Book: Ян Берзин — командарм ГРУ



Ян Берзин — командарм ГРУ

Овидий Карлович Горчаков

Ян Берзин — командарм ГРУ

Об авторе

Овидий Александрович Горчаков (1924 — 2000) — известный советский писатель. В 1930 — 1935 годах жил и учился в Нью-Йорке и Лондоне, куда его отец был направлен по дипломатической линии. В годы Великой Отечественной войны стал разведчиком, действовал в Смоленской и Брянской областях, в Белоруссии и на Северной Украине, в Польше и Германии, был резидентом советской разведки. В «Истории Великой Отечественной войны» имя Овидия Горчакова упоминается рядом с именами Зои Космодемьянской и Константина Заслонова, а в энциклопедии «Великая Отечественная война» — среди известных советских разведчиков рядом с Н. Кузнецовым, Д. Медведевым, К. Орловским. После войны учился в Институте иностранных языков и Литературном институте им. А. М. Горького, был переводчиком (синхронным) Сталина, затем Хрущева, переводил на английский язык русских и советских классиков, много лет работал главным редактором журнала «Советский Союз» на английском языке.

Автор известных книг: «Вызываем огонь на себя», по которой был создан первый советский телесериал того же названия, «"Максим" не выходит на связь», «Лебединая песня», «Падающий дождь», «Джон Грин — неприкасаемый», «Далеко по ту сторону фронта», «Он же капрал Вудсток», «Хранить вечно», «Американский синдром», «От Арденн до Берлина», лауреат премии Ленинского комсомола (1968 год).

ПРЕДИСЛОВИЕ.

ЯН БЕРЗИН: ПО ПРОЗВИЩУ СТАРИК

Вместе с начальником военной разведки Арвидом Зейботом Ян Берзин был организатором, заложившим основы разведывательного дела. Неслучайно Зейбот рекомендовал его в качестве своего преемника. Возглавив Разведупр, Ян Карлович вывел военную разведку на мировой уровень. При нем создается блестяще показавшая себя разведсеть, в составе которой действовали те, кого позже назовут великими нелегалами: Рихард Зорге, Лев Маневич, Анри Робинсон (Арнольд Шнеэ), Артур Адамс, Ян Черняк и другие. Она выдержала проверку на прочность при последующей чехарде начальников, после увольнений, арестов и расстрела немалого числа ее сотрудников в 1937 — 1940 годах.

Ян Берзин руководил Разведупром с 1924 по 1935 годы и вернулся туда в 1937 году очень ненадолго...

Лесной брат

Петер Янович Кюзис родился 25 ноября 1889 года на хуторе Клигене Яунпилсской волости Курляндской губернии, в семье батрака. Зимой он учился в начальной школе, летом работал пастухом. Решив учиться дальше, мальчик поступил в 1902 году в учительскую семинарию в городе Гольдингене Курляндской губернии. Позднее он вспоминал: «Это была миниатюрная тюрьма для малолетних, созданная по образу и подобию военной казармы. Муштра, побои, лицемерие, ложь. Годы, проведенные в семинарии, стали для меня школой ненависти»[1]. Осенью 1904 года в семинарии вспыхнул бунт. Учащиеся объявили забастовку, отказавшись посещать занятия и требуя убрать некоторых особо не нравившихся им преподавателей. Бунт был подавлен. А в ноябре 1905 года семинарию закрыли в связи с революционными событиями и учащихся распустили по домам. Заехав по пути в Ригу к брату и получив от него кое-какую литературу, Петер приехал в деревню к родителям. Там тоже было неспокойно. Низложив старые волостные правления, крестьяне избирали свои органы самоуправления, распорядительные комитеты. Был создан и социал-демократический кружок «Скригулис» («Цеп»), в который незамедлительно вступил и Петер. Вскоре он стал и членом партии большевиков.

Предоставленный самому себе, подросток с головой ушел в революцию. Стал милиционером, участвовал в стычках с казаками. А когда весной 1906 года партия перешла к партизанской войне, Кюзис вступил в отряд лесных братьев, действовавший в Мадленском районе. Прикрывая отход товарищей, он был ранен и попал в руки стражников. Потерявшие в бою нескольких человек стражники хотели на месте расстрелять пленного, но его спас подоспевший отряд казаков. Петер предстал перед военно-полевым судом, но из-за малолетства и в целях раскрытия всей организации казнь вновь не состоялась, и его направили в Венден для продолжения расследования. Новый процесс состоялся в июле 1907 года в Ревеле. Военный суд города приговорил Петера Кюзиса к смертной казни, но через две недели, которые он провел в камере смертников, ему объявили, что смертная казнь заменена восемью годами каторжной тюрьмы ввиду несовершеннолетия заключенного. В тюрьме (все по той же причине) он провел лишь два года. Работал в тюремной аптеке, научился разбираться в лекарствах, что потом немало пригодилось в жизни.

Может быть, другого человека суровые испытания заставили бы изменить взгляды на жизнь, но с Петером этого не произошло. Более того, общение в заключении с профессиональными революционерами только укрепило его веру. Выйдя осенью 1909 года из тюрьмы, он тут же включается в нелегальную партийную работу. Под несколькими псевдонимами, среди которых и «Павел Иванович», он занимается агитационно-пропагандистской работой в Риге. В августе 1911 года — новый арест, ссылка на поселение в Иркутскую губернию, откуда весной 1914 года он бежал, использовав чужие документы на имя Яна Карловича Берзина. С тех пор за Петером Кюзисом закрепилось это имя, хотя иногда его называли и Павлом Ивановичем Берзиным.

Во время войны, в 1915 году, Ян призван в армию и работает окопным агитатором на Северо-Западном фронте. Спасаясь от царской охранки, он в 1916 году перебирается в Петроград и устраивается на завод слесарем, продолжает революционную работу. В Октябрьские дни вместе с латышскими красными стрелками участвовал во взятии Зимнего дворца, входил в состав партийных комитетов Выборгского района и всего Петрограда. После Октября работал в ВЧК у Ф. Э. Дзержинского, участвовал в подавлении выступления эсеров в Москве, в разгроме мятежа в Ярославле. Затем работал в наркомате внутренних дел секретарем местного отдела управления делами, членом редколлегии Вестника НКВД РСФСР.

В марте 1919 года он вернулся в ставшую советской Латвию на пост товарища наркома внутренних дел. Но здесь ему пришлось поработать лишь два месяца. Уже в мае Ригу захватили интервенты. А в июле начинается служба Берзина в Красной Армии. Он назначается начальником политотдела 11-й Петроградской стрелковой дивизии, затем начальником Особого отдела ВЧК Армии Советской Латвии, которая стала позднее 15-й армией (август 1919 — ноябрь 1920 годов). С этой армией он участвовал в сражениях против войск генерала Н. Н. Юденича и в советско-польской войне. Особенно тяжелыми были бои, когда белые захватили Ямбург, Лугу, Красное Село, Гатчину, Павловск и оказались, таким образом, в непосредственной близости от Петрограда. 21 октября 15-я армия перешла в наступление и освободила захваченные противником населенные пункты. К концу декабря враг на петроградском направлении был разгромлен.

Весной армию перебросили на Западный фронт, где она воевала с 1-й польской армией в районах Лепеля, Полоцка, Свенцяны, Молодечно, а затем вышли к Варшаве, но вскоре вынуждены были отступить. Тогда Берзин выполнял задание Дзержинского по эвакуации войск из Белостока.

Незадолго до расформирования 15-й армии Железный Феликс рекомендует его на работу в Региструпр Полевого штаба РВСР (потом Разведупр, Разведотдел Штаба РККА). На прощание сотрудники политотдела преподнесли Берзину портсигар и художественно оформленное письмо, в котором выражали свое искреннее огорчение по поводу расставания со своим начальником, который успел не только зарекомендовать себя как руководитель и коммунист, но и сохранить при этом лучшие человеческие качества, что в разгар братоубийственной Гражданской войны удавалось далеко не каждому[2]. В тот период, когда Гражданская война шла к концу, в военную разведку были направлены многие коммунисты, имеющие опыт работы в разведке и контрразведке, подпольной партийной деятельности, люди, знающие языки и зарубежные страны. На них будут опираться в работе Зейбот и Берзин.

В течение года он возглавляет ключевой — агентурный отдел управления, который назывался тогда оперативным, а в декабре 1921 года становится заместителем начальника советской военной разведки. Новая работа Берзину нравится, и он с энтузиазмом берется за дело. Уже в начале 20-х годов он и сам побывал нелегально за рубежом — в Германии, Чехословакии, Польше, Англии, а впоследствии неоднократно выезжал и в эти и в другие страны.

Оценка деятельности Разведотдела была дана, например, 10 марта 1923 года начальником Штаба РККА П. П. Лебедевым и комиссаром С. С. Даниловым в приказе по Штабу № 151, где говорится о «чрезвычайно быстром развитии разведывательного дела в Красной Армии, охватывающего, в сущности говоря, весь мир, характеризующего современное состояние вооруженных сил иностранных государств, следящего за развитием военного дела за границей, учитывающего новейшие изобретения сухопутной, морской и воздушной военной техники. Многочисленные нити связывают Разведывательный Отдел Штаба РККА со всеми военными, политическими и гражданскими государственными учреждениями и войсковыми частями, пользующимися результатами трудов этого Отдела, собирающего отовсюду сведения, книги, журналы, образцы и прочие материалы. Периодическая печать почти всех стран мира проходит через горнило центральной разведывательной машины. Разведывательный Отдел зорко следит за всеми событиями и в этом смысле является оком Красной Армии, обеспечивающим ее от неожиданностей... По приказанию Главнокомандующего объявляем от его имени, а также от себя глубокую благодарность Начальнику Разведывательного Отдела тов. ЗЕЙБОТУ и всем сотрудникам Разведотдела».

При Арвиде Яновиче и Яне Карловиче работа Управления резко пошла в гору, о чем свидетельствует, в частности, и такой документ: в предисловии к одному из справочников Разведупра отмечается, что работа по составлению сборника... была задумана и начата еще в конце 1921 года при наличии сравнительно скудных материалов, позволявших рассчитывать на выполнение лишь самого сжатого и беглого обзора... Однако по мере поступления новых, значительно более обширных материалов, явилась возможность расширить рамки труда и приступить к систематическому рассмотрению воздушного флота каждой отдельной страны, а равно и ее авиапромышленности и гражданской авиации (последние две области — с военной точки зрения)... Работа... была закончена лишь в мае 1923 года, причем на протяжении всего периода работы непрерывно продолжали поступать новые материалы. Благодаря использованию богатой авиационной литературы и печати, изданной сейчас в Западной Европе и САСШ, и собственных материалов нам удалось по большинству стран дать в значительной степени полное и почти всестороннее (за исключением тактики) освещение состояния воздушного флота[3].

К этому можно добавить, что в этот период в главных европейских государствах и странах Востока появляются первые резиденты военной разведки. Одним из центров разведывательной деятельности в Европе стала Австрия. Резидентами в этой стране (под легальным прикрытием) были Ю. Я. Красный, В. Инков (Ф. Вольф), М. А. Логановский. В альпийской республике в начале 1920-х годов работали также: Я. Г. Локкер, М. Ю. Тылтынь, Б. Ф. Лаго, С. Л. Узданский и другие.

Несколько резидентур Разведотдела, нацеленных, в основном, на борьбу с белой эмиграцией, было создано в Болгарии. Сильная нелегальная организация действовала с 1921 года в Софии под руководством Христо Боева. Легальным прикрытием для резидентур военной и внешней разведки была миссия Советского Красного Креста (военный резидент Борис Николаевич Иванов, работавший под фамилией Краснославский). Особняком стоит группа Григора Чочева, созданная в Варне в 1919 году по распоряжению ЦК БКП. Ее обширные возможности использовали и болгарские коммунисты и Коминтерн, а также обе советские разведки. Сотрудником военной разведки в составе группы Чочева был, например, Жечо Гюмюшев («Шварц»).

Объединенная резидентура Разведупра Штаба РККА и ИНО ВЧК формируется в 1921 году в Германии, которая также становится центром работы разведок в Европе. Во главе этой резидентуры стояли А. К. Сташевский и Б. Б. Бортновский — опытные уже разведчики, отличившиеся в период Гражданской войны на Западном фронте. В этой стране работали: С. Г. Фирин, В. Г. Кривицкий, А. Я. Песс, В. Розе, Ф. Фишер, Б. Ф. Лаго, Я. М. Фишман. В 1922 году начинается многолетнее тайное военное сотрудничество Германии и СССР. Советская военная разведка активно участвовала в подготовке революционных событий в этой и других странах Европы (1923 — 1924 гг.).

Первые резидентуры, которые охватывали ряд городов Северной и Южной Италии, были организованы Я. М. Фишманом и Я. Я. Страуяном. Среди многочисленной агентуры, приобретенной ими как среди русских эмигрантов, так и среди итальянцев, были Н. Н. Зедлер (Герберт), работавший впоследствии в Китае; А. Сильва, позднее нелегал в Австрии и Румынии; Р. Л. Бартини, ставший известным советским авиаконструктором; Б. М. Иофан, впоследствии известный советский архитектор, построивший «Дом на набережной».

В Китае по договоренности с правительством Сунь Ятсена с 1922 года работают десятки советских военных советников, которые оказывают помощь на фронтах гражданской войны и в подготовке кадров военных специалистов. Их оформлением и отправкой занимался Разведотдел Штаба РККА. Среди них были и военные разведчики, некоторые из военных советников пришли на службу в военную разведку уже после китайской командировки.

Среди основных объектов деятельности военной разведки в этот период важнейшими были ближайшие западные соседи Советской России, в том числе и Латвия. На нелегальной работе там в начале 1920-х годов были братья Эрнст и Вильгельм Янберги (впоследствии известны как Э. К. Перкон и А. П. Лозовский). Восемь лет (1920 — 1928 гг.) проработал в Латвии Я. К. Шиман. Одним из руководителей военной разведки в этой стране был помощник начальника, затем начальник регистрационного отдела Петроградского военного округа Р. М. Кирхенштейн.

Польша стояла на первом месте в списке государств, которым военная разведка уделяла внимание еще во время Гражданской войны. Среди других успешно действовала в начале 1920-х годов нелегальная резидентура в Кракове, созданная С. А. Залесской. Ее люди были и в польской политической полиции (дефензиве). Многочисленная разведгруппа «ДАР», сформированная в основном из русских эмигрантов, действовала в Гданьске (в то время — «Вольный город Данциг»). Руководили ее работой гданьские коммунисты А. Раубе и Б. Гинце, а также бывший белогвардейский капитан И. И. Беланин. Группе удалось, в частности, добыть документы о шпионской деятельности немецкого информационного бюро по Востоку (Остинформ) против Советской России. Кроме того, «ДАР» помогал русским эмигрантам, желающим вернуться на родину. В вооруженных силах Польши действовал польский коммунист Б. Я. Овсянко. Руководили военной разведкой в Польше легальные сотрудники Разведупра Разведотдела Штаба РККА С. Л. Узданский, М. А. Логановский, М. А. Карский.

Разведкой на территории Румынии занимались резиденты военной разведки и члены революционного комитета Добруджа С. Джоров и К. Касапов. Их штаб-квартира находилась в болгарском городе Варна, поскольку они входили также в состав партийно-разведывательной группы Г. Чочева. В самой стране работали М. Я. Красовский, И. К. Парфелюк, С. Ф. Гаврилюк.

Нелегальным резидентом Региструпра Полевого штаба Разведупра Штаба РККА с 1919 года был Н. Трайчев (Давыд Давыдов), который занимался революционной деятельностью в Константинополе еще с 1908 года. Помогали резиденту присланные Центром болгарские коммунисты X. Катев и А. Деведжиев. В этот период в Турции работали также разведчики M. M. Погорелов, А. И. Готовцев, В. Я. Аболтин, Ф. П. Гайдаров. Военным атташе и резидентом в 1921 — 1923 годах был К. К. Звонарев.

Резидентом в Хельсинки был военный атташе А. А. Бобрищев, а его помощником — А. Лиллемяги (А. Я. Песс). Одну из разведгрупп резидентуры возглавлял служащий типографии, член Социал-демократической рабочей партии Р. Дроккило. Более года (1921 — 1922 гг.) проработал в Финляндии Р. Д. Венникас (И. И. Бергман), который затем занимался этой страной в качестве начальника Разведотдела штаба Петроградского военного округа.

Деятельностью военной разведки во Франции в 1921 — 1924 годах руководили Б. Н. Иванов, С. П. Урицкий, A. М. Тылтынь, которым удалось создать обширную агентурную сеть, поставлявшую информацию о военной промышленности и армии и о белой эмиграции. Им помогали М. В. Скаковская, Г. О. Зозовский, Е. К. Феррари, М. Ю. Тылтынь, а также П. М. Арман, В. Г. Ромм, Н. Я. Яблин и другие.

В Чехословакии работали по легальной линии А. Г. Ганзен, М. Ю. Тылтынь, а также разведчики-нелегалы B. А. Горвиц-Самойлов, Ш. Горишник.



Блестящие результаты работы давались тяжелым трудом не только за рубежом, но и в самом Разведупре Разведотделе Штаба РККА. Условия жизни сотрудников разведки все еще оставляли желать лучшего. 2 августа 1921 года начальник Разведупра Зейбот и начальник II отдела Разведупра Берзин докладывали комиссару Штаба РККА и члену Реввоенсовета С. С. Данилову:

«Перед Разведупром в последнее время во всей остроте встал вопрос о снабжении сотрудников, от решения которого много зависит в дальнейшей работе Разведупра. Ухудшение пайка и вздорожание продуктов привело к тому, что большинство сотрудников (особенно семейные), спустив все, что могли, на рынке за продукты, в последнее время в буквальном смысле слова голодают. Как результат систематического голодания мы уже имеем около десятка заболеваний цингой (констатировано, что от недоедания), общий упадок работоспособности учреждения и стремление сотрудников или совсем уйти из Разведупра в лучше снабжающие учреждения, или же ряд требований на краткосрочные отпуски съездить за картошкой или продуктами в деревню. Помимо этого нужно еще иметь в виду, что при плохом снабжении сотрудников, мы широко раскрываем двери неприятельскому шпионажу в Разведупре. Какие бы мы меры фильтрации сотрудников ни принимали и как бы мы ни следили за сотрудниками, среди них всегда будут нравственно более слабые и более сильные, всегда будет элемент, способный в исключительных условиях забыть свои обязанности и стать орудием противника. На коммунистическую совесть и самосознание сотрудников рассчитывать не приходится, ибо голодающему сознание определяет желудок. Если до сих пор не наблюдались случаи, когда сотрудники, загнав все, что можно, из одежды и обуви, переходят к торговле „бумажками“, то в будущем это очень возможно. Это нам гарантирует увеличивающееся число иностранных дипломатических миссий, вернее, легальных органов разведки, которые не пожалеют весьма крупных сумм для приобретения отдельных документов Разведупра. А скопировать небольшой документ или восстановить его по памяти, несмотря на все наблюдения, для человека, знакомого со всеми секретами Разведупра, — не трудно.

Все меры домашнего характера к улучшению материального положения сотрудников мною уже приняты, но ни небольшими авансами в счет жалования, ни отдельными выдачами за счет агентуры делу не помочь.

Чтобы улучшить материальное положение сотрудников, нужны более серьезные меры, выходящие за пределы моей компетенции.

Докладывая о вышеизложенном, прошу Вас обратить серьезное внимание на материальное положение сотрудников Разведупра и отпустить из ресурсов Р.В.С.Р: 1) некоторое количество продовольствия на улучшение пищи, 2) одежду и обувь на обмундирование.

Без этого Разведупр в течение 1 — 2 месяцев выдохнется, и работоспособность его будет равняться нулю»[4].

Однако начальство, как видно, на это послание не прореагировало должным образом. 23 августа 1921 года Зейбот направил помощнику комиссара Штаба РККА А. К. Илюшину рапорт сотрудников 2-го отдела Разведупра на имя Берзина:

«Все сотрудники 2-го отдела работают 8 часов в сутки, и за весь месяц им выдают 1 1/2 фунта хлеба в день (примерно 600 грамм. — В.К.) и 3 1/2 фунта воблы в месяц (примерно 1 400 грамм. — В.К.). Работать умственным трудом 8 часов при такой пище никак невозможно. Приходится голодать в буквальном смысле этого слова (если принять во внимание, что на его иждивении есть еще кто-нибудь). Если бы мы работали, как сотрудники других отделов или Управлений 6 часов в сутки, то была бы еще возможность подрабатывать на выгрузке дров или еще где-нибудь, но здесь и этой возможности нет... Мы надеемся, что вышестоящие товарищи посмотрят на дело здраво и окажут немедленную помощь»[5].

Несомненно, что все это влияло и на дисциплину. В приказе по Разведупру № 235 от 21 августа 1922 года заместитель начальника Управления Берзин констатировал:

«Мною замечено, что в последнее время дисциплина среди сотрудников в сильной степени пала.

1) Часто наблюдается оставление сотрудниками службы в рабочее время без разрешения непосредственных начальников или же освобождение начальниками сотрудников от работы без уважительных причин;

2) в рабочее время на дворе и в коридорах Управления, иногда даже в рабочих помещениях встречаются без дела толкающиеся и ведущие частные разговоры сотрудники;

3) утренние же приходы на службу бывают обыкновенно с большими опозданиями;

4) вечерние дежурства в отделах и воскресные дежурства в отделениях II-го Отдела исполняются крайне халатно;

5) во время выдачи жалованья сотрудники почти целого Отдела, не соблюдая очереди, по нескольку часов толпятся в Финотделении или в Общей канцелярии;

6) дежурные в ночное время пропускают не проживающих в Управлении сотрудников, вместе с ними частных лиц, не имеющих отношения ни к проживающим в Управлении сотрудникам, ни вообще к Управлению;

7) текущая работа, равно и специальные задания исполняются вяло и не аккуратно.

Означенные явления могут иметь место только при крайне халатном и безответственном отношении к исполнению своих обязанностей начальников Отделений, Частей, Отделов и коменданта Управления.

Такое положение в Управлении недопустимо и должно быть в ближайшее время изжито, в целях чего ПРИКАЗЫВАЮ начальникам Отделов, Частей, Отделений, Общей Канцелярии и коменданту:

1) Прекратить всякие самовольные отлучки сотрудников со службы, принимая меры административного воздействия...

3) Начальникам Отделов следить за аккуратным несением сотрудниками вечерних дежурств в отделах и воскресных в отделениях, не допуская неразрешенных уходов с дежурства...

5) Ни в коем случае в нерабочее время не допускать во двор и в помещения Управления посторонних лиц, кроме приходящих к проживающим в помещениях Управления сотрудникам. Таких приходящих пропускать каждый раз с специального разрешения проживающего сотрудника. Приходящих в неурочное время сотрудников Управления регистрировать в отдельном журнале, отмечая время прихода и ухода.

...Напоминаю, что каждый несет полную ответственность за доверенную работу. Предупреждаю, что в случае обнаружения халатностей и упущений по службе мною будут привлекаться к ответственности вплоть до предания суду не только виновные сотрудники, но и их прямые начальники. Приказ объявить под расписку начальникам Отделов, Частей и Отделений».

Интересную деталь для характеристики того времени добавляет и кампания по борьбе с взяточничеством, которая проходила по всей стране. Разведотдел Штаба РККА кампания затронула в конце 1922 — начале 1923 года. Уполномоченным по Разведотделу по борьбе с взяточничеством стал Я. К. Берзин. 29 ноября 1922 года он докладывал председателю комиссии по борьбе с взяточничеством при Штабе РККА:

«По характеру и внутренней организации Разведот Штаба РККА относится к разряду тех учреждений, где меньше всего имеет место взяточничество в какой бы то ни было форме. ...Личный состав II части, почти поголовно коммунисты с довольно большим стажем, тщательно проверен и профильтрован через ГПУ, без согласия которого никто на службу в эту часть не принимается. По характеру работы (вербовка, инструктирование и отправка за границу агентов, переписка с закордонными резидентами, проверки и оценки поступающих материалов) возможность оказания услуг и взяточничества в этой части исключена. Можно было бы предполагать взятку за проходящие через эту часть заграничные командировки, но возможность таковой здесь исключается другими условиями, а именно:

1) всякая заграничная командировка и каждая кандидатура командируемого проверяется лично Начотдела;

2) каждый завербованный для отправки на закордонную работу сотрудник предварительно проверяется в ГПУ, и отъезд может состояться только с официального согласия последней;

3) все почти без исключения командируемые, отправляясь на разведработу, рискуют своей головой, и за такое удовольствие никто взятки давать не будет.

Раньше при II части было отделение снабжения и гардероб, тогда оказание кое-каких услуг со стороны отдельных сотрудников кое-кому было мыслимо, но с весны 1922 года это отделение вместе с гардеробом ликвидировано, и секретные агенты довольствуются суммами отпускаемых прямо из кассы Разведота.

III часть комплектуется преимущественно из старых военспецов, большинство которых, конечно, работают не по идейным, а материальным побуждениям. Среди них, без сомнения, есть люди, которые ни от какой взятки бы не отказались, но все дело в том, что здесь не за что давать взятку и брать взятку... В данное время, когда у нас новый состав общей канцелярии и частично переменный состав II и III части только что освоились с работой, крайне мало оснований предполагать взяточничество со стороны того или другого сотрудника. ...В руках наших сотрудников — особенно II части — есть материалы, за которыми охотятся шпионы дружественных государств и платятся весьма крупные суммы. Поэтому совместно с ГПУ мы стремились и стремимся следить за отдельными, возбуждающими сомнения, сотрудниками. Начиная с июля текущего года мы ввели за правило не принимать никакого нового сотрудника без согласия на это ГПУ, и это правило строго сейчас осуществляется.

Как я уже указал, к 15 ноября, когда нужно было сократить личный состав отдела на 59 человек, мы произвели основательный пересмотр и чистку личного состава, и все, кто у нас был под сомнением, были сокращены. Тем не менее, ручаться за чистоту всех сотрудников отдела нельзя, и поэтому согласно пункту 11 инструкции ОСТО, а также п.п. 4 и 11 инструкции Комиссии по борьбе с взяточничеством Штаба РККАя — 1) произвожу секретный сбор сведений о сотрудниках отдела путем внутрен. осведомления, 2) в ближайшие дни произведу проверку личного состава отдела по аттестациям и оценкам каждого сотрудника в отдельности».

Далее в деле следует запись от 16 декабря 1922 года: «Материалов на Развед.Упр. в ОГПУ не имеется». В «Списке сотрудников Штаба РККА» против большинства фамилий стоит: «оснований подозревать нет» или «сведений нет». Но есть и «трудно определить» и «мало известен».

Любопытно и тогдашнее толкование слова «материалист». Против фамилии одного из начальников отделений написано: «Материалист до мозга костей. Ценит и считает материальные и шкурные интересы выше общественных. По условиям службы взяток брать не может». Этот человек проработал в Отделе, а затем Управлении еще несколько лет.

В Инструкции по борьбе со взяточничеством, которой руководствовалась комиссия, шла речь и о внутреннем осведомлении: «В части негласной борьбы все мероприятия осуществляются через особое лицо, назначаемое комиссаром (уполномоченным) под свою личную ответственность. Это лицо является помощником комиссара (уполномоченного) по этой работе. Как все способы негласной борьбы, так и сам факт существования института помощников по негласной работе должны сохраняться в безусловной тайне»[6].

«Москва, Центр, Старику»

Свое настоящее имя он, наверное, и сам забыл. По документам он теперь уже навсегда числился Яном Карловичем, называли его и партийной кличкой — Павел Иванович. Для более близких людей он был Стариком — так прозвали его за раннюю седину, которая появилась после того, как он мальчишкой попал в руки казаков и просидел две недели в камере смертников. Что интересно, в московской телефонной книге он числился и как П. И. и как Я. К. Берзин при одном и том же адресе и телефоне.

С приходом Берзина к руководству военной разведкой начался новый этап в ее развитии. Прежде всего был восстановлен статус ее центрального аппарата. Разведывательный отдел вновь стал Разведывательным управлением Штаба РККА.

Разведупру, как центральному органу военной разведки, предписывалось:

а) самостоятельная организация глубокой стратегической разведки в иностранных государствах;

б) организация в зависимости от международного положения активной разведки в тылу противника (то есть разведывательно-диверсионной деятельности);

в) ведение по мере надобности разведки в политической, экономической и дипломатической областях;

г) сбор и обработка всякого рода зарубежной литературы и издание материалов по всем видам разведки, дача заключений о возможных планах иностранных государств;

д) руководство деятельностью низовых разведывательных органов;

е) подготовка квалифицированных работников по разведке[7].

Вместе с тем все больше запросов на те или иные материалы поступало в Разведупр из центральных военных учреждений и частей Красной Армии.

В соответствии с новой ситуацией улучшалось финансовое положение военной разведки. Менялась структура ее центрального аппарата. В декабре 1925 года восстанавливается 1-й отдел (войсковой разведки), а несколько месяцев спустя создается новый — 4-й отдел (внешних сношений). И частей стало уже четыре: шифровальная, производственная, административная и финансовая. А с сентября 1926 года Разведупр стал именоваться IV Управлением Штаба РККА.

Перемены в статусе и увеличение кредитов не замедлили сказаться на деятельности военной разведки. Я. К. Берзин отмечал, что 1924 — 1925 годы характеризуются широким развертыванием работы Разведупра[8], когда основное внимание уделяется военной технике, которая вместе с воздушным и морским флотом составила 66,5 % всех заданий данных агентуре[9].

О том же говорят общие для всех стран задания по сухопутным вооруженным силам, поставленные агентурной разведке в следующем операционном году:

1) обучение, подготовка и быт армии, политико-просветительская работа, организация и тактика низших соединений различных родов войск;

2) военно-химическое дело: устройство и методы применения новейших средств химического нападения, состояние военно-химического дела;

3) в области артиллерии, мелкокалиберного оружия, бронесил, инженерного дела, электротехники и связи продолжать работу по выяснению новых конструкций и пополнять имеющиеся сведения о материальной части, состоящей на вооружении иностранных армий;

4) следить за новейшими изобретениями во всех областях военной техники и за усовершенствованиями существующей материальной части;

5) состояние военной промышленности и подготовка к промышленной мобилизации важнейших иностранных государств[10].

Управление получило наконец возможность более углубленно заняться разведкой в США и Великобритании. Первыми резидентами в этих странах стали: в США — Феликс Вольф (Инков Владимир, Раков Вернер Готтальдович), который в 1922 — 1924 годах работал в Австрии и Германии; а в Великобритании — Рудольф Мартынович Кирхенштейн, сотрудник военной разведки с 1919 года, который был начальником разведки Петроградского военного округа и Кавказской Краснознаменной армии, работал в Германии.

В целом в 1924 — 1926 годах результаты работы военной разведки были следующими:

«а) получено агентурных материалов: в 1924 — 1925 году 11 837 на 120 000 листах, в 1925 — 1926 году 16 071 на 250 000 листах; б) книг и журналов за те же годы соответственно получено: 3703 и 5600; в) в 1924 — 1925 году составлено и разослано 292 доклада различным учреждениям военного ведомства и некоторым гражданским органам, не считая большого количества мелких письменных и устных справок, а в 1925 — 1926 году было составлено и разослано 108 докладов, 288 больших справок, 637 таблиц и переводных работ, всего около 5000 страниц (около 25 печатных листов); г) выпущено из печати: в 1924 — 1925 году 63 книги, с общим количеством 429,2 печатных листов, 36 621 экз.; в 1925 — 1926 году 50 книг, с общим количеством 446,5 печатных листов, 45 666 экз. В общей сумме эти материалы и сведения уже дали возможность изучить большинство вопросов, интересующих высшие военные управления СССР»[11].

Об итогах работы Разведупра по отдельным странам в этот период можно судить по докладу начальника 3-го (информационно-статистического) отдела Александра Матвеевича Никонова на совещании работников разведки военных округов (1927). Никонов сообщал:

«ЗАПАДНЫЕ СОПРЕДЕЛЬНЫЕ СТРАНЫ. Наиболее важный противник СССР Польша изучена во всех отношениях с весьма большой детальностью и большой степенью достоверности, хотя документами не подтверждено количество дивизий, развертываемых в военное время, многие вопросы мобилизации, вооружения и т. д. Что касается других сопредельных стран, то наибольшие достижения имеются вслед за Польшей в отношении изучения Финляндии, Эстонии и Латвии. Несколько слабее и менее систематично при весьма ограниченном количестве документов освещается Румыния, условия работы в которой для нашей агентуры крайне неблагоприятны, но в отношении Румынии есть основания надеяться на улучшение работы.

ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ. Германия, Франция, Великобритания, США и Италия, в общем, освещаются имеющимися материалами в достаточной мере для выяснения тех основных вопросов, которые интересуют Красную Армию в отношении этих стран и армий. Однако подлежат еще изучению вопросы, связанные с подготовкой всей страны к войне, мобилизации промышленности.



СТРАНЫ ВОСТОКА. По этим странам накоплен огромный материал, который лишь частично обработан и непрерывно пополняется новыми материалами. Страны Востока уже на основании имеющихся материалов могут быть освещены в достаточной мере... Необходимо освещение во всех деталях вооруженных сил Японии, которая в силу политических и иных условий до сих пор охватывалась нашим агентурным аппаратом в недостаточной мере, но которая представляет огромный интеpec как страна, имеющая первоклассные сухопутные, морские и воздушные силы».

На основании изложенного Никонов делал вывод, что «Управление располагает достаточными данными для того, чтобы поставить на должную высоту дело изучения иностранных армий в войсковых частях и штабах РККА...»[12]

Задания по военно-технической разведке давались во многом на основании плановых заявок других управлений военного ведомства. При этом некоторые начальники пытались возложить на Разведупр собственную работу. Конфликт с Военно-техническим управлением по такому случаю разгорелся в начале 1925 года. Свою точку зрения на это происшествие Берзин и Никонов изложили в рапорте на имя заместителя председателя РВС СССР И. С. Уншлихта:

«В своем докладе Начальник В.Т.У. указывает, что „при настоящей постановке заграничной разведки Красная Армия рискует оказаться в случае новой войны перед неожиданными техническими сюрпризами“. С таким положением Разведупр не вполне согласен, т. к. все важнейшие достижения в области военной техники уже освещены в большей или меньшей степени. Задания же Техкома относятся к тем техническим средствам, которые не имеют решающего влияния на исход боевых столкновений, как например: типы ручных лопат, буравов и т. п. Ввиду этого было бы нецелесообразно загромождать агентуру Разведупра подобными заданиями, тем более что эти вопросы в достаточной мере освещаются в официальной и неофициальной литературе. Правильная и систематическая обработка последней даст богатый материал для творческой работы Технического Комитета».

Военную разведку поддержали заместитель председателя РВС СССР И. С. Уншлихт и помощник начальника Штаба РККА Б. М. Шапошников, которые в свое время работали в военной разведке, а потом по роду службы внимательно отслеживали ее деятельность[13]. Осознание высшим военным руководством необходимости этого вида разведки было подтверждено выделением IV Управлению в 1930 году дополнительных кредитов на ее ведение. Кроме того, заинтересованные учреждения должны были выделять деньги военной разведке на приобретение конкретных технических материалов и образцов.

Как уже было сказано, в этот период в Центре, в округах и за рубежом действовали выдающиеся разведчики. Имена многих из этих людей сейчас известны, но ктото, возможно, останется неизвестным навсегда. Не только из соображений конспирации, но и в результате репрессий, когда были уничтожены руководители нелегальных организаций — единственные, кто знал своих помощников. Именно тогда на некоторых материалах военной разведки появились надписи «документ поступил неизвестно когда и от кого».

Назовем только некоторых из тех, кто работал в те годы в советской разведке: Рихард Зорге (1929 — 1941); Рудольф Мартынович Кирхенштейн (1919 — 1937); Борис Николаевич Иванов (1920 — 1928); Христофор Интович Салнынь (1920 — 1937); Ян Петрович Черняк (1930 — 1946); Арнольд Шнеэ (1923 — 1942); Стефан Иосифович Мрочковский (1927 — 1941); Ян-Альфред Матисович и Мария Юрьевна Тылтынь (1921 — 1936); Карл Юрьевич Янель (1921 — 1926); Иван Винаров (1930 — 1933); Федор Павлович Гайдаров (1933 — 1937); Никола Попов (1927 — 1945); Христо Боев (1921 — 1939); Григорий Осипович Осовский (Зозовский) (1920 — 1937); Павел Дементьевич Свириденко (1928 — 1937); Аделаида Михайловна Ураванцева(1928 — 1937); Андрей Иванович Эмильев (1930 — 1935); Залман Вульфович Литвин (1934 — 1946); в Великобритании — Михаил Яковлевич Вайнберг (1932 — 1937); в Германии — Константин Михайлович Басов (1927 — 1930); Оскар Ансович Стигга (1930 — 1936); Иодловский Александр Максимилианович (1933 — 1935); в Польше — Рудольф Гернштадт (1933 — 1939); в США — Артур Александрович Адамс (1934 — 1946); Арнольд Адамович Икал (1932 — 1937); Давид Александрович Угер (1930 — 1933); в Иране и Афганистане — Александр Иванович Бенедиктов (19301937); в Италии — Лев Ефимович Маневич (1930 — 1932); в Китае — Колосов Павел Иосифович (1930 — 1934); в Турции — Геккер Анатолий Ильич (1929 — 1933); в Турции и Болгарии — Стойнов Гиню Георгиев (1930 — 1935); в Финляндии — Иванов Петр Иванович (1933 — 1937); в Эстонии — Мазалов Алексей Антонович (1931 — 1934); в Японии — Иван Александрович Ринк (1932 — 1937); Аркадий Борисович Асков (1933 — 1937); Иван Петрович Сапегин (1931 — 1937); и многие, многие другие. Один только перечень известных сегодня разведчиков мог бы занять несколько страниц.

Разведывательное управление Штаба РККА курировало и использовало в своих целях военное сотрудничество с зарубежными странами. Наиболее широким и плодотворным было взаимодействие с веймарской Германией, которое началось еще в 1922 году и завершилось одиннадцать лет спустя по инициативе немецкой стороны, после прихода Гитлера к власти. Поскольку вся эта деятельность держалась в тайне, то военные заказы для Германии оформлялись через специально созданные в СССР акционерные общества «Берсоль» и «Метахим». На территории Советского Союза совместными усилиями созданы объекты «Томка» (военно-химический полигон на станции Причернавская), «Липецк» (подготовка летного состава немецких ВВС и опытно-исследовательская работа), «Кама» (танковая школа в Казани). Это был период, когда в РККА служили немецкие инструкторы, командиры Красной Армии проходили курс обучения в военно-учебных заведениях Германии, а разведслужбы двух стран обменивались информацией. В СССР всеми аспектами сотрудничества с Германией ведали начальники Разведотдела Разведупра Штаба РККА А. Я. Зейбот и Я. К. Берзин и начальник 8-го (немецкого) отделения КРО ОГПУ О. О. Штейнбрюк[14].

Некоторое время происходил обмен информацией, касающейся Польши, с литовскими военными. В октябре 1926 года Я. К. Берзин докладывал наркому по военным и морским делам Ворошилову, что помогать Литве нужно, но при этом надо иметь свободные руки, не связывая себя слишком большими обязательствами перед ней. «Обмен с Литовским Генштабом разведывательными материалами о Польше, — писал начальник разведки, — мы ведем уже и предполагаем вести в дальнейшем. Подобный обмен полезен со всех точек зрения и никаких обязательств на нас не налагает». Нарком согласился и наложил резолюцию: «В общем точка зрения верна»[15].

Ян Карлович курировал научно-исследовательскую работу Разведупра «Будущая война» и был одним из авторов научного труда с тем же названием, в котором на основании данных разведки говорится и о «войне моторов», и о том, что война начнется без формального ее объявления. Кроме того, вместе с А. М. Никоновым под псевдонимами они написали открытую книгу о будущей войне против СССР, где отметили, что «действительная продолжительность будущей антисоветской войны, вероятнее всего, будет где-то между вышеуказанной теоретически минимальной и максимальной продолжительностью», то есть в лучшем случае две летних кампании, в худшем 3,5 — 4 года. В общем, «будущая война на западных границах СССР не может быть закончена в течение месяцев, не может быть закончена одними лишь военными методами. Исход будущей антисоветской войны определится сочетанием военного, экономического и политического факторов», война потребует от пролетариата и всех трудящихся масс СССР колоссального напряжения сил, героизма военного и трудового, чтобы отстоять республику Советов[16].

В начале 1930-х годов Берзин участвовал в свернутой позднее работе по подготовке партизанских кадров и специальной боевой партизанской техники, в строительстве укрепленных районов, в закладке продовольствия и оборудования для будущих партизанских баз. Курировал работу партизанских (читай: диверсионных) школ.

Столь массовое и по виду стихийное партизанское движение в годы Великой Отечественной войны готовилось еще в конце 1920-х годов. После Гражданской войны, когда обобщался ее опыт, в том числе и опыт партизанского движения, Берзин лично занимался вопросами организации и обеспечения партизанских операций, подбирал кадры. Учитывался и опыт отрядов активной разведки, которые действовали в первой половине 1920-х годов на территории Польши и Румынии.

В случае нападения на СССР можно было в короткий срок создать целые партизанские армии. Партизанские подразделения участвовали в окружных учениях 1929 — 1932 годов. Эта работа затормозилась в 1935 году, а спустя два года была названа подготовкой к государственному перевороту и ликвидирована. В 1941 году опыт Берзина и его товарищей пришлось применять в спешном порядке, в условиях наступления немцев.

«Каким он запомнился мне? — вспоминал адмирал в отставке Л. К. Бекренев. — Крепко сложенный, седая голова, поэтому и звали его „Стариком“, коротко подстриженные волосы, серо-голубые глаза, улыбка открытая, обаятельная. Я, например, не слышал, чтобы он хохотал, громко смеялся, а вот когда ему что-то нравилось или был в приподнятом настроении, то обязательно улыбался. Но был строгим, требовательным начальником. В то же время трепетно ценил людей, прямо-таки по-отечески относился к работникам управления. Заботился о семьях: отправит кого-нибудь за рубеж, и сам, не перепоручая заместителям, постоянно справляется, как там, в семье, не нужна ли какая помощь». И продолжал: «Наши разведывательные организации, созданные под руководством Берзина, совершили подвиг, раскрыв замыслы фашистов против Советского Союза. Такой пример: основные положения плана агрессии, утвержденного Гитлером в декабре 1940 года, уже через 11 дней были известны советской военной разведке. После были вскрыты тактические мероприятия по подготовке Германии к нападению на СССР, а также ее сателлитов, позиция Японии по поводу участия в этой войне. Да, Берзина уже не было в живых, но жило его дело, продолжали сражаться на невидимом фронте его ученики, работала отлаженная и запущенная им машина»[17]. Можем добавить, что за последние годы стало известно и многое другое.

Высокую оценку своему начальнику дает и разведчица М. И. Полякова:

«Работая в оперативном аппарате управления с 1937 по 1946 год,... я по-настоящему поняла, кем был Берзин для нашей военной разведки. Все многочисленные дела, которые прошли через мои руки за эти годы, свидетельствуют, как он кирпичик к кирпичику создавал ее организации. Ведь хорошую агентурную сеть быстро создать нельзя, для этого требуются иногда годы... Берзин сам подбирал и готовил кадры, способные выполнять его замыслы. Дела резидентур, созданных до 1937 года, как правило, несут следы его пристального внимания к их жизни и работе. Организации под руководством Рихарда Зорге, Шандора Радо, Ильзы Штебе и ряд других являются классическими в истории разведок...

Изучая дела тех лет, я поняла, какие глубокие планы он разрабатывал, сколько интересных комбинаций придумывал и как строго следил за их осуществлением. Я поняла также, как трудно ему было работать, особенно в последние годы, как мало средств выделяли ему на наше дело и как мало интересовались нашей работой наверху. И, наконец, деятельность военной разведки во время войны показала, что стабильно работали ее фундаментальные организации, созданные под руководством Берзина. Некоторые из них продержались всю войну и добывали ценную информацию»[18].

Однако в работе военной разведки были и недостатки, которые отозвались серией громких провалов и закончились проверкой работы Разведупра комиссией ЦК. Как это бывает, к реальным недочетам были приписаны и выдуманные, а некоторые реальные — раздуты. И в итоге в 1934 — 1936 годах в Разведупр для исправления положения была направлена группа чекистов (главным образом из ИНО) во главе с А. X. Артузовым. 25 декабря 1934 года Берзин был назначен на должность начальника Разведупра РККА в связи с переходом центральных управлений HКО СССР на новую организационную структуру, а 15 апреля следующего года он согласно его просьбе освобожден от занимаемой должности и через 5 месяцев назначен вторым заместителем по политической части командующего войсками ОКДВА (для руководства работой разведки). То есть с явным понижением в должности отправлен в почетную ссылку. Начальником Разведотдела Особой Краснознаменной Дальневосточной армии, место дислокации которой приравнивалось к военному округу, и его заместителем были старые сотрудники Яна Карловича А. Ю. Гайлис (Валин) и X. И. Салнынь. В аппарате РО и в сопредельных странах действовали знакомые ему по прежней работе Р. Зорге, И. А. Ринк, Г. И. Гилев, Н. Д. Лухманов, Н. П. Вишневецкий, X. Боев (Русев), Э. Д. Лепин, К. А. Батманов, Г. М. Цатуров и другие.

Под безоблачным небом Испании

В полночь 18 июля 1936 года радиостанция города Сеуты (Испанское Марокко) передала в эфир фразу: «над всей Испанией безоблачное небо». Это был сигнал к мятежу генерала Франко против Испанской республики. Мятеж удался только отчасти. В большинстве крупных городов вооруженные группы путчистов были сразу же разгромлены, им удалось захватить лишь несколько районов. Началась длившаяся три года тяжелая и кровопролитная гражданская война.

Германия и Италия сразу же открыто поддержали мятежников. Началась интервенция. На стороне республиканцев выступил Советский Союз, явно на словах и тайно на деле. Конечно, присутствие советского оружия и советских военных в Испании было секретом полишинеля, тем не менее конспирация упорно соблюдалась.

В октябре 1936 года в Испанию в качестве советников стали прибывать советские военные специалисты. Уже в начале октябре немецкие разведчики отправили из Мадрида в Берлин сообщение: сюда прибыл главный военный советник республики и советский генерал Гришин. Этим генералом и был Ян Карлович Берзин. Его вызвали в Москву еще весной 1936 года и, когда начался франкистский мятеж, отправили в Испанию.

Первое, чем ему пришлось заниматься — организация обороны Мадрида. Уже в начале ноября войска мятежников вышли на ближние подступы к испанской столице. 6 ноября бои шли уже на окраинах города. Военные советники торопились организовать оборону. А 8 ноября в городе появилась первая из Интернациональных бригад, организованных Коминтерном. Франкистам так и не удалось взять город.

Неоценим вклад советников специалистов Красной Армии в оборону Мадрида. Кто еще мог подсказать «милисианос», как построить в условиях миллионного города долговременную оборону со стрелковыми окопами полного профиля, с правильно расположенными орудиями и пулеметами. И разумеется, советники не только учили, но и учились, строя оборонительные рубежи на подступах к Мадриду — показывая мадридцам, как следует вгрызаться в камень, как и где возводить проволочные заграждения, как и где готовить секторы обстрела. Откуда испанцам, не воевавшим целую вечность, было знать, что на один погонный километр фронта нужно около четырех тонн колючей проволоки и около двух тысяч мин и фугасов! Требовалось немедленно переключить заводы столицы на производство всего необходимого для фронта, и в этом важнейшем деле на помощь защитникам Мадрида также приходили совьетикос[19]. Действительно, как сражаться в условиях нехватки всего необходимого, интервенции и блокады, лучше командиров Красной Армии научить не мог никто.

Из Мадрида Берзин отправился в Валенсию, город, куда из осажденного Мадрида переехала столица Испанской республики. Обстановка была сложной, а надо было разобраться в ней досконально, чтобы советы военного советника были правильными. Вот когда ему пригодились навыки работы в военной разведке! Главный советник занимался многим. Он выезжал на фронт, налаживал руководство войсками и обеспечение армии. Ну и, конечно, любимое его детище разведка, на сей раз республиканская. Испанцы, в отличие от многих предыдущих кадров Берзина, не имели опыта подпольной и конспиративной работы, их нужно было учить всему с самого начала. А еще труднее было наладить грамотное использование разведывательной информации в республиканских штабах.

В районах, занятых франкистами, развивалось партизанское движение. Диверсанты-интернационалисты взрывали мосты и поезда, устраивали засады и нападали на гарнизоны. В Валенсии была создана школа Красный партизан, где под руководством Берзина проходили подготовку диверсионные группы и отряды от 8 до 40 человек. И при каждом таком отряде тоже был советник, а фактически руководитель отряда. Отряды сочетали диверсии и разведку. Позднее испанский опыт был использован во время Великой Отечественной войны, в том числе и самими испанцами, которые оказались в Советском Союзе.

Из этих отрядов и групп был вскоре сформирован специальный 14-й армейский корпус, подчиненный Генеральному штабу. В корпусе было четыре дивизии, в каждой из них — по три-четыре бригады, или отряда, по 150 — 200 человек. Одна дивизия базировалась в Каталонии, три в центре: в Андалусии, Эстремадуре и на Центральном фронте.

Занимался Берзин в Испании, как уже говорилось, разведкой, а особенно контрразведкой. Испания была буквально наводнена резидентами и агентами франкистской, немецкой, итальянской разведок. Радио Саламанки ежедневно в 9.45 передавало для пятой колонны шифрованные указания. Совместно с республиканской разведкой и особым отделом по борьбе со шпионажем генерал Гришин ведет привычную войну разведок. В восьми километрах от Валенсии, в Рокафоре, организовывает станцию радиоперехвата.

Немало старых товарищей встретил в Испании Берзин. Военным атташе был В. Е. Горев, а его заместителем — Д. О. Львович, командиром 14-й Интернациональной бригады — К. К. Сверчевский, военными советниками — X. И. Салнынь, И. Г. Старинов, Л. К. Бекренев, А. И. Эмильев и другие.

В мае 1937 года Берзина, главного военного советника и заместителя командующего войсками ОКДВА (он попрежнему числился на этой должности), отзывают в Москву. На посту главного советника его сменил генерал Григорович — комдив Григорий Штерн. Дома его ожидало звание армейского комиссара 2-го ранга, присвоенное ему 14 июня, орден Ленина, которым он был награжден еще 3 января и новое, а точнее, старое назначение начальником Разведупра РККА. Он привез из Испании бесценный опыт и... жену, двадцатилетнюю Аврору Санчес.

Давно, еще в начале 1920-х годов, Ян Карлович женился на сестре одного из своих сотрудников Елизавете Константиновне Нарроевской. Она оставила мужа, но сын Андрей жил вместе с отцом. В 1937 году ему было лет 13 — 14. Уезжая в Испанию, Берзин оставил его в Хабаровске и теперь вызвал домой, в Москву. Вскоре к нему приехала и Аврора. Берзин встретил красавицу-испанку в Валенсии, где девушка работала в штабе. Ян Карлович был на 27 лет старше нее. Девушка приехала в Россию, как она думала, на год — посмотреть Москву, выучить русский язык. А вышло так, что осталась на всю жизнь.

Снова в разведке

В Разведупре Ян Карлович прослужил всю оставшуюся жизнь, правда, оставалось ему очень недолго. С первых же дней он поставил перед разведчиками задачу: составить перспективный план разведывательной деятельности в канун войны. Теперь, побывав в Испании, он не сомневался: война неизбежна. Основное направление работы — Германия. С первых же дней он занялся и кадрами. Надо было провести инвентаризацию — посмотреть положение старых кадров, познакомиться с новыми. Приезжающие в Москву на переподготовку нелегалы неизменно представлялись «Старику». Нагрузка была очень большой, тем более, что Артузов после своего прихода в Разведупр упразднил аналитическую службу, и теперь осмысление поступающие информации ложилось в основном на начальника. Берзин всерьез задумался о том, что разведке нужна настоящая аналитическая служба. Очень нужна. И еще многое нужно разведке.

Но ничего из задуманного он осуществить не успел. 28 ноября 1937 года Ян Берзин был арестован НКВД.

Вспоминает Аврора Санчес: «Меня взяли на машине и привезли туда, на Дзержинскую. Поднялись наверх. Там мужчина, фамилия его, если правильно мне назвали, Фриновский. Не знаю, правильно или нет... И меня все спрашивали и спрашивали. Потом я говорю: „Жив он, я буду ждать, если нет, то я хочу домой в Испанию“. А он сказал: „Нет его. Уже нет. Нету“. Мне сказали, ты свободна и можешь делать все, что хочешь. Замуж хочешь выйти, пожалуйста. А потом, когда уже кончилась война в Испании, в НКВД мне сказали: „Мы можем тебя отправить домой“. Я говорю: Сейчас я не могу ехать...»[20]

Фриновский солгал — Ян Берзин был жив до 29 июля 1938 года. Аврора осталась в СССР, еще раз вышла замуж. В конце 1939 года к ней приехали из Испании сестры. Сын Берзина, Андрей, во время войны сражался в Латышской дивизии и пал смертью храбрых.

Латышский поэт Эйжен Веверис, который сидел в Маутхаузене вместе с Л. Е. Маневичем, так передавал его рассказы о Я. К. Берзине:

«Я почти не знал его как начальника. Для меня он всегда был „Стариком“, очень близким и очень умным советчиком. Он никогда не выделял себя из рядов наших товарищей. Ни манерой разговора, ни поведением. Зато выделялся главным: умением слушать. Вникать в твои мысли и потом, только потом, дать добрый совет. „Старик“ не терпел зазнайства. Часто повторял, что наш враг умен и хитер, что он имеет огромный опыт. Победить его можно только своим умом, своим мужеством и находчивостью, глубоким анализом происходящих в мире явлений... Мне всегда казалось, что он знал о мире все. И в редкие наши встречи очень щедро делился этими знаниями»[21].

Это же могли бы сказать и другие, знавшие Я. К. Берзина, разведчики.

Кочик Валерий Яковлевич, историк.

«ЦАРЬ ИСПУГАЛСЯ, ИЗДАЛ МАНИФЕСТ...»

Октябрьским кумачом алеют леса Латвии. Слетает багряный лист в садах и тихих улочках городка Кулдига. Порывы ветра с Балтики сдувают палую листву с крыльца старинной кирхи. А на главной улице городка — необычный шум. Льются волнующие звуки «Марсельезы». В первых рядах демонстрантов ученики Прибалтийской учительской семинарии, рабочие мастерских...

Кто-то из любимчиков и доносчиков директора семинарии, грозного господина Страховича, поднимает над бурлящей колонной трехцветный стяг — знамя Российской империи. Но десятки рук, сильных и цепких, тянутся к знамени, срывают его с древка, швыряют под ноги, на булыжник, на летящие пожухлые листья.

И Петер Кюзис, первый в семинарии вожак и заводила, вздымает над колонной красный флаг революции. Он вспыхивает огнем и горит в лучах октябрьского солнца, и бодрее трубят трубачи духового оркестра.

Полиции не видно. «Фараоны» попрятались. Не видно и Страховича и его держиморд-учителей. Царский манифест от 17 октября, вырванный у самодержца всероссийского, помазанника божьего угрозой революции, поверг их в страх и уныние. Собравшись в семинарии, они сперва отмалчивались, словно набрав в рот воды, потом его превосходительство господин Страхович уговорил тучного бородача протоиерея «разъяснить» государев манифест семинаристам в актовом зале. Петер Кюзис и его товарищи освистали батюшку, раскидали хоругви и портреты царствующей фамилии, высыпали гурьбой на улицу.

Отречемся от старого мира,

Отряхнем его прах с наших ног...

Петер поет вместе со всеми. Высоко над головой развевается алый флаг. Страстно бьется в груди сердце. Ветер шевелит темные с каштановым отливом волосы, пылают голубые, как озера Латвии, глаза...

Другие глаза — тоже голубые, но мутные, бегающие глаза агента охранки примечают все вокруг. Шпики и филеры неотступно следят за демонстрантами. Тэк-с! Опять эти смутьяны из семинарии! Опять этот Кюзис! Мало, выходит, ему всыпали в прошлом году за чтение и распространение крамольной литературы!..

В старинном баронском замке близ городка — штаб блюстителей порядка. Лихорадочно составляются списки «врагов царя и отечества». В замке укрылись не только жандармы и полицейские, но и Страхович со своими прихлебателями.

— Кюзис! — гневается он, в бешенстве потрясая кулаками. — Опять этот Кюзис! В самый черный список его!..

Жандармский офицер просматривает дело семинариста третьего, выпускного курса Прибалтийской учительской семинарии.

Родился 25 ноября 1889 года на хуторе Клигене Яунпилсской волости Рижского уезда... Дед, отец и мать — голь перекатная, безземельные крестьяне-латыши, холопы баронов, богатых усадьбовладельцев, батраки. Путь для таких, как этот Петер Кюзис, в гимназию, реальное училище закрыт. С превеликим трудом попал он в учительскую семинарию, готовившую учителей для начальных сельских школ. А вскоре его захватили революционные идеи. Осенью 1904 года Петер подговорил друзейсеминаристов пойти наперекор директору семинарии, выдвинул целую программу: отказ от занятий у непопулярных педагогов, удаление наиболее рьяных монархистов-учителей. Попечитель округа пришел в ужас. Он прислал в Кулдигу директора народных училищ. Тот, посоветовавшись со Страховичем, одним росчерком пера исключил из семинарии около двадцати «смутьянов», но оба они проглядели тогда юного Кюзиса. Петер, видно, уже научился конспирации и отделался лишь тем, что попал в список неблагонадежных. Идет время. Кюзис играет заметную роль в ученическом кружке, связанном с Латышской социал-демократической рабочей партией. В кружке читают запрещенную подпольную литературу вроде «Искры», собирают тайные сходки.

Жандарм продолжает читать дело семинариста Кюзиса. По донесениям агентов, весной 1905 года Петер Кюзис ездил к своим родителям на пасхальные каникулы. Родители работают батраками в Яунпилсском пасторате Лифляндской губернии. В семье — бунтарский дух. Есть подозрение, что старший брат Петера, Ян Кюзис, работающий столяром у подрядчика, является членом социал-демократического кружка из мастеровых. Полиция произвела внезапный обыск в доме Кюзисов, но ничего не обнаружила. А в троицын день в церкви были разбросаны прокламации, бунтари-богохульники прервали богослужение и в божьем храме устроили кощунственный митинг, выкрикивая: «Долой самодержавие!», «Долой помещиков!»

Так, впрочем, было почти во всей Лифляндии, Курляндии, да и в Центральной России тоже. Царский указ о призыве новобранцев и ратников в армию в связи с тяжелыми поражениями царской армии и флота на Дальнем Востоке подлил масла в огонь. Запылали помещичьи усадьбы, дворцы баронов. Начались крестьянские волнения. Царское правительство прислало казаков. Баронов срочно произвели в «почетные приставы», предоставив им полную полицейскую власть над холопами. Не участвовал ли Петер Кюзис в вооруженном ночном нападении большого отряда бунтовщиков — их было не меньше пятидесяти — на казаков под Яунпилсом?

Октябрьский ветер охапками швыряет красные листья на головы и плечи демонстрантов. Гремит над старинной Кулдигой вечно юная, никогда не стареющая «Марсельеза». Полной грудью дышит Петер Кюзис. Ему кажется, что революция уже свершилась. Ни он, ни его товарищи не могут знать, какой долгий, трудный путь лежит впереди.


* * *


В ту же зиму зажглись в Курляндской и Лифляндской губерниях, как и во многих других губерниях Российской империи, костры повстанцев.

В конце октября власти закрыли семинарию в Кулдиге. Петер Кюзис вернулся домой, в Яунпилс. По дороге заехал к брату в Ригу, взял у него сверток с подпольной литературой. Усатый, мужественный Ян был на семь лет старше Петера. Он уже несколько лет тесно связан с революционерами.

Ян подробно рассказал младшему брату о положении в социал-демократической партии, о событиях в Риге и во всем крае. Вскоре после Кровавого воскресенья в Петербурге 9 января 1905 года в Риге состоялся Кровавый четверг. 13 января на улицы вышли десятки тысяч рабочих. Они требовали свержения царя, демократических прав и свобод. У железнодорожного моста царские войска и полиция устроили массовый расстрел. Кровь сотен людей залила булыжник. Палачи убили семьдесят демонстрантов, в том числе больше тридцати членов ЛСДРП — они шли, как всегда, впереди с красными знаменами. В Риге вспыхнула всеобщая забастовка протеста, громовым эхом прокатились по всему краю экономические стачки и демонстрации. К революции потянулось обездоленное батрачество. В канун обнародования царского манифеста народ захватил власть почти повсеместно... На борьбу поднимался весь мир рабочих и рабов!

...Петера радостно встретили родители, друзья.

— А у нас свергли волостное правление! — наперебой рассказывали ему. — Видишь, всюду красные флаги. Подобно местным Советам в центральных губерниях России, здесь организовали распорядительный комитет из надежных людей, бедняков. Революция! Петер, ты нам нужен! Надо отобрать землю у баронов и помещиков!

— В Риге я видел много воинских частей, казаков, — нахмурившись, сказал Петер. — Надо быть готовыми ко всему... Царь без боя не сдастся.

— Понимаем! Для этого мы разоружили и разогнали урядников и полицейских, сколотили свою собственную народную милицию! Иди к нам милиционером! Тебя ведь не придется учить стрелять!

Петера, этого пятнадцатилетнего рослого, решительного паренька, уже знали как смелого бойца. Когда устроили ночную засаду на казаков в лесу, он действовал отважно, хладнокровно. Нагнали тогда страху на казаков, а ведь в отряде дружинников было всего шестнадцать бойцов, вооруженных дробовиками и револьверами, собранными с бору по сосенке.

Петер Кюзис уже тогда понял, как важна перед боем разведка, как необходимо наперед знать намерения врага и его силы. Ведь это помещичья прислуга, ненавидевшая своих хозяев-угнетателей, сообщила дружинникам о карательном рейде казачьего отряда. А он, Петер, разработал соответствующий план действий. Это была первая в жизни Кюзиса разведка...

Петер Кюзис вступил и в милицию, и в партийный кружок «Скригулис». Уже тогда он понимал, что если боевая дружина может дать ему винтовку, то только партия снабдит его верным прицелом.

— Долой царя! Свободу народу! — факелами вспыхивали над возбужденной толпой бедняков страстные слова.

Как-то ночью небольшой отряд милиции совершил дерзкий налет на баронский замок — оплот контрреволюции, но был вынужден отступить — казаки. Видимо, нападения ожидали и встретили милицию губительным огнем. Это было новым уроком для Петера Кюзиса. О враге надо знать как можно больше, но враг о тебе должен знать как можно меньше...

Если семинарист Петер Кюзис был по успеваемости одним из лучших учеников, то дружинник, милиционер, боевик Петер Кюзис был душой своего отряда. Смолоду отличала его способность учиться на ошибках, анализировать оплаченный кровью опыт. А опыт этот он черпал из самого активного участия в народной борьбе против самодержавия.

На всю жизнь врезался в память Петера Кюзиса тот январский день 1906 года. 12 января в его родной Яунпилс ворвался карательный отряд. Командовал отрядом известный палач ротмистр Незнамов. Полилась народная кровь. Повальные обыски, аресты, экзекуции... По черным спискам, составленным «почетными приставами» — баронами и охранкой, каратели выжигали целые хутора.

Ускоренным курсом проходил Петер Кюзис науку классовой ненависти. Ему самому едва удалось ускакать в лес. Спаслись и некоторые дружинники-милиционеры. Они стали партизанами, или, как их называли в Латвии, «лесными братьями». Действовали отряды под руководством социал-демократов.

В заснеженном, суровом лесу пришлось пройти Петеру Кюзису курс стойкости, выносливости, вдержки. Рано вдохнул он горький запах партизанского костра, узнал холод и голод. После очередного налета на помещичью усадьбу или жандармский участок зарывались в снег, путали следы, ночевали в сенных сараях, в баньке лесного хутора. «Лесные братья»... Да, партизанская жизнь в лесу учила братству, взаимной выручке... Петер Кюзис твердо усвоил, что партизан, разведчик может побеждать лишь при широкой народной поддержке, при помощи братьев по классу. На стороне революции стояла передовая часть народа: рабочие Риги, бедняки, середняки...

Поздним вечером за оконцем, освещенным изнутри огоньком лучины, заскрипел снег, кто-то тихо постучал в дверь.

Старый Ян переглянулся с женой. Та медленно поднялась со скамейки, прижала руки к груди и прошептала еле слышно:

— Это Петерис!

Сердце матери не ошиблось. Вместе с облаком пара в натопленную избу вошел Петер. Он повзрослел, вытянулся, суровое лицо почернело. За плечом — винтовка. Молча обнял он мать и отца. Только теперь дала мать волю слезам. Сестры — Паулина и Кристина — прятали за улыбками слезы.

...Драгуны ворвались в полночь. Их явно подослал предатель — выследил, донес. Солдаты — от них разило перегаром — перерыли весь дом в поисках оружия, но винтовку с патронами не нашли: Петер надежно упрятал трехлинейку в печь.

— Где оружие? — рычали каратели. — У, волчонок, бандитское отродье!..

Они избивали подростка, повалив, пинали сапогами, а он, стиснув зубы, молчал, думал о неизвестном предателе, и все внутри у него горело от обиды, злости и жажды мщения.

И этот горький урок пригодился в жизни Кюзису.

Едва дав Петеру одеться, драгуны связали его, бросили в сани, увезли в морозную темную ночь. Взвизгнув, заскрипели массивные ворота баронского замка. Повели его, само собой, не в гости к барону — швырнули в подвал, на ледяной каменный пол. Этот подвал был первой тюрьмой юного революционера. В темных углах под низкими сводами копошились, стонали какие-то люди. Здесь томились арестованные карателями бунтовщики — бывшие милиционеры, агитаторы, члены Распорядительного комитета.

Не успел Петер забыться тяжелым сном, как с лязгом громыхнула, разбудив его, железная дверь, и кто-то проорал:

— Петер Кюзис! Выходи!

Еще не рассвело. В радужном венце мерзла полная луна над зубчатой черной стеной замка.

Петер думал, что его ведут на допрос. А это был суд. Вернее, расправа.

— В милиции состоял? — устало зевая, спросил усатый драгунский офицер с серебряными аксельбантами.

Вся волость знала, что он был милиционером. Отрицать это было бессмысленно. С врагом надо хитрить. Да, состоял. Но ни слова не сказал Петер Кюзис об участии в засадах на казаков, о бое с отрядом Незнамова, о «лесных братьях». Офицер бесновался, стучал по столу. Кюзис разводил руками:

— Мне сказали: охраняй, я и охранял. А в других делах не участвовал...

И это тоже было уроком на будущее. Уроком тактики в обращении с врагом.

Как только рассвело, в мощенный брусчаткой двор баронского замка вывели семнадцать арестованных. Их выстроили вдоль высокой каменной стены с бойницами. Напротив встало отделение драгун. Щелкнули затворы винтовок. У Петера словно оборвалось в груди сердце: расстрел!

И расстрел действительно состоялся: на глазах пятнадцати арестованных повстанцев расстреляли двоих товарищей. Смерть они приняли мужественно. Их знала и почитала вся волость. Их называли большевиками.

Петер думал, что вслед за ними попарно расстреляют и остальных осужденных, и он готов был так же смело встретить смерть, как встретили ее большевики. Но остальных подвергли телесному наказанию — каждому бунтовщику всыпали по пятьдесят шомполов. Пороли так, как встарь пороли крепостных баронских холопов.

Шомпола со свистом рассекали воздух. Казалось, шомпола раскалены докрасна, так обжигали они голую спину. Петер сцепил зубы, досчитал до тридцати и потерял сознание. Избитого, окровавленного, полуголого, бросили его в снег.

Очнулся он в домике незнакомого батрака, лежал в короткой, тесной кровати на животе и не мог повернуться. Дикая боль резала, обжигала спину. Он снова сцепил зубы. Подошла какая-то немолодая женщина, с участием и лаской взглянула на него, нежными руками, словно сестра милосердия, стала мазать израненную спину каким-то холодным жиром. Все это надо запомнить: и звериную жестокость палачей, и бесконечную доброту этой женщины. С трудом разлепил он запекшиеся губы:

— А что с товарищами?

— Слуги и батраки унесли всех по своим домам, — ответила женщина. — Боже мой! Что эти гады сделали с тобой, сыночек! Лежи тихо, я тебе и зельечко из трав сготовлю...

Недели две провалялся Петер в чужой халупе, где ухаживали за ним, как за родным сыном. Многое передумал он за эти две недели. Нет, никогда он не сложит оружия, будет бороться до конца. Этой клятве он остался верен до последних дней жизни.

СНОВА С «ЛЕСНЫМИ БРАТЬЯМИ»

Вскоре после выздоровления Петер вернулся к «лесным братьям». Было это ранней весной, перед распутицей. Он привез в отряд директиву партии о расширении партизанской войны, об укреплении связей с РСДРП. В страхе трепетали перед «лесными призраками» урядники и жандармы. Бароны и пасторы переводили за границу свои капиталы, уезжали сами. Вновь и вновь просили карательные войска из Риги и Петербурга.

Вскоре партизаны провели несколько крупных боевых операций. Одна из них — разгром волостной управы в Яунпилсе. Расстреляли предателя-писаря, выдававшего повстанцев палачам, ротмистра Незнамова, прихватили с собой очень нужные паспортные бланки. Потом спалили корчму и казенную винную лавку в имении Берзмуйжа, экспроприировав все наличные капиталы их хозяев.

По заданию «лесных братьев» Петер тайно ездил к брату в Ригу. Брат работал от зари до зари на пивоваренном заводе Кунцендорфа. Братья установили тесную связь с рижскими боевиками, с партийной организацией Малиенского сельского района. В конспиративной квартире на Ромаковской улице боевики разрабатывали планы своих действий. В их осуществлении принимал участие и Петер Кюзис.

...Случилось это в мае. Казаки-пластуны шли густой цепью, прочесывая лес. Малочисленный отряд «лесных братьев» откатывался, не принимая боя, — боеприпасы были на исходе.

Кюзису поручили прикрывать отряд — трудное, смертельно опасное дело. Командир знал: Петер выполнит приказ любой ценой.

Лежа с винтовкой за толстым замшелым пнем на пригорке, Петер оглянулся через плечо: большая часть отряда уже переправилась на тот берег Огре. Все решали какие-то минуты...

В густом ельнике впереди мелькнула казачья фуражка. Одна, вторая... Неотвратимо надвигается казачья цепь, ведя вслепую ураганный огонь. Петер берет наступающих в прорезь прицела. Спотыкаясь, падает один, опрокидывается навзничь другой... Выстрелив еще раза три по залегшим пластунам (надо экономить патроны!), Петер сменил позицию, а потом стал отползать к реке.

У Кюзиса оставалась лишь одна обойма, всего пять патронов. Он передернул затвор винтовки, но в левое плечо вдруг с бешеной силой ударило что-то одновременно тупое и острое, горячее и холодное, так что разом онемела вся рука. Вторая пуля насквозь прошила ногу. Этот удар был послабее, но встревожил больше первого — для партизана ранение в ногу всегда опаснее...

Стрелять он уже не мог. Тогда, напрягая все силы, с трудом действуя ранеными рукой и ногой, он поднялся и метнулся неловко, как подбитая дробью дикая утка, вниз к реке.

Со всего маху шлепнулся в холодную воду. Вода немного взбодрила его, прояснила сознание, и он поплыл к противоположному лесистому берегу, изо всех сил загребая здоровой правой рукой, волоча в воде будто парализованную ногу. Сгоряча он не чувствовал еще особой боли, но его страшила странная немота почти половины тела.

До чего же широка эта Огре! Летом ее воробей вброд перейдет, а сейчас залила она окрестные луга...

Казаки выскочили на берег Огре как раз в ту минуту, когда он выбирался на другой, спасительный берег. Раненая нога подламывалась под ним, тянула обратно в цепкие, ледяные объятия реки. Сзади раздалось сразу несколько выстрелов. Коротко взвыли пули над рекой. Но Петер не слышал этого. Перед его глазами вдруг все вспыхнуло нестерпимой яркости алым огнем, и наступил беспросветный мрак.

...Семеро «лесных братьев» лежали мокрые, окровавленные у берега лесной реки. Отряд ушел в глубь леса, а они остались. Четверо были убиты в перестрелке. Двоих, тяжелораненых, пристрелил сотник. А седьмой...

Один из стражников обыскал Петера, нашел какие-то документы, конверт с рижским адресом. Ого! Это, видно, не простой бандит, хоть и молод!

— Господин сотник! — неуверенно проговорил стражник. — У этого бандита, знать, связь с Ригой была. Вот документы!..

— Добре! — порешил сотник, крутя ус. — В лазарет его! А там допросят, выяснят его связи с Ригой!..

Кинули с мертвецами в фурманку. Повезли.

...Жандармское отделение в Вендене. Лазарет, запах карболки, Сердобольный пожилой фельдшер осмотрел его раны и тихо сказал:

— Ну, парень, жить тебе сто лет, не иначе! Как есть, завороженный ты от пуль. Первые две раны — в плечо и ногу — зарастут как на собаке. А третья рана... То ли на излете была пуля, то ли рикошетом угодила, только застряла она в черепе, не повредив мозга. Это, ей-богу, просто чудо!

— Операция будет? — шепотом спросил обессилевший Петер.

— Зачем операция? — удивился фельдшер, разглаживая усы. — Во-первых, от добра добра не ищут, а во-вторых, тебе все одно крышка. Таких, как ты, не милуют!..

И верно. Вылечили. Допрашивали о «лесных братьях», о связях с Ригой — он молчал. Судили снова военнополевым судом. Было это в Ревеле, уже в 1907 году. На этот раз все было чин чином: «Встать, суд идет!» — и портрет батюшки царя в полковничьем мундире во весь рост за спинами господ судей, прокурор, защитник...

— Приговорить к смертной казни!..

Оловянный взгляд невозмутимого императора, напыщенные породистые лица судей-офицеров. Суд скорый и неправый: до совершеннолетия суд не имеет права отнимать жизнь у подданного империи! Закон есть закон...

Снова — инсценировка суда:

— ...а посему приговаривается по статье 102, часть 2, и статье 279 XXII Книги свода законов к тюремному заключению...

В делах царского департамента полиции сохранились тюремные фотографии семнадцатилетнего революционера. Анфас и вполоборота, в рост, у тюремной двери. В глазах, в лице, во всем облике — дерзкий вызов, несгибаемая воля, жгучее презрение к царским опричникам. В другом деле — фотография арестанта Яна Кюзиса, брата Петера. Тот же пылающий, бесстрашный взор, та же ненависть к царской опричнине. Одну дорогу выбрали в жизни братья, и с этой дороги не заставили их свернуть никакие вихри враждебные, никакие темные силы...

...Годы тюрьмы не пропали даром. Встречи и беседы в острогах с «политическими», со старыми, закаленными, знающими большевиками, труды Ленина, партийная и общеобразовательная литература, проникавшие сквозь толстые стены в казематы и застенки царизма, Маркс и Гегель, Пушкин и Толстой, горячие споры, знакомство с участниками вооруженных восстаний в Петербурге, Москве и других городах, живой, творческий обмен опытом. Большевики превратили государеву тюрьму в партийную школу за решеткой, в лагерь боевой подготовки к новым, еще более жарким классовым сражениям.

Уже после того, как Латвия стала советской, чудом уцелевшие архивы этого края рассказали захватывающую историю слежки охранки за братьями и сестрами Кюзис — четырьмя пролетариями-революционерами. Петер и Ян, Паулина и Кристина — все они находились под негласным надзором департамента полиции. В секретных донесениях полицейских агентов то и дело мелькают имена Яна, Кристины и Паулины. По донесениям шпиков, все они сеяли смуту и крамолу, распространяя в Риге нелегальную литературу. В феврале 1908 года полиция арестовала Яна на революционной рабочей сходке. Вскоре в Риге состоялся судебный процесс сорока четырех «смутьянов». Ян получил четыре года тюрьмы.

В 1909 году, напутствуя освобожденного политического арестанта Петера Кюзиса, начальник тюрьмы сказал:

— Надеюсь, тюрьма послужила тебе хорошим уроком!

Зря надеялся господин начальник тюрьмы. В сохранившихся донесениях полицейских ищеек Риги за 1911 год встречаются такие рапорты:

«9 апреля, в субботу, с 10 часов вечера в лесу за городом (за Александровскими воротами) наблюдалось собрание социал-демократической фракции. Затем перешли к выборам в центр фракции. Назначены следующие кандидаты: ...Петер Кюзис».

«Массовка IV района состоялась в лесу по Санкт-Петербургскому шоссе, в верстах II за городом в ночь на II июля. Присутствовало 107 человек. В числе пропагандистов Петер Кюзис».

Полиция дала лестную характеристику юному трибуну: «Петер Кюзис — один из известнейших деятелей социал-демократии».

Словно в подтверждение этой оценки врага, летом 1911 года IV район Риги единогласно избирает Кюзиса своим делегатом на съезд социал-демократической партии Латышского края.

Петер действовал тогда под разными конспиративными именами: Малениетис (Далекий), Скуя (Хвоя), Саша и Павел. К последнему псевдониму ему было суждено вернуться.

В августе 1911 года Петера Кюзиса вторично арестовали и предали суду.

Декабрь 1911 года. Снова бьющая на устрашительный эффект бутафория судилища.. Позолота на массивной дубовой мебели, все тот же портрет Николая II, двуглавый орел и обнаженные сабли солдат-стражников. На этот раз Петера Кюзиса, уже вполне совершеннолетнего, судили за принадлежность к социал-демократической партии.

— По статье 102, часть первая...

Его приговорили к долгой ссылке в Восточную Сибирь и отправили по этапу за Урал, в далекую Иркутскую губернию. Ему было тогда немногим более двадцати лет... Спустя много лет, вспоминая свою революционную юность, он писал:

«Хочу лишь отметить, что сознательных социал-демократов в наших сельских организациях в то время было очень мало. Большинство было просто из революционно настроенных крестьян, прочитавших несколько воззваний и пару брошюрок, которые, движимые одним недовольством, ставили своей задачей свержение ненавистного им царизма и ига помещиков-баронов. Было много революционного романтизма, но мало сознательности. Но, несмотря на это, люди боролись очень стойко и честно клали свои головы за революцию. Лично я жил тогда в экстазе революционного романтизма и за изучение теории взялся лишь в тюрьме».

Это писал уже умудренный жизнью, способный к трезвому научному анализу военачальник Рабоче-крестьянской Красной Армии. Но революционным романтиком он остался до конца...

«НАС ВОДИЛА МОЛОДОСТЬ В САБЕЛЬНЫЙ ПОХОД...»

Жизнь настоящего большевика, каким был Петер Кюзис, всегда нерасторжимо связана с жизнью и борьбой партии. А с февраля 1917 года судьба Петера Кюзиса связана в один узел с революционной судьбой не только Латвии, но и всей страны.

На вопрос в одной из первых советских анкет об участии в октябрьском перевороте Петер Кюзис ответил с предельной скромностью: «В Петрограде исполнял разные поручения ЦК».

Что стоит за этими словами? Именно на таких бойцов революции опирался, готовя вооруженное восстание, Ленин. Именно таких людей подбирал, готовясь к штурму Зимнего, Антонов-Овсеенко. Пути в революцию этих двух большевиков — одного из непосредственных руководителей исторического штурма — Владимира Александровича Антонова-Овсеенко и одного из убежденных его сподвижников Петера Кюзиса — во многом похожи. Первый был лишь на шесть лет старше второго. Антонов-Овсеенко еще в военном училище, на два года раньше Кюзиса, установил связь с большевиками. Тоже был боевиком, держал связь с большевистской организацией в Варшаве. Тоже был арестован за участие в военном восстании — в Севастополе. В 1906 году, как и Петер Кюзис, был приговорен к смертной казни, замененной двадцатью годами каторги. Тоже бежал. И вот он в яростном потоке солдат и матросов врывается на Дворцовую площадь 25 октября 1917-го...

В ЦК РСДРП знали: Петер Янович Кюзис, партийная кличка Папус, в ссылке достал подложные документы на имя Яна Карловича Берзина и совершил весной 1914 года, перед империалистической войной, побег из Сибири[22].

Он пробрался на родину, повидался в Яунпилсе с близкими. Отец не дождался его — умер в шестьдесят лет, мать хворала. В Риге, будучи на нелегальном положении, Петер сразу активно включился в партийную работу.

Кюзису-Берзину помогли устроиться на работу — учеником слесаря. Он гордился званием пролетария — хозяина будущего. Но главным делом оставалась партийная работа. Пропагандист Папус становится все более заметной фигурой на нелегальных массовках и митингах, во время стачек и на рабочих собраниях.

Когда началась мировая война, он скрывается от мобилизации, по заданию партии ведет агитационную работу в войсках на Двинском участке Северо-Западного фронта, распространяет «Окопную правду», призывает солдат повернуть штыки против царя.

В военных условиях дьявольски тяжело было вести партийную работу. Почти все рабочее население Латышского края эвакуировалось на восток. Много времени уходило на восстановление прерванных партийных связей.

Охранка шла по пятам, перед глазами вновь вставал призрак знакомой ему каторжной тюрьмы. Пришлось бежать сначала в Псков, оттуда в Петроград, где все уже бурлило.

Слесарь Ян Берзин стал членом партийного комитета в Выборгском районе, вновь бастовал, дрался с казаками, деятельно участвовал в Февральской революции. Сразу после нее уехал в Ригу, получил задание руководить латышской партийной типографией, стал членом редакции газеты «Пролетариат Циня», выполнял ответственные поручения... И вот Октябрь. Это была величайшая в истории победа, но большевик Ян Берзин отлично понимал, что революция на этом не кончится. И он не ошибся, хотя вряд ли представлял, каких жертв будет стоить защита завоеваний Октября, какого непрестанного, титанического труда и какой неизбывной энергии потребует лично от него революция.

На открывшемся 7 ноября Втором Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов было образовано рабоче-крестьянское Советское правительство во главе с В. И. Лениным; вскоре Ян Берзин был направлен на работу в аппарат нового правительства. Слесарь стал начальником канцелярии наркомата местного управления, а затем секретарем и заместителем заведующего отделом местного хозяйства Наркомвнудела. Целый год и четыре долгих месяца этого бурного, тревожного времени проработал двадцатисемилетний большевик на этих постах, целиком отдавая себя большой непривычной работе.

Грозным набатом прозвучала летом 1918 года весть из Ярославля: вспыхнул мятеж, поднятый белогвардейцами и эсерами. С подразделением красноармейцев Ян Берзин выехал в Ярославль. Он вел бой с мятежниками у станции, у моста через реку, штурмовал штаб мятежников... Через две недели восстание было полностью разгромлено.

Тревожили Яна вести из родного края. В ноябре 1918 года реакционер, антикоммунист Ульманис провозгласил «независимость» буржуазной Латвии. Но через месяц трудовой народ свалил клику Ульманиса и провозгласил власть Советов. Съезд Советов Латвийской Советской Республики принял декрет о национализации земли. Народное правительство Латвии в декрете 25 апреля 1919 года объявило о высылке за пределы Латвии баронов, помещиков и дворян. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика признала Латвийскую Советскую Республику.

В марте 1919 года Ян Берзин приехал в Советскую Латвию, его родную Латвию. Какие встречи были в Риге с товарищами по партии, с братом, сестрами!.. Его увезли отсюда когда-то в кандалах, потом он бежал из этих мест, преследуемый охранкой, человек вне закона, беглый, ссыльный, государственный преступник, а сейчас назначен на пост заместителя Наркомвнудела Латвийской Советской Республики.


Именно Железный Феликс и рекомендовал Берзина на руководящую работу в Разведуправление Красной Армии. С декабря 1921 года — заместитель начальника этого высшего штаба военной разведки. В 1922 г. под фамилией Дворецкого побывал Берзин впервые в Берлине, Праге, Варшаве. 5 марта 1924 года партия и командование Красной Армии назначили его на пост начальника Разведупра. Он был нашим разведчиком номер один, организатором и строителем советской военной разведки. Долгие годы шел Старик в головном дозоре Красной Армии.


Но Советская республика находилась в огненном кольце фронтов. Враги наседали. Они подходили все ближе к столице Советской Латвии. 22 мая 1919 года Красная Армия оставила Ригу... В город снова вернулись бароны, помещики, националисты, поддержанные германскими войсками. Началась дикая расправа. Погибли тысячи патриотов. Бывший замнаркомвнудела и член Рижского городского комитета партии немедленно взял винтовку, встал в ряды рижского рабочего батальона, где многие знали Берзина по старому партийному псевдониму Папус.

Через месяц Берзина назначили начальником штаба батальона. В боях с белогвардейцами он вновь пролил кровь за революцию, получив серьезное ранение. Снова лазарет. Ту казачью пулю и в этот раз не вынули из черепа — не вынули и позже.

Едва залечил раны — приказом по армии утвердили на должность начальника политотдела Петроградской дивизии. Эта дивизия отбивала отчаянные атаки белогвардейцев, героически контратаковала их, задержала опасное продвижение врага к Петрограду. В решающих боях особо отличился начальник политотдела, и уже в августе Берзин занимает важный и ответственный пост начальника Особого отдела ВЧК XV армии. С этой армией под руководством командующего фронтом M. H. Тухачевского дошел он, сражаясь против белополяков, до ворот Варшавы, а потом выполнял задание самого Феликса Дзержинского по эвакуации наших войск из Белостока.

В начале декабря 1920 года начальник Особого отдела XV армии получил телеграмму-молнию от своего начальника — председателя ВЧК Феликса Эдмундовича Дзержинского. Ян Берзин откомандировывался в распоряжение Региструправления.

Что такое « Региструпр», Берзин уже знал — так называлось первое в истории молодой Красной Армии разведывательное управление.

Не случайным, а глубоко закономерным и символичным следует считать тот факт, что чекист Берзин был направлен на руководящую работу в военную разведку. Куя меч и щит революции, председатель ВЧК заботился о том, чтобы у этого непобедимого меча было обоюдоострое лезвие. Армия нового типа не могла существовать без разведки нового типа. А Берзина Ф. Э. Дзержинский отлично знал, знал, что может положиться на него в самом важном деле. Начальнику Особого отдела ВЧК XVармии не раз приходилось выполнять его поручения.

Берзин прибыл в Москву, в «Региструпр», в буденовке и кожаной фронтовой сбруе, с маузером в деревянной колодке. Он стал начальником одного из отделов.

Говорят, у Дзержинского было рентгеновское зрение, он видел людей насквозь, у него было особое чутье на друзей и врагов, он знал, кому можно, а кому нельзя доверять. Что же; и в товарище Берзине-Кюзисе он не ошибся.

27 декабря 1921 года Павел Иванович Берзин был назначен заместителем начальника Разведуправления штаба РККА. Павел Иванович Берзин? Да, так обычно называли в разведке, да и во всем штабе РККА Петера Яновича Кюзиса-Берзина. И еще его называли «Стариком». Может быть, потому, что он рано поседел.

Сестра Берзина Паулина Кюзис — в 1975 году ей пошел восемьдесят девятый год — так объясняет один из псевдонимов брата — Павел:

— Этим русским именем Петер стал называться еще в 1909 году, когда вышел из царской тюрьмы с седыми в девятнадцать лет висками и вновь окунулся в революционную работу. Мы, его родные, отлично понимали, откуда он взял это имя. «Русским Павлом» у нас в деревне все звали нашего деда Пауля по отцовской линии, который отслужил в царской армии двадцать пять лет, участвовал в обороне Севастополя...

Неспокойно было в мире после «последней из войн», после Версальского пира победителей.

Отгремели залпы Гражданской войны и интервенции в России. Советская власть выстояла, победила. Но враги продолжали свои происки. Экономическая блокада, шантаж, диверсии — все было пущено в ход, чтобы ликвидировать завоевания Октября. Поэтому неспокойно было и в невысоком шоколадного цвета доме, затерявшемся в одном из бесчисленных московских переулков. Весь мир должен был видеть из окон этого дома Ян Карлович Берзин, он же Павел Иванович, он же Старик.

«НО РАЗВЕДКА ДОЛОЖИЛА ТОЧНО...»

Старик погрузился в сложную, трудную работу. От него ждали почти невозможного: он должен был безошибочно и вовремя информировать советское командование о любой попытке нового нашествия врагов. Более того, он обязан был знать, какие козни плетутся в генеральных штабах вероятных противников. Ему необходимо было знать как можно больше о военном потенциале агрессивных государств, знать, какое новое оружие куют враги, какие воинственные сговоры вынашиваются в Берлине, Лондоне, Париже, Риме, Токио...

Все это требовалось для обеспечения безопасности Страны Советов в условиях капиталистического окружения. Без точной и своевременной информации о военном положении молодого рабоче-крестьянского государства невозможно было правильно планировать восстановление и развитие народного хозяйства, государственный бюджет, направление индустриализации страны.

Но откуда взять силы для такого богатырского подвижничества? С фронта тридцатилетний Старик привез шрамы нелегких ранений, невралгию, хронический бронхит, у него начинался, как на грех, активный процесс туберкулеза легких. Давали себя чувствовать партизанское лихолетье, царская тюрьма и ссылка, фронт. А лечиться некогда, не затем его в Москву вызвали...

Не рыцарем плаща и шпаги мнил себя Старик — он видел себя часовым Родины. И не было в его глазах почетнее службы.

В далеком 1905 году милиционер-дружинник Петер Кюзис стоял с винтовкой на часах у дома Распорядительного комитета. В доме собрались революционеры, а он, Петер, охранял их. И теперь стоял Павел Иванович Берзин на страже революции, только дом, который он охранял с товарищами по службе, вмещал всю Советскую страну...

Берзин понимал, что ему не хватает образования. Пришлось поступить в Пролетарский университет, выкраивать часы для занятий, читать по ночам до цоканья первого извозчика за окном, до серого московского рассвета..

Старик понимал, что не хватает ему и знаний чужих стран, непосредственного и живого знакомства с «закордонными» условиями.

Его отговаривают в штабе РККА, не хотят рисковать им — зачем, мол, совать голову в пекло. Но он, как обычно, умеет поставить на своем. В 1922 году отправляется в довольно продолжительную поездку — в Берлин, Прагу, Варшаву. Приходится принять совершенно новый облик: на носу золотое пенсне, одет по западноевропейской моде. Фамилия — Дворецкий...

В служебной анкете 1922 года появляется многозначительная запись: «Вопрос: Какие государства изучал и каким образом? Ответ: Западные, по долгу службы в Разведупре».

23 марта 1924 года Берзин назначен на должность начальника Разведупра.

Документы, оставленные Стариком, имеют сегодня большую историческую ценность. Целиком сохранилось «Дело тов. Берзина Я. К. Московской организации РКП (большевиков) Хамовнического района. Начато 9 февраля 1922 года...».

От пожелтевших, хрупких бумаг с поблекшими чернильными строчками, написанными самим Стариком, веет грозовой весной революции. Дорога здесь каждая деталь, каждая крупица информации, помогающая воссоздать благородный образ одного из первых разведчиков Красной Армии.

В анкете Всероссийской переписи членов Российской Коммунистической партии (большевиков) № 76/1727 указывается номер партбилета Старика, выданного политотделом XV армии, — 729826. К тому времени Ян Берзин состоял членом партии уже шестнадцать с половиной лет, был членом Общества старых большевиков.

Наряду со своей адски нелегкой военной службой Старик активно участвует в партийной жизни. Партийная ячейка управления, в которую он входит, занимает последовательную ленинскую позицию в разгоревшейся драматической и упорной, как на фронте, борьбе с Троцким. А Троцкий сидит прямо над головой — в Реввоенсовете Республики. Еще в дни горячей дискуссии о профсоюзах основная масса ячейки пошла за Стариком — против Троцкого. В 1923 году Берзин повел коммунистов в еще более решительное наступление на троцкистов — к этому звала его верность делу Ленина, страстная убежденность настоящего коммуниста-большевика. К его слову, спокойному, взвешенному, мудрому, прислушивались и те, кто в отцы ему годились. Сказывалась, конечно, непрерывная, упорная, целенаправленная учеба, намного расширившая кругозор.

Партийность — вот что прежде всего отличало и рабочий стиль Старика. Однажды на совещании в управлении, подводя черту под очередным обсуждением оперативных вопросов, Старик оглядел собравшихся и тихо, раздумчиво сказал:

— Я верю вам, товарищи, как коммунистам, и убежден, что и на той стороне, где бы вы ни были, вы всегда и всюду останетесь коммунистами, не сдадите своих позиций.

Слово Старика было законом для каждого работника. Старик не командовал, не приказывал. Он просил... И этого было достаточно.

Жизнь Берзина в это время год за годом складывалась как бы из ежедневных сеансов одновременной шахматной игры на множестве досок. Часто игра была чисто интуитивной. Самые лучшие шахматисты, гроссмейстеры международного класса, знают, как изматывают духовно и физически такие сражения. Но в игре, которую вел день за днем Старик, он имел дело не с пешками, а с людьми, каждый из которых был по-своему мастером. А. противниками Старика в этой «игре», в этой битве умов, выступали зубры британской Сикрет Интеллидженс Сервис, германского Абвера и СД, французской Сюртэ, белопольской Дефензивы и «двуйки», румынской Сигуранцы. Всех своих противников Старик знал досконально.

Когда Яна Берзина провожали из Особого отдела ВЧК XV армии, его сотрудники-чекисты всерьез пригорюнились. Жаль было расставаться с хорошим, умным начальником. На прощание они подарили ему именной портсигар и художественно оформленный адрес, в котором эти суровые люди не очень умело, но без лести говорили о высоком уважении к своему начальнику:

«Товарищ Берзин!

Выражая настоящим свое огорчение по поводу Вашего неожиданного ухода, не только как редкого и незаменимого начальника, но в особенности как одного из наших более уважаемых товарищей, мы вместе с тем считаем своей обязанностью высказать прямо и открыто без всякой лести, как коммунисты, что Ваши гуманные отношения ко всем, Ваши знания, опыт, прямота, простота и стойкость были для нас всегда примером не только в общей обыденной, но и в партийной нашей работе.

С Вашим уходом мы лишаемся товарища, который при всяких обстоятельствах умел указывать тот верный путь, по которому должен идти не только особист, но и честный и идейный коммунист. Эти два сочетания Вы умели не только указывать нам, но и сами проводить в жизнь.

Мы верим, что память о Вас не изгладится и что Вы на своем новом посту останетесь и впредь нашим старшим, искренно уважаемым товарищем.

В знак признательности и уважения к Вам преподносим наш общий подарок — портсигар».

Несколько странно звучала по тем временам фраза о «гуманизме» товарища Берзина. Он и впрямь славился редкой душевностью, скрупулезной осмотрительностью в разборе всякого дела, уважением к людям; но все это сочеталось у него с полной безжалостностью к настоящему и неисправимому классовому врагу. Но Берзин никогда не допускал ни малейших нарушений революционной законности и гневно осуждал такие случаи.

Берзин высоко ценил и любил Феликса Эдмундовича Дзержинского — кристально чистого рыцаря революции — и с самого начала сознательно подражал тому, по чьей рекомендации возглавил военную разведку. Уважал он председателя ВЧК безмерно, на Дзержинского равнялся в борьбе с Троцким, с ним держал постоянно совет. Неоценимые плоды давало такое деловое, товарищеское сотрудничество. Множество раз приходил ему на выручку Дзержинский, подбрасывал идеи, решал, казалось бы, неразрешимые головоломки, исподволь приучая понравившегося ему боевика-латыша делать большое дело без посторонней помощи.

Как военачальник, Старик рос вместе с Красной Армией, с ее штабом, со всей страной, семимильными шагами отмеривая пройденный путь. Все чаще привлекали его для выступлений от MК и МГК на фабриках и заводах. Немногие слушатели знали, конечно, чем занимался этот красный командир, присланный горкомом, какие документы и радиограммы по специальной линии подписывает он служебным псевдонимом Старик.

В день десятилетия РККА, 23 февраля 1928 года, Берзин Ян Карлович был награжден орденом Красного Знамени. В тот день во всех уголках шестой части света славили родную армию, пели песни в ее честь: «Но от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней!» И почти никто, разумеется, не знал, кто шел тогда в головном дозоре армии...

ЛЮДИ МОЛЧАЛИВОГО ПОДВИГА

Так называл Берзин направляемых за кордон собранного, сосредоточенного Рихарда Зорге, умело скрывавшего волнение Маневича, экспансивного, отважного болгарина Ивана Винарова...

Год за годом нескончаемой чередой проходили через его кабинет никому не известные, самоотверженные, до конца преданные делу партии и Родине люди, рыцари без страха и упрека.

Они уходили за кордон, как ныне улетают в таинственный, полный неизведанных опасностей космос первооткрыватели Вселенной. И Старик ночей не спал, пока на стол его не ложилась долгожданная радиограмма. Лиха беда начало! А сколько еще бед подстерегало смельчаков, которые, оставив дома имя и биографию, ушли навстречу смертельным опасностям.

Неуловимые, неустрашимые наши разведчики бросали дерзновенный вызов всесильному, казалось бы, военно-полицейскому аппарату враждебного государства, храбро вступали в неравный бой, свято веря, что и один в поле воин.

У этих бойцов невидимого фронта не было и не могло быть ничего общего ни с агентами ЦРУ или Интеллидженс Сервис, ни тем более с «героями» Флеминга.

Кто такой советский военный разведчик? Прежде всего, это советский человек, патриот и интернационалист, выполняющий ответственное задание во имя идеалов мира и прогресса. Его мораль всецело подчинена интересам рабочего класса, интересам социализма.

Берзин глубоко уважал и любил своих лучших помощников. Можно сказать, преклонялся перед ними. И делал все, что в человеческих силах, чтобы помочь им, выручить из беды. С большим вниманием и чуткостью опекал он на Родине родных и близких тех, кто находился далеко от нее в «длительных командировках». Он понимал, как важно людям, ежечасно, ежеминутно рисковавшим на чужбине головой, знать, что дома, в семье у них все в порядке. Старик за всем присмотрит, по-отечески позаботится. Искренне сочувствовал он женам и матерям своих сотрудников, их детям, никогда не забывал послать им весточку о том, кто сам годами, бывало, не мог писать домой.

Не из психологического расчета, пусть и верен был бы такой расчет, а по велению сердца обнимал Старик на прощание своих посланцев — все они были его воспитанниками — и как сыновей отправлял он их на бой. При этом он всегда давал понять, что верит в них, как в самого себя. И эта душевная смычка была жизненно необходима тем, кто уходил на задание, так же как теплое напутствие Старика.

Берзин уделял первостепенное внимание архиважному делу подбора и расстановки кадров, пользуясь при этом испытанными партийными мерками. На передний план выдвигал он патриотизм работника, его преданность Родине и Коммунистической партии, его политическую идейность. Он ценил в работнике силу воли, твердость характера, неподкупность, готовность к самопожертвованию. И конечно, наблюдательность, умение тонко анализировать и оценивать увиденное и подмеченное в стане врага.

Лучших своих помощников Старик тщательно отбирал из героев революции, из когорты бойцов, закаленных в огне Октября и Гражданской войны. Ему требовались не просто отчаянные смельчаки, люди действия, а незаурядные, выдающегося ума борцы, с фантазией и воображением, умеющие самостоятельно мыслить, ориентироваться в любой, самой сложной обстановке.

Благодаря огромной собранности, удивительной работоспособности и редкой памяти Берзин ежедневно с феноменальной скоростью прочитывал многочисленные донесения и сводки и держал в голове весь этот сложный и изменчивый — и такой важный — калейдоскоп. Он умел сохранять невозмутимое хладнокровие и внешне абсолютное спокойствие и при неудачах, когда они случались.

Когда от перенапряжения в работе совсем становилось невмоготу, когда в безбрежном эфире внезапно умолкал далекий голос или случалась другая беда, Старик выходил из кабинета со словами: «Пойду-ка я тряхну стариной!» Спускался в подвал, где работал в своей мастерской слесарь Славин, и, отводя душу, мастерил там что-нибудь у станка, постепенно успокаиваясь...

Неверно, что Берзин был простым человеком, каким часто с восхищением описывают его бывшие подчиненные. Да, он был прост в обращении, не терпел высокомерия и зазнайства, не любил приказного тона, поддерживал со всеми сотрудниками товарищеские, дружеские отношения, даже, когда выпадала возможность, выезжал с работниками управления по выходным за город, играл с ними в городки и волейбол, веселился и шутил. Все это верно. Но как военный руководитель, занимавший важный и ответственный пост, как организатор многотрудного дела большого масштаба и большой государственной важности он был отнюдь не прост. Это был человек огромных, многогранных способностей, блестящего ума, словом, недюжинный человек. И недаром многочисленные аттестационные комиссии Наркомата обороны, всесторонне проверив работу начальника управления, неизменно делали один и тот же вывод: «Вполне соответствует занимаемой должности». Звучит вроде суховато, но вспомните, о какой должности идет речь и легко ли подобрать человека, который бы ей «вполне соответствовал». А Берзин соответствовал...

Ян Карлович Берзин постоянно чувствовал, какое огромное внимание уделяет партия его управлению, и умел направить все действия и помыслы руководимого им коллектива на выполнение партийных указаний.

Старик любил свое дело, был беззаветно предан этому делу и отдавал ему всего себя целиком, отчетливо сознавая всю его важность. И еще — он очень любил людей, верил в них, знал, на кого какой груз возложить, и постоянно руководил повышением политических, военных и специальных знаний всего коллектива в целом и каждого сотрудника в отдельности. Все это обеспечивало успех ему и его управлению. Старик был убежден, что каждый год приближает мир к большой войне, и он многое сделал, чтобы его служба оказалась на высоте и в этом главном испытании...

В апреле 1935 года корпусной комиссар Ян Карлович Берзин неожиданно получил новое назначение — нарком обороны подписал приказ о назначении его на должность заместителя командующего ОКДВА — славной Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. Назначение было, безусловно, почетное. Старик давно мечтал познакомиться поближе с Востоком. А теперь над дальневосточным пограничьем все явственнее сгущались грозовые тучи... Но как он оставит управление — дело, к которому он прирос всем сердцем за пятнадцать лет!

Нарком обороны К. Е. Ворошилов дал такую оценку Берзину:

«Преданный большевик-боец, на редкость скромный, глубоко уважаемый и любимый всеми, кто с ним соприкасался по работе. Товарищ Берзин все свое время, все свои силы и весь свой богатый революционный опыт отдавал труднейшему и ответственнейшему делу, ему порученному...»

Приказ есть приказ — надо ехать.

Четырнадцатилетний сын Старика, Андрей, голубоглазый, темноволосый, такой похожий на отца, умолял взять его с собой: тайга, уссурийские тигры, женьшень, все, как у Арсеньева в «Дерсу Узала»!

— Нет, Андрюша! — отвечал отец, ероша седой бобрик. — Тебе учиться надо. Да и еду я не на тихоокеанский курорт...

Жена смотрела на мужа с немым укором. В течение многих лет все время и всего себя отдавал муж работе, первым приходил на службу, последним — часто глубокой ночью — уходил. И вот — разлука.

— Сядем перед дорогой! — тихо сказала жена.

Старик сел у окна, остановил взгляд на настенной карте обоих полушарий. На Европейском континенте зловеще темнело коричневое пятно фашистской Германии. Надолго ли удастся оттянуть войну? Он не мог знать, что судьба отмерила ему, еще не старому, сорокапятилетнему генералу, всего года два — три, что доброволец Андрей Берзин, двадцати лет, добьется зачисления в армию и погибнет смертью героя в этой войне.

Берзин встал, торопливо застегнул ворсистую темносерую шинель с тремя «ромбами» в красных петлицах.

У подъезда внизу ждала генштабовская «эмка».

Стоя у окна вагона в поезде Москва — Владивосток, он молча смотрел на проплывавшие мимо городские окраины.

Неужели пора уже подводить итоги работы в управлении?

Что ж, он мог с полным основанием, положа руку на сердце, сказать себе, что выполнил свой долг сполна, сделал и то, что порой казалось невозможным. Он оправдал доверие партии и командования, доверивших ему и его людям неслыханно сложную и жизненно важную для государства, для судеб социализма задачу. Их работа была одним из главных звеньев в обеспечении безопасности Родины. Была создана крепкая, основанная на ленинских принципах служба, которая с самого начала явилась службой нового типа, зорким и надежным часовым первой в мире социалистической державы. И теперь у нее крепкие традиции.

За окном — Хабаровск.

На границе тучи ходят хмуро.

Край суровый тишиной объят...

Долго не оставляли его думы о своем главном деле, о бойцах невидимого фронта, хотя он исправно, со всегдашним своим тщанием и блеском работал на новом посту. Много читал, детально знакомился с новым для него краем.

В Хабаровске Ян Берзин близко сошелся с прославленным героем Гражданской войны и видным военачальником Красной Армии Блюхером. Восхищался, какой путь успел пройти Василий Константинович. Старый большевик, подпольщик, председатель ревкома Челябинска. Четыре ордена Красного Знамени за Гражданскую войну. Боевых ран не сосчитать. Жизнь — песня!

Старик крепко полюбил Блюхера, человека редкой, красивой души, бесстрашия и большого полководческого таланта. А Блюхер в Берзине ценил партийный опыт, масштабность военного мышления, исключительную эрудицию во всех вопросах, касающихся иностранных вооруженных сил, в особенности армий вероятных противников СССР. Они часто встречались на даче Блюхера, вели нескончаемые разговоры, так или иначе касавшиеся надвигавшейся войны...

Прошел год, и опять резкая перемена в жизни Берзина. Осенью 1936 года прибывающих в Испанию советских добровольцев встречал главный военный советник республиканской армии. Это был Ян Карлович Берзин. Только здесь у него была другая фамилия — Гришин. А вместо гимнастерки с тремя «ромбами» — хорошо сшитый штатский костюм...

ОН ЖЕ ГЕНЕРАЛ ГРИШИН

«Над всей Испанией безоблачное небо...» Невинная метеосводка, переданная 18 июля 1936 года радиостанцией города Сеута, была сигналом к фашистскому мятежу. От Гибралтара до Пиренеев против Республики, против законного правительства Народного фронта восстали поднятые испанской реакцией войска.

Советский Союз решительно выступил в защиту Испанской Республики, рассматривая борьбу испанского народа против мятежников и помогавших им фашистских Германии и Италии не только как дело самих испанцев, но как общее дело всего прогрессивного человечества.

По просьбе Республики Советский Союз дал согласие на поставку в Испанию оружия и боевой техники. С начала октября 1936 года Советское правительство стало отправлять в Испанию военных специалистов-добровольцев.

Еще в первые дни октября в Берлин поступило сообщение от агентуры в Мадриде: «Сюда црибыл главный военный советник Республики советский генерал Гришин». Об этом сразу же было доложено шефу Абвера адмиралу Канарису, а затем Марио Манчини (под этим именем скрывался Марио Роатта, начальник итальянской военной разведки) и главе франкистской разведки генералу Кампосу Мартинесу. Их не смутило появление в испанской столице неизвестного русского генерала: ни он, ни его отряд советников и добровольцев, считали они, все равно не смогут помочь Республике. Со дня на день Мадрид будет взят франкистами. И если его не возьмут четыре колонны войск генерала Франко, то его захватит пятая колонна, действующая в самом Мадриде.

Имя генерала Гришина было неизвестно и подавляющему большинству советских людей в Испании. Лишь очень немногие знали Старика, как называли его соратники, знали об истоках его недюжинного военного опыта и выдающейся воинской доблести.

Франкистский мятеж застал Яна Карловича Берзина на краю света — в Хабаровске, здесь с апреля 1935 г. он являлся заместителем В. К. Блюхера, командующего Отдельной Краснознаменной Дальневосточной Армией. Берзин был срочно вызван в Москву, где прочитал приказ наркома: Испания, главный военный советник Республики. Отныне Я. К. Берзин — генерал Гришин.

Положение на фронтах становилось все тревожнее. Народная милиция отступала под напором франкистов. 15 октября они начали наступление на Мадрид. 16 октября фашисты деблокировали свой гарнизон в Овьедо, осажденный астурийскими шахтерами, 19-го и 20-го сорвались две атаки республиканцев. 23 октября прибыли первые подразделения итальянцев. К 25-му фашисты продвинулись на 40 км. 31 октября они возобновили наступление и в начале ноября вышли на ближние подступы к Мадриду.

6 ноября в 15.00 премьер-министр социалист Ларго Кабальеро объявил о своем решении немедленно эвакуировать правительство из Мадрида в Валенсию, поскольку положение столицы безнадежно. Одновременно он обязал покинуть Мадрид, чтобы не дискредитировать правительство, и руководителей всех партий Народного фронта, включая коммунистов.

О решении Кабальеро генералу Гришину сообщил по телефону не кто иной, как начальник генштаба и заместитель военного министра генерал Асенсио, причем сделал это, уже направляясь к своему лимузину.

Что ж, правительство пусть эвакуируется, но Мадрид не должен быть сдан фашистам! Берзин вспоминал, как дьявольски трудно было работать с Кабальеро и его генералами, не верившими в революционную силу народа. Сколько испанские коммунисты и он, главный военный советник, потратили сил, чтобы убедить Кабальеро заняться конкретным решением великого множества важнейших вопросов, от которых зависела прочность обороны, сама судьба Мадрида и Республики! Докладывая Кабальеро, генерал Гришин обрисовал истинное положение на фронте. Оно было тяжелым. И через несколько дней премьер и по совместительству военный министр подписал, наконец, решение об образовании института комиссаров армии и приказ о назначении комиссаров в ряд батальонов и бригад. За это давно и упорно боролись испанские коммунисты, дрался один из лидеров левого крыла социалистов — Альварес дель Вайо.

А как много уже сделано для обороны Мадрида! Военный советник полковник Кирилл Афанасьевич Мерецков, будущий Маршал Советского Союза, вспоминал о встрече с генералом Гришиным в Мадриде в канун ноябрьских боев на подступах к столице:

«Мы обнялись и тут же стали намечать порядок дальнейшей работы. Я доложил Берзину о своих полномочиях, а он связался с республиканскими командирами и сообщил им о прибытии новой группы советских военных советников. Затем Ян Карлович сказал, что главная задача ближайших суток и недель — превратить Мадрид в крепость. Твердо рассчитывать можно было на коммунистов, на людей из министерства внутренних дел и на гражданское население города. Берзин расстелил на столе карту и начал показывать места расположения будущих оборонительных сооружений. Потом он направил нас с Вороновым в войска. Мне Берзин предложил отправиться к Э. Листеру, в 1-ю бригаду.

...Берзин размышлял над планом оборонительных сооружений. Все ли тут верно?.. Чтобы не ошибиться, договорились втроем объехать рано утром окрестности города, посмотреть на местности, как лягут будущие окопы и брустверы... Всю ночь мы не смыкали глаз, а утром объехали предместья Мадрида. Рекогносцировка позволила установить, что план обороны хорош. Я. К. Берзин, чтобы поскорее претворить его в жизнь, обратился за помощью к испанским коммунистам — члену республиканского правительства Висенте Урибе и его товарищам»[23].

Неужели напрасны героические усилия испанских коммунистов, их Пятого полка, ставшего центром создания новой, Народной армии? Неужели зря пали смертью храбрых советские танкисты из роты Поля Армана, которая 29 октября приняла боевое крещение по дороге на Эскевиас, уничтожив не менее 800 фашистов?

Поля Армана Берзин знал еще под его настоящим именем Петериса Тылтыня[24]. А в Испании Тылтынь-Арман стал майором Паулем Грейзе. В 1920 г. был Петерис активистом подпольной партии коммунистов Латвии, учился в университете в Риге, потом, с 1925 г., жил в Париже, учился как Поль Арман в радиоинституте. Через год приехал в СССР, окончил танковую школу и служил в бронетанковых частях Красной Армии. В Испании стал командовать первой танковой ротой, и рота эта в составе пятнадцати танков Т-26 творила чудеса.

Берзину приходилось перебрасывать эту единственную танковую роту в подвижном резерве то в одно место, то в другое, не давая передохнуть танкистам. Вечером 31 октября на шоссе севернее Вальдеморо рота разбила фашистскую колонну, 1 ноября поддержала контратаку двух батальонов Листера у Хетафе, отбросив наступавшего врага, затем танкисты помогли пехоте вновь занять Мостолес.

Большие надежды в сражении за Мадрид генерал Гришин возлагал на комбрига Петра Ивановича Пумпура, командира истребительной группы, коммуниста, знакомого ему еще по совместной революционной деятельности в Латвии в 1919 г. В том году и вступил в партию двадцатилетний парень из Елгавского уезда, служивший в Красной Армии шофером и авиамотористом. Он мечтал о небе, и мечта его сбылась. Летное мастерство оттачивал он в Борисоглебске, Москве и Серпухове. Показав себя смелым, талантливым летчиком, получил звание старшего летчика, командира звена, эскадрильи. В 34 года был назначен командиром авиабригады[25].

Вот его характеристика, составленная по донесениям Я. К. Берзина и советника командующего ВВС Республики Я. В. Смушкевича и подписанная преемником Берзина на посту начальника Разведупра комкором С. П. Урицким: «Его заслугой является создание и непосредственное руководство бесстрашной группой республиканской истребительной авиации на Мадридском фронте, завоевавшей господство в воздухе над Мадридом. Сумел в ходе боев создать блестящую тактику борьбы в воздухе, обеспечивающую постоянный и неизменный успех, своим героизмом и руководством воздушными боями создал кадры неустрашимых воздушных бойцов, ни разу не уступивших поле боя противнику. Лично участвовал в большинстве воздушных боев. Налетал около 250 часов. Сам сбил несколько самолетов противника. Окружил [образ] советского летчика ореолом героизма и непобедимости, являясь сам общепризнанным боевым авторитетом во всей республиканской авиации».

У Берзина был специальный блокнот, куда он заносил имена отличившихся с кратким описанием их подвигов. В самые напряженные дни и ночи мадридской обороны не забывал он об этом блокноте. Он и в разведке никогда не забывал наградить достойных. И на протяжении десятков лет после испанской войны, когда не станет Берзина, будут носить наши герои — маршалы, генералы, офицеры, рядовые добровольцы высокие отличия, к которым представил их главный военный советник. И для многих из них это были первые и потому самые дорогие ордена.

С 5, ноября установилась наконец прямая радиосвязь с «большой деревней» — так называли по коду Москву, и с «хозяином» — Ворошиловым. Москва готовилась к празднику — 19-й годовщине Великого Октября. Когда Берзин услышал голос комкора Семена Петровича Урицкого, голоса знакомых из Наркомата обороны, из Генштаба РККА, ему стало сразу легче. Ведь до этого на протяжении черт знает скольких световых лет — так ему казалось — у него не было надежной и быстрой связи с Москвой. Он чувствовал себя теперь так, словно в осажденный Мадрид на помощь Республике вошла с песней его любимая ОКДВА!

Но нельзя организовать отпор фашистам без оружия, а оружие поступает крайне медленно и в малом количестве. Чтобы форсировать и расширить поставку оружия, пришлось срочно создать десятки импортно-экспортных фирм практически во всех европейских столицах от Варшавы до Лондона и от Стокгольма до Белграда. Они-то и закупали оружие для Испании.

6 ноября бои шли уже на окраине Мадрида. Гришин встретил восход солнца на передовой. Его видели среди коммунистов, в кругу советников и командиров. Он излучал спокойствие и уверенность в победе.

«В этот день, — вспоминал будущий дважды Герой Советского Союза Павел Иванович Батов, генерал армии, славный полководец Великой Отечественной, а в Испании — полковник Пабло Фриц, военный советник, — я был отозван из 1-й бригады и получил новое назначение: мне предстояло убыть в 12-ю интернациональную бригаду, формирование которой происходило в Альбасете. Мое перемещение имело прямое отношение к тем драматическим событиям, которые по праву называют критическими днями обороны Мадрида»[26].

Утро 7 ноября Гришин встретил на ногах после бессонной ночи. Если бы он был в этот день в Москве, то стоял бы, как обычно, на трибуне Мавзолея Ленина среди высших командиров и комиссаров Красной Армии, среди соратников — героев революции и Гражданской войны.

Мадридское радио призывало жителей встать грудью на защиту столицы, строить баррикады, добывать оружие в бою. Начались бессонные, яростные, полные высокого героизма республиканцев дни и ночи. Среди защитников столицы были и советские добровольцы. Отважно действовали советские танкисты на своих Т-26. С воздуха республиканцев поддерживали юркие истребители И-15, испанцы называли их «чатос» — «курносые».

Громадную по объему и значению работу выполняли в Испании советские военные советники: П. И. Батов, Н. Н. Воронов, В. Я. Колпакчи, Н. Г. Кузнецов, Р. Я. Малиновский, К. А. Мерецков, М. И. Неделин, А. И. Родимцев, Г. М. Штерн — многим из них было суждено стать героямивоеначальниками Великой Отечественной войны.

Неоценим вклад советников — специалистов Красной Армии в оборону Мадрида. Кто еще мог подсказать «милисианос», как построить в условиях миллионного города долговременную оборону со стрелковыми окопами полного профиля, с правильно расположенными орудиями и пулеметами. И разумеется, советники не только учили, но и учились, строя оборонительные рубежи на подступах к Мадриду, показывая мадридцам, как следует вгрызаться в камень, как и где возводить проволочные заграждения, как и где готовить секторы обстрела. Откуда испанцам, не воевавшим целую вечность, было знать, что на один погонный километр фронта нужно около четырех тонн колючей проволоки и около двух тысяч мин и фугасов! Требовалось немедленно переключить заводы столицы на производство всего необходимого для фронта, и в этом важнейшем деле на помощь защитникам Мадрида также приходили «совьетикос» — многоопытные друзья из Советского Союза, участники обороны Петрограда и Царицына.

8 ноября Мадрид проснулся, словно от землетрясения или небывалой грозы: пушки мятежного генерала Фернандо Валера били по Университетскому городку.

На узких улицах грохотали рупоры радиоприемников:

— Мобилизация!.. Всеобщая мобилизация!..

Мадридское радио передавало речь Пасионарии:

— Женщины Мадрида! Кипятите масло — они идут!.. Обварите их маслом — они не пройдут!..

Рабочие и милиционеры держались из последних сил. Проявляя истинные чудеса героизма, стояли они насмерть у стен Мадрида. Вот-вот должна была лопнуть натянутая до предела тетива сопротивления. И тут на притихших улицах Мадрида произошло великое чудо. Издалека, из-за дымного горизонта, донеслась, нарастая, грозная поступь, чеканная поступь сотен, тысяч бойцов. В марш вплеталось бряцанье оружия, в походной колонне вспыхивал кумач знамен, над нездешним войском слышались команды на разных языках. Это шла первая из интернациональных бригад.

Колонну поджидал у Университетского городка, сидя в открытой «испано-сюизе» с номером военного министерства, генерал Гришин. И он сквозь внезапно набежавшие слезы увидел: пройдя строевым шагом по Гран-Виа, впереди, печатая парадный шаг, шли немецкие антифашисты во главе со сподвижником Тельмана Гансом Баймлером. В ногу с немцами шагали пулеметчики-англичане. Все одеты в синие «моно», в шерстяные альпийские шапки. За ними четко выступали французы и бельгийцы из батальона Парижской коммуны. Следом — польский батальон имени Домбровского, героя Польши, генерала Парижской коммуны. С этим батальоном шли венгры, югославы. А поляков в Испании возглавил старый соратник Берзина Кароль Сверчевский, будущий национальный герой народной Польши.

Мадридцы закричали от восхищения, когда командир интернациональной бригады веселый, черноглазый Эмилио Клебер поднял сжатый кулак. Вряд ли кто заметил, что он приветствовал в первую очередь седого голубоглазого человека в «испано-сюизе». Генерал Эмилио Клебер, он же венгерский революционер, бывший австровенгерский военнопленный в Советской России Ласло Штерн, работал по заданию Берзина еще в Китае, потом перешел в Коминтерн.

Эта первая по сути, а XI по наименованию двухтысячная интербригада немедленно вступила в бой за Университетский городок. Она замкнула оборону Мадрида на замок.

Бомбы «юнкерсов» упали рядом с военным министерством. Воздушной волной выбило стекла. Гришину поцарапало щеку, долго звенело в ушах. За окнами стелился дым: горел гараж. В огне пропала и роскошная «испаносюиза». А вечером генерал сидел в пяти километрах от фронта в ложе кинотеатра «Монументаль» на торжественном митинге, посвященном 19-й годовщине Октябрьской революции. Он вспоминал те незабываемые дни и ночи, толкнувшие планету на новую, революционную орбиту, с которой ей уж никогда не сойти, вспоминал сигнальный выстрел «Авроры» и последний рывок к Зимнему...

Также, как и XI интербригаду, Гришин встречал и провожал в Мадриде XII во главе с генералом Лукачем (Матэ Залкой)[27]. Берзин хорошо знал его. Советником к Лукачу он определил колонеля Пабло Фрица — полковника П. И. Батова. Комиссаром назначили Эль Галло — Луиджи Лонго. Бригада особо отличилась в боях в Университетском городке.

...На 21-й день героической обороны Мадрида фашисты лавиной обрушились на северо-западные предместья столицы, завязали бои в районе королевского парка Эль Прадо. 20 дней назад такой прорыв был бы гибельным для республиканского Мадрида, но теперь его удалось довольно быстро локализовать благодаря налаженной связи и управлению колоннами из штаба Хунты обороны столицы. Сказался и окрепший боевой дух защитников Мадрида.

В подвале Министерства финансов заседала Хунта обороны. Докладывал исполняющий обязанности начальника штаба Висенте Рохо. Генерал Гришин сидел в стороне, слушая переводчицу. Мадрид отчаянно отбивается. Теперь фашисты напирают из района Брунете. Войска обороняющихся измотаны. Их надо отвести на отдых, а обученных резервов нет...

Генерал согласно кивает седой головой. За последний месяц Висенте Рохо и он научились работать вместе. Рохо на виду, а он, советник, в тени. Так и надо. 42-летний Рохо из военных сирот, отданных в кадетский корпус в Алькасаре. Служил в Марокко, потом десяток лет преподавал военную историю в своем корпусе. Остался верен Республике. Словом, такой военспец генералу Гришину вполне подходит. Порой и не поймешь, кто кому советует — он Рохо или Рохо ему, кто командир, а кто советник. Важно, что есть живая связь с Лукачем, Листером, Клебером и другими командирами на передовой. Важно, что работа идет, крошатся железные зубы армии Франко... Потом трудно будет разобраться во вкладе каждого в организацию обороны, в авторстве множества оперативных решений, в строительстве и боевой закалке регулярной армии с бойцами нового типа, в реорганизации колонн и бригад, в сочетании армейских операций с действиями партизан. Впрочем, в последнем первенствует явно генерал Гришин с его обширным партизанским опытом. Главное, обеспечено единое командование, боеспособность армии изо дня в день повышается.

Об этих решающих днях в обороне Мадрида и о роли Берзина английский историк Хью Томас скажет через 25 лет: «12 ноября нестихавший бой в Карабанчеле убедил Берзина, Клебера, Рохо и Миаха (руководителей обороны), что следующее наступление Франко будет направлено на шоссе Мадрид — Валенсия. Поэтому они послали в тот сектор фронта новую, XII интернациональную бригаду, объединявшую батальоны немцев, французов и итальянцев имени Тельмана, Андре Марта и Гарибальди. Этой бригадой командовал генерал „Лукач“... В то время, когда прибыла XII бригада, появился в Мадриде и Дурутти с колонной из 3 тыс. анархистов. Он потребовал себе самостоятельный участок фронта, дабы никто не примазывался к подвигам его анархо-героев. Миаха, не проявив мудрости, отвел анархистам Каса-дель-Кампо, Берзин придал ему в качестве советника своего опытного застрельщика македонского коммуниста Санти»[28].

Санти — советник республиканской армии «майор Ксанти» — по документам македонец, но тамошнего языка он совсем не знает. Еще в 1918 году вступил добровольцем в Красную Армию уроженец Кавказа Хаджи Джиорович Мамсуров, воевал в партизанских отрядах в тылу у белых. В Испании «майор Ксанти» — будущий генерал-полковник — принимал активное участие в организации обороны Мадрида, а затем партизанского движения в тылу врага.

«В начале ноября 1936 года, когда бои шли уже на окраине Мадрида, — рассказывала Паулина Мамсурова, жена Хаджи, также участница войны в Испании, — было решено, что Мамсуров останется в столице, если фашисты займут город... В те дни Хаджи хорошо изучил подземелья Мадрида. Дело в том, что в первые дни фашистского штурма мятежники захватили головные сооружения водоканализационной сети и стали пробираться по ней к центру города. Республиканцы быстро заметили опасность. Сразу же все коллекторы, галереи, сеть подземных труб и каналов были проконтролированы, взяты под постоянную охрану и минированы».

X. Д. Мамсуров оказался одним из немногих соратников Я. К. Берзина, избежавших репрессий после возвращения из Испании.

ВАЛЕНСИЯ, УЛИЦА АЛЬБОРАЙО

Вскоре после новогоднего республиканского наступления на реке Гвадалахаре генерал Гришин выехал в Валенсию, временную столицу Республики. Новенький черный «шевроле» главного военного советника мчался по шоссе со скоростью почти сто километров в час, объезжая встречные колонны резервных войск и засыпанные воронки.

Покидая Мадрид, Берзин знал: битва за столицу выиграна Республикой. Они не прошли. И еще он знал: для обороны Мадрида он сделал все, что мог. Генерал Гришин вез свои предложения — он наметил план контрнаступления, чтобы отшвырнуть мятежников от многострадальной столицы.

Старинный замок Беникарло. Ларго Кабальеро встретил главного военного советника холодно, но корректно. И сразу заговорил о наступлении, просил ознакомиться с наметками Генштаба. Гришина интересовало, какие резервы обеспечены командованием за то время, что было выиграно ценой немалой крови у стен Мадрида. На бумаге резервов почти хватало...

Первым делом Гришин собрал в Валенсии своих испытанных «мексиканцев» — так в порядке конспирации называли испанцы советских военных советников и других специалистов.

Об этом вспоминал Маршал Советского Союза К. А. Мерецков: «Сначала Я. К. Берзин собрал в Валенсии совещание. Как всегда, он руководил им четко и энергично. Бывший начальник Разведывательного управления Красной Армии не любил терять время даром, предприимчивый, твердый, волевой человек, Берзин вкладывал все свои знания и богатый жизненный опыт в организацию победы над фашистами... На совещании снова (в который уже раз) всплыл вопрос о взаимоотношениях советников с военным руководством Республики. Этот сложный вопрос никак не удавалось разрешить удовлетворительным образом... И Кабальеро, и Асенсио ценили иностранных военных советников, честно служивших Испании и боровшихся с фашизмом, однако довольно часто вставляли палки в колеса реформам в армии»[29].

— Товарищи! — негромко говорил Берзин. — Разрешите в дополнение к знакомой вам инструкции об обязанностях и правах советника РККА в Испании зачитать выдержку из письма Советского правительства за подписями Сталина, Молотова, Ворошилова правительству Испании о роли советников. Советникам, гласит письмо, категорически предложено не упускать из виду, что при всем сознании солидарности, которым проникнуты в настоящее время испанский народ и народы СССР, советский работник, будучи иностранцем в Испании, может принести действительную пользу лишь при условии, если он будет строго придерживаться рамок советника и только советника.

Совещание всесторонне обсудило проблемы создания регулярной армии путем последовательной организации и формирования из колонн, центурий и отрядов бригад, дивизий, корпусов.

С сообщением о ВВС выступил генерал «Дуглас» — Я. В. Смушкевич, будущий дважды Герой Советского Союза и начальник Главного управления авиации Красной Армии. Он внес ценное предложение: регулярно командировать испанцев на шестимесячную летную стажировку в Советский Союз. Мерецкову поручили постоянную связь с начальником Генерального штаба Асенсио.

Мерецкова по возвращении на Родину Сталин назначит заместителем начальника Генерального штаба РККА, а затем велит арестовать его. Смушкевич же будет арестован и расстрелян.

Подводя итоги совещания, генерал Гришин сказал, что самое важное, чтобы разбросанные по фронту советники не теряли чувство локтя. Самого Берзина ждала работа на несколько дней и ночей: через него шли в Москву все доклады и отчеты советников. Он привычно, как в Разведупре, анализировал, обобщал их, выделяя все самое ценное, самое нужное для будущих битв.

Интересное свидетельство о встречах с Берзиным я нашел в воспоминаниях Бориса Михайловича Слонимера, который помогал налаживать военное производство в Каталонии, а затем на Родине являлся директором оборонного завода.

«По характеру своей деятельности мы встречались с Берзиным несколько раз и всегда уходили от него заряженные оптимизмом, сознанием важности выполняемого нами интернационального долга.

— Нас беспокоит, — говорил Ян Карлович, когда мы встретились с ним впервые, — обеспечение боеприпасами прибывающего в Республику советского оружия. Помогите сейчас наладить в Валенсии восстановление стреляных гильз — их уже набралось около миллиона. Затем поезжайте в Эльче и Новельде, туда прибыло закупленное оборудование для двух патронных заводов, их надо быстро построить и пустить в эксплуатацию»[30].

В сложных условиях задания выполнили: патронные заводы были построены и работали в три смены! И в этом тоже была заслуга Берзина.

Следующие два месяца прошли в напряженной работе в Генштабе, в частых поездках на фронт, в совещаниях с военными руководителями Республики. В Валенсии Берзин устроился в отеле «Метрополь», в самом центре города, напротив арены для боя быков. В этой же гостинице еще раньше разместились работники советского полпредства, советники. Позднее он почти постоянно жил в комнатке на втором этаже старинного трехэтажного особняка — дома какого-то маркиза на улице Альборайо, в котором и поместил свой штаб, сохранив номер в отеле для деловых встреч.

В эти дни протяженность всех фронтов достигала 2 тыс. км, но почти все внимание Гришина было поглощено важнейшим Центральным фронтом, полукружьем охватившим с северо-запада Мадрид. К счастью, поначалу на Северном и Южном фронтах царило затишье.

Тревожные радиограммы от разведчиков в Севилье и Гранаде еще в конце первой декады декабря заставили Гришина посоветовать Кабальеро обратить на Юг сугубое внимание. Кабальеро отмахивался. Но уже 14 января пришлось заняться и Южным фронтом: командующий Южной армией франкистов генерал Кейпо-де-Льяна повел наступление на Малагу. С севера на Малагу наступала танковая колонна итальянских чернорубашечников.

Генерал-майор в отставке Ян Августович Тыкин, в Испании — советник по противовоздушной обороне, а до этого участник штурма Зимнего, Гражданской войны, доцент Военной академии имени Фрунзе, член военного совета Ленинградского военного округа в 1927 — 1928 гг., оставил ценные воспоминания о личных встречах с генералом Гришиным в Испании.

«Все советские добровольцы из СССР по прибытии в Испанию в первую очередь являлись к главному советнику, чтобы получить соответствующую ориентацию и нужные указания. Штаб Я. К. Берзина размещался в окрестностях Валенсии, в трехэтажном доме. Кабинет его находился на первом этаже, налево. Войдя к нему, я застал его сидящим за письменным столом. На меня смотрел человек с выразительными, умными глазами, поседевшими, коротко остриженными волосами. Мы сразу узнали друг друга...

Для тогдашней Испании Ян Карлович Берзин был одним из самых подходящих и необходимых людей. Тогда нужен был талант умного разведчика и организатора, способного разбираться в сложной обстановке и давать правильные советы всем, кто в этом нуждался.

Первым вопросом Гришина был:

— Как доехал?

Товарищ Гришин слушал меня, не перебивая. Затем пошла деловая беседа — об организации противовоздушной обороны в Испании. Тут я слушал его с большим интересом и поражался его компетентности. Я был специалистом в этом деле, а он — политическим работником, но его осведомленности мог только удивляться. Он нарисовал мне полную картину воздушного пиратства «юнкерсов» и «фиатов», беззащитность городов, портов. Охарактеризовал политическую картину Испании, правительство и лиц, с которыми я буду иметь дело. Он говорил о министре авиации Прието — правом социалисте, отнюдь не революционере, но очень влиятельном среди испанцев человеке; о полковнике Сарабия — начальнике противовоздушной обороны, при котором я буду состоять советником; потом, уже после отъезда Гришина, я долго вспоминал, насколько правильны и метки были его характеристики»[31].

Далее Тыкин рассказал о том, как докладывал Гришину о результатах своего обследования объектов ПВО, о данных ему генералом указаниях по переоборудованию береговых батарей в Картахене с помощью специалистов с местных судостроительных верфей, по строительству бомбо— и газоубежищ. Гришину удалось склонить правительство к принятию специального решения по этому немаловажному вопросу.

В середине марта Валенсия встречала новую группу танкистов-добровольцев. На комбрига Дмитрия Григорьевича Павлова, нового командира советских танкистов, генерал Гришин полагался столь же уверенно, как на комбригов-авиаторов — Смушкевича, Пумпура. Он считал, что ему просто повезло с такими советниками, мастерами, гроссмейстерами своего дела, жаждавшими доказать, что современная война — это война моторов. Павлов был образцовым командиром бронетанковых войск, умным тактиком, бесстрашным и неудержимым в наступлении и стойким, цепким в обороне.

Перед Великой Отечественной войной Сталин поставит Д. Г. Павлова во главе Белорусского особого военного округа, а в конце 1941 года отдаст приказ о его расстреле.

ВО ГЛАВЕ XIV КОРПУСА

Разведка... Кто-кто, а Берзин, бывший партизан, активист партии, чекист, разведчик с многолетним опытом, не мог недооценить роль разведки на войне. Одной из первейших его задач стало создание дееспособного и свободного от всяких случайных людей разведывательного управления для республиканской армии. С этой задачей Берзин справился блестяще.

В горниле войны выяснилось, что труднейшим делом являются правильный подбор и подготовка кадров разведчиков, руководство ими и обеспечение их действий. Разведку надо уметь поставить, иначе ее можно сравнить с биноклем, которым не умеешь пользоваться, — смотришь и видишь сплошной туман. Только при резком фокусе и точном наблюдении можно разобраться в организации и боевом составе противника, в характере его действий, его планах и намерениях. Остро не хватало средств связи, подофицеров и офицеров-подрывников, переводчиков. Что поймет необученный рядовой в солдатской книжке, взятой у убитого врага, особенно если этот враг немец или итальянец!

Подготовка разведчиков осложнялась почти полным отсутствием современных уставов и наставлений. Испанцев нужно было учить ходить в разведпоиск, захватывать «языков» и контрольных пленных, допрашивать их, анализировать и оценивать полученные сведения, своевременно, что архиважно, доводить их до командования. Не сразу научились пылкие испанцы выдержке и самообладанию, столь нужным в разведке, привыкли к тревожной неизвестности — воздуху вражеского тыла, свели к минимуму потери, стали искусно отличать достоверные данные от недостоверных. Но оказалось, что легче наладить разведку, чем упорядочить использование разведывательной информации в штабах, в которых засело немало врагов Республики.

В районах, занятых мятежниками, развивалось партизанское движение. Постепенно отряды герильерос втягивались в орбиту организованного, руководимого Коммунистической партией Испании партизанского движения. Огромную роль в повышении значимости герильи как боевой силы, как четвертого фронта Республики (после Северного, Центрального и Южного фронтов) сыграли партийные комиссары. Большую помощь партизанам оказали военные советники из Страны Советов.

Интернациональные партизанские отряды наводили ужас в тылу фалангистов. Запылал патронный завод в Толедо, горели самолеты на аэродромах нацистского легиона «Кондор». Севернее Кордовы взлетел на воздух железнодорожный мост. В бесчисленных засадах гибли чернорубашечники Муссолини. В Эстремадуре, под Сарагосой, северо-западнее Уэски, вместе с испанскими патриотами дрались те, кто потом прославил свои имена партизанскими рейдами в степях Украины и лесах Белоруссии. В краю оливковых и апельсиновых рощ, у костра на привалах звучала порой и песня приамурских партизан.

Берзин добился создания школы «Красный партизан» в Валенсии. Он готовил все новые и новые группы и отряды — обычно от 8 до 40 человек. Один такой отряд, перейдя через Гвадаррамские горы, гремел под Сеговией. Советниками в отряды партизан Гришин посылал таких хорошо известных ему и испытанных бойцов, как майор Александр Тройслит, капитан Илья Старинов, старший лейтенант Артур Спрогис. Его партизаны в результате засады на шоссе взяли в плен двоюродного брата самого генералиссимуса Франко! В другой раз, углубившись на 40 км в тыл врага, они остановили поезд, захватили 25 фашистов и сожгли весь состав, забрав почту и деньги.

Вспоминая о встрече с Берзиным в Валенсии, знаменитый минер Илья Григорьевич Старинов, он же Рудольф Вольф, писал о нем в своих воспоминаниях: «Встреча за рубежом с советским человеком — всегда радость. Встреча с тем, кого безгранично уважал и любил, — радость вдвойне. „Старик“, как мы звали Берзина, сразу меня узнал и, несмотря на огромную занятость, уделил несколько минут...

— Хотите в Мадрид? Не выйдет. Обстановка изменилась. Вас я оставлю здесь. Придется начинать с малого. Для вас важно то, что сплошной линии фронта не существует...

Берзин не развивал свою мысль, но я его прекрасно понял: ходить в тыл фашистов будет относительно несложно...

— Что вы поручите мне?

— Нужен инструктор-подрывник»[32].

В ЦК КПИ Старинов встретился с Долорес Ибаррури и Хосе Диасом. Будущим подрывникам отвели аристократический особняк в Бениамете — зеленом пригороде Валенсии. Первыми учениками Рудольфа Вольфа стали 12 юношей во главе с капитаном кавалерии лихим рубакой Доминго Унгрия. Из этого ядра выросла впоследствии трехбатальонная интербригада специального назначения.

Все отряды и группы партизан строились на сугубо добровольных началах, причем каждый боец мог в любой момент «подать в отставку». Держались они на высоком моральном духе, взаимном доверии и сознательной дисциплине — дисциплинарных взысканий и наказаний никто не признавал. Партизаны отменно справлялись с важными заданиями. Так, командир интернациональной бригады немецкий писатель Людвиг Ренн взволнованно и ярко рассказал о дерзкой операции андалузского моторизованного отряда «Артуро» — Артура Карловича Спрогиса — по уничтожению упавшего на вражеской земле советского скоростного бомбардировщика новой конструкции. Отряд «Артуро» находился в непосредственном подчинении Берзина, который бросал его с ответственными заданиями то на один, то на другой фронт. Отряд взрывал мосты, подорвал железнодорожное полотно на протяжении 70 км, брал ценных «языков». И Старинов, будущий организатор диверсионной борьбы украинских партизан в тылу немцев, и Спрогис, будущий командир войсковой части 9903 разведотдела штаба Западного фронта, прославленной ее бойцами Зоей Космодемьянской, Константином Заслоновым и Лелей Колесовой, считали Берзина своим учителем.

Партизанские отряды и группы вошли впоследствии в специальный XIV армейский корпус, подчиненный сГенеральному штабу и координировавший их действия. Берзин умело сочетал диверсии с глубокой разведкой. Прообразом большой «рельсовой войны» на оккупированной советской территории во время Великой Отечественной войны явилась крупная операция, разработанная им в тылу Толедского фронта, в ходе которой объединенные отряды разрушили железную дорогу, перебрасывавшую с юга на север прибывшие морем итало-германские войска и военные грузы.

Вот что писал об этом славном корпусе в своих воспоминаниях, которые он так и назвал: «Четырнадцатый специальный», Василий Аврамович Троян, также бывший советник невидимого фронта, впоследствии полковник, организатор и руководитель партизанского движения в Белоруссии и Ленинградской области, в Югославии и Греции: «Корпус состоял из четырех дивизий, в каждую из них входило три-четыре бригады, точнее отряда, численностью от 150 до 200 человек в каждой. На Каталонском фронте действовала одна дивизия. Три дивизии были в центральной зоне: в Андалузии, Эстремадуре и на Центральном фронте. Там находилась и большая часть наших советников»[33].

На юге страх и ужас сеяли в тылу врага отряды, советниками в которых были Спрогис, Кочегаров, КремневКиселев. Все чаще на стол Берзина ложились победные сводки партизан: пущен под откос эшелон с марокканской кавалерией, взорван большой железнодорожный мост с помощью андалузского мула, запряженного в заминированную повозку, взят монастырь Ла Вирхен де ла Кабеса. Бурно совершенствовались тактика и техника минирования. Пошли в ход первые магнитные мины, неизвлекаемые мины с сюрпризами.

Идея создания специального партизанского корпуса, привезенная в Испанию Берзиным, родилась в советских штабах еще при Фрунзе и Дзержинском, когда обобщался партизанский опыт Гражданской войны. Берзин лично занимался вопросами кадров, организации, планирования операций, их всестороннего обеспечения. По планам, составленным на рубеже 20 — 30-х годов, целые партизанские армии должны были быть созданы в случае нападения империалистов на СССР. Армии эти складывались из бригад и корпусов. В окружных учениях в 1929 — 1932 годах участвовали партизанские подразделения.

Перенеся эту идею на испанскую почву, Берзин и начал строить снизу вверх партизанский корпус. По свидетельству Старинова, Берзин еще в январе 1937 года предлагал объединить все партизанские отряды и группы, настойчиво отстаивал этот замысел в Генштабе, предлагая в качестве базы будущего корпуса отряд Доминго Унгрия, ставший специальным батальоном — «батальон эспесиаль». Весной 1937 года был создан и второй спецбатальон из интербригадовцев. Действовали партизанские школы в Валенсии, Хаене, Вильянуэва-де-Кордова, в таинственном «каса роха» — «красном доме» в Пинодель-Валье, расположенном в 20 км северо-западнее Барселоны. Этот дом назывался еще и «Чапаев»...

Уже после Брунетской операции XIV корпус получил официальное благословение. Командиром корпуса был утвержден Доминго Унгрия, начальником штаба — югослав Любо Илич, будущий народный герой Франции, генерал, начальник оперативного отдела Главного штаба партизан и франтиреров.

Опыт XIV корпуса пригодился его бойцам во время Второй мировой войны. Заместитель Доминго Унгрии Антонио Буйтраго на страх гитлеровцам сколотил в «свободной зоне» Франции новый XIV корпус из интернированных во Франции испанцев и местных патриотов. Франция хорошо помнит героя-интернационалиста Буйтраго, схваченного нацистами и замученного в гестаповском застенке летом 1942 года. Югослав Иван Хариш, обученный партизанским наукам Вольфом-Стариновым, старший инструктор одной из диверсионных бригад XIV корпуса, пробрался через Францию и Германию в родную Хорватию и уже 9 октября 1941 года со своей диверсионной группой спустил с рельсов воинский эшелон с итальянскими оккупантами. За этот и другие подвиги народ Югославии прозвал его Ильей Громовником, сравнивая с Ильей Громовержцем. Позднее он стал генералмайором югославской армии, получил звание Народного героя Югославии.

Часть гвардии XIV корпуса через Северную Африку перебралась в СССР. Командир Доминго Унгрия работал с группой испанцев на Харьковском тракторном заводе, затем участвовал в обороне Харькова, дрался с гитлеровцами под Таганрогом и Калинином, ему было присвоено звание подполковника Красной Армии. Унгрия погиб уже после войны, во франкистской Испании. А многие его товарищи и их дети и сейчас живут и работают на своей второй родине — в СССР.

Боевое знамя XIV интернационального партизанского корпуса находится в СССР. В день празднования 50-летия Вооруженных Сил СССР седовласые ветераныинтернационалисты, стоя, со слезами на глазах, приветствовали это овеянное славой бессмертное знамя, и многие маршалы и генералы с любовью и гордостью вспоминали создателя и вдохновителя партизанского корпуса — человека, которого в Испании называли генералом Гришиным.

ВОЙНА ПРОТИВ «ПЯТОЙ КОЛОННЫ»

Осенью 1936 года «Сегуридад» — управление безопасности — арестовало в одном только доме под финляндским флагом на улице Фернандо-эль-Санто — из этого дома забрасывали бойцов гранатами — 1100 испанских фашистов! Несколькими днями раньше обезвредили в брошенном его хозяевами германском посольстве маркиза Урхико, графиню де-Лос-Морилес, подполковника Авиа. В гараже посольства полиция обнаружила автомашины, в которых в критические ноябрьские дни фашисты разъезжали по ночному Мадриду, швыряя бомбы и строча из пулеметов. Каждый раз, когда Гришин сталкивался с такими фактами, он узнавал руку абвера, чей почерк так хорошо знал.

Всюду на испанской земле гнездились резидентуры германской, итальянской и франкистской разведок, фашистские шпионы и диверсанты пытались пролезть в аппарат правительства, в штабы фронтов. И всего больше было их в самом осажденном Мадриде, где скопились они не десятками и сотнями, а тысячами не только в иностранных посольствах и многочисленных занимаемых ими зданиях, целых сеттльментах, словно Мадрид был Шанхаем, не только в бесчисленных подпольных логовищах, но и на ключевых постах в аппарате правительства, даже в военном и морском министерстве и Генеральном штабе, в штабе Центрального фронта.

Совместно с республиканской разведкой — Особым отделом по борьбе со шпионажем — генерал Гришин вел с «пятой колонной» жестокую повседневную войну. Вот где пригодился опыт сподвижника Дзержинского!

В эфире шла психологическая радиовойна. Ни для кого не было секретом, что радио Саламанки ежедневно в 9.45 передает для «пятой колонны» в Мадриде шифрованные указания и запросы. А Бургос подбадривает фашистских молодчиков специальной передачей «Последние дни Мадрида».

В разгар штурма Мадрида в «Карсель Модело» («образцовой тюрьме») и других городских тюрьмах содержалось 8 тысяч опаснейших фашистов. Берзин приложил немало усилий, чтобы убедить правительство 7 ноября эвакуировать этого троянского коня.

Генерал Гришин поставил на широкую ногу радиоразведку. В Рокафоре, в восьми километрах от Валенсии, действовало подразделение радиоперехвата — 70 испанцев и 7 советских специалистов, мощная радиостанция. Советник А. А. Юрман ведал дешифровкой, составлением регулярных радиосводок. Радиоперехват в Испании доказал свою незаменимость в разведке.

Драматическая битва умов, долгое и непрерывное сражение на невидимом фронте в Испании, еще мало освещенное в печати, была выиграна советской разведкой. Ни абверу Канариса, ни тем более разведкам Роатта и Мартинеса долго не удавалось проникнуть в тайну XIV корпуса, и до самого конца не сумели они узнать, кем был на самом деле генерал Гришин.

Некий Леон де Понсен еще в 1938 году в своей бульварной книжке «Секретная история испанской революции» назвал среди главных агентов «коммунистов, социалистов и франкмасонов» Белу Куна, Антонова-Овсеенко, Горева, Туполева, Примакова, Кольцова, Эренбурга и других, но он и словом не обмолвился о Гришине. Известный публицист ФРГ Хайнц Хёне, опубликовавший в 1970 году книгу, посвященную советской военной разведке, возглавлявшейся Берзиным, также не упоминает о его деятельности в Испании. Однако Хёне делает важное признание: немецкий антифашист Харро ШульцеБойзен, офицер геринговского рейхсминистерства авиации, передал советский разведке, как слишком поздно для себя установило гестапо, секретнейшие сведения: подробности тайных германских поставок франкистам, список занимающихся этим офицеров и солдат и, что всего важнее, данные о деятельности абвера за линией фронта, в тылу Республиканской армии. На основе последних данных были арестованы и расстреляны шпионы, засланные абвером в интернациональные бригады[34].

Только через много лет мир узнал, какой героической работой занимался в Испании корреспондент лондонской «Таймс» Ким Филби, один из руководителей британской Сикрет Интеллидженс Сервис, ее офицер связи с ЦРУ и ФБР, человек, которого Аллен Даллес назвал лучшим разведчиком русских. Через 30 лет, уже находясь в Москве, Филби расскажет о своей деятельности, скупо упомянув и Испанию, явившуюся прологом его беспримерного разведывательного пути. Товарищ Филби был связан с советской разведкой с июня 1933 года. Начало фашистского мятежа застало его в Берлине, и следующим его заданием стала Испания. В течение нескольких недель Филби, выпускнику Кембриджа, недюжинному журналисту, удалось получить аккредитацию корреспондента лондонской «Таймс» при штабе Франко, и там, в Испании, он проработал всю войну, держа в основном связь с Центром через Францию и, реже, Англию. Для связи у него имелся специальный шифр на крошечном листке рисовой бумаги, который он прятал в кармашке для часов[35].

Огромную помощь в трудной борьбе против «пятой колонны» оказывали советники из числа чекистов. Среди них были будущие Герои Советского Союза, прославившие себя неувядаемыми подвигами в тылу врага в годы Великой Отечественной войны, — Кирилл Прокофьевич Орловский, ставший впоследствии и Героем Социалистического Труда, Николай Архипович Прокопюк, Станислав Алексеевич Ваупшасов. Тяжелые удары нанесли они по «пятой колонне». В самом Мадриде они разоблачили, например, крупного гитлеровского резидента Отто Кирхнера, скрывавшегося в отеле «Севилья» под именем коммерсанта из Швеции Кобарда. Кирхнер успел сколотить в Мадриде и других испанских городах обширную агентурную сеть из испанцев — сторонников каудильо с немцами на основных, ключевых постах.

Особенно ценили Старика в Испании его прежние сотрудники. Все они тяжело переживали уход Павла Ивановича (так официально называли Берзина в Управлении) из Разведупра весной 1935 года. Нелегкая это штука — смена руководства на таком посту, хотя Старик сдал дела в полном порядке и максимально облегчил задачу своему наследнику — комкору С. П. Урицкому. Далеко уехал Павел Иванович, доведется ли вновь свидеться?.. И вдруг для многих неожиданная встреча в... Мадриде или Валенсии, Бильбао или Барселоне! Прибывающих в Испанию советских командиров-добровольцев встречает в штабе главный военный советник Республики. Другая фамилия — генерал Гришин, вместо гимнастерки с тремя ромбами — заграничный серый штатский костюм с жилетом, но разве перекрасишь эти яркоголубые глаза — молодые, живые, добрые и гневные глаза Старика!

Но вскоре стали прибывать в Испанию посланцы Ежова, назначенного наркомом внутренних дел СССР. Это были люди, охваченные шпиономанией, всюду — и среди защитников Испанской Республики — видевшие врагов народа. Берзин напрасно пытался унять развязанный ими террор. Не помогали его тревожные шифрорадиограммы в Москву.

Берзин работал дни и ночи. К. А. Мерецков писал: «Его латышская родина в то время была буржуазной страной... Наблюдая его в Испании, я не раз думал, что каждый удар, который наносил там этот мужественный человек по международному фашизму, представлялся ему, вероятно, очередным шагом к торжеству ленинских идей и в Латвии, и во всем мире. Так оно и было на деле»[36].

ГРОМ НАД ГВАДАЛАХАРОЙ

Генерал Бергонцоли, командир моторизованной дивизии «Литторио», «прославил» себя взятием Аддис-Абебы. Командующий итальянским экспедиционным корпусом на Пиренейском полуострове генерал Манчини передал «герою Аддис-Абебы» приказ дуче: проложить дорогу в Мадрид через трупы республиканцев.

8 марта 1937 года началось наступление итальянцев — 260-тысячного кадрового итальянского корпуса с приданными ему четырьмя дивизиями, еще пьяными от победы над эфиопами.

К. А. Мерецков вспоминает: «За тремя подписями (моей, Б. М. Симонова и Д. Г. Павлова) штабу фронта был представлен „План организации операции против итальянского экспедиционного корпуса“. Одновременно главному военному советнику в Валенсию за двумя подписями (моей и В. Е. Горева) пошла телеграмма о неотложных мерах помощи, которых мы ждем и о которых он должен сообщить республиканскому правительству. Штаб фронта рассмотрел этот план и утвердил его»[37].

Генерал Гришин сделал все, что от него зависело, для обеспечения победы, и сделал это в самые сжатые сроки, к негодованию любителей эпистолярного искусства в военном министерстве, превращавших элементарный приказ, как писал Мерецков, в «длинное литературное послание». Вредило делу и традиционное стремление кадровых испанских офицеров руководить операциями и управлять войсками, сидя в своих штабах.

План Мерецкова лег в основу большого контрнаступления, начавшегося 19 марта. Повсюду в эти дни на фронте, а затем и в тылу, слышалось: «Испания — не Абиссиния!». К 21 марта итальянский корпус был разгромлен.

Это было первое крупное военное поражение итальянского фашизма за шесть лет до Сталинградской битвы. И первым из советских генералов, увидевших допрашиваемых пленных фашистов — испанских, итальянских, немецких, был генерал Гришин, он же Берзин, корпусной комиссар Красной Армии.

Победа Республики под Гвадалахарой была не только военным, но и политическим успехом. Уже 13 марта Республиканское правительство сообщило телеграммой Лиге наций, что трофейные документы и показания захваченных итальянских военнопленных несомненно доказывают наличие регулярных войсковых частей итальянской армии в Испании.

И, конечно же, для Берзина было огромной победой, и не только личной, сообщение о приказе Муссолини, о котором он узнал из шифрорадиограммы, полученной из Саламанки, затем подтвержденной радиограммами из Бургоса, Севильи, Рима, Берлина и даже Токио. Разными словами на разных языках сообщалось одно: экс-начальник военной разведки Италии генерал Манчини, он же Марио Роатта, командующий экспедиционным корпусом в Испании, старый друг, помощник и собутыльник самого дуче, несмотря на его рапорт, в котором он объяснял поражение под Гвадалахарой появлением огромного количества русских с танками и самолетами, позорно снят со своего поста.

После победы под Гвадалахарой Гришин взялся, не переводя дыхания, за массу неотложных, незавершенных, начатых дел: писал и проталкивал с несокрушимым упорством докладные и меморандумы о срочной реорганизации армейских тылов, о формировании стратегических резервов, о призыве в армию новых контингентов военнообязанных, о расширении оборонной промышленности, о перестройке работы автотранспорта, о неотложном довооружении армии, где все еще не хватало винтовок, не говоря уже о пулеметах и пушках, где на 350 тысяч бойцов насчитывалось 100 самолетов и 70 танков в канун Гвадалахарской битвы, а теперь осталось еще меньше...

Мне посчастливилось разыскать в Москве единственного человека, который более 40 лет назад ежедневно с утра до вечера из месяца в месяц сопровождал генерала Гришина в Испании. Этот человек — Елена Константиновна Лебедева, работавшая в Испании под именем Лидии Мокрецовой. Гришин называл ее Лидой, она была его переводчицей. Родилась и училась в Париже, потом работала в КИМе и Коминтерне в Москве. В Валенсию прибыла через Берлин и Париж в ноябре 1936 года, когда Гришин находился в Мадриде и Альбасете.

— К главному советнику, — рассказывает Лида, — приходило колоссальное количество людей. Беседа шла за беседой. С утра до полуночи шли к нему испанцы, наши советники и специалисты. Только ночью оставался он наедине со своими мыслями, картами, отчетами, радиограммами, И все же я больше помню его в стремительном движении, в черной автомашине на прифронтовых дорогах, помню его чуть прихрамывающую после старого ранения походку. К этому человеку я всегда испытывала глубочайшее уважение. Со всеми был он неизменно корректен, тактичен, вежлив, никогда не выходил из себя... Впрочем, нет, однажды едва не изменило ему привычное хладнокровие. Одного генерала-интербригадовца хотел послать под Малагу, чтобы вывезти оставленные при отступлении оружие и боеприпасы, и генерал этот отказался ехать, заявив, что не желает быть «генералом отступления». Впервые увидела я тогда, как лицо Старика покрылось красными пятнами, как побелели и похолодели голубые глаза...

На всю жизнь запомнила Елена Константиновна старинный трехэтажный особняк на улице Альборайо в Валенсии, где помещалось управление, созданное Гришиным. Она работала в комнате рядом с его кабинетом. Телефоны, сборная мебель, испанские карты. То и дело вызывал ее Гришин, чтобы перевести беседу, какой-нибудь документ. На первом этаже и столовая. На втором этаже — радисты и шифровальщики. Бывало, она уходила за полночь спать в «Метрополь», оставляя его за работой, приходила утром — Старик уже сидел в кабинете, где он сам всегда поддерживал образцовый порядок. Просто непонятно было, когда он успевал спать. Огромной энергии был человек. Он не разбрасывался, всегда умел сосредоточиться на главном звене. Удивительно быстро освоился в чужой стране, понял, принял ее сердцем и умом.

У Лиды ушло не больше недели на то, чтобы «настроиться на волну» генерала Гришина — привыкнуть к его манере говорить и научиться переводить его. Переводить его было легко, потому что он отличался удивительно ясным умом и изъяснялся простым и логичным языком, без запинки, доступно излагая самые сложные вопросы. Лексикон его был лексиконом высокообразованного человека, избегавшего мудреных терминов. Речь его, чуждая всякого косноязычия, лилась плавно и свободно, не выходя за пределы лаконизма. Он легко находил общий язык с любым собеседником, был неотразимо убедителен. Говорил с едва заметным латышским акцентом, который вначале показался Лиде немецким выговором, но, при необходимости мог говорить по-русски и безо всякого акцента, даже с московским «аканьем». Очень скоро Лида начала переводить Гришина синхронно, особенно когда нужно было торопиться, экономить время. Труднее было на первых порах переводить его под огнем франкистов без дрожи в голосе. Но и этому она научилась.

Больше всего поражало Лиду, что генерал Гришин (она не знала его как Берзина) в невероятно сложных условиях обороны Мадрида никогда не терял спокойной уверенности, оптимизма и чувства юмора. Со своей молодой переводчицей всегда был по-рыцарски корректен, всегда оберегал ее в опасных переделках. В нем было много внутреннего благородства, душевной чистоты. Самая отчаянная и мрачная обстановка не повергала его в уныние, а, наоборот, удваивала силу его боевого духа.

Записывая воспоминания бывшей переводчицы генерала Гришина, я подчеркнул такие очень важные слова о нем, перекликавшиеся с высказываниями многих других знавших его людей: «Было в нем, как во всех старых революционерах, что-то очень хорошее и драгоценное, отзывчивое, человечное, словом — ленинское».

В начале апреля генерал Гришин вылетел в Бильбао, ночью пролетел высоко над позициями мятежников, над занятыми ими испанскими землями. В Бильбао он делал все, чтобы укрепить оборону на Северном фронте. Видел Гришин еще целую Гернику. Нацистские бомбовозы разрушат ее 26 апреля, нарочно выбрав для налета базарный день — понедельник. Убитых насчитают 1654, раненых 889 — детей, женщин, стариков. Всего на шесть дней запоздал этот «подарок» рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру к его дню рождения.

В конце мая 1937 года Берзина отозвали в Москву. На его место был назначен «генерал Григорович» — известный военачальник Красной Армии, комдив Григорий Михайлович Штерн, будущий герой боев с японцами у озера Хасан, затем арестованный и расстрелянный по приказу Сталина в 1941 году.

Настал час прощания. Салют, Испания! В последний раз опустил Гришин жалюзи в кабинете: «Кондор» снова бомбил Валенсию... Впереди была долгая, тяжелая война, еще почти два года держалась столица Испании. Только в марте 1939 года падет красный Мадрид, Франко придет к власти.

По дороге на Родину Гришин привычно, как всегда после выполнения ответственного боевого задания, подводил итоги: героическая борьба в Испании задержала фашистскую агрессию против советского и других народов, явилась школой антифашистской борьбы, боевого единства антифашистов.

Он увозил домой бесценный опыт. Испанский опыт. Увозил в голове, потому что путь домой предстоял тяжелый, всякое могло случиться, даже шифрам нельзя было довериться. Его товарищи твердо знали: попадись он в лапы врага, никакие пытки в фашистском застенке не вырвут у него тайны его службы.

«И ДЫМ ОТЕЧЕСТВА...»

В дождливое утро начала июня Ян Карлович Берзин вернулся в Москву. На вокзале его никто не ждал. Странно. А впрочем, нет. Ведь он не телеграфировал о своем приезде.

Квартира в доме на набережной была пуста. Сын Андрей жил у маршала Блюхера в Хабаровске. Послал сыну телеграмму: «Приезжай. Папа».

На Родине Берзина ждала высшая награда — орден, запечатлевший дорогие черты Ильича: «За выполнение правительственного задания...» Еще одна большая радость: приказом наркома обороны СССР К. Е. Ворошилова корпусной комиссар Берзин назначался начальником Разведывательного управления РККА. Вскоре ему присвоили звание армейского комиссара 2-го ранга. В петлицах появился четвертый ромб.

Вот и дом шоколадного цвета по Большому Знаменскому переулку, 19 — здание, где издавна помещается Разведывательное управление Красной Армии. Берзин и не думал, что так разволнуется. Третий этаж. Дверь без таблички. Вот и его кабинет — капитанский мостик, на котором долгие годы — и какие годы! — нес он бессменную вахту. Карта двух полушарий на стене. Старый стальной сейф. Больше двух лет — со дня отъезда на Дальний Восток — не был здесь Берзин. Все в кабинете почти так же... и совсем не так. На дворе — лето 37-го...

Сразу захлестнул его миллион дел. Комкор С. П. Урицкий сдал все «хозяйство» в самом лучшем виде. И каждый день слушал Берзин голос свободного Мадрида по радио, не пропуская ни одной военной сводки. Чтение утренних газет начинал тоже с сообщений из Испании. Читал Михаила Кольцова и завидовал ему: Кольцов в Испании, где он, Берзин, оставил часть своего сердца. И всей душой переживал он новое наступление на Брунете, кровавые бои под Мадридом, наступление Франко на севере, сражение под Сарагосой, падение Хихона...

Из Хабаровска приехал наконец сын. Берзин водил Андрейку на испанскую кинохронику, волновался до слез, видя на экране репортажи Романа Кармена: знакомые места и лица, «Телефонику» — мадридский небоскреб — и окопы в Каса-дель-Кампо. Вскоре он от души поздравил бывшего советника в Испании К. А. Мерецкова, получившего еще в мае назначение на пост заместителя начальника Генерального штаба РККА.

В наркомате ему настойчиво предлагали отдохнуть после Испании, взять отпуск, поехать на юг. Нет, не время отдыхать. Стрелка барометра падает, показывает на «бурю». Мир стремительно катится к большой войне. Остались считанные годы... И в редкие часы отдыха лишало его сна предчувствие, предвидение грозной опасности. Пропал испанский загар. Лицо осунулось, пожелтело, горячечный блеск вспыхивал в воспаленных бессонницей глазах.

Положение в мире было тревожным. Требовалось срочно отвыкать от узких испанских рамок, брать в расчет мировую военную конъюнктуру. Для этого требовалось днем и ночью читать разведсводки со всего мира, отчеты, анализы, прогнозы. Нужно было прочитать все радиограммы Зорге, донесения генерала Заимова из Болгарии. А сколько их всего было, разведчиков! Берзину порой казалось, что он вернулся с другой планеты и пробыл он на той планете не год, не два — десятки лет.

Много времени потратил Берзин на подробный доклад об оружии врага, в первую очередь Германии и Италии. Это был один из основных итогов его и других советников работы в Испании. С партийной остротой освещал Берзин в докладе значительное техническое отставание РККА, ссылаясь на рапорты Я. В. Смушкевича по авиации, Н. Г. Кузнецова по флоту, Р. Я. Малиновского, H. H. Воронова, К. А. Мерецкова и многих других по армии. Героизм и самоотверженность не заменят пулеметы и орудия. Лихие тачанки не чета танкам. Конница не устоит перед мотомехчастями. Небесные тихоходы обречены на вымирание в век «мессершмиттов» с тысячесильными моторами.

Берзин достаточно хорошо разбирался в народном хозяйстве, чтобы отчетливо понимать, что и за вторую пятилетку невозможно покончить с промышленным отставанием от передовых капиталистических государств, а без этого нельзя было должным образом перевооружить армию. Советские люди — строители Днепрогэса, Магнитки, Кузбасса — творили чудеса, но слишком жесткой мерой отмерила им время история. Сам Сталин говорил: «Мы отстали от передовых стран на 50 — 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Заявление трезвое и своевременное. Какое уже покрыто расстояние? Две трети пути? Любое отставание в канун войны обернется роковой трагедией.

Со своей стороны Берзин делал все, что было в его силах. Разведка снабдила военную промышленность страны верными эталонами, критериями, мишенями для качественного и количественного развития оружия. Не требовалось тратить годы на изобретение велосипеда.

В отчете Берзин ссылался на образцы трофейного оружия, посланные им из Испании с советскими пароходами. По возвращении на Родину выяснилось, что их так здорово кто-то засекретил, что эти образцы и отыскатьто долго было нельзя.

Основываясь на испанском опыте, Берзин подробно освещал новые тенденции в оперативно-тактическом искусстве, рекомендовал быстрейший переход к крупным авиационным и танковым соединениям, которые были призваны заменить таранные массы пехоты времен Гражданской войны и отпора иностранной интервенции. При этом, беря за основу наступательные силы и средства, он настаивал и на обороне, на средствах заграждений, включая массовое применение эффективных мин. Вновь писал он, что в силу самой природы германского нацизма и итальянского фашизма — Берзин не смешивал то и другое, знал силу и слабость этих родственных, но не тождественных режимов — враг попытается напасть внезапно и поведет ничем не ограниченную войну, войну на уничтожение не только советского строя, но и советского народа. В Испании Берзин разглядел врага крупным планом. Необходимо было максимально использовать уроки, оплаченные кровью целого народа и сотен советских воинов.

Особый раздел отчета Берзин посвятил испытанию нового советского оружия в Испании: самолетов, танков, мин. Среди многих новинок, впервые примененных в боевой обстановке на Пиренейском полуострове, намечалось в обстановке предельной секретности испытать и истребители с принципиально новым вооружением: реактивными снарядами. Пятеркой таких истребителей командовал прославившийся впоследствии летчик Анатолий Серов. Весной 1937 года Берзин очень ждал эти истребители. Но они так и не прибыли на советских пароходах: командование посчитало рейс чересчур рискованным изза усилившейся морской блокады Испании. Отдать новое, мощное оружие в руки врага — нет, на это никто не мог пойти. Серов прибыл в Испанию без реактивного оружия.

В отчете Берзин полемизировал с теми нашими военными, кто вынес из Испании ошибочный вывод о ненужности крупных танковых соединений, который вел к расформированию механизированных и танковых корпусов, к использованию их в составе пехоты. Он настаивал на скорейшей модернизации авиации, широком развитии средств связи, переводе артиллерии с конной тяги на механическую, многократном увеличении кадров летного и бронетанкового состава.

Много внимания уделил Берзин разведке и партизанскому движению в Испании. Управление уже пожинало плоды умело поставленной разведки. Давали себя знать и действия XIV армейского корпуса — партизанского диверсионно-разведывательного соединения. На месте исчезнувшего Северного фронта осенью 1937 года под руководством обученных специалистов этого корпуса действовало не менее 18 тысяч партизан, среди которых отличались астурийские шахтеры.

Как ни старался Берзин в Испании следить за бегом событий на Родине, вернувшись, он быстро почувствовал, что поотстал от победного марша страны. Читал запоем газеты и журналы, пошел в «Хронику» на Тверском бульваре. Жадно глядел на улицы и площади Москвы, смотрел рекламные щиты — Погодин: «Аристократы», Афиногенов: «Салют, Испания...» У подножия памятника Пушкину увидел массу цветов: год 1937-й был годом Пушкина — исполнилось 100 лет со дня смерти поэта. Надо будет подарить Андрею новое издание Пушкина. Ведь именно Пушкин открыл его отцу, латышу, прекрасный и светлый мир русской поэзии.

Но сейчас художественная литература, театр, опера, балет — все это не для него. Дай бог успеть переварить поток информации по службе, проанализировать его. Время не ждет. Бикфордов шнур второй мировой войны уже горит — в этом он наглядно убедился в Испании. Дорог каждый час, каждая минута.

И кабинет прежний, и лица все знакомые, родные: его заместители Давыдов, Никонов, начальники отделов Стигга, Басов, Звонарев...

— Таковы, — заключая доклад, говорит Ян Карлович Берзин, — наши основные выводы, которые я доложил наркому. Все это подводит к мысли, что пора, самая пора нам с вами составить перспективный план нашей разведывательной деятельности в канун мировой войны. Да, да, да! Я не оговорился. Война не за горами, товарищи. И вы это должны знать лучше других. Этот план должен быть предельно конкретен. Он должен определить методы и средства нашей работы в Германии. Прошу представить проекты по планам отделов через месяц. Нет, через три недели. Товарищи Давыдов, Никонов и Стигга обобщат весь материал и наметят основные новые направления и объекты, поставят цели. Наша задача — не допустить внезапного нападения, сократить сроки войны, сберечь кровь бойцов Красной Армии.

Берзин умело пользовался своим огромным авторитетом в Управлении: авторитетом он окрылял, а не подавлял. А это умеют лишь талантливые руководители. Поэтому многие его помощники были ему лично преданы. Они понимали, что если им здорово повезет, если они добьются успеха в своем трудном деле, совершат подвиг, — об этом обязательно узнает Старик. И пусть больше никто не будет знать — секретность! — для них это высшая награда. Она помогала мириться с неизбежной в профессии разведчика безвестностью, со всеми опасностями и даже с возможным позором, если дело требовало, чтобы разведчик влез в обличье врага, надел его мундир, чтобы еще больнее ударить изнутри...

С первых дней возвращения на свой старый пост Берзин занялся кадрами. Кадры решают все. Где-где, а в разведке трижды правильны эти слова. Сколько сюрпризов и неожиданностей в личном составе с апреля 1935 года, когда он покинул Управление! Труд проделан титанический. Горы своротили. В основном «старики», известные Берзину по именам и по псевдонимам. Но много и новых имен, работники, судя по их делам, уму, энергии, весьма перспективные. Именно такие и нужны в предстоящей большой войне.

Особый интерес Старика вызвало дело полковника Маневича. Плохо с Маневичем: сидит в итальянской тюрьме, в Кастельфранко дель Эмилия, близ Модены. А как здорово начинал «Этьен», «Конрад Кертнер» в Италии! Какие давал сведения! И вот он в фашистском застенке. Может просидеть пожизненно. А Берзин, приговоренный в свое время к вечной ссылке, знал, что это такое. Но, будучи оптимистом, он не спешил списать Маневича, нет, напротив, приказал выяснить все возможности освобождения полковника Маневича из тюрьмы и представил его к следующему званию — комбрига.

Быть может, то было первое представление к очередному званию командира, находящегося в плену, во вражеской тюрьме. Оно было самым поразительным доказательством доверия Старика к своим соратникам. И он не ошибся: в 1965 году Лев Ефимович Маневич был удостоен (посмертно) звания Героя Советского Союза.

В кабинете Берзина шло очередное секретное совещание: армейский комиссар 2-го ранга знакомился с новыми кадрами разведчиков. Один из них — Шандор Радо, псевдоним — «Дора», он же «Альберт». Член Коммунистической партии Венгрии с декабря восемнадцатого, с 18 лет.

— А Советская республика в Венгрии, — отметил Берзин, — победила в марте девятнадцатого. Так?

— Защищал республику, будучи комиссаром артиллерийской колонны, — информирует Никонов. — Делегат III конгресса Коминтерна. В 1923 году принимал участие в классовых битвах в Германии, занимая пост начальника штаба Среднегерманского ревкома в Лейпциге. Жена — Лена Янзен — в прошлом секретарь Клары Цеткин, бывший работник ЦК КПГ. В момент прихода к власти Гитлера товарищ Радо преподавал в берлинской марксистской школе. Бежал с женой в Вену. Идейный антифашист, интернационалист до мозга костей, стопроцентный большевик. Хорошо показал себя в Париже. По специальности он картограф, географ, знаток государственного права и юридических наук, всесторонне образованный человек, интеллектуал. Знает основные европейские языки. Обосновался прочно в Женеве, создал научно-географическую фирму «Геопресс». С августа тридцать шестого вышел в эфир, завязал широкие и многообещающие связи[38].

— Прошу передать «Доре»: беречь силы до большой войны. Интересоваться прежде всего гитлеровской Германией. Никоим образом не нарушать законы Швейцарии. Никаких контактов с местными коммунистами. Быть готовым к мобилизации всех возможностей по первому сигналу Центра... Таких групп мы обязаны иметь больше в Германии и вокруг Германии.

— Думаю, — уверенно заявил Никонов, — мы сможем установить нужное число надежных форпостов, используя в первую очередь подобранные вами в Испании кадры. Все зависит от того, сколько у нас осталось времени до большой войны.

— Года два-три мы еще имеем в запасе. Как у «Доры» со связью?

— Пока одна рация. Слышимость нормальная. На случай войны предусмотрены две-три рации в Женеве и Лозанне.

— Надо повидаться с радиоконструкторами, посмотреть, чего они добились в разработке коротковолновых раций, поставить им задачу скорейшей ликвидации нашего явного отставания в этой области. Надо показать им портативные абверовские рации, которые мы захватили в Испании... Кто у нас следующий?

Берзин открывает папку с личным делом Леопольда Треппера. Весьма перспективный разведчик. Выходец из Польши, жил в Палестине и во Франции, с 17-ти лет — в коммунистическом движении. Уже несколько лет живет в СССР, журналист, сотрудничает в Коминтерне.

Леопольд Треппер — в будущем «Отто», резидент агентурно-разведывательной сети в трех странах Западной Европы, руководитель антифашистской организации, получившей в гестапо название «Красный оркестр» («Красная капелла»), — вспоминает о встрече с Берзиным в своей книге «Большая игра».

«Он принял меня для беседы, хорошо сохранившейся в моей памяти. Да и могло ли быть иначе, если этот день оказался решающим для всей моей дальнейшей судьбы как человека и коммуниста?

— Я вам предлагаю перейти на работу к нам, потому что вы нам нужны, — сказал он мне. — И не сюда, в аппарат. Тут вам не место. Нет, вы должны создать в Западной Европе базу для наших действий.

После моего первого разговора с Берзиным мысль о переходе в разведку л борьбе в ее рядах прочно засела в моем сознании. Я не сомневался — близится момент, когда гитлеровские орды хлынут в страны Европы.

Мне было ясно, что в грядущих сражениях роль Советского Союза будет решающей. Сердце мое разрывалось на части при виде вырождающейся революции, ради которой я вместе с миллионами других коммунистов отдавал все, что мог. Мы, двадцатилетние, были готовы пожертвовать собой ради будущей жизни, прекрасной и молодой. Революция и была нашей жизнью, а партия — нашей семьей, в которой любое наше действие было пронизано духом братства.

Мы страстно желали стать подлинно новыми людьми. Мы готовы были себя заковать в цепи ради освобождения пролетариата. Разве мы задумывались над своим собственным счастьем? Мы мечтали, чтобы история наконец перестала двигаться от одной формы угнетения к другой. И кто же лучше нас знал, что путь в рай не усыпан розами?»[39]

Совещание, как обычно, затягивается до полуночи. Допоздна горит свет в кабинете Берзина. Он устало потирает голову с застрявшей в черепе пулей карателя.

За большим Старик умел видеть малое. Однажды летом машина Берзина остановилась у дома № 13 на Большой Пироговской. Несмотря на неотложные дела и заботы, армейский комиссар выбрал время, чтобы повидать черноглазых ребятишек Испании — тех самых детей, которых он отправлял в марте на «Кооперации» и других советских пароходах в долгое и опасное плавание в далекую страну, ставшую для них второй родиной. Его водили по палатам, показали столовую. Смуглые ребята ходили за ним стайкой и пришли в восторг, когда он обратился к ним по-испански. Вид ребят ему понравился — здоровые, сытые, чистые. Но сердце у него ныло: нелегко сиротам без материнской ласки и заботы, без знания русского языка. Многих по прибытии пришлось сразу отправить в больницы и санатории, всех посадили на усиленную диету. Хорошо, что еще в Испании Берзин. настоял на увеличении числа педагогов и медицинских сестер, отправляемых с партиями детей в СССР. Маэстра — учительница малышей — показала рисунки детей. Они все еще жили войной: воздушные бои, бомбежки, фронтовые атаки.

Вскоре после возвращения в Управление Берзин — недаром он был учеником Дзержинского, друга беспризорных детей, — написал важный документ:


«Народному комиссару обороны Союза ССР Маршалу Советского Союза К. Е. Ворошилову от начальника Разведывательного управления НКО СССР, армейского комиссара 2-го ранга Я. К. Берзина.


Рапорт.


В конце марта 1937 года принята группа испанских детей в количестве 72 человек и 6 взрослых испанцев (четыре педагога и две медицинские сестры). Дети для отдыха были помещены во Всесоюзный пионерский лагерь «Артек», где они находятся по настоящее время. Для указанной группы детей совместно с московскими организациями мы приступили к оборудованию специального детского дома. Московским Советом для этой цели был передан дом на Большой Пироговской, 13, занимаемый различными школами.

...Учиться дети будут в 39-й школе, Фрунзенского района (Большой Трубецкой пер., 6/1), где распоряжением Московского гороно выделен первый этаж в качестве отделения начальной школы. Сейчас школа ремонтируется. Школа расположена от детского дома в 10 минутах ходьбы, причем дети никаких трамвайных линий не переходят».


Давным-давно, на заре века, Петер Кюзис (он уже почти забыл свое настоящее имя!), поступая в Гольдингенскую учительскую семинарию, мечтал учить детей. И вот рапорт через 33 года, рапорт — кардиограмма, безошибочно указывающая: нет, не загрубело в революциях и войнах большое сердце Старика.

Поток информации ширился. Все труднее становилось осваивать ее с должной быстротой и без потерь. Берзин давно уже осознал, что чересчур многое из этой лавины перерабатывает он сам. Необходимо было разгрузить мозг, увеличить штаты в информационном отделе. Он уже мечтал об автоматизации основных процессов обработки информации, захлестывающей Управление.

«Германский запас шведской высококачественной фосфорной руды, необходимой для производства стали, может быть растянут не более, чем на два-три года...», «Германская агентура в Англии потерпела новый провал. Группа немецких шпионов предстала в Маргейте перед судьей Гривз-Лордом по обвинению в нарушении „Оффишл сикрэтс акт“...», «Главными шпионами-диверсантами Германии в Дании являются Вальдемар Петш и Кнуеффкен. Последний работает также и на Интеллидженс сервис...», «Полковник Морузов, шеф „Сигуранцы“, заявил, что к концу года с иностранными агентами в Румынии будет покончено...», «В Брюсселе абвер имеет своего агента в ближайшем окружении короля Леопольда. Его имя ...», «Граф Ежи Потоцкий, польский посол в США, сделал на приеме в посольстве следующие профашистские заявления...».

Сведения, подтверждающие друг друга и взаимоисключающие, сведения разной ценности и степени достоверности, точные и неточные, сведения стратегической важности и пустые, свежие и устаревшие, сведения злонамеренно и невольно дезинформирующие.

Отделить существенное от случайного, докопаться до ядра явления сквозь шелуху — не это ли задача разведчика! Но есть по закону диалектики и другая сторона вопроса: надо разобраться в существенности случайности, понять тонкую связь ее с необходимостью, проникнув в сущность явления. Разведка и есть поиск, раскрывающий необходимость за случайностями.

Берзин размышлял, анализировал, делал выводы, планировал ответные шаги. Он строил свою работу так, чтобы не подчиняться обстоятельствам, а встать над ними, подчинить их своей разумной воле, В этой борьбе он многого достиг. Он не знал, что вскоре обстоятельства окажутся выше его и уже ни один из его планов он не сможет осуществить.

Берзин все сильнее уставал и, чтобы отдохнуть, шел в подвал слесарить. Верстак под лампочкой, зубило, молотки, Берзин привычно закрепляет в тиски кусок металла, драчевым напильником снимает с него темно-рыжий налет ржавчины. Мысли его улетают в Ригу, к своему первому верстаку и первым в жизни рабочим инструментам. Но не только об этом думает он.

С силой, гораздо большей, чем в осажденном Мадриде, сердцем и мозгом ощущал Берзин растушую мрачную тревогу, порой цепенел от предчувствия непоправимого бедствия, горестных испытаний. Идет осень 1937 года. Уже арестованы и расстреляны как враги народа высшие командиры РККА — М. Н. Тухачевский, В. М. Примаков, И. П. Уборевич, И. Э. Якир, А. И. Корк. Аресты не обошли и Разведупр — исчезли ближайшие его сотрудники, старые чекисты А. X. Артузов, А. М. Никонов... В Разведуправлении разгоралась кампания по выявлению все новых и новых «врагов народа». Берзин был самой подходящей мишенью, но проходили дни, пропадало все больше разведчиков во всех органах военной разведки, а начальника Разведупра никто не трогал. Пока не трогал...

Усилием железной воли Берзин брал себя в руки, гнал прочь бесплодные раздумья, крепче держал штурвал своего корабля. В необходимости и важности для партии, народа, армии того дела, которое он делал, той службы, которую он нес, он никогда не сомневался.

Ключ вырезан. Теперь нужен личной напильник. Затем — бархатный. Ключ надо начистить до стального блеска, потом — отполировать. Готово. Десятки ключей изготовил он в те последние дни...

В ноябре Берзин отметил два последних праздника в своей жизни. Седьмого он отмечал 20-ю годовщину Октября в окружении блестящей плеяды помощников. Ближнее окружение — работники Управления и разведотделов в войсках. Но есть и дальнее — закордонники, разведчики в оперативных командировках во многих и многих странах мира: Абсалямов, Анулов, Басов, Биркенфельд, Бортновский, Винаров, Григорьев, Давыдов, Жигур, Зося Залесская, Зальберг, Зорге, Кидайш, Кирхенштейн, Колосов, Мамсуров, Маневич, Мрачковский, Петренко, Аня Рязанова, Салнынь, Скарбек, Стигга, Сухоруков, Треппер, Альфред, Поль Арман и Мария Тылтынь, Туманян, Урицкий, Чуйков... Всех не перечислишь. Прометеево племя. Искатели и укротители огня.

А 25 ноября все друзья и сослуживцы поздравляли Старика с днем рождения. До последнего дня находился Берзин на боевом посту. Он был готов к схватке, великую ощущал в себе силу. «Барометр» — так порой называли Берзина в Генштабе — теперь неизменно показывал «бурю»: военный циклон надвигался, ширился его грозовой фронт, резко росло давление в международных отношениях. С нарастающим беспокойством анализирован он сообщения о встрече дуче и фюрера в рейхе. Ему стало также известно, что в рейхсканцелярии состоялось важное совещание, в котором приняли участие Геринг, фельдмаршал фон Бломберг, генерал-полковник фон Фрич, адмирал Редер, министр иностранных дел фон Нейрат. Гитлер выступил с речью, заявив, что Германия начинает борьбу за «жизненное пространство», что он твердо решил разделаться в ближайшее время с Австрией и Чехословакией, бросить дерзкий вызов великим державам Европы. Вермахт должен быть как можно скорее приведен в боевую готовность.

Со всегдашней энергией Старик начал продумывать и планировать ответные меры в рамках своей службы. Но дни Берзина были уже сочтены.

28 ноября 1937 года произошло непоправимое. Ян Карлович Берзин был арестован.

ЛЮБОВЬ КОМАНДАРМА

Все, о чем вы прочитали, можно назвать первым измерением в последних месяцах жизни Берзина. Сведения о нем до сих пор с трудом проходили в печати. Что же касается второго и третьего измерения, на них было наложено безапелляционное табу. Второе измерение — это история его единственной настоящей, большой любви к испанке Авроре Санчес. Третье, последнее по счету, но отнюдь не по значению, измерение — это история его гибели: он пал жертвой кровавого сталинского террора.

Не так давно, когда рукопись моей книги о командарме невидимого фронта лежала под семью печатями и казалось, что она, как и книга Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», будет издана не раньше, чем через два столетия, я разыскал Аврору Санчес и записал беседу с ней на магнитофонную пленку. Через 50 лет услышал я голос той, которую наперекор судьбе любил Ян Берзин, и хочу привести отрывки из этого интервью.

Авроре было тогда всего 20 лет, Берзин был на 27 лет старше ее. Он полюбил красавицу-испанку в Валенсии, где она работала в штабе. Братья ее сражались в Республиканской армии. Медовый месяц Яна Берзина и Авроры протекал в знаменитом «доме на набережной» — Доме правительства, как его называли москвичи, огромном здании, построенном в 1931 г. по проекту архитектора Иофана.

— Вы помните, когда приехали в Москву?

— 3 июня в 9.30 утра я звонила в дверь. Не я сама, шофер звонил.

— Полдесятого утра?

— Да, 3 июня, в 9.30 точно. 11 июня мы справили мой день рождения, 12-го мы поженились.

— Это вы настаивали на женитьбе или он этого хотел?

— Нет, он, он. Я не хотела. Он говорил: «Я хотел жениться на тебе в Испании». — «Я бы не вышла за тебя в Испании». У меня ведь был жених. Но началась война. Жених остался в Сарагосе, а я в Мадриде. И я его больше не видела. Потом я приехала сюда. Я думала, что год побуду, выучу русский язык, посмотрю Москву и вернусь, Я не знала, что выйду за него замуж, что останусь здесь на всю жизнь. Если бы я так думала, может быть, я не уехала бы из Испании.

— И здесь, в Москве, вы жили в момент его ареста на улице Серафимовича?

— Да. Вот... «Справка, дана Санчес Авроре Индапесеевне в том, что она проживает по ул. Серафимовича, д. 2, кв. 153...». Помню, что спальня, кухня, ванная — это все выходило на Москву-реку. Когда я сидела на кровати, я видела пароходики. А кухня была угловая. Во двор — кабинет, столовая. Да, еще комната Андрея, тоже туда на реку, на солнечную сторону. А кабинет и спальня были самые большие комнаты.

Так вот, эта справка: «...и является женой Берзина, Яна Карловича. Справка дана для представления в НКВД. Комендатура Первого Дома Советов. ЦИК СССР. 21 февраля 1938 года, № 94, Москва 72, ул. Серафимовича, д. 2, 1 отделение милиции Ленинского района. Телефоны В-1-59-56, В-1-74-00». И печать.

— Значит, 21 февраля 38-го года вы еще жили на квартире Яна Карловича?

— Да. Это единственный документ, который у меня остался, и совершенно случайно. Потому что это дали мне потом, чтобы мне ходить туда, узнавать о нем.

— Скажите, а кто-нибудь приходил к Берзину в гости в те последние дни перед арестом?

— Нет, никто не приходил. Нет. Нет.

— Время такое, конечно, было, что не до гостей. И по телефону не звонил никто?

— Я думаю, что нет.

— А вы ходили с ним в театр?

— Да, на «Кармен», в Большой театр, один раз. Дома часто, очень часто слушали музыку.

— И что он предпочитал слушать?

— У него было много опер. Эти пластинки сохранились у меня. Но они старые уже. И играть теперь — надо специальные иголки и патефон.

— А Доницетти там нет?

— Нет, по-моему.

— Нет? Я спрашиваю, потому что у него было секретное имя, криптоним: «Доницетти». Этим криптонимом он подписывал свои шифрорадиограммы в Москву. Они так и остались не расшифрованными врагом. И в наших архивах я их не нашел.

— Я ни разу не слышала это имя. Я знаю, что его звали Ян Карлович. Но здесь все его называли Павел Иванович. В Испании я генерала Гришина спрашивала, как вас правильно звать, он смеется и говорит: «Я и Педро, и Пабло, и Хуан».

Действительно, Петер — это Педро, Павел — Пабло, Ян — Хуан. У Берзина было много имен.

— Берзин, конечно, был очень сдержанный человек, владел собой, но ясно видел, что надвигается большая беда, трагедия, идут повальные аресты среди руководства Красной Армии. Характер, настроение у него в это время менялись?

— Нет, он очень был веселый, ласковый, как всегда, и со мной, и с Андрейкой.

— Знал ли он, что его ждет? Как себя вел?

— Вначале я думала, что он ничего не знал. Но потом уже, когда годы прошли, я стала больше понимать, я думаю, что все-таки он ждал. Потому что я его спрашивала о Никонове — мне говорили, что это его заместитель. Приехала жена Никонова из Одессы и плакала у него в кабинете. О чем они говорили, я не знаю. Я могла бы быть там, но я все равно ничего не поняла бы.

Просто я его спрашиваю: «Папа, почему Никонова плачет?» — «Она вернулась, а квартира закрыта, опечатана, нет Никонова». — «А где он?» — «Не знаю». Как он не знал? Он прекрасно знал, но он мне не стал говорить. Потом я поняла и спросила: «Его арестовали?» Он говорит: «Да». — «А тебя могут арестовать?» — «Да как ты можешь так думать?! Я бывал в тюрьмах, ссылках...» Я поверила, что этого не может быть. А потом в последнее время он стал вести дурацкие разговоры: «Ты, наверное, намучилась, потому что я намного старше тебя, тебе плохо. Вот выйдешь замуж за молодого, тогда он за тобой будет ухаживать, а не ты за ним». Я думаю, почему он ведет такие разговоры? «Вот если что-нибудь случится, ты домой поедешь, в Испанию». — «Почему ты сейчас такие вещи говоришь? Когда я плакала и говорила, что хочу домой, ты говорил „нельзя“, а теперь говоришь, что я поеду домой. Как это понимать?» Он не отвечал, так как он не очень хорошо говорил по-испански, а я не знала русский. В последнее время он больше сидел дома или ходил по магазинам. Женщина привозила ему домой обед.

— Женщина?

— Да, какая-то женщина с работы. Приносила ему домой в конвертах зарплату. И он мне эти конверты отдавал.

— Скажите, а как долго он не работал перед арестом?

— Так я же не знаю точно, когда он работал, а когда не работал. Просто я потом вспомнила, что он больше бывал дома, что он там не обедал, а привозили домой обед. А сколько это продолжалось, я точно не знаю, я же не думала, что такое получится. Он еще меня успокаивал: «Ты учи, учи русский. Потом я поеду в Испанию, ты поедешь со мной переводчицей».

— Он собирался обратно в Испанию?

— Видимо, да. Первое время, видимо, да. Он думал, что еще раз поедет кончать войну, или хотел меня успокоить. Как маленького ребенка. Не знаю. И он мне написал на бумажке: «Учи, учи русский, будешь ударницей учебы».

— Когда арестовали Яна Берзина?

— В ночь с 28 на 29 ноября. Точно. Часа в два-три. Я уснула в час ночи... Ночью, когда пришли за ним, той ночью мы спокойно легли спать, и я ничего не знала. А он всегда долго читал у себя в кабинете. Я всегда слышала, когда он ключом открывал дверь, и всегда кричала: «Папа!», а он отвечал «Мама!» Это у нас было так всегда, все время. А в ту ночь они открыли дверь сами, я не слышала звонка[40]. Он дома был. «Папа, что такое?» — я спросила, а он мне сказал по-испански «para mi». Вы испанский не знаете? Если бы он сказал «а рог mi» это «за мной», а он сказал «para mi» — «для меня», «ко мне». Я просто удивилась, почему они в спальне, а не в кабинете. Единственные последние его слова услышана: «Папиросы можно?» Они говорят: «Можно». Это последние его слова, которые я слышала: «Папиросы можно?» Потом двое мне сказали: «Вставай, гражданка, вставай!» Ну, я встала. Смотрю, где он? Его нет. Пошла в комнату к Андрею. А Андрей говорит: «Арестовали папу. Вот и все. Его нет больше».

— Как вел себя Андрей?

— Ничего он больше не сказал. Ни слова. Он был очень сдержанный мальчик, как я потом поняла. Весь в отца.

— Вы еще не сказали об обыске. Об обыске что-нибудь помните?

— Они просто все опечатали. Они опечатали спальню, кабинет, комнату Андрея. И нас вдвоем переселили в столовую. А обыск они не делали, забрали просто все, что было...

— А что они забрали?

— Все. А потом одежду и кое-какие вещи мне вернули.

— Ваши вещи?

— И его вещи тоже вернули, кое-что.

— А когда вернули его вещи, не помните? Через какой срок?

— Короткий срок. Я еще жила в этом доме, в этой квартире я еще жила. Потом пришли, забрали все из библиотеки. Еще деньги взяли, пять тысяч рублей было в шкафу. У нас была совершенно новая мебель: трельяж, диван и два кресла, очень красивые, темно-синего цвета. Это забрали. Забрали буфет из столовой. Я вытащила из буфета корзиночку с ложками, вилками, поставила на стол, чтобы освободить буфет, потом пришла, а корзиночки нет. Оставили два прибора, которыми пользовались мы с Андреем. Книги не вернули ни одной. Правда, там был испанско-русский словарь. Я попросила — это вернули. Я потом отдала его в Ригу в музей: там было подписано «Гришин» везде.

— Как долго вы жили в этой квартире?

— Меня через несколько месяцев переселили в другой подъезд в этом же доме, а Андрею дали еще где-то маленькую комнату. А весной 39-го мне дали 15-метровую комнату на Кировской. Там было пять семей. Я — шестая...

— А передачу можно было ему носить или нет? Наверное, нет.

— Я хотела идти узнать, а мне сказали, поскольку вы не понимаете по-русски, пусть придет тот, кто понимает. Тогда меня взяли на машине и привезли туда, на Дзержинскую. Поднялись наверх. Там мужчина, фамилия его, если правильно мне назвали, — Фриновский[41]. Не знаю, правильно или нет. У него три... эти самые...

— Кубари, шпалы, ромбы?

— Не помню. Три штуки были. Боюсь вас обмануть. И меня все спрашивали и спрашивали. Потом я говорю: «Жив он, я буду ждать, если нет, то я хочу домой в Испанию». А он сказал: «Нет его. Нет уже. Нету». Так мне сказали.

— Когда это было?

— Это было... Я жила еще на старой квартире нашей.

— То есть еще в 37-м году?

— В конце 37-го или в начале 38-го...

— А он был жив до 29 июля 1938 года!

— Я же не знала. Мне сказали, что его нет в живых, что я одна, делай что хочешь, но в Испанию сейчас нельзя. Когда можно будет, мы тебе скажем. Я спрашивала в НКВД, можно узнать, где он похоронен. Нет, говорят, нельзя. Там какие-то братские могилы, а где — неизвестно.

— А кто к вам приходил из НКВД?

— Черняев. Это человек, который опекал меня, видимо. Если мне куда-нибудь нужно было, он приходил.

— Вы звонили ему?

— Потом уже у меня появился телефон. А сначала он пришел сам и дал мне свой телефон: «Если тебе нужно что-то, вот, звони мне».

— А как долго Черняев вас опекал?

— Пока я не вышла замуж. Опекал он меня не по своей воле. Это ему задание такое дали в НКВД. Потом я стала звонить, мне сказали: «Нет его больше».

— И никогда вас не вызывали на какие-то беседы, не задавали никаких вопросов, жизнь текла нормально?

— Мне сказали, ты свободна и можешь делать все, что хочешь. Замуж захочешь выйти — пожалуйста. А потом, когда уже кончилась война в Испании, в НКВД мне сказали: «Мы можем тебя отправить домой». Я говорю: «Сейчас я не могу ехать», потому что я хлопотала, чтобы мои сестры приехали сюда... Через Кремль я подала заявление и просила разрешить сестрам приехать: они попали во Франции в концлагерь. Ворошилов обещал помочь. И мои две сестры приехали в конце 39-го. Поэтому, когда мне сказали: если хочешь, можешь ехать, я сказала — теперь не хочу. Я хлопочу насчет сестер, чтобы им разрешили сюда приехать. Куда мне ехать?

— А сестры как долго оставались в СССР?

— Они и сейчас живут здесь. Вышли замуж. Сейчас обе — вдовы. ...С Андреем случайно встретилась на Кировской. Я его пригласила к себе, угостила кофе. «Приходи, вот ты знаешь, где я живу, приходи». — «Хорошо, хорошо». Больше не приходил. Потом война, 1941-й год...

— Вам неизвестно, когда он ушел добровольцем в армию?

— Нет, ничего не знаю.

— И где погиб? Мне говорили латыши, что он сражался в Латышской дивизии и пал смертью храбрых. Ему было 18 лет...

— Не знаю, не знаю... Он был хороший мальчик... Вы напишете о нем, о Яне Карловиче?

Я расскажу все, что знаю, о смерти командарма невидимого фронта. Потому что перестройкой и гласностью с этой темы сняты все прежние запреты. Потому что мы отказались наконец от сокрытия правды, сверхсекретности. Никогда впредь не будем мы путать военную, государственную тайну с засекречиванием ошибок и преступлений сталинщины. Десталинизация — сегодня острие перестройки, свидетельство очищения и покаяния...

Пусть заключительные главы «Командарма невидимого фронта» станут реквиемом Яну Берзину.

ВОСЕМЬ МЕСЯЦЕВ НА ЛУБЯНКЕ

Начальник Разведывательного управления РККА армейский комиссар второго ранга Ян Карлович Берзин был арестован в ночь на 29 ноября 1937 года как «враг народа». Группу ареста возглавлял полковник государственной безопасности. Берзина везли в тюрьму. Везли на «эмке». Полковник сидел рядом с водителем, двое «ассистентов» в форме НКВД с пистолетами в руках — на заднем сиденье справа и слева от арестованного. Проехали мимо Кремля, по улице 25-го Октября. Наверное, вспомнил «враг народа» ту памятную ночь, когда брал он Зимний...

Вход через первый подъезд по звонку, через могучие створки двери. Не дверь, а пасть дракона. Полковник исчез. «Ассистенты» провели арестованного в зал ожидания с десятком боксов в два ряда. Бокс — коробка, точнее, клетка со столиком и стулом.

Входят двое в белых халатах. Но язык показать не просят, градусник не ставят.

— Раздевайтесь!

Берзин раздевается догола. Содержимое карманов вываливают на стол, тщательно, заученно обыскивают всю одежду, хромовые сапоги. Ощупывают с пристрастием и голое тело, словно имеют дело с контрабандистом в таможне. Царские каратели и жандармы были гораздо менее дотошными. Составляют опись. Велят Берзину подписать ее. Забирают все, что было в карманах, в том числе лекарства. «Белые халаты» передают арестованного дежурному лейтенанту НКВД. Дежурный уводит бывшего командарма невидимого фронта по длинным гулким коридорам во внутреннюю тюрьму Лубянки. Запирает в крохотной одиночной камере с железной койкой и «иудиным глазом» — смотровым глазком в двери.

Через несколько бессонных часов в шесть утра окрик надзирателя:

— Встать! Вынести парашу!

Берзин берет парашу в руки и идет за надзирателем в уборную.

— Три минуты! — гаркнул надзиратель. Потом — умывальник:

— Две минуты!

В семь завтрак. Тюремщик приносит кружку бурды, похожей на желудевый кофе, и пайку черного хлеба.

Дежурный капитан ведет Берзина по бесконечным переходам внутренней тюрьмы к коридорам Наркомата внутренних дел. На полпути передает другому дежурному, который ведет его на допрос в кабинет человека с тремя ромбами в петлицах. Это Фриновский, заместитель Ежова. Кабинет его роскошен.

— Вы, Берзин, — говорит замнаркома, — главарь крупной банды шпионов и диверсантов, свившей гнездо в Генштабе Красной Армии. К тому же вы руководитель латышской националистической контрреволюционной организации. Отпираться бесполезно: мы знаем все ваши связи в империалистических странах — от разведки гитлеровского гестапо до фашистской разведки Ульманиса в вашей родной Латвии. Вы ведь наполовину немец, не так ли?

На стене за столом замнаркома щурит глаза Иосиф Виссарионович Сталин.

«Банда Берзина»... Отныне и до конца своей жизни будет Берзин слышать эти чудовищные слова. А в «шоколадном домике» на Знаменке его преемник будет регулярно проклинать «вражескую контрреволюционную банду» на собраниях сотрудников Разведупра, созданного Берзиным.

Берзин виновным себя в создании банды не признает.

— Ничего, — бросает Фриновский, — ты у меня быстро расколешься!

В камере Берзин шагал взад-вперед. Ложиться на койку строго запрещается. Но можно присесть на табурет. В 22.00 — отбой. Лампа над головой горит всю ночь. Спать положено лицом к глазку. Руки по швам поверх хлипкого одеяла.

В 22.00 следующего дня Берзина повели к следователю. Допрос снимали в небольшой комнате с письменным столом для следователя и столиком и табуреткой для подследственного.

— Руки на стол! Отвечайте на вопросы анкеты: фамилия, имя, отчество!..

Следователь удивляется, услышав, что Берзин состоит в партии большевиков с 1905 года. Заполнив анкету, требует:

— Расскажите, как вы сколотили контрреволюционную банду!..

Допрос продолжается до 5.30 утра. Потом — в камеру. А в 6.00 надзиратель рявкает: «Встать!» Парашу в руки и шагом марш в сортир...

В 22.00 снова начинается ночной допрос. Приходит полковник, начальник следственного отдела, материт Берзина. После его накачки следователь запретил Берзину садиться на табурет. До утра — на ногах. В камере Берзин повалился на койку. Но надзиратель тут же: «Встать!»

Следователь начал применять обычные на Лубянке приемы, заставлял Берзина подписать протокол допроса с показаниями, будто бы он действительно организовал в Разведупре шпионскую и диверсионную банду.

— Вы забываете, что у вас есть семья, — шантажирует следователь, — молодая красивая жена, сын, сестры, брат. Неужели вы хотите их всех погубить, ваших близких, любимых вами людей?! Ведь если их объявят ЧСИР[42], им несдобровать в лагерях...

Да, следователь знал, как бередить самые болезненные раны.

То был поистине окаянный год. Апогей разнузданнейшего террора — не против «изменников Родины» и «врагов народа», не против «шпионов и диверсантов», как их называли, а против цвета народа и его вооруженных сил. И Берзин не мог этого не понимать.

Для батрацкого сына Берзина не была безразлична огульная коллективизация, унесшая жизни миллионов крестьян. Интернационалист от рождения, сын латыша и немки, Берзин с особой остротой переживал начатый Сталиным разгром Коминтерна.

Еще в Испании Берзин, он же генерал Гришин, внимательнейшим образом следил за начавшимся в январе 1937 г. процессом Ю. Пятакова, Г. Сокольникова, К. Радека, Л. Серебрякова и других видных деятелей партии, обвинявшихся в измене Родине, шпионаже, диверсиях. Сразу же после процесса были сняты со своих постов H. И. Бухарин и А. И. Рыков. Февральско-мартовский Пленум ЦК ВКП(б) на основании следственных материалов НКВД исключил из состава ЦК и членов партии Бухарина и Рыкова. Они были арестованы и обвинены в террористической, шпионской и диверсионно-вредительской деятельности. А 15 марта 1938 года следователь в тюрьме злорадно объявил старому большевику Берзину, что Бухарин и другие участники «право-троцкистского блока» по приговору советского суда расстреляны. Быть может, ему показали свежие газеты — «Правду», «Известия», которые столько лет редактировал именно он, Бухарин!

Газеты были полны сообщениями о процессе: «Право-троцкистскую банду мало расстрелять!.. Вышинский распутает жуткий клубок преступлений... Пламенная любовь к Сталину становится еще более пламенной...» Казахский акын вдохновенно пел: «Фашистских ублюдков, убийц и бандитов, скорей эту черную сволочь казнить, и чумные трупы, как падаль, зарыть!»

Берзин вспоминал, что именно Бухарин наиболее резко выступил против теории Сталина об обострении классовой борьбы по мере успехов социалистического строительства. Сталинская теория, говорил он в 1929 году, смешивает временный этап обострения борьбы с общим ходом развития. Она «возводит самый факт теперешнего обострения классовой борьбы в какой-то неизбежный закон нашего развития. По этой странной теории выходит, что чем дальше мы идем вперед в деле продвижения к социализму, тем больше трудностей набирается, тем больше обостряется классовая борьба, и у самых ворот социализма мы, очевидно, должны или открыть гражданскую войну, или подохнуть с голоду и лечь костьми».

Процессами 30-х годов Сталин открыл войну против всех, кто стоял на пути к установлению его личной диктатуры.

Вновь и вновь вспоминал Берзин пророческие слова, сказанные в июне 1926 года Феликсом Дзержинским: неверный курс руководства партии может привести к тому, что «страна найдет тогда своего диктатора — похоронщика революции, какие бы красные перья ни были на его костюме».

Вспоминался 1934-й год, убийство Кирова, сомнения тех дней у старого чекиста Берзина... Ведь убийство Кирова стало взрывателем массового террора... Кто поджег бикфордов шнур? Неужели Сталин своей неизменной тлеющей трубкой?!

Сидя на Лубянке с ноября 1937 до июля 1938 года, Берзин не успел узнать масштабы сталинского террора против Красной Армии. А террор будет длиться до начала Великой Отечественной войны и не прекратится с ее началом: в 1941 году будут расстреляны герои — соратники Берзина по испанской войне Г. М. Штерн, Я. В. Смушкевич, П. Рычагов, И. И. Проскуров,Д. Г. Павлов, назначенный перед войной командующим Белорусским особым военным округом... Не окончился террор и после войны, до самой смерти величайшего террориста всех времен и народов. Даже по предварительному подсчету назовут такие ошеломительные цифры жертв предвоенной бойни: трое Маршалов Советского Союза из пяти, 13 из 15 командующих армиями, 50 из 57 командующих корпусами, 154 из 186 командиров дивизий, всего — 35 — 40 тыс. командиров РККА[43]. За все время Великой Отечественной войны не уничтожил Гитлер столько представителей старшего и высшего офицерского корпуса Красной Армии.

После гибели Яна Берзина Сталин сменит нескольких начальников Разведупра. Возьмем для примера одного из них — Ивана Иосифовича Проскурова, откроем послужной список в его личном деле. Нет уже ни ссылок в царское время, ни членства в обществах старых большевиков или политкаторжан. Проскуров был поначалу батраком, как и Берзин, у немцев-колонистов, в знаменитом селе Хортица на Днепре. Потом — чернорабочийвагранщик, председатель райпрофсоюза, студент рабфака и Института механизации и электрификации сельского хозяйства в Харькове, курсант школы военных летчиков в Сталинграде, инструктор-летчик в Москве, в 1934 году — командир корабля 20-й тяжелой бомбардировочной авиационной эскадрильи, потом — командир отряда эскадрильи. С сентября 1936 по май 1938 года — особая служебная командировка. В Испании он стал подопечным Берзина — генерала Гришина. Берзина «взяли», а Проскуров, которого он представил к званию Героя Советского Союза, командует скоростной бомбардировочной авиабригадой.

Дальше — быстрый рост в связи с разгромом в своей стране «сталинских соколов», героев испанского неба: командующий 2-й армией особого назначения, зам. наркома обороны СССР, начальник Разведупра РККА (с апреля 1939 по апрель 1940 года). Из партийно-политической характеристики видно: опытный командир-авиатор, член ВКП(б) с 1927 года, депутат Верховного Совета СССР, трижды орденоносец, «преданный коммунист делу партии Ленина-Сталина». И никакого опыта агентурной и любой другой разведки, кроме, пожалуй, авиационной. То есть никакого сравнения с тем военным чекистом Берзиным, которого в Разведупр послал Дзержинский. Выдвиженец 30-х годов...

И таких выдвиженцев в канун войны было от 35 до 40 тысяч, соответственно числу безвинно расстрелянных командиров. Это миф, что выдвиженцы сразу оправдали себя. Наши Вооруженные Силы заплатили за сталинские преступления новыми реками крови, кровью солдат тех полков и дивизий, которыми командовали вчерашние средние командиры.

И. И. Проскуров, прекрасный летчик (но не разведчик), назначенный Сталиным на пост начальника Разведупра РККА, был затем по его же приказу арестован и расстрелян. Семья И. И. Проскурова 26 марта 1960 года получила справку из Главной военной прокуратуры, в которой сказано: «Дело в отношении Проскурова Ивана Иосифовича, 1907 года рождения, прекращено 11 мая 1954 года за отсутствием в его действиях состава преступления. Проскуров И. И. полностью реабилитирован».

Еще одна судебная ошибка? Нет, преступная система: ни в чем не повинных патриотов и героев Сталин и его камарилья заставляли платить за свои ошибки. И преступления их росли в геометрической прогрессии.

Террор был главным орудием Сталина, а НКВД — исполнителем этого террора.

Ян Карлович Берзин, он же генерал Гришин, главный военный советник республиканской Испании, всерьез столкнулся с действиями НКВД в сражающейся Испании. Его двухтысячное войско военных советников играло важную роль в национально-революционной войне. Это был звездный час движения интернационализма. Мадрид и Гвадалахара помнят победы отважных интербригад над фашистами. Но вскоре «колонна» НКВД, появившаяся в Испании, стала опаснее фашистской «пятой колонны». Эти люди подчинялись непосредственно генеральному комиссару государственной безопасности Ежову. Берзин посылал из Мадрида и Валенсии шифрорадиограммы в Центр, протестуя против их пагубных действий, против психоза шпиономании, против раскола антифашистских рядов.

В сентябре 1936 года представителем НКВД в Испании был назначен майор Никольский (Орлов), бывший до того зам. начальника транспортного управления НКВД. В том же сентябре Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и вместо него назначен Ежов. Ягода оказался «не на высоте» в деле разоблачения «врагов народа».

С приходом Ежова машина «разоблачения» заработала вовсю. В Испании Никольский, следуя методам, применявшимся НКВД в своей стране, выслеживал и уничтожал «врагов народа». Берзин не понимал, почему его тревожные сигналы об этом не имели никакого отклика. Советский посол М. Розенберг, которого отозвали в Москву, словно в воду канул — еще одна жертва «ежовых рукавиц». Никольский готовил акции против троцкистов и анархистов, намереваясь ликвидировать их руководителей. Против этих действий напрасно протестовало правительство республиканской Испании. «Классовыми врагами», «шпионами всех империалистических разведок» была набита старинная тюрьма в Алькала-де-Энаресе, родном городе великого гуманиста Сервантеса. В преддверии суда над маршалом Тухачевским и семью высшими советскими военачальниками в Москве представитель НКВД в Испании занимался ликвидацией «подозрительных» офицеров и генералов Республики.

В 1938 году Никольский, предчувствуя новую волну расправ над работниками НКВД (когда Ежова сменил Берия), перебежал на Запад. Так появился на свет «генерал Александр Орлов», опубликовавший в Нью-Йорке в 1953 году антисоветскую книжку «Секретная история преступлений Сталина». Орлов неплохо заработал на ней.

Бежал на Запад и другой видный сотрудник НКВД — Вальтер Кривицкий, также хорошо знакомый Берзину. Его путь был сложнее. Он работал в свое время с Дзержинским, затем с Артузовым, был руководителем западноевропейской агентуры советской разведки. Начавшиеся репрессии в Красной Армии, прежде всего арест Тухачевского и других высших советских военачальников, заставили его обратиться к руководству НКВД. 23 мая 1937 года, писал в воспоминаниях Кривицкий, собираясь вернуться в Гаагу на свой разведывательный пост, он зашел в кабинет заместителя наркома внутренних дел Фриновского и спросил его, чем объяснить массовые аресты командиров Красной Армии. Как может он, Кривицкий, работать за границей, не зная, что происходит в его собственной стране? Фриновский возбужденно ответил, что раскрыт заговор, какого не знала еще история. Заговор в Красной Армии!

Через полгода Кривицкий, опасаясь за свою жизнь, остался на Западе. Там была издана его книга «Я был агентом Сталина», ставшая бестселлером. В 1940 году труп Кривицкого с простреленной головой был найден в вашингтонском отеле «Белвью». Длинные руки Сталина и Берии добрались до беглеца, как добрались они в том же году на том же континенте до Троцкого.

Чекист-разведчик поляк Игнаций Райсс, старый большевик, восстал против сталинских преступлений и написал письмо «единственному и незаменимому», обвиняя его в убийстве Зиновьева, Каменева и еще 14 видных коммунистов, осужденных по процессу «троцкистскозиновьевского террористического центра» 1936 года. Письмо это сохранилось, публиковалось за рубежом и сегодня, на мой взгляд, заслуживает особого внимания. Оно не менее значительно, чем знаменитое письмо Сталину Ф. Раскольникова.

«Письмо, которое я Вам сегодня отправляю, мне следовало написать давно, в тот день, когда те шестнадцать человек были убиты в подвалах Лубянки по команде „Отца народов“. Тогда я смолчал. Не поднял я голос и после следующих убийств...

До сего времени я следовал за Вами — отныне не сделаю ни шага. Здесь наши пути расходятся. Тот, кто молчит и сейчас, становится сообщником Сталина и предателем дела рабочего класса и социализма... За плечами у меня шестнадцать лет подпольной работы; это не мелочь — но у меня еще достаточно сил, чтобы начать сначала. Потому что спасение социализма нуждается в «Новом начале»... Я возвращаюсь к свободе. Назад к Ленину, его учению и делу.

P.S. В 1928 году я был награжден орденом Красного Знамени за заслуги перед пролетарской революцией. Я возвращаю его Вам».

Вот какой выбор сделал Игнаций Райсс. Он не доверил письмо почте. Он передал его знакомой, жене работника торгпредства в Париже, а та — представителю НКВД. По следу Райсса кинулись трое. Его изрешетили дюжиной пуль в начале сентября 1937 года под Лозанной.

Одно из самых страшных дел «ежовщины» — «дело» Тухачевского. В советской печати уже подробно рассказывалось, как в недрах разведывательных органов фашистской Германии были состряпаны документы, предназначенные для того, чтобы скомпрометировать высшее советское командование. Они послужили детонатором в создании «дела Тухачевского». В начале мая 1937 года фальшивка о «заговоре Тухачевского» была передана представителю НКВД[44].

13 мая был арестован ответственный сотрудник Разведупра РККА А. X. Артузов, дзержинец, один из выдающихся деятелей советской разведки. Когда Берзин, рискуя жизнью, спешил из Испании с поддельными документами через Западную Европу в Москву, Артузов под пытками «признал», что заговор в Красной Армии возглавляет некто Тургуев. Следователь, обеспечивший это ценное признание, конечно же был осведомлен, что под этой фамилией Тухачевский ездил в 1931 году в берлинскую командировку.

Ежов приказал арестовать M. H. Тухачевского и ряд других высших военачальников Красной Армии. 19 мая следователь по особо важным делам Ушаков, он же Ушиминский, преподнес Ежову подарок: «расколол» комкора Бориса Фельдмана, начальника Главупра РККА. Как писал сам Ушиминский: «Вызвал Фельдмана в кабинет, заперся с ним в кабинете и к вечеру 19 мая Фельдман написал заявление о заговоре с участием Тухачевского, Якира, Эйдемана и других».

М. Н. Тухачевский, И. Э. Якир, И. П. Уборевич, А. И. Корк, Р. П. Эйдеман, Б. М. Фельдман, В. К. Путна, а также В. М. Примаков, арестованный еще в 1936 году, были обвинены в особо опасных государственных преступлениях, предусмотренных статьями 58-1б, 58-8, 58-11 Уголовного кодекса РСФСР: измена Родине, шпионаж, террор, создание контрреволюционной заговорщической организации. И все они были соратниками Берзина!

Ведь именно Берзин оформлял дела Иеронима Петровича Уборевича, посланного в Германию Генштабом РККА, Ионы Эммануиловича Якира, учившегося там же в академии Генерального штаба, командарма 2-го ранга Августа Ивановича Корка, бывшего и.о. советского военного атташе в Берлине, многое сделавшего для Разведуправления РККА, Витовта Казимировича Путны, которого он командировал военным атташе в Лондон...

Об этом ему напомнят уже на Лубянке. А в июне 1937 года командарм Берзин знакомил работников Разведупра с приказом Наркома обороны СССР Маршала Советского Союза К. Е. Ворошилова № 96 от 12 июня 1937 года: «С 1 по 4 июня с.г. в присутствии членов правительства состоялся Военный Совет при Народном комиссаре обороны СССР. На заседании Военного Совета был заслушан и подвергнут обсуждению мой доклад о раскрытой Народным комиссариатом внутренних дел предательской, контрреволюционной военной фашистской организации, которая, будучи строго законспирированной, долгое время существовала и проводила подлую, подрывную, вредительскую и шпионскую работу в Красной Армии».

Берзин читал, мертвея: 11 июня Специальное судебное присутствие «признало всех подсудимых виновными во всех предъявленных обвинениях...» и постановило: «всех подсудимых лишить воинских званий и приговорить всех к высшей мере наказания — расстрелу»[45]. В ту же ночь приговор был приведен в исполнение.

Леопольд Треппер, о котором я уже рассказывал, писал о Берзине в своей книге «Большая игра»: как мыслящий человек да еще и гроссмейстер разведки Берзин в последний год своей жизни «все понимал».

«С генералом Берзиным, — писал Треппер, — я встретился вновь после его возвращения из Испании. Он мне показался совершенно другим человеком. Он уже знал, что Тухачевский и весь его генеральный штаб арестован, а затем расстрелян. Он не сомневался, что „доказательства“ против них могли быть только фальшивыми. Все это очень взволновало его. Берзин был слишком умен, чтобы питать какие-либо иллюзии насчет своей личной судьбы. Волна, смывшая его товарищей, накатывалась и на него. Вопреки грозившей ему опасности, он вернулся в Москву по собственной инициативе, чтобы заявить Сталину протест против избиения коммунистов, совершаемого в Испании сотрудниками НКВД.

Берзин знал, что действуя таким образом, он сам подписывает себе смертный приговор. Глубоко принципиальный коммунист, сознающий всю меру своей ответственности, он не мог молча наблюдать, как вследствие безоговорочно осуждаемых им действий исчезают лучшие кадры, которых он сам отбирал и пестовал. И хотя время было против него, он все же хотел во что бы то ни стало использовать оставшийся ему срок, чтобы хоть както быть полезным людям»[46].

После Великой Отечественной войны НКВД арестует советских разведчиков Шандора Радо, Леопольда Треппера и их помощников. Треппер и Радо пройдут все круги ГУЛАГа: они были приговорены к 15 и 10 годам лишения свободы. Освободили их только после смерти Сталина, в 1954 году.

С «делом» Тухачевского перекликается «дело» И. А. Пятницкого. Старый большевик, агент «Искры», Иосиф Аронович Пятницкий («Осип») был близким соратником Ленина. После создания Коминтерна он стал одним из его главных руководителей, был секретарем и членом Исполкома Коминтерна. Обладая большими организаторскими способностями, он подбирал и формировал кадры Коминтерна во всех странах. В начале 1937 года Пятницкого арестовали и предали суду как «германского шпиона». Все документы, доказывающие «виновность» Пятницкого, были фальшивками, сфабрикованными германской контрразведкой. Нацисты задумали использовать царящую в Советском Союзе шпиономанию для того, чтобы сотворить «германского агента», будто бы пробравшегося в руководящую партийную верхушку. Но почему их выбор остановился именно на Пятницком? По очень простой причине: немцы знали, что через Пятницкого они нанесут удар по всему управлению кадров Коминтерна.

В Германии Пятницкого хорошо знали: после Октябрьской революции вместе с Радеком он ездил туда с секретной миссией. Гестапо в 30-х годах арестовало двух активистов КПГ, командированных Коминтерном. Обоих агентов удалось перевербовать. Один из них по заданию гестапо сообщил в НКВД, что имеет доказательства предательской деятельности некоторых руководителей Коминтерна. Затем при его участии в Москву было переправлено досье на Пятницкого, «доказывающее», будто после Первой мировой войны тот вошел в контакт с одной из германских разведслужб. В атмосфере, господствовавшей тогда в Москве, этого было вполне достаточно, чтобы осудить старого революционера. Машина была пущена в ход, а ее маховик завертелся как бы уже сам по себе. Вместе с Пятницким исчезли сотни ответственных работников Коминтерна. То была одна из лучших услуг, которые Сталин оказал Гитлеру!

...Берзина все чаще вызывали из камеры на допросы. Его обвиняли в «военно-фашистском заговоре» и в причастности к деятельности так называемого «центра латышской фашистско-шпионской организации».

С каждой новой очной ставкой все больше падал духом Берзин. Следователь вызывал всех руководителей Разведупра: Урицкого, Давыдова, Никонова, Стиггу. Мужественные разведчики держатся стойко, хотя все они избиты, окровавлены, глаза запали в черных глазницах. Все руководство Разведупра переселил Ежов на Лубянку, всех обвинил в измене Родине, шпионаже в пользу тех разведок, против которых они столько лет вели непримиримую войну. Им предъявляли «доказательства» — показания других арестованных — того, что Берзин и его помощники в Разведупре были членами антисталинского заговора, стремились с помощью империалистических разведок взорвать изнутри Советское государство, восстановить власть помещиков и буржуазии!

Мозг Берзина гвоздила страшная мысль: неужели и вся агентура Разведупра, ее герои — Рихард Зорге, Шандор Радо, Леопольд Треппер, Владимир Заимов, Иван Винаров, Ильза Штебе, Арвид Харнак будут объявлены вне закона и преданы смерти как «враги народа», поскольку они были разведчиками «врага народа» Берзина?

В камере Берзин слышал кремлевские куранты. Под их перезвон вспоминал квартиру в доме на набережной. Думал об Андрейке, Авроре, казнил себя за то, что взял ее с собой из Испании. Наверное приходила ему в голову и такая страшная мысль: следователь может потребовать ложных показаний в обмен на жизнь жены и сына. Но все равно их ждет смерть или, что еще страшнее, ГУЛАГ.

Готовясь к смерти, прощаясь в 48 лет с жизнью, Старик мысленно прощался и со своей Авророй, будучи уверен, что она уже в тюрьме или расстреляна. Логика подсказывала, что Сталин не мог пощадить ее. Ведь Сталин не остановился перед арестом родственников многих своих ближайших соратников: по его указанию была посажена в лагерь жена Молотова П. С. Жемчужина, расстрелян брат Кагановича, другой его брат покончил с собой, ликвидирован муж дочери H. M. Шверника. Была сослана в ГУЛАГ жена М. И. Калинина, старая эстонская революционерка. Жена «всесоюзного старосты» обвинялась в терроризме по статье 58-8, формуляр ее был перекрещен — это значило, что ее следовало использовать только на тяжелых подконвойных работах и она никогда не может быть расконвоирована. Впрочем, потом жене Калинина дали работенку полегче: ей разрешили вычесывать гниды с кальсонов «зеков»[47].

Одним из главных истязателей на Лубянке и в Лефортовской тюрьме было воображение, постоянно порождавшее самые тяжелые кошмары, изматывавшее не меньше, чем пытки. А Берзин до Лубянки прошел многие круги ада. В 17 лет Петер Кюзис (Берзин) уже был на грани смертной казни, когда царский суд вынес приговор: повешение. Он чудом спасся. Но теперь уйти не удастся. Это было ясно.

Говорят, трус умирает тысячу раз (в своем воображении), а храбрый человек — лишь однажды. Но никакой храбрец не в силах отогнать страх смерти, когда твоя жизнь на кону. Во сне и наяву вновь и вновь переживает человек свою смерть. И лучше всего это ведомо Лубянке.

Восемь месяцев продержали Берзина в тюрьме. Обычный режим подследственных того страшного времени: сразу несколько, три-четыре, следователя, сменяя друг друга, конвейером, днем и ночью вели почти непрерывные допросы. Допросы с пристрастием. Один за другим набивали следователи дикой ложью пять толстых томов следственного дела. Выколачивали еще одно, последнее признание...

Мы никогда не узнаем о пытках, которым подвергли Берзина ежовские инквизиторы. Почти непрерывные ночные допросы, зверские избиения, лишение необходимых Берзину лекарств — пуля карателя, засевшая в черепе с 1906 года, причиняла ему сильнейшие головные боли. В ход шел целый пыточный арсенал. Применяли и устрашающие «поездки на дачу»: подследственного вывозили за полночь с Лубянки или из Лефортовской тюрьмы по шоссейной дороге за 30 км от столицы, выводили из машины в наручниках, имитировали подготовку к расстрелу. Сыпали угрозами: «Признайся, гад! А то в расход пущу!». Щелкали наганами и пистолетами, не жалели холостых патронов. «Будешь говорить, падла!» Могли избить до потери сознания, а потом везли свою жертву обратно в следственный изолятор...

Мне говорили люди, прошедшие через круги ада на Лубянке, что Берзин сломался и подписал «признание», на очной ставке по указке следователей оговаривал своих сослуживцев. Я не могу поверить в это. Может быть, за восемь месяцев в застенках, когда его «обрабатывали» с особым рвением, его свели с ума? Только сумасшедший Берзин мог оговорить кого бы то ни было.

...Совсем недавно мне удалось побеседовать с Н. В. Звонаревой, работавшей в 1937 году личным секретарем Я. К. Берзина.

— Наталия Владимировна! Слышали ли вы от когонибудь, что Ян Карлович Берзин был сломлен морально, признавал, что он шпион иностранных разведок и оговаривал своих товарищей, сослуживцев?

— Через лет семнадцать — восемнадцать после 1937-го из сталинских лагерей вернулся соратник Берзина Василий Тимофеевич Сухорукое. Он в тюрьме однажды встретился со своим секретарем М. В. Волгиной. Она была замужем за Яном Яновичем Аболтынем, которого в Разведупре знали как Константина Михайловича Басова[48]. Мария Васильевна, репрессированная, как и ее муж, вызывалась следователем Лубянки на очную ставку с Берзиным. По ее словам, он изменился до неузнаваемости. Это был совершенно другой человек и все-таки это был он, Берзин. И голос у него был совершенно нездешний, отрешенный. «Маруся! — говорил ей Берзин. — Все кончено! Признавайся!» «Я не верила ушам своим, — говорила Мария Васильевна. — Я была в ужасе. Я отвечала ему: „Мне не в чем признаваться. И вы не признавайтесь — вы ни в чем не виновны!“».

— Сестра Тухачевского Вера Николаевна, подтверждая это состояние Берзина и ссылаясь на Алю Песс, жену другого арестованного соратника Берзина — комбрига Августа Яковлевича Песса[49], говорила, что Берзин давал показания против Тухачевского. Но ведь Тухачевский был расстрелян еще в июне 1937-го, а Берзина арестовали только в ноябре того проклятого года.

— В тот год мы тайком говорили друг другу о том, что в НКВД, возможно, применяют наркотики. Но в случае Берзина могло быть другое: вспоминаю, что Павел Иванович ежедневно принимал уйму всяких болеутоляющих таблеток и пилюль. По его просьбе сотрудники Разведупра привозили их пачками и пузырьками из-за границы. Я их часто видела на его столе. Когда к нему приходили, он их прятал в ящик стола... Так вот: отторжение от привычных обезболивающих лекарств уже само по себе могло быть для него пыткой. И, конечно, следователи могли вполне сыграть на этом, ведя психическую атаку на Павла Ивановича...

— Только несведущие, неопытные, чуждые морали люди могут, на мой взгляд, обвинять подследственных, которые не выдержали психических и физических пыток и стали лжесвидетельствовать против себя и против своих товарищей. Сейчас я много думаю над этим больным вопросом... Скажите, вам приходилось видеть Аврору Санчес в тот год?

— Только однажды. Павел Иванович привел жену в наш «шоколадный домик» и представлял ее товарищам по Управлению как свою воспитанницу из Испании...

— Видимо, смущала его слишком юная жена. Очень человечный штрих. А показать Аврору товарищам все же хотелось.

— Коллектив у нас при Павле Ивановиче был замечательный.

— Кого же арестовали примерно в одно время с ним?

— Урицкого Семена Петровича, Давыдова, Никонова... Помню страшные собрания, когда заставляли голосовать в Разведупре за исключение из партии арестованных товарищей. Их обвиняли в шпионаже в пользу всех разведок... Зачитывали на общих собраниях списки арестованных наших сотрудников. В зале — сотни разведупровцев. Но их становилось с каждым новым собранием все меньше и меньше, а начальство ярилось все больше и больше, искореняя «банду Берзина».

При выходе мы показывали дежурному пропуск. Он сверял его со списком и не раз вдруг замораживал наших сотрудников словами: «Приказано пропуск отобрать!» Значит, всё — ты уволен, жди ареста!.. Вначале мы верили, что органы разоблачают врагов народа, изменников Родины. Как же! Ведь в «восьмерке» Тухачевского все, мол, бывшие офицеры! Сам Тухачевский из дворян, голубая кровь, из пажеского корпуса. В плену у немцев сидел. В Берлин ездил, с генералами ихними встречался...

— Вас не арестовали?..

— Меня — нет, только уволили. В Управлении полковник Алексанкин дал мне прекрасную характеристику. Но это был волчий билет. Как увидят, что из Разведупра, дают тут же от ворот поворот. В одном месте требовали, чтобы я представила шесть рекомендаций: за все периоды своей жизни. А люди уже боялись подписывать такие рекомендации, своя рубашка ближе к телу, потом за такую рекомендацию... Долго ходила я безработная, числясь в резерве Наркомата обороны, почти до самой войны, когда вспомнили о разведчиках. Сколько их к тому времени уже перестреляли...

— Кто еще был арестован?

— Взяли Оскара Ансовича Стиггу, работавшего у нас с 1920 года, жена его еще жива. Взяли помощника Никонова Василия Богового — герой Гражданской войны, два ордена Красного Знамени имел; жену его тоже забрали. Моего однофамильца полковника Звонарева Константана Кирилловича, Ади Киримовича Маликова. Были арестованы Лев Александрович Борович, руководитель группы, резидент в Шанхае, Ян Альфредович Тылтынь.

— И жен их тоже арестовали?

— В тридцать седьмом взяли почти всех...

Незадолго до разговора с Н. В. Звонаревой я собственными глазами увидел фотографию архивного документа — страницы из дела Берзина, в котором была видна последняя строка: «Берзин признал себя виновным».

Да, он себя оговорил. Его самооговор документально установлен. Хотя, поскольку документ этот был изготовлен ведомством Ежова — гроссмейстера фальсификаций и двурушничества, я не могу верить в него, и нельзя верить ни в какие документы НКВД тех лет.

Если бы Берзин «все» признал, то как могли остаться неопороченными целый круг лиц, которых Сталин охотно бы уничтожил? Это Е. Д. Стасова, которую он знал как «Герту» в Коминтерне, «Папаша» — M. M. Литвинов, Г. И. Петровский — от всех этих старых большевиков Сталин охотно бы отделался. У наркома внутренних дел РСФСР Григория Ивановича Петровского Берзин был управляющим делами в 1917 году. Литвинова он знал по революционному движению в Латвии. И еще один довод есть у меня: К. А. Мерецков, советский военный советник в Испании при Берзине, заместитель начальника Генштаба, в то время уже был в лапах НКВД. Но потом его освободили. Значит, следователям не удалось собрать против него нужный «компромат».

СМЕРТЬ КОМАНДАРМА

В тот год Сталин и его подручные — Молотов, Каганович, Ворошилов — ежедневно подписывали до 500 смертных приговоров списками. Списки поступали от Ежова. Расстреливали не только на Лубянке. Пропускной мощности старой Лубянки не хватало. Расстреливали в Лефортовской тюрме, в Бутырской, Сухановской, на Матросской тишине.

Конвейер смерти давал сбои: подвалов не хватало, хотя всегда хватало палачей. После того как Ежов убрал подручных Ягоды и тех его подчиненных, которые не годились в палачи или не хотели быть палачами, его отдел кадров набирал новобранцев по путевкам ЦК ВЛКСМ и окунал их в кровавую купель, превращая в «зомби» — бездушных, безотказных нелюдей. Старые «спецы» соревновались с молодыми за пайки, за имущество «врагов народа», получали московские квартиры, «освобожденные» от «врагов народа» и их семей, щедрую зарплату, ордена и медали. Их чины котировались выше, нежели в Красной Армии. Одни из них считали себя революционерами, другие догадывались, что делают грязное, гнусное, по сути, контрреволюционное дело.

Работая в Разведупре, Берзин какое-то время, причем весьма продолжительное, был целиком поглощен агентурной деятельностью за рубежом. И неудивительно было то, что он проглядел начало чудовищного вырождения «соседей» — органов НКВД. Он был напрямую связан с Артузовым, Пилляром и другими «зарубежниками» НКВД, но и они не сразу диагностировали гибельные метастазы рака, охватившие зараженные сталинщиной органы внутренних дел.

Днем и ночью гремела неслышная на воле пальба в подвалах Лубянки. Гремела пальба и в подвалах здания Военной коллегии Верховного суда на улице 25-го Октября. Трупов было столько, что скоро многие из них еще теплыми, с незасохшей кровью перевозили, порой в фургонах с надписью «Мясо», в неостывающий крематорий при Донском монастыре, на Калитниковское кладбище.

1937 и 1938-й были годами истребления цвета революции, цвета партии и Красной Армии. В то же время шло и истребление ленинской гвардии латышского народа. В СССР тогда проживало около 200 тыс. латышей. Многие из них были красными стрелками в отборных полках революционных войск, заслуги которых не раз отмечал В. И. Ленин. Среди них было немало героев, награжденных первым советским орденом Красного Знамени. Среди них была Берзиновская когорта разведчиков. Более трети из них были расстреляны, умерли в ГУЛАГе и тюрьмах, обвиненные в принадлежности к «Центру латышской фашистско-шпионской организации».

29 июля 1938 года по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР Ян Карлович Берзин был признан виновным в том, что «являлся членом руководящего центра латышской националистической организации» и одновременно участником «антисоветского военного заговора» в Наркомате обороны СССР, и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

29 июля Ян Берзин шел на свой последний «треф» — так называли агентурные разведчики Старика тайные встречи, свидания на явочных квартирах и в других условленных местах за кордоном. Но это был особый «треф»: Берзин шел в подвал дома на Лубянке на свидание со смертью.

Гулко гремит винтовая железная лестница. Его ведут два палача из спецкоманды. Вот и специально оборудованный для тайной казни низкий каменный мешок без окон и дверей. Стосвечовая голая лампа в серой решетке, бетонный пол с кровостоками, ведущими по чуть пологому полу к зарешеченной дыре, стены, завешанные толстыми и плотными веревочными матами с рыжими пятнами и полосками на уровне головы — кровавые нимбы расстрелянных. И кровостоки, и решетки тоже рыжие от потоков крови. Запах аммиака, дезинфекции, как в сортире. Сбоку — рукомойник с одним краном, наверное, для палача.

В этом подвале завершался по начертанию «великого корифея всех наук», включая и заплечных, конвейер смерти. Лестница осталась позади и наверху. Для абсолютного большинства из спускавшихся по ней людей обратного хода не было. За ним шли два охранника. Взгляд Берзина упал на человека в форме НКВД с треугольниками в петлицах, глаза скользнули к кобуре нагана. Такие револьверы с клеймом Тульских императорских заводов конструкции бельгийского оружейника Нагана он в революцию 1905 года отбирал у рижских городовых. Такие наганы, новенькие, густо смазанные солидолом, привозил Литвинов в Ригу в канун 1917 года. Самовзводные семизарядные наганы. Калибр — 7,62 мм. Вес — 750 г. Дальность полета пули — 700 м. С 200 шагов пробивает липовую и даже сосновую доску толщиной в два с половиной сантиметра.

Палачи НКВД были приучены стрелять «под череп». Так одной пулей можно было дважды — навылет — пробить человеческий череп...

Каждому свое: такие, как Берзин, попадали в список смертников, который подписывал лично Сталин и его наркомы. Такие, как этот безымянный палач, получали пайки, водку и медали, а затем, чтобы замести следы при смене руководства, им скорехонько давали «10 лет без права переписки» и расстреливали в тех же подвалах, легко заменяя другими убийцами.

...Через несколько лет в Японии будет казнен блестящий разведчик, «крестник» Берзина Рихард Зорге. Меня часто спрашивают на встречах с читателями: можно ли было спасти Зорге от виселицы? Я помню, что всем нам запрещалось признаваться врагу в том, что мы — советские разведчики. Ведь Сталин отрицал, что у Советского Союза есть разведка. Как же обстояло дело с Зорге?

Л. Треппер писал в своей книге «Большая игра»:

«— Вам известно что-нибудь о Рихарде Зорге? — спросил я его (японского генерала Томинагу. — О. Г.).

— Конечно, известно. Когда возникло дело Зорге, я занимал пост заместителя министра обороны.

— Как получилось, что Зорге был приговорен к смертной казни в конце 1941 года, а казнили его только 7 ноября 1944 года? Почему его не предложили для обмена? Ведь тогда Япония и Советский Союз еще не находились в состоянии войны... Кроме того...

— Это совершенно неверно, — оживленно перебил меня японский генерал. — Трижды мы обращались в русское посольство в Токио с предложениями обменять Зорге и всякий раз получали один и тот же ответ: «Человек по имени Рихард Зорге нам неизвестен»»[50].

Рихард Зорге неизвестен?! Неизвестен человек, предупредивший о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз! Неизвестен человек, сообщивший Москве, что Япония не нападет на Советский Союз, мчто позволило Генеральному штабу РККА перебросить свежие войска из Сибири на советско-германский фронт!

Они предпочли допустить казнь Рихарда Зорге, чем после войны иметь дело еще с одним свидетелем обвинения. Решение вопроса зависело, конечно, не от советского посольства в Токио, а от Москвы. Рихарду Зорге пришлось поплатиться жизнью за свое близкое, доверительное знакомство с генералом Берзиным. Взятый под подозрение после исчезновения Берзина, он стал для Москвы «двойным агентом». Его донесения не расшифровывались месяцами, вплоть до того дня, когда Центр — наконец-то! — понял неоценимое военное значение поставляемой им информации. Но после того, как Зорге арестовали в Японии, московское руководство выбросило его как обременительный балласт. Такова была политика новой «команды», пришедшей на смену Берзину к его соратникам.

Мой отец, прошедший фронты Великой Отечественной войны, был арестован в 1948 году по вздорному обвинению в шпионаже на полдюжины империалистических разведок. Вслед за отцом взяли и мою 20-летнюю сестру. Беременную, ее направили на лесоповал в Инту, за Полярный круг. Вдвоем с матерью нам едва удалось спасти из лагеря грудного ребенка, которого она родила в тюремном лазарете. Отец был реабилитирован Верховным судом СССР в октябре 1954 года по одному из первых списков. Сестру мою освободили уже после XX съезда КПСС.

Именно отец, сидевший на Лубянке, рассказал мне о том, что слышал в камерах: еще Ежов додумался до установления здесь в одном из подвалов автоматической мясорубки для трупов именитых «врагов народа», самых мужественных подследственных, доставивших немало хлопот следователям. Кровавый фарш поступал по трубам в канализацию, выводился за городом в Москву-реку.

Когда я вспомнил об этом рассказе отца, я не мог уже отделаться от кошмарной догадки, что и Берзин стал жертвой этого автоматизированного конвейера смерти.

Поражает великая, замораживающая душу бюрократия смерти. Да, бумага все стерпит. Все списки на один манер, строго по инструкции. Штампы и печати. Заключение следователя: полагал бы расстрелять. Виза начальника отдела: согласен. Виза начальника управления: утверждаю! Резолюция заместителя наркома: расстрелять!

И, наконец, пуля ставит точку, и комендант коряво царапает: приговор приведен в исполнение.

Ян Карлович Берзин был полностью реабилитирован 28 июля 1956 года. Маршал Советского Союза А. М. Василевский написал предисловие к сборнику о военных разведчиках «Люди молчаливого подвига», где впервые после гибели Берзина я рассказал о его жизни — но не о смерти! «Не могу не остановиться на одном очерке, — писал маршал. — Вернее, на встрече с человеком, которого мы, люди старшего поколения, глубоко уважали, чьей доблестью, мудростью и революционным кипением восхищались. Я говорю о замечательном коммунисте и командире Яне Карловиче Берзине, долгие годы возглавлявшем нашу военную разведку. О нем мало написано, до обидного мало.

...Став в марте 1924 года начальником Разведупра РККА, Берзин требовал от себя и от всех, кто трудился с ним вместе, умения по-ленински, руководствуясь ленинскими заветами, нести каждодневную службу на острейшем участке обороны страны. Сохранились записки — раздумья Берзина о задачах разведчиков, о правилах их поведения. Разведке требуются не просто отчаянные смельчаки, а люди незаурядные, выдающегося ума, с фантазией и воображением, умеющие самостоятельно и быстро ориентироваться в самой сложной обстановке, мгновенно принимать точные и единственно верные решения в самом тяжелом поединке, в безвыходном, качалось бы, положении.

Раздумываешь над очерком о Яне Берзине, и в душе сами собой рождаются слова, с которыми хочется обратиться к читателям, особенно молодым. В биографиях героев-разведчиков, храбрых сынов Советской Армии, в их подвигах — ярчайший, замечательный пример для вас»[51].

Однако прошло почти 25 лет, прежде чем я смог опубликовать главы о последних днях Яна Берзина, о его трагической судьбе. Молчать сегодня об этом — значит предавать. Писать — значит выполнять долг совести.

Биографии

Абсалямов Минзакир Абдурахманович.

10.12.1896, дер. Верхние Отары, ныне Собинского района, Республика Татарстан — 10.06.1981, Москва.

Татарин. Генерал-майор (04.06.1940). Доктор военных наук, доцент. В Красной Армии с 1918. Член компартии с апреля 1919. Окончил медресе (1914), сдал экстерном экзамен на сельского учителя (1915), окончил Военную академию РККА (сентябрь 1919 — сентябрь 1922), КУВНАС (1928). Владел турецким языком.

В службе с августа 1915. Старший унтер-офицер 35-го Сибирского стрелкового запасного полка. После Февральской революции 1917 избирался командиром роты и товарищем председателя Тюменского Совета, членом солдатского комитета воинов-мусульман 3-й гренадерской бригады, адъютант батальона, секретарь комитета воинов-мусульман Татарского красногвардейского батальона 11-й армии (декабрь 1917 — март 1918).

В немецком плену (март — ноябрь 1918), после возвращения из которого перешел на службу к белым. Взводный унтер-офицер Севастопольской караульной команды (декабрь 1918 — апрель 1919), командир партизанского отряда, товарищ председателя Крымской мусульманской военной коллегии (апрель — август 1919).

Помощник начальника военного отдела при полпредстве РСФСР в Турции и Персии (июнь 1920 — февраль 1921), переводчик в полпредстве РСФСР в Турции (июньсентябрь 1921), одновременно с учебой в академии.

Секретарь, помощник военного атташе в том же полпредстве (октябрь 1922 — май 1927), начальник РО штаба ККА (ноябрь 1927 — ноябрь 1931), командир и комиссар 1-го горно-стрелкового полка Азербайджанской стрелковой дивизии (ноябрь 1931 — май 1933).

Военный атташе при полпредстве Персии (с 1935 Ирана) (апрель 1933 — апрель 1938).

В распоряжении РУ штаба РККА (сентябрь 1937 — январь 1938).

Начальник 2-го курса специального факультета (апрель — октябрь 1938), начальник кафедры разведки (октябрь 1938 — сентябрь 1940) Военной академии им. М. В. Фрунзе. Участник советско-финляндской войны 1939 — 1940.

Начальник РО штаба Северо-Западного фронта (январь — март 1940).

Награжден орденом Красного Знамени. Входил в комиссию по описанию советско-финляндской войны (октябрь 1940 — июнь 1941).

Участник Великой Отечественной войны. Выполнял особые задания на Юго-западном направлении (июль 1941).

Командир 17-й запасной стрелковой бригады и начальник Уфимского гарнизона УрВО (июль 1941 — август 1942), командир 4-й учебной запасной бригады, 18-й стрелковой бригады (август 1942 — февраль 1943), заместитель командира (февраль — октябрь 1943), командир (октябрь 1943 август 1944) 18-й стрелковой дивизии, 131-го (август — сентябрь 1944), 31-го (сентябрь 1944 — апрель 1946) стрелковых корпусов.

Старший преподаватель (апрель 1946 — 1959), начальник научно-исследовательского отдела (1959 — 1963), ученый секретарь совета (1963 — 1967) Военной академии Генштаба ВС.

С 1967 в отставке.

Консультант Военной академии Генштаба ВС СССР (июль 1967 — ноябрь 1971).

Награжден орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого I ст., Суворова II ст., Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями.


Анулов (наст. фам. Московичи) Леонид Абрамович.

28.07.1897, мест. Ганчешты Кишиневского уезда Бессарабской губ., ныне под г. Кишиневом, Республика Молдова — 05.09.1974.

Еврей. Майор. В РККА с 1918. Член компартии с 1919. Окончил 3-и советские командные артиллерийские курсы в Одессе (1919), Курсы усовершенствования по разведке при РУ штаба РККА (1924), командный факультет Военной академии механизации и моторизации РККА им. И. В. Сталина (март 1933 — февраль 1935), учился на Курсах иностранных языков при РУ РККА (1935).

В службе с мая 1916. Рядовой. Участник большевистского подполья в Бесарабии. В зарубежной командировке по линии РУ штаба РККА (июль 1919 — октябрь 1922), помощник уполномоченного КРО ГПУ (октябрь 1922 — октябрь 1923).

В распоряжении РУ штаба РККА (апрель — август 1925), заведующий сектором, помощник начальника 2-й части 2-го отдела (август 1925 — март 1926), начальник сектора 2-го отдела (октябрь 1927 — июнь 1929).

Нелегальный резидент в Китае (1929 — 1932), резидент во Франции, Испании, Швейцарии.

В распоряжении РУ штаба РККА до июля 1937, уволен по статье 43 «б».

Награжден орденом Ленина (1937), Красного Знамени (1930).

Репрессирован в июне 1938. Осужден 4 мая 1939 на 15 лет ИТЛ.

В 1953 — 1955 в ссылке.

Реабилитирован в 1955.

Похоронен на Новодевичьем кладбище.


Артузов (Фраучи) Артур Христианович.

18.02.1891, с. Устиново, ныне Кашинского района Тверской области — 21.08.1937, Москва.

Один из организаторов советских органов госбезопасности.

Итальянец. Выходец из семьи итальянского швейцарца, сыродела, переселившегося в Россию. Племянник М. С. Кедрова. Корпусной комиссар (21.11.1935). В ВЧК-ГПУОГПУ с декабря 1918. Член компартии с 1917. Окончил Петроградский политехнический институт (1916).

Сотрудник особого отдела ВЧК (май 1919 — 1922), начальник контрразведывательного отдела (1922 — 1927), помощник начальника секретно-оперативного управления (1927 — 1931), начальник ИНО (август 1931 — 1935) ОГПУ-НКВД. Одновременно, заместитель начальника РУ штаба РККА (1934 — 1937). Принимал участие в ликвидации крупных белогвардейских, монархических и шпионских контрреволюционных организаций, действовавших в СССР и за рубежом. Один из инициаторов и руководителей многих ответственных контрразведывательных операций («Трест», «Синдикат», поимка английского разведчика С. Рейли, Б. Савинкова и др.).

Начальник Особого бюро ГУГБ НКВД (1937).

Награжден орденом Красного Знамени (1921).

Репрессирован 13.05.1937. Реабилитирован 07.03.1956.


Басов Константин Михайлович (Абелтынь Ян Янович, «Рихард»).

25.09.1896, Эрласская волость Венденского уезда Лифляндской губ., ныне г. Цесис, Латвия — 15.03.1938.

Латыш. Полковой комиссар (05.12.1935). В РККА с 1919. Член компартии с 1919. Окончил школу прапорщиков (1916), Военную академию механизации и моторизации РККА им. Сталина (декабрь 1932 — июль 1935).

В службе с 1915. Участник Первой мировой войны. Окончил школу прапорщиков. В декабре 1917 демобилизован.

Сотрудник Особого отдела ВЧК Советской Латвии (1918 — 1920), Регистрационного управления помглавкома по Сибири: инструктор, начальник организационно-инспекторского отделения, временно исполняющий обязанности начальника агентурного отдела, начальника отделения того же отдела (февраль 1920 — июль 1922).

Начальник отделения, заведующий сектором, начальник 2-й части, помощник начальника агентурного отдела РУ штаба РККА (июль 1922 — октябрь 1927), в распоряжении того же управления (октябрь 1927 — октябрь 1930). Резидент в Германии, где по его рекомендации был привлечен в разведку Рихард Зорге.

Помощник начальника 2-го отдела РУ (октябрь 1930 — апрель 1931), в распоряжении того же Управления, резидент в Австрии (апрель — декабрь 1931), после провала и высылки из страны помощник начальника 2-го отдела.

В распоряжении РУ штаба РККА (июль 1935 — февраль 1936), помощник начальника по кадрам 1-го отдела (февраль — октябрь 1936), в распоряжении того же управления (октябрь 1936 — сентябрь 1937).

В сентябре 1937 уволен в запас РККА «за невозможностью дальнейшего использования».

Награжден орденом Красного Знамени (1930).

Репрессирован 2.12.1937. Реабилитирован 20.10.1956.


Биркенфельд Янис Кришевич (Христианович).

29.12.1894, Кольберская волость, ныне Валмиерского района, Латвия — 09.02.1967, г. Рига.

Латыш. Из рабочих. Полковой комиссар (1936). В РККА с 1920. Член компартии с 1912. Окончил учительскую семинарию в г. Вольмаре (1916).

Преподаватель в Трикатенском приходском училище в Валкском уезде Лифляндской губ. (август 1916 — май 1917), член Видземского Совета безземельных (апрель 1917), председатель Валкской уездной земской управы (май — декабрь 1917), учитель в приходском училище в Вольмарском уезде Лифляндской губернии (декабрь 1917 — февраль 1918), ныне Валмиерского района, Латвия.

Член партийного Видземского центра и член ЦК социал-демократии Латышского края (февраль — декабрь 1918), член Лиепайского комитета Компартии Латвии (декабрь 1918 — август 1919), в заключении в Рижской центральной тюрьме (август 1919 — март 1920).

В результате обмена политзаключенными выехал в Советскую Россию. Секретарь Заграничного бюро Компартии Латвии в г. Пскове (март — сентябрь 1920).

В военной разведке (октябрь 1920 — сентябрь 1938). В резерве (октябрь 1920 — сентябрь 1922), начальник отделения Агентурного отдела (части)(1922 — 1924), в распоряжении РУ штаба РККА. Работал в Италии (1924 — 1929), помощник начальника 2-го отдела (апрель 1929 — март 1930), в распоряжении РУ штаба РККА (март 1930 — июнь 1938), работал в Италии, Франции.

В заключении (сентябрь 1938 — ноябрь 1950).

Находился в доме инвалидов в г. Магадане, позднее проживал в г. Иолотань в Туркмении (на иждивении жены), на станции Инчукалн Сигулдского района Латвийской ССР (на иждивении сына) (ноябрь 1950 — август 1952).

С августа 1952 нормировщик научно-опытного хозяйства АН Латвийской ССР. Реабилитирован в 1955.

Похоронен на кладбище Лесное.


Боговой Василий Григорьевич.

28.02.1893, дер. Парчинская, ныне Шенкурского района Архангельской области — 26.10.1937.

Русский. Из крестьян. Комбриг (1936). Член компартии с 1921. Окончил Шенкурское двухклассное училище, основной (1924 — 1926), оперативный (1934) факультеты Военной академии им. М. В. Фрунзе (1934). Владел немецким и польским языками.

Примыкал к эсерам, вел агитационную работу за введение земства. В 1914 — 1917 служил в армии, в Кронштадтской саперной бригаде, унтер-офицер. Участник Февральской революции 1917, член партии социалистов-революционеров и ее активист в Кронштадте и Шенкурске, председатель Шенкурского совета крестьянских депутатов. С 1918 левый эсер, но вскоре примкнул к большевикам.

Шенкурский уездный военком (1918 — 1920), занимался организацией первых формирований Красной Армии. Командир партизанского отряда, роты, батальона. С октября 1919командир 156-го, 160-го и 499-го стрелковых полков. Воевал на Севере, под Петроградом, участник советско-польской войны. В 1919 награжден орденом Красного Знамени.

Комендант Архангельска, архангельский губвоенком (1921 — 1923). Командир 52-й бригады 58-й стрелковой дивизии. С июля 1926 помощник по учебно-строевой части начальника Московской пехотной школы им. Ашенбреннера, в сентябре того же года назначен помощником начальника научно-уставного отдела Штаба РККА.

Помощник военного атташе, затем военный атташе при полпредстве СССР в Польше (1928 — 1931). Отбыл из страны в связи с арестом его агентов: майора польского генштаба Петра Демковского и инженера-изобретателя Антония Станишевского.

Заместитель начальника 3-го (октябрь 1931 — январь 1935), начальник 4-го (январь 1935 — февраль 1936), 5-го (февраль 1936 — май 1937) отделов РУ штаба РККА.

Награжден двумя орденами Красного Знамени.

Репрессирован 29.05.1937. Реабилитирован 16.06.1956.


Борович (наст. фам. Розенталь) Лев Александрович («Алекс», Лидов Лев Александрович).

10.12.1896, г. Лодзь, Польша — 25.08.1937.

Еврей. Из семьи купца. Дивизионный комиссар (23.11.1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1919. Окончил среднее техническое училище в Баку (1917), военноинженерные курсы комсостава в Москве (1920), Курсы усовершенствования комсостава при РУ штаба РККА (1927).

Участник Гражданской войны. В составе 2-го пехотного Харьковского полка сражался против войск генерала А. И. Деникина. Красноармеец, командир отделения (1918 — 1920).

В распоряжении Региструпра Западного фронта (1920 — 1921), резидент управления в Гомеле, занимался переправкой агентуры в Польшу, начальник команды связи Отд. бригады особого назначения при РВС того же фронта.

В распоряжении РУ штаба РККА (январь 1921 — февраль 1925), работал в берлинской и венской резидентурах, заведующий сектором 2-го отдела (февраль — август 1925), в распоряжении Управления (август 1925 — февраль 1926), начальник 1-й части, помощник начальника 2-го отдела (февраль 1926 — октябрь 1927) РУ штаба РККА.

В распоряжении того же Управления (октябрь 1927 — июль 1930), работал в Австрии, Германии, Балканских странах.

Для поручений при зампреде ВСНХ СССР И. С. Уншлихте, заместитель начальника Фосфатного управления Всехимпрома (июль 1930 — май 1932), в распоряжении РУ штаба РККА (май 1932 — август 1935), ответственный секретарь Бюро международной информации, сотрудник техсекретариата Оргбюро ЦК при ЦК ВКП(б). Заместитель начальника 2-го отдела РУ РККА (август 1935 — июль 1937).

Находясь в этой должности, являлся легальным резидентом в Китае (май 1936 — июль 1937), помощником заведующего отделением ТАСС в Шанхае под фамилией Лидов.

Репрессирован 11.07.1937. Реабилитирован 17.11.1956.


Бортновский Бронислав Брониславович.

12.04.1894, Варшава, Польша — 03.11.1937.

Поляк. Из семьи чиновника. Активист Союза социалистической молодежи. Член компартии с 1912 (вступил в члены Социал-демократии Королевства Польши и Литвы, с этого же года засчитан стаж в РСДРП(б)). Учился в Политехническом институте в Варшаве. Владел польским и немецким языками.

Занимался партийной работой в Варшаве и Домбровском бассейне. В 1914 был арестован и заключен в тюрьму, сослан в Саратов, в ноябре 1915 освобожден под залог. В 1917 после Февральской революции один из создателей Саратовского комитета Социал-демократии Королевства Польши и Литвы, сотрудник изданий «Социал-демократ» и «Трибуна». Позднее красногвардеец в Петрограде, сотрудник польского комиссариата Наркомнаца.

С начала 1918 сотрудник ВЧК: секретарь Ф. Э. Дзержинского, следователь Отдела по борьбе с контрреволюцией. Тяжело ранен 30 августа 1918 при штурме английского посольства в Петрограде, лечился до конца 1919, но правая рука навсегда осталась парализованной.

В РККА с января 1920. Заведующий информацией Региструпра Полевого штаба Западного фронта, заместитель начальника, начальник РО штаба Западного фронта (1920 — 1921).

Один из создателей и руководителей Центра советской военной разведки в Берлине, возглавлял совместную легальную резидентуру ИНО ГПУ и РУ штаба РККА (февраль 1922 — декабрь 1924). Курировал журнал «Война и мир», созданный по инициативе РУ через частное немецкое издательство. Журнал выполнял роль своеобразного и неофициального посредника между РККА и русской военной белой эмиграцией.

В резерве 2-го отдела (декабрь 1924 — апрель 1925), помощник начальника РУ штаба РККА (апрель 1925 — июль 1929) и одновременно с октября 1926 начальник 2-го отдела того же Управления.

В июле 1929 назначен состоящим в распоряжении Главного управления РККА в связи с болезнью, а в январе 1930 зачислен в резерв РККА.

Работал в аппарате Компартии Польши и Коминтерне: представитель Компартии Польши, член Секретариата Политбюро и Политбюро ЦК Компартии Польши, заместитель члена Президиума ИККИ. В 1930 — 1934 работал в Германии и Дании. С 1934 председатель Исполкома ПольскоПрибалтийского регионального секретариата ИККИ, кандидат в члены Политкомиссии Президиума ИККИ.

Награжден орденом Красного Знамени (23.02.1928).

Репрессирован в июне 1937. Реабилитирован в 1955.


Винаров Иван Цолов.

24.02.1896, г. Плевен, Болгария — 25.07.1969.

Болгарин. Из рабочих. Генерал-майор Болгарской народной армии (1945), полковник Советской Армии (1936). Член компартии с апреля 1923. Окончил Коммунистический университет им. Свердлова, Курсы усовершенствования комсостава по разведке при РУ штаба РККА (апрель 1929 — июнь 1930), особый факультет Военной академии им. М. В.Фрунзе (1936).

Участник Первой мировой войны. Член Болгарской социал-демократической рабочей партии («тесняков») с конца 1916. По заданию партии занимался изъятием оружия для ее нужд со складов Союзной контрольной комиссии, активный сотрудник нелегального канала связи Варна — Севастополь, Одесса. Осенью 1921 арестован, а в декабре 1922 бежал в СССР.

В составе группы РУ штаба РККА занимался переброской оружия для БКП (апрель 1924 — октябрь 1925), которая готовила вооруженное восстание и разворачивала партизанское движение.

После трехмесячного обучения в специальной военной школе в г. Тамбове — в Болгарии и Австрии помогал болгарским коммунистам, которые покидали страну из-за репрессий, обрушившихся на них после покушения в апреле 1925 на царя в храме «Света неделя» в Софии.

Советник в Китае по вопросам военной разведки в группе X. И. Салныня (январь 1926 — февраль 1929), которая с 1927 находилась на нелегальном положении под прикрытием торговой фирмы. Помимо разведывательной деятельности группа оказывала помощь Компартии Китая, в том числе поставками оружия. Связной группы была жена Винарова Г. П. Лебедева, которая работала шифровалыцицей в советских представительствах в Пекине и Харбине. Участвовал в разведывательных операциях в Китае в период ликвидации вооруженного конфликта на КВЖД (сентябрь — декабрь 1929).

Главный резидент в Австрии (1930 — 1933), в сферу его деятельности также входили Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия, Греция, Венгрия, Болгария, Турция.

Из характеристики Центра о деятельности Винарова в этот период: «Винаров организовал на чешских военных заводах и заводе „Шкода“ разведывательные группы. Он получил исчерпывающую информацию о состоянии авиационной промышленности, которая характеризуется как особо ценная. С его помощью Центр получил также необходимые ему 17 греческих паспортов. От Винарова получены исключительно интересные сведения государственного значения от источников в Бухаресте, Белграде, Афинах и Софии...»

Руководил разведывательной организацией в Париже, которая охватывала не только Францию, но и соседние страны (декабрь 1936 — март 1938). Одной из главных задач организации была помощь республиканской Испании.

В июле 1938 уволен из РККА. В июне 1940 приказ об увольнении был отменен, и тогда же Винаров назначен преподавателем кафедры общей тактики Военной академии им. М. В. Фрунзе.

Участник Великой Отечественной войны, занимался подготовкой болгарских политэмигрантов для партизанской войны в Болгарии (1941 — 1944), выполнял задание в Турции (1941), был командиром интернационального полка ОМСБОН, неоднократно работал в тылу врага.

С 1944 проживал в Болгарии, участвовал в создании Болгарской народной армии (1944 — 1949), находился на командных постах в строительных войсках. Помощник министра, министр путей сообщения и строительства, начальник Главного управления путей сообщения при Совете министров НРБ (1949 — 1964).

Герой Социалистического Труда НРБ (1964).


Григорьев Георгий Павлович.

08.06.1898, с. Радицкий завод Брянского уезда Орловской губернии, ныне Брянской области — 23.10.1972, Москва.

Русский. Из служащих. Полковник (1936). В Красной Армии с 1918. Член компартии с 1920. Окончил курсы «Выстрел» (1921), Военную академию им. М. В. Фрунзе (1923 — 1926), Курсы усовершенствования комсостава при Военно-воздушной академии РККА им. проф. H. E. Жуковского с присвоением звания «летчик-наблюдатель» (март — декабрь 1928).

Участник Гражданской войны. Красноармеец, командир взвода, роты, батальона (1918 — 1920), помощник командира роты, начальника Петроградских пехотных командных курсов (1921 — 1923). Начальник штаба 5-го стрелкового Туркестанского полка (сентябрь 1926 — март 1928).

Начальник сектора 3-го отдела РУ штаба РККА (декабрь 1928 — октябрь 1932). Инженер торгпредства СССР в Милане, работал вместе с нелегальным разведчиком Л. Е. Маневичем (июль 1932 — июнь 1941). Награжден орденом Красной Звезды (17.07.1937).

В связи с началом войны был интернирован и вместе со всем составом посольства и торгпредства прибыл на Родину.

Участник Великой Отечественной войны.


Давыдов Василий Васильевич.

18.02.1898, дер. Дальное Ново-Покровской волости Гжатского уезда Смоленской губ., ныне Гагаринского р-на Смоленской обл. — 16.10.1941, Москва.

Русский. Из крестьян. Бригадный комиссар (1937). В РККА с 1918. Член компартии с 1918. Учился в Московском архитектурно-строительном институте (1921 — 1922), окончил вечерние курсы Усовершенствования высшего и среднего начсостава при РУ РККА (1929 — 1930), особый факультет Военной академии им. М. В. Фрунзе (1934 — 1936).

В 1917 в Красной Гвардии. Участник Гражданской войны. В составе рабочего отряда, 1-го экспедиционного отряда, 3-й Туркестанской стрелковой дивизии. Сотрудник, начальник Информационного отдела Туркестанского фронта (1919 — 1920). Начальник отделения 2-го (агентурного) отдела (январь — ноябрь 1922), заведующий сектором 1-го отделения, помощник начальника агентурной части (ноябрь 1922 — апрель 1924), в распоряжении (май — октябрь 1924), для особых поручений (ноябрь 1924 — март 1930), помощник, заместитель начальника 2-го отдела (март 1930 — ноябрь 1934), в распоряжении РУ штаба РККА (сентябрь 1936 — февраль 1937). Проходил стажировку в должности командира батальона полка в 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии (1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии), после чего уволен в запас.

Награжден орденом Красного Знамени (1928).

Репрессирован 09.07.1938. Реабилитирован 20.08.1955.


Жигур Ян Матисович (Струмбис).

29.01.1895, усадьба Козары, ныне Цесисского района, Латвия — 22.08.1938.

Латыш. Комбриг (23.11.1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1912. Окончил Военную академию РККА (1923).

Участник Первой мировой войны. Поручик.

В Гражданскую войну командир 40-й стрелковой дивизии (апрель — июнь 1919).

С июня 1924 в РУ штаба РККА. Помощник, заместитель начальника 3-го отдела этого управления. Военный советник в Китае под псевдонимом «Струмбис», начальник РО штаба Гуанчжоуской группы (1925 — 1928). Командир и военком 96-го стрелкового полка (1928 — 1930).

Заместитель начальника Военно-химического управления РККА, старший преподаватель Военной академии им. М. В. Фрунзе, помощник начальника кафедры тактики высших соединений Академии Генштаба РККА (май 1930 — ноябрь 1937).

Награжден орденом Красного Знамени (23.02.1928).

Репрессирован 14.12.1937. Реабилитирован 07.07.1956.


Заимов Владимир Стоянов.

08.12.1888, г. Кюстендил, Болгария — 01.06.1942.

Генерал-полковник болгарской армии (1944). Герой Советского Союза (30.05.1972).

Родился в семье видного военного и политического деятеля Болгарии Стояна Заимова и русской дворянки Клавдии Корсак. Окончил кадетское училище (1907). Служил на командных должностях в артиллерийских частях болгарской армии, участник Балканских (1912 — 1913) и Первой мировой войн. С 1927 участвовал в создании болгарской артиллерии. Генерал-майор (1934). За республиканские взгляды и как сторонник дружбы с СССР в конце 1935 уволен в запас и подвергнут тюремному заключению.

Советский военный разведчик с января 1939, привлечен к сотрудничеству военным атташе СССР в Болгарии А. И. Бенедиктовым. Создал сильную разведгруппу, у которой были налажены контакты с организациями в г. Варне (Болгария), в Румынии, Чехословакии. Источниками информации для Заимова являлись также зубной врач Геринга болгарин Магарлиев, командир берлинского полка штурмовиков, доктор Кноте из ведомства Геббельса.

По сведениям ГРУ: «За время работы организации Заимова (1939 — 1942), от нее систематически поступала военная и военно-политическая информация по Болгарии, Германии, Турции, Греции и другим странам. После вступления немецких частей на территорию Болгарии Заимов предоставил информацию об их численности и вооружении. В июле 1941 Заимов передал информацию, получившую высокую оценку Центра, о политике болгарского правительства по отношению к СССР и другим странам. После нападения Германии на Советский Союз он давал сведения о продвижении и нумерации румынских и венгерских частей, отправляющихся на Восточный фронт... Заимов — крупный нелегальный разведчик, серьезный, рассудительный и правдивый... Его работа высоко ценится советским командованием».

В результате провала связанной с Заимовым разведгруппы Фомферры и Шварца в Словакии, был арестован 23.03.1942, и после жестоких пыток казнен в тире софийского гарнизона.

Заимов посмертно произведен в генерал-полковники, а его останки торжественно перевезены из Софии в Плевен и захоронены рядом с могилой его отца.

Награжден орденом Красного Знамени посмертно (1966).


Залесская (Фельдт) Софья Александровна («Зося»).

15.03.1903, дер. Смиловицы Варшавской губ., ныне Польша — 22.08.1937.

Полька. Из крестьян. Политрук (1936). Член компартии с 1920. Владела французским и английским языками.

Участвовала в немецком социал-демократическом движении, вступила в организацию «Фрайе Югенд» (январь 1918), которая позднее была переименована в Коммунистический союз молодежи. Участник Ноябрьской революции 1918.

В Вене в конце 1920 привлечена к сотрудничеству с советской военной разведкой, там же училась на химическом факультете университета.

Резидент РУ штаба РККА в Кракове (Польша) (1921 — март 1922), в венской резидентуре связная с Румынией и Болгарией (декабрь 1922 — 1923), в берлинской — с Францией (1923 — 1924).

С 1924 в Польше, в распоряжении РУ штаба РККА. Из характеристики: «Тов. Залесская прекрасный сотрудник для нелегальной работы» (Б. Бортновский, 18.06.1924).

Награждена орденом Красного Знамени (февраль 1933) «за исключительные подвиги, личное геройство и мужество».

Репрессирована 26.05.1937. Реабилитирована в 1957.


Звонарев Константин Кириллович (наст. имя Звайгзне Карл Кришьянович).

21.06.(03.07.). 1892, местечко Швиттенское, ныне Баусского района, Латвия — 25.08.1938.

Латыш. Из крестьян. Полковник (17.02.1936). В РККА с 1918. Член компартии. Окончил вечернее отделение Военной академии им. М. В. Фрунзе (1933).

В службе с октября 1913, прошел подготовку в учебной команде 205-го пехотного Шемахинского полка.

Участник Первой мировой войны в составе 52-й пехотной дивизии. Старший унтер-офицер.

В Гражданскую войну находился в составе группы В. И. Киквидзе (1918 — 1920), начальник редакционного отдела политуправления 15-й армии.

С сентября 1920 — в Региструпре Полевого штаба РВСР. Заведующий хроникой, начальник отделения прессы Информационного отдела, в оперативном (агентурном) отделе (сентябрь 1920 — январь 1921).

Помощник военного атташе при полпредстве СССР в Литве (1921 — 1922), военный атташе при полпредстве СССР в Турции (1922 — 1924).

Помощник начальника Агентурной части РО штаба РККА, 1-й помощник начальника РУ штаба РККА (март 1924 — март 1926) и одновременно (1924 — 1925) начальник 2-го отдела Управления.

В резерве РККА (апрель 1927 — апрель 1933).

Заместитель директора военного завода «Вишхимз» в г. Чердыни (1927), заведующий Мобилизационным отделом НК почт и телеграфов, НК связи СССР, заместитель инспектора войск связи РККА по совместительству.

Преподаватель, затем начальник кафедры разведки Военной академии им. М. В. Фрунзе (апрель 1933 — март 1937), в распоряжении РУ штаба РККА (март — ноябрь 1937), временно исп. долж. начальника 8-го отдела.

Репрессирован 29.11.1937. Реабилитирован 16.05.1956.

Сочинения: Агентурная разведка. М., РУ штаба РККА, 1929 — 1931. Т. 1. Русская агентурная разведка всех видов до и во время войны 1914 — 1918 гг. Т. 2. Германская агентурная разведка до и во время войны 1914 — 1918 гг.


Звонарева Наталья Владимировна.

15.05.1901, г. Тамбов — 10.1994, Москва.

Русская. Подполковник. В Красной Армии с 1924. Член компартии с 1928. Училась в Тимирязевской сельскохозяйственной академии (1922 — 1923). Владела немецким и французским языками.

Заведующая делопроизводством 2-го отдела (1924 — 1931), в спецкомандировке (1927 — 1929), помощник начальника 2-го сектора 2-го отдела (февраль — июль 1931), в распоряжении РУ штаба РККА (июль 1931 — февраль 1933), в спецкомандировке в Австрии (1931 — 1932), сотрудница полпредства СССР в Вене, РУ штаба РККА (февраль 1933 — январь 1935), секретарь (январь 1935 — январь 1936), секретный уполномоченный в секретариате начальника того же Управления (февраль 1936 — июль 1938).

Старший референт бюро прессы Редакционно-издательского отделения РУ РККА (июль — ноябрь 1938). Ст. политрук (1936).

В ноябре 1938 уволена из РККА, репрессирована. Восстановлена в РККА.

Участник Великой Отечественной войны. Инспектор 7-го отделения политотдела 20-й армии (ноябрь 1941 — июнь 1943), старший инспектор политотдела 49-й армии (июнь 1943 — 31.03.1945), инспектор 7-го управления ГРУ Генштаба КА (31.03.1945 — 1946), в советской комендатуре Берлина.

Награждена орденом Ленина, двумя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени, Отечественной войны II ст., «Знак Почета», медалями.


Зорге Рихард.

04.10.1895, г. Баку — 07.11.1944, г. Токио.

Немец. Из рабочих. Герой Советского Союза (5.11.1964). Доктор государственных наук (1919). Член компартии с 1925.

В кайзеровской армии (сентябрь 1914 — январь 1918), участник Первой мировой войны в полевой артиллерии (1914 — 1917), унтер-офицер. Несколько раз был ранен. Член Независимой социал-демократической партии Германии (1917 — 1919), с 1919 член Компартии Германии. В 1924 приехал в СССР, был зачислен в органы разведки Красной Армии.

Успешно действовал в Китае, Японии и других странах. Созданная им организация в Японии собирала важную информацию о планах фашистской Германии и милитаристской Японии перед началом Великой Отечественной войны и в ее начальный период.

Из документа ГРУ (1964) «Опыт организации и деятельности резидентуры „Рамзая“» (автор М. И. Сироткин): «Оценивая „Рамзая“ с точки зрения его деловых качеств, надо признать, что он был энергичным и талантливым разведчиком, умевшим правильно ориентироваться в сложной обстановке, находить в ней главное и решающее и целеустремленно и настойчиво добиваться намеченной цели. Заслуга „Рамзая“ в том, что он в трудных условиях, в малоизученной агентурной обстановке в Японии, нашел пути создания агентурной разведывательной организации и на протяжении долгих 8 лет вел эффективную разведывательную деятельность...»

Арестован японской полицией 18.10.1941.

Похоронен в Токио.


Кидайш Виктор Филиппович (Виктор Деже).

18.01.1897, г. Часварош, ныне в Румынии — 07.05.1938.

Венгр. Полковник (1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1918. Окончил школу комсостава в Баку, Высшую особую военную школу Петроградского ВО, Военную академию РККА (1925). Владел немецким языком.

На стажировке в должности командира роты (октябрь 1925 — ноябрь 1926), в распоряжении ОГПУ (ноябрь 1926 — апрель 1928), помощник начальника 1-го отдела Управления делами НКВМ и РВС СССР (апрель 1928 — октябрь 1929), командир 69-го стрелкового Харьковского полка, член НТК Артиллерийского управления РККА (октябрь 1929 — март 1931).

Начальник сектора 3-го отдела (апрель 1931 — декабрь 1934), в распоряжении РУ штаба РККА (декабрь 1934 — июнь 1937), работал в Германии и Швейцарии.

Репрессирован 13.08.1937. Реабилитирован 04.06.1955.


Кирхенштейн Рудольф Мартынович.

07.05.1891, мест. Мазсалаца Лифляндской губернии, ныне Валмиерского района Латвии — 25.08.1938.

Латыш. Из крестьян. Полковник (1936). В РККА с 1918. Член компартии с 1907. Окончил школу прапорщиков (1916), Курсы разведки и военного контроля Региструпра Полевого штаба РВСР (1920), Вечерние курсы усовершенствования высшего и среднего начсостава при РУ штаба РККА (1930), особый факультет Военной академии им. М. В. Фрунзе (1931 — 1935). Владел немецким, французским и итальянским языками.

В службе с 1914. Младший офицер 152-го Владикавказского стрелкового полка, в резерве латышских стрелков (1917 — 1919), член полкового комитета и комиссар полка 6-го Тукумсского полка (октябрь 1917), командир и комиссар 6-го Торошинского полка латышских стрелков, командир роты 4-го Латышского стрелкового полка.

В РО штаба 15-й армии (июнь — сентябрь 1919), заведующий прессой, заместитель начальника, начальник Регистрационного отделения (отдела) — Разведупра Петроградского ВО (1920 — 1922), начальник и военком РО штаба ККА (1922 — 1924).

Руководящий работник РУ штаба РККА (1924 — 1927). Неоднократно выезжал в зарубежные командировки: в Германию, Италию, Австрию, Англию, Чехословакию. В первой половине 1920-х — резидент в Германии. Исполнял должность для особо важных поручений при начальнике РУ штаба РККА, в распоряжении (сентябрь 1926 — март 1930; июль 1930 — июнь 1931), резидент в Англии, помощник начальника 2-го отдела (март — июль 1930) этого же управления.

Помощник, заместитель начальника 2-го отдела (июнь 1931 — 1933), в распоряжении РУ штаба РККА (декабрь 1935 — декабрь 1937). Близкий друг Яна Берзина. Связной Льва Маневича. Брат профессора Кирхенштейна, председателя Президиума Верховного Совета Латвийской ССР (1940 — 1952).

Репрессирован 02.12.1937. Реабилитирован 09.07.1957.


Колосов Павел Иосифович (настоящая фамилия — Заика).

26.06.1898, г. Екатеринослав, ныне г. Днепропетровск, Украина — 1979.

Еврей. Из рабочих. Дивизионный комиссар (1936). В РККА с 1918. Член компартии с 1917. Окончил Курсы усовершенствования высшего комсостава при Военной Академии им. М. В. Фрунзе (1925 — 1926), восточный (1927 — 1929), особый (ноябрь 1934 — февраль 1935) факультеты Военной академии им. М. В. Фрунзе (1927 — 1929).

В службе с января 1917. Рядовой 44-го саперного батальона.

Участник восстания в Одессе (январь 1918). В одесском подполье был начальником штаба 1-й боевой коммунистической дружины.

В Гражданскую войну воевал против вооруженных формирований С. В. Петлюры, на Восточном (1919), Юго-Западном (1920) фронтах. Политработник.

Военком в воинских частях и военных учебных заведениях на Украине и в Туркестане (февраль 1920 — август 1927).

После окончания академии — в РУ штаба РККА (апрель 1929 — ноябрь 1934). Помощник начальника РО штаба ОКДВА (1929 — 1930), командирован в Китай (1930 — 1934).

Я. К. Берзин характеризовал Колосова как «ценного для разведки работника».

Военный цензор Центральной военной цензуры РККА (февраль 1935 — февраль 1936), заместитель уполномоченного СНК СССР по охране военных тайн в печати, начальник 8-го отдела (февраль 1936 — март 1937), в распоряжении РУ штаба РККА (март 1937 — декабрь 1938).

Награжден орденом Красного Знамени (22.02.1938).

В декабре 1938 уволен в запас РККА. «Исключен из рядов ВКП(б) за покрывательство врагов народа и потерю бдительности».

Репрессирован. Находился в заключении в лагерях (1939 — 1955). Реабилитирован в 1955 с одновременным присвоением воинского звания «генерал-майор».


Маликов Ади Каримович.

09.02.1897, дер. Малые Кляры Тетюшского уезда Казанской губ., ныне Республика Татарстан — 01.1973.

Татарин. Из крестьян. Полковник (1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1917. Окончил Казанскую торговую школу (1914), 2-ю школу прапорщиков (январь 1916), дополнительный курс Военной академии РККА (октябрь 1921 — май 1922), Военную академию РККА (1924). Владел турецким, персидским и киргизским языками.

В службе с декабря 1915. Участник Первой мировой войны на Румынском фронте. Командир роты 56-го Житомирского полка. Прапорщик.

Заместитель председателя Тетюшского уездного совета Татарской республики (1917 — 1918), три месяца учился на юридическом факультете Московского университета.

Военный комиссар сводного Татаро-Башкирского отдельного батальона (март — май 1918), секретарь военного отдела Центрального мусульманского комиссариата, член Мусульманской военной коллегии при НКВМД (май — декабрь 1918), помощник начальника штаба Казанского укрепрайона по разведке, начальник штаба 2-й отд. Татарской стрелковой бригады (апрель 1919 — октябрь 1920).

Секретарь военного представителя РСФСР при правительстве Турции (май — октябрь 1921; май 1922 — октябрь 1923).

Начальник РО штаба ККА (июль 1924 — ноябрь 1927).

Военный атташе при полпредстве СССР в Персии (ноябрь 1927 — январь 1931).

Командир и военком 190-го стрелкового полка, 1-го стрелкового Татарского полка (март 1931 — апрель 1933), начальник сектора, помощник начальника 2-го отдела (апрель 1933 — декабрь 1934), в распоряжении РУ РККА (декабрь 1934 — июль 1936), главный советский военный советник в Синьцзяне (Китай), начальник специальной военной экспедиции там же (1937).

Заместитель начальника 5-го отдела РУ штаба РККА (июль 1936 — июль 1937).

В июле 1937 переведен в распоряжение Управления по комначсоставу РККА «за невозможностью использования по линии РУ как голосовавшего за троцкистскую резолюцию в 1923», старший руководитель тактики Рязанского пехотного училища (1937).

Награжден двумя орденами Красного Знамени.

3 июня 1938 уволен из РККА.

Репрессирован в 1938. Отбывал заключение в тюрьмах в Москве, Казани, Куйбышеве, лагерях Красноярского края.

Освобожден в августе 1954, вернулся в Москву (1956). Реабилитирован.


Мамсуров Хаджи-Умар Джиорович.

02(15).09.1903, с. Ольгинское Владикавказского округа Терской области, ныне Правобережный район Республики Северная Осетия — 05.04.1968, Москва.

Осетин. Из крестьян. Генерал-полковник (1962). Герой Советского Союза (29.05.1945). В Красной Армии с 1918. Член компартии с 1923. Окончил Коммунистический университет трудящихся Востока в Москве (март 1921 — май 1923), военно-политическую школу (1924), Курсы усовершенствования политсостава (1932), комсостава по разведке при РУ штаба РККА (1935), высшего начсостава при Военной академии им. М. В. Фрунзе (1941), Высшую военную академию им. К. Е. Ворошилова (1946 — 1948). Владел испанским языком.

Участник Гражданской войны. Боец отряда Владикавказского совдепа, горской красной сотни 11-й армии (1918 — 1920), опергруппы Терской областной ЧК, инструктор Владикавказского комитета РКП(б), сотрудник ОблЧК, политбоец эскадрона 10-й армии (март 1920 — март 1921).

На командных, политических и преподавательских должностях в кавалерийских частях (май 1923 — февраль 1935).

С февраля 1935 в распоряжении РУ штаба РККА (ноябрь 1935 — февраль 1936), выполнял ответственные задания руководства, секретный уполномоченный Специального отделения «А» (активная разведка) (февраль 1936 — апрель 1938) РУ штаба РККА.

Советский военный советник военного руководства республиканской армии в Испании (август 1936 — октябрь 1937), организатор и руководитель партизанского движения, участвовал в ряде операций.

Начальник специального отделения (с мая 1939 г. отдела) «А» (апрель 1938 — август 1940), в период советско-финляндской войны 1939 — 1940 — заместитель начальника оперативной группы Генштаба на Северо-Западном фронте, командир Особой лыжной бригады, действовавшей в тылу финских войск с декабря 1939. Начальник 5-го отдела РУ Генштаба КА (август 1940 — июнь 1941).

Участник Великой Отечественной войны. В августе 1941 специальный уполномоченный по Северному фронту и руководству партизанским движением, начальник Особой оперативной группы РУ Генштаба Красной Армии (июнь 1941 — январь 1942), занимался организацией партизанского движения на Западном, Северо-Западном и Ленинградском фронтах.

Командир 114-й кавалерийской дивизии, заместитель командира 7-го кавалерийского корпуса (январь — август 1942), начальник Южного штаба партизанского движения (Кавказ, Крым) (август — ноябрь 1942), начальник оперативного отдела и помощник начальника ЦШПД (ноябрь 1942 — март 1943), заместитель начальника 2-го управления ГРУ Красной Армии (март 1943). По личной просьбе отправлен на фронт. Командир 2-й гвардейской кавалерийской дивизии (апрель 1943 — август 1946). Генерал-майор (1943).

Командир батальона сводного полка 1-го Украинского фронта на Параде Победы в Москве 24 июня 1945.

Командир 3-й отд. гвардейской Евпаторийской стрелковой бригады в Брянске (октябрь 1946 — март 1947), 27-й механизированной дивизии 38-й армии (1948 — 1951), 27го стрелкового корпуса 13-й армии (1951 — 1955), командующий 38-й армией Прикарпатского ВО (июнь 1955 — июль 1957). Генерал-лейтенант (1953).

Начальник Центра особого назначения, заместитель начальника ГРУ Генштаба ВС (октябрь 1957 — 1968).

Награжден тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Кутузова I ст., Суворова II ст., Отечественной войны I ст., медалями.


Маневич Лев Ефимович («Этьен»).

20.08(01.09).1898, г. Чаусы, ныне Могилевской области, Республика Беларусь — 11.05.1945, мест. Эбензе, Австрия.

Еврей. Полковник (1935). Герой Советского Союза (20.02.1965, посмертно). В Красной Армии с 1918. Член компартии с 1918. Окончил техническое отделение колледжа в Женеве (1916), Высшую школу штабной службы РККА (1921), Военную академию РККА(1924), Курсы усовершенствования начсостава ВВС РККА при Военно-воздушной академии РККА им. проф. H. E. Жуковского (1929). Владел английским, немецким, французским и итальянским языками.

В 1907 — 1916 проживал в Швейцарии, куда был вывезен старшим братом, находившимся в эмиграции. На военной службе с 1916 в 123-м Козловском полку.

Красноармеец интернационального полка в Баку (1918), участник Гражданской войны. Командир отряда ЧОН, комиссар бронепоезда.

После окончания академии — начальник полковой школы 55-й стрелковой дивизии.

В распоряжении РУ штаба РККА (август 1924 — ноябрь 1925), сотрудник для особых поручений Секретариата РВС СССР, Управления делами НКВМ и РВС СССР. На разведработе в Германии (ноябрь 1925 — март 1927), начальник сектора 3-го отдела РУ штаба РККА (май — ноябрь 1927), проходил стажировку в должности командира роты 164-го стрелкового полка (ноябрь 1927 — декабрь 1928), летчика-наблюдателя в 44-м отд. авиаотряде в Грузии (май — октябрь 1929).

Руководитель нелегальной военно-технической резидентуры в Италии (1929 — 1930), там же работал под именем австрийского предпринимателя Конрада Кертнера, представляя лесопромышленные фирмы, действовал также в качестве руководителя Международного бюро изобретений и патентов «Эврика» (февраль 1930 — октябрь 1932). Создал резидентуру в Милане, информация которой получала высокую оценку в Центре. Из-за провала в октябре 1932 был вынужден покинуть страну.

С 1934 вновь работал в Италии. В результате предательства арестован 12 декабря 1936. В январе 1937 Туринский суд констатировал: «Преступная деятельность Кертнера была обширна: он протянул свои щупальца также на Турин, Геную, Болонью, Брешию и Специю. Ему удалось привлечь ценных специалистов и опытных техников, которые состояли на службе на промышленных предприятиях, снабжающих итальянские и германские вооруженные силы». Осужден 9 февраля 1937 на 15 лет тюрьмы. Даже из заключения ему удавалось передавать важную информацию. Находился в итальянских тюрьмах и немецких концлагерях (1937 — 1945). В сентябре 1943 был освобожден американскими войсками, но позднее попал в плен к немцам. Содержался под именем Якова Старостина, рабочего-металлиста, друга Маневича по службе на бронепоезде, в концлагерях Маутхаузен, Мельк и Эбензе. Руководил подпольной организацией в концлагере Эбензе (Австрия).

Тяжело больным освобожден 6 мая 1945 американскими войсками, умер от туберкулеза.

Похоронен под именем Старостина, перезахоронен в 1965 под своей фамилией на кладбище Санкт-Мартин.

Награжден орденом Ленина.


Никонов Александр Матвеевич.

31.08.1893, дер. Леликово Вытегрского уезда Олонецкой губ., ныне Вытегорского района Вологодской области 26.10.1937.

Русский. Из семьи священника. Комдив (21.11.1935). В РККА с 1919. Член компартии с 1918. Окончил школу прапорщиков в Петергофе (1916), Курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии им. М. В. Фрунзе (1927).

В службе с 1916. Участник Первой мировой войны. Командир роты 55-й пехотной дивизии (1916 — 1917). Поручик.

В феврале 1917 примкнул к большевикам, был избран председателем полкового комитета и членом ВРК дивизии.

Служил в отряде особого назначения Мурманского боевого участка, помощник начальника штаба оперативной группы, начальник штаба 6-й бригады 2-й стрелковой дивизии (май 1919 — декабрь 1921).

Участник Гражданской войны.

С декабря 1921 в РУ штаба РККА. Помощник начальника 6-го, начальник 4-го отделения 3-го отдела (декабрь 1921 — ноябрь 1922), помощник начальника Информационно-статистической части РО штаба РККА (ноябрь 1922 — ноябрь 1924), начальник 3-го отдела (ноябрь 1924 — август 1929) того же управления и одновременно помощник начальника Управления. Близкий друг и соратник Я. К. Берзина.

Стажировался в войсках в должности командира батальона 127-го стрелкового полка, командира полка (август 1929 — февраль 1931), начальник 3-го отдела и одновременно помощник начальника РУ штаба РККА (февраль 1931 — январь 1934).

Заместитель начальника РУ штаба РККА (декабрь 1934 — август 1937). После ареста Я. К. Берзина исполнял должность начальника Управления (01.08 — 05.08.1937).

Репрессирован 05.08.1937. Реабилитирован 19.05.1956.


Петренко-Лунев Сергей Васильевич.

1890, г. Тирасполь — 09.12.1937.

Украинец. Комкор. В РККА с 1918. Член компартии с 1917. Окончил электротехническое отделение Высшего технического училища в г. Карлсруэ (Германия), ускоренный выпуск Тифлисского военного училища, Военную академию РККА (1925). Владел немецким, венгерским, французским, итальянским и румынским языками.

В службе с декабря 1914. Участник Первой мировой войны, воевал на Кавказском фронте, помощник командира отдельной крепостной телеграфной роты. Поручик.

Командир роты, батальона, начальник штаба командования советскими войсками на Северном Кавказе, 11-й армии, секретарь политотдела Кавказского фронта, РВС 12-й армии, дивизионный инженер 33-й стрелковой дивизии (1918 — 1922).

Военный атташе при полпредстве СССР в Германии (июнь 1925 — июнь 1928).

Заместитель начальника Центрального аэрогидродинамического института (октябрь 1928 — февраль 1931), с 1931 исполнял должность начальника этого же института, работал в техническом штабе Начальника вооружений РККА, начальник мобилизационно-технической инспекции Главного артиллерийского управления РККА (январь 1932 — 1934).

Военный атташе при полпредстве СССР в Италии (апрель 1934 — апрель 1936).

В распоряжении председателя СНК СССР (май 1936 — май 1937), военный консультант там же.

Репрессирован 28.05.1937. Реабилитирован 21.07.1956.


Проскуров Иван Иосифович.

05(18).02.1907, с. Малая Токмачка, ныне Запорожской области, Украина — 28.10.1941, пос. Барбыш, ныне Самарской области.

Украинец. Из рабочих. Генерал-лейтенант авиации (04.06.1940). Герой Советского Союза (21.06.1937). В Красной Армии с 1931. Член компартии с 1927. Окончил рабфак, школу военных летчиков в Сталинграде (1931 — 1933), учился в Харьковском институте механизации и электрификации.

Инструктор-летчик, командир самолета 20-й тяжелой бомбардировочной эскадрильи, командир отряда там же (1933 — 1936).

Участник национально-революционной войны испанского народа 1936 — 1939 (сентябрь 1936 — июнь 1937). Командир эскадрильи. После возвращения на Родину — командир авиабригады, командующий 2-й авиационной армией особого назначения.

Начальник РУ HКО СССР — заместитель наркома обороны СССР (14.04.1939 — 27.07.1940).

С июля 1940 — командующий ВВС Дальневосточного фронта.

Депутат ВС СССР 1-го созыва.

Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени.

Репрессирован 27.06.1941. Расстрелян без суда. Реабилитирован 11.05.1954.


Радо Шандор.

05.11.1899 — 09.1981, г. Будапешт, Венгрия.

Венгр. Доктор географических и экономических наук. Один из лучших резидентов советской военной разведки. Учился в Берлинском, затем Лейпцигском университетах.

В 1917 призван в армию. Окончил офицерскую школу крепостной артиллерии.

Служил в бюро секретных приказов артполка (1918), с этого же года член Компартии Венгрии, активный участник Венгерской Советской республики. Политкомиссар в 6-й дивизии армии Советской Венгрии.

Эмигрировал в Вену (1919). Сотрудник журнала «Коммунизм». Организовал информационное агентство «Роста-Вин» (1920), передававшее информацию о СССР, а затем — интернациональное телеграфное агентство «Интел». Делегат III Конгресса Коминтерна в Москве (1921).

Работал в Москве картографом (1924 — 1925), руководитель картографических агентств в Берлине (1925), Франции (1933 — 1935), одновременно сотрудник Коминтерна.

С 1935 — в РУ Генштаба РККА. Эмигрировал в Швейцарию (1936). Член, с начала Второй мировой войны — резидент «Красной капеллы» в Швейцарии. Добытые группой данные о составе и дислокации войск вермахта, резервах, вооружении и потерях противника оказались полезными для советского командования в период сражений под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге.

Эмигрировал в Египет. Советское посольство в Каире предъявило египетским властям сфабрикованное НКВД обвинение Радо в совершении уголовного преступления и добилось его выдачи. 02.08.1945 он был доставлен в Москву и арестован органами СМЕРШ. В декабре 1946 Особым совещанием при МГБ СССР Ш. Радо был осужден на 10 лет лишения свободы за шпионаж.

После смерти И. В. Сталина в ноябре 1954 был освобожден из заключения и выехал в Будапешт. В 1956 Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение об отмене постановления Особого совещания и закрыла уголовное дело на Шандора Радо.

Профессор, заведующий кафедрой (1958 — 1966) университета им. К. Маркса в Будапеште, с 1955 — руководитель картографической службы Венгрии, с 1965 — периодического информационного издания «Картактуаль».

Награжден орденом Отечественной войны I ст. (1972), орденами ВНР.


Рязанова Анна Аркадьевна.

06.04.1899, г.Тула — 1947.

Русская. Из мещан. В РККА 1919 — 1926 и с 1926. Член компартии с 1919. Окончила специальные курсы красных сестер (1919), Московский институт востоковедения (1923 — 1925). Владела французским, немецким, итальянским языками.

Заведующая информацией редакции газеты «Коммунар», советский работник в Туле (1918 — 1919).

Участница Гражданской войны. Сотрудница НКИД СССР.

В распоряжении РУ штаба РККА (1924 — 1926; май 1927 — март 1930; февраль 1931 — январь 1935). Переводчица, помощник начальника 3-го отдела, начальник сектора того же отдела (сентябрь 1926 — май 1927), младший бухгалтер 4-й части (март 1930 — февраль 1931), помощник начальника сектора 2-го, 1-го отделов, отделения 1-го отдела (январь — август 1935) РУ штаба РККА.

Впоследствии сотрудница ТАСС.


Салнынь Кристап.

26.08.1885, г. Рига — 08.05.1939.

Латыш. Из рабочих. Бригадный комиссар (13.12.1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1902. Окончил Курсы усовершенствования комсостава по разведке при РУ штаба РККА (1930). Владел немецким и английским языками.

Участник революции 1905 — 1907. Нелегально изготовлял оружие в цехах Рижского вагоностроительного завода, помогал в организации крупных выступлений, в освобождении «смертников» Лациса и Слессара из Рижской тюрьмы, Лютера, Калныня и др. из Рижского сыскного отделения. Трижды арестовывался, каждый раз бежал из-под ареста.

С 1908 жил в Лондоне, содержал конспиративную квартиру, с 1912 жил в США. Выехал на Дальний Восток (1920), вступил во 2-ю Амурскую армию, занимался подпольной работой. После установления Советской власти — в распоряжении штаба 5-й армии.

Находился в Шанхае (1920 — 1921), на Дальнем Востоке (1921 — 1923), работал в РО штаба Петроградского ВО (1921). Переправлен в Германию для работы по созданию нелегальной боевой организации КПГ, занимался организацией «красных сотен» в Тюрингии и сети скрытых складов и баз оружия (1923), отправлен с транспортом оружия в Болгарию (1924). Около 4 месяцев под псевдонимом «Осип» в составе отряда Янчева участвовал в партизанской борьбе с правительственными войсками на юге Болгарии.

Резидент (1926 — 1929) и военный советник в Китае (1926 — 1927), участник вооруженного конфликта на КВЖД, руководил диверсионной работой в тылу китайских войск, находился в странах Центральной и Восточной Европы (1930 — 1932).

С октября 1932 помощник начальника РО, начальник 3го сектора 4-го отдела (1933 — 1935) штаба ОКДВА. «За исключительно добросовестную работу при выполнении особо ответственных заданий» награжден золотыми часами (10.10.1935). Помощник начальника РО штаба ОКДВА (февраль 1935 — февраль 1936), заместитель начальника спецотделения «А» (активная разведка) РУ штаба РККА (февраль 1936 — июнь 1937). В республиканской Испании, советник 14-го (партизанского) корпуса (июнь 1937 — март 1938).

Награжден орденами Ленина (1937), Красного Знамени (1928).

Репрессирован 21.04.1938. Реабилитирован 25.07.1956.


Скарбек Сигизмунд Абрамович.

27.06.1897, г. Ленчиц, Польша — 17.02.1974, Москва.

Еврей. Из рабочих. Батальонный комиссар (1936). Член компартии с 1918, член германского Бунда, Союза Спартака (1916 — 1918), КПГ (1918 — 1920). Окончил военный факультет Инженерно-технической академии связи им. Подбельского (1933 — 1935).

С 1920 в Советской России. В Москве заведующий польской литературой в Центропечати, электромонтер на заводе «Динамо», в Минске заведующий складом «Белэвхк» (май 1920 — апрель 1922).

На партийной работе в Польше и Германии (апрель 1922 — январь 1924).

С января 1924 в распоряжении РУ штаба РККА, выполняет разведывательные задания, работал в Германии под фамилией Сигизмунд Крейцер (январь 1924 — апрель 1929), в Китае (1929 — 1931).

В распоряжении РУ штаба РККА (март 1931 — июнь 1933; сентябрь 1935 — июль 1938), на нелегальной работе в Италии, сотрудник резидентуры Л. Е. Маневича.

В июле 1938 уволен из РККА. 28 февраля 1945 приговорен ОСО НКВД к 5 годам лишения свободы по статье «7-35». Освобожден в 1947, постановлением ОСО МГБ дело было прекращено.

Работал на различных предприятиях в г. Курске (1948 — 1954).

Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями, серебряными часами.


Старинов Илья Григорьевич.

02.08.1900, с. Войново, ныне Волховского района Орловской области — 18.11.2000, Москва.

Русский. Из служащих. Полковник (17.02.1938). Кандидат исторических наук, профессор. В Красной Армии с 1918. Член компартии с 1924. Окончил Школу военно-железнодорожных техников в Воронеже (1922), Военнотранспортную академию РККА (1935).

Участник Гражданской войны, воевал против войск генерала А. И.Деникина и П. Н. Врангеля (1918 — 1921).

Служил в 4-м Коростенском Краснознаменном железнодорожном полку, командир роты (1922 — 1930).

В распоряжении РУ штаба РККА с прикомандированием к РО штаба округа (январь 1930 — март 1933), занимался подготовкой партизанских кадров в Киеве и Харькове, разрабатывал и внедрял новые виды мин, отрабатывал методы ведения минной войны, начальник приграничного разведывательного пункта (Тирасполь) (март — июнь 1933) РО штаба Украинского военного округа. Сотрудник РУ штаба РККА (июнь — август 1933), преподаватель Военных курсов при ИККИ.

Заместитель военного коменданта станции Ленинград — Московский Октябрьской железной дороги (июнь 1935 — ноябрь 1936).

В распоряжении РУ штаба РККА (ноябрь 1936 — ноябрь 1937), воевал в Испании: советник партизанского соединения, инструктор минно-подрывного дела, организатор и участник многих диверсионных операций в тылу франкистов. «Мы совершили около 200 диверсий и засад, и ориентировочные потери противника составили более двух тысяч человек» (И. Старинов). За работу в Испании награжден орденом Красного Знамени (секретное постановление ЦИК СССР от 3.01.1937) и орденом Ленина (закрытое постановление ЦИК СССР от 2.11.1937).

По возвращении на Родину оказался под следствием за связь с «врагами народа».

Начальник Центрального научно-испытательного железнодорожного полигона РККА (март 1938 — июль 1940), участник советско-финляндской войны 1939 — 1940, занимался разминированием. Начальник Отдела заграждения и минирования Главного военно-инженерного управления РККА (июль 1940 — июль 1941).

Участник Великой Отечественной войны. Начальник Оперативно-инженерной группы, которая действовала на Западном и Южном фронтах и ставила минные заграждения и ловушки и подрывала важные объекты при отступлении. Начальник Оперативно-учебного (партизанского) центра Западного фронта, по заданию Генштаба провел операцию по выводу из строя и минированию важных объектов в Харькове с помощью мин, управляемых по радио, которые начали взрываться, когда в городе обосновались фашисты (1941 — 1942). Одной из таких мин 14.11.1942 был уничтожен начальник гарнизона Харькова генераллейтенант Георг фон Браун.

Командир бригады специального назначения на Калининском фронте, помощник начальника ЦШПД, начальник Центральной партизанской школы и начальник ШПД на Южном фронте (1942 — 1943). Начальник Украинского ШПД, заместитель начальника Польского ШПД, начальник штаба Советской военной миссии в Югославии (1943 — 1944).

В Главном дорожном управлении Советской Армии, занимался разминированием территории СВАГ в Германии. Заместитель начальника 20-го Управления восстановительных работ НКПС по войскам (1944 — 1946).

Начальник кафедры тыла Военного института МВД СССР (1946 — 1956). Научный сотрудник Отдела истории Великой Отечественной войны Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (1956 — 1962). Преподавал в учебных заведениях КГБ СССР (1963 — 1973), в 80-е годы преподавал в Военном институте МВД СССР.

Награжден двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, пятью орденами Красного Знамени, Отечественной войны II ст., Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством» IV ст., медалями.

Автор наставлений и монографий по партизанской войне, книг «Записки диверсанта» (М., 1997), «Мины замедленного действия» (M., 1999).

И. Г. Старинова называют «богом диверсий» и «дедушкой русского спецназа».


Стигга Оскар Ансович.

19.11.1894, Лифляндская губ. — 29.07.1938.

Латыш. Комдив (17.01.1936). В РККА с 1918. Член компартии с 1917. Окончил Вечерние курсы усовершенствования высшего и среднего комсостава при РУ штаба РККА (1930).

Участник Первой мировой войны. Рядовой.

В Гражданскую войну — член РВС Западного фронта (март — июль 1919), секретарь и председатель исполкома Латышских стрелковых советских полков, военком 33-й стрелковой дивизии (август 1919 — август 1920).

В распоряжении РУ штаба РККА (ноябрь 1922 — январь 1935). Работал в Латвии до 1929, нелегальный резидент в Германии. Начальник 3-го отдела (январь 1935 — ноябрь 1937) и одновременно начальник 1-го отдела (апрель — ноябрь 1937) РУ штаба РККА.

Награжден орденом Красной Звезды (1937), золотыми часами «за исключительно добросовестную работу при выполнении особо ответственных заданий» (1935).

Репрессирован 29.11.1937. Реабилитирован 08.09.1956.


Сухоруков Василий Тимофеевич.

21.03.1898, г. Луганск, ныне Украина — 08.1988, Москва.

Русский. Из рабочих. Полковник (11.1935). В Красной Армии с 1918. Член компартии с июня 1917. Окончил Командные курсы связи (1919), основной курс (1919 — 1922, с перерывами) и восточное отделение (1924) Военной академии РККА. Владел английским языком.

Участник Гражданской войны.

Начальник отделения информационно-статистической части РУ при Военсовете HРА ДВР (июль — октябрь 1921).

В распоряжении РУ штаба РККА (сентябрь 1924 — февраль 1928), работал в Китае: сотрудник для поручений генконсульства СССР в Харбине, вице-консул в Мукдене, генконсульстве СССР в Ханькоу.

В распоряжении отделов РУ штаба РККА (ноябрь 1928 — февраль 1929; июль — декабрь 1933), помощник начальника 2-го (февраль 1929 — май 1931), начальник 4-го (внешних сношений) (май 1931 — июль 1933).

Военный атташе при полпредстве СССР в Латвии (декабрь 1933 — декабрь 1934), в Болгарии (декабрь 1934 — март 1937), резидент военной разведки. Созданная им агентурная сеть охватывала все балканские страны. От нее поступали весьма важные сведения, в частности: «С помощью болгарских офицеров и других специалистов, связанных с „ИГ-Фарбениндустри“, мы получали ценную информацию о состоянии промышленности гитлеровской Германии» (В. Т. Сухоруков).

В распоряжении РУ штаба РККА (1937 — 1938).

Репрессирован как «активный троцкист периода 1923 г.», находился в заключении в ИТЛ (1938 — 1955). Реабилитирован, восстановлен в кадрах CA и в январе 1956 уволен в запас Советской Армии в звании полковника.

Научный сотрудник Центрального музея Советской Армии.

Награжден орденом Красного Знамени (1933) «за исключительную храбрость, мужество и умелое руководство боевыми действиями».


Сухоруков Максим Георгиевич.

15(27).08.1898, с. Курасовка, ныне Обоянского района Курской области — 15.08.1959, Ленинград.

Русский. Капитан 1 ранга (08.1941). В ВМФ с 1920. Член компартии с 1932. Окончил Военно-морское подготовительное училище (декабрь 1921 — сентябрь 1923), Военноморское училище им. М. В. Фрунзе (сентябрь 1923 — октябрь 1926), штурманский класс СККС ВМС (октябрь 1928 — декабрь 1929).

Матрос, старшина роты (февраль 1920 — декабрь 1921). Помощник вахтенного начальника ЛК «Марат» (ноябрь 1926 — март 1928), вахтенный начальник СС «Коммуна» (март — октябрь 1928), штурман ЭМ «Яков Свердлов» (декабрь 1929 — июнь 1931), флагштурман бригады ЭМ (июнь 1931 апрель 1932) МСБМ, командир ЭМ «Войков» (апрель 1932 февраль 1937), «С. Орджоникидзе» (февраль — май 1937), дивизиона сторожевых кораблей (май 1937 — март 1939), начальник штаба бригады ЭМ (март 1939 — октябрь 1940), командир KP «Калинин» (октябрь — декабрь 1940).

С декабря 1940 — командир крейсера «Киров» Балтийского флота. В этой должности вступил в Великую Отечественную войну. Командир Отряда вновь строящихся и капитально отремонтированных надводных кораблей (ноябрь 1942 — июнь 1944). В распоряжении Военного Совета БФ (июнь — июль 1944), командир ЛК «Петропавловск» (июль 1944 — июнь 1945). Помощник начальника штаба СБФ (февраль 1946 — июнь 1947).

Военно-морской атташе при посольстве СССР в Дании (ноябрь 1947 — октябрь 1954).

Начальник командного надводного факультета Высших специальных офицерских классов ВМФ (октябрь 1954 — ноябрь 1955).

С ноября 1955 в запасе.

Награжден двумя орденами Ленина (1937, 1945), тремя орденами Красного Знамени (1942, 1944, 1950), орденом Отечественной войны 1 ст. (1945), медалями.


Треппер Леопольд.

23.02.1904, г. Нови Тарг, Австро-Венгрия, ныне Польша — 19.01.1982, г. Иерусалим, Израиль.

Еврей. Из служащих. Член левосионистской молодежной организации «Хашомир хацаир» с 1918, Компартии Палестины с 1929. Окончил Коммунистический университет национальных меньшинств Запада в Москве (1932 — 1935).

С апреля 1924 проживал в Палестине. Профсоюзный деятель, ответственный работник Компартии Палестины. Был секретарем секции коммунистической партии в Хайфе. Подвергался арестам (1927 — 1928). В конце 1929 прибыл во Францию. Продолжал свою коммунистическую деятельность в контакте с КПФ. Организовал издание еврейской коммунистической газеты «Дер Морген» («Утро»). Приехал в Москву (июнь 1932), где учился в КУНМЗ, работал в редакции газеты «Дер Эмес» («Правда»).

Выполнял задание советской военной разведки во Франции, которое касалось обстоятельств провала разведывательной группы И. Бира и А. Штрема в 1932 (декабрь 1936 — май 1937).

Прибыл в Брюссель (июль 1938) в качестве резидента советской военной разведки с паспортом канадского бизнесмена Адама Миклера для организации агентурной сети в странах Западной Европы. Для прикрытия им была создана фирма по производству плащей, отделения которой появились и в других странах. Когда нацисты оккупировали Бельгию (1940), переехал во Францию и уже оттуда руководил деятельностью своей разведывательной организации. Имел также тесные деловые отношения с немецкими властями во Франции, что позволяло ему лично получать ценную военную и политическую информацию. В то время германская контрразведка называла все организации, работавшие на Москву, вне зависимости от их ведомственной принадлежности (РУ Генштаба Красной Армии, ИНО ГУГБ НКВД, Коминтерн) «Красный оркестр» (или «Красная капелла»). И организация «Отто» была одним из звеньев этой обширной европейской сети. В числе многих других разведчиков он сообщал о подготовке Германии к нападению на СССР. В 1942 было арестовано немало членов различных групп «Красной капеллы». И 24.11.1942 в Париже гестаповцы захватили самого Л. Треппера. С его помощью нацисты попытались начать радиоигру с Центром, но 13.09.1943 «Отто» бежал и по каналам Компартии Франции предупредил Москву о провале. Находился на нелегальном положении до освобождения Парижа в августе 1944.

В январе 1945 прилетел в Москву, был арестован и подвергнут допросам. 19.07.1947 приговорен к 15 годам тюремного заключения. Освобожден после смерти И. В. Сталина в мае 1954 и спустя три года переехал на жительство в Польшу. Под именем Леопольд Домб возглавлял культурно-просветительскую организацию польских евреев. Эмигрировал во Францию (сентябрь 1973), а затем в Израиль.


Троян Василий Авраамович.

1906 — 03.1973.

Украинец. Из рабочих. Полковник. В РККА с 1928. Член компартии с 1930.

Командир саперной роты.

Участник гражданской войны в Испании. Советник, старший военный советник 14-го (партизанского) корпуса республиканской армии.

Начальник отделения Специального (разведывательнодиверсионного) отдела «А» (июль 1939 — сентябрь 1940), 1-го отделения 5 отдела (сентябрь 1940 — июнь 1941) РУ Генштаба КА.

Участник Великой Отечественной войны. С июня 1941 заместитель начальника специального отделения № 1 РУ Генштаба КА. Участвовал в организации партизанского движения в Белоруссии и под Ленинградом (1941 — 1944). Воевал с фашистами на территории Югославии и Греции (1944).

Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I ст., Красной Звезды и медалями.


Туманян Николай Герасимович.

1.11.1904 — 1976, Москва.

Армянин. Полковник. В Красной Армии с 1921. Член компартии с 1940. Окончил пехотную школу им. А. Ф. Мясникова (1926), общевойсковое отделение Курсов усовершенствования комсостава по разведке при РУ РККА (1937).

Начальник 2-й части штаба 31-й стрелковой дивизии. Начальник РО штаба 61-го стрелкового корпуса Московского военного округа (1937 — 1941).

Участник Великой Отечественной войны. Начальник РО штаба 3-й армии (октябрь 1941 — февраль 1943).

После войны начальник РО штаба армии в Дальневосточном военном округе.

Награжден орденами Ленина, 5-ю орденами Красного Знамени, орденами Кутузова II ст., Отечественной войны I ст., Красной Звезды, медалями.


Тылтынь Альфред Матисович.

04.03.1897, Мезотенская волость Бауского уезда Курляндской губ., ныне г. Бауска, Латвия — 11.02.1942.

Латыш. Из крестьян. Комбриг (26.11.1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1918. Окончил Алексеевское военное училище (1916), пулеметные курсы в Латышском стрелковом полку (1917), два курса Военной академии РККА (1920 — 1922). Владел немецким, французским и английским языками.

На службе с 1916. Участник Первой мировой войны. Командир роты 3-го Курземского латышского стрелкового полка. Подпоручик.

Участник Гражданской войны. Командир роты, батальона, помощник командира полка, начальника, начальник Штаба партизанских отрядов, командир 85-го стрелкового полка, бригады (1918 — 1920). Попал в плен к полякам (август 1920), вернулся по обмену военнопленных в феврале 1921.

Убыл в секретную командировку (июль 1922), находился за границей (август 1920 — май 1930). Нелегальный резидент во Франции (1922 — 1926), где окончил три курса Политехнического института по авиа— и моторостроению в Париже (1925 — 1926).

Работал в Германии (1926 — 1927), нелегальный резидент в США (1927 — 1930). Работал вместе с женой Марией Юрьевной Шуль (Тылтынь).

Помощник командира механизированной бригады по технической части (июль 1930 — март 1931), начальник автобронетанковых войск Белорусского ВО (март 1931 — март 1932), командир и военком 5-й отдельной мотомеханизированной бригады в г. Борисове (март 1932 — июнь 1936). В распоряжении РУ штаба РККА (июнь 1936 — ноябрь 1937), участник гражданской войны в Испании.

Награжден орденом Ленина (1936), тремя орденами Красного Знамени (1920, 1922, 1928).

Репрессирован 27.11.1937. Осужден 15.12.1940 на 15 лет исправительно-трудовых лагерей. Реабилитирован 26.03.1957.


Тылтынь (Шуль) Мария Юрьевна.

05.04.1896, г. Доблен Курляндской губ., ныне г. Добель, Латвия — 1938.

Из крестьян. Старший лейтенант (1936). В военной разведке с 1920. Член компартии с 1919. Владела немецким, английским, французским языками.

Сотрудница, заведующая регистрацией Иностранного контроля, секретная сотрудница, уполномоченная особого отдела ВУЧК в Киеве (март — октябрь 1919), секретная сотрудница особого отдела 12-й армии (октябрь 1919 — январь 1921).

Начальник сектора Региструпра Полевого штаба РВСР (1920 — 1921), работала в Германии, Чехословакии, Австрии и Румынии (апрель 1921 — август 1922).

Машинистка, шифровальщица полпредства СССР в Чехословакии (сентябрь 1922 — 1923), помощник резидента во Франции (1923 — 1926), которым был ее муж А. М. Тылтынь.

Работала в Германии (1926 — 1927), помощник резидента в США (1927 — 1930). Начальник сектора 2-го отдела РУ штаба РККА (июнь 1930 — февраль 1931), нелегальный резидент во Франции и Финляндии (1931 — 1933). Награждена орденом Красного Знамени «за исключительные подвиги, личное геройство и мужество» (1933).

Арестована в Финляндии в результате предательства вместе с возглавляемой ею группой (около 30 человек). Осуждена на 8 лет лишения свободы (апрель 1934). Умерла в заключении.


Урицкий Семен Петрович.

02.03.1895, г. Черкассы, ныне Украина — 01.08.1938.

Еврей. Племянник М. С. Урицкого. Воспитывался в семье В. Воровского. Комкор (20.11.1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1912. Окончил Военную академию РККА (1920 — 1922). Владел немецким, французским, польским языками.

Участник Первой мировой войны. Рядовой драгунского полка, командир эскадрона. Прапорщик. Начальник отряда Одесской Красной Гвардии (декабрь 1917 — январь 1918), помощник инспектора кавалерии Одесского ВО (январь — март 1918).

Участник Гражданской войны. Начальник боевого участка (март — октябрь 1918), оперативного отдела штаба армии (июнь — июль 1919), старший помощник начальника штаба (июль — август 1919), начальник штаба (август — ноябрь 1919) 58-й стрелковой дивизии, оперативного отделения РУ РККА (1920). Командир кавалерийской бригады особого назначения (август — декабрь 1920), начальник штаба бригады (март — апрель 1921), Одесского укрепрайона (май — июнь 1921). Начальник и военком (июнь 1921 — январь 1925), помощник начальника (январь 1925 — апрель 1927) Одесской пехотной школы.

Командир и военком 20-й стрелковой дивизии (апрель 1927 — 1928), заместитель начальника штаба Северо-Кавказского военного округа (1928 — май 1930). Командир и военком 8-го (май — ноябрь 1930), 6-го (ноябрь 1930 — июль 1931) стрелковых корпусов. Начальник штаба Ленинградского военного округа (июль 1931 — август 1932), командир и военком 13-го стрелкового корпуса (август 1932 — январь 1934). Возглавлял военную делегацию в Германии (1932). Заместитель начальника Управления механизации и моторизации, Автобронетанкового управления РККА (январь 1934 — апрель 1935).

Начальник РУ штаба РККА (апрель 1935 — июнь 1937).

С 1936 член Военно-технической комиссии при Наркомате обороны СССР, Заместитель командующего войсками Московского военного округа (июнь — сентябрь 1937).

Награжден двумя орденами Красного Знамени.

Репрессирован 01.11.1937. Реабилитирован 07.03.1956.


Чуйков Василий Иванович.

12.02.1900, с. Серебряные Пруды, ныне пгт Московской области — 18.03.1982, Москва.

Русский. Из крестьян. Маршал Советского Союза (11.03.1955). Дважды Герой Советского Союза (19.03.1944, 06.04.1945). В Красной Армии с 1918. Член компартии с 1919. Окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе (1925), восточный факультет (1927) этой же академии, Академические курсы при Военной академии механизации и моторизации РККА им. Сталина (1936).

Участник Гражданской войны.

В распоряжении РУ штаба РККА (июль 1927 — сентябрь 1929), военный советник в Китае.

Начальник РО штаба ОКДВА под фамилией Карпов (сентябрь 1929 — сентябрь 1932). Начальник и военком Разведывательных курсов усовершенствования комсостава при РУ штаба РККА под фамилией Карпов (сентябрь 1932 — октябрь 1935). С декабря того же года продолжает службу под фамилией Чуйков.

Командир 4-й отдельной механизированной бригады, 5-го стрелкового корпуса, Бобруйской армейской группы войск, командующий 4-й, 9-й армиями (декабрь 1936 — декабрь 1940). Участник советско-финляндской войны 1939 — 1940.

Военный атташе при посольстве СССР в Китае (декабрь 1940 — март 1942).

Участник Великой Отечественной войны с 1942. Командовал 1-й резервной, 64-й, 62-й (8-й гвардейской) армиями. За умелое командование войсками армии (3-й Украинский фронт) присвоено звание Героя Советского Союза. За успешные действия армии (1-й Белорусский фронт) в Висло-Одерской операции и личное мужество награжден второй медалью «Золотая Звезда». Начальник управления советской военной администрации федеральной земли Тюрингия.

После войны заместитель, 1-й заместитель главнокомандующего и главнокомандующий ГСВГ, с 1953 командующий войсками Киевского ВО, с 1960 — главнокомандующий Сухопутными Войсками — заместитель министра обороны.

Начальник Гражданской обороны СССР (1964 — 1972). С 1972 в Группе генеральных инспекторов МО СССР. Депутат Верховного Совета СССР 2 — 10-го созывов.

Награжден девятью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, четырьмя орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова I ст., орденом Красной Звезды, медалями, почетным именным оружием, иностранными орденами и медалями. Бронзовый бюст установлен на родине.

Похоронен в г. Волгограде на Мамаевом кургане.


Горчаков О. А. Ян Берзин — командарм ГРУ. — СПб.: Издательский Дом «Нева», 2004. — 192 с.

Scan by Ustas, OCR & Readcheck by Zavalery

Примечания

1

Голяков С., Понизовский В. Начальник разведки. // Комсомольская правда. М., 1964. 13 ноября.

2

Чекисты: Сборник. М., 1970. С. 140-141.

3

Вологодцев Л. К. и др. Воздушный флот иностранных государств. М, 1923. Ч. 1: Европейские страны. (По данным 1922 — 23 г.). С. VII — VIII.

4

РГВА, ф.4, оп.3, д.33.

5

РГВА, ф.6, оп.12, д.8, л.38-39.

6

РГВА, ф. 4, оп. 3, д. 33. Секретный приказ РВС Республики 1018/186 от 21 июня 1919 года.

7

РГВА, ф. 4, оп. 2, д. 5, л. 82.

8

РГВА, ф. 33988, оп. 2, д. 655, л. 1.

9

РГВА, ф. 4, оп. 2, д. 83, л. 6-7.

10

РГВА, ф. 33988, оп. 2, д. 655, л. 1.

11

РГВА, ф. 33989, оп. 1, д. 70, л. 25 — 26.

12

РГВА, ф. 25895, оп. 1, д. 834, л. 49 — 50.

13

РГВА, ф. 33776, оп. 2, д. 99, л. 10 — 10 об.

14

Дьяков Ю. Л., Бушуева Т. С. Фашистский меч ковался в СССР. М., 1992; Рейхсвер и Красная Армия. М.; Кобленц, 1995.

15

РГВА, ф. 4, оп. 19, д. 3, л. 248.

16

Дашиньский С., Радопольский Я. Подготовка войны против СССР. М.; Л., 1929. С. 184 — 187.

17

Белан Н. Комиссар разведки // Советская Россия. М., 1989. 26 ноября.

18

Полякова М. И. По заданию Я. К. Берзина. // Военно-исторический журнал. М., 1990. № 3. С. 61 — 62.

19

Горчаков О. Ян Берзин: судьба командарма невидимого фронта // Новая и новейшая история. М., 1989. № 2. С. 136.

20

Полякова М. И. По заданию Я. К. Берзина // Военно-исторический журнал. М., 1990. № 3. С. 158.

21

Вопросы и ответы. Рига, 1974. № 18. С. 16.

22

Петер Кюзис родился в 1889 году, в документах Яна Берзина год рождения — 1890. Отсюда и различные даты рождения, указываемые в ряде работ о Берзине.

23

Мерецков К. А. На службе народу. М., 1969. С. 130.

24

См. о нем: Воробьев Е. 3., Кочетков Д. И. «Я не боюсь не быть...» Документальная повесть о Герое Советского Союза Поле Армане. М., 1983.

25

Мы — интернационалисты. Воспоминания советских добровольцев-участников национально-революционной войны в Испании. М., 1975. С. 71.

26

Мы — интернационалисты. Воспоминания советских добровольцев-участников национально-революционной войны в Испании. М., 1975. С. 67.

27

См. о нем: Генерал Лукач. Воспоминания. М., 1967; Матэ Залка. Писатель, генерал, человек. Сб. воспоминаний. М., 1968.

28

Thomas H. The Spanish Civü War. London, 1961. P. 327.

29

Мерецков К. А. Указ. соч. С. 136 — 137.

30

Мы — интернационалисты... С. 141.

31

Борцы Латвии в Испании. Рига, 1970. С. 407, 528.

32

Старинов И. Г. Мины ждут своего часа. М., 1964. С. 75 — 76.

33

Мы — интернационалисты... С. 243.

34

Hone H. Code-Word: Direktor. New York, 1972. P. 170.

35

Philby К. My Silent War. New York, 1968. P. 25 — 28.

36

Мерецков К. А. Указ. соч. С. 136.

37

Мерецков К. А. Указ. соч. С. 161.

38

См.: Радо Ш. Под псевдонимом «Дора». М., 1978.

39

Trepper L. Le gran jeu. Paris, 1975. P. 134.

40

Как рассказала Р. Я. Смушкевич, вдова дважды Героя Советского Союза командующего ВВС Я. В. Смушкевича, репрессированного в годы культа личности, ко всем квартирам в Доме правительства по приказу Кобулова, тогдашнего начальника Следственного отдела НКВД, жившего в этом же доме, уже были сделаны дубликаты ключей (Московские новости, 18.XII.1988). Кобулов позже стал заместителем наркома внутренних дел Берии и был расстрелян вместе с ним в декабре 1953 года.

41

Так вот кто был среди следователей, ведших дело Я. К. Берзина! Не кто иной, как сам Михаил Фриновский! Он имел три ромба и был в сталинской опричнине заместителем Ежова!

42

«Члены семьи изменника Родины» — официально принятое название для семей «врагов народа».

43

См.: Данилов В. Д. Советское Главное командование в преддверии Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. 1988. №6. С. 6,4.

44

См.: Сергеев Ф. Нацистская разведка против СССР: «Дело» Тухачевского, операция «Цеппелин» // Новая и новейшая история. 1989. № 1.

45

См.: Викторов Б. «Заговор» в Красной Армии // Правда. 29.IV. 1988.

46

Trepper L. Le grand jeu. Paris, 1975. P. 133.

47

Разгон Л. Непридуманное. М., 1988. С. 8 — 9.

48

Я. Я. Аболтынь, член партии большевиков с 1919 года. Сотрудник ВЧК, с февраля 1920 года на службе в советских разведорганах.

49

А. Я. Песс — член партии большевиков с 1912 года. В Красную Армию вступил добровольно рядовым. Вскоре был назначен комиссаром полка, затем бригады и потом комиссаром 4-й дивизии 15-й (Латвийской) армии. Награжден орденом Красного Знамени.

50

Trepper L. Le grand jeu. Paris, 1975. P. 137.

51

Люди молчаливого подвига. Очерки о разведчиках. М., 1965. С. 6 — 7.


home | my bookshelf | | Ян Берзин — командарм ГРУ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу