Book: Древний. Предыстория. Книга пятая. Время сильных духом



Древний. Предыстория. Книга пятая. Время сильных духом

Сергей Тармашев

Древний. Предыстория. Книга пятая. Время сильных духом

Древний. Предыстория. Книга пятая. Время сильных духом

Фотография автора – Татьяна Либерман


Глава первая

953500 лет назад, четырёхмерный слой Вселенной, пространство высоких энергий, Галактика Пограничная, система звезды Ярило, южный полюс планеты Орей, тренировочный полигон воинской касты


Стиснутое со всех сторон заснеженными скалистыми сопками заледеневшее озеро было погружено в полумрак вечной полярной ночи, терзаемой порывами ледяного ветра. Медленно ползущий по чёрному небосводу серебряный шар орбитальной крепости отражал солнечный свет подобно луне, и этого скупого освещения едва хватало, чтобы разглядеть кипящую на ледяной поверхности учебную сечу. Два полных круга совсем молодых трёхметровых крепышей отчаянно рубились друг с другом. От избытка эмоций энергоконтуры поединщиков генерировали избыток энергии, и их синие глаза и прямые, словно лазерный луч, бело-золотые волосы сияли, сбрасывая излишек. Вместо настоящих тахионных клинков ученики рубились на твёрдых имитаторах, и нескончаемый дробный стук учебных мечей, соударяющихся с совсем не учебной силой, заглушал свист несущего слабую позёмку ветра.

Вокруг ведущих учебный поединок соратников сплошным кольцом расположились вторые два ученических круга ровесников, ожидающих своей очереди. Перед каждым из них стояла корзина, наполненная небольшими, но увесистыми мячиками, и в ожидании смены рубящихся составов отдыхающие метали мячи в сражающихся. Запущенные с прилежным усилием мячики наносили рубящимся ученикам чувствительные удары, заставляя их уклоняться от летящих снарядов, и поединщики часто падали, поскальзываясь на голом льду. Упавшие кривились от досады, но тут же вскакивали и устремлялись в бой.

– Ещё раз повторяю! – Между рубящихся молодых учеников, возвышаясь над мелькающими клинками, ходил четырёхметровый воин мощного телосложения в боевой броне с отключённой защитой головы. Летящие всюду мячи, почти не заметные в ночном полумраке, иногда попадали в его белоснежные доспехи, отскакивая с глухим стуком, но ни один из них ни разу не угодил ему в голову. Казалось, что сереброволосый гигант не предпринимает никаких усилий для того, чтобы уклониться от мчащихся отовсюду мячей. Лишь иногда он едва заметным движением ускорял или замедлял очередной шаг, и летящий в затылок снаряд проходил мимо, находя себе цель в противоположной части круга.

– Не пытайтесь следить за мячиками глазами! – тяжёлый голос инструктора звучал громко и неторопливо. – Привыкайте ощущать энергопоток сражения! В реальном бою вы физически не сможете увидеть глазами каждый вражеский снаряд, выпущенный в вашем направлении! Аура, которую излучает энергоконтур Сияющего, распространяется далеко за пределы телесной оболочки! Она способна почувствовать приближающийся снаряд заранее! Ощутив угрозу, боец выполняет смещение с линии атаки, не прерывая основную боевую работу! Данный этап тренировок направлен на развитие этой способности! Чем лучше вы разовьёте охранные свойства ауры, тем быстрее и на большем расстоянии она будет реагировать на приближающуюся угрозу!

Ярко-зелёные бездонно-прозрачные глаза могучего инструктора издали короткую вспышку, и он неуловимым глазу рывком уклонился сразу от пяти или шести мячиков, запущенных ему в затылок. Боец неторопливо развернулся в сторону метателей, но нашкодившие ученики уже сосредоточенно закидывали метательными снарядами своих родичей.

– Через два лета, – по лицу Харрийского воина скользнула суровая гримаса, на краткий миг сменившаяся незаметной улыбкой, – когда вам исполнится по двадцать, мы будем проводить тренировки в боевом режиме, и вы увидите, что правильно развитый рефлекс позволяет бойцу Сияющих уклониться даже от лазерного луча! Пока же вам следует освоить начальную стадию! Помните: в реальном бою вражеский удар или выстрел может прийти в любой момент и с любой стороны! Тёмные не ведут с нами честных схваток «один на один», поэтому вы должны уметь среагировать на неожиданную атаку! Особенно если в этот миг вы уже ведёте бой и сосредоточены на конкретном противнике! И хотя с большой вероятностью вам, как представителям гражданских каст, не придётся идти в настоящую битву, уметь вести бой грамотно вы обязаны! Обе Великие Ассы показали, что без ратников гражданского ополчения нам не сокрушить бесконечные океаны войск Тёмных! Так что умение сражаться суть неотъемлемое качество любого мужа Расы Сияющих, и мы у вас его выработаем!

Он повысил голос:

– До смены рубящихся составов осталась получетверть часа! Увеличить темп!

– Скользко! – обиженно заявил соломенноволосый крепыш, только что растянувшийся на льду. – Как тут увеличивать темп?! Лёд под ногами! Я чувствую летящий мяч, делаю уклон, ухожу от броска – и тут же падаю, потому что нога скользит! И противник достаёт меня клинком!

– Привыкнешь, – невозмутимо ответил инструктор. – Клинковая сеча и рукопашный бой на скользкой поверхности отлично развивают координацию движений. Поначалу непросто, это верно. Но со временем твои действия отточатся, если проявишь усердие и упорство. Через год вы будете проходить полосу препятствий на скользкой поверхности в режиме огневого контакта со стреляющими мишенями. Вот там действительно придется попотеть. Пока же нарабатывайте первичный навык. Вспомни, как тяжело было поначалу тренироваться в зыбучих песках. Теперь же вы проходите их достойно. Так же будет и со льдом. Не бывает непреодолимых препятствий, было бы желание!

– Космический бой мне нравится больше, – пожал плечами синеглазый крепыш. – А вообще я бы лучше строил корабли, чем на них сражался. На прошлой тренировке я был бортовым стрелком… – Он на мгновение задумался: – Мне кажется, можно улучшить управляемость Боевых Кристаллов излучателей антиматерии во время прицеливания. Если чуть иначе выстроить атомарные связи в молекулярной решётке контура первичной предрезонансной инициации…

– В бой! – сурово оборвал его Харрийский воин, машинально уклоняясь от очередного мяча. – Вернёшься домой и обдумаешь свою мысль как следует! Сейчас же ты постигаешь иной удел!

Соломенноволосый крепыш смутился и ринулся продолжать сечу. Могучий инструктор спрятал улыбку. Каста Мастеров есть каста Мастеров. Их Образы Крови, отточенные миллионами поколений талантливых профессионалов, призваны созидать, а не уничтожать. Даже во время обучения ратному делу, гражданские специалисты остаются Созидателями. А Род Небесной Лазури, чьих юных сынов он сегодня тренирует, своими Мастерами известен во всей Пограничной. Вполне возможно, что сей юный Мастер изложит новую мысль на Совете своей касты, и через некоторое время каста Мастеров объявит о модернизации боевых кораблей эскадры прикрытия системы Ярило…

Талант и трудолюбие гражданских каст бесконечны, они никогда не устают изобретать, усовершенствовать и переделывать. На их неуёмной любознательности и тяге к Созиданию держится грозная мощь оружия, вверенного воинской касте. Это очень почётно – получить приглашение от гражданского Рода с просьбой о проведении занятий по ратному делу. Обычно обучением будущих ратников занимаются умудрённые столетиями жизненного опыта Наставники касты воинов – старые боевые ветераны, прошедшие тысячи сражений и вышедшие в отставку. Его личные заслуги куда скромнее, он ещё молод и станет ветераном ровно через месяц, когда встретит своё тридцать второе лето. Но он рождён в Лето Истинной Гармонии, и Род Небесной Лазури попросил у касты воинов Гармоничного инструктора, ибо у них подрос Гармоничный сын, которому пришла пора изучать ратное дело.

И хотя все сыны славного Рода Небесной Лазури, находящиеся сейчас на ледяной поверхности замёрзшего озера, рождены в Священное Лето и заканчивают второй круг ратного обучения, никому из них не достаёт сил сражаться со своим более младшим Гармоничным родичем на равных. Энергопоток юного Мастера превосходит любого из них уже сейчас, и Род Небесной Лазури с гордостью растит будущего Аса, выдающиеся умения которого наверняка войдут в Скрижали эталонного профессионализма касты Мастеров. Но это произойдёт много позже. А сейчас юный Гармоничный братец набивает себе бесконечное число шишек, пытаясь укротить собственный энергопоток, мощь которого прирастает слишком быстрыми темпами.

Могучий Харрийский воин скупо улыбнулся. Очень знакомая ситуация. Шестнадцать лет назад он сам был на его месте. Юность Гармоничного – непростой период и для окружающих родичей, и для него самого. Горыне, таким именем Род Небесной Лазури нарёк своего Гармоничного сына, в некоторой степени проще – он носитель Образов Крови гражданских каст, а гражданские энергии имеют более плавную, потоковую структуру. Воинские же энергии хлёсткие и импульсные, максимально адаптированные для ведения боя, но в период взросления их всплески и провалы являют собой ту ещё пытку. Подрастающему Гармоничному воину пришлось изрядно намучиться. Хотя, конечно, с детскими приключениями Торбранда Смертоносного не сравнить.

Эту легенду в воинской касте знает каждый, по всем зафиксированным в архивных Скрижалях параметрам Торбранд Смертоносный был и остаётся самым мощным Боевым Асом в Галактике Пограничная за крайние четыре тысячи лет. Его рекорд по количеству уничтоженных врагов никто в Пограничной так и не побил. Вторая Асса завершилась, и возможности уничтожить ещё больше Тёмных у могучего Харрийского воина не будет. Но в остальном он обязательно будет достоин своего великого Предка. Хельга, мать Торбранда, появилась на свет в древнем воинском Роду, сыном которого являлся могучий Харриец. И многомудрые Наставники воспитывали Гармоничного бойца в соответствии с информацией о воспитании Торбранда Смертоносного, тогда ещё просто Тринадцатого, благоразумно сохранённой Хельгой в родовых Скрижалях. В древнем Роду хранилась вся информация о его Гармоничных сынах и дочерях, но взросление могучего Харрийца сопровождалось трудностями, очень схожими с детскими приключениями Тринадцатого, и информация Хельги помогла избежать множества ошибок. Теперь же сам могучий Харрийский воин помогал справляться с неизбежными трудностями юному сыну Рода Небесной Лазури.

Сереброволосый гигант указал на ошибки нескольким ученикам, падающим на скользком льду чаще других, и направился к краю тренировочной сечи. Здесь юный Гармоничный Мастер противостоял сразу четырём своим родичам, и из-за нешуточного накала страстей общий энергопоток учебного боя испытывал в этом месте постоянные всплески. Как раз сейчас случился очередной: личный энергоконтур Гармоничного синеглазого крепыша сгенерировал чрезмерно большой импульс, и отражающий град ударов Горыня начал двигаться с удвоенной скоростью. Его противники перестали за ним успевать, и юный Гармоничный, избежав всех атак, поразил их имитационными клинками. В эту же секунду сразу два мячика один за другим врезались ему в ухо и в глаз, и Горыня с тихим возгласом досады принялся потирать зажмурившееся от боли око.

– Да что за зараза! – в голосе юного Гармоничного звучала обида. – Я же уклонился! Я заранее уклонился от обоих мячей, а они всё равно в меня попали!

– Ты не рассчитал скорости, братец. – Харрийский воин протянул ладонь над головой юного Мастера, стабилизируя его энергоконтур, бушующий негодованием. – Ты провёл уклон слишком быстро. Твоя голова вернулась на место ещё до того, как мячики до неё долетели. Нужно было либо начинать уклон поздней, либо выполнять его медленнее. Для Гармоничного более эффективен первый вариант.

– В прошлый раз я пытался поступить именно так! – обиженно вздохнул Горыня. Несмотря на двухлетнее отставание в возрасте, он был заметно крупнее и на голову выше старших братьев, за что и получил своё имя. – Но не успел и заработал синяк под глаз! Веселились все, даже Целители, пока убирали фингал!

– Вы ведёте тренировочные бои без доспехов и энергозащиты не потому, что Наставники не верят в вашу честность, – без малейшей насмешки спокойно объяснил Харрийский воин. – Никто не сомневается в том, что вы не станете умалчивать о пропущенных ударах. Это делается так, а не иначе, дабы вы могли сполна ощутить их силу и последствия. После каждой тренировки Целители устраняют вам полученные травмы, но во время учебных боёв вы должны нарабатывать чёткий рефлекс: какой бы мощной ни была ваша защита, если есть возможность избежать вражеского удара, его необходимо избежать! Если бездумно перегружать свою защиту, она иссякнет гораздо быстрей, и произойдёт это как положено, то есть в самый неудачный миг! Посему лучше испытывать обиду от фингала под глазом на тренировке, нежели боль от утраты глаза в ходе реального боя!

– Я понимаю… – Юный Горыня снова печально вздохнул и негромко добавил: – Могучий Гьярдар, научи меня избавляться от синяков самостоятельно… А то уж больно обидно… Я просил родича из касты Целителей меня обучить, но он ещё молод и ему не хватает сил, чтобы продавить мой энергоконтур… А отвлекать Наставников из-за такой ерунды я не хочу.

– Будь по-твоему, – согласился Харрийский воин. – Обучить тебя полному процессу Саморегуляции я не смогу, на то тебе не достанет времени, но с парой десятков синяков мы с тобой разберёмся. Какой у вас счёт?

– Восемь – два в мою пользу, – доложил Горыня.

– Уже лучше, – оценил Гьярдар и обратился к его соратникам: – Братья, возвращайтесь к общей сече. Далее мы станем рубиться вдвоём. – Он развернулся к юному Гармоничному: – Давай-ка, попробуй достать меня клинком! Я буду сражаться с тобой только руками. Начнём с одной руки, с левой, но в остальном всё пройдёт по-боевому, так что не зевай! Начали!

Юный Мастер устремился в атаку, и от прилива энтузиазма его энергоконтур испытал очередной всплеск. Горыня наносил удары непрерывно, но дотянуться до Гьярдара никак не выходило. В самый последний миг могучий Харрийский воин оказывался либо на какой-то сантиметр дальше, чем имитационные клинки юного Гармоничного, либо вообще где-нибудь сбоку от линии атаки, откуда быстро и до обидного точно наносил короткие хлёсткие удары левой рукой по нервным узлам. Через получетверть часа из-за отбитых нервов руки начали отказываться работать, и Горыня остановился, тяжело дыша.

– Я не могу поразить тебя, могучий Гьярдар, – расстроился юный Мастер, потирая саднящие болью ушибы. – Не понимаю, почему так! Я отлично вижу все твои действия, но всё равно не успеваю! Что бы я ни делал, вечно какого-то мига не хватает!

– Тебе не хватает подвижности суставов, – ответил Харрийский воин. – Это свойство дети воинской касты развивают с четвёртого месяца жизни, посему достичь аналогичных показателей ты не сможешь. Но в бою с более сильным противником обучение проходит с максимальной эффективностью, так что уроки пойдут тебе на пользу. Твои родичи, рождённые в Священное Лето, весьма прилежно постигают ратный удел, но в силу огромной разницы в мощи личных энергопотоков сражаться с ними тебе слишком легко. Поэтому твоим спарринг-партнёром буду я. Позже, когда придёт черёд обучению ведению боя в космосе, я помогу тебе управляться со всплесками личного энергопотока. Их можно своевременно перенаправлять на Кристаллы корабля, увеличивая тем самым эффективность оборудования.

Гармоничный Харрийский инструктор обернулся к кипящей учебной сече и зычно объявил:

– Перерыв на четыре части! Смена рубящихся кругов! Подобрать мячики!

– Летать мне нравится, – оживился юный Мастер. – Но до совершеннолетия Наставники не пускали меня управлять судном. Потому что я постоянно набирал слишком резкие ускорения. Я не специально, просто так получалось – всплеск потока происходил неожиданно. – Он вновь расстроился: – У меня из-за этого не ладятся занятия по кастовому уделу. Вечно случается всплеск в самое неподходящее время! Идёт синтез сложного Кристалла, мне необходимо плавно довести расплав материала до необходимой температуры, а тут всплеск! – Горыня недовольно поморщился: – И я начинаю подавать на Кристалл Плавления слишком много энергии, скорость расплава растёт быстрее положенного, межмолекулярные связи вещества резко удлиняются, и Кристалл выходит с некондиционными параметрами.

– Зато ты точно знаешь, как именно ведёт себя вещество при превышении воздействия, – возразил Гьярдар. – На собственном опыте обучаешься тому, где, как и до какой степени можно рискнуть перегреть тот или иной Кристалл. Не знаю, как для удела Мастера, но для удела воина подобный опыт бесценен! В сражении боец должен чувствовать свои Боевые Кристаллы как самого себя. Превысил предельный порог устойчивости Кристалла – он взорвался вместе с тобой. Вышел из боя слишком рано – враги могут одержать победу или уйти безнаказанными. Умение чувствовать вверенное тебе оружие вплоть до каждого атома есть великое искусство.



– Вот и Наставники так же говорят, – подтвердил Горыня. – Если Мастер не чувствует своё изделие вплоть до каждой субатомной частицы, то изделие в лучшем случае выйдет хорошим, но никогда не получится истинного шедевра. Я люблю создавать вещи! Особенно космические корабли! Хочу стать корабелом, но с моими всплесками пока получается не очень… – Он понурился.

– Не переживай, братец, вскоре твой поток закончит формирование, и ты сможешь овладеть им в совершенстве, – добродушно успокоил его Харрийский воин. – Все Гармоничные проходят через эту стадию, и самая пыточная её фаза уже позади. В своё время у меня вообще разные Кристаллы ломались сотнями! Я столько всего переломал – сотни единиц оборудования, иногда очень даже ценного. Было жутко обидно! Я же не специально! Утешало лишь то, что Кристаллы хотя бы не взрываются у меня в руках, как бывало в детстве Торбранда Смертоносного.

– Да уж, – согласился юный Мастер. – Тринадцатому точно не позавидуешь! Вот кому досталось – так досталось! Я вообще не представляю, как такое можно вынести!

– Тебе знакома легенда о Торбранде Смертоносном? – удивился могучий Харриец. – Признаюсь, я не ожидал… Супруга Торбранда Смертоносного, Гармоничная Валькирия Адельхейд, происходила из Рода Небесной Лазури, но это было четыре с половиной тысячи лет назад, и не здесь, а на Руте и на Арктиде.

– В Роду Небесной Лазури нет представителей воинской касты. – Горыня кивнул в знак понимания. – В нашей родовой ветви, проживающей на Орее, почитается множество легенд об известных на всю галактику великих Предках, блиставших талантами Мастеров и Венедов. У нас и сейчас имеются сотни высококлассных специалистов, есть даже Асы. Но легенду о Торбранде и Адельхейд любит сестра Молчана. Она знает её наизусть с точностью до руны, как запечатлено в архивных Скрижалях. Когда я был мал и сильно переживал из-за всплесков и провалов в личном энергопотоке, она часто рассказывала мне былины о детстве Торбранда Смертоносного, когда он ещё был Тринадцатым. Эти былины мне помогали.

– Мне тоже, – улыбнулся Гьярдар. – Я вырос на этой легенде. Когда у меня что-то не ладилось из-за всплесков, а случалось это раз двадцать в сутки, я вспоминал о бедах Тринадцатого и о том, каким великим бойцом он стал. И сразу возникало упорство преодолеть все трудности во Вселенной, сколько бы их ни оказалось.

– Ты тоже ходил на медведя с голыми руками?! – ужаснулся Горыня. – Тебе его не жалко? Он же не виноват в том, что он медведь!

– На медведя я не ходил, – вновь улыбнулся могучий Харриец. – Дома, на Арисе, в Галактике Харра, откуда я родом, не было совсем уж диких медведей. Род Эгвид славится разведением боевых грифонов, наша порода является одной из наиболее эффективных в сегменте грифонов-тяжеловесов в Галактике Харра, и Медвежий Угол у нас невелик. Все косолапые, которые живут в угодьях нашего родового замка, с рождения знают отличительные особенности энергетики представителей Рода Эгвид и не нападают, даже будучи неприручёнными. Они предпочитают уклониться от схватки, а атаковать Хозяина Леса, не проявляющего агрессии, суть позор для воина. Так что моё взросление обошлось без настолько болезненных обид!

– Это хорошо, – оценил юный Мастер. – А то мне в этой легенде медведя всегда жаль. Очень здорово, что его спас многомудрый Ас Светодар!

– Этот урок выучил не только Торбранд Смертоносный. – Гьярдар окинул взглядом сменившие друг друга ученические круги. – Подозреваю, что если послать запросы во все Рода воинской касты, то обязательно выяснится, что его легенда спасла от мучений множество медведей. – Он повысил голос: – Свежим кругам начать сечу! Отдыхающим кругам приступить к метанию! Рубимся два часа, потом перемещаемся на песчаный полигон!

На погружённом в ночной полумрак ледяном зеркале озера вновь вспыхнула учебная сеча, и могучий Харриец скользнул взглядом по уползающему к горизонту шару орбитальной крепости. Через два часа крепость скроется за горизонтом, здесь станет совсем темно, и придёт черёд тренировок подразделений воинской касты. Первым по графику стоит круг Валькирий. Это новый круг, прислали недавно из Учебного Центра главной базы Харрийской группировки в системе Рады. Прежние Валькирии отслужили пять лет, вышли за мужей и оставили Удел Валькирии ради Удела Матери. Четверть лета в эскадре прикрытия системы Ярило не было своих Валькирий, что в условиях мирного времени совершенно некритично, но полмесяца назад командование прислало сюда новый круг. Казармы Валькирий находятся на Дэе, штурмовая группа, в составе которой служит Гьярдар, расквартирована на орбите Орея, и с Валькириями его пути обычно не пересекаются. Интересно будет познакомиться с новыми сёстрами. Валькириями становятся только носительницы идеального генотипа Сияющих, и взгляд на них всегда радует глаз.

– Продолжим, братец. – Гьярдар достал имитационный клинок. – Сейчас я буду наносить тебе колющие удары. Без финтов и обманных движений, явно и прямолинейно. Но с боевой скоростью. Поначалу ты не будешь успевать отражать их, и это тебя сильно огорчит. Поэтому концентрируйся на взаимодействии наших аур. Мы находимся на дистанции клинковой сечи, наши тела расположены друг к другу очень близко, и ауры не просто соприкасаются. Их внешние оболочки взаимопроникают друг в друга. Учись чувствовать изменение энергопотока противника, это поможет тебе определить направление моего удара до того, как я начал его выполнять! Запомни: если ты начал реагировать на удар после того, как он в тебя полетел, уйти от него ты не сможешь, ибо слишком поздно. В этом случае блокируй. Позже, когда ты наработаешь первые успехи, я обучу тебя парированию, это более сложный приём, изучать его сейчас время не пришло. Начали!

Юный Гармоничный Мастер принялся сосредоточенно вести поединок, и Гьярдар погрузился в размышления, методично атакуя его одиночными ударами. Непревзойдённым бойцом Горыне не стать, но представителю гражданской касты этого и не требуется. Он станет непревзойдённым Мастером, когда-нибудь слава о его профессиональном умении разлетится по всей Пограничной. Но за пять предстоящих лет Гьярдар сделает из него отличного ратника, мощного, быстрого и выносливого, способного в одиночку сокрушить несколько десятков воинов Тёмных хоть в наземном, хоть в космическом бою. Впрочем, до настоящего формирования ратного ополчения дело скорее всего не дойдёт, и это очень хорошо. Созидатели должны созидать, таков их удел. Без Созидателей прогресс Расы невозможен. С защитой же Расы справится каста воинов, для того она и нужна.

Сегодня, спустя пятьсот лет после окончания Второй Великой Ассы, жизнь в пространстве высоких энергий можно смело назвать радостной и счастливой. Разрушенные грады и усадьбы давно отстроены заново, пострадавшие планеты очищены от боевых отравляющих веществ, выжженные леса взращены под самые небеса, в которых не осталось и следа от копоти былых пожаров. Павшие в боях отмщены, численность населения неуклонно выравнивается, и флоты ратного ополчения вновь существуют лишь в Скрижалях мобилизационных планов. Даже прославленные Боевые Асы, ветераны завершившейся войны, начали уходить в вышние слои Вселенной, не ощущая угрозы Расе Сияющих. Но численность боевых частей воинской касты всё ещё поддерживается на максимально возможном уровне, ибо за Рубежом ныне ещё царят неспокойные времена.

Потерпев сокрушительное поражение, уцелевшие Эмиссары Чёрного попрятались по разным слоям Вселенной, у кого на что хватило сил. Наш четырёхмерный слой для Высокомерных слишком мал, от пристрастных поисков не укроешься даже в пространстве четырёх энергонов. Ведь оно невероятно огромно лишь для нашего слоя. Высокомерные же Светлые отыщут там своего Высокомерного Тёмного противника достаточно быстро. По этой причине наш слой быстро стал Эмиссарам неинтересен, и они покинули его, бросив своих марионеток на произвол судьбы. Свято чтя заповедь Небесной Расы Сияния Света о Священной Мести, воинская каста несла возмездие марионеткам Эмиссаров всюду, где только сумела таковых настигнуть. Но время мести заканчивается со смертью подлежащих уничтожению врагов, и в конце концов Совет Касты объявил о прекращении карательных рейдов. Высокомерные Светлые сделали Рубеж непроницаемым, и в пространстве высоких энергий воцарился мир.

Чего нельзя сказать о низкоэнергетическом пространстве. Как известно, свято место пусто не бывает, и на место уничтоженных Светлыми элит, проигравших войну, стали претендовать новые. В пространстве Тёмных вспыхнула борьба за власть, и множество галактик территорий низких энергий оказались охвачены новыми войнами. Вмешиваться во внутренние дела Тёмных никто из Светлых не хотел, своих забот хватало выше головы, восстановление мирной жизни после четырёх тысяч лет непрерывной войны требовало гигантских усилий от любой цивилизации. Но полностью остаться в стороне оказалось невозможно.

Высокомерные Предки, сделавшие Рубеж непреодолимым, выставили одно условие. Рубеж будет защищать их Светлых потомков от вероломного нападения Эмиссаров Тёмного, но это не означает, что потомки станут паразитировать на мощи Пращуров и окажутся исключены из естественного отбора Вселенной. В непреодолимом Рубеже будут существовать проходы в обе стороны, и таковыми проходами отныне являются галактики, существующие на стыке пространств высоких и низких энергий. Через данные галактики имеется возможность осуществляться взаимодействию между Светлыми и Тёмными. А вот будет ли такое взаимодействие в действительности – это решать тем, для кого четырёхмерный слой Вселенной является домом. Одной из подобных галактик и является Пограничная.

Поначалу казалось, что никаких контактов с Тёмными никто из Светлых Рас иметь не захочет. После стольких бед и горестей Великой Ассы вряд ли кто-то воспылает желанием не то что видеть, даже слышать вчерашних агрессоров. Но жизнь, как всегда, оказывается много сложнее теории. Раздираемое гражданскими и междоусобными войнами пространство низких энергий стонало от страданий, и многие цивилизации Тёмных, расположенные вблизи Рубежа, просили о помощи своих Светлых соседей. Немалое количество таких цивилизаций заявляли, что в начале Второй Ассы оказались между молотом и наковальней в силу своих территориальных особенностей, и выбора у них не было. Будучи ближайшими к Рубежу галактиками, они стали плацдармами для нападения на пространство высоких энергий, и противиться воле Эмиссаров означало подписать себе смертный приговор.

На деле население этих галактик с удовольствием пестовало войну, прельстившись на обещание богатых трофеев и прочей личной выгоды. Но радужные планы сменились жестоким прозрением, прежние элиты, которых Тёмные считали виновниками всего вместо самих себя, уже уничтожены, а мирная безопасная жизнь всё никак не наступает. И вот уже те, кто сохранил в ходе разгромного поражения больше сил, пытаются подмять под себя или уничтожить тех, у кого таковых сил осталось меньше. И обречённые на поголовное истребление цивилизации Тёмных умоляют своих вчерашних врагов спасти их от своих вчерашних друзей.

Способность затаить злобу навечно не входит в генетику Созидателей, и в каких-то случаях помощь стала оказываться. Где-то просящим о помощи действительно угрожал поголовный геноцид, как, например, До-Ра-Конам. Цивилизация Тёмных птиц значительно уступала иным соседям по своей галактике численно, а в ходе Великой Ассы, из-за понесённых потерь, это отставание увеличилось на порядки. Кто-то другой решил, что сложившаяся ситуация как нельзя кстати подходит для увеличения жизненного пространства собственного вида за счёт аутсайдеров. До-Ра-Коны начали терпеть поражение по всем фронтам, столкнулись с геноцидом и обратились за спасением к Ра-Конам. Ра-Коны, не оставлявшие надежды направить своих Тёмных собратьев на Путь Истины, не отказали в помощи и вступили в войну. Снова полилась кровь, и чтобы прекратить всё это, пришлось вмешаться Сияющим.

Противника отбросили, границы До-Ра-Конов восстановили в прежнем виде, и До-Ра-Коны попросили о союзе, заявив о намерениях выстроить дальнейшее существование своей Расы согласно Конам Совести. Ра-Коны выразили просьбу не отказывать своим Тёмным собратьям, обещая оказывать тем всяческую помощь, и в итоге союз был заключён. Вскоре нечто похожее произошло у одной из цивилизаций Тёмных Цвергов, и Светлые Цверги не смогли остаться в стороне, и вновь были сражения, завершившиеся заключением союза и договором о взаимопомощи. Потом к Сияющим начали обращаться и другие.

Особенно много противоречий возникало в пространстве четырнадцати энергонов, где многие цивилизации Красной Расы, по землям которых Великая Асса прокатилась сначала в одну, а позже в обратную сторону, отказывались от Законов Эмиссаров и желали жить по Конам Совести. Как правило, это были те, кто в ходе войны понёс самые тяжёлые потери и на собственной шкуре прочувствовал все плюсы и минусы и того и другого. В силу вышеупомянутых потерь цивилизации сии были слабы и не столь боеспособны, как когда-то. Что не осталось незамеченным агрессивными соседями со всеми вытекающими отсюда последствиями. Попавшие из одной вытягивающей все соки войны в другую, гибнущие цивилизации пытались выжить и обращались за помощью к Сияющим, прямо говоря, что иного выхода избежать полного уничтожения у них нет.

Асы Жизнь Рекущих проверяли подобных визитёров на предмет Обмана, и если пришедшие за помощью оказывались искренни, Совет гражданских каст принимал решение о содействии. На спасение гибнущих отправлялись эскадры касты воинов, и агрессивные соседи быстро оставляли свою жертву в покое. Были и иные случаи, не связанные с геноцидом и жаждой выжить.

В одной из галактик Жёлтой Расы, в силу особенностей создания оказавшейся относительно недалеко от Галактики Пограничная, целая звёздная Империя пожелала заключить с Сияющими военный союз. Новые элиты Жёлтых, пришедшие к власти после войны, прямо заявляли, что в случае существования подобного союза у их Империи появляются возможности отказать Эмиссарам и любым другим галактикам Тёмных, если таковые явятся и потребуют развязать со Светлыми ещё одну войну. Без поддержки Сияющих противостоять Высокомерным либо Империям из иных галактик Тёмных, коих в пространстве низких энергий миллионы, невозможно. Но бросать свои народы в очередную бойню не хотят ни элиты, ни сами народы. Им хватает бед в своей галактике, мирное сосуществование в которой ещё не наступило. В итоге решением Совета каст оборонительный союз с Империей народа Дземон Жёлтой Расы был заключён.

Словом, за пятьсот лет, миновавших после окончания Второй Великой Ассы, союзных цивилизаций Тёмных в прилегающих к Рубежу галактиках стало достаточно. Отдельных забот требовали Нейтральные Территории самой Пограничной, статус которых со времён сотворения Рубежа не изменился. В нейтральных солнечных системах устраивали логова различные недобитые Тёмные, изгнанные из своих галактик в результате смены элит и по каким-то причинам не пожелавшие скрываться на задворках собственных Миров. Подобные недобитые враги сколачивали пиратские эскадры и кормились грабежом мелких цивилизаций, основанных на Нейтральных Территориях всевозможными беженцами.

Тут, недалеко от системы Ярило, почти сразу за Рубежом, есть одна такая цивилизация. В системе Хлам, на планете Ушмаицу, живут Красные, именующие себя Стальными Гиенами. Их история интересна тем, что основатели сей цивилизации создали её не после окончания Второй Великой Ассы, а четыре тысячи лет назад, в самом её разгаре. Некое боевое подразделение Красной Расы из другой галактики осознало всю бессмысленность идущей войны и в полном составе дезертировало. Вернуться в родную галактику они не могли, там их неминуемо ждала показательная казнь, и Стальные Гиены на свой страх и риск попытались заключить союз с Сияющими. В ту пору Небесная Раса Сияния Света переживала тяжёлые времена, ведя неравную битву с врагами, но Стальные Гиены деяниями доказали свою искренность, и их просьба не была отвергнута. Стальным Гиенам помогли поселиться на Ушмаицу, и даже в самые жестокие периоды войны воинская каста приходила им на помощь. С тех пор союз с ними так и существует, и Красные с Ушмаицу им очень дорожат. Гьярдару часто приходится бывать в системе Хлам во время совместного патрулирования или в составе охраны, сопровождающей туда специалистов гражданских каст, оказывающих Ушмаицу профессиональную помощь.

Посему, если внутри Рубежа серьёзных дел у воинской касты нет, то за его пределами ратных занятий хватает. Но одно исключение всё же есть, и имя ему – система звезды Ярило. И у размещенной здесь эскадры прикрытия ежедневных хлопот столько, что Гьярдар бы не отказался, чтобы часов в сутках стало побольше. Ситуация, сложившаяся с системой, действительно не рядовая, и Совет Каст Пограничной до сих пор не пришёл к единому выводу о том, что и как тут будет дальше. Тем временем численность населения системы растёт, всё усложняется ещё сильней, и всё сильней становятся разногласия во мнениях.



Дело в том, что в системе Ярило находится тайный разведцентр воинской касты. Полтора миллиона лет назад искуснейшие Мастера выстроили его глубоко в недрах планеты Дэя, воистину гениальным способом объединив наиболее крупные Земли солнечной системы в гигантскую фазированную антенную решетку. С тех пор разведцентр скрытно наблюдал за огромным сегментом пространства низких энергий, добывая информацию, подчас оказывавшуюся бесценной. Благодаря полученным тут данным Расе Сияющих дважды удавалось встретить во всеоружии массированные наступления Тёмных, сопровождаемые сокрушительными ударами Эмиссаров. Важность этого разведцентра трудно переоценить.

Так же, как и уникальность его местоположения. Когда-то очень давно, почти шестьдесят четыре миллиона лет назад, спиральный рукав Галактики Пограничная, на окраинных территориях которого расположена система Ярило, покинул пространство высоких энергий и вышел на Нейтральные Территории. Почти сразу Ярило-3, именованную когда-то Сияющими Заповедником, колонизировали рептилии. Они устроили там сырьевую колонию и начали добывать ресурсы. За этим занятием их застали гермафродиты, которые по своему обыкновению пожелали заполучить себе сырьевую базу своих извечных конкурентов.

Закончилось всё тем, что между рептилиями и гермафродитами вспыхнуло сражение, которое Серые выиграть не смогли. Со злости они разогнали несколько крупных астероидов и направили их на Заповедник, который к тому времени был переименован рептилиями в Йоз. Рептилии пытались предотвратить бомбардировку, но сбить все астероиды не смогли. Два астероида нанесли удар по Заповеднику, и на планете ураганными темпами развилась глобальная катастрофа, последствия которой оставили свои следы до сих пор.

Всё, что устроили рептилии на Йоз, было уничтожено, планета на десятки лет погрузилась в заснеженную тьму, и рептилии, пылая ненавистью к гермафродитам, пошли на принцип «не себе – так никому». Они применили древнюю технологию Эмиссаров и дестабилизировали звезду, вызвав у Ярило состояние отсроченной детонации. В любой миг Ярило могло стать Сверхновой, и все, кто только мог, поспешили покинуть ставшую смертельно опасной солнечную систему. И вряд ли кто-то станет их укорять за это, ибо взрыв ожидался такой силы, что должен был частично затронуть ещё две солнечные системы, ближайшие к месту вспышки Сверхновой. С тех пор все три системы считались опасными, и находиться в них крайне не рекомендовалось. Особенно в Ярило, потому что пришедшее в нестабильное состояние светило заполонило свой гравитационный колодец крайне угрожающими и весьма разрушительными аномалиями, уничтожавшими звездолёты, автоматические зонды, залётные метеориты и вообще всё, чему не посчастливилось попасть в поле их действия.

Но запас прочности, вложенный в данный сегмент галактик его Создателями, Высокомерными Вики, оказался настолько высоким, что звезда Ярило пробыла в нестабильном состоянии свыше шестидесяти миллионов лет, но так и не взорвалась. Поэтому полтора миллиона лет назад, во время очередного осевого витка данной солнечной системы, траектория которого привела её в пространство высоких энергий на несколько тысяч лет, воинская каста обратилась к Совету гражданских каст с запросом. Итогом которого явилась почти тысяча лет научных изысканий, закончившихся сотворением уникальной и грандиозной разработки.

Ярило-Солнце стабилизировали, вернув его в первоначальный вид. Звезду не просто починили. Её искусно замаскировали под прежнее нестабильное состояние настолько филигранно, что подвох не смогло распознать даже оборудование Сияющих. Столь гениальное деяние было проделано не просто так. В силу своего осевого вращения система Ярило-Солнца из каждых двадцати шести тысяч лет от одной до шести с половиной тысяч лет проводила в пространстве низких энергий, на Нейтральных Территориях. Заселять такую планету не имеет смысла, ибо перед пересечением ею Рубежа всё равно придётся эвакуировать всё население, и потому воинская каста решила создать в системе Ярило тайный разведывательный центр.

И гражданские касты с честью решили эту задачу. Центр был создан, и ещё какой! Всё управление спрятано в десятках километров под поверхностью Дэи, гигантская антенна собрана из планет, а сама звезда Ярило по-прежнему определяется всеми приборами как нестабильное светило, рискующее стать Сверхновой прямо сейчас! Лучшей маскировки разыскать сложно. В систему добавили множество ловушек, выполнив их в виде космических аномалий, и находиться в ней стало ещё опасней. Иными словами, для окружающих не изменилось ничего. Создание и функционирование разведцентра держалось в строжайшей тайне, и даже среди Сияющих об истинном назначении системы Ярило знали очень и очень немногие.

Сей секрет хранился полтора миллиона лет, за которые разведцентр Дэи бессчётное количество раз приносил воинской касте ценнейшие данные. Однако четыре тысячи лет назад, в начале Второй Великой Ассы, в ходе широкомасштабного наступления Тёмных, один из Бессмертных ударом оружия Эмиссаров уничтожил Арктиду. Арктида являлась совсем небольшой планетой с несвойственной Расе Сияющих низкой гравитацией, но располагалась в ключевой точке крупного сегмента данного спирального рукава. Двадцать миллионов лет Арктида была заселена представителями Родов Свага и Туле и являлась крупнейшим дипломатическим центром, взаимодействовавшим с множеством Светлых Рас, существовавших в этом спиральном рукаве.

Но в тот роковой день противопоставить высокомерному оружию было нечего, и спасти планету не удалось. Арктида погибла, и вместе с ней погибли десятки миллионов её обитателей. Однако три миллиона Сияющих, девяносто процентов из которых составляли дети, удалось погрузить на суда и вывести в космос, забитый боевыми кораблями Тёмных. Уберечь их от уничтожения удалось лишь одним способом: сильно повреждённые корабли с беженцами отправились в систему Ярило, к засекреченному разведцентру. Лезть за ними в систему, рискующую стать Сверхновой, Тёмные не пожелали, и вскоре беженцев сочли уничтоженными местными аномалиями.

Несколько лет гарнизон разведцентра делал всё, чтобы укрыть гражданских, потом система Ярило вновь пересекла Рубеж, вернувшись в пространство высоких энергий. Вскоре линия фронта была выровнена, и весь сектор этого спирального рукава до самого Рубежа перешёл под контроль Сияющих. Произошло это четыре тысячи лет назад, в ходе масштабного контрнаступления, которое возглавили Высокомерные Сияющие. Неизмеримо могучие Пращуры в жестоких битвах сразили и обратили в бегство более сотни Эмиссаров, и на время этой операции ставка Высокомерных Сияющих находилась прямо в системе Ярило. Это привело в ужас армады Тёмных, сражающихся со Светлыми на данном участке глобального фронта. Среди них даже пошли слухи, что Высокомерные Светлые специально собрались в нестабильной системе, потому что планируют прямо оттуда взорвать всю Галактику Пограничная вместе со всем сегментом прилегающих к ней галактик.

Командование Тёмных прекрасно понимало, что уничтожать целые Миры Высокомерные Светлые не станут, ибо это противоречит их сути, но даже мощная разъяснительная работа не смогла полностью подавить возникшие в войсках панические слухи и жуткие страшилки. Позже интенсивные контрнаступательные действия сместились в другие порубежные галактики, и Высокомерные Светлые покинули систему Ярило. Но память о пришествии безмерно могучих Высокомерных Пращуров хранится на Орее по сей день, и столь важная историческая веха зафиксирована в системе летоисчисления системы Ярило.

Тяжёлые бои в районе Рубежа шли по всему спиральному рукаву ещё полторы тысячи лет, но воспоминания о безжалостной рубке, устроенной Могучими Пращурами Сияющих, гуляла в войсках Тёмных ещё долго. Итогом всего этого стало их стойкое желание избегать приближения к нестабильной звезде Ярило. В окрестностях опасной звезды появилось множество дезертиров из различных войск Тёмных, сбившихся в самовольные пиратские формирования и промышлявших нападениями на всех подряд, лишь бы противник был послабее. Бороться с ними приходилось и Светлым, и Тёмным, и обстановка в окрестностях системы Ярило оставалась напряжённой до самого окончания войны.

Но разведцентр на Дэе был выведен из оперативной игры гораздо раньше, сразу после того, как солнечная система полностью вернулась в высокоэнергетическое пространство. Командование перевело его в режим ожидания ещё в тот момент, когда система Ярило находилась в секторе вражеской оккупации. Ибо потоки энергии, пересекающие Рубеж, хорошо заметны и мгновенно вызывают у Тёмных подозрения. Рисковать столь уникальным сооружением, привлекая к нему внимание противника, воинская каста не стала. Разведцентр будет пребывать в неактивном состоянии до тех пор, пока система Ярило вновь не окажется в Нейтральных Территориях. Тогда Дэя продолжит разведывательную деятельность в условиях строжайшей секретности.

По понятным причинам маскировку со звезды снимать не стали даже после полной победы в Великой Войне. Однако поддерживать режим секретности в мирное время стало многократно труднее.

Потому что на Орее, четвёртой планете системы Ярило, по-прежнему проживают гражданские Сияющие. Поначалу, сразу после гибели Арктиды, перевезти беженцев было некуда. Все системы Расы находились под ударом, везде кипела битва не на жизнь, а на смерть, и угрожающе нестабильная солнечная система оказалась самым спокойным местом. Тёмные считали её смертельно опасной пустышкой и предпочитали туда не соваться, ограничиваясь автоматическими шпионскими роботами, которых разведчики с Дэи эффективно вводили в заблуждение. Поэтому вывозить детей с Орея, на котором скрытно поселили беженцев с Арктиды, не стали.

Перелом в войне наступил только спустя две тысячи лет, к тому времени население Орея увеличилось многократно. Помимо спасённых детей, чьи потомки заселили планету, на Орей переселилось множество тех обитателей Арктиды, кто был эвакуирован оттуда за несколько лет до её гибели. Гравитация погибшей Арктиды была слишком мала в сравнении с остальными планетами Сияющих. Переселенцев размещали на Руте и Троаре, наименее тяжёлых Землях, принадлежащих Сияющим в Пограничной, но даже там проживание давалось выходцам с Арктиды тяжело. За двадцать миллионов лет их организмы приспособились к невысокой силе тяжести, плотность костной ткани уменьшилась, на генетическом уровне выработалось множество особенностей организма, идеально подходящих для текущей гравитации. Комфортно жить на более тяжёлых планетах смогли не все, особенно нелегко приходилось маленьким детям.

Орей же оказался практически близнецом Арктиды. Разница в гравитации, а также в параметрах атмосферы и мирового океана составляла менее полутора процентов, что явилось решающим фактором. Менее чем за столетие на Орей переселились все, кто так и не смог привыкнуть к несвойственным условиям существования на более тяжёлых Землях.

С момента заселения Орея прошло четыре тысячи лет, и сейчас в его густых лесах и сочно-зелёных степях стоит великое множество усадеб и десятки градов. Земля Заповедник крупнее Орея, там гравитация выше и очень некомфортная смена дня и ночи, плюс в атмосфере слишком много азота. По этой причине Заповедник пока не заселяется, к тому же в его тропических лесах всё ещё живут одичавшие до примитивного состояния Чёрные и Красные – потомки дезертиров времён Второй Ассы. Дэя по-прежнему необитаема, но пока разведцентр неактивен, в её леса часто привозят подростков на игрища, обучающие общению с дикой природой и действиям в условиях повышенной гравитации. По настоянию воинской касты Дэю было решено не заселять во избежание излишнего интереса Тёмных после того, как Сияющие покинут систему Ярило. Потому что в конце концов покинуть её придется.

Система Ярило находится в пространстве высоких энергий уже четыре тысячи лет и будет находиться в нём ещё свыше пятнадцати тысяч. Это огромный срок, за который в пространстве Тёмных успеет возникнуть пара-другая новых цивилизаций, половина из которых ещё умудрится в течение этого времени уничтожить сама себя или ближайшего соседа. Сияющие же за такой срок превратят любую Землю в идеальный дом для всех её обитателей, от малого жука до Хозяина Леса, но неизбежное всё равно настанет. Придет час, и система Ярило начнёт выходить за Рубеж. Всё население Земли Орея будет эвакуировано, оставшиеся без хозяев строения зафиксируют отсутствие Сияющих и разрушатся, распадаясь на минеральные составляющие. Вскоре опустевшие лесные да степные холмы и поляны поглотит буйная растительность, и к тому моменту, когда нестабильная звезда Ярило вновь целиком окажется за Рубежом, пугая Тёмных непредсказуемой вероятностью взрыва, ничто не будет напоминать о том, что на поверхности её живых Земель проживали миллиарды Сияющих.

Поэтому режим секретности должен сохраняться всё это время и поддерживаться на ещё более высоком уровне. Потому что для всех окружающих рас, включая Светлых соседей, Ярило-Солнце так и остаётся смертельно опасной нестабильной звездой, грозящей взорваться. Соседи считают, что в системе Ярило находится лишь крупная научная экспедиция Касты Творцов, изучающая будущую Сверхновую на свой страх и риск. На Землях Руте и Троаре Хранители тщательно следят за сохранением тайны Ярило, а на удалённых Землях Сияющих и вовсе уверены, что Орей расположен в иной солнечной системе, где-то в районе Ушмаицу, только внутри Рубежа.

Вот этим самым поддержанием режима секретности и занимается эскадра прикрытия системы Ярило, в которой Гьярдар служит вот уже шестое лето. И хлопот со всем этим хозяйством у эскадры выше головы – попробуй-ка в условиях мирного времени удержать в строжайшей тайне целую солнечную систему, населённую жизнерадостными и любознательными представителями гражданских каст. Им же до всего есть дело, и не всегда просто объяснить той или иной группе подросших Строителей, Мастеров или Жизнь Рекущих, почему не стоит возводить геотемпоральный навигационный излучатель высотой в полкилометра в экваториальном поясе местной неживой планеты-гиганта или проводить тренировки по терраформированию Земли Мерцаны, ведь это Ярило-2, и если потратить всего несколько десятков лет, она вполне способна стать обитаемой.

Но главную трудность командование видит в другом, и Гьярдар понимает беспокойство конунгов. Куда через восемнадцать тысяч лет будет проводиться эвакуация населения с Орей-Земли? Если бы такая необходимость возникла прямо сейчас, переселять их было бы некуда. Только если вновь на Руту с Троарой, в условия повышенной гравитации. И это сразу же вызывает всё те же старые беды: миллионы маленьких детей, новорожденных или появившихся на свет лето-другое назад, окажутся в тяжёлых условиях. Фактически первые двенадцать лет их жизни пройдут в резервациях или и вовсе будут ограничены пределами усадьбы и её двора. Потому что обучение работе с гравитационным балансом начинается после двенадцати, когда энергопоток юного Сияющего становится достаточно взрослым для столь сложных манипуляций с могучими силами мироздания. И за пару месяцев это умение не освоишь.

На данном этапе считается, что гражданские касты присмотрят какую-нибудь подходящую по параметрам гравитации неживую планету с возможностью терраформирования, и через восемнадцать тысяч лет теперешнее население Орея давным-давно будет проживать там, долго и счастливо. Но всё чаще звучат разговоры о том, что переселение то ли откладывается, то ли задерживается по неким причинам глобального научного характера. Конечно, гражданским кастам виднее, как в сложившемся положении поступить правильней всего, но с каждой четвертью Круга Лет[1] сохранять в тайне существование обитаемой Земли в системе Ярило становится всё трудней.

Если прежде, в военные и послевоенные лета, близлежащие цивилизации Светлых рас были сосредоточены на защите и восстановлении собственных территорий, то чем дальше в глубь веков уходит Великая Асса, тем больше оживают восставшие из пепла цивилизации соседей. Их поисковые звездолёты ведут исследования мест былых сражений, дабы пустить в переработку обломки кораблей агрессоров, а также отыскать своих погибших и увековечить их память. Разведчики уточняют звёздные карты, выясняя состояние солнечных систем, пострадавших от алчности Тёмных, жадно выгрызавших ресурсы из всего, до чего только получалось дотянуться. Ученые рассчитывают программы восстановления разрушенной космической инфраструктуры в глубоком космосе, инженеры подыскивают удобные места для создания новых форпостов. В космосе всё сильнее расцветает мирная жизнь, и поддержание конспирации требует ужесточения принимаемых мер.

И хотя сама по себе система нестабильной звезды Ярило не будет интересовать соседей ещё очень долго, ибо технологий, которые позволили бы предотвратить взрыв Сверхновой, ни у кого из них не имеется, режим секретности может быть провален и без непосредственного посещения ими здешних Земель. Почти миллиард Сияющих, населяющих Орей, живут полноценной жизнью, чему неизбежно сопутствует высокая энергетическая активность: планетарные перевозки, внутрисистемные космические полёты, каста Добывающих выращивает ресурсы в многочисленных астероидных полях и поясах, обитатели Орея выходят на дальнюю связь с родичами, проживающими на иных Землях, ведутся кастовые совещания с иными Мирами Сияющих и так далее.

Всё это неизбежно вызывает исходящие из системы Ярило мощные энергопотоки, упорядоченную структуру которых рано или поздно заметят соседи. Конечно, если в итоге выяснится, что система Ярило-Солнца безопасна и заселена цивилизацией Сияющих, никто против не будет. Наоборот, все только обрадуются, ибо тут сразу два положительных фактора: раз нестабильную звезду удалось стабилизировать, значит, такая технология существует, и в случае чего есть к кому обратиться за помощью. И более важный фактор: все принадлежащие Сияющим созвездия и солнечные системы Галактики Пограничная находятся в галактическом центре. После гибели Арктиды порубежных Земель у Сияющих не осталось. Вся дипломатическая активность переместилась на Руту и Троару, но обе этих Земли по меркам данного спирального рукава находятся довольно далеко от Рубежа. А система Ярило примыкает к нему едва ли не вплотную, и наличие боевых эскадр Сияющих недалеко от своих территорий очень порадует союзников. Особенно тех, кто имеет плотные контакты со своими Тёмными собратьями.

Однако во всём этом есть огромный минус. Известия о стабилизации системы Ярило быстро достигнут Рубежа и дойдут до Тёмных. И спустя восемнадцать тысяч лет, когда сия солнечная система покинет пространство высоких энергий, отыщется множество желающих поживиться её ресурсами, кои оставались нетронутыми шестьдесят с лишним миллионов лет. И никакое Положение о Нейтральных Территориях не станет препятствием для жаждущих наживы, как не стало оно таковым для рептилий в ту давнюю эпоху, когда они устроили на Заповеднике ресурсную колонию. Результат всего этого хорошо известен.

Воинская каста ни мига не сомневается в том, что в систему переставшей быть смертельно опасной звезды под тем или иным законным предлогом устремится поток алчущих лёгкой наживы, причём едва ли не сразу же. Рано или поздно деятельность разведцентра будет обнаружена Тёмными, впоследствии они определят и местоположение самого разведцентра. Пятьдесят километров вглубь планеты – это много, но не до такой степени, чтобы никто из Тёмных цивилизаций не смог дотянуться. Собственных технологий у них хватает. Но главная потеря в том, что столь ценный разведцентр будет рассекречен и эффективно функционировать не сможет. Поэтому сохранить конспирацию в системе Ярило сейчас является сверхважной задачей.

Посему эскадре прикрытия приходится более чем хлопотно. Оборудование разведцентра переведено в режим купола, все виды излучений блокируются и не покидают границ солнечной системы. Но абсолютной блокады тоже не устроишь – нестабильная звезда должна со стороны выглядеть нестабильной, значит, определенные энергопотоки необходимо пропускать. Помимо того, через купол должны проходить сигналы дальней связи, посредством которых обмениваются информацией Советы гражданских каст, а также друзья и родичи, проживающие в разных Мирах и Чертогах Сияющих. Каждый сиг времени операторы разведцентра выполняют ювелирную работу, обеспечивая все необходимые меры секретности и одновременно конспирируя внешний радиообмен.

Кроме того, эскадра постоянно патрулирует прилегающее к системе Ярило пространство, включая ближайшие сектора Нейтральных Территорий. Это предпринято для исключения случайного проникновения в систему каких-либо звездолётов. Кто-то может случайно сбиться с курса, кто-то является преступником, бегущим от своих Тёмных сородичей, кто-то мародёром, стремящимся грабить ещё не утилизированные места отгремевших сражений, а кто-то и вовсе желает таким мудрёным способом покончить жизнь самоубийством – подобные индивиды время от времени прилетают из пространства низких энергий. Поэтому эскадра прикрытия всюду рассылает патрули, прослушивающие гиперпространство и осматривающие окрестности. И выбивать в реальный космос идущие по слишком подозрительным гипертрассам звездолёты Тёмных приходится нередко. Но держать в системе Ярило крупный флот тоже нельзя – кто поверит в то, что всего лишь научную экспедицию охраняет целое воинство? Поэтому свободного времени у эскадры прикрытия бывает очень и очень немного.

– Получилось! – радостный возглас юного Мастера вывел Гьярдара из раздумий.

Горыня сумел отразить его удар, и энергоконтур шестнадцатилетнего Гармоничного вибрировал всплеском положительных эмоций поверившего в свои возможности человека.

– Двести пятьдесят седьмой удар! – заявил он. – Я уже думал, что никогда за тобой не успею! Я двести пятьдесят шесть уколов пропустил! И тут вдруг чётко ощутил, когда начнётся следующий!

– Символично! – улыбнулся Гьярдар. – Я рад, что упорство не покинуло тебя, несмотря на столь разгромный счёт. Зато теперь ты точно знаешь, что способен предвосхищать атаку противника.

– Только как-то долго у меня не получалось, – Горыня с досадой поморщился. – Вечно до меня всё поздно доходит… Я же Гармоничный, наоборот, должен соображать быстрее! Вот ты как скоро научился предвосхищать атаку?

– Мне тоже в своё время пришлось изрядно потрудиться, – Гьярдар вновь улыбнулся, вспоминая череду детских неудач, в ту пору казавшуюся бесконечной. – Я свой первый удар предугадал только к середине круга обучения. Мне тогда было двенадцать, и всплески и провалы энергопотока только-только начали поддаваться какому-никакому контролю.

– Ты был на четыре лета младше меня! – расстроился юный Мастер. – Выходит, я, как всегда, тугодум. Да ещё какой…

– Вот уж нет! На этот раз до тебя дошло быстро! – могучий Харрийский воин коротко рассмеялся. – Подобные умения редко становятся понятны в первый месяц тренировок. А ты справился за день! Есть чему порадоваться! Я вот не уверен, что сумел бы за одно занятие вникнуть в какую-нибудь действительно непростую премудрость касты Мастеров.

– У воинов энергии другие, мне тяжко за тобой следить, – признался Горыня. – У тебя одни импульсы, ничего потокового, всё вспыхивает так резко, что я не успеваю!

– Ну, разок ты уже успел, – ободрил его Гьярдар. – Конечно, отразить один удар ещё не означает освоить данный приём в совершенстве, но начало положено, и это главное. Продолжим! Стоит закрепить успех.

Ратный урок продолжился, и воодушевлённый Гармоничный Мастер за последующий десяток частей сумел отразить ещё два удара. Для новичка это очень хорошее достижение, и Гьярдар молча порадовался за юного ученика. На заре своего жизненного пути Гармоничному всё даётся многократно труднее других, но юному Горыне упорства не занимать. Даже опечалившись неудачами, он не теряет решимости. Это хороший знак. Из незадачливых, но несгибаемых трудностями малышей всегда вырастают уникальные специалисты. Через два Круга Лет надо будет взглянуть на корабли, в производстве которых станет принимать участие Мастер Горыня. Интересно, какое имя даст ему Род к тому времени.

– Гармоничный Гьярдар! – Кристалл Связи зажег в сознании бойца образ оперативного дежурного. – От Рода Небесной Лазури Орея пришла просьба завершить сегодня занятие с ученическими кругами пораньше. У гражданских каст состоится совещание, на котором должны присутствовать все совершеннолетние. Сворачивай тренировку, десантные корабли уже направляются к тебе.

– Добро! – могучий воин посмотрел на едва заметный в ночном полумраке горизонт, со стороны которого быстро приближалась четвёрка десантных кораблей.

Оперативный отключился, и Гьярдар зычно объявил:

– Прекратить сечу! На сегодня тренировки окончены, Род Небесной Лазури объявляет сбор, посему вы отправляетесь по домам! Все мячики вернуть в корзины и занять свои места в десантных отсеках!

Висящий над ледяной поверхностью дробный стук десятков соударяющихся имитационных клинков стих, и переводящие дух ученические круги разошлись по озеру подбирать мячики. Сияющие шары десантных кораблей зашли на посадку, приняли посадочную форму и распахнули входные люки. Гьярдар бросил взгляд на уползающую к горизонту орбитальную крепость. До прибытия Валькирий ещё час, посему увидеть новых воительниц не удастся. Жаль. Все они родом из Галактики Харра, перед выпуском побывали дома в полагающемся отпуске, интересно узнать из первых уст, что нового на Родине. В ежедневной круговерти конспиративных хлопот времени связаться с домом часто не остаётся, и ничего с этим не поделаешь… Гармоничный воин отдал команду ученикам начать погрузку и направился к своему перехватчику.

Глава вторая

Четырёхмерный слой Вселенной, Галактика Пограничная, участок простирающегося за Рубеж спирального рукава, пространство четырнадцати энергонов, безымянная солнечная система, открытый космос


Рассыпавшееся вокруг астероидное поле и вправду было огромным. Его размеры оказались даже больше, чем сообщалось в секретной карте, и обзорные экраны диспетчера управления торпедным огнём не показывали ничего, кроме видевшегося повсюду месива из разновеликих каменных глыб, в дебрях которого сканеры то и дело обнаруживали искорёженные обломки кораблей четырёхтысячелетней давности. Мощь, уничтожившая их, была настолько запредельна, что даже предположить, что именно за корабли разлетелись здесь на куски, не представлялось возможным. Самый крупный из попавшихся на глаза Мвабане обломков вряд ли превышал в объёме пару кубов. Когда-то на этом месте располагалась планета-гигант, имевшая на своей орбите шесть спутников, каждый из которых размерами не уступал родной планете второго лейтенанта Мвабаны. Но четыре тысячи лет назад здесь сцепились в безжалостной схватке Высокомерные, и никому не нужная мёртвая система стала полем ужасающего побоища грандиозных масштабов.

Обитаемых планет в этой системе не имелось, ресурсов вроде бы тоже было не ахти как много, да и те тщательно выскоблила какая-то цивилизация рептилий ещё в первые пятьсот лет Второй Всеобщей Войны. Тогда, почти четыре с половиной тысячи лет назад, в ходе успешного наступления войск Коалиции Низкоэнергетического Пространства силы Светлых были серьёзно оттеснены вглубь Рубежа, и эта часть данного спирального рукава являлась прифронтовым тылом. Какой-то правитель ящериц получил данную систему в награду от Эмиссара и поспешил выкачать из нее всё, что только оказалось в его силах, справедливо опасаясь, что ситуация на фронтах может измениться.

И он не ошибся. Ситуация действительно изменилась. Лет через пятьсот Сияющие организовали контрнаступление и серьёзно выровняли линию фронта, подвинув её почти вплотную к Рубежу. Сейчас хорошо известно, что побудило их нанести главный удар именно в этом направлении. Второй лейтенант Мвабана не поленился проштудировать архивы, чтобы проверить подлинность карты: Сияющие стремились отобрать у Коалиции Низкоэнергетического Пространства систему звезды Ярило, потому что несколькими годами ранее там высадились их гражданские – всё, что осталось от населения какой-то планеты, уничтоженной ударом оружия Высокомерных Тёмных. Удар наносили не сами Эмиссары Чёрного Господа, их оружием управлял какой-то Бессмертный, что лишний раз убедило Мвабану в том, что рассказы о Бессмертных не являются байками, а значит, и у него есть шанс получить от Чёрной Матери вечную жизнь. Короче, тот Бессмертный за несколько секунд запёк планету Сияющих, словно кусок ветчины в барбекю, и превратил её в один большой оплавленный камень.

Планета, естественно, погибла, но её светящиеся обитатели прожарились не все. Потому что на планете находилось сколько-то там Асов – могущественных колдунов Сияющих. Уцелеть под ударом высокомерной техники они, конечно же, не смогли, но перед смертью превратили себя в энергию, которая то ли отсрочила гибель планеты на несколько секунд, то ли придала ускорение кораблям с беженцами – короче, какая-то часть этих кораблей успела покинуть зону поражения и выжила. Но попавшие под удар оружия Эмиссара корабли практически разваливались на части, в системе высаживались войска Бессмертного – участь беженцев была предрешена. Тогда Сияющие прислали им на помощь войска под предводительством боевого Аса – Чёрного Мага ужасающей силы, но даже это не помогло выжившим. Чёрный Маг почуял Бессмертного и возжелал убить, Бессмертный бросился бежать, боевой Ас рванул за ним – короче, оба покинули ту систему.

Это жуткое исчадие ада, боевой Ас Сияющих того Бессмертного всё-таки догнал и убил. Дальнейшая информация на эту тему довольно путаная: не то Чёрный Маг получил в ходе схватки смертельное ранение и, умирая, взорвал себя вместе с обитаемой планетой только что убитого Бессмертного, не то боевого Аса убил Эмиссар Чёрного Господа за то, что тот посмел уничтожить планету Тёмных, – тут непонятно, да и неважно. Смысл в том, что Чёрный Маг не вернулся в систему прожаренной планеты, где его подчинённые отбивались от флота Бессмертного в попытке спасти выживших. Без боевого Аса Сияющие, естественно, оказались совсем не такими крутыми и были быстро уничтожены. Пока они дохли, какое-то количество беженцев успело уйти в гиперпрыжок, но аварийное состояние их кораблей не оставляло ни у кого сомнений в том, что из гипера никто из них живым не выйдет. А если даже и выйдет, то всё вокруг захвачено войсками Коалиции Низкоэнергетического Пространства, которые их тут же уничтожат. Однако Сияющим с зажаренной планеты опять повезло.

Беженцы совершили прыжок в систему Ярило, всем известное адское место. Звезда Ярило вот уже шестьдесят пять миллионов лет или типа того находится в нестабильном состоянии. В любую секунду она может стать Сверхновой, но даже без этого там проблем хватает: кругом области нестабильной физики, жуткие аномалии, испепеляющие всё на своём пути гигантские протуберанцы, вспышки смертельной радиации, всплески нейтронных ураганов величиной в полсистемы – короче, попавшие туда долго не живут. Когда службы слежения флотов Коалиции определили, что какая-то часть уцелевших Сияющих вышла из прыжка в системе Ярило, туда был направлен автоматизированный патруль. Который быстро погиб в аномалиях, но перед этим успел обнаружить обломки кораблей этих беженцев, которые тоже погибли в аномалиях. С тех пор считалось, что никто из населения зажаренной Бессмертным планеты не выжил.

А на самом деле они выжили. Как именно – точно неизвестно. Знатоки говорят, что Сияющие успели покинуть захваченные смертельными аномалиями корабли до их полного разрушения. Сделать это сумели не все, но те, кому удалось, приземлились на какую-то планету и зарылись глубоко под землю. Они как-то подали своим сигнал бедствия, после чего безвылазно сидели под землёй пять лет в ожидании либо взрыва Сверхновой, либо спасения. Спасение пришло раньше. Сияющие целое наступление организовали, чтобы вытащить своих из опасной системы. А ведь беженцев вроде как там сидело всего-то лишь несколько миллионов. В родной галактике второго лейтенанта целые планеты живут в ужасающей нищете, это десятки миллиардов людей, и никто не собирается их спасать. Да, смерть от Сверхновой им не грозит, но та Сверхновая в системе Ярило у Сияющих до сих пор не вспыхнула, однако они своих не бросили. Зато у нас нищета ежедневно отправляет в могилу сотни тысяч, и всем плевать. Что не удивляет. Тут бы самому прокормиться, не до остальных.

Мвабана недовольно скривился. Эти Сияющие держатся друг за друга, словно арахниды! Недаром агитация времён Второй Всеобщей Войны постоянно стебала их сравнениями на эту тему. Вот и достебались. Вторая Всеобщая закончилась не просто полнейшим, а в буквальном смысле разгромным поражением Коалиции. Было это почти пятьсот лет назад, а наша экономика до сих пор не оправилась от тех потерь. Четырёхтысячелетняя война обескровила всех, даже миллиардеры и олигархи утратили свои состояния. К сожалению, не все. Власть имущие любят очковтирательство на тему, как тяжело сейчас каждому, от нищего до магната, но на проблемы богатеев Мвабане глубоко наплевать.

Ну и что, что у какого-нибудь жирного олигарха кошель похудел со ста триллионов до двадцати или даже до десяти? Ему-то что с того? Он как был нищим, так и остался. Как и миллиарды других неимущих. Мвабана как-то читал на одном из авторитетных сетевых порталов, что именно после окончания Второй Всеобщей финансовое неравенство между социальными слоями взлетело до звёзд. Раньше такой нищеты не было, а если уж кому-то становилось совсем нечего есть, он мог завербоваться на фронт. В боях с Сияющими люди гибли бесчисленными количествами, но до того момента ты будешь сыт, одет, обут и ещё жалованье регулярно выплачивают. И есть маленький, но всё же шанс разбогатеть, если совершишь подвиг и при этом останешься в живых. Правительство щедро награждало за такое, примеры хорошо известны каждому. Люди шепчутся, что Эмиссары строго следили за этим.

А что сейчас? Мвабана тяжело вздохнул. В наши дни разбогатеть нереально. Тут бы просто заработать немного лишних денег – это уже невероятная удача. Ему воистину несказанно повезло в тот день, когда удалось завербоваться во флот. Настоящего диплома у него не было, пара нелегальных копий гипнограмм стандартного курса обучения – вот и всё образование. И даже за это пришлось отдать месячный запас еды, потому что больше жителям захолустной деревни заплатить нечем. Мвабана, как только смог накопить на проезд, свалил из деревни в ближайший космопорт и подрабатывал там чернорабочим в дешёвом баре на задворках грузового двора. Вкалывал за гроши, и так продолжалось бы до старости или до разорения бара. Но в один чудесный день Чёрная Мать ниспослала ему шанс.

Утром возле бара приземлилось пассажирское такси в окружении преследующих его полицейских катеров. Полицейские офицеры вытащили из такси вдрызг пьяного джентльмена в дорогом костюме. Как оказалось, указанный джентльмен, будучи в нетрезвом состоянии, использовал аварийную панель бортового компьютера такси и перевел управление в ручной режим. После чего начал лихачить и создал массу аварийных ситуаций, в ходе которых превысил скоростные ограничения пятикратно. И наверняка превысил бы ещё больше, просто такси по своим техническим возможностям быстрее лететь уже не могло. Сразу же выяснилось, что катастрофически пьяный джентльмен является офицером Федеральных Вооружённых Сил, старшим помощником капитана крейсера, героем-орденоносцем, находящимся в законном отпуске по случаю рождения первенца. Полицейские, разумеется, могли применить к нему всю строгость закона, но, естественно, не стали портить отношения с уважаемым человеком и его начальством. Пьяного высадили из такси, выписали какой-то штраф и оставили в покое.

Новоиспечённый папаша-старпом немедленно переместился в бар, где до глубокой ночи продолжил отмечать свой праздник. Он даже угостил бармена и Мвабану, который неоднократно помогал ему добраться до туалета и обратно. К полудню гость уже не стоял на ногах, к вечеру вырубился прямо за барной стойкой. Мвабана увидел, как бармен пытался приложить большой палец находящегося в отключке старпома к считывателю, чтобы украсть с его счёта деньги, и потребовал половину добычи. Бармен послал Мвабану подальше, пригрозив опорочить перед хозяином бара и добиться его увольнения. Типа, бармену поверят больше, чем какому-то сопливому оборванцу из трущоб, который даже не сотрудник бара, а всего лишь аутсорсер на подработках. Это сильно возмутило Мвабану. Бармену платили полную зарплату, помимо этого ушлый ублюдок недоливал пьяным клиентам выпивку, продавал полученные излишки и клал прибыль себе в карман. Мвабана зарабатывал раз в десять меньше его!

Вступать с барменом в открытый конфликт Мвабана не рискнул. Он сделал вид, что заткнулся и ушёл в техническое помещение, возиться с вечно сбоящими утилизаторами мусора, а сам тайком записал видео действий бармена. Бармен списал со счёта старпома энную сумму денег, после чего вызвал специальное такси для мертвецки пьяных посетителей, и вырубившегося джентльмена увезли в отель. К обеду старпом протрезвел и обнаружил пропажу средств со счёта. Вспомнить, где именно он так набрался, уважаемый джентльмен не смог и обратился в полицию. Полиция начала проверку и явилась в бар, но бармен реально был ушлым ублюдком. Он произвел списание с нелегального терминала на подставной счёт и не оставил следов. У полицейских на него ничего не было, и они покинули бар ни с чем.

На выходе их встретил Мвабана. Он предоставил полицейским видео с преступлением и взамен попросил организовать встречу со старпомом. Полицейские арестовали бармена, после чего отвезли Мвабану в отель и рассказали старпому о раскрытии преступления. Старпом на радостях повел Мвабану в бар отеля, но система охраны не пропустила Мвабану по причине полного несоответствия дресс-коду. Спорить с автоматикой было бессмысленно, и Мвабана попросил у старпома стольник в качестве вознаграждения. Старпом отказался и неожиданно предложил Мвабане завербоваться в армию, во флот, на его крейсер.

В первую секунду Мвабана не поверил своим ушам, думал, что старпом недостаточно протрезвел и издевается над ним. Попасть в армию, на полное гособеспечение – это в его созвездии было сродни чуду: там гигантские очереди, запись на десять лет вперед, без блата или солидной взятки бесполезно даже пытаться. Но старпом заявил, что абсолютно серьёзен, что ему нужны такие надёжные и честные парни, как Мвабана, и на его крейсере как раз есть вакансия младшего офицера. Ошалевший от услышанного Мвабана промямлил, что у него нет образования, на что получил ответ: не проблема, старпом возьмёт это на себя. Взамен Мвабана обязуется в течение десяти лет отдавать ему половину своего жалованья. Такое предложение бывает раз в жизни, да и то далеко не у каждого, и Мвабана согласился мгновенно.

Старпом не обманул, и уже через два дня Мвабана был на борту крейсера со всеми полагающимися документами, всё ещё не веря своему счастью. Позже он узнал, что это такой маленький бизнес, устроенный капитаном крейсера. Капитан был дальним родственником очень влиятельного штабного адмирала, члена всем известной олигархической семьи. Но так как родство было действительно дальним, особых денег у капитана не имелось, зато в его распоряжении находились семейные связи. Капитан получил отличное образование, перспективную флотскую карьеру и быстро дослужился до командира крейсера. Где и организовал себе скромную прибавку к жалованью, подключив к этому делу старпома. Старпом находил добровольцев, капитан устраивал их на должности младшего офицерского состава своего крейсера, за это те отдавали благодетелям половину зарплаты. Не приходилось сомневаться, что капитан делился барышом с кем-то наверху, потому что абсолютно все должности младших офицеров крейсера были заняты такими же, как Мвабана, облагодетельствованными, и всё это запросто сошло капитану с рук.

Крейсер, на который попал служить Мвабана, в тот момент проходил капитальный ремонт, потому что был старой посудиной возрастом лет в пятьсот. Партию боевых кораблей, в числе которых он был, отстроили сразу после окончания Второй Всеобщей Войны, когда в родном созвездии Мвабаны к власти пришли новые сильные мира сего. Старые властители, проигравшие войну, до смерти боялись стать жертвами карательных рейдов Сияющих, воинская каста которых реально без устали разыскивала и уничтожала всех, кого считала виновными. По каким критериям Сияющие определяли эту самую вину, никто, конечно же, понятия не имел. В архивах сказано, что где-то Сияющие уничтожали население целых планет под ноль, засеивая атмосферу жутким вирусом, уничтожавшим разумные формы жизни, а где-то ограничивались уничтожением лишь правящей верхушки. Говорят, что какие-то планеты они не трогали вообще, но учёные объясняют это тем, что Сияющих гораздо меньше, чем планет в пространстве низких энергий. Поэтому они проводили карательные мероприятия избирательно. Насколько учёные были правы, сказать могут только сами Сияющие, а им, понятное дело, глубоко пофиг до объяснений своих мотивов Чёрным Расам, проживающим фиг знает как далеко от их пространства.

Короче, старые власть имущие в ужасе бежали, не дожидаясь карательных эскадр Сияющих, и их место заняли новые властители. Но Сияющие в родное созвездие Мвабаны так и не пришли, и спустя какое-то время старые властители пожелали вернуть себе былую власть. В результате разгорелась гражданская война, которую они с треском проиграли, потому что на обескровленных более чем четырёхтысячелетней войной планетах их ненавидел реально каждый. С тех пор серьёзных войн в созвездии не было, а денег на их ведение – тем более. Экономика восстанавливалась медленно, потому что искать замену высосанным досуха ресурсным базам приходилось далеко, и было это долго, дорого и связано с немалой конкуренцией. Собственно, стычки за ресурсы с конкурентами и являются теперь основной работой боевых флотов созвездия, планеты которого объединились в Федерацию. Денег на новые корабли не хватает, поэтому новые вымпелы строятся редко, гораздо дешевле проводить модернизацию уже существующих кораблей, что и делается каждые пятьдесят лет.

Мвабана попал на службу как раз во время такой модернизации, проводилась она больше года, и за это время капитан успел обстряпать всё так, что москит носа не подточит. Все его протеже прослушали полный курс необходимых гипнограмм, не без помощи покровителей капитана успешно сдали теоретические экзамены и получили аттестаты младших флотских офицеров. Практику они сдавали на тренажёрах виртуальной реальности, что, конечно же, нельзя назвать реальной практикой, но крейсер стоял в ремонтном доке, и заморачиваться проверяющие не стали. Наверняка не обошлось без взяток, в этом Мвабана не сомневался. Позже он понял, почему капитан выбрал именно такую схему: рядовой личный состав и старшие офицеры должны соображать в своём деле, потому что от их действий зависит исход настоящего боя. А младшие офицеры могут поначалу иметь лишь теоретическую подготовку. Если они не идиоты, то будут прилежно исполнять приказы старших офицеров руками рядового личного состава и быстро наработают практику. А от самых тупых капитан быстро избавлялся, как это и произошло с предшественником Мвабаны, на место которого его взял старпом.

За семь лет службы Мвабана изрядно поднаторел на своей должности и стал отлично разбираться и во флотских делах, и во всех остальных. В том числе в том, что платит капитану слишком много. Из-за этой долговой кабалы в его карманах никогда не оседало хоть сколько-нибудь значительное количество денег. Откладывать не получалось, мизерные накопления постоянно тратились то на женщин, то на различные форс-мажоры. Но самое опасное заключалось в том, что его обязательства перед капитаном истекали через три года вместе со сроком флотского контракта. И Мвабана очень хорошо понимал, что капитан продлит ему контракт исключительно на прежних условиях. Не хочешь – оставайся безработным и пытайся завербоваться во флот, уповая на удачу. Учитывая гигантские очереди из соискателей, улыбка удачи обойдётся в круглую сумму. Мвабана готов и на это, вот только нужную сумму требуется где-то взять, а с половиной зарплаты столько не накопишь.

Из-за этого он всю голову себе сломал в попытках изобрести способ разбогатеть. Несколько лет его попытки не приносили никаких плодов, и Мвабана серьёзно приуныл. Год назад, во время очередного отпуска, он серфил по сети в поисках любых зацепок и случайно натолкнулся на портал блошиного рынка столичной планеты. Блошиный рынок славился тем, что неким счастливчикам удавалось купить на нём за сущие гроши какое-то барахло, которое впоследствии оказывалось невероятно редким антиквариатом и уходило за бешеные деньги. Естественно, подобных счастливчиков были единицы, а счастья попытать хотели миллиарды. В итоге на блошином рынке все перепродавали друг другу всякий хлам, и рассчитывать тут можно было исключительно на милость Чёрной Матери.

Мвабана сперва загорелся этим блошиным рынком, проштудировал несколько порталов на тему антиквариата и прикупил десяток каких-то старых безделушек. Все они, конечно же, на поверку оказались никому не нужным хламом, а пара из них и вовсе была подделками. В результате Мвабана понес убытки и с тех пор безуспешно пытался сбыть приобретённый неликвид хотя бы за полцены. Но все его попытки неизменно проваливались, потому что данные покупки были сделаны им относительно недавно, описание сделок было сохранено в истории продаж и никто не хотел покупать барахло, которое кто-то уже купил и при этом миллионером не стал.

Пару месяцев назад Мвабана окончательно осознал, что продать неликвид удастся не ранее, чем через несколько лет, когда его собственные сделки станут достаточно старыми для того, чтобы их историей заинтересовался кто-то из новичков. Терять деньги отчаянно не хотелось, и он предпринял последнюю попытку вернуть хотя бы что-нибудь: решил обменять всю свою коллекцию на что-нибудь более перспективное. Эта затея с самого начала являлась утопией чистой воды, потому что всё, за что можно было выручить хотя бы какие-то деньги, за деньги и продавалось. В бартерных сделках обменивались только таким же неликвидом, как у него. Но надежда умирает последней, и Мвабана углубился в дебри миллионов бартерных предложений. Ничего путного найти он не смог, но недавно с ним связался такой же горе-торговец.

Коллега по несчастью оказалась немолодой женщиной, владелицей антикварной лавки. Она прямо сказала Мвабане, что стоимость его коллекции оценивается суммой, чуть более большей, чем ничего, и выручить за неё деньги он не сможет ещё очень и очень долго. Но она готова обменять её на свой лот, потому что рассчитывает выложить всё это барахло у себя в лавке и продать таким же наивным, но уже не через интернет, где о лотах имеется компрометирующая информация, а через реальный магазин. Типа, что-то придётся подкрасить, что-то, наоборот, состарить, подделать идентификационные номера и так далее. В обмен она предлагает Мвабане древнюю космическую карту, на которой обозначен тайник с сокровищами времён Второй Всеобщей.

Это предложение невольно вызвало у Мвабаны улыбку во все тридцать два зуба. Космических карт, якобы указывающих на места расположения сокровищ, запрятанных в конце Второй Всеобщей Войны, на рынке было даже не сотни тысяч, а миллионы. Сказочки о неких властителях из некоего дальнего созвездия или вообще из другой галактики, которые награбили баснословную гору ценностей во время войны со Светлыми, но не успели довезти всё это до родных планет, спрятали где-то в космосе, а затем благополучно погибли. Их немыслимые богатства так и лежат в затерянных в космической пустоте тайниках в ожидании счастливчиков – бла-бла-бла, и так далее, и тому подобное. Из мошенников и аферистов только ленивый не попытался продать эту туфту наивным дурачкам. Лет триста назад вообще был бум на эти карты сокровищ, сколько болванов рассталось со своими деньгами, даже подсчитать никто не смог! Смекалистые люди тогда отлично заработали. Мвабана бы и сам с удовольствием продал бы десяток-другой таких вот «уникальных карт» кому-нибудь, если бы попал в этот бум. Но, к сожалению, было это задолго до его рождения.

В общем, он сразу же объяснил тётке, что такую чушь она может впарить кому угодно, но не офицеру космофлота. На что тётка заявила, что её карта сокровищ, в отличие от миллионов подделок, наводнивших чёрные рынки, имеет высокие шансы оказаться настоящей. В качестве доказательства она рассказала ему якобы историю данной карты. История, как положено, была запутанной и вкратце сводилась к следующему: давным-давно, в самом начале Второй Всеобщей, цивилизация рептилоидов, та самая, что сделала когда-то разумными дальних предков Мвабаны и всех прочих чернокожих обитателей его родного созвездия, в ходе первого наступления на пространство высоких энергий отличилась перед Эмиссаром Чёрной Матери. За это Эмиссар даровал рептилиям одну из захваченных систем в Галактике Пограничная – есть такая галактика на границе пространства высоких и низких энергий, причём какая-то часть её окраин находится за Рубежом постоянно. И это важно, потому что именно в этом и заключена ценность карты сокровищ.

Ибо дарованная рептилиям солнечная система была необитаемой и располагалась именно там, за Рубежом, в пространстве четырнадцати энергонов, то есть в пространстве низких энергий. Однако до войны те места являлись Нейтральными Территориями, на них накладывались всякие ограничения, короче: никто ту систему не разграбил, ресурсов там было полно. И ящерицы бросились их выкачивать. Они почти пятьсот лет потрошили планеты и астероиды, регулярно отправляя караваны в свою галактику, как вдруг Сияющие перешли в контрнаступление. Ресурсная система, о которой гласит карта сокровищ, находится относительно недалеко от системы Ярило, которая в любую секунду может стать Сверхновой, да такой, что достанется двум прилегающим к ней другим солнечным системам, поэтому весь тот сектор космоса особой активностью не отличался. Так что никто не ожидал от Сияющих главного удара на этом направлении, ибо смысла в этом было мало.

Но, как выяснилось позже, в системе Ярило скрывались выжившие беженцы с какой-то уничтоженной планеты Сияющих, и Сияющие стремились их спасти. Но тогда об этом никто не знал, и мощное контрнаступление светящихся монстров застало рептилий врасплох. Они срочно начали вывозить из системы караваны с ресурсами, но транспортных кораблей было меньше, чем добытого, и вывезти всё им не хватило времени. Рептилии рассчитывали на то, что рано или поздно с Сияющими будет покончено, и войска Коалиции Низкоэнергетического Пространства вновь захватят утраченные территории. Поэтому ящерицы решили спрятать награбленное в астероидном поясе, где оно будет лежать до их возвращения.

Рисковать жизнью, обустраивая тайные хранилища за считаные часы до нападения кровожадных монстров, вонючие ящерицы оставили, конечно же, своих чернокожих вассалов. В те времена предки Мвабаны доверяли той цивилизации рептилий безоговорочно, наивно веря в исключительную честность своих богов-создателей. Вторая Всеобщая раскрыла глаза целому созвездию: эти лже-боги оказались ничтожными в сравнении с истинными Эмиссарами Чёрной Матери, а их подлость и алчность вылезла наружу во всей своей красе. Недаром сразу после окончания Второй Всеобщей и бегства старой элиты власть имущих, являвшихся марионетками рептилий, всё созвездие взбунтовалось против вонючих ящериц и навсегда сбросило их иго! С тех пор рептилий в нашем секторе космоса никто не видел. Федерация уверена, что их силы подорваны бесконечной войной и у ящериц нет возможности вновь поработить своих освободившихся рабов. И не будет ещё долго. А точнее – никогда, потому что Федерация не собирается утилизировать военные флоты и даже понемногу строит новые корабли. Если ящерицы рискнут вернуться, их ждёт безжалостный отпор!

Но сейчас речь не про это, а про сокровища. В общем, Сияющие напали раньше, чем ожидали рептилии, и резня закипела не только в той ресурсной системе, а вообще во всём секторе. А та система стала самым главным полем боя, на котором схлестнулись Высокомерные с обеих сторон. Высокомерных Сияющих, как всегда, было в десять раз больше, чем Эмиссаров Чёрной Матери. Всем известно, что без своих Высокомерных покровителей Светлые ничего не могут, и потому чуть что, сразу вызывают в наш четырёхмерный слой бесконечные тысячи Высокомерных. Так произошло и в тот раз. Эмиссаров Чёрной Матери было гораздо меньше, они сражались самоотверженно, но в конце концов стало ясно, что такую прорву противников им не уничтожить. Тогда оставшийся в живых Эмиссар взорвал ближайшую планету-гигант вместе со всеми её спутниками, которые сами были размером с нормальную планету. Получился громадный океан обломков, движущихся с ещё более громадным ускорением. Эмиссар направил этот океан на войска Сияющих, уничтожающих силы рептилий, и Высокомерные покровители Сияющих были вынуждены броситься спасать своих дражайших потомков. В этот момент Эмиссар Чёрной Матери сумел скрыться, оставив Сияющих с носом.

Вероятно, его успех взбесил Сияющих, как местных, так и Высокомерных. Они безжалостно уничтожили войска рептилий и вообще всех Тёмных, находившихся в том секторе. Потом Высокомерные Сияющие переместились в систему Ярило, спасли своих беженцев, и основной накал боевых действий сместился в другие сектора. То есть происходило всё это не пятьсот лет назад, в самом конце Второй Всеобщей, а четыре тысячи лет назад, практически в самом её начале. И не здесь, в пространстве шести энергонов, принадлежащем Чёрной Расе, а фиг знает где, у самого Рубежа, в пространстве четырнадцати энергонов Красной Расы. Но на самом деле Красных там нет, потому что речь идет о Нейтральных Территориях, которые после окончания Второй Всеобщей так и остались Нейтральными Территориями.

Итого: в ходе наступления все войска ящериц были уничтожены, все их несчастные чернокожие вассалы погибли, и с тех пор рептилии считают, что ресурсы либо уничтожились во время удара Эмиссара Чёрной Матери, либо их забрали Сияющие. Но на самом деле они уцелели. Тайное хранилище, в котором спрятано сто тысяч тонн золота, было оборудовано в недрах астероида внутри астероидного кольца одного из спутников уничтоженной планеты-гиганта. В момент уничтожения планеты часть астероидного кольца оказалась на самой окраине взрыва, и поглощённая им энергия была меньше. Поэтому получившееся ускорение убило не всех, кто запечатывал тайное хранилище. Один из чернокожих рабочих выжил. Он притворился мёртвым и дождался, когда Сияющие покинут систему. После чего сумел добраться до единственной уцелевшей аварийной капсулы, набил её золотом и совершил прыжок.

Счастливчик едва не умер в ходе многомесячного гиперперехода, но всё-таки сумел дожить до его завершения. Он вышел в реальный космос на какой-то тыловой базе войск Коалиции, кого-то там подкупил из должностных лиц и даже ухитрился вернуться домой, в пространство шести энергонов, в родное созвездие Мвабаны. Где и прожил долго, счастливо и в богатстве. Перед смертью он оставил наследникам карту сокровищ, но так как Вторая Всеобщая была в разгаре, никто не рискнул лететь по указанным координатам. Тем более что для этого необходимы ноль-врата, ибо гиперпереход дотуда займет десятки тысяч лет, а такого срока никакое оборудование анабиоза не выдержит. Да и двигателей таких не было. Кстати, и сейчас нет. Ноль-переход есть только у крупных цивилизаций, являющихся колониями рептилий, и просто так пройти через него нельзя. Придется много заплатить и ещё больше объяснить. Поэтому наследники счастливчика вполне объяснимо не захотели рисковать.

Потом прошли тысячелетия, в ходе которых Светлые начали побеждать и в итоге победили. Всё это время наследники счастливчика передавали карту сокровищ из поколения в поколение, надеясь когда-нибудь до них добраться. Но после окончания Второй Всеобщей в нашем созвездии свершилась гражданская война, закончившаяся освобождением из рабства ящериц и бегством их марионеток. Дальние потомки счастливчика были не то в их числе, не то в числе шестёрок тех марионеток, короче: они разорились и пустили своё имущество с молотка. Но карту сокровищ всё равно тщательно хранили. Последний из них, дряхлый старик-оборванец, умирающий от голода, пришёл в магазин к тётке-антикварщице и продал ей карту. Посему тётка абсолютно уверена и гарантирует, что карта подлинная и сто тысяч тонн золота до сих пор лежат в секретном тайнике в ожидании смельчака, который за ними придёт. Но сама тётка туда точно не полетит, потому что стара, её дети в карту не верят, поэтому она предлагает Мвабане обменять карту на свою коллекцию, ибо всё равно он этот хлам никогда не продаст.

Мвабана, конечно же, был умён и в рассказ тётки-антикварщицы не поверил абсолютно, но эпичность повествования вдохновляла. Хорошенько подумав, он пришёл к выводу, что на сделку надо соглашаться. Тётка права, свой хлам он не продаст ещё лет десять, а вот карту с такой легендой можно попытаться продать. Конечно, надо украсить историю подробностями, чтобы выглядело ещё эпичнее, но он этим займётся. Много денег за неё не дадут, но попробовать стоит. Мвабана совершил обмен, получил карту и дополнил её легенду собственными уточнениями. Он выставил карту на продажу, но до сих пор покупателей не нашлось. Подобных предложений на рынке были миллионы, и за всё время продажи его лот был просмотрен всего три раза и никто из интересовавшихся даже не дочитал легенду до середины.

Приходилось признать, что покупателей отпугивало именно то, что привлекло Мвабану: сокровища находятся нереально далеко. Легенда выглядит гораздо правдоподобнее стандартных выдумок на тему тайников с богатствами, до которых чуть ли не рукой дотянуться можно – спрашивается, что же ты сам их не нашёл?! Сразу ясно, что обман. Тут всё серьёзно, но даже слишком. С серьёзностью вышел гигантский перебор: в центр Вселенной, к Рубежу, добраться невозможно. Как уже сказано, техники, способной долететь отсюда, с территорий шести энергонов, туда, в пространство четырнадцати, не существует, а технологии ноль-переходов есть только у рептилий, да и то далеко не у всех. Потому что, как выяснил Мвабана, тупым ящерицам не хватило мозгов изобрести ноль-переход самостоятельно, и они покупают то ли технологию, то ли готовое оборудование у Красных Рас. Стоит это невероятно дорого, поэтому ноль-врата имеются только у очень богатых и древних цивилизаций рептилий. Цивилизация, рабское ярмо которой созвездие Мвабаны сбросило с себя пятьсот лет назад, была именно такой, но после гражданской войны связь с ней разорвана, и об этом варианте можно забыть. А других способов попасть в центр Вселенной нет.

Вот и выходит, что столь эпичная легенда делает карту бесполезной и, соответственно, неинтересной покупателю. Мвабана даже хотел переделать легенду поудачнее, чтобы сокровища находились в пространстве шести энергонов, но тогда карта вообще не будет ничем выделяться из миллионов подобных предложений. А легенда в новом свете будет и вовсе шитым белыми нитками мошенничеством. Никто не поверит, что богатеи разорились из-за того, что не рискнули отправиться на поиски сокровищ, например в другую галактику. Потому что при желании это осуществимо, хоть и дорого. Но сто тысяч тонн золота того стоят, а легенда рассказывает не о нищих голодранцах. Тут всё придётся переделывать целиком, и непонятно, что из этого выйдет в итоге. Тот, кто сочинял первоначальную легенду, наверняка был каким-нибудь писакой с тематического сетевого портала. Вон как всё захватывающе изложено, неудивительно, что тётка-антикварщица купилась на это. Она же не космонавт и не политик, не знает множества нюансов, которыми Мвабана владеет в совершенстве. В общем, переделывать легенду Мвабана пока не стал, решив подождать ещё пару месяцев.

И вдруг произошло неожиданное, не иначе сама Чёрная Мать второй раз проявила к нему свою благосклонность. Крейсер, на котором служит Мвабана, включили в состав эскадры, на которую правительство возложило какую-то секретную миссию. Эскадру в строжайшей тайне вывели в мёртвый космос и отправили в гипер. После выхода в реальный космос она оказалась в соседнем созвездии, в солнечной системе какой-то цивилизации, название которой Мвабана несколько раз слышал. В сети иногда появлялись статьи на тему того, что данная цивилизация до сих пор является колонией каких-то рептилий и тамошние чернокожие братья не спешат устраивать освободительную войну, вследствие чего они нам не братья. Ибо слишком примитивны и не достигли ещё того уровня, на котором развитый разум постигает саму суть свободы и её ценностей.

Оказавшись в системе примитивных небратьев, Мвабана быстро понял, почему оные не торопятся обретать свободу. Потому что живут они на порядок лучше нашего, и это заметно даже с борта крейсера, которому запрещено покидать состав секретной эскадры, а самой секретной эскадре запрещено приближаться к планетам и оживлённым межпланетным трассам, потому что она секретная. Мвабана слышал, как старшие офицеры шептались между собой, что небратья по-прежнему являются ресурсным придатком рептилий и живут тем, что продают ящерицам львиную долю добываемых ресурсов и рабочие руки. Но парадокс в том, что ящерицы платят за ресурсы гораздо больше, чем за них можно выручить в пространстве шести энергонов. И это не потому, что у нас ресурсов хоть завались. У нас их тоже жутко не хватает, но наша галактика нищая, там даже за ресурсы платить толком нечем.

Поэтому Федерация не продаёт ресурсы, а пытается на них развиваться. Вот только без поддержки рептилий многие сверхсложные технологии были утеряны, а те, что удалось восстановить или скопировать, оказались настолько сложны, что эксплуатировать их удаётся не всегда и не полностью. На столь сложные научные исследования не хватает денег, и правительство Федерации решило провести тайную операцию по продаже некоторого количества ресурсов рептилиям. Но среди населения Федерации слишком много дремучих необразованных болванов, которые не поймут всей глубины замысла. Чтобы избежать обвинений в предательстве идеалов свободы и независимости, а также не провоцировать волнения и всплеск политических интриг со стороны недоброжелателей, эту операцию глубоко засекретили. Секретная эскадра сопроводит на тайную встречу с представителями рептилий уполномоченного посла Федерации, он договорится о сделке, и наше созвездие получит средства, необходимые для финансирования научных прорывов. Реально благородная миссия! Мвабана даже гордился этим минут пятнадцать.

Однако всё вышло ещё более круто. Эскадра ни с кем не встретилась в солнечной системе небратьев. Вместо этого командующий эскадрой отсутствовал несколько суток, которые провёл на их столичной планете. После чего вернулся, и эскадра совершила прыжок назад, в родное созвездие. Но уже через секунду экстренно прервала прыжок, из-за чего тех, для кого экстренное прерывание было первым опытом, вывернуло наизнанку, и Мвабана от души посмеялся над зелёными салагами. Секретная эскадра вошла в режим невидимости и легла на обратный курс. Две недели она возвращалась к системе небратьев и ещё столько же ползла по ней в некую точку. При этом патрули небратьев часто проходили мимо, делая вид, что не замечают работу полей преломления. Цель всей этой беспрецедентной секретности Мвабана увидел на второй день пятой недели, когда секретная эскадра выползла к ноль-вратам.

Настоящих ноль-врат Мвабана никогда ранее не встречал, но сразу понял, что это такое. Потому что в этот момент стоял на вахте вместе со старпомом, и тот заявил, что осознал замысел руководства Федерации. Мы договорились с небратьями, наверняка задорого, и они позволили нам переместиться в пространство восьми энергонов, к рептилиям. Там уполномоченный посол договорится с ящерицами о сделке по самым выгодным ценам, минуя посредников. Мвабана спросил, почему не отправили посла через гиперпространство, лет за сто пятьдесят он бы достиг территорий рептилий, если отправлять самым быстрым кораблём. Это не быстро, зато значительно дешевле, чем платить небратьям за ноль-переход. На что старпом ответил, что, типа, Мвабана ни фига не смыслит в устройстве нашего слоя Вселенной. Лететь пришлось бы раз в десять дольше, а для Федерации время дороже всего.

Вскоре выяснилось, что заблуждался не только Мвабана. После того как секретная эскадра прошла ноль-врата, вся электроника на несколько секунд вырубилась. А после того как она заработала вновь, все были нереально изумлены данными навигационных систем. Эскадра оказалась у самого Рубежа! Это была Галактика Иго, территория восьми энергонов, но находилась она совсем рядом с Рубежом. Раньше Мвабана никогда не слышал о том, что есть такая галактика, но оказалось, что создатели и хозяева небратьев именно оттуда. Вот почему соседи так выгодно продают свои ресурсы – их ящерицы живут на самом краю пространства низких энергий, а там цены на ресурсы на порядок выше, чем в родной галактике Мвабаны, которая расположена чуть ли не впритык к границе территорий четырёх энергонов, набитых тупыми Бесами. Сразу стало ясно, что тайный замысел правительства Федерации гениален, и все пожалели, что невозможно было взять с собой хоть что-то на продажу. Можно было бы неплохо заработать на перепродаже: купил на всю зарплату, а продал на десять! Ну, или в случае с младшим офицерским составом крейсера на пять.

Оказавшись в Галактике Иго, секретная эскадра сразу же была окружена боевыми кораблями рептилий. По одним только скоростным и маневренным показателям было видно, что технологии ящериц круче на порядок и из прямого столкновения в формате «эскадра на эскадру» выйти победителями будет невозможно. Но бояться было нечего, тайная миссия была согласована заранее, и рептилии не проявляли агрессии. Их флот отвёл секретную эскадру на окраину солнечной системы, в которой были расположены ноль-врата, где пришлось пробыть неожиданно долго. Спустя неделю ожидания, на очередной вахте, старпом сказал, что, типа, ящерицы набивают себе цену, заставляют нашего посла ждать, чтобы он проникся их величием. Но нам пофиг, ради достижения выгодных условий для своей Федерации мы будем ждать сколько угодно.

Чтобы скрасить затянувшееся ожидание, Мвабана начал изучать интернет рептилий. К счастью, его крейсер строился ещё до того, как с бывшими покровителями были разорваны все связи, и в его архивных базах данных имелись переводчики с языка ящериц. Правда, язык этих рептилий отличался от заложенных в архивы данных, но спустя несколько дней лингвистические программы адаптировались и стали выдавать вполне внятный перевод. От нечего делать Мвабана решил проверить, есть ли на местном рынке карты сокровищ. Оказалось, что нет. Мвабана вник в подробности и выяснил, что бум на карты сокровищ у рептилий был, но прошел лет четыреста назад. С тех пор все сокровища отыскали, а мошеннические карты разоблачили. Потому что у рептилий имеются сотни возможностей сделать и то и другое. Ему стало интересно, насколько имеющаяся у него карта тянет на настоящую, и он попытался проверить это, разместив лот на каком-то глобальном сетевом магазине. На всякий случай он не стал выкладывать весь файл целиком, чтобы продвинутые в технологическом плане рептилии не украли координаты сокровищ.

Результат оказался непредсказуемым. Дней пять или шесть ничего не происходило, а потом его вызвал к себе капитан крейсера. И не в рубку управления, не в кают-компанию, а в собственную каюту. У дверей которой почему-то обнаружилась охрана из взвода десантников в полном боевом. Внутри роскошного по меркам Мвабаны помещения помимо капитана обнаружились старпом, комвзвода десантников и трое рептилий. Двое из них были в боевых скафандрах, наверняка телохранители, скафандр третьего явно имел высший класс защиты, но при этом стоил жутко дорого, это было ясно с одного взгляда. И абсолютно все смотрели на него настолько пристально, будто разоблачили какого-нибудь шпиона Светлых и прямо сейчас собрались его казнить.

В первую секунду Мвабана очень испугался, не понимая, в чём проблема, но всё обернулось фантастической удачей. Главный рептилоид оказался какой-то очень важной шишкой. Его подчинённые наткнулись на карту сокровищ Мвабаны, именно из-за неё он здесь. Потому что у ящериц есть основания считать, что карта подлинная. ПОДЛИННАЯ!!! Все описанные в легенде события действительно имели место! И ориентировочные координаты совпадают! Более того, рептилии эти сокровища неоднократно пытались искать, разумеется, в глубокой тайне, но никто ничего не нашёл. А перетряхнуть ту систему по камушку они не могут, потому что это Нейтральные Территории, там часто проходят патрули Светлых, их союзников и наблюдателей от других цивилизаций Тёмных. Там запрещена масштабная деятельность. На неё вроде можно получить какое-то разрешение, но тогда о твоей находке будут знать все, особенно Светлые. Они могут отобрать сокровища, и никто их не остановит.

Важный рептилоид сразу уточнил, что мог бы арестовать крейсер под каким-нибудь предлогом, схватить Мвабану и выпытать из него тайну карты сокровищ, но рептилии есть носители развитого цивилизованного разума, они выше подобного дикарства. Поэтому он предлагает совместную миссию по поиску давно утраченных богатств. Он всё организовывает, Мвабана с капитаном крейсера предоставляют точные координаты. В случае неудачи все расходы адмирал Зиз*Сазаш, так звали важную ящерицу, берёт на себя. В случае успеха он забирает себе девяносто процентов найденного, остальное достаётся Мвабане и капитану. Либо Зиз*Сазаш готов выкупить у Мвабаны карту по цене, десятикратно превышающую её среднюю стоимость на блошином рынке Федерации.

Некоторое время Мвабана пытался торговаться, стремясь выбить для себя более выгодные условия, но вонючая ящерица была непреклонна. Адмирал Зиз*Сазаш заявил, что без его помощи они не смогут попасть в Галактику Пограничная. А если даже смогут, то вряд ли доживут до начала поисков, потому что в нейтральном пространстве случиться может всякое: пираты, обозленные на Тёмных Светлые, какой-нибудь патруль, слишком ретиво относящийся к выполнению своих обязанностей. Короче, рептилоид прозрачно намекнул на то, что у него длинные руки. И что он, в общем-то, неплохо себя чувствует и без этих сокровищ, так что может и обойтись. Тем более что версия о подлинности карты всего лишь версия.

Тогда Мвабана решил согласиться с ящерицей и потребовал лично себе восемь процентов от сокровищ. Потому что делиться с капитаном не хотелось в принципе, он и так отдаёт ему половину зарплаты вот уже семь лет. Неожиданно капитан согласился. Он сказал, что сокровища наверняка баснословны и даже два процента – это будет мега-огромная сумма, которой ему хватит до окончания жизни. Потом стороны обговорили технические детали, которые сводились к тому, что адмирал Зиз*Сазаш договорится с командующим секретной эскадрой о найме Мвабаны на краткосрочную службу и организует экспедицию. Мвабана обязуется предоставить координаты, когда данная экспедиция прибудет в нужный сектор Нейтральных Территорий Галактики Пограничная.

Суперважная ящерица удалилась, и Мвабану под усиленной охраной отвели в его каюту. Весь день он провёл, сидя в открытой сети ящериц, пытаясь выяснить всё, что только можно, на тему своего сокровища, а ночью к нему явился капитан в сопровождении комвзвода десантников. Мвабана пришел в ужас, подозревая, что его хотят пытать и отобрать карту. Он в первую же секунду заявил, что файлы с координатами спрятаны надёжно и без живого Мвабаны их никто не сможет получить. Но оказалось, что пытать его не собираются. Капитан прямо заявил, что не доверяет рептилиям. Вонючие ящерицы получат сокровища и тут же избавятся от Мвабаны. И вообще, заявят, что экспедиция не вернулась, потому что её уничтожили какие-нибудь Сияющие. Поэтому он предлагает Мвабане сделку: половину всех сокровищ в обмен на координаты. Потому что сам Мвабана никогда не попадёт к тайнику, а в распоряжении капитана космический крейсер, который доберется до Пограничной и без ящериц. Да, на обратном пути возникнут проблемы, но это капитан берет на себя. К тому же, если сокровища найдутся, с таким богатством всё сильно упростится.

Как следует поразмыслив, Мвабана согласился. Конечно, капитан может попытаться убить Мвабану точно так же, как ящерицы, но шансов на благополучный исход больше со своей командой, чем с Чужими. Вообще Мвабана не доверял своим соплеменникам абсолютно и с удовольствием продал бы карту ящерицам, чтобы получить деньги прямо сейчас, но предложенная сумма была слишком мала. Вот если бы вонючий рептилоид согласился купить карту по тысячекратной цене, Мвабана бы ни секунды не раздумывал. Хотя… Если подумать, то эти деньги до дома надо ещё как-то довезти через половину Вселенной. И по дороге может случиться всякое. В итоге они с капитаном договорились на делёжку пятьдесят на пятьдесят, причём вознаграждение команде капитан выплачивает из своей доли.

Спустя полчаса после этого разговора крейсер неожиданно ушел в гиперпрыжок прямо с места, и никто так и не понял, было ли это дезертирство или же капитан как-то договорился с командующим секретной эскадры. Крейсер встал на гипертрассу, автоматику перевели в самостоятельный режим, и все погрузились в анабиоз на год, потому что большего оборудование не позволяло. Через год анабиозные камеры разбудили экипаж, но ждать окончания перехода пришлось ещё два месяца. Вся эта миссия должна была держаться в строжайшей тайне, о которой знают только трое: Мвабана, капитан и комвзвода десанта. Но к концу первого месяца о поисках сокровищ знали все, и Мвабана стал всеобщим другом, чего ранее никогда не замечалось. Как так вышло, ни капитан, ни комвзвода объяснить не могли, оба клялись, что никто из них рта не раскрывал, и намекали Мвабане, что ему стоило бы вспомнить, с кем и о чём он говорит в баре за выпивкой. Понятное дело, что Мвабана себе не враг, и не приходилось сомневаться, что о таком он не станет болтать даже вусмерть пьяным.

Как только крейсер вышел в реальный космос, пропал старпом. Капитан объявил поиски, и его нашли напившимся вдрызг в отсеке гипердвигателя. Позже старпом объяснил свой поступок безмерной радостью от того, что движок, которому пятьсот лет, всё-таки вытянул всю трассу до конца. Потому что ломался он уже раз сто, чинили его раз двести, и старпом, когда узнал, куда крейсер внезапно берёт курс, чуть не слетел с катушек. Потому что был уверен, что из анабиоза экипаж крейсера выйдет где-нибудь посреди мёртвого космоса в неподлежащем ремонту звездолёте, которого затягивает гравитация какой-нибудь звезды или чёрной дыры.

Пока искали старпома, обнаружилось, что не работает навигация. Крейсер застрял неизвестно где, и непонятно, куда лететь дальше, и надо ожидать серьёзных проблем, ведь Рубеж где-то рядом. Все пришли в ужас, инженеры бросились чинить, возились почти сутки, но найти поломку не смогли. Потом навигация заработала сама, и едва не поседевший к тому времени старший бортинженер объяснил, что никакой поломки не было, это ИИ навигационной системы собирал данные об окружающем звёздном небе и вычислял местоположение крейсера. Капитан вызвал к себе Мвабану и потребовал координаты тайника с сокровищами, но Мвабана был не дурак и дал ему только координаты солнечной системы. Остальное он расскажет не раньше, чем окажется рядом со своим богатством!

Капитан сделал вид, что всё понимает, и даже по-дружески поболтал с ним полчаса, но Мвабана сразу понял, что это была реакция на провалившуюся попытку его кинуть. Короче, крейсер провёл в прыжке ещё две недели, за время которых гиперпривод ломался дважды, но оба раза инженерам удавалось исправить поломку до того, как корабль сорвется с гипертрассы. Из-за этих неисправностей крейсер вышел в реальный космос далеко от расчётной точки. Это всех и спасло. Потому что в расчётной точке обнаружилась эскадра рептилий, поджидающая их на выходе из гипера. Капитан сразу понял, что вонючие ящерицы охотятся за нашими задницами, и приказал врубить поля преломления. Гораздо более совершенные технологии рептилий позволили им засечь начальное местоположение крейсера, и ящерицы бросились на поиски. Крейсер долго уползал от всё ближе подбирающихся вражеских кораблей, но всё же успел добраться до края мега-громадного астероидного поля.

Глава третья

Могучий Гармоничный воин нанёс серию несложных ударов, отвлекая внимание юного ученика, провёл финт и атаковал неожиданным выпадом. В этот же миг имитационный клинок ученика метнулся навстречу его оружию и отразил удар.

– Молодец, братец! – Гьярдар одобряюще посмотрел на ошеломлённого успехом Горыню. – У тебя получилось предугадать настоящую боевую атаку. А ты переживал!

– Не может быть! – устало выдохнул юный Мастер. – Я уже думал, что никогда не смогу ощутить, что ты задумал! Импульсы твоего энергоконтура настолько взрывные, что я никогда не успеваю за ними!

– Как видишь, сейчас успел. – Могучий Харриец помог ученику стабилизировать разыгравшееся волнение и окинул взглядом охваченное тренировочным сражением ледяное озеро.

Рождённые в Священное Лето сыновья Рода Небесной Лазури, скользя и спотыкаясь на льду, настойчиво оттачивали ратные навыки. Каждый из них упорно повторял боевые приёмы тысячи раз, дабы выработать рефлекс и довести свои действия до автоматизма. По окончании обучения они вплотную займутся Уделом Созидателя, присущим той или иной гражданской касте, и уже никогда не наденут на руки Боевых Кристаллов. Но если вдруг грянет беда, то приобретённые сейчас навыки всплывут в их сознании. Расу Сияющих невозможно застать врасплох в беспомощном состоянии. Каждый муж, в каком бы Роду он ни появился на свет и к какой бы касте ни принадлежал, обязательно проходит обучение ратному делу. В период с шестнадцати до двадцати одного лета ратная подготовка сына Расы ведётся практически ежедневно, и за это время будущие Созидатели перестают быть безобидным гражданским населением. Лёгкой добычей Сияющие не были никогда.

Правда, в прошедшие несколько дней занятия постоянно заканчиваются на час раньше. Род Небесной Лазури всякий раз собирается на Совет, и Наставников воинской касты заранее предупреждают о сокращённом графике обучения. Сегодня, как в первый день, Гьярдару пришлось тренировать юных ратников в одиночку. Убелённых сединами Наставников вновь собрало командование. Надо бы спросить, что же именно все обсуждают, да всё никак не до того. В порубежных секторах завелась очередная эскадра пиратов. Внутрь Рубежа они пока не суются, но пострадавшие от их нападений Тёмные утверждают, что видели среди пиратов представителей кого-то из Светлых. Не то Светлых Цвергов, не то кого-то на них похожего. Обнаружить логово пиратов пока не удалось, и патрулирование прилегающих к Рубежу солнечных систем отнимает всё свободное время.

– Я сам не понял, как это произошло! – возбуждённо делился радостными эмоциями юный Горыня. – Полторы тысячи раз я замечал твоё обманное движение, когда было уже поздно! А тут вдруг раз – чувствую, что на самом деле удар будет с другой стороны! Я чуть не опоздал! Всё-таки воинские энергии очень резкие. Тяжело подстраиваться под твои дискретные импульсы после своих потоковых.

– Привыкнешь со временем, – заверил его Харрийский воин. – На этом успешном моменте мы закончим сегодняшнюю тренировку. Вам пора на Совет Рода.

Гьярдар вновь окинул взглядом тренировочный бой и повысил голос:

– Прекратить сечу! Время вышло! Подобрать метательные мячи!

Тяжело дышащие юные ратники с видимой неохотой закончили пышущую азартом учебную битву и принялись подбирать мячики. Спустя пару частей Харрийский воин убедился, что погрузка учеников на десантные корабли началась без заминок, и привычно направился к своему перехватчику.

– Гьярдар! – окликнул его Горыня. – Ты тоже улетаешь?

– Сразу после вас, – обернулся могучий Харриец. Юный Мастер стоял у распахнутого люка десантного корабля, пропуская мимо себя родичей, но сам внутрь не заходил. В вибрациях его энергоконтура улавливалась некоторая неуверенность. – У тебя есть вопрос, братец?

– Да, – юный Мастер замялся. – Раз занятия закончились раньше, ты, должно быть, не занят в оставшийся час? Могу я попросить тебя о помощи?

– Я почту за честь оказать помощь касте Мастеров, – с улыбкой ответил Гармоничный воин, – если такое мне по силам. Но разве тебе не надлежит присутствовать на Совете?

– Надлежит, но я отпрошусь, – Горыня поспешил к нему, объясняя на ходу: – Я ещё юн для того, чтобы сказать на Совете что-то дельное, а если там начнётся что-то действительно ну прям очень важное, братья меня вызовут. Зато пока идёт Совет, головные производственные Кристаллы на заводе будут свободны, и я смогу потренироваться выводить центральный Кристалл Синтеза на полную мощность!

В голосе юного Мастера зазвучала досада:

– У меня ещё ни разу не получилось… Всякий раз я разгоняю его слишком быстро и порчу изделие! А ты очень быстрый, ты можешь подключиться к Кристаллу вместе со мной и запирать излишки моего потока! Ну, или хотя бы просто останавливать синтез, когда я подаю на Кристалл слишком быстрый поток. Я никак не могу уловить нужную скорость подачи энергии! Наставникам не хватает сил, чтобы корректировать мои действия, и мне не доверяют головные Кристаллы! Говорят, мол, тренируйся на малых Кристаллах, пока энергопоток полностью не стабилизировался. Но это не то! Малые Кристаллы слишком слабы, на них не разгонишься! Я хочу строить космические корабли! Огромные! Межгалактические или даже боевые! Таким масштабам на малых Кристаллах не научишься!

– Всему своё время, братец, – пожал плечами Гьярдар. – Не пройдет и пяти лет, как твой поток станет настолько могучим, что мощнее тебя будут только Асы. Вот тогда и освоишь все Кристаллы, которые только пожелаешь. Кстати, почему ты не попросишь о помощи кого-нибудь из Асов вашей касты?

– Да ну, скажешь тоже, – Горыня стал очень серьёзным. – Ты знаешь, какими уникальными проектами заняты Асы? Они такие корабли строят – я даже не представляю, как такое возможно воплотить в жизнь! А тут ещё Советы Каст каждый день проходить стали… Мне очень стыдно отвлекать Асов на такую ерунду, да ещё день за днём. Всё равно рано или поздно научусь! Просто хочется рано, а не поздно. Мне обычно сестра помогает, когда у неё есть время, но сегодня она занята.

– Сестра? – удивился Харрийский воин. – И как же она тебе помогает, если даже Наставникам сложно продавливать твой контур?

– Молчана тоже Гармоничная, – объяснил Горыня. – Она старше меня на два лета, ей восемнадцать. Ей тоже трудно стабилизировать мой поток, но пока ещё она справляется. Я вижу, что последнее время становлюсь сильнее и ей бывает больно перенаправлять мои энергии, разогнанные Кристаллом, поэтому стараюсь просить её о помощи пореже.

– Это правильно, – одобрил Харриец. – Сёстрам предстоит Удел Матери, их энергоконтур надо беречь. Но я удивлён, что у тебя есть Гармоничная сестра, да ещё с разницей лишь в два лета. Гармоничные рождаются редко, даже в очень больших Родах это случается раз в полтысячи лет. Или она сестра не по кровной линии?

– Нет, конечно, – подтвердил юный Мастер. – Она мне сестрёнка по девятой Родовой ветви. И до неё в нашем Роду на Орее Гармоничных не было свыше четырёхсот лет. Поэтому все очень удивились, когда я родился всего лишь спустя два лета после неё. Если вдруг мы встретим Молчану, ты не обращай внимания на то, что она почти всегда молчит, на самом деле она очень хорошая и очень добрая! – Горыня торопливо вернулся к теме разговора: – Так ты поможешь мне, могучий Гьярдар? Не волнуйся, мы ничего не сломаем! Головной Кристалл очень прочный, он же рассчитан выдерживать энергии Асов!

– Будь по-твоему, братец, – согласился Гьярдар. – На один час я в твоём распоряжении. Но учитывай, что я никогда не имел дел со столь серьёзным оборудованием касты Мастеров. Действовать будешь сам, я лишь придержу твой поток от излишних ускорений.

– Мне так и нужно! – обрадовался юный Мастер. – Тогда летим с нами до усадьбы, там возьмём катер и сразу на завод!

– Хорошо. – Харрийский воин указал на свой перехватчик: – Я полечу следом.

Юный Мастер, весьма обрадованный полученным согласием, поспешил грузиться в десантный корабль, и Гьярдар подошёл к подножию невысокой заснеженной горы, возвышающейся на озёрном берегу. Перехватчик почувствовал приближение своего пилота и трансформировался из заледеневшего скального отрога в сплюснутую серебристую сферу. Гармоничный воин убедился, что все ученики поднялись на борт десантных кораблей, дал пилотам добро на взлёт и проводил взглядом уходящие ввысь светящиеся шары.

Сегодняшнее занятие окончено. Следующее занятие будут проводить умудрённые опытом Наставники, которые сейчас находятся на флагмане эскадры прикрытия, на очередном секретном совещании, которое было назначено менее чем за полчаса до начала тренировки. Он, конечно, не Наставник, до такого ему как до Асгарда пешком. Наставником невозможно стать прежде, чем уйдёшь в отставку. Тот, кто передаёт Знания молодым поколениям, обязан познать всё, чему обучает, на собственном опыте тысячи раз. И при этом ещё обладать отличительными качествами настоящего Наставника: любить возиться с молодёжью, быть непробиваемо терпеливым и иметь главное свойство – ученики должны сами тянуться к Наставнику, ибо испытывают к нему доверие на подсознательном уровне. Пройти такой отбор непросто, и потому Наставником становится далеко не каждый умудрённый опытом Сияющий.

Разумеется, Гьярдар не обладает столь высокими показателями. Но самостоятельно провести пару занятий он может, что и проделал. Если в процессе обучения он допустил какие-либо ошибки, Наставники укажут на них, когда изучат запись тренировки. По его просьбе Блюстители с орбитальной крепости записывали урок. Зато тренировка не пропала даром из-за срочного совещания. Странное совпадение… сначала срочное совещание начинается у нас, потом у Рода Небесной Лазури, и так уже несколько дней. Завтра, когда он будет проводить занятия с Горыней, надо будет всё-таки поинтересоваться у Наставников, в чем суть столь плотных обсуждений. Пока же стоит помочь своему набирающему силу ученику. Мало того что помогать гражданской касте весьма почётно, так ведь ещё есть возможность побывать на настоящем заводе, производящем боевые корабли. Видеть столь крупное производство изнутри Гьярдару никогда не доводилось, так что взглянуть на всё собственными глазами будет очень интересно, тем более у него выдалось немного свободного времени.

Гармоничный Харрийский воин вошёл внутрь перехватчика, лёгким импульсом зажёг свечение пилотского поста и завис в сплетении мощных энергий, густо заполнивших внутреннее пространство смертоносной машины. Перехватчик изменил посадочную форму на полётную, становясь идеальной сферой, вспыхнул сиянием боевых полей и опрометью взмыл в ночные небеса, за краткий миг достигнув четырёхкилометрового эшелона. Излучающая звёздный свет могучая кроха мгновенным ускорением догнала уходящие к светлеющему горизонту десантные корабли, и Гьярдар встал в кильватер крайнему кораблю.

Неторопливо двигающаяся колонна десантных кораблей миновала южный полярный круг, вошла в область вечного лета, и окружающие небесные просторы из сумрачной ночной тьмы превратились в идеально прозрачную лазурную бесконечность. Слившийся с перехватчиком воедино Гьярдар заскользил взглядом по раскинувшейся внизу планетарной поверхности, любуясь хрупкой красотой Орея.

Летать он любил с самого детства, ещё с той поры, когда его формирующийся поток Гармоничного безудержно скакал от внезапных всплесков к ещё более внезапным провалам и обратно, из-за чего Наставники строго-настрого запрещали ему запускать Кристалл Полёта. В ту пору все ровесники начали осваивать личное лётное умение, и летать хотелось очень сильно. Редкие вылазки в воздух под тщательным наблюдением Наставников вызвали у юного Гьярдара детский восторг, хотелось подниматься в небеса вновь и вновь… Минули лета, и могучий поток Гармоничного стал столь силён, что превзойти его в ратном мастерстве, включая пилотирование, могут лишь Асы, но любовь к полётам так и осталась с Гьярдаром навсегда.

В силу особенностей боевой работы эскадры прикрытия летать ему приходилось в основном в космосе: патрулирование окрестных солнечных систем, глубинный поиск в Нейтральных Территориях, сопровождение дипломатических и научных экспедиций, взаимодействующих с дружественными Тёмными, контакты по военной линии с союзниками – почти всё это происходит в бескрайних просторах космоса. Летать в атмосфере живых Земель получается лишь во время учебно-боевых тренировок по ведению атмосферного боя. Он даже живёт в космосе, на борту своего корабля, как вся эскадра прикрытия. Это позволяет личному составу всегда находиться в постоянной готовности и максимально сокращает время сбора по боевой тревоге. В силу всего этого просто полюбоваться красотами живой Земли с высоты атмосферного полёта удаётся крайне редко.

А посмотреть было на что. Пейзажи Орея отличаются от привычных Харрийцу родных Земель-гигантов, малый размер планеты создавал собственную хрупкую и изящную индивидуальность биосферы. Здесь нет бескрайних океанов и знакомых с детства нескончаемых лесов, могучие древа которых вздымаются ввысь на высоту многих сотен человеческих ростов. Нет цветущих бесконечным разноцветьем степей, простирающихся на тысячи километров. Нет скалистых кряжей стокилометровой высоты, убеленных сединами мощных ледников, низвергающих океаны талой воды в Священные Лета, когда находящиеся на пике Светила-сверхгиганты с лёгкостью растапливают многокилометровые ледяные панцири. Исполинские водные артерии прирастают половодьем, планетарные низины затапливаются, и в окружающих усадьбы и грады лесах да возвышенностях становится тесно от живности. Разлив обогащает почвы плодородным слоем, природа омолаживается и следующей весной расцветает ещё сильней, словно подрастающий малыш, рождённый в Священное Лето.

Орей, подобно другим живым малым Землям, был иным: крохотным, хрупким и безобидным, словно малое дитя, нуждающееся в защите взрослых и могучих Родичей. Всё здесь было миниатюрным и лёгким, от гравитации и до тонких ажурных деревьев, едва достигающих двухсотметровой высоты, отчего покрытые тайгой покатые сопки с высоты атмосферного полета напоминали свернувшихся клубком ёжиков, пытающихся спрятаться в невысокой траве. Тоненькие изящные ниточки рек, поблёскивающие в густой шёрстке лесистых местностей и сверкающие в лучах незаходящего солнца посреди сочно-зелёных равнин, казались маленькими ручейками. Невысокие горные цепи выглядели игрушечными, синие пятнышки озёр походили на весёлые прозрачные дождевые лужицы, и даже моря с океанами не вызывали ощущения глобальности. Орей был похож на точную миниатюрную копию большой Земли, с любовью созданную искусным мастером, воссоздавшим в своём творении каждую деталь вплоть до микрона, истинный шедевр Созидателя.

Планетарные особенности Орея также являлись своего рода шедевром. Его солнечная орбита представляла собой почти идеальную окружность с незначительным эксцентриситетом, планетарная ось не имела наклона, а собственное магнитное поле было мощным и стабильным, что позволяло планете удерживать вокруг себя богатую атмосферу. Благодаря совокупности данных факторов на Орее отсутствовала смена времён года, а в его северных полярных широтах ночь была лишь немногим менее светлой, нежели день. Всё северное полушарие отличалось комфортным тёплым и мягким климатом, ниже экватора властвовали средние температуры, понижающиеся по мере приближения к южному полюсу, и лишь на самом южном полюсе в свои права вступал холод и царила вечная зима. При этом континентов на южном полюсе не имелось, но несколько вулканических архипелагов служили отличным основанием для образования на океанической поверхности ледяного панциря. Который превосходно справлялся с поддержанием баланса воды в мировом океане, либо нарастая, либо подтаивая в зависимости от поведения магнитного поля планеты.

Столь стабильные и комфортные условия обеспечили бурный расцвет планетарной биосферы, и из всех малых живых Земель, которые довелось повидать Гьярдару, Орей был наиболее прекрасен. А из пригодных к заселению Земель системы Ярило ещё и наиболее удобен, если помимо климата учесть ещё продолжительность суток. Вообще, осевое вращение Орея было слишком быстрым. Сутки на Орее составляют шестнадцать стандартных часов Расы Сияющих[2]. Это даже меньше, чем было на погибшей Арктиде, которая делала полный оборот вокруг своей оси за 24 часа[3], не говоря уже о стандартных сутках, продолжительность которых составляет два полных круга часов[4]. Столь короткие сутки для выходцев с Арктиды некомфортны, и даже за четыре тысячи лет, прошедших с момента их переселения на Орей, память двадцати миллионов прожитых лет прочно сидела в их Образах Крови. Новые Обитатели Орея отлично приспособились к шестнадцатичасовым суткам, но стоило им надолго оказаться в космосе, и генетика быстро брала своё: биологические часы потомков Арктиды перестраивались на её двадцатичетырёхчасовой ритм жизни.

Но в сравнении с другими живыми Землями системы Ярило сутки на Орее являлись наиболее комфортными. Заповедник вообще вращался, словно заведённый, прокручивая сутки за шесть часов[5], и комфортно жить на нём можно было только на северном полюсе, где в силу отсутствия наклона планетарной оси Светило не заходило никогда и смена дня и ночи отсутствовала вовсе. На северном полюсе Заповедника тоже имелся материк, но особыми размерами он не отличался. Именно там во времена Второй Великой Ассы прятали повреждённую «Ариадну» – авианосец, на котором спаслись выжившие обитатели погибшей Арктиды. Гравитация Заповедника была выше привычной для выходцев с Арктиды, атмосфера имела повышенное содержание азота, повышенную влажность и пониженное содержание кислорода. Вместо привычных Сияющему лесов поверхность Заповедника заполняли травянистые джунгли, в царстве которых доживали свой срок племена одичавших Тёмных.

Основное количество Тёмных являлось представителями Чёрной Расы. В условиях несвойственного им высокоэнергетического пространства Чёрных преследовало неизбежное вырождение, что не помешало им практически полностью сожрать потомков дезертиров Красной Расы, столь же благополучно одичавших в силу утраты знаний. К текущему моменту Красные на поверхности Заповедника сохранились только на островах, оказавшись заложниками близкородственных браков, и данный факт неумолимо вёл их к генетическому краху и медленному исчезновению.

И хотя остатки Красных не составляли Чёрным никакой конкуренции, безбедной последние века жизни последних назвать было нельзя. Ибо помимо вырождения и деградации Чёрным приходилось сражаться за место под солнцем с местными полуразумными приматами. Приматов ещё шестьдесят четыре миллиона лет назад модифицировали рептилии, искусственно вытянув их на разумный уровень по своему обыкновению, дабы создать цивилизацию рабов. Но из-за конфликта с гермафродитами их эксперимент не был доведён до конца, и развитие приматов застыло на уровне дубин и зачаточного языка, состоящего из нечленораздельных звуков. Зато сии приматы являлись аборигенной формой жизни, были отлично приспособлены к особенностям планеты и успешно плодились в жарких и влажных травянистых джунглях.

Вообще, сам по себе Заповедник напоминал Гьярдару Ушмаицу, только побольше и с полуразумными приматами. В остальном биосферы обеих этих Земель внешне были довольно схожи. Однако в космическом атласе системы Ярило, составленном кастой Жизнь Рекущих ещё полтора миллиона лет назад, во время создания разведцентра, указывалось, что Заповедник является уникальной Землёй, относящейся ко второму типу редкости в Галактике. Самым редким типом Земель является планета-океан, на втором месте планеты-универсалы, способные стать колыбелью жизни для всех разумных форм, обитающих не только в четырёхмерном слое Вселенной.

Иными словами, на Заповеднике со временем способен развиться собственный Разум, и возникнуть таковой может в любой ипостаси, вплоть до кремниево-кислотной, вегетативной или вообще минеральной. Подобные Земли Раса Сияющих старалась не заселять, дабы не препятствовать Конам Мироздания, завещанным своим детям Высокомерными Пращурами. Если Земля способна родить собственный Разум, стало быть, она есть неотъемлемая собственность сего будущего Разума. Заселить такую Землю означает отказать в возникновении уникальной форме жизни, появление которой задумано не тобой, стало быть, у тебя должны быть более чем веские основания, чтобы поступить подобным образом, ибо ломать – не строить.

На практике данный Кон соблюдался в пространстве низких энергий чуть реже, чем никогда, и потому никто даже не пытался ожидать от Тёмных бережного отношения к Заповеднику. Но раз система Ярило на данном этапе Тёмным недоступна, то ради формулировки «просто так» Заповедник заселяться не будет. Тем более когда рядом имеются Земли, более удобные по всем параметрам. Посему на северном полюсе Заповедника касты Творцов и Жизнь Рекущих устроили какие-то свои научные объекты, отдельные лаборатории были скрытно размещены на других материках и активность Сияющих на Заповеднике ограничивалась научной деятельностью. Гьярдару доводилось бывать там неоднократно, отчего ощущение внешнего сходства Заповедника с Ушмаицу увеличилось ещё сильней.

Гораздо интереснее с точки зрения колонизации выглядела Дэя: параметры атмосферы схожи с Ореем, почти идеальное соотношение океана и суши, обширные древесные леса. С орбиты Дэя выглядит особенно красиво. Но создание разведцентра внесло свои коррективы. В силу ещё более меньшего размера Дэя поначалу обладала совсем малой гравитацией, поэтому гравитацию повысили искусственно. До параметров планеты-гиганта силу тяжести на столь небольшой планете доводить не стали, чтобы не провоцировать возникновение научного интереса у каких-нибудь любознательных Тёмных, однако в количественном отношении гравитацию Дэи сделали вдвое выше, нежели на Заповеднике. Для Тёмных это немаловажный фактор в пользу того, чтобы заинтересоваться Дэей в последнюю очередь. Для выходцев с лёгкой Арктиды данный фактор также являлся серьёзной трудностью, хотя при необходимости искусственно завышенную гравитацию можно понизить. Но устраивать такое на планете, в недрах которой скрыт разведцентр, неразумно.

К тому же есть ещё Земля Мерцана. Размерами она схожа с Заповедником, а гравитация там даже меньше. Если провести терраформирование, то можно достичь сразу двух глобальных целей: устроить на Мерцане именно такие параметры биосферы, какие требуются, и обогатить Сущности миллионов Сияющих, которые воплотят в жизнь столь достойное деяние – вдохнут в планету Жизнь. Только ради этого уже стоит обратить взор на Мерцану. Что молодёжь из гражданских каст и делает с завидным постоянством. Командование уже утомилось изгонять подобные мысли из планов на будущее местных молодых и неутомимых учёных.

Да уж, если сохранять конспирацию стало настолько тяжко через пятьсот лет после окончания Великой Ассы, как же тогда её сохранять через тысячу лет или две? Прямо сказать, этого Гьярдар пока не представлял. Остаётся надеяться, что на этот счёт у Совета Каст Пограничной имеются некие планы. Потому что задача абсолютно не из лёгких – это ведь не с врагами Расы сражаться, тут надо собственных Расичей в чём-то ущемлять, а как такое возможно?! Это попросту неприемлемо.

Колонна десантных кораблей достигла экватора и разделилась, расходясь по различным направлениям. Гьярдар направил перехватчик следом за кораблём, в котором находился его юный Гармоничный ученик, и сверился с Кристаллом Наблюдения. Здесь начинаются земли Рода Небесной Лазури, занимающего на Орее добрую половину континента, поэтому корабли развозят учеников по разным округам. В эпицентре пространства высоких энергий концентрация звёздного вещества максимальна, там всё пропитано энергиями Мироздания, и Сияющие комфортно существуют в любой точке родных Земель, но даже там разница между северным и южным полушариями ощущается, и это не остаётся незамеченным.

На периферии высокоэнергетического пространства, а в случае с системой звезды Ярило – на окраине этой периферии, потоки космической энергии распределены гораздо бедней. Мощные излучения, необходимые для полноценного существования биоэнергетической расы, приходят из центра Вселенной, посему на планетах окраинных галактик Сияющие могут полноценно развиваться лишь в северных полушариях. То есть на той стороне живой Земли, что обращена к центру галактики, ибо центр галактики всегда энергетически выровнен относительно центра Вселенной, под каким бы наклоном ни находился. Все планеты, колонизированные Сияющими на периферии пространства высоких энергий, заселяются в строгом соответствии с этим правилом: постоянно проживать и рожать детей можно только в северном полушарии. Южное же полушарие, как правило, отводится под сельскохозяйственные угодья и отдых.

Посему на Орее вся материковая часть северного полушария усыпана усадьбами Сияющих, и с высоты полёта всегда есть, на что посмотреть. Даже просто пролетать мимо есть занятие весьма приятное в эстетическом плане, и Гьярдар, если на то выпадало время, всегда разглядывал ажурные усадьбы. Род, знаменитый на всю галактику искусными Мастерами, никогда не строил двух абсолютно одинаковых строений. Пока мчишься в многокилометровой выси, все усадьбы кажутся одинаковыми кружочками, густо разбросанными в лесах или степях. Но стоит снизиться или приблизить изображение, и не заметить отличий становится невозможно. Вблизи типовые строения уже не выглядят типовыми, каждый сантиметр их поверхности несёт на себе уникальную обработку и оформление, и порой единственное, что указывает на общность тысяч усадеб, это родовой узор и кастовая символика.

Десантный корабль пошёл на снижение и приземлился возле обширной усадьбы, занимающей всю поверхность поросшего лесом массивного холма. Один только центральный терем тут занимал добрый десяток тысяч квадратных метров, вокруг него возвышался полный круг теремов немногим меньше, один из которых находился в стадии строительства. Родовая ветвь, проживающая в этой усадьбе, стала столь многочисленной, что когда придёт время возводить следующий терем, строить его придётся уже в другом месте. Скорее всего, новую усадьбу заложат на соседнем холме, отсюда хорошо видно уходящую за горизонт тайгу стометровой высоты, в десятке километров имеется ещё один подобный холм, и он не занят.

Пилот распахнул выходной люк, двое учеников покинули борт, и корабль вновь поднялся в воздух. Происходи это в воинской касте, всё случилось бы гораздо быстрее: десантный корабль обошёлся бы без посадки, пилот просто снижается до высоты в несколько сот метров, бойцы покидают борт через десантные люки и дальше спускаются на Кристаллах Полёта. Но сейчас пилот развозит по домам гражданскую молодёжь, проходящую обучение ратному делу, а в воспитании гражданских мужей применяются иные правила. Будущий мужчина должен с малых лет вырабатывать ответственность за своих родичей, особенно за свою половинку, а также за стариков и малых чад Расы. Привычка залихватски покидать корабль тут не к месту. Мужчина обязан убедиться, что полёт завершился без происшествий, что жёны, женщины, старики и дети ступили на твёрдую землю, с ними и с их самочувствием всё в порядке и можно переводить судно в неактивное состояние.

Вследствие этого десантные корабли развозили учеников по домам достаточно долго, но это было даже интересно, ибо позволяло посмотреть на искусство разных родовых ветвей и лишний раз удивиться, насколько трудолюбивы, скрупулёзны и талантливы великие Мастера.

Усадьба, в которой проживала родовая ветвь Горыни, оказалась третьей по пути следования. В отличие от предыдущих усадеб родовая ветвь юного Гармоничного мастера проживала не на холме, а в довольно просторной лощине, окружённой невысокими пологими таёжными сопками. По этой причине увидеть усадьбу с воздуха можно было только либо оказавшись прямо над ней, либо с очень большой высоты. Наверняка это потребовало установки в здешних домах Кристаллов Дальней Связи повышенной чувствительности, но зато выбор места был хорош. Лощина защищена от ветров, и даже в самую сильную непогоду здесь никогда не бывает опасной скорости воздушных масс. И места для расширения ещё достаточно: в момент приземления было хорошо видно, что первый круг теремов вокруг центрального здания выстроен давно и вокруг него наполовину отстроены терема второго круга.

Прямо сейчас из всех теремов выходило на улицу множество Сияющих, в небесах над лощиной было безоблачно, и в лучах яркого солнца их соломенные волосы сияли характерным для Великого Рода Свага бело-золотым свечением. За лета службы в системе Ярило Гьярдар привык к соломенным волосам и синим глазам Свага, но в своё время, когда его эскадру перевели из родной Галактики Харра сюда, такое сочетание казалось ему удивительной диковиной. Харра суть ближайшая галактика к Прародине Сияющих, Великой Даарии, Мир Свага от нее далёк, и ранее видеть Свага Гьярдару доводилось только посредством Кристаллов Связи.

Когда Сияющий общается с другим Сияющим через Кристаллы Связи, глюонные цепи которых практически мгновенно соединяют собеседников на безмерно громадных космических расстояниях, взаимодействие абонентов происходит по законам биоэнергетики. В первую очередь ты воспринимаешь энергетический образ собеседника, частотные развёртки его личного энергоконтура и силу излучений головного, а спустя миг и спинного мозга. Во внешний облик совокупность энергий собеседника выстраивается уже потом. Это происходит очень быстро, за краткие мгновения, но собственное Сознание всё равно сперва воспринимает образ Сущности собеседника и лишь потом его внешний вид. Такова природа биоэнергетической Расы и присущих ей технологий. Но в результате данных особенностей у неопытного Сияющего, то есть у юного представителя Расы, иногда случается несоответствие истинного энергетического потенциала собеседника с его внешними размерами.

Так с Гьярдаром и случилось. Когда он впервые увидел представителей Свага вживую, то никак не ожидал, что они окажутся такими крохами. Нет, он отлично знал, что ростом Свага значительно меньше Харрийцев, и даже знал, насколько именно, ведь неоднократно видел их в записях многочисленных информационных Скрижалей. Но на практике визуальный образ всё равно оказался слишком миниатюрным. Что никак не вязалось с мощнейшими личными энергопотоками встречающих, ибо поприветствовать новую эскадру прикрытия, прибывшую согласно планам регулярной ротации личного состава воинской касты, явились Асы всех гражданских каст Орея. От зашкаливающей совокупной мощи их личных энергоконтуров захватывало дух, и в первое мгновение казалось, что эскадра прикрытия здесь попросту не нужна. Вот тебе и миниатюрные крохи!

С тех пор Гьярдар привык к экзотическому виду Свага и находил его не только своеобразным, но и весьма красивым. Было что-то очень тёплое и доброе в сочетании соломенных волос и синих глаз, нечто неагрессивное, но надёжное, словно подпирающая безмятежное водохранилище каменная стена. Она безобидна, но разрушь её – и ощутишь, как без каменной стены сонная водица превращается в тысячетонный молот, слепо и безжалостно расплющивающий всё на своём пути. Но Вода – это Жизнь, разрушение ей несвойственно, такое случается лишь при особых обстоятельствах, в остальное же время Вода Созидает.

Это было очень похоже на трудолюбивых и жизнерадостных Свага. Пока кипела Вторая Великая Асса, ратники Свага беззаветно сражались за Родину и Расу, без колебаний отдавая жизни в неравных боях с полчищами врагов. В различных Родах Свага и Туле начали появляться представители воинской касты, и Хранители Родов вели генетический учёт подходящих по Образам Крови родовых ветвей. Но Великая Война завершилась, и Свага, рождённые быть Созидателями, вновь стали Созидать. Количество представителей воинской касты в их Родах быстро сократилось до минимума, зато количественный и качественный состав каст Мастеров, Строителей и Добывающих вырос на порядки. Пережившая четырёхтысячелетнюю войну Раса восполняла огромные потери, и высококвалифицированные Созидатели требовались везде.

Воинственность не была свойственна соломенноволосым крохам, зато превзойти синеглазых Мастеров в трудолюбии очень непросто. И с уровнем мастерства у них всё в порядке! Четыре лета назад на всех кораблях эскадры прикрытия поменяли Кристаллы силовой установки на изделия местных Мастеров, и время набора максимальной скорости в режиме форсажа сократилось почти на пять процентов. Огромный показатель! Особенно когда требуется уйти из-под сосредоточенного удара, который наносит по твоему кораблю целая эскадра Тёмных, и останешься ты в живых или нет, решает один-единственный сиг, которого тебе может не хватить. А какие продукты взращивают синеглазые Венеды! Вне всякого сомнения: у заполошной службы в системе Ярило однозначно имеются свои преимущества.

Десантный корабль пошёл на снижение, и Гьярдар посадил перехватчик неподалёку. Выходящие отовсюду обитатели усадьбы направлялись в одну и ту же сторону, уходя за пределы обжитой территории. Видимо, все идут на Площадь Совета, которая расположена где-то между усадьбой и опушкой хвойной тайги, взметнувшейся ввысь на склонах покатых сопок. Многие с любопытством оглядывались на его боевую машину, и Харрийский воин покинул перехватчик, дабы не оказаться невежливым.

– Во славу Расы! – Гьярдар вскинул руку к звёздам в приветственном жесте.

– Во славу! – жизнерадостно откликнулись хозяева.

– Могучий Гьярдар! – Юный Гармоничный ученик вышел из десантного корабля и помахал ему рукой. – Нам сюда!

Харрийский воин двинулся к юному Мастеру. Перехватчик, зафиксировав удаление хозяина, принял форму неровного замшелого валуна, маскируясь под окружающую обстановку, и замер, словно всегда был всего лишь большим камнем.

– Это мой дом. – Горыня дождался Гьярдара и указал на самый восточный терем из первого кольца строений, окружающих центральное здание. – Но сейчас там нет ни отца, ни старших братьев, все собираются на Площади Совета. У нас большая родовая ветвь, все родичи не поместятся даже в центральном тереме, поэтому Круг Совета обычно устраивается на улице. Нам надо поскорее заглянуть в центральный терем, пока все не ушли! Я найду кого-нибудь из старших родичей и отпрошусь. Хочу воспользоваться моментом для серьёзного обучения, пока есть возможность.

– Пойдём, – не стал спорить Харрийский воин, провожая взглядом десантный корабль, уходящий ввысь. – Только видится мне, тебя уже встречают. – Он кивнул юному ученику на выходящего из центральной усадьбы седовласого старца с гравитационным посохом в руке. – Ласкового солнца тебе, многомудрый Хранитель!

– Вечно сияющих тебе звёзд, могучий воин! – откликнулся старец и, сурово насупив брови на Горыню, поинтересовался: – Что опять натворил этот громадный малыш?

– Я ничего не натворил! – обиделся Горыня. – Я давно уже не ребёнок! – Он тут же просветлел: – Наоборот, мне понемногу удаётся удел ратника! Знакомься, дедушка, это могучий Гьярдар из Рода Эгвид, мой воинский Наставник!

– Помощник Наставника, – с улыбкой поправил его Харрийский воин и представился: – Гармоничный Гьярдар, Первый штурмовой отряд Четвёртой Ударной группы, эскадра прикрытия системы Ярило, Харрийская группировка.

– Заочно мы знакомы, – ответил старец. – Я – Хранитель Добромир, это по моей просьбе тебя назначили обучать нашего Горыню, могучий Гьярдар. Добро пожаловать в усадьбу нашей родовой ветви! К сожалению, я не могу уделить тебе много времени, храбрый воин. Вскоре начнется Общий Совет Рода, мы уже начали подключение ко всем родовым ветвям, чтобы обсуждение велось во всём Роду Небесной Лазури одновременно. И, подозреваю, сразу после него состоятся Советы Каст. Это до ночи.

– Дедушка, я хотел попросить разрешения отсутствовать на Совете, – поспешил объяснить юный Мастер, невольно нависая над седовласым Хранителем. – Толка от меня на Совете немного, зато пока на заводе свободны головные Кристаллы, я бы потренировался запускать синтез! У Гармоничного Гьярдара есть немного времени, он проследит, чтобы я не подавал на Кристалл слишком много энергии. Могучий Гьярдар очень быстрый и гораздо сильней меня, он запросто справится с коррекцией моего потока, для него это занятие не составит труда.

– И ты собрался на завод? – Хранитель с напускной суровостью покачал головой. – Четверть часа тому назад Молчана упросила меня о том же.

– Молчана улетела на завод? – встрепенулся Горыня. – Отлично! – Он тут же поправился: – Я хотел сказать, что вместе мы точно справимся! Она хорошо освоила синтез, может подсказать что-нибудь дельное! Это полезнее, чем просто постоять на Совете! А братья меня вызовут, если окажется, что без меня никак!

– Десятком Советов тут не обойдёшься, – лицо Хранителя стало серьёзным, – эту тему придётся обсуждать ещё долго, и участвовать в принятии решения должен каждый. Так что ты ещё не единожды примешь участие во всеобщем обсуждении. Но поскольку могучий Гьярдар согласился за тобой приглядеть, то я разрешаю тебе пропустить один Совет. Заодно составите компанию Молчане, дабы не скучала одна в пустом цехе.

– Благодарю тебя, дедушка Добромир! – обрадовался юный Мастер. – Я за катером!

Довольный Горыня умчался внутрь своей усадьбы, и Гьярдар задал вопрос:

– Могу ли я узнать, многомудрый Добромир, чем вызваны столь частые Советы? Подобный масштаб обсуждений не возникает в силу незначительных бытовых надобностей. Если после него вновь начнутся Советы Каст, надо ли мне ожидать срочного вызова на орбиту?

– Нет, могучий воин, – седовласый Хранитель покачал головой, – в этом вопросе спешки не будет. Такие решения взвешиваются многократно и принимаются не за одно лето и не за два. Ибо речь пойдёт о целесообразности официального заселения системы Ярило-Солнца.

– То есть как? – не понял Гьярдар. – Для всех же Ярило в любой миг может стать Сверхновой. Как официально объяснить заселение в таких условиях?

– Мы хотим снять маскировку и официально объявить систему Ярило частью цивилизации Сияющих, – голос Хранителя был полон непростых дум.

– Но… – Гьярдар опешил. – Как же тогда разведцентр? Его нельзя раскрывать, это единственное подобное сооружение на весь спиральный рукав!

– Разведцентр останется на своём месте и будет функционировать, как должно. – Хранитель Добромир вновь задумался, его взор затуманился, но сразу же прояснился: – Его излучения не оказывают вреда Сияющим, посему, если на поверхности Дэи появятся грады и усадьбы, это скроет разведцентр ещё надёжней.

– Поначалу да, – согласился Харрийский воин. – Заселение поверхности Дэи сильно упростит конспиративные меры в плане обеспечения разведцентра. Но что будет потом, через восемнадцать тысяч лет, когда система Ярило покинет пространство высоких энергий? Сияющие покинут эти Земли, и Тёмные бросятся сюда наперегонки!

– Речь о том, что Сияющие более не покинут систему Ярило, – уточнил старец.

– Я не понимаю, – Гьярдар растерянно потёр висок. – Как это – не покинут? Здесь же будет пространство низких энергий… Мы не можем жить в низкоэнергетических территориях. Сияющие в этой системе начнут деградировать и вырождаться. Технологии, позволяющей воспрепятствовать этому, не существует. Что я упустил?

– Ничего, – подтвердил Хранитель. – Всё именно так: технологии, препятствующей деградации нашей Расы в случае проживания в пространстве низких энергий, нет. Суть в том, чтобы создать её здесь.

– Разве такое возможно? – Сказать, что слова Добромира изумили Гьярдара, было бы серьёзным преуменьшением. – Тысячи цивилизаций бились над этой загадкой! Но решить ещё никому не удавалось!

– И не удастся, если не заниматься делом предельно серьёзно, – парировал старец. – Дабы достичь столь грандиозной цели, потребуются сотни тысяч лет и сотни поколений. Вот это и будет обсуждаться на Советах всех Родов, проживающих в системе Ярило: надо ли начинать сей масштабный эксперимент, а также как и где именно он будет проходить. Посему Советы Родов будут зависеть от Советов Каст, ибо для принятия решения необходимо провести множество расчётов.

Добромир обернулся в сторону терема Горыни, и его взгляд остановился на небольшом овале гражданского катера, отлепляющегося от вертикальной стены одного из этажей здания. Катер приземлился возле перехватчика, распахнул входной люк, и оттуда появился Горыня.

– Ступай, могучий Гьярдар, помоги детям, – седовласый Хранитель тепло посмотрел на Харрийского воина. – Сейчас торопиться некуда, судьба этой солнечной системы будет решаться ещё долго. Тебе ещё надоест выслушивать результаты очередного Совета, ибо Родам и кастам предстоит обсудить, тщательно изучить, скрупулёзно просчитать, а после вновь обсудить тысячи деталей. Ныне же меня более заботят эти два Гармоничных потомка. – Он улыбнулся, глядя на спешащего к ним юного Мастера: – Горыня стремится к великим свершениям, никак не желая дождаться собственного взросления, и его юношеское нетерпение выливается в целый хоровод хлопот, которые он упорно преодолевает.

Улыбка на лице Добромира сменилась тревожной задумчивостью, и он продолжил тяжёлым и негромким голосом:

– С Молчаной хлопот не бывает никогда, но… Некоторые старшие родичи ощущают незримую боль, которую она таит где-то глубоко внутри себя. Это чувствуют далеко не все. А Асы Целителей, которым мы не раз её показывали, говорят странное… Правильнее было бы сказать: ничего не говорят.

Торопящийся Горыня был уже недалеко, и Хранитель закончил совсем тихо:

– Я прошу тебя, Гьярдар: увидишь Молчану, прояви доброту и терпение. Я догадываюсь, зачем Горыня затеял этот урок. Он очень хочет помочь ей, но не знает как. Беда в том, что этого не знает никто.

– Чего не знает никто, дедушка Добромир? – Юный Мастер вновь навис над своим седовласым родичем. – Я пропустил! Ты о предстоящем Совете?

– Я о том, что вам пора! – нахмурил седые брови старец. – Совет близится, да и у воинской касты в системе Ярило забот невпроворот! А ты, я погляжу, не торопишься!

– Я катер подбирал! – оправдывался Горыня. – Чтобы могучему Гьярдару подошёл по высоте! У нас почти все суда рассчитаны под Свага!

– Будет разумнее, если он полетит за тобой на своём перехватчике. – Старый Хранитель воззрился на юного родича многозначительным взглядом: – Если воинская каста объявит тревогу, ему не придётся опаздывать из-за того, что ты повёз его с завода сюда, за боевой машиной. Так что если ты планировал залихватски погонять по дороге и в этот раз свалить всё на Гьярдара, то тебя ожидает разочарование. Лететь придётся степенно, как подобает серьёзному мужу.

– Такое всего-то два раза было! – насупился Горыня. – Ну сколько можно припоминать? Я так больше не поступаю! Уже целый месяц прошёл!

По глазам незаслуженно уязвлённого Мастера было видно, что насчёт погонять Хранитель не ошибся вообще никак, но Добромир не стал корить юного родича дальше. Он лишь тихонько улыбнулся в седую бороду, попрощался с Гьярдаром и пошёл в сторону Площади Совета по опустевшему усадебному двору.

– Эххх!.. – досадливо выдохнул Горыня. – Вот же незадача! Я думал, хоть сегодня удастся долететь до завода, а не доползти! Родичи не разрешают мне летать слишком быстро, говорят, мол, рано ещё тебе носиться как оглашенный! А сами нормально так себе мчатся, и ничего!

– Ещё успеешь, – успокоил его Харрийский воин. – Ко времени окончания ратного обучения мы научим тебя летать так, что никто не придерётся. Энергопотенциал Гармоничного позволяет достичь очень высокого лётного мастерства, такое под силу далеко не всякому. Пилоту такого уровня можно доверить и самые быстрые корабли, и самые быстрые скорости.

– Я знаю, – вздохнул юный Мастер. – Молчана летает лучше всех в Роду! Она только Асам уступает, а ведь ей всего восемнадцать! Когда уже мне будет восемнадцать…

– Через два лета! – Гьярдар добродушно рассмеялся. – Осталось ждать не так уж много! Говоришь, твоя сестрёнка летает лучше всех? Довольно необычно для восемнадцати лет даже для Гармоничного. Она из касты Арганавтов?

– Нет, она Мастерица. – Горыня оживился. – Но летает просто невероятно! Все удивляются! Хранители говорят, что у неё полёт заложен в Образы Крови!

– Тогда почему же она не перешла к Арганавтам? – удивился Гьярдар. – Летала бы постоянно, хоть всю жизнь!

– Не знаю, – пожал плечами Горыня. – Она не рассказывала. Наверное, ей в Мастерах больше нравится. Братья как-то говорили, что поначалу её талант к пилотированию никак не проявлялся. Вроде бы она хотела стать Валькирией, когда была совсем маленькая, но воинской генетики у неё не нашли, и она стала Мастерицей, как отец. С двенадцати лет она начала летать с Кристаллом Полёта, но ты же знаешь, как тяжело в этом возрасте Гармоничному получить разрешение оторваться от земли хотя бы на пару метров! Все стоят над тобой и дружно переживают – как бы чего не вышло! А вдруг личный поток скакнёт или просядет?! Жуть! Лучше походи пешком ещё пару лет, а там видно будет! Ты ведь помнишь?

– Забудешь тут, – весело ухмыльнулся могучий Харриец. – Детство и юность – это общая для всех Гармоничных тоска-печаль!

– Вот и я о том же! – Горыня вновь вздохнул. – В общем, серьёзно пилотировать Молчане позволили только с шестнадцати… Повезло! Мне вот быстро летать запрещают до сих пор! Так я ещё долго её не догоню…

– Хочешь сказать, что она научилась летать лучше всех всего за два лета? – Гьярдар бросил на юного Мастера скептический взгляд.

– Все говорят, что так не бывает, но так и было! – воодушевился Горыня. – Просто она необыкновенная! Она очень хорошая, вот увидишь! Молчалива немного, но это неважно! Я-то знаю, что на самом деле она очень добрая, мягкая и отзывчивая! Она столько со мной возилась! Особенно когда у меня энергоконтур взрослел и поток скакал! Ничего не получалось, всё ломалось, всё делалось не так – очень обидно и тоска жуткая! Молчана всегда мне помогала! Я не просил, но она сама подходила и помогала! Я никак не мог научиться стабилизироваться, Наставники объясняли, показывали – ничего у меня не выходило! А Молчана подсказала, как лучше сделать, и у меня получилось! Не с первого раза, но получилось же!

– Странно, – задумчиво оценил Гьярдар. – Она суть дочь Сияющих, а не сын. Женские потоки не ровня мужским. Мужская стабилизация отлична от женской. Она нашла эффективный способ в архивных Скрижалях? Много вариантов вы перебрали?

– Ничего она не искала! – опроверг его догадку Горыня. – Она просто додумалась сама! Сказала, что решение сразу возникло у неё в голове, как будто она когда-то раньше уже видела, как правильно стабилизировать сверхмощный энергоконтур. Только видеть такое раньше она никак не могла: в нашей усадьбе пока нет Асов, и до нас с ней не было Гармоничных почти пятьсот лет или чуть меньше, не помню! Просто она необыкновенная! И очень красивая! Сам увидишь! Вы можете полетать с ней наперегонки, если ты не веришь, что она отличный пилот!

– Я думал, мы летим обучаться правильной технике взаимодействия с Кристаллами касты Мастеров. – Гьярдар внимательно посмотрел на Горыню и вслушался в вибрации его энергоконтура.

– Именно так! – спохватился юный ученик. – Ну, я имел в виду, что вы можете посостязаться, если останется время! Летим! А то время идёт!

Будущий искусный Мастер заторопился к катеру, и могучий Харрийский воин направился к своему перехватчику. Судя по вибрациям личных энергий, юный Горыня желает познакомить его со своей сестрой сильнее, нежели потренировать кастовый удел, но опасается заявить об этом напрямик. Видимо, не хочет получить отказ заранее, всё-таки воинская каста в плане создания супружеских союзов придерживается весьма закрытой позиции. Что ж, принимая во внимание просьбу Хранителя Добромира, не будет зазорно сделать вид, что Гьярдар не понял истинных намерений юного ученика. Видно, что Горыня очень ценит и любит свою сестру, поэтому не стоит расстраивать его прямым отказом.

Харрийский воин приблизился к замшелому валуну, и перехватчик, почувствовав приближение пилота, принял посадочную форму. Гьярдар взошёл на борт, зажёг боевой пост и коротким стремительным ускорением вывел машину на малую орбиту Орея. Спустя пару частей к нему присоединился катер Рода Небесной Лазури, и Кристалл Связи зажёг в сознании воина образ Горыни.

– Классно ты взлетел! – восхищенно заявил юный Мастер. – Даже быстрее, чем Молчана! – Он в который раз обиженно вздохнул: – А мне так нельзя. Наставники не позволяют. Хотя я уверен, что смогу! Ты точно научишь меня летать так же?

– Точно, – с улыбкой успокоил его Гьярдар. – Через пять лет будешь летать лучше всех родичей, даже лучше Молчаны. Если проявишь терпение и старание.

– Я буду стараться! – немедленно подтвердил Горыня. – Я люблю обучаться, всегда интересно освоить что-то новое! Особенно после того, как раньше не получалось освоить ничего! Я думал, эта фигня никогда не закончится! Так что теперь я чему угодно научусь! И головной Кристалл тоже освою!

– Вот только где он? – прозрачно намекнул Гьярдар.

– А! Ну да! – спохватился юный Мастер. – Нам надо на малый кораблестроительный завод, это на дальней орбите, сейчас покажу!

– Я знаю координаты, – успокоил его воин. – Вставай за мной и не теряй дистанцию. Не заставляй Хранителя Добромира краснеть за тебя. У нас серьёзный полёт.

– Да, могучий Гьярдар! – Горыня стал серьёзен. – Я всё понял. Вопросов нет.

Харрийский воин взял курс на малый кораблестроительный завод, послал импульс в энергополе космического пространства, сообщая о проложенном маршруте, и набрал скорость. Гражданский катер не в силах состязаться с перехватчиком в максимальных ускорениях, поэтому лететь пришлось вдвое дольше привычных нормативов. Горыня старательно держал положенную дистанцию, полностью погрузившись в управление катером, короткий полёт проходил молча, и Гьярдар обдумывал слова Хранителя Добромира. Гражданские касты хотят не просто заселить систему Ярило на восемнадцать тысяч лет, а найти способ высокоэнергетической форме жизни существовать в пространстве низких энергий неограниченное время!

Немыслимо. Разве можно решить такую задачу? До сих пор считалось, что уровня развития науки для сего достижения не просто недостаточно, а будет недостаточно ещё очень и очень долго. Многие цивилизации предпринимали эту попытку, и Светлые, и Тёмные, но в итоге все оказывались одинаково далеки от успеха.

Правило о соответствии энергонного числа Сущности энергонному числу пространства обитания остаётся незыблемым с того самого мига, когда Расе стало о нём известно. Открыли это правило, кстати, не Сияющие. К тому моменту, когда Сияющие достигли периферии пространства высоких энергий, о нём уже было известно миллионы лет. Расы, что возникли, развились и жили недалеко от границ с низкоэнергетическими территориями, отлично знали о данном соответствии, как Светлые, так и Тёмные. Причём Тёмные знали даже больше, ибо у Светлых было только одно пространство – центр Вселенной с плотностью энергии в шестнадцать энергонов, и переместиться они могли только в область пониженной энергетики. У Тёмных же пространств было аж шесть, от четырёх и до четырнадцати энергонов включительно. Тёмные испробовали и понижение, и повышение и могли рассказать о последствиях нарушения энергетического соответствия очень много чего.

Они и рассказывали. До Первой Великой Ассы никто вообще не думал, что глобальная война возможна. Поэтому мирных контактов с Тёмными было много, если судить по архивным Скрижалям – гораздо больше, чем сейчас. Лучшими знатоками всевозможных трудностей, связанных с несоответствием энергетики Сущности и пространства, являются рептилии и гермафродиты. У первых постоянные интересы в пространстве Чёрной Расы, вторые регулярно пытаются подмять под себя всех, кого получают возможность подмять под себя хитрыми закулисными интригами. Знаний на тему вышеуказанного несоответствия у них накоплено предостаточно, и некоторые цивилизации Тёмных оказывались не против ими поделиться.

Конечно же, среди Сияющих находились желающие проверить, изучить и убедиться лично. Они проверяли, изучали и убеждались. За миллиарды лет чего только ни происходило: касты Творцов и Жизнь Рекущих устраивали научные эксперименты, участники которых тысячелетиями жили в пространстве низких энергий. Случалось такое, что кто-то из Сияющих покидал Расу и добровольно уходил жить к Тёмным, сие было крайне редко; либо уходил жить самостоятельно, но тоже в пространство низких энергий, что было чуть чаще, чем крайне редко, однако в масштабах миллиардов лет представляло собой вполне понятную статистику.

Словом, суть вопроса была изучена вдоль и поперёк и теперь известна всем и давным-давно. Применительно к Светлым всё выглядит очень просто и понятно. Оказавшись в низкоэнергетическом пространстве, представители высокоэнергетической Расы с точки зрения представителей низкоэнергетических Рас выглядят невероятно сильными и могучими. Такими они и остаются до самой смерти. Но недостаток энергии Мироздания сказывается на их потомстве. Биоэнергетика первого поколения уже не столь сильна, как у их родителей, появившихся на свет в родном энергетическом пространстве. С точки зрения Тёмных, эти дети всё ещё могучи и недосягаемы, но в действительности деградация уже вступила в свои права. Второе поколение рождается слабее первого, третье слабее второго, четвёртое слабее третьего.

С пятого поколения начинается приспособление потомства Светлых к жизни в условиях энергетического голода: падает энергоёмкость крови; снижается эффективность генерации энергии головным и спинным мозгом; биология и биохимия организма перестраиваются с выработки энергии на её поглощение. Происходят данные процессы не в одночасье. Деградация усиливается от поколения к поколению, проходят тысячелетия, в конце концов биологические тела деградантов оказываются слишком слабы, чтобы принять в себя высокоэнергетическую Сущность. С этого момента деградация становится необратимой.

Далее всё просто: ставшие Тёмными потомки либо вырождаются и вымирают, что случается реже всего; либо становятся новой популяцией Тёмных, такое происходит немногим чаще; либо происходит наиболее распространённый вариант: популяция продолжает деградацию до состояния неразумных приматов. Либо до иных неразумных аналогов, если речь идет о не-гуманоидных Расах Светлых. Суть от этого не меняется. В любом случае возродиться до состояния Светлых они уже не могут, ибо точка невозврата пройдена в тот миг, когда биологические тела утратили способность вмещать Сущности Светлых, и родовые вертикали, связывающие все слои Вселенной, угасли и были замещены родовыми линиями Тёмных.

Чем больше энергетическое несоответствие Сущности и территорий проживания, тем быстрее деградирующая популяция достигает точки невозврата. Иными словами, родовая вертикаль деградантов сменится со Светлой на Тёмную гораздо быстрее, если деграданты переселились из пространства шестнадцати энергонов в пространство шести энергонов. Если переселение произошло из пространства Светлых в пространство Красных, точка невозврата наступит медленнее. Но она всё равно наступит, иных вариантов нет. Скрижали касты Творцов прямо и чётко описывают стадии процесса деградации Сияющих, навсегда переселившихся жить в пространство низких энергий.

Первая стадия: первые четыре поколения Сияющих рождаются каждое слабее предыдущего. Сияющие всё ещё способны генерировать энергию, но биоэнергетика их организмов сильно ослаблена рождением и существованием в условиях энергетического голода. В научных архивах их часто именуют Тусклыми. Термин не является научным, но в обиходе прижился быстро, ибо точно отражает картину начавшегося генетического упадка: находящийся в первой стадии деградации организм визуально демонстрирует слишком слабую степень свечения.

Вторая стадия: пятое и последующие поколения уже утратили способность сиять, но в случае возвращения в пространство высоких энергий способны обратить процесс вспять. Обычно к ним привязан термин «Спящие». С каждым поколением биологические тела Спящих всё больше приспосабливаются к низкоэнергетическому пространству, избавляясь от ставших ненужными функций, присущих обитателю пространства высоких энергий. Спящие всё меньше похожи на Светлых, но если произойдет их возвращение в высокоэнергетическое пространство, процесс деградации оборачивается вспять по тому же алгоритму: каждое последующее поколение становится сильнее предыдущего, Спящие ре-эволюционируют в Тусклых, Тусклые спустя четыре поколения возвращают себе свойства и характеристики Расы Сияющих в исходном объёме.

Насколько продолжительна вторая стадия, зависит от конкретной территории пространства низких энергий, где происходит деградация. Конкретное количество лет, отделяющее Спящих от точки невозврата, рассчитывается в зависимости от конкретных факторов: энергонная характеристика пространства, показатели звезды, степень её удаленности от центра галактики, магнитное поле планеты и частота её вибрации, сила реликтовых излучений в данном секторе космоса и так далее. Общая продолжительность второй стадии может достигать тысяч лет, а может закончиться гораздо быстрее. Неизменно одно: рано или поздно она всё равно закончится.

И тогда настаёт третья стадия: пройденная точка невозврата. Спящие становятся Тёмными, прежние родовые вертикали замещаются на соответствующие, отныне пути назад нет. Даже если Тёмных вернуть в пространство высоких энергий навсегда, Светлыми они не станут. В условиях мощного энергетического отравления разрушение их биологического вида пойдет быстрей, и состояние неразумных приматов наступит раньше. Для Расы Сияющих деградантов третьей стадии рассматривать смысла не имеет, это уже Тёмные, и наблюдать за ними интересно разве что воинской касте, ибо воинская каста всегда на страже и уничтожит любого, кто посягнёт на Родное Пространство или Расу Сияющих.

Однако для Мироздания деграданты третьей степени являются столь же ценными обитателями Вселенной, как все остальные. Ибо у Мироздания, равно как и у любой развитой цивилизации, будь то Светлые или Тёмные, не бывает отходов. Всё идёт в дело согласно закону сохранения энергии. То есть если некая популяция либо её часть оказалась в несвойственном ей пространстве, слабеет и теряет родовую вертикаль, Мироздание применяет её с пользой для дела. Кто-то же должен населять леса и джунгли, степи и пустыни, моря и океаны. Биологические тела деградировавшей популяции отлично подойдут для другой родовой вертикали, для которой данное энергетическое пространство родное. А если деградировали и они, то и в этом случае биологическим сосудам найдется применение – будут вмещать в себя неразумные Сущности.

Баланс энергий всё равно будет сохранён: чем больше неразумных Сущностей на одной стороне весов, тем больше разумных Сущностей на другой. Чем больше Тёмных Сущностей в пространстве низких энергий, тем мощнее Сущности, проживающие в пространстве высоких энергий. У Мироздания нет ненужного. Всё идёт в дело, всё имеет своё назначение, у всего есть смысл и всему находится применение. И естественный отбор расставляет всё по своим местам.

Поэтому заселение системы Ярило, задуманное гражданскими кастами, на первый взгляд обречено повторить результаты всех предыдущих экспериментов, поставленных как Светлыми, так и Тёмными. Но если способ победить несоответствие будет найден – это явится просто невероятным по своей сути научным достижением. Как минимум можно будет больше никогда не отдавать на растерзание Тёмным такие вот солнечные системы, подобные Ярило. Которые то выходят за Рубеж на множество лет, то возвращаются обратно. Растерзанные, выпотрошенные и выкачанные досуха. Если счесть все порубежные галактики во всем пространстве высоких энергий, таких солнечных систем окажется великое множество.

Но вот как гражданские касты планируют добиться успеха, Гьярдар не понимал. Чтобы осознать настолько грандиозный замысел, надо быть Асом. И не одним. А лучше Советом Каст. А ещё лучше Советом Родов. Что, собственно, сейчас и происходит. Хранитель Добромир не преувеличивал, когда сказал, что подобное решение будет приниматься не одно и даже не два Лета.

Впереди, посреди скупо усеянного звёздами космического мрака, появилась серебристая горошина кораблестроительного завода, и Гьярдар ощутил непривычную пустоту в исходящих от космической станции энергетических потоках. Практически всё производство было приостановлено, завод оказался почти пустым. Стало быть, Советы сейчас проводятся во всех Родах, не только в Роду Небесной Лазури. Обычно вокруг столь крупных космических сооружений кипит жизнь: прибывают и убывают всевозможные суда, перевозящие грузы и пассажиров, доки выпускают изготовленные либо отремонтированные корабли и принимают в работу новые звездолёты.

Сейчас возле кораблестроительного завода пусто, отчего его немалых размеров сфера выглядела на фоне космической бесконечности одиноко и потерянно. Вообще, здесь, на окраине периферии пространства высоких энергий, удалённость от центра ощущалась сразу, стоит лишь бросить взгляд на космос. Дома, в эпицентре, космос в буквальном смысле слова усеян мириадами звёзд, в силу чего визуально вокруг гораздо светлей. Здесь же звёзд меньше на порядки, и космическое пространство действительно тёмное и мрачное, а звёздная россыпь на небесах выглядит скудно. Собственно, эти два термина – «Небеса» и «Небо» – изначально, очень и очень давно, возникли в обиходе космической навигации именно для удобства наименования направлений на центр Вселенной и в противоположную от него сторону.

«НЕБЕСА суть разговорное сокращение, означающее «НЕт БЕСА», то есть направление на пространство высоких энергий, в котором физика Мироздания не позволяет существование четырёхэнергонной Сущности. Как известно, живой представитель Расы Бесов может попасть в пространство высоких энергий посредством средств передвижения, но не имеющая биологического тела четырёхэнергонная Сущность имеет слишком слабую энергетику и находиться в высокоэнергетическом пространстве не сможет. Разница энергий мгновенно выдавливает её в область низкоэнергетических территорий. Посему «там, где нет Беса», или сокращенно «небеса», и является указанием направления на эпицентр высоких энергий.

Аббревиатура «НЕБО» сложилась по сходному принципу. «НЕБО» суть «там, где НЕт БОгов». Термин «Боги» изначально был создан Сияющими применительно к Высокомерным Светлым, Высокомерных Тёмных язык Сияющих именует либо «Эмиссарами», либо непосредственно «Высокомерными Тёмными». В языках Тёмных рас все вышеуказанные термины имеют собственные аналоги и звучат иначе. В результате смысл сокращения «Нет Богов» на всех языках Светлых рас имеет только одно значение: «там, где нет своих Богов». Посему термин «НЕБО» является указанием на направление, противоположное эпицентру. А так как Великая Вспышка объёмна и имеет сферическую форму, то небеса расположены в центре, и небо их окружает, то есть фактически размеры неба больше на порядки. Однако визуально небеса многократно светлее неба в силу высокой плотности звёздных скоплений. Это особенно заметно, если вести наблюдение из мёртвого космоса, находясь вне пределов галактик, но, если перейти с обычного зрения на восприятие окружающих энергопотоков, разница между небом и небесами становится очевидна мгновенно.

На вид же скудность звёздного заполнения в окружающем космосе сильно бросалась в глаза, и привыкнуть к сиротливой пустоте местного космического пространства Гьярдару удалось не сразу. Зато есть плюсы – одинокие точки далёких космических объектов визуально становятся видны гораздо раньше.

Свободных посадочных гнёзд на опустевшем кораблестроительном заводе было полно, и спустя часть Гьярдар покидал замерший в ангаре перехватчик. Рядом опустился гражданский катер Рода Небесной Лазури, и оттуда появился возбуждённый Горыня с горящими от детского восторга глазами.

– Вот это да! – Синие глаза и бело-золотые волосы юного Мастера сияли, сбрасывая излишки чрезмерно выработанной энергии. – Я так быстро ещё не летал! Мы так круто мчались, что я боялся утратить дистанцию! Хорошо, что дедушка Добромир не видел! Иначе мне бы точно влетело за превышение разрешенной скорости! Он бы ни за что не поверил, что это не я тебя уговорил!

– Поверил бы, – возразил Гьярдар. – Воинская каста осуществляет полёты на более высоких скоростях. Я держал темп, приемлемый для возможностей твоего катера. Обычно я добираюсь досюда вдвое быстрей.

– Вдвое?! – искренне удивился Горыня. – Вот бы попробовать так погонять! Но у нас в Роду нет перехватчиков. Молчана хочет построить перехватчик, она даже достала чертежи и изучает устройство перехватчика! Я уверен, что у неё получится уникальная машина! А вот мне больше нравится работать с самыми большими кораблями, межгалактическими транспортами или даже авианосцами! Через два лета, как только освою головной Кристалл Синтеза, обязательно займусь этой специализацией! Так, нам нужен четвёртый цех!

Юный Мастер подал короткий импульс энергии в заводскую систему внутренних перемещений, и перед ним вспыхнула область прямого перехода. Горыня немедленно переместился в нужный сегмент космического сооружения, и Гармоничный воин шагнул следом. Цех, в котором появился Гьярдар, оказался на удивление невелик. Могучий Харриец ожидал увидеть вокруг исполинские корпусы строящихся крупнотоннажных кораблей и судов, но вместо этого оказался в помещении, размеры которого значительно уступали штатному ангару орбитальной крепости. Зато оборудования касты Мастеров вокруг имелось вдоволь.

Весь цех снизу доверху был разбит на уровни и сектора, заполненные производственными местами. Всюду возвышались Кристаллы Синтеза различных размеров, светились Кристаллы настроечной аппаратуры, пламенели Кристаллы Расплава, тускло переливались деактивированные Кристаллы оборудования поменьше, беззвучно вибрировали концентраторы энергии, накапливая ресурс в режиме ожидания. В глаза бросалось много незнакомого специализированного оборудования, которого не найдешь внутри пилонов боевых кораблей, предназначенных для проведения саморемонта в полевых условиях.

– Это вспомогательный цех, – объяснил Горыня, жестом приглашая Гьярдара пройти вглубь помещения. – Здесь мы занимаемся маломерными судами. В основном атмосферными лодками и пассажирскими катерами. Но можно построить и яхту! Тут есть всё! Можно с ноля выстроить судно, полностью отрегулировать и ввести в эксплуатацию! Здесь проходит обучение мой ученический круг.

Он уверенно направился к дальней производственной площадке, и Гьярдар вгляделся в сложную архитектуру переливающихся там Кристаллов. В отличие от остальных производственных площадок цеха эта была активна. Мощное оборудование испускало потоки энергии, кристаллические поверхности переливались различными оттенками света, реагируя на тот или иной тип рабочего излучения, в воздухе пылали дуговые разряды, образуя сложную сетку воздействий на зависший посреди их энергетических полей крупный сгусток вибрационного композита. В свечении операторского поста висела ладная фигурка восемнадцатилетней жены Сияющих из Великого Рода Свага, и повышенная яркость излучения её бело-золотых волос и неожиданно голубых глаз свидетельствовали о необычайно высокой личной энергоёмкости владелицы. В данный миг юная Мастерица заканчивала обработку материала, доводя его до необходимой степени отклика на резонанс.

– Это Молчана! – негромко прошептал Горыня, указывая на трудящегося оператора. – Она нам не помешает, мне потребуется вон тот операторский пост, он управляет головным Кристаллом Синтеза, а тебе вот этот, рядом с ней. Через него ты сможешь встроиться в мой рабочий контур! Сейчас я всё запущу!

Горыня принялся активировать нужные операторские места, зажигая над ними сплетения силовых полей, и Гьярдар прислушался к излучениям Молчаны, разглядывая её через лёгкую дымку энергий. Гармоничная дочь Рода Небесной Лазури действительно была очень красива. Неотъемлемые характеристики Гармоничной жены – идеальные пропорции тела, прекрасные черты лица, безукоризненная чёткость энергоконтура – были выражены настолько ярко, что взгляд невольно замирал на столь завораживающе прекрасном зрелище.

Незамысловатая хитрость юного Горыни стала ясна сразу: энергопоток его сестры подходил к энергопотоку Гьярдара с высокой степенью соответствия. Голубоглазая красавица тоже заметила этот факт, но её энергоконтур почему-то никак не отреагировал на столь редкое соответствие. Заинтересовавшийся Гьярдар прислушался к исходящим от неё вибрациям внимательнее, как вдруг нечто тревожное шевельнулось в его подсознании. Воин насторожился, вникая в недобрые ощущения.

– Мы можем начинать! – Довольный Горыня указал Харрийцу на свечение нужного операторского поста. – Занимай операторское место, могучий Гьярдар, и подключайся ко мне. Мы окажемся в едином контуре втроём, но это хорошо: Молчана уже заканчивает, она поможет мне избегать ошибок в синтезе.

Харрийский воин вошел в сплетение силовых полей, лёгким движением оттолкнулся от светящей поверхности операторского Кристалла и завис в плотной толще могучих энергий. Кристаллы этого производственного места были приоритетно рассчитаны на совместную работу, и объединение в единый контур с соседними операторскими постами получилось едва ли не мгновенно. Энергополе внутренней связи ожило входящими вибрациями, и Кристалл Связи зажег в сознании образы обоих представителей касты Мастеров.

«– Здравствуй, братик, – изрекла Молчана. – Сияющих звезд тебе, могучий воин».

«– Молчана, знакомься! – Энергоконтур Горыни переливался счастливыми вибрациями. – Это Гармоничный Гьярдар, он мой Наставник из воинской касты! Я тебе о нём рассказывал! Он согласился помочь мне с запуском головного Кристалла!»

«– Благодарю тебя, могучий Гьярдар, – невозмутимо сообщила Молчана. – Горыня стал совсем взрослым, и мне всё тяжелее корректировать направление его энергопотоков. Твоя помощь будет много значительнее моей. Горыня, будь добр, объясни нашему могучему гостю порядок действий».

Несколько опешивший Горыня, явно не ожидавший от сестры столь холодной реакции, неуверенно замялся. По вибрации его энергоконтура было несложно понять, что юный Мастер надеялся, что сестра обрадуется знакомству с мужем, чей энергопоток настолько близок к её собственному, и теперь обескуражен отсутствием у неё интереса. Несколько мгновений он ожидал, что разговор продолжит Гьярдар, но воин тоже не выглядел безмерно счастливым. Харриец лишь вежливо поздоровался с Молчаной, и пауза стала затягиваться. Расстроенный Горыня попытался скрыть разочарование и приступил к торопливым объяснениям.

Роль Гьярдара в предстоящем уроке оказалась крайне несложной: встроиться в энергопоток ученика и не позволять его биоэнергиям изливаться в Кристалл Синтеза быстрее определенного значения. Суть урока заключалась в наработке умения ученика правильно и своевременно корректировать силу воздействия на оборудование, непроизвольно возрастающую от излишнего усердия. Молчана взяла на себя контроль за правильностью профессиональных действий брата, и урок начался.

Основные переговоры шли между Молчаной и Горыней, и Гьярдар, с лёгкостью удерживающий энергопоток юного ученика в указанном отрезке значений, внимательно изучал личный контур голубоглазой красавицы. Контур был идеален, как всё остальное, но с каждой частью странное тревожное ощущение в собственном сознании становилось всё заметней. Хранитель Добромир не ошибался: где-то глубоко внутри идеально прекрасной жены таилось нечто неуловимое, неощутимое и необъяснимое. Понять, что это такое в точности, не получалось. Вряд ли это боль, скорее, невыразимая и гнетущая тоска, от неясного следа которой у Гьярдара возникало ощущение чего-то эфемерного, разбитого и безмерно печального. Чего-то, чего вроде бы и нет в действительности, ибо на самом деле оно существует где-то не здесь, но страдает от этого лишь сильней. Хотя никаких явных болевых ощущений нет, это очевидно, её энергопоток чист.

Урок закончился спустя час. У Горыни получилось всё, что он задумал, и, судя по скупой, но очень тёплой похвале Молчаны, такое юному Мастеру удалось впервые. Но энергопоток Горыни не нёс радости. Он тщательно старался скрыть расстройство, улыбался успеху и благодарил воина с сестрой, однако грусть от того, что ему не удалось отыскать для любимого родича половинку, занимала юного Мастера более, нежели радость от впервые освоенного умения. Едва свечения операторских постов погасли, Молчана уложила в транспортировочный контейнер обработанный ею ранее виброкомпозит, попрощалась и направилась к выходу. Горыня, косясь на Гьярдара несчастным взглядом, предпринял последнюю попытку.

– Сестрёнка, может, останешься с нами ещё немного? – спросил он, с тревогой заглядывая в глаза Молчане. – Давай попросим могучего Гьярдара, чтобы он рассказал тебе подробности об устройстве перехватчика? А ещё вы можете посоревноваться в полётах! Знаешь, как быстро он летает?! Я даже не ожидал!

– Соревноваться с Гармоничным воином дочери гражданской касты бесполезно, – ласково улыбнулась сестра. – Очень скоро и ты будешь летать быстрей меня, вот увидишь, братик. К сожалению, я не могу составить вам компанию, я обещала Дарене, что прилечу к ней сегодня в гости. Нехорошо нарушать обещания, тем более мы собирались обсудить трудности постижения кастового Удела, и она будет ждать.

– Ты полетишь на Руту? – Горыня совсем сник. – А как же Совет?

– Дедушка Добромир меня отпустил, – столь же ласково объяснила Молчана. – Мы с тобой потом вникнем в суть обсуждений, а пока я потороплюсь. Ласкового солнышка тебе, братик! – Она обернулась к Харрийскому воину: – Вечно сияющих звёзд тебе, могучий Гьярдар!

Воин коротко попрощался, и голубоглазая Гармоничная красавица исчезла в энергиях прямого перехода. Донельзя расстроенный Горыня грустно вздохнул:

– Как же так… Я же видел, что ваши потоки подходят друг другу… Очень высокое совпадение… – Он виновато посмотрел на Гьярдара: – Я ошибся, да?..

– Такое случается, твоей вины тут нет, – успокоил его могучий Харриец. – Степень совпадения действительно высока. Но идеального сопряжения нет. Хотя, признаюсь, в первый миг мне показалось, что передо мной действительно моя половинка, настолько сильным явилось соответствие потоков. Неудивительно, что ты ошибся. В таких делах со стороны видно меньше, чем с позиции собственного энергопотока.

– Я допустил ошибку Тёмных? – ещё более погрустнел юный Мастер. – Наставники рассказывали, что это Тёмные заключают так свои брачные союзы: бросаются в объятья друг друга, не тратя времени на выяснение, является ли их избранник настоящей твоей половинкой, или же вспышка эмоций стала следствием всего лишь поверхностной схожести, которая запускает цепь химических реакций, основанных на половом инстинкте…

– Ну, потому мы и называем их супружеские союзы браком. – Харрийский воин философски пожал могучими плечами. – Бракованный союз счастья не принесет. Радость будет недолгой, разочарование – болезненным, а мучения – кто их, Тёмных, поймёт, на сколько их терпения хватит… Впрочем, какая разница! Разобьют один союз – заключат следующий. Им сие недолго! То забота не наша. Не кори себя, братец, ты всё сделал правильно: увидел высокую степень соответствия и показал нас друг другу. А дальше баланс энергопотоков расставил всё на свои места. Но я не могу не признать, что Молчана очень красива. С тех пор как мы остались без круга Валькирий, мне не доводилось видеть настолько прекрасную жену.

– Все замечают, насколько она красива. – Юный Мастер испустил ещё один исполненный грусти вздох. – Но она не общительна и не интересуется Гармоничными мужами. Она почти всё время одна. Мне так хотелось сделать для Молчаны что-то хорошее… Гармоничной сестре трудно найти свою половинку, я думал, что смогу помочь и она станет весёлой, как в детстве.

– В детстве она была другой? – насторожился Гьярдар. – Что же произошло?

– Ничего. – Горыня беспомощно развёл руками. – Всё как-то так само собой случилось. Я помню её с тех пор, как мне исполнилось лет семь или восемь. Мы часто играли вместе, лазали по деревьям, разглядывали архивные Скрижали. Она любила легенды о подвигах времён Второй Великой Ассы, записи старых сражений… постоянно говорила, что, когда вырастет, станет Валькирией и у неё будет свой перехватчик, на котором она станет разить Тёмных.

Юный Мастер на мгновение замолчал, вспоминая давние события, и продолжил:

– Но воинской генетики у неё не нашли, и в Валькирии Молчану не взяли. Точнее, Род не стал отправлять её проходить отбор, потому что и так было ясно, что без воинской генетики его не пройти. Хранители сказали, что лучше оградить её от переживаний, неизбежно последующих за провалом на отборе, да и вообще, уже поздно, отбор на Удел Валькирии проходится в девять лет. А первичная подготовка в касте воинов вообще начинается чуть ли не с рождения.

– Это верно, – подтвердил Гьярдар. – У нас первые тренировки начинаются с четырёх месяцев: гимнастика для суставов, упражнения на дыхание и выработка рефлекса группироваться при потере равновесия. С шести лет начинается кастовая подготовка. Так что к девяти летам, когда происходит отбор на Удел Валькирии, сёстры уже знают, что им предстоит.

– Хранители так и сказали, – Горыня согласно кивнул. – Мол, если бы у Молчаны нашли воинскую генетику хотя бы лет в пять-шесть, то можно было бы задать вопрос воинской касте. Но на нет и суда нет. В общем, когда она попросила Наставников устроить ей отбор на Удел Валькирии, ей объяснили, что это бессмысленно. Я помню, она тогда сказала, что ничего страшного, всё в порядке, она всё понимает. И мы тайком договорились, что, когда подрастём, сами построим себе могучий боевой корабль и будем громить на нём Тёмных.

Он в который раз печально вздохнул:

– А потом всё как-то постепенно изменилось. Она стала редко улыбаться и всё больше молчать. За пару лет стала совсем другой. Так и получила своё имя, когда перестала быть чадом. Я даже не знаю, почему всё так вышло. Вряд ли из-за той неудачи с Уделом Валькирии, она ведь совсем не расстроилась тогда и ни разу не жаловалась. Просто она такая. Характер же у каждого свой!

– Тут ты прав. – Гьярдар воспроизвёл в памяти энергетическую развертку личного контура голубоглазой Гармоничной красавицы. Он не Целитель, но как рождённый в касте воинов может с уверенностью сказать, что воинской генетики в её излучениях не ощущается. – Любая Сущность уникальна, и характер человека всегда имеет собственные особенности. Ничего, найдет ещё твоя сестрица свою половинку. Быть может, на Руте ей кто-нибудь приглянется. Там населения в десять раз больше.

– Может, и так, – с надеждой согласился юный Мастер. – Она туда постоянно летает, к подруге Дарене, вдруг половинка Молчаны действительно живёт на Руте! Я благодарю тебя за помощь, могучий Гьярдар. Что теперь? Летим домой?

– Имевшееся у меня свободное время истекло, посему обратно полетишь сам. – Харрийский воин сверился с собственным энергоконтуром: – Через две части мне надлежит быть на авианосце, скоро предстоит боевой вылет. – Он устремил на Горыню строгий взгляд: – Я рассчитываю, что ты справишься со столь нелёгкой задачей и долетишь до Орея без нарушения лётных правил, предписанных тебе Наставниками.

– Я не стану превышать скорость, – невесело подтвердил юный Мастер. – Сейчас не до того, совсем настроения нет. Сияющих звёзд тебе, могучий Гьярдар, и всем твоим соратникам.

– Во славу Расы, – коротко отсалютовал Харрийский воин, подавая импульс на заводской Кристалл Прямого Перехода. – Увидимся на следующей тренировке.

Горыня остался в цехе, и Гьярдар переместился в ангар к своему перехватчику. Едва он завис внутри свечения боевого поста, как Кристалл Связи ожил образом оперативного дежурного:

– Эскадре прикрытия – боевая тревога! Всем кораблям быть в точке сбора через одну часть!

Глава четвертая

Эскадра рептилий не прекращала поиски крейсера Федерации двое суток подряд, и чтобы выжить, пришлось изрядно повертеться. Капитан, избегая обнаружения, петлял, юлил, путал следы и заводил невидимый крейсер всё глубже в недра бесконечного хаоса каменных глыб всевозможных размеров. И сейчас, глядя на обзорные экраны, Мвабана очень хорошо понимал, почему все попытки ящериц отыскать сокровища ни к чему не привели. Бесконечные миллионы кубических километров космоса были забиты триллионами каменных обломков всевозможных размеров, среди которых затерялись ошмётки множества разлетевшихся на куски кораблей, вызывающие постоянные срабатывания сканеров. Черенок от кокоса, утонувший в океане, искать легче. Есть шанс, что его вынесет на берег или на океанскую поверхность. А тщательно замаскированное хранилище с золотом на берег астероидного океана, занимающего ровно половину солнечной системы, само по себе точно не выбросит!

– Второй лейтенант Мвабана, вас вызывает капитан! – приятный голос радистки донесся из громкоговорителей системы оповещения.

Когда семь лет назад, впервые оказавшись на борту крейсера, Мвабана услышал её в первый раз, то едва не влюбился без памяти, потому что воображение живо нарисовало ему суперсексапильную девушку. Поэтому, когда ему показали страшенную мужиковатую бабищу с такой же страшной рожей и сказали, что это и есть радистка с ангельским голосом, он было подумал, что сослуживцы издеваются над новичком. Но оказалось, что это не шутка. Зачем Чёрная Мать ниспослала столь нежный и волнующий голос такой некрасивой девице, которая едва пролазила во входной люк радиорубки, для него по сей день оставалось загадкой. Но капитану нравилось звучание её голоса в динамиках системы оповещения, и потому ей прощалось, мягко говоря, небольшое несоответствие габаритов с установленными на флоте нормами.

– Замените меня, сержант! – Мвабана бросил суровый взгляд на своего сержанта и покинул кресло диспетчера раздачи целей операторам торпедных аппаратов.

Сержант был в полтора раза старше Мвабаны и в два раза опытней, но приказы выполнял беспрекословно. Вообще с дисциплиной на крейсере всегда был полный порядок, потому что никто не хотел потерять тёплое армейское место и вернуться в царство нищеты, поглотившее Федерацию с головой. Поэтому проблем с подчинёнными практически не было. Но именно сейчас Мвабану по вполне понятным причинам обожали все до единого, и сержант бросился исполнять его приказ с нескрываемым энтузиазмом. Оказавшись тут, в пространстве четырнадцати энергонов, абсолютно весь экипаж испытывал прилив сил, душевный подъём и всплеск творческой активности, и из-за этого любое эмоционирование происходило заметно сильней. Поэтому сержант продемонстрировал исключительное рвение.

– Сэр, есть, сэр! – воодушевлённо рявкнул он, усаживаясь за диспетчерский пульт.

– Тише, сержант, – беззлобно укорил его Мвабана. – Кто знает этих вонючих чешуйчатых ублюдков, вдруг услышат.

– Виноват, сэр! – сержант перешел на возбуждённый шёпот. – Исправлюсь, сэр! Я вас не подведу, сэр! Не волнуйтесь, сэр!

Мвабана покинул зону управления огнём и направился к капитанскому мостику. К нему немедленно пристроилась пара десантников, назначенных комвзвода в качестве охраны на всякий случай, и в узком корабельном коридоре стало ещё теснее. На мостике царила напряжённая тишина, все переговоры на всякий случай велись шёпотом, доклады делались вполголоса, и даже капитан не пользовался селектором, а вместо этого использовал посыльных. В данный момент капитан стоял возле центрального карт-планшета и изучал предложенные корабельным ИИ варианты маршрутов уклонения. Все маршруты вели в самую гущу астероидного месива, но направления их отличались друг от друга значительно, и Мвабана понял, что капитан сейчас попытается выведать у него координаты хранилища с сокровищами.

– Капитан, сэр, второй лейтенант Мвабана по вашему приказанию прибыл! – тихим шёпотом доложил Мвабана согласно уставу внутрикорабельной службы.

– Вольно, приятель, вольно, – столь же негромко, но вполне по-дружески ответил капитан, на секунду отводя сосредоточенный взгляд от карт-планшета. – Как ты?

– Со мной всё окей, сэр! – Мвабана предпочёл не отходить от уставной линии поведения. – Держим окружающее пространство на прицеле и стараемся не шуметь.

– Правильное решение, второй лейтенант! – похвалил капитан и нахмурился: – У нас тут появилась проблема, Мвабана. – Он указал пальцем на расходящиеся в разные стороны линии предлагаемых бортовым интеллектом вариантов курса: – Из-за этих вонючих ящериц мы всё сильнее углубляемся в астероидное поле. Это опасно уже само по себе: если мы столкнёмся с каким-нибудь крупным камнем, поле преломления может испытать искажения, и рептилии смогут нас заметить. Кроме этого, мы можем зайти в этот каменный океан слишком далеко. Потом придётся выбираться несколько дней, и в любой из них сюда может нагрянуть какой-нибудь патруль. Если ты дашь мне координаты тайника, я смогу использовать ситуацию с большей пользой – мы будем уходить от ящериц в правильном направлении!

– Но тогда мы рискуем привести рептилий к сокровищам, – возразил Мвабана, заранее готовившийся к такому капитанскому требованию. – Вдруг они засекут тайник, если окажутся неподалёку?! Я не могу этого допустить! Сожалею, капитан, но я дам вам координаты только после того, как мы отделаемся от этих ящериц. Мы не можем рисковать сокровищами, вы же сами говорили это, когда принимали решение не доверять предложению рептилий!

– И я оказался прав! – Капитан виртуозно скрыл раздражение и с ещё более дружеским, но предельно озабоченным видом указал на радары, пестреющие отметками вражеских кораблей, ведущих поиск их крейсера: – Они ждали нас тут, чтобы уничтожить! Они и сейчас хотят сделать это! Пытаются использовать свои более продвинутые технологии, но мы виртуозно используем невидимость и эту бесконечную свалку каменного мусора! Им стоило взять с собой больше разведывательных кораблей! Два разведчика, линкор и семь крейсеров не успевают просеивать миллионы кубических километров астероидного месива!

– Они не могут взять больше кораблей, – негромко возразил Мвабана. – Это Нейтральные Территории, по итогам Второй Всеобщей на пребывание здесь наложены ограничения. Чтобы взять с собой больше разведчиков и больше крупнотоннажных боевых кораблей, требуются серьёзные основания и полётная документация!

– Да кто их будет проверять в этой забытой Чёрной Матерью дыре? – ухмыльнулся капитан, не забывая при этом говорить шёпотом. – Вокруг из десяти тысяч солнечных систем только одна будет обитаемой. Никаких патрулей не хватит!

– И эта обитаемая система почти рядом, сэр! – всё так же тихо возразил Мвабана. – Где-то здесь, в нескольких системах от нас, находится система Хлам, сэр! Там есть обитаемая планета, Ушмаицу, она заселена какими-то Красными, и у них военный союз с Сияющими. Красные регулярно патрулируют свои окрестности. Но главная проблема в том, что в другой стороне проходит Рубеж. Он немного дальше, чем Ушмаицу, но где-то сразу за ним находится система Ярило. Это система Сияющих, сэр! Тамошняя звезда нестабильна и может стать Сверхновой в любую секунду, поэтому Сияющие там не живут, но постоянно изучают её и проводят исследования. Учёных охраняет целый флот воинской касты Сияющих, они тоже регулярно патрулируют окрестности. Кроме того, сектора Нейтральных Территорий, прилегающие к Рубежу в этом спиральном рукаве, во времена Второй Всеобщей были местом многочисленных грандиозных сражений. Поэтому Положение о Нейтральных Территориях позволяет некоторым цивилизациям облёт этих секторов с целью поиска и демонтажа разбитых звездолётов. Таких цивилизаций больше сотни, сэр, и среди них большая часть – это Тёмные. Они взяли на себя обязанность очищать эти сектора от пиратов в случае их появления, сэр! Так что патрулей в этих местах достаточно. Любой из них может появиться здесь и потребовать от рептилий объяснений, а в случае агрессии подать экстренный сигнал бедствия. И скорее всего, на этот сигнал явятся Красные с Ушмаицу. А развязывать с ними конфликт станет только тот, кто хочет проблем с Сияющими, сэр!

Судя по капитанскому взгляду, ни о чём подобном капитан даже не догадывался.

– Откуда у тебя такая информация, Мвабана? – дружелюбно поинтересовался он.

– Многое из этого изложено в легенде моей карты, сэр! – Мвабана придал своему голосу авторитетные интонации: – Я тщательно изучил её, потому что считаю, что если хочешь добиться успеха, то необходимо быть экспертом в нужной тебе области! Поэтому, как только мы получили доступ в открытую сеть ящериц, я сразу же изучил всё, что могло иметь отношение к моей карте, сэр! Я с самого начала был уверен, что карта подлинная!

Капитан, будучи опытным интриганом, быстро сориентировался и уверенно заявил:

– Хорошая работа, второй лейтенант! Это открывает перед нами дополнительные перспективы! Ящерицы не смогут искать нас бесконечно! Рано или поздно сюда придёт чей-нибудь патруль, и они будут вынуждены убраться отсюда! Как только это произойдёт, мы доберёмся до тайника! Если это корабли адмирала Зиз*Сазаша, а я уверен, что этих чешуйчатых ублюдков сюда прислал именно он, то они вернутся сразу же, как только смогут. Но мы используем время, которое у нас будет!

– Капитан, сэр! – торопливый доклад оператора наблюдательного поста оборвал его на половине фразы. – Эскадра рептилий только что ушла в режим невидимости! Сканеры не могут засечь работу их полей преломления, но ящерицы исчезли все разом, сэр! На радаре больше нет отметок!

– В режиме невидимости их скорость упадёт, и мы без проблем уйдём от них, – удовлетворённо произнес капитан. – В этом океане камня вперемешку с металлическим мусором они будут искать нас лет пять! – Он коснулся пальцем одного из предложенных бортовым ИИ маршрутов, задавая автоматике программу движения: – Ложимся на новый курс!

– Капитан, сэр! – тут же заговорил второй наблюдатель. – Я фиксирую активность в гиперпространстве! Сюда движется какая-то масса, сэр! Думаю, это какой-нибудь патруль, один из тех, о которых говорил второй лейтенант Мвабана, сэр!

– Вот почему чешуйчатые ублюдки использовали невидимость! – пренебрежительно усмехнулся капитан и приказал: – Малый вперёд! Будем уходить от них, пока есть возможность.

Невидимый крейсер перешел с самого малого хода на малый ход и пополз сквозь каменный океан в противоположную сторону от предполагаемого местонахождения ящериц. Ожидаемые корабли вышли в реальный космос через три минуты, и наблюдатели вывели на центральный экран изображение угрожающего вида смертоносных махин, утыканных супертяжёлыми ускорителями частиц.

– Неизвестные боевые корабли в количестве пяти вымпелов! – доложил второй наблюдатель. – Идентифицирую! Они все одинаковые, предположительно это крейсера, сэр! Принадлежат Красной Расе! Точнее определить не могу, не хватает данных! Похоже, они очень крутые, сэр! У нас таких пушек нет!

– Они прибыли с Ушмаицу! – уверенно заявил Мвабана, указывая на крупную бортовую эмблему, выплавленную на вертикальной плоскости каждого крейсера. – Это изображение стальной гиены, это их герб!

– Нам плевать, кто и откуда сюда заявился. – Мясистые чёрные губы капитана растянулись в белозубой ухмылке. – Для нас все – конкуренты. Крейсеру продолжать движение! Мы должны спрятаться поглубже!

Пятёрка вновь прибывших боевых кораблей легла в дрейф и приступила к сканированию пространства. Невидимый крейсер Федерации пополз дальше, медленно пробираясь через бесконечную россыпь астероидов, но уже через пять минут снова зазвучал доклад первого наблюдателя:

– Патруль Красных начал ускорение! – в его голосе слышалась тревога. – Они движутся в нашу сторону! Приближаются к границе астероидного поля!

– Наверное, засекли поля преломления ящериц, – определил капитан. – Самый малый ход! Останавливаться не будем, нам лучше быть подальше от рептилий, когда Красные их обнаружат. Пока они будут убивать друг друга, мы точно скроемся!

На центральном радаре отметки патруля с Ушмаицу достигли кромки каменного океана, сбросили скорость и углубились в бесконечное месиво астероидов.

– Сэр, они движутся прямо к нам! – Первый оператор был ещё тревожней, чем прежде. – Расчёты показывают, что они направляются в точку нашего текущего местоположения! Они нас засекли, сэр!

– Может, это совпадение? – Мвабана неуверенно перевёл взгляд на капитана. – У нас новые поля преломления, их модернизировали всего семь лет назад… Красные могли засечь кого-то из рептилий… Они ведь где-то между нами…

– Технологии Красных лучшие во всём пространстве низких энергий, – нервно ответил капитан, лихорадочно изучая данные бортового ИИ по сближающимся объектам. – Некоторые Красные цивилизации опережают даже некоторых Светлых, такая информация есть в архивах! Но наши поля преломления разработаны на основе технологий рептилий! Красные действительно должны были засечь ящериц, а не нас, ящерицы к ним ближе! Крейсеру – средний ход!

– Это слишком быстро! – ужаснулся штурман. – С нас сорвёт поле преломления!

– Держать предельно допустимую для маскировки скорость! – Капитан нервно сверкнул белками глаз на чёрной коже лица, бросая на штурмана злой взгляд, типа, ты-то чего встрял, тебя никто не спрашивал! – Наблюдатели! Расчёт курса Красных!

Невидимый крейсер увеличил скорость, начиная опасную игру одновременно с полем преломления, напряжённость которого взлетела вплотную к критическому пределу, и с каменным месивом, рискуя врезаться. На радарах отметки патруля Красных едва заметно изменили направление движения.

– Они скорректировали курс, сэр! – Первый наблюдатель был недалёк от паники. – Они движутся к нам, сэр! Они точно знают, где мы! Они нас видят!

– Самый малый ход! – Капитан бросился к карт-планшету и принялся движениями пальцев увеличивать изображения ближайших крупных астероидов. – Искать астероиды со сквозными отверстиями или пещерами! – Теперь его тон был далёк от уверенного в себе. – Мы должны спрятаться внутри астероида!

Крейсера с Ушмаицу неуклонно приближались, и Мвабана вслед за капитаном подбежал к карт-планшету, помогая ему искать подходящее укрытие. Но все ближайшие астероиды как назло либо не имели полостей, либо были недостаточно велики, чтобы вместить в себя крейсер Федерации. А тут ещё плотность залегания мелких глыб резко возросла, и невидимый корабль с трудом проползал через почти что сплошное месиво битого камня. Несколько совсем мелких камней оказалось невозможно обойти, они прошли сквозь поле преломления и врезались во внешнюю обшивку. Энергии соударения оказалось недостаточно, чтобы испортить режим невидимости, но столкновение придало камням ускорение, и они лениво полетели прочь, сталкиваясь на своём пути с более крупными астероидами.

Патруль Красных мгновенно увеличил скорость, и стало ясно, что они заметили движение камней. Сомнений в том, что крейсер обнаружен, не осталось, и весь персонал рубки управления в молчаливой панике смотрел, как к судорожно ищущим подходящий астероид Мвабане и капитану присоединяется штурман.

– Я нашёл! – одновременно воскликнули капитан со штурманом, и их пальцы столкнулись на изображении одного и того же астероида.

Капитан что-то злобно прошипел, штурман торопливо отскочил в сторону, и капитан увеличил найденный астероид в половину карт-планшета. Занимающая две трети астероида пещера немедленно опуталась штрихами сканирующих излучений, и ИИ вывел рядом с ним данные только что сделанных расчётов. Обнаруженная полость действительно могла вместить в себя крейсер Федерации, и даже не впритирку, что давало шанс завести туда крейсер прямо в режиме невидимости. Капитан ринулся лично рулить кораблём, но панический доклад первого наблюдателя убил всякую надежду на благополучный исход.

– Мы не успеваем дойти до цели! – истерично зашептал он. – Нас догонят раньше!

– Заткнись, тупой ублюдок! – так же истерично рявкнул на него капитан.

Мвабана, похолодев, панически бегал глазами то по карт-планшету, изображающему ползущий к спасительному астероиду невидимый крейсер Федерации, к отметке которого быстро приближались отметки патруля, то по обзорным экранам, ожидая увидеть на них далёкие силуэты кораблей Красных. Крейсера с Ушмаицу шли через астероидный океан быстро и напролом, огибая только крупные глыбы. Их защита без проблем выдерживала столкновение с россыпями каменной мелочи, и Мвабана понял, что даже в бою «один на один» победить у его крейсера нет шансов.

За следующий час Красные по прямой преодолели всё расстояние, которое невидимый крейсер, скрываясь от вьющейся вокруг эскадры рептилий, полз по запутанной траектории двое суток. До спасительного астероида оставалось не больше пяти сотен километров, когда бортовой ИИ вывел экстренное предупреждение об абордажном контакте с противником через пятьдесят девять секунд. Стало ясно, что Красные выловят крейсер Федерации прямо возле астероида, и даже если капитан успеет завести корабль в пещеру, его найдут в считаные минуты, как только начнут обыск окрестностей. Мвабана лихорадочно размышлял, успеет ли он добежать до спасательной капсулы и покинуть крейсер до того, как его уничтожат Красные. Если они патруль, то по идее не должны убивать сдающихся в плен. Наоборот, им потребуются пленные для допроса. Он может рискнуть и сдаться Красным. А потом поделить сокровища с ними. Но никто не даёт гарантии, что Красные его не убьют после того, как заполучат сто тысяч тонн золота.

Пока Мвабану терзал страх вперемешку со сменяющими одна другую малореальными идеями спасения, тусклые точки крейсеров с Ушмаицу замелькали на обзорных экранах. Капитан нервно приказал готовиться к ближнему бою и абордажу, и все, кто не относился к управлению орудийными системами, бросились к шкафам с боевыми скафандрами. Мвабана не успел пробежать и пяти шагов, как вдруг бортовой ИИ издал оповещающий сигнал и зажёг на карт-планшете новую отметку. Капитан психованным движением вывел её на обзорные экраны, и все увидели линкор рептилий, только что покинувший режим невидимости.

– Капитан, сэр! – перевозбужденным от страха голосом воскликнул первый наблюдатель. – Это корабли ящериц! Линкор совсем рядом с нами! Их крейсера тоже свернули поля преломления! Я вижу разведчиков рептилий неподалёку! Вся эскадра ящериц покинула режим невидимости, сэр!

– Что они делают? – Капитан, застыв на полпути к шкафам со скафандрами, обернулся и усиленно вглядывался в карт-планшет, пытаясь понять, что происходит.

– Патруль Красных снизил скорость и сомкнул боевые порядки, сэр! – голос первого наблюдателя зазвучал ровнее, но по-прежнему был далёк от спокойствия. – Рептилии легли в дрейф и не проводят никаких боевых приготовлений!

– Сэр! – вмешался в доклад второй наблюдатель. – Фиксирую радиообмен в эфире! Линкор рептилий ведёт переговоры с лидером патруля!

– О чем они говорят? – Глаза капитана забегали по обзорным экранам.

– Не могу знать, сэр! – Второй наблюдатель всем своим видом демонстрировал, что он ни в чём не виноват: – Мы не в состоянии взломать их канал связи! Наша аппаратура слишком слаба для этого! Тут нужен шпионский корабль, сэр!

– Бесов металлолом! – Капитан коротко выматерил устаревшую технику и побежал к своему креслу: – Самый малый ход! Двигаться к астероиду! Мы должны использовать этот шанс! Спрячемся в пещере, пока они разбираются друг с другом!

В отсеке управления началась суета, все бросились обратно по местам, и Мвабана в нерешительности замер, ожидая развития событий. Судя по докладам наблюдателей, каждый корабль эскадры рептилий передавал что-то лидеру патруля, и было ясно, что ящерицы демонстрируют Красным свои идентификационные данные. Мвабана понял, что ушлые чешуйчатые ублюдки заранее подготовились к охоте на крейсер Федерации и имеют разрешение работать на Нейтральных Территориях. Технологии рептилий круче технологий Чёрных и уж точно круче технологий Федерации, которая вот уже пятьсот лет сама по себе. У адмирала Зиз*Сазаша было достаточно времени, чтобы обеспечить эскадру охотников всеми необходимыми документами и прислать её сюда быстрее, чем допотопный крейсер Федерации доползёт до другой галактики!

Сейчас патруль с Ушмаицу убедится, что рептилии находятся здесь законно, и покинет систему, а ящерицы продолжат охоту за его сокровищами! Они специально выдали себя Красным, чтобы те не нашли крейсер Федерации! Рептилии сделали вид, что это их засёк патруль! Потому что чешуйчатые ублюдки к тому моменту сами выследили Мвабану! Появление Красных спасло его в буквальном смысле!

К счастью, Чёрная Мать проявила свою благосклонность и на этот раз. Переговоры рептилий с патрулём затянулись. Скорее всего, Красные не верили чешуйчатым ублюдкам и подозревали их в обмане. Что неудивительно. Кто же станет доверять ящерицам?! Патрульные крейсеры просканировали каждый корабль эскадры рептилий, но не стали улетать, а приступили к сканированию пространства. К тому времени крейсер Федерации успел заползти в полость астероида и вырубил всё, что только могло себя выдать. Заглушили даже силовую установку, переведя генераторы поля преломления на аварийное питание. Режим невидимости сожрёт весь запас аварийной энергии быстрее, чем за сутки, но собственная жизнь дороже. На борту было запрещено даже разговаривать и ходить, все приказы передавались с посыльными на бумаге, и посыльные разносили их босиком, двигаясь исключительно на носочках, потому что хотели жить не меньше остальных.

И всё равно Мвабана каждую секунду ждал трагедии, потому что технических возможностей Красных никто не знал. Вдруг они способны засечь нахождение большого количества металла внутри этого астероида? Даже если они подумают, что это богатый ресурсный астероид, а не спрятавшийся крейсер Федерации, то всё равно могут подлететь к астероиду вплотную, чтобы застолбить его для своих сборщиков ресурсов, например. И тогда затаившийся крейсер будет немедленно обнаружен! Мвабану станут жестоко пытать и отберут карту!

Но всё обошлось. Многометровая каменная толща надёжно скрыла внутри себя обесточенный корабль, оставшийся от древнего сражения металлический мусор сделал своё дело, и засечь крейсер Федерации Красные не смогли. Они сканировали пространство больше часа, при этом дважды проходили почти рядом, в каких-то сотнях тысяч километров, но затаившийся корабль так и не нашли. За это время эскадра рептилий демонстративно сместилась довольно далеко от спасительного астероида, углубилась в дебри каменного океана и тоже что-то там сканировала. То ли делала вид, что продолжает своё предыдущее занятие, то ли помогала Красным, втираясь в доверие. Потом патруль переместился на другой конец солнечной системы и ещё час вёл сканирование там, и чешуйчатым ублюдкам ничего не оставалось, как играть свой спектакль дальше. За это время наблюдатели тщательно зафиксировали параметры излучений двигателей и силовых установок каждого корабля ящериц, и теперь следить за ними будет легче.

Наконец, Красные с Ушмаицу успокоились и ушли в прыжок. Эскадра рептилий бросила всё и немедленно устремилась туда, где в последний раз преследовала крейсер Федерации. Но не тут-то было! Найти корабль под полем преломления, практически обесточенный и с вырубленной силовой установкой, да ещё и спрятанный внутри толстостенного астероида, которых вокруг миллионы, не так-то легко! Когда до тупых ящериц дошло, что они не могут найти следы крейсера Федерации в точке последнего контакта, они бросились сканировать всё подряд уже абсолютно по-настоящему. Но передовые технологии рептилий не смогли справиться со смекалкой Чёрной Расы, и ящерицы стали расширять поиски, всё сильнее удаляясь от затаившегося корабля. К исходу суток они были настолько далеко, что капитан разрешил запустить силовую установку на минимальную мощность, чтобы не вырубились поля преломления, потому что аварийное питание было уже на нуле. Тупые рептилии даже не засекли сам факт запуска!

Игра в прятки продолжалась ещё сутки, потом эскадра ящериц собралась в походный ордер и неожиданно ушла в гипер. Конечно же, никто не поверил, что они отказались от поисков. Капитан сразу заявил, что рептилии задумали какой-то трюк, и потребовал от Мвабаны координаты тайника.

– Ящерицы вернутся! – заявил он. – Может быть, они используют тот же манёвр, который использовала наша эскадра в пространстве небратьев! Ушли в гипер, сразу же прервали прыжок и под полями преломления возвращаются, чтобы застать нас врасплох! Но на это у них уйдёт несколько дней, мы должны успеть добраться до тайника до их приближения, забрать сокровища и убраться отсюда!

На этот раз Мвабане крыть было нечем, и пришлось пойти на риск. Он закрылся в сортире, тщательно убедился, что за ним не ведётся скрытое наблюдение, и вытащил из коренного зуба микротайник с чипом, на котором хранились полные координаты сокровищ. Он всячески ломал голову, как бы ещё устроить себе какие-нибудь гарантии, но время поджимало, ожидающие за дверью десантники настойчиво торопили, и способов Мвабана не нашёл. Он явился на капитанский мостик и при всех отдал чип капитану. Так хотя бы все в курсе, что он выполнил свою часть сделки.

Капитан не стал ничего скрывать, сразу ввёл координаты в навигационную систему крейсера, и на карт-планшете возник маршрут к цели. Оказалось, что нужное место находится на другой стороне астероидного океана, относительно недалеко от окраины, но зато эта область забита каменным мусором чуть ли не плотнее всего. Похвастать такими технологиями, как у Красных, крейсер Федерации не мог, поэтому пробирался через сплошное месиво космических глыб почти три дня. К исходу второго из них капитан заявил, что рептилии могут быть уже в системе, поэтому крейсер снова ушёл в режим невидимости и полз к цели ещё сутки.

Под утро в каюту Мвабаны вломились десантники. Они вытащили его из постели и в одном белье приволокли на капитанский мостик. Громко возмущающийся Мвабана увидел злого, как супер-Бес, капитана, стоящего возле карт-планшета, который показывал, что крейсер достиг финальной точки маршрута.

– Мы достигли точки! – злобно заявил капитан, приближаясь к Мвабане. – Тут пусто! Бесов ублюдок, ты всё это время водил нас за нос или ты снова не дал мне правильных координат?!! Я сделал дезертирами целый крейсер ради этой карты, если ты просто поиздевался над всеми нами, я медленно поджарю твою чёрную задницу в плазменной печи!

Весь персонал отсека управления буравил Мвабану полными подозрений взглядами, а удерживающие его десантники и вовсе были готовы разорвать на куски.

– Я дал подлинные координаты! – торопливо выпалил Мвабана, теряя боевой пыл. – Это то, что было указанно в моей карте! Астероид с сокровищами должен быть здесь!

– Глаз с него не спускать! – рявкнул десантникам капитан. – Дальше чем на метр, не отпускать! – Он бросил на Мвабану взгляд, обещающий жуткие страдания, и обернулся к штурману: – Карте четыре тысячи лет. Если этот ублюдок не врёт и координаты подлинные, необходимо рассчитать смещение астероидов, которое могло произойти за это время! Сделайте это!

– Сэр, есть, сэр! – заявил штурман, тут же бросаясь за работу. – Мне потребуются все данные, какие только есть! Этот каменный океан вращается вокруг солнца, если орбита вращения постоянная, то мы рассчитаем смещение с точностью до ста километров, сэр!

– Сделайте это! – повторил капитан. – Мы обшарим каждый камень в этом радиусе, наших запасов хватит ещё на два месяца автономии, этого предостаточно! Второй лейтенант Мвабана! Обеспечьте штурмана всеми необходимы данными!

– Да, сэр! – Мвабана поспешил к штурману. – Есть, сэр! Но мне нужен мой смартфон, сэр! Он в каюте, сэр!

– Сержант! – Капитан посмотрел на десантников: – Принесите его смартфон! Соблюдайте осторожность! Чтобы второй лейтенант Мвабана не смог заявить, что вы сломали девайс, пока несли, и у него больше нет данных!

– Я говорю правду, сэр! – вскинулся Мвабана, глядя, как пара десантников покидает капитанский мостик. – Координаты подлинные…

– Заткнись и работай! – зло оборвал его капитан, и Мвабана предпочёл не усугублять и так слишком опасную ситуацию.

Штурман возился с вычислениями час, потом пришёл к выводу, что всё неправильно, потому что с течением времени орбита астероидного океана медленно укорачивается, и провозился ещё час. За это время крейсер по малому радиусу обошёл ближайшее пространство и просканировал несколько сот астероидов. Что именно надо искать, было непонятно, легенда карты никак не описывала внешний вид или устройство хранилища. Сказано, что оно секретное и, соответственно, замаскированное, на этом всё. Капитан перечитал это описание раз десять, после чего заявил, что любые системы маскировки за четыре тысячи лет давно вышли из строя, а если даже не вышли, то точно остались без питания, потому что так долго никакие аккумуляторы не протянут. А питания на солнечных батареях у секретного тайника быть не может, потому что эти самые солнечные батареи сразу выдадут тайник с потрохами. Отсюда вывод: обнаружить тайник можно тщательным сканированием, если точно знать, где искать.

По приказу капитана старпом рассчитал, какой объём должны занимать сто тысяч тонн золота, и на основании этого расчёта бортовой ИИ исключил из списков сканирования заведомо маленькие астероиды. Крейсер медленно перемещался от одной подходящей по параметрам мёртвой каменной глыбы к другой, и Мвабана убеждал себя, что у сканеров крейсера хватит мощности и чувствительности засечь спрятанное в каменной толще богатство. Ведь сканеры и ящериц, и Красных не засекли спрятанный по такому же принципу крейсер Федерации, а технологии и тех и других намного лучше наших. С другой стороны, крейсер не весит сто тысяч тонн и сделан не из золота, и полей преломления у тайника или нет, или уже нет, тут капитан прав, иначе быть не может…

– Капитан, сэр! Я сделал это! – Штурман отпрянул от компьютерных экранов, и весь отсек управления воззрился на него в ожидании чуда. – Расчёт смещения готов! Мы сильно промахнулись, сэр! Точнее, тайник сместился довольно далеко отсюда!

– Ввести новый курс! – Капитан даже не дослушал доклад штурмана. – Шевелитесь!

Невидимый крейсер с трудом выполз из области максимальной плотности астероидного поля и двинулся к новой точке. Каменный океан вокруг по-прежнему оставался едва ли не сплошным, и разглядывающий обзорные экраны Мвабана не видел особых изменений. Но пролезать между висящих всюду каменных глыб крейсеру действительно стало легче. Через полтора часа новая точка была достигнута, и в ней обнаружилось с десяток астероидов, ни один из которых не подходил по размерам даже близко. Капитан определил сферу поисков радиусом в сто километров и запряг соответствующие боевые посты сканировать астероиды. Все остальные сидели без дела и ждали результатов, потому что обилием сканеров крейсер Федерации никогда похвастать не мог.

Неожиданный сигнал тревоги, поданный бортовым ИИ, заставил всех вздрогнуть.

– Сияющие в системе! – Второй наблюдатель дёрнулся так, что ремни страховочной подвески среагировали на рывок и прижали его к креслу. – Быстро приближаются!

– Стоп, машина! – Сидящий с чашкой кофе капитан едва не выронил её из руки, разворачиваясь к своему пульту. – Прекратить всю активность! Поле преломления на максимум! Орудия к бою! – Его взгляд нашел на карт-планшете отметку противника: – Когда они высадились в системе? Наблюдатели! Почему не было доклада?!

– Я не знаю, сэр! – Второй наблюдатель торопливо предпринимал какие-то манипуляции со своим оборудованием и выглядел так, будто у него ничего не работает. – Я следил за гиперпространством, сэр! Там ничего не было! Никакой массы не двигалось ни к нам, ни мимо нас! Они появились неожиданно! Сэр, я вижу только один корабль, но он не поддается сканированию! Он имеет совсем маленькие размеры! Похоже, он меньше нас в десять раз, сэр!

– Цель захвачена! – доложил главный канонир. – Мы надёжно удерживаем её всем, что у нас есть! Готовы дать сосредоточенный залп, сэр! Все боевые рубки ждут вашей команды, сэр!

– Это торпедный катер? – старпом одновременно разглядывал увеличенное изображение корабля Сияющих и искал соответствие в бортовых архивах. – Не могу идентифицировать… архивы слишком старые… базам данных по Светлым почти шестьсот лет… секунду… Окей, есть идентификация! Это гражданское судно! Стандартная пассажирская яхта! Она никак не изменилась за тысячу лет! Вывожу данные!

На информационных экранах вспыхнуло изображение сплюснутого серебряного шара, мало похожего на сияющую звёздным блеском сферу, которую в данный момент транслировали обзорные экраны. Через секунду старый архив распаковался, и всё стало ясно. Это действительно маломерная гражданская яхта Сияющих, рассчитанная на шестнадцать человек максимум, включая одного пилота. Модельный ряд тысячелетней давности, и, судя по показаниям сканеров, приближающаяся к невидимому крейсеру модель не претерпела никаких изменений. В первую секунду Мвабана удивился, как это Сияющие летают на тысячелетнем хламе и при этом умудрились выиграть Вторую Всеобщую у Коалиции Низкоэнергетического Пространства, которая больше пространства высоких энергий в тысячи раз.

Однако во вторую секунду он получил косвенный ответ на этот вопрос, и его удивление быстро прекратилось. Страшные легенды о колдовстве Сияющих и их безмерном технологическом превосходстве имели под собой вполне реальные основания, которые Мвабана наблюдал сейчас собственными глазами. У маленькой пассажирской яхты тысячелетней давности все известные параметры значительно превышали возможности целого крейсера Федерации: мощность силовой установки, внутрисистемная скорость, скорость скольжения по гипертрассе, маневренность и так далее. Абсолютно всё и в несколько раз. При этом в архивной сводке особо подчёркивалось, что приведены именно средние значения показателей, потому что применительно к технике Сияющих конечные значения зависят от личной силы особи, которая ею управляет.

Оставалось только порадоваться, что им попалась гражданская яхта, у которой отсутствуют боевые системы обороны и нападения. Имеется лишь противометеоритная защита, которая, кстати, по меркам Федерации просто монструозная: для того чтобы её пробить, потребуется полный залп всех орудийных систем крейсера. И сомневаться в точности архивных данных не приходилось: эта яхта не просто летит внутри силового поля, она излучает лучистую энергию. Она реально сияет! До этой секунды Мвабана никогда не видел Сияющих своими глазами, а к видеофайлам с их изображениями, которым полтысячи лет, относился со скепсисом. Ради денег программисты тебе что угодно приукрасят, а если заплатишь побольше, то и вовсе нарисуют любой твой заказ так, что не каждый эксперт определит, что видит выдуманную поделку. Но если всё это на полном серьёзе имелось у Сияющих ещё тысячу лет назад на маломерных гражданских судах, какие же тогда возможности были у ихних боевых кораблей?

– Они летят точно на нас! – нервно заявил капитан. – Они что, хотят взять на абордаж целый крейсер? Наблюдатели! Сколько бойцов у них на борту?

– Не могу знать, сэр! – испуганно ответил первый наблюдатель. – Наше оборудование не в состоянии просканировать их в пассивном режиме! Я не стал использовать активные сканеры, сэр, Сияющие могут обнаружить нас по их направленному излучению!

– Они и так нас обнаружили, болван! – капитан обернулся к комвзвода десантников: – Десанту приготовиться к отражению абордажной атаки!

– Капитан, сэр! – подал голос второй наблюдатель. – Я думаю, они нас не видят! Я рассчитал их курс, он ведёт мимо нас, сэр! Они пройдут от нас в ста километрах, сэр!

– Если они врежутся в нас на такой скорости, мы потеряем пятьдесят процентов щита, сэр! – немедленно доложил старпом. – Если сразу после этого дать залп из всех орудий, мы можем подбить их, сэр!

– То есть они нас не видят? – уточнил капитан сразу у всех.

– Думаю, вы правы, сэр! – ответил второй наблюдатель. – Они не вели сканирования. Как только вышли в реальный космос, сразу взяли курс в нашу сторону. Возможно, это совпадение, сэр!

– Я не верю в совпадения! – парировал капитан. – Окей, подождём! Если они атакуют, мы размажем их по этим астероидам! А если пройдут мимо, то я хочу знать, что понадобилось этим ублюдкам в моей точке! Операторам систем РЭБ приготовиться заглушить противнику радиосвязь и сигнал бедствия!

Спустя полминуты сияющая сфера звёздным штрихом промчалась мимо затаившегося крейсера и врезалась в ближайший астероид средних размеров. Видимо, пилот не сумел обогнуть настолько крупное препятствие на чрезмерно высокой скорости. Мвабана невольно прищурился, ожидая увидеть на обзорных экранах вспышку взрыва, но секунды шли, а ни вспышки, ни взрыва не было.

– Они что, мгновенно остановились прямо перед поверхностью? – изумленно выдохнул старпом, выражая всеобщий вопрос.

– Похоже, так, сэр… – неуверенно ответил первый наблюдатель, тыкая пальцами в консоль управления своим боевым постом. – Судя по данным приборов, они погасили маршевую скорость до нулевой за метр до астероида… как они сделали это?! Сэр, яхта Сияющих совершила посадку на поверхность и отключила силовое поле! Сканирую!

Пока наблюдатели возились со сканерами, переставшая светиться сфера прилепилась к астероиду и сплюснулась, становясь такой, как изображено на информационных экранах. Часть её серебряного борта неожиданно опустилась вниз, одновременно образуя выходной люк и трап к нему, и в люковом проёме показалась непривычно белая женская фигура. Женщина сошла с трапа и осторожно пошла по поверхности астероида, стараясь делать как можно более лёгкие шаги, словно опасалась оттолкнуться слишком сильно и улететь в космос. Расстояние до астероида было слишком велико, и разглядеть детали было невозможно.

– Приблизьте изображение! – потребовал капитан. – Я хочу видеть, сколько их!

– Есть, сэр! – Второй оператор приблизил картинку, поэтапно масштабируя изображение, но неожиданно не смог обеспечить крупный план. Изображение покрылось сплошной рябью помех и полностью в них растворилось.

– Что вы там возитесь, лейтенант?! – недовольно процедил капитан, бросая на наблюдателей злой взгляд.

– Невозможно дать крупный план, сэр! – опасливо ответил второй оператор. – Эта женщина, сэр, она излучает! Излучение искажает сигнал! Ближе пятидесяти метров картинку не получить, сэр!

– Дайте мне то, что можно! – Капитан подавил раздражение. – Сделайте это!

– Капитан, сэр, сканирование яхты Сияющих завершено! – Первый оператор вывел на информационный экран новые данные. – Яхта пуста, сэр! Внутри никого нет. Похоже, эта женщина прилетела одна, сэр! Архивные алгоритмы сканирования определяют эту яхту как требующую завершения оснащения! Я думаю, что она недавно прошла капитальный ремонт и на её борту ещё не установлен полный перечень оборудования, сэр!

– Есть картинка, сэр! – Второй оператор приблизил изображение, насколько позволили исходящие о Сияющей помехи. – Дистанция сорок семь метров, сэр!

– Она что, голая? – неуверенно произнёс Мвабана, вглядываясь в белую фигуру. – Как она выживает в вакууме?!

Он скосил глаза на информационный экран: на поверхности астероида сейчас минус сто тридцать, даже если учесть низкую теплопроводность космоса, выжить в таких условиях дольше пары минут без скафандра нереально.

С этого расстояния женщина Сияющих реально выглядела обнажённой. Если на ней и имелась одежда, то она была такой же белой, как её кожа, и полностью с ней сливалась. Никакого гермошлема на ней не имелось, Мвабана немного разглядел лицо, светящиеся, словно голубые светодиоды, глаза и такие же светящиеся, неправдоподобно густые, идеально прямые и очень длинные бело-золотые волосы, достающие ей до копчика. Тело женщины явно было поджарым и тугим, как у лишенных жира фитоняшек в социальных сетях Федерации, однако пропорции у Сияющих были явно неудачными: нет сводящей с ума роскошности ни в ширине таза, ни в объёме бёдер. И груди у неё как-то слишком высоко расположены. Сексуально, но неправдоподобно. Из-за всего этого женщина выглядела длинной и узкой, словно швабра, и Мвабана сверился с данными сканирования. Рост двести восемьдесят два сантиметра! Ни фига себе, дылда! Хотя если вспомнить официальную информацию о Сияющих, доступную в Федерации, то там они вообще четырёхметровые, а некоторые даже пяти. Как Мвабана и думал, у проигравших войну предков без преувеличений не обошлось. Надо же было как-то обосновать непобедимость врага и так далее.

– Это женский космический скафандр Сияющих! – Срочно копающийся в архивах старпом вывел на информационный экран ещё одно изображение. – Он состоит из нескольких слоёв вещества, полностью повторяющего контуры тела. Вещество имеет резонансную архитектуру и взаимодействует с кожей Сияющих. Во время всплеска биоэнергии носителя оно светится. Гермошлем не имеет целостной формы и визуально напоминает гребень от виска до виска, это энергетическая защита головы, лица и волос.

– Она вооружена? – уточнил капитан.

– Сканирую! – отреагировал второй наблюдатель. Он повозился несколько секунд и неуверенно доложил: – Сэр, сканеры не видят оружия! У неё на поясе имеются какие-то приборы, в контейнере, который она несёт в руке, содержится какое-то неизвестное кристаллическое вещество, но на взрывчатку непохоже. Не знаю, может ли её оборудование быть опасным, сэр!

– Кажется, это какое-то промышленное оборудование. – Старпом, разочарованно насупившись, пытался найти соответствие в архивах. – Не могу определить точнее, полного соответствия в нашей базе нет! Думаю, это монтажный инструмент, сэр!

– Зачем ей монтажный инструмент на мёртвом астероиде? – Капитан с подозрением вглядывался в далёкую женскую фигуру. – Здесь что-то не так! Наблюдатели! Не выпускать её из поля зрения камер! Сканировать всё вокруг каждые тридцать секунд!

Но долго ждать не пришлось. Женщина Сияющих дошла до какой-то выбоины в поверхности астероида, протянула руку к здоровенному каменному наросту, выпирающему из его поверхности, и сделала вполне знакомое движение, будто нажимает на кнопку. Каменная скала дрогнула и отъехала в сторону метров на десять, открывая под собой металлическую плиту. Плита оказалась гермоворотами горизонтального типа, её створы разошлись в стороны, открывая проход куда-то вниз, и женщина Сияющих лёгким невесомым прыжком спрыгнула внутрь. В условиях почти полного отсутствия гравитации так быстро снижаться она не могла, и старпом заявил, что её скафандр оборудован маневровыми двигателями. Сияющая скрылась в чёрном зеве люковой шахты, и створы люка закрылись. Каменная маскировка вернулась на место, и астероид снова стал мёртвым куском камня.

– Сияющие устроили здесь секретный объект! – настороженно заявил капитан. – Странно… что они прячут в этой бесконечной свалке из астероидов?

Внезапно до Мвабаны дошло, и он невольно шагнул к обзорным экранам, демонстрирующим вид на замаскированный вход в каменные недра.

– Это же тайник с сокровищами из моей карты! – воскликнул Мвабана. – Они нашли его! Это здесь! Мы прилетели в нужное место!

– Мы опоздали. – Старпом зло выругался и с досадой скривился. – Сияющие нашли сокровища раньше! Всё было зря!

Командный отсек погрузился в молчаливое уныние, и Мвабана потрясённо смотрел на скрывающую вход в тайник каменную глыбу. Он добрался досюда через половину Вселенной, даже карта оказалась подлинной, а тут такая несправедливость! Какие-то монстры нашли и присвоили себе его сокровища…

– Окей, они сделали это! – произнес капитан со маниакальным блеском в тёмно-каштановых глазах. – Они нашли тайник! Но почему тогда она здесь одна? Почему я не вижу следов погрузки, почему тайник всё ещё тайник? Я знаю почему!

Он победно осклабился и встал с капитанского кресла.

– Потому что сокровища всё ещё там! Никаких Сияющих здесь не было! Она одна нашла тайник! И никому не сказала об этом! Потому что не дура! Она хочет забрать все сокровища себе и единолично владеть миллиардами! Зачем ей делить золото с кем-то ещё, если можно оставить все деньги себе! Она прилетает сюда иногда, втайне от своих! Поэтому наблюдатели не засекли её гипертрассу! Она шла в режиме максимальной скрытности! Поэтому у неё с собой монтажное оборудование, она использует его, чтобы вскрывать контейнеры с золотом! Достает из них, сколько сможет, грузит на яхту и улетает! Поэтому яхта не укомплектована! Так для золота остаётся больше места! Наверняка она оформила всё так, что яхта числится в ремонте, и никто не знает, что на ней летают! А в контейнере, который она привезла, какое-нибудь топливо для элементов питания Сияющих, которое она использует для того, чтобы подавать питание на генераторы поля преломления тайника! Поэтому мы не смогли его засечь! Я не удивлюсь, если она вообще сделала апгрейд всей маскировочной системы, потому что ни ящерицы, ни Красные, пока проводили тут сканирование, не обнаружили излучений такого количества золота! Она устроила здесь свой личный банк!

– Но, капитан, сэр… – в голосе старпома не было уверенности, и Мвабана задницей ощущал, как сильно старпом хочет, чтобы капитан оказался прав. – Этот астероид недостаточно большой для того, чтобы вместить сто тысяч тонн золота, да ещё в экранированных контейнерах…

– Не было здесь никогда ста тысяч тонн! – с непоколебимой уверенностью отрезал капитан. – Я думаю, с самого начала золота было сто тонн! Это больше похоже на реальность, золото слишком редкий элемент! А три нуля в легенду добавили неудачники, которые стремились заработать жалкие гроши на продаже карты!

Капитан бросил на Мвабану насмешливый взгляд, но сразу потерял к нему интерес.

– Но я согласен и на сто тонн! – хохотнул он. – Это десятки миллионов! Ради этого стоит пойти на риск и избавиться от какой-то там женщины Сияющих! Уверен, никто из них не знает, что она здесь! Она делает это тайно! И в отличие от второго лейтенанта Мвабаны я готов поделиться с командой не только риском, но и золотом! Но действовать надо быстро! Если она улетит, то никто не знает, сможем ли мы проникнуть в тайник. Вдруг она установила там смертельные ловушки Сияющих, аварийный маяк или систему самоликвидации? Потерять всё из-за глупой спешки я не хочу! Мы должны схватить её и заставить отдать нам золото до того, как сюда вернутся вонючие чешуйчатые ублюдки! Итак, кто со мной?!

Все присутствующие, как один, подняли руки. Мвабане ничего не оставалось, как последовать примеру остальных. Он с щемящей сердце тоской подумал, что его всё-таки кинули и отобрали несметные богатства. В глубине души он чувствовал, что так будет. За сокровищами надо лететь, будучи независимым владельцем экспедиции, окружённым головорезами, как этот вонючий адмирал Зиз*Сазаш, а не мелкой сошкой, у которой нет никакого веса, кроме карты. Для него всё ещё хорошо закончилось – он получит какую-то часть денег, а могли бы и пулю в затылок всадить. Хотя всё ещё впереди…

– Окей! – удовлетворённо подытожил капитан. – Давайте сделаем это! Сделаем – и вернёмся домой небедными людьми! – Он кивнул первому пилоту: – Самый малый ход! Режим невидимости не покидать! Курс на астероид! Крейсер должен остановиться точно рядом с яхтой Сияющих! Старпом! Готовьте команду для высадки на поверхность! Вы должны взять яхту на сцепку, нам придётся спрятать её где-нибудь подальше отсюда! Штурман! Обеспечьте старпому надёжное место, где он спрячет яхту Сияющих! – Капитан обернулся к командиру взвода десантников: – Готовьте своих людей к десантированию! Как только люк распахнётся и она начнёт выходить, вы должны взять её! Ваши люди должны оказаться внутри и взять под контроль управление входными люками и маскировкой! – Он окинул требовательным взглядом командный отсек и подытожил: – Сделайте это!

На крейсере поднялась рабочая суета, и Мвабана понял, что единственный стоит без дела и никто не обращает на него внимания. В первую секунду он хотел вернуться на свой боевой пост, но пришёл к выводу, что должен быть в гуще событий, и передумал. Мвабана надел боевой скафандр и направился к выходному шлюзу. Десантный взвод уже был там в полном составе, с ними обнаружились капитан и старпом с командой механиков.

– Второй лейтенант Мвабана! – Капитан указал на него пальцем, едва Мвабана оказался в шлюзовом отсеке. – Ко мне!

Мвабана подчинился, и он нарочито громко продолжил:

– Я изучил легенду карты. Там ничего не говорится о системе безопасности тайника. Ни слова о ловушках, огневых точках или кодах для открытия дверей. Спрашиваю в последний раз: вы уверены, что предоставили мне полную информацию?

– Так точно, сэр! – поспешил заверить его Мвабана, предчувствуя нависающие над собой проблемы.

– Окей! – Капитан смерил его полным подозрений взглядом и обернулся к командиру десантников: – Лейтенант! Второй лейтенант Мвабана поступает в ваше распоряжение! Он пойдёт с вами в тайник и лично убедится в том, что там безопасно! Используйте его знания, лейтенант! Вам понятно?

– Так точно, сэр! – Командир десантников кивнул своим людям, и Мвабану вновь взяли под охрану, которая теперь больше напоминала конвой.

От мгновенно нахлынувшего страха похолодело внутри, и Мвабана невольно сжался. Капитан хочет избавиться от него! Если в тайнике и были ловушки, то их обезвредила та женщина Сияющих! Но если она установила вместо них свои собственные, то Мвабана неминуемо погибнет! Он не специалист по Сияющим, он вообще ничего о них не знает!

– Сэр, но если Сияющая поставила там свои ловушки?! – попытался возразить он.

– Об этом она расскажет нам сама! – грубо перебил его командир десантников. – Не трусь раньше времени! Заткнись и жди приказов, второй лейтенант!

Спорить было бессмысленно, и Мвабана замолчал, лихорадочно обдумывая, как уберечься от гибели. Тем временем невидимый крейсер дополз до астероида, и первый пилот доложил, что произвел посадку в пятидесяти метрах от яхты Сияющих. Капитан приказал открыть люк и начать операцию по захвату тайника. Десантники устремились к замаскированному входу в хранилище, и всячески старающийся быть в последних рядах Мвабана ступил на поверхность астероида. Вопреки ожиданиям гравитация на астероиде имелась. Совсем небольшая, но вполне достаточная для того, чтобы уверенно держаться на поверхности, если не делать слишком резких движений. Мвабана осторожно продвигался следом за десантниками и косился на пару своих конвоиров.

– Гравитация больше расчётной! – послышался в эфире голос старпома.

Он только что направил команду механиков брать на буксир яхту Сияющих и сейчас изучал показания какой-то приборной консоли, которую держал в руках.

– Это доказывает, что внутри астероида имеется серьёзная масса, плотность которой значительно больше плотности камня! – уверенно заявил он. – Если это действительно тайник, то он не пустой!

– Как я и сказал! – подчеркнул капитан. – Делайте свою работу, джентльмены!

Но захват тайника неожиданно затянулся. Десантники заняли позиции вокруг замаскированного выхода и затаились, прошло пять часов, а женщина Сияющих всё не выходила. Мвабана даже предположил, что она решила остаться там ночевать, но ему опять приказали заткнуться, и ожидание продолжилось. Тогда штурман предположил, что Сияющая узнала о засаде и сидит внутри специально, но командир десантников возразил, что его оборудование не видит вокруг никаких систем наблюдения. Что и понятно, потому что сам факт их наличия демаскировал бы тайник. Капитан заявил, что систем наблюдения в тайнике быть не может, потому что его строили в спешке для того, чтобы спрятать сокровища, а не прятаться там самим. Поэтому подать тревогу могла только автоматика яхты Сияющих, но с неё не спускают ни глаз, ни сканеров, и никакой активности в эфире яхта не производила.

Единственными, кто был доволен затянувшимся ожиданием, была команда механиков. Со взятием яхты на буксир у них возникли проблемы сразу же. Во-первых, яхта закрылась, как только женщина Сияющих отошла от неё на пару метров, и никто не понимал, как её открыть. Ни кнопок, ни панелей управления, ни датчиков на поверхности её обшивки не было и, судя по данным сканеров, под поверхностью тоже. Со стороны яхта казалась пятнадцатиметровым яйцом из неизвестного материала, на вид похожего на серебро. Сканеры показали, что на самом деле это не серебро, но в его составе присутствуют не то молекулы серебра, не то атомы, толком Мвабана не понял. Короче: открыть серебряное яйцо не получилось, резать обшивку старпом не рискнул, опасаясь спровоцировать сигнал тревоги или срабатывание аварийного маяка. Поверхность серебряного яйца была гладкой и абсолютно ровной, прицепить фал было не к чему.

Механики промучились несколько часов, но найти решение проблемы не смогли и приступили к плану «Б». Со склада запасных частей крейсера достали всё, что могло подойти для изготовления металлической сбруи, которую предстоит нацепить на яхту Сияющих. На сбруе будут установлены магнитные захваты, используя которые крейсер потащит яхту за собой. Окажется ли имеющихся на складе захватов достаточно для того, чтобы надёжно зацепить груз, никто точно сказать не мог, потому что никто не понимал, какова масса яхты Сияющих, как она поведёт себя во время маневрирования и как она закреплена на поверхности астероида. Капитан заявил, что его не волнует, как старпом сделает это, но яхта должна быть спрятана, и баста. Иначе на долю сокровищ старпом и команда механиков могут не рассчитывать.

Эта угроза резко подхлестнула всеобщую работоспособность, и опутанное магнитной сбруей серебряное яйцо всё-таки удалось оторвать от каменной поверхности. Для этого осуществляющий магнитную сцепку невидимый крейсер завис над яхтой Сияющих, дождался активации захватов и медленно потянул серебряное яйцо прочь. Оставаться, пусть даже не навсегда, без корабля на поверхности затерянного в космосе куска камня оказалось жутковато, и Мвабана невольно провожал взглядом удаляющуюся яхту Сияющих. Похоже, остальные десантники тоже ощущали схожие эмоции и тоже смотрели туда, где невидимый крейсер тянул за собой серебряное яйцо. Потому что именно в этот момент замаскированный вход в тайник начал открываться, и все пропустили начало данной процедуры.

Каменная скала неожиданно поехала в сторону, и размеры её подвижного основания оказались больше, чем казалось с борта крейсера. Мвабана упал, не удержавшись от неожиданного смещения почвы под ногами, его охранники-конвоиры едва успели восстановить потерянное равновесие. Остальные десантники торопливо разбегались, покидая движущуюся поверхность, и из-за чрезмерного отталкивания многих начало уносить в космос. Десантники тихо матерились в эфире и использовали маневровые двигатели, чтобы вернуться, и их лейтенант злобно требовал от своих подчинённых немедленно накопиться с той стороны выхода, к которой, согласно расчётам, Сияющая будет находиться спиной.

В ту секунду, когда из открывшейся входной шахты показалась женщина Сияющих, добраться до неё успевали пятеро солдат из всего взвода, и Мвабана вздохнул спокойно. Однако всё едва не покатилось к Бесам. Едва Сияющая вылетела из шахты где-то по пояс, солдаты набросились на неё сзади, схватили и выволокли из шахты. Но жертва, превосходившая их ростом почти на метр, хоть и испугалась, но в состоянии испуга пребывала недолго. Уже через пару секунд она опомнилась, начала сопротивляться и быстро расшвыряла нападавших, да так, что их унесло в космос на пару десятков метров. Кто-то из солдат попытался ухватиться за её полутораметровые волосы, но его перчатка лишь беспомощно скользнула по невидимой энергозащите, и затянутая в белое Сияющая отвесила ему пинка. Солдата отшвырнуло так, что не будь на боевых скафандрах маневровых двигателей, он бы точно навсегда потерялся в космосе. Но пинок вышел слишком сильным, и Сияющую саму оторвало от поверхности.

Она извернулась, разворачиваясь лицом ко входу в тайник, и быстро приземлилась, при этом Мвабана не видел на поверхности белого материала, обтягивающего её тело, ничего похожего на маневровые двигатели. Белый материал в некоторых местах оказался покрыт кристаллическим узором, разные сегменты которого неодновременно светились разными оттенками радуги, то усиливая, то уменьшая свечение, и с десятиметрового расстояния казались сияющим тату на голой коже белого цвета. Мвабана понял, что сейчас Сияющая запрыгнет в люк и закроется в хранилище, потому что летящие к ней со всех сторон десантники опаздывают на секунду или две.

От ужасного провала всех спасло то, что в этот момент Сияющая увидела свою яхту, уплывающую прочь от астероида. Она замерла, устремляя взгляд на опутанное магнитной сбруей серебряное яйцо, и её неправдоподобно синие глаза вспыхнули голубым свечением. Вспышку глаз повторил какой-то сложный узор на её одеяниях, и яхта дрогнула в магнитной подвеске, резко замедляя ход до почти полной остановки.

– Она запускает двигатели дистанционно! – заорал капитан. – Пилоты! Увеличить мощность! Немедленно!

– Я делаю это, сэр! – оправдывался пилот. – Но сопротивление груза возрастает!

– Быстрее! – орал капитан. – Лейтенант!!! – Это было уже десантникам: – Что вы там возитесь?!!

Глаза Сияющей вспыхнули вновь, и Мвабана увидел, как на её голове расцвел светящимися кристаллами вставленный в волосы широкий серебряный ободок, становясь похожим на гребень из чистого света. Опутанное сбруей серебряное яйцо окончательно замерло под панические доклады пилотов, после чего дернулось и рывком помчалось обратно к астероиду.

– Она сорвалась! – наперебой верещали пилоты. – Сорвалась! Магнитные захваты не удержали груз!

– Поле преломления сорвало! – вторил им старпом. – Крейсер визуализировался!!!

– За ней!!! – истерил капитан. – Открыть огонь! Уничтожить яхту!!!

Но стрелять явно было поздно, яхта уже приземлялась в десятке метров от Сияющей. Она ринулась к своему кораблю, и в эту секунду подоспевшие десантники набросились на женщину сверху. Передовые шесть или семь солдат сбили её с ног и навалились сверху, стремясь обездвижить, но Сияющая оказалась или слишком сильной, или тонкий белый материал, повторяющий контуры её тела, был снабжён усилителями конечностей. Она расшвыряла солдат прямо лёжа и попыталась подняться. Оказавшись на четвереньках, она одновременно заметила громаду крейсера Федерации, быстро мчащуюся к астероиду, и остальной взвод десанта. Сияющая поняла, что сейчас крейсер прижмёт её яхту к поверхности и пока она будет решать эту проблему, десантники произведут захват. Тогда Сияющая, словно кошка, совершила прыжок и направила своё тело точно в распахнутую входную шахту тайника. По пути она сшибла лейтенанта десантников, мчащегося ей наперерез, и тот отлетел метров на десять. К счастью, остальные солдаты среагировали мгновенно и рванули за ней, на лету меняя направление движения. Следом за Сияющей внутрь входной шахты влетело полвзвода, шахта не закрылась, и туда же ринулись все остальные.

Опешивший Мвабана запоздало поднялся на ноги и поспешил к шахте. Добравшись до края, он остановился и заглянул внутрь. Вблизи шахта оказалась ещё шире, никакой подсветки внутри не было, и в её чёрной глубине мелькали нашлемные фонари десантников. Выходило, что до дна не меньше десяти метров, опыт полётов в боевом скафандре у Мвабаны был минимальным, и он медлил, надеясь на то, что десантники о нём забыли. Лезть в тайник, который может быть нашпигован ловушками Сияющих, было страшно.

– Мвабана! – резкий окрик капитана в головных телефонах гермошлема заставил его сделать торопливый шаг в пустоту. – Стой! Что ты видишь внутри?

– Лучи фонарей, сэр! – Мвабана завис над входом в шахту и поспешно вернулся обратно на каменную поверхность. – Наши десантники что-то делают там внизу, сэр!

– Связь с ними пропала, – сообщил капитан. – Оставайся там и смотри вниз! Что они делают? Там идет бой?

– Я не вижу выстрелов или взрывов, сэр! – Мвабана вглядывался в черноту шахты. – Но фонарей становится меньше! Кажется, они нашли люк и заходят в него, сэр!

– Иди за ними и скажи лейтенанту, что связи с десантом нет! – велел капитан.

Пришлось спускаться в темноту, что оказалось вдвойне сложней из-за того, что рычажки регулировки маневровых двигателей нужно использовать при помощи пальцев, а пальцы сильно дрожат. В итоге Мвабана не рассчитал скорости и слишком сильно врезался в пол ногами, из-за чего больно ушиб пятку. Но в остальном всё закончилось более-менее хорошо. Но это не точно, потому что внизу обнаружился широкий вход, из которого ему навстречу выскочил перепуганный лейтенант.

– Мвабана! Что с крейсером? Мы потеряли связь с кораблём!

– Крейсер в порядке, сэр! Капитан приказал мне найти вас и сообщить, что у них тоже пропала связь с вами! Я думаю, что тут, внутри тайника, везде так! Потому что у меня тоже пропала связь, как только я спустился!

– Поднимайся наверх и скажи капитану, что мы захватили вход в тайник! – велел лейтенант. – Но Сияющая скрылась где-то внутри! Здесь огромное помещение, может быть, не одно. Мы её ищем, но это может затянуться. Необходимо заглушить связь в районе астероида, она может использовать какой-нибудь аварийный маяк!

– Есть, сэр! – Мвабана развернулся, чтобы лететь наверх, но не сумел удержаться: – Лейтенант, сэр! Сокровища? Вы нашли их?

– Там всё заставлено здоровенными контейнерами, – ответил тот. – Мы не смотрели, что внутри, необходимо найти эту Сияющую, пока она не послала сигнал бедствия! Иначе эти контейнеры будут принадлежать нам очень недолго! Шевелись!

Известия об обнаружении большого количества запечатанных контейнеров взбодрили экипаж крейсера мгновенно, и все принялись за работу с утроенным энтузиазмом. Операторы систем РЭБ вывели своё оборудование на полную мощность и заверили всех, что теперь с астероида невозможно не то что сигнал бедствия послать, никто не сможет даже докричаться в эфире до соседнего такого же куска камня. Яхту Сияющей снова оторвали от астероида, оттащили в космос на десять километров и обстреляли торпедами замедленного действия. Двадцать торпед примагнитились к зажимам сбруи, которым было опоясано серебряное яйцо, и перешли в режим ожидания команды на подрыв. Теперь вражеская яхта превратилась в смертельную ловушку, которая сработает, если Сияющая опять попытается вызвать её к себе дистанционно или если до яхты доберутся чешуйчатые ублюдки. И если яхта хоть шевельнется, торпеды разнесут её вдребезги, потому что без силового поля никакое гражданское судно не удержит такой удар. Сразу после этого крейсер вновь вошёл в режим невидимости, и капитан начал спешно формировать погрузочные команды, используя Мвабану в качестве посыльного к комвзвода десанта.

Поймать Сияющую десантникам не удавалось, тайник оказался действительно большим, контейнеры стояли сплошными штабелями в десятки рядов, и спрятаться она могла много где. Солдаты прочесывали штабель за штабелем, но уже было ясно, что переживать не о чем. При строительстве тайник был окружён подушкой из экранирующих материалов пятиметровой толщины, и всё это находится в полости, вырезанной в сплошной каменной толще. Никакой радиосигнал на поверхность не пробьётся, и не всякий сканер снаружи засечёт этот тайник. Так что рано или поздно солдаты Сияющую найдут.

Погрузочная команда покинула крейсер, и Мвабана завёл людей внутрь. Десантники продолжали поиски в глубине хранилища, возле входа никого не было, и Мвабана оказался самым старшим чином. Сгорая от волнения, он приказал матросам вскрыть ближайший из контейнеров.

– Вот этот! – властно потребовал он, указывая на древний, под стать минувшим четырём тысячелетиям, ребристый корпус. – Я хочу знать, что там! Открывайте!

Два раза приказывать не пришлось, и матросы бросились за работу. Старый контейнер оказался на удивление прочным. Матрос даже предположил, что контейнер экранированный, но ошибся. Просто в те давние времена с ресурсами было попроще, и всё делали более качественным, чем сейчас, даже простые контейнеры. Наконец замки были срезаны, и гермозатвор двери удалось открыть. Мвабана бросился внутрь, не осилив дождаться полного распахивания дверей, но тут же остановился: контейнер был забит до отказа здоровенными слитками.

– Это не золото. – Один из матросов осветил слитки лучом нашлемного фонаря, облегчая одному из своих коллег работу с переносным анализатором структур.

Тот несколько секунд возился с установкой и активацией массивного устройства, затем всё заработало, и все столпились возле дисплея, ожидая результатов.

– Это иридий! – победно заявил оператор анализатора. – Он дешевле золота где-то вдвое, но тут вокруг сотни таких контейнеров! Может быть, золото здесь тоже есть!

– Мвабана! – ближний эфир зашипел возбужденным голосом командира взвода десанта. – Ты внутри?!

– Да, сэр! – откликнулся Мвабана. – Я у входа! Мы вскрыли первый контейнер и обнаружили иридий. Золота пока нет, но тут множество…

– Побежал наверх!!! – рявкнул лейтенант, обрывая его на полуслове. – Мы нашли Сияющую, но она сумела выбраться в соседнее помещение! Там какой-то шлюз, или ангар, или транспортный выход из тайника, понять не удалось, она заперла люки изнутри! У неё может быть спасательная шлюпка! Предупреди капитана, пусть проведут облёт астероида! Шевелись! Шевелись!!!

Мвабана бросился к шахте сломя голову и был на поверхности уже спустя двадцать секунд. Он ринулся к крейсеру, на ходу передавая капитану слова командира взвода десанта, но добежать до корабля не успел. Наблюдатели засекли старт неопознанного корабля с противоположной стороны астероида, и крейсер помчался туда. То, что произошло в следующие минуты, Мвабана частично видел сам, частично понял из возбуждённых докладов в радиоэфире.

Из-за каменного горизонта, теряющегося на фоне окружающих астероид густых россыпей каменного океана, стремительно вылетела тусклая серебристая точка. Крейсер врубил форсаж, теряя невидимость, и устремился за ней, но оказалось, что Сияющая не собирается бежать. Серебряная точка набрала огромную скорость, внезапно в один момент изменила направление движения на противоположное и помчалась в атаку на крейсер. Крейсер на полном ходу произвёл встречный залп из орудий малого калибра, предназначенных для поражения малоразмерных целей, но попадания не произошло. За неуловимо краткий миг до этого серебряная точка резким рывком сместилась в сторону и ушла от удара. После чего коротко вспыхнула и промчалась мимо крейсера, заходя на боевой разворот. Стальная дробина крейсера замерцала и вырубила форсаж.

– Мы под тяжёлым огнём! – завопил кто-то из пилотов. – Мощность защитного поля – восемьдесят процентов!

– Уклонение!!! – проорал капитан. – Все генераторы защитных полей – на максимум! Это истребитель?! Наблюдатели! Почему не идентифицировали цель?!!

– Он слишком мал, сэр! – торопливо оправдывался первый наблюдатель. – Я думал, это аварийная капсула…

– Он заходит на нас с тыла! – снова заверещал пилот. – Не успеваю уклониться, нам не хватает манёвренности!

Серебряная точка настигла крейсер, вторично произвела короткую вспышку и промчалась мимо. Безуспешно пытающаяся уклониться стальная дробина замерцала ещё сильнее.

– Мощность защитных полей – шестьдесят процентов! – выкрикнул второй пилот.

Похоже, первый пилот настолько погружён в процесс управления кораблем, делая всё, чтобы спасти крейсер, что ему сейчас не до докладов.

– Идентификацию, бесполезные ублюдки!!! – капитан орал так, будто сейчас лично перестреляет наблюдателей к бесовой бабушке. – Бортинженеры! Где дополнительная защита?!!

– Сэр, все мои люди в тайнике, сэр! – панически отозвался старший бортинженер. – Я делаю, что могу! Мне нужна ещё минута!

В следующую секунду удаляющаяся серебряная точка вновь резко изменила курс на прямо противоположный и пошла в третью атаку. Пилот попытался уйти от удара, но крейсер Федерации безнадёжно проигрывал неизвестному малышу Сияющих и в маневренности, и в скорости движения, и в скорости реакции. Серебряная точка тусклым прочерком пронзила космический мрак в километре от крейсера, не забывая коротко сверкнуть, и мерцающая стальная дробина помутнела.

– Мощность защитных полей сорок процентов! – в голосе второго пилота слышалась неприкрытая паника. – Мы не успеваем уклоняться!

– Огонь из всех орудий!!! – возопил капитан. – Торпеды в режим самонаведения! Заградительный ракетный залп! Системам ПВО вести непрерывный огонь!

– Готова идентификация, сэр! – подал голос второй наблюдатель. – Это перехватчик Сияющих, сэр! Архив распакован, вывожу данные!

– Смилуйся над нами, Чёрная Мать… – в ужасе забормотал кто-то, видимо, глядя на появившиеся данные. – Нам конец…

– Заткнись, болван! – оборвал его старпом. – С этим перехватчиком что-то не так! Судя по цифрам, мы уже должны подыхать внутри плавящихся обломков!

– Сканируйте цель! – взревел капитан. – Максимальная плотность огня!!! Как только он начнёт сближаться, подорвать ракетное облако!

Крейсер расцвёл десятками вспышек, лучей и стремительных штрихов, поливая серебряную точку огнём из всего, что только имелось в его распоряжении. Следом за перехватчиком поплыл ракетно-торпедный залп, быстро отставая от своей цели в силу недостаточных скоростей. Серебряная точка серией неправдоподобно быстрых манёвров ушла от всех орудийных ударов, развернулась и ринулась в следующую атаку. Видимо, маленькая скорость ракет обманула женщину Сияющих, та сочла ракеты не представляющими угрозы и решила обогнуть идущий навстречу ракетный поток так же, как огибала до этого крейсер. Перехватчик промчался мимо запоздало разворачивающихся ракет на близком расстоянии, и в этот момент операторы подорвали ракетное облако. Три десятка боевых частей одновременно взорвались, разбрасывая вокруг себя облака шрапнели, и серебряную точку накрыло взрывом. Перехватчик швырнуло в сторону, и он стал неуклюже уходить в затяжной разворот.

– Осколочное попадание! – торжествующе заорал старпом. – Мы зацепили его!

– Я просканировал его, сэр! – вмешался второй наблюдатель. – Этот перехватчик был серьёзно повреждён ранее! На нём отсутствуют защитные поля, нет сканирующих систем, и уцелело всего одно орудие! Внутри та самая женщина Сияющих, она одна, и биологический сканер показывает, что ей восемнадцать биологических лет, сэр! Мы ранили её, но она ещё жива, у них очень прочная броня, сэр!

– Торпеды в погоню! – Приказал капитан. – Она не должна уйти! За ней! У неё есть рация, аварийный маяк или радиобуй?

– Не могу знать, сэр, но сканеры не засекают активности в радиоэфире, сэр!

– Самый полный ход! Бортинженеры! Мне нужна дополнительная мощность…

Стальная дробина крейсера начала быстро удаляться, и радиосвязь с кораблём пропала. Опешивший от происходящего Мвабана проводил крейсер взглядом и испытал невольный приступ дрожи: вяло описывающая дугу тусклая серебряная точка ожила, мгновенно развернулась и ринулась в атаку. Крейсер начал проводить уклонение и произвел ещё один ракетный залп. Мвабана понял, что капитан решил использовать неопытность Сияющей. Раз она настолько молода, то не может быть умелым боевым пилотом и наверняка не знает всех тонкостей ведения космического боя. Сейчас капитан заманит её в ловушку и уничтожит. Если, конечно, раньше она не уничтожит крейсер из своего супермощного орудия…

Сияющая сделала выводы и не пошла в лоб на ракетную атаку. Вместо этого перехватчик поднырнул под ракетное облако и зашёл на крейсер снизу. Капитан ожидал чего-то подобного и встретил его огнём из всех орудий. Перехватчик ушёл от нескольких десятков смертоносных зарядов настолько виртуозно, что Мвабана усомнился в правильности данных сканеров: в восемнадцать лет летать ТАК невозможно. На достижение такого мастерства надо потратить хотя бы полжизни. Тем временем серебряная точка избежала попаданий и промчалась мимо крейсера, ударив в ответ.

– …тридцать три процента! – сквозь тихое шипение донёсся доклад второго пилота.

Крейсер возвращался к астероиду, связь восстанавливалась, и Мвабана понял, что все, кто был назначен вскрывать тайник, стоят сейчас вокруг него и тоже смотрят в космический мрак. Никто не проронил ни слова в ожидании обрывков эфира. Люди замерли в ужасе. Если крейсер будет уничтожен, все они останутся здесь навсегда. Их ждет смерть либо от удушья, либо от голода, либо от рук рептилий или прочих врагов.

– Резервные генераторы запущены! – воскликнул старший бортинженер. – Мощность защитных полей пятьдесят три процента!

– Плюс двадцать процентов?! – взъярился капитан. – Это всё, на что вы способны?!!

– Большего в одиночку не сделать, сэр! – зло огрызнулся старший бортинженер. – Я могу выдать плюс тридцать, но для этого мне нужны мои люди! А ещё лучше – современное оборудование, а не этот модернизированный антиквариат!

Кусаться со старшим бортинженером у капитана не было времени. Он коротко приказал ему заткнуться и переключился на управление огнём:

– Выпустить заградительные ракетные потоки во все стороны! Взрывать ракеты, как только она ляжет на встречный курс! Не прекращать зенитный огонь! Все торпеды – в режим автономного преследования!

Серебряная точка ушла на безопасное расстояние, развернулась и упрямо бросилась в очередную атаку. Понять, с какой стороны она обойдёт крейсер, не было времени, и операторы подорвали все ракетные потоки одновременно. Сотни взрывов скрыли из вида и крейсер, и перехватчик, пронзающий пространство рядом с ним, и всё захлестнуло потоком шрапнели, которая тоже начала взрываться.

– Мы бьём по себе! – завопил пилот. – Мощность защитных полей сорок пять процентов! Продолжает проседать!

– Зато она промахнулась! – зло оборвал его капитан. – Продолжать движение! Выпустить все торпеды, сколько есть! Достаньте её на подлёте!

– Её снова зацепило, – доложил старпом. – Она выстрелила, но не попала в нас!

– Самый полный ход! – голос капитана звенел от перевозбуждения. – Мы должны быть возле её яхты раньше, чем останемся без защитных полей!

Что он задумал, Мвабана не понимал, но крейсер торопился к яхте Сияющих, при этом не прекращая вести огонь по заметно снизившему активность перехватчику. Серебряная точка летела по-прежнему быстро, но маневрировала реже и в следующую атаку пошла с опозданием в десяток секунд. Перехватчик развернулся, рванулся в бой, но заметил летящие навстречу торпеды и предпринял попытку обойти их на безопасном расстоянии. Торпеды устремились за ним, но не успели, и серебряная капля вышла крейсеру в левый борт.

– Обесточить все орудия левого борта! – тут же приказал капитан. – Остальным орудиям держать максимальную плотность огня! Пилоты, почему мы всё ещё не возле яхты?!! Мы все подохнем из-за вас!

– Ещё семь секунд, сэр! – нервно выпалил первый пилот, и в этот момент перехватчик атаковал левый борт.

Орудийные системы крейсера пытались подавить серебряную каплю воистину шквалом огня, но без орудий левого борта встретить противника залпом в лоб не получилось. Вообще, таким торнадо из потоков смертоносных зарядов можно было размолоть целую эскадрилью истребителей, но перехватчик совершенно немыслимыми по своей скорости манёврами ушёл от всех ударов, выстрелил и промчался мимо, исхитрившись уйти от огня беспрерывно сопровождающих его противоистребительных орудий. Стальной силуэт крейсера, увеличившийся в размерах до очертаний треугольной фасоли, опять помутнел, свидетельствуя о сильном истощении защитных полей.

– Мощность защитных полей двадцать пять процентов! – вместо пилота доложил старпом. – Торпеды готовы к подрыву!

Тут Мвабана понял замысел капитана. Капитан завел крейсер между скоплением астероидов и яхтой Сияющих так, чтобы яхта закрывала перехватчику путь к левому борту, который не ведёт огонь. Для атаки со стороны астероидов перехватчику придётся маневрировать под сильным огнём крейсера, туда же уже выпущены заградительные ракетные залпы и со всех сторон накапливаются самонаводящиеся торпеды. Скорее всего, перехватчик не сможет полностью избежать урона. Может быть, его даже удастся уничтожить. Но Сияющая может снова атаковать плохо защищённый левый борт крейсера. Сделать это ей мешает собственная яхта, которая может быть повреждена или сожжена встречным огнём противоистребительных систем. Но если Сияющая настолько фанатична, что не станет жалеть свою яхту, то ударить крейсеру в левый борт она вполне сможет. О том, что Сияющие есть кровожадные маньяки-фанатики, общеизвестно. В том, что эта Сияющая даже внимания не обратит на потерю яхты, не сомневался никто.

Замысел капитана полностью оправдался. Сияющая оценила обстановку, быстро поняла, что левый борт – это слабое место крейсера, выполнила разворот и устремилась в атаку, держа курс точно на свою яхту. Стало ясно, что ей не просто не жаль денег, вложенных в яхту, более того – она хочет прикрыться ею от огня систем ПВО крейсера! О том, что к опутывающей яхту магнитной сбруе присоединены торпеды, она не знает, сканеров-то у неё нет! Конечно, опытный пилот-истребитель мог бы заподозрить ловушку, но не восемнадцатилетний тинейджер!

Серебряная точка стремительно сблизилась с яхтой, искусно лавируя между потоками встречного огня, и вышла крейсеру в левый борт. В эту же долю секунды автоматика подорвала прикреплённые к яхте торпеды, и перехватчик смело мощными взрывами, слившимися воедино. Серебряную точку прошило потоком осколков, окатило ураганом обломков и швырнуло в астероидное месиво.

– Мощность защитных систем – двенадцать процентов! – полуистерично выдохнул старший бортинженер. – Отказ дополнительных генераторов вследствие перегрузки!

– Фиксирую многочисленные попадания! – воскликнул первый наблюдатель. – Цель поражена! Она неуправляема и двигается прямо на астероиды! Сейчас произойдет столкновение!

– Сияющая убита? – напряжённо уточнил капитан.

– Не могу знать, сэр, слишком далеко! Но, полагаю, она при смерти, сэр! – Первый наблюдатель на секунду замешкался, видимо, сверялся со сканерами. – Столкновения с астероидом она не выдержит, её корыто больше похоже на дуршлаг, сэр, и оно разваливается на части!

– Мы сделали это! – довольно заявил капитан, испуская выдох облегчения. – Хорошая работа, джентльмены!

В следующую секунду серебряная точка должна была размазать себя о встречный астероид, но едва ли не за метр до столкновения неуловимым глазу движением изменила направление движения на сто восемьдесят градусов и помчалась к крейсеру, набирая скорость.

– Открыть огонь!!! – проорал капитан, и орудия крейсера даже успели выстрелить.

Но перехватчик не предпринял никаких манёвров. Он мгновенно, по прямой, прошил разделяющее его с крейсером расстояние и на всей скорости врезался в правый борт. Полыхнула яркая вспышка беззвучного взрыва, ударил фонтан обломков, сменившийся быстро угасающим пламенем, бьющим из здоровенной рваной дыры в смятом борту крейсера, и Мвабана с ужасом смотрел, как под истошные вопли в эфире из разодранного корабля вылетают в открытый космос крохотные точки членов его экипажа.

– Разгерметизация!!! – надрывно орал кто-то. – Помогите!!!

– Декомпрессия на второй и третьей палубах!!! – вопил старший бортинженер. – Пожар в реакторном отсеке!!! Угроза взрыва реактора!!! Задраить переборки!!! Задраить все переборки, ублюдки!!! Заглушить реактор!!!

Связь вырубилась, и похолодевший от панического ужаса Мвабана почувствовал, как против воли подгибаются ноги и он опускается на каменную поверхность напичканного сокровищами астероида. Если сейчас реактор взорвётся, всему конец…

Глава пятая

Сияющая лучистой энергией искорка перехватчика стремительным прочерком покинула притихшую громаду кораблестроительного завода, взяла курс на дальнюю орбиту звезды и перешла на тридцатикратную скорость фотона. Слившееся с кораблём сознание уловило всплеск в энергопотоке космического пространства, и Кристалл Наблюдения принёс отпечаток только что ушедшего в гиперпрыжок гражданского катера. Судя по полученной частотной развёртке, бросавшейся в глаза знакомыми характеристиками, катером управляла Молчана, и курс был проложен в систему звезды Аркольн. Значит, молчаливая Гармоничная красавица уже скользит по гипертрассе к Руте-Земле, и никакая опасность ей не угрожает.

Спустя несколько мгновений к точке сбора со всех сторон мчались боевые корабли, и энергопоток окружающего космического пространства заполнился вибрациями тысяч проложенных курсов. Боевые Кристаллы орбитальной крепости выводились на максимальный уровень резонансной активности, Кристалл Наблюдения один за другим подсвечивал стратегически важные участки солнечной системы, взятые на прицел тяжёлыми излучателями антиматерии, и каждый миг информационный поток вспыхивал отпечатками приведённых в боевое положение оборонительных средств. В точках возможного выхода в реальный космос вражеских сил активировались скрытые полями преломления генераторы плазменных вспышек и стазис-закладки с запасом антиматерии, скрытые внутри фотосферы Ярило ураганные усилители солнечной радиации взвинчивали частоту срабатывания, незримые пылевые облака мономолекулярной инициации разрыва атомарных связей накапливались на подступах к планетарным орбитам. Едва Гьярдар прибыл на борт своего крейсера, его вызвал командир Четвёртой Ударной.

– Гармоничный Гьярдар! – без предисловий заявил командир Хильдебранд. – Ты больше не состоишь в экипаже крейсера и должен прибыть на борт Светоча Дальнего Боя «Индра»! Я жду тебя здесь немедленно, времени мало!

Светоч Дальнего Боя «Индра» был самым мощным огневым средством эскадры прикрытия системы Ярило, его отстроили полкруга лет назад Асы касты Мастеров на Хагарде специально для обороны Ярило. «Индра» был создан по самым передовым технологиям, вобравшим в себя опыт четырёх тысячелетий Второй Ассы, и по праву считался одним из лучших кораблей своего класса в Мире Пограничной. Все его Искривители Материи Пространства были настолько мощны, что даже просто запустить их являлось задачей, посильной лишь рождённым в Священное Лето. А для того чтобы вывести столь могучие Искривители на полную мощность и уверенно поражать ими противника, рождённые в Священное Лето воины должны быть опытными ветеранами.

В силу данных требований весь экипаж «Индры» был укомплектован рождёнными в Священное Лето, и Гьярдар хорошо знал каждого из них, ибо вся эскадра прикрытия была сформирована из бойцов Рода Эгвид. Единственными, кто не являлся Гьярдару родичами, были Валькирии, прежний круг Валькирий был целиком из Рода-Побратима. Но все они в итоге заключили супружеский союз с воинами эскадры прикрытия, вступили в Удел Матери и вернулись в родовые замки Рода Эгвид в Галактике Харра. А увидеть новый круг Валькирий ему до сих пор так и не посчастливилось. Родичи, являвшиеся бортовыми стрелками «Индры», были старше Гьярдара минимум на полтора Круга Жизни[6], и сомневаться в их мастерстве давно уже не приходилось. И если командование направляет на «Индру» даже его, значит, сражение ожидается крайне серьёзное. Неужели, несмотря на все наши усилия, Тёмные раскрыли секрет системы Ярило и собираются атаковать разведцентр?

До «Индры» Гьярдар добирался дольше, чем от кораблестроительного завода до точки сбора. Вокруг Светоча Дальнего Боя уже выстроилась четвёрка авианосцев, теперь занимали свои места ударные группы, и полёт на форсаже был невозможен. Но раз тревогу на Орее объявлять не стали, значит, время ещё есть. Гармоничный воин сходу вогнал свой перехватчик в распахнувшееся за мгновение до посадки доковое гнездо и погасил скорость до ноля непосредственно в точке контакта. За пределами перехватчика его уже ожидало свечение прямого перехода, и спустя миг Гьярдар стоял в центральном отсеке «Индры» перед командиром Хильдебрандом.

– Гармоничный Гьярдар! – Умудрённый опытом пяти сотен лет жизни Харрийский командир встретил его пристальным взглядом, внимательно изучая состояние личного энергоконтура. – Занимай центральный Искривитель фронтальной полусферы. Его оператор заберёт твой перехватчик навсегда. После получишь новый.

– Мы не удержали конспирацию? – хмуро поинтересовался Гьярдар. – И кто же решил нарушить послевоенный мир?

– Пока с конспирацией всё в порядке, – командир Хильдебранд остался доволен параметрами энергоконтура Гьярдара. – Сейчас сложно сказать, что происходит. Блюстители засекли пересечение Рубежа низкоэнергетической формой жизни. В нашу сторону в гиперпространстве движутся несколько кораблей. Идут на максимальной скорости скольжения. Судя по расчётам, они пришли из Мира Теутио Тик*Аль. Предположительно из сектора, в котором обитает цивилизация, именующая себя «Ххззуты».

– Это галактика Красной Расы, – Гьярдар увеличил энергообмен между полушариями головного мозга и поднял из глубин памяти требуемую информацию. – Ххззуты – арахниды. Раса жуков, во времена Второй Великой Ассы отличалась повышенной жестокостью по отношению к Светлым. Официально объявляла Сияющим войну на полное уничтожение. После разгрома Коалиции Низкоэнергетического Пространства наши карательные эскадры полностью уничтожили правящую верхушку Ххззутов со всеми её родовыми кладками, включая близкородственные. Это были единственные представители Галактики Теутио Тик*Аль, на всём протяжении войны проявлявшие принципиальную непримиримость. – Гармоничный воин отключился от глубинной памяти: – Получается, что преемники уничтоженных правителей Ххззутов пожелали отомстить нам за своих предшественников? Странно как-то…

– Командование считает так же, – согласился командир Хильдебранд. – Тёмные обожают власть, вряд ли новые властители Ххззутов в обиде на нас за то, что мы дали им возможность заполучить её. Конечно, нельзя исключать, что их могли убедить в том, что месть необходима, например, для поддержания имиджа или укрепления влияния. Но у Ххззутов инстинкт самосохранения развит не хуже остальных Тёмных. Они не могут не понимать, что ответ последует. Вряд ли они успели забыть, каковы возможности нашей касты. Посему более логичен иной вывод: их заставили.

– Эмиссар? – Лицо Гармоничного воина стало жёстким. – Кто-то из Высокомерных Тёмных осмелился вернуться в четырёхмерный слой Вселенной? И ты оставляешь меня на Светоче Дальнего Боя, вдали от передовой линии? Разве я провинился?

– Разве тебе почти двадцать два, а не почти тридцать два лета, Гьярдар? – сурово воззрился на него командир Хильдебранд. – Я слышу детский каприз?

– Нет, многомудрый Хильдебранд! – Гьярдар немедленно подобрался. – Я неверно изложил свою мысль! Я не оспариваю приказ командования, я лишь желаю сразиться с Тёмными лицом к лицу! В первых рядах от меня будет больше пользы!

– В первых рядах ты погибнешь, если силы вторжения поддерживает Эмиссар, – бесстрастно парировал командир Хильдебранд, и его ярко-зелёные бездонно-прозрачные глаза коротко вспыхнули. – Ты ещё не заслужил права идти в лобовую атаку на Высокомерных Тёмных. Так что командованию видней, где именно от тебя будет больше пользы! Вопросы?

– Вопросов нет! – отчеканил Гармоничный воин.

– Тогда ступай на вверенный тебе боевой пост, – невозмутимо велел командир.

Пришлось признать, что Хильдебранд прав. Погибнуть в бою за Расу, сойдясь в схватке с Высокомерным, это великое деяние и столь же великая честь, которую в современных условиях надо ещё заслужить.

Пятьсот лет назад, ко времени окончания Второй Великой Ассы, численность воинской касты не просто была громадной – Боевым Асом был каждый третий воин Сияющих. Это механизм самосохранения, выработанный Небесной Расой Сияния Света за миллиарды лет существования: когда Расе угрожает опасность истребления, воинская каста переходит на особое положение. В жестоких и постоянных сражениях гибнет множество бойцов, но каждый из них, прежде чем совершить свой Последний Подвиг, оставляет в родовом замке полный круг детей. Каста стремительно увеличивается в размерах, маленькие воины вырастают, пылая неистовой жаждой отмщения, и враги сполна познают, что такое Заповедь о Воздаянии, являющаяся в воинской касте Священной.

Но в кровавых битвах погибают не все. Ветераны, прошедшие множество сражений, с каждым убитым чужаком накапливают силу своей Сущности. Враги Расы сами роют себе могилу: чем дольше и кровопролитнее война, тем больше ветеранов заполняют свои Сущности на максимум и становятся Асами. Мощь Боевого Аса огромна, а мощь Боевого Аса, вооружённого самыми передовыми научными достижениями гражданских каст, близка к безмерной. В неразрывном Единстве Расы лежит секрет её выживания и процветания, из которого никто, кстати, секрета не делает. Единство – предмет гордости Сияющих, и Раса говорит об этом всегда. Воины гибнут за мирную жизнь гражданских каст, гражданские касты заботятся о воинах. Лучшие разработки Творцов, лучшие изделия Мастеров, лучшая продукция Венедов и всех прочих многомудрых каст во время войны идёт на нужды воинской касты.

В конце концов, численность воинской касты становится воистину громадной, и в тот момент, когда каждый третий её боец суть Боевой Ас, пространство низких энергий начинает дрожать от ужаса, запоздало осознавая свои перспективы. Непобедимые флоты, состоящие из сияющих лучистой энергией сферических кораблей, несут смерть посягнувшим на Родину и Расу, и никто из кровавых убийц не уйдёт от воздаяния. Тёмные потерпели сокрушительное поражение в Первой Великой Ассе, потерпели поражение во Второй и потерпят поражение в каждой последующей, сколько бы их ни было. Ибо пока Раса Сияющих едина, уничтожить её невозможно.

Но Великая Асса закончилась, и огромная численность воинской касты стала не нужна. Могучие Боевые Асы, наводившие на врагов ужас, покинули четырёхмерный слой Вселенной и устремились в Высь по бесконечной лестнице Развития. Старые и закалённые в боях ветераны уступили место молодым бойцам и ушли на покой. Со временем они тоже ушли в Высь, и сейчас в воинской касте осталось только минимально необходимое для поддержания положенной военной мощи количество Боевых Асов. Лишь некоторые из них являются ветеранами прошедшей Великой Войны, остальные развились за минувшие пятьсот лет из Гармоничных и из рождённых в Священное Лето. Ибо с тех пор не бывает грандиозных сражений, когда в битву вступают миллионы кораблей и миллиарды бойцов. Сейчас крайне непросто дождаться сражения, в котором каждому воину представилась бы возможность уничтожить несколько сот Тёмных.

Каста воинов – это не гражданские Созидатели, которые накапливают силу своих Сущностей, двигая Расу к звёздам. Воины не созидают, их Сущности набирают мощь лишь тогда, когда они уничтожают врагов Расы. В мирное время прирост силы невелик, и сражаться с Тёмными желает каждый. Несложно представить, сколько родичей сейчас рвутся пойти в бой. Гьярдару через месяц станет тридцать два, и он официально будет признан ветераном. Сражения для него ещё отыщутся, Рубеж рядом!

Зато многим бойцам эскадры прикрытия более трёхсот лет, командиру Хильдебранду и вовсе за пять сотен, он родился за несколько лет до окончания войны. Вскоре умудрённым опытом бойцам придётся уступить свои боевые посты новым ветеранам, и время битв для них закончится. Посему любой из них гораздо более достоин погибнуть в битве за Расу, дабы наполнить силой собственную Сущность. А Гьярдар к тому же Гармоничный, у него сил невпроворот, ему боевое применение всегда найдётся. Выходит, что командир Хильдебранд прав, и он, Гьярдар, своим необдуманным капризом обидел многих более старших родичей.

Гармоничный воин, коря себя за неуважение к братьям, поспешил к боевым постам Искривителей, и оставшийся позади командир тихо произнес сердитым голосом:

– Ну? Теперь тебе всё понятно?! Он уже собрался в атаку в первых рядах! Так что потерпишь! – Похоже, Хильдебранда рассердило его необдуманное требование.

Гьярдар обернулся, обдумывая, стоит ли спросить разрешения объясниться и принести извинения родичам, но оказалось, что командир Хильдебранд разговаривает с кем-то посредством Кристалла Связи и не смотрит на Гармоничного воина. Видимо, Гьярдар оказался такой не один, и от понимания этого стало значительно легче. Могучий Харриец добрался до указанного боевого поста и привычным движением завис в сплетении мощных энергий. Этот Искривитель изначально создавался с огромным запасом мощности, дабы вести из него огонь мог Боевой Ас, если таковой окажется на борту. Воины, рождённые в Священное Лето, запускали его с трудом, и потому на данный боевой пост всегда назначался самый мощный стрелок.

Сейчас заложенный в архитектуру Кристалла потенциал очень пригодится. Гьярдар вывел могучее оружие в холостой режим и подал на его молекулярную решётку всю свою энергию, на которую только был способен. Мириады атомарных связей с поразительной лёгкостью поглотили его импульс, вошли в резонанс и создали пиковую атакующую нагрузку. Структура Кристалла с тихим перезвоном стравила энергию в концентратор, повинуясь холостому режиму, и Гармоничный Харриец высчитал силу предполагаемого удара. М-да… До Аса ему как до Асгарда пешком… Неужели это вообще возможно… Но в сравнении со стандартным ударом импульс был хорош, так что в бой идти не стыдно.

– Есть расчёт оптимальной точки перехвата! – Общая частота эскадры прикрытия вспыхнула образом старшего Блюстителя орбитальной крепости. – Штаб группировки открывает ноль-переход! Эскадре приготовиться!

Своих Боевых Асов в эскадре прикрытия системы Ярило нет, Боевой Ас слишком мощная сила, и его частое присутствие в данном участке космоса вызовет ненужный интерес соседей и союзников. Поэтому ноль-переход в случае необходимости для военных нужд открывают Асы гражданских каст, или же таковой открывается Боевыми Асами с базы Харрийской группировки в системе Рады. Сейчас командование группировки открыло ноль-переходы в точку перехвата сразу из всех систем, где находятся изготовившиеся к бою эскадры. Гьярдар ощутил, как впереди незримо вспыхивает зеркало ноль-перехода, и на общей частоте прозвучал приказ командира эскадры:

– Эскадре – вперёд!

Замерший в атакующем ордере ураган из смертоносных сияющих сфер мгновенным ускорением исчез в подрагивающей бездонно-чёрной рябью изнанке пространства, и спустя краткий сиг времени вокруг слившегося с кораблём Гьярдара вспыхнул иной звёздный рисунок. Гармоничный Харриец огляделся. Прямо по курсу широким фронтом раскинулись боевые порядки Даарийской группировки, заканчивающей построение. Стало быть, Даарийцев командование подняло по тревоге ещё раньше. Чуть поодаль, вокруг эскадры прикрытия Ярило, из чернеющих в черноте космического пространства зеркал ноль-переходов появлялись отдельные Харрийские эскадры, но самой Харрийской группировки видно не было. Значит, командование оставило её в оперативном резерве. Если сейчас состоится битва с Эмиссаром, передовые подразделения неминуемо погибнут, и до прибытия помощи из эпицентра пространства высоких энергий кто-то должен защищать Мир Пограничной.

Зеркала ноль-переходов одновременно угасли, и в следующий миг общий энергопоток окружающего космоса заметно дрогнул: Даарийцы произвели воздействие на гиперпространство. Прямо перед их боевыми порядками, на дистанции массированного удара, метрика пространства изогнулась подобием неправильной призмы, и оттуда посыпались корабли Тёмных. Гьярдар приблизил изображение. Блюстители не ошиблись. Это крейсера Ххззутов, соединённое с корабельными ускорителями памяти сознание мгновенно выдало поток образов, одновременно извлекаемых из недр глубинной памяти и информационных Скрижалей флота.

Странно, но флот вторжения оказался небольшим. Чуть более двухсот вымпелов, среди которых нет сверхтяжёлых кораблей, без которых у Тёмных не обходится ни одно крупное наступление. Ни дредноутов, ни линкоров. Эмиссара тоже нигде не было, и Гьярдар решил, что Тёмные таким способом провели отвлекающий манёвр. Тем временем эскадра Ххззутов начала очень быстро выстраиваться в походный ордер, и от неё отделился одинокий корабль. Одиночка на полном ходу устремился к порядкам Даарийской группировки, и информационный поток окрасился грубыми вибрациями техногенного устройства связи.

Командование приняло вызов на общей частоте флота, и в сознании Гьярдара вспыхнул образ небольшого Жука в боевом снаряжении. Вид Ххззута был суров, тут не отнять, а вот размеры немного подвели – восьмилапый воитель ростом едва дотягивал до двух с половиной метров. Пожалуй, если он полностью выпрямит лапки и вытянется вверх, то станет ростом со среднего Свага. Посланник Ххззутов издал торопливый щелкающий стрёкот, часто переходящий в шипение, и Боевые Асы Даарийской группировки перешли на образное восприятие информации, транслируя перевод на частоту флота.

– Не открывайте огонь! – попросил Жук. – Мы пришли без агрессии! Нам пришлось нарушить Рубеж ради выживания своего вида! Оружие Высокомерных Тёмных уничтожает наш народ, и мы бессильны противостоять этому! Цивилизация Ххззутов просит цивилизацию Сияющих о помощи!

– Для парламентёров вас как-то многовато, – без всяких эмоций прозвучал ответ, и Гьярдар настроился на образ говорящего, мгновенно узнавая Боевого Аса, Командующего Даарийской группировкой.

– Нас было больше, – вновь застрекотал Жук. – Мы не знали, куда оружие Эмиссара, именуемое нами Экстервит, нанесет следующий удар! За считаные минуты оно уничтожает разумную жизнь в границах солнечной системы, и скрыться от него невозможно! Поэтому мы отправляли гонцов сразу со всех наших планет! В надежде, что кто-то успеет дойти! Время стремительно истекает, мы вложили все излишки энергии, имеющиеся у Расы, в открытие ноль-перехода, но смогли достигнуть лишь самой кромки этой галактики! Дальше пришлось идти через гиперпространство, и мы не знаем, сколько планет нашей цивилизации уцелело на данный момент!

Мгновение Командующий Даарийской группировкой молчал, и Гьярдар ощущал, как могучие Боевые Асы изучают разум Ххззута и обращаются к Единому Информационному Полю Вселенной. Посланец Жуков ожидал ответа, но по вибрациям его чахлого энергоконтура было несложно заметить, что он предельно взволнован.

– Тёмный не лжёт, – заключил Командующий и обратился к посланнику: – Помнит ли цивилизация Ххззутов, сколько миллионов жизней Сияющих она оборвала в ходе Великой Войны? Которую Ххззуты объявили войной на уничтожение?

Энергопоток Жука дрогнул, свидетельствуя о том, что он ожидал подобного вопроса и более всего боялся услышать именно его.

– Ххззуты помнят всё, – прострекотал посланник. – Нам нечего сказать в своё оправдание. Великая Война есть свершившийся факт, мы не отказываемся от фактов. Все виновные были уничтожены пятьсот лет назад, цивилизация Ххззутов забрала своё заявление о войне на уничтожение, признала свою неправоту и понесла наказание. Мы бы не стали обращаться к цивилизации Сияющих за помощью никогда. Но сейчас у нас нет иного выхода! На кону стоит существование нашего вида, как когда-то на кону стояло ваше существование. Мы уповаем на то, что вы поймёте наше положение, как никто другой!

– «Никто другой» вряд ли стал бы связываться с оружием Высокомерных ради своих бывших заклятых врагов. – Поток мысли Боевого Аса окрасился иронией. – Однако время уходит. Ваша цивилизация принесла Сияющим безмерные океаны горя. При прочих иных обстоятельствах лично я бы отказал вам в любой помощи. Но речь идёт об оружии Эмиссара, и Сияющие слишком хорошо знают, что это значит. Множество наших планет из цветущих миров превратилось в мёртвые пустыни, которые мы будем возрождать ещё многие тысячи лет. Предоставь координаты врага, посланник, мы содеем, что в наших силах.

Жук торопливо прощёлкал что-то своим сородичам, и экипаж его крейсера развил бурную активность, подключая к линии связи кучу электронной аппаратуры. Техногенных излучений в общем энергопотоке окружающего космоса стало в десяток раз больше, но организовать сопряжение своих навигационных систем с биоэнергетическими полями Сияющих Ххззуты не успели. Боевые Асы считали координаты цели прямо из электронных недр активной аппаратуры Тёмных, чем немало удивили и Жуков, и самого Гьярдара, после чего от командования поступила серия приказов.

Исход битвы с оружием Эмиссаров был неведом никому, и потому в бой были отправлены только самые опытные и взрослые ветераны. Боевые Асы сформировали сводную эскадру из всех находящихся под рукой подразделений, и из состава эскадры прикрытия системы Ярило в неё вошёл только Светоч Дальнего Боя «Индра». К вящей радости Гьярдара, командование не стало терять время ради одного-единственного молодого бойца, и его не изгнали с борта Светоча. Спустя две части сводная эскадра замерла в атакующем ордере, и Боевые Асы открыли ноль-переход согласно полученным координатам.

– Сводной эскадре – в атаку! – прозвучавшая в общем эфире команда сорвала застывшие корабли в стремительный бросок.

Поток сияющих звёздным светом сфер пронзил чернильно-чёрную тьму, мгновенно оказываясь в чужой галактике, и личный энергоконтур ощутил знакомое падение плотности пронизывающих космос энергий. Сводная эскадра находилась в небольшой системе красного карлика, на орбите которого имелось всего одно космическое тело: громадный, величиной с планету, выпукло-вогнутый куб неправильной формы. Его кривая поверхность тускло светилась коричневыми сполохами, из которых хаотично вырывалось множество кривых разрядов аналогичного цвета. В общем эфире вновь появились вибрации техногенного оборудования, и вспыхнувший образ посланника Ххззутов зашёлся в паническом щёлканье. Кто-то из Боевых Асов коротко сообщил, что прямо сейчас оружие Эмиссара уничтожает Жуков в очередной солнечной системе, и мчащаяся в бой эскадра вышла на дистанцию атаки.

– Вижу цель! – слитное сообщение тысяч боевых кораблей единым импульсом влилось в энергопоток общей частоты флота.

– Цель уничтожить! – Короткий приказ Командующего запустил огромную лавину отработанных до автоматизма действий.

Штурмовые группы ринулись на сближение в сверхскоростном форсаже, линкоры огневой поддержки и Светочи Дальнего Боя дали сосредоточенный залп, и Гьярдар растворился в энергиях своего Искривителя. Мощный энергоконтур Гармоничного воина генерировал импульсы биоэнергии, вливая их в атомарную структуру сложнейших Кристаллов боевого оборудования. Сотни различных каскадов, созданные великими разумами уникальных специалистов, разгоняли, взвинчивали и сливали в единую ураганную смертоносную мощь триллионы вибраций и излучений, воздействуя на структуру матрицы пространства. Гигантский удар, способный в сиг времени полностью разорвать любые связи внутри любых субатомных частиц, находящихся в пространстве объёмом в сотни кубических километров, уносился в указанную стрелком точку, где складывался с тысячами таких же ударов, каждый миг приходящих с других орудийных систем ведущей огонь эскадры.

Дрожащие коричневыми силовыми полями кривые грани выпукло-выгнутого куба неровно запульсировали, теряя интенсивность выплёвываемых кривых разрядов, и металлическая поверхность машинерии Эмиссара окрасилась множеством мелких тусклых взрывов. Спустя мгновение стало отчётливо видно, что взрывается что-то, находящееся внутри куба, ибо его внешняя поверхность уже перестала быть собой и превратилась в пыль, пока ещё удерживающую былую форму. Вспухающие внутри куба взрывы развеивали ставшие пылью исполинские металлические конструкции, и творение Высокомерных Тёмных размазалось, скрываясь в пылевом облаке. Эскадра перешла в режим восприятия первичных энергопотоков, и Гьярдар увидел, что цель не разрушилась. Куб потерял в размерах, но всё ещё функционировал.

Внезапно его кривые бока пошли гигантскими пузырями, то раздуваясь, то вваливаясь внутрь, словно плавающие изнутри наружу гнойные нарывы, и вся конструкция покрылась кривой уродливой сетью коричневых жил. Куб стал похож на месиво из печатных плат, выдранных с корнем из какой-нибудь допотопной электроники Тёмных, и гуляющие нарывы включили ещё более коричневую подсветку. Гьярдар ощутил, как силовое поле «Индры» содрогается от мощного удара извне, и Кристаллы Щитов завибрировали тяжёлыми переливами, сообщая о критической перегрузке. Оружие Эмиссаров открыло ответный огонь.

– Подразделениям огневой поддержки – максимальная плотность огня! – раздался приказ Командующего. – Штурмовым крейсерам и Светочам Ближнего Боя покинуть дистанцию клинча и приготовиться к таранному удару! Твоё время пришло, брат!

– Благодарю тебя, старый друг! – в общем эфире вспыхнул образ седого Даарийского Боевого Аса, и Гьярдар узнал прославленного героя Второй Всеобщей. – Штурмовым подразделениям – всю энергию на Кристаллы Щита! Я ощущаю, что оружие Эмиссара ответит на мой удар. Вы должны выстоять четыре мига.

Уродливый куб усилил коричневое свечение, и сила вражеского удара возросла. Кристаллы Щита «Индры» вышли на максимальный пик резонанса, и корабельный энергоконтур вплотную приблизился к порогу взрыва. Стремительно мчащиеся вокруг вражеской конструкции сотни штурмовых крейсеров, заливающие цель потоками антивещества, начали отступать, не в силах одновременно вести огонь и держать защиту. Одна за другой сияющие лучистой энергией сферы боевых кораблей вспыхивали антрацитово-чёрным свечением, переходя в режим «Битва на смерть», и их экипажи поглощали входящую энергию, накапливая импульс для последнего и сокрушительного удара. Самым последним отступал одинокий Светоч Ближнего Боя, управляемый седовласым Даарийским Боевым Асом.

Едва штурмовые подразделения покинули дистанцию клинча, его Светоч остановился, отпуская соратников подальше, и внезапно ослепительно вспыхнул, переходя из атомарного состояния в волновое.

– Увидимся в Волхалле, братья! – Мысленный образ Боевого Аса впечатался в сознание, и кипящая нестабильными энергиями маленькая звезда устремилась в атаку.

Крохотная Сверхновая взрезалась в коричневую муть куба, и общий энергопоток солнечной системы сотрясло мощным ударом. Коричневый куб на мгновение захлестнуло яркой вспышкой звёздного света, и он сжался, уменьшаясь в размерах вдвое. Грязно-коричневое свечение начало хаотично угасать, как вдруг Гьярдар отчетливо ощутил появление незримой вражеской силы. Бесконечно более мощная энергия, многократно превышающая возможности четырёхмерного слоя Вселенной, истекала из Тёмного пространства Эмиссара, явившего в наш слой Вселенной этот уродливый куб. Находящаяся на грани разрушения машинерия Высокомерных Тёмных стремилась взорвать тёмную материю в гравитационном колодце красного карлика, чтобы отразить нападение.

Противостоять технологиям Высокомерных Тёмных невозможно, силы неизмеримо неравны, и за бесконечно краткий миг до взрыва сводная эскадра единым импульсом перешла в режим «Битва на смерть», дабы перед смертью поглотить и вернуть врагу как можно больше разрушительной энергии. Личный контур обожгло вибрациями собственных энергопотоков, стремительно взвинчивающих напряжённость до состояния взрывного самораспада, и Гьярдар почувствовал Суть врага. Бездушная Машина, созданная технологиями Высокомерных Тёмных, получала помощь от себе подобных, питающих её из родного слоя Вселенной. Этого врага можно сразить только ценой собственных жизней, и тем достойнее будет гибель. Сущности павших обогатятся от такого деяния, но будет ли оружие Эмиссара повержено полностью, Гьярдар понять не мог. Для уверенной победы нас слишком мало.

«Успеете ещё обогатиться», – в сознании возник мысленный образ чего-то огромного, смертельно-опасного и при этом очень родного и знакомого.

За бесконечно краткий миг до всеобщего взрыва единый энергопоток сводной эскадры испытал лавинообразный всплеск, и Гьярдар неожиданно ощутил себя в тысячи раз сильнее. Искрящиеся антрацитово-чёрным свечением корабли эскадры вдруг вспыхнули ярчайшим звёздным сиянием. В течение единственного сига времени каждый боец Сияющих обрёл тысячекратное усиление собственных возможностей, и последний порыв слившихся в единый ударный кулак кораблей и воинов резко возрос до запредельной величины, едва умещающейся в уравнении баланса энергий столь юного слоя Вселенной. Пришедшая из вышних слоёв Тёмного пространства лавина искусственной энергии врезалась в ставший непробиваемым океан лучистой энергии и была отброшена обратно с невероятным ускорением.

Яростно ревущий океан смерти захлестнул коричневый куб, и уродливое оружие Эмиссара сорвало с гравитационного поводка звезды. Коричневый куб покрылся трещинами, изо всех сил сопротивляясь разрывающей его изнутри энергии, и его аварийные системы перехватили управление всеми функциями исполинского механизма. Оружие Эмиссара затряслось, запуская спасательные протоколы вкупе с аварийными двигателями, и резким рывком покинуло четырёхмерный слой Вселенной, переместившись куда-то в вышние слои Тёмного пространства. Энергетический всплеск сошёл на нет, и личный энергоконтур закололо мелкими, но множественными уколами энергопотоков, меняющих разрушительные частоты на созидательные. Гьярдар с трудом вернул собственному энергоконтуру устойчивость и поспешил оценить обстановку, ища, не нужно ли помочь кому-либо из соратников.

Но сводная эскадра не понесла потерь. Тёмная материя окружающего космического пространства содрогалась от мощного энергетического дисбаланса, красный карлик находился в состоянии катастрофического перевозбуждения структур, однако ничто из этого не воздействовало на быстро восстанавливающие нормальное состояние корабли Сияющих. От уродливого коричневого куба остался лишь не менее уродливый отпечаток его массы, находящейся сейчас за пределами четырёхмерного слоя Вселенной, и на его месте едва заметной сыпью застыла россыпь мёртвых тел гуманоидных представителей Красной Расы. Спасая себя, оружие Эмиссара выплюнуло своих нынешних хозяев из собственных недр, дабы не потерять стабильность собственных структур в момент аварийного рывка через множество слоёв Вселенной.

Прямо посреди сводной эскадры, окутывая мощными излучениями каждый корабль, включая замершие в ужасе крейсера Ххззутов, ослепительно сиял сгусток чистой энергии величиной с луну. Гьярдар инстинктивным слиянием встроился в поток могучего исполина, восстанавливая разрушившиеся от предвзрывного перенапряжения клетки своего тела. Вот почему оружие Эмиссара потерпело поражение – Светлый Лег, могучий Разум, обитающий в шестнадцатимерном слое Вселенной, пришел на помощь своим юным потомкам, откликнувшись на зов погибшего Боевого Аса.

Мощные энергии Вышнего Щура меньше чем за получетверть части[7] стабилизировали вышедшую из равновесия тёмную материю солнечной системы, сбалансировали красный карлик, после чего вывели из защитного стазиса корабли Ххззутов. Между перепуганными ошарашенными Жуками вспыхнул интенсивный радиообмен, но вникать в него никто не стал, ибо не до того. Все исцеляли полученные травмы, купаясь в щедрых энергиях недоступно мощного Щура.

– Мы приветствуем тебя, безмерно могучий Предок! – поток мысли Командующего сводной эскадрой зазвучал прямо в сознании, и Гьярдар понял, что Светлый Лег на время своего присутствия объединил всех в единое слияние разумов. – И благодарим за помощь.

«До безмерной могучести мне ещё далековато», – весело зазвучали в ответ смертоносные энергопотоки, – «шестнадцать измерений трудно назвать безмерными. Но оставлять здесь эту коричневую гадость было нельзя. Вы приняли верное решение. Я горд за своих бесстрашных и сильных потомков».

Единое слияние высокоэнергетических разумов ощутило, как Вышний Щур подключает к общей беседе сразу всех Жуков, замерших в благоговейной тишине, и Светлый Лег продолжил:

«Ххззуты! Мы загнали оружие Эмиссара в режим абсолютной защиты. Куб покинул текущий слой Вселенной и укрылся гораздо выше, там, где достать его мне не по силам. После поражения в Великой Ассе Высокомерные Тёмные не пожелают рисковать собой, и никто не отправит сие оружие обратно. Но пройдут многие сотни тысяч лет, и куб вернётся сюда вместе со следующей Всеобщей Войной. Он будет уже не столь силён, как прежде, и от его удара можно будет укрыться, но это потребует совместных усилий всей вашей цивилизации. Иначе умрут многие. Помните об этом».

– Мы будем готовы, Величайший из Величайших Богов! – Посланник Ххззутов вышел из оцепенения и поджал переднюю четвёрку лапок, склоняясь в поклоне. – Раса Ххззутов всегда будет помнить, как Ты спас её, Великий Господь!

«Я вам не Бог и не Господь», – энергии Светлого Лега не несли враждебных эмоций, но его смертоносные излучения неопровержимо свидетельствовали о принадлежности к воинской касте, и было хорошо заметно, что Жуки ощущают этот факт. – «У каждой Расы собственные Предки и собственная уникальная вертикаль развития в Мироздании. Вид, который начинает жить по чужим законам, неизбежно вымирает. Так что Высокомерные у вас свои, Ххззут! Я же помогал своим Потомкам. Именно их решению и деяниям ваша Раса обязана своим спасением. Но минуют тысячелетия, и вы забудете об этом».

– Все не забудут, о, Величайший! – фанатично возразил Жук. – Ххззуты помнят всё! Такова воля Мироздания, создавшего нашу Расу. Собравшиеся здесь не могут отвечать за действия далёких потомков. Но мы можем отвечать за свои собственные. В наших родовых кладках будет зафиксировано всё, чему мы стали свидетелями. Пусть потомки решают, как хотят строить свою жизнь, но информацию мы им предоставим!

«Да будет так!» – рассудил Светлый Лег. Он вывел Ххззутов из общего слияния и обратился к единому разуму сводной эскадры: – «Далее все вы способны справиться собственными силами. Посему я прощаюсь с вами. Увидимся в Волхалле, потомки!»

Мощный сгусток лучистой энергии исчез, и единый разум распался на составляющие. Ххззуты немедленно развили бурную активность: большая часть их кораблей поспешила к области гиперпереходов, торопясь принести на свои планеты радостную весть, остальные устремились гонять по окраинам опустевшей системы красного карлика пару десятков космических кораблей других цивилизаций Тёмных. Судя по исходящим от них вибрациям техногенного оборудования, корабли не являлись боевыми, скорее, это было что-то вроде сборщиков информации. Вникать в ненужные подробности никто не стал.

Сводная эскадра приняла походный ордер, и Командующий официально попрощался с посланником Ххззутов, не устающим рассыпаться в благодарностях и заверениях в вечной памяти и прочее. Особого впечатления клятвы вчерашних смертельных врагов ни на кого не произвели, ибо верить Тёмным суть занятие неблагодарное. Кто-то из них способен держать своё слово, несмотря ни на что, но основная масса поменяет свою позицию, если им или их родичам станет угрожать гибель либо, наоборот, посулят богатство или власть. Только время покажет, чего стоят их заверения. Посему Командующий молча выслушал воодушевлённую тираду Жука, без лишних эмоций подтвердил получение информации и оставил Ххззутов самостоятельно ковать свой Удел.

Галактика Теутио Тик*Аль, в которой произошла битва с оружием Эмиссара, была ближайшим к Рубежу Миром четырнадцати энергонов, и Боевые Асы сводной эскадры открыли сразу два ноль-перехода. Даарийские подразделения вернулись на базу своей группировки в систему Тары, корабли Харрийцев ушли на базу в систему Рады. Едва все оказались дома, командование отправило всех, принявших на себя удар машинерии Высокомерных Тёмных, на осмотр к специалистам гражданских каст. Целители продержали экипаж «Индры» под наблюдением в стационаре полные сутки, но никаких травм не нашли. Светлый Лег восстановил все повреждения, полученные организмами бойцов, в точности до того состояния, в котором воины пребывали за миг перед началом атаки.

Посему большую часть времени Целители выспрашивали у пациентов подробности и снимали информацию с личных потоков. Мощь могучего Щура оказалась столь велика, что отпечаток его воздействия будет оказывать ободряющее влияние на энергоконтур бойцов ещё не менее четырёх лет. А вот кораблям сводной эскадры действительно досталось, и искусные Мастера несколько дней скрупулезно восстанавливали повреждённую структуру Кристаллов Щита. На многих кораблях, сражавшихся в первой линии, Щиты пришлось заменить на новые, но «Индра» был изготовлен недавно, и его оборудование выдержало вражеский удар с минимальными повреждениями. Спустя два дня каста Мастеров вернула Светоч полностью готовым к бою, и могучий корабль ушёл в прыжок, взяв курс на систему Ярило.

Глава шестая

Пожар в реакторном отсеке удалось потушить до того, как взорвался реактор. Точнее, он погас сам, потому что система аварийной блокировки реакторного отсека оказалась повреждена в результате тарана фанатичной маньячки Сияющих, и пожар вырвался прямо в открытый космос. Кислород быстро улетучился, и огонь потух. Старший бортинженер заявил, что если бы отсек загерметизировался, то всем точно пришёл конец, потому что система пожаротушения тоже оказалась повреждена, и те отсеки, которые загерметизировала автоматика, сильно пострадали, пока выгорал кислород. При этом на борту почти не осталось инженеров и механиков, потому что почти все они в этот момент находились на поверхности астероида, чтобы вскрывать контейнеры с сокровищами.

Кое-как вернуть кораблю аварийный ход удалось только через десять часов непрерывных работ, и зияющая здоровенной рваной дырой мятая туша крейсера поплелась к астероиду. Ремонтировать корабль в космосе оказалось невозможно, повреждения были слишком сильны, поэтому пришлось приземлять его на поверхность. Это оказалось сопряжено с кучей проблем, из-за которых в результате приземления количество поломок увеличилось. Поля преломления не работали, замаскироваться невозможно, и капитан бросил всех технических специалистов на ремонтные работы. Вскоре выяснилось, что для полноценного ремонта не хватает металла, и капитан организовал поисковую команду, которая использовала десантный катер для осмотра обломков космических кораблей, обнаружившихся в ближайших скоплениях астероидов.

Командовать поисковой командой капитан назначил старпома, а Мвабану оставил на астероиде вместе с десантниками, осматривать тайник. Мвабана сразу понял, что капитан не доверяет комвзвода десанта полностью и специально сделал это! Мвабана должен присматривать за лейтенантом, лейтенант будет знать об этом и не рискнет тайно присвоить себе часть сокровищ. Наверняка целый десантный взвод в состоянии украсть какое-то количество золота и спрятать его на себе! У них тяжёлое штурмовое снаряжение, в нём и грузоподъёмность высокая, да и различных карманов-подсумков хватает. Сто процентов найдут, куда спрятать десяток-другой золотых слитков!

Пока все в мыле возились с ремонтом крейсера, Мвабана с десантниками тщательно осмотрел тайник. В нём оказалось три помещения, в двух из которых располагалось по двадцать рядов со стандартными контейнерами древнего образца, уложенными в штабеля длиной в десять контейнеров и высотой в три. Итого тысяча двести штук. В одном таком контейнере могло храниться до пятидесяти тонн груза, то есть суммарно в тайнике хранилось ровно шестьдесят тысяч тонн. К сожалению, контейнер с золотом оказался всего один, он был вскрыт и на четверть пуст. Спектральный анализ установил, что вскрывали его четыре тысячи лет назад, из чего следовало, что сделал это тот самый выживший, который и составил карту сокровищ.

Третье помещение подземного тайника оказалось значительно меньше и являлось транспортным ангаром, через который в те древние времена и производилась загрузка хранилищ. Здесь же, по всей видимости, располагалось спасательное судно, на котором выживший спасся вместе с золотом. Это было более похоже на истину, чем байка о случайно найденной аварийной капсуле. В аварийную капсулу много золота не запихнёшь, да и заметят его там мгновенно. Те, кто тебя спасёт, отберут твоё золото сразу же. И ещё заявят, что это справедливая плата за спасение жизни, потому что дороже жизни ничего нет и бла-бла-бла. А тот выживший исхитрился и до дома через половину Вселенной добраться, и золото сохранить. Которое он прихватил с собой в количестве десяти тонн, не меньше! То есть не просто набил золотом каждый корабельный коридор спасательного судна, а ещё умудрился его более-менее спрятать от лишних глаз!

Здесь же, в ангаре, обнаружились следы деятельности женщины Сияющих. Десантники долго осматривали совершенно непонятные девайсы причудливых форм, выполненные из каких-то неизвестных материалов. Что-то имело кристаллическую структуру, что-то было очень похоже на огромный тысячегранный алмаз, а некоторые предметы и вовсе не имели формы и постоянно меняли свои очертания. Как при этом составляющая их светящаяся субстанция не развеивалась по окружающему пространству, было совершенно непонятно, но оборудование скафандров сразу же обозначило большую часть девайсов Сияющих как испускающую опасные излучения. Поначалу десантники решили, что это фугасные мины, которыми Сияющая заминировала тут всё перед смертью. Позже инженеры пришли к выводу, что это какое-то ремонтно-монтажное оборудование Сияющих, с помощью которого она чинила свой перехватчик.

Судя по всему, женщина Сияющих натолкнулась на тайник случайно, во время поиска погибших кораблей своей Расы. Вероятно, она была чёрным копателем и хотела заработать на продаже старого оружия. Она обыскивала эту бесконечную свалку раздолбанных в мелкое крошево флотов и планет в поисках чего-либо более-менее уцелевшего и нашла тайник. Потом нашла разбитый перехватчик и притащила его сюда. Старпом вообще предположил, что раз её яхта была старая и разукомплектованная, то и яхту она тоже нашла. Устроила здесь ремонтный цех, отремонтировала яхту и летала на ней нелегально, чтобы не светиться. Потом нашла перехватчик и занялась его ремонтом. В ангаре обнаружилась целая куча оплавленных обломков, которые анализатор структур идентифицировал как неизвестное вещество Сияющих, из которого сделаны их корабли. И несколько наполовину расплавленных золотых слитков из вскрытого контейнера, которые женщина Сияющих, похоже, переплавляла во что-то. Кто-то из десантников даже предположил, что она изготавливала недостающие элементы электроники.

Инженеры, понятное дело, подняли его на смех: невозможно в условиях всего лишь ремонтного цеха изготовить сложнейший микрочип или хотя бы микросхему с золотыми контактами. В таких условиях можно только заменить одно на другое. К тому же у Сияющих нет электроники, если верить архивам. Более вероятно, что Сияющая переплавляла местные золотые слитки в какую-то другую форму расфасовки, чтобы не вызвать подозрения у своих соплеменников. Общая картина вполне понятна: на яхте она планировала по мере необходимости вывозить сокровища на продажу, а перехватчик ей был нужен, чтобы объяснить, откуда у восемнадцатилетней соплюшки вдруг взялись большие деньги. Скажет, типа, нашла старый перехватчик и продала коллекционерам.

Разве что было несколько непонятно, как восемнадцатилетний тинейджер смог починить сложнейшее космическое оборудование и отремонтировать разбитый корабль, пусть даже относительно небольшой, но все списали это на колдовство Сияющих. Она наверняка была малолетней ведьмой, её мистические девайсы, не имеющие твёрдой формы, подтверждают это. Как их переносить с места на место, выяснить так и не удалось, поэтому десантники оградили их сигнальными вешками с лентой, после чего все долго спорили, надо ли брать с собой ограненные алмазы. Анализатор структур показывал, что это действительно алмаз, но только какой-то особой структуры, которой в естественных условиях пространства низких энергий возникнуть не может. Значит, Сияющие выкопали его у себя в эпицентре или вырастили самостоятельно, что может снизить его стоимость, потому что искусственные алмазы многократно дешевле.

На подробности всем, естественно, было глубоко плевать, а вот денег эти девайсы в любом случае стоили бешеных. Бросать их здесь рука не поднималась. Но инженеры говорили, что с этими алмазами что-то не так, они ведь являются оборудованием Сияющих, значит, существует опасность, что они могут обмениваться данными с сетью или делать что-нибудь ещё. Радиосигналов они не подают, но это сейчас. Кто знает, что будет, если их сдвинуть с места? Десантники в ответ заявляли, что алмазы не могут испускать аварийных сигналов и не взрываются, так что всё это бред, но при этом сами не торопились их трогать. В итоге решили отложить эту проблему на потом, когда будет отремонтирован крейсер.

С ремонтом крейсера всё было не столь радужно. Старпом утверждал, что вернуть крейсеру ход теоретически можно. Как можно и совершить межгалактический гиперпрыжок и даже выйти из него в какой-нибудь из ближайших галактик, если по пути ничего не сломается. Но вот практически это означает около месяца ремонтных работ своими силами, да и то при наличии запчастей и достаточного количества металла. И если за это время в эту систему заявится какой-нибудь патруль, он не берётся утверждать, заметят их или нет. А если вернутся рептилии адмирала Зиз*Сазаша и начнут тщательное сканирование, то точно всех найдут. Поэтому в первую очередь необходимо починить поле преломления, но пока сделать это не удаётся. Сгорел какой-то суперважный электронный блок, отремонтировать его невозможно, и инженеры ищут, чем это можно заменить и где это взять.

После этого брифинга все были на нервах и постоянно косились на забитое астероидами небо, ожидая появления эскадры ящериц. Штурман предлагал пока перегрузить хотя бы золото, старпом заявлял, что переносить сокровища из тайника на крейсер нет смысла, потому что всё может достаться врагам, лучше вообще перегнать крейсер на другой астероид и ремонтировать там, подальше от тайника. Капитан не смог определиться с позицией и взял время на раздумья. На вторые сутки инженеры починили сканеры и начали сканировать окрестности в поисках металла для ремонта. Вскоре они обнаружили достаточно массивный обломок какого-то древнего корабля, и туда был отправлен десантный катер с механиками. Через полчаса катер вышел на связь. Мвабана как раз находился на вахте и потому слышал всё собственными ушами.

– Капитан, сэр! – зазвучал в эфире голос старшего механика. – Мы достигли обломков! Это фрагмент старого боевого корабля, предположительно из нашей галактики, здесь много металла, сэр!

– Хорошая работа, джентльмены, – похвалил капитан, – тащите его сюда!

– Есть одна проблема, сэр, – продолжил стармех, – мы видим возле этого фрагмента обломок перехватчика Сияющих! От него мало что осталось, думаю, это остатки того самого перехватчика, сэр! Их отбросило сюда взрывом!

– И в чем проблема, стармех? – При упоминании о Сияющих чёрное лицо капитана стало ещё черней от с трудом сдерживаемой злобы.

– Мы видим отсюда женский труп внутри, сэр! – доложил старший механик.

– Так сожгите его к бесовой матери! – с ненавистью окрысился капитан. – И чтобы никаких следов не осталось, вы хорошо поняли меня, сержант?!

– Есть, сэр! Так точно, сэр! – торопливо подтвердил старший механик, прекрасно уловив смену капитанского настроения. – Но труп не лежит просто так, сэр! Он находится внутри какого-то прозрачного гроба, сэр!

– Вы уверены, что она мертва, стармех? – резко напрягся капитан. – Как она оказалась в гробу, если умерла?!

– Возможно, это колдовство… – голос старшего механика дрогнул, – сэр…

– Отставить тупые предрассудки! – рявкнул капитан. – Или она жива, или не одна! Проверьте там всё! Если она жива, добейте её и сожгите труп! И чтоб никаких следов!

– Есть, сэр! – Стармех вышел из эфира, и все уставились на видео, транслируемое десантным катером.

Катер медленно обогнул искорёженный фрагмент смятого жутким ударом древнего корабля и двинулся к обломку перехватчика. Всё, что осталось от шестиметрового серебряного шара, напоминало застывший вертикально кусок скорлупы вдребезги разбившегося яйца. Внешняя поверхность серебряной скорлупы была ровной, если не считать многочисленных пробоин и глубоких рваных борозд, оставленных снарядами и осколками. Внутренняя же поверхность оказалась сложным полупрозрачным веществом со слабо просвечивающей в луче прожектора кристаллической структурой. На поверхности этого вещества, словно примагниченный, находился пенал из прозрачного материала, сразу же напомнивший Мвабане гроб. Гроб был больше уцелевшего обломка серебряной скорлупы и торчал из неё метра на полтора. Катер приблизился к нему вплотную, и стало видно лучше.

На вид гроб был выполнен из чистого хрусталя, настолько прозрачным оказались его борта. В длину он оказался немногим более пяти метров, это было намного больше, чем рост лежащего внутри тела. Видимо, поэтому тело располагалось точно посредине хрустальной ёмкости. Белый материал одежд Сияющей был густо залит кровью почти полностью, но на её лице крови почти не оказалось, лишь закрывающий ухо и часть шеи поток бело-золотых волос насквозь пропитался кровью. К удивлению Мвабаны, кровь была совсем свежей и поблескивала в лучах прожектора, словно погибшая истекла кровью только что.

– Капитан, сэр! – снова вышел на связь старший механик. – Этот гроб не сканируется, сэр! На вид она мертва и вокруг никого, но… – его голос снова дрогнул, – кровь на ней совсем свежая… ещё не запеклась… за двое суток… Это чёрная магия…

– Значит, она ещё жива! – оборвал его капитан. – Тащите гроб сюда! Она убила нам семерых членов экипажа и едва не уничтожила крейсер! Мы используем её в своих интересах!

Механики провозились с хрустальным гробом больше часа, но отделить его от серебряной скорлупы не смогли и были вынуждены взять на буксир весь обломок перехватчика целиком. Десантный катер приволок его к астероиду, и капитан приказал спрятать всё в ангаре тайника. Там механики использовали мощный стационарный резак на движущемся шасси и срезали части скорлупы, выступающие за габариты хрустального гроба. Руководили работами старший бортинженер и старпом, пока первый непосредственно занимался демонтажем, второй поднимал архивы, опираясь на ведущуюся бортинженером видеосъёмку. После того как хрустальный гроб был с горем пополам отделён от кристаллического основания, на котором крепился, оба явились к капитану с докладом.

– Сэр, мы думаем, что знаем, что это такое! – Старпом вывел на информационные экраны архивные данные. – Это аварийно-спасательный пенал Сияющих, в справочниках он именуется стазис-капсулой. В основе лежит биоэнергетическая технология, поэтому точных данных о принципах работы в архивах нет, сэр!

– Это реанимационный блок? – уточнил капитан.

– Не совсем, сэр, – ответил старший бортинженер. – В стазис-капсулу помещают раненых, которых невозможно вылечить по тем или иным причинам. Время и пространство внутри стазис-капсулы меняют свои характеристики неизвестным нашей науке образом. Фактически время внутри останавливается. Насколько я понял, оно вроде бы идёт, но настолько медленно, что можно сказать, что не идёт. Раненый, которому осталось жить секунду, в стазис-капсуле может существовать живым несколько тысяч лет, сэр! Точный ресурс работы этого оборудования нам неизвестен. Сияющие изобрели это для того, чтобы иметь возможность доставить умирающего к врачам высшей квалификации, которые способны спасти такого раненого. Они используют эти капсулы в космических кораблях, чтобы сохранять пострадавших и получивших тяжёлые ранения. Судя по всему, пилотское кресло этой женщины трансформировалось в стазис-капсулу, потому что ничего похожего на кресло или его остатки мы внутри не нашли. Но кристалл, к которому была прикреплена стазис-капсула, являлся частью их оборудования, если архивы не врут, сэр!

– Так она жива или нет? – не понял капитан.

– Непонятно, сэр! – продолжил за бортинженера старпом. – Я думаю, что в момент тарана, когда перехватчик взорвался, сработала аварийная автоматика! Какой-нибудь автономный медицинский блок биомониторинга определил, что пилот получил смертельное ранение, и пилотское кресло упаковало пилота в стазис-капсулу.

– Нет смысла упаковывать труп, – рассудил капитан. – Если автоматика сработала, значит, она жива. На истребителях не бывает лазаретов, поэтому пилота упаковали и погрузили в стазис сразу, не выясняя подробности.

– Думаю, вы правы, сэр! – согласился с ним старший бортмеханик. – Мы должны достать её и оказать медицинскую помощь, чтобы привести в сознание и допросить. Если её будут искать, то нас может обнаружить патруль Сияющих. Тогда мы можем использовать её в качестве заложника!

– Её не будут искать, – зло скривился капитан. – Она здесь нелегально, это ясно!

– Это ещё не всё, сэр! – перебил его старпом. – К стазис-капсуле Сияющих всегда прилагается аварийный маяк, который подаёт сигнал бедствия в автоматическом режиме, если пользователь жив. А если мёртв, то сигнал бедствия меняется на сигнал оповещения, или как-то так, сэр!

– Она подаёт сигнал бедствия?! – Капитан аж замер, и весь командный отсек замер вместе с ним.

– Нет, сэр! – поспешил успокоить его старпом. – Маяка нигде нет! Думаю, его уничтожило ещё тогда, четыре тысячи лет назад, когда здесь шло сражение, и этот перехватчик был сбит. Эта Сияющая маньячка неплохо отремонтировала машину, но не успела завершить ремонт полностью. И у неё не имелось оборудования для надлежащего укомплектования. Как известно, когда она бросилась на нас, у неё не было ни защитных полей, ни сканеров, почти не было оружия. Я уверен, что аварийного маяка у неё тоже не было.

– Это вы называете «почти не было оружия»? – Капитан раздражённо ткнул в сторону развороченных взрывом отсеков крейсера. Старпом потупился, и он продолжил менее агрессивным тоном: – Окей, маяка нет. Тогда в чём проблема?

– В том, что стазис-капсула имеет собственную систему идентификации, сэр! – Старпом указал на выведенные на экран данные: – Её мощность не позволяет отправлять сигналы бедствия, но Сияющие могут почувствовать стазис-капсулу с большого расстояния! Например, с орбиты планеты, если саму капсулу, допустим, засыпало обрушением или её спрятали в подземелье.

– Планетарная орбита – это свыше тысячи километров, – задумался капитан. – Мы правильно сделали, что поместили эту белую дрянь в ангар экранированного тайника. Но этого может оказаться недостаточно. Нам нужно более безопасное место!

Он обернулся к вахтенному наблюдателю и приказал:

– Ищите астероид, размеры которого подходят для приземления и ремонта крейсера! Он должен быть недалеко отсюда, чтобы десантный катер мог добраться до тайника за десять минут! Если нас обнаружат, они не должны найти сокровища! Это наши сокровища, и мы не собираемся никому их отдавать! Шестьдесят тысяч тонн редких ресурсов, пусть даже там не золото, это всё равно миллиарды! Это наши деньги, мы их заслужили!

Капитанские слова бурно поддержал весь командный отсек, и наблюдатели принялись сканировать рассыпавшийся вокруг безбрежный океан каменных россыпей. Спустя час подходящий астероид был найден, и начался процесс погрузки всего, что было выгружено из крейсера на поверхность для проведения ремонтных работ. Капитан приказал половине десантного взвода остаться в тайнике приглядывать за хрустальным гробом Сияющей и её приборами, а заодно избавиться от всех следов посадки корабля на каменный грунт и проводившегося ремонта. К исходу суток крейсер оторвался от поверхности астероида и поплёлся к новому месту ремонта, таща за собой фрагмент древнего корабля, предназначенного пойти на металл.

Новый астероид был значительно крупнее, но его гравитация всё равно была смехотворной, и посадить крейсер на грунт удалось только с третьей попытки. Наполовину разобранная система управления работала фигово, и первые два раза соударение опускающегося крейсера с астероидом получалось слишком сильным, из-за чего корабль отталкивало обратно в космос. Наконец посадка свершилась, и капитан объявил о смене вахт. Мвабана сдал своё операторское место сменщику и пошел спать, косясь на проходящих мимо сослуживцев.

Всех, конечно же, устраивало молчаливое рейдерство капитана, фактически отнявшего у Мвабаны его сокровища. Капитан же пообещал всем долю, это немаленькие деньги, поэтому справедливость никого не интересует! Все ходят довольные и бросают на Мвабану насмешливые взгляды! Куда только делась вся их подхалимская дружба, которая захлестнула его с головой в последний месяц? Теперь они ещё и недовольны, типа, Мвабана не хотел делиться! Вообще-то, согласно договору, с ними должен был делиться капитан! Некоторые даже шепчутся, что, типа, надо тщательно обыскать тут всё, сколько хватит возможностей. Четыре тысячи лет назад наверняка строили не один-единственный тайник, и есть шанс найти ещё больше сокровищ. Долю от которых Мвабане не давать! В качестве наказания!

Всё это Мвабана терпел молча, делая вид, что не слышит, как шепчутся обнаглевшие ублюдки. Но он просто так не сдастся! Как только все окажутся дома вместе с сокровищами, он устроит судебное разбирательство! И пообещает судьям и адвокатам половину всех сокровищ, если они вернут Мвабане всю его собственность сполна и отправят за решётку всех участников преступления! Обуреваемый этими мыслями он добрался до своей каюты и уснул.

Проснулся Мвабана от звона тревожной сирены. Торопливо нацепив на себя форму, он примчался на свой боевой пост, и первое, что увидел, было изображение пятёрки крейсеров с Ушмаицу, двигающихся к их новому астероиду. Сражаться с любым из Красных было бесполезно даже в наилучшем состоянии крейсера Федерации, а лежащий на брюхе корабль и вовсе представлял собой не более чем безвредную мишень в тире, поэтому сопротивляться никто даже не пытался. Пока все занимали свои места и в ужасе гадали, что будет дальше, в их отсек вбежал посыльный и шёпотом произнес:

– Капитан приказал держать язык за зубами! Всем устранять повреждения! Если Красные спросят, то мы были атакованы эскадрой рептилий, с трудом ушли от погони и проводим ремонт! И никто не понимает, что произошло! Остальное он сам разрулит! Все боевые посты вырубить и делать вид, что идут ремонтно-профилактические работы! Офицерскому составу собраться в командном отсеке!

Посыльный убежал дальше, в отсек к ПВО-шникам, и Мвабана поспешил явиться к капитану.

За то время, пока патруль с Ушмаицу добирался до охваченного бурной ремонтной деятельностью астероида, капитан успел шёпотом проинструктировать всех, и офицерский состав встретил Красных во всеоружии. Патрульные крейсеры окружили астероид, провели сканирование и выслали досмотровую группу. Пока десяток краснокожих солдат, облачённых в офигенно технологичное боевое снаряжение, осматривали отсеки разбитого крейсера, капитан общался с их командиром у себя на мостике. Собравшийся в командном отсеке офицерский состав с готовностью подтверждал каждое его слово, стоило Красному офицеру бросить лишь взгляд в их сторону.

– К какой цивилизации относились атаковавшие вас рептилии? – Перевод фраз краснокожего офицера звучал механически ровно, как у робота, и Мвабана пытался прислушиваться к интонациям его настоящего голоса.

Проблемы языкового барьера, которой опасался Мвабана, совершенно не оказалось. Наверное, капитан с самого начала знал об этом, у него ведь высшее образование, да ещё и элитное. Но для Мвабаны лингвотрон оказался новостью. Лингвотрон – это такой ящичек размером с планшетный компьютер, только толще раза в три-четыре. Красные кладут его на стол, на равноудалённое расстояние от себя и собеседника, активируют – и готово. Один из собеседников произносит фразу на своём языке, лингвотрон переводит её на язык другого и озвучивает. Потом наступает очередь второго собеседника говорить, и всё происходит в обратном порядке. Очень удобно и очень быстро, а главное – не нужно ни зубрить языки, ни оплачивать услуги переводчиков. Вот бы Мвабане такую штуку! Можно было бы неплохо заработать! Интересно, откуда у Красных с Ушмаицу базы данных по языкам Федерации? Наверняка купили у ящериц, потому что Красных в пространстве шести энергонов никогда не бывало. Ну, по крайней мере Мвабана ни разу не слышал, чтобы их представители посещали Федерацию.

На вид люди Красной Расы отличались очень сильно. В первую очередь цветом кожи и структурой волос. Лица у них были не чёрные, а медные, у некоторых бронзовые. Глаза хоть и коричневые, но оттенком заметно светлее, сказывается близость к пространству высоких энергий. Волосы вообще кардинально другие: не курчавые и пышные, а прямые, ровные и толстые. Хотя тоже чёрные, и то хорошо. А вот физиономии у них совершенно другие. Носы узкие, ноздри маленькие, губы тонкие… И прочих отличий полно. Мвабана поймал себя на мысли, что Красные ближе к Сияющим, чем к Чёрным, потому что на Чёрных они не похожи вообще. Впрочем, если подумать, то на Сияющих не похож никто, потому что светящиеся монстры белые и, собственно, светящиеся. Мало того, что это уродливо, так ещё и глазам представителя Чёрной Расы, привыкшему к полумраку родных планет, больно смотреть на их вспышки.

– Эскадрой командовал адмирал Зиз*Сазаш, господин стар-майор, – принялся объяснять капитан, делая хмурую физиономию солдата, преданного собственными союзниками. Он назвал государственную принадлежность адмирала рептилий и уточнил: – Изначально мы входили в состав его эскадры. Атака явилась для нас полнейшей неожиданностью.

– Что послужило причиной нападения? – механический голос переводчика звучал равнодушно, но по глазам Красного офицера было видно, что он удивлён.

– Мы не знаем, сэр! – Капитан хмуро пожал плечами и криво усмехнулся: – Они просто открыли огонь на поражение, и всё. Нам ничего не оставалось, как попытаться спастись бегством. Я думаю, что адмирал Зиз*Сазаш с самого начала планировал использовать нас в какой-то собственной грязной игре. Для этого он под каким-то предлогом договорился с нашим командованием о включении моего крейсера в состав своей эскадры. Официальная версия была такова: мы отправляемся в Нейтральные Территории для поиска разбитых кораблей времен Второй Всеобщей. Якобы где-то здесь когда-то давно рептилии потеряли корабль с ценным грузом. А мы были нужны им для того, чтобы засвидетельствовать правильность действий в случае, если в ходе поисков будут обнаружены корабли нашей Федерации, представляющие какую-то ценность. Чтобы с их стороны это не выглядело кражей или что-то такое, сэр!

Краснокожий офицер всё внимательно выслушал, о чём-то переговорил по внутренней связи со своим начальством и произнёс:

– Мы были в этой системе несколько суток назад и встретили здесь эскадру, о которой вы говорите. Они искали здесь что-то в режиме невидимости и не свернули поля преломления при нашем появлении, что является нарушением. Мы провели сканирование, засекли один из их кораблей и пошли на сближение. Это вынудило их покинуть режим невидимости. Адмирал Зиз*Сазаш утверждал, что они ищут здесь опасных беглых преступников. Это были вы, капитан?

Капитан дослушал вопрос до конца и оказался ничуть не обескуражен. Он согласно кивал головой в такт собеседнику и с серьёзным выражением лица ответил:

– Полагаю, да, сэр! К тому моменту рептилии уже атаковали нас. Крейсер, как видите, получил серьёзные повреждения. Удар был внезапным, предательским и массированным, выстоять в одиночку против десятка кораблей – это за пределами возможностей нашей техники. Но мы сделали всё, что могли, чтобы выжить! Нам удалось укрыться в густом астероидном скоплении и активировать поля преломления! Вряд ли это бы нас спасло, но тут появился ваш патруль, сэр! Рептилии были вынуждены прекратить преследование, и мы сумели оторваться от них. К сожалению, полученные крейсером повреждения оказались слишком серьёзны. Вскоре поля преломления вышли из строя, реактору угрожал пожар, и его пришлось заглушить. Нам повезло, что рептилии покинули эту систему. Полагаю, они решили, что мы обречены и останемся здесь навсегда. Не скрою, очень может быть, что они правы. Пока мы не смогли ликвидировать все повреждения, но всё ещё надеемся победить в этом нелёгком противостоянии с судьбой! Нам бы восстановить хотя бы работоспособность полей преломления… – Он трагически вздохнул: – Если эскадра рептилий вернётся, нас могут обнаружить.

– Они уже здесь, – безразлично произнес лингвотрон, переводя слова краснокожего офицера. – Обыскивают океан астероидов с другой стороны. Мы имели с ними контакт часом ранее.

Заявить, что его слова повергли всех в ужас, это ещё мягко сказано. Все так запаниковали, что Красный понял это без всяких лингвотронов. Мвабана даже порывался наплевать на капитана с его подленькими подхалимами и рассказать краснокожему про карту сокровищ и тайник. Пусть забирают сколько хотят, главное, чтобы спасли Мвабану и оставили ему какую-нибудь долю. Он уже почти решился сделать это, но капитан оказался ещё более хитрозадым ублюдком, чем считал Мвабана.

– Могу я попросить вас о помощи, господин стар-майор? – Чёрная физиономия капитана выражала крайнюю степень напряжённости возникшей ситуации. – Я не прошу вас сражаться за нас с рептилиями. Мы лишь хотим получить возможность закончить ремонт, покинуть эту галактику и вернуться домой. Дальше пусть разбираются политики. Я хочу спасти свой корабль и свою команду, сэр! Поэтому прошу вас сказать рептилиям, что вы арестовали всех нас и вывезли к себе для проведения расследования. Больше мне ничего не требуется. Если рептилии оставят нас в покое, я закончу ремонт и верну своих людей домой, к их семьям!

– Я передал ваш вопрос своему командованию, капитан, – после двухминутной паузы ответил краснокожий офицер. – Вскоре вы получите ответ. Пока же я должен задать вам вопрос.

Красный уставился на капитана пронзительным взглядом и продолжил:

– За время нахождения в этой или соседних системах вы не встречали какое-либо судно или корабль Сияющих? Это должен быть звездолёт времен первой половины Второй Всеобщей Войны, возможно, в состоянии незаконченного ремонта. Им управляет молодая девушка Сияющих.

При этих словах краснокожий отцепил от своего снаряжения какой-то девайс, оказавшийся голографическим проектором, и над его поверхностью сформировалось объёмное изображение молодой женщины Сияющих. Вообще, все Сияющие на одно лицо, как, кстати, и Красные, поэтому гарантировать, что он сейчас видит ту самую маньячку из хрустального гроба, Мвабана не мог. Но логика подсказывала, что нахождение другой такой же девушки Сияющих в этих местах явно маловероятно. Однако застать кого-либо врасплох Красному не удалось. Каждый из экипажа крейсера Федерации хотел жить, и жить богато, поэтому никто даже глазом не моргнул. Особенно капитан. Он с интересом всматривался в изображение и глубокомысленно заявил:

– Никогда не видел живых Сияющих, очень любопытное изображение! Нет, сэр, никаких кораблей Сияющих мы не видели. Разве они пересекают Рубеж? Или эта девушка является патрульным офицером?

– Насколько я понял, она является трудным подростком. – Краснокожий умолк, что-то коротко передал по своему внутреннему каналу и продолжил: – Вряд ли она пересекла Рубеж, Сияющие испытывают энергетический дискомфорт от нахождения в пространстве низких энергий и не покидают своего пространства без веской причины. Сияющие ищут её у себя, мы просто решили помочь союзникам, так как всё равно осуществляем патрулирование систем, прилегающих к нашим границам. Если их патруль появится здесь, мы предупредим союзников о вашей ситуации.

Красный офицер задал ещё несколько вопросов, в течение которых Мвабана разрывался надвое, пытаясь определиться, просить краснокожих о спасении или нет. Если нет, то велик риск погибнуть, плюс доля сокровищ ему достанется такая же, как всем, а ведь это его тайник по праву! Если же всё рассказать, то краснокожие наверняка его спасут, но вот дадут ли ему долю вообще – это вопрос. И куда он денется потом? Один, в чужой галактике… Домой точно не вернёшься, там он будет предателем и дезертиром. Если только как-то вернуться в любую галактику пространства шести энергонов и обосноваться там. Но для этого нужны деньги, а если Красные в обмен на спасение заберут у него всё?

Пока Мвабана терзался тяжёлыми раздумьями, досмотровая команда Красных закончила обыск крейсера Федерации и вернулась к своему командиру. Как и ожидалось, никаких следов Сияющих они не нашли, и краснокожий офицер повёл своих людей к выходу. Перед уходом он ещё раз связался со своим командованием и обернулся к капитану:

– С Ушмаицу пришёл ответ относительно вашей просьбы о помощи, капитан. Взаимоотношения цивилизаций, не являющихся нам союзниками, нас не касаются, поэтому мы не вмешиваемся в чужие дела. Но если кого-то можно уберечь от гарантированной смерти всего лишь короткой радиограммой, пусть даже она является ложью, мы не против. Наш патруль уведомит адмирала Зиз*Сазаша о том, что мы обнаружили ваш крейсер и арестовали его экипаж для проведения расследования. Мы также можем оставить вам мобильный генератор поля преломления. Это старое изношенное оборудование устаревшего образца, его списали месяц назад, но всё не было времени сдать на склад. Ресурс генератора давно исчерпан, но он ещё работает, если сильно не перегревать. Отдадим бесплатно, чтобы освободить место в ангаре. Интересует?

– Это очень щедрое предложение! – Капитан всем своим видом демонстрировал благодарность. – В нашей ситуации любая помощь бесценна! Клянусь, если когда-нибудь мне представится возможность, я компенсирую вам остаточную стоимость этого оборудования! Как я могу получить генератор?

– Мы видели у вас десантный катер. – Красный коротко переговорил со своими по внутренней линии и закончил: – Отправьте его следом за моим ботом. Генератор мобильный только теоретически, на самом деле его ходовая часть давно вышла из строя из-за превысившего всякие сроки износа, поэтому вам придётся взять его на буксир. Но мы не несём ответственности, если генератор окончательно сдохнет прямо в момент эксплуатации.

– Не проблема, господин стар-майор! – немедленно заверил его капитан. – Я всё понимаю и не требую никаких гарантий!

Досмотровая команда Красных покинула раздолбанный крейсер, погрузилась на свой бот и отбыла к основным силам патруля. Капитан немедленно отправил следом за ботом десантный катер со стармехом, старшим бортинженером и толпой технарей. Красные не обманули. Один из их крейсеров распахнул мощные бронированные заслонки, оказавшиеся люковыми створами бортового ангара, и техники Красных вытолкали оттуда исцарапанное судно размером с десантный катер. Переставший быть мобильным мобильный генератор выбросили в космос, и пока технари стармеха ловили его и брали на жёсткую сцепку, бортинженер получил от краснокожих информационный пакет с инструкциями по эксплуатации. Сразу после этого патруль Красных ушёл вглубь астероидного океана, и капитан обернулся к ожидающему дальнейших распоряжений офицерскому составу.

– Сработало! – возбуждённо зашептал он, на всякий случай не рискнув повышать голос. – Получилось даже лучше, чем ожидал! Мы обведём этих чешуйчатых ублюдков вокруг пальца! Немедленно начать эвакуацию! Мы бросаем корабль и переселяемся в тайник! Как только Красные покинут систему, ящерицы бросятся сюда, проверять, не осталось ли тут кого-нибудь, из кого можно выпытать координаты сокровищ! Они найдут здесь разбитый крейсер, и это подтвердит слова Красных! Рептилии решат, что мы оказали сопротивление, поэтому краснокожие уничтожили крейсер и арестовали весь экипаж! Этому ублюдку Зиз*Сазашу ничего не останется, как убраться отсюда в свою вонючую галактику! А мы тем временем пересидим всё это внутри тайника, да ещё под полем преломления Красных!

– Но, капитан, сэр! – опасливо возразил старпом. – А если рептилии захотят расстрелять крейсер?!

– Не захотят! – довольно ощерился капитан. – Они же считают, что нас арестовали. Значит, после того как Красные поймут, что мы не преступники, они вернут нас обратно! А если в этот момент наш крейсер окажется уничтоженным, может случиться всякое! Например, мы от безвыходности расскажем им про сокровища! Или они дадут нам свой корабль в долг! Или ещё что-либо! В любом случае мы ускользаем от их чешуйчатых задниц! Нет, Зиз*Сазаш не станет взрывать крейсер! Он оставит здесь шпионское оборудование, чтобы вернуться, как только мы запустим силовую установку! Его эскадра будет ждать в какой-нибудь системе неподалеку, пока не надоест! Я бы сам так сделал! А уж рептилиям терпения не занимать! Поэтому у нас всё получится! Шевелитесь, джентльмены!

Все немедленно развили бурную активность и бросились организовывать эвакуацию. Всё ремонтное оборудование, размещённое на поверхности астероида, погрузили в десантный катер и отвезли в тайник. Туда же переместили содержимое пищеблока и медотсека, насколько имелось возможностей. Остальное вымазали в грязи и забросали обломками, в изобилии валявшимися в коридорах развороченных взрывом отсеков. Подбитому крейсеру придали как можно более изувеченный вид и даже разбросали в космосе неподалёку трупы семерых погибших, чтобы было ещё правдоподобнее. Пока инженеры мутили что-то там с бортовым компьютером и реактором, десантный катер сделал два десятка рейсов до тайника и обратно, перемещаясь прямо вместе с мобильным генератором Красных.

Генератор запустился с полпинка и работал просто офигенно, даром что списанный. Все невольно оценили уровень технологий краснокожих – наши сканеры не смогли засечь собственный десантный катер, шныряющий туда-сюда прямо под носом. Если у Красных это устаревшая техника, какая же тогда новая?! Впору заработать комплекс неполноценности от того, что все вокруг намного круче, но на такую ерунду времени не было. Крейсер, как могли, сделали мёртвым, нашли возле соседнего астероида кучку древних металлических обломков и воткнули в них пассивный шпионский жучок, специально исцарапав его вдоль и поперек на всякий случай. Большего старший бортинженер сделать не рискнул, чтобы ящерицы не заподозрили.

К тому времени, когда патруль Красных закончил осмотр астероидного океана и покинул систему, все уже час с лишним сидели внутри тайника и на все лады хвалили капитана за его ум и находчивость. Для большей надёжности мобильный генератор поля преломления Красных выключать не стали. Прикреплённый к десантному катеру, он занял всю площадь небольшого ангара тайника, и пришлось срезать внутренние люковые ворота, ведущие из ангара в хранилище, чтобы всё вместилось. Даже хрустальный гроб и гору запчастей, которую Сияющая использовала для ремонта обшивки перехватчика, пришлось внести внутрь хранилищ, иначе ангар не закрывался. Чтобы как-то переместить не имеющие формы приборы Сияющих, их перетащили прямо вместе с каменным полом, на котором они лежали. Пришлось выдолбить вокруг них фрагменты каменных плит и тащить на руках, но с этим легко справились десантники в полном боевом.

– Капитан, сэр, патруль Красных совершил прыжок! – доложил первый наблюдатель, разместившийся в кабине десантного бота. – Эскадра рептилий начинает движение в нашу сторону!

– Всем заткнуться и не дышать! – велел капитан. – Здесь мы в полной безопасности, но лишним не будет!

Уговаривать никого не потребовалось. Всю связь вырубили, электронику обесточили за исключением слабеньких сканеров десантного катера и принялись ждать развязки с замирающим сердцем. Понять, что происходит, было невозможно, капитан уселся в десантном катере рядом с наблюдателем, они говорили неслышным шёпотом, и всем оставалось только надеяться на милость Чёрной Матери. Мвабане пришлось особенно нелегко. Капитан, не иначе как в качестве издёвки, назначил его ответственным за перемещение хрустального гроба. При этом таскали его два десантника, но, если что-то пойдёт не так, виноватым окажется Мвабана. Не приходилось сомневаться, что капитан специально делает это. Чтобы у Мвабаны не возникло желания требовать исполнения капитаном первоначальных условий договора. Не исключено, что капитан ищет предлог, чтобы избавиться от него!

Десантники положили хрустальный гроб довольно далеко, в проходе между рядами контейнеров где-то в середине хранилища, потому что ближайшие проходы были забиты вывезенным с крейсера барахлом. Сами они тут же ушли к своим, заявив Мвабане, что должны находиться в составе взвода на случай штурма тайника противником. Пришлось сидеть в пустом проходе наедине с хрустальным гробом в полном одиночестве, потому что никто не хотел находиться рядом с женщиной Сияющих, которая могла оказаться смертельно опасной ведьмой. Технологии технологиями, но кто знает… Вдруг она – живой мертвец, который залазит в гроб для того, чтобы подлечиться?! Сейчас оклемается от ранений, выскочит и бросится искать свежую кровь, чтобы утолить жажду! Никто ведь не видел, что это автоматика запечатала её в гроб! Зато Мвабане отлично видно, что кровь на ней до сих пор свежая, блестит в луче фонаря и даже не затуманилась ничуть! И вообще, она там, внутри, выглядит, словно спит и вот-вот проснётся!

От невольно накатившего страха Мвабане стало казаться, что в тот момент, когда он не смотрит на тело Сияющей, её веки слегка подрагивают, как у человека, который только притворяется спящим, а на самом деле поглядывает за тобой. Несколько раз он испуганно дергался, резко оборачиваясь и направляя на хрустальный гроб луч фонаря, но под его пристальным взглядом Сияющая лежала неподвижно, словно залитое кровью изваяние из белого мрамора. В конце концов, нервы стали сдавать, и Мвабана решил не сводить своих открытых глаз с её закрытых. Поначалу это немного успокоило, но потом страхи вновь стали одолевать Мвабану. Если она кровожадная колдунья, то легко может притвориться мёртвой, и никто её не разоблачит, хоть все глаза прогляди! А у него из оружия только космический пистолет… Хватит ли такой пушки, чтобы убить Сияющую, если она выпрыгнет из хрустального гроба и набросится на него?! Бес его знает, хватит ли…

Если бы знать, что у Сияющей есть оружие и ещё какой-нибудь корабль в запасе, он бы рискнул открыть гроб и помочь ей бежать. В обмен на половину сокровищ. Или на сорок процентов. В крайнем случае на тридцать пять, это точка, на меньшее Мвабана не согласен! Но корабля у неё точно нет, другого ангара в тайнике не имеется, поэтому выбраться отсюда она не сможет. А если оружие у неё действительно есть?! Вдруг она сможет захватить десантный катер и улететь на нём? Она же умеет летать на своих космических кораблях, может, и на наших тоже умеет. Мвабана пилотом никогда не был, но видел тысячи раз, как они это делают. Он сможет прыгнуть куда-нибудь, а там Сияющая пошлёт сигнал бедствия своим, и её спасут. В том, что Сияющие за ней прилетят, можно не сомневаться, учитывая легенду карты сокровищ. Они же как арахниды, один за всех и все за одного…

Несколько часов Мвабана отгонял от себя бредовые идеи, но страх перед хрустальным гробом и острая обида от несправедливости, ожидающей его при разделе сокровищ, начали брать верх. Наконец, он решился. Сейчас Мвабана откроет гроб, разбудит ведьму и предложит ей сделку. А если она захочет обмануть его или убить, то он заорёт в эфир изо всех сил, и его услышат ящерицы. Раз он погибнет, то пусть сокровища никому не достанутся! Мвабана принялся обшаривать хрустальную поверхность в поисках замков, кнопок или сенсоров, но неожиданно не смог найти ничего похожего. Пока он пытался унять потряхивающую его нервную дрожь, в затуманенном страхом сознании прояснилось, и он понял, что крика в эфире ящерицы не услышат. Здесь же всё экранировано, радиосвязь наверх не пробивается…

– Мвабана! Что ты делаешь?! – появившиеся из-за бокового контейнера десантники застали его стоящим на коленях перед гробом. – Ты что, поклоняешься ей?

– Конечно, умник! С самого детства! – огрызнулся Мвабана. – Мне показалось, что у неё шевельнулись веки! Хочу проверить, не шпионит ли она за нами!

Эту информацию десантники восприняли со всей серьёзностью. Они принялись светить Сияющей в глаза, стараясь направить ей на веки максимум света, из-за чего хрусталь вертикальных стенок гроба переливался в лучах фонарей.

– Кажется, она дрогнула! – напрягся один из них, отпрянув.

– Тебя глючит, – возразил второй. – Я ничего не видел. Вот! Сейчас дрогнула!

– Сейчас она не шелохнулась! – парировал первый. – Это тебя глючит, болван!

– Заткнись, придурок, я тебя не оскорблял! – зашипел на него второй.

– Ты что-то хочешь мне сказать?! – напрягся первый. – Почувствовал себя крутым?!

Оба десантника злобно уставились друг на друга, и Мвабана похолодел от внезапной догадки.

– На гроб наложено проклятье! – прошептал он. – Сейчас она захватит наш мозг и заставит нас убить друг друга!

Он вскочил и бросился бежать, но один из десантников ловко поставил ему подножку. Мвабана споткнулся и врезался в контейнер под гогот обоих головорезов.

– Господин второй лейтенант, вы не ушиблись? – издевательски уточнил десантник. – Или ведьма Сияющих наложила на вас проклятье, чтобы вы убили себя об стену? Вставай, Мвабана! Капитан приказал принести гроб в ангар!

– Мы возвращаемся к крейсеру? – Мвабана невольно поник. Надо было освобождать ведьму раньше! – Рептилии убрались отсюда?

– Ещё нет, но скоро уберутся, – ответил ухмыляющийся десантник.

Он снизошёл до объяснений и коротко обрисовал события прошедших часов.

Рептилии, как только патруль Красных покинул систему, бросили всё и помчались сюда на максимальной скорости, какую только смогли развить в забитом каменным хламом океане астероидов. Уже через час ящерицы были возле разбитого крейсера. Они высадили на астероид большую досмотровую команду, к которой дважды направлялось подкрепление из технических и инженерных специалистов. Рептилии обнаружили трупы и убедились, что крейсер действительно подбит и пуст, но на этом не успокоились. Чешуйчатые ублюдки попытались реанимировать бортовой компьютер, чтобы выяснить, куда был проложен курс в последние минуты жизни крейсера. Однако тут их ждало разочарование: капитан заранее понимал, что так будет, и потому бортинженеры демонтировали и забрали с собой все накопители данных. От бортового ИИ остались, по сути, только металлические стены и стойки. Это должно было укладываться в легенду об аресте, потому что всем понятно, что если Красные арестовали весь экипаж корабля, то его информационные ёмкости они арестовали тем более.

Можно было представить, какой облом ждал чешуйчатых ублюдков! Все уже прославляют капитана, потому что только тупой не захочет признавать, что ящериц он провёл красиво. И капитан полностью угадал насчёт уничтожения крейсера: рептилии не стали ничего расстреливать. Они убрали все следы своего появления, спрятали в ближайшем скоплении каменного мусора шпионский буй и принялись сканировать окрестности. Видимо, хотели убедиться, что тайника с сокровищами нет поблизости. Их сканеры дважды просвечивали астероид с тайником, но преодолеть десять метров экранирующей подушки вкупе с полем преломления Красных пока не смогли. Но старший бортинженер опасается, что рептилии могут уловить сигнальное излучение хрустального гроба Сияющих, поэтому капитан приказал притащить гроб прямо к мобильному генератору полей преломления, ибо так надёжнее. Поэтому Мвабана может перестать трусить – жуткая ведьма не сожрёт его мозг! Так что он может смело тащить свою чудом спасшуюся от страшной колдуньи деревенскую задницу в ангар к капитану!

Десантники заржали, прозрачно намекая на то, что младшего офицера можно вытащить из деревни, но вот деревню из младшего офицера вытащить нельзя, подняли хрустальный гроб и потащили к выходу из хранилища. Мвабана, про себя матеря их в три этажа, пошёл следом, потирая плечо, ноющее после неловкого падения. Взгляд сам собой прилип к окровавленным одеяниям Сияющей. Пока тупые дуболомы поднимали гроб, да и сейчас, пока они его тащат, хрустальный пенал несколько раз ощутимо тряхнуло и дважды разворачивало чуть ли не на ребро, но положение кровавых лужиц на её теле не изменилось. Жидкость от таких колебаний неизбежно должна была потечь, разлиться или хотя бы уронить капли. Но кровавые лужицы даже не шелохнулись. Возможно, это действие неизвестных технологий. А может, и колдовство. Мвабана вспомнил рассказы деревенской колдуньи о ведьмах, заточённых в подземные склепы за жуткие злодеяния и кровавые убийства. В некоторых рассказах ведьмы щедро вознаграждали тех, кто случайно находил их и освобождал. А в некоторых, наоборот, пожирали заживо. С таким бэкграундом сложно быстро решить, открывать или не открывать хрустальный гроб! Сейчас-то понятно, что открывать надо было раньше, а теперь шанс использовать в своих интересах Сияющую достанется капитану…

Тащащие хрустальный гроб десантники, тихо переругиваясь, перебирались через лежащее повсюду корабельное оборудование, из-за чего гроб постоянно шатался из стороны в сторону, кренился и проворачивался. Но лежащее внутри тело так ни разу не шелохнулось, и притягивающие взгляд Мвабаны кровавые лужицы выглядели ещё более зловеще. Наконец хрустальный гроб втащили внутрь десантного катера. Десантники собирались было доложить об исполнении приказа, но капитан резко зашипел на них, призывая к тишине, и молча указал рукой на пол. Десантники мгновенно заткнулись и начали очень аккуратно опускать хрустальный гроб, косясь на радар и обзорный экран катера. Мвабана проследил их взгляды: судя по движению отметок, ящерицы всё-таки засекли тайник! Эскадра рептилий, рассыпавшаяся по окрестностям, спешила сосредоточиться возле астероида!

В первую минуту Мвабана подумал, что пришёл конец, и едва не свихнулся от осознания того, что выжить ему невозможно. Если рептилии нашли тайник, то оставлять в живых никого не станут! От отчаяния он бросился к хрустальному гробу, чтобы освободить ведьму и получить хоть какой-то шанс, но тут же столкнулся с десантниками, покидающими катер.

– Второй лейтенант, сэр, что с вами не так? – с показной вежливостью поинтересовался головорез, в которого врезался Мвабана, и нарочито грубо оттолкнул его от себя.

– Споткнулся! – Мвабана со злостью толкнул его в грудь. – Полегче, солдат! Ты имеешь дело с офицером!

– Сэр, простите великодушно, сэр! – издевательским тоном паяца ответил десантник, корча перепуганную рожу. – Виноват, сэр! Не хотел помешать вам молиться вашему идолу, сэр! Уже ухожу, сэр!

Оба головореза вновь заржали, только уже тихо, чтобы не разозлить капитана, но тот всё равно услышал и обернулся, сверкая злобным взглядом. Десантники поспешили в темпе свалить из катера, и через две секунды Мвабана услышал, как они, давясь от сдерживаемого смеха, рассказывают остальным, как застали второго лейтенанта Мвабану молящимся хрустальному гробу. Мвабану это взбесило, но сделать что-либо с этим было не в его силах. Тогда он вышел на связь с комвзвода десанта и официально предъявил ему жалобу на его подчинённых. Тот официально пообещал провести расследование и напомнил о запрете на внутреннюю радиосвязь.

– Всем покинуть эфир! – злобное шипение капитана заставило Мвабану съёжиться. – Мвабана, заткнись, безмозглый идиот!

Комвзвода десанта с едва слышным противным смехом отключил связь, и Мвабана обернулся к капитану, не понимая, почему тот спокоен, раз их обнаружили рептилии. Но капитан уже не смотрел на него и по-прежнему наблюдал за действиями эскадры ящериц. Присмотревшись к радару и обзорному экрану, Мвабана понял, что ошибся. Рептилии, тщательно обыскивающие окрестности, обнаружить тайник не смогли, зато нашли то, на что не обратили внимание краснокожие, – несколько мелких обломков яхты Сияющих. И это почему-то показалось ящерицам большой проблемой.

– Что они делают? – до Мвабаны донёсся тихий вопрос капитана наблюдателю. – Какого Беса они всё бросили и собираются в единый ордер? Они что-то заподозрили?

– Не могу знать, сэр! – так же тихо ответил наблюдатель. – Их переговоры нам не прослушать даже с крейсера, а тут у нас десантный катер… Я думаю, они как-то определили, что обломки свежие, сэр!

– Яхта была старая! – негромко возразил капитан. – Ей тысяча лет! Как они могли сделать это? Рептилии в состоянии определить, когда она взорвалась? Или они нашли на обломках следы недавнего ремонта?

– Не знаю, сэр! – Наблюдатель напряжённо вглядывался в отметки на радаре и ползущие по экрану строки оповещения: сканеры сообщали об интенсивных переговорах между всеми кораблями рептилий. – В базах данных Федерации нет точной информации о технологических возможностях этой цивилизации ящериц…

На радаре отметки эскадры рептилий выстроились в походный ордер и неожиданно рванули прочь на скорости, максимально возможной в заполнившем всё вокруг океане астероидов. Несколько секунд рой их отметок, врассыпную огибающий наиболее крупные препятствия, уходил всё дальше и внезапно исчез, оставив после себя знакомый жирный отклик.

– Они совершили прыжок, сэр! – доложил наблюдатель. – Этот край астероидного океана находится далеко от звезды, область доступных гиперпрыжков недалеко! Но, если они опять вернутся под полями преломления, нам их не засечь, сэр! У нас слишком слабые сканеры!

– Просканируй всё вокруг! – настороженно приказал капитан. – Это может оказаться ловушкой! Они могли оставить здесь шпионов, а сами демонстративно ушли в прыжок! Чтобы мы поверили в это, расслабились и сами вылезли из…

Он умолк на полуслове, глядя на сопровождающуюся коротким сигналом тревоги красную предупредительную надпись, вспыхивающую поверх остальных окон обзорного экрана.

– Сэр! Боевые корабли Сияющих в системе, сэр! – испуганно выдохнул наблюдатель. – Вижу две… нет, четыре отметки! Объекты не поддаются сканированию! Двигаются в точку, где совершили прыжок ящерицы!

Возглас наблюдателя услышал не только Мвабана, и многоголосый шёпот снаружи десантного катера стих. Несколько старших корабельных офицеров, включая старпома и штурмана, подошли к распахнутому люку и остановились, молча переводя взгляды с сидящего в пилотском кресле капитана на лежащий возле ног Мвабаны хрустальный гроб. Прежде чем похолодеть от страха, Мвабана успел испытать злорадное удовлетворение: что, теперь вам не смешно, да?!

– Их всего четверо, – неуверенно произнёс наблюдатель. – Не могу идентифицировать, но если судить по размерам, они совсем не большие, сэр! Меньше нашего крейсера вдвое, это точно, а может, даже ещё меньше. Мы вполне могли бы заставить их отступить, если бы наш крейсер был в порядке! Странно, что рептилии так сильно испугались. У них линкор! И восемь крейсеров!

– Это четыре крейсера Сияющих, – нервным голосом заявил старпом, не сводя глаз с радара, плохо заметного из-за пилотских кресел. – Я видел их ТТХ в архиве! Двух таких крейсеров достаточно, чтобы уничтожить всю эскадру ящериц целиком! А их здесь четверо, и у каждого на борту есть по четыре перехватчика! Ты хорошо помнишь позавчерашний день, сержант?

– Ящерицы не стали рисковать, выясняя, что подумают про них Сияющие, увидев возле свежих обломков яхты своей пропавшей девки, – понял капитан. – Поэтому предпочли убраться отсюда, пока живы.

Он замолчал, со страхом в глазах наблюдая за тем, как крейсеры Сияющих двигаются через океан астероидов. С первого взгляда казалось, что сияющие лучистой энергией сферы шли напролом, пронзая толщу каменного мусора на огромной скорости, словно лазерные лучи облако пыли. Потом стало видно, что они, подобно Красным, не таранят всё подряд. Наиболее массивные препятствия Сияющие огибали, но делали это на такой дикой скорости, что взгляд не всегда успевал заметить их манёвры. А то, что пылающие звёздной энергией сферы не считали нужным обходить, бесследно исчезало в их силовом поле. Мвабана понял, что теперь всем уж точно конец, и вновь попытался открыть гроб.

– Мвабана! Что ты делаешь? – Старпом вбежал внутрь десантного катера и схватил Мвабану за локоть.

– Хочу открыть её! – Мвабана нервным рывком высвободил руку. – Помогите мне, пока не поздно! Если Сияющие найдут нас, она расскажет им, что мы хотели её убить! Если гроб передает аварийный сигнал, надо вытащить её оттуда! И сигнал прекратится! Он же ничего не передавал, пока был пустым, так?

– Тебе-то откуда знать, что сигнал прекратится?! – Старпом вновь не пустил Мвабану к хрустальному гробу. – Ты что, эксперт по технологиям Сияющих?! Отойди, болван! Это стазис-капсула, мы не должны её открывать, вдруг заложник умрёт?! Солдаты! Выведите отсюда этого болвана! Мы под полем преломления, нас не найдут!

– А если найдут?! – не уступал Мвабана. Его почти лишили сокровищ, не хватало ещё лишиться жизни! – А если они смогут засечь сигнал стазис-капсулы?! Вдруг он какой-нибудь узконаправленный или ещё что?! Сейчас они отследят гипертрассу рептилий, поймут, что те свалили к себе в галактику, и вернутся сюда за обломками! Они никогда не бросают своих! Не находят выживших, значит, забирают трупы! Начнут искать и засекут сигнал! Ты уверен, что этого не произойдет, умник?!

Внутрь десантного катера вбежал комвзвода десанта с парой своих людей и подал знак солдатам. Те схватили Мвабану и потащили к выходу из катера.

– А тактика с заложниками против их воинской касты не работает! – выпалил Мвабана, тщетно упираясь. – Они пойдут на штурм в любом случае! А это и есть корабли их воинской касты!

– С чего ты взял? – вмешался в разговор капитан, жестом останавливая солдат.

Десантники остановились, но из рук Мвабану не выпустили.

– Потому что гражданские Сияющие не пересекают Рубеж! – зло объяснил Мвабана. – Я же предупреждал, что тщательно изучил всё, что относилось к моей карте! Патрулирование за Рубежом осуществляет только воинская каста Сияющих! Все научные изыскания за пределами пространства высоких энергий их учёные проводят только с разрешения военных и всегда под их охраной! Или под охраной союзников из числа Тёмных Рас! Раз кроме этих четырёх кораблей мы не видим здесь больше никого, значит, это корабли воинской касты, а они всегда штурмуют тех, кто захватил заложников!

– Сэр… – Комвзвода десанта неуверенно посмотрел на капитана. – Он прав, сэр… Нам что-то такое говорили в академии, когда читали историю Всеобщих Войн…

– Вызовите сюда медиков! – решил капитан. – Пусть возьмут с собой всё, что у них есть, и займутся заложницей! Её надо привести в сознание, если нас всё-таки обнаружат, пусть выйдет с ними на связь прежде, чем они бросятся на штурм, и договорится об условиях нашей капитуляции! Инженеров сюда!

Увешанные медицинским барахлом медики появились через полминуты, с ними явились инженеры, и в десантном отсеке стало тесно. Десантники вытолкали Мвабану в ангар, отпустили и поспешили обратно, чтобы взять под контроль Сияющую, если она снова окажет сопротивление. Пришлось наблюдать за происходящим из толпы, скучившейся возле открытого люка десантного катера.

– Вскрывайте гроб и займитесь ею! – Капитан указал корабельному врачу на стазис-капсулу и сразу же перевёл взгляд на старшего бортинженера: – Как только они вытащат её, забирайте гроб! Делайте что хотите, хоть сожрите его, но он не должен передавать сигнал! У нас есть минуты две, джентльмены! Сделайте это!

Медики устремились к хрустальному гробу, но точно так же, как Мвабана, не смогли его открыть. Они с полминуты безрезультатно шарили по хрустальной поверхности, после чего корабельный врач доложил капитану:

– Сэр! Он не открывается! Тут нет ни замков, ни кнопок…

– Срезайте крышку! – оборвал его капитан, обращаясь к старшему бортинженеру. – Быстро! Время идёт!

Инженеры похватали резаки и принялись вырезать в хрустальной поверхности верхнюю плоскость, чтобы добраться до тела. Вопреки ожиданиям гроб не разбился, не пошёл трещинами и поддавался резакам медленно.

– Капитан, сэр! – подал голос наблюдатель. – Сияющие не стали прыгать следом за рептилиями! Они направляются сюда!

– Быстрей! Быстрей! – накинулся на бортинженеров капитан. – Чего вы возитесь?!

– Материал очень прочный! – Старший бортинженер лично орудовал одним из резаков. – Он сопротивляется воздействию плазмы! Быстрее невозможно!

– Сияющие будут здесь через минуту! – голос наблюдателя дрожал от страха.

– Режьте, болваны, режьте! – Капитан выскочил из пилотского кресла и навис над бортинженерами. – Мёртвым сокровища не нужны!

– Ещё немного, сэр! – Старший бортинженер всем телом налегал на резак, словно от этого плазма будет резать лучше. – Почти готово! Док! Готовьтесь вытаскивать её!

– Сэр, с гробом что-то происходит! – Кто-то из инженеров отпрянул от хрустальной поверхности, покрывшейся неровными сполохами затухающего света. – Поверхность вибрирует!

– Он отключается! – догадался старший бортинженер. – Готово! Док, забирайте её!

Инженеры стащили со стазис-капсулы срезанную верхнюю плоскость, словно прозрачную крышку гроба, и принялись укладывать на пол. Один из них не удержал проскальзывающую в руках плоскость и выронил свой край. Плоскость упала на стальную поверхность и неожиданно разбилась вдребезги, разлетаясь на крупные осколки, словно действительно была хрустальной.

– Что за дерьмо?! – опешил кто-то из инженеров, пропуская мимо себя медиков. – Как она разбилась?! Её же плазма еле прожигала!

– Прочность материала была вызвана силовым полем, заполнявшим внутреннее пространство объекта! – Старший бортинженер, нетерпеливо переминаясь, ждал, когда медперсонал извлечёт тело из разрезанного пенала. – При вскрытии стазис-капсулы поле отключилось и свойства материала изменились! Быстрее, док! Нам ещё надо заглушить сигнал этого девайса!

Медики общими усилиями вытащили из гроба тело ведьмы и положили рядом. Пол мгновенно окрасился её кровью, растекающейся небольшими лужами.

– У нее кровотечение! – выкрикнул корабельный врач. – Множественные сквозные ранения! Биопластырь, немедленно! Заливайте раны пластырем!

– Выносим это, быстро! – Старший бортинженер вцепился в дальний край опустевшей стазис-капсулы. – Очистить выход!

Сгрудившаяся возле люка толпа торопливо расступилась, и инженеры неуклюже выволокли пятиметровый хрустальный пенал в ангар. Они потащили гроб к своему оборудованию, и старший бортинженер на ходу приказал кому-то из своих подчинённых врубать аппаратуру подавления каких-то там излучений.

– Сэр, может, попробуем разбить его? – нервно предложил инженер, уронивший крышку внутри катера. – Давайте бросим её на пол!

– Бросьте это! – мгновенно согласился старший бортинженер, и гроб швырнули на каменную поверхность.

Хрустальный пенал разбился вдребезги под довольный шум наблюдающей толпы, старший бортинженер приказал своим людям собирать осколки в четыре кучи, каждую из которых на всякий случай необходимо складывать в отдельном углу ангара. Он сверился с каким-то своим оборудованием и вбежал обратно в катер:

– Капитан, сэр! Мы сделали это! Пенал уничтожен! Если он и передавал какие-то сигналы, то теперь их нет! Аппаратура подтверждает, что осколки пенала неактивны!

– Хорошая работа, джентльмены! – коротко бросил ему капитан, и его взгляд снова вернулся к медикам, возящимся над лежащим в растекающейся луже крови телом Сияющей: – Док! Что там у вас?

– Сожалею, сэр, но вряд ли мы сможем её реанимировать! – Доктор развёл руками, сжимающими окровавленные инструменты. – Она получила больше сотни ранений! Я вообще не понимаю, как этот пенал поддерживал ей жизнь всё это время! Стоило только её достать, как она истекла кровью! Мы ещё не закрыли все её раны, а она уже впала в состояние клинической смерти! Разрезать её скафандр обычным инструментом не получается, надо снова звать инженеров, но вряд ли имеет смысл делать это! Я всё равно не понимаю, как её лечить. Инъекции имеющихся у нас препаратов не срабатывают! Я даже не знаю её точной анатомии! Мы пробовали использовать дефибриллятор, но её мышцы не спазмируют под воздействием разряда! Они поглощают ток, и на несколько секунд её энцефалограмма активизируется. Теперь мы пытаемся использовать дефибриллятор в качестве аппарата искусственного жизнеобеспечения, но эффективность этого приёма быстро падает!

– Окей, док, делайте что можете! В конце концов, мы избавились от демаскирующего сигнала стазис-капсулы, это главное! – Капитан вернулся в пилотское кресло и сверился с радаром: – Наблюдатель, доклад!

– Сияющие прошли точно над нами пять секунд назад, сэр! – громко зашептал наблюдатель. – Они нас не видят, по крайней мере, пока! Сейчас они подбирают обломки яхты, которые нашли рептилии!

Все замерли в напряжённом ожидании, и в ангаре повисла зловещая тишина, нарушаемая лишь короткими нервными приказами корабельного врача. Медики продолжали возиться с заложницей, но по их растерянным физиономиям и кровавой луже, заполнившей чуть ли не весь пол десантного катера, было ясно, что они попросту не знают, что делать. Всем на это было плевать, кроме Мвабаны. Он с нарастающим страхом косился на медленно расширяющуюся лужу крови. В рассказах деревенской колдуньи говорилось, что на того, кто испачкается в крови ведьмы, падёт жуткое проклятие… Он от крови далеко, но какое-то ледяное замогильное чувство в глубине души заставляет его испытывать страх…

– Сэр, они нашли наш жучок! – громкий шёпот наблюдателя заставил капитана вздрогнуть. Вместе с ним вздрогнул Мвабана и ещё десяток матросов. – И шпионский маяк рептилий тоже!

– К Бесам этот мусор! – нервно отмахнулся капитан. – Они направляются к нашему крейсеру! Будут производить осмотр! – Неожиданно он обернулся к входному люку и поискал глазами Мвабану: – Мвабана! Сияющие могут определить, что это мы взорвали их яхту?

– Не знаю, сэр… – Мвабане пришлось признать свою недостаточную осведомлённость в таких вопросах. – Но какая разница? Ведь крейсер лежит мёртвый, вокруг трупы, значит, она победила, а не мы! Может, она улетела отсюда своим ходом, потеряв несколько крупных обломков!

Капитан ничего не ответил, и вместо него подал голос корабельный врач:

– Капитан, сэр? Заложница умерла. Она потеряла слишком много крови, делать переливание было бессмысленно, речь не идет даже о призрачной совместимости. У неё кровь больше похожа на жидкий токопровод! Я никогда такого не видел…

– Окей, док, – коротко бросил капитан, не отводя взгляда от радара. – Уберите отсюда труп и вычистите палубу. Мы ещё долго будем использовать этот катер, следов быть не должно!

– Сэр, они уходят! – оживился наблюдатель. – Сияющие удаляются, сэр! Двигаются к области гиперпереходов, туда, где ушли в прыжок рептилии! Нашему крейсеру пятьсот лет, яхте вообще тысяча! Думаю, они решили, что всё это следы сражения времен Второй Всеобщей!

– Или что здесь был кто-то ещё, – оборвал его капитан. – Если они смогут выловить ящериц или хотя бы поговорить с ними, те расскажут им про нас и про патруль Красных! Сияющие свяжутся с Ушмаицу, сопоставят рассказы всех и в конце концов всё выяснят! И тогда они могут вернуться сюда с масштабной поисковой экспедицией! Но на всё это им потребуется время!

Капитан вылез из кресла, проводил взглядом медиков, вытаскивающих из катера густо залитый кровью трёхметровый женский труп, и обратился к экипажу:

– Джентльмены! Наше будущее в наших руках! Пока Сияющие выясняют, что и как, мы должны починить крейсер, забить его сокровищами под завязку и убраться отсюда! Позже, когда у нас будут деньги, мы наймём наёмников и вернёмся за остальным! За дело, джентльмены!

Глава седьмая

По прибытии в систему Ярило оказалось, что место Гьярдара в экипаже «Индры» закреплено за другим родичем. Рождённый в Священное Лето ветеран прибыл из родной Галактики Харра специально под эту должность и вот уже двое суток дожидался возвращения Светоча. Капитан «Индры» подтвердил назначение и велел Гьярдару следовать на борт орбитальной крепости Орея и дожидаться дальнейших приказов. Гармоничного воина отправили на борт крепости, но её командир заявил, что Гьярдара нет в списках личного состава орбитальной твердыни и никогда не было. Ему выделили жилой кубрик и велели дожидаться возвращения командира Четвёртой Ударной Группы, который в настоящее время находится вместе с делегацией касты Жизнь Рекущих в пространстве Светлых Цвергов в дипломатических целях.

В итоге вышло, что делать Гьярдару нечего, и он впервые за несколько лет оказался без дела. Опешив от такой неожиданности, Гармоничный воин решил не тратить время на сон и поспешил в ангар, к своему перехватчику. Сияющая звёздной энергией боевая машина покинула орбитальную цитадель и взяла курс на Дэю. Спустя несколько частей Гьярдар вошёл в атмосферу планеты и вышел на связь с дежурным Блюстителем внешней охраны разведцентра, дабы сообщить о своём появлении согласно предписанным правилам.

Кристалл Связи неожиданно зажёг образ молодой Харрийской красавицы в мономолекулярной броне Валькирии. Прекрасная воительница представилась сменным помощником Блюстителя и вопросительно умолкла, разглядывая Гьярдара как-то слишком пристально.

– Гармоничный Гьярдар, – представился Харрийский воин. – Первый штурмовой отряд Четвёртой Ударной Группы. Прибыл на поверхность Дэи без боевой задачи. У меня выдался выходной.

– Сообщение принято, Гармоничный Гьярдар! – доложила Валькирия, но вместо отключения поинтересовалась: – Позволишь задать вопрос, братик?

– Спрашивай, сестричка, – разрешил воин. Новых Валькирий ему видеть ещё не доводилось, и поговорить с прекрасной воительницей было очень любопытно.

– Я вижу, что ты снижаешься над тропическим океаном. – Валькирия сверилась с Кристаллом Наблюдения. – Ты собираешься купаться?

– Именно так, сестричка, – подтвердил он. – У меня тут есть любимый атолл. Он совсем крохотный, два круга пальм да коралловый песок. Там очень красивые подводные окрестности, и поспать никто не мешает, потому как из живности только крабы да водные черепахи.

– А почему не на Орее? – продолжала любопытствовать прекрасная воительница. – Там же гравитация совсем маленькая, в воде очень весело, почти как в невесомости!

– Поначалу все там купаются, – улыбнулся Гьярдар. – Но со временем начинаешь скучать по Родине и родной гравитации. На Дэе, конечно, не как дома, всё крохотное, но мне тут нравится больше, чем на Орее. Скажи, сестричка, как ты оказалась помощником Блюстителя? Первый раз вижу Валькирию в этой должности.

– Мы совсем недавно выпустились из Учебного Центра, – смутилась прекрасная воительница. – Это наше первое место службы. Командование определило нас сюда на время, чтобы мы на практике вникали в обстановку. – Она тепло улыбнулась в ответ: – Доброго отдыха, братик!

– Доброй службы, сестричка. – Гьярдар отключился и сверился с Кристаллом Наблюдения, отыскивая свой любимый атолл.

Перехватчик снизился до полукилометровой высоты и помчался над ярко-синей, словно глаза красавицы Свага, океанской гладью. На Дэе всегда тепло, а в этом полушарии сейчас лето, и бескрайняя океанская гладь искрилась в ярких лучах Ярило. С погодой повезло, ещё с орбиты было видно, что ползущий над океаном грозовой фронт находится левее нужного места на полторы сотни километров. Отдых обещал получиться на славу, и Гьярдар прибавил скорость, высматривая своё любимое место.

Его атолл никуда не делся, и спустя часть боевая машина Гьярдара уже опускалась рядом с невысокими пальмами на белый песок, распугивая мелких крабов. Харрийский воин покинул перехватчик, и тот немедленно принял форму обветренного песчаного валуна, маскируясь под окружающий пейзаж. Ясное дело, что тот, кто бывал на этом крохотном атолле месяц-другой назад, вряд ли поверит, что за это время на столь малом клочке суши откуда ни возьмись образовался здоровенный шестиметровый валун. Но для тех, кому тут не приходилось бывать вовсе, маскировка вполне себе действенная. Можно, конечно, замаскировать боевую машину под миниатюрную пальмовую рощицу, но тратить на подобное занятие время особого смысла не имелось: прятаться-то не от кого, кругом мирная жизнь. Посему Гьярдар не стал вмешиваться в решение перехватчика и занялся отдыхом.

Могучий Харриец снял броню, аккуратно сложил её под пальмой и зажёг вокруг защитное поле. Поначалу он просто оставлял броню под деревом без всякой осторожности, но как-то раз её чуть не уволок целый табун маленьких крабиков, невесть откуда взявшихся тут в таком количестве. С тех пор Гьярдар проявлял осмотрительность и всегда хранил снаряжение под защитным полем. Тем более что несколько любопытных глазёнок и крохотных, но очень даже загребущих клешней уже выглядывали из прибрежных песчаных норок. Воин избавился от одежды, оставив венчающую голову Боевую Диадему ради Кристалла Связи, дабы не пропустить вызов по боевой тревоге, после чего вышел под солнце и пару мгновений наслаждался ярким океанским пейзажем. Оказавшись под потоком жарких лучей, белая кожа Сияющего почувствовала интенсивное солнечное излучение и приняла бронзовый оттенок, отражая излишки. Убедившись, что никого не затопчет по пути, могучий четырёхметровый гигант весело разбежался, мощно оттолкнулся ногами у самой кромки воды, с лёгкостью пролетел два десятка метров и нырнул в тёплую океанскую толщу.

Ощутив нахождение в подводном положении, роговица глаз изменила свои свойства, приспосабливаясь к зрению в воде, и размытая океанская толща приобрела идеальную чёткость. Хрустально-чистые воды обладали высокой прозрачностью, солнечные лучи проникали вглубь водной чащи на сотни метров, и уходящие в океанскую бездну прибрежные стены атолла пестрели ярким разноцветьем красок. В густых дебрях красных, жёлтых, розовых и оранжевых кораллов вились мириады мелких цветных рыбёшек, плавно шевелились пышные короны актиний, лениво грелись морские звёзды и деловито сновали разноцветные рыбины покрупнее. Гьярдар проложил для себя круговой курс и неторопливо поплыл вокруг атолла, любуясь подводными красотами.

Вообще, летать он любил больше, чем плавать. Тем более что усиленное обучение плаванью суть неотъемлемая часть физической подготовки юных сыновей воинской касты, посему плавать в детстве приходилось много и долго, равно как и бегать. Речные и озёрные подводные пейзажи тоже могут продемонстрировать много чего интересного, но столь изобильной красоты, как в тёплых морских водах, там не найти. Поэтому поплавать под водой в кишащем жизнью океане Гьярдару весьма по нраву, но вот таковая возможность предоставлялась редко. Воинский Удел далёк от праздного безделья, густо сдобренного излишками свободного времени.

Получетверть часа Гармоничный воин двигался вдоль коралловых стен, наслаждаясь ласковой теплотой океана и его подводными красотами, потом стала ощущаться нехватка кислорода, и пришлось всплывать. Гьярдар вынырнул и отдышался, восстанавливая запас кислорода в крови и мышцах. Столь нечастые подводные заплывы сказывались на длительности задержки дыхания – без регулярной практики долго находиться под водой не получалось. Можно, конечно, взять с собой Кристалл Дыхания, но это уже не то. Хороший воин должен уметь справляться со столь незамысловатыми трудностями без сложного специального оборудования. Помнится, во Второй Ударной служат родичи, просто обожающие подводное плаванье. Так любой из них запросто проводит под водой полчаса.

Решив немного потренироваться, Гьярдар запас в организме побольше кислорода и погрузился гораздо глубже. Здесь давление водной толщи больше, но из-за разницы в силе гравитации Дэи и родного Ариса возросшей нагрузки всё равно не ощущалось. Могучий Харриец одним гребком преодолевал десяток метров и при желании с лёгкостью догонял многих местных обитателей. Устроив очередную погоню за крупной и ленивой цветастой рыбиной, он увидел, как добрая тысяча всевозможной живности в ужасе шарахнулась от него прочь. Тугой энергопоток окружающего океана окрасился всплеском страха, надвигающегося откуда-то сзади, и Гьярдар обернулся.

Позади, в сотне метров от коралловой стенки, недавно подросший черепашонок изо всех сил спасался от настигающей его акулы. Разность в скорости была фатальна, и успеть укрыться в сплетениях кораллов ему не суметь. Акула уже оценила оставшееся до стены атолла расстояние и в данный момент обходила черепашонка по широкой дуге, чтобы отрезать от спасительного мелководья и атаковать в лоб. Мгновение Гьярдар наблюдал за происходящим. Жизнь есть жизнь, и естественный отбор создан Мирозданием для того, чтобы она совершенствовалась из века в век во всём своём разнообразии. Но черепашонка было откровенно жаль: малыш ещё не стал взрослым, и шансы заведомо не равны. Воин не стал противиться желанию заступиться за малыша и в несколько мощных гребков оказался между ним и акулой, грозно надвигаясь на хищницу.

Столь явная агрессия озадачила акулу, и она сменила цель, закладывая вираж вокруг Сияющего. Несколько мгновений хищница размышляла, стоит ли атаковать нового противника. Противник имел мощное тело, но был на два метра короче, а его пасть была совсем маленькой. Акула пришла к выводу, что смертельно опасные зубы в таком небольшом рту уместиться никак не могут, следовательно, всё преимущество на её стороне. Хищница поднырнула под Сияющего и резким ускорением атаковала его снизу. Гьярдар коротким импульсом энергии вызвал небольшой ультразвуковой удар и направил его в акулий мозг. Хищницу швырнуло на курсе, отбрасывая, и на мгновение утратившая координацию движений акула промчалась мимо.

Столь неожиданный отпор привёл хищницу в ярость, и она не пожелала делить собственные охотничьи угодья с невесть откуда взявшимся конкурентом. Акула разорвала дистанцию, быстро оправилась от причинённого врагом ущерба и на максимальной скорости рванулась в атаку, заходя воину в тыл. Гармоничный воин не стал тратить время на разворот и нанёс удар из неподвижного положения, задействовав спинной мозг. Мощный ультразвуковой импульс вспорол нервную систему акулы, швыряя хищницу в жестокие судороги, и шестиметровая противница забилась в конвульсиях, беспомощно падая в бездонную океанскую толщу. Убивать акулу не хотелось, и Гьярдар прекратил воздействие, аккуратно выравнивая смятый в предсмертное месиво энергоконтур хищницы. К акуле вернулась способность управлять своим телом, она отчаянно заработала хвостом и спешно скрылась вдали, густо распространяя вокруг себя эманации страха.

Вместе с акулой попряталась вся окружающая живность, и подводная коралловая стена опустела, словно вымерла. Пришлось уплыть на другую сторону атолла, чтобы местные обитатели смогли успокоиться. Память у рыб короткая, так что долго ждать не пришлось. Спустя несколько частей подводное царство сочных красок вновь кишело тысячами разнообразных рыбок и рыбин, а вот черепашонка видно не было. Видимо, прятался где-то в коралловых дебрях. Черепаха не рыба, у неё с памятью всё в порядке. Что ж, впредь будет осторожнее. Гьярдар описал вокруг атолла подводный круг, убеждаясь, что кроме акулы ультразвуковыми ударами никого не задело, и вышел на берег.

Тёплые лучи Ярило припекали добротно, даром что звезда совсем невелика, и Харрийский воин улёгся на белоснежный коралловый песок неподалёку от перехватчика, скрываясь в тени пальмовых крон. В ласковой теплоте морского побережья его стала одолевать дремота, дел не имелось, времени было полно, и Гармоничный воин погрузился в сон.

Во сне ему виделся родной Арис, родовой замок на широкой возвышенности, со всех сторон окружённой исполинским лесом, упирающимся в заснеженные горные хребты, на отвесных отрогах которых селились грифоны. С одним из них Гьярдар летал наперегонки, как когда-то в детстве, когда у старшей пары братьев появились собственные грифоны. Только во сне грифон почему-то был диким и не принадлежал никому. Гьярдар пытался его догнать, чтобы приручить, и зависший в воздухе неподалёку отец скептически качал головой.

– Бесполезно, сын, – всегда тяжёлый и при этом добрый голос отца на этот раз звучал с хитрецой. – Грифон слишком взрослый, время упущено, его уже не приручить и потому разумней и добрей позволить ему жить прежней жизнью. Лучше заведи себе Валькирию. Толка будет больше.

– Какие могут быть Валькирии, отец?! – возмутился Гьярдар, которому почему-то не хватало всех собственных сил вкупе с Кристаллом Полёта, чтобы догнать дикого грифона. Грифон опережал его на какие-то полметра, Гьярдар пытался дотянуться рукой до хвоста, но не доставал.

– Разве ты не в курсе? – к хитреце в отцовских интонациях прибавился столь же хитрый прищур. – Валькирии могут быть Прекрасные, Рождённые в Священное Лето и Гармоничные. Тебе нужна Гармоничная.

– Где ж я её возьму, – отмахнулся воин. – Ты же знаешь, дома мы не нашли подходящих кандидаток, слишком разные энергопотоки. А сейчас я служу на окраине Пограничной, в системе Ярило. Здесь вообще всего одна Гармоничная жена, она из касты Мастеров. И с ней что-то не то.

– Что-то не то. – Отец из весёлого стал хмурым. – С ней беда. – Он насторожился: – Тихо! За нами следят! – И исчез вместе с диким грифоном.

Гьярдар огляделся. Вокруг никого не было, но натасканный энергоконтур Гармоничного воина ощущал слабые отголоски работы поля преломления. Кто-то находился совсем рядом, оставаясь невидимым. Тогда боец решил подманить скрывающегося врага. Он опустился на землю, лег под деревом и притворился спящим. Уловка подействовала. Невидимый противник приблизился к нему и замер, пытаясь незаметно встроиться в энергопоток. Стало ясно, что вражеский шпион желает определить, насколько крепко спит Гьярдар, чтобы украсть у него броню и оружие, потому что они лежат рядом. Внезапно его щеки коснулись женские губы, и Гьярдар резким движением вскочил на ноги, просыпаясь.

Рядом было пусто. Ярило по-прежнему припекало, тёплые волны с тихим шелестом накатывались на узкую полоску песчаного пляжа, над головой лёгкий морской бриз лениво шевелил пальмовые кроны. Броня и оружие лежали неподалёку, защитное поле исправно функционировало. Кроме Гьярдара и десятка маленьких крабов на крохотном атолле никого не было. Могучий воин расслабился, потёр рукой глаза и вызвал мурашки на теле. Короткая дрожь вкупе с кожными сокращениями стряхнула с тела прилипшие песчинки, и в следующий миг Гьярдар молниеносным выпадом выбросил руку в пустоту и схватил за ухо невидимого шпиона.

– Ай! – раздался звонкий женский вскрик. – Ты чего?! Больно же! Отпусти! За что?!

– За ухо! – наставительно изрёк Гармоничный воин, безошибочно нащупывая в энергоконтуре невидимого шпиона Кристалл Преломления.

Боец принудительно деактивировал средство маскировки противника, и перед ним возникла точёная женская фигурка в мономолекулярной броне Валькирии. Но в текущий момент впечатления от эталонных пропорций идеального тела были несколько смазаны неуклюжей позой очаровательной воительницы. Валькирия с обиженной гримаской на лице стояла, вытянувшись на носочках со склонённой набок головой, и обеими руками держалась за могучее предплечье Гьярдара, в здоровенном кулачище которого было сжато её миниатюрное ухо.

– У меня четверо братьев, – издевательски произнес Харрийский воин, – и восемь сестёр! Кого ты хотела обмануть?! Зачем ты собиралась украсть у меня броню?

– Носить буду, зачем ещё?! – Очаровательная Валькирия вытянулась на носочках ещё сильней, вставая на кончики пальцев. – Опусти, будь добр! Мне правда больно!

– Моя броня тебе великовата. – Гьярдар сжалился над редкостной красавицей и разжал пальцы, отпуская ставшее ярко-красным ухо.

– Хорошо, что ты заметил! – Бездонно-прозрачные ярко-зелёные глаза Харрийской воительницы обиженно потускнели, она поправила серебряные волосы и принялась исправлять нарушенное кровообращение в ушной раковине. – А кроме этого ты ничего не заметил?

– Ты успела стащить что-то ещё? – Могучий воин с подозрением огляделся. – Вроде всё на месте… И перехватчик откликается на мой импульс… – Он настороженно воззрился на расстроенную очаровашку: – В чём подвох?

– С чего ты вообще взял, что я хотела у тебя что-то стащить? – Валькирия совсем поникла. Её ухо вернулось в прежнее состояние, но глаза так и остались тусклыми.

– Сёстры, когда подрастали и начинали осваивать Кристалл Преломления, постоянно шкодили, – объяснил Гьярдар, укоризненно хмурясь. – Ты подкралась, пока я спал, вот и почудилось мне спросонья… Как раз дом снился, может, поэтому. Нечего так подкрадываться! Ты кто вообще?

– Я Бирта[8], – упавшим голосом представилась очаровательная воительница.

– Бирта? – удивился Гьярдар. – Что-то не похоже.

– Не похоже?.. – Харрийская красавица потускнела ещё сильней. – Ты правда ничего не замечаешь? Даже так?

Её глаза стали ярко-голубыми, и двухметровый поток серебристых волос побелел до идеального коэффициента лучистости.

– Ты Гармоничная! – понял могучий Харриец. – Извини, сестрёнка, я не заметил.

– И то, что у нас идеальная совместимость, ты тоже не заметил, Гармоничный Гьярдар, – ужасно опечалилась очаровашка. – Я тебе совсем-совсем не нравлюсь?..

– Как же может не понравиться Валькирия, да ещё и Гармоничная? – весело хихикнул Гьярдар, и в этот миг до него дошёл смысл сказанного. – Идеальная совместимость?! – до крайности изумился воин. – Да быть такого не может! – Он торопливо поправился: – В смысле, у меня нет соответствия ни с кем из Гармоничных жён. Как только мне исполнилось двадцать одно лето, родичи начали поиски. За шесть лет всю родную Галактику Харра обыскали, никто не подходит. А остальные Гармоничные дочери ещё не подросли.

– Я не из Мира Харра. – Гармоничная красавица немного воспряла духом. – Я из Харрианы. Можно мне в твой поток?

– Конечно, можно, – заторопился Харрийский воин, – вдруг ты права, и у нас…

Договорить он не успел. Очаровательная воительница даже не встроилась, а пулей влилась в его поток. Её глаза и волосы ослепительно вспыхнули, реагируя на Идеальное Слияние, и она с тихим выдохом закрыла глаза:

– Наконец-то… Я думала, что никогда этого не дождусь!

– С твоим именем точно ошибки не было, – прищурился Гьярдар, поднимая светоотражающий коэффициент роговицы и одновременно с лёгкой оторопью вслушиваясь в новые ощущения. – С Идеальным Слиянием тоже… – Он несколько мгновений молчал. – Я никогда не думал, что жить одинокой самостоятельной Половинкой настолько… инвалидно. Теперь понятно, почему ни в одной Скрижали нет описания ощущений при Идеальном Слиянии… Чтобы не расстраивать тех, кто свою Истинную Половинку ещё не обрёл…

Могучий воин сгрёб в охапку свою красавицу и закружил, сжимая в объятиях.

– Как это здорово и неожиданно! Не верится даже, что всё оказалось так просто! Я давно уже свыкся с тем, что буду один множество лет, может, даже всегда! Как ты меня нашла? Как ты вообще здесь оказалась?!

– Командование прислало… – Растворившаяся в Идеальном Слиянии Бирта была поглощена непередаваемыми ощущениями и соображала слабо.

Она не сразу осознала вопрос. Спустя миг Валькирия встрепенулась, заставляя себя собраться, и принялась за повествование.

– Меня готовили держать твой поток с семнадцати лет, – Ослепительно сияющая Гармоничная красавица жмурилась от наслаждения. – Ты обо мне не знал, так что для тебя всё, наверное, действительно просто… А я четыре лета ждала этого мгновения.

Очаровательная Гармоничная Валькирия прижалась к нему сильней и продолжила:

– Когда мне исполнилось девять, Наставники не хотели проводить мне отборочный экзамен на Удел Валькирии. Потому что Великая Асса давно завершилась, и в касте избыток Валькирий и недостаток боевой работы для них. А я ещё и Гармоничная, то есть меня будут готовить двенадцать лет без перспектив боевого применения вообще.

– Это ещё почему? – удивился Гьярдар, никак не решаясь выпустить из рук только что обретённое сокровище. – Сейчас же в касте Гармоничных бойцов больше, чем Гармоничных дочерей!

– Вот именно поэтому! – подтвердила она. – Все понимали, что если я не стану Валькирией, то с высокой вероятностью обменяюсь обручальными кольцами со своим будущим супругом уже в шестнадцать лет. В восемнадцать сыграю свадьбу, и в двадцать один, когда мои сверстницы-Валькирии только выпустятся из Учебного Центра, у меня уже будет пара двойняшек. Нет смысла тратить пять лет впустую.

– Ну… – неопределенно протянул Гьярдар. – Вообще логично… Наверное… Но вот я, к примеру, не нашёл себе половинку в родной галактике. Это миллионы заселённых Сияющими систем, и в каждой есть хотя бы одна-две Гармоничные дочери. А где-то и поболе. Но это не значит, что соответствие потоков гарантировано.

– Я очень хотела стать Валькирией! – Бирта с нескрываемым удовольствием потерлась щекой о его щёку. – Лет с шести – точно! Сколько себя помню! Я так достала Хранителей, что они даже собрали Совет. И рассудили так же, как ты: что соответствие половинок никто не может предсказать заранее, ибо они создаются на самой вершине Вселенной. Понять, что перед тобой твоя Истинная Половинка, можно только лично. Никакие расчёты тут не помогут – как четырёхмерными способами рассчитать то, что не имеет предела в измерениях?

– Но каста же не просто так ведёт учёт Гармоничных и рождённых в Священное Лето, – Гьярдар потащил своё сокровище купаться. – В определённых пределах соответствие можно просчитать. Для боевой работы этого хватит.

– Подожди, я броню здесь оставлю! – мелодично засмеялась Гармоничная воительница, отключая броню. Почти невесомое мономолекулярное покрытие полетело на песок, сверху шлёпнулись Боевые Кристаллы.

– Защиту включи, – посоветовал воин. – Тут крабы очень любопытные.

– Хорошо! – прыснула обнажённая красавица, посылая импульс своему оборудованию прямо из его объятий. Над небольшой кучкой снаряжения незримо вспыхнул защитный купол силового поля. – Готово!

– Тут, под водой вокруг атолла, очень красиво, – четырёхметровый гигант, не выпуская очаровательную красавицу, легко разбежался и мощным прыжком плюхнулся в океанскую толщу.

Оказавшись под водой, двухметровый шлейф её белоснежных волос расплескался вокруг, и Гьярдару пришлось выпустить из рук своё сокровище. Бирта выполнила изящный пируэт, приводя волосы в более управляемое положение, и две Половинки Единого Целого неторопливо поплыли рядом, не разрывая Слияния.

«Насчёт расчёта соответствия ёмкости Валькирии потенциалу её бойца ты, конечно, прав», – мысль Гармоничной красавицы возникала в слитном сознании раньше, чем её доносил Кристалл Связи, из-за чего возникало ощущение лёгкого эха. – «Совет Хранителей принял решение, основываясь именно на данной возможности. Мне было сказано, что к отбору на Удел Валькирии меня допустят, но с условием: я прохожу подготовку до шестнадцати лет. В шестнадцать мои показатели сверяют с данными по всем Гармоничным бойцам, не имеющим половинок, и мне позволяется остаться Валькирией только в том случае, если близкого соответствия не обнаружится».

«А если обнаружится?» – мысль Гьярдара тоже имела эхо, и в слитном сознании возникло ощущение, что беседу ведут не двое, а четверо.

Это выглядело забавно, и слитное сознание развеселилось, вибрируя суровым сдержанным юмором с беззаботно-мягкими, искрящимися теплотой интонациями.

«А если обнаружится», – продолжило объяснения слитное сознание, – «то я должна буду встретиться с теми, у кого это соответствие окажется максимальным, и убедиться, что это не моя половинка».

«Если половинка окажется твоей, то что?»

«То эта половинка будет решать, оставаться мне Валькирией или нет».

«Раз я вижу тебя Валькирией, стало быть, соответствия не нашлось», – сделало вывод слитное сознание. – «Меня не предупреждали о тебе в силу возраста?»

«Вообще – да, но выяснилось всё не сразу. Когда мне исполнилось шестнадцать, соответствия не нашлось даже приблизительно. И мне позволили остаться Валькирией. Спустя лето Совет Касты из Мира Харра прислал в Совет Касты Мира Харриана список Гармоничных бойцов и дочерей, у которых в родной галактике тоже не нашлось соответствия. Сразу выяснилось, что моя ёмкость по частотной развёртке совпадает с твоим потенциалом настолько идеально, насколько это вообще возможно в расчётах».

«То есть произошло всё это четыре лета назад, тебе было семнадцать, а мне двадцать восемь», – слитное сознание произвело нехитрый подсчёт. – «Пока воин не достиг тридцати двух лет и не стал ветераном, ему нельзя создавать супружеский союз. Поэтому командование ничего не стало мне сообщать, чтобы не отвлекать от службы лишними мыслями», – слитное сознание вновь развеселилось. – «Тогда почему мне не показали тебя два лета назад? Мы могли бы заключить помолвку, и сейчас бы положенный для раздумий срок истёк».

«К тому времени мне оставалось бы до выпуска всего два лета», – объяснило самому себе слитное сознание. – «Не было смысла прерывать обучение. Я всегда мечтала хранить в боях свою половинку и почувствовала, что ты не будешь против и не станешь сразу же отправлять меня к Уделу Матери».

«Как ты узнала?» – удивилось слитное сознание. – «Вообще, я с детства хотел, чтобы у меня была Валькирия-половинка! Как Адельхейд Легендарная у Торбранда Смертоносного. Мне всегда было невероятно жаль, что их совместные подвиги длились так недолго».

«Не знаю», – слитное сознание испытало прилив счастья. – «Мне каждый месяц присылали подробные развёртки твоих излучений, чтобы я сразу обучалась держать твой потенциал. Расчёты такое показать не в силах, но я с самого первого информационного пакета ощутила, что у нас Идеальное Слияние. Уверенность в том, что ты не будешь против, возникла сразу. Я так и доложила командованию. Штаб флота дал добро. С тех пор меня готовили индивидуально для тебя».

«Надо же, как давно всё началось», – слитное сознание порадовалось само себе. – «Я даже не догадывался, что ты существуешь. Казалось, что вопрос с половинкой неизбежно откладывается на неопределенно долгий срок! Смотри, смотри! Вон там, левее, под коралловым кустом!»

«Черепашонок! Какой милый! Почему он прячется?»

«Я от него акулу отгонял и немного не рассчитал силу удара. Его задело ультразвуком. Повреждений нет, но он испугался и теперь сидит там, боится меня».

«Зато его не съели», – слитное сознание одобрило действия половинки себя. – «Впредь он будет осторожней! Можно, я его успокою?»

«Можно, если умеешь. Когда ты прилетела?»

Очаровательная Валькирия подплыла к коралловым зарослям, и прячущийся там черепашонок замер, пытаясь слиться с местностью.

«Полмесяца назад, вместе со всеми».

Бирта аккуратно встроилась в энергоконтур животного и провела успокаивающее воздействие на психику. Черепашонок перестал испытывать страх, сосредоточенно выбрался наружу через узкую щель и деловито поплыл по своим делам мимо воина.

«Я слышал, что новый круг Валькирий в полном составе родом из Мира Харра».

«Так и есть. Я не вхожу в Круг. Сестры там подобраны друг к другу согласно параметрам боевой энергосовместимости, чтобы в случае необходимости сливаться в единый Круг Щита. Мне с ними не слиться, разница в ёмкостях слишком велика. Я вообще не умею сливаться в единый Круг. Меня прислали отдельной единицей, я семнадцатая в строю».

«Даже странно, что я о тебе ничего не слышал».

«Был приказ по эскадре: ничего тебе не рассказывать до тех пор, пока ты не станешь ветераном», – слитное сознание окрасилось нотками досады. – «Никто его не нарушил!»

«Ясное дело. Ведь это приказ», – развеселилось слитное сознание. – «Чем же ты недовольна? Разве подождать полтора месяца – это так сложно после четырёх лет?»

«Сложно?! – Слитное сознание разразилось бурным потоком образов: – Ты даже не представляешь, насколько это сложно! Я же знаю, что ты где-то совсем близко! Тяжело утерпеть! Это же Идеальное Слияние! А я не могучий воин, которому всё нипочём, и вообще, он даже не знает о том, что я есть! Я четыре лета ждала нашей встречи каждый миг! Я даже хотела Кристалл Связи подключить к частотам Четвёртой Ударной, но система Ярило является секретным объектом, и командование не дало мне такого разрешения! Начальник Учебного Центра сказал, мол, сейчас не война, так что потерпишь, и прогнал!»

«Нелегко тебе пришлось!», – слитное сознание проявило участие к самому себе.

«Вот зря смеёшься! Я о тебе всё-всё знаю, до каждой клеточки! Ты мог погибнуть без меня! Когда пришло сообщение о нападении Тёмных, в котором предполагается участие Эмиссаров, я ужасно испугалась, что ты пойдёшь в бой один! Вдруг тебе потребуется Щит, а меня нет рядом! И это когда до нашей встречи остаётся чуть больше недели! Я примчалась к командиру Хильдебранду, чтобы он отправил меня с тобой, но он не разрешил! Сказал, что так будет ещё хуже!»

«Это ещё почему?!» – возмутилось слитное сознание.

«Потому что со мной ты будешь бросаться в битву с Высокомерными Тёмными в первых рядах!» – слитное сознание вздохнуло. – «Это очевидный факт, я сама его ощущала, я же знаю твой поток досконально! Пришлось признать правоту командира».

«Так вот с кем Хильдебранд разговаривал сразу после того, как отправил меня управлять Искривителем!» – сообразило слитное сознание. – «И как я тебя не почувствовал?!»

«Блюстители «Индры» накрыли мой канал связи Полем Поглощения. Командир Хильдебранд так приказал, он знал, что ты можешь почувствовать, твой энергопоток сильнее его, и ты находился слишком близко».

«Да уж, командование своё дело знает», – слитное сознание окрасилось нотками уважения. – «Всё было продумано заранее. Даже странно, что тебя пустили ко мне сегодня, всего за неделю до моей аттестационной комиссии».

«Меня никто не пускал!» – слитное сознание полыхнуло озорным переливом.

«То есть как?»

«Вообще никак! Не пускали ни под каким предлогом, и всё тут!» – К озорным вибрациям добавились нотки лёгкой вины. – «Я сама к тебе прилетела. С базы Харрийской группировки пришло сообщение, что у вас состоялось сражение с оружием Эмиссара. Потерь нет, но всех, кто принимал участие, положили на исцеление! Я жутко переволновалась! Тебя не было несколько дней! А тут сестра из Круга сообщает, что ты только что прилетел на Дэю провести выходной! Я не смогла удержаться! Планировалось осторожно приблизиться к тебе в режиме невидимости, посмотреть и потихоньку вернуться! Я не знала, что ты способен ощутить работу поля преломления без оборудования!»

«Родные сестрёнки выработали у меня это умение», – слитное сознание испытало тёплый отклик при воспоминании о родичах. – «Я на них очень сердился тогда и всё ждал, когда же наконец закончится обучение и я отправлюсь на окраины пространства Сияющих, сражаться с Тёмными! А сейчас иногда вспоминаю их шалости и скучаю по родовому замку».

«Я была дома недавно, сразу после выпуска Валькириям положен отпуск. Едва дождалась, когда он закончится и я смогу прилететь сюда!»

Слитное сознание ощутило необходимость сделать вдох, и обе половинки синхронно всплыли на поверхность. Гармоничная Валькирия коротко отдышалась и изящным движением вплыла в объятья своего воина, обвивая его руками.

– Теперь мне попадёт от командования, – промурлыкала она, прижимаясь щекой к его щеке. – Но оно того стоило…

Кристалл Связи Гьярдара разразился тревожными вибрациями, Бирта умолкла, мгновенно подбираясь, и выскользнула из его объятий. Гармоничный воин ответил на вызов, но вместо боевой тревоги в сознании вспыхнул образ Горыни.

– Могучий Гьярдар! – Энергоконтур юного Мастера изобиловал вибрациями крайней степени тревоги. – Ты вернулся?

– Утром, – подтвердил Харриец. – Что случилось?

– Молчана пропала! – Горыня был мрачен и печален. – Я чувствую, что с ней случилась беда! – Он ощутил присутствие на линии связи кого-то ещё и осёкся.

– Как это произошло? – Гьярдар разорвал Идеальное Слияние, заставляя себя сосредоточиться. – Она не добралась до Руты? Когда с ней пропала связь? Как давно Род Небесной Лазури не может её отыскать?

Харрийский воин жестом указал своей Валькирии на атолл, и оба поплыли к берегу.

– Поиски идут сутки, – торопливо объяснял Горыня. – Она время от времени гостит на Руте у Дарены и через пару дней возвращается. Но в этот раз она не вернулась в обычное время и не пришла на занятия по кастовому Уделу. Я попытался связаться с ней, но она не ответила, хотя я чётко ощущал её Кристалл Связи! Тогда я связался с Рутой и спросил Дарену, не вместе ли они. Дарена очень удивилась и сказала, что Молчана улетела от неё спустя сутки, то есть на тот момент уже целый день прошёл! Она давно должна была вернуться!

– Ты предупредил старших родичей? – Гьярдар выскочил на берег и устремился к своему снаряжению. Харрийский воин вызвал у себя всплеск энергопотоков, повышая температуру верхнего слоя кожи, и обильно покрытое водяными каплями тело начало быстро высыхать. – Я свяжусь с оперативным дежурным нашей касты!

– Я поднял тревогу ещё утром, – угрюмо сообщил юный Мастер. – Дедушка Добромир тоже не смог связаться с Молчаной и сразу организовал поиски. Её ищут Арганавты, Жизнь Рекущие и несколько патрульных групп касты воинов, но результатов до сих пор нет. Я не могу просто сидеть и ждать! Я чувствую беду, у меня такое ощущение, будто моё тело проткнули сотней игл! Могучий Гьярдар, ты можешь взять меня на поиски? Мне обязательно надо участвовать в поисках! Я чувствую, что её ищут не там, где нужно! В моём сознании стал возникать один и тот же тяжёлый образ, не понимаю, что он означает, но от него веет бедой!

– Можешь передать его мне? – Гармоничный воин закончил облачаться в доспех.

– Через Кристалл Связи?.. – Горыня растерянно поморщился. – Я не Жизнь Рекущий, не очень понимаю, как это делается! Вдруг не получится… Но я постараюсь!

– Тогда воспроизведи видение в своём энергоконтуре максимально точно, – велел Харриец. – Я попробую вытащить что-нибудь самостоятельно.

Донельзя обеспокоенный юный Мастер закрыл глаза и несколько мгновений сосредотачивался, стремясь перенести ощущение из сознания в Кристалл Связи.

– Не получается! – с досадой выдохнул он, открывая глаза. – Я сбегаю в соседний терем, там есть Жизнь Рекущие! Они смогут!

– Когда ты впервые ощутил этот образ? – прервал его Гьярдар.

– Несколько часов назад… – растерялся Горыня. – Ты понял, где Молчана?!

– Нет, – лицо Харрийского воина стало мрачным. – Но я увидел достаточно. Жди моего прибытия. Сходи к Жизнь Рекущим. Без меня никуда не лететь! Ты всё понял?

– Я… – юный Мастер невольно сжался, не ожидав столь сурового тона. – Да, могучий Гьярдар, я понял тебя…

– До встречи! – Гармоничный Харриец прервал связь и обернулся к своей Валькирии: – Мне необходимо срочно улететь! Пропала Гармоничная Молчана, дочь Рода Небесной Лазури. Это был её брат по девятой родовой ветви. Он тоже Гармоничный, юный Мастер, я обучаю его ратному делу. Он передал мне очень тревожный и опасный образ. Я должен присоединиться к поискам.

– Она Гармоничная?.. – Очаровательная Валькирия сильно потускнела, и её энергоконтур завибрировал частотами испуга. – Но ведь… А как же я… У нас же Идеальное Слияние… – Её взгляд стал беспомощным.

– Что-о-о?! – Гьярдар на мгновение опешил и резким броском руки схватил красавицу за ухо: – Вот как ты обо мне думаешь?! Это называется «Я о тебе всё-всё знаю, до каждой клеточки»?!

И от души влепил ей по заднице ладонью, отчего воительницу отодвинуло на метр.

– АЙ! – Глаза и волосы очаровательной красавицы ослепительно вспыхнули, и энергоконтур полыхнул мощным всплеском счастья.

– Первый раз вижу, чтобы кто-то радовался пропущенному удару! – констатировал Гьярдар, отпуская ухо своей возлюбленной. – У тебя в ходе подготовки никаких травм не было? Черепно-мозговых, например?

– Нет, я летала лучше всех в Учебном Центре! – Сияющая воительница с тихим визгом бросилась ему на шею. – Я радуюсь не удару! – Она прижалась к воину щекой и закрыла глаза, совершая Идеальное Слияние.

«Он вышел довольно болезненным, кстати», – сообщило слитное сознание.

«Сама виновата!» – слитное сознание в ответ обиделось само на себя.

«Я не знаю, как так получилось! Я так испугалась, что чуть с ума не сошла! Прости, возлюбленный мой! Я слишком долго ждала этого дня!»

«Хорошо, что у тебя нет ума!» – продолжало дуться слитное сознание. – «Когда нет ума, с него невозможно сойти!»

«И нечему расплавиться от перегрева!» – слитное сознание зашкалило счастьем. – «Я в курсе! Так Торбранд Смертоносный ругал Адельхейд Легендарную в тот день, когда они встретились впервые!»

«Ты знаешь эту легенду?» – сквозь потоки счастья в слитном сознании промелькнули нотки удивления.

«Наизусть с восьми лет! Я же рассказывала, что с детства мечтала стать Валькирией! Это моя любимая легенда!»

«Моя… – начало было слитное сознание.

«… тоже!» – закончило оно само за себя. – «Я знаю! Мы же Истинные Половинки! Что тут может быть удивительного?! Мне нравится всё, что нравится тебе!»

«Разве так бывает?» – усомнилось слитное сознание.

«Бывает!» – безапелляционно заявило оно само себе и резко стало серьёзным: – «Мы должны помочь твоему юному ученику! Что насторожило тебя столь сильно в переданном им образе? Твой поток мгновенно стал настолько суров, когда ты на меня посмотрел… мне аж страшно стало! Что это было?»

«Смотри сама», – слитное сознание воспроизвело смутный тяжёлый отпечаток.

«Какое тяжёлое ощущение…» – насторожилось оно. – «Я не понимаю, что это… Но от него тянет враждебностью… скудностью и унынием… И чужеродностью!»

Гармоничный воин разорвал Идеальное Слияние, поставил на ноги свою Валькирию и хмуро объяснил:

– Вскоре ты будешь знать это неприятное ощущение очень хорошо. Ибо так ощущается пространство низких энергий.

– Она пересекла Рубеж? – Бирта мгновенно стала предельно серьёзной. – Её взяли в заложники Тёмные? Может, ошибка навигации? Поломка во время скольжения по гипертрассе?

– Всё может быть. Но вряд ли прямо сейчас её ищут за Рубежом. Надо разобраться во всём и предупредить патрульные группы. Но прежде…

Гармоничный воин сунул руку в карман доспехов, извлёк оттуда что-то совсем небольшое и вручил своей возлюбленной:

– Вот… Это тебе. Пусть через два лета оно навсегда станет для меня частичкой тебя.

– Какое красивое… – Бирта разглядывала лежащее на своей ладошке обручальное кольцо. Каноническая свастичная вязь, составляющая свадебный узор, идеально сочеталась со сложным родовым руническим орнаментом, сообщающим наблюдателю о принадлежности владельца к Роду Эгвид касты воинов. На внутренней стороне кольца мельчайший родовой узор повторялся, ненавязчиво и искусно обрамляя руническую надпись: «Гьярдар».

– Вот только цепочки нет, – сокрушенно вздохнул воин. – Я думал, что половинки у меня не будет очень долго. Может, вообще никогда… Поэтому цепочку не брал, чтобы свадебник занимал на броне меньше места.

– Цепочку я сама разыщу! – Очаровательная Валькирия сформировала в грудном сегменте брони маленький кармашек и поместила кольцо ближе к сердцу. Она вновь бросилась Гьярдару на шею: – Возлюбленный мой! Ты не представляешь, как я счастлива!

– Очень даже представляю, – сурово отстранил её Харрийский воин. – Но сейчас мне придётся покинуть тебя. Чтобы помочь Роду Небесной Лазури, нужен корабль, а меня как раз сняли и с крейсера, и с «Индры». На перехватчике долго не полетаешь. Нужно обратиться к командованию эскадры, ибо командир Хильдебранд в отъезде.

– У тебя есть корабль! – горячо воскликнула очаровательная воительница. – Летим!

Она схватила его за руку и от волнения подала на Кристалл Полёта слишком сильный импульс. Гармоничная Валькирия свечой взмыла в залитые ярким солнцем небеса, и Гьярдару пришлось поторопиться, чтобы не оказаться для неё четырёхсоткилограммовым противовесом. Бирта, не отпуская его ладони, взмыла вверх на две сотни метров и послала короткий энергопоток в пустоту, едва заметно вибрирующую неосязаемым отпечатком поля преломления. Поле погасло, в тот же миг солнце скрылось, и вокруг резко потемнело. Гьярдар поднял голову. Прямо над ним, закрывая светило, висела четырёхсотметровая серебристая сфера Светоча Ближнего Боя, центральный диаметр которой опоясывала вязь свадебного узора.

– Отныне и навсегда он твой, возлюбленный мой! – Очаровательная Валькирия обвила руками могучую шею Гьярдара и одарила поцелуем. – Через два лета, когда ты вернёшь его мне в день нашей Свадьбы, он всё равно останется твоим навеки, подобно мне!

– Обручальный Светоч… – тихо произнёс Гьярдар, разглядывая смертоносный боевой корабль. – Мечта детства… – Он коротко сжал возлюбленную в объятиях: – Как ты догадалась?

– Да ты что?! – отпрянула от удивления Бирта, смотря на него ошарашенным от неожиданности взглядом. – Я же Гармоничная Валькирия! Меня с семнадцати лет готовили держать твой поток! Я точно знала, что у нас Идеальное Слияние! Да весь Род был в курсе заранее! Светоч заказали самым знаменитым Асам касты Мастеров Мира Харриана ещё три лета назад! Пока я взрослела, а ты набирал силу, его дважды дорабатывали, усиливая Кристаллы! Там всё оборудование персональное! Даже перехватчики в ангаре нестандартные! Один выполнен лично под меня, а второй – под тебя! Только твои Кристаллы надо донастроить.

– Позже обязательно разберусь. – Гьярдар ласково коснулся губами её щеки и стал серьёзен: – Летим. Время идёт. Открывай входной люк!

– Светоч, как и я, настроен под тебя! – улыбнулась Гармоничная красавица. – Ты можешь открыть люк сам. Кто будет пилотировать?

– Ты! – Гьярдар подал импульс на опознавательные Кристаллы Светоча, и смертоносный боевой корабль откликнулся на энергии своего хозяина. – Мои Кристаллы не настроены, да и в сражении пилотировать тебе, я же буду стрелять во всё, что можно.

Могучий Харриец приблизился к Светочу, сформировал входной люк и взошёл на борт. Гармоничная Валькирия последовала за ним, и спустя четверть части они стояли посреди центрального отсека. Гьярдар окинул корабельное пространство пристальным взглядом, встроился в корабельный энергоконтур и прислушался к вибрациям мощного оборудования.

– Красиво… – Суровая сдержанность в голосе воина контрастировала с детским восторгом во взгляде. Его бездонно-прозрачные ярко-зелёные глаза вспыхнули: – Сейчас бы в битву! Посмотреть, на что мы способны. Как только откалибрую Кристаллы, подам рапорт командованию, вдруг повезёт и нам достанется какое-нибудь сражение. В пространстве Тёмных союзников сейчас неспокойно, бои идут часто.

– Как ты назовёшь корабль? – Его Гармоничная половинка влетела в свечение энергий пилотского поста и зависла в сплетении силовых полей, начиная предстартовую проверку. – Пока у него только номер в списочных Скрижалях.

– У него есть имя. – Гьярдар указал на диаметрально опоясывающую центральный отсек руническую вязь: – Бирта.

– Это моё имя, – застенчиво улыбнулась очаровательная воительница. – Это же обручальный Светоч, а это – обручальная гравировка!

– Мне нравится твоё имя. – Могучий воин зажёг свой боевой пост и влетел в свечение вспыхнувших энергий. – Оно подходит вам обоим. Посему: да будет так!

Он отдал приказ своему перехватчику вернуться в ангары орбитальной крепости и подал команду своей возлюбленной:

– Курс на Орей! Нам нужен Восточный материк, земли Рода Небесной Лазури. Горыня из его двенадцатой родовой ветви, Молчана из девятой.

Ярко сияющая сфера Светоча пылающей стрелой пронзила атмосферу Дэи, выходя в космос, и Кристалл Слежения показал, как далеко внизу, на затерявшемся в бескрайнем океане крохотном атолле, здоровенная глыба обветренного песчаника трансформируется в перехватчик Сияющих. Маленькая искорка перехватчика ушла в сторону орбитальной крепости, и Гьярдар зажёг в слитном сознании координаты усадьбы, в которой проживал юный Мастер.

Горыня ожидал их прибытия на пороге центрального терема в окружении четверых взрослых родичей. Светоч завис в десятке метров над усадьбой, вызывая восторг у полусотни играющих на улице ребятишек, и Гьярдар покинул корабль.

– Во славу Расы! – Гармоничный воин приземлился перед своим учеником и вскинул руку к звёздам.

– Во славу! – Пятеро взрослых и пятьдесят детей повторили сакральный жест Сияющих, вспыхивая всплеском энергий.

– Я благодарен тебе, могучий Гьярдар, что ты откликнулся на мой зов. – Горыня был ещё более хмур и печален, чем прежде. – Я чувствую, что без тебя мы Молчану не найдём. С ней произошло что-то очень плохое, но я не могу понять что! У меня постоянное ощущение пробитого тела и какая-то пелена, через которую не получается ничего увидеть! Я должен лететь туда, где нашли её яхту, я это ощущаю очень ярко!

– Её яхту обнаружили? – Гьярдар устремил взгляд на родичей Горыни. Лишь один из них был облачён в одежды с узором касты Мастеров. Одеяния остальных несли на себе кастовую вязь Жизнь Рекущих. – Где именно? Рядом есть обитаемые системы Тёмных? Какая патрульная группа совершила находку?

– Тёмных?! – удивился один из Жизнь Рекущих.

– Неясный образ, который беспокоит Горыню, несёт на себе чёткий отпечаток пространства низких энергий, – объяснил Харрийский воин.

– Никто из нас никогда не был за Рубежом, – с нарастающей тревогой произнёс Жизнь Рекущий. – Мы не поняли, что видит Горыня… Всё оказалось хуже, чем мы думали! Катер Молчаны нашёл поисковый отряд Арганавтов. Катер стоял на гравитационном якоре в поясе астероидов, в необитаемой системе недалеко от системы Ярило. Кристалл Связи Молчаны был внутри катера, она оставила его там специально. Её самой нигде нет. На место уже отправились родичи из нашей касты.

– Я должен быть там! – вновь настоял юный Горыня. – Обязательно! Я чувствую!

– У Горыни установился контакт с Единым Информационным Полем Вселенной. – Жизнь Рекущий параллельно разговору передавал на кастовой частоте полученную от Гьярдара информацию. – Раньше за ним такого не наблюдалось, он проходил обучение в касте Мастеров, согласно собственному желанию. Навыков Контактёра у него нет, и нет гарантии, что он не допустит ошибок в интерпретации полученной информации. Раз речь идёт о пространстве низких энергий, то лучше попросить помощи у Асов.

Жизнь Рекущий углубился в переговоры, и за него продолжил его соратник:

– Отряд Арганавтов, обнаруживший катер Молчаны, сразу же связался с кастой воинов, но ваши специалисты сообщили, что за прошедшие дни был зафиксирован только один случай пересечения Рубежа. И он не может иметь отношения к Молчане.

– Это так, – подтвердил Гьярдар. – Я присутствовал при перехвате. Все Тёмные вернулись в свой Мир в полном составе. Они не могли похитить Молчану.

– Но она там, за Рубежом! – продолжал волноваться Горыня. – Я чувствую, что не ошибаюсь! Это ведь Гьярдар определил, я не знал, как ощущается пространство низких энергий! Надо лететь туда и спасти её! Гьярдар, я очень тебя прошу: возьми меня с собой! Молчана моя любимая сестрёнка, я не могу просто ждать в стороне!

– Если Род Небесной Лазури не против твоего полёта, я запрошу добро у командования, – ответил воин.

– Род не против, – вернулся к разговору первый Жизнь Рекущий. – Мы уже связались с Командующим эскадры прикрытия, конунг дал добро. Я отправляю тебе координаты, по которым была найдена яхта Молчаны, могучий Гьярдар. Там тебя будет ждать Ас нашей касты. Он возглавит поиски и присмотрит за Горыней. Вы можете отправляться.

– Броню возьми. – Гьярдар бросил на Горыню короткий взгляд. – Ждём тебя на борту. Десантных Кристаллов у нас нет, Светоч двухместный, так что лететь тебе придется в ангаре, внутри перехватчика.

– Я мигом! – Юный Мастер исчез внутри терема.

Харрийский воин попрощался с синеглазыми Свага и набрал высоту, возвращаясь на корабль. Пока Гьярдар ждал Горыню возле распахнутого десантного люка, воссоединившиеся половинки совершили Слияние, и слитное сознание тут же приняло вызов из штаба эскадры.

– Гармоничный Гьярдар! – Кристалл Связи зажег образ умудрённого пятью столетиями опыта могучего Харрийского воина в Боевой Диадеме с Личным Кристаллом конунга. – Я вижу, что ты заключил помолвку с нарушительницей воинской дисциплины, которой было приказано ждать твоей квалификационной комиссии и общего построения эскадры. Мы хотели порадовать всех родичей этим славным событием, но, судя по всему, не судьба!

Слитное сознание ощутило всплеск испуга и зафиксировало, как зависшая в свечении энергий пилотского поста Бирта сжимается в комочек, тщетно пытаясь стать незаметной.

– Это случилось непроизвольно, многомудрый конунг! – отчеканил Гьярдар.

– Я видел, что означает это ваше «непроизвольно», – сурово отрезал военачальник. – Блюстители с орбитальных крепостей Дэи отправили запись помолвки в информационные Скрижали касты и обоих Родов. Ибо помолвка Гармоничных – это редкостное событие, являющееся праздником и для родичей, и для касты в целом, и для нашей эскадры в частности. Скрывать её вам никто не позволит.

– Мы не хотели скрывать помолвку, многомудрый конунг! – доложил Гьярдар, ощущая в слитном сознании эмоции конфуза приличных размеров. – Но в Роду Небесной Лазури случилась беда! Мы не успели доложить о помолвке!

– С вашим разгильдяйством я разберусь позже! – ещё более сурово пообещал конунг. – Со мной связались Хранители Рода Небесной Лазури и попросили не препятствовать участию их юного сына в поисковой операции. Поиски будет вести Ас касты Жизнь Рекущих, ваш Светоч назначается в состав рейдовой группы, которая окажет ему содействие. Рейдовая группа будет ожидать вас на месте. Патрульные группы, работающие за Рубежом, и наши ближайшие союзники оповещены о пропаже Молчаны и начали облёт территорий в зонах своей ответственности. Через одну часть вашему Светочу будет открыт ноль-переход в пункт назначения. Действуйте!

Конунг сверкнул суровым взглядом напоследок и отключился.

«Теперь нам точно попадёт!» – очень переживало слитное сознание.

«Ничего, переживём. Зато я очень рад, что ты у меня появилась. Это того стоило».

Слитное сознание вспыхнуло импульсом счастья, но в этот момент из центрального терема усадьбы двенадцатой ветви Рода Небесной Лазури появился облачённый в броню Горыня. Юный Мастер торопливо набрал высоту и помчался к распахнутому десантному люку.

– Полетишь в моём перехватчике. – Гьярдар быстрым шагом вёл Горыню в ангар Светоча. – Он изготавливался персонально для меня, пилотировать его ты не сможешь, но просто повисеть внутри вместо десантного места сумеешь запросто, ты же Гармоничный. Встройся в корабельный энергоконтур, чтобы быть на связи.

Харрийский воин привёл ученика в ангар, активировал перехватчик, завёл Горыню внутрь и поспешил в центральный отсек.

«Это был мой перехватчик», – вкрадчиво сообщило слитное сознание.

«Разве?» – усомнилось оно собственному заявлению. – «Как же тогда я смог зажечь боевой пост?»

«Я зажгла его через слитное сознание, чтобы времени не терять».

«Молодец!» – слитное сознание похвалило само себя. – «Если Горыня что-нибудь там сломает, я отдам тебе свою старую машину».

«А новую?»

«А новую не отдам! Ты ещё мой Светоч захоти!» – пожадничало слитное сознание.

«Это наш общий Светоч! Мы же половинки!» – возмутилось оно само себе.

«Вернёмся к этому вопросу через два лета! А сейчас это мой обручальный Светоч! Я же не ношу обручальное кольцо, которое тебе отдал! Так что ничего не знаю! И вообще, мы торопимся!»

Слитное сознание попыталось измыслить что-то на тему несправедливости, но отвергло все свои доводы и было вынуждено сосредоточиться на боевой работе. Светоч покинул атмосферу Орея и лёг на указанный конунгом курс. Единое энергополе окружающего космического пространства зафиксировало образование ноль-перехода, и смертоносный боевой корабль сходу пронзил эфемерную изнанку материи пространства.

По ту сторону зеркала ноль-перехода обнаружилась рейдовая группа воинской касты в походном положении. Сияющая звёздным светом одинокая громада авианосца затмевала далёкое тусклое светило, ярко освещая россыпи астероидного поля, распростёршегося сразу за её исполинской сферой. В глубине астероидных скоплений полкруга скоростных судов касты Арганавтов ловко и быстро перемещались в нагромождениях каменных глыб, осматривая местность, чуть позади, посреди каменной гущи висела небольшая гражданская яхта, издали бросающаяся в глаза силой своего свечения. Вопроса, на чём именно сюда прибыл гражданский Ас, не возникало. Гьярдар доложил командиру рейдовой группы о прибытии, и Светоч приблизился к яхте.

– Гармоничный Гьярдар и Гармоничный Горыня! – Ас Жизнь Рекущих вышел на связь. – Я жду вас в пещере на астероиде, к которому пришвартована моя яхта. Наши поиски начнутся отсюда.

Светоч приблизился к астероиду, и стал виден гражданский катер увеличенного радиуса действия, заякоренный рядом с яхтой. Судя по полному отсутствию сияния, Кристалл силовой установки катера угас не менее суток тому назад.

– Это наш катер! – напряжённо сообщил Горыня. – Молчана на нём летает на Руту!

До пещеры внутри астероида оба Гармоничных добрались своим ходом, так было проще, нежели расталкивать Светочем висящие повсюду каменные россыпи. Сам астероид был настолько невелик, что не имел гравитации вовсе, и пещера размером с яхту занимала почти все его внутренности, из-за чего он казался зависшим в невесомости дырявым кувшином. Однако внутри пещеры неожиданно обнаружились отчетливые следы производственной деятельности.

– Тебе знакомо это место, юный Горыня? – Ас Жизнь Рекущих был сед, словно снег на стокилометровых горных хребтах родного Ариса. Его изборождённое глубокими морщинами лицо несло на себе печать мудрости полутора тысяч лет жизни, и Гьярдар отметил про себя, что многомудрый Жизнь Рекущий стал Асом задолго до окончания Второй Великой Ассы.

В данный момент Ас неподвижно висел посреди пещеры, залитой светом его личного сияния, и тщательно прослушивал окружающие энергопотоки. Переливающийся различными оттенками излучений кристаллический узор сложного кастового оборудования, размещённого на одеждах умудрённого множеством столетий Жизнь Рекущего, терялся в свечении своего владельца.

– Нет, многомудрый Ас! – Горыня настороженно огляделся. – Но я чувствую отпечаток Молчаны! Она была здесь много раз! Это странно…

– Что именно? – уточнил Ас.

– Я думал, что у нас нет тайн друг от друга, – Горыня летел вдоль каменных стен, изучая оставшиеся на их поверхностях следы и энергетические отпечатки. – Мы же с детства дружим… Но она никогда не рассказывала мне об этой пещере… – Он остановился перед обширной вмятиной с идеально оплавленными краями: – Вот здесь стоял малый Кристалл Синтеза! Я узнаю его отпечаток! Мы с Молчаной обучались изготовлению корабельной обшивки точно на таком же! Последнее время она часто упражнялась в ремонте корабельных корпусов и в синтезе вибрационного композита, применяемого при этом… Я чувствую, что она ремонтировала здесь что-то… какое-то судно… не могу понять… что-то очень старое…

– Неплохо для представителя иной касты, не имеющего подготовки Жизнь Рекущих, – оценил Ас, изучая Горыню внимательным взглядом. – У тебя повышенная чистота контакта с Единым Информационным Полем. Судя по тому, что я вижу и ощущаю, Молчана устроила здесь самодельный ремонтный цех. Её подруга Дарена ничего об этом не знает. Но из её рассказа следует, что Молчана всегда прилетала к ней на полдня-день и после этого возвращалась домой, в систему Ярило.

– Она никогда не улетала меньше, чем на трое суток, – расстроенно произнёс Горыня. – Теперь я чувствую, что всё это время она проводила здесь.

– Верно, – подтвердил Ас. – Она ремонтировала тут старую яхту, подобную моей, но построенную не менее двух тысяч лет назад. Эту яхту Молчана нашла здесь же, в россыпях битых астероидов, поисковый отряд Арганавтов обнаружил место гибели яхты неподалёку. Яхта была уничтожена Тёмными в ходе одного из масштабных наступлений войск Коалиции во времена Второй Ассы. Сияющие, находившиеся на борту, погибли. Позже, когда в результате контратаки наших сил противник был отброшен, их тела подобрали поисковые группы. Погибших предали погребальному костру, но эта солнечная система ещё долго оставалась передовым краем, сражения в ней происходили десятки раз, и очистить здешний космос от обломков не было возможности более трёхсот лет.

– Этот астероид образовался много позже, чем погибла старая яхта! – неожиданно заявил Горыня. Судя по удивлению во взгляде юного Мастера, он сам не ожидал, что ощутит эту информацию. – Здесь была небольшая неживая планета, раньше она двигалась вокруг местной звезды по долгой орбите с большой скоростью!

– Точнее, это была комета, – поправил его многомудрый Ас. – Юный Горыня, тебе стоит обдумать вопрос о смене касты. После совершеннолетия генетика начинает максимально раскрываться. В твоих Образах Крови наследие Предков, относившихся к касте Жизнь Рекущих погибшей Арктиды, оказалось мощнее наследия касты Мастеров. После совершеннолетия такое вполне возможно. Что ещё ты ощущаешь?

– Комету раздробило на множество кусков сверхмощным взрывом. – Горыня вслушался в информацию, приходящую из Единого Информационного Поля Вселенной. – Но я не могу понять, что было дальше… – Он сумрачно вздохнул. – Я чувствую Молчану. То есть, как она появляется здесь впервые… это произошло два лета назад. Теперь я помню!

Юный Мастер помрачнел ещё сильней и объяснил:

– Когда мы были маленькими и Молчане отказали в прохождении отбора на Удел Валькирии, мы решили, что сами построим себе боевой корабль и будем сражаться на нём с Тёмными. Два лета назад ей разрешили летать на космических судах, и она как-то раз упомянула, что пришла пора искать тайное место для нашей секретной верфи! Мы тогда посмеялись, вспоминая детские планы, и всё! Больше мы об этом не вспоминали. Оказывается, она на полном серьёзе занималась поисками!

– Именно так, юный Горыня, – вновь подтвердил Ас Жизнь Рекущих. – Если быть более точным, то данная комета раскололась на массивное облако обломков в результате удара, полученного во время очередного сражения. Обломки разлетелись в разные стороны, и часть облака достигла подбитой яхты. Крупные фрагменты облака скрыли яхту внутри своей россыпи, а мелкие были притянуты самим остовом яхты, ибо имели гораздо меньшую массу. В результате погибшую яхту скрыло в недрах каменных скоплений. Позже, когда эту систему очищали от обломков, данное астероидное облако сочли чистым, и яхту не нашли.

Многомудрый Ас сделал паузу, вслушиваясь в поступающие из Единого Информационного Поля ответы, и посмотрел на Горыню:

– Скрытая каменными обломками погибшая яхта находилась тут свыше полутора тысяч лет, пока её не нашла юная Молчана. Твоя сестра тайно обследовала необитаемые системы, в которых когда-то кипели отчаянные битвы, в поисках… – Ас на мгновение задумался, – тут я не вижу, что же именно она искала.

Он нахмурился:

– Всё сложней, чем виделось изначально. Что-то гнетёт её Сущность изнутри. Что-то гораздо более мощное, и находится оно вне нашего слоя Вселенной, ибо оно сильнее, нежели наш слой. Молчана пытается действовать так, как стремится её Сущность, но… – Ас вновь нахмурился: – Я не могу увидеть точно, всё скрыто завесой, от которой истекают энергии Высокомерных Пращуров.

– Это не первое её воплощение! – вдруг выпалил Горыня. – Она уже воплощалась прежде! Её стремления связаны с опытом прежних воплощений! Разве такое возможно?! – Он растерянно посмотрел на многомудрого Аса: – Наш четырёхмерный слой Вселенной слишком мал для того, чтобы новое воплощение могло хранить воспоминания прежнего! Она не должна ничего помнить…

– Она и не помнит. – Ас Жизнь Рекущих с профессиональным интересом вслушивался в колебания личного энергоконтура юного Мастера. – Но ты забыл о Едином Информационном Поле, Горыня. Из которого ты прямо сейчас получаешь эти сведения. И ты получаешь их без искажений, несмотря на отсутствие специализированной подготовки, что является безусловной редкостью.

– Вот почему ей так часто снились сны о битвах с Тёмными… – прошептал юный Мастер. – Мы думали, что это просто игра детского воображения… мы же смотрели множество архивных Скрижалей, запечатлевших битвы Второй Великой Ассы… Она знает легенду о Торбранде Смертоносном наизусть… – Он печально умолк.

– Информационное Поле несёт в себе чёткий отпечаток того, как юная Молчана осуществляла свои путешествия по необитаемым системам, являвшимся местами минувших кровопролитных сражений, – задумчиво изрёк Многомудрый Ас. – Похоже, она сама не знала, с какой целью путешествует и что ищет. В ходе таковых поисков Молчана случайно обнаружила разбитую яхту и решила её восстановить. Она нашла подходящую по размерам пещеру и организовала здесь ремонтную мастерскую. На ремонт Молчана потратила почти целое лето, и я ощущаю, как она пряталась тут от случайно появлявшихся в данной системе судов.

Ас Жизнь Рекущих помрачнел и перевёл взгляд на Гьярдара:

– Но каста воинов никогда не ошибается, если речь идёт о пространстве низких энергий. Лето назад Молчана поставила яхту на ход и совершила тайный прыжок за Рубеж. Это не подлежит сомнению.

– За Рубеж?! – опешил Горыня. – Но… зачем?! Яхта же еле-еле работала, я чувствую, что её ещё ремонтировать и ремонтировать! Половины Кристаллов нет!

– И тем не менее Молчана регулярно совершала тайные прыжки в пространство низких энергий, – произнес Ас. – Свой катер и Кристалл Связи она оставляла тут, чтобы никто не понял, где она и чем занимается. Молчана брала отремонтированную яхту и на самой малой скорости уходила в прыжок, дабы не быть обнаруженной.

– Разве каста воинов не в силах засечь её перемещения?.. – Обескураженный Горыня тоже воззрился на Гьярдара.

– В силах. – Гармоничный воин на мгновение задумался. – Но мы следим за тем, чтобы низкоэнергетические Сущности не проходили через Рубеж снаружи. За Сущностями Светлых никто не следит. Вокруг жизненное пространство великого множества Светлых Рас, система Ярило единственная в этой части спирального рукава, принадлежащая Сияющим. Да и то считается, что она смертельно опасна, и внутри её границ присутствует лишь крупная научная экспедиция касты Творцов. Светлые Расы чтят Рубеж и не нарушают его без причины. Если таковая возникнет, то они сами предупреждают о предстоящем полёте нас или собственные вооружённые силы. Я по-прежнему не понимаю, что так влечет Молчану в пространство низких энергий.

– Она ощущает великое стремление сражаться с врагами Расы, – коротко объяснил Ас Жизнь Рекущих. – Объяснить это стремление она не в силах. Я тоже.

– В последнее время Молчана усердно изучала устройство перехватчика, – сообщил Горыня. – Она как-то сказала, что рассматривает возможность взять себе специализацию по производству перехватчиков. Я ещё удивился в тот день. У касты сейчас множество заказов на строительство всевозможных гражданских судов, в нашей системе порой Мастеров не хватает! А она про перехватчик… Я думал, что он нравится ей из-за того, что очень быстро летает. Молчана любит мчаться на огромной скорости…

– Полагаю, она летает в пространство низких энергий с той же целью, с какой обследовала места давно отгремевших сражений, – изрёк Ас.

– Она ищет себе боевой корабль? – уточнил Харрийский воин. – Ты хочешь сказать, многомудрый Ас, что она задумала найти и отремонтировать разбитый боевой корабль так же, как нашла и отремонтировала старую подбитую яхту? Но разве такое по силам восемнадцатилетней Мастерице? Пусть даже Гармоничной?

– Отремонтировать взорванный боевой корабль в одиночку она не сможет, – кивнул Ас. – И она это хорошо понимает. Равно как и то, что погибший корабль Сияющих нужно ещё где-то разыскать. После окончания Великой Ассы и до сих пор мы не прекращаем поиски погибших кораблей и судов. Почти все они были найдены и демонтированы. Обнаружить то, что пропустили поисковые бригады, не так-то просто.

– Поэтому Молчана ищет в пространстве низких энергий! – воскликнул Горыня. – Она надеется, что там ещё можно разыскать подбитый корабль!

– Нет, юный Мастер, – негромко возразил Ас Жизнь Рекущих. – На этот раз ты ошибаешься, ибо твои пылкие братские эмоции исказили контакт с Единым Информационным Полем. – Он печально вздохнул, и в голосе его зазвучала грусть: – Молчана стремится в пространство низких энергий, ибо там можно найти Тёмных, с которыми можно сразиться. Боевой корабль она уже нашла. Молчана разыскала разбитый перехватчик не менее лета назад и с тех пор ремонтирует его. Этим обусловлен её интерес к данному классу боевых машин. Где-то за Рубежом у неё есть такой же самодельный ремонтный цех, в который она переместила всё своё оборудование.

Кристалл Связи зажёг образ командира рейдовой группы, до сего момента не вступавшего в разговор, и убелённый сединами воин произнёс:

– Если она перемещается в пространство низких энергий на самом малом ходу, дабы не быть обнаруженной, и при этом отсутствует дома не дольше трёх суток, то мы можем определить, в каких зарубежных системах она могла устроить ремонтный цех. Сейчас Блюстители произведут расчёт и оповестят ближайшие патрульные группы. Я вызову сюда разведывательный корабль, пусть братья отследят её путь отсюда.

– Мудрое решение, – оценил Ас. – Мы же пока займёмся изучением чистоты контакта юного Мастера.

Ас забрал Горыню на свою яхту, и вскоре к астероиду подошёл космический лайнер Рода Небесной Лазури. Несколько представителей касты Жизнь Рекущих и четвёрка Мастеров, среди которых Гьярдар узнал Хранителя Добромира, присоединились к Асу, остальные забрали катер Молчаны и увели его в систему Ярило. Пока гражданские Сияющие занимались своими делами, к месту событий прибыли разведывательные корабли, и их пилоты задействовали Кристаллы Слежения повышенной мощности. Спустя четверть часа разведчики вышли на связь:

– Мы отследили гипертрассу. Яхта устаревшая, Кристалл Гиперпривода, установленный на ней, снят с производства много столетий назад, так что след удалось обнаружить достаточно легко, несмотря на попытки пилота двигаться в предельно незаметном режиме.

– Есть координаты системы, в которую она прыгнула? – поинтересовался командир рейдовой группы. – Мы не получили от вас расчёт.

– Потому что яхта не дошла до окончания гипертрассы, – объяснил разведчик. – Пилот прервал скольжение и вышел в реальный космос. Произошло это за Рубежом, для дальнейших поисков необходимо переместиться в пространство низких энергий.

Разведчики пошли по следу, рейдовая группа отправилась с ними, Светоч «Бирта» остался с гражданскими специалистами. Тем временем у края астероидного поля зажглось зеркало ноль-перехода, и оттуда появились ещё две ослепительно сияющие яхты. К Асу Жизнь Рекущих присоединился Ас касты Творцов с Эссой[9] Целителей, и совещание продолжилось. Его результаты оказались неутешительными.

– Мы пришли к выводу, что Молчана получила множественные ранения и находится в стазис-капсуле, – сообщил Ас Жизнь Рекущих, выйдя на связь со Светочем. – Образ, полученный юным Горыней, свидетельствует именно об этом.

– Она была не одна? – уточнил Гьярдар. – Кто-то успел её спасти?

– Скорее, сработал Кристалл Регуляции. – Ас хмуро покачал головой.

– На перехватчиках Кристалл Регуляции совсем мал, – сообщил Харрийский воин. – В момент гибели перехватчика он разрушается, высвобождая энергию, которая активирует стазис-капсулу, если пилот получил ранение. Если Молчана разыскала подбитый перехватчик, вряд ли его Кристалл Регуляции был цел.

– Возможно, перехватчик был уничтожен, когда находился в ангаре крейсера, – предположил Ас. – Пилота в нём не было, поэтому Кристалл Регуляции уцелел. Как бы то ни было, мы не смогли увидеть присутствие рядом отпечатков других Сияющих. Чтобы ответить на все вопросы, необходимо мощное стационарное оборудование, но прежде, чем мы подвергнем столь тщательному осмотру юного Горыню, я прошу тебя, Гармоничный Гьярдар, взойти на борт моей яхты. Нам нужно увидеть твою реакцию на образ, увиденный Горыней. Ты быстро и безошибочно ощутил в нём пространство низких энергий. Не исключено, что тебе доводилось бывать в системе, откуда он поступил в Единое Информационное Поле Вселенной.

До яхты Аса Жизнь Рекущих Гьярдар добрался своим ходом, чтобы не расталкивать Светочем висящие всюду россыпи каменных обломков. Могучие Асы открыли для него область быстрого перехода посреди космоса, и Харрийский воин с непривычки не сразу понял, что его подхватили прямо на лету. В тот миг, когда он вместо чернильно-чёрной невесомой пустоты оказался посреди залитой ярким светом лаборатории, пришлось реагировать очень быстро, дабы не упасть и вовремя перейти из горизонтального положения в вертикальное.

– Максимальный уровень реакции и отличные показатели рефлекторики, – оценил Ас Творцов. Все собравшиеся в яхтенной лаборатории Асы с научным интересом наблюдали за Гьярдаром, прослушивая вибрации его личного энергоконтура. – Каста воинов так и не перешла в мирный режим, хотя Великая Асса завершилась полтысячелетия назад.

– Я искренне надеюсь, что воинская каста никогда в него не перейдет, – откликнулся Гьярдар. – Иначе как мы сможем эффективно хранить мир? Когда завершилась Первая Великая Асса, все считали, что более Всеобщей Войны не случится никогда, ибо появился Рубеж. Но все ошибались. Мы не хотим повторения этой ошибки.

– Между минувшими Великими Ассами пролегло полтора миллиарда лет, – возразил Ас касты Творцов. – Никто не знает, когда грянет Третья, это верно. Но проживать в мирное время жизнь так, будто каждый миг тебе предстоит последний бой и Последний Подвиг, означает слишком сильно замкнуться в воинском уделе. Сражений на всех не хватит, без сражений Сущности воинов станут заполняться медленно. В итоге воинская каста вновь утратит численность. Боевых Асов снова станет минимум. И Третья Асса всё равно застанет Расу врасплох в том смысле, что воинов будет недостаточно.

– Ничто не мешает Расе вечно содержать воинскую касту, развернутую по меркам военного времени, – заявила Эсса Целителей. – В этом даже есть плюсы: большая численность воинов простирает гораздо более обширное поле деятельности для гражданских каст. Воины нуждаются в постоянном улучшении снаряжения и боевой техники, в питании, в новых космических крепостях, военных городках и замках.

Эсса сделала многозначительную паузу, красноречиво указывающую на то, насколько огромное количество представителей гражданских каст сможет заполнить свои Сущности деяниями во благо Родины и Расы.

– Кроме того, – продолжила седая Целительница, – они всегда тренируются, это неиссякаемый источник деяний для касты Целителей. Без воинской касты нас станет столь мало, что впору устраивать драку из-за пациентов. Генотип Сияющих отшлифован тринадцатью с половиной миллиардами лет эволюции. Болезни случаются столь редко, что нашей касте крайне непросто готовить молодых специалистов. Земель с агрессивной средой обитания на всех не хватает, да и те постоянно норовят улучшить иные чрезмерно деятельные касты! Наша каста и без того уступает в численности любой другой в тысячу раз!

– Никто не сомневается в том, что каста Целителей обожает касту воинов за её бесконечные учения, заканчивающиеся ранениями, ушибами, переломами и прочими травмами, – улыбнулся Ас Творцов. – Но поддержание воинской касты в огромном количестве будет провоцировать её на проведение боевых действий. Ведь возникнет положение, когда слишком много Сущностей Сияющих накапливают свою силу слишком медленно. Сражений-то нет. Воины станут выискивать малейший повод в действиях Тёмных и без оглядки вступать в битвы на стороне союзников. А ведь союзники могут быть и не правы, в особенности когда речь идёт о Тёмных.

– Не будем сейчас углубляться в этот извечный спор, – рассудил Ас Жизнь Рекущих. – Пока что забот хватает у всех нас, а далее разберёмся по мере изменения реалий. Гармоничный Гьярдар! Будь добр, подойди к Горыне и займи соседнюю лабораторную сферу. Встройся в его поток и восприми тот образ, в котором ты узнал отпечаток пространства низких энергий. Мы же изучим твою реакцию.

Троица Асов стояла возле сложного скопления научного оборудования, образующего почти шестиметровый кристаллический полукупол более чем десятиметровой ширины. Представители Рода Небесной Лазури замерли поодаль, молча стоя вдоль круглой стены лабораторного отсека, и сосредоточенно внимали происходящему. Внутри переливающегося сонмами энергетических меридианов полукупола светилась энергетическая сфера, в которой завис юный Мастер, и десятки всевозможных приборов разделяли его энергопотоки на отдельные составляющие для скрупулезного изучения. Рядом со сферой Горыни вспыхнула ещё одна такая же, только крупнее диаметром, и Харрийский воин завис в сплетениях её энергий. По ощущениям ничем не отличается от медицинского ложа Целителей, разве что вибраций различных приборов гораздо больше.

– Сосредоточьтесь, дети, и приступим! – Ас Жизнь Рекущих коротко кивнул своим собеседникам, и все трое подключились к энергопотокам исследовательского купола.

Смутный образ, беспокоящий юного Мастера, Гьярдар ощутил сразу. На этот раз образ был отчетливей, и ощущение множества тяжёлых ранений Гармоничный воин почувствовал на себе. Но всё остальное по-прежнему оставалось загадкой.

– Она при смерти, – с тревогой произнесла Эсса Целителей. – Множество проникающих ранений. Обширные поражения внутренних органов. Требуется экстренная терапия с применением локального стазиса к отдельным участкам тела. Её нельзя извлекать из капсулы до тех пор, пока я не восстановлю целостность перебитых артерий и ликвидирую разрывы жизненно важных органов. Вы видите, где она сейчас?

– Сложно сказать. – Ас Творцов напряжённо внимал мощным энергиям купола. – Стазис-капсулу скрывают под полем преломления, это однозначно. Я ощущаю работу техногенного оборудования Красной Расы.

– Знакомое ощущение… – промолвил Ас Жизнь Рекущих. – Вокруг вновь россыпи астероидов. Только там они громадны… И занимают две трети солнечной системы.

– Астероидное поле на две трети солнечной системы, и рядом Красные? – встрепенулся Гармоничный Гьярдар. – Я знаю, где это может быть. Похожая по описанию система есть недалеко от Ушмаицу, я уже бывал там прежде. Эту систему уже осматривала патрульная группа, но там была зафиксирована активность рептилий.

– Нам необходимо лететь туда, – заключил Ас Жизнь Рекущих. – Дальнейшие поиски будем вести оттуда, это наиболее эффективный вариант. Гармоничный Гьярдар, я прошу тебя предоставить нам координаты указанной зарубежной системы. Мы откроем ноль-переход, дабы не терять времени.

Коротко посовещавшись, Асы пришли к выводу, что Горыню необходимо взять с собой, дабы пронаблюдать за проснувшимися у юного Мастера способностями Контактёра. В целях экономии времени Асы решили не покидать яхты Жизнь Рекущего, и спустя получасть зеркало ноль-перехода уже чернело посреди космического мрака. Гьярдар вышел на связь с командиром рейдовой группы, но та оказалась в гиперпрыжке, и пришлось оповестить оперативного дежурного Харрийской группировки о том, что Светоч «Бирта» сопровождает гражданских специалистов в пространство низких энергий. Наверняка командование группировки пришлёт туда ударную группу в качестве дополнительной охраны, но если придётся вести поиски, то чем больше кораблей, тем быстрее они увенчаются успехом.

Однако всё закончилось совсем не так, как ожидал Гьярдар. Могучие многомудрые Асы открыли ноль-переход прямо в центр усыпанной триллионами каменных обломков солнечной системы, и Светоч «Бирта» первым пронзил чернильно-чёрное зеркало эфемерно подрагивающей изнанки пространства. Слитное сознание оценило обстановку. Первичный осмотр не дал результатов, система выглядела пустой настолько, насколько вообще может быть пусто в пространстве, забитом раздробленными астероидами. Требовалось глубокое сканирование, но провести его Гьярдар не успел. Едва яхта с гражданскими Асами переместилась следом за Светочем, Асы вышли на связь все вместе.

– Мы опоздали, – сообщил Ас Жизнь Рекущих. – Молчана погибла. Её стазис-капсулу вскрыли Тёмные, тем самым погубив её. Я прошу тебя, Гармоничный Гьярдар, дождаться прибытия всех подразделений вашей касты и отменить поиски. Мы же возвращаемся домой, нам предстоит посетить Род Небесной Лазури.

– Но можно отыскать её тело, – осторожно произнёс Гьярдар, вслушиваясь в приносимый Кристаллом Связи образ Горыни. Юный Мастер не плакал, но был погружён в тоскливый омут грусти. – И воздать Тёмным, которые убили Молчану.

– Воздаяние свершилось без нас, – задумчиво изрёк Ас касты Творцов. – Делать здесь нам нечего. Мы ничего не найдём.

– Я не понимаю вашей загадки, многомудрые Асы! – Харрийский воин нахмурился. – Почему вы столь внезапно изменили свои намерения?

– Это не наша загадка, юный воин, – покачал головой Ас Творцов. – Она оставлена здесь гораздо более могучей силой. Но мы сможем тебе её объяснить. После того как ты вернёшься в систему Ярило, свяжись со мной. Сейчас же нам пора возвращаться к своему Уделу.

Ослепительно сияющая сфера яхты могучих Асов развернулась, коротким рывком пронзила зеркало ноль-перехода и покинула пространство низких энергий.

Глава восьмая

Едва четвёрка кораблей Сияющих ушла в прыжок, весь технический персонал во главе с капитаном принялся перемещаться обратно к крейсеру. Пока они гоняли туда-сюда десантный катер, забитый людьми и оборудованием, остальные остались готовить погрузку сокровищ. Командовать этим капитан вновь оставил Мвабану и комвзвода десанта, и Мвабана зорко следил за каждым головорезом. Очень быстро оказалось, что не зря!

Золото было решено выносить в первую очередь, к тому же контейнер с ним располагался недалеко от ангара. Чтобы ничего не мешало погрузке, труп Сияющей и выдолбленные фрагменты пола с лежащими сверху её нестабильными девайсами вытащили в самый дальний угол хранилища. Алмазные приборы аккуратно расколоть не удалось, применять варварские методы к бриллиантам размерами с голову не стали, и бортинженеры укупорили их в экранированные контейнеры. На всякий случай, в целях предосторожности, их тоже оставили рядом с трупом в глубине тайника. Десять метров экранирующей подушки – это хорошая предосторожность! Возле всего этого выставили десантника в качестве охраны и сосредоточились на золоте.

И с головорезами тут же возникли проблемы. Мвабана трижды ловил то одного, то другого солдата при попытке спрятать на себе золотой слиток. Из-за этого у него с комвзвода вспыхнул конфликт, но на этот раз Мвабана был не один, с ним находились его подчинённые, и они встали на его сторону. Неприязнь неприязнью, а отдавать кому-то часть своей доли никто не хотел! Короче, все наехали на десантников, и тем пришлось разгрузиться, иначе на борту крейсера всех ждёт обыск, и общественность потребует урезать виновным долю добычи. Комвзвода не стал распалять конфликт и заставил своих головорезов заткнуться. Хотя Мвабана отлично видел, как его чёрное лицо бешено сверкает белками глаз! Сразу ясно, что он сам разрешил своим ублюдкам запустить руку в общий котёл! Из-за этого Мвабана начал следить за головорезами ещё пристальней!

Но тут этот ублюдошный комвзвода поймал на воровстве матроса Мвабаны. Матрос оправдывался, типа, он не крал, просто засунул золотой слиток под скафандр, чтобы унести больше груза. На борту крейсера он бы выложил его в общую кучу. Ему, понятное дело, никто не поверил, и конфликт разгорелся с новой силой. К тому времени весь технический персонал и оборудование были уже вовлечены в ремонтные работы на астероиде с крейсером, и связи с ними не было. Без капитана ситуация начала распаляться, дело чуть не дошло до мордобоя, как вдруг из глубины хранилища прибежал десантник, которого оставили охранять труп Сияющей.

– Сэр! – дрожащим от страха голосом доложил он комвзвода. – Там что-то есть, сэр!

– Где? – не понял командир головорезов.

– В глубине хранилища! – испуганный десантник сжимал в руках оружие, индикаторы которого демонстрировали готовность к ведению огня. – Какой-то призрак, сэр! Я видел его в темноте! Огромный и высокий, несколько метров в высоту! С кровавыми светящимися глазами!

– Ты что, дунул дури, солдат? – комвзвода с подозрением надвинулся на десантника, вглядываясь в его зрачки через бронестекло гермошлема.

– Нет, сэр! – десантник явно был в ужасе. – Я выстрелил в него и попал! Он настолько огромный, что промахнуться было невозможно! Но он исчез! Я подумал, что меня глючит, но там, где он стоял, у него за спиной, на каменной стене не оказалось следов от выстрела! Если это был глюк, из стены должно было вырвать кусок камня величиной с кулак! Но стена осталась гладкой! А потом он появился снова! Я стрелял, но он опять исчез! И стал смеяться надо мной из темноты!

– Это чьи-то тупые шутки, – комвзвода злобно нахмурился. – У какого-то идиота съехала крыша от пережитого напряжения! – Он обернулся к своим: – Сержант! Возьмите отделение и проверьте хранилище! Если найдёте придурка и он окажет сопротивление, разрешаю применять оружие! Нам свихнувшиеся психи в доле не нужны!

Последняя команда Мвабану напрягла. Он что, намекает на тупые россказни о том, как его дебильные головорезы якобы застали Мвабану за поклонением хрустальному гробу?! Но больше никто не увидел в приказе подвоха, и десантники, взяв оружие на изготовку, убежали следом за перепуганным часовым.

– Джентльмены! – объявил Мвабана. – Продолжаем погрузку! Выгружать и выносить золото только при включенном видео! Потом все записи будут проверены и количество слитков сверено! Мы не допустим обмана!

– Лейтенант, сэр! – вклинился в эфир голос сержанта. – Труп заложницы исчез!

– Что значит исчез, сержант?! – опешил комвзвода.

– Его нет, сэр! – голос сержанта был далёк от юморных интонаций. – И её оборудования тоже нет! Здесь пусто, сэр! Нет даже крови! Я сам видел, как сюда клали труп! Тут всё было в крови, а сейчас нет даже капель, которые капали с тела, пока его несли сюда, сэр!

– Алмазы в порядке? – насторожился лейтенант. – Вскройте экранированный контейнер!

– Уже вскрыли, сэр! Там пусто! Не осталось вообще ничего, только пол и стены!

– Пока мы тут кусались, – комвзвода вперил в Мвабану полный подозрений взгляд, – кто-то ввёл в заблуждение часового и похитил алмазы. Очень странное совпадение!

– Что вы хотите этим сказать, лейтенант?! – возмутился Мвабана. – Это ваш человек был там один! Никто не знает, что он там делал!

– Сейчас выясним! – угрожающе заявил комвзвода. – До выяснения обстоятельств кражи выгрузка золота прекращается! Капрал! Закрыть контейнер! Выставить охрану! До личного распоряжения капитана крейсера никого к контейнеру не пускать! В случае неповиновения открывать огонь на поражение! Остальные – за мной! Второй лейтенант Мвабана! Поступаете в моё распоряжение как младший по званию! Берите своих людей, будем прочёсывать хранилища! – Он многозначительно посмотрел Мвабане в глаза: – Найдем ублюдка!

– Мы сделаем это! – Мвабана вернул ему не менее многозначительный взгляд, в котором подозрений было в десять раз больше. – Мы готовы, лейтенант!

Все разбились на две команды, каждая команда взяла на себя по хранилищу, и поиски начались. Люди осматривали каждый метр, тщательно просвечивая лучами фонарей погружённые во мрак штабеля контейнеров. Мвабана старался держаться как можно ближе к комвзвода и не спускал с него глаз. Инсценировка похищения алмазов была шита белыми нитками. После попыток краж золотых слитков он ничуть не сомневался в том, что весь этот спектакль десантники выдумали, долго не напрягаясь.

– Сгинь!!! – ближний эфир прорезало истошным воплем капрала. – Не подходи ко мне!!! Пошла прочь, бесовское отродье!!!

– Капрал, стой! – орал кто-то в ответ. – Убери пушку! Это я! Это я, твою мать!!!

– Прочь, ведьма!!! – голос капрала сорвался на истеричный крик.

Эфир зашипел знакомыми импульсами помех, так рации скафандров обычно реагируют на стрельбу из десантной лазерной винтовки, что-то в работе источника питания оружия наводит помехи в системе радиосвязи скафандра. Раздалось сдавленное хрипение умирающего, и импульсные помехи повторились.

– Сдохни, мразь!!! – взвизгнул капрал, продолжая непрерывный огонь. – Сдохни! Сдохни! Сдохни!!!

– Капрал?!! – заорал комвзвода, косясь куда-то на внутреннюю поверхность лицевого щитка скафандра. Видимо, на датчики системы биомониторинга личного состава своего взвода. – Что у вас происходит?!! Сержант! У нас потери! Бегом к контейнеру с золотом!

Головорезы рванули обратно, Мвабана побежал за ними, и следом бросились все остальные. Возле контейнера с золотом лежал труп одного из десантников, буквально изрешечённый лазерными лучами. Их капрал обнаружился у края штабеля с контейнерами, выглядывающим из-за угла и разглядывающим всех через электронный прицел своей винтовки.

– Капрал! Опустите оружие! – потребовал комвзвода. – Что здесь произошло? Где остальные?

– Она забрала их, сэр! – диким голосом обезумевшего психа зашептал капрал. – Они исчезли! Она захотела забрать и меня, но я остановил её! – Неожиданно капрал выстрелил, и его лазерный луч вонзился в убитого солдата. – Но она может быть ещё жива! Осторожней, сэр! К ней нельзя подходить близко!

– Кто «она», сержант?! – Комвзвода склонился над убитым и коротко выругался.

– Ведьма Сияющих, которую мы достали из гроба! – с замогильной тоской провыл капрал. – Мы убили её, и она вернулась за нашими жизнями! Но я остановил её! Она смотрела на меня мёртвыми глазами, звала за собой и тянула ко мне окровавленные руки! Но я не хочу умирать! – Он снова выстрелил в труп.

– Остановитесь, сержант! – потребовал комвзвода, выпрямляясь. – Это ваш солдат! Это рядовой «Браво-2»! Вы убили своего! Опустите оружие!

– Это ведьма Сияющих, сэр!!! – взвизгнул тот. – Вы что, не видите?!! Она лежит прямо перед вами! Вся в крови! Она смотрит на меня и смеётся надо мной!!! Но она не получит мою душу! Нет!

Капрал бросился бежать и исчез в темноте среди контейнерных штабелей.

– Сержант! – комвзвода обернулся к своим людям. – Возьмите под охрану контейнер с золотом. Если появится капрал, вы знаете, что делать. Остальные идут с нами. Найдём этого психа! – Он вышел в эфир: – «Браво-1», «Браво-3», ответьте командиру!

Ответа не последовало, и комвзвода начал распределять людей по поисковым командам. Что-то мелькнуло в темноте где-то сбоку, и Мвабана обернулся. Позади всех, в глубине погружённых во мрак рядов с контейнерами, смутно угадывался силуэт огромного демона с пылающими кровью глазами. Демон был настолько огромен, что ему не хватало места в проходе между штабелями, и его плечи проходили сквозь упирающиеся в них контейнеры, а почти невидимая голова взирала на Мвабану едва ли не из-под самого потолка. И кровавый взгляд пронизывал его насквозь, словно видел каждую клетку организма.

«Ты убил раненого, червь!» – внезапно отпечатался в сознании грубый мужской голос, и его демонические вибрации вогнали Мвабану в первобытный ужас. – «Зря! Ты разозлил меня этим! И что теперь будет?..»

Демонический голос издевательски захохотал, и Мвабана схватился за голову.

– Нет! Я не виноват! Я не хотел! Это сделал не я!!! Я не трогал гроб, я только стоял рядом, я ничего не делал!!!

– Что ты несёшь, придурок?!! – резко обернулся к нему комвзвода, и десантники вскинули оружие.

Неожиданно Мвабана понял, что он лишь хотел выкрикнуть эту фразу, но не успел, сотрясающий мозг голос демона сковал его целиком, и он не успел даже сделать вдох. Кричал кто-то другой, один из его матросов, он стоял на коленях рядом и тянул руки туда же, в демонический мрак. На окрики десантников он никак не реагировал.

«Но ты не помешал тем, кто убивал раненого», – демонический голос внутри головы Мвабаны принял философские интонации. – «Ты потворствовал убийству. Это преступление не меньшее. А значит, для меня нет разницы. Ты поплатишься».

– Нет!!! – взвыл матрос. – Не надо!!! Умоляю, Господи! Не убивай!!!

– Ещё один псих! – выругался комвзвода. – Куда смотрели медики, когда эти идиоты проходили медкомиссию?! Кругом взяточничество! Хватайте его! Надеть наручники и пристегнуть к контейнеру!

«Ты назвал меня Господом?!» – изумился демонический голос. – «Так вы, Тёмные, называете своих Высокомерных! Ты даже не представляешь, как сильно ты меня оскорбил! Теперь тебе точно конец. Но если сможешь убежать, то, может быть, я убью вместо тебя кого-нибудь другого».

Десантники набросились на матроса, вымаливающего помилование у пустоты, скрутили и пристегнули наручниками к контейнеру с золотом. Матрос отчаянно извивался, пытаясь вырваться, и требовал, чтобы его немедленно отпустили, потому что он должен бежать от смерти. Опомнившийся Мвабана понял, что не видит больше демона, и судорожно сглотнул.

– Мы все прокляты! – выл сумасшедший матрос. – Нельзя было открывать хрустальный гроб!

– Заткните его! – коротко приказал комвзвода, и кто-то из десантников с размаха врезал винтовочным стволом, словно копьем, в солнечное сплетение орущему.

Мощный ствол продавил скафандр и заставил сумасшедшего скрючиться в кашле.

– Мвабана! Что встал, как столб?! – зло зарычал на него комвзвода. – С психами будем разбираться позже! Бери своих людей и начинай поиски вдоль правой стороны хранилища! Мы пойдём вдоль левой! Держи постоянную связь! Шевелись!

Трясущийся от нервного тика Мвабана что-то пробубнил в ответ и побежал в указанную сторону, косясь в опустевший мрак. Это был не его демон! Это вообще не его галлюцинация, это всё привиделось тому психу, Мвабана просто слишком эмоционально отреагировал на это! Демонов не существует, это всё деревенские байки! Мвабана не псих! Не псих!!! Просто психика перенапряглась после всего этого!

– Сэр! Куда дальше, сэр? – голос кого-то из его матросов вывел Мвабану из оцепенения, и он понял, что стоит, уставившись в стену хранилища.

– Идём туда! – Мвабана ткнул рукой в темноту, где скрылся свихнувшийся капрал. – Держать пистолеты наготове! Не разбредаться! Смотреть в оба, всё освещать! Включить все фонари! Нам нужен весь свет, который есть!

– Но, сэр, – возразил матрос. – Капрал вооружён! Он может открыть огонь, ориентируясь на свет наших фонарей! Мы можем попасть под удар!

– Значит, надо двигаться осторожно! – заявил Мвабана. – Не подставляться! Идём!

Желание поскорее покинуть это место оказалось сильнее страха перед вооружённым сумасшедшим капралом, и он пошёл самым первым, осторожно ступая вдоль контейнерных штабелей. Команда Мвабаны осмотрела больше половины хранилища, но никого не нашла, как вдруг в эфире раздался истошный крик, тут же перешедший в бульканье. Мвабана в ужасе дёрнулся, не понимая, куда бежать, и бросился назад. И тут же натолкнулся на остальных матросов, с криками отпрыгивающих от падающих сверху контейнеров.

– Штабель обвалился! – на все голоса заорал эфир, мгновенно заполнившийся хрипами умирающих и стенаниями пострадавших.

– Помогите… – надрывно сипел кто-то.

– Меня придавило! – орали с другой стороны. – Моя нога!!! Вытащите меня отсюда!

В хаосе мечущихся во мраке фонарных лучей Мвабана не сразу разглядел, что произошло. Астероид, естественно, не имел атмосферы, и внутри тайника её тоже не было. Передача звуков в вакууме отсутствует, и никто не услышал, как за их спинами начал рушиться штабель с контейнерами, вдоль которого Мвабана вёл свою поисковую команду. Часть штабеля рухнула прямо на головы тем, кто шёл в хвосте команды, и пятидесятитонные контейнеры оказались смертельно тяжелы даже в условиях минимальной гравитации. Двоих матросов раздавило насмерть, троих придавило и обездвижило, ещё одному раздробило ногу.

– Мвабана! – в эфире зашипел голос комвзвода десанта. – Что у вас? Вы нашли его?

– Капрала здесь нет! – Мвабана вместе с пятью людьми пытался приподнять лежащий полубоком контейнер, чтобы вытащить придавленного им матроса. – Но у нас проблема! Штабель с контейнерами рухнул! Имеются раненые, двое погибших!

– Это дело рук капрала! – воскликнул комвзвода. – Оставайтесь на месте, займите оборону! Мы сейчас будем у вас!

В этот момент контейнер поддался, и придавленный им матрос, извиваясь, словно ящерица, пополз наружу. Выбравшись, он вскочил на ноги, словно ужаленный, и бросился прочь, истошно вереща:

– Это демон!!! Он мстит нам за убийство ведьмы!!! Мы все умрём!!!

– Стой! Подожди! – Мвабана попытался догнать спасённого, но тот бежал чуть ли не втрое быстрее и исчез в темноте, потерявшись среди контейнерных штабелей. Его безумные вопли оборвались на полуслове, сменившись коротким хрипом, и эфир стих.

– Мвабана! – окрикнул его комвзвода. – Не ходи за ним! Попадёшь в засаду!

В темноте замелькали лучи фонарей, и навстречу Мвабане выскочили десантники. Изготовившись к немедленной стрельбе, они принялись прочесывать район рухнувших контейнеров. Пока головорезы делали это, Мвабане дважды мерещилось в глубине мрака что-то огромное и бесплотное, с кроваво-красными глазами. Мвабана в страхе моргал, невольно пятясь назад, но оба раза глюк исчезал, сменяясь силуэтами крадущихся в темноте десантников.

– Лейтенант, сэр! – в эфире зазвучал чей-то доклад. – Капрала здесь нет! Но он тут был, мы нашли следы! Думаю, это сделал он, сэр! Мы спугнули его!

– Продолжаем поиски… – начал было комвзвода, но закончить не успел.

В эфире раздался вопль, сопровождающийся характерными импульсами помех, и Мвабана узнал голос сержанта, оставленного охранять контейнер с золотом.

– Стой, ублюдок! – заорал кто-то, и помехи запульсировали сильнее.

– Вон он, вон он! – вторили ему. – Справа! Бежит к ангару! Я попал в него!

– Он не останавливается! Он за контейнером! Бесово дерьмо! Я его потерял!

– Сержант! – нервно воскликнул комвзвода. – Доклад!

– Сэр, это «Танго-1»! – ответили ему. – Сержант убит, сэр! Этот псих как-то дотянулся до плазменного резака и отрезал себе руку с наручниками! Он бросился на сержанта сзади и воткнул горелку резака ему прямо в лицо! Лицевой щиток не выдержал! Мы бросились на помощь, но ублюдок убежал! Мы подстрелили его, но он не остановился! Он не чувствует боли, он абсолютно неадекватен, сэр!

– «Танго-1» и «Танго-2», держите позицию! – приказал лейтенант. – Если к вам подойдёт хоть кто-то без моего разрешения – стреляйте на поражение!

– Есть, сэр! – ответил эфир.

Комвзвода собрал всех в кучу, окинул толпу грозным взглядом и властно заявил:

– Мы найдём и перебьём всех психов, свихнувшихся придурков, суеверных идиотов и прочих ублюдков, устроивших этот клоунский заговор с целью избавиться от лишних претендентов на долю сокровищ! Нам же больше достанется! Поэтому сразу предупреждаю каждого! Если вы в сговоре с капралом и теми ублюдками, лучше сознайтесь сейчас и выдайте сообщников! Обещаю не убивать! Потом будет поздно!

Никто ничего не ответил, и Мвабана отчётливо услышал доносящийся из темноты негромкий, но грубый и иронический смех демона. Он невольно оглянулся и понял, что оглянулись все.

– Он там! – Комвзвода быстрыми жестами раздал команды солдатам: – Окружаем!

Десантники вскинули оружие и устремились в темноту. Остальные сбились плотнее друг к другу и принялись светить фонарями скафандров во все стороны, чтобы не быть застигнутыми врасплох.

– Тут что-то есть, сэр! – прозвучало в эфире, и все мгновенно обернулись туда, откуда виднелось мелькание солдатских фонарей. – Это труп того психа! Он без руки!

Вскоре десантники вернулись и приволокли с собой тело свихнувшегося матроса. Он действительно отрезал себе руку резаком, который покойник до сих пор сжимал в кулаке уцелевшей руки. Его гермошлем был прожжён в районе глаза, вместо левой глазницы зияла обугленная дыра, второй глаз остекленело смотрел в никуда.

– Его убили из лазерной винтовки, – сообщил кто-то из десантников.

– Это сделал капрал! – уверенно заявил лейтенант и зло скривился: – Вот дерьмо! И как это он так свихнулся?! Он девять лет в десанте, всегда был в порядке! Окей, джентльмены! Продолжаем поиски! Держаться вместе! Двигайтесь!

Толпа ощетинилась стволами и лучами фонарей и медленно двинулась дальше.

– Эй, приятель! – раздалось в эфире. – Мы уходим! Вставай, пошли! Эй?! Что за… Он мёртв! Помогите! Он мёртв!

Все задергались, пытаясь понять, кто и где мёртв, и лучи фонарей упёрлись в сидящую неподалёку фигуру. Матрос сидел на полу, прислонившись спиной к контейнеру, и не двигался. Над ним склонился его приятель, к которому спешили десантники. Один из солдат посветил в лицевой щиток сидящего, сверился с датчиком биомониторинга на его боку и обернулся к лейтенанту:

– Он мёртв, сэр! Датчик зафиксировал смерть. Внешних повреждений нет, глаза открыты, губы синие. Думаю, это сердечный приступ!

– Продолжаем миссию! – приказал комвзвода. – Трупами будем заниматься позже!

Отряд закончил осмотр хранилища, но никого не нашёл. Во втором хранилище свихнувшегося капрала тоже не оказалось, зато обнаружились трупы двоих матросов, убитых из лазерной винтовки. На каменном полу возле их тел было нацарапано слово «Демоны», но других следов капрала не нашлось. Поисковый отряд добрался до ангара, там, возле выходных ворот, лежал ещё один труп, в котором Мвабана опознал своего подчиненного, свихнувшегося после обрушения контейнеров. Больше вокруг никого не было, и комвзвода заявил, что капрал выбрался наружу.

– За ним! – приказал лейтенант. – Он хочет попасть на крейсер! Открывайте ворота! Мвабана! Ты со своими остаёшься здесь! Глядите в оба! Ворота не закрывать! Если увидите капрала – пристрелите ублюдка!

Десантники вылетели на поверхность, и связь с ними пропала. Стоять, словно одинокие кактусы в пустыне, посреди опустевшего ангара было опасно, и Мвабана, чтобы не оказаться застигнутым врасплох, распределил матросов по углам попарно. Матросы засели впритирку к стенам и направили свои пистолеты на чёрный зев распахнутых выходных ворот. Мвабана решил присоединиться к ближайшей паре, поспешил в их угол и увидел, как один из матросов опасливыми движениями ступни отшвыривает от себя хрустальные осколки стазис-капсулы Сияющих.

– Это колдовское дерьмо меня нервирует! – нервным голосом объяснил матрос. – Мне постоянно кажется, что оно начинает светиться, как только я на него не смотрю!

– Мне тоже! – поддержал его товарищ, впечатывая ступню в осколок покрупнее. – Какой болван додумался рассыпать это дерьмо по углам? Не хватило мозгов использовать экранированный контейнер?!

Прозрачный обломок раскололся на куски поменьше, и Мвабане почудилось, что он слышит тихий звон соударяющихся хрустальных фрагментов. В вакууме такое невозможно, и Мвабана невольно отпрянул. В эфире зазвучали характерные импульсные помехи, и он обернулся к воротам, торопливо нащупывая пистолет. Никаких других звуков в эфире не было, в воротах никто не появлялся, и даже отблесков от фонарей не было.

– Кажется, это выстрелы! – настороженно произнёс кто-то. – Второй лейтенант Мвабана, выйдите на связь с лейтенантом! Он должен узнать об этом!

– Здесь полное экранирование, – возразил ему кто-то ещё. – На поверхности нас не услышат. Кто-то должен подняться наверх!

В эту секунду до Мвабаны дошло, что все его люди находятся здесь, в ангаре. Помех от стрельбы на поверхности он услышать не мог, единственные, у кого ещё имеются лазерные винтовки, это солдаты, охраняющие контейнер с золотом.

– «Танго-1», «Танго-2»! – громко произнёс в эфир Мвабана. – Ответьте второму лейтенанту Мвабане! Мы слышали помехи от выстрелов!

Ответа не последовало, и в эфире воцарилась гробовая тишина. Мвабана трижды безрезультатно повторил вызов, и ближайший матрос нервно заявил:

– Кто-то должен сходить туда и выяснить, в чём проблема! Надеюсь, они там не воспользовались возможностью и не распихивают по подсумкам наше золото!

– Точно! – присоединился к нему второй, всем своим видом демонстрирующий ещё большую степень недоверия. – Они могли использовать винтовки, чтобы вскрыть контейнер! Они могли найти ещё золото! Это же лейтенант сказал, что контейнер с золотом только один! Он сопровождал инженеров с анализатором структур!

– Мы должны проверить! – тут же поддержали его остальные. – После попытки кражи солдатам нельзя доверять! Вдруг они специально устроили всё это шоу с психами?! Погибшие есть только у нас! Кто своими глазами видел хоть одного мёртвого солдата?! А теперь мы все сидим здесь! А ведь в этом тайнике два выхода!

– Я проверю! – Мвабана понял, о чём говорит матрос, и подозрения вспыхнули в нём с новой силой. Демон с кровавыми глазами! Это могли быть армейские лазерные прицелы и средства маскировки! – Со мной пойдут двое! Остальным оставаться здесь и быть готовыми прибыть на помощь! Если солдаты нападут на нас, я подам сигнал! Пусть кто-нибудь поднимется наверх и расскажет обо всём капитану!

Мвабана взял пару матросов и жестами договорился с ними о переключении на запасную частоту. Это нарушение приказа комвзвода, то есть вышестоящего офицера, но кто сказал, что этот приказ не был отдан с преступной целью?! Именно это они сейчас и выяснят! Троица взяла пистолеты на изготовку, приглушила фонари до минимума и осторожно двинулась к контейнеру с золотом. Добравшись до угла нужного штабеля, идущий первым матрос замер.

– Я не вижу их фонарей! – прошептал он в ближний эфир. – Они погасили их!

– Зачем они сделали это? – откликнулся второй. – Это ловушка! Они хотят расстрелять нас из темноты, ориентируясь по свету фонарей наших скафандров!

– Мы используем это! – решил Мвабана. – Ты останешься здесь и будешь светить, изображая наше приближение! Только не подставляйся под выстрел! А мы обойдём их с другой стороны штабеля и выйдем в спину!

– Хороший план, сэр! – одобрил первый матрос, поспешно прячась за угол штабеля.

Затаившиеся возле контейнера с золотом десантники никак не обнаруживали себя, и Мвабана со вторым матросом побежали в обход. Из-за чрезмерного усердия Мвабана несколько раз отталкивался от пола слишком сильно, из-за чего взлетал высоко вверх и в процессе приземления натыкался на контейнеры то слева, то справа от прохода. Включать маневровые двигатели он не рискнул, чтобы их свечение случайно не выдало его десантникам, и приходилось отталкиваться руками от приближающихся контейнерных поверхностей. Напарник Мвабаны, бегущий следом, также не избежал подобных ошибок, и несколько раз они сталкивались в воздухе, инстинктивно хватаясь друг за друга. Во время одного из таких соударений глаза матроса расширились, и он резко развернул голову назад, едва не вывихнув шею.

– Там что-то есть! – испуганно прошептал он. – Сзади! Оно идёт за нами! Что-то очень большое и призрачное!

Мвабана торопливо обернулся на лету, но в этот момент он уже опускался вниз, снова неровно и опять прямо в стену, поэтому пришлось отталкиваться от быстро приближающейся боковой поверхности. Оказавшись на полу, он оглянулся, но в темноте позади не было ничего.

– Думаю, это десантники используют своё оборудование, такое как маскировка и лазерные прицелы, – тихо успокоил он матроса, напряжённо вглядывающегося во мрак. – Ты видел это по ту сторону штабеля, где они засели, потому что был под потолком! Они используют это, чтобы запугать нас демонами и прочим дерьмом!

– Подлые ублюдки! – злобно прошипел матрос. – Они заплатят за это!

Он решительно устремился дальше, и Мвабана, не ожидав от него такой агрессивности, заторопился следом. Достигнув края штабелей, они осторожно обогнули крайний контейнер и оказались в нужном проходе. Матрос снова выхватил пистолет, изготовился для стрельбы и без колебаний двинулся к золоту. Мвабана не стал рисковать и пристроился у него за спиной. Боевое снаряжение десантников оборудовано ночным видением, если они заметят их приближение и откроют огонь, первые выстрелы в Мвабану не попадут. У него будет время залечь и попытаться спастись. Но десантники не засекли приближающихся с тыла людей, и вскоре матрос остановился, приседая на колено и прицеливаясь.

– Странно… – настороженно прошептал он в эфир. – Я вижу их силуэты… Они лежат на расстоянии в несколько шагов головами друг к другу… не двигаются…

– Может, они ведут наблюдение в разные стороны? – предположил Мвабана.

– Тогда почему они не заметили нас? Один из них должен смотреть прямо сюда!

– Надо их спровоцировать! – решил Мвабана. Он приказал первому матросу, оставшемуся у противоположного края штабеля, начать движение и светить как можно ярче: – Не бойся, матрос! Если они попытаются взять тебя на прицел, мы пристрелим ублюдков!

К удивлению Мвабаны, матрос не колебался ни секунды. Он сразу же врубил фонарь на полную и рванулся к контейнеру с золотом, словно в атаку. Десантники не шелохнулись, и сопровождающий Мвабану храбрец тоже бросился в бой, высоким прыжком взлетая под потолок. Он достиг цели за несколько прыжков и с лёта опустился на спину ближайшему десантнику.

– Замрите, ублюдки! – рявкнул он, утыкая пистолет в затылок солдату. – Не шевелиться! Если дёрнетесь – пристре… Твою мать! – Матрос отпрыгнул от десантника, включая фонарь на максимум, и направил луч на лежащее тело: – Он мёртв! Шлем весь в дырках! Второй лейтенант Мвабана, сэр! Посмотрите на это! Второй солдат тоже труп!

– Золото на месте?! – Мвабана побежал к месту событий. – Проверь контейнер!

– Он приоткрыт, сэр! – Матрос посветил на неплотно сомкнутые контейнерные створки. – Но золото внутри, я его вижу!

– Что здесь произошло?! – Второй матрос примчался со своей стороны и осветил ближайший к себе труп десантника. – Что за…?! – Он присмотрелся к мёртвому телу и заявил: – Его убили из лазерной винтовки! Шлем изрешетило попаданиями!

– Вот дерьмо! – Первый матрос переводил луч фонаря с одного убитого на другого: – Да они пристрелили друг друга! Они сцепились между собой! Залегли и открыли огонь! И разнесли друг другу головы к бесовой матери! У них винтовки до сих пор в руках! Они что, тоже спятили?! Что за дерьмо здесь происходит?!!

В ответ ему, словно из ниоткуда, негромко зазвучал ленивый и грубый издевательский смех демона. Мвабана резко обернулся, высвечивая фонарём темноту за спиной, но позади никого не было, и он развернулся обратно, стремясь обнаружить невидимый источник смеха. Оба его матроса стояли спиной к нему и тоже шарили лучами фонарей по уходящим в темноту штабелям с контейнерами. Там, далеко впереди, у самого края штабелей, незримо угадывалось что-то огромное и жуткое, буравящее Мвабану пылающими во мраке кроваво-красными глазами. Мвабана похолодел. Матросы явно не видели демона, и лучи их фонарей продолжали метаться по контейнерным стенкам. И тут Мвабана понял, что это никакой не демон. Это десантники воздействуют на него психологически, чтобы он свихнулся или заработал нервный срыв, после чего его можно будет обвинить в убийствах! Они светят ему в лицо лазерными прицелами и как-то имитируют демона, вот почему матросы их не замечают – лазерные лучи ведь узконаправленные! А современные военные лазерные прицелы работают вне видимого диапазона, доисторические красные лучи, тянущиеся от снайпера к цели и видимые за километр, давно ушли в прошлое!

– Это солдаты! – Мвабана поспешил к матросам. – Они устроили этот спектакль! Хотят нас подставить!

Оба матроса, словно ошпаренные, обернулись в его сторону, и их лица исказила гримаса панического ужаса.

– Ведьма!!! – заорал один из них, отшатываясь от Мвабаны настолько резко, что не удержался на ногах и упал. – Не подходи ко мне, тварь! Пошла прочь! Не трогай меня!

Второй матрос издал истошный вопль и бросился бежать, неуклюже подпрыгивая и врезаясь в боковые стенки контейнерных штабелей из-за неправильно рассчитанной траектории. Мвабана, ожидая удара в спину, судорожно обернулся, но позади по-прежнему было пусто, и он с подозрением вгляделся в отползающего матроса:

– Здесь никого нет! Ты в порядке?!

– Пошла прочь!!! – истерично взвизгнул тот, лихорадочно пятясь прямо в положении сидя. – Не подходи ко мне! Я тебя не убивал! Не убивал! Я не виноват!

Он наткнулся на труп одного из десантников, схватил его винтовку и рывком направил её на Мвабану. Мвабана понял, что матрос сейчас выстрелит, и от страха подпрыгнул что было сил.

– Изыйди, демон!!! – возопил матрос и дал длинную очередь. – Я верую в Чёрную Мать, она защитит меня!!!

Он принялся беспорядочно палить в Мвабану, не целясь и не прекращая орать. Чудом отпрыгнув от бьющих всюду лазерных очередей, Мвабана в ужасе врубил маневровые двигатели, взлетел выше штабелей и врезался головой в потолок. Даже в гермошлеме удар вышел чувствительным, мозг внутри головы больно встряхнуло, в глазах поплыло, и Мвабана потерял управление. Его отбросило на крышу соседнего штабеля, и он растянулся плашмя, больно прикусив язык. От этой боли в голове прояснилось, и Мвабана понял, что матрос больше не стреляет. Судя по хаотично мечущемуся свету матросского фонаря, он изо всех сил убегает в сторону ангара. Мвабана переключился на общую частоту, чтобы предупредить остальных о том, что у матроса нервный срыв, и по ушам ударил вопль:

– Демон сожрал Мвабану!!! Мёртвая ведьма идёт сюда!!!

– Со мной всё в порядке! – громко выкрикнул Мвабана. – Я жив! Не слушайте его, он не в себе!

– Демон в эфире!!! – в ужасе взвыл кто-то. – Спасайтесь!!! Наверх! Все наверх!

– Ворота закрываются! – выпалили ему в ответ. – Кто закрыл ворота?!

– Они сами закрылись! Открывайте, быстрее! Демоны идут за нами!

– Рубильник не срабатывает! Они не открываются! Открывайте вручную!

– Смотрите!!! Демон возле ручного управления!!! Он сломал рычаг! Огонь! Огонь!

– Есть! Попал в него! Он исчез! Я его не вижу! Где он?!!

– Сзади!!! Он за спиной!!!

Эфир заполнился криками ужаса, шипением помех и неразборчивыми воплями.

– Я убил его! Убил! – бесновато завопил кто-то. – Подохни! Подохни!!!

– Отвали, идиот! Ты стреляешь в своих! Ублю… – крик оборвался на полуслове, сменившись хрипением.

– Тебе не обмануть меня, демон! – маниакальный вопль потонул в усилившихся помехах, и эфир забило треском и оглушительным шипением.

– Что у вас происходит, болваны?! – Мвабана спрыгнул вниз и побежал к ангару.

Навстречу ему выскочили несколько матросов, и лучи их фонарей упёрлись Мвабане в лицевой щиток.

– Ведьма!!! – взвыл ближайший матрос, тыкая в него пальцем. – Она здесь!!! Огонь!

Матросы вскинули пистолеты, и Мвабана рванулся вглубь штабелей. Сзади засверкали лазерные лучи, и он бросился на пол.

– Что вы делаете, идиоты?!! – заорал Мвабана. – Это я, Мвабана!!! Вы убьёте меня!

– Вон она! На полу! Стреляйте! Стреляйте! – Лучи фонарей вновь настигли его.

Мвабана оттолкнулся всем телом, включил маневровые и снова врезался в потолок. Его отбросило за соседний штабель, и стреляющие вдогонку матросы пропали из вида.

– Демона так не убить! – заявил кто-то срывающимся от напряжения голосом. – Нужно использовать деревянный кол! А у нас нет дерева!

– Надо запереть его здесь и выбраться на поверхность! На крейсере, в кают-кампании, есть акация! Сделаем кол из нее!

– Заткнитесь, болваны! Демон нас слышит! Он в эфире!

Радиопереговоры смолкли, и всюду воцарилась давящая на уши тишина. Мвабана понял, что если не выберется на поверхность сейчас, то обезумевшие психи запрут его здесь и начнут за ним охоту. Он приглушил свет фонаря до минимального и поспешил к запасному выходу, через который в тайник спускалась Сияющая. Согнувшись в три погибели, Мвабана быстро семенил короткими шагами, чтобы не оторваться от поверхности и не взлететь. Если подбросит под потолок, психи могут заметить его по свету фонаря. Но совсем без света бежать невозможно.

Родное созвездие Мвабаны, как все прочие галактики пространства шести энергонов, состоит из тусклых неярких звёзд. Свет, излучаемый ими в видимом диапазоне, минимален, его основная часть приходится на инфракрасный участок спектра. Солнце хорошо греет, но плохо светит. Поэтому на родных планетах Чёрной Расы царит вечный жаркий полумрак. Жизнь, возникшая в пространстве шести энергонов, приспособилась к вечной нехватке энергии самым оптимальным способом: живущие там существа имеют чёрную кожу и курчавый волосяной покров. Чёрный цвет поглощает все виды энергии и компенсирует недостаток солнечного света, а курчавый волос имеет больше площади на единицу объёма шевелюры или шерстяного покрова. Это естественный природный радиатор, отлично поглощающий тепло и охлаждающий хозяина в случае перегрева. Поэтому к полумраку Мвабане не привыкать, но он не пещерное животное, при абсолютном отсутствии освещения он видеть не умеет! Полностью без фонаря он заблудится и рискует нарваться на обезумевших психов!

До запасного выхода Мвабана сумел добраться незамеченным. Он понял, что не знает, где находится панель управления входной шахтой, но выходной люк оказался распахнут, и Мвабана прыжком рванулся наружу. Едва он миновал люковый проём, как в лицо ему ударил луч фонаря, и он столкнулся с одним из матросов. От удара обоих отбросило в разные стороны, Мвабана вылетел обратно в хранилище и врезался в контейнер. Вскочив на ноги, он направил луч фонаря в люковый проём и увидел труп одного из своих людей. Лицевой щиток гермошлема покойника был полностью выбит, от лица осталось жуткое месиво из запекшейся крови и обуглившейся плоти. Возле трупа дёргаными рывками поднимался на ноги матрос, с которым произошло столкновение. Одна его рука была по локоть вымазана в ошмётках мозговой ткани, в другой он сжимал плазменный резак.

– Ведьма! – бесновато взвыл матрос, освещая Мвабану заляпанным кровью фонарём, отчего ему в лицо упёрся луч грязно-красного света. – Я же убил тебя! Ты должна была оставить меня в покое!

– Эй, спокойно, парень, это я – Мвабана! – Мвабана невольно отпрянул, но уперся спиной в контейнер. – Посмотри на меня! Я второй лейтенант Мвабана, твой босс!

– Я убил тебя один раз! – дико выпучил глаза матрос. – Значит, убью и второй! Тебе меня не остановить! – Он врубил горелку и ринулся в атаку. – Демон сказал, что всё золото достанется только одному! Оно – моё!!!

Матрос оттолкнулся ногами и включил маневровые, стремясь взять Мвабану на таран выставленной перед собой плазменной горелкой. Отпрыгнуть удалось в последнюю секунду, для этого пришлось активировать на максимум собственные маневровые двигатели. Мвабану отнесло от входа на несколько десятков метров, он снова врезался в контейнер и не сразу смог подняться. Едва он оказался на ногах, как в него со всех сторон упёрлись несколько лучей фонарей.

– Ведьма здесь!!! – безумно взвыл кто-то. – Стреляйте! Стреляйте!

Радиоэфир громко зашипел, и Мвабана бросился бежать высокими прыжками, надеясь уклониться от прорезающих мрак лазерных лучей. Ему почти удалось добраться до запасного выхода, но у самого люка его поджидал псих с горелкой. Он затаился сразу за углом и набросился на Мвабану, едва тот миновал люковый створ. Псих врезался в него, вцепляясь рукой в горло, и оба отлетели в стену выходной шахты. Мвабана попытался дотянуться до пистолета, но понял, что уронил его где-то и не помнит, когда именно. Псих одной рукой пытался воткнуть в лицо Мвабане светящуюся плазменной кромкой горелку, другой старался расстегнуть замки гермошлема. Мвабана отчаянно боролся за свою жизнь, но псих был выше его на голову и значительно сильнее физически. Зловещее свечение резака было уже в сантиметре от лицевого щитка Мвабаны, хрипящего от животного страха и перенапряжения, как вдруг в психа один за другим воткнулась пара лазерных лучей.

– Ведьма в шахте! – в эфире раздался знакомый безумный вой. – Она рвёт нашего брата! Стреляйте! Стреляйте больше! Она боится лазерных лучей!

Псих с горелкой судорожно изогнулся, и Мвабана сумел вырваться.

– Она сейчас бросится на нас!!! – взвизгнул кто-то, и Мвабана, опережая выстрелы, двумя ногами оттолкнул корчащегося громилу в направлении люка.

Психа унесло внутрь, прямо на стреляющих в него матросов, и Мвабана на маневровых двигателях помчался вверх. Едва он вылетел из шахты, пришла в движение подвижная плита, являющаяся её внешним люком. Шахта закрылась, и её маскировка вновь стала частью поверхности астероида. Мвабана понял, что погони нет и его уносит в открытый космос. Он принялся возвращаться, озираясь на лету, и увидел в космосе знакомую стальную точку, движущуюся по направлению к тайнику. Мвабана сразу понял, что это крейсер возвращается за сокровищами – направление совпадает, астероид, на котором проводился ремонт, как раз в той стороне. Странно только, что капитан повёл корабль без полей преломления. Починить собственные не удалось, но есть же мобильный генератор Красных, его радиуса должно хватать для полного закрытия крейсера. Может, он всё-таки сломался, как предупреждали краснокожие… Это плохо, потому что с погрузкой сокровищ возникнут проблемы. Капитан ещё не знает о том, что по тайнику бродит кучка свихнувшихся психов, убивающих друг друга! Надо предупредить капитана прежде, чем с ним свяжется комвзвода десанта!

Неожиданно Мвабану осенило. А что, если капитан знает, что произошло в тайнике?! С самого начала всей этой темы с поиском сокровищ капитан везде таскал комвзвода десанта с собой. Лейтенант мог выполнять приказ капитана – избавиться от лишних претендентов на долю. Капитан забрал с собой всех ценных специалистов: инженеров, технарей и медиков. Кто остался готовить сокровища к погрузке? Операторы орудийных систем и прочий мелкий персонал! В несложной стычке всех их может заменить электроника, а в сложную крейсер, набитый сокровищами, вступать не будет. Он вообще ни во что вступать не будет, лишь бы долететь туда, где сокровища можно выгодно продать! А там можно нанять кого угодно, и это будет в тысячи раз дешевле, чем делиться с теми, кто уже есть! Для решения этой проблемы капитан оставил всех «ненужных» в тайнике вместе со своими головорезами! Наверняка он бы и от десантников избавился, вот только кто тогда будет держать в узде «нужный» персонал? Тот же старпом или штурман запросто могут управлять крейсером без капитана!

Осознав всё это, Мвабана пришел к выводу, что безопаснее будет держать язык за зубами относительно собственных мыслей о причинах массового помешательства. Такая толпа не могла свихнуться одновременно, им что-то подсыпали в пищу заранее! Такое вряд ли обошлось без капитана! Или даже не так: десантники облучили их чем-то своим и секретным, каким-нибудь боевым психотропным оружием, говорят, такое существует. А на Мвабану всё это не подействовало! Потому что он особенный! Он всегда это знал, недаром Чёрная Мать к нему благосклонна. Она отвела от Мвабаны угрозу в тот момент, когда его начало глючить из-за скрытой психотропной атаки головорезов! Остальных десантники облучили вполне успешно! Заодно избавились от пары своих, которые, видать, были на плохом счету или ещё как-нибудь накосячили. Лейтенант убил двух зайцев: убрал ненадёжных из своей команды и отвёл от себя подозрения – его люди тоже понесли потери.

Но избавиться от Мвабаны у них не получится! Он со своими сокровищами расставаться не собирается! Он не позволит им себя убить! Надо подыграть лейтенанту и втереться к нему в доверие. А если не получится, то хотя бы усыпить его бдительность! Главное – дожить до прибытия крейсера и попасть на борт! А там посмотрим, кто кого! После ликвидации «ненужных» людей в экипаже будет не хватать, Мвабана найдёт способ проникнуть на камбуз незамеченным и подсыплет яд в еду капитану с лейтенантом! Может, и ещё кому-нибудь, если кто-то посмеет встать между ним и его сокровищами! Правда, прямо сейчас яда у него нет, но он что-нибудь придумает, на корабле полно опасной химии, особенно в системе химической регенерации воздуха!

Орудующему маневровыми двигателями Мвабане наконец-то удалось вернуться к астероиду, он осторожно приземлился на каменную поверхность и тщательно осмотрелся. Головорезов поблизости не видно. Они, конечно, могут маскироваться, но сейчас их рядом точно нет. Иначе бы выстрелили ему в спину, пока он барахтался в космосе. Он бы сам так сделал! Прожёг лазерным лучом ублюдка – и пусть себе его труп летит в космос! Не надо даже прятать! Когда маневровые вырубятся, тело будет так далеко, что его в этом океане каменного мусора никто не найдёт! Мвабана посмотрел на приближающийся крейсер. Корабль ещё далеко, двигается слишком медленно, значит, ремонт ещё не закончен. Капитан завершил внешний ремонт, поставил крейсер на курс, дал ускорение и сразу перевёл корабль на инерционный ход, а технари проводят ремонт изнутри прямо сейчас. Время для реализации своего плана у Мвабаны ещё есть, на таком расстоянии слабая рация скафандра до крейсера не дотянется, значит, их разговора с лейтенантом никто не услышит. Это хорошо, так у капитана не будет соблазна приказать своим головорезам убить Мвабану сразу.

– «Альфа-1», ответьте Мвабане! – он вызвал комвзвода десанта на общей частоте.

– Мвабана? – голос лейтенанта звучал устало и подозрительно спокойно. – Что ты делаешь на поверхности? Ты должен был оставаться в тайнике и охранять ворота.

– Люди там, внизу, полностью свихнулись! – Мвабана придал своему голосу донельзя встревоженные интонации. – Они несут какой-то бред про демонов и убивают друг друга! Я не мог там оставаться, их слишком много, а мой пистолет вышел из строя!

– Ты прав, Мвабана, – ещё более устало вздохнул лейтенант. – Вокруг слишком много, мать их, больных психов. Но я эту проблему решу. Где ты находишься? Возле запасного выхода? Он открыт?

– Я закрыл его за собой, как только вылетел. – Мвабана вновь посмотрел на крейсер. Слишком далеко! Значит, надо найти, где спрятаться, если лейтенант отправит сюда своих головорезов.

– Можешь открыть? Чтобы разобраться с проблемой, я должен попасть внутрь.

– Минуту! – Мвабана потоптался возле каменной скалы, к которой подходила Сияющая, когда открывала вход в шахту, нашел потайную нажимную пластину и несколько раз с силой надавил на неё. Результата не последовало. – Не открывается! Нашел кнопку, но она не реагирует на нажатия! Не могу открыть вход!

– Вот и я не могу, – сонным голосом ответил лейтенант. – Транспортный выход тоже закрылся. Но я не знаю, где тут кнопка, ни разу не видел, как он открывается снаружи. Мвабана, ты знаешь, как его открыть с этой стороны?

– Видел, как бортинженер делал это, – осторожно ответил Мвабана.

– Тогда попытайся повторить, – вяло произнес лейтенант. – Жду тебя здесь.

Пару секунд Мвабана раздумывал, не заманивает ли его лейтенант в ловушку таким нехитрым способом. С одной стороны, это возможно. С другой – если Мвабана откроет вход, то десантники перебьют психов внутри тайника, и это со всех сторон плюс, а сам Мвабана, получается, вроде как на стороне лейтенанта и капитана. Без корабля деваться с астероида некуда, поэтому лучше рискнуть, чем сразу продемонстрировать свою враждебность. Мвабана сверился с датчиком топлива маневровых двигателей. Запас хода ещё есть. Он оттолкнулся ногами от каменной поверхности, оторвался от астероида и полетел над скалистыми пиками, чтобы не обходить пешком полдня. Транспортный выход располагался на противоположной стороне астероида, и долететь напрямик многократно быстрее, хотя и опасно. В полёте Мвабану видно издалека, и головорезы могут подстрелить его прямо в небе.

Но всё произошло совсем по-другому. Едва Мвабана приблизился к району транспортного выхода, его глазам предстала жуткая картина. Весь десантный взвод был мёртв. Трупы солдат в пробитом лазерными лучами боевом снаряжении усыпали местность вокруг замаскированной под скальные отроги стальной плиты, скрывающей под собой транспортную шахту. Судя по оплавленным валунам, изрытым обожжёнными выемками, здесь хлестал настоящий лазерный торнадо, как будто все поливали друг друга очередями, не скупясь на боезапас. Единственным выжившим был лейтенант. Он сидел на трупе капрала и неровными движениями накладывал себе герметичные заплатки на пробитый попаданиями скафандр. Перчатки командира взвода были в крови, но сам он вроде не выглядел умирающим, и всё его оружие находилось в походном положении.

– Что здесь… – Мвабана приземлился в десятке шагов и осторожно приблизился к комвзода, – что произошло?! Это… это капрал убил их всех?!

– Только троих. – Лейтенант заторможенно скривился. – Я всадил ему луч точно между глаз, но к тому времени зараза распространилась на остальных, и вокруг стало слишком много свихнувшихся психов с оружием в руках. Я глазом не успел моргнуть, как каждый стал сам за себя… Пришлось повертеться, как мамба на сковородке, чтобы выжить… Сколько там осталось людей?

Лейтенант вяло шевельнул головой куда-то в сторону, и Мвабана понял, что он говорит о подземном тайнике.

– Когда я убегал, их было пятеро, но они стреляли в меня и попали в того, который меня схватил. – Мвабана нервно сглотнул, окидывая взглядом кровавое побоище. Неужели это тоже входило в заговор капитана и комвзвода?!! Вряд ли…

– Значит, четверо, – подытожил лейтенант. – Если они уже не поубивали друг друга. – Он тяжело поднялся, опираясь на винтовку, словно на клюку. – Открывай…

– Лейтенант… – Мвабана ошалело переводил взгляд с трупов на далёкую стальную дробину крейсера и обратно. – Как ты думаешь… Из-за чего все они свихнулись? Я слышал, как психи орали что-то про демона… Неужели нас действительно прокляла мёртвая ведьма…

– На самом деле нас проклял её гроб, – без всяких эмоций произнёс комвзвода. – Это проклятие называется «избирательное волновое поражение целевых участков головного мозга», Мвабана. Ты же у нас главный спец по Сияющим. Ты ведь знал, что их стазис-капсулы защищены. Ты специально развёл всех, когда бросился вскрывать её, чтобы избавиться от лишних претендентов на сокровище? Хороший план… Но ты мог бы меня предупредить… Я бы сохранил несколько доверенных людей, с ними было бы проще… Нам ещё надо как-то убраться отсюда…

– Я не знал! – потрясённо пролепетал Мвабана. – Я ничего не знал! Я вообще не знал, что эти хрустальные гробы существуют! Выучил только то, что касалось моей карты! Думал, что если из гроба достать тело, то он перестанет подавать сигналы!

– Я тоже так думал, – сонно согласился с ним комвзвода. – А ещё я думал, что раз ты не боишься вскрыть стазис-капсулу, значит, она безопасна. В академии конкретно запрещали вскрывать стазис-капсулы Сияющих в случае обнаружения. Сияющие стали оборудовать свои стазис-капсулы системой возмездия во второй половине Второй Всеобщей. После того, как попытки Коалиции использовать их аварийные маяки в качестве наживки стали принимать массовый характер. Сияющие же как арахниды… стоит одному позвать, как весь рой слетится… Их спасательные экспедиции несли потери, и они стали инсталлировать в конструкцию стазис-капсулы какую-то неизвестную систему возмездия. Если капсулу вскрывают те, кто не имеет на то полномочий, она облучает всех в каком-то радиусе, точные размеры которого никто не знает. По одним данным, десять метров. По другим – километр… Облучённые всегда умирают. Кто-то раньше, кто-то позже, но ещё никто не выжил. Точный механизм атаки выяснить не удалось… По крайней мере, наши яйцеголовые не смогли.

Лейтенант сонным неуклюжим движением достал из подсумка одноразовый инъектор и с трудом нащупал пальцем кнопку активации.

– На всякий случай я встал дальше, чем десять метров. Хотя был уверен, что ты точно знаешь, что стазис-капсула безопасна. Систему возмездия на них стали устанавливать во второй половине Второй Всеобщей, а тот перехватчик сбили в этой системе четыре тысячи лет назад, в самом начале. По идее тогда системы возмездия ещё не было.

– Я ничего этого не знал! – опешил Мвабана. – Клянусь Чёрной Матерью! Я сам попал под этот удар! У меня начались глюки, но я справился с ними! Подумал, что это дурацкий спектакль с применением лазерных прицелов…

– При чём тут лазерные прицелы… – сонно пробубнил лейтенант.

Он наконец-то сумел надавить на кнопку инъектора, тот зажёг индикатор готовности, и комвзвода с вялой решимостью воткнул его себе в бедро. Инъектор опорожнился мгновенно, лейтенанта заметно тряхнуло, и его сонливость сменилась маниакальным перевозбуждением. Пока боевой коктейль действует, головореза лучше не раздражать, и Мвабана заторопился к замаскированной между каменных валунов нажимной пластине.

– Открываю! – преданно заявил он, требовательно тыча рукой в пластину. Если вход сейчас не откроется, комвзвода может убить его просто так, под воздействием боевой наркоты!

К счастью, автоматика сработала, и подвижная плита поползла в сторону, отодвигая добрую сотню квадратных метров скального пейзажа.

– Ты подумал, что это мы всех убираем? – догадался лейтенант. Под действием суперстимуляторов, помноженных на зашкаливающую энергетику пространства четырнадцати энергонов, его мозг заработал слишком быстро и слишком быстро просчитал намерения Мвабаны. – Так ты хотел меня убить! – понял комвзвода и вскинул винтовку, прицеливаясь Мвабане прямо в лоб. – Ждал удобного момента, так?! А может, это ты всё устроил?! Почему тебя не коснулось безумие?!

– Нет! – Мвабана пришёл в ужас. – Не делай этого! Я не виноват! Я не знаю! Это Чёрная Мать защитила меня! Она спасает самых достойных! Ты ведь тоже в норме! Это знамение свыше! Для нас обоих! Не убивай меня, я тебе нужен! Ты же не сможешь всегда быть начеку, придётся спать хотя бы иногда! В это время ты будешь уязвим! Я помогу тебе, вместе мы остановим капитана! Не позволим ему присвоить себе наши сокровища!

– Капитан заинтересован во мне. – Лейтенант опустил винтовку. – Он не станет избавляться от меня. Ему нужны люди, чтобы удержать сокровища в руках до того, как мы вернёмся домой.

– А дальше?! – возразил Мвабана. – Что мешает ему избавиться от нас дома?! И старпом, и штурман вполне способны отвести крейсер назад!

– Ты тупой, Мвабана. – Комвзвода издал презрительный смешок. – Старпом и штурман – никто! Бомжи в погонах! А капитан из влиятельной семьи, у них связи не только в штабе, но и в правительстве! Он отмажет нас и от дезертирства, и от положенной за это конфискации имущества! Он всё замнёт, и мы не только останемся свободными, но ещё останемся богатыми! Мы с ним обо всём договорились, он отдаст нам сорок процентов от всего при одном условии!

– При каком? – насторожился Мвабана.

– Если нас не будет слишком много! – Лейтенант с безумным хохотом снова вскинул винтовку, и Мвабана увидел, как бешено раздуваются его ноздри.

– Нет! – Мвабана сжался, закрываясь руками от выстрела. – Не надо! Нет!

– Шучу! – Головорез прекратил смеяться. – Ты нам ещё пригодишься. Кто-то должен управлять огнём торпедных аппаратов, если по дороге домой возникнут проблемы. Я прикинул стоимость того, что лежит в тайнике. Если нас останется не больше восьми, то пять процентов на каждого – мы будем миллионерами!

Он опустил оружие и принялся загибать пальцы на одной руке:

– Я, док, механик, инженер, штурман, торпедист, ракетчик, канонир и повар. Это девять, так что один лишний, или придется делиться.

– Могу заменить кока! – мгновенно заявил Мвабана. – Я из деревни, умею готовить!

– По рукам! – маниакально ухмыльнулся комвзвода. – А теперь жди здесь, пока я избавлюсь от свихнувшихся идиотов с их горелками и пистолетиками!

Лейтенант спрыгнул в транспортную шахту и выпал из эфира. Мвабана облегчённо вздохнул и опустился на ближайший валун. Всё складывается даже лучше, чем казалось. Излучение возмездия Сияющих на него не действует, договориться с лейтенантом получилось, значит, капитан тоже не станет добиваться его смерти. До тех пор, пока они не доберутся до дома, точно не станет. Потому что Мвабана займет место кока и будет всячески ему угождать. А заодно возьмёт на себя заботу о системе регенерации воздуха. Как только крейсер доберётся до родной галактики, ещё посмотрим, кто станет ненужным! С такими деньгами можно жить по-королевски где угодно, не обязательно возвращаться в Федерацию, где тебя ждут конфискация и каторга! В родной галактике полно цивилизаций, и золото с иридием везде в цене!

В эфире слабо зазвучали статические помехи, и Мвабана вскочил, прислушиваясь. Это стрельба или крейсер выходит на связь? Стальная дробина корабля стала значительно ближе, теперь можно разглядеть его утюгообразную форму, а не просто крупную точку. По идее связь уже должна быть. Врубать центральный передатчик крейсера капитан не будет, чтобы не нарушать режим секретности, но ближний эфир корабля должно быть слышно.

– Крейсер, ответьте Мвабане! – Мвабана увеличил мощность рации скафандра на максимум. – Повторяю! Второй лейтенант Мвабана вызывает крейсер! Приём!

Шипение помех быстро нарастало, среди них отчётливо слышались характерные импульсы выстрелов, и Мвабана поспешил спрятаться за ближайший скальный отрог. Раз это стрельба, значит, он слышит помехи от лазерной винтовки лейтенанта! Если головорез гонится за каким-нибудь психом, тот может вылететь из шахты тайника и выстрелить в того, кого увидит! Мвабана, пригибаясь, выскочил из-за куска скалы, добежал до ближайшего трупа десантника и схватил его винтовку. Взяв на прицел выход из шахты, он пятился назад до тех пор, пока не достиг укрытия, и немедленно залёг, приготовившись стрелять. Импульсные помехи становились всё громче, и сквозь них неожиданно пробился капитанский голос.

– Мвабана! – истерично кричал капитан. – Где лейтенант?!! Почему не отвечаете на вызовы?!! Вызови лейтенанта, быстро!!!

– Сэр, мы ничего не слышали! – спешно оправдался Мвабана. – Связи не было, сэр!

– Заткнись!!! – взвизгнул капитан. – Лейтенанта мне, быстро!!!

– Сэр, с ним нет связи, – Мвабана перешел на скороговорку, – он сейчас в тайнике, ведёт зачистку хранилищ от свихнувшихся психов с оружием…

– Заткнись!!! – ещё сильнее взвизгнул капитан. – Беги за лейтенантом! Пусть бросает всё и готовит взвод к штурму крейсера! На борту демон!!! Экипаж взбесился! Все режут друг друга! Мне срочно нужно подкрепление! Как только корабль будет в зоне досягаемости маневровых двигателей, пусть начинают штурм! Убивать всех, кто оказывает сопротивление…

Голос капитана сорвался на отчаянный вопль, и всё утонуло в помехах. Несколько секунд Мвабана ошалело смотрел на медленно приближающийся силуэт крейсера, кривясь от бьющих по ушам помех, потом эфир резко затих, и наступила полная тишина. Минуту Мвабана не спускал глаз с корабля, не решаясь выйти в эфир, потом на выходе из транспортной шахты неожиданно появилась вооружённая фигура, и это произошло настолько внезапно, что дернувшийся от ужаса Мвабана судорожно нажал на спусковой крючок. Лазерная винтовка исторгла из себя длинную очередь лазерных импульсов, вонзающихся точно в цель, и Мвабана понял, что стреляет в лейтенанта.

– Лейтенант! – Он прекратил огонь и вскочил на ноги. – Это была ошибка! Я принял тебя за психа! Не стреляй! На крейсере проблемы, я только что говорил с капитаном!

Но лейтенант не ответил. Его ноги подломились, и тускло поблёскивающее раскалёнными пробоинами тело мешком рухнуло на каменную поверхность. Мвабана бросился к нему, на всякий случай держа винтовку наготове. Комвзвода был мёртв, его защита несла на себе множество пробоин, и Мвабана понял, что лейтенант получил несколько ран ещё там, внизу. Секунду Мвабана смотрел на мёртвое тело головореза, потом поднял голову и вгляделся в силуэт крейсера. Он был уже близко, и оставалась надежда, что на борту уцелеет кто-нибудь из тех, кто умеет пилотировать…

Внезапно крейсер засиял, словно внутри его вспыхнула звезда, и испарился в ослепительно-белой вспышке. Звёздное сияние больно резануло по глазам, и Мвабана зажмурился, закрывая руками лицевой щиток. Спустя мгновение вспышка снизила свою интенсивность, и он подслеповато вгляделся в космический мрак. От крейсера не осталось ничего, но сгусток звёздной энергии, испаривший её, не исчез. Он на огромной скорости нёсся из космоса прямо на него! Мвабану окатило ледяным ужасом, он судорожно попятился, пытаясь бежать и путаясь в ногах, и упал на каменную поверхность астероида. Прежде чем он успел встать, громадный сгусток энергии настиг его. За краткую секунду до того, чтобы поглотить Мвабану, сгусток неожиданно замер, начал быстро уменьшаться в размерах и принял очертания мощного гиганта пятиметрового роста. Мвабану пронзило взглядом кроваво-красных глаз, и он узнал демона.

«Ты убил мою возлюбленную, червь», – речь демона звучала прямо в мозгу Мвабаны. – «Я долго искал её, но обнаружил слишком поздно. Зато тебя я нашёл вовремя».

– Я не виноват, сэр! – отчаянно закричал Мвабана. – Я не хотел! Я не знал! Я всего лишь хотел разбогатеть! Я ни в чём не виноват! Я лишь хотел стать богатым!!!

«Вот как?» – голос демона из зловещего превратился в презрительный. – «Да будет так! Ты хотел стать богатым – ты им стал!»

В следующий миг демон исчез, и кричащий от ужаса Мвабана оказался в кромешной тьме. Несколько секунд ему казалось, что он умер, но вскоре стало ясно, что он всё ещё жив. Мвабана включил фонарь и увидел прямо перед собой двухметровую кучу золотых слитков. Не веря своим глазам, он схватил один из них, тщательно всматриваясь в ожидании обмана, но золото было настоящим. Мвабана поспешил осветить окрестности и понял, что находится внутри тайника. Контейнера с золотом больше не было, других контейнеров тоже, хранившиеся в них слитки были рассыпаны просто так, и все они были золотыми! Мвабана, не веря своему счастью, бегал по погружённому во мрак тайнику, подсчитывая своё богатство. Золото было везде, и оно было настоящим! Правда, из хранилищ почему-то исчезли выходы, вместо них были груды золотых слитков, но это неважно. Важно то, что, кроме Мвабаны, в тайнике не осталось ни одного живого конкурента. Шестьдесят тысяч тонн золота отныне принадлежат только ему!!!

Глава девятая

Вызов по боевой тревоге застал Гьярдара спящим в свечении своего боевого поста. Могучий воин открыл глаза, принимая боевое положение, и увидел свою половинку, управляющую Светочем в сплетении энергий пилотского поста. Ворвавшийся в проснувшееся сознание общий энергопоток подразделения демонстрировал, что Четвёртая Ударная Группа заканчивает построение в походный ордер и начинает движение к области гиперпереходов.

– Ты можешь поспать ещё полчаса, – Бирта улыбнулась ему, не поворачивая головы, но корабельный энергоконтур донёс до Гьярдара всплеск тёплых эмоций в её потоке. – Нас перебрасывают к Светлым Цвергам, сейчас встанем на гипертрассу.

– Полчаса – это слишком мало, – Гьярдар послал корабельному контуру импульс энергии, активирующий наполнение отсека Купели. – С детства не люблю просыпаться, тем более так часто. Я лучше искупаюсь, пока есть время.

– Я с тобой! – довольно воскликнула Бирта, и Гармоничный ветеран ощутил, как энергетика окружающего космоса меняется на безликое ничто гиперпространства. – Мы на трассе! Жаль, что скольжение происходит так быстро!

– Жаль будет через два лета, когда сыграем свадьбу, – рассудительно изрёк Гьярдар. – Тогда время гиперперехода нам очень пригодится. А сейчас наоборот, это хорошо: меньше ожидать сражения.

– Уже через одно лето с тремя четвертями! – уточнила Бирта. Она скорчила комично-несчастную рожицу: – Сколько мне ещё ждать – это же ужас! Тебе-то хорошо, отключил половой инстинкт ещё в тринадцать лет – и всё нипочём!

– Я освоил процедуру перенаправления гормональных ресурсов с полового инстинкта на скоростно-силовое развитие организма в четырнадцать. – Гьярдар хмыкнул, вспоминая детство. – В двенадцать, когда этому начинают обучать, хаотичные всплески и провалы в моём потоке только-только начали стабилизироваться, и мне долго не удавалось постичь механизм этой процедуры.

– Я видела историю изменения твоих показателей. – Очаровательная воительница покинула свечение пилотского поста и бросилась к нему на шею. – Тяжело пришлось?

– Ну, не легко, – признался могучий воин. – Хотя в большей мере было не столько сложно, сколько обидно. У всех получается – а у тебя нет! Извечная беда юных Гармоничных сынов. Помнится, когда у меня наконец-то получалось что-либо, это был самый что ни на есть личный праздник. Это было хорошим уроком, я научился ценить свои достижения и не забывать освоенное. Бежим до Купели наперегонки?

– Бежим! – Бирта чмокнула его в щёку и выскочила из центрального отсека.

Обогнать её в узком коридоре было несложно, но Гьярдар не стал опережать свою половинку. Он пристроился позади и принялся напряжённо дышать в затылок, имитируя максимальное напряжение от бега.

– Ты меня смешишь! – Его красавица залилась мелодичным смехом. – Так нечестно!

– Это сражение, – с театральной суровостью заявил воин. – В сражении всё честно. Никто не станет слушать нытьё проигравшего, честно или нечестно его сразили в битве. Результат от этого не меняется: кто первый умер – тот и проиграл. Так что ныть бесполезно, ибо мёртвых живым плохо слышно. Тем более что Тёмные не знают других правил. От них честного боя не жди.

Короткий коридор, ведущий к Купели, закончился, и к финишу обе половинки пришли одновременно.

– Ты поддавался! – уличила его Бирта. – Я знаю! Ты мне всегда поддаёшься, когда мы вдвоём! Кстати, в Учебном Центре Наставники рассказывали, что у Тёмных есть законы ведения войны, и они их соблюдают.

– Законы у Тёмных есть, – согласился Гьярдар. – А вот соблюдают они их только тогда, когда им это выгодно. Или когда несоблюдение законов грозит им ещё бо́льшими бедами, нежели соблюдение. Но если на кон поставлена жизнь Тёмного, ему на всё плевать, лишь бы выжить. Так что удар в спину – это самая малая ерунда из полного списка того, что нужно от них ожидать. Особенно когда речь идёт о Серых. Лично на мой взгляд, Серые в этом плане хуже рептилий, хоть Сущность рептилий и имеет на два энергона меньше, чем у Серых.

– Я считала, что они стоят друг друга. – Бирта подала импульс энергии на кристаллический компаунд палубы тупика, являющийся крышей отсеку с Купелью.

В полу сформировался люк, и корабельный контур сообщил о наполнении Купели.

– Рептилии обожают залезать в скафандры, которые выполнены в виде точных копий других рас, подделывать их естественные излучения и устраивать подлости под чужой личиной! – Бирта отключила броню и избавилась от одежды. – Разве прикрываться другими не гадко?

– Гадко, – не стал спорить Гьярдар. – Но Серые способны ещё не на такое. Даже странно, что их активность в пространстве Нейтральных Территорий совсем невысока. Видимо, Бессмертные боятся выползать из своих нор. В последние дни Великой Войны Боевые Асы перебили почти девяносто процентов подхалимов Высокомерных Тёмных. Жаль, что не удалось выловить всех. – Он сбросил с себя броню: – Прыгаем?

– Прыгаем! – Бирта взяла его за руку, и они одновременным прыжком устремились в распахнутый люк, весело плюхаясь в прозрачную водную толщу.

Отсек Купели представлял собой девятиметровую сферу, на две трети заполненную водой. Для удобства водной процедуры гравитация в бассейне поддерживалась на минимальном уровне, и выпрыгнуть из него было несложно даже без Кристалла Полёта. Сама Купель в неактивном состоянии была пуста, и её объём служил резервным пространством для сжатия размеров корабля в случае необходимости. Если же в ходе тяжёлого боя Светоч получит настолько серьёзные повреждения, что утратит часть внутренней или внешней обшивки, отсек Купели может быть пущен на материалы для работы Кристаллов Саморемонта.

Однако до такого доходило не часто, и обычно Купель исполняла свою головную функцию – являлась местом длительных водных процедур. Повинуясь импульсу энергии экипажа, внутренняя поверхность отсека в течение получасти синтезировала водный объём и начинала мягко светиться, обеспечивая освещение. После завершения водных процедур Купель проводила обратное расщепление воды, в ходе которого выполнялась биологическая обработка использованной жидкости. На крупных и сверхкрупных боевых кораблях Купель имела приличные размеры, а на стационарных наземных военных базах она являлась достаточно большим озером, поэтому процесс биологической обработки воды и самого отсека требовал определенного времени. Но на небольшом Светоче, рассчитанном на экипаж максимум в два человека, опустошение и наполнение бассейна проходило очень быстро.

– Раньше, до нашей встречи, я был не против искупаться, если время позволяло, – Гьярдар завис посреди водной толщи, пытаясь ухватить за палец ноги Бирту, ловко описывающую вокруг него круги, подобно шкодливому дельфину.

Сознания половинок совершили Идеальное Слияние, и воин ощутил искрящуюся радость своей половинки. Всё-таки обрести её было невероятно неожиданно и ещё более невероятно здорово. И Гьярдар слабо понимал, как можно теперь остаться без неё, всего лишь с половиной всех имеющихся у тебя возможностей, как боевых, так и всех остальных. Когда Бирта примет Удел Матери, ему придется нелегко.

«Но настолько сильного интереса к плаванию я не испытывал», – продолжило слитное сознание. – «Мне больше нравилось летать. Теперь вот ещё и плавать полюбилось».

«А я всегда обожала плавать больше всего!» – сообщило само себе слитное сознание. – «А после нашей встречи мне стало нравиться летать столь же сильно, как плавать! Это Идеальное Слияние дополнило нас до друг друга!»

Купель приступила к биологической обработке экипажа, и вода в бассейне приобрела контрастность, становясь то холодной, то горячей. Слитное сознание ощутило лёгкий процесс электролиза, и Бирта совершила в водной толще несколько изящных кувырков, промывая двухметровый шлейф серебристых волос.

«Возлюбленный мой, я ощутила, что ты не хочешь отпускать меня к Уделу Матери слишком рано», – очаровательная воительница закончила с волосами, подплыла к Гьярдару и прижалась щекой к его щеке.

Этот жест она любила особенно, и Гармоничный воин не раз ловил себя на мысли, что ранее не подозревал о том, насколько приятной может оказаться такая мелочь.

«Скажи, сколько лет мне можно будет оставаться Валькирией?»

«Ну…» – слитное сознание задумалось. – «Один полный Круг Лет, думаю, можно».

«Правда?!» – слитное сознание пришло в восторг, и идеальная красавица устремилась целоваться. – «Не может быть! Я тебя обожаю!!! А можно два?!»

«Нет, два нельзя», – слитное сознание строго одёрнуло само себя. – «Слишком долго. Тебе ещё предстоит родить мне полный круг детей. И без того ты слишком поздно начнёшь Удел Матери».

«У меня идеальные Образы Крови!» – торопливо заверило само себя слитное сознание. – «Я справлюсь, в этом нет ничего сложного! Я советовалась с Целителями, они подтверждают, что я могу отсрочить Удел Матери на два Круга Лет! Я не хочу покидать тебя так быстро!»

«Один Круг. Вопрос закрыт», – слитное сознание проявило к себе вполне всамделишную суровость. – «Не вижу смысла тебе откладывать Удел Матери чрезмерно. Войны нет, так что после того, как все наши дети подрастут, ты можешь быть пилотом Светоча ещё долго».

«Как скажешь, возлюбленный мой!» – преданно восторгалось само собой слитное сознание, явно замыслив позже убедить себя увеличить только что обговорённый срок.

«Не будет такого, даже не мечтай!» – слитное сознание строго одёрнуло себя. – «Так! Носительница идеальных Образов Крови, не мешай мне купаться, времени мало! Как ты вообще умудряешься целоваться под водой?! А ну брысь!»

Слитное сознание окрасилось весёлыми вибрациями и несколько частей дурачилось, наслаждаясь купанием. Но текущая гипертрасса была коротка, и водные процедуры быстро подошли к завершению. За полторы части до выхода в реальный космос небольшой экипаж Светоча уже находился в свечениях своих боевых постов и вёл проверку предбоевой готовности корабельных Кристаллов.

«Все системы в норме, Светоч к бою готов», – слитное сознание вывело результаты проверки. – «Получетверть части до окончания гипертрассы».

Спустя несколько мгновений Светоч вышел в реальный космос, и слившийся с кораблём в единое целое Гьярдар с удивлением обозрел раскинувшуюся вокруг пустую ледяную тьму. Энергоконтур ощутил разреженность энергетики окружающего космоса и привычно увеличил плотность защитной ауры.

«Где это мы? Это не пространство Цвергов, это территории низких энергий», – поинтересовалось само у себя слитное сознание. – «И где все остальные? Мы тут одни. Ты так торопилась купаться, что напутала что-то в навигации?»

«Да ты что?!» – слитное сознание невольно ужаснулось собственной настолько кощунственной мысли. – «Быть такого не может, я же была в общем информационном потоке, когда командир Хильдебранд задавал координаты прыжка! В потоке невозможно ошибиться, там все пилоты видят действия друг друга, ты же знаешь! Даже если бы я ошиблась, все заметили бы это сразу же! Но я не могла ошибиться, я Гармоничная, мои пилотажные характеристики лучшие в эскадре!»

«То есть ошиблись все остальные?» – слитное сознание отлично понимало собственный уровень компетентности, но на всякий случай решило поддеть само себя, чтобы не зазнаваться. – «Ты прыгнула правильно, а вся Ударная Группа – нет?»

«Я не знаю, как так получилось…» – поникло слитное сознание.

«Потом разберёмся. Определи, где мы оказались, а я пока осмотрю…» – слитное сознание умолкло на половине мысли.

С момента выхода в реальный космос прошло уже два мига, и объединённое с кораблём слитное сознание ощутило отголоски знакомого отпечатка неизмеримо могучей энергии. Быстро исчезающий след истекал из только что закрывшегося гиперпространства.

«Что это?» – слитное сознание прислушалось к ощущениям. – «Я где-то уже ощущала точно такие же следы! Это было в пространстве низких энергий! В заполненной астероидами системе, где погибла Молчана! Это следы Светлого Лега!»

«Это его отпечаток», – слитное сознание подтвердило собственные ощущения. – «Похоже, он изменил наш курс в гиперпространстве. Поэтому мы здесь. Зачем-то же он отправил нас сюда? Кристалл Наблюдения на полную мощность!»

Несколько коротких мгновений слитное сознание обрабатывало энергопоток окружающего космического пространства, многократно усиленный Кристаллами корабля. Результаты обработки вспыхнули практически одновременно:

«Ощущаю отпечаток плазменной атаки. В ста миллионах километров от нас идёт бой».

«Мы в Нейтральных Территориях. Это мёртвый космос за пределами гравитационного колодца той самой системы с астероидами».

«Сближаемся с местом боя. Форсаж».

Бирта бросила Светоч в мгновенное ускорение до тридцатикратной скорости фотона, и светящаяся звёздной энергией сфера пронзила ледяную пустоту космоса. К месту боя Светоч успел к моменту его завершения. Десяток новеньких крейсеров одной Светлой Расы атаковал пару кораблей другой. Два крейсера атакующих получили серьёзные повреждения и вышли из боя, спешно устраняя пробоины, остальные окружили обороняющихся, подавив последним возможность совершения гиперпрыжка. Один корабль обороняющихся тоже являлся крейсером и был фактически уничтожен. Лишившись хода, орудийных рубок и почти всей обшивки, он беспомощно висел посреди кораблей противника, слабо вращаясь по хаотичной оси. Похоже, его экипаж сопротивлялся до последнего, и даже оставшись без орудий, сдаваться не собирался. От окруживших истерзанный крейсер врагов на сближение с ним в настоящий момент двигались абордажные боты. Второй корабль обороняющихся явно был гражданским и потерпел поражение раньше. Ему расстреляли двигатели, лишив хода, и абордажные боты противника уже прилепились к его обшивке.

«Два корабля цивилизации Ра-Конов атакованы кораблями цивилизации Роуса-Ал», – доложило самому себе слитное сознание. – «На гражданском судне Ра-Конов высажены абордажные отряды. Вижу три пристыкованных десантных бота».

«Странные отпечатки у Роуса-Альцев», – слитное сознание завибрировало энергиями подозрения. – «Не похожи на то, что я видел раньше».

«Это Тёмные? Разве у Светлых могут быть столь слабые Сущности?»

«Что-то тут не так. Будем разбираться. Не застигай их врасплох. Выходи из форсажа и имитируй атаку на группу крейсеров, окружившую гражданское судно. Если они не откроют огонь, остановись рядом».

Светоч прервал ускорение, появляясь на радарах закончивших бой кораблей, вспыхнул чернильно-чёрным свечением и устремился в лобовую атаку. Кристалл Слежения тускло полыхнул грязью перехваченных излучений техногенных устройств связи, сообщая о всплеске активности в эфире.

– Всем кораблям прекратить боевые действия и обесточить орудийные системы! – приказал Гьярдар, перехватывая управление обнаружившимися устройствами связи Тёмных.

Окружившие гражданское судно крейсеры бросились врассыпную, стремясь уйти с линии атаки, и блокирующая разбитый крейсер Ра-Конов вторая группа крейсеров Роуса-Альцев открыла по Светочу беглый огонь.

«Ощущаю сильное техногенное излучение», – доложило слитное сознание. – «Только я не понимаю, что это такое. Чего они добиваются?»

«Это их РЭБ-оружие», – слитное сознание дало объяснение в бесконечно краткий сиг времени. – «Противник пытается подавить работу наших двигателей. Но их оборудование не рассчитано на взаимодействие с биоэнергией Сияющих и не может найти точек соприкосновения с нашими Кристаллами. Те, кто скрывается под личиной Роус-Альцев, не собирались вступать с нами в битвы».

Чернильное пятно Светоча на полном ходу изменило траекторию движения под прямым углом и врезалось в громаду ведущего огонь крейсера. Вражеский корабль разорвало колоссальным избытком энергии, превращая в облако кипящего огня, раскидывающее фонтаны обломков, но мощные щиты Светоча даже не ощутили нагрузки. Пылающая чёрным свечением сфера пронеслась сквозь бурлящее пламя, расталкивая огненные буруны и расшвыривая обломки, удаляющиеся от центра взрыва слишком медленно, чтобы обогнать боевой корабль Сияющих. Светоч, не сбрасывая скорости, вновь поменял направление движения, в этот раз на прямо противоположное, и крейсеры противника врубили форсаж, бросаясь в разные стороны. Кристалл Слежения зафиксировал экстренные запуски гиперприводов, и в следующий миг Светоч таранным ударом настиг второго врага. Вражеский крейсер разлетелся на атомы, и враждебные корабли ушли в гиперпрыжок, бросая на произвол судьбы своих десантников.

Абордажники Тёмных, оказавшись в одиночестве, попытались укрыться в недрах уничтоженного крейсера Ра-Конов. Едва десантные боты достигли его напрочь разодранной обшивки, абордажники хлынули прочь из них, не дожидаясь полной остановки своих транспортов. Кристалл Наблюдения принёс панические вибрации слабых энергоконтуров обитателей низкоэнергетического пространства, и Кристалл Слежения зафиксировал отсутствие пилотов в кабинах ботов. Похоже, пилоты покинули свои машины вместе с абордажниками, понадеявшись, что внутри разбитого крейсера шансов спрятаться больше, нежели на борту небольшого бота посреди космической пустоты.

«Это Серые», – уверенно заявило само себе слитное сознание. – «Легки на помине. Теперь, когда ряженая эскадра бежала, действие маскировочных полей прекратилось, и их десятиэнергонные Сущности хорошо заметны посреди четырнадцатиэнергонного пространства».

«Они бросили своих десантников?» – слитное сознание вибрировало нотками брезгливых излучений. – «Даже не попытались их спасти!»

«Для Серых это нормально, если речь идёт о сохранении собственной жизни», – объяснило оно само себе в течение полумига. – «Серые – гермафродиты, их система мировосприятия отличается от нашей. Каждый из них может быть и отцом, и матерью, посему считает себя наиболее ценным элементом в обществе себе подобных. Потому что у других таких же нет никаких преимуществ, каковы бы ни были окружающие условия. Поэтому спасение собственной жизни для них является первостепенной задачей. Позже, когда опасность гибели минует, они вновь объединятся в стаю и нападут все вместе. Это их эволюционная особенность, они быстро разбегаются в разные стороны, когда видят угрозу собственной жизни, и быстро объединяются в толпу, когда эта угроза не столь остра. Но более всего Серые любят воевать чужими руками. Если таковая возможность есть, они никогда её не упустят. Потому что любое личное участие в бою чревато гибелью, а для Серых собственная жизнь – это самое дорогое, что только существует во Вселенной».

«Я ощущаю присутствие ещё одного корабля Серых», – изрекло слитное сознание. – «Где-то здесь скрывается шпионский корабль. Не могу определить точное местоположение, они позаботились об усиленной маскировке. Шпионский корабль далеко, но засевшие в нём Серые следят за нашими действиями».

«Скорее, они следят за действиями своих десантников», – поправило оно само себя. – «Сперва ждали результатов нападения, а теперь боятся, что мы возьмём пленных и узнаем от них нечто интересное».

«Тогда нужно поскорее выловить кого-нибудь из Серых десантников!» – воодушевлённо заявило слитное сознание. – «Я ощущаю огонь стрелкового оружия! Внутри крейсера вспыхнул бой!»

«Похоже, экипаж Ра-Конов не пожелал сидеть сложа крылья», – определило слитное сознание. – «Поможем же нашим союзникам. Подходи вплотную к крейсеру. Я высажусь на обшивку. Ты сделаешь вид, что пошла со мной, потом под полем преломления вернёшься обратно. Если шпионский корабль обнаружит себя, меня не жди! Иди на сближение на максимальном ходу и разбей им двигатели, чтобы не ушли в гипер. Потом вернёшься за мной».

Слитное сознание подтвердило получение приказа, и смертоносная чернильная сфера вновь вспыхнула звёздным огнём. Более жёсткая часть слитного сознания помогла своей тёплой половинке перетерпеть болезненный процесс перенастройки с разрушительных энергий на созидательные, и Светоч устремился к искорежённому крейсеру Ра-Конов. За краткий миг до остановки в точке касания Кристалл Связи принял входящий поток энергии, характерный для частотной развертки Сущности Ра-Кона.

– На связи! – коротко изрекло слитное сознание, зажигая образ вооружённой до зубов двухсотшестидесятисантиметровой птицы, затянутой в мощный боевой скафандр с плазменной пушкой в подвеске клюва. – Гармоничный Гьярдар, Светоч Ближнего Боя «Бирта», Четвёртая Ударная, Харрийская группировка Сияющих.

– Противник взял на абордаж дипломатическое судно нашей цивилизации! – Ра-Кон разразился тревожным чириканьем, явно надеясь на способность Сияющего понять его мысленные образы без перевода. – На его борту два наших лучших специалиста по технологии ноль-перемещений! Серые убьют их, если поймут, что не в состоянии спастись! У меня не осталось ни одного абордажного бота! Помогите! Пока ещё не поздно!

– Сделаем», – пообещало слитное сознание и приказало самому себе: – «Разворачиваемся! Курс на захваченное судно. Держи Ра-Кона на связи».

Светоч метнулся к дипломатическому судну Ра-Конов, и Гьярдар нанёс серию ударов излучателями антивещества на минимальной мощности. Потоки антиматерии одновременными яркими вспышками аннигилировали пристыкованные к судну абордажные боты, и на месте ближайшего из них образовалась солидных размеров дыра.

«Так проникнуть внутрь получится быстрее», – объяснило слитное сознание. – «Выходим!»

Светоч вклинился в пробоину, словно мяч в неглубокую ямку, закрыл окружающее пространство вместе с дипломатическим судном мощным силовым полем и замер. Гармоничный ветеран покинул свечение боевого поста, разрывая Идеальное Слияние, и его Валькирия поспешила следом, на ходу поднимая уровень защиты брони до максимального значения. Дипломатическое судно значительно крупнее Светоча, Гьярдару придётся уйти от её позиции на достаточно большое расстояние. Значит, держать Щит придётся без огневого прикрытия и работать предстоит полностью самостоятельно. Бирта выскочила следом за своим бойцом, мгновенно встроилась в его поток, совершая Боевое Слияние, и выставила Щит.

Гьярдар сразу же ушёл вперёд, и она огляделась. Пространства вокруг было мало, Ра-Коны не столь велики ростом, как Харрийцы, их корабельные коридоры имеют меньший размер, и полностью раскрыть энергокрылья Гармоничной Валькирии места не хватало. Бирта прислушалась к окружающим энергопотокам и ощутила неподалёку крупный объём свободного пространства. Пришлось пробить Боевыми Кристаллами себе путь через две переборки. Где-то впереди Гьярдар уже вёл бой, и стоило поторопиться, пока входящий поток не был высок. Миновав дымящиеся расплавленным металлом переборки, Гармоничная Валькирия оказалась в полупустом грузовом трюме. Видимо, Ра-Коны не рассчитывали на длительный космический вояж и не стали брать с собой много груза. Это хорошо, без кучи всевозможных контейнеров здесь места хватает. Бирта взмыла на пару метров и распахнула переливающиеся потоками энергий крылья.

– Ёмкость подключена полностью, – доложила она.

– Добро! – коротко откликнулся Гьярдар.

Десантники Серых попытались уничтожить Гьярдара спустя получасть. Едва Гармоничный боец добрался до центрального коридора, навстречу ему выкатился десяток дроидов, управляемых дистанционно. Дроиды ударили по Гьярдару из всех стволов, стремясь отвлечь его внимание от самого мелкого механизма в своих рядах. Мелкий дроид имел на вооружении компактный ядерный заряд в четверть килотонны и, как только боец Сияющих устремился в атаку, ринулся ему под ноги. Защита Гармоничного бойца без труда удержала столь слабый удар, но центральный коридор здорово разворотило взрывом, и продвигаться дальше пришлось через последовательность кают и отсеков, прожигая путь сквозь переборки. Гьярдар активировал Кристаллы Анти-Оболочки, окутался облаком антивещества и помчался напрямик, игнорируя бьющих в спину десантников Серых.

Оставшиеся позади него враги не стали испытывать судьбу на прочность и изменили тактику. Черноглазые коротышки, ростом не достигшие даже двухметровой отметки, быстро перегруппировались и атаковали Валькирию, стремясь лишить Щита неубиваемого воина Сияющих. Параллельно их серокожие товарищи, штурмующие отсек управления, где заперлись учёные Ра-Конов, изо всех сил старались вскрыть заблокированные люки.

– Металл люковой поверхности течёт! – испуганно щебетал пернатый академик, светило Ра-Конов в области физики пространства, забившись в противоположный угол отсека управления с надетой на тело лазерной установкой. – Люк сейчас расплавится!

Гьярдар был уже недалеко от отсека управления, и связь с учёными была устойчивой, несмотря на максимальную мощность РЭБ-генераторов Серых. Двое солдат Ра-Конов, уцелевшие в бою с абордажными командами противника, получили тяжёлые ранения, но успели забаррикадироваться в отсеке вместе с учёными. В настоящий момент коллега академика оказывал посильную помощь потерявшим сознание солдатам, а сам светило науки держал оборону.

– Не расплавится, – успокоил его Гьярдар, прожигая насквозь установленную на перекрёстке судовых коридоров передвижную огневую точку Серых вместе с её расчётом. – Не успеет. Я буду у вас через четверть части. Бирта, ты как?

– Нормально. – Гармоничная Валькирия резким рывком ушла от мчащейся в неё термобарической боеголовки и замкнула вокруг себя защитное поле, исчезая в охваченном пожаром задымлённом трюме. – Держусь!

Мощный взрыв погрузил помещение в потоки жидкого пламени, выжигая остатки воздуха, и штурмующие трюм Серые возобновили шквальный огонь. Бьющий наугад ливень зарядов просадил защиту наполовину, остальное удалось поглотить. Гармоничная Валькирия перенаправила часть потенциала на собственные Боевые Кристаллы и произвела парный выстрел в сторону врагов, засевших за многочисленными проломами в переборке. Удар антивещества разорвал надвое черноглазого десантника, понадеявшегося на кромешную дымовую завесу и высунувшегося для произведения выстрела слишком сильно. Ракетная установка в руках убитого запоздало выпустила заряд, ушедший в потолок, и товарищей мёртвого стрелка накрыло потоком осколков. Попавшие под удар Серые отпрянули глубже в примыкающие к трюму коридоры, пережидая восстановление своих истончившихся силовых полей, и бросили в атаку последних роботов.

– Мне нужна получасть! – Гьярдар прожёг собой сквозной проход к отсеку управления через несколько переборок и пару боевых дроидов и вышел к основному абордажному отряду Серых.

Чахлые энергоконтуры противников полыхнули паническими всплесками, и в антрацитово-чёрное свечение окутавшей Гармоничного бойца антиоболочки ударил шквал беспорядочных выстрелов. Кто-то из Серых запоздало понял, что от притока вещества к антивеществу процесс аннигиляции лишь усиливается, и бросился бежать, отчаянно надеясь успеть покинуть опасную зону. Остальных сожрало антиоболочкой, и Гьярдар прожёг текущий расплавленным металлом люк, оказываясь внутри отсека управления.

– Серые притащили что-то тяжёлое, – доложила Гармоничная Валькирия, и Харрийский воин ощутил, как лопается защита его возлюбленной.

Валькирия держит его потенциал и поглощает всё, что он перенаправляет ей по каналу сброса, но её собственная защита в таком режиме сильно ограничена. Если бы счёт не шёл на мгновения, она действовала бы за его спиной на дистанции огневого контакта, и снять с неё лишних противников не составило бы труда. Но при скоростном штурме каждый миг бесценен, поэтому Валькирии остаются в тылу, под прикрытием других бойцов. Сейчас прикрытия нет, и действовать необходимо очень быстро.

– Возвращаюсь! – Гьярдар мгновенной серией импульсов одновременно погасил лазерную установку, из которой насмерть перепуганный академик палил в жуткое и необъяснимое облако чёрной лучистой энергии, внезапно прошедшее через полуметровый стальной люк, словно локомотив сквозь туман; стабилизировал затухающие энергоконтуры умирающих солдат Ра-Конов; выстрелил в затаившегося за фальшивой переборкой неизвестного противника, активировал Кристалл Стационарной Защиты и погасил антиоболочку.

– Всем оставаться здесь! – Гармоничный воин бросил Кристалл Стационарной Защиты на пол между пернатыми учёными, у которых от переизбытка эмоций встали дыбом ярко-оранжевые перья на макушке, вновь зажёг Кристаллы Анти-Оболочки и антрацитовой кометой устремился обратно.

Его Валькирия дралась врукопашную с полукругом вражеских роботов, ещё столько же дымилось неподалёку, не успев сблизиться, и абордажники Серых торопились расстрелять ненавистную воительницу с безопасной дистанции, пока таковая ещё была безопасной. Бирта высоким кувырком ушла от пяти одновременных ударов, бьющих в неё с разных сторон в разные уровни, и стремительной серией ударов достала ближайшего робота. Тахионные клинки изрешетили стальные потроха, робот сильно заискрил, в его утробе что-то отчаянно затрещало, и вражеский механизм замер, окутываясь дымом. С такой моделью во время обучения ей сталкиваться не приходилось, но энергетическое зрение чётко показывало воительнице, что оба источника энергии боевой машины находятся именно в тех частях, которые она поразила клинками, и тратить время на этого робота больше нет смысла.

Остальные роботы зафиксировали выход противника из зоны клинча и перешли на дистанционное оружие. Из-за их спин вновь ударили потоки зарядов Серых абордажников, и уклониться от всего шквала огня оказалось невозможно. Гармоничная Валькирия резким смещением ушла от того, от чего удалось, и приняла на защиту остальное. Силовое поле лопнуло, и несколько ударов пришлись по броне. Мономолекулярная структура выдержала, перенаправляя полученную потенциальную энергию вражеских зарядов на возобновление энергозащиты, и в следующий момент Серые ударили ядерным боеприпасом малой мощности.

За неуловимо краткий сиг времени Бирта ощутила, что сам по себе заряд не столь смертоносен, но поглотить столько энергии она не в силах, все её ресурсы подчинены удержанию Щита Гьярдара… Если сейчас разорвать канал сброса, оболочка из антивещества быстро перегрузит защиту её возлюбленного, и он погибнет. В сознании вспыхнула любимая с детства легенда. Четыре с половиной тысячи лет назад Адельхейд Легендарная в жестокой битве ценой своей жизни спасла возлюбленного. Разве может быть гибель достойнее?

Гармоничная Валькирия не стала разрывать канал сброса и с улыбкой взглянула в лицо вскипающей, словно в замедленной сьёмке, огненной лавине. Личный энергоконтур дрогнул, грозя изломаться в энергетическую пыльцу, но вместо ослепительной вспышки перед глазами бесстрашной воительницы холодным дыханием расцвело чернильно-чёрное солнце. Облако антивещества поглотило взрыв вместе с вражескими роботами, и стремительная аннигиляция материи вспорола грузовой трюм, словно циркулярная пила перьевую подушку. По каналу сброса обжигающим рывком пришёл мощный поток жёсткой энергии, мгновенно заполняя три четверти ёмкости, и температура крови подскочила до сорока градусов, отзываясь в висках гулкими ударами. Дипломатическое судно тряхнуло, гравитация исчезла, и Бирта отработанным рефлексом добавила энергии на Кристалл Полёта, стабилизируя собственное положение.

– Судно придётся чинить, – философски изрёк Гьярдар, гася оболочку из антивещества. Он окинул взглядом вывернутое наизнанку то, что миг назад было грузовым трюмом, а стало нагромождением искорёженных конструкций в открытом космосе. – И с пленными тоже как-то не очень… Откуда вообще у обычного абордажного подразделения столько ядерных зарядов?!

Могучий воин покосился на быстро остывающие капли металла, плавающие на том месте, где находились позиции абордажников Серых, и с хитрецой во взгляде посмотрел на свою Валькирию:

– Испугалась?

– Ни капельки! – Очаровательная воительница лучезарно улыбнулась и тут же спохватилась: – У тебя кровь на лице! Скула рассечена до самой кости!

– Ерунда, – отмахнулся Гьярдар. – Пришлось на два мига снимать антиоболочку, я отключал энергозащиту лица, чтобы чище воздействовать на раненых, мне Ра-Конов раньше стабилизировать не доводилось, боялся ошибиться. В этот момент расплавом зацепило. Я там сквозь люк прошёл, металл ещё кипел, брызги летели. Царапина, в общем. Потом Целители уберут.

– Я сама залечу! – Бирта поспешила к нему, зажигая Кристалл Регуляции. – И следа не останется! Ты только постой спокойно, я быстро!

Она встроилась в поток возлюбленного и приступила к исцелению. Выжженная каплей кипящего металла рана никак не являлась совсем пустяковой, но многолетняя подготовка Валькирии подразумевает излечение боевых травм малой сложности непосредственно в полевых условиях. Бирта вызвала процесс регенерации тканей, разгоняя его до безопасного предела, и рана начала быстро заполняться новыми живыми тканями. Сейчас главное точно восстановить уничтоженные сосуды, выгоревшие нервные волокна и защитный кожный покров. Остальное она отшлифует после боя, пока же главное – скорость.

– Хорошо, что ты не разорвала канал сброса, – похвалил её Гармоничный ветеран. – Иначе я мог не успеть. Времени на радиообмен уже не оставалось. Вот что значит находиться вне Идеального Слияния. Но в наземном бою иначе нельзя.

– Я бы ни за что не разорвала канал! – воинственно заявила Харрийская красавица. – Я Гармоничная Валькирия, а не перепуганная дочь гражданской касты. Впрочем, я уверена, что и гражданская дочь, познавшая Идеальное Слияние, никогда бы не бросила Щит своего возлюбленного, если бы, гипотетически, умела его держать!

– Так, гипотетик-самоучка, давай-ка быстрее! – приказал Гьярдар. – На крейсере Ра-Конов остались Серые, может, там нам с пленными повезёт больше.

– Здесь вроде бы остался один, – уточнила Бирта. – Я ощутила, как он от тебя убежал… – Она на мгновение умолкла, прислушиваясь к окружающему энергопотоку. – Погоди… или их двое… Какой-то странный отклик идёт из отсека управления…

– Ты тоже чувствуешь? – Гармоничный ветеран поморщился. – Там за фальшивой стеной прятался кто-то, я не успел разобраться, кто именно. Но по отпечатку точно Светлый. Хотя поток у него какой-то… – Гьярдар задумался, подбирая определение.

– Гниловатый! – закончила за возлюбленного Гармоничная Валькирия, отключая Кристалл Регуляции. – Готово!

– Гниловатый – это очень подходящее описание! – согласился ветеран. – С ним позже разберёмся. Пора на крейсер!

Едва Светоч отстыковался от изрядно покорёженного взрывом дипломатического судна, из гиперпространства высыпала целая эскадра боевых кораблей Красной Расы. Прятавшийся шпионский корабль Серых тут же ушёл в гиперпрыжок прямо из режима невидимости, и полтора десятка вымпелов с опознавательными кодами цивилизации Ушмаицу устремились на сближение со Светочем. Мгновение спустя их командир вышел на связь.

– Мы получили сигнал бедствия из этого сектора, – сообщил офицер Красных. – Сигнал сразу прервался, определить точное местоположение не удалось. Мы решили осмотреть ближайшие сектора. Учитывая, с экипажем какого корабля я разговариваю, здесь наша помощь вряд ли нужна?

– Помощь будет кстати. Отсюда недавно разбежались кто куда восемь кораблей цивилизации Роуса-Ал с экипажами Серых, – объяснил Гьярдар. – Они применяют довольно мощную систему экранирования и имитации, очень стараются походить на настоящих Роуса-Альцев. Пока они остаются в пространстве низких энергий, издалека их действительно можно перепутать с Роуса-Альцами. Если вы встретите кого-либо из них, дайте знать. Очень хотелось бы с ними побеседовать.

– Эскадра Вьюна. – Краснокожий союзник не был удивлён услышанным. – Так вот почему его никак не получается найти. Ему покровительствуют Серые.

– Старый знакомый? – Гьярдар коротким импульсом приказал Бирте стыковаться с разбитым крейсером Ра-Конов.

– Скорее новый. – Офицер Красных недовольно поморщился. – Вьюн – так он себя называет. Это Роуса-Алец, подавшийся в пираты. Его база находится где-то в Нейтральных Территориях. Тут тысячи звёздных систем, более девяноста девяти процентов – необитаемые, и эта пиратская эскадра не первая и не последняя, объявившаяся в здешних секторах. Но конкретно о логове Вьюна до сих пор ничего узнать не удавалось. Он не оставляет живых после своих нападений. А хорошо вооружённые поисковые экспедиции из других галактик пространства низких энергий зачастую просто обходят его стороной, не рискуя связываться со Светлым.

– На борту повреждённого дипломатического судна находится предатель. – Гармоничный воин указал своей Валькирии точку касания, и Светоч прилепился к полумёртвому крейсеру Ра-Конов. – Возможно, он знает что-нибудь интересное. Приглядите за ним. Ещё там где-то бегает один Серый. Отловите его аккуратно, чтобы не сдох. А мы пока займёмся абордажной командой этого Вьюна. Может, сегодня и получится узнать о нём что-нибудь.

Эскадра с Ушмаицу направилась к дипломатическому судну, и Гармоничные воители вновь покинули Светоч, объединяясь в Боевое Слияние. Однако на этот раз серьёзного боя не произошло. Экипаж крейсера Ра-Конов в ходе нападения пиратов понёс большие потери, однако с самого начала этот крейсер планировался Ра-Конами в качестве эскорта для важных персон, и на его борту находилось подразделение десантников. Во время сражения в космосе десантники оказывали содействие аварийным командам, но потерь среди бойцов практически не было. Пираты то ли не учли подобную возможность, то ли она мало интересовала их в тот момент, когда фактически уничтоженный крейсер беспомощно дрейфовал под прицелом их орудийных систем.

Однако после скоропостижного бегства своих кораблей абордажники Серых оказались без тяжёлой огневой поддержки, и пылающие лютой яростью десантники Ра-Конов ринулись на них, словно грифоны на добычу. В безжалостном бою Ра-Коны вырезали всех Серых и к моменту прибытия сияющей связки Воин-Валькирия добивали оставшихся дроидов и роботов противника. Гьярдар уничтожил последнюю тройку боевых дроидов врага, поглотил удар ещё одного маломощного ядерного заряда и в крайний миг успел аннигилировать робота, начавшего инициацию ядерной реакции заряда совсем не маломощного. Где-то в этот момент в системе появилась эскадра Ра-Конов, разыскивающая попавших в засаду, но боевые действия уже закончились, и разгневанные птицы устремились к дипломатическому судну, допрашивать пленных. Вскоре адмирал Ра-Конов вышел на связь с Гьярдаром:

– Могучий союзник! – облачённый в боевой скафандр Ра-Кон более походил на большую летающую и очень опасную рептилию, нежели на птицу. – Я прошу тебя прибыть на борт дипломатического судна и снять защиту с наших учёных. Мы не можем деактивировать установленное тобой силовое поле.

– Вероятно, я немного перестарался, – нахмурился Гармоничный ветеран. – В тот миг времени было мало, потому я влил в Кристалл столько энергии, сколько смог. Вскоре я отключу защиту, мы направляемся к вам.

Ра-Коны принялись устанавливать разбитый крейсер на гравитационную сцепку, и Гармоничная пара вновь вернулась на дипломатическое судно. Там вовсю бурлила активность: аварийные бригады спешно залатывали повреждения, готовя судно к полёту, десантники Ра-Конов и Красных союзников с Ушмаицу прочёсывали помещения в поисках убитых и раненых. Вовремя удравшего от смерти абордажника Серых изловили, и возле отсека управления возникло изрядное столпотворение.

– Наши соплеменники не могут покинуть ваше силовое поле, – адмирал Ра-Конов указал крылом на нахохлившихся соплеменников, сидящих внутри защитного купола вместе с пришедшими в себя ранеными солдатами. – Мы благодарны тебе за помощь нашим раненным, но сейчас их необходимо отвести к медикам, однако отключить защиту нам не удалось.

Судя по установленному вокруг переносному оборудованию, Ра-Коны не раз пробовали самостоятельно деактивировать Кристалл Стационарной Защиты, но энергия, вложенная Гармоничным ветераном в атомарную структуру Кристалла, оказалась не по плечу их переносной аппаратуре. Гьярдар погасил силовое поле, и медицинская бригада Ра-Конов устремилась к раненным солдатам, на ходу разворачивая гравитационные носилки. Раненых спешно увезли, и пернатый адмирал принялся разбираться в произошедшем.

– Доставьте сюда Серого и изменника! – велел он своим подчинённым и посмотрел на Сияющих одним глазом снизу вверх: – Могучие союзники! Я буду очень признателен вам, если вы поприсутствуете на допросе! Не исключено, что ваша помощь поможет нам оценить степень искренности пленных! В их черепные коробки вживлены электронные устройства, призванные обманывать различного рода полиграфы и прочие детекторы лжи. Дома мы выудим из них всё до мельчайшей крупицы информации, но это потеря времени. Если получить координаты пиратского логова сейчас, то есть шанс атаковать противника прежде, чем он свернёт базу и переместится в другое место!

Гьярдар не стал отказывать. Он вышел на связь с командиром Хильдебрандом и доложил обстановку. Тот велел после завершения всех дел прибыть в указанную систему Светлых Цвергов и отключился. К этому моменту в отсек управления доставили пленных, и Гьярдар увидел изменника. Им оказался капитан дипломатического судна Ра-Конов. Опутанный арестантской сетью пернатый космонавт косился на Сияющих полным злобного испуга взглядом и нервно отвечал на вопросы своих бывших соплеменников, то давая ответы на вопросы, то издавая возмущённые крики.

В отличие от него десантник Серых изъявил желание проявить сговорчивость. Гермафродит быстро понял, что Ра-Коны его попросту убьют, если не сочтут полезным, и выдал всё что знал, как только увидел, что присутствие Сияющих не позволяет ему обмануть системы вскрытия лжи. При этом Серый, как обычно, не забыл представить всё в таком свете, будто из всех невинных Серых на этом свете он самый невинный. Поэтому сразу после дачи показаний гермафродит слёзно попросил всех официально объявить о его смерти в бою, дабы чего не случилось с ним в будущем. Ра-Коны увели Серого инсценировать гибель, и пернатый адмирал объявил, что общая картина произошедшего стала более-менее ясна.

– Он сознательно завёл всех в ловушку. – Адмирал Ра-Конов кивнул на опутанного сетью капитана дипломатического судна. – Планировалось, что наши учёные посетят планету Роуса с научным визитом. Капитан изменил координаты прыжка, и вместо системы Роуса-Ал научное посольство вышло в реальный космос в Нейтральных Территориях. Мы быстро заподозрили недоброе, но оперативно отследить истинную точку выхода из гиперпрыжка не смогли. Изменник послал диспетчеру несколько пакетов поддельных данных, и мы дважды пускались по ложному следу.

– Нас атаковали внезапно! – Присутствующий здесь же капитан подбитого крейсера Ра-Конов нёс на груди и крыле свежую медицинскую повязку из биологического напыления. – Как только мы вышли в реальный космос, к нам устремилась эскадра крейсеров Роуса-Ал. Их лидер вышел на связь и сообщил, что мы попали в область действия космической аномалии и они якобы тоже. Поэтому мы все и оказались не там, где надо. Пират был Роуса-Альцем, но в тот момент я не знал, что разговариваю с Вьюном, ранее нам не удавалось получить о нём какие-либо конкретные данные!

– Враги планировали, что не получится и сейчас, – произнёс Гьярдар.

Все присутствующие на собрании Ра-Коны говорили на языке Сияющих без систем лингвистической трансляции, но для более полного отображения информационного обмена Гармоничный ветеран всё равно перешёл на образную передачу мысли.

– Пираты не собирались серьёзно штурмовать твой крейсер. – Гьярдар отправил всем присутствующим образ уничтожения ядерного заряда во время финального боя на борту подбитого крейсера Ра-Конов. – Они высадили абордажные команды с единственной целью: установить ядерный заряд, чтобы взорвать корабль изнутри. Очень удобно: никаких свидетелей, и анализ покажет, что крейсер погиб не от внешних ударов, а от взрыва, произошедшего внутри. То же самое они планировали сделать с дипломатическим судном после того, как оттуда будут вывезены учёные. Пока выяснится правда, будет уже поздно. Серый пленник клянётся, что ничего не знал об этом, но это ложь: его энергоконтур показывает, что вся эскадра этого Вьюна получила приказ никогда не брать пленных. Но как с Серыми сошёлся ваш капитан?

– Так же, как сам Вьюн. – Адмирал Ра-Конов сурово нахохлился. – Из-за самок.

– То есть как это? – не поняла Бирта.

– До предательства Вьюн был дипломатическим сотрудником Роуса-Альцев, – объяснил пернатый адмирал. – Изменник отказался раскрыть личность Вьюна, но вместо него её раскрыл пленный Серый. Вьюн долгое время входил в состав посольства на планете одной из самопровозглашённых цивилизаций Нейтральных Территорий. Он провёл в пространстве низких энергий почти пятьдесят лет. Сошёлся там с женщиной Тёмных, гибридом Серой и Красной Рас. Почему он сделал такой выбор – вопрос к медикам цивилизации Роуса-Ал. Наверное, длительное нахождение на низкоэнергетических территориях вызвало какой-то генетический сбой. А может, дефект ДНК существовал у него с рождения, как у нашего предателя.

– Шовинисты! – Пленный предатель издал громкий птичий крик. – Да как вы смеете называть мою уникальность генетическим сбоем! Я родился солнечным ребёнком, это дар Вселенной! Это ваша убогая стандартность является генетическим дефектом!

– Ага, ага! – Офицер с Ушмаицу сделал глубокомысленную физиономию. – Когда вся рота идет не в ногу, а в ногу идёшь ты один, это однозначно свидетельствует о том, что проблемы с координацией у всех, а не у тебя. Где-то я это уже слышал.

– Дремучий примитив! – гордо вскинул клюв предатель.

– Угу, – театрально поник Красный. – Мы же в джунглях живём. Где уж нам! – Он заговорщицки прищурился: – Женщины-то хоть были хорошенькие? Признайся по секрету, как Тёмный Тёмному?

Предатель возмущённо зашипел, но опутавшая его сеть не позволила ему развести крылья в оскорбительном жесте, и он отвернул голову в знак презрения. Красного это изрядно развеселило, но он не стал более мешать адмиралу Ра-Конов.

– Данных о морально-психологических качествах самок Тёмных нам получить не удалось. – Пернатый адмирал распушил перья над клювом в знак насмешки над предателем. – Зато удалось получить данные об их количестве. Вьюну пришлось серьёзно озаботиться источниками заработка, чтобы содержать такую ораву красоток, требующих роскошной жизни в высоком социальном статусе. Живя по Конам Совести, олигархом не станешь. Жизнь заставила бедолагу стать другим, сам он, естественно, ни в чём не виноват.

– Хочу высокий социальный статус! – немедленно заявила Гармоничная Валькирия капризным тоном, и пернатый предатель с ненавистью воззрился на неё обоими глазами, злобно сужая зрачки чуть ли не до состояния точечек.

– Где-то у меня завалялся один. – Гьярдар пошарил руками по броне. – Во! Нашёл!

В его руке ярко вспыхнул тахионный клинок, и ненависть во взгляде предателя сменилась паникой. Он инстинктивно отпрянул, но не смог сделать шаг в путах, споткнулся и с трудом удержался от падения.

– Я пошутила, – с каменной физиономией уточнила Валькирия, выводя твёрдость брони на максимум.

– Я тоже, – ещё более каменно ответил Харрийский гигант, гася клинок.

Офицер Красных коротко прыснул, торопливо принимая официальный вид, и адмирал Ра-Конов окинул всех суровым взглядом.

– Дети! – констатировал он на птичьем языке.

Учитывая, что адмирал был втрое старше, возражать ему никто не стал, и военачальник Ра-Конов продолжил:

– Наш предатель поступил аналогично. Он вылупился во время катастрофы, произошедшей с поисковой экспедицией в пространство низких энергий. Поисковое судно подорвалось на старом фугасе Тёмных времён завершившейся войны и почти полностью погибло. Уцелел лишь отсек с оранжереей, в которой его родители выживали несколько лет до тех пор, пока их не обнаружили спасатели. Родители скрыли от спасателей факт зачатия и вылупления птенца в пространстве низких энергий. Сообщили, что птенец появился на свет незадолго до экспедиции, и его взяли на борт нелегально, якобы из материнских и отцовских чувств. И он чудом выжил во время взрыва.

Пернатый адмирал гневно защёлкал клювом и продолжил:

– К сожалению, им поверили. Позже предатель повзрослел, воспользовался льготами пережившего космическую катастрофу во имя цивилизации и сделал карьеру космонавта. И при первой же возможности завербовался в команду посольского судна, приписанного к посольству Ра-Конов в той же цивилизации в Нейтральных Территориях.

– В силу рождения в пространстве низких энергий, – Гармоничный ветеран передал всем отпечаток энергоконтура пернатого предателя, – его личный поток несёт дефект. Среди Светлых он слаб, среди Тёмных же силён. Пространство низких энергий манит его возможностью быть сильнее окружающих.

– Это моё право! – громко прокричал пернатый изменник. – Я хочу жить там, где мне комфортно! Почему я обязан терпеть запреты тех, кому не понять моих проблем?!

– Но для хорошей жизни среди Тёмных требуются деньги, – усмехнулся адмирал. – И ты решил заработать их, предав свою Родину!

– Мне до смерти надоел этот ваш бред про Родину! – резкие крики предателя стали ещё пронзительнее. – Вся эта чушь про то, что «Родину не выбирают», «где родился – там и пригодился» и прочий бред Сияющих! С тех пор как Ра-Коны пошли на поводу у Сияющих, наша Раса стала скопищем безмозглых зашоренных остолопов! А ведь когда-то мы были свободными! Когда-то Ра-Коны знали, что Родина – это там, где тебе комфортно! Родина – это не там, где проживали бесконечные поколения дремучих полуцивилизованных предков! Родина – это там, где живёт твоё сердце!

– Жизненная философия Тёмных! – гневно щёлкнул клювом адмирал.

– Протестую! – насупился командир эскадры Ушмаицу.

– Именно! – Пернатый предатель немедленно воспрял духом. – Протестуйте! Ибо Светлые всегда принимают только свой путь развития и никогда – чужой! Я же требую всеобщего равноправия и повсеместного равенства!

– Поправка! – вновь щёлкнул клювом адмирал. – Жизненная философия Серых!

– Согласен! – Краснокожий командир заметно просветлел: – Цивилизация Ушмаицу возникла в результате того, что наши предки покинули свою Родину, ибо так велела им Совесть! В итоге мы обрели новую Родину и новый путь развития. И у нас достаточно оснований гордиться и тем и другим. Но с тобой я всё равно не соглашусь, мой пернатый враг! – Красный бросил на предателя Ра-Конов насмешливый взгляд: – Мы живём по Конам Совести. Твои деяния от этого далеки.

– Вы живёте под крылом у Сияющих! – возмутился предатель. – Если бы не мощь их оружия, вас бы давно растёрли в космическую пыль ваши же соплеменники! Ваше так называемое развитие «по Совести» всего лишь приспособленчество!

– И аргументы у тебя, как у Серых, – с усмешкой кивнул краснокожий. – Все, кроме тебя, либо без мозгов, либо без глаз, либо и то и другое одновременно. И уж конечно же, правым можешь быть только ты. Остальным просто не дано понять, как это – знать всё лучше других!

– Болтология! – заявил предатель, и все, кроме него, не сговариваясь, рассмеялись.

– На планете самопровозглашённой цивилизации он и сошелся с Вьюном, – продолжил объяснения пернатый адмирал. – Тамошнее государство представляет собой сплошное месиво из беглецов, у которых Родина там, где им комфортно. Дома, в более чем двадцати цивилизациях различных галактик пространства низких энергий, их преследовали соплеменники. Официальная версия каждого такого беглеца – по политическим мотивам. Официальная версия приходящих за ними охотников за головами – букет различных преступлений. Разбираться в этом, понятное дело, никому не интересно. Живут себе на задворках Нейтральных Территорий – вот и пусть живут спокойно, лишь бы другим не мешали.

– Спокойно? – уточнил Гьярдар. – У них же вроде гражданская война идёт по всей планете? Или я что-то путаю?

– Ты ничего не путаешь, могучий союзник, – ухмыльнулся командир эскадры Ушмаицу. – Но она идёт всего-то каких-то жалких десять лет, это мелочи! Главное, – он иронично кивнул в сторону пернатого предателя, – что там почему-то перестало жить его сердце!

– Издёвка над пленником – признак слабости! – немедленно прочирикал предатель.

– А то! – осклабился краснокожий. – Это я почему так говорю? Потому что хочу выслужиться перед Сияющими! Но я уверен, что ты это сразу раскусил, ты же умный!

– В общем, до гражданской войны их с Вьюном сердца жили там настолько комфортно, – изрёк пернатый адмирал, – что, когда МИД Роуса-Альцев решил отозвать Вьюна домой, он инсценировал свою смерть в результате несчастного случая и остался там нелегально, под другим именем. Оба завели себе по нескольку самок из числа Тёмных, наш отщепенец создал гарем из беглых преступниц До-Ра-Конов. Хорошую жизнь обеспечивали контрабандой ресурсов: добывали в пространстве Светлых, продавали в пространстве Тёмных. Отличный заработок. И вдруг гражданская война! Вот ведь неудача! Самопровозглашённая цивилизация раскололась на два десятка воюющих центров силы, каждый из которых желает стать местным гегемоном и не признаёт лидерство остальных. В таких условиях контрабанда ресурсов быстро стала опасным для жизни бизнесом. Каждая сила так и норовит отобрать всё бесплатно, да ещё и обвинить то ли в шпионаже на пользу противника, то ли в шпионаже в пользу тех мест, где проживали бесконечные поколения дремучих полуцивилизованных предков!

– Ваш сарказм неуместен! – вновь закричал предатель. – Меня обвинили в шпионаже в пользу Сияющих! Это оскорбительно вдвойне!

– А уж как, должно быть, обидно-то! – хихикнула Гармоничная Валькирия. Она посмотрела на своего воина: – Где эта цивилизация, о которой идёт речь? Я впервые о ней слышу.

– Почти на самой окраине спирального рукава. – Гьярдар отправил ей навигационный образ. – Мы там не появляемся за ненадобностью. Они самоорганизовались сразу после войны и сразу же подписали Положение о Нейтральных Территориях. И ни разу его не нарушали. Даже рядом с Рубежом не появлялись, у них хватало бед на своих задворках.

– То есть эти двое предателей ещё и подставили свою новую Родину, – сделала вывод Гармоничная Валькирия.

– Я высокоразумный индивид! – гордо зачирикал предатель. – Носитель передовой прогрессивной культуры современности! Мне чужды ваши полудикие шовинистские ограничения! Я не скован ущербной закостенелой моралью, я беру от жизни всё!

– Кто бы сомневался. – Пернатый адмирал выразительно щёлкнул клювом. – Поэтому, когда гражданская война стала мешать комфортно брать от жизни всё, они занялись пиратством. Оба посольства на охваченной междоусобной бойней планете закрылись, и его отозвали домой. С тех пор он постоянно пересекал Рубеж в составе вполне законных экспедиций, а пираты Вьюна грабили тех, кого он встречал по пути или сопровождал. Однако нам ещё предстоит выяснить, как ему удалось получить назначение на должность капитана в этом посольстве.

– Я был у вас на хорошем счету! – огрызнулся предатель.

– В его энергоконтуре хорошо заметны следы взаимодействия с правителями Серых. – Гьярдар в который раз вслушался в дефектный поток предателя Ра-Конов. – Пиратам покровительствует кто-то гораздо более влиятельный, чем просто местный царёк, ведущий гражданскую войну на всеми забытом клочке земли с такими же царьками. Да и генераторы маскировочных излучений, при помощи которых Серые пытались издали казаться Роус-Альцами, простым пиратам не изготовить. Я чувствую следы науки рептилий, но отпечатков самих рептилий нет. Наверняка Серые купили у них оборудование через подставных лиц.

– Бессмертный? – предположил адмирал Ра-Конов, и присутствующие разом напряглись. – Прихвостни Эмиссаров вылезли из своих нор?

– Не знаю, – покачал головой Гармоничный ветеран. – Я не ощущаю прямых следов Бессмертного. Но тот, кто обеспечивает эту пиратскую эскадру всем необходимым и отдаёт приказы Вьюну, имеет гораздо большие возможности, нежели обычный мелкий царёк. Бессмертные всегда действуют через разветв