Book: Убийца, вышивающий крестом



Эрл Стенли Гарднер

«Убийца, вышивающий крестом»

Часть 1

Убитые миллионеры

Пол Прай точил острое, словно бритва, лезвие, обычно скрытое в его трости. И делал это с таким тщанием и заботой, как огранщик драгоценных камней наносит необходимый блеск на обработанный кусочек оникса.

Магу по прозвищу Рожи развалился в большом мягком кресле в углу. В своей единственной левой руке он держал стакан с виски.

Эва Бентли в небольшом, отгороженном стеклянной перегородкой загончике слушала радио, настроенное на полицейскую волну. Время от времени она что-то стенографировала в своем блокноте, а иногда отстукивала несколько строк на портативной пишущей машинке, стоящей на письменном столе у нее под рукой.

Магу скосил стеклянные глаза в сторону Пола Прая.

— В один прекрасный день, — сказал он, — какой-нибудь проходимец схватит эту вашу палку с секретом и сделает из нее две. Почему вы не возьмете пушку и не забросите куда подальше это складное перо? И лезвие-то здесь не ахти, его не хватит даже, чтобы отрезать часть от брикета жевательного табака. Пол Прай улыбнулся:

— Ценность этой трости, приятель, в ее легкости и быстроте действия. Она словно сообразительный боксер, который делает молниеносный бросок, наносит удар и отскакивает обратно до того, как противник сможет подготовиться для ответного удара.

Однорукий Магу медленно кивнул.

— Ну да, — проговорил он, — я знаю, почему вам нравится это оружие. Просто вы любите именно такие игры. Вы любите, опережая полицию, ставить подножки негодяям, а потом исчезать до момента, когда о происшествии становится известно. Что вы делаете дальше в воцарившейся неразберихе — известно.

Босс довольно рассмеялся:

— Ну, однорукий, в этом есть рациональное зерно.

В это время Эва Бентли вскочила из-за стола, схватила блокнот со своими записями и распахнула дверь застекленного загончика. Полу Праю стало слышно радио.

— Что там такое, Эва? — спросил Пол. — Что-то важное?

— Да, — ответила она, — обнаружили еще один труп с зашитыми губами. Как и первая жертва — это миллионер, на этот раз некий Чарльз Б. Дарвин. Обстоятельства убийства почти идентичны убийству Гарри Траверса. Оба мужчины скончались от ножевых ран, оба получали письма с угрозами по почте, у обоих губы зашиты затейливым швом, похожим на вышивку крестиком.

Однорукий Магу налил себе еще виски.

— Слава Богу, я не миллионер — заметил он. Пол Прай закончил полировать лезвие, убирающееся в трость, и вставил его в хитро замаскированные ножны.

— Конечно, полиция подняла большую шумиху, — озабоченно сощурив глаза, бросил он.

— Я бы сказала, что да, — согласилась с ним Эва Бентли. — По радио объявили общую тревогу и приказали полицейским машинам сконцентрировать свои усилия на поисках этого таинственного убийцы. Похоже, тут замешаны большие деньги. Полиция в этом уверена. Очевидно, они располагают какой-то информацией, которая не сообщается прессе. Однако всем известно, что оба убитых получили письма с требованием послать определенную сумму определенному человеку по определенному адресу. Они оба не выполнили этого требования и передали письма полиции.

— А ничего не сообщается о других получивших подобные письма? — спросил Пол Прай.

— Ничего. Просто приказы полицейским машинам. Они направляют машины в район, где было обнаружено тело.

— И где оно найдено — в доме? — поинтересовался Прай.

— Нет, в автомобиле. Вероятно, он куда-то ехал, попал в кювет и застрял. Был убит за рулем. Определили, что смерть застигла его сегодня где-то около трех часов ночи. Полиция считает, что с ним в автомобиле была какая-то женщина, ведутся ее розыски.

Они думают, что она знает о преступлении. Или, по крайней мере, может дать ключик, который поможет найти убийцу.

— Еще что-нибудь? — спросил Пол.

— Об этом — все, — ответила Эва. — Вам ведь не нужны приказы, которые дали полицейским автомобилям, не так ли?

— Нет, не сейчас. Но записывайте все, что будет сообщаться по радио в связи с этим преступлением.

Эва вернулась в свой загончик, закрыла дверь, и сразу же ее карандаш забегал по страницам блокнота.

Пол Прай повернулся к Магу.

— Ладно, дружище, — сказал он. — Очнись и расскажи, что тебе известно о миллионерах. Однорукий Магу застонал:

— Разве недостаточно того, что мне известно о всех проходимцах? Так еще приходится разглашать неофициальную информацию о миллионерах!

— Понимаю, к чему ты клонишь, приятель, — рассмеялся босс. — Пытаешься уберечь меня от участия в этом деле. Боишься за меня. Но все равно я за него возьмусь.

Однорукий Магу к этому времени уже опустошил бутылку виски. Облизнув губы, он уставился остекленевшими глазами на Пола Прая.

У него были необыкновенные глаза. Слегка навыкате, какие-то мертвые, лишенные всякого выражения, словно затянутые белой пеленой. Но эти глаза многое видели и ничего не забывали.

Однорукий Магу мог назвать имя, выложить подноготную, связи и список преступлений почти любого известного в Соединенных Штатах уголовного элемента. Стоило ему однажды увидеть человека, он запоминал его и в любой момент мог узнать. Все сплетни и слухи, попадающие в поле его зрения, запечатлевались в его памяти навечно.

Одно время Рожи Магу работал в городской полиции. Потом потерял это место. В аварии лишился правой руки. Понимая, что ему уже никогда больше не вернуться в полицию, он пристрастился к спиртному. К тому времени, когда его увидел Пол Прай, Магу представлял собой опухшую от пьянства развалину. Он добывал жалкие гроши продажей карандашей на углу улицы. Пол Прай привел его в относительно человеческий вид, постепенно узнал его историю. Замечательный дар, за который Магу так ценили в полиции, очень мог пригодиться Полу. Прай приютил его, одел, накормил и открыл старику неограниченный кредит на виски. Время от времени Пол пользовался той информацией, которой делился с ним однорукий, выуживая ее из своих энциклопедических познаний преступного мира.

— Магу, что тебе известно о Чарльзе Дарвине? Однорукий Магу покачал головой.

— Не встревайте в это дело, шеф, — сказал он. — Держитесь от этой бочки с динамитом подальше. Это не тот случай. Тут вы будете иметь дело не с какой-нибудь дешевкой, а с маньяком, одержимым манией убийства.

Пол Прай подождал минутку, потом медленно повторил свой вопрос, делая ударение на каждом слове:

— Однорукий, что ты знаешь о Чарльзе Дарвине?

Рожи Магу вздохнул:

— Начнем с того, что этот человек миллионер. Он сделал свое состояние на фондовой бирже, играя на повышение акций, и не терпел убытков, когда акции падали. Это означает, что у него неплохие мозги или ему просто везет.

Женился он на одной из представительниц высшего общества с холодной кровью. Брак не был удачным. Начал крутить амуры на стороне. Миссис Дарвин и в голову не могло прийти завести роман, она об этом просто не имела понятия. Жизнь для нее была серьезным делом, а не игрой. Дарвин хотел развода. Она не соглашалась. Наняла детектива, чтобы следить за ним и собрать на него достаточно компромата для того, чтобы Дарвин не смог получить развода. Мужу же не удалось уличить ее ни в чем, потому что уличать было не в чем.

— Откуда ты знаешь об этом, дружище? — полюбопытствовал босс.

Рожи Магу задумчиво поглядел на свой пустой стакан.

— Что за стаканы! — проворчал он. — У них вместимость не такая, как у других, они… — Оставь стаканы в покое, — раздраженно бросил Пол. — Откуда тебе известно о матримониальной неразберихе миллионера?

— Детектив, которого наняла миссис Дарвин, имел криминальное прошлое, — устало вздохнул Магу. — Я его выследил. Он испугался, что я его выдам, и выложил мне как на духу все, чем занимается.

— Однако, — напомнил шеф, — ты так и не рассказал мне, что же произошло.

— Ну, этот детектив был ловким парнем. Естественно, потому, что в свое время был мошенником высшего разряда и знал множество приемов, которые известны только мошенникам. Короче говоря, он успешно добыл на Дарвина компромат. Обнаружил, где тот скрывает свое любовное гнездышко.

— Любовное гнездышко? — переспросил Пол Прай.

— Ну, так об этом пишут в бульварных романах, — пояснил однорукий помощник. — Квартиру, о наличии которой не знала жена.

— Но его жена об этом узнала? — осведомился Прай.

— Вот уж нет, — ответил Рожи Магу. — Детектив был не настолько глуп, чтобы сообщить эту информацию в агентство. Он понимал, что может получить за свою работу всего восемь долларов в день. Ну, может быть, еще новую форму или что-то в этом роде. Поэтому он прямиком отправился к Дарвину и выложил тому все карты на стол. Предложил продать ему эту информацию за пять тысяч долларов. И, естественно, он эти пять кусков получил.

— А что же он сказал в агентстве? — поинтересовался шеф.

— Ну, наговорил достаточно, чтобы они смогли составить отличный отчет для миссис Дарвин. На самом же деле, я думаю, он состряпал этот отчет с помощью самого мистера Дарвина. Миссис Дарвин получила то, чего добивалась.

Пол Прай нахмурился:

— Ну, где было эти любовное гнездышко? Однорукий в это время наливал виски в стакан. Он вдруг прервал это занятие и выпрямился.

— Дьявольщина! — воскликнул он растерянно. — Адрес застрял у меня где-то в голове. Но, Господи, наверное, где-то в Вест-Энде. Провал памяти!

Пол Прай потянулся к шляпе и плащу.

— Ладно, однорукий, — снисходительно бросил он, — отыщи-ка этот адресок где-нибудь на задворках своих мозгов. Мне он понадобится.

Часть 2

Пол Прай подглядывает за переодевающейся женщиной

Дом, где сдавались квартиры, имел тот таинственный претенциозный вид, который ассоциируется с высокими ценами, но не всегда — с респектабельностью.

Пол Прай бесшумной тенью скользнул по застланному толстым ковром коридору. Остановившись у одной двери, он осмотрел замок. Затем выбрал из связки на кольце один ключ, вставил в замочную скважину и медленно нажал на него. Последовал щелчок, означавший, что замок отперт.

Пол Прай вошел в квартиру и закрыл за собой дверь.

Он с удовлетворением отметил, что опередил полицию. Несомненно, рано или поздно копы узнают об этой дорогой квартире, которую снимал плейбой с миллионами, фигурировавший в деле об убийстве. Но в настоящий момент Пол Прай был занят делом.

Он не стал включать свет, а воспользовался электрическим фонариком. Посветив им, он увидел, что окна задернуты дорогими шторами, а кроме них на окнах были еще и жалюзи. Так что с улицы заметить в комнате свет было совершенно невозможно. Пол в квартире покрывали дорогие ковры. Она была обставлена изысканной мебелью. Полная книг книжная полка служила скорее украшением, чем источником знаний. В квартире имелась спальня с кроватью орехового дерева; вся в кафеле ванная, размеры которой говорили о высокой квартирной плате; еще одна спальня располагалась по другую сторону от ванной; кухня и столовая примыкали к комнате, где находился Пол.

Он прошел через столовую в кухню. Затем вернулся в спальню, включил свет в шкафу-купе.

Шкаф ломился от дорогой одежды. Это были женские туалеты, и не требовалось ярлычков, указывающих на их качество и высокую цену.

Пол Прай заглянул в выдвижные ящики и обнаружил невесомое шелковое нижнее белье, дорогие чулки, шелковые удобные пижамы. Он оставил ящики в покое и отправился в другую спальню. Тут Пол обследовал шкаф, битком набитый мужской одеждой. В этой комнате находился еще и письменный стол с чековой книжкой в ящике для корреспонденции. Пол вытащил чековую книжку и просмотрел корешки.

Они были заполнены определенно женским почерком. На них значились волнующие суммы.

Пол положил чековую книжку обратно и тут случайно заметил письмо с пометкой «заказное» на конверте. Письмо предназначалось Гертруде Фенвик, и адрес значился того дома, где снималась эта квартира. Адрес и адресат на конверте были аккуратно отпечатаны на пишущей машинке. Обратного адреса не было.

Пол Прай вытащил отпечатанный на машинке листок и стал читать:

«Дорогая мисс Фенвик!

Мне очень не хотелось бы втягивать вас в это дело, но я обращаюсь к вам с этим посланием в надежде, что оно попадет на глаза мистеру Чарльзу Б. Дарвину.

Полагаю, когда мистер Дарвин поймет, что тщательно скрываемый секрет существования этой квартиры известен постороннему, возможно, он станет более сговорчивым и немедленно выполнит мои требования.

Мое последнее требование он передал полиции, несмотря на предупреждение, что подобное поведение приведет к катастрофе. Теперь я даю ему последний шанс.

Он должен выписать чек на предъявителя на сумму в двадцать пять тысяч долларов и отправить его до востребования Фермонту Берку. При этом он должен обеспечить, чтобы человека, который придет за письмом и получит деньги по чеку, не преследовали и даже не предпринимали попыток выследить с помощью меченых денег или каким-нибудь другим способом. Мистер Дарвин, пользуясь, своим влиянием на мистера Перри К. Хаммонда, настоятельно посоветует, чтобы и тот сделал подобный перевод денег, если хочет, чтобы его оставили в покое. Только при выполнении этих условий секрет этой квартиры останется неразглашенным и мистеру можно будет не опасаться физической расправы от нижеподписавшегося.

Если он все же продолжит упрямо сопротивляться выполнению моих требований или же продолжит сотрудничать с мистером Хаммондом и они наймут частного детектива, чтобы выяснить, кто я такой, тогда и его, и мистера Хаммонда ждет та же участь, что и мистера Гарри Траверса.

Искренне ваш ХХХХ».

Письмо было без подписи. Несколько букв «X» напоминали вышивку крестом, похожую на стежки, которыми были зашиты губы трупов Гарри Траверса, а позднее и самого Чарльза Дарвина.

Закончив чтение письма, Пол Прай тихонько присвистнул, потом свернул его и положил себе в карман. Он как раз собирался еще раз осмотреть ящики стола и направил на него луч фонарика, когда до его слуха донесся звук вставляемого в замок входной двери ключа.

Поспешно выключив фонарик. Пол замер. Он услышал сначала звук открывшейся двери, потом дверь закрылась, раздался шорох одежды, щелчок выключателя.

Пол Прай вытащил из подмышки свою трость с секретом и крадучись пересек ванную и приблизился к двери, чтобы заглянуть в другую спальню.

Там еще никого не было, но зеркало отразило вошедшего в квартиру.

Это была стройная, с хорошими формами сероглазая блондинка лет двадцати шести. Она внесла в квартиру два чемодана, которые теперь стояли у ее ног.

Мгновение Пол Прай отчетливо видел ее отражение в зеркале. Затем она пропала из поля его зрения, и он понял, что девушка направляется прямо в спальню.

Пол распластался за дверью и стал ждать.

Щелкнул выключатель, послышались какие-то шорохи.

Пол выжидал более минуты. Затем любопытство пересилило осторожность, и он выглянул из-за двери.

Молодая женщина сбросила с себя одежду и осталась в прозрачном нижнем белье. Она внимательно рассматривала себя в зеркале. Пол Прай в свою очередь разглядывал ее.

Серое платье, в котором девушка вошла в квартиру, выгодно подчеркивавшее все изгибы ее стройной фигуры, сейчас лежало на кровати. Пол Прай ждал, что женщина опять наденет его. Вместо этого она вытащила из ящика дамское белье, приложила к себе и снова критически осмотрела свое отражение в зеркале. Очевидно, она осталась довольна собой, потому что с явным одобрением кивнула своему отражению в зеркале.

В конце концов она снова надела серое платье, глянула в зеркало и торопливо вышла в гостиную, откуда принесла чемоданы. Положив их на кровать, она начала укладывать туда одежду и шелковое белье.

Когда оба чемодана были набиты модными шмотками, самыми дорогими аксессуарами и нижним бельем до такой степени, что казалось, вот-вот лопнут, девушка стала возиться с ремнями.

Именно в этот момент из спальни вышел Пол Прай с тростью под мышкой и шляпой в руке.

— Прощу прощения, — сказал он.

Блондинка громко вскрикнула от неожиданности и, отшатнувшись от кровати, уставилась на незваного гостя широко раскрытыми от испуга глазами.

Пол Прай учтиво поклонился.

— Я, — объяснил он, — совершенно случайно оказался в ванной. Просто не мог справиться с собой и подсматривал за вами. Оказывается, у меня просто комплекс подглядывания. Никогда раньше не думал, что он у меня есть. Но вы были так прекрасны, а я так любопытен! Надеюсь, дальнейших объяснений не требуется?

У нее побелели даже губы. Девушка во все глаза смотрела на него, будучи не в силах вымолвить ни слова.

— Однако, — как ни в чем не бывало продолжал Пол, — позволив себе нарушить одиночество дамского будуара, я признаю, что должен оплатить подобную привилегию. Ясно, вам нужен кто-то, чтобы помочь закрыть чемоданы. Могу я предложить свои услуги?

