывало с ней крайне редко. – Поверьте, машине хуже. А я больше испугалась. Видите: даже швов накладывать никуда не пришлось.

– Да черт с ней, с машиной, – отмахнулся Дементьев, хмурясь. – Хоть не зря заплатили за страховку, когда арендовали ее. Главное, что ты цела.

– Она в порядке, – мягко подтвердил Долгов тоном, который ему тоже был не очень-то свойственен. – Ни переломов, ни трещин, ни смещений, ни сильных ушибов. Судя по всему, она немного потянула мышцы шеи, но ничего серьезного, врач даже не счел нужным фиксировать ее воротником. Легкое сотрясение, но тоже ничего ужасного. Придется только немного полежать.

– Ты проголодалась? – заботливо поинтересовался Нев, помогая Лиле снова подняться.

– Чай, кофе? Бокал вина, реабилитационную рюмку водки? – продолжил его мысль Ваня.

Судя по более легкому тону, его заверения Лили и Долгова убедили, тревога отступила.

– У меня нет водки, – заметил Долгов. – И, кстати, меня тоже не было целый день, и я проголодался.

– Если нет, так я сбегаю, – отозвался Ваня.

Нев и вовсе только хмуро посмотрел на Долгова так, словно тот лично был виноват в аварии Лили.

Они все переместились на кухню. Лиля заверила, что обойдется без реабилитации крепкими напитками, предпочла зеленый чай, зато против хорошего перекуса не возражал никто. Заморачиваться готовкой времени не было, поэтому ограничились сооруженными на скорую руку бутербродами.

– Как это случилось? – поинтересовался Дементьев, распаковывая мясную нарезку. – Ты вроде давно и уверенно водишь.

– Это все приложение, – тихо призналась Лиля.

Она забралась на кухонный диванчик и забилась в самый его угол, подобрав под себя ноги. На друзей не смотрела, ей почему-то было неловко. Она понимала, что сама сглупила, позволив себе отвлечься от дороги. Видимо, именно из-за того, что давно и уверенно водила машину, порой позволяла себя отвлекаться за рулем на сообщения или другие раздражители. Рано или поздно уверенность превращается в чрезмерную самоуверенность, которая приводит к аварии.

– Я включила навигатор на мобильнике, – объяснила она, когда остальные тоже сели за стол. – А приложение прислало уведомление. Ну, знаете, оно постоянно его шлет: рядом с вами столько-то чудовищ. И… я не удержалась, запустила камеру.

– С тобой в машине действительно кто-то был? – уточнил Нев, наливая ей чай.

– Да, две… сущности сидели сзади. Я увидела их в отражении, в зеркале. Испугалась, дернула руль, наверное. Тогда все и случилось.

– А что были за сущности? – поинтересовался Дементьев.

Лиля пожала плечами, глядя на лежащий перед ней на тарелке бутерброд и чувствуя, как от одного его вида ее начинает мутить. Впрочем, после аварии ее мутило постоянно.

– Я не успела их толком рассмотреть. Что-то человекоподобное, но какое-то… размытое. Почти без лиц, я запомнила только черные провалы на том месте, где должны быть глаза.

– Что-то новенькое, – тихо прокомментировал Долгов. – Не похоже на то, что ты описывала раньше и что мы сами видели.

– И на то, что сфотографировала Света, – добавил Дементьев.

– Это не новость, мы уже поняли, что каждого посещают какие-то свои видения, – напомнил Нев. – Точнее, каждого преследуют свои… демоны.

– Или у разработчика очень богатая фантазия, – возразил Долгов. – Если это все-таки дополненная реальность…

– Уже официально нет, – вздохнул Ваня. – Я исследовал приложение вдоль и поперек. Код, конечно, пытались запутать, но при такой функциональности сильно не разбежишься. Собственно, приложение толком ничего не делает. Сначала оно просто имитирует поиск, результат – количество чудовищ рядом – генерируется случайным образом, а потом оно включает камеру, как банальный Инстаграм. Только не заложена ни функция фотографии, ни функция записи. Просто включается камера. И да, есть еще функция пуш-уведомлений, – добавил он, кивнув на Лилю.

– Тогда откуда появляются чудовища? – нахмурился Нев. – И почему произвольно указанное количество совпадает с тем, что человек видит?

– Понятия не имею, – признал Ваня со вздохом. – Никакой дополненной реальности, никакой графики в приложении не заложено. Правда, есть одна странность, но я сам не знаю, может ли дело быть в ней.

– Какая? – тут же заинтересовался Долгов.

– В самом начале код ссылается на один файл – «stamp.jpg». Вроде бы ерунда, какая-то картинка, я даже как-то не сразу обратил внимание, только потом понял, что в ресурсах такого нет. Проверил несколько раз, потом заметил, что папка целиком весит больше, чем файлы в ней поодиночке.

– А большое там расхождение? – заинтересовался вдруг Нев, у которого название файла вызвало неприятные ассоциации.

– Метра полтора. – Заметив вопросительный взгляд, Ваня пояснил: – Полтора мегабайта. Это может быть телефонофото, например.

– Или любая картинка из Интернета, – хмыкнул Дементьев.

– Ну, не любая, обычно для веба их стараются облегчать, – возразил Ваня. – В общем, хотелось бы поговорить с парнем, который сваял это приложение, только для того, чтобы узнать у него, как он так спрятал файл, что даже я не могу его найти.

– Да-да, – кивнул Дементьев, – сейчас к нему поедем и все спросим.

– На ночь глядя? – удивился Долгов.

– Предлагаешь подождать, пока от приложения не пострадает кто-нибудь еще? У нас уже два трупа и одна авария, которая могла закончиться как угодно.

Долгов на это только согласно кивнул.

– Кстати, что там со вторым трупом? – вспомнил Дементьев. – Возможна мистификация? В чем он утонул?

– Предположительно в снегу. Анализ воды в легких выявил примеси, характерные для снега, лежащего в местах обитания человека.

– Это как?

– Ну, теоретически кто-то мог запихивать ему в рот снег в больших количествах, зажимать при этом нос, чтобы он не мог дышать, снег мог перекрыть доступ кислорода, попасть в воздушные пути, потом растаять…

– А практически? – уточнил Дементьев, заметив неуверенность в голосе Долгова.

– Практически на теле нет следов борьбы и сопротивления. Как и в предыдущем случае, жертва либо покорно позволяла все это с собой делать, либо не могла сопротивляться, либо все делала сама. Сотворить такое с сопротивляющимся человеком, не оставив следов, невозможно. Но если я еще могу представить, как Родиона убедили, что, вставив ему в глаза какую-то штуку, избавят от видений, то запихивание в рот снега лежит полностью за гранью моего понимания.

– Случай с Лилей выбивается из общей картины, – заметил Нев. – Во-первых, слишком быстро. Во-вторых, днем. В-третьих, она была не одна, а в потоке машин.

– Вероятно, с Лилей просто произошел несчастный случай, а не нападение, аналогичное первым двум, – кивнул Дементьев, сосредоточенно жуя бутерброд. – Но от этого не легче. Вань, а мы можем отключить сайт, чтобы больше никто не скачивал приложение?

– Ну, я, конечно, могу его взломать, – хмыкнул тот. – Но если твой парнишка и есть разработчик, то проще настучать ему по кумполу и велеть все отрубить. Будет быстрее. Да и насколько я вижу, продвижения сайта нет. В поисковиках он по-прежнему не индексируется; по словам Михаила, там, где он изначально взял ссылку, ее больше не дают. Ребята, я так понимаю, ее тоже больше не рекламируют: счетчик скачиваний не двинулся с места со вчерашнего дня.

– Хорошо, будем надеяться, Шульгин не солгал и действительно взял ссылку у того парня, – проворчал Дементьев.

– У тебя есть причины ему не верить? – заинтересовался Нев.

– Да смущает меня его спокойствие. Он скачал приложение первым, раздал друзьям. Двое из них мертвы, две другие – до смерти запуганы, причем одна настолько, что укатила в Питер, все бросив. А он в ус не дует. Что-то здесь не так.

– Думаешь, он мог сам запустить такое хитрое приложение? – усомнился Ваня. – Он там на кого учится? На маркетолога? Едва ли он умеет клепать приложения. Да и зачем ему убивать своих друзей?

– Как говорится, если ты не знаешь мотива, это еще не значит, что его нет, – вздохнул Дементьев. – Но получается, что пока от приложения пострадала одна конкретная компания людей. Он – часть этой компании и единственный, кто не пострадал. Это странно. А приложение ему могли сделать и на заказ.

На это никто не нашел что возразить. Нев вообще не горел желанием что-либо обсуждать. Он только смотрел на молчаливую Лилю, которая пила чай и почти не участвовала в разговоре.

– Ты ничего не ешь, – заметил он, когда за столом повисла тишина.

– Кусок в горло не лезет, – призналась Лиля, слабо улыбнувшись.

– Может быть, тебе лучше лечь? – предложил Долгов.

– Думаю, это хорошая идея, – согласилась она. – Я чувствую себя совершенно разбитой.

– Идем. – Нев встал сам и предложил ей руку. – Я уложу тебя.

Лиля ничего не ответила, но на предложенную руку оперлась.

Нев проводил ее в спальню, закрыл за ними дверь. Помог переодеться в ночную рубашку и проводил в ванную, когда Лиля заявила, что не может лечь, не умывшись.

– Не смогу уснуть, – объяснила она.

Пока она умывалась, Дементьев и Ваня собрались и уехали на второй машине по указанному Михаилом адресу. Долгов предпочел занять себя чем-то на кухне, свою компанию Лиле и Неву не навязывал, за что последний был благодарен. Его и так тревожил один вопрос. И он не удержался, задал его, когда Лиля легла, а он укрыл ее одеялом и сел рядом.

– Почему ты не позвонила мне? Все-таки еще злишься?

Лиля, которая уже успела закрыть глаза, снова открыла их, посмотрела на Нева и потянулась рукой к его руке.

– Я не злюсь, – заверила она с улыбкой. – Я и не злилась. Просто была… обескуражена и немного обижена твоей реакцией. Но если задуматься, то и обижаться тут не на что. Такие вещи действительно стоит предварительно обсуждать, но я почему-то… – Она замялась, подбирая слова. – Почему-то думала, что ты бы обрадовался такой новости. Но как-то глупо обижаться на человека только за то, что он отреагировал так, как отреагировал, а не так, как ты ожидала. Уверена, мои реакции тоже не всегда соответствуют твоим ожиданиям.

Нев улыбнулся, вспоминая их поход в музей современного искусства. Да, пожалуй, ее реакция его тоже не разозлила и не обидела. Скорее огорчила. Впрочем, в конечном счете все обернулось не так плохо.

Он потянулся к ее волосам, отвел их от лица, осторожно погладил Лилю по щеке и все-таки снова спросил:

– Тогда почему? Почему домой тебя привез Константин?

Лиля вдруг села, хотя это движение и вызвало у нее легкое головокружение, но так они оказались лицом к лицу, глаза в глаза.

– Это ревность? – улыбнулась она.

– Для тебя это сюрприз? – удивился Нев. – Я ревную тебя постоянно.

– Ты умело это скрываешь.

– Обычно я осознаю, что проблема во мне, а ты на самом деле не давала повода.

– А сейчас, по-твоему, я его дала? – удивилась Лиля. – Нев, я просто знала, что вторая машина у Кости. Ему было проще всего за мной заехать и привезти сюда.

– Ты мне даже не позвонила, – грустно заметил Нев. – Константин позвонил Володе, так мы и узнали, что с тобой случилось.

Лиля хотела что-то возразить, но в итоге только выдохнула и покачала головой, удивляясь самой себе. Действительно, ей почему-то даже не пришло это в голову.

– Я и Ване не позвонила, – только и смогла сказать она в свое оправдание. – Наверное, просто не хотела вас волновать. Сама не знаю, потому что – если ты пропустил – у меня, знаешь ли, сотрясение. Я могу быть не совсем адекватна.

Нев кивнул в знак того, что понял и принял ее слова. Он быстро коснулся ее губ и мягко, но настойчиво уложил обратно, поправил одеяло.

– Отдыхай. Говорят, сон – лучшее лекарство от всех болезней.

Лиля снова расслабленно прикрыла глаза, немного поерзала, устраиваясь удобнее. И снова ее покой был нарушен: смартфон на тумбочке пиликнул, сообщая о новом уведомлении. Лиля тревожно приподнялась на локте, но Нев успел дотянуться до аппарата первым.

– Это просто спам в почте, – успокоил он, повернув экран к ней. – Давай я заберу его, чтобы он тебя не дергал?

– Нет, просто выключи звук, до режима «не беспокоить», – попросила Лиля. – И оставь. Я современный человек: когда смартфон вне поля моего зрения, я начинаю нервничать.

– Хорошо, – не стал спорить Нев, делая, как она попросила. – Но имей в виду: я сегодня потратил полдня на то, чтобы наложить на стены этой квартиры защитные заклятия. Их придется постоянно обновлять, потому что это слабая магия, а не то, чем я пользовался раньше, но до завтра никто и ничто злонамеренное сюда не проникнет. Что бы там ни показывало приложение. Поняла? Так что спи спокойно.

Лиля широко улыбнулась и погладила его по плечу.

– Спасибо. Теперь мне действительно будет спокойнее.

– Если что-то понадобится – зови.

Нев наклонился, чтобы поцеловать ее еще раз, после чего погасил лампу на прикроватной тумбочке и вышел, плотно закрыв за собой дверь.

С минуту Лиля лежала неподвижно, закрыв глаза, но потом не выдержала. Рука сама собой потянулась к смартфону и запустила приложение.

«Рядом с вами 5 чудовищ. Найти?»

– А вот не пошло бы ты, а? – зло процедила Лиля.

Зажав пальцем иконку, она перетащила ее на значок мусорного ведра.

«Удалить приложение?» – услужливо уточнил смартфон.

Лиля нажала на «Да», положила телефон обратно на тумбочку и сделала то, о чем мечтала с утра: перевернулась на другой бок, накрылась одеялом и уснула.



17 февраля 2016 года, 22.05

Пока Дементьев вел последнюю оставшуюся в их распоряжении прокатную машину, непроизвольно жмурясь от слепящих фар встречного потока, Ваня сидел рядом с ноутбуком на коленях. Чтобы было удобно, он отодвинул пассажирское кресло почти до упора.

– Как-то не похож этот парень на Доктора Зло, – заметил он, задумчиво прокручивая какую-то страницу. Дементьев позволил себе лишь на пару секунд скосить глаза, но под тем углом, что находился к нему экран ноутбука, разглядеть ничего не смог.

– Поверь, это только в кино злодеи сразу похожи на злодеев, – хмыкнул он. – И то, в плохом кино. А на самом деле порой смотришь – приличный человек, умный, образованный, платит налоги, следит за зубами и изо рта у него не воняет. А потом оказывается, что он убил троих ради однушки в хорошем районе.

Ваня бросил на Дементьева недоверчивый взгляд.

– Это что, реальный случай из практики? – уточнил он.

– А то!

– Трагично, – лаконично оценил Ваня. – Но я не в этом смысле. Так-то внешне он вполне тянет на психопата. Хлюпик, неудачник, наверняка маменькин сынок. Вон посмотри, какой взгляд.

Ваня развернул Дементьеву ноутбук с выведенной во весь экран фотографией. Дементьев ничего необычного во взгляде молодого парня не заметил. Тот, конечно, смотрел в камеру не улыбаясь, даже как-то старался делать это исподлобья, но это было довольно обычным делом. Людям часто кажется, что они выглядят на фотографиях значительнее, если не улыбаются, многие стараются напустить на себя максимально трагичный вид, чтобы выделиться. Молодые люди без реальных трагедий в анамнезе особенно часто страдают подобным.

– Тогда чем он тебе не угодил как кандидат на должность главного злодея?

– Да он, судя по всему, очень посредственный компьютерщик. Собирался поступать на факультет защиты информации, но баллов не хватило, поэтому действительно пошел на ракетостроение. Почти во всех соцсетях подписан на сообщества разработчиков, но только читает, лайкает и холиварит, ни одного разумного коммента от него не вижу. Такого, чтоб по делу. В том, что можно считать портфолио, у него довольно примитивные игрушки и приложения, слепленные по шаблонам на обучающих курсах. Никакой фантазии, понимаешь? Никакого новаторства и глубокого познания темы. Да, вот такое приложение, каким «Чудовищ.net» выглядит при разборе, он сваять мог. Но спрятать файл и сделать так, чтобы приложение было чем-то бо́льшим, чем просто имитация поиска и включение камеры, – едва ли.

– Тогда, возможно, у него есть сообщник, – предположил Дементьев. – Или он взял приложение где-то еще. Или на самом деле он сделал его для Шульгина, а тот уже как-то заставил его работать иначе, чтобы извести друзей. В любом случае сейчас Сергей – наша единственная ниточка.

– Если наш злодей все-таки Шульгин, то ему же хуже, – мрачно заявил Ваня, захлопывая крышку ноутбука. – В следующий раз на встречу с ним поеду я, и ему это не понравится, – добавил он, выразительно потирая рукой громоздкий кулак.

Дементьев только хмыкнул, мысленно признавая, что Ваня имеет право на некоторую кровожадность после того, как приложение едва не угробило в аварии его сестру.

Когда они доехали до нужного дома, было уже начало одиннадцатого. В такое время люди крайне не любят открывать двери незнакомцам. Особенно двум мужикам угрожающего вида. Иногда Дементьев очень жалел, что у него больше нет удостоверения следователя. Оно частенько помогало открывать любые двери.

Впрочем, красивая корочка с печатями у него имелась, а в глазок надписи трудно разглядеть. Поэтому, когда в ответ на их звонок сначала послышались шаги, а потом за дверью все стихло, он с уверенным видом раскрыл удостоверение напротив глазка – но на приличном расстоянии – и заявил:

– Открывайте, полиция!

Если Ваня и удивился, то виду не подал. За дверью наверняка и удивились, и испугались, потому что никто не торопился открывать.

– Мы можем вызвать группу захвата – и они выломают дверь, но кому от этого будет лучше? – грозно добавил Дементьев.

– Во дает, – восхищенно пробормотал Ваня. – Дворжак так не умеет.

Наконец щелкнул замок. Один, второй, потом отодвинулась щеколда, и дверь приоткрылась. В щель просунулась голова женщины, и сразу как-то стало понятно, что Сергей Лукьянов растет без отца. Ну, или как минимум того нет дома. В противном случае дверь открыл бы он.

– Покажите еще раз удостоверение, – напряженно попросила женщина.

Ваня без лишних церемоний толкнул дверь, обещая:

– Сейчас все покажем. Но вы сына позовите, нам с ним поговорить надо.

Под его напором женщина попятилась назад, а Дементьев за его спиной непроизвольно поморщился: подобного поведения он себе не позволял, даже когда в его руках была реальная корочка. Он мог припугнуть словесно, играть угрожающим взглядом, но всегда точно знал, где находится черта, за которой проблемы с законом могут начаться уже у него самого.

– Сергей дома? – уточнил он более мягким тоном, чтобы женщина не перепугалась до такой степени, чтобы вызвать настоящую полицию. Похоже, в этот раз ему предстояло изображать «доброго копа».

– А где ж ему быть? – удивилась женщина.

Невысокая, с рыжеватыми волосами и давно не крашенными корнями, когда-то наверняка была совсем худенькой, но с годами низ потяжелел. Она куталась в теплый халат, хотя в квартире не было холодно. Дементьев почему-то подумал, что женщина вполне может быть ровесницей Марины Врановой, точнее, Ольги Воронцовой, соседки Кристины и писательницы. Но та выглядела совсем иначе: была ухоженной, явно тщательно следила за собой, одевалась стильно и дорого, а потому при первой встрече ему показалась, что Ольга на несколько лет моложе. Интернет же утверждал, что она на четыре года старше самого Дементьева.

Он прикрыл глаза и незаметно тряхнул головой, прогоняя совершенно неуместные и несвоевременные мысли.

– Тогда позовите его, – попросил Дементьев с самой очаровательной своей улыбкой. – Или пригласите нас пройти.

– Что он натворил? – встревоженно спросила женщина, но тут же поправилась: – В чем вы его подозреваете?

– Мы просто хотим с ним поговорить, – торопливо объяснил Дементьев, краем глаза замечая, как подобрался Ваня, собираясь рассказать, почему именно они пришли по душу Сергея. – Он может быть важным свидетелем.

Женщина не выглядела убежденной, но все же прошла куда-то в глубь квартиры и вернулась через минуту в сопровождении долговязого худощавого парня.

– Привет. – Дементьев улыбнулся ему, поскольку Ваня, хмуро скрестив руки на груди, сверлил его взглядом, не предвещавшим ничего хорошего.

– Здрасьте, – слегка испуганно поздоровался Сергей.

– Мы здесь по поводу этого приложения. – Дементьев достал смартфон и открыл «Чудовищ.net». – Это ты его сделал и разместил в Интернете?

– Нет, – быстро ответил парень. Слишком быстро.

– Тогда откуда ты о нем узнал? – спросил Ваня.

– Я ничего про это не знаю! – Сергей даже головой затряс для убедительности.

Дементьев вздохнул, демонстрируя разочарование, а Ваня сделал угрожающий шаг вперед. Сергей попятился, а его мать предсказуемо попыталась загородить сына собой.

– Не смейте его трогать! Я знаю наши права!

– Да неужели? – делано удивился Ваня. – Вы что, думаете, вы в каком-то американском криминальном сериале? Еще адвоката потребуйте и право на звонок.

Дементьев торопливо положил Ване руку на плечо и попытался сдвинуть с места – в сторону или назад, но эту глыбу трудно было заставить что-то сделать.

– Тихо-тихо, – велел он. – Давай обойдемся без угроз.

С явной неохотой Ваня все же отошел, больше не нависая над женщиной. Теперь перед Лукьяновыми снова оказался Дементьев.

– Сергей, ответ неверный, – с видом раздосадованного ведущего телешоу ответов на вопросы за большие деньги заявил он. – Мы точно знаем, что тридцатого января ссылка на сайт, на котором размещено это приложение, висела у тебя на странице. Значит, ты знаешь про приложение.

– Да ничего я не знаю! – нервно воскликнул парень. – Я этот сайт случайно в Сети нашел, кинул ссылку себе на страницу, чтобы не потерять, потом удалил.

– Ответ опять неверный, – хмыкнул Ваня. – Этот сайт защищен от индексирования, на него проблематично наткнуться случайно. Так что либо ты сейчас показываешь нам, где взял ссылку, либо едешь с нами, и мы будем разговаривать в другом месте.

– Никуда он с вами не поедет! – взвилась женщина. – Вы не имеете права! Покажите еще раз удостоверение!

– Тише, спокойно. – Дементьев поднял руки в примирительном жесте. – В этом нет необходимости. Сережа, – он посмотрел парню в глаза, – нам нужна правда. Потому что из-за приложения погибли уже двое ребят твоего возраста. И сегодня едва не погибла наша коллега. Еще две девушки под ударом. Это надо остановить. Если ты что-то знаешь, расскажи нам.

– Ничего им не говори! – нервно потребовала его мать, обернувшись к Сергею.

Видимо, как и Дементьев, она заметила по лицу парня, что тот готов признаться. Однако Сергей, привалившись спиной к стене, все равно выдохнул:

– Ничего такого не должно было произойти. Это была просто довольно глупая шутка.

– Какая? – подтолкнул его Дементьев.

– Приложение случайным образом показывает количество чудовищ рядом и предлагает их найти. Пользователь включает камеру и как дурак ходит и ищет чудовищ. Примитивно, но забавно. Должно было быть.

– Ты сам это придумал? – поинтересовался Ваня, тоже немного сбавив тон.

Сергей покачал головой, глядя в пол.

– Парень один. Мы случайно познакомились. Я как-то шел после лекций, через переулок решил срезать, а там собаки. Целая чертова стая бродячих собак. Прям как в засаде сидели. Окружили меня, начали рычать, лаять. Я уж думал, все, сейчас загрызут, а потом появился этот парень. Кинул в них какие-то бутылки, камни – собаки разбежались. Ну, меня трясло еще, он меня сигаретой угостил, предложил пива выпить. Мы разговорились. И как-то так слово за слово. Я ему сказал, где учусь, чем интересуюсь. А он предложил сделать такое приложение. Сказал, хочет разыграть друзей. Ну, я сделал, а он попросил в нее еще пасхалку засунуть. Сказал, мол, товарищ у него один любит ковырять такие вещи и наверняка пасхалку найдет.

– Файл «stamp.jpg»? – уточнил Ваня.

Сергей кивнул.

– Я у себя тоже ссылку повесил, когда мы это в инет закинули, а потом…

– Потом ты увидел, как приложение работает на самом деле? – догадался Дементьев.

Сергей снова кивнул, ни на кого не глядя.

– Я тогда ссылку удалил, писал этому парню, просил убрать сайт, но он не ответил.

– А ты сам сайт не можешь отключить? – удивился Ваня.

– Нет, его тот парень делал. Я ему приложение отдал, а он в инете разместил.

– Что за парень? Как зовут, где нам его найти? – тут же спросил Дементьев.

– Не знаю! – с нотками отчаяния заявил Сергей. – Он назвался Геком, дал свой номер, но этот номер давно не отвечает. Абонент все время не абонент.

– Как-как он назвался? – переспросил Ваня. – Гек? Как «Чук и Гек»?

После начала своего рассказа Сергей впервые поднял на него взгляд, непонимающе моргнул. Судя по всему, название ему ни о чем не говорило. Ваня только разочарованно махнул рукой, как бы давая понять, что большего он от парня и не ждал.

– Все равно дай мне этот номер, – попросил Дементьев, протягивая Сергею свой блокнот и ручку.

– Сейчас, да, он у меня в телефоне. – Сергей кивнул в сторону комнаты, откуда его привела мать, и вопросительно уставился на Дементьева, как будто уточняя, может ли он отойти.

Дементьев милостиво разрешил кивком.

– И захвати для меня тот файл, который пасхалка, – строго велел Ваня ему вслед.

Парень кивнул, исчезая в недрах квартиры. Его мать осталась на месте, продолжая тревожно кутаться в халат.

– Вы его никуда не заберете? – уточнила она. В тоне ее теперь чувствовались просительные нотки. – Он же все рассказал?

– Не заберем, не беспокойтесь, – мягко заверил Дементьев.

– Но из города не уезжайте, пока мы не закончим расследование, – строго добавил Ваня.

– Он шутит, – торопливо объяснил Дементьев, заметив, что женщина опять напряглась.

Больше никто ничего не успел сказать, потому что Сергей вернулся. Смартфона в руках у него не было, но он протянул Дементьеву блокнот с аккуратно выведенным на странице номером телефона. В другой руке он держал сложенный лист бумаги.

– Вот, в пасхалке фотография этого… рисунка. Гек называл его печатью. Велел уничтожить, когда я с ним закончу, но я закинул его в остальные бумаги – да руки выбросить так и не дошли. А все его фотографии через пару часов исчезают. В смысле, файлы становятся невидимыми. Не знаю, как это происходит.

Он протянул им сложенный вдвое лист. Когда Дементьев развернул его, внутри что-то нехорошо екнуло, а Ваня рядом издал какой-то странный звук, похожий то ли на кашель, то ли на икоту, и тихо протянул:

– Твою мать.

– Ну, привет, давно не виделись, – пробормотал Дементьев, разглядывая тревожный рисунок.

На листе бумаги в обрамлении непонятных символов, выписанных по спирали, в самом центре красовалась Печать Темных Ангелов.

Глава 9

17 февраля 2016 года, 23.25 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

«Лес… Что-то там в лесу. Она бежала, не жалея босых стоп… или ступней? Как правильно-то? Ладно, это потом. Она бежала, пока не споткнулась и не упала. Услышала рычание… или рев? Или вой? В общем, что-то она услышала и решила вернуться на дорогу, но дороги там, где она ожидала ее найти, не оказалось…»

Ольга вздохнула, прикрыла глаза и надавила сверху пальцами. Образ ускользал. Ей никак не удавалось почувствовать себя перепуганной босой девушкой, бегущей через незнакомый лес, полный кровожадных чудовищ. Ощущение ночного холода, ноющей боли в израненных ногах, притупленной страхом за свою жизнь, запахи древесной коры, хвои и мокрой земли, скрип стволов и веток, шорох листьев, редкие вскрики ночных птиц – все, что еще совсем недавно представало перед глазами так ярко, в пятимерном восприятии, сейчас казалось тусклым, чужим, неживым.

Отняв руки от лица, она сохранила файл и закрыла крышку ноутбука, качая головой. Конечно, можно наплевать на отсутствие живых ощущений и писать по памяти и про крики ночных птиц, и про аромат хвои, смешанный с терпким запахом мокрой земли. Добавить привкус крови во рту от неосторожно прокушенной губы, а описание испытываемого ужаса оставить на этап редактуры. Ольга уже очень давно писала в условиях жестких сроков, а потому умела писать без вдохновения и без ощущений себя в теле героя или героини. Это сложнее и совсем не так весело, как когда пальцы едва поспевают за ощущениями, видениями и мыслями, но читатели никогда не чувствуют разницу. Потому что во время редактуры – даже просто авторской – все сглаживается.

Но сегодня почему-то не хотелось себя насиловать, хотя «дневная норма» знаков и сейчас оставалась далека от выполнения. Книга, еще пару дней назад занимавшая все ее мысли, вдруг отошла в сторону, уступив голову совсем другим мыслям.

Ольга скосила глаза на смартфон, лежащий рядом на столе, коснулась кнопки разблокировки экрана.

«Рядом с вами 1 чудовище. Найти?»

Быстрое движение пальцами – и уведомление исчезло с экрана. Ольга повернулась в кресле и едва не закричала, обнаружив за спиной постороннего человека.

Кристина тоже испуганно вздрогнула, почти отпрыгнула на шаг назад.

– Простите, я не хотела вас пугать! – быстро извинилась она, состроив виноватую рожицу.

– Нет, ты извини. – Ольга сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, успокаивая встрепенувшееся сердце. – Я не слышала, как ты вошла.

– И как я вас звала – тоже не слышали? – удивилась Кристина.

Ольга попыталась припомнить, но внизу довольно громко работал телевизор, и этот непривычный фон она за несколько часов научилась игнорировать. Видимо, проигнорировала и зов Кристины.

– Когда я работаю, – отчего-то немного смущенно призналась Ольга, – я почти не обращаю внимания на внешние раздражители.

Кристина понимающе кивнула, запуская ладони в задние карманы джинсов и выглядя при этом тоже немного неловко.

– Зачем ты меня звала? Хочешь лечь спать?

Кристина мотнула головой.

– Я просто хотела узнать, не освободились ли вы, – тихо призналась она. – И не хотите ли посидеть со мной внизу. Мы могли бы, как в воскресенье, посмотреть что-нибудь, выпить по бокалу вина.

Ольга на мгновение засомневалась. Она старалась не употреблять алкоголь чаще двух раз в неделю, даже если речь шла о невинном бокале вина, и тратить оба раза в первой половине недели казалось ей плохой идеей. Любые послабления легко могли сломать систему, а разрушение системы могло привести к полному жизненному коллапсу. Но в конце концов Ольга решила, что ситуация складывалась необычная, а потому они вполне заслуживали по бокалу вина.

– Хорошо, – кивнула она, поднимаясь с кресла. – Надеюсь, твои родители не предъявят мне потом претензии за то, что я тебя спаиваю.

– О, поверьте, – нервно рассмеялась Кристина, пока они шли к лестнице, – мои родители в этом смысле дадут вам фору, причем оба. Мама давно не может уснуть, не выпив бокал вина. А папа предпочитает что покрепче.

– Ну, что я могу сказать? – вздохнула Ольга, обнимая Кристину за плечи. – Бизнес – дело нервное, стрессовое. И стресс порой влечет за собой не самые радужные последствия.

– Книги писать разве проще? – улыбнулась Кристина.

Они уже спустились на первый этаж и замерли перед баром, выбирая бутылку на вечер.

– Не проще, – согласилась Ольга и потянулась за бутылкой довольно легкого на вкус, красного вина. – Но спокойнее. На тебя не давит ничего, кроме сроков, а соблюсти срок при правильном планировании и определенном уровне дисциплины не так сложно. Все зависит от тебя.

– А на вас не давит страх, что новая книга никому не понравится?

– После почти сотни опубликованных романов? – хмыкнула Ольга, доставая штопор и проворно извлекая из бутылки пробку. – Нет, мои книги людям нравятся. Не всем, но достаточному количеству, чтобы на мнение других я могла не обращать внимания. Всегда будут те, кому книга понравилась. Как всегда будут те, кому она не понравилась. Через какое-то время это становится обыденностью, ты перестаешь это замечать. К тому же, когда написанная книга выходит в свет, я уже вовсю работаю над другой, судьба предыдущей почти не трогает.

Кристина поставила на высокий кухонный стол бокалы, и Ольга умелым движением налила в них практически равное количество вина, хотя специально не примерялась.

– Ты что-нибудь будешь к вину? – поинтересовалась она у Кристины. Для нее самой в это время суток допустимой еды не существовало. – Там, кажется, оставался сыр и есть орешки.

Кристина отмахнулась от предложения, заявив, что не голодна. Они переместились на диван к телевизору в зоне гостиной. Там шел какой-то невнятный отечественный сериал. Ольга их не различала, потому что во всех снимались преимущественно одни и те же актеры. Исключение составляли экранизации ее книг, некоторые из которых превращались в многосерийные телевизионные фильмы, а по другим уже года три снимали настоящий сериал. Их она всегда опознавала, потому что после выхода из любопытства смотрела каждую серию.

– Что бы ты хотела посмотреть? – спросила Ольга, переключая телевизор в другой режим и открывая онлайн-кинотеатр.

– Что-нибудь смешное, – уверенно заявила Кристина. – Можно очень глупое, но очень смешное. Чтобы даже намеков на страшное не было.

– Понятно, мои любимые фильмы отпадают, – усмехнулась Ольга, пытаясь перейти в раздел комедий. – Тогда выбирай ты, я в этом жанре не сильна.

Она передала пульт Кристине, а когда снова повернулась к телевизору, ей показалось, что за окнами промелькнула какая-то тень. Словно кто-то следил за ними, бегая по двору. Это было абсолютно невозможно, потому что Ольга твердо помнила, что заперла калитку на все замки, а забор вокруг участка тянулся очень высокий.

И все же она встала с дивана, пока Кристина листала каталог, и как бы невзначай подошла к окну – поправить шторы. Заодно выглянула во двор. Он хорошо освещался фонарями, особенно сейчас, когда снег отражал их свет, и спрятаться было практически негде: садоводством Ольга не увлекалась. Хотя парочка деревьев на участке все-таки росла. А еще на противоположной стороне стояла беседка-барбекю, но это было довольно далеко.

За ее спиной Кристина вдруг тихо охнула, и Ольга поспешно обернулась, чтобы выяснить, в чем дело. Забыв про пульт и телевизор, девушка сидела, вцепившись обеими руками в телефон, смотрела в его экран и тяжело дышала, отчаянно стараясь не заплакать.

– В чем дело?

Вместо ответа Кристина дрожащей рукой повернула смартфон экраном к ней. С такого расстояния Ольга, конечно, ничего не могла прочитать, поэтому подошла ближе.

«Рядом с вами 19 чудовищ. Найти?»

– Сколько? – нахмурилась Ольга и тут же достала из кармана свой смартфон.

Иконка приложения, кнопка поиска. «Радар» крутился, как показалось, непривычно долго, пока наконец не появилась такая же надпись, как у Кристины.

Резкий вскрик едва не заставил Ольгу выронить смартфон. Она снова посмотрела на Кристину, но та уже зажала себе рот рукой и смотрела на что-то за ее спиной, в окне. Снова пришлось оборачиваться, и на этот раз Ольга чуть не закричала сама.

За окном действительно кто-то был. Незнакомец в объемной куртке, с надвинутым на лицо капюшоном. Он – лица Ольга не видела, но почти не сомневалась, что это мужчина, – стоял у самого окна. Заметив, что они смотрят на него, незнакомец поднял руку и издевательски помахал им. А потом поднял другую руку, в которой держал смартфон, и направил его на них.

– Он что, снимает нас? – почему-то шепотом спросила Кристина.

– Не знаю, – тоже едва слышно ответила Ольга. – Не паникуй, он не войдет. У меня антивандальные окна, они не бьются.

– Да он и не пытается их разбить, – заметила Кристина. Голос ее дрожал, даже когда она говорила шепотом. – Это и пугает. Он снимает видео. Он знает, что с нами сейчас что-то произойдет.

– Спокойно-спокойно, – уверенно повторила Ольга, но скорее себе, чем Кристине. – Надо где-то спрятаться и позвонить в полицию.

Она говорила все это, но сама не могла пошевелиться, будучи не в силах отвести взгляд от мужчины за окном. Его спокойная уверенность в том, что ему есть, что снимать, выводила из равновесия, парализовала тело и волю. Почему он так уверен? Кто он? Что он знает? Это о нем говорила та блондинка? Что он задумал? Зачем ему это?

– Что нам делать? – пискнула рядом Кристина.

Это привело Ольгу в чувство. Наверное, попади она в подобную ситуацию одна, так и стояла бы, пригвожденная к месту, словно попавший в свет приближающихся фар зверь. Но чувство ответственности за другого подстегнуло ее. Она схватила Кристину за руку и потащила на себя.

– Идем!

Они почти бегом выскочили в холл первого этажа. Ольга понимала, что второй этаж – это ловушка, но из дома ее сейчас все равно ничто не убедило бы выйти, поэтому первый этаж получался ничуть не меньшей ловушкой, ею стал весь дом. Но на втором этаже больной ублюдок в объемной куртке хотя бы не сможет их снимать!

Однако стоило им ступить на первую ступеньку лестницы, как что-то словно схватило Ольгу, не давая подняться выше. Потянуло за свитер, за руки, за ноги, даже, кажется, за волосы, останавливая. Она замерла и подняла взгляд: на поворотной площадке воздух заметно дрожал. Такое бывает, когда смотришь поверх пламени. Вот только огня нигде не было, а дрожащего воздуха было много.

Кристина тоже заметила феномен. Как по команде они подняли смартфоны, нажимая на кнопку «Найти» и запуская камеру.

Существа были уже в доме. Чудовища, о которых говорила Кристина и которых сама Ольга смутно видела в ее дворе в лучах солнечного света. Штуки четыре толпились на площадке, из-за чего воздух и дрожал.

Стоило посмотреть на них сквозь камеру, как силуэты встрепенулись, зашевелились, развернулись и начали медленно спускаться им навстречу. Рядом снова всхлипнули от страха. Ольга опустила смартфон, убрала его в карман и подтолкнула Кристину к маленькому коридорчику. На первом этаже было всего два помещения без окон в пол: топочная и санузел, но изнутри запирался только санузел. Туда Ольга и затолкала Кристину, закрыла за ними дверь и повернула замок.

– Тихо, – прошептала она одним дыханием, поскольку Кристина поскуливала от страха, и этот звук в тишине ванной казался оглушительным.

Кристина снова зажала себе рот руками, отчего звук стал тише. Она отошла к самой дальней стене, прижалась к ней между душевой кабиной и унитазом. Ольга осталась у двери, прислушиваясь к тому, что происходит в доме. Там пока царила тишина, что позволило перевести дыхание и снова достать смартфон. Однако вызвать полицию оказалось невозможно: индикатор в уголке экрана показывал отсутствие Сети, хотя обычно в поселке проблем с сотовой связью не возникало.

– Что за черт? – выдохнула Ольга.

Она помахала смартфоном Кристине, одними губами спросила: «Есть прием?» Та после паузы сообразила, что от нее хотят, достала свой аппарат, потыкала в него. Спустя секунду на ее лице отразилось отчаяние. Она посмотрела на Ольгу и отрицательно помотала головой.

Где-то за дверью что-то щелкнуло. Один раз, потом другой. Ольга с ужасом осознала, что это двойной поворот дверного замка. Одного, второго, потом вопреки всем законам логики прошуршала отъехавшая в сторону, массивная щеколда.

«Я сплю, – подумала Ольга. – Я задремала за работой, поэтому мне снится этот кошмар. Потому что так не бывает. Пожалуйста, пусть это будет сон!»

Она напряженно вслушивалась, с отчаянием поглядывая на экран смартфона в надежде, что Сеть появится, но тот вел себя так, словно в нем вообще нет сим-карты. Наконец – казалось, целую вечность спустя – послышался звук открывающейся двери и шагов.

Мозг в отчаянии пытался придумать, что делать, но, желая скрыться от преследователя, подглядывающего в окна, Ольга загнала их обеих туда, откуда не выбраться через окно. Оно здесь было, но крохотное, просто для проветривания, в него могла пролезть разве что кошка. С каждой секундой сердце стучало все быстрее, и Ольге казалось, что она дышит слишком громко, что ее сейчас услышат.

Когда ручка двери дернулась, сердце замерло и провалилось вниз, а Ольга отскочила подальше, пытаясь вспомнить, есть ли здесь что-то, что может сойти за оружие. Этой ванной комнатой она не пользовалась, держала ее в основном для гостей и использовала больше как туалет, чтобы не бегать каждый раз на второй этаж. Здесь не было ничего, кроме мыла, полотенца и туалетной бумаги. И ершика – так себе оружие.

Ручка тем временем дернулась еще раз. Ольга уже была готова потянуться за тем самым ершиком, когда из-за двери прозвучал смутно знакомый голос:

– Ольга? Кристина? Вы там? Это Владимир Дементьев, из ИИН. Мы встречались вчера.

Из груди вырвался вздох облегчения вместе с каким-то странным звуком, похожим на всхлип. Ольга щелкнула замком, дверь открылась, и в дверном проеме действительно показался вчерашний незваный гость Кристины. На этот раз Ольга была куда больше рада его видеть. Она даже испытала иррациональное желание кинуться ему на шею, но удержалась, ограничившись широкой улыбкой, ей совершенно не свойственной.



18 февраля 2016 года, 0.30 Шмитовский проезд, г. Москва

Дементьев настоял на том, чтобы они обе поехали с ним и его другом, которого ни Ольга, ни Кристина раньше не видели. Ехать куда-то ночью с двумя незнакомыми мужчинами казалось не очень удачной идеей, но ни Дементьев, ни его друг не были похожи на парня в куртке, тот имел более скромную комплекцию. Приложение продолжало показывать, что рядом почти два десятка монстров, Кристина пребывала на грани истерики, сама Ольга до дрожи в руках боялась снова оказаться в ловушке, поэтому уехать с двумя незнакомцами просто стало меньшим из двух зол.

Будь Ольга чуть больше «в себе», если бы ее не трясло так сильно после пережитого, она бы сообразила поехать на собственной машине. Но все произошло так быстро, что она не успела даже как следует задуматься. Эта светлая идея пришла ей в голову только тогда, когда она вместе с Кристиной сидела на заднем сиденье чужой машины.

– Откуда вы взялись? – спросила Ольга, когда они миновали лесную дорогу и выехали на шоссе.

– Мы ехали к вам, – объяснил Дементьев, ловя ее взгляд в зеркале заднего вида. – Наше расследование показало, что вы обе в куда большей опасности, чем мы предполагали раньше.

– И что это значит? – хмуро уточнила Ольга.

Она видела, как мужчины переглянулись, но они то ли не хотели объяснять, то ли точно не знали, как это сделать. Вместо ответа Дементьев задал встречный вопрос:

– Почему вы прятались в ванной, а ваши калитка и дверь были открыты?

Ольге пришлось рассказать про парня в куртке за окном.

– Наверное, он как-то вскрыл замок, – закончила она неуверенно, отчетливо вспоминая шорох отъезжающей в сторону щеколды. Его она по-прежнему не могла себе объяснить.

– Уверен, для него это не проблема, – проворчал второй мужчина, которого Дементьев представил Иваном Сидоровым. Видимо, он приходился родственником той блондинке, что оставила Кристине свою визитку. Скорее всего братом, но нельзя было исключать и мужа.

На этом разговор закончился, не успев начаться. Оставалось только смотреть в окно, пытаясь понять, куда их везут. По крайней мере дело не кончилось глухим лесом или пустынной промзоной, наоборот, машина припарковалась в центральном районе рядом с престижным жилым комплексом. Дверь им открыл представительного вида мужчина, достаточно молодой и привлекательный, даже в это время суток одетый в брюки, рубашку и галстук. Он удивленно приподнял брови, обнаружив на пороге парочку лишних человек.

– У нас еще гости? – напряженно уточнил он.

– Да, – легко отозвался Дементьев и представил их: – Ольга, она же Марина, и Кристина. Девушки, это Константин Долгов. Любить не прошу, это нам и самим тяжело, но жаловать придется, поскольку это его квартира.

– И я терпеть не могу, когда ее превращают в проходной двор, – с демонстративно натянутой улыбкой заметил Долгов, скрещивая руки на груди.

– Кость, или мы временно их приютим, или к утру у нас будут еще два трупа, – серьезно заявил Дементьев, отчего Ольга непроизвольно вздрогнула. – Тебе какой вариант больше по вкусу?

Долгов прикрыл глаза, борясь с раздражением, и улыбнулся уже чуть более естественно.

– Прошу, проходите на кухню. – Он сделал широкий приглашающий жест.

Ольга обняла напряженную и настороженную Кристину за плечи и подтолкнула в указанном направлении. На кухне сидел еще один мужчина, заметно старше двух других, но и его вид не вызвал у Ольги никакой тревоги. Кем бы ни были эти люди, они не походили на маньяков или преступников. Впрочем, в книгах самой Ольги самыми страшными злодеями часто оказывались самые милые люди, а потому она не спешила расслабляться.

– Хотите чаю? – учтиво предложил Долгов.

– Я точно хочу, – заявил появившийся на кухне вслед за ними Иван. – И поесть.

– Ты всегда хочешь есть, – проворчал Долгов. – Холодильник там.

Он ткнул в соответствующий угол, давая понять, что искать пропитание Ивану предстоит самому, и занялся чайником. Странно, но эта маленькая сцена чуть-чуть разрядила обстановку, Ольга почувствовала себя немного увереннее.

– Объясните, пожалуйста, что происходит? – попросила она, когда на кухне появился и Дементьев. Почему-то он казался ей здесь главным.

Тот бросил на нее задумчивый взгляд, как будто мысленно прикидывая, стоит ли ей что-то объяснять. Потом странно дернул головой, видимо, договорившись с внутренним голосом. Однако вместо объяснений протянул сложенный лист бумаги мужчине постарше, имени которого она пока не знала.

– Вот полюбуйся, – предложил он.

Мужчина настороженно раскрыл лист и, как показалось Ольге, едва заметно вздрогнул, увидев то, что на нем было изображено. Ольга изогнула шею, чтобы подсмотреть. Необычная пентаграмма в центре и замысловатые символы, расходящиеся от нее спиралью, вызвали волну мурашек по всему телу. Во что она влипла?

– Что это? – напряженно спросила Ольга. – Это ведь не какая-нибудь сатанинская пентаграмма? Они обычно вписаны в круг, а тут… круг вписан в пятиконечную звезду?

Мужчина поднял на нее неуверенный взгляд, потом перевел его на Дементьева. Тот едва заметно кивнул. Мужчина вздохнул и положил лист на стол, чтобы все желающие могли рассмотреть его содержимое.

– Это Печать Темных Ангелов.

Ольге это не сказало ровным счетом ничего, Кристина тоже выглядела сбитой с толку, зато оживился Долгов.

– Темных Ангелов? – переспросил он, подходя к столу с кучей чашек, ручки которых он насадил на пальцы, чтобы унести сразу шесть. – Тех самых ваших приятелей?

Мужчина удостоил его тяжелым взглядом исподлобья, но ничего не ответил.

– Кто такие эти Темные Ангелы? – осмелилась спросить Ольга.

– Существа из другого мира, обладающие огромной сверхъестественной силой, – лаконично и исчерпывающе объяснил мужчина. – Можете считать их демонами, если вам это привычнее, но это не совсем так. Через подобную Печать они делятся своей силой с простыми смертными. Хотя этот вариант начертания довольно необычен.

– Зачем им делиться силой с простыми смертными? – не поняла Ольга.

– А что необычного в этой Печати? – в свою очередь, спросил Дементьев.

– Я раньше не видел таких внутренних линий. – Мужчина придвинул листок к себе, игнорируя вопрос Ольги и предпочитая ответить коллеге. – Помнишь, что означают вершины?

– Смутно, – признался Дементьев. – Что-то там про Жизнь, Смерть и Власть.

– Да, а также Любовь и Богатство, – кивнул мужчина, ткнув в раскинутые «руки» звезды. – Точки пересечений звезды и вписанного в нее круга образуют два основания, две стороны силы Ангела – свое и чужое, а для Жизни и Смерти эти точки означают начало и конец. Обычно внутренние линии соединяют между собой два основания. Например, тот некромант, при поимке которого мы познакомились, устанавливал благодаря Печати свою власть над чужим посмертием – и поднимал мертвых из могилы, превращал в своих рабов.

С каждым его словом Ольга все больше убеждалась, что спит. Должна спать. Потому что взрослые и на вид адекватные мужчины не могут обсуждать подобное на полном серьезе. А вид у всех четверых был более чем серьезный.

– Хорошо, – кивнул тем временем Дементьев, присматриваясь к рисунку. – А что же здесь тогда не так? Линии и соединяют вершины, разве нет?

Ольга против воли тоже с интересом присмотрелась к пентаграмме. Действительно, три короткие линии – или одна ломаная, как посмотреть, – соединяли между собой точки пересечений в «ножках» звезды. И еще одна линия опускалась на них сверху.

– Вот здесь не так, – догадалась Ольга, тыча пальцем в рисунок и эту опускающуюся сверху линию. Она заканчивалась не в точке пересечения звезды и круга, а упиралась в другую линию.

Иван и Долгов посмотрели на нее с суеверным ужасом, мужчина постарше – с одобрением, а Дементьев и вовсе с восхищением.

– Все верно, – кивнул мужчина, снимая очки и потирая лоб. – Здесь соединены между собой Начало Жизни с ее Концом, Конец Жизни – с Началом Смерти, и Начало Смерти – с Концом. А Власть над Другими упирается четко в середину этой ломаной линии.

– И что это значит? – спросил Дементьев.

– Понятия не имею, – честно признался мужчина со вздохом, чем заметно огорчил остальных.

– Нев, а это что? – спросил Иван, чертя пальцем в воздухе круг и, вероятно, имея в виду спираль символов, окружающую пентаграмму. – Какое-то заклинание? Вы можете прочитать?

Мужчина, у которого оказалось весьма необычное имя, снова надел очки и посмотрел на символы. В понимании Ольги они и буквами-то не были, но Нев кивнул.

– Да, это заклинание на языке Ангелов. Словесные формулы таких заклинаний трудно дословно перевести на наш язык, но думаю, я смогу прочесть и понять.

Он придвинул лист бумаги ближе и принялся поворачивать его по кругу, читая строчки, бегущие по спирали. Пока он это делал, Долгов разлил по чашкам чай, а Иван натащил из холодильника разной еды. В основном то, что Ольга не ела никогда, особенно ночью.

– Это тот самый призрачный файл, который вызывается в коде приложения, но который я не смог найти в ресурсах, – объяснил Иван, когда Нев снова отодвинул от себя лист и снял очки, на этот раз потирая переносицу.

Ольга сказала бы, что он сильно нервничает, но пытается это скрыть.

– Теперь понятно, почему приложение работает, – мрачно произнес Нев. – Им управляет не программный код, а заклинание и Печать Ангелов. Заклинание составлено так, что велит невидимому проявить себя, оно же скрывает файл-фотографию… Потрясающе, – добавил он с нервным смешком. – Никогда бы не догадался так сделать. Мне бы даже в голову не пришло, что сфотографированная Печать и текст заклинания могут работать в коде программы, но… очевидно, это так.

– Ясно, значит, с приложением разобрались, – хмыкнул Иван. – Осталось понять, кто его сделал и зачем, а также кто в конечном счете убивает: сущности, получившие внимание к своей персоне, или загадочный парень в куртке, обладающий магией Ангелов. Полагаю, это и есть наш Гек. Но как он может быть связан с вами?

Иван в упор посмотрел на Кристину, которая тут же съежилась под его взглядом.

– Я не знаю никакого Гека, – заверила она.

– Точно? – Ваня не выглядел убежденным. – А похоже, что он имеет на вас какой-то зуб. Вот это все, – он ткнул пальцем в рисунок Печати, – очень серьезно. Кто-то очень сильно заморочился, пытаясь извести вас. И если вы пятеро не дали ему достаточно вескую причину, то как минимум должны были дать повод.

– Но я правда не знаю никакого Гека! – с плаксивыми нотками в голосе повторила Кристина. – Мы никому ничего не делали!

– Гек? – переспросил Нев. – Как «Чук и Гек»?

– Вот, и я так же сказал! – обрадовался Ваня, на мгновение забывая про допрос Кристины.

– Только Сергей тебя не понял, – хмыкнул Дементьев. – Очевидно, его поколение про Чука и Гека ничего не знает. И вот вопрос: даже двадцатилетний парень называет создателя приложения «молодым парнишкой», то есть он как будто еще моложе его. Тогда почему Гек?

– От больной фантазии родителей никто не застрахован, – протянул Долгов. – Меня больше смущает, что какой-то молодой парнишка умеет пользоваться магией Ангелов. Это странно. Жутко и странно.

– Ольга, вы сказали, что видели его, – припомнил Дементьев. – Ну, вероятно, его, потому что кто еще мог проникнуть в ваш двор, чтобы понаблюдать за нападением потусторонних сущностей? Мы уже поняли, что он делает это каждый раз…

– Он не просто наблюдает, – перебила Ольга. Голос ее прозвучал немного хрипло от волнения. – Он снимал видео. На телефон.

– Вероятно, как и предыдущие два раза, – добавил Долгов.

– Вы разглядели его? – продолжил свою мысль Дементьев.

Ольга покачала головой.

– Он был в такой объемной куртке и с сильно надвинутым на лицо капюшоном, поэтому едва ли смогу сказать о нем что-то конкретное.

– Хотя бы рост, комплекцию? Что-нибудь?

– Он довольно высокий, но показался мне… щупленьким. – Ольга пожала плечами. – Куртка, конечно, придавала объема, но мне показалось, что он весь такой… – Она замялась, подбирая слова и почему-то вспоминая Олежку. – Знаете, мальчики сейчас часто такими бывают, как будто их недокармливают. Или они сами недоедают…

– Мальчик, говорите, – повторил Нев задумчиво.

Ольга улыбнулась:

– Мне сорок пять. Для меня все, кто моложе тридцати, мальчики.

– Думаю, в этот раз вы близки к истине, – вздохнул Нев и обратился к Ивану: – Помните то расследование в Красном Яре, когда мы искали ваших пропавших друзей?

– Да. А это здесь при чем?

– Мальчика Егора, внука местного колдуна, помните?

Иван кивнул, все больше хмурясь.

– Случайно отчество его не знаете?

– Случайно знаю. Я ж тогда, когда расследовал махинации Дворжака, на каждую его жертву информацию искал. Егор Константинович он.

– А фамилия его Головин, – подытожил Нев с таким видом, словно это все объясняло.

Ивану, судя по проблеску понимания в глазах, действительно объяснило. Но только ему, потому что остальные, включая Ольгу, продолжали смотреть на Нева вопросительно.

– Он такой же Гек, как я Нев, – милостиво добавил тот. – Головин Егор Константинович – Гек. Думаю, он повторил это за мной.

– Нев – это что, ваше… хм… ФИО? – недоверчиво уточнила Ольга.

– Да, меня зовут Нурейтдинов Евстахий Велориевич. Когда я впервые в жизни регистрировался на форуме в Интернете, там требовался никнейм. Мне хватило фантазии только на то, чтобы назваться по первым буквам фамилии, имени и отчества. Потом я стал называться так везде. Со временем друзья, с которыми я познакомился на одном из этих форумов, стали называть меня так и в жизни. Прижилось прозвище.

– Нев, это не может быть Егор, – возразил Ваня. – Молитвами нашего замечательного шефа его сграбастало небезызвестное вам ЗАО.

– Не было у нас такого, – меланхолично отозвался Долгов.

– В смысле – не было? – удивился Ваня. – Я сам проверял: парнишка исчез через некоторое время после того, как мы оттуда уехали. Как в свое время исчезла Марина из Питера, как была похищена Карина…

– Марина из Питера была, – кивнул Долгов. – И Карина была. А вот Егора из Красного Яра не было. Я бы запомнил.

– Может быть, он просто через тебя не проходил? – предположил Дементьев.

– Такого быть не может, – отрезал Долгов. – Все люди со способностями проходили через мою медслужбу и меня лично. Для того меня и держали, смею вам напомнить. Головина Егора Константиновича не было.

– Может, ты забыл? – фыркнул Ваня. – Сколько их через тебя прошло?

Долгов помрачнел, Ольга это заметила. Он опустил взгляд, кадык на шее нервно дернулся, но голос прозвучал ровно:

– Много. И я помню каждого, в лицо и по имени.

В кухне на несколько секунд повисла мертвая тишина. Иван косился на Долгова, Нев и Дементьев обменялись выразительными взглядами. Кристина молча хлопала глазами и даже дышать старалась потише, чтобы к ней снова не пристали с неприятными расспросами. Ольга наблюдала одновременно за всеми, пытаясь унять больную фантазию, которая уже складывала все обрывочные фразы и многозначительные взгляды в единый сюжет для новой книги.

– Хорошо, – подытожил Иван через какое-то время. – Предположим, парнишка тот сбежал сам. Но, Нев, почему вы думаете, что это он? Ему тогда лет тринадцать было? Сейчас максимум шестнадцать. Да он наверняка бродяжничает где-то недалеко от родного поселка. Если вообще еще жив.

– Вы недооцениваете его, Иван, – строго заметил Нев. – Потому что не понимаете той силы, которой он владеет. Владеет не как я, а от рождения. Еще три года назад он предупредил меня, что претендует на позицию Избранника. Еще тогда, понимаете? Он уже знал об этом больше, чем я.

– Но вы уверены, что он мог добраться до Москвы и все это организовать? – продолжал сомневаться Дементьев.

Нев снова нервно снял очки, тут же их надел, неловко поерзал на месте, вздохнул, вытащил из кармана пиджака сложенный в несколько раз тетрадный лист и выпалил, расправляя его на столе:

– Думаю, да. Потому что я уже полгода время от времени получаю сообщения без подписи. Их кидают в мой почтовый ящик, а первое и вовсе принесли в наш офис. Это я достал из своего почтового ящика в понедельник, перед тем как сесть в «Сапсан».

– «Ты правда думаешь, что ты лучше меня?» – прочитал вслух Дементьев. – Но это ничего не доказывает. Кто угодно может слать подобные записки. Мы даже не можем быть уверены, что записка связана с нашим расследованием.

– Не слишком ли много совпадений? – неожиданно поддержал теорию Нева Иван. – Не думаю, что людей, владеющих малоизвестной магией, так уж много.

– И еще меньше тех, с кем я знаком, – добавил Нев. – По сути, только Егор и тот питерский некромант, но он мертв.

– У меня один вопрос: Лиля знает? – сурово поинтересовался Иван, из чего Ольга сделала вывод, что он все-таки ее брат. А Нев, судя по всему, тоже приходился ей кем-то близким.

Он с виноватым видом покачал головой.

– Я собирался ей сказать, но… Так и не собрался.

– Интересно почему? – Дементьев выглядел и удивленным, и раздосадованным. – Почему ты никому из нас не сказал, что магически одаренный подросток решил поиграть с тобой?.. Черт, – вдруг прорычал Дементьев, закрывая лицо руками. – До сих пор странно говорить о подобном!

– О, ну слава богу, оказывается, не одной мне странно, – не удержалась от комментария Ольга.

Мужчины на мгновение удивленно посмотрели на нее, словно успели забыть об их с Кристиной присутствии. Ольга махнула руками, как бы говоря: «Продолжайте-продолжайте!»

– Я не знаю, – вздохнул Нев, снова снимая очки и кладя их рядом с собой на стол. – Письма приходят редко. Было одно в день открытия ИИН, потом через месяц я нашел второе в почтовом ящике. На два месяца все стихло, потом он напомнил о себе снова. Но ничего не происходило, понимаете? Казалось, он просто дразнит меня, пытается вывести из равновесия. Потом я получил от него… кхм, новогоднюю открытку. И вот теперь это.

– Похоже, мальчик видит в вас фигуру отца, – заметил вдруг Долгов. – Ну, или в нашем случае скорее деда. Я так понял, именно дед был колдуном? Вероятно, через вас он ищет его одобрения.

– Да в гробу он видел мое одобрение, – неожиданно резко отозвался Нев. – Иначе не убивал бы людей!

– Хорошо, а зачем еще он это делает, если это не какое-то магическое противостояние с тобой ради признания? – задался вопросом Дементьев.

Нев поднял взгляд, обвел им присутствующих. Как любой человек, постоянно носящий очки, без них он выглядел непривычно и немного беззащитно. Но как убедилась Ольга, это впечатление развеивалось, стоило ему посмотреть прямо на человека.

– Потому что может, – наконец тихо объяснил он. – Потому что он – шестнадцатилетний парень, обладающий мощной, смертоносной силой, от которой даже у меня кружилась голова. Но мне хватило опыта и знаний, чтобы заранее оценить возможные последствия применения силы ради собственного удовольствия. А у него их нет. Ему просто весело. Прикольно, как это называется…

– Я все равно не понимаю, почему здесь? – подал голос Долгов. – Раз в Питере он сам приносил вам записки, то ему было логичнее устроить то же самое там. Какая разница? Зачем ехать в Москву?

– Может быть, дело все-таки и в жертвах в том числе? – Ваня снова посмотрел на Кристину.

– Я уже сказала: мы не знаем этого парня, – упрямо повторила та.

– Думаю, это действительно так, – согласно кивнул Нев. – Ребята попали под раздачу случайно, Михаил неосознанно втянул их в эту историю, пройдя по ссылке. Мог быть кто-то другой. Почему в Москве – не знаю.

– Почему он делает это здесь, не так важно, – отмахнулся Дементьев. – Найдем его – спросим. Весь вопрос в том, как нам его найти?

– Мы не сможем его найти, – покачал головой Нев. – Когда он захочет, он сам нас найдет, потому что мы на виду. А мы его найти не сможем.

– Даже с помощью вашей магии? – уточнил Долгов.

– Особенно с помощью моей магии.

– Ладно, – не стал спорить Дементьев. – Тогда мы должны его остановить. Испортить ему прикол. Не дать убить Кристину и Ольгу. Прогнать потусторонние сущности, которые их преследуют. Кстати, почему вообще они их преследуют?

– Потому что они на них смотрели, – предположил Нев. – Это как погладить бродячую собаку: уделишь ей минуту внимания – потом не отвяжешься.

– Но что-то ведь можно сделать? – пискнула Кристина. – Как-то их прогнать?

Нев пожал плечами и сокрушенно покачал головой.

– Нужно думать. Сейчас я уже почти не соображаю.

– Нам всем нужен отдых, – согласился с ним Долгов. – Утро вечера… как известно… Нашим внезапным гостьям я, так и быть, уступлю диван. Но за это заберу твою надувную кровать.

Последняя фраза со смешком была адресована Дементьеву, но тот никак не отреагировал. Нев молча встал и направился к выходу из кухни, но вопрос Кристины его остановил:

– А эти… чудовища не придут за нами сюда? Как они пришли в дом тети Оли.

– Нет, – заверил Нев. – Это место защищено, вам не о чем волноваться.

– Защищено? – переспросила Ольга. Она никак не могла отделаться от ощущения, что все-таки спит и видит чертовски реальный сон. – Как именно?

У Нева вырвался странный смешок, он обернулся и развел руками.

– Моей магией, конечно.

И с этими словами он наконец вышел.

– А, ну да, – пробормотала Ольга. – Как я сама не догадалась?

– Вы скоро привыкнете к этому, – улыбнулся Иван. – Нужно немного времени.

Однако Ольга была совсем не уверена, что хочет к подобному привыкать.



18 февраля 2016 году, 2.05 Марьинский бульвар, г. Москва

Как многие любят пятницу, так Олежка обожал среду. По крайней мере в этом учебном году. Четверг в его расписании значился днем курсового проектирования, а потому фактически был выходным. Именно поэтому Олежка старался по возможности освобождать вечер среды от поездок к Марине Врановой. Нет, он прекрасно знал, что на самом деле ее зовут Ольга Воронцова, но предпочитал называть Мариной, потому что сначала познакомился с ней как с писательницей, а уже потом как с человеком.

Он искренне считал, что с подработкой ему несказанно повезло: кто еще мог похвастаться тем, что работает на знаменитость за неплохие деньги, имея при этом свободный график? Конечно, иногда друзья подтрунивали над ним, намекая, что ассистент, бегающий с химчисткой и закупающий продукты, – это девчачья работа, но это наверняка от зависти. Олежка свято верил, что работа не делится на мужскую и женскую. Она бывает легкой и тяжелой, любимой и ненавистной, хорошо оплачиваемой и нет – вот и все деления. Помощь по хозяйству Марине Врановой попадала в категорию легких, приятных денег, а потому оценивалась им очень высоко. Порой он всерьез раздумывал над тем, чтобы остаться при Марине и после окончания учебы, а в освободившееся время заняться каким-нибудь фрилансом. Или, может быть, Марина посоветует его паре коллег? Или сама нагрузит побольше да поднимет оплату? Перспектива сесть в офисе на пять дней в неделю с жестким графиком наводила на Олежку тоску.

Но пока об офисе думать было рано. День во всех смыслах удался: ехать за город не пришлось, пары пролетели быстро. Они всегда пролетали быстро, если незаметно вставить в ухо наушник и включить аудиокнигу. Кто-то предпочитал слушать музыку, а Олежка – книжные новинки. Может быть, однажды он тоже станет писателем? А что, связи в издательстве у него, считай, есть. И Марина наверняка не откажется прочитать его первую нетленку и дать несколько советов.

Вечер с фильмом и Катюхой прошел как по маслу, грех было жаловаться. Девушка ему очень нравилась: красивая, веселая, легкая. Она не выносила мозг, как любили многие ее сверстницы, не была клинической идиоткой, но и не играла в самую умную. Проводить с ней время было сплошным удовольствием, но Олежка точно знал, что однажды они расстанутся без каких-либо сожалений с обеих сторон.

Сейчас, когда кино, ужин в забегаловке с псевдояпонской кухней и бурный секс остались позади, Олежка расслабленно полусидел-полулежал на диване со смартфоном в одной руке и сигаретой в другой. Вставать рано утром не предстояло, Катя давным-давно уехала домой, а скромная однокомнатная квартира уже с полгода была в полном его распоряжении. С тех пор как родителям досталась по наследству квартира побольше и поцентральнее. В общем, не жизнь, а малина, не вечер, а сказка!

Ничего особо интересного в Интернете не происходило. Олежка вяло листал новостные ленты, читал статьи, на которые его выбрасывали ссылки, и в целом скорее просто ленился. Большую часть времени он даже не задумывался о том, что читает и зачем, на какую ссылку тыкает и куда она его приводит. Пока очередная не открыла видео, привлекшее его внимание.

Начальные титры обещали невероятное зрелище, которое изменит его восприятие мира. Дальше шла приписка, что впереди – реальная съемка без всякого монтажа и спецэффектов. Олежка только хмыкнул, криво усмехнувшись, но смотреть продолжил.

После титров включилась любительская запись, сделанная на смартфон. Ярко освещенный двор, парень, его пересекающий, вдруг начинает оглядываться, потом останавливается, смотрит на что-то сквозь темноту.

Олежка затушил сигарету в пепельнице и чуть сполз, меняя позу на более удобную и более лежачую. К чему ведет видео, пока было непонятно, но выключать не хотелось.

Парень в кадре тем временем проявлял все больше беспокойства: начал метаться, озираться, даже что-то выкрикивать. Он достал смартфон и взял его так, словно тоже пытался что-то снимать. Олежка против воли нахмурился, в голове шевельнулось смутное воспоминание, а парень на видео продолжал сходить с ума от ужаса в совершенно пустом дворе.

Запись внезапно прервалась, и на черном экране появилась надпись: «А вот что там происходило на самом деле».

Видео началось сначала. В первые мгновения показалось, что без изменений, но вскоре Олежка заметил, как вокруг парня собираются бесформенные тени. Теперь стало понятно, что оглядывался он на них и снимал тоже их. Тени постепенно окружали его, с каждой секундой усиливая панику и метания.

Теперь Олежка, наоборот, сел, поднес смартфон ближе к глазам, напряженно вглядываясь в изображение.

– Фигасе, – пробормотал он, дивясь тому, как хорошо наложены призрачные фигуры.

Просто чистый Голливуд, не прикопаешься. Выглядело все до того естественно, что казалось настоящим.

Запись обрывалась в том же месте, а следующий титр сообщал, что это не единичный случай. Дальше начиналась новая запись, сделанная уже в другом месте. Еще один парень тоже сначала шел себе и шел, потом начинал метаться, доставал смартфон. На абсолютно пустынной дороге он вдруг смотрел почти в самую камеру и звал на помощь. Тоже так натурально, что пробирала дрожь. И снова титр обещал показать, что происходило на самом деле, и запись повторялась, но на этот раз героя обступали уже немного другие фигуры. Однако выглядели они ничуть не менее реалистично и оттого – жутко.

Запись опять оборвалась на полуслове. Началась еще одна. На этот раз снимали через окно и тюль, но все равно в кадре были видны две испуганные женщины. Точнее, одна еще совсем девчонка, а вторая…

– Да ладно, – выдохнул Олежка, улыбаясь. – Марина?

Он очень хорошо знал эту женщину и гостиную в ее доме, сам был там еще вчера! Марина очень натурально изображала испуг, потом схватила за руку девушку, сидевшую до этого на диване, и они обе устремились прочь из комнаты. Дальше видно было плохо, потому что действие происходило в холле, видимость через дверь гостиной была ограничена, но Олежка смог разобрать, как сначала Марина и девушка собирались спуститься по лестнице, потом замешкались и мгновение спустя кинулись в другом направлении.

Запись оборвалась и началась сначала. Теперь стало видно: все то время, что Марина и ее гостья находились в гостиной, рядом с ними стояли полупрозрачные фигуры с человеческими очертаниями и даже неким подобием лиц, но с пустотой на месте глаз. И снова все выглядело так реально, так естественно, словно действительно обошлось без спецэффектов. Ощущение реальности происходящего усиливалось тем, что призрачные фигуры каждый раз выглядели по-разному, и тем, что последнюю участницу видео Олежка знал лично.

«Как они это видят?» – гласил новый титр на экране. И тут же его сменил новый. Крупными буквами на экране появилось название: «Чудовищ.net». Следом из темноты выплыла приписка: «Приложение, которое изменит твое восприятие мира». И снова смена надписи: «Скачай и узнай, кто в комнате рядом с тобой!»

Надписи исчезли, уступая место изображению пустой гостиной Марины Врановой. Ну как пустой… В ней не было ни девушки, ни самой Марины, но полупрозрачные безглазые фигуры продолжали неподвижно стоять на местах. Олежка вздрогнул и едва не выронил смартфон, когда одно из них вдруг появилось у окна и заглянуло в камеру. На чем ролик благополучно закончился.

– Бомбически, – выдохнул Олежка, пытаясь унять сердцебиение.

Пальцы сами собой открыли мессенджер, скопировали ссылку и кинули в чат с Мариной. Он не боялся разбудить ее посреди ночи, точно зная, что перед сном она переводит телефон в режим «не беспокоить», позволяющий издавать звуки и вибрации только будильнику.

«Так вот о чем вы говорили! Феерично! Браво! Крутое промо!!!! А когда можно будет почитать??? Или это сразу будет фильм???»

Олежка щедро приправил сообщения смайлами: восторженными, просящими, растерянными. Отправив его, он тут же снова перешел в окошко с видео и ткнул на ссылку в описании.

Приложение скачалось в секунды, само установилось и предложило провести поиск. Радар покрутился, и вылезло сообщение: «Рядом с вами нет чудовищ». Олежка нахмурился и запустил поиск еще раз. И еще. Тот же результат.

– Обломинго, – пробормотал он.

Какое-то время он читал комментарии под видео, добавил свой с теорией, что это промо либо новой книги Врановой, либо фильма по ее сценарию. Он не был уверен, что Марина пишет сценарии, но очень уж крутая графика присутствовала в роликах, на такое могла разориться только киностудия.

Он запостил ссылку на видео на своей странице в паре соцсетей, скинул его паре десятков друзей и приятелей, в том числе, конечно, Катюхе. Получил в ответ три гневных смайла от тех, кто как раз пытался уснуть и не мог.

Время близилось к трем часам ночи, глаза наконец начали слипаться. Отложив телефон, Олежка встал с дивана, чтобы пойти в ванную. Почистить зубы и умыться – это святое, так он считал. В его мире не было места испорченным зубам и прыщам. Душ тоже не мешало бы принять, но было уже лень.

Он едва успел сделать шаг, как смартфон призывно пиликнул. Уведомления приходили постоянно, чаще всего ничего срочного, но привычка заставила потянуться за гаджетом, который он и так почти не выпускал из рук. На экране светилось уведомление от «Чудовищ.net»: «Рядом с вами 1 чудовище. Найти?»

Олежка знал, что это рекламный трюк, но, когда жал на кнопку, все равно почувствовал, как по спине пробежал холодок.

Глава 10

18 февраля 2016 года, 7.30 Шмитовский проезд, г. Москва

Назвать утро добрым язык не поворачивался. Хотя бы потому, что Дементьеву так толком и не удалось уснуть. Долгов, последовательный в своей вредности, действительно отобрал у него надувную кровать. На его кухне хватало места, чтобы поставить две, а на кроватях хватало места, чтобы спать на них втроем, если поставить рядом. В тесноте да не в обиде. Но Долгов был непреклонен. Дементьев понимал: это месть за то, что они оккупировали его квартиру, поэтому даже не особо спорил. Пытался спать на кухонном диванчике. Узком, коротком и жестком. В итоге почти всю ночь провел на границе сна и бодрствования, провалился в сон перед самым рассветом и проснулся, наверное, всего час спустя от резкой боли в спине. За окном едва начало светлеть.

Цели своей Долгов добился: Дементьев навсегда зарекся селиться в его квартире во время командировок в Москву.

В тишине утра приглушенное завывание включающейся кофемашины прозвучало громоподобно. Долгов дернулся, тревожно попытавшись сесть. Осознав, какой именно звук его разбудил, он упал обратно на подушку и процедил:

– Ненавижу тебя.

– Взаимно, – хмыкнул Дементьев.

– Убью обоих, – донеслось сонное замечание Вани.

– А вот и нет. Утро на дворе, господа следователи. – Дементьев демонстративно потянулся и гаркнул: – Рота, подъем!

Ваня сел на кровати, то ли тихо рыча, то ли все еще храпя.

– Нет, все-таки с Дворжаком было как-то попроще, – пробормотал он.

Долгов, в свою очередь, пробормотал что-то совсем непечатное. Однако оба зашевелились, вставая. Дел впереди хватало. Ване предстояло как минимум взломать и отключить сайт, а у остальных была еще более сложная задача: придумать, что делать с последствиями шалости Егора и как не дать ему продолжить шалить. Второе было особенно непонятно.

Меньше двадцати минут спустя на кухне молча сидели трое хмурых мужчин, каждый увлеченный своей чашкой кофе. Именно тогда к ним присоединился четвертый. Нев хоть и спал в кровати, выглядел все равно невыспавшимся. Коротко кивнув присутствующим, он потянулся за чашкой кофе для себя.

– Как там Лилька? – поинтересовался Ваня хриплым со сна голосом.

– Она еще спит, – отозвался Нев, морщась от шумной работы кофемолки.

– Пусть спит, покой в данном случае – самое лучшее лекарство, – заметил Долгов.

– А тем, кому покой только снится, не помешала бы болеутоляющая таблетка, – проворчал Дементьев.

– Мне бы тоже, – вздохнул Нев.

– Не группа исследователей, а какой-то обоз разваливающихся телег, – усмехнулся Ваня, к которому постепенно возвращалась привычная бодрость. – Ладно Нев, но ты-то чего, – пожурил он Дементьева. – Молодой еще!

– Иван, давно хочу вам сказать: мало кто умеет делать комплименты так же изящно, как вы, – с угрюмым сарказмом заметил Нев.

Ваня только довольно улыбнулся, удовлетворенно отмечая про себя, что он в достаточно хорошей форме.

– На самом деле мое состояние меня не удивляет, – проворчал Дементьев. – А вот твое – да, – добавил он, обращаясь к Неву. – Я-то не спал всю ночь…

– Да я почти тоже, – признался Нев. – Все думал о том, что делать с Кристиной и Ольгой.

– И до чего додумались? – тут же поинтересовался Долгов.

– Пока все, что я могу предложить, – это удалить приложение.

– Так просто? – усомнился Дементьев.

– Да, так просто, – кивнул Нев.

Он вспомнил про кофе, дожидавшийся его в кофемашине, взял чашку и сел за стол к остальным.

– Я подумал про Михаила. Ты сам обратил внимание на то, что он первым скачал приложение, раздал остальным, а потом жил себе спокойно, никто его не преследовал. В чем разница между ним и всеми остальными?

Дементьев задумался на пару секунд, после чего его лицо просветлело.

– Он не пользовался приложением! Ему подарили новый смартфон, старый разрядился – и все, на новый он приложение так и не поставил.

– Вот именно, – кивнул Нев.

– Да, и Дворжак рассказывал, что в Питере Свету чудовища не преследовали, – подхватил Ваня, – потому что она оставила смартфон дома.

– Чем больше ты смотришь на них, тем больше они смотрят на тебя, – повторил Нев свою же мысль. – Это ловушка замкнутого круга, в который попадаешь, как только запускаешь приложение в первый раз. Ты первый раз смотришь на чудовище – и оно тебя замечает. Приложение снова и снова напоминает тебе о том, что чудовище рядом, ты смотришь снова и снова, подпитывая чудовище своим страхом, пока оно не проникает на твой уровень реальности и не убивает тебя.

– Но почему их становится больше? – задался вопросом Дементьев.

– Возможно, они чувствуют возникающую брешь, – пожал плечами Нев. – Не знаю. Но думаю, что удалить приложение – наш лучший вариант. Сейчас он нам доступен: мы знаем всех, кто скачал приложение. Если удалим и сайт, то проблему можно будет считать частично решенной.

Дементьев посмотрел на Ваню, который уже тянулся к ноутбуку.

– Уже занимаюсь, – заверил он. – Сделайте мне кто-нибудь бутерброд, а?

Три пары глаз с сомнением посмотрели на него, и Ваня понял, что ухаживать за ним никто не станет. Поэтому, пока ноутбук грузился, перетащил на стол всю еду из холодильника. К тому моменту, как открылся сайт, он успел соорудить себе внушительных размеров многослойный сэндвич.

А вот откусить от него так и не смог, уставившись на загрузившуюся страницу удивленным взглядом.

– Эм, ребят, тут что-то не то.

– Что именно? – настороженно отозвался Дементьев.

– Скачивания очень сильно подросли.

– Насколько сильно?

– Приблизительно в сто раз. – Ваня поднял взгляд на Дементьева. – Уже больше полутора тысяч.

– Но откуда? – удивился Нев.

– Отсюда!

Все повернули головы: на пороге кухни стояла Ольга Воронцова. Тоже невыспавшаяся и помятая, как и они все. Ольга спала, не раздеваясь, а поскольку она и так испытывала серьезные проблемы с засыпанием в незнакомом месте, то и ее ночь получилась непривычно длинной. Однако утро оказалось неожиданно бодрым.

Она подошла к Дементьеву и показала экран своего смартфона. На нем шел ролик, озаглавленный: «Хочешь увидеть то же, что увидели они?» На экране мелькали то кадры любительской съемки, то какие-то надписи. Под видео была размещена ссылка на сайт «Чудовищ.net» и призыв: «Скачай и узнай, кто в комнате рядом с тобой!» Счетчик просмотров показывал, что уже больше полутора сотен тысяч человек ознакомились с видео.

– Похоже, оно было загружено вскоре после того, как вы нас забрали, – предположила Ольга. – И распространено через тематические паблики в Интернете. Мне это прислал мой помощник Олежка – большой поклонник мистики.

– И что, люди видят это и скачивают? – удивился Дементьев. – Совсем идиоты, что ли? Кому хочется умереть так же?

– Во-первых, в этом ролике никто не умирает. А во-вторых… Посмотрите комментарии, – предложила Ольга, касаясь пальцем экрана и кладя руку на спинку его стула для опоры. – Все думают, что это промо фильма или игры. Даже мой помощник решил, что это реклама моей новой книги.

– Будь это ваша книга, она бы имела успех, – хмыкнул Ваня, но в его голосе не чувствовалось веселья. – Тысяча пятьсот пятнадцать скачиваний за те несколько часов, что ролик висит в Интернете. О, уже шестнадцать.

– Его качает каждый десятый посмотревший, – выдохнул Дементьев, прикрывая глаза. – Вань, отключи сайт, срочно.

– За пять минут такое не делается, – возразил тот, стуча по клавишам.

– Но если ты этого не сделаешь достаточно быстро, погибнет куча людей, – заметил Долгов.

– И это будет целиком и полностью наша вина, – добавил Нев. – Потому что мы недооценили масштаб задумки Егора. И вовремя не остановили его.

– Да, верно, – протянул Ваня, снова защелкав клавишами. – Тогда для начала по-быстрому положим сайт, а уже потом займемся остальным.



18 февраля 2016 года, 8.20

Стремительно выпив чашку кофе и немного послушав разговоры, которые утром – тем, что мудренее, – не стали казаться более внятными, Ольга поторопилась сбежать с кухни. Она вернулась в комнату, где они с Кристиной провели ночь. Девушка уже не спала, сидела на разложенном диване и обводила комнату смартфоном, проверяя наличие поблизости потусторонних сущностей.

– Сюда они действительно не заходят, – с едва заметной улыбкой сообщила она. – Поиск показывает, что они где-то рядом, но здесь их нет.

– Выключи его, – спокойно велела Ольга. – Выключи и удали.

– Как это? – испуганно переспросила Кристина. – Как же я буду следить за тем, где они?

– А вот не надо следить. Не надо на них смотреть. – Ольга коротко пересказала Кристине то, что успела услышать, пока пила кофе. И с чем внутренне была согласна. – Так что вся проблема началась с того, что ты на них смотрела. Перестанешь смотреть – они уйдут.

Кристина сверлила ее недоверчивым взглядом исподлобья, то и дело косясь на экран смартфона. Ольга не выдержала, стремительно подскочила к девушке и выхватила аппарат. Игнорируя протесты, мольбы и тянущиеся к ней руки, уверенным движением удалила приложение.

– Вот и все, – выдохнула она с улыбкой, возвращая смартфон Кристине. И предложила: – Поехали домой?

– Эй, какое домой? – возмутился незаметно подкравшийся Дементьев.

Он остановился совсем рядом. Настолько, что Ольга могла почувствовать резковатый, но отчего-то приятный запах лосьона после бритья, которым он только что воспользовался. И хотя она уважала мужчин, находящих время побриться, невзирая на творящуюся вокруг чертовщину, ей все равно непроизвольно захотелось отодвинуться. Слишком близко, а она всегда предпочитала соблюдать дистанцию.

– Мне надо работать, я и так выбилась из графика, – объяснила Ольга. – А я почти не спала. Мне нужен душ, свежая одежда, нормальная еда и немного отдыха. Все это невозможно получить здесь.

– Нужно сначала разобраться в ситуации до конца, – возразил Дементьев. – Никуда ваши книги не денутся. Ваша жизнь все еще может быть в опасности.

– Я же удалила приложение. Все, могу спать спокойно. Я и так-то толком никого не успела увидеть. Только чудовищ Кристины и легкое дрожание воздуха. Приду домой, посплю, потом сяду за работу, чудовища заскучают со мной – и уйдут.

– А Гек? Что, если он вернется?

– Шестнадцатилетний пацан? – усмехнулась Ольга. – Нет, пожалуй, теперь, даже если он появится в моем дворе, я его не испугаюсь.

– А зря. – Дементьев сокрушенно покачал головой. – Вы же слышали Нева, этот парень опасен.

– Я слышала, – вздохнула Ольга. – И честно говоря, мне кажется, вы тут все немного спятили. Поэтому я бы предпочла вернуться к себе.

– Ольга…

– Даже если вы правы! – настойчиво перебила она. – И этот парень действительно опасен… Он не вернется. Это против логики сюжета и персонажа.

Дементьев удивленно приподнял брови. Его собеседница выглядела очень уверенно, но причины такой уверенности были ему непонятны.

– Что вы имеете в виду?

– Он уже снял меня в своем фильме, – спокойно объяснила Ольга. – Ему не за чем возвращаться. В этой истории я проходной персонаж, который уже выполнил свою роль. Теперь пришло время мне вернуться домой и исчезнуть из сюжета.

Как реагировать на такое, Дементьев не знал. Он даже не мог понять, говорит ли она серьезно или это какой-то специфический писательский юмор.

– Мы не в одной из ваших книг, – возразил он наконец.

– Не в моей, – согласилась Ольга с улыбкой. – Но мы все герои чьей-то книги.

– Оля, это не шутки!

– Володя, я и не шучу.

Она упрямо скрестила руки на груди, строго глядя на него. Но стоило ему поймать ее взгляд, как она тут же отвернулась. Поджала губы и спросила уже более серьезным и даже немного резким тоном:

– Давайте так: вы имеете право меня здесь удерживать против моей воли?

– Нет, – сухо признал Дементьев.

– Тогда я уезжаю. Кристина, ты со мной?

Она повернулась к девушке, но та и не дернулась встать.

– Я бы лучше осталась здесь, – призналась она. – Если это место действительно защищено…

– Магией? – насмешливо уточнила Ольга.

Да что происходит с образованием в этой стране? Все эти телешоу про экстрасенсов, гадалок и потомственных ведьм!

– Не важно, – Кристина смутилась. – Мне страшно дома. Даже у вас дома. Мы там одни. А здесь много людей.

Оставлять девочку с толпой незнакомцев, в чьей вменяемости Ольга продолжала сомневаться, не хотелось, но она видела, что та действительно боится возвращаться домой. Это могло стать проблемой.

– А в институт тебе не надо разве? – вовремя вспомнила Ольга. – Там тоже много людей, а ты уже два дня, насколько мне известно, пропустила.

Кристина скривилась, страдальчески вздохнула и зашевелилась.

– Вот и молодец, – похвалила Ольга, когда девушка проходила мимо нее.

Кристина только недовольно зыркнула в ответ и притормозила рядом с Дементьевым.

– А если вечером я почувствую дома что-то неладное, я могу снова приехать к вам?

Тот кивнул, ободряюще улыбаясь ей. Ольга мысленно признала, что улыбка у него обаятельная, заставляющая доверять, даже помня все его странные рассуждения о магии и призраках.

– Можешь приехать к нам, даже если тебе просто будет страшно.

Ободренная, Кристина поплелась в ванную, добавив, что поедет сразу на учебу, потому что возвращаться домой не хочет. Такой вариант Ольгу полностью устраивал.

– Я отвезу вас, – неожиданно заявил Дементьев. – Обеих. Сначала Кристину на учебу, потом вас домой.

– Не стоит, я вызову такси. У вас тут работы и так хватает.

– Я все равно пока ничем не занимаюсь, – отмахнулся Дементьев. – Сейчас выход нашего компьютерного гения. А я хочу убедиться, что Гек не поджидает вас дома. Мало ли, какой еще фильм он собирается снять?

На это Ольга не нашла, что возразить, поэтому без лишних споров дождалась Кристину, и они все вместе спустилась и сели в машину.



18 февраля 2016 года, 9.00

Когда Лиля проснулась, голова на плечах ощущалась странно. Как будто ее набили ватой. Попытка встать закончилась легким головокружением, которое пришлось пересидеть, и резкой болью. Желание лечь обратно Лиля проигнорировала: одновременно смертельно хотелось пить и в туалет, поэтому встать все-таки пришлось.

На кухне обнаружились только Ваня и Нев, оба выглядели крайне сосредоточенными. Они о чем-то переговаривались и даже не сразу заметили ее появление. Лиля успела налить в чайник воды и включить его. Из разговора поняла, что их расследование вышло на новый виток: пока она спала, ребята разобрались, как работает приложение. От упоминания Темных Ангелов мороз побежал по коже. Особенно когда Лиля разглядела на столе листок с Печатью и символами и поняла, что на другом листке Нев тоже пытается писать текст на таинственном и нечитаемом для простых смертных языке.

– Чем вы занимаетесь? – поинтересовалась она, дожидаясь, пока чайник закипит. Кофе совершенно не хотелось, а вот чашка крепкого черного чая манила.

Ваня в своей обычной манере быстро ввел ее в курс дела. Когда он объяснял, почему они считают, что Гек – это Егор из Красного Яра, внутри что-то екнуло и неприятно заскреблось. Лиля хотела бы поймать взгляд Нева, но тот сидел к ней спиной и упрямо смотрел в создаваемый текст, который постоянно правил и перечеркивал. А Ваня тем временем перешел к рассказу про видеоролик в Сети и мгновенно выросшую популярность сайта.

– Сайт я отключил, – добавил он в конце, – но приложение успели скачать почти тысячу шестьсот раз. Понятно, что кто-то, вероятно, забьет и удалит его, кто-то сменит телефон достаточно быстро, но у кого-то приложение останется…

– И в перспективе все эти люди – трупы, – понимающе кивнула Лиля.

Чайник за ее спиной как раз закипел и щелкнул, выключаясь. Занявшись завариванием чая, Лиля поинтересовалась:

– И что вы пытаетесь с этим сделать? Можно как-то отследить скачавших?

– Можно, но не нужно, – хмыкнул Ваня. – Я готовлю обновление приложения. Мы сделаем его той пустышкой, какой оно и должно быть.

– Удалив из него файл с Печатью? – догадалась Лиля.

– Заменив его своим, – поправил Нев. – Я хочу использовать идею Егора и написать другое заклинание. Заклинание, которое будет устанавливать наше обновление на каждый аппарат, куда уже скачали или еще скачают и установят приложение, даже если Егор сменит название сайта, приложения или сервер, с которого качаются обновления. Если я все сделаю правильно, магия нашей версии приложения будет находить магию исходного и… перебивать ее. Устанавливаться поверх, так сказать. И тогда распространять приложение станет бессмысленно.

Ваня молчаливо изобразил восхищение этой идеей, а Лиля налила заварившийся чай в чашку и поинтересовалась:

– И ты можешь написать такое заклинание?

– Если меня не будут постоянно отвлекать, – немного раздраженно отозвался Нев, снова яростно зачеркивая строчку. Судя по всему, пока получалось у него не очень хорошо, и оттого он злился. – У Егора была масса времени на создание своего заклинания, он мог позволить себе не торопиться.

– Нев, вы тоже можете не торопиться, – успокоил его Ваня. – Приложение убивает небыстро. Из тех, кто скачал его давно, все удалили, Дворжаку и Саше я об этом тоже написал. А те, кто скачал приложение сегодня ночью и утром, не почувствуют его эффект еще несколько дней. Время есть.

Не было похоже, что Нева это утешило: он продолжил выводить символы и яростно их зачеркивать, что-то бормоча себе под нос и обращаясь к исходному заклинанию.

Лиля обиженно дернула бровями, взяла чашку и молча вышла из кухни, с удовольствием вдыхая аромат бергамота. Она собиралась вернуться в спальню и снова лечь, как велел доктор – до исчезновения симптомов, но вместо этого прошла в гостиную. Как она и подозревала, Долгов оказался там.

Он стоял у окна, глядя на мельтешащий внизу город, засунув одну руку в карман брюк, а кончиками пальцев другой скользя по тонким краям пепельницы. Ее присутствие он заметил лишь тогда, когда она подошла совсем близко и присела на подоконник.

– Привет, – тихо поздоровалась Лиля.

Долгов скосил на нее глаза, словно ждал подвоха, оставил в покое пепельницу, убрал вторую руку в карман, как и первую, и бесцветно откликнулся:

– Привет.

– Я тебя вчера толком не поблагодарила, – виновато продолжила Лиля. – За то, что забрал меня из больницы.

– Не за что, мне было нетрудно.

– Но все равно спасибо.

Долгов улыбнулся одними уголками губ, продолжая смотреть в окно. Сегодня он выглядел непривычно спокойным, как будто окончательно пережил и смирился с нашествием посторонних в его квартире, но немного грустным. Лиле вдруг стало неловко за свою выходку с гостиницей.

– Прости за то, что я все это устроила, – удивив саму себя, попросила она. – Я разозлилась в поезде и подумала, что небольшая встряска тебе не повредит. Не думала, что Володя на полном серьезе решит остаться здесь на все время расследования.

– Так и думал, что это твоих рук дело, – хмыкнул он, улыбаясь шире. – Ладно, будем считать, что я заслужил.

– Ты определенно заслужил, – заявила Лиля, но по ее тону было понятно, что это не всерьез.

Она сделала глоток горячего чая, слегка поморщилась – очень уж обжигающим он оказался – и поставила кружку на подоконник рядом с собой. Машинально коснулась рукой пепельницы, как будто хотела отодвинуть ее, чтобы не задеть случайно. Потом вспомнила девушку-призрака, которую видела через экран приложения. Она сидела на подоконнике, вот так же водя кончиками пальцев по тонким краям, как и он минуту назад.

– Та девушка, которую я здесь видела, – подумала Лиля вслух. – Это ведь ее пепельница, да?

– С чего ты взяла? – отстраненно отозвался Долгов. Но отрицать не стал.

– Ты не куришь. А если бы бросил, то пепельницу точно убрал бы, чтобы она тебя не соблазняла. И еще… Она так же водила пальцами по ней, как ты только что.

– А ты настоящий следователь, – недовольно проворчал Долгов, косвенно подтверждая ее догадку.

Лиля помолчала, борясь с желанием расспросить. Ей, наверное, не стоило лезть в его жизнь, ведь она и сама была очень недовольна, когда он полез в ее. Но Долгов продолжал молча стоять рядом, словно ждал ее вопроса. Он мог бы уйти или пересесть на диван. Сменить тему или включить телевизор на худой конец. Но он не двинулся с места.

– Что с ней случилось?

– Разве это не очевидно, Шерлок? Она умерла.

– Об этом я догадалась, – кивнула Лиля. – Раз она призраком сидит на твоем подоконнике. Но что именно с ней случилось? Почему она не уходит?

– Откуда я знаю? – огрызнулся Долгов. – Пока ты не сказала, что видела ее, я и не знал, что она не ушла.

– Она никогда себя никак не проявляла?

Он покачал головой, но его лицо вдруг на мгновение скривилось, как от резкой боли. И тут же снова разгладилось.

– Конечно, мне долго казалось, что она все еще где-то здесь. После ее гибели я какое-то время просыпался по ночам от запаха сигаретного дыма. Не здесь, не в этой квартире. Та была однокомнатной, в районе попроще. Мы жили вместе всего полгода. Посреди ночи она порой просыпалась и шла на кухню курить. Она всегда приоткрывала окно, но запах все равно шел в комнату. И вот ее не стало, а запах остался. Но с тех пор, как я переехал сюда, ничего такого не происходило. Думаю, в том доме просто курил кто-то из соседей.

«Еще не в этой квартире», – повторила про себя Лиля. Значит, та девушка была в жизни Долгова еще до его работы на ЗАО «Прогрессивные технологии». Лиля вспомнила его рассказ о том, как именно их пути пересеклись. Он участвовал в медицинском эксперименте, думая, что все оформлено по закону, но потом все вышло из-под контроля. Как он тогда сказал? Погибли люди. И подопытные добровольцы, и его коллеги. Эксперимент оказался незаконным, а подписи Долгова стояли на многих документах. Тогда-то «Прогрессивные технологии» и предложили ему работать на себя в обмен на обещание все замять. Лиля не исключала, что и сам эксперимент проводили они.

– Вы работали вместе, – догадалась Лиля. – Да? В том эксперименте, из-за которого ты мог сесть.

Долгов молча кивнул, по-прежнему не глядя на нее. Теперь все стало немного понятнее. Не то чтобы Лиля осуждала его за выбор, сделанный когда-то. Она очень сильно сомневалась, что сама в аналогичной ситуации с гордо поднятой головой пошла бы в тюрьму, имея перед собой возможность избежать ее. Но если предложение ЗАО совпало с личной потерей, от которой леденеет сердце, то его решение становилось еще понятнее. Когда теряешь близкого человека, часто ожесточаешься, начинаешь ненавидеть окружающих, весь мир, появляется ощущение, что он тебе что-то должен. И совершать некоторые поступки становится проще.

Она коснулась руки Долгова, слегка сжала в знак сочувствия.

– Мне очень жаль.

Он ничего не ответил. Лишь после довольно продолжительной паузы уточнил:

– Я надеюсь, это все останется между нами?

– Конечно.

– Буду благодарен, если ты не станешь трепаться об этом даже со своим великовозрастным любовником.

Его тон и формулировка в другой ситуации задели бы Лилю, но сейчас она только удивленно улыбнулась.

– Кость, какое тебе дело до его возраста, а? Я еще могу понять Ваню, он все-таки мой брат, для него это стало шоком. Но тебе-то какое дело?

Долгов впервые за весь разговор повернулся к ней, кривя губы в натянутой усмешке.

– Может быть, я просто ему завидую?

Прежде чем Лиля смогла придумать достойный ответ, в кармане ее халата пиликнул смартфон. Она торопливо достала его, пользуясь предлогом отвести взгляд, и открыла рот от удивления.

«Рядом с вами 16 чудовищ. Найти?» – как ни в чем не бывало интересовалось приложение «Чудовищ.net».

Лиля смотрела на уведомление, молча хватая ртом воздух. Долгов не удержался и заглянул в ее экран.

– А тебе еще не сказали? – удивился он. – Надо это срочно удалить, а то чем больше ты смотришь на призраков, тем больше…

– Я знаю, – перебила Лиля, поднимая на него изумленный взгляд. – Но я удалила приложение еще вчера.



18 февраля 2016 года, 9.30

Они ехали молча почти всю дорогу. Кристина попросила довезти ее только до метро, так у нее было больше шансов успеть к началу лекции, поэтому уже через десять минут они оказались в машине вдвоем.

Ольга смотрела в окно, старательно борясь с бурной работой фантазии, которая по обрывочным упоминаниям в разговорах накануне и сегодня уже создавала новый мир, персонажей и историю для них. История могла бы получиться интересной, но Ольге не нравилась идея писать о том, что ее действительно пугало.

– Вы не верите во все это, да? – вдруг спросил Дементьев, когда они уже выбрались из забитого пробками центра.

– Во что? – насмешливо уточнила Ольга. – В демонов, ангелов и бродящих среди нас колдунов? Извините, нет.

– Странно.

– Почему? – тут же вскинулась она, повернувшись к нему. – Потому что я пишу мистические истории? Почему все считают, что если я пишу про колдунов и призраков, то я обязана в них верить? Если бы я верила в сверхъестественные силы, я бы ни за что не стала про них писать!

– Значит, в этом дело? – Дементьев бросил на нее веселый взгляд. – Вы боитесь поверить, потому что придется сменить тематику романов, а читатели вам этого не простят?

Ольга потеряла дар речи, понимая, что его догадка пришлась, что называется, не в бровь, а в глаз. Прямо-таки в зрачок. С самого начала «осознанного» творчества она нарочно придерживалась в текстах тем, далеких от реальной жизни, у которых не было шансов стать реальностью. И если окажется, что все эти годы она ошибалась… Она больше не сможет написать ни одной книги, а для нее это равносильно смерти.

– Я не думаю, что вы должны верить во всякую чертовщину, потому что пишете о ней, – заверил Дементьев, поскольку Ольга продолжала молчать. – Но вы уже многое видели сами…

– Я не знаю, что я видела, – отрезала Ольга. – Полупрозрачные фигуры на экране смартфона ничего не доказывают, как и дрожащий на лестнице воздух.

– Предположим, – не стал настаивать он. – Но перед вами уже достаточно фактов, чтобы вы задумались. Вы же умная женщина.

– Что заставляет вас так думать?

– Вы пишете книги! Глупые люди не пишут книг.

– О, зайдите в Интернет на досуге, вы очень удивитесь. – Ольга нервно рассмеялась.

– Хорошо, они не пишут книги, которые популярны, – поправился Дементьев.

Она покачала головой и снова хмыкнула.

– Я повторюсь: зайдите в Интернет, вы очень удивитесь.

– Ладно, я успел немного прочитать, – признался Дементьев, чем очень ее удивил. – Мне кажется, это писал неглупый человек. Как минимум наблюдательный и умеющий анализировать.

Ольга снова промолчала. Было неловко признаться, что его слова ей польстили. Наверное, даже больше, чем если бы он сказал, что она прекрасно выглядит и не тянет на свой паспортный возраст. Этот комплимент она слышала часто, и порой он ее ужасно раздражал. «О, надо же, вы так хорошо выглядите!» – говорили люди, и слова «для своего возраста» повисали в воздухе непроизнесенными. А какого такого возраста? Многим ли мужчинам в сорок пять говорят: «О, надо же, ты так хорошо выглядишь!»? Как будто только у женщин после сорока истекает срок годности и то, что они хоть как-то выглядят, становится чудом, достойным постоянного упоминания.

Зато похвалить ее мозги мужчинам редко приходило в голову. И она не помнила, когда последний раз слышала от мужчины: «Я тут почитал то, что вы пишете, и подумал, что это писал неглупый человек». Обычно комплиментом высшего пилотажа становилось: «Написано очень даже неплохо для женщины».

– Послушайте, я был на вашем месте, – продолжил Дементьев. – И тоже долго сопротивлялся. Но чего я не делал никогда – это не пытался закрывать глаза на факты и прикрывать их никак не налезающими на них объяснениями. Да, после этого моя жизнь круто изменилась…

– Насколько круто? – зачем-то поинтересовалась Ольга.

– Я потерял работу, которой отдал много лет.

– И кем вы были?

– Следователем. Искал убийц, маньяков, похитителей. Пока однажды не столкнулся с тем, кто не просто убивал своих жертв, а поднимал их из могил, превращая в зомби.

Ольга снова посмотрела на него, на ее лице явственно читалось недоверие. Дементьев улыбнулся.

– Да, я так же отреагировал, когда компания этих психов впервые поделилась со мной своим предположением. Но были факты, которые я не мог игнорировать. И со временем их становилось все больше.

– Часто факты можно трактовать двояко.

– Согласен, – кивнул Дементьев. – Главное, не игнорировать их.

С этим Ольга не могла поспорить.

Когда они добрались до коттеджного поселка, уже ярко светило солнце, а потому все выглядело мило и безобидно. Калитка оказалась заперта, как она ее и оставила. Дверь дома – тоже, но Дементьев все равно настоял на том, чтобы они вместе осмотрели все помещения. Когда нигде никого и ничего не обнаружилось, Ольга развела руками.

– Видите? Все в порядке. Он ушел. Возможно, ему вообще не были нужны ничьи смерти, только видео. Свое он получил, больше не придет.

– Будем надеяться, что так, – кивнул Дементьев, но уходить не торопился. Он обводил гостиную оценивающим взглядом и в конце концов заявил: – Красивый у вас дом. Большой.

– Спасибо.

– Но живете вы одна.

Ольга скрестила руки на груди и выразительно приподняла брови.

– Вы для этого напросились осматривать дом? Проверяли, есть ли здесь еще чьи-то вещи?

Дементьев снова обезоруживающе улыбнулся.

– Каюсь, виновен. Может, угостите меня кофе?

– С чего вдруг? Если я живу одна, это еще не значит, что я должна пить кофе с каждым приходящим сюда мужчиной.

– Конечно нет. Но вы тогда сможете подольше не оставаться одна…

– Я люблю одиночество, – перебила Ольга. – Больше вам скажу, мой лимит нахождения в одном помещении с другим человеком уже давно исчерпан.

– Тогда в качестве благодарности за то, что я вас подвез? – не сдавался настырный бывший следователь. Впрочем, в его удостоверении и сейчас значилось, что он следователь.

– Я вас не просила меня подвозить, вы сами настояли, – легко парировала Ольга, с трудом сдерживая улыбку. Чем-то его нахальная привязчивость ее забавляла, хотя обычно подобное в людях раздражало.

– Ладно, тогда потому, что я вам нравлюсь?

– Это-то вы с чего взяли? – возмущенно спросила она. Даже, наверное, слишком возмущенно. Чересчур.

– С того что вы нервничаете, – предположил Дементьев.

Ольга никак не могла понять: он издевается, флиртует или просто считает, что ей опасно оставаться одной, и потому тянет время.

– Вы правда думаете, что если женщина нервничает в вашем присутствии, то вы ей нравитесь?

– А что, нет? – нарочито разочарованно уточнил Дементьев.

Она выразительно покачала головой, стараясь не слушать внутренний голос, который робко попытался возразить.

– Ладно, – легко согласился Дементьев, не переставая улыбаться. – Попробовать стоило.

– Извините, что не оправдала ваших ожиданий, – хмыкнула Ольга.

– Ничего. Не вы первая, не вы последняя. Если что-то вдруг пойдет не так, – он протянул ей визитку, – позвоните. Кто-нибудь из нас приедет.

Ольга взяла визитку с намерением ее выбросить, как только он уйдет. Взгляд зацепился за надпись на светло-серой карточке.

– Менеджер проекта? – переспросила она, точно помня, что в удостоверении значилось другое.

Дементьев заметно скрипнул зубами.

– Не обращайте внимания, это прикрытие, – раздраженно отмахнулся он. – Чтобы не пугать гражданских.

Ольга многозначительно кивнула в знак понимания, а Дементьев наконец вышел в холл. Она последовала за ним, чтобы запереть дверь. Но не то следователь, не то менеджер проекта опять застопорился, все никак не желая оставить ее в покое.

– А если бы мы были в одной из ваших книг, – спросил он вдруг, – что было бы дальше?

– Вы имеете в виду нас с вами? – насторожилась Ольга.

– Вообще-то я имел в виду приложение…

– О… – Ольга смутилась, понимая, что ему все-таки удалось ее подловить. – Дальше было бы… усиление основного конфликта.

– То есть?

– Сейчас подходящий момент для кульминации, Володя, – хмыкнула она. – Время поднимать ставки и вводить смертельную угрозу. Как сказал мой незаменимый ассистент Олежка, большой знаток жанра: такое, чтобы по-настоящему пугало, как зомби-апокалипсис – безжалостный и неотвратимый.

Глава 11

18 февраля 2016 года, 10.15

Едва Дементьев вышел за калитку участка Ольги, у него зазвонил смартфон, причем на экране высвечивался номер, которого не было в памяти.

– Владимир Петрович? Карпов беспокоит, – раздалось в трубке.

– Доброе утро, капитан, – поздоровался Дементьев на автомате, запоздало понимая, что голос оперативника не похож на голос человека, у которого утро сложилось лучше, чем у него.

– И вам не хворать, – предсказуемо проворчал в ответ полицейский. – У нас тут новый труп. Ничего похожего на те два, что заинтересовали вас, но…

Карпов замялся, и Дементьев, уже собиравшийся сесть в машину, замер в ожидании. Без всякого следовательского нюха было понятно, что капитан не просто так решил сообщить ему о еще одном смертельном случае.

– В общем, мне кажется, что труп по вашей части, – мрачно закончил он свою мысль. – Тоже молодой парень и очень странная причина смерти.

– Какая?

В трубке воцарилось молчание, было слышно только, как капитан Карпов тяжело дышит, что настораживало еще сильнее.

– Капитан? – позвал Дементьев.

– А вот сами приезжайте и посмотрите, – предложили ему в ответ. – Я сейчас сброшу вам адрес.

Карпов отключился, а Дементьев все же забрался на водительское место. Пока он заводил машину и пристегивался, смартфон пиликнул пришедшим сообщением. Навигатор заверил, что ехать тут недалеко, минут за двадцать обещал довести.


* * *

Ольга проводила Дементьева взглядом до калитки, еще раз проверила замки и только теперь облегченно выдохнула. Теперь можно было перевести дух, расслабиться и прийти в себя после суматошной и изматывающей ночи. Только вот не получалось. Все тело ныло, в голове шумело, на душе скреблись кошки размером с африканских львов. Что-то твердое и холодное в груди мешало дышать.

Она вернулась в гостиную, где на маленьком журнальном столике так и остались стоять почти не тронутые бокалы с вином. Подхватив их, Ольга завернула в кухонный уголок. Первый бокал вылила в раковину одним решительным движением. На втором рука дрогнула, замерла. Покатав рубиновую жидкость по стенкам, Ольга залпом осушила бокал и поставила оба в посудомойку.

Выпрямляясь, пошатнулась и схватилась руками за рабочую поверхность, прикрыла глаза. На голодный желудок после бессонной ночи вино мгновенно ударило в голову, но зато что-то твердое и холодное в груди потеплело и размягчилось. В ушах, правда, слегка зазвенело и ноги стали ватными. Вероятно, стоило плюнуть на все, подняться в спальню, завесить окна плотными шторами, раздеться и лечь в постель. Но навязчивая мысль о невыполненном накануне плане не давала покоя.

Нет уж, бокал вина с утра – еще не повод рушить всю остальную систему. Завтрак, душ и работа. И не думать о ролике, на котором видно, что накануне вся ее гостиная была заполнена призрачными фигурами.

Вспомнив о ролике, Ольга потянулась к смартфону и открыла мессенджер. С максимальной, доступной ей скоростью настучала Олежке сообщение с просьбой удалить приложение как можно быстрее и предупреждением о том, что его использование опасно. На всякий случай добавила, что ролик не имеет никакого отношения к продвижению ее книг.

Через минуту пришел лаконичный ответ: «Ок». Ольга удивленно приподняла бровь: немного странно для Олежки. Однако следующее сообщение оказалось уже больше в его стиле: «А что же это тогда???»

«Ты заедешь сегодня? – набрала Ольга в ответ. – Проще объяснить лично».

«Буду примерно через час».

Отлично. Часа ей как раз хватит и на завтрак, и на душ.



18 февраля 2016 года, 10.20 Шмитовский проезд, г. Москва

– Хьюстон, у нас проблема, – заявил Долгов прямо с порога кухни.

Ваня, как раз возвращавшийся за стол с третьей за это утро чашкой кофе, замер на полпути.

– В смысле? – поинтересовался он, переводя настороженный взгляд с Долгова на сестру, которая шла за ним по пятам.

– Это проклятое приложение не удаляется, – нервно сообщила Лиля. – Я удалила его еще вчера, перед сном, а сегодня оно опять тут как тут, шлет свои проклятые уведомления!

– Засада, – прокомментировал Ваня, все-таки садясь за стол. – Видимо, Егорка это предвидел и предусмотрел защиту от удаления в своем магическом коде. Надо релизить свой вариант поскорее. Нев, как у вас дела? С моей стороны все готово, если что.

Он присмотрелся к старшему товарищу и с удивлением понял, что тот не только ничего не пишет, но даже не читает чужое заклинание и не слышит их разговора. Нев сидел, глядя перед собой и одновременно в себя, о чем-то думая и хмурясь. В глазах его застыл испуг.

– Сдается мне, у Хьюстона не одна проблема, – протянул Ваня. – Нев, в чем дело? Вы что-то еще поняли?

– Да, – тихо отозвался тот. – Что сглупил. Я неправильно прочитал заклинание, но только сейчас это понял. Чудовищ с каждым разом становится больше! Я наконец понял почему.

– То есть не потому, что на них смотрят? – уточнил Долгов.

– Нет, – вздохнул Нев и сокрушенно покачал головой. – Дело в том, что понимание языка Темных Ангелов лежит за гранью обычного изучения иностранного. Это скорее… Нечто интуитивное. Оно возникает у меня в голове, когда я читаю. Именно поэтому мне так тяжело на нем писать. Так вот, все это время я воспринимал одну написанную тут фразу примерно так: «Я приказываю тебе: явись и покажи свое лицо». Я трактовал «явись» как «предстань» или «покажись». А сейчас понял, что тут написано другое: «Я приказываю тебе: приди и покажи свое лицо». Магия заклинания приказывает сущностям не столько обнаружить себя, показать, сколько зовет их. Этот якобы радар… то есть поиск – никакой не поиск. Точнее, и поиск тоже: количество чудовищ выпадает не просто так, магия управляет генератором случайных чисел, выбирая нужное. Но дело в том, что, когда запускается поиск, запускается и призыв.

– Кажется, я понял, – кивнул Ваня.

– Тогда и нам объясни, – попросила Лиля.

– Это принцип действия приложения с дорожным трафиком. Ты ставишь его себе, чтобы видеть, где какие пробки. Но, включая приложение, ты в то же время передаешь системе данные о собственном местоположении и скорости движения. Собирая эту информацию с огромного количества устройств, система формирует общую картину трафика в городе. Таким образом, потребляя данные, ты же их и генерируешь. Так и здесь: когда ты ищешь сверхъестественные сущности, ты вместе с тем посылаешь им сигнал, обнаруживаешь себя, как бы приглашаешь. Правильно?

– Да, – кивнул Нев. – Эти навязчивые уведомления, которые шлет приложение… Я думал, оно таким образом заставляет снова и снова включать камеру, заставляет смотреть, но я ошибся. Михаил и Светлана до сих пор живы не потому, что не смотрели, а потому, что их телефоны выключены. Даже если не будешь смотреть, приложение через определенный интервал времени проводит поиск и вместе с ним посылает магический призыв.

– И кто может прийти на такой призыв? – напряженно уточнил Ваня.

– Кто… или вернее, что угодно, как повезет. В основном откликается всякая мелочь. Та самая, что постоянно рядом с нами. Приложение сначала помогает нам увидеть ее, а ей – нас. И в тот же момент посылает сигнал призыва другим. В первую очередь откликается другая мелочь, которая бродит где-то рядом. И когда такой мелочи собирается достаточно много, их обобщенная энергия начинает прорываться в наш мир. Так погибли Родион и Валерий. Но теперь это выглядит не трагедией, а везением. Потому что пока на зов не откликнулось ничто реально крупное и страшное.

– Например?

– Какой-нибудь сильный неспокойный дух, – предположил Нев. – Или паразит, стремящийся забрать чужое тело. Или демон. Мало ли дряни на других уровнях? Теперь больше полутора тысяч смартфонов посылают туда зов. А чем громче зовешь, тем больше вероятность докричаться до чего-то по-настоящему опасного. Особенно если кто-то по незнанию позовет несколько раз подряд. Знаете, люди порой любят снова и снова перегружать страницу, хотя там может не появиться ничего нового.

– А чем повторный призыв хуже обычного? – насторожился Долгов.

– В оккультных практиках любое повторение равняется усилению, – объяснил Нев. – Чаще всего, чтобы вызвать демона или духа, требуется позвать его как минимум трижды.

В повисшей на кухне тишине было слышно, как Ваня тяжело сглотнул.

– Давайте я пока выпущу обновление без файла с Печатью? – предложил он. – Хотя бы частично решим проблему. У кого обновится – у того обновится, у кого нет…

– Нельзя, – покачал головой Нев. – Слишком много времени прошло, что-то уже могло откликнуться. И прийти.

– И чем плохо сейчас перекрыть такую возможность? – не понял Долгов.

Нев сцепил руки в замок и подпер ими голову, гипнотизируя взглядом листок с Печатью и заклинанием Егора.

– Теперь уже мало отменить приказ, – изрек он наконец. – Нужно его реверсировать.

– То есть? – не поняла Лиля.

– То есть отдать обратный. – Нев поднял на нее взгляд. – Если кто-то успел призвать нечто ужасное, нужно велеть этой сущности вернуться обратно. Только тогда никто гарантированно не пострадает. Но если сейчас мы выпустим обновление, которое уберет магию из приложения совсем, его можно будет удалить. Тот, кто столкнется с чудовищем, может решить это сделать в попытках спастись. Мы уже не сможем доставить ему новую версию.

– Тогда вам следует поторопиться с этим реверсивным заклинанием, – заметил Долгов.

– Насколько быстро ты сможешь его составить? Ты вообще сможешь это сделать? – тревожно добавила Лиля, глядя на исчерканные черновики более простого заклинания.

Нев закрыл глаза. Нет, он не мог. Ни быстро, ни медленно. Язык Ангелов открывался ему, потому что он все еще оставался избран одним из них. Даже если четверо других уже никогда не отдадут ему часть своей силы, Власть – хозяин Книги – продолжал в него верить, раз Книга все еще оставалась у Нева.

Но писать на этом языке… Нет, заклинания Ангелов пишут только сами Ангелы.

– Если этого не сделать, – тихо произнес Нев, не открывая глаз, – Москва может стать эпицентром мирового аномального апокалипсиса. Если чье-то приложение заставит прийти и проявиться особо мощного демона. Но я не могу составить нужное заклинание.

Нев поднял голову, медленно распрямил сцепленные пальцы и соединил их кончики, замыкая магический контур, как того требовали ритуалы Темных Ангелов. Он не делал это с того дня, как освободил Сашу, предпочитая пользоваться магией более земной, простой и понятной. И оттого менее сильной. Но сейчас ситуация требовала другого.

По тому, как притихли его друзья, становилось понятно, что они узнали движение. Лиля даже тихо охнула, но ничего не сказала. Нев мысленно потянулся к двери, которую запер почти год назад и не собирался больше открывать. Но вот пришлось.

Сила хлынула с той же готовностью, что и раньше, растеклась покалыванием от соединенных пальцев по всему телу. И когда Нев открыл глаза, черный зрачок увеличился, поглотил радужку и почти полностью скрыл белок.

– Зато я могу, – произнес чужой голос, вторя привычному голосу Нева.



18 февраля 2016 года, 10.40 Марьинский бульвар, г. Москва

На место преступления его пропустили подозрительно быстро. Похоже, к третьему странному трупу капитан Карпов проникся происходящим и уже был рад любой помощи. В небольшой однокомнатной квартире толпилось многовато народу, но Дементьев смог протиснуться в комнату, где лежало накрытое тело и где эксперты еще продолжали фотографировать обстановку и снимать отпечатки.

Капитан Карпов курил почти у самого порога, прислонившись спиной к стене и роняя пепел в картонный стаканчик из-под дешевого «кофе с собой». Заметив Дементьева, он тяжело вздохнул, как будто не сам его сюда позвал. Они кивнули друг другу в знак приветствия, после чего оперативник указал взглядом на накрытое тело.

– Вот полюбуйтесь. Только аккуратно, не затопчите.

Дементьев успокаивающе вскинул руки.

– Плавали – знаем, – заверил он, осторожно подходя к трупу, опускаясь на корточки рядом и отводя покрывало в сторону.

– Твою мать, – резко выдохнул он, отшатнувшись.

Много трупов ему довелось повидать за свою карьеру, но почти полностью высохшие мумии в городских квартирах, где не было никакого постороннего запаха, кроме вонючих сигарет капитана Карпова, ему еще не встречались.

– Как же он так, а? – спросил Дементьев, оборачиваясь к капитану. – Давно лежит и никто не хватился?

– Какое там? – поморщился Карпов. – Вчера видели живым. Соседка по площадке.

Дементьев нахмурился, снова поворачиваясь к трупу и вглядываясь в лицо, которое осталось вполне узнаваемым. То есть если бы он знал парня при жизни, то скорее всего и сейчас ни с кем не спутал бы, но он все равно спросил:

– А это точно тот, кого вчера видели?

– Думаете, хозяин квартиры тут долгое время мумифицировал кого-то в кладовке, а сегодня вытащил, оставил дверь открытой и ушел? – хмыкнул Карпов.

– Не знаю, вы мне скажите, – огрызнулся Дементьев. – Это вы у нас мастак придумывать неправдоподобные объяснения.

Полицейский недовольно поджал губы и прищурился, но отвечать на выпад в свой адрес не стал, видимо, счел заслуженным. Вместо этого он ответил по существу:

– Вероятности, конечно, остаются, но парень похож на фотографию в паспорте, и соседка его опознала. Правда, теперь ее там другая соседка сердечными каплями отпаивает. Он это. Олег Малик. Вчера был жив, сегодня… вот.

Дементьев кивнул и оглянулся по сторонам.

– Телефон его есть?

– Вот это и необычно, – с энтузиазмом отозвался Карпов, словно ждал такого вопроса. – Сами тоже искали, нет нигде. Но у парня его возраста не может не быть телефона. Сейчас ищем номер, чтобы позвонить на него. Может, просто завалился куда-то.

– Может быть, – согласился Дементьев.

Он был уже почти уверен, что Олег – один из тех «счастливчиков», кто успел скачать приложение после просмотра ролика. Но почему так быстро? Они сошлись во мнении, что всем недавно скачавшим как минимум несколько дней ничего не грозит.

Дементьев едва успел подумать, что стоит сообщить о случившемся остальным, как телефон завибрировал и заиграл мелодию входящего вызова. Звонил Ваня.

– Ты там где застрял? – буркнул он в трубку.

– Да у меня тут еще один труп, – мрачно ответил Дементьев. – Есть вероятность, что один из тех, кто скачал приложение ночью или утром, но проверить не могу: телефон пока не нашли. Да и непонятно, как так вышло. Почему так быстро?

– Ну, это-то как раз понятно.

Следующие пару минут Дементьев напряженно слушал быстрый пересказ Вани всех новых вводных, ловя на себе заинтересованные взгляды оперативников и экспертов.

– В общем, Нев пригрозил нам апокалипсисом, позвал своего темного друга, и теперь они вместе пишут заклинание. Утомительно медленно, должен сказать, пишут, но кто я такой, чтобы торопить ангела?

Дементьев, который уже хотел переспросить, какого именно друга позвал Нев, выпрямился и с замирающим сердцем тихо уточнил:

– Он что, опять делает этот фокус с глазами?

– Угу.

– То есть нам грозят сразу два апокалипсиса? – хмыкнул Дементьев.

Вокруг вдруг стало очень тихо: смолкли разговоры, шуршание шагов и одежды, щелканье фотоаппарата. Все присутствующие обернулись к нему. Дементьев обвел взглядом следственную группу, изобразил извиняющуюся улыбку и ткнул пальцем в телефон. Мол, не волнуйтесь, товарищи, вырвано из контекста и совсем не то, что вы подумали.

Щелканье фотоаппарата, переговоры и шуршание возобновились, но стали какими-то напряженными. Дементьев на всякий случай отошел в сторонку, к шкафам, повернулся к условным коллегам спиной и стал говорить тише.

– В общем, вы там держите руку на пульсе, а я скоро приеду, только… К Воронцовой заеду, предупрежу, чтобы телефон выключила пока.

– А позвонить не судьба? – насмешливо уточнил Ваня. – Обязательно лично ехать?

– А у меня есть номер? – фыркнул в ответ Дементьев.

– Я тебе его через две минуты скину, если у тебя нет.

– Сидоров, ты меня пугаешь. Что можно взломать за две минуты?

Его собеседник рассмеялся, невзирая на складывающуюся вокруг ситуацию.

– За две минуты можно позвонить Михаилу Шульгину, номер которого у нас есть, спросить у него номер Кристины, перезвонить ей и взять у нее номер Ольги. Судя по их отношениям, она должна знать.

– Логично, – признал Дементьев, удивляясь, что ему такая простая цепочка действий в голову не пришла. Может быть, он действительно просто очень хотел заехать к Ольге лично?

Ваня отключился. Дожидаясь сообщения от него, Дементьев скользнул взглядом по книжным полкам шкафа, думая об Ольге. И что-то вдруг как будто дернуло внутри, он даже не сразу понял, что именно. Пока взгляд не сфокусировался на стройном рядочке книг длиной в две полки. Все они были оформлены в едином стиле и на корешке каждой значилось – Марина Вранова. Дементьев оглянулся на тело.

– А как, говорите, звали парня?

– Олег Малик, – подсказал Карпов.

«Мне это прислал мой помощник Олежка – большой поклонник мистики», – вспомнилось Дементьеву.

– Вот черт, – процедил он.

И как только телефон завибрировал, принимая сообщение с номером Ольги, Дементьев сразу ткнул в его вызов.



18 февраля 2016 года, 10.45 Коттеджный поселок «Тихое место»

Оставленный на прикроватной тумбочке смартфон тихо пиликнул, экран его вспыхнул, выводя сообщение: «Рядом с вами 2 чудовища. Найти?» Но к тому моменту, когда в ванной комнате перестала бежать вода, экран уже погас.

Ольга вернулась в спальню еще пару минут спустя, на ходу подсушивая полотенцем мокрые после душа волосы. Вода, как всегда, буквально вернула ее к жизни, и теперь она чувствовала в себе силы сесть за работу. Оставалось только сменить легкий халат на домашнюю одежду.

Рука потянулась к двери гардеробной, но замерла на полпути, когда внизу что-то приглушенно стукнуло. Ольга нахмурилась, бросая взгляд на часы. Для Олежки рановато, он обещал быть через час, что обычно означало более поздний визит.

Но хлопнула определенно входная дверь! От этой мысли внутри снова неприятно царапнуло. Ольга осторожно вышла в холл, напряженно прислушиваясь: внизу действительно кто-то ходил и хозяйничал на ее кухне.

– Олежка? – крикнула она. – Это ты?

– Да, Марин, – отозвались снизу.

Ольга выдохнула, запахнула халат поплотнее и спустилась немного по лестнице. Ровно настолько, чтобы увидеть высунувшегося из дверей гостиной ассистента. Тот улыбнулся ей и приветственно помахал рукой.

– Я привез продукты, – сообщил он деловым тоном. Даже слишком деловым. – А вы обещали рассказать, что там за история с этим приложением.

– Сейчас я оденусь и спущусь, кофейку попьем, и я все тебе объясню, – пообещала Ольга, улыбаясь в ответ. Пожалуй, еще никогда она не была так рада визиту помощника. Сегодня ей действительно не хотелось долго оставаться одной. – Если ты голоден, угощайся всем, что найдешь.

– Оки, – кивнул Олежка и исчез в недрах гостиной.

Ольга вернулась в спальню и все-таки открыла дверь гардеробной. Скинула халат, влезла в домашние джинсы – достаточно плотно обхватывающие бедра, но благодаря тонкой мягкой ткани не причиняющие дискомфорта. Она уже натягивала футболку, когда на прикроватной тумбочке тревожно завибрировал смартфон. Конечно, на самом деле он завибрировал как обычно, но Ольга вздрогнула и на фоне всего происходящего грохочущий звук показался ей угрожающим.

– Да? – бросила она в трубку, то поправляя все еще влажные волосы, то оттягивая футболку.

– Ольга? Это Владимир Дементьев.

Она почему-то улыбнулась. Всего полчаса как уехал, а уже звонит… Брови тут же сошлись на переносице.

– Откуда у вас мой номер телефона?

– Кристина поделилась, – лаконично объяснил он.

Голос его звучал как-то глухо, даже немного печально, что заставило насторожиться еще больше.

– Что случилось? Что-то с Кристиной?

– Нет, – торопливо заверил Дементьев. – Скажите, как зовут вашего ассистента? Как его фамилия?

– Малик, – ответила Ольга, и только потом задалась вопросом: – А вам зачем?

В трубке ненадолго повисло молчание, послышался тяжелый вздох, и наконец Дементьев ответил:

– Мне очень жаль, но он погиб этой ночью.

Сначала она решила, что ослышалась, но Дементьев продолжил:

– Есть основания полагать, что это тоже произошло по вине приложения, но мы пока не нашли телефон, чтобы проверить. Обнаружилась проблема: приложение не удаляется и к тому же постоянно в фоновом режиме осуществляет призыв чудовищ. В общем, вы выключите пока…

– Что значит – Олег погиб? – перебила Ольга нервно, как только к ней вернулся дар речи. – Вы несете какую-то чушь, Владимир, потому что Олег сейчас у меня.

В трубке снова повисло молчание.

– Как это он у вас? – удивился Дементьев.

– Вот так, приехал, привез продукты, как обычно.

– И выглядит как обычно?

– Как минимум живым, – хмыкнула она.

– Это странно. Потому что я сейчас стою над его трупом.

– Это какая-то ошибка, – нервно усмехнулась Ольга, хотя и не могла бы наверняка сказать, что смешного может быть в подобной ситуации.

Дементьев снова несколько секунд молчал, после чего заявил:

– Я сейчас приеду к вам. Пожалуйста, будьте осторожны. Я не знаю, кто у вас в доме, но он может быть опасен.

Динамик привычно пикнул, сообщая об окончании разговора, но Ольга продолжала прижимать смартфон к уху, тяжело дыша, как после часовой тренировки. Сердце неровно билось в груди, и снова что-то скреблось внутри.

Наконец опустив руку, Ольга как во сне нашла экран с иконкой приложения «Чудовищ.net» и запустила его. Стрелка радара сделала несколько оборотов и появилась надпись: «Рядом с вами 2 чудовища».

Внизу что-то громыхнуло.



18 февраля 2016 года, 10.50 Шмитовский проезд, г. Москва

Ситуация на кухне Долгова не менялась уже добрых полчаса. Нев сидел за столом и неторопливо выводил на новом листе бумаги символы. Витиеватые закорючки разбегались спиралью от изображения Печати в центре, но, хотя Печать осталась без изменений, спираль заклинания закручивалась в противоположную сторону. Каждый новый символ чертился крайне медленно. Настолько, что у наблюдавших за процессом Сидоровых и Долгова все уже чесалось от нетерпения.

– Да сколько ж можно? – не выдержал Долгов, бросая взгляд на часы. – Мы до завтра этот текст будем писать?

– Мы его и не пишем, – спокойно парировал Нев. Или тот, кто сейчас управлял телом Нева. – Его пишу я.

– И ты мог бы делать это побыстрее, – заметила Лиля нервно. Она переживала не столько за возможный апокалипсис, о котором предупреждал Нев, сколько за него самого. Ей никогда не нравились его заигрывания с Темными Ангелами. До сегодня она была уверена, что он покончил с ними раз и навсегда, но похоже, Долгов оказался прав: Нев никогда не сможет с этим покончить, пока Книга остается в его руках.

– Будете ругаться, я вообще никуда не пойду, – невозмутимо заметил двоящийся голос.

Ваня нервно рассмеялся, за что удостоился удивленно-укоризненного взгляда от Долгова и сестры.

– Нет, ну, дьявольская сущность, которая знает анекдот про водку и черепаху – это уже слишком, вы не находите? – попытался объяснить Ваня.

– Мы не дьявольские сущности, – возразил Нев. – Мы Темные Ангелы.

– Хрен редьки не слаще, – проворчал Ваня. – Откуда ты можешь знать этот анекдот?

– Он его не знает, его знаю я.

Почувствовав на себе недоумевающие взгляды, он поднял голову и уточнил:

– Нев.

– А кто ты? – вдруг тихо спросила Лиля. – Тот ты, который не Нев.

Взгляд залитых тьмой глаз обратился к ней, а рука продолжила твердо и уверенно выводить символы.

– Мое имя не произнести на вашем языке. Вы знаете меня как Власть.

– Но если ты один из Ангелов, то кто тогда Избранник? – продолжала допытываться Лиля.

– Избранник – он. Тот, кого вы зовете Невом, – последовал спокойный ответ.

– Нет, – Лиля даже головой помотала для убедительности. – Он сам называл Избранником некую сущность, которая пыталась занять его тело. И эта сущность – не один из Ангелов.

– Все несколько сложнее, – признал Власть с улыбкой, от которой мороз бежал по коже. – Но тебе это понимать не нужно.

– Почему?

– Ты недостойна, – отрезал Власть, снова переводя взгляд на создаваемый из невообразимых завитков текст.

– Слушайте, мы реально собираемся загрузить в новую версию приложения то, что напишет… оно? – поинтересовался Долгов. – Там же может быть все, что угодно! В том числе заклинание в тысячу раз хуже того, что зашито сейчас.

Ваня с Лилей переглянулись. В словах Долгова был смысл. И то, как снова улыбнулся Нев – совершенно чужой, не свойственной ему улыбкой, – только усиливало подозрения.

– Обычно Неву удавалось контролировать их силу, – неуверенно заметила Лиля. – Он никогда не позволял им навредить нам или кому-то еще.

– Получится ли в этот раз? – усомнился Долгов.

– У тебя есть другие предложения? – Ваня вопросительно посмотрел на него. И, не дождавшись ответа, резюмировал: – То-то же. Но, Нев, поторопитесь. По словам Дементьева, один из тех, кто скачал приложение этой ночью, уже погиб. Давайте постараемся избежать новых жертв.

Нев только тихо фыркнул и едва заметно скривился, но ручка по листу бумаги все же заскользила быстрее.



18 февраля 2016 года, 11.05 Коттеджный поселок «Тихое место» Московская область

Всю дорогу Дементьев гнал так, что сомневаться не приходилось: на номер прокатной машины наверняка поступит несколько штрафов за превышение скорости. Зато в обратном направлении он долетел всего за четверть часа.

Калитка оказалась открыта, поэтому на участок он попал без проблем, а вот дверь – заперта. Дементьев нажал на звонок, несколько раз постучал, зовя Ольгу по имени, снова позвонил, но никто не ответил. Он обогнул дом, подошел со стороны окон в пол и заглянул в гостиную.

Пусто. Во всем огромном пространстве объединенных кухни, гостиной и столовой никого не было видно. Дементьев почти прижался лицом к стеклу, ладонями перекрывая лишний солнечный свет, но дом казался покинутым.

Пока в дверном проеме не промелькнула чья-то фигура. Промелькнула слишком быстро, чтобы можно было разглядеть, Ольга это или кто-то еще. Дементьев постучал кулаком по стеклу, жалея, что у него нет при себе пистолета, и мысленно делая себе пометку в будущем не допускать подобного. В конце концов, в отличие от Дворжака, он имел вполне законное разрешение на ношение огнестрельного оружия.

На стук никто не отозвался, поэтому Дементьев быстро обошел дом вокруг в надежде найти приоткрытое окно или еще какой-то волшебный способ попасть внутрь, но Ольга не позволила себе подобной беспечности.

Дементьев вернулся к окнам гостиной и тут же испуганно отшатнулся, увидев перед одним из них молодого парня. Того самого, труп которого лежал в однокомнатной квартире в двадцати минутах езды отсюда. Парень стоял в гостиной, у самого стекла, отдернув в сторону тюль, и издевательски улыбался.

– Да кто ты такой? – процедил Дементьев, с трудом подавляя бессильную злобу, клокочущую внутри.

Он кинулся к окну, ударил в стекло сначала кулаком, потом локтем, но то лишь дрогнуло под его ударом, даже крошечной трещинки не появилось. Зато лицо парня на мгновение изменилось, заставив Дементьева снова испуганно отпрянуть: кожа вдруг посерела, глаза провалились, черты лица заострились, сквозь них проступило нечто нечеловеческое, навевающее смутные воспоминания о самом страшном ночном кошмаре, похороненном в глубинах подсознания. Это пугающее лицо оскалилось, блеснув острыми клыками, и мгновенно снова стало обычным человеческим. Лишь дьявольский отблеск в глазах выдавал, что это маска, натянутая тем, кто никогда не был человеком.

Улыбка на лице парня стала шире, он повернулся и пошел обратно в холл. Снова прильнув к окну, Дементьев смог рассмотреть, как тот поднялся по лестнице на второй этаж. С досады он снова ударил в стекло, и то задрожало, но не поддалось.

Отойдя на пару шагов, Дементьев задрал голову, пытаясь прикинуть, получится ли как-то добраться до окна второго этажа, но конструкция дома этого определенно не предполагала. Да и окна на втором этаже тоже были закрыты.

– Проклятая зима, – проворчал он.

И вдруг почувствовал, как в кармане завибрировал смартфон. Номер звонившего снова не был записан в книжку, но Дементьев его узнал: он набирал его всего пятнадцать минут назад. Звонила Ольга.


* * *

Когда внизу что-то громыхнуло, Ольга испуганно вздрогнула, но хотя бы очнулась от бессмысленного созерцания надписи в приложении.

«Я не знаю, кто у вас в доме, но он может быть опасен». – Слова Дементьева все еще звучали в ушах. Можно было сбросить их со счетов, решить, что этот псих просто ее разыгрывает или сам слишком глубоко погрузился в собственные фантазии, но у нее почему-то не получалось. Бывший следователь, хоть и говорил странные вещи, в остальном выглядел абсолютно нормальным, разумным человеком, не способным на подобные розыгрыши. Да и приложение еще ни разу не показывало ей двух чудовищ, если не считать прошлого вечера, но тогда Кристина притащила за собой своих.

Значит, тот, кто бродит по ее первому этажу, – не Олежка. И вполне возможно, что он опасен.

– Марина, вы идете? – донеслось снизу. – Кофе ждет. И я тоже.

Это был голос ее помощника, но в нем звучали совершенно чужие интонации.

Сжав смартфон в руке, Ольга в панике оглянулась. Сколько Дементьеву ехать? Она не знала, что именно он сможет сделать с чудовищем из плоти и крови, но решила для себя, что должна продержаться до его возвращения. Где жил Олежка, она точно не знала, но полагала, что где-то не очень далеко. Да и Дементьев уехал не так давно. Сколько надо продержаться? Десять минут? Пятнадцать? Двадцать?

– Марина?

– Я сейчас, – крикнула она в ответ, надеясь, что голос ее не выдаст. – Пять минут, мне нужно одеться.

Запереться в ванной? Это она уже проходила, только снова загонит себя в угол. Оттуда потом не выбраться, а он сразу поймет, что она там. Стекла на первом этаже у нее, конечно, антивандальные, но внутренние двери не рассчитаны на долгую осаду. Даже Олежка сможет вышибить любую при всей щуплости комплекции.

Взгляд сам собой упал на гардеробную. Она была небольшой, но со своим секретом: между стеной и обувной полкой, тянущейся под перекладиной с вешалками, имелся узкий зазор. Обычно Ольга сваливала туда обувные коробки, которые следовало хранить две недели после покупки. Выкидывала скопом. Об этой нише никто не знал, даже Олежка, который периодически развешивал вещи после химчистки: одежда и скудность освещения скрывали ее.

Стараясь ступать как можно тише, Ольга метнулась к гардеробной, забралась в нее и как смогла прикрыла дверь: отсутствие ручки внутри не давало закрыть ее полностью. Едва дыша, она раздвинула вешалки и, подсвечивая себе экраном смартфона, забралась в нишу. К счастью, коробок сейчас лежало не очень много, а теми, что имелись, можно было прекрасно прикрыться сверху на всякий случай.

Вернув вешалки в то положение, в котором они висели, Ольга улеглась на дно ниши, положив коробки себе на ноги. Прижала смартфон к груди, немного подумала и перевела его в режим «не беспокоить». Иногда бурно работающая фантазия приходилась кстати: Ольга заранее в красках представила себе, как «Олежка» заглядывает в гардеробную, в тот же момент ей решает позвонить какой-нибудь спамер и весело загорающийся и вибрирующий смартфон выдает ее. От греха подальше Ольга спрятала его под себя. И замерла.

Секунды тянулись томительно медленно. Лежать было жестко и неудобно, периодически в голову приходила мысль, что это глупо. Ужасно глупо и смешно. Если все окажется неправдой, Олежка будет смеяться над ней до конца своего учебного года.

Но лучше оказаться смешной, чем мертвой. Поэтому Ольга продолжала лежать, прислушиваясь к тишине.

– Марина? – приглушенно позвал далекий голос. – Марина, где вы? Вы еще здесь?

Послышался топот ног на лестнице, сердце пустилось вскачь, дыхание стало более частым и тяжелым. Слишком громким. Ольга приоткрыла рот: ей казалось, что так она дышит тише.

– Марина?

Захлопали двери: «Олежка» искал ее в разных помещениях. В спальню заглянул сразу, но не найдя ее, отправился в кабинет, в гостевую спальню, ванную комнату. Потом все стихло: варианты, где она могла быть, кончились.

– Ну и куда ты делась, дрянь? – послышался насмешливый вопрос, выдавший ее гостя с головой. – В прятки решила со мной поиграть? Я все равно найду тебя! И выпью, как выпил его. Вы сами меня позвали! Так почему же ты теперь прячешься?

Двери захлопали снова. Сердце провалилось вниз и затрепыхалось в животе, когда Ольга услышала, как снова открылась дверь спальни. Открылась и не торопилась закрываться.

– Ты где-то здесь, – насмешливо протянуло то, что выглядело как ее ассистент. – Я точно знаю. А!

Дверь гардеробной резко распахнулась, свет из комнаты хлынул внутрь. Ольга успела набрать в легкие воздуха, как перед погружением в воду, и затаить дыхание.

– Хм, странно, – пробормотал «Олежка».

Ольга услышала, как он шагнул внутрь, постоял, подвигал вешалки. Все тело буквально сводило от ужаса. Казалось, в любой момент к ней протянется рука, ее вытащат из укрытия и… выпьют, что бы это ни значило.

Но вместо этого снова раздался звук шагов, и дверь в гардеробную прикрыли. Ольга позволила себе тихо выдохнуть. «Олежка» отправился искать в другие помещения: в шкафах, под кроватями, в ванной.

Сколько прошло времени? Ей казалось, что целая вечность. Ольга понимала, что, не найдя ее в других комнатах, оно вернется сюда и обыщет гардеробную более внимательно. Вечно прятаться здесь не получится.

Звонок в дверь едва не заставил ее вскрикнуть, но она успела зажать себе рот рукой.

– Ольга! – прокричал уже совсем другой голос. Яростный стук в дверь вторил ему.

Снова раздался топот ног по лестнице, но на этот раз спускались вниз. Ольга торопливо выбралась из своего укрытия, не забыв сунуть смартфон в задний карман джинсов. Теперь, когда Дементьев здесь, нужно попытаться впустить его или выбраться к нему самой. Что бы ни ходило по ее дому, сейчас оно отвлеклось на визитера.

Она осторожно выглянула из гардеробной. Убедившись, что комната пуста, вышла. Проверила через щелку двери холл и выбралась в него.

Кабинет. Нижний ящик стола. Запасной комплект ключей. Искать в прихожей те, которыми она пользуется постоянно, было совершенно некогда.

Теперь самое сложное: лестница. Ноги сводило от страха, они то и дело норовили подкоситься, передвигаться на носочках едва удавалось.

Ольга перегнулась через перила, убеждаясь, что путь свободен. Очень быстро, но очень тихо спустилась вниз. Едва не присела от страха, услышав, как что-то долбанулось в окно. Один раз, второй. В ответ из гостиной раздалось нечеловеческое рычание. Ольга мельком заглянула в комнату, успела заметить «Олежку» у окна.

До двери оставались считаные метры, но чужой был слишком близко. Ольга с трудом заставила себя сделать шаг вперед, держа ключ наготове и мысленно прикидывая, сколько понадобится времени, чтобы открыть оба замка. Если только они оба закрыты. Успеет ли она перехватить ключ? Не запутается ли в связке?

Не пришлось. Боковым зрением она успела заметить, что «Олежка» оборачивается, и резко сдала назад. Очнулась, уже закрыв за собой дверь ванной комнаты. Как в тот вечер. Сжала кулаки, стиснула зубы и молча выругалась на себя. Ну что мешало метнуться в другую сторону и заскочить в тренажерный зал? Там не было замка, но зато имелось еще одно французское окно, открывающееся во двор. В хорошую погоду она открывала его, чтобы тренироваться практически на свежем воздухе. И сейчас Ольга могла выбраться через него. Почему она сразу не подумала об этом? Зачем вообще пошла к двери?

Клясть себя было поздно. По крайней мере ее не заметили, в дверь никто не ломился. Вот только она отвлеклась на самобичевание и потому не услышала, куда делся ее гость. И сейчас, сколько ни прислушивалась, тоже не могла понять. Обзор из запертой ванной, конечно, был никаким. Зато телефон оставался при ней. Она вывела его из режима «не беспокоить» и ткнула в последний звонивший номер.

– Оля? – тревожно раздалось в трубке. – Где вы?

– В ванной, – едва слышным шепотом ответила она. – Где он?

– Пошел на второй этаж. Вы можете выйти?

– Через тренажерный зал, – шепнула она и отключилась.

Требовалось действовать быстро. Ольга оставила ключ в ванной, чтобы он не мешал, взяла с собой только смартфон. Осторожно повернула замок, открыла дверь. Бросила из-за угла взгляд на лестницу, прошмыгнула мимо и влетела в небольшую угловую комнату, где стоял ее любимый тренажер, стойка с гантелями и две спортивные скамьи.

На лестнице раздался громкий топот, сердце вновь выполнило невозможный кульбит. Уже не думая о тишине, Ольга рванула вперед, дернула на себя створку окна. Услышала, как за спиной распахнулась дверь, но не оглянулась, выпрыгнула практически в объятия поджидающего ее Дементьева. Который тут же оттолкнул ее, крикнув:

– В сторону!

Ее мотнуло, давно сопротивляющиеся ноги наконец подкосились, и Ольга рухнула в пушистый снег, слыша за спиной уже знакомое рычание.

Обернулась: рядом в снегу боролись двое. Дементьев по всем параметрам превосходил «Олежку», поэтому довольно быстро отпихнул его ногой. Вскочил, ударил снова, но это почти не произвело на существо, которое уже ничем не походило на ее бедного ассистента, никакого впечатления.

На лице Дементьева промелькнул неподдельный ужас, да и сама Ольга не кричала только потому, что ее парализовало. Она даже холода не чувствовала, только смотрела широко раскрытыми глазами на нечто огромное, темное, разевающее зубастую пасть.

На мгновение их с Дементьевым взгляды встретились. Одними губами он велел ей: «Беги!» Ольга и хотела бы, да только тела по-прежнему не чувствовала.

Существо замерло, переводя взгляд с нее на Дементьева и обратно, как будто не могло выбрать, кого сожрать первым. И это промедление спасло им жизнь.

Пиликнул зажатый в левой руке смартфон, который Ольга чудом не уронила. Уведомление на экране гласило: «Рядом с вами 2 чудовища. Прогнать?»

Она ткнула в уведомление, краем глаза замечая, что Дементьев тоже достал смартфон. Чудовище перед ними снова зарычало, но уже не так.

На экране знакомо прокрутился радар – и рычание существа превратилось в протяжный вой, на который истошным лаем откликнулась соседская собака. Радар исчез, сменившись кнопкой: «Прогнать?» Ольга остервенело ткнула в нее еще раз. И еще. И делала это до тех пор, пока, жалостливо заскулив, существо не исчезло, вспыхнув пламенем.

Секунду спустя в заснеженном дворе они остались вдвоем. Ярко светило солнце, и соседская собака продолжала лаять. Вдруг стало очень холодно, особенно попе, руке, которой Ольга упиралась в снег для удержания равновесия, и голове со все еще влажными волосами. Смартфон выпал из озябших пальцев, напоследок разразившись песенкой из древнего фильма про охотников за привидениями, но Ольга уже не обратила на это никакого внимания.

Ее колотило крупной дрожью, на глаза наворачивались слезы и дышать становилось все труднее. Она почувствовала, как рядом в снег опустился Дементьев, обнимая за плечи и прижимая к себе. Сразу стало заметно теплее.

Глава 12

18 февраля 2016 года, 18.30

К вечеру началась метель, из-за которой движение в городе безнадежно встало. По сравнению с тем, чем день мог обернуться, снегопад и многокилометровые пробки едва ли могли считаться достойными проблемами, но от еды с доставкой на дом пришлось отказаться.

Как именно отмечать относительно успешное завершение расследования, договориться не смогли. Ваня заявил, что хочет хорошего пива и его устроят салатики-закуски из кулинарии в магазине на первом этаже. Дементьеву было все равно что есть, лишь бы ему это принесли. Долгов «эту майонезную дрянь» есть отказался и отправился в любимый магазин в соседнем доме за стейком. Лиля попыталась напугать его холестерином и ранним инфарктом, но он парировал тем, что сам врач и не нуждается ни в чьих диетологических замечаниях.

– Вот забавные у нас подобрались врачи, – заметила Лиля, когда за ним захлопнулась дверь. – Одна дымит как паровоз, другой готов утопить себя в животном жире.

Сама Лиля изъявила желание поужинать азиатской кухней. Нев поддержал ее. Он ничего не имел против салатиков и закусок с майонезом, но и палочками теперь орудовал без проблем. Если уж к кому-то присоединяться, то он выбирал присоединиться к Лиле, хотя ресторан японской кухни находился гораздо дальше, чем кулинария и магазин со стейками. Нев вызвался сходить в него, невзирая на метель, за что Ваня обозвал его подкаблучником, но как-то без нажима и огонька. Нев прекрасно понимал, что сегодня он и сам сбегал бы ради сестры за едой. Лиля чувствовала себя уже лучше, но все равно большую часть дня провела в кровати и выглядела довольно бледной.

Несмотря на дурную погоду, в ресторане было полно народу. Нев сразу обозначил официанту, что ему нужен заказ «с собой», чему тот заметно обрадовался. Он предложил Неву маленький столик на двоих у самого входа, быстро записал продиктованный список и исчез.

От регулярно открывающейся двери сильно дуло, поэтому Нев не стал раздеваться и от нечего делать наблюдал за снующими туда-сюда людьми. Одни уже уходили, сыто улыбаясь и громко разговаривая, другие приходили им на смену, ежась от холода и стряхивая с себя целые сугробы снега. Играла тихая приятная музыка, и за всей этой суетой – такой обыденной и нормальной – события последних дней постепенно отступали в тень.

Горькое послевкусие от использования силы Темных Ангелов еще ощущалось, но Нев знал, что за пару дней оно испарится, не оставив заметного следа. Дверь снова была надежно заперта, и он мог тешить себя надеждой, что больше не станет ее открывать. Хотя в глубине души знал, что это не так. Ничего не закончилось. Они выиграли битву, но война только начиналась. Нев не совсем понимал, какой именно она будет, но не сомневался: Егор на этом поражении не остановится. Мальчик только входит во вкус собственной силы, и что с ним делать, Нев не знал.

Мысли о Егоре были прерваны внезапным появлением уже хорошо знакомой женщины. Он узнал ее не сразу, слишком погруженный в собственные переживания, заметил лишь тогда, когда понял, что вошедшая остановилась и в упор смотрит на него, игнорируя приветливую девушку на входе.

Их взгляды встретились, женщина улыбнулась и шагнула к нему, села напротив. Сердце тревожно трепыхнулось в груди, предчувствуя неладное, но по крайней мере Нев своего добился: она подошла сама.

– Добрый вечер, Евстахий Велориевич.

У нее был низкий, грудной голос с легкой хрипотцой. Да, пожалуй, у такой женщины не могло быть по-другому. От его звучания само собой учащалось дыхание и потели ладони, а от того, как провокационно смотрела незнакомка, почти не мигая, отчаянно хотелось снять очки и как следует протереть стекла. Долго, вдумчиво. Однако Нев удержал себя. Он вообще не дернулся, лишь позволил себе на секунду отвести взгляд, скользнув им по дорогой шубе, едва присыпанной снегом, и брендовой сумке.

– Я решила, что нам настало время познакомиться.

– Вот как? – отозвался Нев, стараясь сохранять внешнюю невозмутимость. – А я думал, вы так и будете ходить за мной хвостом и прожигать взглядом. И кто же вы?

– Вы можете звать меня Магдой, – сообщила женщина с достоинством.

– Магда? Серьезно?

Она улыбнулась и даже скромно потупилась на секунду:

– Если вам можно называться Невом, то почему мне нельзя называться Магдой? Мы все берем новые имена.

– Мы? – переспросил Нев, давая понять, что хотел бы услышать пояснение, о ком идет речь.

– Мы, – кивнула Магда. – Те, кто владеет тайным знанием. Избранники высших сил.

– Вот как, – только и смог повторить Нев, не зная, как реагировать.

Он смотрел в глаза женщины – Магды – и пытался прочитать в них, действительно ли она та, за кого себя выдает, или просто еще одна самозванка вроде ведьмы Эльвиры, живущей в Красном Яре и устраивающей «сеансы» ради вымогательства денег у доверчивых граждан.

– Откуда вы меня знаете? – строго спросил Нев.

– О, мы давно наблюдаем за вами! Еще с тех пор, как Ангел впервые избрал вас. Мы с интересом следили за вашим развитием последние четыре года. Многие из нас восхищены тем, чего вам удалось достичь. Хотя, – она театрально вздохнула, – другие разочарованы тем, что вы отказались от столь великой чести и столь огромной силы.

Чем больше она говорила, тем быстрее билось в груди сердце и тем невыносимее хотелось снять очки. Наверное, Нев давно сдался бы старой привычке, если бы только от удивления не боялся пошевелиться.

– Вы можете говорить конкретнее? Кто вы? И зачем вы за мной следили?

– Мы наблюдали, – поправила Магда. – Присматривались. Надеялись, что однажды вы займете место в наших рядах.

Она протянула ему визитку, но, поскольку Нев так и не шелохнулся, положила ее на стол между ними. На нелепо-желтом прямоугольнике плотного картона легко читались только крупная буква и две цифры. Нев мазнул по ним взглядом и снова посмотрел в лицо собеседнице.

– Мне это ни о чем не говорит, – заявил он. – Потрудитесь объяснить словами.

– Скажем так, – не стала увиливать Магда. – Мы – сообщество друзей. Единомышленников. Мы владеем особой силой и делимся ею друг с другом. Я бы очень хотела, чтобы Избранник Ангелов присоединился к нам. Это пошло бы на пользу общему делу.

Во рту неприятно пересохло и сглотнуть удалось с трудом. Нев откашлялся и все-таки не выдержал: отвел взгляд, снял очки и потер переносицу. Официант, принесший ему счет, позволил чуть подольше потянуть паузу. Когда молодой человек отошел за сдачей, Нев быстро заявил:

– Боюсь, вы не по адресу. Как вы верно заметили, я отказался от силы Ангелов, от их даров и от роли их Избранника. Я завязал с этими играми.

– Но почему? – с неожиданной страстью вопросила Магда, подавшись вперед. – Вы один из тех, кому дается в жизни уникальный шанс. Шанс стать чем-то большим! Вы можете обладать огромной силой. И огромной властью. Почему вы отказываетесь от этого?

Официант принес папку со сдачей и положил на край стола, пакет с заказом поставил рядом, накрыв им визитку, и вежливо пожелал Неву приятного аппетита и хорошего вечера. Тот едва кивнул в ответ. Еще одна пауза позволила ему собраться с мыслями и объяснить максимально точно и лаконично:

– Я не готов платить цену. Извините.

Нев потянулся к папке за деньгами, и Магда воспользовалась этим, чтобы перехватить его руку. Ее собственная неожиданно оказалась очень мягкой, с нежной кожей, но очень сильной. Она сжала его пальцы, не позволяя высвободиться.

– Ты зря сопротивляешься, Нев. Тьма все равно будет с тобой, как бы ты ни пытался от нее ускользнуть. Она уже попробовала тебя на вкус и не отпустит. Рано или поздно ты вернешься к ней, так зачем терять время? У каждого из нас его и так немного.

Неву пришлось приложить усилия, чтобы высвободиться из ее хватки. Он спокойно забрал сдачу, взял пакет с едой и поднялся с места. Поправил шарф и надел шапку. Нев не собирался больше ничего говорить, считая, что ему нечего добавить, но, сделав шаг к выходу, в последний момент передумал и вернулся к столику, склонился к Магде и прошептал ей на ухо:

– Тьма обойдется.

После чего стремительно вышел из ресторана, не оборачиваясь.



18 февраля 2016 года, 19.00 Шмитовский проезд

– Володя, ты-то чего минералку цедишь? – насмешливо поинтересовался Ваня, заметив наконец, что Дементьев не притронулся к пиву, хотя и поддержал его идею отметить окончание расследования. – Тебя Дворжак покусал, что ли?

– Да нет, мне сегодня еще за руль, – объяснил Дементьев с набитым ртом.

– Куда? – удивился Долгов, лениво перекатывая в бокале темно-бордовое вино, невероятно приятное в своей терпкости. – Вроде бы закончили всё?

Он был прав. После весьма стрессового начала день продолжился ничуть не менее бодро. Ему пришлось ехать на еще одно вскрытие, хотя практической пользы для их расследования в этом уже не было. Дементьев, убедившись, что Ольга пришла в себя и ей не грозит нервный срыв, снова встретился с капитаном Карповым.

Скрывать от оперативника результаты их расследования он не стал. Даже с каким-то извращенным удовольствием подробно объяснил про приложение, управляемое магией Темных Ангелов, про то, как именно погибли Родион и Валерий, к которым прибилось слишком много мелких потусторонних сущностей, и что случилось с Олегом Маликом.

– Он скачал приложение и, как считает Евстахий Велориевич, ткнул в кнопку поиска не меньше трех раз подряд. На тройной зов явился хищник. Нечто вроде энергетического вампира. Он «выпил» его, превратив в мумию, а сам надел его облик и отправился к Ольге Воронцовой. По ее словам, она написала ему и пригласила к себе, думая, что общается с Олегом. Он очень заинтересовался приложением. Вероятно, ему было любопытно понять, что именно его позвало и позволило прорваться на наш уровень реальности.

Капитан Карпов молча слушал и смотрел на него, не мигая. Они сидели в его рабочем кабинете – маленьком, захламленном и прокуренном.

– И что вы с ним сделали? – поинтересовался он неестественно спокойно.

– Евстахий Велориевич обратил заклинание, заложенное в приложение, Иван выпустил обновление, и с его помощью мы и прогнали хищника.

– Ясно, – хмыкнул Карпов. – Вы предлагаете мне все это написать в отчете и передать следователю?

Дементьев покачал головой и улыбнулся:

– Отнюдь. Я рассказал вам, что будет в моем отчете. Что писать в вашем – вам решать. Вы можете ограничиться тем, что приложение создал малолетний маньяк, который таким образом терроризировал и убивал людей неустановленным способом. Все данные на парня я вам переслал, можете объявить его в розыск. Или просто провести все необходимые мероприятия, а потом отписаться, что виновные не были ни найдены, ни даже установлены. Дело ляжет в архив нераскрытым, но новых смертей не будет. По крайней мере из-за приложения.

После этого Дементьев ушел, оставив капитана принимать решение и испытывая странную легкость от осознания того, что он сам имеет возможность рассказать в своем отчете все именно так, как есть. Ради такого определенно стоило сменить место работы.

– Я обещал заехать сегодня к Ольге, – объяснил Дементьев, подкладывая себе из пластикового контейнера оливье. – Проведаю ее и Кристину, узнаю, как они справляются. Уточню, ушли ли чудовища. Хочу убедиться, что здесь не осталось проблем.

– Ну-ну, – насмешливо протянул Ваня. – Это теперь так называется…

Дементьев сделал вид, что не услышал его комментария. Возразить все равно ничего не смог бы: он действительно ехал не ради проверки и тем более не ради Кристины.

Утром ему очень не хотелось оставлять Ольгу одну после всего случившегося, но та довольно быстро взяла себя в руки и заверила, что с ней все будет хорошо. Ему же нужно было завершить расследование: подвести итоги, переговорить со всеми и все зафиксировать для будущего отчета, поэтому он все-таки ушел.

Уже когда Дементьев одной ногой стоял за ее калиткой, Ольга, вышедшая провожать, вдруг удержала его за руку и внезапно предложила:

– Может быть, заглянете ко мне вечером? Ну, когда разберетесь с делами? Я подпишу вам книгу.

Вероятно, ему показалось, но ее взгляд как будто обещал чуть больше, чем просто книгу. Поэтому сейчас Дементьев нетерпеливо поглядывал на часы, гадая, когда будет правильнее покинуть друзей и не слишком поздно ехать к ней.

– Слушайте, так получается, что теперь приложение – вроде оберега от любой нечисти? – уточнил Долгов, отрезая себе кусочек стейка. – Нажал кнопку и прогнал?

– Увы, нет, – возразил Нев. Он бестолково ковырял один и тот же ролл уже добрых двадцать минут: аппетита не было совершенно. – Написанное Ангелом заклинание лишь обращает то, что содержалось в приложении. То есть оно прогоняет только ту нечисть, которая была изначально призвана первым заклинанием.

– Зато я отключил вызов камеры, – встрял Ваня. – Так что теперь этих монстров не увидеть, в опасные «гляделки» приложение больше не вовлекает. И легко удаляется.

– Жутко все это, – прокомментировала Лиля, завороженно глядя на растекающийся по тарелке Долгова розоватый сок. – Знать, как много всего бродит по миру рядом с нами.

– Не то чтобы мы не знали этого раньше, – пожал плечами Нев. – Но это не повод для переживаний. Мы же не переживаем из-за того, что рядом с нами живут микробы и бактерии. Хотя они тоже при определенных условиях способны нам навредить.

– Гораздо более жутко то, что все это устроил шестнадцатилетний пацан, – пробормотал Дементьев. – Если это, конечно, он. Трое молодых ребят погибли, а мы лишь остановили распространение приложения, но не нашли того, кто за это в ответе, и к этому самому ответу его не призвали.

– Разве это наша обязанность? – возразил Долгов. – Призывать к ответу?

– А кто еще это сделает? – мрачно парировал Нев. – Даже если в случившемся виновен не Егор или не он один, кто еще может остановить подобных людей? Полиция? Прокуратура? Суд? Не смешите меня.

– Кстати, насчет «не он один», – оживился вдруг Ваня. – Я тут на досуге, когда все закончилось, немного поковырял отключенный сайт, где лежало приложение. Просто от нечего делать. И только сейчас заметил внизу, в подвале, приписку. Ну, знаете, где обычно ставят копирайты и все такое? Так вот, там значилось: «Разработано для К13». Черт его знает только, что такое К13. Интернет с таким названием знает только ракету «воздух – воздух».

Нев уронил обратно на тарелку кусочек ролла. Перед его глазами возник столик в ресторане, яркий желтоватый прямоугольник и крупная надпись. Буква и две цифры. К13.

– Магда, – выдохнул он.

– Что? – переспросил Ваня.

– Не что, а кто, – поправил Нев и посмотрел на Дементьева. – Магда. Женщина, которая за мной следила. Я видел ее снова…

– За тобой следила какая-то женщина? – переспросила Лиля. – Давно?

– Я заметил ее в воскресенье, – признался Нев смущенно.

– Класс! Тебе кто-то пишет странные письма, за тобой следят женщины, а я узнаю обо всем только сейчас. – Лиля обиженно надулась, скрестив руки на груди, и демонстративно отодвинулась, благо, на диванчике хватало места для такого маневра.

– Лиля… – вздохнул Нев.

– Слушайте, потом отношения выясните, – перебил Дементьев. – Что там с этой женщиной?

Нев подробно рассказал всем, когда он начал замечать незнакомку, где видел ее и как встретился с ней сегодня.

– Полагаю, у них какая-то своя группа ведьм и колдунов, – предположил он. – И они хотели, чтобы я к ним присоединился.

– Так может быть, все это устроил не Егор? – предположил Долгов. – Это было просто входящим испытанием для вас? А Гек – это совпадение. Я допускаю, что именно Егор пишет вам письма, но вся история с приложением вполне может не иметь к нему никакого отношения. Или его наняли для составления заклинания, раз уж он владеет врожденной силой Ангелов.

– Я уточню у куратора, что они знают о К13, – вызвалась Лиля. – Если это достаточно крупная группа, владеющая тайным знанием, они должны были попасть в поле зрения Общества.

– А ты визиточку их не прихватил, нет? – уточнил Дементьев.

Нев покачал головой:

– Кто же знал, что может пригодиться?

– Ладно, найдем мы их. И разберемся, каким там боком Егор, – уверенно заявил Дементьев, после чего повернулся к Ване: – А пока объясни мне, что за прикол с «Охотниками за привидениями»?

На лице Вани расцвела довольная улыбка. Он потянулся за смартфоном и открыл на нем приложение «Чудовищ.net».

– А ты не видел, что ли? – удивился он.

– Нет, только музыку услышал, – признался Дементьев, вспоминая, как тут же сунул аппарат в карман и поторопился обнять дрожащую Ольгу. – Не до того мне было.

– Что, никто не посмотрел? – Ваня обвел вопросительным взглядом друзей.

Те синхронно помотали головами.

– Вот стараешься, а никто не ценит, – проворчал Ваня. – Тогда смотрите.

Он повернул к ним экран, на котором по-прежнему было написано: «Рядом с вами 2 чудовища. Прогнать?» Ваня ткнул в кнопку, знакомо прокрутился радар, а потом экран вдруг наполнился виртуальными конфетти и заиграла хорошо знакомая музыка. Жизнерадостный хор прокричал: «Ghostbusters!»[3], мужской голос запел: «If there’s something strange in your neighborhood who you gonna call?»[4] И снова голоса хором прокричали: «Ghostbusters!»

Тем временем конфетти на экране сменились маленькими рисованными призраками в духе накинутой на что-то невидимое простыни. Они пролетели в одну сторону, потом в другую и под третье жизнерадостное «Ghostbusters!» исчезли, уступив место надписи: «Если рядом с вами происходит что-то странное, звоните нам! Институт исследования необъяснимого». Дальше шел их номер телефона, адреса электронной почты и офиса. Из приложения донеслись стилизованные завывания сирены, после чего музыка стихла, на экране осталась только визитка.

Несколько секунд на кухне царила мертвая тишина, четыре пары глаз недоуменно смотрели в погасший экран смартфона.

– А чего информационному поводу пропадать? – как будто заранее защищаясь, заметил Ваня. – Знаете, сколько в Интернете обсуждают ролик, приложение и к чему все это было?

Ответом ему стал общий смех, громкий и заразительный. Даже Долгов смеялся в голос, хотя еще никто не видел его таким. Лиля, забыв про обиду, уткнулась Неву в плечо, плечи ее сотрясались от хохота. Сам Нев пытался сдерживаться, но у него ничего не получалось, а Дементьев и не пытался. Это было похоже на коллективную истерику или цепную реакцию: чем больше смеялся каждый из них, тем сильнее смеялись остальные. И закончилось это только тогда, когда все выбились из сил.

У Долгова пиликнул входящим сообщением телефон, отвлекая от общего веселья. Неву наконец удалось взять себя в руки. Лиля рядом тоже приходила в себя, пытаясь аккуратно промокнуть выступившие от смеха слезы и при этом не размазать макияж. Дементьев покачал головой.

– Дворжак тебя убьет, – резюмировал он.

– Да ладно, – отмахнулся Ваня. – Если он не убил меня до сих пор, то уже и не сделает этого.

– Дворжаку сейчас не до того, – заметил Долгов, набирающий ответное сообщение. – Саша получила травму на их расследовании. Вроде ничего серьезного, но он собирается отправить ее в Питер и вызывает меня.

Дементьев вздохнул, понимая, что рано или поздно нечто подобное должно было произойти. И как никогда порадовался тому, что Войтех последнее время настойчиво отправлял с ним Долгова. Молитвенно сложив руки, он поднял глаза к потолку и проникновенно произнес:

– Господи, спасибо тебе, что не на моем расследовании. Аминь!

За что удостоился укоризненного взгляда от Лили.

– А куда они вообще уехали-то? – поинтересовался Ваня, искренне огорченный новостью.

– В живописное место со странным названием – Яя, – нахмурился Долгов, читая с экрана. – Боже мой, где это хотя бы?

– Кемеровская область, – просветил его Нев со странной улыбкой на губах. Будь это кто-то другой, ее можно было бы назвать ехидной. – Административный центр Яйского района с населением чуть меньше одиннадцати тысяч человек. Вам понравится.

Лиля удивленно посмотрела на него:

– Скажи, есть что-нибудь, чего ты не знаешь?

– Я многого не знаю, – улыбнулся Нев. – Просто у меня студент был оттуда, меня тоже в свое время удивило название, вот я и почитал. Там река так называется еще.

– Потрясающе, – проворчал Долгов.

И в его тоне было столько безысходности, что все опять непроизвольно улыбнулись.



18 февраля 2016 года, 21.05 Коттеджный поселок «Тихое место»

Пробиться сквозь пробки за МКАД было непросто, но к тому моменту, когда Дементьев припарковался у забора Ольги, метель прекратилась. Калитка, как всегда, оказалась не заперта, а вот на звонок в дверь довольно долго никто не реагировал. Дементьев успел заволноваться, поэтому, когда дверь все-таки распахнулась и на пороге появилась Ольга, он облегченно выдохнул.

Она казалась непривычно бледной, глаза лихорадочно блестели. Объемный свитер выглядел слишком теплым для хорошо отапливаемого помещения, но Ольга зябко натягивала рукава на ладони, как будто до сих пор не могла согреться. Она с трудом изобразила приветственную улыбку и пропустила его через маленький тамбур в прихожую, но пройти дальше не предложила. Наоборот, всем своим видом давала понять, что не рассчитывает на длительный визит. Какой бы порыв ни заставил ее пригласить Дементьева заехать позже, он прошел.

– Как вы?

– Все нормально, – кивнула Ольга и вдруг нервно рассмеялась. – Поразительно, как смещается понятие «нормы» после того, как столкнешься в собственном доме с монстром, надевшим чужую личину.

Дементьев улыбнулся, бестолково топчась на одном месте и чувствуя себя немного глупо. И что дальше? Снова попытаться напроситься на кофе? Так поздновато уже для подобных напитков. Чай? Нет, если бы она хотела, чтобы он остался, она бы уже предложила. Но Ольга только смущенно молчала, избегая встречаться с ним взглядом.

Наконец она встрепенулась, словно что-то вспомнила. Жестом попросила ждать на месте и на пару мгновений исчезла в гостиной. Вернулась с книгой в руках.

– Обещала вам подписать, – пробормотала она, протягивая ее Дементьеву. – Извините, не надо было вас заставлять мотаться сюда снова, следовало сразу подписать и подарить. Или прислать по почте.

– Честно говоря, я не ради книги сюда приехал, – признался Дементьев, хотя подарок все же взял. – Я подумал, вы хотите поговорить.

Она засунула руки в карманы узких джинсов и заставила себя посмотреть ему в лицо. Но больше двух секунд выдерживать взгляд не смогла. Нервно пожала плечами:

– О чем?

– О случившемся. О том, что мир оказался не таким, каким вы привыкли его видеть. О нашей беззащитности перед силами высшего порядка. И о том, как жить, зная, что эти силы действительно существуют, что это не чья-то больная фантазия и не кошмарный сон.

Ольга покачала головой, глядя в пол.

– Честно говоря, я не хочу говорить об этом. Я хочу как можно скорее забыть обо всем.

Дементьев посмотрел на нее то ли укоризненно, то ли сочувственно.

– Оно не исчезнет только потому, что вы о нем забудете и не станете думать.

– Нет, не исчезнет. Но, возможно, оставит меня в покое. Как говорил ваш друг со странным именем? Не смотри на них – и они не станут смотреть на тебя.

Он кивнул, снова улыбаясь.

– Что ж, вы имеете на это право. Но если вдруг захотите с кем-то поговорить, моя визитка у вас есть. Спасибо за книгу.

Дементьев повернулся, открывая дверь тамбура, но в последний момент передумал, снова обернулся к ней. Ольга, собиравшаяся проводить его, не успела среагировать, уткнулась в него, смутилась еще больше и отступила на шаг назад.

– Не могу не спросить снова, – весело произнес он. – Что было бы дальше в романе?

– Вы имеете в виду приложение? – хмыкнула Ольга.

– Я имею в виду нас.

На этот раз их взгляды встретились надолго.

– Мы не в одной из моих книг, – ответила она после продолжительной паузы.

– Но мы ведь все герои чьей-то книги, – напомнил Дементьев ее же слова.

– Тогда давайте ограничимся интригующим многоточием и оставим на усмотрение автора, писать ли продолжение.

Дементьев снова кивнул, принимая этот ответ. Пожелал ей спокойной ночи и наконец вышел за дверь. Он не стал ни задерживаться, ни оглядываться. Торопливо вышел за калитку и, только дойдя до машины, вспомнил про книгу: она помешала ему открыть дверцу. В ярком свете фонаря он прочитал на обложке название: «Тьма сгущается…» Внутри нашлась лаконичная надпись: «Спасибо», за которой следовал размашистый автограф.


* * *

Ольга заперла замки и на несколько секунд коснулась лбом жесткой прохладной поверхности двери, потом вернулась в прихожую и плотно закрыла дверь тамбура, чтобы из него не дуло. Сегодня ей все время было холодно.

Возвращаясь в гостиную, она задержалась в холле перед зеркалом во весь рост, посмотрела на себя в отражение. Вдруг нахмурилась и достала из кармана смартфон, открыла приложение.

«Рядом с вами 1 чудовище. Прогнать?»

Приложение больше не включало камеру и не показывало то, что было скрыто от глаз. Да и это чудовище не прогонялось, сколько ни жми на кнопку. Поэтому Ольга только смахнула приложение с экрана, немного подумала и удалила его совсем.

В гостиной царила полутьма, свет горел только в зоне кухни. На высоком кухонном столе дожидались ноутбук и бокал вина. Ольга влезла на барный стул и подняла крышку ноутбука. Бегущая по лесу девица укоризненно посмотрела на нее сквозь пока еще коряво сформулированные строчки, как бы спрашивая: «Долго мне еще бежать по проклятому лесу? Может быть, продвинемся вперед?»

Но Ольга уже не помнила, куда бежала ее героиня, зачем и что должно было случиться дальше. Рука коснулась мышки, «стрелочка» пересекла экран и щелкнула по крестику, закрывая файл. Потом спустилась вниз и ткнулась в создание нового текстового документа. Пустая страница вспыхнула белым. Чистый лист, дразнящий возможностями.

Оно не исчезнет только потому, что вы не станете о нем думать.

С минуту Ольга гипнотизировала виртуальный лист взглядом, чувствуя, как неумолимо проваливается в реальность новой истории. Глаза все еще видели ее собственную кухню, но в голове возникали очертания совсем другого помещения. Появились посторонние звуки и даже запахи. Нет, это не было похоже на галлюцинации. Скорее на воспоминания.

Ольга сделала небольшой глоток вина, отставила бокал и коснулась клавиатуры. Пальцы полетели по клавишам, выводя на экране строчку за строчкой.

«Monstrov.net

Глава 1

Из погруженной в темноту гостиной доносились крики, а в мерно гудящей микроволновке задорно лопался попкорн…»

Эпилог

Его встретили таким взглядом, что на секунду показалось: сейчас выгонят. Конечно, в своих простеньких джинсах и дутой куртке он категорически не подходил ресторану, блестящему и тяжеловесному в своем зубодробильном пафосе. Встречающий гостей мужчина был не просто одет куда лучше его, но и в каждом его взгляде и жесте чувствовалось превосходство. Однако мужчина вежливо улыбнулся, поприветствовал его и поинтересовался:

– Вас ожидают?

Наверное, на определенном уровне заведений персонал учат улыбаться гостям, несмотря ни на что. Или мужчина что-то такое почувствовал в нем. Какую-то внутреннюю уверенность: раз я здесь, значит, я имею право здесь быть.

– Да, – ответил он пока еще высоким, ломким голосом. – Карягин Анатолий Владимирович должен быть где-то здесь.

– Следуйте за мной, я вас провожу, – все с той же непробиваемой вежливостью сообщил мужчина.

Его провели практически через весь зал – большой, нарядный, но довольно пустынный – в закуток в углу. Здесь царила какая-то особая приватность, даже интимность, хотя закуток и не был отдельным кабинетом: из него прекрасно просматривался весь зал.

За столом, накрытым белоснежной плотной скатертью и уставленным вычурной посудой, сидели двое: невысокий полноватый мужчина с залысинами и очень важным видом и женщина заметно старше его, похожая на какую-нибудь вдовствующую графиню из зарубежного сериала. Оба сдержанно, но в целом приветливо улыбнулись ему, а провожавший его мужчина приглашающим жестом отодвинул стул.

– Мы впечатлены вашей работой, мой юный друг, – весело сообщил Карягин. – Даже больше, чем впечатлены. Большинство из нас, – он покосился на женщину, – не верили, что вы справитесь.

Он скромно потупился, пряча руки между коленями. Бросил исподлобья быстрый взгляд на женщину. Та неторопливо пила вино, на лице ее читалось сомнение, которое она даже не пыталась скрыть.

– Тем не менее ваш соперник справился с брошенным вызовом, – заметила она.

– Думаю, что, если бы ситуация того требовала, Егор бы нашел что ему противопоставить, – хмыкнул Карягин. – Но мы же не звери. Да и апокалипсис в мои планы точно не входил!

– Гек, – поправил Егор мягко. – Я предпочитаю – Гек.

– Да, конечно, – согласился Карягин. – Может быть, поделишься, как тебе пришло в голову так соединить линии Печати? И если уж на то пошло, то что это означает?

Егор пожал плечами, поглядывая на тарелки с закусками и гадая, какова на вкус вся эта еда, большую часть которой он никогда в жизни не видел. Однажды он попробует все. Впрочем, перед ним и сейчас стояла тарелка, лежали приборы, и при желании он вполне мог угоститься. Но Егор пока не желал.

– Очень просто. Я соединил жизнь, смерть и все, что между, и таким образом установил свою власть над всеми, кто обитает на разных уровнях, независимо от того, жили они уже когда-нибудь или пока нет.

– Хм, просто и изящно, – улыбнулся Карягин. – Я бы не додумался.

А Егор снова посмотрел на женщину, на этот раз более открыто, пронзительно.

– Магда, вы считаете, что Нев больше достоин места в вашем ковене?

Она улыбнулась, и в этой улыбке чувствовалась снисходительность, свойственная всем старикам, но обычно совершенно неоправданная.

– Я считаю, что он старше и опытнее. Ты молод, дерзок и горяч. В этом твоя сила, но в этом же и твоя слабость. «Ковен Тринадцати» – не кружок ряженых клоунов, поклоняющихся непонятно кому и проводящих выдуманные обряды в качестве небольшого шоу в канун Дня Всех Святых. Мы формируем круг, мы делимся друг с другом силой. И как каждый из нас может сделать других могущественнее, так слабое звено способно уничтожить всех. Я готова доверить свою жизнь ему, но не тебе. Нев в большей степени способен справиться с силой Ангелов.

– Да, но он стар, – фыркнул Егор презрительно. – И даже если станет членом вашей группы, то как бы вам вскоре вновь не пришлось искать замену выбывающему.

Взгляд Магды стал жестче, наверное, таким уже можно было и убить. Ведь даже Егор при всей своей молодости видел, что она старше Нева. Карягин весело рассмеялся и заметил:

– Дерзкий, да, это ты верно определение подобрала.

– Беда в том, – добавил Егор, довольный произведенным впечатлением, – что он не хочет быть одним из вас. А я хочу.

– Он может передумать, – пожала плечами Магда. – Он сопротивляется сейчас, но рано или поздно поймет, что это его единственный путь. То, что первый выбравший его Ангел все еще верит в него и оставляет в его руках Книгу, говорит о многом.

– Но после того, как он пошел против одного из них, ему уже никогда не собрать всех даров, – огрызнулся Егор.

Магда и Карягин переглянулись. Взгляд последнего красноречиво утверждал: парень прав. Однако Магду это не смутило.

– Нам не дано знать, – возразила она. – Но у него по крайней мере есть один дар. В тебе много нахальства и унаследованная сила, но разве хоть один из них отметил тебя своей милостью? Хоть один из них вручил тебе свой дар?

Губ Егора коснулась немного хищная, но очень искренняя улыбка. Он перестал прятать руки между коленями, сложил их перед собой на столе как прилежный ученик. Так, чтобы на среднем пальце правой был виден массивный старинный перстень.

– Вообще-то, Магда, да. Я тоже избран.

Примечания

1

Small talk – светская беседа, пустой, бессодержательный разговор «ни о чем»; как правило, между людьми, которые плохо друг друга знают.

Вернуться

2

Ковен – сообщество ведьм.

Вернуться

3

Охотники за привидениями!

Вернуться

4

Если рядом с вами происходит что-то странное, кому вы позвоните?

Вернуться


home | my bookshelf | | Чудовищ.net |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу