Книга: Научные экспедиции по Казахстану



Научные экспедиции по Казахстану

Научные экспедиции по Казахстану

Книга посвящена интересным страницам истории научных исследований Казахстана — путешествиям выдающихся ученых XIX века А. Гумбольдта, П. Чихачева, Г. Щуровского, оставивших заметный след в развитии естествознания, этнографии и ряда других наук. Впервые будут опубликованы фрагменты оригинальных маршрутных карт этих путешественников и описания тогдашнего состояния отдельных районов нашей республики, сохраняющие и сейчас свое познавательное значение.

Адресуется массовому читателю, интересующемуся историей родного края.



Научные экспедиции по Казахстану


Научные экспедиции по Казахстану


Научные экспедиции по Казахстану


ББК63.2К

Ц 93


ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Автор предисловия — академик Академии наук СССР А. Л. Нарочницкий

Рецензенты — доктора географических наук А. С. Бейсенова, А. П. Горбунов



Цыбульский В. В.

Научные экспедиции по Казахстану (А. Гумбольдт, П. Чихачев, Г. Щуровский. — Алма-Ата: Казахстан, 1988. — 184 с.

Книга посвящена интересным страницам истории научных исследований Казахстана — путешествиям выдающихся ученых XIX века А. Гумбольдта, П. Чихачева, Г. Щуровского, оставивших заметный след в развитии естествознания, этнографии и ряда других наук. Впервые будут опубликованы фрагменты оригинальных маршрутных карт этих путешественников и описания тогдашнего состояния отдельных районов нашей республики, сохраняющие и сейчас свое познавательное значение.

Адресуется массовому читателю, интересующемуся историей родного края.



ISBN 5—615—00406—1

© Издательство «Казахстан», 1988


ОБ ИССЛЕДОВАТЕЛЯХ XVIII-XIX ВЕКОВ



Интерес к истории исследования природных и культурных сокровищ Казахстана из года в год растет. Этот объективный процесс объясняется увеличением роли одной из богатейших республик в экономике и культуре Советского Союза. В нашей стране издано немало книг и статей, раскрывающих различные грани естественно-географических богатств, развития торгово-экономических, военно-политических и культурных контактов народов Средней Азии, Алтая и Казахстана со странами Запада и Востока. Но, как показывают труды ученых, литературный фонд по исследованию Казахстана в его старых и новых территориальных границах далеко еще не исчерпан.

Среди многочисленных отечественных и зарубежных естествоиспытателей XVII—XIX веков, научные интересы которых в той или иной степени были связаны с путешествиями по Казахстану, имелись ученые широкого профиля такие, как Федор Берг, Вилли Геннин, Александр Гумбольдт, Петр Чихачев, Григорий Щуровский, Родерик Мурчисон и др. В то же время правительство России через министерства, Академию наук, университеты (Петроградский и Дерптский) приглашало для изучения Азии в целом, Алтая и Казахстана в частности, и иностранных ученых более узкого профиля: геологов, ботаников, зоологов, археологов, этнографов и т. д.

Особое место в истории исследования Казахстана принадлежит офицерам, служившим в различных его районах. Здесь прежде всего необходимо отметить талантливого сына казахского народа Чокана Валиханова, труды которого в наше время нашли достойную оценку и вошли в золотой фонд культурного наследия страны.

Большой интерес в истории борьбы казахского народа за независимость вызывает деятельность казахского хана XVI в. Тевеккеля, многие страницы его жизни пока еще являются достоянием архива.

Из большого числа русских офицеров, служивших в Казахстане и проводивших по личному указанию Петра I важные научно-изыскательные работы, заслуживают описания исследования Ф. Соймонова, К. Вердена и В. Геннина, а из офицеров послепетровского времени — Ф. Берга, А. Бутакова, А. Снесарева и др.

Находились также самоотверженные люди, путешествовавшие по различным странам, в том числе и по Казахстану, без всяких приглашений или поручений со стороны научных или других организаций и без каких-либо материальных вознаграждений, за свой счет. Такими были и братья Чихачевы, описанные в книге В. В. Цыбульского, и многие другие. Они оставили свой след в науке в виде книг, статей, карт, изданных в России на русском или иностранных языках. В то же время ряд работ, в том числе и наших соотечественников, был опубликован в Германии, Франции, Бельгии и Англии. В России же многие из этих работ остались или вовсе неизвестными или были доступны весьма ограниченному числу читателей. Поэтому важная и благородная задача советских историков и географов — выявить и изучить все имеющиеся в нашей стране и за ее пределами опубликованные работы исследователей Казахстана; подвергнуть научному анализу хранящиеся в архивах рукописные отчеты. Кроме работ поименованных выше исследователей, следовало бы обратить внимание на научное наследие таких путешественников, как К. Бэр, А. Бунге, Ф. Геблер, И. Георги, И. Гмелин, Г. Гельмерсен, А. Левшин, К. Ледебур, П. Паллас, Г. Потанин, Г. Розе, А. Савич, П. Семенов, Н. Ханыков, Пл. Чихачев, Э. Эйхвальд, труды которых являлись вехами в истории изучения Казахстана и сопредельных стран, а сами авторы были удостоены избрания в Петербургскую Академию наук.

Автор предлагаемой работы профессор В. В. Цыбульский поставил целью ознакомить нашего читателя с деятельностью, главным образом, трех выдающихся ученых и путешественников, проводивших свои исследования во второй четверти прошлого века на Алтае и частично на территории современного Казахстана. Первым из них является немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник, почетный член многих академий наук, в том числе и Петербургской, а также других научных обществ — Александр Гумбольдт. Как известно, в нашей стране еще в дореволюционный период были изданы в переводе на русский язык важнейшие его произведения. Кроме того, было опубликовано о нем свыше 250 статей и монографий. После Октябрьской революции библиография книг и статей об этом замечательном ученом увеличилась еще почти на 100 наименований, среди них заслуживают особого внимания монографии Е. В. Вульфа (1936 г.), В. А. Сафонова (1959 г.), В. А. Есакова (1960г.), Г. де Терра (1961 г.), Г. Скурла (1985 г.). Важно отметить, что имя А. Гумбольдта упоминается в работах классиков марксизма-ленинизма, а также в трудах В. Жуковского, А. Пушкина, В. Белинского, А. Герцена, М. Салтыкова-Щедрина, А. Тургенева и др.

Казалось бы, зачем еще писать о А. Гумбольдте, если о нем опубликовано огромное количество книг и статей? Но, к сожалению, в Казахской ССР до сих пор еще не издавалось монографий или статей о знаменитом путешественнике, а в обзорных трудах порой нет даже упоминания его имени, так же как и имен П. Чихачева и Г. Щуровского, хотя научные экспедиции этих ученых проходили и по территории Казахстана.

Кроме того, В. В. Цыбульским впервые предлагается к публикации портрет А. Гумбольдта, написанный неизвестным художником во время путешествия ученого по Алтаю и Казахстану. (См. стр. 21. — Прим. ред.)

Не меньший интерес вызывает научная деятельность нашего соотечественника Петра Александровича Чихачева, которого еще в прошлом веке образно называли «русским Гумбольдтом». Причем, подобно А. Гумбольдту, П. Чихачев проводил научные экспедиции по многим странам мира. В результате он опубликовал многочисленные работы, их общий объем превысил 10 000 страниц. И хотя эти работы П. А. Чихачева снискали признание ученого мира, в царской России, главным образом по политическим соображениям, они не издавались. И только благодаря огромному трудолюбию и целеустремленности профессора В. В. Цыбульского, сумевшего собрать почти все работы П. Чихачева, изданные за рубежом, перевести их на русский язык и опубликовать такие значительные его книги, как «Письма о Турции» (1960 и 1970 гг.); «Великие державы и восточный вопрос» (1970 г.); «Путешествие в Восточный Алтай и Китай» (1974 г.); «Страница о Востоке» (1982 г.) и другие, ученые и любители истории страны получили возможность познакомиться с ними. Следует также отметить, что профессор В. В. Цыбульский сам прошел всеми маршрутами П. Чихачева, А. Гумбольдта и Г. Щуровского в пределах Казахстана и Алтая, а также по другим странам Азии, Африки и Европы.

Можно только приветствовать, что В. В. Цыбульский в разделе о П. Чихачеве не ограничился собственным повествованием о его деятельности, но впервые перевел с французского две главы о путешествии по Казахстанскому Алтаю, тем самым ознакомил будущих читателей и с литературным стилем ученого, усилил документальный характер своей работы.

Научный труд «Геологическое путешествие по Алтаю...» Григория Щуровского, хотя и был опубликован на русском языке в 1846 г., но из-за мизерного тиража, всего лишь 200 экземпляров, многим остается неизвестен.

Особое место в истории палеогеографического исследования европейской части России, Урала и северо-западного Казахстана принадлежит английскому геологу, президенту Лондонского геологического общества Родерику Мурчисону. В будущем году исполнится 150 лет с начала его исторической экспедиции в эти места, в итоге которой ему удалось установить характерных представителей фауны и флоры, явившихся мировым эталоном названной им Пермской системы. В наши дни палеогеографическое районирование Пермского периода установлено на всех материках мира.

В работе профессора В. В. Цыбульского дается галерея портретов исследователей Казахстана, а также несколько зарисовок, выполненных известными художниками И. Айвазовским, К. Брюлловым и Е. Мейером.

Естественно, что обращение к трудам таких известных путешественников, как П. А. Чихачев, Г. Е. Щуровский, а иногда незаслуженно забытых отечественных и зарубежных ученых (Г. Мозер), проводивших научные экспедиции по Средней Азии и казахстанским просторам, может быть весьма полезным для изучения истории и географии нашей страны в целом и Казахской ССР в частности.


А. Л. Нарочницкий,

академик Академии наук СССР


ВВЕДЕНИЕ АВТОРА


Казахстан и Средняя Азия в глубокой древности являлись одним из важных очагов, где развивались жизнь и культура не только народов Юго-Западной Азии. Через эту территорию проходили оживленные пути международного торгового обмена. Различные народы, населявшие эти места, обладали развитым земледелием, о чем свидетельствуют обнаруженные археологами развалины ирригационных сооружений. Здесь выявлены также рудники загадочного народа чуди и других племен.

Хотя до похода Александра Македонского древнеевропейские ученые имели весьма смутное представление об этих местах, тем не менее у Гомера имеются намеки о плавании финикийцев по Каспийскому морю, а древнегреческий историк Геродот (490—425 гг. до н. э.) в своем классическом труде «История» повествует, что колхидяне[1] ездили в Среднюю Азию и Индию за товарами и доставляли их в Европу. У греческих и римских писателей — таких, как Аристобул, Патрокл, Эратосфен, Полибий (до н. э.), Мела, Арриан, Птолемей, Курций, Дионисий, Марцеллин (начало н. э.) упоминается Оксус (араб. Джейхун, современная Амударья). Об оживленной торговле между Азией и Европой через Среднюю Азию говорится и в «Географии» Страбона (64/63 г. до н. э. — 23/24 г. н. э.). Встречным потоком, как указывает арабский географ и писатель IX века Ибн Хордадбех, русские купцы возили шкуры бобров и чернобурых лисиц по Волге, Каспию, через Среднюю Азию[2], к пределам Индии и Китая.

Из всех европейских стран Россия более других имела связи со Средней Азией, Казахстаном и прилегающими к ним странами. Через Казахстан проходил путь в Каракорум (столицу монгольских ханов), к великому хану Гуюку, князя Ярослава Всеволодовича, а после его отравления там, его знаменитого сына Александра Невского.

Грабительские походы монгольских завоевателей, начиная с Чингисхана, и особенно Тимура (Тамерлана), нанесли сокрушительный удар по веками сложившейся здесь международной торговле. В 1380 году русский народ сверг монголо-татарское иго, длившееся почти два с половиной века. Этому способствовала беспрерывная освободительная борьба и других народов, оказавшихся в таком же рабском положении. Затем, естественно, началось восстановление былых торгово-экономических и культурных отношений. Царь Иван Грозный и его преемники предприняли ряд мер к налаживанию прежних торговых связей России с Индией и Китаем. Так, например, русский посол Федор Иванович Банков в 1654 году, направляясь в Китай через Восточный Казахстан, побывал на озере Зайсан и Черном Иртыше.

Русский царь Петр I, став во главе государства в 1682 году, сразу же оценил важность для России морских путей в страны Азии через Каспийское море, северное побережье которого принадлежало России еще при Иване Грозном. В 1713 году Петр I в построенной им столице — Петербурге получил от одного высокопоставленного туркмена сведения об имеющихся на берегах Аму-Дарьи крупных залежах золотого песка. После этого Петр I, начиная с 1713 года, ежегодно направляет служилых людей с особыми заданиями отыскать «ключ и врата» ко всем азиатским странам со стороны киргизских и туркменских степей. Так, в 1714 году он отправляет две экспедиции: одну из Сибири по реке Иртышу к «городу Иркети» (нынешний Яркенд), а другую через Каспийское море «для приискания устья Дарьи реки». Первую из них возглавил капитан Бухгольц, а вторую — поручик Бекович-Черкасский. В 1715 году Петр направляет послом в Персию Волынского, поручив ему «искусно проведывать, какие и где в море Каспийское реки большие впадают». В 1716 году Петр вторично направляет Черкасского с заданием провести на восточном побережье Каспийского моря гидрографические работы. В создании первой гидрографической карты этих мест приняли участие морские офицеры А. Котин и М. Травин. В 1718 году царь назначает начальником гидрографической службы Каспийского моря лейтенанта князя В. А. Урусова, а в 1719 году для описания всего здешнего побережья была организована экспедиция под началом капитан-лейтенанта К. П. Вердена. В его распоряжение вошли лейтенанты Урусов и любимец Петра Ф. И. Соймонов. Экспедиции были приданы гидрографические корабли, построенные в Казани.

В 1720 году экспедиция успешно завершилась составлением первой достоверной для того времени навигационной карты всего Каспийского моря. После высокой оценки Петра I карта была выгравирована на меди, и в феврале 1721 года один ее экземпляр царь отправил в Академию наук Франции, почетным членом которой был избран еще в декабре 1717 года. Данная карта сыграла также определенную роль во время успешного Персидского похода русской армии и флота в 1722—23 годах. Один из переводчиков Петра во время этого похода Мурза Тевкелев писал: «Государь, будучи в Астрахани, через многих изволил уведомиться, что хотя де киргиз-кайсацкая орда степной народ, токмо де ко всем азиатским странам оная орда ключ и врата»[3].

В эти же годы по инициативе Петра I на Урале, а затем и на Алтае создаются чугунолитейная, медеплавильная и другие отрасли промышленности, что неизбежно вело к кризису полуфеодально-крепостнических отношений, втягивало окраинные малоизученные районы в складывавшийся единый национальный рынок. Предпринимается ряд мер по активизации исследования природных богатств и рынков на окраинах страны. В связи с этим Россия организует, особенно во второй четверти прошлого века, ряд экспедиций на Алтай в целом и в казахстанскую его часть. Здесь исторически важное место заняли научные путешествия всемирно прославленного ученого Александра Гумбольдта, а также до этого редко упоминавшихся в литературе Петра Чихачева и Григория Щуровского. Ознакомлению читателей с их исследованиями и посвящена данная книга.


* * *


Историю изучения горнозаводского дела в Казахстане следует начинать со знакомства с замечательным трудом, написанным Вильгельмом де Генниным. Этот одаренный деятель, голландец по происхождению, в 1687 году в двадцатилетнем возрасте был нанят на русскую службу артиллеристом. Во время Северной войны России со Швецией Геннин проявил себя как талантливый строитель укреплений, а в 1712 г. принял участие в достраивании пушечно-литейного двора и пороховых заводов в Петербурге. В 1713 г. Геннина назначают комендантом и начальником всех горных заводов в Олонецком крае, где он провел коренное переустройство заводов. В 1722 г. Геннин по распоряжению Петра I направляется в чине генерал-лейтенанта управлять горнозаводским делом Урала. Одной из его многочисленных заслуг явилось то, что он в 1735 г. составил подробное «Описание всех уральских и сибирских заводов казенных медных и железных и при оных разных фабрик и рудников». В разделе этого труда «Партикулярные заводы дворянина Акинфия Демидова» дается, в частности, описание природы, культуры и быта народов, рудного дела на территории современного Казахстана.

«В тамошних местах, — пишет Геннин, — при реке Иртышу, выше Семипалатинской крепости (нынешний город Семипалатинск. — В. Ц.) верстах в 60, где пала речка Шульба, по той речке от устья вверх оной, например, в версте от Убы реки в десяти верстах, найдено помянутым же дворянином Акинфием Демидовым старинных плавильных пять печей, при которых и сок[4] имеетца и руд при тех печах есть не мало, а по признакам оные видом таковы, якобы серебряна руда. Токмо сожалетельно, что около таких богатых рудных мест лесу мало имеетца, а который и есть, да и тот не такой, как в других местах красной лес бывает, который употребляетца на уголь. А тамо более около рек лес тальник, ветловник, осокорь, тополь, а между гор в логах пихтовник, да и того малое число. Токмо, где Демидова заводы построены, тут около ево имеютца боры, но не весьма ж лесу много, и по исчислению будет оного, когда плавить руды на медь в четырех печах, на пятнадцать лет... Однакож надежда есть, что такие богатые медные руды, хотя и лес умалитца, втуне лежать не будут, для того что на оных заводах можно плавить руды на черную, а не чистую, медь или роштейн[5] и отправлять вниз по впадающим в Обь и Иртыш рекам вниз по оным Обе и Иртышу до таких мест, где лесу множество имеетца...»[6].



В эти же годы созданная Петром I Петербургская Академия наук приступила к снаряжению ознакомительных экспедиций по Сибири, Алтаю, в том числе и по Казахстану.

Пионером такого рода исследований явился приглашенный из Германии в 1727 г. Иоганн Гмелин. В 1731 г. его избрали в академики, а в 1733 г. под его руководством группа исследователей направилась из Петербурга через Москву, Казань в Сибирский край. Экспедиция длилась 10 лет и проходила, в частности, через Семипалатинск и Усть-Каменогорск.

В 1767 г. из Германии прибыли естествоиспытатели Петр Паллас и Иоганн Георги. Первому из них сразу же присвоили звание академика и на следующий год поручили возглавить научную экспедицию по Центральной России, Нижнему Поволжью, Прикаспийской низменности, Среднему и Южному Уралу, Алтаю, Байкалу и Забайкалью. В 1771—76 гг. Паллас в Петербурге издал на немецком языке трехтомник «Путешествие по разным провинциям Российского государства», а Георги в 1776—77 гг. также трехтомник — «Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, вер, обыкновений, одежд, жилищ и прочее».

Особенностью перечисленных экспедиций являлось то, что почти все они возглавлялись иностранными учеными, избранными членами Петербургской Академии наук, но почти не знавшими русского языка.


Научные экспедиции по Казахстану

Известный путешественник, побывавший и в казахских степях, академик Петр Симон Паллас.


В первой половине XIX в. исследованием казахских земель занялись, главным образом, отечественные ученые — как по линии Академии наук, так и Штаба горных инженеров, Московского университета, Дерптского университета (Тарту), различных естественно-исторических обществ, казенных и частных предприятий. Заслуживают упоминания Федор Берг, руководивший в 1823—25 гг. экспедициями по Средней Азии; уроженец Эстонии Григорий Гельмерсен, который в 1828—29 гг. с помощью флюгера, ртутного барометра и спиртового термометра впервые в Прикаспийской низменности и, в частности, в Гурьеве провел систематическое исследование климата и в 1843 г. опубликовал в Петербурге таблицы своих наблюдений.


Научные экспедиции по Казахстану

Путешественник по Казахстану, будущий академик Г. П. Гельмерсен



В 1836—38 гг. астроном Алексей Савич провел нивелирование берегов Аральского и Каспийского морей. В 1838—39 гг. Гельмерсен вновь посетил Казахстан и исследовал геологическое строение Устюрта и других местностей. Впоследствии он был избран академиком, явился автором одной из первых геологических карт России. Комплексное исследование Алтая и части Казахстана провели геологи Петр Чихачев (1842 г.) и Григорий Щуровский (1844 г.), а в 1848 г. район Каспийского и Аральского морей изучал полковник Хозько. Так в общих чертах сложилась хронология важнейших изучений казахских земель, проведенных отечественными исследователями в первой половине XIX в.

Интерес иностранных ученых к Казахстану вообще и его Алтайской части также возрастал. В 1826 г. ботанические богатства Казахстанского Алтая изучал немецкий ученый Карл Ледебур, в 1829 г. научное путешествие в эти края провели Александр Гумбольдт, Густав Розе и Христиан Эренберг, в 1836 г. произвел описание Катунского и Листвянского хребтов, а также перевала Холзун немецкий географ Ф. Геблер; почти пять лет изучал юг России, включая Прикаспийскую степь, француз Омер-де-Гелль, в 1840 г. английский геолог Мурчисон исследовал северо-западную часть Казахстанского Алтая; в том же году немецкий естествоиспытатель Д. Шренк изучал «Киргизскую» (то есть Казахскую) степь, а в 1849 г. геологическое исследование восточной части «Киргизской» степи провел А. Влангали.


* * *


Среди всех этих экспедиций, организованных русским правительством в первой половине прошлого века, особое место занимают путешествия гениального немецкого естествоиспытателя-эволюциониста, знаменитого члена всех существовавших тогда академий мира, в том числе и почетного члена Петербургской Академии наук Александра Гумбольдта, а также научные путешествия необычно одаренных русских испытателей природы Петра Александровича Чихачева и Григория Ефимовича Щуровского. А. Гумбольдт совершил путешествие в 1829 г., Чихачев — в 1842 г., а Щуровский — в 1844 г.

Первые из них не являлись новичками в путешествиях по неисследованным странам мира. Конечно, научный авторитет А. Гумбольдта был несравненно выше, чем у П. Чихачева и Г. Щуровского. А. Гумбольдту в период экспедиции исполнилось 60 лет, и его многочисленные, овеянные легендами, научные путешествия, особенно по Центральной и Южной Америке, описанные в 30-томном издании на немецком языке, приобрели всеобщее признание и создали ему мировую славу.

Кроме того, имя ученого еще при его жизни было присвоено различным географическим объектам: рекам и озерам, бухтам и заливам, хребтам и вершинам, ледникам и болотам, а также населенным пунктам различных стран мира. Имя А. Гумбольдта навечно занесено не только на географические карты нашей планеты, оно вписано и в карту Луны.

Петру Чихачеву к началу его описываемой нами экспедиции едва исполнилось 33 года, но, несмотря на сравнительно молодой возраст, за его плечами были уже многочисленные поездки по странам Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки, а также научная экспедиция по Апеннинскому полуострову и югу Италии, совершенная им в 1839—41 гг. по рекомендации А. Гумбольдта. Естественно, для Петра Чихачева, как и для многих, особенно молодых ученых-естествоиспытателей, А. Гумбольдт во многих отношениях являлся непререкаемым авторитетом, образцом, достойным подражания, и даже кумиром — ученым, обладавшим исключительной эрудицией и отражавшим в своих трудах весьма многоплановые проблемы естественных и гуманитарных наук. Вот почему А. Гумбольдта образно называли немецким Аристотелем, но и Петра Чихачева (после выхода в свет его работ по Алтаю и многотомной «Малой Азии») современники назвали русским Гумбольдтом.

Что касается Г. Щуровского, то его обессмертил солидный для его времени труд — «Геологическое путешествие по Алтаю» (1848 г.).

Александр Гумбольдт

Желательно бы было, чтобы и в Новом Свете сохранились имена людей, которые, вместо того чтоб в кровавых битвах опустошать землю, внесли в нее первые плоды Цереры[7].

А. Гумбольдт

Научные экспедиции по Казахстану



Александр Гумбольдт родился в Берлине в 1769 году, там же и умер в 1858 году, на девяностом году жизни.

Шести лет Александр умел уже читать и писать, а его первой любимой книгой был «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо, которую перевел на немецкий язык Кампле — домашний учитель Александра. В юношеские годы Гумбольдт увлекался трудами римского писателя и ученого Плиния старшего, трагически погибшего во время извержения Везувия; а также древнегреческого географа и историка Страбона. Александр неоднократно говорил, что бессмертные произведения некоторых авторов важно читать в оригинале, как это делал он, а не в переводах, которые в какой-то степени являются пересказом. С большим увлечением изучал Гумбольдт жизнь и деятельность одного из величайших полководцев древнего мира Александра Македонского, его завоевательные походы, по которым составил оригинальную карту, на нее нанес важнейшие горные системы и речную сеть, а также границы древних государств и важнейшие города, встречавшиеся на пути полководца.

В то же время А. Гумбольдт отмечал, что никакое описание или изображение на бумаге не может заменить непосредственного соприкосновения с живой действительностью: «Нельзя видеть чужими глазами и слышать чужими ушами». Позже он вспоминал: «С ранней юности меня неодолимо тянуло в далекие страны, малознакомые европейцам. То была пора, когда жизнь казалась безграничной далью, манящей нас неведомыми опасностями и сильными душевными переживаниями»[8].

У биографов А. Гумбольдта можно встретить различные суждения о том, кто и когда возбудил в нем интерес к путешествиям. В этом отношении нельзя снимать со счетов роль литературных памятников, изучению которых А. Гумбольдт придавал огромное значение.

Юношеские годы А. Гумбольдта совпали со временем все умножавшихся отважных океанических экспедиций и географических открытий, небывалого доселе подъема в различных отраслях науки и техники, промышленной революции и вызванных ею грандиозных социально-политических преобразований.

События Великой французской революции оказали большое влияние на умственный прогресс в других странах. В экономически и политически раздробленной Германии тогда господствовали феодально-крепостнические порядки, однако имена многих деятелей Великой французской революции, и прежде всего ученого и публициста Жана Поля Марата и адвоката Максимилиана Робеспьера, защищавших интересы «третьего сословия», пользовались особой популярностью. Среди их почитателей в Германии видное место принадлежало немецкому просветителю и революционному демократу Георгу Форстеру.

В 1790 году в Майнце судьба свела А. Гумбольдта с этим замечательным ученым-естествоиспытателем, сопровождавшим Джеймса Кука во втором кругосветном путешествии, автором многих увлекательных работ, в том числе и вышедшей в ряде стран книги «Путешествие вокруг света». Несмотря на преимущество в возрасте и в научной практике, профессор естественных наук Георг Форстер проявлял внимание и даже уважение к пытливой натуре юного Гумбольдта, к его необычайной наблюдательности и целеустремленности. В конце марта 1790 года Форстер предложил Гумбольдту отправиться вместе с ним в путешествие во Францию с заездом в Нидерланды и в Англию. Оно длилось свыше 100 дней. Знакомство с Форстером, продолжавшееся и в последующие годы, несомненно, оказало большое влияние на формирование мировоззрения молодого Гумбольдта и вызвало у него интерес также и к России, где Форстер еще в 1765—66 годах путешествовал вместе с отцом, членом Петербургской Академии, хорошо знавшим труды русских ученых. Форстер-отец даже перевел на английский язык сочинение М. В. Ломоносова — «Краткий Российский летописец», вышедший в Лондоне в 1767 году.

В 90-е годы XVIII века Александр Гумбольдт приступил к публикации в Париже своих первых трудов. Сравнительно быстро имя Гумбольдта стало известно не только во Франции, но и за ее пределами. В то же время мысли о необходимости посещения России, ее бесконечных просторов не покидали ученого.

Интерес Гумбольдта к России еще больше возрос после знакомства его с русским горным инженером В. Ю. Соймоновым во Фрейберге. Получив от Соймонова известие, что тот собирается после возвращения из Германии отправиться в Сибирь, Гумбольдт писал ему 11 июля 1793 года: «Как я завидую Вашей судьбе! Какой счастливый случай увидеть великие творения Природы! Вы меня спрашиваете в своем предпоследнем письме: «возможно ли будет увидеть Вас когда-либо в этой части Азии?» Хотите, дорогой друг, чтобы я был вполне откровенным с Вами? Ну, конечно, хотите. Так вот, я не скрою от Вас, что уже три года это является одним из самых горячих желаний»[9]. «Мои старые планы, — вновь писал Гумбольдт в 1794 году, — остаются неизменными: через пару лет я... поеду в Россию, Сибирь или еще куда-нибудь»[10]. Однако обстоятельства решили иначе.

Гумбольдт отправился в свое знаменитое путешествие 1799—1804 годов по Америке. Намерение посетить в будущем Азию А. Гумбольдт высказывал и во время этого путешествия. Так, в июне 1803 г., будучи в Мексике, Гумбольдт направил в адрес Французского национального Института письмо, в котором писал: «Мы не перестаем однако обращать наши взоры к Азии... план которой занимает нас как соблазнительный сон»[11].

После возвращения в Париж А. Гумбольдт почти ежегодно продолжал высказывать желание приступить к исследованию Азии. Тем временем его имя как первоклассного ученого и бесстрашного путешественника получило мировую известность, особенно с началом выпуска в 1807 году капитального 30-томного труда «Путешествие в равноденственные области Нового Света».

В 1808 г. министр внешней торговли Российской империи Н. П. Румянцев при встрече с Гумбольдтом в Париже предложил ему совершить путешествие с русским посольством, направляющимся в Кашгар и Тибет. В 1811 г. Н. П. Румянцев, теперь уже в должности государственного канцлера, повторил это предложение. Немцу Ренненкампфу, находившемуся на русской службе, было поручено послать в ноябре 1811 г. А. Гумбольдту соответствующее письмо. В январе 1812 г. А. Гумбольдт в ответном письме сообщил: «Мне сейчас 42 года, я люблю путешествия, длящиеся семь-восемь лет... Изучение человека, рас, языков (наиболее устойчивого признака древней цивилизации), надежда открыть для торговли новые пути к югу и множество других задач представляется нашему исследованию. Мне хотелось бы, чтобы большинство ученых были русскими; они способны более мужественно переносить невзгоды в пути и не так сильно будут стремиться вернуться домой.

Я не знаю ни слова по-русски, по я стану русским, как стал испанцем»[12].

Экспедиция в Тибет не состоялась из-за Отечественной войны 1812 года, но Гумбольдт не оставлял намерения побывать в этих краях и даже приступил в Париже к изучению восточных языков.

В 1827 году после многочисленных упреков со стороны соотечественников в недостатке патриотизма (Гумбольдт почти 30 лет не был в Германии) и неоднократных приглашений Гумбольдт решил обосноваться на родине. Но не успел он появиться в Берлине, как министр финансов России Егор Францевич Канкрин (выходец из Германии) обратился к нему с запросом относительно монетной ценности платины, найденной на Урале. В своем запросе Канкрин между прочим отметил, что «Урал достоин посещения великого естествоиспытателя». А. Гумбольдт в конце своего обширного ответа Канкрину сообщил, что: «Урал и Байкал — дорогие мечты, лелеянные мною с детства». О платине же он вынужден был заметить, что «металл этот, сильно колеблющийся в цене, для чеканки денег не годится». Несмотря на это, чеканка была все же начата, но потом прекращена. Гумбольдт оказался прав[13].

В декабре 1827 года Канкрин, получив согласие высших кругов на приглашение Гумбольдта, сообщил об этом великому путешественнику.

«Это известие, — писал Гумбольдт, — пробудило во мне со всей силой прежнюю врожденную страсть к путешествиям. Но несмотря на радость, с которой я готов был снова пуститься в далекое странствование, я не мог тотчас же воспользоваться этим обширным, но ничуть не ограничивающим мою свободу поручением, так как я обязан был окончить к весне 1828 года свои публичные чтения о физическом землеописании»[14].

Гумбольдт стал готовиться к путешествию — изучил имеющуюся литературу по географии и истории населения России, намечал различные маршруты.

В январе 1829 г. Гумбольдт получил извещение от Канкрина о переводе ему в Берлин сумм на проезд в Петербург и обратно и о том, что по приезде Гумбольдта в Петербург ему будет вручено на ближайшие расходы 10 тысяч рублей. Решение, в каком направлении и с какими целями будет предпринято путешествие, возлагалось на Гумбольдта, а всем губернаторам и другим начальникам было дано указание о содействии целям экспедиции; разрешено, в случаях необходимости, отряжать офицеров и рабочих на средства государственной казны.

Еще до отъезда из Берлина А. Гумбольдт обратился с просьбой: разрешить взять с собой профессоров Берлинского университета — известного минералога и кристаллографа Густава Розе и члена Берлинской Академии натуралиста-биолога Христиана Эренберга, который к тому же имел обширные познания во врачевании. Как Розе, так и Эренберг имели научно-экспедиционный опыт. Первый из них выезжал в путешествие по Алжиру, а второй — по Абиссинии, Нубии и Палестине[15].


Научные экспедиции по Казахстану

Минералог, спутник А. Гумбольдта Г. Розе.


12 апреля 1829 года в 23 часа (в Петербурге уже начинался по старому стилю день 1-го апреля) Гумбольдт выехал из Берлина в сопровождении Розе, Эренберга и служителя Зейфертина. На 19-й день, т. е. 1-го мая (19 апреля ст. стиля) они прибыли в Петербург.

В Петербурге Гумбольдт со своими спутниками пробыл 19 дней и 8(20) мая по местному календарю рано утром направился через Новгород, Валдай, Тверь (ныне Калинин) в Москву, куда прибыл 12 (24) мая.

Как в Петербурге, так и в Москве гостям было оказано исключительное внимание и гостеприимство не только административными кругами, желавшими «не ударить лицом в грязь перед другими странами», но и учеными и, конечно, многочисленным студенчеством, считавшим Гумбольдта своим кумиром.

Гости осматривали достопримечательности Петербурга и Москвы, присутствовали на специальных заседаниях Академии наук, научных обществ, университетов, а также музеев и частных собраний.

Научные экспедиции по Казахстану

Биолог, спутник А. Гумбольдта X. Эренберг.


Гумбольдта всюду приветствовали с излишним «блеском» — на латинском, французском, немецком и ни одного раза на русском языке. Пышные приемы, как правило, сопровождались изысканными обедами. В московском журнале «Галатея» по этому поводу писали: «Верно, для него было приятнее видеть даже обыкновенный стол, чтобы сделать свое заключение о пище всего народа; пусть услышал бы он русские звуки на инструментах, в голосе и проч. Нельзя не сделать здесь еще одного замечания: русскому сердцу больно, что русскую землю до сих пор все еще исследуют, по большей части, иностранцы. Но если уже должно уступить кому-нибудь из них эту лестную честь, то всего легче Гумбольдту»[16].



Повседневно сталкиваясь с картинами русской жизни, Гумбольдт глубоко сочувствовал забитым, неграмотным и угнетенным; если в его силах оказывалось кому-нибудь помочь, он делал это с искренней готовностью. Вообще же в роли царского гостя Гумбольдт вынужден был отказаться от любых суждений и действий, которые «в таком сложном механизме, как сложившиеся взаимоотношения между привилегиями и правами высших классов и обязанностями низших, могут вызвать только озлобление, не принося ни малейшей пользы». Однако он не преминул дать понять графу Канкрину, как это явствует из его письма русскому министру финансов, что прекрасно заметил нужду порабощенного народа и прекрасно знает жесткие методы, которыми подавляется любое проявление свободы. «Само собой разумеется, что мы ограничиваемся природой неживой и избегаем всего, что связано с общественным устройством и отношениями с низшими классами»[17].

В Петербурге путешественникам были даны казенные экипажи, изготовленные по особому заказу: коляска в шесть лошадей, бричка в четыре лошади; кроме того, три лошади для чиновников и две для курьера. 16 (28) мая экспедиция во главе с Гумбольдтом покинула Москву, взяв курс на Екатеринбург (ныне Свердловск). Она проехала Владимир, Муром, Нижний Новгород, далее по Волге на барже до Казани для обозрения живописных берегов. Путь по Волге длился 63 часа. Таким образом 23 мая (4 июня) рано утром прибыли в Казань. Здесь Гумбольдт встретился со знакомым ему по Парижу профессором астрономии Вл. Мих. Симоновым, участником кругосветного путешествия 1819—21 годов под руководством Ф. Беллингсгаузена, во время которого была открыта Антарктида. В Казанском университете Гумбольдт был с почетом принят профессурой во главе с ректором П. И. Лобачевским, создателем неевклидовой геометрии.

Экспедиция покинула Казань 29 мая (10 июня). 13 (25) июня ученые прибыли в Екатеринбург (ныне — Свердловск), где находились более трех недель, выезжая на гранильные фабрики, заводы и золотые прииски, а также издавна известные месторождения драгоценных камней.

6 (18) июля покинули Екатеринбург, взяв курс на Тобольск. Слава Гумбольдта опережала его приезды. Всюду его встречали и провожали с почестями. Особенно усердствовали коменданты, которые рапортовали ему по-военному... Объясняется это распоряжениями, данными свыше.

При въезде экспедиции в каждый большой или малый населенный пункт там разноликая любопытная толпа из местных жителей — русских, башкир, татар, киргизов (как именовались тогда казахи) и, конечно, солдат местных гарнизонов, приветствовала необычных гостей.

Выехав из Тобольска 12 (24) июля, экспедиция направилась в Барнаул. Пробыв там 4 дня, ученые пожелали увидеть главнейшие рудники Алтайского горного округа, которые в то время давали 1000 пудов серебра, 12 тысяч пудов меди и 20 тысяч пудов свинца. Посетив живописное Колыванское озеро и Колыванский гранильно-шлифовальный завод, обрабатывавший прекрасную яшму, экспедиция на протяжении трех дней изучала Змеиногорский, а затем Риддерский и Зыряновский рудники на юго-западных склонах Алтая. Из Риддера направились в Усть-Каменогорск. Здесь, в доме купца им был устроен «довольно пышный» обед с шампанским и другими европейскими винами — одновременно отпраздновали взятие у турок русскими войсками города-крепости на Дунае Силистрии (о котором дошла сюда весть).

Розе в своем описании местности обратил особое внимание на рудники и условия залегания пластов. Эренберг же гербаризировал горные растения и пополнял свои зоологические коллекции.

В Усть-Каменогорске путешественники познакомились с комендантом крепости, полковником Лианкуром (Liancour), уже стариком, но еще весьма живым, французским эмигрантом, прожившим в Сибири 39 лет, и с коммерции советником Поповым из Семипалатинска, заинтересовавшим Гумбольдта своими сведениями о Средней Азии, в центрах которой (Ташкент, Бухара и т. д.) Попов бывал по торговым делам.

«Нигде, — пишет Гумбольдт, — ни в том, ни в другом полушарии, не видел я гранитов, которые бы представляли более ясный характер эруптивных или излившихся пород, как граниты, окружающие Алтай. Подобно порфирам или базальтам, они не соединяются ни с гнейсом, ни с слюдяным сланцем и подымаются из земли посреди степи, при подошве высоких гор, самыми странными формами. Когда приближаешься к скалистым берегам Колыванского озера, то бываешь поражен этими извержениями гранитов, выходящих из совершенно ровной местности, на пространстве многих квадратных миль. Гранитные скалы расположены тут то грядами, то отдельными или разбросанными массами, и в самых причудливых формах, в виде узких степ, башен, полигонов, могильных памятников... Еще более странные формы представляют граниты, которые поднялись вдоль южного склона Алтая, между Бухтарминской крепостью, Нарымом и Баты. Эти полусферы или конусы, лежащие посреди равнины Верхнего Иртыша.

Я особенно был поражен коническою формою гранитного холма, находящегося в 2-х верстах от Бухтарминска и подымающегося посреди равнины. Киргизы (казахи) называют его Бери-тау, а русские Мохнатою сопкою»[18].


Научные экспедиции по Казахстану

Конический гранитный холм в окрестностях Бухтарминска.


Экспедиция посетила Риддерский рудник, окруженный высокими Тигерецкими белками. Здесь, по словам Ермолова, отвели ученым у крестьян четыре «дрянных конурки», и они, не обедавши целый день, только в 10 часов вечера смогли получить обед-ужин в доме управляющего. «На другой день все мы почти целое утро ходили по подземным галлереям сего и близлежащего Крюковского рудника... Вершины окружающих гор, покрытые вечными снегами, представляли здесь виды естественные; прямо перед окнами квартиры моей возвышался над облаками Ивановский белок, имеющий в перпендикуляре 7500 фут[19] высоты. Потом мы осмотрели здешнюю промывальню золота в 12 толчеях. Перед вечером я и Меньшенин[20] поехали верхом верст за 10 видеть текущую с белков реку Громотуху, которая в ужасном падении своем несет огромные массы разных пород. За две версты слышен шум ее, почему и дано ей приличное наименование Громотухи. Здесь, по лесистым основаниям гор сих, мелькали нередко перед глазами дикие козы и медведи; огромные леса состоят более из высочайших пихт, сосен, берез, серебристых и простых тополей (серебристые тополя здесь называются осинами)»[21].

Геолог Розе продолжает: «29 июля (10 августа) экспедиция направилась на богатые золотом и серебром Риддерские и Крюковские рудные разработки, находящиеся близко одна от другой в верховье реки Ульба (приток Иртыша). Крестьяне запрягли в экипажи по 10 лошадей и, проехав по живописным местам вдоль Ульбы, к 7 часам вечера ученые прибыли в Риддер, расположенный глубоко в предгорье и окруженный высокими горами, вершины которых уже были покрыты снегом. Горы южной части носили название Ульбинских, а северной — Убинские белки. Первые расположены между Ульбой и Иртышом, а последние — между Ульбой и Убой. Долина у Риддера достаточно широка и сужается к западу. Утром, 11 августа», — пишет Розе, — «мы увидели шахту. Она расположена в долине. С юга протекает речушка Тихая. На южной обочине залегают руды под углом 62°. Они имеют бело-голубую окраску и содержат кварц, тяжелый шпат. Руда перемешана с кварцем и имеет золотые вкрапинки, а также олово с красноватым отливом. В пуде кварца содержится 12 фунтов олова и 1,5 золотника серебра. В руде обнаруживается медная лазурь. Вода, находящаяся в шахте, имеет температуру 3,9° по Реомюру, воздух — 5,1°. Днем температура воздуха достигает 17,7°»[22].

Розе отметил, что в шахте даже зимой льда не бывает, хотя за ее пределам и зимой весьма холодно. Добыча серебра здесь, в отличие от олова, большого значения не имеет. Залежи олова были обнаружены в 1786 году молодым горным инженером Филиппом Риддером, по имени которого и получил название рудник. В двух верстах от Риддера находится богатая рудами гора «Круглая сопка», покрытая густой, высокой, разнообразной растительностью. Эренберг пополнил здесь свой гербарий новыми видами. Крюковская шахта лежит несколько выше. В руде ее содержится большой процент серебра. В пуде руды 40 золотников серебра, а также небольшие зерна золота. Шахта была открыта в 1811 году Крюковым. Возможно, что ее залежи являются продолжением риддерских руд.

В то время как Гумбольдт и Розе осматривали шахты, Эренберг направился на «Проходной белок», где отобрал много образцов порфира, гранита, альбита, кварца, а на вершине обнаружил красивый, зернистый диорит с зеленоватыми кристаллами.

На другой день посетили Зыряновскую шахту, которая тогда являлась наиболее продуктивной на всем Алтае. Окрестные деревни, как, например, Черемшанка, выглядели зажиточными. Их жители занимались сельским хозяйством и особенно славились производством очень ароматного меда.

«Мы довольно быстро ехали по хорошей дороге и в 4 часа утра 13 августа прибыли в Усть-Каменогорск, где нас гостеприимно принял купец 2-й гильдии Накоряков... Город неприметен и состоит из нескольких улиц с деревянными домами. Общее число жителей около 2-х тысяч», — писал Розе.

На следующий день Гумбольдт занялся магнитными измерениями, а Розе отправился в горы, отстоящие на расстоянии 11 верст. Породы здесь состояли, главным образом, из гранита, подобно тому, как у озера Колывань (на Восточном Алтае — В. Ц.). По левую сторону Иртыша простиралась степь. Вдали выделялась Монастырская сопка, которую можно было видеть даже из Усть-Каменогорска.

На другой день, утром 2(14) августа, оставив экипаж и взяв с собой необходимые инструменты, ученые отправились на казацких дрожках (долгушах) в Бухтарминскую крепость. Дорога шла ущельями высоких гор и проходила через 5 деревень: Ульбинская, Феклистовка, Северная, Александровка и Березовка. Во всех этих деревнях жили казаки-переселенцы, занимавшиеся пчеловодством и огородничеством, а также охотой. Около Бухтарминской крепости были разбросаны юрты казахов. На второй версте от Бухтармы, при подошве горы «Мохнатая сопка», встретилась пещера, «имевшая надпись при входе своем какого-то восточного языка; сколько ни раздражалось любопытство Гумбольдта, но ничего о ней разыскать было невозможно, так как и о многих в краю сем развалинах и копях чудских». Крепость была расположена на правом берегу реки Бухтармы, в одной версте от места впадения ее в Иртыш и тогда имела всего около 800 жителей. Вблизи ее находились два месторождения со значительными залеганиями полезных ископаемых. В 27 верстах к востоку от крепости разрабатывались медные, а на юг от них — магниевые руды.

Разработка медных рудников началась в 1790 году, но после открытия Зыряновских сереброносных руд добыча меди сократилась.

Из Бухтарминска ученые направились на Зыряновск через деревню Таловка. Экспедиция вновь проехала около Мохнатой сопки. В 6 верстах от Таловки проехали шахту по добыче серебра и в час ночи 4(16) августа прибыли в Зыряновск. Поутру спустились в штольню и прошли по ней 160 сажен[23], постепенно опускаясь вниз, в общей сложности примерно на 45 сажен. Зыряновский рудник считался самым богатым. Он давал в то время около 500 пудов серебра, а число рабочих доходило до 700.

В Зыряновской шахте Гумбольдт ознакомился с местами древних рудных выработок (чудские копи). В связи с недостатком дров руда для переплавки отправлялась в Барнаул или на другие заводы Алтая. Перевоз руды частично шел по Иртышу. Погрузка велась на пристанях между деревнями Вороной и Черемшанкой, а в двух верстах выше Усть-Каменогорска руду перегружали на специальные телеги и направляли к заводам.

Вернувшись в Бухтарминск 6(18) августа, путешественники на следующий день направились водным путем по Иртышу. Река здесь вследствие сжатия русла скалистыми берегами и большой покатостью дна текла с большой скоростью. Из описания Розе видно, что плавание по Иртышу было совершено на двух плотах, каждый из которых сооружался из трех лодок, связанных между собой настилом, на котором устанавливалась войлочная юрта, укрывавшая от холода, дождя и ветра. Ехать по сухопутной дороге пришлось бы 3—5 суток, а с грузом даже 8—10.

«На пустынных берегах Иртыша, — пишет Розе, — на протяжении более 5 тысяч метров виден гранит, наслоенный почти горизонтально и излитый над сланцевыми массами, слои которых то склоняются под углом 85°, то стоят совершенно отвесно.

Левый берег Иртыша носит характер степи, и она обжита кочующими киргизами (казахами — В. Ц.), она местами возделывалась посевами проса. Для орошения киргизы (казахи — В. Ц.) использовали местные речушки. Встречались также и посевы пшеницы»[24].


Научные экспедиции по Казахстану

Формы наслоений грунта на берегах Иртыша.


Поздно вечером 7(19) августа экспедиция вновь прибыла в Усть-Каменогорск. 8(20) августа экспедиция пересела в свои экипажи и вечером покинула Усть-Каменогорск, взяв курс на Семипалатинск. Вначале Гумбольдт избрал более короткий путь по степи, а не по дороге, проложенной вдоль Иртыша. В степи находились казачьи охранные посты, которые назывались редутами. В них жили только военные. В больших крепостях жили и не военные, в том числе и казахи. Путешественников от поста к посту всюду сопровождал конный конвой казаков. Так как их путь проходил на значительном расстоянии от Иртыша, то реку на этом отрезке они не видели. Проехали Шульбинск, где им встретились медеплавильные печи, построенные еще А. Демидовым в 1740 году. Печи эти теперь бездействовали. Здесь еще раз натолкнулись на след чудских работ.

Так как от Шульбинска по правому берегу Иртыша почва песчаная и дорога тянется через густой лес (ель, сосна), то, чтобы облегчить путь, экспедиция перебралась на левый, каменистый берег. Доехав до Озерной, последнего поста на пути к Семипалатинску, вновь переправились на правый берег и 9(21) августа в 11 часов вечера прибыли в Семипалатинск, где пробыли до полудня 10(22) августа.

В Семипалатинске проживало около 2000 человек. Он был не только крепостью, но и крупным перевалочным центром, ведущим торговлю со Средней Азией, Кульджой, Кашмиром, Чугучаком, а также с Троицком, Оренбургом и другими городами. Население Семипалатинска тогда состояло из казахов, русских, татар, представителей других национальностей.

На рынке, как отмечал впоследствии Гумбольдт, можно было купить разнообразные товары, в том числе изделия из серебра, золота и драгоценных камней, а также различные шелка.

Ученые узнали, что в пяти верстах к югу от реки Нура в Казахской степи находится «Свинцовая гора» (на местном языке Курган-тас). «Руда этой горы содержит 12 золотников серебра в пуде[25]. Господин Попов пытался получить разрешение от правительства на изыскание и использование руд в этом районе, но ему было отказано, так как местность эта входила в компетенцию киргизов (казахов — В. Ц.). Породы, пробы руд которых господин Попов нам показал, были схожими по содержанию серебра с породами Зыряновского рудника. Руды этих залежей, в большей части, имеют черный оттенок с жирным блеском и смешаны с кварцем, включающим олово и малахит»[26].

Экспедиция ознакомилась с антилопой-сайгаком, которая в степях водилась большими стадами.

Выехав 10(22) августа из Семипалатинска, путешественники на следующий день прибыли в Семиярское. В пути часто встречали казахов с табунами лошадей, отарами овец и верблюдов. Зимой, как рассказали ученым, значительная часть домашних животных содержится под открытым небом, в то же время верблюды, как правило, содержатся под крышей.

В нескольких верстах от Ямышево находятся соленые озера. Соль этих озер благодаря высоким вкусовым качествам известна во всей Западной Сибири. Озера находятся в открытой степи. В летнее время вследствие испарения на озерах образуется соленая корка, которая осенью и зимой исчезает, но в мае вновь появляется. В озера впадают много пресноводных речушек. Коряковское озеро имеет большее значение, чем Ямышевское, ввиду большей площади. Первое — около 20 кв. верст, а второе — 6. В прииртышских землях этой зоны соленые озера — явление частое.

12(24) августа проехали населенный пункт Черноярск, а вечером следующего дня прибыли в Омск. Здесь пробыли трое суток. Посетили казацкое училище, насчитывавшее около 300 воспитанников. Училище обладало хорошим набором карт, книг, геодезических инструментов. Ученые также посетили Азиатскую школу, задачей которой была подготовка переводчиков. В школе обучалось 25 учеников, изучавших татарский, монгольский и маньчжурский языки с иероглифической письменностью. Причем, поскольку все считали Гумбольдта полиглотом, воспитанники Азиатской школы рапортовали ему на изучавшихся ими языках. Кроме того, ученые осмотрели госпиталь и башлычную фабрику.

Сопровождавший экспедицию геолог, родом из Эстонии, Григорий Петрович Гельмерсен вспоминал: «Гумбольдт держался тогда довольно прямо, лишь немного наклоняя наперед голову... Походка его была размеренная, медленная, осторожная, но уверенная. Он никогда не ездил верхом в экскурсиях; если дальше нельзя было ехать в коляске, он выходил и шел пешком, поднимаясь без видимого утомления на высокие горы или карабкаясь по каменным россыпям. Пищу и питье он принимал всегда, даже после утомительных экскурсий, с известной умеренностью, но часто ему стоило немалого труда отклонять от себя обильные яства... Он делал это по отношению к знатным и простым людям с одинаковой безупречной вежливостью... Фигура его ученого спутника Густава Розе была не менее значительна: среднего роста, худой, рыжеватый. За обедом Гумбольдт говорил громко и много, с большим оживлением; пил он одну воду, слегка только подкрашивая ее вином. В шахты, имевшие до 90 саженей глубины, Гумбольдт спускался по лестницам, не боясь страшного утомления. Гумбольдт оказался неутомимым ходоком: все провожавшие его по рудникам выбились из сил»[27].

9(21) сентября путешественники прибыли в Оренбург, который являлся одним из важнейших центров караванной торговли. Гумбольдт заинтересовался товарами, поступающими сюда из различных стран Азии, и путями их направления.

Кроме того, путешественники выезжали в Илецкую Защиту, в окрестностях которой велись разработки соли. Ежегодная добыча соли из открытого отложения (развала) составляла тогда, примерно, 700 пудов[28].

13(25) сентября, накануне отъезда из Оренбурга, казахи пригласили Гумбольдта и его спутников присутствовать на традиционных соревнованиях, устраиваемых ежегодно. Гумбольдт с удовольствием согласился, и в сопровождении казахов ученые выехали в район Илецка, где было раскинуто большое количество юрт.

Еще в пути из Оренбурга к Илецку участники экспедиции с удовольствием наблюдали искусную верховую езду казахов. Они, держась одной рукой за седло, на ходу спрыгивали с лошади и, оттолкнувшись ногами от земли, вновь вскакивали на лошадь, или, опрокинувшись назад, обрывали руками травинки.

Прибыв в Илецк, группа верховых направилась в район, отстоящий в 7 верстах от юрт, и оттуда, обгоняя друг друга, примчались к финишу, где победитель под восторженные крики получил приз. Пока наездники находились в пути, многочисленные зрители наблюдали за казахской борьбой, завершившейся, когда сильнейший одержал подряд шесть побед. За ходом борьбы наблюдали и женщины, которые стояли у юрт, вдали от места соревнования. Проводились также соревнования в беге. Постоянно звучала игра на национальных инструментах. Большой интерес вызвали пение и танцы разодетых в яркие национальные одежды краснощеких казашек.

14(26) сентября экспедиция направилась в Уральск. Здесь пробыли 2 дня, Гумбольдту показали ночной лов (багрение) рыбы. Дальнейший маршрут путешественников шел на Бузулук, Самару, Сызрань, Вольск, Саратов, Дубовку. Из Дубовки выезжали на соляные разработки в Эльтон. Вернувшись в Дубовку, направились в Сарепту и 30 сентября (12 октября) прибыли в Астрахань.

«Я не могу насытиться (конечно, в образном смысле. — В. Ц.) в пределах вашей империи, — писал Гумбольдт министру финансов Канкрину, — не могу умереть, не повидав Каспийского моря».

Из Астрахани Гумбольдт писал прусскому послу в Петербурге: «Мы закончили здесь наши 12000 верст от Петербурга... Почти никогда в течение моей беспокойной жизни я не в состоянии был собрать в короткое время (6 месяцев), правда, на огромном пространстве, такую массу наблюдений и идей... Самые приятные воспоминания оставили по себе: пространство к юго-востоку от Тобольска между Томском, Колыванью и Усть-Каменогорском; прекрасная швейцарская местность у Зыряновских снеговых гор Алтая. Как светлые точки, как приятные воспоминания, должен я еще назвать конские скачки и музыкальный киргизский (казахский — В. Ц.) праздник в степи под Оренбургом»[29].

В Астрахани Гумбольдт, Розе и Эренберг во время приемов и посещений достопримечательностей города вели беседы с представителями различных слоев населения, а также выходили на судах в море, побывали на островах, где собирали образцы местной флоры и фауны. Эренберг обычно собирал особи рыб, насекомых, скелеты животных; Розе — образцы камней, соли, воды и т. п.

Гумбольдту была показана соколиная охота. Во время поездки, да и во время приемов, путешественников угощали кумысом, любимым напитком казахов и калмыков, и ознакомили со способом его изготовления.

Гумбольдт посещал различные рыбные промыслы, знакомился с приемами ловли рыбы посредством учуга, времен, перекидки; с разделкой пойманных рыб, а также с приготовлением икры, рыбьего жира и т. д.

Пробыв в Астрахани 10 суток, путешественники 9(21) октября направились в Москву и 3(15) ноября прибыли туда.

В Москве Гумбольдт был приглашен и посетил 25 октября (6 ноября) «Армянский Лазаревых институт восточных языков» и ряд других научных учреждений.

После 7-дневного пребывания в Москве Гумбольдт со своими спутниками 28 октября (9 ноября) выехал в Петербург, куда прибыл 1(13) ноября, а 3(15) декабря отбыл в Берлин и 16(28) декабря вечером благополучно вернулся из своего путешествия, длившегося 8,5 месяца.

Окончив свое путешествие по России, собрав на огромном пространстве, особенно азиатской части нашей страны, массу новых сведений, идей и наблюдений, Гумбольдт и его спутники по возвращении на Родину долго и усидчиво трудились над их обработкой.

Обозрение Прикаспия и плавание по Каспийскому морю возбудили в Гумбольдте столь живой интерес, что он решил снова проштудировать всю имевшуюся литературу греческих, римских и арабских авторов, касавшихся в той или иной степени районов Западной Азии. Он вновь подверг анализу картографический материал прошлого, касающийся Каспийского и Арабского морей и двух больших рек (Аму и Сыр); работы русских путешественников, исследовавших эти места до его экспедиции: Крашенинникова, путешествовавшего по Сибири в 1733—36 годах; Георги, изучавшего Алтай в 1768—74 годах; Ф. Берга, совершившего экспедиции в Среднюю Азию в 1823 и 1825 годах; Эйхвальда, Эверсмана и других.

Перечитывая классические труды мыслителей древности, Гумбольдт пришел к выводу, что народы, населявшие территорию современного Казахстана, на определенных этапах своего развития играли заметную роль в торговых и культурных сношениях не только с соседними странами, но и с довольно отдаленными азиатскими, европейскими и даже африканскими государствами.

Касаясь истории развития культуры, Гумбольдт писал, что цивилизация «...не принадлежит исключительно одному какому-нибудь, так называемому, первобытному народу, которого изменчивая историческая критика видела то в одном семитическом племени в севернохалдейской (ассирийской) провинции Арпаксаде (Аррапахитис Птолемея), то в племени индусов и иранцев в древней Зандской стране у источников Окса (Амударья. — В. Ц.) и Яксарта (Сырдарья. — В. Ц.)... В седой древности, как бы на самом крайнем горизонте истинно исторического знания, мы уже видим несколько в одно время светящихся пунктов, несколько средоточий образованности, друг на друга испускающих лучи... поэтому цивилизация не может быть делом одного какого-нибудь народа, но суть взаимных отношений, плоды, если не всеобщих, то весьма значительных международных сношений»[30].

Гумбольдт, сравнивая книжное описание с живой действительностью мест, только что посещенных им, отмечал, что древнегреческий историк и путешественник Геродот, по праву носящий почетное имя «отца истории», в своем классическом труде «История», посвященном греко-персидским войнам (500—441 гг. до н. э.), впервые указал, что Каспийское море составляет со всех сторон закрытый бассейн, и что у его восточных берегов, так же как и у западных, живут различные племена. Описывая путь с запада на восток через Урал, он указывал на наличие за Уралом еще одной горной цепи, более высокой, и утверждал, что у подошвы Урала живут аргиппеи. Гумбольдт, так же как и ряд других этнографов его времени — Герен, Нибур, Эйхвальд, — определил, что аргиппеи — монгольское племя, предки калмыков, соседи скифов[31]. «Но что далее аргиппеев, — как пишет Геродот, — никто не может сказать ничего достоверного; стоят там высокие неприступные горы, которых никто не перехаживал... Впрочем, известно, что к востоку от аргиппеев живут исседоны»[32]. Гумбольдт считал, что «высокие, неприступные горы» Геродота — это Алтайские горы, а племена, обитавшие в юго-западной части Алтая или «в нынешней средней Киргизской степи, между Каркаралы и Семипалатинском», относятся к исседонам.

Очевидно, если в Европе до Геродота не было правильных сведений об этих странах, то в эпосе народов северо-западной и северной Индии, в частности «Махабхарате», излагаются довольно правдоподобные сведения о горных массивах, реках и пустынях Азии, в том числе и территории современного Казахстана. Александр Гумбольдт в труде «Картины природы» по этому поводу пишет: «В географическом отрывке Махабхараты, Бгишмаканде, имя Меру обозначает не гору, а скорее безграничное возвышение почвы, рек: Гангеса, Бгадрозомы (Иртыш) и вилкообразно разделяющегося Оксуса»[33].

Естественно, Махабхарата или сказание о великих Бхарата сложилось, главным образом, на основе мифов, тем не менее важно, что в этом легендарном сказании более трехтысячелетней давности, упоминаются реально существующие реки, в том числе и протекающие по территории Казахстана: Бгадрозома (Иртыш) и вилкообразный Оксус.

Важным свидетельством о живом соприкосновении народов Северной Индии с другими соседними народами, являются также многочисленные упоминания о проникновении на территорию Срединной Азии торговых лиц, буддийских монахов[34] и различных отшельников с их меркантильными, религиозно-философскими и астрологическими фантазиями.

О том, что в Средней Азии обитали могучие народы, можно судить хотя бы по тому, что персидский царь Кир погиб в борьбе с массагетами, саками и дербиками, а войска Александра Македонского понесли небывалые за весь Восточный поход потери во время грандиозного сражения на реках Танаис (Яксарт, Сырдарья) и Политимен (Зеравшан), где войскам Бактрии и Согдианы помогали мамакены и саки — кочевые воинственные племена, обитавшие на территории современного Казахстана и других близлежащих районов Средней Азии.

В древних источниках имеются также сведения о том, что сакские женщины наравне с мужчинами принимали участие в сражениях, «притворно обращаясь в бегство, стреляли с коней, оборотясь назад»[35].

Установив ареалы расселения аргиппеев и исседонов, Гумбольдт подверг исследованию еще один важный вопрос: «Кем и где добывалось золото, которое в большом количестве поступало в греческие приморские владения?»

Как известно из работ древних авторов, и прежде всего из трудов Геродота, греческие причерноморские княжества обладали большим количеством золота, да и раскопки греческих курганов, проводившиеся в последующие века, обнаружили немало золотых браслетов и других украшений, а также золотых сосудов, монет и т. п. В то же время установлено, что в местах обитания причерноморских греков добыча золота отсутствовала. Профессор Г. Е. Щуровский, путешествовавший по Алтаю и Казахстану, в своих исследованиях по этому вопросу пишет: «Итак в юго-западной части Алтая, как можно полагать, во времена Геродота обитали исседоны, а в северной части аримаспы и гриппы. Которые же из этих народов добывали золото и перепродавали его скифам? Из описания Геродота видно, что золото находилось в руках аримаспов и гриппов. Гумбольдт назначает им место в соседстве нынешних Салаирских гор, заключающих в себе золотые россыпи. (В Салаирские горы Гумбольдт, видимо, включал и Алтайские. — В. Ц.). По мнению Гумбольдта, эти самые россыпи вместе с Южно-Уральскими были главным источником золота для скифов и для греческих причерноморских колоний, для понтийских эллинов. Греки, по его предположению, получали золото от исседонов, которые одни только могли находиться в прямых сношениях с аримаспами»[36].

Таким образом, если в Европе достоверные сведения о многих странах и народах Азии, в том числе и о Срединной ее части, включая и Казахстан, узнали только во время Восточного похода Александра Македонского, мечтавшего о создании мировой державы в границах обитаемого мира, то в Индии за многие века до Македонского бытовали сведения о странах Азии, расположенных на севере за Гималаями и на востоке от Каспийского моря.

Вначале Гумбольдт предполагал обработать все свои записи в виде отчета о путешествии, включив в него астрономические магнитные наблюдения и издать отдельной книгой. Но разразившаяся в 1830—31 гг. в Парижской Академии наук нашумевшая научная дискуссия между знаменитыми французскими академиками зоологом-эволюционистом Жоффруа Сент-Илером и крупнейшим палеонтологом Жоржем Кювье отвлекла Гумбольдта от первоначальных намерений. Гумбольдту пришлось в 1830 и 1831 годах неоднократно выезжать из Берлина в Париж на заседания Академии наук, членом которой он являлся уже многие годы. В то же время Густав Розе, приведя в порядок собранные во время путешествия коллекции минералов и других пород, приступил к публикации отдельных статей[37], намереваясь впоследствии издать труд под названием «Геогностическо-минералогическое описание Урала и Алтайских рудных гор».

Летом 1831 года Гумбольдт предложил Густаву Розе включить в его работу и отчет о деятельности всех членов экспедиции, передал ему собранные во время путешествия материалы, пересмотрел совместно с Розе и Эренбергом путевые дневники и принял участие в корректировании всей работы. В 1837 году в Берлине вышел первый том «Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere», а в 1842 году — второй том. Сам Гумбольдт не издал отдельной работы о путешествии на Урал, Алтай и Казахстан, но ряд материалов, собранных в экспедиции, он внес в свои более поздние капитальные сочинения «Asie Centrale» (Paris, 1843), «Kosmos» (Stuttgart, 1845—1862), «Ansichten der Natur» («Картины природы)» (1849, 1860 годы). Все эти работы были переведены на многие языки, в том числе и на русский. Причем, последняя из указанных работ дважды издавалась во второй половине прошлого века (1855, 1862) и в 1906 году.

В работе «Asie Centrale» Гумбольдт пришел к заключению, что в Азии, особенно на юге и на западе, можно наблюдать значительные изменения материка. Он впервые высказал идею о причинах образования величайшей в мире Арало-Каспийской котловины. Гумбольдт под этим названием полагал все пространство, которое, начавшись от западных берегов Черного моря, простирается через южную Россию, включает районы Каспийского и Аральского морей. По выражению Гумбольдта — это «страна-кратер». В образовании ее важнейшее место принадлежит процессу создания горных систем Кавказа, Гималаев, Гиндукуша, Тянь-Шаня. «С подъемом столь огромных хребтов при подошве их необходимо должны были образоваться и огромные впадины или углубления. Одну из таких впадин и самую огромную составляет Арало-Каспийская котловина».

Выдающийся английский геолог, член ряда академий, в том числе и Петербургской, Мурчисон после посещения в 1841 году России развил идею Гумбольдта об Арало-Каспийской котловине и высказал палеонтологически обоснованное суждение, что еще в начале нынешнего геологического периода она была обширным средиматериковым морем, которое по величине превосходило современное Средиземное, но впоследствии под влиянием тектоники и других причин разделилось на три: Черное, Каспийское и Аральское. Остальное пространство, бывшее дном этого моря, превратилось в необозримые степи.

Гумбольдт не допускал, чтобы Арал и Каспий уже в историческое время составляли один бассейн. Плато Устюрт, несмотря на свое сравнительно недавнее образование, должно было препятствовать этому соединению, и значит общий Арало-Каспийский бассейн существовал ранее образования Устюрта. Что же касается Скифского залива Каспийского моря, упоминаемого древними писателями и находившегося между нынешними Кара-Богазским и Кендерлинским (Комсомолец. — В. Ц.) заливами, то весьма вероятно, что во времена Геродота и в эпоху экспедиции Александра Македонского Арал сообщался с Каспием путем рукавов Скифского залива, в которые впадал Оксус[38]. Скифский залив путем усыхания (испарение преобладало над притоком вод) или путем тектонических явлений постепенно суживался и тем самым способствовал разделению морей и бифуркации (разделению на две ветви. — В. Ц.) Оксуса.

В «Картинах природы» Гумбольдт, касаясь степных просторов Азии, пишет: «Между Алтаем и Куэньлунем, на несколько тысяч миль в длину от Китайской стены к Аральскому морю тянутся степи, если не самые возвышенные, то по крайней мере самые обширные во всем Свете. Одну их часть — Калмыцкие и Киргизские (Казахские — В. Ц.) степи, простирающиеся между Доном, Волгою, Каспийским морем и оз. Дзайсан, почти на 700 геогр. миль, я имел случай видеть сам... Азиатские степи, местами холмистые и прерываемые сосновыми лесами, представляют растительность более разнообразную, чем льяносы и пампасы Каракаса и Буэнос-Айреса. Самая привлекательная часть Азиатской равнины населена пастушескими народами, украшена мальвою, тюльпаном, низеньким розовидным деревцом, усеянным белыми цветами...»[39].

Касаясь непосредственно мест Казахстана, которыми проезжал Гумбольдт, он пишет: «Если кто-нибудь, ехав по этим лугам, где не проложено ни одной дорожки, встал бы в своей маленькой татарской тележке, то он заметил бы, как постепенно наклоняются под колесами эти растения, густые как лес. Некоторые из азиатских степей представляются нам равнинами ниворослей (обрабатываемые земли — В. Ц.); другие же покрыты сочными, всегда зелеными коленчатыми растениями; многие виднеются издали от соли в виде лишаев, разбросанных по глинистой почве»[40].

Гумбольдт, однако, отмечает: «Возделывание растений, требующих для своего прозябания (существования — В. Ц.) определенной температуры, научает нас, что вне Тибетской возвышенности (и в нее прежде заключаемой пустыни Гоби) Азия представляет между 37° и 40° широты не только непрерывную, плоскую возвышенность, но и значительные низменности, даже настоящие лощины. Внимательное чтение путешествий Марко Поло, где упоминается о виноделии и уборке хлопчатой бумаги в северных странах, приковало давно внимание остроумного Клапрота на этот предмет... Страны Котан, Кашгар и Яркенд еще и теперь, как при Марко Поло, платят дань хлопчатником... В подтверждение сказанного можно упомянуть и о берегах Каспийского моря (в широте 46°21'), лежащих на 78 футов ниже уровня Черного моря; там я сам был свидетелем страшной летней жары, способствовавшей возделыванию винограда; тогда как зимою ртуть в термометре не поднимается выше 20—25 градусов стоградусного термометра. Притом, весьма понятно, что растения, живущие, так сказать, только летом (такие, как виноград, хлопок, рис, дыни), могут от действия лучистой теплоты с успехом возделываться и между 40°—44° широты»[41].

(Предсказания Гумбольдта блестяще оправдались. Известно, с каким успехом сейчас на плодородных долинах Семиречья благодаря крупным мероприятиям по орошению земель, проведенным за годы Советской власти, возделываются рис и виноград, а Кзыл-Ординская область славится превосходными дынями).

Путешествие А. Гумбольдта по внутренней Азии принесло немалую пользу России. Кроме описания природы, богатств ее недр, а также гор, снежных вершин, рек и озер, оно обогатило науку новыми фактами в области метеорологии, астрономии и теории земного магнетизма. Гумбольдт описал климаты районов как в европейской, так и в азиатской частях России, исследовал географическое распространение флоры и фауны, его сотрудники собрали богатые коллекции растительного и животного миров, а также минералов. Но не только богатство или скудость природы нашли отражение в его многочисленных работах; с особым вниманием Гумбольдт наблюдал за «народами Востока, богато одаренными и издревле объединенными в различные племенные союзы».

В своих письмах к ученым Гизо и Тейлору Гумбольдт неоднократно останавливался на быте, религии и образе жизни казахов. Гизо он писал: «Народ, в особенности эта огромная масса номадов (кочевников — В. Ц.), возбуждает больший интерес, чем величественные реки и снежные вершины. Глядя на них, мысленно переносишься в прошедшее, в эпоху великого переселения народов. 30 000 киргизов (казахов — В. Ц.), которые перекочевывают еще в эту минуту, когда я Вам пишу, мой любезный друг, на своих телегах, показывают, что происходило в былые времена. Мы знаем все это из истории, но мне пришлось все видеть своими глазами»[42].

«По словам Гумбольдта, — пишет Тейлор, — Киргизская (Казахская) степь вообще чрезвычайно однообразная; пройдя каких-нибудь 50 миль, вам кажется, что вы прошли тысячу; но народ представляет много интересного... Киргизы (казахи) принадлежат к тем немногим человеческим расам, обычаи которых в течение тысячелетий почти не изменялись»[43].

В путешествии Гумбольдт собрал также множество данных для его антропологических воззрений, подробно изложенных в его сочинении «Vues des Cordillieres», но дополненных и измененных в «Космосе». Его учение о человеческих расах, благодаря сравнительным наблюдениям над племенами Америки и внутренней Азии, окрепло в научную теорию, которая и до сих пор еще во многом справедлива. С замечательной прозорливостью высказал он мысли о переходах одной расы в другую, а также, конечно, в виде счастливой догадки, и мысль о важном влиянии среды на этот процесс. К чести Гумбольдта нужно заметить, что он не поддался нелепым воззрениям еще в его время сложившейся школы Кампера, Блуменбаха, Тришара, которая отстаивала с диким фанатизмом расовую табель о рангах, племенную генеалогию, в силу которой одна нация предназначалась для естественного господства над другой. Раз допустив влияние среды и окружающей природы на народ, Гумбольдт логически должен был признать и за человеческой цивилизацией способность органически видоизменять народ и расу. Поэтому он прямо объявляет: «Нет рас низших и высших, есть только расы более развитые, более облагороженные культурой». И это научное убеждение он всеми силами старался проводить в жизнь, пользуясь своим влиянием в высших правительственных сферах.

Он ратовал за уничтожение невольничества в Америке и добился принятия закона, по которому негр, который вступал на прусскую землю, становился свободным. Этот закон, конечно, был несколько наивен. Гумбольдт не замечал, что некоторые его соотечественники порой жили не лучше рабов. И с этой стороны вполне справедливы упреки в его адрес. Нужно, однако, заметить, что до конца своей жизни он безбоязненно осуждал действия прусского правительства и не раз говорил в глаза королю горькие истины, восстановив этим против себя весь круг придворных аристократов, которые «яростно ненавидели его»[44].

В годы глубокой старости, когда Гумбольдту пошел уже девятый десяток, он не переставал следить за научными экспедициями, совершавшимися по всей Азии и Азиатской России в частности. С особым интересом изучал он материалы, касающиеся тех районов, где ему пришлось бывать самому.

Естественно, после путешествия Гумбольдта по России правительство и различные научные организации, чтобы не ронять свой престиж, стали направлять большое количество ученых в путешествия по Сибири, Алтаю и другим районам Азии.

Гумбольдту хорошо были известны труды Петра Александровича Чихачева, совершившего в 1842 году научное путешествие по Алтаю и Казахстану и издавшего в 1845 году в Париже солидный труд: «Voyage scientifique dans l'Altai Oriental...», а также ряд книг по исследованию Малой Азии; работы академика Гельмерсена, сопровождавшего Гумбольдта во время его экспедиции по Азиатской России и издавшего в 1844 году в Петербурге книгу: «Ueber die geognostische Beschenheit des Ust-Urt und insbesondere dessen cestliechen Abfallen zum Aral-See»; геологическое путешествие в 1844 году по Алтаю и Казахстану профессора Щуровского; гидрографические исследования Аральского моря и низовья Сырдарьи контр-адмиралом А. И. Бутаковым и т. д.

Гумбольдту были известны работы Федорова, Савича, Саблера, Фусса по измерению глубин и уточнению береговой линии Каспийского моря. Гумбольдт интересовался работами Паррота (сын), Хозько, Ханыкова, Палласа, Бунге, Бэра, Влангали. Из западно-европейских ученых-путешественников Гумбольдт с особым вниманием знакомился с работами английского геолога Мурчисона, о котором мы уже упоминали; французского путешественника Омер-де-Гелля, проведшего нивелировку берегов Каспия; немецкого ботаника Ледебура, издавшего в 1842—53 годах четырехтомник «Flora Rossiса» и других.

Уже после кончины Гумбольдта немало нового в изучение географии Казахстана внес выдающийся представитель передовой культуры XIX века, просветитель и ученый, мужественный путешественник Чокан Чингисович Валиханов (1835—1865 гг.). Лучше зная местный край, он внес ряд важных уточнений в отдельные положения Гумбольдта. В «Очерках Джунгарии», впервые опубликованных в «Записках РГО» за 1861 год, кн. 1, с. 184—200 и кн. II, с. 35—58, Чокан Валиханов отметил: «Гумбольдт и Риттер... думали, что буруты именно составляют Большую Кайсацкую орду и что эту-то орду нужно отличать от Малой и Средней. Но это было большой ошибкой со стороны почетных корифеев науки. Большая, Средняя и Малая киргиз-кайсацкие орды составляют один народ «казах», отличный от киргизов, называемых китайцами — бурутами... Эти два народа отличаются по языку, по происхождению, по обычаям»[45].


Научные экспедиции по Казахстану

Чокан Чингисович Валиханов — великий казахский просветитель, ученый, путешественник.


А ведь всего лет 10 до того Чокан Валиханов, воспитанник Сибирского кадетского корпуса в Омске, впервые пролистал классические труды Александра Гумбольдта. Поистине как метеор пронесся этот гениальный юноша над казахскими степями... И такой ученик, думается, составил честь одному из своих учителей — Александру Гумбольдту.

Достоинства его как воспитателя хорошо сформулировал в своей книге Герберт Скурла: «Он стремился говорить и писать языком, понятным одновременно и буржуа, и рабочему, и офицеру, и князю, и студенту, и профессору (Гумбольдта поэтому многие считают основателем жанра научно-популярной литературы)... Гумбольдт пробуждал в людях любовь к природе, помогал им осознать грядущие глубокие перемены во многих областях человеческой жизни»[46].

Пётр Чихачев

Люди! Торопитесь разумно использовать время, отпущенное нам неповторимо самой природой.

П. Чихачев

Научные экспедиции по Казахстану



Петр Александрович Чихачев родился в августе 1808 года в Гатчине. Его отец — Александр Петрович, как и большинство его предков, служил в армии, в 1804 году был переведен на должность первого директора Гатчинского дворца.

Мать Петра — Анна Федоровна, урожденная Бестужева-Рюмина, была женщиной передовых взглядов и уделяла большое внимание воспитанию своих детей: Петра и младшего Платона[47]. Оба они первоначальное образование получили преимущественно у лицейских профессоров в Царском Селе. Особенно большое внимание на формирование личности Петра Чихачева оказал Егор Антонович Энгельгардт, который в то время был директором Царскосельского лицея и воспитал самый первый его выпуск во главе с гениальным Пушкиным. Являясь большим любителем-натуралистом, Энгельгардт привил братьям любовь к природе. У него Петр Чихачев еще в отроческие годы научился собирать и классифицировать окаменелости, минералы, различные виды растений и т. п.

22 июля 1823 года мать Чихачева подала прошение об определении ее старшего сына Петра студентом в ведомство Государственной коллегии иностранных дел. Прошение было удовлетворено.

В марте 1828 года П. А. Чихачев окончил дипломатическую школу. Были особо отмечены его редкие способности к изучению иностранных языков (французского, немецкого, английского, греческого и итальянского), а также исторических наук. 30 марта П. А. Чихачев был определен на работу в Министерство иностранных дел в чине коллежского регистратора, одновременно произведен в первый офицерский чин[48].

Во внешней политике России того времени одной из основных проблем являлся «Восточный вопрос», в котором непосредственно сталкивались интересы, главным образом, России, Англии и Австрии.

В 1828 году, во время начавшейся русско-турецкой войны, младший брат Петра — Платон, воспламененный патриотическими чувствами, был зачислен добровольцем в действующую армию, в Санкт-Петербургский уланский полк, участвовавший тогда в осаде Силистрии и Шумлы. «Наши зимние квартиры мы заняли в деревнях близ Бухареста, — писал Платон Чихачев П. П. Семенову (впоследствии еще и Тян-Шанскому. — В. Ц.), — и там я прочитал описание путешествия А. Гумбольдта в Америку, которое впоследствии побудило меня познакомиться с Новым Светом».

Петр усердной работой и блестящими знаниями иностранных языков выделялся среди молодых работников Министерства иностранных дел, за что 5 апреля 1830 года был «пожалован в переводчики Государственной коллегии иностранных дел», а 30 апреля направлен на работу в Азиатский департамент этого Министерства.

Там П. А. Чихачев занимался преимущественно «восточными вопросами». Желая лично ознакомиться со странами Ближнего и Среднего Востока, а особенно с Турцией, П. А. Чихачев решил выехать в Константинополь для работы в русском посольстве.

Приезд П. А. Чихачева в Константинополь в феврале 1834 года совпал с торжественным открытием памятника, установленного турками в честь пребывания русских войск на Босфоре.

В Константинополе П. А. Чихачев, наряду со своими служебными обязанностями помощника секретаря при русском посольстве, занимался изучением истории и этнографии народов, населявших Малую Азию, совершенствовал свои познания в новогреческом языке и начал изучать турецкий и испанский языки.


Научные экспедиции по Казахстану

Памятник, установленный в 1834 году в Константинополе в честь пребывания русских


Научные экспедиции по Казахстану

Вид русского посольства в Константинополе

Рисунок Г. Гагарина


Научные экспедиции по Казахстану

Петр Чихачев в восточном костюме

Рисунок К. Брюллова


Большое впечатление произвели на П. А. Чихачева рассказы и зарисовки выдающегося русского живописца Карла Павловича Брюллова, который после завершения своей грандиозной картины «Последний день Помпеи», возвращаясь из Италии в Россию, посетил Грецию и Турцию. В 1835 году во время пребывания К. П. Брюллова в Бююк-Дере П. А. Чихачев неоднократно сопровождал его в поездках по наиболее живописным местам, помогая запечатлеть «восточные образы». Здесь К. П. Брюлловым был также зарисован и сам П. А. Чихачев в восточном костюме.

С 1834 по 1836 годы П. А. Чихачев посетил различные страны Ближнего и Среднего Востока, а также Испанию, Португалию, Италию.

В 1836 году П. А. Чихачев подает заявление о возвращении на Родину, на что получает согласие, 2 октября того же года П. А. Чихачев отправился из Турции в Россию.

В России П. А. Чихачев приступил к углубленному изучению специальных наук у выдающихся в то время ученых Москвы и Петербурга, время от времени посещал научные центры Западной Европы.

Зимой 1838 года в Петербурге после пятилетней разлуки вновь встретились братья Чихачевы: Петр Александрович и только что вернувшийся из своего полного приключениями путешествия по Южной Америке Платон Александрович.

Еще молодые по возрасту, но уже вполне зрелые по гражданскому сознанию братья Чихачевы твердо решили приступить к исследованию почти не известных районов Сибири и Средней Азии, а особенно достичь таинственного Тибета. Разработав план экспедиции в глубь Азии, Чихачевы обратились в Академию наук с просьбой поддержать перед правительством их намерения. В марте 1839 года академики Бэр, Купфер, Ленц, Фрей и Шмидт также обратились по этому поводу со специальным обширным письмом к царскому правительству, в котором писали: «...Научная экспедиция, задуманная господином П. А. Чихачевым, заслуживает внимания Академии и Родины, ибо он первый всесторонне образованный чисто русский человек, который не во исполнение правительственного поручения, а по собственному почину и личному побуждению, желая отдать свои силы и знания на благо науки и родины, стремится рискнуть и осуществить данную экспедицию, опасности которой всем известны...»[49].

Но ни личные обращения П. А. Чихачева, ни письмо, подписанное академиками, не могли убедить царское правительство в целесообразности экспедиции. Оно не верило в творческие силы самобытных русских исследователей, поэтому отнеслось к задуманной экспедиции с недоверием и даже с пренебрежением. Особенно большие препятствия чинил министр иностранных дел России граф Нессельроде. «То было странное время, — писал Чихачев, — период, так сказать, скрытого гонения на все, что могло привести к освещению почти неизвестного материка и вполне естественных и столь важных интересов России на Востоке»[50].

П. А. Чихачеву стало ясно, что для получения согласия царского правительства на экспедицию совершенно недостаточно иметь знания, желание и даже поддержку русской Академии наук, а необходимо было еще признание русского исследователя западно-европейскими учеными. Поэтому летом 1839 года П. А. Чихачев выезжает в страны Западной Европы с целью испробовать свои силы в исследовании ряда «загадочных в геологическом и ботаническом отношениях» районов европейского континента.

Лишь по возвращении из Италии и Франции Петр Чихачев был направлен в 1842 году штабом корпуса горных инженеров в Восточный Алтай.

Чихачев с большим воодушевлением и благодарностью принял это приказание и в своем донесении в штаб корпуса горных инженеров писал: «Я готов как можно скорее... приступить к выполнению столь почетного поручения»[51].

Конечным районом научной экспедиции явился Восточный Казахстан. Вернувшись в Петербург в конце года, Петр Александрович в 1843 г. направляется в Париж, где издал в 1845 г. на средства царского правительства солидный труд «Voyage scientifique dans l'Altai Oriental...», великолепно иллюстрированный русским живописцем Е. Е. Мейером, принимавшим участие в экспедиции, а также великим художником И. К. Айвазовским. Труд этот по богатству содержания, точности описания и красочности издания, а также по картографическому материалу стал непревзойденным памятником русской и мировой географической литературы, посвященной Алтаю первой половины XIX века.

В приложении 1 к данной работе мы приводим сделанный нами впервые перевод с французского лишь той части маршрута, которая проходила по территории Казахстана осенью 1842 года.

Среди научных заслуг Петра Александровича Чихачева, явившихся итогом алтайской экспедиции, особое место приобрели его исследования в области геологического строения Алтая в целом и Казахстана в частности. Он составил ряд оригинальных карт.

Петр Александрович установил, что в геологическом отношении Алтай сложен в основном палеозойскими породами и что в этой части России отсутствуют древнейшие изверженные породы, присущие архейской, эозойской и даже протерозойской эрам.

Чихачев неоднократно упоминает, что «там, собственно говоря, не имеется древнейших формаций, т. е. таких пород, которые представляют собой первичную твердую кору нашей планеты»[52]. Что касается гранитов, встречающихся отдельными глыбами на Алтае и в Казахстане, в частности, то П. А. Чихачев справедливо считал хронологически появление их в этих районах более поздним, чем образование осадочных пород, и впервые дал классификацию алтайских гранитов по их внешним и структурным отличиям. Особенно подробно он описал порфировидный гранит правого берега Иртыша.

Одна из важнейших его заслуг — открытие Кузнецкого каменноугольного бассейна. «Залежи каменного угля, — писал он, — обнаруживаются уже на глубине нескольких метров, начиная с окрестностей Кузнецка и до местности, примыкающей к реке Инии, то есть на пространстве, охватывающем часть оси района, который я попробовал заключить под общим названием КУЗНЕЦКОГО КАМЕННОУГОЛЬНОГО БАССЕЙНА...

Северный Алтай является одним из самых крупнейших в мире резервуаров каменного угля, занимая в среднем пространство в 250 км в длину, на 100 км в ширину... угленосные известняки Алтая отличаются своими металлоносными богатствами, а эта ассоциация железной руды и каменного угля с практической точки зрения имеет чрезвычайно важное значение»[53].

Петр Александрович верил в то, что «настанет день и густые туманы, заволакивающие от наших взоров обширную зону Центральной Азии, рассеются под влиянием яркого света науки. Тогда геология найдет в себе силу соединить в одну единую зону мелкие выходы угленосной формации, обнаруженные в различных пунктах Средней Азии»[54].

Справедливость научных выводов П. А. Чихачева и их важность в истории изучения геологии Сибири и Алтая подтвердили все последующие исследователи геологии этого края, включая и ученых советского периода[55].

Особый интерес представляет материал, характеризующий не только различные геологические условия залегания золотоносных и других россыпей на Алтае вообще и в Казахстане в частности, но и вопиющее социальное неравенство хозяев рудников и рабочих. Во время объезда золотых и других приисков, принадлежавших богатым владельцам Резанову, Попову, Асташеву, Запнину и другим, Чихачев обратил внимание на то, что «это сибаритство богатых промышленников создает огромное состояние. Волшебный переход к неизмеримому богатству кружит им голову... Сколько раз, сидя за столом, обильно уставленным яствами, завезенными со всех четырех сторон света, я не мог достаточно надивиться невероятным контрастам. Вот абориген, в своей войлочной шапке, подает на блюде из японского фарфора апельсины, привезенные из Мессины или Марселя через Петербург и Москву. После обильной трапезы, во время которой подавались лакомства, изготовленные в условиях всех климатов мира, в том числе и сладкие дары Малаги и Рейна, также, как и Бордо, мы наслаждались ароматным нектаром Аравии, сопровождавшимся прекрасными гаванскими сигарами»[56].

В то же время П. А. Чихачев описывает скудную пищу рабочих, «знающих только место работы и кабак, непременный спутник промыслов, где рабочий оставляет весь свой заработок, и, в конце концов, возвращается к своей бедной семье без гроша в кармане. Вместо того, чтобы распространить на рабочих благодеяния достигнутых колоссальных богатств, предоставить рабочим за их неимоверный труд должную компенсацию, золотопромышленники, на самом деле, не обеспечивают в этой весьма выгодной отрасли будущее рабочих»[57].

Здесь уместно отметить, что Чихачев показывает классовые противоречия, жадность хозяев приисков, основная цель которых — нажива за счет безграничной эксплуатации не только русских переселенцев и ссыльных, но и местных жителей.

Не меньший интерес вызывает материал, свидетельствующий о классовой дифференциации в среде самих казахов. Касаясь налогов, их размеров и видов сборов, Чихачев отмечает, что с зажиточной части казахов, а именно «с местных сановников (султаны, баи и т. п.) налог или совсем не взимается или они освобождаются от него частично, в то время как осевшие казахи регулярно посещаются бывшими вождями кочевников для сбора податей. Так что этой категории казахов приходится платить двойные налоги: русской администрации и казахским баям».

Чихачев подчеркивает историческую роль России в развитии культуры и цивилизации в этих отсталых краях. Причем роль эта принадлежит не столько алчным промышленникам, сколько русским переселенцам, «которые любезно передавали осевшим казахам знания в области ведения сельского хозяйства и цивилизации».

Начиная с Шемонаихи, пишет ученый, большая часть деревень населена староверами, главным образом переселенцами из европейской части России. «Это очень красивые люди, кроткого нрава и замечательны своим трудолюбием. Их соседство оказывает очень хорошее влияние на казахов, обосновавшихся в степях Убы. Мы побывали в нескольких юртах. Все в них является резким контрастом с юртами их соотечественников по ту стропу Иртыша. У этих казахов я увидел стада верблюдов, которые содержатся в морозные дни в закрытых от холодных ветров помещениях... Земледелие также не чуждо окрестностям Убы, хотя весьма выгодной отраслью хозяйства является пчеловодство. Ничто не может быть вкуснее или ароматнее меда, которым меня угощали на каждом шагу. Со времени моей бытности в Афинах, где я имел случай испробовать мед на склонах знаменитой горы Химат, я не едал такого меда, как здесь»[58].

П. А. Чихачев неоднократно рисует картины появления в отсталых районах Сибири и Алтая, под влиянием русского народа, не только новых способов ведения экономики, и прежде всего в сельском хозяйстве, но и новых отраслей.

Об исторически сложившейся прогрессивной роли России в развитии культуры и цивилизации отсталых народов писали в свое время Белинский, Герцен, Добролюбов, Чернышевский и многие другие ученые.


* * *


По сложности пути в неизвестных местах, научной и практической значимости описанное путешествие П. А. Чихачева поистине может считаться одним из самых значительных в первой половине XIX века.

В вышедшей в 1845 г. в Париже монументальной книге П. А. Чихачев, кроме естественно-географических описаний, привел ряд эпизодов из социально-политической жизни рабочих золотодобывающей и других отраслей, а также ссыльных колонистов, что не могло не вызвать возмущения в правительственных верхах России. Были также донесения на имя шефа жандармерии Бенкендорфа о встречах Чихачева в Тобольске со ссыльным декабристом Иваном Александровичем Анненковым и в Красноярске с декабристом Василием Львовичем Давыдовым.

Все это обусловило то, что Петр Александрович счел целесообразным не возвращаться в царскую Россию, тем более, как мы уже говорили, мать Петра Александровича, Анна Федоровна Чихачева, урожденная Бестужева-Рюмина, являлась родственницей известного декабриста, повешенного в Петропавловской крепости, — Михаила Павловича Бестужева-Рюмина. П. А. Чихачев еще в 1859 г., анализируя вопрос предстоящего «освобождения крестьян» царским правительством, пришел к выводу, что правительственный акт по существу будет декларативным и что дворянство получит еще большие политические права, а это «сведет на нет действие освобождения крестьян». Так оно и случилось.

Важно отметить еще одну политическую проблему, которая подверглась анализу во многих работах ученого, — это национально-освободительная борьба народов Востока. П. А. Чихачев клеймил позорную для человечества колониальную систему с позиций гуманиста и предвидел ее неизбежную гибель. Он отмечал, что «состояние глубокого волнения, в котором находятся мусульмане Азии и Африки, с давних времен подвергающиеся захватам со стороны Европы, — униженный Марокко, покоренный Алжир и все африканское побережье, ожидающее подобной участи, Китай, подвергшийся нападению на его земли, Индия, жаждущая сбросить ненавистное иго, Персия, существование которой находится под постоянной угрозой... Нельзя отрицать, что на Востоке происходит нечто необычное...» П. А. Чихачев уверен, что все эти «народы, закабаленные и эксплуатируемые кучкой купцов, в один прекрасный день, вероятно, обретут свободу. Но, учитывая их национальный характер и степень их культурного развития, день их освобождения наступит, может быть, не так скоро, как это было с народами английских колоний в Северной Америке; тем не менее такой день наступит неминуемо»[59].

Обосновавшись во Флоренции, Петр Александрович решил приступить к всестороннему изучению Малой Азии, где еще до научной экспедиции на Алтай он работал в русском посольстве. С 1848 по 1863 г. П. А. Чихачев провел восемь экспедиций и издал по этому региону около 100 научных работ. Среди них всемирную известность и признание получил труд труд «Малая Азия».

Большую научную ценность представляет также книга «Босфор и Константинополь», выдержавшая три издания в странах Западной Европы. В этой работе, изданной сразу же после создания К. Марксом и Ф. Энгельсом I Коммунистического Интернационала, Петр Александрович Чихачев немало места отводит социально-политическим вопросам. У советского читателя вызывает большой интерес то, что в ней автор высказывал свое отношение к коммунистическим идеям того времени.

В предисловии ученый пишет: «В такую эпоху, как наша, когда коммунистические идеи, изгоняемые из социальной и политической сферы, сохраняют еще некоторую силу в области литературы, было бы просто нелепо хранить свои знания только в себе и не поделиться ими со своими ближними»[60].

К сожалению на родине П. А. Чихачева, на русском языке, работы эти пока еще не увидели света.

Высокую оценку отдельным работам по Малой Азии П. А. Чихачева дал великий русский ученый, революционер, критик и писатель Николай Гаврилович Чернышевский. «Важно, — писал он, — обозрение памятников древности в Малой Азии, составленное ученым, нашим путешественником П. А. Чихачевым»[61]. Н. Г. Чернышевский относил П. А. Чихачева к тем лицам, «трудами которых обогатились познания человечества».

Выдающийся русский географ и путешественник П. П. Семенов, впоследствии еще и Тян-Шанский, отмечал «уже прославившегося своими путешествиями в 1842 г. по Алтаю Петра Чихачева»[62].


Научные экспедиции по Казахстану

П. А. Чихачев в Турции.

Фотография


Не менее высокую оценку получили труды П. А. Чихачева также и за пределами его Родины — у крупнейших западно-европейских географов XIX и XX вв., в том числе и таких, как А. Гумбольдт, Филиппсон, Сен-Мар Жирарден и многие другие.

«Я читал много книг о Востоке и особенно о Турции, — писал французский академик Сен-Мар Жирарден в 1859 году, — но не знаю ни одной, которая заняла и научила бы меня больше, нежели «Письма о Турции» господина Чихачева. Он истинно европейский ученый первого разряда, а его путешествие по Малой Азии считается выдающимся явлением в науке»[63].

Высокую оценку малоазиатские исследования П. А. Чихачева продолжают получать в наше время. Так, в работе профессора Оксфордского университета Джона Бейкера, вышедшей в Лондоне в 1945 г., отмечается, что «с исследованиями Малой Азии, проделанными Кипертом, могут поспорить лишь исследования русского путешественника П. Чихачева»[64].

Долгие годы странствований П. А. Чихачева за границей, его близкое знакомство с историческими, философскими и социальными идеями Западной Европы, России, Азии и Африки стимулировали его интерес и к вопросам экономики, быта, культуры, социального положения женщин, политического и административного устройства, национально-освободительного движения и т. п.

Исключительный интерес представляет тот факт, что Фридрих Энгельс, характеризуя изученность Турции западноевропейскими и русскими исследователями еще накануне Крымской войны, писал: «Турция была до греческого восстания во всех отношениях terra incognita (неизвестная земля — В. Ц.), и распространенные о ней среди публики банальные представления покоились больше на сказках из «Тысячи и одной ночи», чем на исторических фактах. Правда, официальные дипломатические представители, побывавшие в Турции, хвастались, что они обладают более точными знаниями: но и эти знания были ничтожны, так как никто из этих официальных лиц не потрудился изучить турецкий, южнославянский или новогреческий языки и все они без исключения полагались на тенденциозные сообщения переводчиков — греков и франкских купцов. К тому же и эти праздные дипломаты постоянно тратили свое время на всевозможные интриги... Эти господа нисколько не интересовались народом, учреждениями и общественным строем страны; они занимались только двором.

В России, — которая сама является страной с полуазиатскими общественными условиями, традициями и учреждениями (в то время — В. Ц.), — нашлось достаточно людей, способных понять истинное положение и характер Турции»[65].

Можно предполагать, что высокая оценка работ русских исследователей Турции, данная Ф. Энгельсом, относится и к неутомимому исследователю этой страны, великолепно владевшему рядом языков, в том числе и турецким, южнославянским и новогреческим, проведшим многие годы в Турции, в ее самых отдаленных районах, Петру Александровичу Чихачеву.

В 1891 году на Бернском всемирном географическом конгрессе внук декабриста И. А. Анненкова Михаил Анненков в своем докладе об успехах географии указал имена известных западноевропейских и американских ученых исследователей Малой Азии — «В. Гамильтон, Эпсворд, Тэксье, Лёба, Буддингтон, Фелоу, Перрот, Барт, Киперт и прежде всего Петр Чихачев, который, за исключением археологии, сделал столько же, сколько все другие вместе, и изучил во всех направлениях эту в высшей степени классическую страну... Мы, русские, имеем также право сказать, что и мы внесли немалую лепту в это обширное море новых неведомых стран и огромных пространств, менее известных человечеству, чем поверхность Луны»[66].


* * *


С выходом в свет уже упомянутой книги П. А. Чихачева «Босфор и Константинополь» связана судьба еще одного исследователя Средней Азии, в том числе и Казахстана, Генриха Мозера (сына).

В декабре 1864 года, во Флоренции, на квартиру Петра Александровича явился 20-летний молодой человек, сын известного во всей России мастера часовых дел, а в дальнейшем крупного предпринимателя, нажившего в России огромный капитал, Генриха Мозера (отца). Как выяснилось, юноша, родившийся в Петербурге в 1844 году, пяти лет был отправлен отцом в Швейцарию для получения образования. Под влиянием книг о путешествиях, и прежде всего Джеймса Кука, Александра Гумбольдта и Петра Чихачева, у молодого Мозера рано пробудились любознательность и страсть к морским путешествиям. Но однажды, болезненно испытав морскую качку, юноша решил осуществить свою мечту поездки по неведомым странам не морским, а сухопутным путем.

Избрав объектом своих путешествий страны Азии, которые еще в детские годы так занимали его воображение, Мозер решил обратиться за советом к крупнейшему исследователю стран Азии Чихачеву, проживавшему в то время во Флоренции.

П. Чихачев с участием отнесся к мечтам молодого Мозера, рассказал о трудностях и радостях, испытанных во время его экспедиций по Алтаю и другим странам Азии, а также о важности подобного рода путешествий. Получив исчерпывающую консультацию, Мозер решил в какой-то степени повторить маршрут П. Чихачева по Сибири и Алтаю, а затем перейти через горные хребты в Персию, Малую Азию и Индию.

В 1865 г. он возвратился в Петербург. В Географическом обществе Мозер познакомился с Пржевальским, который готовился в экспедицию в Уссурийский край, предложил ему свои услуги, но, получив отказ (в результате вмешательства Мозера-отца), решил на свой счет и риск отправиться в Западную Сибирь.

В 1867 году Мозер за месяц на перекладных добрался до Оренбурга, где сделал четырехмесячную остановку, во время которой усиленно изучал восточные языки. Весной 1868 года Мозер, несмотря на решительный отказ губернатора Оренбурга, под покровом темной ночи выехал в Казахскую степь в сопровождении нескольких преданных ему лиц, в том числе казаха Торгая Даулеткулова и узбека Юсупа Абсалянова.

Путешественники направились не по большому караванному пути из-за боязни погони, отправленной оренбургским владыкой, а по окольным тропам казахских кочевников, останавливаясь на ночлег в аулах, «где нам, — как пишет Мозер, — всегда и везде оказывали гостеприимный прием». Так за три месяца Мозер пересек Казахскую степь, направляясь из Оренбурга в Ташкент через Орск, Иргиз, Казалинск, Туркестан.

В последующие годы Мозер, с целью изучения материальной и духовной культуры, быта и нравов, героических легенд и мифов, поверий и басен кочевых и оседлых народов, неоднократно пересекал верхом на лошадях и верблюдах вдоль и поперек Казахскую степь и другие места Центральной Азии, а в 1885 году издал в Париже хорошо иллюстрированный, весьма интересный труд «А travers l'Asie Centrale», общим объемом почти в 500 страниц[67].

Отмечая сложный этнический состав населения, Мозер, как и многие ученые и путешественники того времени, именует казахов и другие национальности края общим названием «киргизы»... Мозер пишет: «Только в безграничной степи киргиз чувствует себя счастливо и привольно, хотя в этой степи ему нередко приходится терпеть страшные лишения — холод, в особенности во время снежных буранов, которые покрывают иногда ледяным покровом весь караван, и жару во время засухи и песчаных суховеев; но зато, кажется, нет в мире народа выносливее киргизов».


Научные экспедиции по Казахстану

Г. Мозер в костюме путешественника.


Научные экспедиции по Казахстану

Вечером в казахском ауле


Мозер отмечает, что при населенных пунктах русских переселенцев с давних времен живут осевшие на землю «киргизы», у них заметно складываются, под влиянием русских, новые взгляды и обычаи. «Это большей частью народ бедный. Оседают они здесь по разным причинам, одни по случаю джута (гололедица), которая разом отнимает все богатство у скотоводов; другие по случаю ссоры с влиятельными баями, притеснения которых становятся чрезмерными; третьи — по случаю лишения своей зимовки. Они осваивают русский язык и по внешнему виду заметно отличаются от степных киргизов. Мужчины носят мерлушечьи шапки вместо остроконечных тумаков с длинными ушами. Халаты у них короткие с пуговицами. Многие женщины не носят жаулык (головной убор, обертывающий голову), без которого вы не встретите в степи ни одну замужнюю женщину. Обычно они носят шапочки, которые имеют право носить только незамужние девицы. Точно так же женщины не носят на голове саукеле (остроконечный головной убор), и каракиргизы, даже выдавая замуж дочь, вовсе не делают этого убора, как степные киргизы, у которых он составляет главное приданое девушки. У женщин, — пишет Мозер, — две косы бывают иногда невероятной длины и украшаются монетами, лентами и амулетами. Золотые, серебряные украшения, осыпанные бирюзой, изумрудами, рубинами, в большой моде. Все они носят серьги, которые бывают весьма тонкой и изящной филигранной работы и висят зачастую до плеч. На шее носят ожерелье с подвеской, а руки украшаются браслетами...»[68]

Казахи, сопровождавшие наш караван, предавались по пути своей любимой забаве (известной под названием «кокпар» — В. Ц.), состоящей в том, чтобы поднять с земли, на полном скаку, козленка или барана. Этот спорт требует большой мускульной силы и не меньшей ловкости, в особенности твердой посадки. Всадник, наклонив корпус вперед, на полном скаку поднимает с земли барана, но его нагоняют другие и стараются отнять у него барана, причем, наездник нередко летит со своей ношей кубарем на землю; но ловкость казаха так велика, что конь и всадник немедленно встают и уносятся карьером, поднимая облака пыли»[69].

Касаясь природных условий местности и хозяйственного использования ее, Мозер пишет: «Плодородие почвы этого края зависит исключительно от солнца и воды. Нигде не встретить столь поразительных контрастов, как в этой стране, где голая степь сменяется оазисами с самой роскошной растительностью. Пословица справедливо говорит: «Воткни в желтую почву степи палку, подведи к ней ручеек, и на следующий год у тебя будет дерево». «В этих словах, — отмечает Мозер, — кроется преимущество земледелия Средней Азии по сравнению с европейским. В Европе урожай зависит круглый год от погоды, совсем иное дело в Туркестане; дожди составляют здесь редкость, град почти неизвестен, бич засухи может быть устранен орошением и, таким образом, вода в союзе с солнцем являются важнейшим фактором плодородия... Количество воды в наших европейских реках обыкновенно увеличивается по мере удаления их от истоков, а здесь, напротив того, чем дальше от истоков, тем реки, как правило, становятся мелководнее и арыки, наконец, совершенно истощают их».

«Дома свои джатаки держат в чистоте. Часто бывает, что в доме они живут зимой, а летом в юрте. Самовар, вилки, ложки, посуда, а также столы, стулья вошли в обиход. В их хозяйстве, как правило, имеются огороды, где выращиваются овощи и культивируются посадки фруктовых деревьев... Но не только киргизы оседают у населенных пунктов, в которых преобладают русские. Можно наблюдать и обратную картину, когда к аулам киргизов присоединяются русские. Особенно тенденция эта проявляется в долинах рек, которые являются как бы притягательной силой для осевших и кочевых киргизов. Например, в долинах рек Сырдарья, Иртыш, Урал, Нура местами можно наблюдать скопление аулов, причем лишь только кончается земля одного аула, как начинается — другого. С высоты эти долины местами имеют вид оживленной зеленой ленты, извивающейся среди пустыни... Ирригационные сооружения обсажены плодовыми деревьями, ивой огромных размеров, листва которой защищает людей и скот от знойных лучей солнца».

Оседлые киргизы, отмечает Мозер, сделались самыми верными союзниками России.

Завершив путешествия по Средней Азии и Казахстану, Г. Мозер в 1883 году направляется в Иран, а затем из Тегерана — в Константинополь через Баку, Тбилиси и Малую Азию.

Вернувшись в Швейцарию, Мозер приступил к написанию и изданию своего сочинения, а в 1887 году в Люцерне организовал замечательную, по тем временам, выставку изделий Туркестанского края. На выставке были представлены ковры, оружие, одежда, обувь, посуда, бронзовые сосуды, ювелирные изделия из серебра и золота, монеты, сбруя лошадей и верблюдов, юрты и другие произведения народных промыслов, приобретенные им во время путешествий. На выставке были представлены также зарисовки, фотографии, карты маршрутов и книги различных ученых, путешествовавших по Центральной Азии. Особое место на выставке было отведено работам Петра Александровича Чихачева и венгерского исследователя Беженчея, пересекшего в 1874 году Казахстан от Гурьева до Верного (ныне Алма-Ата), и далее направившегося через Кашмир, Яркенд в Индию. Выставка пользовалась большим успехом, так как на ней с сообщениями о своих экспедициях по загадочным для Европы странам Туркестанского края выступали сами прославленные путешественники, и кроме того посетители впервые могли воочию ознакомиться с подлинными образцами творений материальной культуры народов Средней Азии и Казахстана.


* * *


Заканчивая раздел о научной деятельности Петра Александровича Чихачева, следует отметить, что в 1888 году он пишет исключительно интересную работу «Нефть в США и в России», в которой большие надежды возлагает на нефть и газ, имеющиеся, по его прогнозу, в древних геологических пластах и обширных пустынных пространствах Поволжья и Туркестана. «В России же местность, представляющая собой основной фонд нефтяной промышленности, отнюдь не является единственной надеждой на будущее. Эта надежда, — писал Чихачев, — должна быть обращена на пустынные области, простирающиеся на восток от Каспия. Здесь огромные пространства, обладающие значительными нефтяными запасами, ожидающие только рук человеческих, чтобы их использовать...

Как по волшебству, посреди негостеприимных пустынь возникнут новые железные дороги... Настанет день, когда придется прибегнуть к нефти для обеспечения топливом многочисленных железнодорожных линий, которые будут бороздить во всех направлениях обширные пространства Средней Азии»[70].

(Смелому научному прогнозу ученого суждено было осуществиться. В 1974 г., т. е. в конце 9-й пятилетки, в СССР было добыто 459 млн. т., а в США — 440 млн. т нефти. Среди крупнейших промышленных стран СССР добывает нефти больше всех. Во все последующие годы 10-й, 11-й и 12-й пятилеток добыча нефти в СССР значительно опережала добычу в США и в 1986 г. составила в СССР — 615 млн. т, тогда как в США — 440 млн. т[71].

Сейчас в нашей республике быстрыми темпами осваиваются многообещающие нефтяные месторождения — Тенгиз, Карачаганак и другие).

Умер П. А. Чихачев во Флоренции 13 октября 1890 года, на 83-м году жизни, и был похоронен в районе Мунген на кладбище Аллори.

В знак благодарного признания заслуг нашего соотечественника в юбилейные дни 125-летия со дня его рождения были названы его именем отроги горного массива Сейлюген на Алтае, где когда-то Петр Александрович проводил свои исследования, — хребтом Чихачева. В юбилейные дни 150-летия со дня рождения надгробие из серого гранита во Флоренции было увенчано беломраморной плитой, привезенной из Алтая, с надписью «Родина чтит тебя, дорогой Петр Александрович».

В 1978 году в Гатчине, в честь 170-летия со дня рождения выдающегося естествоиспытателя, на здании, в котором в свое время бывал и А. С. Пушкин, установлена мемориальная доска с именем Петра Чихачева.

А нынче, к 180-летию со дня его рождения, здесь же открывается постоянная выставка его трудов н работ о нем.

В Барнауле имя Петра Чихачева присвоено одной из улиц.

Григорий Щуровский

Жалок тот человек и жалок тот народ, который остается всегдашним подражателем. Каждая нация, воспитанная знанием других народов, должна обращаться к самой себе, к своему отечеству и стараться довести его до степени национального или своенародного характера.

Г. Щуровский

Научные экспедиции по Казахстану


Выдающийся русский ученый, исследователь природных богатств нашей Родины, один из основоположников отечественной геологии Григорий Ефимович Щуровский оставил заметный след в истории изучения Урала, Алтая в целом и Казахстана в частности.

Родился он у небогатых родителей в Москве 30 января 1803 года. После гибели его отца в Отечественной войне и Московского пожара 1812 года, лишившего семью последнего состояния, мать Мария Герасимовна была вынуждена из-за бедности приютить сына до совершеннолетия в сиротском доме. Там мальчику была наречена фамилия Щуровского — от купца Щурова, пожертвовавшего деньги на его воспитание.

В восьмилетней школе при воспитательном доме уроки велись, однако, на достаточно высоком уровне, так как многие видные педагоги считали своим патриотическим долгом оказывать посильную помощь в воспитании детей военных, погибших при наполеоновском нашествии.

В 1822 году Г. Е. Щуровский по окончании школы был определен опекунским советом в университет, на медицинский факультет. Одновременно он посещал лекции физико-математического факультета. Объясняется это тем, что вся передовая общественность в России, да и не только в России, придавала особое значение математике, так как философская мысль того времени базировалась на том, что только математика открывает дорогу к познанию законов природы. Великий Кант в 1755 году в книге «Всеобщая естественная история и теория неба» утверждал, что «в каждой отдельной естественной науке можно найти собственно науку лишь постольку, поскольку в ней можно найти математику»[72].

Всеобщее внимание и любовь студентов вызывали лекции по естественной истории профессора М. Г. Павлова, обладавшего большой эрудицией и смелостью. На примере М. В. Ломоносова, Н. И. Лобачевского, В. В. Петрова и многих других Михаил Гаврилович Павлов показывал, что русский народ рождает таких самородков, каких в «высших классах» тогдашнего общества сыскать почти невозможно. На его лекциях бывали А. И. Герцен, М. Ю. Лермонтов, В. Ф. Одоевский, И. С. Тургенев и многие другие писатели, ученые и общественные деятели.

Г. Е. Щуровский после четырехлетнего занятия окончил в 1826 году университет со званием лекаря. Через два года он выдержал экзамены на степень акушера и доктора и одновременно был определен в Воспитательный дом преподавателем физики и естественной истории. В 1829 году он защищает диссертацию на тему: «Рожистые заболевания, предсказания и лечение». В 1831 году стал младшим медиком (ординатором) при Воспитательном доме.

В конце 1830 и последующие годы многие ученые России, а особенно пытливая молодежь, были захвачены научным спором о путях эволюции живого мира, разразившимся в Парижской Академии наук между известными французскими учеными Жоффруа Сент-Илером и Жоржем Кювье. Щуровскому весьма близка была эта тема. В 1832 году ему предложили возглавить кафедру естественной истории при медицинском факультете университета, и под влиянием Парижской дискуссии он приступил к написанию работы по сравнительной анатомии животного мира, составляющей основу зоологии. В 1834 году он опубликовал часть задуманной монографии «Органология животных», в которой дал глубокий анализ органов пищеварения, кровообращения, дыхания животных различных классов.

В 1835 году Григория Ефимовича утвердили экстраординаторным профессором и предложили чтение лекций по новому курсу геогностики (геологии) на философском факультете. Профессор Щуровский согласился читать этот необычный курс при условии предварительного выезда в научные экспедиции.

Изучив досконально работы Петра Палласа, руководившего многолетней экспедицией Петербургской Академии наук по разным провинциям России, в том числе по Среднему и Южному Уралу (включая часть Казахстана); Ивана Германа; Александра Гумбольдта и его спутников, а также статьи, опубликованные в «Горном журнале», Щуровский 1 марта 1838 года направился на Урал. По итогам шестимесячной экспедиции в 1841 году была опубликована солидная книга — «Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях».

Через пять лет профессор Щуровский разработал план второго, более длительного путешествия, теперь уже за пределы Урала — в Сибирь для изучения Алтайской горной системы, включая частично и Казахстан.

8 февраля 1844 года была получена резолюция о разрешении экспедиции, а в конце того же месяца Щуровский уже ехал на санях по обширному Сибирскому тракту, направляясь в Барнаул, куда прибыл 25 марта.

Пробыв в Барнауле почти месяц, Г. Е. Щуровский 22 апреля направился в Змеиногорск через Калманку, Курью, Саушки. За месяц и пять дней он посетил ряд рудников, в том числе Петровский, Змеиногорский, Карамышевский, Черепановский, Золотоушенский, Гороховский, а также Локтевский завод, расположенный в 70 верстах западнее Змеева. Завод этот был основан в 1784 г. и занимался выплавкой серебра и свинца из руд, поставляемых сюда из упомянутых рудников, а также Крюковских, Зыряновских и Риддерских, расположенных сейчас на территории Казахстана.

Щуровский подробно описывает правовую сторону получения участков для разработки руд, приводит грамоту от 7256 (1698) года, как первый исторический документ относительно юридических прав и обязанностей рудопромышленников, а также режима сдачи руд Казне и условий оплаты за сданные богатства. Большой интерес представляют сведения ученого о способах добычи полезных ископаемых, сроках рудных работ, условиях оплаты рабочих, снабжения их продовольствием и т. п. Причем отмечается, что на Алтайские рудники мука доставляется с окрестных мест, а «скот пригоняется из Киргизских (Казахских) степей от Семипалатинска и далее».

Интересную страницу из истории освоения Казахстана, и в частности наличия здесь переселенцев из Польши, читаем мы в трудах Щуровского: «Дорога от Шемонаихи в Риддерск идет почти прямо на восток, сперва долиною Убы, потом Ульбы, постепенно поднимаясь к истокам сих величественных рек, данниц Иртыша. В обеих долинах, весьма обширных и окруженных то гранитовыми, то сланцевыми и порфировыми горами, расположены многие деревни, заселенные зажиточными заводскими крестьянами. Кроме исполнения урочных повинностей, главное занятие их составляет хлебопашество и пчеловодство. Везде видно совершенное довольство. Обе долины и горы на склонах своих использованы засеянными полями. Унавожение в этих странах пока еще неизвестно. Крестьянин, по обширности мест, не стеснен определенным пространством; истощив одно место, он переходит на другое, представляя самой природе поправить первое. Действительно, скоро ли можно истощить тот растительный слой, который готовился природой целые сотни лет в таких местах, где человек бывал только мимолетным гостем? Постоянные жилища или деревни здесь основаны не так давно. За несколько времени до путешествия Палласа по Сибири (1771) сюда присланы были выходцы из польских губерний, русские крестьяне и некоторые из туземцев для охраны заводских границ.

Шемонаиха представляла тогда маленькую деревеньку, состоящую из 30 недавно построенных хижин, и населенную польскими выходцами (ссыльными раскольниками — В. Ц.). Паллас, вникая в их нужды и осматривая окрестности Шемонаихи, нисколько не сомневался в возможности разведения пчел в этих местах и даже предлагал для этого советы. Опыт и время доказали, что Паллас прав; теперь в каждой деревне угощают проезжающего превосходным ароматическим медом. Некоторые из крестьян имеют до 400 и более ульев»[73].

В Убинской долине на пути в Риддерск экспедиция прошла через деревни: Выдриха, Лосиха и Быструха. Леса, тянущиеся от Черемшанки еще верст пять, состоят главным образом из березы, осины и сосны, перемешаны с пихтой и тополем. «Черемшанка лежит при впадении Черемшанки в Ульбу, протекающую в весьма живописной долине. «На протяжении 12 верст, — пишет Щуровский, — а именно между Черемшанкою и Бутачихою, долина обворожительна: от половодья река разлилась в ней бесчисленными рукавами, которые переплелись между собой и составили огромную сеть со множеством островов, поросших тополем, черемухой, осиной, березой, жимолостью, акацией и таволгой. Все это было в полном цвету и наполняло воздух своим ароматным запахом. Быстрота воды чрезвычайна: повсюду она роется и кипит. Правый берег составляют перпендикулярные и весьма высокие скалы твердого, почти кремнистого сланца. Из осыпей его, переслоенных с фашинником, при подошве скал устроена искусственная дорога, или по здешнему реж. Несмотря на всевозможные предосторожности она каждый год размывается рекою, более или менее; в нынешнем году уничтожена почти до половины»[74]. Далее Щуровский исследовал рудные горы: Риддерскую, Сокольную и Крюковскую. Ученый описал условия залегания в Риддерской жиле различных полезных ископаемых, в числе которых серебро-свинцовые охры, колчедан, красная медь, медная лазурь, малахит, золото, всего же чаще встречалась здесь свинцовая руда. В охрах она попадалась иногда кусками до пуда. «Риддерский рудник в настоящее время, — пишет Щуровский, — дает ежегодно 20 пудов серебра, для чего требуется обыкновенно около 368640 пуд. сортированных руд. Из Сокольного рудника и из отвалов Крюковского добывают 354461 пуд. сортированных руд, из коих получается 100 пуд. серебра»[75].

Касаясь красот природы этой местности, путешественник пишет: «Отправляясь в обратный путь, из Риддерска мы заехали на Громатуху. Вообразите себе бурный поток, вырывающийся из ущелья неприступных гор; от высокого падения он стремится с невероятной быстротой, и, встречая на пути гранитные глыбы, ворочает их или разрезывается ими и превращается в шумный поток пены. Мы остановились на берегу ее в том месте, где почти с перпендикулярной высоты впадает в нее горный ключ; вблизи он представляется быстро ниспадающей пеной, в которой невозможно различить воды, а вдали снегом, в виде белой полосы ниспускающимся до самой подошвы горы. В летнее время вода Громатухи сбывает и она не так живописна: а в апреле и мае, одним словом, во время водополи, она превращается в огромный оглушающий водопад»[76].

1-го июня Щуровский прервал свое исследование территории современного Казахстана, направился на север в Салаирские и Алтаганские горы, которые заключали в себе все золотые промыслы Западной Сибири. Исследование Алатау продолжалось два месяца, и с 3 августа Щуровский вновь вернулся к изучению природных богатств Казахстана.

Желая ознакомить читателя с подлинным описанием ученым красот этой местности, через которую в наши дни проложен ряд маршрутов туристских походов (тем более, что книга Григория Ефимовича вышла почти полтораста лет тому назад тиражом всего 200 экземпляров и представляет библиографическую редкость), мы сочли необходимым привести в приложении 2 две из 19 глав (XV и XVI) его труда, касающиеся Казахстана.

Книгой этой не завершились труды ученого. В последующие годы жизни им издается ряд статей, посвященных научным достижениям путешественников-естествоиспытателей, природным богатствам и истории народов. Важнейшие речи и статьи Григория Ефимовича, члена-основателя и президента Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, были собраны и изданы в 1878 г. в Москве к юбилейным дням Общества.

Щуровский, изучив орудия производства, обнаруженные в различных чудских копях, и в частности на территории современного Казахстана, пришел к оригинальному выводу, что во времена чуди железоплавильным делом не занимались. «На реке Шульбе, — пишет ученый, — в недальнем расстоянии от впадения ее в Иртыш, нашли пять старинных печей, с довольным количеством руды и шлаков, в которых даже простым глазом можно было отличить медь. Следы старинной медной плавки встречались и в других местах по Алтаю, нигде не замечено ни плавки чугуна, ни выделки железа»[77]. Идею эту ученый подтверждал также тем, что при раскопках чудских могил или курганов, которые часто встречаются по течению Иртыша и в Казахской степи, «находят и золотые и серебряные и медные вещи, но не железные, исключая могилы, которые по всем признакам, принадлежат более новым племенам, известных под именем киргизских»[78] (казахских. В. Ц.).

Щуровский, также как и ряд его предшественников, заинтересовался историей появления и исчезновения этого таинственного народа и приводит суждения о них древних и средневековых ученых, а также современных путешественников. Щуровский отмечает, что исседоны, возможно, и являются народностью чудь, тем более, по предположению Гумбольдта, они обитали где-то в «нынешней средней Киргизской (Казахской) степи между Каркаралами и Семипалатинском»[79]. Щуровский приводит интересную догадку Гельмерсена, «что название чуди происходит от русского слова чуждый или чужой, вероятно в значении иноземный, не наш»[80].

Интересные идеи высказал Щуровский по вопросу образования огромной котловины, которую Гумбольдт и Мурчисон назвали Арало-Каспийской. Происхождение этой котловины они связывают с подъемом огромных горных хребтов Кавказа, Гималаев, Тянь-Шаня и др., так как их подъем обусловил относительное и абсолютное опускание соседней территории. В начале нынешнего геологического времени Арало-Каспийская котловина находилась под водой огромного моря, размеры которого превышали нынешнее Средиземное. Дальнейшие тектонические колебания дна моря привели к размежеванию единого средиматерикового моря минимум на две части: западную и восточную. Первая образовала Черное и Азовское моря, а вторая — занимала территорию Каспийского, Аральского морей, а также обширные территории Астраханской, Калмыкской и Казахской степей. Раковины, рассеянные по этим степям, сходны с нынешними каспийскими. «Но продолжала ли Каспийская котловина изменяться в историческое время? У Геродота, Птолемея и других древних историков есть некоторые указания на постепенное убывание воды в Каспийском и Аральском морях, на усыхание рек, в них впадающих, и т. д. Подробности этого явления можно найти в сочинениях Риттера, Гумбольдта, Эйхвальдта и других. Мы, — пишет Щуровский, — остановимся только на тех признаках колебательного движения, которые произошли в Каспийской котловине во времена, не слишком отдаленные»[81].

Щуровский, изучая береговую линию Каспия, пришел к выводам, что

1) «несмотря на наличие общего поднятая Каспийской котловины, в ней замечаются и такие явления, которые доказывают ее понижение в некоторых местах... Нельзя предполагать, чтобы во всем пространстве Арало-Каспийской котловины повышение материка происходило равномерно;

2) ...Исторические свидетельства Страбона и Помпония Мелы о наличии Каспийского и Гирканского морей, отдаленных друг от друга по линии Апшеронского и Красноводского полуостровов, и имеющиеся и в наши дни острова между ними подтверждают достоверность этого предания;

3) Наряду с колебательными явлениями Каспийской котловины немалую роль в обмелении моря играет вырубка лесов, из-за чего количество воды в Волге уменьшается. Но нельзя не принимать во внимание и тот факт, что процесс химического соединения воды с горными породами обязательно сопровождается убыванием циркулирующей воды на поверхности Земли.

Еще одна особенность принципов Щуровского заключается в его объективности суждений. Высоко ценя талант Гумбольдта, восхищаясь его даром — «с первого же взгляда постигать существенную связь между естественными явлениями и открывать законы ими управляющие. В этом и заключалась тайна тех блестящих и великих заслуг, которыми обязана ему наша наука», — в то же время не все идеи, высказанные им, Щуровский безоговорочно принимал. Так, например, еще во время своего путешествия по Алтаю Григорий Ефимович с осторожностью отнесся к любимой идее Гумбольдта о вулканизме Средней Азии. Как известно, Гумбольдт допускал наличие четырех вулканических центров в Средней Азии во главе с горами Богдоола. «Но, к крайнему сожалению Гумбольдта, — пишет Щуровский, — еще при жизни своей Гумбольдт должен был более или менее разочаровываться в своих предположениях о тамошних вулканах». Еще в 1840 г. Леопольд Иванович Шренк, а позже Петр Петрович Семенов (Тян-Шанский), Иван Васильевич Мушкетов и другие, посетив считавшиеся Гумбольдтом вулканические горы, убедились, что слагающие их породы никакого отношения к вулканическим не имеют.

«С уничтожением среднеазиатских вулканов отчасти, — пишет Щуровский, — должна измениться и теория вулканов, какую предлагал Гумбольдт: теория землетрясений, которые мы наблюдаем в Средней Азии и которые приписывались тамошней вулканической деятельности»[82]. В то же время Щуровский в своей работе не отвергал наличие вулканов в восточных районах Тянь-Шаня.

Щуровский критически воспринимал некоторые положения не только Гумбольдта, он высказывал свое несогласие с отдельными заключениями П. Чихачева и других исследователей. В своем труде «Геологическое путешествие на Алтай» Щуровский пишет: «Чихачев принимает на Алтае два главных орографических и стратиграфических направления: одно с северо-запада на юго-восток, другое с юго-востока на северо-запад; первое принадлежит Западному Алтаю, а второе — той части, какую он, начиная от высокой Чуйской равнины, соединяет с Саянскими горами, и которую Чихачев называет Восточным Алтаем. Меридианное направление Алатау, по его мнению, есть только изменение одного из главных, северо-западного. Мне кажется, оно так отличительно, что нельзя не признать в нем самобытного образования...»[83].

Справедливость суждения Щуровского по этому вопросу подтвердили многие исследователи этого края, включая и советских. Сейчас уже не вызывает сомнения, что Алтай и Алатау, хотя и весьма близкие между собою в географическом отношении, для геологов представляют две совершенно различные горные системы.

Научные интересы Щуровского не замыкались только естественно-географическими проблемами. Путешествуя по Уралу и Алтаю, ученый с особым интересом относился к языковым особенностям разноязычных народов этих стран и отмечал важность распространения в массе народа научных знаний на родных языках.

«Одним словом, все доказывает, что общедоступность или популяризация естественных наук в наше время, — писал Щуровский, — становится потребностью всякой образованной страны... Каждая страна должна обращаться к самой себе и начинать изучать себя. Поэзия, искусства, науки, все должно обличаться в родную форму, все должно становиться выражением народного или национального духа... Самое могучее средство для популяризации — родной язык».

Григорий Ефимович высказал много интересных суждений о достоинствах национальных языков и о важности их сохранности. Девизом его была фраза «Язык — это сам народ, более, чем народ, это ум его, эхо его души».

ПРИЛОЖЕНИЕ 1


П. А. Чихачев «НАУЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО АЛТАЮ»


(перевод с французского В. В. Цибульского):



«Когда путник поднимается вверх по Убе, следуя по дороге, ведущей к Риддерскому руднику, окрестности деревни Лосиха представляются ему границей между двумя главными типами рельефа, которые нам дарует природа; волнистой степью и альпийским районом. Альпийский район развертывается во всем разнообразии живописных красок только после того, как, переправившись через Убу, вступаешь в долину, орошаемую рекой Большой Убинкой. По левому берегу этой реки мы продолжаем свой путь. Берег этот представляет собой довольно ровную возвышенность и сильно контрастирует с правым берегом, где вздымаются горы. Заключенная в такую раму река извивается по живописной долине, поросшей красиво расположенными кустарниками. Летом же эти места, видимо, обладают всей прелестью и свежестью альпийской местности. Возвышенность левого края долины довольно круто спускается к реке Быструхе, откуда приятно любоваться красивым местоположением деревни того же названия.

В этих местах заметно меняется и характер природы. Известняк сменяется гранитом, образующим заслон, который служит водоразделом между бассейнами Убы и Ульбы. Очень скоро гранит переходит в глинисто-известняковый сланец.

Некоторое время мы продвигались по живописной ложбине, где среди прекрасных рощ протекает Таркуша. Далее мы пересекли две горы, сначала Таркушанскую, а затем гору, именуемую в просторечии Осинной. Последняя, расположенная в 12 верстах от Быструхи, представляет собой удлиненный массив. Гора сплошь заросла густым осинником, который благодаря мягкой осени еще сверкал яркими красками своей листвы.

На северо-восточном склоне слева от тропинки сквозь дерн пробиваются пласты глинистого сланца. Порода имеет грязноватую темно-голубоватую окраску, переходящую в зеленую...

Местность всюду очень лесистая. В верхних районах произрастают сибирский кедр, белая береза (В. alba) и осина (P. tremula), в нижних — густые кустарники жимолости (Lonicera), белой акации (Robinia) обыкновенной калины (V. opulus) и др. Мы спустились на живописную равнину, где в очень красивом месте расположилась деревня Черемшанка. Ее окружают горы с остроконечными вершинами, очертания которых резко выделялись на белом фоне высокого заснеженного Убинского хребта. От Черемшанки до Бутарихи (12 верст) мы все время следовали вдоль правого берега Большой Ульбы. Долина, по которой она протекает, очень живописна. Поверхность ее вначале почти горизонтальна. С обеих сторон долины поднимаются высокие горы. С правой стороны все яснее вырисовывался горный хребет Ульбинских Альп[84]. Но скоро долина сужается до такой степени, что в нескольких местах река омывает подножие каменной преграды. Вдоль правого берега идет чрезвычайно неудобная дорога. Однако в настоящее время прокладывается новый прекрасный путь, для которого пробивают скалы и устанавливают заграждения для защиты от бурной реки. Ее пенистые волны сверкают сквозь густые заросли ивняка, жимолости и акации, между кустами которых поднимаются лавролистные тополя.

Весь заслон, образующий правый берег реки, представляет собой непрерывное обнажение глинистого сланца. В шести верстах от Черемшанки, в том месте, где обнаженный заслон вплотную приближается к потоку, пласты залегают с наклоном с юг — юго-запада на север — северо-восток.

Деревня Бутариха живописно расположена в глубине красивой ложбины, где река того же названия сливается с Ульбой, скрывшейся вскоре от наших глаз за массивными глинистыми образованиями. Глинистый сланец, который, очевидно, образует их, местами появляется в виде очень слоистой породы, иногда переходящей в слюдяной сланец, нередко вертикально вздыбленный, а иногда залегающий с наклоном... Сланец простирается до реки Тихой, где начинается гранитная область окрестностей Риддера[85]. Слева от моста, переброшенного через Ульбу, внимание геолога прежде всего привлечет порода, похожая, как уже отмечал Розе, на трахит. Она образует крутые массивы вдоль правого берега реки. Порфир в своем нормальном состоянии имеет зеленоватый или беловатый оттенок; строение его иногда становится однородным, и тогда порода превращается в роговик с плотной кварцевой массой без каких-либо ясно выраженных кристаллов. Большая часть породы сильно размельчена и представляет собой беловатую каолиновую массу, в которой нередко видны довольно ясно выраженные кристаллы полупрозрачного полевого шпата.

Берега реки, как и вся местность, украшены многочисленными рощами белой березы и сосны, а поле пестрит колоссальным количеством валунов гранита, сиенита, диорита, порфира, кварца и др. Равнина Риддера начинается в том месте, где Тихая делает полукруг возле граносиенитовой массы. Тут же появляются снеговые вершины Ульбинских Альп и Тургусуна. Их гигантские отроги окружили прекрасную равнину Риддера, так живописно развернувшуюся перед нами.

Риддер — местечко с населением в четыре тысячи человек. Равнина Риддера, северная сторона которой орошается Быструхой, — лишь продолжение большой, почти горизонтальной поверхности, простирающейся от места слияния Громатухи с Тихой до нижнего течения Быструхи. Приближаясь к точке слияния двух первых рек, Ульба вырывается из плена, где ее воды сжаты в глубокой расщелине, отделяющей Альпы от Ивановского заслона. На некотором расстоянии даже кажется, что Риддер стоит у самого подножия Ивановского заслона, простирающегося с север — северо-востока на юг — юго-запад.

Но на самом деле между этим местечком и непосредственной границей двух горных цепей расположен целый ряд холмов и возвышенностей, образованных из роговика. Ясно видно, как они группируются перед этими гигантами, являясь их отрогами. Оба этих хребта слагаются из гранита, незаметно переходящего в сиенит. Последний залегает вдоль всего правого берега Громатухи на расстоянии более четырех верст; затем область распространения этой породы поворачивает на северо-восток и примыкает, так же как гранит, к тальково-сланцевой области, граничащей на севере с гранитом, а на юге и юго-западе — с глинистым сланцем Ульбы.

Гранит, образующий большую часть Ивановских и Проходных Альп, по-видимому, местами включает массы, содержащие кварценосный порфир и диоритовые породы, обладающие очень мелкими зернами. Кварценосный порфир встречается также в непосредственной близости от конической горы, где расположен Риддерский рудник. Этот порфир образует там возвышенность, известную под названием Круглой сопки. Она была описана Розе с той щепетильной точностью н проницательностью, которая характеризует все труды знаменитого берлинского минералога[86].

Согласно сведениям, собранным мною в Ульбинских Альпах, отрогом которых является гора Проходная, нередко присутствует не только роговик, но и порфир на полешпатовом основании, переходящий то в диорит, то в гранит. Эренберг, который поднимался до самой вершины Проходной[87], установил, что она образована из темного, очень мелкозернистого диорита, содержащего маленькие зеленоватые кристаллы альбита, темно-зеленый амфибол и коричневую слюду. Средние районы горы, по сведениям Розе, сложены порфиром и гранитом. Знаменитый натуралист описал первую из этих пород. Основная масса — беловато-серая, содержит разбросанные мелкие кристаллы кварца и альбита, а также чешуйки в виде небольших скоплений; излом — оскольчатый.

В окрестностях Риддера часто встречаются переходы гранита в сиенит. Так, в большой гранитной области, охватывающей все левые притоки Тихой и простирающейся к западу почти до Ульбы, расположена сиенитовая зона. Она начинается в месте слияния Быструхи с Малой Таловкой и охватывает все пространство между Малой и Большой Таловкой. Не менее значительная масса сиенита возвышается на правом берегу Большой Таловки. Район между Быструхой и Ульбой образован исключительно из известнякового и глинисто-кварцевого сланцев, простирающихся вдоль Ульбы до того места, где к ней приближается гранитная область.

В Риддерском районе диорит и известняк можно рассматривать лишь как второстепенные породы по отношению к системе гранита и глинистого сланца. В области преобладания гранита масса диорита занимает пространство между Быструхой и Верхней Филипповкой, впадающей в Большую Филипповку. Длина диоритовой массы — примерно шесть верст; направление — с юго-запада на северо-восток. Вдоль западного склона гранитной горной цепи, называемой Голой горой, тянется другой массив диорита. Голая гора расположена примерно 20 верстами западнее Риддера. Ось диоритового массива направлена с севера на юг. Длина массива — около семи верст, ширина — две с половиной версты.

Роль известняка менее важна. Иногда он встречается вместе с калишпатом, в большей или меньшей степени пронизывающим барит, что особенно ярко проявляется на Сокольном руднике[88]. В других случаях известняк встречается в виде отдельных осадочных слоев, как, например, в южном районе горы, называемой Проходной Белок, где он образует довольно значительную массу и на севере находится в соприкосновении с сиенитом, а на востоке — с хлоритовым сланцем. Окраска известняка более или менее светлая, и, насколько мне известно, в нем совершенно не встречаются ископаемые.

В окрестностях Риддера обнаруживаются выходы роговика. Он обычно очень плотный и напоминает змеиногорский. Порода простирается вдоль Быструхи и образует закругленный массив, называемый Риддерской горой, где находится рудник того же названия. Затем роговик появляется на северо-западе в контакте с гранитом.

Краткое знакомство с Риддерским районом позволило нам установить, что на севере и северо-востоке он окружен гранитом, на юге и западе — глинисто-известняковым сланцем, а промежуточную, или центральную, часть района занимает роговик.

Посмотрим теперь, не может ли описание рудников пролить некоторый свет на соответствующие соотношения пород, о которых мы только что говорили. Такие соображения тем более важны, что внешний осмотр всех этих осадочных слоев приводит лишь к малоудовлетворительным выводам. Тщательно отмеченные на карте, слои дают лишь петрографическую карту местности, но не ее геологический облик. Перечислю главные рудники этого района.

Р и д д е р с к и й  р у д н и к  находится на северо-восточном склоне совершенно округлой горы, носящей то же название. Предмет разработки — сереброносный кварц с более или менее пористым строением, переходящий в охристое вещество по мере приближения к кровле, от которой он отделяется резкой демаркационной линией; в то же время он тесно связан с ложем, образованным из роговика или роговидного кремня темных оттенков. Глинистая, сильно кварцевая масса образует то, что в некоторых местах можно было бы назвать кровлей. Она наклонена с северо-востока на юго-запад под углом примерно 45° и составляет часть длинной полосы глинистого сланца, простирающегося вдоль обоих берегов Филипповки и поднимающегося вверх до истоков этой реки. Эта порода, служащая также кровлей Крюковскому и Сокольному рудникам, дает на всем занимаемом ею пространстве всевозможные модификации, особенно в местах соприкосновения с вулканическими формациями, в чем мы сможем в дальнейшем убедиться при знакомстве с рудниками, где встречаются вулканические породы. Только на глубине эта порода проявляет некоторые свойства, позволяющие считать ее глинистым сланцем. Вне рудника, наоборот, она часто состоит только из белого кварца, имеет криволинейный излом и по своим свойствам близка либо к роговику, слагающему ложе, либо к халцедону или даже полуопалу. Ниже приводится химический состав одной из разновидностей глинистой породы, образующей в некотором роде кровлю Риддерского рудника. Эти данные получены опять-таки благодаря любезности господина Соважа.

1. Глина, мягкая на ощупь, розового цвета, очень рыхлая, под ударами молотка превращается в мельчайший порошок. В результате промывки порошка соляной кислотой получается глина совершенно белого цвета, вполне поддающаяся обработке серной кислотой. Она содержит поташ и соду и может быть определена формулой B2S3 + aq (В — основание); присутствуют алюминий и небольшое количество магнезии и щелочных солей.

2. Кремнистый и несколько магнезиальный зеленовато-серый известняк. Состав его следующий:


Карбонат кальция 0,37

Карбонат магния, закись железа и магния 0,07

Окись железа, гидроокись натрия 0,36

Кварц со следами полевых шпатов на основе солей натрия и калия 0,20

Всего 1,00


Сереброносный кварц образует вытянутую жилу, внезапно сжимающуюся с севера на юг примерно посередине. Сжатие, о котором идет речь, произошло в результате местного сближения ложа и кровли. Таким образом, возникает область, сильно сжатая в средней части и вытянутая с востока на запад. В этом направлении она тянется ориентировочно на 250 метров при средней ширине 45 метров. Вертикальный разрез дает приблизительно следующую картину. Кварц пронизан сереброносными рудами меди и свинца, которые распределяются очень неравномерно. Особенно большое количество свинца — в пятом горизонте рудника, разработка которого достигла глубины более 72 метров.

Таким образом, рудник состоит из шести горизонтов, разделенных между собой промежутками примерно в 12 метров. Содержание чистого серебра на один пуд руды — от 8 до 15 золотников[89], однако только в сереброносных охрах. Твердый кварц дает лишь 1,5 — 6 золотников.

К р ю к о в с к и й  р у д н и к  расположен к юго-востоку от предыдущего, у подошвы ряда холмов из роговика, простирающихся вдоль подножия Ивановских Альп. Кровля образована из грязно-красного или зеленоватого порфира, который благодаря присутствию в нем кристаллов кварца мог считаться сходным со змеиногорским. Эта порода нередко переходит в массу, образованную согласно химическому анализу, любезно произведенному господином Соважем, из следующих составных частей:


Карбонат кальция 0,35

Окись железа 0,10

Глина, содержащая значительное количество калийных солей. 0,31

Полевошпатовый элемент 0,03

Кварц 0,21

Всего 1,00


Ложе рудника обычно состоит из глинистого сланца темного или грязно-серого цвета. Граница между собственно крышей и ложем, как и почти во всех рудниках Алтая, более или менее неопределенная, а часто ее вообще не существует. Разрабатываемые породы, так же как и в предыдущем руднике. — кварц и барит. Причем и здесь отмечается то же местное сжатие, но только в еще более резко выраженной форме. Сужение происходит в южной части рудника. Сближение между пустыми породами, теснящими металлоносную залежь, так значительно, что они оставляют между собой промежуток около полутора метров. Он заполнен крупными валунами из роговика и массой темного или желтого сланцевого известняка, подобно известняку Сокольного прииска. В нем содержится много колонн энкринитов, имеются отпечатки дендритов, а также прекрасные следы Calamopora polymorpha. Кроме главного сжатия, которое разделяет металлоносную массу на две части — западную и восточную, последняя, в свою очередь, разделена таким же сжатием. Здесь металлоносная масса прерывается. Главное сужение распространяется до седьмого горизонта, где западная часть уменьшается до размеров простой щели.

Глинистый сланец, образующий в соответствии с отдельными местностями то ложе, то кровлю рудника, по мере сближения к сереброносной массе переходит в хлоритовый сланец. Жировой сланец проникает в трещины и выбоины кровли и ложа и всегда содержит большее или меньшее количество серебра. Собственно сереброносное вещество состоит так же, как и в рудниках Риддерска, из пористого кварца, насквозь пронизанного сереброносными минералами, окислов меди и свинца и частицами самородного серебра. Особенно богат серебром средний район кварца. Чаще всего этот металл встречается в соединении с хлором, т. е. в виде хлоритового серебра. Обычное содержание металла в одном пуде руды — от 3/4 до одного золотника.

Примерно на глубине 50 метров нагромождены закругленные валуны кварца-роговика, глинистого сланца и других пород, сцементированных между собой белой глиной, которая, по-видимому, является результатом разрушения глинистого сланца, нередко слагающего ложе. На один пуд руды этот цемент дает до пяти граммов чистого серебра, тогда как валуны — примерно половину этого количества. Желтая охра с очень большим содержанием серебра проникает в твердую массу кварца и особенно концентрируется в средних районах последнего. Нижние районы кварца переполнены колчеданами. Роговиковый кремень сохраняет также все свойства металлоносного кварца, с которым он связан. Обычное содержание в нем металла— 11/8 золотника на пуд.

В некоторых местах глинистый сланец обладает довольно любопытными свойствами. Так, в верхней части рудника (сейчас уже исчерпанной) эта порода проявляется в виде конгломерата, образованного из обломков роговика и плотных охр, расположенных правильными слоями в белой глине. В других местах сланец превратился в белую меловую массу или же — в результате метаморфических процессов — в белый кварц или темный халцедон, которые образуют правильные мощные пласты.

Глубина Крюковского рудника — 48 сажен (примерно 102 метра). Он состоит из десяти горизонтов. Несмотря на сужения, которые в нескольких местах разделяют рудник на две неравные части, галереи расположены так, что есть возможность постоянно поддерживать сообщение между этими изолированными частями. Так, чтобы попасть из западной части рудника в восточную, нужно спуститься на седьмой горизонт, затем через поперечные галереи подняться на шестой, пятый, четвертый и третий горизонты; из этого последнего есть переход, соединяющий обе части рудника. Длина всего этого пути, пробивающего гору с востока на запад. — 320 саженей (около 683 метров).

С о к о л ь н ы й  р у д н и к  — самый красивый и богатый из всех рудников и вместе с тем единственный, в котором разработка проводилась в строгом соответствии со всеми предписаниями науки. Он был открыт совсем недавно. Руда добывается из мощной массы сереброносного барита, пронизанного калишпатом. Направление залегания сереброносной массы — с северо-запада на юго-восток. Барит в виде бугристых высот выступает непосредственно на поверхность в одной версте к юго-востоку от Риддерского рудника. Только местами здесь можно встретить несколько фрагментов глинистого сланца, который, если угодно, можно считать кровлей рудника. Но глинистый сланец здесь лежит только на поверхности и на известной глубине сменяется кварценосным порфиром, переходящим в глинистую породу. Ввиду того, что роговик во многих местах образует самый нижний слой залежей, его можно, в свою очередь, считать ложем, которое видно только внутри рудника.

Глинистый сланец часто до того пронизан марганцем, что теряет всякую связь и от удара молотка рассыпается в порошкообразную массу. Он не имеет решительно никакой стратификации, но в тех местах, где сохраняется его строение, наклон породы с северо-запада на юго-восток.

Мощность и даже направление залегания массы барита как будто довольно сильно меняются. Так, на четвертом горизонте она так повернула к юго-востоку, что на расстоянии даже более 50 саженей (около 107 метров) в этом направлении еще не была достигнута кровля. Можно предполагать, что металлоносная масса в этом месте внезапно повернула с севера на северо-восток. В нижних районах барит переходит в кварц, тесно связанный с роговиком. Переход этот отмечается на четвертом горизонте.

Кварц содержит золото в зернах, не видимых невооруженным глазом. Размельчив кварц и промыв полученное порошкообразное вещество, можно получить до 2 золотников золота (8,52 грамма) на 100 пудов (1,6 тонны) породы. Однако такой способ добычи золота нашли слишком дорогим, и этот опыт больше не повторялся. Сложность состоит еще и в том, что золото встречается совместно с углекислым свинцом, от которого его отделить механически очень трудно, так как удельный вес свинца велик. Впрочем, по мере приближения к стене кварц теряет свои сереброносные свойства. Его переход в сульфат барита обычно происходит через колчедан с малым содержанием серебра. Колчедан образует пласт, который является границей распространения сереброносного барита. Эта граница приходится на четвертый горизонт. Глубина рудника — около 110 метров.

Три рассмотренных нами главных рудника Риддерского района расположены по кривой линии, простирающейся с юго-запада на северо-восток приблизительно на пять километров. Роговик, который входит в состав ложа всех этих рудников, выходит наружу только местами. Его массы вытянуты почти всегда к востоку и бывают покрыты наносными формациями, расположенными между Быструхой и Тихой и гранитными гребнями Ивановских Альп. Иначе дело обстоит с породой, образующей кровлю. Очевидно, она связана с большой непрерывной областью глинистого сланца, простирающейся от Быструхи до Убы.

Последние минуты моего пребывания в Риддере были испорчены угрожающими симптомами приближающейся зимы. Стало холодно, снеговые тучи заволокли весь горизонт, и с минуты на минуту можно было ожидать обильного снегопада. Меня горячо убеждали отказаться от посещения рудников Зыряновска и советовали, не теряя времени, направиться в Усть-Каменогорск, чтобы хоть частично выполнить намеченный маршрут, в котором предусматривалось знакомство с золотоносными песками Казахской степи. Находясь перед необходимостью выбора между двумя этими местностями, я решил пожертвовать рудником в пользу степей, так как знаменитые разработки серебра были исследованы до меня Гумбольдтом. Розе и Эренбергом, а золотоносные пески оставались почти неизвестными.

Впрочем, главная цель, влекущая меня в Зыряновск. — определение возраста древних формаций этого района — была уже до некоторой степени выполнена благодаря любезности и просвещенной помощи полковника Остермейера. Желая вознаградить меня за жертву, которую я вынужден был принести, он поспешил направить в Зыряновск опытных специалистов с указанием собрать для меня ископаемые. Кроме того, он передал мне богатую коллекцию пород, снабженную сведениями относительно их месторождений и геологических свойств. С помощью этого ценного материала я имел возможность убедиться, что осадочные слои окрестностей Зыряновска несомненно идентичны с таковыми в Риддере.

Осадочные слои как Риддера, так и Зыряновска играют второстепенную роль по сравнению с глинистым и хлоритовым сланцами, которые, как мы смогли убедиться при исследовании в окрестностях Риддера и Змеиногорска, значительно изменены всюду, где они входят в контакт с породами вулканического происхождения. Глинисто-известняковые и кварцевые массы по возрасту сходны с окружающими породами, так как у тех и у других преобладает наклон с северо-запада на юго-восток.

Перечислю те виды ископаемых, которые моему ученому другу де Вернейлю удалось определить среди бесчисленных следов и обломков (множества стеблей энкринитов), содержащихся в образцах, собранных по указанию Остермейера на правом берегу Бухтармы, за три версты от деревни Таловка и в 16 верстах от крепости Бухтарминск, а также в соседних районах: Spirifer mosquensis, trigonalis, Verneuilli. Productus antiquatus, Punctatns, Bronnii, Punctati affinis.

Этого небольшого количества ископаемых достаточно для того, чтобы констатировать геологическую идентичность между известняками Зыряновска, Змеиногорска и Риддера. Возможно даже, что (если судить по некоторым образцам породы окрестностей горной цепи Холзун, очень похожей на упомянутую) область формации кремнисто-глинистого сланца и известняка образует длинную полосу, простирающуюся почти от Бухтарминска но направлению к Зыряновску до самого Холзуна.

Зыряновский рудник, образно говоря, — самый прекрасный цветок, украшающий блистательный венец Алтая. Это зарождающееся светило, которому, быть может, предназначено когда-нибудь затмить славный Змеиногорский рудник — в наши дни лишь воспоминание прошлого.

Разработки русскими алтайских рудников — дело совсем недавнего прошлого, и все ступени развития этого дела тщательно зарегистрированы в официальных документах, уже сделавшихся в большей или меньшей степени достоянием научного мира.

Для историка-археолога самое трудное, по вместе с тем и самое почетное дело начинается там, где кончается труд летописца. С этой точки зрения исследователю было бы очень интересно добраться до самого момента зарождения разработки руд в этом районе или по крайней мере изучить встречающиеся на каждом шагу многочисленные следы таинственного народа, который известен под неопределенным названием «чудь» и который почти всюду предварял разработки русских ученых горняков[90]. Быть может, исследователю удалось бы связать существование этой угасшей расы со знаменитой легендой древности, рассказавшей намного раньше Геродота, что северные страны обладают неисчислимыми богатствами металлов. Нет никакого сомнения, что поверье, прошедшее нетронутым через целые века и нашедшее стольких сторонников, не имело в виду только Уральский хребет, по подразумевало также и Алтай, Гумбольдт, не колеблясь (см. «Центральная Азия», 1841, т. 1. с. 402) считает северный склон Алтая местом обитания аримаспов Геродота, откуда согласно сведениям этого историка, поставлялось золото грекам через исседонов. Знаменитый исследователь нового мира помещает последних в Казахскую степь, причисляя их к Средней орде, кочующей между Каркаралами и Семипалатинском. Не менее интересно было бы изучить направление, по которому шли эти металлические богатства (вероятно, весьма разного происхождения), чтобы попасть к народам древности, а именно к греческим колонистам Понта Эвксинского[91], самым близким к источнику сокровищ.

...23 сентября (5 октября), несмотря на чрезвычайно плохую погоду, я выехал из Риддерска. Мне было очень жаль покидать эти места. Мы направились в деревню Бутариха по той же дороге, по которой уже проезжали. Из Черемшанки мы поехали вдоль Ульбы в деревню Тарханское, расположенную в 20 верстах к юг-юго-западу от первой, на правом берегу реки. Погода прояснилась, и после холодного утра температура воздуха так поднялась, что, когда мы прибыли в Черемшанку, термометр в четыре часа дня показывал +24° на солнце при совершенно ясном небе и полном безветрии. Вскоре покинув деревню, мы свернули налево с дороги, по которой до этого все время ехали. Наш путь лежал по узкой дорожке, усыпанной валунами и проходящей по довольно густой роще из берез, тополей и сосен. Дорожка привела нас к Большой Ульбе. В этом месте река разделяется на четыре рукава. Лишь один из них оказался довольно глубоким: вода доходила лошадям по грудь. Вскоре мы очутились на прекрасной равнине. Справа вдали сверкала Ульба. Горная цепь простирается вдоль западного берега реки, совсем близко от воды. Между восточным берегом и заслоном, протянувшимся параллельно заслону противоположного берега, расположена слегка неровная местность, где попадаются обработанные поля. Мы переправлялись через Ульбу примерно в трех четвертях версты от деревни Тарханское.

Порода, образующая район Черемшанка — Тарханское, представляет собой глинистый сланец голубовато-серого цвета, богатый следами органических остатков. К сожалению, в этой бесформенной однородной массе следы теснятся и наслаиваются так беспорядочно, что я мог ясно различить только Spirifer verneuils и Orthus striatula, которые, видимо, вместе с невероятным количеством стеблей энкринитов образуют большую часть всей массы ископаемых. Недалеко от деревни темно-синий сланец разделен на тонкие листочки. Его широкие плиты ориентированы на юг-юго-запад или на север-северо-восток под углом 60°. В верхних районах строение породы становится особенно сланцеватым и часто имеет наклон на юго-восток. Такое строение весьма характерно для пород, содержащих ископаемые. Почти всегда порода насыщена известковыми веществами и пенится при обработке кислотами.

По мере нашего продвижения к южным границам Алтая солнце светило все ярче. Казалось, мы вновь переживаем разгар лета — самые прекрасные июльские дни. Оставив позади деревню Тарханское, мы поехали по высокому плоскогорью. Слева его ограничивают возвышенности и даже довольно значительные конические высоты, совершенно закрывающие вид на Ульбу. Справа простирается заслон из глинистого сланца, где (у деревни Черемшанка) я собрал ископаемые. Здесь заслон постепенно снижается и незаметно сливается с равниной. От него в поперечном направлении отделяется множество бугров, тянущихся к Ульбе.

У подножия одного из таких бугров раскинулась деревня Согра. Мы спустились с этого довольно ровного плоскогорья на совершенно горизонтальную равнину. Здесь Ульба вновь стала доступна взору. Кустарники теснятся по берегам реки: это единственная древесная растительность. Начиная с Тарханского, деревья совершенно исчезают и начинается самая настоящая степь. Примерно через полверсты к юго-западу от деревни упомянутые выше поперечные бугры в виде удлиненных мысов вторгаются на равнину и тянутся с северо-запада на юго-восток.

Я обнаружил у них удивительные свойства. Они сложены из слюдяного сланца, причем золотистая, очень блестящая слюда чередуется с полосами слюды матово-черного цвета. Порода расположена небольшими плитками, наклон которых 5°, простирание с востока на запад. Она пронизана жилами гранита разнообразной мощности. Их толщина — от пяти сантиметров до нескольких футов, одни из них пересекают породу в направлении ее стратификации, другие — под более или менее значительными углами. Гранит лишен ярких красок, строение его зернистое. Он образован из кристаллов матово-белого полевого шпата, белого, отливающего перламутром кварца и бронзовый или черной слюды. Порода украшена небольшими додекаэдрами темно-красного, почти тусклого гранита. Пласты чистого беловатого кварца часто чередуются с пластами слюдяного сланца. Преобладающее направление гранитных жил — с север-северо-запада на юг-юго-восток. Нередко они пронизывают склон горы и выходят наружу на ее вершине остроконечными массами. Некоторые из них расположены очень интересно и точно так, как подобные жилы расположены в шахтах.

Мы оказались в настоящей степной области. Перед нами на далеком горизонте блестела голубоватая цепь Монастырских гор, высокая пирамида которых, увенчанная тремя остроконечными вершинами, резко и очень оригинально вырисовывалась на прозрачном небе. С той минуты как мы выехали из деревни Тарханское, нашему взору открылся этот величественный маяк, который, казалось, приветствовал нас из глубины казахских владений. Продвигаясь вдоль рукава Ульбы, мы достигли основного потока, где нас ожидал паром, чтобы перевезти на противоположный берег.

Правый берег в этих местах представляет собой равнину, состоящую из обкатанной гальки и наносной земли. Левый берег, наоборот, образован из скал очень плотного глинистого сланца, пронизанного жилами кварца. Пласты залегают с наклоном с северо-востока на юго-восток. Эти массы глинистого сланца — лишь оголенные склоны довольно высокого и однообразного плоскогорья, непосредственно связанного с левым берегом реки. Сразу же после переправы через реку начинаешь различать контуры Усть-Каменогорска. расположенного на обширной равнине, развернувшейся перед нами. На почти горизонтальной поверхности равнины местами поднимаются небольшие изолированные конусообразные возвышенности. Они повышаются но направлению к массам слюдяного сланца, сгруппированным вокруг окрестностей Согры. Слева вырисовываются последние отроги Алтая. Это гранитные, довольно низкие сопки, сливающиеся с волнистой поверхностью степи.

Погода 25 октября (7 ноября) была прекрасной, и наши тарантасы, как ветер, неслись по степи, вздымая густые облака пыли.

...Вдоль городских улиц выстроилось множество казахских юрт, придавая городу восточный колорит.

Мы вступили в Усть-Каменогорск 25 октября (7 ноября), когда садилось солнце, завершая этим величественным зрелищем прекрасный осенний день. Бледная лазурь неба была прозрачна как хрусталь. Торжественное спокойствие, которое царило в природе в это время, когда она была готова надеть снежный саван, отвечало моему настроению. С трудом пройдя по бесконечному таинственному лабиринту Алтая, я наконец достиг его пределов и собирался с ним распрощаться. Одинокий зритель в этом величественном театре, я покидал его именно в ту минуту, когда сама природа собиралась опустить занавес. Я был у порога обширного Алтайского края и взирал то на его кряжи, ощетинившиеся остроконечными, сверкающими от снега вершинами, то на безграничную Казахскую степь, которая, как океан, расстилалась у их подножия!

Иртыш служит здесь естественной границей между этими двумя великими пределами Азии. Я нетерпеливо ждал минуты, когда мы переправимся через эту реку и посетим места залегания осадочных слоев золотоносных песков, которые, как мне говорили, находятся в степи 80 верстами севернее города. К счастью, я остановился у владельца одного из самых замечательных приисков края. Это был коммерсант Запнин, который любезно предложил мне быть моим проводником не только в своих собственных владениях, но и на соседних приисках, принадлежащих Попову.

Прежде чем рассказать о поездке по Казахской степи, мне хочется сообщить некоторые сведения относительно организации и нравов этой большой семьи кочевников, подчиненной Русскому государству. Казахи принадлежат ко «второй категории»[92] «инородцев» и, следовательно, пользуются всеми правами, дарованными этой категории. Однако казахи отличаются от других местных народов правом пользоваться некоторыми преимуществами и личными привилегиями, а также другим способом взимания подати и даже ее характером.

(Льготы местному населению носили временный характер. Впоследствии отношение к нему было ужесточено. — В. Ц.)

Многочисленные стада этого края тщательно пересчитываются тогда же, когда проводится и перепись населения. Полученные данные действительны в течение трех лет и служат основанием при распределении налогов до новой переписи. Собранный скот употребляется для содержания казацких полков. Излишек идет в продажу, а вырученные средства — в пользу государства. С некоторых лиц, а именно с местных сановников (султанов, биев и т. п.) этот налог или совсем не взимался, или они освобождаются от него частично.

Время от времени уплата отменяется ввиду падежа поголовья скота, вызванного главным образом эпизоотиями. Этот бич, увы, слишком часто разоряет Казахский край. В эти тяжелые годины государство не только не взимает каких-либо налогов, но и оказывает потерпевшим всевозможную помощь. Когда я был в Казахской степи, стада понесли большой урон от свирепствовавших перед тем жестоких эпизоотий. Мне пришлось ожидать около двух часов на берегу Иртыша, прежде чем я смог переправиться на другой берег, ибо все баржи и паромы были заняты перевозкой лошадей и верблюдов, нагруженных зерном, посылаемым казахам со складов Усть-Каменогорска. Это была красочная и вместе с тем трогательная картина.

Казахские волости делятся на аулы[93]. Население каждого из них — 150—200 человек. 10—12 таких аулов образуют волость. Каждый аул управляется старшиной, а волость — султаном. 15—20 волостей образуют округ, во главе которого стоит старший из султанов, осуществляющий свои полномочия совместно с палатой, назначаемой высшей властью округа. Эту палату называют «окружным приказом». В палату помимо председателя-султана входят четверо заседателей: двое русских, назначаемых русскими властями, и двое казахов, избираемых и назначаемых их соотечественниками. Канцелярия — неотъемлемая часть палаты; она включает секретаря и нескольких переводчиков. Палата облечена судебной и полицейской властью. Отряд линейных казаков расквартирован в каждом округе и находится под непосредственным командованием офицеров. В его задачи входит выполнение решений палаты. «Приказ» действует через султанов, облеченных исполнительной властью. Волостные султаны, так же как врачи, переводчики и другие служащие, прикрепленные к «приказу», получают жалованье от русского правительства. Органы управления всей Казахской степью подчинены пограничным начальникам, находящимся в непосредственном ведении генерал-губернатора Западной Сибири.

Постановления относительно поселения русских в пределах обитания кочевых народов применяются также и к краю, о котором идет речь, где русским запрещено законом селиться или заявлять права на какое-либо недвижимое имущество без официального разрешения казахов[94]. (Впоследствии такое положение было фактически ликвидировано административными реформами 60-х годов XIX века. — В. Ц.)

Среди свойств, характерных для казахов, следует особенно отметить исключительно развитый слух, зрение и зрительную память. Правда, надо сказать, что этими качествами отличаются все кочевые народы. Многочисленные доказательства этого я наблюдал не только у алтайцев, тувинцев и других сибирских народностей, но и у арабов, курдов и тюрков во время моих бесконечных странствований по Востоку. Однако я не помню, чтобы какой-нибудь из этих народов, кроме казахов, дал мне повод поражаться такой необычайной степени развития этих способностей. Все, кто имел возможность наблюдать казахов, были поражены этими их качествами.

Иванин, подполковник Императорского генерального штаба, очень образованный офицер, сведущий во всем, что касается народов Арало-Каспийского бассейна, среди которых он долго жил, рассказал мне следующий случай. Старый, совершенно слепой казах служил отряду казаков проводником в степи и вполне уверенно провел этот отряд более чем на 200 километров. Для ориентации он время от времени обращался к казакам с просьбой описать ему форму окрестных холмов, положение курганов и озер, направление течения рек, ручьев и т. д. Бывали случаи, когда он собирал травы и подносил их ко рту и носу и следил за ветром и подробно расспрашивал, откуда он дует. Иванин утверждает, что он знает казахов, которые могут на расстоянии одного километра обнаружить человека, спрятавшегося в засаде, а также в сумерки, когда люди вырисовываются на горизонте едва заметными точками, не только разглядеть человека, но и отличить соотечественника от иноплеменного.

Казаки́, сами обладающие необыкновенно острым зрением, в чем я мог не раз убедиться, утверждают, что казахи видят ночью так же хорошо, как и днем, сочетая, таким образом, одновременно нормальное зрение с преимуществами зрения альбиноса и летучей мыши[95].

Другое свойство, которое особенно необходимо казахам во время набегов, известных под названием «барымта», — эта поразительная ловкость и умение запутывать следы коней, чтобы избежать погони. Если только казаху удается выиграть время, чтобы хотя бы на четверть часа опередить погоню и потеряться из виду своих преследователей, то ему почти всегда удается скрыться.

Уводя стадо, казахи заставляют его двигаться рысью, а если это табун лошадей, то даже карьером. Достигнув речки, казахи бросаются в воду впереди стада и пикой наносят легкую рану одному из животных, находящихся в первом ряду. Как только обезумевшие животные увидят кровь, они бросаются в воду. Минута — и уже пыль клубится столбом на противоположном берегу. Подобно тюркам и вообще всем кочевым народам Центральной Азии, казахи прекрасные наездники.

...26 сентября (8 октября) мы выехали из Усть-Каменогорска и направились снова в Казахскую степь. Ровная поверхность отделяет город от Иртыша, который в этих местах, впервые освобождаясь от долгого плена, свободно разливается по равнине. Контраст между гористым и степным ландшафтами здесь очень резок. Юго-западный край Алтайского хребта разделен на неправильные пирамиды, западные склоны которых постепенно понижаются и сливаются с равниной, простирающейся до города и пристани.

Порода, образующая высокий район берега, — слюдяной сланец, похожий на тот, который мы видели у деревни Согра, и на породу, слагающую бугры Казахской степи. Наклон этого сланца с юго-запада на северо-восток. Порода претерпевает локальные изменения и, незаметно пройдя ряд переходных форм, превращается в очень интересную диоритовую породу, пестро раскрашенную пятнами и пересеченную полосками черного цвета. По мнению господина Соважа, которому я показал образец этой породы, она по составу очень похожа на породу, обнаруженную нами на правом берегу Чулышмана (река на Восточном Алтае. — В. Ц.). Только здесь полевошпатовый элемент более тусклый. Что касается амфиболового элемента, зеленого в чулышманской породе, то в рассматриваемом нами образце амфибол заменен коричневой лабрадорной роговой обманкой.

Погрузившись на большой паром вместе с лошадьми и тарантасами и благополучно переправившись на противоположный берег, примерно в течение получаса мы ехали по равнине. Постепенно рельеф местности менялся. Цепи холмов и даже более или менее значительные высоты пересекали равнину чаще всего с север-северо-востока на юг-юго-запад. Почти все они с закругленными вершинами. Удлиненные холмы понижались и незаметно пропадали по мере приближения к Иртышу.

Все эти высоты образованы из очень блестящего слюдяного сланца, содержащего жилы кварца, с криволинейным изломом и жирной поверхностью. Нередко кварц значительными массами залегает у подножия возвышенностей из слюдяного сланца. Он образует жилы толщиной в несколько футов (2—3 метра — В. Ц.), которые пронизывают холмы с север-северо-востока на юг-юго-запад. Кварц редко бывает чистым; чаще всего он усыпан чешуйками слюды. Преобладающий наклон слюдяного сланца — с юго-запада на северо-восток. Нередко можно видеть красноватый гранит, то пробивающийся отдельными массами у подошвы возвышенностей из слюдяного сланца, то сливающийся со сланцем. Впрочем, слюдяной сланец иногда содержит, особенно вблизи гранита, очень ясно различимые кристаллы полевого шпата и тогда образует настоящий гнейс.

Таким образом, слюдяной кварц, слюдяной сланец, гнейс и гранит могли бы считаться непрерывным рядом превращений одной и той же породы. Тусклый белый кварц с жирной поверхностью и листиками слюды мог бы оказаться слюдяным сланцем (с большим содержанием кварца), не принявшим еще слоистого строения. Нормальный слюдяной сланец мог бы перейти в гнейс путем развития кристаллов полевого шпата и превратиться в гранит, теряя свое слоистое строение. Гранит всей долины Аблаикита (о ней см. ниже) кажется идентичным с тем, который образует жилы или замечательные дайки, обнаруженные нами поблизости от деревни Согра. Это обстоятельство могло бы послужить указанием на геологические связи между слюдяным сланцем и гранитом, аналогичные тем, которые эти две породы проявили в окрестностях Согры.

Пирамида Монастырской горной цепи с тремя вершинами все яснее вырисовывалась перед нами. У ее подножия поверхность все более и более снижалась, резко отличаясь от рельефа района по ту сторону Иртыша, где угрожающие массивы Алтая возвышаются над рекой и сужают ее русло.

По мере продвижения вперед слюдяной сланец незаметно переходит в очень черный глинистый сланец, все более теряющий свой блеск. Пласты его залегают с наклоном с юго-запада на северо-восток. Возвышенности, которые образует эта порода, тянутся несколькими рядами, почти полукругом, с юго-востока на север-северо-запад. Эти горы почти совершенно скрыли Аблаикитскую горную цепь. Нам были видны лишь ее пики и купола.

Вскоре мы переправились через небольшую речку с совершенно плоскими берегами, называемую Аблаикит. Поверхность долины, по которой она протекает, беспорядочно всхолмлена. С двух сторон долину окаймляют горы с резкими очертаниями и острыми вершинами. Они образованы из глинистого сланца.

Мы переменили лошадей у первого казачьего пикета, расположенного на левом берегу потока, в 35 верстах от Усть-Каменогорска[96].

Жара была невыносимая: в два часа дня термометр показывал на солнце 32°. В разгар лета здесь, среди этих равнин, окруженных скалами с оголенными склонами, должно быть очень душно. В нескольких местах я заметил потемневшие, как от золы, поверхности, имеющие вид вулканической формации. Меня уверяли, что это лишь последствия пожара, который внезапно занимается в травах, высохших на солнце. Этим же объяснили неожиданно поднявшийся невдалеке от нас столб дыма. Во всяком случае, вызваны ли эти пожары солнцем или рукой человека, в нескольких местах, а именно в окрестностях второго пикета, мы увидели бесконечное количество огней, мелькавших на склонах горы. Ночью это зрелище производит сказочное впечатление.

Второй пикет, называемый Сабинское, расположен в 20 верстах от первого. Примерно на полпути от первого пункта ко второму гранитная цепь левой стороны ложбины поворачивает на юго-запад. Ее сменяют закругленные массы глинистого сланца, а гранит совершенно исчезает. Однако на противоположной стороне ложбины, там, где возвышается заслон из того же глинистого сланца, гранитная кромка не только не исчезает, но постоянно возвышается над ним.

Продолжая следовать вдоль левого берега Аблаикита, мы увидели, что в нескольких местах долина реки становится довольно живописной ввиду большого разнообразия контуров гранитных масс, возвышающихся со всех сторон. Своими причудливыми и фантастическими формами они нередко напоминают скалы на берегах озера Колывань (на Восточном Алтае. — В. Ц.) или в окрестностях деревни Базаиха (на Енисее). Обе цепи гор, окаймляющие долину, образованы той же породой. Она то расположена мощными пластами со всей симметрией напластованного осадочного слоя, то расколота на колонны и наклонные или вертикальные пирамиды, четко вырисовывающиеся на фоне прозрачной чистоты горизонта.

Примерно в шести верстах от второго пикета (по дороге в третий) снова появляется слюдяной сланец. Как и в предыдущем случае, он часто переходит в гнейс и глинистый сланец и образует то острые конусообразные вершины, то плиты и настоящие шиферы. Но всегда они более или менее вздыблены и наклонены с юго-запада на северо-восток или же расположены совершенно вертикально. Иногда, главным образом на восточной стороне долины, порода эта сменяется гранитом. На противоположной стороне гранит постоянно преобладает над сланцем как по высоте, так и по объему масс. Гранит здесь не только пронизан жилами кварца, но нередко его перерезают и дайки (пластинообразные тела. — В. Ц.) более светлого, главным образом, полевошпатового гранита.

Постепенно долина все более украшалась кустарниками ивы и березой, образующими заросли по обоим берегам реки Аблаикит. Узнав, что в десяти верстах от второго пикета расположены развалины древнего замка, известного у русских как Аблаикитский дворец, я решил посетить эти развалины...

На небольшом расстоянии к югу от второго пикета долина сильно расширяется и поверхность ее становится более ровной. Горы восточного берега, образованные из глинистого сланца, принимают закругленные контуры, тогда как на противоположном берегу тянется хребет, образованный исключительно гранитными массами с изрезанными и очень разнообразными очертаниями, на боковых поверхностях которых начали появляться хвойные массивы.


Научные экспедиции по Казахстану

Руины Аблаикитского дворца


Перейдя реку, мы повернули на запад и вскоре достигли развалин или, скорее, того места, на котором когда-то был замок. Среди неправильного полукруга из гранитных масс живописных и причудливых форм можно рассмотреть фундамент здания, которое ныне не существует. Это параллелограмм, построенный из плит глинистого сланца, которые скреплены между собой известняковым цементом. Там и сям разбросаны кирпичи и отесанные гранитные блоки. И те и другие довольно искусно отделаны. По всей вероятности, из них был сложен корпус здания.

Громадное количество строительного материала, добытого здесь русскими и казахами, доказывает, насколько велики были размеры постройки. Не только грубые могильные памятники казахов, которые можно встретить в большом количестве по всей округе, воздвигнуты из камней, взятых на этих развалинах, но и ближайшие казачьи посты постоянно берут здесь камень для своих построек. Коммерсант Запнин рассказал мне, что за те 12 лет, что он занимается промывкой золота в районах, смежных с развалинами, не проходит ни одного лета, чтобы не перевозились очень большие партии камня или в Усть-Каменогорск, или в одно из его поместий, где он используется как строительный материал.

Среди всякого мусора и обломков часто встречаются куски белой стюк-гипсовой штукатурки, красочно разрисованные кирпичи, покрытые глазурью, подобно изразцам наших печей и каминов, а также рельефные, довольно грубые орнаменты. Здесь можно обнаружить обломки гранитных колонн, напоминающие колонны дорического ордера. Среди этих руин мое внимание особенно привлекали остатки развалившейся древней стены, служившей, видимо, когда-то своего рода укреплением. Взлетая ввысь и отвесно спускаясь по резко очерченным контурам скал, стены эти когда-то огораживали обширное пространство, очень хорошо защищенное самой природой и искусством строителей.

Вот все, что осталось от этих развалин, носящих торжественное название Аблаикитского дворца. Сведения по его истории тщательно отобраны и с тонким знанием предмета и глубокой эрудицией переданы известным географом Риттером. Паллас и Шангин составили топографический план этой местности. Он показывает, как быстро происходит разрушение исторических памятников в этих краях. Очертания гранитных масс, также напоминающие колоссальные разрушенные замки и крепости, представляют для натуралиста и художника значительно больший интерес, чем эти жалкие, ветхие развалины. Перед поэтическими останками, оживляющими священную землю Греции, Сирии, Италии, Египта и многих других стран, знаменитые памятники которых мы имели счастье лицезреть на том самом месте, где некогда совершалось столько великих и славных дел, эти развалины выглядят просто грудой немых камней.

С высоты беспорядочно нагроможденных скал взгляд охватывает большую часть долины Аблаикита и красивую ложбину Талды. И та и другая окаймлены непрерывным рядом пиков и гранитных кряжей очень оригинальной формы.

Места, соединенные с Аблаикитскими развалинами, и некоторые другие районы в этой долине свидетельствуют о зарождении земледелия у кочевых народов. Мы об этом уже напоминали. Побуждаемые примером русских, они пробуют извлечь пользу из своей земли, которая чрезвычайно благоприятна для земледелия, потому что, например, здесь рожь очень часто дает урожай сам-пятьдесят. Главная беда, с которой приходится бороться земледельцу, это летняя засуха, заставляющая применять искусственное орошение. Нижние районы покрыты богатыми травами. Сенокос бывает три раза в лето. Впрочем, казахи, живущие по соседству с русскими, совсем недавно убедились в возможности снабжать скот в зимнее время обильным кормом, заготовляя запасы сена.

В Казахской степи лето очень жаркое, а ночи отличаются весьма низкой температурой. Вероятно, это обстоятельство и особые свойства почвы делают местность неблагоприятной для разведения фруктовых деревьев. В Усть-Каменогорске было проведено много опытов с посадкой фруктовых деревьев. Но результаты всегда оказывались плачевными. Яблони, вишневые деревья и даже дубы, несмотря на самый тщательный уход, быстро засыхали».

(Весьма поучительно здесь прервать изложение впечатлений Чихачева и рассказать вкратце о замечательных изменениях, происшедших в этом крае после Великой Октябрьской социалистической революции. В неоднократно упоминаемом Чихачевым Риддере — ныне Лениногорске — в 1935 году был создан Алтайский ботанический сад. Сейчас его площадь составляет 186 гектаров, коллекционный фонд насчитывает более 3770 видов, форм и сортов. За последние годы садом реализованы для хозяйств Восточно-Казахстанской области сотни тысяч саженцев древесных и кустарниковых растений, в том числе плодово-ягодных 33 сортов: яблонь, груш, вишни, смородины, малины, земляники, крыжовника и облепихи. В Восточном Казахстане официально зарегистрировано более 25 тысяч садоводов, не считая тех, кто имеет приусадебные участки[97]).

«Мы вернулись обратно, вновь переправились через Аблаикит и пошли на северо-восток по весьма холмистой местности. Все горы здесь более или менее закругленные. Они образованы из плит глинистого сланца, которые чаще всего вертикально вздыблены. Наконец мы достигли золотых приисков Попова, расположенных примерно в 20 верстах от развалин Аблаикитского дворца. Золотоносные осадочные слои простираются вдоль небольшой речки Сарбулак, впадающей в Бердибай — приток Аблаикита. Мощность золотоносных слоев и слоев покрывающего их делювия составляет полтора и примерно пять метров соответственно. В нескольких местах золотоносные слои прерываются либо в результате внезапного сужения, сокращающего слой до тонкой жилы, либо вследствие вклинившегося осадочного незолотоносного слоя, разделяющего золотоносный слой пополам. Вклинившийся осадочный слой обычно состоит из глины. Она неоднократно чередуется с золотоносными осадочными слоями.

Осадочный слой делювия образован более или менее закругленной галькой из глинистого сланца, расположенной горизонтальными пластами.

Пласты глины примерно метровой толщины чаще всего совершенно не содержат золота. В них имеется лишь незначительное количество гальки. Эта галька представляет собой небольшие плитки темно-синего или черного известнякового сланца с закругленными углами и некоторого количества зерен кварца, скрепленных между собой пепельно-серой глинисто-известняковой массой. Цементирующая масса — однородная, рыхлая, пенистая при обработке кислотами. В этой массе можно нередко различить следы маленьких стебельков злаковых растений. Они проявляются в виде точек и желтых полосок, окрашенных окисью железа, и в точности напоминают содержащиеся в глинах и мергелях остатки разложившихся растений.

Галька из известнякового сланца в большем или меньшем количестве встречается также в золотоносных осадочных слоях. Но ее здесь не так много и расположена она не так плотно, как в делювиальных осадочных слоях. В гальку проникают массы темно-серого песка, состоящего из размельченного кварца и глинистого сланца. Обломки голубовато-черного глинистого сланца придают песку темный оттенок. Ни галька, ни песок не пенятся при обработке кислотами. Этот состав особенно характерен для пласта, лежащего непосредственно над ложем. Обыкновенно эти слои наиболее богаты содержанием золота, и в них можно найти больше всего самородков. Золотые песчинки, зерна и осколки драгоценного металла встречаются главным образом в расщелинах и трещинах слоистой породы, которую они пронизывают независимо от ее стратификации. Считается, что золотые песчинки и осколки самородков становятся тем крупнее, чем обширнее золотоносная область и чем более отлоги ее склоны. Соображение, приводимое ниже, в некоторой степени может подтвердить эту гипотезу. Воды, несущие золотоносный песок по широким равнинам с незначительным наклоном, текут медленнее, чем в сжатом русле с крутым наклоном. В первом случае тела большого удельного веса оседают, тогда как течение уносит их дальше в тех местах, где из-за определенного характера местности оно становится быстрее.

Порода, на которой покоятся все эти чередующиеся золотоносные и бесплодные слои, образует ложе и представляет собой род песчаника. Он подобен породе в Живе в Арденнах (горный массив во Франции — В. Ц.). Цвет породы — темно-серый, отливающий иногда голубизной. Твердость незначительна, и по породе легко проводить бороздки железом. Порода имеет землистый запах. Внешний вид ее очень напоминает некоторые виды известняково-глинистых сланцев. Однако после анализа, любезно проведенного господином Соважем, было установлено, что данная порода не содержит следов углекислого кальция; глинистая часть выявляется серной кислотой и образует лишь 0,12 всей массы...


Часть, не поддающаяся воздействию соляной кислоты 0,2833

Часть, поддающаяся воздействию серной кислоты 0,1235

Щелочной полевой шпат 0,3327

Кварц 0,2605

Всего 1,0000


Река Сарбулак образована двумя ручьями — Дмитриевским и Ивановкой. Ее русло, сжатое двумя горами, имеет ширину от 4 до 18 метров. Однако ввиду слабого наклона данной местности эти районы дают самые относительно крупные куски золота (нередко находят самородки весом от 8 до 12 граммов). Многие из них мне показывали. Иногда куски белого кварца покрывает золотая кора. По мере того, как русло Сарбулака начинает проходить по более крутому склону, объем и обилие золотых частиц уменьшаются. В нижнем течении реки длина золотоносной области — 25 метров, а ширина — 4 метра; наклон района — по крайней мере 10 сантиметров на метр. Золотоносная область остается довольно бедной до пункта, отстоящего на две версты от места слияния двух ручьев. Этот пункт — граница золотоносной области, так как местность, тянущаяся на полторы версты (до устья Сарбулака, впадающего в Бердибай), совершенно бесплодна в этом отношении.

На берегах Бердибая вновь появляются золотоносные осадочные слои. Однако здесь они чрезвычайно скудны; к тому же и наклон течения реки — примерно 15 сантиметров на метр. Бердибай впадает в Аблаикит недалеко от пикета Сабинское.

На приисках Попова в течение лета обычно добывается 33 килограмма золота. Как правило, работы начинаются в конце апреля, а заканчиваются 10 октября. На приисках занято до 250 человек. Золотые прииски Запнина расположены на юг-юго-восток от приисков Попова, в 15 верстах от них.

Долина, по которой протекает Сарбулак, представляет собой довольно обширную равнину, окруженную горами с закругленными контурами, склоны которых исполосованы по вертикали вздыбленными пластами мелкозернистого глинистого сланца, залегающего с наклоном с юго-запада на северо-восток.

Осадочные слои, разрабатываемые на приисках Запнина, расположены вдоль речки Санташ, текущей с северо-востока на юго-запад. Территория приисков начинается примерно на расстоянии одной версты от верховьев Санташа. Долина этой реки значительнее у́же долины Сарбулака и окаймлена более крутыми горами. Золотоносные осадочные слои разрабатываются вдоль всей реки до ее устья, и длина их составляет, таким образом, семь верст. Помимо этой непрерывной полосы имеются довольно богатые осадочные слои, расположенные изолированно в боковых долинах и даже в расщелинах гор, совершенно лишенных воды. Золотоносные массы Санташа покрыты песком и наносной глиной, мощность которых, как мы увидим по приведенным ниже примерам, поразительно разнообразна. В районах, расположенных у верхнего течения реки, где она сжата глубокой и довольно узкой долиной, мощность осадочных слоев — от двух до шести метров. Они содержат гораздо больше гальки, чем осадочные слои нижних районов реки, где долина в конце концов превращается в широкую равнину.

Здесь стоит третий казачий пост. Вся равнина покрыта солончаковыми выцветами, выступающими белыми пятнами на поверхности жирной охристой желто-красной песчаной глины, переполненной обломками гипса, который очень часто появляется в виде больших красивых кристаллов.

Итак, осадочные слои, слагающие поверхность равнины, обладают необычайной мощностью. Чтобы их пробить и достичь золотоносного слоя, приходится рыть шахты. Я осматривал одну из них. Она расположена примерно в одной версте от левого берега Санташа. Здесь на глубине четырех-пяти метров только что обнаружены первые следы золота. Если разработка наладится, то потребуются почти такие же сложные подземные работы, как если бы эксплуатировалась металлоносная рудная жила в породе. Золотоносный слой, которого удалось достичь на такой значительной глубине, состоит из зерен желтого кварца, гипса, глинистого сланца, небольших кусков мергеля и т. д. Вся эта масса разминается легко, как глина. Она содержит много плоских обломков глинистого сланца и большое количество чудных кристаллов селенита (разновидность гипса — В. Ц.) длиной от 30 до 50 сантиметров. Они часто образуют друзы; оси кристаллов пересекаются под прямым углом, и тогда они напоминают ставролиты (минералы подкласса островных силикатов — В. Ц.). Масса такого состава является единственно пригодной для разработки. Покрывающие ее мощные осадочные слои также содержат золотые песчинки. Их количество растет с глубиной, они как бы предвещают настоящую золотоносную массу.

Золотоносные осадочные слои простираются вдоль берегов Санташа до места его впадения в Белькульбак и продолжаются вдоль последнего, где их еще не исследовали (однако можно предположить, что они занимают значительное расстояние).

Другой пример резких изменений мощности наносных осадочных слоев в этом районе дает правый берег небольшого ручья, впадающего в Санташ (на территории Троицкого прииска). Из произведенных в двух местах бурений (их разделяло очень небольшое расстояние) одно дало золото на глубине 1 метра, во втором же золотоносный слой не обнаружен на глубине даже 31 метра. От дальнейшего бурения пришлось отказаться из-за большого количества воды, начавшей заливать шахты.

В золотоносной области, эксплуатируемой М. Запниным, среднее содержание золота при промывке — 50 долей на 100 пудов породы. Самородки появляются гораздо чаще, и они больших размеров, чем у Попова. Нередко находят куски весом 400 граммов и даже 2,08 килограмма. Минералогический состав золотоносных слоев приисков Запнина обнаруживает большое сходство с составом золотоносных слоев приисков Н. Попова, которые я только что описывал. По-видимому, только в первом из названных приисков масса, которая состоит из небольших обломков и в которой присутствует галька из глинистого сланца, содержит известняковые вещества, потому что она пенится при обработке кислотами, что редко случается с золотоносными осадочными слоями в разработках Попова.

У Н. Попова, как и у М. Запнина, работы выполняют исключительно казахи. На этот факт стоит обратить внимание. Разработка золотоносных песков, быть может, единственный пример во всей Сибири[98], когда кочевые народы заняты в промышленности.

Изменения нравов здесь разительны. По вековым традициям кочевники живут лишь сегодняшним днем. Они не знают другого источника достатка и благополучия, кроме скотоводства, которое удовлетворяет все их потребности. К несчастью, довольно частые эпизоотии приводят к массовому падежу скота. Нескольких недель достаточно, чтобы богатый сибарит (человек, предающийся праздности. — В. Ц.) степей, которому еще вчера все завидовали, сегодня превратился в несчастного, жалкого нищего.

Однако с тех пор, как русские промышленники появились в крае и организовали работы, где каждый может принять участие и обеспечить будущее, к этим предприятиям потянулось множество казахов. По истечении срока контрактов многие из них остаются у прежних хозяев: размеренность новой жизни им пришлась по душе, несмотря на то, что прежняя предоставляла больше свободы; но ведь она была отравлена постоянными невзгодами, полна тревог, неизвестности и нищеты. Те же из казахов, которые предпочитают возвращаться к своим пенатам (домашнему очагу. — В. Ц.), приносят с собой новые нравы и новые навыки. Некоторые захватывают с собой сельскохозяйственный инвентарь: топоры, косы, пилы и т. п., хвастаясь новыми талисманами и вызывая величайшее удивление своих непросвещенных соотечественников. Не отдавая себе отчета, они уже перешагнули через неизмеримую бездну, отделяющую земледельца от бродячего сына пустыни.

...Ввиду того, что меня ожидали во втором пикете, где я должен был провести ночь на 27 сентября (9 октября), я повернул в сторону Усть-Каменогорска, следуя по узким долинам, протянувшимся с юго-запада на северо-восток.

Долины эти окаймлены голыми закругленными однообразными горами. Они образованы из глинистого сланца с сильно вздыбленными плитами. Их залегание — с юго-запада на северо-восток.

Мы переправились через сравнительно большую речку Сабинку. Она образована слиянием трех ручьев: Бердибая, Сарбулака и Югара. Скоро перед нами появились характерные очертания Аблаикитского кряжа, и мы увидели гостеприимные кровли первого казачьего пикета. Ориентируясь по склону, сплошь усыпанному гранитными глыбами, мы очень быстро достигли места назначения, хотя все же нас застигла темнота.

Прошедший день был невыносимо жарким. Даже в 9 часов вечера термометр показывал +5°, а в 12 часов на самом солнцепеке ртутный столбик поднялся до +31,9°.

Проведя ночь у казаков, утром 28 сентября (10 октября) мы вновь пустились в путь и вернулись к тому месту, где переправлялись через Иртыш, выезжая из Усть-Каменогорска. На этот раз переезд был менее приятным, чем три дня назад. Свежий ветер, который с каждой минутой крепчал, заставил нас немедленно воспользоваться рыбачьими баржами, так как мы имели все основания предполагать, что еще минута — и переправа станет невозможной. В таком случае нам пришлось бы провести ночь под открытым небом, это было бы тем более неприятно, что с нами не было палаток и мы находились за 30 верст от ближайшего казачьего поста.

На следующий день мы выехали из Усть-Каменогорска и переправились через Убу. Местами еще встречался гранит. Он возвышался конусообразными массами, изолированно стоящими на равнине, или пробивался в простирающейся до самого Иртыша степи. Проехав 17 верст от Усть-Каменогорска, мы миновали деревню Прапорщиково, стоявшую на берегу Иртыша. Начиная с этого района, появляются довольно значительные массивы из голубоватого глинистого сланца. Они расположены полукругом с севера-востока на юго-запад и перемежаются с мощными осадочными слоями глины, песка и конгломерата. Мы преодолели три таких гребня. Один стоит в 19 верстах от Усть-Каменогорска, другой — в 23 и третий — в 29 верстах.

Деревня Глубокая (сейчас промышленный поселок городского типа Глубокое — В. Ц.) довольно живописно раскинулась на берегу Иртыша, украшенного здесь бесчисленными лесистыми островками. От Глубокой и до Березовска (25 верст) гранит — преобладающая порода. Из него состоят массивы с резко очерченными формами, расположенные через примерно равные расстояния. В некоторых местах они подходят к самой реке и крутой стеной низвергаются в глубину. Часто такие же массивы появляются на противоположном берегу, хотя обычно на некотором расстоянии от реки. Их контуры не столь резки; постепенно сглаживаясь, они сливаются с холмистой поверхностью степи. Нередко гранит переходит в слюдяной сланец и гнейс. Между Змеиноярском и Березовском особенно часто встречаются вертикально вздыбленные пласты гнейса. В окрестностях Березовска гранит сменяется голубоватым блестящим глинистым сланцем, расколотым на тонкие правильные плиты.

Смена породы накладывает своеобразный отпечаток на внешний облик района. От Березовска до деревни Зевакино (27 верст) видны только закругленные возвышенности, подступающие к Иртышу, как гигантские волны разбушевавшегося моря. Ослепительный блеск белого кварца, который то венчает эти возвышенности, то пробивается сквозь них мощными жилами, завершает картину бурного моря и производит впечатление белой пены. Обычно у самого Иртыша поверхность земли не всхолмлена, а незаметно сливается с более или менее горизонтальными берегами реки. Иртыш живописно струится среди равнин и, разделяясь на рукава, образует несколько островов.

В десяти минутах езды к югу от деревни Зевакино появляется глинистый сланец. Он образует здесь довольно высокий гребень, простирающийся с севера на юго-восток и отвесно спускающийся к Иртышу. Порода очень черная и чрезвычайно слоистая. Слои нередко перепутаны и искривлены. Простирание — с северо-запада на юго-восток. Эта же порода простирается до Убинской крепости, расположенной в 20 верстах от Зевакина. Облик района здесь сохраняет прежний характер, только холмы не так резко выражены и не так часто встречаются обнажения такого же темного глинистого сланца.

Температура воздуха оставалась очень высокой для этого времени года. 28 сентября (10 октября) на Убинских равнинах термометр в два часа дня на солнце показывал +27,8°. Вблизи устья Убы мы переправились через нее на пароме. В этом месте река очень широкая и разделяется на несколько рукавов.

На левом берегу мысом выдвигается мощная масса глинистого слайда; правый же берег плоский и покрыт галькой. Там, где Уба направляется к Иртышу, глинистый сланец, содержащий много чистого кварца, образует ряд возвышенностей, тянущихся, примерно, параллельно течению реки.

В окрестностях Пьяноярска местность принимает степной характер. Степь несколько разнообразит Шульбинский лес, который виднеется вдали, примерно на полпути от деревни того же названия к Пьяноярску. Лес появляется на горизонте черной полосой, простирающейся вкось по направлению к Иртышу. Через Шульбу мы переправились вброд.

На берегах этой реки шиферы глинистого сланца сильно вздыблены. Возможно даже, что глинистый сланец и дальше слагает всю равнину. Хоть поверхность ее и покрыта тонким пластом делювиальных осадочных слоев, в нескольких местах на берегу Иртыша пробивается глинистый сланец.

У Шульбинского поста, в котором расквартировано 40 казаков, мы переправились через реку на пароме. Вблизи Шульбинского леса из сибирских лиственниц почва становится такой песчаной, что это очень мешает езде в экипаже. Чтобы избежать трудностей этого пути, обычно переправляются на противоположный берег Иртыша и едут вдоль него 30 верст до Талицкого казачьего поста, где вновь переправляются на правый берег. Чтобы облегчить двойную переправу, правительство в обоих местах содержит большие паромы, обслуживаемые казаками упомянутых постов.

Правый берег Иртыша у Шульбинской пристани очень высок. Он образован заслоном глинистого сланца, очень симметрично разделенного на пласты, которые то вертикально вздыблены и пронизаны жилами кварца, то сморщены и скручены в разных направлениях. За исключением частичных дислокаций, общий наклон пластов характеризуется направлением с юго-запада на северо-восток. Область распространения глинистого сланца простирается на очень большое расстояние, исчезая под наносными осадочными слоями только у Талицкого казачьего поста. Левый же берег, наоборот, образует низкий пляж, состоящий из круглой гальки и расположенный на одном уровне со степью.

Волнистая степь — это владение кочевого народа — застлана пушистым ковром травы, покрывающей всю далекую, необозримую, как океан, степь. Исследователь бывает поражен разницей между степными районами, лежащими к югу от Усть-Каменогорска (места, столь изменившиеся под влиянием золотопромышленности), и областью, простирающейся от этого города до Семипалатинска, где еще господствуют дикие степи.

Семипалатинск, расположенный на границе горного заслона, отделяющего Северную Азию от большого плоскогорья Центральной Азии, самим своим положением как будто предназначен быть естественным звеном, которое когда-нибудь свяжет Россию с таинственными странами: Бактрией, Согдианой и Трансоксианой — истинным преддверием индийского мира (Имеются в виду нынешние территории Узбекской ССР, Туркменской ССР и Афганистана — В. Ц.).

Основные экспортные товары, проходящие через таможни Семипалатинска и Омска, это хлопчатобумажные ткани, металлические изделия, кожевенное сырье и готовые товары, а также сукна невысокого качества. Импортируются почти исключительно чай, серебряные монеты, известные под названием «ямба».

Торговля Китая с Россией дает весьма удовлетворительные результаты. Объем коммерческих операций в Кяхте (сейчас — райцентр в Бурятской АССР — В. Ц.) вырос за 18 лет в три раза, а в Семипалатинске он увеличился в три раза уже за семь лет.

Политика России по отношению к Китаю полна чистосердечия и уважения. Русское государство никогда не применяло силу и принуждение и всегда учитывало интересы Китайской империи. В отличие от России Англия не желает считаться с интересами Китая. Впрочем, несмотря на большую выгоду, которую англо-китайская торговля должна получить от последних подвигов британских войск, значительная часть оборота падает на предмет, чрезвычайно ненадежный, а именно на торговлю опиумом, которая сперва отравила Китай, а затем в конце концов залила его кровью. В 1841 году операции по торговле опиумом приносили Англии доход в 77 миллионов франков при общем обороте торговли в 149 миллионов франков; в 1842 году доход от продажи опиума увеличился. Но эта торговля основана на нравственном падении рода человеческого и не имеет перспективы развития. В конце концов Англия потеряет эту статью дохода, столь же выгодную для спекулянтов, как и постыдную для человечества.

Семипалатинск расположен в песчаной степи, на небольшом расстоянии от правого берега Иртыша, разделенного на несколько рукавов, образующих в нескольких местах резервуары стоячей, болотной воды. Громадная масса песка, на которой стоит Шульбинский лес, поворачивает на северо-запад от города и приближается к реке только на некотором расстоянии от Семипалатинска.

Сквозь толстый слой песка, который прикрывает весь район, в нескольких местах пробивается твердая порода. Восточнее города на четверть версты, как отдельные островки, поднимаются глыбы пепельно-черного или голубоватого песчаника. Он очень мелкозернистый, более или менее слюдяной, нередко содержит шестигранники железного колчедана, окрашенного окисью железа в темно-красный цвет. Наклон его — с юго-запада на северо-восток.

Летом в Семипалатинске бывает очень жарко, а зимы гораздо менее суровы, чем в северных районах Иртыша. Громадные скопления песка, преломляя солнечные лучи и тем самым увеличивая температуру воздуха, усугубляют летнюю жару. При ветре они засыпают весь город. Я сам пострадал от этого во время пребывания в Семипалатинске. 30 сентября (12 октября) поднялся ураган. Свирепствовал северо-западный ветер. Вся атмосфера как бы окуталась густой вуалью. Приходилось зажмуривать глаза и закрывать рот, чтобы не задохнуться и не ослепнуть.

Я покинул Семипалатинск в дождливый день 2(14) октября. Первый перегон в 27 верст был очень тяжел. Тарантасы так застревали в песке, что нам пришлось искать помощи, и лишь упряжка в 14 лошадей оказалась достаточно мощной, чтобы вытаскивать наши экипажи и продвигаться вперед.

Осадочные слои желтого песка, содержащего множество обломков кристаллов гипса, расположены в виде холмов или наслоений, нередко очень высоких. Они простираются вдоль всего Иртыша и более или менее покрыты хвойными деревьями таких же пород, которые образуют Шульбинский лес. В районах, смежных с рекой, видны массы сильно слоистого глинистого сланца и белого кварца, пронизывающего осадочные слои наносной земли. По мере удаления от Семипалатинска глинистый сланец постепенно отступает от Иртыша. В районе деревни Глубокая он образует полукруг около равнины, покрытой черноземом. Путник, утомленный медленной ездой по этой местности, испытывает большое удовольствие, когда песчаная полоса хоть на время прерывается. Своей желтизной и длинными вереницами хвойных деревьев пески дают о себе знать издали.

К сожалению, песок постоянно захватывает равнины, покрытые травой. Эти равнины окаймляют русло Иртыша, благодаря чему местность здесь очень живописна. Однако песок в этих местах не достигает левого берега реки, везде более или менее низкого; правый же берег часто очень высок, особенно когда его приподнимают еще эти массы песчаных осадочных слоев. В 184 верстах от деревни Подпускная вновь появляются мощные слои песка. Местами они образуют довольно крутые подъемы и склоны. Иногда встречаются массы чистого кварца, которые уже издали бросаются в глаза, напоминая своим белым цветом и ярким блеском снежные сугробы или льдины. Чередование ровных и очень волнистых поверхностей продолжается на расстоянии 150—200 верст к северо-востоку от Семипалатинска. Только покрыв это пространство, достигаешь настоящей степной области, имеющей облик степей юга Европейской России.

Мы очень быстро проехали по обширной равнине. Нигде в Европе нет более прекрасной и приятной дороги, чем та, которая ведет из Семипалатинска в Омск вдоль самого берега Иртыша и линии казачьих постов. Насчитывается около 34 казацких деревень, удаленных друг от друга на 20—30 верст. Они образуют перегоны, где обслуживают с удивительной точностью. Как только экипаж во весь карьер въезжает в одну из этих деревень, где все выглядит по-военному, тотчас один из казаков уносится во весь опор и через минуту возвращается с нужным числом лошадей. Эти кони мгновенно, как по волшебству, заменяют взмыленных лошадей, только что выполнивших свою задачу, нередко с колоссальной быстротой и горячностью. Надо сказать, что, несмотря на свой небольшой рост и тщедушный вид, лошади в этой местности очень горячие, и нередко можно видеть, как они мчатся от одного перегона к другому. Как только лошадей запрягут, рослый казак, одетый в простой, но красивый костюм, вскакивает на козлы, и не успеешь оглянуться, как деревня уже скрылась из глаз.

6(18) октября я прибыл в Омск и выехал из него 11(23) октября, направляясь в Екатеринбург (ныне — Свердловск — В. Ц.) и оттуда в Петербург по той же дороге, по которой следовал, уезжая из столицы год назад. На этот раз опять все громадное пространство, которое мне предстояло пересечь, было покрыто снегом. Это немало способствовало монотонности и скуке двух долгих моих путешествий, во время которых Алтай представился мне заслуженной наградой за все неприятности и тяготы пути и в то же время стал предметом моих сожалений. Взвесив всякого рода лишения и опасности, я был признателен своей звезде. Из всех неприятностей и неудобств, которые мне пришлось претерпеть, самой плачевной оказалась для меня потеря барометров и хронометров. Потеря действительно невосполнимая, потому что она лишила точности и полноценности гипсометрические наблюдения. В дальнейшем первое более или менее полное исследование в этих районах должно будет начаться с нивелировочных работ, которые, несомненно, дадут очень интересные результаты и обильный материал, весьма важный для общих выводов относительно пластик и твердого грунта Алтая».


ПРИЛОЖЕНИЕ 2



Г. И. Щуровский


«ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО АЛТАЮ»

(Главы XV и XVI)


«Белоусовский рудник. Переезд через Холзун в Зыряновский рудник.

Я возвратился в Барнаул вовремя: горный начальник (полковник Л. А. Соколовский — В. Ц.) собирался для вторичного обозрения Змеиногорских рудников. Мы отправились вместе в Змеев и, пробыв там не более суток, поехали в Риддерск с тем, чтобы оттуда пробраться через Холзун в Зыряновский рудник. На пути осмотрели Белоусовский рудник и южную пристань на Иртыше. В эту поездку горного начальника сопровождали управляющий Змеиногорским рудником майор Гернгросс и доктор Геблер.

Выехав из Змеева по Семеновской дороге (5 авг.), мы поворотили к югу на Плоское село, мне отчасти знакомое уже из прежней поездки и лежащее в долине, в которой протекает Алей. Этой долиной весьма явственно разделяются две гранитные гряды; одна из них, находящаяся по правую сторону Алея, направляется к Змеиногорскому руднику и образует Мохнатые горы; другая, весьма широкая полоса Алейскую долину отделяет от Убинской и поэтому называется Убоалейскою. Золотарные горы, являющиеся небольшими холмами почти от Локтевого завода до деревни Шемонаиха, можно принять за последние исчезающие отроги этой полосы. Проезжая из Плоского села в деревню Кабанову, мы пересекли ее в том месте, где она достигает 1790 футов высоты. Следующая станция, из Кабановой деревни в Большереченскую, представляет уже пологий склон в Убинскую долину. Мы переехали Убу при деревне Лосиха ночью и ночью же отправились далее, в село Секисовское, лежащее к югу от Лосихи. Еще южнее находится Белоусовский рудник, куда прибыли мы уже на следующее утро.

Белоусовский рудник принадлежит к числу медных и заслуживает особенное внимание по богатству и правильности своих разработок. Селение его расположено в долине речки Глубокой и окружено горами, состоящими из зеленовато-серого глинистого сланца. В одной из таких гор залегают здешние руды. Вблизи нигде не заметно плутонических (интрузивных. — В. Ц.) пород, а на расстоянии двух верст от селения и далее вы видите разбросанные куполообразные горы и уже по одному очертанию узнаете в них порфир. Я успел осмотреть только верхнюю часть Белоусовского рудника. Подобно Салаирскому, он представляет настоящие рудные пласты или пластовые жилы, имеющие одинаковое падение и направление с окружающими их породами; это тот глинистый или тальковато-глинистый сланец, пронизанный медными рудами и кварцем. Наибольшая толщина пластов, как известно из описаний Кулибина и Соколовского, простирается до 5 сажен и более, обыкновенная или средняя 11/2 и 2 сажени. В распределении руд повторяется общий закон образования всех алтайских месторождений; вверху находятся окисленные, а внизу сернистые металлы. Из первых замечательны: красная или кирпичная медная руда, малахит, медная лазурь, белая свинцовая руда, все это большей частью в соединении с водным окисленным железом и черным марганцем; из вторых: серный и медный колчеданы и медный блеск. В длину рудник разведан на 200, а в глубину на 40 сажен. Ежегодный наряд его составляет 30000 пудов руды, которые по выплавке дают 1500 пудов чистой меди.

От Белоусовского рудника к Нижней пристани мы спускались самым пологим склоном в долину Иртыша. По правую сторону и прямо перед нами, далеко за Иртышом, в Киргизской (Казахской) степи, виднелись различные горные хребты темного и синего цвета, смотря по их высоте и отдаленности. Самые высокие из них и отличающиеся какими-то готическими башнями, называются Монастырскими сопками. Повернув влево от деревни Прапорщиково, вверх по течению Иртыша, мы выехали на Ульбу (Большую) в том месте, где ее долина сливается с долиною Иртыша, и обе исчезают в обширной степи. Левый берег Ульбы очень крут и скалист; это совершенно отвесные стены, состоящие из метаморфического сланца, местами чрезвычайно изогнутого. За этим скалистым берегом следует небольшой промежуток, которым Ульба отделяется от Иртыша и от нижней пристани, лежащей тремя верстами выше Усть-Каменогорска. Тут мы остановились на несколько часов, и я имел время осмотреть ближайшие окрестности.

Нижняя пристань находится при самом окончании тех гор, которые образуют правый берег Иртыша и тянутся непрерывной цепью к Бухтарминской крепости. На всем этом пути, как увидим после, Иртыш с обеих сторон сдавливается огромными утесами, и только здесь, вырвавшись из гор, течет на свободе. Название Усть-Каменогорска весьма удачно выражает положение Иртыша в этом месте. Выходя из устья Каменных гор, он почти мгновенно становится шире, медленнее, и в то же время образует много островов и отмелей. Горы, у которых лежит пристань, близ реки оканчиваются перпендикулярным обрывом. В этот раз я успел осмотреть только те из них, которые находятся около пристани, и это из числа самых замечательных. Они состоят из твердого глинистого сланца, который в двух местах разорван диоритом. В одном месте диорит образовал жилу, около 11/2 аршина толщиною; в другом излился большою массою, занимающею по течению реки не менее 5 сажен; масса эта с одной стороны подымается почти перпендикулярной стеной от основания до вершины горы, с другой, более нежели на половине высоты, она дает от себя широкую, горизонтально простирающуюся ветвь; последняя, залегая на сланце, заполняет все его неровности и углубления. Диорит в обоих случаях среднего зерна и с темно-зеленою роговою обманкою. В сланцах нет никаких органических следов. В недалеком расстоянии отсюда ломается известняк, который, как говорят, лежит между сланцами и также не заключает в себе никаких окаменелостей.

Подымаясь Ульбинскою долиною, немного ниже деревни Согры, и в 8 верстах от пристани, мы встретили редкий случай по здешнему краю. Горы, ограничивающие долину с правой стороны, в этом месте состоят из слюдяного сланца и, что особенно замечательно, пересечены многими гранитными жилами. До сих пор я везде находил один только глинистый сланец или образовавшийся из него тальковый, либо хлоритовый; появление гранита жилами было для меня также новостью: доселе мы встречали его только массами или горными цепями. Здешний слюдяной сланец, по всей вероятности, есть не что иное, как измененный глинистый сланец...

Между деревнями Тарханскою и Черемшанкою я не мог изучать горы: мы проехали этот участок поздно вечером. Но, по свидетельству Чихачева, на всем этом пространстве, занимающем до 20 верст, находится один глинистый сланец, голубовато-серого цвета, и чрезвычайно богатый органическими остатками. К сожалению, из этого множества остатков, весьма неясных и представляющихся в каком-то хаотическом состоянии, можно было определить только некоторые, именно Spirifer Verneuilli и Orthis striatula; впрочем, эти два вида, по замечанию Чихачева, составляют наибольшую часть здешних окаменелостей со многими энкринитовыми стеблями[99].

Spirifer Verneuilli, как известно, исключительно принадлежит девонским осадкам; Orthis striatula, Schloth (почитаемый Вернейлем и графом Кейзерлингом за разновидность Orthis resupinata) почти равно характеризует собою и девонские и каменноугольные осадки; в более древних формациях ни тот, ни другой из этих видов до сих пор не встречались[100].

Из Черемшанки началась уже знакомая дорога, описанная мною в проезд из Локтевского завода. Мы приехали в Риддерск 7 августа, во время дождя и холодного ветра. В ночь на 8 августа Риддерские горы вдруг покрылись снегом. Впрочем, по возвышенности места, подобные явления бывают здесь и в июле месяце после продолжительного дождливого времени[101].

Не надеясь на скорую перемену погоды, мы начали колебаться в своем намерении пробраться через Холзун в Зыряновский рудник. По словам проводников, на эту поездку надо было употребить не менее 6 или 7 дней. Трудно было решиться в ненастное время на столь продолжительное путешествие в местах гористых и неизвестных. Мы должны были заранее обречь себя на величайшие неприятности, и при всем том нисколько не могли надеяться достигнуть своей цели. Что можно видеть в горах, покрытых густым туманом и облаками? Одним словом, погода пугала нас. Мы старались узнать из рассказов проводников другую дорогу в Зыряновский рудник, также горами и столь же любопытную, как переезд через Холзун, но более краткую. Таким кратким путем казался нам Тургусунский хребет, который составляет западное продолжение Холзуна и переходит в снежные Ульбинские или Риддерские горы. С северной стороны Тургусунского хребта берут начало Черная и Белая Уба, из соединения коих образуется Большая Уба, омывающая соименные горы, и наконец, непосредственно впадающая в Иртыш. С южной стороны того же хребта вытекает река Тургусун, недалеко от Зыряновска вливающаяся в Бухтарму. На эту-то речку мы думали спуститься, перевалившись через Тургусунские белки. Действительно, этот путь и кратчайший, и совершенно новый, до сих пор никем не исследованный и не описанный. В Новой деревне, лежащей в 25 верстах на северо-восток от Риддерска, мы надеялись найти проводников, хорошо знакомых с этой дорогой.

Итак, несмотря на дождливое время, 9 августа мы решили приступить к выполнению своего плана. В этом путешествии приняли участие еще некоторые из горных офицеров. Почтенный спутник наш доктор Геблер взял на себя барометрические наблюдения, в которых он приобрел большой опыт, странствуя каждый год по Алтаю и определяя высоты гор. Ему обязаны мы определением и самой высокой точки Алтая (Русского) или Белухи, подымающейся на 11000 футов над уровнем моря и покрытой ледниками.

Первые 25 верст до Новой деревни мы проехали на повозках, отправив туда предварительно весь свой багаж на вьючных лошадях. Из Риддерска дорога идет с самого начала на северо-восток, вверх по течению Филипповки, потом поворачивает в долину этой самой речки и вместе с нею тянется прямо на восток. Филипповка по обе стороны окружена горами, которые принадлежат к отрогам Ульбинского хребта и состоят из серого глинистого сланца, поросшего редким лиственничным лесом. Органических остатков в хребте не заметно. В 9 верстах от Риддерска посреди такого же сланца, на правом берегу Филипповки, проходит порфир, который почти во всем сходен с Корбалишенским полево-шпатовым, но здесь он зеленоватого цвета. В одном месте, в соприкосновении со сланцами, он образует весьма красивый конгломерат.

Долиною Филипповки мы подымались до самых верховьев ее или до разлома Филипповки от Быстрой и Поперечной; первая принадлежит к системе Ульбы, а две другие — к системе Убы. С этого разлома Ульбинский хребет превосходно виден со всеми снежными его конусами; некоторые из них в виде тонкого полупрозрачного флёра опоясывались туманами и облаками, а самые высокие, прорезав облака, красовались над ними блестящими и острыми вершинами. Несмотря на ненастное время, они были чрезвычайно живописны и казались в весьма близком от нас расстоянии, в самом же деле находились весьма далеко. С другой противоположной стороны, почти параллельно с Филипповскою долиною, тянутся Убинские горы, которые впрочем не поражают своею высотою, особенно по сравнению с Ульбинскими; по-видимому, они нигде не подымаются за пределы снежной линии. Седловина, на которой мы находились и обозревали все окрестные горы, по нашему измерению, подымается на 390 м над Риддерской долиной.

Спустившись с разлома в долину Белой Убы и проехав ею верст 7, мы достигли Новой деревни, которая лежит почти при самом впадении Поперечной речки в Убу. Тут мы ночевали. Весьма замечательно, что Новая деревня находится почти на одинаковой высоте с Риддерскою долиною и только на 48,7 м выше ее.

На другой день, собрав все возможные сведению о предстоящем пути и взяв проводников, мы двинулись длинным караваном, состоявшим из 35 лошадей верховых и вьючных. Новая деревня была для нас последним селением до самого Зыряновска. Почти целый день мы ехали долиною Белой Убы, медленно подаваясь на восток. В 7 верстах от деревни Уба принимает в себя с правой стороны речку Семеновку, вытекающую из Убинских гор, а в 10 верстах слева впадают в нее две Разливанки и Палевый ключ, выходящий из ближайших отрогов. Долина Белой Убы на протяжении 16 верст, или до восточной границы Новой деревни, около четверти версты шириною, и окружена невысокими лесистыми горами. Но потом, принимая юго-восточное направление, она суживается; горы по обе стороны становятся выше, круче и лесистее: наконец долина превращается в узкое и глубокое ущелье, через которое с шумом протекает Уба. На всем пути, от деревни до юго-восточного поворота Убы, горы состоят из серого глинистого сланца, местами пересекаемого зеленоватым порфиром, что особенно можно видеть близ устья Семеновки и за гранью Новой деревни. В соседстве порфира глинистый сланец переходит иногда в кремнистый, а при верховьях Палевого ключа он превратился в яшму, которую и добывают для Колыванской шлифовальной фабрики. Лес, одевающий здешние горы, примерно изменяется с удалением от деревни: сначала он состоит из лиственницы, перемешанной с березою и пихтою; ближе к верховьям Убы и береза, и пихта исчезают, вместо них появляется кедр. Такая перемена, видимо, указывала на близость высокого хребта. Вскоре мы действительно очутились при подошве гор, которые принадлежат уже к ближайшим северным отрогам Тургусунских белков и дают непосредственное начало истокам Белой и Черной Убы. В этом месте они состоят из гранита, который своими формами отчасти напоминает Саушкинский гранит, но не имеет той слоистости, какая свойственна последнему. Проезжая на юг этими гранитными горами, мы пересекали самые начальные истоки Белой Убы. Очевидно, это разлом Черной Убы от Белой. Барометрическое измерение показало нам, что она находится относительно Риддерска на высоте 74,3 м. За гранитными горами следовала лесистая долина, составлявшая подошву весьма высокого снежного хребта; она вся поросла кедрами, а самый хребет чем выше, тем безлеснее и наконец превращается как бы в одну снеговую массу. Это были Тургусунские белки, составлявшие цель нашего путешествия. К общему удивлению, мы не встретили в них обыкновенных гранитных форм; напротив, они имели довольно ровное округлое очертание и только в одном месте спускались перпендикулярным обрывом от вершины до подошвы. Судя по этой отвесной стене, Тургусунский хребет в своей главной оси должен состоять из глинистого, либо кремнистого сланца, который находится и в самой долине, вместе с зеленоватым полевошпатовым порфиром. Упоминаемая мною отвесная стена внизу оканчивается глубокой котловиной, которая от ежегодного таяния нагорных снегов наполнялась водой и образовала прелестное озеро, осененное кедрами. Оно имеет до 200 сажен в длину, вода в нем прозрачна и вкусна; рыбы не заметно. Берег этого озера представлял столько удобств для ночлега, что мы расположились тут переночевать и на другой день с новыми силами решили подняться на вершину белков.

На ночь кругом нашей палатки разложили костры. Эти бивачные огни ночью на берегу озера и при подошве огромного снежного хребта представляли чудное зрелище! Ночь была холодная, и к утру все покрылось инеем. Термометр показывал 8° по С. Наблюдая барометр несколько раз и с вечера, и утром, мы определили высоту нашего ночлега в 977,7 м.

На другой день в 7 часов все было готово, и мы начали подниматься на белки по их северным склонам. Почти до середины они покрыты редкими кедрами и кое-где лиственницею; обнажений очень мало, все поросло травою, особенно Sempervivum tectorum, Saxifraga crassifolia[102].

Футов на 40 от вершины молодой, накануне выпавший снег сменился постоянным, из-под которого выдавались наклоненные пласты кремнистого сланца и Betula nana (карликовая береза — В. Ц.). На самой вершине открылась перед нами обширная снежная равнина. С востока и юга она заслоняется какими-то конусами и гребнями, вероятно, состоящими из глинистого, либо кремнистого сланца и порфира; с прочих сторон она открыта. Какой обширный горизонт! Все соседние и отдаленные хребты видны на огромное пространство. С первого раза совершенно теряешься между этими повсюду волнующимися снежными громадами, и только исподволь начинаешь различать их. Западною своею оконечностью Тургусунские белки примыкают к Ульбинским и составляют с ними один хребет, разделяющий воды Иртыша. Восточным концом они соединяются с Холзуном, и в то же время отбрасывают от себя высокую цепь, которая, простираясь на северо-запад, почти упирается в Тигерекские горы: это Коксунские белки, которые вместе с Холзуном разделяют воды Оби и Иртыша. В промежутке между Тургусунскими и Коксунскими белками берут начало Убинские горы, простирающиеся почти прямо на запад, по течению соименной ей реки.

Тургусунская вершина, по нашему измерению, подымается на 1206,3 м. над Риддерской долиной. Несмотря на теплую одежду и ясное время, холодный ветер пронизывал насквозь. Термометр показывал 7° по С. Ноги у меня до того озябли, что я не мог держать их в стременах; ходить пешком было также невозможно; снег, сверху несколько обледенелый, с первого взгляда представляет надежную опору, но едва ступишь на него, как проламываешься в вязнешь по колено. Где же тот путь, которым мы предполагали спуститься на южную сторону Тургусунского хребта к Зыряновскому руднику? Проводники, разведав все знакомые места, объявили нам, что путь этот в нынешнем году весь завален снегом и что по нему можно пробраться только на лыжах. После этого нам оставалось или воротиться назад, или избрать другую дорогу; мы предпочли последнее и решились выполнить нашу прежнюю мысль, ехать через Холзун, тем более, что погода, уклонившая нас от этой мысли, теперь вполне соответствовала нашему намерению.

Спускаясь прежним путем с вершины хребта, мы заметили при подошве его еще небольшое озеро, в недалеком расстоянии от первого. Оно также находится в котловине, при подошве высокой стены. От места ночлега мы направили путь свой на восток между двумя горными цепями, из которых одна составляла продолжение Тургусунского хребта, а другая, гранитная — продолжение разлома между Белой и Черной Убой. Долина, по которой мы ехали, шириной не более полуверсты, вся покрыта гранитной осыпью. Вскоре дорога расширилась и вывела нас на высокое плоскогорье, чрезвычайно болотистое и поросшее тальником. Это как раз то место, которое питает истоки Черной Убы. Справа окружают ее гранитные горы, совершенно голые и кое-где осененные мелкой лиственницей, слева — сланцевые и порфировые, густо обросшие пихтой почти до снежных вершин. Наибольшая ширина этого нагорного болота около двух верст. Миновав его, мы спустились в долину Черной Убы и тотчас же поворотили обратно, на разлом ее с верховьями Коксуна. Значит, Коксунские горы мы переезжали при самом начале в том месте, где они отделяются от Тургусунских белков. Судя по отдельным обломкам, какие попадались по дороге, они должны состоять из полевошпатового порфира. По нашему измерению, высота их в этом месте простирается до 900,3 м. На восточной стороне разлома нам встретились три истока Малого Коксуна, разделенные между собой небольшими островами, также состоящими из порфира. Река, эта, как известно, соединяется с Большим Коксуном и у деревни Уймонской впадает в Катунь.

Подаваясь к юго-востоку, мы пересекли все главные реки, впадающие в Коксун с правой стороны: Абай, Карагай и Аракым. В этот день мы добрались только до Карагая и ночевали на его берегу. На всем этом пути пролегают лесистые сланцевые горы, разделенные между собой прелестными долинами, какова в особенности долина реки Абай, чрезвычайно быстрой и шумной. Во время короткого отдыха на его берегу, проводники наловили нам до полпуда превосходной рыбы, ускучей (Salmo corregonoides, Pall.) и хариусов (Salmo Thymallus, Lin.), составляющих отличительную принадлежность сибирских рек.

На следующее утро (12 августа), проехав более трех верст долиной Карагая и поворотив от нее в правую сторону, мы выехали на весьма широкую и болотистую равнину, подобную той, какую мы видели при истоках Черной Убы. Лошади вязли и выбивались из сил. Такая мучительная дорога продолжалась около 4 верст, пока не приняла более высокое положение. Проехав еще версты три, мы встретили юрту, единственное жилище человека на всем пути от Новой деревни. В ней помещалось большое семейство: отец, мать и семеро детей. Домашняя утварь, изображение богов — все у них чрезвычайно бедно. Главный промысел их звериная охота; в здешних лесах очень много медведей и сайгаков.

Отсюда дорога начала врезываться в горы, которые становились все круче и круче; все обличало близость высокого хребта; пихта сменилась лиственницей, глинистый сланец порфиром. Переехав два отрога, мы вступили в долину Аракыма, который еще издали оглашал ее свои ревом. Аракым вытекает непосредственно из Холзунских белков, с яростью стремится между скалами но глубоко прорытому руслу, и только в этом месте ущелье его превращается в долину. Держась левого берега, мы пробирались небольшой тропой, которая, извиваясь, подымалась все выше, выше, и, вступив в ущелье, вдруг «повесила» нас над ужасной пропастью. Мы сами не заметили, как взобрались на эту опасную дорогу, но воротиться было невозможно; она идет по самому крутому склону между зыбучими осыпями и чрезвычайно узкой тропинкой; вверху почти отвесные скалы, а внизу, на глубине нескольких десятков сажень, бушующий Аракым. Боишься посмотреть в сторону; все внимание обращено на зыбкую тропу; один неосторожный шаг лошади и... ужасно подумать... Все разговоры, обычно довольно шумные, тут в одно мгновение затихли; каждый думал об угрожающей опасности. Наконец опасность миновала, я спустился в узкую долину Аракыма, слез с лошади и почувствовал себя в каком-то изнеможении от душевного беспокойства, уселся на камень и в безмолвии смотрел на длинную вереницу наших вьючных лошадей, которые лепились на крутизне и медленно, шаг за шагом, с большою осторожностью переступали по осыпям с одного камня на другой. Жаль, очень жаль, что не было с нами живописца! Какой предмет для кисти! С обеих сторон угрюмые скалы, покрытые огромными осыпями, внизу шумящий пенящийся Аракым, целый караван, висящий над пропастью и, наконец, наш бивак в самом ущельи между высокими и развесистыми тополями. Такие места местные жители называют бом[103]. Всякая тропинка, вьющаяся по высокому и крутому склону над пропастью, есть бом. На таких тропах или бомах ни разъехаться, ни разойтись.

В ущелье Аракыма мы остановились на несколько часов, утомленные длинным и трудным переездом. На окружающие нас скалы мы смотрели теперь с восхищением и с самым приятным чувством миновавшей опасности. К этому чувству примешивалось отчасти еще другое, чувство эгоизма, что может быть, мы первые наслаждались этим зрелищем. С другой стороны жаль, что не можешь поделиться своим наслаждением со всеми!

Подкрепив силы походным обедом, мы обошли ущелье с геологическим молотком. Как приятно было будить эхо, незнакомое для этих мест! Скалы, образующие левый берег Аракыма, состоят из темно-красного или фиолетово-красного порфира, который весьма походит на Алатагский; по крайней мере в сущности между ними нет никакого различия. Горы правого берега, осененные лиственницей и пихтой, по-видимому, должны иметь одинаковое образование с левым.

После трехчасового отдыха мы снова двинулись вверх по течению Аракыма. Проезжая ущельем и избирая для себя удобную тропу, мы непрестанно должны были то подниматься на крутые склоны, то брести через реку, если берега подходили к самому руслу и оканчивались отвесным обрывом. Везде, по обо стороны, один и тот же темно-красный порфир, местами весьма слоистый. Верстах в 8 или 10 от места нашего отдыха ущелье Аракыма стало расширяться и вывело нас к самой подошве Холзуна, покрытой величественными кедрами, сменившими собою пихту и лиственницу. Тут не заметно также и красного порфира; напротив, везде видишь зеленоватый полевошпатовый порфир и серый глинистый сланец, точно такие породы, какие находятся при подошве Тургусунского хребта.

Восхождение на Холзун мы отложили до следующего утра, а ночевали на берегу Аракыма. В эту ночь сильно морозило. Впрочем, все ночи во время пребывания нашего в горах были чрезвычайно холодны, а дни при ясной погоде довольно теплы. Барометрическое измерение Холзуна дало нам весьма замечательные результаты; он находится почти на одинаковой высоте с разломом между Черной и Белой Убой и даже еще несколько ниже, именно 737,8 м.

На другой день (13 августа), по совету проводников, мы предположили одни ехать на самую высокую вершину Холзуна, а вьючных лошадей направить другой дорогой, через седловину и после соединиться с ними. Таким образом, в 7 часов утра начали мы подыматься на тот хребет, который образует линию раздела вод двух огромных систем: Оби и Иртыша, или точнее сказать, Катуни и Бухтармы. Всход сначала довольно пологий, но чем выше, тем становился круче и затруднительнее; лошади несколько раз задыхались и останавливались. Покатости Холзуна покрыты новым снегом, из-под которого очень часто выказывались Saxifraga crassifolia. Везде серый глинистый сланец и в величайшем беспорядке; чем выше, тем беспорядок этот представляется в состоянии более диком и хаотическом. Ближе к вершине глинистый сланец, выдаваясь острыми гребнями различной толщины и различного падения, образует чрезвычайно удивительные формы, то отвесные и падающие стены, то гигантские пирамиды, то шпицы уже по линии постоянного снега, который до того тверд, что можно было свободно ходить по нем. Наконец мы на вершине. Кто взбирался на высокие горы и наслаждался их величественною красотою, тот, без сомнения, знает, как иногда один минутный взгляд на горную природу может вознаградить за все труды и утомления! Коксунские и Тургунские белки слились перед нами в одно необозримое море, убеленное лепящимися валами. Куда ни обратишься, повсюду горы, повсюду тянутся и белыми, и темными полосами. С южной стороны Холзуна волнуется такое же море, такие же горные хребты; некоторые из них далеко за Бухтармою и как бы тонули в синеве неба, другие сходятся с громадными восточными горами и превращаются с ними в одну снеговую массу, чрезвычайно блестящую. Я всходил на самые высокие пики и сколько ни напрягал зрение, не мог отличить ясно собственного направления Холзуна между другими восточными горами; по крайней мере издали он совершенно теряется между ними. Впрочем, белизна снега, почти невыносимая для глаз, много мешала рассматриванию отдаленных гор.

Холзун в том месте, где мы находились, подымается на 1281,4 метра, следовательно, на 75 метров выше Тургусунского хребта. В самых верхних его пиках мы заметили прелюбопытное образование. К основанию они состоят из зеленоватого полевошпатового порфира, а к вершине из темно-красного амигдалита, который весь испещрен зелеными пятнами и кристаллами белого известкового шпата; последний большей частью выветривается снаружи и оставляет после себя пустоты с зеленоватым, землистым веществом. Холзунский амигдалит, без всякого сомнения, представляет только видоизменение того красного порфира, с которым мы встречались уже несколько раз. В Алатагских горах он проходит посреди диорита (Большой Абат), а здесь посреди полевошпатового порфира, и, вероятно, составляет самые возвышенные части. Как жаль, что нам невозможно осмотреть зубчатые пики, окружающие Тургусунское плато, быть может, и эти пики также состоят из красного амигдалита, прорезывающегося посреди порфира. Гранит, участвовавший в поднятии Тургусунского хребта, вероятно, участвовал и в поднятии Холзуна, но нигде не выступил наружу, или по крайней мере мы нигде не заметили его, ни при подошве, ни на вершине. Здешние сланцы весьма различного свойства, то известково-глинистые, то аспидные с прослойками хлоритового и талькового, то кремневые; нередко в одном пласте замечаются два, три слоя различного свойства и цвета.

Проезжая обширной снежной равниной к своему каравану, мы везде встречали выходы отдельными глыбами полевошпатового порфира, точно такого, какой находится при подошве. Это было около 12 часов пополудни; термометр показывал 10° по С. Снег под нами проваливался, что замедляло соединение с караваном, давно ожидавшим нас в большой седловине, на юго-восток от нашего переезда. Своей южной покатостью она обращена почти прямо к истокам Хаир-Кумина, впадающего в Бухтарму. По нашему измерению, она находится на высоте 1042,2 м. На географических картах Хаир-Кумин вытекает из середины Тургусунского хребта, между тем как в самой природе он берет начало из Холзуна, следовательно, гораздо восточнее. Истоки Хаир-Кумина с южной стороны совершенно соответствуют истокам Аракыма с северной.

Соединившись с караваном, мы, после нескольких часов отдыха, стали спускаться на южную покатость Холзуна. Тут нет никакой заметной тропы, пролагаемой обыкновенными оленями, сайгаками и сохатым; круть чрезвычайная, прямо в ущелье Хаир-Кумина. Вся надежда на верный шаг лошади. Страшно взглянуть на глубину ущелья в то мгновение, когда лошадь колеблется под вами и ищет, где безопаснее ступить, чтоб не оборваться в пропасть. Некоторые из моих товарищей решили лучше идти пешком, нежели вверить свою участь инстинкту животного. Впрочем, спускаться пешком по весьма неровной покатости, оступаясь на каждом шагу, труд необыкновенный. Я предпочел ехать верхом, и на этот раз инстинкт лошади не обманул меня. Мы спускались очень долго; многие падали с лошади, но, к счастью, без большого вреда. В самом ущельи Хаир-Кумина новое затруднение. Река прорезала себе глубокое русло между скалами; с обеих сторон берега чрезвычайно круты, и часто образуют отвесные стены, и потому мы почти непрерывно должны были переезжать через реку, взбираясь то на тот, то на другой берег. Всякий раз такие переезды грозили явной опасностью; лошади с большим трудом могли выдержать бешеное стремление реки, ниспадающей высокими каскадами. Не раньше, как через пять часов езды, ущелье Хаир-Кумина начинает расширяться и превращаться в долину довольно широкую и лесистую. В то же время река, приняв с обеих сторон различные притоки, значительно увеличилась. Проехав еще несколько верст, мы чрезвычайно утомились и расположились ночевать почти против горы Столбухи, при впадении в Хаир-Кумин слева Масляхи, а справа Большой и Малой Громатухи.

Горы по течению Хаир-Кумина совершенно бесснежны, даже при самых истоках, что, вероятно, зависит от южного их положения. По обе стороны ущелья в одних местах они поросли травой, в других пихтой, но, несмотря на это, представляют множество обнаженных скал; это или различные изменения глинистого сланца (точильный, аспидный, известковый, кремнистый) или порфир. Последний на правом берегу почти при самом окончании ущелья образует высокие уступообразные скалы и огромные осыпи. Напротив, в долине, которая вся поросла тополем, березой и различными кустарниками, обнажений мало; они заметны только с одной левой стороны, где горы подошли к самой реке.

По словам проводников, мы ночевали в 18 верстах от устья Хаир-Кумина и в 30 от Зыряновского рудника. Без всякого сомнения, на другой день мы не были бы в состоянии доехать до Зыряновска верхом, утомленные продолжительным переездом через горы; но мы заранее, еще с карагайского ночлега, послали сюда двух проводников с тем, чтобы они выслали к нам навстречу повозки. Действительно, мы нашли их верст за 12 от Бухтармы и чрезвычайно были этим обрадованы. Отсюда начинается уже горная, тележная дорога; соседние крестьяне ездят сюда гнать деготь и ловить рыбу. Долина очень широкая и вся поросла превосходным березовым лесом. Но с приближением к устью лес редеет и, наконец, сменяется одними кустарниками и такими деревьями, которые растут на влажной почве. Хаир-Кумин, приняв в себя речушку Зеваку справа и Лазсу — слева, разливается тут на многие рукава, которые во время весенней и коренной водополи соединяются между собой и заливают всю долину. По сбытии воды, она тотчас одевается густой, высокой травой и не успевает просохнуть. Проезжая долиной, мы почти непрерывно встречали небольшие отдельные водоемы и протоки, разделенные между собой сухими каменистыми руслами, остатками полой воды. Здешние горы, сами по себе довольно высокие, представляются настоящими холмами после тех грозных скал, которые мы встречали более трех дней; вместо прежней угрюмой физиономии, они принимают обыкновенный округлый вид, либо располагаются уступами, — очертание, по которому всегда узнаешь Алтайские сланцевые горы.

При устье Хаир-Кумина Бухтарма и широка и глубока; мы переехали ее на пароме в 12 верстах от Зыряновска. Тут ожидали нас свежие лошади. От перевоза до самого рудника дорога пролегает между сенокосными лугами, ограниченными с обеих сторон совершенно безлесными сланцевыми горами. К 2 часам пополудни мы приехали в Зыряновск.


Зыряновский рудник. Плавание по Иртышу.

Рудники Таловский и Николаевский.

Пребывание свое в Зыряновске я употребил на обзор рудника и его окрестностей. Зыряновск, по измерению доктора Геблера, находится на высоте 1517 футов над уровнем моря. Он лежит в болотистой долине речки Маслянки, почти при самом соединении ее с Березовкой (левой), впадающей в Бухтарму немного ниже Хаир-Кумина. Горы, окружающие Зыряновскую долину, безлесны и пустынны; они все состоят из серого глинистого сланца, переходящего в хлоритовый; самая близкая порфировая гора (Оструха) находится в трех верстах от рудника, а ближайшая гранитовая (Орел) — в восьми. Рудная гора также состоит из глинистого сланца, подходящего к хлоритовому и пересеченного многими кварцевыми жилами. Нигде по соседству он не заключает в себе ни подчиненных пород, ни органических остатков. П. Чихачев относит его к формации горного известняка, основываясь на тех окаменелостях, какие были доставлены ему из окрестных мест. Окаменелости эти, как видно из описания, собственно находятся не в сланцах, а в известняках, залегающих между сланцами. По крайней мере таков известняк, находящийся на правом берегу Бухтармы, в трех верстах от деревни Таловки и в шести верстах от Бухтарминской крепости. Он заключает в себе: Spirifer mosquensis, S. trigonalis, S. Verneuilli, Productus antiquatus, P. punctatus, представляющий, однако, некоторые особенности; стебли энкринитов в большом количестве.

Если известняк, заключающий означенные остатки, действительно принадлежит к одной системе с зыряновскими сланцами, то без всякого сомнения, они должны относиться к формации горного известняка; даже по аналогии с Европейской Россией, можно отнести их к верхнему ярусу этой формации. Но мне неизвестно: есть ли на это какие-либо указания около самого Зыряновска, или в близком соседстве; известняк, о котором упоминает Чихачев, отстоит отсюда более нежели на 40 верст[104].

Зыряновское месторождение принадлежит к толстым и коротким жилам: в длину оно тянется до 150 сажен, в глубину на 57, толщина, по мере углубления, от 3 до 10 сажен. С восточного конца жила эта одинаковая, а к западному расходится на две ветви. В обоих случаях ее образует кварц, то плотный, то чрезвычайно скважистый и наполненный охрами, составляющими главное богатство рудника. Вместе с охрами в пористом кварце находятся и другие различные минералы: белая свинцовая руда, медная лазурь, малахит, тяжелый шпат, свинцовый блеск, серебряный блеск, галмей, красная медная руда, самородная медь, золотистое серебро и серебристое золото. Два последних минерала обыкновенно рассеяны в охрах самыми тонкими частицами, реже листочками и зернами, еще реже кусками в несколько золотников и лотов. По разложению Розе, зыряновское золото заключает в себе 60,98 частей золота, 38,38 серебра и 0,33 железа.

Охры и все исчисленные мною минералы на глубине 48 сажен вытесняются самыми бедными колчеданистыми рудами. В одном месте при разработке рудника был встречен авгитовый порфир (porphyre pyroxenique), который, вероятно, проходит тут жилой и образовался после рудоносного кварца.

Зыряновский рудник открыт в 1792 году и в настоящее время составляет богатейший запас алтайского серебра. В последние годы из рудника ежегодно получают до 775 п. золотистого серебра; между тем как все прочие алтайские рудники вместе взятые дают не более 225 п. Сверх этого он доставляет до 30 тыс. п. свинца. Средним числом зыряновские руды содержат от 4 до 6 золотников золотистого серебра и около 20 процентов свинца.

За неимением лесов в здешних местах зыряновские руды для плавки отправляются на Змеевский, Локтевский и другие заводы. С этой целью на правом берегу Иртыша устроены две пристани: Нижняя и Верхняя, первую мы видели, а вторая находится в 45 верстах на юго-запад от Зыряновска и в 150 от Нижней пристани. Руды первоначально свозятся сухим путем на Верхнюю пристань, оттуда сплавляются Иртышом до Нижней, а там опять сухим путем отправляются на разные заводы.

Мне крайне хотелось осмотреть горы, лежащие на восток и юго-восток от Зыряновска, вверх по течению Бухтармы. Тут находятся самые высокие Алтайские Альпы, восточное окончание Холзуна и Листвяжный хребет, примыкающие к огромным Катунским горам. Но было поздно: теперь, то есть в половине августа, эти алтайские гиганты по причине холода и глубоких снегов недоступны для путешественников; их можно осматривать только в июле.

Итак, не имея возможности видеть ни восточного окончания Холзуна, ни Листвяжных, ни Катунских гор, мы из Зыряновска проехали на Верхнюю пристань и оттуда спустились по Иртышу до Нижней. Иртыш здесь мчится с удивительной быстротой, посреди самых живописных и совершенно открытых скал. Давно мечтал я видеть этот великолепный разрез гор. Без сомнения, если бы я не воспользовался настоящим случаем, то мечта моя никогда б не осуществилась и составила бы пробел в моем путешествии. Действительно, плавание по Иртышу навсегда останется в моей памяти.

Дорога из Зыряновска на Верхнюю пристань сначала идет довольно широкой долиной между сланцевыми горами. Гранитная гора Орел осталась у нас в левой стороне. Здешние места своею безводностью и безлесием живо напоминают степь, нигде не видно ни одного дерева; долина и горы одеты одной увядающей флорой. В 30 верстах от рудника, в месте, называемом Саланцы, мы переменили лошадей и проехали еще верст пять; вступили в обширную долину, по которой течет речка Долиновка, изливающаяся в Бухтарму. Отсюда дорога пересекает невысокие сланцевые горы, заключающие в себе остатки медного Бухтарминского рудника, и потом около 10 верст идет пологим склоном до самого Иртыша.

Это истинная степь: вся флора почти единственно состоит из кипца (Festuca ovina), доставляющего превосходный корм киргизским лошадям. За Иртышом горы имеют какую-то неровную, зубчатую и как бы изорванную форму, а по эту сторону Иртыша напоминают собой саушкинский гранит.

На пристань мы приехали довольно рано и расположились здесь переночевать, намереваясь на следующий день (17 августа) рано утром отправиться сухим путем на устье Бухтармы и оттуда уже спуститься по Иртышу[105]. Я воспользовался нынешним вечером и употребил его на обзор соседних гор, с первого раза уже поразивших меня знакомыми формами. Действительно, они состоят из гранита, который, подобно саушкинскому, разделен на пласты или слои, более или менее толстые. Это целый ряд отдельных эллипсоидов, которые тянутся параллельно с берегом и весьма заметны по своему белому цвету. Последнее свойство зависит от гранита, который почти весь состоит из серовато-белого полевого шпата и совершенно белого альбита с малой примесью мутного кварца и черной, либо золотистой слюды.

Около пристани Иртыш покрыт различными судами[106], назначенными для сплава зыряновских руд, которыми завален весь берег. Тут же находились плоты, приготовленные для нашего плавания. Каждый из них состоит из трех лодок, однодеревок, настланных сверху досками и на случай дождя прикрытых палаткой. Ничто не может быть удобнее для путешествий с научной целью. Иртыш в этом месте широк и довольно быстр; но по сравнению с той частью, где он мчится между скалами, его называют тихим: Иртыш вообще богат рыбой и особенно славится по всему Алтаю самыми вкусными стерлядями.

На следующий день в 4 часа утра мы были уже на дороге к Бухтарминской крепости, Горы, тут пролегающие, невысоки и, по-видимому, все состоят из слоистого гранита. Версты за три до крепости мы выехали в долину Бухтармы и поворотили на Иртыш, где ожидали нас плоты, еще ночью сплавленные в это место.

Почти все пространство от крепости до Иртыша занято сенокосными лугами, но близ самой крепости и к западу от нее тянутся непрерывные горы, некоторые из них поражают своим необыкновенным очертанием: это настоящие конусы. Самый высокий из них и обращающий на себя преимущественное внимание находится к северу от Бухтарминска и называется Мохнатой сопкой или Беритау, или Плитняжной горой. Издали я почел бы ее за базальтовый или порфировый конус, если бы образование ее не было мне известно из описания Гумбольдта и Розе. Подобно прочим прибрежным горам, которые мы видели на протяжении 15 верст, она состоит из слоистого гранита.

Туман, до сих пор носившийся над рекою в виде белой извивающейся ленты, исподволь редел и не мешал уже рассматривать берега. Безоблачное небо обещало хорошую погоду. Нисколько не теряя времени, мы сели на плоты и ровно в 6 часов поплыли. Я удвоил внимание. С левой стороны тотчас подошли к берегу гранитные, слоистые скалы; справа примыкала долина Бухтармы, разъединившейся на множество рукавов, впадающих в Иртыш. Миновав эти устья, вы замечаете, что река, доселе довольно тихая и широкая, становится быстрее и, наконец, с шумом врывается в узкое русло сжатое отвесными скалами, состоящими из серовато-черного глинистого сланца. Первые из этих скал с правой стороны выдаются вперед более других и рассечены во всю высоту какой-то жилой[107] белого цвета. По цвету было легко принять ее за кварц, но собственно это гранит, преимущественно состоящий из кварца и серебристой слюды. Такая ошибка тем возможнее, что тут находятся и настоящие кварцевые жилы. Верстах в 15 от устья Бухтармы мы начали встречать гранит большими массами, он одинакового свойства со слоистым гранитом, но темнее жильного, что зависит от черной слюды. Весьма замечательно, что такой же слюдой наполнен и глинистый сланец, находящийся в соприкосновении с гранитом.

Жильный и слоистый граниты, судя по их свойствам, едва ли не принадлежат двум различным эпохам и, вероятно, очень близким между собой. Первый, без всякого сомнения, выступал жидкой, текучей массой, второй — тестообразной или полутекучей. Самое убедительное доказательство полутекучего состояния гранита встретили мы верстах в 16 от Бухтармы, почти на одной линии с Березовским редутом. Плывя вниз реки, вы видите на нравом берегу глинистый сланец, который на большом протяжении покрыт слоистым гранитом, видите и не верите своим глазам; но, рассматривая ближе, убеждаетесь, что гранит действительно залегает на сланце и, подобно порфиру или диориту, заполняет собой его неровности. В иных местах вместе со сланцем он подымается на 30—40 футов, в других опускается почти до самой реки. Глинистый сланец, поднятый почти вертикально и находящийся в таком тесном соприкосновении с гранитом, совершенно изменился, приняв в себя множество слюды и полевого шпата, он имеет явственное кристаллическое образование и в изломе очень похож на гнейс.

Начиная от Булочного зимовья (в 50 верстах от Бухтарминска), прибрежные скалы по обе стороны Иртыша представляются непрерывными и высокими стенами, состоящими из аспидного сланца. От речки Смолянки, справа впадающей в Иртыш, они становятся еще выше; тут же аспидный сланец правого берега сменяется гранитом и на линии соприкосновения с ним обнаруживает такие же изменения, какие замечены выше. Последнее появление гранита находится верстою ниже Смолянки. Еще ниже предыдущие породы неожиданно сменяются кристаллическим известняком, который, впрочем, занимает по течению реки не более 15 сажен, и, без всякого сомнения, составляет одну формацию со сланцами. Мы не нашли в нем никаких органических остатков.

С появлением известняка или даже несколько выше прибрежные скалы заменились округлыми горами, которые идут в том же направлении и образуют для реки весьма правильную раму. Но за 8 верст до Нижней пристани или от впадения с левой стороны Аблаикиты, прибрежные горы почти вдруг расходятся, и река, как бы почувствовав себя свободной, мгновенно расширяется и заливает большое пространство. Впечатление это чрезвычайно заметно, когда выплываешь из гор и одним взглядом обнимаешь обширную степь левого берега. С правой стороны сланцевые горы сопровождают Иртыш до Нижней пристани и в не далеком от нее расстоянии рассечены диоритом.

Быстро течет Иртыш. Суда, отправляющиеся в Верхнюю пристань, достигают ее не раньше 10 или 12 дней, а вниз то же пространство проплывают в один день. К 7 часам вечера мы были также на месте.

Итак, на всем протяжении от Верхней пристани до Нижней сланцевые горы подняты, разорваны и даже покрыты гранитом. Но ограничивается ли появление этого особенного гранита тем небольшим пространством, которое мы видели? Иртышские горы не соединяются ли с другими горами, или сами собой не образуют ли особой горной цепи? Мне кажется, Иртышские горы составляют западную ветвь Нарымского, либо Курчумского хребта. И Нарымские, и Курчумские горы нам мало известны; но западная или Принарымская их часть имеет совершенно одинаковый характер с Иртышскими горами. По свидетельству Розе, Иртышские горы от Вороньего редута до Нарыма образуют непрерывную цепь, которая тянется в некотором отдалении от берега, а за Нарымом подходит к самой реке. Тут обращается она в целые стены и отдельные скалы, вытянутые в один ряд с юго-запада к северо-востоку и состоящие из гранита. По исследованию Розе, этот гранит имеет все свойства знакомого нам слоистого гранита. В одном месте Розе сравнивает его с большим потоком лавы, который был задержан в своем течении и оцепенел. Подаваясь к северо-западу, гранитная цепь начинает понижаться и переходит в небольшие холмы, состоящие из глинистого сланца. Близ Черемшанского редута, где холмы эти подходят к реке и достигают некоторой высоты, глинистый сланец пересечен тонкими жилами мелкозернистого гранита и в соседстве с ними наполнен слюдой. Еще далее, или к Вороньему редуту, посреди сланцев встречается мелкозернистый диорит. От Верхней пристани до Бухтарминска, как мы видели, идут почти непрерывные горы, которые, по свойству гранита и по своему направлению, необходимо должны составлять продолжение той же цепи. Около Бухтарминска они отличаются своей конической формой.

Розе, осматривая здешнюю крепость, заметил весьма любопытный случай относительно гранита и влияния его на сланцы. На другом берегу Бухтармы образовался провал; со стороны реки или снаружи он состоит из слоистого гранита, а внутри из глинистого сланца, но такого, который по всем направлениям, в виде сети, пересечен множеством гранитных жил от 1 до 2-х дюймов толщины. Пересекаясь, они то расширяются, то сжимаются, то совсем выклиниваются. Сланец, ими пересекаемый, серовато-черного цвета и чрезвычайно богат слюдой; местами же он становится зернистым и представляет тонкую смесь полевого шпата со слюдой, смесь, в которой заметны отдельные листочки слюды большой величины. Такой же любопытный сланец превосходно виден в той части крепостного рва, которая соответствует провалу. Тут он мало прорезан жилами, напротив, сам посреди гранита представляется жилой, пересекающей ров. В том же рву к юго-востоку от первой жилы проходит другая, которая параллельна ей и с первого взгляда очень похожа на черный порфир, но фактически представляет тонкую гранитовидную смесь слюды с альбитом и полевым шпатом, включающую в себя еще отдельные зерна кварца и кристаллы полевого шпата. Та же самая жила, судя по направлению, обнаруживается и в береговой стене, вместе с другой небольшой жилой. Порода, из которой они состоят, имеет вид тонкозернистого гранита, пересекающего собой крупнозернистый гранит; но если сравнить ее с глинистым сланцем, находящимся в соседстве настоящих гранитовых жил, то нельзя не принять его за такой сланец, но который под действием гранита изменен в подобную ему мелкозернистую смесь.

От Бухтарминской крепости гранитные горы, понижаясь и теряя свою коническую форму, идут почти до Березовского редута, а далее сменяются сланцевыми горами и примыкают к Ульбинским отрогам. Если в определении Иртышских гор руководствоваться слоистым и жильным гранитом, то едва ли они ограничиваются только берегами Иртыша. Хотя все описанные изменения находятся только на одном правом берегу, а левый берег нигде не выказывает ни жил, ли масс гранитных (исключая одно место, против устья Бухтармы), нельзя думать, чтобы Иртыш прорыл себе русло на самой линии соприкосновения гранита с глинистым сланцем.

По течению Аблаикит, Большой и Малой, берущих свое начало в Киргизской (Казахской) степи и составляющих левый приток Иртыша, глинистые сланцы прорезаны точно такими же гранитными жилами, какие находятся по течению Иртыша и около деревни Согры; жилы эти своим влиянием превращают их в гнейс и в слюдяной сланец; одним словом, все доказывает, что Аблаикитские горы имеют одинаковый характер с прибрежными Иртышскими горами.

18—20 августа мы с Нижней пристани направились в Таловский и Николаевский рудники.

Таловский рудник расположен на юго-западе от Белоусовского. Дорога сначала идет правым гористым берегом Иртыша через деревню Глубокую и через Красноярское село, потом принимает северо-западное направление на деревню Выдриху, лежащую на берегу Убы. На всем этом пути встречался только глинистый сланец, хотя близ деревни Глубокой он разорван сиенитом, а близ села Красноярское — гранитом, причем здесь глинистый сланец местами переходит в тальковый. От Выдрихи Таловский рудник отстоит на 9 верст. Первые три версты едешь левым берегом Убы, плоским и низким, потом поворачиваешь влево, в гранитные Убинские отроги. Ближе к руднику опять начинаются сланцы.

Таловский рудник несколько лет тому назад был превосходно исследован Бояршиновым. По нашей дружбе он сообщил мне свои замечания и познакомил меня тем самым с этим любопытным месторождением. Гора, непосредственно заключающая руды, находится при речке Таловка, слева впадающей в Убу. Она состоит из глинистого сланца, который представляет весьма частые переходы то в глиняный камень, то в кремнистый сланец. Снаружи нигде не заметно той плутонической породы, которая была причиною поднятия и изменения сланцев. Но, вероятно, они подняты диоритом, который образует все ближайшие холмы, находящиеся на противоположной стороне Таловки. Предположение это оправдывается тем, что внутри рудника на глубине 30 сажен был встречен диорит совершенно одинаковых свойств с наружным. Здешние руды неоспоримо принадлежат к тому же перевороту; они залегают на самой линии перелома осадочных пластов.

Месторождение имеет вид жилы, простирающейся на северо-восток, по собственно говоря, это шток, представляющий овальную форму; глубина его простирается до 50 сажен, длина и ширина различны, но первая не превышает 24, а вторая 8 сажен. Падение, начиная от верха Ивановской шахты до глубины 25 сажен юго-восточнее, под углом 65°, а с 25 сажен оно поворачивает на юг и представляется изогнутым. Главную массу этого овального штока составляет кварц, в котором и помещаются все здешние руды. В распределении их существует довольно замечательный порядок. Начиная от лежачего бока, кварц заключает в себе медный колчедан в таком количестве, что пуд руды дает от 4 до 5 фунтов меди. К середине месторождения медный колчедан почти вытесняет собой кварц и составляет самую богатую руду с содержанием от 8 до 10 фунтов в пуде. Далее к медному колчедану начинает примешиваться цинковая бленда, которая по мере своего умножения понижает содержание руды от 2 до 11/2 фунта на пуд. В то же время вместе с цинковой блендой показывается новая жильная порода — тяжелый шпат, который постоянно находится вблизи висячего бока, это и есть самая бедная руда, содержащая от 1 до 11/2 фунта меди. Кроме означенных минералов тут встречаются и другие, таковы: серный колчедан, свинцовый блеск, красная медная руда и самородная медь.

Все до сих пор сказанное о Таловском месторождении, собственно, относится к нижней или расширенной его части, начиная с 14-й сажени; верхняя или же узкая часть имеет вид жилы, наполнена тальковатой глиной с железными и свинцовыми охрами. Жила эта, в общем, содержит до двух золотников серебра в пуде руды. Впрочем, верхняя часть Таловской горы имеет несколько таких охристых жил, которые заканчиваются на глубине то 3-х, то 5 и даже 7 сажен. В жиле, о которой мы говорили выше, серебристая охра закончилась на глубине 7 сажен, а на глубине 9 сажен начали обнаруживаться модные руды. Нахождение охристых руд в верхней части Таловского месторождения чрезвычайно любопытно: оно подтверждает во всей строгости закон распределения окисленных и осеренных минералов.

При образовании здешнего рудника нельзя не заметить еще одного обстоятельства. Все известные алтайские месторождения, особенно Корбалишенские и Риддерские, имеют тесную связь с порфирами; диорит встречается в них весьма тонкими жилами, которые, по-видимому, не принимали никакого участия в образовании руд. Напротив, в Таловском месторождении диорит является главным деятелем, порфиры же занимают второстепенное место.

Таловский рудник открыт в 1749 году по чудским копям (древних племен — В. Ц.). В техническом отношении он может служить образцом того способа разработки, которым вообще руководствуются на Алтае[108]. В настоящее время это самый богатый рудник из числа медных. Из него добывают ежегодно до 12000 пудов меди. Среднее содержание руд составляет около трех фунтов в пуде.

С Таловского рудника мы отправились в Николаевский, лежащий от него в 9 верстах на северо-запад. Дорогою встречались нам полевошпатовый порфир и гранит, породы, которые принадлежат к Убинским горам и, вероятно, вместе с диоритом участвовали в образовании здешних месторождений. Участие это особенно заметно на Николаевском руднике. Он так отличителен, так необыкновенен, что я не мог обозреть его в короткое время и потому остался здесь на целый день, а горный начальник с Геблером и Гернгроссом поехали в Змеев.

Николаевский рудник находится по правую сторону речки Таловка в холмах, составляющих юго-западное окончание Убинского хребта. Безлесие и однообразие окружающей природы придают этому месту вид совершенной пустыни; это тем более заметно, что Николаевский рудник уже не разрабатывается. По давности времени все внутренние его ходы обвалились и сделались недоступными для геологического любопытства; к счастью, остались для него большие разносы, по которым можно судить о характере и особенностях месторождения. Таких разносов шесть: Полуденный, Новополуденный, Ильинский, Покровский, Безымянный и Демидовский. Все идут по одному направлению от юго-запада к северо-востоку и тем обнаруживают направление самого месторождения. В одних разносах оно менее заметно, в других более, но в самом великолепном виде находится в Ильинском, который имеет 80 сажен в длину, до 20 в ширину и до 15 или более в глубину. Он со всех сторон окружен кварценосным порфиром, который в висячем боку сменяется, хотя в весьма не близком расстоянии от разноса, глинистым сланцем, а в лежачем — известняком и сланцем. Глинистый сланец, по свидетельству Чихачева, заключает в себе неясные отпечатки Terebratula из числа Т. plicatae, отпечатки Retepora и Orthis, которые походят на О. Umbraculum, либо О. Crenistria, встречающиеся, как известно, и в девонских, и в каменноугольных отложениях. Но известняк, о котором не упоминается у Чихачева, заключает в себе органические остатки, и то одни энкриниты и Cyathophyllum. Известняк этого плотного сложения и находится саженях в 10 от разноса. Глинистый сланец лежит гораздо далее и отделен от известняка порфиром.

Рудная масса, несмотря на обширность разноса, занимает все пространство между порфировыми блоками. По самой середине проходит большая масса зеленовато-серого кварца, чрезвычайно плотного и мало оруденелого. Тот же кварц по направлению к бокам принимает ноздреватое строение и пронизан серебряными охрами. Еще ближе к бокам с обеих сторон охристый кварц превращается в отдельные куски, запутавшиеся в песчаном веществе и перемешанные с кусками тяжелого шпата, халцедона и полуопала; последняя порода также проникнута охрами, и, как сказывают, была некогда весьма богатой, от 5 до 12 золотников серебра в пуде. В ноздреватых кварцевых массах и в песчаном веществе замечается много серы; всего же более находилось ее, как говорят, в висячем боку. Еще ближе к бокам, в таком нее песчаном веществе заключены большие глыбы брекчии, состоящей либо из кварцевых, либо из полуопаловых и халцедоновых обломков, соединенных между собой мелким песчаным веществом. Наконец, все описанные изменения рудной массы замыкаются чрезвычайно хрупким и разноцветным полуопалом, составляющим непосредственный переход в порфиры. Со стороны, обращенной к середине разноса, эти полуопаловые стены большей частью ярко-красного цвета, исследуемые же по направлению к другой, противоположной стороне представляют множество изменений, постепенно переходя в желтый, восковой, бледно-желтый, бесцветный, причем обыкновенно они теряют свой блеск и превращаются в яшму. Наконец, мы доходим до порфира, совершенно растрескавшегося и разделившегося на небольшие неправильные куски, из коих одни остались без всякого изменения, а другие превратились в тусклую яшму, либо в мало блестящий полуопал, либо в глину. В одном месте висячего бока за полуопалом следует большая масса белой глины и вслед за нею порфир.

Весьма странное, удивительное месторождение, особенно по своим опалам. По-моему, они должны быть двоякого происхождения: одни представляют изменения рудоносного кварца, другие — изменения порфира. Такие метаморфозы, вероятно, были следствием влияния водяных паров, сопровождавших образование рудоносною кварца. Мнение это подтверждается тем, что некоторые из полуопалов представляют непосредственный переход в кварц, либо халцедон и кремнистую накипь, другие в полевой шпат, яшму, пехштейн и фарфоровую глину. Некоторые из них выветриваются, причем теряют свой блеск и покрываются песчано-глинистым веществом. Во многих случаях их можно сравнить с остеклованной глиной или так называемой фарфоровой яшмой (Рогсеllan — jaspis)...

К крайнему сожалению, по давности работ нельзя было собрать подробных сведений о руднике. Главная разработка его была, как говорят, в то время, когда Змеиногорские рудники давали в среднем не менее двух золотников серебра на пуд; их руды соединяли тогда с трудноплавкими николаевскими рудами; но с обеднением змеиногорского рудника добыча николаевских руд оказалась невыгодной и потому остановлена. Николаевский рудник открыт почти в одно время с Таловским».



17 сентября Щуровский направился из Змеева в обратный путь в Москву. Дорога из Змеева на Иртышскую линию проходила через Шемонаиху, потом сворачивала на Красный Яр, расположенный на берегу Иртыша, и тянулась правым берегом более 800 верст вплоть до Омска. «Почти до Семипалатинска правый берег крут, скалист и состоит из глинистого сланца, покрытого обширными песчаными холмами и сосновым лесом... Левый берег Иртыша несравненно ниже правого и только местами, кое-где выказывает глинистый сланец. Сам Иртыш, — пишет Щуровский, — широк, величествен и усеян лесистыми островами»[109].

Начиная от Семипалатинска, правый берег также стал низким, а дорога и обозримые места были «так сказать, напудрены выветрившеюся горькой солью». Создавалось впечатление, будто выпал снег. Местами проезжали мимо остатков соляных озер, а также мимо разработок известняка и жжения извести. Весьма замечательно, что в иных озерах летом осаждается каменная соль и гипс, в других глауберова соль и горькая соль, причем иногда соляные озера находятся в соседстве с пресноводными. Щуровский отмечает, что не только местные жители, но и скот хорошо знают расположение пресноводных озер.

СОДЕРЖАНИЕ


Об исследователях XVIII—XIX веков (А. Л. Нарочницкий) 3

Введение автора 9

Александр Гумбольдт 21

Петр Чихачев 65

Григорий Щуровский 95

Приложение 1 110

Приложение 2 151




Владимир Васильевич Цыбульский

НАУЧНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ ПО КАЗАХСТАНУ

(А. Гумбольдт, П. Чихачев, Г. Щуровский)



В оформлении книги использованы:


На первой странице обложки — фрагмент карты Алтайского горного округа из книги Г. К. Щуровского «Геологическое путешествие по Алтаю».

На четвертой странице обложки — фрагмент карты о маршрутом экспедиции А. Гумбольдта по реке Урал (Гурьев — Уральск — Оренбург).

На форзаце — фрагмент карты с маршрутом экспедиции А. Гумбольдта но Иртышу и Алтаю (Семипалатинск — Усть-Каменогорск — Бухтарминск).


Редактор К. Н. Максимович

Мл. редактор Р. Медетбекова

Художник В. А. Бабенко

Художественный редактор Г. М. Горелов

Технический редактор Л. И. Конькова

Корректор Н. К. Жолумбетова


ИБ № 3715. Научно-популярная.


Сдано в набор 19:05.87. Подписано в печать 05.02.88. УГ 18035.

Формат 70х90 1/32. Бумага тип. № 1. Гарнитура обыкновенная новая.

Печать высокая. Усл. печ. л. 0,73. Усл. кр.-отт. 7,28. Уч.-изд. л. 7,82.

Тираж 5500 экз. Заказ 798. Цена 55 коп.


Ордена Дружбы народов издательство «Казахстан»

Государственного комитета Казахской ССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли,

480124, г. Алма-Ата проспект Абая, 143.


Фабрика книги производственного объединения полиграфических предприятий «Кiтап»

Государственного комитета Казахской ССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли,

480124, г. Алма-Ата. проспект Гагарина, 93.

1

К о л х и д а — греческое название исторической области Западной Грузии

2

Следует иметь в виду, что понятие «Средняя Азия» в те времена носило собирательный характер и отличалось от современного.

3

Аму и Узбой. Самара, 1879, с. 11—12

4

В современном переиздании книги Вильгельма де Геннина («Описание уральских и сибирских заводов». М., 1937) на стр. 645 объясняется: «Сок — этим словом в XVIII в. называли шлак, который при плавке железной руды прежде всего начинал выделяться, вытекать, как бы сочиться» (В. Ц.).

5

Р о ш т е й н — нем. Rohstein — сернистые соединения, получаемые при сырой (первой) плавке колчеданистых руд (В. Ц.).

6

Геннин, Вильгельм, М., 1937, с. 624—625.

7

Ц е р е р а — у римлян богиня земледелия и плодородия.

8

Терра Г. Александр Гумбольдт и его время. — М., 1961. — с. 24.

9

Есаков Б. А. Александр Гумбольдт в России. — М., 1960. — с. 49—50.

10

Терра Г. Указ. соч. — с. 61.

11

Анучин Д. Н. Александр фон-Гумбольдт. — М., 1915. — с. 23.

12

Переписка Александра Гумбольдта с учеными и государственными деятелями России. — М., 1962. — с. 31.

13

Скурла, Герберт. Александр Гумбольдт. — М., 1985. — с. 199.

14

Онгирский Б. П. Александр Гумбольдт в России. — Дело, 1872, № 10. — с. 120.

15

Как известно, оба они были избраны по возвращении из путешествия членами-корреспондентами Петербургской Академии наук.

16

Галатея, 1829, ч. 5. Смесь. — с. 34—41.

17

Скурла, Герберт. Александр Гумбольдт. — М., 1985. — с. 203.

18

Щуровский Г. Е. Бюллетень Московского общества испытателей природы, № III, 1869.

19

Английский фут равен 0,3048 метра.

20

Д. С. Меньшенин, талантливый горный инженер, хорошо владевший немецким и французским языками, был одним из проводников и даже консультантом А. Гумбольдта.

21

Анучин Д. Н. Указ. соч. — с. 81.

22

Rose G. L. Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere. Berlin, 1837, s. 570—571.

23

С а ж е н ь — 213,36 сантиметра. — В. Ц.

24

Rose G. Reise nach dem Ural., s. 600.

25

З о л о т н и к  и  п у д — старые русские меры веса, отмененные в пашей стране в 1924 г. (золотник — 4,206 г, пуд — 16,38 кг; одна тонна — 61,05 пуда).

26

Rose G. Reise nach dem Ural. Berlin, 1842, zweiter Band, s. 9—10.

27

Анучин Д. Н. Указ. соч. — с. 104—105.

28

Еще во время экспедиции 1768—74 гг., организованной Петербургской Академией наук по разным провинциям Российского государства, академик Петр Симон Паллас предлагал перейти к подземной добыче, так как разработкам методом «развала» мешал приток воды, бураны, а летом добытая соль заносилась пылью. Однако прежний способ добычи сохранился и во времена Гумбольдта. Лишь лет через 50 после посещения Гумбольдтом этих мест приступили к подземным разработкам. Развал стал постепенно заполняться водой, особенно из реки Песчанки, вследствие чего образовалось соленое озеро. А. Е. Ферсман, будущий академик, один из организаторов и редакторов журнала «Природа», в своей статье, опубликованной здесь в ноябре 1914 года, писал: «Соль добывается под землей в огромном зале, длиной в 115, шириною в 12 и глубиной в 34 сажени».

29

Анучин Д. Н. Указ. cоч. — c. 122.

30

Космос — опыт физического мироописания Александра фон Гумбольдта, — М., 1871. ч. II, с. 102—103.

31

Космос — опыт физического мироописания Александра фон Гумбольдта, — с. 121.

32

Известия императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, т. XXIII, вып. 2, с. 68.

33

Картины природы с научными объяснениями Александра фон Гумбольдта. — М., 1862. — с. 59.

34

В VI веке до н. э. в Северной Индии на границе с Непалом сын короля Мадха (совр. Бихар) Судходаноса Гаутама, живший с 623 по 544 гг. до н. э., реформировал брахманизм и основал новое религиозное учение — буддизм. Сам основатель этого учения Сиддкартхи Гаутама получил впоследствии имя Будды (просветленный, мудрейший). Монахи и другие приверженцы буддизма распространяли его в различных азиатских странах, включая Среднюю Азию и Сибирь.

35

Гафуров Б. Г., Цибукидис Д. И. Александр Македонский и Восток. М., 1980, с. 241.

36

Известия императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, т. XXIII, вып. 2. — с. 69.

37

Из опубликованных Розе 10 статей четыре были переведены на русский язык и изданы в «Горном журнале»: 1. О химическом составе самородного золота вообще и в особенности Уральского (№ 4, 1832); 2. О ванадисто-свинцовой руде Березовых рудников (№ 6, 1834); 3. О встречающихся на Урале кристаллических соединениях осмия (№ 9, 1834); 4. О родиците, новом минерале (№ 2, 1835).

38

Латинское название Амударьи (арабское название Джейхун).

39

Гумбольдт А. Картины природы... М., 1862. — с. 3 — 4.

40

Там же — с. 66 — 67.

41

Там же — с. 4.

42

Taylors Begegnung mit Alexander von Humboldt. — New York Tribune, 1856, 25 November, p. 3.

43

Там же.

44

Онгирский Б. Александр Гумбольдт в России. — Дело, 1872. — № 10, с. 140.

45

Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. Алма-Ата, 1985. — с. 334.

46

Скурла, Герберт. Александр Гумбольдт. М., 1985. — с. 12.

47

Платон Александрович Чихачев также является одним из замечательных русских естествоиспытателей-путешественников. Он член-учредитель Русского географического общества, участник многих экспедиций и, в частности, в 1835—38 гг. одним из первых русских путешественников по континентальной Америке пересек ее от Канады и США до Бразилии через Мексику, Эквадор, Колумбию, Перу, Чили; пересек Анды и Пампы и достиг Буэнос-Айреса, после чего посетил Бразилию и в 1838 г. вернулся в Россию.

В 1839—40 гг. он совместно с В. И. Далем и Н. В. Ханыковым принял участие в Хивинской экспедиции. В 1842 г. пересек Пиренеи. В 1848 г. вышла его работа «Об исследовании верховий Сыр- и Амударьи и нагорной площади Памир».

48

Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде, фонд 44, 1841—43, опись 2.

49

Архив Академии наук СССР, фонд 2, опись № 9, 1839. — с. 10.

50

Известия ИРГО, т. XXVIII, 1892, — вып. 2. — с. 3.

51

ЦГИА, ф. 44, оп. 2, д. 748, л. 1

52

Tchihatcheff P. Voyage scientifique... p. 331.

53

Ibid., p. 391.

54

Ibid., p. 372.

55

См. работы Г. Щуровского, В. А. Обручева, В. П. Нехорошева и др.

56

Tchihatcheff P. Voyage scientifique... p. 217.

57

Ibid., p. 218.

58

Ibid., p. 283.

59

Чихачев П. А. Великие державы и Восточный вопрос. М., 1970, с. 14.

60

Tchihatcheff P. Le Bosphore et Constantinopole. Paris, 1864, p. VI—VII.

61

Чернышевский H. Г. Собр. соч., т. III, M., 1947, с. 589.

62

Семенов П. П. История полувековой деятельности РГО. СПб, 1896.

63

«Des Debats», Paris, 1859.

64

Baker I. N. L. A History of geographical discovery and exploration. London, 1945, p. 293.

65

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 9, с. 20—21.

66

Анненков М. Н. Успехи географии... — Вестник Европы, т. 1, 1892.

67

Moser, Henri. A travers l'Asie Centrale. Paris, 1885.

68

Ibid., р. 157.

69

Ibid., р. 151.

70

Чихачев П. А. Страница о Востоке. М., 1982, с. 211.

71

Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М., 1987.

72

Кант, Иммануил. Соч. (на нем. яз.). Берлин, т. 20, с. 56.

73

Щуровский Г. Геологическое путешествие по Алтаю. М., 1846, с. 115—117.

74

Там же, с. 119.

75

Там же, с. 129.

76

Там же, с. 130.

77

Описание и чертежи многих горных чудских орудий. — Смотри Сибирский Вестник за 1819 г., книга VII.

78

Щуровский Г. Геологическое путешествие по Алтаю, с. 5.

79

Humboldt A. Asie Centrale, t, 1, pp. 95, 396.

80

Щуровский Г. Геологическое путешествие по Алтаю, с. 15.

81

Щуровский Г. Е. Колебательные движения Европейского материка в историческое время. Изд. Московского университета, 1856, с. 2.

82

Щуровский Г. Е. Александр фон Гумбольдт по отношению к России. — Бюллетень ОИП № III, 1869.

83

См. Щуровский Г. Е. Геологическое путешествие... гл. XVIII. Алтай и Алатау, как две особые горные системы.

84

Высокие снежные горы. Термин широко распространен в странах Западной Европы. На Алтае — белки. — В. Ц.

85

Ныне — Лениногорск. В 1957 г. в Лениногорске вышел исторический очерк П. А. Иевлева — «Риддер — Лениногорск», а в 1986 г. в Алма-Ате — книга «Город рабочей доблести» (В. Ц.).

86

Гумбольдт А., Эренберг X.-Г., Розе Г. Путешествие по Уралу, Алтаю и Каспийскому морю. (Изд. в Берлине на нем. яз. в 1837—1842 гг.). — Т. I. — с. 576.

87

Там же, с. 574.

88

На Сокольном прииске между шахтой «Вознесенск» и вертикальной галереей «Дмитрий» на глубине 18 сажен нашли массу сланцевого известняка, по внешнему виду очень напоминающего юрский известняк. Он соломенно-желтого цвета, гомогенной структуры, излом — криволинейный. Поверхность нередко пестрит дендритами, окисью железа окрашенными в черный цвет. Стратификация (распределение слоев — В. Ц.) неясная, и только местами кажется, что пласты породы залегают с северо-востока и на юго-запад. Вся порода испещрена толстыми колоннами энкринитов (гр. en — «в», «внутри» + Krinen «лилия» — ископаемые остатки морских лилий, находимые в осадочных породах), образованных из белого калишпата с перламутровым отливом. Поверхности окончаний часто представляют собой красивые прямоугольники. Эти зоофиты («животнорастения», старое название считавшихся ранее промежуточной группой между растениями и животными — В. Ц.) бывают объединены с Productus antiquatus, с моллюсковидными ископаемыми Spirifires (близкими с Bronnii, Reteporis с крупными петлями, вероятно, идентичными тем, которые встречаются на Урале). — Прим. П. Чихачева.

89

З о л о т н и к  и  п у д — старые русские меры веса, отмененные в СССР в 1924 г. Одна тонна равна 61,05 пуда — В. Ц.

90

Этот загадочный народ имеет некоторое любопытное сходство с древними ацтеками Мексики, которые также предшествовали испанцам в работах по горному делу. До сего времени не удалось получить точных сведений об особенностях обработки металлов ацтеками, которая, быть может, восходит к очень давним временам. Как чудь, так и ацтеки, по-видимому, не имели понятия о выплавке железа и для изготовления режущих инструментов пользовались медью и оловом. — Прим. П. Чихачева.

91

Весьма вероятно, что большая часть золота, которое добывали древние народы Сибири (на Алтае и Урале), была извлечена из наносных золотоносных пластов и что драгоценная добыча была скорее результатом промывки, чем разработки рудных жил в породе. Известная легенда о золотом руне, вызвавшая экспедицию аргонавтов, быть может, только простой намек на способ, применяемый народами Колхиды для добывания этого драгоценного металла. Козьей или бараньей шкурой там, вероятно, как это наблюдал Пуквилль у зингар или цыган Турции, собирали золотые песчинки (Strabon, Geografie, с. 478, 480).

Надо принять во внимание, что в оставленных нам древними описаниях о накоплении металлических богатств во всех этих местах нигде не упоминается о железе. Некоторые обстоятельства дают повод предполагать, что искусство выплавки железа в те времена было неизвестно. Такое же явление Сен-Клер Дюпор описывает у древних народов Мексики. В эпоху испанских завоеваний золото имелось в этой стране в более значительном количестве, чем серебро. Поэтому автор упомянутого труда, инженер, придерживается того мнения, что почти все драгоценные металлы, имевшиеся в Мексике до испанского завоевания, были добыты путем промывки. — Прим. П. Чихачева.

92

В Российской империи того времени действовал Свод Законов, по которому все жители Сибири, включая народы Средней Азии, в административно-правовом отношении делились на три категории: 1) оседлые, 2) кочевые и 3) бродячие (См. Свод Законов, СПб., 1834, т. 9, № 209). — Прим. В. Цыбульского.

93

Соединение известного количества палаток и юрт, населенных одним и тем же племенем. — Прим. П. Чихачева.

94

Свод Законов. СПб., 1832, т. 2, с. 228, гл. 2, разд. 3, кн. VII, с. 462.

95

Согласно сведениям адмирала Ф. П. Врангеля (мореплаватель, географ, академик (1796/97—1870) — В. Ц.), якуты Восточной Сибири также наделены необычайным зрением. В доказательство этого утверждения ученый-путешественник сообщает следующий поразительный факт. Молодой якут уверял его, что однажды он наблюдал на небе крупную звезду голубоватого цвета, которая, проглотив последовательно несколько звезд меньшего размера, затем изрыгнула их. Сравнив время, адмирал убедился, что этот человек действительно видел затмение спутников Юпитера. — Прим. П. Чихачева.

96

Этот пикет называется Уллоннехайским. В нем десять казако́в, возглавляемых урядником. Вся Казахская степь пересекается по всем направлениям целой сетью сторожевых постов. Эти посты размещены в деревянных домах. Назначение постов — следить за спокойствием в районе. Каждому пикету представляется право пользования известным клочком земли. Ее обрабатывают сами казаки́. Для казахов эта картина очень поучительна, так как служит для этого отважного кочующего народа живым примером преимуществ трудовой оседлой жизни и европейского способа ведения хозяйства. Казахи видят превосходство русских и отыскивают его причины в разнице социальной организации обоих народов. Ими невольно овладевает желание принять участие в этой жизни, и чем чаще попытки их увенчиваются успехом, тем больше находится подражателей. Каждый казачий пикет уже издали можно распознать по некоторому количеству казахских юрт, сгруппированных вокруг жилищ воинов-земледельцев, что создает впечатление зеленеющего оазиса среди пустыни. Некоторые казахи, живущие вокруг казачьих постов, в конце концов заменяют свою непрочную юрту крепким, солидным домом, построенным по русскому образцу. Они служили у русских, а теперь хотят соревноваться с бывшими хозяевами. То же можно сказать и о земледелии.

Все казаки́, служащие на этих постах, или пикетах, прекрасно владеют казахским языком. Легкость, с которой казаки́, как и все русские, осваивают язык народа, среди которого живут, в немалой степени способствует укреплению и расширению их влияния на казахов. — Прим. П. Чихачева.

97

См.: Черных С. Е. Одна, но пламенная страсть. Алма-Ата, 1986, с. 49, 75, 78, 112.

98

В те времена к ней относили и Восточный Казахстан. — В. Ц.

99

Tchihatcheff P. Voyage scientifique, p. 298.

100

Geologie de la Russie, vol. 11, p. 184.

101

По барометрическому измерению астронома Федорова, высота Ивановского белка над Риддерскою долиною простирается на 4388 футов, высота же Риддерской долины над Усть-Каменогорскою крепостью 1389 футов (W. Fedorow's Vorheufige Berichte ueber die fon ihm in den Jahren 1832 bis 1837 in West-Sibirien ausgefuehrten astronomisch-geographischen Arbeiten. St-Pb., 1838). По измерению Ледебура, тот же Ивановский белок (Крестовая гора) подымается над уровнем моря на 6631 фут. и Риддерская долина на 2346 футов (С. F. v. Ledebour's Reise, 1829). — Прим. Г. Щуровского.

102

Saxifraga crassifolia — называются «чагырским чаем». Народ употребляет его вместо чая, он вкусен и легок для желудка. Собирают обычно прошлогодние листья. — Прим. Г. Щуровского.

103

На монгольском и маньчжурском языках  б о м  значит крутой берег, крутое склонение горы к реке.

104

К сожалению, известняки, заключающие в себе органические остатки, не исследованы со всею точностью ни относительно положения своего между сланцами, ни между собой. — Прим. Г. Щуровского.

105

Сухим путем от Верхней пристани до устья Бухтармы или до Бухтарминской крепости считается 15 верст, а рекою 40.

106

Суда, употребляемые для сплава руд, троякого рода: неводники, лодки и барки; последние управляются 24 человеком и поднимают 3600 пудов; лодка управляется 17 человеками, с грузом 2500 п., неводники — 3 человеками с грузом 350 пудов. — Прим. Г. Щуровского.

107

Скалы, более других вдающиеся в русло Иртыша, называются быками. Суживая русло реки, они являются причиной прибоя волн и быстрого течения. Плывущее судно при неосторожности гребцов может увлечься быстрым потоком и, ударившись о скалу, раздробиться в щепы. — Прим. Г. Щуровского.

108

Способ этот преимущественно употребляется у нас в России, на Алтае, для выемки руды из месторождений, большей частью имеющих вид штоков. Он состоит в том, что штреками или флигельортами обходят кругом весь шток и потом для удобства делят его поперечными штреками или квершлагами на целики. Этот способ вполне определяет фигуру штока и дает возможность заметить всякую ветвь, отделяющуюся от главной массы в какую-либо сторону. Некоторые находят его неудобным для подвозки руд к шахте, полагая, что рудооткатчик должен следовать за всеми изворотами штрека, огибающего месторождение, но это несправедливо, потому что доставка руд всегда может быть производима поперечными штреками. — Прим. Г. Щуровского.

109

Щуровский Г. Геологическое путешествие... с. 383—384.


на главную | моя полка | | Научные экспедиции по Казахстану |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу