Book: Волшебный камень Бризингамена



Волшебный камень Бризингамена

Алан Гарнер

Волшебный камень Бризингамена

Легенда местечка Олдерли

Однажды тихим октябрьским рассветом, давным-давно, и даже еще давнее, через гребень Олдерли Эдж,[1] ехал верхом на лошади один фермер. Ехал он из Моберли на ярмарку в городок Макклесфилд.

Утро выглядело пасмурным, но погода была мягкая, легкие туманы то и дело перебегали дорогу, леса стояли безмолвны, похоже было, что день распогодится. Фермер пребывал в хорошем расположении духа, свою снежно-белую кобылу не понукал; ему хотелось, чтобы на ярмарку она пришла не уезженной. Назад-то он вернется пешком, но зато и богатым человеком!

Мысли его уже были в городе, пока сам он только еще находился на гребне холма, и как раз подъезжал к тому месту, которое носило неприятное название Воровское Логово. В этом самом месте лошадь вдруг остановилась и ни кнутом, ни шпорами не давала себя уговорить. Вообще-то она понимала, что такое шпоры и кнут, и строгие окрики хозяина тоже слышала, но глаза, которые на нее смотрели и не давали ей шелохнуться, были сильнее и шпор, и кнута.

Прямо на самой тропе, где, можно поклясться, только что никого не было, стоял старик, высокий ростом, длинноволосый и длиннобородый.

– Ты идешь, чтобы продать лошадь, – сказал он. – Я пришел ее купить. Сколько ты просишь за нее?

Но фермеру хотелось продать лошадь именно на ярмарке, там ведь будет много покупателей и можно будет поторговаться. Он довольно грубо велел старику посторониться, он, мол, не собирается из-за него опоздать на торжище.

– Что ж, ступай своей дорогой, – сказал старик. – Лошадь никто не купит. Я буду ждать тебя здесь на исходе дня.

В следующий миг его уже не было, и фермер не сумел бы объяснить, как он исчез и куда он девался.

Денек стоял теплый, а в таверне было прохладно, и все, кто глядел на кобылу, в один голос говорили, что это прекрасное животное, гордость Чешира, королева среди кобыл. И все сходились на том, что лучше лошади в тот день на ярмарке не видали, но никто почему-то даже не сделал попытки ее купить.

Когда небо разрумянило запад, изрядно уставший и в кислом настроении фермер покинул городок Макклесфилд.

У Воровского Логова лошадь застыла: старик их поджидал.

Решив, что любая цена лучше никакой, фермер согласился продать ему лошадь.

– Сколько ты дашь за нее? – спросил он.

– Достаточно. А теперь следуй за мной. И прошли они мимо Семи Елей и Золотого Камня в сторону Грозовой Вершины и Седловины Пней. И остановились они перед огромным камнем, как бы вставленным в склон холма. Старик поднял посох и легонько дотронулся до камня, и тот раскололся под звук громового раската. При этом фермер свалился с лошади и стал на коленях просить пощадить его и отпустить домой невредимым. Пусть лошадь останется, Бог с ней. Только бы ему сохранили жизнь, довольно с него и этого.

Чародей, а старик именно и был чародеем, велел фермеру встать.

– Я обещаю тебе, с тобой ничего не случится, – сказал он. – Не пугайся, тебе предстоит увидеть истинные чудеса.

За камнем находились железные ворота. Их как раз чародей и отворил и повел фермера с его лошадью по узкому туннелю в самую глубь холма. Свет, довольно слабый, но приятный для глаз, указывал путь. Проход кончился, и они вступили в пещеру, где взгляду фермера предстало удивительное зрелище – сто сорок рыцарей в серебристых доспехах, и рядом с каждым из них, кроме одного, – снежно-белый конь.

– Они все спят зачарованным сном, – сказал чародей, – пока не наступит день, а наступит он непременно – когда погибель будет грозить Англии, а английские матери будут в слезах. Тогда выйдут они все из глубин этого холма и в битве, трижды выигранной и трижды проигранной на равнине, сбросят врага в море.

Потом бедный фермер, онемевший, от священного ужаса, последовал за чародеем в соседнюю пещеру, где кучами были насыпаны золото, серебро и драгоценные камни.

– Бери сколько сможешь унести в уплату за лошадь. И когда фермер набил драгоценностями свои карманы (обширные, как и его земли), завернул в рубаху и еще зажал в кулаках, чародей спешно провел его к выходу и вышвырнул за железные ворота. Фермер споткнулся, прокатился раскат грома, он оглянулся, но увидел только голый камень. Фермер был один на холме, неподалеку от Грозовой Вершины. В небо поднялась круглая полная луна, наступила ночь.

И хотя много лет спустя он старался отыскать это место, ни он и никто после него не мог снова увидеть железные ворота. Нелл Бек говорила, что она их однажды видела, но всем было известно, что Нелл Бек сумасшедшая, и когда она умерла, ее похоронили под размытым берегом на краю поля, которое до сих пор носит ее имя.

Хаймост Рэдмэнхей

Проходя мимо купе, проводник постучал в дверь.

– Уилмслоу через пятнадцать минут!

– Спасибо! – отозвался Колин.

Сьюзен стала убирать сотворенный за дорогу разкардаш: прочитанные журналы, яблочные огрызки, шкурки от апельсинов, пустые пакеты. Колин в это время стягивал поклажу с вещевой полки. И вот уже через три минуты они сидели на кончике вагонных кресел, пальто – через руку, чемоданы в другой руке, как всякий пассажир во веки веков до них, а также и после, впавшие в то паршивое состояние, которое называется «конец путешествия», когда и делать ничего не делаешь, и расслабиться – никакой возможности. Эти последние мили показались им самыми длинными.

Платформа в Уилмслоу была густо уставлена встречающими, да еще из вагонов выплеснулась куча народу. Тем не менее, Колин и Сьюзен без труда узнали среди толпы Гаутера Моссока. Обтекая его, толпа редела. Люди всасывались в ворота, где был обозначен выход в город. Колин и Сьюзен стояли одиноко на дальнем конце платформы. Гаутер, издали помахав ребятам, уже приближался к ним широкими шагами.

Он напоминал дуб: не слишком высокий, крепко-костный, с тугими мышцами. Лицо у него было круглое, хорошо вылепленное, голубые глаза откликались веселыми морщинками на то, что произносил рот. Его спину плотно обтягивал твидовый пиджак, а на ноги, чуть кривоватые, как бревна старинного дома, были натянуты бриджи, засунутые в шерстяные носки чуть выше раздувшихся лодыжек. На голове его сидела слегка потерявшая форму фетровая шляпа, а подбитые гвоздиками ботинки высекали искры, пока он шагал по платформе.

– Привет! Я думаю, вы и есть – Сьюзен и Колин, а? Голос у него был высокий и напоминал порывы осеннего ветра.

– Да, это мы, – сказал Колин. – А вы – мистер Моссок?

– Я. Только, пожалуйста, давай без этих твоих «мистеров». Меня зовут Гаутер. Ну, пошли. У Бесс ужин готов, а мы совсем еще и не дома.

Он подхватил чемоданы, и они спустились по лесенке на привокзальную площадь, где стояла фермерская тележка на высоких красных колесах, а в оглоблях ждала белая мохноногая лошадь с косматой гривой.

– А ну-ка, Скэмп! – сказал Гаутер, забрасывая чемоданы в тележку.

Пестрый лэрчер,[2] спавший на подстилке, поднялся и с опаской поглядел на усаживающихся ребят. Гаутер поместился между ними, и вся компания, проехав под железнодорожным мостом, двинулась по последнему перегону в этом путешествии.

Вскоре городок остался позади, а тележка покатилась по проселку, бегущему между широкими полями, слева и справа обсаженному высокими деревьями.

Ребята вели с Гаутером неторопливую беседу о том о сем, и Скэмп понемножечку признал их – он подошел и положил голову на сиденье между Гаутером и Сьюзен.

– А это-то что такое? – вдруг сказал Колин. Они как раз повернули за угол. Впереди, приблизительно на расстоянии мили[3] от них, точно из земли, вырос огромный холм. Был он высок, и темен, и мрачен. А на правом склоне его, почти у самого подножья контуром на горизонте вырисовывались островерхие крыши домов и колокольни церквей, высившиеся над макушками деревьев, которые плотным одеялом покрывали склоны холма.

– Этот, что ли? Это Эдж. Шестьсот футов[4] высоты, а в ширину – три мили. Вам тут здорово будет, уж поверьте. Люди-то думают, что Чешир плоский как блин, да так оно почти что и есть. Но только не в этом месте, где я проживаю!

Они приближались к холму, и он вздымался перед ними, как крепость. Затем дорога взяла вправо, огибая подножье холма. С одной стороны простирались поля, а с другой высились крутые уступы. Деревья спускались прямо к самой дороге, это были высокие буки, которые, казалось, о чем-то перешептывались на легком ветру.

– А тут жутковато, – заметила Сьюзен.

– Ага, некоторые и впрямь так говорят, да мало ли чего болтают, была нужда всех слушать! Мы уже подъезжаем к деревне. Мы с вами обходной дорогой ехали. Терпеть я не могу ее, главную-то дорогу, стукотня да вонища, и Принц тоже не больно-то ее жалует. Мы сейчас через деревню не поедем, поглядите все, когда мы в пятницу за покупками наладимся. А сейчас нам вот сюда, в горку.

Они подъехали к перекрестку. Гаутер круто развернул тележку влево, и начался подъем. По обеим сторонам дороги высились живые изгороди, разделяющие сады при больших домах, располагавшихся на западном склоне холма. Подъем был крут, но коняшка неуклонно тащила тележку в гору, потом дорога неожиданно выровнялась. Принц всхрапнул и пошел ходче.

– Знает, что его ждет дома ужин. Так, что ли, парень? Теперь они были на самой вершине холма, сквозь прогалы в деревьях помаргивали огни, где-то там далеко, внизу.

Затем они свернули в переулочек, весь изрытый и ухабистый, и с последним закатным лучом остановились перед фермерским домом, расположенным в небольшом уступе холма. Остов дома был построен из темного дуба, а между сучковатыми древесными лучами виднелась белая штукатурка. Желтели освещенные изнутри окна, построенные в форме ромба, а крыша у дома была крыта слюдяной черепицей. Вся эта постройка казалась частью пейзажа, точно дом здесь вырос сам по себе.

Тут как раз и заканчивалось путешествие, это и была ферма Хаймост Рэдмэнхей, где Моссоки вели свое хозяйство вот уже три столетия, а может быть, и больше.

– Ну, бегите в дом. Сейчас Бесс накроет нам ужин, а я только задам Принцу овса.

Бесс Моссок (невысокая, пухленькая, щекастая и с такой же широкой улыбкой, как у ее мужа) до своего замужества была нянькой матери Сьюзен и Колина, и хотя мама ребят и Бесс не виделись целых двенадцать лет, они время от времени переписывались и обменивались подарочками на Рождество. Вот почему их мама обратилась с просьбой к Бесс, когда ей надо было вместе с папой уехать по работе на полгода за границу. И Бесс, по сути своей настоящая няня, с радостью согласилась помочь чем только сможет.

– И сам дом-то повеселеет, – сказала она, – оттого, что в нем на несколько месяцев поселится парочка ребятишек!

Бесс радостно с ними поздоровалась, первым делом расспросила о родителях, а потом повела наверх, показать им их комнату.

Когда Гаутер зашел в дом, они уже сидели за круглым столом в обширной, с низким потолком кухне, а на столе красовался непомерных размеров чеширский пирог.

От тяжелой, хоть и очень вкусной еды, от длинного путешествия ребят очень скоро так разморило, что они стали клевать носами тут же, сидя за столом.

И наконец, пожелав спокойной ночи хозяевам, Колин и Сьюзен отправились к себе наверх. Каждый в руке держал по свечке, потому что в Хаймост Рэдмэнхей не было электричества.

– Ух, я и устал!

– И я!

– Ну, вроде все нормально, а?

– Ага…

– Хорошо, что приехали, да?

– Угу.

Ребята плюхнулись в постели, задули свечки и заснули, не успев коснуться головой каждый своей подушки.



Олдерли Эдж

– Если хотите, – сказал Гаутер за завтраком, – можем маленько пройтись, до того, как приедет Сэм. Нам с ним последний стожок сена надо настожить, пока погода еще держится, а то к вечеру может нанести грозу.

Сэм Харлбат, тощий молодой человек лет двадцати четырех, был работником Гаутера, большой, кстати, специалист управляться с вилами. Этим утром он поддевал на вилы раза в три больше, чем Колин и Сьюзен вместе взятые, и тратил на это раза в четыре меньше усилий.

Часам к одиннадцати стог был готов, и они прохлаждались в его тени, и все с удовольствием пили из глиняного кувшина еще незабродивший яблочный сидр и радовались жизни.

Попозже за обедом Гаутер спросил у ребят, какие у них планы на остаток дня.

– Если можно, мы бы побродили по лесочку, – сказал Колин.

– Отлично, – согласился Гаутер. – Мы с Сэмом поросячий загон будем чинить, там порядком работенки. Ступайте, побродите. Только поглядывайте под ноги, не свалитесь с яму. Там прежде медь добывали, так изрешетили всю гору шахтами да туннелями. Коли в туннель попадете, так уж точно заблудитесь, если даже и в яму не угодите, все равно дороги не найдете. Тут и крышка! Уразумели?

– Да, хорошо, что предупредили. Мы – острожно.

– Возвращайтесь к пяти. Будем чай пить, – сказала Бесс.

– Осторожнее, помните про ямы! – крикнул Гаутер им вслед, когда они уже выходили из ворот.

Странно было обнаружить одиноко стоящую гостиницу на совершенно пустынной дороге. Ее белые стены и черепичная крыша выглядели так, точно простояли здесь века. Несуразное строение угнездилось среди окружавших его лесов: деревенская гостиница без деревни!

Колин и Сьюзен дошли до нее после того, как отшагали мили полторы по пыли и во влажной жаре. Гостиница называлась «Чародей». Над дверью красовалась вывеска. На ней был изображен мужчина, одетый вроде бы как монах, с длинной белой бородой и длинными волосами, а позади него – крестьянин в старинной одежде, который держал под уздцы вставшую на дыбы белую лошадь. А на фоне были нарисованы высокие деревья.

– Интересно, что все это обозначает? – сказала Сьюзен. – Напомни спросить Гаутера. Он, наверняка, знает.

Они свернули в лес. «Чародей» остался позади. Ребята шли между дубов, елей, сосен и серебристых березок, шагали вдоль папоротниковых зарослей по густой траве. Было тихо, как-то очень мирно и красиво. И вдруг Колин и Сьюзен вышли к совершенно голой скале, от которой струился жар, как от раскаленной печки. Внизу перед их взорами расстилалась чеширская равнина, напоминавшая желто-зеленое лоскутное одеяло, а фермы и дома казались отсюда игрушечными. В этом месте холм резко обрывался вниз на несколько сот футов, а справа от них местность поднималась каменными грядами и уступами до тех пор, пока не сливалась с громадой Пеннинских гор, которые маячили в легкой дымке где-то милях в восьми отсюда.

Дети постояли несколько минут молча, очарованные красотой открывшегося зрелища. Потом Сьюзен, заметив нечто поблизости от них, сказала:

– Гляди-ка! Это, должно быть, и есть шахта. Прямо от самых ног в глубь холма уходила какая-то траншея.

– Пошли, – сказал Колин. – Ничего страшного, если мы пройдем по ней, докуда будет светло.

С замиранием духа они ступили в траншею, но очень скоро их постигло разочарование. Траншея быстро закончилась круглой пещерой. В ней было холодно и сыро. Никаких туннелей или проходов. Единственно, что могло привлечь внимание, это дыра в потолке пещеры, прикрытая продолговатым камнем, длиною примерно в ярд.[5]

– Ну и что? Ничего здесь опасного нет, – заметил Колин.

Все отпущенное им до чая время Колин и Сьюзен бродили по долинам Эджа, карабкались вверх и вниз по лесистому холму, где посредине высился всего один единственный бук. Иногда они углублялись в буковую рощу. И в таких местах было тихо-тихо. Там землю толстым слоем устилали только прошлогодние листья, там не было папоротников, не росла трава. Точно зима медлила уйти из этих мест и затаивалась под серо-зелеными буковыми деревьями. Когда они выбрались из такой рощи на свет, казалось, что попали в сад из темного подвала.

В своих странствиях они иногда натыкались на заброшенные шахты, но ни разу не зашли дальше, чем хватало дневного света.

Когда после довольно продолжительного подъема ребята уже собрались повернуть назад, они вдруг наткнулись на камень, над которым нависала скала. Со скалы через равные промежутки времени падали капли воды. Высоко на скале было выбито лицо человека с длинной бородой, а под изображением выгравированы слова:

Напейся воды,

Утоли свою жажду.

Капли падают

По повелению чародея.

– Опять чародей! – воскликнула Сьюзен. – Непременно надо обо всем этом разузнать у Гаутера. Пошли домой, спросим! Все равно, уже наверно, пора идти пить чай.

Ребятам оставалось пройти до фермы всего сотню-другую ярдов, как большая легковушка обогнала их и резко затормозила.

Какая-то дамочка вышла из машины и остановилась, поджидая Колина и Сьюзен. На вид ей было лет сорок пять, полная («толстая», как потом выразилась Сьюзен), голова ее прямо-таки лежала на плечах, точно никакой шеи у нее и в помине не было. Две глубокие складки пролегали от крыльев носа к уголкам ее тонкогубого рта, а глазки казались слишком маленькими на широком лице. Странное впечатление производили ее тоненькие, кривенькие ножки. Силуэт дамочки напоминал откормленного воробья, именно так описывала ее впоследствии Сьюзен.

Все это ребята разглядели, приближаясь к машине, в то время как водитель, то есть та самая дама, в свою очередь, пристально их разглядывала.

– Скажите, эта дорога ведет в Макклесфилд? – спросила она, когда ребята подошли к машине.

– К сожалению, мы не знаем, – сказал Колин. – Мы только что сюда приехали.

– Да? Давайте я вас подвезу. Залезайте в машину.

– Спасибо, – сказал Колин. – Мы уже почти дошли.

– Садитесь на заднее сиденье.

– Нет, что вы. Нам пройти-то всего ничего.

– Садитесь!!!

– Но мы…

Глазки толстой дамы вспыхнули злобой, краска бросилась в лицо.

– Вы… сейчас же… сядете… в машину!

– Да не беспокойтесь! Мы вас только задержим. Дама втянула в себя воздух сквозь сжатые зубы. Глаза ее закатились куда-то под лоб, веки спустились так, что на виду осталась только полосочка белка. Она начала что-то про себя нашептывать. Колину сделалось не по себе.

Было не совсем вежливо просто повернуться и уйти, но она так странно себя вела, что ему очень захотелось уйти прочь, чтобы не видеть этих странностей.

– Омптатор, – сказала женщина.

– Что, простите?

– Лампидатор.

– Что вы сказали?

– Сомниатор.

– Как?

– Ква либергар опера фацитис…

– Я не очень-то силен в латыни…

Теперь Колину захотелось просто поскорее убежать. Она, должно быть, ненормальная. Ничего нельзя было понять из ее речей. У Колина взмок лоб. Ему сделалось нехорошо.

Затем где-то поблизости и весьма кстати залаяла собака. Дама издала яростный вопль и резко повернулась. Напряжение спало. Колин с удивлением увидел, что он держится за ручку задней дверцы машины, которая уже наполовину распахнута.

– Заткнись-ка, Скэмп, – послышался сердитый голос Гаутера. Он переходил дорогу, направляясь к своим воротам. Тем временем Скэмп отбежал от него и, ощерившись, рычал на машину.

– А ну, ко мне! – скомандовал Гаутер. Скэмп нехотя повернулся, а Гаутер помахал ребятам и показал рукой на дом, давая понять, что чай уже на стопе.

– Это мистер Моссок. Он сможет указать вам дорогу на Макклесфилд.

– Не сомневаюсь, – огрызнулась дамочка и, не говоря больше ни слова, плюхнулась в машину и дала газ. При этом лицо ее выглядело точно грозовая туча.

– Ну, – сказал Колин, – что бы это все значило? У нее явно не все дома. Я ждал, что она вот-вот закатит нам истерику. Как ты думаешь, что это с ней?

Сьюзен не ответила. Она улыбнулась вымученной улыбкой и пожала плечами. И только когда они подошли к своим воротам, проговорила:

– Не знаю. То ли это от жары, или потому что мы перегуляли, но все время, пока ты разговаривал с этой теткой, мне казалось, что я вот-вот упаду в обморок. Но страннее всего то, что моя слезка замутилась.

Сьюзен очень любила свою слезку – кусочек горного хрусталя, отшлифованный в виде капли. Хрусталь был оправлен в серебро и прикреплен к серебряному браслету-цепочке. Мамин подарок. Сьюзен его никогда не снимала. В общем-то обычный камешек, но Сьюзен заметила давно, еще когда была поменьше, если камешек повернешь особым образом, ну так, чтобы на него прямо падал луч света, тогда… тогда удавалось разглядеть в самой глубине, в самой сердцевине хрусталика столб колеблющегося голубого пламени, оно подрагивало, шевелилось, двигалось, было живым и очень красивым.

Бесс Моссок захлопала в ладоши, когда увидела Слезку на запястье у Сьюзен.

– О, да это же Брайдстоун! Подумать только, что он сохранился в целости столько времени!

Сьюзен ничего не поняла, но Бесс продолжала говорить.

Выяснилось, что эта капелька, как она сказала, досталась ей от матери, а той – от ее матери, и так дальше, и почему камень назывался Брайдстоун, все позабыли, но он всегда, всегда переходил от матери к дочери, и происхождение камня потерялось где-то в отдаленные времена. И Бесс подарила его их маме, потому что этот камешек всегда нравился детям, и «твоя мама не была исключением», добавила Бесс.

Лицо у Сьюзен вытянулось.

– Но тогда я должна вернуть его тебе, раз это фамильная драгоценность…

– Да ничего подобного! Пусть он будет у тебя. У меня же нет своих детей, а мама твоя была мне все равно что дочь. Я вижу, камешек попал в хорошие руки.

Обычно слезка всегда поблескивала на руке у Сьюзен, но в минуты, проведенные возле машины, камень вдруг затуманился и сделался цвета молочной сыворотки.

– Пошли, Сью! Попьешь чаю, может, тебе и полегчает. Где Гаутер?

– Но Колин! – воскликнула она, протягивая руку с браслетом. Она уже приготовилась сказать «посмотри же», но слова замерли у нее на губах, потому что хрусталь подмигнул ей, прозрачный и чистый, как всегда.

Паршивое племя из Имира

– А что эта баба, Селина Плейс, к вам вязалась? – спросил Гаутер за чаем.

– Селина Плейс? – переспросил Колин. – Кто это?

– Но вы же разговаривали с ней, когда шли домой. Ее, между прочим, не часто застанешь, чтоб она с кем говорила.

– Откуда ты ее знаешь? Она же нездешняя. Она ведь и остановилась, чтобы спросить дорогу на Макклесфилд.

– Что-что? Обалдеть можно! Селина Плейс живет в Олдерли столько, сколько я себя помню.

– Да?!

– Точно говорю. Она живет в одном из больших домов. Такой дурацкий, как сарай, домище. Торчит с другой стороны холма. Она ТАМ одна. Говорят, у нее три собаки. Если бы меня спросили – не собаки это, а волки. Я, правда, их не видал, она их никогда не выводит. Только я сам слыхал, как они зимними ночами так завывают, что не враз забудешь. И больше она ни про что не говорила? Только спросила дорогу на Макклесфилд?

– Только, – сказала Сьюзен. – И еще она подумала, раз мы здесь недавно появились, надо нас подвезти на машине. Но как тебя увидела – прыг в машину и рванула от нас. По-моему, у нее не все дома.

– Ты бы с ней поговорил, – сказала Бесс Гаутеру. – Что-то это все как-то подозрительно. Чего-то она затевает.

– Да брось ты! Дик Торникрофт всегда говорит, что она маленечко того. Видать, так оно и есть. Но все равно, от таких, как она, надо держаться подальше. И я бы на вашем месте ни в какие чужие машины не садился. Ну, а теперь, как я понял, вы порядком походили по местности, давайте я вам расскажу, что тут и где, чтобы вы не плутали. То местечко, откуда, вы говорите, вид такой красивый, называется Грозовая Вершина, а пещера с дырой наверху – это Чертова Могила. Если обежать ее три раза против часовой стрелки, говорят, сам нечистый может из нее выскочить.

И все время, пока пили чай, Гаутер развлекал ребят рассказами о том, что они сегодня видели. Точно поддразнивая их, он не касался самого главного. Но, наконец, настал черед рассказа о чародее.

– Я нарочно приберег разговор о нем на самый конец. Это длинная история. Но теперь чай допит, и я могу поведать вам все без помех.

И Гаутер рассказал Колину и Сьюзен легенду Олдерли Эдж.

– Говорят, жил на свете фермер в Моберли, и был у него белый как молоко конь…

– …и с тех пор больше никто никогда не видел ни чародея, ни железных ворот.

– И это все правда? – спросил Колин.

– Некоторые думают, что так. Но если даже это и случилось, то так давно, что никто не может вспомнить, где же искать эти железные ворота. Я думаю, это просто легенда. Но ее приятно рассказать, напившись чайку.

– Верно, – согласилась Сьюзен. – Но наш папа всегда говорит, что дыма без огня не бывает.

– Да, в этом что-то есть, – засмеялся Гаутер. После чая Колин и Сьюзен пошли вместе с Гаутером отнести яичек бедной вдове, которая жила в маленьком домике чуть повыше, сразу же за межой. Когда они возвращались домой через Риддингс – так называлось поле, круто спускающееся с холма, – Гаутер заметил огромную черную птицу, кружившую в воздухе как раз над их двором.

– Надо же! Ворон-стервятник. Интересно, чего это он высматривает? Если он не уберется, схожу за своим ружьем. Нам такие гости не нужны, они ягнят таскают. Привечер Колин предложил сестре еще одну прогулку. На него легенда произвела сильное впечатление, и ему захотелось сделать попытку отыскать железные ворота.

– Ну, удачи вам, – сказал Гаутер. – Не вы первые, мыслю, не вы и последние.

Колин и Сьюзен исходили всю Грозовую Вершину и поднялись даже чуть выше, но там торчало столько скал и было столько навалено огромных валунов, что каждый из них мог бы таить железные ворота. Устав выкликать «абракадабра» и «сезам, откройся», они прилегли отдохнуть на поросшем травой земляном валу как раз под гребнем одного из уступов Эджа и стали глядеть на солнце, садившееся за край долины.

– Я думаю, нам пора, Колин, – сказала Сьюзен, когда солнце совсем уже скрылось. – Если мы не выйдем на дорогу до темна, недолго и заблудиться.

– Ну, ладно. Только давай вернемся к Грозовой Вершине по другой стороне этого гребня, для разнообразия, а? Мы там еще не ходили.

Он повернулся и пошел, а Сьюзен двинулась следом через гребень и – к деревьям.

Перебравшись через хребет, они оказались в лощине, где между валунов рос папоротник, а по краям выступали скалы, на которых виднелись глубокие трещины, расщелины и пещерки. А дальше – высокий сводчатый буковый лес точно шагал с холма вниз и терялся в вечерней дымке. В воздухе стояла гнетущая тишина, точно в ожидании грозы. Единственный звук, который улавливало ухо, был комариный писк, и всюду распространялся густой, сладковатый запах папоротника.

– Мне… мне не нравится здесь, Колин, – сказала Сьюзен. – Я чувствую, что кто-то за нами наблюдает.

Колин не посмеялся над ней, как он сделал бы это в другое время. У него тоже гнездилось какое-то ежистое чувство где-то между лопаток. И действительно, вроде что-то крадучись двигалось в глубокой тени скал, что-то такое, что никак не попадало в поле зрения. Он с охотой повернул назад, чтобы выйти на знакомую тропу.

Но они не успели пройти и ярда, как Колин остановился и засмеялся.

– Гляди! За нами действительно наблюдают! Прямо перед ними на высокой скале сидела птица. Она вытянула шею и, не мигая, глядела на ребят.

– Это тот ворон-стервятник, который летал возле фермы после чая!

– Не говори глупостей. Как ты сумеешь узнать его, может, их тут десятки летают!

Тем не менее и Колину не понравилась эта птица. Она неподвижно, сгорбатившись, маячила на скале и глядела именно на них, да еще и с явным интересом. Детям было не миновать идти мимо нее, раз они решили вернуться на тропу. Колин сделал шаг, стал махать руками и кричать «шу-у-у!» каким-то жалким и нестрашным голоском.

Птица не шевельнула ни одним перышком.

Колин и Сьюзен медленно продвигались. Им очень хотелось побежать. Но злые глаза ворона словно удерживали их. Как только ребята достигли середины лощины, птица громко и резко закаркала. И мгновенно со стороны скалы ей ответил пронзительный вопль, и из густой тени с обеих сторон выскочило десятка два странных существ. Были они ростом всего в три фута и напоминали людей, тощеньких и тонконогих, с большими плоскими ладонями и ступнями. Головы их были несоразмерно велики, остроухие, с глазами круглыми, как блюдца, рты с отвисшей нижней губой, откуда выглядывали остренькие, как иголочки, зубы. Кожа большинства из них отливала мертвенной бледностью, но некоторые были смуглыми, и почти все – совсем лысы. Кое-кто из них держал в руках мотки тонкой черной бечевы, а из одной из пещерок вывалилась целая орава, которая тащила сеть, сплетенную в виде паутины.

На мгновение ребята точно вросли в землю. Но только на мгновение. Их потрясенный мозг отказывался работать, но зато включился инстинкт. Они помчались вдоль лощины и сквозь прогал ринулись в буковый лес. Когтистые пальцы разжались, и вслед им, как змея, зашипела черная бечева, но ребята успели скрыться за деревьями и уже спускались по склону, проваливаясь в толщу прошлогодних листьев.



– Стой, Сью! – завопил Колин.

Он вдруг ясно понял, что спастись они могут только попав на тропу, которая ведет к дороге: на твердой земле их длинные ноги давали им тонюсенький шанс убежать.

– Стой, Сью! Нам… не надо… спускаться… дальше. Надо… как-нибудь попасть… на Грозовую Вершину!

Все это время Колин старался увидеть хоть какую-нибудь примету тропинки, но в сумерках, да и от страха, должно быть, он ничего не мог разглядеть. Колин сознавал только, что их путь должен идти вверх, им не надо спускаться с холма. И вот, наконец, сквозь деревья он увидел то, что требовалось. Вверху, на расстоянии ста футов, на фоне неба высился похожий на зуб валун. Колин приметил его раньше, когда они шли по дорожке, которая вела их как раз от Грозовой Вершины.

– Валун! – крикнул он. – Правь на тот валун! Сьюзен поглядела, куда он указывал, и кивнула. Они стали карабкаться вверх по склону, ногами и руками пытаясь нащупать твердую почву в море прошлогодних листьев, достигавшем почти что до колен. Тропинка, которую они искали, уводила прочь от лощины, и то, что ребята ринулись по диагонали холма, спасало их от преследователей. А те легонько скользили за ними по поверхности листьев, и поэтому им было непросто остановиться смаху, когда они заметили, что беглецы резко изменили направление. Но теперь преследователи ринулись ребятам наперерез, низко пригибаясь к земле.

Колин и Сьюзен удвоили усилия. Постепенно они отрывались от преследователей, вот они были уже выше их, и опасность, что их отрежут от дороги, миновала. Колин нащупал нечто твердое в ворохе листьев, судорожно схватил это, оказавшееся большой буковой веткой, и швырнул ее в передний отряд преследователей. Те покатились вверх тормашками и свалились на тех, что бежали позади с веревками и сетью.

Это дало ребятам несколько ярдов и несколько секунд выигрыша, хотя их бегство все еще походило на кошмарный сон; невидимые под палыми листьями ветки мешали бежать, толстый слой листьев гасил скорость. Но вот наконец они выбрались на тропу, сердца их колотились, дыхание прерывалось, воздух точно всхлипывал в легких.

– Скорей, Сью! – выдохнул Колин. – Бегом! Они… уже… недалеко!

Страх придавал силы, ребята изо всей мочи помчались по тропе. Высоко над их головами резко трижды прокричала птица, и мгновенно воздух наполнился быстрыми, торопливыми ударами гонга. Казалось, звуки доносятся откуда-то издалека, и вместе с тем они были вот здесь, рядом, возле них, в воздухе и под землей тоже.

Колин и Сьюзен выбежали из леса и ринулись к Грозовой Вершине. Но радость их прожила недолго. До сих пор они спасались примерно от двух десятков существ, а теперь перед ними возникли сотни, которые выплескивались из Чертовой Могилы целым потоком, как муравьи из муравейника.

Ребята остановились в полном отчаянии. Исчезла последняя надежда добраться до дороги, путь был отрезан и спереди, и сзади. Слева высился мрачный буковый лес, а справа почти голый склон, окаймленный редкими соснами, вел вниз, в долину. Но там, по крайней мере, не было видимой опасности, и они повернулись и побежали, скользя вниз по песчаной тропе, пока не плюхнулись в глубокую черную болотистую грязь, заплесневелую жижу из гниющих листьев. И конца этому болоту не было видно. Они сделали несколько шатких шагов, подгоняемые звуками уже совсем близкой погони, но тут Сьюзен, зашатавшись, рухнула на ствол поваленного дерева.

– Я больше не могу, – всхлипнула она. – Мои ноги больше не идут.

– Можешь, можешь! Еще немножечко! Колин приметил высокий валун: если они до него доберутся, им будет легче. Здесь, в трясине, их положение было хуже некуда. Он схватил сестренку за руку и потащил ее по чавкающей грязи к подножью валуна.

– Лезь! – скомандовал он.

И пока она карабкалась вверх к плоской вершине, Колин, прижавшись спиной к выступу, повернулся лицом к преследователям.

Край болота был весь покрыт шевелящимися телами. Луна взошла и освещала их белесую кожу и отражалась в их глазищах. Колин видел, как белые фигуры обтекают валун со всех сторон. Они не спешили, – теперь им было ясно, что у ребят пути к отступлению нет.

Колин взобрался на валун вслед за сестрой. У него каждый мускул дрожал от напряжения и усталости.

Плотно сомкнув кольцо вокруг валуна, страшные существа стали к нему приближаться. Они не проваливались в трясину, держась на своих широких, как ласты, ступнях. Толпа продвигалась все ближе и ближе, и вот уже камень стал тонуть в море ухмыляющихся физиономий.

Со всех сторон засвистели бечевки, извивающиеся в воздухе наподобие змей. Они были мягкие как щелк и крепкие как железо. Они прилипали к ребятам, точно были смазаны клеем. В мгновение ока Колин и Сьюзен оказались опутанными липкими веревками, и на них набросилась толпа – щипала их, тыкала в них палками, заламывала им руки, и вскоре ребята уже лежали скрученные, как коконы, только головы торчали наружу.

Враги уже начали поднимать их на свои костлявые плечи, как вдруг случилось чудо. Что-то ярко сверкнуло, и весь камень точно охватило голубое пламя. Оно не обжигало, но преследователи валились с ног и, шипя, падали в болото, а связывавшие ребят веревки обуглились и рассеялись в прах. И круг нечисти вокруг валуна разомкнулся.

Затем, сквозь сгущающуюся темноту откуда-то сверху над их копошащейся толпой раздался голос:

– С каких это пор дети человеческие стали настолько сильны, что вы сотнями нападаете всего на двоих? Убирайтесь отсюда, паршивое племя из Имира, иначе я потеряю терпение!

Как только раздались первые звуки голоса, толпа умолкла и стала отступать, издавая злобное шипение, потом заколебалась, рассыпалась, освещенная голубым пламенем, и обратилась в бегство.

Ребята ошеломленно прислушивались к удаляющимся шагам, думая, что все это им снится. Вскоре до них доносился только дробный стук скатывающихся с противоположной стороны холма камней.

Наконец все стихло. Языки голубого пламени вокруг валуна померцали, замерли, исчезли. Луна мирно освещала успокоившуюся долину.

Когда глаза ребят попривыкли к этому бледному свету, они разглядели на тропе под скалой, чуть повыше валуна, необычного старика, ростом выше любого из тех, кого они знали, и тоньше. На нем была белая мантия, его волосы и борода тоже были белыми, в руке он держал белый жезл. Старик глядел на Колина и Сьюзен, и когда они, освобожденные от пут, выпрямились и сели, он снова заговорил, но на этот раз в его голосе не было гнева.

– Быстрее, ребята, пошли, иначе может появиться кто-нибудь и похуже свартов. Честное слово, я чувствую в воздухе много зла в эту ночь. Меня вам бояться нечего.

Он улыбнулся и протянул руку. Колин и Сьюзен слезли с валуна и двинулись по хлюпающей жиже ему навстречу. Они дрожали от холода, несмотря на свои пальтишки и несмотря на недавнюю гонку.

– Держитесь ко мне поближе. Ваша беда миновала, боюсь, правда, что только на сегодняшнюю ночь, но все равно, не надо рисковать.

И он прикоснулся к скале жезлом. Что-то глухо громыхнуло, в скале образовалась трещина, откуда вынырнул тоненький голубой лучик. Трещина стала шире, за ней обнаружился высокий и узкий туннель, который вел прямо в скалу. Он освещался голубым светом, похожим на тот, что рассеял толпу на болоте.

Старик подтолкнул Сьюзен и Колина к входу в туннель, и как только они миновали порог, проход закрылся за ними, оставляя снаружи ночь с ее кошмарами.

Туннель был довольно коротким, вскоре они подошли к дубовой, окованной железом, двери. Ребята отошли в сторону, пока старик возился с замком.

– Иногда, где чародейство бессильно, дуб и железо могут оказаться надежной защитой, – заметил он. – Ага! Вот так! Ну, заходите, заходите, отдыхайте.

Фундиндельв

Они оказались в пещере, которая не то чтобы была уставлена мебелью, но выглядела вполне уютно. Длинный деревянный стол стоял посередине, возле него – несколько резных стульев, а в углу были сложены звериные шкуры, пушистые, теплые, мягкие.

Через всю пещеру протекал, булькая, тоненький ручеек, он прорезал желоб в полу из плотного песчаника. У самой стены пещеры, там, где он вытекал наружу, образовывался неглубокий водоемчик. Чародей зачерпнул из него воды двумя бронзовыми чашами и подал их Колину и Сьюзен.

– Отдохните, – сказал он, указывая на мягкую постель из шкур. – И попейте этой воды.

Ребята опустились на шкуры и стали пить, прихлебывая прозрачную ледяную воду. Усталость как рукой сняло с первым же глотком, по телу разлилась теплота. Их подавленный пережитым мозг прояснился, настроение поднялось.

– О! – воскликнула Сьюзен, озираясь, как будто только что разглядела все, что ее окружает. – Этого не может быть! Мы, конечно же, спим. Колин, как нам проснуться?

Но Колин пристально смотрел на старика и как будто не слышал ее вопроса. У этого, несомненно, старого человека, тело было крепко, корпус прям, как у молодого. Его серые проницательные глаза выражали мудрую печаль, губы были плотно сжаты, но явно принадлежали доброму человеку, способному улыбаться.

– Так значит то, что говорит легенда – правда? – спросил Колин.

– Да, – ответил чародей. – И лучше бы того, о чем там говорится, вовсе не было, потому что тот день стал для меня несчастным днем. Ну, да хватит о моих печалях. Первым делом мы должны понять, что в вас такого, что могло привлечь внимание сварт-альфаров. В самом деле это необъяснимо, почему человеческие дети вызвали у них такой интерес.

– Это все так странно, – перебила его Сьюзен. – Пожалуйста, не могли бы вы прежде рассказать нам, что же все-таки случилось, и кто были эти существа из болота. Мы даже не знаем, кто вы, хотя мне кажется, что вы – тот самый чародей.

Старик улыбнулся.

– Простите меня. Я сейчас слишком разволновался и совсем упустил из виду, что вам здесь не все понятно. А вы сегодня навидались всякого. Кто я такой? Разные народы называли меня по-разному, в разные времена за долгие земные века у меня было много имен. Некоторые из них сейчас не должны произноситься, а некоторые вам, наверное, и не выговорить. Называйте меня Каделлин, так, как меня будут звать в будущем. Мне думается, что наши пути сойдутся на какое-то время. Те, кто на вас нападал – одна из разновидностей гоблинов,[6] – сварт-альфары на их языке. Они довольно трусливы, любят темноту, а солнце ненавидят, предпочитают духоту темных, укромных мест, редко появляются на поверхности земли, и только тогда, когда на это есть особые причины. Они не знают волшебства, так что лично мне они не опасны. Но вам пришлось бы плохо, если бы шум, который они подняли, не прокатился бы эхом внутри моего холма. А теперь расскажите мне, вы-то кто такие и что навлекло на вас опасность сегодня ночью.

Колин и Сьюзен рассказали обо всем шаг за шагом, что их привело в Олдерли Эдж, и что они делали по прибытии.

– А сегодня после обеда мы обследовали Эдж, – сказал Колин в заключение, – потом были на ферме, а потом вечерком, примерно в полвосьмого, опять пришли сюда. И мы ничего такого не делали, чем бы вообще кто-нибудь мог заинтересоваться.

– Хм, – сказал Каделлин, задумавшись. – А теперь поведайте мне, как происходило нападение, потому что я пока не вижу никаких причин.

Ребята рассказали о том, как они убегали и как их связали, и, выслушав все, чародей некоторое время хранил молчание.

– Да, загадочно, – сказал он наконец. – Ясно, что ворона послали устроить так, чтобы они вас изловили. Но кто послал – я не имею понятия. Почему мортбрудам надо было за вами охотиться, почему? Тут я теряюсь совершенно. И все-таки нам необходимо обнаружить причину. Это нужно не только для вашей безопасности, но и для моей. Моя погибель – это и есть их главная цель. Я боюсь, как бы вы, сами того не ведая, не способствовали бы им в этом. Может быть, их следующий шаг прольет какой-то свет на события прошедших суток. Все они скоро услышат о том, что произошло этой ночью, и очень встревожатся. Я постараюсь охранить вас, сколько смогу, да и в этом лесу вы найдете себе друзей, равно, впрочем, и врагов.

– А почему вы-то в опасности? – спросила Сьюзен. – И кто они – эти, как их – мортбруды?

– Ах, это длинная история, да к тому же и позорная для меня. Но, думаю, вам следует ее знать. Итак, если вы уже немного отдохнули, пойдемте со мной, и я покажу вам то, что и будет частичным ответом на ваш вопрос.

Каделлин вывел ребят из пещеры и повел вниз, в самую глубину холма по узкому, извилистому туннелю. По мере того, как они продвигались, воздух становился холоднее, а странное освещение делалось более пронзительным, меняя свой голубой цвет на белый. Наконец они дошли до другой пещеры, длинной и с низким потолком. Там слышалось тихое дыхание, точно шелест морской волны, набегающей летним днем на берег. И в тот же миг глазам ребят предстали спящие рыцари, одетые в серебряные доспехи, а рядом с каждым из них – белоснежная лошадь. Все выглядели в точности так, как в описании Гаутера, когда тот пересказывал легенду. Сонное дыхание лошадей также наполняло пещеру нежными звуками. А вокруг неподвижных фигур и над ними беззвучно трепетали языки белого пламени.

Посредине пещеры пол поднимался, как бы образуя естественное ложе из камня, и на нем лежал рыцарь прекраснее всех его спящих товарищей. Голова рыцаря покоилась на шлеме, украшенном драгоценными камнями и кольцами из золота, а гребень был сделан в виде дракона. Рядом с ним лежал обнаженный меч, на клинке которого были изображены две золотые змеи, и так ярко сверкал этот клинок, что казалось, будто змеиные пасти испускают пламя.

– В давние-стародавние времена, – сказал Каделлин, – много раньше, чем люди стали запоминать и писать книги, Настронд, Великий Дух Тьмы, пошел войной на равнину. Против него встал могущественный король, и Настронд потерпел поражение. Тогда он сбросил свой земной облик и удалился в пустыню Рагнарок, и люди ликовали, считая, что зло на земле побеждено навсегда. Но король в глубине души догадывался, что такое вообще невозможно. И вот он собрал широкий совет чародеев и мудрецов и спросил их, что ему делать, если враг внезапно появится снова. И было предсказано, что когда Настронд появится вновь, ему суждено победить, потому что тогда не останется ни одного человека достаточно чистого душой, чтобы противостоять ему. К этому времени он привьет малую частичку самого себя к сердцу каждого человека. Теперь он навевает злые мысли из своего лежбища в Рагнароке, и эти злые мысли будут непрестанно кружить вокруг людей, пока даже самые крепкие не соблазнятся и в каждом сердце не найдется опоры для злобы. Но все-таки еще оставалась надежда. Мир еще можно будет спасти, если отряд рыцарей, отважных и чистых душой, станет преградой на его пути и заставит его вновь укрыться в преисподней. Они будут сильны не числом, а своей чистотой и доблестью. И тогда созрел план.

Король отобрал самых достойных из своих рыцарей, отправился с ними в Фундиндельв, в старинные пещеры, раньше прорытые гномами. Там их погрузили в зачарованный сон. После этого самые могущественные маги и волшебники начали творить чары. Они трудились вместе день и ночь без пищи и сна, и вот наконец Фундиндельв оказался под надежной защитой самого могущественного в мире волшебства. Это волшебство должно было не допустить, чтобы рыцари старели и слабели с ходом времени. Никакое зло не в состоянии к ним проникнуть. А самую суть этого волшебства запирал Огнелед, волшебный камень Бризингамена. И этот камень, и сами рыцари были поручены моему попечению. Я был обязан оставаться здесь, пока не пробьет час. Тогда я должен разбудить воинов и отправить их на битву со злыми силами Настронда.

– Но, Каделлин, – спросила Сьюзен, – как вы можете надеяться победить с отрядом всего в сто сорок человек, верхом на лошадях?

– Ах, – сказал Каделлин, – помни, что час Настронда еще не настал. Было же предсказано, что они могут послужить его гибели, и, кто знает, может, время совершит полный круг к тому часу.

Это загадочное замечание ничего не объяснило Сьюзен. Но пока она пыталась понять, что означали слова Каделлина, он вернулся к своему рассказу.

– Так случилось, что к тому времени, когда волшебными чарами закрывали Фундиндельв, как ни искали, сумели найти только сто тридцать девять снежно-белых коней, молодых еще и незаезженных. Мне было поручено найти последнего коня. И я наконец нашел его. Кто же знал тогда, что этот конь мне так дорого обойдется.

Но я еще вернусь к этому. А пока расскажу о Настронде. Конечно, сведения о том, что мы сделали в Фундиндельве, вскоре докатились и до Настронда. Он и разгневался, и испугался. Однако его черные чары были слабы против наших. И тогда он составил свой сатанинский план. Дело в том, что в комнате, расположенной по соседству с той, где спят Зачарованные нами, были собраны самоцветы и драгоценные металлы. Все это предназначалось для того, чтобы в случае поражения Настронда сокровища могли пойти на то, чтобы окончательно искоренить мировое зло. Этот клад находится в безопасности, поскольку он укрыт в Фундиндельве, до тех пор, пока действуют чары. Самому-то Настронду не было дела до сокровищ, он страстно желал разрушить чары, потому что, если бы это удалось, рыцари проснулись бы, сделались бы обычными людьми, постарели бы и умерли, и столетия промчались бы до того, как Настронд вернется, и к тому времени не останется в мире вообще никакого волшебства.

Он созвал колдунов и ведунов, мортбрудов, старейшин сварт-альфаров и своих управителей и внедрил алчность в их сердца, обещав отдать им все сокровища, как только они до них доберутся. И с этого часа они стали добиваться того, чтобы разрушить чары Фундиндельва. Первоначально мне не о чем было беспокоиться, потому что колдовство мортбрудов, хоть и могущественное, так же, как и молоты и лопаты сварт-альфаров, было бессильно там, где сам Настронд не мог справиться. Но однажды, когда я наконец нашел недостающую белую лошадь, случилось несчастье.

Этот свет, который нас тут освещает, и есть охраняющие чары, это пламя разрушительно для тех, кто служит Настронду. И источник чар, как я уже сказал, заключается в камне, называемом Огнелед. Пока Огнелед существует и свет не меркнет в Фундиндельве, рыцари находятся в безопасности. Но каждый день я дрожу от страха, что пламя заколеблется и погаснет, и я услышу конское ржание и говор людей, пробуждающихся ото сна. Потому что я утратил волшебный камень Бризингамена!

Голос Каделлина дрогнул от гнева и стыда, когда он проговорил это. И он стукнул рукояткой своего жезла об пол.

– Утратили, – воскликнула Сьюзен. – Не может быть! Но раз это такой особенный камень, его же легко было бы найти тут где-нибудь, а?…

Чародей мрачно улыбнулся.

– Но его здесь нет. В этом я, по крайней мере, вполне уверен. Пойдемте, и я представлю вам доказательство того, что сказал.

Он кивнул в сторону небольшого отверстия в стене, которое вело в короткий туннель, не более тридцати футов в длину. На полпути Каделлин остановился возле круглого тайника в стене высотой примерно в шесть дюймов[7] на уровне ярда от пола.

– Вот престол, где пребывал Огнелед, и вы видите, что теперь он пуст.

Они прошли чуть дальше, где была пещера, похожая на предыдущую, и ребята замерли на пороге в каком-то священном ужасе.

Здесь находилось сокровище. Целые горы драгоценных камней, и серебро, и золото лежали точно песчаные дюны на берегу, края которых терялись в отдалении.

– Ох, какая красота! – воскликнула Сьюзен. – Как все блестит и переливается разными цветами!

– Тебе бы все это не казалось такой красотой, если бы ты перебрала своими пальцами каждый камешек, каждый бриллиант, каждую жемчужину, все сапфиры, аметисты и опалы, все топазы, изумруды и рубины во всей этой огромной пещере в поисках камня, которого здесь нет! Я потратил пять лет кропотливого труда в этой пещере и многие недели, осматривая все переходы и галереи в Фундиндельве, но все тщетно. Я могу только предположить, что этот подлец-фермер оказался более жадным и более хитрым мошенником, чем казался, и, когда он следовал за мной к выходу, нагруженный неслыханными сокровищами, его взгляд упал на заветный камень, и он незаметно схватил его, не сказав мне ни слова. Может быть, он принял его просто за хорошенький пустячок, а может, приметил, как я клал камень на место после того, как погрузил в сон его лошадь, пока он набивал сокровищами свои карманы.

Мне незачем заходить в эти помещения часто, и, должно быть, целое столетие прошло до того, как обнаружилась пропажа. Сначала я все обыскал здесь. Потом пошел к людям в поисках фермера или его семьи. Конечно, к этому времени он уже умер, и я не отыскал даже следов его потомков. И хотя я был очень осторожен, мортбруды все-таки что-то пронюхали, и им не составило труда догадаться, что произошло. Они прочесали всю равнину, облазили все суровые вершины на восток отсюда вплоть до самого Рагнарока, но ни они, ни шнырявшие по земле хорьками сварты не нашли того, что искали. Между прочим, как, к сожалению, и я тоже.

Если бы Настронд овладел Огнеледом, опасность для меня стала бы поистине огромной, и, хотя перед чарами Огнеледа даже Настронд бессилен, если бы он разбил камень, то и чары бы погибли.

Огнелед был могущественным волшебным камнем еще до того, как он получил новые силы, и его не так-то легко уничтожить. И пока синее пламя полыхает в Фундиндельве, я знаю, что он невредим, и это оставляет надежду.

Вот и вся история моих печалей. Думаю, что я ответил на ваш вопрос. А теперь вам пора домой, час уже поздний, ваши друзья, наверно, уже беспокоятся, и у них еще будут причины для беспокойства, если мы не разгадаем загадку того, что произошло сегодня.

Они снова миновали пещеру Рыцарей, оттуда прошли туннелями и пересекли обширные пещеры, и шли до тех пор, пока у них на пути не возникли железные ворота, за которыми виднелась каменная скала. Чародей дотронулся до ворот своим жезлом, и они беззвучно растворились.

– Эти ворота были сработаны еще гномами, чтобы защитить сокровища от воровских набегов свартов, но без чар они бы не сумели остановить ту темную силу, которая ведет охоту сейчас.

Проговорив это, Каделлин приложил ладонь к скале, и в ней образовался проход, сквозь который потянуло ночным воздухом, холодным и тяжелым от росы.

Снаружи было черно. Колин и Сьюзен вспомнили недавно пережитый страх, и им очень не захотелось покидать светлый и безопасный Фундиндельв.

Держась ближе к Каделлину, они осторожно переступили через порог и вновь оказались под деревьями, росшими на склоне холма.

И ворота и скала закрылись за ними с таким грохотом, что вздрогнула земля. И когда глаза их привыкли к слабому лунному освещению, Колин и Сьюзен увидели, что стоят перед тем, похожим на зуб, валуном, до которого они так стремились добраться, когда сварты гнались за ними.

Слева, в отдалении, ребята увидели темные очертания гребня холма.

– Вот здесь они на нас напали, – сказал Колин, показывая в направлении холма.

– Вы меня не удивили, – усмехнулся чародей. – Там они сроду водились, эти сварты. Хорошенькое местечко любоваться солнечным закатом!

Они поднялись по тропинке, ведущей к Грозовой Вершине. Кругом был покой: только вершины холма и лунный свет. Когда они миновали темную щель Чертовой Могилы, Колин и Сьюзен инстинктивно притулились к Каделлину, но ничто не шевелилось в черной глубине этой пещеры.

– А что, сварты живут во всех пещерах? – спросила Сьюзен.

– Да, почти. У них есть и свои участки. Но когда люди здесь выкопали шахты, сварты последовали за людьми, считая, что это им поможет обнаружить сокровища Фундиндельва. А когда люди покинули эти места, они мгновенно расселились по всей местности. Поэтому любой ценой вы должны держаться подальше от заброшенных шахт.

Каделлин повел ребят незнакомой им дорогой, которая шла прямиком через лес и выводила к полям, затем она резко сворачивала и вилась вдоль луговины, обходя лесистые места. Эта дорога была, как сказал чародей, некогда проложена эльфами, и кое-какие их чары все еще сохранялись над ней. Сварты этой дорогой не пользовались, а мортбруды ступали на нее лишь в случае крайней необходимости, да и то не могли долго тут находиться. Каделлин настаивал, чтобы ребята воспользовались именно этой дорогой в том случае, если возникнет нужда снова встретиться с ним, и ни в коем случае никуда не сворачивали, потому что в некоторых частях леса таится зло, и места эти очень опасны.

– Впрочем, вы сами имели случай в этом убедиться, – добавил он. – Разумнее вообще держаться подальше от леса, и в любом случае не выходить из дома после того, как сядет солнце.

Дорога эльфов кончилась возле гостиницы «Чародей». Они прошли еще несколько ярдов, как вдруг послышался грохот копыт и из-за угла показалась лошадь, запряженная в тележку, по обеим сторонам которой мерцали керосиновые фонарики.

– Это Гаутер!

– Не говорите ему обо мне ничего!

– Но как же… – начала было Сьюзен. Но они стояли на дороге одни.

– Тпрру! – скомандовал Гаутер Принцу и, когда тележка, заскрипев, остановилась, он свесился с сиденья.

– Эй, вы! Вам не кажется, что уже поздновато гоняться за чародеями? Время уже одиннадцать!

– Не сердись, Гаутер, – сказал Колин. – Мы не нарочно. Мы заблудились и застряли в трясине, а потом долго искали дорогу.

Он подумал, что Гаутер легче воспримет эту полуправду, а к тому же Каделлин, по-видимому, хотел, чтобы его существование сохранялось в тайне.

– Ну ладно, не будем про это. Только впредь будьте поосторожнее, все-таки тут столько всяких ям, Бесс чуть было не вызвала полицию и наряд пожарных. Давайте, быстро садитесь. Если вы болтались по болоту Холлиуэлл, то вам уж точно потребуется ванна.

Дома Колин и Сьюзен, не теряя времени, стащили с себя испачканную одежду и залезли в клубящуюся паром ванну. Оттуда они прямиком отправились спать. Бесс, которая кудахтала и квохтала возле них, как наседка, принесла им в постель по куску посоленного хлеба и по кружке теплого молока.

Отмывшиеся, согревшиеся и сытые, ребята уже не имели сил о чем бы то ни было думать, ни тем более обсуждать свои приключения. Когда они обуютились, свернувшись калачиком между чистых простынок, все показалось каким-то неясным и странным. Во всяком случае, бодрствовать было далее невозможно.

Колин скользнул в какой-то перепутанный мир, где были поезда и черные птицы, папоротниковые заросли, туннели, прошлогодние листья и белые лошади.

– О, Господи, – зевнул он. – Что это все значит? Правда, что ли, существуют чародеи и гоблины? Или мы еще дома? Надо спросить у Сью… Или у мамы… Рыцари… Я не верю ни в каких фермеров… Нет, в колдунов… и вообще…

И он задышал ровно, легонечко всхрапывая.

А на гряде холма стоял некто, мрачный и черный, с уродливой птицей, сидящей на левом плече, и пристально глядел на дом фермера, весь облитый лунным светом.

Скверные дела

Следующий день был прохладным и дождливым. Ребята долго спали и спустились к завтраку только в десятом часу.

– Я подумала, лучше дать вам отлежаться сегодня, – сказала Бесс. – У вас вчера вид был просто-таки смертельно уставший. Давайте-ка лучше полегонечку сегодня. Нечего делать нынче по Эджу.

– Да, мы уже там все осмотрели. Довольно утомительно. Нам на пару дней хватит.

Только они успели управиться с завтраком, как прибыл со станции грузовик с их велосипедами и сундуками, и Колин и Сьюзен тут же принялись распаковывать свои пожитки.

– Ну и что ты думаешь о вчерашнем? – спросила Сьюзен, когда они остались одни. – Так на самом деле не бывает, а?

– Я про это уже думал, лежа в постели. Но нам двоим сразу ведь не могло померещиться. Чародей в жутком положении. Не хотел бы я оказаться на его месте. Тяжело так жить, все время в одиночестве, и обороняться от этих свартов.

– Там дела похлеще, чем сварты, ты что, не помнишь? Хотя казалось бы, что может быть хуже ихних рож и плоских лап, шлепающих по болоту. Честное слово, я рад, что я не чародей!

Ребята не обсуждали нападение свартов и свое чудесное спасение. Все еще было слишком свежо и вызывало дрожь и тошноту под ложечкой.

Поэтому они говорили, в основном, о чародее и его истории, и было уже сильно за полдень, когда они кончили раскладывать свои вещи по местам.

Колин и Сьюзен спустились к чаю. Гаутер уже сидел за столом и разговаривал с Бесс.

– Парочка странных вещей случилась и после обеда. Во-первых, я отправился в сарай за мешками. И, мать честная, ты бы поглядела – весь сарай оказался полон сов! Они дремали под самыми стропилами, я их там около двух десятков насчитал. И такие здоровенные! Они решили, что у нас мышиная ферма, что ли? Я в жизни не видел ничего подобного.

А после, час, должно быть, спустя, является ко мне мужчина и спрашивает, нет ли у меня работы. Мне он сразу не показался. Карлик какой-то, волосы длинные, черные, и бородища черная, и кожа как старый сапог. Говорит не по-здешнему, цыган, что-ли. Одет с чужого плеча, и точно он выспался в этой своей одежде. Стал мне рассказывать про свою несчастную жизнь, просит, мол, дай мне передышку. Но я вместо этого дал ему отлуп. Он повернулся на каблуках и пошел, надувшись, сказал, что я вскорости пожалею, что так с ним обошелся. Чувствовалось, он прямо на меня рассвирепел. Я думаю, надо ночью оставить на дворе Скэмпа, пусть побегает вокруг курятника на всякий случай.

Чародей велел Колину и Сьюзен держать окна в спальнях закрытыми, как бы жарко им не было. Так что прохладная погода была ребятам на руку, и они крепко спали в эту ночь.

Чего не скажешь про Гаутера. Яростный лай Скэмпа разбудил его в три часа. Такой лай Скэмп обычно приберегал для чужих, пронзительный и непрерывный, а не тот лай, который предназначался птицам или порывам ветра. Гаутер натянул на себя одежу, взял ружье и керосиновый фонарь, который был у него тут же, под рукой, и направился к двери.

– Так и знал! Так и знал! Этот поганец хочет уворовать моих кур. Ну, я ему покажу кур!

– Эй, парень, осторожнее, – сказала Бесс. – Ты больше него, ему легче попасть, и целиться не надо.

– Со мной все будет в порядке, а вот с ним – нет, – и, тяжело ступая, Гаутер спустился с лестницы во двор.

Плотные облака скрыли луну, было безветренно. Единственное, что нарушало тишину – это неистовый протест собаки и удары о стену курятника перепуганных, разбуженных кур.

Гаутер посветил на курятник.

Проволочная сетка не была повреждена, замок также оказался на месте. Луч фонаря скользнул по Скэмпу. Шерсть у него вздыбилась и стояла щеткой вдоль всего хребта, уши были плотно прижаты, глаза отсвечивали желтым. Он лаял, рычал и задними ногами нервно, толчками вспарывал землю.

– Где он? Взять его! Гаутер открыл двери курятника. Пес медленно вышел оттуда. Гаутер удивился. Он ждал, что тот выскочит, как ракета.

– Давай, дружище! Иначе он удерет!

Скэмп побежал, потом вернулся, затем направился к воротам, которые вели в поле. Он бежал не своей обычной рысью, а странно прижимая брюхо к земле, и скрылся в темноте. Через секунду рычание перешло в визг, потом он рванул назад, к свету, и плюхнулся у ног Гаутера, издавая какие-то невообразимые звуки. Пес весь дрожал. Что-то его разозлило, но больше всего, как понял Гаутер, он испытывал смертельный страх.

– Что случилось, парнище? Что тебя напугало, а? – спросил Гаутер ласково, опускаясь на колени и пытаясь успокоить трясущегося зверя. Потом он поднялся и сам пошел к воротам, взяв ружье наперевес и направляя луч фонаря в поле.

Там, на сколько хватало света от фонаря, ничего необычного не было заметно. Скэмп, хотя и стал поспокойней, все еще волнуясь, поскуливал возле его ног. Ничего необычного? И все-таки что-то… погоди… он сосредоточился… Да!!! Вот оно! Холодный липкий воздух наплывал Гаутеру на лицо, и пахло чем-то странным, нездоровым, чем-то таким неожиданным, что узел инстинктивного страха как бы завязался у него в животе. Пахло стоячей водой и болотной прелью. Запах наполнил его ноздри и не давал легким выдохнуть воздух, и на одно мгновение Гаутеру представилось, как его засасывает в глубину черного болота, гадкого, злого. Он резко повернулся, дыхание у него перехватило, глаза были широко раскрыты, волосы на затылке стояли дыбом. Но через мгновение болотная вонь рассеялась и исчезла совсем, он снова вдохнул полной грудью чистую ночную прохладу.

– Ей-Богу, парнище, странные же вещи творятся тут этой ночью. Что-то это было неотсюдашнее. Откуда-то ветер подул, и не понять. Давай-ка обойдем все потихонечку.

Сначала Гаутер направился к конюшне. Принц бил копытом и был весь в мыле.

– Что ты, малышка? – сказал Гаутер ласково и провел рукой по дрожащим бокам коня. – Не дергайся. Постой спокойно, я тебя сейчас оботру.

Принц понемножку успокаивался, пока Гаутер протирал его вспотевшие бока мешковиной, и Скэмпу вроде тоже полегчало. Он поднял голову и уже больше не грохотал, а только слегка порыкивал, скорее угрожающе, чем нервозно, как будто старался доказать, что он вовсе и не трусил, а только гневался.

– М-да, – подумал Гаутер. – И это та собака, которая ни человека, ни зверя никогда не пугается! Мне здорово не нравится все, что нынче тут творится.

В коровнике коровы тоже беспокоились, таращили глаза и раздували ноздри, хотя они были поспокойнее, чем Принц.

– Нет, здесь никого нет, Скэмп. Пойдем поглядим в амбаре.

Они пошли туда, но там тоже все было как обычно, ничего не было тронуто.

– Все вроде бы нормально, – сказал Гаутер. – Давай быстренько обойдем все вокруг, и домой, заварим чайку, да уж скоро будет время доить. Никакого покою душе!

Когда они пересекли двор, на небе появились первые проблески дня. Скоро настанет новое утро и прогонит все ночные тревоги.

Гаутеру понемногу становилось стыдно за свой страх, спасибо еще, что не было никого, кто бы это заметил. Он улыбнулся с раскаянием.

– Чего только не навоображаешь себе…

Но тут же застыл, как вкопанный, а Скэмп, заскулив, прижался к его ногам.

Из темноты, откуда-то сверху над головой Гаутера пронесся резкий крик, слишком резкий для человеческого голоса, но непохожий и на звериный.

Во второй раз за эту ночь у Гаутера кровь застыла в жилах. Потом, глубоко вздохнув, он решительно направился к дому, не глядя ни направо, ни налево, ни вверх, ни вниз, и Скэмп ни на дюйм не отставал от него. Одним движением Гаутер повернул ручку замка, переступил через порог, захлопнул дверь и задвинул засов.

– Я не знаю, как ты, парнище, а я собираюсь выпить чашку крепкого чая.

Он зажег спиртовку, поставил чайник и, пока вода закипала, прошелся по комнатам, поглядеть, все ли там в порядке. Все было спокойно, только Сьюзен сонным голосом спросила, который час и почему Скэмп устроил такой переполох. Гаутер сказал, что лисица являлась в курятник, но Скэмп прогнал ее. Туже самую историю он выдал и Бесс.

– …а потом он стал лаять на собственную тень, так перевозбудился.

– Да? Интересно, а ты-то почему весь вспотевший, как кусок сыра? – спросила Бесс с подозрением.

– Ну, – начал он в замешательстве, – я думаю, просто в моем возрасте не очень полезно бегать по двору в такую рань. Но зато полезно попить чайку. Я тебе тоже принесу кружечку: чайник кипит!

Гаутер обвел взглядом кухню. Невозможно что-нибудь скрыть от Бесс. Она слишком хорошо его знает. Но что сказать ей? Что он, деревенский житель, испугался какого-то запаха и крика ночной птицы? Он чуть не покраснел, подумав об этом.

К тому времени, когда он заварил чай, оделся и умылся, за окнами рассвело и было уже пора доить коров. Солнце пробивалось сквозь облака. Гаутер почувствовал себя много лучше.

Он уже шел по двору, направляясь к коровнику, когда вдруг увидел разбросанные по булыжнику черные перья.

В каменном кольце

Четверг на ферме Хаймост Рэдмэнхей был всегда очень занятым днем. Помимо обычного круга дел Гаутер должен был готовиться к следующему. Раз в неделю, по пятницам, он ездил в Олдерли делать покупки и навещал старых друзей и знакомых, которых он снабжал овощами и яйцами. Так что большая часть четверга уходила на то, чтобы перебрать и почистить товар для пятничной продажи.

Когда с этими делами было покончено, Колин и Сьюзен поехали с Гаутером к колеснику в ближайший городок Моттрам Сент-Эндрю, чтобы заменить поломанную спицу в колесе. Работа затянулась почти до самого чая. А после Гаутер спросил ребят, не хотят ли они вместе с ним попытать счастье на озерце Раднор. И к тому же решить проблему ужина.

Они отправились полем и скоро достигли леса. Здесь подлесок был гораздо гуще, чем в лесах на Эдже, к тому же густо разрослась ежевика, так что Сьюзен порадовалась, что она догадалась надеть брюки. Повсюду росли высокие кусты рододендрона. А еще казалось, что этот лес просто кишит птицами. Они распевали на деревьях, шелестели в листве, плавали в маленьких ставочках.

– Я только теперь понял, что странного в тех лесах, что растут на Эдже…

– Птицы, – перебил Колина Гаутер. – Там их почти нет. Так было всегда, и я не знаю почему. Там столько деревьев, кустов и прочего, казалось бы, их там должно быть не меньше, чем здесь. Но там никогда не встретишь певчего дрозда. Бывало, я там бродил по полдня и едва встречал парочку сов. Да, это очень странно, если подумать хорошенько.

Их путь шел сквозь заросли рододендрона, тропинка едва ли заслуживала названия тропинки: так заросла. Земля была неровной и вся закидана валежником, но Гаутер бодро шел, неся удочку, и даже ни разу не споткнулся. Видно, он хорошо знал дорогу.

Сьюзен подумала, что худо бы им пришлось, если бы случилось бежать бегом по такой местности.

– Гаутер, – спросила она, – а тут тоже есть заброшенные шахты?

– Нет ни одной, мы находимся почти что на равнине, а шахты покрывают склоны холма, они сзади нас. Почему ты спросила?

– Так просто.

Рододендроны кончились у края озера. Оно было примерно с милю длиной и с четверть мили в ширину.

– Вот это озеро, – сказал Гаутер, усаживаясь на поваленное дерево, нависшее над водой. – Оно слегка заболочено, зато никто сюда не явится мешать нам ловить рыбу. Достань-ка из корзинки баночку с приманкой.

Гаутер пробрался по бревну почти до самого края, закинул удочку, вернулся, сел и, опершись спиной о вывороченные корни деревьев, раскурил трубку. Колин и Сьюзен разлеглись на сухой коре и стали глядеть на озеро. Золото заходящего солнца омывало их.

За два часа они поймали трех больших окуней, затем смотали снасти и направились обратно, успев добраться до дома засветло.

Следующим утром в деревне Олдерли Сьюзен отправилась с Бесс по магазинам, а Колин остался помочь Гаутеру разгружать овощи.

Они все собрались вместе к обеду, а после решили сопровождать Гаутера, пока он объедет клиентов.

День был жарким, и часам к четырем у ребят просто в горле пересохло от жары. Бесс сказала, что они могут пойти попить лимонаду и съесть по порции мороженого.

– Мы сейчас должны съездить еще на Мосс Лейн, больше чем полчасика это не займет. А вы подождите нас и прохладитесь немного.

Ребята не заставили себя долго просить и вскоре уже сидели в удобных плетеных креслах деревенского кафе со стаканами прохладного лимонада в руках. Сьюзен играла со своим браслетом, задумчиво пытаясь заглянуть в голубую сердцевину слезки.

– Трудно бывает уловить луч, – сказала она. – Никогда не знаешь… ага… погоди… вот он! Знаешь, он напоминает мне свет в Фундин…

Она вдруг замерла и молча уставилась на Колина. Он тоже вытаращился на нее с открытым ртом. Они оба, не отрываясь, глядели на камешек.

– Не может быть! – сказал Колин. – Но как?

– Вот именно – как.

– Я… не знаю… Но все-таки…

– Да нет! – сказал Колин. – Чародей узнал бы его с первого взгляда, ты не думаешь?

Сьюзен с облегчением откинулась на спинку кресла и перевела дух. Но через секунду она выпрямилась, не в состоянии вымолвить ни слова.

– Он не мог его увидеть! Я была в пальто! О, Колин!… Колин был потрясен не менее своей сестры, но он не мог так долго оставаться с открытым ртом. Следовало выяснить, и при этом быстро, действительно ли камень на руке у Сьюзен мог оказаться Огнеледом, или это всего-навсего просто кусочек хрусталя. Если камень на самом деле Огнелед, тогда, как видно, про это дознались злые силы, и в таком случае их схватка со свартами получала объяснение. Другой вопрос, как этот камень мог оказаться на руке у Сьюзен.

– Мы должны немедленно разыскать Каделлина, – сказал Колин, – потому что, если это Огнелед, то чем скорее он его получит, тем лучше для всех нас.

В этот самый момент подъехала тележка, и Гаутер крикнул ребятам, что пора домой. Они попытались скрыть свое волнение. Однако тот тихий шаг, который позволил себе Принц, поднимаясь на «передний» холм, как его называли местные жители, заставлял их чуть ли не лопаться от нетерпения.

– Бесс, – сказала Сьюзен, – ты точно ничего не можешь вспомнить про камешек на браслете? Мне бы хотелось знать о нем как можно больше.

– Нет, девочка. Я тебе рассказала все, что знаю сама. Моя мать получила его от своей матери, и она говорила мне, что так он передавался от старших к младшим. Бог знает, с какого времени. Да, и еще она говорила, что почему-то его нельзя никому чужому показывать, только близким родственникам, иначе настанут семь очень несчастливых лет, но моя мама была без предрассудков и не очень-то верила во всякую болтовню.

– И ты всегда жила в Олдерли?

– Да, Господи, ну, конечно! Я родилась и выросла в Хауффе, а мама моя была из Густри, а перед тем ее семья, кажется, была связана с Мобберли.

– Ох!

Колин и Сьюзен едва владели собой.

– Гаутер, – сказал Колин, – позволь нам со Сью сходить на Грозовую Вершину. Как нам туда побыстрей дойти?

– Что? Не попивши чаю? – воскликнула Бесс.

– Да, к сожалению. Это очень важно. И это пока секрет. И нам обязательно надо туда.

– Не намылились ли вы спуститься в шахты? – спросил Гаутер с подозрением.

– Нет, нет, – заверил его Колин. – Пожалуйста, нам очень нужно. Мы вернемся не поздно. А без чая обойдемся, не беспокойся.

– Дело ваше, это ваши желудки будут пустые, – сказал Гаутер, – только глядите, мне неохота ехать вас искать в полночь. А идти лучше всего от лесникова дома и по большой дороге, там у заброшенной каменоломни – развилка, пойдите по той дороге, что по левую руку, она вас и приведет на Грозовую Вершину.

Они достигли вершины Эджа и, проехав примерно четверть мили, Гаутер остановил Принца перед хорошеньким коттеджем, выстроенным из красного песчаника и уютно стоящим на опушке леса. От боковой стороны коттеджа начиналась песчаная дорога под прямым углом к основной дороге, убегала, теряясь за деревьями. Гаутер сказал, туда им и надо идти, чтобы быстрее достичь Грозовой Вершины.

Ребята спрыгнули с тележки, уверяя, что они не задержатся, побежали по дороге, а Бесс и Гаутер продолжили путь, обсуждая с умилением, как хорошо быть молодыми.

– А тебе не кажется, что лучше бы пойти той дорогой, которую нам указал Каделлин? Он говорил, что это единственная безопасная дорога, – сказала Сьюзен.

– Да некогда нам обходить вокруг, надо скорее показать Каделлину твой камень. Гаутер же объяснил, что это прямая дорога к Грозовой Вершине, да и белый день на дворе, не вижу, что с нами может случиться.

– Ну, ладно. Только как мы найдем Каделлина?

– Пошли туда, где были железные ворота, а там покричим. Он же чародей, он нас услышит… Надеюсь, во всяком случае, надо попытаться!

Ребята все глубже и глубже уходили в лес, пока не дошли до ровной поляны, где папоротник поредел и уступил место низкой густой траве, растущей на торфяной почве. Поляна вся пестрела солнечными бликами. И здесь, рядом с такой красотой им пришлось, правда, слишком поздно, убедиться, что чародей ничего не говорит зря, и что капканы, расставленные злом, имеют крепкие пружины и не выпускают свою добычу.

Из-под земли по всей поляне вдруг поднялись языки густого тумана, которые стали сливаться в сплошную клубящуюся пелену, доходившую ребятам до колен. Туман поколебался, сгустился еще больше и вдруг взвился вверх, скрыв от ребят солнце и всю живую жизнь вокруг них.

Это было слишком для Сьюзен. Нервы ее сдали. Убежать, вырваться из этого холодного облака, от того, что оно может в себе таить. Больше она ни о чем не могла думать. Она рванула вслепую, пробежала, запинаясь, несколько шагов, обо что-то споткнулась и с размаху упала на траву.

Сьюзен не ушиблась, но удар привел ее в себя. Удар и еще нечто. Падая, девочка вытянула руки перед собой, и когда она пришла в себя, то осознала, что руки ее не касаются земли, что под руками у нее – пустота. Она лежала, не смея шевельнуться.

– Сью, где ты? – послышался ласковый голос Колина. – С тобой все в порядке?

– Я здесь. Будь осторожен. По-моему, я на самом краю скалы, только ничего не видно.

– Не шевелись. Я иду к тебе.

Колин пополз на голос, но даже на этом коротком пути он чуть было не потерял направление в тумане, и прошло несколько минут, прежде чем он отыскал Сьюзен. Он подполз к ней на животе и лег рядом.

Торф кончался у него под носом, а дальше, внизу, виднелось море чего-то серого. Колин пошарил возле себя, нащупал камешек и швырнул его. Прошло не менее трех секунд, прежде чем камень стукнулся о землю.

– Хорошо, что ты споткнулась и упала, Сью! – проговорил он. – Видно, здесь эта заброшенная каменоломня. Тут довольно крутой обрыв. А теперь тихо, давай прислушаемся.

Но как они ни напрягали слух, до них не донеслось ни звука, слушать было нечего, точно они были единственными живыми существами на всей земле.

– Нам надо вернуться на дорогу, Сью. Надо постараться не производить никакого шума. Потому что тот, кто устроил этот туман, наверняка прислушивается. Если мы не отыщем тропу, то, скорее всего, будем кружить в тумане до самой ночи. Даже если тут никого нет и нас оставили в покое.

– Для начала, давай отойдем отсюда, а то здесь мы нарвемся на беду.

Они взялись за руки и медленно зашагали в сторону дороги. Время шло, и Сьюзен начинала все больше и больше тревожиться.

– Колин, – сказала она, – я пробежала не больше дюжины шагов перед тем, как споткнулась. А мы идем не меньше пяти минут. Думаешь, мы движемся туда, куда надо?

– Не думаю. Потому что не знаю, куда надо. Нам остается только надеяться на лучшее. Давай постараемся идти прямо, тогда, может, выберемся из этого тумана.

Но им это не удалось. То ли туман растекся на большое расстояние, то ли, как им показалось, он следовал за ними. Сделав несколько шагов, они остановились и прислушались. Но их окружало только холодное молчание тумана, и это действовало на нервы даже больше, чем если бы они слышали какие-нибудь звуки. Ничего не было видно больше, чем на пару ярдов в любом направлении, и ребята боялись свалиться в какую-нибудь незаметную шахту или сорваться в карьер, потому что к этому времени они совершенно утратили ориентировку.

Казалось, что дорога просто исчезла, но на самом деле несколько минут назад они пересекли ее, не заметив. Когда Колин и Сьюзен приближались к дороге, туман уплотнялся возле их ног, и они проходили мимо. Это продолжалось до тех пор, пока ребята не удалялись от цели.

Через четверть часа их начала пробирать дрожь, и они не могли с ней справиться: казалось, что сырость прямо вгрызается в их кости. Время от времени из тумана перед ними вставали сосновые стволы, так что создавалось впечатление, будто они движутся по залу с колоннами, у которого нет ни начала, ни конца.

– По-моему, мы ходим кругами, Колин. Давай изменим направление, нам не удается идти прямо.

– Заблудиться более безнадежно, чем мы сейчас, невозможно. Если хочешь, давай попробуем, хуже не будет.

Колин и Сьюзен не могли поверить своему счастью. Через полминуты они наткнулись на дуб, а за ним рос другой. Туман был по-прежнему плотным, но ребята почувствовали, что они стоят на твердой земле, и это вселяло надежду.

– Хорошо бы, Каделлин появился тут, – сказала Сьюзен.

– А что, это мысль. Давай позовем на помощь, может, он нас услышит.

– Но тогда мы себя обнаружим.

– Не думаю, чтобы это сейчас имело значение. Давай попытаемся.

– Ладно.

– Раз, два, три. Ка-дел-лин! На помощь! Каделлин!

Это было все равно, что кричать в набитую перьями подушку. Их голоса тут же замирали, впитывались, как губкой, плотной пеленой тумана.

– Вряд ли наши голоса слышны издали, – проговорил Колин с тоской. – Давай сделаем еще одну попытку. Раз, два, три. Каделлин, на помощь!

– Бесполезно. Он нас не услышит, – сказала Сьюзен. – Нам надо самим выпутываться.

– Давай не будем спешить, пошли понемногу, – предложил Колин. – Если кто-то собирался на нас напасть, то давно уж и напал бы, так ведь? А он, наверно, хотел нас просто напугать, а может, думал, что мы свалимся со страху в пропасть, или что-нибудь в этом роде. Пока мы будем идти не спеша, нам ничего не грозит.

Решение не было верным, но к тому времени у них не родилось никакого другого плана.

Несколько минут ребята продвигались в молчании, Сьюзен пристально глядела под ноги, а Колин присматривался и прислушивался, не раздастся ли какой звук или не появится ли знак, предвещающий беду.

Вдруг Сьюзен резко остановилась.

– Здравствуйте, а это-то что? Перед ними лежали два грубо отесанных валуна, а сверху еще такие же, еле различимые в тумане.

– Что бы это значило? Кажется, их сюда нарочно положили.

– Ладно, пусть. Нам некогда размышлять, пошли дальше.

Ребята миновали камни и, пройдя два шага, снова застыли на месте. Их сердца охватило отчаяние, холодное, как восточный ветер.

Ответ на вопрос Сьюзен был получен. Они находились внутри каменного кольца, низкая мрачная изгородь вставала перед ними, как только они пытались двигаться, точно отгораживая их от всего остального мира. Теперь перед ними возникли еще два камня, повыше остальных, и на одном из них восседало существо, вид которого мог бы устрашить самого отважного мужчину.

В течение трех фатальных секунд ребята стояли, глядя на него, не в силах ни двинуться, ни осмыслить, что происходит. И пока они стояли в нерешительности, камни сдвинулись, челюсти ловушки захлопнулись, а трава внутри нее, как мириады змей, приведенная в движение чьим-то колдовством, обвилась вокруг них стеблями и корнями, поймала, как в капкан.

Точно в каком-то кошмарном сне, Колин и Сьюзен делали попытки вырваться, барахтаясь, как осы в меду.

Таинственное существо медленно поднялось с камня и направилось к ним. Оно имело человеческие очертания, но все-таки не было человеком: несколько выше человеческого роста, с ног до головы завернуто в какую-то зеленую одежду, от которой исходил сырой, тлетворный дух, и через которую просвечивало неестественно худое тело и тонкие паучьи ножки. Глубоко надвинутый капюшон скрывал лицо, кожаные перчатки были натянуты на паучьи руки, в воздухе стоял запах гниющей воды.

Существо остановилось перед Сьюзен и властно протянуло к ней руку. Ни слова не было произнесено.

– Нет! – закричала Сьюзен. – Не отдам! И она спрятала руку за спину.

– Не тронь ее! – закричал Колин. – Если ты до нее дотронешься, Каделлин убьет тебя!

Скрытая капюшоном голова медленно повернулась к мальчику. Колин заглянул под капюшон, и отвага покинула его, ноги сделались ватными.

Затем существо резко выбросило руки вперед и опустило их обоим ребятам на плечи.

Им не оставалось никакого шанса бороться и защищаться. С неимоверной скоростью, такой, что крик ужаса так и застрял у каждого из них в горле, ледяное оцепенение от этих рук проникло в их тела, и они застыли парализованные, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой.

В мгновение ока браслет был отстегнут с руки Сьюзен, и мрачное существо, повернувшись на пятках, шагнуло в туман. Туман завертелся вокруг него, как смерч, и вместе с ним исчез за деревьями.

Солнце осветило каменное кольцо и две неподвижные фигуры, стоящие посредине. Теплые солнечные лучи влили жизнь в их одеревеневшие тела, они снова смогли двигаться. Сначала дернулись руки, как у заводных кукол, потом повернулись головы, дрогнули ноги, и холодное оцепенение точно ушло в землю. Трава освободила их, и ребята встали на четвереньки, дрожа и хватая ртом воздух, и кровь стучала в их головах железными молотками.

– Скорей – вон из кольца, – с трудом выдохнул Колин.

Они, пошатываясь, двинулись влево и чуть не упали, наткнувшись на невысокую насыпь у той самой дороги, которую так долго искали.

– Надо найти Каделлина… Может быть… он догонит. Грозовая Вершина… впереди.

Ноги плохо слушались, каждая косточка болела, но ребята спешили, как могли, и через несколько минут у них вырвался крик облегчения: они действительно оказались у Грозовой Вершины.

Колин и Сьюзен бежали по камням в сторону железных ворот, с разбегу налетели на скалу, но никаких ворот там не оказалось. Они стали молотить кулаками по скале и звать чародея. Но ничего, кроме содранной кожи на костяшках, не достигли: ворота не появились, скала не раздвигалась.

Колин обезумел от отчаяния. Он выковырял из земли огромный камень и, схватив его двумя руками, стал колотить в безмолвную каменную стену, крича:

– Откройся! Откройся! Откройся! Откройся!

– Таким образом не полагается являться с визитом к чародеям, – произнес голос над его головой.

Фенодири

Колин и Сьюзен подняли головы, не зная, чего им на этот раз ожидать. Голос был довольно дружелюбный, но кто его знает!

Со скалы свешивалась пара ног и поблескивала пара глаз, черных, как сливы на терновнике, глаза помещались на кожистом лице под кустистыми бровями. Лицо было бородатым.

– Скалы – старый упрямый народ, они появились раньше нас и останутся, когда нас уже не будет. Время принадлежит им, и они не любят, когда их торопят.

Проговорив все это, лицо исчезло, ноги качнулись и скрылись из виду, со скалы что-то скользнуло, плюхнулось, и перед ребятами из-за скалы появился человечек в пять футов ростом. На нем была сероватая туника, перехваченная поясом с расшитой зелеными спиральками каймой, остроносые ботинки и штаны, туго стянутые кожаным ремнем. Его черные волосы спускались до плеч, на лбу виднелся золотой кружочек.

– Ты… гном? – спросила Сьюзен.

– Именно.

– Меня зовут Фенодири Уайнскин,[8] а еще непочтительные друзья зовут меня Скуэбноуз.[9] Так что нам есть из чего выбрать, – гном выпрямился и окинул Колина и Сьюзен пристальным взглядом. В его лице читалась та же мудрость почтенного возраста, что и у Каделлина, но в выражении глаз было больше легкости и веселья.

– О, пожалуйста, – обратилась к нему Сьюзен, – отведи нас к чародею, если только ты можешь. Случилось нечто ужасное, ему надо сообщить немедленно, не то будет поздно.

– Что будет поздно? – спросил Фенодири. – Впрочем, чего это я задаю вопросы, когда происходит такое волнение и спешка. Давайте поищем Каделлина.

Он нежно погладил грубый камень скалы так, как человек обычно оглаживает бока любимой лошади. Скала медленно зашевелилась, раздвинулась посредине, и вот уже показались железные ворота и голубой свет Фундиндельва.

– Вот тоже эти ворота, – продолжал Фенодири оживленно, – это мой отец их сделал, так что они меня слушаются, хотя волшебные чары мне неведомы.

Он приложил свою руку к железу, и ворота растворились.

– Держитесь поближе ко мне, а то потеряетесь, – бросил он через плечо.

Гном быстро двинулся вдоль уходящего вниз туннеля подпрыгивающей походкой. Колин и Сьюзен поспешили за ним, а скала и железные ворота тут же захлопнулись, и вот они опять очутились далеко от мира людей.

Они все углублялись и углублялись в Эдж, и наконец, миновав зигзаги туннелей, оказались в той пещере, где отдыхали ребята в тот вечер, когда впервые встретили Каделлина. Там они его и застали. Он сидел, читая, за столом, но поднялся, заслышав, что они приближаются.

– Доброго дня тебе, Каделлин Силвербрау,[10] – сказал Фенодири.

– Тебе тоже, Уайнскин. Ну, какие дурные вести принесли вы мне, дети? Я ждал их, только не знал, в чем они состоят.

– Каделлин! – закричала Сьюзен. – Моя слезка и есть Огнелед, и ее у меня только что украли!

– Что за слезка? Я не понимаю.

– Моя, моя слезка! Мне ее подарила мама, а ей – Бесс Моссок.

И она, запинаясь и путаясь, вывалила всю историю камня.

Чародей постарел прямо у них на глазах. Он тяжело опустился на стул, лицо его посерело.

– Это тот самый, тот самый камень. Никакой другой так не вспыхивает голубым огнем. И он был тут, возле меня, и я не услышал его призывов!

Чародей сидел с затуманившимся взором, старый, уставший человек. Потом закипел гневом. Он вскочил со стула, охваченный почти юношеским порывом, распрямился, как бы заполнив собой все пространство пещеры.

– Гримнир! Это ты решил стать моей погибелью в конце концов? Скорее! Мы должны захватить его на земле, пока он не погрузился в озеро! Я убью его, раз уж на то пошло!

– Нет, Каделлин, – сказал Фенодири. – Кровь кинулась тебе в голову и затмила холодный рассудок. Уже час прошел с тех пор, как этот, покрытый толстой шкурой, направился в сторону озера, сейчас он уже успел скрыться во тьму, и даже ты не посмеешь за ним последовать. Оттуда он только посмеется над тобой. Зачем тебе это нужно, дружище?

– Насмеется? А разве не для того, чтобы насмеяться надо мной, он оставил в живых этих детей?! Он никогда не оказывает милости ради милости! И как бы я иначе узнал эту горестную весть? Вот я и смакую его триумф, он этого и добивался!

– Верно. Хочешь, не хочешь – камень теперь у него. И все, что нам осталось – это следить и ждать, только я не знаю, чего мы этим достигнем.

Каделлин взглянул на детей, которые стояли, подавленные, посреди пещеры.

– Колин, Сьюзен, вам довелось быть свидетелями того, как написалась черная глава в книге вселенной. Чем это кончится, ни один человек не может сказать. Но вы ни в коем случае не должны ни в чем себя винить. На этот раз дорога эльфов не спасла бы вас от того, кто в этот день предстал перед вами – от Гримнира, покрытого толстой шкурой.

– Но что он такое? – спросила Сьюзен, бледнея от воспоминания от этой встречи.

– Он – человек, или, вернее, был человеком. Когда-то он проходил разные науки у мудрейших из мудрейших. Он сделался крупнейшим знатоком народных поверий. Но в своей алчности к знанию он проник в запрещенные тайны народной мудрости. И черная магия опустошила его сердце, превратила его в чудовище. Он покинул дневной свет и отправился жить в бездонные глубины озера Ллин-дху – Черного озера, как и Грендель[11] в стародавние времена.

Он накапливал и накапливал зло и сделался почти таким же, как те существа, что прислуживают своему господину в Рагнароке. И вот сегодня он, мой самый главный враг, появился перед вами.

– Никто из живущих никогда не видел его лица и не слышал его голоса, – добавил Фенодири. – У гномов есть легенда, что он не показывает свое лицо оттого, что его где-то в глубине сердца жалят, как оводы, стыд и раскаяние, воспоминание о том, кем он был и кем в конце концов стал. Но это всего лишь легенда, и в этот печальный час ее можно и не вспоминать.

– Нет у нас времени разбирать народные сказки, – сказал Каделлин. – Мы должны сделать, что можем, и при этом не теряя времени. Скажите-ка мне, кто мог видеть камень и опознать его?

– Да никто… – отозвался Колин.

– Селина Плейс! – закричала Сьюзен. – Селина Плейс! Моя слезка тогда вся затуманилась. Колин, разве ты не помнишь? Она, должно быть, ее разглядела, она как раз тогда и остановилась на дороге, чтобы убедиться в этом.

– Ха, – с горечью рассмеялся Фенодири. – Меняющая Обличье взялась за свое! Мы бы сразу догадались, насколько все серьезно, если б знали, что она причастна к этому.

– О, почему же вы мне не сказали, когда мы встретились в первый раз? – воскликнул чародей.

– Я совсем забыл, – печально ответил Колин. – Я думал, это не имеет значения. Я решил просто, что у нее не все дома.

– Не имеет значения? Не все дома? Вы только послушайте его! Да Селина Плейс, как ее называют люди, главная ведьма у мортбрудов! Ее зовут Морриган, она – проклятие, насылаемое на людей.

На мгновение показалось, что вот-вот на Каделлина найдет приступ гнева, но он всего лишь вздохнул и покачал головой.

– Ладно. Что случилось, то случилось. Сьюзен чуть не плакала. Ей было тяжело видеть старого человека таким потерянным, тем более, она чувствовала себя виноватой в этом.

– Мы что-нибудь можем сделать? Чародей взглянул на нее и устало улыбнулся.

– Сделать? Милая моя, я думаю, любой из нас очень мало что может сделать. И уж конечно, детям нет места в той борьбе, которая последует. Я понимаю, вам это будет тяжело, но вы должны уйти отсюда и забыть обо всем, что здесь видели и что произошло с вами. Теперь, когда камня у вас больше нет, вы будете в безопасности.

– Нет! Не говорите так! Мы хотим помочь! – воскликнул Колин.

– Я знаю, – сказал Каделлин. – Но в том, что будет происходить, вам не принадлежит никакой роли. Оружием борьбы будут Высокая Магия и низменная хитрость. Доблесть двух ребятишек ничего не решит в этой схватке. Самая лучшая помощь – это если вы освободите меня от тревоги еще и за вас.

И не давая возможности ребятам дальше возражать, чародей взял их за руки и вывел из пещеры. Они пошли с ним молча, испытывая безысходную тоску, и вскоре оказались наверху над болотом, где три дня назад впервые повстречались с чародеем.

– И мы больше никогда не увидимся? – спросил Колин. Он ни разу еще не чувствовал себя таким несчастным.

– Поверьте мне, что так и должно быть. Мне тоже больно расставаться с друзьями. И я догадываюсь, что значит для вас то, что дверь удивительного и волшебного должна закрыться перед вами; когда вы только чуть-чуть заглянули в нее. Но это ведь еще и мир теней и страхов, как вы сами видели, и боюсь, что очень скоро мне и самому придется перейти в мир теней. Я вас туда с собой не возьму.

Возвращайтесь в свой мир, там вам будет безопаснее. Если мы проиграем в борьбе, вам это ничем не будет грозить. Настронд появится не в ваше время. А теперь идите. Фенодири выведет вас на дорогу.

Сказав это, чародей повернулся и без единого слова или жеста вошел в туннель. Скала отозвалась эхом – он исчез.

Колин и Сьюзен онемело глядели на скалу. Они оба чуть не плакали, и Фенодири, которому и своих печалей хватало, было очень их жаль.

– Не сочтите Каделлина жестким или жестоким. Он потерпел такое поражение, которое кого угодно сокрушит. Сейчас он станет готовить себя заглянуть в лицо смерти, и даже, из-за камня, к худшему, чем смерть. И мы все встанем рядом с ним; думаю, что и мы разделим его участь. Он попрощался с вами, потому что думает, что вряд ли ему предстоит много встреч по эту сторону Рагнарока.

– Но во всем виноваты мы! – воскликнул Колин в отчаянии. – И теперь мы обязаны помочь ему!

– Вы больше всего поможете ему, если останетесь в стороне от опасности, как он вам и сказал. То есть держитесь подальше от нас и ото всего, что будет с нами происходить.

– Неужели это, правда, самое лучшее?

– Да.

– Значит, так оно и будет. Только это очень тяжело.

– А ему разве легче, чем вам? Они шли по дороге, которая вилась вдоль холма, постепенно поднимаясь, пока не вышли к гряде Эджа.

– Ну, теперь вы в безопасности, – сказал Фенодири. – Но если я вам вдруг понадоблюсь, скажите совам в амбаре на ферме у Моссока. Они понимают ваш язык и прилетят ко мне. Но запомните, совы – сторожа ночи, а днем они летают, как пьяные эльфы.

– Ты хочешь сказать, что это ты прислал всех этих сов?

– Да. Мои родичи всегда умели общаться с птицами. Мы относимся к ним как к братьям, и они помогают нам, чем могут. Две ночи тому, как они принесли известие, что вокруг вас собирается зло. Та птица, которая казалась не совсем птицей, наполнила их сердца страхом, хоть они и не могли ее днем разглядеть. Теперь я догадываюсь, что это был покрытый толстой шкурой. Сейчас мы как раз находимся на скале Касл Рок, откуда видно его логово.

Они подошли к голому выступу, который сильно выдавался над хребтом. В скале была точно кем-то грубо вытесанная скамья, и на нее они присели.

– Как я и думал, – сказал Фенодири, – темный хозяин дома, в своем логове. Видите, вон там расположено озеро Ллин-дху, окаймленное гирляндой из мхов и жалких лачужек.

Колин и Сьюзен поглядели туда, куда указывал Фенодири. На расстоянии двух-трех миль они могли разглядеть между деревьями поблескивающие серые воды.

– Люди решили осушить эти болота и стали строиться, но дух этих мест вселился в них, и дома получились некрасивые, унылые. Вокруг домов по-прежнему растекается болото, а из мрачного озера являются к ним бездушные мысли и поселяются в человеческих сердцах. Ага! Вон я вижу того, кто может рассказать нам кое-что о дальнейшей судьбе камня.

Он показал на крошечное пятнышко, парящее над равниной, и пронзительно свистнул.

– Эй, Уиндховер,[12] ко мне!

Пятнышко зависло на месте, затем начало планировать вниз, на землю, как черная падучая звезда, с каждой секундой увеличиваясь в размерах и свистя крыльями; секунда – и на протянутую руку Фенодири уселась великолепная птица – пустельга, устрашающая и гордая. Птица сверкнула глазами на ребят.

– Ты, конечно, подумал: странная компания для гнома, – сказал Фенодири. – Но на них напали мортбруды, так что они много пережили, больше чем полагается в их возрасте. Мы хотим спросить тебя, что Гримнир? Он проходил здесь. Добрался он до озера?

Пустельга стрельнула глазами на Фенодири и что-то резко прокричала. Ее крик, безусловно, был понятен гному и ничего не значил для ребят.

– Конечно, как я и полагал, – сказал Фенодири, когда птица замолчала, – некоторое время назад густой туман промчался по равнине со скоростью конского галопа и провалился в Ллин-дху. Что ж, ничего не поделаешь. А теперь я должен вернуться к Каделлину, нам надо многое обсудить и поговорить о наших планах. Прощайте, мои новые друзья. Вон ваша дорога, идите за ней. Помните о нас, хоть Каделлин и запретил вам это, и пожелайте нам удачи.

– Прощай.

Колин и Сьюзен ничего больше не смогли вымолвить. Не было сил говорить. Горло им стянула тоска. Они понимали, что Каделлин и Фенодири не просто хотели от них отделаться. Чувство вины за то, что случилось, терзало их невыносимо.

С тяжелым сердцем повернули ребята в сторону дороги. Они шли молча, не оглядываясь, пока не вышли на дорогу. Фенодири, стоящий на скамье с Уиндховером на вытянутой руке, вырисовывался четким силуэтом на фоне неба. Он поднял другую руку в прощальном салюте, и голос его звонко прозвучал в неподвижном воздухе:

– Прощайте, друзья!

Не находя слов, они помахали ему в ответ.

Гном постоял еще минутку, потом спрыгнул и удалился в сторону Фундиндельва. У ребят точно пелена опустилась перед глазами.

Туман над Ллин-дху

Настала осень, и в сентябре Колин и Сьюзен отправились в школу. После уроков они помогали на ферме, так что на Эдж ходили не особенно часто. Иногда в субботу или воскресенье они и могли бы выбраться туда, но там бывало полно горожан, которые голосили, продираясь сквозь подлесок, оставляя после себя упаковки от еды и бутылки, замусоривали землю и полностью разрушали атмосферу этих мест. Однажды Колин и Сьюзен напоролись на семейство, расположившееся как раз рядом с железными воротами. Отец семейства сидел, прислонившись спиной к скале, и старался перекричать вопли маленького транзистора, призывая своих детишек к чаю. А те играли в солдатики на Чертовой Могиле.

Все изменилось. Эти места, где до того красота и ужас служили двумя сторонами медали, превратились просто в шумную игровую площадку. Дух этих мест опочил. Или прятался. И ничто не говорило о том, что хоть когда-нибудь существовали чародеи или сварты. Ничего не оставалось: только пустое место на руке, где был браслет, да совы в амбаре на ферме.

Пропажа браслета послужила причиной некоторых трений между Моссоками и ребятами. Бесс первой заметила, что браслет исчез, а Сьюзен, не зная, как поступить лучше, вывалила все, что произошло на самом деле. Бесс было трудно это переварить, она не знала, как относиться к услышанному. Ее, естественно, огорчила пропажа камня, но больше всего ее встревожило, что Сьюзен – испугавшись последствий пропажи, нагородила столько несусветной чепухи. Гаутер, наоборот, не был так уж уверен, что все это только фантазия. Он ничего не сказал, но местами вся эта история очень уж совпадала с тем, что он пережил в ту ночь, от этого ему делалось неуютно. Но как-то оно проехало, и больше о камне никто не заговаривал, хотя нельзя было сказать, что все забылось.

Незадолго до Рождества Колин вдруг обнаружил, что совы из амбара исчезли. Все последующие дни ребята сильно беспокоились, не зная, как объяснить это внезапное исчезновение.

– Или Каделлин отвоевал камень, – сказал Колин, – или проиграл сражение.

– А может, просто он знает, что мы в безопасности… или может быть… но нет, это глупости… ох, хоть бы уж знать наверное!

И хотя ребята потратили два дня, прочесывая лес из конца в конец, они не нашли ключа к разгадке. Если состоялась отчаянная схватка, как предсказывал Каделлин, то она не оставила никакого следа.

Стояла безоблачная погода раннего предзимья. Морозными ночами звезды отливали серебром на бархатном небосклоне. Дни были короткими, но солнышко старалось обмануть землю, делая вид, что это не зима, а весна.

Однажды в воскресенье после обеда в первую неделю января Колин и Сьюзен выбрались из деревни Олдерли, ведя свои велосипеды за руль. Они двигались медленно: по крутому холму не побежишь. Последний кусок пути – особенно скверный – шел круто вверх, не давая передохнуть. Но добравшись наверх, можно было сравнительно спокойно ехать на велосипеде.

Они не проехали и сотни ярдов, как Колин, который ехал первым, так надавил на торомоз, что чуть не свалился с велосипеда, а Сьюзен чуть на скатилась прямо на него.

– Гляди! – сказал он, задыхаясь. – Вон туда гляди! Это был Каделлин. Он стоял, отчетливо видный на линии горизонта, на скале Каст Рок, повернувшись лицом к долине.

Сразу же все обещания были забыты. Ребята побросали свои велосипеды и пустились бежать.

– Каделлин! Каделлин!

Чародей резко обернулся на зов и тут же двинулся прочь. Но сделав три шага, задержался, как бы в сомнении, потом вернулся к каменной скамье и сел.

– О, Каделлин, мы подумали, что что-то случилось! – воскликнула Сьюзен, всхлипнув от радости.

– Много чего случилось. Но ничего, мне от этого не стало хуже, – у чародея было недовольное выражение лица, но одновременно и понимающее.

– Но мы так тревожились, – сказал Колин. – Когда совы исчезли, то мы подумали… подумали…

– Понимаю, – сказал Каделлин, рассмеявшись. – Нет, нет, нет, не смотрите на жизнь так мрачно. Мы отозвали птиц, потому что мортбруды вам уже больше не страшны.

– Мы и про это подумали, – сказал Колин, – но и другое нам тоже приходило в голову.

– А что мортбруды? – спросила Сьюзен. – Моя слезка все еще у них?

– И да и нет, – сказал чародей. – И как раз в их жадности и предательском характере и заключается наша надежда. Камень все еще у Гримнира. Он бы должен был отдать его Настронду. Но мортбруды и он решили владеть камнем сами. Наверно, они думают, что Огнелед может наделить их волшебной силой. Если думают, то ошибаются. Тут все крутится кругами. По слухам Гримнир и Меняющая Обличье собираются все выгоды присвоить только себе и заставить мортбрудов и свартов плясать под свою дудку. Такие ходят слухи. Но я догадываюсь еще кое о чем. Я слишком хорошо знаю Гримнира, чтобы поверить, что он добровольно хоть с кем-нибудь захочет разделить власть. А Морриган, несмотря на всю ее хитрость и коварство, с ним никогда не справится. И, может быть, благодаря всем этим взаимным предательствам, у нас и появится шанс. Но сейчас мы только наблюдаем и выжидаем. Ну вот! Я вам все сказал. А теперь наши дороги опять разойдутся.

– И по-прежнему мы ничего не можем делать? – спросила Сьюзен.

– Ничего более того, что вы делали все это время. Вы хорошо играли свою роль (если не считать тот злосчастный вечер), и вы должны продолжать в том же духе, мы не хотим, чтобы вы столкнулись с тем снова.

Он указал своим жезлом. За деревьями, где обычно виднелось Черное озеро, висело плотное одеяло тумана. А вокруг, сколько хватало глаз, светило закатное солнце, и нигде не было ни дымки, ни облачка, и только озеро Ллин-дху скрывалось под нависшим над ним низким туманным облаком.

– Оно висит там уже целую неделю, – сказал Чародей. – Я не знаю точно, что он задумал, но догадываюсь, что Гримнир пытается замкнуть Огнелед в зачарованный круг, чтобы его сила не достигала Фундиндельва. Это ему не удастся, и у него недостанет колдовской силы разбить камень.

Каделлин дошел с ребятами до дороги, и они расстались с ним с более легким сердцем, чем за все долгие предыдущие дни.

На следующее утро туман все еще стоял над озером. Колин и Сьюзен ранним утром поехали на своих велосипедах поисследовать окрестности. Когда они достигли вершины скалы Касл Рок, Колин предложил еще раз взглянуть на Ллин-дху. Они присели на скамью и стали пристально глядеть на облако тумана.

Долгое время прошло в молчании, а когда Колин заговорил, то он произнес как раз то, о чем думала его сестра.

– Интересно… а что если… поглядеть на все это вблизи?

– Думаешь, мы не нарушим обещания, если просто пойдем и посмотрим?

– Но отсюда-то мы смотрим, а так мы будем тоже смотреть, только вблизи, верно ведь?

Они приняли решение, но тут же поняли, что совсем не знают, как туда добраться. Но подумали, что найдут озеро, используя кое-какие уже знакомые ориентиры. Сначала поедут на Уилмслоу, а потом, повернув налево, они, вроде бы, должны нащупать правильное направление. Так, не откладывая долее, Колин и Сьюзен скатали в Олдерли, купили бутылку лимонада, чтобы запить сэндвичи, которые были у них с собой, опустили в почтовый ящик открытку с видом Грозовой Вершины для папы и мамы, и через полчаса были уже в центре Уилмслоу, затрудняясь, по какой дороге двинуться дальше.

– Вон кто-то подъехал. Пойдем, спросим, – сказал Колин.

Он заметил крошечный, как жучок, автомобильчик, из которого в этот момент вылезал сержант полиции таких огромных размеров, что почти что закрыл собой весь автомобиль. Нельзя было поверить, что он может туда поместиться, если даже свернется калачиком.

Ребята приблизились к нему, и Колин спросил:

– Простите, пожалуйста, вы не могли бы подсказать дорогу на Ллин-дху?

– Куда? – спросил сержант удивленно.

– Ллин-дху, Черное озеро, это недалеко отсюда. Сержант улыбнулся.

– Вы меня дурите, что ли?

– Нет, – заверила его Сьюзен, – четное слово, нет!

– Ну тогда вас кто-то обдурил. Насколько мне известно, такого места тут в округе не имеется, а я уже целых девять лет служу в Уилмслоу. Название звучит скорее по-валлийски.[13]

Колин и Сьюзен были так поражены, что даже не сразу нашлись, что ответить.

– Но мы же видели озеро со скалы Касл Рок меньше часа назад! – сказала Сьюзен, и слезы чуть не набежали ей на глаза. – Вообще-то мы не разглядели его, потому что оно покрыто туманом, но мы знаем, что оно там есть.

– Туман, говорите? А, ну теперь кое-что проясняется. Там, где общинный выгон Линдоу, уже несколько дней висит туман. И единственное озеро, которое есть тут поблизости, находится именно там. Ллин-дху, Линдоу – похоже, это, наверное, оно и есть, должно быть!

– Да-а, да, это оно, – сказал Колин. – Мы, наверно, не так расслышали название. Далеко это отсюда?

Они поехали в указанном направлении и, проехав примерно с милю, достигли широкого сырого выгона, поросшего низким кустарником, покрытого мелкими водоемчиками и заросшего вереском. Несколько в стороне от дороги на доске было написано, что это Выгон Линдоу и что езда на велосипедах запрещена. А посреди выгона вытянулось длинное озеро с черной от торфа водой.

Ребята стояли на вязком берегу, их пробирала дрожь. Воздух был напоен сыростью, вид озера навевал тоску.

Вокруг мрачного выгона были рассыпаны домишки, такие, какие всегда встречаются в предместьях большинства современных городов.

«Гирлянда из мхов и жалких лачужек». Они вспомнили эти слова Фенодири, глядя на безрадостный пейзаж. Но что было по-настоящему удивительно, так это прекрасная видимость. И если они действительно были на берегу Ллин-дху, то за час, что они добирались сюда, местность совершенно очистилась от тумана, окутывавшего ее в течение последних десяти дней.

– Ты думаешь, это оно? – спросил Колин.

– Ага. Вряд ли их два одинаковых. И оно черное. Интересно, что же произошло?

– Пошли отсюда, у меня от него мурашки. Мы увидели его, как хотели, и ладно.

Выпив по чашечке кофе в Уилмслоу, чтобы разогнать мрак, навеянный Ллин-дху, ребята поехали назад в Олдерли. Они не строили никаких планов, но солнышко было теплое, и у них оставалось еще часов шесть до темноты.

Они проезжали станционный мост в Олдерли, когда увидели нечто.

Легкий северо-восточный ветерок медленно гнал деревенские дымки по небу. Но где-то на полпути к ближайшему склону холма Эдж белый туманный шар висел точно прикрепленный к деревьям. А из тумана вставали печные трубы и конек крыши того самого дома, где проживала Селина Плейс!

Дом Селины Плейс

Комната была длинной, с высоким потолком, выкрашенным в черный цвет. Стены задрапированы черной бархатной тканью. Ни чем не застланный деревянный пол покрыт густо-красной краской. В комнате стоял стол, на нем лежал раздвоенный с одного конца прут и серебряная тарелка, на которую горкой был насыпан какой-то красный порошок. На одном конце стола стояла подставка для книг с раскрытой большого размера книгой со страницами из тонкого пергамента, а на другом – жаровня с тлеющими углями. Больше в комнате ничего не было. Гримнир следил недобрым взглядом за тем, как Морриган долго и нудно совершала приготовления к колдовству. Он не любил магию ведьм: они слишком полагались на неуклюжих, духов, и злоба в них закипала слишком медленно. Он предпочитал, как ударом, нагонять страх и видел для себя опору в темных сторонах человеческого ума.

Да, конечно, эта грубая ведьмина магия тоже имела свой смысл. Она постепенно набирала силу, как вздымающаяся волна, и поражала свою жертву медленной неотвратимостью лавины. Если бы только эта магия была мгновенной! Ведь так мало времени оставалось до того, как Настронда заставят действовать его все более и более увеличивающиеся подозрения, а тогда… Сердце Гримнира дрогнуло от одной этой мысли. Только бы ему удалось подчинить своей воле силу камня! Тогда Настронд увидел бы, кто из них настоящий Дух Тьмы. Тогда для Гримнира и Рагнарок, и все, кто в нем обитает, были бы не более, чем канава с червяками, через которых можно перешагнуть и забыть о них. Но как взять власть над камнем? Камень уже отпарировал все его «удары рапирой», и был момент – чуть было не уничтожил и самого Гримнира. Единственный шанс теперь заключался в колдовстве этой женщины из мортбрудов, но и за ней надо следить, нельзя допустить, чтобы она вдруг сделала камень послушным одной себе. Пока она ему нужна. А как от нее отделаться, когда она сыграет свою роль, не очень-то занимало его в данный момент. В мозгу Гримнира все разрасталась и разрасталась фигура Настронда, и он знал, что спасение только в очень быстром успехе.

Морриган, высыпая черный песок из кожаной бутылки, изобразила сложный орнамент, начертив круг на красном полу. Она то и дело останавливалась, делая рукой в воздухе какие-то знаки, что-то бормотала себе под нос, приседала, затем продолжала сыпать песок. На ней было черное платье, обвязанное алым шнуром, на ногах – остроносые туфли.

Так погружена была в свое дело Морриган и так занят своими мыслями Гримнир, что ни один из них не заметил двух пар глаз, которые прильнули к левой стороне окна.

Круг был завершен. Изменяющая Обличье подошла к столу и взяла в руки прут.

– Сейчас плохое время призывать на помощь тех, кто нам нужен, – сказала она. – Но если в том, что ты слышал, есть хоть гран истины, то надо действовать немедленно, хотя тебе следовало бы проявить больше такта, – она указала на серое облако, прижавшееся к стеклу. Глаз в окне уже не было. – Мы можем привлечь нежелательное для нас внимание.

– Но ты же видишь, они уже начали беспокоиться! Они что-то пронюхали. Скоро мы узнаем, в силах ли они одолеть нас. Хоть бы это оказалось не так! Если мы не успеем до конца дня, тогда пеняй на себя.

Тяжело ступая, ведьма открыла входную дверь, вышла, завернула за угол дома и направилась к флигелю, откуда доносились какие-то заунывные звуки.

Селина Плейс была раздражена и сердита. Несмотря на все его искусство, какой Гримнир все-таки дурак! Надо же было так рисковать! Кто, в здравом уме, мог прийти так открыто по такому делу? Ему со всей его магией было далеко до волшебного камня Бризингамена! Придется мобилизовать все ее древнее колдовство, чтобы приручить камень, и Гримнир это знает, сколько б он там не суетился в своем Ллин-дху.

– Тихо, тихо. Мы идем. Не выломайте только дверь! Сзади нее из тумана возникли две тени. Они скользнули вдоль стены и шмыгнули в открытую дверь.

– Куда теперь? – прошептала Сьюзен. Ребята стояли в тесной передней, и им надо было выбрать одну из трех дверей, выходивших туда. Одна из них была отворена и, видимо, вела в гардеробную.

– Иди ко мне, и давай отсюда посмотрим, в какую дверь она войдет.

Они не стали медлить, потому что мужские шаги Селины Плейс уже приближались в тумане.

– Ну, а теперь давай проделаем все, что мы можем, – сказала ведьма, возвращаясь к Гримниру. – Будь она неладна, эта спешка! Может, нам еще ничего и не грозит. Но все же мы не будем в безопасности, пока не сделаемся господами над камнем. Дай его нам.

Гримнир отстегнул кошелек, висевший у него на поясе, и вынул оттуда браслет. Огнелед свисал с него, его ясная глубина была скрыта туманом.

Морриган схватила браслет и поместила его в центре круга на полу. Она задернула портьеры на окнах и дверях, подошла к жаровне. Мерцание углей почти не разгоняло темноту. Морриган взяла пригоршню порошка с серебряной тарелки, посыпала им угли и выкрикнула громким голосом:

– Димориель, Карнефиель, Каспиель, Аменадиель!

Зашипев, пламя рвануло вверх, наполнив комнату рубиновым светом.

Меняющая Обличье раскрыла большую книгу и начала вычитывать из нее.

– Вос омнес ит министри одеи ет деструкционес эт сараторес дискорде…

– Что она задумала? – спросила Сьюзен.

– Не знаю, но от ее голоса по мне бегают мурашки.

– …эт квод ест нопе вос кониурасе идео вос конниро эт депрекур.

– Колин, я…

– Ш-ш-ш, молчи!

– …эт одид фиат миер альве…

Тени стали собираться на бархатных стенах в дальних углах комнаты.

Целых полчаса Колину и Сьюзен пришлось стоять неподвижно в их убежище, и меньше чем за половину этого срока их энтузиазм испарился. Они попали сюда в каком-то порыве, какая-то внутренняя потребность привела их в этот страшный дом, заставив откинуть мысль об опасности.

Они, может быть, потихонечку уползли бы и попытались найти Каделлина, если бы не наводящее ужас сопение, которое время от времени слышалось за окном гардеробной, из-за него им очень не хотелось открывать наружную дверь.

И все это время голос Морриган монотонно гудел, иногда возвышаясь до пронзительных, приказывающих выкриков.

– Приди, Хаборим! Приди, Хаборим! Приди, Хаборим! Вслед за этим ребята почувствовали сухой колючий жар, который постепенно делался просто непереносимым. Он давил на них, пока кровь не начала пульсировать в ушах и комната не стала вращаться над их головами.

– Приди, Оробас! Приди, Оробас! Приди, Оробас! Возможно ли такое? Ровно через три секунды ребята услышали цоканье копыт по голым доскам, и дикое, бешеное ржание эхом отозвалось где-то высоко над крышей.

– Приди, Намброт! Приди, Намброт! Приди, Намброт!

Порыв ветра схватил дом за стрехи и грозил оторвать его от корней из песчаника. Что-то пронеслось мимо на гудящих крыльях. Какие-то странные голоса устроили перекличку в пустых комнатах, и плотный туман прилип к дому, да так и застыл.

– Кониуро ет конфирмо супер вос потентес ин номини фортис, метуен дисиими, инфанди…

Как раз в тот момент, когда Сьюзен показалось, что она сейчас потеряет сознание, жар уменьшился, стало возможно дышать, ужасный ветер утих, в доме воцарилась гнетущая тишина.

После нескольких минут тихого бормотания дверь открылась, и голос Селины Плейс долетел в гардеробную:

– А мы говорим… что камень… будет в сохранности. Ничто не грозит ему… извне. Пошли отсюда… это опасное варево. Если оно выплеснется… а мы будем рядом… нам – конец. Поспеши. Оно набирает силу. Даже смотреть на него опасно.

С недоверием и постоянно оглядываясь, Гримнир присоединился к ней. Они вместе прошли через ту дверь в передней, что была напротив, и шаги их замерли.

– Ну и как же нам теперь выбраться из этого переплета? – сказал Колин. – Похоже, нам придется торчать здесь, пока она не отзовет все эти существа. А если она опять примется за свое колдовство? Мне что-то неохота ждать.

– Колин, мы не можем уйти, моя слезка вон в той комнате, больше такого случая не представится никогда!

Воздух стал прохладным, и никаких звуков – ни странных, ни обычных не было слышно.

Но Сьюзен чувствовала настойчивые призывы в глубине своего сердца, которые отмели в сторону все обещания, всяческое благоразумие уже тогда, когда они увидели туман со станционного моста.

– Но, Сью, разве ты не слыхала, как эта Плейс сказала, что там находиться опасно? Уж если и она боится, значит, это по-настоящему чем-то грозит.

– Наплевать. Я должна сделать попытку. Идешь? Если нет – я иду одна.

– Ох… ну, пошли. Увидишь, мы еще пожалеем, что не остались здесь.

Ребята вышли из гардеробной и осторожно отворили находившуюся слева от них дверь.

Сначала они ничего не могли увидеть в тусклом свете жаровни, но разглядели стол и подставку для книг, и белый столб посреди комнаты.

– Все спокойно! – прошептала Сьюзен. Они вошли в комнату на цыпочках, закрыли дверь, постояли, пока глаза привыкли к освещению… и тогда они увидели! Столб был живой.

Он вырастал из круга, который Селина Плейс так старательно изготовила. Это был столб маслянистого дыма, а в дыму шевелились какие-то существа. Их очертания были неясными, но ребятам удалось разглядеть достаточно, чтобы захотеть очутиться подальше отсюда. Пока они смотрели, столб начал вращаться, все быстрее и быстрее, дым становился все гуще и гуще, пол зашатался, и слух ребят внезапно наполнился печально завывающими голосами, доносящимися откуда-то издалека, из неведомых страшных мест. Жужжа как мухи, какие-то тени отделились от драпировок, и их тут же затянуло в дымную спираль. А затем основание столба почему-то сделалось голубым. Жужжание перешло в сумасшедший вой – и смолкло. Вся эта вертящаяся масса задрожала, как будто кто-то резко нажал на тормоз, замерла и рухнула, как упавшее дерево. Сквозь дым вверх побежали серебряные молнии, дымный столб столкнулся с огненным шаром, и последний поглотил его. Какой-то голос пропищал что-то совсем рядом с ребятами и исчез через двери позади них. Голубой свет начал гаснуть, а на его месте показался Огнелед посреди нарушенного магического круга.

Колин и Сьюзен стояли, точно привинченные к полу. Затем осторожно, затаив дыхание и не отрывая глаз от камня, как будто он мог исчезнуть, Сьюзен подошла и взяла его. Молча расстегнула она браслет и замкнула его на своей руке. Она не отдавала себе отчета в том, что делает. Этот момент снился ей столько раз за долгие месяцы, и столько раз она с горечью просыпалась.

В маленькой комнатке наверху под самой стрехой Селина Плейс и Гримнир сидели в ожидании. Они были скованы почти невыносимым напряжением: слишком хорошо была известна цена неудачи. На протяжении тысячелетий не раз бывали случаи, когда подобные им ослушивались Настронда. Но все в конце концов оказывались в Рагнароке. Настронд умел подчинять всякое зло своей воле.

– Теперь уже недолго, – сказала Морриган. – Через пять минут камень должен…

Тоненькая ниточка дыма просочилась под дверь и поплыла по комнате. Какие-то плачущие звуки сопровождали ее. Морриган вскочила со стула, взгляд ее сделался диким, на лбу появилась испарина.

– Нон липет абире…

Она широко раскинула руки, чтобы загородить дорогу.

– Кониуро эт конфирмо супер… Но дым обогнул ее, направляясь к камину, и прыгнул в него. За окном мрачно вздохнул ветер, и все стихло.

– Нет, нет, нет, – пробормотала Селина потрясенно, устремляясь к двери. Но Гримнир уже распахнул дверь и мчался по коридору к лестнице. Он пробежал уже один пролет вниз, когда раздался звон разбиваемого стекла, и на лестнице тут же сделалось темно, потому как черная фигура заслонила собой верхнюю часть окна. Морриган своим резким голосом издала вопль, полный страха, а Гримнир обернулся со скоростью и злобой голодного паука.

Шум вернул к жизни Колина и Сьюзен. Морриган снова взвизгнула.

– Давай быстрей отсюда! – сказал Колин. Он потащил сестру за руку в прихожую.

– Как только мы выйдем наружу, беги как сумасшедшая, я – следом.

Жуткий тарарам происходил там, наверху, и звуки неслись оттуда такие, что заставляли забывать о прочих опасностях. Однако только до тех пор, пока Колин открыл наружную дверь. Раздался какой-то скрежещущий рык, и из тумана возникла фигура, вид которой заставил их, спотыкаясь, ринуться обратно в дом. Но прежде чем Колин сумел захлопнуть дверь, собака колдуньи Морриган перемахнула через порог и очутилась прямо перед ними – злобная и страшная.

Она была очень похожа на бультерьера, только фута на четыре выше в холке, и острые уши ее, в отличие от прочего гладко-белого туловища, были покрыты грубой красной шерстью. И уж чем она была непохожа на всех собак на свете – это тем, что на морде ее не было даже признака глаз. Она была безглазая!

Зверь секунду помедлил, покачивая своей клинообразной головой из стороны в сторону и принюхиваясь влажными раздутыми ноздрями. Учуяв запах ребят, ринулся к ним, как если бы увидел их глазами. Колин и Сьюзен нырнули за ближайшую дверь, которая, как оказалось, вела в кухню, но там ничего не сулило им укрытия, только обнаружилась еще одна дверь.

– Надо рискнуть, это страшилище явится сюда через минуту.

Задвижка на кухонной двери не выдерживала, она вот-вот готова была отскочить под яростным натиском скребущих когтей. Но не успела Сьюзен все это проговорить, как послышался звук шагов, торопливо приближающихся к другой двери. И тут защелка подалась, и зверь ворвался на кухню.

Колин схватил кухонный стул и шепнул Сьюзен:

– Спрячься за мою спину.

При звуке его голоса зверь замер, но только на мгновенье.

– Мы до окна не достанем?

Колин не смел отвести глаз от наступающей собаки.

– Нет.

– А другого выхода отсюда тоже нет?

– Нет.

Он орудовал стулом как щитом. Собака наскакивала на него, пытаясь укусить. Стул был тяжеленный, руки у Колина ломило.

– Смотри, – сказала Сьюзен, – вон там какая-то кладовочка, для щеток и веников, что ли, дверь не заперта, давай туда!

– А чем это поможет?

– Я не знаю. Может, Гримнир нас не заметит, или собака на него набросится… или… все равно, хуже не будет!

– А мы там поместимся?

– Она высокая, до потолка.

– Ладно, давай.

Сьюзен залезла в кладовку и подержала дверь, пока Колин, пятясь, продвигался к кладовке. Зверь кусал ножки стула и лупил их лапами. Дерево трещало, щепки летели во все стороны, руки у Колина ослабели, но он добрался до кладовки, швырнул стул в оскаленную морду и вдавился в кладовку. Сьюзен увидела красный язычище и сверкнувшие белые клыки прямо рядом со своим лицом, но она успела захлопнуть дверь. В тот же момент Сьюзен услышала, как с силой распахнулась та, другая дверь в кухню. Потом она потеряла сознание.

Или так ей показалось. Ей стало нехорошо, голова закружилась, ей почудилось, что она провалилась в бездонную темноту. Был ли это на самом деле обморок? Колин толкнул ее, пытаясь выпрямиться, и она это почувствовала. Сьюзен ущипнула себя за руку. Нет, она была в сознании.

Колин и Сьюзен стояли тесно бок о бок, готовя себя к тому, что дверь в кладовку в любой момент могла отвориться. И что тогда? Но в кухне было неестественно тихо, не доносилось ни звука.

– Что случилось? – прошептал Колин. – Там уж слишком спокойно.

– Ш-ш-ш!

– Я не вижу, где замочная скважина? А ты? Должна же она где-то быть.

Он наклонился и пошарил рукой.

– О-о-ох!

Колин испустил вопль удивления и ужаса, и в этот момент Сьюзен чуть было действительно не потеряла сознание.

– Сью! Тут нет никакой двери!

– Ч-что?

– Нету двери! Это какая-то твердая скала и она движется, и я содрал кожу об нее! Вот почему у меня уши закладывает! Мы попали в какой-то лифт!

Говоря это, он почувствовал, что пол под ним действительно есть, но в лицо вдруг повеяло холодным сырым воздухом, и тишина воцарилась такая, что было слышно, как бьется собственное сердце.

– Ради всего на земле, где же это мы оказались?

– Скорее всего как раз где-то под землей! Сьюзен встала на коленки на пол кладовки и протянула руку к двери. Ничего. Рука ее касалась влажной скалы.

– Пол есть. А двери нет. Давай достанем фонарик и посмотрим. – Они сняли со спины рюкзаки и стали шарить в них среди бутылок с лимонадом и сэндвичей.

При свете фонариков они разглядели, что находятся у входа в какой-то туннель, который уходит в темную бесконечность.

– Что же нам теперь делать?

– Но ведь мы не можем вернуться обратно, даже если очень захотим, так ведь?

– Не можем. Только мне все это не нравится.

– Мне тоже. Но нам не из чего выбирать! Пошли. Они снова надели свои рюкзаки на плечи и двинулись вдоль туннеля. Через секунду какой-то легкий звук заставил их обернуться. У обоих душа ушла в пятки.

– Лифт умчался! – сказал Колин, с ужасом глядя в шахту, в которой стремительно исчезла «кладовка». – В один миг они будут здесь!

Шахта с доской

Ребята шли так быстро, как только могли, спотыкаясь на неровном полу и царапаясь о каменные стены. Воздух был затхлый, и через минуту на них напала одышка, точно они пробежали целую милю, но Колин и Сьюзен спешили – все вперед и вперед, при этом только две мысли бились у них в голове – удрать от погони и найти Каделлина или Фенодири. Ах, если бы это место было уже Фундиндельвом!

Проход все время отчаянно извивался, и когда Сьюзен, не издав ни звука, внезапно затормозила на повороте, Колин с размаху налетел на нее, они растянулись оба, к счастью успев поднять кверху свои фонарики.

Туннель заканчивался шахтой, которая уходила вниз на головокружительную глубину, так что света фонариков не хватало, чтобы осветить ее дно.

А на толстом крюке, глубоко вогнанном в скалу, висела веревочная лестница. Она была мокрая, местами покрыта бледно поблескивающей плесенью, но выглядела крепкой, так что должна была их выдержать. Что делать? Необходимость умертвила страх. Теперь им потребуются обе руки, они сунули фонарики за пазуху, в свои ветровки и стали спускаться в темноту.

Веревка была скользкая. Им пришлось призвать всю силу воли, чтобы слезать ритмично, без суеты. Они одолевали перекладину за перекладиной, двигаясь одновременно. Колин командовал:

– Раз-два-три-четыре-пять-шесть-семь.

Он находился десятью перекладинами выше, и ему было очень трудно бороться с желанием ускорить темп. Он старался не думать о том, что может произойти, если Гримнир доберется до лестницы, пока они еще на ней.

– Сто сорок, и еще – раз-два-три-четыре-пять.

– Я на дне, – крикнула Сьюзен. – Тут сыро!

Конец лестницы раскачивался над островом из песка, который расположился на дне шахты, а от него расходились четыре пути, все не очень-то заманчивые. Два из них были занесены чем-то вроде ила, а два других были затоплены водой. Колин выбрал тот, в котором воды было поменьше, в нем просматривались выбитые в скале вроде как ступени, по ним можно было шагать почти что посуху. Колин, обернувшись, чтобы помочь Сьюзен переступить через особенно большую лужу, вдруг увидел, как дико заплясал в воздухе конец веревочной лестницы. Кто-то, по-видимому, начал по ней спускаться.

Коричневая вода взметнулась к самому потолку, когда Колин и Сьюзен бросились улепетывать, натыкаясь на невидимые под водой камни. Туннель, к счастью, пошел вверх, и вскоре вода осталась позади, они побежали по сухому песку. Правда, это не принесло облегчения, песку становилось все больше и больше, пришлось бежать, согнувшись в три погибели, а вскоре они и вовсе поползли на четвереньках.

«А что, если потолок с полом сойдутся, и нам придется идти обратно… или вообще, что-нибудь еще…» – думала Сьюзен.

Пот заливал ей глаза, в волосы и в одежду набралось полно песку, камни царапали кожу, а легкие болели от попыток втянуть хоть чуть-чуть кислорода из тяжелого, пропитанного влагой воздуха. Но слезка была с ней, и на этот раз Сьюзен ни за что ее не отдаст, даже если все на свете ведьмы и колдуны нападут на нее.

А что, если дальше нет пути…

Но тут сразу же тревоги Сьюзен и рассеялись, потому что туннель кончился, и луч фонарика высветил свободное пространство.

– О, слава тебе… – пролепетала она, и ребята выползли на холмик песка.

Сначала они просто стояли на четвереньках и мотали головами, как заводные собачки, и глотали прохладный воздух, который здесь был намного легче, чем воздух в туннеле. По тому, как звуки глохли, они догадались, что находятся в пещере. Каждое их движение в туннеле отзывалось многократно увеличенным гулким эхом, а сейчас даже собственное дыхание казалось неслышным и далеким. Покачиваясь, ребята поднялись на ноги.

И формой и размерами эта пещера напоминала пещеру Спящих Рыцарей в Фундиндельве, но только вместо голубого света со всех сторон Колина и Сьюзен обступала давящая темнота. Желтоватые стены были прочерчены коричневым, черным, красным, голубым – точно венами – прожилками из минералов. Их ритмы показывали направление ветра или прибрежных волн двадцать миллионов лет назад.

Колин наклонился и прислушался у входа в туннель, который привел их в пещеру.

– Я ничего не слышу, но нам лучше двигаться дальше, если мы сможем.

…В этом месте было нетрудно скрыться от преследования. Казалось, что они попали в некую хитроумно спланированную систему пещер, соединенных бесчисленным количеством туннелей и шахт. Пещеры были удивительные. Стены, соединяясь наверху, образовывали в вышине как бы соборные купола, а размеры их подчас бывали такими, что стоя в центре, ребята могли вообразить, что стоят на песчаном морском берегу в безлунную, беззвездную и безветренную ночь. Рыхлый песок гасил звуки их шагов, отчего тишина еще больше терзала нервы, ходьба становилась жаркой, тяжелой работой, и воздух здесь все-таки был нехорош. Десять минут ходьбы забирали здесь столько сил, сколько обычно уходило на то, чтобы прошагать целый час без остановки.

Туннели входили в шахты и покидали их под различными углами и на разных уровнях. Они поворачивали, извиваясь, разделялись на развилки и рукава, вели то вверх, то вниз и часто совсем никуда не приводили. Они вливались в пещеры на самых разных уровнях – то возле пола, а то возле крыши, то оканчивались уступом на головокружительной высоте, иногда завершались едва намеченными ступеньками, а то и ничем вообще. А разинутые четырехугольные пасти шахт представляли собой бесконечную опасность. Иногда просматривались другие галереи на более низких уровнях, а некоторые уходили на недоступную глазу глубину. В таких местах нельзя допускать паники. К каждому повороту, к каждому изгибу, к каждому прогалу надо было подходить с величайшей осторожностью, опасаясь нежелательной встречи.

Колин и Сьюзен пересекли уже, наверно, полдюжины пещер. Вглядываясь в разинутые пасти туннелей, они кидались в них наугад, слепо надеясь, что именно этот окажется необитаемым. В туннелях стены и потолок были рядом, по стенам скользили их собственные тени, а в пещерах они ощущали себя потерянными, слабенький свет от фонарика только подчеркивал их ничтожность, им все казалось, что на них смотрят чьи-то спрятанные в темноте глаза. Ведь где-то тут, в этом лабиринте кто-то ведет на них охоту!

Сколько они уже бродят и сколько времени ушло, трудно было судить: время и расстояние значат очень мало под землей!

Наконец у них не осталось сил идти дальше, и, набредя на туннель, вход в который частично был прикрыт камнем, они пробрались в него и улеглись, растянувшись на полу. Духота и жажда доконали их. Они нетерпеливо шарили, ища бутылку лимонада у Колина в рюкзаке. Несколько минут спустя в туннеле было слышно только бульканье и удовлетворенное сопение.

– Надо оставить немножко на потом, – сказал Колин.

– Ладно. Только мне кажется, я могла бы осушить целое море!

Ребята расслабились, лежали, разговаривали шепотом. Но сперва они выключили фонарики: незачем было приближать тот момент, когда вдобавок ко всем несчастьям сядут батарейки.

– Послушай, – сказал Колин. – Сейчас главное – выбраться отсюда, и так, чтобы нас не поймали. Кажется, мы с тобой оказались в медных рудниках. Если это верно, то отсюда должно быть несколько выходов. Вопрос: как их обнаружить?

Они помолчали, подумали, казалось, на этот вопрос нет ответа.

– Но должен же быть выход… подожди минутку, – сказала Сьюзен. – Да! Посмотри: если мы в шахтах, то выход обязательно должен оказаться наверху, так? Ведь все входы в шахту на вершине Эджа.

– Да-а…

– Ну вот. Если мы пойдем только по тем туннелям, которые ведут наверх, значит мы будем двигаться в правильном направлении, согласен? Может, это и не очень богатая мысль, но все лучше, чем бродить без плана, пока Гримнир и Селина Плейс нас не найдут.

– Я боюсь не только их, – сказал Колин. – Ты заметила, какой песок взрыхленный? Он слишком сыпучий, поэтому на нем не остается четких следов, но, по-моему, эти рудники не такие пустые, как кажутся. И вспомни, как Каделлин советовал любой ценой не оказываться здесь из-за свартов.

Сьюзен об этом не подумала. Но что ж с того, что добавилась еще и эта опасность? Положение все равно не менялось. Они еще немного поговорили, но все равно лучше ничего не придумали.

Все-таки потребовалось мужество, чтобы покинуть более или менее безопасное место отдыха и, включив фонарики, двинуться навстречу неизвестности.

Они пошли вперед, но дошли только до отчаяния. Ни один туннель не шел вверх подолгу. Рано или поздно пол в нем начинал спускаться и резко шел вниз. И через час мучительных поисков Сьюзен и Колин уж совсем потеряли какое-либо представление о том, где же они находятся. Затем им показалось, что хотя и незначительно, путь направился вверх. Они пробрались вдоль гребня песчаной гряды, расположенной на краю каменного выступа и высившейся почти до самого потолка пещеры, усыпанной валунами. Песок непрестанно скатывался у них из-под ног и исчезал в пустоте внизу, точно вся гряда находилась в движении. В том месте, где кончалась гряда, было отверстие очередного туннеля. Там под ногами оказалась, наконец, твердая скальная порода. После песка она показалась им желанной, как зеленый луг и голубое небо. Туннель был очень длинный и менее извилистый, чем все прочие.

– Колин, я думаю, в этот раз мы попали на верный путь, – сказала Сьюзен, шедшая первой.

– Может быть.

– Ох!

– Что случилось? Там тупик, что ли?

– Нет. Но только…

Колин заглянул Сьюзен через плечо.

– Ох!

Перед ними находилась самая широкая шахта из всех, что они уже миновали. И через ее разинутую пасть была перекинута узенькая доска. Она выглядела мокрой и кое-где подгнила, и не более трех дюймов доски опиралось о край шахты с обоих концов.

– Нам придется вернуться, – сказал Колин.

– Нет. Эту шахту надо пересечь. Этот туннель ведет куда-то, иначе для чего тут оказалась бы доска?

И Сьюзен первой ступила на доску. Колин смотрел, как сестра его шла по доске над глубокой ямой. Прежде он никогда не видел ее такой. Она всегда довольствовалась его лидерством и старалась избежать даже самого незначительного риска. А теперь, вот уже третий раз на дню она сознательно поворачивалась лицом к страшной опасности, да еще с таким самообладанием. Это вызывало его уважение, хоть слегка и уязвляло его самолюбие.

Сьюзен уже прошла две трети, когда доска слегка съехала на сторону. Спина у Колина покрылась холодным потом, но девочка только остановилась на мгновение, чтобы вернуть равновесие, и вот она уже была на той стороне.

– Ну вот! Это не трудно. Доска чуть-чуть качается посредине, а так – ничего. Иди нормально и не гляди вниз.

– Ладно! Справлюсь не хуже тебя!

Колин ступил на доску. Все шло хорошо, доска держалась крепко, и он уже заранее знал, что посредине она колеблется. И несмотря на это, середина пути застала его врасплох. Он почувствовал, что доска съезжает на сторону, закачался из стороны в сторону, замахал руками как мельница. Он сделал еще два неуклюжих шага, ему показалось, что доска уходит из-под ног. Фонарик описал дугу, и Колин понял, что если шагнет еще шаг, то промахнется. Шахта под ним разевала страшную пасть. Он сделал отчаянный скачок вперед.

– Ты ушибся?

Колин попытался сесть, потирая голову.

– Нет, спасибо, Сью.

Его затошнило. Следующую секунду, показавшуюся бесконечной, он сидел без движения, поджав под себя одну ногу, в то время как вторая его нога висела над пропастью. Казалось, он никогда не сможет собрать силы, чтобы двинуться дальше. Сьюзен рванулась ему навстречу, схватила его за волосы и втащила в туннель.

– Хочешь, отдохнем?

– Можем. Прежде чем станем перебираться обратно по доске, – со вздохом сказал Колин.

– Что???

– Смотри сама.

Колин посветил фонариком, и Сьюзен издала тихий стон. От того места, где они сидели, туннель резко обрывался вниз и, насколько хватало глаз, не менял направления.

– Все вниз, вниз, только вниз! – с горечью воскликнула Сьюзен. – Неужели мы никогда больше не увидим дневного света?

– А может, пойдем вперед, раз мы сюда добрались? – засомневался Колин. – Как знать, может, это и есть выход?

Ему не хотелось снова оказаться перед доской. Он надеялся как-нибудь этого избежать.

Проход пугал своим резким спуском вниз. Пол тут был из скользкой красной глины. Торопливо шагавшая Сьюзен поскользнулась, упала и проехала некоторое расстояние, прежде чем ей удалось затормозить. Они извлекли из этого урок и пошли потише.

Вниз, вниз, вниз, глубже, глубже. Они еще ни разу не оказывались на такой глубине. Вскоре туннель резко повернул налево, потом и вовсе пошел зигзагами и кончился уступом скалы, нависшим над пустотой. Колин лег на живот, поглядел, перегнувшись через, край уступа.

– Ну, что ж. Сделали мы попытку.

Внизу лежало озеро шоколадно-коричневой воды, кое-где покрытое желтой пеной. Недалеко от берега виднелась песчаная отмель. И только. И больше ничего.

– Пошли обратно к доске! – сказал Колин. Всю дорогу назад он думал, как же заставить себя снова ступить на доску. И вот они уже дошли, и Сьюзен спросила:

– Думаешь, справишься?

– Конечно!

Колин собрал всю свою волю. В ушах у него звенело, ноги были как резиновые, дыхание вырывалось с шипением сквозь зубы, сердце колотилось. Он шел, не оглядываясь.

– Вот и все!

Он осветил фонариком доску, чтоб Сьюзен было легче идти.

– Обратно проще! Слегка под горку! – сказала Сьюзен. – Интересно, а какая у этой шахты глубина? Она замерла на месте.

– Нет, Сью, не останавливайся! Не смотри вниз! У тебя закружится голова! Давай, иди!

– Да со мной все в порядке. Я только хочу поглядеть, где у нее дно!

Она направила луч фонарика в шахту.

Сьюзен увидела мокрую скалу, ребристую, как гигантское горло, и оно уходило куда-то далеко вниз и исчезало в темноте… и… Сьюзен взвизгнула. Фонарь выпал у нее из рук, разбился, ударяясь о противоположные стены, и исчез в черном горле шахты. Это была чудовищная глубина. Сьюзен закачалась, подалась вперед, упала, схватилась за доску руками с такой силой, что та дрогнула, заскрежетали края доски, опиравшиеся о скалу. Сьюзен стояла на коленях, глядела в глубину и тихонько подвывала от страха.

– Сью! Сью, вставай! Что с тобой случилось? Сью!!

– Глаза! На меня глядят глаза! Оттуда, из темноты! Доска угрожающе подрагивала, один ее конец почти совсем соскользнул со скалы. Колин попытался подстраховать, но он боялся подтащить доску, опасаясь сдернуть с опоры противоположный конец.

– Сью! Ползи! Не гляди вниз! Давай! Осталось всего несколько футов.

– Я не могу. Я упаду.

– Нет, не упадешь! Ну, давай, смотри лучше на меня, не смотри в шахту. Ну же, Сью!

– Я не могу. Я упаду.

Доска сдвинулась еще на дюйм.

– Сью, смотри наверх. Смотри наверх!! Вот так лучше. Смотри только на меня и ползи.

Сьюзен закусила губу и стала потихоньку продвигаться к Колину. Но доска закачалась еще больше, чем раньше.

– Я не могу! Честное слово, не могу!

– Ладно, Сью. Стой. Я иду к тебе.

И ни секунды не колеблясь, он ступил на доску.

– Вот так. Дай мне руку. Можешь встать? Он нагнулся, стараясь ничего не видеть, кроме лица сестры. Сьюзен схватила его руку, а другой рукой обняла его колени. Доска яростно задрожала. Колин пытался восстановить равновесие, казалось, Сьюзен вот-вот начисто потеряет опору. Она поднялась потихонечку, крепко держась за брата. Наконец, встала, положила ему руки на плечи.

– Теперь шагай. Нет, погоди, под команду. Давай вместе. Раз… два…

Колин шел по доске, пятясь, нашаривая доску ногой, прежде чем сделать следующий шаг.

Принц народа Хульдра

– Не знаю, что на меня нашло, – сказала Сьюзен. – Я вовсе и не боялась. Но что-то на меня все время давило. Ребята отошли от шахты на порядочное расстояние и присели, прислонившись к стенке туннеля. Им обоим требовался отдых.

– Я была так уверена, что мы на правильном пути, что прямо чуть не разревелась, когда туннель так резко пошел вниз. И когда ты сказал, что нужно идти дальше, а мы вышли на тот уступ, меня так и тянуло прыгнуть с него в воду.

– Хорошенькое дело получилось бы из этого!

– Да, я знаю, но что-то меня заставляло. Идти по доске было нетрудно, я знала, что все обойдется, и голова у меня не кружилась. Но когда я увидела две пары этих жутких глаз, что-то у меня случилось с головой. Доска сразу показалась старой, узкой, гнилой, а шахта пыталась меня проглотить, и глаза эти – ждали.

– А откуда ты взяла, что это были именно глаза? Это мог быть луч, отраженный от осколка стекла, или, может быть, просто белела плесень.

– Нет же! Они мигали и следили за мной. Мне еще никогда не было так страшно, даже тогда, когда Гримнир напал на нас. А когда я уронила фонарик, стало еще страшнее. А сейчас – не страшно. Чудно, да? Как только мы сошли с доски, я сразу почувствовала себя иначе. И не потому, что мы уже ее преодолели. Точно, знаешь, какой-то особый страх исходил от этой шахты, он-то и старался, чтобы я в нее свалилась. Как ты думаешь, может, там были сварты?

– Я не знаю, но кто бы они там ни были, нам лучше отсюда уйти. Ты готова?

Ребята снова двинулись в путь и вдруг оказались возле пролома в стене, откуда выбитая в скале лестница вела вниз, в пещеру.

– Пойдем?

– Ага. Все лучше, чем возвращаться по старым следам. Но вскоре выяснилось, что они попали вовсе не в новое место. Они находились у подножья скалы, на которой почти до самой крыши высилась уже знакомая насыпь песка.

– Жаль, мы не знали, что есть более простой путь в этот туннель, – сказал Колин.

Они понемногу привыкали находиться под землей, и воздух не казался им таким давящим, в особенности, когда они были в движении. Но гибель фонарика замедлила ход. Они шли, взявшись за руки, там, где позволяло пространство, но в туннелях Сьюзен шла первой, а Колину оставалось брести сзади в предательской полутьме. Они теперь все чаще садились передохнуть, и Колин взял за правило в такие моменты выключать фонарик. Батарейки в нем были не новые, ни спичек, ни свечей у ребят, естественно, не было. А без света исчезла бы всякая надежда когда-нибудь выбраться отсюда.

Они по-прежнему старались идти путями, ведущими вверх, но туннели без конца дурачили их, то поднимаясь, то опускаясь.

– Я бы чего-нибудь поела, – сказала Сьюзен.

– Ладно. Только надо экономить еду и питье. Мы с тобой как дураки вылакали столько лимонада! Я думаю, здешнюю воду вряд ли можно пить.

– Уж, конечно, нет!

– В следующем туннеле сядем и поедим. Съедим каждый по сэндвичу, но на этот раз пить не будем.

– О, Колин, у меня губы запеклись, а рот точно набит клеем, и мне так жарко!

– И мне. Но мы должны потерпеть. Иначе можем застрять тут навсегда.

Колина очень тревожило освещение. Луч фонарика был пока еще довольно ярок, но рано или поздно он сделается желтым, заморгает и умрет. Колин не обсуждал это с сестрой, но Сьюзен тоже понимала опасность.

– Вот тут вроде подходящее местечко, – сказал Колин. Они заползли в туннель, огляделись. Туннель вскоре кончался тупиком, а вход почти полностью был засыпан песком. Вполне уютная пещерка… пока ребята не осознали, что это тот самый туннель, где они отдыхали в первый раз. Все, что пройдено – все зря!

– Я-то было решил, что мы поднимаемся вверх! – сказал Колин. – А мы как белки в колесе. Будь оно неладно!

Они развернули еду.

– Бери, – сказал Колин. – Подкрепись.

– А знаешь, может, мы-таки немножечко и поднялись наверх, – сказала Сьюзен. – Мы же не знаем, может, этот туннель окажется недалеко от поверхности.

– Угу, – отозвался Колин из темноты. Ему было ясно, она просто старается его подбодрить.

Вдруг Сьюзен как-то странно кашлянула и точно задохнулась.

– Что с тобой? Вдохнула крошку? Вот видишь, что значит жадничать! Теперь хочешь не хочешь, придется запить. Ты что, не можешь поосторожнее?

Колин протянул руку и включил фонарик. Он был один!

– Сью!!!

Он посветил в разные стороны. Туннель оказался пуст.

– Сью!!!

Она исчезла вместе с рюкзаком.

Колин ползком перебрался через засыпанный песком вход, сверкнул фонариком и вверх, и вниз – никого. Он ринулся вперед, не соображая. Туннели, пещеры, туннели… никого, пустота… только песок и камень…

– Сью! Сью!

Все, дальше бежать было невозможно. Песок прямо заглатывал ноги. Колин споткнулся и упал.

– Сью!!! Нет, так нельзя. Это бессмысленно. Успокойся. Надо подумать. Выключи свет! Так. Ее надо найти. А вдруг я найду выход отсюда? Тогда что? Нет. Надо сперва найти Сью. Минуточку отдохнуть. Только минуточку.

Постепенно его конечности вновь обрели силу. Колин принудил себя подняться на локтях, включил фонарик.

Сварты! Целых два. Они ползли по песку, и луч от фонарика уловил их.

Колин вскочил, но он уже был в безопасности. Они решили схватить его в темноте, прыгнуть, сцапать своими жилистыми ручищами и утащить – просто так, развлечься. Их глаза-блюдца ослепил свет, и они отступили, пошатываясь. Сварты что-то квакали и шипели, пробираясь наощупь вдоль каменной стены пещеры, загораживая морды ладонями, стараясь побыстрее скрыться от причинявшего боль света. Они с трудом нашарили вход в туннель и подрались, кому войти первому. Наконец их белые кожистые спины скрылись из виду.

Все это случилось так быстро, что об этом вдвое дольше рассказывать. Колин не успел даже путем собраться с мыслями. Но это было еще не все. Из глубины туннеля донесся приглушенный крик, оттуда выскочил один из свартов, отворачиваясь от фонаря, и кинулся наутек. Сразу же появился и второй сварт. Он помедлил на свету, оглянулся через плечо и кинулся вслед за своим компаньоном. В воздухе просверкнуло что-то белое. Сварт завизжал и обрушился ничком на песок. Широкий двуручный меч пронзил его насквозь. У Колина отвисла челюсть. Вслед за этим, хотя разум его с трудом соглашался поверить в то, о чем свидетельствовали глаза, произошло следующее: сварт пожух, завял, съежился, как осенний лист, и вскоре от него осталась только горстка пыли, мягко осевшая на полу. Мгновенно меч продержался на острие, затем с глухим звоном упал на землю.

– Хо! Дирнуин, им не нравится, как ты кусаешься! Клянусь бородой моего отца, мало интереса с ними сражаться! – долетел низкий голос из глубины туннеля, и в пещеру ступил гном, по виду викинг в миниатюре. Золотые волосы струились по плечам, раздвоенная на конце борода доходила до пояса. На нем красовались крылатый шлем и кованая кольчуга. На плечи был накинут плащ из орлиных перьев.

– Во имя жизни Недхуга! – завопил он, защищая глаза от света, – я что, явился сюда дышать этим нечистым воздухом, чтобы меня ослепили вконец?

– Я… я сожалею, – пробормотал Колин, отводя луч фонарика в сторону.

– Тебе пришлось бы сожалеть еще больше, если бы я не нашел тебя. Он поднял меч.

– А теперь быстро пошли. Головы свартов скоро полетят еще, и я хочу поделиться ими с моим двоюродным братом.

– Но… кто ты? И как ты меня нашел?

– Дуратрор, сын Гондемара я. Принц народа хульдра и друг лайос-альфаров. Но нам некогда прохлаждаться, пошли.

– Но подожди же! – воскликнул Колин. – Мне надо найти мою сестру, она исчезла, и я боюсь, что ее утащили сварты!

– Она в безопасности, не предавайся страху. Ну, идешь или прикажешь нести тебя?

Колин с величайшим трудом поспевал за гномом. Тот рванул прямо с места бегом и не уменьшал скорость ни на крутых склонах, ни на сыпучих песках. Но им было недалеко. Повернув за угол, гном ускорил шаги, и там, в пещере, от которой не начиналось больше ни одного туннеля, сидели на груде камней и спокойно уплетали сэндвичи Сьюзен и Фенодири.

– Сью! Где ты была? Я думал, что я больше тебя никогда не увижу!

– О, Колин, слава Богу, ты тоже цел! – воскликнула Сьюзен. – Если бы не Фенодири и Дуратрор, я уж и не знаю, что было бы!

– Да уж, – сказал Фенодири. – И должен сказать, это очень здорово, что мы пошли с вами именно тогда, когда пошли.

– Пошли с нами? Я не понимаю. Сьюзен разразилась смехом.

– Это не Гримнир и не Селина Плейс побежали за нами, а как раз эти двое!

– Что? Вы хотите сказать… Да не может быть!

– Точно, – сказал Фенодири. – Ох, и гнались же мы за вами! Кстати, Сьюзен рассказала нам, как вы завладели камнем, и я думаю, что Каделлин, хоть он и старый чародей, ошибся, решив, что вам в этом деле не достается никакой роли. Вы себя так достойно проявили, что я возьму вас с собой и, если захотите, вы будете с нами до конца.

– Братец Уайнскин, – перебил его Дуратрор, – правильно сказано, что если тебе вырезать язык, то он все равно не перестанет молоть и после этого. Наша беседа приятна во всех отношениях, и, несомненно, многое еще можно было бы сказать, но дело не закончено, и к тому же, я бы с радостью освободил мои легкие от необходимости дышать здешней вонью.

– Ну, конечно! – воскликнул, вскакивая, Фенодири. – Извини, Дуратрор. Пошли. Дорога к свету не так уж длинна, и мы станем рассказывать друг другу наши истории в Фундиндельве примерно через часок.

– Будем надеяться, – заметил Дуратрор. – Но заметь, что там, где я обнаружил Юного Пса, находились сварты, и один из них все еще жив. Я чувствую, нам еще предстоит кое-что веселенькое, пока мы дойдем до места.

– Ну, тогда – быстрее! – сказал Фенодири. – Не надо бы нам задерживаться. Сьюзен, пойдем со мной, дальше – Колин. Дуратрор будет замыкающим. Эй, ты чего надулся, Колин? Дуратрор не хотел тебя обидеть.

Твое имя именно так и звучит на моем родном языке. Это древнее имя и оно покрыто славой. Ну, вперед – быстрей!

И пока они спешно продвигались вперед, Колин успел расспросить Сьюзен, что же с ней все-таки произошло.

Выяснилось, что два сварта подкрались к ней сзади, обхватили, чуть не задушив, своими ручищами и поволокли. Она слышала, как Колин ее звал и как его крики замерли вдали. И она уже совсем было потеряла надежду, как вдруг раздался громкий крик, и при этом сварты выпустили ее из рук и убежали. Сьюзен почувствовала, как кто-то перепрыгнул через нее и кинулся преследовать свартов, но она чуть было и вовсе не умерла от потрясения, когда услышала голос Фенодири, спрашивающий, все ли у нее в порядке. Вдалеке раздались два резких крика, после чего сразу послышались приближающиеся шаги. Так она познакомилась с Дуратрором.

– И чего уж я совсем не понимаю, – добавила Сьюзен, – как они умудрились все это проделать в темноте.

– А как может орел летать? А как может рыба плавать? – засмеялся Фенодири, оглядываясь через плечо.

– Да. Но меня-то как вы так быстро нашли? Просто повезло? – спросил Колин.

– Повезло? – закричал Дуратрор. – Да только я приложил ухо к земле, как от твоих воплей у меня чуть не разнесло голову! Удивительно не это, а то, что я встретил возле вас всего двух сварт-альфаров.

– Ш-ш-ш, – предостерег Фенодири. – Сейчас надо идти осторожно.

Он, как тогда Дуратрор, припал к земле ухом и прислушался.

– Сварты движутся, но они далеко. Пока они нам здесь не опасны.

Туннель вышел на широкую галерею, впереди высился выступ скалы, похожий на львиную голову. Галерея опоясывала всю массивную голову, поднимаясь на большую высоту, прорезая на своем пути несколько пещер.

– Здесь находится пещера Генерального Сборища свартов, нам тут нечего делать.

Только слово успело слететь с его губ, как издали донесся слабый звук. Колин и Сьюзен уже слышали его однажды раньше: это был звук колокола, вызвавшего сварт-альфаров из Чертовой Могилы на Грозовой Вершине в ту ночь, когда на них напали там, на болоте, под Святым Колодцем.

– Ха! – возгласил Дуратрор, и меч Дирнуин запел в его руке, выскакивая из ножен на свет.

– Не сейчас, не сейчас, – охладил его пыл Фенодири. – Это была бы знатная битва, но нам надо от нее уклониться. У нас – камень. Мы должны прошмыгнуть незамеченными.

Дуратрор с неохотой опустил руку, на его лице изобразилось отвращение.

– Клянусь коровой Оргельмира! Это довольно кислый совет. Я не забуду этот день. Никогда еще кто-либо из дома Гондемара не уклонялся от битвы, да еще с такой падалью, как сварты! Когда все наладится в Фундиндельве, я должен буду вернуться и исправить это зло!

Бум, бум. Бум. Бум, бум. Бум. Бум, бум. Бум. Бум, бум.

Бум.

– Подожди. Твоя рука, еще может быть, утомится до того, как мы достигнем Фундиндельва. Это набат, созывающий свартов на генеральное сборище. Нам надо спешить.

Фенодири стал легко взбираться «льву» на плечо, остальные последовали за ним. С плеча они поднялись по отвесной стене, где были едва намечены ступени, в сторону не широкого выступа, который поворачивал к галерее, выводившей на голову «льва». Звуки многих шагов становились все громче и громче. Каждый туннель наполнился неясным бормотанием.

Фенодири направился к туннелю, который ввинчивался в крышу.

– А теперь – быстро! Здесь они тоже пройдут, надо найти укрытие, прежде чем они нас обнаружат.

Стена туннеля кончилась, и путники оказались на площадке, с которой была видна пещера Генерального Сборища. Слева виднелось углубление в стене.

– Скорее сюда! И погаси свет!

Колин выключил фонарик и почувствовал, что гномы стараются поместиться как можно дальше от входа. Сьюзен, притиснутая к стене, с трудом могла вздохнуть.

Они едва успели. Только-только разместились, как появились сварты, которые проносились мимо, как морские волны во время прилива. Целую долгую минуту Колин и Сьюзен прислушивались к шлепающим шагам и свистящему дыханию. Затем невидимая толпа прошла мимо, и звук шагов смешался со всеобщим неясным бормотанием, посвистыванием, толкотней, шуршанием, и звуки эти становились все громче по мере того, как сварты со всех сторон потоками вливались в пещеру, и воздух делался отвратительным от их дыхания.

Вдруг словно по чьему-то знаку гул разом стих, и воцарилась напряженная тишина. Началось генеральное собрание свартов.

В пещере Генерального Сборища

– Не шевелитесь, – прошептал Фенодири. – Мы с Дуратрором пойдем, понаблюдаем за ними. Мы вернемся тут же, как только узнаем их намерения.

Гномы удалились так неслышно, что даже в наступившей тишине Колин и Сьюзен не уловили звука их шагов.

Внизу, в пещере, несколько минут спустя послышался голос, говоривший что-то резко, визгливо. Он изъяснялся на каком-то непонятном языке, полном гортанных и носовых звуков, слова вертелись, сливались в один неприятный, резкий гул.

Оратор явно старался возбудить самого себя, а заодно взвинтить и слушавшую его толпу. Она сначала отзывалась на его речь глухим бормотанием, которое вскоре стало переходить в оглушительный рев, особенно когда оратор делал паузу в своей речи.

Колин почувствовал прикосновение чьей-то руки к правому плечу.

– Пойдем со мной, – сказал Фенодири. – Сейчас увидишь, только пригнись пониже.

Колин двигался ощупью, на четвереньках, пока не дополз до Дуратрора, который лежал на краю площадки и что-то ворчал себе в бороду. Вскоре и Сьюзен присоединилась к ним. Шум внизу теперь не прерывался.

– Они – трусы, – сказал Фенодири. – И до безумия боятся наших мечей. Но он здорово с ними управляется.

– Ха, я так и думал! Они бессильны перед внезапной вспышкой света, поэтому они собираются приобщиться к крови огненного дракона. А вот и ее хранитель!

Истерические вопли внизу поутихли, перешли в возбужденный ропот. И через секунду – все в пещере замерло.

– Ложись! – шепотом скомандовал Фенодири. – Он снимает крышку.

Огненная вспышка взвилась кверху, пламя закипело под самой крышей пещеры.

– Иии-ааа-уууу! – ревела толпа в тысячу глоток. Пламя опустилось, превратилось в столб футов в двадцать, осветило пещеру ослепительно-красным блеском. Именно такой огонь горел в этот день в доме Селины Плейс!

– Теперь можно смотреть, – сказал Фенодири. Колин и Сьюзен подняли головы, и то, что они увидели, осталось в их памяти навсегда.

Сварты полностью покрывали и пол и стены пещеры. Они роились как пчелы. Нижние уровни галереи были обсажены ими абсолютно, и ребята порадовались, что Фенодири забрался с ними так высоко. Голова «льва» и небольшое пространство между его разинутыми челюстями были как бы островом во взбаламученном море. На вершине скалы стояли двое свартов – один белый, другой черный, оба человеческого роста.

– Это Артог и Слинквил – властители сварт-альфаров. Слинквил – невообразимо хитер, а Артог – тот, кто как раз сейчас говорит – выполняет все, что только ни измыслит его брат. И сердце у него еще чернее, чем его кожа. Теперь погляди на огненного дракона. Сварты могут смотреть на него и не испытывать боли, а еще он обеспечивает им возможность переносить дневной свет. С этих пор твой фонарик перестает быть оружием в наших руках…

Пламя поднималось из каменной чаши, в которой кипела какая-то жидкость. Чашу держал отвратительный, весь высохший, сморщенный сварт, который, скрестив ноги, сидел на песке под «львиными» челюстями. Он казался ужасно старым, и его свисающая мешком кожа была разного цвета: где черная, где белая.

– Нам время уходить, – сказал Фенодири. – У нас впереди малоприятная дорога. Ползите к туннелю и не включайте фонарик, пока не скажу.

Несколько ярдов пути им освещал красный свет. Шум за их спинами снова усилился.

– Там, впереди – поворот. Как только свернем за угол, можно включить фонарь, – сказал Фенодири.

Ребята с трудом поспевали за ним, при этом Фенодири казался угнетенным, подавленным. У Дуратрора, наоборот, настроение исправилось, и он трусил сзади, что-то напевая себе под нос.

– Разве я не сказал, что путешествие обещает быть веселым? Ха! Клянусь кровью Лодура! Это даже лучше, чем я предполагал! Значит, нас собираются выследить, так, что ли? И нас собираются встретить в шахте, где доска, как я слышал? И если и там они нас не настигнут, то будут ждать у главного входа. Давай-ка поспешим к выходу, братец Скуэбноуз, я сделаю так, что эти крысоеды запомнят у меня главный выход на все времена, конечно, те немногие, которые останутся в живых, чтобы распевать про это после того, как мы минуем ворота!

Фенодири вздохнул и покачал головой.

– Ты забываешь о нашей миссии, старый Лимхьюер![14] Огнелед значит для нас больше, чем смерть или жизнь во славе: мы должны смирить гордыню и бежать от этих чудищ. Главный выход сейчас не для нас.

– Не для нас? Так как же, скажи на милость, мы тогда проникнем в верхний мир? Другой дороги нет!

– Есть. Одна единственная. И в своем роде она таит в себе больше опасности, чем даже главный выход на поверхность. И этой опасности не избегнешь с помощью меча. Но если нам даже суждено погибнуть на этом пути, Огнелед останется спрятанным в течение несказанного числа грядущих столетий, потому что мы пойдем туда, куда ни один сварт не может ступить, и вообще ни одно живое существо. Только я единственный на всем свете могу указать дорогу.

– Но, Фенодири, – воскликнула Сьюзен, – что ты имеешь в виду? Тут же полно выходов!

– Нет, только не здесь. Мы находимся в Западной шахте, и из нее был устроен только один главный выход. Здесь некогда копали глубоко – так глубоко, что прикоснулись к сокровенным тайнам земли. О них мало кто знал, и мой отец был последним из них. Тут в древности были прорыты первые копи нашего народа. За целые два века до появления Фундиндельва. Мало что осталось от них сейчас, только верхние проходы, не более того. В этих местах царит ужас, даже для нас, гномов. Дорога как следует спрятана, но мой отец хорошо обучил меня. Никогда я этими путями не ходил, разве что в недобрых снах, и я все время надеялся, что это испытание минует меня. Но теперь – час настал.

– Не говори, прошу, – прорычал Дуратрор. – Мне это все не по нраву.

Они шли и шли, почти что молча – у Колина и Сьюзен говорить просто не было сил, а Дуратрор был подавлен тем, что он услышал.

– Это недалеко, – сказал Фенодири, – в сторону… ох! Впереди по стене пробежал красный свет. Источник света не был виден за поворотом туннеля, но гномам и гадать не пришлось, чего им ждать от этого света.

– Что ты теперь скажешь, братец? – воскликнул Дуратрор с жаром. – Станем ли мы убегать от этого света, как тени, или сперва погасим его?

Фенодири помрачнел.

– Мы от них слишком близко. Теперь уже не повернешь назад.

– Хорошо! Вот что мы сделаем: пусть человеческие дети стоят здесь. Ты иди вперед, вон к тому прогалу в стене и спрячься там, держи меч наголо и жди, пока не позову. Я притаюсь за этим валуном. Стой крепко, Дева Камня, и ничего не бойся. Ни один сварт не дотронется до тебя, это я тебе обещаю!

И Дуратрор растаял в темноте.

Свет становился ярче, он отбрасывал на стену пляшущие тени, длинные и тонкие, с большими головами и плоскими руками. Из-за поворота появились сварты. Их было десять, белых свартов, курносых, как мопсы.

Каждый из свартов держал в руках факел, пропитанный кровью огненного дракона. К кушаку, которым каждый из них был опоясан, был приторочен грубо сделанный молот. Головка молота, вытесанная из камня, напоминала гирю с желобком посредине, по которому шел согнутый ивовый прут, привязанный к молоту ремешками из крысиной кожи.

Колин и Сьюзен невольно приникли друг к другу, и фонарик дрогнул у Колина в руке. Сварты замерли, у них вырвался глубокий вздох. Они стали медленно приближаться. Ребята знали, что Дуратрор близко, и все же им стоило больших усилий не удариться в бегство.

Сварты надвигались. Последний из них прошел мимо Фенодири. Колин сверкнул фонариком им в глаза, но они даже не моргнули и хищно рассмеялись. Ребята отступили на шаг. Сварты рванулись вперед. Они высоко держали факелы в одной руке, а другую протягивали к Сьюзен и Колину, вот-вот схватят! Но в этот момент Дуратрор выступил из-за валуна со своим мечом Дирнуином в руке. Он низко поклонился свартам и обратился к ним на их языке.

– Привет вам, о, пожиратели поганок! Мы с вами удачно встретились!

Сварты отпрянули, разинув рты и зашипев, как гигантские ящерицы. Но задние проявили больше мужества.

– Глядите-ка! Это как раз тот, кого мы должны прикончить, – закричали они. – Наплевать на человеческих детей. Это как раз по его поводу созывали Генеральное Собрание.

– Нет! Нет! – завопил другой. – Вон та барышня, которая провела нас, смотрите, смотрите, камень снова у нее!

– Камень! Камень! Камень!

– Мортбруды обхитрили нас!

– Или она его украла!

– Хватайте их! Мы заберем камень себе! Глаза свартов вспыхивали зеленым и желтым по мере того, как жадность в них побеждала трусость.

– Хо! – кричал Дуратрор. – Храбрость появилась у сварт-альфаров! Этот чудесный день надо будет запомнить! Ну-ка, пусть мой меч испытает твердость ваших хребтов!

Сварты набросились на гнома.

– Гондемар! – возопил Дуратрор, и Дирнуин завертелся над его головой. Два сварта тут же скончались под его ударами. Они согнулись пополам, рухнули на колени и рассыпались пылью.

– Гондемар!

Искры летели, когда меч со звоном ударялся о камень. Уже оставалось только шестеро свартов, а четыре факела догорали на песке. Шестеро на одного: для них маловато, хоть цена победы и была бы велика. Сварты повернулись спиной и дали стрекача. Дуратрор переводил дух, опираясь на меч.

– Братец, видно, Дирнуин горьковат им на вкус, пусть отведают твоего меча, Делателя Вдов.

Фенодири вышел из укрытия, и сварты в ужасе остановились.

– Это ловушка! – завопили они.

Один из свартов повернулся и бросился было на Дуратрора, но, видя, что никто к нему не присоединяется, поспешно вернулся к своим товарищам. Фенодири размахивал своим мечом в мрачном молчании. Он в отличие от Дуратрора не ощущал радости битвы. Эти существа стояли между ним и его целью, поэтому их надо было заставить замолкнуть. Вот и все. Он не был прирожденным рубакой.

Шум постепенно затихал. Круглый шлем Фенодири скатился под ноги, кольчуга звенела от ударов. Но это продолжалось недолго. Вскоре уже оба гнома стояли и глядели друг на друга поверх пространства, замусоренного факелами и каменными молотками.

– А Делатель Вдов правильно назван, как я погляжу! – хохотнул Дуратрор. – Он обогнал меня на два очка в этой битве. На моем счету только на одного больше, чем у тебя. Надо мне еще поискать себе свартов.

– Нечего тебе, пошли брат, мы не должны ни отклоняться от своего пути, ни отдыхать, пока не станем для них недосягаемы.

Колин остановился, чтобы поднять молот. Молот был тяжелый, но как раз по руке.

– Не взять ли нам парочку? Они могут пригодиться!

– Они станут твоей смертью там, куда мы идем, – сказал Фенодири. – Мы не нуждаемся в этой мерзости.

– Дуратрор, – спросила Сьюзен, когда они двинулись в путь, – а куда деваются сварты после того, как исчезают из виду?

– Они превращаются в пыль, Дева Камня, в пыль. Они не переносят укуса железа: оно растворяет их плоть. И хорошо бы, все твари Настронда были такими, как они!

– Ну вот, это первое из предстоящих нам испытаний, – сказал Фенодири. – Но нет ничего, чтобы холодный разум не мог преодолеть.

Прямо перед путниками туннель вдруг окончился перепадом: они стояли наверху пещеры, под самой крышей, а дальше была пустота. Туннель продолжался за этой пустотой, куда вела лишь узкая перемычка всего в несколько дюймов шириной, а над ней нависала скала.

– На скале есть выступы, за которые можно держаться руками, – сказал Фенодири. – Дайте мне фонарик – видите теперь? Обе ваши руки должны быть при переходе свободны.

Фенодири двигался легко и плавно, точно краб, переставляя ноги и одновременно держась за перемычку руками. Через несколько секунд он уже перебрался на ту сторону.

– Сьюзен, теперь, пожалуйста, ты. Если твои пальцы устанут, там, посредине, есть железная скоба. Схватись за нее и отдохни, она держится крепко. Я посвечу.

Перебираться было легче, чем Сьюзен думала, жаль только, что фонарик не мог осветить сразу и руки и ноги одновременно, от этого она двигалась неуверенно. И трудно ей было себе представить, что железная скоба может оказаться таким облегчением. Когда девочка схватилась за скобу, ей показалось, что она достигла островка безопасности на улице с сильным движением. Сьюзен отчаянно не хотелось двигаться дальше. Но она все-таки протянула руку к соседнему выступу, нащупала его и уже двинулась было вперед, как что-то шмякнулось о стену прямо возле ее головы, и осколки скалы обожгли ей щеку. Удар захватил ее прямо посредине шага, и две ужасные секунды она держалась, ухватившись только за скобу. Свет фонарика ни на минуту не дрогнул, ровный голос Фенодири успокоил ее.

– Ногу вправо, Сьюзен. Еще. Еще. Хорошо. Подтяни обе ноги. Еще немного. Хорошо. Теперь все в порядке. Двигайся медленно. Не бойся.

Стоявший прямо против Фенодири Колин видел, как каменный молот, нацеленный на фонарик, стукнулся о стену. В тот же миг он услышал за спиной звук выхваченного из ножен меча.

– Переходи быстро, как только можешь, – сказал голос Дуратрора в самое ухо. – Не жди меня. Я поучу эту тварь хорошим манерам.

И, издав звонкий клич, Дуратрор ринулся вниз, в пустоту. В свете фонаря было видно, как белый плащ Дуратрора, распустившись зонтом, обернулся вокруг него.

– Ты готов? – спросил Фенодири. Колин поглядел через провал и увидел Фенодири и свою сестру на другой стороне.

– Да, я готов… но Дуратрор!

– Он знает, что делает и долго не задержится. И действительно, не успел Колин добраться до безопасного места на противоположной стороне, как услышал голос гнома прямо за своей спиной.

– Ну, теперь я обогнал тебя, братец! Трое прятались там, внизу. Они услышали, что мы идем, и прикрыли свои факелы. Они испустили дух сразу, – Дуратрор пыхтел, переводя дыхание.

То ли он слегка запыхался, то ли клокотал от негодования: ведь в первый раз в жизни прозевал засаду.

– Но как ты это все проделал? – воскликнул Колин. – Я видел, как ты спрыгнул со скалы. Ты не расшибся?

Дуратрор откинул голову и расхохотался.

– Ужасно расшибся!

И он протянул руку, в которой держал меч. На костяшке пальца была маленькая ссадинка.

– Не паясничай, – сказал Фенодири. – Они еще недавно с нами и многого не знают.

Все двинулись вдоль туннеля. Фенодири шел медленно, и голос его звучал мрачно.

– Послушайте меня. Мы уже почти что миновали Западную Копь. Случись нам здесь застрять, мы бы обязательно погибли, если бы даже сумели прикончить дважды по четыре сотни свартов, и волшебный камень Бризингамена был бы утрачен навсегда. Мы все еще можем погибнуть. Страх во мне сейчас такой, какого я никогда не испытывал прежде. Я вам это говорю наперед, чтобы вы, если вам покажется, что я поступаю бездумно, понимали бы – значит, так надо, или, что в тот момент нет другого выхода. Мы должны пройти верхними галереями Эрдельвинга туда, где они соприкасаются с другой шахтой. Похожей на эту, только поменьше. Проходы там никогда не были широкими и высокими, и земля не раз ворочалась во сне с тех пор, как они были прорыты. Дорога, вполне возможно глядит иначе, чем меня учили, и мы можем потеряться на ней навсегда. Но это наш единственный шанс, если только действительно шанс, и мы должны им воспользоваться. Вот здесь порог. Переступив через него, мы можем немного отдохнуть.

Они оказались на пороге другой пещеры. Две ее стены из трех, что открылись их взорам, были обычными: грубо вытесанные, ребристые. Но третья, сразу направо от них, ужасающе отличалась от прочих. Поверхность стены – серая и гладкая – шла вертикально вниз, как стальная лопата входит в землю, или, вернее, туда, где должна быть земля. А у ног гномов разверзлась бездна. И Фенодири указал как раз на эту бездну.

Куда ни один сварт не может ступить

Дуратрор проворчал что-то неразборчивое себе под нос, поднял с полу тяжелый камень и швырнул его в разверзавшуюся под ногами пропасть. Камень чиркнул о гладкую поверхность скалы и стремительно полетел вниз. Кажется, прошла вечность, а он все падал и падал, стукаясь о стены бездонной шахты. Потом наступила тишина, и все, кроме Фенодири, уже решили, что камень долетел до дна, когда, наконец, послышалось, как он шмякнулся о землю.

– И нам надо… туда… вниз? – прошептала Сьюзен.

– И поскорее, пока мы не растеряли отвагу, – сказал Фенодири. – Дуратрор, не поможет ли нам в этом случае твой плащ Вальхам?

– О, нет, братец, волшебство служит лично мне. Так или иначе, я не мог бы взять вас. Этот плащ делался для эльфов, и даже мой незначительный вес он переносит с трудом.

– Я так и думал, – заметил Фенодири. – Не можешь ли ты хотя бы посторожить здесь, чтобы сварты не вздумали швырять булыжники нам на головы?

– И могу, и хочу, – отозвался Дуратрор.

– Хорошо. Колин, Сьюзен, за мной! Ставьте свои ноги туда, куда ступлю я. Так мы доберемся до самого низа целыми и невредимыми.

Фенодири начал спускаться по наклонному скату шахты, втискиваясь в острый угол, образуемый двумя ее каменными стенами. Камешки, задетые его ногой, скатывались вниз, и только от самых крупных камней звук возвращался назад. И этот звук давал им понятие о глубине, на которую предстояло спуститься.

– Тут достаточно широко, вы оба сможете протиснуться, – сказал Фенодири. – Давайте по одному. Колин, ну-ка, ты – первый.

Колин сел на край шахты и начал спускаться, остановившись на расстоянии ярда от Фенодири.

– Хорошо, – отметил Фенодири. – Сьюзен!

– Да.

– Сьюзен, ты задержись на таком же расстоянии от брата, как он от меня. Не надо нам всем скапливаться слишком близко друг от друга. Не табунитесь. Соблюдайте дистанцию.

– Поняла.

Она стала спускаться, а на Колина и Фенодири тут же посыпался целый поток камешков, ударявшихся и отскакивавших от головы и плечей. Мало приятного. Хорошо еще, что Сьюзен спустилась довольно быстро.

– Теперь вот что, – сказал Фенодири, когда грохот затих. – Эта шахта расположена коленом, и мы сейчас как раз находимся в изгибе, и склон, по которому мы дальше должны спускаться, на другой стороне шахты. К тому же, он круче. Но выход есть! На той стороне, вон там, ниже, да нет, ниже, я вижу выступ. Нам надо спрыгнуть отсюда и ухватиться за него. Тогда мы как раз и окажемся на верном пути.

– А если мы промахнемся? – спросила Сьюзен. Фенодири вздохнул.

– Сам прыжок – это ерунда. А вот мысль о нем порождает страх. И вообще, дорогие мои, мы ничего не достигнем, если будем так волынить.

И Фенодири прыгнул.

Пальцы его судорожно сжались, ему удалось уцепиться за выступ, тело его распростерлось на покатой стене шахты. Он не пошевелился. Не произнес ни звука. Сначала ребятам показалось, что он потерял сознание. Скоро им самим пришлось убедиться, как от этого прыжка замирает дух.

– Вполне можно ухватиться, – с трудом проговорил Фенодири, наконец-то подняв голову и заставив себя улыбнуться. Он отполз от выступа на пару шагов и, расставив ноги, закрепился в углу шахты.

– Бросай мне фонарь!

– А если ты его не поймаешь? – сказал Колин.

– Я его поймаю.

Колин бросил фонарь, гном подставил обе ладони. Зажал между ними фонарь. Получилось.

– Теперь прыгай. Ты не промахнешься. «Не уверен», – подумал Колин, прыгая. На мгновение ему показалось, что страшная чернота разверзается под ним, а выступ, за который ему предстояло ухватиться, с шумом взмывает куда-то вверх. Потом он ощутил, как мощный удар о скалу выдавил весь воздух из легких. Синие и красные искры взрывом вспыхнули у него в мозгу; показалось, что легких у него просто нет и вздохнуть нечем. Но добрая рука Фенодири коснулась его спины, погладила ободряюще. Колин пришел в себя. Он осознал, что пальцы его крепко сжимают выступ скалы, хотя руки совершенно занемели…

Когда Фенодири и ребята оправились от этого прыжка-падения, они принялись обсуждать дальнейший путь. Колин, точно птица на ветке, закрепился чуть пониже Фенодири, а Сьюзен обеими руками держалась за выступ. Ей хотелось высвободить хоть одну руку, слегка помассировать отбитые ребра, они так болели! Ей вообще казалось, что все ее кости сдвинулись со своих мест и болтаются свободно.

– Впереди на нашем пути больше нет крутых поворотов на довольно большом расстоянии, – сказал Фенодири. – Но насколько этот путь безопасен, кто знает!

Похожая на римскую пятерку, V-образная лощина вела их вниз, и они продвигались довольно быстро. Фенодири светил фонариком, оставляя Сьюзен и Колину обе руки свободными. Хотя светить было не так уж просто. Когда Фенодири оказывался выше ребят, то их тени скрывали от Колина и Сьюзен стену шахты, и им приходилось вслепую нащупывать, за что бы можно уцепиться. А когда Фенодири шел первым, то ему трудно было не слепить ребят снизу. Но он по крайней мере мог говорить им, за что держаться и куда поставить ногу. Так что они решили, что Фенодири будет спускаться первым. Когда они добрались до дна лощины, перед ними обнаружилась шахта с совершенно гладкими стенами.

– Но по этой стене спуститься невозможно! – воскликнул Колин. – Она гладкая, как стекло!

– Глаза людей от века были слепы, – заметил Фенодири со вздохом. – Вы что, не видите на стене расщелины и уступы?

Ребята уставились на стену, но как ни глядели, она по-прежнему казалась им зеркально-гладкой. Спуститься по ней было решительно невозможно.

– Ну, ладно, тогда просто доверьтесь мне, только и всего. Мы немного здесь передохнем, потому что дальше почти до самого конца пути нам уже не найти пристанища.

Фенодири задрал голову и крикнул Дуратрору:

– Все у тебя там спокойно, братец?

– О, да! Но холодище здесь такой, просто не поддается описанию. Хорошо, что у меня есть плащ. Сварты приближаются, но они движутся слишком медленно. Боюсь, не объявятся здесь вовремя!

– Вы готовы? – спросил ребят Фенодири.

– Еще не готовы, – сказала Сьюзен, услыхав о приближающихся свартах.

– Хорошо. Колин, у тебя положение устойчивее, так что твоя сестра пойдет первой. Но сперва я постараюсь проложить путь для вас – настолько, насколько мне это удастся. Наберитесь терпения, расслабьтесь и отдохните, я скоро за вами приду. Спуск предстоит очень трудный.

Фенодири повис на руках и стал шарить пальцами ног. Он нащупал и расчистил крошечный выступ, затем чуть пониже нашел углубление, где можно было бы ухватиться пальцами рук, и таким манером начал спускаться.

Стена вовсе не была такой гладкой, какой она показалась Колину и Сьюзен, но набившийся за долгие годы песок сделал выбоины и трещины невидимыми для человеческих глаз.

Прошли то ли минуты, то ли часы (потому что в пустоте и безмолвии шахты казалось, что время длилось вечно), прежде чем ребята услышали, что Фенодири возвращается. Колин включил фонарик, и лицо гнома, осунувшееся и серое от затраченных усилий, появилось в поле зрения.

– Путь… проложен. Или… почти. Поторопимся.

Колин вручил ему фонарик, и Фенодири спустился со своей первой опоры и протянул руку к Сьюзен. Как только девочка оказалась непосредственно перед ним, он спустился пониже, и вскоре Колин остался наедине со своими мыслями.

Сьюзен и Фенодири двигались быстро, за ненадежные опоры часто зацепиться можно было только одним пальцем руки или ноги, так что задерживаться больше, чем на пару секунд, было просто опасно. Эти секунды очень трудно просчитывались, и Сьюзен раза два чуть не потеряла контроль над ними, но Фенодири помог ей попасть в ритм, необходимый для спуска.

Колин старался победить сводившую его судорогу страха, не отводя глаз от фонаря и непривычного сплющенного силуэта своей сестры. Он все глядел и глядел, наблюдая странный оптический обман. Сам он находился в полной темноте, и ему ничего не было видно кроме небольшого пространства, освещенного фонариком. И по мере того, как свет удалялся, Колин терял ощущение расстояния и перспективы. Он точно наблюдал картину, плавающую в пустоте, которая уменьшалась в размерах, но не удалялась. Колин был так зачарован этим явлением, что перестал замечать холод, не чувствовал, как затекло тело оттого, что ему невозможно было пошевелиться.

Освещенное пространство все уменьшалось и уменьшалось, пока не стало размером со спичечную коробку. Не успел он подумать, какой же глубины может быть эта шахта, как свет исчез. Но прежде чем серьезно встревожиться, Колин услышал голос Фенодири, который что-то ему кричал, но что – он не имел понятия, потому что расстояние превращало голос в неясный гул, в котором нельзя было уловить ни одного членораздельного слова. Правда, тон голоса не был тревожным, и Колин решил, что Сьюзен уже добралась до дна и что Фенодири идет за ним. Так оно на самом деле и было. И вскоре фонарик сверкнул совсем близко от того места, где сидел мальчик.

– Ох! – сказал Фенодири. – Я порядком устал от этой шахты. Дуратрор!

– Слушаю!

– Когда мы доберемся до низа, я тебе покричу. Что… там… сварты?

– Пошли другой дорогой. Но за ними идут еще.

Сьюзен сидела на уступе. В этом месте шахта делала изгиб, похожий на колено дренажной трубы. Фенодири сказал, что до самого низа осталось совсем немного.

Сьюзен размяла затекшие пальцы рук, пошевелила пальцами ног. В общем-то спуск оказался не таким страшным, особенно когда она уловила нужный ритм. Правда, последние пятьдесят футов стена шла совершенно отвесно, напряжение было так велико, что только мгновенная реакция Фенодири спасла ее от того, чтобы раза два-три не соскользнуть со скалы.

Голос гнома пробудил Сьюзен от ее мыслей, и она увидела, что Колин приблизился к последним решающим пятидесяти футам. Он как раз перебирался через острый гребень, который как бы отчеркивал то место, где стена становилась перпендикулярной ко дну шахты. На этом участке спуска Колину досталось царапин и ссадин не меньше, чем его сестре. Почему-то эти ссадины потом неделями не заживали.

Просто удивительно, как это Фенодири лазил по скале всего с одной свободной рукой. Он уже три раза слазил вверх и вниз, и вот, пожалуйста, он ведет Колина, показывая ему каждый следующий выступ, беря на свои плечи вес мальчика – и ничего!

– Еще футов двадцать, Колин, и мы доберемся. Давай – левая рука под правое колено. В этой расщелине уместится и вторая рука. Так. Спокойно. Теперь повисни на руках. Теперь нащупай уступ левой ногой. Теперь правой рукой найди углубление на уровне твоего плеча. Нет, повыше! Так. Шесть дюймов вниз правой ногой.

Через минуту Колин уже стоял рядом с сестрой.

– Мы еще пока не добрались до самого низа, – напомнил им гном. – Нас еще кое-что ждет.

Теперь он повел их вниз к уступу от того места, где дожидалась Сьюзен. Спуск становился все круче и круче. Уцепиться было совершенно не за что. Ни одной расщелины, ни одного углубления или выступа!

– И что же нам теперь делать? – воскликнула Сьюзен.

– Соскользнуть! Да не бойтесь вы! Во-первых, катиться придется не так уж долго, а во-вторых, там в конце – куча мягкого песка, на нее не страшно падать.

Ребята все-таки побаивались, но Фенодири продолжал утверждать, что опасности нет никакой. В доказательство своих слов он сел на край крутого ската и оттолкнулся руками. До них донесся шуршащий звук скользящего тела, на мгновение все стихло, затем послышалось глухое «бум».

– Все, как я и говорил! – крикнул Фенодири и послал луч фонарика вверх.

– Ну ладно, – сказала Сьюзен, – только… ой! Скат оказался гораздо более скользким, чем она могла себе представить, ее завертело и понесло, и она приземлилась у ног гнома – коленки чуть ли не вдавлены в живот – вот уже второй раз в течение часа едва не теряя сознание. То, что Колин проделал спуск не легче, служило ей слабым утешением. Фенодири не обманул – внизу действительно был песок, но песок мокрый, и поэтому – твердый.

Пока ребята, постанывая, приходили в себя, Фенодири, сложив ладони рупором, крикнул:

– Ду-рат-рор!

Эхом отозвался голос Дуратрора.

– Мы здесь немного отдохнем, – сказал Фенодири, – только недолго, потому что если мы до заката не выпутаемся из Эрльдельвинга, то нам ничего другого не останется, как торчать там до рассвета, а это довольно мрачная перспектива.

– В таком случае, давайте откажемся от отдыха, – сказал Дуратрор.

Он стоял уже на краю последнего крутого ската.

– Но…

– Как же это ты…

– А так. Просто свалился, – весело отозвался Дуратрор. – Смотрите!

И он прыгнул вниз. Его плащ надулся вокруг него колоколом, и он легко опустился прямо на ноги, точно всего-навсего спрыгнул на землю с последней ступеньки лестницы.

Место для отдыха было довольно неуютным. Посредине высилась пирамида песка, окруженная водой. Фенодири предложил всем устроиться по возможности поудобнее, однако было не так легко – оставаться сухим и одновременно не оказаться мишенью для булыжников, которые сварты могли бы швырнуть сверху на их головы.

Сьюзен и Колин разделили оставшиеся еду и питье на четверых. Во время еды гномы попытались соединить в одну картину разрозненные события, которые так неожиданно дали им возможность вовремя придти на помощь Сьюзен и внести полный хаос в ряды свартов.

Вот, что они рассказали. Фенодири и Дуратрор проходили неподалеку от скалы Каст Рок, когда птица Уиндховер принесла весть, что Гримнир поднялся со дна озера и находится в доме у Селины Плейс. Гномы твердо знали, что где Гримнир, там непременно окажется и Огнелед. Они подумали: может, это и есть их шанс. Каделлин бродил по холмам вблизи Рагнарока, стараясь узнать, дошли ли слухи о камне до этих мест. Ему, как и Гримниру, важно было не обнаруживать свое местонахождение. Так что сам прийти он не мог, и тогда гномы решили действовать по своему разумению. В мгновение ока Фенодири схватил меч, и они отправились в путь.

От Уиндховера, с которым гномы назначили встречу в укромном местечке, в саду по соседству, они узнали, что дети проникли в дом.

– Гримнир и Морриган, – далее сообщил Уиндховер, – находятся в комнате наверху. А внизу явно что-то случилось, потому что собаки вырвались на свободу.

– Уиндховер покажет мне, где спрятались эти сотворяющие зло, и я им чуточку помешаю, – сказал Дуратрор. – Ас помощью Дирнуина я выбью у них из головы всякую мысль про Огнелед. После того, как ты услышишь, что я напал на них, слегка повремени, а потом ступай в нижнюю комнату, ищи камень. Я уверен, он там и окажется. И сразу же – в Фундиндельв, я позже к тебе присоединюсь, если позволишь.

Проговорив все это, Дуратрор направился вслед за птицей к комнате под самым чердаком. Как Колин и Сьюзен начали догадываться, так оно и оказалось. Дуратрору дана была возможность полета, таившаяся в его плаще из орлиных перьев: это была реликвия со стародавних времен, и к тому же в знак величайшей дружбы.

Когда настал момент действовать, Фенодири кинулся к двери, которая, к его удивлению, оказалась открытой, и он осторожно вошел в дом.

Занавешенная комната была пуста, камня там не оказалось. Это потрясло Фенодири, но продолжать поиски он не смог. Только было он хотел открыть кухонную дверь и заглянуть на кухню, как эта самая дверь распахнулась, и в нее пушечным ядром влетел Дуратрор. Лицо его светилось какой-то дикой радостью. Он схватил Фенодири, повлек его в гардеробную, где недавно прятались ребята, и торопливо закрыл дверь. Через секунду, задевая за порог, из кухни вывалился Гримнир, за ним – Морриган. Они были в ужасе. Комната пуста! Двери настежь!

– Это гном стащил камень! – визжала Морриган, и они оба выскочили из дома и скрылись в тумане.

– Камень у тебя? – прошептал Фенодири недоверчиво.

– Нет, но он в хороших руках! Они вышли из гардеробной. Белый шар тумана укатился прочь. Где-то вдалеке лаяла собака.

– Я не мог прикончить сотворяющих зло, их колдовство мой меч одолеть не может, но они нескоро забудут, как он дерется, – хихикнул Дуратрор. – До того, как я вошел сюда к тебе, я в той, другой комнате увидел нечто. Послушай. Там в стене есть кладовка. Собака кидалась как сумасшедшая на ее дверь. Но дверь была закрыта. И я разглядел, что закрыла эту дверь маленькая ручка, братец мой, а на этой ручке, как раз на запястье, сиял Огнелед! Я убил зверя. Остальное тебе известно.

Фенодири кинулся в кухню.

– Ребята, выходите! Сьюзен! Колин! Он ухватился за ручку двери.

– О вас вспомнят, когда…

Фенодири заглянул в шахту и увидел, как квадрат деревянного пола увеличивается в размерах, поднимаясь наверх.

– И это был счастливый случай, который привел нас к вам, когда мы уже потеряли всякую надежду.

– Если бы только мы знали, что это не они, а вы! – воскликнул Колин.

– Если б только! – сказал Фенодири. – Мы были бы уже в Фундиндельве.

Ребята поведали гномам свои приключения, и когда они дошли до описания шахты с доской, гномы пришли в невероятное возбуждение.

– Клянусь шерстью Лунной собаки! – завопил Дуратрор. – И вы не продолжили путь?

– Да, конечно, – сказал Колин. – Мы пошли дальше по туннелю, но он закончился кручей над озером.

Дуратрор обхватил голову руками и застонал в насмешливом отчаянии.

– Если бы только вы знали заранее, – с грустью заметил Фенодири. – Воды в озере – всего по щиколотку. И дорога оттуда – всего-то около полумили – ведет прямо ко входу в Фундиндельв.

После этих откровений ребятам стало не до разговора. Они сидели, съежившись, погруженные в свои мысли, но и мысли у обоих были одинаковые. Вот они сидят тут, на дне шахты, где-то у самого конца света, они добыли волшебный камень Бризингамена, но их победа обещает пока что вовсе не конец, а только начало всяческим опасностям, и куда все это их заведет, они даже не смели подумать.

– Нам пора двигаться, – сказал Фенодири. Они зажгли фонарик, Колин и Сьюзен впервые подробно оглядели то место, где находились. Вдруг страшная правда открылась им: здесь не было выхода! Отсюда шли два туннеля в противоположных направлениях, но оба были залиты водой, и потолок каждого из них касался зеленоватой воды.

– Фенодири! Как мы выберемся отсюда?

– В самом деле, братец! С тех пор, как я здесь, я все пытаюсь углядеть выход, но решительно не вижу его, – заметил Дуратрор.

Фенодири кивком головы показал на тот туннель, который был поуже.

– А я разве не предупреждал, что дорога будет тяжелой? Колин, твой мешочек из-под завтрака не пропускает воду?

– Да, наверно. Но Фено…

– Тогда заверни в него фонарь. Некоторое время вам придется доверяться только моим глазам.

– Позволь мне воспользоваться твоим пакетом для Вальхама, моего плаща, – обратился Дуратрор к Сьюзен.

Он отстегнул пряжку своего плаща, плотно скатал его, чтобы тот поместился в мешочек из-под сэндвичей, и Сьюзен запрятала его в свой рюкзачок.

– Спрячь фонарь, – сказал Фенодири. – И мужайтесь.

Эрльдельвинг

Вода была такая ледяная, что у них спирало дыхание. Даже Дуратрор, этот закаленный воин, и тот не сумел сдержать крика от ее первого прикосновения.

Они брели вдоль туннеля, но вода становилась все глубже, и им предстояло двигаться вплавь.

Вскоре Фенодири скомандовал, чтобы все подождали, пока он разведает, что там впереди. Он глубоко вдохнул воздух, послышался всплеск, по воде разбежались круги. Колину, обратившемуся к нему с вопросом, ответа не последовало.

– Куда это он? – спросила Сьюзен.

– Не могу сказать, – пробормотал Дуратрор. – Там, куда он нырнул, потолок соединяется с водой.

Минуло две минуты, когда Фенодири вновь поколебал поверхность воды. Ему пришлось отдышаться, прежде чем он смог заговорить.

– Расстояние невелико, – проговорил он, вновь обретая дыхание. – И воздух свежий, но на несколько ярдов потолок опустился совсем низко, нам придется плыть на спине.

На воде вновь образовалась воронка, и Фенодири исчез.

– Я сейчас, еще минуточку, – проговорила Сьюзен. Ей было очень страшно, но она старалась этого не показать. Она надеялась, что Колин и Дуратрор подумают, что зубы у нее стучат от холода, а не от страха.

– Хорошо, хорошо, – сказал Дуратрор. – У нее есть мужество, – добавил он, обращаясь к Колину. – Она скрывает страх лучше любого из нас.

– Разве ты тоже боишься? – спросил Колин.

– Смертельно. Я готов сразиться и умом и мечом с кем угодно, это доставит мне только радость. Сейчас же речь идет не о храбрости. Храбрость – это побежденный страх, и в сражении я этого страха не испытываю. А что здесь? Нет противника, чье коварство я мог бы победить собственной хитростью, у него нет никакого естества, которое можно было бы пронзить мечом. Что победа, что поражение – для него все едино. Победу мы одержим или потерпим поражение, это касается только нас одних. Этот противник бросает нам вызов только тем, что он существует. А настоящая борьба происходит внутри нас. Вот почему я страшусь и мужество покидает меня.

– Вот как, – выдохнул Колин. Он, хоть и оставался по-прежнему закованным в свой собственный страх, почувствовал себя легче.

– Ну, что ж, – сказал Колин. – Я думаю, моя очередь.

– В добрый час, – напутствовал Дуратрор. Колин нырнул и постарался подольше продержаться под водой. Но ледяная вода так сдавила его легкие, что ему вскоре потребовался хоть глоточек воздуха. Он поднялся, как ему казалось, на поверхность воды, но затылок и руки только царапнули потолок. Перепугавшись, он снова нырнул на небольшую глубину. Живот его напрягался, голова, казалось, вот-вот разорвется. Вот сейчас! Но нет. Опять он ударился о каменную крышу. В чем дело? Почему совсем нет воздуха? Ведь Фенодири сказал… А! Вспомнил! Конечно! «Плыть надо на спине, потолок слишком низкий». Он судорожно перевернулся на спину, рюкзак надавил ему на плечи, стараясь снова перевернуть его лицом вниз. Колин стал изо всех сил колотить по воде ногами, ему удалось удержаться на спине. И тогда его губы оказались над водой. Воздух вырвался из его сжатых легких, Колин снова опустился, глотая воду. Он с такой силой оттолкнулся ото дна, что чуть не разбил голову о потолок. Это привело его в чувство. Он справился со своими нервами и теперь плыл на спине, поочередно то вдыхая воздух, то наглатываясь воды.

Потолок был такой низкий, что, держа губы над водой, Колин постоянно задевал за него носом. Продвигаться было не просто трудно. Было еще и больно.

Проплыв так несколько ярдов, Колин с облегчением заметил, что расстояние между поверхностью воды и потолком увеличивается; через некоторое время он уже смог перевернуться лицом вниз и плыть нормально. Но где же все остальные? Мальчик ощутил опору в воде, ноги нащупали дно.

– Где вы? Ау! Сью!

– Здесь!

Это был голос Сьюзен. Он звучал почти рядом. Вскоре стало совсем мелко, а через некоторое время Колин уже стоял по колено не в воде – ноги его погрузились в ил, и рука Фенодири обняла его.

Тут и Дуратрор присоединился к ним, и был он просто в отчаянии.

– Скуэбноуз, – сказал Дуратрор, едва переводя дыхание. – Я бывал недалек от смерти много раз, но никогда она еще не простирала руку ко мне так близко и не казалась такой страшной!

Колин развернул фонарь. Выяснилось, что тот благополучно перенес нелегкое путешествие. Колин включил его, и ребята увидели, что они лежат на отмели из красного ила, мягкого и очень липкого. Перед ними был вход в туннель, квадратный в сечении, но не больше ярда в высоту. Они вошли. Какие поразительные краски! Стены были из карминно-красного сланца, а потолком служил пласт изумрудно-зеленой медной руды. И ребята, даже в такое трудное время, не могли не пожалеть, что такая редкостная красота так и останется навсегда скрытой от человеческих глаз.

Идти было трудно, не говоря уже об иле. Гномам-то еще ничего, а у Колина и Сьюзен вскоре невыносимо разболелись шеи и спины. Но приблизительно через полмили высота туннеля еще уменьшилась, и теперь уже и гномам приходилось ползти на четвереньках.

Ребята не переставали удивляться тому, как можно было просовывать свое тело во всякие норы и расщелины, в которые, на первый взгляд, даже и котенок не пролезет. Теперь они знали: если просунется голова и хотя бы одна рука – то и все тело в конце концов протиснется.

Местами туннели были словно увешаны красивыми занавесками. Это можно было наблюдать в тех местах, где наверху залегала медная руда, а вечно сочащаяся через нее вода точно тонкой пленкой от нежно-бирюзового цвета до цвета морской волны покрывала стену сверху донизу.

Туннели становились все более тесными и извилистыми. Сьюзен вспоминалась картинка из «Алисы в стране чудес»: Алиса в кроличьем домике, и одна рука ее торчит из окна, а нога высовывается из печной трубы.

– Совсем как здесь, – ворчала Сьюзен, – только тут потолок еще ниже.

Фенодири скомандовал всем остановиться в пещере, в которой они помещались примерно как апельсиновые дольки в апельсине. Но тут хоть частично можно было выпрямиться, и это уже давало некоторое облегчение.

– Большая часть пути позади, – сказал Фенодири.

– Но с этого момента нас ждет главная опасность. Там, у ног Дуратрора, начинается проход, который выведет нас к свету.

– Что? – воскликнула Сьюзен. – Но ведь это же только средней величины кроличья норка!

– Даже если бы это было игольное ушко, нам все равно предстояло бы пройти через него. Другим путем нам не выбраться наружу. Но не приходите в отчаяние. Мы не первые, кто здесь проходит. Хотя, думаю, что будем последними. Мой отец преодолел проходы Эрльдельвинга, где мы сейчас находимся, семь раз, а он был гномом довольного плотного сложения.

А теперь готовьтесь. Но сперва внимательно выслушайте меня. Это последнее напоминание: до того момента, когда мы окажемся в безопасности, ни одной ошибки не должно быть допущено!

Под руководством Фенодири ребята сняли рюкзаки – трудное дело в таком тесном пространстве – и привязали их лямками к лодыжке. В рюкзак Сьюзен был уложен плащ Дуратрора. Колин выбросил бутылку из-под лимонада. Фенодири посоветовал ему убрать фонарь, потому что, как он сказал, руки потребуются больше, чем глаза. Потом попросил Дуратрора отстегнуть меч.

– Держи его перед собой, – сказал Фенодири. – Таким образом и Дирнуин, и сын Гондемара уцелеют.

И он отстегнул собственный меч и вдвинул его в проход.

Дуратрор стоял один, окутанный великим молчанием подземного мира. Он взял пустую бутылку, которую выбросил Колин, и поставил ее посреди пещерки. Легкая усмешка тронула его губы. И вскоре пещера оказалась пуста, и ничего в ней не было, кроме этого памятника их безумному предприятию.

Обоим ребятам было неимоверно трудно протиснуться в туннель. Первые два ярда проход шел вниз, а дальше стал подниматься, не очень круто, но все же создавая огромное неудобство на изгибе. Вход был почти полностью задушен песком, и в дальнейшем туннель оказался тоже занесен песком, так что ребята едва могли продвигаться. Они лежали, растянувшись, а стены, пол и потолок облегали их так плотно, точно вторая кожа. Головы их были повернуты набок, иначе потолок так давил на затылок, что прямо вдавливал рот в песок.

Единственным способом хоть чуть-чуть двигаться вперед было цепляться кончиками пальцев рук и одновременно пытаться оттолкнуться пальцами ног, потому что не было никакой возможности согнуть ноги, и любая попытка согнуть руки в локтях грозила тем, что руки просто заклинивались под тяжестью тела.

Этот туннель был не похож на другие, которые они встречали в Эрльдельвинге. Хоть он и не был совершенно прямым, но зато нигде не разветвлялся. Это обстоятельство и то, что четыре тела плотно затыкали собой все пространство, приводило к тому, что нормально дышать удавалось только ползущему первым.

Им всем сделалось невыносимо жарко. Песок набился во все поры, забирался в рот, нос, лез в глаза.

Колин все чаще и чаще нуждался в отдыхе. Он мысленно представлял себе сотню футов скалы над собой и целые мили снизу, а самого себя – заклинившегося в девятидюймовом пространстве между ними.

«Я живое ископаемое, – подумал он. – А вдруг я тут застряну и окаменею. Вот археологи рты поразевают!»

А впереди Фенодири сражался с новой напастью. Он добрался до того места, где туннель уходил вниз под небольшим углом, как шпилька для волос. Просунуть дальше твердый клинок Делателя Вдов было задачей трудноразрешимой. Перенапряженные нервы и мускулы плохо помогают принимать правильные решения. Но все-таки ему это в конце концов удалось. Однако запас прочности у Фенодири быстро истощился.

Отчаяние охватило Сьюзен, когда она наткнулась на это же препятствие. Однако, где Фенодири? Он-то ведь как-то вышел из этого положения? Может, как уже не раз бывало, тут, под землей, и эта опасность окажется не такой уж грозной? Впрочем, если лежать и размышлять, делу не поможешь. Сьюзен просунула голову и, точно складной нож, протиснулась через изгиб туннеля. Она испытала очень неприятные ощущения, особенно когда ее пятки стукнулись о потолок, но под тяжестью своего тела ей удалось скользнуть вниз.

Колин был несколько выше своей сестры, и это привело к новой беде: его пятки заклинились, зацепившись за неровный потолок, и он не мог двинуться ни вперед, ни назад. Острый край скалы впился ему в икры так, что он не выдержал и закричал от боли.

Дуратрор, следовавший за ним, сразу сообразил, что случилось.

– Ты слышишь меня? – раздался его голос где-то возле лодыжек Колина.

– Да. Ответ был еле различим.

– Попробуй!… Повернуться! На бок! Потом на живот! Я придержу твои ноги! Готов?

– Да.

Колин попытался ввинтиться в туннель. Это было почти невозможно, но отчаяние перетянуло чашу весов. Как только ему удалось перевернуться на живот, Дуратрору оставалось только завернуть его ноги за угол. С этого момента Колин даже получил преимущество перед остальными, так как теперь все, кроме него, лежали на спине, а ползти в таком положении было делом изнурительным.

Фенодири двигался резкими толчками с обновленной силой, потому что, по его сведениям, этот изгиб туннеля был последней грозной опасностью на их пути. Можно себе представить, в какой ужас он пришел, когда вдруг неожиданно под его мечом плеснула вода. Гном вертел головой, но ничего не мог разглядеть, он протянул руки вперед, и они сообщили ему плохие вести. Туннель оказался затоплен по самый потолок капающей сверху водой! Такого не было ни во времена его отца, ни раньше!

На сколько разлилась вода? На дюймы? На ярды? Он должен каким-то образом, не дыша, пронырнуть этот участок. Сейчас Фенодири даже не замечал, каким неровным было его дыхание. Пути назад все равно не было, и это заставило его решиться. Лучше уж быстрый путь в небытие, чем длинная дорога! Правда, надо было обладать стальными нервами, чтобы решиться войти, а затем и нырнуть в эту воду.

Момент сомнений и выбора у Сьюзен, Колина и Дуратрора длился в три раза дольше. Хотя, собственно, никакого выбора не было. Они яростно боролись с охватившим их ужасом, но эта битва была непродолжительна: вода здесь собралась в небольшое углубление, и когда примерно через два ярда они вынырнули на другой стороне, в легких сохранялось еще немного воздуха. Они зарыдали или засмеялись, кто как, в соответствии со своей натурой, но звуки издавали совершенно одинаковые.

Немного времени прошло, и потолок в туннеле начал отделяться от пола и уже можно было ползти на четвереньках.

Ребята боролись с намокшими лямками своих рюкзаков и говорили, говорили громко, взахлеб, вновь переживая грозные опасности и положения, в которые они попадали, и радовались тому, что можно снова двигаться свободно.

– Если посмотреть в целом, – сказал Фенодири, – Эрльдельвинг не так уж плохо обошелся с нами. Я боялся, что он окажется куда более жестоким. С этого момента опасность уже невелика, если только мы отнесемся с уважением к небольшим рискованным ситуациям, которые нас могут ожидать впереди.

Теперь путники двигались полным ходом, потому что дневного света оставалось едва ли на час, а перспектива провести ночь в промокшей одежде, в грязи, а не в постели, была, прямо сказать, мало привлекательной.

Некоторое время спустя Сьюзен вдруг показалось, что там, впереди, где-то над плечом Фенодири, она видит какое-то светлое расплывчатое пятно. Она погасила фонарь.

– Эй, Сью! Что это еще за игры?

– Смотрите! Дневной свет! Там!

Так и было. И скоро все убедились в этом. Туннель кончился, и путники оказались на дне шахты. Ее влажные поблескивающие стены конусом поднимались вверх к крошечному голубому квадратику, высоко-высоко, казалось, в иных мирах.

– Неужели нам предстоит лезть по этой стене? – спросил Колин.

– Нет, – засмеялся Фенодири. – Ну, было бы просто ужасно, если бы я заставил вас проделать еще и это. Нет, нас ожидает кое-что полегче.

Он пошарил ногой за грудой какого-то мусора, сваленного на дне шахты.

– Это где-то здесь… ага, нашел! Он сдвинул в сторону кучу сухих веток, под которой в полу обнаружился проход.

– Вот он, выход из Эрльдельвинга! Выйдя отсюда, мы уже не смогли бы вернуться назад.

Проход представлял собой как бы продолжение шахты, идущее под углом к ней, только вдвое уже. Шахта была прорыта в глине, гладкая поверхность стен поблескивала, не виднелось ни расщелин, ни выступов.

– Нас ждет приятная дорога, – сказал Фенодири, садясь на самый край прохода и, улыбаясь, поглядел на Сьюзен.

Он глянул вниз, кивнул и оттолкнулся. Едва слышный всплеск обозначил конец его глиссады, и издалека снизу донесся бодрый голос.

Сьюзен опустилась на край с величайшей осторожностью, но он стал крошиться у нее под рукой, и она исчезла в туннеле с быстротой пули, выпущенной из ружья. Сьюзен неслась по гладкой поверхности все быстрее и быстрее. Шлеп! И она оказалась по пояс в жидкой глине, которая смягчила ее приземление. Ну, а об остальном нельзя было сказать ничего хорошего.

– Ох!

– Протяни руку, слева от себя нашаришь угол скалы; уцепись за нее и вылезай. Хорошо. Теперь нащупай дорогу к туннелю. Скоро мы уже отсюда выберемся.

Туннель был затоплен примерно фута на три, но потолок нависал высоко, а главное, что туннель был короткий. Он кончался шахтой. Ее стены покрывали широкие уступы, так что подниматься по ним было все равно, что идти вверх по гигантской лестнице. Только под конец стало труднее – стена поднималась вертикально, но зато в ней было полно расщелин, так что друзья без особого труда достигли вершины. Оттуда коротенький проход вел в круглую пещеру, и вот они вышли на свет. Настоящий дневной свет!

По стволу срубленного дерева Фенодири, а за ним, тесно, друг к другу, и все остальные, перебрались из пещеры в глубокую лощину, а та превратилась в небольшое ущелье, а над ними синело небо, прохладный, живительный, сухой воздух наполнил их легкие.

Склон ущелья был изрыт всякими ямами и углублениями. Ребята и гномы ринулись вверх, чуть не опрокидывая друг друга, стремясь поскорее покинуть бесконечную монотонность камня, вырваться из его вечного застывшего молчания – к свету, к жизни, к земным широким горизонтам. И вот уже под ногами у них – трава, а щеки их овевает ветер.

Стромкар поет

Над этим ущельем как раз и вилась дорога эльфов. Гномы поторапливали Колина и Сьюзен, чтобы поскорее попасть туда. Ступив на дорогу, оба гнома позволили и себе немного расслабиться, потому что, как сказал Дуратрор, всякий, находящийся на ней, становится невидим для постороннего глаза. Вся компания являла собой довольно причудливое зрелище: они точно были одеты в комбинезоны из красной глины, инкрустированные желтым песком, который не удержался только на лицах, но зато щеки и лоб были размалеваны красным, точно боевой окраской индейцев, вступивших на тропу войны. Однако все это не имело ни малейшего значения, раз они, взявшись за руки, направлялись в Фундиндельв. Руки и ноги ныли, но от этого еще слаще становилась перспектива близкого отдыха. После всего того, что им пришлось пережить в мрачных каменных пещерах, вид этой тихой красоты, этого убывающего дневного света среди душистых сосновых стволов казался просто нереальным.

– Как во сне, – воскликнула Сьюзен, – ну просто как во сне. Мне даже кажется, что вокруг нас звучит музыка!

– И мне кажется! – поддержал ее Колин. – Точно арфа звучит. Что бы это могло быть?

– Арфа, – сказал Фенодири, улыбаясь. – Взгляни, вон на Золотом Камне стромкар играет.

Они подошли к перекрестку дорог, и там, справа от них, лежал валун. Решительно ничего золотого в нем не было – просто отколовшийся от горы продолговатый камень. Он был грубо обработан совершенно неизвестно для какой надобности людьми, давным-давно умершими.

На вершине этого камня сидел молодой человек, перебиравший струны арфы. Был он чуть меньше трех футов ростом, кожа его отливала перламутром, его зеленые волосы волной ниспадали до самого пояса. А из-под пальцев лилась печальная мелодия, похожая на журчание воды, бегущей по камешкам. Он пел:

Когда лето настанет зимой,

Тогда будет опасность войны,

Ворона сядет на крест без перекладины

И легко напьется благородной крови.

Между девятью и тринадцатью

Разразится беда,

И волк с северо-востока возжаждет примчаться сюда,

На высокий холм посреди леса.

Возле креста без перекладины

Погибнет отважный орел.

– Чего это ты распеваешь эти древние пророчества? – спросил Дуратрор. – Они, что, должны теперь исполниться?

– Кто знает? Я только пою про лето, которое настало зимой. Ваша дорога лежит в Фундиндельв?

Все время, пока стромкар говорил, он перебирал серебряные струны, и его голос, похожий на звон колокольчика, звучал как песня. Он ни разу не взглянул ни на ребят, ни на гномов, а только пристально глядел на струны, а иногда бросал взгляд на вершины холмов.

– Да, действительно, – ответил Фенодири. – И мы несем с собой волшебный камень Бризингамена.

– Я этому рад, – сказал стромкар. – Но вы туда не попадете.

– Что ты такое говоришь? Почему это мы не попадем туда?

– Потому что покрытый толстой кожей сидит и стережет Холиуэлл – Святой колодец, а Меняющая Обличье стережет ворота. И к ним стекаются толпы мортбрудов. К закату дня туда прибудут также сварт-альфары и все остальные темные силы. Никакие птицы не летают сегодня, только вороны – глаза Морриган. Через час стемнеет. Постарайтесь к этому времени не оказаться под открытым небом.

– С этого часа наши мечи всегда к твоим услугам. Ты сделал больше, чем спас нашу жизнь. Стромкар поклонился.

– Мой народ поможет вам по мере возможности. Счастливо.

Он спрыгнул по другую сторону Золотого Камня и исчез.

– Мне ни разу не пришло в голову, что они поступят именно так. Хотя это было очевидно. О! Мне не хватает мудрости, которой должен обладать всякий гном!

– Неправда, – сказал Дуратрор. – Твой ум послужил нам сегодня на славу.

– Однако, что же теперь делать?

– Я не знаю.

– Мы успеем попасть на ферму засветло? – спросил Колин.

– А это хороший план! Фенодири даже захлопал в ладоши.

– Если повезет, мортбруды не узнают, что ты с нами, Дуратрор. Им, конечно, это могут сообщить сварт-альфары, те наверняка припозднятся, так как, полагаю, все еще ищут нас в западных рудниках. Мы вполне успеваем на ферму, только послужит ли фермерский дом достаточной защитой на эту ночь, я не уверен.

– А что с камнем?

– Нам надо найти Каделлина. В его руках он будет сохраннее, к тому же, может быть, он сумеет использовать его силу, чтобы и нас защитить.

– Ну, что же, тогда дайте мне камень, я доставлю его ему раньше, чем вы доберетесь до фермы.

– А вон то ты видишь? – спросил Фенодири, показывая куда-то вдаль.

– Вижу, ну и что? Грачи каждый вечер собираются в стаи, и даже в еще большие, чем та, что ты мне показываешь.

– Ты разве не слыхал, стромкар сказал, что птицы сегодня не летают. Это не грачи. Тебя разорвут в клочки в одну минуту. Они знают, где находится Каделлин, не хуже нас, и уверены, что мы будем искать его.

– Тогда как же мы отдадим ему камень?

– Нужно крадучись пробраться к холмам и отыскать его там.

Колин взглянул на клубящуюся массу Пеннинских гор, откуда уже начинала наползать ночная тень.

– Но как же мы отыщем его там, на холмах, и как вообще сможем незаметно туда дойти, когда идти нам придется по сплошной открытой болотистой равнине? – спросил он.

– Идти будем днем, когда зрение мортбрудов и свартов слабеет. А на открытом пространстве мы скорее сможем заметить мортбрудов издали. Но это не сегодня. С Каделлином я должен встретиться на вершине Шаттлингслоу на рассвете на четвертый день от сегодняшнего. Мало надежды найти его раньше. Теперь величайшая наша задача состоит в том, чтобы до тех пор избежать встречи с мортбрудами.

И они на всех парах двинулись в сторону фермы, укрываясь под деревьями, когда имелась возможность, хотя дороги в этот час были пустынны. Только редкие рабочие с ферм на велосипедах иногда задерживали их продвижение, потому что гномы настаивали на том, чтобы прятаться при любом признаке чего-либо живого.

– Мортбруды могут появиться в любом обличье, – заметил Дуратрор.

Они приближались к ферме при свете первых звезд, и тут увидели коренастую фигуру Гаутера и рядом с ним Скэмпа. Гаутер совершал вечерний обход, запирая на ночь овчарню и конюшню. Отдельные вечерние звуки – скрип двери, звон цепи, удар каблука о булыжник – все это так отчетливо слышалось в сумерках.

Гаутер уже направился было к дому, когда усталая компания ввалилась во двор.

– Привет, – сказал он, оглядывая их с ног до головы. – Что же это творится? У вас такой вид, точно вы побывали в каждой канаве отсюда аж до самого Ворниш Нука! Эй, а где ваши велосипеды?

– Нам есть что рассказать, фермер Моссок, но лучше, если мы это сделаем, имея крышу над головой, – обратился к Гаутеру Фенодири.

– Что?

Гаутер уставился на гнома.

– Ага, погоди-ка! Я тебя знаю! Ты тот парень, который так напугал меня несколько месяцев назад, а? Мне надо бы с тобой посчитаться, но раньше скажи, в какую беду ты завлек этих ребятишек?

Он навис над гномом и протянул руки, чтобы схватить его, но Делатель Вдов, как молния, появился из ножен и его острый кончик уперся в крепкую грудь Гаутера.

– Да, это я. И много беды вышло из твоих слов, хотя и не по моей вине. Я не желаю тебе зла, фермер Моссок, и даже намерен просить твоей помощи. Но каждая минута, которую мы проведем тут на виду, может стоить нам жизни. Давай разбираться за закрытыми дверями.

– Ты должен верить ему, Гаутер! – воскликнул Колин.

– Ты просто обязан! – поддержала Сьюзен. – Он сегодня несколько раз спас нам жизнь!

– Опасно находиться здесь сейчас?

– Ты поймешь, когда мы тебе все расскажем! Гаутер взглянул на измученные лица ребят, потом на крепкий клинок.

– Ладно, – произнес он медленно. – Вы можете войти. Но только не вздумай сделать и шагу, пока ты держишь это в своей руке, и запомни, ты мне все объяснишь, и как следует.

Фенодири убрал меч в ножны и улыбнулся.

– То, что я расскажу, будет интересным, фермер Моссок.

– Да-а, это самое странное из всего, что я в жизни слышал. А ты, Бесс?

Бесс гладила наскоро выстиранную тунику Фенодири. Она махнула рукой с утюгом в сторону гномов, сидевших на корточках по обе стороны камина, завернувшись в байковые одеяла.

– Что толку говорить, будто свиньи не умеют летать, когда видишь, как они гоняются за ласточками в небе. Но мне все это не нравится, И вы говорите, что должны отнести Брайдстоун на вершину Шаттлингслоу утром в пятницу? Это просто. Побудьте у нас, оба, если захотите, а затем садитесь в автобус в Уилмслоу и поезжайте до Уилдборклау, и вам останется только подняться на холм и повстречать вашего чародея.

– Нет, так рисковать мы не будем, – сказал Фенодири. – Это опасно. Мы пойдем пешком.

– Когда мы выходим? – спросила Сьюзен.

– Завтра на рассвете. Мы не должны нигде задерживаться подолгу.

– Мы? – переспросила Бесс. – Ну, нет! Если вы подумали, что потащите с собой детей на ваши сумасшедшие прогулки, тогда подумайте еще раз.

– Ох, но, Бесс…

– Да, да, да. Это все очень хорошо говорить «но, Бесс»! А что бы ваша мама сказала, если бы узнала про эти проделки? Ей и так хватает тревог. Только вспомните, в каком виде вы явились! Имейте в виду, не всегда такие штуки благополучно сходят с рук.

– Мистрисс Моссок, – сказал Дуратрор торжественно. – Дева Камня и ее брат всего лишь дети, но у них сердца воинов, и они заслужили то испытание, которое им предстоит.

– Все может быть. Но что мы скажем их родителям, если они отправятся отсюда рано утром и больше уже не вернутся никогда? Мы отвечаем за них, знаете ли.

– Если Колин и Сьюзен не пройдут через все это до самого конца, бок о бок с теми, кто лучше всех способен им помочь, – сказал Фенодири, – то их шансы увидеть своих родителей и свой дом будут более чем ничтожны. Сегодня они соприкоснулись со злом и помешали ему осуществить свои черные планы. Теперь и для Морриган и для свартов будет делом жизни причинить им зло. Было бы безумием оставить их тут незащищенными.

– Да, я понимаю, что ты хочешь сказать, – заметил Гаутер, – если все, что мы слыхали – правда. Может быть, есть смысл в том, что ты говоришь. Но мы все равно отвечаем за них, как бы ты на это ни посмотрел.

Он встал, чтобы выколотить трубку о каминную решетку.

– Утром я иду с вами.

Как только гномы получили назад свою одежду, они завернулись в одеяла и объявили, что поспят пару часиков, но велели немедленно их разбудить при малейшем намеке на какие-нибудь неприятности.

Прежде чем лечь, они распорядились, чтобы все постели были принесены в кухню, они настаивали на том, чтобы все ночевали в одном помещении и чтобы там было достаточно еды, света и дров.

В девять часов Дуратрор проснулся и сказал, что он выйдет наружу поглядеть, как обстоят дела.

Он прошмыгнул через двор и, крадучись, взошел на вершину холма Риддингс. Легонький норд-ост, который дул все последние дни, сменил направление. Теперь дул довольно сильный северный ветер. В ясном небе всходила полная луна. Правда, небо было ясным всюду, кроме северного угла. Громады темных облаков громоздились на горизонте, и Дуратрор нахмурился. Он принюхался к воздуху, осторожно огляделся вокруг.

– Ветер поднялся маленько, ага, – сказал Гаутер, когда гном вернулся в дом.

– О, да. И мне кажется, что это ветер нехороший. Колин и Сьюзен легли спать очень рано. Около одиннадцати Гаутер и Бесс тоже начали клевать носами.

Незадолго по полуночи Скэмп принялся рычать. Сначала у него что-то заурчало в груди, потом послышался злобный рык, верхняя губа поднялась и обнажила зубы, шерсть на загривке встала дыбом. Фенодири и Дуратрор неслышно обнажили мечи и расположились по обеим сторонам двери на страже. Скэмп залаял, но Гаутер цыкнул на него и загнал его под стол.

– Возможно, это лиса, – сказал Гаутер шепотом. Фенодири покачал головой.

– Нет, что-то недоброе приближается, я чувствую.

– Моссок! – произнес голос за дверью. – Моссок, ты дома?

– Это Плейс, – шепнул Дуратрор Гаутеру.

– Я дома, ну и что? Что тебе надо?

– Ты знаешь, чего. Выдай нам ребят и гномов, и – камень, тогда ты будешь в безопасности.

– Представь себе, я тебе скажу, чтобы ты пошла и бросилась в реку, ты что, послушаешь меня?

– Не валяй дурака, Моссок! У тебя есть минута до того, как мы сломаем дверь и тебя заодно. Твой дом рухнет и зарастет бурьяном на сто лет. Торопись! Не испытывай наше терпение. Не нарывайся на неприятности.

– Не обращай внимания: все это трепотня, – сказал Фенодири. – Им не позволено переступить порог до тех пор, пока их не попросят войти. Это старинное заклятие, сильнее тех, что им по силам сплести.

– Да? Хорошо! Вы слыхали, миссис Плейс? Ну, так вот, чтобы было ясно, как мы на это смотрим. Тебе запрещается сюда войти!

На мгновение воцарилась тишина, потом Морриган заговорила голосом мягким, но более угрожающим, чем прежде:

– Мы и не думали, что все обойдется просто. Но только не обольщайся, будто вы все в безопасности оттого, что мы не можем войти в дом. Где бы вы все ни находились, что бы вы все ни делали, спасения вам нету. Мы вызвали тех, на кого старые заклятия не действуют. И завтра же вечером мы к вам наведаемся. Слушайте вы, гномы! Разве вы сами еще не уловили? Мара зашевелились. Скоро они проснутся!

Раднорский лес

С вершины холма Риддингс мортбруды наблюдали, как Меняющая Обличье с трудом взбирается по склону со стороны фермы. Гримнир восседал на некотором расстоянии от них, а в заброшенном карьере по другую сторону холма, точно на военный сбор, собрались сварт-альфары.

– Они все там, в доме, – сказала Морриган. – И их оттуда не выманишь. Хотя мы думаем, что угроза со стороны мара выкурит и людей, и гномов из дома, как только пройдет ночь. На ходу мы их и поймаем. Но нам надо, чтобы Фимбульвинтер появился на рассвете. А Слинквил здесь? Хорошо. Сварт-альфары остаются в карьере до утра. Вы пока не нужны. Впрочем, можете и пригодиться. Наблюдатели назначены и ознакомлены со своими обязанностями. Гримнир будет сопровождать нас вплоть до успешного завершения дела.

Дуратрор и Фенодири несли вахту по очереди всю ночь. В шесть часов они разбудили остальных. К семи все уже собрались. Близился день. Был крепкий мороз.

Колин, Сьюзен и Гаутер взяли с собой по смене одежды, еды на всех и подстилки. Фенодири соорудил себе плащ из старого одеяла.

Они уже приготовились закинуть мешки за плечи, когда в дверь легонько постучали.

– Да, кто там? – спросил Гаутер.

– Это я, майстер Моссок. Что-нибудь случилось?

– Подожди минуточку, Сэм. Сейчас открою. Гаутер подождал, пока гномы спрятались в соседней комнате, после чего отодвинул задвижку и отомкнул замок.

– Давай, входи, парень. Я как раз надеялся, что ты появишься до того, как я уйду.

– Занавески-то занавешены, – сказал Сэм Харлбутт.

– И все везде позаперто: и овцы, и коровы. Я подумал, стряслось, что ли, чего?

– Нет, ничего. Но… меня срочно вызвали… я должен немедленно уехать. Колин и Сьюзен тоже со мной. Мы вернемся в субботу. Ты сам-то справишься? Или, хочешь, позову Джона Картера помочь тебе.

– Не, майстер Моссок, я сам все улажу. Сэм не выказал ни малейшего удивления.

– Только сейчас мне надо быстренько идти доить. Дик Торникрофт появится на своей тележке через полчаса.

– Да, вот что… Впрочем, хорошо, иди доить. Гаутер почувствовал невысказанный Сэмом упрек, но так и не придумал, как ему объяснить свое поведение. Обычно они доили по очереди – Гаутер по утрам, а Сэм – вечером. Коров надо было подоить уже час назад, но Фенодири не дал Гаутеру даже шаг шагнуть за порог, пока было еще темно.

– Послушай, Сэм. Если Дик приедет прежде, чем ты управишься, попроси и его вернуться за нашим молоком после того, как он съездит к Барберам.

– Ладно, майстер Моссок.

– И еще, Сэм!

– А?

– Когда подоишь, я тебя хочу попросить – отвези Бесс в тележке к ее сестре в Биг Тиднок; она побудет там, пока мы не вернемся. И собаку захватите.

– Хорошо, майстер Моссок.

Сэм Харлбутт был невозмутим так, как может быть невозмутим только уроженец Чешира. Гаутер, ребята и гномы дождались, пока Сэм всерьез занялся дойкой коров, затем незаметно выскользнули на улицу.

– В какую сторону? – спросил Гаутер.

– Сперва пойдем дорогой, огибающей этот холм, – сказал Дуратрор. – Там мы можем обнаружить кое-что интересное для себя.

У Гаутера это предложение вызвало только недоумение.

– Но там всего лишь заброшенный песчаный карьер, и больше ничего, – сказал Гаутер.

– Это не займет много времени, я хотел бы убедиться… ага! – воскликнул гном. – Я так и знал. Ночью здесь были сварты. А сейчас пошли к вершине холма.

Дуратрор носился кругами по холму, как собака, потерявшая след.

– Были тут кое-кто и похуже. Мортбруды. Это ладно. А вот там я вижу то, что мне совсем не нравится. Брат Фенодири, как ты объяснишь эти облака на севере? Как могло получиться, что они не изменились с тех пор, как я видел их при лунном свете? Ветер давно уже должен бы пригнать их сюда.

– Гм, – сказал гном. – Фимбульвинтер?

– Пожалуй. Они не намерены проигрывать. Сперва они гонят нас из дому, угрожая нам мара. И мы боимся остаться под крышей. Дальше, они будут следить за нами целый день, и потом, когда мы окажемся в уединенном местечке, они загонят нас под фимбульвинтер до наступления ночи и возьмут нас тепленькими.

– Погодите-ка, – сказал Гаутер. – Что это вы говорите все время про какой-то фимбульвинтер? Что это такое? Вы же нам не сказали…

– Знаю, – перебил его Фенодири. – Но есть вещи, о которых лучше не говорить. Будет время испугаться мара, когда мы их увидим. Остается надеяться, что этого не случится. Для тебя же лучше, если ты не будешь знать всего.

– Да уж, мне совсем хорошо, сказал бы я вам! Фенодири улыбнулся и склонил голову в учтивом наклоне.

– Однако ты – надменное маленькое существо, не так ли? – заметил Гаутер с раздражением.

Он был прямым, открытым человеком и любил, чтобы все было ясно и определенно. Он терпеть не мог всякую туманность и неопределенность. К тому же, он еще не преодолел свою крестьянскую недоверчивость по отношению к чужим – да в придачу еще таким странным.

– У меня не было намерения тебя обидеть, – сказал гном. – Но я должен попросить тебя положиться на наше мнение в этом предприятии. Сейчас ты находишься в нашем мире, и без нас ты не сумеешь вернуться в свой собственный, хоть он и тут, у тебя под ногами.

Гаутер поглядел вниз с холма на Хаймост Рэдмэнхей, потом снова на гномов. Возникла продолжительная пауза.

– Да. Нечего было мне выступать. Ты прав. А я нет. Извини.

– Ладно. Все в порядке, – отозвался Фенодири.

– Посмотрите-ка! – сказал Колин, желая переменить тему. – Мы сегодня не одни вышли так рано на дорогу. Вон там – двое туристов возле Картеров, видите?

В переулочке, внизу под холмом мужчина и женщина, оба с рюкзаками, одетые в лыжные штаны, анараки и обутые в ботинки на толстой подошве, опираясь на калитку, ведущую на огороженное поле, казались погруженными в изучение карты местности.

– А вон еще двое, позади нас, взбираются на Клинтон Хилл, – объявила Сьюзен.

В самом деле, примерно в четверти мили от них, почти на той же высоте, двое туристов пристально вглядывались в широкую равнину и холмы, окаймлявшие ее на горизонте.

– Соревнования у них, что ли, – заметил Гаутер.

– Да, в самом деле! – хохотнул Дуратрор. – Да это же ведьмы и колдуны, или я не сын своего отца!

– Что? – воскликнул Колин. – Эти люди – мортбруды?

– В том-то и заключается опасность. Они принимают любые обличья и смешиваются с людьми. Их можно отличить только по особым приметам, да и то не всегда. Вот почему сегодня мы должны избегать встреч. Конечно, и безлюдные места опасны, но в толпе риск куда как возрастает.

Гаутер покачал головой и показал своей ясеневой палкой на «туристов».

– И вы хотите мне сказать, что нам надо опасаться вот этих? А я-то думал, что те самые летают на метле и носят островерхие колпаки!

Пеннинские горы с вершинами, гладкими, как спины китов, в своих южных отрогах распадаются на отдельные холмы, которые доходят до болотистых равнин Страффордшира, а на равнине Чешира два холма возвышаются над всеми остальными. Один из них – Босли Клауд с отвесным северным склоном. Южный его склон – изящно-пологий. Но при всем том – холм этот какой-то мрачно-задумчивый, вечно как бы меняющий свои очертания, если смотреть на него с чеширской равнины.

Другой холм как раз и есть Шаттлингслоу. Очертаниями он напоминает конус, но с усеченной вершиной, по площади небольшой и совершенно гладкий. И вот именно там через три дня, в восьми милях от того места, где они сейчас находились, состоится передача Огнеледа в надежные руки – если, конечно, им удастся за все это время не подпустить к себе мортбрудов.

– Да, вот еще что, – сказал Гаутер. – Отсюда делать нечего добраться до Шаттлингслоу. Всего-то, может быть, полдня пути. Чем мы будем заниматься все остальное время?

– Ш-ш-ш, – отозвался Фенодири. – Тут вокруг много ушей с острым слухом. Как раз где и когда – этого-то они и не знают. Если только мы сумеем отделаться от этих ищеек и где-нибудь затаиться до времени, тогда мы в нужный срок доберемся до вершины холма. Деревья и проточная вода – лучшая для нас защита. Но для начала надо постараться избавиться от этих мортбрудских шпионов. Нам необходимо попасть в лес, который окаймляет Раднорское озеро. Мы будем продолжать двигаться по этой дороге, пока не окажемся как раз поблизости от леса – там мы углубимся, и если повезет, выйдем в дальнем его конце одни.

– Да, надо, чтобы нам очень крупно повезло, – сказал Дуратрор, – думаю, вряд ли что скроется от этих глаз.

Над ними закружилось целое облако птиц с какими-то странными косматыми крыльями, а над равниной собирались еще и другие стаи, образуя в воздухе вполне определенный рисунок – они как бы сплетали сеть, и на протяжении примерно квадратной мили ни кусочка земли не оставалось не «покрытой» этой мелкоячеистой сетью.

Птицы летели молча. Кроме них в небе больше никаких других птиц не было. А «туристы» все продолжали изучать карту возле калитки.

Фенодири повел всех назад к перекрестку, где старая маклесфилдская дорога вела в Хаймост Рэдмэнхей, а та, что уходила направо, шла прямо в Недер Олдерли. Они свернули на эту дорогу и шли некоторое время под круглым выступом холма Клинтон Хилл. Пониже за полем виднелся Раднорский лес.

– Знаете, что я вам скажу, – заметил Гаутер. – Том Хенслоу, похоже, переживает насчет этих птиц не меньше нас. Поглядите, сколько он наставил на своем поле вороньих пугал!

– Да, фермер Моссок. А не мог ли бы ты мне сказать, на выпасе-то они ему для чего нужны?

Было именно так, как сказал Дуратрор… На каждом поле, сколько хватало глаз, стояли одетые в лохмотья, раскинувшие руки фигуры, и даже там, где просто росла трава и паслись коровы.

– Интересно, что ж это случилось со стариной Томом? У него, конечно, бывают заскоки, он сам жаловался, но такое…

– У нас нету времени, – сказал Фенодири, – не будем задерживаться и смущать наших сопровождающих.

Они оглянулись и увидели, что те двое «туристов», которые торчали возле калитки Джона Картера, теперь беззаботно шагали на некотором расстоянии и, как на них не погляди, они ничего такого и не делали, как только сбивали палочками головки прошлогодней высохшей пижмы. Стая из тринадцати птиц кружила над их головами.

– А те, что мы видели, в самом деле вороньи пугала? – спросил Колин, когда они продолжили путь.

– В основном, – сказал Фенодири. – Но каждое из них – глаза для мортбрудов.

Дорога постепенно приближалась к Раднорскому лесу, а затем пошла параллельно опушке, и только низкая каменная стена отделяла дорогу от леса. На повороте дороги Фенодири сказал:

– Когда эти двое мортбрудов завернут за угол, нас уже здесь не должно быть. Быстро! Все – через стену!

По ту сторону стены путников подстерегали колючие ветки ежевики, но они вырвались из их цепких лап и помчались что было сил вслед за Фенодири через кусты и подлесок.

Птицы-шпионы тут же подняли невообразимый гвалт, явно сообщая кому-то нужные сведения. Однако, когда Дуратрор, который, как всегда, был замыкающим, оглянулся, прежде чем скрыться в зарослях, «туристов», к счастью, еще не было видно.

Как только путники оказались под сенью буков, колючий кустарник начал редеть, они смогли прибавить скорости, перебегая зигзагами все уменьшающееся расстояние между буковыми стволами и купами рододендронов.

Птицы преследовали их, визжали и верещали над их головами. Они спускались низко – то летали между ветвями, то кружили вокруг стволов. Казалось, они уже приготовились пустить в дело свои крепкие клювы и острые когти.

– Одна надежда, – сказал Фенодири, – что этот лес всегда недолюбливал мортбрудов, может, и на этот раз…

Его слова потонули в пронзительных криках, раздавшихся в вышине. Инстинктивно все приблизились друг к другу, став спина к спине, а руки гномов рванулись к ножнам. Вокруг них, ломая сучья, тяжело падали на землю птицы. В течение десяти секунд, можно сказать, шел дождь из этих странных ворон. Потом все стихло.

Гаутер нагнулся было, чтобы поднять свалившийся к его ногам ком из черных перьев, но Дуратрор остановил его.

– Не дотрагивайся до них, – сказал он. – Они приносят зло даже мертвые.

Он перевернул птицу кончиком своего меча. Как раз там, где находилось сердце птицы, в ее тело вонзилась малюсенькая стрела с белым оперением. При виде ее краска сбежала с лица Дуратрора.

– Лайос-альфары, – прошептал он. – Это лайос-альфары!

Дрожа от волнения, он спрятал меч в ножны и посмотрел на небо.

– Эндиль! Атлендор! Это я, Дуратрор. Какая встреча!

– Спокойно, – сказал Фенодири. – Их здесь нет.

– Нету? – вскричал Дуратрор в ярости. – Хо! Послушай меня, братец Уайскин, наше путешествие станет намного счастливее с этого часа. Если лайос-альфары вернулись, то нас уже ничего не потревожит до самого рассвета в пятницу, разве ты не понимаешь?

– Атлендор! Добро пожаловать! Эйрмид! Граннос! Но на эти призывы Дуратрора никто так и не отозвался. А он все метался взад и вперед по лесу, все звал, звал, но ему отвечало только эхо, да отзывался глухим голосом северный ветер на вершинах деревьев.

– Трурин! Скандар!

Фенодири печально покачал головой.

– Пойдем отсюда. Лайос-альфары вот уже как двести лет покинули Раднорский лес. Они не возвращаются. Пойдем. Их здесь нет. Только мортбруды могут отозваться на твои призывы.

Дуратрор медленным шагом присоединился к остальным.

– Но это могут быть только они! – в его голосе звучало полнейшее недоумение. – Почему они не узнают меня?

Фенодири присел на корточки, пристально рассматривая стрелу.

– Кто бы не выпустил эту стрелу, он непременно небольшого роста, – сказал Гаутер. – В стреле не больше восемнадцати дюймов. Что же за лук должен быть для нее? И что за Кроха! Стрелок!

– Эльфы света, лайос-альфары, – сказал Фенодири задумчиво. – Стрела сделана эльфами, это ясно. И все-таки я думаю, что их с нами нет. Скорее всего, на этот раз сработали стромкары.

– Стромкары? – закричал Дуратрор. – Ты когда-нибудь видел, чтобы речной народ брал в руки оружие? Это лайос-альфары!

– Эй, гляньте, что это там? – сказал Гаутер, показывая куда-то в гущу деревьев.

Что-то белое возникло среди ветвей. Гаутер не мог сказать, когда и в каком месте оно впервые появилось. Это белое мягко опускалось прямо к ним, оно изящно парило в воздухе, легонько покачивалось и легло на землю, прямо к ногам Дуратрора.

Гном схватил его и поднес к носу Фенодири.

– Гляди! Это знак! Это перо из плаща эльфов! Что ты теперь скажешь?!

Фенодири внимательно посмотрел на перо, потом на Дуратрора.

– Это лайос-альфары, – сказал он.

Фенодири первый пришел в себя после неожиданной проволочки и заставил всех спешно двигаться вперед. Больше никаких знаков от эльфов – если только это были эльфы – не появилось. Дуратрор вынужден был подавить свое возбуждение и обратить свои мысли к насущным проблемам.

– Это нелегко, – сказал он позже Колину, когда они укрывались одним плащом, – чтобы остаться в живых – это тяжело лишиться общения с эльфами. Тем более, когда один из них был тебе ближе, чем вся твоя родня, когда он был тебе больше, чем брат, с тех пор, как ты себя помнишь, то такая утрата почти что непереносима. Когда Атлендор увел свой народ на север, я уже решил отказаться от всего своего наследия и пойти с ним, но он не взял меня с собой. «На тебе будет лежать трудная обязанность, и ты должен ее выполнить», – сказал он мне. Глаза лайос-альфаров видят не только настоящее. Возле Золотого Камня мы простились, он подарил мне Вальхам, и я расстался с Тарнхельмом, величайшим сокровищем народа хульдра.

Дуратрор печально улыбнулся.

– Я обменял возможность быть невидимым на возможность полета. И Гондемар, мой отец, разгневался и выгнал меня за это. И вот я бродил неприкаянный и покинутый эльфами и отвергнутый моим народом. И пришлось бы мне навеки остаться несчастным скитальцем, если бы Каделлин не пожалел меня и не открыл бы мне двери Фундиндельва.

Но весь этот разговор состоялся много позже. А пока что Гаутеру и ребятам оставалось только гадать, что же значили эти мертвые птицы и безумное поведение Дуратрора.

Правда, и времени для размышлений особенно не было. Они пробирались по едва заметной тропинке среди рододендронов, засыпанной замерзшими прошлогодними листьями. Ветви смыкались у них над головами, а понизу загораживали дорогу. Вдруг Фенодири остановился.

– Следы! – закричал он. – Скорее – в кусты! Они рванулись сквозь листву в переплетение веток.

– Замрите и не шевелитесь! – прошептал Дуратрор строго. – Он близко!

Было трудно что-либо разглядеть из кустов в мрачноватом сером освещении. Они услышали, как кто-то приближается, но разглядеть сумели только его темную одежду. Кто бы это ни был, но дышал он тяжело. Когда неизвестный подошел к ним почти вплотную, он остановился. Колин, Сьюзен и Гаутер молили Бога, чтобы он не услышал, как колотятся их сердца. Дуратрор и Фенодири обменялись взглядами.

– Тьфу! Черт бы побрал эту старуху Плейс! – произнес низкий голос, и обладатель этого голоса уселся на поваленный поперек тропы ствол бука. В таком положении его лицо вырисовывалось очень отчетливо. Это был мистер Ходкинс, местный бизнесмен.

Каждое утро в будние дни его можно было встретить на платформе Олдерли Эдж с кейсом, туго свернутой газетой и туго свернутым зонтом в руках. Но сейчас вместо крахмального воротничка официального костюма туловище Джеймса Генри Ходкинса обтягивали плотные лыжные штаны, анорак с капюшоном, из-за которого высовывалась горловина свитера. Берет скрывал его редеющие волосы, на шее на шнурке висели снегозащитные очки, кожаные перчатки болтались на ремешках у запястий, ботинки, подбитые гвоздями, отягощали его ноги. По вытянутому желтоватому лицу бизнесмена стекали ручейки пота. Он прислонился спиной к корням поваленного дерева, вытащил из кармана платок и начал утирать пот.

Пять пар глаз с ужасом наблюдали за ним. Ни ребята, ни Гаутер, ни гномы – никто не успел устроиться поудобнее, все стояли, застыв в самых неудобных позах, едва удерживая равновесие. Одно движение – и листья запляшут на кончиках змеевидных веток.

Однако Джеймс Генри был не тот человек, кто станет даром тратить время. Как только он обрел обычную температуру тела, он поднял себя и пошел дальше, проклиная громоздкий, натиравший плечи рюкзак.

– Ну и ну! – воскликнул Гаутер. – Старина Ходкинс! Да он десять лет был моим клиентом. Вот уж точно: никогда нельзя знать.

– Я ни разу не посмела вздохнуть, – сказала Сьюзен.

– А я и не мог, – добавил Колин. – Какой-то сук зацепился за мой воротник и чуть не задушил меня. Он и сейчас душит. Что, уже можно двигаться, Фенодири?

– Да, если только сумеем, – ответил гном. Он изо всех сил старался высвободить ногу, которую закрючил толстый сук. Но сук вздергивался все выше с каждым рывком. Гном выглядел так потешно, когда колено его оказалось на уровне уха, что у остальных, может, и появилось бы искушение посмеяться над ним, если бы сами они не оказались бы в таком же положении, как только попробовали двинуться с места.

В страхе и спешке они забрались в старые-престарые кусты, зеленые снаружи, но внутри которых было то, что разрослось и накопилось за целое столетие: крепкие корявые сучья и тонкие, гнущиеся, как проволока, ветви, и путаница отмерших веток, ломавшихся от первого прикосновения. Острыми концами, как ланцетом, ветки царапали и резали кожу, и отовсюду сыпалась омертвевшая кора, превратившаяся в черную пыль, горькая на вкус, которая жгла горло и засыпала глаза, точно мелкий песок.

– Это… как ходить… по старому… пружинному матрасу, – вымолвила Сьюзен.

– Еще хуже, – отозвался Колин.

Им приходилось наступать на более толстые ветки, а затем, перегнувшись, расчищать силки переплетенных сучьев на земле.

Но до земли достать у них не получалось. Кусты сами диктовали им направление движения, а продвигаться удавалось с большим трудом. Ветви прогибались под ногами, пружинили, подлетали вверх, хватали за ноги. Даже Гаутер со всем его могучим весом, шатался и кренился, как пьяный, хватаясь за первую подвернувшуюся опору, которая обеспечивала, как правило, перемену к худшему.

Они уже совсем сбились с направления и двигались по линии наименьшего сопротивления туда, куда удавалось двигаться. Тут путники с тревогой заметили, что земля под их ногами все меньше и меньше походила на землю, она скорее была похожа на воду. Все чаще стали попадаться затянутые льдом лужи, они становились все шире, все шире, глубже, сливаясь одна с другой. Потом все лужи превратились в одну сплошную необозримую лужу: возле корней позвякивали сосульки, под ними плескалась вода и только вода – земли не было.

Впереди завеса из веток и сучьев стала слегка редеть, и Фенодири с обновленными силами, подпрыгивая, извиваясь, вертясь, протискиваясь, высунул, наконец, голову из этого рододендронового хаоса сучьев и веток. Перед ним, под ним, справа и слева простирался Раднорский лес.

Рододендроны широко разрослись на болоте, их корни цепко держались в глубине за жирный питательный ил, и в том самом месте, где они далеко выдавались в болото, пять раскрасневшихся перепачканных лиц показались среди листвы, точно бутоны экзотических цветов.

– Может, я и искупался бы, – сказал Гаутер, – только у меня что-то нет настроения сегодня нырять. И кикуок плясать я тоже устал. Что мы будем делать дальше, мастер? – обратился он к Дуратрору.

– Нет-нет, меня ты ни о чем не спрашивай, друг мой, – ответил Дуратрор. – Мои мысли иссякли.

– Братец, здесь нам может хватить места вытащить мечи, – сказал Фенодири. – Если это удастся, то мы прорубим себе дорогу отсюда к тропе, по которой надо идти.

Дирнуин и Делатель Вдов с большим трудом покинули ножны. Откинувшись назад и балансируя над водой, гномы сумели сделать первые, самые трудные удары. После этого дело пошло легче. И омертвелые сучья, и покрытые листьями ветки-щупальца рушились, не в силах противостоять сильному характеру мечей. Им приходилось уговаривать только более толстые ветви, но и те быстро сдавались, лишившись поддержки меньших своих собратьев.

Главная опасность заключалась в том, что дорога, которую прорубали гномы, неизбежно будет заметна с воздуха. И все же стоило рискнуть.

– А теперь – бегом, – скомандовал Фенодири, когда они все, разопревшие, покрытые саднящими царапинами, вывалились на тропу. – Мортбруды знают, где мы находимся.

Только когда уже большой кусок густолесья остался позади, Фенодири позволил им несколько минуточек отдыха.

– Мы направляемся в какое-то определенное место? – спросил Колин.

– В данный момент – нет, – сказал Фенодири. – Я имею в виду одно местечко, которое может для нас оказаться спасительным, если, конечно, мы до него доберемся. Но я не стану об этом говорить, есть опасность, что рядом скрываются уши.

– Братец, – сказал Дуратрор. – Ты слышишь? Все смолкли, стали прислушиваться.

– Слышу. Это топор.

Они все теперь слышали – раздавался отчетливый и ритмичный звон стали о дерево. Гаутер сразу успокоился.

– Понятно, кто это может быть. Это Гарри Уордл из Паркхауза. Он ничего. Я его с детства знаю. Если кто-нибудь появлялся сегодня в этой части леса, он будет знать. Давайте спросим.

– Гм, – произнес Дуратрор. – Я бы не хотел сейчас встречаться с людьми. Я никому не склонен доверять.

– Но мы с Гарри вместе ходили в школу, он хороший парень.

– Может, он как раз такой, как ты думаешь, – сказал Фенодири. – Если так, то он может нам помочь. Поговори с ним. Мы с Дуратрором будем смотреть. Если он из мортбрудов, то шума пока что не поднимет.

Они остановились на краю долины. Худой, костистый средних лет мужчина с коротко стриженными седыми волосами стоял к ним спиной, держа в руках топор с длинным топорищем.

– Как жизнь, Гарри? – спросил Гаутер. Гарри Уордл повернулся и ответил улыбкой.

– Привет, Гаутер! Что тебя привело сюда?

– Да ничего, просто пошли на прогулку, Колин и Сьюзен тоже со мной.

– Ну, вы, фермеры! Хотел бы я, как вы, иметь выходной, когда мне заблагорассудится. Как на ферме?

– Да средне. В это время года, сам знаешь, как оно. Могло быть и хуже.

– А Бесс?

– Спасибо. Она молодцом. Много нарубил, Гарри?

– Довольно-таки. Думаю, парочку деревьев свалить до обеда. А пока еще чуть-чуть потюкаю, да перекушу малость. Может, присоединишься?

Он кивнул на фляжку и сэндвичи, которые лежали на пне.

– Нет, спасибо тебе за приглашение, только нам уже надо идти.

– Как хочешь. А вы далеко?

– Не знаю, докуда погуляется. Много сегодня тут людей, Гарри?

– До вас – ни души.

– Если кто появится, ты нас не видел, ладно? Ухмылка медленно расползлась по лицу Гарри Уордла.

– Я в глаза тебя не видел, Гаутер. А в чем дело? Ты на фазанов, что ли, решил поохотиться? Если так, лучше всего сходи в Пейнтерз Ай. Только никому не говори, что я тебя туда направил.

Гаутер хитро подмигнул.

– Пока, Гарри.

– Счастливо, парень.

– Ну, – сказал Гаутер. – Что я говорил?

– Сам он не колдун, – сказал Фенодири. – Но что-то в нем вызывает у меня недоверие. Разумнее было бы миновать его.

– Тихо! – скомандовал Дуратрор. – Прислушайтесь!

– Я ничего не слышу, – заметил Колин.

– И я тоже, – поддержал его Гаутер.

– Но вы должны были бы слышать кое-что! – воскликнул Фенодири. – Почему умолк топор твоего приятеля?

– А? Что? – произнес Гаутер, вдруг заволновавшись. – Постойте! Погодите минутку!

Но Дуратрор и Фенодири уже неслись назад, на поляну, на бегу выхватывая мечи из ножен.

Поляна была пуста. Гарри Уордл, топор, фляжка, сэндвичи – все исчезло.

– Но… – пробормотал Гаутер. Его лицо сделалось багровым. – Но… это был… не Гарри. Нет! Если бы он ушел, он бы пошел домой, к своему Паркхаузу. Вот так штука!

– Если бы это был он, он пошел бы вслед за нами, ведь мы движемся как раз в направлении Паркхауза, так ведь?

Дуратрор, который сходил поглядеть на другую сторону поляны, возвращался, качая головой.

– Как ты говоришь, фермер Моссок, – заметил Фенодири, – никогда нельзя знать.

Мара

– Мы не должны поступать опрометчиво, – сказал Фенодири. – Страх – самый могучий союзник наших врагов.

– Оно, конечно, – отозвался Гаутер, – но не лучше ли все-таки двигаться? Приходится признать, что меня все это здорово тряхнуло. Чего тут стоять и балакать, когда, может, кто-то там, неизвестно кто, подползает к нам сзади.

– Но какое направление сейчас менее для нас опасно? – сказал Фенодири. – Вот что мы должны понять. Толку мало бежать вслепую. Время, конечно, поджимает. Но минуточка есть. Давайте обсудим. Твоему так называемому Гарри надо ведь куда-то еще добраться, чтобы предупредить мортбрудов.

– Они теперь знают, в какую сторону мы идем, так ведь? – спросил Колин. – И, наверно, «Гарри Уордл» и не думает, что мы его разгадали. Почему бы нам не изменить направление и не вернуться назад по своим собственным следам?

– Это неплохо, – заметил Дуратрор, – зайцы кинутся на север, а охотничьи собаки – на юг!

– Я думаю… нет, – сказал Фенодири. – Правда, это во многих отношениях неплохой план. Только ведь нам нельзя рисковать! Прикиньте: вполне возможно, что целые толпы мортбрудов идут вслед за нами. Они пойдут в южном направлении прямо через лес и с флангов. Если мы заляжем в чащобе, и они пройдут мимо, то еще ладно. Но если мы будем обнаружены? Здесь некому прийти к нам на помощь, мы даже мечи не сможем вытащить из ножен в густых зарослях. И что тогда? Тогда им не понадобятся ни мара, ни фимбульвинтер! Но даже если мы прошмыгнули бы незамеченными, наш путь все равно грозил бы нам гибелью. К северу отсюда лежат деревни. Слишком много людей. А вот с юга – открытое пространство миль на десять. Мы находимся недалеко от южной границы здешнего леса. Давайте поспешим к югу. Мы должны выбраться из Раднорского леса до того, как они поднимут тревогу, не обнаружив нас здесь. Тогда они потратят какое-то время, чтобы сообразить, в каком месте мы выскочим из леса.

Так и было решено. Путники шагали быстро, ступали осторожно, и мечи были наголо.

Дуратрор все бросал взгляды на лоскутки голубого неба. Что-то тревожило его. Потом он начал принюхиваться к воздуху.

– Это уже близко, братец? – спросил Фенодири.

– Близко. Через час или два. Не больше.

– Никаких сомнений, это колдунище, северный великан в своих проклятых снежно-белых одеждах, – объяснил Фенодири Гаутеру и ребятам. – Мортбруды позвали себе на помощь Римтура. И теперь на нас падет фимбульвинтер – дыхание этого ледяного чудища. Мы должны выстоять… если сможем.

Отрывистый тон гнома сказал больше, чем слова. Его орехово-смуглая кожа побледнела. И даже Гаутеру не потребовалось никаких объяснений.

После того, как они миновали Паркхауз и его надворные постройки, лес перешел в лесопарковую полосу, деревья редели по мере приближения к полям, и под самой последней группой деревьев гномы остановились, чтобы обсудить свой следующий шаг. Справа от них видна была дорога на Конглтон, отгороженная от леса каменной изгородью. С их стороны полоска леса шла вдоль дороги. Между тем местом, где они прятались, и лесной полосой находилось открытое пространство, но на нем там и сям все-таки росли деревья. Стая птиц кружила над головами путников. Ни одного человеческого существа не было видно. Перемежающийся шум проносящихся по дороге машин, да несмолкаемый шелест деревьев – вот и все, что доносилось до слуха. Больше ни звука.

– Куда нас может привести эта дорога? – спросил Дуратрор.

– Мне сдается, по ней идти рисково, – сказал Гаутер. – Коли пойдем по ней, то придем к Монаховой Пустоши. Там-то еще хуже – совсем открытое место. Обождите, обождите-ка, дайте хоть оглянуться. Времечко прошло немалое с тех пор, как я тут последний раз побывал… Хоть бы уж эти птицы успокоились бы маленько!

Он пристально оглядел окрестности.

– Лучше всего, если мы доберемся до тех деревьев возле изгороди. Точно, точно, это будет самый безопасный путь. Видите, деревья идут вдоль стены, а потом заворачивают к Думвилловой посадке. Под их прикрытием мы по краю Монаховой Пустоши доберемся до ручья Бэг Брук. Оттуда мы, может быть – может быть – сможем быстренько перебежать до охотничьих угодий возле Марлхет – пустоши неподалеку от имения Кейпсторн Холл. Самая большая заковыка сейчас – пробежать эти пару сотен ярдов. Но если мы не промахнемся и будем хорошенько следить за птицами, то, может, и улучим минуточку и шмыгнем под деревья.

Именно это они и проделали. Выбирая момент, когда в небе не было птиц, они стрелой мчались от дерева к дереву; такая скорость изумила Гаутера: так он не бегал уже лет тридцать. К счастью, они успели скрыться в лесной полосе до появления очередного патруля.

Деревья свернули в сторону от дороги под прямым углом через поля к тому месту, которое Гаутер назвал Думвилловой посадкой. Там полоса посаженных деревьев была узкой, иногда всего в несколько футов, но она надежно укрывала всю компанию от наблюдения с воздуха. Примерно через полмили лес резко повернул вправо, по направлению к югу. Он обогнул край низенького холма, откуда можно было хорошо осмотреть всю местность вокруг.

– Места тут, по крайней мере, лесистые, – сказала Сьюзен.

– Ох, они покажутся тебе голыми большую часть нашего пути, – засмеялся Фенодири. – Сейчас не то, что бывало. В прежние времена наша задача была бы куда легче. Тогда имелись настоящие леса.

– Интересно, кто это там торчит на Соджерс Хамп? – спросил Гаутер.

Все посмотрели, куда он указывал. Примерно на расстоянии мили над перекрестком дорог на Монаховой Пустоши возвышался поросший травой холм. Он походил на маленький Шаттлингслоу, или, скорей, напоминал могильный курган. Что-то в нем, как в кургане, было тоскливое, что-то немного отличавшееся от всего, что его окружало. Казалось, он знает гораздо больше, чем поля, на которых он вырос. И это печальное настроение еще более усиливали несколько шотландских сосен, венчающих его вершину. Они склонялись друг к другу, точно сообщали одна другой какие-то секреты. И вдруг на фоне этих деревьев нарисовался человек на коне. Он находился очень далеко и ничего нельзя было рассмотреть подробно. Ребятам показалось, что на нем надеты плащ и шляпа. И еще было очевидно, что сидел он совершенно неподвижно.

– Я… не могу сказать, кто это, – произнес Дуратрор после того, как долго и пристально вглядывался в фигуру на холме. – Что-то в нем такое, что задевает некую струну памяти. А как ты думаешь, братец?

– Это может быть, а вместе с тем и не может быть, тот, с кем я знаком. Однако странно было бы видеть его здесь. Это вполне может оказаться колдун, который стережет перекресток.

И на какое-то время гномы погрузились в задумчивость.

Деревья стали спускаться к Макклесфилдской дороге, к ложбине, где дорога пересекалась с ручьем Бэг Брук. Внимание Фенодири было поглощено то птицами, то движением по дороге, тем временем он перевел всех через проезжую часть и разместил в укрытии под аркой моста.

После того, как эта операция благополучно завершилась, гномы в первый раз с тех пор, как исчез Гарри Уордл, спрятали мечи в ножны.

– Я начинаю надеяться на удачу, – заметил Фенодири. – Мы выбрались из Раднора, и я думаю, мортбруды потеряли наш след.

– Может, оно и так, но, надеюсь, нам не придется торчать под этим мостом весь день, хлопая себя по бокам, чтоб не замерзнуть. И я бы не сказал, что этот ил так уж благоухает.

– Мы двинемся сейчас же! – сказал Фенодири. – Вот что мы попытаемся сделать. К северу от Шаттлингслоу расположен Макклесфилдский лес. Люди насадили его из елей и пихт. Знаешь ли ты эти места?

– Ага, – ответил Гаутер. – Он начинается с заповедника Лангли. Не очень-то мне это нравится: миля за милей деревья, как на параде. Неестественно как-то.

– Да, это я и имею в виду. Настоящая тюрьма для деревьев. Им невыносимо тесно в этих рядах. Зато мало шансов найти того, кто укроется среди них. Лес прячет нас до рассвета, а в пятницу мы одолеем последнюю милю болотистой равнины и достигнем Шаттпингслоу.

– Так просто? – сказал Гаутер.

– Если только доберемся до леса, – заметил Дуратрор. План Фенодири заключался в том, чтобы пройти несколько миль на юг, затем повернуть на восток, пробираясь по возможности перелесками. Где можно, они будут двигаться вдоль речушек. Если не обращать внимания на некоторые неудобства, у этого плана было много преимуществ. Долины речек обычно зарастают ольхой и бузиной с раскидистыми ветками, кромки берегов чаще всего покрыты тростником и рогозом. Путники смогут идти под берегом, так что их нельзя будет заметить с прилегающих полей или обнаружить с воздуха. К тому же проточная вода скрадывает все запахи, что очень важно, потому что две огромные собаки колдуньи Морриган еще находились в рядах преследователей.

Все это Фенодири объяснил своим спутникам. План разногласий не вызвал. Теперь начиналась самая тяжелая часть путешествия: долгие медленные тревожные мили, которые выматывают без остатка. Теперь им приходилось держаться вместе. Но при этом каждый должен был и сам по себе быстро найти убежище, чтобы спрятаться до появления птиц и мгновенно начать двигаться, как только небо очистится. Им то приходилось ползти на четвереньках, то, затаившись, подолгу сидеть неподвижно. На пути встречались то грязь, то песок, то вода, то лед, то злые ветки ежевики. Хорошо, если путники преодолевали одну милю в час.

Ручей повел их в юго-западном направлении к левому склону холма Соджерс Хамп и неизбежно должен был бы пересечься с Конглтонской дорогой, что, конечно, никому не могло понравиться.

Но вдруг, не доходя несколько ярдов до моста, они обнаружили, что у ручья Бэг Брук есть приток, который вливается в него слева, со стороны Капесторнских охотничьих угодий. Значит, можно пойти по нему и избежать встречи с дорогой! Конечно, идя по этому ручью, пришлось бы слегка возвратиться назад. Ну, да ладно, зато путь обещает быть удобным и приятным, так что никто не пожалел о затраченном времени. Идти прямиком в заданном направлении им удавалось чрезвычайно редко!

Вскоре, после того, как путники повернули по течению притока, на опушке Думвиллевых посадок они увидели тех первых «туристов». По счастью, друзьям удалось остаться незамеченными.

Сначала ручей протекал через молодой березняк и высохшие папоротники. Впереди высилась лиственничная роща. Казалось, что идти до нее, сгибаясь в три погибели, им придется бесконечно…

– Клянусь вожжами Фримлы! – воскликнул Дуратрор, когда они ступили под кружевные своды лиственниц. – Наконец-то можно оставить эту трусливую пробежку и идти, выпрямившись на двух ногах!

– Надеюсь, что птицы оглохли от собственного крика, – заметила Сьюзен.

Дело в том, что вся земля под ногами оказалась сплошь устлана сухими ветками и сучочками, опавшими с лиственниц. Невозможно было не наступать на них, и пять пар ног, принадлежащих гномам и людям, производили звук, напоминавший треск небольшого лесного пожара.

После лиственничной рощи им пришлось пройти какое-то расстояние, продираясь сквозь кустарник, а затем они вступили в еловые посадки, которые Гаутер презрительно называл «деревья на параде». Но это были уже подросшие ели, их ветки на стволах располагались высоко. Деревья шли как бы колоннадой, в конце концов, даже приятной для глаза. Засыпанная толстым слоем иголок земля гасила звук шагов, через зеленую крышу не пробивался ни один солнечный луч, точно сумерки именно в этом месте, притаившись, пережидали день. Здесь в первый раз за все время, что они ушли с фермы, путники почувствовали себя спокойно.

– Какое наслаждение не думать, что чьи-то глаза сверлят твои лопатки, да? – спросил Гаутер.

– И не чувствовать солнца. Оно весь день целилось в нас прямо как прожектор, – добавил Колин.

– Тут такой тусклый свет, что мои глаза никак не привыкнут, – заметила Сьюзен.

– Или у меня что-то в мозгу путается, или, чем ближе мы подходим к опушке, тем становится темнее, – сказал Гаутер.

– Так оно и есть, – откликнулся Фенодири. Лес кончился у подножья небольшого холма. Можно было оглядеться. Не было ни солнца, ни голубого неба. От горизонта до горизонта воздух был черен и желт из-за сплошных облаков, похожих на огромных жирных уродливых тюленей. Их раздувшиеся бока едва не задевали вершины деревьев, они перекатывались и горбились под хриплые вопли дикого северного ветра, пасущего это стадо тюленей.

– Это только передовые, – заметил Дуратрор. – Останемся здесь или пойдем дальше?

– Дальше, – сказал Фенодири. – Пока сможем.

Тропинка провела их через охотничьи угодья мимо нескольких больших зеленых луж к самой опушке. Здесь, за дощечкой, которая была перекинута через ров, обозначавший границу угодий, уже не оставалось даже и намека на какое-либо укрытие.

– Значит, вот оно как, – заметил Гаутер философски. – Что теперь будем делать? Дожидаться ночи? Фенодири покачал головой.

– Мы не должны передвигаться ночью. Особенно теперь, когда не от кого ждать помощи. Скоро мы пойдем. Буря уже на пороге, и когда шквал достигнет полной мощи, он может самих мортбрудов сдернуть с небес. Именно тогда мы и пересечем поле.

Им не пришлось долго ждать. Первый же порыв метели просвистал мимо, как только Фенодири произнес последнее слово. В следующий миг весь мир сузился, превратился в круг всего в несколько ярдов, который насквозь простреливался ледяной пылью. Их окружили стены и накрыл потолок вертящейся и мелькающей белизны.

– Никто не разглядит нас в этой круговерти! – воскликнул Фенодири, стараясь перекричать завывание ветра. – Наш час настал!

Как только они вышли из-под деревьев, буря обрушилась на них со всей своей силой. Колина, Сьюзен и гномов приподняло и опрокинуло на землю. Гаутер закачался, точно его оглушил сильный удар.

Взявшись под руки, они нащупывали дорогу. Гаутер находился в середине – как якорь, а ветер гнал их вперед и вперед, и они неслись к цели семимильными шагами.

Долина была плоской, поросшей дубами. То тут, то там протекали ручейки, которые заболачивали почву. Путники перепрыгнули через ров, и тут же ветер свалил их на землю. В том месте, где они упали, поваленное дерево вздымало кверху вывороченные и залепленные землей корни.

– Дальше не продвинуться, – сказал Фенодири. – Совершенно очевидно, нам с этой бурей не сладить. Давайте воспользуемся тем, что имеем.

Они притулились было за корнями и ветер просвистел мимо. Но всем на небольшом пространстве было не уместиться. И они присели на корточки, прячась за корнями по очереди. Дыхание замерзало прямо на губах, обледеневшие ресницы делались ломкими. Ребята натянули на себя всю запасную одежду. Они жались к гномам, укутанным в теплые плащи. Гаутеру пришлось хуже всех. Ему осталось довольствоваться только тем, что он запихнул ноги в рюкзак и завернулся в холодные, пахнущие резиной подстилки.

Вот в это-то время Дуратрор и поведал спутникам о лайос-альфарах и о своей дружбе с Атлендором.

– Но почему эльфы покинули эти места? – спросил Колин, когда рассказ был окончен. – И куда они подевались?

– Лайос-альфары, – сказал Дуратрор, – эльфы света, дети воздуха, пьющие росу. Для них красота – это пища, и вообще их жизнь, а грязь и некрасота – смертельны. Когда люди предали солнце и землю, когда они отравили атмосферу дымом из топок, этот воздух стал для них просто ядом. От пыли, которая летела, когда тесали камни или били кирпич или черепицу, их сердечки просто увяли. Им предстояло либо покинуть эти места, либо умереть.

Там, где поселялись люди, везде воцарялись шум и сажа, и грязь. Покой царил только там, где людей не было. Некоторые из лайос-альфаров укрылись в горах, иные – на островах на западе, многие – подались на юг. Но большинство последовало за Атлендором на север, и там они живут на высоких холмах.

В наши дни они двинулись к югу, по крайней мере, некоторые из них, но до какого предела, я не знаю, и не могу понять, почему они скрыты от меня. Во всяком случае от них никогда не исходит никакого зла. Это уж совершенно точно.

Во второй половине дня ветер ослаб, и теперь уже вывороченные корни перестали защищать от снега. Он опускался беспрерывно, монотонно, так что пятерым полузамерзшим существам за корнями деревьев казалось, что они находятся на помосте, который медленно поднимается вверх сквозь завесу из нитей с нанизанными на них белыми бусинами. Действительность, время, пространство растворились в глухом неподвижно парящем мире. Только время от времени налетал шквал, и на секунду-другую отдергивая снежную завесу, выводил их из этого снежного гипноза.

К ночи Фенодири принял решение. С тех самых пор, как ветер утих и уже не оставалось смысла тесниться за корнями, Фенодири мысленно взвешивал, что им даст и чем им грозит, если они будут двигаться дальше. Скорее всего, они сбились с пути, к тому же от них находилось в опасной близости местечко Олдерли. Идти представлялось весьма рискованным. Нет, рисковать Фенодири не хотелось. Но с другой стороны, становилось ясно, что тут, на открытом месте они эту ночь просто не переживут. Ими уже овладевала та роковая теплая дремота, которую испытывает замерзающий в открытом поле человек и которая лишает его всякого сопротивления смерти. Уже не один раз пришлось будить засыпающих Колина и Гаутера.

– Нам надо двигаться, – сказал Фенодири. – Если мы не найдем крышу над головой сегодня же, то завтра эта крыша может просто не понадобиться. Я пройду вниз по ручью и поищу укрытие понадежнее. Чем меньше мы наделаем следов на снегу, тем безопаснее переночуем, но идти одному было бы попросту неразумно. Ты пойдешь со мной, фермер Моссок?

– С удовольствием, – откликнулся Гаутер. – Мне это местечко вроде бы поднадоело.

Фенодири и Гаутер скрылись за снежной пеленой. Они прошли примерно с полмили и вышли на проселок недалеко от того места, где он смыкался с Конглтонской дорогой справа от них.

– Ага! – воскликнул Гаутер. – Я знаю, где мы находимся! Впереди будет Ридсмирское поле, а за ним – довольно густые леса, в основном, снова рододендрон, но что-нибудь мы из этого да извлечем. В этих местах толковее-то мы все равно ничего не сыщем.

– Это может быть даже лучше, чем ты думаешь! Я совсем упустил Ридсмир из виду, – сказал Фенодири с загоревшимися глазами.

Они двинулись назад по своим собственным следам. Гаутер изо всех сил старался ставить ногу в точности на следы Фенодири, так что его след полностью «гасил» маленький следок гнома. На обратном пути они шли, наступая в свои прежние следы, так что тому, кто стал бы за ними охотиться, пришлось бы призадуматься.

Снег теперь покрывал все на глубину фута, а в тех местах, где его намело ветром, – и значительно больше.

– Когда будут попадаться деревья, нарежем веток, чтобы сплести крышу, – сказал Фенодири. – Только нам надо не терять ни минуты, ведь солнце село и уже становится опасно, дело к ночи. Если нам придется… Ой!

– Что?

– Т-ш-ш. Смотри!

За то время, что они ходили в сторону Ридсмира, нечто успело пересечь их путь, оставив следы, непохожие ни на что, когда-либо в жизни виданное Гаутером. Широкая борозда ярда в два длиной тянулась по снегу, а в середине этой борозды шли отпечатки босых ног. Каждая ступня состояла из длинного и острого большого пальца, а там, где должны бы помещаться четыре остальные, виднелся сплошной треугольный клин. Каждый отпечаток ноги находился на равном расстоянии один от другого – примерно в три ярда.

– Скорее, – выдохнул Фенодири, – только бы нам успеть!

Но при этом меч его оставался в ножнах.

– Умираю, хочу пить, – сказала Сьюзен. – Литр молока выпила бы сразу.

– Ой, замолчи, – простонал Колин. – Литром только губы смочишь.

Вода в ручье была такой ледяной, так от нее немело горло и ныли зубы, что пить ее оказалось невозможно. Во рту у них пересохло и ощущалась противная сладковатость от усталости.

Они мало говорили, беседа давно уже прервалась, ворочать языком не было сил. Они шевелились только тогда, когда немело и затекало тело.

Прошло минут двадцать после того, как Гаутер и Фенодири ушли; Сьюзен отсидела ноги, их кололо иголками, и она поднялась, чтобы немного размяться.

Она уже собиралась снова присесть на корточки, когда услышала какой-то шорох, точно кто-то пробирался по глубоком снегу. Она подумала, что возвращаются свои и встала на цыпочки, чтобы поглядеть поверх корней. И в этот самый момент налетевший шквал пронесся мимо, и снежная пелена вновь опустилась. Но за эту самую секунду Сьюзен успела подробно разглядеть то существо, которое шло мимо них ярдах примерно в десяти от того места, где она стояла.

Это существо очертаниями несколько напоминало женскую фигуру, только очень уродливо сложенную, ростом футов в двадцать. Она была зеленого цвета. Длинное плотное туловище с широченными бедрами опиралось на массивные ноги. Руки у нее были короткие, плечи тяжелые, кисть руки маленькая и тощая. Голова – крошечная, вытянутая, не шире мощной шеи, на которой она сидела. Волос на голове не было, рот – едва заметная черточка, большой, грубо вытесанный нос начинался от самого лба и помещался между маленьких глазок – как два черненьких мазочка кистью. Одеждой ей служило спускавшееся до земли покрывало, которое облепляло фигуру, как мокрое белье. Сквозь покрывало слегка просвечивало тело. Казалось, что и тело, и одежда были одной и той же фактуры и цвета – зеленого. Точно статуя из полированного малахита. Но статуя эта передвигалась.

Сьюзен чуть не взвизгнула, но прежде чем она успела издать хоть один звук, сильная рука зажала ей рот, и Дуратрор швырнул девочку на землю.

– Лежи смирно!

Через некоторое время она, несмотря на то, что сердце ее громко стучало, расслышала, как медленные шаги замерли в отдалении.

– Ты видел это? – спросила Сьюзен шепотом.

– Видел. Надо найти брата. В следующий раз нам может и не повезти.

– Что такое? Что случилось? – спросил Колин, сидевший на корточках.

Но не успел он задать свой вопрос, как Фенодири и по пятам за ним Гаутер, шатаясь, вышли из темноты. Фенодири схватил Дуратрора за руку.

– Мара!

– Она только сию минуточку прошла мимо, – сказал Дуратрор. – Она нас не заметила. Еще недостаточно стемнело.

– И наши следы мара не разглядела. Пошли, мы нашли, где укрыться.

– Тогда что мы мешкаем?

Они проскользнули через долину так быстро, как только могли.

– Ну как, твое любопытство удовлетворено, фермер Моссок? – спросил Фенодири, когда Сьюзен, замирая, подробно описала виденное ею существо.

– Да, точно! – сказал Гаутер. – Но ради всего на свете, кто они есть?

– Женщины – тролли. Они отпочковываются от скалы и вновь возвращаются в скалу и сливаются с камнем, если только солнце застанет их на поверхности земли. Но по ночам они всесильны и убить их невозможно. Только наш ум может спасти нас теперь, и скажите спасибо, что его у нас больше, чем у них. Потому что мозги у мары настолько же ничтожны, насколько велика сила.

И тут же, как только он произнес эти слова, до путников донесся тоненький голос, напоминавший жалобный крик ночной птицы. Но было в этом крике что-то холодное и безжалостное, как в тех горных вершинах, которые высились у них за спиной.

– Бегом! Они напали на наш след!

Беглецы пересекли дорогу, которую только что проходили Фенодири и Гаутер. Они продирались сквозь кустарник, когда мара закричала во второй раз. На этот раз ее голос звучал близко.

– Осторожно! – крикнул Гаутер. – Нам здесь надо не потерять друг друга.

Чаща не была непролазной, но кустарник оказался густым, и быстро двигаться сразу всем пятерым было трудно. Снег перестал валить. Ночь уже почти наступила.

Опять этот голос.

– Погодите! – закричал Дуратрор.

Его спутники все сразу же поняли: это не эхо, это другой голос отвечает – впереди!

Немедленно отозвался еще один голос справа, сопровождаемый треском веток и шуршанием подлеска. Окруженные с трех сторон, они были хотя бы избавлены от необходимости выбора. Друзья рванули налево как сумасшедшие. Голоса теперь раздавались без перерыва.

Дуратрор бежал впереди всех. Сьюзен сразу же за ним по пятам. Когда они приблизились к месту, где ветки переплелись, образовывая стену, Дуратрор заслонил руками глаза и ринулся вперед, прокладывая дорогу. Сьюзен рванулась было за ним, но остановилась, услышав сдавленный крик Дуратрора и последовавший за этим громкий всплеск.

– Что случилось?

– Где мы?

– Что?

– Ты цел?

Сьюзен рукой развела ветки и поглядела в прогал: перед ней была безбрежная вода. В сгущающейся темноте никакой земли не было видно. По пояс в воде, Дуратрор пытался выбраться на берег, цепляясь за тростниковые заросли и сухую траву. К тому времени подоспели и все остальные.

– Ридсмир! – воскликнул Гаутер взбешенно. – Надо же было подумать раньше! Здесь ведь расположено озеро!

– Назад! – еле выговорил Дуратрор.

– Но нам нельзя! Там – мары!

– У нас нет выбора, – сказал Фенодири, – и нет времени. Мы еще можем между ними проскользнуть. Еще можем.

Ничего не говоря, Колин повернул назад и остальные поспешили следом.

– Колин, подожди! Давай я пойду вперед, – мягко сказал Фенодири.

– А, хорошо… ой!

– Колин!!!

– Стойте! Стойте все! – закричал Колин. – Тут тоже вода!

– Что? Да бросьте, не может быть, – сказал Гаутер. – Постойте-ка минутку!

Гаутер повернул налево, нырнул в кусты; через десять секунд он вернулся, но исчез в другом направлении, не говоря ни слова. Когда он вновь показался, то шел очень медленно.

– Я никого не прошу верить мне, – сказал он со вздохом, – но мы – на острове.

Ангарад Златорукая

– И он к тому же не очень большой, – добавил Гаутер.

– Но… но… но тут не может быть острова! – сказала Сьюзен.

– Я знаю, что не может. Но он есть!

– Да ему же неоткуда взяться! – воскликнул Колин.

– Что верно, то верно.

– Но…

Хохот ворвался в этот полный недоумения разговор, и люди обернулись на гномов, которые, сидя на снегу и оперевшись спинами о стволы деревьев, выглядели вполне довольными и открыто над ними потешались.

– Это и в самом деле остров, – сказал Дуратрор. – И, клянусь клинком Ослы, я не надеялся на такой замечательный исход сегодняшнего странствия!

– Т-ш-ш, тише, – прервал его Фенодири. – Приляг и помолчи.

По ближайшему берегу примерно в пятидесяти ярдах от них трое мара метались в поисках исчезнувшего запаха. Они выли, вопили, не отводя глаз от земли, выворачивая кусты и огибая деревья.

Гаутер вдавился в снег, потому что он-то уж точно был заметен. Пройдет немного времени, и мара сообразят и пойдут к острову по воде и тогда…

Выкорчевав вокруг себя все на берегу, три чудовища стояли, уставившись на воду.

«Вот и все, – подумала Сьюзен. – Интересно, сколько я смогу проплыть во всей этой одежде?»

Огромные фигуры мара маячили в колеблющемся сумраке. Все было тихо. Потом вдруг они повернулись и скрылись за деревьями.

Снова раздался их птичий крик, и он был слышен долго, долго, пока не замер в отдалении. Тогда наступила полная тишина.

Гаутер выпрямился и стряхнул снег со своей одежды.

– А эти страшилища, должно быть, придурковаты, – сказал Колин. – Как же это они нас не обнаружили? Любой, кто поглядел быв полглаза, догадался бы, где мы: вот же наши следы, которые оборвались как раз у воды.

– Но у мара нет даже и пол-извилины, – заметил Фенодири. – Они только шли по нашим следам. Но на озере ничего не двигалось, следы кончились и искать им было нечего: так у них работают мозги. Теперь они побродят до самого рассвета, и будем надеяться, что в эту ночь не много людей блуждают по лесам и полям.

– Все так, – сказала Сьюзен, – но они же знали, что мы где-то близко. Почему же они не попытались добраться до острова?

– Ах, да они не могли знать: они же никогда нас не видели. Мара такой задачи решить не могут. Их ум не идет дальше того, что они видят глазами. К тому же, я думаю, этот остров скрыт от их глаз.

– В самом деле? – спросил Гаутер мрачно. – Действительно. Ничего удивительно. А может, ты еще и объяснишь мне, как мы попали сюда, не замочив ног? И как мы выберемся обратно на берег?

– Я не сомневаюсь, что мы сможем уйти отсюда на рассвете, – сказал Фенодири. – А пока спите спокойно. Это один из плавающих островов Логриса, остров Ангарад Златорукой, хозяйки озера. Он был причален к берегу, когда Ангарад направила наш путь сюда. Тут нам не угрожает никакое зло. Эту ночь мы можем провести в покое: хозяйка будет нас охранять.

– Здорово утешает! – проворчал Гаутер.

Тающий снег стекал ему за воротник, он очень устал.

– А где эта твоя «Хозяйка»? Я ничего не вижу, кроме снега да деревьев, они, что ли, приготовят теплую постель?

– Она здесь, хоть мы ее и не видим. И мы находимся под ее защитой. А теперь нам надо перекусить – и ляжем спать.

Ломоть хлеба и маленький кусочек сыра, проглоченные пополам со снегом – вот и весь их ужин. Он смог утолить только чуточный краешек аппетита, но большего они не могли себе позволить. Колин пожалел, что не оставил шоколаду, который так беспечно слопали днем. Голодная, промокшая, продрогшая, испытывающая жажду выше всякой меры, Сьюзен свернулась калачиком между корней какого-то дерева. Ее подстилка не обеспечивала никакого комфорта. Казалось, впереди длинная бессонная ночь, что сон никогда не придет. Но он пришел, и на удивление – скоро. Теплая истома разлилась по телу.

«Вот так замерзают насмерть, – подумала Сьюзен. – Только уж ничего не поделаешь. И это впервые, что я согрелась… за годы… за годы…» Снег под ее щекой показался подушкой из лебяжьего пуха. Она перестала слышать и то, как возились уставшие Гаутер и Колин, пытаясь устроиться поудобнее. Сьюзен спала.

Сон снился ей страшный. Большей частью виделось все то, что она пережила наяву, все это смешивалось еще и с ее мыслями и с ее желаниями, все без ощущения времени, какое-то разрозненное, ускользающее, как отражение в струящихся водах.

А то вдруг снились люди, и их голоса становились вполне конкретными и живыми, и все события обретали каждое свое место. Ей начинало казаться, что все происходит вовсе и не во сне.

Но через некоторое время картина рассыпалась. Это напоминало живописное полотно, с которого мазки краски, вдруг отделившись от холста, разлетались в разные стороны. Затем эти мазки начинали кружиться, путались, менялись местами и создавали новую картину.

Но вот какой была нить ее сна.

Сьюзен сидела, скрестив ноги, рядом с Гаутером, Колином и гномами под деревьями, которые росли на острове. Перед ними стояли золотые тарелки, верхом полные всякого мяса с приправами, фруктами, прохладными зелеными листочками кресс-салата. Лето было в разгаре, волны озера Ридсмир вспыхивали голубым. Стромкары, весело смеясь, резвились в воде, а Сьюзен и все остальные внимательно слушали голос Ангарад Златорукой. Голос ее звучал как музыка.

Она подошла, облаченная в белые одежды, села между Колином и Сьюзен – высокая, стройная и белокожая. Ее длинные волосы были заплетены в косы цвета червонного золота. Голову украшала золотая повязка.

Оказалось, что ничто из перипетий всей их жизни не укрылось от нее. И ей было что им сказать.

– На западе, – поведала им Ангарад, – лайос-альфаров становится все меньше и меньше. И только на севере их пока еще много. Когда они услышали, что Огнелед был похищен Гримниром и Морриган, король эльфов Атлендор, сын Нафа, двинулся на юг, чтобы выяснить, так ли это. Он заболел от загрязненного воздуха, когда прибыл ко мне на остров, и я выхаживала его, пока он не поправился. После того, как явился стромкар, встретивший путников у Золотого Камня, король эльфов успокоился и решил вернуться к своему народу. Он тут же отправился в путь, чтобы поскорее избавиться от грязного воздуха. Для него было смертельно опасно задержаться хоть на мгновение. Вот почему он ничего не ответил Дуратрору. И это, конечно, он перестрелял страшных птиц в Раднорском лесу.

А сон все разворачивался и разворачивался, и смех звучал, и солнце сияло, и стромкары принесли Фенодири и ребятам красные плащи, сотканные из великанских бород и подбитые белой шерстью сатиров, и целых четыре плаща пришлось сшить вместе, чтобы они могли прикрыть широкие плечи Гаутера.

– А ты, – сказала Ангарад, – кому опасность грозит больше всех, – ты возьми вот этот мой браслет. Он обережет тебя в пути. И когда ты отдашь свой браслет Каделлину Сребролобому, то не грусти, потому что я тебе предлагаю честный обмен. У моего браслета масса достоинств.

Она сняла со своей руки обруч из белого металла и закрепила его на запястье у Сьюзен.

– И пусть Спящие спокойно спят в Фундиндельве.

– О, спасибо… спасибо…

Сьюзен потрясла ее щедрость, в обычной обстановке она бы смутилась, но смущение девочки таяло от теплой улыбки Ангарад.

Картина сна снова растворилась, но эти золотые, наполненные солнечным светом глаза продолжали оставаться перед Сьюзен и в последующем многоцветье ее сна.

Голос Ангарад все еще звучал в ушах Сьюзен, а калейдоскоп сновидений вдруг вернулся к пустому экрану действительности, и поэтому слова падали откуда-то и улавливались мыслью, а не звуком. Сьюзен поняла, что она почти что проснулась. Вот сейчас ее обступит тот мир, где снег и усталость, и голод, и вообще погибель. Она изо всех сил попыталась вернуться в сон, чтобы он стал реальностью, но нет – стена, не пробьешься! Одно за другим просыпались все ее пять чувств. Она ощутила ледяной воздух, который острым лезвием врезался в легкие. Когда пролетавшая снежинка легко коснулась ее щеки, она застонала, согнула руку в локте и легла ничком на руку, прячась от действительности. Но в ту же секунду Сьюзен заставила себя открыть глаза и напряглась, чтобы размытый мир сфокусировался перед нею. Сон все еще давил на нее, и прошло, должно быть, с четверть минуты, когда все сомнения исчезли – ее щека, коснувшаяся руки, сообщила ей нечто.

Сьюзен была укутана плащом из бронзово-красного руна, подбитым белой кудрявой шерстью.

Какой-то предмет, которого раньше там не было, охватывал ее левое запястье. Она выпростала руку из-под плаща, чтоб глянуть, что это. Серебряный браслет!

Теперь уже проснулись и все ее спутники. Колин и Гаутер ощупывали накрывавшие их плащи с ошарашенным видом. Бледнеющая луна светила на ясном морозном небе.

– Но ведь это сон!!!…

– …и стромкары…

– Да не может же быть, чтоб такое…

– Но ты видел?…

– И я видел!

– И было лето!

– …а еды сколько!

– Ты есть-то хочешь?

– Да нет.

– Но на снегу только наши следы, и нет больше ничьих!

– Но плащи-то как…

– А что вы скажете на это?

– Действительно, драгоценный подарок, – сказал Дуратрор.

Гаутера и ребят так поразило все происшедшее, что, обмениваясь бессвязными восклицаниями, они забыли было про гномов.

– О, привет! – воскликнул Гаутер. – Я счастлив, что хоть кто-то знает, что здесь происходит. За один день меня заставляют поверить в призраки, в колдунов и в зеленых страшилищ. И мне неохота спорить с вами, чего бы вы не говорили. Но сейчас уж я совсем не понимаю, сплю я или нет, и думаю, может, это вообще все с самого начала только привиделось во сне?

– Где сон, а где волшебство – не так уж и просто различить, – сказал Фенодири. – А люди всю жизнь думают, что сон – это реальность! Хозяйка озера – большая искусница плести чары. Ей было ясно, что без ее помощи мы эту ночь не переживем. Но с зачарованными плащами на плечах нам нечего бояться холода – фимбульвинтера, хоть бы даже ледовые великаны сами бы сюда явились. Но самое главное – этот ее подарок.

Он указал на браслет. На вид браслет был старинный-старинный. Снаружи по нему шла гравировка с черной эмалью, значительная часть которой выкрошилась. На одной половине были выгравированы листья, а по краям – две продолговатые фигуры, образованные бриллиантами, и в каждом бриллианте насчитывалось по четыре точечки. А на другой половине между такими же фигурами были начертаны какие-то непонятные надписи из тяжелых квадратных букв, никому не ведомых.

– Да, но в чем ценность этого браслета?

– Не могу сказать. Но Ангарад не стада бы носить его только ради украшения.

– Почему же она не сказала мне, для чего он служит?

– Может, тебе и не следует узнать все его тайны сразу. Внезапно свалившаяся на человека власть – зло, она для кого угодно может быть опасной. Носи его всегда, храни его, как ты хранила бы Огнелед, я знаю, он не предаст тебя в трудную минуту. А сверх всего, пусть он тебе напоминает о той, что дала приют и даровала помощь тем, чья гибель сняла бы груз печали с ее сердца.

– Что ты хочешь сказать? – спросил Колин. – Я не понимаю. Разве она не за нас?

– О, да. Но ты должен знать следующее: Ангарад Златорукая – жена одного из тех рыцарей, что спят в Фундиндельве – великого их предводителя. Всего неделя прошла, как они поженились, когда король призвал своих рыцарей в подземную пещеру. Всего семь дней счастья, которых должно было хватить ей на долгие годы. Теперь ты понимаешь, как щедра и великодушна она была к нам? Мы спасены, мы накормлены и одеты, и мы отправляемся дальше, куда более защищенные, чем раньше. И вот, если мы достигнем своей цели, Ангарад Златорукая может не встретиться со своим возлюбленным еще несколько сотен лет. Ведь пока Огнелед невредим, рыцари будут спать в пещере Фундиндельва…

Габерлунзи

Солнце взошло, но мара были уже недоступны его лучам, потому что к тому времени они успели расположиться под львиной головой в Пещере Генерального Сборища свартов. В пещере находились Артог и Слинквил, и другие сварты, да еще около пятидесяти мортбрудов выстроились вдоль стен.

В одном из углов была навалена куча какого-то тряпья, палок, изношенных башмаков, но весь этот мусор как-то странно шевелился.

На самой макушке «львиной» головы стояли Морриган и Гримнир. Пещера была освещена красным отсветом огненного дракона. Он горел возле ног старого пегого сварта, который сидел на своем обычном месте – под подбородком каменного «льва». Селина Плейс произносила речь на Общем языке, который все понимали.

– …и целую стаю наших сестер-ведьм перестреляли эльфы, а вы так-таки ничего не заметили! Моссок и ребята добрались до дальнего конца Раднорского леса, а вы ничего не видели! Да они не могли не пройти мимо вас! Из-за вашей нерасторопности, брат Галеатроп, мы можем все, – все! – уже сегодня оказаться в Рагнароке!

– Но они не проходили мимо меня! – возопил Джеймс Генри Ходкинс. – Я бы их видел!

– Нет, они прошли, и именно возле тебя, а ты их именно и не увидел! Еще одна такая ошибка, и ты превратишься в котлету, попомни! И раз уж мы упомянули Рагнарок, то скажем все ясно и открыто. Мы ни о чем не извещали Настронда, но он все равно обо всем услышит, и когда это случится, то у каждого из вас отнимут жизнь, если только мы не завладеем камнем. И если кто-нибудь из вас верит в успех меньше нашего, учтите, все границы закрыты, и всякий, кто захочет их пересечь – умрет. Так что пусть никто из вас не рассчитывает заработать благосклонность Настронда предательством.

Теперь о том, что мы собираемся делать. Мы не думаем, что люди пережили прошедшую ночь. Гномы повыносливее, но у нас есть сомнения и на их счет. Мы надеемся вскоре получить известия. Поиски должны продолжаться до тех пор, пока камень не будет обнаружен. Если камень попал к эльфам, то понадобятся усилия всех нас, при этом очень значительные.

Сегодня небо будет ясным, с этим ничего нельзя поделать, только к вечеру нам удастся нагнать облака. И снег не пойдет, чтобы вам было легче отыскивать их следы. Помните, в небе полно наших глаз, и если кто из вас надумает предать – далеко не убежит. Все.

Куча тряпья расползлась по полу, разделилась на некоторое количество одетых в лохмотья фигур. Они поднялись с пола, тощие, скрюченные, точно дергающиеся марионетки, изображающие вороньи пугала, и, крадучись, вышли из пещеры.

– Дело не только в том, узнал ли что-нибудь Настронд от своих шпионов. Важно, что он думает делать, – сказала Селина Плейс Гримниру, закрывая за собой дверцу кладовки для щеток и веников. – Неизвестно, когда он начнет действовать. И свартам нельзя будет доверять, если они не будут нас как следует бояться. Им надо дать урок – и без промедления. Лучше всего их убедит, пожалуй, если мы для примера «разоблачим» парочку «предателей».

Как только на востоке разлился по небу первый солнечный луч, остров тихонечко пристал к земле возле неглубокого ручейка, не там, где мара накануне потеряли следы беглецов, а на противоположном берегу.

Укутанная бесформенным снегом, местность казалась безжизненной. Безбрежная, как пустыня, и молчаливая, как заброшенная шахта, она не могла предоставить никакого убежища. Тут только шевельнись, и тебя увидят на расстоянии многих миль. И следы на снегу тоже были как на ладони, а ледяной неподвижный воздух донес бы, не заглушая, любой звук до ушей, находившихся даже на значительном расстоянии.

Дуратрор предложил, а все остальные вынуждены были с ним согласиться, что лучше всего, если они пойдут по ручью, по самой воде, держась как можно ближе к берегу. И вот друзья двинулись в том самом направлении, которое избрали вчера. В холодной воде ноги ныли до самых колен. Хорошо еще, что подаренные плащи легко обтекали препятствия, не цеплялись и не рвались, а надетые изнанкой наружу и с надвинутыми на голову капюшонами они служили еще и маскхалатами.

Через десять минут после того, как взошло солнце, над головами путников пронеслась первая стая птиц.

Друзья брели и брели вперед, утро тянулось медленно и монотонно. Правда, не совсем. Потому что издали они видели с полдюжины огородных пугал, да еще две пары «туристов» время от времени оказывались совсем близко от них. И на снегу иногда были заметны чьи-то следы.

К полудню они пробрели всего милю с небольшим. Тогда Гаутер остановился.

– Я вот что думаю, – сказал он. – Если мы и дальше пойдем по этому ручью, он завернет к северу и двинется к Хенбери, а это значит, мы окажемся недалеко от того места, откуда начали свой путь. А вон там – Пайторнский лес, и он граничит с Торникрофтскими прудами, и если только я правильно помню, там протекает ручей, который нас и выведет куда нужно. Поглядим, а?

К сожалению, чтобы добраться до леса, им надо пройти краем поля, пересечь переулок возле Торникрофт Холла и одолеть сотни две ярдов по открытому пространству.

Они добрались до переулка, никого не встретив, притаились под живой изгородью. Последний кусок пути, открытый всем ветрам и всем глазам, пугал их больше всего.

– Другого пути я не вижу, – сказал Дуратрор, щурясь от слепящего, освещенного солнцем снега. – Ожидать ночи здесь было бы безумием.

– А нам обязательно тут идти? – спросил Колин. – Может, можно каким-нибудь образом пойти в обход?

– Да я уж думал, – сказал Гаутер. – Вряд ли где будет лучше. Глядите: если мы двинемся на север, мы попадаем назад в Олдерли, и тогда между нами и тем местом, куда мы идем, окажется Макклесфилд. Если мы пойдем сразу к югу, нам придется пройти через Госпорт, а там творятся разные разности даже и в хорошие времена. Нет. Пайторнский лес – то, что нам нужно.

– Думаю, нам надо с тобой согласиться, – сказал Фенодири после того, как еще раз все обсудили. – Но все-таки как достигнем леса?

– Придется рискнуть, – сказал Гаутер. – И если нам кто встретится, понадеемся, что они про нас ничего не знают. Нет, о птицах я тоже не забыл. Но тут столько народу ходило, что им не понять, которые следы – наши. Особенно если мы будем внимательно смотреть, куда наступить. И каждый раз, как полетят птицы – мы тут же сбегаемся в кучу и шлепаемся на землю. И чтобы ни волосочка, ни ноготочка не вытарчивало из-под плащей! Я думаю, все будет в порядке. Теперь вот послушайте-ка. Ступайте по улице, пока она не прижмется к Торникрофт холлу. (Я отправлюсь вперед, гляну, нет ли там каких помех.) Дальше вы увидите две тропинки. Одна пойдет влево, а другая – прямо к лесу. Понадеемся, что сегодня по ней кто-нибудь да прошел. Дайте мне двадцать минут, и я вас там встречу. Идет?

– Фермер Моссок, – сказал Фенодири, – я чувствую, у нас объявился новый лидер. Твоя сообразительность приведет нас в Шаттлингслоу быстрее, чем мой неторопливый разум.

– Да нет, – возразил Гаутер. – Просто я люблю действовать. Пока! – через двадцать минут Сьюзен и Дуратрор тронулись вслед, а десять минут спустя – Колин и Фенодири.

– Ой, какая жуть была идти мимо этого большущего дома, – сказала Сьюзен. – Я прямо чуть в обморок не упала, когда пришлось шагать у него на виду. Ведь он вытаращился на меня всеми своими окнами!

– А нам два раза пришлось плюхнуться ничком как раз под самыми окнами! – сказал Колин. – Если кто – нибудь нас видел в тот момент, принял бы за сумасшедших.

– Да, было маленько трудно, – согласился Гаутер. – Как вы думаете, нормально мы сработали?

– Я полагаю, птицы нас не углядели, – сказал Фенодири. – В окнах я тоже никого не заметил. А ты, братец?

– Я ничего не видел и не слышал ничего. Однако болтливый Джим Траффорд был маленького роста, поэтому никто не разглядел его у окна. К половине второго он уже закончил работу и вскоре занял свое привычное место в уголке в таверне Хэррингтон Армз, завладев вниманием четверых своих знакомцев.

– Сейчас, по-моему, вдвое холоднее, чем тогда, одиннадцать лет назад, – разглагольствовал он. – Ничего такого никогда не видел. С ума можно спятить от этого холода. Я думаю, что один-другой как раз и спятили. Нет, вы послушайте! Это было часика два назад. Да, точно. Я обходил помещения перед тем, как уйти, чтоб углядеть, нормально ли горит уголь в печах.

В одной печи горело не больно-то, тогда я взял кочергу – пошевелить угли. Ну, вот. Поднимаюсь я, значит, от печки и так ненароком выглядываю в окошко, и что же я вижу?! Я вам расскажу. Вижу я двух мужиков вот такусенького росточка, направляются они в сторону Пайторнского леса. Нет, вы послушайте! На них – белые плащи с капюшонами на голове, а лиц не видно. И все озираются вокруг, все оглядываются, то вверх посмотрят, то вниз. И у одного – борода желтая, кажись. Ей-ей, говорю чистую правду!

Потряс я головой, не наважденье ли? – взял ведерко с углем, пошел в соседнюю комнату. Там все в порядке, но надо бы в угольный ящик угля кусочек-другой подкинуть – в запас.

Пошел я к выходной двери, опять ненароком глянул в окошко и опять я их вижу и замечаю хороший кусок бороды, но только теперь она черная! А они все оглядываются, оглядываются, да вдруг как шлепнуться ничком и втянули свои головы и ноги, как черепахи. Точно вам говорю! И их едва можно было разглядеть на снегу. Через минутку-другую поднялись и зашагали. И снова – шмяк в снег. Честно, я едва поверил своим глазам. Я смотрел на них: пока они не дошли до опушки, а потом – головы вперед – и побежали! Верно я вам говорю – это все из-за этого мороза. Тут не ошибешься! И другие тоже спятят. Это точно, если только этот мороз не отпустит… Эй, Фред! Что это ты? Плохо с тобой, что ли? Куда ты несешься?

Дверь с шумом захлопнулась.

– Что это с ним? Эй вы, поглядите-ка на Фреда! Он бежит по переулку, точно на нем горят штаны! Уж поверьте мне – это все нынешняя погода!

Пайторнский лес невелик. В основном он растет на перешейке между двумя озерами в имении Торникрофт Холл; как раз на этом перешейке Гаутер и поджидал остальных путников. Собравшись вместе, люди и гномы решили часок-друтой передохнуть, а потом уже обследовать край озера на восток от Холла.

– Но нам надо по очереди стоять на часах, – сказал Фенодири. – Мы с Дуратрором поделим между собой ночь. И пока удается добраться до самой гущи леса, один из вас должен быть на вахте на дневных привалах, идет?

Колин вызвался дежурить первым. Он присел на пень, оглянулся и впервые заметил, как красиво вокруг. Воздух висел неподвижно. И хотя солнце вовсю светило, его прохладные лучи не могли растопить снег, который покрывал каждую ветку, каждый сучок до самой вершины. Пайторнский лес был точно весь одет в кружево. Утром на озере Радсмир встречались плавучие льдины, а на здешнем озере лед оставался сплошным, крепким и отливал стальной синевой.

Перед Колином виднелся остров за широкой полоской льда. Он так густо порос лесом, что земли не было видно; казалось, что деревья возникают прямо из воды. Это все, что он попервоначалу увидел. Но по мере того, как минуты проходили, что-то едва угадываемое между деревьями начало обретать форму, только вот что это было, он не мог сказать. И было ли вообще или только казалось? Но вдруг, как на детской волшебной картинке от прикосновения мокрой кисточки, это нечто неожиданно сфокусировалось и приобрело очертания. У Колина захватило дух. Он увидел древнюю, полуразрушенную четырехугольную башню, которую так плотно обступили деревья, что если Колин был бы занят хоть чем-нибудь еще, кроме как в течение полутора часов сидеть и таращить глаза, он бы никогда ее не заметил.

– Поглядим, сколько времени уйдет у остальных, чтобы ее обнаружить, – думал он, посмеиваясь над своей собственной слепотой, и продолжал наблюдение.

Через некоторое время, как ни странно, башня начала действовать Колину на нервы. Ему показалось, что и она на него смотрит своими ничего не выражающими глазами. Он было уселся к ней спиной, но от этого стало еще хуже, и он опять повернулся лицом к башне.

– Все это одно воображение, – уговаривал он себя. – Конечно, заброшенная башня и должна выглядеть мрачно, наверняка, в ней никто не живет.

Но он все ерзал и никак не мог успокоиться, пока не сел прямо напротив страшного строения. Он стал переводить взгляд справа налево, потом снова направо, обводить глазами озеро, но ни разу не взглянул прямо на остров. И конечно, от этого все больше и больше хотелось на него поглядеть. И сверх того, он стал себя накручивать, что вот он посмотрит и увидит там нечто неприятное. И он стал воображать, какое оно, это «нечто», и ему уже казалось, что там оно именно и есть. Колин сделал глубокий вздох. Уж раз он настроил себя до такой степени, ему оставалось только одно. Он дернул головой и прямо уставился на башню.

Колин подпрыгнул от страха, и гномы мгновенно вскочили на ноги. Там, всего ярдах в сорока от них, под крайними деревьями на острове виден был человек, одетый в черное, и сидел он верхом на черном коне, и взгляд его был устремлен именно на Колина.

– Что случилось? – спросил Фенодири шепотом, но Колин смог только показать рукой. И как бы в ответ всадник тронул лошадь и двинулся по льду прямо к ним. Они молча ждали его приближения.

Всадник был высок ростом, по-видимому, худощав, хотя его фигуру трудно было разглядеть под долгополым плащом. Черные сапоги для верховой езды с серебряными шпорами доходили до самых колен. На голове покоилась шляпа с широкими полями. Волосы цвета воронова крыла с зеленоватым отливом волной спускались на плечи, обрамляя худое смуглое лицо. Маленькие золотые серьги-колечки были вдеты в мочки ушей. А глаза – голубые – яростно голубые, горящие таким блеском, что его можно было бы сравнить со сверканием самого Огнеледа.

Не успев с ними поравняться, он натянул поводья, придерживая коня.

– Я вас искал, – сказал всадник глубоким низким голосом.

Голос был не просто низкий, еще и мягкий и звучал в таком ритме, как говорил бы шотландец-не шотландец, ирландец-не ирландец, и не валлиец, а как бы все вместе. Всякие опасения, охватившие было Гаутера и ребят, мгновенно оставили их.

– Добро пожаловать, Габерлунзи, – сказал Фенодири. – Вчера мы видели тебя издали, только не были уверены, ты ли это. Лучше давай сюда – под деревья. Морриган и все ее мортбруды гонятся за нами, и шпионы ее – на страже.

Незнакомец посмотрел на небо.

– Я так и думал, что это не птицы, – сказал он. Всадник спешился и завел коня под деревья. Фенодири быстренько поведал все свои приключения, а человек, которого звали Габерлунзи, молча его слушал.

– Вот почему в пятницу на рассвете мы должны оказаться в Шаттлингслоу, чтобы встретить там Каделлина Сребролобого, иначе, как мы знаем, мир может прекратить свое существование. Останешься ли ты с нами и поможешь ли ты нам?

Голубые глаза уставились в пространство, затем Габерлунзи дал ответ.

– Я не могу задерживаться. На севере у лайос-альфаров назревает беда не менее вашей. Они недостаточно многочисленны, им не справиться самим. Я явился сюда, чтобы оповестить друзей и завербовать союзников. Я объездил уже много земель. Еще до конца недели мне нужно быть на месте.

Я направился было в Фундиндельв просить помощи, но никто не откликнулся и не открыл ворот. Там, возле ворот, толпятся одни только мортбруды. Буря застигла меня до того, как мне удалось добраться до Ангарад Златорукой. В темноте я услышал голос мара и поспешил на остров. Пришлось искупаться в ледяной воде, и сон сомкнул мне глаза только тогда, когда солнце встало. Сегодня я должен отправиться на север, это мой долг. Но до отъезда я готов помочь вам чем только смогу. Я доставлю вас в то место леса, откуда вы легко достигнете цели. Облегчит ли это вам жизнь хоть чуть-чуть?

– Это практически положило бы конец нашим мучениям, – сказал Фенодири. – Увы – мы не можем открыто передвигаться, днем небеса следят за нами, а ночами бродят мара. И вот мы, можно сказать, ползем на животе, и вполне возможно – к своей благородной погибели!

– Но на этот-то раз вы поскачете верхом! – засмеялся Габерлунзи. – Да нет, я вовсе не шучу!

– Смотрите!!! – закричала Сьюзен хриплым от волнения голосом.

Все были так погружены в беседу, что не заметили, как на них по снегу наползает стена тумана. Точно белый дым, туман завивался вокруг древесных стволов и успел скрыть из виду озеро только за то время, что Сьюзен смогла выговорить одно слово.

– Гримнир! – воскликнул Дуратрор.

– Да ничего подобного, – сказал Габерлунзи, который только один и оставался спокойным. – Пожалуйста, не пугайтесь. Я как раз этого дожидался. Все так и было задумано. А то – небо безоблачно, морозно, светло – пропадешь. А хорошенький белый непрозрачный туманчик как раз кстати: он и ослепит мортбрудов, и поторопит нас в пути. Ну, быстро – на лошадь – и вперед!

Непроницаемый туман накрыл их всех, и абсолютно ничего не стало видно.

– Нет, погоди минуточку, – сказал Гаутер. – Прежде чем мы попытаемся усесться вшестером на одну лошадь, ты мне объясни, как ты думаешь найти дорогу в этом компоте? Я самое большое могу рассмотреть только свои ноги.

– Не беспокойся, мой друг, мои глаза – это не твои глаза, и моя лошадь – не просто земная кобыла. Она не споткнется. Ну, давайте. Что мы будем тут препираться до судного дня, что ли? Влезайте!

И действительно все уселись верхом. Дуратрор и Фенодири сели плотно друг к другу впереди, перед Габерлунзи, позади него расположились ребята, а уж за ними – Гаутер. Он протянул обе руки вперед, как бы обнимая Колина и Сьюзен, и крепко ухватился за плащ Габерлунзи.

Гаутер ожидал, что он свалится ровно через минуту после того, как конь тронется с места. Конечно, если он вообще сможет сдвинуться.

Но стоило только Габерлунзи прикоснуться к поводьям, как его конь вихрем рванул с места. Ни одна лошадь на свете не обладала таким плавным ходом. Поля, живые изгороди, рвы – все мгновенно пролетало мимо. Снег глушил цокот копыт, и друзья мчались во весь опор все вперед и вперед в нескончаемом тумане. И вокруг них свистел ветер, и руки почернели от холода, и мороз, точно клешнями, сдавливал голову.

Вскоре все живые изгороди остались позади, дорога сделалась неровной, кочковатой, но конь ни разу не споткнулся. Земля разверзалась расщелинами, глубокими и опасными. Из тумана выступали какие-то призрачные стены, похожие на руины древних замков. Иногда казалось, что они покинули свое собственное время и попали куда-то в средние века, хотя на самом деле это были совсем не замки, а только штабеля торфа, уложенные по обеим сторонам дороги, идущей через бескрайние болота.

Друзья перемахивали расщелину за расщелиной, и даже если бы мортбруды и гнались по пятам, – эти расщелины оказались бы для них неодолимой преградой. Габерлунзи был хитер и знал, какую выбрать дорогу. И вот они уже приблизились к холмам.

– Тут начинается лес, – сказал Габерлунзи. Он направил коня в сторону от дороги. Один скачок – и они оказались под сенью деревьев. Широкая тропа, обсаженная с двух сторон плотными рядами деревьев, шла по холму вверх. Здесь Габерлунзи пустил коня шагом.

– Я не буду останавливаться, ухитритесь как-нибудь спрыгнуть на ходу: мой след не должен прерываться. Не задерживайтесь, чтобы замести свои следы, а займитесь скорее поисками укрытия. Позднее вы увидите лис. Не трогайте их.

– А как же ты сам? – спросил Фенодири с тревогой. – Не годится тебе быть под открытым небом после заката.

– Пусть эти твари погоняются за мной! Я поеду через Светлые Ворота; пока здесь будет тьма, там солнце уже встанет мне навстречу из-за трех вершин горы Элидон! Поглядим, что мортбруды смогут со мной сделать!

Минут через пять друзья сердечно распрощались с Габерлунзи и кувырнулись с лошади в снег.

– Поступайте, как я сказал, – крикнул им Габерлунзи, – и тогда вы окажетесь здесь в безопасности. Когда вы встретитесь с Каделлином, передайте ему мои наилучшие пожелания.

Последним спрыгнул Дуратрор. В тот же миг фигура Габерлунзи с приветственно поднятой рукой смешалась с туманом и исчезла.

– Нехорошо, что мы наоставляли столько следов, – сказал Колин.

– А что можно поделать? – отозвался Фенодири. – К тому же, я думаю, Габерлунзи знает, что говорит. Наше дело теперь укрыться понадежнее и именно здесь. Осторожно, не стрясите снег с веток.

Деревья росли часто, и нижние ветви доходили до земли. Даже гномам пришлось пригнуться, а Гаутеру не оставалось ничего другого, как плюхнуться на живот. Путники постарались сколько возможно удалиться от дороги.

– Ну вот, – сказал Фенодири. – Здесь даже и без тумана на пару шагов ничего не видно. Тут будет безопасно. Давайте располагайтесь – кто как сможет. Нам надо переждать некоторое время, а, когда придет пора, отправимся приветствовать Каделлина.

По лесной тропе двигались две изящные фигурки. Поравнявшись с тем местом, где снег был истоптан и откуда след шел прямо под ветви деревьев, они остановились и принюхались. Потом принялись резвиться и кататься по снегу. Что особенного: две лисицы весело играют на склоне холма!

Когда не осталось никаких следов в том месте, где путники спрыгнули с коня, лисы побежали дальше по следу, перепахивая весь снег вокруг.

Гномы услышали, что кто-то приближается, и на всякий случай обнажили мечи. Но неожиданно из чащи вышли две лисы. Зверьки уселись рядышком, языки на сторону, рыжая шкурка вся в снегу.

Некоторое время они так сидели, и Дуратрор уже собирался заговорить, но лисы вскочили, задрали хвосты и понеслись вниз по склону холма.

– Спасибо, – прошептал Фенодири.

– За что? – спросил Колин. – Что они такого сделали?

– Ведь они же на совесть замели наши следы! Так, что ли? – воскликнул Гаутер. – Умно, ничего не скажешь!

– И запах лисы гораздо сильнее, чем запах человека или гнома, – добавил Дуратрор, улыбаясь.

Он продолжал улыбаться в ночи, когда все остальные уже спали и когда он услышал, как яростный лай собак прокатился по холму и замер в отдалении.

Шаттлингслоу

Никто почти не спал во вторую и последнюю ночь в лесу. Нервы были натянуты как скрипичные струны. Еще бы: какая мука час за часом лежать неподвижно, и вместе с тем напряженно-настороженно.

Мороз больше не был страшен путникам, а угощение Ангарад обеспечивало независимость от голода и жажды в течение еще нескольких дней. Так что им ничего не оставалось, как ждать. И размышлять. В конце концов они съели все свои припасы, чтобы хоть чуть-чуть скрасить эту мучительную неподвижность.

Казалось, ночь никогда не кончится. Говорить никому не хотелось. Все лежали, завернувшись в плащи. Фигуры путников смутно виднелись на фоне снега, который был немножечко светлее их плащей.

От того, что кругом лежал снег, по-настоящему так и не стемнело даже в глубине леса. Конечно, Колин и Сьюзен не могли видеть в темноте так же хорошо, как гномы. Но и они на протяжении всей ночи могли различить деревья и рассмотреть склон холма.

Напряжение увеличивалось с каждым часом. Наконец, Фенодири сказал:

– Рассвет близко. Мы готовы?

Друзья вернулись на тропу и пошли по ней вверх. Лишь гномы могли разглядеть следы копыт, так как поверх них отпечаталась еще масса других следов: свартов, собак, либлаков и им подобных.

Путники шагали по тропе довольно долго, пока не оказались на ровном плато над лесом. А из-за дальнего края плато, примерно на расстоянии мили от них, поднималась вершина Шаттлингслоу, вырисовываясь на фоне светлеющего неба.

Они остановились, охваченные волнением, пристально глядя на столь внезапно открывшуюся глазам желанную и выстраданную цель их нелегких странствий.

– Вон она, – сказал Дуратрор, – но достигнем ли мы ее когда-нибудь?

Они осторожно огляделись. Впереди лежало ровное плато, покрытое глубоким снегом. Ни деревца. Только в отдалении – серые холодные стены холмов, подчеркивающие жесткость здешнего пейзажа.

После того, как друзьям столько пришлось красться и прятаться, казалось, что только безумец может решиться на поход по этой голой земле. И больше того, на всех напал страх перед открытым пространством – даже на гномов. В голове звенело, коленки подгибались, всем хотелось назад, туда, где горизонт был скрыт от их взоров.

И тогда Гаутер расправил плечи.

– Пошли, – сказал он с хрипотой в голосе. – Давайте действовать.

И он вышел на открытое место и двинулся в сторону Шаттлингслоу.

На их долю выпал трудный переход с нелегким подъемом в конце, но они преодолели все, и ни мортбрудов, ни кого-либо другого не было видно. Путники взбирались все вверх и вверх почти по отвесной стене. Еще немного! Еще! Вот и все! Они достигли цели! Смогли, несмотря на все сплотившиеся против них злые силы!

Друзья лежали, тяжело переводя дух, на самой вершине. Вокруг них ничего не было – только воздух. Немного успокоившись, путешественники расположились на вершине в виде подковы, чтоб можно было глядеть во все стороны. Отсюда им были видны все окрестности, кроме южной стороны, скрытой от глаз каменным гребнем. Вершина Шаттлингслоу оказалась совсем неширокой, всего несколько ярдов, и они могли разговаривать друг с другом, не повышая голоса.

Фенодири полагал, что рассвет наступит не раньше, чем через полчаса. Все напряженно вглядывались, чтобы увидеть Каделлина, как только он появится. Дуратрору даже показалось, что он увидел его, но это была троллиха, которая шагала по склону далекого холма.

Становилось все светлее и светлее. На юге, на востоке, на севере, сколько хватало глаз, были холмы и холмы, а на западе простиралась равнина, точно озеро, в котором плескались тени, и куда теперь спускалась прошедшая ночь.

– Разве ему не пора появиться? – спросил Колин, поеживаясь.

Он теперь отчетливо видел широкий след, проложенный ими на снегу, покрывающем плато. Остальные тоже смотрели в эту сторону.

– Солнце еще не взошло, – сказал Фенодири. – Он придет.

Но Каделлин не пришел. И вскоре уже бесполезно было притворяться, успокаивая себя, будто день еще не настал. Разрывов в густой облачности не было, но что день наступил, с этим уже не приходилось спорить.

– Похоже, мы сделали холостой выстрел, а? – спросил Гаутер. – Будем тут валяться и ждать, пока нас не подберут, как спелые яблочки?

– Мы обязаны ждать до последнего, – сказал Фенодири. – И теперь, куда бы мы ни пошли, нам не миновать встречи с мортбрудами.

– Видать, сегодня будет великий день – пятница да еще и тринадцатое! – заметил Гаутер.

Они совсем упали духом. След их был так явственно виден, как будто его обозначили на снегу черной краской. А Каделлин все не появлялся.

Какие-то движущиеся пятнышки, в одиночку и группами, обозначились на ближайших холмах и на равнине со стороны расплывшегося пятном вдали Олдерли Эдж, в воздухе поплыл вроде бы столб дыма. Но это был не дым.

– Теперь, когда они зашевелились, – сказал Дуратрор, – Каделлин должен бы появиться, иначе он придет слишком поздно.

Набрав высоту, птичий «столб» стал распадаться на патрульные стаи. Две из них направились в сторону Шаттлингслоу. Когда они приблизились, выяснилось, что одна из стай берет курс на юг, а другая – на север. Северная стая полетела прямо над плато. Наблюдавшим за ней путникам захотелось зажмуриться. Им не пришлось долго гадать, что будет дальше. Предводитель покружил над отпечатками ног, и вот уже стая летит низко за ним над землей, направляясь туда, куда ведут следы на снегу.

– Не шевелитесь, – прошептал Фенодири. – Это единственное, что может нас спасти.

Но на этот раз белые плащи не выручили – слишком зоркими были глаза колдовских птиц, слишком близко они летели.

Какой поднялся визг, писк, как захлопали крылья над вершиной холма Шаттлингслоу! Вся стая мгновенно рванула ввысь, в небо, рассыпалась, птицы полетели на юг, на север, на запад и на восток, чтобы поднять тревогу. Парочка птиц осталась, они кружили на безопасной для себя высоте в полном молчании.

Пятнышки вдали стали двигаться медленнее, изменили направление и стали все стекаться к одному центру – вершине Шаттлингслоу.

Их появлялось все больше и больше, и еще больше. Уже доносились тоненькие голоса, которые откликались на птичьи крики; эти голоса смешивались с завыванием мара и с собачьим лаем, в точности с таким, какой ребята уже однажды слышали в доме Селины Плейс. Целые тучи птиц летели над заснеженным плато. Дуратрор поднялся на ноги.

– Это конец всему, братец? – спросил Фенодири.

– Возможно.

– Где же Каделлин Сребролобый?

– Не могу себе представить, если только он не мёртв или не захвачен в плен. Мы-то во всяком случае погибли.

– Но если он идет оттуда, – сказал Колин, указывая на юг, – то мы не сможем его увидеть, пока он не взберется на гребень.

– О, я – дурак! – завопил Фенодири. – Быстро! Мы наверняка погибнем, если останемся здесь!

Но друзья не успели добежать до гребня. На полпути птицы уже набросились на них. Они низвергались им на головы, когтили, клевали, наносили удары крыльями. Больше всех доставалось Сьюзен. Птицы впились в нее когтями, вцепились в волосы. И сила в них была не меньше человеческой. Но прежде чем они смогли утащить девочку с холма, Дирнуин и Делатель Вдов взялись за работу.

Битва бушевала на холме, и уже земля обагрилась кровью и покрылась черными перьями, а птицы все летели и летели. И только когда примерно четвертая часть их полегла, они оставили поле боя.

Дуратрор и Фенодири стояли, опершись на свои мечи, опустив головы. Они были жестоко истерзаны и все в крови, но раны оказались неглубокими.

– Хорошо, что нам удалось сломать их, я уже был при последних силах.

– Да, но придется туго, если они вздумают вернуться, – отозвался Дуратрор.

Гаутер, указывая, махнул своей ясеневой палкой, которой он только что успешно сражался почти как настоящим оружием.

– И эти не дремлют! Надо что-то быстро решать!

Со всех сторон лавиной катились мортбруды. Лишь с юго-западной стороны движущиеся фигурки были пореже.

Однако те полчища мортбрудов, что подошли близко к подножью холма, не стали взбираться на вершину. Видимо, решили окружить ее.

А по восточному склону двигалась огромная банда свартов, сотен пять, не меньше.

Каделлина нигде не было видно.

– Можем ли мы сдержать этот поток, братец? – спросил Фенодири.

Дуратрор покачал головой.

– Они победят нас хотя бы количеством. Но раз уж дошло до этого, раньше, чем мы успокоимся навеки, надо разделаться с кем сможем. Именно так я и хочу умереть, потому что я так и жил.

– Я им камень так легко не отдам, – с жаром воскликнула Сьюзен. – Оставайтесь тут, если хотите, а я не хочу!

И она, как сумасшедшая, ринулась вниз с холма, туда, где мортбруды толпились не так густо.

– Вернись, Сью! – закричал Колин.

– Нет! – сказал Гаутер. – Она говорит дело. Вперед! За ней! Вы что, надумали отпустить ее одну?

Они помчались вслед за Сьюзен. Барахтаясь в снегу, падая, вскакивая, Гаутер, Колин и гномы неслись за девочкой, не обращая внимания на ушибы, не думая об опасности, а воздух наполнился птичьими криками. Снег доходил до самых колен и сдерживал бег, как в кошмарном сне. А под снегом – то камни, то кочки, то заросли прошлогодней сухой осоки! Они спотыкались на каждом шагу.

Птицы летели низко, но пока не нападали.

Сьюзен неслась вперед, а по бокам – гномы с мечами наголо. Какие-то одиночные сварты и хромоногие пугала попытались было преградить им путь, но тут же отпрянули, увидев твердые клинки, и предпочли присоединиться к толпе, которая теперь обтекала вершину Шаттлингслоу со всех сторон.

Торфянистая, поросшая вереском равнина, по которой бежала Сьюзен, резко пошла вниз к речушке. Сьюзен не успела вовремя заметить ее, и беглецы все, неловко размахивая руками, покатились в воду. Таким образом, несколько драгоценных минут были потеряны. Чуть не захлебнувшись, они выкарабкались на другой берег и стали подниматься по склону противоположного холма. Этот подъем окончательно исчерпал их силы. К тому же, друзья были душевно угнетены: это был какой-то странно выгнутый склон, и вершина холма, и линия горизонта все отступали и отступали. Вершина казалась близкой – вот она! – но они никак не могли до нее добраться. Вскоре им стало просто не по силам взбираться по каменным стенам, которые преграждали им путь. И вот они уже, еле живые, вроде бы взобрались на гребень, но это оказался вовсе не гребень, а просто очередной уступ скалы. Все, кроме Дуратрора, рухнули наземь как подкошенные.

Дуратрор оглянулся. Кроме одного или двух, по-видимому, дезертиров, на равнине никого не было. Но звуки погони были уже слышны, он явственно их улавливал, несмотря на писк и визг носящихся кругами птиц. Видимо, мортбруды уже переправились через реку.

– Вперед! – крикнул Дуратрор, но его спутники не успели встать, как в поле зрения показались преследователи.

Сварты шли, шлепая ножищами по снегу, их обогнали неутомимые скачущие либлаки, и хуже всего, что предводителем преследователей была мара – огромная, страшная, а впереди мара бежали две собаки Морриган, слепые башки книзу – поближе к запаху следов.

– Не дожидайтесь меня, – крикнул Дуратрор, поворачиваясь лицом к преследователям.

Фенодири поколебался секунду, потом, бледный как снег, повлек всех остальных к вершине холма.

Собаки сильно обогнали мара, и первая из них, насторожив уши, пошла шагом.

– Ха! – гаркнул Дуратрор. Собака остановилась.

– Ха!

Собака прыгнула, Дуратрор пригнулся и снизу двумя руками воткнул в нее меч. Зверь сдох раньше, чем рухнул на землю. Но падая, он выбил Дирнуин из рук Дуратрора. И тут подскочила вторая собака. В битве Дуратрор был быстр как молния, и смертоносные челюсти сомкнулись не на горле, а на плече, которое он сумел подставить мерзкой твари. Монстр навалился на него, и Дуратрор упал навзничь под его тяжестью. И пока они боролись, мара со своим войском прошагала мимо.

Дуратрор с огромным трудом перевернулся на живот, нащупал кинжал у пояса и прикончил ужасного зверя.

Но он ничего не мог сделать, чтобы спасти своих друзей.

Мара уже подступила к ним близко. Фенодири бросился на нее с мечом, но Делатель Вдов только высек целый фейерверк искр. Мара схватила Сьюзен за руку и дернула с земли вверх.

Вопль, прорезавший воздух, остановил свартов и либлаков на полпути. Даже птицы умолкли. Дуратрор спрятал лицо в ладони и застонал, по его щекам струились слезы.

Снова жалобный крик, но теперь послабее. Дуратрор был уверен, что сердце его вот-вот разорвется.

Опять этот крик. И опять. Издавая громкие крики, обезумев от горя, Дуратрор схватил свой меч. Но то, что он увидел, совершенно сбило его с толку.

На снегу, еле живая лежала Сьюзен. А рядом с ней – мара. Но мара уменьшалась в размерах! Точно фигурка, вырезанная из куска масла и поставленная на каминную полку, – она съеживалась и таяла. Ее контуры расплывались, делались бесформенными. Она больше не издала ни звука, только слабый стон вырвался в тот момент, когда мара перестала шевелиться. И вот уже там, где только что находилась мара, лежал просто грубый кусок скалы.

Сьюзен была почти что без сознания. Она не поняла, что случилось с мара.

Какие-то закрученные спиралью облака и вспыхивающие огни некоторое время мелькали перед ее глазами. Когда они исчезли, она могла только с удивлением взирать на браслет, подаренный Ангарад. Он слегка погнулся от каменной холодной руки, которая как раз в этом месте схватила Сьюзен.

– Ты жива, барышня? – спросил Гаутер.

– Как ты смогла…

– Я жива… Я думаю, это браслет… Сварты и либлаки растерялись. В этот момент им не хватало мужества, даже чтобы двинуться вперед. Дуратрор мгновенно оценил этот шанс. Он повернулся лицом к ним, ко всей темной толпе и возгласил так громко, чтобы все слышали:

– Вы видите, что гибель ваша неотвратима! Если такая судьба постигла мара, то как вы убережетесь от нашего гнева? Пусть подходит тот, кому надоело жить!

Вся масса сброда попятилась. Но уже подоспели мортбруды, которых так скоро не устрашишь. Дуратрор понимал, что выиграл только минуту передышки, необходимую для того, чтобы их не затоптали, пока Сьюзен немного оклемается. Теперь враги оправились от первого испуга и, казалось, были готовы продолжить битву.

И тут Дуратрор увидел то, на что потерял всякую надежду: одинокого человека на вершине Шаттлингслоу, на расстоянии двух миль. Пока гном смотрел, высокий человек покинул вершину и начал спускаться вниз. Дуратрор подошел к своим спутникам. Они тоже видели.

– По-моему, – сказал Гаутер, – вся эта шарага ничего не заметила. Но как же нам продержаться, пока он подоспеет?

– По такой дороге у него уйдет час, – сказал Фенодири.

Мортбруды в это время совещались со свартами. И те и другие громко кричали и размахивали руками. Свартам не хотелось рисковать, они опасались участи, которая постигла мара, а мортбруды не жаждали, чтобы все удары мечей достались им одним.

Морриган, облаченная в черные одежды, злобно верещала:

– Трусы! Обманщики! Их всего пятеро! Хватайте их, хватайте немедленно!

– Бежим! – воскликнул Фенодири, не дожидаясь. – Раз она здесь, мы не сумеем их сдержать. Но нам необходимо найти место, где можно принять бой.

Для отступления была только какая-нибудь сотня ярдов. Как только они двинулись, мортбруды поднялись вслед.

– Бежим, докуда удастся, – крикнул Фенодири. – Но нам бы найти место, где удобнее действовать мечами.

Выбора у них не оказалось. Либлаки, вооруженные дубинками, забили проход в долину.

– Станем кругом! – крикнул Гаутер. – Сьюзен, Колин – в середину!

Так они и встали, и все злые силы сомкнулись вокруг них.

– Они пока не должны умереть! – кричала Морриган. – За их жизнь каждый из вас ответит своей!

Спина к спине Гаутер и гномы сражались молча. Отчаянно. Безнадежно. А между ними, присев на корточки, затаились дети. Звериные вопли умирающих свартов эхом носились от долины к долине. Мечи Дуратрора и Фенодири мелькали с такой скоростью, что казалось, будто соткалась сеть из светлых лучей. Они рубили, отражали удары, кололи, полосовали врагов. Когда Гаутер взмахивал своей палкой, черепа раскалывались и кости трещали. Единственной надеждой для друзей было продержаться, пока чародей, наконец, дойдет до них. Но как только падал враг, тут же на его месте возникал новый. И еще. И еще. И еще.

Они все сражались и сражались, и сил уже не было никаких. У Гаутера выбили из рук палку, и он, наклонившись, взял в обе руки по молоту свартов, и количество убитых сразу же возросло. Безоружные Колин и Сьюзен последовали его примеру, схватили по молоту и вступили в бой.

Таким образом, некоторое время перевес был на их стороне. Но это было последней вспышкой пламени оплывающей свечи. Молот сварта угодил Фенодири в руку, чуть повыше локтя, и она повисла, как плеть. Меч выпал. Доблестный Фенодири выбыл из строя. Это было равносильно пролому крепостной стены. И враг устремился в этот пролом!

Дуратрор решил действовать. Орудуя мечом, он завел свободную руку за спину.

– Камень, – шепнул он, – дай мне камень! Не задавая вопросов, Сьюзен нырнула Гаутеру за спину, отстегнула цепочку браслета и защелкнула его на руку Дуратрора.

Дюжина рук протянулась к девочке, и они схватили ее, но было уже поздно. Дуратрор взвился в воздух. Вал-хам обернулся вокруг него. Дуратрор направил свой полет в сторону Шаттлингслоу в последней отчаянной попытке спасти камень.

Птицы ринулись к нему и осыпали точно черным градом. Дуратрор скрылся из виду, словно его накрыла грозовая туча. Молния Дирнуина сверкала среди клубящихся птиц. Земля сделалась черной, покрывшись их телами. Но на землю летели и белые орлиные перья, окрашенные кровью.

Битва на земле стихла, все взгляды были обращены к небу. Дуратрора скрывало темное облако, облако удалялось, и все меньше птиц падало на землю.

Пониже на склоне холма виднелась высокая насыпь, поросшая редким буковым лесом. На самом верху насыпи поднимался высокий столб из песчаника, точно палец, указывающий в небо. Он назывался Клулоу.

Над этой насыпью и был нанесен последний удар. Что-то белое выпорхнуло из скрежещущей дикими голосами массы птиц, минуточку парило в воздухе, рванулось было вперед, но тут же рухнуло сквозь ветви деревьев на землю.

Туда немедленно ринулись либлаки и сварты, отвратительно воя. Услышав этот вой, Дуратрор пошевелился и поднял голову. Потом медленно, с болью, с трудом выпрямился, опираясь о ствол дерева, и двинулся вверх по холму. Он спотыкался, переходя от дерева к дереву, его шатало из стороны в сторону. Его рубашка была разорвана на спине, а Валхам свисал располосованный на узкие ленты. Дуратрор часто останавливался, покачиваясь; казалось, он вот-вот упадет навзничь, но он брел вперед, согнувшись в три погибели – не гном, а сплошная рана.

Так Дуратрор подошел к каменному столбу. Он прислонился к нему спиной и отстегнул пояс. Распустив ремень на всю длину, гном перебросил его вокруг столба, пропустил у себя под мышками и застегнул пряжку. Так он не упадет! Когда все это было проделано, Дуратрор взялся за рукоятку Дирнуина обеими руками и стал ждать.

Возле столба деревья не росли. Видно было ярдов на десять. Сварты стояли полукругом, никому не хотелось первому наткнуться на меч. Но нерешительность длилась только мгновение.

– Камень у меня! – завопила Меняющая Обличье. – Хватайте!

– Гондемар! – прогрохотал Дуратрор.

Откуда у него взялись силы, невозможно понять. Никто не мог противостоять его ярости, даже Артог, предводитель свартов, хотя он был человеческого роста. Толпа наседала сзади и поспешно подталкивала Артога к Дуратрору. Дуратрор взмахнул мечом, и сильнейший удар обрушился на противника. Сварт отпарировал его своим молотом, но Дирнуин рассек молот. Миг – и голова Артога скатилась с плеч.

Но никакому мечу не позволено безнаказанно разрубать камень. И со следующим ударом меч разлетелся по самую рукоятку. Но Дуратрор все еще продолжал сражаться, и ни один из тех, кто приблизился к нему, не смог вдохнуть воздух еще хоть раз. И настал момент, когда сварты и либлаки отступили за деревья, чтобы собраться с силами для новой атаки.

Дуратрор осел, повиснув на ремне, и разбитая рукоятка Дирнуина висела у него на боку. Голова гнома упала на грудь, и на холме воцарилась тягостная тишина.

Крест без перекладины

Гримнир бежал. Его гнали страх, нетерпение и жадность. С вершины Шаттлингслоу он наблюдал погоню до момента гибели мара. Но со своего высоко расположенного места он заметил еще кое-что. Это кое-что стремительно приближалось, двигаясь с севера. И хотя он ожидал опасности именно оттуда и был на страже вот уже несколько месяцев, но форма, которую эта опасность принимала, и время, которое она выбрала для своего появления, вызывала его крайнее беспокойство.

Гримнир добрался до каменного столба Клулоу вскоре после того, как погиб Артог. Понятно, что все взгляды были устремлены на Дуратрора, и Гримнир остался незамеченным. Он видел, что сварты отошли от безжизненной фигуры с разлетевшимся на кусочки мечом. Он видел пленников, каждого из которых стерегли по два мортбрудских колдуна. Гримнир замедлил шаг. Надежда и сомнение боролись в нем.

Его беспокоило, что над тем местом, где находился каменный столб, кружила и кружила ворона. Она спланировала вниз, едва шевеля крыльями, потом взлетела и уселась передохнуть на вершину камня. Она сидела там, наблюдая и присматриваясь, долго и неподвижно. Потом вновь взлетела, возобновив свое хорошо рассчитанное скольжение по воздуху. Ближе и ближе подлетала ворона к поникшему воину и – уселась на его плече. Но Дуратрор не шелохнулся. Его испытания закончились… Напряженный, подавленный вздох вознесся к вершинам деревьев, и ворона спрыгнула с плеча гнома на землю.

Она кинулась прямо к безжизненно повисшей руке, а оттуда – снова на каменный столб. Браслет с Огнеледом позвякивал у нее в клюве. Птица задрала голову, воротником распушила перья на шее, раскинула крылья и неуклюже пустилась в пляс. Ворона раскачивалась из стороны в сторону, голова ее подскакивала, она издала громкий победный клич. Гримнир бросил быстрый взгляд через плечо. Да, да, да, он должен немедленно действовать! Если только ворона бросит с камня взгляд в пространство над головами толпы, то вряд ли она не заметит… Он стремительно спустился с холма, пробился через скопище мортбрудов. Толпа волновалась, издавала какие-то крики и глядела куда-то поверх него. Но Гримниру некогда было останавливаться.

Колин, Сьюзен, Гаутер и Фенодири видели от начала до конца жестокую битву Дуратрора и прямо умирали от своего бессилья. Бешенство и отчаяние сделали свое черное дело: все они впали в шоковое состояние. Им было уже безразлично, когда волна страха пробежала по скопищу мортбрудов.

Гримнир поравнялся с ними, но задержался только на секунду.

– Убейте их, – сказал он охранникам.

Сьюзен открыла рот, но оттуда не вылетело ни звука. Колин и Фенодири, который едва не терял сознание от ран, побледнели и зашатались, как будто их ударили по голове. Ни в памяти не сохранилось, ни в легендах не упоминалось о том, что Гримнир может заговорить прилюдно. Он подал голос первый раз в жизни. И это был голос Каделлина!!!

Мортбруды тем временем разбегались в разные стороны. Охрана была больше озабочена тем, как спасти свою жизнь, чем отнимать ее у других. Вот, что все они увидели: с севера неслась туча, ниже тех, что скрыли солнце, и была черным-черна. И страшна. По очертаниям она напоминала рыщущего за добычей волка. Задние лапы волка были скрыты горизонтом, а передние приготовились к прыжку. Голова с разинутой пастью уже приблизилась к дальнему краю долины. Глаза сверкали желтыми молниями, и первый раскат громового рыка уже пронесся над мортбрудами. В их головах теперь умещалась только одна мысль – бежать, спасаться! Но когда Фенрир из Рагнарока выполняет приказания своего хозяина, такие мысли – просто пустое мечтание.

Сварты и либлаки уже стали разбегаться, когда Гримнир вошел в лес. Он шел, разбрасывая и расталкивая их, направляясь прямо к каменному столбу. Ворона находилась все еще там, она втянула голову в плечи и с ужасом взирала на надвигающееся облако.

Она приметила Гримнира, когда тот появился на краю поляны, разгадала его намерения, торопливо поднялась в воздух. Но Гримнир быстро и ловко подскочил и успел ухватиться рукой за птичьи чешуйчатые лапы. Вторая, одетая в перчатку, рука вырвала Огнелед из острого клюва вороны.

Гримнир яростно шмякнул кучу черных перьев о каменный столб и побежал.

– Смотрите! – воскликнул Гаутер. – Вот он опять идет сюда!

Ребята и Фенодири все еще пытались разгадать, что же, собственно, произошло, когда Гаутер крикнул:

– У него твой браслет!

Мортбруды уже больше не обращали на них никакого внимания, точно их тут и не было. Гримнир прошел мимо, даже не оглянувшись.

– За ним! – закричал Фенодири. – Не упускайте его из виду!

Склон холма был усеян мортбрудами и свартами, но Гримнир хорошо выделялся на их фоне, и друзья бездумно кинулись вслед, не имея понятия, что они смогут сделать с ним, если им удастся его изловить.

Гримнир вспрыгнул на стену, отделявшую лес от дороги, и стоял на ней, балансируя, точно что-то увидел по другую сторону. Затем он повернулся и хотел спрыгнуть назад, но закачался, из его груди вырвался отчаянный крик, и он упал головой вниз. Обоюдоострый меч торчал у него в спине. На клинке извивались две золотые змеи, и так они сверкали, что было больно глазам.

Медленно-медленно Гримнир поднялся на ноги. Меч со звоном упал на землю. Капюшон соскользнул с его лица. С ума сойти! Это было лицо Каделлина, искаженное болью, но его, его лицо! Доброе, благородное, мудрое, но на зеленом, пахнущем болотом теле Гримнира!

Сьюзен показалось, что она потеряла рассудок. Колин не мог выговорить ни слова. Фенодири рыдал. Над ними заскрипели камни, кто-то влезал на стену. Они поглядели наверх. Это был Каделлин.

Он подошел к ним. Его глаза тоже были полны слез. Не раздалось ни слова приветствия. Каделлин опустился на одно колено возле Гримнира, и слезы покатились по его щекам.

– О, Гованнон! – прошептал он. – Гованнон! Гримнир открыл глаза.

– О, брат мой! Это самый горький миг всей моей жизни. Как могло дойти до такого! И это я сделал собственной рукой!

Гримнир приподнялся на локте и, не обращая внимания на Каделлина, повернул голову, глядя в сторону леса. Глаза его сверкнули холодным блеском. Среди удирающей толпы кто-то стремительно двигался в их направлении. В развевающихся по ветру одеждах к ним бежала Селина Плейс.

Гримнир с трудом отвернулся от нее и взглянул на брата. Он не произнес ни слова. Глаза обоих говорили друг с другом через разделявшие их годы, через пропасть, разделившую их жизни. Снова Гримнир повернулся и поглядел на Морриган. Она была уже близко. Он бросил взгляд на небо, на пышущую яростью пасть Фенрира; сжатый кулак уронил камень в руку Каделлина, Гримнир откинулся навзничь уже мертвый.

Каделлин, белый как мел, поднял меч и вложил его в ножны. Он пытался говорить спокойно.

– Сожалею, что мы не встретились на рассвете, – сказал он. – Я не ожидал, что столкнусь с мара.

Он поглядел на Огнелед, покоившийся в его ладони.

– Не ожидал я и этого. Будет о чем рассказать в Фундиндельве. Но сначала…

Он повернулся к Морриган. Та остановилась невдалеке. Она еще не поняла, что произошло. Каделлин поднял Огнелед и показал ей.

– Отправляйся в Рагнарок!

Селина Плейс с искаженной злобой каждой черточкой лица бросилась бежать. И покуда она бежала, с ней происходили странные изменения. Она низко склонилась к земле, уменьшилась в размерах. Ее одежды взвились кверху, тонкие ноги сделались еще тоньше, приземистая фигура отяжелела. И вот уже не было никакой Селины Плейс, только ворона летела к черным небесам.

– Поторопитесь, – сказал Каделлин. – Иначе нам тоже несдобровать. Гаутер Моссок, встань передо мной, и я положу тебе руку на плечо. Колин, Сьюзен, встаньте по бокам и держитесь за мою одежду, ни в коем случае не разжимайте рук. Фенодири, сядь у моих ног и возьмись за подол. А разве Дуратрор не с вами?

– Он здесь, – с трудом проговорил Фенодири. – Но с нами он не пойдет.

– Что это такое ты говоришь?

Фенодири молча указал в сторону каменного столба.

– Дуратрор! Быстро! Нам надо защитить его!

– Остановись, – крикнул Фенодири, когда Каделлин сделал шаг в сторону леса. – У нас нет времени. И уже все бесполезно… Смотри, Фенрир охотится за нами!

Небо с севера и востока полностью закрывала волчья голова. Пасть была разинута так, что ничего другого не было видно, кроме этой темной бездны с острыми клинками, готовой поглотить и холм, и долину целиком. Сварты, мортбруды, либлаки, колдуны, ведьмы неслись на юг, сломя голову, сокрушая все, что преграждало им путь. Птицы всех опередили, но вряд ли даже и им суждено было спастись от волчьей пасти.

Только одна птица не летела на юг. Ее несло в сторону приближающейся тучи, все выше и выше, и скоро она превратилась в черную точку на фоне еще более черного небосклона, и даже глаза гнома не могли разглядеть, удалось ли ей увернуться от страшных клыков.

Волчья пасть уже заглатывала холм, когда Каделлин высоко поднял правую руку, державшую камень. Гаутер стоял твердо, как скала. Колин и Сьюзен обхватили Каделлина за талию, а Фенодири уцепился за его подол здоровой левой рукой.

– Дрохс! Мурох! Эсенарот!

Пучок лучей брызнул из камня, их окутало голубой дымкой. Бешеный ветер бушевал вокруг, но воздух, которым они дышали, был спокоен и неподвижен. Злые, голодные волчьи глаза еле виднелись сквозь голубую дымку. И раздавались какие-то звуки, и мелькали вокруг какие-то существа, но лучше о них ничего не знать.

Злоба кипела и билась в тонкую прозрачную стену, окружавшую друзей, но она была бессильна против Каделлина Сребролобого, который держал в своей руке Огнелед.

И наконец, как-то разом, темнота ушла, и голубой огонь погас.

Ослепительно сияло солнце на ясном небе. Пережившие злобу Настронда стояли, глядя на белую равнину. Ветер утих. Никого нигде не было видно, точно это был берег ледовитого океана. Ни сварта, ни либлака. Не было и печальной фигурки возле Клулоу. Черное облако укатилось далеко на юг. И была радость. И были слезы.

Эта повесть называется «Волшебный камень Бризингамена». И тут ее конец.

Примечания

1

Олдерли Эдж – дословно – Ольховый Холм.

2

Лэрчер – помесь шотландской овчарки с борзой.

3

Миля – в Великобритании и США сухопутная миля равна 1,609 км.

4

Фут – английская мера длины – примерно 30, 5 см.

5

Ярд – английская мера длины, равная примерно 90 см.

6

Гоблин – традиционный персонаж английского фольклора, чаще всего отрицательный.

7

Дюйм – английская единица длины, равная 2, 5 см.

8

Уайнскин – мех для вина (англ.).

9

Скуэбноуз – толстый нос (англ.).

10

Силвербрау – серебряное чело.

11

Грендель – легендарное чудище, которое победил Беовульф, герой одноименного древнеанглийского эпоса.

12

Уиндховер – приблизительно: парящий на ветру.

13

Валлийский – язык с сильной кельтской основой, на котором говорят в Уэльсе.

14

Лим – конечность (рука, нога), хью – рубить, отсекать.


home | my bookshelf | | Волшебный камень Бризингамена |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу