Book: Украденная невеста



Украденная невеста

Дэй Леклер

Украденная невеста

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Больше никаких скандалов, Марко! Если ваша фамилия не исчезнет со страниц желтой прессы, мы перестанем финансировать вас. Эти публикации добрались до Италии. Моя дочь читала их! Бедная Ариана…

Марко Данте сокрушенно покачал головой.

– Я понял тебя, Витторио, – сказал он. – Обещаю положить этому конец. Мы сотрудничали с вашей семьей, когда нашим бизнесом руководил еще мой отец. Теперь мы продвигаем свою продукцию на европейский рынок и очень надеемся на поддержку.

Витторио пожал плечами:

– Я рад, что Данте и Романо снова вместе. Мы всегда осторожно выбираем себе партнеров и стараемся не выходить за рамки своей семьи. – Витторио намеренно перешел на итальянский, чтобы добавить значимости своим словам. – Если хотите получить нашу поддержку, вы должны избавиться от этой проблемы.

Марко кивнул в знак согласия. После смерти его отца Романо перестали сотрудничать с Данте, и бизнес оказался на грани краха. Они наверняка потеряли бы его, если бы не Северо, брат Марко, который сразу же после окончания колледжа уверенно взял бразды правления их ювелирной империей. То были нелегкие годы. Северо жестко соблюдал экономию средств, буквально держа всех Данте в черном теле.

Но время шло, и мало-помалу, былое могущество ювелирного дома Данте начинало возрождаться. Они почти восстановили свою деловую репутацию. Впрочем, до этого достижения оставался, пожалуй, всего один шаг. Им необходимо было вернуть себе европейский рынок, который они когда-то потеряли.

Итальянский клан Романо был одним из самых влиятельных в Европе. Не зря же говорили: «Европа следует за Романо», поэтому Марко Данте во что бы то ни стало хотел сделать Витторио Романо и его юную дочь Ариану членами своей семьи. Ариана, кстати говоря, была девушкой на выданье.

Романо заинтересовались великолепным дизайном, который предлагали художники, работавшие в корпорации Данте. Такой дизайн мог быть использован только для самых лучших камней, включая огненные бриллианты – славу ювелирного дома Данте.

Однако Витторио, главу клана Романо, не устраивало то, что с семьей Данте в последнее время было связано много скандалов. Четыре брата Данте – Северо, Николо, Лаззаро и Марко – были излюбленной добычей журнала «Снитч», который специализировался на светской хронике и скандалах в высшем обществе. Журналисты и папарацци этого издания не выпускали их из виду. Редкий номер «Снитча» обходился без статьи о том или ином происшествии, так или иначе связанном с братьями Данте. Иногда информация была весьма похожа на правду, поэтому переговоры Марко Данте и Витторио Романо зашли в тупик.

Но Марко должен был вывести бизнес из тупика, чего бы ему это ни стоило.

– Считай, что дело сделано. – Марко дружески похлопал Витторио по плечу. – Мы договоримся со «Снитчем». – Он протянул ему руку. – Спасибо, что приехал в Сан-Франциско. Жаль, Ариана не смогла сопровождать тебя в этом путешествии. Моя семья была бы счастлива видеть ее.

Витторио растянул рот в широкой улыбке.

– Она прелесть, моя Ариана! А? – Он пожал Марко руку. – В следующий раз я заставлю ее поехать в Сан-Франциско вместе со мной.

– Пусть это станет нашим общим семейным делом, – понизив голос, произнес Марко.

– Eccellente! – воскликнул по-итальянски Витторио. – Я с нетерпением буду ждать этого момента. Я слышал, что Северо недавно женился… На Франческе Соммерс? Так, кажется, ее зовут? Она ваш дизайнер. Пожалуйста, передай им мои поздравления.

Попрощавшись, Витторио повернулся и быстро направился к выходу. Там он столкнулся с элегантной молодой дамой, для которой с удовольствием придержал дверь, впуская ее в здание. Он слегка кивнул ей в знак приветствия и заразительно улыбнулся.

Марко проводил Витторио взглядом, но как только в поле его зрения оказалась вошедшая в офис молодая особа, все мысли немедленно покинули его голову и вместо них какой-то голос, прозвучавший из самой, казалось, глубины души, настойчиво зашептал:

– Возьми эту женщину, – услышал Марко. – Обладай ею. Сделай ее своей.

О, такого с ним еще никогда не случалось! Что это было?

Но вместо того, чтобы рассуждать, что это за голос и не сошел ли он с ума, Марко, не колеблясь ни секунды, повиновался внутреннему зову и быстро пошел к незнакомке.

Она стояла в трехъярусном холле головного офиса корпорации Данте, осматривая его оригинальный декор. Солнце проникало внутрь сквозь цветные оконные стекла и обволакивало девушку своими золотистыми лучами, мерцая в ее черных, как эбеновое дерево, волосах, как мерцают звезды в ночном небе. Девушка стояла, откинув назад голову, и рассматривала барельефы над стойкой администратора. Марко понадобилось немало усилий, чтобы удержать себя от желания подхватить ее на руки и немедленно унести отсюда.

Она подошла к администратору, и Марко услышал ее голос. Администратор же, увидев приближающегося Марко, почему-то нахмурился – наверное, пытался угадать, какой из двух братьев-близнецов идет к нему, Марко или Лаззаро, – затем указал на него девушке. Поблагодарив администратора, она обернулась и направилась прямо к Марко, на лице которого тут же засияла восторженная улыбка.

Молодая особа тоже улыбалась, и Марко с превеликим удовольствием впился бы сейчас ей в губы. Кожа у нее была благородного цвета слоновой кости. Прямой, слегка вздернутый нос и высокие, прекрасно очерченные скулы поднимали ее красоту до уровня истинной поэзии. Она была одета в строгий деловой костюм, но мягкая темно-синяя ткань не могла, однако, скрыть выразительных изгибов ее тела.

Должно быть, Марко выглядел не совсем обычно или, возможно, издал какой-нибудь странный звук, вроде стона. В любом случае, вошедшая молодая дама смотрела на него с искренним любопытством. Ее синие глаза выразительно контрастировали с волосами цвета эбенового дерева.

Прежде чем Марко успел представиться, она протянула ему свою руку.

– О, мистер Данте, я ищу вас. Приятно познакомиться. Я Кейтлин Вон.

Она произнесла свое имя так, будто он уже слышал его не раз. Но Марко не мог ничего вспомнить, возможно, потому, что в следующую секунду все клеточки его головного мозга расплавились. Однако он не собирался этого признавать.

– Мне так же приятно познакомиться с вами, – ответил он с очаровательной улыбкой.

Марко взял молодую даму за руку, и в этот момент произошло нечто. Сильный электрический заряд пронзил все его тело, каждый мускул, каждую косточку. Но это не была боль. Нет! Это было потрясение. Изумление.

Судя по испуганному выражению глаз Кейтлин, она почувствовала то же самое… И ей это не понравилось.

– О! Что это было? – спросила Кейтлин.

– Не знаю, – ответил Марко, хотя думал, что знает.

Или подозревал, что знает. Со слов своего старшего брата Северо Марко понял, что это было не что иное, как Инферно, проклятие. По преданию, это самое проклятие было, на самом деле, благословением рода Данте. Оно безошибочно указывало мужчинам этой семьи на их вторые половинки, на женщин, с которыми они должны были связать свою жизнь.

Марко и его братья долгое время были уверены в том, что Инферно – всего лишь красивая семейная легенда. Но с тех пор, как Северо испытал на себе его действие и женился на дизайнере Франческе Соммерс, Марко загорелся желанием проверить это на себе. Однако он сомневался в том, что с ним может случиться нечто подобное.

Вообще-то, Марко был тем еще дамским угодником. Он обожал слабый пол. Его покоряли в дочерях Евы все их роскошные размеры и формы, восхитительное разнообразие красок, мелодичность голосов, неповторимость ароматов. Марко был абсолютно убежден в том, что все женщины красивы и очаровательны. Он с наслаждением восхищался каждой из них, и мысль о том, что ему когда-нибудь придется выбрать для себя один-единственный цветок из этого огромного и роскошного букета, удручала его. Она казалась неразумной.

И все же…

Увидев Кейтлин Вон, он понял, что она и есть истинный идеал такой красоты – и душевной, и физической, – что открывать в ней новые качества – задача всей его жизни.

Там, где упорный Северо боролся, где расчетливый Лаззаро, близнец Марко, сомневался и анализировал, где жизнерадостный скептик Николо отрицал, романтичный Марко все принимал на веру.

Сейчас он мог запросто поверить в то, что это то ли проклятие, то ли благословение досталось ему от богов.

И он сказал ей:

– Я ждал вас.


Он ждал ее? Кейтлин смотрела на Лаззаро Данте, как загипнотизированная, пытаясь изо всех сил взять себя в руки после этого странного рукопожатия и ее еще более странной реакции на него.

Кейтлин пришла в офис Данте, собираясь занять должность руководителя финансового отдела. Во время собеседования Лаззаро все время смотрел на нее, но молчал. Он возглавлял международный отдел корпорации, и хотя им не предстояло работать вместе, их пути должны были регулярно пересекаться. Ей сказали, что она будет представлена ему в первый же день ее работы, но девушка и помыслить не могла, что руководитель международного отдела встретит ее.

– Это невероятная любезность с вашей стороны, мистер Данте, что вы ждете меня здесь, но… – Ощущение, которое Кейтлин испытала во время рукопожатия, не исчезло. В самом центре ладони что-то пульсировало, и она машинально потерла ее большим пальцем другой руки. К ее изумлению, мистер Данте сделал то же самое. – Что это было? – снова спросила Кейтлин, в изумлении наблюдая за тем, как он почесывает свою ладонь. – Я должна знать.

Мистер Данте с симпатией посмотрел на молодую женщину и в свою очередь тоже задал ей вопрос:

– Я причинил тебе боль, cara? – (Итальянское слово смутило Кейтлин.) – Извини.

Нет, он не причинил ей боли. Скорее удивил ее.

– Просто это было… – произнесла Кейтлин растерянно, – неожиданно.

Хотя еще хуже было то, что шок заставлял ее отчетливо ощущать его присутствие. И это было совсем уж нелепо. Впервые увидев его неделю назад на собеседовании, она поняла, что Лаззаро Данте – невероятно привлекательный мужчина. Но сейчас… Кейтлин охватила легкая паника. После этого рукопожатия она все время испытывает странное ощущение того, что они единое целое. Ее переполнили чувства, которых она раньше никогда не испытывала. Будто кто-то включил свет. Кейтлин не только не могла понять этого, но и не хотела понимать.

За все двадцать восемь лет своей жизни Кейтлин ни разу не сделала ничего, что могло бы помешать карьере. Бабушка много раз предупреждала ее об опасностях, которые поджидают на жизненном пути молодую привлекательную девушку. Бабушка Кейтлин много раз ставила ей в пример свою собственную жизнь.

Внучка была послушной ученицей и прекрасно усвоила все правила осторожного общения с мужчинами. Первое из них гласило: никогда не позволяй мужчине очаровать тебя до такой степени, чтобы это могло помешать твоей карьере. Отправляясь с ним в романтическое путешествие по радуге, знай, что на другом конце тебя ждет только фальшивое золото.

Второе правило бабушки гласило: строй отношения только с серьезными мужчинами, разделяющими твои взгляды на жизнь. И Кейтлин всегда твердо придерживалась этих правил. Она никогда не позволяла себе по-настоящему увлечься.

Однако…

Все вокруг них куда-то исчезло. Звуки стали тише. Свет погас, и только они вдвоем стояли, окруженные ореолом солнечного сияния. С каждым ударом сердца желание все больше распространялось по венам Кейтлин до тех пор, пока мысль о нем не овладела каждой клеточкой ее тела.

– Кейтлин, – прошептал мужчина.

Не имя, произнесенное им, заставило Кейтлин вспомнить о поэзии и вине. Хотя Данте говорил без акцента, голос его был наполнен неподражаемой средиземноморской напевностью. Он был глубоким, сочным и музыкальным.

Мужчина протянул ей свою руку, и она почти прикоснулась к ней. Еще секунда – и уже ничто в мире не спасло бы ее от непреодолимого желания следовать за этим человеком повсюду, пойти за ним хоть на край света.

Кейтлин поняла, что находится на грани собственной гибели. Она напряглась, собрала последние остатки здравого смысла и посмотрела на часы.

– Через пять минут я должна быть в отделе кадров, – сказала девушка.

Она, было, протянула руку, чтобы попрощаться. Это был просто жест, не больше. Но, опомнившись, она тут же отдернула руку, повернулась и решительно направилась к лифту. Какое-то странное чувство заставило ее все-таки оглянуться и в знак прощания слегка кивнуть головой.

– До скорого свидания, мистер Данте. В десять у нас с вами деловая встреча.

Лицо мистера Данте озарила лучезарная улыбка.

– А я и не подозревал об этом. Моя секретарша не удосужилась сообщить мне. – Он догнал Кейтлин. – Но зачем ждать? Давайте передвинем нашу встречу.

Двери лифта открылись, и Кейтлин не стала задерживаться. Только Богу известно, что могло бы произойти, если бы она согласилась.

– В десять часов, – повторила она. – С нетерпением жду.

Кейтлин быстро вошла в кабину лифта, изо всех сил стараясь сохранить бесстрастное выражение лица, пока двери закрывались. К счастью, мистер Данте не ворвался в кабину, а продолжал спокойно стоять на месте, наблюдая за тем, как удаляется его новая знакомая.

Как только двери лифта сомкнулись, Кейтлин закрыла глаза и прислонилась к стене. Она находилась в этом здании не больше минуты, а уже подвергла себя такому риску. И все это из-за одного лишь рукопожатия! Да что, черт возьми, в нее вселилось? Что вселилось в Лаззаро Данте? Что это такое между ними произошло? Почему она вынуждена бороться с глупыми мыслями, когда надо сосредоточиться на работе?

Через тридцать минут Кейтлин обнаружила, что просто не способна не думать об этом мужчине. Одно-единственное прикосновение полностью изменило ее. Кейтлин старалась внимательно читать документы, но с каждой минутой в ней нарастало напряжение. Девушка знала, что скоро увидит Лаззаро и тогда сможет проверить, выдумала она все это или нет.

Когда момент истины наконец-то настал, она приветствовала мистера Данте вполне по-деловому. Ее нервозность куда-то испарилась сама собой.

– Итак, мы снова встретились. – Кейтлин протянула руку Лаззаро и успела заметить, что брови его как-то странно сдвинулись, когда он посмотрел на нее своими светло-карими глазами. – Это очень смелый поступок, с вашей стороны, после того, что произошло. Но если уж вы играете, то я тоже буду играть.

Он сделал паузу, затем, слегка наклонив голову, задумчиво произнес:

– Я готов.

Когда их руки соприкоснулись, Кейтлин с облегчением обнаружила, что электрический заряд между ними на этот раз не пробежал. Однако через некоторое время облегчение переросло в разочарование, и она снова подумала о том, что, наверное, ей все это просто померещилось. Несмотря на то, что Кейтлин испытывала самые теплые чувства к человеку, руку которого держала сейчас в своей руке, это ни в какое сравнение не шло с тем, что она испытывала всего лишь час назад.

Лаззаро изучал Кейтлин с таким же интересом, что и раньше. Его глаза также радостно блестели.

– Добро пожаловать в империю Данте, – сказал Лаззаро. – Я с нетерпением жду того момента, когда мы сможем лучше узнать друг друга.

Кейтлин не могла не понять его намека. Это было приглашение. Они оба снова лавировали на грани. Она была заинтригована его решимостью. Теперь ее ход. Девушка могла отступить и положить конец внеслужебным отношениям, а могла сделать следующий шаг навстречу, осторожно, разумеется, и посмотреть, куда он ее приведет. Кейтлин показалось, что время замедлило свой бег, давая ей возможность принять правильное решение.

Будучи не очень уверенной, в том, что испытанное ею сегодня утром в холле офиса Данте имело хоть какое-то отношение к любви, Кейтлин засомневалась. Но она никогда не продвинулась бы в делах, если бы все время отступала. Возможность, которая сейчас ей представилась, несомненно, была вызовом судьбы, однако она также разглядела в этом и все признаки прочных отношений, о которых так часто твердила бабушка.

Мужчина, стоявший перед ней, был сексуален и успешен, но, прежде всего, умен. Как раз тот самый мужчина, с которым она могла бы построить замок своей мечты. А если учитывать ощущение, пережитое ими раньше, то это вообще был счастливый билет.

Кейтлин покончила с сомнениями и подарила Лаззаро еще одну улыбку, покорившись тому, что уготовила ей судьба. Может быть, деловая обстановка немного приглушила их взаимное влечение? Ей нужно просто подождать и понаблюдать за тем, что произойдет дальше. Кейтлин еще не понимала до конца, что же все-таки произошло между ними в холле корпорации, но она уже точно знала, что хочет большего, а поэтому сказала на прощание:

– Я с нетерпением буду ждать встречи с вами, мистер Данте.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Спустя полтора месяца


Кейтлин заняла свое обычное место за большим стеклянным столом для курящих в зале заседаний. К ней присоединились еще две женщины, с которыми она подружилась за время работы у Данте. Они всегда встречались за обедом в одно и то же время. Лаззаро Данте разрешил сотрудникам использовать для еды и отдыха конференц-зал рядом со своим кабинетом.

Как только женщины расселись, Брит, секретарша Лаззаро, не без гордости покрутила у себя в ушах роскошные бриллиантовые сережки. Она очень хотела, чтобы подруги оценили ее приобретение.

– Видите? Это эксклюзивный экземпляр. Неплохо, не правда ли?

– Откуда они у тебя? – потребовала ответа Энджи.

– Я купила их, – похвасталась Брит.

– На твою-то зарплату? – Энджи не отрывала восхищенных глаз от великолепных камней в изящной оправе. Когда Брит в ответ просто скорчила физиономию, Энджи, скосив глаза в сторону открытой двери, ведущей в кабинет Лаззаро Данте, добавила: – Вообще-то у меня есть кое-какие новости. – Энджи снова с опаской посмотрела на открытую дверь, которая находилась всего в нескольких шагах от их стола. – Но мне, пожалуй, не стоит говорить об этом здесь.

– Лаззаро ушел обедать вместе со своим братом Николо, если именно это тебя останавливает, – поспешила успокоить ее Брит. – Я сама бронировала им столик в ресторане. Так что нас просто некому подслушивать.

– Ладно. – На всякий случай Энджи все-таки понизила голос. – Я слышала кое-что интересное на эксклюзивном показе.

Кейтлин поняла, что речь шла о частном приеме, на котором продавались самые лучшие образцы новой коллекции ювелирных изделий дома Данте.

– Кто там был на этот раз? – поинтересовалась Кейтлин.

Она забыла оставить очки для чтения в офисе, что с ней постоянно случалось, и просто сдвинула их на лоб.

– Могу поспорить, что я знаю это, – загадочно улыбнулась Брит.

– Разумеется, знаешь, – рассмеялась Энджи. – Ты ведь личный секретарь Лаззаро.

Кейтлин с удивлением посмотрела на подруг. Ей не удалось скрыть своего смущения.

– А что необычного в появлении Лаззаро на этом мероприятии? – спросила она, нахмурив брови.

Энджи сделала паузу и затем сбросила свою следующую бомбу:

– Может быть, он присматривал там обручальные кольца?

Энджи и Брит выразительно посмотрели на Кейтлин, а та сидела и молчала, не понимая, о чем идет речь, и почему-то все время терла себе ладонь.

– Нет. Вы напрасно думаете… – невнятно забормотала она.

Однако Энджи довольно жестко ей возразила:

– Я не думаю, я точно знаю. Могу поспорить, ужин, заказанный в «Ле Премьер», устраивается по тому же поводу.

– Что ж, мне это кажется вполне разумным решением, – сказала Брит. – Это с самого начала всем было ясно. Вы очень похожи друг на друга. Оба такие практичные, рассудительные. Не говоря уже о ваших способностях финансистов. Мне, например, с трудом удается поладить с Лаззаро. Но ты и он… Когда вы вместе, создается впечатление, будто вы уже давно женаты. Энджи скривила губы.

– Как скучно. Все совсем не так! Кейтлин, ну, скажи ей! У вас очень романтические отношения, не правда ли?

Кейтлин покраснела.

– Ну, конечно же, у нас романтические отношения, – тихо произнесла она.

– Если бы это был Марко, – предположила Брит, – тебе не было бы скучно ни минуты. Ты с ним уже встречалась? – спросила она, но прежде, чем Кейтлин смогла ответить, снова заговорила: – Ну, разумеется, нет. Он ведь только сегодня прилетел из-за границы. Он и раньше-то не часто здесь появлялся. В первый раз, когда Северо представлял коллекцию «Сердце Данте», посвященную его помолвке с Франческой.

– Я тогда еще не работала, – напомнила Кейтлин.

– Верно. А потом Марко появился на свадьбе Северо.

– И это было до меня. – Кейтлин покачала головой. – Вот с Северо я увиделась на прошлой неделе. – Однако Лаззаро почему-то неохотно представлял ее членам своей семьи, что немало смутило девушку. – Марко единственный из Данте, с кем я сейчас незнакома.

Брит лукаво прищурилась и наклонила голову.

– Хм. Сдается мне, что Лаззаро хочет сохранить тебя для себя. Он, наверное, боится, что, познакомившись с его братьями, ты можешь полюбить кого-нибудь из них. Особенно это касается его близ…

– Не будь смешной, Брит! – остановила ее Кейтлин. – Я влюбилась в Лаззаро с того самого момента, как мы обменялись рукопожатиями. – Однако почему-то с тех пор то волнующее ощущение так ни разу и не повторилось, хотя они каждый день здоровались и прощались за руку. – Что же касается его брата, я полагаю, что познакомлюсь с ним сегодня вечером на юбилее их дедушки и бабушки.

– Я ничего не имею против Лаззаро, но… – Брит откинулась на спинку стула. На лице у нее появилось загадочное выражение. – Неужели ты никогда в жизни не мечтала встретить на своем пути Зорро?

– Не мечтала о том, чтобы он украл тебя и увлек за собой? – добавила Энджи.

– Вместо того чтобы просчитывать каждый свой шаг до последней наносекунды, – продолжала Брит. Она с любопытством смотрела на Кейтлин. – Неужели тебе не интересно, как он занимается любовью? – На лице у Брит блуждала озорная улыбка. – Ну, давай же, Энджи! Поддержи меня! Мне просто очень хочется знать, каков Лаззаро в постели. Такой же, как на работе? Или немного изобретательнее.

– Брит Джонс! Что ты себе позволяешь? – Запротестовала Кейтлин.

Да, действительно… Брит и сама сообразила, что слишком далеко зашла. Она поспешно извинилась перед Кейтлин и намеренно сменила тему разговора, задав вопрос о последней коллекции «Сердце Данте», которая была представлена не так давно, накануне свадьбы Северо и дизайнера Франчески Соммерс.

Кейтлин напряженно следила за разговором своих подруг, оживленно обсуждавших свадьбу старшего из братьев Данте. Вообще-то, она не смогла бы ответить на нескромный вопрос Брит, даже если бы захотела. Они с Лаззом просто еще ни разу не занимались любовью. На секунду Кейтлин задумалась о том, почему этого до сих пор не произошло.

За ответом далеко ходить не пришлось. Потому что они оба слишком заняты. Это так понятно! К тому же Кейтлин хотелось убедиться в прочности их отношений, прежде чем сделать следующий шаг. И все же, несмотря на то, что все это ее устраивало, она была несколько удивлена сдержанностью Лазза.

Кейтлин притворилась, что сосредоточилась на обеде, обдумывая тем временем сложившуюся ситуацию. Казалось, после той встречи в холле офиса Данте сексуальное напряжение между ними постепенно сошло на нет, уступив место приятной и одновременно удобной дружеской теплоте. После потрясающего рукопожатия она ни разу больше не ощутила той искры, что пробежала тогда между ней и Лаззаро. Ничего не происходило, даже когда они целовались! А как ей хотелось снова испытать это! Она уже начинала сомневаться в том, что все случилось на самом деле.

Свидания с Лаззом были очень приятными. Нет! Пожалуй, это слишком бледное описание для их встреч. Их связывала страсть. Без сомнения. Лазз не раз ясно дал ей понять, как сильно он желает ее. Просто она сама не торопится с этим.

Кейтлин воткнула вилку в салатный лист и вздохнула. Она хотела снова испытать то удивительное чувство, хотела быть захваченной потрясающими переживаниями. Но с каждым днем ей становилось все яснее и яснее, что они с Лаззаро совершенно одинаковые. Как две горошины в одном стручке. Оба слишком практичные, и это не шло им на пользу.

Со стороны все выглядело просто идеально. Кирпичики сложились в прочный фундамент. Все было так, как говорила ей бабушка. Но чего-то все же не хватало. Обидно! Ведь Лазз ей действительно очень нравился. Но почему же тогда та искра, что вспыхнула между ними во время первой встречи, превратилась теперь в спокойное тепло?

Кейтлин отложила вилку и сдвинула очки на нос. Этот жест у нее всегда означал, что пора приниматься за работу. Что ж, надо посмотреть фактам в лицо. Она жаждала большего, чем спокойное тепло. Она хотела повторения того, что произошло в холле. Настало время продвинуть их отношения на новый уровень. Необходимо во что бы то ни стало выяснить, существует ли еще та самая искра, ждет ли она того, чтобы из нее раздули пламя любви, или уже погасла, так и не успев разгореться.

– Кейтлин?

Девушка резко вскинула голову и обнаружила, что подруги смотрят на нее с беспокойством.

– С тобой все в порядке? – поинтересовалась Брит. – Пошли. Нам пора, – поторопила она ее. – Чего ты ждешь?

– Зорро, – пролепетала в ответ еще не пришедшая в себя Кейтлин. – Я жду Зорро.


– Нет, Марко, – прошептала Нонна, удерживая своего внука от необдуманного поступка. – Нет. Ты не должен ходить туда и стыдить этих женщин.

Марко Данте и его бабушка Нонна сидели в кабинете Лаззаро Данте и слышали все, что говорили Энджи, Брит и Кейтлин.

– Не останавливай меня, Нонна, – горячился Марко. – Нужно положить этому конец. Я так долго ждал возвращения домой, чтобы ближе познакомиться с Кейтлин. Я не видел ее больше месяца и чуть с ума не сошел. И что же теперь? – Марко покачал головой. – Я не могу позволить Лаззаро сделать ей предложение. Она принадлежит мне.

Нонна подошла к внуку и обняла его.

– Лаззаро утверждает то же самое, внучек. Тебя не было дома полтора месяца. За это время многое могло произойти. Лаззаро и Кейтлин Вон испытали Инферно.

– Это невозможно, – сквозь зубы процедил Марко.

– Возможно, внучек, – продолжала успокаивать его Нонна. – Тебе понравилась женщина, но это еще не значит…

– Нет, ты не понимаешь! – снова взорвался Марко. Он повернулся и посмотрел в глаза Нонне. – Это я и Кейтлин испытали Инферно. И Лаззаро знает это. Вот почему он послал меня за границу. Брат сделал это намеренно, Нонна. А в те дни, когда я был дома, Кейтлин отправляли в командировки в Нью-Йорк. Все для того, чтобы разлучить нас, чтобы Лазз смог взять ее себе. Некая Брит, его секретарша, намекнула мне на днях по телефону о том, как он собирается поступить.

Нонна в изумлении смотрела на внука. То, что она услышала, потрясло ее.

– Да ты понимаешь, что говоришь? – укоризненно глядя на Марко, сказала она.

Молодой человек протянул правую руку ладонью вверх и большим пальцем левой руки указал на то место, где возникло незабываемое ощущение. Он понизил голос, потому что не хотел быть подслушанным.

– Я почувствовал жгучую боль в этом месте в тот день, когда Кейтлин впервые появилась в нашем офисе, и догадался, что эта женщина предназначена мне. А когда я прикоснулся к ней, сомнений у меня уже не осталось. Мы встретились с ней в холле корпорации и обменялись рукопожатиями. С тех пор жажда обладать ею только возрастала. Она стала просто невыносимой. Но главное заключается в том, что Кейтлин принимает Лаззаро за меня. Теперь я понял это. – Глаза Марко потемнели. – Еще я понял, что мой дорогой брат, обнаружив, сей факт, сделал все возможное, чтобы Кейтлин даже не заподозрила моего существования.

– Она не знает, что вы близнецы? – Нонна удивленно вскинула бровь.

– Ясно, не знает, – твердо ответил ей Марко.

Нонна села в кресло, что стояло напротив письменного стола Лаззаро, и перекрестилась.

– Ты явился сюда, чтобы заставить его сказать Кейтлин правду, не так ли?

– Я спустился с трапа самолета всего час назад и сразу же пришел к нему, – подтвердил Марко. – Я хочу знать, почему он пытается отнять у меня мою женщину?

– Из того, что говорит Лаззаро, мы все решили… – Нонна смутилась и замолчала, потом продолжила, несколько иначе выразив свою мысль: – Мы предполагали, что Лаззаро испытал Инферно.

– Вы ошиблись, – поспешил разуверить ее внук, но в голову ему пришла внезапная мысль, и тогда он спросил: – А возможно ли, что близнецы могут испытывать Инферно к одной и той же женщине?

– Нет, Марко, я это точно знаю, – без колебаний ответила Нонна, и это весьма обрадовало ее внука. – Однако я никак не могу понять, почему он так настойчиво добивается ее, если она ему не предназначена. – Нонна беспомощно всплеснула руками. – Как он может так заблуждаться?

– Я не заблуждаюсь! – Это был голос Лаззаро. Нонна сразу узнала его. Повернувшись, она увидела второго внука в дверях кабинета. Лаззаро подошел к Нонне и поцеловал ее в обе щеки. – Ты принесла кольцо?

Она кивнула, но лицо ее при этом выглядело таким несчастным!

– Лаззаро, ты уверен? – осторожно спросила она. – Марко утверждает, что…

– Ты украл у меня Кейтлин Вон! – Марко едва сдерживал эмоции. Лаззаро, напротив, был совершенно спокоен. – Ты наверняка знал, что между нами проскочила искра, иначе ты никогда не зашел бы так далеко.

Лаззаро слегка пожал плечами:

– Ты прав. Основываясь на том, как Кейтлин приветствовала меня, я сразу догадался, что ты прибегнул к одному из своих трюков. К счастью, она понятия не имела, что мы близнецы и что это ты был в холле.

Марко сжал кулаки и приблизился к брату.

– Может быть, мне стоит разукрасить тебе физиономию? Тогда у Кейтлин появится возможность различать нас.

Глаза Лаззаро налились кровью, как у разъяренного быка. От его спокойствия не осталось и следа.

– Ты уже разукрасил меня однажды, – раздраженно сказал Лаззаро. – Помнишь, мы уже дрались из-за женщины? С тех пор у меня на бедре остался шрам. Это вполне достаточное различие.

– Кейтлин видела этот шрам? – Когда вопрос слетел с языка Марко, он немедленно пожалел об этом, но было уже поздно. Лаззаро лениво улыбнулся и утвердительно кивнул. В глазах его загорелся победный огонь. – Ах ты, сукин сын…

– Марко! – резко оборвала внука Нонна.

– Позволь объяснить тебе кое-что. – Лаззаро, не обращая внимания на бабку, обратился к брату. – Ты вбил себе в голову, что я отнял у тебя Кейтлин. Но она никому не принадлежит. Она свободный человек, сама принимает решения и выбирает, с кем ей встречаться. – Он сделал намеренную паузу. – Или за кого выходить замуж.

Марко с трудом сдерживал себя. Там, где он предпочитал действовать, его брат любил рассуждать. И Марко знал: когда дело касается логических рассуждений, ему лучше сдерживать свой темперамент. Если ему это не удавалось, Лаззаро всегда оставался с синяками. Сейчас Марко с удовольствием поколотил бы своего братца, вместо того чтобы выслушивать его доводы. Но в кабинете была Нонна, поэтому слова – единственное, что оставалось в его распоряжении.

– Ты сказал семье, что испытал с Кейтлин Инферно. Мы оба знаем, что это ложь, – обвинил Марко брата.

– Инферно тоже выдумка, – не задумываясь, ответил Лаззаро.

– Как ты смеешь! – Дрожащая рука Нонны потянулась к горлу. – Как ты смеешь говорить такое!

Лаззаро подошел к ее креслу.

– Мне жаль огорчать тебя, Нонна, – сказал он. – Но я не верю в проклятие семьи Данте. Я считаю, что это очень романтичная сказка, придуманная для оправдания природной страсти, которая берет верх над разумом. Северо воспользовался легендой для того, чтобы заморочить голову первоклассному дизайнеру и увести ее у наших основных конкурентов. Марко же хочет соблазнить одну из лучших сотрудниц корпорации и затащить ее к себе в постель. А дед с помощью этой сказки в свое время увел невесту у своего друга. Никакого Инферно не существует.

После этих слов Марко суждено было увидеть то, чего он никогда раньше не видел, и это потрясло его до глубины души. Нонна встала и дала Лаззаро пощечину. Плаза ее были полны слез. Только это смогло остановить ее внука.

– Ни слова больше! – возопила Нонна по-итальянски. – Марко прав, – добавила она, нервно дыша. – Эта женщина не для тебя. Если бы ты действительно почувствовал настоящую любовь, то никогда не сказал бы здесь такого. Ты издеваешься над тем, чего никогда не переживал сам. Как ты можешь утверждать, что знаешь больше нас с дедом о том, что между нами было и есть? Не смей отрицать те чувства, которые испытывает твой брат к Кейтлин! Не смей обвинять его во лжи!

Лаззаро стиснул зубы.

– Я не обвинял вас во лжи, – попытался оправдаться он. – Я сказал только, что вы путаете рациональные понятия с романтическими бреднями.

– Так, значит, твое чувство к Кейтлин рационально? – возмущенно спросил Марко.

Лаззаро медленно подошел к брату. Марко увидел у него на щеке след от пощечины Нонны.

– Разумеется, рационально, – процедил сквозь зубы Лаззаро. – Кейтлин привлекает меня как физически, так и интеллектуально… и эмоционально тоже. Но я не собираюсь изображать, что мои эмоции связаны с каким-то семейным проклятием.

– Благословением, – в унисон поправили его Марко и Нонна.

Но Лаззаро только отмахнулся:

– То, что я чувствую, – абсолютно нормальное ощущение. Так всегда было между мужчиной и женщиной еще со времен Адама и Евы.

– Ты хочешь сказать, что влюблен в Кейтлин Вон? – прямо спросил Марко.

– А ты чего хочешь? – не отвечая, парировал Лаззаро. – Ты встречался с ней всего один раз, говорил всего пять минут и теперь стараешься убедить меня в том, что она предназначена тебе высшими силами?

Гнев с новой силой овладел сердцем Марко.

– Я настаиваю на этом, – сказал он, пылая ненавистью к брату. – Ты намеренно разлучил нас, и бизнес здесь ни при чем.



Лаззаро отмахнулся и от этого обвинения.

– О, пожалуйста! Ты меняешь женщин, как перчатки. Я всего лишь уберег ее от разочарования.

– И забрал ее себе.

Лаззаро просто улыбнулся в ответ на это утверждение брата, чем привел его в бешенство.

– Нонна принесла мне обручальное кольцо. Сегодня вечером я собираюсь сделать Кейтлин предложение. А принять его или нет, это уж ей решать. Если исходить из того, что мы с ней очень похожи друг на друга, нам будет легко ужиться вместе. Но даже если она и не согласится выйти за меня замуж, поскольку все произошло слишком быстро, я подожду, а это кольцо станет залогом наших прочных отношений.

– Пожалуйста, Лаззаро, – перебила его Нонна. – Если ты не остановишься, то будешь жалеть всю свою жизнь.

– Я позабочусь об этом, – добавил Марко.

– Что ты задумал? – вскинув бровь, спросил Лаззаро. – Скажешь Кейтлин, что у меня есть брат-близнец? Что ж, ей будет интересно узнать об этом. Мы встречались с ней полтора месяца. Неужели ты думаешь, что теперь имеет значение, с кем из нас она познакомилась в первый день работы? Слишком поздно вспоминать об этом, Марко. Она привыкла ко мне. Найди себе другую.

– Кейтлин мне предназначена, и ты знаешь это, – горячо произнес Марко. – Именно поэтому ты позаботился о том, чтобы мы не смогли увидеться.

Впервые за все время разговора спокойствие изменило Лаззаро.

– Считаешь, все женщины предназначены тебе – раздраженно спросил он брата. – У нас с тобой это не впервые. Шрам на бедре всегда будет напоминать мне об этом. Ты забыл, Марко? Тогда мы с тобой тоже никак не могли договориться.

– Я-то не забыл, – угрюмо буркнул Марко.

– Между тобой и Кейтлин ничего нет, поэтому мне не в чем себя винить. – Лаззаро скрестил руки на груди, отгораживая себя этим жестом от брата. – Посмотри фактам в лицо, Марко. Кейтлин единственная женщина, на которую ты не можешь претендовать. Именно поэтому ты ее и добиваешься. Остановись, брат. Иначе «Снитч» ухватится за эту историю и снова будет перемывать косточки нашей семье на своих желтых страницах. Помни о том, что сказал Витторио Романо. Он не станет вкладывать деньги в бизнес семьи, скандальные истории о которой не сходят со страниц прессы.

Но Марко не собирался отступать. С тех пор как он встретил Кейтлин, она не выходила у него из головы. Неважно, сколько раз он видел ее. Неважно, что они разговаривали всего пять минут. Хватило бы и пяти секунд. Все это не имело значения, потому что, как только они прикоснулись друг к другу, их судьбы накрепко переплелись. Марко не мог этого объяснить. Прежде он тоже, как и Лаззаро, считал веру в Инферно сумасшествием. Но то, что произошло, заставляло его добиваться Кейтлин, чего бы ему это ни стоило.

Марко вплотную подошел к брату.

– Позволь мне самому позаботиться о Романо и о «Снитче». Что же касается Кейтлин… Почему бы нам не провести небольшое испытание? Тогда мы посмотрим, кто из нас приведет эту даму к себе домой.

Если бы Нонна не поспешила встать между своими внуками, Лаззаро наверняка ударил бы Марко.

– Не смей вмешиваться в наши отношения, братец, – зло прошипел Лазз. – Это последнее предупреждение. Держись от нее подальше.

– Я тоже предупреждаю тебя, Лаззаро, – ответил Марко. – Инферно существует, и я никому не позволю отнимать у меня мою женщину. Даже своему собственному брату.


– Господи, я опаздываю!

Бросив быстрый взгляд на часы, Кейтлин подбежала к зеркалу, чтобы в последний раз проверить, как она выглядит. Машина прибывает через пять минут. Почему Лаззаро изменил сегодня обычное время их встреч?

Кейтлин нацепила на нос свои очки для чтения и еще раз пробежала глазами записку, которую он ей прислал. Лазз, должно быть, очень спешил, когда писал ее. Кейтлин едва узнавала его почерк. Он был более округлым и менее четким. И был… страстным. Удивительно, что все это происходит после ее разговора с подругами за обедом. Итак, где они встречаются? На балконе в «Ле Премьер»? Чтобы насладиться коктейлем при свете луны? Как это романтично!

Кейтлин посмотрела в зеркало. Сегодня она одевалась особенно тщательно, чтобы не ударить в грязь лицом на вечере, посвященном юбилею Нонны и Примо Данте. Она выбрала для этого случая платье нежно-сиреневого цвета и наложила немного больше, чем обычно, косметики.

Она снова посмотрела в зеркало. В роскошном вечернем туалете Кейтлин выглядела совсем по-другому, совсем не так, как в деловом костюме, который она носила на работе. Макияж делал ее более загадочной и утонченной, а облегающий лиф привлекал внимание к плечам и бюсту. Широкая, струящаяся юбка окружала ее ноги, как легкая мглистая дымка, создавая чарующий романтический образ. Кейтлин еще раз внимательно изучила себя. Что-то показалось ей странным и нелогичным в ее образе. Ах, да! Очки. Они были лишними.

Кейтлин сняла их и положила на кровать рядом со своей сумочкой. Посмотрев на часы, девушка запаниковала. Ох, как она ненавидела опаздывать! Лаззаро так неожиданно изменил время! Слава богу, он прислал за ней машину, иначе она ни за что не успела бы. А она очень хотела прийти вовремя, чтобы вдоволь насладиться этим романтическим свиданием до того, как начнется торжество в честь бабушки и дедушки Данте, на котором они оба просто обязаны быть.

Подхватив маленькую сумочку, Кейтлин опрометью кинулась к машине. Она спешила навстречу большим переменам в своей жизни, собираясь, во что бы то ни стало выяснить сегодня вечером, есть ли в душе Лаззаро хоть немного от Зорро.

Как только она вошла в вестибюль отеля, швейцар немедленно поприветствовал ее и, спросив ее имя, проводил по длинному коридору, шедшему параллельно бальному залу, до арки, ведущей на широкий балкон. Оттуда открывался восхитительный вид на ночной Сан-Франциско и усыпанное звездами темное небо над ним.

Кейтлин остановилась ненадолго. Она хотела, чтобы ее глаза привыкли к полутьме и стали отчетливее видеть обстановку. Но в какой-то момент девушка вдруг поняла, что зрение ей не нужно. Всем своим существом она почувствовала присутствие мужчины. Он был совсем рядом, слева от нее. Тело охватила странная дрожь, кровь побежала по венам быстрее. Эти ощущения заставили Кейтлин врасплох. Она никогда ничего подобного не чувствовала с тех пор, как…

Девушка тут же вспомнила, когда впервые испытала это – в то утро она впервые увидела Лаззаро Данте в холле их офиса.

Кейтлин улыбнулась.

– Я чувствую тебя, – прошептала она сквозь темноту. – Я не вижу тебя, но чувствую твое присутствие. – Она медленно повернулась и увидела это лицо. – Неужели ты ничего не хочешь мне сказать?

– Я ждал тебя, – просто ответил он.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Одна только фраза… И нервы Кейтлин отреагировали с такой силой, что она затрепетала всем телом. Именно это Лаззаро сказал ей во время их первой встречи. С тех пор они разговаривали друг с другом бесчисленное количество раз, неоднократно оставались наедине в самой разной, в том числе и весьма романтичной обстановке, но только сейчас она снова испытала то незабываемое чувство.

Возможно, все дело было в его голосе. Сейчас он звучал глубже, сексуальнее. В нем ощущалось страстное желание, которое не могло не льстить женщине. Кейтлин в одну секунду отреагировала на этот призыв. Она нагнулась к нему. Этот голос заставлял ее подчиняться, отдавать себя всю целиком – так, как способна отдаваться только женщина. Это был он, тот самый мужчина, о котором она грезила в своих снах. Мужчина, разбудивший в ней столько эмоций. Эмоций, о которых раньше она даже не подозревала.

– Где ты был все это время? – спросила Кейтлин.

Он вышел из тени и приблизился к ней. Ее вопрос не показался ему странным. То, что она только чувствовала, он знал наверняка.

– Какое это теперь имеет значение? Я здесь. – Он вытянул руку. – Могу я задать тебе один вопрос?

Кейтлин, не колеблясь ни секунды, вложила свою ладонь в его ладонь. «Да!» – прокричал какой-то голос у нее внутри. Когда их руки соприкоснулись, она ощутила столь сильное и всепоглощающее желание принадлежать только этому мужчине, что ей стало трудно удержаться на ногах. Радость заполнила все ее существо. Перед ней стоял мужчина ее мечты, практичный, надежный, благородный и чертовски привлекательный. Все, что нужно для успешных отношений.

– Что ты хочешь спросить? – едва справившись с волнением, сказала Кейтлин.

– Ты доверяешь мне?

Если бы он сам не был так взволнован, спрашивая ее об этом, она бы рассмеялась.

– Конечно, я доверяю тебе.

– Тогда поцелуй меня, – потребовал мужчина.

Кейтлин всегда успешно сопротивлялась соблазну, но сейчас в ней взыграло любопытство.

– Я не могу понять, – удивленно произнесла она, – что это вдруг с тобой случилось?

– Просто я хочу выяснить, на самом ли деле было то, что произошло между нами? Действительно ли ты та самая женщина, которая захочет провести со мной ночь, и не только одну ночь, но каждую ночь до конца нашей жизни?

Кейтлин покраснела.

– Тебе известно то, о чем мы с подругами говорили во время обеда? Ты нас подслушал, – грустно произнесла она.

– Да, – признался мужчина. – Прости меня.

– Не извиняйся. Я просто хотела знать, – тихо сказала Кейтлин.

Он подошел к ней, обхватил ладонями ее лицо и поцеловал. И как только его губы прикоснулись к ее губам, она сразу же отправилась в путешествие по таким местам, в которых еще ни разу не была и о существовании которых даже не догадывалась.

За прошедшие полтора месяца Лаззаро целовал ее бесчисленное количество раз, но она ни разу не испытала ничего подобного. Во время этого поцелуя Кейтлин охватили совершенно новые ощущения, незнакомые и захватывающие. И зачем она только колебалась так долго? Зачем держала его на расстоянии? Вот чего она хотела! Именно это ей и было нужно. Если бы Лаззаро и раньше целовал ее с такой сладкой агрессией, она, не задумываясь, прыгнула бы к нему в постель на первом же свидании.

Мужчина медленно и осторожно отстранился.

– Ну, как? – спросил он.

– Как день и ночь, – призналась Кейтлин, затем, нахмурив брови, спросила: – Но я не могу понять, почему ты не целовал меня так прежде?

– Я целую тебя так сейчас, – ответил мужчина.

Его руки скользнули вниз, нежно спустились по шее и обнаженным плечам. Кейтлин снова охватила дрожь. Он улыбнулся так, как улыбаются только мужчины, понимающие, что чувствует женщина в ответ на их ласки. Она прерывисто дышала, пока его руки скользили по ее телу, с нескрываемым наслаждением исследуя выразительные изгибы фигуры. Он посмотрел ей в глаза и еще раз привлек к себе, радуясь обретенной гармонии ощущений.

Из-за своей дальнозоркости Кейтлин видела его лицо немного расплывчато, но она знала, что его глаза ни на миг не оторвались от ее глаз. Она отчетливо различала переливы темно-карих глаз. Сейчас в них вспыхивали янтарные, светло-коричневые и зеленоватые искорки. Кейтлин впервые видела их, так же, как впервые видела сочную комбинацию страсти, желания и решимости, светящуюся в этих глазах. И сама она ни разу ничего подобного не испытывала. Сейчас у Кейтлин было такое чувство, будто после долгого пути она вернулась домой.

Кейтлин поймала себя на странной мысли – то, чем она сейчас занимается, очень похоже на игру «Найди пять отличий». Все эти отличия очаровывали ее, но она не могла понять, в чем дело, не могла объяснить ни те перемены, которые произошли в ней, ни те перемены, которые произошли в Лаззаро. Но что бы это ни было, она надеялась: это больше никуда не исчезнет. Если до сегодняшней встречи у нее и были какие-то сомнения по поводу их отношений, то сейчас все они растворились от одного лишь поцелуя.

– И все это только потому, что ты подслушал наш разговор за обедом? – спросила Кейтлин, преодолевая головокружение.

Он не стал отрицать:

– Ты хочешь такого мужчину, как Зорро? Что ж, я смогу заменить его. Ты хочешь, чтобы тебя соблазняли? Я с удовольствием устрою тебе и это.

– Ах, Лаззаро. – По какой-то причине мужчина вздрогнул, и Кейтлин подумала, что его заставило это сделать сострадание в ее голосе. – Не надо отказываться от того, что присуще тебе, – продолжала она. – Оставайся таким, каков ты есть. – Сказать по правде, его экстравагантные обещания смутили ее. Люди, которые верят в сказки, рано или поздно остаются у разбитого корыта. Пфф! Она не хотела, чтобы ее роскошный экипаж в полночь превратился в тыкву. Кейтлин хорошо усвоила уроки своей бабушки, которой когда-то пришлось сидеть вот так, в обнимку с пустой тыквой.

– Ты можешь верить мне, можешь не верить, – сказал мужчина, – но я всегда останусь собой.

Ее губы дрогнули в легкой улыбке.

– Ты носишь Зорро в своем сердце? – тихо поинтересовалась она.

– Больше, чем ты можешь себе представить, – не задумываясь, подтвердил он.

Кейтлин не стала спорить. Она провела достаточно много времени с Лаззом, чтобы убедиться в том, что он не Зорро. Брат Зорро, возможно.

– Я смогу прожить и без Зорро, – заверила его Кейтлин. – Если у меня будешь ты. – Она обвила свои руки вокруг его шеи. – Вот так.

– Это возможно, но при одном условии, – сказал он.

– Назови его, – потребовала Кейтлин.

– Ты поедешь сейчас со мной. Немедленно. – Он покачал головой, чтобы остановить ее машинальную реакцию протеста. – Послушай, Кейтлин. Я знаю тебя. Я знаю тебя настоящую. Ты доверяешь только фактам и цифрам, потому что они кажутся тебе безопасными и предсказуемыми. Но тебя не привлекает предсказуемость в любовнике. Ты хочешь иметь любовника, который сможет претворить в жизнь все твои самые смелые фантазии.

Кейтлин внимательно смотрела на мужчину.

Она была потрясена его словами. Он будто заглянул к ней в душу и узнал ее секреты. Всю свою жизнь она жила по правилам, которые устанавливала бабушка. И только однажды ей захотелось перейти черту. Рискнуть. И вот рядом стоит мужчина, который предлагает сделать это вместе с ним. И этот мужчина очень нравится ей.

– Куда ты хочешь ехать? – спросила Кейтлин.

– В Неваду, – коротко ответил он.

От удивления она заморгала.

– В Неваду? Сегодня? – Он молча кивнул, а она продолжала смущенно смотреть на него. – Но зачем? Если ты предлагаешь провести ночь вместе…

Он напрягся:

– Продолжай.

Кейтлин почему-то вся покрылась стыдливым румянцем.

– Я знаю, у нас еще не было… пока… Но для этого не нужно ехать в Лас-Вегас.

Он расслабился, вздохнул с облегчением и рассмеялся.

– Есть другие причины, по которым мы должны отправиться туда, – спокойно сказал мужчина.

Кейтлин удивленно вскинула бровь.

– Ты хочешь посмотреть шоу? Сходить в казино?

– Нет, дорогая. Я хочу жениться на тебе, – Откровенно признался он.

Марко, а это был именно он, понял, что шокировал Кейтлин своим предложением. Она уставилась на него широко распахнутыми глазами и не верила ему.

– Выходи за меня! – Эти слова вырвались из самой глубины его сердца. – С первого взгляда я понял, что ты моя единственная и неповторимая женщина. Все это время я желал тебя.

– Но все это время… целых полтора месяца…

Марко ожидал этого вопроса.

– Что бы ты сделала, если бы я попытался соблазнить тебя в тот самый первый день?

– Бросилась бы вон опрометью. – В этом Кейтлин ни минуты не сомневалась.

– А теперь, после того, как прошло полтора месяца?

– Теперь я не побегу, – признала его правоту Кейтлин. – Но я в шоке. Нам не следует поступать столь необдуманно. Это как прыгнуть в незнакомую реку с высокого обрыва да еще зажмурившись.

– С высокого обрыва только зажмурившись и прыгают, – рассмеялся Марко. – Ты хочешь меня, – уверенно произнес он, и это был не вопрос.

– Я не могу отрицать очевидное. – Кейтлин прижалась щекой к его плечу. Прядь ее мягких волос коснулась его кожи. Он почувствовал запах ее духов. – Но пожениться? Так скоро?

– Отсрочка не изменит моих чувств к тебе.

– Но мы сможем лучше узнать друг друга. – Кейтлин немного отстранилась от него. – Нужно быть практичным, Лазз, – сказала она и рассмеялась. – Боже, что я говорю! Ты же самый практичный человек из всех, кого я встречала!

Каждый раз, когда Кейтлин называла Марко именем брата-близнеца, он хотел поправить ее, хотел, чтобы она видела в нем его самого, а не Лаззаро. И это непременно произойдет, но сначала он должен отвезти ее в Неваду. Все, что Марко сделал сегодня, было подчинено одной-единственной цели. Записка, которую он послал ей, назначив свидание на целый час раньше их встречи с Лаззаро, переговоры с пилотом самолета, обсуждение с Нонной объяснений, которые она должна будет дать его брату по поводу того, почему Кейтлин не смогла присутствовать на юбилее. Все это было сделано для того, чтобы проверить его способность очаровать эту женщину и увезти ее с собой.

– Ты тоже очень практичная, – заметил он. – Однако это порой может создавать проблемы. А мы оба не хотим, чтобы наша практичность помешала нашему счастью.

– Хорошо. Я признаю, что в отношениях с мужчиной мне нужно нечто большее, чем только практичность, – со вздохом призналась Кейтлин.

– Тогда поехали со мной, – продолжал свое наступление Марко.

Кейтлин уже готова была сдаться, но что-то еще останавливало ее.

– А как же юбилей твоих дедушки и бабушки? – с сожалением спросила она. – Мы должны быть имеете с ними в такой торжественный момент.

– Я обо всем рассказал Нонне и получил благословение ее и Примо, – заверил Марко. – Она извинится за нас перед остальными членами семьи. Соглашайся, Кейтлин!

Прежде чем она успела привести еще какие-нибудь аргументы против, Марко обнял ее и крепко поцеловал. Этот поцелуй был таким же страстным, как и первый. После таких поцелуев она никогда больше не сможет перепутать его с кем-то другим. Даже если представить себе, что сейчас Марко выйдет, а потом на балконе появится Лаззаро и прильнет к ее губам, то этот поцелуй только подтвердит то, что она принадлежит не его брату. Лазз не сможет не вызвать в Кейтлин глубокое чувство неудовлетворенности.

– Доверься мне, Кейтлин. Используй свой шанс, – настаивал Марко.

– Я хочу полететь с тобой в Неваду, но не хочу выходить за тебя замуж. – Кейтлин отступила, но еще не сдалась.

– Ладно. Время покажет, – уклонился от прямого согласия он.

– Я серьезно, Лаззаро. Никакой свадьбы! – Разве могла она так скоропалительно принять такое важное решение?

– Я тоже серьезно, Кейтлин. – Марко еще раз поцеловал ее, и она тихо застонала от наслаждения. – Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Марко не стал дожидаться новых возражений. Он обнял Кейтлин и увлек ее за собой к выходу из отеля. Машина, которая привезла ее сюда, ждала у дверей. Не теряя времени, они сели в нее и помчались в аэропорт, где под парами стоял реактивный лайнер корпорации, в любую минуту готовый лететь в Неваду.

Марко не хотел рисковать и откладывать их женитьбу. Нельзя давать ей возможность передумать. Когда они поженятся, он назовет Кейтлин свое имя, а пока привяжет ее к себе самым таинственным и самым опасным из всех способов – своим очарованием.

Как только они взошли на борт самолета, Марко сразу же предложил Кейтлин бокал игристого вина из итальянской провинции Франчакорта. Свет в салоне был приглушенным, кресла – широкими и мягкими. Они опустили подлокотники, разделявшие их кресла, и вместе сели к иллюминатору, наслаждаясь ночным, украшенным звездами и луной небом.

Марко нежно поцеловал Кейтлин в губы, стараясь при этом держать свои руки подальше до тех пор, пока не наступит более подходящее время и они не окажутся в более подходящем месте.

– Тебе удобно? – спросил он.

И она ответила:

– Не помню, когда мне было так хорошо.

– Я думаю, что смогу сделать еще лучше, – заявил Марко.

– Это невозможно. – Кейтлин была уверена в этом.

Не проронив ни слова, Марко обнял девушку и положил ее ноги к себе на колени. Он снял с уставших ног Кейтлин туфли на высоких каблуках и бросил на пол, а затем осторожно начал массировать, ей ступни. Он с удовольствием наблюдал за тем, как она закрыла глаза, крепче сжала в руках бокал с шампанским и еле слышно вздохнула.

– Пожалуй, следовало бы похвалить твою инициативу, – сказала Кейтлин.

Марко негромко рассмеялся.

– Я полагаю, ты хочешь предложить свою инициативу? – с надеждой спросил он.

– Совершенно верно. – Кейтлин посмотрела на своего мужчину из-под полуопущенных ресниц. – Обещай мне, что после свадьбы будешь делать это каждый вечер.

– Все, что ты потребуешь, дорогая.

– Почему ты раньше никогда этого не делал? – поинтересовалась Кейтлин. – Мы столько времени работаем вместе, и ты ни разу… О, это мне что-то напоминает.

Она мгновенно переключилась на бизнес. Наверное, привыкла к этому. Спустив ноги на пол и поставив бокал с шампанским, она по-деловому потянулась за своей сумочкой, чтобы достать оттуда карманный компьютер.

– Где я оставила свои очки? – буркнула Кейтлин себе под нос. – Ах, черт, я оставила их на кровати. Слушай, я чуть не забыла сказать тебе. Мне звонили из «Зе Рид». Они собирают совещание в четверг. Не можешь ли ты одолжить мне…

Кейтлин замолкла, когда Марко взял у нее из рук компьютер и бросил его обратно в ее сумочку.

– Не сейчас, Кейтлин. Никаких звонков. Никаких компьютеров. Ни слова о делах. Этот вечер для любви. Я хочу, чтобы ты рассказала мне, как счастливо мы будем жить дальше. О чем ты мечтаешь?

Кейтлин изумленно захлопала ресницами.

– Извини. Но у нас уже было достаточно много романтических вечеров за бутылкой «Шанти», и это не мешало нам говорить о делах. Мне казалось, что это тебе нравится, – попыталась оправдаться она.

– Ты хочешь провести всю свою жизнь рядом с партнером по бизнесу или рядом с любовником? – раздраженно спросил Марко. – Неужели мы будем встречать закаты, обсуждая банковские счета? Или ты предпочтешь поговорить об интимных подробностях наших отношений, о том, что будем знать только мы и никто другой?

Глаза Кейтлин потемнели.

– Ты серьезно? – спросила она, испытывая странное чувство, в котором одновременно присутствовали и возбуждение, и надежда.

– Вполне серьезно, – ответил Марко, глядя ей прямо в глаза. – На самом деле я хотел задать тебе один вопрос. Важный вопрос.

– Ты можешь спрашивать меня о чем угодно. Ты знаешь это.

– Веришь ли ты в любовь с первого взгляда? – начал он, а потом, подумав немного, добавил: – первого прикосновения?

С первого прикосновения? Взгляд Кейтлин смягчился, и она взяла его за руку.

– Ты хочешь сказать, что твоя ладонь чешется так же, как и моя?

– Что?!

– Твоя ладонь, – повторила Кейтлин. – С того момента, как мы пожали друг другу руки, и между нами пробежала какая-то искра, я постоянно ловлю себя на том, что тру себе ладонь вот в этом месте. Но ты тоже делал так, по крайней мере, дважды за сегодняшний вечер.

– Ты права. – Марко мог бы объяснить Кейтлин, что это Инферно, но она еще не была готова услышать это. Пока не готова. – Ты вспоминала когда-нибудь о первом дне нашего знакомства?

– Все время, – тихо призналась она. – Мне казалось, что я все это придумала.

– Почему? – поинтересовался Марко, стараясь не давить на нее.

Кейтлин пожала плечами и прошептала:

– Ты и сам знаешь.

– Потому что потом ощущение куда-то исчезло?

– Да, но теперь снова появилось, – согласилась она.

– Это произошло потому, что сейчас мы повинуемся нашим инстинктам, а не бежим от них, – объяснил ей Марко.

– А как же реальность?

– Обещай мне, что всегда будешь следовать велению сердца. – Марко посмотрел ей в глаза.

Но она только рассмеялась:

– Не могу поверить, что это говоришь мне ты, Лаззаро Данте. – (Марко сжался, услышав это имя.) – Еще вчера ты твердил, что нельзя доверять эмоциям. – Она посмотрела на него, прищурив глаза. – Что с тобой, Лазз?

– Кейтлин… – Марко необходимо было срочно найти другой подход. – Давай начнем все сначала, – предложил он ей. – Давай представим, что сегодня наша первая встреча. У тебя получится?

– Думаю, что получится, – весело согласилась она.

К счастью для Марко, в салон вошел стюард и объявил, что самолет заходит на посадку. Еще немного – и заказанная заранее машина отвезет их в роскошный отель на берегу красивого озера. Там их немедленно проводят в апартаменты с кроватью необъятных размеров и ванной, больше похожей на бассейн.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Кейтлин не могла поверить своим глазам.

– В этой ванной может поместиться вся моя квартира! – воскликнула она, войдя в номер.

– Хм. – Марко многозначительно посмотрел на свою возлюбленную и улыбнулся. – Значит, нам нужна квартира побольше. Возможно, мы можем устроить это, когда вернемся. – Он кивком показал на огромную кровать. – Моя квартира, по крайней мере, не меньше этой кровати, – сказал он и весело расхохотался. – Не хочешь покупаться прежде, чем залезть в нее, cara?

Марко уже не в первый раз обращался к ней по-итальянски. «Cara» значит «дорогая». Кейтлин резко повернулась и в недоумении посмотрела на него.

– За последние два часа ты часто называл меня «сага». Но раньше ты никогда этого не делал.

– Привыкай, – просто ответил Марко. – Моя страсть заставляет меня обращаться к тебе по-итальянски. – С мальчишеским блеском в глазах, потирая руки, Марко предложил Кейтлин: – Давай попробуем все это. – Он осмотрел гостиничный номер. – С чего начнем? С долгого романтического отмокания в ванне со свечами и шоколадными конфетами? Или посидим в джакузи с бурлящей горячей водой? – Тон его голоса изменился, стал ниже и глубже. – Или поиграем в прятки на этой кроватке размером с футбольное поле?

– Лаззаро…

Черт! Она снова назвала его именем брата. И в такой неподходящий момент.

Это привело Марко в бешенство. Он едва справился с собой и понял, что настало время. Он должен найти способ, чтобы разделить в ее сознании себя и своего брата. И чем скорее, тем лучше.

– Начнем с кровати.

Марко подошел к Кейтлин и поднял ее на руки. Ее щеки чуть порозовели, и он сразу же понял, что это было желание. Губы девушки слегка трепетали. С легким вздохом она наклонилась и уткнулась лицом ему в плечо.

– Больше я не хочу быть деловой женщиной, – прошептала она.

– А кем ты хочешь быть? – с нежностью в голосе спросил Марко.

– Собой! Сейчас же! И чтобы ты был рядом. – Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. – Что может быть лучше?

– Не могу ничего придумать, – согласился с ней Марко.

Он скинул с кровати бархатное покрывало и осторожно положил на нее Кейтлин. Ее черные волосы рассыпались по мягким простыням цвета слоновой кости. Эбеновые пряди были нежными, как шелк. Марко лег рядом с ней.

– Мы сможем сделать это приключение особенным, если ты хочешь, – тихо предложил он. – Завтра мы сможем вернуться в Сан-Франциско уже мистером и миссис Данте.

В глазах у Кейтлин заблестели слезы.

– Я так счастлива сейчас, что больше ни о чем не могу думать. Но ужасно боюсь того, что все это просто сон и завтра утром я снова потеряю тебя.

– Это не сон, – заверил ее Марко, – и ты не потеряешь меня. Я обещаю тебе. – Он поцеловал Кейтлин. – Выходи за меня, и я наполню все твои дни и ночи приключениями и романтикой. – Он посмотрел на часы. – Бюро регистрации браков закрывается только в полночь…

Кейтлин обвила руками его шею.

– Ты уверен?

– Cara, – он снова назвал ее по-итальянски, – позволь мне сделать один звонок, и мы поедем и поженимся.

– Отлично, – весело ответила Кейтлин. – Пока ты будешь звонить, у меня появится время, чтобы освежиться.

Марко рискнул еще раз поцеловать ее. Она ответила тем же, пристально глядя ему в глаза сквозь прикрытые ресницы. Этот поцелуй был похож на соревнование. Они оба, не спеша, лавировали на грани.

Кейтлин прервала поцелуй первой.

– Ничего не могу понять, – растерянно произнесла она. – У меня такое чувство, что я целуюсь с другим человеком.

Марко как ужаленный вскочил с постели. Минуту он смотрел на нее, не зная, что делать, но затем быстро взял себя в руки и улыбнулся.

– Что ж, – сказал он, гипнотизируя Кейтлин взглядом своих карих глаз. – Пора превратить мою новоиспеченную невесту в мою новоиспеченную жену.

Кейтлин села на кровати. Она внимательно смотрела на Марко, не скрывая своего восторга. Он сделал это! Этот мужчина заставил ее забыть про логику, осторожность и предусмотрительность. Он вытащил ее из футляра, в котором она пряталась от людей и себя самой всю свою жизнь.

– Не успела я стать твоей невестой и уже должна стать женой… – Кейтлин наморщила носик. – Может ли быть что-то безумнее этого?

– Время покажет, – сказал Марко, надеясь, что она не заметит иронии в его тоне.

Пока Кейтлин приводила себя в порядок, Марко позвонил в бюро регистрации браков. Дорога туда и обратно была недолгой, а вот сама процедура бракосочетания заставила его поволноваться. Слава богу, Кейтлин забыла свои очки, поэтому буквы в документах расплывались у нее перед глазами. Но самое большое беспокойство вызывал тот момент, когда Кейтлин должна будет ответить на вопрос священника, хочет ли она стать женой Марко Данте.

Марко обнаружил, что все его пожелания были исполнены на самом высоком уровне. Маленькая часовня утопала в цветах. Большие белые свечи озаряли ее мягким светом. Струнный квартет исполнял тихую романтическую музыку.

Марко попросил священника вести церемонию по-латыни, учитывая свое итальянское происхождение. Помощники, которых он нанял для того, чтобы Кейтлин выглядела безупречно, помогли ей надеть подвенечное платье и поправили макияж.

Когда Кейтлин появилась в дверях часовни, сердце в груди у Марко остановилось. Такой красоты он не видел еще ни разу. Застенчиво улыбаясь, она пошла ему навстречу. Пышная юбка подвенечного платья покачивалась при каждом ее шаге. Кружевная фата обрамляла точеные черты лица. В руках его невеста держала букет белых роз. Марко казалось, что он попал в сказку.

Но приближался самый ответственный момент, который мог все испортить. Но Марко был бы не Марко, если бы спасовал. Перед тем как священник должен был назвать его имя, Марко наклонился к уху Кейтлин и прошептал какое-то забавное замечание по поводу происходящего. Он очень надеялся, что она отвлечется и не сможет заметить разницу в именах.

В конце церемонии он надел на палец Кейтлин обручальное кольцо и был немало польщен тем, как она ахнула, увидев это утонченное произведение ювелирного искусства – изысканное кольцо с огненным бриллиантом в платиновой оправе, выполненной в старинном стиле. Собственно, его выбрала Нонна, как и фату для Кейтлин.

Когда их объявили мужем и женой, было уже около полуночи. Марко обнял Кейтлин и впервые поцеловал ее не как свою возлюбленную, а на вполне законном основании, как свою жену. После этого они сразу же вернулись в свой номер в отеле.

– Бокал вина? – предложил Марко, сбрасывая с себя пиджак.

Кейтлин бережно опустила свой букет в вазу, что стояла на маленьком столике, и провела пальцами по бархатистым лепесткам.

– Я не хочу, чтобы вино помутило мой рассудок, – сказала она, медленно поднимая глаза. – Ты ведь хочешь запомнить каждую деталь этой ночи, не так ли?

– Каждую минуту, – подтвердил Марко, чувствуя, как все его тело напрягается в предвкушении.

Он медленно ослабил галстук, снял его, а затем так же медленно расстегнул все пуговицы на рубашке.

– Скажи мне, что ты чувствуешь, Кейтлин? – попросил он, приближаясь к ней.

– Возбуждение и счастье, – ответила она, не спуская глаз с его обнаженной груди.

Марко продолжал приближаться к Кейтлин.

– Подожди, – прошептал он, осторожно снимая с нее фату. – Мы все сделаем по порядку.

Он нашел застежку молнии на подвенечном платье и медленно потянул ее вниз, открывая своему взору красивые изгибы женской спины. Наконец воздушное платье Кейтлин упало на пол, и она, обнаженная, вышла из него, как Афродита из пены морской.

Марко привлек ее к себе и тихо спросил:

– Что тебя беспокоит?

– Это долгий разговор, – призналась Кейтлин.

– У нас целая ночь. – Пальцы Марко гладили ее спину, изучая каждый изгиб. – Итак, первая проблема?

Кейтлин задрожала от его прикосновений. Ей понадобилось время, чтобы собраться с мыслями. Если Марко не ошибался, такое она испытывала впервые.

– Это произошло очень быстро, – наконец смогла произнести Кейтлин. – Всего пару часов назад мы стояли на балконе в Сан-Франциско и просто собирались устроить небольшую романтическую прелюдию к юбилею Нонны и Примо.

– Разве мы сейчас не этим занимаемся? – прошептал Марко, поцелуями прокладывая дорожку от ее локтя вверх по плечу и шее. Кейтлин наклонила голову. Марко осторожно сжал зубами мочку ее уха и медленно потянул вниз. – Или ты хочешь закончить прелюдию?

Кейтлин задохнулась от нахлынувших на нее неожиданных ощущений.

– Нет! Прекрати! – прерывисто дыша, взмолилась она. – Объясни мне, как мы оказались здесь?

– О, ты хочешь логики. – Марко улыбнулся ее попытке внести порядок в хаос ощущений и чувств. Губами он ласкал горячую кожу жены. – Разве влюбленность и страсть поддаются логике? Я понял: ты желаешь, чтобы я показал тебе весь наш маршрут от первого до последнего пункта.

– Что-то в этом роде, – согласилась Кейтлин.

– Я сделаю это для тебя. – Марко взял ее руку в свою и нежно поцеловал центр ладони. – Пункт отправления вот здесь.

От поцелуя у Кейтлин перехватило дыхание, но Марко не дал ей времени отдышаться. Он поднял ее на руки и понес к постели.

– А последний пункт находится здесь. – Он положил ее на упругий матрас. – А между пунктом отправления и пунктом прибытия есть еще много промежуточных остановок. Надеюсь, ты меня понимаешь? – Марко лукаво улыбнулся. – Хочешь вместе со мной пройти весь путь до конца?

– Да, – ответила Кейтлин. – Не пропустив ни одной промежуточной остановки.

– Отличное предложение, cara. В конце путешествия я буду особенно хорош.

Кровать превратилась для них в игровую площадку. Марко выключил все лампы, кроме одной, которая окутала комнату мягкими тенями. Он возвратился и увлек Кейтлин за собой в самую темную часть постели с тем, чтобы она не смогла заметить отсутствия у него на бедре шрама, который отличал его от брата. Ее смех утих, уступив место нарастающей страсти. Марко ублажил каждый сантиметр тела жены, доставляя ей удовольствие за удовольствием.

Она звала его, смеялась и плакала, а он никогда не испытывал ничего подобного ни с одной женщиной. Он запомнил каждое мгновение их соития, мечтал начать все сначала, жить в этом вечно. А потом наслаждение достигло своей наивысшей точки, уступив место удовлетворению, которое заставило влюбленных разомкнуть объятия.

Утомленные, они какое-то время лежали рядом, затем их ноги и руки снова переплелись. Они немного поболтали. Этот разговор был так, ни о чем, просто они продолжали делиться ощущениями.

Потом Марко обнял свою жену, свою вторую половину, и они впервые вместе заснули чудесным освежающим сном.

Кейтлин и Марко не помнили, сколько они проспали. Ночью они проснулись и снова занимались любовью. На этот раз, не спеша, изучая потребности друг друга, что придавало их отношениям особую глубину.

Очнувшись от сна во второй раз, Марко почувствовал приближение утра. Соскользнув с постели, он быстро отправился на кухню и включил кофеварку. Затем вошел в ванную комнату и открыл кран с водой на всю мощность. Насыпав в воду немалое количество ароматической соли, он с удовольствием наблюдал, как вода зашипела и на ее поверхности появилась благоухающая пена. Довольный результатом, Марко вернулся на кухню, налил приготовленный кофе в две чашки и отнес этот бодрящий напиток в ванную комнату. Там он поставил чашки на выложенный плиткой бортик, окружавший ванну. Когда Марко заглянул в спальню, жена, к его удовольствию, находилась все там же, в постели, где он ее и оставил.

«Она не ранняя пташка», – подумал Марко, откидывая простыни и поднимая ее на руки.

Кейтлин сквозь сон бранила Марко, но он на это только рассмеялся:

– О, какие слова ты знаешь, моя дорогая.

– Я знаю еще много крепких словечек, – сердито буркнула Кейтлин, – и если ты немедленно не положишь меня обратно в постель, я скажу тебе их все сразу.

– У меня есть идея получше. – Марко осторожно сошел по ступенькам в ванну и опустил Кейтлин в воду. Ее громкий протест сменился не менее громким возгласом удовольствия. Она открыла рот, стараясь вдохнуть побольше воздуха. – О! И на этой женщине я женился. Ты заставляешь меня беспокоиться.

– Восхитительно! – Кейтлин наклонилась, чтобы потереть ступню, и ее взгляд случайно упал на бедро Марко. На секунду она замолкла, потом изменившимся голосом закончила свою мысль: – Ты не против, если мы будем начинать так каждое утро?

– Я подумаю, – ответил Марко, протягивая ей одну из чашек с горячим кофе. – Интересно, мы можем заказать сюда завтрак? До сих пор нас обслуживали просто превосходно.

– На стене возле ванны есть телефон, – сказала Кейтлин, вдыхая бодрящий аромат кофе и внимательно наблюдая за мужем. – Попробуй дотянуться до него.

– Если ты так этого хочешь. – Марко приподнялся и протянул руку к трубке, но его пальцы не доставали до нее. Тогда ему пришлось встать, чтобы попробовать еще раз. Как только он сделал это, то услышал звук бьющегося о кафель фарфора у себя за спиной.

– О боже!

Сначала Марко подумал, что Кейтлин случайно уронила чашку с кофе и порезалась. Он резко повернулся, спеша помочь ей. Но как только их глаза встретились, он сразу все понял.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Кто ты такой?

– Твой муж.

– Не делай из меня дурочку. Ты не Лаззаро. – Кейтлин с трудом сдерживала истерику. Она испуганно присела, чтобы бурлящая пена скрыла ее наготу. И это после того, как они вместе провели ночь! – У Лаззаро на бедре есть шрам, – заявила она. – Я видела его, когда мы ходили в бассейн.

– У меня нет шрама, потому что я не Лаззаро. – Марко медленно выбрался из ванны. – Но это не меняет того факта, что я твой муж. – Марко рванул на себя полотенце, висевшее на вешалке рядом с ванной.

Кейтлин почувствовала себя крайне уязвимой и была более чем напугана. Кто этот человек? Она занималась с ним любовью, но не знает даже его имени.

Кейтлин пыталась мыслить логически, чтобы разобраться в этой сумасшедшей ситуации.

– Ты выглядишь абсолютно так же, как Лазз, – начала она рассуждать вслух, – поэтому я могу предположить, что вы с Лаззаро братья. – У нее в голове промелькнула мысль. – Ты его брат-близнец.

– Да.

– Лаззаро никогда не упоминал о том, что у него есть брат-близнец, – с недоверием произнесла Кейтлин. – Ну и шуточки у тебя.

– Это не шутка и не розыгрыш. – Он сдернул еще одно полотенце с изящной, сделанной из стекла и кованого металла вешалки, и протянул его Кейтлин. – Полагаю, тебе будет значительно удобнее вести эту беседу, если ты оденешься.

Кейтлин с трудом сдерживала слезы. Они могли брызнуть из ее глаз в любую минуту.

– Плевать я хотела на эту беседу, – срывающимся голосом произнесла она. – Я хочу знать, кто, черт возьми, ты такой и что за игру ты затеял?

Прижимая полотенце к груди, она встала и вышла из ванны.

– Cara…

Она вздрогнула и отодвинулась от него, заворачиваясь в длинное банное полотенце.

– Не смей называть меня так! Итак, кто ты?

– Марко Данте, – коротко ответил он.

Марко. Кейтлин вспомнила это имя. Брит постоянно говорила о самом очаровательном из братьев Данте.

– Зачем ты это сделал? Лаззаро знает об этом?

Марко снял с вешалки махровый халат и протянул его Кейтлин. Она накинула на себя халат и туго завязала пояс на талии. Ей отчаянно хотелось не замечать этот впечатляющий мужской торс, который сегодня ночью она усыпала поцелуями. Ей хотелось никогда не видеть эти удивительные руки, которые ласкали ее с такой нежной силой. Ей хотелось, чтобы Марко из сногсшибательного любовника снова превратился в обыкновенного среднего человека. Но разве может быть в таком мужчине что-то обыкновенное и среднее?

Они вошли в гостиную. К облегчению Кейтлин, Марко сел на приличном расстоянии от нее.

– Это произошло, потому что Лаззаро не оставил мне другого выхода. – Марко понимал, что разговор не будет легким.

Кейтлин вытянула руку, попросив его замолчать. Ей захотелось кофе. Она подошла к кофеварке, налила кофе себе в чашку и на секунду замерла. Затем медленно повернулась и посмотрела на человека, за которого вчера вечером вышла замуж.

– Я требую, чтобы ты все мне объяснил, – жестко произнесла она.

– Ты хочешь логики? – усмехнулся Марко.

Кейтлин гордо вскинула голову.

– Это то, что мне лучше всего удается.

Кейтлин внимательно посмотрела на Марко. Этот человек обманул ее. Но зачем? Она потерла виски, чтобы разогнать боль, сковавшую голову.

– Что ж, давай начнем с самого начала, – спокойно предложил Марко. – Мы встретились с тобой в холле утром первого дня твоей работы в нашей корпорации. Возле стойки администратора.

Кейтлин удивленно захлопала глазами.

– Это был ты?

– Да. – Марко говорил спокойно, но Кейтлин чувствовала, что это стоило ему больших усилий. – Я не все понял тогда, но сейчас мне абсолютно очевидно, что ты приняла меня за Лаззаро.

– Администратор… – попыталась объяснить Кейтлин. – Он сказал мне, что ты Лаззаро. И так как глава отдела по работе с персоналом уже показал мне твоего брата во время собеседования, я решила…

– Естественно, ты решила, что я Лазз, но это была ошибка.

– Я даже подумать не могла, что вас двое, – наклонив голову, пробормотала Кейтлин. – Никто даже не упомянул об этом. Может быть, они думали, что я уже знаю.

– Если бы я понял это, я бы объяснил тебе все еще тогда, и это спасло бы нас…

Ах, как он ошибался! Кейтлин слышала немало рассказов о Марко и ни за что не стала бы воспринимать такого мужчину всерьез. Он был одной породы с ее дедушкой, а этого было достаточно для того, чтобы не подпускать его к себе даже на милю.

– Я бы не стала встречаться с таким мужчиной, как ты.

– Но это случилось, cara, – нежно сказал Марко. – Между нами теперь произошло значительно большее. – Он не дал ей времени оспорить это утверждение. – Мне известно, что было после нашей первой встречи. Лаззаро не стал объяснять тебе, что в холле ты встретила не его, а меня он отослал от тебя подальше, якобы по делу, за границу.

– Ты считаешь, что Лаззаро намеренно отправил тебя в командировку? – Кейтлин прочитала ответ в глазах Марко и не поверила ему. – Неужели из-за меня? Ты шутишь!

– Он хотел тебя, – объяснил Марко, скрестив руки на груди. – Он не понимал, что ты уже предназначена другому.

– Предназначена! – взорвалась Кейтлин. – Позвольте мне объяснить кое-что вам, мистер Данте. Я не какой-нибудь безмозглый объект, чтобы меня можно было переставлять туда-сюда, и не школьница, из-за которой дерутся два одноклассника. Я сама решаю, что мне делать. Так было, есть и будет.

– Я счастлив слышать это, так как это значит, что ты не позволишь Лаззаро переубедить тебя когда он узнает о нашей свадьбе. Я не позволю ему снова встать между нами.

Кейтлин побледнела, услышав это.

– Боже мой! Ты хочешь сказать, что все происшедшее в последние двадцать четыре часа – месть твоему брату? – Ее голос начал срываться. – И это все только из-за того, что он со мной встречался?

Клипу Марко прихлынула кровь.

– Ты встречалась с Лаззаро, думая, что это с ним ты столкнулась в холле, – бросил он.

– Мы просто обменялись рукопожатиями, Марко. И это все.

– И испытали Инферно.

Кейтлин в замешательстве посмотрела на него.

– Я знаю, что пожалею, спросив тебя об этом. И все же. Что такое Инферно? – Марко, не торопясь, объяснил ей все в деталях, и, к его удивлению, она внимательно его слушала, а потом снова спросила: – И ты действительно веришь в это?

– Это не суеверие и не выдумка, – убежденно заявил Марко. – Все Данте верят в это. – Он сделал паузу. – Все, кроме Лаззаро. – Он подумал еще минуту. – И, может быть, Николо. Но это только потому, что они сами пока не испытали такое. С нами это произошло, и рано или поздно ты тоже поверишь в это.

– Никогда, – сказала Кейтлин. – Хотя это не имеет никакого значения, потому что я не хочу тебя больше видеть.

Марко улыбнулся.

– Мы женаты. К тому же неужели прошедшая ночь ничего не значит для тебя?

Неожиданно слезы, которые Кейтлин так долго сдерживала, брызнули из ее глаз.

– Она значила бы для меня все, если бы ты не солгал мне. Клянусь тебе, что найму хорошего адвоката и смогу аннулировать этот брак.

Марко приблизился к ней, и она почувствовала то, что не должна была бы сейчас чувствовать. Ее снова потянуло к нему.

– Вчера твои подруги предупредили тебя о намерении Лаззаро сделать тебе предложение на юбилее Нонны и Примо. Скажи мне, Кейтлин, что бы ты ему ответила, если бы такое произошло?

– Какое это имеет значение?

– Ты бы отказала ему, не правда ли? Или попросила бы подождать.

– Хорошо. И что же?

– Так почему ты изменила свое мнение? Почему согласилась выйти за меня замуж?

– Временное помутнение рассудка вкупе со слишком большим количеством выпитого шампанского.

– Ах, cara, – смеясь, прошептал Марко. – Ты не можешь мне лгать. Прошедшая ночь не имеет никакого отношения к вину, и ты знаешь это. Ты уехала со мной, вышла за меня замуж, занималась со мной любовью, потому что почувствовала, что я именно тот мужчина, которому ты принадлежишь.

– Почему ты просто не объяснил мне, что я перепутала вас? – Это был крик ее души. – Почему прибегнул к ухищрениям?

– У меня не было времени, – просто объяснил он. – Неужели ты не понимаешь, Лаззаро не любит тебя.

– А ты любишь?

– Я не буду отвечать тебе, потому что ты не веришь ни одному моему слову. Только время сможет убедить тебя. Лаззаро решил, что у вас много общего и из этого логично вытекает то, что вы должны пожениться. Но для крепкого брака этого недостаточно.

– Более чем достаточно, – возразила Кейтлин. – До вчерашнего вечера мы провели вместе всего пять минут. И ты посмел втянуть меня в этот фиктивный брак.

– Он не фиктивный, – спокойно поправил ее Марко. – В свидетельстве о браке стоит мое настоящее имя. Священник называл его во время церемонии.

– Неужели? – Кейтлин скептически посмотрела на Марко. – Но ты ведь понимаешь, что это на меня не подействует.

– Не подействует, если ты не захочешь воспользоваться своим шансом.

Марко обнял Кейтлин, и знакомое ощущение заставило ее затрепетать. Так приятно было прильнуть к его груди и вдыхать аромат его тела… Как ей хотелось повторить еще и еще раз то, что произошло между ними сегодня ночью! Как хотелось снова лежать в постели, прижавшись к этому мужчине, и спать, не тревожась ни о чем, потому что, когда он рядом, все в мире происходит правильно.

Но больше этого не будет никогда.

– Я не могу быть твоей женой, – твердо сказала Кейтлин. – Я не знаю тебя.

– Ты меня знаешь. – Марко положил ладонь ей па грудь, там, где билось ее сердце. – Вот здесь ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой. Неужели этого недостаточно? Ты не хочешь, чтобы мы повторили прошлую ночь?

– Мы незнакомцы, Марко.

– Мы любовники, Кейтлин, а со временем станем еще и друзьями и компаньонами. Со временем мы сблизимся, приспособимся друг к другу, будем разговаривать и смеяться. Нас связало проклятие семьи Данте. Со временем мы станем думать и чувствовать, как один человек. Все, что тебе нужно сделать, – это дать нашему браку шанс.

– А как же Лаззаро?

Этот вопрос застал Марко врасплох.

– Я с ним договорюсь, – коротко ответил он.

– Он не совершил ничего плохого, – вступилась она за Лаззаро. – Просто я понравилась ему так же, как и тебе.

– Нет, – решительно возразил Марко. – Не защищай его. Он все просчитал и намеренно разлучил нас, и я хочу, чтобы ты держалась от него подальше.

– Ты понимаешь, это невозможно хотя бы потому, что я и Лаззаро работаем вместе. – Кейтлин высвободилась из объятий Марко и отодвинулась от него.

– Я позабочусь об этом, – пообещал он. Если бы она могла рассуждать здраво, то немедленно положила бы конец всему этому и ушла. Нет! Убежала бы от него. Но воспоминания о проведенной вместе с ним ночи не отпускали. Логика требовала от нее немедленно расстаться с Марко, а эмоции звали к нему.

Почувствовав, что Кейтлин дала слабину, Марко взял ее за руку.

– Поцелуй меня, Кейтлин, – попросил он. – Поцелуй меня только один раз как Марко, а не как моего брата.

Кейтлин понимала, к чему он клонит. Она знала, что ей трудно будет противостоять ему после этого поцелуя. Боль и гнев боролись с желанием, коему она не в силах была противостоять. Сила, о которой Марко все время упоминал и которую она пыталась отрицать, продолжала держать их вместе. Конечно, Кейтлин не верила во всю эту чепуху о каком-то Инферно. Оно нужно было только для того, чтобы оправдать бесконтрольные желания их обоих. Это всего лишь красивая обертка для старой коробки. Похоть – не любовь, какой бы красивой ни была упаковка.

Кейтлин продолжала смотреть на Марко. Ей хотелось встать и уйти, но тело перестало слушаться ее. Не говоря ни слова, она снова обвила свои руки вокруг его шеи и внимательно посмотрела ему в глаза. Женщина хотела увидеть в них хотя бы намек на удовлетворение и триумф, но видела там только настойчивость и страсть. Медленно она наклонила голову Марко к себе и поцеловала его.

Кейтлин хотела, чтобы это был быстрый и холодный поцелуй, обвиняющий Марко во лжи и разрушении их близости. И она бы сделала это, если бы не одна небольшая проблема. В ту секунду, когда ее губы прикоснулись к его губам, Кейтлин полностью потеряла контроль над собой.

Ее пронзило горячее непреодолимое желание. Какой-то голос, глубокий и страстный, умолял ее довериться Марко. Она вспомнила его мягкий, заразительный смех, священника, благословившего их союз, нежность, с которой Марко прикасался к ней, его шутки, так веселившие ее, их радость, влюбленность, страсть…

Кейтлин резко отвернулась от Марко, пытаясь разомкнуть его объятия и сдержать свои слезы, но тщетно – они брызнули у нее из глаз и полились по щекам.

– Я не могу… не могу сделать этого, – запричитала она.

Марко не успел возразить ей. У него в кармане зазвонил мобильный телефон.

– Что ж, настало время послушать музыку, – пошутил он и, отпустив Кейтлин, достал из кармана телефон. – Извини, Северо, я совсем забыл, что обещал тебе встретиться с Романо. Через пару часов буду на месте. Ты не мог бы перенести встречу на вечер? – Марко запустил пальцы в волосы и растрепал их. – Какая разница, где я? Можешь сказать Лаззу, что… Забудь! Я сам ему обо всем расскажу. Все объясню, когда приеду. – Марко закончил разговор и положил телефон в карман. – Нам нужно возвращаться в Сан-Франциско.

– А что потом?

– Ты моя жена, Кейтлин, – решительно заявил Марко. – Прошлое не вернуть. Нам надо лететь, – его решимость усилилась, – и жить будущим.


Всю дорогу из Невады до Сан-Франциско Марко уговаривал Кейтлин дать их браку шанс, и всю дорогу из аэропорта до дома он убеждал ее не говорить ничего Лаззаро, пока не закончится встреча с Романо. Она пообещала ему.

Вначале Кейтлин хотела сама рассказать обо всем Лаззаро, но Марко отговорил ее. Он ведь не глупец и теперь не позволит пересечься дорожкам своей жены и брата, а когда их встреча станет неизбежной, Марко будет рядом с Кейтлин.

– Я буду очень благодарен тебе, если во время встречи с Романо ты подождешь меня в моем кабинете, – сказал Марко, лавируя между автомобилями на переполненной в полдень улице.

– Хорошо. Я только зайду к нам в офис…

Марко вздохнул.

– Это не просьба, cara, как бы она ни прозвучала.

Кейтлин напряглась.

– Скажи мне, что ты шутишь.

– Боюсь, нет. Как только мы объявим о нашей женитьбе, ты сможешь вернуться на работу. А пока лучше сохранить все в тайне.

– Хорошо, – согласилась Кейтлин, хотя Марко почувствовал, ей это не по душе. – И что же мне будет позволено делать во время этой встречи? Бить баклуши? Подойдет?

– Идеально подойдет. Впрочем, ты можешь позвонить своему секретарю и попросить ее принести тебе деловые бумаги. – Не в состоянии удержаться, Марко нагнулся и быстро чмокнул Кейтлин в щеку. Она ответила тем же. – Предупреди, чтобы она никому не говорила о том, что ты на работе.

Марко и Кейтлин вошли в здание через задний вход, чтобы их увидело как можно меньше людей. Они появились в кабинете Марко за минуту до прибытия Романо. Неохотно расставшись со своей новоиспеченной женой, Марко проводил Витторио Романо и его дочь Ариану в зал заседаний.

Встреча прошла не так, как бы ему хотелось. Оказывается, в журнале «Снитч» накануне снова появилась статья об их семье. В ней утверждалось, что Северо Данте шантажировал свою невесту и принудил ее к браку с ним. Неправдоподобно, но достаточно впечатляюще.

– Чего ты хочешь от меня, Витторио? – спросил, наконец, Марко. – Я не могу запретить им печатать эти истории. Никто не может. Посмотри, что они делают с королевскими семьями в Европе. О них постоянно пишут всякие гадости во всех дешевых журналах. Если короли не могут остановить это, то я уж тем более!

– Он прав, папа, – сказала Ариана.

Витторио скрестил руки на груди. Он был непреклонен.

– Это все слова. Если бы ты и твои братья были более осмотрительны, ваши выходки не привлекали бы такого внимания.

Прежде чем Марко успел ответить, за дверью раздался разгневанный мужской голос. Через секунду она распахнулась и в зал заседаний влетел Лаззаро Данте собственной персоной. Кейтлин, испуганная и взволнованная, вбежала за ним.

– Ах ты, сукин сын, – прорычал Лаззаро и бросился на Марко с кулаками.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Лаззаро несколько раз ударил брата, прежде чем понял, что тот, хоть и защищался, ни разу не ударил его в ответ.

– Я убью тебя, ублюдок! – закричал Лаззаро. – По какому праву ты присвоил себе то, что принадлежит мне?

Слава богу, Марко не пришлось отвечать на этот вопрос! Северо и Николо уже спустились в зал заседаний и растащили дерущихся близнецов, но между Марко и Лаззаро продолжалась словесная перепалка на смеси итальянского и английского языков.

Кейтлин стояла в стороне, глядя на все испуганными глазами, но голова ее тем не менее была гордо поднята, и Марко понял, что она не собирается сдаваться.

– Ты прикасался к ней? – вопил Лаззаро.

– Само собой разумеется, – криво улыбнувшись, ответил Марко. – Мы с Кейтлин муж и жена.

Эта новость потрясла всех, и на секунду в зале заседаний воцарилась оглушительная тишина. Ее нарушил Витторио Романо. Он резко встал со своего места. Ариана попыталась остановить отца, но ничего не смогла поделать. Марко понял, что сделка снова сорвалась. Ариана что-то сказала отцу, и Витторио засомневался, потом неохотно повернулся к Лаззаро.

А затем произошло нечто странное. Ариана пристально смотрела на Лаззаро. Ее губы растянулись в кривой усмешке.

– Да, это он, – прошептала она отцу, кивнув головой.

Витторио пробрался сквозь толпу дерущихся Данте и подошел к Марко.

– Разберись с этим, – сказал он. – Потом позвонишь мне.

Марко не совсем понял, в чем дело, но твердо пообещал ему:

– Даю тебе слово. Со временем все встанет на свои места.

– Поторопись, – посоветовал Витторио. Как только Романо вышли из зала, Лаззаро метнулся к Кейтлин. Марко немедленно бросился к ним. Он загородил Кейтлин собой. Северо и Николо немедленно оказались рядом и схватили его за руки.

– Ты его должник, – прорычал Николо, глядя Марко в глаза.

– Я ничего ему не должен. – Марко темпераментно выругался по-итальянски. – Я предупреждаю тебя, Лаззаро. Держись от нее подальше, – бросил он в лицо брату.

Лазз с издевкой посмотрел на него и обратился к Кейтлин:

– Сгораю от любопытства. За кого же ты вышла замуж?

– За Марко, – смущено ответила Кейтлин. – Прости, Лазз.

– За Марко как такового или за Марко, который претворялся мною?

– Какая теперь разница, – тихо сказала она. В глазах ее заблестели слезы.

Марко похолодел. Сейчас он понял, что, добившись своего силой, упустил нечто очень важное и причинил боль любимой женщине и брату. Сейчас он сожалел об этом. Марко нарушил мир в свое семье и теперь не знал, сможет ли когда-нибудь уладить проблему. Хватит ли ему на это времени?

– Я поняла, что это был Марко, с самого первого взгляда. – Кейтлин едва могла говорить, но она продолжала, глядя в глаза Лаззаро: – Я сразу же поняла, что именно его встретила в холле в первый день моей работы. Зачем ты претворялся, что я встретила тогда тебя?

– Я…

Кейтлин попыталась улыбнуться, но Марко, стоявший рядом, слышал, как громко бьется у нее в груди сердце.

– Я знаю вы дрались из-за женщин со школьного возраста.

– Мне очень жаль, – процедил сквозь зубы Лаззаро. – Я должен был сказать тебе.

Голос Кейтлин стал жестче.

– У тебя было полтора месяца, чтобы исправить свою ошибку, однако за все это время ты не нашел подходящего случая и не объяснил мне ничего. Значит, ты намеренно держал меня в неведении. Ты также сделал все возможное, чтобы я не узнала о существовании у тебя брата-близнеца. – Кейтлин вздохнула, давая понять, что все это теперь не имеет значения. – Неважно. Мы с Марко во всем разобрались. Прошлое должно остаться в прошлом.

Лаззаро нахмурился.

– Кейтлин, я молчал только потому, что не доверял Марко. Он разрушил бы наши отношения.

– У нас еще не было никаких отношений, когда я только приступила к работе, – логично заметила она. – Ты просто ухватился за возможность разлучить меня с твоим братом. Что ж, извини. Игра закончена, и ты проиграл ее.

– У тебя есть все причины негодовать, – согласился Лаззаро. – Но Марко пошутил, говоря о вашей свадьбе, не так ли?

Кейтлин покачала головой и радостно улыбнулась. Она подняла свою левую руку и показала палец, на котором красовалось обручальное кольцо.

– Он не пошутил.

– Мой Бог, Кейтлин… – Глаза Лаззаро расширились от ужаса.

– Не нужно, Лазз. – Голос Кейтлин не дрогнул. – Все, что я сейчас сказала, – правда, не так ли? Вот почему мне было так неуютно во время наших свиданий. В то утро, когда мы с Марко встретились, в моей душе что-то произошло. Но я, ни разу не ощутила это, встречаясь с тобой. Как только снова появился Марко, все встало на свои места. Видимо, ты не понимаешь, что я и мой… мой муж испытываем, друг к другу, но это не означает, что такого не существует.

Марко понял, что перелом наступил. Он попытался освободиться, и братья отпустили его. Марко подошел к Кейтлин, обнял ее и крепко прижал к себе.

– Через минуту мы уйдем отсюда, – прошептал он ей на ухо, затем уже громче сказал для всех: – Кейтлин ответила на все ваши вопросы. Теперь нам нужно отдохнуть. Не звоните нам, если это не срочно. А срочно можете позвонить только через двадцать четыре часа.

Не сказав ни слова, Лаззаро отступил назад. Северо одобрительно кивнул.

– Поздравляю, – обратился он к Кейтлин и Марко. – Можете отдыхать до конца недели, если хотите. Мы позаботимся о том, чтобы вас заменили.

– Спасибо. – Марко ответил за себя и за Кейтлин. – Мы подумаем об этом. – Не теряя ни минуты. Марко схватил жену за руку и повлек ее из здания в свою машину, где она рухнула на сиденье. – Мы едем ко мне в квартиру, – объявил он.

– Я хочу домой.

– Теперь твой дом у меня, – мягко напомнил он. – Ты же не хочешь, чтобы мы жили врозь. Это не укладывается в мои представления о браке.

– В мои тоже, – тихо согласилась она.

Марко заботливо посмотрел на свою жену.

– Подожди немного. Все уладится. Я обещаю тебе.

Кейтлин закрыла глаза и откинулась на спинку сиденья.

– Вы даете слишком много обещаний, мистер Данте.

– Я сдержу все. – Он остановил машину на светофоре. – Почему ты сделала это, Кейтлин?

Она не стала притворяться, что не поняла вопрос.

– Лаззаро виноват в том, что произошло. Он спланировал эту ситуацию. Если бы сразу объяснил мне, что это не он был тогда в холле или хотя бы что у него есть брат-близнец, тебе бы не понадобилось прибегать к таким крайним мерам.

Марко пожал плечами.

– Неизбежное все равно должно когда-то случиться.

От болезненных воспоминаний ее глаза стали темнее.

– Вряд ли я согласилась бы встречаться с тобой, – предположила Кейтлин.

– Ты не права, – возразил ей Марко.

Кейтлин поразмышляла немного, потом сказала:

– Ладно. Я бы стала встречаться с тобой. Но если бы я поняла, что ты, как однажды назвала тебя Брит, порочный очаровашка, тут же положила бы конец нашим отношениям. Я не встречаюсь с очаровашками.

– Ты вышла замуж за очаровашку, – напомнил Марко. – Кроме того, ощутив на себе всю силу моего очарования, ты не смогла бы со мной расстаться. – Он прибавил скорость. – Я бы все равно тебя очаровал, так же как прошлой ночью.

Когда они прибыли к нему домой, Марко устроил Кейтлин небольшую экскурсию по своему жилищу.

– Если хочешь, мы купим новую квартиру, – предложил он, – хотя и эта вполне достаточна для двоих. Но тебе решать.

– Она раза в четыре больше моей. – Квартира Марко произвела большое впечатление на Кейтлин. Она медленно провела рукой по спинке дивана и остановилась, чтобы внимательнее рассмотреть фотографии, висевшие на стене. На большинстве из них были изображены члены семьи Данте. Кейтлин сосредоточилась на свадебной фотографии Нонны и Примо. – Я никогда не видела твоих дедушку и бабушку.

– Скоро увидишь, – отозвался Марко. – Ты знаешь, что они тоже сбежали и поженились тайно? – (Кейтлин удивленно расширила глаза и замотала головой, давая ему понять, что впервые слышит об этом.) – Нонна была помолвлена с лучшим другом Примо. А когда их сразило Инферно, случилось то, что случилось. Пути обратно для них уже не было.

– Это единственная причина, по которой ты женился на мне? – спросила она, не отходя от фотографии. – Из-за этого Инферно? Ты веришь в то, что чувствуешь его?

– Дорогая, мы оба чувствуем Инферно, – спокойно сказал он.

Неужели он говорит серьезно? Кейтлин отвернулась от стены с фотографиями и посмотрела на Марко.

– Значит, мы вместе только из-за этого проклятия? А я здесь ни при чем? И тебе неинтересно, что я за человек? Ты просто ощущаешь это самое Инферно, и конец! Значит, ты женился на мне из-за какой-то семейной легенды?

– Все намного серьезнее, – возразил Марко.

– Ты не прав, Марко. Больше ничего нет. Мы почувствовали нечто, когда впервые обменялись рукопожатиями, и ты решил, что легенда семьи Данте стала реальностью. И именно поэтому вмешался в наши с Лаззаро отношения и обманом заманил меня в Неваду. – Ее голос задрожал. – Ты женился на мне, зная, что я принимаю тебя за твоего брата. И все это из-за какого-то семейного суеверия!

– Это не суеверие, а факт, – твердо произнес он.

Раздражение Кейтлин переросло в гнев.

– Я живу среди фактов и цифр, Марко. Инферно – не факт. Ты веришь в него. Твои дедушка и бабушка верят в него. Даже Северо допускает его существование, хотя непонятно, как такой умный человек может верить в подобные глупости. Но это не значит, что Инферно существует. И, конечно же, этого недостаточно для женитьбы.

– Со временем ты все поймешь, – не сдавался Марко.

– Нет, – резко ответила Кейтлин. – Наш брак не продлится долго.

Марко, не спеша, подошел к ней и обнял ее за талию.

– Давай посмотрим, смогу ли я переубедить тебя.

– Что ты собираешься сделать? – спросила Кейтлин.

Она и сама не знала, зачем задала этот вопрос, прекрасно понимая, к чему он клонит. Его горящие глаза, его улыбка, нежные прикосновения говорили сами за себя.

И почему только она с такой легкостью сдалась на милость победителя, остается загадкой. Неужели так хотела вернуться к нему в постель, что ни о чем другом уже не хотела думать? Была ли в этом хоть какая-нибудь логика? И почему каждый раз, когда он целовал Кейтлин, чувства брали верх над ее разумом? Разве секса, пусть даже самого великолепного, достаточно для создания крепкой семьи?

В то короткое время, что они были вместе, Марко заботился о ней, хотя его поступки трудно назвать обдуманными. Все, что он говорил ей, было не просто осторожным, но невероятно нежным. Кейтлин оставалось только последовать его примеру.

Марко и Кейтлин провели вместе еще одну ночь. Она была не менее великолепна, чем первая. Когда утром они почти одновременно проснулись, Кейтлин неуверенно осмотрелась вокруг и спросила Марко:

– И куда мы теперь должны идти?

– Я думаю, в сторону кухни, – весело ответил он.

Кейтлин удивленно посмотрела на мужа:

– Ты хочешь, чтобы я тебе что-нибудь приготовила?

Ах, как же ей повезло, что Марко любит посмеяться!

– Я сам приготовлю что-нибудь для тебя. Накинув на себя рубашку, он проводил жену в кухню и усадил за маленький столик у окна, из которого открывался прекрасный вид на залив. Утро было солнечное.

Открыв ящик, Марко достал оттуда фартук и надел его с таким изяществом и ловкостью, что Кейтлин сразу же поняла: на кухне он не новичок.

Сначала он сварил кофе. Разумеется, из свежемолотых зерен. Затем начал готовить. О! Это было великолепное зрелище! Настоящая стряпня! Через полчаса на столе стояли две тарелки с ароматными дымящимися креветками и тонкой лапшой-феттуччини. Сняв свой фартук, Марко присоединился к Кейтлин.

– Если ты сделал это, чтобы произвести на меня впечатление… – протянула Кейтлин, принимаясь за еду.

– Я преуспел? – не растерялся Марко.

– Нужно попробовать. – Она съела немного и застонала от удовольствия. – Ты всегда так готовишь?

– Если я не за границей и не занят с клиентами, – с готовностью ответил Марко. – Мне повезло с домработницей. Она так же, как и я, знает толк в еде и всегда покупает хорошие продукты. Я отправляю ей электронное послание, когда хочу, чтобы у меня в холодильнике появилось что-нибудь вкусненькое. – Он пожал плечами. – И оно появляется. Она также следит за домом и многими другими делами, которыми, в отличие от стряпни, я не люблю заниматься.

– Может быть, сейчас самое время обсудить наш брак? – Кейтлин положила вилку на тарелку.

Марко взял ее вилку, подцепил сочный кусочек креветки и поднес ко рту Кейтлин.

– Отлично. Что именно ты хочешь обсудить? – спросил он.

– Марко… – Она не могла ему противиться и съела креветку. Затем отобрала у него свою вилку и снова принялась есть. – Чего ты ждешь от нашего брака? – поинтересовалась она очень серьезно.

– О, я люблю правила и порядок. – Чувство юмора было одним из самых привлекательных качеств Марко.

– Скажи все же, чего ты ждешь? – повторила Кейтлин.

– Приятных разговоров и теплой компании, – начал перечислять Марко. – Головокружительного секса. Мы должны потрудиться над этим, чтобы продвинуться от великолепного секса к головокружительному. И с божьей помощью в нашем доме будет больше смеха, чем слез. – Марко вскинул бровь. – Мне продолжать? Принести портативный компьютер? Может быть, ты хочешь сделать кое-какие заметки?

– Мне нужно, чтобы ты был серьезным, – настаивала Кейтлин. – Брак – это серьезное дело. – Ее вилка ударилась о тарелку. О пустую тарелку! Она с изумлением заметила это. – Мне очень жаль, но я не могу поддержать ни одно из твоих желаний, потому что все они невыполнимы. А притворяться просто глупо.

– Семейная жизнь не работа, и я не собираюсь превращать ее в бизнес. – Марко потянулся через стол и взял ее за руку. – Расслабься, дорогая. Ты должна позволить нашим отношениям развиваться естественным образом и не подгонять их под свою повестку дня. Разве цветы распускаются по команде? Разве весна начинается только потому, что календарь говорит нам о ее наступлении? Если тебе так хочется, чтобы в наших отношениях царил порядок, давай обозначим этот пункт пунктом А. Через несколько недель мы сможем понять, перешли ли мы к пункту В или С.

По какой-то причине ее глаза увлажнились слезами.

– Это просто сумасшествие, – сказала она. – Ты же знаешь об этом.

– Слезы, – нахмурив брови, произнес Марко. – Я хочу быть уверен в том, что за каждую слезу, упавшую из твоих глаз, ты рассмеешься как минимум сто раз.

– В таком случае я буду смеяться все дни напролет, – возразила ему Кейтлин.

– Вот видишь, оказывается, это совсем не трудно, – подбодрил ее муж. – У нас уже есть наше первое семейное правило. – Веселье в его глазах уступило место нежности. – Я знаю, ты планировала сказать сегодня, что уходишь от меня навсегда. Но не лучше ли остаться и дать нашей любви шанс? Мы можем установить сроки, если так тебе будет удобнее.

– Ты хочешь заключить соглашение, Марко?

– Почему бы и нет, если понимать брак как деловую сделку? Я мог бы сослаться на «Снитч» или договор с Романо.

– Наш брак имеет к этому какое-то отношение? – с ужасом спросила Кейтлин.

– Нет, – ответил Марко. – Но к нашему разводу это может иметь самое прямое отношение. – Прежде чем продолжить свою мысль, он сделал паузу. – Я мог бы объяснить тебе, насколько выгоднее для твоей карьеры, если ты останешься со мной, или как эта история будет выглядеть, если мы разведемся после одного дня супружества. Однако все это не имеет никакого отношения к сути дела. У нас есть только одна-единственная причина, по которой мы должны оставаться вместе.

– И что же это за причина? – Кейтлин сделала попытку отгадать ее. – Дойти до пункта Z? – осенило ее.

Лицо Марко озарила радостная улыбка. Такой улыбки она ни разу не видела на лице у Лаззаро Данте. Только Марко мог так улыбаться.

– А почему я должен сразу же прыгать на Z, когда на этом пути есть очень много интересных пунктов? Весь смысл танца заключается в том, чтобы не стремиться к его концу, а насладиться каждым движением. – Марко привлек Кейтлин к себе и снова заставил ее растаять в его объятиях. – Что ж, моя красавица жена, давай потанцуем!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Последующие несколько дней заставили Кейтлин убедиться в том, что Марко держит свое слово. Его не волновало ничто, кроме нее самой и ее благополучия. Но Кейтлин не могла поверить в это, и внутренний голос постоянно нашептывал ей, что все это ложь. Разве может жена быть важнее, чем успех ювелирного дома Данте на европейском рынке?

Брак значительно сложнее, чем представляет себе Марко. Бабушка Кейтлин убедилась в этом на своих собственных ошибках, поэтому ее внучка получила внушительный список указаний по выбору будущего мужа, но ни одно из них не было выполнено в их с Марко союзе. Именно поэтому Кейтлин не могла не думать о скором конце их совместной жизни.

К счастью, у нее не было много времени, чтобы думать об этом. Как только она вернулась к работе, на нее обрушился колоссальный объем документации по новому комплексному проекту. Работа над этим проектом требовала временного перемещения из головного офиса Данте в пакгауз, где и находилась основная часть нужных документов. Это обстоятельство обрадовало Кейтлин. Чем меньше людей, тем меньше расспросов.

Однако к концу недели Брит все же выследила ее.

– Вот, – сказала она, швырнув на стол какую-то папку, – Лазз объяснил, что тебе это нужно. Вообще-то, я могла бы переслать все по электронной почте, – сообщила Брит, – но мне хотелось увидеть тебя, Кейтлин. Мы все очень соскучились!

– Спасибо. Я тоже соскучилась. – Кейтлин посмотрела на часы. – Мне жаль, что я не знала о твоем визите. К сожалению, через пять минут у меня назначена встреча с Франческой.

– С женой Северо, не так ли? – Брит скривила губы. – Что ж, я полагаю, она должна объяснить тебе, чего ожидает семья Данте от своей новой невестки.

Кейтлин нахмурилась.

– О чем ты говоришь?

Брит щелкнула пальцами.

– Да ладно, – усмехнулась она. – Неужели не понимаешь? Теперь ты под пристальным вниманием прессы. Журналу «Снитч» будут весьма интересны подробности твоего молниеносного вхождения в семью Данте, поэтому Нонна назначила Франческу твоей наставницей. Она расскажет тебе, что можно, а что нельзя делать.

Секунду Кейтлин думала над тем, что услышала, затем ответила:

– Я уверена, эта встреча не имеет к тому, что ты говоришь, никакого отношения.

– Ну, если ты уверена… – Брит сдвинула папки с документами в сторону и уселась на стол, за которым работала Кейтлин. Она нагнулась, чтобы внимательнее рассмотреть обручальное кольцо на левой руке подруги. – Вот это камушек, дорогуша! – присвистнув, сказала она. – Намного лучше того, что собирался подарить тебе Лаззаро.

Кейтлин отдернула руку.

– Вы с Энджи придаете слишком большое значение моим отношениям с Лаззаро, – раздраженно бросила она.

– Бедный Лаззаро, – продолжала Брит. – Ты попала под обаяние Марко так же, как и все остальные женщины, работающие на Данте. Итак, это правда? – шепнула она на ухо Кейтлин.

– Что правда? – переспросила та, хотя и догадывалась, к чему клонит Брит.

– Ты знала, что занимаешься любовью с Марко, когда все это произошло? – В глазах Брит вспыхнуло любопытство. – Или Марко сообщил тебе о том, кто он такой, только после бракосочетания?

Несмотря на то, что Кейтлин ожидала этого вопроса, она вздрогнула, услышав его. Так мерзко это было со стороны ее подруги.

– Я не собираюсь отвечать.

Брит вздохнула, но продолжала свое наступление.

– А кто из братьев лучший любовник? – Кейтлин промолчала, тогда Брит решила поделиться своими собственными соображениями на этот счет: – Я полагаю, Марко, иначе ты не вышла бы за него замуж.

– Кейтлин? – Это был голос Франчески.

– Ох, мне пора. – Брит соскочила со стола. – Увидимся позже.

В дверях появилась Франческа. Высокая блондинка, элегантность которой не уступала красоте. Она проводила Брит неодобрительным взглядом.

– Пойдем-ка отсюда, – сказала Франческа Кейтлин. – Нам нужно подышать свежим воздухом.

– Куда мы поедем?

– К Нонне. Она объяснит тебе, как должна вести себя невестка семьи Данте. – Франческа весело улыбнулась. – Извини. Я пошутила. Мы отправляемся к Нонне на обед. Однако визит Брит убеждает меня в необходимости написать специальную инструкцию по безопасности для Кейтлин Данте.

Женщины проследовали к машине Франчески.

– Брит просто любительница посплетничать, – попыталась защитить подругу Кейтлин. Правда, она и сама не очень понимала, зачем ей это было нужно.

– Вот как ты это называешь? – удивилась Франческа. – По-моему, она просто зеленая от зависти. – Включив зажигание, Франческа выехала с парковки и на большой скорости повела машину к мосту «Золотые ворота». – Брит давно положила глаз на Марко.

– Спасибо, Франческа. – Кейтлин с благодарностью посмотрела на свою новую родственницу. – За то, что сказала мне об этом.

Глаза Франчески излучали искреннюю симпатию.

– Напротив, мне очень жаль, что приходится говорить плохое о человеке, которого ты считала своим другом.

Через несколько минут они добрались до вершины холма и подъехали к большому, красивому дому. Франческа провела Кейтлин по утопающему в цветах и тенистых деревьях саду. Под развесистым дубом был накрыт для обеда стол из кованого железа. За столом сидела женщина, и Кейтлин сразу же поняла, что это и есть Нонна.

Бабушка Марко очаровала Кейтлин. Она прекрасно сохранилась для своих лет. Они с Примо отпраздновали недавно пятьдесят шестую годовщину своей свадьбы, но Нонна выглядела очень молодо. Ее лицо излучало красоту, несмотря на испещрившие его многочисленные морщины. А может быть, благодаря им.

– У Марко ваши глаза, – заметила Кейтлин.

Темно-карие глаза Нонны засмеялись, и Кейтлин поняла, что Марко унаследовал от бабушки не только цвет глаз, но и характер.

– У Лаззаро тоже, – нараспев протянула Нонна, голос которой сохранил средиземноморскую сочность. – Ты не заметила?

Кейтлин удивленно посмотрела на бабушку Данте.

– Я… – Она немного растерялась. – Я полагаю, что никогда не замечала этого. Но поскольку они близнецы…

Нонна повела плечом.

– О, раз уж ты испытала Инферно, то могла видеть только одного мужчину. – Она поцеловала Франческу в обе щеки, затем то же самое проделала с Кейтлин и указала невесткам на два свободных стула. – Садитесь. Ты можешь называть меня Нонна, – сказала она Кейтлин. – Франческа меня называет так же. А теперь давайте преломим хлеб и поговорим о том, о чем женщины говорят со времен Адама и Евы: о мужчинах, о жизни, о детях и снова, о мужчинах.

Франческа улыбнулась:

– Замечательно. Мне особенно хочется поговорить о мужчинах.

– Ха! Я-то думала ты больше думаешь о детях, – заметила Нонна.

– Еще нет, – ответила Франческа.

– Недолго ждать осталось. – Пожилая дама улыбнулась. – Я редко ошибаюсь в таких вещах. Но давайте-ка выпьем по бокальчику вина. – В глазах у Нонны запрыгали чертики. – А может быть, по два.

– Извини меня, Нонна, – начала Кейтлин. – Я не могу…

– Это потому, что твой рабочий день еще не закончился? – Нонна отмахнулась и налила Кейтлин вина. – Чтобы ты успокоилась, скажу тебе: отныне и до конца моих дней одной из твоих обязанностей будет делать меня счастливой. А об остальном можешь не беспокоиться, тем более что я распорядилась предоставить тебе выходной до вечера. А чтобы сделать меня счастливой сейчас, ты должна выпить вина, и мы по-человечески познакомимся.

– Опасное предложение, – мило улыбнувшись, ответила Кейтлин. – Когда я в последний раз пила вино с представителем семьи Данте, это закончилось замужеством.

Женщины весело рассмеялись.

– Это все проклятие, – сказала Нонна. – Оно превращает здравомыслящих, рассудительных женщин в создания, движимые только инстинктами.

Это высказывание разбудило в Кейтлин любопытство.

– Вы не против, если я задам вам обеим один вопрос? – Кейтлин посмотрела на Нонну. – Я знаю, что ты, Нонна, веришь в Инферно. – Теперь она повернула голову в сторону Франчески. – А ты, Франческа, веришь в это?

Франческа откинулась на спинку стула и отпила из бокала немного золотистого вина.

– Могу поспорить, что ты не веришь? – вопросом на вопрос ответила она.

Кейтлин кивнула.

– Я думаю, что это всего лишь красивая легенда, – заявила она.

– Я тоже поначалу не верила, – задумчиво произнесла Франческа. – На самом деле все это вполне естественные вещи. – Она внимательно посмотрела на Кейтлин. – Скажи мне, когда ты впервые прикоснулась к Марко, то почувствовала электрический заряд, пробежавший по телу? Это еще называют искрой.

– Что-то вроде того, – призналась Кейтлин.

– Ты ощущала присутствие Марко, когда не видела его? – снова спросила Франческа. – Если Марко и Лаззаро встанут к тебе спиной, сможешь ли ты с уверенностью сказать, кто из них твой муж?

– Не знаю, – не совсем уверенно произнесла Кейтлин.

– Марко потирал свою ладонь вот так? – Франческа показала, как это бывает.

– Да, – призналась Кейтлин. – Я тоже так делаю.

– Что ж, если ты хочешь, можешь не верить в Инферно, но я поверила, – закончила Франческа.

Прежде чем Кейтлин смогла спросить их еще кое о чем, Примо принес обед, который сам приготовил для женщин. Теперь ей стало понятно, от кого Марко унаследовал способность хорошо готовить. Примо дружески потрепал Кейтлин по плечу, затем расцеловал в обе щеки. С этой минуты время полетело незаметно. Они все вместе смеялись от души, болтали о том, о сем. Кейтлин не могла припомнить, когда в последний раз так приятно проводила время в компании.

Она не могла не сравнивать Нонну со своей бабушкой, но, кроме сильных характеров, этих женщин ничто больше не объединяло. Бабушка Кейтлин была жесткой, Нонна – нет. Конечно, ведь Нонна всю жизнь прожила рядом с любимым и любящим мужем. Женская же судьба бабушки Кейтлин сложилась несчастливо. Ее муж был очаровашкой. Однако его обаяние было не совсем того же свойства, что у Марко. Этот мужчина очень любил давать красивые обещания и никогда не выполнял их. Вот почему Кейтлин с таким трудом верила обещаниям Марко. К тому же она еще не очень хорошо его знала. Ей нужно было время, чтобы убедиться в умении этого мужчины всегда держать свое слово.

Когда-то дедушка Кейтлин убедил ее бабушку в том, что она должна бросить свою карьеру. Нужно сказать, что перед бабушкой Кейтлин открывались большие возможности. Не каждая женщина в то время могла достичь того, что могла сделать она. Дедушка хотел, чтобы у них был двухэтажный дом, окруженный белым штакетником. В шесть часов обед на столе, за которым сидели бы его сыновья и маленькая дочка в пышной юбочке. Но это были только его мечты. На самом деле все кончилось развалившимся домом, который отчаянно нуждался в ремонте, рухнувшим забором, обедом из сыра и пустой похлебки, потому что семейный бюджет большего не позволял, и вечно плачущей дочкой, страдавшей от желудочных колик. Дедушка Кейтлин не знал, что мечтать и зарабатывать на жизнь – не одно и то же.

Вскоре после рождения матери Кейтлин дед покинул семью, увлекшись другой, более сладкой мечтой.

Бабушка воспитывала мать Кейтлин одна. Она работала везде, где только могла добыть деньги. Возможность построения карьеры была ею упущена. Мать Кейтлин сбежала из дома в шестнадцать лет с первым, польстившимся на нее мужчиной. Девять месяцев спустя на пороге своего дома бабушка обнаружила сверток с младенцем. Это была Кейтлин.

Бабушка взялась за воспитание внучки. Мать Кейтлин тоже периодически появлялась – в перерывах между своими романами. А деда они так больше и не видели.

Бабушка Кейтлин умерла несколько лет назад от болезни Альцгеймера. Как ни странно, заболевание сделало ее счастливой на некоторое время, потому что она забыла о прошлом…

Кейтлин было немного грустно вспоминать о своем детстве, но вскоре в саду Нонны и Примо появились Марко и Северо. К этому времени Нонна уже немного захмелела. Однако это никого не смущало, и они все вшестером проболтали еще часок, а затем разъехались по домам. По дороге Кейтлин поделилась своими впечатлениями о Нонне и рассказала Марко о своей бабушке.

Перед сном муж обнял Кейтлин и сказал ей:

– Теперь ты член семьи Данте, дорогая. – Его переполняли эмоции. – Неважно, что будут говорить о нашем браке. Мы должны сами позаботиться о себе.

Эти слова Марко напомнили Кейтлин о встрече с Брит.

– Ты не против, если я кое о чем тебя спрошу? – Не очень уверенно произнесла Кейтлин. – Если хочешь, можешь не отвечать.

Марко поморщился.

– Ах, черт возьми. С кем, когда и как я позволил себе?..

– Ко мне в офис сегодня приходила Брит, – прервала его жена.

– И что? – недоуменно спросил Марко.

– Франческа сказала мне, что Брит когда-то имела на тебя виды. – Кейтлин очень старалась, чтобы голос не выдал ее беспокойства, но ей не удалось одурачить мужа.

Он тяжело вздохнул и без промедления ответил:

– Было дело, но я вежливо ей отказал.

Кейтлин расплылась в улыбке.

– О, мистер Неотразимый и Сексуальный, – поддразнила его она.

Марко иронично усмехнулся.

– Я нравился многим женщинам и научился разбираться в них. Большинству нужен был не я, а величие семьи Данте. Брит как раз из таких. Она ищет дешевый блеск. – Марко обнял Кейтлин за плечи. – Теперь настала моя очередь задавать вопросы.

Кейтлин наморщила носик.

– С кем, когда и как я позволила себе?..

– Нет, – спокойно ответил Марко. – Зачем вдруг Франческе понадобилось говорить с тобой о Брит?

Кейтлин немного заволновалась, но снова постаралась не показывать этого мужу.

– Брит проявляет слишком много любопытства. Она хотела знать, как у нас тобой все произошло. Не перепутала ли я тебя с Лаззаро.

– Я думаю, за этим стоит нечто большее. – Голос Марко зазвучал жестче. – Ты не должна беспокоиться. Нас объединяет Инферно, поэтому другие женщины для меня теперь просто не существуют.

– Докажи это.

Эти слова слетели с губ Кейтлин, и реакция на них не замедлила себя ждать. Марко привлек ее к себе и страстно поцеловал.

Бабушка могла бы сказать Кейтлин, что та валяет дурака, предаваясь фантазиям и отрываясь от реальности. Но сейчас это не волновало ее. Крепко обнимая своего мужа, она воспарила под облака удовольствия. Реальность наступит завтра утром, и тогда она позаботится о себе. А сейчас время отдаться мечте.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Впервые за все время своего замужества Кейтлин пришла домой одна, без Марко. У него было совещание с Николо, и он предупредил ее, что оно может поздно закончиться.

Кейтлин переоделась в джинсы и футболку и… Она не знала, чем ей заняться, и просто слонялась по квартире. Все кругом казалось неуютным и пустым в отсутствие Марко.

Повсюду были разбросаны вещи, которые Марко постепенно перевозил сюда из жилища Кейтлин. Он не давил на жену, но ее квартира постепенно становилась все более пустой, между тем как их общие апартаменты все больше наполнялись и ее вещами.

Самое интересное, что она уже успела перевезти сюда все сокровища своей семьи. Серебряный сервиз для чаепития, принадлежавший когда-то ее бабушке, гордо красовался теперь на верхней полке серванта в гостиной. Коллекция фигурок из дутого стекла украшала каминную полку, любимые книги стояли вперемешку с любимыми книгами Марко в книжном шкафу, а в гардеробной комнате, тоже вперемешку, висела их одежда.

Кейтлин взглянула на папку бумаг, которую принесла с работы, и, вздохнув, растянулась на диване, нацепила на нос очки и вынула из папки первый документ.

Но в это время послышался звук открывающейся двери.

– Cara? – Это был голос Марко.

– Я здесь, – отозвалась Кейтлин.

Когда Марко вошел в комнату, по его лицу она поняла: произошло что-то неладное.

– В чем дело? – спросила она.

– Проклятый журнал! Я нашел его под дверью. – Марко швырнул ей журнал, который был у него в руках. – Тебе это не понравится.

Кейтлин снова нацепила на нос очки и начала читать.

Свадебная подмена… Марко или Лаззаро? Растерянную невесту обманули у алтаря.

– Боже мой, Марко! Им все известно, – гневно воскликнула Кейтлин. – Что я встречалась с Лаззаро, потом увидела тебя, и ты притворился своим братом, как мы ездили в Неваду… Они зафиксировали каждый наш шаг!

– Надеюсь, что не каждый, – грустно пошутил Марко.

Щеки Кейтлин залила краска. Трудно было сказать, что это – смущение или злость. Скорее всего, и то и другое.

– Об этом как раз говорила Брит, – осенило ее.

Марко подошел к дивану и, бесцеремонно сбросив на пол папку с документами Кейтлин, уселся рядом с женой. Откинувшись на спинку дивана, Марко ослабил галстук и вытянул ноги.

– Беспокоят меня эти статьи, – сказал он. – Но я никак не могу понять, откуда они получают информацию.

Марко положил ножки Кейтлин к себе на колени и начал массировать ей ступни. После того как тогда в самолете дал ей обещание каждый день перед сном массировать ей ноги, он не допустил ни одного исключения из этого правила.

Кейтлин растянулась на диване и задумалась.

– Скажи мне, – попросила она Марко, – как изменился тон статей за последнее время.

– Они стали какими-то личными, мстительными. Ты знаешь… – Бровь Марко взлетела вверх. – Я думаю… Кто-то очень сожалеет об упущенных возможностях, поэтому статьи получаются какими-то мерзкими и одновременно жалкими.

– Но все, что там написано, направлено против конкретных людей, – заметила Кейтлин. – Как будто тот, кто пишет это, очень на них обижен.

– Кто бы это ни был, он работает у нас в компании, – уверенно произнес Марко. – Вот единственное объяснение.

– Ты, должно быть, шутишь, – расслабленно пробормотала Кейтлин. Массаж успокоил ее.

Марко замотал головой.

– Такое нельзя случайно подслушать, – сказал он с кривой ухмылкой. – Я давно говорил о том, что, принимая на работу сотрудников, мы должны брать с них подписку о неразглашении сведений конфиденциального характера, касающихся нашей семьи.

– Нам обязательно нужно сделать это, – поддержала мужа Кейтлин.

– Я напомню об этом Северо. В любом случае, если нам удастся ликвидировать утечку информации, мы сможем подписать договор с Романо.

– Я только одного не могу понять, – продолжала рассуждать Кейтлин. – Почему Романо так волнует, что пишет о нас желтая пресса? Какое это имеет значение?

Марко растерянно пожал плечами.

– Согласно тому, что говорит Витторио, скандалы вредят их репутации.

– Ух, – выдохнула Кейтлин. – По-моему, это чересчур. – Она снова задумалась. – Несомненно, у семьи с такой богатой историей должно быть немало скелетов в шкафу. Возможно, именно поэтому Романо старательно избегают публичности.

– Слава богу, журналюги ничего не знают об Инферно, – со вздохом добавил Марко. – Это слишком личное. – Он лег на подушки, потом перевернулся и очутился лицом к лицу с Кейтлин. Давай забудем о Романо, – предложил он. – И о «Снитче». И обо всех остальных Данте. Сейчас меня волнует только одна вещь.

Кейтлин не могла не улыбнуться.

– И что же это такое, мистер Данте? – спросила она, широко раскрыв глаза.

Марко придавил жену к дивану, осторожно снял с нее очки и отложил их в сторону.

– Уверен, мы с этим разберемся.

Позже они перебрались с дивана на постель. Их одежда оказалась разбросанной по полу и лежала вперемешку с папками и документами.

На следующее утро Кейтлин быстро собрала все бумаги и засунула их в папку. Она не стала сортировать их, а просто сложила в том порядке, в каком они лежали на полу. Неожиданно в глаза ей бросилось имя Данте. Оно стояло рядом с именем Витторио Романо. Кейтлин быстро пробежала глазами по странице, сознавая, что если они с Марко немедленно не выйдут из дома, то оба опоздают на работу. Но прочитанное произвело на нее немалое впечатление.

– Что там такое? – спросил Марко, выходя из гардеробной.

– Ничего особенного. – Кейтлин быстро положила документ в папку и захлопнула ее. – Нам пора.

– Серьезно, что там такое было? – еще раз спросил он, почувствовав неладное.

Кейтлин отвела глаза.

– Просто документ, который мне нужно повнимательнее изучить, – ответила она. – Я сделаю это на работе. – Она кивнула на внушительных размеров папку. – Ты не поможешь мне отнести это в машину?

Как только Кейтлин оказалась в своем временном офисе, в пакгаузе Данте, она немедленно закрыла дверь, достала злополучный документ из папки, прочитала его три раза самым внимательным образом и только после этого убедилась в том, что документ подлинный.

Не теряя времени, Кейтлин вызвала такси и отправилась в головной офис корпорации. Скоростной лифт поднял ее на нужный этаж.

В небольшой приемной перед кабинетом Лаззаро Данте за письменным столом сидела его секретарша Брит. Увидев ее, Кейтлин остановилась. Она не учла того обстоятельства, что пройти в кабинет Лаззаро можно только мимо этой женщины.

– Он свободен? – прижав к груди папку с документом, как можно спокойнее спросила Кейтлин.

– Уже передумала? – С недоброй ухмылкой Брит оглядела бывшую подругу. – Бедный Марко!

– Я серьезно, Брит. У меня мало времени.

Секретарша Лаззаро смерила Кейтлин презрительным взглядом.

– Мне очень жаль, миссис Данте, – сказала она. – Не хочу заставлять вас ждать. Сейчас посмотрю, свободен ли Лаззаро. – Брит сняла трубку внутреннего телефона и нажала на кнопку прямой связи.

– Твоя невестка хочет видеть тебя. Нет, жена Марко.

Как только Брит повесила трубку, Кейтлин извинилась:

– Послушай, я совсем не хотела быть грубой. Просто очень спешу.

– Все в порядке, – ответила Брит, но в глазах ее светился гнев. Сомнений в том, что их дружбе конец, у Кейтлин не осталось. – Я бы тоже была грубой, если бы узнала, что затеял Марко. Интересно, насколько тебя хватит?

Кейтлин вздохнула. Ей не стоило бы играть в игры Брит, и все же она проговорила:

– Что узнала?

Брит выдержала паузу. Обдумав каждое слово, она искусно ушла от вопроса Кейтлин.

– Я имела в виду новый проект, который они загрузили в твой компьютер. И не надоело тебе сидеть в пакгаузе? Это ведь все не случайно. Марко хочет, чтобы ты держалась подальше от Лаззаро. – Губы Брит медленно растянулись в ухмылке. – Но, видимо, это не сработало, раз уж ты здесь.

Кейтлин понадобилось немало усилий, чтобы сдержаться и не наговорить лишнего. Того, что потом в искаженном виде можно было бы прочитать в «Снитче».

– Извини, Брит, – просто сказала она и быстро прошла в кабинет Лаззаро.

Захлопнув за собой дверь, Кейтлин перевела дух. Она подумала о том, что Франческа была права, предупреждая ее об опасности.

– Кейтлин? – Лаззаро встал и двинулся ей навстречу. – Что случилось? На тебе лица нет.

Кейтлин, несомненно, доверяла Лаззаро, и все же она не хотела втягивать его в свои отношения с Брит.

– У меня есть один документ, который ты должен обязательно посмотреть. – Кейтлин положила на стол папку. – Я наткнулась на него, разбирая бумаги в пакгаузе.

Лаззаро предложил Кейтлин присесть, а сам быстро открыл папку и прочитал документ.

– Святой Боже! – буркнул он себе под нос. – О чем только старик думал!

– Ты знал об этом контракте? – поинтересовалась Кейтлин.

– Ни в коей мере, – не колеблясь ни секунды, ответил Лаззаро.

– А Примо, по-твоему, знает? – спросила она.

– Ты шутишь? – воскликнул Лаззаро. – Он бы убил отца, если бы узнал.

Кейтлин посмотрела ему в глаза. Они были такого же цвета, как у Марко, но если в глазах ее мужа были теплота и страсть средиземноморского лета, то в глазах его брата прохлада горного озера. Почему она раньше не замечала этой разницы?

– Ты кому-нибудь сказала об этом? – прервал ее размышления Лазз.

– Нет. Я сразу принесла его тебе.

– А Марко знает?

– Нет, – резко заявила Кейтлин. – И ты представить себе не можешь, как я корю себя за это.

– К Марко это не имеет никакого отношения. – Голос Лаззаро прозвучал жестко. – Не говори ему ни о чем. Мне нужно время, чтобы разобраться в ситуации.

– Можешь на меня рассчитывать, – без тени сомнения произнесла Кейтлин.

– Я также прошу тебя подержать у себя этот документ, пока я занимаюсь другими вопросами. У меня в кабинете на него может кто-нибудь наткнуться.

– Хорошо. Я положу его в ту папку, где он находился, – сказала Кейтлин.

Лаззаро вышел из-за стола, за которым он сидел, и приблизился к Кейтлин. Он обнял ее за плечи и смущенно проговорил:

– Мы все уладим.

В эту минуту дверь распахнулась, а затем так же стремительно захлопнулась. В кабинете Лаззаро появился разгневанный Марко.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Марко едва сдерживался. Ему очень хотелось сейчас отколотить своего братца, но он знал, что потом пожалеет об этом. Кейтлин была его женой, и Лаззаро не должен был прикасаться к ней. Марко уже просил его об этом.

– Убери руки от моей жены, – прошипел Марко.

– Ты просто смешон! – возмутилась Кейтлин.

Лаззаро медленно опустил руки и сделал шаг назад.

– Ты удовлетворен? – спросил он.

Кейтлин встала между мужчинами.

– Смею заверить тебя, Марко: я здесь исключительно по делу.

Однако слова, сказанные Кейтлин для того, чтобы успокоить мужа, возымели обратный эффект.

– Лазз обнимает тебя, а ты называешь это делом?! – в бешенстве завопил Марко и схватил ее за руку. – Если ты еще не понял, Лаззаро, мы с Кейтлин муж и жена. И я не позволю тебе вмешиваться в наши отношения. Ясно?

Марко ждал ответа брата, и он не заставил себя ждать.

– Ты отнял ее у меня. – В душе у Лаззаро как будто что-то прорвалось. – Ты солгал ей.

– Я признаю это, – склонив голову, ответил Марко. – Но дело в том, что Кейтлин никто не удерживает силой, и все же она остается со мной.

– Я планировал жениться на ней, – продолжал обвинять его Лаззаро.

Марко устало вздохнул.

– Даже если Кейтлин покинет меня, она никогда не будет с тобой, – сказал он. – Я всегда буду стоять между вами. А если не я, то призрак наших отношений. – Марко продолжал убеждать брата: – Женщина, которая тебе предназначена, еще не появилась в твоей жизни. Но когда ты встретишь ее, твои чувства к Кейтлин окажутся лишь бледной копией того, что ты будешь испытывать к ней.

– Довольно, Марко. – Кейтлин снова встала между братьями. – Это твой кабинет, Лаззаро, – сказала она, – но не мог бы ты дать нам с Марко несколько минут?

Лаззаро колебался, рискуя вывести брата из себя, но, в конце концов, решился.

– Разумеется, – кивнул он.

Когда Лаззаро вышел, Кейтлин взяла Марко за руку.

– Послушай, – начала она. – Информация, которую я сообщила Лаззаро, была конфиденциальной и касалась исключительно дела. Если ты хочешь знать больше, то должен обсудить это с ним. Я не могу тебе ничего рассказать. – Кейтлин посмотрела Марко в глаза. – Нам нужно поговорить о другом.

– О чем?

– О том проекте, которым я сейчас занимаюсь.

Неожиданная смена темы застала Марко врасплох. Он понимал, куда клонит Кейтлин, и был не в восторге от этого.

– И?

Кейтлин молчала, подбирая слова. Марко заметил, что это было одной из ее характерных черт.

– Ты предложил мне работу над этим проектом, чтобы отдалить от Лаззаро? – неожиданно прямо спросила она.

– Ух! – Марко явно не хотел этого разговора, и, тем не менее, его ответ был искренним. – Я не доверяю Лаззаро, а не тебе.

– Однако я не помню, чтобы ты посоветовался со мной, прежде чем предложить мне этот проект, – возразила Кейтлин.

– Да, – с тяжелым сердцем признался Марко. – Но, возможно, ты просто не получила служебную записку. Прости, дорогая. Я должен был сказать тебе об этом.

– Обсудить это со мной, – довольно резко поправила его Кейтлин. – Я хочу знать, последующие решения в нашей семье будут приниматься таким же образом?

– Я пытаюсь защитить тебя, cara, – в отчаянии произнес Марко.

– Ты не ответил на мой вопрос, – вспылила Кейтлин. – К тому же я не нуждаюсь в твоей защите.

– Достаточно, Кейтлин. Я обещаю, что впредь буду советоваться с тобой. У меня есть еще одна новость для тебя. Хорошая. Но «Снитч», конечно, и из этого сможет извлечь свою выгоду. – Марко привлек к себе жену и посмотрел ей в глаза. – Я решил передать свои полномочия по европейским связям Лаззаро.

Кейтлин встревожило это известие.

– Но почему? Мне казалось, ты любишь свою работу.

– Да. Но, к сожалению, это означает, что большую часть времени я провожу вне дома.

Кейтлин взяла со стола папку с документом.

– Не означает ли это, что ты хочешь держать меня подальше от Лаззаро?

– Давай считать, что это дополнительный бонус.

Кейтлин прикрыла глаза.

– О, Марко, – грустно сказала она. – По-моему, на сегодня хватит.


Последующие дни ясно показали Кейтлин, что в ее отношениях с мужем наметилась трещина, которую они не могут преодолеть. Ситуацию ухудшило и то, что братья собирались вместе лететь в Европу. Там Марко должен был передать свои дела Лаззаро.

– Я вернусь поздно вечером в следующую пятницу, – предложил Марко, укладывая свой чемодан. – И тогда мы покончим с трениями раз и навсегда.

Перед тем как уйти, он поцеловал ее так, что Кейтлин чуть не задохнулась. Возможно, их брак все же не безнадежен. Возможно… А потом он ушел.

Всю неделю Кейтлин была занята работой над проектом. Она тщательно просматривала все документы, хранившиеся в пакгаузе, и начала готовить отчет.

В пятницу Кейтлин шла на работу в приподнятом настроении. Сегодня вечером должен вернуться Марко. За время его отсутствия она еще раз убедилась в том, что любит его и не может без него жить.

Кейтлин вошла к себе в кабинет и тут же увидела у себя на столе свежий номер «Снитча». Кто-то, видимо, проник сюда раньше нее и оставил его. Она хотела просто выбросить журнал в корзину, но заголовки, бросившиеся ей в глаза, заставили ее сесть и прочитать то, что там было написано.

Через двадцать минут Кейтлин вскочила с места и опрометью выбежала из кабинета. Сев в автомобиль Марко, находившийся в ее распоряжении, пока муж был в командировке, Кейтлин направилась в головной офис.

– Где Брит? – выпалила она, вбежав в приемную Лаззаро и обнаружив там Энджи, сидевшую на месте секретаря.

– Я думала, она с тобой. – Энджи в недоумении посмотрела на подругу. – Брит попросила меня посидеть здесь, а сама отправилась к тебе в пакгауз.

Кейтлин начала быстро соображать. В пакгаузе на столе лежали папки с документами, представлявшие собой золотую жилу для информатора «Снитча». Так, ей немедленно нужна помощь. Марко и Лаззаро – в Европе. Северо вместе с Франческой в Нью-Йорке. Значит, остался только Николо.

Позвонив ему, Кейтлин выяснила, что на работе его еще нет. Значит, она оказалась один на один с этой проблемой. Она быстро отправилась в юридический отдел, надеясь на то, что Марко уже распорядился разработать предупреждение о неразглашении сведений конфиденциального характера. Когда Кейтлин получила документ в руки, она была готова расцеловать человека, который это сделал. Затем она переговорила с нотариусом и поехала обратно в пакгауз.

В кресле перед компьютером, положив ноги на стол, сидела Брит. Один из персональных файлов, который Кейтлин защитила с особенной тщательностью, был открыт.

– Закрой его, – приказала Кейтлин.

Брит ухмыльнулась.

– Ты неважно выглядишь, – сказала она, – нагло глядя на Кейтлин. – Плохо провела ночь?

– Я не собираюсь просить тебя еще раз, Брит.

– Забавно, но я не припомню, чтобы ты меня просила. – Брит убрала ноги со стола. – О, это увлекательное чтение.

Кейтлин достала из папки документ, который получила у юристов, и положила его на стол перед Брит.

– Через несколько минут здесь будет нотариус и ты подпишешь вот это.

– Ах, я знаю, что это, – продолжала ерничать Брит. – Предупреждение о неразглашении. Так, кажется, это называется? – Она покачала головой. – Слишком поздно.

– Посмотрим. – Кейтлин приподняла бровь. – Что так тебя задело, дорогуша? Прочитав статью, я сразу же поняла, что это ты.

– Я так и думала, что ты поймешь. – Брит пожала плечами.

– Так, значит, ты подслушивала под дверью, когда я, Марко и Лаззаро ссорились?

– Вы сами во всем виноваты, – даже не покраснев, ответила Брит. – Глупо было бы не воспользоваться такой возможностью.

– Это мешает продвижению корпорации Данте на европейский рынок, – гневно бросила Кейтлин.

– О, да… – не смутилась Брит. – Я только одного не могу понять: почему Романо так волнуют эти публикации в «Снитче»?

– Они защищают свою репутацию.

Брит прищелкнула пальцами.

– Интересно, что именно они защищают? – Она перегнулась через стол и прошептала: – Романо банкроты.

– Ты все это придумала, – не поверила ей Кейтлин.

– Нет. – Она снова откинулась на спинку кресла и заложила руки за голову. – Какая ирония, не правда ли? Марко потратил столько времени и денег, чтобы добиться их покровительства, а они давно разорены.

– Откуда ты знаешь о состоянии финансов семьи Романо? – возмутилась Кейтлин. – Ты всего лишь пишешь для дешевого желтого журнальчика.

– О, у меня есть серьезные источники в Европе. Романо, конечно, имеют большое влияние и поддержку итальянской королевской семьи, но долго это не продлится. – Брит закрыла файл. – К тому же читателям «Снитча» будет очень интересно узнать об одном маленьком дельце, провернутом отцом братьев Данте.

Внезапно Кейтлин осенило. Она поняла – нет, не как остановить Брит, а как использовать ее в своих целях. Однако ей нужно было еще несколько минут, чтобы поразмышлять над этим.

– Не думаю, что твоя следующая история понравится читателям, – с полным спокойствием произнесла Кейтлин. – Ты вообще больше не будешь писать о Данте.

Брови Брит взлетели вверх.

– И как же ты собираешься этого добиться?

– Я думаю, Романо будут не в восторге, когда я расскажу им, что ты собираешься сделать. Может быть, у них и не хватит денег, чтобы преследовать тебя по суду, но Данте вполне смогут себе такое позволить.

Брит беспечно повела плечами, но в глазах у нее появилось беспокойство.

– У меня полно информации, которую я готова продать «Снитчу».

– Она когда-нибудь иссякнет, – логично предположила Кейтлин. – И чем тогда ты займешься? Я не думаю, что «Снитч» будет содержать тебя.

Брит сощурила глаза.

– Я чувствую, куда ты ведешь. Хочешь предложить мне сделку?

Кейтлин кивнула.

– Ты оставляешь в покое Романо и забываешь об этом контракте, а я даю тебе материал для финальной истории.

– Даже не знаю… – Брит погладила папку, которую держала в руках. – Материал достаточно интересный. Почему я должна отказаться от него?

– Этому контракту двадцать лет. Он не стоит даже бумаги, на которой написан, – аргументировала Кейтлин. – К тому же Романо весьма известны в Европе, но в Америке их никто не знает.

– Почему я должна поверить в то, что твой материал лучше? – спросила Брит.

– Ты неизбежно подпишешь предупреждение о неразглашении сведений конфиденциального характера или уйдешь из корпорации. Тогда твоей писанине конец. – Теперь настала очередь Кейтлин усмехнуться, и она с удовольствием сделала это, увидев испуг в глазах Брит. – После этого ты не сможешь даже имя Данте произнести вслух, не рискуя быть оштрафованной.

У Брит, кажется, пересохло в горле.

– Неужели твоя история так хороша? – (Кейтлин только кивнула.) – Намекни хотя бы, – взмолилась Брит.

– Это мистическая история о проклятии семьи Данте. Слышала об этом?

Глаза Брит расширились от удивления.

– Лазз как-то проговорился. Я попросила его рассказать, но он сразу же замкнулся.

– Значит, мы заключили сделку, – подвела черту Кейтлин.

– Можешь быть уверена, – с радостью заверила ее Брит. – Однако учти, я сошлюсь на тебя, а значит, Данте узнают о том, что ты предала их. – В глазах женщины заблестели злые огоньки. – Как ты думаешь, долго ли после этого продлится твой брак с Марко?

На сей счет у Кейтлин не было никаких сомнений. Однако она умолчала об этом.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Поначалу Кейтлин хотела рассказать все Марко, как только он вернется домой. Но чем дольше она ждала его, тем меньше ей хотелось каяться в своих грехах. Она прекрасно понимала, что ее действия, направленные на решение серьезной проблемы для корпорации Данте, способны, тем не менее, разрушить ее отношения с Марко. Она могла бы, конечно, объяснить ему, что выбрала меньшее из двух зол, но, с другой стороны, вынуждена была признать, что совершила много ошибок.

Первой из них было решение противостоять Брит, не проконсультировавшись с семьей Данте. И вряд ли кто-то примет во внимание то, что в момент принятия решения никого из Данте просто не было рядом.

Но самым худшим было то, что она рассказала Брит об Инферно. Поймет ли Марко, что Кейтлин сделала это из самых лучших побуждений? И оценит ли он ее план продвижения их ювелирного дома на европейский рынок?

А если он возомнит, что жена предпочла дружбу семейной верности? Она ведь сама не раз говорила Марко, что не верит в силу проклятия.

В тот же момент, когда Марко, вернувшись из командировки в Европу, переступил порог их дома, Кейтлин поняла, что не хочет портить предстоящую ночь. Сегодня их ничто не должно разъединять, поэтому она отложила разговор с мужем до утра.

Она услышала, как Марко открывает дверь своим ключом. Через секунду он был уже в квартире, моментально заполнив собой все пространство. Сердце Кейтлин запело от радости.

– Почему ты стоишь здесь, в темноте? – Марко бросил свои сумки на пол. – Что-то случилось?

– Нет. – Но разве могла она что-то скрыть от него? – Да.

Марко оказался рядом с ней еще до того, как ее слова долетели до него, и, наверное, не расслышал, что она ему ответила. Так ли это важно сейчас? Он обнял Кейтлин, и она тут же растаяла. Одним только прикосновением муж перевернул весь ее мир вверх тормашками, и логика немедленно превратилась в хаос. Но уже следующее прикосновение все поставило на свои места, дав Кейтлин почувствовать, что она там, где и должна быть – в его объятиях, рядом с его страстно бьющимся сердцем.

Кейтлин вдыхала запах его тела, и он кружил ей голову. Она соскучилась по мужу. Ее душа опустела без него. Рядом с женщиной всегда должен быть мужчина. Это так естественно! Она наслаждалась сочной поэтичностью его глубокого голоса, столь свойственного итальянским мужчинам, красивыми, слегка резковатыми чертами лица, и глазами, в которых золотистыми, янтарными и нефритовыми оттенками искрилась страсть.

Кейтлин попыталась подавить в себе влечение и рассказать ему о том, что она сделала.

– Мне нужно кое-что обсудить с тобой, Марко.

– Стоп. – Он приложил к ее губам палец. – Меня не было целую неделю. Всему свое время.

Когда ночь опустилась на землю, Кейтлин и Марко уже дремали, истощенные любовными ласками. Они лежали обнявшись. Их руки и ноги были переплетены, голова Кейтлин сладко покоилась на плече мужа. Сквозь сои она что-то пробормотала. Что-то вроде:

– Я люблю тебя, Марко.

– Я тоже люблю тебя, cara, – прошептал он в ответ, и оба они провалились в блаженное забытье сна.


Марко проснулся вскоре после рассвета. Негромкий звонок мобильного телефона заставил его прервать глубокий мирный сон. Проклиная того, кто позвонил ему в такую рань, Марко осторожно высвободился из объятий своей жены, схватил телефон и обнаженный вышел в гостиную.

– Где Кейтлин? – Голос Николо на другом конце провода прозвучал резко.

Марко через плечо посмотрел в спальню, где по прежнему не было слышно ни одного звука.

– Там же, где и я, – по-итальянски ответил он. – В спальне. Спит.

– Немедленно приезжай в офис. У нас проблемы, – взволнованно сказал Николо.

– А при чем здесь Кейтлин? – спросил Марко.

– Объясню, когда приедешь. – Николо повесил трубку.

Марко не понимал, что происходит, но чувствовал неладное. Наспех одевшись, он набросал Кейтлин записку на тот случай, если не успеет вернуться раньше, чем она проснется, затем поехал в офис.

Все три брата ожидали его, сидя за большим стеклянным столом в зале для совещаний рядом с кабинетом Лаззаро. Марко внимательно оглядел их всех. Северо был обеспокоен и напряжен. Лаззаро тоже был озабочен, и это особенно взволновало Марко. Его близнец все еще имел виды на Кейтлин и мог придумать какую-нибудь каверзу, направленную против нее, несмотря на то, что отношения близнецов после поездки в Европу стали теплее. Хуже всего то, что Николо, у которого была репутация семейного миротворца, буквально кипел от злости. Его глаза пылали гневом.

Николо взял в руки свеженький, искрящийся глянцем номер «Снитча» и швырнул его Марко. – Это появилось вчера вечером, незадолго до того, как вы с Лаззом вернулись домой.

Марко неспешно и внимательно прочитал статью. Очень внимательно. И с каждым, словом ему становилось все сложнее и сложнее сдерживать себя. Он был просто взбешен прочитанным.

– Что, черт возьми, это такое? – Его голос напоминал злобное рычание зверя. – Откуда они узнали, что в тот день произошло в кабинете Лаззаро? Там были только…

– Вот именно, – недвусмысленно заявил Николо.

Марко вскинул голову.

– Не смей, – запротестовал он, но тут же понял, что уже поздно. Все его братья думали об одном и том же. – Этого просто не может быть. Проклятие! Но Кейтлин не могла сама рассказать об этом «Снитчу»!

Николо передал Марко несколько печатных страниц.

– А теперь прочитай вот это, – попросил он. – Тот, кто это сделал, очень хотел, чтобы ты увидел текст не раньше понедельника. Сегодня утром я вошел к тебе в кабинет и обнаружил это на столе. Марко неохотно взял в руки бумажные листы. Инферно. Семейная тайна рода Данте. Жена Марко рассказала нам все! – кричали заголовки. Он изучил каждое слово. В тексте мелькали намеки, издевки, цитаты, а ключевыми словами были «фантазия», «предрассудок», «выдумка». Марко медленно и жадно вдохнул и только после этого смог посмотреть в глаза своим братьям.

– Она не могла. – Марко пожал плечами. – Вы ведь это хотите знать?

Николо вскочил со своего места. Стул, на котором он сидел, с грохотом упал на пол.

– Как ты смеешь утверждать такое? – с отвращением бросил он в лицо брату. – Только потому, что она твоя жена? Потому что вас связало проклятие? Она предала нас!

– У тебя нет оснований обвинять ее, – возразил Марко.

– Я звонил в редакцию. – Глаза Николо яростно пылали. – Они сообщили мне, что этот материал пойдет в следующий номер, и отказались назвать имя автора. Ты и теперь будешь утверждать, что Кейтлин невиновна?

– Послушайте, парни… – попытался вмешаться Лаззаро.

Марко перебил его:

– Вы хотите знать, почему она невиновна?

– О, пожалуйста. – Ник скрестил руки на груди. – Что ж, расскажи нам.

– Отлично. – Марко положил руки на стол, подался вперед и с убеждением заговорил: – Я утверждаю, что Кейтлин не делала этого, потому что знаю свою жену. Инферно здесь ни при чем. Я живу с ней. Я работаю с ней. Я провожу с ней свое свободное время. Она честный, разумный и благородный человек. И что бы вы мне сейчас ни говорили, я не поверю в то, что она могла нас предать.

– Марко… – попытался образумить брата Лаззаро.

– Не вмешивайся, Лазз. – Марко не сводил глаз с Николо. – Так мы с этим закончили?

– Не уверен. – Улыбка Ника испугала Марко. Он никогда не видел, чтобы брат так улыбался ему. – Почему бы нам не спросить об этом твою жену?

Марко застыл на месте. Кейтлин здесь? Но почему тогда он не чувствует ее? Инферно всегда предупреждает о таких ситуациях.

Марко обернулся и увидел Кейтлин. Она просто стояла и смотрела на него. Никогда еще он не видел ее такой опустошенной. Марко смущенно покачал головой.

– Что ты здесь делаешь, дорогая?

– Марко, – прошептала Кейтлин.

И он все понял.


Он доверял ей… Это помогало ей сдерживать слезы. Все это время Кейтлин искала доказательства того, что Марко любит ее не только из-за Инферно. И вот он доказал ей это. Какая горькая ирония! Он ошибся в ней.

– Я все объясню, – сказала Кейтлин. – Брит Джонс – информатор «Снитч».

– И ты рассказала Брит об Инферно.

– Да, – спокойно подтвердила Кейтлин. – Она сумела пробраться к моим файлам. Это были личные документы вашего отца. – Кейтлин быстро взглянула на Лаззаро и поняла, что тот обо всем догадался. – Я… Я заключила с ней сделку.

– Ты рассказала ей о проклятии? Но зачем? – гневно потребовал ответа Николо. – Что такого было в этих файлах?

– Чрезвычайно опасная информация о Романо и вашем отце. – Лаззаро хотел перебить Кейтлин и объяснить все братьям, но она остановила его и продолжила сама: – Когда я прочитала последний номер «Снитча», то поняла, что утечка информации идет через Брит Джонс. Я сказала ей о своей догадке, и она не стала отпираться.

– Но почему ты не сообщила об этом кому-нибудь из нас? – спросил Марко.

– Я пыталась, но никого из вас не было в офисе. Даже Николо. У Брит есть компрометирующая информация о финансовых делах Романо. Марко… – Она прикусила нижнюю губу, но потом все же признала: – Марко, они банкроты.

Ответ мужа поверг ее в ужас.

– Мы уже знаем это. – Кейтлин никогда не слышала, чтобы он говорил с ней таким тоном. Его голос показался ей чужим. – Нам нужны их связи и их влияние, – с презрением в голосе сказал он.

Северо поднял руку.

– Марко, ты должен лететь в Италию и поговорить с Витторио. Расскажи ему о проклятии, прежде чем он прочитает это в газетах.

– Я сделаю это немедленно.

– Марко… – попыталась остановить его Кейтлин.

Но он только покачал головой в ответ и молча покинул зал заседаний. Кейтлин пошла за ним.

– Марко, пожалуйста, скажи мистеру Романо, что это будет последняя публикация. Я заставила Брит подписать предупреждение о неразглашении.

Марко обернулся и посмотрел на нее.

– Почему ты не рассказала обо всем этом раньше? Вчера вечером, например?

– Я хотела сделать это, но… – Она убедилась в том, что они одни. – Но мы были заняты другим…

– Сейчас у меня нет времени выслушивать тебя, – заявил Марко. – Договорим, когда я вернусь.

Но Кейтлин не могла отпустить его. Если он сейчас уйдет, она потеряет его навсегда.

– Послушай, Марко. У меня есть идея, как мы можем использовать это с пользой для себя, чтобы продвинуть наш товар на европейский рынок.

Глаза Марко потемнели.

– Инферно не продается. Мне казалось, что ты понимаешь это.

Впервые за все время их знакомства Кейтлин видела мужа таким рассерженным. Он был просто в бешенстве.

– Я знаю, – тихо ответила она.

– Нет, ты ничего не знаешь, – прошипел он ей на ухо. – И в этом вся проблема. Ты так и не поняла, что это не просто пикантная история, которую мы пересказываем во время коктейлей. Инферно – часть нашего наследия. Оно живет в сердце каждого из нас.

Он схватил ее за руку и крепко сжал запястье. Кейтлин слышала, как бьется его сердце.

– Марко, – слезы брызнули у нее из глаз. – Прости меня. Я приняла поспешное решение. Теперь я понимаю, что ошиблась.

– Сколько раз я говорил тебе о том, что проклятие – не глупая сказка.

– Да, я понимаю, как это важно для тебя, – сквозь слезы прошептала Кейтлин.

Но Марко не стал жалеть ее.

– Ты все еще ничего не поняла, Кейтлин, – сказал он. – Инферно живет во мне. Это часть меня. Отрицая Инферно, ты отрицаешь меня.

– Нет…

Но Марко не дал ей закончить:

– Твое время вышло. Ты не верила в проклятие с самого начала. Я думал, что со временем ты поймешь, что оно не только часть меня, но и часть тебя. – Голос Марко был очень усталым. – Но ты не поняла. Ты обращалась со мной, как с глупым мальчишкой. Все, хватит! – Он отпустил ее руку. – Хватит.

Кейтлин в отчаянии наблюдала за тем, как он уходит, как покидает ее, даже ни разу не оглянувшись, и все это время, не сознавая того, потирала свою правую ладонь большим пальцем левой руки.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Следующие три дня были самыми тяжелыми в жизни Кейтлин. Долгими часами она прокручивала в голове все решения, которые приняла, все слова, которые произнесла. Она обдумала все альтернативные варианты решения этой проблемы, все возможные сценарии развития ситуации. Но ни один из сценариев не мог уберечь ее от неизбежного финала.

Она призналась Марко в том, что полюбила его, но и это не спасет ее от разрыва с ним. Кейтлин покусилась на семейное сокровище. Такого не прощают.

Кейтлин закрыла глаза. Она хотела изменить характер их отношений. Она хотела, чтобы Инферно не стояло между ними, как непреодолимая преграда. Но все получилось иначе. Марко ушел, и она не слышала от него ни одного слова с тех пор. Только время могло сблизить их, но с каждым уходящим днем надежда Кейтлин на примирение с мужем становилась все слабее.

– Кейтлин? – Николо остановился в дверях ее кабинета. – Лаззаро попросил меня поговорить с тобой. Это срочно.

Кейтлин обратила внимание на то, что Ник не заходит к ней в кабинет.

– Нас здесь некому подслушивать, – сказала она. – Да и времени у нас немного.

– Да, конечно. – Пожав плечами, Николо посмотрел па Кейтлин своими черными, как ночь, глазами. – Некоторые не в восторге от твоей попытки спасти нас от этой Брит Джонс.

– Я заметила. – Возможно, если бы Кейтлин не была такой усталой и расстроенной, она бы потеряла над собой контроль. Но последние дни так вымотали ее, что у нее просто не было сил на эмоции. Она неохотно прошла по кабинету навстречу Нику. – Но никто из вас не смог вычислить и обезвредить ее. И, тем не менее, вы не устаете обвинять меня во всех смертных грехах. Вы перемыли мне все косточки. Неужели я не заслужила прощения за мои ошибки? – Кейтлин подбоченилась. – Если честно, так ли уж много ошибок я совершила? Что ты об этом думаешь, Ник? Зачем ты пришел сюда? Чтобы поинтересоваться, как я собираюсь выбраться из этой неразберихи? А может быть, ты хочешь позволить «Снитчу» победить нас?

На лице ее деверя появилась едва уловимая улыбка.

– Ладно, сестренка. – Николо прошел в кабинет и развалился в кресле напротив письменного стола Кейтлин. – Я всегда готов выслушать интересные идеи. Особенно, когда речь идет о неразрешимых проблемах.

Вместо того чтобы вернуться на свое место, Кейтлин села в кресло напротив Николо.

– Все очень просто, – сказала она. – В тот день, когда «Снитч» опубликует статью об Инферно, мы выпустим наш пресс-релиз.

– Мы?

– Ювелирный дом Данте, разумеется, – пояснила Кейтлин. – Мы согласимся со всем, что опубликует «Снитч». Да, Инферно существует. Да, оно объединяет влюбленные сердца.

– Очень любопытно. – Николо наклонил голову набок и снова прожег ее своими черными глазами. – Но, по-моему, ты сошла сума.

– Дай мне закончить, Ник, – резко проговорила Кейтлин, и, к ее удивлению, он продолжил слушать ее. – А потом мы объявим, что Инферно делает ювелирные украшения Данте особыми. Мы внушим женщинам, что все, к чему прикасаются Данте, заряжается энергией Инферно. А затем эта энергия переходит к тем, кто носит кольца, браслеты, серьги и ожерелья, сделанные Данте. Надевая обручальное кольцо на палец своей невесте, любой мужчина будет думать о том, что страсть Данте передается им.

Николо выпрямился, его взгляд стал острее.

– Черт побери…

– Вот именно, – поддержала его Кейтлин.

– Нет, серьезно. Это может сработать. – Николо задумался, потом кивнул. – И ты придумала все это, когда договаривалась с этой Джонс?

– Да, – коротко ответила Кейтлин.

– Знаешь, что я думаю? – спросил Николо, прищурив глаза.

– Понятия не имею, – честно ответила она.

Ник расплылся в широкой улыбке.

– Я думаю, что твои таланты зря пропадают в отделе финансов.


В Сан-Франциско Марко вернулся таким усталым, что просто валился с ног. За неделю его гнев немного поостыл, но боль от того, что натворила Кейтлин, осталась. Его братья, Франческа, Примо и Нонна звонили ему бесконечное количество раз. Все они говорили об одном и том же. Брит бесконтрольно шпионила в их корпорации, и только Кейтлин удалось справиться с ней. Вся семья Данте поддержала решение его жены.

Он тоже. Наконец-то он признался в этом себе самому. После всего, что было сказано и сделано, Марко по-прежнему любил Кейтлин и был решительно настроен сохранить их брак. Лаззаро встречал его в аэропорту. Сердце Марко оттаяло. Он был рад встрече с братом. Но когда тот начал сразу же говорить о Кейтлин, душевная теплота сменилась раздражением.

– Ты просто не хочешь понять, Марко, – твердил Лаззаро брату, когда они ехали в машине, – что Кейтлин смогла обратить в нашу пользу тот вред, который нам пыталась причинить Брит Джонс. – Он засмеялся. – Что ж, это Кейтлин. У нее всегда есть план.

– Сколько я должен повторять, – процедил сквозь зубы Марко, – что Инферно не может служить средством продвижения на рынке?

– Но ты даже не выслушал ее, – продолжал убеждать брата Лаззаро.

Марко растер руками лицо, пытаясь прогнать сон и сосредоточиться. Перемена временных поясов всегда дается нелегко.

– Ты прав. Я не выслушал ее. Так что же она придумала?

Лаззаро рассказал брату о плане Кейтлин в мельчайших подробностях. Марко откинулся на спинку сиденья и прищурился, вбирая в себя детали.

– Неплохо, – заключил он, в конце концов.

– Неплохо? – удивился Лаззаро. – Ты что, смеешься? Женщины будут просто драться за наши изделия! – с воодушевлением сказал он. – Всем им захочется получить свой кусочек Инферно. «Снитч» будет просто рвать и метать от того, как мы все повернули.

– И тем не менее… – Марко горестно опустил голову. – Ты знаешь, как я отношусь к тому, чтобы получать выгоду от Инферно. Не сомневаюсь, что Примо считает так же.

Лаззаро молча посмотрел на брата.

– Я думал об этом, – спокойно сказал он. – Серьезно думал. Идея Кейтлин – не дешевая реклама. Она намного изящнее, чем ты можешь себе представить. Благороднее. Я почти…

– Почти – что? – не сдержался Марко.

– Я почти уверен в том, что Кейтлин поверила в силу проклятия.

– Но сейчас мы говорим не о проклятии, а о Кейтлин, не так ли?

– Именно это и делает наш разговор таким приятным, – заявил Лаззаро. – Кейтлин избавила нас от необходимости проводить в Европе масштабную рекламную кампанию. Вместо этого она предложила увлекательную, романтическую идею. И заметь! Она была абсолютно искренней.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Марко, склонив голову набок.

Он был заинтригован словами брата.

– Если ты действительно веришь в Инферно… – начал издалека Лаззаро.

– Ты в этом сомневаешься? – сорвалось у Марко с языка.

– Тогда ты должен верить и в то, что наши украшения несут в себе частичку страсти Данте. Подумай об этом, Марко. Разве могла бы Франческа сотворить свои лучшие работы, если бы не влюбилась в Северо? Разве Примо достиг бы того, что у него сейчас есть, если бы не его любовь к Нонне?

Марко не смел отрицать того, что сказал брат.

– И ты действительно думаешь, что именно проклятие семьи Данте подвигло ее на этот маркетинговый план? – спросил он.

– А у тебя есть другое объяснение? – пожав плечами, поинтересовался Лаззаро.

– Нет, – коротко ответил Марко.

И в эту же секунду его посетила сумасшедшая мысль. Настолько сумасшедшая, что поначалу он принял ее за наваждение, вызванное сменой временного пояса. Это наваждение предложило ему выход из их с Кейтлин кризиса. Оно подсказало способ доказать жене, что он любит ее, что они созданы друг для друга и что он никогда не сомневался в искренности ее любви к нему. Марко нужно было всего несколько минут, чтобы еще немного поднапрячь свой уставший ум и доработать детали. К сожалению, он был не очень силен в таких делах. Составление плана и проработка деталей – это конек его жены.

Прокрутив свой план в голове несколько раз, Марко повернулся к Лаззаро.

– Нам нужно кое-что организовать, – сказал он. – Небольшое дополнение к идее Кейтлин.

Лаззаро покосился на брата.

– О, Марко, пожалуйста. Когда ты так смотришь, это ничего хорошего не предвещает. Такой взгляд в нашей семье есть еще только у Николо. С ним всегда такое случается перед тем, как он объявляет о своих сумасшедших идеях. О чем бы ты сейчас ни думал, забудь.

– Даже не собираюсь, потому что это не только сможет гарантировать дому Данте коммерческий успех, но и докажет моей дражайшей, упрямой и прагматичной половине, что Инферно все-таки существует.

Лаззаро вздохнул:

– Мне, конечно, эта идея не понравится. Я не ошибся?

– Ни в коем случае. Но здесь важно правильно выбрать время.

То, что Марко задумал, было чрезвычайно важно для него. Возможно, это было самое важное мероприятие в его жизни, если не считать того вечера, когда он сделал Кейтлин предложение.

– Правильно выбрать время, – повторил Лаззаро за братом. – Это любимая фраза твоей жены.

– Нам нужно правильно выбрать время для звонка Брит Джонс, – пояснил Марко.

– Какого еще звонка? – встревожился Лаззаро.

– Того, в котором я намекну ей на наш новый маркетинговый проект.

От неожиданности Лаззаро открыл рот.

– Ты спятил, братишка?

Но Марко это не смутило.

– Если Брит сделает то, что я предполагаю, – сказал он, – то мы не только удвоим наши продажи, но и сможем убедить мою жену в том, что Инферно не пустая фантазия.


События развивались именно так, как предсказала Кейтлин. Финальная статья Брит Джонс, вышедшая в «Снитче», вызвала у публики смешанную реакцию. Некоторые находили ее милой, но большинство читателей отнеслись к истории о проклятии с пренебрежением. Пресс-релиз Данте появился через несколько часов после выхода «Снитча» и все изменил. К восторгу Кейтлин, легенда об Инферно захватила все средства массовой информации и стала одной из самых ярких новостей месяца.

Женщины были особенно заинтригованы этим и хотели знать как можно больше о семье Данте. Газеты и журналы с удовольствием удовлетворяли их жажду.

Маркетинговый и рекламный отделы ювелирной корпорации организовали пресс-конференцию, на которой присутствовали все члены семьи Данте. Кейтлин там тоже была. Разумеется, на ее долю должно было прийтись самое большое количество вопросов.

Единственное, чего Кейтлин не могла предвидеть, – это присутствие на пресс-конференции Брит Джонс. Заклятая подруга вальяжно фланировала среди публики с фотографом «Снитча» на привязи. Как только Брит увидела Кейтлин, она тут же радостно заулыбалась и помахала ей рукой.

– Сделай вид, что не заметила ее, – посоветовала Кейтлин Франческа. – Эта дешевка просто жаждет ухватить свои пять минут славы. Десять ей уже не по зубам.

– Я думала, после публикации финальной истории об Инферно, она не рискнет показаться здесь. – Кейтлин посмотрела туда, где собрались члены семьи Данте. – Лаззаро просто не терпится прибить ее. Я уверена, что он переживает ее предательство не меньше, чем я.

– Конечно, она же была его личным секретарем, – согласилась Франческа.

– Ты не знаешь, когда Марко возвращается из Италии? – спросила Кейтлин невестку. – Мне бы хотелось, чтобы он присутствовал при этом.

Франческа удивленно посмотрела на Кейтлин.

– Северо сказал мне, что Марко вернулся вчера вечером. Он не был?.. – Она замолчала, увидев реакцию Кейтлин. – Он не появился дома? Ах, Кейтлин, прости меня. Я не знала об этом.

Будто услышав их разговор, в дальнем углу зала мелькнул Марко. Не успел он посмотреть в ее сторону, как сердце Кейтлин учащенно забилось. Она отчаянно захлопала ресницами, пытаясь прогнать непрошеные слезы. Ей нужно успокоиться, справиться со своими эмоциями. Она не имеет права показывать свои переживания. Только не здесь. Только не сейчас, когда на нее смотрит такое количество людей.

Несколько минут прошли словно в тумане. Она слышала, как говорили представители семьи Данте, слышала, как задавали какие-то вопросы, а потом опять проваливалась в забытье. Так продолжалось до тех пор, пока вперед не выступила Брит Джонс. Увидев эту женщину, Кейтлин немедленно собралась.

– Здравствуй, Марко. – Брит радостно приветствовала мужа Кейтлин. – Я хочу еще раз поблагодарить тебя за вчерашний звонок.

Кейтлин вздрогнула.

– Ты знала об этом? – шепотом спросила она у Франчески.

– Нет, – прошептала ей в ответ невестка. – Северо и словом не обмолвился. Судя по лицу моего дражайшего супруга, он даже не подозревал об этом.

А Брит, тем временем, продолжала атаковать Марко:

– Одним из вопросов, которые мы обсуждали в ходе нашей беседы, был следующий: можно ли каким-либо образом доказать существование Инферно или опровергнуть его? Давай вернемся к этому. Что ты там говорил? «Это сокровище нашего рода». – Брит процитировала Марко и громко рассмеялась. – Я имею в виду вашу семейную легенду.

– Насколько помню, – ничуть не смутившись, вступил в спор Марко, – я сказал, что ты не сможешь опровергнуть существование Инферно. Тебе нужно быть более аккуратной, когда ты цитируешь других людей. Я давно заметил, что это твоя проблема.

Кейтлин закрыла глаза. О, Марко! И зачем только ему понадобилось дергать эту кусачую собаку за хвост? Неужели он до сих пор не понял, как мстительна Брит?

И, будто прочитав мысли Кейтлин, Брит показала свои зубы:

– Что ж, вы будете очень удивлены, но у меня есть способ доказать, что Инферно всего лишь выдумка. Маркетинговый отдел вашей корпорации утверждает, что частица этого самого Инферно есть в каждом ювелирном изделии, выпущенном домом Данте. – Она прикоснулась к своим серьгам. – Но на меня это не оказывает никакого действия.

– Я полагаю, что на свете есть люди, которым не сможет помочь даже Инферно.

Довольная улыбка немедленно исчезла с лица Брит:

– Что ж, тогда докажите существование Инферно здесь и сейчас.

Марко сложил руки на груди.

– Не будь смешной, Брит! Чего ты хочешь? Как мы должны доказать тебе это?

– Нет, нет, нет, – в отчаянии прошептала Кейтлин. – Он идет прямо в расставленный Брит капкан.

К немалому удивлению Кейтлин, Франческа рассмеялась.

– Ты уверена? – лукаво произнесла она. – У меня создается впечатление, что твой муж водит эту женщину за нос.

Брит окинула взглядом публику, собравшуюся в зале. Она была очень довольна собой.

– Давайте проведем небольшой эксперимент. – Брит открыла большую сумку, висевшую у нее на плече, и продолжила: – Марко и Лаззаро близнецы. Я хочу убедиться в том, что жена Марко сможет вслепую найти своего мужа. Исключительно с помощью пресловутого Инферно.

Кейтлин застыла на месте.

– Я сделаю это, – сказала она Франческе. – Это легко.

Брит достала из сумки большой колпак и затычки для ушей.

– Наша дорогая Кейтлин не будет ничего видеть и слышать, – самодовольно заявила Брит.

Люди стали проявлять интерес к происходящему, и мисс Джонс немедленно подыграла толпе: – Я попрошу Марко и Лаззаро встать перед ней, и если Кейтлин сможет определить, кто из них ее муж, я возьму назад все слова, которые когда-либо говорила о семье Данте.

– Интересно, но… – Марко запротестовал: – Но мы должны заключить пари.

– О? – Брит с любопытством посмотрела на него. – Ты хочешь повысить ставки?

– Совершенно верно. Если ты проиграешь, все ювелирные украшения Данте, которыми ты владеешь, вернутся к нам. Я даже готов заплатить тебе за них. – Марко взял в руки микрофон, и его игривость сразу же куда-то исчезла, уступив место суровой решимости. – Видишь ли, Брит, я не хочу, чтобы ты носила наши изделия. Больше того, отныне и навеки тебе запрещен вход во все наши магазины.

Услышав это, Брит Джонс покраснела от унижения.

– Хорошо, но если выиграю я, то все вы должны будете признать, что Инферно не что иное, как рекламный трюк, – сорвавшись на высокие нотки, потребовала она. – И еще: я хочу, чтобы ты порвал подписанное мной предупреждение о неразглашении конфиденциальной информации. Я мечтаю написать о вас еще не одну статью.

Прежде чем Кейтлин успела попросить своего мужа отклонить требования Брит, Марко кивнул в знак согласия.

– По рукам.

Затем он повернулся и посмотрел на Кейтлин, но Брит немедленно встала между ними.

– О, нет, красавчик. – Ее голос прозвучал довольно злобно, и все присутствующие сразу же отметили в нем коварство. – Я не дам вам возможности договориться или обменяться какими-нибудь знаками. Мы все сделаем по-моему.

– Никаких проблем, – слегка пожав плечами, согласился Марко.

Через плечо Брит, он продолжал смотреть на жену. Она ожидала увидеть в его глазах гнев и разочарование, как это было неделю назад. Но от гнева не осталось и следа. В глазах Марко Кейтлин увидела только решимость. Теперь у нее не оставалось сомнений в том, что он всегда верил ей. Но прежде чем Кейтлин успела сделать что-нибудь еще, к ней подошла Брит.

– На голове у тебя будет колпак, а уши твои будут заткнуты. Братья встанут перед тобой. Как только я дотронусь до твоего плеча, ты должна показать направо или налево, туда, где стоит твой муж. – Брит наклонилась к уху Кейтлин и сказала так, чтобы их не могли услышать другие: – Триумф на моем лице – первое, что ты увидишь, когда проиграешь, а мой смех – первое, что ты услышишь. Я не могу дождаться этого, милочка.

Брит убедилась в том, что Кейтлин ничего не видит и не слышит, и вывела ее в центр зала. Наступила мучительная и очень длинная пауза. Справится ли Кейтлин с заданием?

А что будет, если она ошибется? Что за глупый вопрос! Они потеряют контракт с Романо. Рекламная кампания, на которую она возлагала столько надежд, провалится, так как никто после этого уже не сможет поверить в существование Инферно. Но хуже всего будет то, что Марко тогда поймет: она вовсе не его половинка.

И зачем только он пошел на эту сделку? Почему смотрел на нее с такой решимостью и уверенностью в себе и… с любовью? Кейтлин сжалась в комок. О боже! Она все поняла. Он не только доверял ей, но и любил ее. Именно поэтому этот сумасшедший мужчина был убежден, что она сможет найти его даже с колпаком на голове и с затычками в ушах. Неужели он потерял рассудок?

Кейтлин могла найти этому только одно объяснение. Проклятие должно сработать. И сейчас ей нужно поверить в себя, поверить в то, что она сможет почувствовать своего мужа, как это было в тот день, когда они встретились на балконе в «Ле Премьер». Именно Инферно поможет ей отличить Марко от Лаззаро. Теперь от нее требуется только одно – принять существование того, что она всегда отрицала. Согласиться с реальностью Инферно. Кейтлин вздохнула. Чем бы ни была эта таинственная сила, она согревала, объединяла ее с Марко.

Наконец Брит дотронулась до плеча испытуемой. Кейтлин закрыла глаза и сосредоточилась на Марко. Воспоминания понеслись у нее перед глазами. Марко протягивает ей руку в холле офиса Данте, и оба они ощущают этот самый электрический ток. Марко на балконе «Ле Премьер». Он впервые целует ее, притворившись Лаззаро. Их свадьба. Он смотрит на нее с такой страстью, что даже сейчас от одних только воспоминаний у нее мурашки идут по телу. Их первая брачная ночь. Она была так прекрасна, что Кейтлин не сможет забыть ее до конца своих дней. Все ночи, которые они провели вместе с тех пор, незабываемые.

И вот, ослепленная и оглушенная, она все же видит перед собой лицо Марко. Он смотрит на нее с доверием и любовью. Кейтлин замерла и прислушалась к своим чувствам. Сначала ей показалось, что она ничего не испытывает, но уже через секунду Кейтлин ощутила приятное покалывание с правой стороны. Она повернулась направо и снова остановилась в замешательстве. Затем почувствовала сильную пульсацию в ладони. После этого у нее не осталось никаких сомнений в том, что она выбрала правильное направление. Она пошла навстречу мужу.

Руки Марко обняли Кейтлин и оторвали от пола. Затем он осторожно снял с ее головы колпак и вынул из ушей затычки. Кейтлин не сразу поняла, что это уже реальность, а не воспоминания, и все, что она видит сейчас, происходит наяву.

– Что ж, у кого еще есть сомнения в том, что Инферно существует? – Марко расплылся в широкой улыбке.

– У меня больше нет. – Кейтлин обняла мужа и расцеловала его под бурные аплодисменты собравшихся в зале людей. – Я люблю тебя, Марко! – заявила она.

Знакомые, друзья и родственники приветствовали и поздравляли Кейтлин и Марко.

– Я тоже люблю тебя, cara, – нежно глядя на жену, прошептал он. – Отныне и навеки ты моя вторая половина, и ничто на свете не сможет разлучить нас.

– Ничто на свете, – повторила Кейтлин. Ее голова упала на плечо мужа. – Но у меня есть два вопроса.

– Я слушаю тебя, – с готовностью школьника сказал Марко.

– Почему вчера вечером тебя не было дома? – изображая из себя строгую учительницу, спросила Кейтлин.

– Потому что я очень хотел доказать тебе свою любовь и еще то, что Инферно существует. Правда, потом я понял: значительно важнее, чтобы ты поняла это сама и доверяла, доверяла своим чувствам ко мне…

– Ты хотел, чтобы я поверила в Инферно, – помогла ему Кейтлин.

– Да, – подтвердил Марко. Он заботливо откинул с лица жены прядь волос. – Ты удовлетворена моим ответом? – (Кейтлин кивнула.) – Что ж, тогда задавай свой второй вопрос.

– Почему так долго? – вздохнув, спросила Кейтлин.

Марко откашлялся и очень доверительно прошептал ей на ухо:

– Это я должен спросить тебя, почему ты так долго не верила в Инферно?

– Инферно не поддается логике. Однако… – Кейтлин резко выдохнула. – Никто не может спорить с фактами.

Марко посмотрел на жену с удивлением и расхохотался.

– Ты хоть сама понимаешь, что говоришь? Что Инферно – это факт.

Кейтлин наморщила носик.

– Это тебя испугало? – поинтересовалась она, лукаво глядя на мужа. – Но на самом деле я хотела тебя спросить совсем о другом. Почему вы так долго не начинали эксперимент, который придумала Брит Джонс?

– Ах, ты об этом. Братьям не понравилось, что Брит в последний момент поменяла правила игры. Она поставила перед тобой Лаззаро и Николо, а не меня. Они, естественно, возмутились. Даже толпа загудела.

– Но ты, как всегда, оставался невозмутимым, – предположила Кейтлин.

– Я знал, что ты найдешь меня, – уверенно произнес Марко.

Кейтлин крепче обняла мужа.

– Я нашла тебя, – сказала она, – и теперь никому не отдам.

ЭПИЛОГ

Теперь счастью Кейтлин и Марко уже ничто не угрожало. Они наслаждались своей любовью. И только через неделю Кейтлин вспомнила о том, что нашла в пакгаузе, в этой чертовой коробке с личными документами, еще кое-что интересное.

Как только Кейтлин вспомнила об этом, она немедленно отправилась к мужу в офис.

– Марко, у меня кое-что для тебя есть, – начала она, входя в кабинет. – Тебе необходимо знать. Это очень важно. – Она виновато посмотрела на мужа. – Я бы сказала тебе раньше, но…

Приподняв бровь, Марко удивленно посмотрел на жену.

– Ты чем-то расстроена? – спросил он.

И как ей было не расстроиться? Они провели такую замечательную неделю, даже не вспоминая о неприятностях и проблемах, и вот теперь снова должны к ним вернуться. Но дела есть дела, и от них никуда не денешься.

– Да.

Кейтлин нервно прикусила нижнюю губу. Марко это не понравилось, и он нежно поцеловал жену.

– Сначала, перед тем, как говорить о делах, я хочу преподнести тебе маленький подарок. – Марко достал небольшую коробочку, которую он сам старательно обернул красивой бумагой и перевязал лентой, прикрепив сбоку изящный бантик. – Предупреждаю, это блестит.

– Ах, Марко, – забеспокоилась Кейтлин. – Я же говорила тебе, что ты не должен покупать мне драгоценности.

– Я всегда буду покупать тебе драгоценности, – с напором произнес Марко. – Я буду осыпать тебя бриллиантами. Но это… Это кое-что другое.

Кейтлин взяла коробочку в руки. Она была тяжелой. Это заинтриговало Кейтлин, и она с любопытством открыла ее. В коробочке находился темно-синий бархатный футляр. Кейтлин достала футляр и откинула крышку. Увидев то, что там лежит, женщина заразительно рассмеялась.

В футляре лежало роскошное стеклянное пресс-папье, внутри которого, как искрящиеся бриллиантовые пузыри, плавали все ювелирные украшения Данте, которые когда-то принадлежали Брит Джонс.

Продолжая смеяться, Кейтлин обняла мужа и расцеловала его. Как же ей повезло! Она получила в мужья мужчину, который постоянно веселит ее и осыпает бриллиантами. Кейтлин хотела, чтобы так было всегда. Но сейчас пришла пора заняться делом.

Марко понял, о чем думает его жена. Он обхватил ее лицо ладонями и спросил, внимательно глядя в глаза:

– Что случилось, дорогая?

И, не дав Кейтлин ответить, Марко одарил ее долгим страстным поцелуем. Что ж, может быть, это к лучшему? Ведь Кейтлин очень не хотелось говорить мужу, что именно она нашла в этой чертовой коробке в пакгаузе.

Позже она расскажет Марко о братьях, О'Дел и о том, что Данте, возможно, не единственные законные наследники алмазной шахты, которой они владеют. Она расскажет ему, что внучка Кэмерона О'Дела, Кайли, может потребовать принадлежащую ей по закону часть шахты.

Тая от поцелуев Марко, Кейтлин подумала о том, что, может быть, и не стоит рассказывать об этом мужу. Пожалуй, лучше сначала пообщаться с Николо. В конце концов, именно его все Данте считают самым лучшим специалистом по решению таких деликатных вопросов. У Марко совсем другие таланты.

И, будто прочитав мысли Кейтлин, ее муж посмотрел ей в глаза и улыбнулся. О, как много обещала ей эта улыбка!

– Итак, что же произошло, Кейтлин?

– Ничего особенного. – Кейтлин крепче обняла мужа и подставила лицо для еще одного, поцелуя. – По крайней мере, не важнее того, чем мы сейчас занимаемся.

– На свете нет ничего важнее нашей любви.

И это были последние слова Марко, которые Кейтлин услышала перед тем, как раствориться в блаженстве ласк и поцелуев.


home | my bookshelf | | Украденная невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу