Book: Чёрный всадник



Чёрный всадник

Владимир Кириллович Малик

Чёрный всадник

Купить книгу "Чёрный всадник" Малик Владимир

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Чёрный всадник

НАБЕГ

Чёрный всадник

1

В последний день декабря 1678 года Арсен Звенигора с Романом Воиновым и Ненко перебрались по льду на левый берег Днепра и вдоль Сулы устремились на север. Торопились — хотели встретить Новый год в Дубовой Балке среди своих.

Пронизывающий холодный ветер зло сёк лица колючим снегом, слепил глаза, танцевал и кружился в вихре, как свора ведьм и чертей, застилая все вокруг густой белесой пеленой.

Усталые голодные кони с трудом преодолевали снежный круговорот, с натугой взбирались на крутые холмы. А в долинах, в глубоких оврагах окунались по грудь в пушистые сугробы, как в свежее пенистое молоко.

Всадники тоже устали и ехали молча. Арсен прокладывал путь, пристально вглядываясь в неясные очертания холмов и в едва заметные в снежной мгле рощи, чтобы не сбиться с дороги. Собственно, никакой дороги не было — пробирались напрямик, но эти места казаку были хорошо знакомы, так как не раз проезжал он здесь. Его товарищи полностью полагались на своего провожатого — надвинули башлыки до самых глаз, низко наклонили головы к гривам лошадей и, казалось, дремали.

А метель не утихала. Небо дрожало в неистовом гневе и, будто гигантская мельница, без устали непрерывно стряхивало, кидало, швыряло из-под невидимого жернова целые потоки ледяной Муки, которую сразу же подхватывал осатаневший ветер и мчал над притихшей землёй.

Арсен плотнее запахнул полы кожуха и, сняв рукавицу, ладонью смел с бровей и ресниц жёсткий намёрзший снег. А мысленно был уже в Дубовой Балке, в низенькой, тёплой хатке. Представил, как в этот предновогодний вечер мать со Стешей и Златкой готовят праздничный ужин, а мужчины — дедушка Оноприй, Младен, Якуб, Спыхальский и Яцько, — управившись по хозяйству, сидят на лавках, за столом и возле лежанки[1], в которой весело гудит огонь, и поджидают щедровальщиков[2].

Щедрый вечер[3]! На этот раз ты будешь особенно радостным в доме старой Звенигорихи. Только бы успеть добраться до хутора!

В воображении возникло лицо Златки. На её пухлых губах блуждает грустная улыбка, а в темно-синих глазах затаился невысказанный вопрос: «Арсен, когда же, милый, я дождусь тебя? Когда, наконец, ты повесишь на колышек в глухом углу хижины свою саблю-разлучницу, когда расседлаешь своего боевого коня и забудешь про нескончаемые пути-дороги, про кровавые битвы, про полные тревог и опасностей дни и ночи?..» Ему слышится её нежный грудной голос, в котором звучит дивная музыка чужих южных наречий…

«Златка! Любимая! Мы с тобой теперь никогда больше не расстанемся, навсегда соединим наши судьбы! Я лечу к тебе, невеста моя, чужеземочка дорогая, чтобы с этих пор до конца нашей жизни быть вместе. Ты не будешь больше чувствовать себя среди этих широких степей отломанной ветвью. Златка! Мне так хочется видеть тебя счастливой, чтобы моя земля стала и для тебя родною и дорогой…»

Мысли его были вдруг прерваны какими-то звуками, долетевшими из глубокого оврага. Арсен подождал, пока подъедут его товарищи.

— Вы слышали? Кажись, где-то ржал конь!

— А что тут — село или хутор? — спросил Роман.

— В том-то и дело, что ни села, ни хутора… О, слышите?!

До них донеслось едва различимое в завывании бури тревожно-болезненное ржание.

— Должно, путники, — высказал предположение Роман. — И носит же в такую лихую пору!.. Кто бы это мог быть? Будем надеяться, не людоловы?

— Сейчас узнаем, — ответил Арсен.

Они спустились в овраг. Здесь было немного потише. Метель ревела где-то вверху, неслась над белой бесконечной равниной, а сюда врывались только отдельные вихри и выстилали между невидимыми холмами пушистое снеговое одеяло.

К отчётливому ржанию коня теперь присоединился человеческий стон. Он слышался снизу, словно из-под снега или из глубокой ямы.

Всадники спешились. Подошли ближе к тому месту, откуда раздавались эти звуки, и в полузанесенной снегом вымоине увидели вороного коня. Вздрагивая от холода, он с трудом поднимал мокрую голову и жалобно ржал, будто умолял о спасении. Под ним лежал его хозяин. Всей своей тяжестью конь придавил ему ногу, и человек, превозмогая боль, тихо постанывал.

Арсен спрыгнул вниз.

Конь потянулся к нему мягкими заиндевевшими ноздрями и попытался подняться. Его хозяин тоже зашевелился и открыл глаза.

— Крепись, дружище! — произнёс Звенигора. — Сейчас мы тебе поможем!..

Втроём они приподняли коня, высвободили из стремени ногу незнакомца. Помогли ему встать и вылезти из вымоины.

Это был высокий, крепкий на вид человек. Его статную фигуру плотно облегала суконная бекеша, подбитая лисьим мехом. Сабля на боку и два пистолета за поясом, дорогая смушковая шапка с малиновым верхом и добротные сапоги с посеребрёнными шпорами свидетельствовали о военных занятиях незнакомца и о том, что он — не сирый да убогий, а вполне зажиточный казак.

Он отряхнул с себя снег, несколько раз согнул и разогнул правую ногу. Потом перенёс на неё вес всего тела. Нога была цела, не повреждена, но, видимо, болела или затекла, так как незнакомец долгонько, кривясь, притопывал ею. Наконец выпрямился перед своими спасителями и, тронув небольшие, но густые темно-русые усы, одарил всех приятной белозубой улыбкой, снял шапку, степенно поклонился.

— Добрый день, люди добрые! Спасибо сердечное за то, что спасли! А то уже подумывал — пропаду! — И он крепко пожал всем руки. — Кого ж это бог послал мне на помощь?

— Запорожцы. Звенигора, Роман Воинов да Ненко, — сдержанно ответил Арсен. — А ты кто?

— Семён Гурко, абшитованный[4] казак Нежинского полка.

— Почему абшитованный? Твой возраст не позволяет ещё оставить военную службу.

— Возраст не позволяет, да обстоятельства заставили… Жену похоронил, дочку замуж отдал. Пожил некоторое время с молодожёнами, но вижу — лишний я в их новой семье. Потому и решил — ведь теперь я вольная птица! — махнуть в Запорожье. Понятно, не бока отлеживать да саламаху есть, а тоже нести войсковую службу… Да вон как вышло: чуть было голову не сложил в этой чёртовой карусели… Ещё раз благодарствую за спасение!

— Судьбу свою благодари… Вот только как же ты теперь? Без коня в такую непогодь далеко не уйдёшь!

Гурко молча развёл руками, будто говоря: «А что мне остаётся делать?»

— Поедем с нами, — предложил Арсен. — Доберёмся до тёплого жилья, а там подумаем, как быть дальше…

— Гм, легко сказать — поедем с нами… Пеший конному не товарищ! — возразил Гурко.

— Это правда. Но мы тебя, друг, не оставим здесь погибать! Как-нибудь доберёмся вместе до Дубовой Балки. А там и коня для тебя раздобудем… Ну, нечего мешкать! Вечереет, а нам ещё добрых вёрст пятнадцать ехать!

— Если так, то погодите малость, — сказал Гурко. — Я мигом!

Он ловко спрыгнул в вымоину, наклонился над конём. Обеими руками обнял его голову, сбил с буйной вороной гривы снег. Конь коснулся руки хозяина дрожащими губами, жалобно заржал.

— Прощай, мой Черныш, — глухо произнёс Гурко, вынимая из-за пояса пистолет. — Ты честно и преданно послужил мне… А я… Вот единственное, — он взвёл курок, — чем могу отблагодарить… Прости меня!..

Он приложил пистолет к уху коня и отвернулся, чтобы не видеть широко раскрытых чёрных глаз, из которых то ли слезы катились, то ли стекала талая вода.

Раздался короткий выстрел. Конь встрепенулся и затих. И вьюга начала укрывать его лёгким белым саваном, из-под которого страшно и неестественно торчали сломанные, вывернутые вверх передние ноги.

Гурко расстегнул на коне подпругу, снял седло и уздечку. Проворно и легко, будто ему было лет двадцать, а не сорок и будто не он полдня пролежал, коченея, в холодном снегу, выпрыгнул наверх, вскинул седло на плечо и сказал:

— Ну вот, я готов! Если берете меня с собой, то постараюсь не отстать…

— Э-э, человече, не больно-то ценишь ты нас, ежели думаешь, что мы позволим тебе идти пехтурой!.. — возмутился откровенный и честный Роман Воинов. — Вот, пожалуйста, мой серый! Приторачивай покрепче седло сзади и поезжай, а я малость пройдусь пешечком, а то ноги совсем затекли… А потом меня сменит Ненко, да и Арсен будет не прочь… Ежели помогать в беде, так гуртом! Неспроста же у вас говорят: гуртом и родного батьку колотить легче!

Нежинский казак заразительно засмеялся:

— Разрази меня гром, если вы не чудесные ребята! А? Ей-богу, стоило помёрзнуть в снегу, лишь бы встретиться с вами! Сразу видать, что настоящие запорожцы, а не какие-то бродяги.

Арсен и Роман, переглянувшись, расхохотались. А Ненко, не совсем поняв, что сказал весёлый путник, которого только счастливый случай спас от смерти, с удивлением наблюдал эту сцену.

— Угадал, батько! — сказал Арсен, вытирая рукавицей слезы на глазах. — Один из нас — бывший янычар, турок, то бишь отуреченный болгарин, — он показал на Ненко. — Другой, — кивнул на Романа, — донской казак… А третий, — ткнул рукавицей себя в грудь, — недоученный спудей[5]. Ну, а все вместе — самые настоящие запорожцы!

— О! — вырвалось у нежинца, и он захохотал громче всех.

Дружный хохот, к которому, догадавшись теперь, о чем шла речь, присоединился и Ненко, перекрыл завывание вьюги. Можно было подумать, что четверо этих людей сошлись не среди взбудораженного ураганным ветром дикого поля, а где-то в уютной тёплой корчме, за кувшином доброго пива, возле красивой и острой на язык шинкарки.

Насмеявшись, они быстро собрались и нырнули в снежную муть. Арсен снова двигался впереди. За ним верхом — Ненко и Гурко. А Роман, ухватившись за уздечку, привязанную к седлу, поспешал сзади по прибитому копытами снегу.

Буря не утихала. Когда путники выбрались из оврага, им показалось, что она разыгралась с новой силой и ещё быстрее мчалась по беспредельным просторам белой степи.

2

За маленькими оконцами, которые мороз разрисовал причудливыми кружевами, глухо завывает ветер, кидает в стекла сыпучим снегом, гогочет в широкой, сплетённой из лозы трубе. А в хате натоплено, по-праздничному уютно.

Перед иконами горит лампадка, под потолочной балкой на деревянной подставке — восковая свеча, в устье печи потрескивает желтоватым пламенем связка смолистой щепы. В красном углу стоит большой сноп ржи, перевязанный тугим перевяслом из лугового сена и украшенный густыми багряными гроздьями калины. На столе, застланном вышитой скатертью, в глазурованных мисках — кутья и узвар, вареники с творогом, сметана, пироги с маком, шулики[6], два кольца колбасы, которая так и поблёскивает поджаренными боками. А посередине, на широком деревянном подносе, — крутолобый белый каравай.

Старая Звенигориха с девчатами — Стёхой и Златкой — суетятся возле печи и стола. Дед Оноприй пристраивает в красном углу, за снопом, горшочек с кутьёй и кувшинчик с узваром — домовикам, душам умерших, чтобы добрее и ласковей были к дому и ко всем, кто живёт в нем.

Младен с Якубом молча сидят на лавке. Яцько подбрасывает в лежанку дрова, а Спыхальский, хотя и осунувшийся после ранения, но уже весёлый и оживлённый, потому что в последние дни почувствовал — мускулы наливаются новой силой, снуёт по хате и, потирая руки, заглядывает в миски, кувшины и бутылочки, которые все ставит и ставит на стол Звенигориха. Усы его шевелятся, как у кота, когда тот чувствует поживу, а голубые глаза радостно светятся: он заранее смакует обильный ужин!

— То, паниматка, есть чудесный, вельми роскошный праздник — ваш щедрый, то бишь предновогодний, вечер! — философствует он, обращаясь к старой хозяйке. — Ни у какого другого народа не видал ничего лучшего!.. Какие блюда! Какие напитки! Ух! Аж дух захватывает, холера ясная! — Он сглотнул слюну и прищёлкнул языком. — А этот трогательный сноп ржи, что до сих пор пахнет — уй! уй! — чебрецом, свежей солнечной соломой и далёким-далёким летом! Эти жёсткие звенящие колосочки и кисло-сладкая красная калина меж ними!.. Как мило и остроумно! Накануне рождества и Нового года вносить сноп в хату, ставить на почётнейшем месте — в красном углу — и желать, чтобы Новый год был таким же щедрым и богатым для хозяев, как этот золотой сноп! — Он подмигнул Стёхе, которая как раз раскладывала на столе деревянные ложки.

— Аминь на добром слове! — усмехнулся в седую бороду дед Оноприй. — Твоими б устами да мёд пить, пан Мартын!

— За этим дело не станет! Был бы только мёд! Га-га-га! — захохотал Спыхальский и хлопнул ладонью Яцько, который, наклонившись, раздувал в лежанке жар. — Будет тебе, хлопец, тутай фукать! Ведь и у тебя небось, как и у меня, сосёт под ложечкой! Пойдём-ка во двор да пощедруем под окном паниматке, авось и к столу покличет!

— Можно и к столу. Отчего ж? И даже без щедривки… — ответила мать Арсена. — Вот разве что ещё минутку подождём: может, какой гость прибудет!

Все поняли, какого гостя ждёт она. Только не верилось, чтобы в этакую непогодь Арсен с Романом пустились в дорогу. Потому и промолчали.

Звенигориха расценила это по-своему и сразу засуетилась:

— Да нет, это я так… Какие уж гости в такой поздний час! Будем садиться к столу! Прошу, прошу… Чем богаты, тем и рады!

Но Спыхальский возразил:

— Э-э, нет, паниматка! Какой же щедрый вечер без щедривочки? А ну-ка, Яцько, Стёха, Златка! Пошли со мной — да споём!

В это мгновение за окном послышался топот ног, загудели приглушённые мужские голоса. И тут же донеслось:

Щедрик-ведрик,

дайте вареник,

грудочку кашки,

кiльце ковбаски!

— Ой, Арсен! — радостно вскрикнула мать и в изнеможении опустилась на скамью. — Это его любимая щедривка!

Стеша метнулась в сени. Грохнул засов. Вместе с морозным воздухом, искристыми снежинками, что завихрились у порога, с шумом метели в хату вошли четыре белые фигуры. И кожухи, и шапки, и рукавицы, и даже лица вошедших так запорошило снегом, что среди них не было никакой возможности узнать Арсена. Все были похожи на сказочных дедов-морозов, которые нежданно-негаданно появились тут. Но вот они стянули с голов лохматые шапки, и три сильных голоса пропели:

Щедрий вечiр,

добрий вечiр,

добрим людям

на здоров'я!..

Что здесь произошло! Ликованию не было конца! Все повскакивали с мест и бросились к прибывшим.

— Арсен!

— Роман!

— Ненко!

Весёлые восклицания, смех, щебетание девчат, льнувших к своим наречённым, слезы матери, объятия и поцелуи!

Ненко не отпускали от себя Младен и Якуб. Для них его появление было такой неожиданностью, что они никак не могли опомниться. Златка отошла на минутку от Арсена и, тоже обняв брата, чмокнула его в холодную щеку.

Только казак Гурко стоял у порога молча, словно боялся вспугнуть радость и счастье, которые так неожиданно заполнили и всколыхнули этот гостеприимный, тёплый дом.

Когда первая волна чувств наконец улеглась, Арсен произнёс:

— Дорогие мои, как видите, мы с Романом вернулись не одни. Вот это — Ненко, Златкин брат, сын Младена и большой друг Якуба!

Ненко поклонился, пожимая дружески протянутые руки. Звенигориха — она уже знала историю его жизни — поцеловала Ненко в голову.

— О Езус, Мария!.. — воскликнул Спыхальский. — Арсен, ведь ты настоящий чудодей! Колдун! Где и как ты поймал сю птаху, яка так обрадовала сердца Младена, Златки, Якуба?

— В самой что ни на есть Сечи, брат!.. А ещё познакомьтесь с нашим новым товарищем, который прибился к нам в дороге… Казак Гурко!

Гурко сбросил бекешу и, приветливо улыбнувшись, поцеловал руки Звенигорихе.

— Спасибо, мать, за чудесного сына! Он со своими друзьями сегодня спас меня от смерти. Дай боже ему счастья и лучшей доли!

Звенигориха расчувствовалась, поднесла к глазам кончик косынки.

— Спасибо, добрый человек, за ласковые слова. Садитесь все, прошу вас!

— А и правда, пора юж сидать до столу, — засуетился Спыхальский. — А то наши гости, думаю я, так проголодались в дороге, как борзые после охоты!

Вернулся как раз и дед Оноприй, который ставил лошадей в конюшню.

С тех пор как семья Звенигоры, спасаясь от турецко-татарских набегов, перебралась из родного Каменца на Левобережье, пожалуй, не было счастливее минут в их хате, чем в этот щедрый вечер. И хотя беспрерывные войны, вражеские набеги да житейские невзгоды и беды оставили не один болезненный рубец на сердце каждого из присутствующих, хотя в их мирной беседе не раз всплывали горькие воспоминания про утраты и тяжёлые переживания, все же за столом преобладало весёлое, радостное настроение, которому способствовало и то, что они чуть ли не впервые собрались все вместе, и то, что, прогремев над их головами, унеслись, как им казалось, в прошлое страшные войны и лихолетье, и то, наконец, что сидели они за обильным столом, заставленным дарами щедрой полтавской земли.

Разомлевший Оноприй, поблёскивая покрасневшей лысиной, неустанно потчевал гостей: наполнял чарки сливянкой, грушовкой, калгановкой, малиновкой, остропахучим пьянящим мёдом.

Каждую чарку Спыхальский поднимал над головой, рассматривал на свет лампадки, затем напевал услышанную от старой Звенигорихи песенку, очень полюбившуюся ему:

Ой, чарочко манюсiнька,

Яка ж бо ты гарнюсiнька,

Нi сучечка, нi пенёчка

Вып'ю тебе до донечка!

Потом восклицал своё неизменное: «Нех жие сто лят!» — и выпивал, долго прищёлкивая после этого языком.



Гурко поначалу отмалчивался. А когда дед Оноприй вынес из-за печи кобзу, сразу оживился, глаза его заблестели.

— Дай-ка мне, дедусь!

Взяв кобзу в руки, пробежал пальцами по струнам. Мелодичный перезвон печально поплыл по хате, и к нему добавился такой сочный задушевный голос, который всех заворожил. И полилась чудесная, нежная мелодия.

Та забiлiли снiги, забiлiли бiлi,

Ще й дiбровонька.

Та заболiло тiло каpацьке? бiле,

Ще й головонька.

Песню подхватил Арсен. Два сильных, красивых голоса, сливаясь в один чистый звонкий поток, задрожали, как ветви явора под ветром, заворковали весенними ручьями, отозвались в сердцах неповторимой красой ясного лунного зимнего вечера…

Песня захватывала, очаровывала, все слушали её затаив дыхание.

Чёрный всадник

Спыхальский замер, только из-под прищуренного века скатилась по щеке и повисла на кончике уса одинокая слеза. Несмотря на внешнюю грубоватость и болтливость, пан Мартын был по-детски чувствителен и чуток ко всему прекрасному. Песня растрогала его, разбередила душу, напомнила про нелёгкие последние годы жизни, про то, что и у него сейчас, как и у казака из песни, что захворал в заснеженной степи, никого не осталось, кроме друзей, с которыми он делил хлеб и соль. И когда рассыпался серебристым перезвоном последний аккорд кобзы, он еле слышно прошептал:

— Боже, какие чары! Дьявольские чары! Ваша песня, панове, то есть высшее проявление вашего духа, вашей поэтической натуры!

Семён Гурко с удивлением посмотрел на поляка.

— Ты правильно мыслишь, пан… Однако не все наши соседи, к сожалению, думают так, как ты. Твои земляки, например, паны Синявские, Сапеги, Яблоновские, Собеские, Потоцкие, лезут на Украину, видать, не для того, чтоб услаждать слух нашими звонкоголосыми песнями, а чтобы набить своё брюхо нашим хлебом, салом да мёдом, а карманы — деньгами!

— Только прошу пана не причислять и меня к этой компании! — воскликнул обиженно пан Мартын. — Я, мось-пане, дело другое!

Гурко усмехнулся.

— Похвально слышать это. Я с удовольствием жму твою честную руку, пан! — И нежинский казак крепко обнял Спыхальского за плечи. — Но ведь таких, как ты, маловато!.. А если вспомнить, что сделали с Украиной крымчаки да турки! Страшно представить! На Правобережье каждый второй погиб, каждый третий в неволе, каждый четвёртый бежал на Левобережье, на гетманщину, под защиту Москвы, которая сейчас одна спасает нас от погибели… И только каждый пятый или, может, шестой, если не седьмой, остался ещё там, скрываясь и бедствуя в лесных чащах.

— О, пан хорошо знаком с положением края! — в свою очередь удивился Спыхальский.

— Ещё бы! Есть голова на плечах! — с достоинством ответил казак. — К тому ж сколько лет ходил с левобережными полками по Украине — то против Выговского с поляками, то против Ханенко с татарами, то против Дорошенко да Юрася Хмельницкого с турками… Дрались они, резались за Богданову булаву, грызлись, как бешеные собаки! Но ни у одного из них не было и нет Богданова ума и Богдановой силы. Вот и довели нашу отчизну до полного разора, проклятые!..

Гурко умолк и задумался. На его высоком, слегка покатом лбу между темно-русых бровей пролегла резкая морщина, а на глаза упала печальная тень.

Арсен переглянулся с Романом. Так вот какого гостя послала им судьба сегодня! Да, это не простой казак, как они и подумали вначале, пока ехали с ним на хутор! Величественная внешность его сочеталась с глубоким и острым умом.

Арсену показалось, что его новый знакомый очень похож на Серко: такая же могучая фигура с крепко посаженной на широких плечах большой характерной головой, такой же властный взгляд серо-стальных глаз; чувствовалось, он так же болел душой о судьбах отчизны и народа. Только черты лица у него мягче, добрее. Может, потому, что моложе лет на двадцать пять, а то и тридцать?

— А давно был на той стороне, батько? — спросил Арсен, имея в виду Правобережье. — Говоришь так, будто вчера оттуда…

— Я два лета провёл под Чигирином в войсках гетмана Самойловича… Был и в самом Чигирине. Перед падением его наш полк вывели из пекла. Должно быть, это и спасло меня от смерти…

— О, так мы были где-то совсем рядом! — воскликнул Арсен. — Значит, хлебнули лиха из одного ковша!..

Долго, далеко за полночь, светился огонёк в уютной хатке Звенигоры. Продолжалась живая беседа, воскрешалось минувшее, звучали песни. И стороннему наблюдателю могло бы показаться, что так жили они всегда, что не было за их плечами ни крови, ни смертей, ни горя, ни военного лихолетья… Они искренне предавались кратковременному счастью. Заброшенные сюда жизненными обстоятельствами из разных уголков земли, они чувствовали себя в этом обществе, под этим гостеприимным кровом как дома, и никому не хотелось думать и гадать, какие нежданные удары может преподнести им своенравная судьба завтра. И у каждого из них сегодня было своё ощущение счастья.

Старая мать умилялась детьми, дедушка Оноприй — внуками и вкусными наливками, Арсен утонул в синих Златкиных глазах, а она стыдливо льнула к нему, украдкой поглядывая на отца и брата — не видят ли?.. Стёха и Роман тоже никого и ничего не замечали, их головы, обе увенчанные пышными пшенично-русыми волосами, касались друг друга, как цветущие подсолнечники.

У Младена и Якуба сердца были полны радостью за Ненко, который отныне принадлежал им не только телом, но и душой, а Ненко впервые в жизни ощутил любовь и ласку родных людей, и от этого до сих пор не знакомого чувства у него щекотно дрожало сердце, а к горлу подкатил ком.

Спыхальский и Яцько, не переживая ни за кого и ни за что, с наслаждением лакомились роскошными, как им казалось, яствами и напитками и были рады-радехоньки и за себя и за своих друзей.

Лишь об одном казаке Гурко ничего определённого нельзя было сказать: для всех он оставался ещё загадкой. Однако, судя по тому, как раскраснелись от наливок его обветренные на морозе щеки, как он пел песни, можно было думать, что и гость чувствовал себя прекрасно.

Это был щедрый вечер в их жизни! По-настоящему щедрый, ласковый, тёплый, весёлый. И они, люди неспокойно-жестокого времени, по достоинству ценили его.

Поэтому и преобладали в хате за гостеприимно-богатым столом непринуждённость, дружелюбие и поэтическая простота чувств, которые делают человека счастливым.

Когда прокричали вторые петухи, в окно кто-то постучал. Это были Иваник и Зинка. Вытащив из карманов кожухов по горсти зёрна, они сыпанули его на пол, на стол, на образа, на всех, кто сидел за столом. Смех, радостный гомон, запахи ржаного и пшеничного зёрна, смешанного с горохом, ячменём и куколем, наполнили хату.

— На счастье, на здоровье, на Новый год! Уроди, боже, жито, пшеницу! — приговаривал, посыпая, Иваник. — Вы, тётка, знаете-понимаете, дайте паляницу!

А Зинка защебетала:

Сiю-вiю-посiваю,

3 Новим роком вас вiтаю!

3 Новим роком вас вiтаю

Щастя й радощiв бажаю!

Их пригласили к столу. Иваник сел на лавке, а Зинка — на скамье, где, потеснившись, дал ей место Спыхальский.

— Идём… смотрим — светится у Звенигор, — сразу затараторил порядком захмелевший уже Иваник. — Эге-ге, говорю Зинке, должно, Арсен прибыл из Запорожья! А ну-ка, жинка, засеем его! Не поднесёт ли чарочку, знаешь-понимаешь?

Зинка незаметно толкнула мужа под столом ногой — не болтай, мол! А сама — сильная, ладно сбитая, с мороза румяная — глянула чёрными искристыми глазами на сидящих вокруг мужчин… И, встретив восторженный взгляд Спыхальского, смутилась.

Пан Мартын ещё летом, когда впервые попал с Арсеном в Дубовую Балку, приметил эту на диво крепкую и статную молодицу, а теперь, увидев её в новом красивом наряде, с блестяще-чёрными, слегка завитыми волосами, полную сил и здоровья, так и разинул рот от удивления. О Езус, да это же просто красавица! Такой бы не в холопской хате возиться с чугунами и горшками, а в магнатском дворце отплясывать мазурку да краковяк! Он лихо подкрутил вверх свой встопорщенный ус и попытался почтительно, даже по-шляхетски галантно поклониться, чувствуя в тесноте локтем тепло её тела.

— Приветствую, пани! Как поживаешь?

— Благодарствую, милостивый пан. Живём помаленьку… А ты, вижу, поправляешься от раны?

— Слава Иисусу, поправился…

— А то я говорю своему: жаль будет, если помрёт такой хороший человек!

— О пани, то было б совсем плохо!.. Бр-р-р!.. Особенно если принять во внимание, что на этом свете остались бы такие славные молодицы, как ты, — польстил вполголоса своей соседке Спыхальский. Но тут у него мелькнула неожиданная мысль: может, Зинка тоже неравнодушна к его особе, если сказала такое? И он спросил: — То и вправду жалела бы обо мне, пани?

— А почему бы и нет?

— О, мне очень приятно слышать это из твоих уст! Значит, пани давненько заприметила меня?

— Тебя, пан, все молодицы на хуторе давненько заприметили, — уклонилась от прямого ответа Зинка.

Спыхальский крякнул, покраснел от удовольствия и слегка, как бы ненароком, подтолкнул её локтем. Женщина не отвела его руку, не рассердилась, а только искоса глянула на мужа: не видит ли?.. Но Иваник, занятый в это время огромной кружкой мёда, поднесённой дедом Оноприем, и ароматной, с чесноком, колбасой, не слышал беседы Спыхальского с Зинкой, не видел его ухаживаний за нею. Или же прикидывался, что не видит.

До самого утра в хате стоял весёлый гомон, слышались то шутливые, то заунывно-печальные песни.

Наступил новый год.

3

Быстро промелькнули святки. На семейном совете было решено, что свадьбы обеих молодых пар — Арсена и Златки, Романа и Стеши — лучше всего справить одновременно, в зимний мясоед[7]. Венчаться должны были в Лубнах. И вот однажды утром, ещё до рассвета, Арсен с Романом, Спыхальским и Семёном Гурко, который ради такого события в жизни своих новых друзей отложил поездку в Запорожье, выехали верхом в Лубны, чтобы договориться обо всем в церкви.

Дорога была трудной. Толстое одеяло снега — коням по брюхо — укрыло бескрайние степи. И куда ни глянь — ни единого следа! Поэтому ехали медленно и в Лубны добрались только к вечеру.

Миновав редкие колючие заросли боярышника и тёрна на склонах Сулы, всадники въехали в город.

Смеркалось. Из печных труб, которые, казалось, торчали прямо из сугробов снега, взвивались в небо сизые дымки. Со дворов доносился собачий лай. Скрипели над колодцами высокие журавли.

На крутом обрывистом холме, над Сулой, высилась казачья крепость. Холм этот окружали два земляных вала — верхний и нижний — и зубчатый гребень дубового частокола, за которым темнели военные склады, конюшни, дома полковой и сотенной старшины. На башнях виднелись в синей мгле фигуры дежурных казаков.

В церковь ехать было уже поздно, и друзья остановились на ночлег в корчме на базарной площади. Накормив и напоив лошадей, поставили их на отдых в конюшню, а сами после сытного ужина сразу улеглись спать, чтобы пораньше встать и, побывав в церкви, постараться засветло вернуться домой.

Но среди ночи их разбудил тревожный звон колоколов.

Друзья вскочили, выбежали во двор.

На сторожевых башнях крепости взвивались к небу длинные языки пламени: горели бочки со смолой. Со всех сторон — из крепости, с колокольни городского собора, из Мгарского монастыря и из окрестных сел — доносились звуки набата. На крепостных стенах суетились казаки, в огненных отблесках пламени они казались маленькими суматошными привидениями.

— Цо то есть? Татары? — спросил ошалевший от неожиданности Спыхальский, на ходу натягивая кожух.

— Похоже, что нападение, — ответил Гурко. — Седлаем, хлопцы, коней! Кто б там ни был — крымчаки ли, другой ли черт, — мы должны быть готовы к худшему!

Привычно кинули коням на спины седла, затянули широкие подпруги, и мгновение спустя четыре всадника быстро вылетели из ворот постоялого двора и через базарную площадь помчались к крепости. Туда же торопились пешие и конные казаки Лубенской сотни, а также горожане, для которых крепость была единственной защитой от врага.

Здесь уже бурлила людская толпа. Никто толком не знал, что случилось. На площади посреди крепости, перед большим деревянным домом, покрытым гонтом[8], выстраивались казаки. Горожане жались вдоль заборов, хат и конюшен, чтобы не мешать военным.

Крики, вопли, тревожный звон колоколов, ржание лошадей, бряцание оружия, шипение горящей смолы в бочках — все это в первую минуту оглушило Арсена и его товарищей. Но вот шум начал стихать: на крыльце войсковой канцелярии появилась полковая старшина.

— Кто это? — спросил Арсен у казаков, показывая на двоих, что вышли вперёд.

— Полковники Ильяшенко да Новицкий.

Дородный седоусый полковник Ильяшенко вытащил из-за пояса пернач[9]. На площади установилась тишина.

— Казаки! Горожане! — послышался его громкий голос. — Только что мы получили известие… Клятвоотступник и предатель Юрась Хмельницкий и его шуряк Яненченко с большими татарскими отрядами перешли Днепр. Они уже ворвались в Горошино и Чутовку… Ирклиевская, Оржицкая и Лукомская сотни вступили в бой и сдерживают ворога… Мы выступаем немедленно! Нам на помощь идёт Миргородский полк, и, даст бог, мы разгромим супостатов в поле и выгоним за Днепр!

У Арсена похолодело под сердцем. Тяжёлая весть ударила, как ножом.

— Плохи дела, — прошептал он. — Уже сегодня татары могут быть в Дубовой Балке…

Ни у кого не нашлось ни слова утешения, всем было ясно, какая смертельная опасность нависла над небольшим мирным хутором. Только чудо могло спасти дубовобалчан от аркана людоловов.

— Что же делать? — схватился Арсен за голову. — Надо выручать наших!

— Скачем туда! — воскликнул Роман. — Может, успеем ещё!

— И вправду, айда, панове! Мы вольные птахи! Чего нам ждать казаков? — распалился Спыхальский.

Только Гурко молчал.

— А ты что скажешь, батько Семён? — нетерпеливо спросил Арсен.

В последнее время все они стали называть нежинца отцом — и потому, что он был старше их, и за острый ум, и за большой жизненный опыт.

Гурко внимательно посмотрел на своих товарищей, обнял Арсена за плечи. По его лицу промелькнула тень грусти.

— Вы и вправду вольные птицы, — сказал он тихо. — Вы — не казаки Лубенского полка, а запорожцы и можете поступать по своему разумению… Я тоже не обязан становиться в ряды лубенцев… Но все же не советовал бы вырываться в поле одним, где мы станем лёгкой добычей людоловов. Поскольку полк выступает немедленно, мы ненамного опередим его… Вот я и думаю: надо ехать вместе с лубенцами. Но если вы решите вопреки всему ехать одни, то и я с вами!

Арсен понимал, что Гурко рассуждает правильно. Если татары подошли к Горошину и Чутовке, то вскоре будут и в Дубовой Балке. А может, они уже там… Что тогда смогут четверо сделать против орды? Погибнут или попадут в неволю. Это не лето, когда за каждым кустом можно укрыться! Сейчас в голой заснеженной степи видно на много вёрст. Нет, ехать вчетвером не годится!..

Душу раздирала боль. В одно мгновение разбились вдребезги, разлетелись, как пыль на ветру, розовые мечты, взлелеянные на далёких дорогах чужбины, в бессонных ночах боев и походов, горячие надежды на счастливую жизнь с любимой Златкой. О, если б он смог за полчаса пролететь те полсотни вёрст, что отделяли его от неё, от родных и друзей! Но никакой волшебник не поможет ему в этом. Потому и остаётся единственный выход — присоединиться к лубенцам и принять участие в походе. А тем временем лишь надеяться на лучшее…

4

Стеша и Златка взяли с шестка печи две миски с переложенными творогом и запечёнными в сметане налистниками и понесли к столу. Там за завтраком текла неторопливая беседа мужчин, порою заглушавшаяся резким шарканьем ухвата, которым Звенигориха двигала в печи.

Внезапно с грохотом распахнулись двери и в хату с криками ворвались ордынцы.

Охнув, Златка опустилась на лавку, а Стёха застыла с миской в руках посреди хаты. Потрясённые, замерли мужчины.

Увидав на стенах развешанное оружие — сабли, пистолеты, ружья, — ордынцы ринулись к нему, сорвали с деревянных колышков. Затем окружили стол. Их чёрные узкие глаза загорелись жадным огнём. Грязные руки, пропахшие конским потом, хватали хлеб, куски жареного гуся, налистники и запихивали все в лоснящиеся рты. В минуту стол опустел.

Младен, Якуб и Ненко сидели растерянные, не зная, на что решиться. Занятые едой, голодные ордынцы пока что их не трогали.

В хату вошёл молоденький, тонкий, как камышинка, татарчонок в более богатом, чем у его одноплеменников, одеянии. На вид ему было лет шестнадцать. Он мало походил на татарина. Худощавое, продолговатое, с карими глазами под изломами чёрных бровей, лицо его было бы даже красивым, если бы не диковатая улыбка широкого рта, открывавшая хищный оскал белых ровных зубов.

Ордынцы учтиво расступились, не прекращая, однако, грызть гусиные косточки.

Юноша осмотрел хату и её домочадцев. Дольше, нежели на других, задержал взгляд на Стеше, которая стояла ни жива ни мертва с полупустой миской, подошёл к ней, двумя пальцами взял налистник и ловко кинул его себе в рот.



— М-м-м, смачно! Очень смачно! — промолвил вдруг он на чистом украинском языке. — Спасибо хозяйке, которая умеет так вкусно готовить… Как моя ненька! — Быстро проглотил второй налистник, вытер руку об полу кожуха и вмиг посуровел. — А теперь собирайтесь все!

— Собираться?.. Куда? В Крым?! — вскрикнула Стеша и выпустила из рук пустую миску.

— Мы не крымчаки! Мы буджакские татары! — возразил юноша и гордо добавил: — Я Чора, сын аккерманского мурзы Кучука!

— Один черт — что в Крым, что в Буджак… Неволя всюду одинакова! — буркнул дед Оноприй.

— Хватит болтать! Собирайтесь и выходите! — прикрикнул Чора и направился из хаты.

Всех вытолкали во двор.

Хуторской выгон был запружён испуганными людьми. За толпой наблюдали конные ордынцы. Посреди площади на возвышении гарцевал на горячем коне чернобородый всадник. Чора подвёл к нему своих пленных, почтительно поклонился.

— Отец, весь хутор уже здесь. Вот привёл последних!

— Ладно, Чора. Ты молодец у меня, будешь хорошим воином!

Аккерманский мурза Кучук! Недобрая слава шла о нем по Украине… Пленные с испугом смотрели на его лицо, тёмное, обветренное, с острыми раскосыми глазами и большим, как и у Чоры, ртом… Страшный людолов! Продажа невольников стала его ремеслом. Каждый год он по многу раз делал опустошительные набеги на Украину, без жалости разорял села, угонял скотину, забирал в неволю людей. Хитрый и жестокий, он всегда умел избежать встречи с превосходящими силами казаков, и потому одноплеменники считали его счастливчиком, с которым безопасно ходить в военные походы. Его чамбул[10] всегда был полон искателей лёгкой наживы.

Мурза тронул коня, подъехал к пленным. Ещё издали он заприметил девчат и остановился перед ними. Тяжёлый пристальный взгляд опустился на русокосую Стёху. Мурзе нравились белокурые.

Девушка побледнела. Этот взгляд не предвещал ничего хорошего. О, она знала, что ей придётся вытерпеть, если ордынцы упрячут её в свои степные улусы! Неволя до конца дней, самая чёрная работа, надругательства и оскорбления — вот что ожидает её. Или же место рабыни-наложницы в гареме хана, мурзы или богатого турецкого бея…

Кучук перевёл глаза на Златку.

— Хорошенькие! — зацокал он языком. — Ты слышишь, Чора? За таких в Стамбуле можно взять по пуду золота! — Как и Чора, отец чисто говорил по-украински. — А то и по два, клянусь аллахом!.. Если мы не найдём другого места для них… — При этом он хищно усмехнулся и ещё раз пристально посмотрел на Стёху.

Чора промолчал, видимо, не смел перечить отцу. А мурза наклонился с коня, пальцами взял Стешу за подбородок.

— Как тебя звать, красавица?

— Стёха, — чуть слышно ответила девушка, умоляюще глядя на мужчин, которые напряжённо следили за каждым движением мурзы.

Она опасалась, что любое неосторожное их слово может привести к ужасным последствиям. Но и Младен, и Ненко, и Якуб, будто сговорившись, молчали, понимая, что сейчас они ничем не смогут помочь ни Златке, ни Стеше, ни родственникам Арсена, всякое вмешательство лишь повредит им. Жестокий Кучук не остановится перед тем, чтобы уничтожить любого, только бы устранить препятствие к овладению таким дорогим товаром.

Кучук, заглянув в расширенные от ужаса глаза Стеши, произнёс:

— Красивое имя… — Потом повернулся к Златке. — А тебя?

Девушка не ответила и отвернулась.

Мурза гневно выпрямился в седле. Над головой вдруг взметнулась нагайка. Но тут вперёд выскочил Яцько, заслонил собой девушку.

— Не смей бить, мурза! — Паренёк побледнел, напрягся как струна. — Ты же знаешь, что у нас женщин не бьют!

Мурза придержал руку, удивлённо вытаращился.

— Кто ты такой, раб, что смеешь мне перечить? — И хлестнул Яцько по голове. — Иль не понимаешь, что и эти девчата, и ты, и все вы — мой ясырь! Хочу — бью, хочу — убью! — И он снова стеганул паренька.

Неизвестно, чем бы закончилась для Яцько его стычка с мурзой, если б не появление ещё двух всадников.

— Что здесь происходит? — спросил передний, осаживая резвого коня.

Это был человек лет сорока. Одетый в добротный дублёный кожух с серым воротником и такой же опушкой, черноглазый, горбоносый, он гордо сидел в отделанном серебром седле, кидая по сторонам из-под собольей шапки быстрые взгляды.

Мурза опустил нагайку. Его смуглое лицо расплылось в улыбке.

— Приветствую пана полковника! Ничего особенного не произошло, проучил малость одного раба, чтобы почтительнее был!

Яцько посмотрел на второго всадника, что прибыл вместе с красавцем полковником, и узнал в нем Свирида Многогрешного. От Арсена паренёк уже знал, что бывший невольник, с которым ему довелось пасти овец у турецкого помещика, стал старшиной в войске Юрия Хмельницкого, и, чтобы не попасться ему на глаза, быстро шмыгнул в толпу и из-за плеча дедушки Оноприя наблюдал, что же будет дальше?

Тем временем полковник заметил бледных, напуганных девушек, которые стояли перед мурзой. Он внимательно рассматривал их, в задумчивости покручивая левой рукой небольшой чёрный ус, потом повернулся к Свириду Многогрешному и кивнул через плечо:

— Эту семью я заберу с собой в Корсунь!

— Слушаюсь, пан полковник, — поклонился Свирид Многогрешный.

— Если я задержусь, поселишь их на острове, в замке.

— Слушаюсь, пан полковник.

У мурзы моментально слетела с лица улыбка.

— Постой, постой, полковник! — сказал он, насупившись. — Прежде чем распоряжаться судьбой этих людей, неплохо бы поинтересоваться о моих намерениях относительно их.

— Я слушаю, мурза, — повернулся к нему полковник.

— Пан полковник может брать себе всех людей, кроме этих двух девчат. Они принадлежат мне!

— На каком основании?

— Военная сила в моих руках… Это мой ясырь!

— Однако мурза Кучук должен помнить приказ великого визиря, что ни единой души нельзя брать в ясырь без разрешения на то ясновельможного гетмана!

Мурзу передёрнуло. Он едва сдерживал гнев.

— Так это с Правобережья… А здесь Левобережье, насколько я понимаю!

— Все равно… Эти люди будут переселены на Правобережье и станут подданными Порты! Как же ты, мурза, осмелишься брать ясырь во владениях падишаха?

— Но должен же я получить хоть что-то за свой поход! — воскликнул в сердцах мурза. — Или пан полковник думает, что я даром буду помогать гетману?

— Почему же даром? Мурза получит, что ему положено…

— «Получит, получит»! Мол, на тебе, боже, что мне негоже! А я привык брать то, что мне нравится!.. В конце концов, я могу и сам, без гетмана, пойти в поход на Левобережье и набрать пленных сколько захочу!

— Конечно, можешь, мурза… Но сейчас мы здесь, на Левобережье, не для того, чтобы ты захватил ясырь, а для того, чтобы присоединить его к владениям падишаха!

— Тьфу, шайтан! — плюнул мурза. — Будь я проклят, если ещё раз соглашусь на таких условиях помогать вашему гетману!

— Не нашему гетману, а подданному и союзнику султана! — отрезал полковник.

Понимая, что разговор становится небезопасным, мурза промолчал. Но по тому, как злобно сверкали его глаза и хищно кривился широкий рот, можно было безошибочно угадать, что он не оставил намерения завладеть девушками. Рядом с ним, тоже бледный от злости и ненависти, сидел, окаменев в седле, Чора. Молоденький мурза знал, что вмешиваться в разговор старших он не имеет права. Однако всей душой он, безусловно, был на стороне отца и хмуро поглядывал на полковника, который, казалось, не замечал его.

Полковник с примирительным жестом сказал покладисто:

— Не годится нам здесь ссориться, мурза, останемся друзьями! Прибудем в Корсунь — там побалакаем… А сейчас и других забот у нас хватает… Пан хорунжий, — обратился он к Многогрешному, — я хочу поговорить с народом. Прикажи, чтоб все подошли поближе и слушали внимательно!

Многогрешный кивнул, поднялся на стременах и крикнул в толпу:

— Земляки! Не бойтесь нас! Я хорунжий гетмана Юрия Гедеона Венжика Хмельницкого Свирид Многогрешный… А это, — он подобострастно поклонился в сторону своего спутника, — корсунский полковник Иван Яненченко… Он хочет говорить с вами! Подойдите сюда и внимательно слушайте!

Хуторяне начали боязливо подходить, сбиваясь в одну большую толпу. Их плотно окружили конные татары.

Многогрешный придержал коня. Вперёд выехал полковник Яненченко.

— Люди! — Голос у него был резкий, сильный. — Мы пришли сюда, на Левобережье, не как враги, а как ваши освободители! Большинство из вас — выходцы, беженцы с правого берега… Каждому мила своя сторонка. Так вот, мы даём вам возможность возвращаться назад, на свою родину, что ждёт не дождётся ваших работящих рук. Там, на Корсунщине, Богуславщине, Уманщине, Винничине, ваши хаты, нивы, пруды и озера, там — могилы ваших дедов и прадедов!.. Даже дикие звери любят свой край… А вы же люди! Мы обещаем вам защиту от врага! Вы будете свободными! Бери земли сколько хочешь! Селись где хочешь! Никто не будет вымогать у вас ни подушных, ни мельничных, ни дорожных податей, которые вы платите здесь! Не будет там ни гетманских кабаков, которые ввёл ненавистный всем попович[11], ни воеводских постоев!.. Так вот, забирайте своё добро, запрягайте в сани коней или волов, усаживайте детей и стариков и айда с богом в путь!

Толпа колыхнулась. Поднялся ропот. Радость, вспыхнувшая было, что это не басурманская неволя, начала постепенно гаснуть. Куда ехать? Как покинуть свои хаты, риги, повети, поля, засеянные озимыми? Что ждёт их в новом краю? Голод, холод, свирепые плети? Ведь всем известно, что на Правобережье почти все сожжено, истоптано, уничтожено!.. К каким же это молочным рекам с кисельными берегами приведёт их этот сладкоречивый полковник?

Среди женщин послышалось всхлипывание. Потом одна из них заголосила. Глухо зарокотало басовитое мужское недовольство.

Из толпы вперёд протиснулся Иваник. Зинка схватила его за рукав свитки, чтобы задержать, но муж отмахнулся от неё и остановился напротив полковника.

— А если, примером, знаешь-понимаешь, я отсюда никуда не хочу ехать, любезный пан полковник? А? Как быть тогда? Могу ли я остаться с семьёй тут?

Он поклонился полковнику в пояс и, выпрямившись, мял в руках кудлатую овечью шапку, почтительно ожидая ответа.

Яненченко смерил его тяжёлым, суровым взглядом.

— Ни одна живая душа здесь не останется! Поедут все!..

— Но почему же? Я здесь, туточки, знаешь-понимаешь, попривык, обжился… И не хочу вертаться, примером, на свою Уманщину, где турки и татары с Дорошенком все напрочь вытоптали, спалили, а людей либо забрали в полон, либо порешили… Там сейчас небось одни волки воют на пустошах да вороньё кружит над безлюдной степью…

Яненченко ещё сильней нахмурился:

— Поедешь, выродок! Ты слышишь? Поедешь! Мы силой заберём от Самойловича весь народ и переведём на ту сторону! Заселим Правобережье!..

— Гм, заберёте, знамо, если совладаете, — твердил своё упрямый человечек, снова кланяясь полковнику. — Да только…

Иваник не успел закончить своей мысли, Яненченко вмиг выхватил из ножен саблю и занёс над головой. Ярость исказила полковничье лицо. В чёрных глазах сверкнул огонь.

— Заткнись, шут!

И он не сдержал бы руки…

— Пан полковник! — закричала, вырываясь из толпы, Зинка, могучей фигурой оттесняя мужа. — У меня ж двое деток!..

Яненченко заколебался на какое-то мгновение, потом медленно, словно нехотя, убрал саблю в ножны.

— Так вот мой приказ! — бросил в толпу. — Все мужчины и дети останутся здесь, а женщины и старики пойдут домой и запрягут коней или волов, заберут одежду да пожитки — и в путь!.. До Корсуня вас будет сопровождать отряд пана хорунжего! Кто вздумает сбежать, пускай сперва убедится, крепко ли держится голова на плечах! Наши друзья быстренько отделят её от тела! Или же заарканят и потащат в Крым или Буджак!.. Пан хорунжий, ты слышишь?

Многогрешный кивнул.

Спустя какой-то час обоз саней, нагруженных домашним скарбом хуторян, с отарой овец и стадом скотины выехал из Дубовой Балки в сопровождении изрядного конного отряда.

Выбравшись по подъёму на гору, люди оглянулись назад, чтобы в последний раз взглянуть на родное жилище. И не поверили своим глазам: весь хутор пылал! По улицам метались всадники с факелами в руках, и за ними вспыхивали соломенные и камышовые крыши хат, поветей, риг. До неба взлетали малиновые языки пламени над стожками сена и соломы. Буро-сизый дым расстилался по широкой долине Сулы, покрывая искристо-белый снег чёрным пеплом.

Обоз остановился. Заплакали дети, заголосили женщины. Мужчины в бессильном гневе сжимали кулаки. В огне гибло их имущество, нажитое тяжким трудом. Теперь у них не было никакого пристанища на всем этом холодном безбрежном свете.

— Айда! Айда! — закричали конвоиры. — Трогайте, грязные свиньи!

Обоз двинулся вновь.

Дед Оноприй со своими санями оказался в голове обоза. Он с трудом брёл вместе с другими мужчинами непротоптанной целиной, щёлкал кнутом над серыми волами. Женщины сидели на санях, а Яцько шёл чуть сзади, исподлобья поглядывая то на всадников, которые конвоировали хуторян, то на чернеющее редколесье, где — он хорошо помнил — начинаются глубокие овраги.

Когда обоз приблизился к лесу, парнишка внезапно рванулся в сторону и во весь дух, как заяц, помчался прочь.

— Стой! Куда ты? Убьют башибузуки! — крикнул дед Оноприй.

Яцько лишь махнул рукой и ещё быстрее понёсся сквозь тёмные заросли кустарников.

— Стой! Стой! — послышался далеко позади голос Многогрешного.

Несколько всадников развернулись и поскакали за беглецом. Одиноко просвистела стрела. Но Яцько уже шмыгнул в лес и запетлял между кустами боярышника, ореха, безлистной бузины… Всадники спешились и погнались за ним.

Обоз остановился. Не все знали, что случилось впереди, потому поднялся крик. Одни думали, что неожиданно напали казаки и ведут с татарами бой, другим казалось, что, наоборот, татары решили никуда не вести хуторян, а порешить всех здесь.

Этот крик ещё больше подстегнул Яцько, он вихрем вырвался из леса, перебежал полянку и очутился над обрывистым склоном заснеженного яра. Парнишке местность была хорошо знакома. Частенько бегал он сюда осенью с хуторскими сорвиголовами лакомиться горьковато-кислой, промёрзшей на первом морозце калиной, и сейчас, слыша за спиной вопли, топот ног, без раздумий ринулся с кручи вниз и почти по отвесной стене покатился в белую бездну глубокого оврага.

Преследователи добежали до обрыва и остановились. Это были молодые, кривоногие от бесконечной езды на лошадях буджакские парни. Когда они глянули вниз, на их широких, скуластых, обветренно-бронзовых лицах появился ужас. Там, в глубине, взбивая за собой белую пыль из тонко просеянного ветерком снега, катился тёмный клубок.

— Шайтан! — прошептал кто-то из них. — Только шайтан может решиться на такое!

5

Выпавшие за последние дни снега были настолько глубоки, что низкорослые татарские лошади ныряли в сугробах, как в холодных волнах. Они быстро выбивались из сил и, взмокшие, останавливались, с жадностью хватая горячими губами сыпучий снег.

Юрий Хмельницкий приходил в ярость от того, что все складывалось не так, как хотелось. Когда он, заручившись согласием великого визиря Кара-Мустафы, перешёл с несколькими тысячами крымских и буджакских татар замёрзший Днепр, то думал быстро овладеть Лубнами и Миргородом, а затем двинуться дальше на север — к Лохвице, Ромнам и Гадячу. Оттуда было уже недалеко и до гетманской столицы — Батурина… Он надеялся также, что левобережные казаки сразу же отшатнутся от Ивана Самойловича и примкнут к нему, а население будет встречать хлебом-солью.

Но человек предполагает, а бог располагает. Сначала продвижение его войска задержали буйные метели и глубокие снега, а потом — небольшая казачья крепость в Яблоневом. Левобережные казаки стойко оборонялись и вовсе не думали сдаваться или переходить на его сторону. Обложив с крымчаками Яблонево, гетман приказал не церемониться с населением — всех людей выводить за Днепр, а жилища сжигать.

С тем же самым столкнулся над Сулой и полковник Яненченко. Он намеревался прорваться на Миргородщину, но застрял под Лукомьем. Сколько раз посылал буджакских ордынцев с мурзой Кучуком на приступ. Лучники забрасывали крепость стрелами, сеймены[12] палили из янычарок, лезли по штурмовым лестницам на валы, но лукомцы облили валы водой, и нападающие скатывались по гладкому, как стекло, льду вниз.

Несколько дней провёл полковник у стен этой крепости, но взять так и не смог. А когда с севера показались передовые отряды Лубенского полка, Яненченко отступил и стал лагерем на поле между Лукомьем и Оржицей.

Из-за Сулы на помощь лубенцам прибыли конные сотни Миргородского полка, и полковники Ильяшенко и Новицкий, не мешкая, начали готовить своё войско к битве.

Арсен Звенигора с друзьями был на правом крыле, на возвышении, откуда просматривалось почти все поле будущего боя. Сердце его тоскливо ныло от острой тревоги, рвалось в Дубовую Балку. Неведение угнетало казака. Но между ним и хутором всего в полуверсте сплошной стеной темнела конница ордынцев.

Друзьям были понятны страдания Арсена, и они не приставали со словами сочувствия и утешения. Роман сам тяжко тосковал по Стеше, его большие голубые глаза помимо воли всматривались в белую даль, словно надеялись увидеть там любимую дивчину. Спыхальский и Гурко, сжав зубы, молча сидели на конях, ожидая приказа атаковать врага.

Яненченко не выдержал и первым начал бой, надеясь смять миргородцев и отбросить к Суле, в болота, где было много незамерзших проталин. В случае победы ему открывался путь на Лубны, Лохвицу и Ромны. Потому и решился рискнуть.

Он поднялся на стременах, вскинул вверх саблю. И сразу же загудела под снегом промерзлая земля, заколыхались над рядами бунчуки, прокатился над полем страшный клич — «алла, алла!».

В то же время перед казачьими лавами промчался молодцеватый, подтянутый полковник Новицкий, с саблей в поднятой руке.

— За мною, братцы! Вперёд!

Две густые лавы, как две морских волны, сошлись в белом поле. Забурлило, заклокотало кровавое побоище.

Ордынцы не сумели отбросить миргородцев, их боевой пыл быстро угас. А когда чаще стали падать убитые и раненые, когда казацкое «слава!» зазвучало громче, грознее, в сердца кочевников закрался страх, они дрогнули. И не потому, что были менее храбрыми или имели меньше сил. Силы были почти равны. И храбростью не обделил аллах своих сынов, с детских лет привыкших сидеть в седле, держать в руках саблю и лук. Причина была, пожалуй, в другом: они воевали только ради грабежа, ради военной добычи. А грабители, как известно, никогда не отличаются стойкостью в бою… Казаки же защищали свой край, свои жилища, своих жён и детей, это придавало им силы и стойкости. Презирая смерть, они дрались до последнего, не жалея самой жизни, и не отступали ни на шаг.

Увидев, как дрогнули передние ряды ордынцев, Яненченко понял: ещё минута — и его войско покатится назад. Тогда уже ничто не остановит воинов до самого Днепра. И он крикнул нескольким десяткам казаков, что служили у Юрия Хмельницкого:

— Вперёд, друзья! Покажем союзникам, как нужно драться!

На белом жеребце во главе кучки своих телохранителей он врезался в лаву лубенцев. Из-под копыт его резвого коня снег разлетался комьями. Сверкала на солнце кривая сабля.

Приободрённые его удалью, понукаемые мурзой Кучуком, татары вновь усилили натиск.

Арсен Звенигора издали приметил всадника на белом коне.

— Роман! Мартын! Обходите этого коршуна с боков, а мы с батькой Семёном двинем ему в лоб! — крикнул он товарищам. — Не сам ли гетман это?

— Нет, то не Хмельниченко, — возразил Гурко. — Разрази меня гром, если это не Яненченко… Ей-богу, Иван Яненченко! С ним вместе я учился в Киевской коллегии, а позднее скрещивал сабли, когда Самойлович водил левобережных казаков против Дорошенко. Теперь он корсунский полковник…

— Вот его нам как раз и треба схватить! Татары тогда мигом повёрнут назад, — сказал Арсен. — Скорей, други!

Он пришпорил коня и помчался наперерез Яненченко. За ним — Гурко, Роман и Спыхальский. Позади неслись казаки Лукомской сотни.

Чёрный всадник

Арсен вихрем налетел на Яненченко и схватился с ним. Полковник был силён и ловок. Его тёмное, как бронза, лицо злобно оскалилось: он, видимо, подумал, что сможет легко выбить молодого противника из седла. Но с первых же ударов почувствовал, что перед ним не юнец, а опытный и бывалый казак. Поэтому, нанося Арсену удар саблей, он левой рукой выхватил из-за пояса пистолет и направил казаку прямо в грудь.

Прогремел выстрел.

Но Арсен на мгновение раньше резко склонился в сторону, к левому стремени, и тоже выхватил пистолет.

Чёрный всадник

Яненченко не ожидал такого поворота событий. Он был уверен, что противник его падает, и не успел увернуться от выстрела Звенигоры, стрелявшего почти в упор — их лошади едва не столкнулись. На кожухе полковника у самого сердца зачернела дыра, однако он даже не покачнулся.

— На нем панцирь! — крикнул Гурко. — Бей саблей!

Арсен взмахнул саблей. И если бы полковник не рванул поводья и не кинулся наутёк, если бы между ним и Арсеном не вклинились его телохранители, неизвестно ещё, чем бы закончился для Яненченко этот поединок.

Ему наперерез ринулись Роман со Спыхальским и десяток молодых казаков. Поняв, что он попадает в западню, полковник отпустил поводья и что было силы огрел коня саблей по крупу. Дюжий рысак прижал уши и вихрем помчался в поле, спасая своего хозяина от верной смерти.

— Хватай его! Ах он пся крев! — взревел Спыхальский, видя, что полковник уходит.

Однако ни у Спыхальского, ни у Романа, ни у Гурко лошади не отличались резвостью, и Яненченко быстро оторвался от них. Только Арсен не отставал. Как чёрная молния, мчался он следом за полковником по заснеженному белому полю.

Яненченко оглянулся, и на его бронзовом, загорелом лице промелькнул страх: казак вот-вот догонит… А там…

— На помощь! — закричал он испуганно.

К нему на выручку бросился с несколькими десятками воинов мурза Кучук.

Арсен на всем скаку врезался в лаву ордынцев. От его внезапного натиска первый ряд дрогнул, подался назад. Несколько всадников упали на землю. У остальных сразу пропал боевой задор…

К казаку немыслимо было подступиться, его сабля, как смерч, неистовствовала над вражьими головами, а сильный, распалённый боем конь грудью теснил низкорослых косматых татарских коней.

Когда подоспели друзья, Арсен с новой силой, с новой удалью накинулся на ненавистных захватчиков. Упало ещё несколько врагов, а те, что уцелели, с воплями кинулись врассыпную.

— Кара-джигит! Чёрный всадник! — кричали одни.

— О аллах, это сам шайтан! — вопили другие.

— Куда? Назад! — пытался остановить их мурза Кучук.

Его никто не слушал. Повсюду воины разворачивали лошадей. Брошенные кем-то два слова — «чёрный всадник» — мгновенно, как огонь, опалили смертельным страхом сердца суеверных ордынцев. В их представлении «чёрный всадник» был наделён волшебной неуязвимостью, сверхъестественной силой, и встреча с ним не предвещала ничего, кроме смерти…

— Кидайте на него аркан! — орал Кучук.

Но голос мурзы тонул в криках, бряцании оружия и топоте копыт. Его оттеснили, увлекли за собой перепуганные одноплеменники. Он уже ничего не мог поделать. Да и кто остановит пришедших в ужас людей, которые бегут с поля боя? Кроме того, сам мурза не видел в этом походе, к которому его принудили Кара-Мустафа и хан Мюрад-Гирей, никакой выгоды для себя. Чем заплатит ему гетман Юрий Хмельницкий, если у него казна пуста, а подданных — горстка? Так за что же его люди должны расставаться с жизнью?

Орда бежала на Оржицу, а оттуда полями — на Яблонево. Крымские салтаны[13], которые были вместе с Юрием Хмельницким, не ожидая, пока подойдут казачьи полки, сняли осаду крепости и начали поспешно отступать к Днепру. Только глубокие снега помешали лубенцам и миргородцам преградить им путь и разгромить наголову.

6

За Оржицей, отделившись от казаков, что преследовали татар, Арсен с друзьями повернул к Дубовой Балке. Ехали быстро, хотя каждый понимал: надежды на то, что хутор остался целым, почти нет.

Перед ними расстилалась безбрежная мёртвая белая равнина. Большое красное солнце медленно опускалось за далёкий горизонт, и на искристом снегу впереди всадников колебались длинные тёмные тени.

Арсен невольно засмотрелся на свою тень, странно горбившуюся перед ним, и ему вдруг пришла на ум известная с детских лет поговорка: своей тени не догонишь!

Но только ли тени?.. А счастье? Разве оно не похоже на призрачную тень? Сколько уже времени он гонится за ним, но догнать никак не может… Под сердцем вновь заныло. Ехал домой, как на похороны, не верил, что застанет своих там, ибо повсюду, где побывал Юрась Хмельницкий с ордой и его полковник Яненченко, оставались лишь трупы да пепелища.

И все же в самой глубине сердца теплилась малюсенькая надежда. Вопреки всему теплилась… А вдруг Дубовая Балка, притаившаяся в оврагах, заметённых снегами, уцелела? Может, её миновали татарские чамбулы и родные сейчас встретят его радостными возгласами, приветливыми улыбками?

Напрасная надежда!

Когда под вечер с высокой горы внезапно открылся перед ними широкий вид на Сулу и её просторы, что белым покрывалом раскинулись до самого небосклона, они увидали Дубовую Балку, вернее, то место, где был хутор. Теперь там лежало чёрное пожарище.

Всадники остановились. Долго молча смотрели на страшную картину.

— Пся крев! — нарушил молчание Спыхальский. — Какое злодейство! И как только народ живёт на этой земле? Беспрерывные войны, набеги, кровь, смерть… Несчастный край!

— Своею кровью мы защищаем здесь и Польшу, пан Мартын, — заметил Семён Гурко. — Однако ваше вельможное панство совсем не ценит этого.

— Как это? Мне кажется, пан ошибается! — встопорщил усы Спыхальский.

— Я могу привести десятки примеров из прошлого, которые убедят пана… Кто не знает Ивана Подкову, могучего рыцаря, который со своими казаками столько раз побивал османов и кочевников. А что с ним сделали король и магнаты? Схватили коварно и приказали казнить в угоду султану!.. Кто не знает на Украине, для чего была построена над порогами крепость Кодак? Для того, чтобы задушить Сечь, которая, что греха таить, принимала всех, кто бежал от панского гнёта… Но ни король, ни магнаты не понимали или не желали понимать, что этим самым подрывают безопасность всего края, ибо Сечь прежде всего вела смертельную борьбу против Крыма и Порты, которые поставили себе целью уничтожить до основания Украину и Польшу…

— Сдаюсь, пан Семён, — мрачно произнёс Спыхальский. — Все, что ты говоришь, то святая правда…

— Если бы мы, славяне, не грызлись между собой, как собаки, а сообща выступили против хана и султана, то давно бы уже кровавый меч османов лежал во прахе, притоптанный нашими ногами! И не свистел бы хищный аркан над головами наших жён, сестёр и детей!

— Твоя правда, пан Семён!

Пока Гурко и Спыхальский тихо вели беседу, Арсен отъехал немного в сторону и угасшими глазами смотрел на то место, где совсем недавно стояла его хата. Там сейчас не вился сизый дымок из трубы, не блестели весело на солнце стекла в маленьких оконцах, не скрипел журавль над колодцем… Груда головешек да почерневший снег вокруг — это все, что осталось от уютного жилья.

Арсен застонал от боли и бессильной ярости. Вот и кончилось его счастье, угасли надежды. В один миг утратил все самое дорогое — любимую девушку, родных, жилище…

Он ударил коня и помчался сломя голову в долину. Товарищи поскакали следом.

На разорённом дворе, спешившись, Звенигора снял с головы шапку и долго стоял неподвижно, сразу постаревший, изменившийся в лице, убитый горем. Чувствовал, как что-то жжёт его изнутри, будто в грудь ему положили вместо сердца раскалённый камень, а горечь сжимала горло, как холодная петля-удавка.

Он смотрел на пожарище и вроде бы видел печальные, заплаканные глаза матери, Златки, Стеши, дедушки… Где они? Что с ними случилось? Живы или погибли? А если живы, то куда повели их людоловы? Неужели погнали в неволю? Неужели уготована им та же участь, какую он изведал на чужбине?

В его груди заклокотало глухое рыдание. Он сознавал, что с этих пор его жизнь пойдёт новым руслом и что на этом новом пути его ждут не просто невзгоды и мытарства, но и кровь, и смерть. Мысленно он клялся совершить все возможное и невозможное, чтобы отомстить своим обидчикам — Юрию Хмельницкому и Ивану Яненченко, а также тому, кто направлял их на чёрное дело, — великому визирю Кара-Мустафе. Не ведал, как он это сделает, где и когда встретит своих врагов, но знал твёрдо, что либо сам погибнет, либо отомстит им!

Все в его душе перекипело. Она словно выгорела, стала пустой и каменной. Здесь, на родном пепелище, сразу потеряв самых близких людей, он понял, какое горе пережили сотни тысяч его соотечественников, какие муки приняли они и какой ненавистью наполнены их сердца. Поклялся Арсен и впредь не знать ни жалости, ни сочувствия к тем, кто творит зло его народу, кто, как саранча, опустошает его землю, превращая её в дикое поле.

Ему на плечо легла рука Романа.

— Не убивайся так, брат! Этим беды не избыть.

Рядом остановились Спыхальский и Гурко. Оба суровые, озабоченные. Горе товарища острой болью отдавалось в их сердцах.

— А и вправду, Арсен, хватит тужить, — тихо произнёс нежинец. — Давайте лучше гуртом подумаем, что делать.

— Что тут придумаешь?

— Холера ясная! Да что мы — в худшем положении не бывали? Припомни, друже мой! — воскликнул Спыхальский, стараясь изобразить на лице подобие весёлой улыбки, чтобы подбодрить друга. Но улыбка вышла бледная, вымученная. — И выпутывались каждый раз!

— То, пане-брат, было совсем другое, — ответил за Арсена Роман. — Там мы думали только сами за себя. А теперь…

Они не заметили, как позади них, на том месте, где раньше стоял соломенный шалаш над погребом, а теперь лежала куча чёрного пепла, тихонько приподнялась обгоревшая ляда и сквозь узенькую щёлочку на них глянули чьи-то глаза, долго привыкали к свету, и вдруг вспыхнули радостью. Крышка с грохотом откинулась — и из тёмной ямы показалась простоволосая всклокоченная голова Яцько.

— Арсен! — радостно закричал паренёк и, выпрыгнув из погреба, кинулся в объятия друзей.

— Яцько! — Арсен прижал его к груди. — Ты живой?! А где же наши?.. Что с ними?

Казак с надеждой смотрел на погреб, словно ожидая, не появится ли оттуда ещё кто-нибудь. Но Яцько, перехватив этот взгляд, печально покачал головой.

— Не, не, там больше никого нету… Татары всех забрали — погнали за Днепр…

— Значит, живы?

— Да, живые…

— А ты как?..

— Я сбежал по дороге… До вечера сидел в яру. А потом пришёл в хутор и спрятался в погребе. Накидал туда соломы, вымостил себе гнездо. Там хотя и темно, зато тепло… Я знал, что вы вернётесь сюда…

— Спасибо тебе, Яцько… Теперь рассказывай все по порядку.

Парнишка начал рассказывать. Все слушали молча, не перебивая и не переспрашивая. Только когда он назвал имена Многогрешного и Яненченко, Арсен быстро переглянулся с товарищами и с досадой покачал головой, будто бы говоря: «Как жаль, что полковник выскользнул из наших рук!..» Весть о том, что всех хуторян ордынцы погнали не в неволю, а на переселение в Корсунь, немного подбодрила казаков, и, когда Яцько закончил свой рассказ, они начали живо обсуждать положение.

— Вот теперь ясно, — сказал Спыхальский. — Мы должны ехать в Корсунь и вызволить наших… Только что делать с Яцько? У него же нет коня…

— Кто сказал, что нету? — вскинулся парнишка. — В лесу у меня припрятан чудесный конь! Тут их много бродило после боев… Так я поймал одного возле стожка на лугу и привязал в лесу, подальше от вражьего взгляда…

— Ну, тогда ты совсем славный хлопец! Я тебя ещё больше уважаю, Яцько! — И Спыхальский похлопал паренька широкой ладонью по спине. — Друзья, не можно тратить время попусту…

— Погоди, погоди, пан Мартын, — охладил горячего поляка Гурко. — Давай-ка прикинем, что мы будем делать в Корсуне…

— Как это что? — надулся Спыхальский, который не терпел, если с ним не соглашались. — Вызволим Златку, Стёху… Всех наших…

— Вчетвером?

— Почему вчетвером? — обиделся Яцько. — А я?

— Ах да, да… Прости, Яцько, — серьёзно сказал Гурко и сразу же добавил: — Даже впятером мы там, как мне кажется, мало что сможем сделать. — Нужны гораздо большие силы…

— Я тоже так думаю, — сказал Роман. — У Яненченко сотни татар…

Арсен молчал, понимая, что решающее слово за ним. В первое мгновение он готов был сразу же броситься вслед за своими, но слова Гурко охладили его пыл. Действительно, что они впятером сделают? Да и припасов на дорогу у них нет никаких — ни сухарей, ни сушёного мяса, ни сала. Даже пороха маловато. И вместе с тем сердце его разрывалось при мысли, что Златка в руках людей, которые не привыкли считаться с девичьей красой и молодостью. Для них это был товар, ценившийся на восточных рынках дороже всего.

Он колебался.

— Как же теперь быть, батько Семён? — спросил наконец Арсен.

— Трудно тут что-либо советовать, — ответил Гурко. — Вернее, не трудно, а опасно… Как бы не ошибиться…

— И все-таки мы должны на что-то решиться.

— Безусловно… Поскольку впятером мы не поможем нашим, то нам нужно немедля мчаться в Сечь. Если, конечно, там есть друзья, которые захотят пособить вам…

— Друзья есть.

— Вот и добре. Поездка в Сечь, а потом в Корсунь займёт не более десяти дней… Пусть даже две недели… Но и отсюда до Корсуня нам добираться дней пять… Так что за это время, можно думать, с твоими родными, Арсен, ничего не случится. К тому же не забывайте, что с ними Якуб, Младен, Ненко. Мне кажется, они найдут какую-нибудь возможность вступиться за Златку и за всех остальных…

— Я тоже на это надеюсь, — согласился Арсен. — А как ты думаешь, Роман?

— Без запорожцев нам не обойтись, — коротко ответил дончак.

— Ну, если так, тогда покормим коней — и айда в дорогу! Путь не близкий, а время не ждёт.

ПАЛИЙ

1

Заметённая снегами Сечь показалась путникам совсем безлюдной. На площади — ни одной живой души. Возле церкви, войсковой канцелярии и возле оружейной, где всегда околачивались те, кому нечего было делать, тоже никого. Только на башнях маячили часовые да из широких, обмазанных глиной труб над приземистыми куренями лениво поднимались в мглистое сизое небо голубые утренние дымки.

У Арсена возникло опасение: вдруг он не застанет близких друзей в Сечи? И обычно-то на зиму многие разбредались кто куда мог. А сейчас… За годы войны исчерпались запасы хлеба, казацкие хозяйства пришли в упадок, с Украины почти никакого подвоза, и братчики, у кого была собственная хата-зимовник или было к кому податься — к родным, знакомой вдовушке или просто в наймы к своему же, но богатому братчику-запорожцу, — после победы над янычарами и выборов кошевого разошлись из Сечи.

И все же он не ожидал, что Сечь так опустеет. Что же случилось? То ли все вымерли, то ли черт их забрал? Хорошо ещё, если в курене наберётся какая-никакая сотня казаков…

Друзья привязали лошадей к коновязи и зашли в Переяславский курень. Здесь было полутемно, так как замурованные морозом маленькие окошки пропускали немного света. В печке и лежанке потрескивали дрова. На нарах, несмотря на позднее утро, храпели десятка два или три запорожцев. А те, что проснулись, занимались кто чем хотел — латали одежду и обувь, вырезали из вербы и липы ложки, ковганки[14], острили сабли, резались в карты…

Оказалось, что людей в курене не так уж и мало. Это ещё больше удивило Арсена, ему было известно: Серко никогда не позволял людям бездельничать. Он считал лень первым врагом воина.

Почему же сейчас такая поблажка? Если б праздник какой или воскресенье — но нет!

— Доброе утро, братчики! — поздоровались прибывшие, стягивая с голов покрытые инеем шапки.

— Арсен! Голуба! Какими судьбами! — воскликнул Метелица и раскрыл медвежьи объятия. Старый казачина всегда был рад видеть молодого казака, к которому чувствовал отцовскую любовь.

С лежанки, швырнув на пол вытертый, латаный-перелатаный кожушок, соскочил дед Шевчик и засеменил к Звенигоре.

Метелица и Шевчик одновременно подошли к Арсену, поцеловали в холодные, заросшие густой темно-русой щетиной щеки.

Бросив на стол карты, от окна мчался, перескакивая через скамьи, проворный, щеголеватый Секач. Как всегда, он был одет в новый, хорошо пригнанный жупан, на ногах красовались красные сапоги на железных подковках, а зеленые бархатные шаровары, казалось, только что вышли из-под руки портного… Только одно не вязалось с его нарядным видом — на нем не было сорочки. Очевидно, проиграл. Однако это не испортило ему настроения. Собственно, сколько Арсен помнит, настроение у Секача никогда от этого не ухудшалось. Проигравшись до нитки, он исчезал на недельку-вторую, а потом опять появлялся прекрасно одетый, на добром коне. Поговаривали, что у него в Киеве есть богатая молодая вдова, безумно влюблённая в запорожца, которая и снабжает своего любимца и деньгами, и одеждой. Другие возражали и говорили, что Секач — настоящей фамилии его никто не знал — сын какого-то богатого пана или купца, а может, даже самого киевского архиепископа… Но это были, разумеется, только предположения… А в жизни это был острый на язык, хорошо знакомый с риторикой, поэтикой, греческим и латинским языками щеголеватый сорвиголова, безоглядно храбрый в бою, безмерно щедрый в дружбе красавец запорожец. Таким знали его все, а о другом не спрашивали…

Он подбежал к Арсену, обеими руками ударил его по плечам.

— Арсен, брат! Ты снова с нами!.. Но как же ты оставил молодую жинку? Иль, может, выгнала? Га-га-га!

Зашевелился весь курень. Новый человек — это всегда какие-то новости. А тут прибыло сразу пятеро… Казаки, кроме тех, кто ещё не очнулся ото сна, столпились вокруг вошедших. Каждому хотелось услышать, что творится в мире, что нового на Украине, как называли запорожцы все украинские земли, кроме самого Запорожья.

— Ну, чего ж ты молчишь, Арсен? — дёрнул казака за рукав Шевчик, который так и пританцовывал от нетерпения. — Рассказывай!

— Что рассказывать? — вздохнул Арсен. — Ничего радостного нет…

— Что стряслось, сынку? — спросил встревоженно Метелица, сразу заметивший, что в глазах Арсена притаилась глубокая тоска.

— Юрась Хмельницкий с ордою напал на Левобережье. Опустошил всю южную Лубенщину… Людей угнал на правый берег, села спалил… Моих тоже забрал… И наречённую, и мать, и сестру…

— У, проклятущий! — отозвался кто-то из казаков.

— Вот я и приехал к вам, братцы, за помощью… Как видите, нас только пятеро — идти с такими силами на Хмельниченко да на Яненченко неразумно. А если бы нашлась среди вас какая-нибудь полсотня или сотня охотников-добровольцев, тогда бы мы могли смело пойти на Корсунь, куда увели моих родных и всех лубенцев…

— А почему бы и не пойти нам? — воскликнул Секач. — Весь курень пойдёт!

— А как же! — прошамкал беззубым ртом дед Шевчик. — Я первый пойду! — Он выпятил сухую грудь вперёд, поднял голову, от чего стал похож на задиристого петуха. — За справедливое дело и голову не жаль сложить! Когда-то все одно придётся помирать! И не гоже казаку на печи дожидаться щербатой, чтоб ей пусто было!

Ещё несколько запорожцев, близких друзей Арсена, согласились идти в поход. Но многие молчали. Метелица, понурившись, чесал заскорузлыми пальцами затылок и смущённо посматривал на Арсена.

— Не знаю, что и сказать, сынку, — наконец промолвил он. — Конечно, я тоже хотел бы пойти с тобой… Но тут такая закавыка…

— Какая, батько?

— Дозволит ли кошевой?

— Я думаю, Серко позволит.

— В том-то и дело, что Серко сейчас у себя на хуторе… В Грушевке… Отдыхает старик… А наказным кошевым атаманом оставил Ивана Стягайло, нашего куренного… Ты сам знаешь, какой он… Скупой — зимой снега не выпросишь, а своевольный да упрямый, как осел! Я ему в глаза не раз говорил это… Захочет — дозволит, а муха какая укусит не за то место — не дозволит!

— А мы его и спрашивать не будем! — рассердился Секач.

— Не кипятись, хлопче! Это дело не такое простое, как ты думаешь! — оборвал его Метелица. — Ведь самому понятно — без разрешения не пойдёшь, если не хочешь отведать батогов… А хотя бы и пошёл, то не далеко бы отошёл! Без кошевого не возьмёшь в дорогу ни пороху, ни олова, ни сухарей, ни солонины…

Опытный и рассудительный Метелица, как всегда, был прав.

— Что же ты посоветуешь, батько? — спросил Арсен.

— А что я посоветую? Идти к Стягайло… Я тоже пошёл бы, да боюсь, что мой лик не очень нравится наказному атаману. Так что моё присутствие может и напортить тебе…

2

Иван Стягайло приобрёл на Запорожье славу отчаянного, бесстрашного воина-казачины и скупого, ненасытного хозяина-жмота. В бою, распалившись, он не раз смело смотрел смерти в глаза, бросался туда, где было более опасно, и на теле имел столько шрамов, сколько, должно, не имел латок на своей одежонке последний нищий. Его рука не знала усталости, и тяжёлая сабля нагоняла страх на врагов. Не одному братчику приходила она на помощь, спасая в трудную минуту от неминуемой смерти… За это запорожцы любили и уважали Стягайло.

Зато дома, в Сечи и на хуторе, он был совершенно другим человеком. Никто не имел больше, чем у него, земли, лесов, коней, скотины, пасек. Ни у кого из казаков-богатеев не было столько батраков и батрачек, как у Стягайло. И никто из них не был так скуп, как он. Все, что прилипало к его рукам, прилипало навеки… Во время дележа военной добычи, пользуясь своим атаманством, тянул к себе самые дорогие вещи, самые лакомые куски, а когда на куренной раде делили земельные угодья, магарычами, подкупами, а то и криком, потому как имел лужёную глотку, добивался для себя наилучших делянок… Не брезговал и ростовщичеством — давал своим братчикам-запорожцам деньги в рост и потом драл с них три шкуры. За это казаки ненавидели его и прозвали: Стягайло. Поначалу он злился, когда его так окликали, но ничего поделать не мог — кличка пристала как смола и вошла в запорожский реестр. А со временем привык к ней, смирился, хорошо зная, что у запорожцев часто встречаются фамилии, клички и похлеще, даже обиднее, оскорбительнее — разные Дериземли, Безштаньки, Голопупенки, Кривошеи, Рябые, — свою же настоящую фамилию давно забыл и никогда о ней не вспоминал.

Он был видный казак, его не раз выбирали куренным атаманом. Но ему казалось этого мало, и он втайне примеривался к булаве кошевого. Ради такой заманчивой цели иногда даже раскошеливался — задабривал куренных атаманов и старых влиятельных казаков, а в день своего рождения ставил бочку горилки на сечевом майдане для голытьбы, надеясь, что на раде своим криком она может поддержать его.

Таким был этот человек, от которого в значительной мере зависело сейчас будущее Арсена. Он очень хорошо знал Стягайло и сам, и по рассказам Метелицы, потому побаивался, идя с друзьями к войсковой канцелярии.

На его стук в дверь послышалось громкое «войдите». Четыре казака вошли в светлицу и, отвесив поклон, остановились у порога.

Стягайло сидел за столом и читал книгу. Арсен издали узнал «Синопсис» Иннокентия Гизеля, архимандрита Киево-Печерской лавры и профессора Киево-Могилянского коллегиума. Эта книжка появилась лет пять или шесть тому назад и сразу приобрела широкую известность на Украине и по всей России, потому что была первым учебником отечественной истории. Арсен сам увлекался ею.

Отложив книжку в сторону и сняв с широкого седлоподобного носа маленькие очки в железной оправе, Стягайло внимательно осмотрел казаков, расправил длинные густые усы и прогудел, как в бочку:

— Здорово, молодцы! С чем пришли?

Арсен выступил вперёд и рассказал о нападении ордынцев на Лубенщину, об уничтожении хутора и об утрате семьи.

— Так чего же ты хочешь, казаче?

— Я хочу вызволить своих родных. Они, вероятно, в Корсуне…

— Гм, чем же я могу помочь?

— Дозвольте, батько, набрать желающих… да снарядить их припасами из войсковой казны.

— Вот как! — Стягайло наморщил лоб. В глазах промелькнуло беспокойство. — Ты, казаче, думаешь, что говоришь?.. Да разве я могу без согласия на то царя или гетмана самочинно начинать поход против османов? Это же может вызвать большую войну!

Обескураженный Звенигора развёл руками: ответ наказного атамана показался ему резонным. Но тут включился в разговор Семён Гурко.

— Батько кошевой, с каких это пор на поход против извечных врагов наших нужно разрешение? — спросил он. — Тем более что с Портой и Крымом у нас ещё нет мирного договора…

Стягайло с удивлением уставился на незнакомца.

— Ты кто? Я что-то не припомню твоего лица…

— Семён Гурко, отставной казак Нежинского полка.

— Гм, а с каких это пор отставной казак с Левобережья указывает кошевому, что он должен делать? — с издёвкой молвил Стягайло.

— Я не указываю. Я только высказал удивление…

— Удивление можешь высказывать у себя на печи, а не перед кошевым! Каждый бродяга будет ещё поучать меня!

— Сегодня я бродяга, а завтра стану запорожцем. С этим и прибыл сюда…

— Вот как станешь, тогда и буду говорить с тобой! Только таких умников у нас и своих хватает — не знаем куда девать!

Это была прямая угроза. Но Гурко пропустил её мимо ушей.

— Не будем препираться, батько кошевой. Ведь прибыли мы не для того… Я думаю, что в ответ на нападение гетман сам пошлёт войско на правый берег, чтобы наказать Юрася, и вряд ли будет против того, чтобы какая-то сотня запорожцев приняла участие в этом походе… Нам нужны всего лишь порох, олово да хлеб или сухари. Неужели Сечь пропустит случай малость потрепать ханские чамбулы, которые, прикрываясь именем Юрася Хмельниченко, гуляют по Правобережью, как у себя дома?

— Я повторяю ещё раз, казаче, что это не твоего ума дело, — упрямо стоял на своём Стягайло.

— Как знать, как знать, — с вызовом и лёгкой иронией в голосе сказал Гурко.

— Ты слишком самоуверен, казаче, — нагнув бычью шею и наливаясь кровью, гаркнул наказный атаман. — Но мы и не таким рога обламывали!

— Батько, мы пришли сюда не ссориться и выяснять, кто из нас умнее, — вмешался Арсен, сдерживая гнев, закипающий в сердце. — Мы пришли за помощью… А коль мы невпопад, то можем и назад!.. Извиняйте, что побеспокоили… Идём, друзья!

— Идите подобру-поздорову!.. И вот тебе моё последнее слово, казаче. Ты сам или со своими друзьями можешь ехать куда угодно — в Корсунь, в Канев или к самому черту в зубы! Но снаряжать за счёт Сечи военную экспедицию, чтобы вызволить твоих родных, я не позволю!.. У нас и без этого мало припасов. А хлеба и сухарей почти совсем нет. Сидим на саламахе… Вот так!

Казаки молча поклонились и вышли.

— Пся крев! — выругался Спыхальский, спускаясь с крыльца. — Остались на бобах, прошу пана!

— И вправду, разве ожидали такого?.. — глухо отозвался Роман. — Что же будем делать, братья?

— Поеду к Серко на хутор! — решительно заявил Арсен. — Неужели и он откажет мне?

— Поезжай, Арсен! Езжай не мешкая! — поддержал друга Спыхальский. — А мы тем временем сговорим желающих да примем батьку Семена в кош… Езжай!

Арсен молча кивнул, и друзья направились в курень.

3

После обеда Переяславский курень загудел, как растревоженный улей. В сечевое товарищество принимали Семена Гурко.

Обычно приём проходил тихо-мирно. Вновь прибывшего парубка или опытного казака, желающего вступить в запорожское товарищество, куренной атаман спрашивал, добровольно ли он вступает в семью славных рыцарей войска запорожского и согласен ли он слушаться своих атаманов. Если неофит говорил, что вступает добровольно и будет слушаться всех атаманов, его спрашивали, как он прозывается. Именно — как прозывается, и если новичок по тем или иным причинам не хотел, чтобы в реестре фигурировала его настоящая фамилия, то туда заносилась лишь кличка. Эта традиция установилась ещё с тех пор, когда крепостные крестьяне, бежавшие на Запорожье от панов, умышленно скрывали свои настоящие фамилии, а панам или чиновникам короля, требовавшим выдачи беглеца, можно было сказать, что это не тот, кого они разыскивают, а совсем другой человек, вот даже и фамилия у него другая… Если же клички не было, то наблюдательные запорожцы тут же на ходу придумывали её, чаще всего подмечая какую-нибудь черту характера или внешности новоиспечённого казака. «Нехай будет Рябоштаном!» — выкрикивал кто-нибудь, намекая на пёстрые, рябые штаны прибывшего. Или: «Да он глухой, как тетеря[15], пускай Тетерей и прозывается!» Так и записывали… С этой минуты новичок становился запорожцем. Если он был юношей или взрослым человеком, но не знакомым с военным делом, то его называли молодиком и прикрепляли к старому бывалому казаку, который года за два или за три должен был научить своего подопечного орудовать саблей и копьём, метко стрелять из ружья, пистолета, гаковницы[16] и пушки, копать шанцы, выстраивать походный табор из возов, ездить на коне, мастерить чайки[17] и плавать на них и ещё множеству больших и малых дел, с которыми полагалось уметь справляться запорожцу. Обучение проводилось не даром. Молодик обязывался служить «батьке» и отрабатывать на зимовнике, то есть в хозяйстве своего учителя. Но встречались и такие учителя-бессребреники, как старый Метелица, которые за науку не требовали ничего, кроме кружки горилки да уважения… Если же вновь обращённый был опытным воином, он сразу вливался в состав запорожцев, курень принимал его как равного.

Однако сегодня традиция нарушилась.

Когда Семён Гурко подошёл к группе седоусых казаков и, поклонившись, как положено, попросился в Переяславский курень, наказной куренной атаман Могила, назначенный на то время, пока Стягайло будет наказным кошевым, сказал:

— Человече, я не против… Как говорится, мне все равно… Но лучше, ежели мы покличем кошевого. Что-то у него на тебя зуб, кажись, есть… Правда, по нашим обычаям, мы можем принять тебя и без кошевого, но он решил сам присутствовать на куренной раде, и не годится перечить атаману. Тем более что он — наш куренной…

И Могила послал молодика за Стягайло.

Эти слова наказного куренного неприятно поразили Гурко. Значит, кошевой уже успел переговорить о нем с видными казаками куреня, от которых прежде всего зависит его судьба. Да, злопамятный человек и, кажется, не большого ума…

Ждать пришлось недолго. Красный от мороза и от кружки крепкого мёда, который он любил принимать перед обедом, Стягайло поздоровался, скинул кожух и сел к столу.

— Ну, что тут? — спросил мрачно.

— Да вот, батько, новичок просится в наш курень, — сказал Могила.

— Новичок? Кто же это? — Стягайло притворился, что не замечает Семена Гурко.

Гурко вышел вперёд, поклонился.

— Это я, батько.

— А-а, это ты… Нежинский казак… Как же тебя звать?

— Семён Гурко.

— Сколько лет тебе?

— За сорок повернуло.

— А в войске сколько?

— Двадцать.

— Ты, кажется, грамотный?

— Малость кумекаю. Учился в Киевской коллегии.

Кошевой пристально разглядывал казака, будто хотел разгадать его самые сокровенные мысли. Что ж, красивый, сильный и рассудительный. Смотрит смело, держится независимо, словно и впрямь важная птица. «Примешь на свою голову такого разумника, а через год-другой он, чего доброго, даст тебе коленом под одно место и спихнёт с куренного… Знаем мы таких! Не раз уже случалось!» — подумал Стягайло, а потому, хотя и пытался сдержать свои чувства, сказал сердито:

— Ну, что ж, я не против. Но просись, хлопче, в другой курень. У нас и так много народа! Даже спать негде, когда соберутся все… А вот в Незамаевском да Мышастовском куренях маловато. Шёл бы туда!

— Однако, батько кошевой, мне хотелось бы со своими товарищами…

— Мышастовский курень рядом… Вот и будете вместе!

— А в походе? В бою?.. Разве дело в том, чтоб вместе только спать или из одной миски саламаху хлебать?

— Тебя не переговоришь, — насупился Стягайло.

— Не в меру умен и настырен этот новичок, — поддержал кошевого низенький и круглый, как бочка, казак Покотило, давний приятель Стягайло. — Ты, человече, слыхал, что тебе сказано? И не кем-нибудь, а самим кошевым! Забирай манатки — да иди себе без оглядки!

Гурко медлил, собираясь с мыслями, как бы помягче ответить, но его опередил Роман Воинов.

— Братья, я не понимаю, что тут происходит? Человек просится в наш курень, а его допрашивают, как на суде! Прогоняют, как собаку… А ты-то, Покотило, хоть знаешь ли, что за человек перед тобой? Да ты батьке Семёну и в подмётки не годишься!

— Чья бы мычала, а твоя бы молчала! — тонко взвизгнул Покотило. — Кто ты такой!.. Сам шатаешься черт знает где, а не успеешь заявиться на Сечи — свои порядки устанавливаешь!

— Тебя забыл спросить, что мне делать! — отрубил Роман, тряхнув своим пышным пшеничным чубом, который он, как и Арсен, не сбрил вопреки запорожскому обычаю. — Если бы все сиднем сидели по зимовникам, как ты, да держались за подолы своих жинок, давно бы уже ордынцы переловили нас всех, как перепёлок!

Покотило вспыхнул и схватился за саблю:

— Щенок! С кем разговариваешь?.. Я тебе в батьки гожусь!

За спиной Романа тяжело засопели Спыхальский и Метелица. Начал пробираться вперёд Секач. У Шевчика от волнения покраснела тонкая шея.

— Кто посмеет тронуть Романа? — рявкнул Метелица. — А ну, выходи! Но сперва будешь иметь дело со мной!

— И со мной! — встопорщил усы и зло повёл глазами Спыхальский.

— Да нехай и про меня не забывает! — выскочил вперёд Шевчик.

Весь курень зашевелился. Послышались крики, ропот. Все столпились вокруг спорщиков. Одни становились на сторону кошевого и Покотило, другие поддерживали Романа и Метелицу. Большинство же казаков не знали, из-за чего ссора, и сгрудились посреди куреня, просто ожидая интересного зрелища, но понемногу и они начали втягиваться в спор.

Лишь наказной атаман Могила не присоединялся ни к тем, ни к другим. В душе он не одобрял поведения Стягайло, но и выступить против не смел, так как, будучи сейчас куренным, обязан был поддерживать кошевого.

Масла в огонь подлил Секач. Поблёскивая новым бархатным жупаном, он протиснулся к самому столу и завопил:

— Братчики, чего наказной кошевой выдумывает? Спокон веку у нас был обычай, что новичка принимает в кош курень… Потому и сейчас мы должны решать — принять или не принять. А Иван Стягайло в этом случае имеет не больше прав, чем мы!

— А и вправду, возгордился, старый черт! — прошепелявил беззубым ртом Шевчик. — Забыл, как грязюкой мазали голову, чтоб помнил, откуда вышел!

— Распоясался, что и удержу нету! — послышалось откуда-то сзади.

— Сущий мироед! Дука[18]!

Стягайло от гнева покраснел, но молчал. Чувствовал, что криком сейчас не возьмёшь. У людей прорывалось озлобление, копившееся долгое время, и он знал, что ему надо дать выход, чтобы избежать взрыва.

За его спиной стягивались знатные казаки-богатеи.

— Кто там кричит на кошевого? А ну-ка выйди сюда! — заверещал Покотило.

— А кукиш с маком не хочешь?

— Иди сам сюда — обомнём тебе бока!

— Тихо, братчики! Тихо! — закричал Могила, видя, что запорожцы вот-вот вцепятся друг другу в чубы.

В поднявшемся шуме его не слышали.

Тогда вскочил Стягайло и гаркнул так, что глина посыпалась с потолка:

— Будет вам, иродовы дети! Нашли время для крика! Поразевали рты, как голенища, и думают, что их кто-то испугается! Заткнитесь, говорю!.. Разве я против того, чтоб этого человека принять в наш курень? Кто слыхал такое?

Кошевой выдержал паузу, внимательно прислушиваясь к затихающему ропоту. За многие годы казакованья он хорошо изучил этих людей и знал — в критическую минуту нельзя переть на рожон, а нужно отступить, успокоить возбуждённых запорожцев, которые в гневе могут натворить черт знает что, а когда они угомонятся — вновь взять поводья в руки и делать с ними все, что вздумается…

Почувствовав лёгкое изменение в настроении толпы, ошарашенной таким неожиданным коленцем наказного, Стягайло немного понизил голос:

— Я сказал только, что в Мышастовском и Незамаевском куренях людей поменьше и не так тесно! Но если вам хочется принять его непременно к себе, так, по мне, — хоть всю гетманщину принимайте!

— Принять! Принять! — раздались голоса.

Казаки вмиг забыли о ненависти, вспыхнувшей в их сердцах. Кто-то намекнул, что новичку следовало бы ради такой оказии поставить товариществу бочонок горилки. Но тут вновь подал голос Покотило. Обида переполняла его, и ему хотелось хотя бы чем-нибудь пронять тех, кто оскорбил его самолюбие.

— Как же его принимать, когда у него и прозвища никакого нету? — спросил он.

Однако настроение запорожцев уже улучшилось настолько, что они восприняли это как шутку. Кто-то крикнул:

— И вправду — треба прозвище!

— Треба! Треба!

— Так дадим ему прозвище!

— Дадим! Дадим!

— А какое?

Задумались казаки. Кое-кто наморщил лоб. Другие начали осматривать новичка со всех сторон, пытаясь к чему-нибудь прицепиться.

А Семён Гурко спокойно стоял в кругу казаков, улыбаясь доброй подкупающей улыбкой, и с высоты своего роста — он едва не подпирал кривую матицу старого, вросшего в землю куреня — оглядывал ясными глазами сечевое товарищество, среди которого предстояло ему отныне жить, делить радости и горе, жизнь и смерть. Какие разные лица, фигуры! Люди старые, и пожилые, и совсем молодые… Но всех их объединяла любовь к отчизне, ради которой они поклялись сносить и тяготы военной жизни, и разлуку с семьями, ради неё нередко проливали и свою и чужую кровь, расплачивались жизнью… Теперь они притихли, как дети, и напряжённо думали, какую же кличку дать этому русому красавцу с обветренным мужественным лицом и высоким, слегка покатым лбом? И никто не решался произнести какое-либо язвительное или обидное слово, которым чаще всего наделяли новичков. Большая крепкая фигура, умный взгляд серых глаз, который проникал в самую душу, ладно сшитая одежда — ничто не давало повода для насмешливого прозвища.

Но как-то нужно назвать!

Спыхальский тихонько посмеивался и подталкивал Гурко в бок — попался, мол!

А Покотило, чтобы окончательно развеять плохое впечатление о себе, с вкрадчивой улыбкой воскликнул:

— Ну, вот видите? Как же его принимать? Он ничего такого не сделал даже для того, чтоб прозвище ему придумать!

— А и вправду, леший его забери! — показал свой единственный зуб Шевчик. — Он ничем ещё перед нами не отличился. Ничего не отчебучил!

Гурко на мгновение задумался, посерьёзнел и, хитро подмигнув деду, усмехнулся весело:

— Ну, за этим дело не станет! Если вам так уж хочется, чтоб я отчебучил что-нибудь, могу и отчебучить! Хотя и вышел давно из этого возраста! На выдумки я всегда был мастак!.. Только, чур, не обижаться! Сами напросились!

И он начал протискиваться к двери.

По мере его продвижения в курене стихал шум. Всех томило любопытство: что удумал новичок? Какой фортель выкинет? Чем развеселит их?.. Может, и вправду он необычайный выдумщик, шутник и острослов? Таких они любили, потому что и сами были не против пошутить, подтрунить над кем-нибудь, до слез насмеяться.

Проходя мимо печки, в которой полыхало малиновое пламя, Гурко остановился. Видно, в голову ему пришла новая, неожиданная мысль. Его выразительные серые глаза заискрились смехом. Хмыкнув в усы, он вдруг нагнулся, выхватил из огня горящую хворостину и быстро выбежал в сени.

Чёрный всадник

Запорожцы проводили его недоуменными взглядами.

— Гм, что же он надумал, разумник? — нарушил всеобщую тишину Покотило.

— А и вправду, интересно — что? — выскочил вперёд дед Шевчик, вытянув из потёртого воротника свитки сморщенную, как у индюка, шею. — Не чертей ли поджаривать?

Тогда куренной Могила приказал одному молодику:

— Пойди-ка погляди!

Тот помялся — очень не хотелось выходить на холод, — набросил на плечи кожушок и медленно направился к сеням. Минуту спустя влетел назад возбуждённый, перепуганный. От порога выпалил:

— Горим, братчики!

— Как? Где? — переполошились запорожцы.

— Говори толком, вражий сын! — гаркнул Стягайло, вскакивая.

— Курень горит! Подпалил этот проклятый палий[19]!

Запорожцы опрометью бросились к двери, толкая и давя друг друга, выскакивали во двор и от неожиданности замирали: камышовая крыша куреня пылала в двух местах, как стог сухого сена. А с подветренной стороны стоял Гурко и подносил горящую хворостину под стреху.

— Ты что ж это делаешь, треклятый?! — налетел на него Стягайло. — Да за это тебя надо у столба до смерти засечь, разбойник! Надо же придумать такое — поджечь курень!

Огонь разгорался. В сечевой церкви ударили на сполох в колокол. Изо всех куреней высыпали запорожцы и, увидев пожар, мчались кто в чем был к переяславцам.

— Воду, воду давайте! Засыпай снегом! — неслись крики.

— Срывайте камыш!

— Выносите из куреня оружие, чтоб не погорело!

На шум сбежалась вся Сечь. Появились деревянные ведра. Запорожцы стали цепочкой и начали подавать воду. Несколько человек длинными баграми срывали с крыши снопы камыша, отбрасывали в сторону и там затаптывали в снег. Все куренное добро — ружья, сабли, пистолеты, посуду, одежду — вынесли и свалили подальше общей грудой.

Вскоре пожар погасили. С обгоревшей крыши, чернеющей безобразными рёбрами стропил и слёг, поднимался сизый дым, смешанный со смердящим паром. Сам курень не пострадал, он был обмазан толстым слоем глины и загореться не мог. Казаки постепенно успокаивались.

Но вдруг зарокотал громкий голос Стягайло:

— Довбиши[20], бейте в литавры! На раду! Все на раду!

Тревожно загудели литавры. Запорожцы дружно повалили на сечевой майдан, посреди которого высился гладко отёсанный дубовый столб, выстраивались по куреням в круг. Вполголоса допытывались друг у друга: что случилось? По какой причине собирается рада?

Никто ничего толком не мог объяснить.

Понятно стало лишь тогда, когда молодики вывели под стражей Гурко, а Стягайло закричал:

— К столбу его ведите! К столбу! Накажем киями[21] проклятущего палия!

На майдане нарастал гул. Казаки из других куреней, не зная, что произошло у переяславцев, поддержали кошевого и тоже закричали:

— Казнить его! Казнить!

— Он спалил бы всю Сечь!

— За такое нужно хорошенько погладить по спине!

Кто-то принёс из оружейной охапку увесистых палок. Выкатили бочку горилки и вынесли деревянный ковш. Молодики быстро привязали Гурко к столбу. Все было готово к экзекуции, которая на Сечи называлась «столбовой смертью».

Поражённые переяславцы некоторое время молчали. Вот как все обернулось! Шутка привела к смертоубийству! Приём в товарищество превратился в кровавую расправу. Разве это справедливо?

Поначалу послышался глухой ропот. Запорожцы начали перешёптываться. Потом раздались крики. Недовольные стали группироваться вокруг Воинова и Слыхальского, а также Метелицы, который не скрывал своих чувств и мыслей, вдоль и поперёк понося Стягайло.

— Надо спасать батьку Семена! — кричал Роман. — А то, как я вижу, кое-кто шуток не понимает!

— Или не желает понимать, чёртов сын! — гудел Метелица, не сводя свирепого взгляда с наказного кошевого. — Проклятый дука! Кровопивец!.. Такой дорвётся до булавы — так все мы останемся без головы!

А тем временем Стягайло действовал быстро и решительно. Не вдаваясь в долгие разговоры и объяснения, он подошёл первым к столбу, зачерпнул из бочки ковш горилки — выпил и, вытерев ладонью усы, сказал:

— Братчики, казним палия, который хотел спалить нашу мать Сечь! Который хотел довершить то, чего не удалось сделать янычарам! Видать, этого человека подослал Юрась Хмельниченко… Так не будет ему пощады!

Он схватил палку и со всего размаха ударил Гурко по спине.

За ним вышел Покотило. Перекрестился. Зачерпнул ковш горилки…

Выпить он не успел. С криками возмущения и руганью к нему ринулась группа запорожцев. Впереди мчался быстроногий Секач. Он толкнул Покотило так, что тот пропахал носом снег. Метелица, держа в руке саблю, заслонил собою Гурко, крикнул во всю силу могучих лёгких:

— Братчики! Не троньте! Кто поднимет руку на этого человека, тот совершит мерзкое дело! Несправедливое дело! А впридачу отведает моей сабли!..

Роман и Спыхальский тоже выдернули сабли и стали рядом с Метелицей. К ним присоединилось ещё несколько переяславцев. Даже наказной атаман Могила, нагнув по-бычьи крутую шею и сверкая исподлобья чёрными глазами, подошёл к столбу и положил руку на пистолет, торчавший за поясом. Над майданом воцарилась грозная тишина, предвещавшая бурю.

Минуту спустя Покотило, вскочив на ноги, выхватил саблю и кинулся на Секача.

— Мальчишка! Как ты смел ударить меня?! Знатного казака! И за что? И ты ещё посмел выступить против кошевого? Да за все это я знаешь что сделаю? Посеку как капусту!

Невысокий, толстый, круглый, точно бочонок, он тем не менее был достаточно искусный мастер драться на саблях. В первое мгновение Секач вынужден был отступить, едва сдерживая бешеный натиск разъярённого противника. Но вскоре потеснил его назад, стараясь выбить из руки саблю.

Стягайло же отошёл в это время в сторонку, лихорадочно соображая, как поступить. Он не предвидел такого сопротивления и сначала растерялся, но, видя, что бунтовщиков немного, решил сразу покончить и с ними.

— Эй, атаманы! — закричал он во весь голос, так, что эхо отдалось где-то на Днепре. — Эй, атаманы! Ко мне! Взять этих бунтовщиков! В холодную их! В холодную!

Строй дрогнул. Из разных куреней выскочило несколько десятков казаков. Но большинство, обескураженные и возбуждённые необычными событиями — пожаром, столбовой казнью, откровенным выступлением многих переяславцев против Стягайло, оторопели и стояли в нерешительности.

Майдан тревожно гудел.

— Братчики! Кого в холодную? — взревел Метелица. — Меня? Хотел бы я увидеть смельчака, который посмеет это сделать!

Несмотря на мороз, он был без шапки, в одной полотняной, распахнутой на груди рубахе и широченных синих турецких шароварах. В правом ухе поблёскивала золотая серёжка. Могучая грудь вздымалась, как кузнечный мех, а сильные ноги будто вросли в землю, как два дуба. И казалось, нет такой силы, которая могла бы стронуть его с места.

Метелицу в Сечи знали все. Знали его силу, умение драться на саблях, отчаянную смелость, бескорыстность. Знали, что переяславцы не раз хотели избрать его куренным, но он отказывался, потому что не отличался ни властолюбием, ни честолюбием, а больше всего на свете ценил и берег собственную свободу и достоинство, сильнее всего любил Сечь, ставшую его домом, так как не имел ни кола ни двора, да товарищество сечевое, которое заменяло ему семью. Потому и его все любили, за исключением разве что некоторых богатеев, над которыми он частенько посмеивался.

Когда переяславцы услыхали, что Метелице угрожает холодная, они почти все двинулись ему на помощь.

Но тут вдруг раздался чей-то голос:

— Серко в Сечи! Серко в Сечи!

Моментально наступила тишина. Серко пользовался на Запорожье такой большой популярностью и симпатией, как никто из кошевых до него. Его уважали, боялись и — боготворили… Поэтому появление славного предводителя сразу всех отрезвило. Сотни глаз одновременно повернулись к воротам, навстречу двум всадникам, неторопливо приближавшимся на покрытых инеем конях.

4

Серко въехал на майдан в сопровождении Арсена Звенигоры, снял шапку, поклонился товариществу.

— Доброго здоровья, братья, атаманы, войско запорожское! — поздоровался он.

— Доброго здоровья, батько кошевой! — откликнулись казаки.

— Что у вас стряслось, к чему сошлись на раду?.. Иль собираетесь в поход на турка, иль отповедь чужеземным послам готовите?

Сечь молчала. Запорожцы смущённо отводили глаза, опускали головы. Не знали, что ответить кошевому.

Не слезая с коня, Серко окинул взглядом майдан. Увидев привязанного к столбу незнакомца, некоторое время пристально вглядывался в него. На лице промелькнуло удивление.

— За что вы казните этого молодца?

Вперёд медленно вышел Стягайло. Поклонился.

— Батько кошевой, он подпалил курень… Чуть было не сгорела вся Сечь!

— Как это подпалил? Для чего?

— Должно, со злым умыслом…

— Не может этого быть! — воскликнул Арсен взволнованно. — Я знаю этого казака! Я тебе рассказывал, батько, про него! Это какое-то недоразумение!

— Да что ты слушаешь Стягайло! Брешет он, собака! — крикнул Метелица, не пряча тяжёлой сверкающей сабли. — Все было не так! Не понравился ему человек — вот он и решил учинить самосуд над ним!

— Ка-ак?! Без суда — к столбу? Кто ж это дозволил?

— Сам дозволил… Думал небось, после пожара никто возражать не станет, — пояснил Воинов.

— Развяжите его! — приказал Серко.

Арсен мигом спрыгнул с коня, подбежал к столбу, рубанул саблей верёвку. Гурко, потирая онемевшие запястья, весело улыбнулся белозубой улыбкой, — от чего весь мрачный майдан тоже повеселел, — и, обняв Арсена за плечи, приблизился вместе с ним к кошевому.

— Спасибо, батько кошевой! Теперь верю, что поживу ещё… А то подумал: как отдубасят этими кийками, — он кивнул на груду длинных увесистых палок, — так и полетит моя душа к Вельзевулу в пекло!

— Отчего же? Иль нагрешил? — усмехнулся Серко, глядя на улыбающееся лицо Гурко.

— Бывало… да и кто на свете без греха?

— А курень зачем подпалил, грешник?

— Сказали переяславцы, что я ещё ничего этакого, выдающегося, не сделал.

— Так ты и отчудил?

— Отчудил, батько…

— Захотел, чтобы Палием прозвали?

— Честно говоря, тогда не думал, как меня прозовут…

— Ха-ха-ха! — засмеялся Серко. — Что не говорите, братья, а надо иметь мудрую голову, чтобы придумать такое!

Запорожцы, сгрудившиеся вокруг кошевого плотной гурьбой и слушавшие разговор, весело захохотали. Им начинал нравиться этот человек, которого они едва не отходили киями.

— А вдруг бы сгорела вся Сечь? — спросил Серко.

— Не сгорела бы, батько, — спокойно ответил Гурко. — Все курени заметены снегом настолько, что нечему гореть… Если б сгорел, то только Переяславский…

Вперёд протолкался Спыхальский.

— Холера ясная! — воскликнул он. — То и вправду есть мудро, прошу панства, отколоть такую штукенцию! Ну, кто из нас додумался бы до такого, спрашиваю вас? Не-е! Як бога Кохам[22], не!.. А курень наш Переяславский — одна только слава, что курень, скажу я вам! Стены покривились, прогнили — ветер так и свищет! Крыша продырявилась, и когда идёт дождь, то мы промокаем до костей или же тикаем к соседям! Разрази меня гром, если вру!

— Правду казак говорит! Ей-богу, правду! — вмешался Метелица и повернулся к Стягайло и его приспешникам. — А вы, сукины дети, хотели за охапку гнилого камыша предать человека столбовой смерти! Да его благодарить надо, что заставил нас перекрыть своё же жильё! Что спалил к чёртовой матери это гнильё!.. Иль в днепровских плавнях перевёлся камыш? Иль у нас руки отсохнут, если мы по снопику свяжем и гуртом перекроем курень?..

— Да и поджёг я его не даром, — снова заговорил Гурко. — Я пришёл к вам, братчики, не с пустыми руками, а с толикой серебряных талеров, которые с радостью дарю переяславцам, чтобы за эти деньги подправили свой курень… А то и новый построили… — Он достал из кармана туго набитый бархатный кошелёк и подал Метелице. — Вот держи, батько!

— Спасибо тебе, брат! — обнял его Метелица. — Вот только не знаю, как нам тебя все-таки звать: в курень принять-то приняли, а прозвища дать не успели!

— Как назовёте, так и ладно.

— Дозвольте, паны-братья, мне слово молвить, — сказал Серко.

— Говори, батько, говори! — закричали казаки.

— Нравится мне этот казак, чего там греха таить… И чует моё сердце, что принесёт он пользу товариществу нашему… Так что примем его в свой кош и дадим ему прозвище Палий, ибо такое он сегодня заслужил…

— Палием, Палием прозвать! Нехай отныне будет Палий! — зашумели казаки.

— Имени, по нашему обычаю, менять не станем, ибо имя — от бога, его поп дал… — продолжал Серко. — А прозвище, фамилия — от людей, вот мы её и сменили… Согласен ли, казак?

Семён Гурко, который отныне должен был зваться Семёном Палием, а свою родовую фамилию предать забвению, поклонился товариществу и кошевому:

— Спасибо, батько кошевой, спасибо, батько крёстный! Пока жив, не забуду, кто дал мне это запорожское имя! И постараюсь не срамить его никогда… А вам, братчики, спасибо за почёт, которым удостоили меня! Ведь если б вы не привязали меня сегодня к этому столбу, чтоб всыпать мне с полтысячи киев, так разве знал бы кто сейчас какого-то там Семена Гурко?.. Никто… Так благодарствую за то, что без славы прославили Семена Палия! Ну, а славу я постараюсь добыть саблей своею!

— Ты гляди, как чешет! Хоть и молодой, а голова! — прошамкал дед Шевчик, поблёскивая единственным зубом.

Палий поклонился ещё раз, потом порылся в карманах, вытащил горсть серебряных монет, подбросил их на ладони.

— А теперь, братья, положено крестины справить! Ставлю на всех две бочки горилки… Зовите шинкаря!

Над толпой прокатился одобрительный гомон, в котором слышалось никому до сих пор незнакомое, только что рождённое имя — Палий, которое вмиг стало известно всему запорожскому войску.

5

Как и надеялся Арсен, Серко разрешил набрать добровольцев для похода на Правобережье, приказав за счёт запорожской казны снарядить отряд порохом, сухарями, пшеном, салом и сушёной рыбой.

Собирались быстро, так как время не ждало. Добровольцев было порядочно, но отправлялись только те, кто имел коня. Таких оказалось немного — всего сто семьдесят человек. До захода солнца они получили в оружейной порох и олово, в амбарах — пшено, сало, сухари, рыбу и соль. Кто обносился, тот наскоро латал одежду и обувь или менялся с товарищами на более тёплые, менее поношенные вещи…

Выступать решили рано поутру. А вечером Серко собрал всех в войсковой канцелярии на раду.

Просторная комната наполнилась до предела. Сидели на лавках, на скамьях, внесённых джурой[23] кошевого, стояли вдоль стен и посредине — кто где мог. Суровые, сосредоточенные лица освещались жёлтым колеблющимся светом восковых свечей.

Серко вышел из боковой комнаты, остановился у стола. В последнее время он стал заметно стареть. Усы совсем побелели, а под глазами появились синие отеки. Однако держался он ещё молодцом: грудь колесом, плечи расправлены, как у парубка, голова высоко поднята. У себя на хуторе, в Грушевке, он успел отдохнуть, и приезд Звенигоры был вполне оправданным поводом, чтобы возвратиться снова в Сечь, куда он уже и сам рвался.

Окинув взглядом притихших запорожцев, кошевой начал говорить:

— Братья, я собрал вас для того, чтобы перед вашей далёкой дорогой сказать несколько слов… Причина поездки всем известна: каждый из вас согласился добровольно помочь нашему товарищу Арсену Звенигоре освободить его родных. Об этом знаете вы, знает вся Сечь, и потому могут знать и те, кто интересуется, как и чем мы тут живём… Но это, как говорится, для посторонних ушей. На самом деле задание ваше будет значительно шире, важнее…

Прошелестел удивлённый шёпот. Неужели кошевой подозревает, что среди них могут быть чужеземные соглядатаи?

— Я никого не подозреваю, — продолжал Серко, — но мы живём в тревожное время, среди врагов и должны не только делами, но и словами не вредить себе… Так вот, первейшее условие успеха — полная тайна!.. Случилось так, что после осады Чигирина и сдачи его, в чем я обвиняю не войско, а наших полководцев — гетмана и воеводу, — об этом, кстати, я откровенно написал Самойловичу в своём письме, Правобережная Украина осталась под властью турок. Её правителем султан назначил Юрася Хмельницкого. Мы все любили и уважали великого, славного Богдана, но не можем тем же платить его беспутному сыну. Из всех гетманов, которые были после Богдана, он более всего виновен перед отчизной и нанёс ей наибольший, может статься, непоправимый вред. Говорю я это для того, чтобы вы знали, что с турками и ордынцами у меня никогда не было никаких дружеских договоров, я никогда военной силой не становился на их сторону и никогда не стану на сторону тех, кто им помогает!

— Мы это знаем, батько, — басовито прогудел Метелица.

— Вы завтра выступаете на Правобережье и встретитесь с теми, кто служит султану Магомету. Не так уж много их, но мне хотелось бы, чтоб совсем не было таких!

— Смекнули, батько, — снова отозвался Метелица.

— А если смекнули, то больше не буду об этом говорить… Скажу о другом: главное ваше задание будет вот в чем. До Корсуня вы пойдёте одним отрядом, сделаете там что надо, то есть вызволите родных Арсена, а потом разделитесь на четыре группы. Старшим наказным атаманом, иначе — полковником, я назначаю Семена Палия… А после Корсуня атаманство над отрядами примут Самусь, Искра, Абазин и Палий. Вы пройдёте от Корсуня до Днестра, Збруча, Случи и Ирпеня, разведаете, что там делается, как живёт народ, покажете ему, что мы про него не забыли, поднимете его, сообща разгромите небольшие татарские и турецкие заставы, где встретите… А весной возвратитесь в Сечь!

— Понимаем, батько, — закивали головами запорожцы.

— Ну, а коль понимаете, то счастливого вам пути!

Все вышли, кроме Палия, Звенигоры, Воинова и Спыхальского, которым кошевой велел остаться.

Серко прошёлся по комнате, потом остановился перед Палием, положил ему на плечо руку.

— Ты, должно быть, удивлён, казак, что сразу после крестин атаманом стал?

— Удивлён, батько.

— Привыкай… Правду говоря, я хотел назначить Арсена, но он нарассказал про тебя столько, что хоть кошевым сразу выбирай!

— Он, видимо, преувеличил, батько.

— Вот я и хочу сам убедиться, то ли ты и вправду орёл, то ли лишь похож на него… Ну, ну, не обижайся, я пошутил… Атаманом действительно должен был быть Арсен, но, очевидно, в этом походе у него будет много других забот. Поэтому, зная про вашу дружбу и про ту славу, которую ты так быстро приобрёл в Сечи, — кошевой усмехнулся, а за ним улыбнулся и Палий, — я и назначил тебя полковником.

— Благодарствую, батько.

Серко помолчал некоторое время, думая о чем-то своём, сокровенном. Затем разогнал на лбу глубокие морщины и сказал:

— Друзья, вашему отряду будет особое задание… После того как освободите семью Арсена, вы проберётесь в Немиров, резиденцию Юрася Хмельницкого. Я долго был винницким полковником и хорошо знаю те места. Там есть где укрыться, один Краковецкий лес может принять под защиту во сто раз больше людей, чем у вас… Если вам посчастливится, выведаете важные секреты турок, нужные не только Сечи, но и Батурину, и Москве. Вы понимаете, о чем я говорю. Война не закончена. Не исключено, что этим летом она разгорится снова. Потому нам и интересно было бы знать, куда ударит Кара-Мустафа и какими силами… После этого вы пойдёте на Ирпень, разведаете, что делается на Полесье…

— Слишком трудное задание, — задумчиво произнёс Палий. — Не представляю, как мы сможем выполнить его.

— Об этом позаботится Арсен, — улыбнулся доброй улыбкой Серко. — Ему не привыкать…

— Все, что смогу, сделаю, батько, — твёрдо сказал Арсен. — Бывало и тяжелее…

— Я полагаюсь на твою сообразительность и твоё счастье, голубчик, — тихо проговорил кошевой. И тут же добавил: — На этом и порешим… А теперь идите — готовьтесь в дорогу, а то ведь с рассветом выступать!

В ОСИНОМ ГНЕЗДЕ

1

На седьмой день тяжёлой дороги, перед полуднем, обоз изгнанников с Левобережья прибыл под присмотром конного отряда в Корсунь. Лица пощипывал лёгкий морозец. В ярко-голубом небе ослепительно сияло солнце. Но несмотря на прекрасную погоду в городе было безлюдно, как и повсюду на Правобережье, где довелось проезжать переселенцам. Многие части города выгорели во время вражеских набегов, а там, где жильё уцелело от пожаров, все дышало запустением. Заборы скособочились, хлева и риги зияли рёбрами стропил и слёг, когда-то белые стены хат теперь облупились, окна чернели страшными дырами, а дворы были завалены сугробами снега… И только кое-где виднелись следы людей. В двух или трех хатах скрипнули двери — выглянули старенькие бабуси в каких-то дерюгах, но, завидев вооружённых всадников и обоз измученных пленников, торопливо спрятались в сенях.

Лишь замок на каменистом острове посреди реки проявлял зримые признаки жизни. Даже издалека было видно, как там весело поднимаются вверх сизоватые дымки, как бродят тёмные фигуры. Слышался перезвон молотов в кузнице.

Оставив обоз на широкой заснеженной площади над Росью, Свирид Многогрешный поскакал к перекидному мосту.

Переселенцы сбились в группки и вполголоса переговаривались меж собой, насторожённо поглядывая на охрану.

— Корсунщина — неплохой край, — знаешь-понимаешь, — рассуждал вслух исхудавший, почерневший, но, как всегда, разговорчивый Иваник. — Ничем не хуже Посулья. А может, ещё и получше… Но жить тута, под турками, будет не сладко. Ой, нет, совсем не сладко!.. Мне бы только до весны дотянуть — и задам стрекача за Днепр!

— Поймают — голову открутят! — кивнул кто-то на ордынцев.

— Они и так не помилуют.

У саней деда Оноприя было тихо. Ненко, Младен и Якуб молча разглядывали чужой город, а женщины, примостившись среди узлов и мешков, с грустью смотрели на шумные пороги, где даже в лютые морозы бурлила стремительная вода, пробиваясь между глыбами камней и льда.

Вдруг все заволновались.

Из замка выехало несколько всадников. Впереди на вороном коне гарцевал красивый, богато одетый мужчина средних лет. Позади него ехал полковник Яненченко. А ещё дальше — свита, состоящая преимущественно из татар.

— Юрась Хмельницкий! Юрась Хмельницкий! — прошелестело вдоль обоза.

Все сразу прекратили разговоры и впились взглядами в человека, имя которого последние два года наводило ужас на всю Украину.

Так вот какой он!..

Младшему сыну прославленного гетмана Богдана Хмельницкого Юрию — в семье и в народе его называли Юрасем — было шесть-семь лет, когда его отец в 1648 году поднял всенародное восстание против польско-шляхетского господства на Украине. Рано потеряв мать, Юрась рос болезненным и молчаливым мальчиком. Отца своего, обременённого государственными заботами и бесконечными войнами и походами, видел изредка. А потом, когда был отдан в обучение в Киевскую коллегию, долгие годы и вовсе не встречался с ним.

В отличие от старшего брата, Тимоша, энергичного, умного и храброго, но рано погибшего юноши, который в семнадцать лет возглавлял Чигиринскую казачью сотню, а затем водил в бои целое войско, Юрася, всегда тихого, вялого, бездеятельного, больше привлекала келья схимника и ряса монаха, чем гетманская булава, оказавшаяся после смерти брата и отца в его слабых руках.

После поражений, которые потерпели русско-украинские войска в войне с Польшей сначала под Любаром и Чудновом, а позднее — под Слободищем, Юрась подписал с Польшей позорный и тяжкий для Украины и для себя Слободищенский трактат 1660 года. Вопреки воле народа, он разорвал Переяславский договор с Россией и вновь отдал Украину на поругание польской шляхте.

Волна народных восстаний против польско-шляхетских захватчиков принудила Юрия Хмельницкого в начале 1663 года отречься от гетманства и под именем Гедеона постричься в монахи. Но этот его шаг не мог помочь Украине: долгие десятилетия она оставалась разделённой на две части — Левобережную и Правобережную, что в корне подкосило силы народа, бросило его в пучину братоубийственных войн и восстаний, не утихавших на протяжении всего следующего столетия. Завистливые, хищные соседи с юга и запада, пользуясь разъединенностью Украины, то и дело нападали на неё, стараясь отхватить себе как можно больший кусок. Только Россия ограждала её от окончательного разорения.

Жизнь самого Юрася после отречения складывалась трагично. Через год он был обвинён в измене правобережным гетманом-самозванцем Павлом Тетерей, арестован и передан польским властям. Почти три года провёл он в мрачных, сырых казематах Мариенборгской крепости на севере Польши.

Освобождённый из заточения, чернец Гедеон, как Юрась называл себя теперь, полностью отрёкся от мирской жизни и поселился в Уманском монастыре. Хотя было ему в то время лет двадцать пять, он выглядел значительно старше своего возраста, уставшим, надломленным душевно. На бледном лице застыла печать скорби и боли, а чёрные погасшие глаза давно утратили способность улыбаться. Десять тяжёлых и бурных лет, что прошли после смерти Богдана Хмельницкого, изнурили, вымотали его слабое тело и больную душу.

Казалось, что в монастырских стенах Юрась наконец-то нашёл себе тихую, спокойную обитель, где он мог прожить безбедно до конца дней своих, укрыться от яростных бурь, то и дело сотрясавших украинскую землю.

Но увы! Даже молитвы и монастырские стены не спасали монахов от басурманского аркана. Юрася вместе со всей братией схватили людоловы и потащили в Крым, а хан, узнав, что молодой хмурый чернец — сын покойного гетмана Ихмельниски, как называли Богдана Хмельницкого ордынцы, и сам бывший гетман Украины, отправил его в Турцию в подарок султану. Там некоторое время он сидел в одиночке Семибашенного замка — тюрьмы для политических преступников и соперников султана, потом, когда правительство Османской империи, пользуясь услугами Дорошенко, стало настырнее направлять свою экспансию на север, на Украину, Юрась был назначен архимандритом в один из православных монастырей турецкой столицы.

Немощный и безвольный, он очень скоро согласился помогать туркам в их захватнических походах. И когда правобережный гетман Петро Дорошенко, от которого отшатнулся народ из-за его пагубной политики дружбы с султаном, вынужден был сложить оружие и сдаться левобережному гетману Ивану Самойловичу и царскому воеводе Григорию Ромодановскому, султан неожиданно вытащил Юрася из стамбульского монастыря на свет божий и провозгласил «князем Малороссийской Украины».

С таким пышным, но маловразумительным титулом, полученным от извечного злейшего врага украинского народа, объявился Юрась во главе восьмидесяти пяти земляков-предателей из бывших невольников летом 1677 года под Чигирином. Его подкрепляло стотысячное турецкое войско великого визиря Ибрагима Шайтан-паши.

Однако напрасными оказались надежды султана и самого Юрася на то, что народ, верный славному имени Богдана Хмельницкого пойдёт за его сыном. На Украине Юрасево «войско» увеличилось — смешно сказать — всего на полтора десятка человек и состояло из сотни сорвиголов, которым не доверял даже сам «князь».

Через месяц Ибрагим Шайтан-паша, потерпев поражение, позорно бежал из-под Чигирина, оставив после себя разорённые, сожжённые села и города Правобережья и трупы тысяч людей.

На следующий год Магомет IV послал двухсоттысячное войско для завоевания Украины. Великий визирь Мустафа поклялся бородой пророка, что овладеет Чигирином и всей Украиной. В его обозе снова плёлся проклятый народом Юрась… Кара-Мустафа Чигирин взял, но закрепиться в нем, а тем более завоевать всю Украину не смог. Разбитые под Бужином турецкие войска покатились назад, безжалостно уничтожая все на своём пути.

Правобережье почти совсем опустело. Сотни тысяч людей бежали на левый берег, а тех, кто не успел спрятаться или убежать, ордынцы и янычары уничтожили или угнали в неволю.

Некогда многолюдный край — от Чигирина на востоке до Каменца и Житомира на западе — вследствие гетманских распрей, польско-шляхетских набегов и особенно турецко-татарского нашествия пришёл в упадок, обезлюдел. В сёлах, где прежде было сто — двести дворов, уцелело по две-три хаты, в которых нашли приют старики и малолетние, каким-то чудом спасшиеся от вражеских сабель и арканов. От Чигирина, Канева, Умани, Фастова и многих других городов сохранились лишь названия. Все, кто остался в живых, разбежались по лесам, пещерам, питаясь дичью, желудями и грибами…

Народ не без основания считал виновником разорения родного края Юрася Хмельницкого, который не только не препятствовал чужеземцам грабить Украину, но нередко и сам приказывал уничтожать села и города, не признающие его власти. Имя Юрася стало ненавистным на обоих берегах Днепра. И не удивительно, что все переселенцы — от старого до малого — хмуро воззрились на этого человека.

Остановив коня перед притихшим обозом, Юрась молча рассматривал людей. А они тем временем пристально разглядывали его.

Невысокого роста, тщедушный, узкий в плечах, чисто выбритый, он прямо, как-то одеревенело сидел в седле, и на его бледном, невыразительном, хотя и достаточно красивом лице не отразилось ни малейшего чувства. Только раз, когда на руках у молодой матери заплакало испуганное дитя, он вдруг едва улыбнулся. Но улыбка не скрасила его лица, потому что глаза оставались мрачно-холодными, непроницаемыми, словно стеклянными. Да и появилась она на какое-то мгновение и сразу, без всякого перехода, исчезла.

Одет он был весьма изысканно: темно-синего сукна бекеша, подбитая лисьим мехом, бобровая шапка-гетманка с самоцветом и двумя павлиньими перьями надо лбом, на боку — дорогая сабля, за поясом — булава, изготовленная перед первым чигиринским походом чеканщиками Стамбула, на ногах — красные сапоги.

Оглядев молчаливых переселенцев, их убогий скарб на санях, жалкую отару овечек и вереницу исхудавших за время перехода коровёнок, он кивнул полковнику и, когда тот подъехал, что-то тихо сказал ему.

— Люди, подойдите ближе! — поднялся на стременах Яненченко. — С вами хочет говорить ясновельможный гетман!

Оставив детей на санях, мужчины и женщины столпились перед гетманом и его свитой.

— Люди! — произнёс Юрась. — Правобережная Украина — отныне ваш дом, ваш край! Отсюда большинство из вас вышли, сюда и вернулись. Селитесь в Корсуне, в ближайших сёлах, живите вольно, богато!.. Хватит вам гнуть спину перед богопротивным поповичем — Самойловичем, которого я, даст бог, одолею и, рано или поздно, притащу сюда на аркане на справедливый суд народа и суд божий!.. Властью, данной мне султаном турецким Магометом, я буду защищать вас от него, от его приспешников, от царских воевод и польских панов! У вас теперь один хозяин — я, гетман и князь Украины, вызволенной из ляшской неволи моим отцом Богданом Хмельницким! А кто из вас посмеет не подчиниться полковнику или отважится на отпор его людям, тот будет нещадно бит или казнён!.. Вам понятно?

— Понятно, пан гетман, — вылез вперёд неугомонный Иваник. — Вот только одну малость никак не докумекаю, знаешь-понимаешь…

— Ну, что именно?

— А ежли на нас нападут татары аль, примером, турки… Как тогда? Давать им отпор аль беспрепятственно позволить заарканить себя и покорно идти на галеры?.. А, примером, жинкам нашим да девчатам — в ихние гаремы?..

Юрась Хмельницкий уставился тусклыми глазами на Иваника, как на какое-то диво. Долго молчал. Потом громко воскликнул:

— Дурак! Турки и татары — мои союзники! Они не трогают моих подданных. Они пришли на нашу землю не для того, чтобы порабощать, а для того, чтобы освобождать!

— Нашу душу от тела, знаешь-понимаешь, — не удержавшись, буркнул Иваник и, увидав, как дёрнулась рука гетмана к сабле, проворно шмыгнул в толпу, где Зинка тут же наградила его сильнейшим тумаком в спину, чтобы не был таким умником.

Вперёд выехал полковник Яненченко.

— Люди! Сейчас вас разведут по хатам, где вы сможете обогреться и пожить до того времени, когда окончательно выберете себе пристанище… Но перед этим я хочу отобрать несколько хлопцев и девчат для службы в замке… Вот ты!.. И ты!.. И ты!..

Он указывал пальцем прямо в насторожённые глаза парубков и девушек, и те, побледнев, пятились, пытаясь спрятаться среди односельчан, но два дюжих казака, что сразу выскочили вперёд, быстро хватали их за рукава и отводили в сторону.

Перед Златкой и Стёхой Яненченко на мгновение замялся. Их красотою он был поражён ещё там, на хуторе, когда сцепился из-за них с мурзой Кучуком. Собственно, парубков и девчат он начал отбирать для того, чтобы эти красавицы не так выделялись в толпе, ибо прежде всего интересовали его они. Но он не хотел, чтобы гетман обратил на них внимание. Поэтому совсем небрежно, будто между прочим, ткнул в девчат сразу двумя пальцами — указательным и средним:

— И вы!

— Ой! — вскрикнула Стёха и схватила Златку за рукав.

Златка испуганно молчала.

Никто не заметил, как перекинулись быстрыми взглядами мурза Кучук с сыном Чорой.

Полковничьи пахолки[24] подбежали к девушкам.

Младен, Ненко и Якуб напряжённо следили за тем, что происходит на площади. Когда на хутор напали татары и начали выгонять людей, они договорились друг с другом пока что не сознаваться, кто они такие, чтобы в подходящее время освободиться самим и освободить всех своих. Теперь же решили, что такой момент наступил.

Ненко вдруг вышел из толпы и, обращаясь к Яненченко, быстро заговорил по-турецки:

— Не трогай этих девушек, ага! Заклинаю тебя аллахом — не трогай! Одна из них — моя сестра, которую я нашёл в этом чужом для меня краю, а другая… другая — моя полонянка, которую я намерен был забрать с собой… Ты меня понимаешь? Оставь их при мне, ага!

Яненченко вытаращил глаза. Он достаточно хорошо знал турецкий язык и все понял. Одного не мог уразуметь — откуда тут взялся этот турок?

Поняли, о чем говорил Ненко, и другие. Из-за спины Юрия Хмельницкого, который тоже бегло говорил по-турецки, выехал старшина гетманской охраны Азем-ага, мрачный человечище, с узкими хитрыми глазами и тяжёлой нижней челюстью, сильно выдававшейся вперёд. Остановившись перед Ненко, он пристально осмотрел его, а потом спросил:

— Ты кто такой?

— Сафар-бей, бюлюк-паша отдельной янычарской орты[25] в Сливене.

— Как ты сюда попал, ага? Почему очутился среди этих чужих для тебя людей?

— Нас здесь трое — янычарских старшин, — спокойно пояснил Ненко. Они заранее обдумали с отцом и Якубом, как им держаться, когда настанет время говорить о себе. И он указал на Младена и Якуба, которые поклонились гетману и Азем-аге. — Во время нападения на Сечь мы попали в плен к казакам… Мы приносим аллаху и вам искреннюю благодарность за то, что освободили нас, ага!

— Ты сказал, что одна из этих девушек — твоя сестра… Это правда?

— Да, ага.

— Эта? — Азем-ага показал на Златку.

— Да, ага, — подтвердил Ненко и обратился к сестре. — Адике, приветствуй наших освободителей!

— Я приветствую вас, эфенди, — поклонилась Златка гетману. — Я рада встрече с вами, высокочтимый ага, — повернулась она к Азем-аге. — Пусть бережёт вас аллах!

— Гм, и вправду турчанка, — буркнул Азем-ага и кивнул на Стёху. — А та?

— Это сестра казака, который взял нас в плен… Он относился к нам хорошо и даже помог разыскать Адике, захваченную запорожцами во время морского похода… Его нет здесь, и мы опекаем его родных… Поэтому просим оставить девушек с нами!

Азем-ага наклонился к гетману и вполголоса что-то долго пояснял ему. Юрась Хмельницкий утвердительно кивнул, посмотрел на девушек, на Ненко и приказал Яненченко:

— Оставь этих девчат, пан Иван, — сказал он. — Ты себе найдёшь других, а этих я заберу с собой в Немиров… Да прикажи отобрать с полсотни семей на крепких санях и с сильными, выносливыми лошадьми — я их тоже возьму с собой. И не забудь про тысячу злотых, которые ты должен прислать мне… А то…

Яненченко втянул голову в плечи и побледнел от гнева и оскорбления. Он никак не ожидал, что гетман заберёт девчат да ещё напомнит так неуместно о дани. Думал, что разговор, который состоялся сегодня утром между ними один на один, никому не будет известен, и вдруг гетман разгласил его в присутствии всей свиты. Тот разговор тоже имел оскорбительный характер. Хмельницкий после завтрака без всяких объяснений потребовал, чтобы Яненченко каждый год привозил ему за полковничий пернач тысячу злотых. А когда полковник заметил, что вряд ли сможет наскрести с немногочисленного и обедневшего населения такую сумму, гетман разгневался и сказал, что сможет, иначе отдаст полк[26] кому-нибудь другому, более находчивому, который сумеет достать какую-то жалкую тысячу. Это означало, что придётся не только стягивать с народа последнее, но и повытрясти свои карманы. И все же он согласился, так как ему ничего не оставалось делать. А теперь вот гетман вторично напомнил об этом. Многозначительное «а то» прозвучало тихо, но зловеще, как суровое предостережение. Возможно, оно было сказано так, между прочим, а возможно, и с умыслом, чтобы полковник не начал оспаривать намерения гетмана забрать с собою пятьдесят семей и этих двух девчат-красавиц, которые так приглянулись ему… «Чтоб ему пусто было, — подумал Яненченко. — С этим бесноватым, полоумным Юрасем каши не сваришь. Хотя он и родичем доводится, а лучше держаться от него подальше…»

Он склонил в знак согласия голову и крепко, так, что суставы на пальцах побелели, зажал в руке повод. Занятый своими мыслями, сражённый бестактным замечанием гетмана, Яненченко не заметил, как радостно сверкнули глаза мурзы Кучука, услышавшего, что девушки поедут в Немиров.

2

Миновав разорённые, безлюдные местечки — Лысянку, Жашков и Дашев, измученные, промёрзшие, голодные путники добрались наконец до Немирова.

Непонятно, почему этот маленький, хотя и живописный городок Юрий Хмельницкий облюбовал для своей резиденции. Вероятно, потому, что здесь была вполне надёжная крепость, или потому, что в городе и его окрестностях осталось больше населения, чем над Росью? А может, потому, что отсюда было недалеко и до границ Турции, и до Каменца, который стал центром Каменецкого пашалыка, на правах отдельной провинции присоединённого к империи, где в случае опасности мог найти убежище гетман-неудачник? Или так приказали ему его хозяева — султан и великий визирь?

Поселился он на Выкотке, высоком, каменистом полуострове, окружённом с трех сторон широкими прудами. Казалось, это урочище самой природой создано для того, чтобы здесь построили крепость. Правда, бывшее польское укрепление во время казачьих войн было основательно разрушено, но земляные валы с дубовым частоколом были ещё крепкими и надёжно защищали гетмана от внезапного нападения.

Жил Юрась в солидном деревянном доме, когда-то принадлежавшем польскому воеводе. В соседних домах расположилась его личная охрана. А неподалёку, в Шполовцах, единственном предместье, сохранившемся от пожаров и разрушения, разместилось гетманское войско — восемьсот татар, двести валахов[27], двадцать восемь сербов и восемьдесят казаков. Войско небольшое, можно сказать — мизерное, но и его нечем было кормить. Поэтому случалось, что изголодавшиеся ордынцы отправлялись в села, где ещё удавалось чем-нибудь поживиться, отбирали у крестьян последнее — коровёнку, овцу или мешок зёрна.

Когда Юрась во главе обоза подъехал к Выкотке, на плотине показался татарский отряд. Перед собой лучники гнали небольшую отару овец. Позади на санях везли мешки с мукой и зерном, на арканах тянули несколько насмерть перепуганных мужчин.

Юрась придержал коня, подождал, пока отряд поднимется на гору.

— Что это? — спросил скуластого, изрытого оспой салтана, который, льстиво и в то же время нахально улыбаясь и кланяясь, подъехал к нему.

— Салям, ясновельможный гетман, — поздоровался салтан и, повернувшись вполоборота назад, указал на добычу: — Мало-мало брали ясак[28]. Голодный воин — плохой воин… Нужен мясо, нужен клеб… Каша нужен… Голодный конь — никудышный конь… Мало-мало нужен овёс, нужен сено… А где взять?.. Пан кинязь сам мало-мало понимать должен…

— Ладно, — согласился Юрась. — А это что за люди?

— А-а, этот… Богатый люди… Мало-мало будем бить — родичи деньга приносят… Казна пустой — деньга нужен…

У Юрася блеснули глаза. Он сразу оживился.

— Посадить их в яму! Я сам с ними поговорю!

— Якши, якши, — закивал островерхой шапкой салтан, оскаливая в хищной улыбке ряд острых зубов, и что-то резко крикнул своим сейменам. Те быстро потащили пленников к крепости.

Отпустив уставших воинов, возвратившихся из неудачного похода за Днепр, на отдых, Юрась проехал вдоль обоза переселенцев. Его сопровождали Азем-ага и Свирид Многогрешный. Переселенцы молча сидели на санях или понурившись стояли на утоптанном конскими копытами снегу. Все были так страшно утомлены тяжёлой дорогой, что никто уже не ощущал ни тревоги за будущее, ни страха за жизнь. Даже неугомонный Иваник не раскрывал рта: дорога, усталость и голод доконали и без того слабосильного человека. Накинув на голову капюшон старой Киреи[29], он, как нахохлившийся воробей, сидел на санях позади Зинки, державшей вожжи в руках, и безучастно поглядывал на чужой, незнакомый город.

— Всех разместить на Шполовцах! — распорядился гетман. — Пускай каждый выбирает себе жилище по душе — свободных у нас предостаточно!

— Слушаюсь, — поклонился Многогрешный.

— У кого есть золото, серебро или драгоценные вещи — отобрать!

— Будет сделано!

— А тех, — повернулся Юрась к Азем-аге и показал на Ненко, Младена, Якуба и семью Арсена, — поместить отдельно! На Выкотке… И тайно стеречь!.. Завтра я поговорю с ними… Ты понял меня, ага?

— Понял.

— Девчата те, кажется, хорошенькие?

— У тебя есть вкус, гетман, — сдержанно усмехнулся Азем-ага.

— Не хуже, чем у полковника… Ха-ха-ха!.. Ишь, хотел затащить таких пташек в своё гнездо! Ну и наглец!.. А они вдруг выпорхнули… Ха-ха-ха!.. Вот, должно быть, злится пан Иван!..

— Ещё бы, — снова ощерился немногословный, всегда мрачный турок, которому было поручено не только охранять гетмана, но и следить за каждым его шагом, за каждым словом и обо всем доносить в Каменец и Стамбул.

— Ты, Свирид, распорядись получше натопить покои, что-то я замёрз. — Юрась обернулся к Многогрешному: — Да пускай Мелашка сготовит ужин — заморим червячка… И на отдых! Делами займёмся завтра…

3

Опустевших дворов в Немирове, как и по всей Украине в то время, было много. Поэтому Многогрешный быстро распихал переселенцев по пустующим хатам, а Азем-ага, выполняя волю гетмана, семью Звенигоры поселил на Выкотке, в большом деревянном доме с крышей из гонта, как раз напротив янычарского гарнизона. По его приказу татары привезли фуру дров, воз сена для лошадей и освежёванную тушу барана.

На другой день утром он зашёл в дом к Звенигорам.

— Салям, правоверные!

— Салям, ага.

Его пригласили в чистую комнату, где уже было натоплено. Дед Оноприй и женщины вышли. Четверо мужчин сели — не по турецкому, а по украинскому обычаю — на лавки возле стола и некоторое время молчали. Младен и Якуб, как было условлено раньше, поручили переговоры Ненко. А Ненко ждал, пока гость и старший по чину начнёт разговор первым.

Однако Азем-ага не торопился. Внимательно рассмотрев лица своих, как он думал, единоверцев, разгладил пятернёй чёрную бороду, скрывавшую тяжёлую нижнюю челюсть, и только после этого многозначительно сказал:

— Волею аллаха эти бесконечные заснеженные просторы Сарматии от Днестра до Днепра и от Тясмина до Карпатских гор отныне принадлежат высочайшей блистательной Порте. Князь и гетман Юрий Хмельницкий выполняет здесь волю падишаха, а я с ортой янычар и сейменов приставлен великим визирем охранять его особу от преступников, которые захотели бы посягнуть на его жизнь, а также, — ага иронически улыбнулся, — уберечь от возможного в его положении намерения изменить падишаху и переметнуться на сторону урусов, как это сделал когда-то гетман Дорошенко.

— Мы это хорошо понимаем, ага, — почтительно ответил Ненко. — Но сегодня нас беспокоит судьба не этого человека, а наша собственная. Мы счастливы, что аллах помог нам вырваться из рук неверных. Однако нам хотелось бы знать, когда мы сможем вернуться на родину.

— Я и пришёл сейчас к вам, чтобы уяснить это дело, — склонил голову Азем-ага и проницательно посмотрел своими узкими цепкими глазами на Ненко. — Из наших разговоров в дороге мне известно, что ты, ага, и твои друзья служили в янычарском корпусе и два года воевали под Чигирином, где и я воевал. Стало быть, я вижу перед собой бывалых воинов, готовых отдать жизнь за ислам и величие падишаха! Так почему бы вам всем не послужить под моим началом в охранном отряде гетмана? У меня большая нужда в людях. Думаю, каменецкий паша Галиль, которому я подчиняюсь, не станет возражать… К тому же в этом году великий визирь Мустафа пойдёт в новый поход против неверных. В этот раз, возможно, на Киев… Значит, через несколько месяцев мы все вместе в войске падишаха будем воевать с неверными. Поэтому я не вижу для вас нужды ехать сейчас на родину, чтобы через какой-нибудь месяц или два снова возвращаться сюда.

Ненко собрался было что-то ответить, но тут в разговор вмешался Младен, взглядом давая понять сыну, чтобы молчал.

— Высокочтимый Азем-ага, действительно, у нас были другие намерения, — начал седовласый воевода. — Мы хотели ехать домой… Но то, что ты сказал, заставляет нас, в частности меня, по-новому взглянуть на обстоятельства, складывающиеся помимо нашей воли. Если уже весною доблестное войско падишаха вновь тронется сюда, то нам и вправду незачем предпринимать такую утомительную поездку… Поэтому я останусь служить в твоём отряде, если ты предложишь достойное моим заслугам и званию место. Думаю, что и друзья мои поступят так же.

Ненко и Якуб удивлённо переглянулись, но, услыхав последние слова Младена, расценили их как приказ и поспешили высказать своё согласие.

— Я рад иметь начальником такого доблестного воина, как ты, Азем-ага, — поклонился Ненко, который теперь вновь должен был стать Сафар-беем.

— Если в твоём отряде нужен лекарь, то я тоже могу предложить свои услуги, ага, — сказал Якуб, прикрыв веки, чтобы пригасить иронические искорки в глазах.

— Я очень рад. Итак, будем считать, что с этой минуты вы снова несёте службу в войске падишаха… Вам выдадут оружие и все, что необходимо для жизни. Хотя должен вас немного разочаровать: с харчами в этом нищенском варварском краю достаточно туго. Большинство жителей разбежалось, а оставшиеся так обнищали, что у них порою действительно нечего взять… Но для нас с вами хватит!

Азем-ага встал. Начал прощаться. Новоявленные подчинённые вскочили, вытянулись в струнку. А когда Азем-ага ушёл, обступили Младена.

— Не понимаю, отец, твоего решения, — сказал Ненко. — Главная наша задача сейчас — освободить Златку и семью Арсена. Ты сам так рвался в Болгарию, к своим гайдукам… И вдруг мы остаёмся здесь!

Младен нахмурился.

— Вы слыхали, что говорил Азем-ага?.. Султан не ограничился двумя походами на Украину. Теперь он бросит, вероятно, ещё большее войско, чтобы окончательно завоевать казачий край. Руснаки не знают об этом, и турецкое нападение может застать их врасплох… Мы обязаны сообщить им. Как хотите, это мой долг! Таким образом я помогу — и не в малой мере! — моим друзьям гайдукам, моей любимой Болгарии. Потому что наша судьба решается здесь, в степях Украины… Кроме того, подумайте сами, для освобождения Златки и родных Арсена тоже нужно время. За день или за два мы ничего не сделаем. К тому же — куда мы их повезём сейчас? В Болгарию? Это исключено, так как они захотят вернуться к себе, встретиться с Арсеном. А везти за Днепр — не довезём: у нас нет припасов для такой дальней дороги, а главное, нас очень быстро настигнет погоня. Нет, надо ждать весны! Уже недолго… Мы будем при Азем-аге, пока нам это выгодно. А что касается тебя, дорогой сын, то возникла у меня неожиданная мысль: не остаться ли тебе вообще в янычарском войске?

— Ну, я тебя совсем не понимаю, — удивился Ненко.

— Ты смог бы оказать Болгарии и её друзьям неоценимую услугу: мы знали бы тогда самые тайные замыслы Стамбула, указы султана, приказы и распоряжения военных властей…

— Вот как?! Стоит подумать!

— Пусть извинит меня Якуб, что я так откровенно говорю, — воевода положил руку на плечо своему старому другу. — Может, твоему уху и тяжко слушать такие слова, потому как речь идёт о том, чтобы расшатать, а если удастся, то и свалить страшного великана, который называется Османской империей. Ведь это твоя родина, Якуб!

— Младен, — тихо ответил тот, — на свете, кроме жестокости и произвола, существует ещё и справедливость. К сожалению, я ни разу не встречался с нею ни в янычарских сейбанах[30], ни в замках бейлер-беев и санджак-беев, ни во дворце падишаха. Везде господствует несправедливость. Так пристало ли мне, человеку, обогащённому горьким житейским опытом и всю жизнь стремящемуся наказать эту несправедливость, защищать её теперь?

— Спасибо, Якуб! Ты мудрый человек! — Младен обнял старого товарища. — И конечно, ты знаешь, ибо я не раз говорил тебе об этом, что мы выступаем не против турок, не против Турции, чтобы уничтожить её и поработить её народ. Мы выступаем против своего рабского положения, в которое ввергла нас Порта, против посягательств султана и его ненавистных пашей на нашу землю и плоды нашего труда, против гнёта и насилия, против стремления султана убить нашу веру, наш язык, наш извечный уклад жизни, растоптать наше человеческое достоинство!

— Аминь! — улыбнулся Якуб и крепко пожал Младену руку. — Теперь мне понятно, почему мы должны служить в орте Азем-аги…

4

Всю следующую неделю гетман болел. У него ломило руки, ноги, поясницу. Голова трещала от нестерпимой боли. Непрерывно трясла лихорадка. Вечерами, когда бывало особенно тяжко, он бредил: то молился богу, то выкрикивал страшные проклятия, то разговаривал с людьми, которых давно уже не было на свете, — матерью, отцом, братом Тимошем… От него ни на минуту не отходил, как верный пёс, Свирид Многогрешный, следил за каждым шагом и каждым движением Якуба, приставленного Азем-агой к больному.

Болезнь прошла внезапно, как и началась. Но слабость осталась, а с нею — разбитость, скверное настроение. Гетман заскучал и крикнул, чтобы кто-нибудь вошёл.

За дверью послышались шум, топот ног.

— Кто там?

Дверь приоткрылась и показалась пепельная голова Свирида Многогрешного.

— Это я, ясновельможный пан гетман. — Круглая физиономия хорунжего расплылась в угодливой улыбке.

— Заходи.

Многогрешный вошёл в комнату, пригладил рукой жиденький чуб и низко поклонился.

— Слава богу, вы живы и здоровы, пан гетман… А я подумал, с вами что-то случилось — так вы крикнули…

— Я уже чувствую себя хорошо… С чем пришёл?

— У меня очень важные вести…

— Ну, рассказывай! — Гетман подложил себе под голову вторую подушку, чтобы удобнее было сидеть, и указал на стульчик: — Садись!

— Ясновельможный пан гетман. — Многогрешный осторожно присел на вычурный стульчик с кривыми позолоченными ножками и понизил голос до шёпота: — Пока вы болели, я порасспросил своих доверенных людей, которые оставались в Немирове нашими глазами и ушами…

— Ну и что?

— Страшно даже подумать…

— Говори!

— Ясновельможный пан гетман, — торопливо затараторил Многогрешный, — всем хорошо известно, сколько трудов вы положили на то, чтоб возродить отцовскую славу… Да не все ваши помощники искренне помогают…

— Кто? — Юрась впился взглядом в желтовато-серые глаза хорунжего.

— Наказной атаман Астаматий во время похода вашей ясновельможности на Левобережье принимал тайного посла от Серко и долго толковал с ним за закрытыми дверями…

— О чем?

— К сожалению, не удалось дознаться… Но дознаемся! Того посла, запорожца Семашко, семья которого живёт в Немирове, я приказал арестовать и посадить в яму. Правда, несмотря на то что ему всыпали полсотни палок, он ничего определённого не сказал… Должно быть, мало всыпали… Зато…

— Ну, ну!

— Зато доподлинно стало известно, что Астаматий, этот хитрющий волох, изрядно вытрусил карманы и сундуки богатых немировских горожан и присвоил большую часть собранного… В казну поступило золота и серебра, а также драгоценных вещей только на полторы тысячи злотых. А сколько прилипло к его рукам, одному богу ведомо!..

Гетман заскрипел зубами, едва не задыхаясь от злости. В последнее время он все свои силы отдавал тому, чтобы как можно больше людей перегнать с левого берега Днепра на правый, а также поскорее пополнить свою казну, так как считал, что без подданных и без денег он ничто. Потому и следил ревниво за тем, чтобы ни один злотый, ни один червонец или динар, ни одна золотая или серебряная вещица не миновали его казны.

— Ах ворюга! Изменник! Грабитель! Хитрый волошский лис!.. Я давно подозревал, что он неискренний, коварный, подлый человечишка!.. Но куда же смотрел полковник Вареница? Я же приказывал ему неотступно следить за каждым шагом Астаматия!

В глазах Многогрешного заиграл радостный огонёк.

— Ваша ясновельможность пригрела на груди змею! Полковник Вареница в сговоре с Астаматием…

— Не может быть!

— Мои люди доносят, что не раз видели их вдвоём. Астаматий частенько заезжал к Варенице, до полуночи пьянствовал с ним… А горничная Вареницы Настя хвасталась подругам, что хозяин подарил ей золотые серёжки… Откуда они у него? Ведь до тех пор, пока вы не вручили ему пернач полковника, был гол как сокол!.. Вместе со мной, благодаря вам, выбрался из турецкой неволи, так что, кроме вшей, — пусть извинит меня пан гетман за грубое слово, — ничего не привёз с собой на Украину. А теперь, вишь ли, дарит дорогие серёжки своей полюбовнице. Какой богатей нашёлся!..

— Что ещё?

— Немировский сотник Берендей…

— И этот? О боже!..

— Он выпустил из ямы нескольких острожных, не положив за них в казну ни одного шеляга[31]. Сказывают, на этом он крепко погрел руки… Из корчмы не вылазит!

— Все?

— Все.

— Как переселенцы?

— Голытьба… Перетрясли всех — ни злотого не нашли… Временно живут на Шполовцах. Весной заставим пахать, сеять…

— А те… девчата?

— Их поселили, как и приказано вашей ясновельможностью, тут рядом… На Выкотке… Слежу за каждым шагом…

— А турки?

— Азем-ага взял их на службу.

— Угу… Это хорошо… Однако их нужно остерегаться, а то они обо всем будут докладывать Азем-аге.

— А он — каменецкому паше Галилю, великому визирю и самому султану, — досказал Многогрешный.

— Об этом мог бы и не напоминать: сам знаю… А вот кто из наших доносит Азем-аге — хотелось бы проведать.

— Кто же? Астаматий и Вареница, безусловно, причастны к этому…

Юрась кисло поморщился.

— Может, и ты? А?

Многогрешный испуганно перекрестился:

— Что вы, пан гетман!.. Вот вам крест, я ваш самый преданный слуга! Как пёс, готов каждому вашему недругу горло перегрызть!

— Ладно, ладно, верю, — небрежно махнул рукой гетман, а потом, видя, как его слова взволновали хорунжего, добавил: — Ты единственный, на кого я могу положиться… Так что ты предлагаешь сделать с изменниками?

— Предлагать и решать может ваша ясновельможность. А моё дело — доложить обо всем правдиво, как на духу.

— Ты схватил их?

— Без вашего приказа? — удивился Многогрешный. — Как бы я посмел?

— Взять ворюг! Немедленно! И держать под усиленной стражей!.. Малость окрепну — сам допрошу их!

— Будет сделано, ваша ясновельможность. Но…

— Ну, что ещё?

— Кого же назначить на их места?

Юрась ненадолго задумался. Потом решительно сказал:

— Без наказного атамана обойдусь: сам управлюсь! Полковником назначу Коваленко, а сотником… — Он выдержал паузу, пристально посмотрел на Многогрешного. Тот преданно склонил голову, ожидая благодарности за верную службу. — Сотником… будешь ты, Свирид! Служи мне честно — и я никогда не забуду про тебя!

— Благодарствую, ваша ясновельможность. — Многогрешный схватил маленькую белую руку гетмана и чмокнул толстыми губами.

— Ладно, иди! И сделай все, как я приказал!

Пятясь и кланяясь, Многогрешный выскользнул за двери.

5

Было воскресенье. Гетман встал рано, до восхода солнца. В сопровождении старшин сходил к заутрене, поставил свечку перед образом божьей матери за своё выздоровление, а вторую — перед образом спасителя — за упокой души родителей. Возвратившись домой, позавтракал, выпил горячего молока с мёдом — и почувствовал себя вполне здоровым. Надел тёплый кожух, покрытый синим венгерским сукном, обул валенки и вышел во двор.

В глаза ударили яркие солнечные лучи. С развесистых яворов с криком взвилось вороньё. Гетман прищурился, глубоко вдохнул морозный воздух, пахнувший утренним дымком, и сошёл с крыльца.

На просторной площади выстроился отряд сейменов, прибывших из Крыма для замены тех, что пробыли здесь полгода и должны были возвращаться домой. В островерхих круглых шапках, отороченных мехом, в овечьих кожухах, они устало сидели на небольших лохматых лошадках и равнодушно смотрели на невысокого бледного гетмана Ихмельниски и на гурьбу старшин. За плечами у каждого всадника виднелось извечное оружие кочевников — лук, колчан со стрелами, круглый щит, обитый жестью или жёсткой бычьей кожей. На боках — сабли.

Гетмана окружили старшины во главе с Азем-агою и Свиридом Многогрешным. С каждым из них он поздоровался кивком головы, а салтанам Гази-бею, который на днях уезжал в Крым, и Чогаку, прибывшему сменить Гази-бея, пожал руки.

— Спасибо, салтан, за хорошую службу, — обратился он к Гази-бею. — Передай хану Мюрад-Гирею, что я очень доволен тобой и твоими воинами!

— Передам, гетман, — ответил тот, хмуро глядя себе под ноги. — Приятно слушать похвалу… Но мы служили не только за похвалу.

— Что ты имеешь в виду, салтан?

— Мои люди недовольны… Они возвращаются с пустыми руками, гетман… Нужно мало-мало платить.

— Ты же знаешь, салтан, что платить сейчас нечем… Такая война прошла по нашему краю… Малость разживёмся — заплатим!

— Мы не просим золото, гетман. Дозволяй нам мало-мало ясырь брать…

— Ясырь?.. Тебе, салтан, известно — наша земля совсем опустела. Где вы будете брать ясырь? С кем тогда я останусь?

— Украина велика, мы найдём, где взять, — оскалился Гази-бей, почувствовав в словах гетмана скрытое согласие, но, чтобы заставить его окончательно согласиться, добавил: — Если не дозволишь, гетман, поедем и так… Как у вас говорят, не солоно хлебавши… Но как посмотрят на это люди салтана Чогака? Захотят ли они служить тебе только за спасибо? Боюсь, что повёрнут коней и помчатся за нами…

Это была открытая угроза. Юрась взглянул на Чогака, тот плотно сжал обожжённые морозом губы, отвёл глаза. Низкорослый, кривоногий, он был похож в своём кожухе, мехом наружу, на медведя, но взгляд у него быстрый, волчий. Знал Мюрад-Гирей, кого прислать: этот не только защитит гетмана, но и добычу вырвет! А без него нельзя — на кого тогда опереться?

— В Немирове я запрещаю брать ясырь! — раздражённо закричал Юрась Хмельницкий. — Поезжай себе с богом, салтан Гази-бей!

Гази-бей опустил глаза, скрывая их радостный блеск. Слова гетмана означали разрешение брать ясырь повсюду, кроме Немирова. Правда, людей в крае осталось немного, но все же достаточно для того, чтобы взять какую-нибудь сотню, а то и две пленных. А если слух об этом дойдёт до великого визиря или, сохрани аллах, до самого султана, то можно будет сослаться на согласие самого Ихмельниски…

— Якши, якши, великий гетман! — обрадовался Гази-бей. — В Немирове мы пальцем никого не тронем… Мало-мало соберёмся — и айда в дорогу!

Юрась ничего не ответил и, отвернувшись от Гази-бея, встретился взглядом с мурзой Кучуком. Он любил и уважал аккерманского мурзу за необычайную храбрость и прямоту, хотя знал, что этот жестокий людолов вывел с Украины не одну тысячу пленников.

— Салям, мурза, — улыбнулся ему гетман. — Думаю, ты не торопишься домой? Ещё послужишь мне?

— Нет, не тороплюсь, гетман. Я останусь до весны… Но как только сойдёт снег с земли, тронусь в родную сторонку. Мои люди уже соскучились по дому и по своим близким.

— Спасибо тебе, Кучук. Я скажу визирю, что ты честно и самоотверженно служишь падишаху.

Потом Юрась подошёл к Младену, Ненко и Якубу, которые стояли среди старшин, и поздравил их с поступлением на службу в его войско.

— Где твоя сестра, ага? И другая дивчина? Кажется, Стёха? — обратился он к Ненко по-турецки.

— Они у себя дома, эфенди, — ответил Ненко.

— Я хотел бы их видеть.

— Сейчас, эфенди?

— Да. Позови их!

Ненко пожал плечами и удалился. А через несколько минут вернулся со Златкой и Стёхой. Девушки кутались в кожушки, а Златка к тому же, выдавая себя за турчанку, закрыла платком, как яшмаком[32], лицо. Все ждали, что скажет гетман. Только мурза Кучук наклонился к сыну и что-то быстро шепнул ему на ухо. Чора вскоре исчез из толпы воинов.

Юрась внимательно посмотрел на девушек и как будто остался доволен. На его бледном лице появилась лёгкая улыбка. Он подошёл к ним почти вплотную и сказал:

— Таких красавиц грех держать за закрытыми дверями! Надо почаще, девоньки, выходить на люди, и тогда, клянусь аллахом, мы подыщем для вас таких женихов, каких не имеет ни одна дивчина в Немирове!.. Вы согласны с этим?

Девушки промолчали, не зная, что ответить. А гетман повёл речь дальше:

— В воскресенье, в день моего рождения, я устраиваю праздничный ужин и приглашаю вас к себе. Я хочу, чтобы вы стали украшением этой вечеринки, а то мои вояки только и знают, что дуют горилку и хвастают своими победами на поле боя и над женщинами! Думаю, что в вашем присутствии они будут смирными, как ягнята, и галантными, как придворные шляхтичи польского короля… Я жду вас, красавицы!

— Спасибо, — прошептала Стёха посеревшими от страха губами, понимая, что отказ оскорбил бы гетмана и навлёк бы на них его гнев.

— Почтеннейший эфенди, — поклонился Ненко, обращаясь к гетману, — турецкой женщине не положено…

— Ты вздумал учить меня?! — вспылил Юрась, перебивая Ненко. — Я оказываю честь твоей сестре, по нашим обычаям!..

Юрась ещё раз окинул взглядом девушек и махнул рукой, позволяя уйти. Потом, отдав распоряжение, где разместить новый татарский отряд, отпустил всех, кроме личной охраны.

— А теперь — к яме! — коротко кинул он. — Если кто пришёл с выкупом, пусть войдут в крепость.

6

Яма была рядом, посреди площади. Из-под широких, покрытых изморозью камышовых матов, поддерживаемых длинными сосновыми жердями, поднимались клубы пара. Пахолки быстро оттянули один мат в сторону и спустили вниз лестницу.

Юрась остановился у самого края ямы. В нос ему ударил такой тяжёлый дух, что он отпрянул. Из глубины донёсся глухой шорох, послышались стоны, хриплые простуженные голоса. В полутьме ему удалось рассмотреть внизу тёмные фигуры, обросшие, измождённые лица. Одни узники стояли, другие, обессиленные, измученные пытками, лежали на ворохе мокрой зловонной соломы и дрожали от холода. Зло и страшно блестели воспалённые глаза.

На время в яме установилась тишина. Потом вдруг вверх потянулись грязные, скрюченные руки.

— Ясновельможный пан гетман! Смилуйся! За что такие мучения?

— У меня нет никакого золота! Хоть убей — нету! Напрасно истязаешь…

— И у меня нету! Это злой наговор. Какой я богатей — одна слава осталась… Было когда-то, да все сплыло… Отпусти, пан гетман!

Юрась сердито топнул ногой.

— Молчать! — Глаза его горели, как угли, а лицо ещё больше побледнело — даже мороз не смог вызвать на нем румянец.

Пахолки привели от ворот трех женщин. Они опустились перед гетманом на колени.

— Смилуйся, батюшка!

— Не губи наших мужей!

— Будь доброй душой! Отпусти их с богом!

Юрась кивнул, чтобы они поднялись, а потом строго спросил:

— Выкуп принесли?

— Принесли, батюшка! Принесли! Все, что имели!

— Кладите сюда! — Он снял с ближайшего пахолка шапку и протянул перед собой.

Младен незаметно толкнул Ненко локтем: гляди, мол!

И вправду гетман сейчас походил на нищего, который просит милостыню, но сам он не замечал этого, а личная охрана неподвижно застыла позади него и ничем не проявляла своих чувств.

Одна из женщин достала из-за пазухи узелок, развязала его и, держа на левой ладони, правой рукой начала медленно, словно считая, хотя у неё и в мыслях этого не было, бросать в шапку монеты, перстни, серёжки. Закончив, скомкала платок в кулаке и сквозь слезы умоляюще посмотрела на Юрия.

— Фамилия! — коротко процедил он.

— Бондаренко, батюшка… Василь Бондаренко.

Гетман нагнулся над ямой, крикнул:

— Бондаренко, вылазь!

Из ямы показалась всклокоченная рыжая голова мужчины средних лет. В волосах, бороде и усах — остюки злаков, солома. В покрасневших глазах — страх и ненависть… Мужчина медленно перевалился через перекладину лестницы и упал в снег, не имея сил встать на ноги. Женщина с криком кинулась к нему.

— Забирай его, баба! — махнул кистью руки Юрась и повернулся к следующей. — Дальше!

Бондаренчиха подняла мужа и, кланяясь и всхлипывая, повела его к воротам.

Вторая женщина, старая, высокая и худая, неуклюже поклонилась гетману. Вынула из кармана вытертого дублёного кожуха, очевидно с мужниного плеча, бархатный кисет, высыпала на ладонь несколько золотых и серебряных монет. Посмотрела на них равнодушно, а потом протянула свою чёрную ладонь чуть ли не под нос гетману Юрась глянул на монеты, на женщину и поморщился.

— Мало!

Женщина не бросилась ему в ноги, не стала умолять и заламывать руки, не божилась, что это у неё все, что она смогла собрать у себя, у родных и знакомых, а продолжала неподвижно стоять перед ним, как давно высохшее дерево. Только тонкие бескровные губы судорожно кривились от горя и унижения, а из выцветших глаз скатились две скупые слезинки и, замёрзнув на лету, упали в притоптанный снег. Так и стояла она, нескладная, высохшая, точно мумия, будто вовсе не слыхала короткого и острого, как нож, слова. А её тонкая с узловатыми пальцами рука, вытянутая вперёд, мелко дрожала, подобно ветке вербы под порывами ветра.

Младен закусил губу, чтобы не сорваться и не наговорить чего не следует. Якуб тяжело вздохнул. А Ненко подумал, что в недалёком прошлом сам он был очень похож на этого бессердечного человека, был таким же жестоким к чужим, незнакомым ему людям, бесчувственным к их слезам и горю. Ему стало стыдно за себя, и он мысленно благодарил судьбу за то, что все это осталось позади.

Наконец гетман почувствовал двойственность своего положения и подставил шапку под дрожащую руку.

Чёрный всадник

— Бросай!.. Как фамилия, тётка?

— Павло Голенко. — Женщина наклонила руку, и монеты, звякнув, упали в глубокую шапку.

— Голенко, вылезай!

Из ямы вылез худощавый парень Юрась удивлённо вытаращил на него глаза, потому что думал увидеть старика.

— Кто ж это? — повернулся к женщине.

— Сын.

— За молодого надо бы больше!

Женщина молчала.

— Ну, черт с тобой! Прочь отсюда! — закричал гетман на парня.

Тот схватил мать за руку и, едва переставляя длинные, тонкие ноги, заковылял к воротам.

Вперёд шагнула третья женщина. Это была красивая чернявая молодица лет тридцати пяти. Она смело смотрела на Юрася, будто перед нею стоял не гетман, а обыкновенный горожанин. Степенно и с достоинством поклонилась.

— С чем пришла? — Юрась окинул взглядом ладную фигуру женщины, её красивое лицо, на котором выделялись полные малиновые губы и выразительные чёрные глаза под тонкими бровями. На ней были хорошо пошитый кожушок и красные сапожки.

— Принесла выкуп за мужа, пан гетман. — Она пошарила в кармане, достала золотой перстень с крупным самоцветом, заигравшим на солнце всеми цветами радуги, и драгоценное ожерелье — нанизанные на шёлковую нитку янтарные бусины вперемежку с ослепительно белыми, голубоватого отлива жемчужинами.

Глаза Юрася заблестели от восхищения. Он сам протянул руку, схватил драгоценности, с минуту разглядывал их со всех сторон и потом осторожно опустил в шапку.

— Как фамилия?

— Семашко… Мирон Семашко.

— Что? — Юрась посмотрел на Многогрешного, который кивнул утвердительно. — Тот самый Семашко? Запорожский казак?

— Да, пан гетман, запорожец, — подтвердила женщина.

— Я не могу отпустить его.

— Почему?

— Он опасный преступник!

Женщина побледнела. В её глазах промелькнул страх. У неё начали подкашиваться ноги. Юрась поддержал её под руку, спросил:

— Как тебя зовут?

— Феодосией, — чуть слышно прошептала она.

— Ну, вот что, Феодосия, иди домой… Я прикажу справедливо разобраться в деле твоего мужа и, если он ни в чем не виноват, отпустить… Иди!

Женщина уже овладела собой, распрямилась, отвела руку гетмана.

— А… мои драгоценности?

— Они принадлежат казне!

— Как же так? Я верила…

— Выведите её за ворота! — приказал Юрась и отвернулся.

Пахолки повели женщину. Она не сопротивлялась, очевидно сражённая горем и несправедливостью. А гетман выгреб из шапки добычу и, запрятав её в карман, приказал всем узникам вылезать из ямы. Охая от боли, дрожа от холода, они медленно взбирались по лестнице вверх и становились в ряд, испуганно, как загнанные звери, поглядывая на гетмана и его свиту.

— Кто из вас Семашко? — спросил Юрась.

— Я. — Вперёд вышел среднего роста чернявый мужчина.

— Стань сюда, в сторону! С тобой поговорим потом.

Семашко отошёл, куда указали, а Юрась ткнул пальцем в грудь первого, кто подвернулся под руку:

— Как звать?

— Левон Халявицкий, — ответил растрёпанный, обросший густой щетиной узник, по внешнему виду которого трудно было определить, сколько ему лет.

— Выкуп будет?

— Не будет! У меня ничего нет, — твёрдо произнёс Левон.

— Что ж ты, мерзавец, думаешь, что я отпущу тебя без выкупа?

— Нет, я так не думаю.

— На что же тогда надеешься?.. Не даёшь выкупа — вступай в войско!

— Не хочу в войско.

— Так давай выкуп!

— Мне нечем откупиться. Имел бы деньги — отдал бы все до шеляга, чем тут погибать!

— Врёшь, пёс! Имеешь, мне доподлинно известно, что имеешь. Иначе не сидел бы здесь. Мои люди знают, кого брать!

Халявицкий пожал плечами.

— Нет, не имею… Заберите мою хату, мою усадьбу, мою землю… А золота нету!

— На черта мне твои земли и твоя хата! — разозлился Юрась и повысил голос: — Мало ли сейчас повсюду пустующих хат и заросших бурьяном полей?.. Мне нужно золото! Ибо только за золото я могу нанять войско и строить государство!

— Какое государство и для кого — для турков? — вырвалось у узника.

Юрась побледнел, как мертвец.

— Дурак! — взвизгнул резко. — Провидение избрало меня, чтобы я возродил то, что мы потеряли после смерти моего отца гетмана Богдана! Чтобы я снова собрал войско и построил державу!.. Но что я могу сделать без денег? Без золота?

— Золота у меня нет!

— Найдёшь, мерзавец! Эй, пахолки, почешите-ка ему по турецкому обычаю пятки!

Здоровенные пахолки сгребли узника, распластали на снегу. Один уселся ему на спину, а второй стащил сапоги и начал увесистой палкой дубасить по ступням.

— Один, два, три, — считал Многогрешный, — пять, десять… пятнадцать… тридцать…

От нестерпимой боли узник извивался, кричал, умолял прекратить истязание, но Юрась поднял руку только тогда, когда Многогрешный отсчитал сто ударов.

— Хватит! Поднимите его!

Пахолки с усилием натянули на распухшие, окровавленные ноги сапоги и, поддерживая избитого под руки, поставили его перед гетманом.

— А теперь скажешь? Припомнишь, где запрятал золото? Как видишь, я не шучу! Ведь я не для себя стараюсь, а для всеобщего блага, поелику я один ныне радею об отчизне нашей! Понял, вельможный пан?

— Понял… Спасибо тебе, ясновельможный пан гетман, что утешил хотя бы тем, что пытал меня для всеобщего блага, — глухо произнёс Халявицкий. — Но золота у меня от этого никак не прибавилось… Хоть убей, правду говорю!

— Найдёшь! Как припечёт, так найдёшь и домашним скажешь, где найти! Не одного такого упрямца повидал я!.. — со злобой прошипел Юрась и крикнул пахолкам: — Бросьте его в яму, пускай там посидит ещё да подумает хорошенько!

Не успел Левон и глазом моргнуть, как его поволокли к яме и швырнули вниз, да так, что он загрохотал по лестнице.

— Ну, кто согласен внести за себя выкуп, милостивые паны? — сурово спросил Юрась, обращаясь к остальным узникам, трясущимся от страха и холода.

Двое вышли вперёд. Молча поклонились.

— Что скажете?

— Не пытайте нас, ясновельможный пан. Не сегодня, так завтра принесут за нас выкуп.

— Ладно! Полезайте назад в яму… А вы?

Те, к кому был обращён этот вопрос, опустили головы в ожидании самого худшего.

— Чего молчите?

— Нечего нам сказать, — произнёс один. — Хоть убейте, а выкупа не наскребём.

— Всыпьте ему!

Пахолки схватили беднягу, бросили на снег. Это был сильный широкоплечий горожанин. Он сопротивлялся, брыкался, не давая себя разувать, но его ударили палкой по голове, содрали сапоги и отколошматили так, что несчастный едва дышал. Встать сам он не смог, его схватили за руки и за ноги и бросили, как колоду, в яму.

Затем запыхавшиеся пахолки принялись за следующего.

Экзекуция продолжалась почти до обеда. Но все безуспешно: у людей, по-видимому, действительно не было за душой ничего, и они твёрдо стояли на своём, так как знали, что тех, кто обещал внести за себя что-либо, в надежде избежать пыток, а потом не вносил, впоследствии били ещё более жестоко.

Наконец остался один — Семашко.

Юрась замёрз и был зол от того, что собрал, собственно, ничтожные крохи. Ему было жаль себя, вынужденного, несмотря на высокий титул «князя и гетмана», вот так, самому, взимать со своих подданных чинш[33]. Он проклинал судьбу и землю, на которой ему приходится жить, проклинал обнищавший, забитый, запуганный бесконечными войнами и набегами народ, которым ему приходится править… Где-то в глубине души иногда появлялось чувство, похожее на жалость к своим жертвам, но когда он вспоминал, что он сам почти нищий в сравнении с другими правителями — султаном, королём польским, царём московским, — это чувство исчезало, как дым, а душа полнилась злобой. Тогда он готов был посадить в яму всех жителей Немирова, подозревавшихся в том, что у них остались хоть какие-то драгоценности, замучить каждого второго, только бы пополнить тот несчастный маленький бочонок, который он держал в потайном месте… Один бочонок!.. А у его отца, гетмана Богдана, таких бочонков было, как он не раз слыхал от знающих людей, почти полсотни… И куда девалось это богатство? Прошло, уплыло через руки Выговского, его собственные, руки Тетери… Развеялось, как утренний туман, в вихре страшной борьбы, разгоревшейся за Богданову булаву… И вот теперь он вынужден ворошить лохмотья подданных, чтобы, откладывая злотый к злотому, талер к талеру, шеляг к шелягу, сколотить мало-мальски приличную казну и не чувствовать себя беднее Самойловича. При мысли о ненавистном сопернике его сердце бешено заколотилось. Он люто ненавидел левобережного гетмана, которого считал одним из главнейших виновников своего незавидного положения и которого, если бы мог, предал бы жесточайшим пыткам…

Взгляд Юрася остановился на Семашко. Тот стоял в стороне, углубившись в свои думы. Что скрывается за его бледным высоким челом? Что приказал ему Серко, посылая в Немиров к Астаматию? А может, не только Серко, но и Самойлович причастен к пребыванию этого казака здесь? Вдруг это та ниточка, которая поможет распутать весь клубок измены и козней?

— Как тебя звать, запорожец? — спросил он Семашко.

— Семашко Мирон, гетман.

— Откуда ты?

— Немировский родом.

— Давно в Сечи?

— Как только закончил Киевскую коллегию, так и махнул за пороги, ясновельможный пан гетман… Вот уже более десятка лет… Правда, с перерывами.

— О, так ты учился в Киевской коллегии? Я тоже там учился…

— Я это знаю, гетман.

— А что ты ещё знаешь про меня?

— То, что и все.

— То, что известно всем, меня мало интересует… А вот про то, что никому не ведомо, кроме тебя да ещё двух-трех особ, я хотел бы дознаться…

— Я не понимаю.

— Не прикидывайся дураком… Ты же знаешь, за что тебе тут всыпали киёв…

— Ей-богу, нет!

— С чем прислал тебя Серко в Немиров?

— Я прибыл сам, по собственной воле… На зимовку. Тут моя семья.

— Он приказал убить меня?

— Он ничего не приказывал…

— Так, может, это сделал гетман Самойлович?

— Я ни разу не видал его.

— Откуда ты знаешь Астаматия?

— Я его не знаю.

— Однако ж по приезде в Немиров ты посетил наказного гетмана Астаматия и имел с ним беседу!

— Да, я был у Астаматия, но только потому, что таков приказ вашей ясновельможности — всем прибывающим, а особенно запорожцам, в пятидневный срок лично являться к наказному гетману или немировскому полковнику.

— Ты сидел у него полдня!

— Я перекинулся с ним самое большее двумя десятками слов. С чего бы мне сидеть у него полдня?

— Мне донесли об этом верные люди.

— Выходит, они не верные люди, а брехуны!

Юрась кинул быстрый взгляд на Многогрешного. Тот мигом подбежал.

— Я слушаю, пан гетман.

— Он и раньше это говорил?

— Да, пан гетман… Но он выкручивается!

— Почему ты так думаешь?

— Никто не прибыл в этом году в Немиров на зимовку. Один Семашко… И не может быть, чтобы Серко не воспользовался таким случаем. А потом…

— Ну?

— Он был у Астаматия… Думаю, надо его допросить. Он знает больше, чем говорит. А когда допросим Астаматия, то можно будет сравнить их показания. И, я уверен, кое-что прояснится.

Юрась снова посмотрел на Семашко.

— Ты слыхал?

— Слыхал.

— Что ж, будешь говорить?

— Я сказал правду…

— Гм, ты упрям, как и все запорожцы! — глаза Юрася сверкнули, он крикнул пахолкам: — Возьмите его!

Семашко сопротивлялся, но слабо, потому что не отошёл ещё от тех побоев, которыми угостил его Многогрешный. Пахолки свалили его в снег и стали колотить по подошвам, по голеням, по спине. Многогрешный помогал им. Схватив палку поувесистей, он старался попасть по самым болезненным местам — по щиколоткам, по кистям рук, по голове. Запорожец извивался, как мог, уклоняясь от ударов, которые сыпались на него со всех сторон. Но это не помогало.

— Что ты должен был передать Астаматию от Серко? — спросил Юрась, дав знак пахолкам, чтобы прекратили пытку. — О чем вы говорили?..

— Бог свидетель — я ничего не знаю, — прохрипел Семашко, хватая разбитыми губами снег.

У него было мелькнула мысль наговорить на Астаматия, чтобы спастись, а там пускай Юрась разбирается. Однако он сразу же отогнал её, как гнусную, недостойную. Конечно, Астаматий заслуживает тягчайшего наказания: он вместе с Юрасем сеет зло. И безусловно, оно его самого когда-нибудь постигнет. Но не таким путём нужно с ним расправляться… К тому же Юрась будет требовать все новых и новых показаний и станет вырывать их жесточайшими пытками. Нет, он будет молчать.

— Я ничего не знаю, — ещё раз тихо повторил он и, обессилев, закрыл глаза.

— А что тебя ждёт, если не сознаёшься, тебе известно? — пнул его ногой в бок Многогрешный.

Семашко молчал.

Юрась повёл бровью — пахолки столкнули казака в яму.

— На сегодня хватит, — глухо сказал гетман, зябко потирая руки и втягивая голову в плечи. — Айда обедать! А после обеда примемся за других!

7

Сумрачно и холодно под кирпичными сводами пыточной на Выкотке. В просторном подвале на сырых стенах грязные, ржавые потёки. Под потолком потрескивает сальная свеча, но не может своим слабым светом рассеять тяжёлый мрак подземелья, и от этого по углам становится ещё темнее.

У противоположной от входа стены за небольшим столом сидит, кутаясь в кожух, Юрась Хмельницкий. Перед ним топчан, покрытый кровавыми пятнами, а рядом с топчаном — широкая скамья, на которой лежат принадлежности для пыток: палки, нагайки, верёвки, деревянная бадейка с водой. В бадейке плавает берестяной ковшик.

Возле дверей стоит гетманская свита — Азем-ага, Многогрешный, пахолки. Среди них Младен, Ненко и Якуб, которых Азем-ага вот уже который день не отпускает от себя, приучая к гетманской службе.

Напротив стола, дрожа от холода, переминаются с ноги на ногу наказной гетман Астаматий, полковник Вареница и сотник Берендей. Все босые, раздетые до сорочек, простоволосые. Руки связаны сыромятиной. В глазах смертельная тоска и ужас.

Гетман смотрит на них проницательным взглядом, затем стучит кулаком по столу, кричит:

— Н-ну, паршивые свиньи!.. Гадюки!.. Изменники!.. Рассказывайте!.. Все рассказывайте!

Астаматий, дородный, грузный, широколицый волох, поднял черноволосую голову, посмотрел прямо в глаза Юрасю.

— Что рассказывать, гетман?

— Сам знаешь, предатель!..

— Не знаю.

— Ты хотел выдать меня запорожцам? За сколько? Когда? Как?

Астаматий вздрогнул, услыхав такое обвинение.

— Это наговор, гетман!

— Нет, не наговор!.. О чем ты толковал с глазу на глаз с запорожцем Семашко во время моего отсутствия?

— С запорожцем Семашко?.. Как обычно… Познакомился, расспросил, что на Сечи… Зачем и надолго ли прибыл… Он ответил, что прибыл к семье на зимовку… Других разговоров у нас не было. Клянусь, как перед богом!

— Брешешь, собака! Ты замышлял убить меня!.. Отчего же не доложил сразу про того сечевика?

— Не успел, ваша ясновельможность.

— «Не успел, не успел»… Коварные замыслы вынашивал против меня — вот как!.. Хотел ценой моей головы купить себе расположение запорожцев и мерзкого поповича!..

Астаматий побледнел. Он знал, что Юрась — человек болезненно подозрительный, невменяемый в ярости и не остановится ни перед чем, только бы вырвать у него необходимое ему признание. Наказной атаман со стоном рухнул на колени, подавшись вперёд, так как не мог протянуть связанные за спиной руки, и страстно взмолился:

— Ясновельможный пан гетман! Ясновельможный пан гетман!.. Не пытайте! Я сказал сущую правду! Пусть буду проклят, если вру! Пусть разверзнется земля подо мной! Пусть небо обрушится…

— И небо обрушится, и земля разверзнется, можешь в этом не сомневаться! — нетерпеливо прервал Юрась и крикнул пахолкам: — Эй, обуйте-ка наказного в красные сафьяновые сапожки!

Астаматий распластался на грязном полу, но два дюжих пахолка схватили его, швырнули на топчан и принялись колотить палками по подошвам, по пяткам, по икрам…

Азем-ага равнодушно следил за пыткой. Для него это было привычным делом.

Ненко хмуро смотрел исподлобья, а Младен и Якуб, опустив голову, крепко сжали зубы, терзаясь, что помимо воли стали соучастниками мерзкой расправы.

Многогрешный же сник и замер: ему пришла вдруг в голову мысль о том, что может настать время, когда и его вот так же кинут на этот жуткий топчан и станут «обувать в красные сапожки».

Астаматий поначалу вырывался, кричал, умолял, а потом замолк и только беззвучно дёргался, когда удар причинял особенно жгучую боль.

Но вот гетман поднял руку. Пахолки сразу же опустили окровавленные палки.

— Ты что-то хочешь сказать, Астаматий? — Глаза Юрася горели, будто он наслаждался муками своей жертвы.

— Я ни в чем не виновен, — простонал тот вяло.

— А сколько ты присвоил драгоценностей и золота, пока был наказным?.. Где это богатство?

— У меня ничего нет. Всем это известно, гетман…

Юрась хищно усмехнулся:

— Врёшь! — И к пахолкам: — Всыпьте ещё — может, кийки развяжут ему язык!

Вновь посыпались удары. Когда Астаматий потерял сознание, Многогрешный зачерпнул ковшиком ледяной воды и плеснул ему в лицо. Астаматий застонал, открыл затуманенные глаза. Юрась вышел из-за стола, наклонился над ним.

— Ну, теперь сознаёшься?

Астаматий с усилием поднял большую чёрную голову, плюнул прямо в глаза гетману:

— Убийца! Тварь! Тьфу!..

Юрась отшатнулся. Брезгливая гримаса исказила его лицо. Он вытерся ладонью, выпрямился и пнул ногой распростёртое тело.

— Повесить! Немедленно повесить!.. И пускай болтается на перекладине целую неделю, чтобы все видели, как я расправляюсь с предателями и изменниками…

Хмельницкий указал пальцем на полковника Вареницу. Тот вскрикнул и упал на колени.

— Пан гетман! За что, пан гетман?

— Где спрятал украденные драгоценности? Признавайся!

Вареница зарыдал, стал целовать сапоги Юрася.

— Был грех, ясновельможный пан гетман… Был грех! Виноват! Каюсь! Только помилуй!..

— Где спрятал украденное?

— Все покажу! Все!

— Нет, говори сейчас!

— Дома… В погребе, в правом углу, за дверями… Закопано в кринке…

— Закопал… В кринке!.. У-у, собака! — Юрась задохнулся от злости. — Что же говорить про других, когда мои ближайшие помощники — воры, изменники! О, горе мне! Горе!.. Батько, разве у тебя такие были полковники? Богун, Кривонос, Морозенко, Небаба… Рыцари! А эти…

Он вдруг начал бегать по подвалу. Глаза его сверкали безумием, губы подёргивались в гримасах душевной боли и ненависти, кулаки сами собой сжимались — до хруста в суставах пальцев. Пахолки следили за каждым словом и жестом гетмана. Наконец он остановился перед лежащим на полу Вареницей.

— Повесить и этого! Всыпать хорошенько и повесить! Сейчас же!.. И тоже пусть висит неделю в назидание другим!

Пахолки отдубасили Вареницу, потом схватили под руки и, как он ни вырывался, чтобы броситься к ногам гетмана, повели наверх. За ним потащили полуживого, окровавленного Астаматия.

Никто не проронил ни слова. Даже Азем-ага молчал, угрюмо поглядывая немного раскосыми глазами на гетмана.

Только сотник Берендей, казалось, чувствовал себя здесь уютно и в безопасности, на его изрытом оспой лице играла какая-то странная улыбка. Когда наверху захлопнулись двери и в подвале наступила тишина, в которой было слышно, как потрескивает пламя свечи, он сам лёг на топчан и обратился к пахолкам:

— Начинайте!

Юрась удивлённо уставился на него.

— Ты что паясничаешь?

Берендей весело оскалил зубы.

— А что же, ваша ясновельможность, мне делать? Плакать ли буду, смеяться ли — все одно не поверите мне…

— Но ты присвоил то, что принадлежит моей казне!

— Ну и присвоил… Ей-богу, присвоил!

— Что именно?

— Да вот вшей вдосталь набрался от вашего вшивого войска, пан гетман… Что есть — то есть! — и он подчёркнуто-нарочито стал почёсываться.

Юрась вскипел:

— Над кем насмехаешься, дурень? Подумал ли ты, кто я и чью фамилию ношу?

— Бог с вами, пан гетман! Пусть у меня язык отсохнет, если я посмею хоть в мыслях посмеяться над славным именем вашего отца!.. Если и смеюсь я, то только над тем вшивым войском, которое судьба всучила нам за грехи наши!

— Не вывёртывайся! Это тебе не поможет!

— Я знаю… Потому и говорю — начинайте! Да чешите же, иродовы души, мои пятки так, чтоб было мне не грустно, а весело! — обратился он к пахолкам, вчерашним своим подчинённым. — Чтобы умирал я не плача, а смеясь!.. Слышишь, Петро?

— Слышу, — глухо отозвался молодой пахолок.

— И ты, Иван… Развесели своего сотника напоследок, будь ты неладен!

— Да уж постараюсь, благодетель мой, — хмыкнул второй пахолок, поплёвывая на руки и вопросительно глядя на гетмана.

Юрась подал знак начинать.

Берендею отсчитали триста ударов. Дважды его отливали водой. Но он упрямо стоял на своём.

— Ни одного шеляга не присвоил… Умереть мне на этом месте!.. Это собака Многогрешный набрехал на меня. Иуда!

В конце концов гетман засомневался: может, и правду говорит сотник?

— Ещё живой? — спросил он, когда Берендей затих и лежал неподвижно, как бревно.

— Только и того, что тёплый, — ответил пахолок, вытирая рукавом вспотевший лоб. — Ещё разок вытянуть получше кием — и врежет дуба!

— Ну ладно, хватит! Если очухается, пусть живёт на здоровье.

Многогрешный наклонился к Юрасю.

— Как можно, ясновельможный пан гетман! — прошептал вкрадчиво. — Если он выживет, так станет злейшим врагом вашим!

— Почему он должен быть моим врагом, если я дарую ему жизнь? Наоборот, он будет мне благодарен! — сухо сказал Юрась и, встав с табурета, добавил громко, чтобы все присутствующие слышали: — Я справедлив к своим подданным!

Он пошёл к двери. Свита расступилась, давая ему дорогу. Все выходили молчаливые, угнетённые. Во дворе Ненко с Младеном и Якубом немного поотстали.

— Аллах экбер! — прошептал Ненко. — Этот святоша — настоящее чудовище! Неужели султан и великий визирь не знают, что здесь происходит?.. А если знают, то почему терпят такое изуверство?

Младен и Якуб переглянулись. Понимающе улыбнулись друг другу. И хотя невдалеке на виселицах покачивались Астаматий и Вареница, а над Выкоткой с криком кружилось чёрное вороньё, на сердце у них стало легче: душа Ненко, по всей видимости, окончательно очистилась сегодня от янычарского духа.

На площади перед виселицами Юрась остановился, но смотрел он не на казнённых, а на нескольких всадников, которые въехали в крепость и направлялись прямо к нему. Они ехали медленно. Лошади едва переставляли ноги от усталости.

— Пан Иван, ты? — воскликнул в удивлении Юрась, узнав в переднем всаднике полковника Яненченко. — Почему ты здесь?

Яненченко слез с коня, бросил повод казаку и, сгорбившись, приблизился к гетману. Устало поклонился.

— Нет больше ни Корсуня, ни Ржищева, ни других городов и сел вдоль Днепра, пан гетман…

— Как это нет?

— Сын гетмана Самойловича полковник Семён Самойлович внезапно, неожиданно для всех нас напал с большим войском — с полком Переяславским — и все спалил… А людей вывел за Днепр… Тех, кто оказал сопротивление, приказал уничтожить…

В глазах Юрася вспыхнула ярость. Он топнул ногой.

— А ты?.. Где был ты, полковник?!

— Я оборонялся… Но сколько у меня казаков?

— Однако ты сам живой!

— А что мне было делать — пустить себе пулю в лоб?

— На что же ты надеешься здесь? Неужели думаешь, что я дам тебе новый полк?.. Чтобы проспал также, как и Корсунщину?

— Я дрался, Юрий… Я не из пугливых… Но сила силу ломит!

— «Сила, сила»!.. Вот вздёрну всех вас на перекладину, как этих паршивцев…

Гетманская свита замерла, поражённая вестью. Азем-ага понурил голову и смотрел на носки своих сапог. Он не боялся, что гетманский гнев может обрушиться и на него, ведь ему подчинялись все янычарские и татарские отряды, расположенные на Правобережье, он сам мог в любой момент — будь на то приказ султана — вздёрнуть на перекладину Юрася Хмельницкого с его полковниками и сотниками. Нет, он думал об ином: как доложить в Стамбул о новом разорении Корсунщины и на кого лучше свалить вину — на гетмана или на полковника Яненченко, чтобы самому выйти сухим из воды.

Полковник Яненченко как-то странно взглянул на Юрася, и в его красивых, опушённых густыми ресницами глазах загорелись недобрые огоньки. Но он сразу же пригасил их и опустил голову.

Юрась ещё раз в ярости топнул ногой, заскрежетал зубами, а потом быстро побежал к своему дому и, грохнув крашеными дверями, исчез за ними.

8

В воскресенье, в первый день масленицы, Златку, Стёху, Младена, Ненко и Якуба позвали на ужин к гетману. За ними пришли Многогрешный и Азем-ага.

Это приглашение всех удручило, но ни Младен, ни Ненко, ни Якуб не посмели отказаться, так как уже достаточно хорошо изучили своевольный и необузданный в гневе характер гетмана и знали — возражать Юрасю в чем бы то ни было опасно.

Златка и Стёха попытались заикнуться, что не пойдут: мол, делать им там, за гетманским столом, нечего, что для них это слишком большая честь, но Многогрешный повысил голос:

— Одевайтесь — и без разговоров! Сочли бы за счастье приглашение на гетманский ужин!

У Златки сердце оборвалось, похолодели руки. Расчёсывая косы и одеваясь, она припоминала те короткие минуты, когда пришлось видеться с гетманом, его липкий, пристальный взгляд. Она боялась встречи с ним на этом званом вечере.

Златка надеялась, что со дня на день появится Арсен. Но его все не было, и она трепетала — вдруг с ним случилось что-то худое? Утешало девушку только то, что рядом были отец с братом, которые не дадут её в обиду.

Красавица Стёха тоже притихла, сникла. Розовые щеки побледнели, движения стали медленными, неуверенными, а голубые глаза потемнели от тревожного волнения.

Плача и охая, старая Звенигориха заплела девушкам косы, одела их в лучшее, что только было, а потом, провожая до порога, тайком перекрестила обеих.

— Пусть хранит вас матерь божия, голубушки! — прошептала, вытирая слезы. — Да и сами себя берегите!

Вышли на крыльцо. Порывистый пронизывающий ветер заставил каждого поплотнее запахнуть кожух. Девушки поцеловали матери руки и пошли вслед за Многогрешным. Позади всех тяжело шагал на кривых ногах Азем-ага.

В доме гетмана было жарко натоплено. Потрескивали горящие свечи. Пахло воском. В гостиной — длинный стол, заставленный мисками и тарелками с едой, приплюснутыми бутылками с наливками и горилкой. Вдоль стен стояли старшины — все вместе: украинцы, турки, татары. Вполголоса переговаривались, поглядывая на двери гетманских покоев.

Многогрешный тихонько постучал. Не дожидаясь ответа, приоткрыл дверь.

— Гости собрались, ясновельможный пан гетман, — доложил негромко.

Немного погодя в гостиную вошёл Юрий Хмельницкий. Одетый в чёрный бархатный кунтуш, который оттенял бледность его лица, чисто выбритый, он выглядел помолодевшим и торжественным. Даже грозные ледяные глаза не казались сейчас такими холодными, — внезапная улыбка, едва тронувшая губы, согрела их и придала лицу гетмана выражение доброжелательности и мягкости.

Все стоя поздравили гетмана, подняли за его здоровье наполненные до краёв бокалы. Он поблагодарил, выпил и без лишних слов попросил приступить к трапезе.

Захрустели на зубах солёные огурцы, забряцали миски, зачавкали усатые рты.

Златка сидела напротив гетмана. Прикрывая лицо ярким шёлковым яшмаком, все время ощущала на себе гетманский взгляд и от этого сжималась, как маленькая пичужка среди степных трав, когда в вышине проплывает жестокий ширококрылый коршун. Словно сквозь сон слышала она, как за столом постепенно нарастал шум: пили за султана, за хана, за гетмана, за победу над врагами. Хмель ударил в головы — и вспыхнули споры. Кто-то затянул песню, но её не подхватили, потому что гетман молчал.

Юрась пил наравне со всеми, однако не пьянел. Горящие глаза и нервные, подвижные тонкие пальцы, все время перебиравшие бахрому скатерти, пугали гетманских старшин, которые и пьяные не забывали, за чьим столом сидят. Тем более они страшили Златку: женским чутьём она догадывалась, что нравится гетману, а это означало для неё ужасную беду.

Девушка то краснела, то бледнела. Она чувствовала: этот сорокалетний мужчина, повелитель большого, но опустевшего края, человек злой и жестокий, которому никто не смеет перечить, не потерпит отказа. Потому и прыгало её сердечко от страха за себя и за своё будущее. Сейчас, когда она поняла, что нравится гетману, у неё мелькнула мысль: а смогут ли теперь что-нибудь сделать для её спасения отец и брат? Не прикажет ли гетман отослать их из Немирова — и она останется здесь совсем одинокая и беззащитная?

Златке стало так жутко под горящим взглядом гетманских глаз, что она, хотя и была голодна, почти ничего не ела. К тому же все заметили, что гетман удостоил её своим вниманием, и с любопытством посматривали на неё.

За столом поднялся Многогрешный.

— Выпьем, панове-братья, за ту половину рода людского, которая приносит нам радость и утеху. За женщин! За тех, кто является украшением нашего сегодняшнего праздника!

Зазвенели бокалы, загудели пьяные голоса. Неожиданно встал Юрась Хмельницкий, обошёл стол и остановился возле Златки. Наполнил её бокал вишнёвой наливкой, почти насильно заставил взять в руки.

— Адике… Какое прекрасное имя! Нежное, ласковое, мелодичное. Я пью за тебя, чудесная роза далёкого южного края, которую судьба забросила в наши суровые холодные степи. И мы благодарны судьбе за это, ибо твоё присутствие здесь, Адике, делает теплее и радостнее мрачное и неприветливое жилище, в котором приходится мне сейчас обитать… Слово чести, за всю свою жизнь не встречал я более красивой, милой девушки, чем ты, мой южный цветок! Пью за тебя, Адике, и надеюсь, что и ты выпьешь за здоровье твоего гетмана, который одиноко коротает здесь свои дни и будет рад, если ты разделишь его одиночество…

Слова гетмана были вполне определённы и ясны. Однако оставалось непонятным: предлагает ли он этой молодой красивой турчанке руку и сердце или старается лишь вскружить ей голову?

Златка не знала, как ответить. Рядом с ней дрожала, съёжившись, Стёха.

Мучительную, тягостную тишину прервал сам гетман.

— Ну, что же ты ответишь, моя пташка? — Юрась приблизился вплотную и заглянул девушке в глаза.

Златка застыла в гордом молчании.

И вдруг порывисто поднялся Ненко, быстро заговорил по-турецки, обращаясь больше к Азем-аге, чем к гетману.

— Высокочтимый пан гетман, я не настолько владею вашим языком, чтобы ответить на только что сказанные слова, но достаточно хорошо знаю его, чтобы понять, как они оскорбительны для моей сестры и меня…

Все, кто понимал по-турецки (а понимали многие, и сам гетман), вытаращились на молодого турка, который посмел поучать гетмана. У Азем-аги полезли на лоб чёрные лохматые брови. Многогрешный от удивления разинул рот и застыл так, придурковато хлопая веками. А Юрась Хмельницкий продолжал стоять перед растерянной Златкой, с гневом смотря через её голову на красивого молодого чорбаджию[34], который своей внешностью был очень похож на него самого и которого он сам пожелал иметь у себя на службе.

— Ага понимает, с кем он говорит? — холодно спросил Юрась.

— Понимаю, безусловно. И прошу извинения за резкие слова. Но я вынужден вступиться за свою сестру…

Вслед за Ненко встали Младен и Якуб, но Ненко едва заметным жестом призвал их молчать.

— Твоей сестре ничто не угрожает, — сдержанно, но холодно ответил гетман. — И никто здесь не оскорбляет её…

— Значит, это вышло помимо вашей воли, гетман… Мы думаем и заботимся о будущем Адике, — продолжал Ненко.

— А разве я желаю ей плохого будущего? — перебил Юрась. — Эта девушка завтра может стать гетманшей и скрепить наш союз с высокой Портой!

В гостиной воцарилась напряжённая тишина. Потом кто-то охнул. Прошелестел осторожный, придушенный шёпот.

Полковник Яненченко, который лучше чем кто-либо из присутствующих знал Юрия, покачал головой. «Ну и ну! Вот это дела! Наш Юрась влюбился! — подумал он ехидно. — Давненько за ним не водилось такого греха… Неужели его намерение серьёзно? Или это очередная прихоть сумасброда?» Однако промолчал, поскольку чувствовал, что и над ним собираются тучи.

Мурза Кучук тоже ни малейшим движением не выдал своих чувств, только многозначительно взглянул на Чору, а тот в ответ слегка опустил густые чёрные ресницы. Никто не видел этого диалога взглядов, а если б и видел, то не придал бы значения, так как понятен он был только отцу и сыну. Кроме того, все были так поражены словами гетмана, что никому и в голову не пришло наблюдать за белгородским мурзой…

Первым нарушил молчание Ненко:

— Но ясновельможный пан гетман забывает одно обстоятельство…

— Какое?

— Адике мусульманка…

— Ну и что?

— А гетман христианин…

— Глупости! — выкрикнул раздражённо Юрась. — Припомни, сколько девчат-христианок было взято в жены наивысшими сановниками Порты! А украинка Настя Лисовская стала даже султаншей Роксоланой… Так почему же в этом случае вера должна стать преградой? К тому же, мне кажется, последнее слово должно остаться за Адике… Но она — все тому свидетели — не проронила ни слова. Ведь издавна известно, что молчание — знак согласия!

Взгляды всех устремились на девушку.

Златка была ни жива ни мертва. Только мелко дрожал бокал в её руке, из него выплёскивался багряный, как кровь, напиток.

Она подняла голову. В её широко раскрытых глазах стояли слезы. Но голос прозвучал твёрдо:

— Я никогда не буду гетманшей! Никогда!

— Адике! — вскрикнул Юрась.

— Запомните — никогда! — повысила голос Златка. — Самая злейшая кара не заставит меня отдать вам сердце и руку. Я люблю другого!

Она поставила свой бокал на стол и смело смотрела гетману в лицо.

Все замерли. Ненко, Младен и Якуб побледнели.

За гетманским столом назревала буря.

Азем-ага и татарские салтаны с любопытством ждали — что будет дальше? Многогрешный положил руку на саблю и, весь в напряжении, подался вперёд, следя, как верный пёс, за своим хозяином.

У Юрася вдруг перехватило дыхание. Его душило бешенство.

Но не успел он вымолвить и слова, как распахнулись двери — и в покои ввалились трое подвыпивших старшин, выходивших до ветру, а с ними — высокий незнакомец в дублёном кожухе и бараньей шапке.

— Мы поймали запорожца, пан гетман!

— Заглядывал в окна!

Старшины подтолкнули запорошённого снегом казака на середину гостиной, поближе к гетману.

Когда незнакомец снял шапку и поклонился, послышался лёгкий девичий вскрик: это Златка и Стёха не смогли удержаться от невольного возгласа. Но никто из присутствующих, кроме Младена, Ненко и Якуба, не обратил на это внимания, поскольку для гетмана и его окружения значительно большей неожиданностью, чем девичий испуг, было появление в Немирове, да ещё в доме гетмана, запорожца. Все смотрел» на красивого молодца и ждали, что он скажет. Но он молчал, внимательно вглядываясь в лица присутствующих.

ЯМА

1

Приказав отряду из тридцати казаков дожидаться их в Краковецком лесу (Самусь, Абазин и Искра со своими небольшими отрядами отделились раньше и разъехались каждый в свою сторону), Семён Палий с Арсеном и его друзьями прибыл вечером в Немиров. Когда посильнее стемнело, они спустились в долину, осторожно перевели коней через замёрзший пруд и, поднявшись на взгорье, где начинался город, прокрались окольными тропинками к крайней убогой хатке, что одиноко стояла у обрыва. В её маленьких окошках мерцал едва заметный в плотной вечерней тьме огонёк…

На их стук в окно из хаты донёсся слабый женский голос:

— Кто там?

— Открой, мать! Не бойся. Мы люди свои — не басурманы. Зла не причиним, — сказал Палий.

В сенях загремел засов.

— Заходите, коль вы добрые люди, — послышался в темноте тот же голос.

Оставив Яцько с лошадьми, казаки вошли в хату. В челе печки горел жгут соломы, освещавший маленькую сгорбленную бабусю, худую, сморщенную, одетую в какие-то лохмотья. Она испуганно прижималась к шестку, пропуская четырех незнакомцев.

— Добрый вечер, мать, — поздоровались казаки, оглядывая хату.

— Вечер добрый.

— А в хате не жарко, — заметил Палий, указывая на пар, струящийся изо рта.

— Нечем протопить… А в лес идти сил нету уже… Соломки малость осталось в клуне — вот и подтапливаю, — тихо ответила старушка.

— Так что ж, одна живёшь, мать?

— Одна…

— А где семья?

Бабуся помолчала. Всхлипнула:

— Семья… Семейка моя… Были у меня три сына и две дочки… Были невестки, зятья, внуки… Полна хата людей была… А теперь вот одна-одинёшенька осталась… Как перст… Как богом проклятая… Нету никого!..

— Ясно. — Палий тяжело вздохнул, осматривая закопчённые, облупленные стены.

Старуха вытерла кончиком платка мокрые, воспалённые от слез глаза, спросила:

— Вы кто будете, люди добрые? Вижу не Юраськовы пособники…

— Нет, мать. Мы запорожцы… Издалека прибились… Думаю, пустишь нас переночевать?

— Ночуйте. Только ведь и души не согреете. Да и угостить вас нечем…

— Не беспокойся, мать, — весело ответил Палий и повернулся к друзьям. — Ну-ка, хлопцы, айда за дровами! За соломой, за водой!.. Ховайте коней в поветь, чтоб ни одна собака не заметила их! Саквы[35] в хату!.. А я тут пока с бабусей побалакаю…

Час спустя в печи потрескивал сухой валежник, в большом горшке булькал пшённый кулеш, заправленный салом. Кроме пшена и солонины, в казацких саквах нашлись коврига хлеба и несколько головок чеснока. Палий походным ножом разрезал хлеб на шесть равных кусков, на каждый из них положил по зубчику чеснока, в большую глиняную миску, что принесла бабуся из кладовки, налил кулеша, дразнящего ноздри проголодавшихся людей вкусным запахом жареного сала, и пригласил всех к столу.

— Мать! Друзья! Угощайтесь чем бог послал… Если б ещё по чарке горилочки — так и вовсе был бы отменный ужин!

Ярко пылал хворост. В хате стало тепло, уютно. Даже закопчённые стены казались не такими мрачными, неприветливыми.

— Мать, ты прожила в Немирове всю жизнь, — сказал Палий, облизав ложку и запихав её за голенище, рядом с ножом. — Так, верно, многих здесь знаешь?

— Не многих, а почитай, всех, сынок, — ответила старушка, вытирая сухой морщинистой рукой губы. — Разве что позабыла ныне кого… Укоротил бог память к старости…

— Когда-то знавал я тут одного человека… Давненько, правда, это было. Поди, лет десять, а то и пятнадцать минуло, как видел его последний раз…

— Кто это?

— Мирон Семашко…

— Как не знать… Я всех Семашков знала… Ещё когда девкою была, то с Мироновым батькой вместе на вечерницах гуляла.

— Вот и хорошо… Мирон живой?

— Вот этого не ведаю, голубчик… А жинка его, Федоська, живёт на Шполовцах.

— Да, да, Феодосия, — обрадовался Палий. — Так, может, проводишь нас к ней?

— Миленький, я по сугробам и до колодца едва ль доберусь, а ты хочешь, чтоб я вас провела аж до Семашков… Не близкий свет! Но тут по соседству живёт Савва Грицай, Федоськин брат… До него я, может, как-нибудь и добреду. А он человек молодой. Быстренько доведёт вас до Семашков…

— Что ж, и это неплохо, — поднялся Палий. — Пошли, мать… Арсен, ты со мной!

Хата Грицая и вправду оказалась недалеко. После того как старушка обогрелась и поела кулеша, она быстренько семенила по снегу, опираясь на палочку.

В окнах света не было. На стук бабуси никто не отозвался. Тогда Палий трахнул по раме кулаком так, что стекла задрожали. И сразу же послышался густой мужской голос, будто хозяин, притаившись, стоял у окна:

— Кого там черт носит?

— Савва, открой! Это я!.. — прошамкала старушка.

— Ты, бабка Секлета? — голос звучал недовольно. — И чего шастаешь среди ночи?

Дверь приоткрылась, на пороге появилась высокая фигура в длинной белой рубахе.

— А это кто с тобой? — испуганно отшатнулся хозяин, норовя захлопнуть дверь.

Но Арсен мигом просунул ногу в щель, навалился плечом, вошёл в сени. Палий поспешил успокоить мужчину:

— Не бойся, хозяин! Я товарищ Мирона Семашко.

— Ты знаешь Мирона Семашко? — недоверчиво прогудел голос из темноты.

— Ещё бы! Однокашники по Киевской коллегии…

— Вот как! Тогда заходите…

Палий повернулся к старушке, спросил:

— Мать, сама добежишь до дому или проводить? Мы тут малость задержимся… Если встретишь кого — про нас ни гугу!

— Сама, касатик, сама доковыляю как-нибудь… И не сумлевайся — буду молчать, как рыба!

Когда за старухой скрипнула калитка, Палий и Звенигора прикрыли дверь в сени.

— В хате уже спят?

— А мы зайдём в боковушку, — ответил хозяин. — Погодите минутку, я принесу огня…

Вскоре он пришёл со свечкой и впустил гостей в небольшую холодную комнату рядом с кладовкой. Здесь пахло высушенными травами и мышами.

Поставив свечу на стол, смел тряпкой с широкой лавки пыль, предложил:

— Садитесь… Что вас привело ко мне в такую позднюю пору?

Савва смотрел прямо и твёрдо. В его взгляде все ещё таилось недоверие. Это был сильный мужчина лет тридцати. Под белой рубахой проступали широкие мускулистые плечи. Копна густых чёрных волос закрывала половину лба и придавала лицу суровое выражение. Было видно, что он очень встревожен приходом незнакомцев и с нетерпением ждёт ответа на свой вопрос.

— Друже мой, — Палий говорил мягко, доверительно, стараясь и голосом, и всем видом рассеять тревогу хозяина хаты, — мы прибыли из-за самого Днепра… Понятно, что привело нас сюда не одно только желание повидаться со своим старым товарищем… Привело нас в Немиров очень важное дело, связанное с жизнью и свободой близких нам людей. А чтобы их вызволить, нам нужна помощь. Вот зачем мы хотим встретиться с Мироном Семашко. Думаю, он не откажет нам…

— Он не сумеет пособить.

— Почему?

— Ему самому нужно помогать.

— То есть?..

— Люди Юрася Хмельницкого схватили его и бросили в тюрьму.

— За что?

— Кто его знает… Видать, за то, что запорожец, да и деньжата у него прежде водились. Сестра уже носила выкуп, но Мирона не отпустили. Юрась говорит — опасный преступник… Запорожец!

— Во-о-он как! — Палий задумался. — Что же делать? Я очень надеялся на Мирона… А тут, оказывается, его самого выручать надобно… Так вот, нам позарез нужны глаза и уши, чтобы знать, что делается в Немирове, особенно в окружении гетмана.

Савва поднялся. Облегчённо вздохнул.

— Теперь мне понятно… Кажется, я смогу быть полезным вам. С одним условием… Если вы поможете освободить Мирона…

— Друже, давай не будем говорить об условиях, — перебил его Палий. — Мирон — мой давешний приятель, и дело моей чести помочь ему! Но сам знаешь: иногда не все сбывается, что намечается.

— Ладно. Я согласен. Пожалуй, сейчас, не откладывая до утра, мы сходим к Феодосии, Мироновой жене, а моей старшей сестре. Она, поди, узнала что-нибудь новое о Мироне… Там и договоримся о дальнейшем.

2

В хате их было пятеро: трое пропахших морозом мужчин, сестра Саввы Феодосия и её пятнадцатилетний сын.

Сидели на лавках и скамьях вокруг стола, застеленного белой скатертью. В тёмном бронзовом подсвечнике пламенела свеча. По комнате расплывался приятный запах воска. Зеленовато-жёлтый огонёк слегка колебался от дыхания людей и отбрасывал на стены подвижные колышущиеся тени.

Взаимное доверие было установлено сразу же, как только гости, переступив порог, поздоровались с хозяйкой.

— Я хорошо помню тебя, пан Семён! — сказала Феодосия, крепко, по-мужски, пожимая руку Палия. — Только раз заглянул ты к нам, лет двенадцать назад, ещё в старой хате, у свекров, но мы все частенько вспоминали об этом. Как вы тогда с Мироном красиво пели!..

— Было такое, было! — посветлел Палий, разглядывая стройную, красивую молодицу. Хотя, правду говоря, сам он плохо помнил её, молоденькую в то время, худенькую жену Мирона, но то, что она не забыла его, облегчало дело. — И должен сказать, что ты с тех пор похорошела, даже помолодела, пани Феодосия!

Женщина грустно улыбнулась:

— Где уж там… За вас, мужчин, переживая, похорошеешь… Вот и дочурок малых пришлось к Савве отправить… Садитесь, прошу.

Разговор сразу принял нужное направление. Запорожцы рассказали о цели своего приезда. Не скрыли и того, что задерживаться в Немирове не намерены.

— Только освободим своих — и айда назад! — закончил Арсен.

— Я видел обоз переселенцев, — включился в разговор младший Семашко. — Наверно, и ваши были среди них.

— Где ты их видел? — быстро спросил Палий.

— На Выкотке.

— Так ты бываешь на подворье гетмана?

— Бываю. Я ношу батьке обед.

— Это хорошо… Вот кто сможет все выведать! На хлопца меньше обратят внимания. Он проскользнёт и там, где нашему брату, взрослому, и нос показать опасно… Думаю, завтра ты нам расскажешь больше?

— Отчего же, расскажу! — серьёзно ответил паренёк.

— Вот и славно. Будешь, друг мой, нашим тайным разведчиком… А что с батькой?

— Батьку кинули в яму…

— В яму? Какую яму?

— Гетман приказал у себя на подворье выкопать глубоченную яму, которая заменяет тюрьму. В ней всегда полно узников… Бросают туда и за провинность, и без вины… Как узнает Юрась, у кого деньги есть, беднягу мигом хватают и засаживают в яму! И каждый день бьют палками, пока родичи не принесут выкуп или узник не помрёт от голода, холода и побоев… Батьку тоже бьют… Каждый день…

На глазах у паренька заблестели слезы. Как и мать, он был чернявый, с выразительными, красивыми чертами лица. Верхнюю губу его покрывал густой тёмный пушок.

— Ну, ну, Василёк, не плачь. Ты ведь у меня казак, — обняла его мать.

— Вызволим твоего батьку! — стукнул кулаком по столу Савва. — Раз уж на то пошло, скажу вам: есть у меня хлопцы отчаянные. Такие, что и черту рога обломают!.. Ждём мы весны — готовим оружие, подбираем надёжных людей. Но до весны далеко! Придётся зимой ещё пугануть малость ордынцев и Юрася Хмельниченко, чтоб помнили, на чьей земле живут, проклятущие!.. И у вас отряд, — кивнул он на казаков. — Это уже немало! С такой ватагой можно кое-что сотворить!

— А про твоих родных, Арсен, я сама проведаю, — сказала Феодосия. — Женщине это сподручнее сделать… Да и Василёк не будет дремать.

— Спасибо, хозяюшка, — поблагодарил Звенигора.

На сердце у него полегчало. От тепла и предчувствия того, что все складывается к лучшему, на исхудалом, обтянутом обветренной кожей лице заиграл румянец, а холод и строгость во взгляде сменились выражением мягкости и тихой задумчивости.

Нужно было решить, где остановиться казакам. Феодосия сразу же предложила свой дом, достаточно просторный. Но Палий возразил:

— Если за Мирона требуют выкуп, то со дня на день сюда могут пожаловать непрошеные гости. Что им скажешь, когда они застукают нас здесь?.. Сначала и я имел намерение просить тебя, хозяюшка, об этом, а теперь вижу — никак нельзя. И для вас с сыном будет неспокойно и для нас небезопасно… Хатка бабушки Секлеты — самое удобное пристанище: на околице, у леса, в удалении от соседей. Для коней есть поветка, а в ней немножко сена и соломы… Перебудем какое-то время у неё.

На том и порешили.

Когда пропели вторые петухи, со двора вышли три фигуры и, убедившись, что на дороге ни души, нырнули в синюю морозную ночь.

3

Несколько дней ни младший Семашко, ни Феодосия, ни Савва Грицай не могли пробраться на Выкотку. Юрась Хмельницкий всюду поставил усиленную стражу. Что делалось за частоколом крепости, никто не знал. Однако жители Немирова догадывались, что там ведутся кровавые допросы и истязания.

Арсен Звенигора места себе не находил. Печальной тенью за ним бродил Яцько. Каждый вечер, когда прибегал Семашко или появлялся Савва, опять без определённых известий, казак в бессильной ярости сжимал кулаки. Арсен готов был немедля внезапно напасть на укрепление, потому что ожидание причиняло ему неимоверные душевные муки. Распалённое воображение рисовало одну картину страшнее другой. Особенно переживал он за Златку и Стёху. Где они? Как обращаются с ними люди Юрася и сам шальной гетман?

С ним был согласен и Роман. Но Палий не одобрял их горячности.

— Поспешишь — людей насмешишь, — говорил он. — Ну разве можем мы с такими жалкими силами нападать на тысячный гарнизон? Это безумие! Пока мы не будем иметь надёжной связи с твоими, Арсен, до тех пор…

— А когда свяжемся, будет поздно!

— Что же ты советуешь?

— Мы сами должны установить связь!

— Как?

— Я тайно проберусь на Выкотку.

— Легко сказать!

— А ждать ещё тяжелее!.. Если сегодня не будет ничего нового, ночью я иду в замок.

Под вечер прибежали взволнованные Василь Семашко и Савва Грицай. Все кинулись к ним. Даже бабуся Секлета слезла с печи.

— Ну?

— Татары выволокли из замка четыре трупа и сбросили в прорубь на Нижнем пруду!

— Вы узнали, кто это был?

— Нет, — всхлипнул Василёк.

Звенигора обнял парнишку за плечи:

— Не плачь! Слезами горю не поможешь… Ночью мы проберёмся на Выкотку и что-нибудь выведаем. Вот и Яцько нам поможет.

Палий промолчал. А у пареньков радостно заблестели глаза.

— Правда? — воскликнули они вместе.

— Да. Для этого нужно иметь верёвочную лестницу с прочным крюком и длинную жердь, чтобы зацепить этот крюк за верх частокола.

— Лестница с крюком у меня найдётся, — сказал Савва.

— А я достану жердь, — заговорщически прошептал Семашко, будто и здесь его мог кто-то подслушать.

— Вот и прекрасно. Приходите, как стемнеет.

Поздно вечером несколько фигур прокрались тёмными закоулками и задворками до Выкотки. Чтобы не подвергать всех опасности, Арсен настоял, что в замок пойдёт он один, а до стены его проводят только Роман, Яцько и Семашко. Другие останутся в засаде на берегу пруда, в зарослях ивняка и ольшаника.

Семашко — так, как взрослого, теперь звали запорожцы парнишку — уверенно шёл впереди. За два дня до этого он разведал все подступы к крепости и уверился, что удобнее всего будет подойти со стороны Верхнего пруда.

Они спустились с крутого берега вниз, на лёд, припорошенный снегом, миновали узкий перешеек, которым Выкотка соединяется со Шполовцами и центром города и где, как Василёк знал наверняка, днём и ночью дежурили сеймены, и направились к зубчатой стене крепости.

Ночь была безлунная. Резкий ветер глухо шумел в разлапистых ветвях яворов, обдавал снежной крупой. Ни огонька, ни единой души. Казалось, весь Немиров вымер или заснул.

Они взобрались по крутому склону вверх и остановились под тёмной деревянной стеной.

— Тут! — уверенно произнёс Семашко.

Арсен развернул лестницу, длинным шестом поднял один её конец и зацепил за верх частокола. Наступив ногой на нижнюю перекладину и убедившись, что крюк держится крепко, он обнял Яцько, Романа и Семашко, прошептал:

— Ожидайте меня здесь до вторых петухов. Если не вернусь, уходите… Прощайте!

Палисад[36] был невысоким — всего сажени две с половиной, Арсен быстро взобрался на него. Перелез через острия кольев на внутреннюю земляную насыпь, поднял лестницу. Потом, глянув на Романа и Семашко, которые едва виднелись внизу под стеной, осторожно спустился во двор крепости.

Где-то залаяла собака, перекликнулись часовые — и снова наступила тишина, нарушаемая только посвистом ветра.

Арсен стряхнул с одежды снег и начал пробираться за хлевами к площади, где в окнах хатенок мигали желтоватые огоньки.

Метель усиливалась и споро заметала следы, надёжно скрывала от вражьего глаза. На площади безлюдно. Только вдали, у крепостных ворот, какое-то движение, шум — это в Выкотку въезжал небольшой татарский отряд, очевидно возвращавшийся с добычей из окрестных сел. До ворот было далеко, и, конечно, никто на таком расстоянии не мог заметить человека, крадущегося вдоль домов, осторожно заглядывающего в освещённые окна.

Арсену долго не везло. Но вот, обогнув угол одной хаты, приблизился к замёрзшему окну боковой стены и увидел неясные тени. Тогда он припал к стеклу ртом, горячими губами отогревая его. Вскоре на белом стекле зачернел небольшой кружок. Арсен посмотрел в него — и чуть не вскрикнул от радости: за столом, как раз напротив окна, сидел, подперев лысую голову руками, дедусь Оноприй. Только бы не было посторонних в хате! Сразу вывел бы своих к стене, где ждут Роман и молодой Семашко, пробрались бы к хате бабушки Секлеты — и айда в степи! Метель мигом занесёт следы, и никто не догадается, куда делись беглецы… Ищи ветра в поле!

Он даже переступил с ноги на ногу от нетерпения. Потом ещё раз заглянул в оконце. Да, это дедушка Оноприй. Сидит, как и раньше, подпирая голову… А там в глубине, в полутьме — мать… И кажется, больше никого…

Лёгкий стук ногтем по стеклу заставил дедушку вздрогнуть, поднять голову. Он долго прислушивался, что-то сказал. К нему подошла мать. Арсен постучал снова, на этот раз громче.

Дедусь встал из-за стола и приблизился к окну.

— Кто там? — донеслось чуть слышно.

— Это я, Арсен, — прошептал казак и с досадой махнул рукой: тут хоть кричи — не услышат.

Видел, как переговариваются встревоженные дедуся и мать, как она метнулась к выходу.

Арсен выглянул из-за угла. На площади пусто. Ордынцев уже не было. Только у ворот весело смеялись часовые… Он легко перемахнул через плетень и взбежал на высокое крыльцо. Дверь скрипнула, несмело приоткрылась и… распахнулась.

— Арсен, ты?

— Я, мама! Я!

— Боже мой!

Она впустила его в сени.

— В хате чужих нет?

— Нету. — И, загремев засовом, мать припала в темноте к холодному кожуху сына. Прошептала: — Арсенчик, сын мой!

Вошли в хату. Дед Оноприй торопился к внуку, всхлипывая.

— Соколик! Откуда ты?

Арсен обнял дедушку. Больше никто не спешил к нему навстречу.

— А где же Златка? Стёха?.. Где Младен, Ненко, Якуб?

В ответ — молчание. Лишь потрескивает лучина, и от её желтоватого пламени по стенам колышутся причудливые, загадочные тени. Почему не отвечают мать и дедусь? Арсену стало страшно.

— Н-ну? Говорите же!

— Позвали их к гетману… А что там — не ведаем. Только приказали одеться по-праздничному, — сокрушённо промолвила мать.

Арсен обмер.

— И что же — их каждый вечер зовут к гетману?

— Нет, сегодня первый раз.

— А Младен, Ненко, Якуб?.. Что они там делают?

— Они поступили на службу к янычарам… Сказали — так надо… Потому и их позвали сегодня…

— А-а, вот как… — Арсен облегчённо вздохнул.

Но тревога не оставляла его. Разве место молодым красивым девушкам среди кровожадных вояк Юрася Хмельницкого, людей без роду, без племени, которые слетелись сюда отовсюду, как шакалы вслед за волчьей османской стаей.

— Мама, дедусь, слушайте меня внимательно, — сказал Арсен, садясь на скамью и усаживая их рядом с собой. — Я здесь не один… Со мной — и Роман, и пан Мартын, и Яцько, и нежинский казак Гурко, которого запорожцы прозвали Палием. Передайте Младену, Ненко и Якубу, что мы приехали, чтобы освободить вас. Мои товарищи остались у одной старенькой бабуси, которая живёт на околице у пруда… — Арсен рассказал, как найти хату бабки Секлеты. — Если я не увижу их, пусть придут завтра вечером к нам… А сейчас я должен идти… Где живёт гетман?

— Арсен, что ты надумал?! Идти к гетману? — всполошилась мать.

— Мне нужно все разведать. Возможно, им нужна моя помощь… Так где живёт гетман?

— Его дом на той стороне площади. Как раз перед его крыльцом — два высоких тополя, а на подворье — конюшня да военный склад, — объяснил дедушка Оноприй.

— А охрана?

— Охрана только внутри… Да возле ворот.

— Хорошо… За меня не бойтесь, родные мои… Пожалуй, уже в эту ночь все мы будем в безопасном месте. Эх, посчастливилось бы…

Он обнял мать и деда и вышел из хаты.

Вьюга не стихала. Арсен поднял воротник кожуха и, подталкиваемый ветром, пошёл через заснеженную площадь.

Дом гетмана, несмотря на снежную мглу, найти было нетрудно: все окна в нем светились. А перед крыльцом, как и сказал дедусь Оноприй, высились два стройных тополя.

Убедившись, что поблизости никого нет, Арсен смело приблизился к освещённому окну и прильнул к нему. Однако ничего не увидел: на окнах занавески… Он перешёл к другому окну. Но и здесь его ждало разочарование.

Обойдя полдома, он оказался во дворе. Не видя ничего подозрительного, через сугроб перебрался к двум ярче других освещённым окнам, из-за которых слышались голоса, и взобрался на засыпанную снегом поленницу, чтобы заглянуть поверх занавесок. Вдруг из-за дома вышли трое. Арсен сразу понял, что это подвыпившие старшины, и мысленно выругал себя за неосторожность. Теперь остаётся либо убегать (а это означало бы, что минуту спустя поднимется на ноги вся Выкотка), либо пойти на рискованный шаг и спокойно, выдумав правдоподобную причину, объяснить, почему очутился здесь, под окнами гетманского дома.

Заметив незнакомца, которого хорошо было видно на фоне освещённого окна, старшины растерялись и, остановившись, молча смотрели на него. Потом один из них спросил:

— Эй, ты кто такой? Чего тут делаешь?

Они окружили Арсена.

— Добрый вечер, — миролюбиво поздоровался казак.

— Добрый вечер, — озадаченно ответили старшины, приглядываясь к незнакомцу.

— Мне нужно к гетману… Я прибыл из Запорожья.

— Запорожец?! Как ты сюда попал, чертяка? Ворота ж охраняются?

— А меня пропустили вместе с отрядом, который только что входил в посад… Никто и внимания не обратил.

— Ах, дьявол!.. Тс-с-с! Никому про это ни слова! А то гетману донесут — головы нам поснимает… Леший бы тебя побрал!

Старшины были напуганы. Гетман шутить не любил: услышит такое, тут же пропишет сотню киёв!

— Пошли с нами! — дёрнул один Арсена за рукав.

— Куда?

— Как куда? Ты же хотел к гетману?

— Но сейчас… Поздно уже!..

— Ничего. Как раз все старшины у гетмана. Да и сам ясновельможный будет, должно быть, не против того, чтобы побалакать с запорожцем. Послы с Запорожья тут не часто бывают…

4

За то короткое время, пока старшины докладывали о нем Юрию Хмельницкому, Арсен успел осмотреть светлицу. От него не укрылись ни растерянность Златки, стоявшей перед гетманом, ни испуг в глазах Стеши, которая сразу узнала брата, ни безмерное удивление на лицах Ненко, Младена и Якуба. Конечно, никто из них никак не ожидал увидеть его здесь, в Немирове, в эту тревожную минуту, когда решались Златкина и их судьбы. Однако, заметив предостерегающий взгляд Арсена, они прикусили языки, и ни единый их жест или звук не выдали его.

Но Арсена знали здесь не только его друзья, но и враги. Мурза Кучук, Яненченко и Многогрешный с изумлением вытаращились на казака.

— Кара-джигит? — не поверил себе мурза.

— Чёрный всадник! — выкрикнул полковник Яненченко. — Ей-богу, это он! Провалиться мне на этом месте!

А Многогрешный, в недоумении хлопая своими птичьими, без ресниц, веками, пробормотал:

— Арсен Звенигора!

Арсен молчал.

Юрась Хмельницкий шагнул к нему, спрашивая:

— Ты действительно запорожец?

— Да, ваша ясновельможность, — поклонился Арсен.

— Почему тебя называют Чёрным всадником?

— Каждый волен называть другого, как ему вздумается…

Но его перебил Свирид Многогрешный:

— Не верьте ему, пан гетман! Не верьте!.. Никакой это не Чёрный всадник. Всем известно — у запорожцев имён, как блох у бездомной собаки. Сегодня он Степан, завтра Иван, а послезавтра Гаврила… На самом же деле это Арсен Звенигора. Я давно его знаю как облупленного… Это не рядовой запорожец, а доверенный кошевого Серко!

— Вот как! — Юрась, словно оценивая, осмотрел Арсена с ног до головы.

А Многогрешный придвинулся почти вплотную:

— Салям, молодчик! Вот и встретились мы с тобою. Узнаешь?

— Конечно, пан Многогрешный! — сдержанно ответил Арсен, про себя проклиная его. — Я рад видеть тебя в здравии…

— Рад или не рад, деваться тебе некуда! — В глазах Многогрешного загорелись злые огоньки. — Сошлись, как говорят, на узкой дорожке… Теперь по-мирному не разойдёмся!

Юрась отстранил сотника в сторону.

— С чем прибыл, казак, из Сечи?

Арсен замялся с ответом.

Чёрный всадник

— Но… ясновельможный пан гетман… — он взглядом недвусмысленно указал на старшин и салтанов, прислушивавшихся к каждому его слову. — Я устал с дороги и… думаю, уместно ли сейчас говорить о делах?

— А может, я вообще не желаю разговаривать с запорожцами ни о чем! — раздражённо воскликнул Юрий Хмельницкий. — Они изменили мне! Не захотели поддержать, когда я осаждал Чигирин!.. Как же посмел Серко присылать ко мне своих послов после того, как с оружием выступил против меня и моих союзников?! Иль у него от старости голова пошла кругом?

— Ясновельможный пан гетман…

Арсен хотел перевести беседу на другое или совсем прекратить её, но возбуждённый до крайности Юрась заорал изо всех сил:

— Молчи, запорожская собака!.. Я знаю, ты приехал уговаривать меня изменить моим теперешним союзникам и покровителям и переметнуться на сторону Серко или презренного поповича!

— Пан гетман, я…

— И слушать не хочу!.. Вы все желаете моей смерти!.. Вместо того чтобы поддержать своего законного властителя, вы готовы, как кровожадные псы, рвать его живьём в клочья!.. Ничтожные людишки!.. Негодяи!..

— Позвольте, ясновельможный пан…

Но Юрась и на этот раз не дал Арсену говорить.

Чёрный всадник

— Не ты первый приезжаешь из Запорожья! На днях тут был уже один посол… Или лазутчик… Переговаривался с наказным атаманом Астаматием за моей спиной… И знаешь, где он теперь? — Юрась помедлил, пристально глядя казаку в лицо. — В яме!.. Так можешь утешиться, что не один будешь болтаться на перекладине, а вместе со своим братчиком!

Многогрешный наклонился к гетману и тихо, но так, чтобы все слышали, произнёс:

— Этот казак дерзко оскорблял вас в Стамбуле, а меня в присутствии Серко, когда я был послом вашей ясновельможности на Запорожье прошлым летом… Может, позволите мне теперь побеседовать с ним малость?

— Полностью поручаю его тебе, — подумав, ответил Юрась. — Пускай все мои друзья видят, что я не поддерживаю никаких связей с врагами нашими, а с послами их расправляюсь беспощадно, как с коварными гиенами… Возьми его и брось в яму!

Стражники схватили Арсена за руки, отобрали оружие. Поначалу он хотел вырваться, бежать, но быстро сообразил, что на побег нет никакой надежды. Держали его крепко.

Многогрешный больно ткнул казака в спину.

— Иди!

Арсен выразительно взглянул на Златку и Стешу, будто просил их молчать, а потом — на Юрия Хмельницкого. Но как ни кипело сердце от досады, Арсен сдерживал себя, понимая, что сам попал в западню.

— Прощайте, пан гетман, — кинул он через плечо, так как Многогрешный уже выталкивал его из комнаты. — Думаю, мы все-таки продолжим наш разговор для обоюдной пользы.

— Иди, иди! — прикрикнул Многогрешный. — Станет ясновельможный пан гетман с каждым разговаривать! Как же!.. Хватит, если я с тобой побалакаю, парень!

Арсен шагнул через порог. Ему показалось, что позади тихо вскрикнула Златка. Но в гостиной сразу же загудели мужские голоса, в сенях грохнули двери — и слабый возглас Златки потонул в шуме и завывании вьюги, дохнувшей в лицо снегом и холодом.

5

Лестницу не поставили. Многогрешный обеими руками толкнул запорожца в яму, обдавшую запахом прелой соломы, плесенью, смрадной духотой, и он полетел вниз.

Яма оказалась глубокой, как колодец. Арсен упал на людей, которые лежали на толстой соломенной подстилке, тесно прижавшись друг к другу. Кто-то вскрикнул от боли, кто-то выругался. И яма наполнилась гамом: те, кому больше всех досталось при падении Арсена, стонали и охали, другие щёлкали зубами от холода, пытались получше укутаться жалкими лохмотьями, проклинали Юрася, судьбу и все на свете.

Наверху стражники закрыли яму матами. Никого и ничего не видя, опасаясь наступить на кого-нибудь, Арсен привалился спиной к стене, сидел, потирая ушибленное колено. Чья-то рука нащупала в темноте полу его дублёного кожуха, перебралась выше и сжала его локоть. А хриплый простуженный голос спросил:

— Это ты, мил человек, свалился на меня, как снег на голову?

— Я.

— Да, не каждого среди ночи приводят сюда и кидают, как бревно, людям на головы. Кто ж ты такой, что тебе оказана такая честь?

— Пугу-пугу, казак с Лугу[37], — ответил Арсен запорожским паролем, не зная, с кем говорит и кто ещё слушает их разговор.

— Правда?.. Из какого куреня?

— Из Переяславского.

— А я из Мышастовского…

— Так ты тоже запорожец?

— Да, Мирон Семашко…

Арсен пожал братчику руку, наклонился к его уху, зашептал:

— Доброго здоровья, брат… Привет тебе от семьи!

— Ты был у моих? — удивился Семашко. — Как попал? Что там у них?

Опираясь на руки, узник подтянулся ближе и сел рядом с Арсеном.

— Все живы и здоровы. Беспокоятся о тебе… Мы заходили к ним с Семёном Гурко.

— С Семёном Гурко? — ещё больше удивился Семашко. — А он как тут очутился?

Арсен рассказал о встрече с Семёном и о причине их приезда в Немиров. Когда все узники, возбуждённые неожиданным появлением запорожца, успокоились и забылись тяжёлым сном, Арсен встал и вытянул руку вверх, пытаясь дотянуться до края ямы. Но как он ни поднимался на цыпочки, как ни подпрыгивал, усилия его были тщетными.

Мирон Семашко горько заметил:

— Напрасно, брат, стараешься! Тут ничего не придумаешь: яма глубже твоего роста вдвое. И стены гладкие — зацепиться не за что…

— А если встать на плечи друг другу?

— Так получишь от стражника боздуганом или саблей по голове! А поутру вытащат окоченевшего и бросят в прорубь… ракам на поживу… Нет, брат, оставь эту затею, если не хочешь раньше времени отправиться на тот свет…

— Гм, значит, без посторонней помощи никак не выбраться отсюда?

— Нечего и мечтать… Не яма — настоящая могила! — Мирон закашлялся. Лёгкие его свистели, как кузнечные мехи. Когда кашель утих, он добавил: — Сам сатана не придумал бы мучений более тяжких, а Юрась выдумал Проклятущий!

«И вправду могила, — вздохнул Арсен, ощупывая рукой холодную стену, которая вверху взялась тонким ледком. — И попал-то я сюда благодаря своему старому знакомцу — Многогрешному! Интересно, что он придумает завтра? Неужели будет пытать?» Осторожно лёг рядом с Мироном Семашко, прижался к нему плотнее, и они долго ещё шептались, пока их не сморил сон.

6

Для многих в Немирове эта ночь была тревожной.

Своим неожиданным появлением в доме гетмана Арсен отвёл на некоторое время грозу от Златки, и весь приступ гетманской ярости обрушился на него.

Как только Свирид Многогрешный со стражниками вывел Звенигору, Юрась окинул жёстким взглядом присутствующих, дольше, чем на других, задержал его на Златке со Стешей и, ничего не сказав, стремительно вышел в соседнюю комнату.

Гости начали расходиться.

Младен, Якуб и Ненко повели девушек домой.

Дом опустел. Один Азем-ага молча сидел на лавке у края стола, подперев тяжёлую челюсть кулаком.

Вскоре вернулся Многогрешный, примостился на другом конце стола. Они долго ждали, думая каждый о своём. Наконец скрипнула дверь, неслышной походкой вошёл Юрась Хмельницкий.

Многогрешный подскочил как ужаленный. Азем-ага поднялся медленно, степенно, но поклонился с почтением.

Юрась остановился посреди гостиной, поманил пальцем своих подчинённых и, когда те приблизились, наполнил вином три бокала.

— За вас, моих верных и преданных друзей и помощников. За ваше здоровье!

— Спасибо, — коротко ответил Азем-ага.

— За здоровье ясновельможного пана гетмана! — воскликнул Многогрешный.

Выпили.

Вытерев рукой губы и переведя дух, Юрась поставил бокал, поднял голову.

— Кажется, я сегодня пьян и наделал глупостей, — тихо произнёс он.

— Что вы, что вы, пан гетман! — замахал руками Многогрешный. — Каждое ваше слово было мудрым и сказано с достоинством!

— А-а!.. — Юрась поморщился. — Помолчи, Свирид! Исполнитель ты превосходный, а советчик никудышный… — И обратился к турку: — Что ты скажешь, Азем-ага? Как распишешь меня в донесении великому визирю о сегодняшнем вечере?

Азем-ага и глазом не моргнул, услышав не просто намёк на свою тайную роль соглядатая при гетмане, а прямое утверждение этого. Ответил расчётливо:

— Я согласен со Свиридом-агой. Ты вёл себя с достоинством, как и подобает верному подданному падишаха. А что касается той дивчины, то вот что скажу… Если твои намерения серьёзны, мой повелитель, то, безусловно, нужно писать и каменецкому паше, и великому визирю, и муфтию, и самому падишаху. Думаю, у них не будет причин возражать против такого брака. Ведь он скрепит твой союз с высочайшей Портой… Насколько мне известно, твой отец, гетман Богдан, женил своего старшего сына Тимоша на дочери молдавского властителя Василия Лупула — Розанде, чтобы укрепить военный союз двух держав. Так почему бы тебе не скрепить союз наших держав браком с турчанкой?.. Сам аллах освятит его!

— Нет! — воскликнул Юрась. — Об этой девке не может быть и речи! Она оскорбила меня! Это была моя минутная слабость, которой я стыжусь теперь… Я прожил сорок лет один и останусь одиноким до самой смерти… Видно, судилось мне не изведать семейного счастья, а всего себя посвятить делу, которому здесь мы сообща отдаём все силы и жизнь!

— Значит, ты отказываешься от неё?

— Для себя — да. Отказываюсь!.. Но я не могу простить ей и её родственникам того позора и стыда, которому подвергся сегодня… Я… — Юрась умолк на полуслове. В сенях затопали, заговорили.

— Кто там?

Многогрешный открыл дверь. В клубах холодного сизого пара в светлицу шагнули две заснеженные фигуры — незнакомый турецкий ага в сопровождении Младена.

Младен поклонился.

— Омар-оглу, чауш[38] каменецкого паши, ваша ясновельможность! — представил он спутника. — Только что прибыл в сопровождении охраны из Каменца с важным письмом от великого визиря.

Юрась Хмельницкий и Азем-ага подошли к чаушу. Тот низко поклонился, вытащил из-за пазухи плотный бумажный свиток и протянул Азем-аге.

— Что там? — нетерпеливо спросил Юрась, заглядывая через руку Азем-аги в желтоватый лист, испещрённый красивой турецкой вязью. В душе он боялся вестей из Каменца и Стамбула, ибо каждая из них так или иначе могла касаться его самого и его будущего, которое казалось очень неопределённым.

Азем-ага молча дочитал до конца, свернул свиток и торжественно провозгласил:

— Великий визирь Мустафа оповещает войска о подготовке к новому походу, который начнётся в конце весны этого года…

— Против кого поход? Куда?

— Против урусов… На этот раз на их древнюю столицу Киев… Визирь приказывает всем пашам, бейлер-беям, военным гарнизонам в Валахии и на Украине снабдить свои отряды всем необходимым для трехмесячного похода, главная цель которого — захват Киева, Левобережья и разгром урусских войск. Кроме того, султан Магомет приказывает крымскому хану совершить летом опустошительный набег на Украину, на Левобережье, чтобы отвлечь силы урусов от Киева, куда будет направлен наш основной удар… Нам, ясновельможный гетман, приказывается вместе с Белгородской ордой произвести разведывательный поход на Киев, чтобы выявить силы врага и его слабые места.

— Слава богу, что султан решил не останавливаться на полпути! Значит, уже в этом году вся Украина объединится под моей булавой!

— По воле аллаха и нашего всемогущего повелителя падишаха Магомета! — торжественно произнёс Азем-ага, воздев молитвенно руки.

Юрась Хмельницкий посмотрел на агу, и его поразила вдруг неожиданная мысль: если турки завоюют всю Украину, то они, чего доброго, смогут обойтись и без него и вообще без любого гетмана, а разделят её на пашалыки и назначат пашей, как назначили в Каменце пашу Галиля, который заправляет теперь тем краем. От этой мысли ему стало тоскливо и жутко. Нет, он должен удержаться! Во что бы то ни стало удержаться и сохранить в руках булаву… Но как? На кого опереться? До аллаха высоко, до султана далеко… Один лишь великий визирь Мустафа близко, в его руках жизнь и смерть всех, кто проживает в Анатолии, на Балканах и во всех подвластных Порте землях… Значит, от него зависит и будет зависеть впредь и его судьба. А что, если…

Юрась задумался. С Кара-Мустафой его крепко связал прошлогодний поход на Чигирин, за время которого он хорошо изучил потайные струны души великого визиря. Этими струнами прежде всего были два чувства — властолюбие и стяжательство. Так, может, ему, Юрию, сыграть на них?

Гетман оживился. В усталых глазах блеснули искорки. Пристально взглянув на чауша, он сказал:

— Ага устал?

— Да, эфенди, — ответил тот.

— Но утром, пораньше, придётся тронуться в обратный путь… Ага должен отвезти важное письмо паше и подарок великому визирю.

— Слушаюсь, эфенди, — вытянулся чауш.

Юрась повернулся к Многогрешному:

— Свирид, распорядись: Омар-оглу и его людей хорошенько накормить и поместить на ночёвку в тёплых хатах, потому что отдых у них будет недолгим. Они должны выехать из Немирова вместе с крымчаками, а те обычно трогаются до восхода солнца.

— Понимаю, пан гетман, — поклонился Многогрешный и вместе с чаушем и Младеном вышел из покоев.

Спустя некоторое время он вернулся и доложил, что весь отряд чауша уже размещён в Шполовцах и что Омар-оглу ожидает новых распоряжений.

— Свирид, ты поедешь с ним в Каменец, — приказал гетман. — Повезёшь подарки великому визирю и паше Галилю.

— Я? Подарки?.. — Видно было, что Многогрешному это не по нраву, однако он вовремя спохватился и прибавил: — Как прикажете, ясновельможный пан гетман!

— Но подарки будут необычными… — Юрась выдержал паузу, оба его собеседника выжидательно смотрели на него. — Это — девчата…

— Какие девчата?! — одновременно воскликнули Многогрешный и Азем-ага.

— Адике и Стёха.

Многогрешный и Азем-ага удивлённо переглянулись:

— Но они не пленницы!

— Ну так что? Их согласия никто не спрашивает. Вы тайно схватите их, передадите Омар-оглу — никто и знать не будет, куда они делись… А сами пустим слух, что их захватили с собой крымчаки. Это вполне правдоподобно. Они ещё ни разу не возвращались с Украины без ясыря… Вот почему Омар-оглу должен выехать из Немирова вместе с ними.

Оба подчинённых Юрася долго молчали, ошеломлённые услышанным. И хотя они хорошо знали непостоянство и неуравновешенность гетмана, у которого частенько случалось семь пятниц на неделе, такое для них было полной неожиданностью.

— А что скажут родные этих девчат? — спросил наконец Азем-ага.

— Гм, родные!.. — пренебрежительно усмехнулся Юрась. — О Стешиных нечего и говорить… Двое стариков… Зато брат Адике будет счастлив, когда узнает, что его сестра — жена или наложница великого визиря… Перед ним откроются пути к высшим должностям в войсках падишаха. А тем временем пускай щенок кусает себе локти с досады и горя. Если же аллах лишит его разума, пусть гонится за крымчаками…

Азем-ага склонил голову, давая понять, что он согласен с этими доводами. Действительно, они показались ему достаточно обоснованными. Видимо, гетман, запершись в спальне после скандала, все досконально обдумал. Сам же Азем-ага тоже не останется в накладе. Если подарок великому визирю понравится — в этом можно было не сомневаться, — то визирь не обойдёт и его, Азем-агу, своим вниманием. Благосклонность же второго после султана человека в империи чего-то да стоила!..

В разговор вмешался Многогрешный:

— Нелегко будет взять девчат. В хате три воина. И все трое — турки…

Намёк был достаточно прозрачен.

— Азем-ага на эту ночь отошлёт их в караул куда-нибудь подальше, — резко ответил Юрась. — А ты, Свирид, с надёжными людьми переоденешься в татарскую одежду и сделаешь по-тихому все, что требуется. Понял?

— Да, ясновельможный гетман.

— Вот и ладно. Идите, а я немного отдохну…

7

Выйдя из гетманского дома, мурза Кучук взял под руку салтана Гази-бея, быстро оглянулся по сторонам и, убедившись, что их никто не услышит, сказал:

— Завидую тебе, салтан: какую-нибудь неделю или две спустя ты будешь дома… Желаю счастливого пути!

— Благодарю, мурза. Тебе тоже недолго осталось тут околачиваться, весною помчишься в свой Буджак…

— Да, но ты забываешь, что со мною здесь сын… Совсем затосковал парень, рвётся домой. Не мог бы ты прихватить его с собой, салтан?

— Но я не намерен заезжать в Аккерман, мурза…

— Не нужно заезжать… Твой путь лежит мимо северных буджакских улусов, там он со своими спутниками отделится от тебя и повернёт к дому…

— Ладно. Пускай едет!

Кучук ещё раз оглянулся и понизил голос:

— Но он будет не один…

— Кто же едет с ним?

— Полонянки…

— А-а, понимаю, — улыбнулся салтан. — Чора влюбился? Или, может, ты, мурза?.. Якши, охотно помогу вам… Ведь у меня жена гяурка. Да и у тебя, насколько я помню…

— Да. Аллах позволяет правоверным брать в жены гяурок… По правде говоря, среди них много красавиц…

— О-о, да ещё каких! — восторженно воскликнул салтан.

— Благодарю тебя, Гази-бей. — Мурза пожал собеседнику руку. — Об одном прошу тебя — никому ни слова!

— Охотно обещаю. Тем более что это мне ничего не стоит! — Салтан весело рассмеялся.

— Когда выезжаешь?

— До рассвета тронусь… Теперь день короткий, а я хочу по дороге заглянуть в окрестные села, чтобы не с пустыми руками возвращаться в Крым. Ха-ха-ха!

— Чора не заставит себя ждать. Будет вовремя!

Они расстались, и каждый пошёл своей дорогой: Гази-бей к воротам, а Кучук нашёл сына и с ним, никем не замеченный, скрылся между постройками. Переждав там некоторое время, пока все разошлись с площади, выглянул из-за угла и шепнул:

— Пошли!

Они прокрались мимо гетманского дома, мимо заметённых снегом конюшен, откуда слышалось фырканье лошадей, и быстро направились к дому, отведённому гетманом для семьи Звенигоры и трех янычарских старшин. Там из окон струился свет. Кучук остановился у плетня, заглянул во двор и, приложив ко рту ладони, трижды глухо кашлянул:

— Кх, кх, кх!

Из темноты в ответ донёсся такой же кашель. Скрипнул под ногами снег — из-за плетня показалась островерхая татарская шапка.

— Сюда, мурза! Сюда! — Дозорный поднялся во весь рост.

— А где остальные? — спросил Кучук.

— Все здесь, в засаде…

Кучук и Чора перепрыгнули через невысокий плетень и пошли следом за сейменом, который провёл их в укромное место между сараями, откуда были видны крыльцо и окна хаты. Здесь, закутавшись в тёплые кожухи, стояли ещё трое. Увидев мурзу, они поклонились ему.

Это были преданные Кучуку люди, готовые выполнить все, что бы он ни приказал.

— Одежду захватили? — спросил мурза.

— Захватили.

— За хатой следили все время?

— Да.

— Ну и что?

— Девчата вернулись в сопровождении двух турок. Третьего с ними не было.

— Придётся отправить их к праотцам, — твёрдо сказал мурза. — Жаль, что нет третьего: и его б заодно, чтобы не поднял тревоги прежде времени… Ну, ладно, подождём, пока все уснут!

Он опёрся о деревянную стену и не отрываясь смотрел на освещённые окна. Ждать пришлось недолго. Вскоре скрипнула калитка — и во дворе возникла тёмная фигура.

— А вот и третий, — прошептал Кучук удовлетворённо. — Всех разом и накроем.

Но этот третий повёл себя совсем не так, как подобало бы хозяину. Он перебежал через двор и, вместо того чтобы подняться на крыльцо, стал дубасить кулаком в окно.

В двери появился Сафар-бей.

— Кто здесь?

— Азем-ага приказал, чтобы ты, Сафар-бей, с Якубом-агой немедленно прибыли к нему! — послышался голос незнакомца.

— Что там стряслось?

— Не знаю… Приказано — немедленно!

Сафар-бей помолчал с минуту, потом скрылся в хате. Немного погодя вышел с Якубом, и в сопровождении посланца Азем-аги они вышли со двора.

— Кажется, нам помогает сам аллах! — снова прошептал Кучук. — В хате остались одни женщины да немощный дед, который не сможет оказать сопротивления…

— Что мы с ними сделаем, отец? — спросил Чора.

— Посмотрим…

— Мне не хотелось бы их убивать!

— Свяжем — и пускай лежат до утра.

Переждав некоторое время, Кучук дал знак своим людям и, озираясь вокруг, начал медленно приближаться к хате. Но вдруг замер, прислушался и быстро присел за сугробом. Чора и сеймены затаились около него.

Кто-то вошёл во двор и направился прямо к крыльцу. Мурза мысленно выругался. Все так удачно складывалось, могло обойтись без драки и кровопролития, а главное, без шума и крика. Так нет — принесла нелёгкая кого-то из этих зазнавшихся турок! Что ж, придётся пускать в ход оружие!.. Он напряжённо вглядывался в темноту, лихорадочно прикидывая, что делать: прикончить непрошеного свидетеля сейчас или дать ему подняться на крыльцо?

Но пока незнакомец проходил освещённое место у окна, Кучук узнал в нем переодетого в татарскую одежду Свирида Многогрешного. Мурза удивился: что ему здесь нужно, да ещё в таком виде?

Не менее поразительным оказалось и появление вслед за Многогрешным его пахолков, тоже в татарской одежде.

«Эге-ге! Тут пахнет жареным, черт подери! — едва не присвистнул мурза, но вовремя удержался. — Что же затевает этот бешеный Юрась? Ведь Многогрешный здесь явно не по своей воле, а по приказу гетмана…»

Мурза подал знак своим людям, чтобы оставались в укрытии и не выдавали себя ни шорохом, ни звуком, а сам улёгся в пушистый снег и, осторожно выглядывая из-за сугроба, продолжал следить за тем, что делается возле хаты.

Тем временем Свирид Многогрешный подошёл к двери и забарабанил в неё. За шумом ветра мурза не услышал, что он сказал, но видел, как на пороге показался лысый дед. Пахолки тут же толкнули старика в грудь и стремглав бросились в хату. Многогрешный остался на крыльце.

В хате послышались приглушённые крики, шарканье ног. Потом наступила тишина. Только ветер свистел да жалобно скрипела старая корявая груша у крыльца.

Вскоре дверь распахнулась, пахолки вынесли два длинных тяжёлых свёртка и растворились с ними в ночной тьме.

Кучук вскочил и со злостью топнул ногой. Проклятье! Из-под самого носа вырвана редкая добыча, которую он облюбовал ещё за Днепром! У него не осталось сомнений, что Многогрешный выкрал девчат.

Мурза поднял своих людей.

— Видали?.. Мы не должны потерять их след! Пошли! — коротко приказал он и первым тронулся вслед за похитителями.

Чора поравнялся с отцом, спросил взволнованно:

— Они выкрали девчат?

— Да.

— Для гетмана?

— Должно быть.

— О аллах, мы лишимся их!

Но Многогрешный миновал площадь, гетманский дом и повернул к посадским воротам. Значит, девчат несут не к гетману? Куда же тогда?

Видно было, как Многогрешный, а за ним и его пахолки со своей добычей без всякой задержки прошли мимо стражи и торопливо направились в сторону Шполовцев.

Это затрудняло преследование. Шполовцы — предместье большое, с множеством запутанных улиц и закоулков, в которых легко сбиться со следа. Кроме того, здесь живёт много горожан, размещены татарские и турецкие отряды. О том, чтобы отбить девчат, как надеялся Кучук, нечего было и думать. Такой шум начнётся — поднимется весь город.

Давно раскусив характер Юрася Хмельницкого, человека жестокого и мстительного, Кучук теперь понял: гетман не простил обиды и готовит над девушками мерзкую расправу. Вот только какую? Убийство? Вряд ли. Да и не посмеет он сделать это в Немирове, поскольку дело касается турчанки, брат которой служит в войске падишаха. Продажа? Тоже маловероятно… Тогда остаётся подарок?.. Но кому? Конечно, какой-то высокопоставленной особе, которая своей властью может покрыть преступление гетмана! Паше Галилю? Великому визирю? Или… самому падишаху?

Кучуку стало жарко. Он расстегнул кожух. О шайтан! Неужели и вправду этих девчат Юрась предназначил падишаху? Если так, то не сносить тебе, мурза, головы!

Он представил себе голубые озерца Стешиных глаз, её пышные густые волосы, крутой пшеничной волной ниспадающие на округлые девичьи плечи, нежные розовые щеки и прелестную, по-детски немного наивную улыбку; представил смуглую красу Адике, затуманившую разум даже гетману, — и будто хмель ударил Кучуку в голову. Он не мог ещё разобраться в своих чувствах. Сам не знал, которой из девушек отдаст предпочтение. Хотел обеих иметь в своём гареме. А время покажет…

Но все же ему больше нравилась златовласая гяурка Стёха. Почему — не мог понять. Может, потому, что, в отличие от него, черноволосого и смуглого, у неё была молочно-нежная кожа и русые волосы?..

«Э-эх, будь что будет! — решил Кучук. — Не выпущу из рук этих птичек!»

Мурза тронул сына за плечо.

— Чора, слушай внимательно… Мчись в наш стан за помощью! Возьми человек двадцать — тридцать конных и останься в засаде у подъёма на Шаргородском шляхе… Там увидимся. Кажется, я начинаю догадываться, что задумал гетман. Он хочет отправить девчат в Каменец. Назовёшь меня шелудивым ишаком, если я ошибусь!.. Мы выследим Многогрешного, и, когда он тронется в путь, ты догонишь его, отобьёшь девчат и присоединишься у Браилова к отряду салтана Гази-бея. Он будет ждать тебя… Понял?

— Все ясно.

— Привезёшь девчат домой — матери не показывай! Незачем ей знать про них. Видел, как она переживает за ясырь, который мы приводим отсюда? Когда вернусь весной, найду, куда их пристроить…

— Хорошо, — глухо ответил Чора.

— Ну, тогда трогай! Вся надежда на тебя… Утром я должен быть со своими воинами в посаде, чтобы и тень подозрения не коснулась меня. Все свалим на Гази-бея, а он в то время будет уже далеко… Поминай как звали!

8

Оттолкнув стражу, в комнату вбежали крайне взволнованные, раздражённые Ненко и Младен. Не соблюдая правил этикета, установленных при гетманском дворе, они ринулись к Юрасю Хмельницкому, который стоял у стола с Азем-агой и мурзой Кучуком.

— Гетман, что это все означает?! — воскликнул Ненко, сверкая чёрными глазами. — Куда девались девушки? Где моя сестра?

— Я тоже хотел бы это знать, — словно не замечая тона, которым осмелился обратиться к нему молодой ага, ответил Юрась. — Мне вот только что доложили, что салтан Гази-бей, уезжая в Крым, опустошил ближайшие села, взяв ясырь… Я не допущу, чтобы союзники грабили и разоряли мой край! Я напишу великому визирю…

— Но кому-то ведь известно об этом! — вмешался Младен. — Где была стража?

— Стража ничего не знает, — подал голос мурза Кучук и высокомерно посмотрел на распалённых турок. — После полуночи у ворот стояли мои люди, и никто из воинов не заметил ничего подозрительного.

— Нечистый дух, что ли, вынес их из посада, мурза? — вдруг дико закричал Юрась. — Ты первый обязан заботиться о безопасности города и всех нас!.. Если и дальше будет так продолжаться, то в одну прекрасную ночь, чего доброго, выкрадут не только наречённую гетмана, но и самого гетмана!

Он разошёлся не на шутку, метал громы и молнии. Побледнел. Изо рта брызгала слюна. Правая рука судорожно шарила на боку, где должна была быть сабля, но не находила её.

Никто ещё не видел Юрася таким взбудораженным и злобным. И главное, его возмущение и ярость казались вполне естественными и искренними.

Ненко переглянулся с Младеном. Глаза воеводы были полны безмерной тоски. Идя сюда, он надеялся увидеть Златку здесь, уверен был: похищение её и Стёхи — дело рук гетмана. Теперь же он не знал, что и подумать. Если крымчаки взяли ясырь, то могли выкрасть и девушек, тем более что мать Стёхи и дед Оноприй в один голос твердят: напали на них татары.

Мурза Кучук пытался оправдываться, но Юрась не хотел и слушать его. Мурзе не оставалось ничего другого, как отойти к окну и, сложив на груди руки, углубиться в свои мысли. Никому из присутствующих, кроме него, истина не известна. Гетман уверен — Свирид Многогрешный везёт девчат в Каменец и там передаст кому следует. Азем-ага, вероятно, считает то же самое, ибо вряд ли Юрась утаил от него свою затею… И не предполагают они, что он, Кучук-бей, обвёл их обоих вокруг пальца. Девчата в это время в сопровождении Чоры и верных сейменов мчатся совсем в противоположную сторону — на восток…

Кучук-бея распирала радость. Представив, как рассвирепеет — на этот раз не притворно, а на самом деле — гетман, когда узнает, что девчат у Многогрешного отбили, он едва сдержал злорадную улыбку.

Только Азем-ага был невозмутим, хотя в душе и удивлялся умению гетмана строить из себя невинную овечку.

— Надо бросить всех людей на поиски! — потребовал Ненко. — Надо искать!

— Да, мы пошлём всех на поиски, — согласился гетман. — И прежде всего погоню за Гази-беем… Думается мне, что девушки не миновали его рук.

— Я поеду! — воскликнул Ненко. — Дайте мне отряд воинов!

— Нет, поеду я! — вдруг шагнул вперёд мурза Кучук. — Моя вина, что стража ничего не заметила, так я и должен её искупить… Клянусь аллахом, если девчат выкрал Гази-бей, то ему несдобровать!.. Я отберу их и привезу в Немиров!

Юрась молча кивнул, давая согласие, и Кучук вышел из покоев.

— А вы, — гетман глянул на Ненко и Младена, — переверните весь Немиров! Не исключена возможность, что девчата где-либо здесь.

Когда все вышли, он повернулся к Азем-аге:

— Дорогой мой Азем-ага, тебе же придётся проследить, чтобы никто не вздумал кинуться за Многогрешным… И чтобы вообще всюду был надлежащий порядок…

— Хорошо, гетман, — коротко ответил Азем-ага и не торопясь, с независимым видом вышел наружу.

9

Поиски в Немирове ни к чему не привели. Вечером вернулся Кучук. С его слов получалось, что Гази-бей, набрав по дороге пленных, быстро скрылся в Диком поле, где вьюга замела все следы. Итак, мурза тоже возвратился ни с чем.

Поняв, что больше надеяться не на что, Младен и Ненко решили, пока не поздно, спасать Арсена. Ненко разыскал хатенку, где скрывались друзья Арсена, и рассказал обо всем, что случилось с казаком и девушками. Палий приказал выступать. Когда стемнело, отряд запорожцев скрытно пробрался к руинам старой каменной церкви, неподалёку от Выкотки. Ненко нашёл на Шполовцах Иваника, предупредил, чтобы все дубовобалчане, кто захочет бежать из Немирова, запрягли коней и были наготове.

Вскоре к церкви прибыл Савва Грицай со своими людьми.

— Все взяли? — спросил Палий. — Лестницы с вами?

— Да. Пять лестниц… У каждого пистолет, а то и два. Ятаганы, ножи… Все собрано, — ответил Савва.

— Сколько привёл людей?

— Со мной двадцать пять…

— И нас три десятка… Совсем неплохо!

— Поколошматим басурман! — воскликнул кто-то.

Палий повысил голос, чтобы слышали все:

— Нет, друзья, мы идём не для того, чтобы колошматить басурман… Запомните: мы идём, чтобы вызволить наших друзей. А для этого нужна прежде всего тишина. Тишина и осторожность… Не забывайте, что у Юрася тысяча воинов. Мы должны не только бесшумно проникнуть на Выкотку, но и так же бесшумно выйти из неё, чтобы не вызвать за собой погоню. Поняли?

— Поняли! — послышались голоса.

— Вот и хорошо… Часть из нас переберётся в посад. Остальные останутся здесь… Но те, кто остаётся, должны будут прийти нам на помощь. Если услышите выстрелы — это значит, что нас обнаружили, — нападайте на ворота крепости… Ясно?

— Ясно!

— Тогда трогаемся… И пусть нас не минует счастье!

Они быстро спустились с холма и направились через пруд к Выкотке. Там, на крепостном валу, их уже ожидал Ненко. Он закрепил брошенные снизу верёвочные лестницы и, пересиливая шум ветра, крикнул:

— Готово, другари!

Полтора десятка тёмных фигур стремительно полезли на заснеженный палисад. В ясную ночь отсюда был бы виден весь Немиров, а теперь сквозь снежную круговерть едва пробивалось несколько желтоватых огоньков, мерцавших в окнах ближайших хат. Оставив трех человек на часах, Палий приказал спускаться вниз.

Шли вплотную друг за другом, чтобы не потеряться в темноте. Ненко указывал дорогу. Как было условлено раньше, он вёл сразу к яме.

— Вон в том доме живёт семья Арсена, — объяснил Ненко, показывая на тёмные очертания хаты. — А там дом гетмана. Рядом с ним живёт Азем-ага с янычарами и сейменами, которые охраняют гетмана… Сейчас они все спят, только в доме гетмана дежурят двое сейменов… А вот там, прямо перед нами, посреди площади, находится яма, полная узников.

Палий остановился.

— Теперь мы пойдём впятером: Ненко, я, Роман, Спыхальский и Савва, — сказал он. — Остальным ждать нас здесь. При надобности я подам знак… Пошли, друзья!

Возле ямы увидели двух стражников. Закутавшись в кожухи и натянув на самые глаза островерхие малахаи, они стояли спинами к ветру и пританцовывали, чтобы согреть ноги.

Ненко ускорил шаг и, опередив товарищей, приблизился к караульным. Узнав знакомого янычарского агу, сеймены не заподозрили ничего плохого. Они знали, что узников водят на допросы не только днём, но и ночью. Потому и продолжали притопывать, не обратив внимания на то, что три незнакомых воина встали позади них.

— Здесь все в порядке? — спросил Ненко. — Ничего не случилось?

— Все в порядке. Якши! Якши! — закивали головами сеймены.

Это были их последние слова. Удары ятаганов свалили стражников на землю. Роман и Спыхальский оттащили тела в сторону и закидали снегом. А Ненко и Палий быстро сорвали заснеженный мат с ямы, спустили лестницу вниз.

— Арсен! Арсен! — позвал Палий. — Ты здесь? Вылезай, друг!

Все склонились над ямой, с нетерпением ожидая появления Арсена. Но в ответ — лишь непонятная тишина. Слышалось только глухое покашливание простуженных людей да шорох соломы.

— Арсен, выходи! Что ж ты? Это мы, холера ясная! Мы тутка! — взывал Спыхальский. — Пришли тебя вызволять!

Скрипнула лестница, кто-то поднимался вверх. Над краем ямы показалась лохматая голова.

— Кто вы? Какого Арсена зовёте? Не запорожца ли? — спросил незнакомец.

— Да, да, запорожца. Где он? Что с ним?

— А кто вы такие будете? — продолжал допытываться тот, перенося ногу через верхнюю перекладину.

— Друзья его, чтоб тебе пусто было! — не стерпел Палий. — Разве не видишь?.. Где Арсен?

— Его недавно взяли к гетману на допрос.

— Ах, черт! — выругался Роман. — Как нам не везёт!

— Холера! — выдохнул Спыхальский.

Все были ошеломлены. Никто не мог предположить такое. Первым опомнился Палий.

— А Мирон Семашко там, внизу?

— Мирон?.. Он тут… Но его так отделали, что еле дышит.

— Сам вылезти не сможет?

— Куда ему! Ноги почернели, как головешки… Только и того, что жив, бедняга.

— Так выносите его гуртом сюда. Да поскорее!.. И все, кому на волю охота, пускай вылазят!

Послышались радостные возгласы. Только теперь узники поняли и поверили, что им улыбнулась судьба. Те, кто посильнее, подняли Мирона, передали наверх. Друг за другом стали вылезать.

— Савва, уводи всех! Да осторожней несите Мирона. А мы пойдём на поиски Арсена.

Когда Савва с группой людей скрылся в темноте, Палий с Романом и Мартыном вытащили из ямы лестницу, положили её на место, отверстие закрыли матом и на минуту задумались.

— Придётся проведать треклятого Юрася, — сказал Палий. — Не хотелось, но что поделаешь! Как считаешь, Ненко?

— Другого выхода нет.

Мартын и Роман тоже согласились с этим. Да что ещё тут можно посоветовать?

— Тогда веди нас, Ненко. Снимем стражу — и прямо в гости к гетману. Вот обрадуется!.. Только тебе не следует показываться ему, — сказал Палий.

Ненко в знак согласия молча наклонил голову и направился к дому гетмана.

10

В печке жарко пылали сухие дрова, приятное тепло растекалось по просторной комнате. Но Арсен никак не мог согреться после суток, проведённых в холодной сырой яме. Да и на сердце у него было тяжко.

Казак сидел в массивном дубовом кресле, руки привязаны прочной верёвкой к подлокотникам, и он не мог ими даже шевельнуть.

Кроме него, в комнате находился только Юрась Хмельницкий. Он сидел напротив Звенигоры за широким столом и в упор смотрел на него.

— Ну, казак, если скажешь правду, я обещаю тебе жизнь и волю, — тихо произнёс гетман. — Не нужно упрямиться… Мы знаем, кто ты, как тебя зовут, откуда прибыл. Ты должен сознаться, с чем явился сюда. С какой целью? Выследить и убить меня? Или разведать, что творится в Немирове? Отвечай!

Арсен молчал. Сказать правду он, понятно, не мог. Ещё вчера вечером он понял, что Многогрешный не помнит Златку или же просто не видал её тогда в Аксу. Значит, с этой стороны можно не опасаться разоблачения. Ну, а от него самого они мало что узнают… Однако, чтобы выиграть время, он решил схитрить.

— Ясновельможный пан гетман, скажу, как на исповеди. Да, я приехал из Сечи. Меня прислал Серко…

— С чем? — Хмельницкий не сумел скрыть заинтересованности, глаза так и заблестели.

— Вчера я не мог сообщить вам в присутствии иноземцев… А сегодня скажу… Думаю, пан гетман…

— Можешь говорить все откровенно, — кивнул Юрась.

— Хорошо… Итак, меня прислал кошевой к вашей милости, пан гетман. Кошевой велел передать, что надеется на добропорядочность пана гетмана и вручает судьбу своего посланца в ваши руки.

— Не беспокойся, — заверил Юрась, — тебе ничто не угрожает.

— Тогда зачем меня связали? Зачем бросили в яму?

— Видишь ли… — Гетман замялся.

— Понимаю. В присутствии янычар и татарских мурз вы не могли поступить со мной иначе. Не так ли? — помог ему Арсен.

— А ты догадлив, казак, — согласился гетман. — Ну, рассказывай дальше!

— Развяжите мне руки. Иначе я не буду говорить… Чего вам меня бояться? За дверями ведь стража!

— Я не боюсь тебя… Это сделано на случай, если сюда зайдёт кто-нибудь из иноземцев, как ты выразился, — вывернулся Юрась. — Так что потерпи немного… Мне не хотелось бы, чтобы нас застали за мирной беседой. Ведь сам понимаешь, здесь следят за каждым моим шагом…

— Зачем тогда сидеть здесь?

— Как это? — не понял Юрась.

— Какой вы гетман, если ваши руки связаны, как и мои? За вами следят иноземцы! Вы выполняете их волю… Не пора ли, пан гетман, бросить все и вернуться к своему народу? Именно это хочет знать кошевой Серко… Он очень любил, высоко ценил вашего отца и надеется, что сын Богдана отречётся от извечных наших врагов — турецкого султана, крымского хана, разоривших за последние пять — десять лет пол-Украины, и вместе с левобережными казаками да запорожцами станет против них! В таком случае народ простит и забудет вашу вину…

Юрась побледнел. Едва сдерживая себя, сказал:

— Как мыслит себе кошевой Серко моё возвращение в лоно народа? Если бы я хотел это сделать, так турки не позволят. Меня сразу же схватят!

— Мы помогли бы. Было бы только ваше согласие.

— Значит, Серко предлагает мне измену?

— Изменить можно друзьям, товарищам, народу своему, отчизне… Но бегство от врагов своего народа назвать изменой нельзя.

— Это мои союзники!

— Это злейшие враги!.. Султан Магомет творит на нашей земле то же, что когда-то делал Батый, — до последнего истребляет население… Ничто не может оправдать вашего союза с ним…

— Ты ещё мальчишка и ничего не понимаешь! — воскликнул в раздражении гетман. — Жестокость и насилие — неотъемлемые признаки любой власти.

— Да, власть — это насилие, но разумные правители ограничивают его законом, который и сами, если они уважают себя, не должны преступать и не преступают. А где пренебрегают законом, там начинается своеволие и жестокость… Ни султан, ни хан не придерживаются закона даже на своей родине, так чего же вы хотите от них здесь, на чужой земле, среди чуждого им народа? Они арканом и саблей уничтожат всех нас до единого!

Гетман не ожидал такой отповеди от простого на первый взгляд казака и был крайне удивлён. Но вдруг до его сознания дошло, что, возможно, казак намекает на то, что и гетман чинит беззакония, истязая жителей этого края и вымогая у них золото, серебро и всякие другие драгоценности. Он покраснел и зловеще впился холодным взглядом в смельчака, однако Арсен не отвёл своих глаз. Это ещё больше разъярило Юрася: он не терпел, когда кто-нибудь мог выдержать его взгляд.

— Серко, видать, знал, кого посылать, — со значением промолвил он. — У тебя острый язык. Но запомни, что часто язык — наш враг и из-за него не одна голова слетела с плеч!..

Это была прямая угроза. А Звенигора знал, что у Юрия Хмельницкого, человека несдержанного, болезненно уязвимого, исступлённого, от угрозы до решительного действия — один шаг. Заметив, как зло блеснули чёрные глаза гетмана, он вздрогнул и пожалел, что был так откровенен.

— Ясновельможный пан гетман…

Но Юрась перебил его:

— Все запорожцы — мои враги! Если б я смог, то всех отправил бы султану на галеры! И ты среди них был бы не последним!..

Неизвестно, чем закончилась бы эта необычная беседа, но тут вдруг распахнулась дверь и на пороге появился Палий. Гетман ошалело смотрел на незнакомца, вслед за которым в комнату ввалились вооружённые люди. Казалось, у гетмана отнялся язык.

— Слава богу, успели! — воскликнул Палий, бросаясь к Арсену и разрезая у него на руках верёвки.

— Арсен! Брат! — Роман схватил Арсена в объятия, поцеловал в щеку. — Мы так боялись за тебя!

А позади стоял, раскинув руки, Спыхальский и, чуть не плача от радости, улыбался. Усы его встопорщились и шевелились, как у кота. Лишь только Роман отпустил Арсена, пан Мартын сгрёб его своими медвежьими лапами и крепко прижал к груди.

— Живой, голуба! Живой, холера! — загудел Арсену в ухо. — Вот скинем с тебя штаны да всыплем как следует, сорвиголова ты мой любый, чтоб знал, как лезть поперёд батьки в пекло! Чтоб слушался старших, когда они уму-разуму поучают!

Оттолкнув Арсена от себя, он действительно дал ему леща по спине и вытер кулаком мокрую щеку. Чувства поляка были так непосредственны и искренни, что Арсен, смеясь, схватил его за плечи и чмокнул в жёсткие, как спицы, усы.

— Благодарствую, Мартын! Благодарствую, брат! — поклонился он и сразу посерьёзнел. — Думаю, вы пожаловали сюда не надолго?.. Дело сделано, пора, пожалуй, прощаться с хозяином этих покоев?

Все повернулись к Юрасю Хмельницкому. Гетман сник за столом, затравленно поглядывая на засыпанных снегом казаков, которые невесть как появились здесь.

— Челом тебе, пан гетман! — выступил вперёд Палий. — По правде сказать, не чаял я уже когда-либо свидеться с тобой. Но вот довелось. Недаром говорят, гора с горою не сходятся… Почитай, лет семнадцать минуло с тех пор, как в последний раз видел тебя…

— Ты кто? — хрипло спросил Хмельницкий.

— Был когда-то казаком Нежинского полка… Помнишь такой?

— Помню…

— А теперь вольная птица: абшит получил… И стал запорожцем…

— Чего ты хочешь от меня?

— Ничего!.. Вот вызволил товарища, гляжу на тебя — неужели ты и впрямь сын Богдана?

— То есть?..

— Не верится… Если б гетман увидел, что ты натворил на Украине, выродок, он тебя сам, своими руками, задушил бы, как паршивого щенка!

— Ты пришёл убить меня?

Они прямо смотрели друг другу в глаза. Почти ровесники. Палий, правда, был на несколько лет старше, но выглядел моложе гетмана. Один из них снискал славу великого неудачника в личной жизни, разорителя и губителя отчизны, мучителя и безжалостного убийцы; второй ещё не был знаменит и даже не подозревал, что станет известнейшим человеком на Украине и самой светлой личностью её истории того времени.

И вот судьба свела их и поставила друг против друга: немощного, слабовольного Юрася Хмельницкого и высокого, могучего, как дуб, сильного духом Семена Палия.

Увидев, как расширились от ужаса глаза гетмана, Палий горько улыбнулся и сказал:

— Честно говоря, ты давно заслужил виселицы, Юрий!

— Почему ты меня так называешь?!

— Ведь мы товарищи… Вылетели из одного гнёзда: киевская коллегия — наша alma mater.

— Ты учился вместе со мной в коллегии?

— Да, только на два или на три года я был старше. Кстати, здесь, в Немирове, жил ещё один твой товарищ и соученик по коллегии…

— Кто же это?

— Ты его хорошо знаешь — Мирон Семашко…

— Мирон Семашко?

— Да, да, тот, которого ты приказал лупцевать палками по ногам и кинул в зловонную яму.

— О боже!

— Мы вытащили сейчас его, чуть живого, из ямы. Изувер… За одного Мирона тебя следовало бы распять! А скольких людей ты загубил вместе со своими турками да татарами — и не счесть!..

Юрась дрожал, все ниже опуская голову. Каждое слово казака звучало смертным приговором, и Хмельницкому становилось ясно, что пощады не будет.

На время в комнате наступила тишина. Все смотрели на сгорбленную спину гетмана, на его склонённую голову с чёрным чубом, уже покрытую серебристым инеем, на бледное, точно у мертвеца, лицо и тонкие кисти рук, безжизненно лежащие на столе, а видели — безусловно, каждый по-своему — сожжённые города и села, татарские чамбулы, рыскающие по Украине, вереницы невольников и невольниц, тысячи трупов, разбросанных по степям и обглоданных волками и одичавшими собаками. И каждый понимал, что перед ними сидит человек, на совести которого значительная часть этих бедствий. И какими бы высокими, по его соображениям, целями он ни руководствовался, оправданий всему этому нет.

Тишину нарушил Палий:

— Гетман, оглянись вокруг: что ты сделал с отчизной? Что оставил после себя?.. Одни руины! Страшные руины… И кто знает, найдётся ли сила, которая сможет поднять этот край из руин?.. А все началось с тебя да Выговского. Это вы своими изменами погубили творение рук Богдана! С вас начались все несчастья нашего народа! А ведь имели же войско, силу, власть… Эх!.. Дурные, неразумные головы… Но не бойся, мы не убьём тебя… И знаешь, почему?

Юрась долго сидел неподвижно. Потом, видимо, до его сознания дошли последние слова казака, и он медленно поднял голову. Однако не проронил ни слова. В глазах читался вопрос «почему?», да где-то в глубине их вспыхнула искоркой надежда.

— Потому, что ты сын Богдана! — со значением сказал Палий. — Только ради светлой памяти отца твоего даруем тебе сегодня жизнь!.. Так, друзья? Что скажешь, Арсен?

— Я согласен… Но как с ним быть! Оставить здесь небезопасно: сразу же после нашего ухода поднимет шум… Может, связать?

Все задумались. Но тут вперёд подался Спыхальский:

— В яму его, сучьего сына! В яму!.. Нех испробует, как там солодко! — загремел его голос. — Хоть на едну ночь в яму!

— А и вправду, это мысль! — поддержал поляка Роман.

Палий и Арсен не возражали.

Казаки дружно подхватили гетмана под руки и, пригрозив, что при малейшем сопротивлении или попытке позвать на помощь ему всадят нож под ребро, вывели на площадь. Здесь лютовала вьюга. Ветер с бешеным посвистом проносился в закоулках между строениями, занося все снегом. Нигде не видно было ни души.

Чёрный всадник

Спыхальский с Романом отодвинули мат. Арсен начал сапогами отгребать снег, чтобы достать лестницу. Но Спыхальский не стал ждать, толкнул Юрася в спину, и тот, глухо вскрикнув, полетел вниз.

— Ну, как там — не жёстко, пан? — нагнувшись, спросил поляк и прислушался. Из ямы донёсся стон. — А-а, живой-здоровый, чтоб тебя черт забрал… Вот и добре! Испробуй, как тутай живётся, шельма… Жаль, что ныне все узники поутекали, а то они намяли бы тебе бока, уж будь уверен!

Он быстро накинул на яму мат, который сразу же стало укрывать снегом.

11

Оставаться на Выкотке дальше было опасно: каждую минуту стража могла обнаружить запорожцев и поднять тревогу. Поэтому, не мешкая, Арсен забрал мать и дедушку и, подавленный страшным известием об исчезновении Златки и Стёхи, покинул с товарищами крепость.

От руин церкви небольшой конный отряд должен был повернуть на восток, к старому городищу, лежащему в низине в нескольких верстах от Немирова. Там была назначена встреча с Иваником и другими дубовобалчанами, которые решили присоединиться к казакам, чтобы сообща бежать из-под власти турок.

Звенигора попросил Яцько, чтобы он присмотрел за дедом Оноприем и матерью, убитыми горем, помог им в тяжёлом пути. Паренёк солидно ответил:

— Не малый — сам понимаю. Будь спокоен, Арсен.

Не оставлял вниманием Яцько и своего нового друга, Василя Семашко. Утешал его, как умел. Сподручничал во всем, что требовалось Феодосии.

Расставались в темноте. Младен обнял Арсена, поцеловал в обе щеки.

— Прощай, сынок, — сказал глухо. — Мы с Ненко остаёмся здесь… Не уберегли Златку… Нет сомнений, что её захватил салтан Гази-бей, мы постараемся вырвать её из Крыма. Ненко снова пойдёт на службу в янычарский корпус, и ему будет легче начать хлопоты перед султаном или великим визирем о наказании Гази-бея и возвращении Златки… Не забудем, понятно, и про Стешу…

— Спасибо, батько, — грустно ответил Арсен. — Верю, что вы сделаете все, чтобы освободить девчат… Я тоже не стану сидеть сложа руки: отыщу путь в Крым, разыщу там Гази-бея, и горе ему!

— Его не придётся долго искать. Это ак-мечетский салтан…

— В самом сердце Крыма укрылся хищный ястреб! Но я найду его и под землёй. Будьте уверены!.. Если вам посчастливится обнаружить след Златки и Стеши, то дайте мне знать в Сечь.

— Обязательно дадим… И от тебя будем ждать радостных вестей. — У Младена дрогнул голос.

Старый воевода умолк, потом, поборов минутную слабость, взял Арсена и Палия под руки, отвёл в сторону, сказал совсем тихо, но твёрдо:

— А теперь, друзья, слушайте внимательно. От каменецкого паши к гетману вчера прибыл чауш с вестью чрезвычайной важности…

— Какой?! — воскликнули одновременно казаки.

— Весной этого года, самое позднее — летом визирь Кара-Мустафа бросит своё войско на Киев! Если ему удастся легко и быстро взять город, он перейдёт на Левобережье…

— Вот как! — Палий и Арсен не могли скрыть удовлетворения. — Ведь этому известию цены нет!

— Но это не все… Перед походом визиря крымский хан с ордой должен потрепать Левобережье, а буджакские татары вместе с янычарами — восстановить разрушенные запорожцами турецкие крепости в низовьях Днепра… Думаю, вы и сами понимаете, что эти вести надо немедленно передать кому следует!

— Спасибо, батько. — Арсен крепко прижал к груди Младена, потом обнял Ненко. — Спасибо, брат… Все сделаем, как нужно!

Повернувшись к Якубу, он хотел обнять и его, но тот вдруг сказал:

— Нет, Арсен, не прощайся со мной… Я еду с вами.

Возглас удивления вырвался у Арсена, Младена и Ненко.

— Якуб, что ты надумал? — накинулся на него старый воевода.

— Так нужно, Младен, — спокойно ответил тот. — Если Златка окажется на Украине, я заменю ей тебя, буду отцом… Да и к Арсену приросло моё сердце, как к сыну. В Немирове мне делать нечего. Если спросят, куда девался, скажете — погиб… На родине у меня никого нет, никому я там не нужен. А здесь… Я верю, что найдётся Златка, а у неё путь один — к Арсену! Ну, и я с ними!

Растроганные Младен, Ненко и Арсен обняли старого друга. Потом постояли молча. Младен поднял руку:

— Все… Поезжайте! Да не забывайте, что мы можем передать для ваших воевод не одну интересующую их новость!

— Мы найдём вас, батько, — сказал Арсен и первый тронулся в ночную тьму.

12

Оглушённый и до смерти напуганный, Юрась долго лежал на груде гнилой соломы. Когда сознание прояснилось, он поднял голову, пошевелил руками и ногами, чтобы убедиться, что они целы, а потом сел и прислонился спиной к мокрой, ослизлой стене. Сидел неподвижно, отупело уставившись в мрак, пока тошнотворно-удушливый смрад и сырой могильный холод, начавший забираться под жупан, окончательно не привели его в чувство.

Он вскочил на ноги.

Неистовая злоба вмиг переполнила все его существо. Дикий крик вырвался из горла:

— А-а-а!..

Он кричал и колотил кулаками в стену, задирая голову вверх, как волк, и тогда крик походил на волчий вой.

— У-у-у!..

Но его, конечно, никто не мог услышать. Вопль напрасно бился о покрытые изморозью стены, его заглушал толстый камышовый мат, которым была прикрыта яма.

Юрась понимал, что его не услышат, но животный страх и злоба вынуждали кричать. И он кричал. Кричал до хрипоты, пока совсем не обессилел, а затем сел в изнеможении на солому. Некоторое время молчал, не зная, что предпринять. Проще всего было ждать утра, ведь его, безусловно, кинутся искать… Но мысль, что ему придётся всю ночь просидеть в этой вонючей яме, приводила его в бешенство. Кроме того, он представил, как будет вылезать отсюда, грязный, вывалянный в нечистотах и в полуистлевшей соломе, на глазах множества воинов, как завтра весь Немиров станет потешаться над его приключением, и вновь волна злобы и отчаяния поднялась в груди. Встав машинально на ноги и выставив вперёд руки, быстро пошёл вдоль стены, надеясь в темноте нащупать лестницу, хотя знал, что её здесь нет… Неожиданно споткнулся и упал, зарывшись руками по самые локти в жидкую холодную грязь… Бр-р-р… Как из огня, выдернул руки, попятился назад, вытерся мокрой соломой, лёг, свернулся, как щенок, и тихонько заплакал…

Вытащили его из ямы лишь на следующий день.

А до этого перепуганный Азем-ага перевернул всю Выкотку и весь Немиров, послал конные татарские отряды в степь, думая, что Хмельницкий сбежал. Но все напрасно. Гетман исчез, как в воду канул. Отряды возвратились ни с чем: метель замела все тропинки и дороги, все человеческие и звериные следы… И только тогда, когда кто-то из гетманских охранников наткнулся на засыпанный снегом труп часового, Азем-ага догадался заглянуть в яму. Его удивлению и радости не было конца: внизу один-одинёшенек лежал, скрючившись на соломе, гетман и стонал…

НА РУИНАХ

1

Когда после полуночи беглецы собрались, наконец, в условленном месте, укрылись под защитой высоких земляных стен старого городища от ветра и снегопада, никто не представлял, сколько людей тронулось в путь. Думали прежде всего о том, чтобы поскорее подальше отъехать от города и оторваться от погони. Им посчастливилось: метель не утихала два дня и быстро заметала их следы. Только к концу второго дня в каком-то разорённом хуторе с несколькими заброшенными хатами остановились на ночлег. Арсен и Палий, обойдя все подводы, выяснили, что с ними ехало, включая тех смельчаков, которые вместе с Саввой Грицаем помогали в Немирове, и дубовобалчан во главе с Иваником, сто семьдесят человек. Это уже была порядочная группа людей, которых объединяла общая цель — уйти из-под власти турок и неистового Юрася Хмельницкого. Все они сразу признали Палия своим вожаком и прислушивались к каждому его слову, тем более что он был казачьим полковником.

Пересчитав людей и проверив, сколько съестных припасов — муки, крупы, пшена, мяса и солонины — оказалось при них, Арсен и Савва поспешили к Палию.

— Что будем делать, батько Семён? Припасов всего на неделю… Ну, если животы подтянуть, на две… А до весны далеконько! — сказал Арсен. — Коней совсем нечем кормить…

— И куда путь держим? Люди должны знать, — добавил Савва.

Они стояли поодаль от всех. Промёрзшие люди начали собирать сухой хворост для огня и сдирать с уцелевших хлевов соломенную кровлю, чтобы покормить лошадей. Женщины и дети разбрелись по хатам. В одну из них молодой Семашко с матерью, Якубом и Яцько перенесли из саней тяжело больного отца, угасавшего на глазах.

Палий задумчиво смотрел на заснеженные просторы, над которыми опускались синие сумерки, на уставших людей. Глубокие заботы волновали его.

— Сейчас у нас единственный путь — на север, к Полесью, — сказал он. — Таков приказ Серко… А оттуда — к Киеву. Мы должны предупредить киевского воеводу, что турки готовятся напасть на город… Думаю, за неделю доберёмся туда.

— Кто там нас ждёт, на Полесье? — разочарованно протянул Савва.

— Так, может, ты предложишь что-нибудь другое?

— Да нет.

— Доберёмся до Киева — там видно будет, что делать, — сказал Палий. — Среди своих людей не пропадём… А харчи надо экономить.

Ночью их позвали к Семашко: Мирону стало хуже. Помимо того, что сильно распухли и почернели ноги, у него началась жестокая лихорадка. Его уложили на тёплую лежанку, прикрыли кожухом, но ему все равно было холодно, от озноба зуб на зуб не попадал. И сын, и жена, и две маленькие дочурки не отходили от больного.

Губы его пересохли, глаза горели страшной болью. Видно, болело у него не только тело, но и душа. Он метался на облупленной, давно не белённой лежанке и ежеминутно просил пить. Феодосия и дети подавали ему глиняную кружку, и он пил, стуча о неё зубами.

Когда Семён Палий, Арсен и Савва остановились у изголовья, Мирон открыл глаза, слабо улыбнулся.

— Помираю я, — послышался его тихий голос. — Доконали меня проклятые янычары… Доконали, черт их побери! Спасибо тебе, Семён, друг мой давний, за то, что с друзьями вызволил, спас меня… За то, что помру я не в смрадной яме, а на руках у любимой Феодосии и деток дорогих… Спасибо вам, друзья.

Казаки печально стояли возле больного. Чем могли они помочь ему? Ведь смерть витала над ним и тень её уже коснулась лица.

Отдохнув и собравшись с силами, Мирон пристально посмотрел на жену с детьми и голосом, не терпящим возражения, приказал:

— Феодосия, выйди с детьми на минуту! Я должен сказать кое-что Семёну и его другу… А также Савве…

Феодосия и дети вышли. Мирон немного помолчал, потом протянул руку Палию:

— Семён, друг, дни мои сочтены, и не сегодня-завтра я предстану перед богом. Помирать мне не страшно. Жаль только так рано расставаться с белым светом… Но и это пустое!.. Мучит меня лишь мысль: как жить Феодосии с малыми детьми? Пропадут они одни… Знаю, Савва будет помогать, он добрый… Но у него своя семья…

— Зачем об этом думать, брат? Даст бог, не помрёшь, — постарался утешить больного Палий. — И не год, и не два побродишь ещё по свету!

— Э, братик, чует моя душа, что и этой весны уже не увижу. Вот лучше послушай, что я тебе скажу…

— Говори.

— Семён, пообещай, что после моей смерти ты не оставишь на произвол судьбы жену и детей моих… Возьми их под свою опеку… Ты вдовец, я знаю… И тебе, ещё не старому человеку, тоже нужен домашний уголок и заботливые женские руки. Поверь мне, лучшей женщины, чем Феодосия, на всей Украине не сыщешь… Так поженитесь если, конечно, она захочет, и будьте счастливы!

— Мирон, о чем ты говоришь?! — воскликнул потрясённый Палий. — Ты ещё живой. И мы надеемся, будешь жить.

— Нет, я уже собрался ad patres[39]. Больше того, мне кажется, я говорю с тобой уже с того света… Поэтому не перечь мне. Будь настолько добр, пообещай, что сделаешь так, как я прошу…

— В этом можешь не сомневаться: я позабочусь о твоей семье. Вот только что касается Феодосии…

— Что именно?

— Ты не имеешь права навязывать ей свою волю. Сам знаешь, жена, мать у нас на Украине — всему голова.

— Я не навязываю. Я же сказал — если она захочет… Спасибо тебе, брат. Теперь мне и помирать будет легче. Идите! А Феодосия пускай войдёт…

Казаки вышли.

Под утро беглецы были разбужены громким плачем Феодосии — Мирон умер.

Похоронили его здесь же, на безымянном хуторе, в старом погребе, ибо нечем и некогда было выкопать в мёрзлой земле могилу. Поставили над ним наскоро сколоченный крест, постояли немного, пока Феодосия и дети, обливаясь слезами, припадали к дорогой могилке.

Метель утихла, над бескрайним заснеженным полем всходило слепяще-холодное солнце. Начинало морозить.

Обоз опять шёл на север.

2

Снега выпали в ту зиму такие, что лошади проваливались по брюхо. Поэтому только на десятый день вконец обессиленные беглецы добрались до Фастова.

Древний город встретил их мёртвой тишиной. На заснеженных улицах — никаких следов человека. На месте домов — обгорелые чёрные остовы, а те, что уцелели, стояли без окон и дверей. В закопчённых каменных стенах иезуитского коллегиума и костёла, некогда самых больших и красивейших зданий, которые теперь тоже зияли провалами окон, с криком носилось вороньё.

Обоз остановился на горе. Отсюда открывался широкий-вид на пойму реки Унавы и заунавские просторы. Вдалеке на фоне искристо-белого снега густо зеленела лента старого соснового бора, тянувшегося до самого Киева.

— Ох, роскошь какая, матка боска! — воскликнул Спыхальский, воздев руки кверху и нацелив в голубой простор свои рыжие усы. — Имел бы я крылья, то взмыл бы с этой горы и воспарил над всем этим краем аж во-он до того лясу! Эх, и завидую я, панове-братья, птицам, которые носятся высоко в небе и могут всегда, как только захотят, с высоты любоваться красотой этой!

— И правда, здесь красиво, — согласился Арсен. — Не хуже, чем у нас в Дубовой Балке над Сулой… Только грустно как — ни одной живой души!

— До чего довели землю нашу! — с чувством сказал Палий. — И султаны, и ханы… И свои «янычары»… Вытоптали, выжгли, разорили дотла. Сможет ли она когда-либо подняться вновь?

Все молчали. Мог ли кто ответить на этот вопрос? Да разве один только Фастов в руинах? Они уже проехали пол-Украины, и почти повсюду — пепелища и запустение. Сколько народа нужно, чтобы заселить эти пустоши? Сколько сил потребуется для их возрождения?

Пока разбитной, вездесущий Иваник, которого Палий в шутку прозвал генеральным квартирмейстером, размещал людей на ночлег в сырых, но все же тёплых кельях иезуитского коллегиума, пока мужчины ходили к Унаве за сеном и камышом для коней, а также за дровами, Палий с Арсеном, Спыхальским, Романом и Саввой Грицаем поднялись к фастовскому замку. Перед разбитыми в щепы воротами с остатками брусьев на длинных и крепких железных петлях Арсен, который шёл впереди, вдруг замер: по рыхлому снегу петляли человеческие следы.

— Эге, да тут кто-то есть! — сказал он и вытащил из-за пояса пистолет. — Интересно, друг или враг? А мы думали, что во всем Фастове ни души!

Он осторожно вошёл в крепость. Друзья не отставали от него.

Следы повели их через широкий двор к противоположной стене, к единственному уцелевшему среди крепостных построек небольшому домику. Крыша его во время пожара, видимо, сгорела, но кто-то уже позднее покрыл её вязанками камыша и ржаной соломы. Из высокой кирпичной трубы вился едва заметный сизый дымок.

Арсен толкнул дверь, крикнул в тёмные сени:

— Эй, кто тут живой, отзовись!

Внутри послышалось неразборчивое бормотание, но никто не показывался. Казаки вошли в полутёмную комнатку.

Перед печью, в которой малиново догорали дубовые сучки, стояла сгорбившись старушка. Чёрные сухие руки ловко орудовали рогачом. С печи, давно не мазанной и облупившейся, испуганно выглядывали две пары ребячьих глазёнок.

Вся комната была завалена старым хламом, дровами, сушёными опятами, дикими грушами и кислицами. В одном углу, отгороженном толстыми сосновыми поленьями, темнела изрядная груда желудей. Всюду по стенам висели пучки красной калины и разных трав.

На скрип двери старушка оглянулась, но не тронулась с места, выжидательно глядя на незнакомцев.

— Добрый вечер, мать! — поздоровались казаки.

— Дай боже здоровья и вам, детки! — прошамкала она в ответ. — Я думала, на этом свете уже и нету никого, ан, люди есть.

— Есть люди, бабуся, — сказал Палий. — А вот в вашем Фастове — негусто. Кроме вас вот, — кивнул он на печь, — пожалуй, больше никого?

— Больше никого… Осталась одна я с внучатами. А если правду сказать, с чужими сиротами. Бродили по пожарищу… Настеньку тут подобрала, а хлопец сам прибился.

— Не прибился, а пришёл, — отозвался с печи мальчонка.

Все повернулись к детям. Девочка лет семи в смущении опустила большие чёрные глазки и шмыгнула в закут, за дымоход. А мальчик, которому можно было дать лет десять или одиннадцать, смело смотрел на незнакомцев из-под соломенно-светлой чёлки.

— Как же тебя звать, парубок? — спросил Арсен, протягивая руку, чтобы погладить мальчонку по голове.

Но тот отклонился и солидно ответил:

— Звать меня Михась. А по фамилии Цвиль.

— Ясно. Михайло Цвиль… Откуда ж ты родом?

— Из Черногородки… Слыхали?

— Это та, что на Ирпине? — спросил Палий. — Прочная крепостца!

— Была прочная. Да одни стены остались. А от села — головешки…

— И ни одного человека?

— Да нет, когда я уходил разыскивать в Фастове своего дядьку Василя, то в Черногородке трое ещё жили — бабушка Мокрина с Марийкой и Мелашкой… Они и меня звали к себе, но у них и у самих нечего было есть… Зачем им лишний рот?

Михась говорил, как взрослый. От этого страшная, жестокая правда становилась ещё более жуткой. Казаки сжали зубы. Спыхальский выругался:

— Пся крев, до чего довели народ! Вшистко разорили, вшистких уничтожили…

Палий тяжело опустился на топчан за печью, склонил голову, закрыл лицо руками и долго сидел так неподвижно. Никто не нарушал гнетущую тишину. Только бабуся двигала рогачом в печи, доставая горшочек, из которого пахло грибами. Когда же Палий опустил руки и поднял голову, все увидели, что его лицо — мокрое от слез, а глаза светятся каким-то странным огнём, которого раньше никогда в них не было…

— Друзья, не удивляйтесь моей слабости… Сейчас я плакал по тому, чего не вернёшь, и по тем, кого не вернёшь… И я клялся сам себе беспощадно бороться, пока сил хватит, с врагами заклятыми. Бороться, чтобы спасти хотя бы то, что ещё возможно спасти. Жизнь и будущее деток этих. Нашу землю… И если недавно я шёл в Запорожье, чтобы не остаться одиноким, то теперь я знаю, что иду в Сечь, к Серко, для того, чтобы помочь ему своей саблей защищать свой народ и его землю! Если и вы так думаете, то заклинаю вас, братья, идти вместе со мной. Вы слышите, как взывают эти руины о мести! Вы видите, до чего довели нас неразумные гетманы — до полного разорения нашей державы, до полной гибели…

— Ну, виноваты не только они, — вставил Арсен.

— Конечно, не только они, — согласился Палий. — Но прежде всего — они!.. Припомните: Юрий Хмельницкий двадцать лет назад владел обоими берегами Днепра и было у него шестьдесят тысяч казаков, кроме запорожцев. Могло бы быть сто двадцать, а то и больше! Стоило только клич кликнуть… А что он имеет теперь из-за своей дурной головы? Тысячу янычар, татар, волохов да сотню продажных лоботрясов… Однако худшее его наследие — разделение Украины на Левобережье и Правобережье. С этого и начались наши беды! И если Левобережье осталось под защитой Москвы и благодаря этому выстояло, выжило в вихре лихолетья, то Правобережье, которое по милости Юрася отошло снова к Польше, начисто вытоптали турки, татары, поляки и свои безголовые гетманята… Казалось бы, насколько был умным Петро Дорошенко, но и у него не хватило умения объединить Украину. А мог ведь! Мог объединить под покровительством России… Все было почти готово, когда он пришёл с войском на Полтавщину, и левобережные полки вот-вот должны были вручить ему гетманскую булаву. Так нет! Получив известие из Чигирина, что жинка наставила ему рога с молодым казаком, оставил войско на брата и помчался сломя голову, чтоб покарать изменщицу. И все распалось. И опять начались междоусобицы, раздоры, пока турки, приглашённые им, не доконали Правобережье… Нет, что ни говорите, только они, гетманы, виноваты в том, что произошло… Но нам от этого не легче…

Он встал, заглянул на печь, где притихли дети.

— Что, милые мои птенчики, тепло вам тут?.. Вот и растите на здоровьице! На вас вся наша надежда… Прощайте!

Казаки вышли из домика.

3

На другой день к вечеру, проехав по бездорожью широкой долины Унавы, а потом — Ирпеня, обоз прибыл к небольшому, живописному селу Новосёлки, которое раскинулось на низменной террасе реки, вблизи озера Ракитного.

Ещё издали послышался лай собак и церковный перезвон. Путники не верили своим ушам: неужели это не мерещится им?

Но нет — из труб многих хат вьются вечерние дымы, и звон колокола действительно доносится с небольшой деревянной церкви; заметив чужих, собаки залились лаем ещё сильней, на их лай из хат выходили люди.

— Даже странно, — сказал Палий. — Это первое село, сохранившее в себе дух людской!

Они свернули с луга, проехали широкий выгон и остановились перед церковью. К ним стали подходить мужики в свитках, кожухах и высоких бараньих шапках-бирках, с любопытством рассматривали измученных дальней дорогой беглецов. Заслышав гул голосов, ржание лошадей, из церкви с трудом вышел старенький попик в тёмной рясе поверх шубейки и с небольшим серебряным крестом на груди. Палий и Арсен подошли к нему и попросили благословения. Попик осенил их тремя перстами и дал поцеловать крест.

— Батюшка, мы хотели бы найти у вас приют на ночь. Люди промёрзли, изголодались, многие больны, всем нужен отдых, — сказал Палий, опережая десятки вопросов, посыпавшихся со всех сторон.

— Вижу, вижу, мил человек. И хотя в селе уцелела лишь треть людей из тех, что жили здесь ещё десять лет назад, мы сможем приютить этих несчастных, — ответил священник и сразу же приказал прихожанам принять на ночёвку по семье прибывших.

Впервые за много недель измученные путники почувствовали уют обжитых хат и тепло добрых сердец.

— М-м-м, Панове, жию, как кот на масленицу, — заявил Спыхальский, уминая горячие пампушки и запивая их холодной ряженкой, когда Арсен с Палием и священником зашли в хату, где приняли пана Мартына вместе с семьёй Иваника. — Эх, будь моя воля, пожил бы я тутай до весны, Панове, так не знал бы горя!

— О, это мысль, знаешь-понимаешь! — подхватил Иваник. — Слышь, Зинка? Останемся? А то куда нам ехать — в Дубовой Балке все спалили нехристи, не осталось ни кола ни двора… Я видел, тут есть пустующие хаты. Если община позволит, можно и поселиться в какой-нибудь… Под боком — речка, лес, луг, поля. И для нас клочок землицы найдётся, чтоб весною вспахать и засеять.

Арсен переглянулся с Палием. У него тоже промелькнула мысль, что было бы неплохо устроить здесь своих. Ведь ему придётся ехать дальше, в Запорожье. А потом — на розыски Златки и Стёхи…

Палий, понимающе кивнув, шепнул:

— Я и сам думал уже…

За столом у священника он повёл речь о положении беглецов. Рассказав отцу Ивану о бегстве из Немирова, о страшном опустошении, которое они видели повсюду на своём пути, о том, что им, нескольким десяткам казаков, нужно будет ещё ехать с важными вестями в Киев и Запорожье, Палий попросил:

— Панотче, устройте наших людей! В Новосёлках многие хаты стоят в запустении. Дозвольте людям поселиться в них… Без дела не будут сидеть. Да большинство мужчин умеют держать саблю в руках. В теперешнее время это тоже не последнее дело!

— Вот соберём завтра сходку, и как община решит… — ответил священник.

На следующий день все село собралось у церкви, отец Иван с паперти рассказал о желании и просьбе прибывших поселиться в их селе.

— Прихожане, нелегко нам после тяжкого лихолетья живётся ныне… Но все же имеется у нас крыша над головой, имеется что поесть и попить… А взгляните на этих вот обездоленных, какая беда у них! Так неужели не пригреем их у себя, дорогие мои миряне?

— А как же, почему не пригреем? Пусть остаются! Жить есть где! — раздались голоса. — Свои ведь люди!

Так дубовобалчане и немировцы поселились в затерянном между лесов и лугов сельце над тихоструйным Ирпенем. В тот же день они начали устраиваться в облюбованных домах.

Арсен выбрал просторную хату, с клуней и поветью, сплетёнными из лозы и покрытыми камышом. Посреди двора над срубом колодца высился журавль, а большой огород, который тянулся до самых прибрежных лугов, был обсажен развесистыми вербами. Напротив этого пустовавшего жилища раскинулся широкий выгон, на другой стороне которого стояла небольшая деревянная церковка. Целый день вся семья работала, приводя в порядок новое жильё. Арсен с Романом расчистили снежные сугробы, починили ворота, привезли из лесу фуру сухих сосновых дров и сложили их в клуне. Мать Арсена затопила печь. Дед Оноприй смастерил стол и лавку, а также топчан за печью, чтоб было на чем спать. Якуб с Яцько поправили хлев и погреб…

Арсен работал как в тумане. Он исхудал, лицо почернело. Перед глазами все время стояла Златка. Чернокосая, голубоглазая, улыбающаяся… Где она? Что с нею? Не продали ли девушку куда-нибудь за море, где затеряется её след?.. От бессильной злости крепче сжимал топорище и рубил топором мёрзлое дерево, словно стараясь высечь из него искры.

Потом в забытьи мечтал о том, как, найдя Златку, женится на ней, разживутся они своим хозяйством, может, даже здесь, в этом приветливом и живописном селе… А почему бы и нет? Здесь очень красиво! Должно быть, буйно цветут по весне луга! Сколько в окрестных лесах ягод, грибов, орехов, диких груш и кислиц! А речка, наверно, так и кишит рыбой и раками… И земли сколько хочешь, столько и засевай, было бы чем!

Ему, утомлённому военной службой в Сечи, походами, боями, скитаниями по чужим краям, смертельной опасностью, не раз подстерегавшей его, безумно хотелось пожить мирно, с любимой и со всею семьёй, пахать поле, засевать пушистый чернозём отборным зерном, косить и жать, ухаживать за скотиной. А зимними вечерами, когда завывает вьюга, сидеть в тёплой хате перед пылающим в лежанке пламенем и держать в своих руках маленькие Златкины руки…

Под вечер он зашёл на подворье, где остановилась Феодосия с детьми. Здесь тоже кипела работа. Правда, осунувшаяся, угнетённая глубоким горем женщина работала через силу, но ей помогали Палий и Савва Грицай. Молодой Семашко тоже крепился и старался скрыть свою тоску, чтобы не расстраивать мать ещё больше. Заскакивал к ним Яцько, то помочь в чем-то, то попросить что-либо.

Из соседнего двора доносились голоса Зинки и Иваника. Им вторил густой бас Спыхальского. Арсен покачал головой: ой, неспроста Мартын вызвался помогать именно этой семье! Все заметили, что ему приглянулась сильная, красивая Зинка, её лукавые глаза и чернявые кудри, выбивавшиеся из-под платка. Одному Иванику, пожалуй, это невдомёк.

— Ну что, Арсен, свет не без добрых людей? — деланно весёлой улыбкой встретил его Палий, показывая рукой на небольшую, приведённую уже в порядок хатку. — Вот и закончилось для многих наших людей тяжёлое зимнее путешествие, которому, казалось, не будет конца. Все устроены, у всех есть тёплый угол, людоловы сюда, на Полесье, доходят редко, а мы теперь можем трогаться дальше: сначала к киевскому воеводе, а потом в Сечь… Как ты думаешь? — Заметив горестную складку у губ Арсена и боль в его покрасневших глазах, Палий поспешил сам ответить на свой вопрос: — Знаю, знаю, рвёшься в Крым… Оно и понятно, у тебя сейчас одно на уме — разыскать и вызволить Златку и Стёху… Но потерпи, друг! Доберёмся мы и до Крыма, а потребуется — и к самому Вельзевулу в пекло!..

— Спасибо, батько Семён, — тихо ответил Арсен. — Делайте, как лучше… И верно, у меня сейчас лишь одна мысль. Она, как ёж, засела в черепе и ни днём ни ночью не даёт мне покоя… И я не успокоюсь до тех пор, пока не найду своих, пока не вызволю их и не отомщу виновникам их бедствий и злоключений… Только прошу, не будем терять времени! Выступим как можно быстрее!

Палий обнял молодого друга, прижал к груди.

А утром следующего дня, когда солнце едва показалось из-за зеленого бора, из села выехал отряд запорожцев и рысью помчался по Белогородскому шляху на восток.

4

Киевский воевода князь Пётр Шереметьев болел, и сотник Туптало направил запорожцев к генералу Патрику Гордону, который прибыл в Киев для проведения фортификационных работ. Крутым подъёмом выбрались они с Подола на гору, в Верхний город, и в одном из тихих переулков, поблизости от златоглавого Софийского собора, остановились у большого деревянного дома с крашеными дощатыми наличниками и двумя задиристыми — тоже дощатыми — петухами на крыше.

Гордон стоял в жарко натопленной светлице перед широченным столом, на котором лежали карты Киева и его околиц, выполненные им самим, но смотрел не на них, а на только что законченный план большого двухэтажного дома и думал, что этот его дом будет по красоте и пышности не хуже дома воеводы. Слава богу, царь не поскупился на подарки после победного завершения тяжёлой чигиринской кампании, и он, простой генерал, теперь может считать себя богатым человеком. Решительный и настойчивый, Гордон никогда не был беспочвенным мечтателем. Но сейчас, когда судьба после многих ударов стала милостивой к нему, почему бы и не помечтать в свои сорок четыре года о собственном уютном уголке? Конечно, здесь, в России, он не достигнет того, чего мог бы добиться у себя на родине, где отец заслужил титул герцога, а двоюродный брат Карл стал королём Англии. Однако и на свою судьбу не мог сетовать… К нему пришли слава и богатство.

На утончённом, выразительном лице Гордона блуждала едва заметная загадочная улыбка, которая так нравилась женщинам, а голубые глаза, затенённые густыми рыжеватыми ресницами, затуманились от внезапно набежавших воспоминаний и мыслей. Он не сразу услышал, что в комнату вошёл стрелец и дважды позвал:

— Господин генерал! Господин генерал!

И только немного погодя спросил:

— Чего тебе?

— К вам запорожцы… Говорят, важная весть.

— Пускай заходят! — Генерал поднял взгляд и, узнав Звенигору и Воинова, радостно воскликнул: — Ба, ба, ба! Старые знакомые!

Казаки поклонились.

— Да, это мы, ваша вельможность, — сказал Арсен.

— Ну, если появился ты, казак, со своими друзьями, значит, случилось что-то чрезвычайное.

— Да, пан генерал, мы только что прибыли из Немирова…

— Ого!

— Султан готовит следующим летом поход на Киев и Левобережье. Кара-Мустафа считает Киев ключом ко всей Украине.

— Вот как!.. Спасибо, друзья, за известие. Я немедленно доложу и воеводе и гетману Самойловичу. Думаю, они позаботятся о том, чтобы как следует приготовиться к встрече непрошеных гостей… А вы будете награждены.

— Мы лично не требуем никакой награды, пан генерал, — сказал Арсен. — Но в селе Новосёлки, на Ирпене, за Белогородкой, остались наши семьи без всяких средств… Распорядитесь помочь им харчами и зерном для посева.

— Хорошо, я позабочусь об этом… Куда же вы теперь?

— На Запорожье… Наши друзья тоже должны узнать поскорее о замыслах турок.

— Дорога далёкая… Я сейчас прикажу, чтобы из войсковых складов вас обеспечили сухарями, пшеном и солониной.

— Большое спасибо… Тогда уж, если пан генерал так любезен, — вставил Палий, — пусть он распорядится, чтобы нас обеспечили также порохом и оловом, а то в степи встречается не только четвероногая дичь…

Гордон улыбнулся и крепко пожал казакам руки.

— И такое распоряжение отдам!

5

До самого Чигирина лежал глубокий снег, и казаки по бездорожью, напрямик, продвигались с большим трудом. А в последний день внезапно подул тёплый ветер, и чигиринская Каменная гора, куда путники въехали в полдень, чтобы взглянуть на руины города, загомонила весёлыми весенними ручейками.

Отдохнув с полчаса на крутой вершине и с грустью осмотрев мёртвые развалины когда-то могущественного замка, разрытые турками, запущенные валы и заметённые снегом пожарища, оставшиеся от домов, всадники тронулись дальше.

За Субботовом Роман, который ехал впереди, вдруг крикнул:

— Смотрите — ордынцы!

Все остановились как вкопанные. И правда, в долине на их пути показалось несколько всадников в лохматых овечьих шапках и таких же лохматых кожухах. За спинами у них виднелись луки и круглые кожаные щиты. Похоже, они были поражены неожиданной встречей сильнее казаков, тоже не знали, что делать — убегать или обороняться.

— Нас больше, братья, — сказал Палий, вытягивая из ножен саблю. — Кажись, подмоги им ждать неоткуда — кругом голая степь.

Казаки с холма просматривали все на несколько вёрст вокруг. Нигде никого!

Арсен и Роман сняли ружья.

— Не будем рисковать, — пояснил Арсен. — Двоих-троих уложим, а остальных возьмём в полон, привезём на Запорожье!

Вдруг один из всадников поднялся на стременах и замахал над головой шапкой.

— Эге-ге-ей, урус, не стреляй! — донёсся его крик. — Моя не татарин! Моя калмык есть!.. Не стреляй!.. Моя друг есть!

Арсен опустил ружьё. Вопросительно посмотрел на Палия.

— Как быть, батько Семён? Может, и вправду это калмыки? В прошлом году их князь с четырьмя тысячами всадников помогал нам под Чигирином. Они люто ненавидят крымчаков и к тому же сами — подданные московского царя!

— Чем докажешь, что вы калмыки, а не татары? — крикнул Палий.

Всадники залопотали по-своему. Потом неожиданно для казаков поснимали луки и бросили их в снег.

— Моя вас не трогай!.. Твоя нас не трогай! — долетел крик.

Казаки запрятали сабли в ножны, приблизились.

Молодые смуглые и черноглазые батыры насторожённо смотрели из-под лохматых шапок, но страха не выказывали.

— Кто вы и как здесь оказались? — спросил Арсен.

— Наша возвращайся домой… В Чёрный степь возвращайся, — ответил коренастый, скуластый калмык. По-видимому, он один немного понимал по-русски, остальные его товарищи бесстрастно рассматривали казаков. — Один батыр больной… Сильно больной… Очень сильно больной. Мало-мало не умирай… Не простой батыр… Княжич калмыцкий…

— Так, ясно, — кивнул Арсен. — Что же вас занесло в такую даль? Ведь до Чёрной степи во-он как далеко!

— Моя посольство провожай…

— Посольство? Какое посольство?

— Калмыцкий князь посылай посольство к турецкий султан…

Но тут вдруг быстро заговорил молоденький худой батыр. Очевидно, это и был больной калмыцкий княжич, так как его спутники сразу же поклонились ему, а толмач словно воды в рот набрал.

— Ну, так какое ж посольство?

Калмык молчал, сумрачно поглядывая по сторонам.

— Хлопцы, тут не все чисто, — произнёс Палий. — Видать, толмач сболтнул лишнее и получил нагоняй за это… Придётся выспрашивать иначе… Не думает ли Калмыцкая орда переметнуться к султану?

Он вытащил саблю. То же самое сделали и остальные казаки.

— Изменники, вы хотите перейти с ордой на сторону султана? Отвечай, батыр! Иначе и тебе, и твоему княжичу — смерть!

Палий не шутил. Его серые глаза сверкнули сталью, а в голосе зазвучали суровые нотки.

Толмач отрицательно замахал руками. Заговорил по-своему. Княжич, согнувшись и держась руками за живот, слушал своего спутника, а потом нетерпеливо топнул ногой и снова схватился за живот. На его лице появилось выражение острой боли.

— Прятай сабля, урус, — сказал, кланяясь, толмач. — Моя все говори… Наша не изменник. Наша хочет мало-мало лучший земля, лучший степь, больше вода… Чёрный степь — худой земля, мало-мало вода, совсем мало-мало дерево… Тут — красивый земля, много-много вода, а люди совсем нет… Калмык хочет тут пасти своя табун, своя отара, ставить тут своя юрта, ездить тут своя кибитка… Калмык хочет всех поселять тут!..

Казаки переглянулись.

— Ну, а дальше? — спросил Арсен. — Зачем вы ехали к султану?

— Крымский хан — враг для калмык… Хан рубить, убивать калмык… Наш князь посылай посольство, чтоб султан давай этот земля для калмык… Пустой земля… Ничей земля… Чтоб хан не нападал на калмык…

— Постой! — воскликнул Палий. — Ведь эта земля наша! И князь ваш должен знать об этом. Ведь он сам приходил в прошлом году под Чигирин помогать нам в войне против султана и хана!.. Да к тому же надо у царя разрешения спросить, а не слать посольство прямо к султану, черт его побери…

В глазах толмача вспыхнул испуг.

— Урус, моя — маленький человек… Не убивай, урус! Наша не успел бывать у султан…

— Не бойся, не тронем вас… Поезжайте себе, да только домой, как сказал нам!.. И передай своему князю, что царь узнает о его поступке — по головке не погладит!.. Когда лет пятьдесят тому назад ваша орда пришла из Сибири или из Китая, урусы разрешили вам поселиться по эту сторону Волги, с тем чтобы вы защищали рубежи Московской державы и не поддавались турецкому султану… Понял?

— Моя понимай, понимай, — закивал головой толмач и рукавом кожуха вытер взмокший лоб. — Моя передавай… Все передавай!.. Моя повертай домой…

— Вот и ладно… А теперь можете ехать!

6

Войдя в войсковую канцелярию, Семён Палий, Арсен Звенигора и Роман Воинов поклонились седоусому кошевому, а затем вытянулись, замерли перед ним. Серко обнял каждого, внимательно осмотрел. От его зоркого взгляда не укрылись ни глубокая тоска, затаившаяся в померкших глазах Арсена, ни исхудавшие, обожжённые морозными ветрами казацкие лица, ни сосредоточенная озабоченность во всем облике Палия.

— Вижу, приехали не с пустыми руками, — сказал он. — Новости привезли?.. И похоже, не только добрые?

— Ты угадал, батько, — грустно ответил Арсен.

— Ну-ну, не вешай голову! Давай-ка рассказывай.

Арсен тяжело вздохнул и коротко сообщил об исчезновении невесты и сестры.

Видно было, что это известие расстроило кошевого. Он закусил кончик седого уса и долго молчал. Потом поднял глаза.

— Так ты говоришь, они в Крыму? Где именно?

— Скорей всего, в Ак-Мечети… В ту ночь уезжал из Немирова ак-мечетский салтан Гази-бей. И трудно поверить, чтобы он вернулся домой с Украины с пустыми руками…

— Правда, трудно…

— Но клянусь всеми святыми, я доберусь до него и отомщу! — воскликнул Арсен, сжимая в бессильной ярости кулаки.

— Мы вместе отомстим! — продолжил Роман.

— Погодите, хлопцы, погодите! — прервал их Серко. — Об этом мы поговорим после… А сейчас садитесь, рассказывайте. Мне нужно знать все.

Казаки сели к столу. На звонок колокольчика молоденький джура внёс большой деревянный жбан душистого пенистого мёда, расставил расписанные узорами высокие глиняные кружки с ручками, наполнил их.

Палий толково рассказывал о поездке на Правобережье, о произволе Юрия Хмельницкого в Немирове и о его бесчеловечной жестокости, о немировском гарнизоне и намерениях турок летом начать новый поход на Украину, на этот раз на Киев, о приказе султана напасть на Левобережье, о встрече с калмыцкими послами к султану Магомету и о желании Калмыцкой орды перекочевать с Чёрных земель на Правобережье. Серко слушал не проронив ни слова. Только по тому, как у него блестели глаза, а правая рука то и дело охватывала подбородок и поправляла усы, можно было понять, что услышанное потрясло кошевого до глубины души. Палий живо рисовал страшные картины запустения, всенародного горя и нищеты, которые казаки видели во время своей поездки. А в конце сказал:

— Братоубийственные жесточайшие войны между левобережными и правобережными гетманами, беспрестанные набеги ордынцев, нападения шляхты, а особенно турецкое нашествие разорили нашу дорогую отчизну, привели её к пропасти. И кажется мне, лишь один ещё удар — и она низвергнется в неё… Речь идёт о том, что Правобережье может стать чужой землёй, если мы не заселим его своими людьми, если не поднимем из руин города и села. По всему видно, гетман Самойлович, несмотря на то, что он много сил приложил для защиты Чигирина от турок, не понимает такой необходимости и заботится только о сохранении своей власти над Левобережьем и о том, чтобы сделать её наследственной, то есть передать свою булаву одному из сыновей, которых он уже назначил полковниками. А если б понимал, то не задерживал бы насильно на левом берегу беженцев с Правобережья, возвращающихся в родные места, не посылал бы своего сына Семена — полковника переяславского — перегонять их снова за Днепр и сжигать Ржищев, Корсунь с прилегающими сёлами, чтобы никто в них не мог жить… Нужно всячески препятствовать Юрию Хмельницкому, который вместе с ханом устраивает походы на Левобережье, выводит оттуда людей на свою сторону, чтобы заселить её. Наш народ добровольно никогда не пойдёт под власть турецкого султана. К сожалению, Юрий не желает считаться с этим. И отступать ему поздно: слишком много крови пролил он, очень много горя принёс своему народу, чтобы мог надеяться на его прощение, а тем более — на уважение и любовь… Остаётся одна сила, способная защитить Правобережье, — Москва. Опираясь на её явную или тайную — в зависимости от обстоятельств — поддержку, запорожцы смогут и должны возвратить его в лоно нашей матери-отчизны. Иначе его захватят иноземцы…

Все долго молчали под впечатлением сказанного Палием. Даже Арсен и Роман, которые не раз уже слышали своего товарища и видели все, о чем он только что рассказал, лишь сейчас представили себе, в какое трудное время они живут и какие тяготы возлагает на их плечи жизнь.

Наконец, вздохнув, Серко поднял седую голову и тихо произнёс:

— Спасибо тебе, казак, за твои искренние, правдивые слова, за твою душевную тревогу об отчизне и за многотрудное путешествие… Действительно, живём мы в страшное время. Судьба уготовила нам тяжкие испытания и тяжелейшее из них — смертельная опасность с юга, со стороны ханского Крыма и султанской Порты. Это они вытоптали уже пол-Украины и посягают на то, что ещё осталось. Против них и обязаны мы направить все свои силы… И покуда конь людолова топчет нашу родную землю, покуда хищный аркан душит нежные шеи девчат-полонянок, мы обязаны крепко держать в руках сабли! На том я стоял и стоять буду, пока жив… Но собственных сил для этого у нас маловато. Только сообща с Москвой, сообща с нашим братом — народом русским выстоим и победим в этой смертельной борьбе. Только так! Иначе быть не может! Пройдёт какое-то время — и вновь поднимутся по всему Правобережью села и города, заколосятся житом, пшеницей широкие нивы, зазвучат от порогов до Карпат и Полесья наши песни и наша речь!..

— Дай-то боже! — сказал Палий. — За это мы не пожалеем и самой жизни! Счастье, что у нас такой военный предводитель, как батько кошевой. Будем надеяться, он завершит все задуманное и то, за что боролся всю свою жизнь!

— Э-э, сынок, старого хвали, да из дому веди! — остановил его жестом Серко. — Завершат, должно, другие, а мне бы ещё разок разгромить супостата Мюрад-Гирея, отомстить ему за прошлогоднее нападение на Сечь, за разорение земель наших, за слезы люда православного!.. А главное — дать ему по зубам так, чтоб отпала охота пройтись летом по Левобережью!

У Арсена радостно заблестели глаза. Он вскочил.

— Батько, значит, будет, будет поход на Крым?.. Когда же?

Серко обнял казака, усадил рядом с собой.

— Понимаю тебя сынок… Но не торопись — всему своё время!

Чёрный всадник

Чёрный всадник

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Чёрный всадник

«КРЫМ НЕЩАДНО ТРЯХАНУТЬ!»

1

Серко вёл на Крым двадцать тысяч запорожцев. Столько воинов одновременно Сечь не выставляла никогда. В морские походы обычно ходили тысяча или две, в сухопутные — шесть-восемь тысяч казаков. Сейчас же на клич прославленного кошевого отозвались все, кто мог держать саблю в руках. А таких после турецкого нашествия на Правобережье в запорожских владениях оказалось немало. Кто потерял в эту смутную пору семью, кто не хотел гнуть спину на левобережную старшину, которая загордилась, забарствовала и начала насаждать выгодные для себя крепостнические порядки, тот бежал в Понизовье и пополнял сечевое войско.

На следующий день после перехода на левый берег Днепра кошевой, вместо того чтобы направиться по знакомым степным тропам сразу на юг, к Перекопу, как много раз ходили запорожцы, повернул войско на восток, к речке Молочной.

Молодые казаки удивлялись и потихоньку роптали, старые молчали, доверяя своему опытному вожаку, но в душе тоже были недовольны. Шутка ли — сделать такой крюк! Однако никто не смел возражать: в походе кошевой или наказной атаман обладал неограниченной властью и за непослушание мог предать смертной казни.

— И чего это батька удумал? — бурчал Метелица. — Так, чего доброго, мы и до самого Азова отмахаем!

— Цыть, Корней, ежли не хочешь киёв отведать! — шипел Шевчик, оглядываясь. — Серко знает, что делает!

Серко действительно знал, что делал. Дойдя до Молочной, он дал войску дневной отдых, а потом, круто повернув на юг, быстро двинулся к Сивашу. Теперь шли только ночью, определяя путь по звёздам и едва приметным в темноте степным курганам да оврагам, а днём отдыхали в глубоких долинах, варили кашу, пасли коней. Сторожевые отряды, разосланные кошевым на расстояния, которые мог просматривать всадник, бдительно стерегли покой войска: они брали в плен или уничтожали всех татар-кочевников, которые попадались на пути.

Поэтому ни перекопский бей, ни тем более хан Мюрад-Гирей не знали, что над Крымом нависла опасность.

Запорожцы вброд перешли Сиваш и появились в Крыму внезапно. В основании неширокого полуострова, глубоко врезавшегося в море, разбили лагерь. Это место было удобным для обороны. К тому же здесь имелась вода: в отлогой, поросшей травою балке бурлил большой родник.

Пока запорожцы стреноживали коней, приводили в порядок оружие и сбрую да наскоро завтракали солоноватой саламахой, Серко собрал атаманов и видных казаков на раду. Уселись полукругом на траве.

— Братья атаманы, молодцы запорожские, — обратился к ним кошевой, стоя в центре, — вот мы снова на земле Крыма, проклятой земле агарянской, басурманской! Силы у нас ныне велики, но залог военного успеха — в неожиданности нападения! Нам до сих пор сопутствовала удача. Обойдя Перекоп, скрытно пробрались мы ногайскими степями и вышли в тыл врагу. Теперь, братья, победа — на острие казацкой сабли, в быстром беге наших коней! И ещё — в твёрдости и мужестве наших сердец!.. Мы промчимся как буря по трём направлениям — к Бахчисараю, к Козлову[40] и к Кафе[41] — и сметём все на своём пути… Так вот, слушайте меня внимательно: я с двумя куренями останусь здесь и буду ждать вас ровно пять дней. В субботу в полдень, в пору самой короткой тени, вы все должны возвратиться сюда. Кто запоздает, пусть полагается на свои силы и самостоятельно пробивается домой!.. Наказным атаманом Кафского отряда я назначаю Ивана Рога, а на случай его смерти или тяжкого ранения — Василия Заболотного. Козловский отряд возглавят Иван Стягайло и Андрей Могила. На Бахчисарай пойдёт куренной атаман Матвей Шумило… А ему в помощь… — Серко выдержал паузу и оглядел присутствующих. — Семён Палий…

— Молод ещё! — буркнул кто-то из старых седоусых казаков, которых задело за живое, что недавно принятого в кош новичка назначили войсковым товарищем наказного атамана.

Серко не любил, когда ему перечили. Он сурово глянул в сторону говорившего. Твёрдо отрубил:

— Будет так, как я сказал!.. Палий и впрямь моложе многих из нас и кое-кому годится в сыновья. Но зато разума у него хватит на троих. А разум в военном деле — тоже не последняя вещь. Ибо, как известно, тому булава, у кого голова!

Арсен незаметно толкнул Палия в бок. Тот скосил глаза и улыбнулся в небольшие усы. Видимо, ему было приятно, что сам Серко так высоко оценил его.

А тем временем кошевой продолжал:

— Выступайте, братья, немедля. Мой вам последний наказ: мы пришли сюда не только мстить, не только убивать и жечь. Тех, кто не сопротивляется, берите в полон — мы их потом обменяем на наших… И вызволяйте ясырь, люд христианский из неволи басурманской. Нужно нещадно тряхануть Крым! Отомстить за разорённую землю нашу, за слезы, кровь и страдания людей наших! На том я стоял и стоять буду до последних дней своих… А теперь — трогайтесь с богом!

2

Тремя огненными смерчами покатились казачьи отряды по Крыму. Мчались они так стремительно, что крымчаки не успевали предупредить о смертельной опасности своих одноплеменников, живущих в глубине полуострова. Застигнутые врасплох, степные улусы становились лёгкой добычей запорожцев.

Салтаны, беи, мурзы и другие богатые люди бросали на произвол судьбы своё имущество и, прихватив только драгоценности и родных, стремглав удирали на юг. Освобождённые из рабства невольники забирали хозяйских коней, оружие и становились в ряды запорожцев. Жажда мести жгла их сердца. Для них Крым был ненавистной землёй. Здесь они годами мучились в страшной неволе. И теперь, неожиданно обретя свободу, со злостью и беспощадностью набрасывались на врагов — били, ломали и сжигали все, что не могли забрать с собой.

Свой пятитысячный отряд наказной атаман Матвей Шумило разделил на четыре части. С двумя тысячами казаков он напрямик шёл на Бахчисарай, а три тысячных отряда, которые в свою очередь подразделялись на меньшие, послал другими дорогами, чтобы получше прочесать ханские владения.

Первое сильное сопротивление татары оказали в Ак-Мечети[42], селении с приземистыми глиняными саклями, тесно обступившими дворец калги[43] и большой каменный дом салтана Гази-бея. Калга в своей резиденции жил только наездами, и вся власть здесь принадлежала Гази-бею.

Стараясь спасти свою семью, салтан с сотней всадников бесстрашно ринулся навстречу запорожцам. Тем временем его жены и дети в сопровождении преданных слуг что было сил спешили к Бахчисараю.

Но что могла сделать сотня сейменов против двух тысяч казаков? Спустя несколько минут все они полегли, как трава под косой. Единственным утешением погибших могло быть лишь то, что вместе с собою они успели прихватить в райские сады аллаха десятка полтора запорожцев, а с ними и наказного атамана Шумило. Седоусый атаман не привык прятаться за спины товарищей и шёл в первой лаве. В одной из узеньких улочек, обрамлённых облупленными глиняными заборами, его поразила в самое сердце длинная татарская стрела. Он даже не вскрикнул, не охнул — упал на сухую землю и сразу скончался.

— Батьку убили! — закричал в отчаянии Секач, спрыгивая с коня. — Слышите? Батьку убили!..

Над распростёртым телом атамана склонилось несколько запорожцев. Крики горести слетали с их уст. Атаман лежал навзничь, весь залитый кровью. Все больше и больше подъезжало казаков, так как страшная весть тут же разнеслась по лавам.

Воспользовавшись замешательством, охватившим запорожцев, Гази-бей резко развернул коня и, бросив оставшуюся горстку своих воинов, кинулся наутёк.

Его никто не преследовал. Запорожцы собрались у тела наказного атамана.

Подъехал Семён Палий. Молча скинул шапку, слез с коня. Секач также молча вытянул из-за пояса убитого атаманскую булаву и протянул её Палию. Неторопливо, печально поклонился и тихо сказал:

— Челом тебе, наказной атаман! Что будем делать?

Разгорячённый боем Палий в первое мгновение даже отшатнулся, не веря в то, что случилось. Но, внимательнее посмотрев на неподвижное окровавленное тело старого атамана, взял пернач. Старые запорожцы выжидательно наблюдали за ним. Как поведёт себя молодой атаман? Не сморозит ли какой-либо глупости?

Палий заметил в глазах некоторых старых казаков насмешливые искорки, и в нем вспыхнула злость. Нашли время, старые хрычи, ехидничать! Поэтому голос его прозвучал сухо, даже сурово:

— Братья, не время оплакивать сейчас погибших. Но и без почестей бросить их тела в чужой земле мы не можем! Так пусть здесь останется сотня сподвижников покойного атамана — они его и похоронят как положено… А мы попробуем догнать беглецов. Или на их плечах ворвёмся в Бахчисарай… Айда за мной!

Гул копыт раскатился над каменистой долиной Салгира.

Когда запорожцы выбрались из Ак-Мечети и выскочили на высокий холм, откуда открывался широкий обзор с видом синеющих в бледно-голубой дымке далёких гор на горизонте, они увидели верстах в двух от себя облачко серой пыли — это скакали к Бахчисараю челядинцы акмечетского салтана с жёнами и детьми.

Казаки закричали, засвистели и, огрев коней нагайками, помчались вслед.

Беглецов догнали в полуверсте от леса, зеленевшего на склонах холмов. Неуклюжие татарские кибитки остановились. Из них высыпали черноголовые татарчата. Заверещали женщины.

От передней кибитки шарахнулся в сторону, к лесу, всадник в белом тюрбане. Перед собой, на луке седла, он держал двух маленьких ребятишек. Не оглядываясь, стрелою летел он к кустарнику, где надеялся найти спасение.

— Перехватывай, хлопцы! Это салтан, черт его побери! — крикнул Метелица, придерживая коня возле кибитки. — А я загляну в его гнездо, может, и пташку какую поймаю!

За салтаном бросился Арсен со своими побратимами.

В Ак-Мечети он обшарил весь салтанский дом, но Златку и Стёху не нашёл ни среди убитых, ни среди освобождённых пленных. На вопрос, не привёз ли салтан с Украины двух девчат по имени Златка и Стёха, невольники ответили, что возвратился он с ясырем, но припомнить, были ли среди пленных девчата с такими именами, не могли.

След девушек исчез. Это было самым страшным… Где же они? Куда их девал салтан? Не успел ли, случаем, продать в заморские края?.. Только он один мог дать определённый ответ.

И казаки, не жалея коней, вихрем неслись за всадником в белом тюрбане. Догнать! Во что бы то ни стало догнать и взять живьём!

А Метелица в это время, не слезая с коня, рванул чёрную кошму, которой была завешена кибитка. Там, забившись в угол, притаилась женщина в пёстром татарском одеянии.

— Эге-ге! И впрямь пташка! — загудел радостно Метелица и, чтобы получше рассмотреть свою добычу, с трудом нагнулся ниже и просунул голову под свод кибитки. — Да ещё и хороша, разрази меня гром! Дарма что некрещёная!

Женщина с ужасом смотрела на усатого, побагровевшего от усилия старого казака. Пышная русая коса рассыпалась по яркой одежде. Красивые руки взметнулись вверх, как крылья чайки, и застыли, словно прося пощады или защищаясь от удара.

— Пан, не убивай меня! Не убивай! — вдруг взмолилась женщина по-польски. — Я не мусульманка! Христианка естем!

Метелица озадаченно уставился на неё, толстой пятернёй почесал бритый затылок. Его суровое лицо подобрело, между бровями разгладилась глубокая морщина.

— Гм, говоришь, полька?

— Так, пан! Так!

— Значит, невольница получается?

— Так, пан! Так!

— А испугалась чего?

— Думала, зарубишь меня…

— Глупенькая, мы невольников не рубим, а вызволяем. И ты будешь вольная!

— Дзенькую бардзо[44], — чуть слышно прошептали помертвевшие уста.

Метелица подморгнул ей, подкрутил седой ус.

— Благодарностью не отделаешься! Га-га-га!.. Муж дома есть?

— Был.

— Вот обрадуется, черт его подери, когда такое солнышко ясное заглянет вдруг в его осиротелую хату. А? Эх, был бы я помоложе!..

Женщина ничего не ответила, все ещё, очевидно, не веря в своё счастливое спасение.

Метелица с сожалением крякнул, тяжело вздохнул, вспомнив, наверно, о своих шести десятках, и выпрямился в седле.

— Ну, пани, прошу прощения, я оставлю тебя тут, так как должен ехать. Хлопцы, кажись, выпустили из рук мурзу, чтоб им пусто было!

И старый казак поскакал к лесу, где стояли обескураженные неудачей Арсен и его побратимы. Салтан нырнул в заросли и скрылся в хорошо знакомых ему оврагах.

3

Салтан Гази-бей с двумя маленькими сыновьями-близнецами на руках вихрем проскакал на взмыленном коне по узкой улице Бахчисарая, на ходу крича: «Казаки! Казаки!»

Перед воротами ханского дворца, на каменном мостике, под которым журчал мутный поток, он осадил коня: ханские нукеры длинными копьями преградили ему дорогу.

— Казаки! В Ак-Мечети казаки! — прохрипел салтан. — Быстро к хану! Бейте тревогу!.. Вот-вот они будут здесь!

Нукеры посерели от страха. Один из них торопливо открыл ворота, а второй принялся изо всех сил колотить железным чеканом в большое медное било.

Узкие улочки растревоженного Бахчисарая разом заполнились мечущимися людьми.

Салтан въехал во двор ханского дворца. Страшное слово «казаки!» моментально облетело все закоулки и подняло на ноги всех от мала до велика.

Со второго этажа по лестнице деревянной галереи быстро сбежал в золотистом шёлковом халате хан Мюрад-Гирей. Увидев запылённого всадника на мокром от пота коне, кинулся к нему.

— Что? — выдохнул испуганно.

— Великий хан, казаки!

— Где?

— Перешли Альму и с минуты на минуту будут здесь! Я едва выскользнул из их рук! Все мои погибли…

— О аллах!

— Великий хан, дорого каждое мгновение! Не медли!

Мюрад-Гирей повёл округлёнными от испуга глазами на нукеров.

— Коней! — закричал визгливым голосом. — Коней! Посадить всю мою семью на коней — и в леса! Живей!

Ему подвели гнедого рысака. Не ожидая, пока другие члены семьи соберутся и сядут на коней, он вскочил в седло и ловко сунул в стремена мягкие, обшитые атласом комнатные туфли.

Лопотал на ветру золотистыми полами роскошный халат. Блестела на солнце вспотевшая бритая голова. Тучи пыли вздымались из-под копыт ханского коня.

Без оружия, без чалмы, плешивый, в цветастых шёлковых шароварах и в таком же халате, грозный Мюрад-Гирей был похож не на хана-воина, перед которым трепетал весь Крым, а на обрюзгшего престарелого купца из Кафы или Гезлева.

Перепуганные жители городка шарахались от его коня и жались к глиняным заборам. Следом за ханом мчались нукеры, ханские жены, сыны и дочки. Топот копыт, вопли, туча пыли и перьев от раздавленных конями гусей — все это нагоняло ещё большую панику на бахчисарайских жителей, и так уже ошалевших от известия о нападении казаков, свалившихся как снег на голову.

Со всех сторон слышались крики:

— Казаки!

— Урус-Шайтан!

— О вай-вай, горе нам, правоверные!

— О аллах!

Люди словно обезумели. Кричали. Плакали. Умоляли ханских воинов не оставлять их на произвол судьбы. Но никто никого не слушал. Слепой животный ужас гнал хана, его бесчисленную семью, дворцовую стражу прочь из Бахчисарая. Скорее туда, в леса, темно-зелёными кущами лежащие по взгорьям и глубоким долинам! На яйлу[45], а там — к морю, где всегда наготове стоят ханские корабли!

Едва успели последние беглецы укрыться в лесу, как в противоположной стороне, на севере, взвилась пыль — это мчались передовые отряды запорожцев.

Хан в бессильной злобе скрежетал зубами. Страх и стыд переполняли его сердце. Почему перекопский бей вовремя не предупредил его об опасности? Или казаки уничтожили весь гарнизон Перекопа? О великий аллах! Теперь Урус-Шайтан со своими воинами прольёт море крови правоверных! И ты допустил это, о великий аллах! Хан взглянул на свой расшитый халат, на мягкие туфли — и на него с новой силой нахлынул стыд. На кого стал похож? Как будет смеяться над ним султан Магомет, когда его соглядатаи, которыми наводнён Крым, донесут ему о позорном бегстве хана!

Однако раздумывать некогда. Через полчаса казаки будут тут.

— Вперёд! — крикнул хан и быстро, первым понёсся галопом прочь.

Поздно вечером добрался он до Ялты, бросив поводья слугам, взбежал по трапу на галеру. Только здесь почувствовал себя в безопасности, немного успокоился. В любой миг галера могла отчалить от берега и выйти в открытое море, где никто уже не догонит её… Но после недолгого размышления хан отменил приказ о выходе в море, он решил заночевать на корабле, не выходя из ялтинской бухты.

Постепенно к нему возвращалась способность трезво рассуждать. Страх за собственную жизнь прошёл, и он начал думать о том, как собрать войско, чтобы дать отпор Серко. Переодевшись в военную одежду, прицепив на бок саблю и засунув за пояс пистолеты, из жалкого беглеца вновь превратился в грозного хана, его голос, когда начал отдавать нукерам приказания, обрёл обычную силу и уверенность.

— Спасибо тебе, Гази-бей, за своевременное предупреждение! Ты спас нас всех. — Мюрад-Гирей покровительственно похлопал по плечу уставшего и убитого горем салтана. — О твоих детях позаботятся. А ты сейчас, несмотря на усталость, скачи в Алушту, поднимай людей. Пусть каждый, у кого есть конь и сабля, едет на яйлу! Оттуда мы ударим по казакам! Пускай алуштинский бей разошлёт гонцов по побережью до Кафы с моим приказом собираться на яйле, и сам он вместе с войском завтра к полудню придёт к истоку Салгира. Мы пойдём по долине на север и разгромим презренных гяуров!

До поздней ночи хан направлял во все стороны гонцов и лазутчиков. Вошёл к себе в каюту вконец обессиленный и тяжело упал на широкую, покрытую роскошным пёстрым ковром тахту.

4

На следующий день в стан Серко на берегу Сиваша начали прибывать целые вереницы бывших невольников и невольниц. Мужчины, вооружившись татарскими луками и саблями, помогали запорожцам стеречь пленных, которых было почти столько же, сколько и освобождённых. Женщины и девушки, а также тумы — дети, родившиеся у невольниц от мужей-мусульман, пасли отары овец, табуны лошадей и стада коров. Эта военная добыча была крайне необходима для обратного похода казачьего войска — будет в дороге мясо, молоко, творог.

В субботу утром прибыл отряд из-под Козлова.

Не успела улечься радость от встречи и счастливого завершения похода, закончившегося взятием богатого приморского города и освобождением многих сотен невольников, как на юго-востоке показалась пыль: возвращался кафский отряд.

Серко был доволен: пройдено пол-Крыма, освобождены тысячи людей, захвачено много пленных, которых со временем можно будет обменять ещё на несколько тысяч невольников. Такого успешного похода запорожцев не было со времён Сагайдачного!

Если бы вернулся сейчас отряд из Бахчисарая, то и домой можно уходить.

Возле шатра кошевого, разбитого на невысоком холме, укреплён бунчук. Серко приказал джуре следить за тенью и отмечать её камешками. Солнце взбирается все выше и выше — и тень укорачивается. Вот-вот упадёт она на полуденную отметку…

Серко начинает волноваться. Почему до сих пор нет отряда из-под Бахчисарая? Неужели с ним что-то случилось? Неужели Семён Палий, который заменил погибшего Шумило, не понял приказа кошевого?

Правда, до Бахчисарая немного дальше, чем до Козлова и Кафы. И населён тот южный край гуще — потому и сопротивление врага могло быть сильнее… Но все это не оправдание! Приказ о возвращении в субботу к полудню был категоричным, и выполнять его необходимо во что бы то ни стало!

Почему же задерживается Палий?

Серко стоит перед шатром и всматривается в даль, в белесый, раскалённый нещадным южным солнцем горизонт. Но его старые, выцветшие глаза не видят там ничего, кроме дрожащего марева.

Рядом с кошевым — атаманы и бывалые казаки. Все они не намного моложе Серко, и кошевой не очень-то полагается на их зрение. Вся надежда на молодого джуру.

— Ну-ка, Ивась, смотри в оба! — приказывает молодику. — Не видать?

Тот вытягивает шею, поднимается на цыпочки — обводит взглядом степь.

— Кажись, идут! — радостно восклицает он. — Во-он там взвилось облачко на горизонте!

Голос его, однако, ещё не уверенный: может, то вихрь поднялся!

Но облако серое растёт — и сомнение исчезает.

— Идут!

Серко осеняет себя широким крестом. Крестятся и атаманы.

— Слава богу! Можно трогаться домой!

Однако радость оказалась преждевременной. Внезапно в степи взвился столб чёрного дыма. Это передовая застава подала знак: приближается неприятель.

Серко сжал кулаки. Выругался.

— Чёртов сын Палий! Из-за него придётся сшибиться с крымчаками… Говорил же — в полдень все должны быть здесь! Так на тебе! Нас тут пятнадцать тысяч, а у хана — тысяч сорок, почитай!

Все молчали. Пристально вглядывались в тучу пыли, в которой уже видны татарские бунчуки и островерхие шапки кочевников. Туча медленно расползается, затягивая горизонт.

— Что будем делать, батько кошевой? — спрашивает сухой, с щетинистыми седыми усами атаман Рог. — Может, отступим за Сиваш? Думаю, ордынцы не посмеют гнаться через Гнилое море…

— Отступать поздно. Это будет уже не отступление, а бегство, — отвечает Серко. — И отряд Палия нельзя оставлять на погибель… Будем готовиться к бою… Нас пятнадцать тысяч. Да почти две с половиной тысячи бывших невольников, которые будут драться не хуже казаков, ибо не захотят снова попасть в неволю. Мы выбрали и укрепили выгодную позицию — хану остаётся атаковать нас только в лоб. Так встретим его огнём из мушкетов и фальконетов[46]. А басурманы страх как не любят, когда им палят прямо в лицо! Тогда они быстро показывают затылок!.. Идите, занимайте места! И без моего приказа в атаку не кидаться!

Весь казачий лагерь сразу зашевелился. Запорожцы располагались в шанцах по куреням. К ставке Серко уже мчались гонцы и джуры с донесениями. Женщин и детей, а также пленных и военную добычу отвели к берегу и начали переправлять через Сиваш.

На некоторое время над серой солончаковой степью, дышавшей горьковатым полынным зноем, воцарилась тревожная тишина. Её нарушало только ржание казацких коней да плач белокрылых чаек.

Серко стоял на кургане и следил за врагом, который быстро приближался. Уже и он своими старческими глазами хорошо видел разномастные бунчуки над отдельными чамбулами.

Старый вожак давно потерял счёт боям и победам. Летописцы Сечи свидетельствуют, что только больших боев он провёл свыше полусотни и все их выиграл, а количество мелких стычек с врагами перевалило за полтораста.

Бой был его стихией. Он привык к нему, как сапожник привыкает к запаху вара или пахарь — к скрипу ярма и шороху рала в колючей стерне… Бой был его ремеслом. И знал он своё ремесло досконально. Именно этим и объяснял кое-кто удивительную везучесть Серко: за последние двадцать лет он не испытал ни разу горечи поражения.

Однако, когда ему говорили об этом, он насмешливо щурил глаза и скептически покачивал бритой головой.

Серко лучше кого-либо другого знал, что одного только ремесла полководца мало, необходима ещё выучка, мастерство всего войска и горячая вера каждого воина в своего атамана, глубокое убеждение в правоте дела, за которое они вместе бьются. Без них нет и победы.

Именно так, самозабвенно верили казаки, восставшие крестьяне и горожане в Богдана Хмельницкого. Подобной веры и он, Серко, добивался у своих подчинённых. И кажется, достиг желаемого…

Крымчаки остановились в полуверсте от казачьих шанцев. Над ними колыхались бунчуки и развевались знамёна. Одиночные всадники вырывались из орды и мчались к казачьему лагерю. С безопасного расстояния они выкрикивали обидные ругательства и поворачивали назад.

В звенящем от зноя небе кружатся вороны — извечные спутники войск и кровавых сражений.

Запорожцы залегли, по своему обыкновению, тремя рядами: передний должен был вести огонь, два задних — заряжать мушкеты. В центре и на флангах Серко установил пушки, гаковницы и фальконеты. Пушкари зарядили пушки, приготовились выстрелить, как только ордынцы приблизятся на полет ядра.

Хан медлил с атакой. Опытный воин, он понимал, что собранное наспех из разных мест войско может не выдержать первой стычки и повернуть вспять. Прямо на глазах запорожцев принялся перегруппировывать свои отряды, выставляя вперёд вооружённых огнестрельным оружием сейменов.

— Черт гололобый! — выругался Серко, наблюдая за манёврами хана. — Кажется, он всерьёз принялся за нас. Думает раздавить одним ударом… Эх, был бы тут Палий! Как мне сейчас недостаёт его пятитысячного отряда… Эй, Ивась, коня!

Джура подвёл серого тонконогого коня. Придержал стремя. Думал помочь кошевому, но Серко отвёл его руку, так как чувствовал на себе взгляды всего войска и не хотел перед боем показать, что его уже гнут к земле годы. Поэтому сел в седло сам. Лишь джура заметил, как напряглось тело старого атамана и с каким свистом вырвался воздух из его груди. Возраст брал своё…

Серко поскакал перед шанцами.

— Братья атаманы, молодцы, войско запорожское! — привычно обратился он к воинам. — Настало время, когда каждый из нас должен забыть обо всем на свете, кроме одного: как победить врага. Каждый из нас должен драться сегодня за двоих, ибо врагов — не скрываю этого — вдвое больше, чем нас. Но издавна известно, что смелый запорожец стоит трех ордынцев. Так разве дрогнет у кого сердце, опустятся ли руки, если на него нападут двое, а то и трое? Помните: Серко никогда не отступал! И неужели найдётся среди вас хоть один, кто сегодня бегством опозорит мою седину, а на своё имя накличет вечное проклятие и презрение всего товарищества? Верю: не найдётся такого… Знайте: с этого кургана, — он указал рукой туда, где стоял его шатёр, — я сегодня увижу нашу славную победу над Мюрад-Гиреем или найду там свою смерть. Иного быть не может. За отчизну, за освобождение из неволи люда христианского мы все, братья, станем грудью против врага ненавистного, извечного! Победа или смерть!

— Победа или смерть! — откликнулись воины.

— Умрём, но не отступим!

— Слава батьке нашему — Серко!

Серко поехал дальше вдоль неглубоких шанцев, а воодушевлённые его проникновенными словами запорожцы провожали взглядами своего любимого атамана, за ним они готовы были идти в огонь и в воду, от его слов каждый ощутил в себе такую силу, которую, казалось им, ничто на свете не сможет сломить.

Объехав поле, где вот-вот должен был вспыхнуть кровавый бой, Серко повернул назад и поднялся на курган. Кошевая старшина и наказные атаманы Иван Рог и Иван Стягайло — они в случае смерти кошевого должны были заменить его в бою — посторонились, освободив место на самой вершине.

— Глянь, Иван, к хану прибывает подмога, — тихо сказал Рог, показывая рукой через головы ордынцев, уже выстроившихся и ожидавших приказа атаковать.

Действительно, с юга приближалось в туче пыли войско.

— А может, это наши возвращаются?

— Нет, Ивась ясно видит татарскую одежду на всадниках… Да и знамёна их… О, я уже и сам вижу!

— Да, да, и я вижу, — произнёс Серко. — Ну что ж, вместо двоих на каждого из нас теперь будет по три врага. Только и всего!

На лице кошевого не дрогнул ни один мускул.

— Ты так спокойно говоришь, Иван! — воскликнул Стягайло. — Можно подумать, что наперёд знаешь исход боя.

— Отчего ж, знаю! — ответил Серко. — Мы сегодня или победим, или погибнем… Не будет иного. Мы не сдадимся — и потому я спокоен. Советую и вам, атаманы, так настроить себя…

5

Захватив улусы вдоль Альмы, Качи и Бальбека, Палий повернул назад, чтобы вовремя прибыть в стан Серко. И хотя торопился, так как времени оставалось мало, пошёл по новой дороге: хотелось потрепать ещё несколько улусов и освободить невольников. Путь его лежал из Булганака на Чатырлык, а уже оттуда — на Джанкой и Сиваш.

Перед Джанкоем от взятого в плен чабана-татарчонка Палий узнал, что час или два назад здесь прошёл хан с ордой.

Худой, чёрный татарчонок стоял перед запорожцем, испуганно поводя узкими глазами, и часто стучал зубами.

— Куда пошёл хан?

— Аллах свидетель, мурза, я не знаю, — пролепетал паренёк и махнул рукой. — Туда куда-то… К Сивашу…

— Сколько было воинов?

— Не знаю, мурза… Много.

— Ну, тысяча или десять тысяч?.. Или сорок?

— Сорок, сорок, — закивал головой паренёк. — Если б у меня было столько овец, сколько воинов у хана, то был бы я богаче самого падишаха, мурза!

Палий задумался. Между плотно сведёнными бровями чётко врезалась глубокая морщина. Что делать? Как теперь соединиться с войском Серко?

И чем больше думал, тем яснее становилось ему, что он допустил ошибку, избрав новый, более длинный путь. Если бы из Бахчисарая он направился на Ак-Мечеть, а оттуда прямо на Джанкой, то выиграл бы полдня и давно уже был бы в запорожском лагере. Сейчас же пробраться туда по голой крымской степи, где все видно как на ладони, просто невозможно. Ордынцы сразу заметят — окружат и уничтожат!

И Звенигора, и Воинов, и Спыхальский молчали. Каждый размышлял о том же. Но никому и в голову не приходило осуждать опрометчивый поступок атамана. Виноваты были они все. Это угасающая надежда заставила их избрать другой путь для возвращения, проходивший по глубинным улусам, в которых, как им рассказали пленённые татары и освобождённые соотечественники, томилось в неволе много христианского люда. Может, где-то там Златка и Стёха, надеялись они. Может, Гази-бей упрятал девушек подальше от глаз ханских мубаширов[47]? Так разве могли они вернуться на Украину, не убедившись, что там их нет?

Этот обратный путь принёс отряду большую добычу: в степных улусах казаки захватили табуны коней, отары овец. Запорожцы освободили здесь сотни невольников и невольниц, а в Чатырлыке взяли в плен мурзу Измаила со всей его семьёй.

Однако все это не радовало Арсена и его друзей: в их сердцах погасла последняя надежда, потому что не нашли они тех, кого искали. Никто не знал и не слышал о девушках, значит, терялся единственный след…

Положение становилось сложным. Отрезанный от своих отряд Палия мог стать лёгкой добычей хана. Трудно было предположить, что Мюрад-Гирей так быстро оправится после разгрома, соберёт войско и пустится преследовать запорожцев.

— Может, пробиваться через Перекоп? — неуверенно сказал Арсен. — У перекопского бея, думаю, не больше силы, чем у нас… И если мы ударим внезапно…

— Нет, нет, — решительно возразил Палий, — через Перекоп мы не пробьёмся! А если и пробьёмся, то погубим половину людей… Кроме того, не забывайте, что кошевой ждёт нас, ждёт на подмогу. Он вынужден либо принять навязанный ханом бой здесь, в своём лагере, либо отступить за Сиваш. Но и тогда Мюрад-Гирей не отстанет от них, будет преследовать в ногайских степях. Чтобы спасти своё войско, кошевой должен будет бросить добычу, пленных, освобождённых невольников и стремительно бежать… Может случиться и худшее: наши не успеют перейти Сиваш, и хан принудит их начать бой… Если у хана даже не сорок, а тридцать тысяч воинов, то и это — большое преимущество над запорожцами… Мы обязаны помочь своим!..

— Тогда нужно придумать что-то такое, — покрутил растопыренной пятернёй Спыхальский, — чтобы, прошу панство, оставить хана в дурнях!

— Правильно, пан Мартын, — живо откликнулся Семён Палий. — И кажется, я придумал, как это сделать!

— Как?! — в один голос воскликнули друзья.

— Мы обманем хана. У нас много татарской одежды, знамён и бунчуков…

— Значит, мы переоденем весь отряд? Теперь я понимаю! — обрадовался Роман.

— В этом нет нужды. Достаточно переодеть три-четыре сотни и поставить их под ордынскими знамёнами в голове отряда…

— А если хан не поверит и пришлёт своих гонцов? — спросил Арсен.

Ясными серыми глазами Палий внимательно смотрел на товарищей, что-то соображая про себя.

— Нам нужно опередить хана и убедить его, что идёт к нему на помощь перекопский бей.

— Тогда мне придётся ехать к хану гонцом, — спокойно предложил Арсен.

— Что ты, брат! — возразил Роман. — Тебя сразу же схватят. Погибнешь напрасно!

— Да, одному ехать не годится, — поддержал Романа Палий. — Как бы Арсен ни переодевался, крымчака из него не выйдет… Но если он поедет с мурзой Измаилом…

— С мурзой Измаилом? — Друзья не поняли Палия. — Да разве он согласится?.. А если и согласится, то лишь для того, чтобы все рассказать хану.

— Ну, это мы ещё посмотрим, — усмехнулся Палий и приказал трём сотням казаков переодеться в татарскую одежду.

Переодевание не заняло много времени, и вскоре все тронулись в путь. Впереди развевались татарские знамёна и бунчуки. За спинами казаков, выдававших себя за крымчаков, торчали луки, а сбоку — колчаны со стрелами. Этот передовой отряд загораживал собой остальных казаков, ехавших позади.

Военную добычу, пленных и освобождённый ясырь оставили под охраной в неглубоком овраге.

Когда на горизонте завиднелись неясные очертания орды, Палий приказал остановиться. К нему подвели мурзу Измаила.

— Мурза, я вручаю сейчас тебе жизнь и смерть всех твоих родных и близких.

Пожилой, кривоногий, но ещё крепкий мурза, по-видимому, не совсем уразумел, чего от него хочет урусский атаман. Он часто-часто заморгал, потом поклонился низко:

— Я слушаю тебя, ага.

— Твоя судьба тоже зависит от тебя.

— Как мне понимать это, высокочтимый ага?

— Перед нами стоит с войском хан Мюрад-Гирей. Видишь?

— Вижу. Пусть бережёт его аллах!

— Ты поедешь к нему.

— Я? — У мурзы забегали глаза. — Что я там должен делать?

— Ты должен будешь сказать хану, что тебя прислал перекопский бей, который идёт ему на помощь. Спросишь, куда ему становиться с войском, и немедленно возвратишься назад.

— О!

— С тобою поедет турецкий чорбаджия Баяр. — Палий кивнул в сторону Звенигоры, который вырядился янычаром и накручивал уже на голову чалму.

— Вай-вай-вай! — запричитал мурза Измаил.

— Я понимаю, мурза, у тебя велик соблазн — остаться у хана. Но весь твой род в наших руках… жены, дети, старые родители. Если с головы чорбаджии Баяра упадёт хоть волосок…

— О аллах! — Мурза позеленел, вяло улыбнулся. — А если я откажусь поехать к хану?

— Тогда мы тут же срубим тебе башку! Но семью это тоже не спасёт.

— О я несчастный!

— Так ты поедешь, мурза?

— Как я могу отказаться?

— Вот и хорошо. Если все обойдётся счастливо для нас, ты будешь свободен.

— А семья?

— Семья тоже. Обещаю тебе.

— Вай-вай, о великий аллах! О несчастный я! — раскачивался из стороны в сторону мурза.

На него никто уже не обращал внимания. Палий обнял Звенигору, поцеловал.

— Трогай, Арсен!.. Прости, что посылаю тебя к черту в пекло, но сам видишь, иного выхода у нас нет!

6

Орда ждала приказа наступать. Мюрад-Гирей все ещё колебался. В нем боролись два чувства: желание отомстить и страх. Жажда мести за разорённые улусы, за тысячи пленных, за позор, который он пережил во время бегства из Бахчисарая. Это чувство было в нем настолько сильно, что хан готов был немедленно бросить свои чамбулы на проклятого Урус-Шайтана, чтобы разбить его наголову. При этом он не думал, что Серко и его воины, как и весь народ урусов, имеют гораздо больше оснований ненавидеть крымчаков и мстить им не за один, а за сотни кровавых набегов на Украину, вытоптанную ордынскими конями. Сам хищник, он руководствовался законом хищников — нападать на слабого и убегать от более сильного.

Но от необдуманного, опрометчивого нападения удерживал Мюрад-Гирея страх. Он боялся опытного казачьего вожака, боялся огнестрельного оружия запорожцев и особенно их артиллерии. Наконец, боялся испытывать судьбу вторично в течение одной недели: вдруг фортуна отвернётся от него и сейчас? Что тогда?

Когда хану доложили, что прибыли гонцы от перекопского бея, у него точно гора с плеч свалилась.

— Слава аллаху, как раз вовремя! — воскликнул он, не скрывая перед мурзой Измаилом и турецким агой, которые поклонились ему, своего удовлетворения. — Сколько всадников бей привёл с собой?

— Пять тысяч, великий хан, — ответил мурза, радуясь уже тому, что разговор начал Мюрад-Гирей и приходится лишь отвечать на вопросы.

— Почему же он сам не прибыл ко мне?

Мурза не знал, что ответить, и только растерянно моргал.

— Великий хан, — вмешался в беседу Арсен, — бей не хочет неосторожным манёвром нарушить строй ханского войска, готового к бою… Он ждёт приказа — где ему стать?

— Это хорошо. Бей — опытный воин, — похвалил хан. — Передайте ему, чтобы присоединялся к моему чамбулу. Мы в центре нанесём Урус-Шайтану мощный удар, разобьём его лучшие курени, расколем его войско пополам… Но кажется, бей и сам уже поворачивает сюда, — добавил Мюрад-Гирей, всматриваясь в отряд Палия.

— Нет, великий хан, он перестраивается, — возразил Арсен, опасаясь, что хан не отпустит их назад.

— Да, да, — согласился Мюрад-Гирей. — Немедленно передайте ему, чтобы держался моего бунчука! Мы сейчас же начнём! — Хан, поднявшись на стременах, махнул саблей и крикнул: — Вперёд, правоверные! Вперёд, доблестные сыны Магомета! Смерть гяурам!

Орда всколыхнулась и тяжёлой лавиной двинулась на запорожцев. Мурза Измаил расширенными от ужаса глазами смотрел на бесчисленные чамбулы хана и думал: «О аллах, что будет со мною, если ты принесёшь победу моим единоверцам и они узнают про мою измену? Мюрад-Гирей прикажет живьём сварить меня в котле. Вай-вай!»

Он порывался было что-то сказать хану, но язык не повиновался ему. Мюрад-Гирей заметил душевные переживания мурзы, его необычную бледность и растерянность.

— Что с тобою, мурза? Ты болен?

— У него страшное горе, великий хан, — поспешил с ответом Арсен. — Урусы захватили в плен всю его семью…

— Мы освободим их сегодня же! Не сомневайся в этом, мурза! — самоуверенно произнёс хан.

Мурза пошлёпал губами, но Арсен дёрнул его за рукав.

— Поехали! Нас ждут! Дорога каждая минута…

Он хлестнул коней, и они поскакали от бушующей орды в степь, к стоящим в удалении казакам Палия. На полпути Арсен сорвал с головы чалму, взметнул её вверх на острие сабли. Это был условный знак, что все в порядке — можно начинать атаку.

И сразу же пятитысячный отряд пришёл в движение, сорвался с места и, высоко подняв малиновые прапоры и сверкающие на солнце сабли, помчался на врага.

— Мурза! — крикнул Арсен, придерживая коня. — Теперь ты свободен. Можешь ехать к своей семье! Я тебя отпускаю, но знай: жизнь и безопасность твоих родных зависит от того, не отнимет ли аллах у тебя рассудок. До сих пор ты вёл себя разумно…

— О аллах! — простонал мурза и быстро поскакал в сторону, чтобы успеть выбраться из узкого пространства, которое ещё разделяло орду и отряд Палия.

7

Бой начался стремительной атакой татарской конницы. Многотысячная лавина ордынцев ринулась на неглубокие казачьи шанцы. Над степью поднялась пыль. Застонала земля. Грохот конских копыт отдавался даже на пологих берегах Сиваша. Опережая лавину, неслось грозное «алла», звеневшее натянутой струной и сжимавшее сердце.

С высоты кургана Серко видел все поле боя. Он сразу мысленно отметил неслаженность татарской атаки. Казалось, что приказы к чамбулам доходили с запозданием, поэтому орда шла тупым клином, вернее, туго натянутым луком. «Мюрад-Гирей хочет рассечь наши силы надвое, — подумал кошевой. — Хитро, но не очень. Наши пушки заряжены картечью. Если метко пальнуть по коннице, то…»

Он поднял шапку и махнул над головой. В тот же миг прогремел залп из пушек и мушкетов.

Будто неведомая сила разом остановила передние ряды врага. Споткнувшись, тяжело упали на землю татарские кони. Через их головы полетели вниз всадники. Крики ужаса и боли понеслись над степью.

Однако задние ряды, растоптав копытами тех, кто упал, продолжали неистово мчаться вперёд.

Серко второй раз махнул шапкой.

Пушки молчали: пушкари ещё не успели зарядить их. Зато дружно ударил мушкетный залп. И снова поредели ряды вражеских всадников, снова забились в смертных судорогах низкорослые лохматые лошади. Но залп не задержал атаки. Всадники неслись вперёд и кое-где уже достигли казачьих позиций.

И вдруг в тылу татарского войска затрепетали малиновые запорожские прапоры, раздался боевой казацкий клич: «Слава!»

Вопль ужаса потряс ханское войско. Мюрад-Гирей побледнел. Проклятье! Как его обхитрили! Только сейчас ему стало понятно, почему заикался мурза Измаил и выглядел, как приговорённый к смерти. Гяуры принудили его стать на путь подлой измены! Что ж теперь делать? Атака почти захлебнулась, сотни воинов корчатся в страшных муках. И то, что чамбулы пока ещё движутся вперёд, не спасёт дела.

Из оцепенения его вывел голос Гази-бея.

— Великий хан, позволь мне и салтану Бекташ-бею отбить атаку презренных гяуров, оказавшихся у нас в тылу. Пока ты будешь расправляться с Урус-Шайтаном, мы уничтожим тех!

Мюрад-Гирею стало стыдно. Хотя хитрый Гази-бей ни словом не намекнул, что заметил испуг на лице своего повелителя, уже одно то, что его вассал проявил в критический момент больше мужества и самообладания, больно хлестнуло хана по самолюбию. Но он сказал, торопясь:

— Да, да, салтан, атакуй и отбрось гяуров в степь. Не дай им соединиться с Урус-Шайтаном!

Салтан Гази-бей отделился от орды и ринулся наперерез Палию. А Мюрад-Гирей начал поощрять своих воинов к новой атаке на позиции урусов.

Тем временем в казачьем стане царило совсем другое настроение. Увидев, как позади орды внезапно появился отряд Палия, Серко возбуждённо воскликнул:

— Братья, Палий прибыл! Да ещё как одурачил хана!.. Вот молодец! — И приказал джурам быстро мчаться по куреням и оповестить, что бахчисарайский отряд в тылу татар. — Как только я подам знак, всем конно атаковать орду!

Джуры кинулись выполнять приказ кошевого.

— Коня мне! — крикнул Серко.

Ему подвели коня. Он вскочил в седло и выдернул саблю. Взглядом скользнул по чёрной массе крымчаков, которые уже не стояли стройными рядами, как это было перед боем, и не рвались безоглядно в атаку, как это было в начале битвы, а сбились в отдельные группы, которые, не имея от хана чётких указаний, действовали каждая по своему разумению. Одни из них продолжали ещё продвигаться вперёд и вступали с запорожцами в рукопашную, другие остановились в нерешительности, не зная, что делать — атаковать дальше или бежать, третьи развернулись назад, чтобы отбить атаку запорожцев, которые неизвестно как оказались у них в тылу.

Сердце старого кошевого радостно билось. Чаша весов явно стала клониться в его сторону. Как раз пора ударить так, чтобы ошеломить врага и заставить его показать спину.

Он посмотрел на тылы ханского войска. Там разгорелась страшная сеча. И хотя сквозь пыль невозможно было увидеть что-либо определённое, было ясно: Палий своим неожиданным нападением разрушил боевые порядки ордынцев, сбил с них боевой задор. «Ей-богу, хорошо, сынок, что ты малость запоздал и выкинул такой фортель! — подумал о Палии Серко. — Зря я на тебя гневался…»

Ещё раз прогремел пушечный залп. А из мушкетов казаки стреляли теперь беспрерывно. Уже сотни лошадей и всадников лежали по земле перед шанцами, но новые и новые тысячи продолжали наседать на казачьи позиции и все чаще схватывались с запорожскими куренями врукопашную.

Серко выждал ещё некоторое время, пока не убедился, что большинство казаков уже сели на коней, а потом махнул саблей в сторону вражеского войска.

Дружно, разом опустились длинные казацкие копья, и запорожцы тяжёлой тёмной лавиной поскакали в атаку. Степь вздрогнула от грозного топота и крика.

Крымчаки оказались между молотом и наковальней. Поначалу они пытались дать отпор, и много десятков запорожцев полегло от острых кривых сабель и тонких оперённых стрел. Но крымчаки уже утратили веру в победу. Слух о том, что в тылу появился большой казачий отряд, внёс смятение, породил панику. Одиночные всадники начали разворачивать коней в степь.

Мюрад-Гирей метался от одного чамбула к другому, но его голос терялся в криках, топоте, лязге сабель, ржании коней. Ханские военачальники — калга, салтаны, мурзы — тоже не могли уже справиться со своими людьми. Наспех собранное войско без чёткого руководства распадалось.

Чёрный всадник

Запорожцы не ослабляли натиска. Сам Серко кинулся в гущу боя. Его высокий конь появлялся то в одном, то в другом месте, где было трудно.

— Дружней, сынки! — гремел голос кошевого. — Отомстим хану за прошлогоднее нападение на Сечь! За кровь товарищей наших и всего люда христианского… Достаньте мне, детки, самого хана, я побалакаю с ним в Сечи по-нашему, по-запорожски… А потом отошлю в Москву — царю в подарок. Если ж кто зацепит его саблей, тоже будет неплохо… Вперёд, братчики! Вперёд!

Враг не выдержал и покатился назад. Напрасно злился и ругался Мюрад-Гирей, напрасно размахивал саблей и грозил своим воинам страшнейшими карами. Ему никто не повиновался. Ужас овладел правоверными, заставляя искать спасения в бегстве.

Захваченный неудержимым потоком поддавшихся панике воинов, Мюрад-Гирей завертелся в неистовом круговороте и вынужден был отступать вместе с войском. А когда услышал, как кто-то из запорожцев выкрикнул его имя, страх сковал его сердце. С этого момента он перестал думать о войске, ударил коня под бока, чтобы поскорее вырваться из тисков Урус-Шайтана.

Чёрный всадник

Ему посчастливилось проскочить узким проходом, остававшимся ещё между казаками Серко и Палия. Но с него не сводили глаз бывалые запорожцы, знавшие хана в лицо.

— Хлопцы, ловите хана! — крикнул Метелица. — Тикает, клятый!

Звенигора со Спыхальским первыми кинулись вслед за беглецом. Им на помощь помчались десятки палиевцев. Конский топот, казачьи крики, свист летели вслед хану и заставляли его все глубже втягивать голову в плечи.

Спас хана сильный, быстроногий конь. Прижав уши, вытянувшись как струна, он постепенно уходил все дальше и дальше от преследователей, пока большой чамбул, отступавший с правого фланга, не перерезал путь запорожцам. Арсен со своими спутниками с ходу врезался в гущу вражеских всадников, но те не приняли боя. Заслонив собой хана, они повернули коней и поскакали вслед за ним.

— Сбежал, шелудивый пёс! — сетовал Спыхальский. — Жаль! Вот была бы добыча! Еден шанс был в жизни самого хана поймать! Эх!

Арсен с друзьями потешались над искренне расстроившимся товарищем.

— Брось сокрушаться, пане-брат! Добычи и так достаточно!

— Добыча, — недовольно бурчал поляк, — то все вороньё, а тутай беркута из рук выпустили! Когда ещё доведётся встретиться с ним с глазу на глаз?

— Не тужи, сынку, — хлопнул по спине пана Мартына Метелица. — Вот прибудем в лагерь, покажу тебе такую лялечку[48], что враз забудешь про хана, чтоб он скис!

— Что ж то за лялька? — оживился Спыхальский.

— Эге-ге, такую кралю вызволил я в Ак-Мечети, что тебе, пан Мартын, и не снилось! Ну, раскрасавица, белолицая, очи голубые-голубые, как даль небесная, а косы — мягче пряжи льняной, право… К тому ж твоя землячка. Должно, и шляхтянка даже… Эх, будь я помоложе, ни за что б не отдал никому. Но увы! Вот и поступаюсь тебе великодушно. Враз забудешь своего хана, говорю.

— А и вправду, Мартын, — засмеялся Роман. — Бери панну, коли дают! Может, это счастье твоё?

— А я что, разве отказываюсь? — подморгнул лукаво пан Мартын. — Дзенькую бардзо, батько Корней! Хан, конечно, хорошо, а панна, всем известно, лучше!

Возбуждённо переговариваясь, вспоминая самое яркое из только что пережитого боя, друзья медленно приближались к лагерю. Запорожцы хоронили убитых, подбирали раненых, готовились к далёкому обратному пути.

Под вечер, перебредя Сиваш, они вступили в неоглядные, поросшие ковылём ногайские степи.

8

Возвращались не торопясь, так как не боялись погони. Хан с остатками своего войска вряд ли посмел бы гнаться за ними. А ногайцы, кочующие между Сивашем и Днепром, напуганные разгромом крымских улусов, сами убегали, чтобы не стать добычей казаков.

Когда солнце начало садиться за зыбкий небосклон, запорожцы остановились на ночлег. Лошади, коровы, отары овец паслись вдоль берегов почти пересохшей степной речушки. А люди рвали ковыль, бурьян, готовили себе постели. Кашевары разожгли костры и варили пшённый кулеш с бараниной.

До самых сумерек лагерь шумел. Казаки ужинали вместе с освобождёнными пленниками и пленницами, рассказывали разные бывальщины, разыскивали земляков. И только поздно вечером улеглись спать прямо под яркими летними звёздами.

Спыхальский с Метелицей весь вечер бродили по огромнейшему лагерю, пытаясь найти освобождённую польку.

— Черт её знает, куда она девалась! — бурчал Метелица, недовольный тем, что вместо отдыха вынужден слоняться в поисках какой-то шляхтянки.

Спыхальский упрашивал:

— Ну пройдёмся ещё вот тут, вдоль долины, не сидит ли где возле костра?

И они шли дальше. Подходили к каждой женщине. Но Метелица по-прежнему не мог признать своей «пленницы».

Утром, когда лагерь снялся с места и растянулся по степи нескончаемой вереницей, в которой было не менее тридцати тысяч человек, Спыхальский снова подъехал к Метелице.

— Поедем, батьку… Может, и найдём тоту пташку!

— Вот пристал! — пробурчал казак. — Далась она тебе!

— Не сердись, батьку… Для тебя она лишь одна из вызволенных полонянок, а для меня — землячка. Я на родине не был уже вон сколько лет… Знаешь, как мне не терпится перекинуться родным словом с землячкой?

— То-то и оно, что с землячкой… Да ещё с такой!..

Они пустили коней рысью и поехали к группе освобождённых невольников. Здесь были женщины и дети, парни и пожилые мужчины, даже старые, измождённые деды — с Дона, из Москвы, Польши и Литвы, но больше всего с Украины. Некоторые провели в неволе год или два, другие — все десять, а то и пятнадцать лет. У большинства на лицах отпечаток страдания и… радость. Радость долгожданной свободы, что прилетела на быстроногих казацких конях.

Но были и такие, кто не скрывал печали и отчаяния. В их глазах стояли слезы, а из груди то и дело вырывались вздохи.

— Что это они? — спросил Спыхальский. — Поди ж, не в неволю идут!

— Э-э, сынок, у каждого своя доля, — задумчиво проговорил Метелица. — Одному неволя — лютая недоля, а другому — мать родная… Глянь на ту женщину с черноголовым хлопчиком, она, видать, жена татарина, а хлопчик, её сын, — тум, иначе — полутатарин-полухристианин… Как ты думаешь, хотелось ей лишиться мужа, отары овец, табуна коней, виноградников и бахчей и идти на свою, уже такую для неё чужую и далёкую землю, где у неё, может, нет ни кола ни двора? Вот она и плачет, но идти обязана…

— Гм, и верно, то, что мы называем волей, для неё оборачивается неволей… И много таких?

— Кто знает… Пожалуй, немало.

Они ехали медленно и внимательно всматривались в каждое женское лицо. Метелица напрягал память. Перед ним всплывали только голубые, полные страха глаза да буйные шелковистые волосы, обрамлявшие красивую головку. Но разве среди тысяч женщин только у неё голубые глаза и русые косы? Вон сколько их!.. Как же узнать полячку?

Над бесконечной колонной висела тонкая сизая пыль. Палящее солнце немилосердно жгло худые жилистые шеи мужчин, потные спины женщин и открытые головки детей. Идти было нелегко. Мучила жажда. Над ровной, как стол, степью дрожало марево, а в чистом, безоблачном небе спокойно и торжественно проплывали ширококрылые коршуны.

Спыхальский потерял уже надежду, что Метелица узнает его землячку, и потому равнодушно ехал следом.

Вдруг позади него раздался громкий женский крик. Пан Мартын вздрогнул, как от удара. Ведь это же голос, которого никак не ожидал услышать в этой дикой степи!

Он стремительно повернулся.

На него смотрела его жена Вандзя. Татарская одежда и какая-то грязная тряпка на голове совсем изменили женщину, но голос, глаза… Пан Мартын даже зажмурился от неожиданности, не веря самому себе. Не сон ли это? Откуда здесь могла взяться Вандзя? Как она попала сюда?

— Вандзя! — Он пулей слетел с коня. — Вандзя! Это ты? Золотко моё дорогое!

Вандзя стояла, поражённая не меньше, чем Спыхальский. Если бы пан Мартын не был так взволнован, он смог бы заметить, как побледнели у неё щеки, во взгляде что-то дрогнуло, промелькнуло испуганно и тут же исчезло.

— Мартын! — прошептала женщина. — О Мартын!

Он схватил её на руки, прижал к груди.

— Вандзя! Любимая моя! Разрази меня гром, если я надеялся здесь встретиться с тобой!

— Я тоже не ожидала…

Вокруг них стали собираться люди. Ошарашенный Метелица от удивления рот раскрыл: «его» шляхтянка оказалась женой Спыхальского!.. Старый казак долго скрёб затылок, а потом хлестнул коня и помчался к товарищам, чтоб рассказать поскорее такую необычайную новость.

Спыхальский опустил Вандзю на землю, увидев, что на них обращены любопытные взгляды людей, и, не выпуская её руку из своей, пошёл рядом с ней.

Выяснилось, что Вандзя уже много лет была в неволе. Когда султан Магомет брал Каменец, несколько татарских чамбулов напали на Галицию и Польшу, тогда и попала она к ним в плен.

— Если б я знал, что ты в Крыму, я, не мешкая ни минуты, пошёл бы с товарищами вызволять тебя, моя милая!..

У Вандзи вырвался тяжкий вздох, и в голубых глазах задрожали слезы. Мартын расценил это как проявление сожаления по утраченным на чужбине годам, как укор судьбе, так несправедливо и жестоко обошедшейся с ней. Он обнял жену за плечи, горячо прошептал:

— Не плачь, Вандзюня, не убивайся! Горе позади, все будет хорошо…

— Ах, Мартын, ты ниц не розумиешь! — всхлипнула она.

— Что я должен понимать? Мы вместе — для меня этого достаточно. Теперь мы всегда будем вместе, счастье моё! Поедем в наш Круглик…

— Там ничего не осталось: все сожжено.

— А мы отстроим! Поставим ещё лучший дом…

— Нет, Мартынчик, не поеду я…

— Что? — воскликнул ошеломлённый Спыхальский. — Почему?

— Кроме тебя, там у меня никого нет…

— Кроме меня, говоришь? А кто тебе ещё нужен, моя ясочка?

— У меня дети, Мартын, — чуть слышно сказала Вандзя.

— Холера ясная, какие дети? Откуда?

Кровь кинулась ему в лицо, и оно побагровело. Губы задрожали, а руки помимо воли схватили Вандзю за плечи.

Не владея собой, он взревел:

— Откуда, спрашиваю?

Вандзя вырвалась из его рук, гордо вскинула голову.

— Не кричи, Мартын! Сам мог бы догадаться, что таких женщин, как я, в неволе не посылают доить кобылиц или полоть бахчу…

— Значит, ты…

— Да, я стала женой салтана.

— О Езус!

— А что мне оставалось делать? Виновата я в том, что меня схватили в нашем Круглике, как беззащитную овцу, и завезли в чужой далёкий край? Не ты ли должен был защитить меня? Но вы сдали туркам Каменец и сами оказались в неволе… Так почему теперь ты обвиняешь меня?

Спыхальский бессмысленно смотрел на жену, не в силах до конца осознать, что произошло. Так внезапно, в один миг разбилось его счастье, о котором он грезил все эти долгие тяжкие годы, рухнули надежды на будущее, взлелеянные в чёрном мраке каторжных ночей, когда у него было одно-единственное утешение — эта мечта…

— Где ж эти… дети? — глухо спросил он.

— В Крыму… Салтан, наверно, спас их, моих двух хлопчиков.

— А может, они погибли?

— Нет, не верю! — крикнула Вандзя. — Не говори так! Не поверю, пока сама не смогу убедиться… Я видела, как он ускакал с ними!

— У нас будут наши дети, Вандзюня.

— Как знать, будут ли… Ведь не было… А те, двойняшки, уже есть, и я их безумно люблю! Слышишь — люблю!

— Ты забудешь их.

— Кого? Детей?! Ты думаешь, что говоришь?

— Холера ясная! Но ты должна ехать домой!

— Я и еду, — безразличным тоном произнесла Вандзя.

Пан Мартын вздохнул и ничего не ответил.

АРКАН ВЬЁТСЯ…

1

Диван[49] собрался после обеденного намаза[50] в малом тронном зале. За окнами сияло палящее солнце, и от горячей духоты поблекли, увяли листья деревьев, а здесь было прохладно и приятно пахло розовым маслом.

На расшитых золотом и серебром мягких миндерах[51], набитых промытой верблюжьей шерстью, сидели наивысшие сановники Османской империи. Немые, безъязыкие чёрные рабы-нубийцы в белых как снег тюрбанах и таких же белых балахонах бесшумно появились из-за шёлковых дверных драпировок и поставили перед каждым тонкой работы пиалу с холодным шербетом.

Но никто к шербету не притронулся. Речь шла о важных для будущего Порты делах.

Говорил великий визирь Кара-Мустафа. Он утверждал, что этот год для урусов станет катастрофическим. В Валахии стоит готовое к походу, отдохнувшее за зиму и заново оснащённое всем необходимым большое войско. Его должны поддержать Крымская и Аккерманская орды. Правда, недавний налёт запорожцев основательно подорвал силы Мюрад-Гирея, но через месяц он сможет, с помощью аллаха, восстановить их и поставить под свой бунчук не менее тридцати — сорока тысяч всадников. Крымчаки ворвутся по Муравскому шляху на Левобережье, карающей бурей промчатся по земле казаков и ударят в тыл урусским войскам, обороняющим свою древнюю столицу Киев.

— Я с войском подойду к Киеву с юга и смету его с лица земли! Учиню разгром пострашней, чем при Батые! Я не оставлю там камня на камне! Я не пощажу, как это сделал Батый, их Софию! Она станет мечетью, северной Ая-Софией, оплотом магометанства на диких сарматских землях! А тех урусов, которые не сдадутся, мы утопим в Днепре! — закончил паша Мустафа и низко поклонился султану. — Знамёна ислама начнут реять над половиной земель урусов!

— Это нужно сделать как можно скорее, — проговорил с трудом султан: он уже вторую неделю был болен. — Нам предстоит большая война на западе. Король Ляхистана вместе с Венецией и австрийским цесарем, как докладывают наши лазутчики, готовит против нас крестовый поход!.. Потому и должны мы одним ударом разгромить урусов, а вторым, ещё более могучим, — австрийцев и их союзников… Тогда вся Европа будет у моих ног!

— Инчалла! Да свершится воля аллаха! — закивали бородами советники султана. — Покончить с урусами одним ударом!

— Неплохо бы перед походом провести глубокую разведку, выведать силы урусов и их укрепления, — предложил константинопольский паша Суваш. — Мы не можем опять, как в прошлом и позапрошлом году, идти вслепую…

Замечание задело визиря за живое. Позапрошлогоднее поражение его не касается — оно лежит на совести Ибрагим-паши. Но прошлогоднее… Неужели паша Суваш считает, что в прошлом году он, великий визирь, потерпел поражение под Чигирином? Ведь Чигирин пал! Его уже нет. Он больше не существует… Разве это не победа?

Однако ничего подобного визирь вслух не произнёс, он знал, что паша Суваш не одинок в мысли, будто в прошлом году урусы остались непобеждёнными, знал, что глубоко в душе так же думает и султан. Потому ответил сдержанно:

— Вскоре, выполняя мой приказ, Буджакская орда ударит по Киеву, потреплет его околицы и разведает силы урусов…

Султан утвердительно кивнул.

Потом поднялся сухой, с тёмным, изборождённым глубокими морщинами лицом великий муфтий. Сложив молитвенно руки, он поклонился султану и сказал:

— Я осмелюсь напомнить повелителю правоверных и всему дивану вот о чем: в тылу наших войск до сих пор остаётся Запорожская Сечь, это проклятое гнездо гяуров-разбойников, смертельных врагов ислама… Их главарь Урус-Шайтан Серко, воспользовавшись тем, что во время войны Крым, Буджак и все Причерноморье останутся без войск, может напасть на поселения правоверных, как он уже делал это… Или же вырвется в море на своих судах-чайках и сожжёт приморские города Крыма и самой великой Порты.

— Мы не должны допустить этого! — сухо сказал султан, раздосадованный упоминанием о запорожцах, которых он не раз грозился уничтожить, стереть с лица земли, но живущих до сих пор и наносящих ему чувствительные и тягостные для султанского престижа удары. — Что думает предпринять великий визирь?

— Я уже послал отряды для восстановления Кизи-Кермена и других крепостей в устье Днепра. Эти крепости закроют запорожцам выход в море, а их гарнизоны перекроют путь в Крым и Буджак!

Великий муфтий удовлетворённо склонил голову, опять молитвенно сложил перед собою руки.

— Пусть славится имя пророка! Смерть гяурам!

— Великий султан, — вновь поклонился визирь Мустафа, — паша Галиль доносит из Камениче[52], что гетман и князь Украины Юрий Ихмельниски не сумел завоевать доверия своего народа. Он сидит в Немирове, как на вулкане. Население восстаёт, бежит из Подолии… Однажды случилось так, что какие-то разбойники даже самого гетмана бросили в яму, в которой он держал преступников. И только Азем-ага освободил его оттуда… Я не жду от Ихмельниски никакой помощи, ибо гяурское войско при нем насчитывает всего сотню бродяг. А нам приходится держать там больше тысячи воинов, чтобы охранять его от повстанцев и от соблазна перекинуться к урусам или к полякам…

— А что, есть доказательства такого умысла?

— Пока нет, но…

— Прикажи паше Галилю и Азем-аге, чтоб не спускали глаз с него! Нам нужно его имя… Как приманка. Но если что-либо будет замечено за ним…

— Ясно, мой повелитель.

Султан встал, давая понять, что разговор окончен.

2

После похода на Крым Серко похудел, как-то поблек и быстро начал стареть. Под глазами залегли синие тени, на шее и лице резче обозначились морщины. А глаза, ещё до недавнего времени светившиеся молодецким блеском, вдруг погасли, померкли.

Никто не мог понять, что произошло с ним.

— Заболел наш батько, — перешёптывались казаки.

— Жаль старика, — сокрушались многие.

А те, кто был ближе к кошевому, рассказывали:

— Не спит ночами, стонет, молится… Просит бога принять его душу… Видать, отжил наш батько своё… Душа и тело хотят отдыха…

Однако грозные события, надвигавшиеся на родную землю, заставляли старого кошевого забывать про свои болезни и душевные переживания и заниматься военными и хозяйственными делами. Каждый день с раннего утра до позднего вечера он был на ногах: советовался со старшинами, писал письма, заглядывал в мастерские, где изготавливалось оружие, порох и ядра, в кожевенные и тележные мастерские, торопил плотников, которые чинили старые и ладили новые челны, проверял, сколько пороха, олова и оружия на складах, сколько муки и солонины в кладовых. С молодиками в лёгком чёлне объезжал Войсковую Скарбницу — ближайшие острова, где в потайных местах скрыта была запорожская флотилия, хранилось оружие и на которых за многие годы казаки построили небольшие укрепления, защищающие подступы к Сечи.

Как-то джура позвал к кошевому Арсена и Палия.

— Садитесь, сынки, — указал старый атаман на лавку, когда казаки переступили порог войсковой канцелярии. — Хочу с вами малость погуторить…

Арсен и Семён Палий примостились у края стола на лавке с резной спинкой, выжидательно смотрели на Серко.

Выглядел кошевой действительно плохо: лицо землисто-серое, заострённое, как после болезни, а из-под сорочки на спине выпирали острые лопатки.

— Вот что, сынки, — остановился перед казаками кошевой. — Настало время, когда каждый день можно ждать непрошеных гостей. Есть верные вести, что турки начали восстанавливать крепости Ислам-Кермен и Кизи-Кермен… Зашевелилась Аккерманская орда… Очухался от нашей встряски хан Мюрад-Гирей и собирает под свои знамёна остатки своего войска… Но нам не известно, что сейчас делает и что замышляет визирь Кара-Мустафа. А это наш главный враг, и мы должны знать о нем все…

— Каким образом, батько? — удивился Палий.

— Нужно ехать в Немиров и Каменец… Только там можно добыть необходимые сведения.

— Поеду я? — встрепенулся Арсен.

— Да, сынок, поедешь ты, — твёрдо сказал кошевой.

— А что же мне?.. — Палий был немного растерян.

Серко улыбнулся доброй стариковской улыбкой: за последнее время он ещё больше полюбил этого умного и отважного казака.

— Подожди, не спеши, полковник, будет и тебе работа… Подберёшь себе сотни две добровольцев — этакий летучий полк — и проводишь Арсена до Немирова. Мы, то есть я, киевский воевода Шереметьев и гетман, должны точно знать, когда выступит Кара-Мустафа. Все, что узнает Арсен, ты немедленно передашь куда следует… Без нужных вестей не возвращайтесь!

— Понятно, батько, — ответили казаки.

— Погодите, это ещё не все… Что-то нужно решить с Юрком Хмельницким. Брать его кровь на свою совесть не хочу. Хватит её с меня… Память о Богдане не позволит мне отдать такой приказ. Но и мириться с тем, что этот изверг вытворяет на Подолии и на Правобережье, тоже нельзя… Надо устроить так, чтобы ему стало жарко в Немирове… Ему и его союзникам…

— Восстание? — сверкнул глазами Палий.

— Да, восстание! А твой полк, Семён, поддержит повстанцев, станет их опорой.

— Постигаю.

— Но не только восстание… Неплохо бы было вбить клин между Юрком и турками. Бывает, что одно слово может сделать больше, чем тысяча сабель… Об этом пускай Арсен со своими болгарскими друзьями помозгует…

— Постараюсь, батько, — откликнулся тот. — Нам все ясно.

— Ну, а коль понятно, так идите собираться! Чтоб завтра были в дороге!

3

Киев кишел военным людом. Из России по Днепру и Десне плотогоны перегоняли строительный лес, ладьи с железом, войсками, оружием. С Левобережья гетман Самойлович прислал несколько тысяч казаков и ещё больше крестьян для выполнения землекопных работ.

Днём и ночью на Печерске и Зверинце не утихал людской гомон. Там возводились высокие земляные валы, упрочняемые частоколом, пушкари устанавливали на них пушки, в предполье казаки сооружали волчьи ямы… Укреплялся старый город. Весь Подол тоже был обнесён палисадом.

Через Днепр впервые с тех пор, как он нёс свои воды, у Киева перекинули большой наплавной мост на байдаках[53]. Ширина моста такая, что по нему могли ехать сразу четыре ряда возов.

Генерал Патрик Гордон, или, как его теперь звали, Пётр Иванович Гордон, который руководил всем этим огромным строительством, едва успевал побывать за день всюду, где велись работы. Печерские ретраншементы[54] и мост были в центре его внимания. Особенно мост: вот-вот должны были подойти основные силы с Левобережья. Десятки тысяч воинов, тысячи возов и тысячи голов скота нужно было быстро, без задержки переправить на правый берег. Кроме того, он задумал так укрепить подходы к мосту, чтобы враги не сумели его разрушить или сжечь… Потому и носился непоседливый генерал на высоком тонконогом коне с одного конца города в другой, и везде его острый глаз замечал то, чего не могли или не хотели заметить иные, а резкий его голос подгонял нерадивых.

Но, несмотря на занятость, генерал нашёл время, чтобы позаботиться о семье Арсена. Он послал в Новосёлки с припасами Кузьму Рожкова — после чигиринской осады держал его при себе, — и тот в один прекрасный день вернулся в Киев с Иваником, который взял самых сильных лошадей и воз побольше в надежде чем-нибудь поживиться. Не заезжая на генеральский двор, они направились к Софии, побродили перед вычурными домами киевских вельмож, спустились на Подол.

Большой шумный город произвёл на Иваника сильное впечатление. Сияющие золотом купола церквей, каменные дома, просторные лавки, где можно было купить еду, соль, оружие и сбрую, нарядно одетые горожане и горожанки — все вызывало у него восторг и удивление. Он только причмокивал, глядя на сверкающие топоры и блестящие лопаты, тяпки, серпы и острые лезвия кос, на хомуты и шлеи с уздечками, издающие запах свежевыделанной кожи, то и дело хлопал руками по пустым карманам.

— Ай-ай-ай, досада какая, знаешь-понимаешь!.. Все тут есть, кроме птичьего молока. Лишь чепухи не хватает — деньжат. Ай-ай-ай, ни одного шеляга, как на грех, не завалялось в кармане… Тьфу!

Кузьма посмеивался про себя, так как знал, что генерал Гордон уже приказал выдать ему деньги и приготовить на складе самый необходимый хозяйственный инвентарь. А кроме того, и соли, и муки, и вяленой рыбы…

Радость Иваника была безмерна, когда вечером он увидел такое богатство.

— Как бы оси не поломались, — покачивал головой стрелец, видя, как Иваник с жадностью хватает из кладовой всякие железки и укладывает на телегу.

— Не поломаются! Они у меня дубовые, знаешь-понимаешь, — отвечал Иваник. — А поломаются — новые в дороге вытешу!

Утром следующего дня он должен был выехать домой. Но это было как раз воскресенье, и когда в церквах зазвонили колокола к заутрене, Иваник почесал затылок и сказал:

— А что, знаешь-понимаешь, быть в Киеве и не заглянуть в Киево-Печерскую лавру?.. Кузьма, поведи, будь другом!

Они спустились в Крещатый яр, на дорогу, ведущую через Угорское к лавре.

Стояло солнечное погожее утро. В яру, среди густой зелени, куковала кукушка, звенели птичьи голоса. В раскидистых ветвях цветущих лип гудели пчелы, а над всем этим плыл колокольный звон: дзень-бом, тили-бом, дзень-бом, тили-бом!..

Дорога выпетляла вверх, на Угорское. Отсюда уже виднелись золотые кресты Успенского собора, руины оборонительных стен, которые со времён нападения Батыя оставались невосстановленными. Старая и Новая Печерские слободы.

И вдруг звуки колоколов оборвались. А с валов ретраншемента залпом ударили пушки, послышались далёкие крики.

— Праздник какой или что? — всполошился Иваник.

Кузьма побледнел. Нет, ради праздника из пушек не палят. К тому же ретраншемент ещё не закончен и не все пушки установлены… Неужели нападение?

Сомнения его рассеялись, когда от лавры донеслись тревожные звуки набата. Большой колокол бил часто, как на пожар: бом-бом-бом! Эти звуки ледяным холодом проникали в самое сердце и разрастались в нем чёрным ужасом.

— Людоловы! — воскликнул Кузьма, выхватывая саблю. — Проклятье! Беги, Иваник!

От Новой слободы прямо на них мчались всадники, на скаку выпуская в сторону лавры тучи стрел. Очевидно, они прорвались через Зверинец, где строительство валов только начиналось, и, смяв малочисленную стражу, наводнили Печерск. Спасения не было.

Иваник тоже выхватил саблю.

— Беги! Я прикрою тебя, Кузьма, знаешь-понимаешь! Задержу их! Беги в заросли на склонах Днепра! — крикнул он. — Я виноват, что потащил тебя сюда… Зачем обоим погибать!

Кузьма и не думал спасаться бегством.

— Да беги же, холера ясная! — воскликнул Иваник, не замечая, что перенял от Спыхальского его излюбленное ругательство.

Но бежать уже было поздно. Ордынцы стремительно приближались. В воздухе просвистели стрелы, и одна из них впилась Иванику в руку. Он неуклюже взмахнул высоко поднятой саблей, вскрикнул и стал медленно оседать на землю. На белой полотняной рубахе быстро расплывалось красное пятно.

— Зинка! — позвал Иваник. — Спаси! Погибаю…

Кузьма нагнулся, чтобы вытащить стрелу, но не успел: прошелестел аркан и обвился вокруг шеи, затягиваясь. Кузьма задохнулся, выпустил саблю из руки и упал рядом с Иваником.

— Прикончить их, батько? — услышал Кузьма юношеский голос.

Рожков открыл глаза. Над ними стояли два всадника: один молодой с хищной улыбкой, второй — пожилой человек с густой чёрной бородой.

— Не нужно, Чора, — ответил старший. — За них на невольничьем базаре дадут кое-что… Прикажи связать их!

— Хорошо, батько, — сказал молодой и крикнул воинам: — Эй, люди, свяжите их и отправьте в наш стан!

Людоловы длинными узкими сыромятными ремнями из невыделанной лошадиной шкуры связали руки Иванику и Рожкову. И тут же нагайки хлестнули их по плечам. Пленники вскочили на ноги. Тугой аркан потянул их за собой…

Набег продолжался недолго. Орда налетела внезапно, как вихрь среди ясного дня, но, получив отпор, начала сразу отступать, захватив сотни пленных и подпалив несколько строений. Казаки и стрельцы повсюду выбили ордынцев за границы города, и они, промчавшись по околицам, вскоре исчезли, оставив после себя трупы, пожарища и плач родных по убитым и по угнанным в плен.

КАМЕНЕЦ

1

Отряд Палия остановился в чаще Краковецкого леса, самого крупного на Подолии в те времена. Лес не только мог защитить от постороннего глаза и внезапного нападения врага, летом он был для воинов родным домом со щедрым столом. Здесь можно было пасти коней, строить курени и без опасений разводить костры. В лесу водилось множество всякой дичи: зайцы, дрофы, гуси, косули, лоси, медведи. Кроме того, земля была сплошь усыпана ягодами, а на кислицах и диких грушах плодов — как росы поутру.

Выбрав у ручья под горой, где били ключи, ровное местечко, Палий приказал казакам ставить курени, а сам подошёл к Арсену, который стоял в сторонке с Романом и Спыхальским. Неподалёку на сломанном дереве сидела похудевшая, загрустившая Вандзя. Опустив голову, она потупила взгляд в землю и, кажется, ничего не замечала вокруг.

— Ну вот, панове-братья, юж и наступило время нашей разлуки, — с грустью сказал Спыхальский. — Отсюда мы сами будем добираться до Львова… Жаль мне расставаться с вами, но должен…

Он обнял Арсена, ткнулся колючими усами в его щеку и тихо прошептал:

— Эх, и люблю тебя, холера ясная!.. Нех буду пёсий сын, коли лжу молвлю… Люблю, как брата… Жалко, Златки и Стёхи нема! Но надеюсь — найдутся они…

Пан Мартын отступил, и Арсен увидел на реснице товарища слезу.

— Мы ещё встретимся, пан Мартын! Ей-богу, встретимся, помяни моё слово! — Арсен не верил в то, что говорил, но ему очень хотелось успокоить друга, ведь и у самого на сердце было тяжко… — Приедешь к нам в Новосёлки… на свадьбу… Как найдётся Златка, я дам тебе знать… Я тоже надеюсь…

— Приеду! — пообещал Спыхальский и начал обнимать Романа и Палия.

Несколько минут спустя он подсадил Вандзю на коня, ловко вскочил в седло. Помахал рукой.

— Прощайте, братья!

Зашелестели зеленые кусты орешника, и пан Мартын скрылся в густом дремучем лесу.

2

А в Немирове продолжалась кутерьма: гетман всех подряд подозревал в измене, в том, что от него скрывают золото и драгоценности, необходимые для казны. Не было дня, чтоб на Выкотке кого-то не истязали или не вешали.

В последнее время в немилость попал и полковник Яненченко. После того как сын гетмана Самойловича полковник Семён Самойлович с войском напал на Правобережье и выгнал его из Корсуня, Яненченко перебрался в Немиров и поселился на Шполовцах. Хитрый, коварный и не менее жестокий, чем Юрась Хмельницкий, он, кроме того, был ещё властолюбивым и корыстным человеком. Вместе с тем полковник хорошо знал Юрася и понимал, что тот никогда не поступится ни властью, ни добычей в его пользу. А недавно гетман совсем свихнулся: вбил себе в голову, что возродить Правобережье и всю Украину сможет только тогда, когда в своих сундуках будет иметь достаточное количество золота и серебра, чтобы содержать большое войско. Он требовал денег не только с населения, но и со своих сотников и полковников.

— Пан Иван, ты до сих пор не внёс в мою казну ту тысячу злотых, о которых я напоминал тебе ещё зимой, — сказал как-то Юрась полковнику Яненченко, когда они остались в гетманской светлице втроём; кроме них был ещё Ненко. — А говорят, деньжата у тебя есть…

— Пан гетман, откуда у меня деньжата! — воскликнул поражённый Яненченко и схватил гетмана за руку. — Юрий, ты это всерьёз? Или шутишь?

Но дружеское обращение никак не подействовало на гетмана. Взгляд его был суров, а бледное красивое лицо будто окаменело.

— Если ты, пан Иван, не хочешь лишиться моего расположения, советую тебе немедленно ехать вот с ним, — гетман указал на Ненко, — домой и привезти все, что ты заграбастал, находясь у меня на службе…

— Ясновельможный пан гетман!.. — обиженным тоном начал полковник.

Юрась не дал ему закончить:

— Не думай, что если ты женат на моей сестре, то я все прощу тебе… Для меня сейчас нет ничего дороже родины, для её блага я готов на все! И если бы мне пришлось посадить тебя в яму, так я не остановился бы и перед этим. Запомни это!

Яненченко сник, втянул голову в плечи. Он исподлобья глянул на гетмана и тут же потупил взор. Но Ненко, который внимательно следил за этой беседой, успел заметить, какой злобой блеснули глаза полковника. «Это хорошо, — подумал Ненко. — Волки погрызлись друг с другом, тем легче они оба смогут попасть в западню!»

— Изволь, пан гетман, я сделаю так, как ты приказываешь, — произнёс Яненченко. — Прошу только — не нужно охраны… Клянусь, через час-другой я сам прибуду на Выкотку со всем, что у меня есть.

Юрась пристально посмотрел на него и холодно сказал:

— Ладно. Но не вздумай обмануть меня!

Не прощаясь, Яненченко вышел из светлицы.

Ни через час, ни через два не возвратился он на Выкотку. Вечером казак-гонец, посланный гетманом, сообщил, что полковник, оседлав двух самых быстрых коней, выехал из дома и повернул на Винницкий шлях. А там его след затерялся…

3

Заехав в Круглик и убедившись, что от его небольшой усадьбы — просторного деревянного дома, какие строят зажиточные крестьяне-лемки[55], от поветей и клуни, от всего хозяйства — не осталось после татарского набега ничего, кроме головешек, а двор уже зарос бурьяном, Мартын Спыхальский с болью в сердце повернул коней и поехал во Львов. Ещё по дороге в Круглик он узнал, что его бывший сюзерен маршалэк[56] Станислав Яблоновский теперь — коронный польский гетман, и пан Мартын, не имея в целом крае места, где бы мог преклонить с женою голову, направился к нему, надеясь, что Яблоновский не забыл его и поможет обзавестись хозяйством или возьмёт к себе на службу. Пан Мартын с присушим ему великодушием давно простил пану гетману его прежние ухаживания за Вандзей и решил не напоминать ему этого. Но жене напомнил — не стерпел. Въезжая на широкое подворье городского замка, запруженного военным людом, пан Мартын внезапно сжал Вандзе руку и строго сказал:

— Сейчас мы встретимся с паном Станиславом… Я все знаю…

Вандзя удивлённо подняла голубенькие глазки и поморщилась:

— Что пан имеет в виду?

— Пусть пани не прикидывается овечкой… Мне все рассказали о твоей благосклонности к пану Станиславу.

— Что пан говорит! — воскликнула обиженно Вандзя.

— Пани незачем волноваться: я все простил и забыл!.. Но я хочу предупредить пани, если это повторится опять…

Пан Мартын не сказал, что будет, если «это повторится опять», но по тому, как побагровело его лицо, как грозно встопорщились усы и сверкнули глаза, и без слов было ясно, что ей не поздоровится.

— Пан мог бы не тащить меня сюда, а оставить в Крыму. Я говорила об этом пану не раз, — выпалила раздражённо Вандзя.

— Прошу тебя, тихо! — зашипел пан Мартын, заметив, что на них уже обращают внимание. — Договорились же…

Он спрыгнул с коня, помог сойти пани Вандзе, накинул поводья на крюк, вмурованный в стену, и обратился к шляхтичу в нарядной одежде, который только что вышел из двери гетманской резиденции — массивного каменного дома под черепичной крышей.

— Как пройти к ясновельможному пану гетману, пан?

Шляхтич презрительно осмотрел необычное и сильно поношенное одеяние Спыхальского, загорелое, выдубленное солнцем и ветрами лицо, запылённые сапоги и небрежно ответил:

— Ясновельможный пан гетман сейчас очень занят и вряд ли сможет уделить пану хотя бы минуту… Я посоветовал бы милостивому пану прийти дня через два-три…

— Как! — воскликнул уязвлённый Спыхальский. — Через два-три дня?! Думает ли пан, что он говорит?

— Но!.. — вспыхнул шляхтич. — Я войсковой товарищ пана гетмана! Как пан смеет так разговаривать со мной!

— А я был войсковым товарищем ясновельможного пана гетмана, когда милостивый пан под стол пешком ходил, — распалился Спыхальский, не замечая, что тому тоже лет тридцать, как и ему.

Без гроша в кармане, без крыши над головой, он не знал, как прожить день, а тут вдруг ему предлагают ждать два, а то и три дня. И кто может гарантировать, что через три дня его допустят пред ясные очи гетмана? Разозлённый пан Мартын тяжело дышал и не мог уже сдержать себя.

— Да я с паном маршалком не в одном бою побывал, пока милостивому пану няньки сопли вытирали, трижды на день кашу с молоком в рот пихали и столько же раз кое-что из штанов вытрясали! Перун меня разрази, если милостивый пан тотчас же не доложит про меня, то есть Мартына Спыхальского, гетману, я саблей собью спесь с надменного и бестолкового пана войскового товарища! Холера ясная!

Шляхтич побледнел и схватился за саблю. У входа в дом собрались люди и с любопытством наблюдали за стычкой. Но тут из открытого окна второго этажа раздался голос, который заставил всех замолчать:

— Что там за шум, Панове?

— Пан гетман, пан гетман, — прошелестело в толпе.

Спыхальский поднял голову, нацелив вверх свои огненно-красные усы.

— Я естем шляхтич Мартын Спыхальский, мой ясновельможный пан! Думаю, ясновельможный пан не забыл меня?.. А это — моя малжонка пани Вандзя… Её пан тоже должен помнить… Я возвратился из турецкой неволи, прошу пана.

Пан Мартын вдруг умолк и покраснел. Ему стало стыдно, стало жаль себя. «Пёсий ты сын, пан Мартын, — подумал он. — Перед кем унижаешься? Перед человеком, который надругался над твоим достоинством, а сам только тем превосходит тебя, что владеет большими имениями? Сто дзяблов!..»

Он в отчаянии обвёл взглядом притихших шляхтичей и жолнеров, стоящих вокруг, и готов был уже юркнуть в толпу и исчезнуть, бежать отсюда, но тут вновь прозвучал голос гетмана:

— Ба, ба, ба, пани Вандзя! Пан Мартын! Какими ветрами? Поднимайтесь сюда! Я хочу вас видеть немедля! Матка боска, так вы прямо с того света!..

Спыхальский взял Вандзю за руку и под оторопевшим взглядом шляхтича, с которым он только что препирался, быстро вошёл под мрачные своды старинного дома. Вверху их уже ждал Яблоновский.

— Прошу, прошу, любезная пани, проходите сюда! — приглашал высокий худой гетман. — Пан Мартын, я рад вас обоих видеть в своём доме! Где же милостивый пан пропадал столько лет?

— В турецкой неволе, прошу любезного пана, — ответил Спыхальский, пожимая узкую холодную руку гетмана и входя в большую, прекрасно меблированную гостиную, в которой на дорогих коврах, сплошь закрывавших стены, было развешано не менее дорогое оружие — сабли, турецкие ятаганы, пистолеты. — А пани Вандзя — в татарской… Мы только что прибыли с Украины…

— О, это тем более интересно. У меня гость с Украины, — и гетман Яблоновский указал на незнакомца, который поднялся из глубокого кресла и почтительно поклонился вошедшим. — Знакомьтесь — полковник Ян Яненченко…

Спыхальский внимательно осмотрел казачьего полковника, про которого он много слышал весьма нелестного на Украине, и подумал, что, верно, Арсену Звенигоре было бы любопытно узнать, какое дело привело этого человека из Немирова во Львов. Неужели прислал Юрий Хмельницкий? С какой целью?

После взаимных приветствий и пустых фраз — дани светско-шляхетскому этикету — гетман Яблоновский попросил всех сесть, а Спыхальского — рассказать о своих скитаниях и злоключениях. Слуга внёс на блюде графин с вином и хрустальные бокалы. Яблоновский, отпивая маленькими глоточками холодный напиток, слушал рассказ пана Мартына, а сам краешком глаза поглядывал на Вандзю, увядшую, похудевшую и порядочно обносившуюся. Но по его глазам и по всему выражению лица невозможно было догадаться, что он думает о таком неожиданном приезде этой обедневшей шляхетской пары, рад им или нет.

Когда Спыхальский закончил своё не очень весёлое повествование, гетман вздохнул и сказал:

— Одиссея ваша, Панове, действительно любопытна, и мы ещё как-нибудь продолжим нашу беседу о ней. А сейчас, пан Мартын, я хотел бы услышать твоё мнение о положении на Украине… Правда ли, что все Правобережье — полупустыня, как утверждает пан Яненченко? Что Корсунь, Умань, Фастов и другие некогда многолюдные города лежат сейчас в сплошных руинах, стали пристанищем диких зверей?

— Да, пан, это все правда.

— То есть ты хочешь сказать, что весь край тот совершенно обезлюдел?

— Ну, не совсем так, вельможный пан гетман… Люди там есть, где больше, где меньше… В Фастове, к примеру, мы видели три души — старушку и двух детей…

— Это все равно что никого, — задумчиво произнёс Яблоновский. — А если край безлюдный, то он, можно считать, ничей… И если Речь Посполитая проявит хотя бы немного настойчивости и желания, то она сможет вернуть те земли в лоно матери-отчизны?.. Так говорил мне только что пан полковник…

Спыхальский был неприятно поражён подобным поворотом мыслей гетмана. Вот, значит, с какой целью приехал Яненченко! По всей видимости, Юрий Хмельницкий затеял очередную измену, хочет отрешиться от султана и переметнуться к королю?.. Но тогда против Польши окажутся не только Порта, но и Украина, и Россия! Или здесь что-либо иное?.. Чтобы не выявить своих истинных чувств, он начал осторожно.

— Я не думал об этом, ясновельможный пан… Но если Юрий Хмельницкий отшатнётся от турок и снова начнёт служить его светлости королю польскому…

— Юрий Хмельницкий тут ни при чем…

— Простите, но разве пан полковник прибыл не от него?..

— Наоборот, пан полковник бежал, боясь лишиться головы… Юрия Хмельницкого мы можем не принимать во внимание: он не имеет никакой силы. К тому же это полубезумный, которого султан терпит только ради его имени…

— Я не знаю, что рассказывал ясновельможному пану пан полковник, но мне кажется, что вступление коронных войск на земли Украины вызовет отпор как турок, так и России…

— Вступление войск — да… Но кто говорит о посылке войск?.. Туда следует посылать умных, отважных и преданных людей, таких, например, как пан полковник. И пускай они собирают отовсюду казаков, крестьян, разных бездельников, сажают их на пустоши и служат вместе с ними Речи Посполитой!.. Над этим следует подумать и доложить королю и сейму. Мы ещё вернёмся к этому разговору, Панове. А сейчас, я думаю, вам нужно одно — пристанище, ибо, я вижу, пани Вандзя мечтает о бадейке горячей воды, чистом бельё и об отдыхе… Панове ничего не будут иметь против того, если некоторое время поживут соседями под одной крышей? — обратился Яблоновский к Спыхальскому и Яненченко и, не ожидая ответа, словно дело уже решено, добавил: — Здесь поблизости есть у меня одна небольшая усадьба, слуги отведут вас туда… Я надеюсь, что и пан Яненченко, и пан Спыхальский отныне у меня на службе?..

— Да, да, ясновельможный пан, — в один голос ответили Спыхальский и Яненченко.

4

Совсем неуютно чувствовал себя Юрий Хмельницкий и в своей немировской крепости на Выкотке, и во всех владениях. Земля горела у него под ногами. Доведённые до отчаяния бесконечными поборами, издевательствами и оскорблениями, крестьяне и жители окрестных сел и городишек бежали в леса, объединялись и нападали на татарские и турецкие отряды, шныряющие по Подолью и собирающие подати. А когда по краю разнёсся слух, что из Запорожья явился какой-то Палий с казаками и колошматит нехристей, в Тульчине, Джурине, Тыврове и Шпыкове вспыхнули настоящие восстания. Их возглавили Абазин, Искра и Самусь.

Поскольку в сёлах и городах людей оставалось мало, особенно мужчин, повстанческие отряды тоже были немногочисленными и не могли овладеть Немировом. Однако они доставляли значительные неприятности турецким властям, нанося чувствительные удары по их гарнизонам. Палий как-то попробовал даже ворваться в Немиров. И хотя ему не удалось захватить посад, Юрась Хмельницкий не на шутку перепугался. Он послал двух гонцов к каменецкому паше с просьбой прислать полк янычар или четырехтысячный чамбул, но повстанцы перехватили этих гонцов и повесили при выезде из Немирова. Это вконец испортило настроение гетману.

— Мы должны что-то предпринять, — заявил он на совете, куда были приглашены все старшины — турецкие, татарские и украинские. — Не можем же мы сидеть все время в крепости… И оставить её, чтобы пройтись огнём и мечом по Подолью и покарать разбойников, тоже не можем: они тогда захватят Немиров… Единственный выход — пробиться кому-нибудь в Каменец и привести от паши сильное подкрепление…

— Двое уже поплатились головами, — осторожно вставил Многогрешный, опасаясь, как бы на этот раз выбор не остановился на нем.

Все молчали. Перед глазами ещё стояли лица повешенных, которых только сегодня похоронили. Никому не хотелось разделить их ужасную судьбу.

— Но ехать так или иначе придётся, — произнёс после паузы Азем-ага. — Действительно, мы оказались в опасном положении.

Ненко и Младен переглянулись. Каждые три дня они тайно встречались с Арсеном Звенигорой, рассказывали ему обо всем, что происходит в стане гетмана. Однако существенных сведений не было, так как ни от визиря, ни от паши давно уже не получал никаких известий и сам гетман. Они не раз говорили о том, что кто-то из них должен попасть в Каменец, чтобы там из первых уст узнать о намерениях турецкого командования.

— Разрешите поехать мне, — тихо сказал Ненко, пожимая незаметно руку отца.

— С кем? — быстро спросил Азем-ага.

— Думаю, что одному лучше.

Гетман одобрительно кивнул.

— Я всегда был самого высокого мнения об этом молодом аге, — обратился он ко всем. — И я тоже думаю, что одному легче пробраться незамеченным, особенно ночью…

Когда Младен и Ненко после совета остались вдвоём, Младен взволнованно прошептал:

— Ненко, сынок мой, я понимаю, что тебе нужно ехать, но заклинаю тебя, будь осторожен! Ведь сам знаешь, что рискуешь головой.

Ненко до сих пор не мог привыкнуть, что его называют сыном, что о нем искренне заботятся и волнуются за его жизнь. Никогда раньше, сколько он себя помнил, никто не проявлял подобных чувств ни о ком из янычар, людей без роду и племени, и теперь ему было как-то неловко и странно и вместе с тем радостно-тревожно на сердце. Такое настроение не оставляло его уже полгода, с тех пор, как он признал Младена отцом, а Златку сестрой.

— Не волнуйся обо мне, отец. Ведь поеду я не один…

— А с кем же?

— С Арсеном. Сегодня мы предупредим наших друзей в лесу, чтобы не трогали нас и обеспечили благополучный проезд до Каменца и обратно… Думаю, что под такой надёжной охраной нам нечего бояться.

5

Нет на свете более сильного и постоянного чувства, чем любовь матери к своим детям.

Вот уже несколько недель Вандзя не находила себе места: все время ей живо представлялись маленькие её сыночки, слышался их лепет. По ночам она просыпалась с криком, вскакивала и ходила по комнате, как лунатик, зовя детей, и, не дозвавшись, заливалась слезами. Спыхальский тоже не спал по ночам, успокаивал, уговаривал, жалел, положив её русоволосую голову себе на грудь. Но ничто не помогало. Женщина тосковала, худела и таяла на глазах, как восковая свеча.

Её состояние заметил и полковник Яненченко, который жил рядом и с согласия Спыхальского, а вернее, по приказу Яблоновского, поручившего Спыхальскому тайно следить за Яненченко, столовался в семье Спыхальских. Днём он редко бывал дома — больше слонялся по городу да в замке гетмана, но вечерами любил посидеть с паном Мартыном за кружкой вкусного Львовского пива.

— Что с твоею женою, пан Спыхальский? Она, случаем, не больна? — спросил он как-то. — Посмотри, как измучилась, бедная! Может быть, к лекарю её или к знахарке?

— Ниц не нужно, — ответил пан Мартын хмуро. — Пройдёт…

— Смотреть просто жалко.

Подкупленный сочувствием полковника, захмелевший Спыхальский открыл пану Яну семейную тайну.

— О детях тужит… О татарчуках… — И рассказал о своих и её мытарствах на чужбине. — Больно мне, пане Ян, смотреть, как она мучится. А чем поможешь?

— Время вылечит…

Однако время не излечивало, зато начал «лечить» Яненченко. Заметив, что Яблоновский не вполне доверяет ему и установил за ним тайное наблюдение, полковник почувствовал себя во Львове неуютно, неуверенно. Жажда играть первую скрипку, непомерное честолюбие и самолюбие грызли его душу, как огонь сухую солому. И в буйном воображении полковника вызревали планы, выполнение которых, по его мнению, поможет ему стать правителем целого края… Приступить к осуществлению этих намерений, сама того не ведая, помогла ему пани Вандзя.

Теперь он старался приходить домой раньше Спыхальского, чтобы поговорить с Вандзей наедине. В этих беседах он всегда незаметно касался самых наболевших сторон её души — рассказывал о своих детях, об их забавах и играх, о своей тоске по ним и желании забрать их к себе во Львов. Вскоре он сказал, что знает её тайну, знает, почему она так мучится, терзает свою душу, не спит по ночам, и посочувствовал ей. Этим хитрый и не лишённый острого ума полковник склонил на свою сторону женское сердце.

— Что же делать, пан Ян? — спрашивала измученная женщина. — Посоветуй, как мне быть?.. Если бы пришло известие, что мои дети погибли, мне было бы тяжело, больно, но я знала бы, что рана эта со временем зарубцуется, и смирилась бы с жестокой судьбой. Но я определённо знаю, что мурза спас их! Они живы!.. А я не могу видеть их, не могу взять на руки их маленькие тёплые тельца, не могу слышать их… Матка боска, я сойду с ума от горя!

— Пани, тебе не нужно сходить с ума, — вкрадчиво начал Яненченко. — Есть у меня кое-какие мысли…

— Какие? Пусть пан скажет…

— Вернуться к своим детям.

— О Езус, Мария, разве это возможно?! — встрепенулась Вандзя.

— А почему бы и нет? Что тебе мешает? Любовь к пану Мартыну?

— Пхи! — поморщилась Вандзя и печально улыбнулась.

— Ну, тогда я не вижу причин, почему ты должна оставаться здесь, во Львове.

— Пан Мартын не отпустит… А если б и отпустил, так разве я, слабая женщина, смогу добраться до Крыма?

Яненченко прищурил глаза, слегка коснулся нежной руки пани Вандзи.

— Есть более близкий и лёгкий путь — каких-нибудь две сотни миль…

— Какой же? — насторожилась Вандзя.

Яненченко помолчал, словно колеблясь.

— Но, пани…

— Пусть пан не думает, что я выдам его. Я согласна вытерпеть все, только бы достичь своего…

— Я верю пани… Так слушай: от Львова до Каменца совсем недалеко…

— До Каменца?.. Там же турки!

— Ну и что? Крым тоже принадлежит туркам…

— Но кто мне поможет в Каменце? Я боюсь, что меня схватят и загонят в Турцию. А там — в гарем или в хлев, к скотине.

— Я помогу пани…

— Ты?! Как именно?

— У меня в Каменце есть друзья, которые помогут тебе. Достаточно одного моего слова…

— Так пан поедет со мной?

— Нет, что ты! Там меня ждёт виселица… Но я могу написать письмо, которое пани передаст моим друзьям. Это, конечно, небезопасно. Если письмо попадёт к пану Мартыну, к гетману Яблоновскому, то нас обоих казнят…

— До этого не дойдёт, клянусь!

— Ну что ж, тогда договорились… Пусть пани приготовит саквы в дорогу, быстроногого коня — и с богом!

— Дзенькую бардзо, пан Ян, ты добрый человек, — разрумянилась от счастья Вандзя.

Несколько дней она втайне от мужа готовилась к бегству — насушила сухарей, припасла солонины, отобрала одежду, удобную для дальней дороги, и написала Спыхальскому коротенькое письмо, в котором уведомляла:

«Милый пан Мартын, когда ты получишь это письмо, я буду уже далеко, не ищи меня. Искренне благодарю тебя за любовь, которую я, к сожалению, не могла разделить, за доброе отношение. Я не достойна тебя, поэтому не грусти обо мне. Я верю, что ты ещё найдёшь своё счастье. А я полечу искать своё… Прощай. Вандзя».

Она оживилась, повеселела, и пан Мартын тоже расцвёл, думая, что жена начала забывать Крым и все то, что привязывало её к нему. Эта радость ослепила его: он не заметил ни приготовлений Вандзи к далёкой дороге, ни загадочного блеска глаз, ни мимолётных взглядов, которыми обменивалась Вандзя с Яненченко.

Накануне бегства она попросила мужа дать ей немного денег и оставить коня — надо, мол, заглянуть в лавки…

— Я провожу тебя, моя милая, — обрадовался Спыхальский.

Но Вандзя запротестовала. Ей хочется побыть среди людей, но одной. Она не станет возражать, если пан Мартын решит сопровождать её в следующий раз, а сейчас ей нужно заехать в монастырь кармелиток, чтобы искупить свои грехи… И ещё — проведать своих подруг, которые, как она узнала, живут в этом городе… Неужели пан Мартын будет препятствовать ей в этом?

Обезоруженный такими доводами и чарующей улыбкой, какой он давно не видел на лице жены, Спыхальский согласился. Утром оседлал своего коня, выгреб из карманов все, что успел получить на службе у Яблоновского, и вручил Вандзе, которая не скрывала своего тревожно-радостного настроения. Потом поцеловал её, как всегда, и вышел со двора.

— Все, пане Ян, еду! — воскликнула Вандзя возбуждённо, вбегая в комнату Яненченко. — Давай письмо!

Яненченко достал заранее заготовленные два письма, написанные на тонкой желтоватой бумаге, вложил в искусно сделанный тайник в роговой оправе маленького зеркальца и протянул женщине.

— Пани, здесь твоя и моя судьба! Будь осторожна! Зеркальце ты должна отдать только хозяину харчевни, которая расположена в старом городе, напротив Армянского колодца, — Энверу Кермен-аге… Запомни — Кермен-ага! Это по-нашему камень… Запомнила, пани?

— Запомнила, — сказала Вандзя, повторив несколько раз чужое имя, которое приобрело для неё такое большое значение.

— Ну, так трогайся. И пусть бережёт тебя матерь божья!

Он помог ей сесть на коня, открыл ворота. Вандзя окинула взглядом небольшой двор, окна, из которых она все время смотрела на восток, туда, где её ждали двое маленьких сынков, высокую фигуру чернявого горбоносого полковника, который неведомо почему решил сделать для неё доброе дело, и медленно выехала на узкую, почти безлюдную улочку. Позади неё с тихим скрипом затворились старые деревянные ворота.

6

Солнце безжалостно палило ноздреватые скалы над мутным Смотричем, мрачную громаду крепости и черепичные крыши Каменца-Подольского. Пекло так, что босой ногой немыслимо было стать на раскалённую, как огонь, землю.

В такую послеобеденную пору к древнему каменному мосту, перекинутому через глубокое русло Смотрича, отделяющего материк от полуострова, на котором виднелись серые строения города, на взмыленных уставших конях подъехали два всадника.

У мостовой заставы как раз шёл спор. Несколько янычар, окружив невысокого стройного юношу в польском одеянии, пытались наперебой что-то втолковать ему, а он, едва не плача, отбивался от них и пальцем указывал на ту сторону реки, видимо объясняя, что ему нужно в город.

Всадники спрыгнули с коней, оставили их в тени развесистых вязов и подошли к спорящим. К ним повернулся пожилой, растолстевший чорбаджия.

— Кто такие? Куда едете?

— Сафар-бей, из Немирова… Едем в ставку паши от Азем-аги и гетмана Юрия Хмельницкого. Что тут за базар устроили?

Янычары притихли и оглянулись на молодого красивого агу и его спутника, который пристально всматривался в белокурого юношу, задержанного ими.

— Да вот приехал тут один… Никаких бумаг, по-турецки понимает плохо. Говорит, что ему нужно в город, а для чего — отказывается сказать…

— Значит, у него есть какая-то тайна, — улыбнулся Ненко и обратился к Арсену: — Ну, нам пора ехать. Приведи коней!

Но тот прошептал так, чтобы его слышал только Ненко:

— Постой… Ты видишь этого юнца? Разрази меня гром, если это не пани Вандзя, жена Спыхальского! Надо её как-то выручить…

Ненко быстро окинул взглядом янычар и незнакомца; лицо его действительно мало походило на лицо юноши, за кого он себя выдавал.

— Послушай, ага, как я вижу, вам самим здесь не разобраться, — обратился он к старшему. — Думаю, лучше всего препроводить его в город и передать в канцелярию паши. Может, и вправду он привёз какие-либо важные новости?

Ага засопел, вытер с блестящего, с залысинами лба густой пот и буркнул:

— Если ага берётся уладить дело…

— Мне это совсем нетрудно: я ведь еду туда же.

Ага крикнул янычарам, чтобы отдали путнику коня и отпустили его. Юноша, видимо, не понял, почему вдруг так внезапно изменилось отношение к нему этих грубых горластых воинов, но не стал доискиваться причин, а сразу вскочил в седло и направился к мосту.

— Пани Вандзя, не торопись, — донёсся вдруг тихий голос. — Как случилось, что ты оказалась здесь, в Каменце? Где пан Мартын?

— Матка боска! — Юноша побледнел и испуганно посмотрел на двух всадников, поравнявшихся с ним. — Кто вы?

— Не бойся, пани, — продолжил один из подъехавших, когда они достигли середины моста, — мы твои друзья… Помнишь Арсена Звенигору? Я друг пана Мартына…

— Ах Езус, конечно, помню…

— Но ты не ответила на мой вопрос.

— Да, я Ванда Спыхальская, — призналась обескураженная женщина. — Тебя удивляет, почему я здесь?

— Безусловно.

— Я разыскиваю свою сестру… Говорят, она должна быть где-то в Каменце.

И хотя она ответила сразу, без запинки, Арсену показалось, что женщина говорит неправду.

— Почему же нет с тобой пана Мартына? Где он? Что с ним?

— Он поступил на службу к гетману Яблоновскому. И… он болен сейчас.

По тому, как неуверенно это было сказано и как порозовели щеки пани Вандзи, Арсен понял, что женщина все выдумывает. Но для чего ей это? Как она очутилась в Каменце? Что случилось со Спыхальским? Не кроется ли здесь какая-то тайна, которая могла стоить жизни пану Мартыну?

Надеяться же на то, что Вандзя честно расскажет обо всем, что произошло после того, как они расстались в Краковецком лесу под Немировом, по-видимому, было напрасно. Женщина явно что-то скрывала.

— Пани знает, где живёт её сестра?

— Нет, не знаю.

— Где же остановится пани?

— Ну, вероятно, здесь есть харчевня или корчма…

— Мы могли бы предложить свою опеку, если пани дозволит. Ведь в чужом городе, да ещё в чужом государстве, такой очаровательной молодой женщине совсем небезопасно путешествовать одной.

— Благодарю. Я охотно воспользуюсь вашей любезностью. Конечно, если пан не будет навязчив в своей опеке.

— О нет, пусть пани не волнуется. Ведь я это делаю для жены своего лучшего друга! — заверил её Арсен.

Переехав мост и миновав каменные ворота, сооружённые у самого края отвесного берега, они направились узкой улицей вверх, к центру города.

Людей на улицах было совсем мало. Да и те, завидев всадников, поскорей сворачивали в сторону и исчезали во дворах или переулках. Прошло уже несколько лет после турецкого штурма города, но и до сих пор остались следы жестоких боев. Разбитых взрывами домов никто не восстанавливал. В черепичных крышах церквей и костёлов, ратуши и усадеб городской шляхты зияли проломы, из которых с шумом вылетало вороньё. Пожарища заросли лебедой и чертополохом. И только кое-где можно было заметить признаки жизни: сушилось на верёвках выстиранное бельё или сквозь запылённое окно выглядывала на улицу зелёная листва герани.

— А вы не знаете, где здесь Армянский колодец? — вдруг спросила Вандзя, когда они выехали на большую площадь перед мрачным зданием ратуши.

— Как не знать, ведь я родился и вырос в этом городе, — улыбнулся Арсен, удивляясь осведомлённости своей спутницы в таких деталях, которые иноземцу не могут быть известны. — Зачем вам Армянский колодец?

Вандзя ответила не сразу.

— Мне говорили, что там недалеко есть харчевня, где я могла бы остановиться…

Арсен доброжелательно улыбнулся:

— Считай, пани, что тебе повезло: мы с моим другом тоже всегда останавливаемся в этой харчевне напротив Армянского колодца… Да вот и она! — Казак указал нагайкой на большой дом на другой стороне площади. — Кстати, сейчас в Каменце харчевен очень мало, и все они в руках турок… Поэтому нужно хотя бы немного знать турецкий язык, чтобы договориться с ними…

— Я знаю немного татарский.

— О, этого вполне достаточно.

Они пересекли площадь и вскоре въехали в ворота постоялого двора, оставили у коновязи лошадей.

Кафеджи[57] Кермен-ага, худой высокий турок в засаленном цветастом халате и в посеревшей от пота чалме, провёл их в полутёмное помещение, где пахло жареной бараниной и чесноком. Под потолком гудел рой мух. Здесь сидело несколько путников, возле них шнырял мальчик-служка.

Хозяин предложил им поесть, но Вандзя отказалась, сказав:

— Я не голодна и, кроме того, сначала хотела бы с дороги помыться и отдохнуть… Если б нашлась тихая комнатка, я хорошо заплатила бы хозяину.

Арсен перевёл.

Кермен-ага поклонился и повёл Вандзю наверх.

— Ненко, ты заметил, как насторожённо держится эта женщина? — спросил Арсен. — Уверен, что здесь какая-то тайна. Что случилось с паном Мартыном? Надо это выяснить. Побудь один, а я мигом…

Он осторожно поднялся по деревянным ступеням на второй этаж. В коридоре было пусто: Кермен-ага и Вандзя уже успели зайти в одну из множества дверей. В какую же?

Арсен начал прокрадываться, прислушиваясь к звукам, наполняющим этот огромный дом. У одной двери остановился, ему послышался приглушённый разговор… Кажется тут… Прислонился ухом и сразу замер: говорила Вандзя, путая польские, татарские и турецкие слова.

— Кермен-ага, у меня к тебе важное дело. Ты меня понимаешь? Я не мужчина, а женщина… Ханум, ханум… Я жена ак-мечетского мурзы из Крыма. Ах, видно, ты ничего не понимаешь! Матка боска, он ничего не понимает… Как же ему объяснить?..

Её прервал скрипучий голос кафеджи:

— Не беспокойся, ханум, я все понял. Скажи прямо, по какому делу ты прибыла сюда и кто тебя послал?

Оказывается, он достаточно хорошо владел польской речью.

Вандзя даже вскрикнула от радости:

— О, так ты понимаешь по-нашему! Тогда слушай внимательно: меня прислал сюда пан Яненченко… Полковник Яненченко. Пан кафеджи знает его?

— Да, я его знаю. Что пани привезла мне от полковника?

— Зеркальце… Пан полковник сказал, что ты все сделаешь для меня, если я передам небольшое зеркальце…

— Где оно?

— Пускай пан кафеджи оставит меня на время одну в комнате, я должна его достать… Пан понимает…

— Понимаю, понимаю. — Голос кафеджи зазвучал насмешливо. — Хорошо, я зайду немного позже.

Арсен едва успел отскочить и скрыться в дверной нише перед соседней комнатой, как дверь со скрипом отворилась и кафеджи засеменил по коридору к лестнице.

Когда затих скрип ступенек под его ногами, Арсен метнулся по коридору к комнате Вандзи и распахнул дверь. От неожиданности женщина ахнула и, оторопело глядя на непрошеного гостя, замерла у стола.

Арсен прикрыл за собою дверь, грозно встал перед перепуганной насмерть женщиной, которая никак не могла непослушными пальцами застегнуть пуговицы жупана.

— Пани Вандзя, я все слышал. Отдавай зеркальце!

— Но, пан…

Арсен выхватил пистолет. И хотя стрелять он не собирался, оружие подействовало на женщину магически. Она запустила руку в складки своей одежды, пошарила там, но безуспешно: зеркальце куда-то задевалось. Женщина виновато-застенчиво улыбнулась.

— Но, пан…

— Ничего, ничего, — подбадривал её Звенигора. — Давай, давай, шевелись, пани! Быстро доставай! Ну!..

Он решил особенно не церемониться: каждую минуту мог вернуться Кермен-ага.

Вандзя смутилась и, отвернувшись, достала из потайного кармана зеркальце в роговой оправе. Но тут в коридоре послышалось покашливание кафеджи.

Арсен выхватил у оторопевшей женщины зеркальце и прошептал:

— Обо мне ни слова! Скажешь, что ещё не нашла зеркала… Что оно, может быть, в саквах… Пусть подождёт… Помни: я стреляю без промаха!

Он шагнул в угол, за печь, и затаился за широкой деревянной кроватью.

Скрипнула дверь, вошёл Кермен-ага.

— Ну что, пани, нашла?

— Пусть пан ещё подождёт немного, — пролепетала Вандзя. — Я позову пана… Ещё не успела…

— Хорошо, я зайду ещё. — И кафеджи, удивлённо пожав плечами, удалился.

Вандзя в изнеможении опустилась на табурет. Арсен вышел из своего укрытия и остановился перед ней, с зеркальцем в одной руке и пистолетом — в другой.

— Что с паном Мартыном, пани? Только правду!

— Пусть пан не беспокоится, он живой и здоровый.

— Где он сейчас?

— Остался во Львове…

— Почему же, пани?..

Вандзя молчала. Со страхом смотрела на казака, и в её глазах светилась такая тоска, что Арсену стало стыдно, что он разговаривает с беззащитной женщиной, держа её под дулом пистолета. Засунув оружие за пояс, спокойнее сказал:

— Значит, пани покинула моего друга?

— Да, — чуть слышно прошептала Вандзя.

— И куда теперь пани направляется? В Крым? К детям?

— Да, — ещё тише ответила Вандзя, и на её ресницах заблестели слезы. — Пан понял…

— Я так и думал… Откуда пани знает полковника Яненченко? Если пани все скажет, ей нечего меня опасаться.

— Пан Ян тоже во Львове… На службе у коронного гетмана Станислава Яблоновского.

— О! — вырвалось у Звенигоры, который никак не ожидал, что полковник Яненченко, сбежав от Хмельницкого, очутится во Львове. — Так, значит, сам Яненченко передал зеркальце Кермен-аге?

— Он.

— А что в нем? — Арсен со всех сторон осмотрел зеркальце, но не заметил ничего подозрительного.

— Всего лишь записка Кермен-аге, чтобы он переправил меня в Крым… Пан Яненченко был настолько добр, что бескорыстно, из одного только сочувствия, согласился попросить об этом… Если б все были такими, пан Звенигора…

— Где его письмо?

— Пусть пан открутит ручку…

Арсен быстро отвернул роговую ручку и достал из неё скатанные в трубку листки. Развернул. Поднёс к свету. Два небольших кусочка бумаги были густо, мелкими, как мак, буквами, исписаны по-турецки.

В первой записке Яненченко действительно просил Кермен-агу помочь женщине, которая передаст его послание, добраться в Крым, где у неё остались муж и двое детей. А во втором…

Прочитав второе письмо, казак не поверил своим глазам. В нем Яненченко обращался к каменецкому паше с предложением захватить Львов. «Во всем крае не найдётся сейчас и трех полков боеспособного войска, которое могло бы противостоять высокочтимому паше Галилю. Гетман Яблоновский только начинает создавать ополчение, но оно собирается с большой неохотой. Защищать Львов некому. К тому же я, покорный слуга султана, сумею открыть тайные ходы, через которые войдёт в город значительная часть войска его султанского величества, — излагал свой план изменник. — Лучшего времени для нападения, более благоприятного случая для захвата Львова не может быть!»

Прежде всего мелькнула мысль, что Вандзя — соучастница Яненченко и знала, с чем едет в Каменец. Но, посмотрев на её опечаленное лицо, увидев, с какой надеждой следит она за тем, как он читает злополучное письмо, Арсен понял: женщина была обманута полковником и использована им в качестве связной, не ведая того.

Что делать? Как поступить с Вандзей? Оставить здесь одну никак нельзя — она может рассказать кафеджи о том, что письмо, адресованное ему, попало в чужие руки. Ведь кафеджи уже знает о послании Яненченко и будет требовать его у женщины. Если Яненченко решается доверить такие секретные и опасные сведения Кермен-аге, то, безусловно, между ними издавна существует определённая договорённость и кафеджи ожидает какого-нибудь важного сообщения.

Арсен лихорадочно обдумывал, как быть. Его взгляд вновь остановился на двух листочках, которые он держал в руке, — один предназначен для Кермен-аги, второй — для паши.

Что, если оставить в дураках всех — и Яненченко, и Кермен-агу, и пашу?..

Он незаметно для Вандзи спрятал адресованную паше записку в карман, а предназначавшуюся Кермен-аге вложил в ручку зеркальца.

— Пани Вандзя, почтительнейше прошу простить за волнения, которые я доставил своим допросом, — сказал он, возвращая женщине зеркальце. — Я убедился, что пану Мартыну ты ничего плохого не сделала… А за то, что покинула его и хочешь отыскать своих детей, я не могу осуждать: какая бы мать поступила иначе? Это понятно каждому человеку!

— Правда, пан? — вскрикнула Вандзя радостно. — Если так говоришь — ты благородный человек! Спасибо тебе за доброту!

— Не стоит благодарности… Об одном прошу: если хочешь, чтобы все наилучшим образом устроилось, молчи о том, что сегодня произошло. Словно мы никогда не виделись. И этого разговора не было. Хорошо?

— Да, пан.

— Ну, так прощай. Желаю счастливого пути!

7

В тот же день Арсен и Ненко направились к правителю каменецкого пашалыка Галиль-паше.

Свою резиденцию паша устроил в доме воеводы, упрятанном за мощными стенами грозного замка, расположенного на скалистом берегу Смотрича.

Проходя по Турецкому мосту, Арсен почувствовал, как у него перехватило дыхание. Внизу, в глубоком каньоне, лежали Карвасары! Тот уголок земли, где он впервые увидел свет, где босоногим мальчишкой играл со сверстниками в лапту, где в братской могиле покоятся останки его отца… А сейчас там пустыри и пожарища да редкая поросль дерезы.

Чёрный всадник

Арсен остановился и склонился над каменными перилами. Не мог оторвать взгляда от родных, до боли знакомых мест. В голове роем закружились воспоминания, перед глазами стояли картины прошлой жизни, которой, как казалось ему тогда, не будет конца… Но где все это? Какими жестокими ветрами развеялось в безмерной дали времени?

Лёгкий стон слетел с его уст.

— Что с тобою, Арсен? — встревожился Ненко.

Звенигора кивнул на груды золы на берегу Смотрича, на поросшие бурьяном руины. Глухо промолвил:

— Там был наш дом. Там я родился… Это моя родина. Понимаешь?..

Ненко обнял его за плечи.

— Понимаю. Понимаю твоё горе и сердцем разделяю его… — Немного погодя добавил: — Как здесь красиво!

— Да, — глухо произнёс Арсен. — Ведь камень кругом, а краше места, кажется, на свете не найти!.. Но теперь мне нет сюда пути. — Он показал рукой на тёмные фигуры турецких часовых у ворот замка. — Теперь это чужой край, чужая земля…

— Не отчаивайся! Ведь мы здесь для того, чтобы вернуть свободу твоему родному краю…

— Спасибо тебе, Ненко, за добрые слова! Боюсь только, что долго-предолго надо будет за это бороться. А сколько ещё крови придётся пролить!

— Мы оба живём надеждой… Она нас прочно держит на свете… Идём! Время не ждёт.

От моста шли две дороги: одна круто повернула направо и зазмеилась вдоль стен замка над обрывистым берегом — это начинался шлях на Хотин, оттуда — на Валахию, Болгарию и Турцию, а вторая — протяжённостью всего в несколько десятков саженей — устремилась вверх, к массивным воротам замка, где на небольшой покатой площадке, прячась от палящего солнца в тени серых каменных башен, стояли сонные часовые.

В крепости повсюду ещё видны были следы осады: разбитые крыши домов, выщербленные ядрами углубления в башнях и стенах. На всем лежала печать запустения. И если бы не фигуры янычар, сновавших то там, то сям, можно было бы подумать, что замок покинут людьми.

Галиль-паша принял посланцев гетмана очень быстро, будто давно и нетерпеливо ждал. Молчаливый чауш провёл их по тёмным коридорам, пустым комнатам и, поклонившись, открыл дверь в большой прохладный зал.

Ненко и Арсен, сделав несколько шагов, остановились как вкопанные: прямо перед ними, в позолоченном, обитом бархатом кресле, оставшемся ещё от прежнего владельца, сидел великий визирь Кара-Мустафа. Справа, следя за каждым его движением, стоял Галиль-паша. По обеим сторонам, вдоль стен, на шёлковых миндерах, по-собачьи преданно глядя на визиря, замерли чиновники каменецкого пашалыка.

Недаром Ненко столько времени воспитывался в янычарских сейбанах — он мгновенно оценил обстановку и упал на колени перед великим визирем. Арсен немедля грохнулся на пол рядом с ним. Оба застыли в благоговейном поклоне.

— Ну, с чем прибыли гонцы от гетмана Ихмельниски? — спросил скрипучим голосом визирь и из-под чёрных с проседью бровей пронизывающе посмотрел на прибывших, которые не поднимались с пола.

— Великий визирь, незыблемая опора трона пади шаха, — произнёс Ненко, вставая, — нас прислали в Каменец гетман и князь сарматской Украины, а также Азем-ага для того, чтобы мы спросили, когда непобедимые войска владыки полумира выступят в поход на гяуров. Гетман спит и видит во сне золотые купола киевских соборов. Ему не терпится овладеть древней столицей урусов и левым берегом Днепра.

— Пусть подождёт… Мой конь омоет копыта в водах священной реки гяуров, когда придёт время.

Визирь явно уклонился от прямого ответа. Почему? То ли это обычная его осторожность и придворная привычка — скрывать свои мысли за туманными выражениями, то ли здесь иная, более серьёзная причина?

— Гетман и Азем-ага просят прислать им несколько военных отрядов, великий визирь, потому что тех воинов, которые есть, недостаёт для охраны такого большого края, — продолжал далее Ненко, пытаясь хоть как-то приблизить тему беседы к тайным намерениям Стамбула. При этом о нападениях повстанцев он промолчал.

— Передай, ага…

— Сафар-бей, — подсказал Галиль-паша.

— Передай, ага Сафар-бей, гетману и Азем-аге, чтобы помощи в ближайшее время не ждали. Пускай обходятся теми отрядами, какие у них есть! — отрубил Кара-Мустафа, подчёркнуто выделив последнюю фразу.

— Может, набрать войско из местного населения, великий визирь? — смиренно произнёс Арсен. — Казаки — неплохие воины.

— Это правильная мысль. Только она односторонняя. После походов под Чигирин я не верю в то, что казаки станут под знамёна гетмана Ихмельниски. Если он за два года собрал какую-то жалкую сотню бездельников и бродяг, то как за месяц-другой под его начало соберутся целые полки?.. Нет, нечего надеяться на такое чудо… Но мы должны пополнить наши войска. Янычарские сейбаны за время последних войн с неверными сильно обезлюдели. Раньше готовили в них воинов из болгарских, сербских и греческих детей, а также детей рабов-гяуров. Но сейчас их стало недостаточно. Передайте мой твёрдый приказ Азем-аге и гетману Ихмельниски — отобрать у жителей тысячу мальчиков в возрасте от трех до десяти лет и прислать в Стамбул!

Арсен и Ненко молча поклонились. Ни словом, ни жестом не проявили они своих чувств. А Кара-Мустафа, не столько отвечая на вопрос гонца из Немирова, сколько развивая собственные мысли, видимо давно бродившие в его голове, продолжал:

— Нам не украинское войско, а украинская земля и её богатства нужны! Нам потребуются тысячи и тысячи украинских детей, которых мы научим нашим языку и обычаям, внушим нашу веру, и пусть они, когда вырастут, беззаветно проливают кровь за ислам и за империю! Это обязан понимать каждый турецкий чорбаджия!

— Понимаем, — глухо откликнулись Арсен и Ненко.

— Конечно, все это не следует передавать гетману Ихмельниски, чтобы у него не возникло желание переметнуться на сторону урусов…

Кара-Мустафа сделал паузу, и ею воспользовался Арсен.

— Мы зорко стережём каждый шаг гетмана, великий визирь. И убеждены — перебраться за Днепр он не сможет и даже пытаться не станет. А вот…

— Что вот? — вытянул вперёд жилистую шею визирь. — Говори!

— Он может тайно сговориться с поляками…

Визирь переглянулся с пашой Галилем. По его тёмному сухому лицу прошла тень.

— Есть доказательства этому, ага?

— Да, есть… — включился в беседу Ненко, поняв ход мыслей товарища. — Мы узнали, что полковник Яненченко, родственник гетмана и его доверенный, по секрету от всех выехал во Львов, где и пребывает сейчас, как гость гетмана Яблоновского. Нам пока не удалось выяснить, о чем там они толкуют. Но поскольку эти переговоры проходят без вашего, великий визирь и паша, ведома, а также без ведома Азем-аги или кого-либо из высших сановников, то можно подозревать: замыслы гетмана Ихмельниски бесчестны и не соответствуют интересам Османской державы.

Кара-Мустафа вновь переглянулся с Галиль-пашой. Видно было, что это неожиданное известие поразило их. И понятно: за Каменецкий пашалык и за все Правобережье, вернее, за ту его часть, на которую распространялась власть турок, отвечают перед султаном непосредственно они вдвоём.

— Это важная новость, ага, — произнёс визирь. — Недопустимо, чтобы в то время, пока мы находимся в состоянии войны с Москвой, в наши северные дела вмешался Ляхистан. Это совсем не в наших интересах. Нельзя допустить объединения этих двух сильных держав! Мы не сможем противостоять им обеим, особенно теперь, когда на западе против нас выступает Австрия! Мудрость нашей политики как раз и состоит в том, чтобы разбить гяурские державы поодиночке, не позволяя им объединяться… Если же гетман Ихмельниски, преследуя свои цели, склонён поддаться Ляхистану или постарается втянуть Ляхистан в коалицию с Москвой, то он заслуживает лютую смерть!

— Выполняя до конца свой долг, мы обязаны сообщить наияснейшему визирю, что гетман утаивает от государственной казны большие богатства.

— Что ага имеет в виду?

— Угрозами и жестокими пытками он вынуждает богатых людей отдавать ему золото, самоцветы и драгоценные вещи… Но ни единого акче, как нам известно, он не передал в казну. Все остаётся в Немирове, в тайниках гетмана, великий визирь.

Это было наиболее уязвимое, самое больное место Кара-Мустафы. Принадлежащее кому-либо другому богатство он воспринимал как личную обиду. Смолоду он отличался властолюбием, которое позднее, в зрелые годы, дополнилось неимоверной жаждой наживы. Именно на почве властолюбия и жадности возникла смертельная ненависть его к паше Ибрагиму, с которым он соперничал и из-за должности великого визиря, и из-за богатств, достававшихся в военных походах. Поэтому, услыхав такое известие, он загорелся страшным гневом. Какой-то мерзкий гяур — хотя бы и сам гетман! — смеет из-под носа у него, великого визиря, грозы народов, выхватывать лакомый кусок? Это уж слишком!.. Собственно, задела его не столько новость, что Юрий Хмельницкий занимается вымогательством и грабежом, сколько мысль, что здесь можно было самому неплохо поживиться. Он сопоставил оба полученных известия — о пребывании Яненченко во Львове и о набитых золотом и драгоценностями сундуках гетмана, которые в его воображении выстраивались несметными рядами, — и подумал, что этот клад не так-то сложно перенести из тайников немировского разбойника в собственные… Гм, стоящие перед ним два чорбаджия неглупые парни. Не иначе как их послал ему сам аллах!

Первым порывом визиря было отдать категоричный приказ немедленно изъять все богатства у «князя и гетмана сарматской Украины», но он вовремя спохватился. Нет, торопиться не следует! Прежде всего надо на досуге обдумать, как повести дело, чтобы все ценности, миновав государственную казну, оказались в полном его, Кара-Мустафы, распоряжении. К тому же, если дать гетману Ихмельниски ещё некоторое время, он выжмет из своего малочисленного населения и то, что ещё осталось в карманах, сундуках и тайниках. Довольный собою, Кара-Мустафа мысленно улыбнулся, но его сухощавое тёмное лицо, на котором чёрными агатами горели небольшие проницательные глаза, оставалось суровым и непроницаемым.

— Благодарю вас, мои верные слуги, за важные сведения, — произнёс визирь, и на его лице мелькнуло подобие улыбки. — Я высоко ценю ваше усердие и взял бы вас с собой в новый поход, где мне понадобятся смелые, умные и преданные люди. Но я не могу этого сделать сейчас, ибо в большей мере вы нужны тут, в этой дикой северной стране, которую я завоевал и которой мы должны владеть во славу и величие нашего солнцеликого падишаха, державы нашей и ислама. Так поезжайте назад, в Немиров, зорко следите за каждым шагом гетмана Ихмельниски и обо всем докладывайте паше Галилю… Никто в Немирове, даже Азем-ага, не должен знать о том, что вы мне рассказали. Это особые дела, над решением которых я буду думать в ближайшее время. Идите!

Арсен и Ненко низко поклонились и, пятясь, вышли из зала. Молча пересекли двор замка. Только оказавшись за воротами, на мосту, остановились и взглянули друг другу в глаза.

— Ты мог хотя бы в мыслях представить такую встречу? — спросил Ненко.

— По правде говоря, нет! Ну, никак не думал, что великий визирь в Каменце, — ответил Арсен. — Но сдаётся мне, нам крепко повезло… И мы сделали все, что смогли…

Ненко кивнул головой.

— Да, не завидую я Юрасю. Мины подведены под него мощные, и удивительно было бы, если б ни одна из них не взорвалась. На этот раз, как ни высоко он взлетел, низко придётся падать!

— Туда изменнику и дорога! — жёстко сказал Арсен, обведя взглядом опустевшие Карвасары. — Он сам себе выкопал яму, сам себе накинул петлю на шею. Никто по нему тужить не станет… Меня сейчас другое интересует: о каком походе говорил визирь? По всему получается, что вовсе не на Киев готовится поход, которого мы все ждали. Тогда не понятно — куда?

— И у меня тоже сложилось убеждение, что не на Киев, — ответил Ненко. — Наверно, в мире произошли события, о которых мы ничего не знаем, но которые вынудили Стамбул отказаться от третьего похода на Украину… Думаю, что нам следует несколько дней побыть в Каменце, глядишь, что-нибудь и пронюхаем. Не зря приехал сюда визирь.

— Я с тобой согласен. — Арсен снова с тоской посмотрел на родные Карвасары и медленно пошёл по мосту. — Кроме того, у нас осталось незаконченным одно дело…

— Какое?

— Яненченко… Этот мерзавец должен поплатиться за свои преступления! — Арсен говорил решительно, с трудом сдерживая ярость. — Этот уже трижды изменивший предатель готов торговать нашей землёй и нашим народом, как собственным добром! Ему все едино: разбойничать на Левобережье, на Подолии или продавать Львов.

— Его жизнь теперь в твоих и моих руках!

— Да. Но мне противно расправляться с ним как бы исподтишка… Вот если бы я мог выйти с ним на честный поединок…

— Что ты говоришь, Арсен, честный поединок возможен только с честным и прямодушным противником, а для борьбы с таким подлым перебежчиком, как Яненченко, надо пользоваться его оружием, то есть коварством. Ничего плохого я в этом не вижу… Тем более что сами мы не выносим ему приговор, мы лишь отошлём его же письмо гетману Яблоновскому, а тот как захочет, так пускай и поступает.

8

Два следующих дня ничего не прибавили к тому, что знали Арсен и Ненко. А на третий, утром, случилось нечто такое, что заставило их быстро покинуть город.

Утро было солнечным, тёплым. За окном весело щебетали ласточки и чирикали задиры воробьи. Где-то за стеной слышался звон посуды и гомон женских голосов — это на кухне готовили завтрак. Оттуда просачивался запах жареной баранины с перцем и луком и подгоревших пиде — коржей, заменяющих туркам хлеб.

Арсен и Ненко после сна ощущали силу и бодрость, а в желудках — приятную пустоту, какая бывает у здоровых молодых людей, когда их ожидает вкусная еда. Вот-вот в комнату должен войти хозяин харчевни — всегда услужливый Кермен-ага — и пригласить вниз, к завтраку, как он делал каждое утро, подчёркивая почтение к богатым постояльцам.

За дверями послышался тяжёлый топот ног. Но это был, конечно, не Кермен-ага. В мягких овечьих чувяках он ступал мягко, крадучись, как сытый кот. А тут шаги чёткие, стремительные. Шли двое, торопливо.

Минуту спустя шаги затихли. Где-то хлопнула дверь, и в то же мгновение донёсся приглушённый, полный ужаса женский крик. В нем чувствовалась такая смертельная тоска, такая безысходность, что Арсен и Ненко вздрогнули. Кричала Вандзя.

Не сговариваясь, они стремглав бросились на помощь.

Дверь в её комнату была плотно закрыта. Арсен с разгона ударил плечом, как вихрь ворвался внутрь.

И… остановился.

Возле окна, лицом к двери, стояла Вандзя. Видимо, она только что поднялась с кровати, так как была в белой нижней сорочке, босая, с растрёпанными волосами. Правую руку протянула вперёд, словно защищаясь от удара. На бледном, обречённо застывшем лице в ужасе горели огромные голубые глаза.

Посреди комнаты, спиной к двери, как глыбы, — два янычара. Один из них — невероятно высокий, будто железом налитой, подняв руки до уровня плеч и растопырив могучие, как обрубки ветвей, пальцы, медленно приближался к Вандзе. Второй, пониже ростом, молча наблюдал происходящее.

Заметив Арсена, Вандзя хотела что-то крикнуть, но не смогла, лишь хрипло застонала.

Услыхав грохот распахнувшейся двери, янычары оглянулись, и Арсен увидел побагровевшее, страшное в гневе усатое лицо Спыхальского. Некоторое время пан Мартын бессмысленно смотрел на своего друга, словно не узнавая его, потом в лице что-то дрогнуло, изменилось — вспыхнула радость. Напряжённые пальцы сошлись вместе, руки широко раскинулись, он сгрёб Арсена в объятия.

— Арсен! Холера! Это ты?

— Я, братик, я! — усмехнулся Звенигора. — Да не жми так, не то все ребра переломаешь!

— Откуда ты тутай взялся, хлопак?.. Ба-ба-ба, да это Ненко?! Вот не ожидал!

— И мы никак не предполагали встретиться с тобой, пан Мартын… А как ты тут очутился?

Спыхальский сразу помрачнел. В лицо хлынула тёмная кровь. Глаза дико сверкнули и едва не выскочили из орбит.

— Чего я тутай?.. Догонял вот эту презренную изменщицу! Подлую дрянь… И догнал! И задушу ныньки, как дикую кошку!

Он кинулся было к Вандзе, но Арсен и Ненко схватили его за руки.

— Стой, пан Мартын! Будь рыцарем! — воскликнул Арсен. — Ведь перед тобою женщина!

— Женщина, говоришь?.. Нет, змея!

— Тихо!.. Сюда идут!

В дверь с опаской заглянул Кермен-ага. Крик Вандзи всполошил его. Он так торопился, что еле переводил дух.

— Ненко, спровадь его, пожалуйста, — шепнул Арсен. — Нам тут лишние свидетели ни к чему.

Ненко, любезно улыбаясь, вышел из комнаты, взял кафеджи под руку и повёл по коридору к выходу.

— Я буду очень обязан тебе, Кермен-ага, если побыстрее оседлают наших коней и коня пани Вандзи. А также пусть приготовят в дорогу что-нибудь вкусное…

— Вы хотите уехать?

— Да, за нами прислали гонцов…

— Аллах экбер, а я подумал, что это какие-то разбойники.

— Нет оснований тревожиться, ага, они — порядочные люди…

— Почему тогда так перепугалась пани?

— Они искали нас, и случайно попали в её комнату, ага.

— Пани Вандзя, значит, тоже с вами?

— Мы возвращаемся в Немиров, где полно крымчаков… Они ей помогут…

Последние слова успокоили старого кафеджи, и он, извинившись, зашаркал по ступеням вниз.

Когда Ненко вернулся в комнату, Спыхальский немного утихомирился. Мужчины отошли в угол и, отвернувшись от Вандзи, которая одевалась, казалось, мирно разговаривали. Только сердито гудел бас пана Мартына.

— Сдаюсь, пан Арсен, лишь по твоей просьбе — не поднимать шума тутай, в корчме. Но как выедем за город, клянусь Перуном, я…

— Хорошо, пан Мартын, хорошо, — успокаивал разъярённого друга Арсен. — Уедем отсюда, тогда поговорим… А сейчас, прошу тебя, будь благоразумен, иначе всех нас схватит турецкая стража.

Тем временем пани Вандзя оделась и — ни жива ни мертва — стояла неподвижно, не решаясь двинуться с места. Спыхальский смотрел на неё так, словно хотел испепелить взглядом.

Все вышли во двор. Там их ждали осёдланные кони. Ненко расплатился с кафеджи, поблагодарил за гостеприимство, и небольшой отряд выехал за ворота.

За городом Арсен тронул Спыхальского за руку и подал знак, чтобы он немного отстал.

— Кто это с тобой? — спросил тихо, кивнув на молчаливого спутника пана Мартына.

— Это пан Ежи Новак, мой добрый приятель, знаток турецкого языка, их обычаев… Он на службе у пана Яблоновского… Когда я узнал об измене этой негодницы, то решил найти её хоть на краю света, наказать беспощадно — что, клянусь честью, сделаю, хотя б против меня восстали все силы ада и рая!.. Прочитал я записку, оставленную бывшей жёнкой, и сразу кинулся по её следу. Я знал, что путь у неё единственный — в Каменец, ибо оттуда ей легче добраться до своего мурзы. Вот тут-то мне понадобился спутник, который бы хорошо говорил по-турецки, был надёжным товарищем. Тогда пан Ежи милостиво согласился сопровождать меня…

— Ему можно довериться?

— Как мне!.. А что у тебя к нему?

— Не только к нему, к вам обоим. Доедем вон до того лужка у речки, там и поговорим…

Арсен хлестнул коня и рысью помчался вперёд, к зеленому берегу, где над серебристым плёсом реки склонились пышные тенистые вербы.

— Здесь мы все и обсудим, друзья, — сказал он, когда спешились, напоили коней и пустили их, стреножив, пастись. — Потому что теперь мы расстанемся…

— Как это расстанемся? — поразился Спыхальский. — Разве дальше мы едем не вместе?

— Нет, пан Мартын, мы с Ненко должны вернуться в Немиров, пани Вандзя — с нами, а вы вдвоём с паном Новаком направитесь во Львов…

— Холера ясная! — стал закипать Спыхальский. — До чего же хитроумно рассудил ты, Арсен! А на каком основании, прошу пана? Я мчался из Львова как сумасшедший, чтобы покарать тоту распутницу, тоту изменщицу! А ты, выходит, поворачиваешь все по-своему? Га?.. Не-ет, брат, так не получится, слово чести!.. Она не вернётся живой в Крым, не будь я Мартын Спыхальский, пся крев!

Он гремел саблей, рычал и фыркал, как тигр, ругаясь при этом, словно торговка на базаре. Напуганная, убитая горем, Вандзя съёжилась и пряталась за Арсена. Ненко невесело посмеивался, кряжистый, крепко сбитый Новак стоял в сторонке, и с лица его не сходило выражение удивления. Он, по-видимому, до сих пор не мог понять, какие отношения связывают шляхтича Спыхальского и этих не то янычар, не то казаков.

— Пан Мартын, успокойся, — примирительно проговорил Арсен. — Присядем в кружок вот здесь на травке, достанем, чтоб не терять времени, хлеб и то, что у нас найдётся к нему, да тишком да ладком рассудим наши дела.

Он расстелил в тени под вербой широкую попону, вынул из сакв сухие турецкие коржи и жареную баранину, положил снедь на широкие листья лопуха. Новак прибавил краюху хлеба и кусок солонины. Спыхальский, завидя еду, примолк.

Вдруг все почувствовали, что проголодались.

Некоторое время слышалось лишь громкое причмокивание Спыхальского да издали довольное похрапывание коней, которые с наслаждением уминали сочную траву.

С речки потянул ветерок, остужая разгорячённых путников.

Когда завтрак был закончен, Арсен сказал:

— Теперь, пан Мартын, можно и поговорить… Чего ты хочешь?

— Смертной казни! — вновь вспыхнул неугомонный пан Спыхальский. — И пусть я буду пёсий сын, если требую слишком многого!.. Не помешал бы ты, Арсен, с Ненко, я уже снял бы с этих белых плеч тоту голову, голову змеи, голову Горгоны, коварной изменщицы!

— Ясно, — произнёс Арсен и обратился к Вандзе. — А что скажет пани Вандзя? Почему она убежала от своего богом данного мужа? Куда она направлялась? Кто надоумил её так поступить? И какое письмо она имела с собой? Пусть пани говорит все. Все, ничего не утаивая!

Вандзя несмело глянула на мужчин, окружающих её, немного дольше задержала взгляд на покрасневшем лице Спыхальского и тихо стала рассказывать:

— Когда я выходила за пана Мартына замуж, я его любила. Но вскоре убедилась, что он ко мне холоден и заглядывается чем дальше, тем больше на нашу соседку, пани Зосю, жену пана Ястржембского…

— Кгм, кгм, — закашлялся Спыхальский и опустил глаза.

— Я отплатила ему…

— О небо! — воскликнул пан Мартын, сжав кулаки.

— Хотя я совсем не была влюблена в одного пана, я позволила ему поухаживать за мной.

— Если бы я только знал, убил бы тебя ещё тогда! — рявкнул Спыхальский. — Так все перевернуть! Мою горячую любовь выдать за холодность!.. И кого допустила волочиться за собой! На кого променяла меня! На изнеженного мерзкого слизняка! Тьфу!

— Детей у нас с паном Мартыном не было, и потому, когда он неожиданно исчез…

— Исчез!.. Люди, вы слышите? Она говорит — исчез! Я, который оборонял Каменец и был взят турками, чтоб им пусто было, в полон!

— Я осталась совсем одинокой, — продолжала Вандзя, не обращая внимания на выкрики Спыхальского. — Я не знала, куда деться, где найти приют.

— Как же, легко поверить!

— Потом случилось худшее: напали кочевники, схватили меня и увезли в Крым… Я тяжко страдала, убивалась по дому, по родной земле, готова была на любые муки, чтобы вернуться…

— Ничего… Вскоре утешилась… В объятиях салтана, пся крев! — Спыхальский опять задрожал от гнева и схватился за саблю.

Но Арсен придержал его руку.

— Приди в себя, пан Мартын! Выслушай все до конца, как подобает мужчине… Говори дальше, пани!

— Что я могла поделать? Я была рабыней… Наложницей…

— Холера ясная! — не сдержался несчастный пан Мартын.

— Когда у меня родилась двойня, сынки Али и Ахмет…

— Вы слышите?.. Проклятье!

— …мурза забыл про гарем и стал называть меня не иначе как любимой, единственной ханум, нэнэй[58] его сыновей, которые после него будут салтанами! И хотя сердце моё ещё рвалось на родину, хотя я почти каждую ночь видела во сне родимый край и оставшихся там близких людей, постепенно стала я привыкать к мысли, что отец моих детей — мой муж, дом моих детей — мой дом, а родина моих детей — моя вторая родина…

— Матка боска, что говорит эта женщина! — Пан Мартын так стукнул кулаком по земле, что берег вздрогнул. — Да она трижды заслужила смерть!

— Когда подросли мои сыночки, когда их губки уже лепетали нежное словечко «нэнька», когда их ручонки не только искали мою грудь, но и обвивали мою шею, я поняла, что на свете есть такая любовь, с которой не может сравниться никакая другая, — материнская любовь!..

Спыхальский склонил голову, умолк.

А Вандзя после паузы продолжала:

— Не долго пришлось мне радоваться детям. В один ясный летний день напали казаки, сожгли Ак-Мечеть, поубивали многих, а тех, кто не успел бежать в горы, забрали в плен… Нет, я не говорю, что стала полонянкой запорожцев. Они считали, что освободили меня из неволи агарянской. И я вместе со всеми возвращалась на родную землю… В походе я встретила своего бывшего мужа… Но неимоверная тоска по детям, которых, я уверена, спас мой муж, салтан, точила сердце… Душа рвалась в Крым, к маленьким беззащитным сироткам, которые и днём и ночью стояли в моем воображении, протягивали ручонки и звали к себе… Так могла ли я не возвратиться к ним?..

— Бедняга, — вздохнул Арсен.

— Мне помог полковник Яненченко, наш сосед, которому я открыла свою тайну. Он дал мне письмо к кафеджи в Каменце, чтобы тот переправил меня в Крым…

— Проклятье! — взревел Спыхальский, услыхав неожиданную для него новость. — Я убью его!

— Теперь вы все знаете, панове, — прошептала Вандзя. — Теперь судите: чем я виновата перед паном Мартыном? Может быть, тем, что люблю своих детей?

Она умолкла и низко наклонила голову. Остальные тоже притихли. Только Спыхальский зло сопел.

Едва слышно шелестела на вербе листва. Из голубой выси улыбалось земле и людям и всему живому золотое солнце. С речки веяло приятной прохладой и остро-терпким запахом аира и водорослей. Из рощи, раскинувшейся неподалёку под горой, доносилось умиротворяющее кукование.

Каждый невольно прислушивался к кукушке. Никто не решался вспугнуть её, так как хотелось узнать, сколько лет насчитает ему пёстрая птица? Долго ли ещё осталось жить на этой широкой, милой земле?

Но вот вещунья умолкла, и снова наступила звенящая тишина.

Арсен в задумчивости повторил последние слова Вандзи:

— Действительно, чем провинилась эта женщина?.. Тем, что любит своих детей и хочет их увидеть, пан Мартын? Что ты на это скажешь?

Спыхальский долго сидел с опущенной головой. Судя по тихим вздохам, вырывавшимся из его груди, и все меньше и меньше подрагивавшим усам, буря в его душе начала утихать.

Наконец он поднялся, обвёл всех взглядом.

— Арсен, я давно убедился, что среди нас ты самый рассудительный и справедливый человек. И сердце у тебя доброе… За это люблю тебя, как брата… Так пускай эта женщина… едет… куда ей надо… Только бы с глаз моих! Но клянусь памятью отца, если она опять станет когда-нибудь на моем пути, то… — голос его загремел и вдруг резко оборвался.

Арсен положил ему руку на плечо.

— Понятно, Мартын… Она поедет с нами до Немирова, оттуда — куда захочет. — И повернулся к Вандзе: — Иди, пани, собирайся в дорогу, у нас тут будет ещё мужской разговор…

Когда Вандзя встала и отошла, Арсен сказал:

— Ну вот, с этим делом покончено… А теперь, пан Мартын и пан Новак, смотрите сюда… — Он достал из кармана кусочек бумаги и подал Новаку. — Пан, кажется, понимает по-турецки, так пусть прочитает и для пана Мартына…

Новак прочитал и перевёл письмо.

— Стонадцать дзяблов! — воскликнул Спыхальский. — Что все это означает, Арсен? Чьё это письмо? Как оно попало к тебе?

— Я отобрал его у Вандзи…

— Неужели полковника Яненченко?..

— Да, его послание каменецкому паше. Как слышал, он предлагает паше свою помощь, чтобы турки взяли Львов… Видишь, пан Мартын, дело тут намного важнее, чем измена пани Вандзи!

— По правде говоря, много серьёзней, разрази меня Перун! Что же теперь делать?

— Мы должны немедля мчаться во Львов, — встрепенулся Новак.

— Да. Я отдаю вам письмо, чтобы оно попало прямо в руки гетману Яблоновскому, — сказал Арсен. — Пусть он сам решит, как рассчитаться с предателем!

— Друзья мои, я вовсе не думал возвращаться во Львов! — воскликнул Спыхальский. — Теперь туда ничто не тянет — ни во Львов, ни в Круглик!.. Думал, что с тобою поеду, Арсен… На Украину!

— Друг мой, — Арсен обнял его за плечи, — я был бы очень рад вместе прибыть домой. Сам знаешь, с какой радостью все мои встретили б тебя… Как сына, как брата. Но сейчас ты должен сопровождать пана Новака. Дорога далёкая и опасная, а письмо надо доставить обязательно. Вон ведь о каком исключительном деле речь идёт!

— Понимаю, — шумно вздохнул пан Мартын.

— Дорогу к нам ты, думаю, хорошо знаешь?

— Ещё бы!

— Так вот, когда соскучишься нестерпимо, приезжай, друг! Двери моей хаты, если она у меня будет, всегда для тебя открыты. Сердце — тоже! — И Арсен трижды крест-накрест расцеловался со Спыхальским.

9

Полковник Яненченко шагнул через порог и, придерживая левой рукой саблю, чтоб не гремела, почтительно поклонился.

— Звали, ясновельможный пан гетман?

— Да, пан Ян, — ответил Яблоновский, пристально разглядывая статную, перетянутую в талии фигуру полковника. — Проходи, садись… У меня к тебе важный разговор.

Яненченко окинул взглядом просторную комнату. Рядом с тёмным резным столом гетмана сидели двое — Спыхальский и Новак. Что-то в выражении глаз этих шляхтичей не понравилось полковнику, но он не мог понять, что именно, и потому отмахнулся от тревожной мысли, которая не оставляла его со времени отъезда пани Вандзи.

— Слушаю, милостивый пан, — сказал он, садясь на табурет и ставя между коленей саблю.

Яблоновский молчал. Его худощавое надменное лицо было непроницаемым. Холодные голубые глаза сосредоточенно изучали каждую чёрточку физиономии полковника, и от этого Яненченко становилось все более не по себе. Зачем он понадобился гетману? Какое у того важное дело к нему?

— Как живётся пану во Львове? — спросил наконец Яблоновский.

— Спасибо, хорошо.

— Никто не притесняет, не обижает здесь пана?

— Слава богу, никто.

— Так почему полковник за приют и щедрость его милости короля польского, а также за мою благосклонность платит чёрной неблагодарностью?

У Яненченко душа ушла в пятки.

— Как позволите понимать ваши слова, пан гетман?

Яблоновский стремительно встал, склонился над столом и ткнул чуть ли не под самый нос полковнику записку — его, Яненченко, тайное послание каменецкому паше.

— Пан узнает свою руку? — грозно спросил Яблоновский.

Яненченко побледнел. Во рту пересохло. Теперь ему стало ясно, почему гетман вызвал его к себе в такое неподходящее для аудиенции время и почему откровенно враждебные взгляды у Спыхальского и Новака. Но полковник и не подумал сразу сдаваться.

— Пан гетман шутит? — изобразил удивление Яненченко. — Ведь тут написано по-турецки!

— Это лишнее доказательство того, что полковник умный враг, который знает не только польский и русский языки, но и турецкий… Надеюсь, что пан полковник будет разумным до конца и не заставит нас прибегать к унизительным для шляхтича способам допроса.

— Ясновельможный пан, я не могу понять, в чем, наконец, вы меня обвиняете! — воскликнул Яненченко, поднимаясь с табурета.

— В предательстве, пан! — с ударением сказал гетман. — В том, что ты намеревался сдать Львов туркам!

— Неправда! Это чья-то злобная выдумка!

— Выдумка? — Яблоновский иронично ухмыльнулся. — Мне тоже очень хотелось бы поверить, что это лишь вымысел, ибо пригрел во Львове и взял на королевскую службу пана я. Однако доказательства таковы, что в их правдивости нет ни малейшего сомнения!

— Доказательства? Уверен, никто их представить не может!

— О! За этим далеко ходить не придётся… Вот перед тобой, предатель, паны Спыхальский и Новак, они только что вернулись из Каменца, где видели пани Ванду Спыхальскую. Спасая свою жизнь, женщина рассказала, от кого получила это письмо.

— Я повторяю — это поклёп!

— Следствие выяснит все, и ты сможешь на суде доказывать свою невиновность. А сейчас позволь твою саблю!

Спыхальский и Новак встали вплотную рядом с полковником, который дрожащими руками отстегнул от пояса саблю и положил на стол перед гетманом.

— Отведите его в темницу, Панове! Да приставьте надёжных часовых!

ЗАВЕЩАНИЕ КОШЕВОГО

1

Ни в то лето, ни зимой Кара-Мустафа на Киев так и не напал. Турция стала готовиться к большой войне с Австрией. Австрия, Венеция и немецкие княжества объявили крестовый поход против Османской империи. Папа Иннокентий XI принудил католическую Польшу присоединиться к этой коалиции, и хотя Речь Посполитая к тому времени была вконец истощена беспрерывными войнами и шляхетсткими междоусобицами, король Ян Собеский начал пере говоры с Австрией о взаимопомощи и обязался в случае войны выставить сорокатысячное войско. Поэтому Кара Мустафа не решился продолжать войну с Россией. Сыграло свою роль и то, что запорожцы опустошили Крым, а осенью до основания разрушили восстановленные янычарами крепости в устье Днепра, которые должны были стать опорными базами турок.

Обескровленные и разорённые многолетними войнами Россия и Левобережная Украина получили наконец некоторую передышку. Самойлович, власть которого распространялась только на Левобережье и Киев с небольшой территорией на запад и юг от него, ограниченной речками Ирпенем и Стугной, пополнял свои поредевшие полки и посылал тысячи грабарей на строительство оборонительных сооружений в Киеве. Из глубины России по Днепру и Десне сюда плыли ладьи с войском, боеприпасами, железом, плотогоны сплавляли строительный лес для моста через Днепр и для палисада вокруг города.

После неудачного похода на Левобережье Юрий Хмельницкий больше не высовывался из Немирова. Да и в самом Немирове он чувствовал себя, как на вулкане. В течение лета и осени на Подолии повсюду вспыхивали восстания. Отряды запорожцев, посланные Серко, поднимали людей на борьбу против турецко-татарских завоевателей и ненавистного изменника Юрия Хмельницкого.

С наступлением зимы восстания стали затухать. Лютые морозы и глубокие снега заставили повстанцев свернуть боевые действия: запорожцы возвращались в Сечь, а крестьяне разбредались по сёлам и хуторам.

Арсен и Роман вместе с отрядом Палия совершали рейды по Надднестровью, Подолии, не раз наведывались тайно в Немиров к Младену и Ненко, приносили от них запорожцам ценные сведения о турках и ордынцах, об их планах, о Юрии Хмельницком, но нигде и ни от кого так и не смогли ничего услышать о Златке и Стёхе. Девушки словно в воду канули. Их след терялся, как продолжали думать казаки, в Крыму, среди невольников салтана Гази-бея. Друзья рвались снова в Крым, но после разгрома запорожцами Крымского ханства и крепостей в устье Днепра все пути туда для них были отрезаны. Серко тоже ничего на ум не приходило такого, чтобы помочь казакам. Правда, весной он сообщил Арсену, что готовится русское посольство в Бахчисарай для мирных переговоров с ханом, и обещал посодействовать, чтобы Арсена включили в состав посольства, как толмача, а Романа — как джуру. Казаки жили теперь этой надеждой.

2

Зимою силы Ивана Серко быстро таяли, но из Сечи он не выезжал. Повседневные заботы об укреплении крепости, о строительстве новых и починке старых челнов, об изготовлении пороха, селитры и оружия и множество разных больших и малых дел держали его на ногах. Он осунулся, плохо спал, чувствовал отвращение к пище. Сечевые лекари и знахари поили его настоями и отварами трав и кореньев, но ничто не помогало. После пасхи кошевому стало так плохо, что он покинул Сечь и уехал в Грушевку, свой хутор на берегу Днепра.

Однажды примчался оттуда гонец, передал Палию, Арсену и Роману приказание кошевого немедленно прибыть к нему. У Арсена дрогнуло сердце — неужели гетман согласился включить их в состав посольства?

До Грушевки было недалеко, и казаки скоро домчались до неё. Оставив стреноженных коней на лугу, они поднялись вверх к хутору и остановились перед большой хатой, на которой курилась широкая труба, сплетённая из лозы и обмазанная красной глиной. Из хаты вышел джура кошевого.

— Кошевой на пасеке, — сказал он.

Казаки прошли садом, спустились в уютную низинку, ведущую к Днепру, и направились по тропинке к небольшой опрятной хижине. За ней, на пологом склоне, виднелись ульи-дуплянки. В полуденной солнечной тишине густо пахло мёдом и воском. Деловито сновали пчелы.

Возле хижины, под развесистой старой липой, за длинным столом, который был уставлен мисками с жареной рыбой, лапшой, сотами с мёдом, сидели старшины и бывалые, заслуженные казаки. Во главе стола на дощатом топчане, опираясь острыми локтями на пышно взбитые подушки, полулежал Серко. Перед ним стояла миска со свежими искрящимися сотами и кружка узвара.

Увидев кошевого, Арсен чуть было не вскрикнул от жалости. Что с ним! Вместо кряжистой фигуры — немощный скелет, обтянутый жёлтой сморщенной кожей. Вместо блеска в глазах — угасший, равнодушный взгляд…

Прибывшие поздоровались:

— Челом, батько кошевой! Челом славному товариству!

Серко ожил, увидев Арсена. Поманил его пальцем:

— Иди сюда, голубчик!

Арсен подошёл, сел на топчан. Серко обнял его и, притянув слабой рукой к себе, поцеловал в щеку.

— Рад видеть тебя, сынок… Получил весть из Батурина: поедешь толмачом с московским стольником Тяпкиным в Бахчисарай. Может, узнаешь там что-либо про наречённую и сестру…

— Спасибо, батько.

— Ну, иди… Садитесь к столу, друзья. Угощайтесь. А потом поговорим.

Подошли ещё несколько казаков, старшин. Сели, выпили по чарке сливянки, пожелав Серко доброго здоровья, и принялись за еду. Кошевой не ел и не пил — только угощал остальных. Джура снова наполнил чарки. Но все, как сговорившись, лишь пригубили и отставили их. Ждали разговора с кошевым, чувствуя, что он будет важным и, может быть, последним.

Откинув голову на подушку, Серко молча смотрел на своих побратимов, и не понять было, какие думы волнуют его. Он переводил взгляд с одного на другого, словно оценивал, кто чего стоит. Здесь сидели вокруг него и Иван Стягайло, и Иван Рог, и Андрей Могила, и Самусь, и Абазин, и Искра, и Палий… И ещё десятка три бывалых казаков, известных не только на Сечи, но и по всей Украине.

Обед закончился. Старшины положили ложки, поблагодарили хозяина за хлеб-соль.

— На здоровье, друзья, — тихо произнёс Серко и глянул на джуру.

Тот поднял кошевого, подложив ему под спину несколько подушек. Серко перевёл дыхание и сказал так же тихо, торжественно:

— Пригласил я вас к себе, братчики, для того, чтобы попрощаться… Навсегда… Навеки…

Казаки загудели.

— Что ты, батько! Бог с тобой! — замахал руками Иван Стягайло. — Мы верим, что ты оправишься и ещё не раз поведёшь нас на супостатов!

Серко вяло улыбнулся:

— Нет, братья, я не тёшу себя такой надеждой. Дни мои сочтены, и безносая с косой уже стоит у моего порога… Но я не боюсь её. Привык… Сколько уж раз замахивалась она, чтоб снести мне голову, а я все жил да жил! Нет, милые, предостаточно пожил я на свете… И крови немало пролил, и горилочки вдоволь выпил… Так пора и честь знать! Пора уже, видимо, братчики, из казацкого седла перебираться в чёлн Харона…

Казаки опять загудели, но на этот раз значительно тише. Каждый из них видел, что кошевой на ладан уж дышит.

— Да и грехи свои пора искупать…

— Ну что ты, Иван! Какие могут быть грехи у праведника! — воскликнул Метелица.

— Какой я праведник? Сколько душ загубил, рубая. Хоть и вороги, а все-таки люди… Но не об этом сейчас речь, друзья. Я не исповедаться вздумал перед вами, а прощаться решил. А когда прощаешься с ближайшими людьми, с которыми долгие годы делил и славу, и опасности крутых житейских дорог, то хочется сказать самое важное, сокровенное, чего не имеешь права не сказать, унести с собою в могилу…

— Мы слушаем тебя, батько, — вразнобой отозвались казаки.

Серко передохнул, вытер со лба рушником капельки пота.

Чёрный всадник

— Я знаю, конечно, что мои слова — не закон для вас, что вы будете поступать и действовать по-своему… Так велось испокон веку, так и будет вестись, покуда солнце светит над землёй… Но есть некоторые вещи, которых не вычитаешь ни в каких книжках, есть знания, которые приобретаются не в школе, а в жизни, вот про это я и хотел бы с вами поговорить перед смертью…

— Мы слушаем, батько.

— Живём мы, друзья мои, в тяжкое время. Отчизна лежит в развалинах, вконец опустошённая врагами. Не счесть, сколько наших людей уничтожено или разбежалось в поисках покоя и хлеба. Десятки тысяч с правого берега переселились на Левобережье, на Донец и Оскол — до самого Дона. Дикое поле, отделявшее нас от врагов, расширилось, плодородные поля заросли ковылём и донником. Дошло дело до того, что калмыцкий хан посылает послов к султану, чтобы тот отдал ему земли между Днепром и Днестром для выпаса табунов. Крымская и Буджакская орды чувствуют себя на Правобережье хозяевами… И перед нами грозная опасность — навсегда потерять эти земли… Поэтому завещаю вам — как и прежде, как всегда было, не щадя крови и жизни своей, стоять супротив захватчиков, откуда бы они ни приходили! Не выпускайте, братья, сабель из рук, пока кровавые чамбулы разгуливают по нашим степям!..

Казаки сидели торжественные, посуровевшие, ушедшие в глубокие мысли. Сказанное Серко ни для кого не было тайной, но слова старого кошевого, произнесённые на смертном одре, каждому казались и весомыми, и особенно мудрыми, потому и проникали глубоко в сердце.

Чёрный всадник

На пасеке стояла тёплая летняя тишина. Слышалось только беспрерывное гудение трудолюбивых пчёл да шелест ветерка в ветвях деревьев.

Немного передохнув, кошевой продолжил:

— Я уже говорил — Правобережье обезлюдело… Самойлович, радеющий прежде всего о своей власти и о своих прибылях, не отпускает беглецов с Правобережья, нашедших на время военного лихолетья приют на левом берегу, назад, в их отчизну. Возникает угроза, что эти земли заселят другие. Поэтому, отбивая набеги людоловов, думайте и над тем, чтобы возвращались наши люди в тот край, обживали его и сохранили его для наших потомков… А это можно сделать только тогда, когда там будет военная сила, способная защитить народ. Из шестнадцати казачьих полков, которые были на Правобережье при Богдане, теперь не осталось ни одного… Я посылал туда Палия, Самуся, Искру и Абазина с небольшими отрядами запорожцев… Так пускай кош помогает им и оружием, и порохом, и оловом, и людьми, и продовольствием, ибо они там начали великое дело. Поклянитесь, что Сечь будет для них опорой и пристанищем в грозные времена! Что Сечь всегда будет помогать — явно ли, тайно ли — этим назначенным мною полковникам в их многотрудных деяниях по возрождению правого берега!

— Клянёмся! — хором ответили старшины и остальные казаки.

— Прослышал я, что турки устанавливают медные столбы на Подолии и в Карпатах, проводят новую границу, отхватывая здоровенный шмат земли нашей, чтобы навеки присоединить её к султанским владениям… Для меня, для вас всех не секрет, что шляхта пока ещё крепко держит в своих руках Волынь и Галицию, мечтает когда-нибудь снова овладеть Правобережьем и всей Украиной… До сих пор, как и при Богдане, со всех сторон нас жмут… Потому, братья, единственное наше спасение — Москва! Она с оружием в руках недавно спасла Левобережье и Киев от разрушения и полной гибели. В тяжёлых испытаниях, наступавших для нашего народа, единственный верный союзник и брат был и есть народ русский… Вы можете сказать мне: разве не московский воевода Ромодановский заслал тебя в Сибирь?.. Да, отвечу я. Он, Ромодановский. Это он заковал меня в кандалы, в которых я брёл до самого Иртыша. Но не в этом, братья, суть! Ибо когда я через полгода возвращался оттуда, то не одна и не две, а сотни русских крестьянских семей давали мне приют и делились со мной, наверно, последней скибкой хлеба. Ибо не один и не два, а тысячи московских стрельцов сложили свои головы вместе с нашими казаками в Чигирине и на Бужинском поле, защищая свою и нашу свободу. Вот что главное в нашей дружбе и в наших отношениях! И этого должны придерживаться все мы!.. Только идя таким путём, мы сможем спасти народ украинский от поголовного истребления, от окончательной гибели, которую уготовили ему лютые недруги его! На том должна всегда стоять Сечь! Иначе страшный вред нанесёт и себе, и всему народу…

— Понимаем, батько! Понимаем! — зашумели казаки.

— А что касается Юрия Хмельницкого и Кара-Мустафы, то знайте — на сегодня это злейшие враги наши. И я завещаю вам бороться с ними до последнего! И чем быстрее погибнут они, тем лучше для нашего народа!

— Так тому и быть, батько! Не сомневайся! — вполголоса, но твёрдо за всех ответил Палий.

— Арсен, сын мой, — вдруг обратился кошевой к Звенигоре, — и Кара-Мустафу, и Юраську нелегко и непросто достать… Потому и возлагаю большие надежды на тебя, на твою ловкость и твой разум… Там, где не сможет пройти казацкий конь, где бессильна казацкая сабля, там пройдёшь ты… Слышишь меня?

— Слышу, батько, — склонил перед умирающим голову Арсен, чувствуя, как горький комок сжал горло. — Сделаю все, что смогу…

— Аминь! — прошептал Серко устало. — Значит, и с этим покончено… Остаётся последнее: хочется мне знать, кому вы вручите после меня булаву кошевого?

Вопрос был неожидан и серьёзен. Кроме того, он затрагивал интересы большинства присутствующих здесь старшин. Кто из них не мечтал побывать когда-нибудь кошевым, держать в руках булаву, дающую неограниченную власть над многотысячным войском?

— Пусть это тебя, Иван, не волнует, — сказал после затянувшейся паузы Стягайло. — Выберем достойного!

— Тому булава, у кого голова. Никогда не забывайте этого, — медленно сказал Серко. — Я уже одной ногой в могиле, потому пусть не обидятся на меня мои побратимы, когда выскажу свою думу…

— Говори, батько! Говори!

— Сейчас такие времена, что во главе войска должен стоять человек смелый и умный, честный и опытный в военном деле и в жизни… Такой казак есть среди вас…

— Кто он, батько? Назови его! — послышались голоса.

— Семён Палий!

Наступила тишина. Все долго молчали. Для Палия слова кошевого были совершенно неожиданными. Но не меньшей неожиданностью, вероятно, прозвучали они и для всех старшин. Кто-то крякнул. И опять — тишина.

— Чего молчите? — с усмешкой спросил Серко. — Не я выбираю кошевого… Я только говорю то, что думаю…

— Молод ещё, — угрюмо кинул Иван Стягайло. — Подождёт. Есть и постарше!

На губах Серко промелькнула чуть заметная горькая улыбка. И сразу исчезла. Дыхание умирающего стало тяжёлым, он откинул голову на подушку. Холодный пот по крыл его лоб.

— Мы утомили кошевого, — тихо произнёс Палий и первым встал из-за стола. — Прощай, батько!

Старшины и бывалые казаки тоже поднялись и стали прощаться. Каждый подходил к топчану, отдавал последний земной поклон в медленно отходил.

Стягайло смущённо пробормотал:

— Прости меня, Иван. Понимаю — огорчил тебя. Ляпнул необдуманно…

Серко ничего не ответил, и Стягайло, потоптавшись, оставил его.

Вскоре пасека опустела. С кошевым остался только джура. Хотя припекало летнее солнце, больной попросил укрыть его кожухом. Через час Ивана Серко не стало…

3

На второй день после похорон в войсковой канцелярии собралась старшинская сходка. Просторная комната едва вместила заслуженных казаков: войскового судью, войскового писаря, есаулов, иначе — помощников кошевого атамана, куренных атаманов, а также тех старых да «лучших», что в прошлом то ли избирались атаманами, то ли прославились подвигами или имели большое хозяйство.

В красном углу, под образами, стояли клейноды — знамя и бунчук. На столе, застеленном в честь торжественного случая шёлковой турецкой скатертью, поблёскивала самоцветами булава кошевого атамана.

В чьи руки попадёт она?

Взгляды присутствующих были устремлены на неё. Каждый понимал, что не на войсковой раде, которая соберётся в полдень, а здесь, на сходке, будет назван человек, которого потом рада выберет кошевым. Так издавна велось.

Но кто будет назван?

Покойный кошевой Серко подал перед смертью свой голос за Семена Палия. Это знали все. И с любопытством поглядывали на широкоплечего красавца, который скромно примостился на лавке возле порога в окружении своих друзей — Арсена Звенигоры, Романа Воинова, Метелицы, Андрея Могилы, Самуся, Искры и Абазина.

За столом, оставив незанятым место кошевого, восседали Иван Стягайло и Иван Рог — самые влиятельные атаманы.

Кому же улыбнётся фортуна?

Первым — по старшинству — встал и начал говорить войсковой судья, седоусый казак, давний сподвижник Серко.

— Братья атаманы, славные рыцари запорожские, — произнёс он глуховатым голосом, — сегодня мы собрались для того, чтобы гуртом подумать, кого на сечевой раде назовём кошевым атаманом… Ибо после смерти батьки нашего, славного вождя запорожского Ивана Серко, войско наше осиротело, а братчики, как горемыки несчастные, не знают, к кому прильнуть, и на случай неожиданного нападения врага не имеют войсковой головы…

— Да, да, мы должны подумать, — закивали старые казаки. — Надо вручить булаву самому достойному!

— Перед смертью кошевой Иван Серко, как это ведомо большинству из вас, завещал нам выбрать Семена Палия, запорожца недавнего, но прославившегося в походах и боях рыцаря…

Стягайло резко вскочил, тяжёлой, как дубовый корень, рукой грохнул по столу.

— Братья, Семён Палий молод ещё! — крикнул он. — Поглядите — у него в усах ни одного седого волоска! Так разве к лицу нам, старым и опытным казакам, подчиняться молодику, который к тому ж и казакует на Запорожье без году неделя?..

— А разве дело в том, чтобы выбрать старейшего? — подал голос от порога Метелица. — Надо выбрать умнейшего, расторопнейшего и храбрейшего!

— Нашёл умного! — подскочил Покотило. — Пускай показакует годков двадцать, тогда мы и оценим, какой у него разум… А пока пусть плетётся в хвосте.

— Кого ты, Покотило, хотел бы назвать кошевым? — спросил войсковой судья.

— Ивана Стягайло… Старый заслуженный казак. Храбрый рыцарь. Куренной атаман…

— Ивана Рога! — выкрикнул кто-то из толпы. — Если и есть кто среди нас достойнейший, так это он!.. Сколько раз уже был кошевым, есаулом, наказным атаманом… Да и на Запорожье лет тридцать, если не больше!

— Сорок, — сказал Рог и высоко поднял бритую голову на длинной жилистой шее, обводя собравшихся пристальным взглядом чёрных глаз… — Все сорок…

— Ну вот видите, кого и выбирать-то, как не его!

Поднялся Самусь, краснолицый, голубоглазый казачище.

— Братчики, думаю, мы должны выполнить наказ Серко! — пробасил он. — Разве вы забыли, что он посоветовал нам избрать кошевым Семена Палия? Чего зря воду в ступе толочь?

— Нас и самих бог не обделил разумом! — вспыхнул Стягайло. — Мёртвому — вечная слава, а живым — о жизни думать! Серко своё отатаманил…

— Стягайло! Стягайло! — послышались голоса.

— Ивана Рога! — загудели с другой стороны.

— Семена Палия! — закричали Арсен, Роман и Секач.

Шум поднялся такой, что войсковой судья зажал уши руками.

— Так, братья, мы к согласию никогда не придём, — покачал он головой. — Если из вас троих, — обратился он к претендентам на булаву кошевого, — двое добровольно не откажутся, то на сечевой раде бог знает что будет! И до сабель дойти может!

Встал Семён Палий.

— Атаманы, братчики, — сказал он. — Мы все любили и глубоко уважали Серко, привыкли считаться с его мнением и безоговорочно выполнять приказания. Поэтому, сдаётся мне, последняя воля покойного кошевого многим из вас связывает сейчас руки…

Чтобы этого не было, я отказываюсь от чести быть кошевым. Пусть им станет тот, кого захочет старшинская сходка и все сечевое товариство! Пришёл я на Запорожье не для того, чтобы добывать себе какие-либо привилегии, не для того, чтобы стать куренным атаманом, есаулом или домогаться булавы кошевого, а чтобы защищать своей саблей отчизну от её бесчисленных врагов! Это первейший и главный долг мой, как и каждого из нас, братчики!

Казаки одобрительно загудели. Палий слегка поклонился и сел.

Войсковой судья повернулся к Стягайло и Рогу.

— Может, который из вас тоже хочет сказать нечто подобное, атаманы?

Стягайло и Рог сумрачно молчали.

— Тогда пусть вас рассудит товариство, — сказал судья. — Палите из пушек, бейте в литавры — собирайте войсковую раду! Как она решит, так и будет!

Кто-то побежал выполнять приказание войскового судьи. Старшины и бывалые казаки начали подниматься и выходить во двор. В канцелярии остались только члены коша — войсковой судья, войсковой писарь, войсковой обозный и есаулы.

4

Грохот крепостных пушек и тревожно-призывная дробь литавр всколыхнули все вокруг. Сечь зашумела, загомонила. Отовсюду к сечевому майдану спешили запорожцы, выстраивались по куреням, образуя вокруг дубового столба огромное живое кольцо. Несколько молодиков вынесли стол, застеленный белой скатертью, поставили его в узком проходе как раз напротив войсковой канцелярии. Во главе каждого куреня встали куренные старшины — куренной атаман и хорунжий. Кому не хватило места в кругу, тот взбирался на ближайшую крышу или на вал крепости.

Литавры, стоявшие на железных треногах в центре круга, возле столба, не унимались. Голый до пояса, смуглый, как цыган, довбиш изо всех сил колошматил по туго натянутой на огромный котёл до блеска выделанной бычьей шкуре двумя крепкими деревянными колотушками, выбивая мелодию, означающую сбор на войсковую раду: ту-ту-тум, ту-ту-тум!

На этот раз запорожцы собирались особенно быстро. Все знали, что сегодня будут выбирать кошевого, и никто никуда из Сечи не отлучался.

Не было слышно обычных в таких случаях шуток, смеха, молодецких выходок. Над Сечью, казалось, незримой тенью витала душа любимого атамана запорожцев Ивана Серко.

Войско замерло в ожидании.

И вот распахнулись двери войсковой канцелярии — и на майдан вышла сечевая старшина. Вместо покойного кошевого впереди шёл булавничий, держа на вытянутых руках, покрытых небольшим, расшитым серебром ковриком, булаву. За ним есаулы торжественно несли малиновое знамя и бунчук — запорожские клейноды. Позади шли войсковой писарь, войсковой судья, войсковой обозный и старшины без должностей — те заслуженные казаки, которые в прошлом были членами коша.

Булавничий подошёл к столу и бережно положил булаву. Есаулы с прапором и бунчуком остановились посреди круга. Войсковой писарь, который в одной руке держал серебряную чернильницу, а в другой — белое гусиное перо и свиток бумаги, войсковой судья с большой войсковой печатью и другие старшины прошли в круг, встали под бунчуком и поклонились товариству на все четыре стороны.

После этого вперёд выступил войсковой судья и сказал:

— Панове молодцы! Наш преславный кошевой Иван Серко, которого мы восемь раз выбирали своим атаманом, во главе с которым одерживали множество славных викторий над врагами нашими, по божьей воле упокоился и оставил нас сиротами. Поэтому сегодня мы должны выбрать нового кошевого… Но прежде кош хочет знать, не будете ли вы, молодцы, других новых старшин выбирать, а старых смещать?

— Нет, нет, не будем! — закричали казаки.

— Только кошевого выберем!

— Вот и славно! — заключил судья. — Тогда выкрикивайте, кого вы хотели бы кошевым иметь.

На какое-то время над майданом легла тишина. Потом из гурьбы старшин послышались возгласы:

— Ивана Стягайло хотим!

— Ивана Рога!

— Палия! Семена Палия!

Постепенно крики усиливались. Кричали уже не только старшины, но и все запорожцы. Каждый как можно громче выкрикивал имя своего избранника, ибо от этого зависело, чья возьмёт.

— Палия! Палия! — вопил Секач во всю мочь.

Его поддерживали Звенигора, Воинов, Метелица и те казаки, которые ходили вместе с Палием в Немиров. Вскоре к ним присоединились голоса сечевой бедноты, которая видела в Палие своего, а Стягайло ненавидела за скряжничество и стяжательство.

— Палия! Палия!

Для многих старшин, слышавших на сходке, что Палий сам отказался от булавы кошевого, это было полной неожиданностью. Старый Иван Рог, который не раз уже бывал кошевым, сохранял внешнее спокойствие и неподвижно смотрел на бурлившее море братчиков. Зато Стягайло даже позеленел от злости. Утратив душевное равновесие, он вдруг выскочил в середину круга и во всю мощь своего горла гаркнул:

— Братчики! Кого же вы выбираете? Палий молод ещё! Да и на сходке он сам от булавы отказался!

Ему на помощь выбежал Покотило. Воспользовавшись замешательством, вызванным среди запорожцев словами Стягайло, крикнул:

— Панове молодцы! Ивана Стягайло мы знаем уже много лет! Кто скажет, что он когда-нибудь показал спину врагу? Кто скажет, что он не выручил в бою товарища?..

— Никто! Никто! — закричали в ответ казаки, потому что это было правдой.

— Так чего вы сомневаетесь? Выбирайте Ивана Стягайло!.. А я поставлю товариству пять бочек горилки, пять возов хлеба, воз тарани и две кадки сала, чтоб было чем после выборов кошевого промочить горло и закусить.

Среди приверженцев Рога и Палия послышались возмущённые возгласы:

— Это подкуп! Прочь его!

Но многим понравилась мысль выпить за чужой счёт. И над кругом загудело:

— Славно! Славно!

— Стягайло! Стягайло!

Покотило шмыгнул в толпу и оттуда подморгнул Стягайло: мол, все в порядке! Только он знал, что и горилка, и рыба, и хлеб, и сало принадлежали Стягайло, а не ему.

Над майданом тем временем неслось:

— Стягайло кошевым! Стягайло!

Когда этот крик усилился настолько, что в нем потонули имена Рога и Палия, войсковой судья взял со стола булаву и протянул Стягайло. У того торжествующе заблестели глаза, но, считаясь со старым запорожским обычаем, он спрятал руки за спину и сказал:

— Нет, не достоин я такой высокой чести, братчики!

— Стягайло! Стягайло! — опять заревели запорожцы.

Судья снова протянул булаву. Стягайло вновь отказался.

Крики сотрясли стены крепости:

— Стягайло кошевым!

Судья в третий раз протянул Стягайло булаву. Теперь он и не подумал отказываться, а поспешно схватил её громадными ручищами, подержал перед собой некоторое время и поднёс к губам. Никто не сомневался, что поцелуй его был вполне искренним.

Судья нагнулся, набрал горсть пыли и высыпал Стягайло на голову.

— Помни, батько кошевой, что ты слуга нашего запорожского товариства! — сказал он при этом. — Помни — и не задирай носа!

Стягайло не перечил: знал, как и все запорожцы, этот тоже стародавний обычай.

Те, кто хотел, подходили к вновь избранному кошевому и посыпали ему голову землёй. А он, крепко держа в руке булаву, дружелюбно улыбался и кланялся казакам. Когда желающих воспользоваться этим обычаем больше не оказалось и все братчики, успокоившись, опять стали по куреням, он поклонился войску чуть ли не до земли и сказал:

— Спасибо, братчики, за честь и уважение! Клянусь свято блюсти наши запорожские обычаи и вольности! Быть беспощадным к врагам земли нашей и веры православной! По-отцовски относиться ко всем вам, побратимы мои дорогие.

— Ишь, мягко стелет, да не твёрдо ли спать будет? — прошамкал Шевчик на ухо Звенигоре.

Стягайло, хитро подморгнув, вдруг перевёл на иное:

— Теперь, братчики, приглашаю всех выпить за моё здоровье по чарке горилочки!.. Эй, Покотило, где твоё угощение?

Покотило затрусил к воротам — и несколько минут спустя в Сечь въехал целый обоз, заранее прибывший с хутора Стягайло. Запорожцы встретили его весёлыми восклицаниями и шутками. Строй сразу нарушился. Каждому хотелось быть поближе к возам, на которых темнели дубовые бочки…

5

Прошла неделя. Время, казалось бы, небольшое, но в жизни Арсена и Романа оно принесло большие перемены. Хотя Серко уже и не было на свете, но его мысли, его воля ещё жили среди людей. Они ещё продолжали оказывать влияние на судьбы многих из них.

В конце лета в Сечь прибыло русское посольство, которое направлялось в Бахчисарай для заключения мира с Портой и Крымом. Во главе посольства стоял Василий Тяпкин. Помощником его и писарем был дьяк Никита Зотов. По дороге из Москвы на Запорожье посольство завернуло в гетманскую столицу Батурин, и Самойлович, по договорённости с посольским приказом в Москве, послал от себя в Бахчисарай видного казака, войскового товарища Раковича, хорошо владеющего татарским и турецким языками, а также латынью. Он должен был быть и толмачом и представлять интересы гетманского правительства на переговорах.

В Сечи посольство долго не задержалось. Тяпкин торопился. Поэтому, пробыв здесь всего один день, он в сопровождении шестисот казаков и рейтаров двинулся дальше.

От коша, как ещё раньше договорился Серко, в состав посольства вошли Арсен Звенигора и Роман Воинов. Числились они проводниками, но Арсен, кроме того, был назначен вторым толмачом.

Четвёртая после выезда из Сечи ночь застала посольство в безводной ногайской степи, в одном переходе от Перекопа. Вот уже третий день посольство сопровождал отряд перекопского бея — запорожцы сразу же повернули назад, как только дошли до границ своих земель, — и посол Тяпкин и его люди чувствовали себя только в относительной безопасности, по горькому опыту предшествующих лет они знали, что вероломные крымчаки могли в любой момент сменить милость на гнев.

Для посла был поставлен небольшой походный шатёр. Другие члены посольства, толмачи, проводники и слуги, а также татары, утомлённые трудной дорогой, улеглись прямо под открытым небом.

Арсен лёг рядом с Романом на постеленную кошму, положив под голову седло, от которого терпко пахло конским потом. Заложил натруженные ладони под затылок, раскинул онемевшие от верховой езды ноги.

Ночь была тихая, лунная. Тишину нарушало только фырканье лошадей, которые паслись в отдалении под присмотром татар-пастухов, да неугомонное стрекотание кузнечиков в пахучих травах.

Звенигора лежал молча, глядя широко открытыми глазами в звёздное небо, по которому медленно плыла яркая полная луна. Сон никак не шёл к нему. Сердце щемило в груди, зажатое, как в тисках. Сколько дней, сколько месяцев прошло, а про Златку и Стёху — ни единой весточки! Теперь только надежда на поездку в Крым. Там они с Романом как-нибудь постараются встретиться с салтаном Гази-беем и — будь что будет! — заставят его сказать всю правду!

Он смотрел на небо и, казалось, видел Златку. Глаза её угасали, грустнели, вроде стали заплаканными, вглядывались с высоты в него и причиняли ему нестерпимую боль.

— Родная моя… Любимая… Не вини меня! — шептал он почти беззвучно. — Знает бог, я все делаю, чтобы вызволить тебя из неволи… Потерпи ещё малость — и я найду тебя, милая, где бы ты ни была, куда бы ни закинула тебя злая судьба…

Ему чудилось, что лицо её прояснилось, а тёмные глаза стали улыбаться, и у него возникла мысль, что и Златка смотрит сейчас на это звёздное небо, на луну и думает о нем.

Возможно ли такое?..

Лёгкий вздох вырвался из его груди, и в тот же миг горячая рука Романа крепко сжала его руку.

— Не грусти, Арсен, — прошептал дончак, стараясь утешить побратима, хотя Арсен знал, чувствовал, что и у Романа болела душа по Стёхе. — Не грусти. Вот верится мне, что живы они… И мы вызволим их. Вызволим! Или сами погибнем…

«Или сами погибнем», — откликнулось в сердце Арсена.

ПЕРЕМИРИЕ

1

Перекопский бей встретил московское посольство неприветливо: от подарков отказался, от встречи уклонился и поселил не в посольском стане и даже не в караван-сарае для иноземных купцов, а в мрачной старинной крепости, которая день и ночь охранялась сотней молчаливых сейменов, не позволявших никому выходить за пределы двора, обнесённого высокой стеной из известняка.

Так прошла неделя. Потом вторая.

— Черт его забери! — ругался худой, непоседливый дьяк Никита Зотов, быстро шагая по большой комнате и расчёсывая деревянным гребнем редкую рыжеватую бородку. — Нас принимают не лучше, чем прошлогоднее посольство Сухотина и Михайлова. Но то было сразу после войны! А теперь… Хан мог бы уже и поостыть.

— Он знает, что делает, — сказал Звенигора. — Это давнишняя ханская манера: сначала измучить послов ожиданием, настращать угрозами, издевательствами, а потом начинать с ними переговоры. Дескать, мягче, податливее будут!

— Ну, от нас он этого не дождётся, — буркнул Зотов. — Сверх того, что дозволил царь, мы не уступим.

Стольник Василий Тяпкин молчал. Он вообще был неразговорчив, немногословен, углублён в себя, в свои мысли. Все он делал медленно, но обдуманно и решительно. Вывести его из равновесия было трудно, почти невозможно. Должно быть, в Москве учли эту черту его характера, когда посылали в Крым, где необходима незаурядная выдержка и рассудительность, да и опыт посольский у него был немалый…

Он терпеливо ждал, что их вот-вот отправят дальше, в Бахчисарай к хану. Но про них будто забыли вовсе. Никто из высших ханских чиновников не заходил, не интересовался, как они живут, в чем нуждаются. Только угодливо улыбающиеся слуги появлялись точно в определённое время с деревянными подносами в руках и ставили на низенькие столики глубокие глиняные миски с неизменной тушёной бараниной.

Сегодня они, как обычно, появились в широко открытой двери и с поклонами понесли подносы в глубину комнаты. Но Тяпкин вдруг поднялся со своего места, преградил им дорогу, топнул ногой и зло закричал:

— Убирайтесь с вашим бешбармаком! Мы приехали сюда не обжираться, а решать более важные дела. Идите и немедля передайте бею, что мы требуем встречи с ханом! И пока мы не получим от него твёрдого уверения, что в ближайшее время нас отправят в Бахчисарай, мы ничего в рот не возьмём!

Слуги были поражены и попятились со своими мисками. Не менее их были изумлены и члены посольства, которые впервые видели стольника таким разъярённым. Дьяк Зотов рот раскрыл от удивления, но ничего не сказал. Промолчал.

Никто не притронулся ни к завтраку, ни к ужину. На другой день утром пришёл чауш и уведомил, что завтра урусское посольство тронется в Ак-Мечеть.

Все вздохнули с облегчением, плотно позавтракали и начали готовиться к отъезду.

От Перекопа до Ак-Мечети два конных перехода. Но проводники не спешили, и посольство прибыло в город на пятый день.

Ак-Мечеть одно только название, что город. На самом деле это небольшое селение, раскинувшееся в широкой лощине на берегах Салгира. В центре его, на пригорке, высилась мечеть, сложенная из пилёного известняка. От неё селение и получило название Ак-Мечеть, то есть Белая Мечеть. Вокруг неё утопали в садах дома калги и ак-мечетского бея Гази. А дальше извивались узенькие улочки, выгороженные высокими каменными заборами, из-за которых выглядывали крыши низеньких, приземистых мазанок.

Посольство въехало во двор бея.

У Арсена перехватило дыхание. Неужели он сейчас увидит своего обидчика? Неужели узнает, куда тот девал девушек? А в том, что заставит его сказать правду, у казака не было сомнения. Поставит на карту жизнь, а своего добьётся!..

Двор был просторный, со всех сторон, как принято у крымчаков, обнесённый саманными и каменными оградами. Большой дом тыльной стороной выходил в сад.

Арсену и Роману это было знакомо со времени похода в Крым. Но они все равно внимательно приглядывались ко всему, так как понимали, что теперь им придётся здесь, вероятно, без чьей-либо помощи преодолеть немало препятствий. Потому и примечали и потайные засовы на воротах, и калитку, ведущую в сад, и те места, где можно будет при необходимости спрятаться…

В сопровождении своих сейменов вышел Гази-бей. Это был подтянутый, крепко сложенный человек средних лет, с внимательными, немного раскосыми глазами.

— Я рад приветствовать посольство царя урусов, — поклонился он, приложив ко лбу правую руку. — Но я не могу произнести слова древнего обычая: «мой дом — ваш дом», потому что вам приют предоставлен в доме калги…

Тонкая улыбка промелькнула на смуглом лице бей. Это насторожило Арсена, который неотрывно следил за ним.

Стольнику Тяпкину не понравились слова бея.

— Разве, высокочтимый, нас не сегодня проводят в Бахчисарай? Мы хотим как можно скорее встретиться с ханом…

— Всему свой срок, — уклонился от прямого ответа бей. — Прошу вас в дом калги. Его хозяин, правда, сейчас отсутствует, но для вас помещение приготовлено…

И он направился к воротам.

Но в это время из сада со смехом и криком выскочили два черноволосых мальчугана, а за ними, догоняя их, выбежала красивая женщина в лёгкой шёлковой одежде. От быстрого бега лицо её пылало, а густая золотисто-русая коса рассыпалась за плечами.

Наткнувшись на чужеземцев, дети и женщина перестали смеяться и замерли в удивлении.

— Матка боска! — вскрикнула женщина, увидев перед собой Арсена Звенигору.

Вандзя?.. Арсен чуть было не бросился к бывшей жене Спыхальского, но вовремя сдержался.

Он предполагал, что Вандзя уже могла добраться до Крыма, и все же встреча была настолько неожиданной, что на какое-то мгновение он растерялся.

Все недоуменно смотрели на них. Гази-бей с явным подозрением стал присматриваться к статному красавцу казаку, и это привело в равновесие Арсена. Пристально глянув в перепуганные глаза Вандзи, словно приказывая молчать, он поклонился и сказал:

— Мы, кажется, напугали тебя, ханум? Милостиво просим извинить нас… Какие красивые мальчики!

Он догадался, что перед ним сыновья Гази-бея, и, чтобы доставить отцу удовольствие и тем самым перевести разговор в более безопасное русло, начал хвалить детей.

Лицо бея просияло.

— Это мои сыны, уважаемые гости, Али и Ахмет, — не без гордости сказал он. — А это моя жена — Ванда-ханум… Княгиня из Ляхистана!..

Арсен знал, что Ванда никакая не княгиня, и мысленно улыбнулся.

Все поклонились Ванде-ханум.

Подчиняясь строгому взгляду мужа, она схватила детей за руки и пошла к дому.

2

Из многочисленных строений калги для посольства было отведено не лучшее помещение. Гази-бей провёл их в конец сада и остановился перед высокой массивной каменной башней, которая граничила с его усадьбой.

Молодой сеймен открыл дверь.

— Что это означает? — воскликнул возмущённо Тяпкин. — Или калга намерен надолго запереть нас здесь, как это сделал перекопский бей, и держать на положении почётных узников? Когда мы, наконец, встретимся с ханом?

— Урус-бею незачем тревожиться, — заверил Гази-бей. — Придёт время — и он предстанет пред ясные очи нашего великого хана, да продлит аллах его годы!

Хуже всего было то, что посольство разделили. Каждому дали по комнатке, а Романа и Арсена, как младших и по возрасту, и по чину, поселили вместе наверху, под крышей.

Закрылась дверь, загремел засов. Казаки молча постояли, потом начали осматривать свою комнату.

Собственно, осматривать было нечего. Вокруг желтели голые ноздреватые стены, покрытые паутиной. Ни стола, ни лавки. Только в углу лежала постель — старая кошма, два таких же старых ковра да несколько бараньих шкур. На подоконнике узкого, как бойница, окна блестел свежевычищенный кувшин с водой.

— Да, кажется, наш посол оказался прав, — глухо произнёс Роман. — Из одной тюрьмы, в Перекопе, мы попали в другую — в Ак-Мечети… Интересно, почему хан тянет с переговорами?

— Поживём — увидим, — ответил Арсен, как бы советуя другу не ломать голову над тем, чего сейчас невозможно ни объяснить, ни понять. — Давай лучше рассмотрим, куда мы попали…

Он подошёл к окну. Отсюда открывался вид на пологую долину Салгира, в беспорядке застроенную низенькими мазанками, на высокие минареты мечети и майдан перед ней.

Но не это привлекло его внимание.

Прежде всего взгляд его устремился вниз, на сад и двор Гази-бея, отделявшийся от двора калги толстой каменной стеной. Двор бея был виден как на ладони. Вокруг кучерявился тенистый сад, тронутый осенней позолотой; в середине — приземистый длинный дом, крытый черепицей; за ним — хозяйственный двор, где теснились конюшни, крытые навесы, помещения для невольников и наймитов.

Неужели Златка и Стёха где-то здесь, совсем близко?

— Роман, глянь-ка сюда! Под этой крышей живёт человек, который завёз в неволю наших девчат. Или знает, где они.

Роман из-за плеча Арсена посмотрел на ребристую крышу.

— Если он знает хоть что-нибудь, то скажет и нам. Добраться бы только до него — заговорит!

— Но как это сделать?

— Надо пролезть в окно и…

Роман умолк.

Арсен улыбнулся. Улыбка была невесёлой, даже горестной. Но и она немного скрасила помрачневшее, осунувшееся лицо казака.

— В том-то и дело… Пролезть не штука. Как спуститься вниз, на чем? — Он стал рыскать взглядом по комнате. — Что, если… — Арсен вдруг сел на мягкую кошму и взял в руки овечью шкуру. — Что, если разрезать её на полосы? Ведь из них любой канат можно соорудить. Держи, Роман!

Он вытащил из ножен ятаган и начал кроить овчину. Нарезав узкие полосы, сплёл из них верёвку длиною в два или три локтя. Радостно блеснули его повеселевшие глаза.

— Ну, как? Выдержит?

— Попробуем… Тяни!

Они ухватились за верёвку, дёрнули, потянули изо всех сил, стараясь во что бы то ни стало разорвать её. Но она выдержала!

Тогда засели за работу всерьёз. До вечера не разгибали спины. Когда стемнело, верёвка была готова. Роман осторожно спустил её за окно, крепко привязав к деревянной перекладине, поддерживающей матицу.

Вечер был по-осеннему ветреный. Со стороны моря по небу плыли рваные тучи. Время от времени они заслоняли полный ярко-жёлтый диск луны, и тогда опускалась непроглядная тьма.

Выждав минуту, когда все погрузилось в темноту, Арсен перекинул ногу через подоконник и, упираясь в ноздреватую стену, начал быстро спускаться вниз. Коснувшись земли, дёрнул за верёвку. Роман не заставил ждать себя.

— Вот и я! — шепнул, опускаясь на землю. — Пошли!

Они пробрались садом к дому. В некоторых окнах мерцал свет. Сквозь стекла долетал глухой гомон голосов.

Где же искать Гази-бея? Каким путём пробраться к нему? Как не обнаружить себя преждевременно и не поднять тревоги?

Эти вопросы волновали Арсена ещё по пути в Крым. Действительно, ведь нужно встретиться с Гази-беем наедине, без посторонних глаз? Только в этом случае можно принудить его развязать язык.

Главное, что нужно было выяснить казакам: где Златка и Стёха? В чьих руках? А после этого решать, освобождать ли их силой или выкупать.

Арсен стоял под деревом в нескольких шагах от дома и напряжённо думал: что делать?

Сложность задачи состояла ещё и в том, что они не знали ни плана комнат, ни секретов хитроумных замков, ни количества живущих, не были гарантированы от многих случайностей…

Все, совершенно все неизвестно. Приходилось действовать вслепую. Но другого пути не было. Арсен понимал, что они с Романом ставят на карту очень много: свою свободу и саму жизнь… Но не воспользоваться таким шансом — одним из тысячи! — они не могли. Попадут ли они ещё когда-либо в Крым? И не просто в Крым, а в Ак-Мечеть, к самому Гази-бею…

Медленно тянулись минуты. Всегда деятельный и решительный, Арсен был сейчас охвачен сомнениями и колебаниями.

Наконец он шепнул Роману:

— Стань на углу, покарауль! Будь внимателен…

Роман бесшумно исчез в темноте.

Арсен приблизился к крайнему освещённому окну, прислонился к стеклу.

Надо же — такое счастливое совпадение! В просторной, увешанной коврами комнате он увидел Вандзю, Гази-бея и их маленьких черноголовых мальчиков. Бей, в цветастых шароварах и красной рубахе, лежал поперёк широкой низкой тахты и играл с детьми. Вандзя сидела возле его ног на полу, спиной к окну, и что-то шила, изредка поднимая голову и кидая быстрые взгляды на детей и мужа. Слева от тахты, в высоком подсвечнике, горела толстая сальная свеча.

Тихая мирная картина семейного счастья. Чужого счастья…

Арсен плотно сжал губы. Сейчас он разрушит эту идиллическую беззаботность! Испугом наполнятся глазки мальчуганов, выражение ужаса застынет на лице пани Вандзи, вернее, Ванды-ханум, как теперь зовёт её муж, кинется в поисках оружия Гази-бей.

На одно мгновение появились эти мысли в голове Арсена и исчезли. А в груди закипал гнев. Может, этот поджарый, с тёмным лицом человек, этот хищный людолов, не далее как вчера заходил в комнату Златки? Может, он сделал её своей наложницей? Или, как рабыню, продал какому-нибудь татарскому или турецкому богачу? Да и со Стешей поступил так же?..

Он вспомнил разорённые, опустошённые города и села, отчаяние и гнев Мартына Спыхальского, когда пани Вандзя садилась на коня, чтобы вернуться в этот проклятый Крым, — и сердце наполнилось той решимостью и твёрдостью, которыми он всегда отличался.

Удача сопутствует смелым!

Он тихо приблизился к Роману, который из-за угла дома осматривал двор. Тронул его за плечо.

— Я нашёл их!

— Кого?

— Бея и его жену Ванду… Я сейчас зайду туда, а ты приготовь пистолет и встань у окна. Стрелять будешь только в крайнем случае.

Оставив товарища на страже, Арсен прокрался вдоль стены к калитке, ведущей во внутренний двор. Порывистый ветер шумел в верхушках деревьев, шелестел листьями, приглушая шаги. Крупные капли дождя звонко пробегали порой по черепице и быстро стихали.

Приоткрыв калитку и выждав, когда в разрыве туч блеснула луна, Арсен осмотрел двор. Нигде никого. Тогда он бесшумно скользнул от забора к дому и легонько толкнул дверь. Она открылась, и Арсен оказался в полутёмных сенях. Недолго думая, повернул налево, как выяснилось потом — на женскую половину. В темноте за что-то зацепился. Из какой-то комнаты донёсся голос старой женщины:

— Это ты, Селим?

— Я, — приглушённо ответил Арсен, замирая на месте.

— Толчёшься тут, — пробурчала та и, удовлетворившись ответом, умолкла.

Арсен облегчённо вздохнул, направился дальше, одновременно взводя курки пистолета и чутко прислушиваясь.

Вот раздался детский смех.

Здесь!

Арсен слегка нажал плечом на дверь, затаив дыхание шагнул в комнату и локтем прикрыл за собою створку.

Затрепетало пламя свечи.

Первой увидела его Ванда и тихо вскрикнула. Из рук у неё выпало шитьё.

Бей лежал на тахте спиной к двери и продолжал забавляться с детьми. Но вскоре он почувствовал, что с женой произошло что-то необычное, и повернул голову.

Его острый взгляд скользнул по статной фигуре казака. На лице появилось выражение крайнего удивления. Он оставил детей и вскочил на ноги.

— Спокойно, Гази-бей! Не двигайся! — властно приказал Арсен, поднимая пистолет. — Будь мудр и внимателен. Я пришёл с миром и с миром уйду, если ты проявишь выдержку, выслушаешь меня внимательно и не поступишь опрометчиво. К тому ещё учти — я здесь не один… Глянь в окно!

Бей обернулся. За стеклом тускло поблёскивало дуло пистолета.

— Кто ты такой? Чего хочешь? — глухо спросил бей и тяжело опустился на тахту.

Захныкали перепуганные дети.

— Пани, успокой их! — приказал Арсен, поведя пистолетом в сторону.

Вандзя бросилась к сыновьям, и они прижались к ней, как цыплята к наседке.

— Бей, ты должен понять, я шутить не намерен! Если тебе дорога твоя жизнь и жизнь твоих детей, то честно, как перед аллахом, отвечай на мои вопросы! — Арсен шагнул вперёд, пронизывая взглядом татарина, который не проявлял никакого страха.

— Я повторяю: чего ты от меня хочешь? — спросил бей.

— Скажи мне, где дивчина по имени Златка, которую ты выкрал в Немирове со двора Юрия Хмельницкого?

— Златка?.. Впервые слышу такое имя…

— Вспоминай! Её ещё звали Адике.

— Погоди… Погоди… Не та ли это красавица, которая понравилась гетману? А?

— Да. И ты её выкрал! Говори, где она?

— Не знаю!..

— Ты врёшь, собака! Или ты скажешь, или…

— Аллах свидетель, я не выкрадывал её… В самом Немирове я никого не взял. Только в сёлах, там, где ещё было немного людей… Да и то всего полтора десятка каких-то калек. Но мне разрешил сам гетман… в счёт платы за службу ему…

— Ты обманываешь! В Немирове нам сказали, что похищение Златки и Стёхи, второй дивчины… такой белокурой… Помнишь?

— Помню… красивые девчата…

— Это дело твоих рук!

— Нет! Клянусь аллахом…

— Чем ты докажешь? У меня мало времени!

— Постой… Теперь я припоминаю… Но ты ищешь не там, где надо.

— Ну!.. — В голосе Арсена зазвучала надежда. Где?..

— Она в Буджаке!

— В Буджаке?

— Да. Со мной возвращался домой Чора — сын Кучук-бея… Он действительно вёз из Немирова дивчину… Но кто она, я не интересовался.

— Где её там искать? Буджак большой…

— Вот это мне неизвестно. Кучук — белгородский бей… Там и ищи!

— На том спасибо, бей, если это правда… Поклянись!

— Послушай!.. Ну, ладно — клянусь детьми… Я сказал правду.

— Я тебе верю… Ещё вопрос: куда делась вторая?..

— Того не ведаю. Знаю только об одной.

— Не может быть! Они исчезли одновременно.

— Говорю тебе — не знаю… Не видал и не слыхал.

— Гм, — Арсен задумался: судя по всему, бей говорит правду. — Что поделаешь, благодарю, бей… И не гневайся, что заставил тебя и твою семью пережить несколько неприятных минут… Ну, а теперь стань к окну спиной и не двигайся до тех пор, пока не постучу со двора в окно. Понял?.. Если не хочешь получить пулю в спину, не вздумай преследовать меня!

Гази-бей прошёл к окну, медленно повернулся к нему спиной. Арсен тем временем, пятясь, отступал назад.

— Доброй ночи! — сказал он с порога и закрыл за собою дверь.

3

Гази-бей и Ванда-ханум не проронили ни слова и не шевельнулись, пока не раздался стук в стекло. Только тогда бей сорвался с места и метнулся к двери как безумный. Глаза его горели злобой, из горла вырвался нечеловеческий стон:

— Я убью его, этого гяура! Убью, как бешеную собаку!

Ванда-ханум бросилась ему наперерез, раскинула руки, как крылья, заслонила собою дверь.

— Гази, подожди! Не наделай глупостей!

— Пусти меня!

— Подожди, любимый, мне надо тебе рассказать…

— Прочь с дороги! — заревел рассвирепевший бей и так толкнул жену, что она, охнув, отлетела в сторону.

Громко заплакали дети. Но бей уже их не слышал: сорвав со стены саблю, как был, в одной рубахе, без шапки выскочил во двор и закричал изо всех сил:

— Эй, стража, ко мне!

Прибежали несколько заспанных сейменов.

— За мной!

Он мчался, как разъярённый бык, проклиная все на свете: урусское посольство, о котором в отсутствие калги, отосланного ханом с важным поручением в Стамбул, должен был заботиться, казака, осмелившегося на такой дерзкий поступок, себя — за то, что не проявил твёрдости, позволил так с собой разговаривать и не сумел схватить этого наглеца прямо в доме.

Пока сеймены стучали в ворота калги, пока стражники придирчиво допытывались, кто стучит и зачем, легко одетый бей замёрз. Пронизывающий осенний ветер обдувал его со всех сторон, холодная морось остужала разгорячённую бритую голову. Поэтому, когда он наконец ворвался на подворье, а потом крутыми ступенями взбежал на самый верх башни и распахнул дверь, его намерение убить казака на месте успело улетучиться. Нет, он так просто не прикончит его. Это было бы по меньшей мере неосмотрительно: ещё неизвестно, как к такому поступку отнесётся хан. Надо сделать все обдуманно, хитро, по закону, но так, чтобы этот гяур семь раз пожалел, что по скудоумию осмелился причинить неприятности властительному бею, любимцу хана.

Когда сеймены осветили комнату факелами, Гази-бей с радостью увидел: оба казака здесь, в башне. Они ещё не спали — лежали на кошме, прикрывшись кожушинами.

— Встать! — гаркнул он.

Казаки не спеша поднялись.

— Свяжите им руки! — повернулся бей к сейменам.

Те кинулись к казакам.

— Бей! — крикнул Арсен, разбрасывая нападавших. — Ты забываешь, что мы в составе посольства! Послы повсюду неприкосновенные особы!..

— Послы не врываются в чужие дома, как разбойники, — злобно ощерился Гази-бей и повторил приказ: — Вяжите их!

Казакам скрутили руки, подтолкнули к выходу. Арсен все ещё пытался обратиться к Гази-бею, убедить его, что он действует вопреки закону, но тот только криво улыбался и, поблёскивая мокрой бритой головой, казавшейся в колеблющемся свете круглой желтовато-коричневой дыней, молча шёл впереди.

Их завели во двор салтана и бросили в подвал.

— Мы требуем уведомить о нас посла Тяпкина! — крикнул Звенигора. — Ты, бей, ответишь за это самоуправство!

— Помолчи, гяур! Здесь я хозяин! Что захочу, то и сделаю с вами! — зловеще захохотал Гази-бей. — И начну с того, что угощу таким напитком, который быстро заставит вас развязать ваши паскудные языки… Эй, слуги, принесите сюда напиток шайтана! Да залейте по доброй кружке в казацкие глотки!

Арсен вздрогнул. Он не раз слышал, что в Крыму опасным преступникам, чтобы принудить их рассказать правду, насильно вливают в рот густую вонючую рапу из Гнилого моря — Сиваша. Она разъедает горло, адским огнём жжёт внутренности, вызывает такую жажду, что её не утолить и бочкой воды. Но пока несчастный не сознаётся или не оговорит себя, знакомых и незнакомых людей, воды ему не дают.

Два сеймена метнулись вверх по ступеням и спустя некоторое время вернулись с кувшином рапы и деревянной кружкой. Остальные накинулись на казаков, сбили их с ног, коленями прижали к земле.

— Лейте! Да побольше! Не жалейте шайтановой водички! — приказал Гази-бей, надевая кожушок, принесённый слугой.

Здоровенный плешивый сеймен зачерпнул полную кружку рапы и приблизился к Арсену.

— Сам будешь пить, гяур, или разжать тебе зубы ятаганом?

Арсен плотно сжал губы. Замер.

— Всуньте ему лейку в рот и заливайте! — крикнул салтан, дрожа от холода.

Но тут наверху скрипнула дверь, по каменным ступеням зашуршали женские чувяки.

— Гази! Гази! — послышался голос Ванды.

— Чего тебе? — раздражённо воскликнул бей, шагнув навстречу жене.

Ванда сбежала вниз и остановилась, увидев распластанные на полу тела казаков.

— Ты убил их! — вскрикнула она. — О горе! Матка боска!..

— Не кричи! Они живы, — уже спокойнее произнёс бей.

— Слава богу!.. Гази, не трогай их! Не тронь того казака! — Она указала на Звенигору. — Я тебе все расскажу!

— Говори!

— Я знаю его…

— Ты знаешь его? Откуда? — удивлённо спросил Гази-бей. — Ну, рассказывай!

Ванда провела дрожащей рукой по распущенным русым косам.

— Дай сначала слово, милый. Поклянись аллахом, что не причинишь этим людям зла.

— Чего ради? Что за глупые женские прихоти?.. Это моё дело, как с ними поступить!

— Нет, ты и пальцем их не тронешь, любимый! Слышишь — и пальцем! — И она обратилась к сейменам, все ещё державшим казаков: — Эй, вы, отпустите их! Немедленно!.. Гази, прикажи отпустить их!

Озадаченный бей сделал короткий, едва заметный жест пальцем, и сеймены отошли в сторону. Арсен и Роман медленно поднялись, встали у стены. А Гази-бей мрачно уставился на жену.

— Не говори загадками! Откуда ты знаешь этого казака? Ну!

Ванда кинула быстрый взгляд на Арсена и приблизилась к мужу.

— Ты помнишь, милый, я рассказывала тебе, как мой бывший супруг хотел лишить меня жизни?

— Помню.

— Так знай: этот казак — мой спаситель. Если б он тогда не встретился на моем пути, если б не его доброе, благородное сердце, не было бы теперь здесь твоей Ванды-ханум и не стало бы матери у наших детей… Теперь ты знаешь, почему я так заклинаю тебя, прошу, умоляю оставить этому казаку и его другу жизнь и свободу. Ведь то, что он ищет свою наречённую, — его священный долг!.. Каждый человек должен его понять, посочувствовать ему! Я и сама всем своим существом стремилась к тебе и к нашим деткам. Через степи, леса добиралась сюда… К тебе, любимый!

Взор Гази-бея потеплел. Руки его опустились. Жёсткое лицо смягчилось, и на нем появилась улыбка.

— Все это правда, что о нем рассказала, джаным?

— Правда! Клянусь богом! — воскликнула Вандзя.

— Почему ты мне не сказала раньше?

— Но ты, когда рассердишься, — как лев, мой повелитель! — В голосе Вандзи звучали одновременно и обида, и восхищение. — Ты и слушать меня не пожелал! Оттолкнул!..

— Ну, ну, не обижайся, джаным… Иди! — примирительно произнёс Гази-бей.

— А казаки? Что ты сделаешь с ними?

— То, что будет угодно аллаху. — Гази-бей на миг задумался, потом выхватил у одного из сейменов ятаган. — Смотри!

Он быстро подошёл к Арсену и разрезал верёвки, связывающие его руки. Таким же образом освободил от пут и Романа.

— Спасибо, бей, — промолвил Арсен.

— Её благодарите. — Гази-бей влюблённым взглядом посмотрел на жену. — Только её… А меня за что?

Арсен поклонился Ванде и поцеловал ей руку.

— Благодарю, ясновельможная пани. Ты спасла меня и моего друга. Мы никогда этого не забудем.

— Судьбу благодарите… Я рада, что вы оба остались живы и свободны, — тихо сказала Ванда и легко побежала по ступеням наверх.

4

Утром 25 октября 1680 года русское посольство в сопровождении Нуреддина[59] Саадет-Гирей-салтана и сотни сейменов выехали из Ак-Мечети и в тот же день добрались до польского стана на речке Альме.

Хан Мюрад-Гирей с большой свитой остановился в поле, в шатрах вблизи Бахчисарая. Вскоре сюда прибыли посол Тяпкин, дьяк Зотов, толмач Ракович, с ними вместе — Арсен Звенигора и Роман Воинов.

После взаимных приветствий и вручения подарков, что составляло неотъемлемую часть дипломатического этикета тех времён, посол Василий Тяпкин, разгладив бороду и глядя прямо в лицо хану, сказал:

— Великий и светлейший хан, повелитель орд Крымской, Буджакской, Едисанской, Джамбуйлукской, Едичкульской, Азовской и Кубанской! Затяжная и тяжёлая для обеих сторон война между нашими державами, ко всеобщей радости, закончилась. Великий государь московский и всея Руси Федор Алексеевич приказал нам, холопам своим, явиться к тебе, хан, чтобы вести переговоры о мире.

Тяпкин сделал паузу, пристально следя за выражением лица хитрого и умного хана Мюрад-Гирея. Но тот молчал, сверля русских проницательным взглядом. Только калга, который сидел правее и ниже хана, сурово произнёс:

— С чем прибыли посланцы царя урусов? Если с тем, с чем были здесь в прошлом году посол Сухотин и дьяк Михайлов, то нам не о чем толковать. Говори прямо!

— Мы здесь с намерением заключить прочный мир, — невозмутимо ответил Тяпкин, в его серых глазах не промелькнуло и тени замешательства. — А такой мир возможен только тогда, когда стороны прежде всего договорятся о границах между державами…

Хан чуть заметно кивнул, давая понять, что он согласен с послом.

— Что предлагают урусы? — буркнул калга, который приходился двоюродным братом хану.

— Установить границу между державами по рекам Роси, Тясмину и Ингулу, — твёрдо произнёс Тяпкин.

— Что?! — Калга вскочил. — Это насмешка! Об этом говорил нам и Сухотин.

— Да, да! — загалдели эмиры, аяны, салтаны и мурзы, толпившиеся в ханском шатре. — Урусы издеваются над нами!

— Уже три года не платят хану дань!

— Хотят отхватить Киев и все Киевское воеводство!

— И Запорожье!

— А завтра захотят Азов и Кубань!

Ракович едва успевал переводить.

Горячий Никита Зотов, высунув из-за плеча посла Тяпкина козлиную бородку, крикнул:

— Мы ничего сейчас не говорим про Азов и Кубань… Но кое-кто забыл, что некогда это тоже была русская земля!

— Как ты смеешь?! — проревел не менее горячий калга и, выдернув из ножен ятаган, бросился к дьяку. — Зарублю тебя за такие слова, неверный!

Хан дважды хлопнул в ладони. Калга запрятал ятаган, молча сел на своё место. Беи тоже замолчали, как будто языки проглотили. Наступила тишина. Слышно было лишь, как тяжело сопит дьяк Зотов да шумит за шатром осенний ветер.

— Не следует горячиться, — примирительно произнёс хан. — Когда сходятся послы двух держав, чтобы договориться о мире, то они всегда похожи на торговцев на базаре: один хочет продать подороже, а другой — купить как можно дешевле… Поэтому я понимаю урусских послов, которые заломили непомерно высокую цену.

— Какой же будет твоя, хан? — спокойно спросил Тяпкин.

Мюрад-Гирей хитро прищурил правый глаз.

— Мы не требуем чрезмерного, а только то, что принадлежит нам по праву…

— Слушаем, хан.

— Границей между нашими державами должен быть Днепр, а не Рось, не Тясмин, не Ингул… На всем протяжении — от Киева до владений запорожских казаков… Это раз, — Мюрад-Гирей загнул мизинец на левой руке. Во-вторых, царь московский обязан выплатить мне ту дань, которую задолжал за три года, и исправно посылать её в будущем по старым росписям, как это было установлено договорами с царём Алексеем… И третье: заключить перемирие на двадцать лет… Если урусский посол и его люди согласны на это, то мы можем подписать договор очень быстро.

Никита Зотов что-то неразборчиво проворчал, заёрзал на шёлковом миндере. Но Тяпкин предостерегающе поднял указательный палец, предупреждая дьяка, чтобы молчал, а сам сказал:

— Мы обдумаем, великий хан, сказанное тобой… Но нам хотелось бы уяснить, как Крым предлагает понимать слова «от Киева до владений запорожских казаков». Предполагается ли тем самым, что Киев и Запорожье отходят к Порте и Крыму или остаются в составе Московского государства? Пока непонятно, что мыслится насчёт правого берега, Брацлавщины и Подолья, где правит сейчас Юрий Хмельницкий? Царь московский стоит на том, что Стамбул и Бахчисарай не должны помогать этому гетману… Дальше. Нас беспокоит участь наших людей, которые находятся у вас в плену. Прежде всего — боярина Василия Шереметьева, который под Чудновом попал в полон к гетману польскому Станиславу Потоцкому и был затем за двадцать тысяч злотых продан Крымскому хану… Волнует также судьба князя Андрея, сына воеводы Григория Ромодановского, и других русских людей. Мы предлагаем их обменять на взятых нами в плен татар и турок…

— Господин посол столько наговорил, что мы вынуждены будем думать целую неделю, — усмехнулся хан. — Но уже сегодня могу сказать, что за боярина Шеремет-бея надо заплатить шестьдесят тысяч серебряных рублей. Если учесть двадцать тысяч злотых, выплаченных за него Потоцкому, да содержание на протяжении двадцати лет в плену, то это совсем недорого… Ромодан-паша пусть готовит хороший куш за сына… Обо всем другом — при следующей нашей встрече…

Хан поднялся. Это означало, что переговоры закончились. Посол и его спутники тоже встали и, поклонившись, вышли из шатра.

5

Несколько месяцев продолжался непрерывный торг. Постепенно согласовали все вопросы, кроме двух — о границе и Запорожье.

Московское посольство подтвердило давние договоры о выплате хану ежегодной дани за то, чтобы крымчаки не нападали на окраинные земли Московской державы.

И хан и султан согласились не помогать правобережным казакам. Это значило, что Порта и Крым, по сути, отказывались от посягательств на украинские земли, лежащие на запад от Днепра, и от поддержки Юрия Хмельницкого.

Не вызвал настойчивых возражений со стороны Турции и Крыма вопрос о Киеве. Мюрад-Гирей быстро признал, что Киев с монастырями и городами, местечками и сёлами остаётся за московским государем.

После долгих препирательств обе стороны выработали, наконец, условия обмена пленными.

Ожесточённые споры разгорелись по поводу статуса Запорожья и особенно о границе.

Московское посольство руководствовалось статьями Переяславского договора и договоров более поздних лет, которые регулировали отношения Украины и России. Оно также опиралось на фактическое положение, заключавшееся в том, что ещё в 1654 году вместе со всем украинским народом Запорожская Сечь воссоединилась с Россией и стала частью Российской державы. Но хан, ссылаясь на категорический наказ султана, яростно возражал против настоятельных требований русских, чтобы Порта и Крым это признали.

Тяпкин, Зотов и остальные члены посольства отчётливо представляли, почему хан упирается. Он и в мыслях не допускал, чтобы южные границы Москвы приблизились чуть ли не к самому Перекопу, а тем более никак не хотел юридически закреплять такое положение. Ему, конечно, надёжнее было иметь соседом неспокойное, воинственное, но не такое уж сильное Запорожье, чем могучую Русскую державу.

Учитывая то, что власть московского царя Запорожская Сечь на деле признает, Тяпкин решил снять вопрос о её статуте с переговоров, с тем чтобы поднять его потом в Стамбуле, во время получения «утверждённой грамоты» от султана.

И султан, и хан не отступали от того, чтобы границей был Днепр, а Правобережье считалось бы ничейной землёй. Тяпкин не соглашался. Переговоры оказались в тупике. Ни одна из сторон не шла на уступки. А время шло.

6

Охрану посольского стана несли сеймены Гази-бея. Они же доставляли из Ак-Мечети топливо, продовольствие и фураж. Сам бей почти каждый день наведывался на Альму, интересовался, как живут послы, не испытывают ли в чем-либо нужды, шутил и даже пытался завязать дружественные отношения с Тяпкиным и Зотовым. Однако все понимали, что это хитрый ханский лазутчик, и Зотов открыто избегал его, а Тяпкин держался насторожённо. Лишь Арсен Звенигора, по приказу Тяпкина, дружбой бея не пренебрегал и, хотя язык при нем придерживал, не терял случая поговорить на интересные для дела темы.

О столкновении Арсена и Романа с беем никто не знал. Сохранить это в тайне они договорились ещё тогда, когда бей освободил их. Бей не хотел, чтобы об этом проведали в Бахчисарае, а Звенигора и Воинов считали, что не стоит зря волновать руководителей посольства, у которых и без того забот хватало. К тому же они чувствовали себя виноватыми, так как сознавали, что подвергли опасности всех своих спутников.

В последних числах декабря, после особенно бурных споров с ханом, когда вконец измученный и потерявший всякую надежду Василий Тяпкин молча лежал на тахте, укрывшись кожухом, а Никита Зотов и Ракович писали за сколоченным запорожцами столом — татары обставили посольский дом по-своему, без обычной в России и на Украине высокой мебели, — заявился Гази-бей.

— Салям! — поздоровался он, снимая с бритой головы лисий малахай и стряхивая с него снег на глиняный пол.

— Здравствуй, бей, — ответил за всех Арсен. — Садись, гостем будешь!

— Благодарю. Но я не гостить приехал, а приглашать вас в гости к себе… Вернее, на охоту… Поедем на яйлу лисиц пострелять.

— Я болен, чувствую себя плохо, — сказал из-под кожуха Тяпкин.

— У нас, как видишь, уважаемый бей, забот невпроворот, — сухо бросил от стола Никита Зотов.

По смуглому лицу Гази-бея пробежала тень.

— Я было подумал, что урусские послы захотят развлечься. И Ванда-ханум надеется… Это она, вспомнив шляхетские выезды на зимнюю охоту в Ляхистане, тянет меня на яйлу. Нашим жёнам-татаркам такое даже в голову не могло бы прийти — не женское это дело. Но у меня жена гяурка, вот и должен иногда исполнять её желания… Чтобы не так много печалилась по родине…

— И очень она грустит? — спросил Тяпкин, откидывая кожух.

— Ещё как! Только и разговору, что о Ляхистане!..

— Если б не хвороба, я с удовольствием принял бы твоё приглашение, бей. Но, думаю, наши молодые друзья не откажутся поразмяться на конях по заснеженным холмам яйлы за зверем. Малость развеяться им не помешает.

— Я с радостью присоединюсь к бею, — сказал Арсен, расценив слова посла как приказ.

— Я тоже, — вставил Роман.

Гази-бей явно обрадовался.

— Вот и хорошо. Тогда я прикажу своим людям оседлать ваших коней.

И он вышел.

— Смотрите, хлопцы, не вздумайте приударять за полькой, а то бей уши отрежет! — улыбнулся Ракович. — Татарин никаких политесов[60] не допустит!

— Как-нибудь обойдётся, — ухмыльнулся Роман, натягивая шапку.

На яйлу охотничий отряд прибыл в полдень. Ванда, отправившаяся из Ак-Мечети в междуречье Альмы и Салгира без мужа, в сопровождении его сейменов, уже ждала в условленном месте. Женщина сидела на большом сером камне, возвышавшемся над бугристой, слегка заснеженной равниной, покрытой кое-где зарослями дрока, боярышника, граба да густой травой. Ванда была в мужском кожушке, расшитом цветными нитками наподобие гуцульских, в шароварах и тёплых, на меху, сапожках. На голове, как и у мужа, — лисий малахай с красной окантовкой, из-под которого выбивались белокурые локоны.

— Приветствую, пани, — спрыгнув с коня и целуя руку Ванде, сказал Арсен по-польски. — Я рад тебя видеть.

— Я тоже, пан… Здесь не часто услышишь родную речь. Правда, не далее как позавчера через Ак-Мечеть проезжали в Кафу польские купцы, но они торопились, и я только один вечер могла усладиться приятной беседой с земляками из Кракова.

Послышался рожок, и все начали готовиться к охоте. Бей послал вперёд загонщиков с собаками, сеймены вытащили из сагайдаков луки. Ванда вскочила на гнедого коня, ей подали лёгкий лук и два пистолета.

Казакам тоже выдали охотничье снаряжение.

Ехали медленно, цепью, держась на таком расстоянии друг от друга, чтобы можно было без опасности для соседа поразить дичь стрелой или пулей из пистолета.

Арсен пристально всматривался в бескрайнюю даль. Ослепительное солнце мириадами цветных искорок отражалось от белого снега, а в холодном сером небе парили орлы.

Издалека, из-за холма, поросшего кустарником, донеслись звуки рожков и собачий лай.

Гази-бей поднял руку:

— Внимание! Смотрите!

Сеймены расположились полукругом, наложили на луки стрелы.

Шум, поднятый загонщиками и собаками, приближался.

И вдруг из кустарников, распушив длинный рыжий хвост, выскочила лисица. За ней — вторая, третья… Напуганные собаками, они мчались сломя голову прямо на всадников.

Чёрный всадник

Зазвенели тетивы луков, просвистели стрелы. Две лисицы забарахтались в снегу, третья как вихрь, взбивая за собой белую пыль, прошмыгнула между всадниками и побежала ложбинкой к редким кустам, темневшим в неглубоком овражке. Арсен и Ванда повернули коней и помчались следом.

— Стреляй, пан Арсен! Стреляй! — крикнула Ванда, когда лиса, перед тем как прыгнуть в кусты, на миг остановилась и оглянулась на преследователей.

Арсен, не останавливая коня, натянул тугую тетиву. Но то ли от быстрой езды, то ли с непривычки промазал. Стрела упала вдалеке в кустарник. Лисица скрылась в овраге.

— Обидно! — воскликнула с досадой Ванда. — Убежала… А какой роскошный мех у неё! Как золото!

— Не жалей, пани, — утешал её Арсен. — Здесь, видимо, такой дичи хватает… Двух уже убили. А это ведь только первый заход. Обещаю добыть тебе хорошую лису!

— Заранее благодарю, пан.

Они поехали назад. Кони шли рядом.

— Какие вести из Речи Посполитой привезли купцы, пани? — спросил Арсен. — Четыре месяца, как мы в Крыму, от всего света отрезаны…

Глаза Ванды погрустнели.

— Когда они уехали, я проплакала всю ночь. Так было тяжко на сердце.

— Почему так?

— Не видать мне больше своей отчизны… Король Ян Собеский готовится к войне против султана и хана.

— Откуда это известно пани? — с любопытством спросил Арсен, внимательно вглядываясь в разрумянившееся лицо женщины.

— От проезжих купцов. Говорят, что против турок выступают Австрия, Венеция и папа… Те хотят, чтобы Речь Посполитая была с ними. А в Польше магнаты никак не могут сговориться. Король Собеский не знает, где взять денег, чтоб снарядить войско для похода. Если султан и хан ударят сначала по Польше, плохо будет. Никто не придёт ей на помощь…

— Так говорят купцы?

— Я сама такое предполагаю.

— Пани рассказала об этом мужу?

— А для чего? — удивилась Ванда. — Я ведь полька! Разве я враг своей отчизне?

— Пани поступила разумно, — похвалил Арсен, мысленно отмечая, что женщина рассуждает здраво и рассказала ему о новостях не без умысла.

Охота продолжалась ещё часа два или три. Арсену удалось подстрелить лису, и он подарил её Ванде, подумав при этом, что всех лис яйлы не хватит отблагодарить женщину и за спасение его и Романа, и за сообщённые ею столь важные сведения.

7

Когда Арсен закончил свой рассказ, Тяпкин сбросил кожух, из-под которого не собирался вылезать до утра, вскочил с тахты и стал быстро ходить по комнате.

— Да ты понимаешь, казак, сколь ценно то, о чем ты сейчас поведал? — остановился он перед Арсеном и сам же ответил: — Нет, не уразумел ты пока всего!..

— Ежели я чего не соображаю, то пусть господин посол пояснит, — улыбнулся одними глазами Арсен, а сам подумал, что не пойми он сразу значение известий, услышанных от Ванды, то пропустил бы их мимо ушей и не передал бы здесь, в посольском стане.

Дьяк Зотов, вытянув тонкую сморщенную шею, почесал пятернёй бороду и пристально уставился на Тяпкина.

— Что ты на все это скажешь, Василий?

— Теперь мы можем со спокойной совестью завтра же подписать договор о перемирии. Вот так-то.

— Это как прикажешь понимать? Разве подготовка Австрией и Яном Собеским похода против Турции каким-либо образом влияет на наши решения?

— Не сомневаюсь!

— Как именно?

Тяпкин потёр руки, хитро прищурился.

— Давай поразмыслим… Выгодно ли нам сейчас, чтобы наш вчерашний противник ввязался в большую и, вероятнее всего, затяжную войну?

— Конечно, — ответил дьяк.

— Чем бы ни закончилась эта война — победой ли Порты, победой ли Европейской коалиции, мы будем иметь передышку в несколько лет, а это именно то, что нам нужно. После долгих войн с Польшей, Портой и Крымом казна опустела, народ устал, вся Украина разорена дотла, — рассуждал вслух Тяпкин. — Поэтому мы должны подписать перемирие, чтобы наша страна хоть немного оправилась, а османы увязли бы в войне на западе. Нельзя допустить, чтобы наша неуступчивость заставила хана и султана искать примирения с Веной и Варшавой и привела бы к третьему походу на Украину.

— Ты мыслишь правильно, пан посол, — вставил своё слово Ракович. — Безусловно, жаль отдавать туркам и татарам наши просторы между Ингулом, Тясмином и Днепром. Но сейчас эти земли пустуют… Ни турки, ни татары их заселить не смогут. Туда вернёмся мы! Пройдёт десяток, полтора десятка лет — и земли эти снова станут частью матери-отчизны.

Только теперь Арсен полностью осознал исключительное значение вестей, с которыми он вернулся с охоты. Конечно, он сразу, ещё там, на яйле, понял, что польские купцы поведали Ванде очень важные новости. Но казак до сих пор никак не представлял, что сообщённые им сведения могли так повлиять на ход мирных переговоров и на судьбы самого Арсена и его товарищей, так ускорить возвращение посольства на родину, а значит, приблизить и поездку в Буджак на розыски Златки и Стёхи…

— До чего же здорово получается! — воскликнул он. — Если завтра подпишем договор, послезавтра отправимся к себе. До чего обрыдло сидеть тут, на этой, провались она в тар-тарары, Альме!

— Не торопись, друже, — охладил пыл казака Тяпкин. — Завтра мы ничего ещё не подпишем, на сие тоже понадобится время. Хотя бы несколько дней… Домой тронуться сможем только после того, как позволит хан, а это будет, должно, не раньше, чем на то получит согласие Стамбула…

— Ах, черт! — не удержался Арсен. — Так, значит, протянется неведомо сколько!

— А ты как думал?!

8

3 января 1681 года в ханский стан вблизи Бахчисарая съехались знатнейшие вельможи Крыма. На холме, где стоял золочёный шатёр Мюрад-Гирея, вырос целый шатровый городок. В долине ржали у коновязей лошади, сновали в засаленных кожухах и овечьих шапках слуги. Повсюду горели костры, над которыми в закопчённых казанах варилась баранина.

Из посольского стана, что по-прежнему стоял на Альме, явилось московское посольство. Стольник Василий Тяпкин, в новом кафтане и чёрной собольей шапке, с подстриженной бородой, не доезжая шагов сто до ханского шатра, остановил коня, солидно, не торопясь, слез и медленно шествовал протоптанной в неглубоком снегу тропинкой наверх. Следом вышагивал голенастый и худой дьяк Никита Зотов. Позади него — Ракович, Звенигора и Воинов.

У ханского шатра толпилась крымская знать. Все молча смотрели на русских, которые с высоко поднятыми головами проходили мимо них.

Возле входа в шатёр дорогу посольству преградил Гази-бей. Приложив правую руку к груди, он поклонился и произнёс:

— Великий хан Мюрад-Гирей ждёт вас!

Два нукера подняли тяжёлый полог, и русские вошли в шатёр. За ними последовали — по старшинству — эмиры, аяны, мурзы.

Мюрад-Гирей сидел в глубине шатра и в ответ на поклоны послов и крымской знати только кивал.

Стояла полная тишина. Хан обвёл взглядом напряжённые лица присутствующих, сложил молитвенно руки.

— Волею аллаха, волею наместника бога на земле, властителя трех материков, султана Магомета Четвёртого оповещаем всех, что, придя к согласию, сегодня мы подпишем договор о перемирии между Османской империей и Крымским ханством, с одной стороны, и царём московским — с другой. Готовы ли урусские послы поставить свои подписи на грамоте?

— Готовы, — громко ответил Тяпкин, слегка поклонившись.

— Тогда, волею аллаха, начнём… Кади[61], читай!

Вперёд выступил старый, сухой татарин в большом белом тюрбане, в чёрном балахоне с широкими рукавами, встал слева от хана, развернул свиток пергамента. Откашлявшись, начал читать.

Ракович тихо переводил. Тяпкин и Зотов, хотя и знали каждую статью договора на память, внимательно слушали.

По договору, который вскоре войдёт в историю под названием Бахчисарайского, между Россией и Портой с Крымом устанавливалось перемирие на двадцать лет.

Границей между державами от Триполья под Киевом до владений запорожских казаков становилась река Днепр.

Московский государь обязывался выплатить дань ханскому величеству за прошедшие три года, а потом присылать ежегодно по старым росписям.

Хан и султан обещали впредь не помогать казакам Хмельницкого.

Киев с монастырями и городами, местечками и сёлами — Васильковом, Стайками, Трипольем, Радомышлем и другими — признавался владением московского государя. И так далее… И так далее…

Кадий, закончив читать, положил грамоту на узкий длинный столик, стоящий посреди шатра, и рядом разложил грамоту на русском языке.

Первыми поставили свои подписи хан и калга.

Потом подошли стольник Тяпкин и дьяк Зотов. Перекрестились. Разбрызгивая чернила, подписались.

— Вот и конец войне, — сказал дьяк Зотов, отходя от стола. — Теперь, друзья, домой!.. Мы своё сделали!

Арсен Звенигора всматривался в суровые лица крымских вельмож, в хитро прищуренные глаза хана и, как бы отвечая на слова Зотова, подумал: «Конец ли? Ведь ни хан, ни султан не захотели заключить мир… Только перемирие… Не означает ли это, что стоит Порте расправиться с противниками на западе, она сразу же повернёт свои орды на север, на Украину?..»

9

Лишь через два месяца после подписания перемирия Мюрад-Гирей дал согласие московскому посольству на отъезд.

4 марта в полдень хан с калгой, беями и мурзами прибыл в свой стан на поле вблизи Бахчисарая. Сюда были приглашены и русские послы. Тяпкин хотел заявить решительный протест, что их задерживают: то хану, дескать, стало приятно принимать послов Московской державы, то, мол, испортилась погода, степи замело снегом и трогаться в дальнюю дорогу опасно, то из-за других пустяковых причин, хотя всем было совершенно ясно: окончательно согласованные и подписанные статьи грамоты о перемирии хан послал в Стамбул и ждёт ответа. Но не успел стольник Тяпкин поклониться, как Мюрад-Гирей поднялся со своего шёлкового миндера, вышел на середину шатра, где остановилось посольство и, по гяурскому обычаю, пожал всем руки.

— Волею аллаха мы сообща совершили хорошее дело, выгодное для обеих держав, — произнёс он торжественно. — Сегодня вы можете отправляться на родину… В знак искреннего уважения к послам нашего брата, великого государя московского, я вручаю вам подарки — лучших аргамаков из моих табунов. С сёдлами и чепраками… Дарю вам не оружие, а верховых объезженных скакунов — в знак мира и доброго соседства!

Ханские вельможи закивали, зацокали языками. Под высоким шёлковым сводом шатра прошелестело всеобщее восхищение.

Тяпкин, не проявляя удивления, сдержанно поблагодарил и пожал руку хану. Правда, ничего подобного он никак не ожидал, ибо крымские ханы издавна к чужеземным послам относились почти так же пренебрежительно, как к своим подданным. Необычное поведение хана можно было объяснить только тем, что завершённое им дело пришлось по душе султану.

— Спасибо, светлейший хан, за щедрый подарок. Я и мои товарищи очень довольны. Особенно нам радостно, что между нашими государствами установилось перемирие. Ибо, как говорили древние, лучше плохой мир, чем хорошая война. Надеемся, что почтённый хан будет придерживаться заключённых нами статей, а подвластные хану орды своими набегами не станут чинить обид нашему населению и не дадут повода для взаимной враждебности.

— Во всем воля аллаха! — наклонил голову Мюрад-Гирей, и не понять было: одобряет он сказанное Тяпкиным или отрицает.

В тот же день московское посольство, сопровождаемое Гази-беем и его сейменами, выехало из ханского стана по направлению к Перекопу.

Все были в прекрасном настроении. К этому располагало, кроме удачно выполненного царского поручения, ещё и то, что наступила ранняя весна. Снег растаял. Над крымской степью веяли тёплые ветры, звенели жаворонки. С прозрачной высоты пригревало ласковое весеннее солнышко.

Арсену и Роману не терпелось. Они жаждали поскорее добраться домой, в Сечь, а оттуда немедля мчаться в Буджак, где изнывала в неволе Златка. Вызволив её, надеялись узнать что-либо и о Стёхе… Потому непрерывно подгоняли застоявшихся за зиму коней.

Степь лежала перед ними плоская и бесконечная. И дорога, едва заметная среди сухих прошлогодних бурьянов, тонула в синей дали, и казалось, — не будет ей ни конца ни края…

ВАРВАРА-ХАНУМ

1

— Мама!

— Чора! Сынок мой! Вернулся!.. Исхудал-то как!

Красивая белолицая женщина легко, словно девушка, метнулась навстречу юноше, который неожиданно появился на пороге, и прижала его чернявую голову к своей груди. Потом взглянула ему в лицо, поцеловала в обе щеки и только после этого повела в глубь большой, богато убранной комнаты и усадила рядом с собой на покрытую пёстрым ковром оттоманку.

Худая чёрная служанка внесла на широком деревянном блюде еду и миску с водой. Чора ополоснул руки, взял кусок жареной баранины с перцем и запустил в него свои крепкие зубы… Мать с любовью смотрела на сына и нежно гладила его твёрдое, острое колено. Когда он закончил есть и запивал все шербетом, спросила:

— Где отец? Он тоже вернулся? Ведь не был дома почти полгода!

Чора вдруг покраснел и опустил голову. Мать заметила перемену, происшедшую с сыном, подняла пальцами его подбородок, заглянула в глаза.

— Чора, вы, случаем, не поссорились?

— Да, — тихо ответил паренёк и отвернулся.

— Из-за чего?

Чора ещё ниже понурил голову и с усилием выдавил из себя:

— Не что, а кто — причина… Полонянка…

— Полонянка? Это та, которую ты привёз из Немирова?

— Она.

— Так почему вы поссорились?

Чора припал щекой к плечу матери.

— Мама, ты же знаешь, что я полюбил эту дивчину…

— Знаю… — покачала головою мать. — Хотя никак не думала, что дело дойдёт до женитьбы… Ты ещё молод. И та полонянка не скрывала, кажется, что любит какого-то казака, за которого собиралась выйти замуж…

— Да, она говорила…

— Вот видишь!

— Но теперь это не имеет значения! — с жаром воскликнул паренёк. — Она — наша полонянка и с ним никогда не встретится!..

Мать с грустью посмотрела на сына и тёплой ладонью провела по его жёсткому чёрному чубу.

— А что сказал тебе отец?

Чора вздрогнул.

— Отец! Отец! — разволновался юноша. — На Киев мы с ним шли разными дорогами: я из дома, а он — из Немирова… Встретились на Роси, и на радостях я попросил у него позволения жениться на Стёхе…

— Ну?

Чора сжался, чуть слышно прошептал:

— Мне стыдно тебе говорить, нэнэ…

Мать закусила губу. От внезапной догадки отхлынула кровь от лица. Щеки побледнели. Горький клубок, подступивший к горлу, перехватил дыхание. Она поняла все.

— Он отказал тебе, Чора?

— Ты угадала.

— И отругал тебя?

— Ещё как!..

— Что же он сказал? Неужели, что сам женится на той полонянке?

— Да, мама… Прости, что я говорю тебе про это…

На какое-то время в комнате наступило молчание. Потом женщина гордо выпрямилась, сжала кулаки и, как будто ничего не произошло, внешне спокойно спросила:

— Где он сейчас? Снова поехал в Немиров?

— Нет, он здесь… Скоро придёт… Мы вернулись не с пустыми руками, и он делит добычу — ясырь и гурты скота: воины хотят получить свою долю немедленно… Наш ясырь я отправил домой ещё с дороги. Отец заранее отобрал и отделил то, что полагалось нам… Ты знаешь, как это делается.

— Боже мой! Как не знать… Разве можно забыть, как меня однажды пригнали сюда, на берег Днестра, и, как скотину, ощупывали и оглядывали чужие люди. И когда оно кончится! Каждый раз сердце кровью обливается… — с болью сказала мать.

Чора обнял её.

— Мама, успокойся, дорогая! Не нужно вспоминать. Ведь я люблю тебя… Люблю и уважаю больше всех на свете! Ты у нас такая красивая, ласковая и умная, родная моя!

Женщина помолчала. Нахмуренное лицо постепенно стало проясняться, а в глазах засветились тёплые огоньки.

— Спасибо тебе, сынок… Ты у меня добрый… Ну, так где вы побывали?

— На этот раз в самом Киеве. Потрепали окрестные села, ворвались в город… О аллах, какой он большой и великолепный! Наш Аккерман в сравнении с ним кажется мне теперь маленьким и грязным. Если бы не крепость да не дома мурз, то эти бестолково разбросанные глиняные халупы стыдно было бы называть нашей столицей!

— И это говоришь ты, сын мурзы? — удивилась мать.

— Мама, ты сама учила меня говорить правду!

— Но не презирать свой отчий дом, каким бы бедным и невзрачным он ни был…

— Спасибо, мама, за науку.

— Мне хотелось бы взглянуть на ясырь, Чора… И на ту… дивчину… Проводи меня!

Они вышли из дома, утопавшего в зелени сада и виноградников. От Днестра тянуло прохладой и запахами рыбы, водорослей.

Яркое южное солнце палило немилосердно… Пройдя широкий двор, где возле служб бродили невольники и татары-батраки, мать с сыном оказались в дальнем углу усадьбы, обнесённом высоким забором из ноздреватого ракушечника. Здесь, в мрачных низких помещениях, прилепившихся к высокой ограде, жили невольники.

— Вот они, — сказал Чора, показывая рукой на группу пленников и пленниц, которые, устало поникнув, сидели в тени под стеной.

Навстречу хозяйке торопился пожилой, но ещё крепкий татарин-надсмотрщик.

— Салям, Варвара-ханум, — согнулся он в поклоне почти до земли. — Пришла взглянуть на ясырь?.. Он чудесный! Очень хороший ясырь! Будешь довольна, ханум! Пусть аллах продлит твои золотые годы!

— Я хочу, Селим, сначала увидеть дивчину по имени Стёха, — поморщилась женщина. — Покажи мне её.

— Она здесь, ханум. — Надсмотрщик указал на узенькую дверь. — Её кормят лучше других и на работу не гоняют. Так велел молодой мурза, да будут благословенны его дни… Я берегу её пуще глаза, ханум, это дорогая пташка! — Он отпер дверь, крикнул: — Выходи! Тебя желает видеть хозяйка, Варвара-ханум.

Послышался шорох, и из двери вышла Стёха.

Не поклонившись, остановилась и пристально взглянула на Чору и миловидную женщину с тяжёлой, отливавшей золотом косой. Несмотря на тоску, светившуюся во взоре, Стёха была свежа и прекрасна, как только что распустившийся пион.

— Как тебя звать? — спросила задетая за живое её красотой Варвара.

Стёха не ответила, только чуть повела плечами.

— Тебе здесь хорошо? Никто не обижает?

Девушка и на этот раз ничего не сказала. Видя, как сжались её губы и потемнели глаза, Варвара поняла, что не добьётся от неё ни слова.

Чора тоже молчал, но мать заметила, как влюблённо он смотрит на прекрасную полонянку. И у Варвары в груди одновременно с чувством горькой скорби по собственной уходящей молодости росла гордость за сына, взрослого, возмужавшего, овеянного и обожжённого степными ветрами, и тревога за его будущее счастье. Где оно? Неужели в этой дивчине?.. Варвара окинула быстрым взглядом ладно скроенную фигурку, прелестное личико, тугой жгут русой косы, и в душе всплыли противоречивые чувства — жалости, приязни, как к возможной жене сына, и острой ненависти, как к своей сопернице.

— Ну почему ты не хочешь говорить с моей матерью, Стёха? — спросил Чора.

Полонянка медленно повернулась к нему, но тут из гурьбы невольников выскочил худенький человечек с перевязанной правой рукой и воскликнул:

— Стёха! Это ты, Стёха?

Девушка встрепенулась, побледнела и с криком метнулась к нему.

— Дядька Иваник! — Она упала мужчине на грудь, зарыдала. — И ты тут? Тоже в неволе!.. А где Арсен?

Невольники взволнованно гомонили. Варвара и Чора молча наблюдали такую неожиданную для них встречу.

Иваник здоровой рукой погладил Стёху по прижавшейся к нему голове.

— Бедненькая!.. Разыщет тебя, дивчина, Арсен, знаешь-понимаешь. В Немирове все перевернул — не нашёл. Теперича в Крым поехал, подумал, что тебя и Златку туда завёз людолов-салтан…

— О боже! Я тут… А Златка… Не знаю даже, где она…

— Да ты не тужи, найдёт он вас! Вот те крест! — Иваник с трудом перекрестился, от всего сердца желая успокоить девушку. — Хоть весь свет ему пришлось бы обшарить — найдёт! Вот пускай и Кузьма скажет, он хорошо знает твоего брата!..

Рожков поздоровался, с участием посмотрел на сестру Арсена.

— Не журись, девонька! Иваник правду говорит. Арсен вызволит иль выкупит тебя!

Вокруг них столпились невольники. Чужое горе на некоторое время оттеснило их собственное, посыпались советы и утешения. Но скоро люди притихли, вспомнив своё жуткое положение, обернулись к хозяйке.

— Здравствуйте, люди добрые! Здравствуйте, земляки и землячки! — поздоровалась Варвара-ханум.

— Добрый день, милостивая пани, — кто-то несмело ответил из толпы.

Невольники угрюмо рассматривали статную женщину в роскошной шёлковой одежде и в расшитых бисером чириках. Кто она, почему так хорошо говорит на их языке?

Варвара-ханум печально смотрела на них, и на глазах её блестели слезы. Сколько раз уже встречала она таких же несчастных с тех пор, как сама попала сюда! Сколько тысяч их прошло перед ней, но привыкнуть к жестокому зрелищу она не смогла!..

— Боже мой, осталось хоть немного людей на Украине или там уже одна голая степь? — произнесла она с тоской. — Когда же кончится это лихолетье? Когда наша дорогая отчизна перестанет истекать кровью, от боли кричать, в нестерпимой неволе гибнуть?

Всех удивили странные в устах этой незнакомой женщины слова.

Вперёд выступил Кузьма Рожков.

— Об этом, ханум, стоило бы спросить не нас, а ялы агасу[62] да мурзу Кучука… Это они чаще других нападают со своей ордой на Правобережье! Это они вместе с крымчаками да янычарами так опустошают тот край, что там и вправду скоро не останется ни одной живой души… Так что вам, ханум, следует спрашивать у виновника, у своего мужа, кровавого людолова!

— Раб! — воскликнул возмущённый Чора и схватился за саблю. — Как ты посмел сказать такое?!

Но мать придержала его руку:

— Стой, Чора! Этот храбрец говорит то, что есть на самом деле. — И подняла взгляд на стрельца: — Как твоё имя?

— Кузьма Рожков, ханум.

— Кузьма Рожков… Спасибо тебе за правду… Ты смелый человек.

— Мы все тут осмелели, дальше некуда, — пробурчал Иваник, — терять-то нам, кроме жизни, нечего. Чего стоит рабская жизнь, ты, ханум, сама знаешь-понимаешь…

— Не зовите меня так, — тихо сказала женщина. — Какая я ханум? Я тоже полонянка, как и вы…

— Федот, да не тот! — снова не сдержался Иваник.

— Судьба невольников, а особенно невольниц, складывается по-разному…

— Откуда сама? Не землячка, часом? — спросил Иваник.

— Из Борзны, если знаешь.

— Из Борзны? Как не знать… Даже хорошего знакомого имел оттуда… Близкий друг вот её брата, — Иваник кивнул на Стёху.

Глаза Варвары-ханум вспыхнули.

— Знакомого? Если он моего возраста или старше, то я его, верно, знаю… Кто он? Как его зовут?

— Семён Палий…

— Не слыхала.

— Откуда тебе, знаешь-понимаешь… Он ведь недавно стал прозываться Палием. А раньше, пока не пришёл на Сечь и не вступил в низовое товариство, звался Семёном Гурко.

— Что?! — Варвара-ханум побледнела и схватилась за сердце. — Как ты сказал? Семён Гурко?..

— Да, Семён Гурко.

— О боже!

У неё подкосились ноги. Она едва не упала. Чора поддержал её.

— Мама, что с тобой?

— Семён… Братик мой дорогой! — прошептала женщина. — Значит, живой он, живой… А я-то думала, что из всего рода нашего никого и на свете нету, так давно я из дома… Что он говорил? Про кого из наших вспоминал? Расскажи мне, будь добр!

Все были поражены неожиданным открытием и ещё теснее обступили женщину-землячку, которая оказалась их госпожой и от которой в большой мере зависела их судьба. Иваник и Стёха поведали то, что знали про её брата, про его семью, рассказали, как он выглядит сейчас. Не было мелочи, которая бы не интересовала женщину. А когда Иваник с восторгом вспомнил о том, как Семён хорошо играет на кобзе и поёт, женщина донельзя расчувствовалась и заплакала.

— Боже мой, это, конечно, он! Красавец на всю Борзну, не было ни кобзаря, ни певца, кто бы мог с ним сравниться… Ой, увижу ль я его когда-нибудь? — причитала она сквозь слезы.

И в конце концов так разволновалась, что не смогла говорить. Чора взял её под руку и повёл со двора.

2

Мурза Кучук прибыл домой вечером. Хотя он, согласно мусульманским обычаям и законам, и имел четырех жён, но, по сути, его единственной любимой женой долгие годы была Варвара, приворожившая сердце сурового мурзы. Она жила как полноправная хозяйка в его просторном доме на берегу днестровского лимана, вблизи Аккерманской крепости. Остальных жён он давно отослал в далёкие степные улусы приглядывать за многочисленными отарами овец и табунами лошадей.

Сильный, загорелый, с круглой бритой головой, крепко сидевшей на жилистой короткой шее, пропахший после похода конским потом и дымом степных костров, он быстро вошёл на женскую половину дома и, увидев на оттоманке сидевшую в глубокой задумчивости жену, радостно блеснул белыми зубами, раскинул руки для объятий.

— Салям, дорогая Варвара-ханум!

Варвара не бросилась, как бывало, ему на грудь, не стала горячо целовать, даже не поднялась навстречу. Холодно посмотрела на мужа и отвела глаза в сторону.

Кучук остановился.

— Милая моя, что случилось?

Почти за два десятка лет совместной жизни он научился безошибочно угадывать значение каждого взгляда, каждого жеста своей красивой и, по правде говоря, своевольной жены.

— Сам знаешь! — тихо, но многозначительно ответила Варвара.

— Что ты имеешь в виду?.. Ещё один поход на твою родину? Пора бы примириться с этим. Война — моё ремесло! Она приносит больше дохода, чем все мои владения.

— С этим я ничего не могу поделать…

— Что же тогда?

Варвара гордо выпрямилась, смело глянула мужу в глаза.

— Красавицу выкрал… Молодую захотелось!..

Кучук некоторое время стоял неподвижно, ничем не проявляя своих чувств. Постепенно лицо его мрачнело, становилось непроницаемым, словно окаменевшим.

— А-а, вот ты о чем… Напрасно сердишься, милая. Могла бы за это время привыкнуть, что аллах позволяет мусульманам иметь не одну, как у гяуров, а две и даже четыре жены… Тебе известно, в прошлом году умерла Фатьма. Значит, я могу взять себе другую жену. И конечно, как каждый мужчина, отдам предпочтение молодой, а не старой. В этом походе я действительно выкрал в Немирове одну дивчину. Ну и что?.. Можешь не волноваться! К тебе у меня прежние чувства. Ты навсегда останешься моей старшей женой, матерью нашего любимого сына Чоры, единственного наследника, которого подарил мне аллах, ибо другие жены родили мне только девчонок… Тебе этого мало?

Варвара резко вскочила с оттоманки, встала перед мужем. Лицо её пылало, глаза горели гневом.

— Если ты, мурза, думаешь, что я соглашусь на такую жизнь, то глубоко ошибаешься! Аллах мне свидетель, я никогда и ни с кем не пожелаю разделять твою любовь, как рыба никогда добровольно не захочет разлучиться с водой!.. Запомни это навсегда!

Кучук засмеялся злобным смехом, от которого дрожь пробирала всех, кто его слышал. Но Варвара и бровью не повела. Гневно смотрела на мужа, сложив руки на высокой груди.

Мурза вдруг перестал смеяться, подошёл к жене вплотную, обнял и дважды — быстро и горячо — поцеловал в губы.

— И все-таки придётся тебе смириться, ханум, с тем, что произошло! Мне понравилась эта дивчина, и она будет моей.

— Но её любит Чора! — воскликнула Варвара.

— Он ещё ребёнок, — строго ответил Кучук. — К тому же он будущий мурза, и ему не пристало первую жену брать из полонянок.

В его взгляде было что-то такое, что заставило Варвару сдержаться. Она вьюном выскользнула из его рук и молча легла на мягкую кошму, застеленную пушистым пёстрым ковром. Думала, что он ляжет рядом, прильнёт, как прежде, попросит прощения, приласкает, приголубит. Но Кучук круто повернулся и вышел из комнаты.

Она не ожидала этого. После полугодовой разлуки прийти на одну минуту, сказать, что любит другую, хочет жениться на ней, — и исчезнуть… Тяжёлой волной нахлынула обида. Нет, она так легко не сдастся! Будет бороться и либо победит, либо погибнет.

Преисполненная негодования, обиды, жалости к себе, Варвара стиснула зубы, чтоб не разрыдаться. Окаменев, лежала на мягкой постели и сухими глазами уставилась в густые сумерки, заполнявшие углы.

Внезапно из открытого окна донёсся шорох. Она вскочила, испуганно спросила:

— Кто там?

В окне показалась голова Чоры.

— Это я, мама… Я все слышал!

Юноша влез в комнату и сел рядом с матерью. Варвара привлекла его к себе, поцеловала.

— Ты подслушивал наш разговор? Но это…

— Я не хотел… Так получилось…

— Ну, ладно, случившееся не изменишь. Может, это и к лучшему, что ты все слышал… Как нам теперь поступить?

— Не знаю… — растерянно, совсем по-ребячьи ответил Чора.

— А я знаю! — решимость прозвучала в её голосе. — Мы должны отстаивать наше счастье!

— Как?

Варвара помолчала, словно собираясь с мыслями. Потом крепко сжала руку сына.

— Слушай меня внимательно, Чора… Ты должен отказаться от этой полонянки. Ведь ты знаешь, что она тебя не любит, что у неё есть наречённый… Так неужели тебе хочется иметь жену, которая всю жизнь будет тебя ненавидеть?

— Мама!.. — воскликнул с болью Чора.

— Тс-с-с! Не перебивай… Перечить отцу ты не можешь, она станет его женой.

Чора схватился руками за голову.

— О аллах!..

— Вот что я придумала, — сказала мать. — Ты помнишь двух невольников из Киева?

— Конечно.

— Так вот, этой ночью приготовишь трех коней, саквы с едой, три ярлыка мурзы на свободный выезд из улусов, выведешь тех невольников и дивчину в степь и отпустишь…

— Я? Сам?.. — отшатнулся потрясённый Чора.

— Так нужно!.. Я понимаю, что самую большую жертву приносишь ты, отказываясь от своей любви. Но этим ты спасёшь мать, отца, а может, и себя… Представь только, каково будет тебе, когда Стёха станет женой отца? Мне страшно подумать, какие муки будут терзать твоё сердце! И что может произойти между вами…

Чора не возражал. Мать, как всегда, мудро и правильно все оценивала. Но от сознания, что мать права, ему не становилось легче. Его молодое горячее сердце, из которого нужно было самому вырвать болезненно-сладостное чувство, громко, как молот, стучало в груди и никак не желало соглашаться с доводами разума.

А мать продолжала:

— И ещё одно, Чора: я хочу встретиться со своим братом…

— Как это сделать, мама?

— Невольники знают его. И та дивчина тоже… Пусть передадут ему моё приглашение и ярлыки. Я уверена, Семён, твой дядька, узнав, что я жива, что нахожусь в Аккермане, как только получит ярлык мурзы Кучука, медлить не будет и приедет сюда.

— Я исполню все, мама, — пообещал Чора.

— Ну, так иди готовься! А я поговорю с Селимом да отнесу ему кувшинчик вина, чтобы спал покрепче этой ночью.

Чора обнял мать и вышел из комнаты.

3

Оставив лошадей в зарослях ивняка на берегу лимана, Чора вернулся домой. Проходя мимо освещённого окна отца, не удержался, заглянул внутрь. Мурза ещё не спал. Сидел на тахте и, подперев рукой подбородок, смотрел прямо перед собой.

Чоре стало страшно. Ему показалось, что отец заметил его сквозь стекло и сейчас погонится за ним. Чора отступил в тень. Остановился под развесистым абрикосовым деревом, продолжая наблюдать за отцом. Но мурза не шевельнулся, сидел неподвижно, углублённый в свои думы.

Чора замер. Голова пылала от тревожных мыслей.

Осталось сделать ещё один решительный шаг — вывести невольников и невольницу, посадить их на коней и… Сможет ли он так поступить? Хватит ли у него сил собственными руками погубить своё счастье? Ведь если Стёха уедет на Украину, он никогда уже не увидит её. Она будет для него недостижимой…

Недостижимой?

А разве более близкой она будет, когда станет женой отца?

От этой мысли он вздрогнул и закусил губу. Нет, как ни верти, все нехорошо. Куда ни глянь — выхода нет…

Как нет?.. Постой — а почему бы не отвезти Стёху в далёкий улус, ну, хотя бы к дальнему родственнику отца старому Ямгурчи, доброму седобородому аталыку[63] Ямгурчи, который, потеряв в походах всех сыновей, коротает одинокие годы? Он всегда так хорошо относился к нему, своему двоюродному внуку!.. Аталык, пожалуй, охотно укроет дивчину до лучших времён и, если Чора очень попросит, сохранит это в тайне и от отца, и от матери…

Юноша даже улыбнулся неожиданной удачной мысли, посетившей его затуманенную, растревоженную душу. Как он не подумал об этом раньше?

Свет в окне погас: отец лёг спать. Постояв ещё некоторое время и убедившись, что вокруг все спокойно, Чора направился к загородке, за которой жили невольники.

Здесь тоже было темно и тихо. Селим задавал храпака в своей каморке. Сторожевые собаки, узнав молодого хозяина, стали скулить и ластиться. Чора загнал их в пустую кухню, прикрыл дверь и подошёл к зарешеченному окну помещения невольников.

— Иваник! Рожков! — еле слышно позвал он.

Внутри кто-то притаил дыхание, поднялся.

— Кто там?

— Разбуди Кузьму Рожкова и Иваника!

— Я и есть Кузьма Рожков… Чего тебе?

— Выходите с Иваником сюда! Я открою дверь… Да быстрее!

Когда невольники вышли, Чора зашептал:

— Меня не опасайтесь… Я Чора… Я помогу вам бежать домой…

— С чего бы это, знаешь-понимаешь? — удивился Иваник.

— Так решила моя нэнька… Я приготовил коней, харчи… Сейчас выведу вас из города, дам ярлыки на свободный выезд из Буджака, а там вы и сами доберётесь до Киева…

— Гм, даже не верится, — все ещё сомневался Иваник. — Ты, того… знаешь-понимаешь… хлопец, не подведёшь нас, часом, не обдуришь?

— Не будьте сами дурнями, — рассердился Чора. — Мать отпускает вас домой не потому, что вы ей понравились, а потому, что знаете Семена Гурко, её брата, а моего, значит, дядьку. Передадите ему ваши ярлыки и скажете, что сестра Варвара ждёт его к себе в гости… С таким ярлыком он может беспрепятственно приехать в самый Аккерман… Поняли?

Иваник и Рожков чуть не пустились в пляс: о таком счастье они и помыслить не могли.

— Конечно, уразумели, мурза, — ответил Кузьма Рожков, не в силах скрыть радость. — Сделаем все как положено! Пошли!

Чора вывел их на берег лимана, где в густых зарослях стояли наготове две лошади с притороченными к сёдлам дорожными саквами. Рожков крепко пожал Чоре руку.

— Спасибо тебе, хлопец!

А Иваник расчувствовался:

— Хоть ты и нехристь, знаешь-понимаешь, а добрый человек! Пусть бережёт тебя господь бог! А матушке твоей — низенький поклон.

— Счастливой дороги! — улыбнулся Чора, услыхав пожелания Иваника.

Он постоял, пока не стих вдалеке стук копыт, а потом бегом помчался к дому. Тревога не покидала его. То, что он задумал, противоречило не только воле отца, но и желанию матери, приказавшей отпустить Стёху на Украину. Но, несмотря на глубокую любовь и привязанность к матери, он не в силах был перебороть своё чувство к этой дивчине-гяурке, не мог расстаться с нею и тем самым разрушить своё счастье, потому и решился на отчаянный поступок…

Осторожно прокравшись к халупке, в которой спала Стёха, открыл дверь.

— Ой, кто там? — испуганно вскрикнула девушка, пытаясь в темноте разглядеть позднего гостя.

— Не бойся меня. Я Чора, — прошептал паренёк. — Скорее одевайся и выходи!

— Куда?.. Зачем?..

— Тс-с-с… Меня не опасайся, глупенькая, ничего плохого с тобой не будет. Я должен тебя спасти!

— Меня? От какой такой опасности?.. Что мне ещё угрожает?

— Вернулся из Немирова мой отец…

— Ну и что?

— Он хочет жениться на тебе…

— О боже!

— Я не допущу этого. И моя нэнька этого не хочет… Теперь ты понимаешь? Ну, собирайся! Да не теряй время! До рассвета мы должны быть далеко…

Стёха молчала. То, что сказал Чора, походило на правду.

— Куда ты хочешь меня повезти?

— В безопасное место… В одном степном улусе живёт мой двоюродный дедушка Ямгурчи, добрый старик. Меня он очень любит и сделает все, о чем я его попрошу…

— Почему ты…

— Стёха, неужели ты до сих пор не догадалась, как я люблю тебя! — вырвалось у юноши. — Лучше мне видеть тебя мёртвой, чем женой другого… чем женой… отца моего…

Чёрный всадник

Стёха давно знала, что Чора любит её. Но поскольку он, то ли по молодости и свойственной ему замкнутости, то ли по другой какой причине, никогда не говорил ей о своём чувстве, она над этим не задумывалась. Теперь его отношение могло сыграть важную роль в её судьбе. Влюблённого Чору ей пока что бояться нечего. Зато жестокого и наглого Кучук-бея…

Нет, колебаться нельзя! Да и жизнь за последнее время научила её быть решительной и полагаться в тяжкие минуты только на себя.

Она накинула на плечи пёстрый татарский халат, обулась в мягкие чирики из бараньей кожи и шагнула к двери.

Чора взял Стёху за руку и, осмотрев двор, вывел в густо-синюю темноту южной безлунной ночи…

БУДЖАК

1

Иваник и Рожков лишились коней ещё на Днестре. Их отобрали ордынцы при переправе через реку, а самих отпустили: выручили ярлыки. Оборванные, босые, чуть живые от голода и усталости, доплелись они до Киева и первые два дня, воспользовавшись гостеприимством генерала Гордона, только и делали, что ели на кухне и спали на чердаке конюшни. А на третий день, малость восстановив силы, спустились на Подол, миновали Житный базар и направились к Киевской коллегии.

За каменной стеной, на просторном дворе, вымощенном обожжённым кирпичом, шныряли монахи, шумно играли спудеи младших классов. Старшие стояли группами и о чем-то разговаривали. Смех, взлетавший то там, то здесь, свидетельствовал, что разговоры их были отнюдь не на учёные темы.

Иваник и Рожков подошли к ближайшей группе.

— Хлопчик, поди-ка сюда, знаешь-понимаешь, — поманил Иваник упитанного парнишку, глядевшего на них чёрными глазами. И когда тот подошёл, спросил: — Ты, часом, не знаешь тут таких… Яцько и Семашко?

Паренёк развернулся на одной ноге и что было сил закричал на весь двор:

— Яцько-о! Сема-ашко! К вам родичи приехали! Должно, сала привезли! Эге-гей, сюда!

Иваник и Рожков смущённо поглядели друг на друга: не было у них с собою никакого подарка. Да и откуда ему взяться, если каждый из них гол как сокол.

Яцько и Семашко не замедлили появиться и, узнав Иваника, обрадовались, как родному. Засыпали его десятком вопросов. Наверно, хлопцам жилось несладко, они сильно похудели, вытянулись, и ко всему ещё, конечно, скучали по родным и близким.

— Постой, Яцько, постой! — перебил Иваник. — Мы и сами ничего не знаем ни про Арсена, ни про семью Семашко, потому как только-только вернулись из полона…

— О-о! — вырвалось у Яцько.

Семашко молчал, по-видимому, был более сдержанным.

— Из полона, знаешь-понимаешь. Видали там Стёху, сестрёнку Арсена…

— О-о! — ещё больше удивился Яцько. — Арсен уже знает?

— Ещё нет! Мы сюда за тем и пришли, чтоб ты на Запорожье махнул и разыскал там Арсена… Вызволять надо дивчину.

У Яцько радостно заблестели глаза.

— Я это мигом!.. Василь, поедем?

Медлительный Семашко ответил не сразу. Наморщил лоб, отчего чёрные брови его сошлись у переносицы, как крылья ворона.

— А нас пан ректор отпустит?

— Мы его и спрашивать не будем!

— До Запорожья не близкий путь. Мы пешим ходом, пешедралом, не далеко уйдём.

— Ты, Василь, как с луны свалился! — По всему видно было, что Яцько, как старший и более бывалый, верховодит. — Зачем пешком? Днепр, по-твоему, к чему?.. Плоты, бывает, вниз плывут! Попросимся, и нас возьмут. Ещё харчеваться будем за то, что поможем.

Яцько рассуждал, как взрослый. Иваник переглянулся с Кузьмой: их сомнения, можно ли поручить такое важное дело ребятам, развеялись. Яцько доберётся до Сечи. Вдвоём с Семашко — и подавно. Арсена там найти нетрудно…

— Ну, чего ещё, я согласен, — сказал Семашко.

Надо думать, ему тоже надоело сидеть на спудейских харчах, хотелось на свободу, на днепровское приволье.

— Вот и ладно, хлопцы, — улыбнулся Кузьма Рожков. — Отойдём-ка в сторонку. Надо будет кое-что вам рассказать и передать…

Они зашли за угол дома и сели на потемневшую от времени и непогоды скамейку под кустом сирени.

2

В который уже раз возвращался Арсен из ближних и дальних странствий в Сечь, но всегда его охватывало радостное возбуждение при мысли о встрече с товариством, с друзьями. Он не воспринимал такие встречи как что-то обычное, будничное. Это были для него самые счастливые дни в жизни.

Когда посольство в сопровождении Гази-бея и сейменов достигло границ Крымского ханства и ступило на земли Запорожья, сторожевые казаки проводили членов посольства до Сечи, а братчики устроили им торжественную встречу.

Все стены крепости были усыпаны казаками. С надвратной башни прогремела пушка. Кошевой и старшины, в праздничной одежде, с клейнодами, встретили Тяпкина и его людей на майдане и провели в посольский дом.

Арсена и Романа окружили друзья.

— Сынок, как ты отощал на чужеземных харчах! — Метелица прижал Арсена к груди. — Знать, нелёгок посольский хлеб… Но хорошо,