— Кто… кто… кто вы такой и что вам здесь нужно? — с трудом выдохнула девушка.

— Уверяю вас, мое имя, — заверил он, — не имеет значения. Ни малейшего. Когда люди знакомятся при таких очаровательных обстоятельствах, думаю, имена — дело десятое. Могу предложить называть вас, например, Гертрудой, а вы меня — Полом.



— Но, — проговорила она с беспокойством, — я вовсе не Гертруда. Меня зовут… — Ну, ну, — подбодрил он ее, — продолжайте. Только имя, если пожелаете. Фамилия меня не интересует.

— Мое имя — Тельма.

— Замечательное имя, — похвалил Пол. — И позвольте спросить, Тельма, что вы делаете в этой квартире?

— Беру свою одежду.

— Тогда, — сказал Пол Прай, — вам наверняка известно о печальном конце человека, который снимал это помещение.

— Нет-нет! — поспешно возразила девушка. — Я ничего об этом не знаю. Я вообще ничего не знаю об этом месте!

— Вы же оставили здесь свою одежду!

— Да, но я только что сюда въехала. Видите ли, я взяла эту квартиру в субаренду.

— У кого? — осведомился Пол.

— У агента.

Пол Прай рассмеялся:

— Ну-ну, могли бы придумать что-нибудь и поумнее. Давайте по-честному. Эта квартира была снята Чарльзом Дарвином. Совсем недавно Дарвин встретил свой печальный конец. Вне всяких сомнений, вы слыхали о смерти Гарри Траверса. Обстоятельства смерти Дарвина совершенно идентичные. Его губы, прошу прощения за жестокие подробности, были крепко зашиты необычным швом, похожим на вышивку крестом. Однако совершенно очевидно, что человек, сшивающий губы мертвецам, делает это по какой-то определенной причине. По логике вещей, зашивать рот мертвому бесполезно. Следовательно, можно сделать вывод, что это либо способ предупредить остальных, либо просто способ усилить впечатление об особой жестокости. Это может быть также знаком предупреждения другим, чтобы они не сообщали каких-то фактов полиции.

Девушка, казалось, едва держалась на ногах.

— Вы что, теряете сознание? — спросил Пол. — Сядьте в кресло.

Она отрицательно мотнула головой.

— Нет, — отказалась девушка. — Со мной все в порядке. Я хочу вам признаться.

— И я хочу того же, Тельма, — одобрил Пол.

— Я — модель, — сообщила она, — в одном из домов моделей. И знакома с леди, которая сопровождала мистера Дарвина, когда покупались все эти платья. Так вот, я случайно встретила ее на улице около часа назад. Она сказала, что обстоятельства вынуждают ее уехать из города, и она оставила в этой квартире отличный гардероб. А поскольку эта женщина знала, что ее платья мне подойдут, потому что мы почти одного размера, то дала мне ключ от квартиры и разрешила пойти сюда и взять все, что мне захочется.

— Почему же вы не взяли чемоданы побольше? — осведомился Пол Прай.

— Потому что не хотела брать много одежды. Просто хотела взять несколько красивых вещей, если они мне подойдут.

— И эта дама дала вам ключ от квартиры, — повторил Пол.

Блондинка утвердительно кивнула.

— А не слишком ли разыгралось ваше воображение? — осведомился Пол Прай. — Вы ведь вовсе не та женщина, что занимала эти апартаменты?

— Вы бы и сами могли догадаться, — ответила она. Ее глаза вспыхнули от гнева. — Вам должно быть стыдно! Стоять тут и подглядывать за женщиной, которая переодевается, примеряет вещи!

Пол Прай смиренно наклонил голову.

— Пожалуйста, примите мои глубочайшие извинения, — произнес он. — Однако соблаговолите дать мне ключ, который помог вам попасть в эту квартиру.

Девушка опустила пальцы в небольшой кармашек своего платья, хотела было отдать ему ключ, но неожиданно заколебалась.

Взгляд Пола был тяжелым и настойчивым.

— Ключ, — потребовал он.

— Я не знаю, кто вы, — ответила она, — и не знаю, имеете ли вы право требовать у меня ключ.

Пол Прай вплотную подошел к ней. Его холодный взгляд гипнотизировал.

— Ключ, — настаивал он.

Девушка несколько секунд смотрела ему в глаза, потом медленно разжала руку.

Ключ упал на ковер.

Пол Прай наклонился за ним.

В ту же секунду девушка сделала быстрое движение. Пол Прай едва увернулся от удара небольшого пистолета с перламутровой рукояткой.

— Поднимите ключ! — в ярости закричала блондинка. Пол Прай бросился вперед, схватил ее за колени. Девушка слабо вскрикнула и упала. Пистолет выпал из ее руки. Они вместе упали на ковер и, барахтаясь, перепутав руки и ноги, пытались встать. И тут из этой кучи возник улыбающийся Пол Прай.

— Тише-тише! — воскликнул он. — Не то я вас отшлепаю!

Он поднял ее пистолет и опустил его себе в карман. Затем, пока молодая женщина, приняв сидячее положение на полу, отряхивала и расправляла платье, Пол искал ключ. Когда он его нашел, то понимающе улыбнулся.

— Я так и думал, — заметил он. — Это отмычка. Девушка молча смотрела на него.

— Вы, — сказал молодой человек, — в глазах закона взломщик, человек, виновный в злонамеренном проникновении в чужую квартиру и краже чужой собственности.

Она ничего не ответила.

— В данных обстоятельствах, — продолжал Пол, непринужденно расхаживая по комнате, — мне стоило бы позвонить в полицию.

Девушка оставалась все в той же позе. Неподвижная, безмолвная, без всякого выражения на лице.

Пол Прай подошел к входной двери и оглянулся.

— Однако, хорошенько поразмыслив, — улыбнулся он, — и принимая во внимание то очаровательное зрелище женской красоты, которым вы, сами того не зная, позволили мне насладиться, я собираюсь позволить милосердию одержать верх над справедливостью.

Быстрым движением он открыл дверь, вышел в коридор и захлопнул ее за собой.

Звуков погони он не услышал. За дверью стояла полная тишина.

Часть 3

Деревянная рыба

Пол Прай, в безупречном вечернем костюме, нажимал на звонок роскошной резиденции Перри Хаммонда.

Дверь открыл дворецкий с кислым лицом. Пол ответил на его недовольное выражение обезоруживающей улыбкой.

— Некий джентльмен, — сказал он, — не желающий разглашать своего имени, хотел бы немедленно видеть мистера Хаммонда по безотлагательному делу.

— Мистера Хаммонда, сэр, — ответил дворецкий, — нет дома.

— Объясните мистеру Хаммонду, — настаивал Пол Прай, продолжая улыбаться, — что я в некотором роде специалист.

— Мистера Хаммонда, сэр, нет дома, — повторил дворецкий.

— Совершенно верно, дружище, совершенно верно, — закивал Пол Прай. — И пожалуйста, добавьте, что я специализируюсь на исправлении дефектов губ, имеющих отношение к постоянному молчанию, которое достигается посредством механического воздействия.

Улыбающиеся глаза посетителя, встретившись со взглядом дворецкого, перестали улыбаться. Его лицо сделалось холодным и решительным.

— Вы, — сквозь зубы сказал он, — передадите мои слова мистеру Хаммонду немедленно. В противном случае я свяжусь с вашим хозяином иным способом и объясню ему, по какой причине он не получил вестей от меня лично. Нет нужды убеждать вас, что мистер Хаммонд сочтет, что вы поступили крайне невежливо.

Дворецкий долго колебался.

— Не пройдете ли сюда? — наконец пригласил он. Он проводил Пола через прихожую в небольшую гостиную.

— Пожалуйста, присядьте, сэр, — предложил дворецкий. — Пойду взгляну, не вернулся ли мистер Хаммонд.

Дворецкий бочком выскользнул из комнаты, а сам Пол бесшумно прокрался к двери, распахнул ее и снова вышел в прихожую.

Его острый взгляд заметил небольшую керамическую шкатулку для исходящей почты, а ловкие пальцы приподняли крышку шкатулки и проверили ее содержимое. Там оказалось три письма, подписанные нечетким, с сильным наклоном, почерком. Пол Прай быстро просмотрел адреса. Третий конверт предназначался Ферменту Берку, до востребования. Прай засунул его в карман, вернул другие в почтовую шкатулку, а потом снова крадучись вернулся в гостиную. Он едва успел занять свое прежнее место, как в другую дверь вошел дворецкий.

— Мистер Хаммонд, — сообщил он, — примет вас. Пол Прай в сопровождении дворецкого прошел в коридор и оказался у двери, на которую указал ему дворецкий.

Его встретил усталый мужчина с большими мешками под глазами. Он поднял на посетителя вопросительный взгляд.

— Ну, — тихо сказал он, — и что вам от меня нужно?

— У меня есть причины, — начал Пол Прай, — считать, что ваша жизнь в опасности.

— Полагаю, вы ошибаетесь, — возразил Хаммонд.

— У меня есть причины, — повторил Пол, — считать, что вас ожидает та же участь, что и мистера Чарльза Дарвина.

Перри Хаммонд с сомнением покачал головой.

— Тот, кто дал вам подобную информацию, — проговорил он, — вас дезинформировал.

— Другими словами, — медленно произнес Пол Прай, — вы отрицаете, что получали какие-либо требования от человека, который угрожал вам смертью или катастрофой в случае их невыполнения? Вы отказываетесь признать, что вам угрожали и все это было очень похоже на случай с мистером Чарльзом Дарвином?

— Я, — сказал Перри Хаммонд, взвешивая каждое слово, — не имею ни малейшего представления, о чем это вы говорите. Я принял вас, полагая, что вас, возможно, интересуют некоторые сведения относительно мистера Дарвина. Что же касается меня, можете убираться отсюда!

Пол Прай отвесил церемонный поклон.

— Премного благодарен, — бросил он, — за ваше интервью, мистер Хаммонд, — и развернулся на каблуках.

— Минуточку, — остановил его миллионер простуженным хриплым голосом. — Вы что же, репортер из газеты?

— Нет, — ответил Пол Прай, не оборачиваясь.

— Тогда, черт возьми, кто же вы такой?! — с негодованием воскликнул Хаммонд.

Посетитель повернул лицо к миллионеру.

— Человек, — сказал он, любезно улыбаясь, — который заставит вас пожалеть, если окажется, что вы ему солгали.

С этими словами Пол Прай уверенной походкой направился по покрытому ковром коридору.

Однорукий Магу оторвался от стакана с виски, услышав, как хозяин открывает английский замок квартиры.

— Ну, — сказал он похоронным тоном, — вижу, вы еще живы.

— По крайней мере временно, дружище, — парировал босс, улыбаясь.

Пол повесил плащ и шляпу и направился к шкафу, где хранилась коллекция всевозможных барабанов.

Однорукий Магу передернул плечами.

— Ради Господа Бога, — взмолился он, — не начинайте!

Пол Прай тихонько рассмеялся и коснулся пальцами барабана с такой же любовью, с какой охотник выбирает ружье из оружейной стойки.

Воспользовавшись моментом, Магу торопливо налил в стакан спиртного.

— По крайней мере, — взмолился он, — дайте мне хотя бы пятнадцать минут, чтобы как следует хлебнуть, прежде чем начнете свои упражнения. Эти чертовы барабаны действуют мне на нервы. Эти звуки проникают мне прямо в кровь и делают мне сердцебиение.

Хозяин выбрал круглый кусок дерева, который мог бы показаться совершенно целым, если бы не прорезь на одном боку с двумя просверленными по краям отверстиями.

— В этом, дружище, суть барабанов, — сказал Пол мечтательно. — Мы точно не знаем как, но, похоже, их звуки и в самом деле проникают человеку в кровь. Тебе они не нравятся, приятель, потому что ты боишься того примитивного, что таится у тебя в глубине. Ты постоянно стремишься убежать от самого себя.

Несомненно, психоаналитик, заглянув в твое прошлое, смог бы обнаружить, что твое пристрастие к виски коренится в стремлении утопить какие-то настоящие или вымышленные беды.

Рожи Магу постарался придать своему лицу чрезвычайную сосредоточенность.

— Вы же не собираетесь отвести меня к одному из этих психоаналитиков? — осведомился он. Пол Прай покачал головой.

— Конечно же нет, приятель, — ответил он. — Полагаю, это уже бесполезно. В случае же, если лечение окажет свое действие, ты ведь навсегда потеряешь вкус к виски. Барабаны, Рожи, производят на меня такой же эффект, что и виски — на тебя. Постарайся развить в себе вкус к барабанам, и я приложу все усилия, чтобы отучить тебя от привычки к спиртному. Но, поскольку это не в твоих силах, единственное, что я могу сделать, это позволить тебе получать удовольствие так, как ты этого хочешь. Но я настаиваю, чтобы и ты платил мне той же монетой.

Пол Прай уселся в кресло у большого камина и взял длинную тонкую палочку с утолщением на конце в форме розового бутона.

— А теперь, дружище, смотри, — показал он, — тут у нас имеется Мок Йейтт, иначе — «деревянная рыба». Это культовый барабан буддистов. В Китае его используют, чтобы их молитвы были приняты Всевышним. Если ты прислушаешься. Рожи, то насладишься изысканностью тона, который дают только лучшие представители этого типа барабанов. Они хитроумно вырезаются вручную… — Ради Бога! — взмолился однорукий Магу. — Не надо! Вы меня с ума сведете этой штуковиной!

Покачав головой, босс принялся легонько постукивать деревянной палочкой по выпуклой части этого круглого куска «дерева. Квартиру наполнил глухой пульсирующий звук, обладающий особенным деревянным резонансом.

Однорукий Магу в отчаянии осушил стакан виски, поспешно налил себе еще порцию и тут же проглотил и ее. Потом, передернувшись, как от холода, неподвижно замер. Еще через минуту он в отчаянии закрыл ухо своей единственной рукой.

— Так, во всяком случае, я могу хотя бы наполовину ослабить этот ужасный шум, — пробормотал он.

Пол Прай не обращал на своего помощника никакого внимания и продолжал с упоением стучать в барабан.

— В чем смысл этих барабанных упражнений на этот раз? — осведомился наконец Рожи Магу.

— Пытаюсь сосредоточиться, — ответил, не прекращая стучать, Пол. — Думаю, я уже нашел необходимое решение. — Он резко прервал свои упражнения и благосклонно улыбнулся Магу. — Да, приятель, — сообщил он. — Я принял решение.

Однорукий Магу поморщился.

— Дайте мне еще пяток минут, чтобы виски подействовало, — попросил он. — Во всяком случае избавьте меня хоть на пять минут от новой пытки. И какое же это решение?

Пол Прай отложил любимый барабан. Сунул руку во внутренний карман пиджака и вытащил конверт с сорванной печатью. Извлек оттуда письмо и прямоугольную бумажку.

— Рожи, — проговорил он. — Это письмо подписано рукой Перри Хаммонда, мультимиллионера. Позволь мне зачитать его тебе.

«Мистеру Ферменту Берку,

Главпочтамт,

До востребования.

Дорогой мистер Берк!

Я выполняю ваше требование. Прилагаю к этому письму чек на предъявителя на сумму в двадцать пять тысяч долларов. Хочу заверить вас, что реализация чека пройдет беспрепятственно. Я уведомил своих банкиров по телефону, что этот чек представляет собой перевод компенсации за добросовестно заключенную деловую сделку и что им нужно просто оплатить его, когда он будет представлен.

Считаю, что это полностью отвечает вашим требованиям и что я теперь волен считать дело закрытым.

Искренне ваш Перри К. Хаммонд».

Однорукий Магу уставился на босса.

— Чек, — переспросил он, — на двадцать пять тысяч долларов?

Пол Прай кивнул.

— И не забудь, приятель, на предъявителя.

— Но кто же этот предъявитель?

Пол Прай поднялся, положил «деревянную рыбу» обратно в шкаф и закрыл дверь.

— Дружище, — широко улыбаясь, сказал он, — предъявитель — это я.

У однорукого Магу чуть было глаза не вылезли на лоб.

— Господи помилуй! — пробурчал он. — Вы опять вляпались в это дело! Полиция привлечет вас за воровство, Перри Хаммонд — за мошенничество, а человек, который вышивает крестом покойников, начнет охотиться за вами — не сойти мне с этого места, — чтобы убить и зашить вам губы!

Хозяин в задумчивости сложил губы куриной гузкой.

— Да, дорогой, — согласился он. — Я бы сказал, это довольно верное предсказание возможных последствий. И если быть точным, я бы даже сказал, довольно заниженная их оценка.

Пол, улыбаясь, подошел к бюро и выдвинул тяжелую деревянную доску. Затем он внимательно изучил содержимое выдвижного ящика для писем.

— Помнишь, Рожи, — сказал он, — я как-то припрятал на всякий случай длинный алый конверт с красной полосой. Ты спросил меня, на кой черт он мне нужен. Я ответил, что храню его, потому что он заметный.

Однорукий Магу кивнул.

Босс вынул из кармана авторучку и написал на алом конверте с красной полосой адрес.

— Мистеру Фермонту Берку, Главпочтамт, до востребования, — сообщил он. — Красные чернила прекрасно смотрятся на алом фоне, — заметил он. — Отлично гармонируют.

— А что в конверте? — поинтересовался Магу.

— Ничего, — пожал плечами Пол.

— Какой же в этом смысл? — не понял Магу. Хозяин улыбнулся. Из другого отделения он вынул конверт с маркой и подписал тот же адрес: «Фермонту Берку, Главпочтамт; до востребования».

— А что вы пошлете в этом конверте? — осведомился Рожи Магу.

— В этом конверте, — Прай улыбнулся, — будет самая лучшая подделка этого чека, какую только я смогу осуществить. И заметь, дружище, я доволен, что это будет хитроумное мошенничество.

Однорукий Магу уставился на хозяина. Он думал.

— Вы собираетесь обналичить настоящий чек? — наконец нерешительно спросил он. Пол Прай кивнул.

— А зачем же тогда поддельный? — все еще ничего не понимал Рожи.

— А это, дружище, уже дело банка и человека, который представит этот чек, — пожал плечами босс.

— Но вдруг поддельный чек представят в банк первым? — возразил Магу.

Пол Прай снисходительно улыбнулся.

— Ну, — обиделся он, — я полагал, что ты меня считаешь гораздо умнее. Естественно, настоящий чек будет реализован еще до того, как поддельный попадет на почту.

— А в чем смысл этих двух писем — одного в цветном конверте, а другого в обычном? — не унимался помощник.



— Это, Рожи, — таинственно сказал Пол, — профессиональная тайна. Я не смогу ответить на твой вопрос, если ты не позволишь мне еще немножко побарабанить.

Однорукий Магу в необычайном возбуждении отчаянно затряс головой.

— И что означают твои телодвижения? — осведомился босс.

— Просто хотел проверить, разобрало ли меня от виски, — ответил Магу. — Если да, то я разрешу вам немного побарабанить. В противном случае я ошибся, не рассчитал время, необходимое, чтобы почувствовать опьянение. Я не выдержу этого барабанного боя. Поэтому можете сохранить в тайне этот свой проклятый профессиональный секрет.

Пол Прай, ухмыльнувшись, сунул конверты во внутренний карман пиджака.

— Завтра в это время, приятель, я стану на двадцать пять тысяч долларов богаче. Более того, я пущусь в крайне интересное приключение.

— Завтра в это время, — меланхолично ответил однорукий Магу, — вы будете лежать, вытянувшись на мраморной плите. А коронер и патологоанатом будут разрезать нитки, которыми будут зашиты ваши губы.

Часть 4

Второй чек

Пол Прай вошел в помещение банка в пальто с поднятым воротником, низко надвинутой на лоб фетровой шляпе и в темных очках.

Кассир пристально посмотрел на посетителя, затем взглянул на чек.

— Минуточку, — сказал он и вышел из своей зарешеченной клетки. Он сверился с запиской, еще раз внимательно проверил чек, со вздохом взял пачку денег. — Какими желаете банкнотами? — осведомился он.

— Сотнями, — ответил Пол Прай, — если удобно. Кассир отсчитал стодолларовые бумажки, потом сложил их и перетянул резинкой.

— Так вас устроит? — спросил он. — Может, желаете пересчитать?

Ответив отрицательно. Пол отвернулся.

Когда он шел к двери, то почти физически ощущал, как кассир сверлил его взглядом между лопаток.

Покинув банк, Прай сразу же отправился в почтовое отделение. Там он опустил оба письма в ящик с надписью: «Местная доставка». Потом отправился перекусить, а после обеда вернулся на почту.

Ему удалось встать в том месте, откуда, не вызывая подозрений, он мог наблюдать за окошечком, помеченным: «До востребования».

Сразу после половины третьего у окошка появилась молодая, модно одетая женщина.

Находясь не очень далеко от нее в конце коридора, Пол увидел, как клерк протянул ей длинный розовый конверт с красной полосой. Молодая женщина с любопытством повертела его. Почти сразу же мужчина в зарешеченном окошке просунул еще один конверт. Девушка взяла его и стала разглядывать. Потом, отойдя от окошка, она остановилась, чтобы вскрыть конверты. С недоумением она уставилась на пустой алый конверт.

Было ясно, что ей нужен был чек, находившийся в другом конверте, поскольку, вынув, наконец, желанный листок, девушка облегченно вздохнула. Пол Прай со своего места мог видеть каждое ее движение. Он заметил, что девушка волновалась и была напряжена. Ее губы вздрагивали, а руки тряслись, когда она, комкая алый конверт, несла его к железной урне, чтобы выбросить. И вдруг, видимо передумав, она расправила конверт и сунула его в сумочку.

Покинув здание почты, девушка спустилась по каменным ступеням на тротуар, где у обочины в автомобиле ее поджидала еще одна молодая женщина.

Пол Прай, на некотором расстоянии следовавший за ней, не мог разглядеть женщину за рулем. Однако он хорошо видел, как молодая женщина, которая была в почтовом отделении, быстро села в машину. Автомобиль тотчас же рванулся с места.

Прай сбежал со ступенек к стоянке, где оставил свою машину. Он завел двигатель. Пока он прогревался, Пол снял пальто, темные очки и заменил фетровую шляпу на другую, с более жесткими полями. Усевшись в автомобиль, он сразу же поехал в банк, где раньше в этот же день обналичил чек на двадцать пять тысяч долларов.

Пол не стал искать место для парковки, а оставил машину напротив гидранта. Он понимал, что заработает штраф, но зато автомобиль будет стоять в удобном месте — до него легко будет добраться.

Пол Прай миновал вращающиеся двери и остановился в богато отделанном мрамором фойе. Он внимательно оглядел длинный коридор с зарешеченными окошками и столами чиновников. Осмотрел клиентов у стенда, где хранились приходные и расходные ордера.

Затем он прошел в конец самой длинной очереди и встал там, теребя приходный ордер.

Почти сразу же он заметил молодую женщину, побывавшую на почте. Быстрым, нервным шагом она направлялась к окошку кассы. Там она представила чек, и его сразу же передали кассиру. Пол Прай наблюдал, как девушка просунула чек в окошечко кассы, видел руку кассира, которая взяла его и начала вертеть. Очевидно, кассир пристально изучал его.

Мгновение спустя послышался слабый звук электрического зуммера. Слонявшийся без дела по банку охранник в форме прекратил праздно разглядывать клиентов и весь обратился во внимание. Заметив сигнал кассира, он вышел вперед.

Молодая женщина, стоявшая у окошка, была полностью поглощена действиями кассира и совершенно не обращала внимания на то, что происходило вокруг нее.

Пол Прай подошел к телефонной будке, опустил монету в пять центов и набрал номер Перри Хаммонда.

Ему ответил женский голос. Это была секретарь мистера Хаммонда. Пол сообщил, что желает переговорить с мистером Хаммондом по поводу чека в двадцать пять тысяч долларов, который был переслан Ферменту Берку.

Почти тотчас же он услышал шепот, а потом сухой от напряжения голос Хаммонда. Миллионер изо всех сил старался говорить непринужденно.

— Как вы себя сегодня чувствуете, мистер Хаммонд? — любезно осведомился Пол Прай.

— О чем вы хотели со мной переговорить? — спросил миллионер.

— О, — небрежно сказал Пол Прай, — я просто хотел сознаться в том, что выкрал у вас чек на двадцать пять тысяч долларов, и выразить надежду, что эта потеря ни в коей мере не причинит вам неудобств.

— Что вы сделали?! — воскликнул миллионер.

— Украл у вас двадцать пять тысяч долларов, — спокойно повторил Пол. — Не думаю, что стоит так волноваться по этому поводу. Просто я не хотел, чтобы вы попали в затруднительное положение из-за этой кражи.

— Что вы имеете в виду? — повысил голос Хаммонд.

— Мое имя Фермонт Берк, — продолжал Прай. — Я оказался на мели и попытался выудить пять долларов у брата, живущего в Денвере. Зашел на почту посмотреть, нет ли для меня письма, и мне вручили конверт. Я открыл его и нашел там чек на предъявителя в двадцать пять тысяч долларов. Естественно, я подумал, что это какая-то ошибка, и подумал, что могу получить, исправив ее, бесплатный обед. Поэтому и отнес чек в банк. К моему удивлению, мне сразу же выдали деньги и без всяких вопросов. Тогда я, конечно, понял, что мне повезло — я напал на перевод, предназначенный для кого-то еще. Ну, я подделал вашу подпись на чеке, запечатал его в конверт и отправил Ферменту Берку на главпочтамт, до востребования.

Голос миллионера повысился до крика.

— Что вы сделали?! — в ужасе завопил он.

— Ну, успокойтесь. Не стоит так волноваться, — с состраданием сказал Пол. — Я подделал ваш чек на двадцать пять тысяч долларов и послал его по почте. Мне пришло в голову, что человек, который получит чек, ожидает вознаграждения за честную сделку. Поэтому, по всей вероятности, он представит его в банк, чтобы положить на депозит, или захочет получить по нему деньги.

В этом случае наверняка обнаружится, что чек поддельный. Конечно, я очень старался, чтобы получилась неплохая подделка, но вы же понимаете, даже в большом банке будут смотреть с осторожностью на второй чек на двадцать пять тысяч долларов на предъявителя. Тем более представленный в один и тот же день. Я подумал, что если банк сообщит вам, что некто представил к оплате ваш поддельный чек, то желательно, чтобы вы не стали преследовать по закону этого человека. Видите ли, он мог ничего не подозревать об этой липе… На другом конце послышалось неразборчивое ругательство, затем трубку бросили на рычаг. Пол Прай решил, что Перри Хаммонд прервал связь, чтобы срочно позвонить в банк.

Пол вышел из телефонной будки, заполнил на столе приходный ордер для депозита и направился к ближайшему от кассы окошку.

Охранник в форме подошел и взял молодую женщину под руку. Та сильно побледнела.

— Я же вам говорю, — услышал Пол Прай, — я ничего не знаю об этом. Меня наняли, чтобы я взяла этот чек на почте и получила по нему деньги в банке. После мне нужно было позвонить по телефону и получить указания, что делать дальше. Вот и все, что мне известно об этом.

Телефон у локтя кассира зазвонил резко и требовательно. Кассир поднял трубку.

— Алло! — На его лице отразилось удивление. Минуту спустя он сказал:

— Да, мистер Хаммонд, сегодня утром, ближе к обеду. Я прекрасно помню ваши инструкции по этому поводу и… Из трубки неслись визгливые выкрики, слов Пол Прай, конечно, не мог разобрать, но лицо кассира залилось краской.

— Минуточку. — Кассир попробовал остановить миллионера. — Думаю, вы просто разнервничались, мистер Хаммонд. Если бы просто… И тут он снова был прерван визгливыми тирадами, доносившимися из трубки.

Очередь, в которой стоял Пол Прай, продвинулась, поэтому он оказался у самого окошка.

— Я хочу положить деньги на депозит, — сказал он, просовывая приходный ордер в окошко вместе с десятью сотенными бумажками, которые получил из этого банка утром.

Мужчина в окошке был улыбчивым и доброжелательным.

— Вам следует пройти к четвертому окошку, — посоветовал он. — К тому, где написано: «Депозиты — от „М“ до „Р“.

Пол Прай с невинным видом извинился за свою ошибку.

— Вон туда, где вы видите буквы над окошком, — повторил мужчина, елейно улыбаясь.

Пол Прай медленно прошел мимо окошка кассы. Он подоспел вовремя, чтобы услышать, как кассир сказал охраннику:

— Все в порядке, Мэдсон. Мы не можем реализовать этот чек, поскольку подпись неразборчива. Но мистер Хаммонд пообещал, что уладит это дело с мистером Берком. Похоже, тут произошла очень серьезная ошибка. Но банк ответственности за нее не несет. Виновата беспечность клиента, пославшего чек на предъявителя по почте… Больше Пол ничего не услышал, потому что остальное было сказано очень тихо. Продолжая игру, Пол Прай прошел к окошку, на которое ему указали. Однако он успел заметить, как молодая женщина направилась к телефонной будке. Она опустила монетку и набрала номер. Девушка говорила быстро и взволнованно. Потом замолчала и стала слушать, что ей отвечали. Затем, кивнув головой, повесила трубку.

Пол Прай проследовал за ней из банка и увидел тот же автомобиль, что ждал ее у почты. Молодая женщина села в машину, которая сразу же отъехала.

На этот раз автомобиль молодого авантюриста был припаркован очень удобно. Он имел возможность сразу пристроиться почти в хвост двухместному закрытому автомобилю, за которым вел слежку. Пол сорвал красный ярлычок штрафа с рулевого колеса, сунул его в карман и сконцентрировал все внимание на отъехавшей машине.

Преследовать эту машину оказалось не так уж просто. Молодая женщина была отличным водителем, и, очевидно, очень торопилась куда-то.

В конце концов ее машина остановилась перед зданием, в котором явно располагался ночной притон. Молодая женщина выскользнула из машины, быстро подошла к двери и позвонила. Замерев на пороге, она ждала, пока откроется глазок и оттуда выглянет чье-то лицо.

Через минуту дверь открылась, и молодая женщина исчезла.

Двухместный автомобиль съехал с обочины и стал набирать скорость, сидевшая за рулем женщина бросила последний взгляд на дверь, в которую вошла ее пассажирка.

Пол Прай нервно вздрогнул, когда увидел ее лицо. Это была женщина, которую он встретил в квартире, тайно снятой Чарльзом Дарвином. Именно она тогда примеряла одежду. Однако было уже поздно что-либо предпринимать. Автомобиль продолжал свой путь, а Пол Прай начал осуществлять некий план, возникший у него в голове.

Часть 5

Убийца, вышивающий крестом

На противоположной стороне улицы располагалась аптека, и Пол Прай вошел туда. Он купил женскую сумочку, губную помаду, пудреницу, носовой платочек и упаковку жевательной резинки. Он заплатил за покупки одной из стодолларовых бумажек, полученных в банке, и сунул сдачу в сумочку. Пол свернул еще две стодолларовые бумажки и положил их туда же. Продавец аптеки наблюдал за ним с любопытством, но ничего не сказал.

Пол Прай перешел улицу и направился к ночному клубу. Позвонил в звонок, и пластинка, закрывающая глазок, отодвинулась.

— Пять минут назад, — сказал Пол, — здесь была молодая женщина. Брюнетка. В синей юбке и небольшой синей шляпке. Она приехала в двухместном автомобиле и вошла сюда.

— Ну и что? — ледяным тоном спросил мужчина, неприветливо рассматривавший Пола Прая через глазок.

— Я должен ее увидеть, — заявил Пол Прай.

— У вас есть приглашение? — поинтересовался мужчина.

— Нет. Но я должен увидеть эту молодую женщину, — повторил Пол.

— Вы не можете ее увидеть, — отрезал нелюбезный мужчина.

Пол Прай заволновался.

— Видите ли, — начал объяснять он, — эта женщина уронила свою сумочку. Я подобрал ее и решил ей вернуть. Но когда открыл сумочку и заглянул внутрь, искушение было слишком велико. Я решил убежать с сумочкой. Видите ли, у меня жена и двое ребятишек, которые вот уже несколько дней не имеют и крошки во рту. Я потерял работу, а мои сбережения подошли к концу. Я вынужден что-то делать, чтобы выжить. Когда я увидел деньги в сумочке, решил, что оставлю ее себе. Но потом, пройдя полквартала, понял, что не могу пойти на кражу. Поэтому и принес сумочку сюда.

— Ладно, — сказал мужчина, — давайте ее мне, я отнесу владелице.

Пол Прай открыл сумочку.

— Посмотрите, — заметил он, — здесь почти триста долларов.

— Я отнесу ее, — пообещал привратник.

— Так я и поверил! Она, вероятно, даст мне пятерку, а может, и десятку. А может, окажется столь щедрой, что не пожалеет и двадцати долларов. А для меня это много значит! Я не мог взять сумочку, но чертовски уверен, что смогу взять вознаграждение.

— Если она захочет отблагодарить вас, я принесу вам деньги, — заверил мужчина. Пол Прай опечалился. Человек по другую сторону двери заколебался.

— Либо вы пустите меня, и я отнесу ей сумочку лично, — твердо заявил Пол, — либо она ее больше никогда не увидит. Вы не хотите, чтобы я вернул сумочку вашей клиентке. Мне все равно. Я выполнил свой долг. Но раз вы так поступаете, помещу объявление в газету со всеми обстоятельствами этого дела.

— Послушайте, — проговорил мужчина, выглядывая в приоткрытую дверь, — это ресторан высокого разряда. Сейчас у нас идет представление, и молодая особа, о которой вы говорите, работает в этом шоу. У вас в руках ее сумочка, и если только вы попытаетесь уйти, я позову полицейского, и вас арестуют.

Пол Прай презрительно усмехнулся:

— Так я и поверил, что вы станете звать полицию. Я тогда сделаю официальное заявление. Расскажу всему миру, что это место — тайный притон. Что я пытался войти, чтобы вернуть женщине сумочку, а вы меня не впустили. Вместо этого вы вызвали полицию. Если бы это был респектабельный ресторан, какого черта вы не открываете дверь, чтобы впустить своих возможных клиентов?

Дверная защелка отодвинулась.

— Дьявольщина! — ругнулся мужчина. — Входите. Вы как раз один из тех чертовых надоед, которые так часто суют свой нос куда не надо!

— Где я найду ее? — сразу же осведомился Пол Прай.

— Ее зовут Эллен Трейси. Она наверху, в одной из уборных на третьем этаже. Я дам вам в провожатые официанта.

— Чтобы отобрать у меня вознаграждение, — продолжил за него Пол Прай. — Не беспокойтесь. Я и так найду дорогу.

Он оттолкнул мужчину и бегом бросился по лестнице.

У привратника под рукой был телефон. Пол прошел уже почти половину пути, когда услышал телефонный звонок. Ответа мужчины он не слышал, так как тот понизил голос до конфиденциального невнятного шепота.

Пол Прай многое бы отдал, чтобы услышать этот разговор. Но у него не было времени ждать. Крепко держа свою трость с секретом, он летел через две ступеньки наверх. Пол быстро пересек танцзал, отодвинул занавески, скрывающие дверь, и поднялся на площадку. Здесь он увидел несколько дверей, на одной из которых значилось: «Эллен Трейси». Он постучался.

— Кто там? — откликнулся женский голос.

— Вам пакет, — сказал Пол Прай.

Дверь немного приоткрылась, и показалась обнаженная женская рука.

— Давайте, — попросила женщина.

Пол Прай пинком распахнул дверь.

Девушка с криком отшатнулась.

Она была только в нижнем белье, чулках и туфлях. На табуретке рядом с трюмо лежал костюм, а на стул было небрежно брошено кимоно. Молодая женщина не сделала никакой попытки накинуть кимоно. Она стояла, с удивлением уставившись на Пола Прая и совершенно не обращая внимания на свой вид.

— Ну, — сказала она, — и в чем же дело?

— Послушайте, — начал Пол. — Я пришел от того человека, который велел вам взять чек на почте. Вы знаете, что я имею в виду.

При этих словах с ее лица сбежал румянец, в глазах появилась тревога.

— Что вам сказали в банке? — продолжал Пол Прай. — Это чрезвычайно важно.

— Мистер Хаммонд, — ответила она, — сказал, что с чеком все уладит. Он хотел, чтобы банк обналичил тот, но они не выплачивают денег по подложным чекам. Тогда он сказал, что выпишет новый.

Я звонила ему всего несколько минут назад и все объяснила. Вы должны были бы знать.

— Тут что-то не так, — засомневался Пол. — Вы звонили не по тому номеру. Эта информация стала известна кому-то другому. Вы уверены, что набрали правильный номер?

Девушка в замешательстве нахмурила лоб, потом медленно кивнула.

— Так по какому номеру вы звонили? — настаивал Пол Прай.

Девушка отшатнулась от него, словно от удара. Ее лицо стало мертвенно-бледным. Она как-то вся съежилась.

— Кто… кто вы? — прошептала она испуганно.

— Я же вам сказал, — проговорил Пол Прай. Она медленно покачала головой. Ее широко раскрытые глаза потемнели.

— Убирайтесь отсюда! — сказала она еще тише. — Ради Бога, уходите отсюда, пока еще есть время! Пол Прай шагнул вперед.

— Послушайте, — сказал он, — вы понимаете, во что ввязались? Или еще не совсем? В любом случае… Он не успел договорить. Тишину нарушил женский крик. Казалось, он исходил из смежной уборной.

Пол Прай замер, прислушиваясь. Крик повторился, на этот раз громче и настойчивее.

Пол Прай взглянул на женщину.

— Кто это? — спросил он.

Ужас буквально сковал ее, и она не могла ничего сказать, казалось, ее язык прилип к небу. Девушка просто лишилась дара речи. Наконец, немного оправившись от испуга, она, запинаясь, произнесла:

— Это Тельма… ее комната рядом с моей.

— Тельма? — переспросил Пол. Девушка кивнула.

— Скажите, это та женщина, что сидела за рулем двухместного автомобиля, в котором вы ездили на почту и в банк?

Она снова кивнула.

Пол Прай повелительно выставил вперед указательный палец.

— Вы, — сказал он, — оставайтесь тут. Никуда ни шагу! Не пытайтесь сбежать. И никого сюда не впускайте. Когда я вернусь, откроете мне. Понятно?

Она опять кивнула.

Распахнув дверь, Пол выбежал в коридор. Из смежной раздевалки снова послышался крик. Пол Прай навалился на дверь этой комнаты.

Она оказалась незапертой.

Пол ворвался в уборную и увидел там жуткое зрелище.

Молодая женщина, назвавшаяся Тельмой во время их первой встречи в квартире миллионера, стояла в дальнем углу комнаты. Она была без юбки, а ее блузка была разорвана от горла до самой талии. Бюстгальтер стянут, трусики тоже разодраны в клочья. В правой руке девушка сжимала пистолет. Как только Пол захлопнул дверь, она снова вскрикнула.

Пол Прай внимательно осмотрел и ее, и оружие.

— Все будет в порядке, Тельма, — успокоил он ее. — В чем дело? Быстрее! Она шагнула к нему.

— Р-р-разве вы не видите?

— Вижу, и довольно много, — подтвердил он, глядя на ее белую кожу с ярко-красными полосами. В эти места, вероятно, попадали удары.

— Вы заметили мужчину, который отсюда вышел? — спросила она.

Пол Прай покачал головой.

— Я не могу громко говорить. Подойдите поближе. Я буду говорить шепотом. Это было ужасно! Пол Прай повиновался. Девушку била дрожь.

— Мне х-х-холодно, — прошептала она. — Я сейчас упаду в обморок. Снимите пиджак и накиньте на меня. Я так з-з-замерзла. Накиньте свой пиджак мне на плечи! — Она покачнулась.

Пол Прай, подскочив, схватил ее за плечи. Он резко развернул ее и выхватил у нее пистолет.

Тельма заплетающимися ногами дошла до середины небольшой комнаты и упала на стул.

— Ладно, — снисходительно сказал Пол. — А теперь выкладывайте, зачем все эти уловки. Да побыстрее!

— Как вы догадались? — удивилась она.

— Грубая работа, — констатировал он. — Выкладывайте!

— Я так и думала, что у меня ничего не получится, — призналась девушка. — Но от этого зависит моя жизнь.

— Полагаю, что я уже все знаю, — заявил Пол. — Тем не менее расскажите все сами.

— Я видела, что вы за нами следили, — начала девушка. — Я вас узнала. По телефону сообщила об этом своему боссу. Он велел мне бежать в свою уборную, сорвать одежду, словом, сделать вид, что на меня напали. Естественно, начать кричать. Когда вы войдете, мне нужно было стрелять. Он дал мне пистолет, но он мне не доверяет. В пистолете только один патрон. Я должна была выстрелить, когда вы подойдете ко мне очень близко и я не смогу промахнуться. Услышав выстрел, он должен был появиться. А мне нужно заявить, что вы на меня напали. Это на случай, — продолжала она, — если выстрел привлечет чье-то внимание. Если будет все тихо, мне не нужно будет ничего говорить. Он каким-то образом избавится от вашего тела. А я уложу свои вещички и отправлюсь в кругосветное путешествие. Он сказал, что даст мне билет, и все такое… — А если вы этого не сделаете? — поинтересовался Пол Прай.

— Тогда, — ответила девушка, — ни один из нас не выйдет из этой комнаты живым.

— Вы знали об убийствах, которые совершил человек, на которого вы работаете? — спросил Пол Прай. Девушка заколебалась, потом опустила голову.

— Нет, — медленно ответила она. — Не знала до последней минуты.

— Так он, — спросил Пол Прай, — находится здесь, в ресторане?

— Он его владелец…

Пол Прай достал обойму ее пистолета. Как и сказала молодая женщина, там был только один патрон.

— Давайте убежим отсюда, — предложил он, вставив обойму пистолета на место.

Тельма покачала головой.

— Нам это не удастся, — сказала она. — Он поджидает снаружи, и с ним еще человек. Они убьют нас обоих.

— Предположим, что, кроме него, никто больше не услышит вашего выстрела, — начал Пол Прай, — что тогда?

— Ну, тогда, я думаю…

— Продолжайте, — настаивал Пол, — говорите, что думаете.

Она перешла на шепот:

— Я думаю, он зашьет вам губы и бросит ваше тело куда-нибудь.

Ее трясло как в лихорадке.

Пол смотрел на девушку равнодушным, оценивающим взглядом.

— Послушайте, Тельма, — наконец сказал он, — если вы мне лжете, вы рискуете жизнью. Говорите мне правду. Если действительно никто не услышит выстрела, он и в самом деле намеревается отделаться от моего тела таким образом?

Она кивнула. Потом, помедлив минуту, сказала упавшим голосом:

— Но какое теперь это имеет значение? Мы оба умрем. Вы не знаете этого человека. Не знаете, как он неописуемо коварен и невероятно жесток… Пол Прай действовал стремительно. Он наклонил трюмо, выдвинул один из ящиков, вставил туда пистолет и спустил курок.

Раздался приглушенный хлопок.

Пол Прай отпустил трюмо. Оно упало с таким грохотом, что задрожали стены.

Пол отступил, бросил уже бесполезный пистолет на пол и вынул из своей трости острое, как бритва, лезвие. Затем он прижался к стене за дверью и стал ждать.

Наступила тишина.

Тельма схватилась руками за голову и зарыдала.

Ручка двери медленно начала поворачиваться. Щелкнул замок. В комнату вошли двое мужчин. Пол Прай мог слышать шарканье их ног, но не мог их видеть.

— Где он, Тельма? — спросил грубый мужской голос.

Рыдающая девушка ничего не ответила. Она не отрывала рук от лица и беспомощно всхлипывала.

Мужчины прошли в комнату. Один из них направился к девушке.

Пол Прай ударом ноги захлопнул дверь.

Вздрогнув от неожиданности, мужчины уставились на Пола. Одним из них был человек, охранявший вход в подпольный ночной клуб. Другого Пол Прай никогда прежде не видел. Это был хорошо одетый мужчина с вьющимися черными волосами и темными глазами. Это был довольно угрюмый человек. А его глаза и все лицо оказывали какое-то странное воздействие.

Оба мужчины были вооружены.

Охранник нелегального ночного клуба оказался ближе всего к Полу Праю. Он поднял пистолет.

Пол Прай бросился вперед. Тонкий клинок, до поры таившийся в его трости, который казался не страшнее иглы для штопки, блеснул словно жало змеи и вошел прямо в грудь мужчины.

Человек безжизненно осел. Выдернув лезвие. Пол обернулся. С лезвия капала кровь.

Мужчина с вьющимися темными волосами выстрелил. Пуля пролетела очень близко и прошила складки плаща Пола.

Тонкий стальной нож Прая сверкал то вверху, то внизу. Острое, как бритва, лезвие перерезало сухожилия руки мужчины. Его пальцы разжались и выронили пистолет.

Ругнувшись, мужчина отскочил назад и левой рукой выхватил из-под пиджака длинный нож.

Пол Прай снова бросился в атаку. Мужчина отразил его удар ножом. Сталь заскрежетала о сталь.

Легкое лезвие Пола Прая не могло соревноваться с тяжелым ножом. По инерции Прай проскочил вперед. Темноволосый мужчина, приставив нож к его горлу, расхохотался.

Нечеловеческим усилием Полу все же удалось увернуться как раз в момент, когда мужчина уже был готов перерезать ему горло. Его противник слишком поздно понял, что потерял преимущество. Пол Прай проворно отскочил и снова замахал лезвием своей трости.

— Итак, — закричал Пол, — защищайтесь! Темноволосый мужчина приготовился тяжелым ножом отразить удар лезвия Пола.

— Я умею защищаться гораздо лучше, чем вы, мой друг, — спокойно сказал он.

— И полагаю, — заметил Пол Прай, — именно этим ножом вы умертвили людей, губы которых были зашиты.

— Это моя, так сказать, торговая марка, — согласился мужчина. — Когда я уйду отсюда, ваши губы и губы Тельмы будут точно так же зашиты. Я брошу ваши тела… Пол Прай, улучив момент, сделал резкий выпад вперед.

— Не слишком ловко, — заметил мужчина. Но клинок Пола, скользнув по плоскости широкого ножа противника, вонзился ему прямо в сердце. У темноволосого мужчины даже не было времени изобразить на лице выражение удивления и ужаса.

Часть 6

Пятьдесят тысяч

Однорукий Магу широко раскрытыми глазами уставился на Пола Прая, когда тот вошел в квартиру.

— Скажите что-нибудь, — попросил он. Босс, улыбаясь, снял плащ и шляпу.

— И что я должен сказать?

— Что-нибудь, — повторил Рожи Магу. — Просто, чтобы я убедился, что ваши губы не зашиты стежками крест-накрест.

Пол вынул из кармана портсигар, вытащил сигарету и критически осмотрел фильтр.

— Ну, дружище, — промолвил он. — Допустим, я закурю. Это подойдет?

— Вполне, — согласился Рожи Магу. — Где вы были прошлой ночью?

— О, просто был занят, — замялся хозяин. — Мне нужно было проводить до самолета двух женщин.

— Хорошеньких? — оживился помощник.

— Ну, — начал Пол, — у них сногсшибательные фигурки, и если бы не были так перепуганы, то выглядели бы довольно привлекательно.

— А чем же вы были заняты утром? — не унимался Рожи.

— Мне пришлось реализовать чек, — ответил Пол Прай.

— Я думал, вы уже обналичили его вчера.

— Так и было, приятель. Но видишь ли, произошло недоразумение с чеком, который я отправил по нужному адресу. Поэтому мистер Хаммонд прислал еще один чек на двадцать пять тысяч долларов на тот же адрес до востребования.

— Так почему же адресат не получил этого чека? — недоумевал Магу. Пол Прай вздохнул.

— Это, — заметил он, — довольно длинная история.

Эва Бентли открыла дверь стеклянного загончика, где регистрировала радиопередачи.

— По радио передают всякие горячие подробности насчет убийцы, вышивающего крестом, — предложила она.

Пол Прай довольно попыхивал сигаретой.

— И о чем же они? — поинтересовался он. — Поведайте, что там происходит.

— Передают сообщение о розыске двух женщин. Эллен Трейси и Тельмы Петере. Они работали в шоу в подпольном ночном клубе.

Лицо Пола Прая выражало сдержанное любопытство.

— Неужели? — удивился он. — И какое же отношение эти две барышни имеют к этому делу?

— Полиция полагает, — ответила Эва, — что они могут дать ценные сведения об этом убийце. Полиция даже считает, что эти девицы могут иметь отношение к известным убийствам — возможно, косвенное.

— И почему же, — спросил Пол Прай с тем же выражением вежливого любопытства на лице, — у полиции создалось такое впечатление?

— Потому, — продолжала Эва Бентли. — Полиция обыскала ночной клуб сегодня около десяти часов утра. Обнаружили два трупа в уборной Тельмы Петере. Там были явные следы борьбы — пистолеты, нож и все такое… И вероятно, в событиях участвовал еще кто-то. Во всяком случае, так думает полиция.

На одном трупе полицейские обнаружили хирургическую иглу и нитки, точно такие же, как те, которыми были зашиты крест-накрест губы жертв убийцы. Полицейские начали расследование и пришли к выводу, что этот человек является этим самым убийцей, вышивающим крестом. Были найдены доказательства, которые говорят о том, что он разработал целый план. Похоже, выуживал деньги у полудюжины миллионеров, угрожая им убийством, если те обратятся в полицию. Эти двое, что были убиты, обратились за помощью, но убийца, вышивающий крестом, рассчитал, что ему следует прикончить парочку миллионеров, чтобы газеты обеспечили ему известность, а в сердцах его предполагаемых жертв зародился ужас.

— Очень действенный планчик, — заметил Пол Прай. — А между прочим, полиция напала на след тех двух молодых дам?

— Нет еще, они просто передали по радио их приметы.

Пол Прай взглянул на свои наручные часы.

— Несомненно, — сказал он, — к этому времени эти барышни, вероятно, уже довольно далеко. Возможно, их запугал этот человек, на которого они работали, и принудил выполнять определенный этап своего плана серийных убийств, однако они не знали, какое это имеет отношение ко всему остальному.

— Возможно, — сказала Эва Бентли, с любопытством глядя на Пола Прая. — Однако у полиции имеется описание и молодого мужчины, который вошел в ночной клуб приблизительно в то же время, когда патологоанатом установил смерть двоих убитых. Хотите послушать описание?

Пол Прай зевнул и покачал головой.

— Нет, — ответил он, — не думаю, что мне этого хотелось бы. Правда, мисс Бентли, мне больше совершенно не интересен этот убийца, вышивающий крестом.

Магу минуту пристально смотрел на него с ошеломленным видом, потом неожиданно протянул руку, схватил горлышко бутылки с виски левой рукой, и, презрев стакан, поднял бутылку к губам, и ее содержимое забулькало у него в горле.


home | my bookshelf | | Убийца, вышивающий крестом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу