Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Немой" Кинг Стивен

Book: Немой



Стивен Кинг


Немой


(Сразу после заката — 11)

Купить книгу "Немой" Кинг Стивен

1

Там было три кабинки для исповеди. Над дверью той, что была посередине, горел свет. Но никто не ждал своей очереди. Церковь была пуста. Разноцветный свет лился в окна и рисовал квадраты на полу центрального нефа. Монет подумал, что хорошо бы уйти, но не ушел. Вместо этого, он направился к кабинке, которая была свободна и вошел внутрь. Когда он закрыл дверь и сел, ширма на маленьком окошке справа отодвинулась. Напротив него, к стене синей канцелярской кнопкой был прикреплен листок. На нем было напечатано-

ДЛЯ ВСЕХ СОГРЕШИВШИХ И ПАДШИХ, ОБДЕЛЕННЫХ СЛАВОЙ ГОСПОДНЕЙ.

Монет давно уже не был на исповеди, но не считал, что этот листок, является частью стандартного оборудования таких кабинок. И он не был также уверен в том, что это был Балтиморский Катехизис.

Из отверстия, с той стороны ширмы, священник спросил:

— Как твои дела, сын мой? Монет подумал, что и этот вопрос выходил за рамки стандартной процедуры. Но пока что все было в порядке. Как всегда, вначале, он не нашелся, что ответить. Молчание. Это становилось забавным, учитывая то, что он должен был сказать.

— Сынок, ты что, язык проглотил?

И опять-тишина. Слова как будто застряли в горле. Возможно, это покажется абсурдным, но внезапно перед Монетом предстала картина забившегося туалета.

Пятно за ширмой изменило форму:

— С тех пор прошло какое-то время?

— Да.

— Тебе нужна моя помощь, чтобы вспомнить?

— Нет, я помню. Благословите меня, отец — я согрешил.

— О… а давно ли была твоя последняя исповедь?

— Не помню. Давно. Когда я был ребенком.

— Что ж…не беспокойся — это как езда на велосипеде.

На какое-то мгновение он снова потерял дар речи. Потом посмотрел на послание, пришпиленное кнопкой и прочистил горло. Его руки мяли одна другую, все сильнее и сильнее, пока не превратились в один большой кулак, вращающийся туда-сюда между ног.

— Сынок? Время идет и меня ждут к ланчу. На самом деле мне мой ла…

— Отец, я хочу сознаться в ужасном грехе.

Теперь замолчал священник. Немой, подумал Монет. Молчание было похоже на пробел — заполните его и он исчезнет.

Когда голос священника вновь раздался за ширмой, тон все еще был дружеским, но уже более серьезным.

— В чем твой грех, сын мой?

И Монет ответил:

— Не знаю. Это должны сказать мне вы.

2

Начинался дождь, когда Монет въехал на северный подъездной путь, ведущий к магистрали. Его портфель был в багажнике, а коробки с образцами — большие и квадратные, вроде тех, которые приносят в суд юристы для демонстрации улик, лежали на заднем сиденье. Одна был коричневая, а другая черная. На обеих было рельефное изображение логотипа "Вульфа и Сыновей": деревянный волк с книгой в пасти. Монет был коммивояжером. Сфера его деятельности охватывала весь север Новой Англии. Было утро понедельника. Выходные выдались неудачными, очень неудачными. Жена переехала жить в мотель, и скорее всего она была там не одна. Вскоре она, возможно, отправится за решетку. Конечно, будет скандал, и неверность будет наименьшим поводом для него.

На лацкане пиджака он носил значок, на котором было написано:

СПРОСИ МЕНЯ О ЛУЧШЕМ ОСЕННЕМ СПИСКЕ БЕСТСЕЛЛЕРОВ ВСЕХ ВРЕМЕН!!

У подножия подъездного пути стоял человек. Приблизившись, Монет увидел, что одежда его изношена, в руке он держал табличку. Дождь тем временем усилился. Между его ног в грязных кроссовках стоял видавший виды рюкзак. Одна из застежек на липучке раскрылась и торчала как какой-то странный язык. Кепки у него не было, не говоря уже о зонте.

Сначала, единственное, что Монет смог разглядеть на его табличке это небрежно нарисованный красногубый рот, перечеркнутый по диагонали черной линией. Подъехав ближе, он увидел, что над зачеркнутым ртом была еще и надпись:

Я-НЕМОЙ. А под ним было написано: НЕ ПОДВЕЗЕТЕ???

Монет включил поворотники и приготовился свернуть на подъездной путь. Хичхайкер повернул свою табличку другой стороной. На другой стороне ее было ухо, так же небрежно нарисованное и перечеркнутое. И над ухом:

Я-ГЛУХОЙ! А под ним: НЕ ПОДВЕЗЕТЕ??? ПОЖАЛУЙСТА!

С тех пор как Монету исполнилось шестнадцать, он проехал миллионы миль, большинство из которых он проделал за те двенадцать лет, которые он проработал, являясь представителем "Вульфа и Сыновей", продавая лучшие бестселлеры осени и ни разу никого не подвез.

Но сегодня он без колебаний свернул к обочине въезда на магистраль и подъехал к остановке. Медаль Святого Христофора, свисавшая в петле с зеркала заднего вида, раскачивалась вперед-назад, когда он нажал на кнопку, блокирующую дверные замки. Сегодня он почувствовал, что терять ему нечего.

Хичхайкер скользнул в машину, поставив свой старый маленький рюкзак между мокрых и грязных кроссовок. Глядя на него, Монет подумал, что сейчас завоняет и не ошибся. Он спросил:

— Куда вам нужно?

Хичхайкер пожал плечами и показал на дорогу. Затем нагнулся и бережно положил свою табличку на рюкзак. Его волосы были спутанными и тонкими. Кое-где с проседью.

— Я знаю, по какой дороге ехать, — сказал Монет и понял, что его не слышат. Монет подождал, когда тот выпрямится. Какая-то машина пронеслась мимо, сигналя, хотя Монет оставил достаточно места для того, чтобы его могли объехать. Монет показал водителю палец. Он делал это и раньше, но никогда по такой ничтожной причине.

Хичхайкер пристегнулся ремнем безопасности и посмотрел на Монета, как-будто спрашивая, в чем задержка. Его щетинистое лицо было покрыто морщинами. Монет даже не мог предположить, сколько ему лет. Что-то между старый и не очень старый. Это все, что он мог сказать.

— Как далеко вы направляетесь? — Спросил Монет, на этот раз он произносил каждое слово чуть ли не по слогам, тогда как человек просто смотрел на него — среднего роста, тощий, и весил он не более ста пятидесяти фунтов. Монет спросил: "Вы можете читать по губам? " и прикоснулся к своим.

Хичхайкер покачал головой и продемонстрировал какие-то непонятные жесты руками.

У Монета был блокнот в отделении между сиденьями, рядом с коробкой передач. И пока он писал "Как далеко…", другая машина проехала мимо, протащив за собой красивый хвост из мелких брызг, похожий на петушиный. Монету надо было только в Дерри, сто шестьдесят миль, и эта поездка проходила при таких погодных условиях, которые он обычно ненавидел, немногим лучше сильного снегопада. Но сегодня ему было не до погоды. Хотя и скучать ему с ней не придется — они проезжали мимо буровых установок, которые едва виднелись из-под огромной массы летящей на них воды.

Не говоря еще и о нем. О его новом пассажире. Который посмотрел на записку, потом на Монета. Позже Монет подумал, что парень не смог прочесть написанное — учиться читать, будучи глухонемым, чертовски трудно — тот просто понял знак вопроса. Он стал показывать через лобовое стекло на въезд к магистрали. Затем раскрыл и закрыл свои ладони восемь раз. Или десять. Восемьдесят миль. Или сто. Если бы знать.

— Уотервиль? — предположил Монет.

Хичхайкер непонимающе посмотрел на него.

— Хорошо, — сказал Монет, — Не важно. Просто похлопай меня по плечу, когда тебе надо будет выходить.

Взгляд пассажира оставался таким же отсутствующим.

Ну, я думаю, ты так и поступишь, — сказал Монет.

— Полагаю, ты знаешь, куда тебе нужно. Монет посмотрел в зеркало заднего вида и машина тронулась с места.

— Ты как — будто в отключке, да?

Хичхайкер все еще смотрел на него. Потом пожал плечами и накрыл ладонями уши.

— Да, я знаю, сказал Монет и потом задумчиво добавил:

— Как-будто тебя отсоединили. Как при обрыве телефонных линий. Но сегодня я почти хотел бы поменяться с тобой местами. Он сделал паузу.

— Почти. Не возражаешь, если я включу музыку?

И когда хичхайкер просто отвернулся и стал смотреть в окно, Монет рассмеялся. Над самим собой. Дебюсси, AC/DC или Раш Лимбау, ему — без разницы.

Он купил новый СД Джоша Риттера для дочери — через неделю у нее был день рождения — но все время забывал его отправить. Слишком много событий произошло за последнее время. Миновав Портланд, он установил круиз-контроль, вскрыл обертку диска большим пальцем и вставил его в проигрыватель. Теперь это был уже б/у СД, такой уже не подаришь, особенно своему единственному любимому ребенку. Что ж, он купит ей другой. Если, конечно, сможет себе это позволить.

Джош Риттер оказался довольно неплох. Похож на раннего Дилана, только более позитивного. Слушая музыку, он погрузился в размышления о деньгах. Покупка нового диска в подарок для Келси была наименьшей из всех проблем. На самом деле она хотела — и то, в чем она действительно нуждалась — это был новый лэптоп. И он отнюдь не был первым в списке необходимых вещей. Но если Барбара на самом деле сделала то, о чем она рассказала, и что подтвердили в офисе Главной Школьной Управы Округа, то он не знал, сможет ли он оплатить последний год учебы Келси в Кейс Вестерн. Даже учитывая то, что он будет работать и дальше. Это было настоящей проблемой.

Он сделал музыку громче, чтобы забыться и ни о чем не думать и частично ему это удалось, но к тому моменту, как они добрались до Гардинера, смолк последний аккорд. Корпус и лицо хичхайкера были развернуты к окну на стороне пассажира.

Монет мог видеть только его спину в пятнистом и выцветшем шерстяном пальто, на воротнике которого раскинулись пряди тонких волос. Монету показалось, что когда-то на пальто была какая-то надпись, которая теперь слишком выцвела, для того, чтобы можно было ее прочесть.

Такова история жизни этого бедного идиота, подумал Монет.

Сначала он не мог решить — спит его пассажир или обозревает окрестности. Потом он заметил, что голова хичхайкера слегка наклонилась вниз и по тому, как от его дыхания запотевало стекло на стороне пассажира, он решил, что, вероятнее всего, тот дремлет. А почему бы и нет? Скучнее главной магистрали Мэна в южной части Огасты, была главная магистраль Мэна в южной части Огасты во время холодного весеннего дождя.

В отделении, рядом с переключателем скоростей, у Монета были и другие диски, но вместо того, чтобы начать рыться в них, он выключил звук. После того как он проехал пункт сбора пошлины за пользование дорогой в Гардинере, не останавливаясь, а только замедлив ход, благодаря чудесной электронной карточке Е-Z-Pass для оплаты пошлины, он начал разговор.

3

Монет сделал паузу и посмотрел на часы. Было без пятнадцати двенадцать и священник сказал, что его ждут к ланчу. Точнее ланч ему принесут.

— Отец, прошу меня извинить, за то, что отнял у вас так много времени. Если бы я мог, я бы постарался рассказать все побыстрее, но я так не умею.

— Все в порядке, сын мой.

...

Купить книгу "Немой" Кинг Стивен




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Немой" Кинг Стивен

home | my bookshelf | | Немой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 26
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу