Book: Дело кричащей ласточки



Эрл Стенли Гарднер

«Дело кричащей ласточки»

Купить книгу "Дело кричащей ласточки" Гарднер Эрл Стенли

От издательства

Эта книга опубликована после смерти Эрла Стэнли Гарднера в 1970 году.

Основой книги является новелла с главным персонажем — адвокатом Перри Мейсоном. Герои двух следующих коротких рассказов известны поклонникам журнала Гарднера не меньше, чем Мейсон своим книжным читателям: Лестер Лейт и Сидни Зум. В последнем повествовании мы встречаемся с частным детективом Джерри Бейном. Это — профессионал своего дела, способный быстро мыслить и доводить дело до конца — черты, столь характерные для создателя его прообраза.

Данный сборник — еще один бриллиант среди бесчисленных сокровищ. Причем это определение можно воспринимать как в переносном, так и в буквальном смысле слова, поскольку все рассказы касаются украденных драгоценностей. Выбор был сделан вполне сознательно. Автор задался целью показать, насколько изобретательно и разнообразно можно импровизировать абсолютно на любую тему. За небольшим исключением ни один рассказ не похож на другой: совершенно различная мотивация, обстановка, характеры… Увлеченный читатель просто не заметит в них ничего общего, даже не подумает, что между ними есть какая-либо связь.

Что же касается упомянутого выше исключения, то в двух рассказах имеется аналогичная ссылка: Лестер Лейт впервые появился в 1929 году, когда Рафльз еще не стал воспоминанием, а свирепый Фило Вэнс оставался жестокой реальностью. Лейт привлек внимание полиции не только своей поразительной способностью распутывать сложнейшие преступления. Ее заинтересовали загадочные источники обеспечения совершенно сибаритского образа жизни Лестера Лейта. Для того чтобы все выяснить, полиция внедрила в его окружение секретного агента с заданием шпионить за этим современным Робин Гудом. В 1940 году на сцене появляется Джерри Бейн, родители которого предусмотрительно назначили попечителя его наследства. Они хорошо знали, что их сын имел экстравагантные вкусы и совсем не был расположен заниматься каким-либо трудом. При нем также состоял своеобразный Пятница, в прошлом — полицейский. Его преданность молодому хозяину можно сравнить разве что с его доскональным знанием преступного мира.

Между созданием этих персонажей прошло немало времени. Целое десятилетие бурных событий. Со свойственной ему дотошностью Гарднер отразил их в своих творениях, не допуская даже намека на повторения, не говоря уж о подозрении, что он мог заглянуть в мусорную корзинку. Имеющиеся в его книгах некоторые параллели лишь еще сильнее подчеркивают способность уникального писателя к талантливой импровизации на заданную тему.

И все-таки главная цель любого сборника детективных рассказов состоит в том, чтобы доставить читателю удовольствие. И сделать это в полной мере удается несравненному маэстро детективного жанра Эрлу Стэнли Гарднеру.

Глава 1

Перри Мейсон сидел в своем кабинете за письменным столом, откинувшись на спинку стула орехового дерева. Он настолько погрузился в изучение последнего решения Верховного суда штата, что не заметил, как в комнату вошла его секретарь Делла Стрит. Бесшумно приблизившись, она с невозмутимым видом положила перед ним десять хрустящих стодолларовых бумажек.

Занятый своими мыслями, Мейсон никак на это не отреагировал. Полностью поглощенный чтением документов, он не обращал на происходящее вокруг никакого внимания.

— Клиент шлет вам свою визитную карточку, — прервала его занятие Делла.

Мейсон выпрямился и наконец наткнулся взглядом на деньги, аккуратно разложенные на столе.

— Он сказал, что зовут его мистер Нал, — пояснила Делла. — Затем протянул вот эти стодолларовые бумажки, добавив, что это его визитные карточки.

Мейсон усмехнулся:

— Итак, черный рынок начинает желтеть. Как выглядит этот мистер Нал?

— Как топтун, — не раздумывая ответила Делла. Перри удивленно поднял брови, выразительно глянул на деньги.

— Как топтун?

— Нет-нет, — поспешила пояснить Делла, — не дежурный администратор в универсаме! Я хотела сказать только, что он любит ходить по комнате из угла в угол…

Совсем как вы, когда вас что-нибудь беспокоит. Как раз сейчас он топает туда-сюда, туда-сюда, исполняя марафонский танец на ковре в прихожей.

— Уж и не знаю, — пожал плечами Мейсон, — то ли современная цивилизация размягчает характеры наших преступников, то ли акулы черного рынка не успели еще закалиться. Слишком мало они еще потрудились, чтобы внутренне окрепнуть. В этом смысле добрые бутлеггеры[1] были куда круче. Лично я считаю, что современным дельцам просто не хватило времени свыкнуться с мыслью, что они по другую сторону закона. Дай им еще месяцев восемнадцать — двадцать, и они станут такими же крутыми, какими в свое время были настоящие гангстеры.

— Он не делец черного рынка, — возразила Делла. — Это уж точно. Прекрасно выглядит, солидный, слегка прихрамывает, загорелый, ну и… Я его где-то уже видела. Ага, вспомнила! Я видела его фотографии.

— Давай, — бросил Мейсон.

— Майор Клод И. Уиннет, — продолжала Делла, — игрок в поло, яхтсмен, миллионер-плейбой. Когда началась война, бросил занятия богатого повесы, стал авиатором, сбил кучу немецких самолетов, попал в плен. Освобожден был прошлой осенью, затем уволен из армии по причине ранений и вернулся к своей любящей мамочке…

Мейсон кивнул.

— Да-да, помню, читал о нем. Награждение или что-то в этом роде. Кажется, недавно женился, так ведь?

— Четыре или пять недель назад, — подтвердила Делла. — Именно тогда мне в первый раз попалась на глаза его фотография… в газете. Потом еще раз на прошлой неделе репортер светской хроники нанес визит семье Уиннета. Он побывал в старинном родовом поместье с конюшней для пони, ездовыми дорожками, высокой изгородью, площадкой для гольфа…

— Пусть войдет, — прервал секретаршу Мейсон. — Но дай ему понять: мы кое-что знаем о нем. Так он займет меньше времени.

Майор Уиннет, поджарый, загорелый и очень нервный, вошел в кабинет вслед за Деллой. Его нервозность бросалась в глаза гораздо больше, чем его легкая хромота.

— Мистер Мейсон, — сразу же начал он, — я хотел скрыть свое имя и представился другим человеком, но ваша секретарша узнала меня, и теперь мне приходится выкладывать карты на стол. Исчезла моя жена. Ей нужна ваша помощь. Боюсь, что она попала в беду…

— Расскажите мне об этом поподробнее, — попросил Мейсон.

Майор Уиннет достал из внутреннего кармана пиджака сложенный листок бумаги и протянул его Мейсону. Перри Мейсон развернул письмо и прочел:

«Клод, родной, есть некоторые вещи, в которые я просто не могу тебя втягивать. Я надеялась найти выход, но, увы, боюсь, мне это не удалось. Мы были так счастливы! Однако прекрасное всегда слишком хрупко. Ни о чем не беспокойся. Вся вина и ответственность полностью лежит на мне, и я не допущу, чтобы ты пострадал за то, что сделал для меня. До свидания, мой любимый.

Марсия».

— Что она имеет в виду под словами: «Вся вина и ответственность полностью лежит на мне, и я не допущу, чтобы ты страдал за то, что сделал для меня»? — спросил Мейсон.

Майор Уиннет чуть замялся:

— Видите ли, моя женитьба, строго говоря, не совсем совпадала с желаниями моей матери. Я сделал это вопреки ее возражениям.

— Возражениям, высказанным вслух? — уточнил Мейсон.

— Естественно, нет.

— И тем не менее ваша жена знала о них?

— Женщины многое чувствуют без слов, мистер Мейсон. Я хочу, чтобы вы нашли ее и решили проблему.

— А потом сообщил вам? — задал еще один вопрос Мейсон.

— Безусловно.

Перри Мейсон задумчиво покачал головой.

В кабинете воцарилось молчание, прерываемое лишь неопределенными звуками с улицы и учащенным дыханием майора.

— Поступайте, пожалуйста, как считаете нужным, — наконец выдавил он.

— Когда ваша жена исчезла? — продолжая раздумывать, спросил Мейсон.

— Вчера вечером. Я обнаружил эту записку на комоде где-то около полуночи… Думал, она уже легла спать.

— Нет ли какой-нибудь причины, по которой ваша жена могла бы быть уязвимой со стороны, так сказать, внешнего воздействия?

— Исключено! Если вы имеете в виду шантаж, — сразу же отверг подобную мысль майор.

— Тогда объясните мне, почему ваша жена побоялась поделиться с вами своей бедой?

— Не знаю… разве что это связано с моей матерью… — задумчиво начал посетитель. — Моя мать — личность весьма необычная. Когда лет двенадцать тому назад умер мой отец, она взяла в свои руки бразды правления. Живет прошлым, руководствуется устаревшими понятиями…

— Ведет правильный образ жизни? — перебил его Мейсон.

— Не столько правильный, сколько… понимаете, существуют классовые различия, традиции аристократии, богатство, ну и все такое прочее. Полагаю, она была бы куда счастливее, женись я на женщине ее круга, — заключил майор Уиннет.

— Например, на ком?

— Ну, я не имел в виду конкретную особу, — торопливо сказал посетитель.

— Конечно, не имели. Именно поэтому я и спрашиваю вас.

— Э-э… возможно, Дафна Рексфорд, — неуверенно протянул майор.

— Думаете, это могло послужить причиной ухода вашей жены? — с сомнением произнес Мейсон.

— Нет-нет, не прямо. Моя мать приняла Марсию в семью, и, какие бы ни были у нее взгляды на брак, сейчас Марсия одна из нас, одна из Уиннетов.

— Ну а, скажем, что вы имели в виду под словами «не прямо»? — пожелал уточнить Мейсон.

— Марсия никогда бы не позволила себе совершить поступок, бросающий тень на меня, ибо знала, как к этому отнесется моя мать. Видите ли, мистер Мейсон, мы живем в большом, довольно старомодном поместье, там, за высоким сетчатым забором с мощными воротами и табличками «Посторонним вход воспрещен», находятся наши личные дорожки для верховой езды, ну и прочее в этом духе, и чем больше окружающий мир приобретает черты, которые вызывают неодобрение мамы, тем больше она старается от него отгородиться.

— Не случалось ли у вас чего-нибудь необычного в последние несколько дней? поинтересовался Перри.

— Во вторник вечером в дом проник грабитель, — вспомнил майор.

— Что-нибудь взял?

— Драгоценности жены стоимостью где-то в двадцать пять или тридцать тысяч долларов. Хотя вряд ли за них можно столько выручить. В свое время они были застрахованы на пятнадцать тысяч…

— В свое время? — удивился Мейсон.

— Да, жена отменила страховку. И, как ни странно, всего за день до ограбления. — Майор Уиннет бросил на адвоката почти умоляющий взгляд.

— Значит, отменила свою страховку, — повторил Перри. — А через двадцать четыре часа произошло ограбление?

— Да, — кивнул майор.

— И вы не усматриваете никакой связи между этими двумя явлениями?

— Абсолютно уверен, здесь нет ничего такого, — торопливо начал пояснять Уиннет. — У моей жены была для этого очень веская причина. Она застраховала драгоценности, когда жила на квартирах или в отелях и держала их при себе. Когда же вышла за меня замуж, то переехала в наше поместье Виста-дель-Мар. И вряд ли имело смысл продолжать выплачивать за них большие страховые взносы.

— Расскажите-ка мне об этом ограблении поподробнее, — попросил адвокат. — Кстати, почему вы не заявили о нем в полицию?

— Откуда вы узнали, что мы не заявили в полицию? — удивился майор.

По выражению вашего лица, — сухо бросил Мейсон.

— Так получилось исключительно из-за того, что моя мать… — замялся майор, — ну понимаете, газетная шумиха и…

— Расскажите об ограблении, — повторил Мейсон. Майор Уиннет говорил медленно, размеренно, тщательно подбирая слова:

— Я очень крепко сплю, мистер Мейсон. Моя жена — чутко. Во вторник ночью меня разбудили ее крики…

— Во сколько? — перебил его адвокат.

— Я взглянул на часы лишь несколько минут спустя. Полагаю, было где-то без четверти час.

— Сколько времени вы уже спали?

— Мы легли около одиннадцати…

— И крепко спали, пока не проснулись от криков вашей жены?

— Но где-то в моем подсознании остались смутные воспоминания о кричащей ласточке…

Мейсон высоко поднял брови.

— Вы, конечно, слышали о знаменитых ласточках миссии Сан-Хуан-Капистрано? — торопливо продолжил майор Уиннет.

Мейсон молча кивнул.

— Эти ласточки гнездятся не только в миссии, — продолжал майор. — И прежде всего известны тем, что строго в определенный день улетают и также строго в определенный день возвращаются. Думаю, время их прилета можно предсказать с точностью до часа. Редкое чувство времени. Как им удается возвращаться…

— И эти ласточки обитают в вашем поместье? — перебил его Мейсон.

— Поверьте, это большое неудобство, — сказал майор Уиннет. — Они лепят свои гнезда из грязи и прикрепляют их к карнизам. Наш садовник сбивает их в процессе строительства, но если какой-то ласточке удается усыпить его бдительность и доделать гнездо, мы его уже не трогаем. Ведь птицы откладывают яйца тотчас же, как гнездо готово.

— Дальше, — нетерпеливо бросил адвокат.

— Так вот. Гнездо той самой ласточки оказалось в очень неудачном месте. Главное здание в Виста-дель-Мар — это большой дом в испанском стиле с черепичной крышей и белыми стенами. Наша спальня расположена на втором этаже, и к ней примыкает выступающий балкон. Там-то птицы и слепили себе гнездо. Поэтому если кто вздумает перелезть через балкон, то неизбежно окажется всего в нескольких сантиметрах от гнезда.

— И грабитель, вы полагаете, перелез через балкон? — уточнил адвокат.

— Именно так. Мы нашли лестницу, приставленную к той стене дома. Когда злоумышленник перелезал через балкон, то потревожил ласточек, а они в таком состоянии особенно крикливы.

— И вы это слышали? — переспросил Мейсон.

— Либо слышал, либо думал, что слышал. Во всяком случае, моя жена не помнит этого, хотя спит очень чутко. Тем не менее вряд ли я ошибаюсь.

— Затем вы снова уснули?

— Очевидно, да. Помню, что слышал протестующие крики ласточек, и, хотя сон был нарушен, полного пробуждения все же не наступило. Я снова куда-то погрузился, и меня вырвали из глубокого сна лишь вопли жены.

— Она увидела грабителя? — нетерпеливо спросил адвокат.

— Ее разбудил шум в комнате. Она увидела, что кто-то стоит у платяного шкафа. Сначала подумала, что это я, и заговорила со мной. Но тут Марсия повернула голову и увидела меня рядом…

— Света было достаточно?

— Да, луна светила довольно ярко.

— Что было дальше?

— Грабитель уловил шум движения… — продолжал рассказ посетитель. — Наверное, скрипнула пружина кровати. Он метнулся к балкону. Жена громко закричала. Я окончательно проснулся, но не сразу понял, что, собственно, происходит. К тому времени он уже скрылся.

— Значит, вы считаете, ласточки кричали потому, что кто-то их растревожил?

— Совершенно верно. Перелезая через балкон, он, очевидно, задел гнездо.

— Когда ваша жена отменила страховку? — спросил Мейсон.

— В понедельник утром.

Адвокат задумчиво покрутил в пальцах свой любимый карандаш. Затем неожиданно спросил:

— Что произошло в понедельник утром?

— Мы все четверо завтракали вместе, — припомнил майор Уиннет.

— Кто был четвертым?

— Хелен Кастер, сиделка моей матери.

— Ваша мать больна?

— У нее слабое сердце, и врачи порекомендовали ей иметь в доме сиделку, — пояснил майор.

— Давно она у вас?

— Три года. Мы считаем ее почти членом нашей семьи.

— Вы позавтракали, и что дальше? — продолжил допытываться адвокат.

— Я писал письма. Мама… Точно не знаю, куда она пошла. Марсия каталась верхом.

— Где? — перебил майора Мейсон.

— Понятия не имею. По одной из наших дорожек.

— По-моему, в воскресенье вечером шел дождь, так? — прищурился Мейсон.

Майор Уиннет с удивлением поднял на него глаза:

— Какое отношение это имеет к делу? Почему это так важно, зачем…

— Забудьте об этом, — перебил его Мейсон. — Что было дальше?

— Ничего. Жена вернулась около одиннадцати.

— Когда она вам сказала, что собирается отменить страховку?

— Перед обедом. Она позвонила в страховую компанию, а затем написала им письмо, подтверждающее ее решение.

— Вы не заметили чего-либо необычного в поведении вашей жены?

— Ничего. — Майор Уиннет произнес это так быстро, что, казалось, ответ висел у него на кончике языка, дожидаясь, когда Мейсон задаст вопрос.

— Ладно, — адвокат посмотрел на часы. — Сейчас десять тридцать. Мне надо связаться с владельцем детективного агентства Полом Дрейком. Мы начнем с вашего поместья. Будем танцевать оттуда. Я выеду около одиннадцати. Ваша мать знает об исчезновении вашей жены?

Майор Уиннет прочистил горло:

— Я сказал, что она навещает друзей…

— Как же вы объясните ей наше присутствие? — поинтересовался адвокат.

— А сколько вас будет?

— Мой секретарь мисс Делла Стрит, частный детектив Пол Дрейк, я сам и, возможно, один из помощников мистера Дрейка.

Майор Уиннет немного подумал:

— Как раз сейчас я занимаюсь одним горнорудным проектом. Полагаю, смогу представить вас маме как моих консультантов по этому вопросу. Ваш детектив не будет возражать, если придется выступить в роли инженера?



— Нисколько, — уверил майора Мейсон.

— Вы приедете в поместье и… наверное, захотите побыть там некоторое время.

Мейсон кивнул:

— Думаю, да. Нам также потребуются фотографии и приметы вашей жены.

Из внутреннего кармана майор вынул конверт с почти дюжиной фотоснимков.

— Я захватил их с собой. Ей двадцать пять, рыжеволосая, с голубовато-серыми глазами, рост — метр шестьдесят два, вес — пятьдесят восемь. Насколько я понял после осмотра ее гардероба, на ней клетчатый костюм — что-то вроде серой шотландки. Она в нем на одном из этих снимков.

Мейсон внимательно осмотрел фотографии, затем сложил их в конверт:

— Ладно, пошли. Вы поезжайте в поместье и приготовьте все к нашему приезду.

Глава 2

Городок Сильвер-Стрэнд-Бич раскинулся в бухточке на защищенной от ветра стороне полуострова. Его главной достопримечательностью было поместье Уиннетов, занимавшее добрые две с половиной мили и окруженное высоким сетчатым забором со множеством запрещающих знаков и табличек. Дом, выстроенный в испанском стиле, стоял на самой высокой точке полуострова — около двухсот метров над уровнем океана. Из его окон открывался прекрасный вид в любом направлении.

Машина Мейсона сделала последний поворот на посыпанной гравием дорожке и остановилась.

— Думаю, отмена страховки, скорее всего, первый показатель ее намерений, — сказал Мейсон частному детективу Полу Дрейку. — Более того, возможно, именно с этим каким-то образом связана ее верховая прогулка в понедельник утром.

Скептическое выражение лица Пола Дрейка ни на йоту не изменилось.

— Есть с чего начинать, Перри?

— В воскресенье ночью прошел дождь. Если найдешь дорожку, по которой она каталась верхом, может, сумеешь проследить, куда она ездила.

— Ради всего святого, Перри! Ты хочешь, чтобы я сел на лошадь?

— Конечно. Скажи конюху, что хочешь покататься верхом. Заодно порасспроси о прогулочных дорожках, — невозмутимо продолжал адвокат.

— С лошади я ничего не увижу, — попытался возразить Дрейк. — Когда лошадь скачет, меня трясет, а когда меня трясет, у меня двоится в глазах.

— Отъедешь подальше, чтобы тебя не было видно из дома, слезешь и поведешь лошадь в поводу, — успокоил его Мейсон.

— А как же насчет меня? — поинтересовалась Делла Стрит.

— Постарайся поближе познакомиться с сиделкой и осмотреть дом изнутри.

Дверь им открыл сам майор Уиннет. Оперативность, с которой он разместил их по комнатам и представил своей матери и сиделке Хелен Кастер, наглядно свидетельствовала: он заранее все подготовил и объяснил.

Когда Дрейк, красноречиво и с энтузиазмом выразив свою любовь к лошадям, ушел на конюшню, майор Уиннет изъявил желание показать Мейсону дом. Уже в коридоре он быстро проговорил приглушенным голосом:

— Что именно вы хотели бы посмотреть?

— Весь дом, — сказал Мейсон, обводя рукой вокруг. — Но начать лучше бы с ваших апартаментов.

Комнаты майора Уиннета располагались на южной стороне. Стеклянные двери выходили на обширный балкон, с которого открывался великолепный вид на океан, сверкавший в лучах яркого солнца.

— Это то самое гнездо? — спросил Мейсон, указав на тыквообразный нарост засохшей грязи, выступавший из-под черепицы прямо под балконом.

— Оно. То самое ласточкино гнездо, — подтвердил майор. — Как видите, человек, влезающий по лестнице…

— Лестница уже была здесь? — перебил его Мейсон.

— Да. Мастер поправлял стеклянные панели. Вечером он оставил лестницу здесь, так как на следующее утро собирался закончить работу.

— Непростительная оплошность с его стороны, — пробурчал адвокат.

— Нелепая случайность.

— В таком случае ваш грабитель самозабвенно верит в счастливый случай, — едко заметил Мейсон. — Он даже не потрудился захватить с собой собственную лестницу.

— Увы, здесь, боюсь, вы правы, — согласился майор.

— Более того, это был человек, очень хорошо знакомый с домом, — с уверенностью сказал Мейсон. — Как насчет вашей прислуги?

— Трудно сказать, — пожал плечами хозяин дома. — Особенно в наше время. Но, думаю, с ними все в порядке. Мама платит им хорошие деньги. Большинство из этих людей здесь уже давно… Хотя порой мама бывает очень строга, поэтому время от времени появляется новая прислуга.

— Вы фактически владеете всей землей на полуострове?

— Большей частью, но не всей. Давайте поднимемся в смотровую комнату, — предложил майор, — оттуда вам все хорошо будет видно. В целом нам принадлежит около трех четвертей полуострова. Видите, там, у самого его окончания, есть полоса, где графство содержит общественный кемпинг.

— И до него можно добраться, не нарушая наших владений? — поинтересовался Мейсон.

— Да, можно. Наша граница проходит вдоль рощи. Там великолепные дубы, под которыми люди любят устраивать пикники. Но после них остается много мусора. Поэтому мы пытаемся уговорить их перебазироваться на территорию кемпинга, где условия ничуть не хуже.

— Значит, любой, кто заявится сюда ночью, будет считаться правонарушителем? — уточнил адвокат.

— Безусловно.

— Значит, чтобы пойти на такой риск, надо иметь вполне конкретную цель. И, соответственно, если, конечно, у преступника с головой все в порядке, предусмотреть определенные способы достижения этой цели?

— Полагаю, именно так, — кивнул хозяин.

— Отсюда следует, что либо ваш грабитель точно знал: лестница стоит именно здесь и нигде больше, либо злоумышленник — кто-то из вашей прислуги.

— Но откуда же ему знать, что лестница именно здесь? — удивился майор.

— Если отсюда можно видеть кемпинг и место для пикников, то, наверное, оттуда тоже можно видеть ваш дом, — пояснил Перри Мейсон.

— Конечно. Наш дом виден за много миль…

— Значит, перед самым закатом кто-то, возможно, посмотрел в вашу сторону, заметил лестницу, прислоненную к стене, и решил, что по ней стоит забраться.

— Да, возможно. Однако, мистер Мейсон, мне пока не ясно, какая связь между кражей драгоценностей моей жены и ее исчезновением?

— Может, ее и нет, — закрыл тему адвокат.

Они закончили «экскурсию», поднявшись в комнату, которую майор Уиннет называл «смотровой».

Это было застекленное со всех сторон помещение площадью около шести квадратных метров. В центре на специальном штативе стоял мощный бинокль с восемнадцатикратным увеличением, который можно было поворачивать и закреплять в любом положении.

— В былые времена здесь процветало торговое судоходство, и мы любили разглядывать отсюда корабли, — пояснил майор Уиннет. — Как видите, этот бинокль можно поворачивать в любом направлении. Вот сейчас я направлю его в сторону города и…

— Стоп, стоп, стоп! — резко прервал его Мейсон. — Кажется, он направлен прямо на рощу. Если не возражаете, я хотел бы взглянуть.

— Ну конечно, прошу вас.

Мейсон торопливо прилип к мощным призмам. Правый окуляр показывал лишь мутную рябь. Но через левый просматривалось затемненное местечко под раскидистыми ветвями дубов, дорога там проходила по возвышенности, затем она ныряла в небольшой каньон и снова появлялась, уже поворачивая к кемпингу на самом краю полуострова.

— Здесь нет центрального регулировочного винта, — начал было объяснять майор Уиннет. — Надо фокусировать каждый окуляр отдельно. Может…

— Вижу, вижу, — с досадой сказал Мейсон, отрываясь от бинокля.

— Я хотел показать, надо просто подкрутить вот этот… Мейсон вежливо, но решительно перехватил руку Уиннета:

— Минуточку, майор. Сначала мне хотелось бы взглянуть на правый окуляр.

— Очевидно, его кто-то трогал. Фокусировка явно нарушена, — с беспокойством заметил майор.

— Левый установлен на нуле, — рассуждал адвокат. — Полагаю, это означает абсолютно нормальный глаз… А вот правый установлен на минус пять. Вероятно, эти деления нанесены специально для того, чтобы человек знал свою личную отметку и мог сразу устанавливать нужный фокус.

— Вы правы. Эти деления означают диоптрии, — подтвердил хозяин.

— И установка окуляра на минус пять затуманивает всю…

— Это не может быть установка, — перебил его майор. — Просто кто-то бесцельно крутил окуляр.

— Допустим, вы правы, — рассеянно произнес Мейсон, возвращая окуляр на нулевую отметку. — Вот так. Теперь другое дело.

Сейчас можно было рассмотреть детали, которые раньше виделись как бы в тумане. Кемпинг — кирпичные шашлычницы, столы, стулья… За ними сквозь деревья сиял бирюзовый океан.

— Там пляж? — спросил Мейсон.

— Нет, не пляж. Там место для серфинга.

Мейсон снова перевел окуляры на дубовую рощу и дорогу:

— Говорите, там устраиваются пикники?

— Время от времени…

— Оттуда через бинокль можно хорошо видеть ваш дом.

— Но бинокль здесь, наверху, — возразил майор.

— Вряд ли он единственный в мире, — усмехнулся Мейсон.

Майор нахмурился. Адвокат направил окуляры на движущийся предмет и увидел фигуру Пола Дрейка, медленно бредущего вдоль дорожки для верховой езды. Мелкие, чуть судорожные шаги свидетельствовали о том, что даже краткое пребывание в английском седле не прошло для него даром. Лошадь шла за детективом в поводу…

Глава 3

Мейсон немного подождал и, когда собственными глазами увидел, как майор Уиннет вышел из дома и направился на конюшню, тихо открыл дверь своей комнаты. Адвокат прошел по коридору до спальни Уиннетов, пересек ее и перелез через балкон…

Отверстие гнезда было очень мало, но он принялся расширять его, аккуратно отламывая кусочки засохшей грязи большим и указательным пальцами правой руки.

Внутри гнезда послышалось шуршание, затем в палец Мейсона ткнулся неокрепший клювик.

Ласточки-родители с пронзительными криками кружили вокруг головы адвоката. Иногда они стремительно ныряли вниз, как бы атакуя незваного пришельца. Но Мейсон, не обращая на них внимания, методично расширял отверстие гнезда. Нужно было, чтобы туда прошла его рука. Наконец пальцы ощутили нежные пушистые тельца, а под ними только выгнутое дугой дно…

Лицо Мейсона досадливо нахмурилось. Однако он продолжал, отодвинув птенцов к стене, осторожно ощупывать гнездо. Ага, выражение досады сменилось довольной улыбкой — кончики пальцев наткнулись на какой-то твердый металлический предмет. Когда Мейсон вытащил его наружу, в ярких лучах солнца засияли изумруды и бриллианты великолепной броши. Перри Мейсон сунул драгоценную находку в карман, спрыгнул на балкон — подальше от яростных нападок разгневанных ласточек — и вернулся в спальню.

Там, не теряя времени, он тщательно проверил все места, где можно было спрятать мелкие предметы. В стенном шкафу его внимание привлек кожаный чехол с дорогим охотничьим ружьем. Оба ствола его были с двух сторон заткнуты промасленными тряпками.

Перочинным ножом адвокат вытащил одну из них, опустил ружье дулом вниз, и… на ладонь ему, как из рога изобилия, посыпались кольца, серьги, и выскользнуло даже бриллиантовое ожерелье. Мейсон заложил драгоценности обратно в ствол и снова заткнул его промасленной тряпкой. Затем засунул ружье в чехол и поставил его на прежнее место.

Прежде чем покинуть апартаменты майора, он, прислонив ухо к двери, постоял так с минуту-другую, удостоверившись в том, что все кругом тихо, открыл дверь и уверенной походкой направился к своей комнате.

Где-то на полпути у поворота в боковой коридор появилась миссис Виктория Уиннет. Горделиво и целеустремленно она направлялась прямо ему навстречу.

— Вы что-нибудь искали, мистер Мейсон? — ледяным тоном спросила женщина.

Адвокат обезоруживающе улыбнулся:

— Нет, просто знакомился с домом.

Виктория Уиннет являла собой типичную леди минувшей эпохи: мешки под глазами, обвислая кожа, но при этом ухоженные и тщательно уложенные волосы, в меру напудренное и со знанием дела накрашенное лицо. Все это говорило о том, сколь большое значение придавала она своему внешнему виду. И если к этому добавить властные манеры и некую царственность, то, как позже остроумно заметила Делла Стрит, Виктория Уиннет напоминала «океанский лайнер, неторопливо плывущий к своему последнему причалу».

Даже если бы эта дама часами репетировала, готовясь строго отчитать кого-либо, то ей не понадобилось бы менять свой обычный стиль поведения.

— Если не ошибаюсь, мой сын хотел показать вам наш дом, — надменно произнесла она и пошла рядом с Мейсоном.

— Да, он уже показал, — с готовностью согласился Мейсон. — Я тут… просто гулял.

— Вы мистер Перри Мейсон, тот самый адвокат, не так ли?

— Совершенно верно.

— Наслышана о ваших делах и могу сделать вывод, что вы специализируетесь в основном на судебных процессах. Точнее, на делах об убийствах. Не так ли?

— О, мадам, я вел множество других дел, — запротестовал Мейсон. — Просто дела об убийствах привлекают к себе больше внимания общественности.

— Ясно, — сказала пожилая дама тоном человека, которому, собственно, ничего не ясно.

— Неплохое тут у вас местечко, — как ни в чем не бывало заметил Мейсон. — Особенно интересна смотровая комната наверху…

— Эта причуда моего покойного мужа. Он любил сидеть там часами… Кстати, совсем недавно, по-моему, я слышала, как кричали ласточки.

— Кажется, я тоже слышал, — охотно подтвердил Мейсон.

Виктория Уиннет бросила на него пронзительный взгляд.

— Мы стараемся не давать им сооружать здесь гнезда. Но иногда садовнику не удается уследить за ними. В таких случаях мы не трогаем гнезд, пока птенцы не оперятся. От них чудовищно много шума, — продолжала пожилая дама. — С самого раннего утра. Надеюсь, ласточки не слишком вас беспокоят? Вы крепко спите, мистер Мейсон?

Они остановились на верхней площадке лестницы. Миссис Уиннет явно не собиралась спускаться, поэтому Мейсон прибег к самому простому способу прервать нежелательные расспросы.

— Мой друг Дрейк сейчас любуется вашими лошадьми, — сказал он, — и мне, если, конечно, мадам не возражает, хотелось бы присоединиться к нему.

Изобразив на лице ослепительную улыбку, адвокат стремительно сбежал по лестнице, оставив даму в полном замешательстве по поводу столь неожиданного окончания их беседы.

Глава 4

На улице секретарь адвоката Делла Стрит подала ему условный сигнал и небрежной походкой направилась к подъездной дорожке, где стоял автомобиль. Открыв дверцу, она села в него с правой стороны.

Мейсон тотчас же приблизился.

— Думаю, Дрейк что-то нашел, — бросил он. — Надо пойти посмотреть. Он уже возвращается. Что у тебя?

— Могу кое-что рассказать о сиделке, шеф, — быстро проговорила Делла.

— Что?

— Во-первых, если моя женская интуиция чего-то стоит, сиделка по уши влюблена в майора… Один из тех безнадежных случаев, когда боготворят на расстоянии. Во-вторых, кажется, она обожает азартные игры.

— Скачки? — предположил Мейсон.

— Не знаю. Я тоже побывала в смотровой комнате… после вас, — продолжала Делла Стрит. — И обнаружила в ящике маленького столика блокнот. Сначала он показался мне абсолютно чистым. Однако когда я повернула его под другим углом к свету, то увидела довольно четкие отпечатки букв. Очевидно, кто-то твердым карандашом писал на верхнем листе, а затем вырвал его из блокнота…

— Хорошая девочка! — воскликнул Мейсон. — Что же там было написано? Надеюсь, что-либо значимое?

— Цифры. Похоже, это какая-то игра, — предположила секретарь. — Оригинал листочка сейчас не со мной, но я не поленилась сделать копию. Вот смотрите «числа» на первой строчке, затем ниже «калкуль», затем пробел и число 5"5936, под ним 6"8102 еще ниже 7"9835, под ним 8"5280, под этим 9"2640, под ним 10"1320.

— Что-нибудь еще? — нетерпеливо спросил адвокат.

— Затем черта, под ней число 49"37817, — спокойно продолжала Делла Стрит. — Что-то вроде лотереи. Мне удалось узнать, что там недавно побывала миссис Уиннет. Поскольку ее вряд ли можно заподозрить в пристрастии к азартным играм — значит, скорее всего, эти числа записала сиделка.

Мейсон задумался:

— Делла, обрати внимание на последние три числа: 5280, 2640 и 1320. Тебе их последовательность говорит что-нибудь?

— Нет, а что? — не поняла девушка.

— 5280 футов в миле, — пояснил Мейсон.

— А-а, вот оно что!

— Следующее число 2640, это полмили, а 1320 — четверть мили.

— Так, теперь понятно. Значит, двойные черточки сверху означают дюймы?

— Да, это условное обозначение дюймов, — кивнул головой Мейсон. — На что похожа наша сиделка? Я ведь лишь мельком видел ее…

— Ну, личность довольно серенькая: прямые волосы, очки. Но глаза, глаза — просто чудо! Видели бы вы, как они загораются при виде майора. Она, безусловно, могла бы быть хорошенькой, но тогда миссис Уиннет ее бы сразу уволила. Поэтому девушка специально старается выглядеть просто и непривлекательно. Чтобы иметь возможность быть рядом с тем, кого преданно любит безнадежной и безответной любовью.

— Слушай, — прервал ее Мейсон, — если ты смогла заметить все за полтора часа, то как же миссис Виктория Уиннет? Она что, ничего не видит?

— Полагаю, видит, — уверенно сказала Делла.

— И до сих пор не уволила?

— Нет. Думаю, ее вполне устраивает, что сиделка готова целовать землю, по которой ступает нога майора, — высказала свои соображения Делла. — Однако при этом она не осмеливается поднять на него глаза. Вам понятно, что я имею в виду?



— Понятно, понятно, — задумчиво протянул Мейсон. — И мне это не очень нравится. Гляди-ка, вон идет Пол. — Он подождал, пока Дрейк, медленно передвигая негнущиеся ноги, подошел к машине. — Ну как, Пол, нашел что-нибудь?

Дрейк мрачно кивнул:

— Нашел то, не знаю что.

— Что ты имеешь в виду, Пол?

— Ну, прежде всего путь жены майора Уиннета проследить совсем не трудно. Она выбрала самую нижнюю дорожку. После первой четверти мили я заметил только один след туда и один такой же — обратно. Они отчетливо отпечатались на мягкой и влажной земле. Ведут следы к запертым воротам. Отмычки у меня с собой не было. Поэтому я, привязав лошадь, протиснулся сквозь щель в заборе.

— Заметил следы у тех деревьев, Пол? — нетерпеливо спросил Мейсон.

— Там был припаркован автомобиль, — продолжал свой рассказ детектив. — Или два автомобиля. Во всяком случае, так мне показалось. Хотя тут что-то непонятное со следами колес.

— Как это? — поднял брови адвокат.

Дрейк вытащил из кармана тонкую книжечку:

— Здесь образцы рисунков всех протекторов. Тот автомобиль имел довольно изношенные покрышки. Одно колесо — совсем лысое. Его практически невозможно определить. Однако я четко идентифицировал сначала след правого переднего, затем левого. И одного заднего… и… Тут я зашел в тупик, Перри.

— Что значит «зашел в тупик»? — не понял Мейсон.

— Видишь ли, эти следы путают всю картину. Они…

— Куда ты клонишь, Пол?

— Подожди, Перри. Там три колеса.

— А четвертое — совсем лысое? — предположил адвокат.

— Да не в этом дело… Я хочу сказать, там вроде бы три колеса на одной стороне! — заключил детектив.

Мейсон нахмурился:

— Три колеса на одной стороне, говоришь?

— Да, три колеса на одной стороне, — упрямо повторил Дрейк.

— Пол, а ты не заметил там круглого пятна на земле? Дюймов восемь или десять в диаметре?

На лице Дрейка отразилось крайнее удивление.

— Откуда, черт побери, ты узнал про пятно?

— Оно — отпечаток дна ведра, Пол. А с тремя колесами на одной стороне — все в порядке. Так и должно быть.

— Ничего не понимаю, — растерянно заморгал Пол.

— Трейлер, — объяснил Мейсон. — Под деревьями стоял и автомобиль, и прицепной трейлер. Из умывальника внутри него вода выводится по трубе в специально подвешенное под дном ведро.

— Да, очевидно, так оно и было, — признал Дрейк и угрюмо добавил: — Убить себя готов, что не догадался, Перри.

— Из всего этого может следовать, — заключил адвокат, — что в понедельник Марсия Уиннет с кем-то встречалась именно в этом трейлере. И, похоже, эта встреча — поворотный момент в ее жизни.

Дрейк согласно кивнул:

— В понедельник… Но след уже остывший, Перри…

Мейсон пожал плечами:

— Другого у нас просто нет, Пол.

Глава 5

Внимательно изучая отпечатки колес, Мейсон нашел подтверждение своим предположениям.

— Да, это был автомобиль с трейлером, Пол. Нет сомнений. А это круглое пятно, след сливного ведра, можно считать приблизительно центром трейлера. Видишь, тут отпечаток дополнительного колеса. На него во время стоянки приходится часть веса трейлера. Этот след дает нам возможность определить длину трейлера.

— Его, очевидно, подавали задом, загоняя между деревьями, Перри.

Мейсон крадучись прошелся вдоль загородки.

— Не так-то просто было загнать его сюда, — заметил он. — А ну-ка поищем какие-либо отбросы вокруг. Если трейлер оставался здесь на ночь, то здесь должны быть консервные банки, картофельные очистки, ну и прочее в этом роде.

Все трое разбрелись, тщательно осматривая каждый свой участок.

— Шеф, время от времени надо посматривать в сторону дома на холме, — вдруг сказала Делла. — Не специально, конечно, а вроде как случайно. Кажется, в смотровой комнате кто-то есть…

— Как я и ожидал, — ответил Мейсон не поднимая головы. — Впрочем, ничего уж тут не поделаешь…

Вот она, Перри! неожиданно воскликнул Дрейк. — Куча банок и отбросов.

Мейсон быстро подбежал к месту, где над небольшой впадинкой фута в три шириной стоял Дрейк. Ее образовала вода от зимних дождей, сбегавшая по канаве вдоль дороги и подрывшая корни одного из развесистых дубов. С помощью двух сухих веток Мейсон, присев на корточки, выудил оттуда все предметы. Среди них — три сплющенные консервные банки, очистки лука и картошки, вощеная бумага, в которую заворачивали хлеб или бутерброд, бутылка из-под сиропа и смятый бумажный пакет.

Перри аккуратно их рассортировал, не прерывая при этом своих рассуждений.

— Сплющенные банки — дело рук человека, много бывающего на природе.

— А зачем их сплющивать? — поинтересовалась Делла.

— Чтобы мелкие животные, пытаясь засунуть в них голову, не застряли, — охотно пояснил Мейсон. — К тому же в таком виде они занимают меньше места, если их зарывать. Эта мусорная яма говорит о многом. Обитателем трейлера, очевидно, был мужчина. Обратите внимание: банка бобов, банка «чили», картошка, хлеб, лук. Ни помидоров, ни салата, ни морковки, никаких овощей вообще. Женщина взяла бы с собой что-нибудь более разнообразное. Это самые маленькие банки из тех, что бывают в продаже… Черт побери, а это еще что такое?! — Адвокат разорвал бумажный пакет и подцепил продолговатый кусочек бумаги, где были проставлены какие-то красные цифры.

— Это же кассовый чек одного из магазинов, где берут наличными! — воскликнула Делла.

Мейсон взял чек в руки.

— Очень интересно. Уплачено пятнадцать долларов девяносто четыре цента. На обратной стороне чека есть дата, а вот эта цифра обозначает время. Продукты были куплены в субботу, в пять минут девятого. Похоже, Пол, наступает твоя очередь, — глянул Перри на детектива.

— И что я теперь должен делать? — спросил Пол.

— Сними номер в отеле на Сильвер-Стрэнд. Открой там что-то вроде офиса. Найми людей. Много людей. Пусть покупают в том же магазине и приносят тебе чеки. Когда увидишь пробитый тем же кассовым аппаратом, что и этот, разузнай о человеке, купившем продуктов на пятнадцать долларов девяносто четыре цента в субботу утром. Покупка на такую сумму всего через несколько минут после открытия магазина, возможно, привлекла чье-то внимание.

Дрейк кивнул:

— Сделаем. Что-нибудь еще?

— Много чего. Делла, где та бумажка, с которой ты сделала копию?

Делла Стрит сбегала к машине, нашла квадратный листок бумаги и вернулась.

Дрейк с недоумением посмотрел на бумажку:

— Что это, Перри?

— То, что Делла нашла в смотровой комнате. Тебе это о чем-нибудь говорит?

— Какие-то размеры, — неуверенно протянул Пол. — 8 дюймов и 5280 футов, 9 дюймов и полмили, 10 дюймов и четверть мили… Что означает такая последовательность дюймов: 5, 6, 7, 8, 9, 10 и…

— Ну а если предположить, что это не дюймы? — начал Мейсон. — Предположим, это то число повторов какой-то суммы.

— Допустим, — согласился Дрейк.

— Тогда что?

— Тогда числа могут иметь отношение к какой-нибудь лотерее.

— Сложи их, — сухо сказал Мейсон.

— Сумма уже здесь, — ответил Дрейк. — 49"37817.

Мейсон молча передал ему карандаш.

Делла Стрит, наклонившись через плечо Дрейка, первая заметила ошибку.

— Шеф, сумма неверна! — воскликнула она.

— Чего я и ожидал, — ответил Мейсон. — Вот только не знал, насколько. Что ж, давайте разбираться.

Делла задумчиво нахмурила брови.

— Сумма… Подожди-ка, Пол, кажется, мне все ясно… 45"33113, но выделено здесь 49"37817.

— Вычти их, — сказал Мейсон. — Ну, и что получается?

Делла быстро заработала карандашом:

— 4"4704.

Адвокат кивнул:

— Думаю, когда мы распутаем это дело, то увидим, что самая важная цифра — именно та, которой здесь нет. Запомни это, Пол, она вполне может всплыть где-нибудь позже.

Глава 6

Перри Мейсон торопливо взбежал по высоким ступенькам в смотровую комнату. Там не было никого, но бинокль снова смотрел на дубовую рощу, где припарковывали трейлер. Мейсон припал глазами к окулярам. И снова обнаружил ту же картину — левый показывал очень четко, а правый — только мутную рябь.

Мейсон бросил взгляд на регулятор фокуса: он был, как и тогда, установлен на минус пять. Надо переставить его в нор…

Вдруг сзади послышалось какое-то движение. Мейсон, резко выпрямившись, обернулся — в дверях стояла миссис Виктория Уиннет! А рядом с ней — элегантная брюнетка в костюме для верховой езды и с выражением крайнего удивления на лице… Миссис Уиннет, наоборот, сохраняла абсолютно бесстрастный вид.

— Вот уж никак не ожидала увидеть здесь вас, — произнесла она ледяным тоном. Затем, повернувшись к своей молодой спутнице, добавила: — Мисс Рекс-форд, позвольте представить вам мистера Перри Мейсона, адвоката.

Дафна Рексфорд, едва раздвинув губы, одарила его светской улыбкой. Между тем в ее глазах промелькнуло нечто вроде испуга или, скорее, панического страха. Мейсон вежливо кивнул ей в ответ.

— Какой отсюда прекрасный вид, миссис Уиннет, — обратился он к хозяйке.

— Мой покойный муж проводил здесь немало времени. Сюда действительно как-то манит. Дафна тоже очень любит бывать здесь.

— И часто? — спросил Мейсон мисс Рексфорд.

— Да. Изучаю птиц, — ответила она. — Но поскольку вы здесь, — торопливо продолжила гостья, — мой сеанс можно отложить до другого раза. Мне…

— Напротив, — прервал ее Мейсон, — я как раз собирался уходить. Просто пытался определить конфигурацию участка.

— Они вместе с Клодом работают над каким-то горнорудным проектом, — пояснила миссис Уиннет. — С мистером Перри Мейсоном еще инженер и секретарша. Вы познакомитесь со всеми, если останетесь на ужин.

— О, спасибо, но я… — замялась гостья. — Боюсь, ничего не выйдет. Если Клод собирается купить… А где Марсия?

— Навещает друзей, — сухо ответила миссис Уиннет. — Пожалуйста, приходите.

— Да, но мне… мне бы надо… — нерешительно продолжала мисс Дафна Рексфорд.

— Извините, но мне надо идти, — вмешался в их разговор Мейсон. — Клиент не должен ждать. Надо же отрабатывать гонорар.

— Уверена, вы отработаете его сполна, мистер Мейсон, — произнесла со значением миссис Уиннет. — Пошли, Дафна, берите себе стул. Так что вы говорили о ласточках?

— О, среди них есть полевая ласточка, — с увлечением начала гостья. — Думаю, у тех кустов должно быть гнездо. Мне столько раз удавалось увидеть ее точно в том месте…

Мейсон тихо прикрыл дверь и спустился по лестнице вниз. Майор Уиннет, хозяин дома, встретил его в гостиной.

— Как идут дела? — сразу же поинтересовался он.

— Идут, — коротко бросил Мейсон. Майор недовольно поджал губы:

— Только и всего? Вы ничего конкретного не можете сообщить мне? Или просто ходите кругами?

— Хорошая охотничья собака всегда ходит кругами, чтобы взять след. — Мейсон был невозмутим.

— Значит, ничего определенного у вас еще нет?

— Я этого не говорил, — уклончиво сказал адвокат.

— Это вполне можно заключить из ваших слов, — с досадой возразил майор.

Мейсон сунул руку в карман брюк и резким движением вытащил оттуда бриллиантово-изумрудную брошь, которую нашел в гнезде ласточки.

— Знакомо? — коротко бросил он, протягивая ее на ладони.

Майор застыл на месте.

— Она… Мистер Мейсон, она, безусловно, очень похожа на брошь моей жены.

— Которую украли? — уточнил адвокат.

— Полагаю, да.

— Благодарю вас, — сказал Мейсон и снова спрятал брошь в карман.

— Могу я спросить, откуда она у вас? — нерешительно начал майор Уиннет.

— Пока нет, — сухо ответил Мейсон.

Раздался резкий телефонный звонок. Майор прошел в кабинет, снял трубку.

— Это вас, — повернулся он к адвокату.

— Перри, — прозвучал в трубке голос Дрейка. — Мы тут кое-что откопали. Насчет того чека из кассового аппарата. Мы нашли магазин. Девушка, работавшая в тот день, помнит нашего голубка, описала его. Мы разыскали кемпинг для трейлеров, где он остановился. Зарегистрировался под именем Гарри Драммонд.

— Он сейчас там?

— Нет. Выехал вчера рано утром. Сейчас мои люди проверяют все кемпинги в округе. Мы найдем его. Известны номера его машины и все такое прочее. Но вот что забавно, Перри: его также разыскивает какая-то бабенка.

— Ты хочешь сказать…

— Нет, не та, что нас интересует. Другая. Брюнетка, молодая, высокая, стройная. Спрашивала о нем у кассира. Детально его описала. Интересовалась, заходил ли такой человек туда.

— Ты в отеле? — спросил Мейсон.

— Да. Устроил здесь что-то вроде офиса. А полдюжины моих людей гоняют по всей округе. Если не хватит, вызову еще.

— Скоро буду у вас.

— Хорошо. Будем ждать тебя. Пока.

Мейсон услышал щелчок на другом конце линии, но не сразу положил трубку — продолжал прижимать ее к уху, устремив взгляд на ковер. Вдруг до его слуха донесся еще один щелчок, и телефон в кабинете коротко звякнул. Мейсон положил трубку, медленно повернулся к майору.

— Насколько я понимаю, у вас несколько параллельных аппаратов?

— Четыре, — ответил тот.

— Нет, пять. В смотровой комнате тоже есть. Я чуть о нем не забыл.

— Благодарю вас, — сказал Мейсон и после небольшой паузы добавил: — Я тоже.

Глава 7

Пол Дрейк говорил по телефону, когда в его импровизированный офис вошел Мейсон. В соседней комнате секретарь адвоката Делла Стрит тоже делала звонок за звонком, то и дело поглядывая на лежавший перед ней листок со множеством номеров.

— А, Перри, входи, — сказал Дрейк, кладя трубку. — Я тебя искал. У нас появляются результаты.

— Давай, делись, — сказал адвокат с удовлетворением.

— Нашему незнакомцу тридцать восемь лет. Коренастый. Бронзовый от загара, с большим твердым ртом. Носит ковбойские сапоги, широченную шляпу, кожаную куртку, штаны как у Пендлстона[2]. У него автомобиль «бьюик» номер 4Е4705 и трейлер с массой побрякушек, снаружи зеленый, крыша серебристая. До утра субботы находился в кемпинге «Сильвер-Стрэнд». Потом уехал, вернулся поздно вечером в понедельник. Снова уехал в среду утром. Больше его никто не видел.

Мейсон довольно прищурился:

— Как ты все это раскопал?

— Просто пришлось побегать, — скромно сказал детектив.

Выкладывай основные моменты, — попросил Мейсон.

— Значит, мы нашли магазин с тем кассовым аппаратом… единственный во всем городе. Фиксирует дату и время покупки, количество предметов и общую сумму. Покупка была сделана в субботу утром сразу после открытия магазина. Кассирша запомнила внешность клиента. Особенно его ковбойские сапоги. Мы начали проверять трейлерные кемпинги и почти тут же напали на его след.

— Чем занимаетесь сейчас? — поинтересовался адвокат.

— Мои люди проверяют все кемпинги, — пояснил Пол, — все места, где можно припарковать большой трейлер. Круг поиска расширяется. Думаю, скоро у нас уже что-нибудь будет.

Мейсон вынул записную книжку:

— Говоришь, номер 4Е4705?

— Он самый.

— Значит, наш таинственный наблюдатель в смотровой комнате просто ошибся. Помнишь, мы искали число 4"4704? Изначальные цифры, полагаю, были 4Е4705, а аналогичные — под буквой «Е». Тогда сумма должна была бы составлять…

Его рассуждения прервал стук в дверь — частый, настойчивый, явно говоривший о крайне возбужденном состоянии посетителя или посетительницы.

Мейсон и Дрейк обменялись взглядами. Пол, сделав знак рукой, вышел из-за стола и открыл дверь — на пороге стояла женщина.

На вид ей было лет двадцать семь — двадцать восемь. Высокая брюнетки с горящими темными глазами и чуть выдающимися скулами. Красная шляпка без полей подчеркивала блестящую черноту ее пышных волос и прекрасно гармонировала с умело накрашенными ярко-красными губами.

Она улыбнулась Дрейку хорошо отработанной улыбкой, показав ровные белоснежные зубы.

— Вы мистер Дрейк? — спросила она, переводя взгляд на Мейсона.

Дрейк кивнул.

— Можно войти?

Детектив молча сделал шаг в сторону. Женщина вошла в комнату, кивнула Перри Мейсону.

— Я миссис Драммонд, — сказала она.

Дрейк было собрался, глянув на Перри, выразить удивление, но вовремя сдержался. Придав своему голосу нейтральное, чисто профессиональное звучание, он представился.

— А это мистер Мейсон, — сказал он. — Чему обязаны, миссис Драммонд?

— Вы ищете моего мужа.

Брови Дрейка поползли вверх.

— В трейлерном кемпинге «Сильвер-Стрэнд», — нервно продолжала она. — Дело в том, что я тоже ищу его. Может, мы могли бы обменяться информацией?

Мейсон не выдержал.

— Гарри Драммонд — ваш муж, и вы его ищете, миссис Драммонд? — воскликнул он, правда, весьма учтивым тоном, хотя подтекст его слов был ясен.

— Да, — ответила женщина, оценивающе оглядывая его своими темными глазами.

— И сколько вы его уже не видели? — спросил Мейсон.

— Два месяца.

— Ну, раз уж вы хотите обменяться информацией, — произнес адвокат, — может, начнем с того, что вы нам расскажете, откуда вам известно, что мы его ищем?

— Сегодня я побывала в том самом трейлерном кемпинге. Понимаете, служитель обещал сообщить мне, когда муж вернется. А когда там появились ваши детективы и начали задавать вопросы, он записал номер их машины и выяснил, что она принадлежит Детективному агентству Дрейка, и… — Миссис Драммонд нервно засмеялась. — И тут я сама немножко поработала детективом… Зачем он вам?

Мейсон мрачно усмехнулся:

— Меня интересует тот же вопрос: почему вы ищете его?

Женщина негодующе тряхнула головой:

— Собственно говоря, мне нечего скрывать! Мы поженились год назад, но, боюсь, не очень удачно. Гарри — человек не домашний. Вечно он гоняется за каким-то призрачным горнорудным проектом или фермой. Такая жизнь мне не подходит, и… короче говоря, месяца два назад мы разошлись. Я подала на развод.

— Получили? — спросил Мейсон.

— Еще нет. Мы договорились о разделе имущества, — продолжала миссис Драммонд, — но когда мой адвокат передал ему необходимые бумаги, муж вернул их мне с оскорбительной припиской: мол, он не собирается платить мне ни цента. Пригрозил, что, если я попробую быть «крутой», он лишит меня вообще всего.

— Не знаю, — пожала плечами женщина.

— И вы хотите узнать, что он под этим подразумевал? — спросил Мейсон.

— Только это и ничего другого, — заверила женщина. — Теперь скажите мне, зачем он вам понадобился. Что-нибудь натворил?

— А от него можно этого ожидать? — задал в свою очередь вопрос Мейсон.

— Когда-то у него были проблемы…

— Какие проблемы? — насторожился адвокат.

— Афера с рудниками.

Дрейк вопросительно глянул на Мейсона.

— Где вы живете? — продолжал Мейсон.

— В данный момент в этом же отеле, — охотно ответила миссис Драммонд. — Только не думайте, что про мистера Дрейка мне здесь сказали, — торопливо добавила она. — Я узнала все… другим путем.

Мейсон сделал неопределенный жест:

— Кстати, вы говорили об обмене информацией… Женщина звонко рассмеялась.

— Ну, вообще-то я имела в виду, если вы найдете его, то дадите мне знать, — сказала она. — А если я найду его, то дам знать вам. Только и всего. Думаю, с таким-то трейлером его совсем не трудно обнаружить. Для меня главное — найти его до того, как он уедет из штата… У меня есть кое-какие документы…

— У вас есть машина? — неожиданно спросил Мейсон. Она кивнула.

— Это единственное, что я выгадала от замужества. Заставила его купить мне машину. И в этом одна из причин, почему мне надо с ним увидеться. Машина зарегистрирована на его имя. Сначала он согласился включить ее в список имущества, подлежащего разделу. Но в своей приписке пригрозил отнять у меня машину, если я буду создавать ему проблемы. Кто-нибудь из вас, джентльмены, понимает, что тут имеется в виду?

Мейсон покачал головой. Дрейк, чуть подумав, пожал плечами.

— А может, нам попробовать придумать что-нибудь вместе? — вдруг предложил адвокат. — Видите ли, — пояснил он, — тогда мы будем обязаны представлять интересы клиента, то есть ваши. Само собой разумеется, при этом получим законную возможность обсуждать все эти вопросы с вашим мужем.

Миссис Драммонд заметно встревожилась.

— Но прежде скажите, он натворил что-нибудь еще? Опять во что-то вляпался? И, значит, как и в прошлый раз, ему придется потратить все деньги на адвокатов?

— Пока точно сказать не могу, — сдержанно ответил Мейсон.

— То есть не хотите. Послушайте, я остановилась в номере 613. Может быть, попросите вашего клиента прийти и поговорить со мной?

— Вы будете в номере весь вечер? — спросил Дрейк.

— Мм… — Женщина замялась. — И да и нет. Вот что мы сделаем… Я буду сюда звонить. И если будут какие-либо новости, тут же окажусь там, где нужно.

Миссис Драммонд подарила им на прощанье ослепительную улыбку, грациозно скользнула к выходу, затем, как бы что-то вспомнив, повернулась и протянула руку. Заодно она бросила любопытный взгляд в соседнюю комнату, где Делла Стрит по-прежнему названивала по телефону.

Мейсон, проводив ее, закрыл дверь и вопросительно глянул на Пола Дрейка.

— Этот парень совсем не дурак, — заметил детектив. — Это означает, что у нас мало времени, Перри.

— Думаешь, он заметил «хвост» за собой?

Дрейк кивнул:

— Аккуратная киска. Знает, что к чему, — пробормотал он. — Этот Драммонд пытается что-то прикрыть. Он оставил ее следить, нет ли «хвоста». Она обаяла смотрителя кемпинга, а потом, когда там появился мой человек в машине с номерами агентства…

— Пол, а как же насчет ее расспросов в магазине? — напомнил Мейсон.

Дрейк щелкнул пальцами:

— Ерунда. Тут ничего нет. Она просто готовит себе прикрытие. Если ей и надо…

Телефонный звонок прервал его рассуждения.

— Да, это Дрейк… Хорошо, давай… Когда? Где?.. Ладно, продолжай… Скоро будем. — Пол повесил трубку. — Ну, вот и все. Засекли его.

— Где?

— В небольшом убогом кемпинге для трейлеров в эвкалиптовой рощице милях в трех отсюда. Дешевка. Сначала его построили для автомобилистов. Затем, поскольку места хватало, поставили проволочное ограждение и объявили кемпингом для трейлеров. Удобств самый минимум. Там останавливаются те, кто хочет сэкономить пару монет. Главное преимущество — просторный пустырь: если лень далеко ходить в туалет, паркуйся где хочешь.

— Какие-нибудь детали? — поинтересовался Мейсон. — Мои люди его только что нашли. Трейлер прибыл вчера вечером. Хозяин кемпинга в это время отпускал бензин. Естественно, он был очень занят. Водитель кинул в лоток серебряный доллар, крикнул ему, что зарегистрируется попозже. Хозяин крикнул в ответ, мол, паркуйся где хочешь.

Мейсон решительно встал:

— Пошли. Делла, ты останешься здесь на контроле. Мы позвоним тебе где-то через полчаса.

Они отправились в кемпинг на машине Мейсона. Человек Дрейка, стоявший у двери одной из кабин, подал им незаметный сигнал: указал на соседнюю кабину.

Зарегистрировавшись просто как «П. Дрейк», они сняли свободную кабину. Когда Пол с Мейсоном сели за столик, к ним присоединился детектив.

— Перри, ты знаком с Питом Брейди? — спросил Дрейк.

— Встречал пару раз в твоем офисе, — ответил Мейсон, протягивая руку для пожатия.

— Рад познакомиться с вами, — сказал Брейди Мейсону и тут же повернулся к Дрейку: — До конца не уверен, но, кажется, хозяин начинает что-то подозревать. Я задал ему слишком много вопросов.

— Давай короче, — бросил Пол.

— Трейлер там, прицеплен к машине. Водителя я еще не видел, но номер тот самый — 4Е4705.

— Пойдем посмотрим, — предложил Мейсон.

— Только поосторожней, — предупредил Брейди. — Вроде как просто гуляете.

— А как насчет варианта с покупкой трейлера? — предложил Мейсон. — Вы пробовали такое?

Брейди покачал головой.

— А что, давай попробуем, — согласился Дрейк. — Брейди, ты здесь подожди. Как его зовут, этого хозяина?

— Элмо. Сидни Элмо.

— Он видел, как ты сюда входил?

— Нет. Я подождал, пока он начал продавать бензин.

— Отлично. Будь рядом. Пойду порадую его. Скажу, что мы слышали, будто здесь продается трейлер. Это даст нам возможность покрутиться вокруг, не вызывая особых подозрений.

Минут через пять, когда Дрейк вернулся, они с Мейсоном медленно прогулялись вдоль ряда кабин на краю рощи. Сгущавшиеся сумерки сделали место холодным и неприветливым.

— Вот он, — тихо произнес Дрейк. — Что дальше? Просто постучим и спросим, не продается ли трейлер?

— Нет, сначала давай постучим в какой-нибудь другой, рядом. Будем говорить погромче, чтобы слышали вокруг.

Дрейк согласно кивнул:

— Хорошая мысль. Начнем вон с того.

Они подошли к небольшому самодельному фургончику, стоявшему метрах в тридцати от зеленого трейлера, который был им нужен. В окне маячил силуэт крупной женщины лет сорока пяти, возившейся у плиты. Снаружи мужчина чинил бампер машины с оклахомовскими номерами.

— Простите, этот трейлер продается? — громко спросил Мейсон.

Мужчина поднял голову. На его лице появилась кривая усмешка.

— Я не говорю «да» и не говорю «нет», — сказал он, растягивая слова, как принято у южан. — Хотите купить?

— Мы ищем трейлер, который хотят продать, — пояснил Мейсон.

— Какого типа?

— По слухам, хороший, — уклончиво сказал адвокат.

— Отличное описание, ничего не скажешь, — усмехнулся мужчина.

В разговор вмешался Дрейк:

— Послушайте, разве не вы говорили хозяину кемпинга, что хотите продать трейлер?

— Так. Вообще-то я не горю желанием избавиться от своей игрушки. Но если кто-то хочет ее купить, можно и послушать.

— Мы ищем конкретный трейлер, который хотят продать, — громко повторил Мейсон. — Насчет того, зеленого, например, ничего не слышали?

— Нет, — покачал головой мужчина. — Он появился здесь только вчера вечером.

— А с владельцами не удалось перекинуться парой слов?

— Я никого не видел. Их не было весь день.

— Ладно. Тогда мы сходим и поговорим сами, — предложил Мейсон и, когда они уже подходили к цели, вдруг неожиданно спросил: — Слушай, Пол, у тебя был когда-нибудь трейлер?

— Нет, а что? — удивился Дрейк.

— Его постоянный вес, как правило, ослабляет пружины, — понизив голос, пояснил Мейсон, — поэтому у большинства трейлеров есть специальное приспособление для дополнительного колеса. Его ставят на время стоянки…

— Да, но у зеленого его нет! — воскликнул Пол.

— В том-то все и дело. Как видишь, у него нет и сливного ведра. И в довершение всего, он не подключен к электрической сети.

— Куда ты клонишь, Перри?

Мейсон пожал плечами и громко постучал в дверь. Не услышав ответа, он осторожно нажал на ручку.

Серые отблески уходящего дня, проникнув внутрь, высветили фигуру распростертого на полу человека. Темная лужица, натекшая из-под тела, не оставляла сомнений в ее зловещем значении.

Дрейк присвистнул.

Мейсон поднялся по ступенькам и вошел в трейлер. Там, старательно обходя лужицу крови, он приблизился к безжизненному телу. Затем нагнулся, дотронулся до ковбойского сапога с высоким каблуком, покачал им из стороны в сторону.

— Он готов. И уже давно. Труп почти закоченел, — заключил адвокат.

— Выходи оттуда, Перри, — взмолился Дрейк.

— Давай хоть раз сделаем как надо и сообщим в полицию.

— Секундочку, — сказал Мейсон. — Я только… — Он наклонился, и тут в лицо ему ударил лучик света.

— Что это? — не понял Пол.

Мейсон медленно повел головой, пока лучик не осветил его глаз.

— Это дырка в стенке. Как раз точно на уровне окна того оклахомского фургончика, — объявил он. — Свет из окна, где женщина стряпает у плиты, проходит через эту дырку. Возможно, ее проделала пуля.

— Ладно, Перри, хватит. Давай сообщим в полицию, — продолжал настаивать Пол.

Мейсон возразил:

— Давай сначала разузнаем побольше об оклахомской игрушке…

— Ради всего святого, Перри! Прояви благоразумие. Зачем тебе лишние неприятности?

Ступая очень осторожно, Мейсон вышел из трейлера. Секунду поколебался, затем тщательно протер носовым платком ручку двери.

— Ты уничтожаешь улики, — заметил Дрейк. — Ведь кроме твоих, там есть и другие отпечатки.

— Откуда ты знаешь? — улыбнулся Перри.

— Логическая догадка.

— Но не юридическое доказательство, — сказал адвокат уже серьезно. — Убийца, скорее всего, тоже стер свои отпечатки.

Они вернулись к фургончику с оклахомскими номерами. Мужчина по-прежнему возился с бампером, но, похоже, не столько работал, сколько тянул время. Поворот его головы явно указывал на интерес к тому, что происходило у зеленого с серебристой крышей трейлера.

— Тот самый? — поинтересовался он, когда Мейсон подошел ближе.

— Трудно сказать. Там вроде нет никого, — сдержанно ответил адвокат.

— Я не видел, как они уходили, — протянул мужчина. — Хотя без машины тут трудно куда-либо деваться.

— Случайно, не заметили, не приходил к ним кто-нибудь? — как бы между прочим спросил Мейсон.

— Не сегодня, — подумав, ответил оклахомец. — Вчера вечером приезжала молодая женщина.

— Во сколько? — спросил Пол.

— Точно не знаю. Мы уже спать легли. Свет фар ее машины ударил в наше окно и разбудил меня. Я сел в постели и посмотрел на улицу.

— Удалось ее рассмотреть? — нетерпеливо спросил адвокат.

— Да… рыжая. Клетчатый костюм… Шикарный вид.

— Она вошла внутрь трейлера?

— Думаю, да. Когда фары погасли, я снова лег спать. Утром, когда уезжала, я опять проснулся от выстрелов выхлопной трубы ее машины.

Мейсон бросил взгляд на Дрейка:

— Мне бы хотелось найти хозяев трейлера.

— Там, должно быть, только один… мужчина, — неуверенно предположил оклахомец. — Приехал сюда вчера вечером. Долго не мог загнать свой трейлер на место. Парковать такие громадины не так-то просто. Мы легли спать довольно рано. И вдруг меня разбудил свет фар. Я выглянул и увидел ту женщину…

— Не припомните, на какой машине она приехала? — спросил Мейсон.

— На прокатной.

— Откуда вы знаете?

— Из-за наклейки на лобовом стекле.

— Ваша жена тоже проснулась?

Мужчина отрицательно покачал головой.

— А сколько вы уже здесь?

— А вам какое дело?! — с раздражением воскликнул хозяин фургончика.

— Никакого. — Вот и я думаю, никакого. — На его лице вдруг появилось подозрительное выражение. — Не слишком ли много вы задаете вопросов?

Мейсон поспешно извинился. Мужчина, чуть поколебавшись, демонстративно отвернулся к бамперу своей машины, давая понять, что разговор окончен.

Мейсон выразительно посмотрел на Пола Драйка, и они молча направились в сторону от фургончика.

— Значит, так, Пол, — тихо произнес Мейсон, — позвони Делле и попроси ее разослать твоих людей по всем прокатным пунктам в радиусе пятидесяти миль. Пусть найдут тот, где эта женщина взяла машину. Остальным я займусь сам.

— Мне все это не нравится, — сказал Дрейк. Мейсон пожал плечами:

— Мне тоже. Но приезжала сюда вчера вечером Марсия Уиннет.

— И именно ее машина пару раз выстрелила выхлопной трубой, — сухо добавил Дрейк.

Мейсон многозначительно посмотрел ему прямо в глаза.

— Выхлопной трубой, Пол. И в случае, если дело дойдет до этого, запомни: единственный человек, который слышал звуки, сказал, что это были выстрелы выхлопной трубы.

Дрейк мрачно кивнул:

— Ничего хорошего из этого не выйдет, Перри.

— Это избавляет нас от массы хлопот, Пол. Никому не придет в голову бежать в полицию, чтобы сообщить о выстреле чьей-то выхлопной трубы.

— Когда обнаруживаешь чей-то труп, то бежишь, — еще мрачнее сказал Дрейк.

— А кто знает, что мы его обнаружили?

— Я, — пробурчал Пол.

Мейсон рассмеялся:

— Давай в отель, Пол. Постарайся найти ту машину. И на всякий случай разузнай, где вчера вечером была миссис Драммонд.

Глава 8

Последнее задание оказалось совсем простым: миссис Драммонд весь вечер провела в поисках своего мужа в различных автокемпингах. Причем занималась этим в обществе свободного от дежурства офицера полиции, с которым договорилась заранее. Найти арендованную машину, на которой молодая женщина в клетчатой шотландке приезжала на стоянку зеленого трейлера, было гораздо сложнее.

Несмотря на все усилия Дрейка и его команды, наступил уже вечер, когда в отеле раздался телефонный звонок. Сообщили, что нужный Мейсону след найден. Звонили из прокатного агентства, расположенного в одном из прибрежных городков километрах в тридцати от Сильвер-Стрэнд-Бич. Его владелец сдавал машину молодой женщине в клетчатом костюме, которая соответствовала описанию Марсии Уиннет. Дрейк зажал трубку ладонью:

— Хочешь, чтобы мой человек пошел по следу, или займешься этим сам, Перри?

— Займусь сам, Пол. Кстати, пусть твой человек думает, что это не тот след, который нам нужен.

Дрейк согласно кивнул и снова поднес трубку к уху:

— Опиши ее, Сэм. М-гу… м-гу… Нет, не она. Продолжай искать. Побывай в остальных агентствах, потом сообщи. — Он повесил трубку. — Мне поехать с тобой, Перри? — вопросительно взглянул он на адвоката.

— Нет, хватит нас с Деллой, — махнул рукой Мейсон. — Начинай отзывать своих людей. Дай понять, что след оказался ложным. И поинтересуйся миссис Драммонд, Пол. Мне бы не хотелось, чтобы она вдруг объявилась где-нибудь не там…

— Будь поосторожнее, Перри, — заботливо посоветовал Дрейк.

— Я всегда осторожен. Пошли, Делла.

Владелец агентства, сдавший машину Марсии Уиннет, оказался человеком не очень общительным. И пришлось потратить немало усилий и дипломатии, чтобы хоть как-то его разговорить. Но все равно его информация ограничивалась несколькими скупыми фразами.

Нет, он никогда не видел ее раньше. Она зарегистрировалась как Эдит Баском… Сказала, что мать ее умерла и машина нужна, чтобы побыстрее уладить вопрос о поместье… Остановилась в местном отеле.

— Вы проверяете рассказы клиентов, — спросил Мейсон, — или просто сдаете машины, без лишних разговоров и вопросов?

— Иногда просто сдаем. Иногда проверяем, — угрюмо ответил владелец агентства.

— А в этот раз?

— Машин сейчас мало. Проверили.

Мейсон поинтересовался каким образом.

Владелец взял с полки местную газету за предыдущий день, ткнул пальцем в раздел объявлений. Перри пробежал ее глазами и наткнулся на стандартное извещение о смерти миссис Ширли Баском, где говорилось о том, что похороны состоятся только в присутствии членов семьи.

— Что ж, полагаю, это все объясняет, — сказал Мейсон.

— А что конкретно вас интересует? — в свою очередь спросил владелец агентства.

— Я адвокат, — коротко бросил Мейсон.

— Ясно. Женщина была очень расстроена смертью матери, но в остальном производит вполне милое впечатление. Вы найдете ее в отеле «Палас» через два квартала отсюда…

— Вы это тоже проверили?

— Я же сказал вам, машин не хватает. Приходится проверять.

Мейсону и его секретарю Делле Стрит не составило особого труда узнать номер, в котором остановилась Эдит Баском. И минуты через две они уже стучали в дверь… Потом еще раз…

Не дождавшись ответа, Мейсон покрутил ручку. Дверь была заперта. Тогда он, бегло оглядев коридор, слегка нагнулся и, сцепив руки ладонями кверху, скомандовал:

— Залезай, Делла. Загляни через фрамугу. Попробуем выяснить, что там.

Опершись на его плечо, Делла Стрит встала одной ногой на импровизированную ступеньку, схватилась за нижнюю кромку фрамуги и заглянула внутрь. Затем спрыгнула.

— Шеф, — зловещим тоном прошептала она, — там на кровати лежит женщина… причем лежит совершенно неподвижно.

— Свет горит? — быстро осведомился Мейсон.

— Нет. Но шторы подняты, и в свете неоновой вывески все видно довольно ясно.

Мейсон чуть подумал:

— На двери пружинный замок… Нет. Лучше взгляни-ка еще разок, Делла. Посмотри, дышит ли она… Стоп, подожди. Сюда кто-то идет…

С утомленным видом к ним приблизилась горничная. Однако она моментально забыла про усталость, почувствовав в ладони банкнот, который ей сунул Мейсон.

— Кажется, мы с женой забыли ключ внизу, — спокойно сказал адвокат. — Не могли бы вы открыть нам дверь? Тогда не пришлось бы…

— Правила не разрешают, — ответила горничная, но затем, равнодушно добавив: — Ну да ладно, — достала из кармана фартука универсальный ключ и отперла дверь.

Мейсон толкнул дверь и, пропуская вперед Деллу, решительно шагнул в комнату, закрыв за собой дверь.

Они поспешно приблизились к кровати, наклонились над женщиной. Мейсон нащупал пульс.

— Она жива, — сказала Делла Стрит.

— Свет! — коротко бросил Мейсон. — Прежде всего опусти шторы.

Делла выполнила его приказание. Мейсон бросил взгляд на бутылочку со снотворным, стоявшую на столике рядом с кроватью. Подобрал с пола газету, бегло просмотрел ее.

— Она, очевидно, приняла его вчера, — предположила Делла. — Нам потребуется врач и…

— Сегодня днем, — прервал ее Мейсон. — Газета датирована сегодняшним днем. — Он бросил газету на пол и встряхнул спящую женщину. — Делла, неси полотенца! И холодной воды.

Делла Стрит схватила полотенца, открыла в ванной холодную воду, бегом вернулась обратно. Холодными мокрыми полотенцами Мейсон начал похлопывать Марсию Уиннет по лицу. Прошло несколько минут. Наконец ее глаза открылись.

— Что это? — хрипло прошептала она. Мейсон повернулся к Делле Стрит:

— Мчись в аптеку, Делла. Купи рвотное. Попроси внизу принести сюда побольше черного кофе.

— А врача?! — воскликнула Делла.

— Нет, попробуем обойтись без него. Будем надеяться. Таблетки у нее внутри еще не так долго. Давай за рвотным, Делла!

Марсия Уиннет попыталась что-то сказать. Но слова звучали невнятно. Она снова откинулась на плечо Мейсона.

Детектив спокойно начал снимать с нее блузку. Делла выскочила из комнаты и побежала в ближайшую аптеку.

Через тридцать минут они смогли ввести и вывести Марсию Уиннет из ванной комнаты. Глаза молодой женщины были еще тусклыми, но она уже могла говорить. К тому же крепкий черный кофе тоже начал оказывать свое бодрящее действие.

— Постарайтесь понять, что я вам сейчас скажу, — обратился к ней Мейсон. — Я адвокат. Меня попросили представлять ваши интересы.

— Кто?

— Ваш муж.

— Нет-нет, он не должен… он не может… — пробормотала Марсия.

— Я ваш адвокат, — настойчиво повторил Мейсон. — Ваш муж нанял меня, чтобы помочь вам. Мне совсем не обязательно что-либо ему сообщать.

Женщина устало вздохнула:

— Отпустите меня… Так будет лучше…

Мейсон снова встряхнул ее, не давая отключиться.

— В понедельник утром вы поехали кататься верхом. Затем разговаривали с мужчиной в трейлере. Он потребовал от вас денег, причем немедленно. Вы не осмелились попросить их у мужа.

Никакой реакции на его слова не последовало. Глаза Марсии то прикрывались тяжелыми веками, то вновь с трудом открывались.

— Итак, вы вернулись домой, — невозмутимо продолжал Мейсон. — Вы аннулировали страховку на свои драгоценности, поскольку боялись официального расследования. Далее вы затеяли мелкий ремонт окна вашей спальни, чтобы был повод оставить где-то рядом лестницу. Ночью вы встали, вышли на балкон и спрятали драгоценности в ласточкином гнезде. Затем громко закричали…

Ее лицо напоминало деревянную маску. Мейсон был безжалостен:

— С инсценировкой ограбления вы подождали до вторника; знали, что делать это в тот самый день, когда отменена страховка, слишком рискованно. В среду утром вы тайком достали свои драгоценности из гнезда. Но одну из вещиц упустили… Ну а теперь, может, расскажете, что происходило дальше?

Она заговорила вяло, отстраненно, как человек, повествующий о каком-то событии, не имеющем к нему ни малейшего отношения.

— Я хотела его убить, но не помню, убила или нет… — Вы стреляли в него?

— Я ничего не помню с того момента, как вышла из дома.

Мейсон бросил взгляд на Деллу Стрит:

— Мне трудно будет помочь вам, не зная, на каком крючке держал вас этот мужчина, — сказал он.

— Его зовут Гарри Драммонд. Он был моим первым мужем.

— Вы были разведены?

— Я думала, что разведена, — устало ответила Марсия. — По некоторым причинам мне нельзя было ездить в Неваду. Он взял у меня деньги и переехал в Неваду… Время от времени от него приходили отчеты о наших делах. Дважды он просил еще денег. Затем написал, что развод уже получен. Это была ложь. Просто-напросто он промотал все мои деньги. А на развод даже не подавал.

— Когда вам стало об этом известно? — спросил Мейсон.

— В понедельник утром, — ответила женщина. — Гарри был хитер. Следил за мной. Знал, что обычно я катаюсь верхом на нижней дорожке. Там он и поставил свой трейлер. Миссис Виктория Уиннет не любит, когда рядом с нами устраивают пикники. Поэтому я и поскакала туда попросить их перебраться поближе к кемпингу.

— Значит, вы не знали, кто находится в трейлере? — уточнил адвокат.

— Нет. До момента, когда Гарри открыл дверь и сказал: «Привет, Марсия, а я все думаю, когда же ты появишься».

— Чего он хотел на этот раз? — продолжал расспрашивать Мейсон.

— Денег.

— И, конечно, угрожал вам. Чем?

— Единственным, чего не сможет перенести Клод: скандальной оглаской.

— Поэтому вы обещали дать ему денег?

— Я обещала ему свои драгоценности. Гарри нужны были деньги немедленно. Как он сказал, его загнали в угол.

— Когда вы должны были с ним встретиться?

— В среду утром.

— Значит, вы инсценировали ограбление во вторник ночью, — подытожил адвокат. — Затем передали драгоценности Гарри Драммонду. Он интересовался, каким образом вам удалось достать их?

— Да. Я ему все рассказала. Даже заверила, что можно их спокойно закладывать и продавать. Ведь Уиннеты ни в коем случае не станут заявлять об ограблении в полицию.

— А что было потом?

— Не могу вспомнить, — прикрыла глаза Марсия. — Ничего с того времени… — после того как Гарри взял драгоценности. Он бросил какую-то оскорбительную реплику, я вышла из себя, затем… затем в голове все смешалось… наступила какая-то чернота…

— Когда вы отправились к трейлеру в среду утром, у вас был с собой револьвер?

Женщина кивнула.

— Где вы его взяли?

— В ящике бюро.

— Чей это был револьвер?

— Не знаю. Наверное… миссис Уиннет. С жемчужной рукояткой. Я подумала, может, придется защищаться. Нелепая мысль.

— Где этот револьвер сейчас? — строго спросил Мейсон.

— Не знаю. Говорю же вам, я ничего не помню.

— Он требовал от вас чего-нибудь еще? К примеру, предлагал встретиться с ним в уединенном кемпинге вчера вечером?

Не знаю… Не могу вспомнить, — повторяла Марсия.

— Вы с ним там встречались? — настаивал адвокат.

— Не могу вспомнить, — продолжала твердить женщина.

— Ну ладно. — Перри Мейсон чуть помолчал. — Ну а автомобиль вы брали в прокатном агентстве в двух кварталах отсюда?

Марсия нахмурила лоб.

— Да, смутно, очень смутно припоминаю что-то вроде этого, но… — Она тряхнула головой.

— Нет, все уходит от меня. Не могу вспомнить.

— Послушайте, — нетерпеливо перебил ее Мейсон, — может, все-таки лучше рассказать все начистоту? У вас хватило смекалки прочесть похоронные объявления и выдать себя за дочь скончавшейся женщины. Я пытаюсь вам помочь. По крайней мере, сориентируйте хоть меня, скажите, с чем мне предстоит столкнуться.

— Я не знаю. Не могу вспомнить…

Мейсон ткнул пальцем в бутылочку со снотворным:

— Таким образом решили себе помочь?

— Не знаю. Очевидно, я перенервничала. Последнее время совсем не спала и просто не рассчитала дозу. Не помню…

Адвокат повернулся к секретарше:

— Хочешь попробовать, Делла?

Она кивнула.

— Как скажете, шеф.

— Тогда сажай ее в машину и вези в Лос-Анджелес. Проследи, чтобы в ее сумочке было много денег. Доставь ее в частный госпиталь. Ни при каких обстоятельствах не сообщай там ни своего собственного имени, ни адреса. Представь все как простую случайность. Скажи первой попавшейся медсестре, что эта женщина привязалась к тебе на улице. Что она не знает, кто она такая, и просила тебя помочь ей это узнать. Скажи также, что тебе эта история подозрительна и кажется какой-то аферой. Но у женщины, похоже, есть деньги, и если ей действительно нужна помощь, то этот частный госпиталь — самое подходящее для этого место. Затем как можно быстрее исчезай.

Делла согласно кивнула.

Мейсон снова повернулся к Марсии Уиннет:

— Вы слышали, о чем я только что попросил свою помощницу?

— Да… я… вы не должны рисковать из-за меня. Я знаю, очевидно, я убила его. Не могу вспомнить всех деталей, мистер Мейсон, но я убила его. Думаю, что сделала это, защищаясь. Но точно не помню…

— Да, да, знаю, — мягко проговорил Мейсон. — Не мучайте себя. Помните, вы теперь вдова. Постарайтесь больше ничего не вспоминать. Когда увидите меня в следующий раз, не забудьте, что мы незнакомы. Я постараюсь помочь вам… Давай, Делла. Поезжай с открытыми окнами. Нужно больше свежего воздуха. Доставь ее в госпиталь.

— А как вернетесь вы? — спросила Делла.

— Кто-нибудь из людей Дрейка захватит меня, — успокоил ее Перри.

Делла бросила на Марсию взгляд, полный холодного презрения.

— Если хотите знать мое мнение, — с негодованием пробормотала она, — ее поступок…

Мейсон многозначительно прикрыл правый глаз: — Доставь ее в госпиталь, Делла… И уж постарайся любым способом побыстрее исчезнуть оттуда.

Глава 9

Когда Мейсон резко затормозил на влажном гравии подъездной дорожки, машину развернуло под углом. И не подумав даже поставить ее как положено, он просто выключил свет и зажигание и взбежал по ступенькам особняка Уиннетов. Широко распахнув дверь, Мейсон вошел в гостиную без приглашения.

Там, уютно устроившись за столиком, потягивали ликер и тихо беседовали миссис Виктория Уиннет и Дафна Рексфорд. Миссис Уиннет одарила гостя, как показалось бы со стороны, вполне дружелюбной улыбкой.

— К сожалению, мистер Мейсон, — проговорила она, — вы несколько запоздали… к ужину.

Бросив беглый взгляд на Дафну Рексфорд, адвокат молча кивнул. Миссис Виктория Уиннет потянулась к электрическому звонку.

— И все же попробую организовать что-нибудь и для вас. Но потом, если вы не возражаете…

— Оставим еду, — резко сказал Мейсон. — Мне надо поговорить с вами.

Палец пожилой миссис замер на кнопке звонка.

— Неужели? — произнесла она. В ее тоне чувствовалось вежливое осуждение.

Дафна Рексфорд торопливо встала:

— Извините, но мне нужно позвонить…

— Садись, моя дорогая, — удержала Дафну миссис Виктория Уиннет. — Собственно говоря, мне не следовало позволять этому торнадо в облике человека прерывать нашу милую беседу…

Мейсон поймал взгляд Дафны Рексфорд и решительно мотнул головой. Выдавив слабую улыбку, она чуть ли не бегом вышла из комнаты.

— Послушайте, мистер Мейсон. — Миссис Виктория Уиннет говорила ледяным голосом. — Моя привязанность к сыну столь велика, что я даже готова идти на уступки его друзьям. Но… — Она специально не закончила фразу, считая, что тем самым усилила ее значение.

Мейсон бесцеремонно развернул стул и сел.

— Где майор?

— Его вызвали по делам минут двадцать назад.

— Вы очень любите Дафну Рексфорд, не правда ли?

— Естественно.

— Она была в смотровой комнате в понедельник?

— Знаете, мистер Мейсон, я здесь не для дачи показаний! — рассердилась миссис Уиннет.

— Может быть, скоро придется, — мрачно бросил адвокат.

— Боюсь, вы выпили лишнего и…

— Если вам все это представляется лишь пьяной шуткой, то давайте, тяните время и дальше, — резко прервал ее Мейсон. — Но время дорого. С минуты на минуту здесь может появиться полиция.

— Полиция? — растерялась Виктория Уиннет.

— Полиция. Судебные исполнители. Детективы. Люди в штатском. Газетные репортеры. Будут ходить по всему дому, не снимая шляп, швыряя окурки на ковры. Сделают фотографии с заголовками вроде: «Столпы общества настаивают на своей невиновности!»

Последние слова сделали свое дело. Мейсон заметил, как женщина непроизвольно заморгала.

— Вы прекрасный игрок в покер, миссис Уиннет, но время для блефа, увы, закончилось, — сказал адвокат. — Пора выкладывать карты на стол.

— Чего, собственно, вы добиваетесь?

— Знать все, что знаете вы.

Она судорожно вздохнула:

— Я знаю, что между Марсией и Клодом возникли некоторые проблемы. Предполагаю даже, что Марсия оставила его. Надеюсь, так оно и есть.

— Почему?

— Потому что, я думаю, вместе они вряд ли будут счастливы.

— Нет, я имею в виду, почему она оставила его?

— Не знаю.

— Вы в курсе того, что происходило в понедельник?

— В понедельник? Нет.

— В понедельник Дафна была в смотровой комнате?

— Думаю, была.

— Она говорила вам что-нибудь о том, что видела либо в понедельник, либо в среду?

— Мистер Мейсон, вы переходите все границы! — воскликнула миссис Уиннет.

Адвокат красноречивым жестом остановил ее:

— Вы кое-что узнали о Марсии, сочли, что под угрозу ставится доброе имя вашей семьи, и решили постараться избежать скандальной огласки. Ваша попытка привела к ответному удару.

— Вы не можете доказать ни одного из ваших утверждений, мистер Мейсон.

Адвокат иронически усмехнулся:

— Это только сейчас и потому, что у меня нет тех средств, которыми располагает полиция, мадам. Они смогут доказать это.

— Не смогут, — холодно ответила женщина. — Я сказала вам абсолютно все, что знаю.

Мейсон встал со стула и направился к выходу, почему-то на цыпочках подбежал к двери гостиной и распахнул ее…

Дафна Рексфорд, явно застигнутая врасплох, постаралась сделать вид, будто как раз в этот момент подходила к двери.

— О Господи! — громко воскликнула она, смеясь. — Мне показалось, мы врежемся друг в друга, мистер Мейсон. Похоже, вы очень спешите. — Она попыталась проскользнуть мимо него в комнату.

Он не дал.

— Вы подслушивали.

— Мистер Мейсон, как вы смеете говорить подобное!

— Входите, — сказал Мейсон.

— Давайте выясним. Давайте… впрочем, нет, пожалуй, нам лучше поговорить наедине. Пойдемте.

Он взял ее за руку. Она отпрянула.

— Мистер Мейсон переходит все границы, дозволенные гостю, — неожиданно вмешалась миссис Уиннет. — Мне бы не хотелось просить его покинуть наш дом в отсутствие моего сына, но…

Не обращая внимания на ее слова, Мейсон обратился к Дафне Рексфорд:

— Не пройдет и нескольких часов, как полиция заполнит этот дом. Вы хотите поговорить со мной или с ними?

Дафна Рексфорд немного подумала.

— Боже милостивый, Виктория, — сказала наконец она, — пожалуй, лучше ублажить этого сумасшедшего человека! Я вернусь буквально через несколько минут. — И, не ожидая ответа, она, улыбнувшись Мейсону, отошла от двери гостиной. — Пойдемте, где бы вам хотелось поговорить?

— Вот здесь вполне подойдет. — Мейсон остановился в углу кабинета.

Дафна Рексфорд глянула на него в упор:

— Ну и что полиция собирается здесь расследовать?

— Убийство, — коротко ответил Мейсон, тоже глядя ей прямо в глаза.

— Кто… кого убили?

— Давайте сначала поговорим о том, что знаете вы, — твердо сказал он. — Ведь именно у вас фокус правого глаза не совпадает с левым, именно ваши действия покрывает миссис Уиннет…

— Боюсь, не совсем понимаю, что вы имеете в виду.

— Когда в смотровой комнате вы пользуетесь окулярами, вам ведь приходится существенно менять фокусировку правого, не так ли?

— И что из этого?

— А то, что именно вы наблюдали за Марсией в понедельник. — Мейсон чуть помолчал. — И что вы видели?

— Ничего. Я…

— Вы были здесь в понедельник? Были в смотровой комнате?

— Думаю, да.

— И часто вы бываете здесь?

— Да. Мы с Викторией большие друзья. Она, конечно, старше меня, но вполне в моем духе. Мне нравятся ее убеждения и…

— Нравится бывать рядом с майором Уиннетом, — перебил ее Мейсон, и видеть его как можно больше?

Дафна Рексфорд с негодованием отвергла подобные утверждения.

— Ладно, на время оставим это, — сказал Мейсон. — Вернемся к понедельнику. Вы были в смотровой? И что вы видели?

— Да. Я довольно часто там бываю. Изучаю птиц, пишу стихи. Эта комната дает мне вдохновение.

— И возможность следить за женой майора Уиннета, когда она выходит из дома?

— Мистер Мейсон, это несправедливо и нечестно.

— Хорошо. Вы видели Марсию в понедельник? Что именно вы видели?

— Я… ничего.

— Вы видели, как она вошла в оранжевый трейлер, припаркованный между деревьями. Вы наблюдали за…

— Он был не оранжевый, а зеленый, — вырвалось у Дафны.

Мейсон довольно усмехнулся. Девушка нахмурила брови.

— Только не думайте, что подловили меня. Просто я случайно увидела Марсию верхом на лошади. А потом между деревьями — этот трейлер.

— И видели, как она вошла в него?

— Я только видела, как она привязала лошадь к дереву и пошла по направлению к трейлеру. Все это меня мало интересовало, и я вернулась к моим стихам.

— Почему вы за ней следили?

— Я не следила за ней, а наблюдала за птицами, — повторила Дафна.

— У вас был с собой карандаш и блокнот?

— Естественно. Я же говорила, что пишу стихи. Поэтические строки не записывают на стенах, мистер Мейсон. Я всегда держу карандаш и бумагу для этого в ящичке стола.

— В бинокль вы рассмотрели номер автомобиля и записали его?

Дафна отрицательно покачала головой.

— Когда вы в последний раз писали там стихи?

— Когда? Да буквально сегодня, — не раздумывая ответила молодая женщина.

— Вы поднимаетесь в смотровую комнату каждый день?

— Не каждый, но довольно часто.

— А на этой неделе как часто вы бывали там?

— Я полагаю… Да, каждый день.

Внезапно зазвонил телефон — резко, пронзительно, настойчиво. Мейсон сделал Дафне предупредительный знак. Они услышали, как дворецкий снял трубку, затем неторопливо, полный достоинства, прошагал через кабинет в гостиную. Там он сказал что-то миссис Уиннет. Она встала и подошла к телефону. До Мейсона четко донеслись слова: «Да, Клод… Да, дорогой… Он здесь… Боюсь, Клод, произошло какое-то недоразумение. Поведение мистера Мейсона наводит на мысль, что он вряд ли озабочен твоим горнорудным проектом. Он проявляет повышенный интерес к тому, что Марсия…»

Мейсон неслышно приблизился к миссис Уиннет и, отодвинув ее в сторону, мягко, но решительно отобрал у нее трубку.

— Майор, мне почти все ясно, — громко сказал он. — Приезжайте сюда немедленно.

— Что вы хотите этим сказать, мистер Мейсон? — Голос майора Уиннета звучал резко и сердито.

Мейсон не дал ему договорить:

— Ваша мать пытается что-то скрыть. Дафна Рекс-форд участвует в этом. Единственное лицо, для защиты которого они обе не пожалеют сил, — это вы. Если прибудете сюда немедленно, может быть, нам удастся опередить полицию.

— Что вы имеете в виду?! — воскликнул майор.

— Черт побери, вы прекрасно знаете, что я имею в виду, — почти крикнул Мейсон и шмякнул трубку на рычаг.

Глава 10

Майор Уиннет стремительно шел через гостиную к Перри Мейсону. Он хромал сильнее обычного, и это просто бросалось в глаза.

— Мне неизвестно, что здесь происходит, — сердито начал он, — не знаю также, какие функции, мистер Мейсон, вы себе присвоили. Что же касается меня, то, уверяю вас, наши отношения на этом закончены.

— Садитесь, — сдержанно предложил Мейсон.

— Я готов отвезти вас в город, мистер Мейсон, если вы не имеете машины. Если машина у вас есть, готов проводить вас в вашу комнату и помочь поскорее собрать вещи.

— Послушайте, — резко прервал его адвокат, не обращая внимания ни на раздраженный тон, ни на слова майора. — Мне представляется, что вы заметили припаркованный между деревьями трейлер. Заподозрив что-то, вы поднялись в смотровую комнату и увидели, как Марсия направляется к трейлеру. Затем, чуть позже, когда машина с трейлером уезжала, вы записали номер машины и нашли ее владельца. Далее вы начали внимательно следить за всем, что происходит… Вы не обмолвились ни словом о том, что Марсия отменила страховку на драгоценности. Не сказали, что ограбление последовало практически сразу же после этого. Вы не сочли необходимым сообщить об этом в полицию. Очевидно, вы понимали: полиция будет искать преступника или его сообщника прежде всего среди обитателей дома. При этом вы внушили жене, что ваша мать не вынесет скандала. Сами же в это время достали каким-то образом драгоценности и спрятали в стволах охотничьего ружья. После этого вы уже не спускали с жены глаз. Откуда вы достали драгоценности?

— Мейсон, если вы немедленно не покинете мой дом, — сквозь зубы проговорил Уиннет, — я прикажу слугам помочь вам…

Нетерпеливым жестом Мейсон отмахнулся от этих слов.

— Вам пришлось бы нанять слишком много слуг, — с вызовом бросил он. — Когда в среду трейлер вновь появился здесь и Марсия отправилась к нему во второй раз, вы решили выяснить, что же происходит. Пошли туда и, столкнувшись с неизбежностью драки, застрелили Гарри Драммонда. Затем закрыли дверь и вернулись в дом. Дождавшись наступления темноты, вы отогнали трейлер, содержавший жуткие свидетельства убийства, в кемпинг…

— Мейсон, думайте, что говорите! — вскричал майор. — Господи, да я сейчас сам вышвырну вас отсюда!

— …Припарковали там трейлер, невозмутимо продолжал адвокат, — хотя это и стоило вам определенного труда, затем отцепили его и поехали домой. Но тут вам пришло в голову несколько запутать картину, сделав два выстрела в воздух. Таким образом вы хотели «помочь» следствию точно установить время убийства. Поэтому вы вернулись, прокрались в кемпинг, встали рядом с трейлером и в темноте два раза выстрелили в воздух… Вы не догадывались, что Марсия следит за вами, — продолжал излагать свою версию адвокат. — Услышав выстрелы, она, естественно, подумала, что вы убили Драммонда из ревности. Но она слишком любит вас и не хотела, чтобы вы попали под подозрение. Поэтому она попросту исчезла. А вы не обратились в детективное агентство по поводу пропажи вашей жены. Вам нужен был адвокат, специализирующийся на делах об убийствах, так как вы знали: это будет именно дело об убийстве!

Майор Уиннет громко щелкнул пальцами. — Все это не более чем куча полусырых догадок! — заявил он.

Мейсон иронически улыбнулся:

— Видите ли, вы допустили пару роковых ошибок. Прежде всего, ваш первый выстрел не попал в цель: пуля, пробив двойную стенку трейлера, оставила отверстие, которое ясно показывает ее направление. Когда вы парковали трейлер под эвкалиптами, в автокемпинге было уже темно. И вы не учли, куда при подобных обстоятельствах ударила бы эта пуля. Эта был большой промах, майор. Дело в том, что отверстие в стенке трейлера находится точно на уровне окна соседнего трейлера…

Вначале полиция, конечно, подумает, что выстрел, возможно, был произведен из того трейлера. Но потом, при более тщательном расследовании, они убедятся, что пуля летела в обратном направлении. Значит, убийство совершено не в этом кемпинге. Есть еще одна маленькая деталь, которую вы не могли предусмотреть, — завершая свою версию, сказал адвокат. — Когда вы перегоняли трейлер, лужица крови у трупа еще не полностью загустела. В самом центре кровь была еще жидкой. Поэтому во время движения трейлера лужица «расплескалась» из нее в разные стороны натекли ручейки неправильной формы.

Майор Уиннет сидел неподвижно, устремив на адвоката холодный внимательный взор. С его лица полностью исчезло выражение гнева. Он весь напрягся, по нему было видно, как в голове лихорадочно прокручивается все услышанное.

— Итак, — невозмутимо продолжал Мейсон, — вы знали: проведя небольшое расследование, полиция раскопает, что убитый был первым мужем Марсии. И, конечно, сразу же начнет ее искать. Что будет после того, как они найдут ее, вам прекрасно известно. Поэтому-то вы и пришли именно ко мне.

Майор Уиннет прочистил горло:

— Вы сказали, что Марсия следила за мной. У вас есть доказательства?

— Это логически следует из… — начал Мейсон.

— Вот тут вы не правы! — воскликнул майор. — Пойдемте в мою комнату. Мне надо с вами поговорить.

— У вас мало времени, — напомнил Мейсон. — Труп уже обнаружен. Полицейские явятся сюда за Марсией сразу же, как только закончат опознание.

— Понятно. — Майор повернулся к миссис Уиннет: — Мама, вы с Дафной ничего не слышали. Мы поговорим позже.

Майор Уиннет первым вошел в свою комнату, открыл небольшой бар, вынул оттуда бутылку шотландского виски.

Мейсон жестко отказался, когда же майор налил себе, протянул руку, забрал у него бокал и отлил половину обратно в бутылку.

— Не переусердствуйте, — улыбнулся он. — Только чтобы взбодриться, и ни капли больше. Вам скоро беседовать с полицией. А сейчас поговорите со мной.

Уиннет торопливо отпил глоток:

— Я не знал, что Марсия ходила к трейлеру в понедельник. Знал только, что она была там в среду.

— Откуда вы об этом узнали?

— Следил за ней.

— Почему?

— Мне сообщили, что она была там в понедельник.

— Кто?

— Моя мать. Поэтому в среду, когда Марсия покинула трейлер, я отправился туда. Хотел посмотреть, кто там находится, и выяснить, зачем ходила туда моя жена.

— И что же вы обнаружили?

— Мертвого мужчину. А рядом с ним на столике — драгоценности Марсии. Я понял, что произошло. Одна пуля попала ему прямо в сердце, другая прошла мимо головы и пробила стенку.

— Ладно, — не без сарказма сказал Мейсон, — это ваша версия. Продолжайте. Что вы предприняли потом?

— Забрал драгоценности Марсии, запер трейлер и вернулся домой. Подождал темноты, отогнал трейлер в известный мне автокемпинг. Оттуда пешком добрался до моей машины, которую оставил там еще днем. Уже по дороге домой мне пришла в голову мысль сбить полицию со следа, изобразив дело так, будто убийство произошло в кемпинге. Поэтому я вернулся, подкрался к трейлеру, сделал два выстрела в воздух. Возвращаясь домой, я думал, что Марсия уже в постели. Но когда часа через два поднялся наверх, то обнаружил только эту записку. Вот почему я обратился к вам. Мне нужна была ваша помощь. Это правда. Так помогите же мне!

— Вы записали номер того автомобиля, — сказал Мейсон. — Затем попытались замаскировать его, добавив некие слова и цифры. Затем сложили сумму…

— Мистер Мейсон, клянусь, я не делал этого! — воскликнул майор.

— Тогда кто же? — с подозрением спросил адвокат.

— Не знаю, — развел руками майор Уиннет.

— Кто-то записал номер машины — 4Е4705, затем попытался запутать его другими цифрами, добавленными словами «Числа… калькул». Но в сложении была допущена ошибка. Я… Постойте-ка… — Мейсон замер, закрыв глаза и пытаясь на чем-то сосредоточиться.

— Может быть, это было… — предположил было майор Уиннет.

Мейсон жестом заставил его замолчать. Через несколько секунд он сорвал телефонную трубку и набрал номер отеля, где Дрейк устроил свой офис.

— Привет, Пол, это Перри. Похоже, я все понял. В сложении не было ошибки.

— Я что-то не совсем понимаю, — ответил Дрейк. — Сумма должна быть 49"37818, а на самом деле она 49"37817.

— Вот она-то и есть та самая правильная, — сказал Мейсон. — Нам нужен номер 4Е4704.

— Но номер машины 4Е4705, — продолжал недоумевать Пол.

Мейсон нетерпеливо переступил с ноги на ногу:

— Слушай. Что происходит, когда у тебя две машины? Тебе выдают номера в хронологическом порядке. Поищи номер 4Е4704. Можешь начать с комнаты 613 в твоем отеле. И побыстрее. — Он бросил трубку на рычаг и кивнул майору Уиннету: — У нас есть еще один шанс. Правда, слабый. В следующий раз, когда вздумаете обращаться к адвокату, майор, не пытайтесь перехитрить самого себя. Говорите всю правду. Где комната вашей матери?

— В другом крыле, в самом конце коридора.

— А комната сиделки? Очевидно, смежная? Майор утвердительно кивнул.

— Пойдемте, — сказал Мейсон, направляясь к выходу.

Открывшая им дверь Хелен Кастер выглядела крайне растерянной…

— О… добрый вечер. Я… э-э… что-нибудь случилось?

Мейсон вошел в комнату. Майор Уиннет, чуть поколебавшись, последовал за ним.

— Полиция уже на пути сюда, — сказал Мейсон сиделке.

— Полиция? Зачем? — растерялась женщина.

— Арестовать вас.

— За что?

Мейсон пожал плечами:

— Вам выбирать.

— Что вы имеете в виду? — пролепетала сиделка.

— Выбор у вас бесконечно прост: либо шантаж, либо соучастие в сокрытии убийства. Лично я посоветовал бы вам взять на себя вину за шантаж.

— Я… я… да, но о чем это вы? — Хелен Кастер продолжала делать вид, что ничего не понимает.

Мейсон терпеливо начал ей все объяснять:

— Как подсказывает мне долгий опыт работы с законом, никогда не следует насиловать факты, пытаясь запутать дело. Когда известная сумма цифр оказалась 49Е37817, в то время как должна была составить 49Е37818, я подумал, что в сложении допущена ошибка. Однако ошибки не было. Вы записали номер «кал.[3] 4Е4704» и хотели, чтобы никто не догадался об его истинном значении. Поэтому добавили сверху слово «числа». Затем вставили сокращенно «куль» после слова «Кал». Это для того, чтобы фразу можно было понять как «эти цифры калкуль». Далее вы добавили еще несколько цифр и вывели их сумму. Ну а теперь, — заключил свою речь Мейсон, — думаю, у вас осталось менее пяти минут, чтобы пояснить нам, почему вы выбрали номер 4Е4704.

Сиделка перевела взгляд на майора Уиннета. В ее глазах застыл страх:

— Почему вы думаете, что я… Мейсон вынул из кармана жилетки часы:

— Если полиция доберется сначала до вас, вы станете соучастницей в сокрытии убийства. Если успеете пораскинуть мозгами, то, может быть, вам удастся отделаться обвинением в преднамеренном шантаже.

— Я… я… о, мистер Мейсон, я не могу… — лепетала Хелен Кастер.

Мейсон молча следил за стрелкой часов, отсчитывавшей секунды.

— Хорошо, — наконец не выдержала женщина. — Это случилось вчера утром. Я искала миссис Викторию Уиннет. Думала, что она в смотровой комнате, и поэтому поднялась туда. Там миссис Уиннет не оказалось. Бинокль был направлен прямо на нашу рощу. Просто из любопытства я глянула через окуляры и увидела трейлер. А рядом с большим «бьюиком», прицепленным к трейлеру, стоял двухместный купе. Между мужчиной и женщиной внутри трейлера что-то происходило. Он пытался ее ударить, тогда она сунула руку под блузку… Я видела вспышку выстрела. Затем еще одну. Мужчина зашатался, упал, а женщина спокойно закрыла дверь, села в машину и уехала… Я записала на листочке номер машины — «Кал. 4Е4704». Хотела сообщить его полиции. Но затем… подумала… я…

— Что вы сделали с этим листком? — спросил Мейсон.

— Мне пришло в голову, что это можно… — замялась сиделка. — Ну, вы понимаете. Поэтому я привела фокус окуляров в соответствие…

— Что все-таки вы сделали? — настойчиво повторил Мейсон.

— Я не хотела, чтобы этот номер машины был понятен другим, поэтому дописала… Сделала точно, как вы сейчас сказали.

— Первую цифру вы записали на отдельном листке, который лежал на столе, а не в блокноте. Затем вы переложили его на блокнот.

— Я… да, наверное, переложила. Мейсон указал на телефон:

— Звоните в полицию. Расскажите, что вы видели. Убедите их, что это вас беспокоило, что вы хотели сообщить в полицию, но миссис Уиннет совершенно не переносит скандальной известности, и вы просто растерялись. Но сегодня вы посоветовались с миссис Уиннет, и она сама велела вам звонить в полицию немедленно. Сообщите по ходу дела, что вы не поставили их раньше в известность еще и потому, что трейлер очень быстро уехал, и вы были уверены, что его владелец не пострадал.

— Если я сделаю это, — тихо спросила она, — значит, я…

— Значит, у вас появится один шанс из десяти выпутаться из этой истории, — мрачно заметил Мейсон. — Не сделаете, влипнете по самые уши… Итак, что же вы дальше предприняли? Я имею в виду ваши реальные действия.

— Проверила номер машины, узнала, что она принадлежит некоей миссис Драммонд. Нашла ее и, хотя я не давила, не угрожала… просто хотела открыть салон красоты… ну, в общем, она согласилась дать мне денег…

Мейсон снова указал на телефон:

— Звоните в полицию. Пойдемте, майор.

— Да, но как быть с моей женой, Мейсон? — спросил уже в коридоре майор Уиннет. — Как с женой, Мейсон? Это беспокоит меня. Вот…

— Именно это и должно вас по-настоящему беспокоить, — перебил его Мейсон. — Очевидно, она видела, как вы увозили трейлер в среду вечером. И последовала за вами к месту, где вы его припарковали. Затем вошла внутрь, увидела, что Драммонд мертв, и подумала, что вы пытались отомстить за поруганную честь семьи. Что собственно произошло, вам уже известно. Марсия дала Драммонду деньги на оформление развода. Он обманул ее, заверив, что развод получен и она свободна. Марсия вышла за вас замуж. Драммонд неосмотрительно женился на другой женщине. Когда все выплыло наружу, его вторая жена пригрозила подать на него в суд за двоеженство. Или он должен был откупиться от нее. Быстро достать нужную сумму он мог лишь одним путем — надавив на Марсию. У нее же не хватило смелости попросить денег у вас или получить через страховую компанию. Поэтому Марсия инсценировала ограбление и спрятала свои драгоценности в ласточкином гнезде. Позднее передала их своему первому мужу. Когда миссис Драммонд пришла за деньгами, он смог предложить ей лишь драгоценности. Женщине показалось, что они ворованные. Разгорелась ссора, и она застрелила его, причем, вполне возможно, в целях самообороны.

— Да, но как мне теперь объяснять… перевозку трупа? — с недоумением спросил майор Уиннет.

Мейсон бросил на него полный сожаления взгляд:

— Вам ничего, абсолютно ничего и никому не надо объяснять. Для чего, по-вашему, существует адвокат? Садитесь в мою машину. Предоставим сиделке направлять полицию по ложному следу.

Глава 11

Время близилось к полуночи, когда Перри Мейсон и Пол Дрейк вошли в здание городской полиции. При себе они имели подробное описание Марсии Уиннет и пачку ее фотографий.

— Понимаете, майор не хочет никакой огласки, — пояснил Мейсон сержанту Дорсету. — Несколько лет назад у нее уже был приступ амнезии, то есть потери памяти, и майор, естественно, боится, что это может повториться.

Сержант Дорсет, нахмурившись, глянул в лежавший перед ним журнал регистрации.

— К нам поступили сведения о женщине, которая соответствует вашему описанию. Амнезия. Так здесь и сказано. Но какое отношение можете иметь к этому вы, Мейсон?

— Я веду дела Уиннетов.

— Да уж, ведете, черт побери! — раздраженно воскликнул сержант.

Дорсет еще раз просмотрел журнал:

— Телекс из графства сообщает об убийстве человека по имени Гарри Драммонд. Сиделка миссис Уиннет это видела. Она и сообщила в полицию номер машины убийцы. Жены Драммонда.

— Вот как, — произнес Мейсон тоном, отражавшим лишь вежливый интерес и не более. — А теперь можем ли мы взглянуть на дело с амнезией? Майор очень беспокоится.

— Далее, — невозмутимо продолжал сержант Дорсет, — полиция графства задержала жену Драммонда. Та клялась, что убила, обороняясь, и что сиделка Уиннетов шантажировала ее. Сиделка, в свою очередь, назвала ее лгуньей. Вполне может быть: признавшись в убийстве, миссис Драммонд поставила себя в слишком трудное положение, чтобы обвинять кого-либо в шантаже. Как я понимаю, — заключил сержант — графство настолько удовлетворено раскрытием убийства, что с радостью умывает руки: все остальное их не волнует.

Мейсон в упор посмотрел на Дорсета:

— Слушайте, может, поделитесь со мной, какое отношение все это имеет к жене майора Уиннета?

Дорсет тяжело вздохнул.

— Хотел бы я, черт побери, это знать, — произнес он. Затем добавил со значением: — Но готов поставить сто к одному, теперь мы уже никогда ничего не узнаем.

— Спуститесь на нашу грешную землю, Дорсет, — сказал ему Мейсон. — Это убийство — дело графства. И конторе шерифа вряд ли понравится, если люди из города будут совать туда свой нос.

Дорсет согласно кивнул:

— Да, точно так же и с делом об амнезии. Вы преподнесли это как дело города. Поэтому люди шерифа не будут совать в него свой нос.

Сержант Дорсет бросил на адвоката мрачный, но не лишенный уважения взгляд.

Мейсон пожал плечами:

— Не вижу никакой связи между делом об убийстве и нашим делом. Тем более что у шерифа есть признание. Сейчас ясно одно: у вас находится жена майора Уиннета, страдающая серьезным нервным заболеванием. И если ей станет хуже из-за глупейших домыслов и догадок, вам придется горько пожалеть об этом, Дорсет. Так выдадите ее нам сейчас или мне применить subpoena[4].

— Сейчас, черт побери, сейчас, — торопливо пробормотал Дорсет. Сержант снял трубку телефона: — Пришлите ко мне дело об амнезии номер восемьдесят четыре в ночном рапорте. Немедленно, — приказал он.

1

Изготовители и торговцы контрабандными спиртными напитками.

2

Эдмунд Пендлетон (1721—1803) — один из лидеров американской революции, юрист. Был губернатором штата Вирджиния (1774—1776), председателем Верховного апелляционного суда Вирджинии (1799—1803).

3

Сокращение от Калифорния.

4

Судебное предписание (лат.)


Купить книгу "Дело кричащей ласточки" Гарднер Эрл Стенли

home | my bookshelf | | Дело кричащей ласточки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу